home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Братство

Утро к друзьям пришло с первыми лучами солнца в сопровождении злобного, оглушающего свистка, ревущего прямо в ухо.

– К директору, – свалился с постели недоморф, влез в туфли и широко зевнул. – Все-таки мы попались. Бежим скорей, пока совсем не разозлился!

Знакомым путем юноши промчались через коридоры просыпающегося замка, остановились возле змеиной морды между двумя темно-синими коврами и коснулись ее палочками. Мгновение спустя они уже стояли перед нахохлившимся директором, щеки которого раздулись куда сильнее обычного и имели мертвенно-серый цвет.

– Опять вы… – наклонил вперед голову Артур Бронте, и взгляд его получился тяжелым и усталым. – Опять… Видно, мсье Кро и мсье Сенусерт совсем утомились жить в стенах школы маркиза де Гуяка и изо всех сил добиваются исключения.

– Это не так, профессор Бронте! – громко и уверенно заверил недоморф. – Я вовсе не понимаю, что за правила я мог нарушить в последние дни.

– Я тоже не ощущаю за собой грехов, профессор, – добавил Кро, вспомнив утверждение Аниты Горамник о том, что трупов в кустарнике у болота не осталось.

– Очень интересно… – Уголок рта у директора несколько раз нервно дернулся вверх. – И тем не менее сеньорита Долорес Ксиргу сообщила, что мадемуазель Горамник вернулась ночевать глубоко после полуночи, а мадемуазель Вантенуа не пришла вовсе. Перед ужином обе дамы покинули замок в вашем обществе. Вернулись, как я уже знаю, тоже вместе с вами. Вас, мсье, видели сразу несколько домовых и два призрака. Добавлю, что в силу ряда причин сеньорита Долорес ныне совершенно не способна лгать. Посему прошу вас быстро и кратко сообщить мне, чем вы занимались с упомянутыми дамами наедине и на протяжении столь долгого времени? Почему в нарушение правил вы все не вернулись в замок вовремя? И что?.. – Директор хлопнул ладонью по столу. – Что отвлекло вас столь сильно от обычного распорядка дня?

– Если в случившемся и есть чья-то вина, профессор Бронте, то только моя. – Не услышав в списке обвинений ничего о сломанных ребрах и разбитых черепах, Битали Кро повеселел. – Вчера в соответствии с обычаем, как маг, переступивший возраст совершеннолетия, я провел свой первый обряд корсовинга. Возможно, вы не знаете, но профессор Налоби не стал проводить этот обряд со мной во время своих уроков, поскольку тогда у меня еще не было тотемника. Помня предупреждения профессора о том, что обряд крайне опасен и его нельзя проводить самостоятельно, я обратился за помощью к своему соседу Надодуху Сенусерту как к проводнику, к мадемуазель Аните Горамник как к лучшей ученице курса и к мадемуазель Генриетте Вантенуа, дабы та составила девушке компанию. Во избежание позорных намеков на поведение Аниты Горамник. Мне кажется, я все сделал верно, в полном соответствии с обычаем, правилами безопасности и высказанными профессором Филли Налоби советами. То есть именно так, как он учил. Вот…

Битали перевел дух после долгой речи.

– Значит, ты прошел обряд корсовинга? – откинулся в кресле директор.

– Да, и он продлился дольше обычного, – спохватился Кро. – Почти четыре часа. Поэтому мы вернулись в школу уже после полуночи, а мадемуазель Вантенуа перекинулась в куницу еще по пути. Она, оказывается, скрытый метаморф. Профессор Традиш может это подтвердить, на его уроке она тоже перекидывалась. Она это каждую ночь делает, только не помнит…

– Четыре часа… – задумчиво повторил Артур Бронте. – Вы свободны, мсье. И передайте дамам, исцарапавшим внизу палочками весь змеиный нос, что ваши объяснения меня полностью удовлетворили.

Молодые люди ухнулись вниз, и через миг недоморф схватил Генриетту и Аниту за руки:

– Идем отсюда скорее, что я вам скажу!

– Нас директор вызывает… – попыталась воспротивиться Горамник, но Битали отодвинул ее от входа:

– Больше не вызывает. Разрешил уходить всем…

– Что я скажу… – продолжая обещать, отвел всех за поворот недоморф, и только тут торжествующе выдохнул: – Я все понял! Темный Лорд – это директор Бронте!

Трое его сокурсников одновременно фыркнули. Надодух замахал руками:

– Вы сами подумайте! Факты, только факты! Кто поселил Кро в башне? Директор! Как раз в башне на него удобнее всего нападать. В общем корпусе, среди толпы, это уже не так просто сделать. Это раз. После того, как покушения не удались, профессор Бронте решил оставить Кро дураком. Очень просто: он приказал ставить ему только отличные отметки! Кто посмеет ослушаться директора школы? Вы понимаете, все сразу встало на свои места! Артур Бронте – это Темный Лорд, это же понятно. Сегодня, едва он услышал, что Битали прошел обряд корсовинга, как погнал нас прочь без всяких вопросов! А почему? Да потому, что Кро теперь знает о своем происхождении! А Темный Лорд этого не хотел. И наверняка запретил профессору Налоби проводить Битали через обряд. А мы сами его прошли! Точнее – Битали прошел. И у Лорда теперь паника. Он не знает, что делать. Ведь Битали про все догадался! Понятно?

– Мне понятно одно, – кивнула Анита. – Вчера я вашими стараниями осталась без ужина. А теперь рискую пропустить завтрак. Так что извините, я пошла.

– И я, – неожиданно поддержала подругу Генриетта.

– Странно, что директор не знал о корсовинге, – пожал плечами Битали. – Ведь вчера я рассказал обо всем профессору Налоби. Он даже помог донести тебя до сфинкса.

– Просто наш Филли – раззява! – махнул рукой недоморф. – Запросто мог и забыть. Или расскажет про это где-нибудь после обеда. Или завтра. Вот если бы ты на Элению Клеотоу налетел, или на профессора Омара – вот тогда держись! Вылетел бы с вещами еще до рассвета. Директор бы и проснуться не успел.

– Так вы идете? – оглянулась Вантенуа.

– Идем! – поспешили за ней юноши.

После завтрака они рассыпались по комнатам, чтобы встретиться на демонологии, оттуда перешли на магическое искусство. Поговорить удалось только во время обеда, когда вслед за Генриеттой к столу, объединившему обитателей башни, подсела и Анита Горамник.

– Надеюсь, не помешаю? – поставила она на край стола три тарелки, скормила поднос столу и с помощью «трунио» прямо из пола быстро и ловко вырастила себе простенький табурет. – Приятного аппетита. Битали, Надодух, у вас нет планов на вторую половину перерыва? Я хочу открыть неведомую для вас, невероятную тайну. Давайте перекусим и пойдем.

На столь таинственное предложение откликнулись все: и Ларак, и Цивик, и Дубус, и Комби. Но все четверо скромно отстали, едва стало понятно, что рыжая девчонка привела однокурсников в скромную замковую библиотеку.

Интеллектуальная сокровищница школы маркиза де Гуяка выглядела совсем жалко: комнатка десять на тридцать шагов с четырьмя столами перед мраморной библиотечной стойкой, отполированной до зеркального блеска, и всего два стеллажа, тянущихся к дальней стене. На стойке спала, свернувшись калачиком, ослепительно белая мохнатая кошка с острой мордочкой.

– Добрый день, мадам Бла, – с поклоном поздоровалась Анита, едва переступив порог. – Надеюсь, я вас не разбудила?

Кошка поднялась, вздыбилась горбом, сладко зевнула и выпустила когти. После чего уселась, обернув лапы хвостом.

– Она тут со дня основания школы спит? – Генриетта подтолкнула локтем Битали. – Это сколько нужно дрыхнуть, чтобы камень так гладко натереть!

– Мы бы хотели посмотреть общий магический словарь на букву «Т», справочник темных существ, общую энциклопедию на «Т» и справочник «Биографии Великих Чародеев».

Кошка величественно кивнула, спрыгнула со стойки и направилась вдоль стеллажей. Через несколько мгновений Кро заметил, что с каждым шагом мохнатый библиотекарь становится все меньше и меньше ростом – при этом совершенно не удаляясь.

– Мадам Бла каждую ночь перекидывается человеком, – тихо предупредила Анита. – Так что повежливее с ней. Может и пожаловаться, она обидчивая. И за стойку не суйтесь! Оттуда учеников иногда месяцами достать не могут. Магическое пространство – еще маркизово волшебство. В наше время такого никто сотворить не способен.

– И часто пропадают? – поинтересовался Кро.

– При мне двое. Профессора Бронте пришлось вызывать. Но все равно долго вытягивали.

На столе возле двери, в центре столешницы, одна за другой появились две книги. Минутой позже еще одна, потом еще. Почти сразу на стойку запрыгнула кошка и обернула лапы хвостом.

– Каждому по одной, – раздала справочники рыжая отличница. – Смотрите, что это за Темный Лорд и есть ли у него обличенные враги.

Однокурсники погрузились в чтение. Битали досталась общая энциклопедия. Он довольно быстро нашел статьи рубрики «Тем», начал листать медленнее, пока не обнаружил короткую отметку:

«Темный Лорд. – см. Маг Двух Драконов».

– «Маг Двух Драконов», – оторвалась от магического словаря Анита.

– И у меня тоже.

– Сейчас, попрошу поменять на другую букву… – Горамник положила книгу в центр стола. Битали водрузил свою сверху.

– Вот, нашла! – подняла палец Генриетта. – «Темный Лорд: черный колдун, живший на Саксонских островах и севере Европы приблизительно с седьмого по двенадцатый век. Остался в памяти благодаря своей исключительной, беспричинной жестокости. Известно, что он истребил практически всех магов и колдуний на островах, многих низших духов, а также научил смертных убивать людей. Многие тысячи смертных в свою очередь стали жертвой его кровожадности. Страх перед Темным Лордом оказался столь велик, что после его гибели возникла легенда о том, что Темный Лорд возродится через девять веков и установит на Земле свою власть». Все. Извини, Надодух, это не я.

Книги со стола исчезли. Вскоре вместо них возникли другие.

– Пока есть время, давайте проверим другие справочники и энциклопедию, – предложила Горамник и подтянула к себе верхний томик.

– У меня ничего, – захлопнул сборник биографий недоморф.

Битали старательно листал страницы, пока не нашел нужную строку:

«Маг Двух Драконов. – см. Кровавый Лорд».

– Попроси у мадам Бла букву «К», – предложила Анита, водя пальцем по строкам. – Ага, вот: Маг Двух Драконов, также известный как Темный Лорд, – начала читать вслух Горамник. – Место рождения неизвестно, предположительно Саксонские острова. Прославился невероятной бессмысленной жестокостью. Свое первое имя получил после того, как, найдя двух драконов, натравил их друг на друга и заставил друг друга убить. Уже тогда проявилась такая черта характера молодого мага, как склонность к садизму и кровопролитию: найденные им драконы находились в летаргическом сне и опасности ни для кого не представляли. Желая утвердить свою власть и добиться безусловного подчинения, истребил практически всех магов и колдуний на севере Европы и островах северных морей. Известно, что он насаждал среди смертных аморальность и предательство. Так, он придавал королю бриттов облик подданных, дабы тот мог прелюбодействовать с их женами, объявлял детей знатных родов незаконнорожденными. Он призывал смертных не подчиняться законным властям и обучил их убивать магов. Насаждая страх, Маг Двух Драконов неоднократно оживлял трупы животных и натравливал их на людей. Он был склонен к овладению черной магией, магией мертвых и, согласно ряду источников, ушел в мир мертвых, иначе называемый миром духов, чтобы изучить все мертвые наговоры, либо созданные мертвыми заклинания и вернуться, обладая неведомой для всех остальных, неодолимой силой. Таким образом Маг Двух Драконов намеревается уничтожить всех соперников в магическом мастерстве, истребить их физически и стать единоличным правителем мира – Лордом. Отсюда идет второе имя злого колдуна. Согласно ряду предсказаний и пророчеств, подобное возвращение относилось к периоду после исполнения Четвертого Пророчества. Однако вероятность подобного воскрешения ныне оценивается как низкая.

– Ага, я говорил! – обрадовался недоморф. – Он вернулся! И это – профессор Артур Бронте!

– Что такое «черная магия»? – заинтересовалась Вантенуа.

– Не знаю, – пожала плечами отличница. – Наверное, это что-то плохое, и ее нам не преподают.

– Сейчас, сейчас, – листал свою книгу Битали. – Ага, вот и он: – «Кровавый Лорд. См. Темный Лорд». – Юноша захлопнул энциклопедию. – Пустышка! Жулики они все…

– Спасибо, мадам Бла, – закрыла справочник Анита. – Хотелось бы поискать более подробные материалы. Но к сожалению, сейчас нам пора на урок.

Третьим, завершающим уроком для пятого курса почти на две недели вперед значились гендерные искусства: сэр Ричард Уоллес с охапкой учебных амулетов и чаща для свободной охоты друг на друга.

В этот раз лотерея сэра Уоллеса выкинула Кро в редкие камышовые заросли совсем рядом с замком – юноша даже видел школьные башни, выглядывающие над кленовыми кронами. Правда, это открытие не сулило ему никакого преимущества. До конца урока возвращаться все равно было нельзя.

Ломая сухие стебли, Битали выбрался с влажной, чавкающей под ногами лужицы на пологий песчаный берег – и тут ему навстречу, из-под обезумевшей от безвременья и цветущей не в сезон сирени вышли юный граф Арно Дожар собственной персоной и оба его прихвостня с внушительными дубинами.

– Привет, гусар! – ухмыльнулся граф. – Какая неожиданная встреча. Обожаю уроки гендерного искусства!

Лайтен и Уловер уже заходили с двух сторон, покачивая орясинами, и Кро, выхватив оружие, попытался использовать единственный свой шанс уцелеть: перебить врагов по одному. Он метнулся на Лайтена, откачнулся от его тяжелой и медлительной дубины, выбросил вперед бемгиш, пытаясь уколоть в живот. Паренек успел отскочить, а второй выпад звякнул по железу: Дожар успел прикрыть слугу мечом. В тот же миг страшный удар меж лопаток швырнул Битали на спину: к месту схватки подоспел Карл Уловер.

– Ну, наконец-то ты усвоил правильное поведение, гусар, – рассмеялся граф, поставил ногу ему на голову и надавил всем весом. – Безродный серв обязан валяться в ногах господина.

– Ах ты… – Битали наугад попытался попасть клинком ему по ноге.

Но Дожар вовремя отскочил, а едва приподнявшегося юношу отбросил новый удар орясины. Потом еще один – после которого он оказался уже на полу зала гендерных искусств.

– Какая встреча, мсье Кро! – весело поздоровался сэр Ричард. – Однако вы успеваете быстро закончить свои учебные дела.

Битали встал, потрогал шею. Похоже, последний удар палки поцарапал ему кожу. А царапина по здешним правилам – это тоже кровь.

– Какая неожиданность, мсье Кро, не правда ли? – продолжал веселиться учитель. – Оказывается, умение фехтовать лучше всех в школе не дает особого преимущества в реальном бою!

– Они нашли меня два раза подряд, сэр Ричард Уоллес, – хмуро ответил юноша. – Они каждый раз были втроем и знали, где я нахожусь. Похоже, кто-то подсказывал Арно Дожару, где именно нужно меня искать.

– Это делал я, мсье Кро, – ничуть не смутившись, ответил сэр Ричард. – И намерен продолжать это впредь.

– Но почему?! – задохнулся от возмущения Битали.

– Я ваш преподаватель, мсье Кро, и в своем праве поступаю так, как считаю нужным. Защищайтесь!

В руках учителя оказался меч. Битали обнажил клинки и решительно ринулся в атаку, горя ненавистью и жаждой мести. Выпад, перенос, выпад – он скользнул вдоль клинка, вскинул правый бемгиш, прикрывая голову, левым рубанул сэра Ричарда поперек живота… Но почему-то промахнулся и тут же поднырнул, уходя со своего места. В воздухе свистнул меч, и учитель довольно засмеялся:

– Отлично, мсье Кро! Вы потеряли меня из виду, но все равно исхитрились увернуться. Попробуем еще раз…

Длинный выпад – Битали тут же скользнул вдоль него, взмахнул клинками, намереваясь вспороть учителю живот. Но тот подозрительно безмятежно уронил острие клинка, и Кро, закрывая плечо, поспешил наклониться. Вовремя – оголовье меча разминулось с его виском всего на пару дюймов. Сэр Ричард успел уйти на два шага влево, меч прорубил воздух по широкой дуге… и вместо шеи попал по обоим вскинутым бемгишам.

– Отлично! – опять обрадовался сэр Уоллес. – Вы были в плену эмоций, но дрались все равно хладнокровно и грамотно. Теперь уберите свое оружие в амулет и возьмите со стойки первый попавшийся меч. Быстрее! Защищайтесь!

Юноша и учитель снова сошлись на дорожке. Помещение наполнилось звоном мечей. Спустя несколько минут сэр Ричард опустил клинок и зло рявкнул:

– Это безобразие, мсье Кро! Если вы надеетесь, что умение владеть египетскими ножами делает вас воином, то вы не проживете после школы и года! В любой момент, в самый неожиданной ситуации вам может понадобиться взять в руки чужое оружие. Трофейное, ворованное, оружие друга. И вы должны победить, используя его! Чего вы пока сделать не пытаетесь. Не ждите, что с вами что-то станут делать, как проститутка на постели. Атакуйте, захватывайте инициативу, заставляйте противника обороняться. Наступайте первым! К бою!

Битали скрипнул зубами и ринулся вперед, нацелившись мечом на губы учителя. Выпад, удар, удар, длинный выпад… Резанула острая боль в кисти, и его клинок, описав полудугу, воткнулся в стену над стойкой.

– Уже лучше, мсье Кро. С таким мастерством вы вполне способны порубить всех баранов на скотобойне. Но только если они будут безоружны. Впредь не забывайте: меч – это не бемгиш, здесь удерживающая оружие рука почти беззащитна. На сегодня хватит, скоро начнут возвращаться остальные. Ничего, завтра вы опять в первую же минуту получите от Арно Дожара палкой по голове, и мы продолжим.

Битали скрипнул зубами от злости и пошел к выходу. Но покинуть зал не успел: время истекло, и сразу со всех сторон, почти одновременно, возникли десятки однокурсников.

– Поздравляю вас с хорошим отдыхом, мсье! – перекрыл разноголосицу школьников мощный баритон сэра Уоллеса. – Похоже, вы совершенно не знаете, каким должно быть поведение человека в боевой обстановке. Посему мне придется отразить сие непонимание в ваших аттестатах. Ведь ваши семьи и будущие возможные союзники должны знать, чего вы стоите на самом деле. Поэтому с завтрашнего дня тот, кто поразит во время урока встреченного противника, получит по пять баллов за каждую кровь. Тот, кто окажется убит, получит в аттестат минус один балл. Тот, кто вернется без побед и поражений, получит минус пять баллов.

– Почему минус пять уцелевшему? – возмущенно загудели ученики. – Минус пять должен получать убитый!

– Неправильно мыслите, мсье! – рыкнул сэр Ричард. – От павшего в бою воина семье и друзьям будет больше пользы, нежели от спрятавшегося труса. Посему павшим присуждается минус один, а бессмысленно уцелевшим – минус пять. Обдумайте свое завтрашнее поведение на уроке, у вас на это почти сутки. До свидания, юноши!

– Давай пошли, – схватил Битали за руку недоморф. – Посмотрим, чего они теперь скажут?!

– Куда? – не понял соседа Кро, еще не отошедший от нескольких схваток подряд.

– Идем, идем…

Спустя пять минут они оказались перед портретом сеньориты Долорес, и Надодух, теперь уже сам наскоро соорудивший пилотку, вызвал на свидание Аниту Горамник.

– Ну что, теперь ты поняла?! – торжествующе заявил он, когда рыжая отличница вышла из портрета. – Темный Лорд действительно существует! Он должен возродиться в наше время! И это наверняка директор Бронте!

– Ах, вот оно что, – наконец сообразил Битали. – Ты про статью в энциклопедии.

Прочитать ее однокурсники успели, а вот обсудить – нет.

– Чего? – Горамник, похоже, тоже не сразу поняла, о чем идет речь.

– Статья! Ты помнишь, что было написано в статье? Темный Лорд любил травить смертных мертвыми животными! А моего соседа неизвестный колдун первый раз хотел убить освежеванной коровой! Значит, я прав? Скажи, я прав?!

– Ты так любишь загибать пальцы, Надодух Сенусерт, – вздохнула рыжая. – Поэтому давай, подними лапки и загибай. Первое: чтобы возродиться, Темный Лорд должен иметь плоть. Где она хранится столько веков, как уцелела? Мы не знаем. Нужно искать в справочниках. Второе: для оживления плоти магу нужен тотемник. Которому тоже, получается, не меньше девяти веков. Нужно узнать, как такое возможно. Третье: чтобы охотиться за Битали, ему нужен повод, цель, смысл. Про такое мы тоже пока ничего не знаем. Четвертое: если Темный Лорд – это и вправду наш директор, ты должен знать, как при этом поступить. Или ты собираешься просто носиться вокруг замка и орать: «Профессор Бронте – Темный Лорд»? Как думаешь, чем это для тебя окончится в самом лучшем случае? То есть, чтобы узнать лишь самое необходимое, сидеть нам в библиотеке придется еще не день и не два. Долго. Пятый палец загни: нужно найти способ с Темным Лордом справиться. Теперь опусти эту руку и подними вторую. Сжимай сразу весь кулак. Потому как Битали Кро вчера начал проводить обряды корсовинга. И если мы хотим довести это дело до конца, то целый месяц у нас будет занят каждый второй вечер. И все домашние задания нужно успеть выполнить в оставшееся время. Вы не передумали проводить весь курс корсовинга?

– Нет! – мотнул головой недоморф.

– Тогда топайте к себе и садитесь за уроки.

А то ничего не успеете. И другим не дадите.

– А я знаю, как можно узнать, правда ли профессор Бронте Темный Лорд! – поднял руку Битали.

– Как? – повернулись к нему спорщики.

– Помнишь, что нам цепной Гроссер говорил? – кивнул недоморфу Кро. – Бронте нашел его убежище, еще когда был школьником. Кто, как не Гроссер, сможет ответить, изменился с тех пор Артур Бронте или нет? Ведь Темный Лорд – это злой колдун, садист и убийца. Неужели Гроссер не заметил бы таких изменений, если бы директора подменили?

– А если он… – открыл было рот недоморф.

– Никаких «если», – оборвал его Кро. – Темный Лорд должен возродиться в наше время. Значит, родиться таким профессор Бронте не мог. Слишком рано. Либо он принял облик директора недавно, либо это не он. Других вариантов просто нет.

– Идем к Гроссеру? – нетерпеливо переступил с ноги на ногу Надодух.

– История завтра вторым уроком, – парировала Анита. – Завтра и спросим. Ничего за один день не изменится. Теперь, мальчики, идите, пожалуйста к себе и садитесь за конспекты. А то и сами ничего не успеете, и другим не дадите.

Рыжая отличница пропала в портрете Долорес, проводившей ее суровым взглядом, после чего сеньорита махнула на мальчиков веером:

– Идите отсюда. Аудиенция окончена.

– Ябеда, – буркнул недоморф, и юноши отправились к себе.

Битали, переодевшись, честно разложил справочники по прорицанию и начал заполнять дневник, мучительно вспоминая свои видения последних дней и скрупулезно трактуя их по ассоциативному ряду, эмоциональному состоянию и толковым сонникам Горация и Ясноведницы. Почему-то все, что Гораций толковал как богатство и карьеру, у Ясноведницы считалось предвидением любви и замужества, по ассоциациям выпадала дальняя дорога, а эмоционально он, как сам понимал, банально переживал во сне свои последние поединки. Закончив с заданиями мадам Деборе, Кро перешел к конспектам лекций профессора Пепелета. За последние уроки тот успел надиктовать почти полтора десятка заклинаний: по линейной материализации, вещественной ротации, аэроперализации и кучу других – а Битали, занятый своими проблемами, не опробовал в реальности ни одного. Вооружившись тетрадью, палочкой и воспоминанием о проведенных на уроках опытах, Кро стал создавать простейшие предметы: палки, камни, цветы, шляпы. С камнем получилось с первой попытки, на остальных предметах магия застопорилась. То ли не хватало внутренней силы, то ли он недостаточно точно концентрировался на предмете, и тот не соответствовал реальности. Зато вещественная ротация прошла без сучка и задоринки: камень моментально превращался то в стекло, то в дерево, то в лед, то в картон, то в мороженое. Правда, есть его юноша все-таки не рискнул. Чтобы успокаивать бурю или хотя бы остановить ветер, нужно было идти на улицу. Пока Кро размышлял: одеваться или оставить тренировку на другое время, – подоконник вдруг скрипнул, и в комнате появилась Генриетта Вантенуа: на этот раз в бело-черном свитере и длинной клетчатой юбке.

– Привет, – кивнула она и на всякий случай сдвинулась от подоконника в сторону. – Вы уже ужинали?

– Нет, только еще собирались, – признался Битали.

– А я и не хотел! – тут же сообщил недоморф. – Вы идите, идите. А то от уроков отвлекаете.

– Пойдем? – предложила девушка.

– Пошли, – согласился Кро. – Сейчас, учебники уберу…

В коридоре, как только они вышли из-под сфинкса, Генриетта вдруг остановилась и взяла Битали за руку:

– Скажи, ты меня больше не любишь?

– Что?! – слегка опешил юноша и попытался вспомнить, когда это он успел признаться однокурснице в любви.

– Тогда почему ты все время ходишь к этой рыжей? Вызываешь ее, навещаешь, вы о чем-то разговариваете вдвоем…

– Это ты про Аниту? – Кро пожал плечами. – Так получается. Она ведь отличница, кого еще я могу просить проверить работу? Ты-то немногим лучше меня занимаешься. Да и Надодух совсем не гений. Вот ее и зову. Да и в остальном она неплохо соображает.

– Значит, это не потому, что она тебе нравится? Честно? – Вантенуа медленно пошла вперед. – Должна предупредить тебя, Битали, тебе лучше держаться от нее подальше. Будь с рыжей настороже. Вспомни, как она совсем недавно с Дожаром дружила. А теперь все, и не вспоминает. Стоило тебе победить на дуэли, как она уже к тебе в компанию затесалась, ты и не заметил.

– Слабым – смирение, – усмехнулся Битали и нырнул на лестницу, затягивая девушку за собой.

– Как ты это сделал?! – очутившись на ступеньках, воскликнула она.

– Что?

– Ну, это… «Онберик»! Я ничего не почувствовала!

– А что ты должна была…

– Я, когда прохожу, – перебила девушка, – такое чувство, будто через шипы продираюсь. Сначала все боялась, одежду стеной сорвет. А с тобой тут… Как через дверь! Я всегда думала, что так и надо, так быть и должно. Ты меня еще раз провести можешь?

– Давай, проведу… – Они спустились по лестнице, и, выходя во двор, Битали опять протянул Генриетту за руку.

– Я ничего не чувствую! Ничего! – От полноты чувств девушка кинулась к нему на шею и крепко поцеловала.

По сторонам послышались одобрительные выкрики. Скорее всего, они относились к ходу игры, но Вантенуа опять схватила его за руку, потянула за собой и провалилась в столовую. Кро охнул – ощущения были и вправду не самые приятные. Хотя и не такие уж болезненные.

– Мальчики, стол нам покараульте, пожалуйста, – предупредила девушка компанию второкурсников. Те узнали Битали Кро и заторопились. Когда парочка съела по яблоку и выбрала себе нормальную еду – последний из мальчишек как раз освобождал место.

– Я знаешь, что подумала, – перемешивая салат, сказала Генриетта. – Если мы завтра опять будем проводить корсовинг, нужно еду запасти. На ужин ведь снова не успеем. Ты же не собираешься отказываться от продолжения обряда?

– Нет, – покачал головой Кро.

– Я вот еще о чем подумала, – мечтательно облизала ложку Вантенуа. – Раз я умею перекидываться, я могу попытаться уйти к себе в спальню, превратиться в куницу, вылезти наружу, снова стать собой и находиться с вами до самого утра! И никто не узнает. Скандала не случится, как… Вот она, явилась на помине. Смотри, как оделась. Раньше скромницей наряжалась. Уверена, она теперь ради тебя старается. Приворожить хочет.

Анита Горамник, провалившаяся в столовую вместе со стайкой подружек, была в полупрозрачной цветастой блузке с тонким пояском и в облегающих штанишках до колен.

Разумеется, слова о том, что рыжая однокурсница хочет ему понравиться, заставили юношу проводить девушку долгим и внимательным взглядом. Горамник это почувствовала, повернула голову, приветливо улыбнулась, махнула рукой и – все. Вернулась к подругам, начисто забыв про «великого воина, победителя всех и вся в школе маркиза Клода де Гуяка».

– Ладно, нужно идти заниматься, – заключил Кро. – А то завтра опять весь вечер в кустах пройдет. Будет не до уроков.


* * * | Темный Лорд | * * *