home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


7

Майкл Пул мягко посадил спасательную шлюпку прямо на ярко зеленеющий край аппарата, недалеко от замеченных им обломков.

Вслед за виртуалом отца он выпрыгнул на зеленый луг и в какой-то момент почувствовал себя неуверенно. Стебли травы были столь жесткими, что Майкл ощутил их прикосновение сквозь подошву своей мягкой корабельной обуви. Мелкие светящиеся шары, подвешенные тут и там, освещали пейзаж теплым желтоватым светом. Ближе к центру корабля концентрация шаров увеличивалась, создавая удивительное ощущение солнечного теплого дня на Земле. Даже атмосфера хранила неподдельную земную голубизну.

Но все-таки прямо над ним висел громадный облачный диск Юпитера. Он сразу возвратил Майклу чувство реальности.

— Знаешь, — сказал он Гарри, — мне было трудно выйти из шлюпки. Здесь я чувствую себя совсем уж беззащитным.

— Я тебя хорошо понимаю, — театрально глубоко вздохнул Гарри. — Но пахнет здесь все превосходно, особенно трава! — Он несколько раз подпрыгнул и сообщил:

— Да и гравитация совсем как на Земле!

— Хватит паясничать, — проворчал Майкл. — Трудно представить, кому могло понадобиться тащить все это через Туннель.

Он вспомнил о Мириам и почувствовал незнакомое прежде чувство вины за то, что не следил за развитием событий и не просчитал всю цепь причинно-следственных связей, приведших именно к такой развязке.

Гарри ходил вокруг их посадочной шлюпки: цилиндр, покрытый космической изморозью, на этой зеленой лужайке выглядел столь же неуместно, как снаряд в алтаре.

— О Господи! — вскрикнул виртуал.

Майкл пошел к нему. Гарри стоял, засунув руки в карманы, перед останками капсулы, которые они видели из «Краба».

Верхушка аппарата была срезана, как у перезрелого арбуза. Линия лазерного разреза была острой, как бритва, и радовала глаз своей опрятностью. Пул заметил обожженный и частично расплавившийся интерьер корабля, размягчившиеся и местами вытекшие на землю перегородки.

— Это не обычная катастрофа… — пробормотал пораженный Гарри. Он указал сыну на неповрежденный фрагмент обшивки. Видишь регистрационный номер?

— Да, лодка принадлежит «Качи», Гарри! Это шлюпка Мириам. — Нечто вроде паники охватило его. — Что за чертовщина?

— Спокойно, Майкл. Все в порядке. Видишь?

Майкл обернулся на слабый, звук хриплого, полного отчаяния, до боли знакомого голоса. Как будто во сне, он увидел ее живое лицо, глядящее на него сквозь слезы, знакомые волосы, ощутил ее прикосновение, ее необычно нежные, почти безвольно слабые руки. Мириам была чуть выше Майкла, ее стройное тело обтягивал спортивный костюм из грубого розового материала. Мгновение спустя ее руки обвили Майкла, и она, обмякнув, навалилась на него. Он уткнулся лицом в Теплую шею.

Наконец он оторвался от Мириам и взглянул ей в глаза:

— О Господи, Мириам, я и не надеялся увидеть тебя живой! Когда мы нашли твою шлюпку…

Она ласково усмехнулась одними тонкими губами.

— Не очень-то вежливо с их стороны, не правда ли? Но на самом деле они не причинили мне никакого вреда, Майкл; они всего лишь, — тут ее голос приобрел обычную жесткость, — они всего лишь запретили мне предпринимать какие-либо действия. Возможно, теперь я получу такое право, уже год, как я нахожусь здесь…

— А как вы прошли через Туннель?

Лицо Мириам на мгновение исказилось болью, но тут же к ней вернулось самообладание.

— Мне удалось перенести это, — сказала она.

Майкл Пул в смущении отошел на шаг. Он знал, что Гарри находится рядом, но спрятал от него глаза: он не перенес бы очередного взрыва отцовских чувств.

Рядом с Мириам стояла женщина, которую он заметил только сейчас; она была такой же высокой, как и Берг, слегка сухощавой, тонкое скуластое лицо казалось бы молодым и миловидным, если бы его не портил абсолютно голый череп, на который Майкл старался не глядеть. Эта женщина наверняка достаточно хорошо его знала: бледные глаза глядели на него с легким беспокойством. Пул уловил за их необычной безмятежностью живую юношескую непосредственность.

Гарри подошел к девушке.

— Вы видите, Майкла уже приветствуют. А как же я?

— Гарри! — возмутился Майкл.

Девушка повернулась к Гарри и осторожно отступила на шаг.

— Вы могли бы быть повежливее, сэр, — важно сказала она.

Гарри усмехнулся и театрально пожал плечами.

— Вы что, заметили мою растровость? Черт побери, Майкл, почему ты не предупредил меня об этом?

Берг придвинулась к Майклу.

— Что это за остряк?

— Ты не поверишь, дорогая, это мой отец.

Мириам скривила лицо.

— Почему же ты его не выключил перед посадкой? Это же виртуал!

— Еще чего не хватало! — возмутился Гарри.

— Майкл Пул. — Девушка, преодолев смущение, посмотрела прямо на Майкла. Она была худа, под глазами темнели синяки. У Пула сложилось совсем другое представление о людях далекого Будущего. Какой контраст с их явными техническими достижениями! Даже сшитый из единого куска ткани костюм, в который они были одеты, оказался слишком груб и прост для далекого Будущего.

— Я Пул, — еще раз повторил он. — Перед этим вы разговаривали с моим отцом.

— Меня зовут Шира. Почту за честь познакомиться с вами. — В ее голосе присутствовал незнакомый Майклу акцент. — Ваши достижения нам широко известны. Мы просто не смогли бы попасть сюда, если бы не ваш «Интерфейс».

— Именно поэтому вы позволили им приземлиться, вместо того чтобы сдуть их, как пылинку? — прервала ее Мириам.

— Мы не можем делать этого, — произнесла девушка глухим голосом.

— Да, зато вы можете включить гипердвигатель и удрать от них, как и от других кораблей ранее.

Пул вздрогнул, как от удара.

— У вас что, есть гипердвигатель?

— Конечно, — мрачно произнесла Мириам. — Спроси у них, позволят ли они тебе его осмотреть.

Гарри подошел вплотную к девушке и пристально посмотрел ей прямо в глаза.

— Почему вы пришли сюда, в наше время? — спросил он. — Почему позволили послать только одно сообщение из Солнечной системы?

— Вы задаете много вопросов, — сказала Шира, держа руки перед собой, будто собираясь оттолкнуть обнаглевший виртуал. — У вас будет время услышать ответы на досуге. Но не забывайте, что вы у нас в гостях. Позвольте нам явить наше гостеприимство.

Гарри внимательно посмотрел на аккуратно взрезанный корпус шлюпки с «Качи».

— Кое-кому вы его уже продемонстрировали, — произнес он.

— Не груби, Гарри, — раздраженно бросил Майкл. — Просто стой и слушай. — Он повернулся к девушке. — Спасибо вам, Шира!

— Я провожу вас к себе домой, — сказала Шира. — Пожалуйста, идите за мной. — Она повернулась и пошла к центру аппарата.

Пул, Гарри и Берг на несколько шагов отстали от Ширы. Глаза виртуала начинали мерцать каждый раз, когда они входили в запутанный лабиринт одноэтажных сероватых сооружений, которые громоздились в центральной части аппарата.

Пул старался держаться на некотором расстоянии от Мириам, борясь с желанием снова, как мальчишка, заграбастать ее в свои объятия.

По дороге Пула не покидало ощущение неровности почвы. Он постоянно чувствовал под ногами какие-то впадины, скрытые травой, хотя внешне поверхность казалась абсолютно ровной. Впадины, очевидно, имели не больше метра в поперечнике. Он украдкой наблюдал за Широй всю дорогу, пока она вела гостей через маленькую деревушку. Она шла грациозной походкой, но Майкл заметил, что при этом периодически то опускалась на несколько сантиметров, то опять поднималась, как будто попадая в невидимые ямки.

Гарри парил над травянистой поверхностью на высоте нескольких сантиметров. Он подплыл к Мириам и прошептал:

— На вид ей около двадцати пяти, а сколько на самом деле?

— Около двадцати пяти.

— Я серьезно!

— И я серьезно. — Берг провела рукой по волосам. — Они утратили технологию «Антистарость»… Точнее, он отнял ее у них. Квакс.

Гарри непонимающе посмотрел на нее.

— Какой Квакс? Что там произошло? Я воображал, что эти люди далеко обогнали нас… Изучение их технологий было самой главной целью всего эксперимента.

— Да, — мрачно пробормотал Майкл, — но, похоже, в истории еще будут свои взлеты и падения… Так что ты там говорила про какого-то Квакса?

— Она сама вам все расскажет, — неопределенно ответила Мириам. — Мне она вообще ничего больше не сказала, но, похоже, поделится с вами. Эти люди называют себя «Друзьями Вигнера».

— Какого Вигнера? — не понял Майкл. — Юджина, физика-ядерщика?

— Насколько я поняла, именно его.

— Но почему?

Берг двусмысленно пожала плечами, и контуры ее острых плеч отчетливо проступили сквозь грубый материал костюма.

— Я думаю, что если бы знала ответ на этот вопрос, то и с другими бы разобралась.

— Мириам, тебе удалось что-нибудь разузнать про гравитационный генератор? — осторожно прошептал Майкл.

— Тебя интересуют подробности или только вкратце?

— Ну хотя бы в двух словах…

— Ни-че-го. Они молчат обо всем. И я совершенно не понимаю почему. Мне кажется, они предпочли бы, чтобы меня здесь не было. И, конечно, им не очень понравилось, что я отправила послание.

— Почему оно было адресовано именно мне? — спросил Майкл.

— Частично потому, что если кто-то и в состоянии разобраться в том, что здесь происходит, то только ты. А еще потому, что я понимала, если кому-то они и позволят приземлиться здесь, то только тебе. Из нашей эры им известно только твое имя. И еще…

— Что еще?

Берг в смущении пожала плечами.

— И еще потому, что просто нуждалась в надежном друге.

Майкл на ходу благодарно коснулся ее руки. Затем повернулся к виртуалу:

— Гарри, эти невидимые углубления…

— Углубления? — не понял Гарри.

— Примерно в метр диаметром. Мне кажется, что их гравитационный генератор создает неоднородное поле со средним отклонением порядка нескольких процентов по абсолютной величине.

— Думаю, даже побольше, — утвердительно кивнула Берг. — Нам приходилось спускаться и подниматься из неглубоких гравитационных колодцев, вы заметили?

— Гарри, скажи мне, не связаны ли эти углубления с точечными источниками гравитации, расположенными под поверхностью аппарата?

Гарри согласно кивнул и принял несвойственный ему сосредоточенно-задумчивый вид.

— Что он может узнать? — удивленно спросила Мириам.

— Я спросил не у него, — терпеливо разъяснил Майкл. — На самом деле я послал запрос на орбиту. Гарри представляет собой замаскированный под виртуал мобильный терминал центрального процессора нашего корабля. Одной из основных причин — нет, самой главной причиной — было то, что такой способ получения информации много удобнее, чем таскание за собой множества ящиков с лабораторным оборудованием.

Гарри шел рядом, его лицо выражало страдание, но он продолжал «думать».

Наконец они достигли того, что Шира назвала своим «домом», пятиметрового вигвама правильной конической формы с треугольным проемом для входа. Шира, улыбаясь, пригласила их внутрь. Пул провел пальцем по шоколадно-серой стене — жесткой, чуть теплой на ощупь, явно не металлической, но материал был таким острым, что об него можно было порезать палец.

Под крышей вигвама парили два светящихся шара, отбрасывая две мягкие тени; под действием воздушных потоков они легко перемещались, как бумажные фонарики. На стенах отсутствовало какое-либо декоративное покрытие внутри они были точно такими же шоколадно-серыми, матово-блестящими, как и снаружи. В комнате не было никакой мебели, кроме низкой старомодной кровати, на которой лежало нечто, напоминавшее толстый плед или скатерть.

Они неловко переминались с ноги на ногу. У Гарри возникли проблемы с визуальным воплощением — он распался на несколько десятков больших кубических элементов, которые постоянно меняли окраску.

Шира, предложив им сесть, вышла. Мириам и Майкл стащили с кровати два покрывала и уселись на них прямо на пол. Гарри сделал вид, что присел на кровать. Временами он рассыпался в облако ярко светящегося растра, не имевшее четких очертаний.

— Неважно ты выглядишь, — рассмеялся Пул.

— Спасибо, — пробормотал Гарри. — Это из-за материала стен. Они блокируют сигналы с корабля. То, что вы видите сейчас, — результат дифракции надвернем проеме.

— А что удалось выяснить по поводу гравитационных пятен?

Гарри кивнул, и его лицо рассыпалось на множество мелких несвязанных точек растра.

— Да, действительно, углубления содержат точечные массивные объекты, с массой в десять миллионов тонн каждая, расположенные в углах шестиугольной сетки на глубине примерно метра под поверхностью… Сюда идет Шира.

Шира, улыбаясь, скользнула в проем. Держа в руках на подносе три столовых прибора.

— Это с нашей кухни. Извините, что нет ничего подходящего для вас, повернулась она к Гарри. Ответная реплика виртуала была потеряна из-за изменения конфигурации рассеивающей области.

«Слава Богу», — подумал Майкл.

Светящиеся шары, явно обладавшие элементами искусственного интеллекта, опустились пониже к собравшимся, по-домашнему осветив стол с едой. Шары, казалось, не обращали внимания на Гарри и просто пролетали сквозь него. Виртуал стоически переносил подобное неуважение. Пул не был голоден, но с любопытством придвинул к себе еду. Пища была горячей. На тарелке лежало что-то похожее на белое мясо, а также крупные зеленые овощи, вроде капусты, по всей видимости, хорошо вываренные. Шира налила в небольшие голубоватые бокалы прозрачную, заманчиво искрящуюся жидкость; пригубив ее. Пул нашел, что этот легкий алкогольный напиток немного напоминает сухое вино.

— Неплохо. — Он поблагодарил Ширу вежливой улыбкой. — Что это такое?

— Дары моря, — произнесла с набитым ртом Мириам. — Для приготовления мяса использованы съедобные грибковые микроорганизмы, а зелень изготовлена из переработанных водорослей.

Шира утвердительно кивнула.

— Звучит заманчиво, — расщедрился на похвалы Пул.

— Ага, — угрюмо произнесла Мириам. — Майкл, они показали мне несколько фотографий Земли. Города разрушены. Континенты окаймлены ярко-зелеными рядами ферм по производству хлорофилла. Их продукция идет на экспорт в другие звездные системы. За сложные биомолекулы в Будущем очень хорошо платят. Кваксу. Майкл, их планета превращена в громадную рабовладельческую плантацию.

Мрачные мысли переполнили Майкла. Бросающееся в глаза нездоровье Ширы, конфискация «Антистарости», Оккупация планеты пришельцами… Когда он представлял себе Будущее, мост в которое строил, то был готов к неожиданностям, но… другим. Которыми его потомки будут гордиться.

И уж никак не ожидал увидеть исхудалую девчонку и отведать безвкусную пищу.

— Каким образом этот Квакс осуществляет торговлю и с кем он торгует? — спросил он Мириам.

Та, странно улыбнувшись, повернулась к нему.

— Тут есть еще над чем поразмышлять, Майкл. Товар отправляется в далекую галактику. Десяткам, сотням рас, исчерпавшим свои ресурсы.

Майкл поставил прибор на коврик рядом с собой и спокойно посмотрел на Ширу.

— У меня к вам множество вопросов, — сказал он. — И то, что успела рассказать Мириам, только увеличивает их число. Мне известно, что вы неохотно делитесь информацией, но…

— Я этого не отрицаю, — спокойно произнесла Шира, с симпатией взглянув на него. — Но вы ученый, Майкл Пул; талант ученого состоит в том, чтобы задать правильный вопрос. — Она обвела рукой вигвам. — Из всего того, что вы увидели сегодня, какой вопрос вы хотите задать? Спрашивайте, я попытаюсь ответить вам.

Светящееся облако — Гарри — пробормотало:

— Правильный вопрос?..

Пул попросил Гарри заткнуться и попытался сосредоточиться, чтобы узнать ключ к странному миру Будущего.

— Хорошо, — наконец сказал он. — Шира, скажите, из чего сделаны стены этого здания?

На губах у девушки появилась легкая улыбка.

— Это конструкционный материал КсиЛи, — произнесла она.

— А теперь скажите, — осторожно продолжил Пул, — кто такие КсиЛи?

Шира пригубила вино и, подумав, начала свой рассказ.

КсиЛи владели всей Вселенной. Когда люди впервые появились за пределами Солнечной системы, медленно продвигаясь в глубокий космос на первых кораблях с ВЕТ-двигателями, они оказались в сложном мире, в котором сосуществовало множество рас. Каждая из них исповедовала собственные принципы, решая собственные задачи.

С началом торговли на Земле, задолго до первых межзвездных перелетов, люди всегда придерживались определенных обязательств. Создавались связи, распределялась прибыль, устанавливались удобные смешанные системы управления. Среди рас, с которыми столкнулись люди в романтический период первоначального ознакомления с предместьями Галактики, не существовало никаких торговых обязательств: там не было никакого общего законодательства и царили звериные законы чистого экономического интереса.

Через два столетия Земля будет захвачена и начнет работать на коллективно мыслящие акватические существа по имени Сквим.

— Трудное предстоит дельце! — присвистнул Гарри.

— Да, — серьезно сказала Шира. — Но молодые расы, вроде Сквима — и даже Квакса, — находятся примерно на равных с нами ступенях развития. Основным преимуществом Сквима над нами в первые годы завоевания оказалась доступность для него технологии гипердвигателей.

Однако гипердвигатель, как и многие другие технические устройства, необходимые для локальной многоплановой цивилизации, на самом деле впервые был разработан на КсиЛи.

Все, к чему стремились люди — или другие цивилизации, — уже существовало на КсиЛи. Как боги, они стояли в стороне от всех остальных: всесильные, обеспеченные энергией, беззаботные, занятые решением собственных таинственных задач, осуществлением грандиозных проектов.

— Что это за проекты? — спросил Майкл.

— Этого никто не знает, — ответила Шира. — Они просто игнорируют всех остальных, более молодых, обитателей Вселенной.

— Уверены ли вы в таком случае, что они существуют на самом деле? Мириам пристально взглянула на девушку.

— О да, — утвердительно кивнула Шира.

КсиЛи действительно стояли в стороне… но проявляли относительную заботу об остальных. Они распространяли некоторые свои технические достижения среди окрестных цивилизаций.

— Мы считаем, что это обычная практика КсиЛи. Но отдельных технологий может оказаться достаточно, чтобы дать сильный толчок цивилизациям, получившим их, и позволить намного обогнать своих соседей. — Лицо Ширы, освещаемое светом парящих ламп, выглядело теперь особенно усталым. Майкл, для нас — людей — это непривычно, да и другие цивилизации с трудом поддаются на расспросы. Но мы считаем, что наши войны на уничтожение, ведущиеся с помощью технических устройств, КсиЛи вряд ли воспринимают намного серьезнее, чем простые забавы.

И Шира привела несколько примеров:

— Гипердвигатель. — Майкл облизнул пересохшие губы. — Конструкционный материал: мономолекулярные листы, фактически неразрушимые, который в радиальных силовых полях самопроизвольно превращаются в сферические объекты… Они широко известны как «Цветы КсиЛи». Мгновенно действующие коммуникационные системы, основанные на тождественности квантовых микрообъектов…

— Ну нет, — запротестовал было Пул, — это в принципе невозможно: вы просто не сможете переслать информацию по тождественно-идентичным каналам…

— Расскажите об этом КсиЛи! — искренне расхохоталась Шира.

Внедрение супертехники в молодые расы было, как правило, бесполезной, бессмысленной тратой времени. Пул это знал.

— Все попытки изобрести то, что на КсиЛи, очевидно, было создано миллиарды лет назад, — продолжала Шира, — были для молодых цивилизаций тратой сил и невозобновляемых ресурсов на исследовательские разработки. И всегда подстерегала опасность, что ближайшие соседи тем временем уже позаимствовали соответствующий аналог на КсиЛи и, обретя превосходство, готовы начать агрессию…

Шира более подробно рассказала об истории человечества.

Легкое, не очень обременительное ярмо Сквима было сброшено без особых (как казалось потомкам) усилий, и люди тут же вновь направились в Галактику, в новых кораблях, с гипердвигателями КсиЛи, которые, были захвачены у Сквима в качестве трофеев.

Затем земляне столкнулись с Кваксом. И старая история повторилась.

— А как вам удалось сбежать из-под самого носа Квакса?

Шира замолчала. «Очевидно, — подумал Пул, — я достиг той границы, которую на данный момент Шира перешагивать не собиралась».

— Ну ладно, — решил он переменить тему, — вашим намерением, безусловно, является поиск путей к освобождению человечества от захватчиков.

Шира поощрительно улыбнулась.

— Вы неглупый человек, Майкл Пул. Очевидно, что я не буду отвечать на подобные вопросы. Я надеюсь, что вы в своей настойчивости не выйдете за рамки приличий.

Мириам негодующе фыркнула и скрестила руки на груди.

— Черт побери, я бьюсь будто о каменную стену с тех пор, как на пути «Качи» встретился этот кусок чернозема. Что для меня абсолютно ясно, Шира, так это то, что вы надеетесь избавиться от Квакса. Но какого черта вы мешаете нам помочь вам? Мы можем показаться вам, дорогая, излишне примитивными, но мы ведь способны и силу применить.

— Мы уже обсуждали это ранее, — терпеливо напомнила Шира.

— Но в конце концов мы можем предоставить вам технологию «Антистарость», — сказал Майкл. — Не откажетесь же вы от вечной молодости!

Ответ Ширы прозвучал также безоблачно, как и предыдущие.

— Прошу вас поверить мне на слово, но об этом сейчас не может быть и речи.

— Давно я не был так заинтригован, — пробормотало светящееся пятно Гарри.

— Я верю вам, — успокаивающе обратился к Шире Майкл. — Я также считаю, что есть вещи поважнее, чем жизнь. Но мне кажется, что Мириам правильно поставила вопрос: почему бы вам не использовать в этих целях ресурсы Солнечной системы?

— Они, наверное, просто не надеются на нашу помощь, — задумался Гарри. — Возможно, мы ведем себя как шимпанзе на ускорителе; а может быть, ее просто пугает временной парадокс…

Мириам обхватила голову, мрачно уставившись на девушку.

— Возможно. Но у меня есть другая гипотеза, — объявила она.

— Какая? — спросил Майкл.

— Наверное, они полагают, что если мы узнаем их планы, мы будем просто вынуждены остановить их.

Легкий смешок Ширы прозвучал не очень-то убедительно.

— Это приятное занятие, — сказала она.

— Ну ладно, — нахмурился Пул, — по крайней мере мне удалось узнать достаточно, чтобы понять, над чем конкретно стоит поломать голову.

Шира, казалось, впала в легкое замешательство.

— Ваш корабль был создан под носом у оккупационных сил, — сказал Майкл. — Поэтому вам пришлось использовать камуфляж?

— Да, — улыбнулась Шира. — Мы можем гордиться нашим замыслом. Вплоть до самого старта, когда мы впервые включили силовое поле гипердвигателя, наш аппарат невозможно было отличить от любого другого клочка Земли, нетронутого Кваксом благодаря древним памятникам.

— Потому и отсутствует корпус, — сделал вывод Майкл. — Но подождите, ведь он обладает громадной массой, сравнимой с массой небольшого астероида; Квакс легко мог обнаружить его с орбиты по гравитационной аномалии.

Шира неопределенно пожала плечами.

— Мне трудно отвечать за Квакса. Возможно, он был излишне самоуверен.

Пул, скрестив ноги на коврике, облокотился на стену и пристально посмотрел в спокойное лицо девушки. Что-то в Шире определенно волновало его. Ему было трудно все время помнить, что в отсутствие «Антистарости» физический возраст человека полностью соответствует возрасту биологическому. И теперь только, с внезапным приступом грусти, Майкл осознал всю новизну Будущего мира. Для двадцатипятилетней девушки ощущение смертности должно было быть действительно пугающим. Она описывала кровавую историю человечества, угнетающую перспективу бесконечной и бесславной войны в космосе, даже режим Квакса, о котором знала не понаслышке, со скучным безразличием.

Майкл наконец с трудом понял, что для этой девушки ее жизнь не представляла никакой ценности.

Он наклонился вперед.

— Хорошо, Шира, давайте не будем играть в прятки, — предложил он. — Я знаю, что вы здесь делаете, но я еще не знаю, почему вы здесь.

Шира опустила взгляд на поднос с уже остывшей едой.

— И что же, по-вашему, мы намерены делать? — тихо спросила она.

Майкл ткнул кулаком в мономолекулярный пол жилища.

— Ваш корабль — это соты, заполненные черными микродырами. За исключением гипердвигателя это все, что вы смогли захватить с собой в наше время. Кроме того, вы находитесь на орбите вокруг Юпитера. При помощи вашего гипердвигателя вы можете либо отправиться назад, либо перемещаться по нашей Системе. Мне кажется, что ваш план — взорвать Юпитер, превратив его при помощи сингулярностей в черную дыру…

Он услышал, как Гарри вскрикнул от удивления. Мириам осторожно коснулась его плеча.

— О Господи, Майкл, я только теперь поняла… Ты думаешь, они на это способны?

— Я уверен в этом. — Пул, как следователь, внимательно посмотрел на Ширу. — Разумеется, целью этого проекта является свержение Квакса или создание таких условий, при которых он вынужден будет убраться. Я пока не понимаю, каким образом уничтожение Юпитера может в этом помочь. Я не знаю также, должны ли мы позволить им это совершить.

Шира наконец подняла голову и посмотрела на него. В ее голубых глазах вспыхнул внезапный гнев.

— Как вы можете противопоставлять себя нам! Вы ничего не знаете о наших намерениях, как вы посмели…

— Как вы посмели модифицировать уже произошедшую историю? — быстро переспросил Майкл.

Шира закрыла глаза и на несколько секунд неподвижно застыла в позе лотоса, ее слабая грудь содрогалась от прерывистого учащенного дыхания. Когда она вновь открыла глаза, ее взгляд был вновь спокоен.

— Майкл Пул, вам лучше быть нашим союзником, а не нашим врагом, сказала она.

— Как и вам, — улыбнулся он в ответ.

Шира грациозно поднялась с пола.

— Я должна проконсультироваться, — сказала она и, не добавив ни слова, вышла.

Майкл и Мириам принялись за остывшую еду. Гарри продолжал висеть, как неподвижное облачко тумана.


предыдущая глава | По ту сторону времени | cледующая глава