home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



Берия или суд?

Писатель Столяров и генерал-лейтенант юстиции Катусев, подходя к рассмотрению обвинения Берия в терроризме, начинают из-за этого обстоятельства брехать и изворачиваться еще до того, как они приступают к рассмотрению того, что нагородила по поводу терроризма Берия бригада Руденко.

Вот, к примеру, Катусев предлагает читателям такое злодейство:

«В этом смысле показателен такой факт, как расстрел 8 сентября 1941 г. в Орловской тюрьме 161 политического заключенного, в том числе Христиана Раковского, Марии Спиридоновой, Валентина Арнольда, Петра Петровского, Ольги Каменевой и других. Долгое время считалось, что их расстреляли по распоряжению Берии. А что оказалось на самом деле?

В апреле 1990 г. Главная военная прокуратура закончила следствие, в ходе которого было обнаружено, что применение высшей меры наказания к 170 заключенным, разновременно осужденным к лишению свободы за контрреволюционные преступления, предписывалось постановлением от 6 сентября 1941 года №634 сс, подписанным Сталиным как Председателем Государственного Комитета Обороны. Правда, Берия был причастен к этому – он направил Сталину письмо со списком на 170 фамилий и заключением: «НКВД СССР считает необходимым применить к ним высшую меру наказания…». Но, зная повадки Сталина, нельзя исключать, что это письмо Берии появилось по инициативе «Хозяина».

Зная повадки отечественных генерал-лейтенантов юстиции, на этом примере стоит остановиться.

Кто были люди, которые сидели в Орловской тюрьме? Кто эти «невинные жертвы»? Это были левые эсеры, меньшевики, троцкисты и прочие заговорщики, которых осудили за попытку свержения Советской власти путем привлечения себе в помощь иностранной вооруженной силы. Слова «Мария Спиридонова» звучат очень мирно, но зачем забывать, что еще в 1918 г. Спиридонова инициировала убийство немецкого посла Мирбаха с целью возобновления войны с Германией.[324] И она тогда началась, и немцы дошли до Ростова-на-Дону и до Новороссийска, ужесточив гражданскую войну, убив и спровоцировав убийство сотен тысяч наших сограждан.

Жаль, нет места дать показания на процессе 1936 г. упомянутого в списке Х. Раковского. О том, к примеру, как советские троцкисты, чтобы приблизить японцев к границам СССР, через китайских троцкистов создавали прецеденты для высадки японцев на континент. Невозможно привести пространные пояснения Раковского о том, какой интервент для СССР в 1934 г. троцкистам был более предпочтителен – японцы, немцы или англичане. Раковский на этом процессе был помилован и избавлен от полагавшегося ему расстрела.[325]

А вот теперь все эти деятели, чьей целью было поражение СССР в войне, сидели в безопасности в Орловской тюрьме и ждали немцев, а те, кого они предали, сотнями тысяч гибли от немецких пуль и снарядов. Это что – справедливо?!

Пока троцкисты, живые и целехонькие, сидели в тюрьме, у других потенциальных предателей имелась надежда, что если их пакости против СССР и будут разоблачены еще до прихода немцев, то их тоже всего-навсего посадят в тюрьму, а немцы их освободят и «тюремные страдания» зачтут. Оставлять во время войны в живых предателей – это было бы предательством СССР. Как я уже писал, французы в начале Первой мировой войны не то что предателей – уголовников расстреляли безо всякого суда!

У юристов это называется «вновь открывшимися обстоятельствами», т.е. ситуацией, когда дела, по которым уже вынесен приговор, требуют пересмотра и нового приговора. Как правило, в таких случаях новые приговоры оправдательны или более мягкие, но это не обязательно – более жесткие приговоры тоже законны. И Берия поступал во благо СССР и абсолютно по закону, потребовав казнить предателей.

Все равно – скажете вы – Катусев прав, поскольку эти предатели были убиты по прямому приказу Сталина, а значит, это не приговор, а расправа – акт государственного терроризма.

Да нет, просто Катусев не все вам говорит, к примеру, – как приказ на бумаге, даже с подписью Сталина, будут исполнять палачи в Орле? Ведь законами не предусмотрено, чтобы они исполняли чьи-либо приказы на казнь, кроме приговоров судов. Ну и что, что бумагу подписал Сталин? Кто знает, как выглядит его подпись, и кто гарантирует, что эту бумагу действительно подписал Сталин, а не какой-то злоумышленник? Катусев об этом молчит, оставляя читателям сделать вывод, что, дескать, в сталинском СССР были такие обычаи – кого Сталин сказал убить, того сразу и убивали. На самом деле в Орле указанные в списке преступники были расстреляны по приговору Военной коллегии Верховного суда[326][327]. Если бы Сталин допустил, чтобы в стране кого-то убивали без приговора суда, то очень скоро какой-нибудь спецназовец НКВД мог бы получить от своего начальника заказ и на убийство Сталина или членов Политбюро. Откуда этот спецназовец знает – может, приказ, данный ему его начальником, действительно исходит (в чем и убеждает его начальник) от Сталина?

Вот такой пример. Сотрудники НКВД уничтожали врагов СССР и за границей, таких случаев хоть и немного, но они есть. Скажем, уничтожение Троцкого, лидеров белой эмиграции, националистов и т.д. Какой начальник давал исполнителям команду на эти казни?

Один из спецназовцев НКВД, уже упомянутый П. Судоплатов, написал воспоминания «Разведка и Кремль»[328] в сугубо демократическом, т.е. антисоветском духе. В них он кичится своим умом, но, думаю, не всегда точно понимает, что он описывает. К примеру, хвастаясь тем, что его принимал лично Сталин, он, похоже, не понимал, зачем Сталин это делал. Вот вдумайтесь в такой эпизод, рассказанный Судоплатовым.

«Ровно через неделю после моего возвращения в Москву, Ежов в одиннадцать вечера вновь привел меня в кабинет к Сталину. На этот раз там находился Петровский, что меня не удивило. Всего за пять минут я изложил план оперативных мероприятий против ОУН (организация украинских националистов – Ю.М.), подчеркнув, что главная цель – проникновение в абвер через украинские каналы, поскольку абвер является нашим главным противником в предстоящей войне.

Сталин попросил Петровского высказаться. Тот торжественно объявил, что на Украине Коновалец заочно приговорен к смертной казни за тягчайшие преступления против украинского пролетариата: он отдал приказ и лично руководил казнью революционных рабочих киевского «Арсенала» в январе 1918 г.

Сталин, перебив его, сказал:

– Это не акт мести, хотя Коновалец и является агентом германского фашизма. Наша цель – обезглавить движение украинского фашизма накануне войны и заставить этих бандитов уничтожать друг друга в борьбе за власть…

За все время беседы Ежов не проронил ни слова. Прощаясь, Сталин спросил меня, правильно ли я понимаю политическое значение поручаемого мне боевого задания.

– Да, – ответил я и заверил его, что отдам жизнь, если потребуется, для выполнения задания партии.

– Желаю успеха, – сказал Сталин, пожимая мне руку.

Мне было приказано ликвидировать Коновальца».

Итак, палача (Судоплатов лично убил Коновальца) вызывают не к непосредственному начальнику, не к министру и даже не к Сталину. Его вызывают к Петровскому – к Председателю Президиума Верховного Совета Украины – органа, к которому приговоренный судом к высшей мере наказания Коновалец теоретически мог обратиться за помилованием. И Петровский лично сообщает палачу приговор Коновальцу и, следовательно, отрицательное отношение Верховного Совета к вопросу о его помиловании. После этого Судоплатов уже никак не может стать убийцей, он – палач, человек на службе правосудия СССР, и он исполняет не чью-то личную прихоть, а Закон СССР.

Второй случай – ликвидация Троцкого. Троцкий в СССР заочно приговорен к смертной казни, Судоплатов уже не палач, а организатор казни, функцию палачей на службе Правосудия СССР взяли на себя мексиканский гражданин, художник Давид Сикейрос и гражданин Испании Рамон Меркадер.[329] Судоплатова и Берия снова вызывают к Сталину.

«Берия предложил нанести решительный удар по центру троцкистского движения за рубежом и назначить меня ответственным за проведение этих операций. В заключение он сказал, что именно с этой целью и выдвигалась моя кандидатура на должность заместителя начальника Иностранного отдела, которым руководил тогда Деканозов. Моя задача состояла в том, чтобы, используя все возможности НКВД, ликвидировать Троцкого.

Возникла пауза. Разговор продолжил Сталин.

– В троцкистском движении нет важных политических фигур, кроме самого Троцкого. Если с Троцким будет покончено, угроза Коминтерну будет устранена.

Он снова занял свое место напротив нас и начал неторопливо высказывать неудовлетворенность тем, как ведутся разведывательные операции. По его мнению, в них отсутствовала должная активность. Он подчеркнул, что устранение Троцкого в 1937 г. поручалось Шпигельгласу, однако тот провалил это важное правительственное задание.

Затем Сталин посуровел и, чеканя слова, словно отдавая приказ, проговорил:

Троцкий должен быть устранен в течение года – прежде чем разразится неминуемая война. Без устранения Троцкого, как показывает испанский опыт, мы не можем быть уверены, в случае нападения империалистов на Советский Союз, в поддержке наших союзников по международному коммунистическому движению. Им будет очень трудно выполнить свой интернациональный долг по дестабилизации тылов противника, развернуть партизанскую войну».

Вот так действовало правосудие в СССР и так палачи получали задание в случаях, когда приговор в обычном порядке привести в исполнение было невозможно. Это же был сталинский СССР, а не вонючие США, в которых запросто можно провести спецоперацию по убийству неугодных правительству лиц без решения суда, просто по указанию начальства – вспомните хотя бы, сколько покушений на Ф. Кастро организовало ЦРУ, даже не скрывая этого.

Но вы скажете – в случае, приведенном генерал-лейтенантом Катусевым, Сталин же не вызывал в Кремль палачей орловской тюрьмы, не давал им задание.

А это и не требовалось. Катусев вам сообщил только, что ГКО, вычеркнув 9 человек, утвердил список тех, кому приговоры должны быть пересмотрены.

Но ведь Катусев не сказал, что этот список был отправлен не в Орел, а в Генпрокуратуру СССР, откуда в Верховный Суд СССР поступило требование пересмотреть дела по вновь открывшимся обстоятельствам, и суд их 8-11 сентября 1941 г. пересмотрел. Действительно пересмотрел или только подмахнул новые приговоры – это уж второй вопрос, главное же, что палачи в орловской тюрьме получили не устный приказ и не неизвестно какую бумажку, а законные документы – приговоры суда.

Забегая вперед,должен сказать вот о чем. После войны, когда Берия уже не занимался делами МВД и МГБ, в МГБ была создана группа для проведения спецопераций – ликвидации врагов СССР тайным образом, в основном, видимо, ядами. Нельзя забывать, что та же ОУН, поддерживаемая из-за границы, развернула на территории Советской Украины войну, по интенсивности вдвое превосходящую Афганскую. Неизвестно, какой судебный орган СССР принимал решение на казнь, но задания палачам и в этом случае давали лично первые лица государства. Не министр МГБ, а Молотов – от имени правительства СССР, и Хрущев – от имени правительства Украинской ССР. Причем, это было настолько обязательно, что Хрущев в Киеве даже выезжал на вокзал, чтобы в вагоне встретиться с палачом и подтвердить ему приказ.

И как ни билась прокуратура до 1958 г., пытаясь эти спецоперации «повесить» на Берия или на кого-либо из «заговорщиков», но не смогла.

Вот и посочувствуйте Руденко – как при таких порядках в СССР выдумать для Берия террористический акт, т.е. случай, когда кого-либо убили только по его приказу?

Всяким там историкам и писателям такое выдумать запросто, но как подобную галиматью «к делу подшить»? Вот скажем, писатель В. Карпов рассказывает об очередном «старом большевике» Кедрове, дело на которого Берия передал в суд, а суд взял и Кедрова оправдал. Карпов ужасается: «Однако и после получения отказа в принесении протеста на оправдательный приговор, Берия продолжал содержать Кедрова в тюрьме. И… приказал его расстрелять! 1 ноября 1941 г. на основании распоряжения Берии Кедров был расстрелян».

Вот ведь какой замечательный случай для обвинения Берия в терроризме! Суд старого большевика оправдал, а Берия взял и распорядился его убить. Карпову обвинить в этом Берия, как два пальца обмочить, но у Руденко – проблема. Он ведь должен будет к делу приложить это самое «распоряжение Берия», и окажется, что это не «распоряжение Берия», а постановление в адрес Берия, подписанное Генпрокурором (Прокурором СССР) В. М. Бочковым 17 октября 1941 г.[330] Как тут Берия обвинить в убийстве Кедрова, если сам Генеральный прокурор СССР счел это правосудным и законным?

Все же скажем пару слов и о старом большевике Кедрове. Карпов и другие историки, вспоминая Кедрова, обычно стесняются напомнить, что это был не только старый большевик, но и старейший из следователей ЧК-ОГПУ, а затем прокуратуры. Сбежавшему за границу Кривицкому этот Кедров хвастался своей работой в следственном аппарате: «Вы не знаете, что можно сделать с человеком, когда он у вас в кулаке. Здесь мы имеем дело со всяким, даже с самым бесстрашным. Однако мы ломаем их и делаем из них то, что хотим!».[331]

Этот певец «заплечных дел мастерства» был очень ценим Ягодой, но Берия-то чистил НКВД именно от таких, как этот «старый большевик». И никто бы даже из историков об этом Кедрове и не вспомнил, если бы не требовалось обгадить Берия. Но, повторю, следственной группе Руденко дело Кедрова не годилось.



Гордость юстиции имени Горби | Убийство Сталина и Берия | Терроризм Берия