home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Контроль

Меня могут спросить – а почему ты веришь нашей статистике? Может и её надо сокращать на 6? Отвечу – сокращать её уже некуда. Без нас сократили. К примеру, Покрышкин считал, что сбил 70 самолётов, но ему считают, всё же только 59. Это не то, что у немцев. Не было у нас привычки посмертно приписывать кому-либо тройку «поражённых» самолётов.

Но дело не в обычаях. СССР был чрезвычайно обюрокраченной страной, а у бюрократической системы есть особенности. В принципе можно, а иногда и требуется, обманывать как угодно и кого угодно, но не начальство. В газетах, на собраниях – ври сколько хочешь. Но если обманул начальство и, особенно, с целью личных благ (допустим – сохранения кресла, получения премии и т. д.), то должен радоваться, если тебя всего-навсего снимут с должности. Поскольку в УК СССР до последних дней была статья о приписках, а при Сталине она ещё и действовала в сочетании с изменой.

Главный маршал авиации, Дважды Герой Советского Союза А. А. Новиков, чтобы помочь своему родственнику, наркому авиапромышленности СССР, генерал-полковнику, Герою Социалистического Труда А. И. Шахурину справиться с выполнением месячных планов постройки боевых самолётов, заставлял авиационных военпредов во время войны принимать негодные самолёты, т. е. они приписывали негодные самолёты к годным. Ни война, ни Победа этого не списали. В 1946 г. всё вскрылось и оба за это сели. Не помогли ни звания, ни звёзды. Дважды Герой свои 6 лет отсидел «от звонка до звонка». И ему ещё повезло.

Потому что секретарю ЦК ВКП(б), герою обороны Ленинграда А. А. Кузнецову и Заместителю Председателя Совета Министров СССР, председателю Госплана СССР Н. А. Вознесенскому совсем не повезло – их за приписки расстреляли.

Вы скажете – ну приписали лётчику сомнительную победу – где же здесь корыстный интерес? Дело в том, что за сбитый одномоторный самолёт платили 1000 руб., а за двухмоторный – 2000. И как бы во имя славы и пропаганды не хотелось добавить в списки пару-тройку сбитых самолётов, но ни командиры полков, ни начфины, ни ревизоры рисковать своими должностями не посмели бы. Кому было охота с винтовкой наперевес и с криком «ура» брать высотки в штрафном батальоне?

(В приграничных боях 1941 г. 8-й механизированный корпус потерял всю свою технику. Остатки корпуса должны были выходить по немецким тылам к своим пешком 650 км. С учётом раненых, оружия и боеприпасов ничего лишнего взять с собой не могли. Командовавший на тот момент остатками корпуса его комиссар Н. К. Попель зарыл все штабные и партийные документы, но мешок с деньгами из кассы корпуса к своим вынес. Попель понимал, что ему будет легче объяснить пропажу секретных документов, чем то, куда он дел деньги).

Лётчик-истребитель Василий Сталин за войну из старшего лейтенанта стал генерал-лейтенантом, но сбитых самолётов у него числилось всего 3. Всё могли для него сделать, всем могли угодить, кроме этого. Вы же сами понимаете, что если бы в ВВС СССР существовали приписки сбитых самолётов (не в Совинформбюро – там их приписывали беспощадно), то уж Василию приписали их хотя бы для того, чтобы сделать его асом (в начале войны 5, а потом 10 сбитых самолётов).

Это сегодня деньги воруют без счёта, Чубайсу коробками носят. А тогда время было совсем другое.


Реальность | ...Para bellum! | Белокурый рыцарь Рейха