home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Эпилог

Недавно отреставрированный монастырь смотрелся величаво и торжественно. На фоне небесной синевы золотом сверкали купола с крестами. Выйдя за ограду, я повернулся лицом к монастырю и трижды перекрестился с земными поклонами. Потом обошел сидящих в тени нищих, дал каждому по сторублевой купюре, сел в машину и завел мотор. Моя пожилая, но ухоженная «девятка» понеслась по прямой, окруженной соснами дороге. «Этот последний, – устало подумал я. – Других, к сожалению, не знаю. И на карте больше нет…»

После категорического отказа начальства покарать меня за недальновидность и халатность я постоянно ездил в те монастыри, до которых мог добраться. И везде заказывал панихиды по убиенным воинам Андрею, Степану и… по заблудшему рабу Божьему Кириллу. А также подавал о них поминальные записки на год вперед. Иногда, правда, меня начинали раздирать сомнения: а что если тот сон, где Ильин признавался в педофильских намерениях – обычное бесовское обольщение? Что если у покойного Альбертыча ничего подобного и в мыслях не было? А я его «заблудшим» обзываю!.. Таиланд, конечно, местечко гнилое, но… может просто, не подумав, купил первую попавшуюся путевку?! Мало ли как в жизни бывает?!!

Заметив согбенную фигуру в черном, бредущую по пыльной обочине, я резко затормозил.

– Вам куда, отец? Давайте подвезу!

– Спаси тебя Господь, сынок. Тут недалеко. Сам дойду, – тихо ответил седой, изможденный монах с длинной бородой и в ветхой, заплатанной рясе.

– Да как же недалеко? Ближайшая деревня в семнадцати километрах отсюда. А вы… вы босиком! – не на шутку разволновался я.

– Это ерунда, мелочи. А вот у тебя на сердце рана кровоточащая, – прозвучало в ушах, хотя рта старик вроде бы не открывал. – Ты скорбишь о погибших боевых товарищах и безосновательно винишь себя в их смерти. Ты заказываешь заупокойные по заблудшему Кириллу и терзаешься мыслью: «А вдруг он не заблудший?!.» Успокойся, сынок. Не переживай. Главное – заказанные тобой панихиды и поданные поминальные записки в двадцати монастырях! А заблудший, не заблудший – Бог Сам решит. Ему виднее… Езжай с миром, – худая рука осенила меня крестным знаменем.

– Спасибо, отец, – прошептал я. – Позвольте вас вас все-таки подве… – я осекся на полуслове. Монаха на обочине больше не было. Следов в пыли тоже…


Глава 12 | Абсолютное оружие | Примечания