home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Пример подражания

Но вернёмся к Г. К. Жукову, к тому, как пишет читатель В. И. Южаков, какую роль он занимает в «сознании, в сердце русского народа».

Есть «народ», по традиции считающий себя русским, на глазах которого сегодня была изнасилована Русь, а он, этот «народ», не только не заступился, но и помогал насиловать. Этот «народ» понимает, что он лично мелкая, ничтожная, безвольная сволочь, и он понимает, что именно так к нему и должны относиться остальные народы. И он начинает вопить: «Я русский! Я великий!» «Постой, – говорят ему – почему «великий»? «А потому, – отвечает «народ» – что у нас был Суворов, Пушкин, Жуков и т. д.» То есть, этот «народ» свою трусливую пакостность прикрывает именами великих предков, пытаясь всем внушить, что если они великие, то и он что-то значит.

Поэтому тем читателям, которых очень возмутила статья «Ученик», следует задуматься – а что их толкает на защиту Жукова? Не сознание ли собственной ничтожности? Нет, должен разочаровать таких читателей, собственную ничтожность славой предков не прикроешь. Ни действительной, ни мнимой.

Давайте задумаемся – а зачем нам вообще нужны герои? Ответ естественен – чтобы брать с них пример, повторять их подвиги. Скажем, не выдать товарищей, как Зоя Космодемьянская, или погибнуть за товарищей, как Матросов или Талалихин.

А какие подвиги Жукова читатели хотели бы повторить? Ведь кроме сомнительного Халхин-Гола у Жукова почти всю войну идут общие слова «был, командовал, подписал приказ» и даже (в объяснительной записке Жданову) «обслуживал фронта».

Давайте я на примере поясню о каком подвиге идёт речь.

В 1941 г. Гитлер как стратег перехитрил советский Генштаб и Сталина. Разгадать, как он проведёт компанию 1941 г. не смогли – он ударил там, где его не ждали. В 1942 г. он снова перехитрил Сталина – его удара на юге снова не ждали. В 1943 г. Сталин разгадал стратегический план Гитлера и не дал себя поймать на преждевременном наступлении с Курской дуги. Дождался наступления немцев, перемолол их силы на нашей обороне и только тогда начал наступать.

А в 1944 г. Сталин перехитрил Гитлера как стратег, но об этом пишут за рубежом, а у нас то ли не понимают этого, то ли умышленно не вспоминают. Дело в том, что по конфигурации советско-немецкого фронта, летнее наступление 1944 г. следовало вести с Украины, с юга вдоль Вислы. Именно здесь местность, дороги и прочие условия благоприятствовали для наступления. И именно в этом районе немцы сосредоточили к лету все свои стратегические резервы. Поскольку, по мнению Гитлера, только дурак мог наступать через Белоруссию – леса, болота и дивизии группы армий «Центр» делали это направление абсолютно бесперспективным. Но если бы было можно прорвать в этом месте оборону группы армий «Центр», то за нею у немцев почти не было войск, а это давало возможность и уничтожить эту группу полностью, и быстро занять огромные территории, пока немцы не подтянут сюда с юга резервы. Сотни тысяч советских солдат спас бы этот план. Но как прорвать оборону немцев в Белоруссии?

Таким образом, осуществление этого стратегического замысла стало полностью определяться осуществимостью оперативного – найдётся ли у Красной Армии полководец, который предложит план быстрого прорыва обороны немцев в Белоруссии? Поскольку в случае замедления прорыва немцы успели бы перебросить в Польшу и Белоруссию войска с юга.

Такой план предложили Жуков и Василевский, и Сталин с ними согласился. Но Рокоссовский, командовавший фронтом, которому и надо было осуществить этот прорыв, предложил свой план, к тому же бросавший вызов военным канонам. Сталин заколебался. Жуков и Василевский выступили против плана Рокоссовского. Наступил момент, перед которым все трагедии Шекспира выглядят водевилями.

Если Сталин ошибётся, то тогда в летней кампании 1944 г. сотни тысяч советских солдат и офицеров погибнут зря; если примет правильное решение, то у немцев наступит агония. Сталин медлил. Он дважды отправлял Рокоссовского в соседнюю комнату подумать и отказаться от своего плана. Но Рокоссовский стоял на своём. И Сталин принял его план, несмотря на то, что он «противоречил» военной науке, несмотря на то, что против выступал Генштаб и Жуков. Это мало кто понимает, но это и есть подвиг – то, на что решаются очень немногие. Реализация плана Рокоссовского показала, что это действительно план победы. В ходе операции опробывался и план Жукова с Генштабом. Опыт подтвердил – их план вёл к поражению.

А теперь оцените Рокоссовского. Один против всех! Против авторитетов, против начальников. А стоило ему согласиться – и никакой ответственности, что бы ни произошло. Победили – подставляй командующий фронтом грудь под награды. Потерпели поражение – а при чём тут Рокоссовский? Это же ведь не его план. Представьте, а если бы мы потерпели поражение не прорвав оборону или прорвав её слишком поздно? Ведь сколько смертей легло бы на совесть автора плана – Рокоссовского. Я уже не говорю о внешнем позоре – ведь Жуков бил бы себя в грудь и кричал: «Не послушали меня, великого полководца!» Уж точно не молчал бы.


Берия | ...Para bellum! | Герой демократии