home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Оправдание самой ФСБ

Согласен с Кредовым: возможно Березовский в деле взрыва домов в России будет «копать» дальше и дальше. Судя по сообщению «Новой газеты», он своим шантажом уже добился нужных результатов:

«Новость, которая еще год назад была бы сенсацией, сегодня прошла почти незамеченной. Генеральная прокуратура РФ как бы между прочим сообщила, что расследование уголовного дела «Аэрофлота» завершено. Тщетно было искать среди обвиняемых имя человека, которого и при Скуратове, и при Чубайсе, и при Устинове называли главным фигурантом, — Бориса Березовского. Е г о ни в чем не винят, не ждут его свидетельства».

То есть хотя генпрокурор и пудрит публике мозги о своем желании якобы арестовать Березовского, но против Абрамыча в Генпрокуратуре срочно прекратили уголовное дело о воровстве 500 млн. долларов, а аппетит приходит во время еды. Госдума же, как всегда, прикинется «не местной» и дело о взрывах домов будет упорно предавать забвению.

Но вызывает удивление утверждение Кредова, что шантаж Березовского «проверил наше общество на детекторе лжи». При чем тут общество и при чем тут ложь? Наших политиков и журналистов в очередной раз проверили на детекторе подлости. Трусливые, а также подлые, но умные промолчали, и только подлые дураки полезли оглашать «доводы» того, что дома взрывала все же не ФСБ, а чеченцы. Убойным в апломбе своей глупости был Леонтьев в «Однако», ехидно спросивший 11 сентября тех, кто не верит, что дома в Москве взорвали чеченцы: «Что, и небоскребы в Нью-Йорке тоже взорвал Путин?!» Такой довод, конечно, должен был убедить всех. Всех идиотов. Для остальных был срочно снят фильм «Лубянка» и, как видим, написали свои статьи кредовы, которым, оказывается, «за державу обидно» (такой у Кредова тонкий юмор).

Кредов начинает собственное опровержение с мнения «эксперта с Лубянки». И «эксперт», сам того не понимая, подтверждает, что да, дома действительно взорвало ФСБ. Поясню. «Эксперт» утверждает, что ФСБ настолько забюро-крачено, что, если не «напишешь десяток планов, кипу бумаг» и не утвердишь их у самого высокого начальства, никто в ФСБ не пошевелится, даже «вспомогательное подразделение».

Тогда почему же ни в 1999 г., ни в последовавших ТВ-передачах никто из ФСБ не предъявил ни клочка бумаги об «учениях в Рязани»? 20 марта 2000 г., через полгода после этих «учений», как мы помним, в программе «Независимое расследование» генералов ФСБ шесть раз просили даже не то что показать план «учений в Рязани», а хотя бы устно сказать всего лишь о том, кто дал приказ об их проведении? Они ничего не смогли ответить. И мычат до сих пор.[4]

Затем, не надо делать вид незнающих, что бюрократу не бумажка важна, а безнаказанность. Если он верит в свою безнаказанность, а ему сулят благоволение начальства или взятку, то он пойдет на любую подлость. «Эксперту», чтобы защитить свою контору, следовало бы не о бюрократизме работников ФСБ говорить, а об их чести и преданности Родине. Но работники ФСБ таких слов не знают за ненадобностью.

Интересны ссылки на Судоплатова о том, что его операции, дескать, стали известны. Когда?! Палач Троцкого — Рамон Меркадер — даже похоронен был под чужой фамилией, а о таких операциях, как отравления, стало известно только от самого Судоплатова, и только в 90-х годах.

Теперь по поводу того, что именно стало известно народу России о взрывах домов гексогеном. Напомню, что все «известное» ФСБ показала в упомянутом фильме «Лубянка» по ОРТ 25 сентября 2001 г.

Кредов пишет: «Известны имена исполнителей взрывов, многие задержаны, дают показания».

А согласно этому фильму не задержан ни один! Два каких-то имени в фильме названы, но не дано ни малейших доказательств того, что это реальные люди и что эти люди имеют хоть какое-то отношение к взрывам: нет ни отпечатков пальцев, ни вещдоков, ни следов гексогена или взрывчатки в тех помещениях и складах, которые они снимали в Москве, не найдены там детали взрывателей, нет ни показаний свидетелей — нет ничего, кроме болтовни чинов ФСБ о том, что им «по агентурным данным» известно, что это именно те люди. Смешно, но единственный свидетель, которого можно за такового считать, поскольку он должен был видеть террористов перед взрывом, показан издалека и слов его в фильме нет. Зато много болтает свидетель-чеченец, сидящий в тюрьме, о том, что якобы он видел смерть одного чеченского боевика при их отступлении. И все. А уж за кадром соловьи из ФСБ распинаются, что это был убит «тот самый террорист»,

А «тот самый террорист» (только не смейтесь) «опознан» «специалистами ФСБ» при сравнении запечатленных на фото одного глаза и части бороды какого-то боевика в групповом их портрете, причем сравнивался тот портрет с фотороботом (т. е. рисунком по расспросам свидетелей) бритого человека. Смешно, но фоторобот этого человека был как две капли воды похож на ведущего в этом фильме, но его ни в чем не обвиняли.

Оцените «специалистов ФСБ». Они по десяткам тысяч фотографий не могли определить, что президент России Ельцин умер в 1996 г. и вместо него какие-то кукловоды у власти показывают публике двойников. Напомню, что защита государственной власти от ее незаконного захвата, в том числе и от захвата двойниками, это обязанность ФСБ. А тут они по фотороботу и половине лица опознали террориста!!! Ну, молодцы! Однако дело в том, что, согласно законам портретной идентификации, принятым в криминалистике, два лица даже на фотографиях (о рисунках и речи нет) считаются идентичными только тогда, когда у них совпадают абсолютно все детали. Но в данном случае половины (а с учетом бороды — двух третей) деталей лица на фото просто не видно, и сравнивается эта часть лица не с другим фото, а с рисунком «по памяти». И это главное доказательство того, что дома взрывали чеченцы?!

Заметьте, что это «доказательство» добыто за 2 года «расследования». Конечно, еще раз напомню, что в ФСБ нынче работают, возможно, не самые лучшие представители нашего народа, но все же и для таких людей найденных «доказательств» все-таки маловато, если принять за версию, что ФСБ здесь ни при чем и что оно действительно кого-то по этому делу искало.

Далее Кредов пишет: «Известно, где изготавливались смеси, как их везли…» Исходя из фильма «Лубянка», о происхождении взрывчатки обществу по-прежнему не известно ничего, а о том, «как смеси везли», в фильме снят художественный эпизод с артистами. Это в криминалистике новое — снять художественный фильм и на его основе обвинить конкретных людей. Сами понимаете, что на такое можно пойти только при полном отсутствии каких-либо доказательств.

Теперь по поводу того, что Кредову «известно, где изготавливались смеси». Не надо объяснять, что это вопрос огромной важности: если не выяснить источники происхождения взрывчатки и ее остатки в запасах у террористов, то тогда следует ожидать новых взрывов. То, что показано в самом отчете ФСБ в указанном фильме «Лубянка», на этот вопрос ответа не дает.

Во-первых. Как сообщается в фильме, согласно анализу взрывчатой смеси, обнаруженной жильцами в одном из домов Москвы, который ФСБ не сумела взорвать и списать на чеченцев, взрывчатая смесь состояла из аммиачной селитры, алюминиевой пудры, гексогена и сахара. Для тех, кому это интересно, немного подробностей.

Аммиачная селитра — это удобрение, которое свободно продается везде и не является веществом, подлежащим строгому учету. Если по этой селитре детонатор нанесет очень быстрый удар (со скоростью 3000—5000 м/сек.), то селитра почти мгновенно разложится на газы с выделением тепла — произойдет взрыв. То есть аммиачная селитра сама по себе является взрывчаткой, которую, правда, не просто подорвать. Еще один нюанс: селитра — это сильный окислитель и взрывать одну селитру неэкономично — бесполезно расходуется ее кислород. Чтобы усвоить кислород селитры, в нее можно добавить бензин, или дизтопливо, или кремний молотого ферросилиция, но оптимальным является порошок алюминия — «алюминиевая пудра». Последняя, в свою очередь, является очень распространенным наполнителем краски «серебрянка» и тоже продается совершенно свободно.

Аммиачная селитра называется у химиков аммония нитратом, поэтому ее смесь с алюминием названа по первым частям слов — аммоналом. Аммонал можно от безвыходности применять и в военном деле, но по сравнению с другими взрывчатыми веществами он слаб. Зато для взрывов при горных работах он подходит прекрасно, поскольку этот порошок плотно заполняет шпуры, безопасен в обращении и дает мало ядовитых газов. Правда, то, что он безопасен, предопределяет и то, что его трудно подорвать. Поэтому в аммонал вводят чувствительную к детонации взрывчатку, в нашем случае — гексоген. (А вот в МСЭ за 1936 г. дан другой рецепт: «Аммонал — взрывчатое вещество, состоящее из смеси аммиачной селитры (70-95 частей), порошка алюминия (2-20 частей) и нитротолуола (до 7 частей)»). То есть дома в Москве были взорваны взрывчатой смесью не с военных складов, а смесью, применяемой в горном деле.

Во-вторых. В этой смеси веществом, подлежащем самой строгой отчетности, является гексоген, и вряд ли любой кладовщик рискнет его украсть, а производитель гек-согена продать его какому-либо частному лицу. Поскольку гексоген для других целей не используется, то такая «коммерция» — это прямое соучастие в убийстве и терактах. Далее. Легче всего списать не гексоген, а уже готовую взрывчатку, идущую на горные работы, и после этого украсть ее с рудника. Но тут все зависит от размеров рудника, поскольку взрывчатки во взрывах домов использовано несколько тонн. На маленьких рудниках такое списание сразу бросится в глаза, поскольку расход списанной взрывчатки не будет соответствовать объему пробуренных шпуров, куда взрывчатка закладывается. Поэтому легче всего украсть аммонал со складов больших рудоуправлений, и я бы после первого же взрыва бросился проверять крупные рудоуправления в Курской области, на Урале, в Сибири. А в фильме ФСБ повело нас поближе к Чечне, на Кавказ, в российской части которого нет никакой крупной рудодобычи, и сообщило, что «компоненты дьявольской смеси» были похищены именно оттуда, с некоего неизвестного предприятия.

В-третьих. Хорошо, пусть так, но тогда зачем скрывать откуда именно похищен аммонал? Ведь если дома взрывали чеченцы, то они адрес этого предприятия хорошо знают. От кого секрет? Ответ: только от работников этого предприятия, ведь если сообщить, что аммонал был украден на каком-то Тебердинском щебеночном карьере, то работники его возмутятся и потребуют доказательств. А где их ФСБ возьмет?

В-четвертых. То же и с предприятием, на котором «готовилась дьявольская смесь». В фильме мельком было показано «оборудование», на котором готовилась «дьявольская смесь», как я понял, — бункер для фасовки сахара в мешки. А он тут при чем? Если террористы не получали аммонал в готовом виде, а готовили его сами из селитры и алюминиевой пудры, то им нужен был не бункер для фасовки (они и лопатой бы мешки загрузили), а оборудование для тщательного помола селитры и тщательного смешивания ее с пудрой, т. е. мельницы и смесители. Но этого оборудования ФСБ в фильме не показала, что и немудрено — откуда ему взяться на сахарном заводе? Не названо и само предприятие по тем же причинам, по которым не назван и рудник.

Поэтому Кредову не стоило писать: «Известно, где изготавливались смеси». Это неправда. Нужно писать: «Каждому безмозглому после фильма «Лубянка» стало известно, где изготавливались взрывчатые смеси, но от людей с мозгами ФСБ это до сих пор скрывает».

Теперь по поводу того, что ФСБ якобы не говорит народу правды потому, что оберегает своих агентов. Замечу, что этот довод стал занимать не только в ФСБ, но и в спецслужбах всех стран все больше места по мере того, как спецслужбы стали комплектоваться все более глупыми, ленивыми и неспособными сотрудниками. «Сохранением агентов» бездельники мотивируют свою неспособность найти доказательства по делу. Дескать, сами сотрудники все знают, но сказать не могут, чтобы не выдавать своих штирлицев, так что суд должен осудить невиновных только по их навету.

Еще раз вернемся к агентам.

В телепередаче «Однако», но уже не Леонтьев, а какой-то бородатый «аналитик», доказывал, что США должны бомбить Афганистан, не утруждая себя доказательством его вины, поскольку, раскрыв людям эти доказательства, они раскроют ценных агентов ЦРУ в окружении бен Ладена. При этом бородатый сослался на брата по разуму — президента Буша, который этот идиотизм, как я уже писал, вещал на весь мир.

Во-первых, ни Буш, ни комментатор «Однако», у которого вся мудрость ушла в бороду, не обращают внимания на то обстоятельство, что при таком подходе руководителей государства к делу спецслужбам нет нужды вообще работать: нужно просто с утра самому состряпать десяток донесений «Алекс — Юстасу», показать шефу и — гуляй смело.

Во-вторых, если возле бен Ладена были агенты Ц Р У, а возле тех, кто взрывал дома в России — агенты ФСБ, но они не предупредили об этих терактах (скрыли их от своих шефов), то эти агенты являются пособниками террористов и их. нужно судить вместе с террористами и по тем же статьям (ст. 34 УК РФ). Так зачем их беречь? Чтобы они об очередном теракте снова не предупредили?

Заметьте, что за всю свою историю ФСБ вместе со всеми своими агентами умудрилась не предотвратить ни одного теракта или покушения. Профессионалы, однако!

Полюбуемся на пафос Кредова:

«Адский замысел отправить на тот свет сотни своих сограждан, дабы начать войну и поднять свой рейтинг, не пришел бы в голову ни Гитлеру, ни Сталину, ни Малюте Скуратову, ни какому-либо другому душегубу».

Во-первых, Гитлер для того, чтобы иметь повод к войне с Польшей, сделал именно это — разгромил немецкую радиостанцию на территории Германии в городе Глейвице, убив при этом немецких граждан. Во-вторых, Ельцин нанял подонков в октябре 1993 г., чтобы они убили, по некоторым данным, свыше полутора тысяч граждан России, пытавшихся отстоять Конституцию России. В декабре 1995 г. он ввел в Грозный слабые подразделения российских войск и там их бросил на растерзание чеченцев. С этой провокации и началась эскалация чеченской войны. Чья бы корова мычала по поводу душегубов, а уж ельцинская пусть бы помалкивала.

Дебильные рассуждения «психиатра и литератора» я комментировать не буду (что с бедной женщины взять), рассмотрим лучше рассуждения эксперта «бомбового терроризма» и «автора ряда книг».

Но сначала пару слов о Фельштинском и Литвиненко. К их чести следует сказать, что они вообще могли не упоминать о пробном подрыве смеси в Рязани, но они честно об этом упомянули, хотя этот факт и не в их пользу. «Эксперт бомбового терроризма» радостно на это намекает.

Тут следует сказать, что бомбой является весь мешок со всем своим содержимым, а не часть его, поэтому сделанная проба на взрыв части содержимого мешка результата могла не дать, а взрывать весь мешок так, как его подготовили к взрыву террористы, эксперт не мог — уничтожался «вещдок». Дело в том, что аммонал на ощупь сильно отличается от крупинок сахара, и если бы его просто насыпали в мешки из-под сахара, то это могло бы быть обнаружено даже случайно — кто-либо оперся на мешок и почувствовал, что под рукой не сахар. И аммонал в мешках замаскировали сахаром.

Думаю, что сделали это так. Взяли узкий мешок или сузили по ширине мешок от сахара, поставили «на попа» и на-209


сыпали в него доверху 30—40 кг аммонала в смеси с гексоге-ном, далее, не завязывая его, накрыли сверху пустым мешком из-под сахара, натянули последний и перевернули оба мешка, а затем в кольцевой зазор между двумя мешками засыпали сахар до верха, затем вытянули внутренний мешок, в котором находился аммонал. Теперь в мешке из-под сахара с внутренней стороны мешка слоем 3-5 см находился сахар, а сердцевина мешка была из аммонала. Вспомним, что увидели свидетели в Рязани: «Верхний мешок подрезан и виднеется какое-то электронное устройство: провода, обмотанные изолентой, часы». То есть террористы разрезали мешок и засунули сам детонатор вглубь мешка — в аммонал с гексогеном.

Рязанский взрывотехник, боясь сильно изменить «в е щ док», пробу взял сверху, а в ней был в основном сахар. При попытке подрыва этой пробы сахар погасил детонационную волну, и имевшийся в пробе аммонал не взорвался. Так и должно было быть — пробу надо было брать из того места, куда террористы заложили детонатор — из центра мешка.

По этой причине солдат, укравший «сахар» на складе, отсыпав его в прорезь из наружной части мешка, не заметил в нем ничего необычного, не заметили и его товарищи, севшие пить чай с этим «сахаром», — порошок аммонала не был заметен среди крупинок сахара. И аммиачная селитра дала о себе знать только на вкус…

Теперь по поводу высказывания «эксперта по бомбовому терроризму»:

«Соскребите побелку со стены своего кабинета и покажите серьезному специалисту. Он скажет: «Е с т ь признаки, свидетельствующие о наличии таких-то элементов». И все».

А зачем для этого нужен именно «серьезный специалист»?. Что — любой эту банальность не скажет?


А что делать, если этот «серьезный специалист» увидит, что в сахаре, где не должно быть ничего, кроме белых блестящих крупинок сахара, видны желтые макаронины? Это что — нормально? «Бомбовый эксперт», пожелавший остаться анонимом, глубокомысленно заключает:

«Точный состав смеси возможно определить только в лаборатории».

Но разве в Рязани экспертам дали определить «точный состав», чтобы упрекать их в том, что они этого не сделали? И затем, а при помощи чего в лаборатории определяют «точный состав»? Поясню: при помощи приборов-анализаторов. А чем определял пары гексогена взрывотехник в Рязани? Правильно, прибором-анализатором! Так о чем, словами Кредова, «талдычит» этот «бомбовый эксперт»?

ФСБ уверяет, что на приборе в Рязани могли остаться следы какого-то мифического гексогена от прошлых исследований. Может быть, но дело в том, что перед определением величин шкала любого прибора выставляется на ноль либо замечается ее начальное положение, и любой прибор фактически определяет не абсолютную величину того, что замеряет, а превышение содержания искомого элемента над собственным фоном. И если прибор у мешков показал пары гексогена, то, значит, гексогена в мешках с сахаром было значительно больше, чем на самом приборе, т. е. гексоген в сахаре был. Но откуда, если по версии ФСБ этот «сахар» купили на базаре, а не взяли со склада боеприпасов?

Кроме этого, определять гексоген прибором не было необходимости. Десятки свидетелей видели, что в этих мешках в сахаре находилось «вещество желтого цвета в гранулах, напоминавших вермишель. Именно так выглядит гексоген». Простите, а что, кроме гексогена, могло находиться в мешках с сахаром после того, как этими мешками уже взорвали четыре дома? Лапша? Что тут на анализ отдавать, да еще и таким «экспертам», как этот «специалист по бомбовому терроризму»? И так все ясно.

Совершенно очевидно, что Кредов написал статью по заданию ФСБ и под ее руководством, а все эти «анонимы» — лучшие умы этой «конторы», «аналитики». И эти «аналитики» двух мыслей в голове не могут удержать. В середине статьи они утверждали, что без разрешения начальства в ФСБ никто и шагу ступить не может, а в конце статьи, по их мнению, выраженному «экспертом по бомбовому терроризму»:

«Кому-то вполне могла прийти в голову идея — провести учения, максимально приближенные к боевым».

То есть какой-то опер ФСБ тайно от всех провел эти учения, а теперь ФСБ не может найти, кто бы это мог быть.

Короче, чем больше ФСБ через своих шестерок в прессе пытается оправдаться, тем больше уверенности, что взрывы домов — это дело рук ФСБ.

Смотрите хронологию (войны с Чечней еще нет): 09.09.99 — взрыв жилого дома в Москве, 13.09.99 — взрыв еще одного дома в Москве, жители одного из домов обнаруживают в подвале аммонал, Лужков и его менты звереют, тогда 16.09.99 взрыв дома в Волгодонске, 22.09.99 предотвращается взрыв в Рязани и 23.09.99 Путин дает команду бомбить Грозный. Вот тут, казалось бы, пришла очередь озвереть чеченцам, тем более, что ни одного ФСБ не поймала и их склады не вскрыла. Но! 24.09.99 в подготовке теракта в Рязани разоблачаются не чеченцы, а ФСБ, и взрывы сразу же прекращаются по всей России! Так при чем тут чеченцы?!

А вот глухо молчащая Госдума России в этом деле, безусловно, «при чем»!


Статья С. Кредова «Следствие ведет профессор Мориарти» из «Русского журнала» | Власть на костях или самые наглые аферы XX века | Воняет ФСБ и англосаксами