home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 7

Наблюдающий и передающий спутник «Принц Альберт» выдал свой первый видеосигнал — расшифровку первых телескопических видеозаписей поверхности планеты, сделанных им по прошествии более десяти лет. Долгое бездействие сказалось на работе отдельных микросхем, поэтому задачу взяли на себя дублирующие системы, некоторые из которых также отказали. Однако сигнал тем не менее был отправлен в Солнечную систему, расстояние до которой составляло двадцать четыре световых года.

Одновременно на поверхности 9-й планеты системы Фомальгаут мигнул «глаз». Из него взмыла в небо ракета земля-воздух, которая через уловимый лишь точнейшими приборами миг достигла цели — спутника-наблюдателя, похожего силуэтом на морковь и до сих пор находившегося в молчаливом бездействии (а следовательно, не представлявшего угрозы). До сих пор.

Боеголовка ракеты взорвалась, и «Принц Альберт» перестал существовать — беззвучно, поскольку на орбите отсутствовала атмосфера, способная передать шумовой сигнал, возвещающий о его кончине.

При этом внизу, на поверхности, мощный передатчик принял записанные с чудовищной скоростью данные, после чего усиленный превосходной системой пульсаров сигнал достиг уровня трансляции и был отправлен — причём его частота странным образом совпала с частотой сигнала выпущенного с ныне не существующего спутника.

Исходящий из двух разных передатчиков сигнал смешался в бессмысленную какофонию. Удовлетворённые техники, обслуживающие наземный транслятор, переключились на более привычные каналы — и задачи.

Сознательно искажённый смешанный сигнал ринулся через космос к Солнечной системе обезумевшим лучом, не неся принимающей планете ничего, кроме подобия кошачьего концерта.

Со спутником было окончательно покончено ракетой, низведшей его до молекулярного уровня.

Всё происшествие, от первой передачи спутника до окончательной обработки сигнала наземным передатчиком, заняло пять минут, включая полёт ракеты и уничтожение бесценной неповторимой цели.

Цели, которой определённые круги давно уже определили роль жертвы, с готовностью приносимой при первой необходимости.

Теперь необходимость настала.

И спутник был надлежащим образом уничтожен.

На пусковой ракетной площадке солдат в шлеме лениво снарядил очередную ракету. Присоединив анодный и катодный терминалы и повторно закодировав сигнал на пульте (ключом, обеспечивавшим ему ранее официальный доступ к пуску), он вернулся к своим повседневным обязанностям.

Общий промежуток времени: не более шести минут.

Девятая планета системы Фомальгаут продолжала вращаться.

* * *

Фрея Холм сидела в удобном кожаном кресле такси-летяги, когда её вдруг вывел из глубоких раздумий механический голос речевого устройства летательного аппарата.

— Сэр или мадам, прошу прощения, но разрядка моей мета-батареи заставляет меня безотлагательно приземлиться для быстрой подзарядки. Прошу дать мне устное разрешение в подтверждение вашей готовности, иначе мы начнём свободное падение и будем уничтожены.

Глядя вниз, она разглядела шпили-небоскрёбы Нового Нью-Йорка, внешнее кольцо города вокруг старого кремля — самого Нью-Йорка. «Опоздаю я на работу, чёрт побери», — сказала она себе. Но летяга была права: если её единственный источник энергии, мета-батарея, разрядилась, то необходимо спуститься на поверхность возле ремонтной мастерской, а долгий свободный полёт без энергии означает смерть в результате столкновения с одним из высотных коммерческих зданий внизу. «Да», — покорно согласилась она и застонала. Ну и денёк выдался сегодня.

— Благодарю вас, сэр или мадам. — Распыляя остаток энергии, летяга снижалась по спирали, удерживая контроль над спуском, пока не приземлилась (довольно грубо, но безопасно) у одной из бесконечного множества станций обслуживания.

Через мгновение вокруг летяги засуетился рой служащих в униформах, отыскивая — как объяснил один из них вежливо Фрее — короткое замыкание, истощившее мета-батарею, по словам механика, обычно работающую двадцать лет.

Открыв дверцу летяги, механик сказал:

— Могу я проверить проводку под пассажирской консолью? Находящиеся там провода подвергаются жёсткой нагрузке, с них могла сойти изоляция. — Негр механик показался ей симпатичным и сообразительным, поэтому она без колебаний отодвинулась в угол кабины.

— Луна и корова, — произнёс он нынешнюю (то и дело меняющуюся) кодовую фразу членов полицейской организации «ОбМАН Инкорпорейтед».

— Джек Хорнер, — пробормотала отзыв захваченная врасплох Фрея. — Кто вы? Я не встречалась с вами раньше. — Он не казался ей похожим на полевого агента.

— Я пилот Ал Доскер. Ну а вы — Фрея Холм. — Присев рядом с ней, он со спокойным и серьёзным лицом небрежно пробежал пальцами по проводке пассажирского пульта управления. — Мне некогда болтать, Фрея, — произнёс он почти нараспев. — У меня не более пяти минут; я знаю, где неисправность, потому что сам отправил именно эту летягу за вами. Ясно?

— Да, — сказала она и надавила во рту на фальшивый зуб. Зуб раскрылся, и она ощутила горькую оболочку пластиковой пилюли — контейнера с синильной кислотой, которой было достаточно, чтобы убить её, если окажется что этот человек из враждебного лагеря. Затем она завела часы на запястье — на самом деле взведя пружину низкоскоростного гомеостатического дротика с наконечником из цианида, которым она могла управлять с помощью кнопок на своих «часах». Дротик мог убить этого парня либо (если покажутся другие) прикончить её, если не подействует яд. Так или иначе она напряжённо застыла в кресле.

— Вы любовница Мэтсона, — сказал негр. — У вас есть доступ к нему в любое время — вот почему я искал с вами встречи. Сегодня, в шесть вечера по новоньюйоркскому времени, Мэтсон Глазер-Холлидей прибудет в один из филиалов «Тропы Хоффмана» с двумя тяжёлыми чемоданами в руках и запросит разрешения на эмиграцию. Он заплатит шесть поскредов, хотя, может, и семь, если вес багажа окажется больше положенного, и будет затем телепортирован на Китовую Пасть. Одновременно на всех пунктах «Телпора» нашей планеты то же самое проделают примерно две тысячи бывалых полевых агентов.

Она ничего не сказала, просто смотрела перед собой. У ней в сумочке всё это бог весть зачем фиксировало записывающее устройство.

— На той стороне он предпримет попытку военного переворота с помощью агентов, снаряжённых вооружением, собранным из находящихся в багаже компонентов, — продолжал негр. — Остановит эмиграцию, немедленно выведет из строя все «Телпоры», вышвырнет президента Омара Джонса…

— Так что? — перебила она. — Зачем рассказывать мне то, что известно?

— Потому что я отправляюсь к Хорсту Бертольду за два часа до шести, — ответил Доскер. — То есть в четыре часа. — Его голос был ледяным и суровым. — Я служащий «ОбМАН Инкорпорейтед», но вступил в эту организацию не для того, чтобы участвовать в борьбе за власть. На Терре Мэтсон Г.-Х. занимает положенное ему третье место в иерархии подчинения. На Китовой Пасти…

Уточните, что именно мне следует сделать до четырёх часов, — сказала Фрея. — У меня в запасе семь часов.

— Сообщите Мэтсону, что когда он и две тысячи полевых агентов «ОбМАН Инкорпорейтед» прибудут на системные пункты ТХЛ, они будут не телепортированы, а арестованы и, вероятно, безболезненно убиты. Как это принято у немцев.

— Так вот чего вы хотите? Мэтсон погибает, а мошенники в лице… — Она судорожно взмахнула руками, словно цепляясь за воздух, — Бертольда, Ферри и фон Айнема будут управлять совместным политико-экономическим предприятием на Терре и Китовой Пасти, не опасаясь…

— Я не хочу, чтобы он предпринял подобную попытку.

— Послушайте, — горько перебила Фрея. — Переворот, который Мэтсон намерен совершить на Китовой Пасти, основан на его предположении о существовании местной армии из трёх сотен ничего не подозревающих добровольцев. Думаю, вам не о чем беспокоиться: проблема в том, что Мэтсон действительно доверяет лживым телепередачам, он и впрямь невероятно наивен. Неужели вы полагаете, что обетованная земля с крошечной добровольческой армией поджидает лидера типа Мэта с реальной, подкреплённой современным вооружением, силой — и готова подчиниться ему по первому требованию? И если это так — почему же ни Бертольд, ни Ферри до сих пор не сделали этого сами?

Доскер в замешательстве уставился на неё.

— Мне кажется, — продолжала она, — что Мэт совершает ошибку. Дело не в безнравственности, а в том, что на той стороне ему и двум тысячам его ветеранов придётся столкнуться… — Она запнулась. — Не знаю, с чем. Но у него не выйдет никакого государственного переворота. Кто бы ни правил Неоколонизированной территорией, он справится с Мэтом, и это меня пугает. Конечно, я хотела бы остановить его, была бы рада сказать ему, что один из его старших служащих, знающий все подробности о планируемом перевороте, собирается предупредить власти в четыре часа дня. Я приложу все старания, Доскер, чтобы он оставил эту идею и осознал тот факт, что его, как последнего глупца, на терминалах поджидает западня. Но и моих и ваших доводов может оказаться…

— А что по-вашему там, на планете, Фрея?

— Смерть.

— Для всех? — Он впился в неё взглядом. — Сорок миллионов? Неужели?

— Время Гилберта, Салливана и Джерома Керна ушло. Мы живём на планете с населением семь миллиардов. Китовая Пасть могла бы решить проблему, но медленно, тогда как существует более эффективный способ, известный всем высшим чиновникам в ООН и предложенный герром Хорстом Бертольдом.

— Нет, — сказал Доскер, и его лицо приобрело неприятный серый оттенок. — С этим покончено в 1945 году.

— Вы уверены? А вам не хотелось бы эмигрировать?

Он помолчал, затем поразил её своим ответом:

— Да.

— Но почему?

— Я эмигрирую сегодня вечером, в шесть по новоньюйоркскому времени, — ответил Доскер. — С лазерным пистолетом в левой руке, я угощу их пинком в пах, потому что мне не терпится добраться до них.

— Вам не удастся даже шелохнуться. Едва вы покажетесь на планете…

— Я достану хотя бы одного из них голыми руками. Мне сгодится любой.

— Начните здесь. С Хорста Бертольда.

Он уставился на неё.

— У нас есть военные технологии, — сказала Фрея и замолчала, потому что дверцу летяги открыл другой — весёлый — служащий.

— Нашёл, где закоротило, Ал? — осведомился он.

— Да, — ответил Ал Доскер и для вида повозился под приборной панелью, пряча лицо. — Теперь всё должно быть в порядке. Перезаряди мета-батарею, вставь её на место, и летяга готов к старту.

Удовлетворённый служащий удалился, оставив дверцу летяги открытой, и Фрея снова ненадолго осталась наедине с пилотом.

— Вы можете ошибаться, — заметил Ал Доскер.

— Вряд ли, — возразила Фрея. — Там не может быть армии лишь из трёх сотен рядовых-добровольцев, поскольку в этом случае Ферри и Бертольд (как минимум один из них) уже вмешались бы в ситуацию. Ведь нам прекрасно известен образ их мышления. На Китовой Пасти, Доскер, просто не может быть вакуума власти.

— Всё готово к полёту, мисс, — окликнул один из механиков, и его слова подтвердило речевое устройство летяги:

— Я чувствую себя в миллион раз лучше и готова теперь отправиться по вашему маршруту, сэр или мадам, как только отсюда удалится лишний индивид.

— Не знаю, что и делать, — содрогнувшись, произнёс Доскер.

— Для начала не ходите к Ферри или Бертольду. Он кивнул. Ей всё же удалось убедить его, с этой частью работы было покончено.

— Мэту пригодится любая помощь начиная с шести часов, — сказала она. — С этого момента, когда его первый полевой агент ступит на Китовую Пасть. Доскер, почему бы вам не полететь туда? Пусть вы пилот, а не агент, вы могли бы помочь ему.

Летяга раздражённо взревела двигателем.

— Не угодно ли вам, сэр или мадам…

— А вы телепортируетесь вместе с ними? — поинтересовался Доскер.

— По графику я отправляюсь в пять. Чтобы снять жилые помещения для нас с Мэтом. Моим именем будет — запомните это, чтобы найти нас, — миссис Сильвия Трент. А Мэт будет Стюартом Трентом. Ладно?

— Ладно, — пробормотал Доскер, вылез из кабины и захлопнул дверцу.

Летяга немедленно начала подъём.

Фрея успокоилась. Выплюнув капсулу синильной кислоты, она бросила её в устье мусоропровода летяги и привела в исходное положение свои наручные «часы».

Всё, что она сказала пилоту, было истинной правдой. Она знала это — знала, но ничем не могла переубедить Мэтсона. Профессионалы будут наготове на далёкой планете, но даже если они не ожидают переворота и не видят связи между двумя тысячами мужчин, занимающими филиалы «Телпора» по всей Терре… даже в этом случае они смогут справится с Мэтом. Он просто не настолько силён, и они наверняка справятся с ним.

Однако сам Мэт в это не верил. Он видел возможность захвата власти, и это знание впилось в его тело острым гарпуном, рана от которого истекала кровью желаний. Предположим, существует армия лишь из трёхсот добровольцев. Предположим. Надежда и возможность её осуществления воспламенили его.

«А новорожденный находят на капустных грядках», — вертелось у неё в голове, пока летяга уносила её к новоньюйоркским офисам «ОбМАН Инкорпорейтед».

«Валяй, Мэт, продолжай верить».


ГЛАВА 6 | Обман Инкорпорейтед | ГЛАВА 8