home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

– Пошли, – полицейский потащил Горчева.

– Насчет акушерки я ни при чем. Пожарных вызывал, сознаюсь и…

Шум мотора. Горчев обернулся. Приближался «альфа-ромео».

На следующий день полицейский доложил о происшествии так: поскользнулся, мол, упал в лужу, и задержанный удрал. А на самом деле задержанный подставил ему ногу и, когда полицейский бухнулся в лужу, вспрыгнул на багажник проезжающего «альфа-ромео».

Они благополучно выбрались из Тулона. Портниф вел хорошо. Прибыли в Канны.

«Где-то здесь должен быть парк», – подумал Горчев. Через несколько минут автомобиль затормозил и остановился вблизи деревьев. Они действительно находились возле парка, но Лингстрема пока еще не было. Портниф, одетый как профессиональный шофер, вылез из машины, захлопнул дверцу и огляделся. В темноте его настиг удар в подбородок, и он невольно принял горизонтальное положение.

Горчев уселся за руль. Он, разумеется, и знать не знал, что автомобиль уже с полчаса ищут по всей стране, и направился к Ницце в обычной своей манере. Ерунда вроде отчаянных сигналов и предупредительных выстрелов его не слишком-то отвлекала, и когда полицейский, растопырив руки, выскочил на шоссе, Горчев насмешливо пробормотал: «Ах, друг мой, если б я сумел затормозить на таком близком расстоянии, я стал бы чемпионом по гонкам». Следуя принципу «мудрый уступает», полицейский отпрыгнул в самый критический момент. Он растерянно смотрел, как разыскиваемый по всей стране похититель высунул голову из окна, погрозил кулаком и выдал бранную сентенцию. Виданное ли дело! Разыскиваемое лицо еще и грозит полицейскому!

Близ Ниццы Горчев ловко срезал крюк, проехав через женский пляж у отеля «Европа»; он с треском проломил деревянное заграждение и, не обращая внимания на истошный дамский визг, подцепил радиатором шезлонг. Чуть позднее на шезлонг упало шелковое дамское кимоно из вывешенного белья прачечной Перрье. Дальше, дальше, наплевать на мелкие катастрофы, ведь сегодня секретарь заменил его в легионе, подобно предупредительному господину из баллады Шиллера, который на три дня занял место приговоренного к смерти друга, «чтоб замуж сестру свою выдать он мог».[1]

Во что бы то ни стало попасть на рассвете в Марсель! Скорее в Ниццу! Пешком куда быстрее, но, увы, Горчев предпочел автомобиль.

Удивительный факт: автомобиль, за которым полиция охотилась по всей стране, достиг цели.

Пока контролировали Тулон, «альфа-ромео» находился на шоссе: сообщение о его координатах на шоссе пришло в момент, когда он уже стоял перед виллой Лабу.

Здесь его, понятно, никто не искал: кому могло прийти в голову, что злоумышленник остановится у дома законного владельца?

Горчев для начала поспешил в универмаг «Лафайет»:

– Пришлите кое-что на мое имя в отель «Средиземный», княжеские апартаменты.

Прежде всего две-три тонкие трикотажные майки и всякое такое, что нужно солдату колониальных войск. И матросский костюм, как этот, только новый.

– Прошу прощения, – вежливо заметил продавец, – но мне трудно судить, как выглядел ваш костюм. Несколько лет – срок немалый.

– Я его только вчера купил. Кстати, костюм белого цвета.

– Да? Догадаться непросто.

– Внимание, внимание, – вдруг затрещал громкоговоритель.

– Что такое? – заинтересовался Горчев. Настала тишина – посетители внимательно слушали.

– Преследуемый полицией «альфа-ромео» с номером А 126–513 ДК появился в Ницце. Злоумышленник предпринял безуспешную попытку скрыться в городе. Его несомненно схватят. Кто задержит или поможет задержать преступника, получит 50 000 франков вознаграждения.


предыдущая глава | Золотой автомобиль [Авантюрист] | cледующая глава