home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Свобода слова бюрократов

Прежде чем поговорить о родных «силовиках», следует остановиться на тех, от кого мы узнаем всю информацию для своих размышлений и умозаключений — на прессе. При наличии полной информации мы можем прийти либо к правильному решению, либо к неправильному, но это будет зависеть от нас — от нашей способности думать. А вот при отсутствии информации либо при ее искажении и туповатый обыватель, и умный человек заведомо придут не к истинному выводу, а к тому, который им навязывают хозяева прессы.

Пресса, особенно пресса Запада, кичливо называет себя свободной, и с этим безусловно можно согласиться, но лишь в одном: она совершенно свободна от тех, кому она дает информацию — от читателей, слушателей, зрителей. Пресса никак не наказывается даже за то, что она не предоставляет своему потребителю жизненно важную информацию и, тем более, не наказывается за то, что она не дает своему потребителю информацию для принятия правильного политического решения. А ведь в жизни каждый имеет потребителя своего труда, и как бы то ни было, как бы ни была обюрокрачена данная организация, но практически ни один из институтов общества не может быть абсолютно свободным от своего Дела — от своего потребителя. Бизнесмены наказываются за задержки в поставках продукции, за низкое качество, за нарушение условий десятков пунктов их контрактов. Наказываются врачи за неправильное лечение, полиция за неправильные аресты, учителя за плохие знания их учеников, генералы за поражения. И только пресса совершенно свободна от своего Дела: она дает своему потребителю не то, что тому действительно необходимо, а то, что сама хочет, и никакой ответственности (никакого наказания) за это не несет!

Эта вопиющая безнаказанность видна и самой прессе, и пресса обычно отговаривается тем, что, дескать, всяк может писать, что угодно, а читатель вправе читать, что угодно, и если читатель не ищет полезную для себя информацию, то, значит, она ему, свободному человеку, не нужна. То есть, не мы, работники прессы, виноваты, что не даем потребителю то, за что он платит нам деньги, а он сам виноват в том, что покупает именно нашу газету, смотрит именно наш канал. И если у данного издания много читателей или много зрителей у данного канала, то, значит, СМИ идеально обслуживают своего потребителя, давая ему именно то, что он хочет.

В этом рассуждении есть подлый подлог: дело в том, что потребителю информации сначала надо ее узнать, чтобы потом судить, нужна она ему или нет. И вот это за него решает пресса! И если она решит, что для толпы жизненно важно и крайне полезно знать, какие отношения у принца Чарльза и принцессы Дианы, то пресса только об этом и будет писать, отбрасывая ту информацию, которой читатель или зритель действительно мог бы воспользоваться для принятия важных для себя решений, к примеру, решения, за кого голосовать.

19 января 2001 г. «МК» напечатал заметку Александра Минкина «Голосуй — не голосуй…» о том, что выборы в России грязные и бесчестные, сплошное жульничество.

В заметке Минкин прямо указал, что выборы сфальсифицированы Центральной избирательной комиссией. ЦИК подала на «МК» и Минкина в суд с требованием опровергнуть это утверждение. Как и все подлые дела, это дело было поручено судье-бабе, однако та с самого начала стала столь бессовестно попирать закон, что юристам «МК» удалось заменить ее на судью-мужчину. Тот вынес решение, признающее недействительным кое-какие высказывания Минкина, но его главное утверждение о фальсификации выборов суд опровергать не стал. Таким образом, судом было признано, что выборы 1999—2000 гг. сфальсифицированы, а, следовательно, в России и президент, и депутаты Думы незаконны. Согласитесь, что это новость небезынтересна для читателей России.

Но вот, что написал тот же Минкин в «Московском комсомольце» 22 февраля 2002 г.

«… К о г д а меня спрашивают: «Ч т о вы думаете о текущем моменте?» — отвечаю:

— Он течет вниз.

В суде было доказано, что выборы — сплошной обман. Случись такой процесс где-нибудь в С Ш А, о нем писали бы все газеты, показывали все новостные каналы. А у нас…

Понятно, почему суд н а д ЦИКой не показали О Р Т и РТР. Они государственные.

Но суд н а д ЦИКой не показало ни объективное Н Т В, ни оппозиционное Т В — 6 (т о г д а е щ е действующее). Ничего не сказало сверхпринципиальное «Э х о Москвы».

Пожары, убийства, Паша-Цветомузыка… В с е это нашим С М И кажется важнейшей информацией, раз они повторяют ее ежедневно и много раз.

Ближайшая после суда над ЦИКой программа «Итоги» ш л а два часа. Т а м был, разумеется, Паша-Цветомузыка, нашлось даже десять минут на подробные рецепты приготовления гусиной печенки и о том, сколько она стоит в магазинах и ресторанах Парижа (полезнее для русского телезрителя ничего не придумаешь)… И ни слова о сенсационном решении суда.

Но ведь нет более актуальной темы.

— В те же дни шли выборы в Якутии. Скажите, верит ли хоть один человек, будто якутский народ недавно выбрал себе президента? Н е т, все знают, что его назначили в Кремле. А в Якутии даже выборов не было. Люди шли на избирательные участки за дешевой колбасой, лотерейным билетом на «Волгу» и талоном о прощении долгов по квартплате. Э т о была явка не избирателей, а нищих. Они шли за подаянием, а вовсе не выражать свою политическую волю.

Да и вообще явка в России — загадка: в тех губерниях, где по закону явка должна быть 50 процентов, приходят 54. А где явка 25 процентов — приходят 28. То есть приходит столько, сколько надо властям. Б ы л а бы законной явка 90 — пришло бы 92.

Многие избранники и дальше хотят таких выборов. А заикнись об отмене — кричат, что нельзя нарушать Конституцию.

Почему же они так пылко и демонстративно уважают Конституцию? Может быть, потому, что она им выгодна. Т а к выгодна, что они забыли, как и кем она написана. Как «всенародно» принята.

Они хотят, чтоб и народ уважал Конституцию. Но этого нет. Конституция не обеспечила обещанных прав. Обманула. Допустила две Чеченских войны, невыплаты пенсий и зарплат, убийства (через отключение электричества и тепла) — кто ж ее будет уважать?

Кричат, будто у нас нет свободы слова. Ошибаетесь, ребята, она у нас пока еще есть. Только вы почему-то ей не пользуетесь.

Недавно меня пригласили прочесть лекцию на жур-факе М Г У. Собралось человек двести. Сотня с лишним абитуриентов, а еще старшекурсники и преподаватели жур-фака, а еще десятка два редакторов районных газет Орловской и Владимирской областей.

Спрашиваю: кто знает, что Центральная избирательная комиссия подавала в суд на Минкина и «МК», поднимите, пожалуйста, руки.

Три руки.

А ведь в зале не кочегары и не плотники, а мечтающие о журналистике, изучающие журналистику и работающие в журналистике.

— Кто знает результат судебного процесса, подними

те, пожалуйста, руки.

Ни одной…

На этом месте следовало бы пуститься в рассуждения… Но я задал третий вопрос:

— Кто знает о том, как судили мотоциклиста, который

сбил подвыпившего моряка?

Л е с рук. С т о процентов.

Скажите, уважаемые читатели, какое значение для судеб Родины имеет процесс мотоциклиста? Нулевое. Скажите, почему о переходе телеведущих с канала на канал известно больше, чем о переходе Суворова через Альпы? И почему такая тишина, когда в суде потерпела поражение вся избирательная система России — фундамент политического устройства?

…Почему С М И промолчали о сенсационном решении суда — не знаю. Но они промолчали. И когда на днях Ястржембский сказал, что свобода слова — это продукт, он был прав. Значит, она — товар: продается и покупается» — сетует журналист, признанный «Золотым пером России».

Между тем Минкину, прежде чем сетовать на молчание прессы, следует вспомнить, как он и «Московский ком-138


сомолец» молчали по вопросу двойников президента Ельцина, исполнявших его роль после смерти самого Ельцина в 1996 году.

И в то время, когда вся пресса России жевала вопрос о принцессе Диане, в Госдуме России депутат Салий внес предложение создать комиссию и выяснить, правда ли, что президент Ельцин умер в 1996 г. и его обязанности исполняют двойники? Это тем более было уместно в связи с поступившим в Думу сообщением, что из России в Германию был вывезен цинковый гроб, который на немецком военном аэродроме встречали канцлер Коль и Наина Ельцина. За создание такой комиссии проголосовало 168 депутатов, а для принятия решения требовалось 226 голосов, поэтому предложение Салия не прошло. Но ни одна газета, имеющая корреспондентов в Думе, ни один телеканал, ни одна радиостанция не сообщили ни слова о запросе депутата Са-лия. Все (или практически все) СМИ России и «свободного мира» дружно решили за своих читателей и зрителей, что информация о смерти Ельцина и его двойниках и читателям, и зрителям не нужна. А теперь посудите сами, какую информацию предпочел бы житель России да и всего мира: с кем трахается одна из миллионов британских потаскух или информацию о том, жив ли президент России? Причем, речь ведь шла не о слухах, а о достоверной информации — 168 депутатов, представляющих почти половину России, требовали выяснить причину отсутствия Ельцина и появления вместо него во всех официальных актах двойников. И, тем не менее, пресса глухо промолчала.

Могут сказать, что этого не может быть, что пресса гоняется за сенсациями, поэтому, как только реальные слухи о смерти Ельцина появились бы, то все газеты начали бы об этом кричать. Это недопонимание положения в прессе, это обман: массовая пресса за сенсациями гоняется точно так же, как и спецслужбы с террористами борются. Зачем ей гоняться за сенсациями, если СМИ эти сенсации могут отсосать из пальца? Вот, скажем, престарелый Пол Маккартни, давно забытый музыкант (лабух — на жаргоне музыкантов) из группы «Битлз» в очередной раз женится. Чем не сенсация? Все российские каналы за три дня стали передавать сообщения о предстоящем бракосочетании, да так, будто вся Россия вызвана на свадьбу и не вправе отказаться от приглашения. И такие «новости» естественны. Когда производитель плюет на потребителя, как в случае с прессой, то тогда сам производитель определяет, что является качественным товаром или услугой. Купил телевизор, теперь хочешь — не хочешь, а смотри новости про лабуха.

Такое же положение и в США. В конце 2000 г., когда Буша уже избрали, но он еще не вступил в должность, на ракетной базе у границ с Канадой произошел пожар, который несколько дней не могли потушить. Все это время существовала возможность самопроизвольного старта пяти десятков ракет с тремя термоядерными боеголовками каждая и непредсказуемого их разброса по территории прилегающих штатов. Клинтон, вместо руководства ликвидацией аварии, взял жену и дочь и удрал в Африку, якобы с официальным визитом. Под видом учений были мобилизованы войска гражданской обороны, им были розданы индивидуальные защитные комплекты. В районе базы находились представители почти всех СМИ США, но по просьбе правительства ни одно издание или канал не сообщили об этом ни слова. Пока база горела это еще можно понять, но пресса США не сообщила об этом ни слова и после пожара! А ведь именно США кичится своей свободой слова и граждане этой страны уверены, что они самые информированные в мире, а их пресса сообщает им все. Однако в данном случае американцы не получили не только ни грамма жизненно важной для них информации, но даже обычных заверений, что такой пожар не повторится.

Да, правительство «самой свободной страны» прямо дают указание «самой свободной» прессе, о чем писать и о чем молчать. Я помню раннее утро 4 октября 1993 г. в Москве. В российском эфире работал только американский канал CNN. На экране появилась молодая женщина-комментатор у камеры на крыше здания с видом обстреливаемого Верховного Совета и уверенно начала комментарий: «Фашистские войска Ельцина обстреливают парламент России…» Строго говоря, она была абсолютно права, поскольку Ельцин попрал Конституцию России, исполнять которую клялся, и разгонял он, как и Пиночет, народных представителей своей страны таким же, как и Пиночет, способом. Таким образом до утра 4 октября в американской прессе именно он был фашистом. Но московского корреспондента CNN тут же прервало сообщение из штаб-квартиры CNN в США, что правительство США только что приняло решение фашистами называть депутатов Верховного Совета России, а Ельцина называть демократом. После чего тон репортажей CNN тут же изменился на противоположный. Однако такие «проколы», в ходе которых видны прямые указания прессе, чрезвычайно редки, да и нет необходимости контролировать прессу ежеминутно.

Дело в том, что в основном люди практически не понимают, не способны осознать и самостоятельно оценить, что они читают или слышат. Еще в 70-х годах исследования показали, что во всех слоях населения, от рабочих до так называемой интеллигенции, всего лишь 14% способны пересказать текст упрощенной статьи и лишь 8% способны понять вывод, который обосновал ее автор. Остальные потребители информации просто запоминают выводы и дальше поступают в зависимости от того, верят они им или нет. А вера обывателя зависит от верований толпы — во что верит толпа, в то же верит и обыватель. Поэтому, чтобы обывателя чем-то расшевелить, нужно, чтобы об этом заговорили сразу многие СМИ, т. е. толпа, — тогда обыватель примет такую информацию во внимание. Отдельные выступления, не поддержанные толпой, для обывателя не имеют ни малейшего значения: понять самостоятельно он их не способен, а поверить не может, поскольку это еще не мнение толпы. Отсюда следует, что для сплошного оболванивания населения совершенно безопасно выступление отдельных органов СМИ по любым вопросам. Какие бы доводы ими ни приводились, как бы ни разжевывалась информация и как бы длительно она ни повторялась, обыватель в нее все равно не поверит. А видимость полной свободы слова такие издания создают.

Возьмем, к примеру, аферу с высадкой американцев на Луну. Объявив миру, что в десятилетний срок американские астронавты высадятся на Луну, США смогли с помощью вывезенного из Германии конструктора фон Брауна создать лишь ракету-носитель, но практически ничего остального (ни автоматики стыковки, ни даже нужных скафандров) не смогли создать. И США пошли на аферу. Астронавты запускались на околоземную орбиту, а на земле демонстрировались снятые предварительно кадры о якобы высадке на Луну. Эти кадры, само собой, были сняты крайне безграмотно и поэтому в самих США эта афера была сразу же разоблачена. Да и трудно было этого не сделать. Скажем, американский флаг «на Луне» развевается на ветру, но ведь на Луне нет атмосферы — откуда ветер? И подобные ляпы, вплоть до голливудской маркировки, обозначающей кинематографический реквизит, на «лунных камнях».

Те американцы, которые до сих пор пытаются разоблачить эту аферу, имеют и свои издания, снимают фильмы, распространяют свою информацию через Интернет. Более того, их время от времени допускают и до центральных каналов американского телевидения — полная идиллия полной свободы слова. Но поскольку остальная пресса на эти выступления не обращает внимания и продолжает расхваливать это американское «достижение» в космосе, то результат более чем тридцатилетней кампании по разоблачению лунной аферы очень скромен: едва ли только каждый пятый гражданин США понимает, что американских астронавтов на Луне «не стояло».

Поэтому если некое СМИ, не подумавши, вдруг и даст какую-нибудь не устраивающую власть сенсацию, то ничего страшного нет: такому изданию укажут, оно прекратит писать об этом и обыватель ничего не заметит. Скажем, сразу после первого тура выборов президента России в 2000 г. «Советская Россия» сообщила, что, по подсчетам КПРФ, имеющей организации во всех областях России, Путин в первом туре набрал немногим более 40% голосов и предстоит второй тур. Однако Центризбирком уже сообщил, что Путин победил в первом туре, «Советская Россия» немедленно заткнулась и сегодня даже обыватель из КПРФ считает Путина законно избранным президентом.

Поскольку пресса имеет возможность не обращать внимание на свое Дело — на обеспечение своего потребителя качественной и нужной ему информацией, то она является и наиболее обюрокраченной структурой общества. Напомню, что бюрократ это тот, над кем власть имеет не Дело, а начальник. В прессе над журналистов власть имеет главный редактор, над главным редактором власть имеют спонсоры и рекламодатели, а над последними власть имеют те, кто имеет власть в данной стране, т. е. тот, кто способен напакостить спонсорам и рекламодателям. Структура железная и дисциплина круче, чем в армии. Редкие издания, существующие независимо от власти, блокируются молчанием остальной прессы. Вот и вся ее свобода.

Прежде, чем начать разбор взрывов домов в Москве и Волгодонске сотрудниками ФСБ России, я сделал это обширное вступление для того, чтобы читатель понял, что дружное говорение «свободной» прессы по тому или иному поводу еще ничего не означает, и в любом случае в жизненно важных вопросах желательно разобраться самому, своей головой. Кроме всего, подобное личное исследование интереснее пережевывания «информации» о свадьбе или разводе очередного лабуха.

Итак, в сентябре 1999 г. в Москве было взорвано два дома взрывчаткой с использованием гексогена, взрыв третьего дома был предотвращен жителями. После этого взрывы переместились на периферию, был взорван дом в Волгодонске, дом в Буйнакске и, наконец, сотрудники ФСБ России были пойманы после того, как они заминировали жилой дом в Рязани. Всего в результате этих терактов погибло 246 человек, более 300 были ранены.

Будь эти акции проведены в США, то публика об их исполнителях вряд ли когда-нибудь узнала бы правду, но в России с 1991 г. воры, любящие, чтобы их называли олигархами, никак не поделят добычу и непрерывно грызутся между собой, используя для компрометации друг друга свою прессу. После того, как из окружения президента вышибли Б. Березовского, его соучастника во всех подлых делах, амбициозный олигарх начал разоблачать своего подельника в части общих преступлений. Его люди написали книгу о ФСБ, в которой уделили достаточно места взрывам домов. Более того, имея свои газеты, Березовский не дает затихнуть этому разоблачению. В таких условиях власть должна что-то отвечать, хотя бы не для толпы обывателя, а для тех, кто еще способен думать самостоятельно.

Поэтому, надеюсь, будет более интересно не разбирать достоверность тех или иных фактов, выдаваемых Березовским, а посмотреть, как холуи президента в прессе пытаются эти факты опровергнуть, поскольку их бессилие убеждает больше, чем идущая от Березовского информация. Но, прежде всего, я другим шрифтом дам в следующей главке цитаты из упомянутой книги уже отравленного Литвиненко и пока еще живого Фельштинского с теми фактами, которые без лишней воды позволяют понять, как была разоблачена ФСБ. Между прочим, авторы книги в качестве эпиграфа предварили главу о взрыве домов гексогеном характерной оговоркой директора ФСБ Патрушева: «Очень важно, когда совершается преступление, задерживать сотрудников именно по горячим следам».


* * * | Власть на костях или самые наглые аферы XX века | Цитаты из книги Литвиненко и Фельштинского