home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Виктор Павлович любил домашний уют и терпеть не мог казенной обстановки, вызывающей у него грустные ассоциации с кабинетами следователей и тому подобными неприятными местами.

В результате обширный кабинет господина Арбузова так же мало походил на резиденцию делового человека, как болонка на волкодава. Стены были завешаны персидскими коврами. Вдоль них стояли обитые дорогой материей и застланные пушистыми пледами диваны, на полу лежала шкура белого медведя, на окнах висели разукрашенные причудливыми узорами шелковые занавески, а сам Виктор Павлович вместо стула восседал на мягком кресле (точно такие же предназначались и для посетителей).

Как я упоминал раньше, «Элчелют-2» имел свойство впитываться в материю. Поэтому кабинет шефа подходил для испытания препарата как нельзя лучше. Произвести обработку помещения в отсутствие Арбузова не представлялось возможным (секретарша бы, стерва, заложила), и потому, явившись с утра пораньше к шефу, я принялся всячески отвлекать его внимание и заговаривать зубы, а Генка тем временем украдкой пшикал из баллончика. Поначалу я намеревался наплести, будто некие подозрительные личности следят за домом, возможно, подготавливая убийство или похищение моего горячо любимого босса, но вовремя вспомнил, что эликсир вызывает прилив откровенности у всех без исключения и врать я попросту не смогу. Тогда я решил говорить чистую правду, благо тем для беседы хватало с избытком.

– Виктор Павлович! – с порога начал я. – У нас накопилось множество серьезных проблем! Нужно их срочно обсудить!

– Выкладывай! – вяло разрешил Арбузов, судя по кислой помятой физиономии, накануне упившийся вусмерть и страдающий похмельным синдромом. – Только давай покороче! Башка по швам трещит! – Виктор Павлович болезненно скривился, трясущейся рукой взял со стола графин воды, наполнил стакан, бросил туда таблетку аспирина «Упса» и, дождавшись, пока растворится, залпом выпил.

– Наша система безопасности никуда не годится! – выпалил я, мысленно обругав эликсир честности последними словами. – Охранники, за исключением меня да, пожалуй, Витьки Алексеева, плохо владеют огнестрельным оружием, а Колька Курицын вообще с двух метров промажет. Хорошо драться умеют человек пять, не более. Остальные же десять – просто здоровые куски мяса!

– Твоя вина. Ты сам набирал этих олухов! – вполне резонно заметил шеф. – Кстати, если не секрет, какими принципами ты руководствовался при подборе кадров?!

– Личными симпатиями и антипатиями, – против воли ответил я (проклятый эликсир!).

– А твой дружок, которого ты превозносил до небес? Лютиков вроде, да? – Арбузов, не поворачивая головы, указал рукой на Генку. – Он-то хоть владеет приемами рукопашного боя или тоже кусок мяса?

– У Лютикова коричневый пояс по карате. Даст по мозгам – мало не покажется!

– И на том спасибо. Продолжай. – Виктор Павлович начал проявлять к разговору заметный интерес.

– На чердаке соседнего дома – удобная позиция для снайпера. Кабинет просматривается как на ладони, а сквозь полупрозрачные занавески отчетливо видно находящихся здесь людей. Даже лица можно разглядеть. Если б, к примеру, я хотел тебя замочить, никаких особых проблем у меня не возникло бы. С утра забрался бы на чердак со снайперской винтовкой, дождался твоего появления… Хлоп, и голова вдребезги! Впрочем, с такого расстояния и из обычного «СКС»[7] не промажу!..

– Так-так, – прищурил глаза Арбузов. – Благодарю за информацию. Придется поменять шторы, а стекла заменить на пуленепробиваемые. А теперь поведай мне, друг ситный, о… – с ядовитой ласковостью начал Виктор Павлович, но закончить не успел. Неожиданно зазвонил телефон. – Алло! – грубо рявкнул в трубку Арбузов. – Ах, Вера! Извини, не узнал! – Голос шефа сделался приторно-ласковым, заискивающим.

Верой звали его нынешнюю сожительницу – красивую, длинноногую, двадцатилетнюю блондинку, норовистую и жутко ревнивую, на которой Виктор Павлович клятвенно обещал жениться в самое ближайшее время, хотя и ненавидел семейные узы всеми фибрами души. Дело в том, что Верочкин папа являлся крупным авторитетом в могущественной преступной группировке и, узнав о беременности дочери, напрямую заявил Арбузову: «Или женишься, сукин сын, или за яйца подвешу! Выбирай!» Виктор Павлович предпочел законный брак, поскольку Семен Андреевич (так звали крутого папу) слов на ветер не бросал и непременно выполнил бы свое обещание, а может, даже перевыполнил.

– Почему дома не ночевал? Где был? – продолжал беседу с будущей супругой Арбузов. – У Королева пьянствовал! Да, конечно, с бабами! Трех шлюх по очереди оттрахали! Чего ревешь, дура? Думаешь, на тебе свет клином сошелся? Да если бы не твой проклятый папаша, я бы давным-давно послал тебя к чертям собачьим, в лучшем случае заставил бы сделать аборт!.. Что-о-о?!! – Глаза шефа округлились от ужаса, на лбу выступили крупные капли пота. – Не губи, стервоза! Не уходи! Умоляю! Иначе Семен Андреевич меня на части разорвет!..

– Мандавошка поганая, – пробормотал Виктор Павлович, положив трубку. – Дернул меня черт с ней связаться! Но почему я вдруг так разоткровенничался? Ума не приложу! Прямо наваждение какое-то! Допился, едрена вошь!!! – Арбузов тяжело вздохнул.

«Не знает, слава Богу, настоящую причину, – с облегчением подумал я. – Господи! Только бы он не спросил, в чем тут дело! Ведь не сумею соврать! Лютиков, падла! Изобретатель, твою мать!!!»

– Слушай, Игорь, – устало сказал шеф. – Через час приедут бандиты из «крыши», век бы их не видеть! Намечается серьезный разговор. Я им изрядно задолжал – не платил дань четыре месяца. Жадность обуяла! Знаешь, посиди на всякий случай в приемной, со стволом. Возьми на подмогу надежного парня, не «кусок мяса». У меня при мысли о предстоящей встрече душа в пятки уходит, – по телу бизнесмена прошла длинная судорога.

– Почему не платил за «крышу»? Денег нет?! – полюбопытствовал я.

– Есть! – ухмыльнулся Арбузов. – Но жаль, понимаешь, с ними, родимыми, расставаться! А бандиты… Бандиты подождут! Их бригадир, Алик, верит, будто бы у меня бедственное финансовое положение, и фирма «Зевс» на грани краха! Даже, гы-гы… сочувствует!!! Между прочим, он иногда помогает подопечным коммерсантам, дает в долг, без процентов, дабы не разорились окончательно. Авось выклянчу у бандюги штук эдак двадцать баксов! На бедность, хе-хе! Быстренько прокручу их в банке Королева, да наварю прилично, – взгляд Арбузова принял мечтательное выражение.

– Тогда чего же ты боишься? – удивился я.

– Невзирая на весь свой гуманизм, Алик, когда его разозлят, становится чрезвычайно опасен, – помрачнел Виктор Павлович. – Он ненавидит врунов, и если пронюхает о моих плутнях, то на куски порежет да в канализацию спустит. Я не преувеличиваю! С одним хитрованом именно так и сделали!

– Может, лучше заплатить? Зачем попусту рисковать?! – посоветовал я.

– Ну нет! Я, Игорек, слишком люблю деньги! За них душу дьяволу готов продать!

«Уже продал, сучара!» – подумал я, испытывая к Арбузову стремительно нарастающее отвращение.

– Алика обмануть несложно! – гнусненько осклабился бизнесмен. – Выкручусь! Игра стоит свеч!!! Ладно, хорош базарить. Иди, вооружайся!..


* * * | Эликсир честности | * * *