home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Статья С. Кредова «Следствие ведет профессор Мориарти» из «Русского журнала»

В Америке отменены премьеры кинокартин, которые могут вызвать болезненные ассоциации с событиями 11 сентября.

В нашей стране премьера книги «ФСБ взрывает Россию» не была отменена, несмотря на то, что совпала со второй годовщиной терактов в Москве. Фрагменты из книги с ощущением важности выполняемой миссии опубликовала «Новая газета». Полный вариант авторы выпустят за рубежом. Вероятно, выстрел окажется холостым: Западу сейчас важнее узнать, кто взрывает Нью-Йорк…

У нас своя трагедия, своя борьба с мировым терроризмом. В ряду памятных дат особняком стоит 22 сентября 1999 г. В этот день произошло в высшей степени неординарное событие. Сотрудники ФСБ заложили мешки то ли с сахаром, то ли с гексогеном в подвал жилого дома в Рязани. По их версии — проверяли милицию и жильцов на бдительность после взрыва домов в Москве. Проверяемые тест выдержали, но заподозрили чекистов в том, что те действительно собирались их взорвать. К расследованию происшествия спешно подключились журналисты и правозащитники. На голубых экранах замелькали напряженные лица контрразведчиков, которые своими туманными объяснениями только подогревали подозрения. Их стали с пристрастием расспрашивать и про теракты в Москве… Дебаты в программе «Независимое расследование» на НТВ (сюжет «Рязанский сахар») закончились явно не в пользу ФСБ.

Согласно одному из опросов, не меньше 20% наших граждан тогда не исключали, что российские спецслужбы как-то причастны к терактам в Москве. А процентов 5 были в этом уверены.

Когда в какой-либо стране происходит террористический акт, то версия о причастности к нему местных спецслужб рождается автоматически, одной из первых. У ж е появились достаточно толковые исследования, утверждающие, что в подготовке суперсложной атаки террористов на Нью-Йорк и Вашингтон, возможно, участвовали стопроцентные американцы, выходцы из разведывательных или диверсионных структур. Но в США подозревают выходцев, отщепенцев. У нас — структуру целиком. Сказано: «ФСБ взрывает Россию».

Книгу написали бежавший за границу подполковник ФСБ А. Литвиненко, в свое время организовавший на телевидении шоу «Как мне поручили убить Бориса Березовского», и некий историк из США Ю. Фельштинский. От Литви-ненко можно было ожидать разоблачения некоторых секретов и тайных операций. А они с историком раскрыли чуть ли не все криминальные загадки последнего десятилетия, чуть ли не все резонансные убийства и взрывы! ФСБ, по их утверждению, причастна к убийству Листьева и Старовойтовой, развязыванию двух чеченских войн, созданию криминальных группировок и банд киллеров, взрыву на Котляковском кладбище… И так далее по списку. Повествование пересыпано кличками агентов, номерами уголовных дел и воинских частей, фамилиями сыщиков, следователей. Получается правдоподобно. И все же, по словам авторов, это лишь «фон, на котором происходили сентябрьские, 1999 г., взрывы в России». Воистину, фон таков, что на нем может произойти что угодно.

Наше общество будто проверили на детекторе лжи, а результаты исследований огласить не успели, поскольку внимание отвлекла трагедия в Америке.

Смысл акции под названием «ФСБ взрывает Россию» прояснился сразу. В самом деле, откуда оперу средней руки или его соавтору, «книжному червю» из США, знать о том, сколько и кому в Кремле платили чеченцы, из-за каких не поделенных наверху «бабок» началась кавказская война? Это может знать, например, Борис Абрамович Березовский, покровитель Литвиненко. И то в случае, если сам участвовал в дележе этих «бабок». Понятно, предрек В. Путину отстранение от власти уже через год и теперь старается оправдать репутацию хорошего прогнозиста. Вроде бы и Западу выгодно считать ФСБ монстром. Из спецслужб вышли многие руководители России, следовательно…

Однако нашему читателю по большому счету не важно, с какой целью написана книга. Положим, авторы отрабатывают заказ. Положим, даже Березовского. Но ведь если хотя бы пятая часть из написанного соответствует действительности, то наша страна — «империя криминального зла»!

Не за ФСБ обидно. За державу. Ощущать, что живешь на криминальной помойке, согласитесь, неприятно. Я не узнаю той страны, о которой написали Литвиненко с Фель-штинским. Поэтому позволю себе вклиниться в спор «независимых журналистов» со спецслужбами. На правах «третьей силы». В ряде случаев буду опираться на мнения своих знакомых, которые раньше занимали заметные должности в разведке и контрразведке, а ныне работают в охранном бизнесе.

Начну с отвлеченного рассуждения. Зловещие и суперсложные операции приписываются ведомству, которое до недавнего времени постоянно переименовывали, обновляли, реформировали, переподчиняли. Уволенные из КГБ-ФСБ сотрудники брались за перо и писали разоблачительные мемуары. Что в ведомстве не расформировали, то журналисты рассекретили. Однако все потрясения и разоблачения пережило некое таинственное подразделение, которое завалило трупами Россию и ни разу не прокололось. Такое предположение может прийти в голову людям, верящим во всесилие спецслужб. Это, кстати, еще один миф. В России секретные службы никогда не играли самостоятельной роли. И сейчас не играют. (Коржаков вроде бы был влиятельным человеком, но когда Ельцину понадобилось, он просто выставил его за порог вместе со всей командой, и «влияние» на этом кончилось. В период расцвета чекизма, при Сталине, биографии руководителей спецслужб заканчивались еще печальнее.)

Слово одному из моих экспертов, пожелавшему остаться неизвестным:

«В спецслужбах действует жесточайшая бюрократическая система обеспечения любой операции. Это только в фильмах оперативники заказывают наружку по телефону. Как бы не так! Бывало, напишешь десяток планов, кипу бумаг, и только когда их утвердят, придет технарь, пошевелится какое-нибудь вспомогательное подразделение. Литви-ненко судит о тайных операциях на уровне опера из захудалого райотдела, где каждый сотрудник сам себе наружка, агентурист и группа захвата. В реальной операции участвуют десятки, а то и сотни человек, начиная от «скорой помощи» и кончая службами оперативного, технического, юридического и иного обеспечения. А Литвиненко рассказывал, что к нему подошли и шепнули: надо убить Березовского.

Видимо, так же, по его мнению, отдавались приказы взрывать дома…

Павел Судоплатов провел несколько секретных операций, и все они стали известны. Это при сталинской-то закрытости! В наше время сохранить в тайне операцию, в которой задействованы десятки людей, вовсе невозможно. Тем более что в расследовании терактов участвуют сотни специалистов из разных ведомств. Известны имена исполнителей взрывов, многие задержаны, дают показания. Известно, где изготавливались смеси, как их везли… А Литвиненко с компаний все талдычит свое: «Президент объявил террор собственному народу…»

Почему же спецслужбы так болезненно реагируют на обвинения «независимых журналистов»? Нервничают, уклоняются от дебатов в прямом эфире? Может, нет дыма без огня? Я вспоминаю разговор с одним нашим разведчиком, в 60-е годы работавшим на американском континенте. Мы обсуждали загадки, связанные с убийством Джона Кеннеди. Освальд ли его убил? А если — да, то почему материалы дела засекречены? Мой собеседник ответил, что убил, несомненно, Освальд, специалисты в США в этом не сомневаются. Есть железные данные баллистической экспертизы. Однако Освальд крутился в среде местных коммунистов, кубинских эмигрантов и прочей сомнительной публики. Гласное расследование неизбежно высветило бы контакты спецслужб в этих кругах, агентуру, методы, разные неблаговидные, с точки зрения американских налогоплательщиков, делишки. Эти данные, вероятно, и хранятся под грифом секретности.

Есть безобидные легенды. Например, о вечно живом киллере Солонике. Нормальная тема для желтой прессы. Иное дело — взрывы наших домов, осуществленные или спровоцированные якобы нашими же спецслужбами. Предполагаю, мало кто задумывался, о чем на самом деле идет речь.

Провокации — не редкость в большой политике. Без них ни одна война не обходится. Однако и у провокаций имеются свои законы. Вспомним исторические примеры. Нацисты в Германии подожгли рейхстаг, австрийцы подставили своего эрцгерцога под пулю сербского террориста, что вызвало Первую мировую войну… Не впечатляет, не тот масштаб жертв. Иное дело — тираны с их массовыми репрессиями, но эти акции проводились все-таки против врагов или кажущихся врагов. Адский замысел отправить на тот свет сотни сограждан, дабы начать войну и поднять свой рейтинг, не пришел бы в голову ни Гитлеру, ни Сталину, ни Малюте Скуратову, ни какому-либо другому душегубу.

Выходит, некоторые из нас подозревают свою власть не просто в преступлении. А в преступлении, которому нет исторических аналогов. Провокатора такого масштаба сразу бы занесли в Книгу рекордов Гиннеса. В детстве он, вероятно, вешал кошек, а в зрелости совершал вооруженные налеты на родильные дома. Или скитался по психиатрическим лечебницам. Сомневаюсь, что такие люди есть среди власть имущих.

Два года назад, когда рухнул в Москве первый дом, известный психиатр и литератор Д. Еникеева по моей просьбе составила психологический портрет организатора для одного издания. Она отметила, в частности, следующие особенности. Террористы намеревались не просто повлиять на общественное мнение, а стремились уничтожить как можно больше людей. С этим расчетом они закладывали взрывчатку, определяли время взрыва. Свой, провокатор, такой цели бы не ставил. Следовательно, действовал чужой, враг. И против чужих. Действуя так, террористы намеревались посеять среди населения панику, подчеркнуть бессилие властей.

Эти наблюдения, на мой взгляд, помогают понять, почему даже злодеи не додумывались устраивать провокации в своем собственном доме и с такими жертвами. Не тот получается эффект. Какому политику нужно сеять панику и расписываться в своем бессилии?

Все-таки что же произошло в Рязани 22 сентября 1 9 9 9 г.? От контрразведчиков мы вряд ли узнаем новые подробности. Неумная у них получилась акция. Перепугали ночью людей, вытащили на улицу инвалидов, сердечников, мамаш с грудными младенцами. Не признаются, какой стратег такое придумал. За деталями обратимся к самому «обстоятельному» источнику — книге всезнающего Литвиненко. Соответствующий пассаж по моей просьбе прокомментировал эксперт, специализирующийся на борьбе с бомбовым терроризмом, автор ряда книг. Что было в мешках: сахар, гексоген или сахар, присыпанный гексогеном? Он пояснил:

«Обрати внимание на слова: «Пробный подрыв смеси не вызвал детонации». Эту фразу авторы произнесли скороговоркой, запрятали ее поглубже в текст. Зато многозначительно рассуждают о том, что некий экспресс-анализ содержимого мешков выявил «пары взрывчатого вещества типа гексоген». Подобный фон может дать что угодно. Скажем — вещество, оставшееся на руках эксперта, или даже сам прибор. Соскребите побелку со стены своего кабинета и покажите серьезному специалисту. Он скажет: «Есть признаки, свидетельствующие о наличии таких-то элементов». И все. Точный состав смеси возможно определить только в лаборатории.

Сейчас операцию в Рязани легко критиковать. Но ведь после того, как взрывами снесло два дома в Москве, психоз был и в спецслужбах. Кому-то вполне могла прийти в голову идея — провести учения, максимально приближенные к боевым. Заносили-то мешки в дом фактически демонстративно, и номера на машине залепили тоже демонстративно… Не знаю, что у них не сработало. Но я не нахожу особых противоречий с официальной версией».

Вероятно, вот самое простое объяснение случившемуся. Кто-то в ФСБ придумал провести операцию, нацеленную на повышение бдительности милиции и населения. Жильцы оказались начеку. Милиционеры не упустили случая отличиться и раструбили о пресечении опасного теракта. (Американцы иначе разве действуют? Громогласно задерживают десятки «террористов», а потом тихо их отпускают.) Затем журналисты начали «независимое расследование». Почуяв политический заказ, контрразведчики стали бороться с ними своими методами. История обрастала все новыми сюжетами. В результате к скромной главке «Как ФСБ минировала дом в Рязани» с вовсе затерявшейся фразой «подрыв смеси не вызвал детонации» добавились большие героические главы типа: «Как мы вели журналистское расследование», «Как мы разоблачили агентов-чекистов», «Как мы подвергаемся репрессиям со стороны ФСБ» и другие. У общественности складывается впечатление, что спецслужба юлит и что-то недоговаривает, а журналисты и правозащитники мужественно ведут свое расследование. Все при деле.

Литвиненко знает, в чем обвинять бывших коллег. Ведь это он, когда служил в ФСБ в управлении по разработке преступных организаций, попался под видеозапись на рэкете, пытках. Затем последовали спектакль на телевидении на тему «Как мне предлагали убить Березовского», тюрьма, освобождение под подписку о невыезде, бегство за границу, надерганная из газетных вырезок книга «ФСБ взрывает Россию».

С «чекизацией» России сегодня борются, с одной стороны, изгнанные из органов представители мордобойно-пы-точного правосудия, а с другой — криминальные бизнесмены, создавшие в своих компаниях мини-КГБ, использующие в бизнесе шантаж, подставы проституток, сбор компромата и прочие «шалости», которые спецслужбы, между прочим, применяют в борьбе только с явным врагом.

Профессор Мориарти пишет историю Англии… Занятное получилось бы чтиво. Англичане испугались бы своей страны не меньше нашего. Продолжения нам ждать недолго. Как сказал один известный российский политик: «Березовский умный человек. Пусть копает. Авось что-нибудь накопает».

С. Кредов


Оценим реальность организации взрывов Путиным | Власть на костях или самые наглые аферы XX века | Оправдание самой ФСБ