Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Последняя жертва" Мид Райчел

Book: Последняя жертва



Автор книги: Мид Райчел

Название книги: Академия вампиров - 6. Последняя жертва

––––––––––—

Райчел Мид

Последняя жертва.

Академия вампиров Книга 6

Убийство. Любовь. Ревность. И последняя жертва. Теперь, Роза на скамье подсудимых борется за свою жизнь, а Лисса первая в очереди на королевский трон. Больше ничего не будет между ними так, как прежде.

Заключительный роман эпической серии Райчел Мид.

Глава 1

Мне не нравятся клетки.

Мне даже никогда не нравилось ходить в зоопарк.

Когда я первый раз туда попала, я почувствовала приступ клаустрофобии, глядя на всех этих несчастных животных.

Я не смогла представить ни одно живое существо, способное так прожить.

Иногда я даже сочувствовала преступникам, осужденным на жизнь в клетке.

И конечно же я не ожидала провести свою жизнь в одной из таких.

Но в последнее время жизнь, казалось, бросала меня во много таких ситуаций, в которых я не собиралась участвовать, потому что вот она я, и я заперта.

- Эй! - закричала я, вцепившись в стальные прутья, изолировавшие меня от мира.

- Долго мне еще тут торчать? Когда мой суд? Не можете же вы держать меня в этом подземелье вечность!

Ну ладно, в общем-то это не было таким уж подземельем. Я не сидела в темноте, не было никаких ржавых цепей.

Я была внутри маленькой клетки с ровными чистыми стенами, ровным чистым полом, ну хорошо…

Здесь все было ровное.

Чистое.

Стерильное.

Холодное.

На самом деле все это выглядело куда более удручающе, чем любое затхлое подземелье.

Я кожей ощущала холодные прутья решеток, жесткие и неподатливые.

А флуоресцентное освещение придавало им такой металлический блеск, который, казалось, был слишком жизнерадостным для окружающей обстановки.

Я могла видеть только плечо человека, неподвижно стоявшего у входа в мою клетку и знала, что, вероятно, было еще 4 стража в коридоре вне моего поля зрения.

Я также знала, что никто из них не собирается отвечать на мои вопросы, что совершенно не мешало мне постоянно требовать от них ответа в течение последних двух дней.

Меня встретило привычное молчание, я вздохнула и откинулась на кровати в углу клетки.

Как и все остальное в моем новом “доме”, кровать была совершенно бесцветной.

Да уж.

Я начинала по-настоящему жалеть, что меня не засунули в нормальное подземелье.

Крысы и паутина были бы хоть чем-то, на что можно было бы посмотреть.

Я посмотрела вверх и незамедлительно появилось полностью дезориентирующее чувство, которое постоянно заставало меня здесь: потолок и стены окружали меня.

Словно я не могла дышать.

Словно все в клетке сужалось, приближалось ко мне все ближе и ближе, пока места вокруг не осталось, выталкивая весь воздух.

Задыхаясь, я резко села. “Не смотри на стены и на потолок, Роза” - приказала я себе.

Вместо этого, я посмотрела на свои сжатые в кулаки руки и попыталась понять, как я оказалась в такой ситуации.

Первоначальный ответ оказался тривиальным: кто-то обвинил меня в преступлении, которого я не совершала.

И это не было каким-нибудь мелким преступлением.

Это было убийство.

Они имели смелость обвинить меня в самом тяжком преступлении, которое морой или дампир мог совершить.

Это не означает,что я никогда не убивала прежде.

Я убивала.

Я также нарушала добрую часть правил (и даже законов).

Хладнокровного убийства, однако, не было в моем репертуаре.

И уж точно там не было убийства королевы.

То, что Королева Татьяна не была моим другом - это правда.

Она была хладнокровным, расчетливым правителем Мороев - расы живых, использующих магию вампиров, которые не убивали своих жерв ради крови.

У нас с Татьяной были тяжелые взаимоотношения по ряду причин.

Одна из них - то, что я встречалась с ее внучатым племянником, Адрианом.

Другая - мое осуждение ее политики относительно борьбы со Стригоями: злыми, не-мертвыми вампирами, которые преследовали всех нас..

Татьяна неоднократно обманывала меня, но я никогда не желала ее смерти.

Однако кто-то очевидно хотел этого и они оставили цепочку улик, ведущих именно ко мне, худшей из которых были мои отпечатки пальцев, найденные на серебреном коле, которым и убили Татьяну.

Конечно, это был мой кол, поэтому совершенно естественно, что на нем были мои отпечатки.

Но никому, кажется, не показалось это существенным.

Я снова вздохнула и вытащила небольшой скомканный лист бумаги из кармана.

Единственное, что я могла читать.

Я сжала его в руке, не имея необходимости смотреть на слова.

Я давно запомнила их.

Содержание записки заставляло меня задаваться вопросом - что я знала о Татьяне?

Оно заставляло задуматься о многих вещах.

Разочарованная своим собственным окружением, я выскользнула из него и оказалась в другом: моей лучшей подруги Лиссы.

Лисса была мороем, и мы были психически связаны. Это и позволяло мне проникать в ее сознание и видеть мир ее глазами. все морои обладали магией одной из стихий

Лисса обладала Духом, элементом, связанным с психической и целительной силой.

Это было редкостью среди Мороев, которые обычно использовали физические элементы, и мы едва понимали его способности - они были невероятны.

Она использовала Дух чтобы вернуть меня к жизни несколько лет назад, и это поспособствовало нашей связи.

Находясь в ее сознании, я не освобождалась от своего заключения, но это немного помагало мне справиться с моей проблемой.

Лисса упорно трудилась, чтобы доказать мою невиновность с тех пор, как услышала об уликах, доказывающих мою вину.

Мой кол, использованный для убийства, был только началом.

Мои оппоненты быстро напомнили всем о моей вражде с королевой и также нашли свидетеля,который дал показания о моем местонахождение в момент совершения убийства.

Эти показания лишили меня моего алиби.

Совет решил,что получил достаточно доказательств,для того,чтобы отправить меня на полноценный судебный процесс,где я получу свой приговор.

Лисса отчаянно пыталась привлечь внимание людей и убедить их, что меня подставили.

Но ее никто не хотел слушать, поскольку весь Королевский Совет мороев был занят подготовкой к роскошным похоронам Татьяны.

Смерть монарха была большим событием.

Чтобы увидеть спектакль, морои и дампиры - полу-вампиры, как я - собирались со всего света.

Еда, цветы, декорации, даже музыканты…

Полный набор.

Сомневаюсь, что свадьба Татьяны была бы такой же.

Сейчас, с такой суетой и таким количеством дел, всем было наплевать на меня.

Я была заперта на столько далеко, насколько большинство людей были в этом заинтересованны, и не могла убивать снова.

Убийца Татьяны найден.

Справедливость восторжествовала.

Дело закрыто.

Прежде чем я успела получить ясную картину окружения Лиссы, шум в тюрьме заставил меня вернуться обратно в свою голову.

Кто-то вошел в коридор и разговаривал со стражами, прося встречи со мной.

Мой первый посетитель за несколько дней.

Сердце учащенно забилось, и я прильнула к стальным прутьям, надеясь, что этот кто-то скажет мне, что все это просто ужасная ошибка.

Моим гостем был не тот, кого я ожидала увидеть.

- Старик,- сказала я устало.

- Что ты делаешь здесь?

Эйб Мазур стоял передо мной.

Как и всегда, он выглядел впечатляюще.

Была середина лета, жарко и влажно, словно мы были прямо в центре сельской Пенсильвании, но это не остановило его от того, чтобы появиться при полном параде.

Это был один из его кричащих, идеально сшитых на заказ костюмов и украшеный бриллиантами фиолетовый шелковый галстук, а так же подходящий под цветовую гамму шарф, что просто казалось лишним.

Золотые украшения сверкали на его темной коже, и он выглядел так, словно недавно подстриг свою короткую черную бороду.

Эйб был Мороем, хоть и не королевским, и имел достаточно большое влияние.

И так уж вышло, что он еще и мой отец.

- Я твой адвокат, - жизнерадостно сказал он. -

Я здесь, чтобы защищать тебя, конечно.

- Ты не адвокат, - заметила я. -

И твой последний совет не был таким уж полезным.

Это было жалкое замечание.

Эйб - несмотря на отсутствие у него юридического образования - защищал меня на моих слушаньях.

Очевидно, поскольку я была заперта и ждала суда, результаты не были значительными.

Но со всем моим одиночеством, я поняла, что он был в чем-то прав.

Ни один юрист, независимо от того насколько он был хорош, не мог бы спасти меня на слушаньях.

Мне следовало больше ему доверять по все больше увеличивающемуся ряду причин, хотя учитывая наши некрепкие отношения, я все еще не была уверена, что он этого заслуживал.

Моей самой вероятной теорией было предположение, что он не доверят королевским Мороям и чувствует отцовскую ответственность.

Именно в таком порядке.

- Мое выступление было идеальным, - возразил он.

В то время как твоя речь “если бы я была убийцей…” никак нам не помогла.

Закреплять такой образ в голове судьи - не самая умная вещь, которую ты могла бы сделать.

Я проигнорировала его колкость в мой адрес и скрестила руки на груди.

- Так что ты тут делаешь? Я знаю, что это не просто отцовский визит.

Ты никогда ничего не делаешь без причины.

- Конечно нет.

Зачем делать что-то без причины?

- Давай только без твоей умопомрачительной логики.

Он подмигнул.

- Не надо быть такой завистливой.

Если ты будешь стараться, то однажды тебе удастся перенять мои блестящие логические навыки.

- Эйб, - предупредила я.

- Заканчивай с этим.

- Ладно, ладно, - ответил он.

- Я пришел сказать, что суд могут перенести.

- Ч-что? Это же отличная новость!

По крайней мере, я так думала.

Выражение его лица говорило иное.

Последнее, что я слышала - мой суд может состояться через несколько месяцев.

Одна мысль о том, чтобы просидеть в этой камере так долго, снова заставляла меня чувствовать приступ клаустрофобии.

- Роза, ты понимаешь, что суд будет почти идентичным слушанию.

Те же улики и вердикт “виновен”.

- Да, но есть же что-то, что мы можем успеть сделать до это, верно? Найти доказательства, чтобы оправдать меня?

Внезапно у меня мелькнула хорошая догадка, в чем же могла быть проблема.

- Но когда, ты говоришь, “переносится”? О каком сроке мы говорим?

- В идеале, они бы хотели сделать это после коронации нового короля или королевы.

Знаешь, как часть послекоронационного праздника.

Его тон был легкомысленным, но, так как я поймала его темный взгляд, я поняла полный смысл.

Цифры проносились в моей голове.

- Похороны на этой неделе, а выборы сразу после них…

То есть меня будут судить и признают виновной.. фактически через две недели?

Эйб кивнул.

Я снова кинулась к решетке; сердце бешено колотилось.

- Две недели? Ты серьезно?

Когда он сказал, что суд переносится, я думала, что он будет через месяц.

Достаточно времени найти новые улики.

Ну и как я собиралась справиться с этой задачей? Неясно.

Теперь, у меня почти не оставалось времени.

Двух недель не достаточно, особенно учитывая такую большую активность во Дворе.

Еще недавно я негодовала на то, как много времени мне предстоит здесь пробыть.

Теперь же у меня его слишком мало, и ответ на мой следующий вопрос мог сделать все еще хуже.

- Сколько? - спросила я, пытаясь контролировать дрожь в голосе.

- Сколько времени пройдет после вынесения вердикта до того, как они.. приведут приговор в исполнение?

Я все еще точно не знала, что я унаследовала от Эйба, но я точно знаю, что одна черта у нас общая: непоколебимая способность доставлять плохие новости.

- Вероятнее всего немдленно.

- Немедленно.

Я вернулась назад, почти села на кровать и почувствовала необычайный прилив адреналина.

- Немедленно? Значит…

Две недели.

Через две недели, я могу быть.. мертва.

Потому что это было тем, что нависло над моей головой, в момент стало ясно: кто-то подкинул достаточно доказательств,чтобы обвинить меня.

Людей, которые убивали королеву, не сажали в тюрьму.

Они были казнены.

Всего несколько преступлений, совершенных Мороями или Дампирами влекли за собой такой вид наказания.

Мы стараемся быть цивилизованней в нашем провосудии, показывая что мы не такие кровожадные, как стригои.

Но некоторые преступления, по закону, наказываются смертью.

Некоторые люди заслуживают этого, например, убийцы.

Поскольку полное воздействие будущего упало на меня,я почувствовала дрожь и я была опасна близка к тому,чтобы заплакать.

- Это не правильно! - сказала я Эйбу.

- Это неправильно, и ты знаешь это!

- Не важно, что я думаю, - спокойно сказал он.

- Я просто констатирую факты.

-Две недели, - повторила я.

-Что мы можем сделать за две недели? Я имею ввиду.. у тебя же есть некоторое влияние, верно? Или.. или.. ты сможешь найти что-то к тому времени? Это твоя специальность.

Я была бессвязной и знала,что звучала я истерично и отчаянно.

Конечно,это потому что я чувствовала истерику и отчаяние.

-Будет трудно добиться многого, - пояснил он.

- Совет занят похоронами и выборами.

Везде беспорядок - что и хорошо, и плохо.

Я знала о всей подготовке, наблюдая за Лиссой.

Я видела, что хаос уже назревает.

Найти какие-то улики в этой путанице будет не просто сложно.

Практически невозможно.

Две недели.

Две недели и я могу быть мертва.

-Я не могу,-сказала я Эйбу упавшим голосом.

- Я не хочу умереть таким образом.

-Да?-Он поднял брови.

-Ты знаешь, как должна умереть?

-В бою

Одна слеза потекла по щеке и я поспешно вытерла ее.

Я шла по жизни, всегда четко зная это.

Я не хочу такой смерти, не сейчас, когда это имеет слишком большое значение.

-В сражении.

Защищая тех, кого люблю.

Не… не посредством чьего-то запланированного плана.

- Это тоже своего рода борьба, - размышлял он.

- Просто не физическая.

Две недели,еще две недели.

Это плохо? Да.

Но это лучше,чем одна неделя.

И нет ничего невозможного.

Может, появятся новые улики.

Ты просто должна подождать и увидишь.

-Я ненавижу ждать.

Эта комната.. она такая маленькая.

Я не могу дышать.

Она убьет меня прежде, чем палач это сделает.

-Я очень сомневаюсь в этом.

Выражение Эйба оставалось холодным, без признаков сочувствия.

Жесткая любовь.

- Ты бесстрашно сражалась с группой стригоев, а маленькую комнату выдержать не можешь?

- Дело не только в этом! Теперь мне придется ждать в этой дыре, зная, что часы тикают и остановить их нельзя.

Иногда наши силы лучше испытываются в ситуациях где нет очевидной опасности.

Иногда выжить бывает сложнее всего.

Ох, Нет.

Я стала ходить, нарезая маленькие круги в камере.

- Только не начинай со всем этим благородным дерьмом. ты сейчас говоришь как Дмитрий во время своих мудрых жизненных уроков

- Он пережил то же самое.

Он так же переживает из-за других вещей.

Дмитрий.

Я глубоко вздохнула, успокаивая себя, прежде чем ответить.

До этой путаницы с убийством, Дмитрий был самой сложной проблемой в моей жизни.

Год назад, хотя это казалось вечностью, он был моим инструктором в старшей школе, обучая меня, чтобы я стала стражем, которые защищали мороев.

Он сделал это и многое другое.

Мы влюбились друг в друга, хотя это было запрещено.

Мы управляли чувствами, как могли, даже нашли способ быть вместе.

Эта надежда исчезла, когда его обратили в стригоя.

Для меня это было ожившим кошмаром.

Потом Лисса использовала дух чтобы превратить его обратно в дампира, что было чудом в которое никто не верил.

Но, к сожалению, не все вернулось к тому состоянию, которое было до нападения стригоев.

Я посмотрела на Эйба.

- Дмитрий прошел через это, но все это повергло его в ужаснейшую депрессию! Он до сих пор не оправился.

От всего.

Весь груз злодеяний, которые он совершил, будучи Стригоем, преследовал Дмитрия.

Он не мог простить себя и твердил, что больше никогда не сможет никого любить.

Тот факт, что я начала встречаться с Адрианом не помог делу.

После нескольких бесполезных попыток, я поняла, что между мной и Дмитрием все кончено.

Я двинулась дальше, надеясь, что теперь у меня что-то получится с Адрианом.

-Правильно,-сказал Эйб сухо.

Он подавлен, но ты воплощение счастья и радости.

Я вздохнула.

-Иногда говорить с тобой, как разговаривать с самой собой: чертовски раздражает.

Есть еще какая-нибудь причина, почему ты здесь? Кроме того, что ты принес мне ужасные новости? Мне было бы лучше, если бы я ничего не знала.

Я даже не предполагала погибнуть таким образом.

Я не ожидала такого поворота событий.

Моя смерть не отмечена карандашом в календаре.

Он пожал плечами.

-Я просто хотел увидеть тебя. и те условия, в которых тебя содержат.

- Да, действительно. Я поняла.

Взгляд Эйба постоянно возвращался ко мне, пока мы говорили; не было никакого вопроса, которым я могла бы привлечь его внимание.

В нашей беседе не было ничего такого, что могло бы обеспокоить охранников. но раз за разом я замечала как он будто сканирует глазами всё окружающее - коридор, мою камеру, - все мелочи, которые казались ему интересными.

Эйб не просто так заработал репутацию Змея.

Он всегда расчетлив, всегда ищет преимущество.

Выглядит так, словно моя тяга к сумасшедшим интригам - это семейное.

-Я также хочу помочь тебе скоротать время.

Он улыбнулся и просунул через решетки парочку журналов и книгу.



Может это сможет улучшить положение вещей.

Я сильно сомневалась, что какое-то развлечение сможет скрасить мои две недели до смерти.

Журналы были о моде и прическах.

Книга была “Граф Монте-Кристо”. я взяла её в руки, сгорая от желания пошутить, желания сделать хоть что-нибудь, что позволило бы уйти от настоящего.

Я видела фильм.

Твой тонкий символизм не такой уж и тонкий.

Если ты только не спрятал напильник внутри.

- Книга всегда лучше фильма. он собрался уходить

-Может в следующий раз у нас будет литературная дискуссия.

- Подожди.

Я бросила журналы и книгу на кровать.

Прежде. чем ты уйдешь… во всем этом хаосе, никто никогда не сможет разобраться, кто на самом деле убил ее.

Когда Эйб мне не ответил, я бросила на него злобный взгляд.

-Ты веришь,что я не делала этого,правда?, - все,что я знала,он действительно думал,что я виновна и в любом случае он просто пытался помочь.

Это не зависит от характера.

-Я верю,что моя милая дочь способна на убийство, - наконец сказал он.

Но не в этот раз.

- Тогда кто это сделал?

- Это, - сказал он, уходя, - то, над чем я работаю.

- Но ты только что сказал, что у нас нет времени! Эйб!

Я не хотела, чтобы он уходил.

Не хотела оставаться наедине со своим страхом.

- Этого нельзя исправить!

- Просто помни, что я сказал в зале суда, - ответил он.

Он исчез из поля моего зрения, и я села на кровать, думая о том дне в суде.

В конце слушания он с уверенностью сказал, что меня не казнят.

Или даже,что будет суд.

Эйб Мазур не был тем, кто бросает слова на ветер, но я начала думать, что даже у него есть пределы, тем более теперь времени у нас было намного меньше.

Я снова вытащила смятую бумажку и раскрыла ее.

Мне передал ее в зале суда Эмброуз - слуга и любовник Татьяны.

Роза,

Если ты это читаешь, значит случилось что-то ужасное.

Ты, скорее всего, меня ненавидишь, и я не виню тебя.

Я могу только просить чтобы ты поверила, что принятый мною закон о возрасте был лучшим для твоего народа, чем то, что задумывали другие.

Есть некоторые морои, которые хотят заставить прислуживать всех дампиров, хотят они того или нет, с помощью принуждения.

Закон о возрасте приостановил их.

Однако, я пишу тебе с тайной и ты должна сохранить ее, поделись этой тайной как можно с меньшим количеством людей.

Василиса должна потребовать место в совете и ей должны предоставить его.

Она не последняя из Драгомиров.

Есть еще один незаконно рожденный ребенок Эрика Драгомира.

Я больше ничего не знаю, но если ты его найдешь, ты дашь Василисе власть, которую она заслуживает.

Несмотря на твои ошибки и характер, ты единственная, кто сможет выполнить это задание.

Не трать время зря.

Татьяна Ивашкова.

Слова не изменились после тех сто раз, которые я читала это письмо, равно как и вопросы, которые возникли после прочтения.

Была ли эта записка настоящей? Действительно ли Татьяна написала ее? Неужели со всем своим враждебным отношением ко мне, она доверила мне эту важную тайну? Существует двенадцать королевских семей которые правят мороями, но судя по их намерениям и целям, для них лучше чтобы в совете было одиннадцать семей.

Лисса была последней представительницей семьи Драгомиров, а моройский закон гласит, что она не имеет права находиться в совете, следовательно не может повлиять на решение совета своим голосом. ряд довольно нехороших законов уже был принят, и, если то, что сообщала записка, было правдой, таких законов будет будет принято ещё больше.

Лисса могла оспорить эти законы. Некоторым людям не нравилось это, людям, которые уже продемонстрировали свою готовность убивать.

Еще один Драгомир.

Еще один Драгомир означало, что Лисса может голосовать.

Еще один голос на совете может изменить многое.

Это может изменить мир Мороев.

Это может изменить и мой мир, например, буду ли я признана виновной или нет. и, конечно, это изменило бы и мир Лиссы. всё это время она полагала, что одинока.

Тем не менее.. я терялась в догадках, сможет ли Лисса принять своего сводного брата. и если я смогла смириться с тем, что мой отец - негодяй, то Лисса, возводя своего на пъедестал, искренне верила, что он - лучший. эта новость шокировала бы её, и хотя я всю жизнь провела, пытаясь охранять её от угроз физических, мне пришло в голову, что кроме них существуют и другие опасности, в защите от которых она нуждалась не меньше. но сначала мне нужна была правда.

Я должна знать, действительно ли эта записка была от Татьяны. я была абсолютно уверена, что смогу это выяснить, но в таком случае подразумевалось, что мне придётся сделать кое-что неприятное. хотя, почему бы и нет?. разве у меня есть другое занятие?

Поднявшись с кровати, я повернулась спиной к решетке и уставилась на стену, сосредотачиваясь на ней.

Поддерживая себя, помня что я достаточно сильная чтобы держать контроль, я опустила ментальные барьеры, которые всегда подсознательно держала вокруг своего сознания. энергия вырвалась из меня, как воздух из шарика.

И внезапно,я была окружена призраками.

Глава 2

Как всегда, это дезориентировало.

Лица, прозрачные и люминесцентные, колебались вокруг меня.

Они тянулись ко мне, клубясь, будто облако, и всем им было очень надо о чем-то сообщить мне.

И что в действительности они, вероятно, и делали.

Привидения, застрявшие в этом мире, не знали покоя, души, которые не могли продолжить свой путь по разным причинам.

Когда Лисса вернула меня из мертвых, у меня сохранилась связь с их миром.

Мне пришлось много работать, учиться контролировать себя, чтобы блокировать фантомы, преследовавшие меня.

В общем-то магические кольца, защищающие Моройский Двор, в большинстве случаев изолировали меня от призраков, но сейчас они были мне нужны.

Призывать их, подпускать к себе было… ну скажем, опасно.

Но что-то говорило мне, что среди мятежных духов могла бы оказаться и королева, убитая в собственной постели.

Я не видела знакомых лиц среди этой группы, но не оставляла надежду. “Татьяна,” - пробормотала я, стараясь мысленно сосредоточится на лице умершей королевы. “Татьяна.

Приди ко мне.”

Когда-то у меня легко получилось вызывать духа, моего друга Мэйсона, который был убит стригоем.

С Татьяной я не была близка, как с Мэйсоном, хотя связь определенно была.

В течении какого-то времени ничего не происходило.

Те же самые размытые лица циркулировали передо мной и я начала терять надежду.

Затем, неожиданно, она появилась.

Она стояла одетая в то, в чем была убита, в длинную ночную рубашку и одежда была в крови.

Ее цвета были приглушенными.

Мерцала, как плохо работающий экран телевизора.

Однако, корона на голове и королевская стать создавали все ту же величественную ауру вокруг нее.

Появившись, она не произнесла ни слова и ничего не сделала.

Она просто пристально посмотрела на меня, ее темный взгляд практически пронзал мою душу.

Клубок эмоций напрягся у меня в груди.

Вспыхнула внутренняя реакция, которая сопровождала меня при виде Татьяны - гнев и возмущение.

Затем, пришла удивительная волна сочувствия.

Ничья жизнь не должна заканчиваться таким образом.

Я колебалась, опасаясь, что стража услышат меня.

Так или иначе, у меня было ощущение, что громкость моего голоса не имеет значения, и никто из них не мог увидеть то, что видела я.

Я достала записку.

- Вы написали это? - выдохнула я.

- Это правда? - Она продолжала смотреть.

Призрак Мейсона вел себя аналогично.

Вызвать мертвого - это было одно, а общение с ними совсем другое дело.

- Я должна знать.

Если есть другой Драгомир, я найду его.

Не будем брать во внимание тот факт, что в моем положении, я не в состоянии найти кого-либо или что-либо.

- Но вы должны сказать мне.

Вы написали эту записку? Это правда?

Ответом мне был только пристальный взгляд.

Мое отчаяние росло и давление всех этих призраков начало вызывать головную боль.

Очевидно, мертвой, Татьяна была столь же раздражающей, как и при жизни.

Я уже собиралась вернуть свои барьеры назад и прогнать призраков, когда Татьяна сделала небольшое движение.

Это был крошечный кивок, едва заметный.

Ее тяжелый, пристальный взгляд сместился вниз на записку в моих руках, и вдруг, ни с того ни с сего, она исчезла.

Я вернула свои барьеры назад, использовав всю свою волю, чтобы блокировать себя от умерших.

Головная боль не прошла, зато исчезли лица.

Я рухнула на кровать и уставилась на записку, не видя её.

Я получила ответ.

Записка была настоящей.

Татьяна написала её.

Так или иначе,я сомневалась,что ее призрак имел причины лгать.

Вытягиваясь, я положила свою голову на подушку и ждала когда ужасная пульсация покинет ее.

Я закрыла глаза и воспользовалась духовной связью, чтобы вернуться и посмотреть, чем занята Лисса.

Начиная с моего ареста она была занята, защищая и доказывая мои интересы, таким образом, я ожидала обнаружить ее за тем же занятием.

Вместо этого она.. покупала платье.

Я почти обиделась на легкомыслие моей лучшей подруги, пока не поняла, что она выбирает платье для похорон.

Она была в одном из магазинов находящихся на территории Двора, которые обслуживали королевские семьи .

К моему удивлению, Адриан был с ней.

Видеть его такое знакомое, красивое лицо успокаивало некоторые мои страхи.

Быстрое сканирование ее разума подсказало мне, почему он здесь: она уговорила его быть рядом, потому что не хотела оставлять его одного.

Я могла понять,почему.

Он был совершенно пьян.

Это было удивительно, что он мог стоять, и фактически, я очень сильно подозревала, что стена, к которой он прислонился, была всем, что держит его.

Его каштановые волосы были в беспорядоке - и не в целенаправленном, в каком он обычно их держал.

Его темно-зеленые глаза были налиты кровью.

Как и Лисса, Адриан был пользователем духа.

Он имеет способности,которых еще нет у нее; он может посещать чужие сны.

Я ожидала,что он придет ко мне в моем сне после моего заключения,но это объясняет, почему он не пришел.

Алкоголь притупляет дух.

В некоторой степени, это было хорошо.

Чрезмерное использование духа имеет побочный эффект - тьму,которая может свести пользователя духа с ума.

Но провести жизнь в постоянном опьянении,тоже не было разумно.

Наблюдение за ним глазами Лиссы вызвало эмоциональное замешательство, почти такое же сильное, как то, что я испытывала с Татьяной.

Я ужасно поступила с ним.

Он был явно обеспокоен и расстроен из-за меня, и поразительные события последней недели огорошили его так же сильно, как и всех нас.

Он также потерял свою тетю, о которой, несмотря на ее бесцеремонное отношение, он заботился.

И все же, несмотря на все это, я чувствовала… пренебрежение.

Это было несправедливо, возможно, но я не могла помочь ему.

Я очень сильно беспокоилась о нем и понимала его огорчение, но были и лучшие способы справиться с его потерей.

Его поступки были почти трусливыми.

Он прятался от своих проблем на дне бутылки, что противоречило всем чертам моего характера.

Я? Я не собиралась позволить своим проблемам победить без борьбы. “Бархат”, владелица магазина сказала Лиссе с уверенностью.

Морщинистая моройка подняла объемное, с длинными рукавами платье. “Бархат является традиционным в королевском эскорте”.

Наряду с остальной частью фанфар, у похорон Татьяны был бы церемониальный эскорт, идущий рядом с гробом с представителем каждой семьи.

Очевидно, никто не возражал, что Лисса исполняет эту роль для ее семьи.

Но голосование? Это было другое дело.

Лисса осмотрела платье.

Оно было больше похоже на костюм для Хеллоуина, чем на платье для похорон.

- На улице девяносто градусов,- сказала Лисса. (прим. перевод.: 90 градусов по фарингейту = 32 градуса по цельсию).

- И влажно.

- Традиции требуют жертв,- сказала женщина мелодрамматично.

- Как и трагедия.

Адриан открыл рот, несомненно для неуместного и насмешливого комментария.

Лисса дала ему подзатыльник, который заставил его остаться тихим.

- А нет ли у вас, я не знаю, варианта без рукавов?

Глаза продавщицы расширились. “Никто никогда не одевал платье на бретелях на королевские похороны”

Это было бы неправильно.

-Как насчет шорт?-спросил Адриан

Они хорошо сочетаются с галстуком? Поскольку именно так я собираюсь идти.

Женщина посмотрела в ужасе.

Лисса бросила на Адриана презрительный взгляд, не столько из-за замечания - которое она сочла мягко говоря забавным - а потому что она также чувствовала отвращение к его постоянному состоянию опьянения. “Ну, никто не относится ко мне как к полноценной королевской особе”, сказала Лисса возвращаясь к платьям.

Не вижу никаких причин вести себя так, словно я одна из них и сейчас.

Покажите мне что у вас есть на бретелях и с короткими руковами.”

Продавщица поморщилась, но подчинилась.

У нее не было проблем с консультирование членов королевских семей по вопросам моды, но она не осмелится приказывать им делать или носить что-либо.

Это была часть классового распределения нашего мира.

Женщина пошла через магазин, чтобы найти требуемые платье, в тот же момент, когда бойфренд Лиссы и его тётя вошли в магазин.

Я думала, что Кристиан Озера был тем, кто мог бы как-нибудь повлиять на Адриана.

Сам факт того, что я могла так думать был поразительным.

Определенно, времена, когда я считала Кристиана образцом для подражания, сильно изменились.

Но это было правдой.

Я видела Кристиана глазам Лиссы на прошлой неделе, и он был стойким и преданным, делал все, что было в его силах, чтобы помочь ей справиться с моим арестом и смертью Татьяны.

По выражению его лица было очевидно, что у него определенно есть чем поделиться.

Его тетя, Таша Озера, была открытым человеком и находкой в отношении силы и достоинства, ведь она оказалась в затруднительных обстоятельствах.

Она воспитывала его после того как его родители превратились в Стригоев и напали на нее,теперь Таша живет со шрамами на одной стороне ее лица.

Морои всегда полагались на стражей, защищавших их, но после этого нападения, Таша решила взять дело в свои руки.

Она научилась бороться, изучила все виды рукопашного боя и с оружием.

Она обладала по-настоящему крутым нравом и настаивала на важности обучения остальных Мороев.

Лисса опустила платье, которое она рассматривала, и нетерпеливо повернулась к Кристиану.

После меня, он был единственным, кому она доверяла больше всего в мире.

Он был ее опорой все это время.

Он осмотрел магазин.

Не показывая сильного волнения в окружении платьев. “Вы, ребята, ходите по магазинам?”,спросил он, переводя взгляд с Лиссы на Адриана. “Впали в детство?” “Эй, тебе бы тоже было полезно сменить гардероб” - заметил Адриан.

Кроме того, я уверен, ты отлично смотришься в коротком топе”.

Лисса проигнорировала шутки парней и сосредоточилась на Озера. “Что вы узнали?” “Они решили не принимать решения”, сказал Кристиан.

Его губы искривились в усмешке.

-Ну, не все наказания приводятся в исполнение.

Таша кивнула.

-Мы пытаемся продвигать теорию, о том,что он просто подумал, что Роза была в опасности и он вскочил прежде, чем понял, что происходит на самом деле.

Мое сердце остановилось.

Дмитрий.

Они говорили о Дмитрии.

На мгновение, я больше не была с Лиссой.

Я больше не была в своей камере.

Вместо этого я переметилась в день моего ареста.

Я спорила с Дмитрием в кафе, ругая его за длительный отказ разговаривать со мной, уже не говоря о продолжении наших отношений.

Я тогда решила, что если с ним все кончено, что было абсолютной правдой, я не позволю ему и дальше разбивать мое сердце.

Это было,когда стражи пришли за мной, и не важно,что Дмитрий заявил о том,что после прибывания им в состоянии стригоя он был больше не способен любить. Он молниеносно отреагировал в мою защиту.

Мы были в безнадежном меньшинстве,но его это не заботило.

Один взгляд на его лицо - и мое сверхъестественное понимание его - сказали мне все,что мне было необходимо знать, я столкнулась с угрозой.

Он должен был защитить меня.

И он защищал меня.

Он сражался,как бог,словно мы снова вернулись в Академию Святого Владимира,где он учил меня бороться против стригоев.

Тогда в кафе, он вывел из строя куда больше стражей, чем был способен один человек.

Единственная вещь,которая остановила это - и я действительно верю,что он боролся бы до последнего вздоха - было мое вмешательство.

Я не знала в то время,что происходит и почему множество стражей хотели арестовать меня.

Но я поняла,что Дмитрий был в серьезной опасности причинить вред его и без того хрупкому положению при дворе.

Возвращение из стригоев было немыслимым и многие все еще не доверяли ему.

Я умоляла Дмитрия остановится,больше боясь о том,что случится с ним,чем со мной.

Я знала, малая часть того, что там произошло было сделано из-за меня.

Он пришел на мое слушание - под охраной,но ни Лисса ни я не видели его с тех пор.

Лисса упорно трудилась, чтобы очистить его от любых правонарушений, боясь, что его запрут снова.

А я? Я пыталась убедить себя не думать о том, что он сделал.

Мой арест и потенциальная казнь имеют преимущественную силу.



И тем не менее.. я до сих пор спрашиваю себя.

Почему он сделал это? Почему он рисковал своей жизнью ради меня? Была ли эта инстинктивная реакция на угрозу? Он сделал это для Лиссы, которой поклялся в верности, за ее участие в его освобождении? Или он действительно сделал это,потому что у него все еще есть чувства ко мне? Я до сих пор не знаю ответа, но видя его таким, неистовым Дмитрием из моего прошлого, во мне вспыхнули чувства, которые я так отчаянно пыталась подавить.

Я пыталась убедить себя, что на то,чтобы прийти в себя после этих отношений нужно время.

То,что чувства еще сохранились, было вполне естественно.

К сожалению,это заняло больше времени,чтобы вернуть своего парня,когда он бросился в опасность из-за вас.

Несмотря на это,слова Кристина и Таши дали мне надежду относительно судьбы Дмитрия.

В конце концов,я не была единственной на грани жизни и смерти.

А те, кто был убежден, что Дмитрий все ещё стригой, хотели увидеть кол в его сердце.

-Они снова держат его в заключении, -сказал Кристиан.

-Но не в камере.

Просто в его комнате, с парой стражей. Они не дадут ему покинуть пределы Двора пока все не уляжется.

-Это лучше,чем тюрьма, - признала Лисса.

-Это все равно абсурд, - возмутилась Таша,больше для себя,чем для других.

Она и Дмитрий были близки на протяжении многих лет, и когда то она хотела вывести эти отношения на новый уровень.

Она согласилась на дружбу, и её возмущение по поводу несправедливости по отношению к нему было также сильно как и наше.

-Они должны были отпустить его,как только он снова стал дампиром.

Как только пройдут выборы, я собираюсь удостовериться,что он свободен.

-И вот что странно.. - голубые глаза Кристиана задумчиво сузились.

-Мы слышали,что Татьяна сказала другим,прежде чем она.. прежде чем она.. - Кристиан заколебался и с беспокойством взглянул на Адриана.

Пауза была не характерна для Кристиана, который обычно говорил все,что думал.

-Прежде,чем она была убита, - решительно закончил Адриан, ни на кого не смотря.

-Продолжай.

Кристиан сглотнул.

-Эм, да, я думаю - не публично - она признала,что верит,в то что Дмитрий снова стал дампиром.

Ее план состоял в том , что бы помочь ему заработать больше доверия, пока другие вопросы не решатся. “Другими вопросами” был закон о возрасте, упомянутый в записке Татьяны, гласящий о том, что дампир, достигший шестнадцатилетия должен закончить обучение и встать на защиту мороя.

Это привело меня в бешенство, впрочем как и много других вещей.. хорошо, это было отчасти сдерживаемым.

Адриан издал странный звук,как будто бы прочищая горло.

-Она этого не сделала.

Кристиан пожал плечами.

-Многие из ее советников говорят,что сделала.

Это слух.

-Мне тоже нелегко поверить этому, - сказала Таша Адриану,

Она никогда не одобряла политики Татьяна и решительно выступала против множество раз.

Все же недоверие Адриана не было политическим.

Он вырос среди идей, которые постоянно выдвигала его тетя.

Она никогда не давала никаких указаний,о том,чтобы помочь Дмитрию восстановить его старый статус.

Адриан воздержался от дальнейших комментариев,но я знала,что эта тема разжигала искры ревности в нем.

Я сказала ему,что Дмитрий в прошлом и что я готова была идти дальше, но Адриан - как и я - должно быть, несомненно задавался вопросом о мотивах галантной защиты Дмитрия.

Лисса начала размышлять о том, как бы они могли вытащить Дмитрий из под домашнего ареста, когда вернулась продавщица с охапкой платьев, которые она явно не одобряла.

Закусив губу, Лисса замолчала.

Она оставила обсуждение ситуации Дмитрия, чтобы заняться этим позже.

Вместо этого она устало подготовилась примерять одежду и играть роль хорошей маленькой королевской девочки.

Адриан оживился при виде платьев. “По какому поводу там?”

Я вернулась в свою камеру, обдумывая проблемы, которые только, казалось, продолжали накапливаться.

Я была так же обеспокоена по поводу Адриана и Дмитрия.

Я беспокоилась о себе.

Я так же беспокоилась о так называемом потерянном Драгомире.

Я начинала верить в реальность этой истории, но я ничего не могла сделать и это расстраивало меня.

Я должна была принять меры,чтобы помочь Лиссе.

Татьяна сказала мне в своем письме быть осторожной с теми,кому я расскажу об этом.

Должна ли я была поручить эту миссию кому то еще? Я хотела взять на себя ответственность за нее.

Но решетки и удушающие стены вокруг, говорили, что я не могу взять ответственность не только за чью-либо жизнь, но и за свою.

Две недели.

Нуждаясь в дальнейшем отвлечении, я сдалась и начала читать.

Книга Эйба,которая рассказывала о несправедливом лишении свободы , которое я тоже испытывала.

Это довольно хорошо давало мне понять, что если даже я и фальсифицирую свою смерть, я все равно не смогу выйти отсюда.

Книга неожиданно всколыхнула старые воспоминания.

Холод спускался по позвоночнику, когда я вспомнила про предсказание карт Таро,которое дала мне моройка по имени Ронда.

Она была тетей Эброуза, и на одной из карт, которую она вытянула для меня, была женщина, привязанная к мечам.

Несправедливое лишение свободы.

Обвинение.

Клевета.

Проклятье.

Я действительно начинала ненавидеть эти карты.

Я всегда настаивала,что это жульничество,но все таки у них была раздражающая склонность сбываться.

Предсказание показало поездку, но куда? Настоящая тюрьма? Моя казнь?

Вопросы не имеющие ответа. Добро пожаловать в мой мир.

Из вариантов,которые у меня оставались,я полагала,что могу немного отдохнуть.

Расстянулась на койке.

Я попыталась отодвинуть постоянные заботы.

Это не легко.

Каждый раз, закрывая глаза, я видела судью, стучавшего молотком, приговаривавшего меня к смерти.

Я видела свое имя в книгах по истории. Не как героя, а как изменника.

Лежа, задыхаясь от собственного страха, я думала о Дмитрии.

Я представила его пристальный взгляд и почти могла слышать его ,читающего мне лекцию.

Не беспокойся о том,что ты не можешь изменить.

Отдыхай,когда можешь так,чтобы быть готовым к завтрашнему сражению.

Воображаемые советы успокоили меня.

Пришедший сон оказался тяжелым и глубоким.

Я многое испытала на этой неделе, поэтому заслуженный отдых только приветствовался.

Потом… я проснулась.

Я резко села, мое сердце бешено колотилось.

Оглядываясь кругом, я искала опасность - любую угрозу, которая могла бы испугать меня из этого сна.

Не было ничего.

Темнота.

Тишина.

Слабый скрип стула из коридора подсказал мне,что мои охранники все еще были на месте.

Связь, поняла я.

Связь разбудила меня.

Я почувствовала резкую, интенсивную вспышку.. чего? Напряженность.

Тревога.

Прилив адреналина.

Паника мчалась через меня и я нырнула в сознание Лиссы, пытаясь найти то, что вызвало такой всплеск эмоций от нее.

То,что я нашла,было.. ничего.

Связь пропала.

Глава 3

Ну, не то чтобы совсем исчезла. Померкла.

Случилось что-то вроде того, как когда она вернула Дмитрия обратно, сделав дампиром.

Магия была настолько сильна, что это “выжгло” нашу связь.

Но сейчас не было никакого взрыва магии.

Это было так, как если бы она преднамеренно игнорировала меня.

Как и прежде, я все еще чувствовала Лиссу: она была жива; с ней все было в порядке.

Так что же не позволяло мне чувствовать ее лучше? Она не спала, потому что я чувствовала ее опасение, испытываемое за стеной.

Присутствие духа прятало ее от меня и.. это делала она.

Что за черт? Я точно знала,что наша связь работает только в одну сторону.

Я могу ее чувствовать, она меня - нет.

Так же я могла контролировать вход в ее мысли.

Почти всегда, я пыталась не попадать в них (за исключением времяпровождения в тюрьме), пытаясь защитить ее личную жизнь.

Лисса не могла этого контролировать, и иногда это приводило ее в бешенство.

Иногда, она использовала свою силу, чтобы закрыть себя от меня, но это было редко, трудно, и требовало значительных усилий с ее стороны.

Сегодня у нее это получалось, и я могла чувствовать, как тяжело ей это дается.

Держать меня вдали от ее мыслей было нелегко, но она справлялась.

Конечно, меня не заботило, как она это делает.

Я хотела знать,почему.

Вероятно, это был худший день моего заключения.

Страх за себя - одно дело.

Но за нее? Это было мучительно.

Если бы это была моя жизнь или ее,я действовала бы без колебаний.

Я должна была знать что происходит.

Узнала ли она что-нибудь? Решил ли Совет представить меня суду и казнить? Старается ли она защитить меня от этих новостей таким образом? В конце концов, чем чаще она использует дух, тем больше подвергает опасности свою жизнь.

Эта мысленная стена требовала много магии.

Но почему? Почему она берет на себя такой риск? Поразительно, на сколько сильно я хотела дотянуться до нашей связи сейчас.

Правда, я не всегда с удовольствием принимала чьи-то мысли в моей голове.

Ее мысли, несмотря на то, что я научилась их контролировать, иногда вторгались в мое сознание тогда, когда я не могла этого преодолеть.

Сейчас, ничто из этого не было важным, разве что ее безопасность.

Отсутствие связи походило на то,как-будто в тебе отсутствовала часть тела.

Весь день я пробовала войти в ее мысли.

Каждый раз, она не пускала меня.

Это было невыносимо.

Ко мне никто не приходил, да и книга с журналами давно потеряли свою привлекательность для меня.

Ощущение, будто я животное в клетке, снова вернулось ко мне, и я провела немало времени, крича на моих охранников - безрезультатно.

Похороны Татьяны были назначены на завтра и часы громко тикали, напоминая о приближении моего суда.

Наступило время сна, и стена в нашей связи наконец дала трещину, так как Лисса отправилась спать.

Связь между нами была устойчивой, но ее мысли были закрыты даже в бессознательном состоянии.

Я не нашла там никаких ответов.

Оставшись ни с чем, я пошла спать, гадая, буду ли я снова отрезана от нее утром.

Этого не произошло.

Она и я были связаны снова, и я смогла посмотреть на мир ее глазами еще раз.

Лисса встала, было раннее утро, она готовилась к похоронам.

Я не видела и не чувствовала никаких причин того, почему я была заблокирована ранее.

Она позволила мне вернутся в ее мысли, как обычно.

Я почти задавалась вопросом, вообразила ли я себе потерю связи с ней.

Нет… что-то там все-таки было.

Едва-едва.

В ее сознании, я ощутила, что есть мысли, которые она все еще скрывает от меня.

Они были скользкими.

Каждый раз, когда я пыталась ухватиться за них, но они ускользали от меня.

Меня поразил тот факт, что она все еще могла пользоваться магией, не подпуская меня к ним, и, видимо, вчера она заблокировала меня намеренно.

Что происходит? С какой стати ей нужно что-то от меня скрывать? Что я могла сделать, запертая в этой дыре? Мое беспокойство снова росло.

Что такого ужасного, о чем я не должна знать? Я смотрела, как Лисса готовилась и не видела ничего, что могло посужить признаком ну хоть чего-нибудь необычного.

Платье, которое она в конце концов выбрала имело длинные рукава и доходило ей до коленей.

Черное, конечно.

Вряд ли это было клубное платье, но она знала, что у некоторых брови полезут наверх.

При других обстоятельствах, это привело бы меня в восторг.

Волосы она оставила распущенными и глядя на свое отражение в зеркале, она могла видеть ,как резко они контрастировали с черным цветом платья.

Кристиан встретил Лиссу снаружи.

Он привел себя в порядок, ну и мне следовало признать, что видеть его в костюме и рубашке с галстуком было… ну… непривычно.

Он выгладил стрелки на пиджаке,а на его лице было выражение из нечеткой смеси беспокойства,таинственности и обычного для него ехидства.

Когда он увидел Лиссу,его лицо мгновенно изменилось, превращаясь в сияющее и проникнутое благоговением, как и всегда когда он смотрел на нее.

Он одарил ее не большой улыбкой и заключил в недолгие объятия.

Его прикосновение принесло ей чувство удовлетворения и комфорта, ослабив ее беспокойство.

Они недавно сошлись обратно после разрыва и это время было мучительным для них обоих. “Все будет хорошо”, пробормотал он, беспокойство вновь отразилось на его лице.

- Это сработает.

Мы можем сделать это ».

Она ничего не ответила, но, прежде чем отступить, сжала его руку.

Ни один из них не говорил,они шли в начало похоронной процессии.

Я решила, что это подозрительно.

Она взяла его за руку и почувствовала его поддержку.

Церемония похорон Моройского монарха не менялась веками, не зависимо находился Королевский Двор в Румынии или в новом месте в Пенсильвании.

Это было в стиле Мороев.

Они смешивали традиционное с современным, магию с технологией.

Гроб королевы пронесут от дворца через весь двор до Собора по всем правилам этой церимонии.

Там, группа избранных войдет для мессы.

После службы Татьяна будет похоронена на церковном кладбище. Ее место находиться рядом с другими правителями и членами королевских семей.

Найти ее могилу будет легко.

Столбы с натянутыми красными и черными шелковыми знаменами, отметили каждую сторону.

Там где будут проносить гроб, земля будет усыпана лепестками роз.

Вдоль дороги будут толпиться люди, надеясь взглянуть на их прежнюю королеву.

Многие морои прибыли из далека. Некоторые, что бы увидеть похороны, а некоторые, что бы увидеть выборы нового правителя, которые должны состояться в течении ближайших двух недель.

Эскорт королевских семей, большинство из которых было одето в тот черный бархат, который предлагала женщина в магазине - уже направился в здание дворца.

Лисса остановилась с наружи, что бы расстаться с Кристианом, так как он не мог представлять свою семью на таком важном событии.

Она заключила его в крепкие объятия и легко поцеловала.

Когда они отошли, блеск в его голубых глазах таил секрет, не доступный для меня.

Лисса проталкивалась сковозь толпу у входа, пытаяясь найти отправную точку процесии.

Здание не было похоже на дворцы и замки древней Европы.

Величественный каменный фасад и высокие окна соответствовали остальным постройкам суда, но его отличало несколько особенностей: высота и широкие ступени из тонкого мрамора.

Кто-то дернул Лиссу за руку, остановив ее, и она чуть не столкнулась с пожилым Мороем «Василиса?» Это была Даниэлла Ивашкова, мать Адриана.

Даниэлла не была такой плохой, как члены королевских семей, и она на самом деле хорошо относилась к нашим с Адрианом отношениям - или, по крайней мере, относилась раньше, прежде чем я была обвинена в убийстве. Одобрение Даниэллы было больше из пунктика - она верила, что мы с Адрианом разойдемся в любом случае, как только меня назначат стражем.

Даниэлла так же убедила одного из ее кузенов, Дэймона Таруса, быть моим адвокатом - предложение,которое я отклонила, выбрав взамен Эйба представлять меня.

Я все еще не была полностью уверенна,что приняла лучшее решение, но оно вероятно запятнало меня в глазах Даниэллы, о чем я сожалела.

Лисса нервно улыбнулась

Она стремилась присоединиться к процессии и покончить со всем этим. «Привет», сказала она.

Даниэлла была одета в полный черный бархат и даже маленькие алмазные заколки сияли в ее темных волосах.

Беспокойство и волнение отражались на ее привлекательном лице.

- Ты видела Адриана? Я нигде не могу его найти.

Мы проверяли его комнату. “Оу”, Лисса отвела глаза. “Что?” Даниэлла почти трясла ее.

-Что ты знаешь?

Лисса вздохнула.

-Я не уверенна,где он находится сейчас,но я видела его прошлой ночью,когда он возвращался с вечеринки.

Лисса колебалась,так как она была слишком смущенна,чтобы сказать все остальное.

- Он был.. в самом деле пьян.

Сильнее, чем я когда либо видела.

Он ушел с какими-то девушками и я не знаю.

Мне жаль,леди Ивашкова.

Он, наверное … ну, где-нибудь отключился.

Даниэлла развела руки и я разделяла ее тревогу.

-Я надеюсь,никто не заметит,что его нет.

Возможно,мы можем сказать,что он преодолевает горе.

Так много всего происходит.

Конечно,никто не заметит.

Ты скажешь им,так?

Скажешь,как он был расстроен.

Мне нравилась Даниелла,но это королевская одержимость начинала реально меня раздражать

Я знала она любила своего сына, но, казалось, ее основная задача здесь была не почтить память Татьяны, а беспокоится о том ,что остальные подумеют о нарушении протокола.

-Конечно - сказала Лисса.

- Мне бы не хотелось… ну, я не хочу, чтобы это всплыло.

-Спасибо тебе

А сейчас иди.

Даниелла указала на двери,все еще кажущейся обеспокоенной.

- Вы должны занять свое место

К удивлению Лиссы, Даниэлла нежно похлопала её по руке.

- И не нервничайте.

Вы все сделаете правильно.

Просто сохраняй спокойствие.

Стражи стоявшие в дверях признали Лиссу, как имевшую доступ, и позволили ей войти.

Там, в фойе, был гроб Татьяны.

Лисса замерла расстерявшись, и чуть не забыла что она там делает.

Один только гроб был произведением искусства.

Он был сделан из мерцающего черного дерева, отполированного до блеска.

Картины из тщательно продуманных сцен в саду, в ярких металлических цветах каждого оттенка украсили каждую сторону.

Золото блестело всюду, включая шесты, за которые будут держать носильщики

Эти шесты были украшены лиловыми розами.

Казалось, что шипы и листья будут мешать носильщикам во время процессии, но это была их проблема.

Внутри, на ложе из лиловых роз, лежала Татьяна

Это было странно.

Я все время видела трупы.

Черт, я их создавала.

Но видеть сохраненное тело, лежащее мирно и спокойно… ну, это было жутко.

Это было странно для Лиссы, даже слишком, тем более что ей не приводилось иметь дело со смертью так часто, как это делала я.

Татьяна была одета в переливающееся шелковое платье, которое было темно-пурпурным - традиционный цвет для королевского захоронения.

Длинные рукава платья были украшены сложным узором из мелкого жемчуга.

Я часто видела Татьяну в красном - цвете, ассоциирующемся с семьей Ивашковых - и я была рада традиции захоронения в пурпурном.

Красное платье было бы слишком сильным напоминанием кровавых картин, что я видел на своем слушании, картины, которые я пыталась блокировать.

Нити драгоценных камней и жемчуга обвивались вокруг ее шеи, а золотая корона инкрустированная алмазами и аметистами покоилась на ее седых волосах

Кто то хорошо поработал над макияжем Татьяны но даже это не смогло скрыть ее бледность.

Морои обладали естественной бледностью.

Когда они умирали их кожа становилась белой как мел, как у стригоев.

Эта яркая картина ударила прямо в глаза Лиссы, она немного заколебалась в своем чувстве и отвела взгляд.

Аромат роз заполнил воздух, но был намек на запах разложения, смешанного с этой сладостью.

Похоронный распорядитель нашел Лиссу и сказал куда ей согласно обычаю нужно встать после первого оплакивания.

Резкие слова вернули Лиссу к действительности и она встала с пятью другими членами королевских семей справа у гроба.

Она старалась не смотреть на тело королевы, и направила свой взгляд в другую сторону.

Вскоре показались носильщики, они подняли свою ношу, держась за украшенные розами шесты, возложили гроб на свои плечи и медленно вынесли его к ожидающей толпе.

Все носильщики были дампирами.

Они были в строгих костюмах, это озадачило меня сначала, но потом я поняла, что они все были стражами Двора - кроме одного.

Эмброуз.

Он выглядел как всегда великолепно и смотрел прямо перед собой, выполняя свое трудное дело, лицо пустое и невыразительное.

Я задавалась вопрос,оплакивал ли Эмброуз Татьяну

Я была так зациклена на своих собственных проблемах, что забыла, что жизнь была потеряна здесь, жизнь, которую многие любили.

Эмброуз защищал Татьяну, когда я злилась на нее за закон о возрасте.

Наблюдая за ним глазами Лиссы, я хотела оказаться там, чтобы поговорить с ним лично.

Он должен знать больше о письме, которое он передал мне в зале суда.

Конечно он не был просто мальчиком посыльным.

Процессия двинулась вперед,оборвав мои размышления о Эмброузе.

Впереди гроба шли другие церемониальные люди.

Члены королевской семьи в тщательно продуманной одежде, создавали блестящую демонстрацию

Стражи одетые в форму, несущие знамена.

Позади шли музыканты с флейтами и играли печальные мелодии.

В свою очередь Лисса была очень хороша в публичных выступлениях и управляла движением в медленном, величественном темпе с элегантностью и изяществом, спокойно и уверенно глядя вперед.

Конечно, я не могла видеть за пределами ее тела, но было очевидно, что зрители видели.

Она была красива, царственной и достойной наследницей рода Драгомиров, и я надеялась, что многие другие будут понимать это

Это позволило бы нам избежать многих неприятностей, если бы кто-нибудь только изменил закон о голосовании, так что нам бы не пришлось полагаться на поиски потерянных родственников.

Похоронный маршрут занял много времени.

Даже когда солнце начало опускаться вниз в сторону горизонта, дневное тепло по-прежнему висело в воздухе.

Лисса начала потеть, но понятно, что ее неудобство было ничем по сравнением с тем, что испытывали носильщики.

Если толпа наблюдателей и чувствовали облегчение, они не показывали это.

Они вытягивали шеи, чтобы хоть одним глазом увидеть зрелище, происходящее перед ними.

Лисса не была большей частью процесса для зрителей, но по их лицам было видно, что гроб не единственное зрелище.

Они также наблюдали за Лиссой.

Слова о том, что она сделала для Дмитрия, летали по всему моройскому миру, многие скептически отнеслись к ее способности исцелять, но также было много тех, кто верил.

Я видела выражения удивления и страха в толпе, и в течение секунды, я задавалась вопросом, кого они действительно пришли увидеть: Лиссу или Татьяну? Наконец, показался собор, что было хорошими новостями для Лиссы.

Солнце не убивает мороев, как это происходит со стригоями,но тепло и солнечные лучи создают дискомфорт любому вампиру.

Процессия была почти закончена, и она, будучи одним из приглашенных на церковную службу, скоро доберется, что бы охладится воздухом из кондиционера..

Я изучила окрестности и поняла что не смогу помочь, какая ирония.

По бокам обширной территории церкви были две гигантские статуи древних Мороев, монархов из легенд, король и королева, которые помогли Мороям процветать.

Даже при том, что они были на значительном расстоянии от церкви - статуи вырисовывались зловеще, как бы тщательно следя за всем.

Рядом со статуей королевы был сад, который я хорошо знала.

Меня отправили на ландшафтные работы туда, в качестве наказания за побег в Лас-Вегас.

Истинной целью той поездки, о которой никто не знал, было освобождение Виктора Дашкова из тюрьмы.

Виктор долгое время был нашим врагом, но он и его брат Роберт, который был пользователем духа, обладали нужными для нас знаниями о том, как спасти Дмитрия.

Если хоть кто-нибудь из стражей узнал бы, что я освободила Виктора, а затем упустила его, то мое наказание могло бы быть куда хуже работы в архиве и на земельном участке.

По крайней мере я хорошо поработала в саду, с горечью подумала я.

Если меня казнят, то я точно оставлю прочный след при Дворе.

Взгляд Лиссы задержался на одной из статуй в течение длительного времени, прежде чем она повернулась к церкви.

Она сильно потела и я поняла, что это не только из-за тепла.

Она сильно переживала.

Но почему? Почему она так сильно нервничает? Это всего лишь церемония.

Все что она должна была делать, так это двигаться с процессией.

Но … там было еще что-то.

Что-то еще беспокоило ее.

Она все еще держала мысли закрытыми от меня, но волновалась, что несколько все же просочились.

Слишком близко, слишком близко.

Мы движемся слишком быстро.

Быстро? Мне так не показалось.

Я не могу идти этим медленным и величавым темпом.

Я чувствую себя хуже при носильщиках.

Если бы я была одна, я бы послала к черту все приличия и побежала бы к моему конечному пункту назначения.

Конечно можно растолкать всех…

Если похороный координатор был и расстроен Лиссиным платьем, то хотя бы по нему нельзя было сказать, как она отреагирует, если Татьяна заговорит прямо в гробу.

Сабор становился четче виден, уже было видно купола поблескивающиеся янтарным и оранжевым на солнце..

Лисса была все еще в нескольких ярдах, но священника перед ней было ясно видно.

Его одежда была достаточно ослепительна.

Она была сделана из блестящего золотого материала, длинного и богатого.

Круглая шапка с крестом, так же золотая, сидела на его голове.

Я думала,что это было не совсем уместно затмевать одежду королевы, но возможно это было тем, что священники делали в соответствующих случаях.

Может быть это привлекло внимание Бога.

Он поднял свои руки в приветствии, демонстрируя большое наличие богатой ткани.

Оставшееся часть толпы и я не могли не пялиться на это представление.

Так что, вы можете себе представить наше удивление, когда статуи взорвались.

Глава 4

И когда я говорю, что они взорвались, я имею ввиду, что они взорвались.

Огонь и дым развернулись, как лепестки недавно раскрывшегося цветка, так и эти бедные монархи разорвались на каменные частицы.

На мгновение, я была ошеломлена.

Это как смотреть боевик - взрыв, раскалывающий воздух и сотрясающий землю.

И тут дал о себе знать инстинкт стража.

Критический осмотр и простой расчет.

Я немедленно заметила, что большая часть статуи взорвалась с внешней стороны сада.

Мелкие кусочки камня и пыль разлетелись на всю похоронную процессию, но ни один большой кусок не задел ни Лиссу, ни кого-либо из стоящих рядом с ней

Очевидно, что статуи воспламенились не сами по себе, но кто бы их ни взорвал, он все точно рассчитал.

Оставим логику в стороне, огромные вздымающиеся столбы пламени все еще довольно страшны.

Хаос вырвался на свободу, каждый пытался убежать.

Только все они выбрали различные маршруты, так что столкновения были неизбежны.

Даже дампиры, поддерживающие концы покрова гроба на похоронной процессии, оставили свое драгоценное бремя и сорвались с места.

Эмброуз был последним, кто сделал это. Он удивленными, широко распахнутыми глазами смотрел на Татьяну, но взгляд на взорвавшиеся статуи заставил присоединиться к толпе.

Некоторые стражи пытались сдержать панику и вернуть людей назад к похоронной процессии, но особого успеха они в этом не добились.

Каждый был за себя, слишком напуганы они были, чтобы мыслить разумно.

Хорошо, все - кроме Лиссы.

К моему удивлению, она не была удивлена.

Она ждала взрыва.

Она не убежала сразу же, несмотря на людей, проталкивающихся и пихающих ее в сторону.

Она прочно стояла там, где была, когда статуи взорвались.

В частности, она, казалось, беспокоилась о любом в толпе, кто, возможно, мог пострадать от взрыва.

Но нет.

Как я уже отметила, казалось, никто не пострадал.

Все что было, это давка от панического бегства.

Удовлетворенная, Лисса повернулась и зашагала прочь, вместе с остальными. (Ну, она шла, они бежали).

Она прошла небольшое расстояние, когда увидела огромную группу стражей с мрачными лицами, спешащих к церкви.

Некоторые из них остановились, чтобы помочь тем, кто избежал крушения, но большинство стражей уже были на месте происшествия, чтобы видеть то, что произошло.

Лисса снова остановилась, в результате чего парень позади нее врезался ей в спину, но она едва почувствовала удар.

Она пристально осматривала стражей, принимая во внимания, сколько их было и затем снова пошла дальше.

Ее скрытые мысли начали распутываться.

Наконец, я начала видеть части плана, которые она скрывала от меня.

Она была рада.

Также она нервничала.

Но в целом она чувствовала..

Беспорядки в тюрьме вернули меня в собственную голову

Обычная тихая обстановка охраняемой территории разрушилась и теперь временно заполнилась ворчанием и криками.

Я вскочила с места, где сидела и прижалась к решетке, пытаясь увидеть, что произошло.

Это здание тоже собиралось взлететь на воздух? Моя камера открывала вид только на противоположную стену, так что я не имела возможности определить что происходит в другой части коридора или у входа.

Однако, я видела стражей, которые обычно стояли в противоположном конце холла. Сейчас они спорили между собой, разрываясь между мной и происходящим около церкви.

Я понятия не имела, чем это могло для меня обернуться и просто готовилась ко всему, будь это друг или враг.

Все что я знала, могла быть какая-то политическая группа, предпринявшая нападение на Двор, чтобы сделать заявление против правительства Мороев.

Вглядываясь через решетку, я тихо молилась, жалея, что у меня не было ничего, чем бы я могла защититься.

Все что у меня было, это книга Эйба, которая никуда не годилась.

Если бы он был по настоящему клевым отморозком каким он хочет быть, то ему стоило положить что-нибудь в нее.

Или добыть мне нечто большее, как Война и Мир.

Возня затихла, и звуки шагов приближались ко мне.

Сжав кулаки, я сделала несколько шагов назад, готовая защищать себя от кого бы то ни было. “Кем-то” оказался Эдди Кастиль.

И Михаил Тэннер.

Радостные лица друзей были не тем что я ожидала увидеть.

Эдди был давним другом из Святого

Владимира, другой новый страж как я и тот, кто остался верен мне, не смотря на множество неприятностей, включая побег Виктора Дашковаиз тюрьмы.

Михаил был старше нас, лет двадцати пяти, он помог нам вернуть Дмитрия в надежде, что Соню Карп - женщину, которую Михаил любил и которая стала стригоем, тоже можно спасти.

Я посмотрела наружу, на лица двоих парней.

- Что происходит? - потребовала ответа я.

- Мы тоже рады тебя видеть, - сказал Эдди.

Он вспотел и был взволнован пылом сражения, несколько фиолетовых пятен на его лице, показали , что оно встретилось с чьим-то кулаком сегодня вечером.

В его руке было оружие, которое я видела в арсенале стражей: дубинки, используемые чтобы выводить людей из строя, не убивая их.

Но Михаил держал что-то намного более ценное: магнитную карту и механический ключ, чтобы открыть мою камеру.

Мои друзья организовали побег из тюрьмы

Невероятно.

Обычно сумасшествие - моя привилегия.

-Вы,ребята..

Я нахмурилась.

Мысль о спасении наполняла меня радостью, но логике это не поддавалось.

Ясно, что это они ответственны за борьбу с моими охранниками, которую я только что слышала.

Попасть сюда в первый раз, тоже было не легкой задачей.

- Вы вдвоем вывели из строя всех стражей в этом здании? - Михаил наконец-то открыл дверь, и я поспешила выбраться из камеры.

После постоянного чувства угнетенности и подавленности в течение последних дней, почувствовать ветер и пространство вокруг меня было, как ступить в горную речку,.

- Роза, в этом здании нет никаких стражей.

Ну, возможно один.

И эти парни.

Эдди махнул рукой в направлении более ранней борьбы, где, как я предполагала, мои охранники лежали без сознания

Конечно, мои друзья никого не убили.

- Все остальные стражи проверяют место взрыва, - догадалась я.

Факты, включая спокойствие Лисы, начали складываться в единое целое.

- О нет.

Вы заставили Кристиана взорвать античные Моройские статуи.

- Конечно нет,- ответил Эдди.

Он казался шокированным моим предположением.

- Другие пользователи огня могли бы сказать, что это сделал он.

Ну, это что-то, - сказала я.

У меня должно было быть больше веры в их психическое здоровье.

Или возможно нет.

- Мы использовали С4, - обьяснил Михаил.

- Да где вообще на земле вы смогли достать.. - я замолчала, когда увидела, кто стоял в конце коридора.

Дмитрий.

Во время моего заключения, у меня не было возможности узнать, как он, и это расстраивало.

Кристиан и Таша только морочили мне голову.

Ну, вот и ответ.

Дмитрий стоял около входа в холл во всём своём двухметровом великолепии, столь властный и устрашающий, словно Бог.

Его пронзительные карие глаза оценивали всё мгновенно, и его сильное, стройное тело было напряженно и готово к любой опасности.

Взгляд на его лице был настолько сосредоточенным, наполненным такой страстью, что я не могла поверить что кто-нибудь мог подумать, что он был Стригоем.

Димитри был полон жизни и энергии.

В самом деле, глядя на него сейчас, я еще раз вспомнила, как он встал на мою защиту во время ареста.

У него на лице было то же самое выражение.

Правда, это было то самое выражение, которое я видела бесчисленное количество раз.

Этот человек был единственным, который заставлял одновременно и бояться, и восхищаться.

Он был единственным, кого я любила.

- Ты тоже здесь? - Я попыталась напомнить себе, что моя запутанная личная жизнь сейчас не самая важная вещь в мире.

- Ты разве не под домашним арестом?

- Он сбежал,- лукаво сказал Эдди.

Я уловила реальный смысл: они с Михаилом помогли Дмитрию сбежать.

- Это то, что люди будут ожидать от вспыльчивого парня, возможно-все-еще Стригоя, верно?

- Ты тоже ожидала, что он придет освободить тебя,- добавил Михаил, игриво.

- Особенно если учесть, как он боролся ради тебя на прошлой неделе.

На самом деле все подумают, что он спас тебя один.

Без нашей помощи.

Дмитрий ничего не сказал.

Его глаза, не прекращая тщательно изучать окрестности, также оценивали меня.

Он хотел удостовериться, что я была в порядке и не пострадала.

Он, казалось, испытывал облегчение от того, что я в порядке.

- Пошли,- наконец сказал Дмитрий.

- У нас мало времени.

Это было явным преуменьшением, но я неожиданно для себя поняла, что в “гениальном” плане моих друзей было кое-что, что неосознанно меня беспокоило.

- Они никогда не поверят, что он смог сделать это в одиночку! - воскликнула я, поняв, куда клонит Михаил.

Они выставляли Дмитрия организатором этого побега.

Я указала на лежащих без сознания у наших ног стражей.

- Они видели ваши лица.

- Не совсем, - произнес новый голос.

- Не после маленькой амнезии, вызванной духом.

- К тому времени как они проснутся, единственным человеком, которого они вспомнят, будет этот неуравновешенный русский парень.

Без обид.

- Не принимается, - сказал Дмитрий, наблюдая, как Адриан вошел через дверь.

Я уставилась на них, стараясь не раскрыть рот от изумления.

Они стояли там вместе, два мужчины в моей жизни.

Адриан едва ли выглядел готовым вступить в рукопашную, но он был таким же напряженным и серьезным, как и другие стражи здесь.

Его прекрасные глаза были ясны и полны хитрости, я знала, на что они были способны, когда он действительно старался.

Вот тогда меня осенило: он не показывал никаких признаков опьянения.

Было ли то, что я недавно видела просто уловкой?

Или он заставил себя собраться? Так или иначе я чувствовала, как легкая усмешка медленно растягивалась на моем лице.

- Лисса солгала сегодня твоей матери, - сказала я

- Предположительно, ты должен валяться где-то пьяным.

Он наградил меня одной из своих циничных ухмылок.

- Ну, да, вероятно, это было бы более умной — и уж куда более приятной — вещью чем то, что происходит прямо сейчас.

И надеюсь, все именно так и думают.

- Нам нужно уходить, - сказал Дмитрий с нарастающим волнением.

Мы повернулись к нему.

Наше веселье исчезло.

То отношение, которое я заметила в Дмитрии, говорило, что он может сделать что угодно и всегда приведет нас к победе, и заставляло людей хотеть следовать за ним безоговорочно.

Выражение на лицах Михаила и Эдди - то, как они быстро стали серьезными - показывало, что это именно то, что они чувствуют.

Для меня это тоже казалось естественным.

Даже Адриан похоже, верил в Димитрия, и в тот момент я восхищалась Адрианом за то, что он отложил любую ревность — и также за то, что он рискнул собой ради этого.

Тем более, что Адриан множество раз ясно давал понять, что он не хотел бы быть связан с каким-либо опасными приключениями или использовать свой дух тайным способом.

Например, в Лас-Вегасе он просто сопровождал нас как наблюдатель.

Конечно, он был пьян большую часть времени, но это вероятно ничего не меняет.

Я сделала несколько шагов, но Адриан вдруг протянул руку, чтобы меня остановить.

- Подожди.. прежде, чем пойдешь с нами, ты должна кое-что узнать.

Дмитрий стал протестовать, в его глазах вспыхивало нетерпение.

- Она должна, - утверждал Адриан, встречая прямой взгляд Дмитрия.

- Роза, если ты сбежишь.. это будет более или менее подтверждать твою вину.

Тебя объявят в розыск.

Если стражи найдут тебя,им не нужно будет судебное разбирательство или приговор, чтобы убить тебя у всех на виду.

Четыре пары глаз уставились на меня, пока до меня доходил весь смысл этих слов.

Значит, если я сбегу сейчас и меня поймают, то я точно умру.

Однако если я решу остаться, мало вероятно, что за такой короткий промежуток времени до судебного разберательства мы смогли бы найти доказательства моей невиновности.

Это не было невозможным.

Но если ничего не появиться, я безусловно буду мертва.

Любой из этих вариантов был рискованным.

У любого была большая вероятность, что я не выживу.

Адриан выглядел также противоречиво, как я себя чувствовала.

Мы оба знали, у меня больше не будет такого отличного шанса.

Он просто волновался и хотел, чтобы я знала, чем я рискую.

Дмитрий, однако… для него не существовало никакого выбора.

Я могла видеть всё по его лицу.

Он был сторонником правил и делал только правильные вещи.

Но на этот раз? С такими-то шансами? Уж лучше рискнуть остаться живой беглянкой, и если смерть придет за мной - встретить ее в бою.

Моя смерть не будет отмечена карандашом в чьем-нибудь календаре.

- Пошли, - сказала я.

Мы поспешно вышли из здания,желая продвигаться в соответствие с планом.

Я не могла помочь, но все равно сказала Адриану, -Тебе пришлось сильно использовать Дух чтобы погрузить в иллюзии всех этих стражей.

- Так и есть, - согласился он.

- На самом деле у меня нет сил, чтобы заниматься этим достаточно продолжительное время.

Лисса же могла бы заставить дюжину стражей считать, что они видели призраков.

Но я? Я едва ли могу заставить нескольких забыть Эдди и Михаила.

Вот почему там должен быть кто-то , кого они помнили, чтобы привлечь внимание, и Дмитрий был идеальным козлом отпущения.

- Ну, спасибо.

Я слегка сжала его руку.

Так как тепло протекло между нами, я решила не говорить ему, что до моей свободы ещё далеко.

Это сломило бы весь его героизм.

У нас было много препятствий впереди, но я все еще ценила его участие, как это, и уважение моего решения согласиться с планом спасения.

Адриан посмотрел на меня искоса

- Ага, вообще-то предполагается, что я сумасшедший. верно? - Вспышка эмоций блеснула в его глазах.

- И это немногое, что я cмог сделать для тебя.

Чем глупее, тем лучше.

Мы вышли на главный этаж, и я поняла, что Эдди был прав на счет стражей.

Коридоры и комнаты были фактически пустыми.

Не оглядываясь, мы поспешили на улицу, и свежий воздух, казалось, наполнил меня новой энергией.

- И что теперь?, - спросила я своих спасителей.

- Теперь мы посадим тебя в машину, на которой ты и сбежишь, - сказал Эдди.

Гаражи не были далеко, но сказать, что они стояли близко тоже нельзя.

- Здесь слишком много открытого пространства, чтобы скрыться, - сказала я, решив не поднимать очевидную проблему: меня убьют, если заметят.

- Я воспользуюсь силой духа, чтобы создать вокруг нас атмосферу расплывчатости и невзрачности,- сказал Адриан.

Большое испытание для его магии.

Ему не следовало бы заниматься этим больше.

- Люди не узнают нас, если только не остановятся и не посмотрят прямо на нас.

- Что они вряд ли станут делать, - сказал Михаил.

- Если кто-нибудь вообще заметит нас.

Во всем этом хаосе все слишком беспокоится о себе, чтобы обращать внимание на других.

Осмотревшись, я увидела, что он прав.

Здание тюрьмы находилось далеко от церкви, но к настоящему времени, люди, которые находились недалеко от места взрыва старались пробиться к этой части Двора.

Некоторые бежали в свои дома.

Некоторые искали стражей для защиты.

И некоторое из них.. некоторые шли в том же направлении, что и мы, к гаражам.

- Люди достаточно испугались, чтобы покинуть двор,- поняла я.

Наша группа продвигалась так быстро, как только могла вместе с Адрианом, а он не был настолько же быстр, как дампиры.

- Гаражи будут переполнены.

И официальный транспорт Двора, и машины прибывших гостей были припаркованы на одном месте.

- Это может помочь нам, - сказал Михаил.

- Больше хаоса.

Было много отвлекающих факторов в моей собственной реальности,и я не могла полностью погрузиться в разум Лиссы.

С помощью нашей свящи я могла ощущать, что она в безопасности, где-то во дворце.

- Что Лисса делает всё это время? - спросила я.

Поверьте, я бы была рада, если бы она не была вовлечена в это безумное спасение меня из тюрьмы.

Но, как заметил Адриан, её способности использования духа могли бы зайти ещё дальше, чем его здесь.

И сейчас, возвращаясь к этому, было очевидно, что ей было известно об этом плане.

Он и был её секретом

- Лисса должна оставаться невиновной.

Она не может быть хоть как-то связанна с побегом или взрывом, - ответил Дмитрий, его глаза были неподвижно настроены на цель впереди.

Его фирменный тон.

Он до сих пор относится к ней, как к своей спасительнице.

- Она должна находиться вместе с другими членами королевских семей.

Так же, как и Кристиан.

Он почти улыбнулся.

Почти.

В случае взрыва, эти двое стали бы первыми подозреваемыми.

- Но стражи перестанут их подозревать, как только выяснится, что взрыв не был вызван магией, - размышляла я.

Я вспомнила слова Михаила, сказанные ранее.

- И, эй, где это вы ребята смогли достать С4? Взрывчатка военного назначения - это слишком, даже для вас.

Но никто мне не ответил, поскольку три стража внезапно возникли на нашем пути.

Очевидно, они не все были в церкви.

Дмитрий и я встали перед нашей группой, двигаясь как один, так же, как всегда, когда мы сражались вместе.

Адриан сказал, что иллюзия, которую он поддерживает над нашей группой, не сработает, если кто-то столкнется с нами напрямую.

Я хотела убедиться, что Дмитрий и я будем в первом ряду при встрече с этими стражами, в надежде, что они не узнают остальных позади нас.

Я бросилась в бой без колебаний, подталкиваемая защитным инстинктом.

В эти миллисекунды, я осознала всю реальность происходящего.

Я сражалась со стражами и раньше, и всегда чувствовала вину по этому поводу.

В Тарасовской тюрьме, я побила стражей, ничуть не хуже, тех, что были в охране королевы, во время моего ареста.

Хотя, в действительности, я никого из них не знала.

Одно лишь осознание того, что они мои коллеги, было ужасным.. но сейчас?

Сейчас я была перед лицом одной из самых сложных ситуаций в моей жизни, и это казалось такой мелочью.

В конце концов три стража не были серьезным препятствием для меня и Дмитрия.

Проблема была в том , что я знала этих стражей.

Двое из них совсем недавно закончили академию.

Они работали при Дворе и хорошо ко мне относились.

Третьего стража я хорошо знала - она была моей подругой.

Мэредит - одна из немногих девушек в моем классе, в Академии Святого Владимира.

Я увидела вспышку беспокойства в ее глазах - и это было отражением моих собственные чувств.

Я чувствовала, несправедливо причинять ей вред тоже.

Но сейчас, она была стражем, и как у меня, у нее был долг исполнять свои обязанности всю свою жизнь.

Она была уверенна, что я преступница.

Она видела, что я была свободна и собиралась на неё напасть.

По правилам она должна была остановить меня, и я не ожидала чего-то другого.

Это то, чтобы я сделала, если бы мы поменялись ролями.

Это было жизнью и смертью.

Дмитрий сражался один против двух стражей, быстро и круто, как и всегда.

Мэредит и я стали подходить друг к другу.

Сначала она попыталась сбить меня тяжестью своего веса, вероятно, надеясь удержать меня, прижав к земле, пока кто-нибудь не поможет схватить меня.

Только я была сильнее.

Она должна была знать это.

Как много времени мы провели, сражаясь в школьном спортзале? Я почти всегда побеждала.

Но это не было игрой, не было практической тренировкой.

Я двинулась назад в момент ее атаки, ударяя кулаком ей в челюсть и отчаянно молясь ничего не сломать.

Она продолжала двигаться, превозмогая боль, но - снова - я превзошла ее.

Я схватила ее за плечи и бросила ее на землю.

Она сильно ударилась головой, но осталась в сознании.

Я не знала, быть мне благодарной за это или нет.

Удерживая ее в жестком захвате, я ждала когда она закроет глаза.

Я отпустила ее только, когда она отключилась, мое сердце бешено колотилось в груди.

Я осмотрелась и увидела, что Дмитрий тоже разобрался со своими противниками.

Наша группа продолжала продвигаться, как если бы ничего не произошло, но я посмотрела на Эдди, зная, что он увидел печаль на моем лице.

Он выглядел слишком расстроенным, но пытался убедить меня поторопиться.

- Ты сделала то, что должна была сделать - сказал он.

С ней все будет в порядке.

Это больно, но ничего.

- Я сильно ударила ее

- Врачи знают, что делать с сотрясениями.

Черт, сколько же мы получали сотрясений на практических занятиях?

Я надеялась, что он прав.

Разница между правильным и неправильным становилась все более запутанной.

Одной хорошей вещью, я полагаю, было то, что Мэредит была так занята, увидев меня, что, вероятно, не заметила Эдди и других.

Мы надеялись, что если они будут в стороне от борьбы, в то время как мы с Дмитрием отвлекаем внимание, завеса духа Адриана скроет их.

Наконец, мы достигли гаражей, которые действительно были переполнены больше, чем обычно.

Некоторые морои уже уехали

Одна королевская моройка была в истерике, из-за того, что ключи от машины были у водителя, которого она не могла найти.

Она кричала прохожим, чтобы те посмотрели, мог бы кто-нибудь найти автомобиль для нее.

Дмитрий вел нас целенаправленно вперед, без колебаний.

Он точно знал, куда мы идем.

Я поняла, что все было тщательно спланировано.

Большинство из чего, вероятно,было продумано вчера.

Почему Лисса скрывала это от меня? Разве это было бы хуже для меня знать, что есть план?

Мы неслись через людей, направляясь к гаражам в дальней части.

Там, в стороне от всего, стояла, готовая к выезду, неприметная Хонда Цивик.

Рядом стоял человек, скрестив руки на груди, он рассматривал лобовое стекло.

Услышав наше приближение, он обернулся.

-Эйб!- воскликнула я.

Мой знаменитый отец повернулся и подарил мне одну из тех очаровательных улыбок,которые могут завлечь неосторожных к их гибели.

- Что ты здесь делаешь? - потребовал Дмитрий

- Ты тоже будешь в числе подозреваемых! Лучше бы ты остался в стороне, как остальные.

Эйб пожал плечами.

Он выглядел удивительно равнодушным, учитывая, озлобленный вид Дмитрия.

Я бы не хотела стать объектом такой ярости.

- Василиса сделает так, что несколько человек во дворце подтвердят, что видели меня там в это время.

Он посмотрел на меня своими темными глазами.

- Кроме того, я не мог уехать, не сказав тебе до свидания, не так ли?

Я раздраженно покачала головой.

- Было ли это частью твоего плана, как моего адвоката? Я не припоминаю, чтобы побег со взрывом был частью юридического обучения.

- Хорошо, я уверен, что Дэймона Таруса этому не обучали.

Улыбка Эйба дрогнула.

- Я говорил тебе, Роза

Ты никогда не столкнёшь с слушанием или даже судебным разбирательством - я всегда смогу с этим что-то сделать.

Он сделал паузу.

-Что, конечно, я могу.

Я колебалась, поглядывая в сторону автомобиля.

Стоящий рядом с ним Дмитрий со связкой ключей, выражал нетерпение.

Слова Адриана эхом отозвались в моей памяти.

- Если я сбегу, это только сделает меня еще больше виновной.

- Они уже думают, что ты виновна - сказал Эйб.

-Ты прозибала в той клетке, не имея шанса изменить это.

Это гарантирует нам еще больше времени, чтобы сделать то, что нам нужно, без твоей казни, нависшей над нами.

- И что именно вы собираетесь делать?

- Доказывать твою невиновность,- сказал Адриан.

- Или, точнее, что ты не убивала мою тетю.

Я знаю, что это не твоя вина.

- Вы что, парни, собрались уничтожить улики? - cпросила я, проигнорировав замечание.

- Нет, - сказал Эдди.

Мы должны выяснить, кто действительно убил её.

- Вы, ребята, не должны быть в этом замешаны, теперь, когда я свободна.

Это моя проблема

Разве не поэтому вы меня вытащили?

- Эту проблему ты не сможешь решить находясь при Дворе, - сказал Эйб.

Мы должны увезти тебя и защитить.

- Да, но я…

- Мы впустую тратим время, - сказал Дмитрий.

Его пристальный взгляд был направлен на другие гаражи.

Толпа всё ещё была разрознена, слишком сосредоточена на своих страха, чтобы заметить нас.

Что не влияло на тревогу Дмитрия.

Он протянул мне серебряный кол, и я не стала спрашивать, зачем.

Это было оружие, то, от чего я не могла отказаться.

- Я знаю, всё выглядит дезорганизованным, но ты будешь удивлена, как быстро стражи восстановят порядок.

И, когда они закончат, они оцепят это место.

- Им это не нужно, - медленно сказала я, мой взгляд метался по сторонам.

- У нас уже будут проблемы на выходе из Двора.

Нас остановят, даже если мы сможем добраться до ворот.

Они собираются патрулировать пространство на многие мили!

- Хорошо, - сказал Эйб, лениво изучая свои перчатки.

- У меня достаточно власти здесь, чтобы ворота на южной стороне открылись быстрее.

Меня осенило.

- О Господи.

Это ты достал С4.

- Ты так говоришь, будто это просто, - сказал он неодобрительно.

- Достать ее было не так уж и легко.

Терпению Дмитрия приходил конец.

- Вы все: Розе нужно уходить, сейчас.

Она в опасности.

Я потащу ее, если мне придется.

- Ты не должен идти со мной, - парировала я, отчасти оскорбившись предположением.

Я вспомнила о нашем последнем споре, Дмитрий говорил, что не может любить меня и даже не хочет быть друзьями.

- Я позабочусь о себе.

Больше никому не нужны неприятности.

Дай мне ключи.

Вместо этого, Дмитрий одарил меня одним из тех жалостливых взглядов, которые указывали на то, что я была смешна.

Как будто мы вернулись на занятия в Академию Святого Владимира.

- Роза, я не могу попасть в еще большие неприятности.

Кто-то должен помочь тебе, и я подхожу на эту роль как никто другой.

Я не была так в этом уверена.

Если Татьяна действительно добилась успеха, убеждая людей в том,что Дмитрий не был угрозой,то этот побег погубит все.

-Иди, - сказал Эдди, удивив меня быстрым объятием.

- Будем на связи через Лиссу.

Затем я осознала,что вела обреченную на поражение битву с этими ребятами.

Было действительно пора уходить.

Я обняла Михаила и прошептала ему на ухо, - Спасибо.

Большое спасибо за помощь.

Я клянусь, мы ее найдем.

Мы найдем Соню.

Он подарил мне грустную улыбку и не ответил.

С Адрианом было труднее всего расстаться.

Я могла сказать, что для него это тоже было трудно, не важно, насколько расслабленной его усмешка казалась.

Он не мог быть счастлив от того, что я ухожу с Дмитрием.

Наше объятие длилось немного дольше, чем с остальными, и он подарил мне короткий нежный поцелуй в губы.

Мне хотелось расплакаться от того, каким храбрым он был этой ночью.

Я хотела,чтобы он мог пойти со мной,но знала, что ему безопасней здесь.

- Адриан, спасибо за..

Он поднял руку.

Это не прощание, маленькая дампирка

Я увижу тебя в твоих снах.

- Только если ты будешь достаточно трезвым.

Он подмигнул.

- Для тебя я могу.

Громкий шумный звук прервал нас, и мы увидели вспышку света справа.

Люди возле остальных гаражей кричали.

- Там, ты видишь? - спросил Эйб, довольный собой.

- Новые ворота.

Как раз вовремя.

Я неохотно обняла его и была удивлена,когда он не отпустил сразу же.

Он улыбнулся мне нежно.

- Ах, моя дочь, - сказал он.

- Восемнадцатилетняя, а уже осуждена за убийство, помогавшая преступникам и убившая больше,чем большинство стражей когда-либо видели.

Он сделал паузу.

- Я не мог бы гордиться больше.

Я закатила глаза.

- Пока, старик

И спасибо.

Я не стала спрашивать его про “преступников”.

Эйб не был глуп.

После того как я распрашивала о тюрьме, в последствии на которую был совершен налет, ему не составило труда догадаться кто помог Виктору Дашкову сбежать.

И так, я и Дмитрий ехали в машине, направляющейся к “новым воротам” Эйба.

Я сожалела, что не смогла попрощаться с Лиссой.

Мы никогда не были по-настоящему разлучены из-за связи, но она не могла заменить реального общения.

До сих пор, оно того стоило - знать, что она в безопасности и не связана с моим освобождением.

Я надеялась

Как всегда, за рулем был Дмитрий, что я считала совершенно несправедливым.

Одно дело, когда я была его учиницей, но сейчас? Он когда-нибудь отдаст этот руль? Но сейчас не время обсуждать это, хотя я все равно не планирую остаться с ним подольше.

Несколько человек вышли, чтобы видеть, где стена взорвалась, но никто из королевских особ не появился.

Дмитрий промчался через брешь также впечатляюще как Эдди когда-то через ворота тюрьмы Тарасова, только Цивик не носился по ухабистой покрытой травой местности, так же хорошо как джип по Аляске.

Проблема в создании “собственных ворот” заключалась в том, что она не выходила на дорогу

Даже если бы Эйб этого захотел

- Почему мы убегаем на Цивике? - спросила я.

Он не подходит для бездорожья.

Дмитрий не смотрел на меня продолжая рулить по пересеченной местности в сторону более оживленного движения.

- Потому что Civic является одним из наиболее распространенных автомобилей там и не привлекает внимания.

И это должно быть последним бездорожьем которое мы пересечем.

Как только мы попадем на шоссе, мы полагаю, будем так далеко от Двора, что сможем, конечно, отказаться от автомобиля.

- Плохая идея, - я покачала головой , давая ему понять это.

Мы добрались до грунтовой дороги, чувствовалось, что началась гладкая поверхность, после этой тряски.

- Слушай, сейчас, когда мы уже уехали, я хотела бы, чтобы ты знал: я действительно считаю, что ты не должен ехать со мной.

Я ценю то, что ты помог мне сбежать.

Правда.

Но нахождение со мной не принесет тебе ничего хорошего.

Они будут искать меня больше, чем тебя.

Если ты уйдешь, то сможешь жить где-нибудь среди людей и тебя не будут больше изучать, как лабораторное животное.

Ты, возможно, мог бы даже прокрасться обратно во Двор.

Таша бы защитила тебя.

Дмитрий не отвечал долгое время

Это сводило меня с ума.

Я была не тем человеком, который спокойно переносит повисшую тишину.

Это заставляло меня болтать и заполнять пустоту.

Плюс, чем дольше я сидела там, тем больше меня поражало то, что я была одна с Дмитрием.

Действительно и по-настоящему одна с того самого момента, как он снова стал дампиром.

Я чувствовала себя идиоткой, но, несмотря на опасности, мы до сих пор рисковали. ну, я до сих пор была потрясена им.

Было что-то особенно мощное в его присутствии

Даже когда он заставлял меня сердиться, я по-прежнему находила его привлекательным.

Возможно, адреналин заполнил мне мозг.

Что бы это ни было,это поглощало меня не только физически,хотя это тоже отвлекало.

Волосы,лицо,его близость ко мне,его запах..

Я чувствовала все это, и это расжигало мою кровь.

Но старый Дмитрий - Дмитрий,который просто возглавил маленькую армию для тюремного побега - так меня очаровывал.

Понадобилась секунда,чтобы осознать,почему это было таким значимым: я снова видела прежнего Дмитрия,того, который, я беспокоилась, исчез навсегда.

Он не исчез.

Он вернулся.

В конце концов Дмитрий ответил.

- Я не оставлю тебя.

Не сработает ни один из твоих Розо-логических аргументов,над которыми ты работаешь.

А если попытаешься удрать от меня, я просто найду тебя.

Я не сомневалась в его способностях, что только усугубляло положение.

- Но почему? Я не хочу, чтобы ты был со мной.

Я все еще чувствовала давнюю тягу к нему,да, но это не меняло того,что он причинил мне боль,разрушив все между нами.

Он отверг меня, и мне нужно было быть твердой, если я хотела быть дальше с Адрианом.

Оправдывание моего имени и ведение нормальной жизни казалось сейчас таким далеким, но если это произойдет, я хотела быть в состоянии вернуться к Адриану с распростертыми объятиями.

- Неважно, чего хочешь ты, - сказал он.

Или чего хочу я.

- Ауч.

- Лисса просила меня защитить тебя.

- Эй, мне не нужен кто-либо,чтобы..

- И, - продолжал он, - Я имел в виду то,что я сказал ей.

Я поклялся служить ей и помогать оставшуюся часть жизни во всем,о чем бы она не попросила.

Если она хочет,чтобы я был твоим телохранителем,тогда я буду им.

Он наградил меня опасным взгядом.

- Никаких шансов избавиться от меня в скором времени.

Глава 5

Мысль покинуть Дмитрия не была обусловлена только нашим трудным романтическим прошлым.

Я подразумевала это, когда сказала, что не хочу, чтобы он попал в неприятности из-за меня.

Если стражи найдут меня, моя судьба не будет так уж отличаться от той, с которой я уже столкнулась.

Но Дмитрий? Он только начал делать маленькие шаги к его одобрению в обществе.

Несомненно, все это было уничтожено, но у него еще был шанс жить нормальной жизнью.

Если он не хотел жить при Дворе или среди людей, он мог бы вернуться в Сибирь, к своей семье.

Там, в глуши, его было бы трудно найти.

И его близкие могли бы пойти на многое, чтобы скрыть его, если кто-нибудь попытается найти его.

Остаться со мной было определенно неправильным решением.

Мне просто было нужно убедить его.

- Я знаю, о чем ты думаешь,- сказал Дмитрий спустя час, пока мы были в дороге.

Мы не разговаривали много, так как каждый из нас был погружен в свои мысли.

После еще нескольких проселочных дорог, мы наконец добрались до автомагистрали за короткое время.. хорошо, я понятия не имела.

Я смотрела в окно, обдумывая, как я одна могла исправить все несчастья, случившиеся со мной.

- Что? - я подняла на него взгляд.

Я подумала, что должен быть хоть малейший намек на улыбку, затерянную на его губах, но это казалось абсурдным, учитывая тот факт, что это была самая ужасная ситуация, в которую он попадал с того времени, как лишился статуса Стригоя.

- Это не сработает, - продолжил он.

- Ты пытаешься найти способ улизнуть от меня, когда мы наконец остановимся, чтобы заправиться.

Ты думаешь, что, возможно, тогда у тебя появится возможность сбежать.

Это было сумасшествием, но я действительно очень много думала в этом направлении.

Старый Дмитрий был очень хорошим попутчиком в дороге, однако я не была уверена, что мне нравилась его старая способность угадывать мои мысли.

- Это пустая трата времени, - сказала я, указывая на машину.

- Да? У тебя есть более важные дела, чем сбегать от людей, которые хотят схватить и казнить тебя? Прошу, не рассказывай мне снова, что это очень опасно для меня.

Я посмотрела на него.

- Дело не только в тебе.

Побег не может быть моей единственной заботой.

Я должна помочь восстановить мое имя, а не скрываться где нибудь в глуши, куда ты, несомненно, увезешь меня.

Все ответы во Дворе.

- У тебя много друзей во Дворе, которые работают над этим.

Им будет легче, если они будут знать, что ты в безопасности

- Что я действительно хочу знать, так это почему никто не рассказал мне о плане побега? Я имею в виду, почему Лисса мне ничего не сказала.

Почему она скрывала это от меня? Разве ты не думаешь, что я была бы более полезной, если бы была к этому готова?”

- Дрались мы, не ты, - сказал Дмитрий.

- Мы боялись, что если бы ты узнала, то могла бы что-нибудь выдать.

- Я бы никому никогда не сказала!

- Конечно, специально - нет.

Но если бы ты была напряжена или взволнована.. ну, тогда твои стражи могли бы это заметить.

- Хорошо, а теперь когда мы свободны, ты можешь сказать, куда мы едем? Я была права? Это некое сумасшедшее, уединенное место?

Нет ответа.

Я сузила глаза, смотря на него.

- Я ненавижу быть в неведении.

Слабая улыбка на его губах стала немного больше.

- Ну, у меня есть своя личная теория, относительно того, что чем меньше ты знаешь, тем вероятнее, что твое большое любопытство будет держать тебя рядом со мной.

- Это смешно, - ответила я, хотя на самом деле, это не была такая уж безрассудная теория.

Я вздохнула.

- Когда, черт возьми, все вышло из под контроля? Когда вы, ребята, стали тайными заговорщиками? Я единственная, кто придумывает дурацкие, невозможные планы.

Предположительно, я должна быть здесь генералом.

Сейчас я едва ли лейтенант.

Он начал говорить что-то еще, но затем замер на несколько секунд, его лицо мгновенно стало настороженным, смертельный взгляд стража.

Он выругался по русски.

- Что случилось? - спросила я.

Его напряжение было заразительным, и я сразу же забыла обо всех сумасшедших планах.

В беспорядочных вспышках фар от встречного движения, я могла видеть его взгляд, метнувшийся к зеркалу заднего вида.

- За нами хвост.

Я не думал, что это случится так скоро.

- Ты уверен? - Стемнело, и количество машин на шоссе увеличилось.

Я не знала как кто-нибудь мог определить одну подозрительную машину среди такого множества, но что ж…он был Дмитрием.

Он снова выругался и внезапно, в маневре, который заставил меня ухватиться за приборную панель, он срезал через две полосы, чуть не задев минивэн, который выразил нам свое раздражение многократным гудением.

Впереди был выезд, он еле вписался в него, каким-то чудом не задев железнодорожную рампу.

Я слышала больше сигналов машин, и когда я оглянулась,то увидела фары машины, которая повторила наши сумасшедшие маневры, чтобы последовать за нами к выезду.

- Новости при дворе распространяются с потрясающей скоростью, - сказал он.

- У них был кто-то, наблюдавший за междуштатными автомагистралями.

- Может быть, мы должны были ехать проселочными дорогами.

Он покачал головой

- Слишком медленно.

Ничего из этого не будет проблемой, как только мы поменяем машину, но они нашли нас слишком быстро.

Нам нужно раздобыть новую здесь.

Это самый большой город, который встретится нам на пути перед границей Мэрилэнда.

Указатель сообщал, что мы находились в городе Харрисбург, штат Пенсильвания. Дмитрий вез нас по оживленной дороге, с кучей рекламы по обочинам. И я могла видеть, что “хвост” в точности повторяет все, что мы делали.

- Ну и как ты собираешься достать новую машину? - настороженно поинтересовалась я.

- Слушай внимательно, - сказал он, игнорируя мой вопрос.

Это очень, очень важно, чтобы ты делала в точности то, что я скажу.

Без самодеятельности.

Без споров.

В той машине стражи, и к настоящему моменту они оповестили всех стражей в округе, а возможно и человеческую полицию.

- Но разве если нас схватит полиция - это не создаст им проблем?

- Алхимики это уладят и убедятся в том, что мы, в конечном итоге, вернемся к Мороям.

Алхимики.

Мне стоило догадаться, что их привлекут.

Это секретная организация людей, которые помогают защищать интересы Мороев и дампиров, держа нас в стороне от человеческого общества.

Естественно, Алхимики делали это не по доброте душевной

Они думали, что мы зло и неестественны для природы. В большинстве случаев, они просто хотели убедиться, что мы находимся вне их общества.

Естественно, сбежавший “преступник” вроде меня был проблемой, с которой Алхимики хотели помочь Мороям разобраться.

Голос Дмитрия был властным и командным, когда он снова заговорил, но он не смотрел на меня.

Он был занят сканированием дороги.

- Не имеет значения, что ты думаешь о выборе, который каждый делал для тебя, не важно какой несчастной ты себя чувствуешь во всей этой ситуации, ты знаешь - я уверен, ты знаешь, что я никогда не подведу тебя, когда наши жизни на кону.

Ты доверяла мне в прошлом.

Доверься мне сейчас.

Я хотела сказать ему, что то, что он сказал, было не совсем так.

Однажды он подвел меня.

Когда его превратили в Стригоя, когда он показал, что он не был идеальным. Он подвел меня разрушив невозможное - его божественный образ, который у меня был.

Но моя жизнь? Нет, он всегда делал все возможное для моей безопасности.

Даже когда он был Стригоем, я никогда до конца не была уверенна, что он сможет меня убить.

В ночь, когда на Академию напали, когда он был обращен в стригоя, он сказал мне безоговорочно слушать его.

Это означало бросить его одного сражаться со Стригоями, но я сделала это.

- Хорошо, - сказала я спокойно.

- Я сделаю все, что ты скажешь.

Просто запомни: не говори со мной больше так снисходительно.

Я больше не твоя ученица

Теперь мы на равных.

Он отвел взгляд от дороги достаточно надолго, чтобы удивленно взглянуть на меня.

- Ты всегда была со мной на равных, Роза. (прим. перевод.: здесь Дмитрий произносит имя Розы на русском языке - Roza. в английском языке имя Rose звучит ,как Роуз,но т.к. изначально в официальном переводе имя было переведено, как Роза, нам трудно сразу уловить разницу).

То, что он использовал это нежное русское прозвище сбило меня с толку и я не смогла ему ответить, но это ничего не значило.

Мгновение - и он снова стал серьезным.

- Там.

Ты видишь ту вывеску кинотеатра? - Я вгляделась в дорогу.

Там было так много ресторанов и магазинов, что их вывески виделись блестящим туманом в ночи.

Наконец, я увидела то, что он имел ввиду.

WESTLAND CINEMA.

- Да.

- Там мы встретимся.

- Мы разделяемся? - Я хотела этого, но не таким образом.

Перед лицом опасности, разделится показалось мне ужасной идеей.

Но я обещала не спорить и продолжала слушать.

- Если я не появлюсь там через полчаса, ты позвонишь по этому номеру и поедешь дальше без меня.

Дмитрий достал из кармана своего пыльника клочок бумаги, и передал его мне.

На бумажке был написан номер, но я его не узнала. “Если я не буду там через полчаса”.

Слова были настолько шокирующими, что я не могла возражать в этот раз.

- Что ты имеешь ввиду, если ты не… Ох!

Дмитрий сделал еще один резкий поворот, который заставил его проехать на красный свет, едва не пропустив несколько машин.

Последовало больше гудков, но движение было слишком неожиданным, для того, чтобы наш хвост отстал.

Я видела наших преследователей, с визгом тормозивших на главной дороге, они искали место, чтобы развернуться.

Дмитрий заехал на стоянку торгового центра.

Она была заставлена машинами, и я взглянула на часы, чтобы понять, какое у людей сейчас время.

Почти восемь вечера.

Еще рано для Мороев, но самый прайм-тайм для людей.

Он проехал мимо нескольких входов в торговый центр и наконец выбрал наиболее удобное место.

Он быстро выбрался из машины, и я последовала за ним.

- Здесь мы разделимся, - сказал он, направляясь к дверям.

- Двигайся быстро, но не беги, когда мы окажемся внутри.

Не привлекай внимания.

Смешайся с толпой.

Походи там немного, затем выйди через любой выход, только не этот.

Прогуливайся возле группы людей, как-будто ждешь сеанса.

Мы вошли в торговый центр.

- Иди!

Как будто боясь, что я не смогу двигаться, он подтолкнул меня к к эскалатору.

Какая-то часть меня хотела просто замереть и стоять там, та часть, которая чувствовала себя ошеломленной внезапным натиском людей, света, и движения.

Я быстро оттолкнула эту испуганную часть и начала подниматься по эскалатору.

Быстро реагировать и чувствовать опасность было частью моего обучения.

Я оттачивала эти навыки в школе, в моих путешествиях, и с ним.

Все чему я научилась по части ускользания от кого-то, стремительно проносилось у меня в голове.

Больше всего я сейчас хотела понять, преследует ли меня кто-нибудь, но оглядываясь по сторонам, я бы безусловно привлекла к себе внимание.

Я полагала, что в крайнем случае, у нас есть пару минут, прежде чем наши преследователи нагонят нас.

Они должны были развернуться, чтобы возвратиться к торговому центру, а затем осмотреть парковку в поисках нашей машины, предположив, что мы вошли в торговый центр.

Не думаю, что Гаррисберг имел достаточной количество мороев, чтобы собрать множество стражей в кратчайшие сроки.

Те, которые были, скорее всего разделятся - некоторые отправятся обыскивать торговый центр, некоторые будут охранять входы.

У этого места слишком много дверей, чтобы стражи могли следить за всеми выходами. Мой выбор для побега будет чистым везением.

Я шла настолько быстро, насколько могла себе это позволить, петляя между парочками, семьями с колясками и смеющимися подростками.

Я завидовала этой последней группе.

Их жизнь казалась такой простой, по сравнению с моей.

Я проследовала мимо обычных магазинчиков, их названия были узнаваемы, но не более того: Энн Тейлор, Abercrombie, Forever 21..

Перед собой я видела середину торгового центра, где несколько коридоров разветвлялись в разные стороны.

Скоро мне предстояло сделать выбор.

Проходя мимо магазина с аксессуарами, я нырнула внутрь и сделала вид, что рассматриваю ленты для волос.

Продолжая рассматривать их, я оглянулась назад, к главной части торгового центра.

Я не увидела ничего подозрительного.

Никто не остановился, никто не последовал за мной в магазин.

Около секции с лентами была корзина с вещами, которые продавались по сниженным ценам.

Одной из вещей была “девчачья” бейсболка, ярко-розового цвета со звездой из разноцветных страз на козырьке.

Господи, это было просто ужасно.

Я купила ее, от все души благодаря стражей за то, что они не отобрали мои жалкие гроши во время ареста.

Наверное они подумали, что этого все равно недостаточно, чтобы дать кому-то взятку.

Я также купила резинку для волос, не отрывая глаз от дверного проема в магазине.

Прежде чем уйти, я завязала свои волосы в хвост настолько высоко, насколько могла и натянула на них кепку.

Было что-то глупое в маскировке, но мои волосы могли легко меня выдать.

Мои волосы были глубокого темно-коричневого цвета, и из-за того, что я почти не стригла их, они спускались до середины спины.

Учитывая их и рост Дмитрия, мы могли бы стать очень заметной парой, гуляющей здесь.

Я снова слилась с толпой покупателей и скоро оказалась в центре магазина.

Не желая выглядеть подозрительно, я взяла левее по направлению к Мэйсису.

Пока я ходила, я чувствовала себя немного смущенно в бейсболке и жалела,что у меня не было времени выбрать что-то более стильное.

Минутой позже, когда я заметила стража, я была рада своему такому быстрому решению изменить стиль.

Он был рядом с одним из тех прилавков, которые вы всегда можете увидеть в торговом центре, делая вид, будто интересуется чехлами для мобильного телефона.

Я узнала его по позе и тому как он делал вид, что интересуется чехлом для телефона с принтом зебры, одновременно осматриваясь вокруг.

Плюс, дампиры всегда могут отличить друг друга от людей с первого взгляда.

Во многом наши расы идентичны, но я всегда могу узнать “своего”.

Я старалась не смотреть прямо на него и почувствовала, как его взгляд прошелся по мне.

Я не знала его, что означало, он также не знал меня.

Он, вероятнее всего, видел мое фото всего один раз и ожидал, что мои волосы без труда позволят ему меня обнаружить.

Храня непринужденность, насколько могла, я прошла мимо него, разглядывая витрины, держась спиной к нему, но не показывая очевидных признаков того, что я была в бегах.

Все это время, мое сердце громко стучало в груди.

Стражи могли убить меня на месте.

Сделали бы они это посреди торгового центра? Мне не хотелось это выяснять.

Оказавшись в стороне от прилавка, я начала понемногу набирать темп.

В Мерси была дверь служебного помещения, и сейчас это было просто рискованной игрой увидеть, сделала ли я хороший выбор, идя в этом направлении.

Я вошла в магазин, спустилась на эскалаторе, и направилась к выходу, проходя отдел с хорошим выбором симпатичных беретов и шляп.

Я задержалась возле него, не потому что планировала прикупить новую шляпу, мне удалось пристроится к группе девушек, выходящих из центра.

Мы вышли из магазина вместе, и мои глаза быстро перестроились к другому освещению.

Вокруг было много народу, но я опять не увидела никакой угрозы.

Девушки остановились,что бы поболтать,давая мне возможность выбрать направление без особой потери времени.

С права от меня я увидела оживленную дорогу, по которой приехали мы с Дмитрием, и оттуда я знала,как добраться до кинотеатра.

Я выдохнула с облегчением и направилась через парковку, продолжая осматриваться вокруг.

Чем дальше от центра я уходила, тем менее людной становилась парковка.

Фонарные столбы делали это место не таким темным, но было жуткое чувство, что становится все тише и тише.

Мой первоначальный порыв состоял в том, чтобы перебежать дорогу и оказаться прямо на тротуаре перед кинотеатром.

Он был хорошо освещен и там были люди.

Но мгновение спустя, я решила что это слишком заметно.

Я была уверенна, что срезав через парковку, я гораздо быстрее доберусь до кинотеатра.

Это оказалось правдой - отчасти.

В поле моего зрения показался кинотеатр, когда я поняла, что меня все таки преследуют.

Впереди, недалеко от меня, тень от фонарного столба не правильно отбрасывалась.

Тень была слишком широкой.

Кто-то был за столбом.

Я сомневалась, что страж мог случайно выбрать именно это место, в надежде, что Дмитрий или я пройдем мимо.

Скорее всего, это был разведчик, который видел меня и пытался устроить засаду.

Я продолжала идти, пытаясь незаметно замедлиться, хотя каждый мускул в моем теле был напряжен для атаки.

Я должна была быть той, кто атакует первым.

Я должна держать себя в руках.

Мой момент настал за секунду до того, как я заподозрила, что мой наблюдатель начнет действовать.

Я прыгнула, бросив его - он оказался дампиром, которого я не узнала - на соседнюю машину.

Да.

Я удивила его.

Конечно, удивление было взаимным, когда рев автомобильных сигнализаций раздался в ночи.

Я вздрогнула, пытаясь проигнорировать визг, раздавшийся, когда я ударила своего пленника в челюсть с левой стороны.

Я должна была сделать большее, чтобы удержать его.

Сила моего кулака ударила его головой об машину, он превосходно это выдержал, быстро оттолкнувшись назад в попытке освободиться.

Он был сильнее, и я немного споткнулась, но недостаточно, для того, чтобы потерять равновесие.

То, что я теряла в силе, я компенсировала скоростью.

Я уворачивалась от каждой атаки, это принесло мне немного удовлетворения.

Эта дурацкая сигнализация продолжала вопить, и это могло привлечь внимание других стражей или человеческих полицейских.

Я бросилась на другую сторону, он погнался за мной, остановившись, когда мы оказались по разные стороны автомобиля.

Это было похоже на двух детей, играющих в догонялки.

Мы повторяли движения друг друга, когда он пытался угадать, в каком направлении я двинусь.

В тусклом освещении я увидела нечто удивительное, спрятанное за его ремнем: пистолет.

У меня застыла кровь

Стражи были обучены использовать огнестрельное оружие, но редко носили его.

Колы - вот оружие которое мы выбирали.

Нашим делом было убивать стригоев, в конце концов, и оружие было неэффективным.

Но против меня? Да.

Пистолет облегчит ему задачу, но у меня было ощущение, что он не решится использовать его.

За автомобильную сигнализацию может быть ответственен кто угодно, случайно задевший машину, но огнестрельный выстрел? Он может добиться вызова полиции.

Этот парень не станет стрелять, если будет выбор - но он выстрелит, если исчерпает все другие возможности.

С этим пора заканчивать.

Наконец, я сделала шаг в сторону передней части машины.

Он попытался перехватить меня, но я удивила его, запрыгнув на капот машины (так как,честно говоря, врятли сигнализация завоет еще сильнее).

За долю секунды моего преимущества, я бросилась с автомобиля на него, повалив на землю.

Я приземлилась на верх его живота и придавила всем своим весом, пока мои руки сжимались вокруг его шеи.

Он боролся, пытаясь сбросить меня, и ему это почти удалось.

В конце концов, нехватка воздуха сделала своё дело.

Он перестал двигаться и потерял сознание.

Я отступила.

На мгновение, я вспомнила события нашего побега со Двора, когда я использовала ту же технику на Мередит.

Я видела ее, лежавшей на земле, снова и снова, и почувствовала тот же укол вины.

Я прогнала это воспоминание прочь.

Мередит была в порядке

Мередит даже не было здесь.

Всё это не имело значения.

Все, что сейчас имело значение, это то, что парень был недееспособен и я должна была убраться оттуда.

Сейчас же.

Не посмотрев, преследовал ли меня кто-нибудь еще, я рванула через парковку к кинотеатру.

Я остановилась, когда оставалось некоторое расстояние между мной и воющим автомобилем, используя другую машину в качестве прикрытия.

Я больше никого не увидела поблизости, но на парковке, немного впереди, возле торгового центра, я увидела какое-то движение.

Я не осталась, чтобы рассмотреть поближе.

Что бы это ни было, это не могло быть хорошим для меня.

Пару минут спустя, я подошла к кинотеатру,задыхаясь от страха больше, чем от изнеможения.

Бег на выносливость было тем, чему я научилась, благодаря Дмитрию.

Но где же Дмитрий? Театралы смешались вокруг, некоторые из них бросали странные взгляды на мой растрепанный вид, они либо ждали билеты, либо обсуждали фильм, который только что посмотрели.

Я нигде не видела признака присутствия Дмитрия.

И у меня не было часов.

Как давно мы расстались? Точно не полчаса назад.

Я прошлась вокруг кинотеатра, оставаясь незаметной в толпе, пытаясь найти какие-нибудь признаки присутствия Дмитрия или других преследователей.

Ничего.

Минуты шли.

В беспокойстве, я полезла в карман и коснулась листа бумаги с телефонным номером.

Беги, сказал он мне.

Беги отсюда, позвони по этому номеру.

Конечно, у меня не было сотового телефона, но сейчас это было наименьшей моей проблемой.

- Роза!

Машина остановилась у обочины, где высаживались другие люди.

Дмитрий выглянул из окна со стороны водителя, и я была близка, к тому чтобы упасть от облегчения.

Ну, ладно, не совсем.

На самом деле я не стала тратить время и запрыгнула на пассажирское сидение рядом с ним.

Не говоря ни слова, он вдавил педаль газа, и мы понеслись прочь от кинотеатра, назад, к главной дороге.

Сначала мы молчали.

Он был так взвинчен, почти на грани, казалось малейшая провокация, и он сорвется.

Он ехал так быстро, как мог, не привлекая внимания полиции, всё время поглядывая в зеркало заднего вида.

- Есть ли кто-нибудь позади нас? - спросила я наконец, когда он вернулся на шоссе.

- Не похоже на то.

Это займет их на время, чтобы выяснить, в какой мы машине.

Я не обратила внимание на машину, когда в нее садилась, мне показалось, что это Хонда Аккорд - или какая-то другая не приметная машина.

Я так же заметила, что ключа в замке зажигания не было.

- Ты же не замкнул провода в этой машине? - Затем перефразировала свой вопрос.

- Ты угнал эту машину?

- У тебя странное восприятие морали, - отметил он.

- Побег из тюрьмы в порядке вещей.

Но угон машины тебя возмущает.

Я просто больше удивилась, чем возмутилась, - сказал я, откинувшись на спинку сиденья.

Я вздохнула.

- Я испугалась.. ну, на секунду я испугалась, что ты не придешь.

Что они поймали тебя или что-нибудь еще.

- Нет.

Большую часть своего времени я потратил выбираясь и находя подходящий автомобиль.

Через несколько минут наступило молчание.

-Ты не спросил, что случилось со мной,- заметила я немного обиженно.

- Нет необходимости.

Ты здесь.

Это главное.

- Я ввязалась в драку.

- Я заметил.

Твой рукав разорван.

Я опустила взгляд.

Да, разорван.

А ещё я потеряла кепку в своем безумном порыве.

Не большая потеря.

- Не хочешь узнать что-нибудь о сражение?

Его взгляд оставался на дороге впереди нас.

- Я уже знаю.

Ты разобралась со своим врагом.

Ты сделала это быстро и хорошо.

Потому что ты всегда делаешь это хорошо.

Мнгновение я размышляла над его словами.

Они были, фактически, всем делом.. и всё же, его утверждение вызвало слабую улыбку на моих губах.

- Хорошо.

И что теперь, генерал? Ты думаешь, что они просмотрят отчёты об угнанных машинах и узнают наши номера?

- Вероятно

Но к тому времени, у нас будет уже новая машина, о которой они не будут иметь ни малейшего представления.

Я нахмурилась.

- Как ты это сделаешь?

- Мы встретимся кое с кем через несколько часов.

- Черт возьми.

Я действительно ненавижу быть не в курсе. “Несколько часов” привели нас в Роанок, штат Вирджиния.

Большая часть нашего пути прошла без особых происшествий, до этого момента.

Как только стал виден город, я заметила, что Дмитрий наблюдал за указателями, пока не нашел тот, который ему нужен.

Свернув с автомагистрали, он продолжал проверять нет ли за нами хвоста, но ничего не было.

Мы достигли другой дороги среди центров торговли, и он поехал к Макдональдсу, который ясно выделялся среди остальных бизнес-центров.

- Я так думаю,- сказала я. - Это не остановка перекусить?

- Это, - ответил он, - место, где мы узнаем куда ехать дальше.

Он объехал вокруг стоянки ресторана, его глаза что-то искали, хотя сначала я не знала что.

Я увидела это за секунду до него.

В одном из далеких углов я увидела женщину, прислонившуюся к внедорожнику, спиной к нам.

Я не могла видеть большую ее часть, за исключением того, что она носила темную рубашку у нее были взъерошенные, светлые волосы, которые почти касались плеч.

Дмитрий припарковался рядом с ней и я вышла, как только он остановился.

Я узнала ее прежде, чем она повернулась.

- Сидни? - Прозвучало как вопрос, но я и так знала, что это была она.

Она повернула голову, и я увидела знакомое лицо - лицо человека - с карими глазами, которые становились янтарными на солнце, и тусклой золотой татуировкой на щеке.

- Эй, Роза, - сказала она, и печальная улыбка заиграла на ее губах.

Она держала пакет из Макдональдса.

- Я подумала, что ты будешь голодна.

Глава 6

На самом деле, если подумать, то появление Сидни не было более странным, чем половина других вещей, которые, кажется, случаются со мной на регулярной основе.

Сидни была Алхимиком, которого я встретила в России, когда пыталась найти и убить Дмитрия.

Она была моего возраста и ненавидела свое назначение сюда, хотя я, несомненно, ценила её помощь

Как ранее заметил Дмитрий, алхимики захотят помочь мороям найти и поймать меня.

Однако, судя по напряжению, исходившему от них обоих, её и Дмитрия в машине, стало очевидно, что она помогала в этом побеге.

С большим усилием, я отложила свои вопросы до поры до времени.

Мы все еще были беглецами, нас несомненно еще преследовали.

У Сидни была новая марка Хонды CR-V c Луизианскими номерами и арендным стикером.

- Какого черта? - спросила я.

- Этот дерзкий побег спонсирует Хонда?

Не получив ответа, я перешла к следующему очевидному вопросу.

- Мы едем в Новый Орлеан? - Это был новый пост Сидни.

На данный момент, осмотр достопримечательностей был последней вещью, о которой я думала, но если тебе приходится убегать, то лучше сбежать в какое-нибудь хорошее место.

- Нет, - сказала она уклончиво.

Мы едем в Западную Вирджинию.

Я резко посмотрела на Дмитрия, который был на заднем сидении, надеясь, что он опровергнет это.

Но он не сделал этого.

- Я предполагаю, под “Западной Вирджинией”, ты на самом деле подразумевала “Гавайи”, - сказала я.

- Или другое столь же волнующее место.

- Честно говоря, я думаю, прямо сейчас тебе лучше избегать волнение, - отметила Сидни.

GPS устройство направило ее к следующему повороту, ведя нас назад к I-81 (прим. перевод.: Interstate 81 - межштатное шоссе в восточной части Соединенных штатов, Пенсильвания).

Она слегка нахмурилась.

- Да и Западная Вирджиния довольно красивая.

Я вспомнила, что она с Юты, и возможно не знает ничего лучше.

Я давно отказалась от любого контроля в этом плане бегства, так что я перешла к следующему набору очевидных вопросов.

- Почему ты помогаешь нам? - У меня было такое чувство, что Сидни поморщилась в темноте.

- А ты как думаешь?

- Эйб.

Она вздохнула.

Я действительно начала задумываться,стоил ли Новый Орлеан этого.

Я недавно узнала, что Эйб - с его необъяснимым, широко распространенным влиянием - был ответственен за ее отъезд из России.

Как он сделал это, я не знала.

Я знала только то, что у Сидни остался открытый долг перед ним, который он придерживал, чтобы использовать, когда ему понадобится услуга.

Иногда мне становится интересно, было ли в этой сделке что-то еще, кроме перевода с места работы, может он сделал что-то еще, о чем мне не сказали.

Не смотря на это, я опять начала отчитывать ее, что ей следовало ожидать такого от сделок с дьяволом, но вскоре я взглянула на это с другой стороны.

Когда тебя преследует группа стражей, надоедать тому, кто помогает тебе - не самая умная мысль.

Я задала другой вопрос.

- Хорошо.

Так почему мы направляемся в Западную Вирджинию? - Сидни открыла рот, чтобы ответить, но Дмитрий прервал ее.

- Не сейчас.

Я опять обернулась и бросила на него свирепый взгляд.

- Меня тошнит от этого! Мы в дороге уже 6 часов, а я до сих пор не знаю всех деталей.

Я понимаю, что мы держимся подальше от стражей, но мы всерьез собираемся в Западную Вирджинию? Мы собираемся сделать какую-нибудь хижину нашей операционной базой? На подобие одной на склоне горы, которая не имеет водопровода? - Сидни дала мне один из своих фирменных знаков, раздраженно вздыхая.

- Ты на самом деле знаешь что-нибудь о Западной Вирджинии?

Мне не нравилось, что она объединилась с Дмитрием в стремлении держать в неведении.

Конечно, что касается Сидни, ее скрытность могла происходить от множества причин.

Это могло быть и по указанию Эйба.

А может быть, она просто не хотела со мной разговаривать.

Поскольку большинство алхимиков считало дампиров и вампиров порождением ада, они обычно были не очень дружелюбны с нами.

Время, проведенное вместе в Сибири, немного изменило её взгляды.

Я надеялась.

Иногда у меня было такое чувство что она просто не была общительным человеком сама по себе.

- Ты знаешь, что нас подставили, ведь так? - спросила я её.

- Мы действительно ничего не делали.

- Они говорят, что это я убила королеву, но..

- Я знаю, - оборвала меня Сидни.

- Я слышала об этом.

Все алхимики знают об этом.

Вы вдвоем возглавляете наши списки наиболее разыскиваемых.

Она пыталась говорить по-деловому, но не могла полностью скрыть неловкость.

У меня было ощущение, что Дмитрий её беспокоил больше, чем я, что было понятно, так как он заставил понервничать и некоторых из наших тоже.

- Я не делала этого, - настаивала я.

Почему-то было важно, чтобы она это знала.

Сидни не отреагировала на мои слова.

Вместо этого, она сказала: - Тебе нужно поесть.

Твоя еда остывает.

Нам еще ехать более трех часов, останавливаясь исключительно для заправки машины.

Я услышала в ее голосе завершение, а так же логику.

Она больше не хотела говорить.

В пакете я нашла 2 гигантских порции фри и 3 чизбургера.

Она, видимо, до сих пор знала меня очень хорошо.

Все на что хватило моих манер - не забить картошкой рот до отказа.

Вместо этого, я предложила чизбургер Дмитрию.

- Хочешь один? Ты должен поддерживать свои силы.

Он колебался несколько секунд, прежде чем взять его.

Казалось он рассматривает его с неким удивлением, и это подсказало мне, что норальная еда была все еще чем-то новым для него после этих нескольких месяцев.

Стригои питались только кровью.

Также я угостила его картошкой и затем, развернувшись обратно, принялась за остальную еду.

Я даже не подумала предложить что-нибудь Сидни.

Она была известна отсутствием аппетита, да и к тому же, я полагаю, она бы уже поела, если бы хотела, пока ждала нас.

- Я думаю, это для тебя, - сказал Дмитрий, протягивая мне маленький рюкзак.

Я открыла его и обнаружила несколько сменных вещей, а также некоторые туалетные принадлежности.

Я дважды проверила одежду.

Шорты, рубашки и платье.

- Я не могу сражаться в этом.

- Мне нужны джинсы.

По общему признанию, платье было симпатичное: длинный легкий сарафан с размытым рисунком из черного, белого и серого цветов.

Но очень непрактичным.

- Это лучшая благодарность от тебя, - сказала Сидни.

- На сборы не было времени.

Это всё, что я смогла собрать.

Посмотрев назад, я увидела, что Дмитрий распаковывает свой собственный рюкзак.

Там была основная одежда, как у меня, а также- Пыльник? - воскликнула я, глядя как он вытаскивает длинное, кожаное пальто.

Как он вообще влез туда? Это противоречит всем законам физики.

- Ты умудрилась раздобыть ему пыльник, но не нашла для меня пару джинсов?

Сидни мое замечание оставило равнодушной.

- Эйб сказал, что это важно.

Кроме того, если всё пойдёт так, как должно, ты не будешь драться.

Мне не понравилось, как это прозвучало.

Безопасно и управляемо.

Поскольку у меня были самые безмолвные попутчики в мире, я знала, что не следует ждать в течение следующих трёх часов каких-либо вразумительных объяснений .

Я полагала, что это было даже хорошо, потому что это позволило мне сосредоточиться на Лиссе.

Я была слишком занята своим побегом, чтобы задерживаться в голове у Лиссы, поэтому я лишь мельком оценила обстановку во Дворе.

Как Дмитрий и предсказывал, стражи восстановили порядок достаточно быстро.

Двор был в строгой изоляции, и всех, кто имел хоть какое-то отношение ко мне, активно допрашивали.

Дело в том, что у всех было алиби.

Каждый видел моих союзников на похоронах, или, как в случае с Эйбом,думали что видели.

Пару девочек клялись, что они были с Адрианом, что, как я могу предположить, было результатом сильного принуждения.

Я чувствовала удовлетворенность Лиссы через нашу связь, так как разочарование стражей все росло и росло.

Хотя она понятия не имела о том, когда я буду проверять ее, она все равно послала сообщение через нашу связь: Не волнуйся, Роза.

Я позабочусь обо всём.

Мы оправдаем тебя.

Я откинулась на сиденье автомобиля, не зная как чувствовать себя в подобной ситуации.

Всю свою жизнь, я заботилась о ней.

Я защищала ее от опасности и сошла со своего пути, чтобы держать ее подальше от любых угроз.

Сейчас мы поменялись ролями.

Она помогла мне спасти Дмитрия, и с её - и, очевидно, всех остальных - поддержкой свершился мой побег.

Это шло в разрез со всеми убеждениям, которые у меня были, и это беспокоило меня.

Я не привыкла, что меня защищают другие, не говоря уже о ней.

Допросы продолжались, но Лиссу еще не допрашивали, но что-то подсказывало мне, что мои друзья выкрутятся.

Они не будут наказаны за побег, и на данный момент, я была действительно единственной, кто был в опасности - это было тем, что я предпочитала.

Западная Вирджиния, возможно и была красивой, как утверждала Сидни, но я не могла сказать с уверенностью, поскольку мы прибыли по среди ночи.

Большую часть пути мне казалось, что мы едем через горы, я чувствовала подъемы и спуски, когда мы проезжали через горки и тунели.

После почти трех часов, мы свернули на какую-то маленькую захолустную дорогу, на которой был один светофор и ресторан с простым названием “Ужин”.

Там не было никаких машин на дороге в течение часа, что было наиболее важной вещью.

Нас никто не преследовал.

Сидни, довезла нас до здания с надписью МОТЕЛЬ.

Видимо, в этом городе придерживались основных названий.

Я бы не удивилась, если бы его назвали просто ГОРОД.

Пока мы шли через стоянку мотеля, я удивилась тому, как болели мои ноги.

Каждая частичка меня болела, и сон представлял собой нечто фантастическое.

Прошло более половины дня, как все это началось.

Сидни зарегистрировала нас под фальшивыми именами, и сонный портье не задал ни единого вопроса.

Мы спустились в холл, который не был грязным, но и не было в нем ничего и королевского.

Уборочная тележка прислонилась к стене, словно кто-то махнул рукой и бросил ее.

Вдруг, Сидни остановилась перед комнатой и вручила нам ключ.

Я поняла, что она хотела уйти в другую комнату. “Мы не должны оставаться вместе?” спросила я. “Эй,если вас поймают,я не хочу быть где-нибудь рядом с вами.”,сказала она с улыбкой

У меня сложилось впечатление, что она просто не хочет спать в одной комнате с “дьявольскими созданиями ночи”.

- Но я все равно буду неподалеку.

-Ну поговорим утром.

Это навело меня еще на одну мысль.

Я уставилась на Дмитрия.

- У нас общий номер?

Сидни пожала плечами. “Все лучшее для твоей защиты.”

Она оставила нас, в своей манере, и мы с Дмитрием, переглянувшись, отправились в комнату.

Как и остальное в мотеле, она не была мечтой, но и она сгодиться.

Ковер был потертым, но целым и я оценила слабую попытку декора очень плохо прорисованных груш.

Маленькое окошко имело печальный вид.

Там была одна кровать.

Дмитрий закрыл дверь на засов и цепочку, а затем сел на единственный стул в комнате.

Деревянный с прямой спинкой, но он казалось рассматривал его как самую удобную вещь в мире.

Он до сих пор был постоянно бдителен, но я видела, что он крайне истощен.

Это была долгая ночь и для него тоже.

Я присела на край кровати.

-И что теперь?

-Будем ждать, - ответил он.

-Ждать чего?

- Пока Лисса и остальные не очистят твоё имя и не найдут того, кто убил королеву.

Я расчитывала услышать дальнейшие разъяснения, но он молчал.

Меня начали одолеавать сомнения.

Я была так терпелива, предполагая, что сегодня вечером узнаю, куда везет меня Дмитрий, и как это поможет найти убийцу.

Когда он сказал, что мы должны ждать, он не сказал, что мы должны просто ждать?

- хорошо, подождем? “Что мы будем делать?” Спросила я.

- Что мы будем делать, чтобы помочь им?

- Мы уже говорили тебе: ты не можешь пойти искать улики в Суде.

Тебе надо держаться подальше.

Тебе надо быть в безопастности.

Моя челюсть упала и я обвела руками эту серую комнату.

-Что, и это всё? Здесь ты меня и спрячешь? - подумала я.

Я думала мы здесь с какой-то целью.

Чтобы чем-то помочь. “Это и есть помощь” - сказал он в своем ужасно спокойном тоне.

Сидни и Эйб исследовали это место и решили, что оно достаточно далеко от дороги, чтобы избежать обнаружения.

Я вскочила с кровати.

- Ладно, товарищ.

В твоей логике есть один серьезный пробел.

Вы ведете себя так, будто если я останусь в стороне, это будет главной помощьюс моей стороны.

- Вот серьезная проблема, которая заставляет нас повторять этот диалог снова и снова.

Все ответы о том, кто убил Татьяну - в Суде, и именно там сейчас твои друзья.

Они сделают это.

-Я не просто так участвовала в этой гонке и и пересекла несколько штатов, чтобы сидеть в этой дыре в мотеле! Как долго ты планируешь здесь оставаться?

Дмитрий скрестил руки на груди. “Сколько понадобится.

У нас есть деньги, так что мы можем оставаться тут до бесконечности.

Я вероятно, имела достаточно мелочи в кармане, чтобы жить здесь вечно! Но этого не будет.

Я должна что-то сделать.

Я не могу просто пойти по легкому пути, и просто здесь рассиживать.

- Выживание, не такое легкое дело как тебе кажется.

- О, Боже! - простонала я.

Вы с Эйбом что ли сговорились? Ты помнишь, когда ты был стригоем, ты говорил мне держаться от него подальше.

Может быть,ты должен последовать своему собственному совету.

Я пожалела о сказанных словах в то момент, как они слетели с моих губ и увидела в его глазах, что причинила ему серьезную боль.

Он мог действовать как старый Дмитрий в этом побеге, но время, проведенное им в качестве стригоя, все еще мучило его.

- Прости, - произнесла я.

- Я не имела ввиду..

- Мы не будем обсуждать это, - сказал он резко.

- Лисса сказала нам оставаться здесь,так что мы остаемся здесь.

Злость во мне взяла верх над чувством вины. “Вот почему ты делаешь это?Потому что Лисса сказала тебе?” “Конечно

Я поклялся служить и помогать ей.”

Я сжала зубы

Это было обидно, что когда Лисса превратила его обратно в дампира, Дмитрий считал, что это нормально остаться должным Лиссе и с презрением отвергать меня.

Несмотря на то, что это я отправилась в Сибирь, и я же разузнала о том, что Роберт, брат Виктора, знал о том, как вернуть стригоя.

Но, очевидно, это не имело значения.

Только Лисса могла сделать это с помощью кола, и теперь Дмитрий поклонялся ей как какое-то богине и как рыцарь дал обет служить ей.

-Забудь, - сказала я. “Я не останусь здесь”

Я сделала три шага к двери и оценивая как смогу освободиться, но в секунду Дмитрий вскочил со своего стула и отбросил меня к стене.

Действительно, это была довольно замедленная реакция.

Я ожидала, что он остановит меня еще до того как я сделаю хотя бы пару шагов.

-Ты останешься здесь, - сказал он невозмутимо, схватив меня за запястья. “Нравится тебе это или нет.”

Теперь у меня было несколько вариантов.

Конечно, я могла остаться.

Я могла бы прождать дни, даже месяцы, в этом мотеле пока Лисса не найдет доказательства моей невиновности.

Это предполагало, что Лисса сможет очистить мое имя и что я не получу отравленную еду на обед.

Это был самый безопасный вариант.

Так же самый скучный для меня.

Другим вариантом была борьба с Дмитрием.

Это было не безопасно и не легко.

Также это бы было особенно проблематично, потому что я могла бы попытаться драться с ним, но смогла бы сбежать только убив его или нанеся тяжелую травму.

Или же я могла отбросить все предостережения в сторону и не сдерживать себя.

Черт,парень сражался со стригоими и с половиной судебных стражей.

Он сможет справиться со мной ,учитывая, что знает на что я способна.

У нас конечно были довольно грубые бои в Святом

Владимира.

Будет ли моего мастерства достаточно, что бы сбежать? Пора выяснить это.

Я ударила его коленом в живот, чего он явно не ожидал.

Его глаза расширились от шока и легкой боли, давая мне возможность вырваться из его захвата.

Этот рывок был довольно долгим для меня, чтобы снять с двери цепочку.

Прежде чем я нашла замок, Дмитрий снова схватил меня.

Он схватил меня жестко, бросил на кровать животом наверх и придавил меня своим весом, также не давая мне хоть как-то отбиться.

Это всегда было моей главной проблемой в боях - противники, обычно мужчины, с большей физической силой и весом.

Моя скорость была мое главное преимущество в таких ситуациях, но находясь снизу прижатой уклонение и бегство не вариант.

Тем не менее каждая часть меня боролась, усложняя его попытки удержать меня.

-Прекрати,- сказал он мне на ухо, практически коснувшись его губами.

- Хотя бы раз будь разумной.

Ты не ускользнешь от меня.

Его тело было теплым и сильным в отличие от моего, и я пообещала своему телу строгий выговор позже.

Я приказала себе утихомирить это чувство.

Сосредоточься на том как выбраться отсюда, а не на том как он себя чувствует. “Я не одна такая неразумная.” - прорычала я, пытаясь развернуть своё лицо к нему.

Кое-кто дал некие благородные обещания, которые не имеют смысла.

И я знаю, что ты любишь сидеть бездействуя не больше, чем я.

Помоги мне.

Помоги мне найти убийцу и сделать что-нибудь полезное.

Я перестала вырываться и сделал вид, что наш спор отвлек меня. “Я не люблю сидеть на месте, но также я не люблю попадать во всякие безвыходные ситуации!” “Безвыходные ситуации - наша профессия.” - напомнила я.

Тем временем я пыталась оценить его захват.

Он не ослаблял хватки, но я надеялась, что разговор отвлечет его.

Обычно, Дмитрий был слишком хорош, чтобы потерять свою цель.

Но я знала, что он устал.

И возможно, только возможно, он мог быть немного невнимателен, так как это была я, а не Стригой.

Нет.

Я внезапно дернулась, пытаясь выбраться и вылезти из-под него.

Лучшее что я смогла сделать, это перекатиться, он снова держал меня, теперь прижав спиной к кровати.

Быть так близко к нему. его лицо..губы.. тепло его тела на моём..

Ладно.

Казалось, что всё, чего я достигла, поставило меня в ещё большее неудобство.

Естественно, казалось, что его не трогает наша близость.

Он вел себя как всегда, и хотя это было глупо с моей стороны, я знала что, уже не буду с ним, все равно не могла оставаться равнодушной. ну, это все равно имело для меня большое значение. “Один день” сказал он.

- Ты можешь подождать один день?

- Ну, может, если мы переедем в отель получше.

- с кабельным ТВ. “Сейчас не время для шуток Роза” “Тогда позволь мне сделать что нибудь

Хоть что-нибудь.

- Я Не. Могу.

Говорить это причиняло ему боль, и я кое-что поняла.

Я была так зла на него, так разъярена, что он пытается заставить меня спокойно сидеть и играть в безопасность.

Однако ему это нравилось не больше чем мне.

Как я могла забыть, насколько мы похожи? Мы жаждали действий.

Мы оба хотели быть полезными, заботиться о дорогих нам людях.

Это было его собственное решение помочь Лиссе, находиться здесь и быть моей нянькой.

Он утверждал, что мне торопится обратно в Двор было бы безрассудно, но у меня было ощущение, что если он был бы один спасая меня -или, хорошо, думал что он был один - он бы сразу же вернулся обратно.

Я изучала его: решительная темнота глаз и мягко выраженные каштановые волосы, которые избежали заточения в конский хвост.

Они свисали с его лица, только едва касаясь моего.

Я могла бы попытаться снова вырваться, но надежда на то, что это сработает ушла.

Он был так жесток и так настаивал на моей безопасности.

Я подозревала и не безосновательно, что он хотел вернуться в Двор, что здесь он может не принести ни какой пользы.

Правда это или нет, он будет ожидать от меня споров и логики Розы.

Он был Дмитрием, даже после всего.

Он ожидал чего угодно.

Ну,почти.

Идея пришла так быстро, что я даже не успела обдумать её.

Я просто действовала.

Может моё тело и было ограничено в действии, но моя голова и шея имели достаточно свободы, чтобы приподняться и… поцеловать его.

Мои губы встретились с его, и я узнала несколько вещей.

Первое то, что было возможно поймать его, удивив.

Его тело замерло, потрясенное внезапным поворотом событий.

Также я поняла, что он целуется столь же хорошо, как я помнила.

Мы целовались в последний раз, когда он был стригоем.

Там всё было жутко сексуально к тому же, но это не сравнимо с теплом и энергией живого человека.

Его губы в точности такиие же, как я запомнила с нашего времени в Святом

Владимире, мягкие и алчущие одновременно.

Электричество прошло через всё моё тело, поскольку он ответил на поцелуй.

Это было успокаивающе и возбуждающе одновременно.

И это была третья вещь, которую я узнала.

Он ответил на мой поцелуй.

Возможно, только возможно, Дмитрий не был столь решителен, сколь он утверждал.

Может быть под всей этой виной и уверенностью в том, что он больше никогда не сможет полюбить, он до сих пор хотел меня.

Я хотела бы узнать.

Но у меня не было времени.

Вместо этого, я ударила его.

Это правда: я била множество парней, с которыми целовалась, но никогда ни одного я не хотела вместо удара целовать.

Дмитрий всё ещё крепко держал меня, но шок от поцелуя ослабил его хватку.

Мой кулак врезался ему в щеку.

Не теряя удара, я спихнула его с себя так сильно, как могла и выпрыгнула из кровати к двери.

Я услышала как он вскочил на ноги, когда я ее открывала.

Я выскочила из комнаты и захлопнула дверь прежде, чем увидела, что он сделает дальше.

Это не то, что было мне нужно.

Он шел за мной.

Ни секунды не колеблясь, я толкнула оставленную тележку с чистящими средствами перед дверью комнаты и бросилась в коридор.

Пару секунд спустя, дверь открылась и я услышала крик раздражения, а также очень, очень плохие русские слова, поскольку он врезался в тележку.

Это бы заняло у него всего несколько мгновений, чтобы отпихнуть эту тележку в сторону, но это было всё, что мне было нужно.

Я спустилась на один лестничный пролет, как со вспышкой и попала в скудный вестибюль, где скучный портье читал книгу.

Он почти вскочил со стула, когда я проходила мимо. “Там парень преследует меня!” - прокричала я, поскольку достигла двери.

Портье по-правде не выглядел как парень, который мог остановить Дмитрия, и мне кажется Дмитрий бы ни за что не остановился, если бы парень попросил.

В крайнем случае, человек позвонит в полицию.

В этом городе полиция наверняка состояла из одного парня и собаки.

В любом случае, это больше не моя забота.

Я сбежала из мотеля и сейчас была в центре сонного горного городка, чьи улицы утопали в тени.

Дмитрий возможно был прямо за мной, но я заходила в ближайшую часть леса и знала, что мне будет просто потерять его в темноте.

Глава 7

Конечно, проблема была в том, что вскоре я потерялась в темноте.

Пожив в дебрях Монтаны, я привыкла к тому, что как только ты оказываешься там, где нет и намёка на цивилизацию, ночь всецело поглощает тебя.

Я даже привыкла бродить по темным лесным дебрям.

Но… территория академии Святого Владимира была мне знакома.

Но леса западной Вирджинии были новыми и незнакомыми, и я совсем сбилась с пути.

Как только я удостоверилась, что нахожусь далеко от мотеля, я остановилась и осмотрелась.

Жужжали и стрекотали ночные насекомые и меня окутывала душная летняя сырость.

Смотря сквозь навес из листвы деревьев, я могла увидеть блестящее звездное небо, не тронутое городскими огнями.

Чувствуя себя подобно единственной глухой, оставшейся в живых, я изучала звезды, пока не увидела Большую медведицу и выяснила, в какой стороне север.

Горы, через которые Сидни привезла нас, были на востоке, так что я конечно не хотела идти в этом направлении.

Казалось разумным, что если я пойду на север, то в конце концов попаду на автостраду, и вернусь к цивилизации либо на попутках, либо пешком.

Это был далеко не лучший план, но и отнюдь не худший из всех, что у меня когда-либо были.

Я была одета совсем не по-походному, но, когда глаза приспособились к темноте, мне удавалось избегать большинства деревьев и других препятствий.

Следовать по узкой дороге, ведущей из города, было бы проще, но Дмитрий ожидал бы от меня этого.

Я подсознательно выбрала свой ритм, выбрав курс на север.

Теперь, когда у меня было время, и стражи не пытались меня арестовать, я решила, что пора бы проверить, как там Лисса.

Я проскользнула в её сознание и нашла её глубоко внутри штаба стражей, сидящей в коридоре, заставленном стульями.

Другие морои, включая Кристиана и Ташу, сидели неподалёку.

- Они будут вас упорно допрашивать, - пробормотала Таша.

Особенно тебя.

Это было сказано Кристиану.

- Ты был бы первым моим подозреваемым, если б что-то незаконное случилось.

Кажется, это мнение было всеобщим.

По обеспокоенному взгляду на ее лице я могла видеть, что Taша была столь же удивлена моим спасением, как я сама.

Даже если мои друзья еще не целиком посветили ее в происходящее, у нее было вероятно большинство кусочков, что бы соединить их вместе, по крайней мере, то что происходило до этого.

Кристиан улыбнулся ей настолько чарующе, насколько мог, как ребёнок, пытающийся избежать наказания. “к этому моменту они уже будут знать, что взрыв не был вызван магически”, - произнес он. “Стражи будут обыскивать каждый дюйм тех статуй.”

Он не уточнял вслух, но мысли Лиссы шли в том же направлении, что и его.

Стражи будут знать, что взрыв был обычным.

И даже если мои друзья были в числе первых подозреваемых, власти должны были бы задаться вопросом - так же, как и я - как подростки могли достать C4.

Лисса кивнула в знак согласия и положила свою руку на руку Кристиана.

С нами всё будет хорошо.

Ее мысли обращались к Дмитрию и ко мне, задаваясь вопросом, все ли шло по плану.

Она не могла сконцентрироваться на поисках убийцы Татьяны, до тех пор пока не удостоверится, что мы в безопасности.

Как и для меня, побег был трудным выбором: освобождение подвергало меня большей опасности чем нахождение взаперти.

Ее эмоции были взвинчены, колючие и немного более дикие, чем мне хотелось.

Я поняла, что она использовала слишком много Духа.

Она использовала слишком много.

Если бы вернуться в школу, это можно было бы исправить с помощью медикаментов, а потом и самоконтроля.

Но иногда,когда наши ситуации все более и более усложнялись, она позволяла себе владеть все больше.

Недавно, она использовала удивительное количество, и мы приняли это как должное.

Рано или поздно черезмерное доверия Духу подведет Лиссу.

Нас.

-Принцесса?- Дверь напротив Лиссы открылась, и оттуда выглянул страж.

-Мы готовы принять вас.

Страж отошел в сторону, и в комнате, Лисса услышал знакомый голос,

-Всегда приятно поговорить с вами, Ганс.

Мы должны сделать это снова когда-нибудь.

Там оказался Эйб с своей обычной развязной напыщенностью.

Он прошел за стражем в дверной проем и одарил Лиссу и Oзера победной усмешкой “все-хорошо-в-мире”.

Проходя мимо них к выходу из зала, он не проронил ни слова.

Лисса едва не улыбнулась, но сдержалась, сохранив благоразумный вид, посколько она и ее спутники вошли.

Дверь захлопнулась позади них, и она увидела перед собой троих стражей, сидящих за столом.

Одного из них, я видела раньше, но не была знакома.

Я думаю, что его фамилия была

Стил.

Двух других я хорошо знала.

Один был Ганс Крофт, который управлял действиями стражей в суде.

Кроме него - к мому удивлению - была Альберта, которая отвечала в Святом

Владимире за стражей и новичков.

-Прекрасно- буркнул Ганс

Целая свита..

Кристиан настоял на том, чтобы присутствовать, когда Лиссу подвергнут допросу, и Tаша настояла на том, чтобы присутствовать с Кристианом.

Если бы Эйб знал время допроса, то он вероятно присоединился бы к группе также, несомненно сопровождаемый моей матерью.

Ганс не понимал, что ему удалось избежать “домашней (или семейной лучше?) вечеринки”.

Лисса, Кристиан и Таша сели напротив стражей.

-“Страж Петрова,” - сказала Лисса,игнорируя неодобрение Ганса. “Что вы здесь делаете?”

Альберта слегка улыбнулась Лиссе, но все же держалась в профессиональной манере стража. “Я была здесь на похоронах, и отдел стражей решил что они хотели бы узнать мнение со стороны о расследовании.” “Особенно того, кто лично знаком с Хезевей и ее, хм, окружением,” - добавил Ганс.

Ганс был из тех ребят, которые сразу переходят к делу.

Обычно, его отношение беспокоило меня - что было моей нормальной реакцией на большинство представителей власти - но я действительно уважала способы, которыми он здесь руководил. “Эта встреча предназначалась только для вас, принцесса.”

- Мы не произнесем и слова, - сказал Кристиан.

Лисса кивнула и придала своему лицу спокойное, вежливое выражение, хотя ее голос заметно дрожал.

-Я хочу помочь.

Я была там, я не знаю.

Я так ошеломлена всем, что случилось.

- Я не сомневаюсь, - сухо проговорил Ганс. “Где вы были, когда статуи взорвались?” “С похоронной процессией,” сказала она. “Я была частью сопровождения.”

Перед Стилом лежала кипа бумаг.

- Что правда, то правда.

Есть много свидетелей.

Очень удобно.

-А потом?,-спросил Ганс. “Куда вы направились, когда началась паника?” “Назад к зданию Совета.

Там собирались все остальные, и я подумала, что это будет самым безопасным местом.

Я не могла видеть ее лицо, но чуствавала что она пытается выглядеть запуганной.

Я испугалась, когда началась паника. “У нас также есть свидетили, что бы подтвердить это,” сказал Стил.

Ганс постучал пальцами по столу. “Вы знали что-нибудь об этом? Взрывах? Побеге Хезевей?”

Лисса замотала головой.

- Нет! Я понятия не имела.

Я даже не знала, что было возможно выйти из тюрьмы.

- Я думала там слишком много охраны.

Ганс проигнорировал осуждение своих вопросов.

У вас же есть связь, так? Вы точно ничего не знали? “Я не могу читать её мысли” - ответила Лисса.

- Она может видеть о чем думаю я, но в обратную сторону связь не работает.

- Это правда, - наконец заговорила Альберта.

Ганс не противоречил ей, но все ещё не верил в невиновность моих друзей. “Вы осознаете, что в случае сокрытия информации или содействия побегу, вы столкнетесь с серьезными последствиями.”

Для всех вас.

Принадлежность к королевским семьям не поможет Вам.

Лисса поникла взглядом, как если бы испугалась.

- Я просто не могу поверить…

Я не могу поверить, что она так поступила.

Она была моей подругой.

Я думала, что знаю её.

Я никогда не думала, что она выкинет что-нибудь такого рода.

Я никогда не думала, что она способна на чье-то убийство.

Если бы не связь, я бы обиделась.

Ведя я знала правду.

Она пыталась отгородиться от меня.

Это было умно. “В самом деле? Ведь не так давно, Вы доказывали всем и каждому, что она невиновна,” заметил Ганс.

Лисса подняла взгляд и расширила глаза.

- Я так и думала! Но потом…

Затем я услышал о том, что она сделала, с этими стражами, чтобы бежать.

Ее сожаление казалось на этот раз не полностью фальшивым.

Ей до сих пор приходилось притворяться, будто я виновна, но новости о Мередит действительно шокировали её.

Новости шокировали нас обеих, но я теперь по крайней мере знала, что с ней все в порядке.

Ганс до сих пор скептически оценивал изменение точки зрения Лиссы, но допускал это.

-А Беликов? Вы поклялись, что он больше не Стригой, но очевидно что-то пошло не так .

Кристиан заёрзал позади Лиссы.

Так как был на стороне Дмитрия, Кристиан разозлился так же, как и мы, на эти обвинения.

Лисса заговорила, перед тем, как Кристиан успел что-то произнести.

- Он не стригой! - её раскаяние по мне исчезло без следа, вытесненное ярым желанием защитить Дмитрия.

Она не ожидала такого поворота допроса.

Она готовилась к тому, чтобы защищать меня и своё алиби.

Ганс, казалось, рад был такой реакции и пристально наблюдал за ней. “Тогда, как Вы объясните его причастность?” “Это не потому что он был Стригоем,” сказала Лисса, возвращая контроль над собой.

Её сердце билось в сумасшедшем темпе. “Он вернулся.

От Стригоя в нем ничего не осталось.” “Но он напал на нескольких стражей - более чем в одном случае.”

Было похоже, что Таша также хотела вмешаться и защитить Дмитрия, но она лишь прикусила свою губу.

Это было поразительно.

Озера нравилось выссказывать свое мнение, и это не всегда было тактично. “Это было не потому что он Стригой,” повторила Лисса.

И он не убивал тех стражей.

Ни одного.

Роза сделала то, что сделала. что ж, я не знаю почему.

Я думаю, она ненавидела Татьяну.

Все это знали.

Но Дмитрий.

Я вас уверяю, то, что он был стригоем, не имеет ничего общего с этим.

Он помог ей, потому что он когда-то был ее учителем.

Он думал, что она в беде.

Это было довольно эктримально для учителя, тем более для того, кто - до превращения в Стригоя - был известен как уравновешенный и рациональный. “Да, но он не думал рационально, потому что - ” Лисса теряла контроль, внезапно оказавшись в плохой ситуации.

Ганс, казалось, быстро понял из этой беседы, что, если Лисса была связана с недавними событиями - а я не думаю, что он все же был уверен - у нее было бы железное алиби.

Разговор с нею, однако, дал ему шанс исследовать другую загадку в моем спасении: причастность Дмитрия.

Он пожертвовал собой, даже зная, что ему больше никогда не будут доверять.

Лисса думала, что заставила людей верить в защитный инстинкт учителя, но очевидно не все в это верили.

-Он не думал рационально, потому что? - спорисл Ганс прищуриваясь.

До убийства, Ганс действительно поверил, что Дмритрий вновь дампир.

Что-то подсказывало мне, что он и сейчас верит, но он понимал что перед ним сейчас что-то большее.

Лисса молчала.

Она не хотела, чтобы люди думали, что Дмитрий - стригой.

Она хотела, чтобы люди верили в её силу возвращать немертвых.

Но если помощь Дмитрия студенту не казалась достаточно убедительной для других, все недоверие к нему могло снова вернуться.

Взглянув на следователя, Лисса неожиданно встретилась взглядом с Альбертой.

Старший страж ни чего не сказала.

У нее было такое нейтрально, все тщательно исследующее выражение, в каком преуспели все стражи.

Она также была окутана мудростью, и Лисса бегло осмотрела ауру Альберты используя Дух.

Аура была красочная, полна энергии, и в глазах Альберты, Лисса могла покляться, что видела там послание, вспышку знаний. “Скажи им” - гласило послание.

Это создаст проблемы, но они не будут столь плохими, нежели текущие.

Лисса пристально смотрела, задаваясь вопросом, проецирует ли она свои собственные мысли на Альберту.

Не имело значения чья была идея.

Лисса знала, что это правильно.

-Дмитрий помогал Розе, потому что. потому что они были связаны.”

Как я и ожидала Альберта не была удивлена, казалось она с облегчением услышала правду.

Ганс и Стил же были очень удивлены.

Я видела Ганса потрясенным всего несколько раз.

- Когда Вы говорите “связаны”, вы имеете в виду…

Он сделал паузу подбирая слова.

-Вы имеете в виду романтические отношения?Лисса кивнула, чувствуя себя ужасно.

Здесь она раскрыла большую тайну, которую поклялась сохранить для меня, но я не виню её.

Не в этой ситуации.

Любовь, я надеюсь, оправдает действия Дмитрия.

-Он любил ее-, сказала Лисса.она любила его.

-Если он помог ей сбежать…

- А он помог ей сбежать, - вмешался Ханс.

- Он атаковал стражей и взорвал бесценные, столетние статуи из Европы!

Лисса пожала плечами.

-Ну, как я уже сказала.

Он не мог действовать рационально.

Он хотел помочь ей и, вероятно, думал, что она невиновна.

Он хотел сделать для неё хоть что-то, и это не связано со стригоем.

- Любовь не оправдывает этого всего.

Ганс определенно не был романтиком.

-Она несовершеннолетняя!,- воскликнул Стил.

Эти слова вырвались у него.

- Ей 18, - поправила Лисса.

Ганс сверлил её взглядом.

- Я умею считать, принцесса.

Если они не закрутили свой красивый, трогательный роман в последние несколько недель - когда он был в основном в изоляции, то это, происходило еще в вашей школе, значит кто-то должны был об этом доложить.

Лисса ничего не сказала, но боковым зрением она могла видеть Ташу и Кристиана…

Они пытались выглядеть непринужденно, но было понятно, что эта новость не была для них сюрпризом, но без сомнений подтвердились догадки Ханса о незаконности происходящего.

На самом деле я не знала, что Таша знала обо мне и Дмитрии, и чувствавала себя немного плохо.

Знала ли она, что в какой-то степени я послужила причиной его отказа ей. И если да, то многие ли еще знали? Кристиан вероятно намекнул ей, но что-то мне подсказывало, что скорее всего люди все равно начинали догадываться.

После атаки на школу моя реакция вероятно была слишком бурной, это выдало мои чувства к Дмитрию.

Может быть рассказать об этом Хансу сейчас и не было таким уж большим делом, после всего случившегося.

Больше это не тайна.

Альберта откашлялась, выступая последней. “Думаю есть вещи поважнее, о которых сейчас стоит беспокоиться больше чем об отношениях, которые может и были, а может и нет”.

Стил кинул ей недоверчивый взгляд и хлопнул рукой по столу.

-Это очень серьезно! “Вы знали об этом?” “Я знаю точно, что мы уклонились от темы” - ответила она, аккуратно отклоняясь от вопроса.

Альберта была лет на двадцать старше Стила. Она посмотрела на него как на ребенка, который попусту тратит ее время.

-Я думаю, что мы пришли, чтобы понять, были ли у мисс Хэзевэй сообщники, а не ворошить прошлое.

Пока, единственный человек,о котором мы можем с уверенностью сказать, что он помогал ей - это Беликов, и он сделал это из-за безрассудной любви.

Это делает его изгнанником и дураком, но не Стригоем.

Я никогда не думала о наших с Дмитрием отношениях как о безрассудной привязанности, но аргумент Альберты был принят.

Что-то в лицах Ханса и Стила подсказывало мне, что вскоре о нас будет знать весь мир, но это была ерунда по сравнению с убийством.

И если это оправдает Дмитрия от того что он Стригой, то это означало, что он будет заключен в тюрьму, а не убит, если когда-либо будет захвачен в плен.

Небольшое утешение.

Опрос Лиссы продолжался еще какое-то время, пока стражи не решили что она никак не причастна к моему побегу(по крайней мере они не могут это никак доказать).

Все это время, ей отлично удавалось изображать удивление и растерянность, даже проронить пару слезинок, уверяя что недооценивала меня.

Так же она использовала принуждение - недостаточно чтобы запудрить кому-либо мозги, но этого хватило, чтобы Стил сменил свое первоначальное негодование на симпатию.

Понять мысли Ханса было сложнее, перед уходом группы он сказал Таше и Кристиану, что позже он поговорит с каждым из них по отдельности.

Следующим кто ожидал допроса был Эдди.

Лисса улыбнулась ему, как улыбнулась бы любому другу.

Не было ни намёка, что они были частью заговора.

Эдди кивнул в ответ, когда его вызвали в комнату для допросов.

Лисса беспокоилась за него, но я знала, что самообладание стража сделает его историю надёжней.

Он, конечно, не расплачется, как это сделала Лисса, но будет так же шокирован моей “изменой”.

Таша оставила Лиссу и Кристиана как только они вышли,перед этим попросив их быть осторожными. “Вы пока выкрутились, но я не думаю, что стражи полностью сняли с вас подозрения.”

Особенно Ганс.

-Эй, я могу сам о себе позаботиться,- сказал Кристиан.

Таша закатила глаза.

- О, да.

Я видела, что происходит, когда вы “сами о себе заботитесь”.

-Эй, не надо все валить на нас из-за того, что мы не сказали раньше.- воскликнул он.

-У нас на это не было времени, и там было замешено много людей, о которых мы не могли говорить.

Кроме того, ты тоже сделала свою часть сумасшедшего плана раньше.

-Правда, - признала Таша.

Вряд ли она была образцом для подражания.

-Каждый из нас понял, что есть вещи гораздо более сложные.

Роза в бегах.

И Дмитрий тоже.

Она вздохнула и мне небыло необходимости много думать чтобы угадать ее мысли

В ее взгляде промелькнула печаль, и я почувствовала себя виноватой.

Так же как и все мы, Таша хотела чтобы репутация Дмитрия была восстановлена.

Освободив убийцу королевы он совсем потерял свой шанс на восстановление

Мне очень жаль, что ему пришлось участвовать и надеюсь, что теперешний мой план побега удастся.

-Все получится,- сказал Кристиан.

Вот увидишь.

Он не выглядел так уверенно как говорил, и Таша одарила его маленькой улыбкой.

Только будьте осторожны.

Пожалуйста.

Я не хочу и тебя увидеть за решёткой.

У меня не будет времени чтобы навещать тебя в тюрьме и все такое.

Ее весёлость и откровенная активистская задиристость исчезли (увяли). “Ты знаешь, наша семья имеет скандальную репутацию.

Ты можешь поверить, что они на самом деле расскажут нам об побеге Эсмонда? Ради Бога

Вокруг нас одна трагедия за другой

Покрайней мере мы должны попытаться спасти что-то из этого беспорядка “Я не думаю, что знаю Эсмонда,” сказал Кристиан. “Идиот”, сказала она как ни в чем не бывало.

Я имею ввиду его.

Не тебя.

Кто-то должен говорить разумно за нашу семью прежде, чем они поставят себя в неудобное положение”.

Кристиан усмехнулся. “И дай-ка угадаю:ты единственная, кто может это сделать?” “Конечно,” сказала она с озорным блеском в глазах. “Я уже составила список идеальных кандидатур.

Наша семья только нуждается в некотором убеждение, чтобы увидеть, как они идеальны”.

-Я бы переживал за них, если бы не вели себя как кретины по отношению к нам, - заметил Кристиан, наблюдая, как уходит его тетя.

Клеймо его родителей, превратившихся в стригоев, все еще сохранялось после всех этих лет.

Таша приняла это более изящно, несмотря на ее жалобу, только бы иметь возможность участвовать в важных решениях семьи Озера.

Кристиан не сделал и попытки, чтобы быть вежливым.

Это было достаточно ужасное отношение как к низшему по сравнению с другие мороями, отказ в страже и другие вещи, правом на которые были наделены члены королевской семьи.

Но от своей же семьи? Это было особенно неприятно.

Он отказался делать вид, будто его это устривает.

- В конце концов все встанет на свои места, - произнесла Лисса, и прозвучало это куда более оптимистично, чем она на самом деле думала.

Любой ответ Кристианина проглатывася, когда новый компаньон шел в ногу с ними: мой отец.

Его резкое появление поразило моих друзей, но я не удивилась.

Он, вероятно, знал о допросе Лиссы и затаился у здания, ожидая, чтобы говорить с ней. “А здесь неполохо,” сказал Эйб дружелюбно, оглядываяь на деревья и цветы вокруг, будто все трое были на прогулке по Двору. ?Но, это выгорит (покоробится), когда солнце встает”.

Темнота, которая доставляла мне такую большую проблему в лесах Западной Вирджинии, создана для приятных ?полуденных? условий по вампирскому графику.

Лисса покосилась на Эйба.

Глазами, хорошо настроенными на недостаточную освещенность, у нее не было никакой трудности разглядеть искрящуюся зеленовато-голубую парадную рубашку (блуззу) под его бежевой спортивной курткой.

Возможно даже слепой смог бы увидеть его с таким цветом.

Лисса насмехалась над фальшивой небрежностью Эйба.

Это была его привычка, начиная светскую беседу переходить к более зловещим темам. “Ты здесь не для того, чтобы говорить о погоде” “Стараюсь быть тактичным, только и всего.

Он замолчал, когда пару девочек Мороек прошли мимо них.

Когда они отошли на достаточное расстояние, он спосил приглушенный голосом, “Смею предположить, что все прошло хорошо на вашем маленьком собрании?” “Нормально”, сказала она, не утруждая себя показной привязанностью.

Она знала, все о чем он заботился - это чтобы ничего из их связей не выплыло наружу. “У стражей сейчас Эдди,” сказал Кристиан.

А позже они хотят видеть меня, но не думаю, что для всех нас это будет проблемой.

Лисса вздохнула.

-Я чувствую, что допрос был самой легкой частью, по сравнению с тем, что нам предстоит узнать.

Она хотела выяснить кто убил Татьяну”

- Будем решать проблемы по мере их поступления, - пробормотал Эйб.

Нет смысла увеличивать картинку, сокрушая нас.

Мы просто начнем с самого начала. “Это проблема” сказала Лисса, разраженно пиная камень лежавший на ее пути.

Даже не знаю с чего начать.

Кто бы ни был убийцей Татьяны, он проделал прекрасную работу, покрывая свои следы и подставляя Розу. “Будем решать проблемы по мере их поступления,” повторил Эйб.

Он говорил тем самым, раздражающим меня хитрым тоном, но Лисса отнеслась к этому с терпением.

До сих пор, вся ее энергия была сосредоточена на том, чтобы вытащить меня из тюрьмы и где-нибудь спрятать.

Это была цель, которая загнала её и собиралась держать после моего побега.

Теперь, когда волнение утихло, все это начинало обрушиваться на нее.

Кристиан обнял ее за плечи, чувствуя исходящую от Лиссы тревогу.

Он повернулся к Эйбу. Его лицо было непривычно серьезным. “Есть хоть какие-нибудь идеи?” - спросил Кристиан у Эйба “У нас конечно нет реальных доказательств.” “У нас есть разумные предположения”-ответил Эйб “Как например то, что убийца Татьяны должен был иметь доступ в ее покои”.

Это не длинный список. “Но и не короткий”.

Лисса пересчитала людей по пальцам.

Королевская стража, её друзья и семья. и можно предположить, что никто не изменял отчеты стражей о ее посетителях.

И все мы знаем, что некоторые посещения не регистрировались вообще.

У нее должно быть были постоянные секретные встречи.”

-Навряд ли у нее были деловые встречи в ее спальне, когда она была в длинной ночной сорочке,-размышлял Эйб. “Конечно, это зависит от вида дел”,я полагаю.

Лисса споткнулась, ее осенило.

Эмброуз.

- Кто?

- Он дампир. очень привлекательный.

Он и Татьяна…эээ..

-Связаны?- Сказал Кристиан с усмешкой, вспоминая допрос.

Сейчас остановился Эйб.

Лисса сделала тоже самое, и его темные глаза встретились с ее.

-Я видел его.

Он относится к сорту “мальчик у бассейна”.

- У него был доступ к её спальне, - сказала Лисса.

- Но я просто не могу.. Я не знаю..

- Я не могу себе представить что он сделал это.

- Внешность обманчива, -сказал Эйб.

Он очень интересовался Розой еще в зале Суда.

Большой сюрприз для Лиссы.

-О чем вы говорите?

Эйб погладил подбородок таким жестом что стал еще больше походить на злодея

- Он разговаривал с ней. или дал ей какой-то сигнал.

Я не совсем уверен, но между ними что-то произошло.

Умный и внимательный Эйб.

Он заметил, что Эмброус дал мне записку, но так и полностью не понял, что произошло.

- Тогда нам надо с ним поговорить, - сказал Кристиан.

Лисса кивнула.

У нее внутри бушевали противоречивые чувства.

Она была взволнована, но расстраивалась, что добрый, нежный Эмброуз, может быть подозреваемым.

-Я позабочусь об этом,-беззаботно сказал Эйб.

Я почувствовала как ее взгляд моментально упал на него.

Я не могла видеть выражение ее лица, но заметила, что Эйб сделал неуверенный шаг назад, со слабым светом изумления в глазах.

Даже Кристиан вздрогнул. “Я собираюсь быть там с Вами,”проговорила она стальным голосом.

-Не делайте попытку пытать его без меня.

- Ты хочешь быть там из-за пытки? - спросил Эйб оправившись. “Там не будет никакой пытки.

Мы поговорим с Эмброузом как цивилизованные люди, понимаешь?”Она пристально посмотрела на него, и наконец Эйб пожал плечами в знак молчаливого согласия, и хотя подавить девушку в половину его возраста не составило бы труда. “Хорошо.

Мы сделаем это вместе.

Лисса с подозрением отнеслась к его готовности, и он должно быть обратил на это внимание. “Вместе,” сказал он, продолжая шагать.

- Сейчас самое подходящее время, в прочем для расследования всегда подходящее время.

При Дворе полная неразбериха, все заняты избранием нового монарха.

Все здесь будут заняты, и станут появляться новые люди.”

Сильный и влажный ветер взъерошил волосы Лиссы.

В этом чувствовалась обещенная жара, и она знала что Эйб был прав насчет восхода.

Стоило бы лечь спать по-раньше.

- Когда будут выборы? Спросила она. “Так быстро, как быстро они отправят дорогую Татьяну на покой.

Такие вещи быстро происходят.

Нужно восстановить власть.

Е е похороны будут завтра в церкви с церемонией и службой, но процессию повторять не будут

Они все еще слишком обеспокойны.”

Я чувствовала себя отчасти виновата, за то что она не получила должные царственные похороны, но возможно, если бы она знала, что ее истинный убийца будет найден, она предпочла бы этот путь.

- Тогда после похорон и начнуться выборы,- продолжал Эйб,- любая семья, которая захочет выдвинуть кандидата на престол сможет сделать это - и конечно они это сделают.

Вы никогда прежде не видели выборов монарха, не так ли? Это довольно зрелищно.

Конечно, прежде чем начнется голосование, все кандидаты пройдут испытания.

Было что-то зловещее в том как он сказал “испытания”, но мысли Лиссы были далеко.

Татьяна была единственной королевой, которую она знала, и эта смена власти ошеломляла ее.

- А новый король или королева могут повлиять на все, к лучшему или к худшему.

Я надеюсь, что это будет кто-нибудь хороший.

Один из Озера, например.

Один из людей Таши.

Она взглянула с надеждой на Кристиана, на что он лишь пожал плечами.

Или Ариана Селски

Мне она нравиться.

-Но не имеет значение, что я хочу, с горечью добавила она.

- В виду того, что я не могу голосовать.

Голоса участников Совета определяют победителя выборов, это еще один случай, когда она была исключена из процесса.

-Много работы будет перед номинацией - объяснил Эйб, избегая ее последнее замечание

-У каждой семьи свои интересы, но у кого-то больше шансов получить голоса от…

-Ох!

Меня резко выдернуло из расчетливой политики мороев, обратно в дебри Западной Верджинии - больно так.

Что-то твердое и жесткое толкнуло меня на утромбованую, из листьев и веток землю, которые царапали мое лицо и руки

Сильные руки придавили меня и я услышала голос Дмитрия

- Ты должна была скрыться в городе,- сказал он, немного забавляясь.

Его вес и положение тела не позволили мне двигаться.

-Раньше это место было бы последним где я стал бы тебя искать

Теперь же напротив, я точно знал куда ты пойдешь. “Какая разница.

Не будь таким умным. - сказала я сквозь зубы, пытаясь вырваться из его захвата

Черт побери. он был умным.

И снова близость с ним дезориентировала.

Чуть раньше это, казалось, повлияло и на него тоже, но теперь он усвоил урок. “Тебе всего лишь повезло”

Мне не нужна удача Роза.

Я всегда найду тебя.

На самом деле было очень трудно находиться в этой ситуации.

Почти обыденный тон его голоса, делал ситуацию, в которой мы находились еще более нелепой.

Мы можем делать это снова и снова, или ты можешь делать разумные вещи и просто оставаться на месте с Сиди и мной.

Это не разумно! Это расточительно.

Он вспотел, от жары и, несомненно, потому что пришлось бежать, было очень трудно догнать меня.

Адриан пользовался одеколоном, который всегда опьянял меня, но естественный запах теплой кожи Дмитрия был более опьяняющим.

Это было удивительно что я замечала такие маленькие вещи пока находилась у него в плену

Возможно гнев был частью меня. “Сколько раз я должен объяснять логику того, что мы делаем?” - раздраженно спросил он.

-Пока ты не сдашься

Я отодвинулась от него, пытаясь снова вырваться, но что бы ни делала, мы были только ближе друг к другу.

Что-то подсказывало мне, что трюк с поцелуем на этот раз не сработает(не прокатит).

Он рывком поднял меня на ноги, при этом удерживая мои руки за спиной.

У меня было немного больше пространства для маневра, чем на земле, но не вполне достаточно, чтобы вырваться.

Медленно он начал пытаться вести меня в том направлении, откуда я пришла. “Я не позволю тебе и Сидни рисковать из-за меня.

Я позабочусь о себе, только позволь мне уйти!” - сказала я, еле волоча ноги.

Увидев высокое тонкое дерева, я одно ногой зацепилась за него, это нас остановило.

Дмитрий застонал и переместил свой захват, отдирая меня от дерева.

Это почти дало мне возможность спастись, но я и двух шагов не сделаю, как он снова схватит меня. “Роза” - сказал он устало. “Ты не можешь победить.”

- Как твое лицо? - спросила я.

Я не могла видеть какие-либо следы из-за плохого освещения, но я знала, что удар , который я нанесла ему, оставит свой след завтра.

Было стыдно нанести такой ущерб его лицу, но он излечится, и возможно это преподаст ему урок что значит иметь дело с Розой Хэзевей.

Или нет

Он снова потащил меня. “Я в нескольких секундах от того, чтобы перебросить тебя через плечо,” - предупредил он.

-С удовольствием посмотрю на твою попытку “Как думаешь, что будет чувствовать Лисса, если ты погибнешь?” Его хватка усилилась, и в это время я почувствала, что он готов выполнить свою угрозу закинуть меня на плечо, и я также подозревала, что он хочет отвлечь меня.

Он был так расстроен. “Можешь ты хоть представить, что она сделает с собой,если потеряет тебя?” На мгновение я перестала возражать.

Я не хотела умирать, но рискуя своей жизнью значило лишь одно: риск моей жизнью.

Ничьей еще либо.

Тем не менее он был прав.

Лисса будет сильно огорчена, если со мной что-то случится.

И все же. я должна была рискнуть. “Имейте хоть немного веры, товарищ.

Я не собираюсь умирать, - упрямо произнесла я.

Я выживу.

Не тот ответ, на который он рассчитывал.

Он сместил хватку. “Есть другие способы помочь ей, чем любые безумия, задуманные тобой.”

Я внезапно ослабла.

Дмитрий споткнулся, застигнутый врасплох тем что я не сопротивлялась. “Что-то не так?” -спросил он, также озадаченно и подозрительно.

Я смотрела вникуда, и мои глаза дествительно не были на чем-то сосредеточены.

Я видела Лиссу и Эйба во Дворе, помня чувство беспомощности Лиссы и тоску в ее голосе.

Записка Татьяны вернула меня обратно, и на мгновение, я даже могла услышать ее голос у себя в голове.

Она не последняя из Драгомиров.

Жив еще один. “Ты прав,” - наконец сказала я.

-Прав в чем?” Дмитрий был в полном замешательстве.

Это была обычная реакция людей, если я соглашалась на что-то разумное.

Возвращение ко Двору не поможет Лиссе.

Тишина

Я не могла разглядеть выражение его лица, но кажется он был шокирован. “Я вернусь с тобой в мотель, и не буду пытаться сбежать в Суд.”

Другой Драгомир.

Другой Драгомир должен быть найден.

Я сделала глубокий вдох. “Но я не собираюсь сидеть без дела и ничего не делать.

Я собираюсь сделать что-нибудь для Лиссы - и вы с Сидни поможете мне.

Глава 8

Оказывается я ошиблась в отношении местного полицейского участка, состоящего из одного парня и собаки.

Когда Дмитрий и я шли назад в мотель, мы заметили вспыхивающий красный и синий свет на автостоянке и нескольких свидетелей, пытающихся увидеть то, что происходило

-Здесь будто весь город - сказала я

Дмитрий вздохнул.

- Ты же сказала что-то портье, не так ли?

Мы остановились в тени ветхой постройки, сохраняя небольшую дистанцию.

- Я подумала, что это тебя задержит.

-Это замедляет нас сейчас

Его глаза внимательно наблюдали за сценой, подмечивая все детали вокруг

- Машина Сидни исчезла.

Это что-то, по крайней мере.

Моя дерзость мгновенно испарилась.

- Серьезно? Мы потеряли нашего перевозчика!

- Сидни не оставила бы нас, но она достаточно умна, чтобы догадаться убраться отсюда до того, как полиция стала бы стучаться к ней в дверь. он повернулся и рассмотрел одну из главных дорог города.

-Пошли

Она должна быть близко, и это хороший шанс что полиция может на самом деле начать поски по городу, если они думают что за беззащитной девушкой была погоня.

Слово “беззащитной” он сказал особым тоном.

Дмитрий решил идти обратно к дороге, которая привела нас в город,полагая что Сидни не хотела бы быть замеченной и нас бы накрыли(спалили,поймали) Идея привлечь полицию вылилась в кучу неприятностей, но я не очень сильно из-за этого переживала.

Я была захвачена планом, посетившим меня в лесу и хотела, как собственно и всегда, побыстрее к нему приступить.

Намного лучше, если бы я помогла нам выбраться из этой дыры.

Предположения Дмитрия о поведении Сидни оправдались.

В полумиле от нас у обочины стоял CR-V.

Двигатель был выключен, фары темные, но я видела достаточно хорошо, чтобы определить Луизиановские номера.

Я подошла к окну со стороны водителя и постучала по стеклу.

Внутри, Сидни вздрогнула.

Она опустила стекло, на её лице отражалось недоверие.

- Что вы наделали? Ладно, не важно.

Не объясняйтесь.

Просто садитесь.

Дмитрий и я подчинились.

Под ее неодобрительным взглядом, я чувствовала себя как непослушный ребенок

Она завела автомобиль без слов и стала ехать в том направлении, из которого мы первоначально пришли, в конечном итоге переходя на малое шоссе штата, которое привело обратно в межштатье.

Это было многообещающе.

Только, когда мы проехали несколько миль, она остановилась снова, на этот раз около темно выхода, в котором, казалось, ничего не было.

Она заглушила мотор машины и повернулась, чтобы посмотреть на меня сидящую на заднем сиденье. “Ты сбежала, не так ли?” “Да, но я сделала это-“

Сидней подняла руку, чтобы заставить меня замолчать. “Нет.

Пока нет.

Я хочу чтобы ты оправдала свой дерзкий побег не прибегая к силе “Я тоже”, сказал Дмитрий.

Я бросила на них обоих хмурый взгляд.

-Эй, я вернулась ведь? - Дмитрий изогнул бровь, будто спрашивая меня, а было ли это сделано добровольно “А теперь я знаю, что мы должны сделать, чтобы помочь Лиссе.” “То что мы должны сделать”, сказала Сидни, “это найти безопасное место для проживания” “Просто вернуться к цивилизации и выбрать отель

Какой-нибудь с обслуживанием номеров.

Мы можем сделать его базой нашей операции, пока мы разрабатываем следующий план. “Мы исследовали этот город специально!” сказала она.

Мы не можем пойти в какое-нибудь случайное место - по крайней мере не рядом.

Я сомневаюсь, что они записали мои номера, но они могли дать приказ искать автомобиль этого типа.

Если они получили наше описание и это попала в полицию, то это дойдет до Алхимиков а затем…

-Успокойся. - сказал Дмитрий касаясь ее руки

В приконовении не было ничего интимного, но я чувствовала искру зависти особенно после того как он совсем недавно в своих объятьях тащил меня сквозь лес.(Здесь не такой резкий перевод как на англ.) “Мы не знаем, что из этого выйдет.

Почему просто не позвонить Эйбу?” “да,” сказала она мрачно. “Это именно то, чего я хочу” “Чтобы сказать ему, что я испортила план менее чем за 24 часа.

-Хорошо,- сказала я,- если это заставляет вас чувствовать себя лучше, план должен измениться в любом случае” “Тише”, - оборвала она. “Вы оба.

Мне нужно подумать.

Мы с Дмитрием обменялись взглядами, но продолжали молчать.

Когда я сказала ему, что есть способ помочь Лиссе, он был заинтригован.

Я знаю он хотел деталей, но мы оба должны были ждать Сидни.

Она включила свет и рассматривала карту страны.

После изучения ее в течение минуты, она отложила карту и просто смотрела вперед.

Я не могла видеть ее лица, но подозревала, что она хмурится.

Наконец, она горько вздохнула, и, выключив свет, завела машину.

Я смотрела, как она вводила координаты Альтвуда, Западная Верджиния, в свой GPS.

- Что мы забыли в Альтвуде? - спросила я, полностью разочарованная тем, что она не выбрала город, вроде Атлантик Сити. “Ничего,” сказала она, отступая на дорогу. “Но это ближайшее место, куда мы можем отправиться по GPS”

Фары проезжающих мимо машин освещали профиль Дмитрия, и я видела любопытство и на его лице тоже.

Итак.

Я была не единственной в этой петле.

GPS сообщил, что до нашего места предназначения почти полтора часа

Тем не менее, он не стал обсуждать ее выбор и повернулся ко мне

-Так что там с Лиссой? Что за великий план? - он посмотрл на Сидни

-Роза говорит что есть что-то важное что мы должны сделать

-Так я и поняла- Сказала сухо Сидни

Димитрий оглядывался назад на меня с надеждой.

Я глубоко вздохнула.

Пришло время рассказать тайну. “Итак, это,гм, оказывается у Лиссы есть брат или сестра.

И я думаю, что мы должны найти их.”

Мне удавалось казаться спокойной и легкомысленной, когда говорила.

Внутри, мое сердце дрогнуло.

У меня была уйма времени, чтобы изучить записку Татьяны, но произношение этих слов вслух делало их более рельными, чем они казались до этого.

То, что эта информация в действительности означала и как это меняло все, во что мы верили, повергло меня в шок, полностью поразило.

Конечно мой шок был ничем по сравнению с реакцией остальных

Один бал в пользу Розы и плюс элемент неожиданности

Сидни не сделала попытки скрыть свое удивление и задыхалась.

Даже Дмитрий казался немного озадаченым.

Как только они пришли в себя, я могла видеть, как они готовили свои возражения.

Они будут либо требовать доказательств или просто отклонят идею как смехотворную.

Я сразу начала действовать предъявляя аргументы

Я предъявила записку Татьяны, прочитала вслух, и затем позволила Дмитрию посмотреть на нее.

Я рассказала о моей призрачной встрече, где дух королевы подтвердил подленность записки.

Тем не менее, мои компаньоны были скептичны. “У тебя нет доказательств, что Татьяна написала записку,” сказал Дмитрий. “У алхимиков нет никаких записей о другом Драгомире,” сказала Сидни.

Каждый из них сказал именно то, что я и ожидала

Дмитрий был парнем, всегда готовым к обману или ловушке.

Он подвергал сомнению все, не имея достаточных доказательств.

Сидни жила в мире фактов и данных и полностью верила в алхимиков и их информацию.

Если Алхимики не верят в это, не верит и она.

Ни одного из них не убедишь свидетельством призрака.

- Я не вижу причин того, чтобы призрак Татьяны меня обманывал, - настаивала я. “И алхимики не всезнающи.

В записке сказано, что это тайна для Мороев, значит и алхимики тоже ничего не знают.

Сидни насмехалась, не любя мои “всезнающие” комментирии, но оставалась тихой.

Дмитрий молчал, не желая быть на чье-либо стороне без достаточного количества доказательств.

- Ты говорила, что тебе не всегда понятно, что призраки пытаются тебе сказать, - сказал он. “Может ты неправильно поняла ее.” “Я не знаю.” “Я снова подумала о ее торжественном, прозрачном лице. “Я думаю она написала эту записку.

Нутром чую, что это она.

Я прищурилась.

Ты знаешь, что моя интуиция и раньше меня не подводила. “Доверься мне!”

Несколько мгновений он пристально смотрел на меня, и я выдержала этот взгляд.

В этом нашем сверхъестественном пути, я могла догадаться, что происходит.

В целом, ситуация была неправдоподобной, но он знал о моих инстинктах.

И в прошлом мы в этом убедились

Не зависимо от того , что он пережил, не зависимо от текущего антагонизма между нами, он всё ещё достаточно знал меня чтобы верить в это.

Медленно, неохотно, он кивнул. “Но если мы решили искать предпологаемого родного брата, мы должны идти вразрез с инструкциями Лиссы.” “Вы верите этой записке?” воскликнула Сидни. “Ты расслышала его?”

...

Купить книгу "Последняя жертва" Мид Райчел


Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Последняя жертва" Мид Райчел

home | Последняя жертва | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 232
Средний рейтинг 4.8 из 5



Оцените эту книгу