home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава шестнадцатая

Послы македонцев

Захватив ключевой перевал, скифы, не дожидаясь, пока об этом узнают жители соседних селений, немедленно предприняли атаку в глубь территории дарданов. Еще не рассвело, а конница Аргима, проскользнув в долину за перевалом, атаковала и с ходу захватила несколько деревень, не ожидавших нападения. Ларин, обосновавшись со своим обозом и пехотинцами в захваченной крепости, дожидался Иллура, приказав привести в порядок только что разрушенные ворота. И на всякий случай перебросить все метательные орудия на дальнюю стену, которая теперь становилась внешней линией обороны.

Иллур появился почти одновременно с гонцом от Аргима, который сообщал о том, что ему удалось захватить почти всю долину и приблизиться к еще одной крепости, которая построена над самой пропастью, примыкает к горному озеру и кажется неприступной.

— Этак мы тут надолго застрянем, — поделился Леха информацией и своими соображениями с царем, — если у дарданов в каждой долине по такой крепости выстроено.

— Не бойся, Ал-лэк-сей, — успокоил его Иллур, — внешнее кольцо благодаря тебе мы прорвали и теперь мы в самом сердце их земель. Сколько бы дарданы ни сопротивлялись, мы все равно победим. Да и македонцы, я слышал, близко.

— Да? — удивился Ларин. — И сколько дней до них еще пробиваться?

Царь, решив не отдыхать с дороги, вновь вскочил в седло.

— Поедем, посмотрим, что за крепость отыскал нам Аргим, — приказал он, не удостоив адмирала ответом.

Оставив гарнизон в захваченном селении, кровные братья покинули его вслед за несколькими тысячами всадников. Путь оказался недолгим к вечеру они прибыли в горную местность, где сходилось три долины. По двум из них текли реки, образуя в котловине небольшое, но глубокое озеро. Из него вытекала еще одна река. Бурная и стремительная. Ниже по течению виднелись мощные пороги. Крепость находилась на одной из скал, нависавших над берегом озера, и перекрывала путь в самую узкую долину, уходившую на восток. Берега озера тоже были узкими, а кое-где и отвесными. Но отважные всадники Аргима, вся армия которого сосредоточилась сейчас в западной долине, тем не менее, ухитрились обойти его и достичь порогов, оставив крепость в неприкосновенности. Путь в две другие долины был хотя и опасен, но проходим.

— Дорога разведана. Молодец, Аргим, — похвалил военачальника Иллур, когда они приблизились к горному озеру, яркая синева которого поразила Леху.

— Что будем с крепостью делать? — поинтересовался Ларин, разглядывая воздвигнутое дарданами на неприступной высоте оборонительное сооружение. В сторону крепости вела лишь узкая, высеченная в камне тропа. Конным туда было не пробраться, только пешим. Вся тропа находилась под обстрелом защитников, маячивших на стенах. Предприняв атаку, здесь можно было оставить множество солдат без всякой уверенности в победе. К счастью, и сами дарданы не могли безнаказанно убивать оттуда тех, кто находился у озера. Стрелы доставали лишь до тропы под стеной. Да и контратаки защитников представлялись начальнику осадного обоза практически невозможными.

Озеро имело два уровня. На перепаде высот даже образовался небольшой водопад с теснинами. Вода обтекала валуны через протоки и с яростью обрушивалась вниз. Шум от впадавших в озеро рек и водопада стоял такой, что Ларин едва слышал сидевшего рядом на коне скифского царя.

— Аргим умный воин, — заметил Иллур, тоже осмотрев подходы к горной крепости, — он не стал штурмовать. И мы не будем.

Закончив наблюдения, скифский царь пожал плечами.

— Оставим здесь людей, которые обложат крепость, и двинемся дальше на встречу македонцам. Зачем терять воинов. А эти, — он махнул в сторону защитников крепости, — сами сдохнут от голода или сдадутся. Поехали, Ал-лэк-сей.

Иллур махнул рукой, и воины двинулись дальше. Леха, смекнув, что на такой дороге, что виднелась впереди легко потерять все орудия, приказал солдатам нести их части на себе, а телеги пустить порожняком. Мало ли что. К сожалению, его подозрения вскоре оправдались.

Огибать озеро пришлось по узкой тропе вслед за разведчиками Аргима. Передвигался Леха с особой осторожностью, поглядывая с откоса то в бурлящую синюю воду, то на покрытые небольшими снежниками вершины. Часто адмирала тянуло слезть с лошади и взять ее под уздцы. Очень уж узкой была тропинка. Но присутствие Иллура, который даже не смотрел под копыта коню, доверяя ему самому выбирать дорогу, не позволяло расслабиться.

Неожиданно Ларин услышал далеко позади крики и громкий всплеск. А обернувшись, заметил, как в озеро рухнула телега из обоза. Возница, шедший рядом, уцелел. Течение тут же подхватило ее и раскрошило о камни, пропустив сквозь теснину лишь обломки. Лошадь, освободившись от груза, долго пыталась выбраться на берег, но и ее течение притянуло к водопаду и сбросило вниз. Зрелище падающей с водопада лошади, настолько впечатлило командира обоза, что он долго стоял на месте, не решаясь двинуться дальше и провожая взглядом уцелевшее животное, которое, вынырнув, спокойно продолжило свое плавание к дальнему берегу и благополучно на него выбралось. Сделав над собой усилие, Ларин все же тронулся дальше по извилистой тропе.

Наконец, они преодолели самый опасный участок дороги по краю озера, оказавшись в долине. Здесь их поджидали передовые отряды Аргима. Оглянувшись назад, Леха увидел сотни всадников, по цепочке преодолевавших опасный путь, и защитников крепости, в напряжении следивших со стен за ними. Стрелы до другого берега озера не доставали. А метательных машин у дарданов не было. Свою задачу — не пустить скифов в находившуюся с востока долину — они пока выполнили. Но и сами стали теперь заложниками.

Оставив позади крепость, войска скифов растеклись по раскинувшейся перед ними долине, устроив в ней лагерь. Сумерки наступили быстро. А еще незадолго до них вернулся разведчик Аргима, сообщив, что впереди долина раздваивается, и дорога сразу через два перевала идет уже вниз. Крупных сил дарданов там не замечено.

— Похоже, самое высокое место мы прошли, — заметил на это адмирал, — и без особых потерь. Честно говоря, я ожидал от дарданов сильного сопротивления. Трибаллы воевали и то лучше.

На утро Ларин быстро раскаялся в своих словах. На двух пустых перевалах, обнаруженных вчера вечером, с рассвета их поджидали тысячи дарданов, наглухо запечатав выход из долины.

— А вот и наши друзья, — пробормотал Леха, едва приблизившись на коне к перевалу. Осадный обоз двигался позади. Все орудия перетащили по узкой тропе вдоль горного озера без потерь, если не считать утонувшей телеги.

Однако в этом сражении его артиллеристам поучаствовать не пришлось. Местность была уже достаточно пологая для широкого применения конницы, и царь скифов, не раздумывая, послал в атаку свои полки. Облаченные в чешуйчатую броню всадники, проскакав по долине, поднялись на перевал и двумя потоками обрушились сразу на оба перевала. Благо сил у Иллура хватало.

Но дарданы выстояли, отразив первый удар. Немного потеснив противника, конница увязла на перевалах. Оказалось, что дарданы перегородили их телегами в несколько рядов, чтобы задержать наступление или, может быть, чтобы отрезать себе пути назад. Всадники скифов с копьями наперевес смяли первые ряды, но были атакованы со всех сторон и, потеряв некоторое количество солдат, отошли.

Увидев это, Иллур пришел в ярость.

— Немедленно сбросить их с перевалов! — заорал он на своего посыльного и добавил, едва сдержав себя: — Если эта атака не закончится победой, то всех сотников казнить!

«Узнаю брата», — подумал, невольно вздрогнув при звуке этого голоса, Леха.

Посыльный ускакал.

Не успели скифы перестроиться и предпринять новую атаку, как на перевалах произошло заметное шевеление, и вниз покатились горящие телеги. Сбивая всадников и рассекая ряды атакующих, телеги докатились до самой долины, где рассыпались от ударов о камни.

— Эти приемы я уже видел, знакомая техника, — поделился впечатлениями Ларин, — такая же атака трибаллов стоила мне нескольких кораблей. Интересно, кто у кого научился?

Но Иллур не разделял оптимизма своего кровного брата. В ярости, сжимая кулаки, царь скифов наблюдал за новой атакой своей конницы. Однако то ли его «внушение» дошло вовремя, то ли конные лучники сделали свое дело, окатив защитников сотнями стрел, но следующая атака закончилась победой. Скифские копьеносцы, словно таран, разбивающий ворота, проломили оборону дарданов на обоих перевалах, обратив их в бегство.

— Уничтожить всех! — взвизгнул Иллур, увидев этот прорыв. — Догнать и убить! Чтобы ни одного дардана не осталось в живых!

Когда Иллур и Леха Ларин поднялись на один из отвоеванных перевалов, то лошадям просто негде было поставить копыто, — он весь был усыпан трупами дарданов и скифов.

— Дорого обошлись мне эти земли, — процедил сквозь зубы Иллур, наблюдая за своими всадниками, преследующими внизу немногочисленных беглецов.

— Но и дарданы здесь почти все полегли, — заметил на это Леха.

Посмотрев на один из перевалов, открывавшихся отсюда, он вдруг заметил блеск шлемов и щитов.

— А это еще что за подкрепление? — вскинул адмирал руку, привлекая внимание царя.

Иллур тоже посмотрел в указанную сторону.

Спускаясь с перевала, солдаты шли ровными рядами, положив на плечи очень длинные копья. За первым отрядом человек в пятьсот показался следующий — мечники. Обгоняя их, вдоль строя проскакала легкая конница. Доспехи и вооружение этой армии не были такими вычурными, как у дарданов, но выглядели даже издалека более ладно скроенными. А в движениях солдат чувствовалась выучка и умение повиноваться приказам. На головах виднелись одинаковые шлемы с гребнями из перьев. Леха уже не раз видел подобно одетых воинов и не раз вступал с ними в схватку. Это могли быть только греки.

— Македонцы, — довольно осклабился Иллур, словно услышав его мысли, — значит, скоро мы увидим и самого Филиппа.


Глава пятнадцатая Сквозь дарданов | Прыжок льва | * * *