home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

Самое страшное, что могло произойти — уже произошло: Глиммунг повержен.

Джо понял это, когда услышал вой сирены и шум тяжелых крыльев.

«У этой дряни была какая-то цель. Она летела в определенном направлении. Но куда?»

Джо инстинктивно сжался.

Ему казалось, что это существо давит на него всей своей циклопической массой. С минуту он чувствовал такую тяжесть, будто чудовище оседлало его.

«Оно не интересуется мной», — подумал Джо, скрючившись в позе эмбриона и зажмурив глаза.

— Глиммунг, — произнес он вслух.

Ответа не было.

Эта дрянь летит на космодром, решил он. Теперь им не удастся покинуть планету. Чудовище летело туда:

Джо чувствовал неимоверную целеустремленность в его диком напряжении.

Глиммунг ранил монстра, но не смог уничтожить. А теперь, вероятно, умирал на дне Маре Нострум.

«Мне нужно спуститься туда, — понял Джо. — Я должен посмотреть, можно ли ему чем-нибудь помочь». Он начал поспешно собирать прежний водолазный набор: нашел кислородные баллоны, прозрачную маску, ласты, фонарь; закрепил на поясе грузы… И уже облачившись в гидрокостюм, понял, что все это бесполезно. Он опоздал.

«Даже если я смогу его найти, — подумал Джо, — то вряд ли вытащу. У меня нет приспособлений, чтоб поднять такую махину на сушу. А кто будет лечить его? Я не умею. И никто не умеет».

Джо сдался и начал расстегивать костюм. Руки не слушались.

— Гиблое дело, — думал Джо. — Глиммунг сейчас на дне океана, а Темный двойник завладел небом. Все перевернулось. Опасность превратилась в катастрофу.

Но, по крайней мере, он не напал на меня. Он пронесся мимо, погнался за более соблазнительной дичью.

Джо вгляделся в воду, посветил фонарем в ту сторону, где ушли на дно Глиммунг и его противник. На поверхности качались вырванные перья и расплывалось темное, будто нефть, пятно.

«Кровь, — догадался Джо, — это хорошо, значит, чудовище действительно ранено… Если, конечно, это не кровь Глиммунга».

Трясущимися руками Джо отвязал от причала моторную лодку. Вскоре она, тарахтя, приблизилась к страшному месту. Теперь пятно крови окружало лодку со всех сторон. Прислушиваясь к плеску волн, бьющихся в темный берег, Джо опустил руку в воду и посмотрел на нее. В свете фонаря казалось, что ладонь испачкана чем-то черным. Но это была кровь. Свежая кровь, очень много крови.

Должно быть, рана, из которой она сочилась, была огромной.

«Тот, кто потерял столько крови, умрет через пару Дней, — подумал Джо. — Если не через пару часов».

Из глубины океана всплыла бутылка. Поймав ее лучом фонарика, Джо включил мотор и, добравшись до места, поймал ее рукой.

Записка! Джо откупорил бутылку и трясущимися руками извлек из нее клочок бумаги. При свете фонаря он прочел:

«Хорошие новости! Я справился с врагом и скоро восстановлю свои силы».

Не веря глазам, Джо прочел записку еще раз. Что это? Шутка? Фальшивая бравада? «Надутый самозванец», — вспомнил он надпись на черепке. Так, может, сама эта записка — ловушка. Как и надпись на кратере, этот текст может быть написан Храмом — не Темным двойником, а Хельдскаллой, которую Глиммунг собирается — или собирался — поднять из моря. «Я справился с врагом», — отдавалось эхом в мозгу, пока Джо вновь и вновь перечитывал записку.

Возможно, это попытка обмануть себя, решил он. Враг, вырвавшийся из глубины и взлетевший в небо, ранен, но не смертельно. А Глиммунг под толщей вод, скорее всего, ранен смертельно.

Еще одна бутылка, меньше, чем первые две, показалась на поверхности.

Схватив ее, Джо отвинтил крышку и прочел на маленьком бумажном листке:


«Предыдущее сообщение — не фальшивка. Я в добром здравии, надеюсь, что и вы тоже. Г.

Р. S. Необходимости покидать планету — нет. Передайте всем, что со мною все в порядке, и скажите, чтобы все пока оставались но своих местах. Г.»


— Уже поздно, — проговорил вслух Джо, — как раз сейчас они отправляются… Глиммунг, вы слишком долго не отзывались. Я остался здесь один. Я и роботы, в том числе Виллис. Это ничто по сравнению с той командой, которую вы собрали для Поднятия Хельдскаллы. Ваш Проект не состоялся…

Но что еще хуже — ведь и эта записка могла быть подложной. Вдруг это попытка Хельдскаллы удержать всех от бегства с планеты, вопреки распоряжению мисс Раисе? Однако краткие, рубленые фразы напоминали обычный стиль Глиммунга. Если это подделка, то очень искусная. Джо взял последний листок бумаги и вывел на его обороте печатными буквами:


«Если вы в добром здравии, то почему не возвращаетесь?»

Подпись:

«Обеспокоенный Работник».


Он упаковал записку в одну из бутылок, прикрепил к ней грузик, снятый с пояса и, туго завинтив крышку, сбросил бутылку с кормы. Она сразу же ушла под воду, но почти мгновенно всплыла снова. Джо выудил ее из волн и откупорил.


«Я заканчиваю разрушать Темный храм. Вернусь на сушу, как только справлюсь. Признательный Работодатель.

Р. S. Свяжитесь с остальными. Они будут необходимы. Г.»


Послушно, однако без особой уверенности в успехе, Джо направился в сторону базы. Он отыскал видеофон — их было несколько — и попросил робота-телефониста связать его со станцией космодрома.

— Когда отправился последний корабль? — спросил он станцию.

— Вчера.

— Значит, сегодняшний еще не улетел?

— Да.

Хорошие новости. Хотя и зловещие в некотором смысле. Джо сказал:

— Глиммунг просит, чтобы посадку прекратили и сообщили пассажирам, что они могут вернуться.

— Вы имели честь беседовать с мистером Глиммунгом?

— Да, — сказал Джо.

— Докажите это.

— Он передал мне просьбу устно.

— Докажите.

— Если вы отправите корабль, — сказал Джо, — Хельдскалла никогда не будет восстановлена. А Глиммунг уничтожит вас.

— Вы должны это подтвердить.

— Соедините меня с мисс Раисе, — сказал Джо.

— Кто такая мисс Раисе?

— Она на борту корабля. Это личный секретарь Глиммунга.

— Я работаю в автономном режиме. Я не могу подчиняться ее распоряжениям.

— Скажите, мимо вас не пролетело огромное, совершенно черное существо?

— Нет.

— Значит, — сказал Джо, — оно направляется к вам.

Оно может появиться в любой момент. И все, кто находится на борту корабля, погибнут, если вы их сейчас не выпустите.

— Меня не убеждают ваши панические сообщения, — ответствовала станция, хотя и не слишком уверенно.

Потом наступило молчание; Джо изо всех сил напрягал слух.

— Да, — произнес робот отрывисто, — я, кажется, его вижу.

— Предупредите пассажиров корабля. Пока не поздно.

— Но их можно будет взять голой рукой, — сказала станция.

— Голыми руками, — поправил Джо.

— В общем, вы меня поняли. Может, соединить вас с кем-нибудь на борту корабля?

— Да, как можно скорее.

На экране замелькали яркие цветные полосы, затем на нем появилась массивная седая голова Харпера Болдуина.

— Да, мистер Фернрайт? — Он был сильно встревожен. — Мы сейчас отправляемся. Я понял, что лже-Глиммунг движется к нам. Если мы не стартуем сию минуту…

— Обстоятельства изменились, — сказал Джо. — Глиммунг жив и здоров и требует, чтобы все прибыли на базу. Как можно скорее.

На экране возникло странное бесполое лицо.

— Я Хильда Раисе. В данной ситуации единственная реальная альтернатива — эвакуироваться с планеты. Я полагала, что вы меня поняли. Я же говорила мисс Йохез…

— Но Глиммунг ждет вас, — рявкнул Джо. Он взял письмо Глиммунга и поместил перед экраном. — Вы узнаете почерк? Вы его личный секретарь, вы должны узнать.

Она пригляделась, наморщив лоб.

— «Необходимости покидать планету нет. Передайте всем, что я в полном порядке. И сообщите…»

Джо приложил к монитору следующую.

— Так, понятно. — Она взглянула на Джо. — Хорошо, мистер Фернрайт. Мы найдем транспорт и прибудем к вам. Это займет десять-пятнадцать минут. Я полагаю, что Темный Глиммунг не уничтожит нас по пути. До свидания.

Она отключилась. Экран потемнел, в трубке стало тихо.

«Десять минут, — думал Джо. — Десять минут с Темным Глиммунгом над головами. Им здорово повезет, если какие-нибудь вержи согласятся их отвезти. Даже автоматическая станция, — и та испугалась».

Надежда на то, что они доберутся до базы, показалась Джо призрачной.

Прошло полчаса. Никаких признаков машины. Чудовище настигло их. Теперь им конец. А между тем Глиммунг сражается с Темным храмом на дне Маре Нострум. И сейчас все должно решиться.

«Почему их не видно? — злился Джо Фернрайт. — Неужели он их настиг? И теперь их трупы качаются на волнах — или же валяются на суше, чтоб с течением времени превратиться в голые ломкие кости? Даже если они доберутся до базы, все по-прежнему будет зависеть от того, сможет ли Глиммунг разрушить Темный храм. Если он погибнет, то всем нам придется снова бежать с планеты. Мне — на перенаселенную Землю, к издевательскому пособию, пустому модулю, окну, за которым нарисованный пейзаж. И Игра. Чертова Игра. И так до гробовой доски. Я не хочу уезжать отсюда, — думал Джо. — Даже если Глиммунг погибнет. Но… что это будет за мир без Глиммунга? Мир, управляемый Книгой Календ; механический мир, заведенный Книгой; мир без свободы.

Каждый день она будет диктовать нам, что делать, и мы будем это исполнять. И наконец Книга скажет нам, что пришла пора умереть. И мы…

Умрем. Нет! Книга ошибалась; ведь в ней было сказано, что моя находка на дне океана побудит меня убить Глиммунга. Но этого не произошло.

И все же Глиммунг мог умереть; предсказание могло сбыться. Впереди осталось самое сложное: разрушение Темного храма — и подъем Хельдскаллы на сушу.

Глиммунг мог погибнуть во время любого из этих предприятий. Может быть, он погибает уже сейчас. И все наши надежды вместе с ним».

Он включил радио, надеясь услышать новости.

— Вы утратили потенцию? — спросило радио. — Вы неспособны достичь оргазма? «Хардовакс» поможет вам. Забудьте о своих разочарованиях…

Последовал грустный мужской бас:

— Черт возьми, Салли, я не знаю, что со мной творится. Ты заметила, что я совершенно бессилен в последнее время? Я боюсь, все об этом догадываются.

И женский голос:

— Генри, тебе просто нужна таблеточка «Хардовакса». И через пару дней ты снова станешь настоящим мужчиной.

— «Хардовакс»? — переспросил Генри. — Черт возьми, я, наверное, попробую.

И снова голос диктора:

— Обратитесь в ближайшую аптеку или непосредственно в…

На этом Джо выключил радио.

«Кажется, я понял, что имел в виду Виллис», — подумал он.

Огромная машина на воздушной подушке с ревом заходила на посадку над миниатюрным летным полем базы. Джо почувствовал, как содрогнулось и завибрировало здание. «Все-таки они добрались», — с облегчением вздохнул Джо и заспешил к посадочной площадке. Ноги были ватными.

Первой показалась представительная фигура мистера Болдуина.

— Наконец-то, Фернрайт. — Он сердечно пожал руку Джо; расслабился. — Клянусь богом, это было настоящее сражение…

— Что случилось? — спросил Джо у остролицей дамы средних лет, вышедшей вслед за Болдуином. «Ради Христа, — завопил он про себя, — да не стойте вы как истуканы! Расскажите, в чем дело!..» — Как вам удалось от него скрыться? — спрашивал он у выбиравшегося из самолета краснолицего полного мужчины, у пухлой дамы, у тихого юноши…

Наконец появилась Мали и произнесла:

— Успокойся, Джо. Не стоит так волноваться.

Теперь на летное поле выбирались негуманоиды.

Многоногое кишечнополостное, огромная стрекоза, пушистый ледяной куб, розоватое желе в своей металлической раме, двустворчатый моллюск, добродушный Нерб К'оол Дак, ракопаук, сияющий своим хитиновым покровом, а за ними приземистый, с кольчатым хвостом водитель-верж. Разноликие существа сновали, переваливались и ползали под куполами базы, приходя в себя после ночного холода. Мали осталась наедине с Джо, если не считать шофера-вержа, который слонялся поблизости, покуривая трубку. Верж был явно доволен собою.

— Что, туго пришлось? — спросил Джо.

Еще бледная, Мали напряженно кивнула:

— Это было ужасно, Джо.

— И никто ничего не рассказывает.

— Я расскажу. Погоди минутку.

Дрожащими руками взяла сигарету и, быстро затянувшись, передала ее Джо.

— Я привыкла к ней, когда жила здесь с Ральфом. Помогает.

Джо отрицательно мотнул головой, Мали кивнула.

Помолчала, собираясь с мыслями.

— Так вот… После твоего звонка мы выбрались из корабля, и тут появился Темный Глиммунг и начал кружить над нами. Мы позвали вержа, и…

— И я взлетел, — гордо произнес верж.

— Да, он взлетел, — продолжала Мали. — Мы ему все объяснили: ведь мы не знали, согласится ли он нас везти. Он полетел низко-низко, в десяти футах над крышами, потом над самой землей. И, что самое главное, он выбрал знакомый маршрут.

Мали обратилась к вержу:

— Я забыла, почему вы предпочитаете такой странный путь. Объясните еще раз.

Существо ухмыльнулось, вынув трубочку из серых губ.

— Дорога от налога, — объяснил верж.

— Да-да, — кивнула Мали. — На Плаумэне очень большой налог на прибыль, в среднем около семидесяти процентов… Так вот, вержи обычно выписывают хитрые зигзаги, лишь бы не встретиться с полицией и налоговой инспекцией, пока не довезут пассажира до космодрома. А там, на борту, пассажир уже в безопасности, поскольку космодром считается экстерриториальным, как иностранное посольство.

— Я могу доставить пассажира в порт из любой точки, — самодовольно заметил верж, — прямо на корабль. Никакая полицейская машина, даже с радаром, не может меня вычислить, когда я шпарю на космодром. За десять лет меня задержали только один раз, и то я вышел сухим из воды.

Верж хитро щурился, посасывая свою трубочку.

— Так Темный пустился в погоню за вами?

— Нет, — качнула головой Мали. — Он врезался в корабль через несколько минут после того, как мы оттуда ушли. Судя по звукам, которые мы слышали, корабль совершенно изуродован, но и Темный тоже изувечен.

— Тогда зачем вам понадобился такой хитроумный маршрут?

— На всякий случай, — пояснила Мали. — Хильда Раисе сказала, что Глиммунг сейчас разрушает Темный храм. От него были какие-нибудь сообщения после тех, что ты показал мисс Раисе?

— Я еще не смотрел: все ждал, когда вы вернетесь.

— Задержись мы там еще на минуту, и все бы погибли. Наша жизнь висела на волоске. Не хотела бы я еще раз пережить что-нибудь подобное. Скорее всего, Темный решил, что корабль живой, из-за его огромных размеров. А мы сами были слишком малы для него: он даже не заметил наш аэробус.

— Чудные вещи творятся на этой планете, — подал голос верж.

Теперь он ковырял в зубах когтем. Вдруг он протянул к ним ладонь.

— Что вы хотите? — спросил его Джо. — Попрощаться?

— Нет. Восемьдесят пять сотых крамбла. Мне сказали, что за эту поездку заплатят такую сумму.

— Следует послать счет Глиммунгу, — сказал Джо.

— А у вас нет восьмидесяти пяти сотых крамбла? — спросил ведж.

— Нет.

— И у вас? — обратился верж к Мали.

— Никому из нас не платили, — объяснила она. — Мы рассчитаемся, как только нам заплатит Глиммунг.

— Я могу и полицейских позвать, — заметил верж, но не слишком настойчиво.

«Может быть, — подумал Джо, — он согласится, чтобы мы заплатили позже».

Мали взяла Джо за руку и повела внутрь, оставив позади расстроенного вержа.

— Мне кажется, — сказала Мали, — что мы одержали большую победу. Я имею в виду, что Темный Глиммунг надолго выбыл из строя. Должно быть, он до сих пор лежит на космодроме, и власти думают, что с ним делать. Они будут ждать распоряжений от Глиммунга. Так было всегда, с тех пор, как Глиммунг прибыл сюда. По крайней мере, так рассказывал Ральф. Он особенно интересовался, как Глиммунг управляет планетой; он часто говорил…

— А что, если Глиммунг умрет? — спросил Джо.

— Тогда вержу не заплатят… — проговорила Мали.

— Меня беспокоит не это, — перебил Джо. — Я говорю о другом: если Глиммунг умрет, не решат ли власти вылечить Темного и позволить ему управлять планетой? Вместо Глиммунга? Как наиболее вероятному кандидату?

— Бог их знает, — пожала плечами Мали.

Она подошла к остальным и, сложив руки на груди, стала слушать, о чем Харпер Болдуин беседует с добродушным двустворчатым моллюском.

— Фауст всегда погибает, — заявил Харпер Болдуин.

— Только в пьесе Марло и в легендах, которые он использовал, — возразил Нерб К'оол Дак.

— Всем известно, что Фауст погибает, — настаивал Харпер Болдуин, окинув взглядом небольшую толпу, собравшуюся вокруг них. — Разве не так? — обратился он к толпе.

— Это не предопределено, — заметил Джо.

— Предопределено! — с жаром воскликнул Харпер Болдуин. — В Книге Календ, в частности. Посмотрите. Нам следовало бежать, когда была такая возможность, когда корабль был готов к взлету.

— Тогда бы мы погибли, — сказал ракопаук, возбужденно размахивая конечностями. — Темный погубил бы нас всех, врезавшись в корабль.

— Что верно, то верно, — вставила Мали.

— Это действительно так, — добродушным тоном проговорил Нерб К'оол Дак.

— Мы здесь лишь потому, что мистер Фернрайт смог связаться с мисс Раисе и передать нам, что Глиммунг просил покинуть корабль. Еще бы минута, и…

— Да ну вас всех, — зло отмахнулся Харпер Болдуин.

Джо взял фонарь и направился к причалу. Яркий гелиевый луч его фонаря скользнул по темной поверхности воды. Что он искал?.. Хоть что-нибудь. Что может рассказать о состоянии Глиммунга. Фернрайт посмотрел на часы. Почти час прошел с тех пор, как Глиммунг схватился с чудовищем и ушел под воду.

Жив ли он? А если нет, то всплывет ли он на поверхность или останется там внизу, в царстве смерти и разложения? И тогда Темному храму ничто не помешает подняться из глубин. Если Глиммунг умрет, вместе с ним умрет последнее, что держит Темный храм на дне.

Может быть, появилась еще одна записка? Разыскивая бутылку, Джо водил лучом фонаря туда-сюда, стараясь освещать как можно большее пространство.

Никакой бутылки. Ничего.

Мали подошла к нему.

— Есть что-нибудь?

— Нет, — ответил он резко.

— Знаешь, что я думаю? Мне кажется, да и раньше казалось, что он обречен на провал. Книга права. И Харпер Болдуин прав. Фауст всегда проигрывает, а Глиммунг — воплощение Фауста. И борьба, и тщетные усилия — все, как было предсказано. Легенда сбылась, вернее, сбывается сейчас, пока мы тут стоим.

— Все может быть, — проговорил Джо, по-прежнему полосуя воду вспышками белого света.

Мали взяла Джо за руку и уткнулась лицом ему в плечо.

— Так или иначе, теперь мы в безопасности. Мы могли бы улететь отсюда. Темный больше не преследует нас.

— Я остаюсь здесь.

Джо чуть отодвинулся от нее. Луч фонаря продолжал скользить по темным волнам. Джо чувствовал странную пустоту в голове — ни единой мысли, только гулкая пустота. Должен же быть какой-нибудь знак о том, что происходит внизу.

Вдруг вода бешено забурлила. Вглядываясь изо всех сил, Джо направил свет фонаря в ту сторону.

Что-то огромное пыталось выбраться на поверхность.

Что это было? Хельдскалла? Глиммунг? Или — Темный храм? Джо ждал. Вода вздулась темным глянцевым горбом, облака пара поднимались к небу. Ночную тишину разорвал оглушительный рев.

— Это Глиммунг, — тихо пролепетала Мали. — И он тяжело ранен.


* * * | Реставратор галактики | Глава 15