home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Спецслужбы как рай для подлых и ленивых дураков

Исходя из теории управления людьми, служба в бюрократических системах управления является большим соблазном для людей умственно плохо развитых и морально малоустойчивых — склонных к подлости и трусости. Причина тут в следующем.

Альтернатива бюрократической системе управления — делократическая система — требует, чтобы каждый подчинялся порученному ему Делу, имея в виду, что Делом является обеспечение общества действительно нужной ему услугой (товаром). Подчиняться Делу — это значит тщательно его изучить, тщательно контролировать его состояние, возлагать на себя всю ответственность (наказание за ошибки) и принимать собственные решения соответственно тем изменениям, которые в деле происходят. К примеру, делом солдата (услугой, действительно нужной от него обществу) является уничтожение врага. Для того чтобы врага уничтожить, требуется тщательно его изучить и неустанно за ним следить, в противном случае солдат лично несет ответственность за свою ошибку — враг уничтожает его. Пример из мирной жизни: делократ-бизнесмен, допустивший тяжелую ошибку, разоряется — действительно несет ответственность за ошибку.

Служить в делократических системах очень интересно, тут человек проявляет свою высшую человеческую суть, но эта служба требует ума и мужества, и, следовательно, эта служба пугает дурака и подлеца. И они стремятся получить службу в бюрократических системах управления. Почему?

Потому, что в бюрократических системах власть над всеми имеет не Дело, а бюро — начальство. Изучить начальство дураку гораздо проще, чем Дело, а услужить начальству проще подлецу, чем честному человеку, который «служить бы рад, прислуживаться — тошно». Общество, государство создают за свои деньги организации для решения какого-либо дела, но управление этих организаций выстраивается бюрократическое. В результате, спустя какое-то время делу еще как-то служат те, кто непосредственно с ним соприкасается, остальные не обращают на Дело внимания — их целью становится исключительно личное благополучие, достигаемое за счет выслуживания перед начальством. Еще раз подчеркну, что это потому, что так служить проще: Дело требует ума, для Дела ум надо развивать, а это труд, а люди склонны к лени и им проще пойти по легкому пути — по пути не службы, а прислуживания. И получается, что организация есть, а Делу в ней никто не служит — все в этой организации служат только себе.

Еще хуже обстоит дело в организации, в которой на данном этапе Дела нет. Пример — армия. Обществу ведь ее учения и балетные спектакли на парадах не нужны, это не Дело. Дело — уничтожение врага, а врага пока нет. Изумительная организация для сбора дураков и подонков! Особенно для армии государства, которое и не собирается воевать, в которой до большой пенсии можно дослужиться, не участвуя ни в одном бою.

Такой армией была и Рабоче-крестьянская Красная армия со своими большими окладами и жирными пайками. Сегодня говорят, что «благодаря негодяю Сталину» мы в 1941 г. потеряли кадровую армию, и говорят это с таким придыханием, как будто «кадровая» — это нечто такое хорошее, что без этого ну никак нельзя. А между тем правомерен вопрос: а почему именно кадровая армия, т. е. укомплектованная «профессионалами»-офицерами и «профессиона-лами»-генералами, была разгромлена так ошеломляюще? Ведь у нее в 1941 г. танков, самолетов, артиллерии и обученных солдат цветущих возрастов было неизмеримо больше, чем у той же РККА, но уже в 1942 г., после огромных потерь, и в несколько раз больше, чем у разгромивших ее в 1941 г. немцев? Почему РККА начала бить немцев тогда, когда взводами, ротами и батальонами в подавляющем большинстве стали командовать не кадровые «профессионалы», а пришедшие из запаса и ускоренных курсов инженеры и агрономы, начальники цехов и председатели колхозов, учителя и студенты, и, наконец, простые солдаты, которых только война заметила и вручила офицерские погоны? Когда с генеральских должностей были практически сметены все те, кто до войны блистал на учениях и парадах, а их должности заняли те, кого до войны в РККА не замечали.

И так во всех армиях мира, даже в гитлеровской, упорно и целенаправленно готовившейся к войне, все фронтовые прославленные фельдмаршалы до войны были в лучшем случае полковниками, если не командовали, как Э. Роммель, батальонами. Война (Дело) потребовала от офицеров и генералов ума гораздо больше, чем тот, который требуется для выслуживания чинов и должностей в мирной армии.

Подобный взгляд на армию для нашего менталитета является крамолой, между тем на Западе в такой постановке вопроса нет ничего удивительного. Когда выдающегося английского авиаконструктора (его самолет «Москито» можно считать лучшим бомбардировщиком войны) Де Хавиленда спросили, почему он до войны не хотел конструировать технику для армии, то тот заявил, что в мирное время в армии умных людей нет, а с дураками обсуждать технические параметры самолета невозможно. Правда, появляющиеся во время войны в армии умные люди, как правило, приходят из самой армии. При угрозе наказания от Дела генералы-герои мирного времени, если их прямо не гонят, сбегают в штабы и на всякие неответственные должности, выталкивая вместо себя к Делу тех, кто в армии мирного времени не имел никакого веса и значения.

По американским же взглядам на жизнь, не только армия, но и все виды государственной службы являются прибежищем для дураков и трусов — для тех, кто не способен себя проявить в свободном бизнесе. Это легко увидеть по литературным традициям. Возьмите для сравнения, к примеру, советские (или даже европейские) и американские детективы и фильмы по ним. В первых умными и мужественными героями являются государственные служащие — чекисты, милиционеры или полицейские. В американских же детективах, особенно довоенных, главным героем является частный сыщик, либо адвокат, либо просто гражданин, либо избранный населением шериф, действующие на фоне тупой полиции. В настоящее время это положение несколько изменилось и героями стали выступать и полицейские, но это обязательно «белые вороны», которые действуют вопреки начальству и часто — против него. Можно сказать, что это литературная традиция и ничего более, но если бы в жизни это было не так, то не основанная на реалиях традиция за 200 лет уже вызвала бы отрицание у читателя и зрителя. Так что эта традиция в действительности реалистична — в госорганы США, а следовательно, и в спецслужбы идут в среднем и туповатые, и трусоватые люди.

Кстати о трусости. Поскольку в фильмах работники спецслужб очень часто засовывают в кобуру под мышку пистолет, то складывается впечатление, что их работа сопряжена с опасностью. Невольно напрашивается суждение, что пусть в спецслужбах работают и в среднем более тупые люди, но зато это храбрецы. Это опять-таки далеко от истины.

Если кто-то вспомнит молодость и разные подростковые шайки и банды (по которым это хорошо видно), то обратит внимание, что от подростка требуется больше мужества, чтобы не вступать в них. В таком случае его могут избить члены любой шайки, и он это знает. В то же время в этих шайках действительно дерзкими наглецами, которых можно с определенными оговорками назвать и храбрецами, являются всего несколько человек, если вообще не один. Остальная толпа подростков примыкает к шайке именно из-за страха остаться беззащитной. Нет оснований считать, что с работниками спецслужб положение иное. Ведь эти службы авторитетны, они представляют своим членам порою мощную защиту, поэтому для трусов они представляют идеальное убежище.

Посмотрите немного на события в СССР и России последних лет. В 1991 г. несколько предателей совершили преступление против СССР — расчленили его, что являлось преступлением по статье 64 УК РСФСР. Это преступление, по которому возбуждает, ведет следствие и аресты КГБ. Очень многие возмутились этой изменой, нашелся даже прокурор, который, минуя КГБ, возбудил уголовное дело, и только сам КГБ тихо промолчал. В 1993 г. президент Ельцин начал разгон Верховного Совета РСФСР и сразу же перестал быть президентом, поскольку именно так на тот момент было записано в Конституции РСФСР. Он стал преступником, и все, кто исполнял его указы, были его соучастниками. Казалось бы, что при таком откровенном преступлении работники ФСБ должны были немедленно арестовать Ельцина и его соучастников. Но они не двинулись с места, тихо пуская газы. Более того, они не помогли и Ельцину, дожидаясь победителя, которому они предложили бы свои услуги «профессионалов». Трусость является прямо-таки фирменным знаком этой конторы.

Правда тут, ради справедливости, следует несколько классифицировать спецслужбы и разделить их на «разведчиков» и «борцов» (войска спецслужб — различные отряды специального назначения — я в расчет не принимаю из-за несамостоятельности тех, кто там служит, — им не дано принимать решения, они чистые исполнители). У разведчиков и в мирное время есть дело — иностранные секреты добывать все равно надо. И хотя сейчас, особенно по отношению к США, принято пойманных шпионов выдавать и обменивать, но все же работу разведчиков можно всерьез считать и опасной. Отсюда следует, что в разведывательных спецслужбах работники должны быть и умнее, и храбрее, чем в целом население. Но это лишь в среднем.

Дело в том, что нужно быть очень умным дураком, чтобы осознавать, что ты дурак, и соразмерять свои амбиции соответственно этому. В подавляющем числе случаев дурак этого не осознает, особенно тогда, когда он находится в среде себе подобных. Так уж природа заложила в нас, но хорошая память присуща не только умным людям, но и абсолютным идиотам. А память часто позволяет заучивать учебники и блестяще сдавать экзамены, после чего вы уже никогда не убедите дипломированного дурака соизмерять свои амбиции. Поэтому дураки наверняка не редки и в разведке.

Возьмем, к примеру, такого разведчика, как В. Резун. У него исключительная память, в которую он натолкал черт знает чего безо всякого осмысления, но эта его «эрудиция» производила впечатление на начальство и когда он служил и в армии, и когда перешел в разведку. Но стоило его послать за границу для конкретной работы, то сразу выяснилось, что он не способен делать то, что делали его любые мало-мальски умные коллеги. Резун не способен был пройти экзамен делом и когда его попробовали вернуть в СССР за непригодностью, то он предал и сбежал, став на одно время очень популярным автором книг, являющих собой нагромождение порою интересных фактов без малейшего их понимания и осмысления. Типичен и генерал Калугин, из которого долго лепили выдающегося разведчика. Но все это время у меня, к примеру, оставалось чувство чего-то недосказанного в рассказах о нем. Дело в том, что умный человек не может быть подонком, а если Калугин предал, то, значит, он подонок и, соответственно, дурак. Со временем нашлось и подтверждение этому. Оказывается, когда он был резидентом в США, то не смог понять, что ФБР его раскусило и подсовывает ему дезинформацию, не хватило у кретина ума понять, что не он использует своих агентов, а они его. «Деза» представляла собой «ценную научно-техническую информацию», и Калугина осыпали должностями и званиями. Однако, когда затратив миллионы рублей, наша промышленность попробовала внедрить добытые Калугиным «секреты», то выяснилось, что это блеф, предназначенный американцами для этого — для бессмысленной траты денег СССР. И Калугина убрали на незначительную должность, ущемив дураку амбиции и толкнув его уже просто на предательство.

То есть в разведке, по меньшей мере, низшие звенья опробуются делом и поэтому можно как-то утверждать, что в этой спецслужбе работают и более умные, и более порядочные люди. Теория говорит так, практика, однако, и это подтверждает слабо.

Британский разведчик Ричард Томлисон вошел в конфликт с разведывательной службой Великобритании МИ-6 и написал критическую книгу о ней. Прежде чем рассмотреть несколько фактов из этой книги, следует понять причины конфликта МИ-6 и Томлисона, чтобы оценивать, где и что он в своей книге может соврать. Томлисона уволили из МИ-6, практически не объясняя причин, он оскорбился, попытался восстановиться через суд, МИ-6 начала затыкать ему рот, упорный британец начал с МИ-6 драку, в ходе которой отсидел больше года в тюрьме и 11 раз арестовывался во всех странах мира (в ходе арестов по просьбе МИ-6 у него с компьютеров пытались стереть рукопись книги и отбить желание ее печатать).

Считать, что Томлисон дурак и предатель, типа Резу-на или Калугина, не приходится. Он и не пытался, к примеру, перебежать к противникам МИ-6, фактически он в книге пытается доказать, что МИ-6, не контролируемая обществом, сгнила и плохо работает. В нее набились «блатные» сынки и родственники, как у нас в КГБ набились детки партноменклатуры. Он утверждает, что фактической причиной его увольнения был страх его начальников, что он «подсидит» их. И в это приходится верить. Дело в том, что Томлисон единственный за всю историю МИ-6 курсант, который сумел окончить школу МИ-6 по первому разряду (обычно ее заканчивают по 2-3-му разряду, окончивших по 5-му — отчисляют). Причем, у курсантов МИ-6 все экзамены практические, включая итоговый — реальную заброску нелегалом в другую страну. У Томлинсона это была Италия, с реальным шпионажем и арестом, который итальянские спецслужбы проводили с целью посмотреть, как поведет себя курсант МИ-6 в условиях очень близких к реальным: как будет выкручиваться, как объяснять улики и т. д. Так что говорить о том, что Томлисон дурак с амбициями, не приходится. Дело он знал, что и подтвердил в дальнейшем, обводя вокруг пальца контрразведку Югославии и лопухов из нашего ФСБ.

То, что он не изменил и уволен из МИ-6 в результате интриг, подтверждает и следующее. Когда он начал публиковать статьи, МИ-6 устроила ему в прессе травлю, но ни разу не упрекнула его в работе на врага и так и не призналась, за что его уволили. А на закрытом суде против него выдвинули, к примеру, обвинение, что на конспиративную встречу с находящимся уже тогда в полуподполье лидером боснийских сербов Радованом Караджичем Томлисон явился без галстука. «Заложил» его, разумеется, не Караджич, а второй работник МИ-6, и мы понимаем, что уж если Том-лисону впаривали в вину такую чепуху, то ничего серьезного действительно предъявить не могли. Но вернемся к нашему КГБ.

Томлисон пишет, что через своего агента сумел склонить к предательству советского полковника, доктора наук, имевшего ценнейшие для Запада данные по советским баллистическим ракетам. Полковник (Томлисон называет вымышленное имя — Симаков) просил взамен автомашину, денег и, главное, убежище в Англии. Поскольку к конфликту Томлисона и МИ-6 это не имеет отношения, то в это можно поверить, как и в то, о чем Томлисон пишет дальше по этому поводу:

«Симаков должен был предложить нечто особо секретное, чтобы его приняли как перебежчика. Многие разведчики из Совблока, когда вместе с Берлинской стеной рухнул их мир, предлагали МИ-6 свои услуги, и почти все были отвергнуты. МИ-6 располагала средствами только для приема перебежчиков высокого полета, таких, как OVATION и NORTHSTAR, но даже им пришлось несколько лет работать en poste, прежде чем их допустили в Британию. Даже Виктор Ощенко, офицер КГБ, специалист по науке и технологии, предложивший свои услуги в июне 1992 года, с трудом убедил МИ-6, что достоин статуса перебежчика. Признание Ощенко в том, то, работая в Лондоне в середине восьмидесятых годов, он завербовал ведающего сбытом инженера фирмы «Джек-Маркони», было воспринято как маловажное».

(OVATION — О. Гордиевский, NORTHSTAR — М. Бутков. Оба из КГБ, en poste — на своем посту.)

В СССР количество ученых, инженеров, руководителей промышленности, офицеров армии, знавших государственные секреты, было на порядок или порядки больше, чем всех работников КГБ. И они не все давали присягу, обещая не пожалеть за СССР даже жизнь. Казалось бы, именно эти люди, а не работники КГБ должны были заполнить списки предателей. А что мы видим на самом деле? А на самом деле именно из КГБ бросились толпы предателей и обрушили цены на рынке иуд до такой степени, что МИ-6, чтобы получить действительно нужного негодяя, пришлось обращаться в кабинет министров за разрешением «в виде исключения». Даже «МК» возмутился и пишет (04.06.2002), что из службы внешней разведки России только за последние годы и только в США сбежало более 20 человек. А ведь речь идет о разведке — о спецслужбе, в которой по теории должны работать и более умные, и более порядочные люди.

О спецслужбах-«борцах», о контрразведке этого сказать ну никак нельзя даже теоретически, поскольку никто с уверенностью не сможет сказать, проверило ли этого конкретного контрразведчика Дело или нет, т. е., есть ли в обслуживаемой им местности шпионы, но он не способен их выявить, или их просто здесь нет. Определяет заслуги контрразведчика не Дело, а начальник, ну а начальнику услужить не трудно, тем более если он такой же, как и ты. Спецслужбы — рай для дураков, подлецов и трусов. Кстати, закончим о последних. Не имею данных по ФБР, но ведь с начала 50-х годов, когда организовался КГБ, из сотен тысяч его сотрудников никто даже травмы не получил при исполнении собственно профессиональных обязанностей, а среди шахтеров, металлургов, рыбаков, строителей и т. д., таких было сотни и тысячи ежегодно. Шахтеру, чтобы спуститься в забой и там осмысленно работать, каждый раз мужества и храбрости нужно больше, чем сидельцу Лубянки за всю его службу.

Поскольку мы анализируем ситуацию в США, то хотелось бы привести и какой-нибудь конкретный пример из жизни ФБР или ЦРУ, но, по уже указанным выше причинам, мне это сделать трудно. Проще рассмотреть кого-либо из своих «профессионалов», благо из них сегодня поперли мемуары, как после зеленых яблок с молоком.

Возьмем книгу «выдающегося сотрудника КГБ» и еще более выдающегося профессионала нынешних спецслужб генерал-лейтенанта А. Коржакова. Человек достиг приличных высот на своем поприще — стал начальником охраны и личных спецслужб Ельцина. В каком-то смысле это даже не средний, а выдающийся представитель «рыцарей плаща и кинжала». Посмотрим на него как на человека, сначала с точки зрения обыденной честности. Вот он хвастается в книге «Борис Ельцин: от рассвета до заката»:

«Из-за контактов с Ельциным меня решили уволить из органов КГБ с формулировкой, которая никак не соответствовала действительности, зато урезала полагающуюся мне за военную выслугу пенсию на 32 рубля. Вместо 232 рублей мне хотели дать только две сотни. За тридцать два рубля я был готов бороться, как зверь.

…Выход из положения был один — мне предстояло обмануть медицинскую комиссию. На деле это означало, что перед докторами я должен предстать если не бездыханным, то по крайней мере замученным до смерти службой в органах».

Напомню, что в СССР максимальная пенсия для всех порядочных людей была в 120 руб. и в 60 лет. И только погононосителям да особо заслуженным партайгеноссе КПСС назначалась более высокая пенсия. Уйти же на пенсию раньше 60 лет могли только люди, работавшие на вредных производствах, да и то не ранее, чем в 50 лет.

А этот 38-летний бугай гребет пенсию, о которой даже мечтать не могли честные люди, но ему мало! Он хочет со страны, которой ничего не дал, кроме удобрений в канализацию, еще и 32 рубля как «инвалид». И вот что делает этот борец за государственную безопасность.

«Военный врач прописал мне «солутан». Обычно это лекарство помогает при простуде, но, если его принимать по три раза в день в увеличенных дозах, можно добиться рекордно высокого давления.

С энтузиазмом школьного прогульщика я начал пить этот «солутан». Три раза в день отсчитывал по шестьдесят капель и ждал, подействуют ли они на мой организм. В день медкомиссии я выпил целую рюмку, а закусил пачкой кофеина.

До сих пор не понимаю, как я в таком критическом состоянии добрался до кабинета, где проходило обследование. Голову мою распирало, уши горели, и мне казалось, будто все косточки насквозь пропитаны этим «со-лутаном».

Вошел я, держась за стенку. Вопросы врачей доходили до меня с минутным опозданием. Отвечал невпопад и уже жалел, что из-за тридцати двух рублей навлек на себя такие жуткие муки.

Один из докторов попросил меня присесть пару раз. Я изобразил приседание. Люди в белых халатах вдруг единодушно закивали головами и вынесли приговор: майор Коржаков страшно, может быть, даже неизлечимо болен. Звонки «сверху» не смогли изменить их заключение. И меня уволили по болезни, назначив желанную пенсию в 232 рубля».

За свои полсотни лет я видел многих людей из всех слоев и прослоек общества. Все старались получить от государства максимум, что могли. Например, обычным было, когда начальник просился перевести его на более низкую должность к печам, чтобы доработать не хватающие несколько лет «горячего» стажа, который позволял уходить на пенсию в 50 лет. Мой отец в 57 лет перешел из старших мастеров цеха в рабочие, чтобы высоким заработком обеспечить себе максимальную пенсию. Начал он работать в 15 лет, прошел всю войну и четыре раза был ранен, трижды награжден орденами, к 62 годам его ухода на пенсию он имел 47 лет непрерывного стажа. И получил пенсию в 120 рублей. То есть стремление получать высокую пенсию естественно. Но я ни разу в жизни не встречал никого, кто бы похвастался, что он «натянул» себе пенсию так, как Коржаков. И не потому, что таких не было, наверняка были. Просто это крайняя степень подлости, и обычный народ это понимал, и даже если и жульничал так, как Коржаков, то боялся об этом рассказать, чтобы не вызвать презрения у окружающих. А Коржаков не боится! Почему?

Потому, что все его окружение, все его друзья из КГБ, это такие же люди, как и он, таких же взглядов, таких же мыслей и целей. В этой среде подлость Коржакова не выглядит подлостью, она — доблесть. И воспоминания Коржакова ценны не характеристикой собственно Коржакова, а тем, за кого он принимает читателя, а он его принимает за своих сослуживцев и пытается поразить его примерами того, что у его коллег вызвало бы одобрение и восхищение: ишь как ловко объегорил государство, как удобно уселся на шее народа!

А вот еще характерный момент:

«До полета Ельцина с моста я, работая в кооперативе, возглавлял одну из охранных структур и получал около трех тысяч рублей в месяц. В десять раз больше!» — пишет Коржаков.

Здесь он хочет сказать, сколько потерял от того, что перешел охранять опального Ельцина. Но по тем временам 3000 рублей были фантастическими деньгами, ведь оклад министра СССР был в среднем около 800 рублей. А теперь посмотрите, что имели взамен этих 3000 рублей те, кто надеялся защитить себя с помощью этого «профессионала».

Коржаков продолжает:

«Причем фирма оплачивала сервисное обслуживание моей «Нивы». Но мне, честно говоря, работа в кооперативе давно обрыдла. Даже стыдно вспоминать, как я инструктировал своих подчиненных.

— Мужики, — обращался к ним. — Мы все работаем здесь без юридической базы, мы бесправны. Как мы мо-50


жем защитить хозяина? С правовой точки зрения — только грудью. Стрельба, дубинки или кулаки чреваты последствиями. Поэтому я в а с прошу: если кто-то г д е — т о на нашего буржуя нападет или вдруг начнется выяснение отношений со стрельбой, немедленно ложись на землю, на дно машины. Жизнь каждого из в а с мне дороже…»

Насчет «стыдно» комментировать не буду: стыдным не хвастаются. А Коржаков именно хвастается. Теперь насчет бесправия. Согласно и тогдашнему, и нынешнему УК охранники могут, защищая охраняемое лицо, наносить любой вред нападающему, если они не превышают пределов необходимой обороны, и это положение было едино и сегодня едино для всех: и милиционеров, и частных лиц. Тут Коржаков опять-таки хвастается перед себе подобными: деньги-то с клиентов он брал в полной мере, а вот отдачи за эти деньги — фиг вам! Так что не удивительно, что именно этот фиг и получил СССР от КГБ взамен за содержание и огромные пенсии этих «профессионалов».

И просто жаль, что никто так и не догадался выстрелить по Ельцину. В том, как повел бы себя Коржаков, сомнений нет, а все же интересно было бы посмотреть. Впрочем, один похожий эпизод он сам описывает. Речь идет о нескольких днях «путча ГКЧП» в августе 1991 г., когда верхушка КПСС разваливала СССР. Ельцину и его охраннику Коржакову довелось несколько ночей провести в Белом доме. Причем из всех, вспоминавших те дни, никто не помнит, чтобы там хоть раз прозвучал выстрел. А Коржаков вспоминает это так.

«Борис Николаевич вел себя спокойно, слушал меня. Около одиннадцати вечера я ему сказал:

— Надо поспать, ночь предстоит тяжелая. Он сразу лег в комнате докторов.

Вскоре послышались выстрелы, вопли, по всему Белому дому покатился какой-то шум. Когда после моей команды: «Е д е м в посольство!» — освободили проход: р а с — тащили рельсы, бревна и передали по рации «все готово», я пошел будить Ельцина.

Он лежал в одежде и, видимо, совсем недавно крепко заснул».

Между тем, из всех воспоминаний следует, что Ельцин всегда спал очень плохо и очень чутко. Тем не менее, он даже не проснулся от пресловутых «выстрелов», и навсегда останется загадкой, что же так перепугало Коржакова.

Далее:

«Спросонья ш е ф даже не сообразил, куда я его веду. Я же только сказал:

— Борис Николаевич, поехали вниз.

Спустились на отдельном лифте с пятого этажа и попали прямо в гараж. Ворота не открывали до последнего момента, чтобы не показывать, как президент уезжает.

Сели в машину, я приказываю:

— Откройте ворота.

И тут Ельцин спрашивает:

— Подождите, а куда мы едем?

Видимо, только сейчас он окончательно проснулся.

— Как куда? — удивился я. — В американское посольство. Двести метров, и мы там.

— Какое посольство?!

— Борис Николаевич, я же вам вчера докладывал, что у нас есть два пути: или к американцам, или в свой собственный подвал. Больше некуда.

— Нет, никакого посольства не надо, поехали обратно.

— Ну вы же сами согласились с предложением американцев, они ждут, уже баррикаду разгородили!!!

— Возвращаемся назад, — твердо заявил Ельцин».

Коржаков в данном случае панически спасал свою шкуру, но в американское посольство его без Ельцина не пустили бы, вот он и тянул за собой шефа, для которого переезд в посольство, и Коржаков вряд ли этого не понимал, был бы мгновенной политической смертью. Из американского посольства Ельцин Россией руководить не мог и Горбачева снять не смог бы.

Вся книга Коржакова полна подобной личной компрометацией, но раз он это написал, значит, он этого не понимает. И эта самокомпрометация лучше всего свидетельствует о его умственном развитии. Умный человек такого бы не написал, даже если он своей подлости и не стеснялся.

Возникает вопрос — если Коржаков умственно не очень развит, то как он мог достичь таких высот, обгоняя более умных? Потому и достиг, что не очень развит. Умные, благодаря уму, занимались в КГБ чем угодно, к примеру, шпионов ловили или правительство охраняли. А Коржаков, которому подобное было не по уму, сосредоточился на освоении своей основной профессии, и надо просто понимать, что это за профессия.

Ведь, скажем, наши генералы действительно являются профессионалами, и этого у них не отнимешь, раз они генералы. Но опыт показывает, что никто не знает так мало о военном деле, как наши генералы, и, между прочим, они в Чечне уже много раз пытались обществу это объяснить. Тогда в чем они профессионалы? А они профессионалы в том, как стать генералом. Это же ведь тоже профессия, если даже не искусство.

Вот давайте рассмотрим такой эпизод из книги Коржакова, которым он, безусловно и где-то даже по праву гордится.

Коржакова назначают телохранителем к кандидату в члены Политбюро ЦК КПСС Ельцину. Телохранителей трое, они охраняют Ельцина поочередно. Вскоре выясняется, что как работник Коржаков плох, и старший телохранитель начинает принимать меры, чтобы избавиться от ненадежного товарища. В начале лета Ельцин выезжает в Пицунду, а он купался при любой температуре воды. И вот посмотрите, как Коржаков профессионально избавился от своих конкурентов, по-своему, с точки зрения искусного бюрократа, это просто блестящая операция. Коржаков повествует.

«Сначала температура морской воды колебалась от одиннадцати до тринадцати градусов. Для купания она была холодноватой. Но Ельцин ежедневно переодевался в палатке на пирсе и по трапу спускался в море. Мы, его охранники, по инструкции должны были заранее войти с берега в воду, проплыть метров десять к трапу и там в воде поджидать Бориса Николаевича».

Здесь Коржаков врет: такой инструкции быть не может. Ведь если охранник один и он в воде, то и он, и охраняемое лицо беззащитны от нападения с самого опасного направления — с берега. Кроме этого, охранник должен оставить без присмотра на берегу оружие. Но Коржаков навесил эту лапшу на уши своим коллегам, и посмотрите как искусно он втерся в доверие к Ельцину.

«Так я и делал. Пока он надевал плавки, я доплывал до положенного места и отчаянно дрыгал руками и ногами, чтобы не заледенеть. Ельцин же медленно спускался по трапу, проплывал несколько метров вперед и возвращался обратно. Потом уж выпрыгивал я и бежал под теплый душ.

Проходит недели полторы. Неожиданно Кожухов и Суздалев устраивают мне головомойку:

— Ты бессовестный предатель, ты к шефу подлизываешься.

— В чем дело? Объяснитесь.

— Ну как же, мы честно стоим на берегу, пока шеф

плавает, а ты вместе с ним купаешься, моржа из себя изображаешь.

Тут уж я взорвался:

— Ребята, я делаю дело так, как положено по инструкции. Если бы вы мне раньше сказали, что не нужно с ним плавать, я бы не плавал.

Оказывается, когда вода потеплела градусов до двадцати, Ельцин спустился, а около него уже Кожухов плещется. Борис Николаевич с удивлением спрашивает:

— Что это вы тут делаете?

— Как? Положено, чтобы вы не утонули.

— А почему вы прежде стояли на пирсе? Вот Александр постоянно плавал.

Мои напарники решили, что я их подсиживал. Хотя я искренне считал себя третьим в этой команде и никогда не стремился стать вторым или первым. Я был и так доволен тем, что не посещал инструктажи, не ходил на партсобрания. Отрабатывал свои сутки — и делал, что хотел.

После отпуска отношения с Ельциным изменились коренным образом — появилось доверие и обоюдный интерес».

То есть, корчась от холода и вызывая этим презрение Ельцина, Коржаков дожидался, когда температура воды сделает ее пригодной для купания. И только после этого сообщил напарникам о мифической инструкции. Те с перепугу полезли в воду, вызвав у Ельцина естественный вопрос, на который они ему сами и ответили про инструкцию, представ тем самым перед Ельциным трусами, пренебрегающими его охраной, а Саша Коржаков предстал человеком, который здоровье готов угробить ради шефа. Как такого не любить, как такому не доверять?

И кто после этого скажет, что Коржаков не профессионал того, как стать генералом? И вот такие, надо думать, все генералы спецслужб. Как стать генералами, они знают, знает об этом, надо думать, и большинство их подчиненных, вот только для всех должностей генеральских не хватает. Но кто в этих спецслужбах знает, как дело делать? Ведь, к примеру, тупость и отсутствие какого-либо профессионализма нашей ФСБ просто поражает.

Возьмем взрывы работниками ФСБ России домов в Москве и Волгодонске. Отвлечемся от моральной стороны этих операций и рассмотрим только их профессиональный аспект — ведь не исключено, что подобные акции нашим спецслужбам требовалось бы организовать во вражеской стране.

Как только после второго взрыва в Москве стало ясно, что они серийные, москвичи и милиция немедленно предотвратили третий взрыв, получив веские улики — взрывчатку, способ ее маскировки сахаром и т. д. ФСБ переместилось из Москвы, но после первого же взрыва в Волгодонске ФСБ не только не смогло провести взрыв в Рязани, но и попалось. Причем, попалось исключительно из-за тупости и трусости своих сотрудников.

Если бы эти «профессионалы» сохраняли хладнокровие, то поодиночке без проблем выехали бы из Рязани. Но они, перетрусив, стали звонить в Москву, хотя не только «профессионалам», но и дураку было бы понятно, что после начала их поиска междугородние телефонные разговоры будут прослушиваться. Более того, разговор с московским ФСБ они вели, не кодируясь, практически открыто, в связи с чем их немедленно вычислила подслушивающая разговор обычная телефонистка. Взрывчатку, замаскированную под мешки с сахаром, умудрились спрятать не на продовольственном складе среди мешков с сахаром, а на складе боеприпасов, где сахар и не захочешь, а бросится в глаза. И т. д. и т. п.

Удивительный кретинизм проявило руководство ФСБ. Это азбука: в любых подобных операциях должна тщательно прорабатываться легенда на случай провала. Разве трудно было Патрушеву (да и много ли это ума требовало) зарезервировать номер своего приказа об учениях, чтобы в случае провала дать такой приказ задним числом? Ведь после провала все руководство ФСБ бекало и мекало, не зная, что сказать, и явно показывая, что взрывы домов это их рук дело. И вот эти трусливые кретины охраняют государственную безопасность России! Это смешнее, нежели анекдоты из Интернета…


Закономерность паразитизма спецслужб | Власть на костях или самые наглые аферы XX века | Слон из мухи