Book: Судный четверг



Судный четверг

Николай Бахрошин

Судный четверг

Пролог

Планета Казачок. 15 октября 2189 г.

Подножье Скалистых гор,

4-й укрепрайон войск Казачьего Круга.

14 часов 08 минут.


Земля проносилась совсем близко под днищем, Семен видел: высота — метров пять-шесть, не больше. Черная земля. Черная, сухая и пепельная. Выжженная последними бомбардировками Штатов до полного смешения горючей химии с плодородным слоем. Бывшим плодородным слоем — так правильнее.

Зловещая, в общем, картина, даже ирреальная в этом резком контрасте: темные, мертвые холмы и оплавившиеся камни под беззаботным, безоблачно-синим небом. Небу, как всегда, плевать на то, что происходит внизу. Истина, не требующая доказательств…

Обычно в середине осени, когда спадает жара и поднимается уровень подземных рек, степь в предгорьях покрывается малиново-сиреневыми цветками болиголова, кустистыми и нарядными, как россыпь детской мозаики. Семен помнил — еще в прошлом году степь в это время казалась праздничной и пахла до головокружения.

Нельзя сказать, что ему нравился резкий, дурманящий запах болиголова. Трудно, наверное, найти человека, которому бы он действительно нравился. Болиголов — название говорит само за себя. Просто несколько лет назад, вот так же в середине осени, их было двое в степи — он и она. И одуряюще пахли ковры цветов, и кружилась голова от этого запаха, и весь мир мелькал и кружился до замирания сердца, как пестрая, балаганная карусель, сорвавшаяся с шеста…

Сколько лет прошло? Не очень много. Или — очень? Сейчас казалось — целая жизнь пролетела с тех пор, как он пьянел от любви, чувствуя, что на глаза наворачиваются настоящие теплые слезы нежности.

Нет, это была не жена… Жена как раз оставалась дома и плакала на кухне, прячась от детей за закрытой дверью. Он знал, догадывался, что жена уже все поняла, и ждет, и плачет, и проклинает, наверное, его и ее. Но поделать ничего не мог, да и не хотел. В тот момент — не хотел…

Ему потребовался почти год, чтобы взять себя в руки и зачеркнуть ее навсегда.

Он это сделал. Вычеркнул. Скорее — вырвал. Не ради себя, не ради жены, даже не ради карьеры кадрового офицера, которого прочили в академию Генерального штаба. Ради детей. Они, маленькие, любимые, родные, уж точно не виноваты, понимал он даже в угаре.

И все вроде наладилось. Жена перестала плакать. Забыть не смогла, конечно, Семен чувствовал, что не забыла, но вслух старалась не вспоминать. Она все-таки хорошая женщина, понимающая и деликатная на удивление… Была хорошей.

Семен тоже не забыл. Для него так и осталось: резкий запах болиголова — привкус измены. Тоже резкий и острый. Одновременно сладкий, и горький, и обжигающий, как острые пряности. Тревожащий и будоражащий до сих пор.

«Как первое, мягкое опьянение по-хорошему кружит голову и делает жизнь настолько беспечной, что кажется, завтрашнее похмелье никогда не наступит, так, наверное, и любовь, — думал он сейчас. — Кружит и забирает всего целиком…» Странно, что он так плохо помнит ее лицо, лицо той, из-за которой плакала его жена. Вот тело, пожалуй, помнит. Упругий, шелковистый живот, выразительный изгиб талии, тонкой до нереальности. Отчетливо помнит коричневые соски с почти незаметными светлыми волосками вокруг, россыпь родинок на левом плече, маленькую кисть с длинными, тонкими пальцами, которые часто казались ему почти прозрачными.

Эти прозрачные перламутровые пальцы доверчиво ложились на его ладонь, а она казалась рядом с ними слишком грубой, слишком земной…

Ее звали Стелла… Звездное имя. Красивое имя. Такое же красивое, как сама она. Тогда это имя представлялось ему почти молитвой. Можно было шептать и шептать до бесконечности — Стелла, Стелла, девушка-звезда…

Познакомились они случайно, она работала на Казачке в какой-то геологической экспедиции от какого-то фонда со сложносочиненным названием. И почти сразу стали близки…

И ведь все равно не успел с академией, усмехался он, вспоминая. Война началась. Все кругом спутала и перемешала. Так и не вышло из него штабного полковника…

Да, это была его жизнь, его запахи, его память…

А теперь его лишили памяти. И степь больше не имеет ни вкуса, ни запаха. О цветах вообще говорить не приходится, лучше ни о чем не говорить… Теперь!

— Ваше благородие! — позвал водитель гравимобиля, младший урядник Петр Зимин.

— Слушаю, — не сразу откликнулся Семен.

— А я вот что думаю, ваш бродь… Думаю, сколько же теперь пахать экотехникам, чтобы все восстановить как было? Лет десять-пятнадцать, никак не меньше. А вы как думаете, господин есаул?

— Я, Зимин, не думаю. Я знаю, что как было — уже никогда не будет. Никогда! — жестко подчеркнул Семен, отвечая скорее собственным мыслям, чем водителю.

— Нет, но война-то кончается. Говорят, скоро уже. Совсем скоро. Уже мирные переговоры начались между штатовцами и нашими…

— Ну!.. Обещала улита быть, так до сих пор едет. Или не так, казак?

— Так точно, — согласился урядник.

Они замолчали. Зимин, видимо, почувствовал, что комбат не в настроении трепаться. Привычно уставился в лобовое стекло, поддергивая штурвал и перещелкивая кнопки. Вел раздолбанный батарейный гравимобиль уверенно и аккуратно. Приподнимал его над землей ровно настолько, чтобы не оставлять за кормой длинный шлейф пепла, снесенного воздушной волной.

«Да, только пепел… А что еще они могут оставить? — не слишком последовательно рассудил Семен, снова сползая мыслями в вязкие, тягучие воспоминания. — От всей этой войны — только пепел! Черная сажа с кислым привкусом химии, что скрипит на зубах и набивается в поры хуже, чем самый мелкий песок…

Четвертый год войны… Больше нет на свете ни жены, ни детей, погибших в орбитальных бомбардировках в самые первые, самые тяжелые месяцы. И степь не пахнет, и цветы не цветут, и даже лицо девушки с красивым именем Стелла, этот нежданный, неожиданный подарок судьбы, который чуть не перечеркнул все его налаженное довоенное существование, он толком не может вспомнить…

Девушка-звезда не смогла, а война — запросто. Разом разрушила все».

Если бы кто сказал ему тогда, до войны, что пройдет немного времени, и все его семейные страсти, бурлящие, как борщ в скороварке, станут не важны, совсем не важны…

Нет, не поверил бы!

Глава 1

Процесс брожения

Планета Казачок. 15 октября 2189 г.

Подножье Скалистых гор,

4-й укрепрайон войск Казачьего Круга.

14 часов 20 минут.


Выпрямив спину на подушках сиденья, как на жестком деревянном стуле, командир 5-й лазерной батареи 4-го укрепрайона планеты есаул Семен Загребец смотрел в землю.

«А может — на землю? Как правильнее сказать?»

С одной стороны — гравимобиль, быстрота, полет, убегающий горизонт, и вроде бы уместнее предлог «на». А с другой — все равно приходится тянуться над самой поверхностью на скорости в полтораста-двести километров в час, пряча темно-пятнистый аппарат в изгибах рельефа. Получается, что смотрит он, есаул Загребец, именно в землю. То есть почти в упор на разводы гари, сплетаемые движением в мелькающие узоры. На таком минимуме высоты даже небольшая скорость кажется головокружительной. И выше не поднимешься — засекут с орбиты, начнут пулять, мало не покажется.

Война кончается? Как для кого…

По сводкам из штаба командир батареи знал, что на этот раз 5-й Ударный космофлот Штатов обложил Казачок плотно, как бдительные наследники — богатого дедушку-маразматика, неугомонного, несмотря на беззубость. Так обложил, что контролирует каждый чих на поверхности. Не зря же Зимин боится прибавить скорость и высоту. Хорошо, что в степях у подножья гор всегда гуляют ветра, и пепельные завихрения здесь совсем не редкость. Иначе хоть пересаживайся на тихоходный колесный транспорт, для маскировки…

Впрочем, не надо о маскировке, наслушался уже до оскомины!

Всю эту чепуху — секретность, маскировку, режим охраны, общее усиление бдительности — только что пережевывал на плановом совещании в штабе укрепрайона войсковой старшина Дегтярь. После всяких хозяйственных мелочей (о которых тоже не было особой нужды совещаться!) комендант-4 еще битый час молол воду в ступе, с удовольствием вслушиваясь в свой рокочущий баритон с богатыми оперными интонациями. Усилить, ужесточить, укрепить, углубить… Да, еще увеличить, конечно! Повсеместно увеличить усиление, ужесточение, укрепление, углубление…

Обычное, ни к чему не обязывающее словоблудие ради галочки. С перспективой оргвыводов «в случае чего» и последующим назидательным подтекстом «а мы же предупреждали!».

Как обычно — отчего, почему, за рыбу грош…

Офицеры, командиры подразделений, большинство из которых воевали уже не первый год, слушали, скучая глазами. Кто постарше званиями и заслугами — откровенно зевали в кулаки и ладони. Все знали, до войны Дегтярь занимался политикой, подвизался на выборных должностях в планетарной администрации. С началом боевых действий Конфедерации Свободных Миров против Соединенных Демократических Штатов бывший чиновник патриотически надел военную форму и попер по линии интендантства. Пока его оттуда не выперли со скандалом и треском. Понятно, в интендантстве и без него ребята ушлые, а лишний рот, показывает практика, обуза не только в семье, но и в коллективе с круговой порукой.

Прошлой весной Дегтяря назначили комендантом УР-4 вместо убитого полковника Фомина. Руководство войск якобы рассудило, что этого пустобреха с лапой наверху все равно надо куда-то девать от себя подальше, а в УР-4 сильный офицерский костяк, эти выдюжат даже административное рвение нового начальника.

Приходилось выдерживать. Дегтярь, хоть и носил на погонах две большие звезды войскового старшины (по общеармейскому званию — подполковника), но, по сути, как был политиком, так им и остался. Краснолицый и говорливый, новый комендант-4 любил совещания, как праздничные застолья. Собирал их по малейшему поводу и без него. При Фомине, кстати, совещались раз в десять меньше, а снабжение и обеспечение было не в пример лучше!

За глаза коменданта-4 все дружно называли Дуся Деревянный. Прозвище говорит само за себя. В самом уничижительном смысле.

— Слушали-постановили, слышали-доложили… Должен, господа офицеры, довести до вашего сведения нижеследующие обстоятельства… — Есаул в очередной раз вспоминал круглое, холеное лицо б/у чиновника и его рыхлое, обильно потеющее тело, затянутое в обтягивающий казачий мундир, как перезрелая дыня в презерватив.

«И сколько можно водить хороводы между трех сосен? С песнями и вприсядку вокруг стола?!» — думал он с раздражением. Словно им, командирам боевых частей, без того нечем заняться, кроме как просиживать штаны в кабинете, слушая и постановляя всякую хрень! У него самого, между прочим, замом на батарее совсем зеленый парнишка, Володька Налимов из офицерского резерва. За ним самим приглядывать нужно, пока казачки из него веревки не свили и сушить не повесили, так-то… Дегтярь! Дуся Деревянный! Шпак — он и есть шпак, хоть разодень его в полковничьи эполеты, хоть в генеральский двойной лампас. А этот — не просто шпак, можно сказать, шпак в квадрате, из бывших думских говорунов, которые довели планеты Конфедерации до войны со Штатами…

— Нет, господа, лично мне многие политические деятели часто напоминают плохих танцоров, — сказал, помнится, сотник Женька Осин, командир роты МП-танков, когда они гурьбой выходили из кабинета коменданта.

Сотник — из кадровых, хоть молодой, но уже кавалер трех офицерских «Георгиев», для полного банта ему не хватает только четвертого креста. Лихой вояка.

— В смысле — яйца мешают всему на свете? — уточнил кто-то, кажется, командир сотни пластунов, этой современной бронепехоты.

— В смысле — хоть на поминках, но дай ему сплясать соло, выделиться из своего ансамбля имени Едрени Фени! А за яйца не знаю, врать не буду, на чужие яйца заглядываться — не имею привычки, да-с… — по-юношески звонко, во весь голос откликнулся сотник. — Честь имею, господа офицеры! — Танкист небрежно, двумя пальцами отмахнул от козырька фуражки и удалился, вольно покачивая плечами над тонкой талией, вбитой в узкий ремень.

Офицеры, переглядываясь, понимающе усмехались.

«Самое удивительное, господа офицеры, что все мы, старые вояки, люди бывалые и опытные, вынуждены по два-три раза в неделю выслушивать эти ура-руководящие наставления. Се ля ви, хоть это несправедливо, как говорят на планете Париж…»

* * *

Припомнив горячего Осина, Семен снова, как в предбаннике комендантского кабинета, ехидно захмыкал. Дегтярь, похоже, тоже расслышал слова танкиста, не мог не услышать. То-то его напоследок с лица перекосило! Но смолчал, выдержал хорошую мину…

Впрочем, цепляться к танкисту комендант все равно бы не решился. Этим броне-хлопцам подчеркнуто плевать на все, кроме своих танков. Ребята отчаянные, служба такая. Да и подчиняются они в первую очередь командирам своих бригад, а к укрепрайонам только прикомандированы…

— Что говорите, ваше благородие? Не расслышал? — водитель заметил его улыбку.

— Ничего не говорю.

— Понял, ваш бродь.

Гравимобиль по-прежнему несся над темными холмами. Примолкший Зимин потихоньку прибавлял скорость, играя пальцами на полукруглом штурвале и равномерно, ритмично подергивая головой. Словно говорил что-то про себя. Или — напевал?

— Зимин! — позвал водителя есаул.

— Я! — по-уставному откликнулся тот.

— Ты не гони все-таки, не на гонках. Демаскировка, понимаешь…

Договаривать он не стал, сам понял, как глупо звучит. Зимин, бывший спортсмен, гонщик на малогабаритках, вел обычный армейский гравимобиль мягко и ловко, как дорогую навороченную модель класса «люкс». Уж кто-кто, а он за штурвалом в подсказках точно не нуждается.

— Ладно, впрочем, рули как знаешь, — буркнул Семен, словно бы сознаваясь, что не прав со своими наставлениями.

Он же не Дегтярь, чтобы учить ученых, портя и мотая им нервы.

— Слушаюсь, ваш бродь! — отчеканил водитель, не отрывая хищных, по-восточному раскосых глаз от лобового стекла.

Обиделся все-таки, хотя виду не подает, понял есаул. Гордый… Ну и пес с ним! Все вокруг гордые, все обижаются почем зря! Только он, комбат-5, должен лавировать без конца, как дерьмо под парусом, дорвавшееся до фарватера.

Собачья, в сущности, должность — комбат в укрепрайоне. Поссоришься с Дегтярем — прикрутят снабжение, а не поссориться тоже нельзя, ибо мера терпения, как говорится, вычерпана почти досуха… То ли дело раньше, когда он командовал мобильными установками в летучем отряде…

Стоило ли получать повышение и четвертую капитанскую звездочку на погоны? Еще задумаешься, еще пожалеешь…

Эх-ма! Жизнь — жестянка, которая тянется за хвостом собаки, как сказал кто-то из древних классиков. Поэтому самое разумное, что с ней можно сделать, — это завалить в кабак и налить ее до краев чем покрепче…

Вот это — самое трезвое и здравое понимание действительности! — в который раз рассудил есаул.

* * *

Степь кончалась, гравимобиль приближался к Скалистым горам, уже выступившим над горизонтом чуть заметной туманной дымкой. Рельеф тоже неуловимо менялся, тут и там начинали попадаться скалы. Щербатые, как плохие зубы, они выступали из земли, словно бы вытягивались из нее. Пролетая рядом, есаул видел неровные пятна подпалин, рассыпанные по каменно-морщинистой поверхности.

Многие скалы казались перекошенными, словно тоже плавились и текли от чрезмерных температур. Так, похоже, и было.

Между скалами да на минимуме высоты — от водителя требуется максимум внимания.

Семен еще раз глянул на урядника, на его острый, напряженный профиль и отвернулся к боковому окну. За стеклом все так же бежала гарь.

Да, ни единой живности, ни травинки, только пепел… Была у него семья — от нее тоже пепел… Остается надеяться, что хотя бы не мучились…

«Но нет, отставить! Об этом нельзя, это — запретное!» — одернул себя есаул. Думать об этом сейчас — значит, быстро и верно сходить с ума, в этом он уже убедился. Со стаканом самопляса в руке — еще ничего, с ним — легче. А без него — точно сбрендишь на раз и два… Интересно, старшина брагу уже перегнал? Небось перегнал! Если командир батареи почти полдня пребывает в отсутствии наличия (как сказал бы Дегтярь), слушая и постановляя в зубовном скрежете, Дед просто не мог не воспользоваться такой разлюли-малиной…

— А вот что хочу спросить, ваше благородие, у вас в ушах ничего не гремит? — вдруг подал голос Зимин.

— В каком смысле? — задумавшийся офицер не сразу понял вопрос водителя.

— Ну, в этом самом… — пояснил водитель. — Ну, как будто гул в ушах…

— Не понял?

— Да я и сам что-то не разберу, ваш бродь. Не пойму… Вроде есть, а вроде бы нет… Знаете, как в горах бывает, когда лавина стронулась, но еще где-то далеко. Вроде бы не слышно пока ничего, но внутри как будто что-то уже вибрирует, вроде как давит на уши… Я, ваш бродь, в молодости одно время увлекался неадаптированным альпинизмом, не один месяц провел в горах, так вот очень похоже…



— В молодости? — хмыкнул есаул, почему-то зацепившись именно за это слово.

Если двадцатишестилетний Зимин высказывается о молодости в прошедшем времени, то что говорить ему, недавно распечатавшему четвертый десяток?

— А сейчас ты старый, что ли, стал? — добавил он через некоторое время, скептически скосив глаза на водителя.

— Ну, не старый, конечно. Но — поживший, — невозмутимо отозвался Зимин. — Уже три года как в армии, а кажется, что все тридцать, ей-богу. Война — она быстро старит, что и говорить…

— Быстро, говоришь?

— А то нет? Еще как быстро. Страх потому что везде, все под страхом живем, под ним же и помираем. Это от страха человек быстро стареет, я так считаю. Вон хотя бы меня взять — уже башка седая наполовину, в зеркало глядеть боязно…

— Не нравится воевать? — Загребец все еще косился на водителя.

Лицо молодое, гладкое, бровастое, фигура подтянутая, а волосы точно с проседью, какими-то неровными пятнами, словно у мухомора. С короткой стрижкой это особенно заметно… И где же тебя так угораздило поседеть, Петр Егорович?

— А кому нравится?! — резко ответил Зимин. И только потом, словно бы расслышав провокационную подоплеку вопроса, спохватился. — Нет, ну ничего вообще-то, снабжение, все такое, дисциплина опять же… Опять же, кому-то надо службу тащить! Давно нужно было дать по зубам Соединенным Штатам, — скучным голосом начал излагать он, — чья захватническая политика вселенской экспансии одного государства не дает жить и развиваться Свободным Мирам… Мы, казачьи войска девяти кругов, надежа и опора Свободных Миров, всегда как один готовы дать по зубам проклятому супостату…

— Аминь! — подтвердил есаул. — Даже интересно, какой идиот сочиняет все эти агитки?

— Вот и я говорю…

— Чего-чего?

— Всегда готовы, ваш бродь! — не растерялся урядник. — Как один, разумеется!

Прямо по зубам!

— Разумеется… Ладно, не заливай, не на политинформации, — хмыкнул есаул. — Снабжение и все такое!.. Если бы ты знал, Петя, как мне все это надоело… Обрыдло, как рыбе сырость, скажу тебе откровенно!

Сказал и подумал, что в первый раз обратился к уряднику по имени. Да нет, нормальный вроде бы парень, не похож на стукача контрразведки…

— Скорей бы уж закончилось, — подтвердил Зимин. — Так что там все-таки слышно в верхах, господин есаул? Переговоры о перемирии к чему идут?

— К чему-нибудь. Идут себе и идут. Я на самом деле не многим больше твоего знаю. В штабе тоже болтают каждый по-своему, и всякий — разное.

— Скорей бы уж… — повторил водитель.

— Да, пожалуй.

Урядника Зимина комбат еще плохо знал. Тот несколько раз возил его в штаб и по другим батарейным надобностям, вот и все общение. Точнее, не до него было, не до общения, туда едешь — кипятишься в предчувствии Дегтяря, обратно — тоже булькаешь, не остывая.

Казак Зимин прибыл в батарею недавно. Очередное пополнение рядов после летних массированных высадок штатовских войск. Семен, конечно, просмотрел файл его личного дела: два ранения, солдатский крест 4-й степени, две медали за храбрость. Подготовленный наводчик, опытный водитель со спортивным прошлым, незаконченное высшее образование. Не женат, отец-мать-братья-сестры. Не замечен, не состоял, не привлекался. В армию пошел добровольцем, отказался от офицерской школы. Присвоено воинское звание младшего урядника, рекомендуется на должность командира отделения. Участие в войсковых операциях на планетах та-та-та-та…

Информация вроде бы обо всем, разведотделы не упускают ни одной мелочи. Только человека за такой стандартной характеристикой все равно не увидишь, давно уже убедился Семен.

Понятно, фронтовик, опытный солдат, кресты и медали просто так не дают, ранения — тоже показатель. Но что за человек Петр Егорович Зимин? Чего хочет, на что надеется, чем живет? Почему на смуглом, невозмутимом лице с явной примесью татарско-азиатских кровей часто появляется выражение, весьма похожее на надменность? Неоконченное высшее не забывается или былые спортивные победы заставляют вздергивать нос?

А почему, в таком случае, отказался от офицерской школы? Был бы сейчас хорунжим или даже сотником, на фронте это быстро. Или данное самолюбие, которого здесь (очевидно!) вагон и маленькая тележка, не нуждается в подтверждении на иерархической лестнице? Как там говорят психоаналитики — честолюбие наоборот? Сами мы невысокие, зато гордые до небес, на чем стояли и стоять будем, как поганки под радиацией.

«Разберемся, конечно! — подытожил про себя есаул. — Если успеем до очередной мясорубки! А нет — похоронная команда быстро закончит психоанализ киркой и лопатой. Живенько так, развивая мысль в духе черного юмора…»

Все это время Семен честно прислушивался. Движок гравимобиля он точно слышал, сиплый гул воздуха, рассекаемого движением аппарата, тоже присутствовал. А что еще? Что же такое услышал Зимин? За звуками скорости — вроде бы ничего другого.

Или гонщики настолько привыкают слышать движение своих машин, что для них оно уже не является полноценным звуком? Просто фоном, на который не обращаешь внимания и на фоне которого все остальные звуки проявляются отчетливо, как в тишине.

Нет, вроде бы ничего настораживающего…

* * *

Гравимобиль тормознул резко, быстро, сразу завалился на левый бок и вздыбился от избытка разгона. Есаул инстинктивно вцепился в сиденье, лязгнул зубами, больно прикусил от неожиданности губу, потом охнул и только потом громко и матерно выругался.

Остановился Зимин мгновенно — ловкое, красивое торможение профессионального гонщика. Но Семен только через мгновения сообразил, что оно ловкое и профессиональное. Первое впечатление было похоже на полновесный нежданный пинок под задницу.

— Но! Корова! Не дрова везешь, в бога душу!..

— Ваш бродь!

Губа болела и вроде бы даже закровила, чувствовал Семен.

— Да чтоб у тебя хрен на лбу вырос! Чтоб тебе на том свете соломки не постелили!.. А… Ага! Да вижу я, вижу…

Зрелище действительно было неожиданное. Прямо по курсу перед гравимобилем темные скалы словно бы сошлись в круг, образовав почти правильную геометрическую фигуру. Все те же камни, с теми же трещинами и подпалинами, только стояли слишком уж ровно… А над ними, прямо над скалами, крутилось огромное красно-огненное кольцо. Вроде святого нимба, мелькнула мысль. Однако от этой святости тянет не только перекреститься, но и сплюнуть…

Религиозность в казачьих войсках культивировалась исконно. Генералы с приближенными верили истово, напоказ, с обязательными соплями-слюнями на молебнах о христолюбивом воинстве. Со средних офицеров — батальонных, батарейных, сотенных, этих не слишком заметных тружеников войны в расшлепанных сапогах — особой религиозности не спрашивали, просто не допускали до откровенного материализма. Помимо прочего — традиция.

Есаул Загребец никогда не считал себя сильно верующим человеком, скорее, делал вид, как и многие. Мол, а вдруг действительно что-то где-то. Но тут рука как будто сама дернулась перекреститься. Правда, в следующее мгновение руку он отловил, пресек и отправил на место. Неудобно как-то. Боевому заслуженному офицеру, да еще при непосредственном подчиненном, нужно бы реагировать на опасность не крестным знамением…

— Зимин! — позвал Семен.

Голос прозвучал хрипло, он сам это почувствовал. К тому же он все еще продолжал щупать языком прикушенное место. «Точно кровит, зараза…» — Я!

— Ты видишь то же самое?

— Так точно, ваш бродь! Похоже на то, ваш бродь!

— А что это?

— А хрен его знает, ваш бродь! — лихо доложил Зимин.

— Понятно… Ясно как божий день…

Ничего ему было не ясно и тем более не понятно. А главное, чувствовалось в этом красном кольце, отблескивающем огненными искрами, нечто абсолютно неправильное. Не в смысле геометрической формы, с этим-то как раз все в порядке, даже слишком в порядке, рассуждал Семен, пытаясь разобраться в собственных ощущениях.

Что-то другое… Опасное? Страшное?

Нет, за семь лет военной карьеры и три с лишним года войны есаул Загребец видел вещи и пострашнее красных колец. Такого насмотрелся, что волосы вставали дыбом. «Причем на всех частях тела одновременно! Если, конечно, не углубляться дальше в анатомические подробности, куда воспитанные люди носы не суют», — часто повторял он. Но здесь — как будто другое…

Чужое — да! — наконец поймал он нужное слово. Именно это ощущение насторожило его с первого взгляда, до того, что мурашки по спине побежали. Нечто чужое, чуждое, непонятное… Как раз от этой чуждости начинают шевелиться на теле самые малые волоски, а внутри живота сжимается и холодеет…

«Чужие»?

Когда-то говорили «инопланетяне», помнил есаул из курса истории в военном училище, но потом, когда освоенные планеты начали считать на десятки, появилось новое расхожее определение — «чужие».

Глупость, конечно, искренне считал он, очередной штамп вездесущих СМИ. Или подхвачено из какого-нибудь популярного боевика. Они, эти неведомые пришельцы из глубин космоса, значит, «чужие», а те, кто долбит друг друга четвертый год до выжженной под ногами земли, кто засыпал бомбами его дом и семью, кто превратил в руины некогда цветущие городки и станицы Казачка, — свои в доску? Где же логика, господа офицеры?

Да и кто их видел, этих пресловутых «чужих»? Встречался с ними хоть кто-нибудь? Планет в Галактике освоена почти сотня, попадаются и формы биологической жизни, но люди до сих пор — единственные разумные существа. Наукой доказано — пропасть между разумом и животным миром остается непреодолимой. Главное, что характерно, никто из животных преодолеть ее не стремится, интеллект им нужен, как рыбе резиновые сапоги. Это человеку все неймется создать себе «братьев по разуму» из подручного биологического материала.

Нет, если верить журналистам, следы «чужих» встречаются сплошь и рядом на разных планетах, но кто же в здравом уме им поверит?

«Какие «чужие», откуда? Бред, померещилось!» — успокаивал он сам себя. Наверняка какая-нибудь новая военная разработка. Непонятно — наша или штатовцев, но точно — военная. Как офицер, он все-таки должен разобраться, в чем дело… Разобраться и доложить… Да, именно в такой последовательности…

Красное кольцо висело метрах в двухстах от них, видел есаул. Диаметр кольца — метров двадцать плюс минус сантиметры, определил он наметанным глазом артиллериста, привыкшего с полувзгляда брать расстояния и углы.

Колечко торчало над скалами без видимых опор, без источника энергии поблизости и чуть заметно вращалось.

Вполне себе колечко… На первый взгляд — никакой видимой опасности. Просто кольцо, обруч словно бы из огня или света. Точно — нимб… И скалы под ним как будто тоже… Нет, не вращались, конечно, но было в них что-то колеблющееся, нетвердое, расплывающееся, что делало всю картину какой-то поганенькой…

Сплюнуть хочется… От всех этих новых технологий давно уже хочется сплюнуть…

Или — перекреститься все-таки?

— Вот что, Петя… — опомнился, наконец, есаул.

— Чего?

— Через плечо! Сажай аппарат и ныряй в броню. Оружие не забудь. Пойдем, посмотрим, что тут за закозюлина выкаблучивает. Тревога по форме два, урядник!

— В штаб сообщить?

— Да нет, не надо пока. Скорее всего — испытания какие-то. Потом смеху не оберешься.

— Инструкция аварийной остановки… — попробовал возразить водитель.

— Ну и положи на нее болт с прибором! — взорвался Семен. — Инструкция…

Головой надо думать, а не инструкцией! Так-то, младший урядник!

Губа все еще болела, оставляя во рту солоноватый привкус.

В сущности, Семен не был уверен, что поступает правильно, отправляясь исследовать непонятный объект вдвоем с водителем, не поставив в известность ни штаб, ни батарею. От этого злился еще больше. Не слишком очевидная ситуация — пошли туда, не знаю куда, смотреть то, не знаю что…

С другой стороны — а что тут скажешь? Как, например, доложить? Вижу, мол, красное кольцо над скалами, выстроенными в круг? Кольцо, мол, благополучно вращается вокруг собственной оси, а скалы, допустим, чуть-чуть колеблются. Этак легонько-легонько, не сходя с места, что характерно…

Смешно! Заранее звучат в ушах ехидные намеки дежурного офицера штаба — не следует ли их благородиям хоть немного закусывать перед такими лихими докладами? Сегодня по штабу как раз дежурит Виталька Пенкин, припоминал Семен, этот балабол и мастер рифмованных поздравлений распишет его доклад с таким смаком, что вся система укрепрайонов планеты вздрогнет от хохота.

Еще бы! В войсках, к примеру, до сих пор вспоминают, как где-то с год назад хорунжий Леонтьев допился до белой горячки и истошно рапортовал в штаб о массированной высадке серо-зеленых «чужих» в наблюдаемом им стратегическом квадрате. Подробно так, взахлеб, описывал и рожки, и пятачки остренькие, и прочие части тела, смутно похожие на человеческие. Бред бредом, но ведь убедительно как!

И поверили. Такой переполох получился, что этот случай бессменно ходит по частям в качестве анекдота. До сих пор обрастает всевозможными фольклорными добавлениями, хотя и времени уже прилично прошло, и сам запойный хорунжий честно погиб в бою еще летом…

Подчиняясь приказу, Зимин выпустил все четыре опорных колеса и одним движением посадил машину. Есаул почувствовал, как гравимобиль твердо стукнулся о землю, дернулся и застыл. Темное облако потревоженного пепла всплыло к стеклу. Медленно, очень медленно, как показалось Семену, пепел и пыль осели. В том числе и на стекла. Комбат-5 зачем-то провел по стеклу ладонью, хотя понятно, что вся эта муть снаружи. Пожевал губами и снова поморщился.

Да, губа, чтоб ее… На внутренней стороне, похоже, уже набухла какая-то шишка… Вот тоже радость, нежданная как п…дец!

— Предохранительную инъекцию сделай, — распорядился комбат. — Возьми в аптечке два тюбика «ФАПСа».

— С утра же делали, вместе со всеми… — заартачился было водитель.

— Разговорчики! — прикрикнул Семен. — Черт знает, что за дрянь в этих новых бомбах. Земля вон, как неродная, не поймешь даже, какого цвета, — уже спокойно пояснил он.

— Слушаюсь! — неохотно отозвался Зимин, всем видом показывая, что слушать — слушается, а лекарство все равно с утра принимал, хоть на куски его режь. Ну, да пес с ним…

Есаул взял у водителя один из тюбиков, с хрустом свернул головку, приложил к запястью. «ФАПС», захлюпав, моментально всосался под кожу. Знакомое онемение, всплеск крови в жилах, мелкое, щекотное покалывание по всему телу, словно кожа начинает чесаться прямо изнутри.

Сильная штука, универсальное средство от радиации и почти всех видов химических отравлений, уверяют врачи. Вот только какой будет побочный эффект от самой профилактики, армейская медицина деликатно умалчивает.

Впрочем, ладно, до эффектов еще дожить надо, что пока под вопросом…

— Кайфанул?

— Да чтоб мне век такого кайфа не пробовать, да чтоб скрючило того…

— Тогда полезли в броню, — распорядился Загребец.

— Есть! — отозвался Зимин, все еще хлопая глазами и кривляясь лицом от химического удара «ФАПСа».

Штучка забористая, конечно. Почти как самогон старшины. Только по действию — прямая противоположность. Уже давно выяснилось, что эта мед. зараза еще и отрезвляет на раз. И любое, самое запойное похмелье снимает, как рукой стряхивает. Важно только знать — на сколько выпитого какая доза лекарства, но с этим добровольцы-экспериментаторы быстро разобрались. То-то в войсках «ФАПС» всегда тает, как снег на весеннем солнце.

Вот еще один парадокс, который тянет на исторический, усмехнулся про себя есаул. Лекарство от похмелья! Застарелая, словно кариес, мечта человечества — чтоб с вечера было все, а с утра — ну ничего не было. Сколько веков люди мечтали заполучить полноценное средство от похмелья, а изобрели его именно военные, моделируя очередную «анти»…

В снаряжение обычного армейского гравимобиля всегда входит четыре «витязя», бронекостюма облегченно-планетарного типа с полным вооружением. Располагается все это богатство сразу за кабиной в багажном отсеке. Тесновато, конечно, облачаться сразу вдвоем, но терпимо, не вчетвером все-таки. Есаулу не потребовалось много времени, чтобы проверить заряды двух «калашей» и нырнуть в броню. Зимин завозился надолго.

«Понятно, артиллерист-дальнобой, крыса из бункера! Отвык уже в броню прыгать. Ну, ничего, ничего, вернемся в часть — я вам устрою тренаж с полной выкладкой… Вы у меня, черти, спляшете ваньку-встаньку в ритме гопака с коленцами…»

Вывалившись из бокового люка багажника, есаул прошелся вдоль ломаной стрелы мобиля с горбатой нашлепкой фонаря кабины на самом носу. Под его шагами земля тоже чуть-чуть пылила, словно дымилась. Нет, не черная земля, скорее, темно-коричневая с какими-то седыми разводами.

Автомат снят с предохранителя, палец — на спусковой кнопке. Сам понимал, глупо выглядит, когда вокруг ни души на многие версты. Впрочем, перебдеть — всегда спокойнее для души командира.



Только теперь Семен понял, что имел в виду водитель, когда говорил про громыхание в ушах. Это не гром, конечно, больше похоже на гул, какую-то низкочастотную вибрацию, проникающую даже сквозь защитные фильтры шлема. И источник ее, к бабке не ходи, то самое огненное кольцо над сдвинувшимися скалами.

Что ж это еще за зараза?..

Наконец из люка показались бронированные ноги водителя, повисели, подергались, потом вниз соскользнуло все целиком. Сочленения брони разболтанно дергались. Автомат выпал из люка отдельно и очень независимо, словно бы сам по себе весь такой.

«Да, господа артиллеристы, однако-с… Двенадцать часов тренажа в броне с полной выкладкой — никак не меньше!»

— Ну, наконец-то!

— Виноват, ваш бродь, замешкался! — голос по внутренней связи брони звучал сдавленно и неузнаваемо.

— А ты не мешкай! — посоветовал Семен. — Автомат подбери, воин.

— Да я…

— И сопли — тоже! Готов, что ли? Пошли.

— Так точно, готов!

— И никак иначе! — подтвердил есаул. — Если что — стрелой к мобилю, не дожидаясь команды. Огонь открывать только по моему приказу. Остановит кто — останавливайся, не напирай буром, — напутствовал он на всякий случай. — Вроде все…

Шагая первым (гравидвижители они почти не трогали, не то расстояние), есаул вдруг почувствовал себя легко и свободно, как когда-то курсантом, пробегавшим с увольнительной через проходную с утра пораньше. День еще даже не начался, только начинается, но уже понятно, что это будет веселый день, свободный от рутины казармы. А вокруг, на улицах, — легко, нарядно, стреляют глазками красивые девушки, и серая лента тротуара словно бы плывет навстречу, упруго пружиня под сапогами. И ярко, радостно светит солнце, даря окружающему миру привкус праздника…

Когда он ходил в увольнительные, солнце вроде бы все время ярко светило, вспоминалось ему теперь.

Да, видимо, хитрые медицинские датчики брони считали его встревоженное состояние и подкинули под кожу оптимистично-бодрящую химию, понял есаул эту неожиданную легкость. Подумал и тут же забыл, разглядывая непонятную «закозюлину».

«Обычное кольцо, явно что-то энергетическое, ничего страшного… Какое-никакое, а приключение, будет что рассказать на КП…»

Броня давала ощущение уверенности и надежности, автомат, удобно лежащий на локте, — как дополнительная страховка. Два бронепехотинца — это уже почти десант, усмехнулся он про себя.

— Чего говорите, ваш бродь?

— Ничего… Гляди в оба глаза, говорю. Вблизи стало окончательно видно, что кольцо скорее огненное, чем красное, причем не сплошное, а словно бы состоящее из мелких искр-огоньков, сквозь которые свободно просматриваются и небо, и камни.

Честно говоря, на кольцо есаул смотрел постольку поскольку, все больше выглядывал какие-нибудь скрытые посты охраны вокруг испытательного полигона. Ждал, когда вынырнут из-под земли насупленные от важности ряхи в броне и с оружием и пошлют их куда подальше рассыпчатым матерком.

«Пошлют — значит, пойдем… Мы службу знаем и дисциплину уважаем, как мать родную…»

Пожалуй, сейчас он бы даже обрадовался этим ряхам, появление которых сразу расставило бы все по местам. Хотя, как любой фронтовик, не любил солдат режимных подразделений, считая их если не прямыми трусами и приспособленцами, то чем-то вроде.

Но режимники не появлялись, как не было вокруг никаких предупреждающих вешек. Все ближе и ближе, а их до сих пор не сподобились остановить.

Только кольцо…

Совсем непонятная субстанция… «А в нашей субстанции — никакой консистенции», — вдруг вспомнился бородатый анекдот.

— Что-то мне, ваш бродь, все это… — начал говорить Зимин.

В этот момент огненное кольцо словно взорвалось. Масса ярких лучей вспыхнула сразу всюду, и между ними, и даже внутри брони. Они были везде — эти лучи-иглы, острые, яркие и невыносимо горячие. Такие же острые и горячие, как сама боль…

Это было последнее, что они оба увидели и почувствовали.

Из рапорта старшего следователя

по особо важным делам

при Главной военной прокуратуре

войск Казачьего Круга,

старшего советника юстиции,

войскового старшины Подыхайченко В. К.

От 19 октября 2189 г.

Настоящим довожу до Вашего сведения, что согласно выводам экспертной комиссии смерть командира 5-й лазерной батареи 4-го укрепрайона планеты есаула Загребца С. И. и военнослужащего той же части, младшего урядника Зимина П.Е. последовала от поражения энергетическим импульсом, повлекшим за собой мгновенную остановку всех жизненно важных органов обоих военнослужащих. Сам импульс определен экспертами как энергия неизвестного происхождения и неустановленной мощности, о чем свидетельствуют акты медэкспертизы по вскрытию тел.

В связи с вышеизложенным материалы по данному делу, включая вещественные доказательства, направляются мною в отдел контрразведки при Главном штабе обороны планеты для проверки на предмет использования противником новых засекреченных типов вооружения.

Примечание: Согласно директиве Управления контрразведки Казачьего Круга за № 13/6/44 все материалы и вещдоки по данному делу снабжены грифом «Совершенно секретно» и подлежат учету и транспортировке по особому статусу данной категории дел.

Из рапорта старшего смены

наблюдателей-корректировщиков линкора

«Джефферсон» 5-го Ударного космофлота

Соединенных Демократических Штатов

первого лейтенанта Сары Мун.

Орбита планеты Казачок. От 20 октября 2189 г.

Согласно запросу Службы Стратегической Разведки при Генеральном штабе войск СДШ все материалы наблюдения за энергетическим выбросом неустановленного происхождения, произошедшим на поверхности планеты Казачок 15 октября 2189 г. и, предположительно, связанным с испытанием противником новых секретных типов вооружения, направляются в ГУ ССР, заместителю начальника ССР, бригадному генералу Борису Чернофф.

Примечание: Согласно директиве ССР за № 18/ 675 все материалы по данному делу снабжены грифом «Особо секретно» и подлежат спецучету и транспортировке спецпочтой с соблюдением степеней защиты по уровню «В».

Орбита планеты Казачок. 6 ноября 2189 г.

Транспортный звездолет «Бравый»

5-го Ударного космофлота СДШ.

01 час 11 минут.


Не оборачиваясь, я услышал, как за спиной поехала крышка «гроба». Пневматика сосредоточенно засопела, злорадно клацнули герметизирующие защелки, но я успел все-таки, заскочил внутрь.

Чрезвычайно живенько заскочил и, надо сказать, абсолютно вовремя. Еще секунда, и получил бы полуторатонным люком, как под зад коленом. Летел бы сейчас, расплющив парусом пятую точку к удовольствию и развлечению летунов. Они, наблюдая отсеки на мониторах, всегда радуются подобным казусам, как добавочной норме спиртного. Знаю точно, из самых верных источников, вплотную приближенных к штурманской рубке.

Плавали-знаем, летали-падали… Ничего страшного, бронекостюм выдержал бы, он, бедолага, и не такое выдерживает. Но, согласитесь, не самая авторитетная позиция для командира взвода десанта — полоскать конечностями в неконтролируемом полете над уровнем пола. К тому же плохая примета — нырять носом на пороге «гроба». Совсем никакая примета, ввиду предстоящей боевой высадки, это любой подтвердит.

Все Пентюх виноват! Рядовой Пантюхов из третьего отделения. Тот еще солдатик — горе луковое, чудо-юдо по стойке смирно… Сам маленький, тощенький, как диетическая лапша, из тех, в ком душа держится, лишь цепляясь за кости, но обычной субтильной шустрости в нем ни на грош. Пентюх не ходит, не бегает, а именно передвигается, в самом величавом смысле этого слова. Поворачивается, словно в нем добрый десяток пудов живого мяса плюс пивной живот, плюс одышка и артриты с остеохондрозами. У какого-нибудь бюргера, окостеневшего в своем сидячем образе жизни и упорно экономящего нолики банковского счета на профилактическом обновлении организма, пока здоровье само не разложит эконома по больничной койке, это смотрелось бы органично. Для солдата десанта подобная величественность задумчивого слона совсем некстати. Это, если говорить без эмоций…

Сейчас наш слон-рахит, как обычно, замешкался прямо передо мной, запнулся двумя ногами одновременно, зацепился за что-то невидимое стволом «эмки» и в результате растопырился в проеме, как взволнованная каракатица. Пришлось (как обычно!) поддать ему прыти пинком под зад, попутно комментируя ситуацию воспитательными словами.

Растерялся боец? Или струсил в последний момент? — я так и не понял. Мог и растеряться и струсить, или то и другое вместе. Он, насколько я помню, еще не был на боевых, угодил в наш штрафбат прямо из части обеспечения второго эшелона базирования. Там понятно, какая служба — подай, принеси, а лучше вынеси не задаром…

Интенданты!

Словом, пока на скорую руку воспитывал будущего героя, приводя поучительные аналогии из жизни беременных бегемотов, сам чуть не попался под задвигающуюся крышку, как муха под мухобойку. Пилоты на низкой орбите долго не ждут, перегнали десант в «гробы» (гравитационно-базисные катера-матки), откинули крепления с контуров и сразу назад, к звездам, расправив крылья и пуча телескопические глаза, пока самонаводящиеся боеголовки не приладились поцеловать под брюхо. Уж вы, мол, граждане десантники, дальше сами, куда бог пошлет… Атмосферно-наземные операции — это, мол, слишком низко для космофлота… «Гусь» (гравитационный инерционно-транспортный звездолет) требует простора парсеков, а не всех этих приземленных перигеев-апогеев-апофигеев…

А уж с нами, штрафниками, звездуны церемонились и того меньше. Брезгливо стряхивали с креплений еще в развороте, как праведники стряхивают с подошв пепел былых грехов.

Герои-летчики, мать их троекратным приветствием!

Качнувшись на компенсаторах равновесия брони, я утвердился на пороге «гроба» и мельком оглядел наш ротный ковчег. Посадочный коридор базиса был длинным, узким и неудобным. «Гроб», извиняюсь за каламбур, он и есть гроб — помещение, как известно, не для жизненного простора, а порядка ради.

Все было как обычно. Тревожное освещение мигало красным до ряби в глазах, и гнусно пиликала сигнализация, старательно изображая из себя «сигнал повышенной боеготовности». И какой идиот придумал все эти спецсигналы, словно при погрузке без того суеты не хватает? В который раз спрашиваю себя и до сих пор не могу ответить. От этого свето-звукового нагнетания у меня, например, всегда появляется чувство, весьма похожее на изжогу. И ничего больше.

В «утюгах», распахнутых жерлами вдоль коридора, я видел ребят из остальных взводов, уже спрессованных в тесноте посадочных кресел. В стандартной броне, с опущенными забралами, все казались усредненно-одинаковыми, словно недоделанные роботы на конвейере. Все остальные взводы уже погрузились, только командир роты Градник стоял в конце коридора, картинно уперев руку в бок, а второй опершись на автоматическую винтовку М-316. Наверное, ротному представлялось, что вид у него бравый до чрезвычайности. Вопреки инструкциям, забрало его шлема приподнято, и перманентно-гневная рожа усатого помидора выставлена на всеобщее обозрение.

Не самое лучшее зрелище в качестве напутствия на десант.

«А на «эмку», между прочим, не опираются, как на лопату, господин второй лейтенант! Это оружие, способное разнести в пух и прах небольшой городок вместе с фундаментами и подземными коммуникациями, отличается не только ударной силой боекомплекта, но и капризным характером. От фривольного обращения начинает нервничать каждой частицей боезаряда…»

Это я подумал, конечно, а не сказал. В конце концов, это не мои яйца в сомнительной близости от подствольного гранатомета. Небольшой толчок, вибрация предохранителя, чуть заметное смещение затвора, и ротный подпрыгивает на ударной волне, как ковбой на ополоумевшей лошади. То-то будет ему удивительно… Сюрприз! Хапи бездэй ту ю! Если секонд бездэй все-таки состоится героическими усилиями военных хирургов…

Опять-таки летунам на обратную дорогу — море радостных воспоминаний. Ха-ха!

Я настолько живо представил себе эту увлекательную картину, что, глянув еще раз, даже удивился, почему Градник до сих пор цел-невредим.

По утвержденному распорядку мой 2-й взвод грузился последним. Изображая под взглядом ротного монолитность строя, бойцы слаженно и нарочито громко топали по рифленому полу. Прямиком к нашим «утюгам», управляемым транспортным модулям № 4, 5, 6. Места в креслах-катапультах — согласно нумерации позывных, где за зоологическим определением следует порядковый номер в строю…

Ах да, сегодня мы уже не тигры-львы-леопарды, припомнил я, теперь мы, повзводно, ромашки-фиалки-маки-тюльпаны. Вчера вечером, еще при подлете к звездной системе, Градник зачитал приказ, что в целях обеспечения повышенной секретности операции, ввиду активизации вражеской агентуры, коварства противника и прочее.

Сдается мне, нужны мы коварной вражеской агентуре, как зайцу клещи. Но мне-то что? В целях обеспечения — пусть будет ботаника вместо зоологии.

Дрожи земля — грядет последний бой! Штрафной батальон «Мститель», этот роскошный цветник, геройски выкатывается на исходные. Предварительно слегка обдриставшись, но, разумеется, от переизбытка боевого духа.

Однако нужно командовать…

— Взво-од! Стой! Слева по одному, с первого ряда — по-ошел по капсулам! — гавкнул я по внутренней связи брони.

— Быстро! Быстро! Быстро! — тут же добавил ротный. — Эй там, в середине, чего корчимся, как растопырчатый шестопырь?! Шевелись, говорю, плевок большеклювого ядовита!

Я, догоняя строй, сделал три-четыре широких подскока и почти воткнулся в спину нашему чуду-юдику Пентюху.

Ну, если он и в «утюг» поползет, как фарш через мясорубку, Градник точно изойдет гневной слюной до колен, мелькнула мысль. Меня ротный, правда, побаивается, есть у него причины сугубо шкурного характера, да и должность взводного — какой-никакой, а чин.

Кто первый помощник командира? Правильно — командир, младший по должности… Впрочем, я — штрафник без знаков различия, а он — офицер-воспитатель штрафбата, этим все сказано. У него — права, у меня — обязанности. Все в духе любимой конституции Соединенных Демократических Штатов и воинских уставов, которые бодро толкуют ее на свой несгибаемый, прямолинейный лад. Мол, если уж написано в конституции, что служба в армии — почетное право всякого гражданина, а защита демократии — его обязанность, то ты, гражданин хороший, будешь землю есть до отрыжки, но защитишь так, чтоб мало никому не показалось…

Но орать Градник вряд ли начнет. Перед боевой высадкой наши «оводы» (офицер-воспитатели) на опытных солдат не орут, побаиваются на перспективу. Пуля, конечно, дура, но и дурацкую пулю мало радости получить в спину. Административное зло «оводы» срывают на таких, как Пентюх, всерьез начал рассуждать я, словно это было действительно важно…

Просто не терплю, когда на меня орет всякая сволочь. Хотя, согласен, за пять месяцев в штрафном батальоне мог бы и привыкнуть, что орет именно всякая сволочь. Она, сволочь, вообще любит орать, у нее такое жизненное кредо — криком штурмовать бастионы успеха…

Наш командир Градник, если в двух словах, гад и подхалим. Гад мелкий, а подхалим с размахом. Он и офицерские нашивки-то заработал языком, подлизывал задницу комбату Дицу, пока тот окончательно не разомлел и не добился для него производства. Теперь гордился званием, как выпускник сети академических училищ Вест-Пойнт, никак не меньше. Вот ругаться ротный умеет, этого не отнять, это вам не вялотекущая беременность неповоротливых бегемотов, это уже хай класс экзобиологии с заездом в палеоботанику.

Для меня, например, подобная звериная эрудиция ротного, интеллектуального, как полено с глазами, долгое время оставалась загадкой. Только недавно я узнал, что разгадка — в широкомасштабной викторине одного из телеканалов. Дело было еще до войны, Градник правильно ответил на какие-то вопросы и набрал кое-какие баллы. Хотел термокружку с саморегулятором температуры, но до кружки баллов все-таки не хватило, и ему прислали низший поощрительный приз — два тома «Расширенного справочника экзотической флоры и фауны на планетах кислородного типа». Представляю, с какими выпученными глазами он их получил. Но пришлось читать — халява же! — хотя термокружки ему, по-моему, до сих пор жалко.

Тем не менее инопланетная флора и фауна упала на девственную почву и проросла буйным экзотическим цветом. До войны Градник работал учителем пения в пансионе для мальчиков (!) и наверняка имел какое-нибудь насмешливое прозвище типа «Гундос», «Комар» или что-то в этом духе. Я представляю, как он наповал сразил сослуживцев, появившись в учительской с умной книгой под мышкой…

А чего это я вдруг все о нем да о нем?! — одернул я сам себя. Мысли забить? Рефлексия? Поплыли мыслишки, похоже…

Разумеется! Бронекостюм, считывая датчиками предстартовый трепет втиснутого в него организма, уже подкидывает внутривенно первые порции эйфориков-транквилизаторов-психоделиков…

* * *

Для пехотинца бронекостюм — это мать родная, заботливая. И отец, и брат, и сват, и шурин, и вся семья разом, никак не меньше. Потому что только в нем можно продержаться или даже выжить (чем черт не шутит!) в условиях современного боя, где супероружие выдает на-гора такие же экстремальные свет, звук, ударные волны, радиацию или какие-нибудь особо каверзные искажения полей. Все это изобилие, тоже с приставкой «супер», без защиты за секунду размажет хрупкую человеческую плоть в жидкую кашу. Только броня, индивидуальная скорлупа из пластиков и металлосплавов, превращает цыпленка в бойцовского петуха. Если пользоваться военной терминологией — в отдельную боеединицу подразделения бронепехоты. Пневмо-мускулатура умножает силу, грави-движители обеспечивают вертикальный и горизонтальный полет, фильтры отсекают излишки светозвуковых эффектов, сканеры советуют и предупреждают — словом, все для блага человека и для скорейшего уничтожения себе подобных. А чтобы он, человек, с его неспешными нервными реакциями, подсознательными психозами и преобладающим инстинктом выживания мог соответствовать новому, механическому могуществу, его тоже, как бройлера на птицефабрике, накачивают всякой ускоряющей, вдохновляющей и подбадривающей химией. АКЖБ (автономный комплекс жизнеобеспечения бронекостюма), или, проще говоря, «жаба», считывает информацию непосредственно с тела и сам решает, что и когда тебе впрыснуть.

Гораздо дешевле, между прочим, чем производить боевых роботов от и до. Дураков, как известно, не жнут, не сеют, и вообще для производства этих биологических особей не нужно никаких видимых усилий, кроме нескольких минут приятности. Дальше — они сами по себе рождаются, развиваются как бог на душу положит, а потом их просто призывают на военную службу. Если тех же роботов противник запросто может перепрограммировать, технологии дальнего волнового воздействия на компьютерные мозги известны еще с прошлого, XXI века, то человек в этом смысле гораздо упрямее. Если ему, homo militaris, втемяшется в башку обосраться за победу, то именно это он и сделает под бравурные звуки военных маршей. Вот и получается, что развитие техники идет семимильными шагами, можно сказать, поспешает поперед батьки в пекло, а воевать людям все-таки приходится самим. Потому что она, умная техника, не такая дура, чтоб гробиться ради мифической победы над железяками с другим клеймом…

Что меня всегда удивляло — насколько эти боекоктейли меняют восприятие времени. Искажают, так точнее. Секунды и минуты дробят и растягивают, а часы при этом пролетают почти незаметно. Странное ощущение. Самого времени ты словно бы не замечаешь, можешь воевать сутки-двое как один-два часа, а каждый миг тянется, как резиновый, вмещая в себя феерическое количество событий и мыслей…

До люка «утюга» мне оставалось несколько шагов, всего — несколько, но за это время я действительно успел передумать многое. Все-таки — жизнь наша… Или, если конкретнее, житие на букву «е»!

Прошло полгода с тех пор как я, Сергей Киреев, Серж Кирив на международной мове, командир роты разведки, капитан космодесанта, кавалер орденов и вообще весь заслуженный, как гермошлем третьего срока, был разжалован в рядовые и загремел в штрафбат вместе со всеми своими заслугами. По глупости загремел, попав под горячую руку ястребов из УОС (Управления Общественного Согласия при Минобороны СДШ), как под гусеницы МП-танка. Коротко говоря, сунул в рыло не тому, кому можно, психанув не там, где положено.

Обычная, в общем, история, скорее даже — глуповато-типичная… Но кто возьмется утверждать, что наша жизнь не складывается из трафаретных горестей на фоне общестандартного существования?

Дальше, понятно, был образцово-показательный трибунал, как плевок в лицо от уважаемой демократии. Я, помню, сгоряча решил, что жизнь моя на этом закончена. А верховное командование (тоже сгоряча?) решило штурмовать Казачок силами штрафников.

Что из этого получилось — можно себе представить. Все шиворот-навыворот. Как говорится — пусть рожа вдрызг, зато башка набекрень! Хотя лично я (к собственному удивлению) остался жив-здоров-годен и продолжаю отбывать срок в штрафном подразделении. Один из немногих солдат батальона, кому удалось уцелеть после того штурма, проще говоря, унести ноги с планеты. Щука — моя любимая, Цезарь, Рваный, Паук — мои боевые товарищи, они все погибли, а мне просто повезло…

Мир все-таки устроен неправильно, хотя бы потому, что всякая сволочь, вроде ротного Градника или комбата Дица, живет и здравствует, и продвигается в званиях, а хорошие парни уже смешались с экосферой чужих планет в виде горсти молекул. Война это демонстрирует особенно выпукло — мир неправилен до непостижимости. До такой степени нелогичности, что остается только склонить голову перед тайной высшей несправедливости бытия. Старая поговорка «Чудны дела твои, Господи!» — все-таки отражает действительность слишком мягко…

Но это к слову.

Потом была высадка на планету Тайга, где армейское командование, как водится, затыкало штрафниками самые тяжелые участки, а потом изумлялось, глядя на дело рук своих с искренним недоумением забулдыги-сантехника, ликвидировавшего протечку в состоянии похмельной прострации. Три четверти батальона так и остались на этой гористо-лесистой планете, но мне опять повезло. Что уже не только удивительно, а просто настораживающе-удачно…

Дальше — очередное переформирование, пополнение, и вот мы, прошу прощения за выражение, «мстители», следующий состав, снова идем на штурм Казачка. Весело, организованно и под присмотром, как контингент сумасшедшего дома выходит солнечным утром на очередной юбилей заведения.

Вот такая история пополам с географией…

А не хочется, между прочим, совсем не хочется воевать! Война, между прочим, почти закончилась, мирные переговоры между Демократическими Штатами и Конфедерацией Свободных Миров идут полным ходом. А после подписания перемирия, говорят, всем штрафникам обещано не только помилование и полноправное гражданство, но и восстановление в статусе для сержантов и офицеров. С возвращением выслуги, страховки и, может быть, всех регалий.

Конечно, подобным сахарным обещаниям не очень верится, но, с другой стороны, на месте президента СДШ Хромой Бетси это был бы разумный шаг. Даже хитрый. Или, корректнее говоря, политически дальновидный. По тем же непроверенным слухам, которым нет оснований не верить, ударные армии СДШ сейчас на четверть, а то и на треть сформированы из штрафников. Превращать людей в скот, а потом беспрепятственно гнать на убой — что может быть проще и выигрышнее? Только что делать со всем этим немалым контингентом в мирное время — это уже другой вопрос.

Оставить на положении заключенных? Тогда нужно строить тюрьмы, кормить, обеспечивать охрану, потом выпускать, адаптировать — а это немалые средства. Да еще всевозможные правозащитные организации, воспрянув от цензуры военного времени, поднимут шум — откуда, мол, столько преступников в нашем сбалансированно правовом социуме? Начнут копать, ковырять и с удовольствием выплескивать всякую подноготную пакость на политическую мельницу предстоящих выборов.

Так что не лучше ли вернуть штрафникам гражданство, и пусть дальше сами карабкаются? С одной стороны — гуманизм, с другой — экономия бюджета, и без того оскудевшего от военных заказов, с третьей — тишь и благодать в предвыборном штабе. Все вроде бы пристойно и чинно получается — ветераны просто возвратились с войны. Дерьма хлебнувши? Так ведь на то они и ветераны, чтобы ворочать фекальные массы большой лопатой. Такая уж их ветеранская доля — грести по полной, сохраняя подобающе мужественное выражение лица…

Я, например, был бы не против демобилизоваться хотя бы таким способом. Надоело!

К сожалению, в проеденных молью мозгах ранг-адмирала Раскина и прочих штабных стратегов до сих пор брезжит идея, что если захватить Казачок, опорную планету данного космосектора, можно будет добиться от конфедератов каких-то мифических уступок. «Иначе зачем мы вообще сражались?» — грозно вопрошают друг друга многозвездные генерал-адмиралы. Довольно резонно спрашивают, не понимая, правда, что этот вопрос как раз из области риторических. Ответить на него невозможно по определению, как невозможно растолковать свинье духовные прелести аскетизма.

Все-таки человеческая глупость отличается тем, что повторяется в бесконечном множестве типовых вариантов. Без малейшего стеснения к плагиату…

* * *

Однако мне пришлось отвлечься от рассуждений о сути высокой политики.

Как я и ожидал, вдохновленный моим недавним напутствием Пентюх рвался в «утюг» напористо, но безнадежно, как гвоздь в кирпич. Даже согнулся пополам абсолютно похоже. И все равно застревал при этом по меньшей мере в трех точках, отметил я наметанным взглядом.

Эти люки в «утюгах», конечно, не для слабых духом. Я понимаю — конструкторы над ними не особенно убивались. При десантировании на поверхность планеты они не нужны, бронепехота выстреливается прямо в креслах, что называется — с места в карьер с ускорением турбо-форсажа. В этом инженерная мысль себя оправдала, в бою на высадку не тратится и лишней доли секунды. Но при загрузке, когда на тебе броня, оружие и боезапас, приходится корчиться, как червяк в шарикоподшипнике. Только опытные десантники могут проскользнуть в «утюг» без посторонней помощи, остальным рекомендуется делать это попарно. Хотя и для парной посадки нужен хотя бы минимальный тренаж, которым командование штрафбата ни в коей мере не озаботилось.

Для начала я слегка поднажал в спину Пентюху. Почувствовал, что он начал окончательно стопориться. Даже с моей немалой силой, кратно умноженной пневмоусилителями брони, вбить его внутрь будет непросто. Поломать можно. Что-нибудь или кого-нибудь.

«Гвозди бы делать из этих людей, крепче бы не было в мире гвоздей!» — мелькнули в голове древние строчки. Или — были бы? Тогда остальных в порядке повальной утилизации — на колючую проволоку. Тоже вещь хозяйственно необходимая для любого варианта светлого будущего…

Я все-таки историк по образованию. По прежнему далекому образованию из прошлой жизни. Могу себе позволить бесполезную роскошь знания древних поэтов…

Пришлось мне браться за воина основательно и обдуманно. Разогнуть, переставить, сгруппировать парой оплеух и вбить в защитное кресло аккордной затрещиной. Проволоку я ему не обещал, пригрозил пустить сразу на колбасу, но он, надо думать, меня не понял.

Понабирали десантничков господа из трибуналов УОС… А все-таки я был прав, когда поставил его предпоследним, а себя последним. И толчеи не создали, взвод погрузился согласно положенным нормативам, и в «утюг» он у меня занырнул как миленький. Молодец я, что и говорить!

«А хорошо все-таки вставляет боехимия! Крепко вставляет! Пока комплект полон, пока не началась гормональная карусель десантирования, мигом сжигающая излишки, — особенно крепко! И в теле этакая облачно-приятная легкость, и в голове мелодичный звон пустого ведра… Поплыла головушка по морям, по волнам… Уже и стихи в ход пошли, того и гляди песню двинешь… Вот что значит расширенный комплект психокорректирующих! Только Пентюх пятном позора на знамени чести… Так, кажется, выражается ранг-адмирал Раскин, главнокомандующий войск СДШ?»

Хлопнув ладонью, я замкнул на нем последний замок, и, не слушая благодарственно извиняющегося лепета, втиснулся в собственное сиденье, попутно щелкнув тумблером закрытия капсулы.

«По-моему, я готов!» — как сказал сапер, замкнув цепь взрывателя и обнаружив, что забыл запрограммировать таймер на задержку.

А это из какого фольклора? Впрочем, не важно…

Общесетевая независимая газета «Пионеры

вселенной». № 617 от 6 ноября 2189 г.

Из статьи политического обозревателя Джона

Заворски «Все — как один!»

…Да, я горжусь неприкрытым патриотизмом нашей газеты! И пусть злопыхатели обвиняют издание в излишней лояльности к действующему правительству, вызванной якобы тем, что газету уже закрывали, но я заявлял и заявляю со всей ответственностью — излишней лояльности не бывает! К сведению всевозможного анархического сброда, этих, с позволения сказать, людей без чести, совести, достоинства, принципов, разума и вообще без всего, — лояльность бывает только недостаточная!

Вот сейчас, например, отдельные подрывные элементы осмелятся сомневаться в нашей великой победе под знаменами демократии и всеобщего общественного согласия. Мало того, берутся утверждать, что три года войны прошли глупо, бесцельно, верховное командование доказало свою полную несостоятельность, что нашими войсками так и не было проведено ни одной успешной операции, а все успехи достигнуты за счет максимальных потерь среди особого контингента, именуемого «штрафными подразделениями». Якобы наше Министерство обороны наплодило столько надзирающих друг за другом служб, что воевать на фронтах стало просто некому, кроме вышеупомянутых «штрафников». И якобы начавшиеся переговоры о мире — это не добрая воля госпожи Президента, с болью в сердце взирающей, как четвертый год подряд гибнут граждане Соединенных Штатов, а лишь попытка правительства СДШ удержать хотя бы довоенные стратегические позиции.

А мы ответим маловерам — плевать на вас! Разве война — это развернутое наступление демократии по всем фронтам — не продемонстрировала обществу главное — безусловное, безоговорочное единение перед лицом общего подлого врага? Разве патриотический лозунг «Все — как один!» не стал подлинным национальным девизом, позволяющим бороться с максимальным напряжением сил? И мы еще раз, в который раз заявляем всем этим анархистам, коммунистам, террористам, экстремистам, националам, чисторассам, религиозным фанатикам, генодеструкторам и прочей сволочи — мы не потерпим! Ничего не потерпим! Так и знайте!

«Пионеры вселенной» — первопроходцы не только в космосе!»

Проверено и утверждено военной цензурой.

Военный цензор 2-го ранга, капитан УОС Мери Пикфорд.

Замечание для главного редактора.

Слово «наплодило» в сочетании с упоминанием Министерства обороны представляется не слишком политкорректным, так как может навести читателей на мысли о совершении полового акта с вышеупомянутым учреждением, что, в свою очередь, не может быть расценено как лояльность. Впрочем, понимая иронический подтекст фразы и с учетом того, что использована она в отношении противника, согласна оставить это слово на усмотрение автора и под вашу ответственность. Капитан УОС Мери Пикфорд.

Распечатка из сетевого письма

капитана Пикфорд

к своей подруге по колледжу,

бывшей любовнице Санни Звартхот

от 6 ноября 2189 г.:


Если бы ты знала, милая, какую дурь мне приходится теперь читать в этих бывших оппозиционных газетах. Заставь дураков богу молиться, они и лоб расшибут! Честное слово, дорогая Санни, последнее время мне в голову все чаще приходит эта старая присказка русских.

И расшибаем, милая! Причем со всем удовольствием тупого исполнительного усердия.

Последнее время я часто думаю вот о чем — не перебарщиваем ли мы с нашей всеобщей политкорректностью, с этим вечным стремлением никого не обидеть? И (крамольная мысль!) возможно ли оно вообще, это пресловутое общественное согласие? Ни для кого не секрет, милая, что конфедераты формируют свои войска по национальному признаку и не видят в этом никаких неразрешимых расовых противоречий. Немецкие бригады, французские, польские, арабские, африканские — никто из них не стесняется своей расовой принадлежности. Больше того, конфедераты в своем мужском шовинизме дошли даже до того, что почти не призывают женщин в армию, представляешь, какая дикость? Может, они считают, что женщина создана для того, чтобы рожать детей?!!!!!! (Восклицательные знаки — это эмоции, много эмоций.)

Но — воюют, и хорошо воюют, это я вижу из информационных сообщений, еще не прошедших мою цензурную вычитку. Скажу тебе по секрету, если иметь мозги, то можно увидеть правду даже из расхожих информашек. Достаточно просто внимательно вчитаться в описание наших очередных побед и сопоставить их со здравым смыслом и кратким курсом галактической географии. Например, успешная операция на планете Тайга, после которой из трех ранее занятых плацдармов у наших войск остался только один, при некотором размышлении уже не выглядит такой успешной, как бы генералы ни уверяли в обратном… Но — умолкаю, умолкаю…

Так вот, я о том, как воюют конфедераты. Про русских казаков, например, вообще рассказывают какие-то легенды. Может, они, русские, с их вечной оппозиционностью к здравому смыслу не так уж не правы? — думается мне порой. По крайней мере, они последовательны в своем отрицании очевидного. Три года назад, когда Соединенные Штаты только вступили в войну с Дальними Мирами, со всеми этими медвежьими углами, где укрылись террористы и экстремисты, мохнатые сторонники всевозможных национальных идей, сомневающиеся в нашем техническом и стратегическом превосходстве… И где оно, превосходство? Куда делось — ау-ау? Помнишь, как историк в колледже рассказывал нам про первую половину диковатого XX века, когда русские коммунисты миллионами гнали свой народ под обстрелы и гусеницы танков, пока не выиграли таким образом войну с германским рейхом…

Может, нашей демократии как раз не хватает подобной настойчивости? — думаю я сейчас. Почему всякие фундаменталисты, чисторасы и всевозможные генодеструкторы с окраин освоенной Галактики сражаются за свои идеи с пеной у рта, а мы, государство общественного согласия, несущее в космос великую идею объединения народов и наций в человечество, буксуем на каждом повороте? Сколько еще нужно убивать, чтобы оставшиеся прониклись высшим гуманизмом нашей миссии?

Впрочем, плевать на историю, плевать на политику, плевать на все остальные производные от глупости социума, все еще сжимаемого спазмами мужского махрового шовинизма. Вспомни, солнышко мое, как ты любила говорить в дни нашей светлой юности — поцелуйте кобылу в зад! Очень дельное предложение, между прочим! Именно такую бодрую резолюцию мне хочется оставить на большинстве статей, восхваляющих победу в войне, которую мы, похоже, уже прокакали…

Что творится с людьми, Санни-солнышко? Что творится вокруг? Честное слово, моя золотая рыбка, кругом столько идиотов, придурков и сумасшедших, что мне порой кажется, это не они, это я сошла с ума и только поэтому смотрю с изумлением на все окружающее…

Ты скажешь — твоя Пигги совсем расклеилась? Да, милая, нежная моя, я устала, очень устала!!!!!!!! Как бы я хотела сейчас припасть к твоей груди, моя нежность, почувствовать под пальцами твои упругие, коричневые соски, скользнуть губами по гладкой шейке…

Просмотрено и представлено вниманию вышестоящих инстанций инспектором сектора «G» интерсети, вторым лейтенантом Службы Стратегической разведки Линь Хо Мин.


Резолюция:

Взять под негласный контроль — под вопросом!

Старший инспектор ССР,

майор Тед Бронски.


Резолюция 2:

Взять под негласный контроль без вопросов! Ответственный за разработку оперативных мероприятий — майор Бронски.

Заместитель директора ССР,

бригадный генерал Борис Чернофф.

Планета Казачок. 6 ноября 2189 г.

4-й укрепрайон войск Казачьего Круга.

Бункер 5-й лазерной батареи.

03 часа 08 минут.


Соскользнув по трапу с легкостью почти бывалого артиллериста, Володя Налимов все-таки запнулся на последних ступеньках, цапнул краем каблука за неровность и, если откровенно, едва не спикировал носом. Но — вывернулся, поймал сам себя, горячо тормознулся ладонями о гладкие поручни. Секунду помедлил, перевел дух, мысленно переживая несостоявшийся позор падения, и твердо отчеканил первые шаги по батарейной палубе. Даже огляделся вокруг этаким орлом-командиром, наметанным взглядом цепляющимся сразу за все отдельные недостатки.

С первого взгляда недостатков не наблюдалось. Впрочем, со второго и третьего — тоже. Личного состава на палубе также не было — время отбоя, когда даже самые злостные нарушители распорядка дипломатично прячутся от глаз начальства по всяким каптеркам и «нычкам». Так что бравый спуск сотника Налимова (с особым артиллеристским шиком — как на санках с горки, небрежно скользя по трапу краешками подошв) прошел практически вхолостую. Во всяком случае, без должного показательного эффекта, подтверждающего, что новый комбат-5 тоже не лыком шит и не пальцем делан. Хоть и прослужил в войсках чуть больше четырех месяцев — всего ничего, но щи хлебает не лаптем, а, по меньшей мере, юфтевым сапогом офицерского образца.

«А почему никого, кстати? Где, кстати, господин дневальный?» — вспомнил сотник. Уж он-то, дневальный, точно должен встречать каждого спускающегося на орудийную палубу, ему по должности положено не надеяться на кодовую электронику люков, а бдеть в оба глаза за каждым входящим-выходящим.

«Не понимаю — какая тут сволочь распустилась сверх всякого разумения?!» — как сказал бы на его месте прежний командир батареи есаул Загребец. Уж он точно бы не молчал, не обнаружив дневального на законном посту у тумбочки перед оружейкой, не щурился по сторонам с близорукой растерянностью. Наверняка бы уже гремел громом, метал молнии и отплевывался огнем, яко чудище обло, озерно, стоглаво и (одновременно) зело огненно, мысленно усмехнулся Налимов. Или еще больше того — объявил «В ружье!», общее построение среди ночи.

Вот с кого стоило брать пример! Володя честно пытался брать, но получалось, сам понимал, не очень.

Да, и небрежный спуск, и орлиный взгляд, и первые веско припечатывающие шаги — именно так появлялся в подразделении Семен Загребец, кадровый офицер и душевный, в общем, мужик. У него подсмотрено. Жаль, глупо погиб есаул, оказавшись на открытой местности во время неожиданной бомбардировки с орбиты. В штабе потом сказали — даже для похорон ничего не осталось, обоих разнесло в пыль, и командира, и водителя Зимина. Казаки потом поговаривали о каком-то супероружии, мол, с неожиданной гибелью командира не все так просто, как делает вид контрразведка. Но это слухи, считал Володя, обычные армейские слухи, многократно преувеличивающие каждый чих.

Сотник Налимов, он же — кандидат наук физико-математических, бывший сотрудник кафедры прикладной физики, лауреат премии «Молодой ученый года» Владимир Петрович Налимов — совсем недавно занимался разработкой пресловутого супероружия в одной из сверхсекретных лабораторий. Кому, как не ему, знать, что никакого супероружия просто не существует в природе. Нет, не было и не предвидится!

Глупая, случайная смерть…

Впрочем, какую смерть можно было бы назвать умной? — мысленно уточнил Володя по давней привычке ученого все уточнять даже мысленно. Какая, в сущности, разница, где и как тебя разнесет на ошметки?

Зал перед бункерами лазерных установок, на языке батарейцев — главная палуба, был просторным, широким, с высокими, армированно-керамическими сводами, облицованными шумоотражающими плитами. В тусклом свете ламп, накаленных на треть — четверть мощности, железно поблескивали разлапистые станины энергонакопителей, вспом. и доп. агрегаты, кривляющиеся переплетениями спирально-трубчатых воздуховодов. Если пользоваться военной терминологией — блестели, как у кота яйца, именно этот биологический эталон исконно используют старшины-урядники, ответственные за чистоту.

Стройный ряд «вспомов» и «допов», выстроившихся вдоль стены, уходил в полутемную глубину в согласии с законами перспективы. Сами боевые лазерные установки располагались дальше, к ним от главной палубы вели длинные коридоры, нарочито зигзагообразные, как положено по технике безопасности. У каждой из четырех установок — отдельный бункер со своим коридором-проходом. Дополнительные меры безопасности — при нужде коридоры перекрываются целым рядом непробиваемо-герметичных шторок-дверей.

Бункеры с установками официально называются боевыми палубами номер такой-то. На жаргоне артиллеристов — «норы». В каждой такой «норе» можно отсидеться, как в отсеке космического корабля…

Порядок, в общем, на главной палубе — видел сотник Налимов. Как положено на лазерной батарее, в воздухе — ни пылинки, вокруг — ни соринки. Скрытые в стенах компрессоры с гулом накачивают азотно-кислородную смесь, кондиционеры держат температуру, попутно фильтруя воздух. Правда, подытожить, что в отсутствие командира на батарее все в идеале, — язык все-таки не поворачивается…

«Если командир отсутствует больше часа — порядок в подразделении нужно проверять заново. Если больше двух часов — можно не проверять, объявляй аврал и не ошибешься» — еще один строевой афоризм есаула.

Конечно же! Какой тут порядок? К гулу положенных механизмов явно примешивается сиплое подчавкиванье центрифуги, расслышал Володя. Отсюда закономерно возникают сразу три вопроса: во-первых, кто разрешил включить центрифугу, когда все силовые агрегаты должны, согласно приказу главкома, находиться в режиме полного энергосбережения? Во-вторых, почему разрешили? В-третьих, почему он, до сегодняшнего вечера и. о. командира, а теперь окончательный комбат-5, об этом ни сном, ни духом?

Что касается первого вопроса — кто разрешил, — то он явно не принадлежит к разряду вселенских тайн, понимал сотник. Наверняка несанкционированно запустил центрифугу мастер-наводчик, старшина батареи, старший урядник Алексей Трофимович Вернигора. На языке батарейцев — Дед или просто Трофимыч. Почему запустил — тоже не загадка века…

Принюхавшись, Володя ясно различил махрово-кислый запах дрожжевой браги, что неуловимо веял в стерильном воздухе бункера этакой чуть заметной, разухабистой ноткой. Значит, во второй центрифуге четвертой лазерной установки снова «выгуливают». Здесь, на главной палубе, почти не пахнет, слишком хорошо работает система вентиляции, а вот дальше, в «норе», наверняка разит…

Остается выяснить последний, третий вопрос — почему он, командир, ничего об этом не знает? Могли, черти, хотя бы предупредить! А вдруг бы он появился не один, а, например, с проверяющим?

В предчувствии грядущего объяснения Володя заранее грустно вздохнул. Про себя, конечно. Орлиный командирский взгляд он все еще держал на лице, хотя сам понимал, надолго его не хватит.

Вот есаул Загребец, Семка, Семен Иванович, отчаянный и взрывной, как самонаводящаяся боеголовка, мог любого старослужащего, расцвеченного орденами, поставить на место на раз-два-отжался. Он и перед начальством не прогибался, за что его даже в штабе по-своему уважали. За ним — как за каменной стеной. Хороший был командир, настоящий… А он, сотник Налимов, несмотря на погоны, соответствующие общевойсковому званию старшего лейтенанта, и приличную выслугу в секретной лаборатории, все еще остается человеком неисправимо штатским и интеллигентно-мягким. Казаки-батарейцы, разумеется, чувствуют слабину.

И что делать? Осатанеть окончательно? Начать гавкать сквозь сжатые зубы и заливисто облаивать каждый шаг подчиненных? Если бы не чувствовать себя при этом идиотом в квадрате, распекая людей, старших по возрасту и по боевому опыту, глядишь, и попробовал бы. Только к чему приведет такая собачья тактика — уже другой вопрос…

Как там говорил Семка Загребец про отличие резервистов от кадровых, приобщая его, офицера-салагу, к строевой философии?

— Ты начальник — я дурак, я начальник — все наоборот! Это, мил друг, не просто наблюдение из жизни, даже не прихоть генералитета, одичавшего среди парадов и построений. Это главное, на чем держится наша боевая краснознаменная! — рассуждал, помнится, есаул, зарядив себя глотком крепкого. — Только так и можно посылать людей умирать — с несгибаемым чувством собственной правоты! И кадровый офицер, воспитанный с малолетства в училищах, потертый в строю, отточенный на боевых операциях, эту правоту имеет в глубине души. Она у него — на генетическом уровне, въелась, как вошь в подштанники… А вы, бывшие штатские, все время рефлексируете про себя — а имею ли я право приказать, а не слишком ли, а что он подумает?.. И никак не вобьешь вам, бедолагам, в головы — что от фонаря до лампочки, чего там он, рядовой-подчиненный, себе подумает! Главное — что он сделает, на том стояли и стоять будут наши укрепрайоны! Вот взять хоть тебя, Налимыч…

Ты вот смотришь на человека и видишь — пожилой человек, усталый, детишек, наверное, куча, жена — бой-баба, цукает наверняка… А я смотрю и вижу — урядник. То есть он — сержант, я — капитан, и все между нами понятно и просто без всяких психологических выкрутасов… Вот в чем разница, усекаешь? Нет, воевать ты сможешь, хулить зря не буду. Малый ты храбрый, сам видел, и корректировщик огня от бога, любой угол отражения берешь в голове за доли секунды. А хороший командир из тебя не получится, нет, не получится, это я тебе говорю… Не в обиду говорю, не в уничижительном смысле, просто ты — другой, и с этим уже ничего не сделаешь, мил человек. Пусть у тебя всевозможные ученые звания и степени, а вот военной косточки в тебе — ни на грош с копейкой… И зря, скажу, сбежал ты из своей секретной лаборатории на передовую, блажь это! Там от тебя было бы куда больше пользы, хочешь — обижайся, а хочешь — нет! А лучше — брызни еще по маленькой, чтобы в стаканах стекло не рассохлось…

Конечно, с таким милитаризованным жизненным виденьем можно было спорить до хрипоты, что Налимов и делал. Но, по большому счету, прав был есаул, ох как прав… Две недели, как он, Володя, стал и. о. комбата, а дневального уже — днем с огнем. «И брагой разит, хоть закусывай еще за порогом!» — пытался разозлиться Налимов.

Распустились, сволочи! В самом деле, при есауле Дед тоже гнал самогонку, Загребец сам был не против отхлебнуть от старшинских щедрот. Бывший комбат, оставаясь в целом аки лев рыкающий, не то чтобы прямо делал послабления ветеранам, но, скажем, закрывал глаза на отдельные, из ряда вон выходящие случаи… «Но ведь и пахло как-то не так сильно!» — распалял себя сотник.

* * *

Несмотря на два десятка научных работ по теоретической физике и структурной биомеханике, сотник Налимов только в войсках узнал, что брага не бродит, не настаивается и, упаси господи, не киснет, — говорить так — прямое неуважение к этой тонкой субстанции, первичной, как энергия мирообразования. Брага (видишь ли!) гуляет.

Как явствует из химической формулы брожения, процесс «выгула» должен занимать минимум две недели, но разве такие астрономические величины устроят батарейцев? Народные умельцы — на все руки от скуки! — нашли способ ускорить уважаемую реакцию. Выяснили: если дать браге день постоять и «проникнуться» (выражение Трофимыча), а потом поместить ее в центрифугу ускорителя и включить центрифугу на полную мощность, то «прогулять» ее можно аж за 48 минут чистого времени, доказано экспериментальным путем. Что, естественно, позволяет приступить к перегонке в рекордно короткий срок, пока «нутро не успело ссохнуться, аки та пальма аравийская».

Вот чего Володя решительно не понимал, несмотря на блестящую кандидатскую и почти готовую докторскую, — почему брага лучше всего «гуляет» именно во второй центрифуге четвертого орудия, а никак не в первой и не в центрифугах других орудий, совершенно идентичных по техническим характеристикам? Но это он даже не пытался понять. Это, конечно, уже из области мистики.

Еще будучи замкомбата, Володя, со слов Деда, уяснил, что жидкость под названием брага — существо почти живое, нравное и капризное в самом непредсказуемом смысле. «И если, значит, ей по сердцу выгуливаться именно в центрифуге 4–2, то там ей, бляха-муха, самое место, Володенька…»

Сотник Налимов не считал, что вонючей смеси из дрожжей, сахара и воды самое место в боевом лазере. Хотя, надо признать, результат был — уже с первой перегонки Дед снимал с браги изумительный первач, чистый и жгучий, как слезы обиды в розовом детстве…

Так что искать источник запаха и, соответственно, очаг нарушения сотнику не пришлось. Решительным шагом он направился по длинному коридору к «норе-4», нарочито топая сапогами, чтобы там заранее услышали и (что сомнительно!) устыдились.

Конечно же — центрифуга работала, брага благоухала, седоватый живчик Трофимыч, машинально подкручивая пшенично-пепельные усы, пристально наблюдал за процессом, сняв для удобства один из щитков кожуха. Из-за его плеча, как любознательный гусь, тянул шею долговязый подающий из третьего расчета рядовой Загоруйко с красной повязкой дневального на правой руке.

От сопереживания тонким процессам брожения Загоруйко шмыгал носом и взволнованно теребил узкое лицо.

«Значит, вот кто у нас сегодня дневальный, вот кто оставил на произвол судьбы трап и тумбочку…»

Как там говорил Загребец: «Любое малое упущение в службе, каждый расстегнутый крючок гимнастерки или криво пришитый погон есть потенциальный плацдарм для вражеского десанта!» У него трудно было понять, когда он шутит, когда — серьезно. У кадровых офицеров все-таки особое, своеобразное чувство юмоpa, давно заметил Володя. С привкусом сапожной ваксы, не иначе.

— Старший урядник, какого черта?! — гаркнул Володя как можно внушительнее.

Дед оторвался от созерцания вращающейся центрифуги и неторопливо повернулся к нему:

— А, это ты, Володенька… Как сходил, что в штабе рассказывают, зачем вызывали?

— Да низачем, в сущности, Дегтярь опять гонял из пустого в порожнее… — честно ответил Налимов, глянул на центрифугу и опять разозлился: — Трофимыч, какого черта, говорю?! — повторил он.

— Ась? Кого, говоришь? — Трофимыч, хитрован, даже приложил к уху крепкую заскорузлую ладонь, показывая, как он честно пытается расслышать старшего по званию. Но — годы, годы… А слух у него, между прочим, как у локатора, давно убедился Володя. И Дед знал, что он это знает. Дурочку валял…

Налимов больше не отвечал, молчал значительно и напряженно.

Для Вернигоры, вдвое старше самого старшего из батарейцев, они все, и офицеры, и сержанты, и рядовые, были Володеньками, Мишеньками и Петеньками, никак иначе. Впрочем, старый казак понимал службу, батарейцы слушались старшину, как отца родного, строгого, но справедливого.

Все знали, Дед пошел в армию добровольцем, когда трое его сыновей погибли на боевых кораблях, а младшенький, мизинчик, пропал без вести. Да и мастер-наводчик он первоклассный, когда за дальномерным прицелом Трофимыч, лазерная установка разве что музыку не исполняет. Или — исполняет все-таки. По крайней мере, похоронные марши для кого-то точно звучат…

Раздувая ноздри и выпрямившись струной, сотник Налимов свирепо бычился на старшего урядника. В точности, как есаул Загребец: чуть вытянув вперед шею, словно бы примериваясь, с какой стороны куснуть, прежде чем разжевать и выплюнуть. Правда, опять, наверное, получалось не очень…

Дед, щурясь ясными как небо, голубыми глазами, особенно ярко блестевшими на буро-загорелом лице, отвечал ему нарочито кротким, ласковым, даже умильным взглядом. Прижмуривался, подчеркивая глубокие шрамы морщин на дубленой коже. Мол, все нормально, Володенька, полный порядок в войсках. С чего ты, мил человек, вдруг раскипятился, не случилось ли что? Ан и случилось даже — так не бери в голову, пустое все, суета сует и всяческая суета… Именно это говорил взгляд старшины, безмятежный и доверчивый, как у младенца.

Вот хитрован! Ну и как прикажешь его отчитывать, если он смотрит на тебя, словно ласковый дедушка из далекого детства?

Володя от неловкости громко откашлялся, прикрывая рот полусогнутой ладонью. Запал строгости катастрофически угасал, хотя, если совсем честно, его особо и не было.

— Так… Гуляет брага-то? — хмуро поинтересовался он.

— Гуляет, милая, ох гуляет, рассупонь ей в дышло! — напевно подтвердил Дед.

— Так точно, господин сотник, как есть гуляет! — радостно отрапортовал Загоруйко.

— Так… А ты что здесь делаешь, дневальный?! — мрачно повел головой Володя. — Почему не на месте, почему пост оставлен?! Распустились, черти?!

— Дык это… Один секунд, господин сотник, на миг единый только отошел… — начал было оправдываться Загоруйко.

Но теперь и старшина глянул на дневального так, словно бы впервые заметил. Разом отвердел лицом, подобрав морщины и выпятив тугие бугры желваков.

— Дневальный! — нарочито сдержанно позвал он.

— Я! — вылупил глаза Загоруйко, вытягиваясь по стойке смирно.

— Какого ж лешего ты у меня за спиной топчешься? Ты где, сукин кот, должен находиться во время дежурства, аль забыл? — хрипловатый, с трещинкой, басок старшины задребезжал особенно пронзительно и едко. — То-то я чую, кубыть у меня сзади ктой-то дышить… А ну, пошел на пост об одной ноге, пес собачий! Чтоб духа не было, чтоб пулей свистнул! — окончательно рассвирепел Дед.

«Пес собачий», больше не прекословя, свистнул пулей. Рванулся на пост, дробно топоча сапогами.

«Вот командира бы они так слушались!» — мелькнула у Володи ревнивая мысль.

Конечно, старшина — это им не молодой и. о. командира, у Трофимыча не забалуешь. Старичок властный, из тех, что мягко стелет, но еще поди выспись. С ним лучше не бодаться характерами. Себе дороже по любым расценкам, это Володя уже уяснил.

В принципе сотник сам понимал, что для новоиспеченного офицера такой авторитетный старшина, как Трофимыч, — подарок судьбы. Правда, и подарки судьбы, бывает, виснут камнем на шее. В последнее время Налимову все чаще приходила не слишком оригинальная мысль, что пора бы ему почувствовать себя на батарее командиром, а не свадебным генералом с погонами старшего лейтенанта. Дилемма… Пресловутое раздвоение личности на «хочется» и на «можется» — верный кусок хлеба с маслом для высокооплачиваемой когорты психоаналитиков…

Картинный гнев старшины мгновенно погас, морщины расслабились, и он опять глянул на командира этаким кротким голубем на голубицу.

— Ну что с ним делать? Никакого сладу с этим народом, — доверительно пожаловался он. — Им хоть кол на голове теши — они все свое! Так, Володенька?

Нет, хитер Трофимыч, ох и хитер… Просто лис в сиропе! Матерый лис, седой, битый, стреляный… Перевел-таки стрелки с больной головы на здоровую, старый хрен!

Против воли сотник усмехнулся и покачал головой. Старший урядник немедленно подхватил его усмешку, сам заулыбался, показывая желтые, прокуренные, но еще крепкие зубы.

В общем-то, все понятно без слов… Глянешь в его нахальные голубые глазки — и все понятно… От этого веселья, заблестевшего между ними искорками, Володе окончательно расхотелось выговаривать старшине. Ну — брага, ну — самогонку гонит… А где ее не гонят, с другой стороны? В казачьих войсках служба без «самопляса» никогда не вытанцовывалась. А теперь, когда орбита обложена кораблями штатовцев, когда снабжение стало совсем никакое, и подавно…

— Трофимыч… — примирительно позвал сотник.

— Аюшки? — с готовностью откликнулся тот.

— А меня командиром батареи утвердили. Сейчас в штабе сказали — все, приказ подписан… Поздравили даже. Комендант Дегтярь лично руку пожал и речь двинул. Коротенько так, минуток на двадцать с гаком.

Сказал и подумал — словно хвастается.

— Так это же хорошо, Володенька! — Дед явно обрадовался. — Уже намедни казачки за это гутарили — мол, хорошо бы тебя утвердили… Ты же наш, свой, у нас начинал. А то пришлют какого ни есть долдона, толкуй потом с ним.

— Хорошо, — подтвердил Володя без особого веселья в голосе.

Дед понял. Он вообще-то все понимал, Трофимыч — умный мужик, хотя и любит строить из себя этакого деревенского валенка — кубыть, да мабуть, да небось с авосем. Мы, мол, люди простые, поселяне, коровам хвосты крутим, кашу вилами едим…

— А ты не сомневайся, сотник, за дисциплину! Это сейчас, пока затишье, казачки рассупонились мало-мало, — сказал Дед уже без своих обычных ухмылочек. — Тоже можно понять, устали люди, четвертый год, почитай, воюем. Металл уже уходился, не то что люди. Вот и чудят казачки, как без этого? На этой проклятой войне и святой начнет за пятки кусать, прости, господи… Когда боевые начнутся — порядок будет, это я тебе отвечаю! Даже не бери в голову, комбат…

— Твоими бы устами, старшина… — с сомнением качнул головой Володя.

— Э, мил человек… Что-то мне не нравится твое настроение, — насторожился Дед. — Ты, конечно, их благородие и офицер, а я всего лишь урядник, и не по чину вроде… Но я тебе по-простому, по-стариковски скажу, Володенька, — бросал бы ты разводить бодягу промеж души. Ты — командир, и все это знают, а кто забыл — тому я сам напомню, даже не сомневайся. — Трофимыч веско качнул темным литым кулаком, обильно опушенным жесткими белесыми волосками.

«Фундаментальный кулак! Убедительный, будто канцелярский штамп на бумаге!» — мысленно согласился сотник.

Несмотря на почти полные семьдесят, Дед еще мог в одиночку забросить в казенник снаряженную заряд-кассету, а та весит почти пять пудов. Даже смерть сыновей его не согнула, только теперь он каждый вечер подолгу молился, беззвучно шевеля губами перед батарейной иконой…

— Я ведь долго прожил, Володенька, я ж понимаю — ты теперь все оглядываешься на есаула-покойника, мол, как он, а как я, да как супротив него… — сказал Трофимыч. — А и не надо этого! Тебе — не надо! Семка Загребец, царствие ему небесное, вояка отчаянный был, лихой казак, кто бы спорил… Такой был ерш — без мыла в глотке застрянет… Да только он все больше на горло брал, нахрапом командовал, прости, господи, что о покойнике так-то… — набожно перекрестился старшина. — А я тебе так скажу, Володенька, по-стариковски скажу — оно не всегда нужно за горло брать. Иной раз, вишь ты, с людьми по-человечески хорошо бы, по-свойски… Не звери же, чтоб без конца друг на друга зубами щелкать. И без того народ залютел на этой войне — не приведи Иисусе…

Дед вдруг вскинулся, глянул на главный батарейный хронометр, упакованный в куб из бронестекла, и зачем-то сверился по часам коммуникатора на запястье. Похлопал широкой ладонью по кожуху, за которым сопела центрифуга 4–2. Судя по крепнущему запашку, брага уже набирала ядреную алкогольную суть.

Володя терпеливо ждал продолжения. Он знал, Дед никогда не выплескивается сразу.

«Остатнее слово дороже дорогого» — тоже выражение старшины.

— Я же помню, как ты летом пришел к нам на батарею. Хоть и офицер, сотник, а салага салагой, — продолжил Трофимыч. — Ну, думаем, мальчику романтики захотелось, пришел чины выслуживать, ордена ловить. А потом — штурм. Помнишь, как было-то?

Володя помнил. Еще бы не помнить! Десантные корабли штатовцев шли волна за волной, без продыха, накатывались, как прибой на камни, и казалось, дальнобойные установки раскалились от непрерывной работы.

Это казалось, конечно. Ему ли, дипломированному физику, не знать, что лазерные установки при работе не нагреваются, другое дело — силовые агрегаты. Хотя и у тех хорошие теплоотводы… А потом их батарею нащупали корабельные дальнобои с орбиты, и бункер словно бы закипел, и ладони действительно начали прижариваться к тумблерам, а пальцы — к клавишам…

Пожалуй, он тогда впервые ощутил противника совсем рядом, вспоминал потом Володя… Ну, пусть не совсем рядом, справедливости ради, — на многокилометровых расстояниях, приближенных сканерами и визорами, зато — «на луче», как называют это артиллеристы-лазерщики.

Потом бункер (тот, старый) начали планомерно долбить, и горела уже не только техника, люди тоже горели. Острый, душный смрад жженого мяса напоминал о давних студенческих пикниках с костром и шампурами. Противный запах, если разобраться. Только тогда Налимов почувствовал, насколько тошнотворно пахнет жженое мясо…

Они, оставшиеся, продолжали стрелять, «держали лучи». Это казалось на тот момент самым главным, самым важным в жизни — свести весь мир в три точки прицела.

Нет, страха как такового не было. Злость, упрямство, азарт, ненависть, отчаяние — все что угодно, но страхом, шкурной заячьей дрожью это вроде бы не назовешь, вспоминал он потом…

Володя помнил, с самого первого сигнала боевой тревоги он сильно взволновался, как бы казаки-батарейцы чего не подумали, не решили бы, что их новый помкомбата струсил в первом же бою. Смешные, надо признать, опасения. С учетом происходящего — нелепо, по-детски глупые. Больше всего боялся того, чтоб не подумали, что он испугался — даже звучит нелепо. Но именно это чувство преобладало при первых атаках штатовцев, заставляя постоянно демонстрировать нервную, преувеличенную, обычно не присущую ему бодрость.

— Я, Володенька, тебе так скажу, — перебил его мысли Трофимыч. — Ты — наш, из 5-й дальнобойной, теперь уж точно наш. Потому что ты — настоящий мужик, правильный, хоть и любишь, бывает дело, размазать кашу по тарелке. Казачки так гутарят, а их не обманешь…

Слышать это было приятно. Даже более чем. Только неловко как-то, когда тебя хвалят прямо в глаза. Впрочем, про кашу на тарелке — это уже не слишком похоже на похвалу…

— Ладно, — неопределенно мотнул головой Володя. — Закрыли тему! Только слышь, Трофимыч, ты бы все-таки заканчивал свою бодягу, с брагой-то… В штабе сказали, того и гляди общую тревогу объявят, у штатовцев новые корабли замечены на подлете, вроде — десантные транспортники.

— Думаешь, опять полезут? — старшина озабоченно сдвинул неровные седые брови.

— Похоже на то.

— Да что ж им все неймется-то, разъедрить кочерыжку! — с чувством выругался Дед. — Война, почитай, закончилась, мирные переговоры уже идут, а им все неймется! И так ужо народу положили великие миллионы, а им все мало, чтоб их разорвало и подбросило! Все им мало, ети их мать, все нужно напоследок еще кого-нибудь уконтрапупить!

— Политики. Им хоть и напоследок — да помахать кулаками. А наши укрепрайоны снова на острие удара, нам — опять держаться… В штабе так говорили… Смотри, старшина, предупреждаю, тревогу объявят, солью твою брагу к чертовой бабушке! — пообещал комбат. — Прямо в отстойник солью, не посмотрю, насколько она нагулялась.

— Да не успеют, Володенька, как есть не успеют. Шесть минут, почитай, осталось — всего делов. А потом я ее — в бидончики, да запечатаю, да заховаю подальше. Потом, даст бог, перегоню как-нибудь…

У Володи вертелась на языке шутка о сомнительности божественного начала в изготовлении самогонного пойла, но он сдержался. При всех прочих, Дед был глубоко верующим человеком, от подколок на подобную тему немедленно начинал щетиниться.

— Смотри, старшина, я тебя предупредил, — повторил Налимов…

Глава 2

С точки зрения орла

Орбита планеты Казачок. 6 ноября 2189 г.

Транспортный звездолет «Бравый».

Гравитационно-базисный катер 1 — й роты. (Гроб-1.)

03 часа 09 минут.


Время шло, время ползло, время тянулось, как тянется на зубах резиновая позавчерашняя жвачка. Жвачка — да, похоже, пожалуй… Действительно, когда торчишь в капсуле, запакованный в кресло-катапальту, такое ощущение, словно ты сосредоточенно пережевываешь само время. Все жуешь и жуешь, нудно, устало и монотонно, а оно все не кончается и не кончается…

С одной стороны — хорошо, что мы зависли здесь, на орбите. Это значит, что первым эшелоном наш батальон не пойдет. Прорывать широкой грудью планетарную оборону — это счастье мокрых подштанников сегодня обломилось не нам. Я не ехидничаю и не желаю зла ребятам из других атакующих подразделений, но себе я тоже не желаю зла по понятным причинам. Лучше болтаться здесь, чем прорываться в первых рядах, когда оборона казаков еще свежа и азартна. Умом это хорошо понимаешь, только ждать все равно устаешь, вне зависимости от доводов рассудка.

Краем уха я прислушивался к тому, что болтали по внутренней взводной связи наши доблестные десантники. А что еще делать, когда третий час нет сигнала к атаке? Только трепаться, чесать языком о зубы, бессмысленно убивая время.

Возникает философский вопрос — сколько же времени человек бессмысленно убивает за свою жизнь, дожидаясь, в сущности, только того, чтобы умереть… Но я, пожалуй, не буду развивать эту тему.

— А что ты думаешь — вот придешь ты к своему Господу и скажешь, мол, так и так…

— К нашему Господу, — строго поправил Пастырь.

— Ну, нехай! Пусть — к нашему… Вот приходишь ты, значит, к нему, весь из себя ровнее параллельных прямых, и начинаешь излагать все свои заслуги в подробностях, как в наградном листе, — разглагольствовал мой помкомвзвода Кривой. — Так и так, Господи, жил я честно, молился тебе всю жизнь, сохранял руки чистыми, а совесть — без пятен. И даже погиб за тебя на войне, то есть не прямо за тебя, конечно, за демократию Соединенных Штатов, но — при убеждениях, из-за которых оказался в штрафбате. И, значит, Господи, хочу от тебя за это следующие блага: пункт первый — пристойное жилье в райских кущах, пункт второй — материальное обеспечение по нормам старшего офицерского состава, или, как там у вас, — на уровне ангельского корпуса. Пункт третий…

— У Господа, заблудший мой брат во Христе, блага не просят, — гулким басом перебил Пастырь. — Благо у него просят, а не блага! Это все ваши мирские меркантильные измышления, что у Господа можно выпросить богатства земные, словно из сумы достать загребущими лапами. Не видят людишки дальше своего носа, золотой телец им глаза застит безбожным сверканием, вот и равняют они, убогие, самого Господа по своему образу и подобию, прости мя грешного…

— Мне, например, телец ничего не застит, — вставила Лиса. — Мне, например, на этого самого золотого тельца — хоть бы одним глазком… А то — крутишься всю жизнь, крутишься, да так и сдохнешь с отрицательным балансом на всех счетах…

— А зачем тебе положительный баланс после смерти? В раю кредитки не принимают, — встрял Профессор.

Когда-то он преподавал физику в каком-то провинциальном университете, и в его голосе до сих пор проскальзывают назидательные учительские интонации. В армии он служил ракетчиком, пока не попал в штрафбат.

— Даже «magnym platinym»? — искренне удивилась Лиса, наша взводная нимфоманка, крепкая именно задним умом. Тем самым, что ниже талии.

— Ну, разве что «magnym platinym». Эти, говорят, везде… — съехидничал Профессор. — Слышь, Пастырь, ответь боевым товарищам, как специалист, — в раю «magnym platinym» принимают или тоже мимо?

— Да ему-то что беспокоиться о земных кредитках? — снова подал голос Кривой. — У него в божьем банке открытый счет, с его-то заслугами…

— Вот черти, бесы, истые бесы, прости, господи… — пробормотал Пастырь. — У Бога, чтоб вы знали, души грешные, просят справедливости и понимания, ибо ничего другого и не нужно человеку мирскому, — начал наставлять он. — Ничего другого глупые людишки и постичь не могут куцым своим умишком. Знаешь, как в старину говорили косоглазые язычники: «Если бегемот глядит на луну, он напрасно тратит цветы своей селезенки…» А я гляжу на тебя, брат мой Кривой, и сдается мне — какой-то ты не такой уж брат мне! От таких, как ты, смешливых, — все зло и скверна! Еще когда говорил Зельфер-пророк, царствие ему небесное: «Чем угрюмых и неверующих, бойтесь насмешливых, ибо насмешка точит веру, аки река — берег…»

— Аки-каки… Иже еси на небеси… — глубокомысленно изрек Кривой.

— А еще говорил Зельфер-пророк: «Слушающий крамольные речи — сам крамолу в себя допускает, ибо крамола просачивается внутрь, как яд невидимый, незаметный, но разъедающий!»

Во всеоружии теологической мудрости Зельфер-пророка нашего Пастыря, бывшего подпольного батюшку, получившего в штрафбате соответствующую кличку, голыми руками не взять. Но, судя по вибрирующим интонациям, проповедник уже начинал горячиться.

* * *

Тоже мне — теолог-схоластик, хранитель устоев веры… Совершенно не умеет спорить. Мужик огромный, лохматый, сильный, с виду страшный, как матерый медведь-шатун, а чуть тронешь его догмы, обижается и нервничает, как ребенок. Неужели неясно, что Кривой нарочно его подначивает? Скучно ему торчать в капсуле, вот он и развлекается подобным нехитрым способом.

Что удивительно, Пастырь — отличный солдат. Быстрота, решительность, сила — всего этого у него в избытке. Да и покалякать с ним интересно, он много путешествовал, много видел и много читал. Во всем, что касается обычной бытовухи, — вполне нормальный мужик. Но как только в разговоре появляется намек на религию — все, меняется человек, словно одномоментно мутирует. Сразу становится упертым, раздражительным и нетерпимым.

Все-таки фундаментальная идея — великая сила! Это я всегда знал. Как все великие силы, она без зазрения совести переворачивает окружающее с ног на голову, не обращая внимания на последствия…

Конечно, другой бы на месте Кривого поостерегся от религиозных дискуссий с Пастырем. Больно горяч бывший батюшка и в гневе неистов до хруста костей оппонентов. Но Вадик Кривой (такая фамилия, что и клички не надо!) — это Вадик. У него, по-моему, инстинкт самосохранения отсутствует от рождения. Ну, нравится ему дергать Пастыря, как тигра за усы…

Когда-то мы с Вадиком воевали в повстанческой армии на Усть-Ордынке, и он еще там прославился рискованными выходками на грани выживания. Настоящий «человек войны». Человек, созданный для войны, человек, который живет на войне и дышит полной грудью, только когда в воздухе есть примеси напалма и пироксилина… Так что я не удивился, увидев его среди очередного пополнения «Мстителя». Раз служит — штрафбат по нему наверняка все слезы проплакал и все глаза проглядел. Удивительно другое — как он, с его явным славянофильством, оказался в армии Штатов, а не в войсках Казачьего Круга, например, или в дивизии «Русские медведи», или в каком-нибудь «Славянском легионе».

Три с половиной года назад, в сортировочном лагере на планете Урал, наши пути разошлись и я долго не имел никаких известий о его судьбе. Но — встретились. Вот уж действительно, гора с горой…

«Если гора не идет куда велено, то есть, в принципе, и другие способы!» — как утверждал некий господин Магомет, древнейший специалист по тектоническим сдвигам.

На самом деле — эта галактическая война все на свете перемешала. Все нации и национальности воюют и с той, и с другой стороны, и уже не понять — кто за какую идею. Сдается мне, Штаты, подняв в качестве знамени лозунг объединения народов и наций в единое человечество, сами не ожидали подобного результата. Объединение в чем-то даже идет, просто объединяемое человечество мордует друг друга с прежним остервенением уже на почве объединения.

«Человек — гной еси и кал еси!» — как любит говорить Пастырь, цитируя кого-то из древних пророков. Может, того же Зельфера Неистового, что в конце прошлого века спровоцировал на планете Хатанга абсолютно не божескую резню…

* * *

— А нехай так! — азартно соглашался Кривой, продолжая докапываться до экс-батюшки. — Вот ты говоришь — скверна, крамола, бойся насмешников, что точат зубы о веру…

— По зубам можно и схлопотать!

— Это как раз понятно. Но неубедительно. Давай лучше разберемся в нюансах.

Сам-то ты что хочешь от Бога? На чем строишь взаимоотношения? Я так понимаю, благо свое ты получаешь в обмен на что-то, в конкретном случае — на сумму предъявляемой праведности в пересчете на ангельскую валюту по курсу. Что в итоге означает всю ту же торговую сделку, свободный товарообмен, который есть прямая основа неприкрытого капитализма. Вот я и говорю — на небе тот же самый капитализм, потому что по-другому ни человеки, ни ангелы жить не умеют. Нет других способов, не изобрели еще иные принципы коллективного существования, кроме как втюхивать ближнему своему все с себя, из себя или из-под себя, если шибко ловкий… А ты мне — вера, совесть, аз воздам, трали-вали! А сколько стоит эта самая совесть — молчок. Какой мне с нее доход, какой в будущем процент рентабельности?

Это у них давний спор, привычный, как застарелый нарыв. Пастырь взывает, а Кривой отстаивает право на несовершенство человеческой личности, с которым якобы нужно смириться, как с врожденным уродством. На мой взгляд — довольно бесцельная дискуссия, где оба и правы, и не правы, и в общем, маются дурью. Любая такая дискуссия вообще бесцельна, даже если кончается соглашением сторон на среднеарифметических тезисах. А Кривой с Пастырем вряд ли когда-нибудь договорятся, один — бесшабашный пофигист, второй — фанатик, вдохновляемый негасимой идеей. Не просто разные — диаметрально противоположные точки зрения. Противоположности притягиваются, конечно, но только для того, чтобы искрить и взрываться…

Впрочем, пусть мелют воду в ступе, если нравится. Чем бы дитя…

— Совесть, брат мой грешный, надо иметь помимо всего! Только тогда это и называется — совесть, а никак иначе… Именно совесть определена человеку божественным началом, а вот твой процент рентабельности — это как раз от дьявола! — продолжал гневаться Пастырь.

— А я перед войной только-только квартиру купил, — вдруг раздался жидкий тенорок Пентюха. — Микрорайон так и назывался: «Райские кущи». Хорошая квартира, просторная, с общим бассейном, с зимним садом на крыше… — Солдат, углубившись в воспоминания, тяжело и протяжно вздохнул и вроде бы даже всхлипнул.

Это неожиданное заявление вызвало многоголосый взрыв хохота. Тут же посыпались шуточки, что отсюда, из «гроба», до райских кущ куда ближе, чем из самого элитного микрорайона. Мол, не переживай, Пентюх, не дрожи коленкой — будут тебе и кущи, и осанна с ладаном на закуску. Как пойдем на снижение, так и увидишь перед собой райские врата с позолоченной фурнитурой. Прямо туда и ныряй, чтобы обратно не подниматься. Все там будем!

— Да тьфу на вас, безбожники, ироды! — заявил Пастырь, все еще не остывший от подначек Кривого. — Вот нехристи, прости, господи! Вам что божья роса, что дерьмо в разлив — лишь бы градус давало! Зубоскалите без ума и сами не ведаете, о чем…

— Внимание по батальону! Первая рота, второй взвод — отставить лишний базар! — перекрыл всех металлический, усиленный мембранами голос комбата майора Дица. — Развеселились, сволочи?! Внизу будете веселиться, это я обещаю!

Понятно, что Диц контролировал каждый чих по своей командирской связи. Но отставить разговоры в капсулах — это он хватил, конечно. Кого сейчас, между жизнью и смертью, можно напугать окриком?

Вот такое у нас командование, замечу. Офицеры-надзиратели! Если бы командовать умели, как надзирать, — цены бы им не было ни оптом, ни в розницу.

— Ну, мочекрыл пузырястый! Ну, я с тобой разберусь после высадки! — тут же поддакнул начальству Градник, еще не избавившийся от сержантской привычки преданно подгавкивать на любой чих старшего по званию. — На земле ты у меня получишь брачные игры болотной вонючки!

(Сдается мне, первопереселенцы, народ мужественный, но шершавый, здорово порезвились в свою героическую эпоху, наделяя инопланетную живность подобными разухабистыми названиями.)

Я так и не понял, кому конкретно пригрозил ротный. Может, никому. Главное — прокукарекать, а там хоть не рассветай…

— А про посадку бы не стоило раньше времени, господин второй лейтенант, сэр, — немедленно забубнил еще кто-то, прямо подтверждая мои мысли, что людей в капсулах пугать уже нечем. — Плохая примета — раньше времени о земле… Как бы увидеть еще эту землю, господин второй лейтенант…

— Ладно, не дрейфь, пехота! — бесшабашно заявил Кривой. — Двум смертям все одно не бывать! Кто-нибудь против? Нет таких? Значит, принято единогласно!

— А кто больно смелый такой, сплюнул бы через плечо на удачу, чем языком трепать… — не смутившись, пробубнил голос.

— Думаешь, помогут твои плевки? Против девушки-то с косой? — насмешничал Вадик, переключившись с Пастыря на нового собеседника.

— А я не думаю. Я, милый, надеюсь, в мать бога душу… — рассудительно отозвался голос. — Кто его знает, когда и чего поможет… Я, милый, всегда надеюсь…

— На что?

— А ни на что, милый! Надеюсь — вот и все тут, чего и тебе советую…

По характерному словечку «милый» я, наконец, узнал этот неразборчиво-ржавый голос. «Милка», так его окрестил Диц, самолично раздавая пополнению положенные клички.

Пожилой солдатик, сутулый, седой и угрюмый. Если мне память не изменяет, из космодромной обслуги.

Был у меня приятель, Василий Рвачев, Рваный, из тех солдат, что погибли на Казачке в прошлую высадку, так он тоже выражал свое отношение к окружающей действительности неумолчным скрипом. Но Милка, пожалуй, будет еще позанудливей. Чрезвычайно унылый типаж. Даже удивительно, как при его задумчивом пессимизме можно было загреметь в штрафбат «за буйство и непристойное поведение». В самой формулировке есть нечто дерзновенно-веселое, что совершенно не вяжется с внешностью потасканного верблюда, заработавшего в караванных скитаниях стойкую аллергию на песок. Давно хотел об этом спросить и всегда забывал…

— Ты, Милка, засунь свои советы сам знаешь куда, где им самое место! Я — никогда не надеюсь! — категорично заявил Вадик. — Я жду. Как фишка ляжет, так оно и будет! А как ляжет она, кто ее на орел-решку положит — черти ли, ангелы, мне все равно…

— Взводный, а взводный! — неожиданно вступила Игла. — Ты где там затих, командир?

Это уже по мою душу. Промолчать? Так ведь не отстанет.

— Чего? — откликнулся я.

— Взводный, ты меня любишь?

— Люблю.

— Сильно любишь?

— Почти как гангрену конечностей, — подтвердил я.

— Верхних или нижних? — с любопытством поинтересовался Компи, чудо-мальчик из продвинутого поколения компьютерных гениев, что для каждой мысли открывают в мозгу отдельный файл. Если бы чудо-мальчик еще не тырил деньги с армейских счетов, до сих пор бы сидел в штабе за своей чудо-техникой…

— Всех четырех, — пояснил я.

— Значит, любишь! — Игла шумно и удовлетворенно вздохнула.

Игла — хорошая девчонка и отличный солдат, на Тайге она показала, что не просто так дослужилась в разведке космодесанта до звания старшего сержанта. Она — командир отделения у меня во взводе, и командир хороший. Вот только лицо у нее, как видение в ночном кошмаре, это определенно. Наткнешься неожиданно взглядом — мороз по коже. Даже удивительно, насколько дисгармонично может сложить природа обычные, в общем, черты. Такое впечатление, словно бы ее еще при рождении тащили за голову нетрезвые акушеры, тащили, тащили с пьяным упорством, да так и бросили, заранее признав новорожденную нежизнеспособной. А та выжила, наперекор диагнозу, и теперь удивляет всех причудливой, лобасто-серповидной формой черепа, где уши, нос, рот и глаза расположились в каком-то нарочитом беспорядке, наползая друг на друга и ехидно кривляясь. Что касается фигуры, то она вполне подошла бы борцу силового стиля — широкие, ссутуленные плечи, мощные руки, свисающие почти до колен, неожиданно тонкая талия и короткие, сильные ноги-тумбы.

Молодая ведь девчонка, и умная, и веселая, и хороший товарищ, а глянешь на нее — сразу множественные ассоциации с сериалами о злодеях-генетиках и жертвах клонирования. Я знаю, она родилась и выросла на рудниках планеты Хатанга, там многие рождаются с отклонениями. Почему — неизвестно. Медики до сих пор разводят руками — все в порядке, мол, никаких видимых причин, никаких аномалий в экосфере не зафиксировано. Может, врут, а может, просто не знают, что фиксировать. Эта инопланетная экология во многом до сих пор тайна за семью печатями…

— Командир, а командир? — не отставала она.

— Ну, чего тебе еще?

— Ты меня трахнешь, наконец? Или девушка так и будет сохнуть во цвете лет?

Что удивительно, она ничуть не смущалась обсуждения своей, мягко говоря, своеобразной внешности. Наоборот, словно бы поощряла к этому. Сама вызывала на подобные разговоры, ковыряя и ковыряя собственный внешний вид, как незаживающую болячку.

Кто поймет этих женщин? А женщины, выполняющие мужскую работу, тем более загадочные существа.

— Трахнуть, говоришь… Наконец, говоришь… — Я сделал вид, что задумался. — Во цвете лет — это, конечно, довод. Только вот не знаю, как бы решиться… Уж больно ты, мать, страшна, не приведи господи, в безлунную ночь на узкой дороге… Только если уж совсем подопрет, тогда — не знаю…

— Умеешь ты, командир, сказать девушке приятное, — хихикнула наша душераздирающая красавица.

— Да и ты, вижу, мастерица головы кружить, — отговорился я.

Меня она доставала особенно часто, этакие кисло-сладкие шуточки, подколочки и подхихикиванья про любовь до гроба. Настолько часто, что уже не поймешь, где в каждой шутке кончается доля шутки. Слишком много внимания. «Влюбилась, что ли?» — думал я иногда. Вот только этого мне не хватало! Жалко ее, она хорошая, а хорошему человеку отказывать в такой малости, как любовь до гроба и верность практически до утра…

Тем временем взводный коллектив подхватил тему отношения полов со всем энтузиазмом застоявшегося солдатского кобелизма. Профессор, гнусно посмеиваясь, распинался, что не может до такой степени подпереть мужика, чтоб с Иглой — в папу-маму того-сего. Кривой неожиданно взялся отстаивать галантную точку зрения, рассуждая, что когда сперма от напряжения вскипает — и на ведьму полезешь, и хоть на Иглу. Остальные шумно сочувствовали обоим мнениям, сопели, пыхтели и пускали слюни.

Потом в разговор снова вмешалась Игла и томно поблагодарила Вадика за то, что поставил ее прелести сразу за ведьмой, а не после чертовой бабушки или, допустим, гигантского клешнястого скорпиона с планеты Сахара. При такой высокой оценке все-таки остается надежда на личную жизнь, потому что на каждую ведьму найдется свой леший, водяной или просто сучок замшелый. «Пусть и не такой замшелый, как сучки здесь присутствующих!» — подытожила она. Чем вызвала новый взрыв хохота и сальных шуточек.

Я же говорил — она умная! Женщине с внешностью монстра нелегко выживать без развитого чувства юмора.

— Да тихо вы, черти богохульные! Кончайте шуметь, надоели! Дайте хоть напоследок в тишине помолиться! — рыкнул Пастырь.

На этот раз все замолчали. Может, потому, что капсула вроде бы дернулась…

Нет, показалось…

Замечание Пастыря в общем и целом вполне справедливо. Не слишком геройское — в смысле напоследок, — но не лишено правды жизни. Если батареи планетарной защиты Казачка работают хорошо (а когда они у казаков работали плохо?), то плановая убыль при прохождении через атмосферу составит 20–30 % живой силы и техники. Помню из офицерских учебников по тактике десантирования — эти оптимистичные проценты потерь в штабах списываются сразу, еще до начала наземных боевых действий.

На технику мне, в общем, плевать, она все равно казенная. Пусть у адмиралов-генералов голова болит, как лучше сохранить матчасть, чтобы потом побольше украсть при списании по нормам полевых операций. Но выступать в роли живой силы приходится самому, а это уже совсем другая сторона медали, я бы добавил — прямо противоположная… Знать, что каждый третий-четвертый из батальона достигнет планеты только в виде молекул, которые неторопливо осядут на почву под воздействием гравитации, — не способствует и не вдохновляет.

Почувствовав, что капсула остается неподвижна, солдаты опять оживились.

— Разговорчики! — снова подал голос ротный Градник. — Взводный-2, почему у тебя посторонние разговорчики перед атакой?!

Это уже камешек в мой огород.

— Вот и я думаю, почему у меня разговорчики? — искренне ответил я.

Похоже, моя искренность его не порадовала. В ответ послышались звуки, похожие на сдавленное кудахтанье рассвирепевшей курицы.

Ну да, разговорчики…

А что он предпочел бы — импульсно-разделяющуюся боеголовку под задницу?

* * *

В учебниках по тактике об этом ни слова, но больше всего космодесантники ненавидят именно процесс десантирования. Унизительное ощущение — болтаться в капсуле модуля, как то самое в проруби, и гадать на досуге — попадет ли в тебя ракета, зенитный снаряд или первым заглянет на огонек «утюга» дальнобойный лазерный луч? В любом бою — тоже потери, тоже стреляют, убивают, жгут, распыляют и дезинтегрируют, зато при этом остается некое ощущение свободы воли, когда ты сам стреляешь, жжешь, распыляешь и дезинтегрируешь в отместку. Нет, в бою куда легче — броня несет, сканеры считывают местность, а упреждающие сигналы на дисплее шлема услужливо подсказывают, что вот сейчас, через секунду-две, тебя долбанет со всей дури боезаряда. Молись, солдатская душа, и готовься отбыть на попутной взрывной волне в направлении райских казарм. Если, конечно, ты еще не разуверился в божественном главнокомандовании после трех с лишним лет межпланетной войны, в которой есть все, кроме здравого смысла…

Итак, в бою — выбор, действие, противодействие — все-таки некий процесс, в котором участвуешь хотя бы в качестве пешки! В «утюге», пока кресло-катапульта не отстрелилось от модуля, — состояние полной беспомощности прессованной кильки. И куда летит консервная банка? И когда заскрежещет нож? И успеешь хотя бы понять, что умираешь, что тебя уже нет? Клубок взрыва, доля секунды, огненная вспышка или неожиданное мерцание лазера — и все, сгорели ребята! Впрочем, так, может быть, даже гуманнее, чем если модуль разлетается на осколки, которые потом шерстят зенитчики, планомерно выжигая потенциально живых…

Не зря в космодесанте (в нормальном десанте, не в нашем штрафбате!) никогда не говорят — атака из космоса, заход на поверхность, выдвижение на планетарный плацдарм или сброс частей наземного боя. Этой звучной терминологией любят козырять лишь штабные стратеги. Говорят просто — высадка. Он прошел через три высадки, он прошел через четыре высадки, он погиб на пятой высадке…

Опытные солдаты, кстати, загрузившись в модуль, первым делом отключают систему впрыска разной тонизирующей химии. Иначе, ввиду адреналинового шторма, тебя до земли напрыскает до такого откровенного обалдения, что внизу придется долго соображать — где ты, на каком свете, в какую историческую эпоху живешь и кто ты, собственно, есть в соотношении к бесконечности вселенского потока. Для начала хотя бы — как тебя зовут?

По инструкции не положено отключаться, но когда ты уже загрузился в модуль — лучше наплевать на инструкции и начинать самому заботиться о себе, любой ветеран это подтвердит. Во-первых, умирать, забыв собственное имя, — как-то не по-людски. Во-вторых, внизу нужно включаться в ситуацию с неба в карьер и воевать, а не соображать, шурша извилинами, как звали бабушку по материнской линии, почему вода мокрая, земля твердая и почему люди не летают, как птицы, но при этом регулярно гадят друг другу на голову?

Кажется, в своем взводе я предупредил всех новичков, чтоб отключились, припоминал я. Одновременно почувствовал, как где-то в глубине мышц завибрировали первые перегрузки, внизу живота неприятно заныло, значит, «гроб» уже отошел от корабля-транспортника и движется самостоятельно.

Его задача — спуститься с орбиты, вписаться в планетарное тяготение, пробить верхние слои атмосферы и уже там, ниже, выбросить из себя более мобильные и менее уязвимые «утюги». Которые, в свою очередь, уже перед самой поверхностью рассыплются отдельными единицами бронепехоты, планирующей дальше на собственной гравитяге. Трехступенчатое десантирование — именно так называет это учебник по тактике.

Трех — так трех… Кто-то, глядишь, и дотрехает…

Потом я вдруг ощутил, что мир вокруг меня покатился сорвавшимся колесом. Колесо катилось, катилось, да не выкатилось…

Ну, все, набираем скорость наконец! — понял я. «Он сказал — «Поехали!» — и взмахнул рукой!» — как рассказывают нам легенды времен первого освоения космоса. Вот так и едем до сих пор, едем и едем, определяя судорожными взмахами рук общую теорию направления… Если пользоваться устаревшей фразеологией догравитационных веков — всеми четырьмя колесами в разные стороны.

Хотя это здесь ни при чем, конечно, это совсем о другом, все еще размышлял я, чувствуя, как перегрузка уже начинает ощутимо прижимать меня своими крепкими, невидимыми ладонями…

Он сказал… поехали…

«Ишь, понеслась душа в рай!» — как раздраженно проскрипел черт, наблюдая со своего нижнего уровня мироздания смерть праведника…

Анекдот?


ВОЛОДЯ НАЛИМОВ (ПРОШЛОЕ)


Некогда университетские профессора прочили студенту Налимову большое научное будущее. Юное дарование, светлая голова, неординарность мышления, нестандартный подход к решению задач — подобные отзывы преподавателей приятно щекотали самолюбие.

— Ваша курсовая, молодой человек, тянет по широте охвата на кандидатскую. О чем я советую вам задуматься уже сейчас, — говорил, помнится, после первого курса декан физико-математического факультета профессор Звердич, вальяжный, стареющий Дон Жуан, повеса со вставными зубами и набухшим прожилками носом. — Я сам, признаться, не сторонник замшелой поговорки «Береги честь смолоду», считаю, именно смолоду, пока кровь горяча, а чувства свежи, нужно вкушать запретные плоды до приятной оскомины…

Профессор многозначительно кивал своим фундаментально-виноградным носом и изволил морщить в улыбке полные, красные губы, намекая, что и сейчас не против куснуть раз-другой от некоего румяного яблочка женского пола.

А что, студентки от него до сих пор пищат, знал Володя. Рассказы бывалых сокурсниц сходились на том, что слабому женскому полу трудно противостоять напору мощного интеллекта. Правда, гнусно хихикать при этом вовсе не обязательно, считал Налимов. Могут быть у пожилого светила свои маленькие человеческие слабости? Почему им не быть? «Слабости можно терпеть до тех пор, пока они не перерастают в пороки!» — как любил подчеркивать тот же Звердич, распекая нерадивых студентов…

— Но в вашем случае я бы все-таки рекомендовал не разбрасываться, — веско продолжал профессор. — Слишком уж многообещающим умом наделила вас матушка-природа. Все у вас уже есть, осталось только одно — работать, работать и еще раз работать! Это я вам говорю, старый Звердич, просидевший не одну пару портков на пустых коллоквиумах и бессмысленных семинарах…

Слышать такое от самого Звердича, лауреата почти всех научных премий, — тем более лестно.

Нет, Володя не был занудным зубрилой, полностью поглощенным построением будущего преуспевания еще на стадии фундамента университетского образования. Имелись друзья-оболтусы, случались девушки, не обходилось и без прочих студенческих радостей, когда вечеринки кончались на грани фола, а распитие крепкого или легкий «квак» порождали выходки на уровне мелко-уголовного хулиганства. Просто он, в отличие от большинства однокурсников, любил учиться. Именно любил, а не заставлял себя и не уговаривал. Матушка-природа виновата, кто же еще! Случайная мозаика генов, тем более случайная, что родители не отличались тягой к познанию. Отец, инженер по стали и сплавам, не хватал звезд с неба, давно уже с большей охотой и выгодой занимался администрированием на своем заводе. А мать когда-то бросила институт по беременности и с тех пор больше не училась и не работала, воспитывала трех сестер и его, младшенького. Обычная, в общем, семья. Хорошая семья. И достаточно беззаботное детство, сменившееся бесшабашной студенческой юностью. Володя всегда знал, что ему повезло с родителями. Вообще повезло — родиться тем, кем он есть…

После окончания университета Налимов получил с десяток выгодных предложений от крупных компаний, но, по совету Звердича, остался на кафедре, которая, кстати, вовсю сотрудничала с военными и, следовательно, тоже не бедствовала. Аспирант Налимов занялся наукой всерьез, рассчитывая чуть позже, уже со званиями, степенями, окладами жалованья, а главное — продуманными идеями, все-таки уйти на богатую экспериментальную базу какого-нибудь авторитетного корпоративного НИИ. Все складывалось…

А потом началась война, разом оставив большое будущее в глубоком прошлом. Соединенные Демократические Штаты Земли и колоний начали боевые действия против дальних миров.

«Война… И слово какое-то паучье, приторно липкое от запекшейся крови, гулкое, словно канонада за горизонтом», — часто думал Володя.

Впрочем, задумываться он начал не сразу. Его, как и всех, призвали, но в военкомате сразу предупредили, что использовать «господина ученого» собираются «по специальности». Оборона, мол, это еще и наука, в которой умные головы нужны до зарезу. А ваша тема — раскладка предметов на волновые матрицы с их последующим перемещением в пространстве — и в мирное время представляла немалый интерес для армии, а уж теперь — сам бог велел…

Так что перехода на военное положение Налимов практически не ощутил. Все те же засекреченные лаборатории, максимально удаленные от населенных пунктов, тишина и глухое эхо подземных залов, ровный фон силовых агрегатов, компьютерные столы, заваленные чертежами и схемами, сосредоточенность в узком кругу.

Рядом — привычные люди науки, отщелкивающие формулы над утренним стаканом кефира, разве что белые халаты накинуты не на штатские костюмы, а на форму с погонами. Ну, да под халатами все равно не разобрать званий.

Володя тоже носил погоны и форму, незаметно для себя вырос от подхорунжего, то есть младшего лейтенанта, аж до сотника, который уже является лейтенантом старшим, а следовательно — грозой всех младших и сложноподчиненных, как ехидничали коллеги из его сектора. Даже получил за одну разработку некую медальку «За оборону планеты!». Зубоскалы часто называли ее «Фига врагу», грубое изображение орбитальной станции-крепости на лицевой стороне очень напоминало большой волосатый кукиш. Но, по сути, ученый Налимов жил так же, как и на своей довоенной кафедре. Проблема формулируется в задачу, та, соответственно, диктует метод решения, каковой, при широком подходе, определяет будущую методику…

«Позвольте, позвольте, господа хорошие, вот тут-то, кажется, и кроется закавыка — в самом изначальном уравнении… Ноги быстренько берем в руки — и проверяем счисление всем колхозом… Да, хорунжий Кацман, персонально для вашего благородия — всем кибуцем, ничего не имею против подобной формы аграрного производства… Главное, коллеги, пахать и пахать…»

И пахали же! Словно и не было никакой войны…

Начальник Н-ского подразделения, генерал-майор Звердич, уже членкор, по-прежнему считал его своим лучшим учеником и прямым научным наследником. Война все еще оставалась где-то далеко, в других измерениях, в другой жизни. Пока он не узнал, что его родители и сестры погибли во время бомбардировок на планете Тайга.

Это было очень не просто — представить, что их всех, таких родных и живых, больше нет…

Потом… Да, потом!

Потом случилась та история с Машенькой. Пожалуй, как последняя капля.

Называется, решил устроить праздник любимой девушке, которую всерьез собирался объявить невестой. Выбил для них двоих командировку «в цивилизацию», на заводы-поставщики, в курортный город, где (по слухам) все осталось почти как до войны. И, значит, совсем как в раю, если в раю тоже практикуется свето-волновая маскировка и система микрочиповых пропусков, инъецируемых под кожу.

Почему все-таки город и округ не предупредили о предстоящем налете? Где на этот раз была хваленая система дальнего обнаружения, способная отследить самые мелкие цели еще на подходе к звездной системе? Почему обстрел оказался таким внезапным? Где, в конце концов, была система орбитальной защиты? Почему не сработали «дальнобои»? Почему? Почему? Почему?

Потом многие задавали эти вопросы. И он задавал, горько, зло, недоуменно — вслух, и с глухим, безнадежным отчаянием — про себя. Только это было уже не важно…

Не важно! Факт тот, что она…

Да, когда ее выкопали, вынесли из-под обломков здания, она еще прожила какое-то время, и он держал ее руку и гладил тонкие пальцы, пытаясь согреть их дыханием. Не смог согреть. И она, Машенька, его улыбчивая, его единственная, с которой вот только что — на долгую-долгую жизнь, так и умерла с торчащими из живота и груди огрызками арматуры. Умерла с вывороченными наружу кишками, от которых остро пахло дерьмом.

Он гладил ее руку и в то же время не мог не морщиться от этого запаха. Запах дерьма — запах смерти, так и запомнилось. Впоследствии он часто думал — хорошо, что она не открывала глаз, хотя бы не видела его невольной брезгливости, которая наверняка пробивалась сквозь отчаяние…

* * *

Когда старший научный сотрудник сотник Налимов подал рапорт о переводе из военной лаборатории в действующую армию, перед ним только что двери не запирали на ключ. Звердич откровенно орал, что он идиот, кретин, сорвиголова без царя в башке и просто не ведает, что творит! Он, старый, седой профессор, вынужден биться грудью против такого идиотизма! Уж не обессудьте нижайше, молодой человек, но глупость — всегда наказуема, и хорошо если это именно наказание, а не расплата на всю оставшуюся жизнь! Да-с, именно так!

Володя добился. Трехмесячные курсы переподготовки — и в войска, в ту самую дальнобойную артиллерию, которая так и не защитила тихий курортный городок, по официальным данным не имеющий никакого отношения к войне. К счастью, его направили на другую планету, иначе было бы совсем тошно…

Война… Только здесь, на Казачке, Володя начал по-настоящему понимать, что это такое — война, думал он потом. Именно здесь, в горячей точке галактического сектора, в ключевой точке межзвездных путей, на планете, которую регулярно бомбили, обстреливали и утюжили, где волны десантов разбивались о наземные укрепрайоны конфедератов, где штатовцы наступали и отступали, оставляя после себя перепаханные поля выжженной, зараженной земли, некогда бывшей лесами, полями и городами.

Нельзя сказать, что увиденное на поверхности обороняющейся планеты поразило его. Это нечто другое — больше, яснее, проще в каком-то смысле. Как удар доской по макушке не может не быть простым и понятным, рассуждал он наедине с собой.

Войска, боевые части — это был другой мир, другая жизнь, словно он заснул и проснулся в теле нового человека. Грубее? Конечно. Яростнее? Разумеется! Но дело даже не в этом. Володе показалось, что в этих людях, его новых боевых товарищах, было какое-то непоколебимое спокойствие предопределенности, особая кристальная ясность, окрашивающая мир в два простых и понятных цвета — черный и белый. Наверное, так…

Наверное, очутившись в войсках, Володя сразу начал завидовать тем, кто воевал бездумно и лихо, как казалось ему, щеголяя формой и козыряя уставным этикетом. Как Семка Загребец, например. Почти ровесник, без пяти минут друг и в то же время непререкаемый командир…

Впрочем, кто сказал, что для есаула все было так легко? Сам Загребец такого не говорил, это точно. По-настоящему, по душам, они общались не так уж много времени, сначала комбат долго присматривался к своему новому заму. Володя же просто робел перед этим немногословным капитаном с безукоризненной выправкой и множеством боевых орденов на выпуклой спортивной груди. Только спустя пару месяцев Налимов решился рассказать есаулу про смерть родителей, сестер и невесты. Узнал в ответ, что до войны у Семена была семья и трое детишек, несмотря на его молодость. И еще была кошка Муся, и хотели с женой четвертого, уже прикидывая, куда пристроить зверя на время беременности…

— А теперь — никого не осталось. Даже кладбища не осталось, весь рельеф сровняли стратегическими ракетами во время большого июльского штурма, — рассказывал командир, разливая по мензуркам технический спирт. — Странно, конечно… Несправедливо как-то, не находишь? Словно в насмешку… Вот мы с тобой, Вовка, два здоровых мужика, два солдата, до сих пор живы, а наших близких уже нет на свете. Что-то перевернулось в мире, что-то где-то пошло неправильно, если солдаты живут, а мирные люди погибают… Я не знаю, как должно быть, я не политик и не философ, я армейский капитан, сапог подкованный. Но так — не должно быть, это я точно знаю!

Да, у Семена оставалась только его «Пятая дальнобойная». И глаза, холодные, как сталь на морозе, и полная грудь орденов, и бессонница по ночам, и двух-трехдневные запои время от времени…

Были! В прошедшем, разумеется, времени…

Время лечит горе и ровняет могилы — вычитал Володя когда-то давно в какой-то из старых книг. Война, получается, тоже ровняет. Только ничего и никого не лечит. Просто укатывает все в абсолютную плоскость, ровняя и затаптывая, как бульдозер…


Планета Казачок. 6 ноября 2189 г.

Бункер 5-й лазерной батареи.

03 часа 32 минуты.


Сигнал тревоги прозвучал через двадцать минут. Володя периодически посматривал на часы, поэтому сумел зафиксировать время практически до секунды.

Трофимыч не подвел. Старшина, как обещал, успел догулять свою брагу, слить ее в бидоны из-под синтетического морса и запечатать их с жалобным покряхтываньем. Эти бидоны квадратно-компактного типа он особенно уважал. «До чего удобная емкость, Володенька, просто благословенье Христово, ажник сердце радуется! — разглагольствовал как-то Дед. — Даже изумительно мне порой, что в оную благословенную емкость разливают такую погань, как этот самый «Морс смородинный, особый», леший знает — из какого дерьма сготовленный. По мне — так чтоб черти на том свете интендантов до болятки накормили той «особой» смородиной…»

Мало того, вездесущий Дед успел поднять и «привести в разум» личный состав расчетов. После объявления тревоги батарея Налимова доложила о готовности № 1 за тридцать семь секунд до положенного норматива. Комендант-4 войсковой старшина Дегтярь оценил усердие «дальнобоев» емким «Молодцы, казачки! Благодарю за службу!», объявленным по громкой связи рокочущим баритоном.

А еще через полчаса все это оказалось уже не важно — нормативы, благодарности, сэкономленные секунды — вся эта привычная игра в оловянных солдатиков, показательно-уставной бальзам для штабных сердец. Стало ясно, что начался не просто очередной налет, не плановый обстрел планеты с занижением орбит кораблей блокады, даже не локальная операция по захвату одного-двух плацдармов неподалеку от наземных укрепрайонов обороняющихся.

Общий штурм!


Планета Казачок. 6 ноября 2189 года.

Где-то над 4-м укрепрайоном.

03 часа 46 минут.


Когда кресло-катапульта выстреливается из «утюга», когда вместо тесноты отсека перед глазами вдруг распахивается сине-белый простор, а внизу открывается отчетливый, словно компьютерная голограмма, рельеф местности — это все-таки миг свободы!

Вот и кресло отщелкивает свои зажимы, кувыркается уже где-то внизу, создает таким образом дополнительную ложную цель для самонаводящихся боеголовок… Вот включились гравидвижители брони, и ты паришь этаким орлом-соколом, ошалевшим от переизбытка направлений и скользящей неуловимости горизонтов…

Впечатляет, конечно. Можно сказать — пьянит, как вино. Лично я предпочитаю любой выдержанной кислятине простое ячменное пиво, но это уже дело вкуса…

Только через некоторое время все-таки начинаешь соображать, что ничего по сути не кончилось, ничего даже толком не начиналось. Сине-голубой простор, свободный полет, рельеф с высоты — все это достойно пера поэта. Но вокруг зона боевых действий, что уже, безусловно, проза. А чрезмерность открывшихся направлений тоже весьма обманчива, в небе, если глянуть внимательнее, опасно, тесно и неуютно. Тут и там вспухают грязные клубы разрывов, особое серебристое мерцание воздуха выделяет воздушные воронки гравиловушек, блекло-голубые, почти невидимые ленты лазерных импульсов неторопливо нащупывают цели. К тому же грязно-серые стрелы акул, этих умных сухопутных торпед, уже устремились вверх, уже расходятся веером и принюхиваются скособоченными рылами обстоятельно и неспешно, словно бы осознавая свою немалую социальную значимость в тротиловом эквиваленте.

«Жаворонки», «вороны», «синицы», «совы», «Карлсоны» и «серебряные дожди» — все эти автоматические корректировщики, министанции, воздушные мины, искажатели, автономно движущиеся установки, передатчики импульсов — тут как тут. Словом, все многофункционально-техническое безобразие жужжит, гудит, грозит, пугает, бесится, самонаводится, концентрирует импульсы и, наконец, взрывается со мстительным удовольствием так, что злорадный посвист осколков пробивается даже сквозь защитные фильтры гермошлема.

Пусть шлем исправно приглушает звуки, делая их похожими на ласковый летний дождик, шуршащий по крышам и барабанящий по водостокам, но мне, например, и без озвучки понятно, с каким оглушительным грохотом взрывается неподалеку крылатая галоша еще нераскрывшегося «утюга», наткнувшись в развороте на стрелу «акулы».

Белая, слепящая вспышка и сразу, через долю секунды, следующая, багровая! Словно бы лохматый, набухший гриб взрыва не выдерживал собственной ненависти. Это детонируют боезапас десанта и топливо, и, значит, еще двенадцать солдат строем отправляются рапортовать о прибытии Петру-апостолу перед вратами загробного мира…

Тесное небо. Наполненное, как стоянка перед супермаркетом в день распродажи. Неповоротливые, раскоряченные «гробы», булыжники «утюгов», уже катапультировавшаяся пехота, рассыпавшаяся в синеве темными бородавчатыми пятнами. Вспышки, искры, разрывы, вездесущее серебристое мерцание, жирные клубы дымов. Неподалеку, я вижу, загорелся еще один «утюг», но успел раскрыться, десантники отстреливаются от него прямо через огонь…

Конфедераты — молодцы все-таки! Жалеют людей, их пояса защиты сплошь автоматизированы. Последнее время это стало особенно заметно, их хитрые системы не берут никакие перекодировщики. Нашим военспецам до них, как барану до толкования Библии…

А кричали — дикие, дикие, лаптем щи хлебают, портянками самогон занюхивают…

Я вижу, кто-то из бронедесанта наткнулся прямо на «гайку», и та плющит его настолько быстро и неуловимо, что глаз не успевает уследить за превращением брони в изначальную форму заводского проката. А вот снижающихся солдат нащупывает невидимый палец лазера, вспыхивает одна броня, вторая, третья… Лазерные лучи-импульсы почти не видны, и факелы в небе вспыхивают как будто сами собой. Я замечаю, высоко на головой «дальнобои» подшибли сам «гроб», и тот дергается, судорожно пытается задрать тупорылый нос и все равно сваливается к земле, кренясь набок.

Тоже горит, все больше и больше горит… Чему там гореть, казалось бы?

Даже не прислушиваясь, я впитываю через наушники беспорядочную многоголосицу высадки:

— «Ромашка-4», «Ромашка-4!» Слева на три часа!

— Ох, твою душу!..

— Да слева же, говорю!

— Да чтоб тебя!

— «Лютик-5», за спиной «акула», оглядывайся!

— Чего говоришь?

— Ничего не говорю! Спи спокойно, друг…

— Ты, с-сука!..

— Кто?!

— Да не ты, чтоб тебя! Боеголовка эта! «Ох, мама-мамочка, куда ж мы попали!»

Эта мысль даже не мелькает, не крутится, а словно бы отпечатывается в мозгу, пульсируя, как сигнальная лампочка…

Я не успеваю увидеть, удалось ли пилоту выровнять и поднять «гроб», не успеваю заметить, что случилось с «Лютиком-5», даже не успеваю сообразить, чей это позывной. Взрывная волна, докатившаяся невесть откуда, неожиданно бросает в сторону мою броню, и я чудом, в последнее мгновение, огибаю плывущую воронку «гайки».

«Ох, мамочка, твою мать!..»

Нет, для пехотинца, планирующего в броне, небесные «гайки» не особо страшны, как правило, успеваешь заметить раньше, чем вляпаешься. Но если на нее наткнутся «утюг» или «гроб»…

А я-то раскатал губу до колен, что мы идем вторым эшелоном прорыва. Не похоже, чтоб здесь до нас кто-то прорывался, слишком плотный заградительный огонь, соображаю я. Скорее всего, командование решило атаковать укрепрайоны планеты по принципу последовательных ударов, отсюда задержка на орбите. То-то экран гермошлема как будто взбесился. Слишком много целей, слишком много опасностей, сплошная красная рябь по экрану.

Ну ее к черту, эту орлиную радость — щелкать клювом в положении выше всех! К земле, к земле… Именно она, почва-мать, заступница многострадальной пехоты, всегда предложит своим воинственным чадам какой-нибудь овражек, ямочку или уютную маленькую могилку…

Окончательно придя в себя после кувырков катапультирования и снижения, я рванул вниз быстрой защитной спиралью, сбивающей вражеские прицелы. В бою, как и в жизни, лучше непрерывно двигаться. В конце концов, любая остановка привязывает тебя к некой системе координат, по которой вольная особь вычисляется на раз-два-три и перестает быть вольной…

Нельзя ни к чему привязываться! Лучше всего—не привязываться! Ни к чему и ни к кому! — мелькает не слишком оригинальная мысль.

Снижаясь, я вижу — в стороне высаживают подразделение МП-танков. Почти высадили. Их «танкеры» больше наших «гробов», два из них уже чадят на земле, огромные, словно киты, выброшенные на берег с вывороченными внутренностями. И сами танки тоже горят, многие уже оплыли бесформенными, безразмерными грудами, но остальные движутся и стреляют. Досталось ребятам-танкистам…

«Вот всегда у нас все через жопу колом!» — ругнулся я. Сначала — танки, потом — пехоту, хотя по всем тактическим установкам военной науки должно быть наоборот. Именно пеший десант должен расчищать плацдарм для высадки техники.

Нет, я, как пехота, не против, преждевременная высадка танков наверняка существенно отвлекла вражеский огонь от наших подразделений. В конце концов, любая «акула» предпочтет большой МП-танк маленькой точке индивидуальной брони, да и «дальнобои» в первую очередь выбивают самые крупные цели. Уж потом начинают тратить энергию импульсов на пехотные бородавки.

Но где порядок? Где стратегия, господа генералы? Где хваленая тактика десантирования, за которую в академиях платят немалые оклады плюс пайковые?


Планета Казачок. 6 ноября 2189 г.

Окрестности 4-го укрепрайона.

04 часа 02 минуты.


Удар о землю я почти не почувствовал, было не до того. Это наверху казалось светло и почти что солнечно, а здесь, на земле, — непроглядная хмарь. Судя по времени, рассвет должен уже начаться, но это чисто теоретически.

Вокруг все горело и плавилось. Густо горело и с удовольствием плавилось. Видимо, наши орбитальные бомбардировщики все-таки прошлись над поверхностью со своими мегатонными зажигалками, и случилось это совсем недавно, видел я. Горел стелющийся, разлапистый лес, горела вода какого-то заболоченного озерка и горела сама земля, обильно сдобренная соответствующими реактивами. Тяжелый, свинцовый, химический дым стелился вокруг слоями, не уступая по плотности кладке бетонных блоков. Потом поднимался к небу, но даже и не думал рассеиваться, а становился почему-то черным. Видимо, в зажигалки напихали какую-нибудь новую очередную дрянь из области химдостижений военпрома.

Такой кромешный пожар — это очень плохо. Совсем никуда не годится. При таких квадратно-гнездовых очагах тепловой сканер брони принципиально отказывается работать, лазерно-волновое наведение показывает полную ахинею вроде расписания дней ангела высшего комсостава, а от звуковых эхолотов в любом крупном боестолкновении мало толка, слишком большие искажения полей вокруг.

Словом, на земле я сразу почувствовал себя как слепой, заблудившийся ночью в дремучем лесу. Не слишком приятное ощущение. Беспомощное. Обычно в таких случаях помогает корректировка сверху, но что-то я до сих пор не наблюдал ни одного пеленга от трех батальонных станций слежения. Еще не факт, что наши «эсэски» до сих пор здравствуют над заданным для атаки квадратом. Дважды не факт — во-первых, что системы наведения целы, во-вторых, что их сбросили именно над нами, а не где-нибудь за пятьсот-тысячу километров, наводить тень на случайный плетень. А что, такое тоже случалось…

Единственный плюс ситуации — сканеры противника в таком же недоумении, значит, под прикрытием пожара можно собрать уцелевших десантников и начинать движение по компасу. За неимением других ориентиров.

— «Ромашки», «Ромашки», я — «Ромашка-1», кто меня слышит?! — объявил я по взводной связи.

Все-таки неплохая идея — разделить линии связи повзводно, поротно и побатальонно. От наших бравых офицеров-воспитателей все равно никакого толка, наверняка сейчас переживают высадку задним числом, если, конечно, добрались до земли… Даже хорошо, что молчит ротная и батальонная связь. Со своим взводом я как-нибудь сам управлюсь, без дурацких приказов ополоумевших от собственной лихости отцов-командиров. Плавали — знаем, стреляли — падали…

— «Ромашка-1», я — «Второй», слышу тебя! — немедленно отозвался Вадик Кривой.

Похоже, где-то совсем рядом.

— Я — «Ромашка-12», слышу… Я — «Седьмой», на связи… «Четырнадцатый» — на связи… «Двадцать девятый» — слушает… — посыпались рапорты.

Нет, все не так уж плохо! Из тридцати двух бойцов взвода сразу доложились мне двадцать семь, а это хороший результат на высадке. Вполне возможно, другим тоже удалось уцелеть, просто находятся слишком близко к «глушилкам». Еще повоюем, господа штрафники…

— Я — «Ромашка-11», туточки… Командир, а ты меня по-прежнему любишь?!

Это Игла. Значит, и она где-то рядом.

— Как ржавый гвоздь в анальном отверстии! — с удовольствием подтвердил я.

— Взвод, слушай мою команду! Пеленг 14–19, направление 11-10-7, движение по возможности цепью, выходим до зоны визуальной видимости! На верхние уровни не вылезать, двигаться под прикрытием огня и дыма, как поняли меня?!

— Командир, понял тебя…

— «Ромашка-1», понял…

— «Второй» — понял, двигаюсь… «Восемнадцатый» понял… «Четвертый» есть, понял… — докладывали солдаты.

— Нет, я что-то не поняла, ржавый гвоздь — это я, что ли?! Это за что же так девушку-то?! — бузила Игла. — Девушка — всей душой, а ее — гвоздем ржавым! Где справедливость, мужики энд дамы? Ну не обидно ли?!

— Обиженных первыми запрягают! — сообщил кто-то.

— Справедливость — в генеральском баре Генштаба, а у нас — режим содержания, — съехидничал Кривой.

— Игла, заткнулась бы ты пока! И ты, Кривой, тоже! — вдруг проснулась батальонная связь. — «Ромашка-1», слушай меня, я — «Клум-ба-2»! Пеленг понял, направление подтверждаю! Давайте, «ромашки», двигайтесь, двигайтесь, я на связи!

Еще одно отличие штрафников — «оводы» всегда могли прослушать внутренние линии взводов. Обратный процесс, естественно, не предусматривался. Но «Клумба-2» — это ничего, это терпимо. Позывной замкомбата по УОС капитана Олафа Рагерборда. Этот страшный с виду белокурый викинг с плечами шириной в трехстворчатый шкаф, в сущности, неплохой мужик. Справедливый, несмотря на свою фискальную должность надзирателя за нравственностью. По-своему справедливый, конечно, положение, как ни крути, обязывает… Впрочем, капитан не трус и опытный офицер, последнее время он больше замещает убитого начштаба, чем наблюдает за непростым общественным согласием в батальоне. К тому же он единственный из офицеров-воспитателей позволял себе открыто не любить Дица. Хорошо, что он уцелел. Может, и не даст стратегу-комбату посадить батальон голой задницей на колючую проволоку…

* * *

Как взводный командир, я более-менее представлял себе цель и задачи операции и приблизительную раскладку сил. Методом проб и ошибок верховное командование все-таки убедилось, что даже штрафников не стоит злорадно вываливать на голову противника, как мусор на балкон к соседям. Нерационально, в конце концов. Каждый солдат все-таки должен знать свой маневр, несмотря на активное противодействие этому секретчиков и контрразведки. Пусть сами люди, с точки зрения штабных стратегов, стоят немного, но с приданной им дорогущей техникой начинают представлять из себя так называемые боеединицы, а это уже другой расклад. Разбрасываться боеединицами — просто накладно.

Итак, наша цель — 4-й укрепрайон казаков, где, по данным разведки, наличествуют 5-я и 6-я батареи дальнобойных лазеров, полк «ракетчиков», батальон саперно-технического обеспечения и в качестве прикрытия — до двадцати единиц МП-танков и до десяти сотен «пластунов» казачьей бронепехоты. Силы в общем-то небольшие, насколько я знаю, наша группа десанта из пехоты, танков и полевой артиллерии по численности превосходит их в несколько раз. Правда, всю эту радужную картину бодрого наступления портит одно большое «но». Казаки засели в укрепрайоне, где — подземные бункеры, артиллерийско-стрелковые площадки, ходы сообщений и вообще всяческие удобства подземной крепости, спрятанной в глубине твердых скальных пород. По ней хоть лупи мегатоннами прямо в упор — все божья роса на ресницах.

А у нас — приказ эту крепость взять и слова о такой-то матери для бодрости духа. Что, понятно, уравнивает силы не в нашу сторону…

Не секрет, что любая планетарная оборона сейчас строится по однотипному принципу укрепрайонов, цепочки которых опоясывают воюющую планету. Именно оттуда «дальнобои» из лазерщиков и ракетчиков контролируют все низкие орбиты, действуя по методу круглого лезвия циркулярной пилы. Где каждый укрепрайон — как отдельный режущий зубец, а вместе — пропиливают все пространство вокруг планеты. Этакая планета-пила, ощетинившаяся зубьями лучей и ракет.

Словом, боевые действия теперь ведутся между орбитой и подземельем. Как когда-то переизбыток космической техники на орбитах сделал ненужной атмосферную авиацию, все эти древние самолеты-вертолеты-гравипланы, так он же научил противников добросовестно зарываться в землю. Само геологическое строение Казачка этому, кстати, очень способствует, скалистые породы здесь преобладают. Знаю на личном опыте, месяцы тому назад я уже лазил по местному чреву и вылез оттуда практически чудом. Я уж не говорю про техническое превосходство конфедератов, их автоматизированные системы — это нечто. Главное, что они ухитряются обойтись в этом деле без сложных компьютерных мозгов, которые так легко перепрограммировать. Простые системы не только надежнее, но и гораздо лучше защищены, это факт…


Планета Казачок. 6 ноября 2189 г.

Окрестности 4-го укрепрайона.

04 часа 31 минута.


Вокруг по-прежнему горело все, вплоть до гранита, языки, столбы и леса пламени вздымались на высоту в два-три человеческих роста, между ними слоями тянулся сизый угар, а небо над головой плотно закуталось копотью.

Можно представить, что кругом ночь… Хотя нет, ночью сканеры читают местность не хуже, чем днем… Тогда можно представить, что кругом ночь без сканеров, решил я. Этакое первобытное бытие…

За сорок шесть минут, истекших с момента катапультирования, мне, как взводному командиру, поступило пять последовательных приказов от батальонного начальства. Во-первых, приказ от Рагерборда двигаться в направлении предполагаемой атаки. Во-вторых, приказ от ротного Градника оставаться на месте, изображая из себя резерв роты. В-третьих, приказ от самого Дица: Граднику — заткнуть хлебало и не умничать со своими резервами, а мне — продолжать движение взвода в заданном направлении к чертовой бабушке. В-четвертых, новый приказ от замкомбата по УОС — прекратить движение и оставаться на месте до получения дальнейших распоряжений и данных разведки. В-пятых, приказ от Дица — выдвигаться на северо-северо-запад ускоренным маршем. На мое осторожное напоминание о данных разведки, обещанных замкомбатом, я был откровенно обруган. Вместе с разведкой, от которой данных, как от козла молока, только еще меньше. В горячке Диц прошелся и по собственному заместителю, сообщив, что с таким оптимизмом, как у него, хорошо на очке сидеть при поносе. Логическую связь между поносом и оптимизмом я не совсем уловил, но уточнять не стал от греха подальше…

Стой, иди, стой, иди — не похоже, что среди батальонного начальства царит единодушие.

Между делом я случайно прослушал интереснейший разговор наших отцов-командиров, выяснявших, куда все-таки делись три батальонных станции слежения. Так бывает, если кто-то из старших офицеров по горячке забыл отключиться от нашей линии и перескочил на другую. В сущности, отключение автоматическое, но не всегда срабатывает, направленная многоканальная связь брони иногда преподносит такие сюрпризы. Поэтому я узнал, что Градник — дуб деревянный, козел безрогий, скотина дерьмоголовая, мешок с сучьими потрохами и еще что-то такое, биологически несимпатичное. Комиссия трибунала, мол, по нему все глаза проплакала, потому что идиотов надо учить сразу и навсегда! На этой категорической точке зрения настаивал комбат Диц. Замкомбата Олаф Рагерборд, более сдержанный и в чем-то интеллигентный, выводил из всего изложенного обобщающую биологическую мысль, что если у человека нет мозгов, то вместо них в черепе заводится плесень.

Оказывается, именно Градник, как командир 1-й роты, должен был контролировать выброс «эсэсок». Которые, по уточненным данным, сбросили над пятым укрепрайоном вместо четвертого, где они и болтаются ни к селу ни к городу.

Сам виновник торжества по голосу казался совершенно сникшим. Беспомощно оправдывался, что черт его знает, как так оно получилось, как-то так все получилось непонятным образом, о чем он ни сном ни духом, и хотел вообще-то как лучше… Если будет позволено доложить, господин майор, сэр, господин капитан, сэр, он хотел бы немедленно в бой, чтобы, так сказать, искупить кровью… На что Диц вполне резонно заметил, что в бой для этого второму лейтенанту рваться незачем, кровь он из него и так выпьет до капли, не сходя с места. Этот может, я подтверждаю!

Вдоволь подслушать стратегическое совещание батальонного руководства мне не дали, несанкционированное подключение заметили, послали меня куда подальше и отрубили от штабной линии. Но все было понятно и так.

Что из Градника командир, как из дерьма боеголовка, — далеко не новая информация. Я, между прочим, с самого начала предполагал, что рассчитывать на «эсэски» не стоит. Что-нибудь с ними случилось, потому что всегда что-нибудь случается. Опыт — это много и много практики.

Итак, по моему разумению, наступил тот самый момент «Ч» после высадки, когда все смешалось, как в публичном доме, где после разгульной ночи затеяли генеральную уборку. Наши десантные части на голову противника уже высыпали, теперь остается определить, где эта самая голова, а где — нечто противоположное. Десантирование на планету массированными волнами тем и отличается, что бардак начинается еще в небе, а на земле только усугубляется. Никогда еще на моей памяти не случалось, чтобы каждое подразделение оказалось точно в заданном квадрате. Десант обычно выкидывают с допуском плюс на минус, да еще и при катапультировании ощутимо сносит. Отсюда проистекает вся последующая неразбериха, где свои и чужие оказываются вперемешку, как в многослойном гамбургере. А когда район высадки предварительно обрабатывают химическими бомбардировками, когда за стенами огня и дыма трудно вообще что-нибудь увидеть, то лучше и не пытаться понять, что происходит.

Действовать по ситуации можно, отталкиваясь от любой временной составляющей, так что торопиться некуда. Война — все-таки занятие не для умных, скорее, для упертых.

Мой собственный опыт показывает, что первый час после высадки лучше не дергаться на каждый нервный чих высшего руководства, а пытаться сориентироваться на местности самому. Желательно, сохраняя солдат от чрезмерно резких движений в сторону противника. Тактика незамысловатая, но действенная, в этом я не раз уже убеждался.

Направление движения взвод все-таки изменил согласно последнему по счету приказу. А почему бы и нет?

«Вопрос выбора — это то, что вас больше не касается!» — как поучала опытная наложница юное пополнение гарема…

* * *

На войне сами боевые действия занимают, в сущности, очень небольшое количество времени. При поражающей мощи современного оружия боестолкновение — действие достаточно скоротечное. Впрочем, мобильность боя — разговор отдельный. Я сейчас о другом. О том, что большую часть времени на фронте ты просто куда-то двигаешься или чего-то ждешь. Понятно, ждешь приказа, двигаешься согласно приказу и тоже при этом ждешь. Того самого боестолкновения, которое обычно оказывается столь скоротечным. Не для всех, конечно, для многих — последним и навсегда, но тут уже как повезет.

Это бесконечное ожидание неизбежного, по-моему, главная составляющая любой войны. Ждать и надеяться, когда надеяться, в сущности, не на что…

Сквозь дым и огонь нам пришлось топать довольно долго. Топать, конечно, не в прямом смысле, пехотинец в броне передвигается скорее прыжками кузнечика. Но все равно — топтать землю. Что в лоб, что по лбу — голова одна и не любит лишнего стука. Но это к слову.

Идти сквозь пожар в современной броне — занятие скорее нервное, чем опасное. Чувствуешь себя этакой саламандрой и только удивляешься между делом, каким странным образом сложилась жизнь, что ты докатился до огненного существования. Горит земля под ногами, горит вода, воздух вокруг тебя, а в камни, кажущиеся твердыми, проваливаешься по щиколотку. Странно наступать на камни, в которые проваливаешься… И черные, жирные, лохматые хлопья дыма, что поднимаются над головой и собираются в беспросветные тучи. Приходится рукой стирать копоть с забрала шлемофона, хотя по всем правилам делать это не рекомендуется — забрало вроде как самоочищающееся.

(До сих пор не пойму, откуда взялось это архаичное название — забрало. Не иначе конструкторы брони переиграли в компьютерные игрушки про войну. Думали о чем-то вроде благородных рыцарских поединков с применением грави-движителей. В таком случае, они крепко ошиблись в своих надеждах!)

Я не знаю, как будет в аду, щедро обещаемом Пастырем всем без исключения маловерам и прочим нехристям, но догадываюсь, что приблизительно так же. Те же условия ограниченной видимости при переизбытке теплового фона, от которого зашкаливают все датчики. Но, в общем и целом, броня нормально держала температуру. «Латники-3», выданные нам вместо прежних «крабов», действительно хорошие бронекостюмы, со всеми современными штучками и удобными модернизациями. Теперь, когда армии СДШ последовательно обосрались на всех фронтах, хорошей брони не жалели даже для штрафников. Можно понять, людей в строю остается все меньше, а военная промышленность штампует технику и вооружение на утроенных мощностях. Вот только высаживать десант мимо квадратов собственных бомбардировок у нас до сих пор не научились, пилим теперь по своей же химии и паримся в собственных ядовитых газах, руками очищая от копоти самоочищающиеся забрала…

— «Ромашка-1», я — «Клумба-2», прием! Как слышишь меня? Где находишься? — снова вопрошал Рагерборд.

— Хорошо слышу, «Клумба»! Даю пеленг!

— Есть, пеленг! «Ромашки», оставайтесь на месте, пока — на месте, как слышно, прием?

— Хорошо слышу! Понял вас, «Клумба-2»! — отозвался я.

Ну вот, опять прекратить движение… По взводной связи я передал команду своим бойцам. Ладно, на месте так на месте, наше дело маленькое. Наше дело — к земле поближе, хоть она и горит под ногами…

— «Ромашка», «Ромашка», ты там хоть что-нибудь видишь? — поинтересовался Рагерборд после затянувшейся паузы.

— Никак нет, «Клумба-2»! Ни черта не видно. Ни сканерами, ни глазами.

— Это наши нарочно зажгли, для маскировки высадки, — вдруг сообщил замкомбата. Правда, в голосе не слышалось особой уверенности.

— Я так и понял, сэр, — подтвердил я. — Полная маскировка, сэр.

— Вот-вот.

— Мне кажется, я сам себя с трудом различаю, — не удержался я от маленькой шпильки.

— Ты это, «Ромашка»… Смотри в оба! — строго посоветовал капитан.

— Слушаюсь, сэр!

Молодой он еще. Хороший мужик, но — молодой. А молодые всегда стремятся объяснить любую глупость. Им все еще кажется, что мир устроен разумно, только многие этого не понимают.

Наверняка орбитальные артиллеристы должны были выкинуть свою химию чуть раньше, чтобы прогорело хотя бы частично, но, как всегда, опоздали «по техническим причинам, ввиду не зависящих от них обстоятельств». Вот и приходится кувыркаться в дыму и пожаре в положении саламандры.

Интересно, была ли в мире хоть одна армия, где царил бы порядок? Именно порядок, а не заменяющая его бездумная дисциплина? Или эти понятия — армия и порядок — так же несовместимы, как полевой бордель с походной часовней? Нет в армии порядка, потому что не может быть никогда! Как, впрочем, и во всех прочих социальных иерархиях, изобретенных человечеством для структурирования собственного существования…

Неподалеку от себя я видел несколько бронированных фигур, уже зафиксировавшихся в позе отдыха, как если бы сидели в креслах. Разобрать, кто есть кто, было трудно. При такой обстановке все казались одинаковыми головешками, чернеющими на фоне костра.

Правильно, в любой, самой напряженной ситуации есть место и время отдыху — солдатская заповедь.

Да, удружил нам космофлот…

— Взводный, «Ромашка-1», ты чего-нибудь видишь впереди? — окликнули меня наши.

Сговорились, что ли, все? Я что — похож на самого зоркого сокола?

— Ни хрена не вижу, — пробурчал я.

— Между прочим, любовь слепа! — отозвалась неунывающая Игла.

— Кому до чего, а вшивой до бани! — определил Милка.

— Звери, прости, господи, истинные звери! — басовито сообщил Пастырь. — Все бы вам только жрать, пить да случаться! Ничего другого в голове, кроме телесного непотребства, Господи, прости меня грешного!

— Не согрешишь — не покаешься, не покаешься — не спасешься, — влез Вадик Кривой. — А В чем каяться, если случаться не с кем? А, Пастырь? Кто Богу милей, грешник, раскаявшийся в веселой жизни, или природный праведник, занудливый, словно камнедробилка?

— Устами твоими, черт кривой, бесы глаголят, чтоб тебя скрючило! — рассвирепел Пастырь.

— Не любишь правды, пастырь Господень! — с готовностью пошел на обострение Вадик. — Вот все вы так, пастыри! Смертные грехи прощаете, как орехи щелкаете, а чуть коснись критики — тут уже никакого прощения-снисхождения, одни муки адские в перспективе…

— Да чтоб у тебя на языке болячка гнойная выскочила, чтоб у тебя язык раздвоился, яко у аспида ядовитого! — свирепствовал Пастырь.

— И тебе не хворать, а сразу сдохнуть, божий человек!

Нет, ну когда же все это кончится?! Им самим-то не надоело? Опять нашли время и место собачиться! В самом пекле (где же еще?) развели базар о спасении души…

— Отставить разговоры! — рявкнул я. — А если какая сволочь будет засорять эфир, я его самого… Случу!

Ладно, с Пастырем все понятно без слов. Есть такой тип людей, которые могут мыслить и рассуждать только в свете некой глобальной, основополагающей идеи. Фанатизм, в сущности, все те же поиски смысла жизни, рассуждал я от нечего делать, только в той его стадии, когда он уже найден. «Ничто под луной не ново, и, следовательно, пошли вы все в жопу со своими потугами к модернизации бытия!» — определили, как припечатали, древние пророки в своей любимой манере местечковой категоричности…

Но Кривой-то зачем все время цепляется к Пастырю? Без конца теребит нашего взводного праведника, подначивая его на бесконечные споры. Есть подозрение — не просто так!

Когда-то, будучи на офицерских курсах, я завел роман с женщиной-психологом. Девчонка была абсолютно чокнутая, как и многие из их братии, но, между делом, поднатаскала меня во всяком подсознательном-бессознательном. Так вот она точно охарактеризовала бы бесконечные подколки Кривого, как некий подсознательный поиск веры…

Кривой и вера — все-таки странно звучит… Для меня — очень странно! Хотя говорят, из раскаявшихся грешников самые ярые праведники получаются…


ВАДИК КРИВОЙ (ПРОШЛОЕ)


Как я уже говорил, Кривого я знаю еще по Усть-Ордынке, небольшой, малонаселенной планете, сателлиту бывшего Российского государства. Там я родился, вырос и прожил бурные юношеские годы, когда гормоны бурлят в крови без всяких стимулирующих добавок «radostsex», а мир вокруг представляется необъятным, непознанным и неспособным на компромиссы. Можно даже сказать — был тогда молодым и глупым, но стоит ли обижать самого себя? Сейчас, после семи лет и двух войн за плечами, я все равно не возьмусь утверждать, что сильно поумнел с тех пор.

Война на Усть-Ордынке, первая война в моей жизни, началась неожиданно, но, в общем, закономерно. Россия, как и многие государственно-планетарные образования до нее, в конце концов распалась под напором Штатов, а территории планет-сателлитов остались бесхозными и безнадзорными. Ничего удивительного, что Усть-Ордынку захотели прибрать к рукам желто-зеленые, азиаты из соседней звездной системы. Коренное население из русских, украинцев, белорусов и казахов идти «под азиатчину» не захотело и организовало армию сопротивления.

Эта планетарная заварушка была, по сути, предшествием большой войны, разделившей освоенные планеты галактики на Штаты и конфедератов. Первой скрытной экспансией СДШ, тогда еще действовавших чужими руками. Просто мы об этом не знали. Мы много чего не знали, а многие погибли, ничего не узнав, но это, пожалуй, к лучшему. Знать, что гибель твоих родных и друзей, твоя собственная смерть уже запланированы где-то в далеких кабинетах как «неизбежные потери при расширении экспансии», — не добавляет оптимизма.

Да, тогда все казалось просто и ясно — есть наша земля, есть планета, которую нужно защищать, и никаких других толкований ситуация не предусматривает. Молодые были… Бывший российский генерал Чернов Борис Борисович, Батя, сумел сколотить на фоне всеобщего возмущения повстанческую армию, и за это честь ему и хвала. Хотя кампанию мы все равно проиграли. Все случилось, как планировали далекие политики с рыбьими глазами, а не молодые и горячие местные патриоты.

Как обычно. Старый проверенный слоган отцов-иезуитов «Цель оправдывает средства» — до сих пор основной принцип той горько-соленой каши, которую политкорректно называют «большой политикой». Другими словами, лишь бы определить цель, а дальше по плану — тотально-истребительная профилактика. Даже удивительно, что при таком глубокомысленном подходе человечество еще не истребило само себя. Может, пока не придумало такую цель, ради которой нужно уничтожать всех сразу, а не отдельные государства или социальные группы? В таком случае, все еще впереди.

«Сгореть — сгорю! А там видно будет — восставать из пепла или без меня перетопчутся…» — как сказала сама себе птица Феникс.

Но я сейчас не об этом. Я — о Кривом. О нем можно долго рассказывать.

На Усть-Ордынке про сержанта разведки Кривого ходило много фронтовых баек. Даже местная пресса часто обращала внимание на его персону. Газета «Хот-ньюс», например, однажды опубликовала большую статью о том, как сержант Вадим Кривой с одним ножом захватил МП-танк желто-зеленых вместе с экипажем из четырех человек. Со слов корреспондентки, бравый сержант пропустил атакующий танк над собой, догнал сзади, вскарабкался на броню и постучал в башенный люк. Танкисты от удивления ему открыли, а он «рыбкой нырнул внутрь с ножом в зубах». Уничтожил весь экипаж и развернул танк в контратаку.

Подвиг! Достойно, пожалуй, самого господина Супермена, а то и его знаменитого сына Суперки, с малолетства отбивавшего ракеты, как мячики, и перекусывавшего на лету пули.

Откровенно говоря, этот новый герой многосерийных комиксов получился существом еще более дебиловатым, чем прославленный папаня. Его бы лбом валуны колоть на благо отечества — цены б ему не было у производителей дорожной щебенки. Понятно, что по всевозможным рейтингам гала-TV Суперка давно стал самым популярным в Штатах. Молитвенное преклонение перед объемами продаж когда-то довело попсово-развлекательную индустрию до абсурда и там оставило. Равнение на кретинов — самый безотказный прием поднятия рейтингов — давно уже стал единственным. Именно они, кретины, задают тон и диктуют вкус. Грустно, но объяснимо. «Люди в массе всегда глупее каждого отдельного индивидуума. К сожалению, это и называется «эффектом толпы», — как любил говорить мой погибший друг Цезарь.

СМИ, впрочем, недалеко ушли, у них тоже — продажи, тиражи, рейтинги. Подчеркнутая многозначительность, нарочитая деловитость и вечное высасывание из пальца душераздирающих подробностей. Рассказывали, когда Батя, командарм Чернов, читал эту заметку, то неприлично крякал и долго разводил руками. В сторону журналистов, конечно.

Молоденькой корреспондентке в пылу творческого пренебрежения мелочами не пришло в голову: когда МП-танк движется в атаку, взревывая, громыхая и поливая огнем, а танкисты сидят внутри в легкой защитной броне и коммуникационных гермошлемах — по броне можно хоть кувалдой лупить, все равно никто не услышит и тем более не откроет. Да и вообще, атака — это не то время, когда можно безнаказанно выплясывать на танках противника. Первая же ударная волна унесет, как муху от вентилятора. Хотя бы.

Ну да пусть ее, журналистку… Может, она даже не врала, точнее, врала искренне, ей так и рассказал кто-нибудь из хохмачей в штабе. Этих отчаянных девчонок из «Хот-ньюс» и «Усть-Ордынских известий» по строгому приказу Бати дальше штабов дивизий к передовой не подпускали. В начале войны, когда они лезли в самое пекло вместе с солдатами, их погибло сразу несколько. А ради чего?

Танк Кривой действительно захватил в одиночку и с одним ножом, это было. Только тот не атаковал, а стоял в тихом месте с открытыми люками. Вадик рассказывал, сначала он решил — брошенный, поврежденный. Подобрался поближе, слышит — голоса. А у него с собой только автомат с пустой кассетой и вибронож. Дальше — почти как в заметке. Нырнул в люк (не рыбкой, и нож держал не в зубах, а в руке, «вибро» же!), перерезал внутри трех танкистов, сам сел за рычаги и пригнал машину к нашим. Ребята из бронетанкового дивизиона, получив таким манером новую технику, полдня отмывали от крови кабину. Скажу по собственному опыту — плазменная пуля или вакуумный снаряд куда аккуратнее, чем холодное оружие…

Нет, подвиг, конечно. Воевал Вадик действительно лихо. Зло, отчаянно, изобретательно. Особенно это было заметно на первом, полупартизанском, этапе войны, когда желто-зеленые, стесняясь пресловутой межпланетной общественности, толком не задействовали армию, а пускали вперед «национальные отряды», «гвардию патриотов», «эскадроны смерти», «черных волков» и прочий разномастный сброд из наемников с твердой суточной таксой. Среди всей этой ура-неразберихи Вадька точно был как рыба в воде. После двух ранений подряд он слегка поутих, да и сама война скоро стала другой, появлялось все больше техники, время ножей и засад заканчивалось. Но он и тут находил, где отличиться. Сегодня, например, его костерили за неоправданный риск, а завтра хвалили за неожиданную выдумку. Командиры постоянно разводили руками от его лихости — неуправляемый парень. Сам шею сломает — черт с ним, но ведь и людей подведет под пули!

Как фишка ляжет, объяснял сам Кривой, а ложилась она у него всегда по-разному. Могла и в воздухе зависнуть, с него станется. Поэтому Вадик в повстанческой армии так и не дослужился до офицера, хотя и нахватал полную грудь новоиспеченных орденов…

К чему я все это рассказываю? Просто от удивления. Потому что до сих пор не могу представить себе Кривого с молитвою и поклоном, к чему, есть подозрение, все идет. Скорее уж он был бы уместен на каком-нибудь языческом капище, где взывают к зубастым идолам, потрясая отточенными клинками и размазывая по мордасам дымящуюся жертвенную кровь…


Планета Сахара. 5 октября 2189 г.

Базовый лагерь штрафного батальона «Мститель»

(за месяц до высадки на Казачок).


5 октября… Почему я запомнил тот день? По двум причинам. Первая заключается в том, что в тот день исполнялось ровно пять месяцев, как меня законопатили за колючку… виноват, направили для дальнейшего прохождения службы в штрафное подразделение. Пятое число, пять месяцев — круглый пятерочный юбилей. За это время состав батальона обновлялся раза три, так что я один из немногих оставшихся в живых ветеранов. Нас, штрафников-ветеранов, здесь можно пересчитать по пальцам. Одной руки, вторая для полноты арифметики не понадобится.

Мне повезло, конечно, ничем другим не могу объяснить. Штрафбат — та же мясорубка, перемалывающая всех в фарш во благо и к удовольствию древних богов войны. «Продержаться здесь целых пять месяцев — уже не просто везение, судьба, не меньше!» — размышлял я по такому юбилейному поводу. А судьба — дело настораживающее. Старуха фортуна — дама непредсказуемая, по-женски капризная и склонная к ехидным шуточкам. Как только начинаешь доверять ее благосклонности, тут-то она показывает, что улыбка состоит из зубов.

Так что губы я не раскатывал, юбилейных надежд не питал и планов на будущее не строил. Поживем — увидим. А может — нет, не увидим…

Второе памятное событие того дня — в батальоне появился Вадик Кривой. Прибыл вместе с очередным пополнением из недр трибуналов УОС.

Встретить старого фронтового товарища было здорово. Не здесь бы, не так, не в таких условиях, но все равно здорово. Дело даже не в сентиментальных воспоминаниях о днях былых, просто Вадик — надежный. За Кривым числится много всего, и болтают про него разное, но одно у него неизменно — за «своих» он горло перегрызет. А это важно, когда весь мир разделился на «своих» и «чужих». «Своих» — раз, два и обчелся, зато против — не только армии и флоты противника. «Осы», трибуналы, военные прокуроры, режимные войска, «оводы» — вся ржавая мощь империи Штатов тоже против тебя. Надзирает, бдит, блюдет и ограничивает. Единственное, что безусловно разрешено штрафникам, — это сдохнуть при какой-нибудь очередной высадке, и после этого тебя посмертно восстановят в правах гражданина.

«А надо ли?» — как философски задумывается корова, завидевшая впереди загон скотобойни…

Кривой попал в штрафбат по недоразумению. Конечно же! Как он сам потом рассказывал — причина-то самая пустяковая, даже не причина, так, стечение обстоятельств. Он просто забыл рядом с санитарной комнатой интендантов кассету с вакуумными гранатами. Ну, пусть не совсем рядом, пусть уронил случайно в канализацию — это уже мелкие подробности. И то, что именно на этом складе его десантники получали негодные, окисленные боекомплекты и просроченные упаковки с питанием — совпадение, не больше.

«Трибунал, кстати, так и не доказал прямого умысла, в приговоре записали подозрение на умысел. Зато видел бы ты, Кир, эти ряхи, когда кассета шарахнула в трубах, и вся канализация выплеснулась в душевую, словно извержение гейзера. Они же сменой принимают душ по два раза на дню, чистоплотные все, как эпидемиологи, вот их и прополоскало тихим, спокойным вечером… А что ты смеешься? Санитары их даже в машины сажать отказывались. Мол, слишком вонючие пациенты, вся стерильность от них — псу под хвост. Мол, сначала давайте их под струю брандспойта, а только потом — в мед кабины…»

* * *

Война приучила меня быть фаталистом. Наверное, она, что же еще?

Фатализм делает человека свободным. Мне всегда нравилась эта фраза, подчеркнутая собственной афористичностью.

Парадоксально, но факт. Делает.

А как иначе? Сдается мне, основа основ идеологии глобального капитализма — каждый делает себя сам, из мусорщиков — в миллионеры, из уборщиков — в директора, каждый хозяин своей судьбы и вся прочая мутотень упругого, оптимистичного накопительства — нам, русским, не слишком подходит.

Фатализм все-таки близок нашему дремучему, неполиткорректному менталитету. По крайней мере, избавляет от надоедливой внутренней суеты. Желания, надежды, громадье планов, бастионы иллюзий, частоколы внутренних обязательств — все это превращает жизнь в некий блошиный рынок. Становится слишком тесно жить. Приходится извиваться в замкнутом пространстве постоянной направленности, словно угорь на сковородке, повторяя, как заклинания: «Каждый может, каждый должен, каждый делает себя…» Трам-пам-пам… А вселенская сковородка тем временем раскаляется, согласно законам термодинамики, и повару, тыкающему вилкой, абсолютно плевать на оптимизм господина угря.

Война это хорошо проявляет. Доказывает преимущества спокойного отношения ко всему. Хотя бы чтоб раньше времени не сойти с ума…

Нет, пыжимся, конечно. Стараемся быть как все. Постоянно пытаемся вписаться в пресловутый западный менталитет. Но как-то скучно становится среди простых и понятных целей — жри больше, сри чаще и выгрызай кусок у ближнего своего, лавируя между прорехами в действующем законодательстве. Мол, с подспудной тягой к чему-то этакому справится дипломированный психотерапевт на почасовой оплате.

Оказывается, не справляется. Не так уж это и просто — стать счастливым в постоянном поступательном накопительстве, потому что другого счастья все равно не найти.

А почему не найти? Почему бы и не попробовать? Почему бы не забить болт на серые будни, так как другого отношения они все равно не заслуживают?

Чисто славянский подход, по утверждению окостенелых западников. Ищем журавля в небе, презираем синицу в руке и получаем утку под кроватью. Как награду за неосознанные стремления…

Но это так, размышления про себя.

Просто недавно я услышал от кого-то: в рамках Конфедерации Свободных Миров снова возрождается бывшее государство Россия. Со всеми былыми имперскими амбициями и разрыванием на груди посконных рубах.

Не знаю, может, и получится. Строить мы, русские, всегда умели. Строить, штурмовать, брать нахрапом и сарынь-на-кичкой. Вот сохранить сделанное — никогда не могли. Потому что это уже будни, это работа, это синица в руках. Скучно.

Не знаю… Честно говоря, я не слишком верю в идею повсеместного возрождения Великой-Единой-Неделимой. Поздно уже — если в двух словах. Прошло время, миновала историческая эпоха, древние государства с их жесткими территориальными границами и подспудным самодовольством от избранности собственных граждан остаются на страницах учебников. Мир меняется, и меняется кардинально. Грядет нечто новое, а что это будет — еще непонятно. Вот и корежит всех — и людей, и народы, и государства, и планетарные объединения.

Роды! Через кровь и боль, как положено.

Выход в дальний космос все-таки изменил человечество, просто оно само пока этого не понимает. Цепляется за старые, отживающие формы существования с отчаянием потерпевшего кораблекрушение, который продолжает прижиматься к обломкам шлюпки в нескольких метрах от берега. В этом смысле Штаты, с их идеей объединения народов и наций в единое человечество, пожалуй, более правы, чем традиционалисты-конфедераты. Единственный минус — делается все через задницу. И, добавлю, не только в смысле трепетного отношения к секс-меньшинствам.

Слишком старые, слишком ударные методы. Стимул, в переводе с латыни, — остроконечная палка, чтобы подгонять ослов. А что изменилось? И ослы, и палки — все в наличии. И всегда между ними понятный антагонизм.

Нет, я ничего не хочу утверждать, просто, как говорил уже, размышляю…

* * *

Да, 5 октября.

Я помню, в тот день Градник с самого утра погнал мой взвод на уборку территории. Приказал вылизать все от забора части и до ангаров с техникой и оружием. Практически «от забора и до заката» — любимое армейское совмещение пространства и времени. Солдатам раздали разлохмаченные метлы и в качестве технического обеспечения выделили на взвод восемь БСЛ, больших совковых лопат.

Уборка территории «Мстителя» — занятие заведомо обреченное. Казармы батальона находятся в самом центре одной из многочисленных местных пустынь, и ветер дует здесь непрерывно, не с одной стороны — значит, с другой. Абсолютная роза ветров, кажется, так это называется.

Бесконечный ветер несет с собой мелкий и легкий местный песок, похожий на развеянный пепел. Как ни вылизывай бетонные плиты, уже минут через десять они снова подергиваются желто-пепельной сыпью, хрустящей под ногами и на зубах. Можно до одурения скоблить их БСЛ, но, как показывает практика, усердие уборщиков заканчивается куда быстрее, чем песок в пустыне.

Зачем нас постоянно гоняли на уборку? К чистоте это имеет весьма отдаленное отношение, ни метлы, ни лопаты для противоборства с пустыней в принципе не годятся, это понятно. Зато древний принцип — праздные руки бес корежит — соблюдается, к полному посрамлению рогатого. Железное правило любого штрафбата — солдат все время должен быть чем-то занят, лучше — чем-нибудь нудным и отупляющим. Иначе в голове у него (упаси, господи!) заведется мысль. А какая мысль может завестись в голове у солдата? По здравому размышлению командиров — только пакостная. Налакаться спирта, нажраться «квака», въехать раз-два по роже кому-нибудь из старших по званию или что-то совсем вызывающее типа измены Родине или шустрого дезертирства. Что еще может придумать истинный борец за демократизацию всей Галактики?

В сущности, в этом штрафбаты мало отличаются от обычной армии. Военные всех времен с подозрением относились к таким еврейско-иезуитским штучкам, как «собственное мнение» или «свобода волеизъявления». Примерно с той же угрюмой и многообещающей сосредоточенностью, с какой дикий пионер-фермер всматривается в белозубую улыбку налогового инспектора, машинально поглаживая рукоять топора…

Итак, мои орлы махали метлами и скребли лопатами, добросовестно переваливая добытый песок через забор обратно в пустыню. Между делом обменивались замечаниями по поводу выполняемой работы. Разной степени крепости, зато одинаковой направленности. Я, как взводный командир, прятался от ветра за гофрированной жестью ангаров, покуривал и наблюдал за этим трудовым праздником, отплевываясь от песка на зубах.

Потом прибежала Игла. Вырвалась подышать из душегубки кухонного наряда, куда ее еще с вечера со всем отделением загнал Градник.

Красавица стрельнула у меня сигарету и сообщила, что на обед сегодня старая добрая бобовая похлебка, испытанная на скорострельность желудка. Языком штрафных романтиков — «соловьиная роща». На ужин, рассказала она, ожидается вчерашнее дерьмо из ложно-маисовой муки с синтет-мясом, только вчера оно называлось «запеканка», а сегодня — «пудинг мясной, специальный». Жрать все равно невозможно, так что лучше не пробовать. Мне, любимому командиру, она доверительно советует напихиваться за обедом бобами и спокойно попердывать до следующего завтрака, не надеясь на вечерний «пудинг». «Да, еще новость — в часть только что пригнали пополнение, построили на главном плацу и там маринуют», — вспомнила она.

«Что за люди? Солдаты, похоже, новые штрафники из трибуналов… На лицах ожоги, значит, многие из фронтовиков… А ты заметил, взводный, что последнее время уголовных в батальон почти не присылают, только солдаты, сержанты и разжалованные офицеры? Одни армейцы, никаких урок, ни даже политических, почти нормальная войсковая часть… И что бы это могло означать?»

Уголовных в батальоне действительно почти не осталось, это я тоже заметил. Новые партии из мест заключения не присылали, а прежние выкосило еще на Тайге, вояки из блатных, как известно, аховые.

В очередной раз задумавшись, я во всеуслышание пришел к выводу, что черт его знает, что бы это означало. Что-нибудь да означает, это наверняка!

Игла в информированности черта не усомнилась и, в свою очередь, выдвинула сразу два предположения — либо всех урок уже перестреляли, и больше эту сволочь брать неоткуда, либо командование готовит батальону большой и толстый кабздец в виде какой-нибудь особой миссии.

Я возразил, что для особых миссий есть рейнджеры и коммандос. А сволочь неисчерпаема и разводится из ничего, как метровые поганки рядом с забытым на опушке реактором. «Возможно, причина в другом?» — предположил я. Ходят слухи, что штрафбаты хотят приравнять к обычным воинским подразделениям, вот и решили предварительно почистить ряды. Может такое быть?

Игла согласилась, что быть может все, ибо пути Господни не просто неисповедимы, но и откровенно запутаны. Старик, судя по всему, и сам в них давно заблудился, бродит теперь с потерянными глазами. И аминь на том, если это его утешит! Но кабздец — больше похоже на правду. «Так устроена эта гребаная жизнь, командир, — ни на что другое рассчитывать не приходится, кроме как на очередную жопу».

Мы оба согласились с этим жизнеутверждающим выводом, докурили, закончили импровизированное совещание и метнули окурки за забор, в ту же безбрежность пустыни. Гореть в пустыне все равно нечему. А даже если найдется — гори оно все синим пламенем, лично я не против.

Игла, надышавшись песчаным ветром пополам с табаком, отправилась обратно на кухню, а я решил глянуть на пополнение.

* * *

Место базирования любой штрафчасти выглядит примерно одинаково. Забор с вышками и приржавевшим орнаментом из колючей проволоки, бетонные плиты покрытия, длинные полукруглые ангары, приземистые казармы, тускло вытаращившиеся рядом подслеповатых окон. Все пусто, голо и разлиновано, как в учебнике геометрии. Сочетание минимализма концлагеря и незатейливости военного городка. Из местных особенностей — серое плотное небо над головой, желто-серые отливы бескрайних барханов за забором и монотонное завывание ветра. Звездно-полосатое пластиковое знамя на флагштоке уже взбесилось от постоянных ветров. Дыра дырой, словом.

От обычной воинской части штрафподразделение в первую очередь отличает подчеркнутое безлюдье на территории. Потому как по уставу внутреннего распорядка «передвижение военнослужащих штрафного состава по территории части вне строя или без присутствия офицера-воспитателя строго запрещено».

Нет, передвигаться, конечно, можно. Просто следует помнить два золотых правила. Во-первых, фланирующая персона должна быть собрана, озабочена и деловита, хотя бы как министр финансов на очередной пресс-конференции по коррупции в высших эшелонах власти. Во-вторых, должна четко и без запинок отвечать на вопросы: куда его несет, за каким дьяволом, и какого лешего он здесь болтается, вместо того чтобы заниматься делом?

Таким образом, я заранее определил для себя, что иду искать второго лейтенанта Градника, доложить ему о пятидесяти процентах выполненной работы. Максимум, что грозит мне, нарвавшемуся с такой отговоркой на кого-нибудь из «оводов», — что меня сочтут усердствующим идиотом и пошлют обратно во взвод. Или, вероятнее, куда подальше. Можно наткнуться на самого Градника, но для него любое усердие — бальзам по сердцу, он как раз не найдет в этом ничего странного.

Изображая министра в серой штрафной робе (а что, самая продуктивная идея в смысле борьбы с коррупцией!), я пересек территорию ангаров, обогнул казарму и вышел к главному плацу.

Все тот же ветер, песок, секущий лицо, бледное горячее солнце сквозь тусклую дымку. И строй новоприбывших на голом плацу.

Да, Игла оказалась права. На ломаную расхлябанность уголовных совсем не похоже, унылой растерянности «политиков» в новичках тоже не чувствовалось. Солдаты. Многие из фронтовиков, сразу видно по лицам. Ожоги и рубцы десанта, буро-кирпичный загар палубной пехоты флота, капиллярные сетки и сиреневые узлы лопнувших сосудов ракетчиков, кожа которых не выдерживает постоянные смены давления вокруг установок. Сухощавые танкисты, мускулистые коммандос, техники и лазерщики с орбитальных станций и крепостей, одутловатые от долгой пониженной гравитации, — разные лица всех цветов кожи, пола и возраста. Всех объединяло одно — это были профессионалы, люди, привыкшие выживать на войне и знающие, как это делать.

Хорошее пополнение! — сразу определил я. Этим ребятам не нужно будет объяснять, что пуля из «эмки» вылетает со стороны ствола, а не приклада, что наводить оружие надо через перекрестье прицела и что в жерло гранатомета лучше не заглядывать в момент выстрела. Даже если очень хочется посмотреть, как оттуда птичкой выпорхнет граната.

Помню, когда я впервые появился в батальоне, здесь правили бал абсолютные урки, а порядки были, как в лагерных бараках в отсутствие надзирателей.

Права Иголочка, «Мститель» все больше становится похож на обычную войсковую часть, согласился я. Только к чему бы это?

А потом я заметил Кривого. Даже в этом твердом, правильном строю ветеранов, уравненных серыми робами без знаков различий, Вадик выделялся. В первую очередь — шалым, цепким взглядом, всегда словно прицеливающимся в окружающих.

Он тоже заметил, как я маячил в отдалении на плацу. Узнал. Кивнул чуть заметно. Без удивления, Кривой никогда не удивлялся, словно когда-то побился об заклад ничему на свете не удивляться. Только щурил нахальные серые глазки, такая манера. Его обычная манера, всегда бесившая любое начальство.

Подойти ближе я не мог. Наоборот, пришлось тут же откочевать подальше. Перед строем, как обычно, расхаживал комбат Исаак Диц, с удовольствием хлестал кого-то по роже и обстоятельно информировал о том, что военнослужащие штрафных подразделений — это не просто говно, а говно собачье. Прибывшие должны это уяснить в своей тупой башке крепко-накрепко и вести себя, соответственно, тише воды, иначе он, майор Диц, не ручается за свои нервы. А когда он не ручается за свои нервы — штрафной сволочи лучше сразу сдохнуть, без боли и без конвульсий.

Его обычная тактика. Диц, по-моему, тюремщик от природы. Надзиратель от бога до такой степени, до какой крокодил — не вегетарианец. Он (Диц, а не крокодил) откровенно получает удовольствие от исполнения штрафного режима. Его особый карцер, спроектированный лично комбатом, — это нечто, знаю на собственной шкуре…

Наблюдая с безопасного расстояния, я видел — с Усть-Ордынки Кривой почти не изменился. Все та же подтянутая, сухая фигура, ловкие, расслабленные, нарочито ленивые движения и серые, яркие глаза с насмешливыми черточками морщин в уголках. На скуле — багровое пятно былого ожога величиной в пол-ладони, над левой бровью — две глубокие борозды, память о Хатсальстском ущелье, где мы вшестером полдня перестреливались со взводом желто-зеленых.

Помню, лоб ему пропахало осколками камня после минометного взрыва. Мина взорвалась практически рядом, шлемофон — вдребезги, да и броню крепко попортило, но сам он почти не пострадал, только кожу содрало. Кровь так и хлестала, заливая лицо набегающими волнами. Володя Тарасевич бинтовал его за валунами и все спрашивал: не звенит ли в ушах, нет ли контузии, а Кривой не отвечал, только матерился, что ресницы слиплись от крови, глаз не разодрать, ни хрена не видно…

Повезло, говорили потом, он вообще везучий, кривой черт! Именно так про него всегда говорили…

Глава 3

Редька с хвостиком

Планета Сахара. 5 октября 2189 г.

Базовый лагерь штрафного батальона «Мститель»

(за месяц до высадки на Казачок).


Нет, я не удивился, когда Диц выделил из толпы Кривого, безошибочным чутьем тюремщика распознав в нем потенциального нарушителя и бузотера. Отправил в строй предыдущую жертву с расквашенными губами и взялся за Вадика.

— Солдат, выйти из строя! Два шага вперед! Да ты, ты, с драной рожей! Чего сощурился, как кот на куриные потроха?! Два шага вперед, я сказал!

— Господин майор, сэр, сержант… штрафник Кривой по вашему приказанию…

Договорить Диц ему не дал. Сразу врезал правым боковым хуком. Так что челюсть звонко щелкнула под кулаком, предусмотрительно обтянутым перчаткой из черной кожи.

— А если кто думает, что я всегда буду повторять два раза, то он совсем напрасно так думает…

Как всегда. Сценарий у комбата один. Убедительный правый кулак… Не менее убедительный левый кулак… А еще — носком сапога! И подковкой — по ребрам!

Показательная расправа, самоличное избиение перед строем. В назидание и вразумление. «Чтоб каждая сволочь понимала, куда попала и где ее свинячье место ниже уровня плинтуса!»

«Сволочь», как правило, понимала. Обычно Диц два-три раза сбивал с ног выбранную жертву, добивался покорного, ошеломленного выражения лица, и на этом вводная лекция объявлялась законченной. Но с Кривым майор явно просчитался. Тот одним своим видом ухитрялся дать понять все то нецензурное, что думает о новом командовании. Даже трудно объяснить, как это у него получалось — ни слова не говоря. Природный талант, наверное, — одним внешним видом бесить командиров до спазмов в горле и микроинсультов…

Сколько раз майор поднимал Вадика и опять сбивал с ног? С десяток — не меньше. Обрабатывал его, как боксерскую грушу, кулаки у Дица — настоящие кувалды.

Но Вадик вставал. Переводил дух на коленях, словно после нокдауна, сплевывал кровь и сопли и снова вытягивался по стойке смирно. Все так же независимо щурил глаза.

Вставал без команды. Падал и поднимался, и все равно оставался спокойным. Непробиваемо спокойным. Комбата это откровенно злило.

Словом, измордовал его Диц капитально. Настолько увлекся, что удивлялись даже сопровождавшие его «оводы». Переглядывались между собой за спиной командира. Обычно майор в первый день с новичками не усердствовал, приберегал это развлечение на потом, а тут — словно с цепи сорвался.

Коса и камень нашли друг друга?

Да, я сразу почувствовал, что от этого взрывоопасного сочетания — самодур Диц и отчаянный анархист Кривой — добра ждать не приходится…

* * *

— И что, тут всегда так весело? — спросил меня Вадик через некоторое время, когда пополнение уже развели по ротам и взводам.

Все просто — две пачки сигарет писарю, и нужный человек оказывается в моем взводе. Коррупция, леди и джентльмены, как без нее проживешь?

— Более-менее, — сдержанно ответил я. — Скорее более, чем менее… Ты что, раньше сталкивался с Дицем?

— Первый раз вижу, — отверг Кривой. — Так он здесь главный гад? Или есть еще кандидаты?

Вадик уже высморкал кровавые сопли и теперь ощупывал челюсти. Два зуба майор ему точно вышиб, еще несколько шатались и оставались в челюстях под вопросом.

— Самый главный, — подтвердил я. — Однако крепко он тебя.

— Ничего, не барышня, случалось и похуже… Когда-нибудь я его убью! Постараюсь как можно скорее, но как получится, — доверительно сообщил мне Вадик.

— Тогда становись в очередь.

— А я без очереди, — нахально заявил Кривой. — У меня три ранения и четыре контузии, мне льготы положены. Я его первый убивать буду.

— Обещаешь?

— Зачем? — удивился он без намека на юмор. — Один раз сказал — хватит. Болтать не люблю, ты же знаешь, Кир…

Хватило. Видимо, наш разговор в курилке подслушали, и кто-то из тайных стукачей доложил комбату.

В сущности, подобных угроз всегда звучало немало, комбата в батальоне любили искренне, как гвоздь в ботинке. В кулуарах это время от времени прорывалось. Но на этот раз Диц прореагировал. Может, внимательно ознакомился с личным делом бывшего старшего сержанта Повстанческой армии Усть-Ордынки и сержанта коммандос армии СДШ.

Диц всерьез взялся за воспитание новичка. Можно сказать, их взаимность началась с первой встречи, а потом продолжилась. Меня самого комбат тоже не слишком жаловал, тоже ломал, когда я появился в батальоне, но настолько все-таки не свирепствовал. Полагаю, здесь имел место не просто антагонизм надзиратель — штрафник, нечто большее — изначальное, интуитивное неприятие. Майор сразу и окончательно невзлюбил Кривого, и нельзя сказать, что Вадик не разделял его чувств.

* * *

Я помню, за тот спокойный месяц в казармах на Сахаре Кривой лишился еще нескольких зубов, заработал перелом переносицы, запястья, несчетное количество гематом и похудел килограммов на десять. Стал совсем тощим, один заострившийся нос и нахальные, как прежде, глаза. Из нарядов он практически не вылезал, а из «особого» карцера его несколько раз выносили без сознания.

Диц занялся ломкой Вадика со свойственной ему методичностью расчетливого садиста. Примерно так же, как гроссмейстер занимается интересной и трудной партией, основательно обдумывая каждый следующий ход. Мне часто приходило в голову, что комбат вообще не рассматривает штрафников как людей или солдат. Скорее, как хищных зверей, которых нужно укрощать сразу. Кнутом, разумеется, без всякого пряника — хищники не едят сладкого. Подробнее объяснить не возьмусь, я все-таки не силен в психиатрии. А психопатология командного состава — это вообще темный лес, «терра инкогнита» уставных джунглей. Я понимаю, что уделяю Дицу слишком много внимания, не стоит он того. С другой стороны, именно на нем замыкается жизнь и смерть пятисот человек, именуемых в штабных сводках 14-м отдельным штрафным батальном «Мститель»…

В общем, ситуация складывалась безрадостная. Оба уперлись, только один — из последних сил.

Помочь Вадику я не мог. Никто не мог. Его упрямство — это тоже нечто. Мы с Иглой уже всерьез начали прикидывать, как выручить боевого товарища, свернув Дицу шею где-нибудь в темном углу. Средство, конечно, слишком радикальное. По последствиям — абсолютно катастрофичное. Вполне могут расценить как массовые беспорядки. Штрафбат — это еще хуже, чем армия, офицер-воспитатель здесь и царь, и бог, и абсолютный хозяин. Если не найдут виновных, за его смерть расстреляют перед строем каждого десятого или пятого. Если найдут, подозреваю, — тоже. Плюс виновных.

Но хотя бы помечтать…

В общем, не знаю, сколько бы еще протянул Кривой, если бы не приказ об очередной высадке. Батальон подняли «в ружье» и погрузили в транспортники. Двинули на операцию.

За пять дней пути бывший сержант хотя бы отоспался, отъелся и залечил под корабельным медаппаратом ушибы и повреждения костей. Время в транспортнике перед высадкой — это законный отдых. Согласно всем уложениям космофлота. В это время даже штрафников не трогают, на корабле летуны — единственные и полновластные хозяева. А какой-нибудь мелочи (типа пехотных офицеров-воспитателей) сразу предлагается сопеть в две дырки, изображать ветошь и не отсвечивать. Флот всегда был силен традициями, главная из которых — стойкое презрение ко всем не флотским, кто не глотает парсеки так же жадно, как болельщики глотают пиво на матче «Красных быков».

Добавлю одно — если комбат рассчитывал Кривого сломать, то на этот раз хваленое чутье тюремщика его подвело. Убить Кривого можно было, сломать — вряд ли. Обещал — сделает, я его хорошо знаю.

12 декабря 2186 г.

Выписка из постановления Особой расширенной комиссии конгресса Соединенных Демократических Штатов по утверждению и присвоению правительственных наград и иных знаков отличия, патриотической пропаганде и агитации, также сохранению памяти героев войны путем распространения печатно-сетевой продукции, подготовки мемориалов, художественных произведений или иными способами, допустимыми законодательством СДШ. (Вечернее заседание.)


Ввиду того что военнослужащие СДШ, участвующие в боях на территории планет, лун, орбитальных станций, иных космических тел и искусственных укреплений, нуждаются в дополнительном поощрении, комиссия постановляет:

1. Учредить с 1 января 2187 г. новый знак отличия, назвав его «Орден Мужества», и присваивать его солдатам и офицерам, отличившимся при взятии укрепленных районов противника, равно как обороне собственных опорных пунктов от превосходящих сил.

2. Установить различие «Орденов Мужества» по трем степеням. Орденом 3-й степени награждаются военнослужащие рядового и сержантского состава, орденом 2-й степени — младшие и средние офицеры, орденом 1-й степени — старший офицерский состав (генералы и адмиралы).

3. До 1 января 2187 г. разработать и утвердить суммы единовременного материального поощрения и перечень налоговых и иных льгот, предоставляемых кавалерам «Ордена Мужества» 1, 2, 3-й степени, а также лицам, награжденным вышеуказанным знаком отличия два или более раз.


Планета Казачок. 6 ноября 2189 г.

Окрестности 4-го укрепрайона.

04 часа 50 минут.


Нет, долго прохлаждаться (если можно так выразиться) нам никто не позволил.

— «Ромашка-1», «Ромашка-1», я — «Клумба-1», ты где? — опять объявился на связи Диц.

— Слышу вас, «Клумба-1», даю пеленг, прием!

— Понял… Почему остановились, почему не двигаемся, солдаты! — немедленно заорал комбат.

«В точности как медведь, ужаленный в самое мягкое место, — подумал я. — Именно в тот сладкий миг, когда дупло трескается под его когтями и перед носом возникают благоухающие медоносные соты».

Ничего удивительного, обычная манера комбата при общении с подчиненными. Я же говорил, всякая сволочь любит орать — хлебом ее не корми…

— Вперед, скоты! Всем вперед по курсу 18–20! Лично расстреляю каждого труса! — надрывался комбат. — Вперед, я сказал!

«А сам? Застрелится последним в рамках программы искоренения трусости в батальонных рядах?» — поехидничал я в душе.

Похоже, отцы-командиры довольно быстро выяснили между собой направление главного удара. Или, скорее, определили его вольным методом тыка. В этой неразберихе — тоже метод…

— Виноват, «Клумба-1»! — коротко ответил я.

Можно было, конечно, сослаться на предыдущий приказ Рагерборда, но это называется тушить огонь керосином. Всегда кто-то должен быть крайним, и на эту роль обычно назначается младший по званию. Волевым решением сверху, разумеется. Армейская дисциплина строится на принципе — прав не тот, кто прав, а тот, кто правее.

— Конечно, виноват! — подтвердил Диц, но вроде бы даже не щелкнул зубами. — Я еще с тобой разберусь, взводный! Потом! Слушайте мой приказ, «ромашки» — продолжить движение на северо-северо-запад, обнаружить противника и атаковать его! Закрепиться на рубеже атаки и ждать подхода основных сил. Вопросы есть?

— Никак нет, господин майор, сэр! Задача понятна, сэр!

— Выполнять!

— Разрешите доложить, господин майор, на выходе из зоны зажигания нас наверняка поджидают, — попробовал возразить я.

— Кто там может поджидать, если мы и сами… не очень-то знаем, где очутились… — хихикнул в наушниках Градник.

Понятно, что взять с идиота — ни мяса, ни молока, ни шерсти на худой конец не настричь.

— Второй лейтенант — отставить дурацкий смех! — цыкнул на него комбат. — Взводный-2, я сказал — вперед! Всем вперед! Мне до фонаря, где кого поджидают, не на гулянке! Выполнять, взводный! Расстреливать буду лично! — Диц, как дорогой гравимобиль, всегда заводился с пол-оборота.

— Есть, сэр!

«Так, похоже, мы из потенциального резерва переходим на положение авангарда. Не было печали…»

— С вашего позволения, господин майор, сэр! — снова влез Градник, демонстрируя голосом неистовое стремление к реабилитации в глазах начальства. — Второй взвод, слушай приказ — противника обнаружить, атаковать и уничтожить на месте!

Очень ценное замечание! Именно на месте, где же еще?

— А противника-то как уничтожать? Сразу всех или можно частями? — почти отчетливо пробормотал кто-то из солдат. Милка, кажется.

— Всех подряд, — уточнил еще кто-то. Все-таки есть вещи, которые нормальный командир не заметит принципиально. Сделает вид, что не расслышал, в конце концов. Ворчать на начальство — как же без этого? Пусть лучше солдаты выпускают пар таким способом, чем демонстрируют свое недовольство пулей в спину.

Но кто сказал, что Градник — нормальный командир? Он немедленно все услышал, понял и тут же развел вокруг реплик снизу базарную склоку. Начал орать, что не потерпит никакого злопыхательства, от которого кругом пораженческие настроения. Мол, в то время, когда все как один, некоторые — не как один, а как последние суки! А вот если бы все как один, как положено настоящим солдатам, то этих некоторых давно бы все вместе — как один человек!

Тут Градник, похоже, совсем запутался в принципах противостояния коллектива и отдельных личностей и понес уже полную околесицу.

— С вашего позволения, господин майор… Второй лейтенант — оставить! — холодно перебил это неконтролируемое словоизвержение капитан Рагерборд. — «Ромашки», слушай мою команду! Вперед — марш! «Ромашка-1», взводный, за людей отвечаешь ты! — напомнил он. — Зря людей не клади, если что — сразу назад. Это приказ! — добавил быстро, пока Диц не успел вмешаться.

Мог бы не говорить. Но все равно спасибо…

Комбат, как ни странно, промолчал.

* * *

Трусит майор или просто нервничает? Даже интересно…

Полагаю, этим вопросом сейчас задавались многие. На моей памяти Диц первый раз расхрабрился настолько, что лично принимает участие в боевой высадке, а не отсиживается в «гробу». Статус комбата штрафников дает ему такую возможность — руководить сверху.

Тоже можно понять — командиров-людоедов типа Дица особенно ценит штрафное начальство, а вот подчиненные придерживаются прямо противоположной точки зрения. Практика показывает, во время боевых операций особо надоедливые «оводы» почему-то гибнут первыми, и почему-то от выстрелов сзади. Упаси, господи, никаких подозрений на наш доблестный контингент, в бою искупающий былые грехи под телескопическим присмотром начальства! Боезаряды штрафников, конечно, помечены атомным способом, так что первая же экспертиза… Как говорят.

Но — практика… Если вдуматься, мало ли оружия на поле боя…

Нет, конечно, комбат Исаак Диц высадился вместе со всеми не по зову сердца. Не воспылал к врагу и не вступил в движение бойскаутов, призванных совершать хотя бы одно доброе дело в день. Все еще проще. В батальоне болтали, бригадное руководство пообещало представить его после этой операции к «Ордену Мужества» 2-й степени. На жаргоне фронтовиков — «редьке с хвостиком», прозванной так за особо разухабистое изображение взрыва, на фоне которого стремится в атаку латунный бронедесантник с оскалом голодного питекантропа.

Фронтовые спецы быстро определили, что броня на ордене из тех неудачных моделей класса «рейтер», у которых были серьезные проблемы с «жабой», именно с той частью жизнеобеспечения, которая отвечает за отправление естественных надобностей. Я сам помню, как быстро «рейтеров» перекрестили в «вонючки». Поэтому нецензурное выражение лица у латунного десантника вполне оправдано: идти в атаку, отплевываясь от собственных нечистот и благоухая сортиром — то еще удовольствие…

Именно так определили солдаты.

Как уже понятно, фронтовики «редьку с хвостиком» не слишком жаловали. В разделении по степеням, в зависимости от званий, изначально было что-то обидное. Сами собой возникали ехидные вопросики: неужели рядовые могут проявлять мужество только третьей степени, тогда как генералы и адмиралы — исключительно первой? И если они уж такие храбрые, почему их почти не видно на передовой? Почему штабные щеголяют «мужеством» 1-2-х степеней, хотя участвуют в штурмах и оборонах только матюгами по дальней связи? «Редька с хвостиком» — это насмешливое прозвище ордену дали не зря.

Впрочем, если судить с точки зрения выгоды — награда из самых существенных. Помимо эфемерной славы к «Ордену Мужества» полагались налоговые льготы на всю оставшуюся жизнь и большая разовая премия. Я сам когда-то получил «редьку-2» и даже удивился прилагающейся сумме. А к первой степени премия вообще астрономическая, генералы редко бывают бедными, но жадными — почти всегда. Похоже, своего рода болезнь, прогрессирующая вместе с ростом звезд на погонах.

Словом, для Дица, имеющего за всю войну одну сомнительную медальку, орден — не только вопрос престижа, но и собственного кармана. Вездесущие слухи также утверждают, бригадное руководство посоветовало майору для достоверности упомянутое мужество продемонстрировать, чем озадачило его до крайности. Настолько, что он решился лично возглавить высадку, а не перепоручить это доблестное занятие Рагерборду…

* * *

Я скомандовал, и взвод двинулся.

Выдвижение подразделения для разведки боем — прием, в общем, обычный. Совсем недавно я отрабатывал его со своим взводом на тренировочном полигоне в расположении батальона на Сахаре.

— Первая пятерка пошла — остальные на месте! Вторая пятерка пошла… Третья — на сто метров на опережение! — командовал я.

Не торопились, конечно. Лезть из огня да в полымя (в прямом смысле слова!) никому не хотелось. Мне — совсем не хотелось. Может, предчувствие?

На предчувствия в такой ситуации лучше наплевать сразу, это я давно знаю. Не та обстановка, чтобы гадать на судьбу. Тут годится только полный пофигизм — будь что будет, а приказ есть приказ. Вот если бы дурак Градник не посеял все три «эсэски» разом, парили бы они сейчас над нами и не пришлось бы лезть наугад. Хуже всего — когда наугад, а где-то рядом противник…

Впрочем, если бы да кабы, да во рту — грибы…

«Поголовная стрижка бродячих псов — тоже способ поймать блоху. Просто не самый легкий», — так утверждают опытные ветеринары…

Мы двигались. Выдвигались. Горящая зона заканчивалась, сплошная стена огня и дыма начала мельчать и дробиться на отдельные огненные озера и черные тучи, а за темным маревом появились просветы голубого неба. Здесь я придержал взвод и пошел вперед вместе с первой пятеркой.

Приказ — приказом, пусть Диц орет что угодно про «обнаружить и немедленно уничтожить», но прыгать в атаку, как мышь в кастрюлю с кипящим супом, я абсолютно не собирался…

Ну, конечно же! Как я и предполагал! Когда левая рука не ведает, что делает правая, даже занятия бытовым онанизмом приобретают острую интригу политической борьбы. Мое собственное житейское наблюдение, проверенное и подтвержденное.

Как только мы начали выходить из зоны огня, я увидел тяжелый МП-танк казаков, разворачивающийся для стрельбы метрах в трехстах впереди. Неспешно так разворачивающийся, в полном осознании своей бронированной защищенности и огневой мощи, как показалось мне.

«Что-то он совсем не торопясь разворачивается, нарочито не торопясь…»

— «Ромашка-1», «Ромашка-1», я — «Клумба-2»! — вдруг услышал я скороговорку зам-комбата Рагерборда. — Вижу танки! В направлении 18–20 — вижу танки!

«Ага, спасибо, что предупредили, господин капитан!» — успел я подумать. Я их тоже вижу! Век бы их, сволочей, не видеть…

Отчетливо так подумал и, наверное, очень быстро.

Раскоряченная серо-пятнистая туша танка качнулась на грави-подушке и ослепляюще взорвалась хирургическим блеском ракетного залпа. Мне показалось, сама земля вздыбилась под ногами, и я разом потерял ощущение пространства и времени, смешавшихся в нечто темное и неопределенно-тягучее…

В себя я пришел через мгновения и понял, что меня опрокинуло и присыпало землей. Крепко присыпало, но броня вроде бы не пострадала, и медицинские датчики молчат.

Пронесло! Просто ударная волна, маленькая такая, небольшая волнушечка…

«Это ничего, это мы выберемся, это мы сейчас, это мигом…» — бормотал я, закопошившись, наподобие жука-навозника, что пытается выбраться из обваливающейся песчаной ямки.

Вот контузия — наверняка есть! В ушах точно что-то чирикает…

— Командир, командир, я — «Ромашка-2», как слышишь? Как слышишь меня, прием?! Командир, я — «Ромашка-2», как слышишь меня?..

А! Это меня Кривой вызывает… Вызывает, вызывает, а я все не слышу…


Планета Казачок. 6 ноября 2189 г.

Окрестности 4-го укрепрайона.

МП-танк № 27 «Верный» 2-й роты 3-го отдельного

казачьего батальона 6-й бронетанковой бригады.

05 часов 16 минут.


Когда из-за огня и дыма начали появляться темные, закопченные фигурки вражеской бронепехоты, горбато-непропорциональные в этой своей броне нового образца, командир роты сотник Евгений Осин удовлетворенно хмыкнул.

Все, как он и предполагал… Потому что он — умный! Его, Женьку Осина, на мякине не проведешь и на хромой козе вокруг пальца не объегоришь! Он так и знал, что штатовцы попробуют проскочить за огнем и дымом, поэтому и расположил все пять танков роты на вершине холма. Наперекор всем правилам тактики, неукоснительно диктующим останавливать машины для длительной залповой стрельбы «используя естественные природные укрытия и углубления, максимально пригодные в данной местности для скрытного размещения бронетехники».

Все эти параграфы из учебников Осин до сих пор помнил назубок. В бою, когда было время, припоминал и издевался над ними. Этакое желчное подхихикиванье про себя, хорошо помогает для оттяжки…

Танк на возвышенности — мишень? И сверху, и снизу, говорите?

Конечно, еще какая! Но МП-танк становится мишенью, если внутри при дальномерах, рычагах и гашетках сидят мудаки, верящие в «Основы тактики и стратегии бронетанковых подразделений», как в Святое Писание. А если вокруг только гарь и копоть, если штатовцы перед высадкой, маскируя свои маневры, запалили даже то, что гореть не может, тут полагаться на визоры не приходится. Остается рассчитывать только на собственное шестое чувство, на чутье командира, знающего противника как облупленного, со всеми его стандартно разлинованными схемами и примитивно арифметическим мышлением.

Да, он, Женька Осин, — голова! При такой площади и плотности огня дым будет маскировкой получше всех «естественных природных укрытий и углублений»… Потому что, если за командирским прицелом умный Осин, — танк уже далеко не мишень, совсем не мишень! — машинально нахваливал сам себя сотник, лихорадочно вращая по сторонам оптическими глазами дальномера.

— РУС-1, угол 10, опережение 7 Огонь!

— Есть огонь, командир!

— РУС-2, угол 12, опережение 8… Огонь!

— Есть огонь, командир! — неизменно отвечал наводчик-корректор, урядник Вася Звирькович, дублирующий контроль над РУСами (ракетными установками).

— Серега, чуть назад и вправо!.. — это уже водителю.

— Есть, командир!

— Хорошо! РУС-3, угол 14, опережение… Огонь!

Ракетные залпы, выстроившись густым частоколом разрывов, сразу загнали вражескую пехоту обратно в дым.

«Прятаться? Нет, не получится… Вот вам и болт с резьбой в «природное, естественное углубление»! — азартно пожелал сотник непонятно кому. — Так, теперь пулеметы, пора… Пусть прочешут все за огнем и дымом…»

— Вася, второй-левый пулемет! Веером на двенадцать…

— Понял, командир!

Второй крупнокалиберный пулемет по левому борту включился сразу, отдаваясь в наушниках глухим перестуком, похожим на тиканье внезапно заспешивших часов. Последовательное чередование бронебойных и плазменно-разрывных зарядов создавало особый эффект, сбивающий огонь и разгоняющий дым. Земля впереди и слева словно вскипела разом, как будто сама начала взрываться и подпрыгивать вверх. И этот живой ковер расстилался все дальше и дальше…

«К концу войны техника все-таки стала куда совершеннее. А начинали на каких гробах, страшно вспомнить…»

Мысль мелькнула, пропала, и он тут же забыл об этом. Пехоту они погнали обратно, но что-то там все-таки шевелилось. Похоже, часть накрытых залпами штатовцев осталась на месте.

«Точнее — местами! Отдельными местами и сочленениями! — с удовольствием перефразировал сотник. — Молодец Васька, лихо работает за пулеметом… Вы там пошевелитесь у меня… Для тех, кто еще шевелится, крупнокалиберка — самое милое для успокоения…»

Мельком глянув на шкалу показателей боекомплекта, Женя с удовольствием убедился, что он почти полон. Эти новые МП-танки класса «Батыр-8», может, слегка потеряли в маневренности, зато оружейные погреба расширены почти на 200 % против прежних «шестерок». Можно вести долгий бой, без оглядки на дозаправщиков, этих неповоротливых черепах, которые вечно теряются и отстают, таскаясь за атакующей бронетехникой так же уныло, как сирота из приюта за дядькой с конфетами…

«Вот так! Теперь — выдвинуться вперед и вниз и проутюжить броней, как мондовошек на белой скатерти… Хватит тратить на штатовскую сволочь недешевый боекомплект…»

А это что слева? — вдруг заметил сотник. Еще пехота?

— Серега — скачок на три часа! Пошел!

— Делаю!

«Верный», послушный, как хороший пес, вздрогнул всеми бесчисленными сочленениями, крякнул на гравитягах и рывком перескочил сразу метров на пятьдесят в сторону.

«Послушная машинка, хорошая машинка, хорошая… Пониженная маневренность у «Батыров»? Так уметь маневрировать надо, а не хлебалом сопли жевать!»

По чуть заметному дымному следу Осин понял, что неподалеку прошла ракета «рэкса», этой ручной установки для бронепехоты. Каверзная штука для танка! И как раз там, где они только что были.

А нету! У него, умного Осина, не только опыт, но и чутье…

Сотник снова завертел дальномером, осваиваясь с новой картинкой.

Именно — не в углублениях прятаться, а маневрировать! Вовремя менять позицию, вот что нужно… Точно — еще пехота! Эти свежие…

— «РУС-2», «РУС-3» — огонь по левому борту! Подсыпай, просыпай, Вася!

Конечно, когда туша МП-танка прет на пехоту, — это впечатляет. Со стороны! Только кроме впечатления нужен еще результат. Потому что танк — не бульдозер, переть на противника, как бык на ворота, — не его задача. Огонь и маневр — вот что такое танковый бой! Плотнее огонь, быстрее маневр — вот что такое…

«Все правильно, вот и этих гавриков остановили ковровыми залпами, выстилающими по квадратам площадь обстрела…»

Вот теперь, похоже, пора! Теперь действительно можно атаковать, почувствовал сотник.

— Рота, слушай мою команду! — звонко выкрикнул Осин по общей связи. — Атака в направлении 12–14, построение 2 на 3! Я и Самойлов — первые, остальные — замыкающие! Поехали, ребятишки! С Богом!

Наступил тот момент боя, который он так любил. Противник дрогнул, противник замешкался, противник уже готов податься назад — и в этот момент рубануть его бронированным клином, как топором по гнилому бревну. Чтоб только щепки, только труха, только ошметки посыпались во все стороны! И догонять, и стрелять, и давить, представляя выпученные от ужаса глаза под забралами…

Наверное, так же атаковали когда-то его предки, донские казаки. Рассыпались в лаву в конном строю и гнали, гнали…

Женя даже не видел, он просто чувствовал, как все пять ротных танков рванулись вперед на форсаже. Ребристая туша кажется неуклюжей, когда стоит, но когда начинает двигаться — другое дело. Это мощь, слаженность, быстрота, это натиск брони и огня, это огненный вал, который катится впереди могучих машин, сминающих и рвущих землю своими гравиподушками.

Танковая атака — это просто красиво, в конце концов! — всегда считал Осин. Так же красиво, как большой завораживающий лесной пожар!

Однажды, еще дошколенком, Женька Осин увидел лесной пожар на планете Тайга. Его поразило тогда — насколько он громкий. Огонь даже не гудел, не трещал, он просто ревел, надвигаясь неодолимо, как морской прилив. Это было по-настоящему страшно — видеть, как неотвратимо накатывается дымно-огненный вал, выбрасывая перед собой, словно пули и снаряды, красные искры и целые костры. Черные горящие ветви шевелились в огне, будто живые, словно сами деревья размахивали руками, взывая о помощи. «Но что тут сделаешь, как поможешь?» — ужасался, помнится, маленький Женька. Оранжевые мобили пожарников, что сновали за дымом и пламенем, казались такими маленькими и беззащитными по сравнению с разгулом стихии. «Нет такой силы, которая была бы сильнее!» — искренне думал он.

Как же он тогда перепугался! До сих пор смешно вспомнить…

Его, маленького, чьи-то руки закинули в гравимобиль, а он только в кабине, скользя на сиденье, обнаружил, что описался. Сам не заметил, как и когда…

* * *

Атака не получилась. Не удалась. Смяли его красивую, лихую атаку в самом начале, что обидно! Не за себя обидно — за красоту!

За огнем и дымом оказалась не только пехота. Почти сразу Женя заметил, как навстречу ему поперли «лапти» («лангусты-18»), тяжелые МП-танки армии СДШ. Напролом пошли, прямо через порядки своей же пехоты, сметая зазевавшихся компрессионными ударами гравиполей, видел сотник.

«Сволочи, ох сволочи… А почему сволочи? Пусть давят своих, пусть… Браво и бис, господа!»

Нет такой силы, что пересилила бы в человеке его собственную безнадежную глупость! — усмехнулся сотник.

Первый, второй, третий… Да, семь «лаптей» движутся наперерез с юго-юго-востока… Вот такая неожиданная вводная!

— Командир! Женя! — быстро окликнул наводчик. — На восток — еще четыре… нет, пять «лаптей»! Дальше, похоже, еще есть пара…

— Вижу, Вася, всех вижу…

Да сколько же их! Откуда взялись? Вроде бы свои танки штатовцы сбрасывали в другом квадрате, припоминал Осин схему предполагаемых направлений ударов. «Заблудились, что ли? Вот всегда у них все через задницу! А ему, умному Женьке Осину, отдуваться за всех! Словно он, ротный, здесь за главного говночерпия…»

— Рота, отставить атаку! — гаркнул сотник по общей связи. — Слушай мою команду! Вторая линия — быстро назад, откатываетесь за возвышенности! Самойлов и я — прикрываем огнем и маневром! Начали, ребятишки, работаем!

«Ребятишки» поняли. Все три танка второй линии отступали правильно, быстро пятились задом, поливая «лапти» тяжелыми калибрами с дальней дистанции, видел Осин даже не боковым зрением, а словно бы затылком. По тактико-техническим характеристикам «лангуст» и «батыр» примерно равны, двенадцать… нет, четырнадцать против его пяти — это слишком много, конечно. Да еще пехота недобитая оживилась. Тоже, зараза, живучая, как вирус гриппа…

«Ничего, ничего, еще повоюем… Не боги, говорят, обживают ночные горшки…»

Теперь им с Петькой Самойленко, с Петром Васильевичем, командиром «Отчаянного», пожилым рассудительным подхорунжим резерва второй очереди, приходилось туго. Слишком большой перевес огня и брони. По обычной тактике штатовских танкистов «лапти» сосредоточили весь огонь на двух передних машинах, прикрывающих отход остальных. Пришлось им с Петром отплясывать на своих «батырах», как чертям на поминках праведника, постоянно, рывками меняя позиции и огрызаясь короткими, нервными залпами.

«Откуда берется дым в бездымных зарядах… А почему внутри, если разрывы — снаружи… Держись, «Верный», держись, машинка…»

Подцепив один из «лаптей» в перекрестье крупного калибра, Осин удачно запалил его, влепив прожигающую термобоеголовку в слабозащищенное место на корме. С полсекунды полюбовался, как тот зачадил, мгновенно раскалившись от взрывающегося внутри боезаряда до ярко-алого цвета с радужными переливами.

Самый красивый цвет для вражьей машины! И самые правильные движения — судорожные подергивания от внутренних взрывов, которые никак не могут разорвать собственную броню…

Предохранительная жидкость в оружейных погребах не дает взорваться всему боекомплекту разом, но, в общем, это уже не танк — третья степень металлолома, как любит говорить комбриг Тупичков…

«Ай да Женька! Ай да глаз-алмаз!» Другому «лаптю» Петя Самойленко, видимо, пробил энергоустановку. Тот воткнулся носом, врываясь в землю, и закрутился на месте, приподнимая массивную корму с плоской задней башней-нашлепкой. Словно зарывал голову в песок, наподобие страуса, оставив на страх врагам могучую, жирную задницу…

«Этот — тоже не боец! Уходил его Петро Васильевич!»

Сотник не видел, успели ли штатовцы катапультироваться из подраненного танка, но на всякий случай дал по нему короткую очередь из третьей РУСы. «Как будто перекрестил напоследок», — мысленно усмехнулся он.

Танковый бой — это не только поединок между броней и зарядом, это еще и война нервов. Тот, кто стреляет, тот и подставляется в первую очередь. Потому что для прицельной стрельбы нужно все-таки замереть на те долгие, томительно резиновые секунды, когда кажется, что весь огонь нацелен именно в тебя. Когда вся эта многотонная, многослойная масса брони вокруг становится хрупкой и ломкой, как скорлупа яйца, и вроде бы никого уже не защищает.

«Попробуйте замереть на пару-тройку секунд в этом волнительном положении мишени, и я скажу вам, что вы — танкист!» — еще один афоризм генерала Тупичкова, этого Жженого Волчары, на котором собственной кожи остались считаные сантиметры…

Ребята, впрочем, маневрировали грамотно. Останавливались неожиданно, на полном ходу, и успевали тронуться за миг до того, как на них обрушивались ответные залпы.

Его школа! Его рота! Третий «лапоть» они с Самойленко распечатали совместными усилиями, да и ребята сзади подкинули огоньку. Хода штатовская машина не потеряла, но там точно что-то случилось, «лангуст» вдруг осел набок, заковырялся на месте и тут же стал пятиться назад, явно выходя из боя. Женька мельком заметил, как тот чуть не въехал задом в своего же, отвернувшего в самый последний момент, и все равно скребанувшего броней о броню.

«Столкнуть два своих танка — позор командирам на всю оставшуюся жизнь… А вы что думали, господа штатовцы, — к теще на блины свалились как снег на голову?! А мы вам — горяченьких, чтоб позор был недолгий и не обидный…»

Он не думал, конечно, в прямом смысле этого слова, думать было просто некогда. Послушная МП-махина считывала приказы прямо из головы через датчики шлемофона, и он в этот момент сам был машиной, играл габаритами, орудиями и установками, как собственными пальцами. Просто вертелась на заднем плане сознания какая-то словесная шелуха. Как всегда она вертится, почти не мешая и не отвлекая…

А потом подожгли Петра. Его «Отчаянный» вспыхнул сразу, но по нему все били и били, пока он не встал на дыбы, словно бы в последнем усилии, и не завалился вверх траками, над которыми отбрасывали грязь и осколки все еще работающие гравиподушки.

Дым и копоть! Это шло уже изнутри — дым и копоть! — видел Осин. Так горят, когда уже совсем плохо…

— Петро, Петро, слышишь меня, вызываю!

Василич, подхорунжий, отзовись! — пробовал докричаться он.

Нет, бесполезно, некому там отзываться…

— Женька, командир, отходи! Назад, командир, назад! Мы уже за чертой! Отходи, прикрываем тебя! — надрывался в ушах чей-то голос.

Осин не разбирал, кто это говорит, просто машинально вычленил главное — все хорошо, ребята уже отошли, они — «за чертой», за линией автоматической обороны, оборудованной системой распознавания «свой-чужой», через которую «лаптям» так просто не перебраться. Попрут без ума, увязнут, как быки в болоте, нарвавшись на автономные торпеды и мины-ловушки.

Поэтому сразу не попрут — не совсем же они без ума! А на дальних дистанциях хлопцы отстреляются, понимал Женька.

«Отходить? Кто это говорит? В общем, правильно говорит. Пора отрываться!»

Да, он отходит, отходит, толчками посылая машину то вправо-назад, то влево-назад…

Все в порядке, отходит…

И в этот момент сотник неожиданно почувствовал, что сейчас, сию секунду его достанут.

Предчувствие?

Нет, уверенность! Все, везение кончилось! Баста, карапузики, отплясала свадьба!

Это отчетливое ощущение конца пробежало мурашками по спине, но он не успел толком удивиться ему. Некогда было удивляться. Сотник кожей почувствовал, как «Верный» словно напоролся на что-то, танк толкнуло, повело вбок, закружило, а потом шарахнуло сверху гигантским железным молотом так, что в ушах зазвенело. До дыма перед глазами, до спазма в желудке, до теплого, соленого вкуса крови во рту…

Ясная картина боя, транслирующаяся на экран забрала через многочисленные дубли оптики, смешалась, спуталась и затуманилась. «Верный», машинка хорошая, еще двигался, еще вздрагивал, тянулся куда-то, но это была уже агония, ясно чувствовал Женька.

С болью чувствовал, как будто броня машины действительно стала его второй кожей. «Да что броня — нет больше брони — разбитая скорлупа, вытекающее яйцо!»

Перед глазами горел и пульсировал сигнал «00», приказ к немедленному катапультированию. Последний сигнал, последняя попытка «Верного» спасти хозяев. Потом на экране возник третий ноль, а это уже автоматическое катапультирование, рассчитанное на раненых и контуженных, отметил Осин.

Конечно, в действительности все это длилось мгновения, не больше, такое не могло длиться долго, понимал он. Но Женька навсегда запомнил, как в это же время успел неторопливо и рассудительно удивиться — почему машина посчитала его раненым и контуженным? С какого перепуга? Он ведь жив, он видит, он даже чувствует, как смыкается вокруг него «кокон»! Он чувствует, как «кокон» (капсула-катапульта) срабатывает сильным, беспощадным рывком, как выстреливается из покореженного танка с максимальным стартовым ускорением…

Жесткий, хлесткий удар — и красные мухи перед глазами! Словно его, как ту же муху, прихлопнула огромная мухобойка…

«Сначала молотом, потом мухобойкой — смешно…»

А потом он потерял сознание. Видимо, уже в воздухе. Перед глазами поплыла бесконечная решетка, что-то ячеистое, серо-туманное, квадратно-разлинованное, как шахматная доска. Он смотрел все-таки, смотрел даже без сознания, хотя больше не пытался понять увиденное. Он вообще ничего не понимал и не хотел…

* * *

Сотник пришел в себя уже на земле. Очнулся сразу и полностью. Открыл глаза и все вспомнил, как на кнопку нажал. Бой, «лапти», «Верный», перевернувшийся «батыр» Самойленко…

Вот только воспоминания были какими-то блеклыми, словно без цвета, вкуса и запаха.

Машинально, как будто исполняя скучную обязанность, сотник проверил информацию на забрале гермошлема. Индивидуальная броня танкистов легче пехотной, зато система контроля куда совершеннее. Он сразу выделил две самых важных вещи: во-первых, его броня не повреждена, во-вторых, он тоже цел-невредим и даже не ранен.

Порадовался про себя, но тоже как будто машинально, вскользь, потому что так полагается. Чувствовал сам, мозги оцепенели, словно заморозились…

Только мозги?

Женька нерешительно попробовал пошевелиться и понял, что двигается свободно. Приподнял голову над раскрывшимся «коконом», огляделся. Капсула-катапульта выстрелила его по максимуму, сразу за несколько километров от поля боя. Вокруг никого — ни их, ни наших — вообще никого… Первое — хорошо, второе — хуже, но ничего страшного… Найдет!

«Только почему мир вокруг черно-белый? С каких это пор он стал черно-белым?»

Женька несколько раз с силой встряхнул головой.

Отпускало все-таки… Мысленное оцепенение проходило. Голова оттаивала. Постепенно возвращались и звуки, и запахи, и цвета… Медленно так, неспешно…

«Последствия катапультирования? Хорошо стреляет «кокон», крепко стреляет! Чувствуешь себя, как раздавленный жабохвост, по которому прокатилась гравиподушка танка…»

Осин помнил, на тактико-полевых в военном училище они постоянно натыкались на этих неуклюжих зверьков, похожих на пучеглазых жаб с крепкими рачьими панцирями и длинными змеиными хвостами. Зверюги величиной с кошку, довольно страшные на вид, но безобидные и медлительные до смешного.

На полигоне жабохвосты собирались в углублениях танковых трасс греться на солнышке рядом с лужами, а потом так и оставались там, расплющенные маневрирующей техникой. По первому году он сильно жалел нелепых зверьков с огромными, почти осмысленными глазами, пока не научился не обращать внимания. К этому тоже привыкаешь — на многое не обращать внимания…

Зацепившись за что-то, Женька долго не мог выбраться из развалившихся лепестков «кокона». Дернулся с силой, освободился, наконец, и с облегчением выругался.

Собственный голос прозвучал хрипло и сдавленно, словно бы проскрипел. Глотать было больно, а он даже не заметил, как и когда запеклось горло. И на губах — вяжущий привкус крови…

Вокруг было тихо, показалось ему. После горячки боя — тихо, спокойно и абсолютно безлюдно. Канонада привычно гудела где-то за холмами, проблескивали импульсные вспышки крупных калибров, у горизонта туманом клубилась далекая стена гари, а здесь по чистому голубому небу плыли остатки дымовых нитей, едва уловимые, словно осенняя паутина. Почти покой, своего рода военная тишина…

Женька пнул бронесапогом остатки капсулы, сел рядом, прямо на хрустящую, обожженную землю и вдруг почувствовал, как его словно бы окатило приятной горячей волной. И кровь побежала быстрее, и звуки стали отчетливее, и захотелось двигаться, говорить, спеть что-то, в конце концов!

Он счастлив! Именно счастлив, по-другому не скажешь! Когда каждая клеточка тела словно вибрирует и щебечет от радости: ты живой, ты выбрался, ты жег вражеские танки, утюжил пехоту, сделал все, что мог и умел, может, больше, чем мог, но при этом ты выбрался и остался в живых…

Осин знал, что это только первое ощущение, яркая вспышка после пережитого. Потом навалится усталость от боя, потом прибавится глухое, мрачное чувство одиночества и режущая ненависть к любым громким звукам. Потом (даст Бог!) он будет молча пить водку и вспоминать погибших товарищей — смешливого голубоглазого и до улыбки краснощекого Васю Косатого, обстоятельного, как все «мехи», Серегу Прончика, хмурого, упрямого и немолодого Петра Самойленко, ребят из его экипажа. Похоже, никому не удалось катапультироваться, из двух экипажей — только он один…

Но сначала — счастье! Веселое, безудержное, эгоистичное ликование физиологии. Ты молод, силен, тебе всего лишь двадцать три года, ты в очередной раз выскользнул из холодных лап Костлявой Старухи и собираешься прожить чуть меньше вечности…

Если откровенно, ему порой приходило в голову, что он не умрет, потому что этого просто не может быть. Кто угодно, только не он, с кем угодно, только не с ним! Видел, конечно, смерть рядом, близко, вот-вот, но все равно в нее как-то не верилось, что ли, честно сознавался он сам себе. Два небольших ожога за три года войны — вот и все ранения. Он — умный, лихой, везучий, он — самый молодой командир роты в бригаде, почти полный георгиевский кавалер.

И поэтому с ним ничего не может случиться!

* * *

Прихватив из развалин «кокона» облегченный вариант «калаша» и бэк-аварийку, Женька еще раз глянул на экран навигатора и бодро зашагал на юго-восток, где рассчитывал встретить своих.

Броня у танкистов легкая и удобная, но один существенный недостаток в ней все-таки есть: гравидвижители настолько миниатюрные, что почти никакие. Про аккумуляторы вообще говорить не приходится, автономный запас энергии в танкистской броне — кот наплакал над миской сметаны. Конструкторы посчитали, что основное она должна получать от установки машины, как-то упустив из вида, что машины иногда прекращают существование раньше танкистов. Поэтому о долгих планирующих прыжках, как в пехотной броне, лучше сразу забыть. Заряда в таком режиме хватит на три-четыре часа, потом каюк всей системе, знал сотник по собственному опыту. Еще не факт, что он за три-четыре часа найдет своих.

«Так что энергообеспечение на сберегающий минимум — и пехом, Евгений Батькович, пехом… Сплошным и беспросветным пешкодралом! Ать-два-левой-правой… Соловей-соловей-пташечка, канареечка что-то там поет… — усмехался он. — Ничего — руки-ноги целы, голова на плечах, положенных ей от Бога… Дотопаем!..»

Общесетевая независимая газета «Пионеры

вселенной» № 619 от 7 ноября 2189 г.

Из статьи обозревателя Джона Заворски

«Наши скромные герои!»


…От лица, не побоюсь этих слов, всех наших граждан мне остается только воскликнуть: «Спасибо, госпожа Президент! Спасибо, уважаемые конгрессмены, спасибо вам, сотрудники министерств, управлений и постоянных комиссий, что несут на своих плечах неподъемную тяжесть войны!» Я уже не говорю про наши доблестные войска, чьи подвиги на фронтах планет и в открытом космосе войдут в историю, как беспримерное проявление несгибаемого мужества! Пусть наши противники из так называемых Свободных Миров, эти злобствующие конфедераты, эти кочегары войны (кочегар — водитель древнего мобиля на паровой тяге. — Прим. ред.), отрицающие Великую идею объединения, наплодили массу военной техники, пусть им даже удавалось достигать местами временного превосходства сил, но мы-то знаем — войны выигрывает не техника! Войны выигрывают люди, чья стойкость крепче брони!

Что же случилось? Почему мы сегодня в очередной раз говорим о торжестве идеи объединения на принципах демократии и полного общественного согласия?

Случилось то, что давно уже ожидалось. Сегодня утром пресс-центр президентской администрации обнародовал Постановление Конгресса СДШ, одобренное Президентом, о том, что за заслуги в деле защиты демократии и установления общественного согласия всем штрафным подразделениям армий и флотов СДШ, принявшим участие в боевых действиях по 7 ноября 2189 г. включительно, присваивается статус обычных армейско-флотских частей. Особый режим в данных подразделениях отменяется, у личного состава восстанавливаются все гражданские права военнослужащих СДШ.

Согласитесь, дорогие читатели, разве это не гуманный акт, не проявление высшего милосердия? Да, понимаю, по-разному может складываться судьба человека. Да, они, наши скромные герои, когда-то совершили в жизни ошибку, оступились, соскользнули с праведного пути в грязное болото порока. Но это в прошлом, а впереди — новый шанс, новая жизнь, право на которую они заслужили с оружием в руках…

«Пионеры вселенной» — первопроходцы не только в космосе!»

Проверено и утверждено военной цензурой. Военный цензор 2-го ранга, капитан УОС Мери Пикфорд.

Замечание для редактора:

Отмечаю, что в обращении к Президенту мною удалено неполиткорректное слово «госпожа». Ставлю на вид, что указание на половую принадлежность руководителя нашего государства является одинаково оскорбительным для мужчин, женщин и лиц среднего пола всех видов ориентации. Для особо тупых поясняю: женщины могут усмотреть в этом обращении намек на то, что все равно остаются женщинами, даже добившись высших государственных должностей, а мужчины, в силу своего природного полового шовинизма, наверняка обидятся на подчеркивание факта, что ими руководит женщина, т. е. существо низшее и недалекое. Что же касается лиц среднего пола, то к этой категории следует относиться с особенной корректностью, так как для них является оскорбительным любой намек на сексуальную активность, противоречащую их пристрастиям.

Также отмечаю, что в тексте обозревателя Джона Заворски уже второй раз (!) встречается слово «наплодили». Думаю, это характерное словечко отражает подсознательные тенденции его преувеличенного мужского эго. Сдается мне, мистер Заворски был бы очень доволен, если бы женщины только плодили ему и плодили, а он, со своим свинячьим эго, преобладал бы над ними, словно какой-нибудь древний султан в гареме, где еще не слышали о конструктивной роли феминистических тенденций в развитии женской личности.

Я понимаю, что по смыслу текста данное неполиткорректное слово относится к действиям противника, в отношении которого допускаются все возможные слова, кроме «обозначающих в грубой, непристойной форме мужские-женские половые органы и акты совокупления, а также непреодолимое желание совокупления и определение этого желания в оскорбительной форме» (ст. 9 п. 11 Разъяснения УОС МО «О неразжигании половой розни» от 05.01.85 г.). Поэтому считаю возможным оставить данное слово опять-таки под вопросом, но ставлю на вид.

Предупреждаю — в последний раз!

Докладная записка

директору Службы Президентской Охраны

флот-адмиралу Саре Тонги

от старшего инспектора СПО

подполковника Ляна Хаксли:


Госпожа флот-адмирал!

Считаю необходимым довести до вашего сведения подробности недавнего разговора между зам. директора ССР бригадным генералом Борисом Черновым и майором ССР Теодором Бронски. Разговор шел по коммуникатору и перехвачен и дешифрован нашей службой.

Примечание:

Текст разговора приложен к рапорту в качестве отдельного файла. Буквой «Ч» для краткости обозначен генерал Чернофф, буквой «Б» — майор Бронски.

Текст файла:

(звонок на коммуникатор Черноффа)

Б: Извините, господин генерал, сэр. Это я, Бронский.

Ч: Да, Тед, здравствуйте. Что у вас?

Б: Здравия желаю, господин генерал, сэр! Я все по поводу этого цензора, капитана УОС Мери Пикфорд…

Ч (раздраженно): Что там еще?

Б: Да, в общем, ничего особенного, сэр… На первый взгляд — ничего… Только не нравится мне ее подход к деятельности свободной печати… Эти ее ехидные замечания… Я вот все думаю, нет ли в этом скрытого саботажа, некой попытки опорочить и разложить наши информационные органы…

Ч: Разложить? Вы думаете, это возможно — разложить наши информационные органы еще больше? Хотел бы я лично пожать руку тому, кто решится на этот подвиг! Это, мой дорогой, достойно Геракла, вступающего в Авгиевы конюшни.

Б: Простите, кого, сэр? Я как-то не расслышал, куда вступил упомянутый господин?

Ч (ворчливо): Именно туда, куда обычно вступают! И по самые яйца… Впрочем, не важно… Не делайте на вашем честном лице идиотское выражение, майор, оно и без того… Гм… Я вас не вижу, но и так знаю, что вы сейчас вылупили глаза, как телескопический спутник-шпион на высокой орбите… А что касается Пикфорд — она, эта стареющая лесбиянка, просто стерва по натуре, ничего больше. К сожалению, стервозность пока не объявлена государственным преступлением. А зря, между прочим.

Б: Но, сэр, она пишет, что женщина — существо низшее и недалекое. А поскольку наш президент женщина, не есть ли это…

Ч: Вряд ли, Тед. Похоже, она имеет в виду всех женщин вообще. А тут ей виднее, майор. Мы же с тобой не женщины, судить не можем. (Раскатисто смеется.)

Б (хихикнув и переждав): Да, господин генерал, сэр, именно так… Мне всегда нравился ваш юмор, господин генерал… Только все эти высказывания, как мы обосрались…

Ч (все еще посмеиваясь): Мы? Говорите за себя, Бронский, когда обращаетесь к старшему по званию с подобными обобщениями!

Б: Виноват, сэр! Ее высказывания, как я обосрался… (запинается) Ну, то есть… Ну, не только я, так сказать, и другие младшие по званию, много младших по званию и все…

Ч (подсказывая): Засранцы?

Б (запинаясь): Ну, так сказать, то есть…

Ч (передразнивая): Ну, то есть, так сказать… (со вздохом) Ладно уж, майор, излагайте, как вы умеете. Кстати, я припоминаю, она написала — обкакались…

Б: Нет, сэр! То есть да, сэр! Именно так она написала. Это, с одной стороны… Но с другой, если говорят «обкакались», обычно имеют в виду «обосрались», а это процесс уже куда более глобальный, это поворачивает дело совсем в другом ключе, вы не находите?

Ч (несколько озадаченно): Ага… Гм… Обкакались, обосрались… Глобальней, да, пожалуй, что так… Да вы философ, Тед! Хвалю! Проникновение в самую суть процесса испражнения говорит о том, что вы не лишены определенной созерцательности ума… И что из этого следует?

Б: Ну, так сказать, в общетеоретическом смысле… В смысле войны, сэр…

Ч: Да понял я, понял.

Б: И это восхваление мужества конфедератов…

Ч: Ладно, я же сказал — понял. Можете дальше не расшифровывать вашу глубокую мысль. Обосрались… Ну и что из того? Война, Тед, — это та же политика, а она всегда грешит избытком естественных отправлений на головы малых мира сего. А что касается мужества противника, кто-то когда-то сказал: «Чем доблестней противник, тем больше чести приносит победа». Положение на фронтах действительно сложное, уж вы-то, майор, это должны знать.

Б: Сэр, я не в этом смысле…

Ч: Ладно, Тед. Я вот что скажу про эту цензоршу — пришить ей государственную измену мы всегда успеем, материалов на это уже хватает. Но пусть пока поработает, может, она еще пригодится нам. Нашей службе, я имею в виду.

Б: Я просто думаю, господин генерал, сэр…

Ч: А вы не думайте, Тед! Думать вообще вредно, а вам — просто противопоказано, учтите это. Ваш психоаналитик вам не говорил этого?

Б: Никак нет!

Ч (задумчиво): Значит, скрывает, затаил… Надо бы к нему присмотреться… Как, вы сказали, его зовут?

Б: Сэр?!.. А, понял, это вы опять шутите, господин генерал… Извините, что сразу не догадался…

Ч (со вздохом): Шучу, конечно же, шучу… Впрочем, я всегда знал, что вы не из догадливых.

Б (осторожно): Смею заметить, господин генерал, сэр, наши коллеги из Службы президентской охраны…

Ч (перебивает): Черти в аду им коллеги! Служба президентской охраны, по-моему, занимается всем, кроме охраны самого президента. Нахапали себе полномочий — прожевать не могут. У них уже сейчас штат больше, чем в нашем разведуправлении, а опять добиваются от конгресса новых ассигнований… Даже не напоминайте мне о них, Бронски, не хочу слушать! Я только что пообедал, в конце концов…

Б: Слушаюсь, сэр!

Ч: Объясняю вам, Тед, в первый и последний раз: сейчас, когда надвигаются мирные времена, нашим доблестным штрафподразделениям уже не требуется такое количество пушечного мяса. Поэтому кончайте заниматься фигней и займитесь, наконец, делом! Где отчет по использованью вашим отделением писчебумажных и канцелярских принадлежностей за второе полугодие истекшего года? Займитесь им, наконец!

Б: Слушаюсь, сэр, господин генерал! Но, может…

Ч: Не может, майор!

Б: Слушаюсь, сэр!

Ч: Уверяю вас, Тед, строгая, сбалансированная отчетность важна для общественного согласия ничуть не меньше, чем пристальное наблюдение за умонастроениями.

Б: Не совсем понял, сэр…

Ч (несколько раздраженно): Разумеется!

Все, жду отчет! Вторник, утро, ко мне на стол. Здравия желаю!

(Абонент Ч отсоединился.)


Резолюция:

Ввиду того, что майор Тед Бронски является законспирированным агентом нашей службы, отдельные провокационные высказывания с его стороны нахожу допустимыми и правомерными. Наблюдение за зам. начальника ССР бригадным генералом Черноффым продолжать в рамках запланированных мероприятий. Непременно довести до сведения оперативного состава, задействованного в разработке, что генерал Чернофф пользуется особым доверием Президента, обладает особыми полномочиями конгресса и правом прямого доклада объекту № 1. Поэтому его разработка должна проводиться с особой тщательностью и с соблюдением строжайшей секретности.

Директор СПО, флот-адмирал Сара Тонги.

Планета Казачок. 8 ноября 2189 г.

Временный полевой лагерь войск СДШ.

07 часов 34 минуты.


Я открываю глаза, вижу над собой серый потолок походного купола и понимаю, что был без сознания.

Как долго? Вот этого пока не мог понять.

Где-то в отдалении слышна обычная фронтовая канонада, но — в безопасном отдалении.

— …Ну вот, подходит, значит, этот доктор ко мне и башкой значительно так кивает — взад-вперед. Ну думаю, плохи мои дела, раз башкой кивает… — неторопливо рассказывает женский голос.

Постепенно я соображаю, что это голос Иглы. Первое, что я услышал.

Вполне мелодичный голосок. Если отдельно от лица.

— Ну вот. Смотрит на меня этот лепила и значительно так говорит: вам, говорит, милочка, никакая косметическая хирургия не поможет, — продолжает Игла. — Увы, говорит, увы, и даже ручонками всплескивает, как будто сожалеет. А сам смотрит на меня, будто уосовец на идейного противника демократии. Вижу, что как женщина я его совершенно не привлекаю. Я бы даже сказала — до полного физиологического отвращения. Ну, не нравлюсь я ему, этому доктору…

— А тебя это удивляет? — ехидно спрашивает голос Кривого.

— Ну еще бы! — не менее язвительно отвечает Игла. — Да это бог с ним, перетопталась бы, не в первый раз вам, мужикам, подавай долговязых красоток с личиком, словно у актриски Доры Дорини, никак не меньше. Мухи, скажу тебе, всегда на то самое липнут, куда же еще… Ладно! Но эта сволочь мне авторитетно так заявляет: «Вам, милочка, не поможет даже геномодифицирование, потому как неизменная костная основа у вас изменена изначально». Во как!

— А ты что? — сочувствует тенорок Компи.

— А что я? Сижу как оплеванная. Поглядываю на него этак кокетливо-жалобно… Думаю — какого черта?!

— Правильно думаешь, — одобряет Компи.

— Ага… Вот, думаю, сволочь! Ты еще тут будешь брезговать, как интендант в столовой для рядовых! Доктор ты или нет? Не видел, что ли, никогда костную патологию, коновал хренов? И еще сильнее кокетничаю, чтоб уж до конца заколбасило, — губки ему бантиком складываю, глазками стреляю, трали-вали…

— Ну, это ты зря, мать…

— Да я понимаю, сама не дура, в зеркало смотрюсь иногда… Только зло взяло! Ах ты паршивец! — думаю. Ну ничего, ничего, будешь мне тут кривляться — я тебе еще и улыбнусь пару раз…

— Не гуманная ты, Игла, — снова раздается где-то рядом голос Кривого. — Сколько я тебя знаю, гуманизма в тебе — ни на грош.

— А мне понадобится, я у тебя займу, — легко парирует Игла. — Это ты у нас гуманист — канализацию вакуумными гранатами прочищать…

Компи сочувственно похохатывает.

Слушая их, я думаю, что неизвестного доктора с его физиологическим неприятием можно понять. Улыбается Игла особенно жутко. Словно Баба-яга, вспоминающая, как столетия назад флиртовала с молодым, бодрым Кощеем. Надо сказать, ротик у нее действительно редкой саблезубой формы. Как говорит сама Игла — пасть всех оттенков цветов, кроме белого. И так, мягко говоря, не красавица, но когда начинает улыбаться — становится еще страшней. Не просто мороз по коже — холодный пот по спине. Губы почти пропадают, оскал наводит на мысли об анатомичке, нос свешивается крючком, глаза неравномерно разъезжаются и прижмуриваются, и вообще ее голова окончательно начинает напоминать яйцо «чужих» в телеужастиках, из которого вот-вот вылупится кровожадный монстр и начнет питаться всеми подряд.

Не повезло девчонке — родиться уродиной. Самое что ни на есть девчоночье горе — родиться абсолютной уродиной. Наверняка нам, мужикам, даже не понять всей его глубины. Она еще молодец, еще хорохорится, ее маска жизнерадостного клоуна «всегда-на-арене» — самая правильная манера поведения. Чтоб окружающие совсем уж не шарахались. Я же говорил — она умная.

Почему хорошим людям так категорически не везет в жизни? Вопрос вопросов, такой же древний, как песнь песней…

— В общем, ласково так ему — может, все-таки можно что-то сделать, доктор? — рассказывает Игла все так же неторопливо. — Думает. Репу чешет. Кивает. Потом аккуратно так говорит — в принципе можно… Если заказать, милочка, специально для вас искусственный костно-керамический протез черепа, изготовить протезы основных костей и начать долгую многоступенчатую пересадку их на место ваших природных — что-то может получиться. Только стоит это, сами понимаете… И называет. А я сижу и не понимаю в упор, потому что такие цифры я слышала, только когда изучала в средней школе «Введение в общую астрономию», раздел третий, там, где про расстояние до удаленных звездных систем. Одно сразу сообразила: останусь в своей рудничной конторе — любоваться мне на опостылевшее отражение в зеркале до конца дней. Потому что, стань я хоть помощником генерального, таких денег мне на Хатанге не заработать до конца жизни… Вот и подписала армейский контракт. Подумала, хоть по выслуге лет накапает приличная медицинская страховка. Тогда можно и пересадку сделать, когда страховка набежит. А дальше — война. Стало не до искусственного черепа, свою бы башку в целости сохранить… Все это я выслушиваю с интересом и только потом пытаюсь сообразить, что же все-таки происходит. Для начала — кто я, где я и зачем родился на белый свет?

С первым вопросом я справляюсь без проблем — имя, фамилия, бывшее звание, даже номер медицинской страховки, приостановленной на время службы в штрафбате, — все в голове, а значит, голова на месте. Третий вопрос — зачем родился на белый свет? — всегда вызывал определенные затруднения, поэтому я решаю отложить его до лучших времен. Оставался вопрос второй — где я? Откуда, например, такая роскошь, как ППК-18 или ППК-28, походно-переносные купола, штрафникам никак не положенные? И вообще, почему я валяюсь на раскладной койке под одеялом в походном куполе, а не где-нибудь в воронке в разбитой броне?

После некоторого внутреннего замешательства в памяти возникает наша разведка боем, как мы напоролись на казачьи танки, как я выкарабкивался из-под земли после ракетных залпов, как получил удар гравиподушкой от своего же «лангуста», взявшегося словно бы ниоткуда. Я отчетливо вспоминаю, с каким жестким хрустом меня вдавило в землю. Будь земля потверже — и броня бы не спасла, а так — просто вмяло…

Жалко, что не успел заметить бортовой номер! Найти бы этих лихих танкистов и поиграть с ними в древнюю народную забаву — башка-об-стену-сопли-вон. Когда-то, еще командиром роты разведки в бригаде «Бешеных», мне доводилось развлекаться подобными играми в офицерских барах. Вот и довыеживался, как хвост на рельсах…

Итак, я — это я, взводный 1-й роты штрафного батальона Сергей Киреев. Не убит, не ранен, прихожу в себя после компрессионной контузии.

Чувствую, как болит спина, ломит где-то внизу позвоночника. Но это привычная боль.

* * *

Несколько месяцев назад, пребывая еще в офицерском звании, я со своей ротой участвовал в секретных экспериментах по телепортации, неудачных экспериментах, как и все, что связано с телепортацией. Не возьмусь объяснить механику экспериментов, подопытные кролики редко претендуют на ученые степени, но суть в том, что нас пытались перебросить в пространстве.

Я — один из немногих, кто уцелел. С тех пор что-то изменилось в организме, это точно. Мускульная сила увеличилась в разы, я с удивлением обнаружил, что обмотать шестидюймовый гвоздь вокруг пальца — не такое уж сложное дело, а полутораметровые штанги поворотных рычагов «утюга» легко выгибаются о колено. Но вот с костями приключилась какая-то беда, время от времени их начинало ломить. Боль накатывала, потом исчезала бесследно, а что это такое — медики не смогли ответить.

Несколько раз мне делали полную сканограмму организма, и врачи каждый раз разводили руками. Мол, все в порядке, никаких патологий не выявлено, вполне здоровый организм, даже на редкость здоровый, на удивление. Конечно, молодой человек, полностью здоровых людей не бывает в принципе, по определению, абсолютное здоровье — это недостижимый эталон, уже нечто божественное, если принять версию, что все мы — по образу и подобию… Но тут, по крайней мере, близко к идеальным нормативам. И сила у вас такая, что словно уже не просто мускульная, как будто в мозгах сняты некие блокировки, и вы сами, собственным желанием, выжимаете из обычных (пусть и тренированных) мускулов рекордные показатели. Задействуете дремлющие резервы организма, другими словами. А вот как это получается — уже никакими словами не объяснить. Видимо, вход в портал подействовал таким странным образом, витийствовали медики.

А то бы я без них не догадался!

Да, интересный случай, глубокомысленно рассуждали они, чрезвычайно нестандартный случай. А мне, на правах интересного случая, оставалось только хмыкать, гыкать и стрелять закурить.

Видя их откровенную растерянность, пусть и маскируемую ученым видом, я даже не стал заикаться про сны. Странные сны, что начали преследовать меня с тех пор.

Это даже не видения, не события, не мысли — какие-то бесконечные цветовые волны, что плескались, как настоящие. Вздымались, переливались и постоянно меняли оттенки. Настоящая музыка, только в цвете и в движении. Не знаю, по-другому объяснить не могу… Только после них оставалось что-то щемящее, словно чувство потери. Как будто в этой цветовой музыке само по себе заключено нечто важное и нужное для меня. А я в очередной раз пялюсь на нее, как баран на раскрашенные ворота, и ничего по сути не понимаю…

Я же говорю — странные сны. Не часто, но случались. Остальные — сны как сны, а эти отличались так остро, что я сам чувствовал их необъяснимую чужеродность.

Почему? Откуда? А может, я — это уже не я? — представлялось мне. Может, все эти ученые фокусы с межпространственными порталами уже изменили меня настолько, что получилось «нечто»? Тогда где тот я, который я, и кто такой я, который не я… И так далее, шажок за шажком в сторону прогрессирующей шизофрении.

Нет, я все-таки не давал сильно разгуляться собственному «я — не я». Подобные мысли нужно пресекать сразу, под корень, уничтожать без намека на жалость, как топ-модель — случайную беременность. Иначе сбрендишь, а это дорога в один конец, без обратных билетов. Та же война это наглядно доказывает, куда уж больше…

«Если весь мир дружно сходит с ума, это не значит, что нужно обязательно следовать его примеру», — говаривал, помнится, Цезарь…

В штрафбате, понятно, стало не до обследований. Боль можно было терпеть, и накатывала она не так уж часто, пройдет, как волна, и схлынет. Привык. Притерпелся. Да и сны — это всего лишь сны…

* * *

— Ну вот, а в армии — это уже другая история, — все еще рассказывала Игла. — Нет, служила нормально до поры до времени… Только откуда я могла знать, что новый зам. командира бригады по УОС полковник Алоиза Терч не просто лесбиянка, а еще и испытывает сексуальное влечение к уродам. Сама, между прочим, такая старая жаба — без слез не взглянешь! А туда же: «Вы понимаете, милочка моя, я вас могу с говном съесть и мне за это ничего не будет…» — шепеляво передразнила Игла.

— А ты что?

— Да ничего! Говно, говорю, без меня жрите! Я, говорю, не любительница такой гастрономии, тем более в качестве приправы к основному блюду… Нет, был бы мужик — я бы отбрыкалась, конечно, а с этой воинственной мастурбаторшей даже комбриг не решался связываться… А она лезет! Прет, как танк! Ну и пришлось… куснуть!

Эту историю — как старший сержант Игла оказалась в штрафбате — я уже слышал.

Зубки у нее, может, и не самые эстетичные, на рекламу модного зубного геля никак не годятся, зато острые. В этом любвеобильная полковничиха убедилась сразу, когда Игла «куснула». Другими словами, отхватила ей половину носа, как бритвой срезала. Дальше понятно — крик, шум, кровища ручьем, полковничиха ревет, как слизнехвостый трубач с Хатанги, кричит: «Отдай нос, стерва! Отдавай быстрей, пока не поздно пришить!» А как тут отдашь, если Игла его мало что откусила, еще и проглотила сгоряча?

Дальше — караул, арест, трибунал. Полковничиха была баба влиятельная, и уосовцы повернули дело хитрым образом — пришили нашей красавице ни много ни мало — покушение на людоедство. Редкое обвинение! А то, что людоедство планировалось в отношении старшего по званию, по мнению трибунала, существенно усугубило вину. На полном серьезе!

— Сознайся, Игла, все-таки хотела схарчить полковницу? — часто подкалывали наши штрафные орлы. — Небось хотела, надкусила, а потом передумала. Невкусная оказалась, перепрелая…

Маразм, конечно. Я имею в виду приговор трибунала, а не дальнейшие шуточки на эту тему. К солдатскому юмору как раз нет вопросов, он крепкий, простой и незатейливый, как табуретка. А вот тонкий юмор уосовских трибуналов давно уже не смешит, а пугает…

Игла права, будь замкомбрига мужчиной, ничего бы ей не было, наоборот — оправданная оборона при сексуальной агрессии. Но тронуть высокопоставленную лесбиянку — никак нельзя, никаким образом, этим бабам почему-то разрешается все. Странный все-таки перекос: если мужчина больше секунды смотрит на женщину — значит, маньяк и эротоман, а если лесбиянка агрессивна, как бацилла чумы, — это в порядке вещей, она просто борется за свои права. Попранные, видимо, матушкой-природой, придумавшей неполиткорректное, двуполое размножение.

Если это называется демократией, то я, наверное, что-то не понимаю в этой жизни. Или это особый гомосексуальный вариант демократии? Тогда кто мы сами? — неторопливо размышлял я. Интересная мысль! Вообще, интересные мысли приходят в голову после очередной контузии, отметил я.

«Главное — нестандартный подход!» — как сказал менеджер среднего звена перед офисом конкурентов, заворачивая бомбу в пакет для ланча.

Это даже не анекдот. Скорее, наглядный пример из учебника эффективного менеджмента…

* * *

Определившись таким образом в общетеоретическом смысле, я поднял голову и осмотрелся. Обнаружил, что вокруг меня действительно блекло-защитная ткань походного купола, пропускающая свет, но задерживающая всякие вредные излучения-облучения и химические воздействия. Рядом — еще три раскладушки. На одной из них восседает Игла, сложив ноги по-турецки. Напротив нее развалился Компи, покуривает что-то вонючее и пускает дым в потолок. Потолок из «умной» предохранительной ткани живо реагирует на его дым, впитывая его без остатка и темнея от соприкосновения с «составляющими веществами».

Компи это явно нравится, то-то он старается во всю силу легких. Молодежь!

Вадик Кривой возится в углу с коробочкой мини-генератора. Так увлеченно ковыряет его виброножом, что на месте генератора я бы уже сдался на рекламацию.

Вибронож, предназначенный для хвата бронеперчатки, выглядит в обычных человеческих руках почти как меч. Он, между прочим, тяжелый, зараза. В броне с мускульными усилителями этого не чувствуешь, а голыми ручками — поди потаскай. Но Кривой управлялся с ним достаточно ловко. Специалист! По ножам, не по генераторам…

Да, все трое — без брони, без оружия, в обычных серых робах. Трое плюс я, значит, в куполе четверо… Все правильно, ППК-18 рассчитан на четыре койко-места. Предназначен «для полного отдыха в местах поражения оружием длительного воздействия». Другими словами, насрав вокруг себя химией, радиацией, замусорив атмосферу остаточными излучениями и выбросами, покорежив волновую структуру среды и подпустив пригоршню-другую смертельных вирусов, сядь, товарищ, и отдохни в ППК…

Все правильно, почти идиллическая картина «полного отдыха», отметил я. Тишь, гладь, благодать, бойцы вспоминают минувшие дни… Остается выяснить — где мы находимся и как здесь очутились?

— Господа, кто-нибудь скажет командиру, в чем смысл жизни? — спросил я.

Сам почувствовал, голос прозвучал хрипло, словно ворона каркнула.

— Ага, Кир очнулся! — обрадовалась Игла.

— Точно очнулся. Уже острить начал, — подтвердил, не оборачиваясь, Кривой. — Так сразу подавай ему смысл жизни, а может, и доппаек по нормам полевых операций.

— Нет, на доппаек я не претендую, не до такой степени, — отверг я. — Смысла жизни вполне достаточно… А что это было, граждане штрафники?

Не слишком понятно спросил, но меня поняли.

Игла, гуманно сдерживая саблезубую улыбку, рассказала, что «лангусты», эти гады морские, рванулись в бой с казачьими «батырами» прямо через позиции батальона. Позиции, правда, у батальона были шаткие, скорее наблюдалось глубокомысленное топтание на месте, но это не помешало танкистам разметать нашу пехоту, как сухую листву. Точнее, сначала нас накрыло залпами казачьих «батыров», а уж потом добавили в спину «свои», пройдя по головам бодрым галопом.

Диц потом долго и нудно переругивался с полковником, командиром танкистов, с удовольствием рассказывала Игла. А тот во весь голос обзывал нашего комбата мудаком и даже всякими нехорошими словами. Доказывал, что мы вообще не должны были находиться в этом квадрате, а должны были находиться в другом квадрате, а этот квадрат якобы заранее был запланирован для танковой атаки. И то, что батальон выперся между их танками и противником, — совсем не вина танкистов, которым было приказано «только вперед!». Мол, приказ командира — закон для подчиненного, у них, танкистов, всегда так, не то что в гребаной пехоте, которая вечно путается под тягловыми подушками…

Словом, после блестящей победы над батальоном «лангусты» тут же получили по рогам от «батыров», уткнулись в автоматические линии обороны, потеряли несколько танков и на этом «только вперед!» закончилось. А растрепанный «Мститель» отвели назад для перезаправки брони и перезарядки боекомплекта. «Все, как всегда, как обычно, — подытожила Игла, — бардак был, есть и будет. Наше победоносное наступление на укрепрайон казаков развивается сразу в двух направлениях: сначала — туда, а потом — обратно. Зато — в единственно правильном русле, этого не отнять», — ехидничала она.

— Понятно. И сколько времени прошло, как меня долбануло? — поинтересовался я.

— Больше суток. Мы тебе успокаивающее вкатили, вот ты и дрых, как сурок, — ответил Вадик. Он, наконец, отцепился от генератора и критически осматривал его с разных сторон, поигрывая виброножом, как рыцарь средневековья любимым мечом. — После компрессионного удара глубокий сон — самое милое дело, по себе знаю. Хотели тебя в санпункт, но потом решили — чего тебе там валяться. Датчики брони показывают, что все в порядке, опасных повреждений нет, решили — перележишь. Правда, Компи замучился тебя из брони выковыривать, не открывается, зараза, хоть тресни, хорошие у тебя блокировки… Нет, ну почему эта скотина не работает, никак не могу понять… — это уже не мне, это генератору.

— А ты включить не пробовал? Вдруг поможет? — хмыкнула Игла.

— Да что ты говоришь, ненаглядная моя! — раздраженно отозвался Вадик. — Кривой, по-твоему, полный идиот, Кривой первый год замужем, Кривой не знает, как генераторы активируются…

— Дело говорю. Это старая модель, у нее нет теплового активатора. Там, внизу, кнопочка такая утоплена, всего-то…

— Так что ж ты раньше, зубастая наша…

— Точно, точно, командир! — подтвердил мне Компи. — Пришлось с твоей броней повозиться, я даже не ожидал… Я, значит, захожу сначала через портал шлема, как положено. Ну, как положено, оно же, понятное дело, не работает, оно же всегда так — когда нужно, то не работает. Ну, думаю, через задний проход надежнее… Ну, я тогда сунулся через ножной портал, подключился своей системой, зацепился вроде, хотя чувствую, вот-вот выкинет. Нет, думаю, шалишь, думаю, надо зацепиться по аналогии, если по аналогии удержаться — можно команды сдублировать по второму линейному ряду — Ну вот, а если по второму ряду зацепиться командером за центральный ствол…

По натуре Компи не говорун, как собеседник он скорее косноязычен до запинания, беканья и меканья. Но когда дело доходит до системного программирования — откуда что берется. Начинает безжалостно грузить мелкими, понятными только ему подробностями. Если его не остановить — это надолго, практически навсегда.

Мальчишка, в сущности. Настолько увлеченный мальчишка, что искренне не понимает, как можно думать о чем-то, кроме всех этих порталов, заходов, коммандеров, линейных-нелинейных и прочей компи-символики. Говорят, он один из лучших системщиков, даже не понятно, почему он попал в обычный штрафбат, а не в какую-нибудь спецчасть.

Плюс ко всему, он хороший солдат, так же по-мальчишески лихой и отчаянный. Для него война, похоже, все та же компьютерная игра.

Индивидуальную броню действительно непросто открыть со стороны. Если человек еще жив и находится без сознания, она, как верный пес, защищает своего хозяина до хрипоты. В санпунктах для вскрытия брони предусмотрены специальные депрограмматоры, но в полевых условиях…

— Ну вот, зацепился я, значит, за центральный ствол. Тут вроде бы надо поднажать, взламывать напрямую, но я-то знаю — если взламывать напрямую…

— Понятно! — оборвал его я. — Ясно как день — напрямую не надо, на кривую всегда круглее… И что все-таки происходит вокруг? Может мне кто-нибудь внятно объяснить, почему в этом лучшем из миров все перевернулось с ног на голову?

— А ты встань с головы на ноги, оно, глядишь, и вернется, — посоветовал Вадик. — Все просто, однако…

Мне или генератору? Кнопочка нашлась, агрегат включился, шкала загорелась, и он глубокомысленно чесал затылок длинной рукоятью виброножа. Я бы добавил, что вид у него был слегка смущенный, но Кривой и смущение — как-то не сочетается.

— Остряк! — сказал я. — Звезда эстрады! Так откуда ППК, кровати, одеяла и прочая роскошь быта?

— Да, командир, ты действительно пропустил самое интересное… — протянула Игла.

Я с удивлением (на этот раз — искренним) узнал, что мы теперь больше не штрафники, а полноправная войсковая часть со всеми вытекающими. О чем было специальное постановление конгресса, обнародованное во всех войсках и так далее и тому подобное, сообщила Игла. Так что от таких новостей «оводы» совсем прибалдели, беспомощно разводят руками и обращаются на «вы» даже к Пентюху. «Какого лешего вы, Пентюх, застряли между камнями. А гравидвижители брони, по-вашему, должен активировать хрен собачий?» — передразнила она кого-то. И тут же добавила не без злорадства, что особенно ошизел от случившегося комбат Диц, бродит по лагерю с потерянными глазами разорившегося в одну ночь миллиардера и ругается в небо, словно депутат слета атеистов. Словом, здесь теперь тоже бардак, что приятно…

— Да, еще одна хорошая новость, — вдруг перебила Игла сама себя. — Градника раздавил МП-танк.

— Отлично! Мы за него отомстим! — торжественно пообещал я.

Иногда бородатые анекдоты приходятся удивительно кстати.

— К сожалению, не до конца задавил, — вздохнула Игла. — Остался жив и прохлаждается в полевом госпитале. Я тут встретила одну землячку с Хатанги, она сейчас там служит, так она рассказала, наш ротный уже успел надоесть всему персоналу, как чирей на заднице. Говорит, что рвется в бой, но при этом настаивает на полном обследовании организма, что переносит процесс его выписки на неопределенный срок. Остается надеяться, что медбратья и сестры долечат его хотя бы до хронического поноса. Я тут поговорила с землячкой…

— Ты, Игла, лучше расскажи Киру, как ты его из-под танка вытащила, — перебил ее Вадик. — Нет, правда, командир, если бы не она — была бы тебе амба с крышкой. Это я точно говорю! Я издалека видел — первый танк тебя только слегка зацепил, отбросил, а второй за ним точно бы расплющил всмятку. Ты там ошалел от контузии, скребешься по земле, как крот по асфальту, а «лангуст» стабилизаторы растопырил, прожектора выпучил, шарашит залпами в белый свет, как в копеечку, и прет прямо на тебя. Вообще не думает сворачивать, ни хрена не видит от своих залпов! Ну все, думаю, кердык командиру! Скатаем в рулон и похороним с почестями… А тут — Игла! Непонятно откуда выпрыгнула — как схватит тебя за загривок, как потащит! Прямо как кошка котенка… Так, красавица?

— Да ну тебя! Скажешь тоже… — Игла почему-то смутилась, даже отвернулась, встряхнув жесткими, коротко стриженными волосами цвета и привлекательности колючей проволоки.

Нервное, быстрое, какое-то очень женское движение, отметил я.

— Что есть, то и говорю, — сообщил Кривой.

— А ты говори поменьше, — посоветовала она. — Умные люди скрывают за словами мысли, а все остальные — их отсутствие. Знаешь такую поговорку?

Я подумал, что когда Игла поворачивается спиной, вполне можно представить, что она — женщина… Нет, к ее уродству привыкаешь, конечно. К уродству окружающих вообще привыкаешь на удивление быстро. Но до конца все-таки нельзя привыкнуть, не получается, вот в чем дело…

— Я другую знаю, — проворчал Вадик. — Чья бы корова мычала…

— Старо и не остроумно!

— Ну, извините! Мы люди простые, темные, солдатня. Нам все больше не до остроумных дискуссий, нам бы задницу унести за линию обороны, а там — и дерьмо повидлом… — ерничал Вадик.

— Надо же, какая ароматная точка зрения! — поморщилась Игла.

— Как? Как? — переспросил Компи, прекратив запугивать табаком «умную» ткань.

— Какое повидло?

— Господи, еще один… — вздохнула она.

— А чего я? Я — не к тому, мне просто жрать хочется…

— Тебе всегда жрать хочется!

— А у меня организм молодой, растущий. Мне надо.

— Сказала бы я, что тебе надо… Чтоб не перерос!

Обычный, легкий, ни к чему не обязывающий треп. Все-таки здорово, что я здесь, что мы здесь, что мы выбрались…

Вытащили меня ребята!

Теперь ситуация до конца прояснилась. «А у нас на чердачке — все по полочкам!» — как сказал маньяк-расчленитель, заволакивая наверх очередную жертву.

Великий стратег Диц, как и следовало ожидать, ухитрился загнать батальон под свои же танки. Свершение бравое, но на «Орден Мужества» никак не тянет, скорее на «медаль дурака». Жалко, что такой знак отличия не предусмотрен, сразу, навскидку — куча кандидатур… Игла выдернула меня из-под «лангуста» и теперь смущается. «Значит, она спасла мне жизнь!» — мысленно подытожил я. Вот ее могли бы наградить за спасение взводного командира, только штрафникам наград не положено…

Надо бы сказать ей что-то хорошее, хоть как-то поблагодарить… Только бы не смутить окончательно…

Тут я вспомнил, что мы больше не штрафники. Сначала, когда услышал, просто не понял, не дошло, новость оказалась настолько громадной, что я ее даже не осознал… И только теперь до меня стало доходить.

А ведь это меняет дело! Это в корне меняет дело…

Сигнал тревоги запиликал откуда-то сверху так неожиданно, что я вздрогнул. Забыл уже, что во всех ППК есть внутренние динамики. Специально подобранные частоты — вроде бы не громко кликает, а словно по черепу ржавой пилой. Только что мертвого не поднимет.

Сигнал был непрерывным — «Подъем! Общее построение!» — именно так, насколько я помню…

Эти соображения мелькнули где-то на заднем плане, а тело уже соскочило с койки, уже готово нырнуть в броню. Рефлексы старого солдата — все-таки сильная штука. Сначала я вспрыгнул на ноги и только потом подумал — а смогу ли встать, а как сам, а как голова…

Нормально голова! Главное — на плечах!

Кривой, Игла и Компи тоже вскочили, сбрасывая робы. Тревога!

— Взводный, броня в тамбуре, твоя — вторая от входа, оружие в креплениях, боезаряд полный! — бросила мне Игла.

— Есть, понял!

— Как ты? — успела спросить она.

— Ничего. Хорошо. Нормально.

Сигнал тревоги не умолкал, почти физически подталкивая в броню…

«Доверия друг к другу — вот чего сильно не хватает в человеческих отношениях!» — как приговаривал инквизитор, прилаживая на дыбу очередного подследственного.

Это тоже не анекдот. Иллюстрация к истории цивилизации.


Планета Казачок. 8 ноября 2189 г.

Временный полевой лагерь войск СДШ.

08 часов 14 минут.


Строй батальона был развернут сразу за шеренгами ППК. Нас выстроили поротно и повзводно в колонну по три. Перед строем строго выставился комбат Диц. У него за спиной — замкомбата Олаф Рагерборд и еще пара старших офицеров. В строю — больше четырехсот человек. Не такие уж большие потери по сравнению с предыдущими высадками, меньше 20 %.

Конечно, «небольшие потери» — терминология для тех, кто остался жив. Погибшие наверняка имеют свое, особое мнение по этому поводу. «Самая большая война в истории человечества — это та, на которой тебя убили», — как заметили еще в древности.

Стоим.

Холмистая, открытая всем ветрам равнина, светло-синее небо над головой, строй пехоты в щербатой, побитой броне с пятнами от излучателей и подпалинами термоударов.

Строиться в три шеренги на чужой планете, под синим высоким небом — в этом есть нечто вызывающее, вдруг представилось мне. И небо словно бы принимает вызов, словно хмурится красными угрожающими бликами, похожими на размытые кровавые полосы в вышине.

Нет, на самом деле, словно красные полосы бегут по небу… Что за чертовщина? Мерещится?

Глянешь — бегут, еще раз глянешь — вроде пропали… Обычное небо, где вместо облаков проплывают серые нити дымов…

«Надо же, как меня по башке-то звездануло!» — немедленно решил я. Уже красные полосы в небе мерещатся. А там, глядишь, и кровавые мальчики перед глазами оторвут зажигательного гопака, и, смотреть дальше, воздвигнется над горизонтом исполинская фигура какого-нибудь местного божества из древних, дочеловеческих времен. Грянет голосом грома что-нибудь угрожающее типа: «Ешкин корень разъедрит две коряги туды в качель!» И все сразу поймут и прочувствуют на себе, что до этого были цветочки, а ягодки — только-только начинаются. Всем кердык — и вашим, и нашим…

Вот какая чепуха лезет в голову. Может, пригодится для диагноза?

Обязательно надо показаться медикам, мысленно подытожил я. Теперь, когда мед-страховка вернулась вместе с изобилием гражданских прав, просто глупо рассматривать кровь на небе и ждать божественного откровения без вмешательства мозговой терапии.

Небу плевать, конечно. С его высоты любой наш вызов выглядит бессмысленным копошением. Но это уже обратная сторона медали. Или, допустим, «Ордена Мужества»…

— Солдаты! Граждане Соединенных Штатов! — ораторствовал Диц. — Да, теперь я уже могу назвать вас солдатами, могу назвать вас полноправными гражданами Соединенных Демократических Штатов, могу…

Тут комбат запнулся и значительно замолчал. Я понял это так, что мочь-то он может, но ведь как не хочется! Такую сволочь — и сразу в граждане! И куда мы катимся, господа?

Только за спиной у него капитан Олаф Рагерборд, око всесильного Управления Общественного Согласия. Внимательно слушает и не любит майора прямо в спину. Это над личным составом можно издеваться, как над мухой, влипшей в варенье, а над новым политическим курсом правительства — поди попробуй. Лучше поддержать добровольно. Во избежание.

— Солдаты! — пересилил себя Диц. — От имени и по поручению командования я должен поздравить вас с восстановлением в гражданских правах. Хочу сразу сказать, что гражданские права дают гражданину не только права, но и налагают на него целый ряд обязанностей…

Диц говорил еще долго, тщательно муссируя тему прав и обязанностей, потому что всякая сволочь… отставить! — всякие граждане не всегда понимают, что прав без обязанностей не бывает, а уж что касается говноедов… отставить! — солдат демократии, то они тем более должны сознавать свой долг! В тот час, когда наше государство не щадя сил сражается с коварным противником…

И все в том же духе. Еще на четверть часа. В речи комбата прослеживался откровенный скепсис в отношении новоиспеченных солдат демократии (говноедов). Даже голос звучал не слишком уверенно, словно он, Диц, мучительно и безнадежно пытался понять — за что же этой свинской сволочи такое неожиданное счастье, как гражданские права? Впрочем, скоро его раскатистый баритон обрел былую силу и мощь. Зыбкая тема гражданских прав-обязанностей была пережевана, и речь пошла о том, что перед батальоном поставлена новая боевая задача — развивать наступление на 4-й укрепрайон казаков с направления северо-восток. Приказ командования — ни шагу назад, а если какая-нибудь свинья собачья (хоть и с гражданскими правами!) этот шаг сделает, то на это у него, майора, имеются специальные полномочия от командования. Приказ батальону — пробиться к дальнобойным лазерным батареям любой ценой! Любой!

«Словом, диспозиция не изменилась: кто-то идет вперед, а кто-то подталкивает в спину особыми полномочиями», — рассудил я. С точки зрения Дица, все как в доброе старое время. Оно, доброе и старое, для него еще только закончилось, а ностальгия уже тут как тут, понимал я.

После комбата слово на импровизированном митинге взял капитан Рагерборд. Его поздравление было короче, но гораздо душевнее. Правда, от патетики замкомбата все-таки не удержался:

— Солдаты, граждане, товарищи по оружию! Я надеюсь на вас! Надеюсь, что гордое имя нашего батальона, наш символ чести, славы и доблести перед лицом любого противника останется все таким же незапятнанным, все таким же гордым, все таким же символом чести и славы несгибаемых борцов за демократию и общественное согласие! Не уроним же нашу воинскую честь, не посрамим оказанного нам доверия президента и конгресса, пронесем наше славное имя, не запятнав его, как и прежде! — громогласно заключил он.

По строю пробежал чуть заметный ропот одобрения, но, думаю, относился он скорее к форме изложения, чем к его содержанию.

— Эко завернул, однако… — чуть слышно восхитился у меня за спиной Кривой. — Бульдозером не разгребешь. Я, к примеру, ничего не понял. Зато — красиво!

— Витийство бесовское — суть искушения и соблазн еси, — мстительно прошипел Пастырь.

«Завернул!» — мысленно согласился я. Нечто подобное мне уже приходилось слышать. Правда, обычно говорилось «знамя», а не «имя», но знамя-то как раз штрафникам не положено. Бывшим штрафникам. Но пока без знамени.

— Баталь-он! Равняйсь! Смир-но! — скомандовал капитан Рагерборд. — Господин майор, сэр, батальон «Мститель» готов к выполнению боевой задачи! — по-уставному доложил он.

— Вольно! Ведите личный состав, капитан! — разрешил Диц почти спокойным голосом.

«Мой рецепт оздоровления общества — категорическое сокращение поголовья!» — как сказал палач, заканчивая точить топор.

Что-то меня последнее время потянуло на исторические анекдоты. Ох, чувствую, не к добру это.

Тогда — к чему?

Глава 4

Смертью смерть поправ

Планета Казачок. 9 ноября 2189 г.

5-я лазерная батарея 4-го укрепрайона.

16 часов 50 минут.


— «Пятая», «Пятая», «Пятая»! — надрывался в трубке Дегтярь.

— Слушаю, слушаю, «Первый»! — давно и безнадежно откликался сотник Налимов.

— «Пятая» на связи! Слушаю тебя, «Первый»!

— «Пятая», «Пятая»! Да где вы там, отзовитесь?! «Пятая», ядрена мать! — ругалась трубка. — «Пятая», «Пятая»!..

— Слушаю! Да слушаю же!

Володя тряс трубку, дул в мембрану, даже стучал ею по столу, но дело от этого не улучшалось. Абсолютно односторонняя связь, он слышит, его — хоть рыбой об лед!

Ну да, телефонная трубка! Конструкция такая же древняя, как шпангоуты знаменитой баржи «Ковчег», акционерно-зоологического общества «Каждой твари по паре» под председательством господина Ноя… А что еще можно придумать, когда штатовцы набросали вокруг глушилок? По выражению Трофимыча — собственный пердеж не услышишь? Допотопная проводная связь, проложенная на всякий случай по подземным пещерам, хотя бы функционировала до недавнего времени.

— «Пятая», «Пятая», ответь «Первому»…

— Слышу вас, слышу вас хорошо… «Ага, хорошо! Лучше не придумаешь!» Отчаявшись быть услышанным, Володя окончательно рассвирепел, швырнул трубку и неожиданно для себя самого выдал длинное военное выражение, где три матерных слова варьировались с минимумом предлогов. И в этот момент связь вдруг восстановилась.

Дегтярь, видимо, услышал всю тираду от начала и до конца. То-то он осекся на полуслове и громко всхрапнул от изумления, словно подавился слюной.

— Налимов?.. Это ты, что ли? — позвал он после недоуменной паузы.

— Я, господин войсковой старшина! — радостно схватил трубку Володя. — Слышу вас! Слышу вас хорошо, прием!

— А это… чего? — осторожно осведомился комендант.

— Связь плохая, господин войсковой старшина! Совсем никакая связь!

— Я спрашиваю — ты что, сотник, на старших по званию материшься?! Совсем, что ли, оборзел с перепуга?! Или тебя там по башке стукнуло?! — окреп голосом комендант-4. —Распустились совсем, последний страх потеряли!.. — Володя слышал, как Дегтярь, отстранив трубку, объяснял кому-то рядом: — Я его вызываю, понимаешь, вызываю, а он мне таким матом оттуда — я чуть на жопу не сел. Уже грешным делом подумал — линии перепутал, в штаб главкома дозвонился… И снова Налимову:

— Нет, ну что ж это делается-то в войсках! До чего, спрашивается, докатились?! Старшего по званию, как последнего пацана, мордой об пол! Я что тебе — с девочками на гулянке про сиси-пуси! — рокотал он уже в полный голос.

— Со связью беда, господин комендант! Ничего не слышно! — оправдывался Налимов.

— Да что ты говоришь! Я, например, вас прекрасно расслышал, сотник! — от избытка сарказма Дегтярь даже перешел на «вы», что означало у него крайнюю степень раздражения младшим по званию.

«Нехорошо получилось, — мысленно согласился Володя. — Некрасиво…»

Нет, но этот долдон — нашел время выяснять отношения! — внезапно разозлился он.

На батарее осталось шесть человек при последней работающей установке, связь восстановилась каким-то чудом и непонятно сколько продержится, а он взялся выламываться, как целка перед стриптиз-клубом! Нашлась тургеневская барышня с мордой Хряк Хрякыча! Матерного слова он, видите ли, испугался! Никогда, видите ли, не слышал их! Ну так в штаб позвони, там похлеще отвалят! Сразу пошлют, куда Макар телят не гонял по причине полного бездорожья…

— Господин войсковой старшина! — повысил голос Налимов.

В этот момент бункер в очередной раз накрыло. Тяжелая ракета с орбиты взорвалась где-то совсем рядом. Вздрогнул пол под ногами, волнами заходили стены, а на гермошлем посыпались ошметки земли, бетона, а может, и камня, кто теперь разберет. Что-то острое и горячее больно чиркнуло по щеке под открытым забралом.

Володя почувствовал, как по лицу быстро потекла кровь, скапливаясь на впадине губ и ямочке подбородка. Кровь — не вода? А течет также быстро. Почему-то с привкусом грязи… Хрустит на зубах…

«По-хорошему надо бы закрыть забрало, орбитальная артиллерия Штатов скоро не оставит от бункера камня на камне», — мельком подумал Володя. И опять не закрыл. С закрытым забралом — как-то не так, отгораживаешься, что ли…

Лазерщики давно надели броню, еще после того первого попадания, пробившего свод над третьей установкой и разнесшего ее вдребезги. Расчет, кто были поблизости, почти все погибли. Пол и стены разбитой «норы-3» словно забрызганы краской и еще чем-то. Так уделаны, что ему показалось — это просто не может быть кровью и человеческими останками. В плохом кино нагнетают ужасы такими картинами, а в жизни так не бывает, не может быть…

«По-хорошему, броню нужно было надеть еще раньше, — сожалел Володя задним числом. — Неудобно, конечно, несподручно, работать на установках в броне никто не любит. Но нужно было настоять, приказать, гаркнуть, в конце концов…»

— Господин войсковой старшина! — повторил сотник остервенелым тоном, как будто опять ругался.

«Если он еще вякнет за субординацию, я ему так отвечу — разнос из штаба покажется вечерней сказкой для самых маленьких!» — мысленно ярился он.

Но Дегтярь, видимо, тоже услышал удар в трубке. Озаботился на своем конце провода. Сообразил, что не время выяснять отношения. Дошло, наконец!

— Налимов, Налимов, что у тебя?! Прием! Слышишь меня?! Что там у тебя бухает?

— Шампанское! — съязвил Володя.

— Шампанское?! Какое еще шампанское?! Откуда?! — искренне озаботился комендант.

— Прямо с орбиты! Штатовцы так и сыплют ящиками!

— Остряк! Нашел время шутки разговаривать! Остряк-самоучка! — Дегтярь, против ожидания, больше не обижался. — Так что у тебя? Доложи обстановку? Ты слышишь меня, Налимов, прием?

Володя знал, офицеры укрепрайона дружно не любили коменданта-4, но сам считал, что Дегтярь не такой уж плохой мужик. Не самый плохой. Случаются и похуже. Это же не его вина, что он родился пустомелей. Скорее — его беда, которой нужно хотя бы иногда посочувствовать…

— Так точно, господин комендант. Слышу нормально! Плохо у меня, совсем никуда! Три установки разбиты вдребезги, личного состава осталось шесть человек вместе со мной, — докладывал Володя. — Четвертая установка пока работает, но энергии мало, кот наплакал. Еле тянет четвертая. И с орбиты долбят — голову не поднять. Пристрелялись уже, нащупали… Подкрепления нужны, господин комендант, без подкреплений — кранты!

— Есть, понял… Где штатовцы?

— Близко, совсем близко, уже на подступах! По данным визуального наблюдения — прорываются к батарее бронепехотой и танками. Наши войска прикрытия местами держатся, но численный перевес за Штатами. Визуально — многократный численный перевес. Автоматические линии обороны они уже пробили, думаю, скоро будут здесь, прямо перед бункером. Работающую установку мы перевели на прямую наводку, поддерживаем наших пластунов рассеянным лучом, но энергии слишком мало. — Володя старался докладывать спокойно и обстоятельно, сдерживая себя. Ему все казалось, что чего-то главного, самого важного он так и не успеет сказать. — Подкрепления нужны, господин комендант! Когда будут подкрепления? Прием?!

— Есть, понял… Ты уже на прямом луче? — уточнил Дегтярь.

— Так точно!

— Черт! — с чувством выругался комендант. — Хоть сколько-нибудь продержитесь? Сколько продержитесь, спрашиваю?

— Мало, совсем мало! Энергии почти не осталось, — повторил Володя. — Энергоустановка разбита, пока тянем на накопителях, насколько их хватит — не знаю. Полагаю, не надолго.

— Полагаешь, когда на бабу налегаешь! — немедленно прицепился комендант к штатскому выражению — А в армии, сотник, офицер должен знать. И докладывать по существу обстановки!

«И все-таки не зря его называют Дуся Деревянный!»

Сотник не знал, было ли это прозвище — Дуся Деревянный — производным от созвучия имени-отчества-фамилии (Демьян Евсеевич Дегтярь) или прилипло к нему по каким-то другим причинам. В укрепрайоне никто этого не знал, прозвище притащилось вслед за комендантом с прежнего места службы. «Проследовало, как тень отца Гамлета за своим чадом», — усмехались офицеры…

— Ладно, понял! — снова сменил Дегтярь гнев на милость. — Ты это, не паникуй, Налимов, не время еще…

«Во-первых, никто и не паникует, а во-вторых, если сейчас не время — то когда?»

— Слушай, Налимов, — продолжал Дегтярь, — подкреплений не будет. Я звонил главкому, мне было сказано — несвоевременно.

— Господин войсковой старшина!

— Слушай меня! — комендант тоже повысил голос. — Генерал сказал — 4-й укрепрайон мы оборонять не можем! И точка! У меня штаб уже эвакуируется, ты там тоже со своими не засиживайся долго. Исправную установку приказываю уничтожить, личному составу уходить через сеть пещер!

— Господин комендант! Там, впереди, наши пластуны в обороне, кто-то из танкистов, ракетчики из мобильного батальона! Без поддержки дальнобойного лазера они и полчаса не продержатся!

— Да знаю я, знаю… С ними уже связываются мои офицеры! Приказ об отходе они получат, не беспокойся, сотник. Твоя задача — по возможности поддержать их огнем работающего орудия, потом взорвать установку и уходить через аварийные коридоры в пещеры под горным массивом. Это приказ! Ты понял меня?! Понял меня, комбат-5?!

— Так точно…

— Не слышу?!

— Так точно, говорю, — повторил Налимов ничуть не громче. — Приказ понял, выполняю.

Володя сам удивился, насколько вяло прозвучали его слова. Словно жизненная сила сразу ушла из него, как воздух из проколотого шарика. Будто вся усталость долгого, непрерывного боя разом навалилась на плечи серым свинцовым грузом.

— Вот это другое дело, — удовлетворился комендант. — Выполняй, сотник…

* * *

Неужели прошло всего трое суток с тех пор, как он вернулся из штаба на батарею, сердился на отсутствующего дневального и придирчиво выискивал пылинки на отдраенной главной палубе? Всего трое суток — и нет уже ни поста дневального, ни самой главной палубы, да и батарея-5 практически не существует.

Удивительно! Дело даже не в том, каким емким может быть время. Дело в другом — как быстро и бесповоротно может все измениться, пока оно, время, мерно отсчитывает свои секунды-минуты-часы, думал Володя.

Теперь ему казалось — это было давно, очень давно, в прошлой жизни, когда прозвучал первый сигнал тревоги и их батарея удостоилась раскатистой похвалы Дегтяря за быструю боеготовность. «Молодцы, казачки! Благодарю за службу!» А это была еще не служба, так, игра в казаки-разбойники… «Я скажу тебе по дружбе — это службишка, не служба…» Из какой-то старой детской сказки, не иначе…

Потом они жгли на низких орбитах снижающиеся транспортники с десантом, перестреливались с боевыми кораблями, прикрывающими высадку, работали хорошо, слаженно. На том начальном этапе боя еще был азарт, пресловутая артиллеристская лихость «дальнобоев», когда они были уверены, что эту лавину десанта еще можно остановить, задержать, рассеять. Да, их расположение наблюдатели с орбиты нащупали довольно быстро, но подготовленный бункер держался крепко и долго. Горы тряслись от массированных ударов, скалы вокруг сыпались и раскалывались на глыбы, а батарея вела огонь четко, как на учениях. Комбата-5 радовало, как работает его батарея.

«А что было потом?» — вспоминал он. Потом, потом…

Бункер начал рушиться как-то сразу, проникающие ракетные залпы почти одновременно взорвали «нору-3» и «нору-1». Серии точных прицельных залпов вдребезги разнесли все многослойные защитные перекрытия над второй «норой», но установка-2 еще держалась, долго держалась, вела огонь уже почти на открытом месте. К удивлению всех, само орудие оставалось целехонько. Расчет установки работал, все так же нащупывал лучом «гробы», «утюги» и «танкеры».

По внутренней связи брони Володя слышал, как батарейцы перекликаются между собой, ругаются, понукают, и кто-то вроде бы даже отпустил сальную шутку. Вокруг уже все горело, а ребята стреляли в броне прямо из огня, со стороны казалось — горят и стреляют, совсем фантастическое зрелище…

Потом — взрыв! Грибовидное облако много выше скалистых вершин. И черный котлован с клубящимся дымом…

Этот дым, сизый, бурый, черный — все вместе, показался ему почти живым, так кажется живой вода в море, отчетливо помнил Володя. А ведь он как раз бежал в этот момент туда, к ним…

Не успел добежать! — тупо вертелось в голове. А хорошо это или плохо, он даже не задумался. Это он тоже ясно запомнил — не задумался…

В сущности, батарея разбита. Слишком яростный штурм, слишком плотный огонь с орбиты. За всю свою недолгую службу в войсках Володя еще никогда не видел огня такой плотности. Вот об этом он точно думал, как-то отстраненно, холодно, по-бухгалтерски подсчитывал в уме боересурс. И люди, и аппараты определялись одним коротким, емким словом — боересурс…

А что тут считать? Кого считать? Несколько фигурок в пыльной, закопченной броне и массивный, словно обрубок металлоколонны, ствол 4-й установки — вот и все его войско.

Но нужно было стрелять, и они стреляли. Химичили с энергетическими жгутами, протаскивали на себе кабели, надсаживаясь, ворочали тяжелые кассеты, одной матерщиной запускали угасающие накопители и стреляли, стреляли…

«Три точки прицела, угол рассеивания, атмосферные отражения, гравипреломление, вторичное отражение, градус поправки, та-ак… Огонь! Батарея, огонь!» — командовал Налимов снова и снова.

Да, батарея, а не установка-4! Казалось, все батарейцы продолжают драться — и живые, и мертвые… Они все были живыми, и все, наверное, уже были мертвыми, чувствовал Володя. Но это уже все равно, на удивление все равно…

Это странное состояние полной отрешенности от всего, кроме боя, когда даже собственная смерть не кажется такой важной или сколько-нибудь значительной, возникло само собой и больше не оставляло его. Именно оно сделало его нечувствительным ко всему, заставляя жить, двигаться, командовать, переступая через оторванные, окровавленные сочленения и осколки брони, на которых еще оставались следы запекшейся плоти.

«Бывшие сослуживцы, бывшие товарищи… Бывшие приборы, которые вылизывал и выверял собственными руками… Война быстро делает все бывшим и не нужным. Не просто быстро — мгновенно». Володя помнил, эти мысли периодически мелькали у него, но тоже не очень отчетливо.

«Нора-4» работала. На орбиту уже не обращали внимания, десант высадился, это важнее. По информации от автоматов-наблюдателей Налимов видел: штатовцы достаточно четко, хотя и неровно, замыкали кольцо вокруг его 5-й и 6-й лазерной, которая располагалась в нескольких километрах севернее. Понятно, дальнобойные лазерные установки — сердце любого укрепрайона. Автоматические линии обороны и войска прикрытия сдерживали их как могли, но штатовцы все-таки перли, ломились, лезли, словно тоже пережили и оставили за спиной сам страх смерти.

«Спустив» луч, батарейцы перевели его в «рассеянный», наземный режим, когда вся мощь установки выдается на расстояние в несколько километров. Такие лучи легко половинят МП-танки, как семечки, щелкают броню пехоты, а боекомплекты ракетчиков, кажется, детонируют от одного приближения невидимой иглы. При поддержке лучей войскам прикрытия удалось сдержать штатовцев и даже периодически отбрасывать.

Еще бы энергии побольше, чуть-чуть побольше энергии…

По картинкам от ближних «жаворонков», иногда прорывающимся сквозь глушилки, Володя видел: 6-я лазерная тоже работает по наземным целям. Также в один или два луча, не больше, но этого пока достаточно. Все-таки дальнобойные лазеры — самое мощное оружие человечества, от них практически нет защиты.

«Куда рвутся? Зачем? Видели бы они, что тут осталось!» — злорадно приговаривал сотник, почти не отрываясь от аппарата наводки.

Три точки прицела, угол рассеивания, градус поправки… Огонь!

А теперь все кончилось… Значит, напрасно… Горькая мысль. Как будто его обидели и отняли что-то. Пожалуй, настолько искренне, взахлеб, он обижался в глубоком детстве, когда каждая несправедливость как будто перечеркивала жизнь навсегда.

«А почему в детстве? — вяло подумал сотник. — Почему он вспомнил про детство? При чем тут его счастливое, безоблачное, беззаботное детство и вся эта бесконечная война с ее кровью, смертью, грязью и едким дымом прогорающей химии, которым, похоже, пропахло все?»

* * *

— Ну что там, ваше благородие? Когда подкрепления ждать?

Володя вздрогнул и встряхнулся. Усталость как накатила волной, так и схлынула, почувствовал сотник. Видимо, броня подкинула ему под кожу что-то бодрящее.

Он сидел в одном из немногих уцелевших помещений бункера за столом (покосившимися остатками стола) рядом с телефоном или аудиофоном, или как там называли эти древние аппараты…

Помещение, кажется, когда-то было каптеркой… Да, точно, каптеркой, вон и бидоны из-под браги, точнее, лохмотья от них, раскисшие, скукожившиеся куски пластика у закопченной стены.

«Дед так и не перегнал брагу, зря только провонял всю палубу… Хотя штатовцы все равно проветрили!» — усмехнулся сотник собственным мыслям.

Оставшиеся батарейцы, пользуясь временным затишьем, тоже собрались здесь: старшина Трофимыч, урядник Егоров, рядовые Гринько и Спеканьский. Запыленная, побитая, поцарапанная броня, затемненные забрала, делающие всех одинаковыми. Но Володя теперь все равно узнавал каждого, словно смотрел в лицо. Шестым чувством, что ли?

Не хватало только долговязого Загоруйко, его оставили наблюдателем на установке. Штатовцы выдерживали паузу, отсиживаясь на расстоянии за холмами. Надолго ли?

— Вот что! Говорю для всех — подкреплений не будет. Укрепрайон решено сдавать, — жестко произнес Володя, припечатав слова ударом бронированной перчатки.

Ладонь тяжело шлепнула по перекошенному столу, аппарат с трубкой поехал вниз. Налимов, не глядя, придержал его.

На это не обратили внимания. Кто-то негромко, затейливо, с придыханием выругался, но остальные молчали. Слушали. Впрочем, это молчание уже само по себе было вопросом, чувствовал Володя.

— Вот что! Нам приказано поддержать по возможности отход прикрытия, взорвать установку и самим уходить через пещеры под горами… Это приказ, казаки! Больше ничего не могу сказать, — зачем-то добавил Налимов.

Все молчали.

— Приказ есть приказ, командир, — вдруг проронил старшина.

Он первым нарушил затянувшуюся паузу.

Правильно нарушил, вовремя, и сказал правильно, мысленно отметил Володя. Словно бы разрядил напряжение. Сотник ждал совсем другой реакции, мысленно уже приготовился орать и доказывать.

— Отступать пора бы, — рассудительно добавил Трофимыч. — Самое время пятки смальцем подмазать. Того гляди, изжарят нас здесь до углей, как нераскаявшихся грешников на адской кухне, прости, господи…

После таких слов все остальные оживились, задвигались и заговорили. А что?

Правильно говорит Трофимыч — отступать пора! Сколько могли — уже продержались, энергия в накопителях все равно почти на нуле, чего тут яйца высиживать? Была боевая задача, они ее выполнили, как положено выполнили, не уронили артиллеристскую честь. Теперь пора отступить к безопасным пещерам, прав старшина. Поддержать пластунов на остатках энергозапаса и взорвать установку. Раз такой приказ… Начальству виднее, конечно, а шкура своя, не казенная, одна на всю жизнь дадена папой с мамою…

— Господа казаки! — Налимов неожиданно встал, вытянулся, и вслед за ним все остальные вытянулись и замолчали. — Господа казаки… — он на мгновение смешался.

Володя всю жизнь не любил патетики, считал ее в чем-то сродни узаконенному идиотизму, но как иначе сказать?

— Командование укрепрайона благодарит вас… благодарит нас за отличную службу и меткую стрельбу! И я от себя добавлю — спасибо, братцы! Это все!

— Рады стараться, ваш бродь! — ответ был негромким, не очень дружным, но главное — достаточно бодрым.

Командование укрепрайона, конечно, и не подумало никого поблагодарить, слишком озабочено было эвакуацией собственной задницы. Пришлось сделать это за коменданта. И пошел он… Именно туда!

— Что, старшина? Похоже, во второй центрифуге больше брагу не погоняешь? — спокойно и как мог весело спросил Володя. — Жалко вторую-то?

— Так точно, ваше благородие! Похоже на то, — Трофимыч как будто виновато, как-то совсем по-домашнему развел руками. — Ажник сил нет, до чего жалко взрывать! Собственными руками-то… Это ж не центрифуга, это ж благословение божье, так раскручивать-то… Брагу гоняла, как Егорий Победоносец бесовскую рать, прости меня, Господи, за все грехи разом…

— Я понимаю, — хмыкнул сотник.

Про себя Володя отметил, что ответ Деда прозвучал очень уважительно. И само обращение — не Володенька, не мил человек! — ваше благородие, подчеркнутое обращение к командиру.

Непривычно слышать от властного старшины…


Планета Казачок. 9 ноября 2189 г.

Территория 4-го укрепрайона.

11 часов 55 минут.


Крупнокалиберный пулемет на высотке не замолкал. Тявкал себе и тявкал. Нервно, зло, а главное, почти непрерывно. В точности, как щенок, облаивающий из-за забора соседскую кошку…

«А почему щенок? Откуда вдруг вынырнуло такое сравнение?» — подумал я.

Да, от непрерывной работы металлокерамический ствол, видимо, перегрелся, вот и звучат в очередях взвизгивающие живые нотки. Похоже, что эта механическая сволочь по-настоящему разозлилась, раздухарилась и всерьез вознамерилась показать нашей бравой пехоте кузькинс мазер…

«Аптушка», конечно, слышно даже издалека. Автоматическая пулеметная точка, если переводить с армейского сленга. Слишком ровные очереди, слишком правильные паузы, слишком четкая работа по секторам. Лево, право, центр, огонь вперед, огонь назад и опять все сначала. Очереди так и выписывают правильные, методичные зигзаги по склону холма. Люди никогда так правильно не стреляют, только автоматика. Если бы не эти нервные взвизгивания…

Раздражает!

Мозгов у железяки не больше, чем у самонаводящейся боеголовки, а туда же — нервы, эмоции! У меня, может быть, тоже нервы, как струны, а эмоции выкаблучивают чечетку под барабанную дробь, но я же не плююсь вокруг себя бронебойными и плазменно-прожигающими. «Совесть надо иметь помимо всего!» — как любит повторять Пастырь.

Да, злит! Словно там, на высотке, на холме с обильной каменной россыпью, не тупая механика, едва осознающая систему определения «свой-чужой».

Нет, кто-то из солдат противника там наверняка сидит. Может, чаек попивает. Обстоятельно и шумно прихлебывает из жестяной кружки размером с четверть ведра, представил я. Наблюдает за работой самонаводящейся автоматики. Любуется через неприметные амбразуры.

Я понимал, что это бред собачий, не может такого быть, но тем не менее отчетливо представил себе толстопузого казака, вольготно расположившегося в бункере на высотке. Шаровары с фирменными лампасами, гимнастерка расстегнута до пупа, фуражка съехала на затылок, морда красная и довольная. Рядом пыхтит самовар, исходя паром… Просто карикатура из дебильно-патриотической брошюрки «Миссия демократии». Для полноты образа не хватает только красной надписи «samogon» поперек пузатого самовара…

А все же злит почему-то именно механика. Именно она достала своей несгибаемой правильностью…

Впрочем, злиться нельзя… И раздражаться нельзя… «Спокойней надо. Именно от слова покойник! — подумал я. — Холодно, рассудительно, можно даже сказать, индифферентно, как этот самый спокойный-спокойный…»

Фонтаны очередей ощутимо сместились влево, и я рванулся вперед на форсаже брони. Одним движением пересек открытое простреливаемое пространство и шлепнулся в безопасности за каменными зубами-скалами. Их крупнокалиберка не пробьет, их и снарядами не расшибить, камни основательные.

Метров пятнадцать выиграл, не меньше!

«Аптушка» среагировала на мое движение, но поздно. Длинные очереди крошили камни над головой, осколки звонко щелкали по броне. Я не обращал на них внимания, камни — это не страшно. Вообще когда слышишь — это не страшно. Камни, отскакивающие от брони, тонкий посвист пуль, шелест снарядов, пронзительное завывание ракет — их не нужно бояться. Твоя пуля (снаряд, ракета, луч) приходит бесшумно — это все знают. Никакой мистики, просто скорость пули-снаряда-ракеты выше скорости звуковых волн…

Пластуны отступили с позиций. Грамотно отступили, организованно и слаженно. Оставив на своих бывших позициях так называемый САУП, системный автоматический укрепленный пункт, если проще — «суп». Мой взвод, подгоняемый непрерывными понуканиями Дица «Только вперед, сво… сограждане!», напоролся на него со всего маху и колотился теперь, как топор о кирпичную стену — громко, долго и безрезультатно.

«Суп» — редкостная дрянь. Десяток-полтора «аптушек», связанных между собой в единую систему, где каждый ствол контролирует свой участок, а вместе — накрывают всю площадь возможной атаки. Этакий многорукий Шива, свирепый бог с огненными пальцами. Вся подлость в том, что единой компьютерной «головы» здесь нет, поэтому депрограммировать «суп» практически невозможно. Я уже сталкивался с такой штукой на Тайге. Обычно казачьи подразделения, отступая, оставляют для контроля за супом двух-трех солдат, этого вполне достаточно.

Я не знаю, как это все сочетается — эффективность системы и простота методов управления, в технике я не слишком силен. Замысловатая механика конфедератов давно уже не удивляет. Умельцы! Конфедераты не просто превосходят нас в технике, гораздо опаснее та неистощимая изобретательность, с которой они по-новому используют обычные вроде бы вещи. Насколько я знаю, все дело в каких-то кремниево-силиконовых экранирующих жгутах соединения, которые делают их автоматику безотказной, как агрегаты заводского конвейера, где повреждение одного блока ничего не меняет в общей работе. И настолько же защищенной. Словом, любой «суп» живуч, словно колония простейших на свалке химреактивов.

Главная задача казаков-контролеров — вовремя смыться, пока ситуация не стала тошной, поэтому контролировать «суп» остаются добровольцы. Обычно — не самые плохие солдаты.

По-хорошему, надо бы подогнать мобильные лазеры или ракетные установки, прошерстить высотку как следует, накидать пачки ложных целей, имитирующих движение, и только потом посылать в атаку людей.

Но Дица потери как раз не волнуют. Его волнует обещанный ему орден, а для этого нужны тяжелые и продолжительные бои. Зарабатывая «редьку с хвостиком», он даже духом воспрял. Похоже, понял, что даже возвращение штрафникам гражданства ничего не меняет — командир все так же имеет право гнать солдат на убой, а солдат тире гражданин имеет преимущественное право героически сдохнуть. На том стояли и стоять будем, как на последнем рубеже обороны!

Окопавшись где-то далеко, Диц вдохновенно руководит истреблением собственного батальона. «А кого жалеть? Эту штрафную сволочь, пускай и бывшую? Ну, знаете, господа…»

«Вперед, взводный, только вперед! Трусов буду расстреливать!»

Знакомая песня… Знакомая — до зубовного скрежета!

* * *

Вперед?

Батальон в бою больше суток, люди держатся только на впрысках брони. Да и солдат-то осталось… У меня во взводе, например, чуть больше половины.

Прямо на моих глазах сгорел от прямого попадания «зажигалки» Профессор. Только недавно, еще вчера, мы с ним болтали о том, что будем делать после войны. Он снова собирался преподавать и горячился, доказывая, что почти ничего не забыл…

Милка, этот ворчун, всегда надеявшийся на лучшее, попал под луч «дальнобоев», срезавший ему, как бритвой, половину туловища. Хорошо, что сразу умер, некоторые, бывает, еще живут какое-то время после этого, еще видят, что с ними происходит…

Казаки обороняли укрепрайон отчаянно и толково. Бронепехота, танки, «маруси» (мобильные ракетные установки) — воевать они всегда умели. За время непрерывных атак мы продвинулись вглубь только на несколько километров. А теперь еще и вляпались в «суп».

Оно нам надо? «Щи отдельно, мухи отдельно!» — за эту предвыборную программу проголосует любая муха.

Наш взвод уже битый час грызет эту высотку. Я не знаю, что сейчас делается у остальных, батальон наступает развернутым фронтом сразу в нескольких направлениях, но думаю — то же самое. Остальные наверняка ломают зубы обо что-нибудь другое.

Вторую роту, например, комбат Диц положил почти всю под лучом дальнобойного лазера. Тоже — «Вперед, только вперед!» А зачем вперед, когда можно было обойти по низине?

За комбата я совершенно спокоен — этот всех угостит, никого не пропустит, стратег и тактик в одном лице…

Даже не высовывая голову из-за камней, я вижу место, где лежит Зебра, располосованная крупнокалиберными очередями. Неподалеку, чуть дальше — Гвоздь. Лихой, задиристый солдат, полностью соответствующий своему острому прозвищу. А теперь лучше не смотреть на то, что от него осталось. От случайного, практически невероятного попадания сдетонировали собственные гранаты, а за ними — остальной боекомплект. Редко, но бывает… Они — и еще двое — потери только за последний час. Даже не от столкновения с противником, от штурма укреплений с автоматикой.

Вдвойне глупо.

Установочку бы нам, хотя бы одну установочку залпового огня…

* * *

«Вперед, «Ромашки»! Только вперед!» «Вперед! Это приказ! За невыполнение приказа в боевых условиях!..»

И ведь не отстанет же, кровосос! Да, очередная атака…

— Вперед! — командую я. — «Ромашки», слушай мою команду, — атака!

Мои бойцы показываются из-за камней и укрытий. Никто не кидается, конечно, напрыгались уже, но даже эти осторожные движения приводят в неистовство визгливую автоматику. Теперь работает уже не одна «аптушка», их не меньше десятка. По плотности огня это похоже на дождь, этакий щедрый майский ливень из металла и плазмы. Такое впечатление, что заряды у этих агрегатов никогда не кончаются. Впрочем, там не магазины, специальные цинки на конвейерной линии подачи…

Нет, бесполезно соваться, слишком большая плотность огня. Подножье холма перед глазами словно вскипает от фонтанов земли, взбитой очередями.

— «Ромашки» — отставить атаку! — немедленно кричу я.

Патроны крупнокалиберок — это не то что у наших «эмок», это почти снаряды. Снаряжаются сериями по три — бронебойный, плазменно-прожигающий, вакуумно-разрывной, — какая индивидуальная броня выдержит такие бутербродные очереди?

Вот МП-танк бы сюда! Тот самый «лангуст», который, когда не надо, шляется по нашим головам, как по бульвару в новых штиблетах. У него броня посущественнее, ее пулеметами не запугаешь…

Я быстренько валюсь обратно за каменные зубцы.

А что? Поступил приказ, я его выполнил, поднял взвод в атаку. И тут же положил, пока нас всех здесь не положили. Принял решение, исходя из конкретной ситуации, как допускает статус младшего командира, согласно армейскому уставу.

Атака кончается, не начавшись…

— «Ромашки», почему встали? Почему не атакуем?

Голос Дица неистовствует в наушниках, комбат, мягко говоря, недоволен. Очень мягко говоря.

Слышать его — терпения нет. Я отключаю все линии, кроме взводной, пусть будет временный обрыв связи. Может такое быть? Теоретически — все может быть. Самые недоверчивые могут лезть сюда под обстрел и проверять лично.

Конечно, это была имитация атаки.

Какая по счету? — соображаю я, устроившись в безопасности за каменными зубами. А кто ее знает, какая она по счету! Пусть их черти считают, эти атаки, регистрируя очередной урожай грешных душ в своих адских книгах.

Впрочем, нет, оставить! Не все так мрачно. Убей на фронте врага — попадешь в рай! — определенно обещано. Именно это утверждает политкорректно адаптированное Евангелие от доктора Розенталя. Если отбросить всю казуистическую шелуху — смысл такой. Вообще-то Христос советовал «не убий», с этим бодрый доктор не спорил. Однако во всеоружии современной политкорректности снисходительно похлопывал Иисуса Иосифовича по плечу. Мол, «не убий» — это, конечно, про своих, про граждан демократии. Именно их имел в виду Мессия, только забыл уточнить, закрутившись между проповедями, причастиями, обращениями и организационной подготовкой кульминации торжества на Голгофе. Захлопотался — из головы вон. Бывает… Что касается каких-нибудь диких конфедератов, презирающих паспорта Соединенных Штатов, — то даже представить странно, как можно их «не убий». Это же не люди, это выродки, враги рода человеческого! Те самые бесы, которых Христос, помнится, изгонял и изничтожал. Именно для них принес он «не мир, но меч», даже странно предположить иначе. «Убей беса — куда попадешь? — вольно рассуждает доктор. — Правильно, в самые райские кущи!»

Знакомая песня, этакий навязший за тысячелетия мотивчик…

Убиваем, убиваем, а рая все нет и нет…

Чувствуя перед собой шершавую надежность скалы, я втыкаюсь шлемофоном в камень, словно этот машинальный жест может охладить горячий лоб. Прикрываю глаза, все еще слезящиеся от недавней вспышки снаряда-зажигалки.

Устал все-таки, если б кто знал, как я устал… И, похоже, защитные фильтры шлема окончательно разрегулировались от ударов, срабатывают теперь с задержкой. Каждая вспышка разрыва обжигает сетчатку глаз и только потом затемняется фильтрами.

Но бог с ним, с забралом, дисбаланс фильтров — не самая большая проблема.

* * *

— «Ромашка-1», я — «Одиннадцатая», — вызвала меня по взводной связи Игла. — Что делать будем, командир?

— Ждать! — коротко приказал я.

— Чего?

— Второго пришествия!

— Обнадеживает, — так же лаконично ответила она. — Значит, время есть.

— Ты думаешь? — встрял Кривой. Этот, конечно, каждой бочке затычка.

— А если какая паскуда будет издеваться над гневом божьим, то лучше бы ему, нехристю, на свет не родиться! — конечно же, возник Пастырь. — Как говорил Зельфер-пророк: «Бойтесь гнева Божьего, дрожите перед Судом Последним, как лист под ветром! Ибо небо разверзнется, и земля вспучится, и вода обратится в кровь…»

— И что дальше будет? — заинтересовался Вадик.

— Кердык тебе будет, Кривой, — сообщила Игла.

— Только мне? И стоило огород городить? Из-за одного меня?

— Ничего, ничего, все получат, никого не забудут, — туманно пообещал проповедник.

Вот и поговорили…

Да, подобные апокалиптические обещания Зельфер-пророк раздавал щедрой рукой, мысленно подтвердил я.

За что всегда уважал религиозных деятелей — так это за категоричность мышления. Хотя и разверзнутым небом, и вспученной землей, и кровью вместо воды солдат бронепехоты удивить трудно. Сейчас человечество вообще перестает трепетать перед планетарными катастрофами. Их мы и сами научились устраивать, без всякого высшего гнева. Пора бы ведущим религиям сменить страшилку и перейти на что-то более глобальное, пришло мне в голову. В галактических масштабах. К примеру — конец не только звездной системе, а целой Галактике разом…

И снова — долгое, томительное ожидание неизвестно чего. Непрерывное пулеметное тявканье с нервными щенячьими взвизгами.

Привалившись к камню, оставаясь с закрытыми глазами, я почему-то почти явственно представил себе подобного щенка — нескладного, широколапого и по-детски пушистого… И нарядный деревянный забор, и вальяжную кошку-любимицу, перекормленную до ленивой зевоты. И уж как завершение идиллии — аккуратные домики, кокетничающие свежей краской. Ухоженные газончики-садики-полисаднички, лучи заходящего солнца, бликующие на полировке припаркованных гравимобилей — словом, вся эта расслабляющая картина спокойного буржуазного пригорода, где время течет от свадеб до дней рождения с обязательными барбекю и очищенным слабоалкогольным пивом…

Однажды, пару лет назад, будучи в длительном отпуске, я пил пиво именно в таком пригороде, честно давился «очищенным, осветленным, пастеризованным», пока «папик», хозяин дома с прилегающей лужайкой, не утянул 0,7 сорокаградусной из-под самого носа «мамика». Он, помню, развеселился сразу после второго стакана, поплыл быстро, шумно и агрессивно, но «мамик» справилась с ним на раз-два, как сержант с новобранцем…

Милые, в сущности, люди. Очень старательно принимали у себя в доме «господина фронтового офицера» в рамках программы «Посильная помощь нашим защитникам». Только нудные очень. Наверное, я показался им таким же скучным. На прощание мне деликатно намекнули, что я не слишком общителен. Нет, они все понимают, конечно, все-все-все понимают… Война-война, она никого не щадит…

Вряд ли сами сформулировали. Наверняка прочитали в какой-нибудь патриотической брошюрке.

У меня вот никогда не было такого пригородного домика с ярко-полимерной раскраской и кредитной историей длиною в жизнь. Как не было ни любящей жены, ни розовощеких детишек, для которых папа все равно остается самым любимым, хоть он с треском завалил очередное собеседование на должность старшего менеджера, за что мама его до сих пор ругает.

Наверное, теперь, когда война почти кончилась, подобные мирные картинки возникают словно сами собой. Сплетаются пряничными узорами из сериалов гала-телевидения. Там хоть и чувствуешь беззастенчивую, надуманную слащавость, но все равно радуешься счастливой развязке, человек всегда радуется хорошему…

Чепуха, разумеется! Просто устал. Распустил сопли. Воюю я уже давно, слишком давно, и так же давно стараюсь не задумываться, за что воюю. Просто не хочется снова лезть под огонь, вжиматься в землю, стартовать на форсаже, хрустя суставами от перегрузок. И ощущать, каждым сегментом брони ощущать на себе оптическое ликование дальномерных прицелов. Какого черта, если война почти кончилась?!

Почти… Ключевое слово здесь все-таки «почти», перечеркивающее все остальное жирным крестом… И поэтому надо втянуть слюни, собрать сопли в горсть и выдвинуться, наконец, из-за камней, по возможности не нарвавшись на очередь.

В конце концов, кто в доме хозяин? Человек, царь природы, или какая-нибудь «аптушка» с кремниево-силиконовыми мозгами?

«А фильтры шлема все-таки окончательно разрегулировались, — вяло соображаю я. — И взбадривающие боекоктейли броня больше не впрыскивает, то-то усталость повисла на плечах, как рюкзак с кирпичами. Понятно, наступаем и наступаем…»

И все на грабли!


Планета Казачок. 9 ноября 2189 г.

Территория 4-го укрепрайона.

12 часов 25 минут.


— «Ромашка-1», «Ромашка-1», как слышишь меня, прием? — снова окликнула меня взводная связь.

На этот раз — Кривой.

— Нормально слышу, «Второй».

— Двигаюсь к тебе, сейчас буду, — сообщил Вадик. — Прикрой меня.

— Давай, прикрою! Готов?

— Сейчас, погоди… На раз-два?

— Давай на раз-два, — согласился я. — Раз-два… Пошли!

Отвлекая огонь, я выскочил над своим укрытием и начал садить в белый свет длинными беспорядочными очередями. Нервная машинка сразу нащупала меня своей лазерной оптикой, на экране шлемофона запульсировали красные тревожные точки. В ушах, дублируя световые сигналы, зазвучало предупредительное пиликанье, но я успел рухнуть вниз, под защиту надежных камней.

Кривой тем временем уже переместился ко мне. Места за каменными зубами было достаточно. Хорошее место. Вот только дальше и выше — сплошь открытые склоны, лезть дальше — такое же откровенно жестокое самоубийство, как делать харакири многоярусной автокосилкой. За полтора часа лежки под высотой взвод продвинулся на несколько десятков метров и потерял четырех человек.

— Командир, что у тебя с батальонной связью? — чуть-чуть отдышавшись, спросил Вадик. — Комбат рвет и мечет, никак не может с тобой соединиться. Капитан Рагерборд тоже вызывает без перерыва.

Я понял, это было сказано специально для тех, кто прослушивал наш взводный канал. Для меня он постучал указательным пальцем по гермошлему и провел рукой снизу вверх — включайся, мол. Наш язык жестов еще с Усть-Ордынки, с тех давних времен, когда деревья были большими, бои — местного значения, а броня — со склада утильсырья. Когда все частоты прослушиваются, особенно ясно осознаешь, что молчание — золото, а дар красноречия оценивается в лучшем случае по серебряному эквиваленту.

— Что со связью? А кто его знает, что с этой связью, — нарочито озабоченно забормотал я, между делом включив общие каналы. — С этой связью всегда так — то она есть, а то ее сразу нет. Это же не связь, это ж недоразумение одно…

Специально для Вадика я чиркнул себя ладонью поперек горла.

Кривой молча покивал гермошлемом. За затемненным забралом почти не видно его лица, но я и без того знал, что он сейчас понимающе кривит губы. Нет связи — нет проблем. По крайней мере, последние двадцать минут мне не пришлось поднимать солдат в бесполезные атаки. Ну не соединяет с командирами, ну что я могу поделать? Не слышу приказов, не поступают они! А на нет — и суда нет. Точнее говоря, трибунала…

— «Ромашка-1», взводный, ты что там сопли жуешь! — уже орал в наушниках голос Дица. — Какое у тебя недоразумение, почему не атакуем?! Да я тебя — под трибунал, да ты у меня!..

Ну вот, я же говорил! «Да я тебя, да ты у меня, да мы с тобой!..» Праздник вольных форм самовыражения, не иначе. Для окончательного веселья не хватает только Градника с его отрыжками дерьмоглотов, растопырчатыми шестопырями и шерстистой болотной вонючкой.

Этот воин, надеюсь, сейчас сражается со слабительными таблетками в госпитальном сортире. И обе стороны не намерены отступать.

«Даже интересно, неужели комбат орал все время, пока я пребывал в счастливом безмолвии отключения? — подумал я. — Нет, не похоже, в голосе не слышно усталости, слишком азартно забирает…»

— «Клумба-1», я — «Ромашка-1», прием, плохо слышу, прием. «Клумба-1», я — «Ромашка-1», что-то со связью, прием, — немедленно забубнил я, доказывая свою невиновность в технических неполадках.

Шутки — шутками, а гробить людей я все равно не позволю. Пусть Диц захлебнется слюной, призывая на мою голову все кары небесные и военно-административную рать, но класть взвод костями под огнем автоматики… В конце концов, мы больше не штрафники, и пора кончать с этим несгибаемым самодурством!

Я тоже злился. Только молча, как положено младшему по званию.

Диц, словно по инерции, еще продолжал орать про трусость и трибунал, но на этот раз его перебил собственный заместитель.

— С вашего позволения, господин майор, сэр! — холодно отчеканил Рагерборд.

— «Ромашка-1», я — «Клумба-2», как слышишь меня, прием? Как слышишь, повтори?

Я понимаю, ему тоже надоели эти звенящие интонации заклинившей вибропилы.

— Слышу вас, «Клумба-2, плохо, но слышу, прием… — забубнил я в ответ.

— Слушай меня, «Ромашка»! Я договорился с танкистами, они вам подкинут «пирог», через семь минут подойдет к северному склону. Действуй, «Ромашка», как понял меня, прием?

— Понял вас, «Клумба-2», хорошо понял! — обрадовался я. — Спасибо, «Клумба-2»!

Все понял, начинаем работать! Моя связь окончательно восстановилась. Капризы техники! А я что могу поделать?

— Действуй! — повторил капитан. — И это… голову береги, «Ромашка», а то ведь «пироги», бывает, на голову валятся, — слегка поехидничал замкомбата.

— Есть, сэр! Слушаюсь, сэр!

«Пирог», тяжелый МП-танк «лангуст-18», это как раз то, что нам нужно.

«Крупнокалиберка танковую броню не пробивает, под прикрытием танка уже можно прорываться. Правда, кто знает, какие сюрпризы приготовлены на самой высотке… Скорее всего, и для «пирога» найдется кусочек маслица, — рассуждал я. — Но это уже наша часть работы…»

А что, если…

— «Ромашка-1», я — «Клумба-1»! С вашего позволения, капитан… — снова возник в наушниках Диц. Его голос просто сочился иронией. (Надо же, майор просит разрешения у капитана — ха-ха-ха!) — Двигаюсь к вам, скоро буду! Вы у меня еще только попятитесь, вы у меня будете там бока пролеживать! Лично прослежу! — рыкнул он.

«Конечно. Проследит. Кто б сомневался.

Не в атаку же поведет! Знаем мы таких следаков — засядет где-нибудь сзади и начнет понукать из безопасного укрытия», — мельком подумал я.

Вот зараза, сбил меня с мысли…

Итак, о чем я? Ах да, про масло для «пирога»! Если на высотке хорошие укрепления, а они там хорошие, значит, и подходы соответствующим образом заминированы, быстро соображал я. Казачки-добровольцы там не просто чаи распивают. Ждут, когда можно будет активировать какую-нибудь скрытую «гайку». Туда нас МП-танк подведет, но дальше преимущества тяжелой брони закончатся. Угробим танк, только и всего…

Нет, нужно по-другому…

— «Ромашка-11», я — «Первый»! Ты где там? Отзовись! — вызвал я Иглу.

— Слушаю, командир! — откликнулась она.

— Внимательно слушай.

— А ты меня любишь?

На этот раз я не нашел, что ответить. Не до того было.

— Отставить базар! — скомандовал я. — «Ромашка-11», примешь командование взводом. Атакуете по южному склону под прикрытием танка. Шумите, гремите, но главное — отвлеките на себя все внимание. Мы со «Вторым» попробуем зайти с другой стороны. Начинаем, как только подойдет танк. Вопросы есть?

Вопросов не было, Игла поняла меня сразу. Она — опытный солдат, ей не надо долго разжевывать.

Вадик, слушая наш разговор, подтверждающе поднял большой палец. Он тоже понял.

— Командир! — окликнула Игла.

— Чего?

— Осторожнее там.

Странное, в общем, предупреждение. В такой ситуации. Но все равно спасибо…

— Есть, понял! Вам тоже удачи.

— Командир! — снова окликнула она, помолчав.

— Слушаю, слушаю.

— Молчание — знак согласия, — многозначительно сообщила она.

Я не сразу понял, к чему она это сказала, и только потом подавился смешком. Вот зараза зубастая!

* * *

На этот раз «лангуст» хорошо выполнил свою работу. Появился он вовремя, ровно через семь минут после сообщения Рагерборда, и сработал грамотно, сразу отвлек на себя весь огонь. Многослойное покрытие МП-танка — это не хрупкая броня пехотинца, с ним не забалуешь. «Аптушки» могли сколь угодно визжать, перегреваясь стволами, но для тяжелого танка, да еще с дальнего расстояния, все это, как шелуха семечек, сплюнутая в полицейского, — урона не нанесет, только разозлит до истерики.

Пятнистый «лангуст», похожий на огромную приплюснутую черепаху, развернулся прямо под огнем, приостановился, поводил раструбами установок и обрушил на высоту всю мощь нерастраченных оружейных погребов. Помимо прочего, ослепил «суп», огонь такой плотности быстро вышибает все выносные визоры. По крайней мере, казаки не смогут контролировать подступы к высоте.

Пока он утюжил высотку массированными ракетными залпами, Игла перегруппировала взвод. Солдаты начали осторожно выдвигаться вперед под прикрытием танковой брони и огня. Дальнейшее я уже не видел, мы с Кривым тоже двинулись вверх, с другого направления.

Не сразу, постепенно, отлеживаясь во всех возможных укрытиях, стартуя на пределе ускорения, так что перед глазами становилось темно, попеременно выпуская из подствольника гранаты-имитаторы, создающие иллюзию целей для электронных прицелов, мы с Вадиком все-таки продвигались вверх.

«Вперед, только вперед!» Это уже не Диц, это я сам себя уговаривал, понукая для очередного прыжка под огнем. Мы с Кривым — просто два кузнечика на пожаре… Если бы было время, я бы даже посмеялся над собственной прытью. Но его-то, времени, как раз и не было. В такой ситуации — только скорость…

«Суп», конечно, не оставил нас без внимания, пытался булькать и плеваться огнем. Но это был уже совсем не тот «суп», скорее, жидкий бульончик. Основное внимание отвлекли на себя «лангуст» и Игла со взводом. Такой шум устроили — только держись! Их атака даже со стороны казалась гораздо внушительнее и опаснее, чем два маленьких пехотинца, зигзагами пробирающиеся по склону…

На то и расчет. Мал клоп, да вонюч — народная мудрость, проверенная поколениями лежебок.

Удалось! Не знаю, как, не знаю, почему и каким макаром, но мы все же вспрыгнули на эту проклятую высоту!

Здесь, в непосредственной близости от амбразур, можно было залечь в мертвой зоне, куда не доворачивают стволы пулеметов. Перевести дыхание, наконец. Осмотреться, оглянуться назад и струсить задним числом, увидев оставленные за спиной открытые склоны…


Планета Казачок. 9 ноября 2189 г.

САУП на оборонительных позициях пластунов.

12 часов 55 минут.


— Вот так, так, и еще раз так, — сказал сотник Осин, снова запуская конвейер подачи патронов.

Заклинивший ролик танкист просто выбросил из цепи, вставил вместо него какой-то самодельный держак — и, пожалуйста, конвейерная лента двинулась как ни в чем не бывало, видел Алешка Хабаров.

Все-таки они, танкисты, здорово волокут в технике! Он сам хоть и слесарил два года после школы, еще бы только соображал, почему не идет лента подачи на третью пулеметную точку. А сотник только глянул, покряхтел, повертел — и готово! Благо в бронеперчатках не нужно никаких гаечных ключей, они сами лучше любого ключа. Любая заскорузлая гайка откручивается небольшими мускульными усилиями, нужно только зафиксировать пальцами жесткий хват.

Сотник, выходит дело, знает, как гайки крутить. Хоть и офицер…

Молодец, конечно, боевой парень! — в очередной раз восхитился Алешка. И всего-то на три-четыре года старше него. А уже — почти полный георгиевский кавалер, и командир роты, и их благородие. А руки в смазке не боится запачкать!

Алешкин батя, потомственный пролетарий, продолжатель известной династии рабочих Хабаровых, чья жизнь больше ста лет назад неразрывно переплелась с заводами «Механика Шварцмана» (известная во всей Галактике марка «МШ»!), в первую очередь именно так оценивал людей — боится тот или не боится запачкать руки в машинном масле. Тех, кто боялся, батя и за людей не считал, будь у них хоть трижды инженерное образование…

Третий пулемет в это время засек цель, слегка повернулся на самодвижущейся турели и включился во все три спаренных ствола. Конвейерная лента двинулась гораздо быстрее, исправно подавая в жерло зарядника квадратные цинковые кассеты с тупорылыми крупнокалиберными патронами. Бункер, где они находились, наполнился гулом и всхлипываниями стрельбы, приглушенной фильтрами гермошлема. Отработанные гильзы полились как ручей, звеня и перекатываясь по полу. Полутемный бункер заволокло дымкой, которая проступала все явственнее. Хабаров отчетливо видел, как сизая дымка неторопливо вытягивается в светлую щель амбразуры. Это показалось ему странным сочетанием — азартная, нервная стрельба механизмов и неторопливость тянущейся дымки.

— Или не так, Алексей, братец мой, Петрович? — весело спросил Осин.

Алешка с готовностью расплылся в широкой улыбке. Тут же сообразил, что за забралом гермошлема улыбки не видно, и энергично закивал. Все так, мол, ваше благородие, именно так…

— А вот ответь-ка мне на один вопрос, Петрович. Откуда берется дым при стрельбе бездымными зарядами? — вдруг спросил сотник.

Алешка честно задумался.

— Может, трение? — предположил он. — Трение боеголовки о воздух, плюс сжигание кислорода, плюс моментальная разница температур… Вот и получается…

Сам подумал, что хорошо ответил. Толково. Да, пусть он из работяг, пусть в армии без году неделя, пусть он еще не такой бравый, как этот заслуженный офицер-танкист, но на заводах «МШ» лапотников не держат. Уж если ты Хабаров — за одну фамилию спросят.

— Умен! — одобрил Осин. — Юноша, развитый не по годам. Попал ты, Лексей, пальцем в небо со своим трением, зато звучит научно. Солидно звучит… — озабоченно пробормотал сотник, все еще поправляя что-то в конвейере.

— А что не так? — обидчиво вскинулся Алешка.

— А все не так! Дело в том, Алексей свет Петрович, что бездымные заряды тоже выделяют дым. Точно такой же, как и дымные, только меньше…

Сотник отошел, глянул со стороны на дело рук своих и удовлетворенно кивнул сам себе. Конвейерная лента не просто бежала, текла.

Алешка, наконец, сообразил, что над ним посмеиваются. Вроде бы нужно обидеться, только обижаться совсем не хотелось.

И на что обижаться? — неожиданно понял он. Это же офицер нарочно болтает о пустяках, отвлекает его от страхов!

Нет, не то чтобы Алешка сильно боялся… Немного. Чуть-чуть. Просто это его первый серьезный бой, если честно — первый, оправдывался он в душе. И они вдвоем с офицером-танкистом остались в «супе», прикрывать отход сотни. Боязно все-таки. Вдвоем, без хлопцев…

Когда сотня отступила с позиций, когда они действительно остались одни, наблюдая через смотровые щели за перебегающими фигурками штатовской бронепехоты, уменьшенными расстоянием до размера детских смешных человечков, Алешка подумал — может, зря он вызвался добровольцем? Не испугался, ни боже мой, просто подумал… Почувствовал себя как-то неуютно. Обреченно, что ли? Словно их обоих не ждут в одном из рукавов бункера две танковые катапульты, снятые с разбитых машин и отремонтированные мастеровыми их сотни.

Сам помогал устанавливать, между прочим. Еще смеялись тогда с остальными — штатовцы насядут, начнут окружать, а они — на катапультах, как танкисты. Пусть штатовская пехтура рты поразинет, такого они точно не ожидают…

— Ладно, казак, пойдем, глянем остальные точки.

— Так точно, ваше благородие!

* * *

Офицер-танкист появился в сотне пластунов совсем недавно. Прибился к ним после того, как его машину угробили, а вся часть погибла при первой волне наступления штатовцев, знал Алешка.

Во всей этой неразберихе наступлений-отступлений-контратак Осин не стал искать какое-нибудь танковое подразделение. Где искать, когда кругом бои? Да и не осталось почти танков в укрепрайоне, утверждали бывалые старослужащие. Мобильные бронетанковые соединения стояли на первой линии обороны, а это значит — остались от них пух да перо. «Эвон как штатовцы в одночасье поперли! Прут и прут сутками напролет — перебздеть некогда!»

Осин недолго думая сменил свою легкую, техническую броню на тяжелую, пехотную и присоединился к пластунам. Сказал коротко: «Один леший, с кем отступать, все равно укрепрайон не удержится, это видно!»

Он хорошо воевал, хотя и не пехотинец. «Чувствуется, что кадровый, военная косточка. Как будто в броне родился…» — рассуждали между собой казаки.

Командир сотни, мешковатый хорунжий Абрамов, сначала даже напрягся при его появлении. «Еще бы — сотник-то по званию старше! А ну как пошлет куда подальше…» — ухмылялись в усы старослужащие. Потом ничего, отошел, сам начал советоваться с танкистом. Увидел, что тот не мешает ему командовать, не лезет с непрошеными советами, понимает — командир есть командир, несмотря на погоны.

Алешка слышал, уже к вечеру Абрамов предложил сотнику временно принять их первый взвод вместо убитого подхорунжего Васнеца. Танкист согласился. Стал, таким образом, Алешкиным непосредственным начальством.

«Кадровая выучка, оно конечно… Эти и командовать могут, и подчиняться умеют…»

— Не дрейфь, пехота, не из таких болот вылезали! — это Осин теперь часто приговаривал. У него это звучало весело и не обидно, хотя слово «пехота» сотник нарочито выделял голосом.

Да, танкист Алешке сразу понравился. У него так бывает иногда — понравится человек, аж глаза щиплет от удовольствия. Все в нем нравится, как говорит, как двигается, как смотрит. Люди вообще хорошие, просто жизнь такая, что делает из них плохих, давно уже понял Алешка. Из кого-то делает, а кто-то покрепче, держится.

Даже батя, дундук дундуком, и тот говорил после третьей-четвертой стопки: «Люди, малый, всегда хотят слишком много. Столько всего хотят, что им и жить некогда, только добиваться, добиваться, истекать завистью друг на друга. Кабы не зависть, и жили бы легче, и, глядишь, умирали бы веселее…»

Не совсем про то, но тоже подходит.

Исподтишка наблюдая за сотником, Алешка даже решил про себя, что тот похож на девочку, которую он тайно любил с девятого по одиннадцатый класс. Такое же смуглое гладкое лицо с широкими скулами, яркие пятна румянца на щеках, темные завитки волос… Не совсем такое, но ведь по-мужски похож, как мужчина бывает похож на женщину. Сразу не определить, в чем сходство, только чувствуешь, что оно есть… Ничего такого, конечно, никаких этих голубых извращений! И в мыслях не имел! Это у штатовцев пидерасты да лесбиянки всем заправляют, а ему, исконному казаку, грех думать про эту пакость… Просто похож.

А что? Именно таким, как молодой сотник Осин, Алешка и хотел стать. Когда, несмотря на батины сжатые кулаки, записался в армию добровольцем, отказавшись от отсрочки, что давали в их оборонных цехах. Резким, легким, веселым, и при этом — герой! Если повезет, можно и в офицеры выскочить, на фронте это быстро делается, рассуждал, помнится, он. Вот вернется домой офицером и кавалером — какой такой батя будет на него кулаком стучать? Ведь не только по столу лупит! Батя, старый черт, вислоусый мерин, часто норовит и в лоб закатать. А ручища у него — не приведи господи, хоть и возраст. Всю жизнь с железом — пальцы, как клещи стальные, никакой бронеперчатки не надо. Даст раза — и все ночное небо перед глазами! И попробуй, скажи чего поперек! Еще наварит раза-другого.

А он, Алешка, между прочим, тоже Хабаров, у него тоже характер, а не кисель с клюквой!

* * *

Когда Абрамов начал выкликать двух добровольцев, остаться в «супе» надзирать за работой скорострельной механики, Осин сразу сказал, мол, он танкист, он эти катапульты знает, как собственные сапоги, ему и оставаться. Алешку в этот момент словно в спину толкнуло: «Я, я, я! Разрешите мне тоже, господин хорунжий?!»

Успел вызваться первым. Добровольцы есть добровольцы, у пластунов так положено — успел назваться груздем, значит, полезай в кузов. Хотя Абрамов косился на него с некоторым сомнением.

— Что сотник, берете хлопца? — спрашивал командир сотни с долей нерешительности в голосе. — Парнишка ничего вроде… Молодой, правда, недавно из пополнения, неопытный еще… Но хороший хлопец, ничего не могу сказать…

— Раз хороший, как не взять? — легко согласился танкист. — А молодой, значит, на ногу легкий, это кстати. Драпать придется быстро и не оглядываясь. Так, боец? — это уже Алешке.

— Рад стараться, ваше благородие! — бухнул Хабаров.

Сам тут же сообразил, как глупо брякнул. «Не в такт, не в лад, поцелуй корове жопу!» — как батя любил говорить. Получается, что рад стараться он задать деру…

Окружающие казаки откровенно заржали. Алешка почувствовал, что щеки стали краснее свеклы. «Борщ-свекольник, — почему-то крутанулось в мозгах, — огненно-горячий борщ…»

Сотник тоже усмехнулся и покрутил головой:

— Ну, казак, драпать мы с тобой пока погодим. Нам с тобой еще здесь продержаться надо. Нам еще штатовцев встретить да принять по-свойски…

— Когда вернетесь, сразу пишу представление на медаль, — добавил хорунжий. — Ну, а не вернетесь… тоже пишу!

— А как же! Медаль — обязательно. Медаль нам из себя вынь да сюда положь, — небрежно ответил сотник.

Про медаль хорунжий сказал скорее для Алешки. Парень так и понял, и все это поняли. Что сотнику, трижды кавалеру Георгия, какая-то медаль? А вот у него, Алешки, первая награда будет, пусть батя зенки-то выпучит…

— Ладно, до медалей еще дожить надо, так, казак?

— Так точно! — по-уставному гаркнул Алешка, все еще не остыв от смущения.

Да, в тот момент он думал о предстоящей медали, как вернется домой, начистив ее до блеска. Думал, как будет здорово стать героем на глазах у этого симпатичного офицера, который старше всего ничего. Может, они даже подружатся…

Вот о чем он точно не думал тогда — каково будет сидеть в полутемном бункере, слушать бесконечную трескотню пулеметов и чувствовать, как вздрагивают стены и потолок от разрывов. Пересчитывать через смотровые щели перебегающие фигурки вражьей бронепехоты.

Обычные вроде бы солдаты, видел он. И броня почти такая же, с горбами энергосистемы… Даже трудно представить, что все эти люди собрались под высоткой, чтобы его убить…

Их двоих… Рядового Алексея Хабарова и сотника Евгения Осина…


Планета Казачок. 9 ноября 2189 г.

САУП на оборонительных позициях пластунов.

13 часов 04 минуты.


В сущности, Евгений подспудно ждал чего-то такого. Неприятного сюрприза, этакой неожиданной вводной, что постоянно подкидываются в бою. Какой-нибудь пакости, другими словами.

Слишком гладко все шло, слишком правильно. В точности, как в учебнике по тактике, раздел «Отступление пехотного подразделения под прикрытием системного автоматического укрепленного пункта».

Черт бы ее подрал, эту пехтуру! Тоже — своя тактика, ее мать! — злился он про себя. Высокое искусство землеройных червей…

Сам понимал, что злится напрасно. Глупо злится, совсем по-детски, как ребенок обижается на ударивший его угол. Но ничего не мог с собой поделать.

Нет, были бы здесь его танки, он бы знал, как себя вести. Скорость, маневр, искрящие нервы, пульсирующие в такт системам залпового огня, — все привычно, близко и понятно. А тут сиди в этом пласто-бетонном склепе, ковыряй по мелочам заедающую автоматику и жди у моря погоды. И это называется бой?

И вроде бы все в порядке — и сотня отошла без потерь, и вражеская пехота увязла под высотой. Еще немного, чуть-чуть подержаться, и самим можно будет эвакуироваться. А все равно кажется — чего-то не предусмотрел, не додумал, где-то опасность, о которой он даже не подозревает.

Состояние: «не в свои сани не садись, танкист»? Может, и так…

В конце концов штатовцы подогнали «лапоть» (сообразили, наконец, олухи!) и начали атаку по всем правилам.

Боекомплекта танк не жалел, сандалил без перерыва, только вздрагивал над головой многослойный бетон, армированный сверхпрочным пластиком. «Еще бы ему не пулять, словно на учениях, когда ни одного «батыра» поблизости!» — негодовал сотник. «Верного» бы сюда!

На форсаже на прямую наводку — посмотрели бы, какая утка летает хвостом вперед…

«С другой стороны, хоть и «лапоть», вражина, а показал пехтуре, как надо атаковать!» — мелькнула не совсем уместная мысль. Подумал и сам себе усмехнулся. Профессиональная гордость, не иначе…

Теперь наблюдать за вражеской пехотой стало проблематично, все выносные визоры залпы «лангуста» посшибали, как консервные банки. Экраны наружного наблюдения один за другим сменили изображение на мутную рябь. К смотровым щелям тоже не сунешься, языки плазмы и осколки металла попадали внутрь даже сквозь узкие прорези, певуче чиркая по бетону. Впрочем, осколки в тяжелой броне пластунов не страшны. Да и нечего глазеть! Дело людей — чтобы механизмы работали, а этим плевать на все — строчат очередями, как вышивают…

Вот подкатился бы танк поближе, попер бы напролом, тут ему и «гайка», тут ему свисток! — мстительно представлял Женька.

Оказалось — не дураки танкисты. Пулять — пуляли, но держались на расстоянии…

«Нервишки, Евгений Батькович? Неуютно в чужих санях? Не так запряг, не в ту сторону поехал?»

Ничего, ничего, еще немного, и можно катапультироваться! — сверялся по часам сотник. Пожалуй, слишком часто и судорожно сверялся…

Алешка Хабаров, второй доброволец, смешной парнишка, толстоватый, кривоватый, зеленый, как майская травка, крепко трухнул, когда «лапоть» начал обрабатывать их убежище. Осин это хорошо почувствовал, страх ощутимыми волнами шел от малого сквозь броню. Можно понять, сотнику самому стало неуютно, а уж этот, необстрелянный, лопушок пушистый…

Но парнишка держался, в панику не впадал. Уже молодец! Терпи, казак… Если терпелку не отстрелят раньше положенного.

Нет, ждал какой-нибудь пакости, определенно ждал…

И все-таки Осин проворонил момент, когда входной люк вынесло густо-сизыми клубами направленного взрыва. Две темные фигуры в чужой броне ввалились в бункер прямо вместе со взрывом, показалось ему. Он даже не сразу сообразил, что случилось. Точнее, увидел сразу, четко, вся картина как будто отпечаталась перед глазами до подробностей: отлетающий прямоугольник люка, брызги бетонного крошева, два горбатых хищных стремительных силуэта в клубах густо-сизого дыма. Но он только мгновения спустя понял, что это и есть те самые штатовцы. Что они уже здесь, внутри!

Проникли в бункер, быстро, удивительно ловко, показалось ему, разлетелись в стороны, как будто сразу потерявшись среди механизмов, стен и углов…

«Ведь видел же, отлично все видел! А где же его хваленая реакция бронебоя?!»

Мешковатый Алешка (кто бы ожидал!) сориентировался раньше него. Метнулся за станину, стреляя в движении.

Сотник только хотел крикнуть, мол, отходим, Алешка, хватит, пора! Блокируем отсек и к катапультам!

И в этот момент увидел, что сейчас его самого убьют. Вот так просто и навсегда!

Штатовский солдат каким-то образом оказался совсем рядом, уже вел стволом в его сторону. А у него, Женьки, автомат заброшен далеко за спину, он же ремонтировал, он никак не собирался стрелять. И теперь сотник тянет его, как резину тянет…

Да, быстро все произошло, очень быстро, вспоминал он потом. Быстро и словно беззвучно, словно все звуки разом погасли. Женька все еще тянул свой «калаш» и уже понимал, что не успеет, все, амба…

Именно тогда между ним и вражеским солдатом возникла фигура в знакомой броне. Именно она приняла на себя предназначенную ему очередь. Почти в упор, расстояние — считаные метры. С такого расстояния — ни одна броня не выдержит!

Скорее почувствовал, не подумал, подумать бы не успел…

Хлопки выстрелов отбросили Алешку к стене. И Евгений теперь тоже начал стрелять, хлестал перед собой сплошной, непрекращающейся очередью, зигзагом огненных вспышек, словно палец окаменел на спусковой кнопке.

Хотя не попал, наверное, никуда не попал, штатовец как-то сразу ушел с линии огня…

Главное не в этом, главное — дорогие, драгоценные мгновения! Вязкость ушла, оцепенение растаяло, он рванулся назад, выскочил… нет, вывалился из бункера в длинный проход. Не глядя, долбанул локтем по запирающей кнопке.

Створки бронированного люка захлопнулись, и Осин еще успел удивиться дробному стуку с той стороны, словно кто-то бросил ему вдогонку горсть камешков. Хотя какие камешки, просто стреляли вслед…

Люк-переборка — преграда ненадежная, конечно. Штатовцам она — на две-три минуты, потом вышибут направленным взрывом, понимал Женька. Но больше ему не надо, ему почти ничего не надо — добежать за считаные секунды, зафиксировать себя в кресле и нажать на пуск…

Вот так, а вот и она, родная, катапульта ТК-48М… Танковая!

Взрыв, вышибающий люк, он вроде бы успел услышать.

Эх, Алешка…

Потом катапульта выстрелила. Перегрузка мгновенно оглоушила Женю до режущей черноты перед глазами.

* * *

Эх, Алешка, Алешка…

Это первое, что подумал Осин, когда пришел в себя на земле. Словно мысль продолжилась ровно с того момента, на котором прервалась.

«Опять потерял сознание? Ну а кто бы его не потерял? Когда тобою стреляют, как миной-лягушкой? Стреляют и стреляют без перерыва… Как будто уже традиция сложилась в укрепрайоне, веселый народный обычай — чпок под задницу, и полетел Женя-Женечка кверху каком! Сопли веером, уши парусами… Глянь, хлопцы, глянь, как хорошо пошел энтим разом их благородие…»

«Да, Алешка!» — снова вспомнил сотник. И почему именно такие, зеленые, желторотые, гибнут первыми? Как раз им, казалось бы, жить да жить… Постигать, радоваться, взрослеть, детишек делать с такими же дурочками… А им судьба — свинцовый подарок в первую очередь… Судьба…

Яйцо-катапульта, как положено, исправно раскрылось при ударе о землю, но Женя никак не мог выбраться. Таращился на обычные универсальные защелки и все не мог сообразить, как потянуть — слева направо или справа налево? Словно первый раз видел…

«Самое смешное, что их и так, и так можно», — вспомнил наконец он.

«Однако, Евгений Батькович… Не слишком ли много перегрузок на одно рыло? Пора бы заканчивать с аварийным катапультированием. На ближайшее время — точно заканчивать! Пока внутренние органы не полезли наружу. Скажем, через физиологические отверстия…»

— А ведь неприглядное зрелище, совсем неприглядное, когда изо всех щелей — внутренние органы! — вдруг сказал Женька сам себе.

Или — попытался сказать?

«А что, неправда? Ему ли, танкисту, не знать, что в человеке гораздо больше дерьма, чем он сам о себе думает? Когда давишь гусеницами или накрываешь гравиподушкой — что вылезает?» — думал Осин, почему-то не в силах расстаться с этой неаппетитной темой. Правильно, одно говно прет! Хоть нос затыкай, если гермошлем приоткрыт… Когда давишь людей, потом кажется — везде говно… Человек — гной еси и кал еси — не танкистом ли сказано?

А к чему это он? С чего бы его вдруг заклинило на испражнениях? Ах да! Легкое помутнение сознания. Контузия, наверное. Своего рода небольшая компенсация от чрезмерного увлечения аварийным катапультированием…

Впрочем, нет, какие тут, к черту, катапульты! Просто его, Женьку Осина, героя и офицера, спас от верной смерти неказистый рядовой казачок, смешной толстощекий мальчишка с добрыми глазами дворняжки… Прикрыл собственным телом от очереди в упор… Прикрыл и умер…

А ему как жить после этого? Хоть кто-нибудь об этом подумал, как ему теперь жить? После такого? Потому что он, Женька Осин, чувствует себя теперь полным дерьмом, словно тоже угодил под собственный движущийся танк…

«Однако сантименты в кулак и сопли вожжами!» — как любит говорить комбриг Тупичков. Пора бы, наконец, осмотреться и понять, куда его занесло на этот раз.

Универсальные защелки отщелкнулись, и он почувствовал, что снова может двигаться.

«Между прочим, он опять выбрался живым-здоровым из ситуации со знаком минус!» — думал сотник, потихоньку выцарапываясь из кресла. Ай да Женька, ай да сукин сын! Почти такой же сын, как сам Александр Сергеевич, отец-основатель русского литературного языка, разъедрит кочерыгу…

Пытается развеселить сам себя?

Выскочил! Да! «Женька Осин — везучий малый!» — сказал себе сотник. По привычке сказал, как не раз уже говорил. И тут же поморщился. Не звучит потому что, на этот раз — не звучит. Не слова на языке — кислятина какая-то. Если бы не забрало шлема — так и сплюнул бы.

Выскочил, потому что вместо него погиб другой. Спас его, закрыл собственной броней, как последнего желторотика.

Эх, Алешка, Алешка…

Что ж ты наделал, парень?! Зачем ты это сделал?!


Планета Казачок. 9 ноября 2189 г.

САУП на оборонительных позициях пластунов.

13 часов 32 минуты.


Вскрыв четырьмя мазками пластида тяжелый люк, мы с Кривым обнаружили в конце перехода отсек со сдвигающейся плитой вместо потолка и двумя станинами, приспособленными под крепления танковых катапульт.

Одна из них только что отстрелилась, увидели мы, второе стальное яйцо все еще стояло на месте, поддерживаемое вертикальными полозьями. Если бы не оно — сразу не сообразить, что за хитрая механика.

Ай да казаки! Мастера!

Использовать для эвакуации из «супа» танковые катапульты — это они хорошо придумали. Даже здорово придумали, чего уж тут говорить. А мы-то с Кривым рты раззявили…

— Ладно, хорош глазеть, давай работать! — коротко распорядился Вадик. — Надо бы зачистить все их «аптушки»…

— Есть, сэр! Слушаюсь, сэр!

— Вот и слушайся, — невозмутимо подтвердил Кривой.

— Может, еще кто есть в бункерах? — предположил я.

— Не похоже.

— Пойдем прошвырнемся на всякий случай. Если людей нет, мины наверняка есть.

— Как скажешь, командир…

— «Ромашка-11», я — «Первый», прием, — вызвал я.

— Слушаю, «Первый»! — мгновенно отозвалась Игла. — Как там у вас?

— Прекращайте атаку, мы на месте, здесь чисто.

— Есть! Понял! А мы уже прекратили, — сообщила она. — Я уже поняла, что вы внутри, отвела людей.

— А… То-то я смотрю, пулеметы смолкли.

— Наблюдательный ты, аж завидки берут, — хихикнула она.

— Разговорчики!

* * *

Шлепая по коридору, мы с Вадиком возвращаемся обратно в центральные отсеки.

Погибший казак так и лежит у стены, куда его отбросило моей очередью. В тихом полутемном бункере его вытянутое тело почему-то сразу бросается в глаза.

Массивная фигура, закованная в непроницаемую, обезличивающую броню. Неподвижная, как сломанная кукла. Почти целая, почти хорошая кукла, только небольшие отверстия на груди. Ровная строчка небольших аккуратных отверстий с обожженными краями и треснувшей вокруг броней. Почти незаметно, если не приглядываться…

«Мертвецы выглядят на удивление мертвыми», — как было сказано давным-давно. Именно так! Мертвецы выглядят, словно никогда не были живыми, это я подтверждаю. В принципе, достаточно просто посмотреть на мертвое тело, чтобы поверить в существование души, вдруг пришло мне в голову. Просто посмотреть на любое мертвое тело, похожее на брошенную, ненужную вещь…

На мгновение у меня даже появляется странная мысль — вскрыть забрало и глянуть, кого я убил. Молодой или старый, красивый или некрасивый, он или она, в конце концов? Хотя, нет, у казаков женщины почти не служат в боевых частях, тем более в пластунах…

Значит — он.

И что еще я собираюсь увидеть? Это сверху, на броне — ровная строчка аккуратных отверстий. А там, под панцирем, наверняка месиво, пули взрывались уже внутри.

Я же говорю — очень странная мысль. Совершенно незачем знать, кого ты убил. Совершенно необязательно это знать… Потому что — война! Ты стреляешь, в тебя стреляют, все равны как в бане перед шайкой с водой. В конце концов, или — ты, или — тебя, сегодня — ты, завтра — тебя… Кому-то — везет, а кому-то — нет.

Нехитрые оправдания, конечно. Но я ведь давно уже не оправдываюсь. Как кому повезет! И точка.

Этому неизвестному казаку не повезло. Здесь и сейчас.

«Нет, сегодня совсем не мой день!» — как сказал пленный пират после гибели своего брига, когда ему накидывали петлю на шею.

Анекдот. Тень мимолетной улыбки…

А что, на войне люди вообще много смеются. Часто смеются, любая грубоватая шутка способна целый взвод довести до желудочных колик. Смеются и воюют, люди вообще странные существа. Похоже, там, наверху, в гипотетическом руководстве мирозданием кто-то закисает от смеха, глядя, как внизу все уже обхохотались…

— Кир, ты что там застыл? — окликает меня Кривой.

— Да иду, иду…

* * *

Позиции у казаков действительно оказались впечатляющие. По сути, целая цепь бункеров, соединенных между собой крытыми переходами. Бугры многослойных пласто-бетонных накатов снизу были почти не видны, только здесь, на высоте, видишь, как здорово у них все оборудовано. Когда осмотришься, тем более видишь.

Да, если бы пластуны сами не отошли, штурмовать бы нам и штурмовать. Не один взвод, весь батальон можно положить, понимали мы с Кривым, переглядываясь. Теперь можно, не страшно глазеть. Только времени на это опять не было…

Все, как я и предполагал! Конечно, бункера были заминированы. Как и подходы к ним. Минимум три неактивированные «гайки», «думающие» мины, «прыгающие» мины, вакуумные заряды замедленного действия — чего только не было! Хорошо, что второй казак усвистел слишком быстро, не успел активировать все это изобилие. И хорошо, что «лангуст» посшибал своими залпами все датчики движения, иначе был бы нам детский крик на лужайке. Пронзительный и последний…

«А так — ничего, очень даже ничего», — приговаривал я. Пусть даже ничего хорошего, но мы и с этим справимся…»

Быстрое разминирование — основа основ подготовки бронедесанта. Когда-то и мне, и Кривому хорошо преподали эту науку. Раз живы до сих пор, значит — хорошо, тут все просто. Иначе последнюю оценку за саперную практику выставит похоронная команда, на глазок насыпая в капсулу горсть праха для захоронения. Гробы на современной войне вообще нужны не так уж и часто. После попадания ракеты или близкого разрыва тяжелого вакуумного снаряда понимаешь, что гроб — слишком обширная емкость по сравнению с объемом оставшегося праха. Поэтому для удобства и мобильности ритуальщиков Министерством обороны давно предусмотрена так называемая «похоронка», стандартная капсула с гербом СДШ и штампом вооруженных сил, объемом шесть на шесть сантиметров. В большинстве случаев места хватает с избытком…

На глазок, конечно, все на глазок, на грани возможного и на скорую руку… С замиранием сердца и спертым дыханием в нижнем выхлопном отверстии организма… Нет, это я уже не про похоронщиков, это про наше разминирование…

Главное, чтобы руки поменьше тряслись! Не так это просто, когда подступаешь, например, к неактивированной «гайке». Живое воображение слишком услужливо подсказывает, что будет, если она активируется. Живость воображения, с точки зрения саперных работ, — тот самый бес под руку…

Общесетевая независимая газета

«Пионеры вселенной» № 620 от 9 ноября 2189 г.

(Экстренный выпуск.)

Из статьи обозревателя Джона Заворски

«Плоды победы!»

Поздравляю вас, дорогие сограждане и соотечественники! Сегодня, ровно в 13 часов по общегалактическому временному стандарту, делегациями СДШ и Свободных Миров был подписан двусторонний договор о прекращении боевых действий на территории и орбитах планет всех типов, а также в ближнем и дальнем космосе. Наша великая, кровопролитная, наша долгая освободительная война закончилась!

И сейчас, сегодня, в этот знаменательный день всеобщего ликования, мне кажется, нелишне сказать несколько слов о предварительных итогах войны. Пусть наша победа не покажется неким маловерам столь сокрушительной, как хотелось бы всем, пусть наше наступление порой было не совсем удачным, но тем не менее мы отстояли все главные стратегические рубежи, с которых начинали войну.

И самое главное — эта война все-таки продемонстрировала полное и абсолютное единение нашего общества, всегда готового выступить под знаменами демократии и общественного согласия!

С победой вас, сограждане и соотечественники!

«Пионеры вселенной — первопроходцы не только в космосе!»

Проверено и утверждено военной цензурой. Военный цензор 2-го ранга, капитан УОС Мери Пикфорд.

Замечание для редактора:

Довожу до вашего сведения, что часть текста от слов «Пусть наша победа…» до слов «с которых начинали войну» (включительно) подлежит изъятию по цензурным соображениям, как оскорбляющая военно-патриотический дух издания. Мне кажется, понятно любому кретину — если наступление закончилось в той же точке, что и началось, то его трудно назвать победоносным, даже при самой бурной фантазии! Что, в свою очередь, прямо дискредитирует наши доблестные вооруженные силы, которые всю войну наступали вокруг да около. Конечно, любое нагнетание патриотических настроений должно иметь под собой определенную шизофреническую основу, но, представляется мне, даже лояльные, преданные правительству читатели не смогут разобраться в словесной эквилибристике господина Заворски, что, в свою очередь, приведет их к неправильным, далеко уводящим выводам.

Также хочу обратить внимание на следующее обстоятельство. Хотя автор по нашей рекомендации избавился от неполиткорректного слова «наплодили», он все равно ухитрился в очередной раз выпятить свое мужское эго, использовав однокоренное слово «плоды». Причем не где-нибудь, а в названии статьи! В очередной раз ставлю на вид и советую сделать выводы, пока я сама их не сделала!

Докладная записка

директору Службы Президентской Охраны

флот-адмиралу Саре Тонги

от старшего инспектора СПО подполковника

Ляна Хаксли:


Флот-адмирал!

Считаю необходимым довести до вашего сведения подробности перехваченного нами разговора между главным редактором общесетевой независимой газеты «Пионеры вселенной» Филом Мерроузом и обозревателем отдела политики Джоном Заворски. Разговор проводился по коммуникаторам вышеназванных лиц и был перехвачен сотрудниками нашей технической службы. Примечание:

Текст разговора приложен к рапорту в качестве отдельного файла. Буквой «М», для краткости, обозначен главный редактор Мерроуз, буквой «3» — обозреватель Заворски.

Текст файла:

(Звонок на коммуникатор Заворски.)

М: Привет, Джонни, это Фил. Загляни ко мне, как только освободишься.

3: Здравствуй, Фил. Что там случилось?

М: Да ничего, в общем. Ничего страшного. Любимая цензорша прислала очередные замечания к твоей статье о победе. Хочу, чтоб ты глянул.

3: (после продолжительного молчания — три предложения нецензурной брани, не несущей в себе конструктивной информации).

М (тоже помолчав): Все сказал?

3: Могу добавить.

М: Я понимаю… Но, по-моему, достаточно. 3: Извини, Фил… Я только не соображу, неужели «их высочество» опять усмотрело в моем тексте покушение на святыни феминизма? Опять что-то вроде «наплодили»?

М: Кстати, слово «плоды» показалось ей однокоренным. С точки зрения грамматики она права, не находишь? Хотя дело не только в этом…

3 (после двух предложений нецензурной брани): Еще раз извини, Фил…

М: Ничего. Я понимаю. А замечания цензора ты все-таки прочти.

3 (нервно): Да не могу я больше…

М (строго): Больше — не надо! Но и меньше не стоит. Если будешь продолжать в том же духе, клеймо скрытого врага общественного согласия с тебя все-таки снимут. Серьезные люди в руководстве военной цензуры мне это твердо пообещали. Не хочу повторяться, Джонни, но я еще когда предупреждал, к чему приведет тебя дружба с этим экстремистом от журналистики Цезарем Камилиным. Ни к чему хорошему, что и случилось.

3: Да понимаю я, понимаю…

М: Я тут узнал недавно, что твой бывший дружок Камилин попал из тюрьмы на фронт, в штрафное подразделение. А там, сам понимаешь, долго не живут… По крайней мере, мне так сообщили. И как тебе нравится такая судьба? А ведь талантливый был журналист, очень талантливый…

3: Кто сообщил?

М: Джонни, Джонни… Ну кто же задает такие вопросы? Как ты любишь писать — из наших источников в министерстве обороны стало известно…

3: Понял тебя! Молчу, как монумент отцам-основателям. Слушай, Фил, а мне вот только что пришло в голову — ведь война-то кончилась. На самом деле кончилась! Может, теперь-то все будет по-другому?

М: Эх, Джонни, Джонни, ничего-то ты не понял… Кончаются боевые действия, а война не кончается никогда. Никак ты не хочешь понять, что по-другому не будет, потому что просто-напросто не бывает! «А что я могу поделать? Так мир устроен!» — как любит отвечать Господь на постоянную критику снизу.

3 (мрачно): Это смешно, Фил. Хорошая шутка. Я запомню.

М: Вот, вот… Запомнит он… Мой бесплатный совет — заруби себе на носу, что это уже не шутка, давно не шутка… В общем, бери ноги в руки и тащи свою задницу ко мне в кабинет! Будешь читать рекомендации цензора на моих глазах.

3: Слушаюсь, мой генерал!

М (ворчливо): И ты пошел в то же самое место…

(Связь обрывается.)

Резолюция:

Довести до сведения всех сотрудников нашего аппарата, что подписание мирного соглашения с конфедератами еще не означает бездеятельность и благодушие разведслужб!

По существу приведенного текста приказываю:

1. Продолжать прослушивание всех работников «Пионеров вселенной» без исключения, как лиц неустойчивых на позициях патриотизма и склонных к критическому восприятию непреложных основ.

2. Провести оперативные мероприятия по установлению источника в министерстве обороны, сливающего в СМИ секретную информацию. Ответственный за разработку и проведение операции — подполковник Лян Хаксли.

Директор СПО, флот-адмирал Сара Тонги.

Планета Казачок. 9 ноября 2189 г.

САУП на оборонительных позициях пластунов.

13 часов 47 минут.


— «Ромашка-1», «Ромашка-1», я — «Одиннадцатый», как там у вас? — услышал я в наушниках голос Иглы.

Голос был приглушенным, почти неслышным. Здесь, внутри многослойных бункеров и переходов, связь все-таки здорово экранировалась.

— Нормально. Все нормально у нас.

— Помощь нужна?

— Нет, порядок, сами справляемся.

— Есть, «Первый», понял тебя! — ответила Игла в мужском роде.

Я, кстати, уже много раз обращал внимание, что в бою наши девчонки часто переходят на мужской род. Стереотипы срабатывают? Война, мол, дело для настоящих мужчин, тут все становятся мужиками, даже бабы!

А как же политкорректность?

Поднажав, я опрокинул паукообразную станину «аптушки» и на всякий случай заклинил затвор тремя ударами виброножа. Вот так…

Конструкция предельно простая, станина крепится перед амбразурой на четырех гайках. Подошел аккуратненько сзади, срубил их виброножом — и вали ее, как жертвенного барана на мусульманском празднике. Абсолютно беззащитные механизмы. Если подойти изнутри и сзади. Дергаются, клацают клеммами и как будто даже шипят. Но развернуться назад не могут, конструкция не предусматривает. Странно вспомнить, как полчаса назад прятался от них за камнями, потея от макушки до задницы.

Казаков в бункере больше не оказалось, так что мы с Кривым спокойно прошлись по всем залам и посшибали «аптушки». Под подошвами громко хрустели стреляные гильзы, ковром устилавшие бетонные полы.

«Чего он, кстати, там возится?» — оглянулся я на Кривого. На последнем агрегате Вадик застопорился и что-то в нем ковырял с искренним увлечением юного натуралиста.

Пусть развлекается, последний же…

— «Ромашка-1», «Ромашка-1», я — «Одиннадцатый», подниматься можем?

— Погодите пока.

— А что там, взводный?

— Ничевочка с хвостиком, господин командир отделения, — сообщил я.

— Остер ты умом, командир, сил никаких не хватает… — проворчала Игла.

Дожидаясь, пока Кривой закончит техническое самообразование, я подошел к смотровой щели. Облокотился. В сущности, лишний жест, броню и так можно зафиксировать в любом положении. Просто привычка приваливаться к чему-нибудь в человеке неистребима.

Сама щель узкая, как им и положено, но с расширением к краям. По принципу чаши, что обеспечивает хороший обзор. Вообще отсюда хороший обзор. Даже страшно представить, как мы с Кривым карабкались снизу, прячась за укрытиями, которые ничего, в сущности, не укрывают.

Внизу, среди камней, была ясно видна застывшая туша «лангуста». Маячили горбатые фигурки солдат, почувствовавших, что стрельбы больше не будет. А вот и Диц показался, заметил я модифицированную броню комбата. Теперь, когда все закончилось, он, конечно же, во главе атаки. Я уже представляю, как будет выглядеть наградное представление — лично возглавил атаку на системно-автоматический укрепленный пункт, благодаря чему, ввиду умелого руководства…

— «Ромашка-1», «Ромашка-1», я — «Клум-ба-2»! Слышишь меня?!

— Слышу вас, «Клумба», хорошо слышу!

— «Ромашка», слушай меня, поступил приказ прекратить огонь! Ты понял? Совсем прекратить! Ты понял, «Ромашка», слышишь меня?! — Рагерборд почти кричал. — Война закончилась!

У щели связь работала чуть получше, я отчетливо слышал, что он кричит. Так не похоже на сдержанного капитана… Этот скандинав скорее флегма, как и все они… Война закончилась?!

— Есть, сэр! — ответил я машинально.

«Война закончилась… Вот и война кончилась, как все кончается в этом мире», — подумал я и сам себе удивился. Странная какая-то мысль, слишком корявая, что ли… Так просто… Господи… Да неужели все, неужели это конец? — никак не мог сообразить я.

Или — не мог поверить? Не укладывалось в голове…

Ждали, конечно, догадывались, надеялись, но, по большому счету, как-то не верилось.

Или война не кончится, или ты не доживешь до ее конца — два наиболее вероятных варианта… Одинаково вероятных…

Да, именно в этот момент все и случилось, вспоминал я потом. «Аптушка», с которой возился Кривой, вдруг ожила, задергалась, выплюнула длинную звонкую очередь, резанувшую по ушам.

Точнее — нет, оглянулся я уже потом, после, а сначала просто заметил, как фигурка Дица словно переломилась, подбросилась в воздух, рассыпая осколки брони, будто облупленную скорлупу. Именно скорлупу, почему-то это сравнение отчетливо мелькнуло в голове…

Отпрянув, я увидел Вадика, нависшего над крупнокалиберкой. Пулемет уже смолк. Из ствола тонко сочилась белесая струйка дыма.

Вадик резко, рывком поднялся и со значением посмотрел на меня. Забрало его гермошлема было приподнято. На впалом, лоснящемся от пота лице — довольная ухмылка. Пожалуй, именно так ухмыляется умный удав, услышав за кустами гомон кроличьей свадьбы. Умный удав никогда не нападет на кроликов в момент свадьбы, считает крольчат по осени. Равно как и цыплят, котят и остальную добычу…

Обещал убить и убил. Сдержал свое обещание, Кривой всегда держит слово.

Предупреждать же надо! Хотя бы!.. И как это он ухитрился перевести автоматический пулемет на ручной режим? Главное — быстро как! Главное — как точно прицелился навскидку, без приборов…

Это все я успел увидеть и подумать за какие-то секунды, а может, и доли секунд. Потом, инстинктивно, снова глянул наружу.

Приподнимающиеся было солдаты опять посыпались за камни. Даже «лангуст» вроде как насторожился, заметил я. Танк еще не сделал ни одного движения, совсем ни одного, я просто понял, почувствовал, что сейчас ракетная турель начнет приподниматься и грянет очередной залп.

— Все назад!

Кривой без слов метнулся вслед за мной в глубину бункера.

* * *

«Лангуст» отработал несколько ракетных залпов подряд. Хорошо врезал. От всей души.

Крепкий бункер, правда, все равно не поддался, но потолок над нами дрожал ощутимо. Одна из ракет разорвалась совсем рядом с амбразурой, и вспышка ослепительно ударила по глазам. Да, фильтры…

Между прочим, убить же могли! Ракета в смотровую щель, конечно же, не войдет, да и амбразуры для пулеметов ничуть не шире. Казаки — не дураки и прекрасно знают диаметр наших боеприпасов.

Но вдруг? По закону подлости? Именно в самый последний момент, как в плохом кино? Герой мужественно гибнет, узнав о благополучном финале. С полными штанами счастья, хотя и при смерти. Что, понятно, делает его счастье чуть менее безоблачным. Даже, я бы сказал, затуманенным легкой грустью прощания с этим говенным миром. Который теперь, после его смерти, остается один на один с недобитым злом…

А нежная героиня, допустим, в это же время роняет слезы над холодеющим телом, тут же дофантазировал я. В качестве трепетной героини можно взять ту же Иглу… А что, пусть пощелкает зубами с экрана… А где-то и улыбнется, чтоб зритель в темноте зала наглухо подавился своим попкорном… Пусть критики потом разбираются: при такой героине это ужастик или все-таки мелодрама с элементами «хард»…

Вот уж черта лысого!

Я не о своих способностях к массово-развлекательной режиссуре, я — про ракетный обстрел.

Залпы мы с Вадиком переждали в глубине бункера с полным комфортом. Жаловаться, в общем, не на что. Можно было фантазировать. И драпать так быстро необязательно, бункер надежный, ракеты ему, как дождик. Просто у меня с некоторых пор ко всем этим танкам не слишком доверительное отношение. Как-то так. До сих пор в ушах хруст собственной брони, вминаемой в землю…

— «Ромашка-1», «Ромашка-1», я — «Клум-ба-2», прием! — снова раздался голос капитана. — Как слышишь, «Ромашка-1»? Повторяю — как слышишь меня? Что там у вас, почему шумим? Что за стрельба?

— Танкисты развлекаются, господин капитан!

— А вы что?

— А что мы? Мы — ничего, отсиживаемся в казачьем бункере. Ждем, пока они закончат пулять.

— С нетерпением ждем, господин капитан, сэр, — добавил Вадик.

— Ну, «Ромашки»…

— Отцвели уж давно хризантемы в саду-у… А любо-овь все живет в моем сердце боль-но-о-ом! — неожиданно пропел Кривой, не выключаясь из общей связи.

Кто-то из наших нахально заржал, всхрапывая на весь эфир, — это я отчетливо слышал.

— Сгною! — тут же пообещал капитан, ни к кому конкретно не обращаясь. — Взводный, что у тебя там случилось? — спросил он уже открытым текстом. — Почему опять стрельба?

Капитан, видимо, тоже сообразил, что отцвели-таки хризантемы в обозначенном месте базирования. Ромашки спрятались, увяли лютики, а что касается любви и помидоров, то нежность никогда не живет долго и счастливо… Словом, совершенно незачем продолжать все это ботаническое великолепие, когда официально объявлено о прекращении боевых действий.

— Командир батальона — того-сего… — замялся я. — Между прочим, хороший бункер у казаков, крепкий.

Замкомбата на разговоры о фортификации не поддался.

— Чего того?! И чего сего?! Ты давай, зубы мне не заговаривай! — нажал голосом Рагерборд. — Вынь язык из жопы, взводный, и доложи как положено, что происходит?!

А никто и не заговаривает! — мелькнула мысль. Просто надо же сформулировать покрасивее…

«Придется чуть-чуть подождать, но надеюсь, что надолго не задержусь», — как вежливо сказал судья обвиняемому, отправляясь в свой кабинет для вынесения смертного приговора.

— Ничего особенного, господин капитан, сэр! Майор Диц пал на поле боя во время обезвреживания автоматической пулеметной точки противника, господин капитан, сэр! — доложил наконец я.

— Как пал? — удивился Рагерборд.

— Смертью героя, разумеется! Так сказать, смертью смерть поправ… Автоматика, сэр! Выставился перед «аптушкой» в полный рост, а та возьми и выстрели, не будь дурой… И кто бы мог подумать, что так получится? — не удержался я.

— Но-но, поговори еще… Ведь был же приказ прекратить огонь!

— Все правильно, господин капитан, сэр, все так и было, как Кир рассказывает, — встрял в разговор Кривой. — Полная ерунда получилась. И приказ был, и огонь прекратили, все как положено, сэр. Только «аптушка», похоже, приказа не слышала. Она же дура железная!

— Та-ак… — протянул Рагерборд.

— Так точно, сэр! Сами знаете, сэр, мозгов у этой автоматики меньше, чем у курицы в отрубленной голове, — Вадик словоохотливо пустился в объяснения. — Вот и погиб наш боевой командир непосредственно после окончания войны. Не меньше чем на «редьку с хвостиком» тянет, а то и на медаль конгресса. Так что вы не волнуйтесь, сэр, мы за него отомстим!

— Кому отомстим? Вы что, солдаты, офонарели?! «Квака» успели наглотаться на радостях? Кому вы там мстить собираетесь, когда война закончилась?! — все еще недоумевал Рагерборд.

— А… Кому-нибудь! — бодро пообещал Кривой.

Тут до меня стало доходить, что наш разговор сворачивает на какие-то шизофренические рельсы. Услышал бы кто со стороны — точно решил, что мы уже крепко «квакнули» или врезали грамм по триста чистого этила. Хотя ни в одном глазу, даже обидно за глаз единый…

Я покрутил рукой, показывая Вадику — закругляйся, мол. Кривой согласно покивал гермошлемом.

Нет, зря он влез со своими объяснениями. Все-таки есть ситуации, когда бородатые анекдоты так же не к месту, как на поминках — квартет балалаечников.

Вот всегда он так! Сколько помню, каждый раз его словно черти за язык дергают. И от этого им, чертям, радость и развлечение. Остальным, понятно, развлечения безрадостные.

От подобной словоохотливости Вадика Рагерборд явно начал что-то подозревать, понял я. Замкомбат, несмотря на свою картинно-мужественную внешность, совсем не глупый мужик, вполне может догадаться, что дело нечисто. Впрочем, как мужик не глупый, скорее всего, оставит подозрения при себе. Предпочтет не заострять внимания. Остается надеяться…

Что представляет… представлял (так лучше звучит!) из себя комбат, капитан знает не хуже нас. То-то он постоянно собачился с майором сквозь сжатые зубы.

— Та-ак… Оба напишите рапорты на мое имя. Все в подробностях. Оба! — распорядился Рагерборд.

Рапорты — это ничего, это нормально, так положено…

— Есть, господин капитан, сэр! — ответили мы с Кривым в один голос.

Переглянулись понимающе. Шутки шутками, но о подробностях лучше договариваться сразу и крепко-накрепко. Не дожидаясь, пока их начнут из нас выколачивать, как пыль, следователи трибуналов УОС.

— Ладно, отбой, оттягивайтесь назад! И осторожнее там! Тоже не напоритесь на какую-нибудь автоматику, — распорядился Рагерборд. Помолчал, не отключаясь от линии. — Смертью смерть поправ, говоришь… Надо же так сказануть! — капитан скептически хмыкнул. — Как в сопло перднуть… Нет, я все-таки не понимаю, какого хрена?! — неожиданно добавил он. — Зачем Диц полез вперед? Чего ради? Война-то закончилась…

Я так и не понял, кого спрашивал замкомбат — нас или самого себя.

— Вот и я думаю — какого хрена? — совершенно искренне ответил я…

Глава 5

«Совершенно секретно»

Планета Казачок. 19 ноября 2189 г.

Временный лагерь войск СДШ.

05 часов 59 минут.


Ночью мне снилось что-то бессвязное. Нечто. Всю ночь маячило где-то за спиной, не отставало и угрожало исподтишка. Словно злой, ненавидящий взгляд, который чувствуешь, не оборачиваясь.

Нет, ничего такого особенного, никаких цветных волн. На этот раз — обычный сон. Рядовой, как новобранец последнего призыва. То, что я видел, даже нельзя назвать кошмарами в прямом смысле слова, ничего выдающегося вроде не происходило. Чередой проходили танки, осиным роем сходилась и расходилась пехота, ракетные залпы поднимали в воздух гектары земли и гейзеры каменной щебенки. Горела земля, оплавлялись скалы, пластами тянулся черный и жирный туман дымов, по высокому прозрачному небу плыли хмурые рваные облака, словно само небо хмурилось и морщило лоб. Таких картинок я насмотрелся вдосталь, и не во сне, а наяву. Ничего нового…

Бои снились? Даже не бои, не до такой степени, просто какое-то постоянное, непрерывное перемещение. Одним емким армейским словом — передислокация. Брожение отрядов и войсковых соединений внутри отдельно взятого сна. А уж сам сон превращал эти разрозненные картинки в нечто противное, тягучее и грозное, от чего никак не избавишься.

Нет, даже во сне я прекрасно понимал, что сплю. Работа подкорки, беззубое пережевывание былых впечатлений, когда-то въевшихся в мозг, — не больше. И тягучий привкус угрозы — просто как дополнительная нагрузка. Старые страхи, оставшиеся навсегда…

Не больше. Но и не меньше. Ощущение дурноты от этого осознания не проходило и преследовало меня всю ночь. И вроде как было что-то еще, нечто более страшное, как злодей в фильме ужасов, притаившийся за кадрами с главным героем. Не просыпаясь, я размышлял — что, почему и как — и не находил ответов. А потом сон персонифицировался, и я вдруг отчетливо увидел второго лейтенанта Градника. Тот смотрел на меня жалобно, виновато, совсем необычно. Убеждал в чем-то непонятном и все время рвался постирать мне носки. Мол, я же простирну, я быстренько, мне не трудно, вот прямо сейчас, одним моментом…

Мне было неловко, как становится неловко и неудобно под ласковым влажным взглядом гомосексуалиста. «Какие носки, господин второй лейтенант, какая стирка? В солдатских комплектах и носки, и нижнее белье всегда одноразовое, стирать приходится только когда интенданты совсем уж задерживают…»

«Да нет, я простирну, вот прямо сейчас, вот прямо при вас, господин Кирив, сэр… Господин Кирив, господин Кирив…»

— Рядовой Серж Кирив, внимание! Срочно прибыть в штаб временного гарнизона!

«Это что еще за собака тут каркает?» — подумал я и проснулся. Или — сначала проснулся, а потом подумал…

— Рядовой Серж Кирив, внимание! Срочно прибыть в штаб временного гарнизона! Повторяю, Серж Кирив, срочно прибыть в штаб временного гарнизона! — требовал жесткий, металлический голос.

Да, это меня.

— Я! — откликнулся я громко, четко и внятно, как положено строевику. И только тут сообразил, что вызывают меня по динамику ППК. Поэтому мой уставной ответ этой железяке выглядит глупо. Особенно — с утра пораньше в сонном куполе.

Вызов разбудил не только меня. Компи и Игла заворочались на своих койках, а Вадик Кривой приоткрыл глаза. Услышал, разумеется, мой бравый ответ.

— Честь отдать не забудь, — тут же посоветовал он, приподнимая голову от подушки. — Прямо в динамик по стойке смирно…

— Обязательно отдам! Только штаны надену, — огрызнулся я.

С этими словами я проснулся окончательно и рывком сел на кровати.

— Можешь без штанов, по-походному, — великодушно разрешил Кривой. — Не барышня — штанами честь прикрывать… Хотя, конечно, я понимаю — береги честь смолоду, с заду, и с переду…

Выдав этот глубокомысленный совет, Вадик удовлетворенно хрюкнул, вмялся головой в подушку и тут же снова уснул. Он всегда просыпался и засыпал мгновенно. Счастливое качество!

Остальные даже не проснулись. Было утро, самое раннее утро, когда просыпаться совсем не хочется. Да и зачем…

«И зачем меня вызывают? И кому это я так срочно понадобился?» — подумал я.

Неужели взялись проверять гибель Дица? А почему? В операции по захвату 4-го укрепрайона погибло несколько тысяч солдат и офицеров, и один дохлый комбат погоды не делает. Если только следователи УОС уже не накопали какой-нибудь компры. Накопать — это они могут, хлебом их не корми, дай нагрести какого-нибудь дерьма…

Так, если это проверка… Рапорты мы с Кривым написали, вроде все складно… К тому же — масса свидетелей смерти комбата от автоматического оружия казаков. Любая экспертиза покажет, что погиб он именно от него. На той же высотке легли гораздо более приличные солдаты, пусть не в таких чинах. А больше знаем только мы с Кривым…

Долго размышлять об этом я сейчас не мог, спросонья мне вообще думается трудно. Для начала шмыгнул в санблок купола и наскоро умылся, поплескав на лицо до безвкусия обеззараженной водой.

«Зачем гадать, если сейчас все узнаю?» Очень здравая мысль, хорошо сочетается с прохладным утренним умыванием.

Надо же — Градник приснился! — вспомнил я, натягивая робу и пришлепывая защелки на ботинки. Добро бы хоть кто приличный, а тут — Градник! И какое такое мистическое пророчество свыше с участием лейтенанта Градника и пары грязных носков стучалось ко мне из глубины подсознания?

Не слишком ли много «почему?» для одного раннего утра? — мелькнула мысль. Нет, правда, почему Градник? Может, от постоянных разговоров-рассуждений, что, мол, скоро нам, бывшим сержантам и офицерам из штрафников, вернут былые звания и ордена, так что «на гражданку» пойдем, как порядочные. «Не слышал, нет? А я вроде бы краем уха где-то чего-то, но зато — от верных людей…»

Допустим, наслушавшись-наговорившись, я во сне уже почувствовал себя вновь офицером и капитаном, тогда как ротный — всего лишь второй лейтенант. «А что, было бы забавно цыкнуть на него построже и поставить по стойке смирно», — усмехнулся я. Такая маленькая, полудетская, компактная месть. Ни к чему не обязывающая, как фига в кармане…

Впрочем, все может быть еще проще. Та спиртосодержащая жидкость, которую Кривой вчера вечером выменял у ракетчиков на трофейную мелочь и притащил в ППК в пластиковом бурдюке, была с добавками какой-нибудь отравляющей дряни. «Ничего, ничего, дрянь проверенная, ракетчики пьют да нахваливают!» — уговаривал нас Кривой.

Долго уговаривать ему не пришлось. Сама жидкость — неопределенно-бурого цвета и неприятно-острого запаха — на приличное пойло никак не тянула, было в ней что-то от навозной жижи, подгазированной для полноты вкуса, вспоминал я с понятным внутренним содроганием. Сегодня. А вчера, наоборот, то, что пьют да нахваливают, казалось весомым плюсом. Несгибаемым аргументом.

Вкус, надо сказать, омерзительный… Но — пилось… А на крайний случай всегда есть старик «ФАПС», лучший друг воинов на заслуженном отдыхе. Единственное — не нажраться до такой степени, чтоб забыть его принять перед сном.

Я — не забыл. Поэтому смог разлепить глаза.

Хорошо посидели, называется. Компи, Игла, Пастырь с его обычным: «И Христос не брезговал полной чарой, и нам не велел!», кокетка Лиса, громила Рослый, еще мальчики-девочки… Все были, если вспомнить, даже неторопливый Пентюх. Практически весь второй взвод слетелся в наш купол, как вороны на свежую кровь. И что делать взводному командиру? Разумеется, я был просто обязан возглавить и повести по нужному руслу распитие ракетной жидкости.

«Выпьем, братцы, за окончание войны! За тех, кто выжил на высадках! За тех, кто остался лежать!»

Вчера эти слова казались важными, нужными и единственно правильными. Благо, бурдюк представлялся восхитительно безразмерным, а вечер — затерявшимся во времени и пространстве…

* * *

— Скажи, Кир, ты сам-то веришь, что все закончилось? — спросила вчера Игла.

— Не знаю. Не особенно. Верю, наверное. Но как-то не до конца… А почему не верить? — ответил я.

Подумал, что спектр ответа уж слишком широк. Эта ширина охвата мне самому понравилась. Прошу прощения за выражение — плюрализм!

В куполе еще вовсю пили, а мы с ней вывалились подышать из прокуренного помещения.

Я тут же опять закурил. Пустил дым в темное, ночное небо. Странно, пока шла война, разницы между ночью и днем почти не было. Осветительные ракеты постоянно сменяли одна другую над горизонтом, заливая все мертвенно-бледным светом, оставляющим резкие, графические тени. Сейчас больше нет таких теней. В небе снова появились звезды. И две небольшие луны Казачка смотрят сверху, как два немигающих совиных глаза.

А я и забыл, что у Казачка две луны. Или — не знал никогда, не обращал внимания…

Вокруг было тихо. Непривычно тихо и сонно. На первый взгляд войсковой лагерь спал. Отмечаю — на первый взгляд. Некий скрытый гул, подпольное ночное брожение все-таки присутствовало среди куполов, чувствовал я. Офицеры периодически пытаются наводить порядок после отбоя, только это занятие безнадежное. Не один Кривой такой умный, чтобы разжиться «горючкой» у ракетчиков.

Это еще ничего, еще в рамках, вот первые дни что творилось…

Игла перехватила у меня сигарету и крепко затянулась, по-мужски пряча окурок в щепоти. Ночной свет сглаживал ее уродство, маскируя лицо, но до конца замаскировать все-таки не мог. «Зато глаза у нее хорошие — яркие и блестящие, очень выразительные глаза!» — в мыслях подчеркнул я. Как будто был в чем-то виноват перед ней.

Я виноват перед ней, она — еще перед кем-то, тот — еще… Вообще мы живем в крайне виноватое время. А кто виноват во всем сразу?

Не спросить ли у Пастыря, пока тот окончательно не надрался и не начал проповедовать слово божье нечленораздельным мычанием?

— Уже надумал, что будешь делать после дембеля, командир?

— Нет, конечно. Раньше не думал, потому что казалось глупо. А сейчас — просто ничего не приходит в голову, — честно ответил я. — А ты как?

— Я тоже… думаю. Может, вернусь на Хатангу. Только вот не знаю, возьмут ли меня опять в секретари управляющего… Она усмехнулась. Совсем невесело.

— А ты сама-то хочешь?

— Не знаю… Я не знаю, чего я хочу… Знаю одно — воевать я больше не хочу. Это точно.

— Слушай, Игла, ты все время говоришь — секретарь, секретарь… — начал я, чтобы сменить тему. — Давно хотел спросить, как тебя в секретарши-то занесло? Да еще в серьезную корпорацию, где фейс-контроль на уровне младшего клининга?

— Имеешь в виду — личико, талию, ноги от ушей, грудь впереди, а все остальное — сзади?

— Что-то вроде…

— А у моего шефа жена была ревнивая, — охотно объяснила Игла. — Как раз из бывших секретарш со всеми модельными параметрами. И с грудью домиком, и с попой мячиком, и с опытом половых отношений без отрыва от клавиатуры. Шеф, кстати, тот еще кобель… Вот она и настояла, чтоб он взял именно меня. Так и сказала ему: «Именно о такой секретарше, дорогой, я для тебя и мечтала!» — передразнила Игла с характерными присюсюкиваниями, как это она умела. — А мне — улыбайтесь, милочка, улыбайтесь почаще! И, считайте, рабочее место всегда за вами!

— А он?

— Без удовольствия. Особенно первое время. Бурчал вроде бы про себя, что аренда дрессированного крокодила обошлась бы фирме гораздо дешевле…

Я невольно подавился смешком.

— Вот-вот. Тебе смешно. А мне с ним работать нужно было… Ну, потом пообвыкся. Только иногда вздрагивал. Когда оборачивался слишком резко. Мы с ним даже подружились по-своему, он мне потом часто жалился на свою дражайшую половину. Тоже штучка, бывшая вице-мисс Хатанга…

— Понятно…

Живо представляя картину ее былого трудоустройства, я все еще посмеивался.

Игле всегда удавалось рассказывать образно, в липах и красках.

Она, я заметил, тоже усмехалась воспоминаниям.

— Слушай, Кир, а ты ее очень сильно любил? — вдруг спросила она.

— Кого? — я не сразу понял.

— Щуку.

— Да, — коротко ответил я.

Просто не хотел говорить об этом. Здесь и сейчас.

Она это почувствовала.

Щуку она не знала, появилась в батальоне уже потом. Но, значит, нашелся тот, кто знал и помнил. Даже интересно — кто? Не особенно интересно, но любопытно…

— Командир, а ты на небо давно смотрел? — теперь она поменяла тему.

— В каком смысле? — опять удивился я.

— В самом прямом. Я вот все время смотрю последнее время. Никак не могу понять, что за красная рябь мелькает. Как будто сполохи. Появляются и исчезают…

— Так ты тоже видишь?

— Естественно, вижу. Я же не слепая!

— А я думал — только мне мерещится, — сознался я. — Думал, все еще последствия танковой атаки. Собрался уже к медикам идти сдаваться.

— Последствия наверняка остались, но не до такой же степени, чтобы к нашим коновалам идти, — утешила Игла. — Градник вон до сих пор в госпитале. Прибыл туда почти здоровым, а сейчас ситуация все хуже и хуже. Обосрался наш ротный по самые уши, теперь его подозревают в кишечной инфекции.

— А я подозреваю, не приложила ли тут руку некая землячка с Хатанги… — покосился я на нее.

— Все может быть, — Игла не стала отпираться. Скромно потупила глазки.

Мы еще поговорили о загадочной красной ряби. Действительно, что это? Может, просто атмосферные явления на незнакомой планете… А может — что угодно!

Оба согласились — есть в этой красной ряби что-то угрожающее. Неестественное. Только вот — что, и как, и откуда? Странно все-таки… Вообще, все эти планетарные экосферы полны загадок. Нам, людям, кажется, что мы уже освоились в космосе, что мы здесь хозяева, а нас, в лучшем случае, только терпят. Человек вообще любит слишком быстро становиться хозяином, куда ни сунется, везде и сразу — хозяин. Пока его терпят…

Потом нас перебили. Полог ППК с шумом отлетел в сторону, как будто его пнули ногой. Предприимчивый Кривой поволок мимо гибкую белобрысую Лисичку.

Та с трудом держалась на ногах, но продолжала кокетничать. Играла острым личиком шкодливой школьницы, расплывалась в довольной улыбке и периодически звонко икала. Вадик, по-хозяйски поддерживая ее пониже спины, галантно вскидывался на каждый «ик» и веско произносил: «Ваше здоровье, мадмуазель!»

Тоже мне — белая кость, эскадрон гусар летучих…

Я расстроился, глядя на них. Потому что имел на вечер аналогичные намерения по поводу этой дамы. Не самые чистые, зато абсолютно прозрачные.

Опередил боевой товарищ...

Теперь Кривой с Лисичкой удалялись на заплетающихся ногах в темноту, а мне оставалось только мрачно смотреть им вслед. Этаким орлом-командиром, добычу которого походя склюнул залетный сокол. Приходится ерошить перья и делать вид, что ты выше этого.

От Лисы не убудет, конечно. Ревновать к кому-либо нашу взводную нимфоманку — занятие такое же бессмысленное, как вычерпывать реку пригоршней. Во взводе ее называют «белокурая бестия». От Ницше тут ничего нет, скорее, от Фрейда с его фаллической символикой, вытекающей из любого продолговатого предмета...

Обидно! Она, между прочим, целый вечер строила глазки именно мне. Пока они, глазки, окончательно не расфокусировались и не стали цепляться за всех подряд.

Игла заметила, как я провожал их взглядом. Все поняла.

— Держи жопу ежиком, а нос по ветру — народная женская мудрость, — с чувством сказала она, наблюдая за удаляющейся парочкой.

— Народ зря не скажет, — подтвердил я

— Какие же вы, мужики, все-таки примитивные! Одни инстинкты, да и те ниже пояса.

— Зато вы, бабы, удивительно тонкие существа...

Лиса, словно соглашаясь, громко и отчетливо икнула из темноты. «Ваше здоровье, мадмуазель!» Мы услышали, как Лисичка поблагодарила галантного кавалера жеманным хихиканьем, которое тут же сменилось рычащими, булькающими звуками. Судя по звукам, Кривой шарахнулся в сторону, и оба упали.

Господа офицеры, даме нездоровится! Блюют-с...

Да, тут гусарским поклоном не отделаешься, позлорадствовал я в душе. Девушку, похоже, надо отстирывать. Перед употреблением. Будет знать кривой черт, как нагло уводить барышень у друзей, упаивая их ракетной жидкостью до свинячьего состояния. Барышень, а не друзей, что обидно со всех сторон!

В темноте я видел, как Игла усмехается. По привычке не разжимая рта с оскалом страшных зубов.

— Не все, — уточнила она.

— А какие же еще?

— Есть просто стройные.

— Разница налицо, пожалуй, — согласился я. — Никогда об этом не думал.

— Ладно уж, не ври. Думал, небось, еще как думал... Слушай, командир...

— Чего?

Она молчала. Я тоже замолчал. Догадывался, что она хочет сказать, поэтому и молчал.

— Ничего… Ладно, проехали! — сказала наконец Игла. — Пойдем еще выпьем?

— А то! — с облегчением согласился я.

Нет, я все понимаю. И прекрасно чувствую, что осталось недосказанным между нами. Просто в некоторых случаях лучше прикинуться деревянным. С примитивными инстинктами ниже пояса. Во избежание ненужных и тягостных слов, которые все равно ничего не решат и даже не объяснят…

Извини, Иголочка…

— Ну, ты идешь? — спросил я, откидывая полог купола.

— Сейчас. Ты иди, я догоню, — сказала она, не поворачиваясь ко мне.

Я покосился на нее. Крепкая спина выпрямлена, голова, как обычно, гордо приподнята. Только голос прозвучал, словно натянутая струна. Только голос…

Я шагнул внутрь, в духоту и тесноту нашего четырехместного ППК.

И снова — давайте, братцы, за окончание войны, за тех, кто выжил на высадках, за тех, кто остался лежать на чужих планетах…

Впрочем, в ход уже шли вариации, мол, давайте, друзья-соратники, за тех, с кем мы воевали, пусть им тоже земля будет пухом, и праху — попутный ветер!

А что, война закончилась, и лютый враг вроде как не совсем враг, а уже — достойный противник. Эта мысль, помню, показалась мне настолько смешной, что я ржал до слез, почти до судорог, и наши штрафные орлы хохотали вместе со мной. Хотя не уверен, что мне удалось внятно изложить, над чем мы смеемся…

Выпьем, братцы… Подставляйте стаканы, братцы, наливаю… Да подожди ты лить, я же еще стакан не подставил… Есть тост, командир! Слушайте все — есть тост!.. Да хватит, хватит, куда ты льешь! И так уже в сортир идти страшно, того гляди взлетишь, как боеголовка!.. А мы все равно выпьем!

* * *

Теперь громкие вчерашние тосты словно бы полиняли, поблекли и выдохлись за ночь, как остатки спиртного в пластиковых стаканах.

Слова… Память… Память тоже выдыхается на удивление быстро. По сути, остаются только слова…

Не самая веселая точка зрения, согласен. А кто обещал, что употребление на ночь спиртовой жижи способствует утренней бодрости и душевному оптимизму? Правильно, никто этого не обещал. Иначе было бы слишком хорошо жить — чем сильнее нажрался с вечера, тем приятнее просыпаться с утра. Райское ощущение. Может, так будет в раю, этим он и отличается от остальной территории мироздания. Но в этом я не слишком уверен…

Вот такие глобальные идеи мироздания приходят в голову с утра пораньше, отметил я. Вместо того чтобы думать о следователях трибунала, всерьез озаботился будущим похмельем в раю.

Во-первых, рано. Во-вторых, самогонку из райских яблочек нужно заслужить, хотя бы предыдущей безгрешностью. А в-третьих, согласно одной из исторических версий, пресловутый змей, соблазнивший в райском саду Адама и Еву, был на самом деле обычным змеевиком, запчастью для веселого аппарата. Тогда все становится на свои места, и не возникает вопросов, почему их история закончилась так некрасиво — оба очухались голые, босые и без всяких перспектив карьерного роста. Да еще на какой-то помойке, наименованной в дальнейшем планетой Земля.

Совсем простая история. Мы, потомки, до сих пор расплачиваемся точно так же. Это и называется преемственностью поколений, рассудил я.

Да, похмелье…

На всякий случай я вкатил себе еще инъекцию «ФАПСа». Пару минут пережидал горячее острое покалывание по всему телу.

Можно считать, позавтракал. И в голове наконец прояснилось. По крайней мере, проблема перегонки райских яблочек перестала меня волновать…


Планета Казачок. 19 ноября 2189 г.

Временный лагерь войск СДШ.

06 часов 07 минут.


Выйдя из ППК и машинально глянув на ручной браслет-коммуникатор, я обнаружил, что до подъема еще пятьдесят три минуты. Почти час. Почти целый час крепкого, сладкого утреннего сна. Подлость! Кто бы меня ни вызывал и кому бы я ни понадобился, лишать старого ветерана заслуженного крепкого сна — это свинство…

«Ощущение свинства — категория постоянная! Я, может, сам рад поступать иначе, да только натура не позволяет», — как сказал умный боров, залезая с ногами в чужую кормушку.

К чему это я? Скорее, в философском смысле…

Было странно идти по открытой местности обычным человеческим шагом без брони и оружия. Непривычно. Чувство собственной незащищенности ложится на плечи почти физическим грузом. Плечи горбятся сами собой, шея вытягивается, а глаза так и шарят по сторонам. Машинально ищут, откуда шарахнет в ближайшее время. Приходится постоянно одергиваться, распрямляя спину почти насильно.

Чувствуешь себя более голым, чем без штанов, честное слово. Хотя и форма, и даже нашивки — вроде все при тебе. Не штрафник уже, просто рядовой десанта.

«Начинать войну вторым лейтенантом, дослужиться до капитана, а закончить — рядовым!» — усмехнулся я про себя. Кто скажет, что не передвижение в чинах? Карьера со знаком минус. Точнее, антикарьера.

А не сдалась ли мне эта армия? Не хватит ли? В конце концов, что я делаю в армии СДШ?

Сражаюсь за объединение всего человечества в демократические штаты?

Даже не смешно!

Я же не собирался стать профессиональным солдатом, никогда в жизни не собирался! Ни в детстве, ни в отрочестве, ни в юности… Просто когда-то ушел на фронт добровольцем защищать родную планету. И больше не возвращался. Билет оказался в один конец, о чем я тогда не подозревал.

Война, именно она виновата, именно она все перемешала и перепутала…

Потом я подумал, что это стало уже привычкой — списывать все на войну. Жить войной, оправдываться войной и мерить окружающее военными мерками, исчисляя время наступлениями, отступлениями и передышками между боями. Жить настоящим, не задумываться о будущем, радоваться простыми желудочно-кишечными радостями, делить людей на «наших» и «не наших»…

Уже привычка… Простое, понятное существование…

Дурная привычка? Возможно. Опасная привычка? Даже наверняка! Я же не полный пенек, я прекрасно знаю, что все эти пессимистические выкрутасы психики называются емким словосочетанием «синдром ветеранов», с которым на протяжении веков бьются высокооплачиваемые психологи. И добиваются только повышения почасовой оплаты собственного труда, что характерно.

Непонятно другое — как со всеми этими синдромами и маниями начинать пресловутую мирную жизнь? Которая взяла вдруг и наступила, как задумчивый бегемот на оставленные в траве грабли.

«Я не знаю, чего я хочу. Знаю одно — воевать я больше не хочу, это точно!» — как сказала вчера Игла.

Странное было состояние. Непонятное состояние. Вокруг — спящий полевой лагерь, пятнистые темно-серые ряды ПП-куполов, ровные и прямолинейные, как воинский строй. Наш временный лагерь, этот палаточный Вавилон родов войск, тяжело успокаивается по вечерам, но тем безлюднее смотрится с утра. А вокруг все та же холмистая бескрайняя степь в пепельно-серых разводах, дымчатые пики гор у горизонта и высокое, равнодушное небо. Разоренная, расстрелянная планета, где две армии — Штатов и Конфедерации — разведены по разным углам, но все еще рычат друг на друга. В точности как бойцовые псы, которых, заскучав, растащили хозяева, — пришло мне в голову. Они, недалекие и отважные, так и смотрят, как бы снова вцепиться друг другу в глотки…

А я топаю по поверхности разоренной планеты и рассуждаю про мирную жизнь. В которой уже заранее чувствую себя лишним, ненужным, выброшенным на берег, подобно прогнившей лодке…

Интересно, хоть кто-нибудь на этой планете чувствует себя победителем? — вдруг пришло мне в голову.

Война закончилась! Нет, я даже не спрашиваю, что дальше, я спрашиваю — что взамен?

Говорю же, странное настроение…

* * *

Штаб нашего лагеря находился в отдельной зоне, где густо выстроились административные купола.

Административный купол — это только звучит громко. На самом деле обычные ППК-28, шестиместные купола, соединенные между собой в нечто большое, длинное и выпукло-неопределенное. Со стороны похоже на колонию шампиньонов. Или — на муравейник, где муравьи отказались от вековой многоэтажности и осваивают прогрессивное коттеджное строительство.

Удивительно, лагерь существует всего ничего, а администрация разрастается, как процветающий муравейник, подумал я. Хотя нет, насекомые тут ни при чем, администрирование — любимое человеческое развлечение…

Как водится, территория штаба огорожена светоотражающими канатами на полосатых столбиках. Для тех, кто выпучил глаза и все равно ничего не видит, на канатах были развешаны красные предупреждающие таблички: «Внимание, территория охраняется!».

Словно в военном лагере что-то не охраняется, а пущено, так сказать, на самотек. Охранять и бдить — это уже любимое военное развлечение…

Я поискал глазами проход между канатами и нашел его. В проходе присутствовал охранник. В тяжелой десантной броне и с полным вооружением, вплоть до снаряженного «рэкса» на подвесной системе. Больше вокруг никого не было. Рано же!

Я подошел. Бронированная фигура не шевельнулась.

«Спит небось! Зафиксировал броню и дрыхнет, как сурок… Под затемненным забралом все равно не видно — открыты глаза или как…»

Когда на тебе только х/б, вид бронированного человека впечатляет в любом случае. Вблизи — просто давит своей откровенной агрессивностью. Этакий гориллообразный силуэт полуторатонной массы, который может походя раздавить тебя, беззащитного. И потом долго спрашивать — а что там было, под ногами? Не вступил ли часом во что-то вонючее?

Хоть и знаешь эту броню как облупленную, но все равно пробирает.

Часовой был облачен в «латник-4», видел я. Хорошая броня, из самых новых. Чуть менее горбатая, чем наши «трешки», и, говорят, с большим энергоресурсом. На груди эмблема части — черный пушистый зверь, прыжком распластавшийся в красном кружке. Бригада «Черные барсы». Элита десанта, между прочим…

Да, я помню, кто-то мне говорил, что три батальона «барсов» тоже участвуют в высадке на планету…

В этот момент «элита» изволила шевельнуться и слегка повела в мою сторону гермошлемом.

— Ну?! — бросил мне часовой.

В смысле — куда прешь?

Я понял, моя серая штрафная роба с нашивками рядового его не впечатлила. Обычную, общевойсковую форму нам до сих пор не выдали, разрешили только прикрепить нашивки. Оптимисты расценивали это как признак скорого дембеля.

— Но! — сказал я.

— Чего «но»? — заинтересовался он. Голос, пропущенный через динамики шлема, звучал басовито-низко. Но молодой, совсем молодой, это было слышно даже через динамики. Понятно, кого еще отфутболят караулить штаб с утра пораньше, как не зеленого солдатика последнего набора…

— А чего «ну»? — спросил я.

Нет, я бы доложился как положено, просто не люблю, когда хамить начинают с ходу. Мы помолчали. Молчание затягивалось.

— И что дальше? — спросил он наконец.

— Хочу пройти, — коротко объяснил я. Массивная, бронированная фигура слегка шевельнулась, демонстрируя всем своим видом, что хотеть не вредно. Вот пройти — чревато.

Я не стал настаивать. Мы опять помолчали.

— Зачем? — спросил он через некоторое время.

Словно вспомнил обо мне между делом.

Между множеством важных и нужных дел припомнил нечто малозначительное.

— Вызывали, — терпеливо объяснил я.

— Кого? — удивился он.

На этот раз гермошлем качнулся откровенно недоуменно. Прикидывая, похож ли я на человека, который может понадобиться в штабе. Нет, не похож, даже рядом не сидел…

— Меня, — подтвердил я.

— Ага, — нейтрально подытожил он. Снова застыл, все так же перегораживая проход между канатами.

— А пройти-то можно? — спросил я через некоторое время.

— Зачем?

— Вызывали.

— И что с того?

— Можно позвать дежурного по штабу, — предложил я. — Он должен знать.

— Еще чего! — отверг часовой. Переговоры окончательно зашли в тупик. «Барс» издевался, конечно. Выламывался.

Согласно правилам несения караульной службы, дежурного офицера он был обязан вызвать. И передать ему меня «с рук на руки». Именно дежурный должен знать, когда и кого вызывают, а не часовой при матерчатых дверях ППК.

Другое дело, появляется перед тобой «серый» (презрительная кличка штрафников) — одно удовольствие продемонстрировать, какой большой болт ты, «элита», забил на все правила и уставы. Развеять таким образом тоску караульных часов и заодно напомнить бывшему штрафнику, что его законное место в строю за правофланговой Парашей Батьковной.

Видимо, по его сценарию я как раз должен был занервничать, как кот на собачьей свадьбе, начать юлить хвостом и униженно умолять пропустить меня. А он, облеченный высокими полномочиями охраны прохода, еще подумал бы и покуражился вдоволь…

Можно понять, от постовой скуки дуреют и не такие головы.

Только я, между прочим, носил офицерские нашивки, еще когда унитаз для взрослых казался этому сопляку недостижимой горной вершиной. Поэтому я выбрал другую тактику. Просто стоял и молчал. Держал паузу, как говорят в театре. Мало того, когда пауза окончательно затянулась, я достал сигарету и неторопливо закурил, со вкусом пуская дым.

Человек в броне может все — летать, вспрыгивать на скалы, ходить под водой, валить деревья пинком ноги, прошибать стены лбом и т. д. и т. п. Но вот курить он точно не может. По крайней мере, в закрытом наглухо гермошлеме.

Нет, мне кто-то рассказывал, что один деятель ввел в «жабу» брони раствор никотина, запрограммировав подавать его в кровь с равными промежутками. Но кончилось все печально и с тяжелыми последствиями. Не столько для «жабы», сколько для самого деятеля. Подобные же эксперименты, я знаю, проводились с этиловым спиртом, и, что характерно, с тем же грустным результатом. Внутренняя структура брони — штука тонкая, и самопальные модификации не приемлет…

Таким образом, я стоял и курил. «Да, приперся сюда в шесть утра исключительно перекурить. А вы что подумали?»

Под забралом я не видел его лица, но сильно подозреваю, что взирал он на меня с ненавистью. Сам я больше не обращал внимания на часового. Да и что мне на него смотреть? Молодой еще. Сынок! Не «барс», а пока что «барсик»! Иначе бы не стал связываться, сообразив, что десантный штрафбат — слишком хорошая школа выживания.

«Политика — это когда хочется одно, а получается — совершенно другое!» — как сказал премьер-министр слаборазвитого государства, загоняя на собственные офшорные счета остатки средств, выделенных на здравоохранение…

— Дежурный по штабу — на выход! — вдруг заорал часовой.

Так неожиданно, громко и зло, что я чуть не подавился сигаретой.

Проняло его, в чем я заранее не сомневался. Но зачем так орать?

Я понимаю, воин перенервничал. Только у дежурного тоже имеется нервная система.

И она, система, не на помойке подобрана, они, любимые нервные клеточки, давно уже не восстанавливаются ввиду чрезмерных нагрузок от окружающих идиотов!

Об этом мы узнали незамедлительно, как только дежурный, грузный первый лейтенант с эмблемой ракетчиков, явил нам из-за полога свое красное лицо с отпечатанной поперек щеки заспанной складкой. Еще подробнее он выложил все, что думает про часового, его маму, папу, бабушку и дедушку. И вообще весь их вырождающийся род, этот образец генетического раздолбайства, тупиковую ветвь эволюции, чье единственное жизненное предназначение — хлебать говно во все хлебало и не гавкать при этом!

Часовой перед офицером, как положено, безмолвствовал…

* * *

— Вот сюда проходите, в левый рукав, — говорил мне лейтенант-ракетчик, шагая впереди и оглядываясь вполоборота. — Вот сюда, пожалуйста…

Уважительное обращение настораживало. Особенно после того, что я услышал про папу-маму-дедушку-бабушку «барсика».

Ведь умеет же общаться с младшими по званию, и голос поставлен, и образный ряд на уровне, соображал я. Сразу видно — бывалый служака. Так чего же он передо мной выламывается? Прошу, пройдите, пожалуйста, вас дожидаются… И все на «вы», что характерно, без малейшего намека на «факин мазер» или «гребан фазер».

Не просто настораживает, пугает…

С этими пугающими размышлениями я следовал за дежурным через длинные переходы между куполами. Переходы были тоже затянуты маскировочно-предохранительной тканью. Напоминали лабиринт-головоломку для младшего школьного возраста, где с удовольствием теряют друг друга и звонко перекликаются сквозь натянутые преграды.

Только по какому-то недоразумению вместо школьных экскурсий здесь везде складывающиеся столы, стулья, провода, аппараты с водой-кофе-чаем, плоские мониторы компьютеров, ушастые антенны связи, бронированные сундуки переносных сейфов и все прочее, штабное и особо секретное.

По раннему времени здесь не было ни одного человека, но можно представить, как бурлит штаб в разгар рабочего дня. На одном из столов я заметил клюшку для гольфа. Тоже — занятие. Провести, скажем, мячик по минным полям на наименьшее число ударов. И взрывов. Каждый взрыв — сумма штрафных очков, отлетевшая голова партнера — три дополнительных мячика…

«Милитари гольф», леди энд джентльмены, делайте ваши ставки!..

— Вот сюда, пожалуйста. Вот по этому коридору. Дальше вас проводят.

Лейтенант, пропуская меня вперед, тяжело посторонился грузным телом любителя дрожжевого пива и синтетических гамбургеров. Отмахнул честь, потоптался, развернулся на месте и потопал обратно. Мне показалось, будто в его заспанном взгляде мелькнуло что-то похожее на сочувствие.

Охо-хо-хо…

Сознаюсь, в этот момент я ощутил себя одним из первых христиан, которого провожает до клетки со львами какой-нибудь римский центурион. Язычник-солдат и огрубел в боях и походах, но все равно доля сочувствия к обреченному проявляется.

Остается вопрос — к какому такому льву я приглашен на обед, точнее, на завтрак? И в качестве какого блюда, кстати? — думал я, шагая по матерчатому коридору.

Коридор закончился, и я очутился в большом помещении, где стоял одинокий, девственно-чистый стол, за которым (тоже в единственном числе) сидел майор в полевой форме. Форма казалась лощеной, отутюженной и такой же далекой от поля, как образец универсального трактора на сельскохозяйственной выставке. Майор был белобрысым, с блеклыми голубыми глазами навыкате.

Выкаченные глаза немедленно уставились на меня.

— Серж Кирив?

— Так точно, господин майор, сэр!

— Господин генерал ждет вас.

Теперь до меня дошло — это просторное пустое помещение нечто вроде предбанника высокого начальства. Майор — адъютант какой-то шишки. А основная разделка туши на лакомые куски с последующим пожиранием будет проводиться дальше по курсу.

«Хищников не надо кормить, просто зайдите в клетку, если так любите бедных животных», — как объяснял посетителям смотритель зоопарка.

Вытянувшись по стойке смирно, я все еще смотрел на майора, а он — на меня.

— Тед Бронски, — зачем-то представился он. — Майор Тед Бронски, — и белозубо улыбнулся.

Честное слово, улыбнулся. Не хуже кассира, принимающего от клиента платиновую кредитку!

— Очень приятно, господин майор, сэр!

Я тоже попытался выразить лицом, как мне приятно. И, похоже, перестарался.

Белобрысый майор глянул на меня с некоторым испугом.

Я сам почувствовал, что моя ответная улыбка получилась слишком судорожной. Неприкрытая демонстрация жевательно-кусательного механизма. Подозреваю, я как-то разучился улыбаться милой, приятной улыбкой мимолетного общения — жизнь прекрасна, у нас все о'кей, чего и вам желаем. И еще я понял, наконец, что резануло мне глаз в этом майоре — нечто неуловимо штатское в его облике. Может, в добродушном выражении глаз, в движениях, в том, что он чуть было не протянул мне руку, это я точно заметил…

Интересно, что это за высокое начальство, которое держит при себе адъютанта с манерами штатской доброжелательности?

— Проходите дальше, вас ждут.

«И посылали его, и посылали… И шел он, и шел…»

Я опять двинулся.

— Разрешите войти? — спросил в матерчатую перегородку.

Разрешения не последовало. Я вошел.


Планета Казачок. 19 ноября 2189 г.

Штаб временного лагеря войск СДШ.

06 часов 28 минут.


Бригадный генерал в полной форме с орденскими планками сидел за таким же раскладным столом, как в предбаннике. Увлеченно тыкал пальцем в маленький ноутбук. Совсем маленький и плоский, как блин.

Я помню, Компи рассказывал мне об этих новых моделях, которые можно складывать, как носовой платок, и носить в нагрудном кармане. Стоит, между прочим, как хороший гравимобиль. Да и само помещение было меблировано не в пример богаче приемной. Здесь и пластиковые кресла, и маленький откидной столик, и раздвижная койка, и сейф величиной в рост человека, и даже (с ума сойти!) пестрый ковер на полу.

Вопрос — откуда интенданты приперли ковер для генеральского кабинета, если последнее гражданское поселение на планете еще в прошлом году уничтожено ковровыми бомбардировками?

Генерал поднял голову от компьютера, и я узнал его.

Впрочем, нет, вру, узнал я его сразу, с первого взгляда. Когда он поднял голову, я просто убедился, что не ошибся.

Он! Батя! Борис Борисович Чернов, бывший командующий Повстанческой армией Усть-Ордынки. Борис Чернофф, первый заместитель директора Службы Стратегической разведки СДШ. Особа, приближенная к высшим тайнам империи, и личный друг госпожи Президента, как говорят. Много чего говорят…

Вид у него был усталый. Лицо — землисто-серого цвета, под глазами набрякли отчетливые мешки. Для вербовочного плаката, рекламирующего прелесть воинской службы — как хорошо стать генералом! — совсем не годится.

— Постарел… — задумчиво произнес он, глядя на меня поверх компьютера. — Или — возмужал…

— Кто, господин генерал, сэр? — спросил я.

— Остроумно, — согласился Батя, покивав без тени улыбки. — Мне понравилось… А ты все такой же, Сережа…

— Да и вы тоже, Борис Борисович.

— Хотелось бы верить… Очень хотелось бы… Ну, здравствуй, разведчик!

— Здравия желаю, господин генерал, сэр! — гаркнул я, вытянувшись по стойке смирно.

Батя только усмехнулся.

— Ладно, будем считать, что выпендреж состоялся и самолюбие удовлетворено. Теперь — по делу. Честное слово, времени катастрофически мало. Его всегда мало, а теперь — особенно…

— Война-то кончилась.

— Да, кончилась… Взяла — и в один момент кончилась… Помнится, на Усть-Ордынке мы были на «ты», — сказал он.

Мне тоже помнилось. И еще я помнил, что когда генерал начинал говорить вот так, не заканчивая предложений, это означало у него крайнюю степень усталости. Я помнил, там, на Усть-Ордынке, в нашем последнем бою на Хантайском нагорье, он вообще не заканчивал предложений. Говорил два-три слова — и все. Но — понимали…

— С тех пор много воды утекло, — нейтрально ответил я.

— Это точно… Все течет, все меняется и, что удивительно, никак не изменится…

А вот это уже что-то новое! — отметил я про себя. Философствующий Батя — этого я не припомню. Он всегда был слишком конкретным, чтобы снисходить до абстрактных рассуждений, да еще в сопровождении вздохов-выдохов. Орел-командир, слово — серебро, молчание — золото, каждый взгляд — приговор без права обжалования…

Укатался Сивка? Нет, не похоже. Развивая лошадиную тему — на жеребце с такой шеей и плечами еще пахать и пахать. Если, конечно, кому-то придет отчаянная мысль его запрячь. На свою голову.

В сущности, с тех пор, как мы всерьез собирались умирать на Хантае, где больше не оставалось надежд на победу, только злость, обреченность и свобода, абсолютная свобода в этой злой обреченности, Батя не сильно изменился. Это я сразу заметил. Все та же квадратная фигура, выпуклая грудь, бугристые руки и плечи борца, лобастая голова с вечной прической «колено любимой женщины». За густыми кустистыми бровями, неожиданно развесистыми на бритой голове, прячутся все те же внимательные карие глазки.

И еще — ощущение мощи, пружинная, концентрированная сила, что всегда чувствовалась в каждом его движении. Таких, как он, кажется, не берет само время — и в двадцать, и в сорок, и в шестьдесят они выглядят почти одинаково. Одинаково сильными и несгибаемыми.

Как был несгибаемым, так и остался… Хотя для политической фигуры это вроде бы минус?

Нарядный генеральский мундир армии СДШ сидел на нем с привычным щегольством, словно он посвящает своему внешнему виду уйму времени. Мне доводилось видеть его и в штатском, и в полевом х/б, и в броне, так что могу засвидетельствовать — на нем все сидит подчеркнуто щеголевато. Причем все — как мундир…

Пока я размышлял, Батя помассировал набрякшие веки кончиками пальцев, значительно посмотрел на меня и многозначительно крякнул. Поднялся из-за стола. Подошел к массивному сейфу. Повозился с замком. Кроме отпечатка пальца и сканирования сетчатки в сейфе был предусмотрен еще и многосложный код, заметил я.

— Внимание, уровни секретности сняты, доступ разрешен! — объявил сейф строго-металлическим голосом. — Убедитесь, что поблизости нет посторонних лиц.

— Сейчас, спешу и падаю… — пробормотал генерал.

— При появлении посторонних немедленно прекратите изъятие секретной документации и вызовите вооруженный наряд, — невозмутимо добавил сейф. — При невозможности совершения данных действий, активируйте механизм уничтожения. Предполагаемый разлет осколков при срабатывании механизма уничтожения — сто пятьдесят — двести пятьдесят метров. Безопасное место пребывания — триста и более метров от объекта. Желаю приятного дня!

— Батя, а он у тебя самочинно не жахнет от избытка усердия? — поинтересовался я, подавившись смешком.

Генерал только набычился на секретный агрегат и зло засопел.

Больше ценных советов не последовало. Дверца бесшумно поехала в сторону.

Упертая вредность секретного механизма, почувствовал я, словно сломала невидимый лед между нами. Я начал по-настоящему узнавать Батю, своего бывшего командарма, за которым шел и которому верил больше, чем себе. Мы все ему верили.

Да, он никогда не дружил ни с какой техникой, кроме огнестрельной и взрывающейся. На компьютер вообще смотрел, как туземный шаман на преобразователь материи. Раньше, по крайней мере…

— А теперь, Сергей, ты увидишь главную военную тайну местного отделения Службы Стратегической разведки, — сказал Чернов, оглядываясь на меня с приглашающим видом иллюзиониста-профессионала.

Сейф, наконец, распахнулся. На пустых полках (по-моему, не без слоя пыли) стояли в ряд четыре бутылки коньяка и что-то недоеденное на пластиковой тарелке.

Хороший коньяк, я такой знаю. Дорогой. Многие гурманы предпочитают его даже сортам с планеты Испаньол, которые последние полсотни лет славятся как эталонные.

— А где же тайна?

— Это и есть тайна. Что вся здешняя разведка не стоит выеденного яйца… Такая, знаешь, разведка, что член в собственных штанах будут искать с фонарями, но без всякой надежды…

Генерал подозрительно заглянул внутрь. Может быть, опасаясь механизма уничтожения?

Чернов осторожно прихватил за горлышко одну из бутылок. Покосился на пластиковую тарелку, с сомнением понюхал и брать не стал. Легонько толкнул дверцу локтем.

Та вернулась на место неторопливо и плавно, с легкостью хорошо отлаженного механизма. Замки громко и отчетливо клацнули.

— Внимание, уровни секретности восстановлены! — объявил сейф. — Корпорация «Стивен-машин» благодарит вас за пользование нашими изделиями!

— Ну и пошел в жопу… — с чувством пожелал ему Батя. Снова глянул на меня из-под кустистых бровей. — Дело в том, Сережа, что ты мне нужен, очень нужен… Поэтому разговор нам предстоит долгий и обстоятельный. И не простой, кстати. Бери стакан, садись в кресло и давай для начала глотнем с тобой коньячку…

А когда я отказывался?

* * *

— И все-таки, Батя, я не понимаю… — честно сказал я.

— Что ты не понимаешь? — хмыкнул Чернов. Помассировал квадратной ладонью свой могучий лоб, скептически покосился на меня и еще раз хмыкнул, уже отчетливее.

Коньяку мы, конечно, глотнули. Для начала. И еще добавили. Для продолжения. Скромные церемонные глотки, но генералу они пришлись кстати. Ожил и чуть-чуть порозовел щеками. Хороший коньяк.

«Да, он действительно очень устал. Что наводит на размышления…»

— Справедливости ради должен отметить, что ты, Сережа, скорее всего, ни черта не понимаешь. И в этом ты не одинок, пожалуй… Тут все переплелось, как в детективе с многосерийными продолжениями — война, дипломатия, переговоры, телепортация, следы пришельцев да еще этот ваш штрафбат, будь он трижды неладен…

— Ну, по поводу штрафбата ты мне лучше не говори ничего, — сказал я с той свободой, которую Дает совместная выпивка. — Уж с твоими генеральскими чинами и должностями — мог бы и вытащить из дерьма старого боевого товарища. Или нет, скажешь?

— Скажу, что мог бы, — подтвердил Чернов. — И пытался, хочешь — верь, хочешь — нет. Лично два раза отправлял документы на пересмотр твоего дела на самый верх, — генерал значительно вскинул глаза. — Ввиду того что капитан Киреев награжден, заслужен, участвовал, отмечался и т. д. и т. п. Главное ведь не то, за кого просят, главное — кто просит… Так что я сам был немало удивлен, между прочим. Оба раза мне возвращали документы уже через сутки с перечеркивающей пометкой «Отказать». А мне редко отказывают, можешь поверить на слово… Только потом уже я узнал, что вляпался ты, парень, гораздо крепче, чем думаешь сам. По самые уши вляпался. И даже с моими связями… — генерал картинно развел руками.

Ну да, для убедительности только слезы не хватает. Суровой мужской слезы на каменном лице железного генерала. Примерно в такой последовательности прилагательных и причастий…

В одном генерал был абсолютно прав, я действительно еще мало что понимал. Но если появился шанс разобраться, надо им пользоваться. И задавать вопросы последовательно и четко, не стесняясь выглядеть дураком. Самая удобная позиция задавать вопросы, между прочим. Дураку все всегда объясняют на пальцах и при этом неизбежно проговариваются.

— Ладно, Батя, ты хочешь сказать, что у того подполковника, которому я начистил ряшку в баре, такая большая и мохнатая лапа, что даже зам. начальника Службы Стратегической разведки разводит руками…

— А при чем тут подполковник?

— Здрасьте-приехали! Из-за этого черножопого… — Чернов (привычка разведчика!) предупреждающе кашлянул. — Хорошо, буду политкорректнее, — согласился я. — Только чуть-чуть… Итак, из-за этого черномазого я схлопотал полное разжалование и восемь лет лишения свободы, которые потом заменили штрафбатом. А ты меня спрашиваешь — при чем тут он? Интересно…

— Я же говорю — ничего-то ты, Сережа, не понял!

— Тогда объясни! А не тяни кота… За то самое, что любят кошки…

— Хорошо! — Чернов сильно хлопнул кулаком по раскрытой ладони, словно окончательно на что-то решился. Тоже знакомый жест, его, характерный. — Начнем с самого начала, Кир. Ты что же, до сих пор полагаешь, что тебя, боевого офицера-десантника, упекли в штрафбат за то, что дал кому-то по морде у стойки?

— Не только у стойки, я его еще и по полу повалял, — слегка поидиотничал я.

— С чем тебя и поздравляю, — пробурчал Батя. — А вспомни, чем ты занимался непосредственно перед этим? Ничего в голову не приходит?

«А ведь приходило, между прочим, — подумал я. — Пусть как версия, пусть в порядке бреда, но крутилось в голове… Ай-яй-яй…»

Непосредственно перед дракой в баре я со своими разведчиками принимал участие в экспериментах по телепортации. В качестве подопытных кроликов, если быть точным. И потом улизнул с закрытой военной базы в город нажраться. Потому что из всего моего взвода целым остался только я один, а в живых — шестеро, да и те на положении инвалидов.

— Значит… — я вскинул глаза.

— Вот именно, Сережа, — подтвердил Чернов. — Тебя не осудили, а ликвидировали. Изолировали, можно и так сказать. Как свидетеля и участника эксперимента на людях. Тем более — неудачного эксперимента, со многими человеческими жертвами. Это победителей не судят, а проигравших — как раз берутся судить все кто попало. Что характерно, совершенно беспроигрышное занятие — судить проигравшего… Правительство проводит эксперименты на людях, красиво звучит? В духе общественного согласия? Представляешь, что было бы, если бы эта информация каким-нибудь образом просочилась?

— Пожалуй, да… — согласился я. — Но все равно, Батя, нелогично. Кроме меня осталось же еще шестеро наших ребят.

— Которые тем же вечером, пока ты нажирался в баре, благополучно скончались в санчасти военной базы. Чему, учитывая их состояние, никто особенно не удивился… Да, — вспомнил он, — ты же не мог этого знать, тебя сразу взяли, тепленького, в тот же вечер. А занималась этим, чтоб ты знал, Служба Президентской охраны, организация, открыто конкурирующая с нашей Службой разведки. Именно они курировали этот проект. Под непосредственным руководством начальника «охраны короны» флот-адмирала Сары Тонги. Между прочим, школьной подруги нашей госпожи Президента…

— Вот даже как…

— Именно так, — подтвердил генерал.

— Дерьмо! — искренне прокомментировал я. А что тут скажешь? Одно дело — смутно догадываться, другое — твердо знать.

Теперь я знал твердо. Радости от этого никакой, а впечатление — как будто нахлебался помоев. «Слова закончились, начались эмоции», — как говаривал мой друг Цезарь…

— Ну, что скажешь, Сергей?

— А что тут скажешь… Я-то в свое время голову ломал… А в сущности — все просто. Все лежит на поверхности, — ответил я.

— Вот именно! — подтвердил генерал. — В политике, Кир, всегда все просто. Даже по сравнению с обычными человеческими отношениями, где обязательно включается фактор нервов и прочей непредсказуемости. А в политике бывают только неожиданности, непредсказуемости в ней быть не может. Ищи, кому выгодно, и обязательно найдешь, кто виноват. Только так! Поверь старому битому генералу: все, что говорят о сложности политической игры, — это, мой дорогой, от лукавого. Вся эта пресловутая сложность — не более чем попытка замазать очевидное. Все просто, Сережа, и чаще всего — до отвращения просто. Скажу тебе это как человек, который уже больше трех лет варится в самом глубоком котле имперской политики…

* * *

Действительно, что тут скажешь? Большая политика раздавила маленького армейского капитана. С точки зрения политики вполне допустимые потери.

С точки зрения капитана? А вот меня-то как раз никто и не спрашивал…

«Политика — да! Куда от нее деваться? Люди — пешки, а главные государственные интересы — шах и мат противоборствующей стороне!» — думал я. Дело даже не в том, что пешкам, разменянным по ходу игры, от этого не легче. Дело в том, что пешкам никогда не становится легче. И никогда не станет, вот в чем фокус!

А чего я хотел? Почему должно быть по-другому?

Наверное, в людях-пешках все-таки неистребима надежда, что где-то там, наверху, сидит хоть кто-то умный и честный. Кто заботится не только о собственной власти, а радеет об интересах всех и каждого. Вот развился сам по себе из себя, и сидит, и радеет, и болеет душой, и не спит ночами, и днями думает всю ту же нелегкую думу…

Идиотизм, конечно! Казалось бы, уж война-то должна избавлять от таких иллюзий, но ведь нет… Все-таки опыт показывает только одно — что он, опыт, никогда и ничему не учит. И научить не может, как ни колотит и в лоб, и по лбу, и прямо по больной голове.

Наверное, с точки зрения господина Опыта, люди — исключительно непробиваемые существа. Не самая веселая точка зрения, но я полагаю, что заслужил право на определенный жизненный пессимизм.

С точки зрения выживания — пессимизм куда более адаптируемая концепция. Как говорил все тот же умница Цезарь: «Где оптимист увянет, там пессимист прорастет корнями».

«Да здравствуют великие пессимисты всех времен и народов! — помнится, говорил он. — Именно они превращали оптимистический кретинизм большинства в здоровое чувство юмора! Выпьем, Серж, за критическое мироощущение — основу основ любого знания о себе…»

Я же говорил, он был умный мужик.

* * *

Когда-то давно, с полным правом можно сказать — в прошлой жизни, я учился на историка. Несколько лет зубрил имена, даты, события, хитросплетения интересов, государства, вождей, завоевателей, императоров и так далее. Много чего зубрил, только не нашел ответа на главный вопрос — почему люди живут как живут, вместо того чтобы жить счастливее, умнее и интереснее?

А может, люди просто не хотят быть счастливыми? Где-то в глубине души, в тайне от самих себя — не хотят? — рассуждал я в наивном юношеском максимализме. Боятся спокойного, размеренного состояния счастья, как болотной трясины, вот и пускаются во все тяжкие — в войны, революции, в национализм, коммунизм, реваншизм — во все что угодно. Лишь бы бурлило вокруг, лишь бы не останавливалось, потому что движение есть жизнь, а успокоение, остановка — смерть. Вывод — счастье человеку противопоказано от природы…

Я понимаю, что это совсем не новые рассуждения, но и лет-то мне было тогда…

Давно это было. Сейчас кажется — очень давно.

* * *

— А что, Батя, там у вас, наверху, других методов не бывает? — спросил я, чтобы что-то спросить.

Взял со стола коньяк и глотнул, не чокаясь. Мягко, приятно, терпко, уж никак не ракетный суррогат.

И все равно оставалось ощущение, словно я с ходу макнулся в помои. А теперь вынужден облизываться, потому что руки заняты. Отданием чести, например. Отдаем ее, родимую, и отдаем…

— Ну, с таким вопросом ты неоригинален, — протянул Чернов. — Впрочем, если с точки зрения «не тронь — не воняет», пожалуй, нет. Политика есть политика. Только видишь ли, других методов управления людьми, кроме подковерных, человечество за свою долгую историю так и не придумало. И это факт… Так что ты свой штрафбат не ругай, похоже, он тебе жизнь спас. Сдается мне, ни в какой штрафбат ты попасть не должен был, а прямиком отправиться в тюрьму, где бы тебя спокойно прирезали урки. То, что ты очутился на фронте, — это накладка, которую потом не стали исправлять. Или решили, что в штрафбате ты и так гикнешься, процент смертности у вас — сам знаешь… Или не успели, в конце концов, не до того стало…

— Почему?

— Потому что недавно Службу Президентской охраны от исследований по телепортации отстранили, а все передали нам, в стратегическую разведку. С условием, чтоб мы взялись за дело с новым энтузиазмом и другими методами.

— Надо же! Я думал, что исследования окончательно заморожены, — сознался я.

— Так многие думают. Даже в конгрессе СДШ этот вопрос больше не поднимается. Болтуны-сенаторы забыли телепортацию, как страшный сон. Никакого тебе выделения ассигнований, никаких заумных, многоступенчатых формул перед высокими комиссиями, от которых эти самые высокие впадают в тоску, осознавая собственное невежество. А что это значит? — Батя наставительно поднял крепкий квадратный палец с отчетливыми жестко-рыжими волосками на запястьях.

Я вдруг подумал, что сейчас он больше всего похож на школьного учителя, в очередной раз растолковывающего обалдуям-переросткам прописные истины. Старого, пожившего учителя с грустными глазами доброго сенбернара и глубокими морщинами на массивном лбу. Скажем, учителя с героическим прошлым и предсказуемым пенсионным будущим…

Сам не знаю, откуда взялась такая аналогия…

Потом я сообразил, что Батя не просто так сообщил мне о других методах. Сколько его помню, он мало что говорит просто так, для поддержания светскости беседы. Не тот характер… Старый грустный учитель, замотанный алиментами бывшим ученицам, — видимость, способная обмануть только тех, кто его не знает. Генерал — он и есть генерал. Стратег и тактик даже по мелочам.

Чего же он от меня хочет? А ведь хочет чего-то, это определенно…

— И что это значит? — спросил я.

— Хороший вопрос, — одобрил Чернов, блеснув ровными вставными зубами. — Просто замечательный вопрос! Я бы сказал — заданный вовремя и по существу!

Издевается? Не без этого. Имеет право с высоты своего служебного положения. Зато я со своего невысокого бугорка имею право тупо молчать, не реагируя на начальственный юмор. Не дорос, мол, ни погонами, ни умом, вы уж извиняйте покорно, ваше превосходительство! Нам бы понятнее — про баб, про пьянку или про что-нибудь такое, поближе к телу…

— Ну так вот, Сережа, — посерьезнел господин генерал. — Если про телепортацию перестали трепаться на каждом углу — это значит, что какие-то результаты действительно появились. Неожиданные результаты, не буду от тебя скрывать. Ты думаешь, почему сейчас, когда война почти закончилась, когда в результате — понятная и предсказуемая ничья, которую уже не изменят никакие локальные операции, развернулась такая драка за Казачок? Именно сейчас и именно за Казачок, обычную планету третьей категории?

— Я не думаю, — пробурчал я. — Мне думать некогда. Это пусть в генштабе думают, у них оклады жалованья соответственные. А мое дело — вперед, пехота! Обосремся на марше, зато — ни пяди врагу!

Мне показалось, что генерал глянул на меня с видимым сожалением. Впрочем, он тут же сообразил, что я его потихоньку подкалываю.

Ничего, проглотил и не поморщился…

— Объясняю, — сказал он спокойно. — Дело в том, что на Казачке еще многие годы назад обнаружены следы технологий непонятной и, судя по всему, нечеловеческой цивилизации. Следы странные, путаные, и что с ними делать — никто до недавнего времени сообразить просто не мог. От греха подальше предпочитали просто не обращать внимания. Есть и есть, никому от этого ни жарко, ни холодно, самих-то пришельцев нет в наличии, даже намека нет на присутствие чужого разума.

— А что изменилось? Кто-то заметил пробегающего зеленого человечка с аккуратной антенной на голове? — съехидничал я.

— Если бы! Тут, милый мой, еще заковыристее. Тут, на Казачке, судя по всему, вполне функционирующие порталы, через которые чужие шлялись по вселенной, как баба по собственному огороду. Только как это они делали — вот Вопрос? На который многие пытаются теперь ответить… А еще большее число людей — хочет знать ответы!

Батя снова пошевелил пальцем, подчеркивая свои слова. Взял со стола стаканчик, одним движением влил в рот, поморщился и пожевал собственные губы.

— То есть непрекращающиеся высадки на Казачок… — начал я.

— Вот именно! — подтвердил Чернов, как отрезал. — Атаки на Казачок — война за знания. Борьба за технологии чужих. Точнее, за то место, где их можно исследовать, запротоколировать и понять, в конце концов: что же это такое? И кто первый овладеет хотя бы зачатками этих знаний — мы или конфедераты, тот и получит контроль над обитаемой Галактикой.

Телепортация — это будущее человечества, совсем другое будущее… Впрочем, что я тебе рассказываю, ты сам не дурак, прекрасно все понимаешь… Я же говорю — загвоздка только в одном: каким образом эти самые порталы функционируют? Вот это кто бы понял… Ты ведь и сам в прошлую высадку выбрался с Казачка именно через портал пришельцев. Или не так?

— Я думал — это исследования конфедератов. Их база.

— Исследования, — подтвердил Батя. — И база их. Но исследовали они именно портал чужих. С тем же, впрочем, успехом, что и наши яйце головые. Надо сказать, ни до тебя, ни после никто так и не сумел этот портал активировать. Вот так, Сережа, вот такая интересная история…

— Я же вроде не делал ничего особенного, обычные операции, как на наших испытаниях, — пробормотал я. — Просто повторил…

— Значит — не просто! Значит — было что-то!

Честное слово, теперь Батя смотрел на меня так, словно подозревал не меньше чем в сношениях с таинственными «чужими». Взглядом зам. начальника Службы Стратегической разведки империи.

А ведь он боится! — только тут сообразил я.

И, похоже, крепко боится. Скрывает, чугунеет скулами, бычит лоб, грозно стучит кулаком по ладони — а внутри страх. Не может он не бояться. Именно так, как должен бояться всего нового и опасного руководитель имперской разведки. Технологии «чужих» — это уже серьезно!

Никто, кстати, не утверждал, что и самих «чужих» нет поблизости. Или просто — что их нет! — подумал я не без мстительного чувства.

Я бы тоже боялся на его месте… А на своем? Должен вроде. Война миров, крушение цивилизаций, кровожадные монстры из космоса… Но не боюсь. Что-то я совсем перестал бояться, размышлял я неторопливо, словно сидел на посту в одиночку и коротал время. Столько раз за последние годы переступал через смерть, что свыкся с ней, как с застарелой мозолью. Наверное, так! Плохое чувство, согласен, человек обязан бояться. Солдат — тем более обязан, именно страх помогает выжить, в первую очередь, здоровый человеческий страх… Но я устал. Даже бояться устал.

Чернов не прерывал моих размышлений.

— Тебя потом искали, между прочим. Я точно знаю, что их шпионы искали тебя долго и упорно, — словно бы между делом сообщил генерал. — Ну, то есть не тебя лично, имя они, похоже, так и не установили. Просто человека, который ушел с планеты через портал. Только, видишь ли, никто не додумался искать тебя в обычном пехотном штрафбате.

— Я, кстати, был не один, — заметил я.

— Знаю. Вас было двое. Осталось двое, когда вы прорвались к порталу. Мужчина и женщина. Кличка Щука, командир отделения из твоего взвода и, по отзывам, чрезвычайно сексуальная дама, — Батя хитренько усмехнулся (или просто сощурился — не поймешь) и откровенно причмокнул. — Только она из портала не вышла, а ты — вышел. Это я знаю. Но, скажу правду, это все, что я знаю. Думаю, остальное ты мне расскажешь.

— Да рассказывать-то особенно нечего.

— Не скромничай.

— Я не скромничаю. Пытаюсь сообразить, что тебе может быть интересно… — задумался я.

«Одни любят поговорить по душам, а вторые — от души послушать!» — как сказал осведомитель спецслужб, отправляясь на конспиративную сходку революционеров.

Нет, «чужие» — это серьезно. Понятно, почему один из высших чинов имперской разведки появился на Казачке сразу после прекращения боевых действий. Понятно, что они хотят здесь найти. Мне непонятна только моя роль в этой истории…

— Видишь ли, Сергей, мои ученые пришли к выводу, что никакими техническими средствами воздействовать на артефакты «чужих» мы не сможем, — продолжил Батя, как будто отвечая на мой невысказанный вопрос. — Их техника, если вообще можно сказать — техника, строилась на каких-то других принципах. Совсем на других! И управляется вроде бы не кнопками-рычагами, а непосредственно психоэнергией. Есть одна любопытная теория, согласно которой существуют так называемые люди-проводники, чья психика, или генетический код, или уж не знаю что, позволяют им входить в контакт с артефактами. В нашей подведомственной лаборатории был один такой человек. Но погиб. При невыясненных, но понятных обстоятельствах… — генерал со значением посмотрел на меня.

— И я?.. — спросил я.

Почему меня не удивляет собственная догадливость?

— Именно! — подтвердил Батя. — Ты — как раз такой человек-проводник. Все данные на это указывают. Ты даже представить себе не можешь, как подробно мои аналитики изучали твой рапорт о прошлой высадке на Казачок. Помнишь ситуацию в пещерах под скалистыми горами, где вы обнаружили странные рисунки на стене и ты почувствовал присутствие чего-то постороннего?

Я помнил. Присутствие постороннего — это генерал мягко сказал.

Помню, как смотрел на стену, и вдруг меня повело. Именно повело, по-другому не скажешь. Так бывает, если шарахнуть разом стакан спирта или большую дозу чистого «квака». Тебя словно подхватывает, словно проваливаешься внезапно в некое другое, непонятное измерение, где никак не можешь сориентироваться…

Помню, как я увидел… Увидел, почувствовал, ощутил — не знаю… Словом, была пещера, похожая на нашу, очень похожая. И рисунки, все те же круги, треугольники и квадраты с лучами. Только теперь они светились яркими сине-сиреневыми оттенками, набухали на стене, как вены от напряжения. Они звали, эти рисунки, куда-то звали, ясно почувствовал я. Далеко звали, заманивали, нашептывали, предлагали… И я двинулся к ним, сделал шаг, другой, третий… Вошел в стену, словно передо мной не камень, а легкая туманная взвесь. А рисунки все так же светились, только стали теперь большими, даже огромными. И никакой пещеры, никаких коридоров, наоборот, простор вокруг, необъятный простор. Бесконечность, которой нет названия, потому что определить можно только то, что конечно, что разум способен охватить целиком…

Приятное, непривычное ощущение вседоступности…

Но я, помню, так и не решился двинуться по той бесконечности…

— Вот-вот! — подтвердил генерал. — Вижу, что не забыл. И, следовательно, нам предстоит снова навестить твои памятные места. Благо теперь есть такая возможность без широкомасштабной наступательной операции… По оценкам моих ученых, именно там, в пещерах, узел управления системами чужих. Если эту хрень вообще можно назвать системами… Вот для этого ты мне и нужен, Сережа! — генерал потер шею и снова помассировал веки.

Теперь понятно! Беги, кролик, беги… Остается главный кроличий вопрос — а где морковка?

— Да знаю, знаю… — генерал небрежно замахал рукой. — Догадываюсь, о чем ты хочешь спросить. — Он извлек из кармана яркий прямоугольный кусочек пластика и положил на стол, припечатав ладонью. — Вот твоя офицерская карточка. Приговор в отношении тебя отменен, обвинение снято, награды, выслуги и все прочее — возвращены. И, кстати, поздравляю, тебе присвоено очередное звание майора… Тут же, на карточке, приказ об откомандировании тебя в распоряжение ССР для дальнейшего прохождения службы. Так что ты теперь мой непосредственный подчиненный, майор Серж Кирив.

Так просто! Надо же, как все оказывается просто…

— Ну что, умею я вербовать сотрудников? — хохотнул Батя с ноткой самодовольства.

— Умеешь, — согласился я. — Слов нет!

— А ты думал!

* * *

— Ладно, теперь все точки расставлены, давай выпьем, наконец! — сказал Батя.

Смелое заявление! А чем мы занимались до этого? Мочили губы?

— Выпьем, конечно, — подтвердил я. — Когда я отказывался?

На этот раз Батя безжалостно разлил дорогой коньяк для гурманов. Наполнил до краев оба наших стакана. Под обрез, как он это называл. Уважающий себя гурман повесился бы от такой картины на нижнем белье.

То-то я уже удивлялся, чего ради он выеживается со своими грамм-дриньками? Как на светском приеме, где важно тусовочное участие, а не итог в потребленных градусах. Решил даже — стал генерал окончательным штатовцем, забыл, почему шумит камыш и гнутся деревья. Помнится, командарм Чернов всегда считал отправной точкой любой выпивки граненый стакан, налитый именно под обрез. И — залпом, никаких этих смакований-причмокиваний! Чтоб глаза сразу выкатились и остекленели.

— Кстати, отправляемся послезавтра, майор. «Майор — неплохо звучит…»

— Куда? — спросил я довольно глупо.

— Туда! Туда — не знаю куда, искать то — не знаю что, неведомо — за каким хреном, — усмехнулся генерал. — Но точно — на свою голову… Технику и снаряжение подготовят, я распорядился. Со мной кроме тебя будут два моих человека. Ну, может, стоит еще захватить трех-четырех рейнджеров из «барсов»… На всякий случай, — добавил он, как будто советуясь со мной. — Много не нужно, дела наши, как ты понимаешь, совсем секретные… Да и не такие они, чтоб решать их большой пальбой. Чем меньше народа знает, тем крепче остальным спится. В моей конторе, скажу откровенно, тоже «течет» изо всех щелей, как из рассохшейся бочки…

— Не надо рейнджеров, я могу своих ребят взять, из моего взвода, — предложил я.

«Небольшой пробный камешек…»

— Можно твоих, — покладисто согласился Батя. — Надежные люди?

— Воевали вместе, — подтвердил я. — Четверо, говоришь, нужны? Значит, Кривой, Игла, Компи и Пастырь. Они — лучшие.

Могу поклясться, эти имена были ему знакомы. Генерал подтверждаюше покивал. У меня даже мелькнуло подозрение, что он ждал подобного предложения. Если в его конторе «течет»…

— Предупреди их — секретность по первому уровню, — распорядился Батя. — Сам понимаешь, не маленький.

— Они тоже не маленькие.

— Добро, — снова покивал генерал.

— Только им тоже — пересмотр дел и полное восстановление в званиях и правах, — окончательно обнаглел я.

«Вот и посмотрим, насколько я нужен…»

— Всем четверым? — Батя задумчиво помассировал лицо. — Ладно, теперь это не проблема, сделаю… Откомандирую в распоряжение моей службы, а потом восстановлю в приказном порядке по своим каналам, — согласился он совсем уж покладисто.

«Просто бери и на хлеб намазывай! А когда генералы начинают мягко стелить…»

— Кстати, тебе подарок лично от меня — майорские нашивки, — он выложил на стол прямоугольный конвертик. — Там еще микрокристалл с документами, пролистай на досуге, тебе пригодится… Ну что ж, Сережа, давай! — Батя бережно, двумя пальцами приподнял полный стакан.

— За что? — я взялся за свой.

— За прошлое, Сережа! За нашу Повстанческую! И за будущее. Каким бы оно ни было, черт побери!

И мы выпили. Наконец.

* * *

— И все-таки, Батя, ответь мне на один вопрос… Не для служебного пользования, так, ради интереса… — попросил я чуть позднее.

— Какой? — подозрительно покосился генерал.

— Почему штаты? Почему ты выбрал службу СДШ? Почему не Конфедерация?

— Предложили.

— Это не ответ! — отверг я.

— Лично госпожа Президент, между прочим. Предложила возглавить так называемый «русский отдел» ССР. С самыми широкими полномочиями. Президент, наша любимая Хромая Бетси, — совсем не такая дура, как говорят. А сказать по правде, совсем не дура… — В глазах у него промелькнуло всезнающее, снисходительное лукавство большого начальника, умудренного и причастного. — Ты же помнишь, какой тогда был бардак. Кому тогда был нужен бывший русский генерал, командарм разгромленной армии?

Я задумчиво потер щеку, горячую от коньяка.

— Это тоже не ответ.

— Экий ты привередливый, братец. Чего ни скажи — все тебе не ответ… Хорошо, отвечу! Выбора нет, Сережа. Выбор ведь очень простой: или — или! Своего рода двоичная система — или ноль, или единица, другие цифры не принимаются… Это сейчас, во время войны с нами, конфедераты едины, а представляешь, какая склока у них скоро начнется? В сущности, уже начинается… Вот и подумай, что выбрать — Конфедерацию Свободных Миров с ее анархией, склоками, узколобым противоречием интересов и политическими дрязгами из-за каких-нибудь наполовину выработанных месторождений? Или Соединенные Штаты с их, признаю, глупой и неповоротливой имперской машиной, но при этом с весьма здравой идеей объединения человечества в одно целое? Ты сам должен представлять, во что превратится Конфедерация через несколько лет. Уж мы-то с тобой нахлебались, знаем, что такое анархия и безвластие при куче амбициозных местечковых князьков. И куда это все ведет — тоже знаем… А у Штатов — доля здравого смысла хотя бы на уровне идеи! Как ты думаешь — много в этом случае выбора?

— Кто-то из великих сказал — выбор есть в любой ситуации, — заметил я. Довольно претенциозно, сам понимаю.

— Да неужели?! — Батя оскалился широко, но совсем не весело. — И много ты выбирал в своей жизни? Если пересчитать по пальцам?

— Не слишком много, — признался я. — Но выбор все равно был. Только я его не замечал. Наверное.

— Вот-вот… Не заметил, не знал, не хотел… А про то, что выбор есть в любой ситуации, — это, Сережа, сказал не самый великий, я тебя уверяю. Не знаю кто, но какой-нибудь второй эшелон, никак не первый… Самые — как раз изначально уверены во всем, а в первую очередь — в собственном предназначении. Непрошибаемо, как МП-танки двойного бронирования. Это и делает их великими.

«Интересно, на кого он намекает? Автобиографическая справка?»

— Сомнительный постулат.

— А ты сомневайся поменьше, — посоветовал Батя. — Крепче будешь спать… Кстати, а что это за история с вашим погибшим комбатом? Я тут слышал краем уха…

— Какая история? — я честно выкатил глаза.

— Напомнить? — усмехнулся Батя.

— Да нет, чего тут напоминать… Мы же с Кривым все написали в рапортах.

— С Кривым? — генерал ухмылялся уже откровенно ехидно. — Ну, если с Кривым… Я как-то пропустил мимо, что он был с тобой. Если бы обратил внимание — не сомневался бы… Ладно, отставить! Проехали. Слышал я про вашего Дица, тот еще гусь. Был. Помнишь, как говорили на Усть-Ордынке — помер Максим, да и черт с ним! Я, сознаюсь, недолюбливаю всех этих ваших офицеров-воспитателей из штрафбатов, их и подбирали-то… По определенным качествам.

— А уж я-то как недолюбливаю, — сказал я…


Планета Казачок. 19 ноября 2189 г.

Временный лагерь войск СДШ.

18 часов 47 минут.


Сидя на койке в своем ППК, я неторопливо перелистывал в наручном коммуникаторе полученные от Бати файлы. Справки, рапорты, докладные записки, протоколы допросов. Казенные фразы, сухой канцелярский язык, коряво-деревянные выражения. За этим праздником официальной штамповки даже не сразу замечаешь абсурдный смысл всего выше-ниже изложенного.

Мне вдруг вспомнился «Музей академической живописи» на планете Урал, куда я как-то забрел, коротая время. Долго бродил по пустым, гулким залам, где тишину так и хотелось назвать пыльной, хотя вокруг ни пылинки.

Всмотрелся неожиданно для себя и с любопытством разглядывал краски, тона, лица, пейзажи и всевозможные фрукты-овощи-цветочки-лютики. Пока не наткнулся на один странный уголок, составленный, показалось, из лохмотьев обоев. После академизма строгих интерьеров долго не мог сообразить — а это что такое? Маляры забыли оберточную бумагу или просто недоделанный кусок ремонта?

Спросил у смотрительницы, когда закончат ремонт, и опозорился. Оказалось — тоже произведения искусства, ведущие мастера авангардного абсурдизма, ныне модного течения в живописи…

Почему вспомнилось? В связи с тем же выше-ниже изложенным. Я читал файлы и чувствовал, как из-под строгой канцелярщины явно пробивается нечто нелепо-необъяснимое.

Войсковой старшина Березин — бесследное исчезновение из закрытого помещения… Рядовые Савченко и Коровец — тоже исчезновение… Так… Есаул Загребец, урядник Зимин — смертельное поражение неизвестным видом энергии… Подхорунжий Колпачка — смертельное поражение неизвестным видом энергии… Так… А это уже наши пошли — первый лейтенант Бови, рядовой Дженнингс, старший сержант Грин… Все — или исчезли, или погибли «по неустановленным причинам»… Ага, опять казаки… И опять наши…

Большой список из ваших и наших, больше сотни фамилий. У всех — или смерть, или исчезновение, читал я. Простенько так… Ого! Бригадный генерал Косински! И тоже исчез, несмотря на звания и регалии… А это два раза «Ого»! Пошел список исчезнувших кораблей космофлота… Транспортники, малые истребители, штурмовики огневой поддержки, крейсер «Орегона»…

Господи, да что же это делается на белом свете?! Чтобы вот так, бесследно, исчез крейсер, словно стертый из мироздания… Это крейсер-то!

Теперь мне стало окончательно ясно, чего Батя так испугался. Это же не просто справки-рапорты-цифры, это партизанская война какая-то… Пока мы с конфедератами мочили друг друга почем зря, кто-то или что-то лупило под шумок всех подряд. И ваших, и наших, не делая никаких различий… Нет, только под шумок большой войны такое возможно… Всех впускать, никого не выпускать…

Я читал, вчитывался, и мне тоже становилось не по себе.

* * *

— Интересно, а чем это занят наш командир? Почему скучает, почему в одиночестве и тоске?

Они ввалились в купол одновременно и очень шумно. Игла и Компи. За ними следовали Кривой и Пастырь. Кривой тащил на плече новый пластиковый бурдюк. При каждом его движении бурдюк степенно побулькивал, словно похвалялся объемом и весом.

Конечно! Распитие ракетной жидкости вчерашним вечером не закончилось, понял я. Кто б сомневался!

Вопрос — сколько ракетной жидкости может употребить внутрь отдельная боеединица бронепехоты? Ответ — в любом случае больше, чем ракета!

Похоже, ракетчикам грозила нешуточная опасность остаться без своей горючки. Или что они там перегоняют в алкогольный напиток путем хитрых химических манипуляций с неизвестными ингредиентами? По слухам, для своей таинственной химии «боги огня» используют какое-то вещество, добываемое из нитровзрывчатки, но что это за процесс — главная военная тайна ракетных войск. И основа основ прифронтового алкогольного бизнеса.

Не только конфедераты мастера на все руки! «Если война не добила наши бравые ракетные части, то мирное время точно оставит их на сухом топливе!» — усмехнулся я. И то при условии, что его не приспособятся грызть…

Кривой и Пастырь все еще косились друг на друга.

— А я бы на месте твоего Господа…

— Нашего Господа, овца ты заблудшая!

— Нашего, твоего — не будь формалистом…

— А я тебе говорю — нашего Господа! Пока не признаешь это, и говорить с тобой не хочу! И не буду!

— Ладно! Признаю! Нехай так, пусть нашего, — согласился Кривой. — Только я бы на его месте регулярно выстраивал всех людей в колонну по три. Или, скажем, по четыре, если места мало на райском плацу… Хотя бы раз в неделю выстраивал на первый случай. И каждую неделю всем — судный день! Скажем, по четвергам… Каждый четверг — судный день, поди плохо? Все это знают, все готовятся, никто не задает лишних вопросов… Вот и все, и никаких войн, никаких тебе междоусобных разборок, тишь и благолепие во всей Галактике. Потому что следующий судный день — через неделю…

— Думаешь? — неожиданно спокойно спросил Пастырь.

Я даже удивился. Это Пастырь-то, в котором мягкости, как в кувалде, падающей на голову.

— Просто уверен! — подтвердил Вадик.

— А как же тогда отделить агнцев от козлищ, грешников от праведников…

— По четвергам! Все — по четвергам! В остальные дни — все как обычно, живем, здравствуем, ловчим, обманываем, карабкаемся, а каждый четверг будь добр определяйся, в какой тебе строй — к агнцам или к козлищам рогатым… Ну что, хорошо я придумал?

— Ты, Кривой, нехристь, конечно… — Ну и?

— И у Господа нашего — свои пути! Божественное провидение идет по таким дорогам, о которых мы, смертные, даже догадаться не можем…

— И что?

— Но, пожалуй, резон есть… — вдруг согласился Пастырь.

Первый раз на моей памяти согласился с кем-нибудь, кроме почившего пророка Зельфера-непримиримого!

Да что же это творится в нашем бравом подразделении? И война закончилась, и лев мостится на ночь рядом с ягненком, предварительно почистив зубы. Куда катимся?

А! Понятно. Допились ребята… Ключ на старт, ракета пошла!

Впрочем, Пастырь прав, мысль действительно интересная, отметил я. Свежая мысль. Судные дни человечество устраивает само себе с завидной регулярностью, надо отдать ему должное. Но все как-то хаотично, бессистемно, без должного воспитательного эффекта. А тут, волевым решением сверху, каждый четверг — судный день. Есть определенный смысл. Я бы добавил — категорический смысл…

А самое смешное, что здесь, похоже, не только умозрительные рассуждения. Мелькает у меня подозрение, что все это гораздо ближе, чем кажется даже Пастырю. После Батиных документов — почти уверенность…

«По-моему, господа хорошие, мы приплыли! А куда — это уже не столь важно», — как сказал капитан заблудившейся шхуны, когда его потащила с палубы толпа аборигенов-людоедов…

— Нет, ну почему наш боевой товарищ совсем прокис? Почему никто не развеселит ветерана штрафбата? — все еще приставала Игла.

И первой же смолкла. Не иначе, увидела мои свежеиспеченные майорские нашивки. За нею вытаращились все остальные.

— Однако…

— А…

— Черт меня подери, если эти ракетчики не выгоняют свою спиртовую мочу из полного дерьма! — высказался, наконец, Кривой. — Я в чудеса с детства верю, и Деда Мороза жду под каждое Рождество, но чтоб на второй день запоя такая полноценная белая горячка…

Я сдержанно-солидно поднял голову и посмотрел на гоп-компанию проникновенным взглядом старшего офицера. И так посмотрел, и этак, и даже голову слегка склонил набок, прищуриваясь.

А как прикажете офицеру реагировать на подобную разнузданность рядовых?

Хороши! Голуби!

— Вот что, голуби шизокрылые, есть разговор! И разговор серьезный! В общем, имеется предложение к вам… Даю две минуты — стучаться лбами под струей воды, а дальше каждый слушает меня внимательно и максимально трезво вникает в смысл… Все, время пошло!

Эпилог

Планета Казачок. 21 ноября 2189 г.

Где-то у подножья Скалистых гор.

09 часов 35 минут.


Земля проносится совсем близко под днищем бронетранспортера. Поглядывая в иллюминатор, я наблюдаю, как скорость сплетает темные выжженные разводы в причудливые узоры. В узкие, как бойницы, иллюминаторы, наглухо закупоренные мутноватым суперстеклом, много не увидишь, но и этого достаточно.

Надо же, как нам удалось насрать на этой планете! Даже по прошлой высадке я помню степь Казачка совсем другой…

Батя ведет неуклюжий транспортер почти на пределе скорости. Он, конечно же, сам сидит за штурвалом, он всегда любил лихую езду.

Бронемобиль, последняя усовершенствованная модель, предназначен для транспортировки подразделений спецназа со всем прилагающимся универсальным вооружением. По сути, эта телега, навороченная для спецопераций, вполне может выдержать бой с МП-танками. Под защитой такой брони чувствуешь себя уверенно. Особенно если не вспоминать, что даже линкоры дальнего космоса на этой планете имеют свойство исчезать бесследно и безнадежно…

В салоне просторно и удобно, здесь вообще все продумано до мелочей. По-армейски удобно, штатский бы не понял такого комфорта. Хорошие кресла-катапульты для бронедесанта, держаки для оружия, широкие люки складских отсеков, продуманный подход ко встроенному вооружению и все прочее. Я так понимаю, агрегат предназначен для перевозки куда большего числа солдат, поэтому лишнее из бронемобиля просто выкинули. Отсюда простор, обычно несвойственный военной технике.

Нас — всего восемь. Пять бывших штрафбатовцев (уже со своими возвращенными званиями и регалиями), сам генерал, его доброжелательный адъютант Бронcки и еще один человек. Точнее — одна. Человечка.

Когда она подняла забрало брони в загерметизированном салоне, даже Пастырь, слуга Господа, осекся в своих размышлениях о божественном. А Игла присвистнула и выразилась с армейской прямотой: «Ну почему я не лесбиянка?!»

Чем, по-моему, заставила ее слегка вздрогнуть. Чуть-чуть. Значит, к тому же хорошо воспитана, отметил я. Очень хорошо, с учетом воздействия Иглы на свежего человека.

Игла ведь тоже подняла забрало. А это — зрелище. Для непривычных…

Нет, красивая женщина! Просто красивая, без всяких «но» и «как будто». Породистые, точеные черты лица, голубые глаза-глазищи и нежный румянец натуральной блондинки.

Красивая… Снежная королева… Игла, сдается мне, уже ревнует. И зря! Девушка Стелла скользит по мне взглядом достаточно равнодушно. Отстраняюще-равнодушно. Ну, как красивые женщины привыкают смотреть на всех остальных, назначение коих — издали поклоняться их красоте, но руками не трогать…

— Стелла, — представил ее Батя. — Капитан Стелла Корф, научный отдел ССР. Так сказать, ученый консультант нашей экспедиции…

И от нее — безразличное, безликое «Хеллоу». Надо же — снежная королева с ученой степенью!

— Капитан до войны работала на Казачке, долго работала. Знает здешние реалии не понаслышке.

Капитан подтвердила это отчетливым взмахом длинных ресниц.

«Стелла… Имя тоже красивое», — подумал я. Девушка-звезда…

Отвлекаясь периодически от ее лица (не дело все-таки таращиться, как прыщавый парубок на голографию из «Плейбоя», хотя и солдатня, хотя и понятно…), я снова смотрю в иллюминатор и размышляю.

Во что же я ввязался на этот раз? Сам ввязался и ребят втравил.

Итак, во что мы ввязались? Отправились туда — не знаю куда, искать то — не знаю что, неведомо за каким хреном, как выразился Батя.

Не совсем так. В том-то и дело, что ведомо! И это знание не обнадеживает… Тут даже не предчувствие — уверенность! Что-то будет, что-то меняется в этом мире… И что же это будет?

Я, как человек-проводник (тьфу, пропасть, словечко-то какое!), точнее, как майор-проводник (лучше звучит!), должен со всей ответственностью заявить…

Только я не знаю, что заявить ради красоты слога.

Чего я должен и кому должен — я тоже не знаю. Просто не знаю, и все!

«Ладно, поживем — увидим», — заключаю я, снова натыкаясь взглядом на красавицу Стеллу. Если поживем — будет интересно глянуть. Привычное рассуждение старого солдата…

«Нет, ваши преподобия, я тоже уважаю точку зрения, что Земля плоская. Просто счел своим долгом отметить определенные выпуклости», — как оправдывался перед судом инквизиции владелец фабрики «Географические карты и глобусы».


home | Судный четверг | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 4.4 из 5



Оцените эту книгу