home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Как и предупреждал Ильин, калугинский организм не перенес сыворотки.[11] Существо отправилось в преисподнюю на двадцать девятой минуте наркодопроса. Причем не из-за остановки сердца, как обычно бывает в таких случаях. Подавившись окончанием ответа на последний вопрос (смысл Рябов все-таки сумел разобрать), оно дико выпучило глаза, словно увидело перед собой нечто чудовищное. Потом взмолилось к дьяволу о помощи, напоминая о былых заслугах. Получило, надо думать, должный ответ,[12] отчаянно завыло и сдохло в страшных конвульсиях. Зато Ивакин с Репиным выжили. Правда, выглядели они прескверно и, невзирая на введенный им антидот, напоминали выходцев из могилы. Тем не менее использование пентонала не было с нашей стороны излишней жестокостью. Так, фигуранты подзабыли имена, фамилии, координаты первых тринадцати заказчиков и вспомнили лишь под воздействием препарата.[13] Кроме того, на первом допросе они утаили от нас некоторые вещи:

1. Альберт-«Светик» – весьма существенные нюансы, касающиеся контактов с представителями иностранных разведок, и шифровальную таблицу для связи с ними через Интернет. Существо также не сказало в первый раз, что подсунуло высокому покровителю красавицу-любовницу, фигуру достаточно известную в светских кругах, получившую в прошлом году титул «Королевы красоты» на одном из соответствующих конкурсов.

– Для подстраховки, – на вопрос «зачем?» ответило оно. – Мне нужно было держать его под постоянным контролем. Мало ли чего?!

2. Репин умолчал, что последние восемь месяцев переговоры с заказчиками проводил лично он и одновременно записывал их на скрытую камеру. (Тоже страховался, сукин сын!) Теперь, когда он дотошно разъяснил, где спрятаны кассеты, у нас отпала бо?льшая часть проблем с доказательной базой.

3. Но самый главный сюрприз преподнес нам Борис Ивакин! Оказывается, именно он являлся разработчиком «Объятий Сатаны», знал управляющий компьютер как свои пять пальцев. И, на всякий случай, «заминировал» его программой самоуничтожения. (В строжайшей тайне от подельников!!!) Активировать программу-мину можно было, набрав на клавиатуре компьютера специальный код, известный одному лишь Ивакину. А теперь, естественно, и нам!..

Тело Альберта-«Светика» забросили в кладовку-карцер. Туда же, невзирая на вялое сопротивление, запихнули Репина. А когда подошла очередь Ивакина, я вспомнил о кончине генерала Сычева (см. «Собачий оскал»), и у меня возникла занятная идея.

– Ты способен связаться с управляющим компьютером через ноутбук и дать ему команду на ликвидацию «объекта»? – спросил я плачущего педераста, уцепившегося за ножку стола и не желающего составить компанию подельникам.

– Да-а! Да! Да! – прохныкал он.

– Не надо, дружище. ЭТО нам понадобится, – обратился я к Косте, свирепо раздувавшему ноздри и уже занесшему кулак над плешивой головенкой разработчика «Объятий Сатаны».

– Ты хочешь уничтожить «...»[14] прямо отсюда, не напрягая «чистильщиков», его же собственным оружием?! – с ходу догадался шеф.

– Верно, – подтвердил я.

– Умница! Гений! – восхищенно хлопнул меня по плечу Рябов. – К ордену представлю!!!

– Лучше отпуск на полгода. Или пристрелите, – проворчал я. – Устал в дерьме копаться. Сил больше нет...

– Садись, зараза, вот тебе ноутбук, – не обратив внимания на мои слова, приказал Ивакину полковник. – Начинай работать. «...» должен умереть от рук собственной любовницы. Интересно, она сейчас при нем?

– Да наверняка! – хихикнул приободрившийся педераст. – Последнее время она постоянно проживает у него в особняке, на Гривенском шоссе. Жена-то «...» умерла год назад. А дети – по заграницам учатся.

– А мы сможем наблюдать сие знаменательное событие? – полюбопытствовал шеф.

– Не извольте беспокоиться! – Ивакин припал к клавиатуре. – В цветном изображении! Со звуком! В мельчайших подробностях! Уверяю, вы останетесь довольны!

В следующий момент я отлучился ненадолго в туалет, а когда вернулся – на экране ноутбука горела огненная надпись – «Объятия Сатаны. Программа готова к запуску. Введите рабочий номер исполнителя и ИНН объекта».

Ивакин вновь пробежал пальцами по клавишам. «Исполнитель активирован – сообщила программа. – Показать картинку?»

– Да, – набрал Ивакин.

На экране появилось четкое изображение громадной, роскошной спальни, очевидно, в том самом особняке «...» на Гривенском шоссе. В помещении горел яркий свет. Пол, стены, потолок представляли собой сплошное зеркало. А в центре, на широкой кровати красного дерева, на измятых простынях лежали два обнаженных тела: пузатый, кривоногий мужик в годах и стройная обнаженная блондинка с безукоризненными формами.

– Ты прелесть, Викуша, богиня! – отдуваясь, пыхтел пузатый. – Я тебе бриллиантовое колье куплю.

– Мой супермужчина! – с придыханием сказала блондинка. – Не надо колье. Мне нужен только ты! – Она нежно провела ладошкой по вздутому, волосатому брюху.

Высокопоставленный довольно заурчал. Девушка вновь провела по брюху, но уже языком. Ее прекрасное тело затрепетало от неподдельной страсти...

– Она активирована, – в ответ на наши гневно-недоумевающие взгляды поспешил заверить Ивакин. – Просто программа выбирает удобный момент. Нет, я неправильно выразился! Не выбирает, а моделирует. Постепенно! Объект нужно застать врасплох и стопроцентно ликвидировать. Без осечки!

...– Пить хочу, – оторвавшись от брюха, прошептала красавица. – Мой язычок совсем пересох, а ему еще много работать!

Глупо гыгыкнув, пузатый нажал кнопку в изголовье кровати. Девушка торопливо прикрылась простыней. В комнату без стука зашли два крепких, вооруженных телохранителя.

– Шампанского со льдом, – властно распорядился высокопоставленный.

– И, если можно, апельсин, – робко попросила блондинка.

– Ну конечно, мое солнышко, конечно, – погладил ее по голове «...» и грозно рыкнул охранникам: – Слышали, олухи?! Фруктов нам. Побольше! Ананасы, апельсины, манго, киви.... И столовые приборы не забудьте! Живо, блин. Одна нога здесь, другая тоже здесь!

Телохранителей словно ветром сдуло...

– Вот видите?! – хихикнул Ивакин. – Программа обеспечила исполнителя оружием. Очень естественно и под вполне безобидным предлогом. Ждать осталось недолго. Скоро наступит финальная стадия.

И действительно, едва амбалы принесли заказ и на цыпочках удалились, осторожно прикрыв за собой дверь, – блондинка отпила глоток шампанского из хрустального бокала, принялась чистить ножом апельсин и внезапно, без всякого предупреждения, с обворожительной улыбкой на губах воткнула острое лезвие в горло пузатому. Тот длинно, тихо захрипел...

– Не попала в яремную вену, – с некоторой досадой отметил Ивакин. – Опять какой-то мелкий сбой. Но не волнуйтесь – она обязательно и любой ценой доведет дело до конца.

Последним усилием высокопоставленный вновь дотянулся до заветной кнопки. И, когда он ее нажимал, «Викуша», выдернув из раны нож, нанесла повторный удар. На сей раз без промаха. Содрогнувшись всем телом, «...» скончался. Вошедшие в комнату охранники сперва замерли в шоке, но когда девушка бросилась на них с окровавленным ножом в руке, выхватили «векторы» и всадили в «Королеву красоты» не менее десятка пуль, в буквальном смысле разодрав ее в клочья...

– Собаке собачья смерть, – досмотрев «прямой репортаж», – сказал Рябов. – Ну-с, Ивакин, ты славно потрудился. Теперь очередь за нами – пойдем запускать программу самоликвидации в управляющем компьютере. Костя, в карцер говнюка!..

Минут через десять, когда мы с полковником, обсудив детали предстоящей операции, вышли в коридор (Сибирцева оставили сторожить пленных и ноутбук), из карцера донеслись злорадный хохот Репина и отчаянный вопль Ивакина:

– Господа офицеры! Постойте! Не надо идти в офис! Ведь компьютер, самоликвидируясь, обязательно уничтожит все людские «придатки»!

– А тебе что за печаль?! – фыркнул Владимир Анатольевич.

– Владька... сука... сегодня, пока я спал... вживил мне под кожу пропуск-чип!.. Решил взять меня под полный контроль!!! У-у-ух, гадина!!! – прорыдал разработчик.

– Пока мы доберемся до офиса, у тебя будет время с ним поквитаться, – холодно заметил шеф. – Прощай, урод! – И, пропустив меня вперед, с силой захлопнул входную дверь...


* * * | Пропуск в ад | * * *