home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 17

Следующей ночью снова отправились на шоу, именуемое на Диком Западе кэтч. Как и в первый вечер, скромно сидели в уголке, потягивая лимонад. Но на этот раз события развивались по несколько иному сценарию.

К нашему столику подошел высокий мужчина атлетического сложения. Сквозь ткань дорогого костюма я явственно видела тугие жгуты мышц. Седые волосы коротко подстрижены, а деформированные уши и нос выдавали в нем бывшего спортсмена, проведшего молодые годы отнюдь не за игрой в шахматы.

— Вы позволите?

Я кивнула, и, присев, он сделал неуловимый знак. Подбежавшая официантка поставила перед нами кофе. Взяв чашку, он, неторопливо делая глоток за глотком, окинул нас цепким взглядом.

«Ну-ну, — с усмешкой подумала я, — полагаешь, ты здесь главный?»

Хотя по большому счету так оно и было. Мои не совсем обычные способности, как упоминалось выше, не делали меня всемогущей. Не говоря уже о том, что в своем первозданном облике я всего лишь слабая женщина. Он же — абсолютно нормальный. И, не обладая реакцией и инстинктами ночного охотника, смог достичь положения, о котором многим в этом мире остается лишь мечтать.

— Странно… — в задумчивости протянул он. — А ведь по виду не скажешь…

Я пожала плечами и, достав из кармана двухрублевую монетку, согнула ее пальцами. Изуродованный кругляш, брошенный на стол, жалобно звякнул. Незнакомец прихлопнул его ладонью и усмехнулся:

— А я-то думал, что знаю о людях всё.

Не желая обнажать клыки, я улыбнулась одними губами и покачала головой.

— Что ж, буду краток… — Он пожевал губами. — Мне понравился ваш дебют. Стиль, экспрессия, изящество.

Я невольно хмыкнула, ибо не ожидала, что эта гора мышц с лицом наемного убийцы способна шутить.

— В общем, я предлагаю вам и вашему компаньону, — легкий полупоклон в сторону Игоря, — работать на меня.

На некоторое время повисла неловкая пауза, и, прервав молчание, он продолжил:

— Десять тысяч за бой. Долларов.

Я мысленно присвистнула. Столько мы не позволяли себе взять даже в казино. Конечно, можно было отвергнуть предложение и некоторое время продолжать партизанские набеги. Но как долго мы бы смогли продержаться? Ведь, и я про это уже говорила, люди в большинстве своем далеко не клинические идиоты, вычислить нас для любого, кто мало-мальски дружит с головой, — лишь вопрос времени. И что потом?

Вариант номер один: сдаться и начать сотрудничать.

Вариант номер два: развязать небольшую войнушку городского масштаба. Сможем ли мы победить — еще вопрос, но допустим, что, как-то извернувшись, всё же изничтожим супостатов. А дальше?

Кормушка в виде довольно непыльной и необременительной — для меня, конечно, — работы накроется медным тазиком. И хочешь не хочешь, а придется выдумывать что-то другое.

Короче, прикинув, какой головной болью, причем для всех без исключения, обернется мое достаточно невинное желание встать в позу, я решила согласиться. И, еще раз растянув в улыбке губы, слегка кивнула.

— Приятно встретить не только талантливого, но и умного человека.

Наш новый работодатель протянул руку, которую я, несмотря на то что едва смогла обхватить его лапищу, сжала так, что он вскинул брови.

— Ваш выход через два поединка. И, пожалуйста, постарайтесь поаккуратнее.

Мы проводили взглядом широкоплечую фигуру и дружно прыснули.

— Класс! — Глаза Игоря горели от возбуждения.

— Нормально, — лаконично ответила я.

— Я думал, ты не согласишься.

— А смысл? — удивилась я. — Всё, что мы хотели, — это раздобыть немного на хлеб насущный. За что боролись, как говорится…


— Какие планы? — поинтересовался Игорь, протягивая мне клетку с кроликом и деликатно отворачиваясь.

— Не знаю.

Я отложила тушку и, вытерев губы, промямлила:

— Домой рвануть, что ли?

— Надоело? — Он сочувственно улыбнулся.

— А то… — проблеяла я. — Никого здесь не знаем. В испанском оба почти ни бельмеса. А устраивать молотилово и в Москве можно. Причем не просто так, а за бабки.

— Кстати! — Вспомнив, что по совместительству он еще и менеджер, Игорек встрепенулся. — Папа просил сообщить, когда снова выйдешь на ринг.

— Да хоть сейчас!

Он с сомнением покачал головой.

— Давай полетим завтра, — попросил Игорь. — Билеты закажу и вообще…

— В смысле? — не поняла я.

— Тебе не обидно расставаться со средиземноморским побережьем, не пощипав хотя бы одно казино?

Играть совершенно не тянуло. Если честно, я вообще перестала получать удовольствие от процесса и относилась к посещению подобных заведений как к нудятине. Но поскольку мы команда, то лишний раз напрягать и без того непростые отношения не стоило.

Я кивнула:

— Давай. Надеюсь, ты уже присмотрел что-нибудь подходящее?

— Конечно! — обрадовался Игорек. И уточнил: — Как всегда?

— Угу, — согласилась я. — Только, раз уж это единственная и по совместительству прощальная гастроль, давай будем играть на цифры. А то утомляет.

Он кивнул, и я отправилась в душ. Приведя себя в порядок, вскоре выпорхнула из ванной комнаты.

— Пойдешь?

— Не-э. Я вымылся, пока ты спала.

— Тогда вперед?

До прибежища порока рукой подать, и, миновав пару кварталов, мы вскоре заняли рабочие места. Игорь делал ставки, а я корректировала движение шарика. Рутина, в общем. Какой-то местный мачо принялся ухаживать, но я, так как было не до него, слегка нахамила. Хотя, надо сказать, после равнодушных взглядов, которыми встречали меня в казино московских, некоторая приятность присутствовала. Выиграв несколько тысяч и почувствовав, что оставаться в зале, не привлекая внимания, невозможно, мы переглянулись и покинули заведение.

— Что теперь? — спросил Игорь.

Я пожала плечами. Кто его знает. Внутри поселились опустошенность и равнодушие. Наверное, оттого, что, приехав в Испанию, я надеялась обнаружить родственную натуру. И, само собой, получить ответы. А вместо этого… Поддавшись благородному порыву, ввязалась в ничем не спровоцированный поединок. И хотя в глубине души я уверена, что поступила правильно, эта убежденность ни на йоту не приближала меня к разгадке.


Кто из нас не любит новые места? Ведь меняя квартиру, мы как будто вступаем в совершенно иную полосу. Лучшую, интересную, загадочную. За две свои предыдущие жизни я переезжала всего лишь один раз. Да и то в арендованное жилье. В той ставшей на время пристанищем квартире я была гостьей. И порой чувствовала себя довольно неуютно, представляя, что до меня здесь жил кто-то другой. Любил, ревновал, радовался или страдал от неведомого горя. Засыпая ранним утром, я ловила себя на мысли, что буквально вижу воплотившиеся эмоции людей, нашедших здесь приют в прошлом.

К тому же хоть и не сталкивалась, но очень хорошо представляла пересуды соседей. Тех, кто являлся истинным хозяином этого двора — древних скамеек, покосившейся беседки под липой и песочницы, в которой играло не одно поколение старожилов.

Совсем другое дело совершенно новый дом. Чистые стены, которые никогда не украшали ничьи портреты, выпачканные строительным мелом стекла, не видевшие чужих улыбок и слез. И свежепобеленные потолки с торчащими проводами вместо люстр. В общем, став наконец обладательницей собственного жилья, я, как любой нормальный человек, чувствовала себя на седьмом небе от счастья.

Несмотря на «баснословные» заработки, всё же пришлось на какое-то время отказаться от милых сердцу забав и начать копить денежки. Я жила как прилежный служащий. Вечером вставала и отправлялась на работу. Исполнив обязательную программу, иногда по просьбе Папы оставалась сверхурочно. И — домой. Приобретение вожделенной квартиры пришлось отложить, так как возникла необходимость покупки джипа. В конце концов, крутой я мужик или где? Но поскольку, сидя за рулем автомобиля, постоянно хотелось то нарушить правила, то просто, выскочив из кабины, накостылять отдельно взятым товарищам, по городу я предпочитала передвигаться на такси. Или же своим, естественным, так сказать, ходом. Ибо что может быть прекраснее свободного полета?

Но если честно, при тех расценках, что щедрой рукой отвалил нам с Игорьком Папа, долго ограничивать себя не пришлось. Да плюс ко всему устраиваемые время от времени набеги на казино являлись неплохим подспорьем.

Как-то раз хозяин пригласил в кабинет и, угостив непременным кофе, издалека начал прощупывать, как далеко простираются мои аппетиты. Словно невзначай обронил фразу, что с подобными способностями, мол, можно заработать гораздо больше. И есть люди, готовые заплатить за определенные услуги шестизначные суммы. Наверное, что-то отразилось на моем лице, поскольку он тут же перевел разговор на другую тему и довольно ловко повернул дело так, будто бы речь шла о неких мифических международных соревнованиях.

Что ж, приятно иметь дело с умным человеком. Не то чтобы я не догадывалась, что нынешний мой шеф связан с кругами определенного рода. Но это его выбор. В моей же и без того грешной душе по сию пору гнездились все одиннадцать заповедей. Причем сакраментальная — не попадайся! — как и положено заключительной, постоянно лежала сверху.

Что самое интересное, обо всех этих вещах я начала задумываться как раз в последнее время. Ведь если такая неправдоподобная вещь, как существование вампиров, оказалась правдой, то поневоле придет в голову мысль о том, что не всё так просто в этом мире…

В общем, поняв, что подобные забавы не для меня, Папа не стал настаивать и, поскольку я по-прежнему оставалась молодым перспективным бойцом, оставил меня в покое.

Покупкой мебели и дизайном интерьера занялся Игорек. Я же внесла только одно небольшое изменение в устройство спальни. В день, когда всё было готово, мы приехали в новый дом в так называемых элитных новостройках и, поднявшись на лифте, оказались перед дверью. Игорь протянул мне ключи, и, открыв дверь, я вдруг захотела почувствовать себя слабой женщиной.

— Игорек… — сдавленным голосом попросила я.

Он недоуменно взглянул на мое покрасневшее от смущения лицо и, сообразив, что к чему, подхватил меня на руки и перенес через порог.

— Спасибо.

Я поцеловала затаившего дыхание парня в щеку, с трудом сдержавшись, чтобы не отдаться ему прямо в прихожей. Но спонтанное проявление эмоций могло здорово спутать все карты, и, с трудом оторвавшись от его губ, я глубоко вздохнула:

— Не сейчас…

— Я понимаю, Майя. — Он грустно кивнул. — Не время…

«Пора бы тебе определиться, милочка, — язвительно укорила я себя, — мучаешь паренька, и сама мучаешься». Но, наверное, и в самом деле рано переводить наши отношения в другую плоскость. Черт, как двусмысленно-то звучит, а?

— Пойдем куда-нибудь? — желая как-то снять неловкость, прошептала я.

— Пойдем.

Мы вышли на улицу и обнаружили, что там льет как из ведра.

Дождь. Бесконечная стена тугих струй, серая пелена, смутно мерцающие огни… И двое молодых людей, как миллионы пар до них и, надеюсь, миллиарды после, решают для себя извечную проблему. Любить или не любить…

Мы стояли под козырьком подъезда, и я невольно приникла к Игорю. Обняв меня, он взглянул на дисплей своего телефона. Я вопросительно подняла глаза, и Игорь отрицательно покачал головой.

Ливень, низвергающийся с небес, был просто ужасным. Настоящий водопад.

Игорек вдруг улыбнулся, а я шутливо ущипнула его за бок:

— Колись, давай! А то ржет тут, понимаешь, в одну харю.

— Я вспомнил про феномен Шэньси. В одной из горных китайских провинций протекает река с загадочным водопадом. И эту тайну природы до сих пор не может разгадать ни один из специалистов. — Он сделал театральную паузу, и я снова несильно толкнула моего мучителя в бок. — Необычность заключается в том, что зимой, даже когда температура воздуха опускается до минус тридцати по Цельсию, мощный поток падающей воды не замерзает. Зато в середине лета река по необъяснимым причинам начинает застывать льдом. По словам местных жителей, так было всегда, и загадочный водопад вел себя подобным образом и двадцать пять, и пятьдесят лет назад.

Я представила, как все эти струи вдруг застыли, образовав непроходимый частокол, сквозь который не продраться без тяжелой бронетанковой техники, и прыснула.

— Вот-вот. — Он еще крепче обнял меня. — И я подумал, как было бы здорово, если бы что-то подобное произошло сейчас.

— Нет, Игорь. — Я виновато потерлась носом о его плечо. — Я еще не готова.


В один из весенних дней, отработав положенное, я просто гуляла по городу. Вот-вот должно было наступить утро, и огромный мегаполис спал. Для меня же это вечер. Именно в такие предрассветные часы я люблю бродить по Москве. А еще лучше, взлетев на какое-нибудь высокое здание, смотреть, как алеет полоска на горизонте. И, переводя взгляд вниз, в провалы дворов и лабиринты еще темных улиц, получать ни с чем не сравнимое удовольствие от щекочущего нервы пограничного состояния.

В такие мгновения в полной мере ощущаешь, насколько иллюзорны сила и возможности, случайно доставшиеся мне. До сих пор удивляюсь, как тогда всё получилось? Невольно поверишь в такую штуку, как судьба. Ведь сколько народу буквально из кожи вон лезет, чтобы достичь чего-то подобного. Проводят различные ритуалы, собираются в секты. А возможность прикоснуться к неведомому выпала мне. Или всё дело в предках? Ведь, согласно научным исследованиям, фенотип любого существа определяется в итоге его генотипом, то есть совокупностью полученных от родителей генов. А окружающая среда и всевозможные внешние факторы могут оказать действие только в относительно короткий период начального формирования и развития организма. При этом влияние может оказаться лишь отрицательным, в результате чего вместо нормального существа получится нелепый уродец. Вроде меня.

Но, насколько я знаю, никаких семейных преданий из поколения в поколение не передавалось. И отец с матерью, и бабушки по обеим линиям были абсолютно нормальными людьми.

Желая отвлечься и выбросить из головы невеселые мысли, я перевела взгляд на одну из соседних крыш и обнаружила родственную душу. Какая-то девчонка в светлом платье так же, как и я, стояла на парапете, глядя вдаль. До тридцатиэтажки, облюбованной романтичной особой, метров сто, но, сфокусировав зрение, я увидела, что по ее щекам текут слезы. В последний раз взглянув на зарождающуюся зарю, она зажмурилась и шагнула вниз.

Инстинкты оказались быстрее разума. Не успев сообразить, что делаю, я молниеносно кинулась наперехват. Тело, ведомое каким-то внутренним дальномером, само выбрало наиболее оптимальную точку и, уравняв скорость, аккуратно подхватило неудавшуюся самоубийцу.


ГЛАВА 16 | Отдел Химер | ГЛАВА 18