home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

Лео Булеро вошел в приемную Госпиталя для ветеранов имени Джеймса Риддла, что находился на территории Третьей базы Ганимеда, лихо отсалютовал своей безумно дорогой шляпой молоденькой девчушке в накрахмаленном белом халате и спросил:

– Могу я встретиться с пациентом Элдоном Трентом?

– Очень сожалею, сэр… – начала было девчушка, но Лео Булеро тут же грубо оборвал ее:

– Скажите, что его ждет Лео Булеро. Запомнили? Лео Булеро!

Он заглянул в регистрационный журнал и тут же увидел запись, в которой напротив имени означенного пациента был указан номер палаты. Едва девица повернулась к коммутатору. Лео резко зашагал в направлении означенной палаты. «Пошли они все к черту, – думал он, вышагивая по коридору, – зря я, что ли, сюда летел!»

У двери в палату его остановил молоденький ооновский солдатик, сжимавший в руках винтовку; в его чистых, ясных глазах Булеро не заметил ни тени дружелюбия.

– Все понял, – проворчал Лео, повинуясь силе оружия. – Но смотрите, когда Трент узнает, кого к нему не пропускали, он будет очень недоволен!

За спиной раздался резкий женский голос. Булеро вздрогнул.

– Как вы узнали, что мой отец находится здесь, мистер Булеро?

Лео обернулся и увидел перед собой грузную женщину лет тридцати пяти, внимательно разглядывавшую его. Он тут же понял, что это Зоя Элдрич. Фотография ее часто появлялась на страницах светской хроники.

В тот же миг в коридоре появился еще один человек. Судя по всему, он представлял здесь ООН.

– Мисс Элдрич, – важно проговорил он, – одно ваше слово, и мы выдворим мистера Булеро из здания. Все будет так, как вы захотите.

Только теперь Лео понял, с кем имеет дело. Это был шеф Отдела безопасности ООН, Фрэнк Сантина. Темноглазый, энергичный Сантина переводил взгляд то на Булеро, то на Зою Элдрич, очевидно, ожидая указаний.

– Нет, – сказала наконец Зоя Элдрич. – Пока этого делать не стоит. Сначала я должна понять, как он узнал, что папа здесь. Он не мог знать этого в принципе!

– Зря вы так думаете. Ему могли помочь его скоперы, – спокойно заметил Сантина. – Я не ошибся, господин Булеро?

Лео нехотя кивнул.

– Видите ли, мисс Элдрич, – пояснил Сантина, – такие люди, как Булеро, могут подкупить кого угодно. Для них тайн не существует. За ним нужен глаз да глаз. – Он указал на двух вооруженных до зубов полицейских, охранявших вход в палату: – Теперь вы понимаете, что эта предосторожность не была лишней?

– Неужели я не смогу поговорить с ним? – спросил Булеро и, не дожидаясь ответа, продолжил: – Я ведь сюда прилетел по срочному делу. Ничего противозаконного у меня и в мыслях не было! Либо все вы посходили с ума, либо пытаетесь что-то скрыть. Значит, у вас совесть не чиста, вот что я вам скажу! – В ответ, однако, не прозвучало ни слова. – Голову даю на отсечение, Палмера Элдрича здесь нет! – Никто не отреагировал и на это замечание. – Я устал… Я так долго сюда летел… – Стояла гробовая тишина. – Все! С меня хватит! Сначала поесть, а потом – спать! Идите вы все к черту! – Лео развернулся на сто восемьдесят градусов и решительным шагом направился туда, откуда только что пришел.

Ни Сантина, ни мисс Элдрич даже не пытались остановить его. Чем дальше он шел, тем тяжелее становилось у него на сердце.

Скорее всего, теперь на Палмера Элдрича ему придется выходить через посредников. Например, через Феликса Блау, у него в распоряжении целое сыскное бюро.

Сейчас, однако, думать об этом не хотелось. На какое-то время нужно вообще выбросить из головы Элдрича, расслабиться… забыться…

«Пусть катятся к чертовой матери! – Лео выбрался из госпиталя. – Одна его дочка чего стоит. Лесбиянка, ни дать ни взять. Стрижка короткая, косметики никакой. Словом – гадость».

Булеро быстро поймал такси и через пару минут уже летел к своему отелю.

Он набрал код Земли и служебный номер Феликса Блау.

– Очень рад вашему звонку, – улыбнулся Блау, стоило ему понять, кто с ним говорит. – В Бостоне при загадочных обстоятельствах появилась одна весьма странная организация. Как гром среди ясного неба!

– И чем же эта организация занимается?

– Они собираются чем-то торговать. Для этого у них есть все – в том числе и три рекламных спутника – на Марсе, Ио, Титане. По слухам, они хотят выйти на рынок с товаром, который составит конкуренцию Пэт-комплекту. Его рабочее название «Куколка Конни», – он усмехнулся. – Как вам это нравится?

– А что слышно насчет… – пробормотал Лео. – Ну, ты понимаешь, о чем я… Насчет начинки к комплекту?

– Пока сведений никаких нет. Если таковая и существует, то она, очевидно, будет распространяться нелегально. Я хотел в этой связи задать вам один вопрос: обладает ли ценностью комплект, лишенный «начинки»?

– Конечно же нет!

– Стало быть, я уже ответил вам.

Лео почесал за ухом.

– Я вызывал тебя совсем по другому поводу. Сможешь ли ты устроить мне встречу с Палмером Элдричем? Я обнаружил его здесь, на Третьей базе Ганимеда.

– Вы должны помнить мое сообщение про лишайник, весьма похожий на сырье для Кэн-Ди. Помните? Так вот. Вам не кажется, что эта бостонская фирма может иметь непосредственное отношение к Элдричу? Сам он вряд ли успел бы все это обстряпать, однако вполне мог отдать соответствующие распоряжения своей дочери еще несколько лет назад.

– Я должен его увидеть! – рявкнул Лео Булеро.

– Скорее всего, Элдрич находится в Госпитале имени Джеймса Риддла. Кстати, вам приходилось когда-нибудь слышать о Ричарде Хнатте?

– Никогда.

– Представитель бостонской фирмы встретился с ним и заключил некий договор. Представителя этого звали Ихольц.

– О боже! – воскликнул Лео. – А я ведь на самом деле не могу до Элдрича добраться! Возле его дверей постоянно крутится этот мерзавец Сантина. Да и дочка Палмера торчит там же.

«Лесбиянка чертова!» – добавил он уже про себя.

Он дал Феликсу Блау адрес своего отеля на Третьей базе и отключил связь.

Скорее всего, Блау прав. Кроме Палмера Элдрича, конкурентов у него быть не может. Лео покачал головой. Везет как утопленнику. Угораздило же его в свое время заняться тем, на что по возвращении с Проксимы решил поставить Элдрич. Нет бы заниматься чем-нибудь простым и степенным, вроде ракетных систем наведения. Тогда у него и конкурентов бы, кроме «Дженерал Электрикс» и «Дженерал Дайнэмикс», не было.

Интересно, что за лишайник привез с собой Элдрич? Скорее всего, какая-нибудь модификация Кэн-Ди. И производство, наверное, попроще, и действует эта штука, по всей видимости, дольше… Лео сжал кулаки.

И тут ему в голову пришла странная мысль. В Объединенной Арабской Республике существовала организация, готовившая наемных убийц. Впрочем, на дело такого рода они не согласятся. Это явно не их уровень…

Ему вспомнилось пророчество Рондинеллы Фьюгейт: в недалеком будущем его обвинят в убийстве Элдрича.

Само собой, Лео постоянно таскал при себе оружие. Правда, столь крошечное и незаметное, что его не смогли бы найти и при тщательном обыске. Несколько лет тому назад в одной из клиник Вашингтона, округ Колумбия, хирург вшил ему в язык самонаводящуюся стрелочку, начиненную смертоносным ядом. Оружие изготовлено по русскому образцу, но существенно доработано. Главное изменение заключалось в том, что после выстрела стрелочка бесследно рассасывалась. Яд тоже был достаточно необычен – он никак не влиял на деятельность сердца или легких; на деле он являлся экзотическим вирусом, поражавшим человека в течение сорока восьми часов с момента попадания в организм. Вирус ввозился на Землю с одного из спутников Урана и был практически неизвестен ученым. Нечего и говорить, операция влетела Булеро в копеечку… Для того чтобы произвести выстрел, достаточно показать неприятелю язык и чуть прикусить. Дальность стрельбы, конечно, небольшая – не больше полуметра. Если удастся встретиться с Элдричем…

И чем скорее это произойдет, тем лучше. Главное теперь – не дать развернуться бостонской компании, иначе они смогут обойтись и без него. Сорняк или вырывают сразу, или не трогают вообще.

Оказавшись в своем номере, Лео тут же связался с правлением «Пэт-Комплект». Его интересовал один вопрос – не поступило ли за время отсутствия шефа каких-либо важных сообщений.

– Да, да, – ответила ему мисс Глисон. – Вам звонила некая Импейшнс Уайт, если я правильно записала ее имя. Вот номер. Она говорила, что это вопрос жизни и смерти. Да, я не сказала, мисс Уайт находится в данный момент на Марсе. – Мисс Глисон показала листок с номером телефона.

Лео нахмурился. Он знал только одну женщину, носившую фамилию Уайт. Но она звонить не могла.

– Спасибо, мисс Глисон, – буркнул он и выключил видеофон.

«Господи, сделай так, чтобы этот телефон не прослушивался!» – мысленно взмолился он и стал набирать код Марса. Импи Уайт была основным сбытчиком Кэн-Ди на Марсе. Таких торговцев, как она, в мире больше нет.

На экране видеофона появилась Импи Уайт. Личико у нее было маленькое, но достаточно выразительное. Лео представлял ее себе тяжеловесной грубой матроной, она же скорее походила на поджарого бойцового петушка.

– Мистер Булеро, я вот по какому делу…

– Неужели нельзя было связаться иначе? Вы что, забыли о существовании других каналов?

Импи Уайт должна держать связь с шефом только через Коннера, начальника венерианского отделения фирмы «Пэт-Комплект».

– Сегодня утром, мистер Булеро, я побывала в одной из нор на юге Марса. Хотите верьте, хотите нет, но обитатели этой норы не взяли у меня ничего! Они сказали, что все их скины ушли на новый продукт. Он – э-э-э – относится к тому же классу, что и наш. Называется «Чу-Зи»…

Лео Булеро чертыхнулся и отключил связь.

«Главное – не нервничать, – решил он. – В конце концов, я отношусь к разряду продвинутых людей. Зря, что ли, ходил на эти сеансы! Так, так. Вот, значит, какая продукция! Вот что они делают из того лишайника… Он лежит на больничной койке в миле от меня, командуя парадом через Зою, а я сижу здесь, как последний идиот! И не могу ничего с этим поделать! Компания действует уже полным ходом, я опоздал. Теперь мне не помогла бы и эта штуковина на моем языке. Все напрасно…

И все же я что-нибудь обязательно придумаю! Не может быть, чтобы не придумал!»

В любом случае «Пэт-Комплект» хоронить пока рано.

Осталось понять одно – что же делать? Именно этого Лео и не мог понять. И бесился пуще прежнего.

«Приди ко мне, взращенная разросшейся корой идея, – взмолился он. – Помоги мне одолеть моих врагов, этих поганых ублюдков!..

…Может быть, мне следует поговорить со своими скоперами, Рони и Барни? Вдруг они мне что-нибудь интересное посоветуют? Особенно старый лось Барни…»

Лео тут же набрал код Терры и связался с офисом «Пэт-Комплект». На этот раз он набрал номер Майерсона.

В ту же минуту он вспомнил, что Барни пытался открутиться от призыва на службу, искусственно повышая чувствительность к стрессовым ситуациям. Барни, похоже, совсем не хотелось на Марс.

«Ну что ж, – решил про себя Булеро, – будем считать, что я его уже отмазал».


Когда прозвучал звонок, Барни находился кабинете один.

Разговор длился недолго. Повесив трубку, Барни взглянул на часы и поразился – прошло всего пять минут. Минуты эти показались ему вечностью.

Он поднялся из-за стола и, нажав на кнопку селектора, приказал:

– Никого ко мне не пускать! Особенно – мисс Фьюгейт!

Затем подошел к окну и посмотрел на пустынную, залитую солнцем улицу.

Лео взвалил на него решение всех своих проблем. Впервые он видел своего начальника в таком смятении. «Подумать только, – усмехнулся Барни, – стоило появиться хоть одному конкуренту, и Булеро тут же скис!» Он не привык бороться с противником. Появление бостонской компании совершенно сбило его с толку, превратив из взрослого здравомыслящего человека в малого беспомощного дитятю.

Со временем Лео должен был оправиться от этого шока: пока же… Что я могу с этого поиметь? – спросил Майерсон у самого себя. Над ответом на этот вопрос стоило подумать хорошенько. Конечно же, он мог помочь Лео. Главное сейчас не это, главное – не просчитаться. К своекорыстию его приучил не кто-нибудь, но сам Лео Булеро, полагавший корысть двигателем прогресса.

Некоторое время Барни сидел, размышляя над сообщением шефа. Потом, следуя указаниям Булеро, обратил свой взор в будущее, одновременно пытаясь понять, чем же закончится эта история с повесткой.

Последнее событие слишком незначительное и вряд ли попадет в заголовки новостей. Совсем другое дело – случай с Лео. Барни просмотрел множество газетных статей, так или иначе связанных с Лео и с Палмером Элдричем. Естественно, все выглядело достаточно невнятно и смутно, альтернативы сливались в одно серое пятно. Лео Булеро встретился с Палмером Элдричем. Лео Булеро не удалось встретиться с Палмером Элдричем… Так, а это еще что? Лео Булеро обвиняется в организации убийства Палмера Элдрича! Дело становится интересным…

Если Лео Булеро арестуют и посадят в тюрьму, компания «Пэт-Комплект» пойдет с молотка, а все ее служащие будут уволены без выходного пособия. И это станет концом его, Майерсона, карьеры, в жертву которой он принес не только всю свою жизнь, но и свою любовь! Барни взмок от волнения.

Нет, нет! Надо предупредить Лео! Иначе он сам окажется в проигрыше. И все же… все же на информации следовало как-то подзаработать…

Он позвонил шефу.

– У меня есть для вас кое-что.

– Слава богу! – облегченно вздохнул Лео. – Валяй, Барни, рассказывай!

– В скором времени должна возникнуть выигрышная для вас ситуация. Вы сможете увидеться с Палмером Элдричем, но произойдет это не в госпитале, а в каком-то ином месте. Он сам прикажет, чтобы его увезли с Ганимеда. – Осторожно, чтобы случайно не сболтнуть лишнего, Барни добавил: – Между ним и ООН тут же возникнут трения. Сейчас он прибегает к их защите. Но лишь потому, что пока беспомощен. Как только он оправится от…

– Попрошу поподробнее! – перебил Булеро, весь обратившись в слух.

– Сначала мы должны обговорить условия.

– Что? – нахмурился шеф.

– В обмен на точное место и время вашей встречи с Палмером Элдричем я попрошу вас о нескольких одолжениях.

– И чего же твоя душенька желает? – пробормотал Булеро, явно встревоженный таким оборотом дела.

– Четверть процента от прибыли. Я говорю только о Пэт-комплект, остальное меня не интересует. – Под остальным Барни Майерсон имел в виду венерианские плантации, где выращивали исходное сырье для производства Кэн-Ди.

– О боже! – Лео почувствовал что-то вроде удушья.

– Это не все.

– Не все?! Да ты ведь и так будешь богачом!

– Я хочу, чтобы вы изменили структуру нашего отдела. – Я имею в виду Отдел прогнозов. Внешне все будет выглядеть так же, как и прежде, никого не нужно ни сокращать, ни переводить на новые должности. Изменится одно. Последнее слово будет за мной, к какой бы сфере или к какому бы региону ни относилось принятое моими коллегами решение. Тем самым я перестану быть связанным дурацкой географией. Кстати, на вашем месте я бы поручил Нью-Йорк Рони…

– Ты жаждешь власти! – прохрипел Булеро.

Барни пожал плечами. Терминологический аспект этой проблемы его нисколько не интересовал. Сейчас, можно сказать, решалась его судьба, определялась его будущность – именно под этим углом он и рассматривал все происходящее.

– О'кей! – кивнул Лео. – Можешь делать со своими скоперами все, что тебе вздумается. Меня это, признаться, особенно не волнует. Теперь скажи – где и когда…

– Вы сможете встретиться с Палмером Элдричем через три дня. Принадлежащий ему корабль без опознавательных знаков перевезет его послезавтра с Ганимеда на Луну, в поместье Элдрича. Там он продолжит свое лечение. При этом, заметьте, он покинет территорию, контролируемую ООН. Фрэнк Сангина, соответственно, перестанет что-либо решать, о нем можно будет забыть. Двадцать третьего Элдрич примет у себя дома журналистов и представит им свою версию долгого космического путешествия. Он будет в прекрасном расположении духа… По крайней мере в газетах будет написано именно так. Практически здоровый, полный сил и энергии, он поведает о…

– Скажи мне, как туда попасть? Наверняка дом будет охраняться.

– «Пэт-Комплект» издает ежеквартальник «Проблемы миниатюризации». Тираж настолько мал, что даже вы можете не знать о его существовании.

– Ты хочешь сказать, что я пойду туда в качестве репортера принадлежащего мне издания? – возмутился Лео. – Да ни за что! Если б я знал, какие жалкие сведения ты мне сообщишь, ни за что не согласился бы на твои условия! Как ты сам не понимаешь – об этом в тот же день станет известно всему миру!

Барни пожал плечами и ничего не ответил.

– Ты просто надул меня, воспользовавшись моим состоянием! – закричал Лео, но тут же, умерив свой пыл, спросил спокойным, едва ли не безразличным тоном: – Ну ладно, проехали… Скажи мне лучше, о чем он будет говорить с журналистами? Он расскажет о грузе с Проксимы? Будет ли идти речь о лишайнике?

– Разумеется. Он сообщит журналистам, что лишайник является сырьем для производства совершенно безвредного препарата, одобренного Отделом по борьбе с наркотиками. Этот препарат сможет заменить… – Барни на миг задумался, – те чрезвычайно опасные, вызывающие привыкание препараты, которые имеют ныне столь широкое хождение. И…

– И, – закончил за него Лео, – он объявит об открытии компании по производству новой панацеи.

– Совершенно верно, – кивнул Барни. – Препарат носит название «Чу-Зи». Я вижу рекламный плакат, вижу надпись: «Притормози-хочу Чу-Зи!»

– Чушь какая!

– Подготовительную работу уже проделали. Элдрич все это время поддерживал связь со своей дочерью. Согласие на производство и продажу Чу-Зи компанией Элдрича дали уже и Сантина, и Ларк, и даже Хепберн-Гильберт. Тем самым они предотвратят распространение опасного Кэн-Ди.

Повисло тягостное молчание.

– О'кей – проворчал наконец Лео. – Тебе, Барни, должно быть стыдно. Ты мог предупредить меня о надвигающейся беде еще пару лет назад… Впрочем, чего тебя винить? Ты всего лишь подчиненный, и поручения такого тебе не давали…

Барни вновь пожал плечами.

Булеро отключился от связи.

«Дурак я, дурак, – подумал Барни. – Нарушил главное правило подчиненного – никогда не говори начальнику того, что может вызвать у него неудовольствие. Теперь можно ожидать чего угодно».

В тот же миг видеофон вновь заработал, и опять на экране появилась мрачная физиономия Лео Булеро.

– Послушай, Барни. Я, кажется, кое-что придумал. Тебя это вряд ли обрадует, так что приготовься ко всему.

– Давно готов.

– Я совсем забыл, что намедни мне довелось побеседовать с Рони Фьюгейт. Она в курсе некоторых событий, которые будут иметь отношение и ко мне, и к Палмеру Элдричу. Не хочу, чтобы она делилась своими познаниями с кем-либо еще. Если же ты станешь ее полновластным хозяином, девчонка наверняка проболтается. Она у нас лошадка с норовом! Более того, ту же информацию, в принципе, могли выудить и другие скоперы. Раздражать их всякими новшествами и перестановками мне совсем не хотелось бы!

– Насколько я могу понять, имеется в виду ваше обвинение в убийстве Палмера Элдрича, верно?

Лео мрачно чертыхнулся, заерзал на стуле и наконец утвердительно кивнул.

– Я не позволю вам нарушать только что данное слово! – заявил Барни. – Вы взяли на себя вполне определенные обязательства, и я вправе надеяться…

– Но эта дура, – простонал Булеро. – Эта дура тут же приведет ко мне громил из ООН! Неужели ты этого не понимаешь? Она ведь приперла меня к стенке!

– Не только она, – тихо проговорил Барни. – Я тоже.

– Да! Но ведь с тобою мы знакомы уже столько лет! – Лео, судя по всему, продолжал по ходу дела анализировать создавшуюся ситуацию своими могучими, продвинутыми мозгами следующего за хомо сапиенс вида. – Ты в отличие от нее – мой приятель, Барни! Не забывай, кстати, твоего процента с прибыли я не отбираю! – Он смотрел на Барни с тревогой и одновременно со злобной решимостью. – Может быть, на этом и поставим точку?

– Мы ее уже поставили.

– Но, черт возьми! Неужели ты настолько туп, что не можешь войти…

– Если вы не выполните названных мной условий, я тут же уволюсь, – сказал Барни. – С моим талантом меня всюду примут! – Слишком много лет он ждал этого момента, для того чтобы осторожничать, – он шел ва-банк.

– Да? – с недоверием в голосе спросил Лео. – И пойдешь ты, насколько я понимаю, совсем не в ООН, а к этому мерзавцу Элдричу!

Барни промолчал.

– Дерьмо ты вонючее, – прошипел Лео. – Как тебя ни топи, ты все всплыть норовишь! Ну а теперь послушай, что я тебе скажу. Я совсем не уверен в том, что Палмер возьмет тебя к себе. Скоперы у него наверняка уже есть. Если это так, то он знает и о том, что я… – Булеро умолк на мгновение, потом продолжал: – Лучше вернемся к твоей персоне. Надо заметить, гордыня у тебя прямо-таки дьявольская! Но всему есть предел. Барни, понимаешь? Всему есть предел! Можешь идти куда хочешь, мне на это плевать! Скатертью дорога! Как устроишься на новое место, черкни мне письмецо. И в следующий раз, прежде чем шантажировать своих…

Барни отключил видеофон. Экран померк. «Стал серым, как я, – подумал Барни, – серым, как этот поганый мир…» Он сунул руки в карманы и принялся расхаживать по комнате.

В этой ситуации лучшим ходом с его стороны было бы заключение союза с Рони. Лео боялся ее, и на это у шефа имелись веские причины: Булеро понимал, что Рони способна на все.

Барни вновь сел за стол и вызвал по селектору Рони.

– Привет! – едва ли не тут же раздалось с порога. Одета Рони была в цветастое платье из китайского шелка. – Что происходит? Минуту назад я пыталась зайти…

– Ты не перестаешь поражать меня своими нарядами, – сказал Барни. – Прикрой-ка за собой дверь.

Она закрыла дверь.

– Должен признать, минувшая ночь произвела на меня сильное впечатление.

– Спасибо, – юное личико Рони зарделось.

– Ответь мне на один вопрос, Рони. Ты определенно знаешь, что наш шеф убьет Палмера Элдрича, или же у тебя есть сомнения?

Девушка покачала головой и промурлыкала:

– Умный ты, Барни, прямо спасу нет! – Она села, закинув ногу на ногу. – Сомнения есть всегда. Во-первых, мистер Булеро далеко не идиот. Он прекрасно понимает, чем это может для него закончиться. Конечно, ни репортеры, ни мы с тобой никогда не узнаем истинную причину гипотетического преступления. Ясно лишь одно – шефу грозит нечто по-настоящему ужасное. Верно?

– Например, угроза его карьере, – заметил Барни. – Кстати говоря, в этом случае мы с тобой потеряем работу.

– Кто его знает, – покачала головой Рони. – Я, признаться, так не считаю. Палмер Элдрич пытается занять место Лео Булеро. Мы, соответственно, можем на время остаться не у дел. По сути же ничего не изменится. Будет все тот же бизнес, ориентированный на тех же людей. Даже в случае смерти Элдрича компания его вряд ли сменит специфику…

– Ты считаешь, что мы просто-напросто перейдем к Элдричу?

Рони сосредоточилась.

– Не совсем так. Я хотела сказать другое. Если Булеро потопят, нам вовсе не обязательно следовать за ним… Мне еще жить и жить, тебе тоже помирать рановато.

– Спасибо и на том, – буркнул Барни.

– Что нам действительно следует сделать, так это спланировать действия. Какие же мы скоперы, если…

– Я передал Лео информацию. И вполне возможно, он сумеет встретиться с Элдричем. Ты не думала о том, что они могут объединиться, организовав некий синдикат? – Барни пристально посмотрел на девушку.

– Ничего подобного я не увидела. По крайней мере в газетах.

– О таких вещах газеты не пишут, милочка, – усмехнулся Барни.

Рони смущенно опустила голову.

– Да, да, я понимаю…

– Если же это произойдет, – продолжил Барни, – мы окажемся не у дел. В консультанты они нас уже не возьмут. – Вывод показался ему самоочевидным, выражение лица Рони укрепляло его в этой мысли. – Если мы предложим свои услуги Палмеру Элдричу…

– Если предложим? Да ведь нам ничего другого не останется!

– Ну почему же – улыбнулся Барни. – Мы можем существовать и сами по себе.

«Оставаясь при этом подчиненными Булеро» – закончил он про себя.

– Я тебе скажу, что нам следует сделать. Мы должны собрать всех скоперов «Пэт-Комплект» и организовать свой собственный синдикат. Направление работы – прогнозы ближайшего будущего! – Эту идею Барни вынашивал уже не один год. – Вместе мы составим нечто вроде гильдии, обладающей абсолютной монополией. И тогда мы сможем диктовать наши условия и Палмеру Элдричу, и Лео Булеро!

– Ты забываешь, что у Элдрича наверняка есть свои скоперы, – девушка улыбнулась ему. – Я смотрю, ты вконец запутался. Ай-я-яй… Столько лет работал, а так ничему и не научился, – она грустно покачала головой.

– Теперь я понимаю, почему Лео не хотел связываться с тобой! – пробормотал Барни, явно не ожидавший такого разворота событий.

– Да, я всегда говорю правду в глаза. – Рони посмотрела в лицо Барни. – Наверное, это людям и не нравится. Они-то привыкли к постоянной лжи. Взять хотя бы тебя. Ты решил сказать «нет» несчастному торговцу только потому, что твоя бывшая жена…

– Заткнись! – прохрипел Барни.

– А ты знаешь дальнейшую судьбу торговца керамикой? Он подписал договор с Палмером Элдричем! Обязан он этим тебе и твоей бывшей супруге! Скажи ты ему «да», и он связал бы себя с нашей умирающей компанией, навсегда лишившись возможности… – Она внезапно замолчала. – Тебе не по вкусу мои слова, Барни?

– Дело не в том… Просто я вызвал тебя совсем для другого разговора.

– Без тебя знаю, – фыркнула Рони. – Ты вызвал меня для того, чтобы мы предали Лео Булеро. Вместе – и ты, и я!

– Рони, ты болтай, да не…

– А разве не так? В одиночку тебе с ним не совладать, без меня ты – никто! И вообще, чего ты нервничаешь? Разве я сказала «нет»? Для разговора ты нашел далеко не лучшие время и место. Вот вернемся домой, там и поговорим. Идет? – Она одарила его такой улыбкой, что ему даже стало не по себе.

Разумеется, она была права.

– Представляешь, как будет скверно, если здесь есть «жучки»? Булеро с нас три шкуры спустит! – Улыбка ее стала еще ослепительнее. Похоже, девица и в самом деле не боялась никого и ничего.

Сказать того же о себе Барни, к сожалению, не мог. Его сильно смущало одно обстоятельство, о котором он предпочитал не говорить вслух.

Барни так до конца и не верилось, что на корабле, вернувшемся с Проксимы, прилетел именно Палмер Элдрич.


Глава 3 | Три стигмата Палмера Элдрича | Глава 5