home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Наш «язык» оказался ни больше ни меньше как наиглавнейший из наемников, через которого шли приказы от руководства (по цепочке) вниз, и соответственно владел значительным количеством информации. «Международный благотворительный центр здоровья и реабилитации» (так официально называлась та чертова лавочка) располагался на севере города, в трех километрах от известных читателю складов. Занимался он «лечением» всего, что пожелают клиенты, под предлогом «постоянного мониторинга» вживлял им подкожные микрочипы, превращая таким образом в биороботов. Обдирал как липку и использовал большинство чипированных как черт на душу положит. (Подробности чуть позже.) Ну а некоторых, наиболее подходящих, превращал в послушных убийц. Часть из них находилась в резерве (до начала 2008 года), часть использовалась в эйдемановской операции. Возглавлял «лавочку» некий господин Быков Юрий Николаевич, пятидесяти пяти лет от роду, в прошлом врач-психиатр. Между прочим, брали в «Центр» «на лечение» далеко не всех, а только тех, кто прошел собеседование с Быковым и получил от него «добро»... (То есть наиболее дурных и легко внушаемых. – Д.К.)... Исключение составил один лишь Дебиев. Олег Сосланович обратился в «Центр» вчера утром с намерением подлечить старые раны. Но Быкову на собеседовании он крайне не понравился. (Слишком умная, сильная личность.) Бывший психиатр уже собрался дать Дебиеву от ворот поворот, но случайно увидел мою визитку, выпавшую из паспорта, и резко изменил первоначальное решение. Олега Сослановича отвели в палату и, даже не дав переодеться, с ходу начали склонять к «постоянному мониторингу». Дескать, «без него вы умрете в любой момент». Однако тот наотрез отказался. (Знал, оказывается, чем чревато чипирование.) Тогда его бросили в кладовку, переоборудованную под карцер, и подвергли жестоким пыткам, заставляя подписать «добровольное прошение» о чипе. Но опять-таки не достигли желаемого результата. А сегодня после обеда бывший афганец ухитрился совершить побег, по ходу придушив санитара-охранника и угнав «Газель»...

Кроме того, пленник показал – утром 25 октября к Быкову приехал из Голландии некий Ксавье Хаммерлейн. Формально – один из учредителей «благотворительного центра», а на практике – координатор всех боевых операций, начавшихся в тот же день. Быков же служил при нем передаточным звеном (по-русски Ксавье изъяснялся очень скверно) и манипулировал людьми «Z». Естественно, по указке того же Ксавье. И еще – после уничтожения резервной группы – наемников в «Центре» больше не осталось. Можно брать голыми руками...

– Прямо в яблочко, – выслушав откровения «гориллы» и лично всадив ему пулю в череп, удовлетворенно констатировал Борис Иванович.

– Вы о чем? – удивился я.

Генерал вкратце объяснил. Оказывается, после нашего с Ерохиным отъезда Борис Иванович усадил к телефонам сорок сотрудников (не входящих в силовые подразделения), и те под видом лохов-клиентов за считаные минуты «пробили» все подозреваемые организации. И в одной («Международном благотворительном центре здоровья и реабилитации») звонящего принялись охмурять почти теми же словами, которые я привел в своем отчаянном экспромте.

– Он – оперативный гений, – наведя о «Центре» некоторые справки и убедившись точности попадания, охарактеризовал меня генерал. – В виде исключения мы перескочим через одну ступень, произведем Корсакова сразу в полковники и посадим на ваше место. Вы не возражаете, Владимир Анатольевич?!

– Ни капли, – улыбнулся Рябов. – Устал я, выдохся, давно пора на покой. Единственное, чего мне хотелось, – передать отдел в надежные руки, а не болвану вроде Машкова. И теперь я с чистой совестью...

– Возглавите Управление, вместо покойного Маркова, – перебил Нелюбин. – Завтра же переговорю с директором ФСБ. А сейчас, за дело, – тут он схватил переговорное устройство и начал активно раздавать руководящие указания. Спустя полчаса «Центр» был взят под постоянное наблюдение, его стационарные и мобильные телефоны поставлены на прослушку, а несколько специалистов «подсели» на радиочастоты, используемые наемниками и перечисленные на наркодопросе покойным Таньковым... (Об этом я раньше забыл упомянуть. Извините! – Д.К.)...

Благодаря вышеуказанным мерам удалось перехватить вызов «гориллой» резервной группы. (В тот момент Нелюбин и Рябов с отрядом спецназа уже летели на «вертушке» к складам.) А вскоре и саму группу, успевшую отъехать от «Центра» примерно на километр...

Нагруженные трупами наемников спецназовцы и оба моих начальника прибыли к складам аккурат к началу нашего с «гориллой» поединка. Наблюдали за ним при помощи спецтехники и даже перед началом схватки заключали пари на предмет – сколько секунд сумеет продержаться на ногах наемник и каким именно способом он будет повержен в прах.

Борис Иванович настаивал на шестнадцати секундах и нокаутирующем ударе в голову или горло. Рябов – на четырнадцати секундах и нокауте в пах, в печень или в низ живота. И тот, и другой ошиблись в расчетах. А выиграл командир отряда полковник Логачев Петр Васильевич. (Он же по совместительству инструктор спецназа по боевому самбо.) Логачев с точностью вычислил время (тринадцать с половиной секунд) и один в один спрогнозировал финал – болевой прием с последующим добиванием...

Само собой, все вышеизложенные подробности я узнал значительно позднее, а тогда на месте генерал сказал так:

– Местонахождение «Центра» мы определили исходя из ваших, полковник, умозаключений. Потому и подоспели вовремя. Остальное обсудим после операции. Об одном прошу – с Быковым, как получится, но господин Хаммерлейн (он же, уверен, Хавьер Дюбуа) нужен мне живым... на некоторое время!


Глава 7 | Пленных не брать | * * *