home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

Отправив Майклу Пулу послание, которое неслось теперь по Солнечной системе со скоростью света, Мириам Берг сидела в высокой английской траве в ожидании Ширы, представительницы «Друзей Вигнера».

Она создала машину времени и отправила ее к звездам. Но ничто в ее жизни не могло сравниться с несколькими драматичными днями в ее собственном времени после возвращения через Туннель.

Перед ней в коричневато-ржавом — от выжженного грунта — кратере лежала посадочная шлюпка с «Качи». Она была вскрыта подобно туше громадного распотрошенного зверя; струйки сизоватого дыма медленно поднимались из ее раскаленного чрева. Ровные линии, которыми был рассечен корпус, казались проведенными рукой опытного хирурга — «Друзья Вигнера» с непонятной ей тщательностью своими похожими на скальпели лучевыми резаками превратили ее корабль в кучу мерзкой окалины.

Уничтожение судна Друзьями было платой за возможность послать одно-единственное короткое послание Пулу. Чрезмерной платой. Ведь только он способен помочь им; наверняка он уже работает изо всех сил. Тогда, в отчаянии, она совершенно не задумывалась: а жив ли он еще? Теперь ей было мучительно жаль безнадежно разрушенного судна — с его уничтожением она лишилась единственного канала связи с «Качи», с пятьюдесятью друзьями, которые были рядом с ней целое столетие, вместе с которыми она пересекла многие световые годы и которые были теперь по ту сторону Туннеля, в Будущем, куда они так отчаянно стремились и где полновластно царил мрачный, бесчеловечный Оккупационный режим Квакса.

Как странно возвратиться через Туннель обратно в свое собственное время, чтобы почувствовать такую ностальгию по чуждому ей Будущему.

Она лежала на спине в густой сочной траве и наблюдала за нежно-розовыми облаками, смягчавшими грозный Юпитер.

Слегка наклонив голову, она могла различить портал «Интерфейса» — тот конец Туннеля, который оставался на орбите Юпитера, когда «Качи» направился в долгий путь к звездам, и через который этот немыслимый кораблик «Друзей Вигнера» был вышвырнут обратно в Прошлое. Портал, медленно скользивший прочь от суденышка по близкой орбите, виднелся крошечным кубиком на небесно-голубой лазури. Он казался милым, изящным украшением и немного напоминал парящее в пространстве окно. И каким невероятным казалось сейчас ужасное Будущее, лежащее по ту сторону Туннеля!

Мириам поежилась от холода На ней был только тонкий спортивный костюм, она предполагала, что этого будет вполне достаточно, но сильно ошиблась, недооценив местный климат. Но больше всего ее мучил не холод, а страстное желание вновь оказаться на борту безопасного, дружественного «Качи». Сколько раз во время столетнего путешествия ее охватывала приятная дрожь от одной только мысли о возможности выйти наружу и полной грудью вдохнуть приятный, свежий земной воздух — пусть даже воздух Земли далекого Будущего! Конечно, и сейчас она предпочла бы оказаться где-нибудь поближе к Земле. Сидеть же на глыбе в четверть мили в диаметре — не огороженной ни защитным экраном, ни силовым полем, — глыбе, вырванной из Земли и заброшенной на орбиту Юпитера…

Мириам сочла, что здоровая порция страха, которого она натерпелась, в таких условиях была вполне оправдана.

Она услышала шаги и мягко поднялась с травы.

— Мириам Берг?

Подошедшая женщина взяла ее под руку.

— Шира. Я ждала вас.

Женщина из Будущего была абсолютно спокойной.

— Мы доверяем вам, Мириам, и предоставляем полную свободу передвижения по кораблю. Скажите, почему вы отправили это послание?

Берг искоса взглянула на Ширу. Она была высокой, почти как Мириам, не менее метра девяноста, и немолодой. Берг, воспользовавшись «Антистаростью», осталась сорокапятилетней. Ее тело было стройным, упругим и здоровым; морщинки вокруг больших карих глаз и в уголках губ, как ей казалось, придавали лицу особенно мудрый и человечный вид. А уж совсем ей не надо было стыдиться коротко подстриженных, с легкой проседью волос.

Шире было около двадцати пяти. Но из-за наложенного Кваксом запрета на технологию «Антистарость» она выглядела значительно старше Мириам. Хрупкая, сухопарая. Лишь деликатные манеры прибавляли ей женственности. Полностью выбритый череп, выглядевший несколько эксцентрично, резкие черты лица. Кожа болезненно-желтоватого оттенка. Подведенные темной тушью громадные голубые глаза, полностью лишенные ресниц. Чуть выступающие вперед зубы. Странноватое, но, в общем, не отталкивающее лицо. Шира напоминала Мириам людей, во множестве живших на Земле за несколько столетий до нее, — болезненных горожан, изнуренных ежедневной борьбой за существование в слишком враждебном для человека мире.

Берг обнаружила, что на желтоватых зубах Ширы то здесь, то там виднеются пломбы. Что же должно было произойти на Земле, если даже кариес, навсегда побежденный, как считали полтора тысячелетия назад, вновь мучит человечество?

Какие ужасные последствия оставит после себя период владычества Квакса? Шира казалась Мириам существом не из Будущего, а из далекого Прошлого. А вот теперь и она сама оказалась лишенной медицинской поддержки лабораторий «Качи».

«О Господи, теперь я тоже начну стареть», — с тоской подумала Мириам и тихо вздохнула. В принципе еще не все потеряно. Возможно, у нее есть шанс вернуться домой. Если, конечно, она дождется помощи Пула…

— Шира, — медленно произнесла она, — я не хотела бы огорчать вас. Я ненавижу себя за то, что случилось Вы ведь меня понимаете? Но когда я узнала, что вы не собираетесь связываться с людьми моей эпохи, не хотите рассказать нам о Кваксе… тогда, разумеется, я выступила против вас.

Казалось, Шира ничуть не удивилась.

— Вы ведь понимаете, что нам пришлось уничтожить ваш корабль просто потому, что у нас не было выбора?

— Нет, не понимаю. Хотя и ожидала чего-то подобного. Но теперь это уже не важно. Свою задачу я выполнила, послание отправлено, несмотря ни на что. — Берг слегка улыбнулась. — Я так рада, что мне удалось смастерить радиостанцию. Я ведь этим никогда не занималась, вы знаете…

— Вы были физиком, — после небольшой паузы произнесла Шира. — Я читала о вас в старых книгах по истории.

Берг вздрогнула, ощутив, что выброшена из всех времен.

— Да, я физик. — Она наклонилась и смахнула прилипшие к подошве травинки. — Скажите, мы не могли бы куда-нибудь уйти? Это место действует на меня угнетающе.

Секунду подумав, она направилась к краю аппарата; Шира спокойно пошла следом за ней, мягко ступая по траве.

Вскоре они вышли за область нормальной гравитации — взобрались на ободок гигантской чаши. Воздух здесь был разреженнее. Еще через десять метров им пришлось остановиться; Мириам начала задыхаться. К тому же заметно похолодало.

На краю этого мира пучки травы свешивались прямо в пустоту, освещаемые призрачным светом Юпитера.

— Мне кажется, Шира, что здесь мы сталкиваемся с проблемами восприятия, — тяжело дыша, сказала Берг. — Итак, вас интересует, почему я нарушила наш договор? Я не думаю, что такие вопросы сейчас уместны. Чего еще вы могли ожидать от меня в такой ситуации?

Девушка промолчала.

— Взгляните моими глазами, — продолжила Мириам. — Через полторы тысячи лет, проведенных мною в «Качи», я вновь оказалась на Земле…

Экипаж «Качи», разумеется, хорошо знал, что оставленный ими мир стареет. Но так приятно было сознавать, что они по-прежнему связаны с ним через «Качи», словно прочной, свободно растягивающейся нитью; оставшиеся на Земле люди стареют с той же скоростью, как и экипаж «Качи». И ждут возвращения корабля, выполнившего свою миссию в Будущем.

И вот спустя столетие «Качи» вернулся на орбиту вокруг Юпитера. Земля прожила за это время тысячу пятьсот лет. Но портал продолжал крепко соединять их с Прошлым.

— Я даже не могу сейчас припомнить, что мы ожидали встретить в тот момент, когда приблизились к Солнцу, — сказала Мириам.

— У нас были сотни сценариев, возникших как до, так и во время путешествия. Я не исключала встречи с обезображенной радиоактивным загрязнением Землей, с новым каменным веком, в который явились боги из огненной колесницы.

Но такого представить себе я не могла. Мир, полностью подчиненный непонятному иноземному существу… Что-то летит навстречу нам, потрясенная воспоминаниями, Мириам ненадолго замолчала, — …и это кусок Англии, вышвырнутый в космос… а на нем несколько десятков отощавших землян, отчаянно рвущихся в Прошлое…

Она вспомнила полет на одноместной шлюпке от по-домашнему обжитого «Качи» к Юпитеру, вспомнила стремительно приближающийся, похожий на ярко-зеленый астероид корабль. Она не могла поверить своим глазам, когда увидела несущийся навстречу кусочек английского деревенского пейзажа с пышной растительностью и незабываемым Стоунхенджем, как будто бы вырезанный из туристского каталога Земли и грубо приклеенный к черному бархату небесной сферы… При ударе в момент посадки разрушился шлюзовой отсек, и она смогла выпрыгнуть прямо на упругий, такой неожиданный возле Юпитера чернозем, на шелестящую под ногами траву…

Через несколько минут она была окружена Друзьями. Затем к ней подошла Шира, чтобы объяснить «Дружеские» намерения. Пятнадцать столетий богатой катастрофами человеческой истории уложились в короткий сбивчивый рассказ.

Через несколько часов после «приземления» Берг зеленый корабль вошел в гравитационную трубу Туннеля. Берг содрогнулась, вспомнив, какие радиационные бури бушевали вокруг их хрупкого суденышка — убежища путешественников во времени.

Разрешение послать сообщение на борт «Качи» она не получила. Возможно, сейчас его команда уже уничтожена Кваксом, если только слово «сейчас» имеет право употреблять путешественник во времени.

— Всего несколько таких богатых событиями дней, — иронически произнесла она. — Для гостеприимного дома эту просто возмутительно мало.

Шира слегка улыбнулась и, когда Берг попыталась сосредоточиться, произнесла:

— Я рада, что вы сказали «возмутительно». Это была по-настоящему возмутительная идея — идея, позволившая нам добиться своего — прямо под носом у Квакса, как мы и планировали. Пойдемте, нам нужно поговорить, теперь у нас есть время.

Они повернулись и медленно начали спускаться «вниз», от ободка аппарата к его центру. Берг чертыхалась, преодолевая углубления в почве, каждое примерно в метр шириной и в несколько десятков сантиметров глубиной. Отсюда весь аппарат был виден как на ладони. Мириам уже поняла, что благодаря этим впадинам и почва и камни удерживались на поверхности диска, но каким образом создавалось гравитационное поле, оставалось для нее загадкой.

— Вы должны понять сложившуюся ситуацию, — произнесла Шира. — Из сохранившихся с ваших времен текстов мы узнали, что приближается время вашего возвращения к Земле с порталом «Интерфейса». Это означало, что наступает тот короткий промежуток времени, когда Туннель будет доступен и для нас, еще не разрушенный Кваксом. Тогда мы задумали проект…

— Что за проект? — быстро спросила Берг. Шира проигнорировала заданный вопрос.

— Оккупационные власти не ожидали вашего появления, но очевидно, что ваш корабль был бы обнаружен и затем, по-видимому, уничтожен вместе с его грузом Нам необходимо было встретиться с вами до того, как это случится. Вот такая история, Мириам. Нам пришлось построить космический корабль, причем в условиях полного и неусыпного контроля Квакса над землянами.

— Вот так дела! Вы знаете, Шира, нам, наверное, необходимо отобрать подходящие грамматические формы, особенно времена. Нельзя ведь говорить о далеком Будущем в прошедшем времени, не так ли?

Шира не удержалась и усмехнулась, и Мириам почувствовала к ней некоторое подобие симпатии.

Они прошли через невысокие заросли, над которыми парили, примерно в трех метрах над поверхностью, небольшие светящиеся шары, дававшие тепло и свет. Мириам ненадолго остановилась под ними, ощутив на лице и на всем своем начавшем стареть теле приятные, уже совсем забытые за столетие полета жаркие солнечные, лучи. В ярких, слегка желтоватых лучах шаров розоватый диск Юпитера сразу потускнел, а трава стала ярко-зеленой, мясистой и сочной, совсем как когда-то на Земле. Берг осторожно, на цыпочках прошлась по ней.

— Надо же так закамуфлировать корабль!

— Квакс не вмешивается в происходящее на территории культурных святынь человечества.

— Ура Кваксу, — подытожила Мириам. — Возможно, не такой уж он зловредный головастик!

— Мы надеемся, что эта фраза — не признак вашего альтруизма, а лишь желание понять природу пришельца, — нахмурилась Шира.

— В любом случае мы возлагаем определенные надежды на политику, которая помогла бы нам в достижении наших целей.

Мириам Берг задумчиво улыбнулась. Ее воображение по-прежнему не могло успокоиться, заново рисуя повстанцев, которые в перепачканных спортивных костюмах, как кроты, рылись под готическими соборами, пирамидами, древними могильниками реакторов деления…

— Значит, вы решили соорудить ваш корабль под скалой?

— Да. Точнее говоря, мы специально подготовили площадку земли для Будущего полета.

— Но какие ресурсы вы использовали для этого?

— «Друзья Вигнера» действуют повсюду, — сказала Шира. — Вспомните, что еще до встречи с Кваксом земляне широко распространились в космосе и стали использовать ресурсы многих планетных систем. Да, Квакс практически полностью контролировал все наши действия — и подчас весьма эффективно. Но за пределами этого «подчас» мы были способны на многое — и даже на осуществление проектов, которые и для вашего времени показались бы грандиозными.

— Не могу во все это поверить, — мрачно произнесла Мириам.

Они медленно подходили к центру аппарата.

— Итак, вы полностью закончили подготовку корабля, — сказала Мириам. — Но как же вам удалось выйти в космос незамеченными?

— Благодаря гипердвигателю, полученному от Сквима, — объяснила Шира. — Он создает вокруг корабля линзообразное силовое поле, которое полностью изолирует поверхность аппарата и слой атмосферного воздуха вокруг него. Двигатель был использован для выброса аппарата с Земли непосредственно на траекторию полета «Качи», а затем — после перехвата вашей капсулы двигатель направил аппарат прямо в «Интерфейс».

— Сквим… Это что, та раса, с которой человечество столкнулось до Квакса?

— И которая, потерпев поражение, обогатила нас важнейшими технологиями, необходимыми для прорыва в дальний космос.

— Как же вам удалось победить его?

— Читайте учебники истории, — улыбнулась Шира.

— Ну ладно, — согласилась Берг, — и что, этот Сквимовский двигатель работает и сейчас?

— В холостом режиме. Только для поддержания радиационной защиты.

— И для удержания воздушной оболочки, да?

— Нет. Это вполне обеспечивает гравитационная система аппарата.

— Искусственная гравитация? — вскинулась Мириам. — В наши дни она казалась недостижимой мечтой!

Но Шира в ответ только улыбнулась.

Они приблизились к жилищу и рабочей площадке «Друзей Вигнера». Дома небольшие кубики и конусы — теснились на площадке в центре деревенского пейзажа с огромным каменным сооружением, больше, правда, похожим на неряшливо разбросанные детские игрушки. Все камни были одинакового сизовато-серого цвета. Мириам провела рукой по стене и обнаружила, что она идеально гладкая на ощупь. Но от нее исходило человеческое тепло, не то что от бездушного металла. Это был «конструкционный материал КсиЛи» — одно из тех чудес техники, которые заимствовали на КсиЛи и человечество и его смертельные враги — Сквим и Квакс.

Друзья ходили между зданиями, обсуждая свои проблемы. Небольшая группа собралась вокруг транслятора — устройства для получения информации, как успела понять Мириам, — и что-то обсуждала. Они поприветствовали Ширу и — с некоторым любопытством — и Берг.

Мириам успела насчитать на борту корабля около тридцати человек примерно поровну мужчин и женщин. Им было лет по двадцать пять — тридцать, и все они казались хорошо воспитанными и интеллигентными. Безусловно, экипаж корабля подбирался так, чтобы обеспечить повстанцам успех их трудной миссии Головы у всех были обриты, как у Ширы, а у некоторых, как ошеломленно отметила Мириам, полностью отсутствовали ресницы. Но, несмотря на все это. Друзья не производили впечатления однообразной массы. Их было на удивление легко отличить друг от друга по различным формам черепа.

— Славно вы все организовали, — одобрительно отметила Мириам.

— Действительно неплохо, — холодно отозвалась Шира. — Наш корабль прошел через Туннель без серьезных поломок и повреждений Наше оборудование, в том числе и самовосстанавливающиеся механизмы управления, позволит нам обеспечивать жизнедеятельность корабля и его экипажа долгие годы. Достаточно долго, чтобы мы смогли выполнить нашу миссию. — Она улыбнулась. — Да, мы неплохо подготовились.

— Ммм-да… — Мириам кисло взглянула на кучку Друзей. — Знаете, Шира, вы бы очень помогли мне понять происходящее, если бы объяснили, что это вообще такое — ваш проект.

— Сейчас это невозможно, — с сожалением сказала Шира.

Берг встала прямо перед ней, положив руки на пояс. Лицо ее стало суровым, как у человека, привыкшего командовать.

— Хватит кормить меня банальностями, Шира. Ну ладно, черт с ними — и с моим кораблем, и с «Интерфейсом», который вы использовали в личных целях, и с моим экипажем, оставленным один на один с неизвестным и неожиданным врагом. Вы принесли их в жертву своим эгоистичным планам. Но, как ни крути, вы обязаны сказать мне что-то еще, кроме этой ни к чему не обязывающей чепухи.

Милое личико Ширы выразило неподдельное участие.

— Я действительно сожалею, Мириам. У меня и в мыслях не было оскорблять вас своими поучениями. Но я, точнее, мы действительно считаем, что для этого еще не пришло время.

— Но почему? Объясните мне хотя бы это!

— Я не могу. Если вы поймете, почему, то сразу догадаетесь о сути проекта.

— Хватит водить меня за нос! — рассмеялась ей в лицо Мириам. — И вы считаете, что можете удовлетворить меня такими объяснениями?

— Конечно, нет. — Шира усмехнулась, и снова Берг почувствовала легкую симпатию к этой странной, таинственной женщине из столь отдаленного Будущего. — Но в данный момент я не могу сказать вам ничего больше.

Мириам разгладила волосы.

— Но что именно вас волнует? Неужели вы думаете, что я даже при желании смогла бы помешать вам осуществить ваш проект?

Шира утвердительно кивнула.

— Если вы действительно почувствуете, в чем он состоит, вы будете в состоянии это сделать.

Мириам Берг нахмурилась.

— Я не понимаю, почему вы боитесь даже догадок о сути проекта? Даже если бы я определила, что именно вы задумали, мне пришлось бы противодействовать вам, опираясь на нечто более реальное. Не так ли?

Шира ничего не ответила, ее взгляд ничем не омрачился. Она излучала полное спокойствие.

— Шира, кто знает, возможно, вам еще понадобится моя помощь. — Мириам сменила тему. — Мне бы хотелось попробовать починить свой корабль.

— Все не так просто, Мириам, — обезоруживающе улыбнулась Шира. — Мне бы очень хотелось, чтобы вы прекратили допрашивать меня.

Берг взяла ее под руку.

— Шира, мы с вами по одну сторону баррикад. Неужели вы этого не видите? Внутри одной Солнечной системы! В вашем распоряжении ресурсы пяти планет. Когда люди узнают о кошмаре Оккупации, они сделают все, что в их силах, чтобы помочь вам. С вами вместе будут бороться многие миллиарды.

— Дело не в них, как вы не понимаете, Мириам, — терпеливо повторила Шира. — Мы владеем технологиями, по сравнению с которыми ваши устарели на полторы тысячи лет!

— Мы можем принести за собой на хвосте слишком много бедствий, Шира, — с каменным лицом произнесла Мириам. — Что если Квакс последует за нами в Туннель? Что если вам потребуется помощь, чтобы остановить его?

— Мы можем защитить себя, — спокойно повторила Шира.

Дрожь пробрала Берг от этих слов, но она продолжила:

— Представьте себе сотню хорошо вооруженных кораблей, сходу вламывающихся через портал в Будущее. Они способны разобраться с кем угодно!

— Один военный Сплайн может скосить всех одним залпом, — усмехнулась Шира.

— Тогда помогите нам укрепить нашу мощь своими познаниями. В этот момент еще ни один Квакс не знает о существовании Земли. Мы можем уничтожить их прямо в их логове. Если вы откроете нам секреты супердвигателя Сквима, мы можем создать сверхмощную армаду, и тогда…

Шира осторожно засмеялась в ответ.

— Вы слишком мелодраматично относитесь к действительно серьезной опасности, Мириам. В этот момент Квакс уже создал гигантскую торговую империю, полностью контролируя сотни звездных систем. Даже если ваше нападение окажется успешным — вполне возможно, что и нет, — оно не приведет к реальной долговременной победе. У нас более глубокая цель — и мы уже в состоянии достичь гораздо большего.

— Но почему вы не расскажете мне о ней прямо? Вы просто не доверяете мне. Мне, вашей собственной неизвестно какой пра-пра-бабушке…

Шира торжественно улыбнулась.

— Горжусь тем, что во мне есть частичка вашего наследственного кода, Мириам, — сообщила она.

Они неторопливо прогуливались по тенистым лужайкам в центре корабля и вскоре приблизились к поясу жилищ. Говор оживленно беседующих Друзей постепенно стих. Посреди аппарата образовался небольшой островок молчания. Собеседницы вошли в разрушенный круг громадных валунов, и внимание Мириам полностью переключилось на них.

Здесь не было светящихся шаров; неуклюжие древние валуны, казалось, с вызовом смотрели на далеких потомков своих создателей, освещаемые только призрачным светом Юпитера. Берг подошла к одному из вертикально стоящих камней и осторожно коснулась серовато-сизой, поросшей мхом поверхности. Он не был пугающе-холодным, скорее теплым и дружелюбным. Он почему-то напомнил ей доброго неуклюжего слона.

— Вы знаете, — произнесла она, — ваш аппарат может вызвать сенсацию, если вы приземлитесь на нем, да еще где-нибудь неподалеку от оригинала — в Солсбери Плейн, например. Если вы на это решитесь, тут уж я и слова не скажу — будь это проект или не проект.

— Мысль недурна, — усмехнулась Шира.

Мириам вошла в центр каменного круга, минуя упавшие валуны. Повернулась, рассматривая усеченный ландшафт, пытаясь увидеть его глазами людей, построивших это сооружение столько тысячелетий назад. Как же все было таинственно и торжественно там, на голых холмах Солсбери Плейн, в дни солнцестояния, когда от пустоты мертвой Вселенной спасали лишь несколько огоньков, рассеянных по равнине в лучах заходящего Солнца!

…Но здесь горизонт был усыпан множеством серых столбиков — жилищ повстанцев; Мириам знала, что если бы даже она могла смести эти диссонирующие постройки с лица аппарата, под ними обнаружились бы лишь несколько сотен метров перелопаченного дерна, чьи неровные края свисают теперь прямо в черную бездну. Когда, переполненная этими мыслями, она повернула голову, то смогла увидеть громадную дугу диска Юпитера, исполинской стеной перегораживавшую Вселенную.

Былинные камни казались карликами на этом величественном фоне.

У Берг комок подступил к горлу.

— Черт возьми! — прошептала она.

Шира тихо подошла к Мириам и положила руку ей на плечо.

— Что случилось, дорогая?

— Вы не имели права так делать, — твердо произнесла Мириам.

— Почему?

— Осквернить такую древность! Как вы могли решиться на такое преступление перед историей? Даже Квакс никогда не прикасался к этим камням — вы сами сказали мне об этом!

— Квакс — захватчик, — резко возразила Шира. — Если бы ему потребовалось, он не задумываясь превратил бы эти камни в пыль!

— Но ведь не сделал же он этого, — упрямо повторила Берг. — Однажды, с вашей помощью или без нее, Квакс уйдет. А эта живая история могла бы продолжаться! Если бы не вы.

Шира, запрокинув голову, посмотрела на Юпитер, черты ее лица озарились пепельно-розовым светом.

— Поверьте, мы — «Друзья Вигнера» — хорошо понимали, на что нам придется пойти. Но в конце концов у нас хватило решимости принять единственно правильное решение. — Она повернулась к Мириам, и та была потрясена иррациональным, одухотворенным блеском ее больших синих глаз.

— Почему вы говорите с такой уверенностью? — потрясенно произнесла Берг.

— Потому что в будущем памятник не поврежден, — медленно, как ребенку, пояснила Шира.

Берг уставилась на нее, не зная, стоит ли ей рассмеяться в ответ.

— Да понимаете ли вы, что говорите? Вы перерыли древнейший памятник, перекрыли его полями гипердвигателя, улетели на нем с планеты, удрали от флота Квакса и углубились на полтора тысячелетия в прошлое! Вам что, этого недостаточно?

Шира радостно улыбнулась, наконец-то поняв, о чем идет речь.

— Вы уже знаете, что я не могу раскрыть вам наших намерений. Хотела бы, но не имею права. Но я вижу, что вы о многом догадываетесь, и хотела бы, чтобы верили нам всем сердцем. Когда наш проект будет успешно завершен, Стоунхендж вернется на место в своем первозданном виде!

Берг вытащила руку из ладони Ширы.

— Да возможно ли такое? О Господи, Шира, что задумали ваши люди?

Но «Друг Вигнера» только загадочно улыбнулась в ответ.


предыдущая глава | По ту сторону времени | cледующая глава