home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1

Полковник ФСБ Корсаков Дмитрий Олегович,

1976 года рождения, трижды Герой России,

русский, беспартийный, неженатый.

г. Н-ск. Ночь с 10 на 11 марта 2008 г.

Печально глядя на меня, Ильин пытался что-то сказать, но… без толку. Слова каждый раз уносил порыв горячего ветра. Мы стояли на мрачной каменистой равнине, не имея возможности приблизиться друг к другу. А чуть в отдалении, метрах в тридцати, приплясывали пять террористов, недавно ликвидированных мною в Махачкале. Они гнусно лыбились, корчили рожи и делали неприличные жесты.

– Ну зачем вас понесло в Таиланд?! – не обращая на них внимания, вопрошал я. – На кой ляд вам сдался этот «рай» для извращенцев?! Не поехали бы – остались живы!

Ильин в ответ виновато моргал, однако объяснить ничего не мог. (Причину см. выше.)

– Седина в бороду, бес в ребро! – вдруг заорал один из покойников. – Малолеток ему захотелось! И вот – нате, пожалуйста, результат!

– Что-о-о?! – опешил я.

– Точно, точно! – хором вторили остальные. – Уж мы-то знаем! ЗДЕСЬ тайн нет!!!

– Да врете вы все, чертовы отродья! – возмутился я. – Ильин всегда был порядочным человеком. Сгиньте!!! Пропадите!!! Не верю вам ни на йоту!

Судмедэксперт горько заплакал, не вытирая слез.

Я вздрогнул от удивления… открыл глаза у себя в комнате и нашарил под подушкой пистолет с глушителем. За окном нудно накрапывал дождь. В соседнем дворе истерично вопила потревоженная кем-то автомобильная сигнализация. Настенные электронные часы показывали пять минут четвертого. Перед мысленным взором по-прежнему стояло плачущее лицо Ильина…

Попрощаться с Кириллом Альбертовичем я не успел. Его хоронили девятого марта, а я лишь на следующий день вернулся из краткосрочной командировки в Дагестан. Тогда же и узнал от Рябова о трех несчастных случаях подряд, а также о начатом расследовании, порученном моему отделу.

– Сегодня постарайся выспаться, завтра – подключайся к работе, – сказал шеф прямо у трапа самолета. – С отдыхом придется повременить.

– Какой может быть отдых! – сквозь зубы процедил я, садясь в поджидавшую нас машину. – Пока не найду этих уродов – не успокоюсь!

– Стало быть, ты не веришь в несчастные случаи? – прищурился начальник Управления.

– Разумеется, нет! Один случай – это случай, два заставляют задуматься, три – уже тенденция! Похоже, на нас опять объявлена охота, как тогда – осенью 2006-го… (См. «Пленных не брать».)

– Мы с Нелюбиным такого же мнения, – кивнул Владимир Анатольевич…

По прибытии на Лукьянку я отчитался по результатам командировки, зашел к себе в отдел, переговорил с майором Филимоновым. Поручил ему подготовить кое-что на завтра, общественным транспортом добрался до дома, принял лошадиную дозу снотворного (вместо ужина), прилег, не раздеваясь, на диван и вскоре уснул.

А вот сейчас проснулся, словно от толчка…

Отбросив посторонние мысли, я настороженно прислушался. В квартире было тихо, но где-то на ментальном уровне я ощутил постороннее, злое присутствие.

«Грамотно затаились! Профессионалы! – подумал я. – Интересно, что они замы… Ага! Понятно!»

Ноздри уловили знакомый приторный аромат. «Красный дьявол![2]» – полыхнуло в мозгу, а тело рефлекторно метнулось к шкафчику с противоядиями, выхваченному из темноты бледным лучом луны.

Не дыша и стараясь не шуметь, я отыскал шприц-тюбики с антидодом, вколол в шею двойную порцию, выждал тридцать секунд и только тогда осторожно перевел дыхание…

«Красный дьявол» являлся очень опасным, редким и дорогостоящим психотропным препаратом газообразной формы. Будучи запущен в помещение, он в кратчайшие сроки сводил с ума надышавшихся им людей. А еще минут через двадцать полностью рассеивался. И ни одна экспертиза в мире не могла обнаружить его в крови потерпевших… (Почему именно, не знаю! – Д.К.)…Лично мне не доводилось прежде ни применять этот газ, ни наблюдать, как он действует. Васильич, правда, рассказывал на инструктаже[3], что жертвы «Красного дьявола» превращаются в буйнопомешанных и всю ярость выплескивают на самих себя. Вместе с тем их бешеным мазохизмом можно было управлять, если произнести кодовую фразу, начинающуюся со слов «Парад старз болото…». Кроме того, Логачев научил меня распознавать эту отраву по запаху, напоминающему женские духи «Приворот». Заставлял их (духи) многократно нюхать. А код мне пришлось вызубрить наизусть…

В коридоре послышался чуть слышный шорох, неприятный запах резко усилился. Очевидно, злоумышленники благополучно завершили начатое, превратив мою квартиру в камеру смерти.

Ноздри щипало, глаза слезились, но антидод делал свое дело. И моей психике ничего не угрожало.

«Ну-с, поиграем!» – мысленно усмехнулся я, сунул пистолет за пояс, уселся на кровать, выложил на подушку боевой нож и громко, по-звериному зарычал.

– Готов, – гнусаво констатировал кто-то.

В комнату зашли трое в противогазах, зажгли верхний свет и выжидательно уставились на меня.

– Р-р-р-р!!! – бешено оскалился я, пуская слюни и вращая глазами. – Р-р-р-гав-вау-у-у-у!!!

– Парад старз болото, – пробубнил один из незваных гостей и повелительно добавил: – Возьми нож, отрежь себе яйца, засунь их в рот, слегка прожуй, а потом…

– Вот сам и займись этим, сволочь! – перестав придуриваться, я коршуном налетел на растерявшихся убийц, сорвал с них маски, отшвырнул подальше в сторону и, отскочив назад, отчеканил: – Парад старз болото… Сделайте с собой все то, к чему вы собирались принудить меня! В темпе, уроды! Продемонстрируйте мастер-класс!!!

И тут началось ТАКОЕ… Щадя нервы читателей, я не стану описывать, ЧТО они с собой вытворяли! Слишком уж запредельным оказалось зрелище! Спустя пару минут три голых, кастрированных, страшно изуродованных тела одно за другим выпрыгнули в окно, предварительно воткнув себе в задние проходы отломанные ножки от стульев.

– Едрена вошь, – пробормотал я, уныло глядя на громадную лужу крови на полу с плавающими в ней ошметками человеческого мяса. – Насвинячили – дальше некуда! На фига я ляпнул: «Сделайте с собой то, к чему собирались принудить меня?!» Точно черт за язык дернул! Нет бы приказать им культурненько удавиться! Эх, дурак я, дурак!!!

В кармане запищал прибор связи. На экранчике высветился номер прибора Нелюбина и одновременно загорелась красная полоска, означавшая, что вызов экстренный, на зашифрованной частоте.

– Вы не спите, Дмитрий Олегович?! – донесся из мембраны напряженный голос Бориса Ивановича.

– У вас неприятности? – вместо ответа спросил я.

– Гхе, гм… А у вас?!

– Да так мелочи, уже разобрался. Правда, грязи много осталось. Однако, простите за навязчивость, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ?! И ГДЕ ВЫ НАХОДИТЕСЬ?!

– Я на даче. Охрана вдруг перестала отвечать на вызовы. Снаружи, по-моему…

Связь внезапно прервалась.

«Похоже, применили систему радиоблокировки типа „Мираж“, а затем – что-то покруче, из новейших разработок, – разбрызгивая кровь, я рванулся к выходу. – Господи!!! Только бы успеть на подмогу!!! Только бы успеть!!!»


Пролог | Абсолютное оружие | * * *