Book: Прятки с Солнцем



Прятки с Солнцем

Егор Кобелев

Прятки с Солнцем

Вселенная «Метро 2033»: fan-fiction

Прятки с Солнцем

Название: Прятки с Солнцем

Автор: Егор Кобелев

Издательство: СамИздат

Формат: FB2

Страниц: 110

Аннотация

Произведение о том, как несколько человек со станции метро Партизанская по неудачному стечению обстоятельств попадают в ближнее Подмосковье. И главное - город, куда они попадают, совсем не похож на разрушенную Москву или Питер. Так как в основном применили на него не самое обычное оружие...

Прятки с Солнцем

  Глава I

          Пустить в расход

  Несколько дней до этого…

  Троцкисты в принципе были неплохими ребятами. Хоть я и не разделял их раболепного обожа-ния Че Гевары и стремления к полной свободе и революции во всем метро, но жить с крышей над головой и общаться с ними каждый день, было более чем неплохо. Взять хотя бы Матроса – постоянно вступал в перепалки с бауманцами и ганзейскими купцами, отчаянно сквернословил и постоянно курил самокрутку. Но, тем не менее, он мог дать в трудной ситуации дельный совет, мог поддержать, да и бойцом он был, прямо скажем, неплохим. Если честно, Партизанская от других станций троцкистов отличалась тем, что там пропагандировали скорее не агрессивную мировую революцию, а тихую, чтобы люди сами к ней пришли. Распространялись по кольцу и всей ли-нии листовки, ораторы от этой коммуны выступали на многих станциях метро. А вот сама станция Партизанская, насквозь пропитанная троцкистским духом, мне нравилась не очень.

  Вся станция была увешана портретами господина Че, который Гевара и сваренными из металлических прутьев серпами и молотами. К этому также следовало добавить многочисленные плакаты, нарисованные на пожелтевших ватманах. На одних были только лозунги типа «Даешь свободу во всем метро!» или «Наше дело правое!», а на других – самодельные портреты великих (по меркам троцкистов) исторических деятелей и карикатуры на власти Ганзы, Красной Линии, а в наибольшем количестве – на фашистов. Дело в том, что главой (как говорили революционеры - голосом народа) Партизанской был, как ни странно, армянин  Арарат. Он был деловым, в то же время го-рячим, а главное – насквозь пропитанным духом революционного движения. Поэтому у него было на две причины больше ненавидеть фашистов, чем у других жителей метро. Во-первых, все «товарищи революционеры» их терпеть не могли, как они объясняли – из-за второй мировой. А во-вторых, именно из-за национальности Арарата фашисты были готовы перебить всю станцию. Благо, им этого не давали сделать ни Ганза (троцкисты постоянно закупали у них запчасти для мотодрезин и инструменты), ни бауманский альянс (всегда приятно понимать, что твой тыл прикрывают).

  По архитектуре станция ничем особенным не отличалась, разве что на ней стоял самый настоя-щий памятник. Несколько особо бесшабашных сталкеров, среди которых был, кстати, и Матрос, буквально отпилили от памятника партизанам одну из фигур и установили ее прямо в центре платформы. На наше счастье, прямо в центре станции был вырыт весьма солидный котлован непонятного назначения, в который и поместили монументальную скульптуру. Фигура изображала девушку, как будто смотрящую на кого-то вверх, с карабином и в одежде, напоминающей обыч-ный «гардероб» живущей в метро женщины. К ее ногам была приставлена картинная рама, в которую вставили лист с надписью «К победе!». Измазанный копотью и грязью памятник, с отколовшимися кусочками, он будто демонстрировал – к победе можно стремиться, даже когда ты уже сгинул и сидишь вот так – с карабином, на коленях, посреди пропахшей свиными фекалиями и старым машинным маслом станции метро. О жилье нельзя было сказать практически ничего – люди жили в одноместных палатках, туристических и армейских, некоторые оригиналы обитали в самодельных домишках из разного мусора. Арарат обитал в точно такой же палатке, как и осталь-ные, так как «все равны».

  Хм, интересно, что же здесь делает человек, не разделяющий взглядов этих замечательных последователей Че Гевары? Такой как я? Ответ прост – прячется. Я жил на Площади Ильича – одной из самых чумных станций метро, по крайней мере на то время. Моя мать сознательно меня оттуда прогнала – эпидемия чудом не поразила меня и еще нескольких взрослых и детей. Мы отправились на Ганзу, там нескольких успевших подхватить хворь взрослых пустили в расход, а мы чудом сбежали  в туннель к бауманской. Технари тоже не захотели нас принять, но зато нашу группу подобрала мотодрезина парти-зан. Я думал, что на этом все и кончится, но нет – Ганза настояла на том, чтобы нас выдали. Причем двоих из нас таки сдали торгашам, после чего выданных тоже расстреляли. Троцкистов убеждали, что мы заразны, можем переносить чуму и другую подземную хворь. Но нас все-таки приберегли, мы показали себя более чем неплохими бойцами, когда со стороны обрушенного назем-ного туннеля на Измайловскую поперли крысы.

  В общем, теперь моя судьба была однозначной – я проживу на этой станции всю свою жизнь, а за ее пределами меня всегда будут считать чумным уродцем.

  Обо всем этом я думал, лежа в спальном мешке в своей палатке. Личных вещей у меня почти не было – жестянка из-под конфет, наполненная пульками, потрепанная и ни разу ни читанная мной  книга «Уильям Шекспир. Гамлет» и паспорт гражданина бауманской, который Арарат по моей просьбе выкупил у заезжавшего к нам технаря с Электрозаводской, чтобы я мог торговать с заезжими челноками.

  У входа в палатку кто-то постучал по сигнальному столбику – придумке старика по имени Афанасий. Ему надоело, что к нему в палатку входят без спросу и он предложил для порядку установить возле каждой такое вот полено.

  -Это кто? – Зачем-то спросил я, хоть и отлично знал – свои.

  -Конь в пальто! Я, мля, зайду или мне здесь топтаться?! – Чуть ли не заорали с той стороны.

  -Да заходи. – Буркнул я и приподнялся в спальном мешке на локтях. В палатку вошел Матрос, с красными глазами и опухшим лицом. Он без комментариев полез куда-то в недра моего спального мешка, а потом, прекратив, спросил:

  -У тебя чего-нибудь от башки есть?

  Я помотал головой и задал свой вопрос:

  -Чего, опять на семисотом метре напились? Вы там что – совсем страх потеряли?

  Матрос с трудом повернул ко мне голову и вперился в меня округлыми от пьянки глазками. Не-много побуравив меня бульдожьим взглядом, он вытащил откуда-то из недр кожаной куртки газету, затем насыпал туда своей ядреной смеси для курения, свернул по-хитрому и закурил.

  -Нет, так и скажи. Кстати, чего у тебя там с ганзейцами – все еще в расход тебя пустить хотят?

  Я промолчал, разве что поднялся из спального мешка и поравнялся с Матросом. Я довольно вы-сокого роста, как и он. Так что мы оба стояли, согнувшись как будто в поклоне. Сталкер перестал пожирать меня глазами и вышел из палатки. Я протер ото сна ясны очи и вышел вслед за ним.

  Рынка как такового на Партизанской не было, все сделки осуществлялись из рук в руки или с помощью передвижных ярмарок из дальних уголков метро. Сейчас одна из них стояла на рельсах, как раз там, откуда ее уже было видно с платформы станции. Она была увешана знаками электри-ческих разрядов, выкрашена в синие цвета и обставлена лотками с разной непонятной техникой. Значит, ярмарка с Бауманской. Что ж, у меня там есть один хороший знакомый, неплохо бы с ним пообщаться.

  Я подошел к лотку, стоящему вплотную к дрезине. За ним стоял низкий, страшно худощавый человек, с бледным лицом и глазами, которые ни в чем не уступали похмельным глазам Матроса. На нос у него были напялены огромные очки с замызганными линзами небольшой толщины. Все их дужки были перемотаны клейкой лентой. Одет он был в растянутый ниже колен коричневый свитер, маленькие ему черные тренировочные штаны и остроносые ботинки, давно и упорно просящие каши.

  -Ну? – Спросил я его.

  Тот грустно покачал головой.

  -Не, Ганза о вас и слышать не хочет. Мы почти по всему Кольцу проехали и вас признали «безопасными» только на Павелецкой и Киевской. Но  мы будем стараться.

  Я увидел, что парень раздосадован неудачей. Я хлопнул его по плечу:

  -Да ладно, Штепсель, можешь не стараться. В прошлый раз ты смог с Тульской договорится, это уже что-то. Ты мне еще и бесплатно помогаешь.

  Штепсель зубасто улыбнулся.

  -Не, Федька, ты наше начальство уломал тогда, теперь я для тебя другое… хе… уломаю.

  История до смешного банальная. Когда наша группа с Площади Ильича проходила через Бауманскую, мы всеми силами пытались остаться там. Тут я увидел, как кого-то хотят приставить к стенке. Спросил за что. Мне сказали, что это семья техника, которая продала работающий компьютер и миниатюрный электрогенератор бандитам с Китай-Города (к подобным станциям бауманцы более чем нетерпимы). Я попросил, чтобы их не расстреливали и тогда мы уйдем. Видимо, мы порядочно достали начальство Бауманской, так как нам на крови поклялись их не трогать. Я спешно познакомился со Штепселем, а потом нашу группу выдворили со станции.

  Штепсель улыбнулся еще раз, а потом отошел на шажок от меня и понурил голову. Я почувствовал что-то неладное:

  -А с тобой произошло что-то еще?

  Паренек мотнул головой:

  -Нет, со мной нет. Просто… поклянись, что ничего со мной не сделаешь.

  Я немного подумал.

  -Клянусь.

  -Короче. Когда мы посещали Курскую, я снова завел свою шарманку. Ну, про то, что вы не за-разны, а если и было, то давно прошло… а они… как бы это… психанули. Сказали, что я их задолбал и пока они теперь тебя любым способом достанут. Так что договорится с ним  будет еще сложнее чем раньше.

  Я слушал ошалело. И что? Теперь они что сделают? Как будто угадав мои мысли, на станцию ворвалась рычажная дрезина, чудом не сбив один из лотков. На дрезине гордо болтался флаг Ганзы. С нее спрыгнул взмыленный мужчина лет сорока, а за ним – два верзилы с миниатюрными пистолетами-пулеметами. Видимо, до калашей они не доросли.

  Расталкивая толпу, эта компания пронеслась мимо всех и забежали в палатку, на столбике кото-рой висела прибитая гвоздем бумажка «Арарат».

  Оживление людей вокруг ярмарки затихло, станция наполнилась шепотками. Я пораженно прошептал Штепселю:

  -Быстро они.

  Тот кивнул:

  -А то. На то она и Ганза. Чтоб быстро. Вспомнить только как она с красными воевала – все у них было стремительно, быстро. А потом в оборону ушли…

  Я, в отличие от технаря, в полемику пускаться не любил. Так что я просто стоял и смотрел на палатку начальника станции. Ничего не происходило минут двадцать, но к ярмарке никто и не подумал вернуться. Торгаши переговаривались между собой, обычные жители станции шептались по углам. Еще через двадцать минут посыльный Ганзы вышел с каменным лицом, за ним топали телохранители. Они сели на дрезину и уехали со станции с таким видом, будто ничего не произошло.

  А потом из палатки вышел Арарат. Он тоже был хладнокровен, но вокруг него прямо-таки витало раздражение. Оно чувствовалось и в его движениях – они были резкими, головой он двигал отрывисто, как будто у него заедало в шее какой-то механизм. Затем он нашел в толпе меня и поманил пальцем. Я оглянулся на Штепселя. Тот развел руками.

  «Что ж, чему быть, того не миновать» - Меланхолично подумал я и отправился в палатку к начальнику станции.

  Она была обставлена довольно скромно – миниатюрный журнальный столик, стеклянную столешницу которому заменила черноватая доска. К нему была придвинута трехногая табуретка, у сиденья которой был отколот угол. У стенки палатки лежал спальный мешок, с придвинутой к нему тумбочкой.

  Арарат сел на табурет и исподлобья глянул на меня. Он буравил меня глазами еще хуже, чем несколько минут до этого Матрос. Я ощутил разницу. Если Матрос вгрызался в меня с похмелья, то глава троцкистов хотел заставить меня нервничать. Что ж, надо признать, это ему практически удалось. Если бы я уже не нервничал.

  Вообще, Арарата я видел пятый или шестой раз. Ему было примерно пятьдесят лет, у него были седеющие волосы, зачесанные назад, прикрывая огромную плешь на макушке. У него был свойственный его национальности нос с горбинкой, причем довольно большой. Глаза у него были не-большие, прячущиеся в густых бровях.

  Наконец, начальник Партизанской, видимо, решил, что нужный психологический эффект дос-тигнут, и заговорил напряженным голосом:

  -Значит так.

  И снова умолк. Я ожидал еще одной драматической паузы, но в этот раз молчание не затянулось.

  -Это был гонец не то с Курской, не то с Чкаловской, не суть важно. Как ты их так достать смог, а? Я бы на их месте давно забыл, что где-то на далекой станции живет кучка чумных оборванцев, не обижайся. Но есть у Ганзы такой бзик – они тебя упустили, теперь им обязательно тебя надо поймать и…

  -Пустить в расход. – Закончил я. Сколько раз сегодня уже повторилось это слово?

  -Не перебивай меня. Они пригрозили нам, что, мол, если мы вас четверых…

  -Пятерых.

  -НЕ ПЕРЕБИВАЙ меня! – Дернулся Арарат. – Если мы вас пятерых не выдадим, то на нас выдвинется их карательный отряд и все! – Армянин щелкнул пальцами. – Последний оплот культурной революции метро будет разграблен и разрушен! И это все из-за того, что мы дали приют пятерым людям с другой станции!!! – Начальник сорвался на крик, но увидел, как я на него смотрю и взял себя в руки. – И теперь у меня есть три варианта. Первый – самый простой. Мы отлавливаем вас пятерых и отдаем на расстрел. Но я этого делать не стану. Вы ни в чем не виноваты, плюс отдать пятерых хороших бойцов на расстрел…да и меня со станции за это выгонят, я все-таки под теорию мировой революции немного не попадаю. Второй – уберечь вас на станции и подвергнуть ее практически самоубийственной опасности.

  Я поник. Арарат встал со стула и положил мне на плечо руку:

  -Ну есть и третий. Правда, это непросто. В общем, ты просто уйдешь со станции с этой вашей… бригадой.

  Да меня даже не дошло, что он сказал. Как так?

  -Как так? Станция то последняя обитаемая на Арбатско-Покровской линии! А дальше только бауманцы! Я ведь не смогу в большое метро через Ганзу выйти, как и ребята!

  Арарат не зря положил мне руку на плечо. Он надавил на меня и я буквально бухнулся на спальный мешок. Он снова сел на табуретку.

  -Да. Но знаешь, все не ограничивается метро…

  Я понял к чему клонит хитрый «голос народа».

  -Поверхность что ли? – С благовейным ужасом спросил я. Я еще помнил Москву. Москву старую. Мне было двенадцать лет, когда началась война и кончилась эра человека. Спаслась у меня вся семья. Но папу задавили гермоворотами на второй день, мать осталась на Площади Ильича. Так что отношение к городу у меня было особое. Я считаю, он живой. Сначала он загнал нас в эти туннели, а теперь играет в страшную настольную игру – двигает нашими жизнями, мыслями, судьбами. И постоянно забирает нас обратно, как уже использованные карты.

  -Да. Мы нечасто туда выбираемся, вам выдадут нормальное снаряжение, хорошие противогазы, кучу фильтров. А там уже ваш выбор – куда вы уйдете. Главное, чтобы вы не наткнулись на сталкеров Ганзы. Ну, и чтобы вы там в упырей не превратились.

  -И когда?

  -Люди с кольца придут завтра, так что у них преимущество. У них-то часы есть, а у нас – нет.

  -Значит, надо спешить. – Подвел черту я и вышел из палатки.

  Найти всех четверых не было особенно сложно. О происшествии уже забыли, все снова верну-лись к передвижной ярмарке, некоторые ушли в палатки. Там я их и отыскал.

***

  Со станции Площадь Ильича бежало пятнадцать человек. Четверо из нас погибло в туннелях. Еще четверых расстреляли на Курской. Двоих выдали на Партизанской. И нас осталось пятеро. Я – первый. Зовут меня Федор, рост у меня высокий, одеваюсь… во что придется. Нет особого смысла описывать самого себя.

  Вторым был древний как мир дед со странным именем Кукуцапль. Он почти не двигался, говорил предельно мало, а сказать сколько ему лет не мог потому, что не помнил. Путь от чумной станции давался ему сложнее всех. Благо, на Семеновской все-таки нашелся врач, который не иначе как чудом предотвратил у старика третий инфаркт. С ним у меня были связаны большие сомнения. Сможет ли он перенести переход по поверхности? Да и сможет ли он хотя бы преодолеть лестницу с Партизанской и эскалатор?

  Третьему сейчас было девятнадцать. Он был практически точной моей копией, хоть мы вообще не были родными, и я был намного старше. Звали его Дмитрий, а в Метро это все равно, что если бы вас никак не звали. Даже среди выживших десяти тысяч человек набралось выше крыши и Дмитриев, и Иванов, и Саш. Насчет него я не сомневался – он обожает адреналин, постоянно торчит на семисотом метре, а свободное время проводит в пневматическом тире, который устроили в подсобном помещении. Пробежаться по поверхности для него – все равно, что для наркомана получить особенно большую дозу. Почти самоубийство, зато какой кайф.

  Имя четвертого было Алексей, но все звали его Костром. Он насквозь пропитался утопичными идеями троцкистов, постоянно рвался в бой и уговаривал Арарата оставить мирную политику и поднять революцию во всем метрополитене, как и подобает. Он был среднего роста, с глубокими черными глазами и аристократическими чертами лица, постоянно носил почти истлевший дорожный плащ и дорогой берет, прямо как у Че Гевары. Насчет перебежки по поверхности я не сомневался, другое дело – легко ли Костру дастся решение покинуть станцию?



  А насчет пятого я не сомневался совсем. Как только мы пришли на Партизанскую, Кремень записался в сталкеры. И с тех пор с ним так ничего на поверхности и не произошло. Разве что было несколько странных шрамов на правой руке, но о них он не рассказывал даже своим друзьям. Кремень по телосложению напоминал терминатора. Да и по внешности тоже. У него была гора мышц, отчего он выгодно выделялся на фоне хилых и исхудавших жителей Метро. Короткая армейская стрижка и неизменные, непонятно откуда взятые солнцезащитные очки завершали образ.

  Когда я сообщил им, что мы уходим со станции, все, кроме Кукуцапля, набросились на меня с полной готовностью убить. Через некоторое время я был порядком избит, но удалось договориться. Теперь все, кроме меня и старика сидели на скамейке возле колонны на платформе и курили.

  -Сможете пройти по поверхности? – Спросил я старика, стоя рядом с его спальным мешком в палатке.

  Тот немного нахмурил разросшиеся седые брови и кивнул.

  -Точно? Может, мы придумаем что-нибудь еще? Вас одного вполне могут спрятать на ярмарочной дрезине и перевезти в Полис…

  Старик покачал головой.

  -Но почему? На поверхности Вы скорей всего погибнете!

  Дед поднял руку и взял меня за запястье, ему для этого даже не пришлось подниматься. Он просипел:

  -Не для того я… старый хрен… столько… жил, чтобы в оди… кхе-кхе… ночку сдохнуть где-то… вдали от… дома. А так хоть… с вами. – И лег обратно, медленно прикрыв глаза. Затем он открыл рот и захрапел. Я тихонько вышел из палатки.

  Прямо передо мной стоял памятник девушке с карабином. Измазанный копотью и грязью, с отколовшимися кусочками. Но теперь для меня гораздо больше значила эта фраза, стоящая в картинной раме у ее ног. Мы должны были выйти на поверхность, в холодные объятия давно мертво-го города. Города, ежедневно забирающего себе души загнанных людей. Мы должны были идти к нему.

  Мы должны были уйти от мирной жизни.

Глава II

Эх, дороги

  Нас снаряжали очень спешно. Всем, даже старику, выдали оружие – в основном калаши, Костру достался боевой дробовик, Кремню и Диме дали по ТТ. Как нам объяснили – работают плохо, на крайний случай. Стандартные резиновые противогазы со сменными фильтрами были выданы всем, а фильтров нам зачем-то дали целый мешок, плюс всем по одной легкой химзе. Видимо, все-таки хотелось, чтобы мы добрались живыми и здоровыми. Я даже растрогался.

  Правда, потом выяснилось, что все куда прозаичнее. Костер согласился распространять агитпроп на станциях, куда часто не могли добраться ораторы с Партизанской. В частности, на ВДНХ, Рижской и Алексеевской. Народу там было много, станции развивающиеся, идеологией не держаться. И драгоценного перебежчика всеми силами решили сохранить.

  Для транспортировки Кукуцапля нам выдали нечто, напоминающее носилки на колесах. Проще говоря, тачку. Дед смотрел на нее оскорблено, но переместить себя позволил.

  Короче говоря, через несколько часов мы были полностью готовы. Мешок с фильтрами взвалил на себя Кремень, Дима чуть не танцевал от нетерпения, старик глубокомысленно положил на грудь калаш и уснул в тачке. Мы стояли перед гермоворотами и молчали. Странно было уже то, что станцию мы покидали из-за пустякового события десятилетней давности. Мне было хреново. В голове роились паникерские мысли напополам с давнишними страхами.

  К герме подошло двое – Матрос и незнакомый мне молодой паренек лет двадцати. Они встали по обе стороны от ворот и стали медленно открывать створки. Матрос нервно курил самокрутку и бурчал себе под нос нечто нечленораздельное. Паренек вел себя спокойней, но на лбу у него выступила испарина.

  Наконец, гермоворота открылись полностью, и на нас дохнуло холодом. По календарю сейчас была зима. Только кого это волнует? Первым вперед пошел Кремень, за ним Дмитрий с Костром. Меня, как виновника всего этого, заставили замыкать процессию, да еще и толкать перед собой тачку-носилки. На ходу мы натягивали противогазы, дед проснулся и тоже делал это трясущимися руками.

Матрос махнул рукой и крикнул:

  -Федька! Как прибудете, сразу письмо с ярмаркой отправь! Будем, мля, план захва…

  Дальнейшие слова сталкера заглушил скрип вновь закрывшихся ворот.

  Слава богу, эскалатор на Партизанскую был небольшой. Мы преодолевали его по одному. Под Кремнем провалилось несколько ступенек, а когда Дмитрий зачем-то взялся за перила, они с противным треском лопнули и ударили его по руке.

  Дальше была лестница. Над ней возвышался памятник партизанам. По непонятной причине, отсутствовала не только девушка, стоящая на станции, но и главная фигура – насколько я помню из прошлой жизни, бородатый партизан в шапке-ушанке. Я не стал строить на его счет безумных версий, точнее, просто не успел. Мы вышли на поверхность.

  Первая мысль, которая пронеслась у меня в голове, была: «И это все?».

  А потом меня просто захлестнула тоска.

  Когда-то практически вплотную к Партизанской находился вокзал, но не железнодорожный, а тот, на который приезжали автобусы. Как же он назывался… нет, не могу вспомнить. От самого здания остался невразумительный огрызок, заваленный грудами обломков и разными вещами, некогда находившимися внутри. В момент конца света здесь находилось четыре автобуса и чья-то машина. Машина и два автобуса сгорели, от них остались одни остовы. Еще один напоминал призрака – частично остался кузов, даже колеса, но все равно выглядывал скелет. А вот последний был почти цел – стекла выбило, краска слетела, багажное отделение будто отвалилось по шву.

  От продуктовых лавочек рядом вообще почти ничего не осталось, только большая обугленная табличка с надписью «Хот-доги». Я попытался вспомнить, что такое хот-дог, но в голову так ничего и не пришло. Забылось.

  Здания вокруг были такими же пустыми, как и вокзал, частично разрушенными, частично - просто заброшенными. Магазины вокруг осыпались кучей бетона и арматуры, а виднеющиеся с разных сторон многоэтажки зияли дырами окон, провожая нас своим гробовым молчанием. Мне было гадко. Всего двадцать лет назад я приезжал на эту станцию, мы выходили сюда и мне казалось, что Москва такая грязная и переполненная, душная... где теперь все эти чувства? Хотелось увидеть хоть кого-то, кто не попытается прострелить тебе голову или откусить ногу. Но нет, в мертвом городе бывают лишь мертвые жители. Гости бывают живыми чаще, но, как правило, очень скоро вливаются в коллектив новых владельцев этого места.

  А потом до меня дошло еще кое-что. Почему вокруг так темно. Даже привыкшие к туннелям люди должны были адаптироваться. На небе сияла полная луна, но ее света не хватало, чтобы осветить мертвый город. Раньше здесь стояли фонари, но теперь остался только один оплавленный пенек.

  Кремень развернулся к нам и прокричал, чтобы мы услышали его в противогазах:

  -Значит так! Мы могли бы прийти на ближайшую станцию внутри кольца, на Китай-Город. Но там сейчас дела не очень, война группировок. Тургеневская заброшена, Чистые Пруды под Красной линией. Площадь Революции тоже. Так что лучше всего нам скрыться в Полисе или… или в Полисе. – Закончил сталкер и показал нам жестом – мол, идите за мной.

  Мы пошли за терминатором. Двигались быстро, так что вскоре мы оказались уже у разваленного здания вокзала.

  Как, однако, недолго продержалось затишье! Вдалеке мы увидели свет. Кто-то мигал фонарем. Была в этом какая-то завораживающая сила. Хотя, что я говорю… просто давно не видел света шахтерского фонаря.

  Кремень точно так же помигал своим карманным фонариком. К нам из темноты вышли люди, трое человек. Мое сердце ухнуло вниз. Вот непруха то, а?!

  -Вы с какой станции, гражданские? – Серьезно прогудели из-под противогаза. На фильтре противогаза был нарисован коричневый круг, символ Ганзы. Можно сказать, мы вляпались, не успев даже толком осмотреться.

  Костер сделал шаг вперед. Я мысленно застонал. Сейчас что-нибудь ка-а-а-ак ляпнет!

  -Мы не гражданские, ребята. Сталкеры. Ищем топливо для Партизанской.

  Под круглыми иллюминаторами противогаза глаза будто скорчили скептическую рожицу.

  -Да ты что-о-о? – Насмешливо протянул сталкер. – А дед, хочешь сказать, тоже топливо поискать вышел?

  За Костром вышел Кремень:

  -Дед знает одно место, где топлива много, на карте показать не может, вот с собой и взяли.

  Повисла тягучая, противная тишина. Сталкер Ганзы подошел к Кремню еще на шаг и внимательно вгляделся к нему в глаза. А затем в тишине щелкнул затвор. Сталкер Ганзы едва заметно показал напарнику два пальца. Едва заметно. Но все мы это заметили.

  -К автобусу!!! – Не по-человечески заорал Дмитрий и идея была принята единогласно. Застрекотали короткие очереди. Все бросились к автобусам. Мне было тяжелее всех, нужно было везти перед собой Кукцапля. Тот, в свою очередь, дрожащими руками стрелял из калаша. Но это было чисто символическое действие.

  Очередь пробила стенку тачки со стариком, чудом не задела его. Все забежали в уцелевший автобус, я опустил тачку на оторванное сиденье и потянул на себя открытую дверь автобуса. В окна засвистели пули, начали стрелять по двери, но я задвинул ее до конца и подпер чьим-то черепом. Не до брезгливости сейчас.

  В окна запалили с новой силой. Пришлось улечься на пол.

  Через некоторое время пальба прекратилась, ганзеец прокричал:

  -Вы нас че, за лохов держите?! Дед, ага, щас! Думаете, я такого терминатора не видел на плакате по розыску?! Да за ваши тыквы на Курской дают по сотне пулек за штуку!

  Тут снаружи что-то звякнуло и в салон залетела граната. Мы вскочили и разбежались кто куда, я чудом успел схватить тачку с Кукуцаплем.

  Граната рванула. Автобус закачался, сиденья запрыгали по салону, как мячи. Стенки будто треснули по швам, как и днище, но техника чудом устояла.

  Опять звуки.

  Громогласное фырчание.

  Кремень первым понял, в чем дело:

  -Они вездеход где-то надыбали! – И высунулся в окно.

  А у меня родилась идея. Я бросился в переднюю часть автобуса. Все выглядело довольно сносно, от руля осталась только половина. И, на мое счастье, торчал ключ зажигания, хоть и основательно подпорченный. Я с трудом провернул его в щелке и содрал двадцатилетний слой ржавчины. Ничего не произошло. Я сделал это еще раз, и еще. Что-то хрюкнуло.

  Кремень и Дмитрий палили в окно, Костер подбежал ко мне и нервно заявил:

  -Они на таран идти собираются, а ты фигней страдаешь. Бензин уже в желе превратился, ты сам говорил.

  Я злобно посмотрел на него, продолжая дергать ключ в замке зажигания.

  -Не говори под руку. Сам знаю, авось чудо произойдет.

  Чудо произошло. Автобус снова хрюкнул, под днищем забулькало и заурчало, даже захрипел старый двигатель.

  Костер выглядел пораженным.

  -Реально чудо.

  Я практически полностью забыл, как управлять машиной. Я резко вдавил ногой одновременно и газ и сцепление.

  Автобус рванул с места и случилась страшная глупость. Кремень успел спрятаться обратно, а вот Дмитрий с коротким вскриком выпал из окна и все. И все. Какая глупая смерть.

  Я отнял педаль газа, но автобус не сбавил скорость. За нами были слышны выстрелы, заднюю часть автобуса пробила очередь, внезапно для всех застрекотал пулемет. Где ж они такой вездеход взяли? Пули изрешетили заднюю стенку автобуса и та отвалилась.

  Автобусом я не управлял, он несся на скорости, баранка крутилась сама по себе, под днищем что-то хлюпало и трещало, а сзади стрекотал пулемет.

  Я рискнул обернуться, тем более что от меня ничего не зависело. За нами неслось нечто многоэтажное, с огромным ревущим мотором, торчащим из-под дырявого капота, пускающее дым. Из этого монстра торчало дуло пулемета, из окна высунулся один из тех сталкеров и стрелял по нам из Абакана.

  Дышать стало тяжелее. Я некоторое время не понимал почему, свалил все на ночное небо, но потом до меня дошло. Я по-пластунски подполз к мешку с фильтрами, вскрыл его и сменил на противогазе.

  Костер и Кремень прятались за поставленными в несколько слоев креслами, изредка высовываясь и стреляя наугад. Кукуцапля пристроили неподалеку, за листом железа.

  Выстрелы.

  Детская войнушка. Ночное небо, неуправляемый автобус несется по пустынной дороге. За ним гонится ужасный пыхтящий монстр и стреляет из пулемета.

  Выстрелы.

  Костер крякнул и согнулся за баррикадой, зажимая руку. Попали из автомата. Не из пулемета, и то хорошо.

  Выстрелы.

К нам снова швырнули гранату, Кремень схватил ее на лету и резко кинул обратно. Профессионал. Граната врезалась в корпус пыхтящего монстра и взорвалась. У машины отвалилась передняя часть, сталкер, стрелявший в нас из окна вывалился, пропахал землю и затих.

  Видимо, экипаж вездехода погиб, так как машина ехала еще некоторое время, а потом остановилась.

  А неуправляемый автобус катился вперед, мимо мелькали леса деревьев-мутантов. Я долго не мог понять, что мне не нравится в этой дороге, помимо того, что мы не управляем этой взбесившейся техникой. Озарение пришло внезапно. На дороге нет других машин!

  Я поделился этим открытием с терминатором, который бинтовал стонущему Костру руку.

  -Да, согласен, странно. Меня больше беспокоит то, что в метро нам уже не вернуться. Даже в противогазе и химзе, пусть и легкой, мы долго не протянем. Продовольствия то у нас нет.

  -Капитан Очевидность. – Буркнул я.

-А то. – Хмыкнул сталкер.

  Тут подал голос Костер:

  -Люди, эта хрень сейчас во что-нибудь долбанется и в гармошку.  Вместе с нами.

  Мы с Кремнем переглянулись. Я подбежал к лобовому стеклу (точнее, к месту, где оно должно быть). Как оказалось, Алексей очень вовремя вспомнил об этом. Перед нами вырос огромный столб. На нем была когда-то икона, но верхняя его часть откололась и лежала кучей камней у подножия. И мы ехали прямо на этот столб.

  -Все в зад! – заверещал я и побежал к задней части автобуса, схватив по пути тачку с Кукуцаплем за ручку. Мы сгрудились в задней части, ожидая удара. И правильно. Перед транспорта с диким скрежетом сплющился в гармошку, остатки стекол посыпались из окон, сиденья повылетали назад.

  Кремень вывалился назад, за ним кубарем вывалился Костер, я чудом удержал тачку со стариком и соскользил назад, шурша ботинками по скрючившемуся днищу.

  Терминатор встал с серой земли, отряхнулся и похрустел пальцами. Огляделся. Я тоже привстал и посмотрел на остатки автобуса.

  Рядом со столбом, в который мы врезались, была небольшая площадка, когда-то закатанная искусственным газоном. Теперь на нем росла какая-то рыжеватая трава, поглотившая всю полянку. Насколько нам позволял смотреть вдаль странный белый туман, было видно буквы, прилепленные на траву.

  «Б… гор…д…к».

  -Нифига мы прокатились. – Выдавил Костер после нескольких минут звенящей тишины.

 Глава III

                 Влас

Кремень озадаченно рассматривал карту Московской области сорокалетней давности. Он повертел ее в руках, старательно в нее всматривался, пару раз буквально уткнулся в нее и, наконец, сказал:

  -Хм… люди, тут у нас казус вышел. Мы в восточное Подмосковье уехали.

Алексей, баюкавший собственную руку, огрызнулся:

  -А то мы не поняли! И что теперь делать?

  Кремень некоторое время еще всматривался в карту. А я тем временем осматривал окрестности вокруг остатков автобуса. Результатов это особых не принесло, так как все укутывал белесый туман, да и света с переменой обстановки не прибавилось.

  Да и ничего примечательного я так и не обнаружил. Штук пять-шесть пепелищ вокруг стелы, видимо – остатки деревянных домов. На дороге машин так и не обнаружилось, хоть дорога и должна была быть вполне оживленной.

  Костер тем временем старательно покрывал матом сталкеров Ганзы, саму Ганзу, торговцев Ганзы, шут-знает-что-еще Ганзы, поверхность, автобус, меня, Кремня и вообще все, до чего добиралась его память в глубинах сознания.

  Наконец Кремню надоело и он молча залепил Алексею затрещину. Парня мотнуло вперед, он не удержался, грохнулся на землю, чуть не напоровшись на обломок автобуса. Костер понял, что перегнул палку, а потому просто встал с земли, отряхнул от пыли химзу и отошел с таким видом, будто ничего и не произошло.

  Терминатор подал голос:

  -Значит так. Вот это самое место – въезд в город Богородск… или Ногинск, первое название тут в скобочках написано. Скоро светает, так что нужно заночевать где-нибудь в городе. Наверняка здесь есть достаточно глубокий подвал неподалеку, чтобы можно было спрятаться от тварей днем. И мне абсолютно не нравится этот хренов туман… - Буркнул Кремень напоследок.

  Костер, устроившийся на вылетевшем из салона кресле, спросил:

  -А в метро мы когда попадем, а?

  Глаза Кремня под противогазом недовольно сощурились.

  -Ну… можно будет попытаться пешком дойти на следующую ночь. Уж денек по-любому придется без еды перетерпеть, но это ничего, это не в первой. Мы пойдем в сторону Москвы, а там, глядишь, напоремся на броневик тех сталкеров, заведем да и доедем до Полиса.



  Внезапно в разговор включился Кукуцапль, который, казалось, потерял сознание во время аварии:

  -А… молодые… вам не кажется, что деревья… де-кхе… ревья странные? Они… не мутировали.

  Мы огляделись. И правда. Еще недавно деревья были уродливыми толстыми мутантами, а сгоревшие деревья попадались только совсем уж изредка. Здесь ситуация была с точностью до наоборот. Не было видно ни одного дерева-мутанта, зато вся территория вокруг стелы была завалена какими-то бело-черными сгоревшими поленьями. Именно тем, что осталось от лесочка.

  Я повернулся к Кремню. Но того, кажется, совсем не интересовала местная флора. Он посмотрел на темное ночное небо.

  -Отряд, если мы хотим вообще добраться до метро, нам нужно не бревна рассматривать, а искать подходящий подвал. – С этими словами он пошел куда-то в сторону. Именно к одному из пепелищ. Осмотрел, разгреб руками (дозиметр у него на поясе защелкал быстрее) золу и пепел, отвернулся и пошел к соседнему. Так он проделал со всеми остатками домов. А затем снова обратился к нам:

  -Народ, погребов не наблюдается. Федька! – Я поднял голову. – Ты только что тут носился. Это все дома?

  Я, немного подумав, кивнул. В конце концов, больше я не видел.

  -Что ж, тогда идем за мной, в город.

  И Кремень снова пошел, как тогда – еще в Москве. Казалось, прошла целая вечность, хотя на самом деле всего два или три часа. По крайней мере, так сказал Костер.

  Мы шли довольно быстрым шагом по дороге, которая, если верить нашему руководителю, вела в город. Вокруг было все больше пепелищ и все меньше сгоревших деревьев. В конце концов мы увидели первый многоэтажный дом, пять этажей.

  Он очень отличался от тех, что я видел в Москве. Он весь был как будто оплавлен, будто его долго и настойчиво держали в огне гигантской зажигалки. Все стены были покрыты копотью, а вместо оконных рам были только кучки мусора. Создавалось по-настоящему пугающее впечатление.

  Но через некоторое время я привык к подобным постройкам, выплывающим из тумана. Насколько можно сказать «привык» про остатки сгинувшей цивилизации. Их было немного, в основном по обе стороны от дороги стояли пепелища. Стали снова появлятся полена сгоревших деревьев.

  И так бы и бежал вокруг нас этот угрюмый пейзаж, если бы мы не наткнулись на нечто необычное.

  Труп.

  Он лежал посреди дороги, на спине, широко распластав руки и ноги по растрескавшемуся и обугленному асфальту. Мы все подбежали к нему.

  Зрелище было совсем не для слабонервных. Одежды на трупе не было, лишь прилипшие к нему остатки будто расплавленного пластикового комбинезона, Руки сливались с черным асфальтом, вся кожа на них и вообще везде была покрыта пузырями наподобие огромных волдырей. Лицо его вообще поражало. Такое же черное, кое-где будто порванное, обнажало до странности желтые зубы и череп. Причем под кожей не было ни намека на кровь или мышцы. Просто один пласт угля. Глаз у трупа не было, лишь какая-то желто-белая субстанция застыла в глубине глазниц.

  На некоторое время все опять замолчали, а потом я присвистнул, чтобы хоть как-то разрядить обстановку:

  -Нехило парень позагорал.

  На меня посмотрели как на ненормального. Кремень нагнулся над трупом и принялся обхлопывать его. Чего там искать то можно?

  Вдруг над нами раздался пронзительный клекот, как будто кто-то прочищает горло. Нечто черно-красное метнулось на нас из ниоткуда, шваркнуло по асфальту и вновь взмыло ввысь. На дороге осталось восемь глубоких борозд.

  -В круг, живо! – Заорал Кремень и выхватил автомат. Очередь распорола воздух, пули просвистели мимо пятна. Тем временем, неизвестный враг снова извернулся в воздухе и спикировал на тачку с дедом. Тот выпустил в птицу очередь. Я бросился к тележке, но нет, не успею… Костер буквально из-под размазанного пятна вытолкнул тачку всем телом и вместе с Кукуцаплем грохнулся неподалеку.

  От падения монстра асфальт вздыбился кругом, его куски разлетелись вокруг. Я уже попытался рассмотреть нашего противника, как вдруг он снова молниеносно рванул в ночное небо. Схватка продолжалась. Кремень пинком подогнал под себя полено, упал на живот и уложил калаш на импровизированную подставку. Хорошая доза свинца снова улетела в пустоту, в то время как тварь (а это, несомненно, был именно монстр) с оглушительным визгом снова бросился на нас. На меня. От неожиданности я успел лишь выпустить очередь, а затем меня накрыла огромная тень.

  «Это конец» - Пронеслась в голове предательская мысль, но случилось что-то странное. Тень будто снесло в сторону, тварь куда-то делась. Я резко вскочил (когда я только успел упасть?) подобрал валяющийся рядом автомат и развернулся в сторону, куда снесло монстра.

  Но его уже убили. Мутант лежал, придавленный поленом Кремня, из-под него растекалась лужа черной крови. Я подошел поближе и посмотрел на того, кто нас атаковал. Это была какая-то очень и очень уродливая птица. Вместо нормальных крыльев с перьями у нее было две непонятных пластины, как будто туго натянутая кожа. Тело было довольно короткое, но обтекаемое, как гоночный болид времен до Катаклизма. А голова заслуживала особого внимания. Вместо обычного клюва – короткая, собачья пасть, ощерившаяся зубами, как у хищной рыбы, похожими на иголки. Глаза будто остекленели или даже окаменели – я ради интереса постучал по ним. Раздался звук, как если бы я постучал по мелкому камешку.

  Впечатляли и когти твари – у нее была всего одна пара ног, зато какая! На каждой было по четыре загнутых когтя впереди и еще один сзади. И выглядела вся эта конструкция более чем внушительно. Сам монстр был чуть больше меня, вопреки всем ожиданиям.

  Кремень снова глянул на небо:

  -Так, а мы ведь забыли нашу основную цель. Рассвет уже довольно скоро и если мы не поторопимся, наткнемся и не на такое. Идем к ближайшему дому, там наверняка есть нормальный подвал или хотя бы подсобка.

  Терминатор подошел к соседнему дому и заглянул в дверной проем рядом со входом в подъезд.

  -Не, все завалено. Идем дальше.

  Он снова принялся методично осматривать дома. А я между тем следил за крышами. Мне там померещилось какое-то движение.

  Нет, и правда померещилось. Я пошел за Кремнем, а сам на ходу собирал воедино все, что накопилось за эту ночь.

  Мы вышли со станции Партизанская и сразу напоролись на сталкеров Ганзы. Воистину, везение еще то. Дальше мы укрылись в автобусе, который чудом завели. А вот это уже на самом деле невероятное везение. Эти гады пригнали броневик, чтобы нас поймать, за сто пулек то! Мы смогли их же гранатой уничтожить машину, а затем навернулись об столб с иконой. А вот дальше начинается какой-то бред. Ни одного остова машин или хотя бы какой-то их части. Вместо деревьев-мутантов просто сгоревшие полена, причем все до единого. Дома не похожи на разрушенные ядерным взрывом, они скорее напоминают последствия огромного пожара. Потом мы находим непонятный сгоревший труп, и на нас нападает мутант с каменными глазами. Все это напоминало какой-то древний триллер-боевик.

  Мне снова привиделось движение на крыше. Я дернул Костра за рукав.

  -Че?! – Огрызнулся он. Видимо, парень на самом деле привык  к метро.

  -Ты никакого движения не видишь? Вон там? – Я показал рукой на крышу, где мне только что показалось это передвижение.

  Костер передернул затвор и через мушку автомата стал разглядывать крыши домов. Потом он развернулся ко мне и сказал с еще большим раздражением:

  -Какое нахрен, движение?! Давай лучше помоги Кремню, а от меня отссы, я итак не в духе.

  Я стал рассматривать крыши с новой силой. И не зря. За нами снова раздался клекот. Справа, слева, сзади, спереди, даже сверху…

  -Вперед, по улице, бежим!!! – Заорал Кремень и снова побежал образцовым спринтом. Что интересно, на нем ведь до сих пор висел мешок с фильтрами для противогаза.

  Мы все едва поспевали за ним, а сзади трескался асфальт, летели куски дороги и многоголосым хором верещали птицы-мутанты. Мы бежали мимо какого-то выгоревшего парка. Он весь был завален поленьями, чугунная ограда расплавилась и теперь будто застыла вокруг тротуара.

  А нас гнали вперед монстры. Я видел их и спереди, и сзади, по бокам. Они врезались в асфальт спереди нас и нам приходилось перепрыгивать через образовавшиеся кратеры.

  Я заметил, что под ногами у нас рельсы. Трамвай? И рельсы целы? Что за…

  Кремень булькнул, выронил автомат и мешок с фильтрами и обмяк в когтях уродца. Тот победно заклекотал и унесся вдаль. А за нами все еще гналась целая туева хуча этих долбанных птичек! Я схватил на бегу мешок с фильтрами, взвалил на плечо и, хоть и замедлился еще больше, припустил вдвойне быстрее.

Тут невдалеке забрезжил какой-то объект, совсем не вписывающийся в общую картину. Он был похож на большой купол. Мы подбежали еще ближе и я буквально присвистнул. В мыслях, естественно.

  Перед этим металлическим куполом на табуретке сидел человек! Причем довольно-таки спокойно сидел. Даже развязно. То, что здесь есть люди, придало мне и Костру новых сил и мы буквально рывком подбежали к человеку и заняли за его табуреткой оборонительную позицию.

  «Раз уж подыхать, так с честью, елки» - Подумалось мне. Я прицелился в ближайшего птаха.

  Человек безразличным взглядом глянул на меня.

  «А противогаза на нем нет!» - Ошарашено подумал я, тем не менее, не сводя глаз с приближающейся стаи «птичек».

  А человек спросил низким, прокуренным голосом:

  -Вы что, не умеете с летягами справляться?

  Костер нервно спросил:

  -С какими летягами?

  -Ну ты и тормоз… ладно, опустите свои пукалки и смотрите, как работает профессионал.

  Человек встал, отряхнул себе подол длинного кожаного плаща, встал в полный рост перед черной тучей мутантов и закричал.

  Это был не крик от страха или от одури. Это вообще мало походило на крик. Напоминало хриплый лай собаки с какими-то подвываниями. При этом он хлопал себя по коленям, отчего возникало совсем уж диковинное ощущение.

  И стая вздрогнула! Птицы испуганно заклекотали, туча монстров в воздухе пошла волной, а затем молниеносно разлетелась в разные стороны, вереща вразнобой. Человек прокашлялся и уселся обратно на табуретку.

  Я поднялся с земли, а вот Костер так и остался лежать. Ничего, щас в себя придет. Человек между тем спросил обыденном тоном:

  -Вы откуда такие взялись, белоручки? – Я чуть не подавился от слова «белоручки», все-таки я опытный боец. Но все равно ответил:

  -Откуда… не поверишь, конечно, из Московского метро.

  -Секундочку. – Сказал мне человек и развернулся куда-то назад. – Димон!

  -Че?! – Донеслось с другой стороны купола.

  -В бункере чирик передашь!

  -А что, гориллы таки мутировали?

  -Не, в метро люди выжили!!!

  Дальше невидимый собеседник громко выругался. Человек довольно поскреб подбородок.

  -Значит так, крысы метрошные (Костер состроил гримасу). Меня звать Влас. Для друзей просто Влас. – Он ухмыльнулся. – А вы, значит…

  -Федор, Костер и Кукуцапль. – Ответил я.

  -Э-э-э… погоди. Как, еще раз?

  -Кукуцапль. Это старика так зовут.

  -А я думал, что тебя… да ладно, расслабься. Эй, дай-ка я тебя просканирую-с. – Влас выудил из-под табуретки странную коробку с несколькими торчащими антеннами и проводами. В переднюю часть коробки был привинчен циферблат от электронных часов. Он провел коробкой по нам и та сухо затрещала.

  «Счетчик Гейгера. Кустарный» - Понял я. А потом до меня дошло, что от нас, оказывается, фонит.

  -Оха, мать моя женщина… где вас носило, хлопцы? – Обалдело посмотрел на нас Влас.

  -Ну так… с Москвы до сюда добрались на автобусе, потом еще пешком от столба с иконой.

  -Наверное в вашей Москве нахватались. Ладно, стягивай ты свой противогаз, а то тебя хрен поймешь. – Увидев мой скептический взгляд, он похлопал меня по плечу. – Да не ссы, Маруся, здесь радиация очагами, стали бы мы в какой-то заднице базу устраивать?

  Я нерешительно сдернул противогаз и вдохнул воздух. Свежо, хоть и пахнет… не то серой, не то просто дымом. Непонятно.

  Между тем Кукуцапль и Алексей тоже стянули маски. Влас из-под той же табуретки выудил бутылки мутноватой серой жидкости и протянул ее мне.

  -Пей, потом своим дай.

  Я подозрительно осмотрел бутылку, а затем сделал глоток. Вкуса не было никакого, напоминало обычный безвкусный антибиотик.

  -Из чего это? – Спросил я, отхлебывая еще.

  -А хрен его знает. – Радостно признался Влас, и я чуть не подавился.

  -Это радиацию выводит. Передавай уже. Пойдем со мной, надо тебя переодеть.

  Я пошел за Власом, внимательно рассматривая его. У него не было на лице никакой растительности, кроме седеющих волос, одет он был в кожаный плащ до щиколоток, тренировочные штаны, расслоившиеся кроссовки и нечто желто-серое, некогда, наверное, бывшее рубашкой. Черты лица у него были прямые, точеные, что очень плохо сочеталось с таким голосом и манерой разговора, напоминающей Матроса с Партизанской.

  Он привел меня к большой круглой двери и постучал в нее. Дверь отъехала сама собой.

  -Механизм, понимашь. – Гордо сказал местный житель (как я уже окрестил Власа).

  Внутри все было довольно скромно. Видимо, большая часть внутреннего пространства уходила на купол. Внутри стояло три кровати, бочка с дурно пахнущей водой, обугленные стул и стол и… деревянная клетка с невообразимым уродцем. Я подошел поближе и посмотрел на него. Нечто вроде большого муравья, такой же черно-красной расцветки, как и птицы-мутанты. Усики у него были очень короткие, а голова непропорционально большой по сравнению с ними и телом. Тем не менее, эта тварюга держала равновесие и сейчас лежала, безразлично уткнувшись головой в миску с коркой хлеба.

  -Это чего такое?

  Влас оглянулся. До этого он рылся в тумбочке стола, где, как оказалось, лежало несколько стопок одежды.

  -А, это то… термит. Из-за них тут нифига машин и нету. Они, понимаешь, приспособились металлом питаться. Постоянно на наш бункер набрасываются, начинают грызть. А нам что остается? Дуплетом… а этот прямо перед рассветом у нас у двери уснул. Ну и Димон решил взять себе.

  Влас как-то странно выделил голосом слово рассвет, но я не стал расспрашивать его еще и про это. Я просто выбросил за дверь бункера свою химзу и оделся в предложенные местным жителем вещи. Старая водолазка, затертые до дыр джинсы, перчатки без пальцев, летние ботинки. Ничего примечательного. Я оделся и осмотрел себя, насколько мог.  И правда, обычный оборванец.

  Влас спросил:

  -Говоришь, из Москвы?

  Я кивнул.

  Он странно посмотрел на меня и хмыкнул:

  -Ну, значит, Москвич.

  Глава IV

      Один день в одном бункере

Мы все собрались в  бункере. Кукуцапля положили на пустующую кровать, рядом присоседился тот самый Димон, что караулил с другой стороны. Он был каким-то весьма мрачным прилизанным типусом, так что общаться с ним не особенно хотелось. Костер вел себя агрессивно, видимо, хотел домой, в метро.

  Влас сидел на стуле и пинал клетку с термитом. Местный житель явно чего-то ждал. Затем он поднял руку и глянул на наручные часы.

  А часы, надо сказать, были вполне себе обычные, китайские, с электронным циферблатом. Оставалось только гадать, где он берет батарейки.

  Итак, Влас глянул на часы еще раз и довольно прогудел:

  -Рассвет через пять… четыре… три… - Напряжение нарастало. В голосе Власа оно тоже почувствовалось. – Две… одна… - Я почувствовал, что стало ощутимо жарче, по лбу стекла струйка пота. – Ноль… с добрым утром! – Вскрикнул Влас и  продолжил самозабвенно пинать клетку с термитом.

  Как только Влас пожелал нам доброго утра, снаружи загрохотало. Грохот был похож на то, как если бы все дома разом обрушились. Воздух страшно накалился, мне стало так невыносимо жарко, что я засопел. Все тело мгновенно покрылось потом. По ушам хлестал звук, как… от ревущего пламени огнемета, только в разы громче и мощнее. Стены слегка тряслись. Я не выдержал и стал стягивать одежду. Костер уже стоял на деревянном полу в одних трусах.

  Термит свернулся калачиком, положив все свое тело на голову и подогнув усики. Глазки сузились. Казалось, что тварь не дышит. Он даже совершенно не обращал внимания на то, что Влас так прочувствованно пинает его обиталище.

  Костер подошел ближе к стене. Подал голос Димон:

  -Парень, на твоем месте я бы не трогал стены.

  Алексей вспылил:

  -А ты мне указывать будешь?!

  Димон кивнул:

  -Это что-то вроде нашего правила. Будешь возражать?

  Костер сощурил глаза:

  -Да срал я на ваши правила!!!

  Я попытался успокоить его:

  -Э, Леха, думаю, лучше…

  -Я сам знаю че мне делать!!! Заткни хлебало, Федька, и съ**ись от меня!!! – Голос Костра стал каким-то истеричным. Жара.

  Неожиданно для всех Алексей подбежал к стене вплотную и долбанул рукой об ближайший лист железа.

  Такого дикого крика я не слышал ни разу за всю свою жизнь. Ни когда Дима выпал из окна автобуса, ни когда на нас охотились летяги, ни когда Влас отгонял их своими звуками. Казалось, что сейчас у парня порвется глотка. Он отпрянул от стены. Рука вся покраснела, от центра стремительно расползалось черное пятно серьезного ожога.

  Влас раздраженно спросил меня:

  -Он у вас что – совсем дебил?

  Я выпучил на него глаза. Димон встал с кровати, достал из тумбочки очередную непрезентабельную бутылку и со всей силы выплеснул ее содержимое Лехе на руку. Тот перестал так орать, но выть не прекратил. Влас достал из плаща пачку желтых бинтов и принялся методично бинтовать скулящего Костра.

  Я посмотрел на трясущиеся стены, спящего термита, воющего Алексея, невозмутимого Власа, на себя, наконец. И у меня созрел главный вопрос.

  -Влас. Ответь на вопрос.

  -Слушаю внимательно.

  -Что здесь происходит?

  Влас насмешливо на меня посмотрел:

  -О, друже, над этим вопросом бились в судорогах самые крутые ученые и философы, правда, до того, как их бомбой раздавило.

  -Не, ну серьезно.

  -Ладно, ладно, только я спать хочу. Слушай, в общем. Были ведь ядерные бомбы, которые еще делали такой красивый грибочек. Еще нажмешь кнопочку – бах, и нет города. Бах, и нет города. Но людям, гадам таким, хотелось еще круче иметь оружие. И мощнее. В общем, чтобы город уже гарантированно вырезало. И родилась в их презренной мозге такая подлая мыслишка. Представь себе бомбу. Наподобие ядерной. А теперь представь, что когда она взрывается, появляется не радиация, а такая туева хуча белого тумана. То есть бомбарь так заряжает воздух, что в том протекают совсем другие реакции. Конечно, дышать им все так же можно, но не в этом суть.

  Так вот, появляется этот туман… а когда восходит солнце, частички этого тумана вступают в реакцию с солнечными лучами. То есть с их теплом и светом. Каждая частичка работает как такая… система зеркал. Во много раз усиливает солнечный луч и его энергию. И в итоге, что мы получаем? Ночью – тихо, спокойно, все пучком. А днем… начинается то, что сейчас происходит снаружи. И выйти туда нельзя.

  -А… эти твари. Они мутанты?

  -Хм. Нет, скорее виток эволюции. Понимаешь, любая тварь, тот же человек может легко приспосабливаться к окружающей среде. Ну, не всегда легко. Но приспосабливается. У вас в метро часом нет, к примеру, каких-нибудь стойких к радиации крыс или людей…

  -Да. На Филевской линии.

  -Вот. А эти приспособились не к радиации, а к этим солнечным лучам. Термиты на день засыпают и покрываются вот этим. – Влас показал на термита в клетке. Тот весь был покрыт какой-то нелицеприятной субстанцией рыжего цвета. – Она держит тепло. Летяги  зарываются на несколько метро в землю. Да ты не смотри, что птицы. Танкопсы…

  -Кто?

  -Эм-м-м… не, лучше промолчу. Ладно, на твои вопросы я ответил. А теперь ты ответь на мои.

  И Влас принялся засыпать меня вопросами. Его интересовало все – от уровня радиации на поверхности и до размера слоя плесени на стенах туннелей. Я честно рассказывал обо всем, что знаю. В итоге, он спросил, как мы попали сюда. Я выложил и это.

  -Ничего себе. И эти ублюдки на вас так взъелись из-за того, что вы просто через их станцию прошли? – Оторопело спросил он.

  -Да.

  -Вы там в метро у себя совсем по фазе сдвинулись.

  -С этим я тоже согласен. – Ухмыльнулся я.

  Некоторое время сидели молча. Костер баюкал свою ногу. Покрывшийся потом Кукуцапль храпел на дальней кровати. Влас начал развлекаться тем, что ржавой вилкой через прутья клетки соскребывал с термита слизь. Вот ведь любопытный ребенок!

  -Димон, а ты ведь мне чирик должен.

  Я посмотрел на того, кто сказал это. Влас.

  Димон открыл тумбочку и достал горсть монеток. Отсыпал местному жителю и продолжил сидеть на кровати с сосредоточенным взглядом.

  -Влас, а у вас рубли что ли за деньги?

  -Угу. А у вас что – евро что ли?

  -Нет. Патроны 5. 56 миллиметров.

  -Ой, жируете… даже слюни потекли.

  И снова тишина.

  Подал голос более или менее успокоившийся Костер:

  -А вы на выезде вообще что делаете?

  Ответили ему хором:

  -Нанимаемся.

  Продолжил только Влас:

  -Мы наемники. Понимаешь, не вы первые приходите. Мы тогда с Димоном просто так исследовали окрестности. И именно в этом самом месте напоролись на каких-то странных мужиков. Были одеты как эльфы из кино голливудского, носили луки. И вообще выглядели как укуренные. Сказали, что они из Твери, живут под железной дорогой в собственном поселке. Может и брехали. Приходили с какого-то колхоза, припирались буддисты, падали самолеты… короче, жизнь кипит, просто не так как раньше. А мы за некоторую сумму провожаем вас по этой жизни.

  Кстати… а вам ведь нужен автомобиль?

  -Нет, за нами же гнались сталкеры Ганзы, дойдем до их автомобиля и до утра выедем из зоны вашего тумана. – Резонно заметил я.

  -Нихрена вы не выедете.

  -???

  Мы с Алексеем одновременно издали этот вопрошающий звук.

  -Термиты уже наверняка схавали и ваш автобус, и джип этих… сталкеров. Да и оградку дороги до конца обглодали. Так что вы до утра по-любому из тумана не выйдете. И сгорите, как тот трупак на дороге.

  -И что ты предлагаешь? – Настороженно спросил я.

  -Я знаю, где осталась целая машина, которая заведется и доедет до вашей Москвы. И я знаю, как до нее добраться. Но за это мне нужно соблюдение двух условий.

  Первое – вы мне заплатите. Сколько, определимся, зависит от сложностей на пути.

  Второе – вы возьмете меня с собой.

  -Зачем? – Оторопело спросил я. – Ведь ты здесь живешь нормально, все знаешь, ни радиации, ничего…

  -И никого. Здесь не жизнь. Блин… мне тебе этого не объяснить. Короче, хреново мне здесь. Ну? Я приведу тебя к машине. А ты увезешь меня отсюда. Идет?

  Я посмотрел на протянутую мне руку. Рука была в грязных разводах, свернувшейся крови, вокруг большого пальца был обмотан замусоленный бинт. Ну да ладно. Кто не рискует, тот не пьет шампанского.

  -По рукам.

  Влас растянулся в улыбке:

  -Что ж, ты расписался под контрактом. А теперь спи. Люди – животные ночные.

  Я лег на кровать. Мне подумалось, что я не усну никогда, ведь вокруг такая жара, что простыни подо мной мгновенно стали мокрыми от пота. Но нет, я вырубился практически мгновенно.

***

  Я стоял посреди станции метро. Но это не была станция 2033 года. На станции толпились люди. Кто-то читал книгу, кто-то спускался на станцию по все еще работающему эскалатору. Из туннеля, громогласно грохоча, выехал поезд. Люди встрепенулись и стали втискиваться в вагон.

В моей голове будто сменился кадр. Щелчок – и передо мной уже другая картина.

Та же станция. Но теперь она переполнена, везде паника. Люди толкутся, кричат, мужчина в длинном пиджаке упал на пол и завопил – пробегающая мимо женщина наступила ему каблуком в глаз. Из туннеля вылетел на полной скорости поезд, а на рельсы столкнули с платформы молодую девушку. Никто даже не попытался затормозить. Брызнула кровь. Внезапно освещение на станции выключилось и все завопили еще громче. Маленького ребенка швырнуло над толпой. Я не выдержал и отвернулся.

Щелчок.

На станции народу стало меньше раза в два. Кое-где горят зябкие костерки, буквально передо мной мужичок лет сорока пускает на растопку свой пиджак. Несколько молодых парней в углу тихонько поедают нечто из целлофанового пакета. У остановившегося эскалатора стоит человек в полицейской форме с пистолетом в руках. Остатки того поезда, который не затормозил, частично вылетели на платформу и на них сидела девушка с гитарой и подбирала грубую военную мелодию.

Щелчок.

На станции ведутся какие-то переговоры. У стен стоят палатки, самодельные домики. Костерки сменились на огромные пыхтящие генераторы, лампы тускло освещают станцию. В поезде ютятся кучки людей бомжового вида. На цивилизованную станцию совсем не похоже.  У эскалатора стоит усиленный кордон. В туннеле толпится за баррикадой из бочек два молодых парня с автоматами.

Щелчок.

Я внезапно узнал станцию. Бауманская! Все было в точности так, как тогда, когда я был там в последний раз. Везде сияют лампы, в туннеле блокпост, в поезде полноценная администрация. Станция заставлена многоярусными квартирами, лотки торговцев на каждом углу. На станцию под приветственные возгласы людей въехала ярмарочная дрезина ВДНХ.

Щелчок.

На станции все ходят с серьезными лицами. У всех оружие. Поезд вывалило на платформу, запчасти раскидало до самого эскалатора. Блокпост залит кровью, в полевых условиях штопают раненных. Невооруженным взглядом видно тысячи застрявших в стенах пуль. Стены домиков много раз пробиты дробью. Тут на блокпост налетает толпа людей в цветах Ганзы.

Щелчок.

На станции все, абсолютно все в крови! Стоны заглушают матные крики. Поезд окончательно разметало по станции. Лента эскалатора протащена через всю платформу и лежит в центре, свернувшись как змея. Пули усыпали все стены. Палатки лежат обугленной кучей на эскалаторе, а домиков нет и в помине.На блокпосте стоит один дрожащий мужчина с огнеметом. Из туннеля раздается звук выстрела.

Щелчок.

На станции нет ничего, лишь стены, усыпанные пулями. Плитка на полу раздроблена в крошку. На блокпосте остался только один мешок, унизанный кольями с черепами на них. По своду станции углем написана цифра 2068 и много бессвязных слов и рисунков. Рожицы, слова «Спартак – чемпион», «Тополиный пух». В центре станции у тлеющих углей сидит человек с сумасшедшим взглядом и бормочет. В его словах я разобрал:

  -Все погибли, все погибли…

***

Я вскочил с кровати в холодном поту. Все тело тряслось от пережитого ужаса. Я видел прошлое и будущее Бауманской! Такой непоколебимой, такой значимой Бауманской! НО больше всего меня напугали не трупы и не кровь, нет. Больше всего меня испугала цифра 2068.

Все погибли, все погибли…

Вокруг все сладко спали. Кукуцапль храпел, Костер ворочался и стонал во сне, Димон спал абсолютно невозмутимо. А вот Влас лежал на полу и бормотал. Я прислушался. В его бубенеже я смог разобрать отдельные слова:

  -Катя… м-м-м… Полянка… до встречи… м-м-м… Катя… Катя…

  Я снова лег на кровать и провалился в сон.

  Теперь мне не снилось ровным счетом ничего интересного – всякая билиберда, отрывки воспоминаний, иногда я падал с высоких гор или зданий, снова просыпался. Так что спал я беспокойно. И всегда, когда я просыпался, Влас бормотал эти слова: Катя, Полянка, Полянка, Катя.

  В итоге я наконец заснул нормально, без сновидений и ночь (то есть день) прошел нормально.

  Разбудил меня Влас.

  -Москвич, вставай, уже ночь.

  Я побрыкался ногами, разлепил веки и обнаружил над собой купол. Он не трясся. Я поднялся на локтях, как обычно делал в метро. Костер спешно одевался, Кукуцапль все так же храпел, а Влас и Димон по очереди выплескивали себе на лица воду из бочки. Умывались. Через несколько минут я тоже умылся, оделся и вновь оглядел бункер.

  Влас встал передо мной с картой Подмосковья и внезапно напомнил мне Кремня. Тот точно так же стоял тогда перед стелой и рассматривал карту. Сходство усилилось, когда он заговорил:

  -Значит так. Мы находимся сейчас вот здесь – напротив бывшего дворца пионеров. Машинка находится немного дальше, ближе к храму. Но по пути надо заскочить в парочку мест и если вы хотите уехать отсюда, то вам придется идти со мной. Ну, господа тунеядцы, алкоголики – кто хочет работать на подхвате?

  Костер недоуменно выпулился на наемника:

  -В смысле – на подхвате?

  -Кто из вас выставит свою жалкую тушку на растерзание прекраснейших созданий нашего райского городка?

  -Огласите весь список, пожалуйста. – Серьезно придвинулся к Власу Алексей.

  -Летяги, танкопсы, морты, бесы, собаки…

  -Ну точно не я.

  -Так и знал, что ты загоришься желанием. Вот тебе и выдается это задание партии правительства.

  Костер хотел было что-то сказать, но промолчал. Видимо, на нашего троцкиста магически подействовало упоминание партии правительства.

  Мы вышли на улицу. Воздух будто недавно остыл, к белому туману примешался зловонный дым. Прямо перед входом лежали остатки моей химзы.

  А впереди нас ждал мертвый город.

  Глава V

       Экскурсия

  Я не дышал на поверхности без противогаза ни разу.

  А здесь… я стою и дышу полной грудью, и даже вызывающий слезы едкий дым воспринимается как нектар богов. Мои ноздри жадно раздувались и ловили запахи этого мира.

  Влас повернулся к нам и сказал:

  -В общем, первое место куда мы заглянем – одно местечко в парке. Парк аттракционов называется. Место очень и очень стремное, так что, товарищи, пяткой в грудь почем зря не бьем и ведем себя предельно осторожно. Нужно забрать там одну вещичку, она нужна, если мы хотим уехать из этой дыры. Чтобы преодолеть очаги хватит и обычного фильтрующего противогаза. Димон вам их все только что выдал. Фильтры на них сменять не надо. А вот вторую опасность нужно самим определять и проскочить не получится. Это особо плотные сгустки этого дерьмового тумана. Как только вы туда встанете – пуф… и готов сталкер-гриль. Различить их сложно, но под ними земля прогорела как от воронки. Ну, и разумеется, братья наши меньшие размером с грузовик. На этой счастливой ноте я прерываю инструктаж и прошу следовать за мной.

  Влас развернулся в сторону парка и пошел к оградке, от которой остались огромные раскаленные лужи чугуна. Он не дошел до ближайшей лужи всего нескольких сантиметров и остановился. Провернулся и пошел вдоль оградки. Мы, как стадо баранов за пастухом, пошли за ним, Кукуцапль будто и не просыпался – дед счастливо храпел. Костер озирался по сторонам, в любой момент ожидая нападения какой-нибудь летяги или… этого мифического танкопса.

  Наемник шел мимо остывающих луж чугуна и продолжал разглагольствовать:

  -Значит так. Народ. Товарищи! Если я вот так руку подниму – значит надо слушать меня и приготовиться к небольшой разминке. Если махну двумя пальцами – огонь выборочно. Если вот так махну одним – огонь по указанной цели.

  Костер внимательно слушал Власа. Видимо, его научил горький опыт нескольких ранений. Внезапно наемник остановился, и я наехал ему на ноги тачкой с дедом. Наемник скорчил рожу:

  -По ногам как по бульвару. Господа знатоки, у меня вопрос из города Ногинска! Что прячется вон в том обугленном черном ящике? – и местный житель ткнул пальцем в какой-то обуглившийся колодец. Мы сразу наставили на него автоматы. У меня в районе спины пробежал холодок.

   Из колодца с противным визгом выскочил мелкий розовый комок и, не дав себя рассмотреть, скрылся в тумане.  

  Влас нравоучительно показал палец:

  -Эта прелесть называется бес. Встретите такую – ни за что не стреляйте, если он один. Заорет как резанный, и сбежится целая стая этих миленьких розовых комочков.

  Влас снова пошел вперед, а я тем временем подумал, что ему, кажется, доставляет удовольствие делиться своими знаниями и превращать ответственный поход в экскурсию по кунсткамере. Тут мне под ноги метнулось очередное черно-рыжее пятно и без всякого предупреждающего звука прокусило мне ботинок. Я вскрикнул и дал по твари очередь.

  Термит осел. Я осмотрел свой ботинок и заметил, что наемник, оказывается, дал мне обувь с железными заклепками на боках. Зачем только?

  Те временем мы вышли к основной городской массе. Были видны многоэтажки прямо напротив парка, а дороги стали разветвляться. Чугунные лужицы уже остыли, но по ним нам местный житель пройти не дал, объяснив, что нам только кажется, что они высохшие – и в подтверждение своих слов поднял с земли поленце и бросил его в лужу. Из-под деревяшки пошел пар.

  Пока мы дошли до ворот парка, Влас еще пару раз обращал наше внимание то на отдаленные крики летяг, то на пробегающих мимо бесов. Наемник начал раздражать меня. Костер вообще смотрел на него с нескрываемым бешенством. Но неожиданностью для всех стало то, что первым экскурсия достала Кукуцапля.

  -Слушай… балабол… закройся и веди нас в свой… парк…кхе-кхе… - старик зашелся кашлем, а местный житель все-таки соизволил заткнуться.

  Следующую фразу он сказал, когда мы прошли между двумя особенно большими лужами чугуна.

  -Что ж, уважаемые отдыхающие, мы ради поприветствовать вас в нашем городском парке! – сказал он и шутовски поклонился нам, шаркнув ногой. Костер сплюнул.

  Я огляделся. Вокруг были сотни, может даже тысячи поваленных стволов. Часть из них давно рассыпалась золой, другие были в таком состоянии, что дотронешься – и они взметнутся в воздух тучей мелких пылинок, как лопнувший мешок с мукой. Была и парочка довольно крепких обугленных стволов, но они были настолько огромными, что можно было предположить – эти деревья росли в парке чуть ли не со дня основания города.

  На ветках кое-где висели рассыпающиеся тряпки, в которых можно было угадать очертания чего-то.

  Влас увидел заинтересованность  в моих глазах и сказал:

  -Прямо перед тобой висят Винни Пух, Баба Яга и человек-паук. До удара здесь такие фигуры из ткани на деревьях висели. А теперь эвон чего от них осталось.

  Алексей шел прямо перед всеми (наемник ведь оставил его на подхвате). Внезапно он споткнулся обо что-то, вернулся назад и посмотрел на землю, разгреб ногой мусор.

  -Добрый ангел мира… - прочитал он, а Влас, уже вышедший вперед, усмехнулся.

  -Сейчас увидите, что осталось от этого ангелочка. Меня, когда я здесь еще жил, очень смешила эта надпись. Ну, вроде как добрый ангел мира – а что, бывают злые что ли? Злой ангел мира, ага?..

  На этот раз наемник вовремя заметил, как смотрит на него исподлобья Кукуцапль и закрылся самостоятельно.

  А мы тем временем вышли к небольшой круглой площади посреди дороги. Первым делом в глаза бросилась мраморная колонна, основательно покрытая копотью. Но не это было в колонне главное – сверху она вся была облита расплавленным золотом! У Алексея загорелись глаза.

Под колонной была такая же закопченная площадка, на которой, судя по всему, когда-то было несколько фонтанов. Теперь же остались лишь почерневшие скаты для воды, да основательно потрепанные временем ступеньки.

  Алексей подошел к небольшому мраморному стенду рядом и начал читать:

  -Город воинской славы… Нальчик, Москва… а они ведь не расплавились!

  -Их перед войной зачем-то термоустойчивым составом покрыли. Никто тогда не понимал, зачем оно надо, а оно вот как обернулось. Никто не забыт, понимашь, ничто не забыто. – Участливо подсказал наш экскурсовод. А потом подошел к площадке между лестницами и торжественно сказал:

  -А теперь демонстрирую скелеты в шкафу у доброго ангела мира! – и резким жестом открыл неприметную дверку в основании памятника (точнее, оставшейся от него лужи).

  Внутри площадки шел короткий туннельчик, в котором из стен торчали разнообразные вентили и ручки, шло несколько труб. А в центре коридорчика лежал человеческий скелет в выцветшей форме сантехника. Рядом стоял ящик с инструментами. Влас подошел к скелету, открыл ящичек и стал рыться в маленьких отсеках для саморезов, болтов и гаек. В итоге он извлек на свет ключ. Маленький, покрывшийся тонким слоем ржавчины ключ.  После чего наемник опустил ключик во внутренний карман плаща, вышел из технологического помещения и закрыл дверь.

  -Оставим его наедине с собой. – Улыбнулся он и пошел вперед – по дороге к основному парку аттракционов.

  Я шел спиной вперед, осматривая колонну с останками ангела мира. Где же ты был, ангел, когда мир так по-дурацки уничтожили твои подопечные?.. 

  Мимо ангела пробежало сразу несколько розовых комочков и затаилось за поленьями. Я сообщил об этом местному жителю. Тот меланхолично пожал плечами:

  -И что? Мало ли их тут носится? Все равно пока стая сорок гадов не наберет, они на нас не бросятся.

  И тут мы вышли к новой площади, гораздо больше первой. То, что я увидел, поразило меня. Некогда миловидные детские аттракционы: паровозик с небольшим кругом рельс, миниатюрное колесо обозрения, «ветерок», все они уродливо оплыли и обвисли сосульками застывшего металла. Веселые рожицы на кабинках колеса обозрения поплыли вниз и превратились в охотничьи маски дикого африканского племени. На обычные горки вообще было страшно смотреть – некогда высокие и красивые, они поплыли еще больше и напоминали цветы-мутанты, в самом разгаре цветения. Странно было то, что чугунная оградка детского городка не расплавилась полностью, как та, основная.

  -Влас, а чего это тут не все расплавилось, как до этого?

  -Понимаешь, туман везде разный… чего я тут болтать буду, твой дед на меня подозрительно смотрит. Вкратце – где-то его больше и там все за 20 лет полностью расплавилось. Где-то меньше и свое дело он доделать уже давно не может. Понял?

  -Угу.

  -Молодец, медаль на грудь и флаг тебе в руки.

  С этими словами Влас прошел мимо аттракционов. Как только все карусели остались за его спиной, всюду начали шнырять эти розовые комки – бесы. Чего же нас ангел мира не охраняет?

  Над нами, клекоча, пролетела летяга, и движение прекратилось, сменившись многоэтажным матом Власа. Он перепрыгнул через невысокий забор «ветерка» и влез за решетку из слипшихся цепей карусели. Мы попытались перелезть за ним, но тачка с Кукуцаплем не влезла. Костер отчаянно жестикулировал, а наемник заорал:

  -В колесо обозрения прячься, придурок!!!

  Я простил ему придурка, так как сейчас было просто не до этого. Летяга метнулась к нам. Я перелез через край кабинки колеса обозрения, перевалил старика, схватил его на руки и затаился под скамейкой. Летяга ударилась об землю, засыпав нас даже издалека мусором. Я лежал и обливался потом под грязной лавочкой и чуть ли не закрывал собой Кукуцапля. Неожиданно для всех сверху метнулась игольчатая пасть, вонзилась в кусок пола прямо подо мной, вырвала его с мясом и утянула наверх.

  Монстр еще потоптался на площади некоторое время, а затем, недовольно урча, улетел.

  Я перелез обратно, вывалил старика в тачку и гневно обратился к местному жителю:

  -Что же ты своим воплем ее не отпугнул?!

  -Да ты идиот! Здесь же бесы! Если б я это выдал, они бы это восприняли как сигнал к атаке! Я тут подольше тебя живу и знаю, что делаю, Люся! – огрызнулся он и подошел к будке кассира. Внутри все еще можно было различить бумажку «Атт…ион «Ве…к» - 30 рублей».

  Влас засунул в замочную скважину тот самый маленький ключик и провернул. Раздался дикий скрип, а затем щелчок. Дверь сама по себе отворилась с предательским скрипом. Внутри лежал скелет в форме кассира, еще более выцветшей, чем сантехника. В руках у скелета была желтая бумажка в клеточку, свернутая трубкой. Наемник бережно достал ее из пальцев мертвеца и почти что с нежностью положил в тот карман, где недавно лежал ключ.

  Он развернулся и пошел обратно, к выходу из парка. А количество бесов за нами все увеличивалось. Они так и не давали себя увидеть, мотаясь из стороны в сторону, как безумные. Хотя, будто бывают разумные мутанты. Пусть они и новый виток эволюции.

  Мы уже вышли вперед, а за нами все еще шныряли эти розовые комки. Их были уже даже не десятки, за нами неслось больше сотни бесов! Но Влас до сих пор не обращал никакого внимания на тварей. Мы не задавали вопросов, ему видней.

  Тут мы увидели целую вереницу трупов. Такие же оплавленные, как и тот, на дороге, они лежали, будто их построили в ряд и расстреляли на месте. Все они были по-разному одеты и были разных размеров (видимо, тут были и дети), но всех их объединял один признак. Ни у кого не было ни мяса, ни кожи, пусть и выгоревших.

  Наемник остановился. В его глазах читалась крайняя сосредоточенность.

  -Уважаемые экскурсанты. Сейчас вам предлагается аккуратнейшим образом переступить через отдыхающих. Если вы хоть кончиком штанины заденете один из трупаков, то в скором времени присоединитесь к ним.

  И Влас в самом деле заправил свой плащ в штаны, покрепче затянул шнурки на кроссовках. А затем аккуратно переступил через первый труп, встал перед вторым и поставил ногу невдалеке от его макушки. Эти действия за ним повторил Костер, а мне опять мешал Кукуцапль. Дед, почему же ты не остался на Партизанской или с ярмаркой не уехал?!

  Я вытащил деда из тачки, взял на руки и понес через трупы. Старик весил, как несколько мешков с грибами или очень упитанная свинья. Я мысленно проклинал себя за то, что не занимался своим прессом. А то так недолго и грыжу заработать. Наконец мне с горем пополам удалось перетащить Кукуцапля на ту сторону и отдать Власу. Он положил его рядом с трупами и дед, заелозив по земле, отполз подальше. Наемник хмыкнул.

  Внезапно меня посетило озарение. А толку мы их перешагиваем, если можно просто обойти? Я взял тачку и пошел в обход шеренги трупов. Местный житель заорал благим матом:

  -Стоять, скотина!!! Москвич, стоять!!! – я остановился скорее от неожиданности, чем от желания выполнять чьи-то приказы. И в тот же момент передо мной остановился один из метавшихся розовых комочков. Мне удалось впервые рассмотреть беса.

  Он был мне по пояс. С маленькими черными копытцами на месте ступней, но с вполне человеческими ногами. Руки походили на пухлые ручки младенца, с той лишь разницей, что они завершались короткими острыми коготками. Голова была широкая, будто приплюснутая. Рожки, как я и подозревал, были. Правда, довольно маленькие, по бокам от дырок-ушей. Рот вооружен треугольными зубами, а между ними висит тонкий язык, достающий твари до груди. Глазки были маленькие черные и замыленные, как у термита.

  И, что самое поганое, этот уродец пытался выдавить из себя пародию на улыбку! Рот раскрылся во всю голову, треугольные зубы сошлись друг с другом, зажав язык, который продолжал безвольно болтаться. Вот уж действительно богомерзкое создание. Атаковать оно, правда, не собиралось. Существо сделало приглашающий жест ручкой – мол, иди сюда. Я открыл рот и почувствовал, что у меня дергается щека.

  Влас нова заорал:

  -Только не иди к нему! Медленно отходи назад! И улыбайся!

  -Ты что – охренел?!!

  -От улыбки станет всем светлей – и танкопсу и даже маленькой летяге… знаешь такую песенку? Улыбайся, сволочь!!! И отходи!!!

  Я выдавил из себя улыбку. Бес улыбнулся еще шире и стал еще активнее приглашать меня подойти к нему. Я стал медленно пятится, хотя меня уже тошнило. В итоге бес расстроено перестал улыбаться, взвизгнул и снова стал носиться вокруг меня. Я счастливо выдохнул. Хоть в чем-то пронесло.

  Аккуратно перешагнув трупы, я снова погрузил деда в тачку. Влас обратился ко мне:

  -Понравилась экскурсия по парку?

  -Ага.

  -А мне по вашим туннелям экскурсия понравится?

  -Можешь не сомневаться. – Снова оскалился я.

 Глава VI

     Молодожены и Леонид Страхов

  Мы продолжали идти за Власом в одному ему известном направлении. Пока что цель нашего посещения парка аттракционов оставалась неясной. Наемник зашел, взял ключ у давно мертвого сантехника, открыл им дверь кассы и поднял с пола только желтый листочек в клеточку, да еще и довольно грязный. Теперь он вел нас по тротуару вдоль главной дороги города. Впереди была видна пятиэтажка, верхние этажи которой поглотил густой туман. А мы тем временем проходили мимо маленького одноэтажного здания, на верхушке которого осталось два оплывших кольца, соединенных вместе. Это же загс!

  Каким же было мое удивление, когда Влас повел нас прямо в это здание. То, что мы там увидели уже на самом входе, было ужасно.

  Коридор был завален скелетами. Почти на всех одежда сгорела или выцвела до предела, но оставалось два мертвеца, от которых действительно становилось не по себе. В самом конце зала, перед обуглившимися двойными дверями. На первом был оплавлено-выцветший костюм. Праздничный пиджак угадывался весьма смутно, но зато легко можно было сказать, что одето на втором скелете. Белая кружевная ткань сгорела и теперь стала черными узорами пепла на груди у скелета. На голове висело какое-то тряпье, приклеившееся к расплавленному обручу. А ниже живота начинался поплывший каркас.

  И у обоих скелетов на безымянных пальцах были маленькие лужицы расплавленного золота.

  Власу, казалось все равно. Он лишь бросил через плечо:

  -Не мешай молодоженам проводить первую брачную ночь.

  Я оглянулся. Сказано это было Костру, который стволом автомата пытался отодрать от пальца скелета золотой кругляш. Вот ведь… нехороший человек. Мое мнение об Алексее все падало и падало. А ведь такой паренек был, когда на Площади Ильича жили!

  Наемник тем временем открыл двойные двери и вошел в зал бракосочетания. Красная ковровая дорожка сгорела и лежала кучей темно-серой золы, старательно разметанной по полу. Невысокая тумба в конце зала сгорела только на половину, а оставшаяся часть обуглилась, как и все в зале. Влас прошел и этот зал и вошел в маленькую комнатку за тумбой. Раздался щелчок закрывающейся двери. Я подошел и постучал:

  -Занято.

  У меня вытянулось лицо, Костер прыснул. Кукуцапль глянул на меня и ухмыльнулся в бороду.

  Влас не подавал признаков жизни еще какое-то время, и я уже начал беспокоится, когда изнутри донеслось торжествующее «Есть!!! Не сгорела!!!». Снова щелкнул замок и наемник вышел. Лицо серьезное, но глаза все еще сужены. Влас явно рад.

  -Ладно, народ. А теперь с песней, соответствующей атмосфере, идем на Рейхстаг! Тьфу ты… в последнее место!

  И местный житель запел. Звучным басом, но явно гримасничая и кривляясь. Скажем прямо, до хора Турецкого из Полиса ему было очень далеко.

-Здесь птицы не поют,

Деревья не растут,

И только мы плечом к плечу

Врастаем в землю тут.

Горит и крушится планета,

Над нашей Родиною дым.

А значит, нам нужна одна победа,

Одна на всех, мы за ценой не постоим!

  Несмотря на свою дурашливость в исполнении Власа, песня и правда как нельзя кстати подходила к тому, что происходит вокруг.

  Неожиданно лицо Власа побледнело. Он схватил Костра за руку и резко выдернул ее из кармана штанов. В руке он сжимал кольцо, снятое с трупа.

  -Ты пи… - начал орать наемник, но его перебили. Из соседнего помещения, коридора, донесся такой же звук, каким совсем недавно (а кажется, что прошла целая вечность!) Влас отпугивал летяг. С улицы ему вторил такой же, только громче. В зал, повалив двери и выбив осколки окна, хлынули бесы.

  Я молниеносно снял автомат с предохранителя, передернул затвор, но нажать на курок я не успел – лавина отвратительных телец затопила и меня, и Алексея, и Власа с Кукуцаплем. Толпа топталась по нам, автомат у меня вырвали, чуть не откусив вместе с пальцами. Один из бесов вскочил мне на грудь, уперся твердыми копытцами в поясницу и заверещал прямо в лицо. Мелкие коготки впились в плечи, зубастая морда понеслась на меня. Я зажмурился, будто сжатые веки могли остановить эти щербатые треугольники зубов…

  На лицо резко брызнуло чем-то теплым, даже горячим. Слюни у него что ли такие? Я открыл глаза. На животе у меня лежал труп беса, с начисто снесенной половиной головы. Вся моя грудь была залита вязкой, тягучей черной кровью. Я с отвращением сбросил беса с себя, но встать не смог, меня повалило уже несколько мутантов. Один вцепился в ногу, второй воткнулся коготками в руку и распахнул пасть.

  Я стряхнул беса ногой, он съехал вниз и был раздавлен тяжеленным ботинком. Второго я приподнял над полом и со всей силы ударил им об бетонную плиту. Хрустнули кости и бес с визгом распластался на полу. Когда на меня бросилось уже штук двадцать этих уродцев, я не мог сдержать их и… мне несказанно повезло. Стена загса взорвалась, разлетелась на кирпичи, заыпав меня строительной крышкой. Там, где только что была стена, теперь зияло огромное отверстие, заваленное останками бесов. Сквозь пыль и туман снаружи просматривался силуэт человека.

  Большинство бесов с меня смело взрывной волной, парочку сшибло летящими во все стороны кирпичами. Я вскочил, благо, меня так не ранили. Рядом лежал невозмутимый Кукуцапль, судя по всему выпавший из тачки. Власа не потрепало вообще, он со спокойным видом перезаряжал калаш. А на Костра было страшно смотреть. Его многострадальную, простреленную и обожженную руку просто-напросто оторвало. И почему никто не делает попыток помочь ему? А потом я увидел – ему уже помогли. Рука была плотно забинтована желтым эластичным бинтом и густо обмазана зеленкой. Хотя стонал он страшно. Влас увидел, как я смотрю на Алексея и довольно просипел:

  -Ничего, до свадьбы заживет. Он уже и колечко припас, – и Влас вернулся к перезарядке автомата.

  А человек тем временем вышел из тумана и пошел к нам. На нем была толстовка с капюшоном, затертые джинсы и некое подобие бронежилета. Но подойти и завести хоть какую-то беседу ему не удалось – с десяток бесов навалилось на него и… я ожидал рек крови, клочков мяса, но ничего не было. Бесы схлынули и человек упал, весь искусанный, покрытый узорами из следов зубов.

  Влас невозмутимо подошел к трупу, кинул мне его ружье, довольно много связанной в пачки картечи на медведя и продолжил обыскивать, изредка перекладывая вещи из его карманов в свои.

  Я снова положил старика в тачку и подошел с Костром к наемнику.  Тот повернулся к нам:

  -Есть хорошая новость и плохая. Хорошая – если прямо сейчас пойдем дальше, то на следующую ночь будем уже в Тэце. Плохая – рассвет уже очень скоро. Пара минут.

  -Как так?! – возмутился я, - мы же почти ничего за ночь не сделали! Да и зима сейчас!

  -Я бы на твоем месте не болтал, а то в котлету по-киевски в раз превратишься. Ты часом не заметил, что рассвет назревает за несколько часов до восхода солнца. То есть свет уже есть. Столбов огня не будет, но мы просто сваримся. А голыми по городу лучше не ходить.

  -А почему мы тогда к вам так просто прибежали за пару минут до рассвета?

  -Твою мать! Пошли в убежище, там все вопросы!

  -Зачем?

  -Надо, Федя, надо!!! – Влас буквально схватил меня за шкирку и потащил за собой. Мы пошли в сторону той самой пятиэтажки. Звезды уже исчезали с неба, сами небеса голубели, причем довольно-таки стремительно.

  Местный житель затащил нас в ближайший подвал у подъезда. Там обнаружилось несколько трупов, уже порядком высохших. Никаких полезных вещей у них не оказалось. Зато прямо за ними была хиленькая жестяная перегородка, закрытая на несколько щеколд и задвижек. Влас стал неторопливо открывать их все. Воздух не теплел.

  -Э, Влас, а жарче-то не становится.

  -Так подвал же. Туман весь наверху. Он, как это… статичный, не заползает никуда.

  -А зачем тогда за перегородку?

  -Так когда наверху будет фаершоу, мы все равно в подвале без перегородки какой-нибудь в пельмени превратимся.

  -А чье это вообще убежище?

  -Чье-то… по закону оно обязано быть открытым для всех.

  Тут Влас наконец откинул последнюю щеколду и отворил квадратную дверь в перегородке.

  Открывшийся нам вид начисто отбивал желание дневать в этой жестяной коробке.

  Когда-то комнатушка была обставлена на манер тюремной камеры. На стенах висела пара нар, больше похожих на снятые с поезда верхние полки купе. У стены стояло два стула и чернильница.

  Но на все это было страшно смотреть. Полки были выпотрошены (явно не хватало целой горы наполнителя) и искусаны, но не клыками монстров, а обычными человеческими зубами. Цепочки старательно погрызены, как и крепления. Стулья покусаны еще больше, а чернильница, вся в слюнях, лежит на полу пустая. Вся комнатка завалена костями, чистыми, будто мясо срезали бритвой и еще пошлифовали, а ведь среди этих костей были и человеческие руки, ноги и даже головы. Но самое главное – в центре всего этого полусидел-полулежал человек.

  Он страшно исхудал. Живот присох к позвоночнику, руки стали совсем узкими и костлявыми. Щеки впали, под глазами огромные круги. Волос у человека не было, только редкие клочки на макушке. Одежды на нем тоже не было, только уродливая пародия на ботинки лежала чуть поотдаль.

  Человек сперва не отреагировал на нас, но вскоре поднял голову и с диким хрипом бросился на Власа. Нападавшего встретил выставленный вперед кулак. Человек отлетел, упал на пол и ударился головой. Но сознание не потерял. Он застонал:

  -Ы…э…ыэ…ды-и….эды…еди…еды!

  Влас закрыл дверь за собой. Я уже чувствовал, что становится теплее. Затем наемник наклонился к сумасшедшему (а это несомненно).

  -На вопросы ответишь?

  -Ыды… еды! – Требовательно хрипел человек, не обращая на вопрос никакого внимания.

  -Ладно, дадим мы тебе еды, но на вопросы ответишь.

  Человек немного помолчал, а потом, будто вспомнив что-то, закивал, жадно глядя на Власа.

  Наемник достал из кармана кусок галеты, которой уже было лет пятьдесят, и кинул его голодающему. Тот жадно схватил еду и с наслаждением ее проглотил, практически не размусоливая.

  -Ну что… - начал Влас, но человек внезапно захрипел, схватился за горло, за грудь, за живот, выпучил глаза и упал на пол с глухим стуком. Наемник подошел к нему и взял за руку.

  -Сдох наш абориген… наверное на самом деле давно не ел. Что ж, простит мне бог грешок…

  Наемник стал обшаривать комнату. Никаких вещей он не обнаружил. Потом снял с мертвеца ботинки, и из правого выпала маленькая облезлая коробочка. Я присмотрелся…

  -Влас! Это ж диктофон!

  -Без тебя вижу.

  Местный житель взял коробочку в руки и нажал пару кнопок.

  -Так, трек называется «Последняя запись». Символичненько. Послушаем-с.

  Влас нажал еще на одну кнопку. Неожиданно громко из коробочки пошел звук.

  «Сволочь Стрельников захлопнул дверь! Мы с ребятами пытались ее выбить, но она, гадина, крепко держится. В общем, надо подождать, пока сюда доберется кто-нибудь переждать» - в диктофоне мелькнул звук, как будто положили рацию. Началась следующая часть записи, голос стал заметно более уставшим. – «Припасов осталось не очень много, дня на четыре. Никто не пережидает, хотя вчера перед самым рассветом что-то довольно сильно ударилось об дверь. Дежурим по очереди, все чаще хочется спать». – Следующая запись. Голос начинает слегка хрипеть. – «Блин. Одно слово – блин. Запасы практически кончились, остался один сухарь и полбутылки воды. Надо растянуть как можно на дольше». – Запись снова переключилась, но на этот раз слов долго не было. Я уже решил, что их так и не будет. Но нет, голос. Полностью охрип, уставший до предела. – «Припасы кончились четыре дня назад. Приходится пить эту жижу, которая течет из трещины в стене, под правой койкой… дозиметр показывает, что от нее фонит порядочно, но что делать? Штельман съел свои сигареты. Теперь сидит и срет в углу». – Новая запись началась мгновенно, будто и не было паузы. Голос стал запинаться. – «Мы… с Гармашем съели и свои сигареты… пузу хреново, вкус поганей некуда… жижа перестала течь, мы день без воды. Штельман уже второй день вылизывает пол и… блин, как сказать то… короче жрет свои… нет, лучше вам не знать». – Следующая запись. В голосе появились те завывающие нотки, которые мы слышали от человека совсем недавно. – «Сегодняа-а…. Штельман бросился… на нас… мы его убили… нечьяа-а-аны… нечаянно. Он лежит… скоро мы не выдержим и… мы же его съедим!». – Следующая запись началась с того, что кто-то нажал несколько лишних кнопок, а затем прорезался воющий голос. – «Наверна-а-а-а… эыэ-та-а-а… па-а-аследняя моя за-апиыэсь… уф. Я… могу сказать пару слов норма-а-ально… позавчера я съел Гармаша и выпил его кровь… а-а-а… сейчас еэ-эм наполниытеэ-э-э-эль нар… это моя последняя запись. С вамиы-ы-ы был Леонид Страхов. Прощайте». – Запись кончилась.

  Мы все стояли, слегка ошарашенные тем, что только что прослушали. Молчание прервал Влас:

  -Стрельников.

  -Что?! – Костра будто неожиданно разбудили.

  -Стрельников. Знакомая рожа. Он начальник одного очень интересного местечка. Надо будет заскочить к нему. А это возьмем с собой. – Он положил диктофон в тот карман, в котором еще недавно лежала галета.

  Он подошел к двери и закрыл ее на все внутренние замки. Дневать в одном подвале с трупом не хотелось, но пришлось.

  Я лег на кровать и попытался уснуть. Неожиданно мне это удалось. Да, по сравнению с этим городком жизнь в метро – просто рай. С мутантами, радиацией, но рай.

 Глава VII

              Тухляк

Спал я относительно хорошо – проснулся только один раз, когда захотел по своим ночным делам. И Влас опять бормотал эти свои Полянки и Кати. Нет, все-таки этой же ночью расспрошу его об этом.

  Когда мы все уже проснулись, я задал наемнику вопрос, который забыл задать вчера, плюс еще один, пришедший ко мне в голову ночью:

  -Так почему мы тогда к вам прибежали под самое утро и не сварились?

  -Знаешь, Москвич, бывают такие дни, когда у мутантов Март. Обычно оно, кстати, не в Марте. И, короче, в этот день как раз активность то ли у тумана, то ли у солнца меньше, чем обычно. Видишь, как все просто.

  -И еще вопрос – мы за несколько дней столько металла видели… почему же термиты его не едят?

  -Мы с Димоном тоже над этим думали… даже экспериментировали, понимашь. У них что-то вроде мании жрать только то, что люди недавно трогали. Или у них по-другому как-то. Блин, я не Эйнштейн и не Пржевальский! Не знаю. Но машины они обожают…

  Собравшись, мы вышли из подвала. Мне подумалось, что если я вернусь в метро, то буквально окоченею там. Я уже привык к тому, что вокруг неприятно жарко и душно, а в туннелях мне и раньше было довольно-таки холодно – все-таки система отопления уже испустила дух.

  Мы пошли вдоль улицы. Когда группа подошла к поваленному бетонному забору, Влас резко выставил назад ладонь. Я подошел к нему сзади:

  -Что такое?

  -Не подходи ко мне со спины.

  Я обошел Власа и задал вопрос снова.

  -Вот эти вот руины – развалины военной части. Там страшно фонит и собаки водятся, так что лучше не соваться. За забором уже рентгеном поливает, как из ведра. Короче, даже по забору не идите. И лучше оденьте противогазы, здесь такие ароматы, что Шанель номер пять отдыхает!

  Мы все натянули противогазы. Я, с ружьем наизготовку, дергался по пути как неврастеник. Об этом городе у меня давно сложилось самое отвратное мнение. В Москве люди пытались отнять у мутантов право на город. Здесь люди скорее пытались выжить. А те проблемы, которые представали передо мной в метро – нехватка грибов, проблемы с Ганзой, алкоголизм и навязчивость Матроса – все это уже отошло на второй план. Как же будет… классно вернуться в родимое метро. Где не надо трястись за свою жизнь каждые десять минут.

  Мы практически прошли мимо забора (а он оказался прямо-таки колоссальной длины), как сзади раздался оглушительный лай. Я обернулся. На нас неслась целая стая собак. Они были мелкими, как домашние таксы и эти… тойтерьеры, но порода у них была какая-то совсем непонятная, а уж боевого задора – хоть отбавляй. По крайней мере, пена изо рта у них лилась ручьем.

  Влас прижался к стене пятиэтажки напротив, мы встали к нему, прикрыв Кукуцапля собой. Правда, упрямый старикан сам на руках выехал в первую линию, но возражать ему никто не стал. Собаки приближались.

  -Влас, у вас всегда так?

  -Нет, просто район неблагополучный.

Я глянул на Власа и перехватил его команду – два пальца вперед.

  Мы начали стрелять. Мое ружье-двустволка страшно грохотало и дым от выстрелов заволакивал и без того туманную улицу. Собаки с воем и скулежом умирали, но неотвратимо приближались. Им явно не хватало стратегии бесов, но это с лихвой  покрывала безудержная ярость.

  Они практически добрались до нас, когда в центр огромной стаи собак сверху упало черно-красное пятно и снова взмыло в воздух, унеся с собой нескольких собак. Ситуация повторилась. В игру вступили летяги. Все еще более ухудшилось, когда сверху донесся лающий звук и из окон пятиэтажки хлынули волной бесы. Мутанты грызлись между собой и бросались на нас.

  Началось форменное месиво. Черная кровь заливала тротуар и проезжую часть, собаки пролетали над полем битвы как футбольные мячи, бесы изловчились задрать задержавшуюся на земле летягу. На нас попеременно наседали то собаки, то летяги, то бесы. Ружье не давало никаких результатов – дробь была самодельная и била совсем недалеко. Тогда я взял ружье за ствол и со всей силы разбил морду прыгнувшей на меня псине. Пес упал, но в ногу треугольными зубами вцепился бес. С матным криком я воткнул ему в глаз конец приклада ружья, а в приземлившуюся за мной летягу выстрелил картечью на медведя, которой было не так много. Оба монстра сдохли, а на меня бросилось сразу два урода – бес и собака. Они привалили меня к стене и стали прямо на мне драться за лакомый кусок. Как назло, что-то выбило у меня из рук ружье. Я снял противогаз и тяжеленным фильтром с размаху ударил по собаке. Хрустнул хребет, а я тем временем схватил беса за рог и, пока он не успел опомниться, швырнул его вверх. Летяги приняли подарок. Натянув противогаз, я упал на землю – на меня прыгнула одна из самых больших собак, и ее оскаленная морда мгновенно понеслась ко мне…

  Дальнейшее сложно описать. Грохотали выстрелы, визжали мутанты, на мне сидела собака. Перед моими глазами пронеслась вся жизнь со скоростью поезда-экспресса. Но опять мне помогли. Чья-то сильная рука подняла меня над землей, с диким треском сломала моей спиной огарок оконной рамы и втащила куда-то, ударив мной об твердый пол. Я с трудом поднялся, прихрамывая на прокушенную ногу. Находился я, судя по всему, в брошенной квартире на первом этаже, а у окна стоял человек с могучим телосложением, в  кожаной куртке и матросском берете. На ногах у него были привычные треники. Рядом с ним лежал мертвый человек. Я присмотрелся к мертвецу и похолодел. Это был Костер.

  Когда? Кто? Как? У меня в голове появилось сразу с десяток вопросов. Я подошел к Алексею и всмотрелся в его лицо. На лице застыла гримаса ужаса, но глаза уже были полны мертвецкого спокойствия. Я закрыл их, хотя бы отдав дань традициям. Шея у костра была прокушена чуть ли не в двадцати-тридцати местах мелкими острыми зубами. У меня в голове одно за другим всплывали воспоминания о Алеше– все-таки какой он был парень! На Площади Ильича таскал в лазарет заболевших чумой. Когда шли через туннели, он, хоть и был еще совсем ребенком, прикрывал нас от мутантов. На Бауманской упирался до последнего. А уж как его любили на Партизанской… я больше не мог смотреть на мертвого товарища и отвернулся к человеку, стоящему у окна.

  Я уже подошел достаточно близко, чтобы увидеть его лицо. Борода лопатой, густые брови, усы как у Тараса Бульбы в старой книжке. Хотя седины не было и в помине – все волосы у человека были угольно-черными. Занят человек был тем, что пытался втащить через окно тачку с Кукуцаплем, который пребывал в обморочном состоянии. Мешали колеса. Я снова сдернул противогаз и со всей силы ударил по обрубку оконной рамы. Обрубок с противным хрустом вылетел наружу, а Кукуцапль ввалился внутрь. Человек в берете высунулся в окно еще дальше, огляделся и резким движением втащил Власа внутрь, порвав его шикарный плащ об угол окна. Все мы находились внутри.

  Человек сел на нечто оплавленное, непонятной формы и снял берет. На макушке у него была шикарная плешь, которая немного не вписывалась в образ этакого Бирюка.

  -Будем знакомы, – пробасил громогласно человек и протянул нам руку-лопату, - Дубинин Аркадий Петрович. Можете звать как все – Спасатель.

  Влас встрепенулся:

  -Спасатель, а меня не узнаешь?

  Аркадий Петрович присмотрелся к наемнику и тоже просиял:

  -Влас! Куда путь держишь, добрый молодец?

  Эти двое разговаривали так, будто не лились на улице реки крови.

  -Вот эти трое… двое из Московской подземки. Я их до туда веду, через парочку мест, потом с ними останусь. Сейчас в Тэц идем.

  -А ты в подземку ради…

  -Да-да, Спасатель, ради! Я так понимаю, до Тэца ты довести согласен?

  Дубинин нахмурился.

  -Я то согласен. Вот только по улице вы не пройдете.

  -Да это я и сам понимаю, чай не дурак. Только как тогда?

  -Только через Тухляк.

  -Ой, е мое… ну да ладно, выбора у нас все равно нет.

  И Спасатель двинулся к выходу из квартиры. Мы пошли за ним, а я снова взял в руки тачку с Кукуцаплем. Я чувствовал, что кровь из раны, оставленной бесом, не идет. Странно, конечно, но не об этом сейчас думать надо.

  Тем временем Спасатель спустился по лестничке к выходу из подъезда и свернул под ступеньки. Мы пошли за ним. В стене, прямо под самой лестницей оказалась впечатляющая дыра, из которой торчали обрубки мелких труб и одна большая – развернутая к нам своей темной пастью. На дне трубы плавала застоявшаяся вода, отдающая тухлятиной. Н-да, название Тухляк как нельзя кстати подходит этому местечку.

  Влас и Спасатель принялись раздавать указания практически хором, и из двух речей я уловил только один общий приказ – старик ползет по-пластунски за нами, противогазы не одеваем, дабы не испортить.

  Наемник вошел первым, на корточках. За ним Аркадий, потом я, а в конце шествия полз старик с самым возмущенным выражением лица. Я впервые радовался, что ему тяжело говорить, а то колонна шла бы под непрерываемый аккомпанемент отборных ругательств.

  Труба явно сломалась в нескольких местах. Кое-где она вздыбился холмом (в таких местах мне приходилось затаскивать Кукуцапля наверх самому), кое-где провалилась, а кое-где прохудилась до дыр. Трубы разветвлялись много раз, но на развилках ни Спасатель, ни Влас, ни разу не задумавшись, ползли в нужном направлении. В итоге вонь и ползание на карачках меня порядком достали, и я спросил:

  -Влас, Аркадий Петрович, скоро уже Тухляк-то кончится?

  Наемник и Спасатель переглянулись. Ответил мне Аркадий:

  -Слушай, мужик, он еще и не начинался. Вот это все – канализация, куча вонючих труб. А Тухляк… в общем, скоро сам увидишь, один поворот остался.

  Мы проползли еще чуток, у меня уже заболели ноги, меня затошнило. Преодолев поворот, мы прошли еще метров двадцать по трубе и вышли в это место.

  Труба резко обрывалась, как там – под лестницей.  Вокруг было какое-то длинное узкое помещение с довольно высоким потолком. Никаких ламп не было, лишь кое-где висело нечто вроде грязных факелов – сучковатое полено, прикрученное к стене проволокой и обмотанное промасленной тряпкой. Так что помещение было практически полностью погружено в противный тягучий мрак, разгоняемый тусклым рыжим отсветом огней.  Металлические стены покрылись ржавчиной и выглядели, по меньшей мере, жутко. С потолка капала тягучая жижа. Из коридора выходило несколько дверей. Но главное было не это. Главное – здесь явно жили люди.

  Коридор был завален спальными мешками, старыми подушками или просто постеленными на землю дорожными плащами. В конце коридора стояли небольшие торговые лотки – поставленные в ряд несколько стульев, составляющие прилавок и скатерть, поставленная на четыре палки, образуя нечто вроде навеса, на котором скапливалась вонючая субстанция с потолка. Торговцы не пытались завлекать своих посетителей или хотя бы как-то пытаться всучить им свой товар. В одном лотке лежала парочка ржавых инструментов, во втором – бутылки с жидкостями наподобие тех, что мы видели в бункере наемников, в третьем – нечто съедобное (по крайней мере так уверяла табличка на палатке – «Еда»), но явно очень, очень неаппетитное. На дверях висели таблички, заляпанные разнообразной нелицеприятной грязью:  «Помещения управляющего», «Гостиница», «Жилые комнаты», «Выход наверх».

Наша процессия направилась через Тухляк. В поселке и правда пахло еще хуже, чем в канализации, весь пол был залит зеленоватой водой. И в некоторых местах люди, сидя на спальных мешках, пили эту воду! Выглядело отвратительно. Грязная девочка возле палатки с инструментами выбирала что-то. Я ненадолго отделился от колонны и подошел к ней, с твердым намерением сделать хоть какое, а доброе дело. Она  с серьезным видом рассматривала гаечный ключ.

  -Девочка, зачем тебе инструменты? Может что-нибудь вкусное купить тебе?

  Девочка повернула ко мне голову. У нее был взрослый, обреченный взгляд, но когда она взглянула на меня, он сменился на что-то в духе «Вот козел».

  -Мужчина, вы что? – тонким голоском спросила девочка, и у меня мороз пошел по коже. – Какая еда, мы сегодня уже ели. А у мамы костыль сломался. И вообще, не приставайте ко мне, а то я Администрацию позову! – грозно закончила она и вернулась к выбору. Я, ошарашенный, отошел, а затем побыстрей вернулся к группе, чтобы не потерять их.

  Люди вокруг были грязные, пропахшие тухлой водой, почти поголовно пьяные – и женщины, и старики, а иногда и дети. Дверь «Гостиница» была покрыта толстым слоем пыли и проржавела практически полностью. Мне стало искренне жаль владельца этого заведения.

Влас увидел, что я совсем уж скис и толкнул меня плечом:

  -Хочешь развеселю?

  Я поднял на него взгляд. Наемник развернулся к самому людному месту в коридоре и громко спросил:

  -Эй, кто-нибудь! Почем сейчас опиум для народа?!

  Мрачный мужик в конце коридора буркнул:

  -По деньгам.

  Я смерил его презрительным взглядом.

  -Не смешно.

  Влас хмыкнул:

  -Кто бы сомневался.

  Мы подошли к двери «Выход наверх», когда ко мне подбежала девочка, с которой я только что разговаривал и буквально прыгнула на меня с объятиями. Я чуть не упал на пол.

  -Дядя, дядя, вы такой хороший! – Пролепетала она, спрыгнула обратно и убежала куда-то в сторону «Жилых комнат». Влас заорал на меня:

  -Беги за ней, она ж карманы чистит!!! – я побежал за девочкой, хлопая себя по карманам. И правда – ни «Гамлета», ни пулек, ни паспорта. Даже картечь на медведя сперла, маленькая стерва! Девочка влетела в дверь, открыла ее и попыталась захлопнуть перед моим носом. Я ногой остановил полет двери и побежал по другому коридору. Здесь из стен торчали разные вентили и погасшие экраны мониторов. Что же это за место такое? Я почти настиг девочку, когда она спрыгнула в какой-то люк, расположенный в конце коридора, прямо между двумя спальными мешками. Я спрыгнул за ней. Внизу оказался самодельный туннель, вырытый и закрепленный кое-как. Люди здесь лежали все поголовно пьяные, а в конце стояла пьяная в доску женщина с одним костылем. Девочка перед ней раскладывала награбленное. Я подошел и взял девочку за ухо, откинув прядь слипшихся сальных волос. Она заверещала:

  -Я Администрацию позову!

  Я вышел из себя и рявкнул:

  -Заткнись, соплячка!!! Это я Администрацию позову!!! А ну вернула вещи, сволочь!!!

  Девочка замолчала, но даже не обиделась, она достала из воды жестянку с пульками, размокшую книгу и паспорт и вручила их мне. Я засунул их в карманы и сплюнул в воду. Злость постепенно проходила, сменяясь омерзением к этим людям. Не люди это, а отбросы. Даже в метро на транзитных станциях люди ведут себя лучше. Хотя бы цивилизованно. Из туннеля шла проржавевшая до основания стремянка, вколоченная в землю. По ней я взобрался наверх, оттуда в жилые помещения, а там уж и вернулся к группе.

  -Пошли быстрей, не хочу здесь задерживаться. – Буркнул я. Влас понимающе ухмыльнулся.

  Мы зашли в «Выход наверх». Здесь был совсем короткий коридор, в котором лежало совсем немного мешков и мелкая металлическая дверка, охраняемая двумя бугаями с грубыми дубинами.

  Не успели мы подойти к двери, как к нам подвалил очередной алкаш и начал заплетающимся языком:

  -Люды, подайте на хлебу…

  -Пошел нахрен. – Сказал Спасатель и с правой руки врезал пьянице в скулу. Тот провернулся на месте и, ударившись головой об стену, съехал вниз. Охранники не обратили на это абсолютно никакого внимания, только безразлично отвернулись. Влас подошел к ним, отсыпал каждому в руку по горсти монет, открыл дверь и вышел. Мы направились за ним.

  Я сначала не понял, где мы находимся. Огромное пространство было заставлено пустыми гранитными бассейнами, между оплавленной плиткой были небольшие палестинки выгоревшей травы или газона. Сами мы тоже стояли в таком гранитном бассейне. Когда группа отошла подальше, я посмотрел, откуда мы вышли и все понял.

  Это была главная площадь города. А Тухляк – это технологические помещения фонтанов, которые здесь располагались. Даже странно, в каком месте люди нашли себе убежище. Рассвет еще не предвиделся, по крайней мере ни Влас, ни Спасатель не волновались.

  Когда мы вышли чуть дальше, туман открыл нам величественное зрелище. Огромное здание, когда-то со стеклянным потолком, потекло и оплавилось. Струи жидкого стекла потекли по облезшим желтым стенам и затекли в огромные окна, образовав страшный, но красивый пейзаж.

  Аркадий направился к нему. Вдали грохотало, ревели монстры и за огромное расстояние мы продолжали слышать звуки схватки. Схватки за добычу, которая давно ушла от охотников.

  Глава VIII

         А я люблю дождь

Створки двери стояли на своем месте, основательно помятые, наполовину выбитые из проема, без стекол. Поверх них лежало штук сорок обугленных скелетов с остатками сумок, вещей, каких-то покупок. Над дверью на честном слове висела табличка с облезшей надписью «Торговый центр «Богородский»». Спасатель и Влас перешагнули скелеты и пошли по выщербленному коридору торгового центра. Почерневшие скелеты кучами набились в магазины. Спасатель увидел, с какой жалостью я смотрю на останки людей и бросил через плечо:

  -Люди думали, что смогут укрыться, если закрыть дверь магазина… скоро увидишь – часть из них не ошиблась.

  Мы неспешно прошли еще немного и попали к спуску в подвальный магазин. Спасатель уверенно повел нас вниз. Там оказался небольшой сюрприз. Посреди промежуточной лестничной площадки был от пола до потолка вставлен огромный стальной лист. В центре был вставлен шлюз, как от венткамеры, разве что немного побольше. Аркадий остановился на месте:

  -Влас, друган, дальше сами. Мне еще других раздолбаев спасать.

  Они с наемником пожали друг другу руки, и Спасатель прогулочным шагом пошел прочь, не оборачиваясь.

  Влас постучался в шлюз. Оттуда донеслось:

  -Пароль?

  -Да иди ты в задницу со своими паролями!

  Ответ из-за стены меня удивил:

  -Правильно. Можете проходить.

  С невыносимым скрежетом шлюз выехал чуть вперед и с резким хлопком открылся настежь. Перед нами в облаке белесого пара стоял человек в бронежилете поверх белой рубашки, брюках и строительной каске. В руках у него был обрез охотничьего ружья. Человек вышел чуть вперед, рассмотрел наемника и просиял:

  -Влас, сто лет не виделись! Как там наверху?

  -А что, разведчиков уже всех сожрали?

  -Да нет… просто толку от этой разведки? Туннель до Раша-Вегаса и канализация до Тухляка есть, а остальное приложится.

  -Ладно, бывай Вован.

  Облако пара развеялось и мы продолжили спуск. Когда группа прошла через ворота, я огляделся. Вокруг стояло еще несколько человек, одетых как Вован – в рубашках и бронежилетах. У всех было оружие, но по его состоянию можно было легко определить – им ни разу не пользовались.

  К двери шлюза шла длинная металлическая палка, напоминающая раскладную удочку. Другим концом эта палка присоединялась к непрерывно тарахтящей машинке. Правда, через пару минут один из людей в бронежилетах подошел и вырубил ее. Вдоль лестницы было выстроено нечто вроде военной базы – высокие жестяные платформы, по которым сновали охранники – как я назвал про себя людей в бронежилетах. Сами ступеньки лестницы были ровно забетонированы на манер гладкого спуска для колясок – по бокам все равно были оставлены ступеньки. По лестнице мы спустились донизу, а там нас встретило нечто совсем уж невероятное.

  Ровно у последней ступеньки стояла реалистичная статуя человека из склеенных вместе листов жести.  В одной руке он держал настоящую сумку из какого-то супермаркета с надписью «О`кей», а во второй – не менее настоящий калаш. Стоял он на большой бетонной плите с надписью на ребре.

  -Тэц. Самый большой город в Ногинске. – Пояснил Влас. Мы прошли дальше.

  В торговом павильоне в самом деле раскинулся настоящий большой город. Из чистых, не гнилых досок вокруг были собраны дома до потолка – где по два, где по три этажа. У стен стояли более компактные дома из кирпичей. У всех домов были и подъезды, и окна квартирок. В центре первого зала стояло штук пять бочек с водой, из которых по шлангам подавалась вода в самый настоящий фонтан! Выглядел он правда не слишком красиво – торчащая из кирпичной коробки железка, стреляющая водой под потолок.

  Помещение было просто огромным – дворы и улочки Тэца разветвлялись и проходили еще по двум коридорам подземного города. Я тащил тачку с Кукуцаплем по городу, открыв рот. Толпа вокруг нас была прямо-таки гигантская – даже в Полисе, наверное, не было столько народу. Когда-то, судя по всему, стены у магазина вынесли, и это позволило создать настоящие улицы и бульвары, дворы и переулки. Все это освещалось фонарями, связанными сетью проводов на полу. Были здесь и целые скамейки, слегка проржавевшие мусорки, а детвора гоняла по городу на самых настоящих велосипедах!!! У меня буквально кружилась голова от обилия всего… этого… вокруг меня.

  Влас увидел, как я рассматриваю Тэц и по-дружески хлопнул меня по плечу:

  -Ладно, вижу, в метро такого в жизни не видел, а? Осматривайся. Я пока тут шопингом позанимаюсь… по патроны, в общем, схожу.

  Влас смылся вглубь дворов. А я тем временем пошел с Кукуцаплем по главной улице. Вокруг высились настоящие каменные дома, деревянные домишки, вдоль дороги шел немного неровный, но – бордюр... и ни одной ржавой или гнилой детали вокруг! Я прошел еще чуть и у меня затрепетало сердце. Старик в тачке выпучил глаза и зашелся кашлем.

  Чуть в сторону от главной дороги отходила тропинка, вымощенная плиткой, какой раньше выкладывали тропки на дачах. Тропинку окружали самые настоящие деревья! Они были не самые зеленые, даже так – грязно-желтые, низкие и корявые. Лампы над ними были немного другого цвета, светили более мягко и были направлены чуть вбок. Я подошел к дереву и с благоговением взял лист двумя пальцами. Мягкий, шершавый, хрупкий – с мелкими прожилками, такими приятными на ощупь. Я приблизил лист к носу и вдохнул его запах. Свежий, немного горьковатый… мне было даже обидно, что самый похожий запах на этот в метро – раритетные освежители воздуха. Люди в Тэце ходили мимо деревьев, будто это обычное дело, никакого чуда. Ну да. Обыкновенное чудо.

  Я пошел по парку вглубь, свернул куда-то не туда и оказался в темном дворе, над которым мигала только одна лампочка – на месте углового дома тарахтел генератор. Я уже собирался вернуться к деревьям, но дорогу мне преградила парочка молодых ребят. У одного из них было в руках охотничье ружье-двустволка, а у второго – пневматический пистолет. Первый прямо приставил мне ружье к груди, а второй подвел пистолет вплотную к глазу Кукуцаплю.

  -Мужик, не рыпайся и гони бабки. На пол клади. – Медленным, немного нервным голосом заговорил первый. Я выпучил глаза. Такой благополучный город… ни тебе мутантов, ни радиации, даже этот двор живет во много раз лучше некоторых станций метро. Я вспомнил небольшую мудрость своего дедушки – еще до катастрофы. Люди периодически должны воевать, а то мозги заплывают жиром, и молодые начинают страдать фигней. Прав был дедушка. К сожалению.

  -Пацаны, вы охренели.

  -Не борзей, урод. Последнее китайское предупреждение.

  В подтверждение его слов второй грабитель практически вдавил пистолет в глаз старику. Я стал быстро оценивать ситуацию… ударить по ружью, выбить ногой пистолет… нет, я грохнусь на землю, а второй поднимет ружье…

  Помощь пришла неожиданно. В затылки парням уткнулось по ПМ.

  -Опа! Семеныч, да это ж старые знакомые! Штырь, Патрон, да? Сами пройдете или как?

  Первый с гримасой отвращения бросил на пол ружье, а второй пистолет. Один из спасших нас людей под дулом пистолета повел грабителей куда-то. А второй остановился напротив. Я с удивлением отметил то, как он одет. Это ведь мент! Судя по «соплям» - лейтенант.

  Он скучающим взглядом окинул нас:

  -Теперь показания снимать… Тухляк?

  Я сперва не понял его, но через секунду до меня дошло – гражданство. А я, судя по всему, очень напоминаю обычного жителя Тухляка.

  -Нет, мы с метро. Московского.

  Лицо милиционера вытянулось.

  -Чего ж вы по трущобам шастаете? Вас к Нельсону надо!

  -А Нельсон – это… - уточнил я на всякий случай. Вдруг это палач какой?

  -Великий человек. – С трепетом произнес мент и повел меня куда-то. Мы шли через город по главной улице и в итоге вышли к двухэтажному зданию с простенькой мозаикой над входом – в виде, наверное, герба Тэца. Щит, на нем сумка, из которой торчит автомат. Милиционер открыл двустворчатые двери и вошел внутрь. Там и тут раздавался стук по клавишам. Я с уже привычным удивлением подумал, что этот звук подозрительно похож на компьютеры. Мой спаситель привел нас с Кукуцаплем к дальней двери в конце коридора и жестом показал, чтобы мы входили.

  Я отворил дверь и прошел внутрь. Кабинет был тщательно выбелен. Причем ровно, а не как самодельный домик на Бауманской. Стол размером с Гренландию (а может и больше), в форме шестиконечной звезды. На столе стоял настоящий работающий компьютер! Правда, удивление быстро прошло.  К столу было придвинуто три мягких кожаных кресла – совсем не подпорченных. А в кресле сидел человек. У него было слегка кругловатое лицо, с намечающимся вторым подбородком. Прическа была, как мне почему-то подумалось, «Гитлеровская». Насколько я помню, нацистский вождь носил такую же. Под серыми, с красными прожилками  глазами были огромные мешки, будто человек не спал, по меньшей мере, пару недель. Одет он был в кинематографичный белый пиджак, с торчащим из грудного кармашка углом черного платка. Он жестом пригласил нас присаживаться. Я сам сел в кресло, а Кукуцапль с удовольствием перевалился на сиденье рядом.

  -Тухляк, продовольствие? – В лоб спросил он, даже не глянув на нас.

  -Нет, мы…

  -Раша-Вегас, ядерная боеголовка?

  -Да нет, мы…

  -Красная лента, удобрения?

  -Да мы из метро! – неожиданно резко вспылил Кукуцапль. Даже не зашелся кашлем.

  Человек оживился, поднял на нас взгляд.

  -Москва, Питер, Хельсинки, Самара?

  -Москва.

  Человек снова откинулся в кресле и расплылся в улыбке.

  -Полагаю, хотите получить ответы.

  Я кивнул, старик тоже. Я задал первый, самый волнующий вопрос:

  -Кто вы и как вы все это создали в подвале магазина?

  Человек хмыкнул:

  -Я то Александр Нельсон, так сказать, демиург этого города. А вот как создал… небольшой экскурс в историю, вы не против? Я рано открыл собственный ресторан. Точней, я просто заведовал столовой. Было это еще в восемьдесят девятом году. Через год путч, путаница, суматоха. В этом хаосе я кое-чего добился от директора банка, вложился в кое-какие предприятия и вскоре смог открыть целую сеть ресторанов. Со временем она только увеличивалась, у меня были грандиозные планы. По ресторану в каждом городе России и ближнего зарубежья! А там уже и дальнего, Европа, запад… но вот за день до ядерного удара приехал я в здешний отдел своей сети ресторанов. Были запарки с документацией, которые местный управляющий оказался не в состоянии решить. Находился мой ресторан прямо в этом торговом центре. И вот сирена, грохот, сыпется штукатурка с потолка, вдали вырастают грибовидные облака. Люди ломанулись в магазины, стали беспредельничать. Я понял, что так мы все скоро сдохнем. Мои телохранители заталкивали людей в подвальный магазин, а я выхватил у рекламщика на улице рупор и стал организовывать эту толпу неадекватов. За несколько секунд до удара моими стараниями мы успели снести все мало-мальски важное из магазинов в подвальные отделы. Мои телохранители угнали бетономешалку, мы вставили тут в проходе одну большую штуку, и ребята залили нас цементом. Жаль их, конечно. Но зато взрыв прошел гладко. Дальше через кровь, пот и слезы я начал строить этот город.

  Было непросто. Ради зданий пришлось выдумывать свои способы обжига кирпичей. Благо, мы выкопали в подсобке яму, где нашлось прямо таки очень много глины. Разбирали прилавки, сортировали вынесенные из магазина вещи. Сложнее всего было справиться с ментами, владельцами тиров и чудиком, который спер в охотничьем магазине винтовку. Кровь в голову ударила. В итоге я проявил чудеса болтовни. Они стали смирными гражданами. Не знаю уж, как мне удалось организовать толпу, как удалось собрать лампы дневного света и гермоворота из остатков бетономешалки… но все, что вы видите вокруг – плод моих непосильных стараний. Кстати, на нашей стеле изображен глава моей охраны – именно он угнал бетономешалку.

  Нельсон замолчал, выжидающе глядя на нас. В итоге я спросил:

  -А парк? Как вы это сделали?

  -Это не я. Здесь есть один такой гений – имени я его не знаю, его все зовут Стерлинг. Из всякой ерунды, которую притащили люди в подвал, типа блендеров, скороварок, напольных весов, он собирал для нас совсем другие вещи – отбойный молоток, электрогенератор, цепную пилу. Он и переделал обычную лампу под… блин, вот попробуй запомни, что он сказал! В общем, под лампу, которая дает нормальный для растений свет. Правда, из-за этого кое-где не хватает электроэнергии, но он трудится в поте лица. У нас же тут, как ни как, утопия.

  Мы посидели еще чуть-чуть и Кукуцапль подал голос:

  -А у вас нет ника-кхаких вопросов?

  Александр будто ждал этого вопроса. Он взмахнул руками.

  -Не-а. Вы просто не представляете, как помогает собственная радиостанция. Стерлинг явно гений – он покрыл термоустойчивым составом радарную тарелку, а мы взгромоздили ее на крышу. Ее уже несколько раз ломали летяги, но это не беда. Вы удивитесь. Сами посмотрите.

  Нельсон развернул монитор компьюетра к нам и открыл папку под названием «Каналы для связи». Мои глаза полезли из орбит. Сколько названий!

  В списке связи главы Тэца значились и Москва, и Питер, и Самара! Там были такие города как Нью-Йорк, Афины, Глазго, Киев! Новосибирск, Омск, Минск! Нижний Новгород! Стокгольм! Дели!

  Я пораженный крутил ролик компьютерной мышки (как же рука отвыкла от этого движения!) и читал все новые и новые названия городов, которые еще недавно считал вымершими. Лима, Токио, Берлин, Манчестер…

  -А вы что – говорите по-японски и по-индийски?

  Александр усмехнулся.

  -Нет конечно. Только по-немецки, по-английски, да по-украински. Но там у них людей, которые говорят на англицком – полные станции. Кстати, в Омске ужасная ситуация – метро еще не достроено было, а люди все равно прятались. В итоге станции заражены, а в туннелях и депо прячутся люди. Единственная обитаемая станция – Кристалл, там немцы что-то делают, фиг поймешь что, никто не знает, а…

  -И что, вот прямо сейчас можно связаться с любым городом? – с волнением спросил я, дрожащей рукой докручивая список (Салехард, Южно-Курильск, Анкоридж).

  Нельсон снисходительно глянул на меня и покровительственно пододвинул ко мне наушники с микрофоном. Я дрожащими руками одел на уши аппаратуру и дважды кликнул на городе, где жил дедушка. Питер.

  Открылось окно, запрыгал бегунок уровня звука, в наушниках зашипело. Затем прорезался четкий, ясный голос.

  -Прием, кто говорит?

  Я сглотнул и ответил, как учили на Партизанской, с небольшой коррективой:

  -Город Ногинск, город Тэц.

  -Принимает станция Технологический институт. Цель сеанса связи?

  В голове запрыгали мысли. Хотелось столько всего спросить – политическую ситуацию, кустарное оружие, судьбу памятников архитектуры. Но я спросил:

  -Знаете ли вы точное население метро, прием?

  -Да, конечно, все в базе данных.

  -Могли бы вы проверить – есть ли там человек по имени Стасюк Андрей Викторович, 1951 года рождения?

  -Сейчас, подождите.

  Некоторое время в эфире царила тишина, разве что хлопали двери, да доносился звук толпы. Я в очередной раз поразился качеству радиопередачи. И как только московское метро до сих пор не связалось хотя бы с Питерским? Или связалось?..

  Тут в эфире раздался шум, будто радист сел на место:

  -Уважаемый, объект поиска найден в списке пропавших без вести за 2027 год. Род занятий – сталкер-поисковик с малой дальностью заброса. А зачем вам эта информация?

  Я, не веря в услышанное, пробормотал:

  -Близкий родственник. Спасибо. Отбой. – И закрыл окно связи.

  Дедушка. Пропавший без вести сталкер, да еще и поисковик. То есть ищет других сталкеров. Ему же было почти восемдесят лет! О чем он думал?! Тем не менее, уже привычная пустота от утраты близкого человека быстро заполнилась обычными чувствами. Наверное, свою лепту внесло двадцатилетнее расставание.

  Нельсон придвинулся ко мне:

  -А все-таки, зачем вы зашли?

  Я уже задумался, что же ответить, как в комнату, ударив дверью об стену, вошел Влас. Он сел на край стола Александра и кинул на меня взгляд:

  -Что, дал мужику пообщаться с Екатеринбургом? – Нельсон покачал голвой. Влас снова развернулся ко мне, - ну там и дурдом, конечно. Саша, а я по делу.

  Наемник достал из своего бездонного кармана тот самый листочек, который взял еще в парке аттракционов и бережно положил его на стол перед главой Тэца. Тот, в свою очередь, легким движением разогнул листок и стал читать. В его лице не дрогнул ни один мускул, когда он пододвинул тетрадный лист обратно наемнику.

  -Влас, дружище, садись, выпьем. Еще есть вино с восьмисотого года.

  Наемник оскалился:

  -Ура, ура!!! Вино!! А мне водочки.

  Из-под стола начальник достал две бутылки и два стакана и разлил напитки. Влас с Нельсоном чокнулись, но наемник водку пить не спешил. А Александр залпом осушил стакан, потряс головой и обратился к своему гостю:

  -Уф! Давно ее не пил. Двести лет стоит, я думал стухнет, ан нет. А пить то хочется. Ну-ка, отлей мне.

  Наемник неожиданно для всех встал на стол и принялся расстегивать ширинку.

  -Тебе прямо в стакан?

  Александр улыбнулся.

  -Все твои шуточки… да сядь! По делу… батареи сейчас в Раша-Вегасе.

  Вся шутливость Власа спала.

  -КАК В РАША-ВЕГАСЕ?!!! КАК?!!! Я Ж ТЕБЕ ДАЛ ХРАНИТЬ!!!

  -Соглашение по поводу ядерной бомбы было очень выгодное, а ты мне их дал пять лет назад, вот я и решил…

  -РЕШИЛ?!!! РЕШИЛ!! М-МАТЬ… - наемник слегка успокоился и сел обратно на угол стола. Из глаз у него в буквальном смысле летели искры. – Я тебе дал и что сказал? Сказал – храни пятнадцать лет. Ты глухой?

  -Ты просто не представляешь себе, какие суммы крутились на том торге! За те деньги, которые я выручил, мы смогли сделать такую машину, которая нам жилого пространства прокопает – на тридцать лет вперед хватит. Ты ее не видел, ее только собирают. Стерлинг и парочка ученых с других городов. Даже хрен с Техноложки в Питере приперся! Так что, все ради Тэца.

  -Мне надо вернуть аккумуляторы.

  -Хм.. есть в договоре одна лазейка, я ее специально подметил. Если ты уговоришь их отдать тебе аккумуляторы без официальных бумаг, но с большей ответственностью за передачу их стороны, то и деньги наши, и аккумуляторы твои.

  Влас выдохнул. Шумно.

  -Что ж, ладно. Вернусь я в это адское пекло. Но лучше уж в Красную ленту переть… чем так.

  А я тем временем разглядел на стене самодельную карту города. Точней, карта города была настоящей, но пометки были сделаны от руки, фломастером. Тухляк и Тэц были взяты в треугольник с еще одним городом. Я приблизился и прочитал. Раша-Вегас. Название говорит само за себя. Непонятно, почему города так близко. Безопасность, наверное, рядом с Тэцем. Вдалеке были еще города – какая-то Красная лента, Бункер наемников (Власа с Димоном), Железнодорожинск… и еще два или три дурацких названия.

  В итоге Влас встал со стола, открыл дверь и сказал мне:

  -Пошли, Москвич. Продолжаем тур по местным достопримечательностям.

  Я и Кукуцапль пошли вперед. Мы шли по улицам города, а в моей голове одна важная мысль наползала на другую – то о городах Ногинска, то о других метро, то о Раша-Вегасе, но больше всего – о том, что все вокруг меня создано усилиями двух человек – Нельсона и Стерлинга.

  Влас по пути пояснял:

  -Наверху уже давно светло, так что идем под землей – Тэц соединен туннелем с Раша-Вегасом. Там воняет и орудует шпана с ножичками. А, еще карманы чистят и менты на лапу каждые два метра требуют. Так что…

  Договорить наемнику не дали. Из рупоров, которые, как оказалось, развешаны под потолком, грянуло:

  -Граждане Тэца! Важное объявление! На поверхности начался дождь! Тип: ливень! Продолжительность: от часа до двух! Все прописанные в Тэце граждане…

  Рупор заглушил восторженный гвалт толпы. Двери подъездов распахивались, оттуда вылетали кучами люди, улицы переполнились, детвора на велосипедах успешно лавировала, вскоре прибиваясь к сверстникам или родителям. Трех паспортных контролей на входе еле хватало – половину людей пропускали наверх вовсе без проверки. Охрана и сама хотела выбраться. Влас тоже просиял, на ходу крича нам через плечо:

  -Планы поменялись! Москвич! Ломись через охрану! Ты давно такого кайфа не ощущал!

Мы с наемником подбежали к паспортному контролю, врезались в толпу и на скорости вышли с другой стороны, как нож через масло. Влас при этом орал:

  -Разойдись, разойдись! Психованный мужик с тачкой!!! Ноги раздавит!!!

  Так мы прорвались через паспортный контроль и ринулись наверх. Наемник предупредил:

  -Ты только учти – в Раша-Вегасе придется радиацию выводить! Дождь крайне кислотный! И волосы старайся не подставлять.

  Мы выбежали из подвала и вышли на улицу.

  Небо заволокло тучами. Сверху сплошными струями лила вода, стекаясь внизу в лужи. Капли отпрыгивали от растрескавшегося асфальта, снова падали на него. Люди смеялись, дети радостно гоняли на велосипедах по главной площади города, будто не могли их сейчас схватить мутанты. Наемник будто угадав мои мысли, ответил на неслышный вопрос:

  -Мутанты тупые. У них день по внутренним часам. Они дрыхнут!

  Мы медленно шли по улице в сторону Раша-Вегаса, а вокруг все буквально преобразилось. На сломанных лавках снова сидели бабуськи и судачили. Возле фонтана, на возвышении, целовались парень и девушка. Детвора гоняла на велосипеде по площади. Малыши с невыразимым восхищением разглядывали небо и тыкали в него пальчиками. Кто-то гулял, кто-то разговаривал, кто-то сидел на скамейке. А город жил своей обычной жизнью. А дождь шел.

  -А я люблю дождь. – Сказал я.

  Влас будто очнулся ото сна.

  -Что?

  -А я люблю дождь. – Повторил я, с наслаждением упиваясь влажной прохладой. – Двадцать лет назад думал – ну дождь и дождь. Только хуже. С друзьями не погулять, в магазин по поручению мамы идти противно, балкон промокает. А теперь понял. Созрел я. Чтобы любить дождь, оказывается, надо уничтожить мир, а потом просидеть двадцать лет под землей.

  Мы прошли еще пару метров, вглядываясь в мрачное небо. Прогрохотал гром и Влас сказал:

  -А ты прав, философ. И знаешь… я тоже его люблю.

  Вдали сверкнула молния. И из тачки в моих руках донесся счастливый старческий голос, медленно смакующий слова, как сосательные конфеты:

  -А я люблю дождь.

  Дождь хлестал. Мир разрушен. Но люди живы. А мы идем к своей цели, но эта неожиданная мелочь сделала нас всех чуть-чуть счастливее.

 Глава IX

          Russia-Nevada, Russia-Vegas

  Раша-Вегас, как оказалось, даже ближе к Тэцу, чем мне показалось на карте. Отойдя буквально на несколько шагов, мы увидели нечто весьма странное.

  Рядом с нами тянулась длинная цепочка магазинов. Маленьких, одноэтажных, выгоревших дотла. Но три или четыре из них сильно отличались от соседей. Во первых, они были обширно покрыты металлом, как бункер Власа, только форма у них была не полусферы, а… если вкратце – уродливой аляповатой пародии на куб. Этот самый куб растянулся на все три магазина и частично вылез на дорогу, протянувшись чуть ли не до противоположного тротуара, где мы и стояли. Сверху к магазинчикам было прилеплено что-то уж совсем невообразимое, какая-то широкая башня высотой этажа три-четыре, собранная по той же конструкции, что и бункер, разве что выступающие углы башни поддерживали толстые металлические столбы.

  Но не это было самое странное. На самой верхушке башни висело что-то квадратное, покрашенное в синий цвет (и как только краска держится?!). На этом синем квадрате кусками арматуры (или чего потолще, понять сложно) была выложена длинная надпись на английском языке.

  -Ра…раша невэда… ра…ша вегас. – С трудом прочитал я. Все-таки английский у нас в школе преподавали отвратно, надо будет в метро найти моего учителя по английскому и навешать ему люлей.

  -Раша Невада, Раша Вегас. – Повторил рядом со мной Влас. – Настоящий рай, правда с бонусом в виде блэкджека и… дам весьма легкого поведения. Впрочем, сам увидишь.

  Влас подошел к выпирающему на дорогу кубу. Я ожидал очередной процедуры с паролями и шлюзами, но наемник просто постучал в неприметную дверь, и та отворилась.

  Как только мы вошли внутрь, у меня отвисла челюсть. Город был великолепен.

  Нет, там не было деревьев из Тэца, полностью освещенных улиц, кирпичных домов. Но была жизнь, вдвое насыщеннее, чем в Большом Городе.

  Во-первых, людей было ну очень много. Они толпились, галдели, смеялись. Во-вторых, по примеру Тэца, не иначе, у магазинов в стенах прорубили проходы и превратили в центральную улицу. В-третьих, башня, снаружи казавшаяся просто цельным куском металла, оказалась настоящей главной улицей города – снизу вверх поднимались цепочкой мосты, на стенках коробчатых фрагментов башни висели собранные из дерева домишки. Мне было даже представить страшно, каково жить на такой верхотуре, а уж забраться туда… нет, ни за что!

  Но это все еще не самое интересное. Вся главная улица, та, которая наземного типа, была уставлена домами. Дома были собраны из железа, дерева, из кусков сайдинга. И их всех обвивали многочисленные елочные гирлянды, фонари, мигающие разными цветами светодиоды. На одном доме была собрана вывеска из горящих свечей, на еще одном коптили потолок два факела. Были и совсем уж оригинальные – типа увешанных ультрафиолетовыми лампами и белыми футболками крыш или ряда мигающих шахтерских фонарей, покрытых разноцветной пленкой. А сверху, с самого потолка башни, подвешенная на четыре каната, свисала просто гигантская жестяная табличка, обмотанная гирляндами и увешанная китайскими фонарями. А в центре этого табло располагалась переливающаяся надпись. Стрип Раша-Вегаса.

  Влас шел вперед вместе с нами. По всему Вегасу грохотала музыка, смешивались металл, американский рок-н-ролл пятидесятых и откровенная попса. На глаза мне попалась вывеска, увешанная милицейскими мигалками, непрерывно посылающими красно-синие лучи во все стороны.

  К моему неописуемому ужасу, наемник повел нас вверх – внутри башни. В те закутки, которые уродливо выглядели снаружи, изнутри были вставлены такие же комнаты-казино, комнаты-гостиницы, комнаты-дома. Чем дальше мы отдалялись от земли, тем мутнее мне становилось. Вскоре я оказался на высоте метров шести над землей. Внизу копошились люди, а лестница шла все выше. Как же давно я не поднимался по лестнице…

  В этот момент я подумал, что очень странно все это. Когда-то это были просто ступеньки. Обычные бетонные выступы, спускающиеся к выходу из дома. Или просто дорожка, как сейчас… просто спуск вниз, подъем вверх…

***

  -Ну Федорыч! – Орал снизу Миха, прыгая от нетерпения. Это было видно через мутное прямоугольное стекло окна, вставленного под потолком на лестничной площадке. Я все это время сидел и тихо ухахатывался над другом, так как пройти в подъезд не представлялось возможным без маленькой металлической пластинки ключа от домофона.

  -Э, ну скотина! Слышь, ну не смешно уже! Ну выходи! Ну, блин, все, я домой пошел.

  Я встал со ступеньки, ногой смял газету и вместе с шелухой от семечек смахнул ее в прогал между пролетами. Ноги затоптали по старым, грязным, щербатым ступенькам.

  Пять, десять… ну и пофиг, в каждом пролете десять. Перепрыгнуть кучу мусора, схватится за перила, на руках проскочить пролет перед подъездом… нога оскользнулась в какой-то нелицеприятной жиже, я с пораженным вскриком сделал в воздухе «бочку», ударился головой об железную дверь подъезда. Некоторое время в голове страшно гудело, а в глазах не было ничего, кроме тучи мушек, но через пару минут все прошло. Я с трудом встал, повернул голову. Пощупал рукой затылок. Руки остались влажными, а когда я поднес их к глазам, увидел размазанные полосы крови. Шишка тоже была неслабая. Я злобно харкнул на ступеньку и буркнул себе под нос:

  -Гребанные лестницы…

***

  -Итак, господа экстрасенсы, как обычно, ждут нас в назначенное время, в назначенном месте. – Влас широким движением распахнул двустворчатые двери казино на самом верху башни. Люди и в самом деле здесь сидели  странные – в совсем не выцветших дорогих пиджаках, модных когда-то шарфиках, солнечных очках, шляпах. Я поймал себя на мысли, что самые обычные раньше вещи для меня стали чем-то странным, непонятным. Кто же теперь все-таки ненормальный – мы, оборванцы с пустошей на месте бывших городов, или эти «господа экстрасенсы» в дорогих пиджаках по моде исчезнувшего мира?

  Обстановка в здании была еще та – все освещено неяркими, но какими-то притягательными синеватыми лампами, непонятные рулетки с шариками, люди в жилетках с картами…

  Озарение пришло внезапно.

  Казино! А эти люди – крупье! Подумать только… казино…

  Влас тем временем подошел к небольшому окну в стене здания, засунул в щелку десять рублей бумажкой, и оттуда выпала фишка с рельефным изображением какого-то политика.

  Наемник сел за стол с рулеткой, сам поставил фишку на зеро, потер руки и сказал:

  -Что ж, мы начинаем КВН!

  Рулетка закрутилась. Шарик исправно подпрыгивал на перегородках, но вдруг… зеро! Зелененькая ячейка тормознула шарик как клеем намазанная. Крупье беспристрастно доложил к Власовой куче семь фишек.

  -Э… Влас?

  Я обернулся. Голос доносился из-за меня. И говорил Кукуцапль. Голос его ощутимо дрожал, в, казалось бы, хладнокровных, мудрых глазах сверкало искорками волнение. Я чуть ли не вервые видел его таким живым.

  -Что? – Несколько удивленно спросил местный житель, подняв бровь.

  -Дай старику сыграть. Не… беспокойся… просто один раз, хорошо? – Почти не делая остановок, спросил старик, чуть не вставая в тачке.

  Чего? Что это со стариком? Губы посреди густой бороды нервно дрожат, глаза дергаются по сторонам, от одного игрового автомата к другому, от рулетки к «очку». А ведь я совсем не знаю Кукуцапля. Нет, я знаю его, но только с тех пор, как он приехал по туннелям на Площадь Ильича в инвалидном кресле. Позже кресло сломалось. А там и в душе старика что-то переменилось. И со здоровьем стало плохо…. так что это с ним?

  Влас подозрительно осмотрел старика, но отодвинулся на высоком стуле в сторону. Старик сам, без чьей-либо помощи, крутанул колеса тачки, подкатил к игровому столу и взял в руки фишки горстью, нервно облизав губы.

  -Шесть на нечет. – И пододвинул фишки к крупье. Тот хладнокровно крутанул рулетку. Шарик заскакал по зонам колеса. Чирк… шарик, стукнувшись о ребро описал в воздухе дугу и призмелился на…

  -Нечет.

  Богатеи в костюмах со смесью зависти и раздражения посмотрели на деда. Тот сгреб фишки и снова сказал:

  -Все на черную. – Крупье крутит рулетку. Колесо с протяжным скрипом развернуло круг, шарик снова полетел по идеальной окружности, припадая к центру. Чирк… мелкий дробный стук прыгающего шарика…

  -Шесть черная.

  -Все на зеро.

Рулетка описывает круг… чирк…

  -Зеро.

  -Тринадцать красная.

  Колесо судьбы снова делает оборот, а, старик? Давно ты уже не видел этого… и не мечтал, что увидишь.

  -Тринадцать красная.

  -Все на зеро.

  Чирк… этот сладкий звук падающего на колесо шарика. Тысячи проигранных и тысячи выигранных. И азарт. Неуемный азарт. Ты давно ждал этого момента, старик…

  -Зеро.

  И, наконец, судьба снова благосклонна к тебе.

***

  Кукуцапль не отрывался от стола, не смотря ни на какие наши уговоры, угрозы или ухищрения. Перед ним высилась гора фишек – синих, зеленых, красных, с рельефными изображениями людей, с полосатыми краями. Глаза его все больше дрожали, по морщинистым щекам текли слезы, из искривленного в усмешке рта непрерывно лился тихий смех. Видно было, что старик счастлив. Но это счастье пугало меня больше любой летяги, любого трупа, любой смерти близкого человека. Казалось, что Кукуцапль лишился разума. Он постоянно выигрывал, у него уже тряслись руки. В итоге, Влас со смесью ужаса и отвращения на лице оттащил сопротивляющегося старика от рулетки и дал ему пощечину:

  -Так! Спокойно! Спокойно, говорю! Как тебя там… Кукуцапль! Успокойся, хрен старый! – пощечина.

  Дед и в самом деле успокоился, лишь стал дышать тяжело, как после длительного забега.

  -Зачем ты вообще стал играть? – накинулся я на Власа. И правда – зачем?

  -Да у нас тут с одним человеком такой секретный код – шесть раз ставлю на зеро без перерыва и он выходит к нам. Теперь во-первых заново надо, во-вторых, надо что-то с твоим дедом делать.

  Но делать ничего не понадобилось. Кукуцапль уже пребывал в своем обычном состоянии, «спокоен как слон». Но на заросшем лице впервые за многие годы блуждала неуверенная улыбка. Так улыбаются люди, у которых осуществилась мечта, но они еще не до конца это осознали.

  Влас вернулся к игре. Зеро, зеро, зеро… зеро… зеро… зеро. Шестой раз наемник сказал заветное слово и крупье передернуло. Он что-то невнятно сказал Власу и ушел в заднюю комнату казино. Наемник движением головы пригласил нас идти с ним.

  Коридор был собран из белых, ослепительно белых пластиковых пластин, укрепленных сверху небольшими тюбингами, как в метро. Крупье отворил еще одну дверь, на которой висела выбеленная табличка. «Sтрельникоff». Давненько я не видел такой смеси букв. И фамилия… это же!..

  Влас уверенным шагом зашел в кабинет. Хотя нет, комнату, в которую мы попали, сложно было назвать кабинетом. Но обо всем по порядку.

  Во-первых, в помещении царил странный полумрак, заполненный то ли дымом, то ли паром со сладковато-терпким запахом. Стены были беспорядочно увешаны гирляндами, кое-где они перегораживали дорогу и мешались. Беспорядочно на стены были увешаны плакаты с давно сгинувшими группами и певцами, компьютерными играми и фильмами. В углу лежал выцветший и отсиженный коврик, а перед ним стоял… самый настоящий кальян! Правда, сверху на него был положен пробитый пулями знак «STOP». В центре всего этого стоял странный стеклянный стол (раньше такой стоил по меньшей мере тысяч сто), а на нем – компьютер, стационарный. А за компьютером сидел человек.

  На вид ему было лет тридцать, то есть он был явно младше меня. Растрепанные волосы, прическу можно было охарактеризовать как «два пальца в розетку». Лицо в мелких прыщах, веснушках, хотя человек не был ни рыжим, ни блондином. Да и цвет волос был сложно различить среди растопыренных в разные стороны слипшихся сосулек. Глаза у человека покраснели, полопалось множество сосудов, в уголках явственно различались огромные сонницы. Одет он был неряшливо – мятая футболка с пятнами пота под мышками, брюки как из задницы, непонятно зачем одетый галстук, закинутый на плечо. Руки с длинными тонкими пальцами молотили по кнопкам мыши и по клавиатуре. А, точно, на уши были напялены огромные наушники, тянущиеся проводком к колонкам.

  Влас выдернул из-под стола второй стул, резко сел и сдернул с игрока наушники. Если это – Стрельников, то я…

  -Стрельников, привет.

  Игрок нажал на клавиатуре Esc и устало развернулся к Власу:

  -Я вообще важным делом занима…

  -Подождет твоя батла. – Наемник быстро, чтобы Стрельников не успел среагировать, вырубил компьютер с кнопки. Монитор потух.

  -Да чего тебе, Влас?

  -Ты знаешь, Вася, ничего. Ну вот чессс-слово ничего. Разве что… так, машинку одну принес. Так сказать, в эфир пустить. – И он извлек из своего кармана злополучный диктофон. Палец вдавил кнопку «плей».

  С каждым новым словом Леонида Страхова лицо Стрельников все больше искажалось гримасой ярости. В итоге он просто сплюнул в сторону и принялся заглушать последние слова командира отборной бранью.

  -Да заткни ты эту хрень, Влас! – наемник так и сделал.

  -Василий Стрельников, сия запись есть звезда полынь для всего вашего казино и для тебя лично. Падет она на третью часть алкогольных вод и станут они горьки. Лично для тебя. Красивая легенда, не правда ли?..

  -Что тебе надо? – в лоб спросил управляющий, теребя галстук.

  -Во-первых, Вася, батареи, которые тебе продал Нельсон. Без разрыва с ним договора.

  Казалось, Стрельникова сейчас удар хватит.

  -Влас, сволочь, ты по-русски вообще понимаешь? Мы с тобой и раньше говорили, когда еще у тебя батарей не было… пусковой установке требуется энергия. А с твоими батареями нам остается только джоуль! Джоуль, Влас! И все, энергия позволяет запустить…

  -Ядерную ракету и уничтожить Красную Ленту и Железнодорожинск? И я тебе, Стрельников, опять отвечаю – ты мартын, был мартыном и будешь мартыном, потому что как нормальное разумное существо мозгой шевелить не умеешь. Какая, в жопу, ядерная ракета? Ты от меня уже слышал, но я снова скажу для тупых – без Красной Ленты вы все тут загнетесь. И Тэц, и твой притон. Я вообще удивляюсь, как толпа барыг смогла тут что-то организовать…

  -А теперь ты послушай, что я тебе скажу. Херали мы столько ждали, пока у этой долбанной боеголовки будет достаточно энергии для запуска? Уничтожить конкурента – чем не счастье? Так что батарей ты не получишь. – И в подтверждение своих слов Стрельников ударил кулаком по столу. Стекло загудело.

  -Ладно. – Неожиданно легко согласился Влас. – Но в таком случае выслушай во-вторых. Во-вторых. Ты прямо сейчас предоставишь мне пистолет с полным магазином в хорошем состоянии.

  Стрельников подозрительно глянул на наемника. В его голове боролось нежелание отдавать батареи и осторожность – стоит ли выдавать оружие этому подозрительному Власу? Но жадность победила.

  -Лови и отстань. – Он достал откуда-то из-под стула ТТ и кинул его местному жителю. Тот молниеносно поймал его, перевернул в воздухе, щелкнул затвором.

  -Что ж, во-вторых ты выполнил, а теперь, на всякий случай, выполни во-первых. А то мало ли – может и ты с пулей в башке окажешься и правда о тебе выльется, так сказать, в массы? – пока Влас говорил, Стрельников как будто одеревенел. В итоге он медленно достал оттуда же, из-под стула, листок, ручку и написал несколько слов, подытожив их размашистой росписью.

  -Зер гуд, Вася, зер гуд. Ну и, наконец, в-третьих. Ты об этой небольшой беседе никому и никогда ничего не расскажешь. Лады? – Стрельников сдавленно закивал.

  Влас пошел из комнаты. Когда мы уже вышли, я решил хоть немного, а внести свою лепту в унижение такой сволочи, как Василий.

  -А за пистолет – отдельное спасибо. Последний патрон специально для тебя оставили. – И подмигнул. Стрельников сидел ни жив, ни мертв.

***

  По бумажке Стрельникова в казино нам выдали три небольших ребристых блока со знаком молнии на боку. Влас сказал, что нужно задневать в какой-нибудь гостинице, благо таких набралось немало. В итоге мы остановились внизу, на главной улице, в отеле с пошловатым названием «Южная ночь».

  Все трое лежали и думали о своем. И тут я вспомнил кое-что.

  -Влас.

  -А?

  -Можно снова вопросы?

  -Да валяй, Москвич.

  -Во-первых (я невольно вспомнил недавнюю перепалку со Стрельниковым), почему вы с Димоном спорили о жизни в метро, если в Тэце есть радио.

  -Так Димон в Тэце и не был ни разу. Его там не особенно хотят видеть после одного случая… в обещм, я тайны хранить умею, так что случай этот оставим в секрете. А о радио он не знает потому, что когда последний раз он был в Тэце, никакого радио там еще не было и в помине.

  -Второй вопрос. Я не знаю… можешь не отвечать. Но все-таки. Ты постоянно бормочешь во сне. И повторяются слова Полянка, да Катя.

  Наемник молчал. Я уже решил, что он не ответит, так что отвернулся к стенке и уже стал засыпать, как вдруг:

  -Жена она моя. Я ведь жил в Москве. Мы жили в Москве. А я водил до этого города электричку с Курского. И вот однажды – как раз только прибыли, электричка только-только затормозила. И на тебе – сирены, вой, паника. Я пробился к какому-то магазину возле вокзала, спустился на склад, подрался с грузчиками и залег среди ящиков. Так и выжил, хотя тогда и облучился порядочно. Блин… но не в этом дело. Катя ведь была моей гражданской. То есть не было у нас штампиков в паспорте. И вот подали заявление. Здесь, правда. Нравился ей этот городок. – Влас горько усмехнулся. – Но, как видишь, не успели. А над Полянкой располагался наш дом. Наша квартирка. Двухкомнатная, в кредит, почти выплатили. А Катенька моя работала в каком-то офисе, над Тургеневской. И вот перед самой катастрофой звонит на громкую связь. Власик, спускаюсь в метро, да и деньги кончаются, целую. Целую… ну что, понял, Москвич?

  Молчание еще долго висело в комнате, а снаружи доносилась веселая музыка. Правда, тишина все равно звенела.

И никто не ожидал, что следующим заговорит Кукуцапль:

  -Слушайте… мне надо сказать. Федор… кха-кха… ты вот меня знаешь пятнадцать… лет. И ни ра… кхе-кха… зу не поинтересовался… моим прошлым. А я ведь… жил неподалеку от… этого горо… кха… да. Электросталь. Там было подпольное казино. Наполеон называлось. И я уже… кхе-кхе… вроде не молодой был… но пенсия маленькая была… стал играть… набивал руку… стал опытным игроком. Казино со мной завело дру… кху… жбу. Я выигрывал у особо удачливых, так как сам был просто… джентльмен удачи. И я на все это подсел. В общем, пригрели вы… игромана.

  На этот раз тишина стояла довольно долго. Даже слишком. Достаточно, чтобы я провалился в черноту без сновидений.

 Глава X

                 Основа любой демократии

  Максим встал с кровати и тяжело поднялся на руках в положение «сидя». Голова еле соображала, все тело сладостно ныло, как бывает перед сном. Но Максу все еще не давала покоя эта незавершенная история. Он встал, засунул ноги в тапочки и прошел чуть вперед. Перед ним лежал на видном месте листок с зеленой, почти высохшей печатью в углу, в виде серпа и молота.

«Данным документом руководство Интерстанционала метрополитена имени Владимира Ильича Ленина подтверждает, что никаких отношений, по результатам тщательной проверки среди населения, с государственными преступниками Содружества станций кольцевой линии в массах не наблюдается. В соответствии с принятой Вами директивой, следующие лица занесены в базу данных Уголовного розыска «Красной линии»:

Костров Алексей Михайлович (также известный как «Костер»)

Стасюк Федор Дмитриевич

Боровицкий Дмитрий Викторович

Кожемякин Кукуцапль Афанасьевич

Моталенко Николай Альбертович (также известный как «Кремень»)

Примите наши соболезнования в связи с утратой опытных сталкеров и уверения в продуктивности сотрудничества на почве совместного поиска криминальных элементов».

  -Генеральный секретарь ЦК КПСС Олег Москвин. – Прошептал сиплым голосом Максим. Союз с красной линией намечался по двум причинам – первая была довольно банальная – народ, даже самый патриотичный, стал собираться в группки, которые, без наличия прямого пути, по каким-то околицам обходили и Ганзу, и Красных. Но в месяц до пункта назначения доходило человек пять из ста вышедших. Так что потери среди населения без открытых границ были ужасающие. Во-вторых, и Красная Линия, и Ганза обладали множеством важных стратегических ресурсов и станций, так что торговля была взаимовыгодна. В-третьих, Ганза в двух местах прерывала Красную Линию, что совсем не нравилось Москвину, хотя лично Максима все вполне устраивало. Наконец, самое главное. Троцкисты, как мирные, так и злостные бунтовщики, сильно досаждали коммунистам. А у Макса… у него были личные счеты. Однажды через его станцию прошла группа беженцев с чумной окраины. Один из них, непонятно кто, пронес на станцию связку динамита и продал ее на черном рынке, откуда она попала к какому-то рецидивисту. Который взорвал туннель от Павелецкой к Добрынинской, испоганив всю экономику ганзейцев. Рецидивист там и остался, погребенный под обломками, а вот того продавца оружием… Макс так и не нашел. И, что самое печальное, было не совсем ясно, кто из этой пятерки продал динамит преступникам. Поэтому следовало найти всех.

  Тут в дверь постучали.

  -Господин Логинов! Господин Логинов! Откройте дверь! Господин Логинов! Проснитесь! – Максим резво натянул брюки, накинул рубашку и открыл дверь. Перед ним стоял один из представителей его партии – «Единая Ганза». Как же его зовут…

  -Мотыгин? Что ты здесь забыл в час ночи? – ночь на станциях Ганзы была установлена строго, как тихий час в детском садике, так что у Логинова были все основания ругаться.

  -Господин Логинов, Красная Линия предлагает радикальный способ борьбы с троцкистами, укрывающими сведения о беженцах!

  «Твою ж мать, нашли когда предлагать…»

  -Неужели? Они предлагают атаковать Партизанскую?

  Мотыгин закивал:

  -Да! Они обязываются снабдить нас оружием и патронами, а мы в свою очередь должны выделить им людей для атаки рубежей троцкистов!

  «А задницу я им расцеловать не должен?!»

  -Что ж, надо подумать. Соберите думу, проведем голсование. – Махнул рукой Максим. Мотыгин просиял. В самом деле, население давно ждет решительных действий со стороны правительства. Вот и обсудим это с думой. Осталось лишь собраться и подготовить формулировку причины отказа.

  Максим встал перед зеркалом и принялся одеваться.

***

  Президент сел за круглый стол. Собственно, круглый он был только по определению, так как собрать что-то более или менее округлое из школьных парт не получилось. Депутаты сидели сонные, как и положено. Значит все добропорядочно спят.

  «Ладно, начнем формулировать отказ».

  -Ладно, начнем голосование по поводу вопроса с радикальным решением проблемы троцкистов. – Сказал Максим и подождал, пока последние прибывшие вникнут в суть дела и откроют, наконец, глаза. – Сейчас мы проведем голосование. Но перед этим я хочу кое-что сказать. – Логинов выдержал паузу, чтобы все могли заинтересованно повернуться к нему. – Вы все, наверное, помните, как мы воевали с Красной Линией. Тысячи погибших, почти десять тысяч раненных. Энергетический, насколько это возможно, кризис. Разбой, воровство, незаконная иммиграция в другие содружества. Голод. Тогда мы воевали в одиночку. Теперь же нам предлагают воевать в союзе с Красной Линией. Причем соглашение заключается в том, что мы поставляем людей, а они – оружие для них. И возникает вопрос – что, в таком случае, изменится? Опять воевать будут наши сограждане. И воевать не с кем-нибудь, а с противником, который привычен к осадам и подлостям, нехватке продовольствия и плохому вооружению. Наши граждане снова будут умирать тысячами, чтобы в итоге оставить нас без населения. И ведь воевать придется не только с троцкистами. Бауманский альянс полностью поддерживает их. Кто-то подумает, что у нас один противник. Но их три, включая Красную Линию, которая после бойни атакует наши ослабленные рубежи. Бауманский альянс, чьи технологии во много раз превосходят наши, а качество вооружения – тем более. И троцкисты, чей боевой задор способен сломать любое организованное сопротивление. Вы выслушали меня. А теперь подумайте – оно вам надо?

  Максим закончил. Повисла тишина. И тут встал представитель еще одной партии – «Гриб».

  -Господин президент, у меня есть возражения.

  У Логинова поползли вверх брови.

  «Ах ты наглая харя!!! Хайло завали и сит даун!!!»

  -Я Вас слушаю.

  -Господин президент. Что троцкисты делают сейчас? Те, которые на Партизанской, распространяют агитпроп на станциях Ганзы. Те, которые на Автозаводской – ведут подрывную деятельность в Красной Линии. Но стали бы они воровать у коммунистов бензин и продовольствие, если бы могли продержаться самостоятельно, без чьей-либо помощи? А ведь никто их не атакует. Ведется лишь довольно слабая осада, регулярно прорываемая с обоих сторон. Так что начало решительных действий просто-напросто застанет их врасплох. Наши хорошо обученные бойцы, с многолетним опытом борьбы с идейно вдохновленным противником, да еще и снаряженные оружейниками Красной Линии, вмиг захватят все станции троцкистов, а бауманцев проще просто смести, а после присоеденить к Ганзе. Владея захваченными стратегическими ресурсами, наше положение лишь укрепится, а Красная Линия, не имеющая прямого доступа к осаждаемым станциям, будет лишь проигрывать. Вот вам и плюсы радикального решения проблемы.

  Логинов невозмутимо смотрел на «Гриба», но пальцы побелели от напряжения, сжав угол парты.

  «Ах ты ж скотина такая…. популярные доводы приводит… ничего, не таких брали! Да и что значит его мнение?»

  -Ваше мнение очень важно для нас, господин… - Максим состроил вопрошающую гримасу.

  -Рошенко. – Улыбнулся до ушей «Гриб».

  -Ваше мнение очент важно для нас, господин Рошенко. Но не все так радужно, как Вы себе это представляете. Да, наши бойцы сражались с коммунистами, которых подгоняла идеология. Но. Можете ли Вы сказать, какое число из них дожило до наших дней? Я так думаю, не можете. Поэтому наша армия вновь будет не готова к борьбе с теми, у кого каждый боец – это Матросов, Зверев и Че Гевара в одном флаконе. А у нас, позволю себе это высказать, армия держится на деньгах и бесплатном жилье. Дальше. Вы всерьез полагаете, что стратегические ресурсы в отсутствие людей хоть что-нибудь означают? Во что нам преобразовывать эти ресурсы, если вся наша армия будет лежать мертвее мертвого в туннелях от Семеновской до Партизанской? Да и не так уж много у этих интернационалов полезных ресурсов. Стали бы они терпеть осаду, если бы могли использовать свои ресурсы? Подумайте.

  Рошенко, вопреки ожиданиям президента, не сел.

  -Уважаемый Максим Иванович, помните ли  Вы Основу Любой Демократии?

  -Конечно, помню. – Вежливо улыбнулся Логинов.

  -Скажите ее, пожалуйста, нам.

  «Никогда не говори, то, что думаешь и не давай другим думать за себя».

  -Всегда говори лишь то, что думаешь и выноси любое решение на коллективное обсуждение. – Не моргнув глазом, повторил Максим ОЛД.

  Рошенко некоторое время всматривался в президента, но затем сделал лицо поспокойнее и сел.

  -Вопросов нет.

  «И слава…»

   -Но, господин президент, троцкисты ОЛД не знают. И говорить то, что думают, не намерены. А потому и планов мы их не знаем. Может, завтра готовится полномасштабная атака на рубежи Ганзы? В таком случае ее лучше пресечь на корню. – Сказал с места уже севший депутат.

  -Думаю, приведенных доводов достаточно, чтобы вынести вердикт. – Скрипнув зубами, процедил президент. – Кто за то, чтобы отказать коммунистам в радикальном решении проблемы?

  Рука, еще рука. Три, четыре… четыре?!

  «Какие же вы все-таки дебилы…»

  -А кто за опустошающую, невыгодную войну с троцкистами?

  Пять, десять… пятнадцать…

***

  Максим сидел возле телефона в своей комнате. Наверное, так себя чувствовал американский президент, отдавший приказ разбомбить Хиросиму и Нагасаки. Наконец, он решился, снял трубку и вслушался в гудки. Лишь бы не взяли…

  -Представительство товарища Москвина слушает.

  Тяжелый выдох.

  -Могли бы Вы соединить меня лично с Москвиным?

  -К сожалению, уважаемый генеральный секретарь на данный момент отсутствует.

  Молчание, еще пара секунд тягостных раздумий.

  -Тогда передайте ему пару слов.

  -Говорите.

  -Мы согласны. Логинов.

  Глава XI

                 …Он мятежный, просит бури

  -Нет! – в очередной раз завопил Кукуцапль, уперевшись руками в дверные косяки. И откуда только в древнем как мир старике такая силища?!

  Влас с порядочным раздражением посмотрел на деда. Ну не может человек, столько проживший и столько повидавший, так глупо себя вести!

  -Слушай, дед. Сегодня по прогнозам, конечно, ночь длинная, но не настолько, чтобы тебя уговаривать. Не в детский садик отвести хотим!

  Я потрогал наемника за плечо:

  -Давай снова.

  Местный житель кивнул. И-и-и-и… взяли! Два человека с неплохо развитой мускулатурой снова не смогли выдернуть старика из дверного проема. А ведь Кукуцапль уже полчаса торчит как распорка во входной двери Раша-Вегаса. Удивительно, куда только подевалась его слабость, когда он узнал, что город надо покинуть.

  -Дедок, я ведь нервная сволочь. Если че, так я и прикладом могу, не посмотрю кому из нас за… за много. – И в подтверждение своих слов Влас потряс оружием. – Патроны отниму, на солнце кину! Я ж садюга сволочная!... что ж тебе надо?

  -Остаться. – Резво откликнулся старикан, расплывшись в желтозубой улыбке. Влас устало закатил глаза.

  -Слушай, хрен старый, здесь всем заправляет Василий Стрельников, а он еще тот Василий… здесь с тобой казино дружбу не заведет! Впрочем, твой выбор. Предлагаю вот что – ты также резвенько сопровождаешь меня… нас до транспорта, а мы, в свою очередь, подвозим тебя на обратном пути в Обитель Зла, если не одумаешься. Лады?

  Кукуцапль растерянно посмотрел на протянутую к нему руку наемника и некоторое время боролся с самим собой. В итоге он пожал местному жителю руку и весело повернул голову ко мне:

  -Ну вези… Федя! – воистину, посещение казино воскресило в дедуле нечто такое, что обычно отмирает у людей лет этак в восемьдесят. Я взял тачку и повез Кукуцапля за Власом. Тот снова прикрикнул на меня, чтобы я не заходил ему за спину. В общем, как обычно…

  Пока мы шли по довольно спокойной улице, я вспоминал то, что произошло сегодня утром. Мы с Власом по очереди помылись под ржавым, но все-таки, душем. Потом сходили в магазин и из необъятных карманов наемника выделились суммы на патроны и какой-то страшный ППШ для меня, с перекрученным изолентой стволом. Откуда он только взялся в Раша-Вегасе, да еще и с несколькими цинками патронов – загадка, не имеющая ответа. Но на дисковый пистолет-пулемет я смотрел с подозрением. Потом мы перекусили в булочной (хлеб на вкус напоминал старую наволочку), а после Кукуцапль намертво застрял в дверях…

  Мы прошли мимо большого обвалившегося здания с колоннами, Влас пояснил, что это ТЮЗ, а после свернули с главной дороги во двор. Пейзаж нам открылся, мягко говоря, унылый. Пустой двор, оплавленная горка в центре, кое-где лужицы от оградки, черные жерла подъездов, частично засыпанные строительным мусором, кирпичами, арматурой. В паре мест лежали головешки от деревьев. Влас шел через двор почти безмятежно, лишь иногда наставлял автомат на окна домов.

  Через пять минут прогулки по двору меня начало что-то сверлить внутри. В затылке что-то зашевелилось, холодной змейкой проползло по позвоночнику, сопровождаемое мурашками по спине. В районе желудка противно дергало. Я старался не обращать на это внимания, попытался отвлечь себя обозреванием окружения. Вот почти сгоревшая табличка с надписью «К…и». Что это могло быть? Книги? Ключи? Калачи?..

  Вдалеке завыли собаки, но настолько вдалеке, что я не придал этому значения. Чувство неприятного сверления в желудке не прекращалось. Вдобавок ко всему начало казаться, что меня кто-то преследует.

  «Спокойно, Федя, спокойно… нет здесь никого. Влас, сангвиник хренов… игроман наш, да дома. Чего тебе еще надо?»

  Но лучше не стало. Наоборот – начал слышаться прерывистый хрип за спиной. Я нервно обернулся. Никого. Отвернулся. Сипение, выдохи, шелест, шаги. Я выставил перед собой ППШ и с дергающейся щекой дернулся назад. Абсолютно пусто, лишь воровато пробежал термит. Уж он-то так точно не сопит.

  Наемник заметил, что я отчего-то дергаюсь, как бешенный.

  -Москвич, ты чего?

  Я выложил ему все, как есть. Влас ухмыльнулся.

  -А он, мятежный, просит бури. Могу даже сказать, почему так обдолбанно себя чувствуешь. Спокойно здесь слишком. Ну не везде же должны литься реки крови, это удел крутых московских сталкеров.

  Мы продолжили путь, но легче не стало. Когда мы пошли мимо поплывших гаражей по засыпанной золой тропинке, все лишь усугубилось – нависший над нами кирпичный дом и зловещего вида гараж-банка давили на мозги похлеще не прекратившегося шелеста и сопения.

  «Взять себя в руки. Досчитаем до десяти… раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять… и что? Нет… блин. Не помогает. Как там… уан, ту, сри, фо, файв, сыкс… ек, какое слово то страшное… севен, эйт, найн, тен… тен. Да хорэ! Прекратите! Айнц, цвайн, драй…»

  «Папаша» уже ходуном ходил у меня в руках, то ли от страха, то ли от нервов зуб на зуб не попадал. Кое-как досчитав до десяти по-немецки, я принялся за французов, но намертво застрял на цифре три. От этого становилось все гаже и гаже. Плюс ко всему проснулась боль в прокушенной бесом ноге.

  Влас увидел, что одному из его подопечных плохо.

  -Так, привал. В каком-нибудь месте, где со спины к нам ни одна тварь не подберется, а? – и подмигнул мне. Ага, нашелся шут гороховый. Смежный с нами двор был полностью завален строительным мусором, в центре двора красовался небольшой кратер. Наемник слегка улыбнулся:

  -Не поверишь, именно здесь разорвалась та самая бомба. Ну, то есть, одна из тех самых. Значит так, в подъезд.

  Повинуясь Власу, мы зашли в неплохо сохранившийся дом. Воняло жженой резиной, паленым мясом, чем-то старым, типа засохшей грязи. Местный житель поднялся на первый этаж, выломал две оставшихся от двери головешки и вошел в квартиру. От убранства мало что осталось, лишь несколько пожелтевших костей, да невразумительные огрызки на месте тумбочек, кроватей и тому подобного. Наемник уселся на кучу строительного мусора, а меня пригласил сесть напротив, на какое-то жалкое сгоревшее подобие кожаного дивана.

  Честно говоря, на привал это походило мало. Судя по всему, Влас просто решил подождать, пока я успокоюсь, потому что мы просто сидели и пялились друг на друга. Так и подмывало спросить «А как сегодня погода?». Вдруг Кукцапль заинтересованно подкатил к куче мусора под наемником и принялся в ней рыться. Мы со скучающим интересом наблюдали за его действиями. В итоге почти вся куча была разрыта и оказалось, что под ней лежит… гитара!

  Лака на ней не было и в помине, фанера почернела и частично расслоилась, но струны вроде были все, гриф цел. Я на гитаре играть не умел, а вот Влас незамедлительно принялся что-то подбирать. Пара треньков сорвалась, но потом в воздухе разлилась какая-то грустноватая, но трогающая мелодия. Влас что-то начал петь, но так тихо, что я с трудом разобрал:

  -Белый снег… серый лед… земле… а над городом плывут…

  Даже из этих отрывков складывалась неплохая песня. Я вдруг почувствовал, что мне стало легче, о чем незамедлительно сообщил Власу. Тот счастливо заулыбался и постучал гитару по днищу.

  -Какая нужная в хозяйстве вещь! Надо ее себе оставить. Сначала будем тебя успокаивать, потом сбагрим кому-нибудь.

  Что ж, привал окончен, так что мы собрались и тронулись в путь. Двор, еще двор, гаражи, какое-то мрачное здание завода… в общем, день (пардон, ночь) был невероятно скучный. Даже день мы переждали как-то незаметно для себя – залезли в подвал, обнаружили открытое убежище и все счастливо уснули до ночи.

***

  -Скоро выйдем к детскому саду. И тебе, буревестник, это местечко должно понравится. – Но шутливости в голосе Власа не было ни йоты.

  -Почему это?

  Влас ответил коротко, но таким голосом, что расспрашивать не захотелось.

  -Танкопес.

  Мы уже не бежали. Влас шел медленно, переступая с пятки на носок, и мне сказал делать также. Каждый пройденный шаг сопровождался обозреванием окрестных объектов в прицел автомата. Иногда мелькали розовые комки-бесы, разок пролетела летяга. На наше счастье, когда монстр парил над нами, мы скукожились под козырьком подъезда.

  Короче говоря, никакого танкопса не наблюдалось. Пока мы медленно шли через обнесенный забором двор детского садика, я пытался представить себе полумифического гада. Впрочем, ничего оригинальней покрытой пластинами гигантской собаки мне в голову не пришло.

  Тут боковым зрением я засек какое-то движение у соседнего дома. Я быстро развернулся. Ничего. Нет, это явно не паранойя, я ведь знаю, что я видел, а чего – нет. Пожав плечами, я медленно, не сводя взгляда со стены, развернулся обратно и пошел в хвосте процессии. Кукуцапль мрачно глянул на меня, передернул затвор.

  На этот раз движение померещилось мне слева, с противоположной стороны. Но когда я повернулся, там опять ничего не было. Неужели все-таки крыша едет? Я решился рассказать об этом местному жителю.

  -Ну, перво-наперво, никогда не подходи ко мне со спины. И еще. Теперь если заметишь движение, сразу стреляй, не целясь, в его сторону.

  Через несколько метров я снова засек это движение на пределе видимости, повернулся и выпустил очередь. У меня отвисла челюсть.

  За углом быстро подтянувшись, как шнурок, который дергает безымянный шутник, исчез длинный черный отросток. А может и не отросток, это скорее напоминало проводку, тянущуюся по стенам туннелей в метро. Черный, толстый канат. Я уже хотел сообщить Власу и об этом, но когда развернулся…

  Проводник наставил на меня ствол автомата. Взгляд его был абсолютно трезв, руки не тряслись. Палец вдавил пусковой крючок. Уж не знаю, как я увернулся от очереди. Может, просто повезло, может скосил неожиданно спятивший наемник. В общем, длинная очередь распорола воздух сантиметрах в десяти от моей руки. Влас невозмутимо сменил рожок. Я был в полнейшей растерянности.

  Стрелять? Но это же наш проводник! Бежать? Куда убежишь от автомата, здесь прятаться даже негде?

  Очередь заставила меня упасть на землю, закрыв голову руками. Это позволило мне увидеть то, что раньше я не мог заметить из-за разницы в росте. Из-за угла, из арки-переулка к Власу тянулся тот самый черный канат, исчезая в штанине. Молясь, чтобы ППШ не перегрелся, а я попал, огрызнулся очередью в сторону провода-шланга-каната. Брызнула какая-то водянистая, не похожая на кровь жидкость, оставив на тротуаре лужу. Что-то черное нависло над нами, наемник закричал и упал на землю. Черная тень исчезла, не дав себя рассмотреть, а на мизансцене происходящего остались лишь мы, да черная лужа с отростком в центре.

  Я подскочил к местному жителю и стал бить его по щекам. Ресницы затрепетали, глаза медленно открылись. Некоторое время Влас тупо смотрел на меня, я уже решил, что наемник сошел с ума. Но он резко вскочил с земли и серьезно пожал мне руку.

  -Нам повезло. Он трусливый, молодой. Решил перевоплотиться. Но сейчас поймет, что сильнее нас. Надо бежать.

  Сколько раз я уже совершал в этом городе марш-бросок по разрушенным улицам? В метро хорошая дыхалка не нужна, но в случае чего я могу смело записываться в сталкеры. Меня снова отягощала тележка с дедом, я в очередной раз пожалел, что не засунул старика на праздничную дрезину бауманцев.

Тут дорогу нам преградил завал – верхняя часть пятиэтажки обвалилась на выход из двора. Как мы только издалека этого не заметили? Местный житель показал мне – надо бежать обратно.

  Но когда мы пробегали мимо, я был прямо шокирован. Впечатление от спятившего Власа и черных канатов ни в какое сравнение не шли с тем, что я видел сейчас. Из той самой лужи медленно вырастала чья-то конечность. Длинные руки-лезвия цвета раскаленной стали уже сформировались, как и часть черно-красной кисти. Оставшаяся часть руки стремительно сплеталась из красных и черных канатов. А те мистическим образом обрывались прямо в луже.

  -Не стрелять! Без толку! – Крикнул Влас на бегу и свернул в ту самую арку, через которую выползали черные веревки. Еще чуть-чуть…

  По стене молниеносно проползли черные канаты из-за нас. Перед нами они резко перекинулись со стены на землю и быстро (так, что мы не успели их разглядеть и пробежать через арку) сплелась в некое подобие человека. Уродливая голова в форме лежащей на боку дыни, тело, будто покрытое кратерами и ноги как в кирзовых сапогах, сросшихся с коленями. И руки у этого существа кончались пальцами в форме отточенных лезвий. Оно некоторое время стояло, заслонив собой проход, а все это время мы втроем поливали его из автоматов, поочередно сменяя рожки. Монстру было абсолютно наплевать на наши пули. Когда все это ему, судя по всему, наскучило, он бросился на нас.

  Сомкнуться на моей голове лезвиям помешал выставленный вперед автомат Власа. Надежный, крепкий калаш распилило, будто нож масло. Три ровных части упали на землю, рассыпаясь мелкими пружинками. Лезвия пошли в разнос. Мы еле успевали улепетывать от стремительного уродца, звенящего не иначе как стальными пальцами, на ходу огрызаясь очередями.

  -Патроны кончились! – Крикнул я, тряхнув ППШ. Монстр нагонял, конец лезвия с размаху раздвоил мне воротник.

  От Власа  не было никакой пользы. Автомат валяется вдалеке от нас. В тачке у старика осталось, наверное, рожков пять. Монстр уже весь блестел, как диско-шар от застрявших в теле пуль, но внимания на это никакого не обращал – выстрелы даже не тормозили его.

Тут дед сделал нечто странное – развернулся в тачке на сто восемьдесят градусов и дал очередь по чудом стоящей стене многоэтажки.

  -Теперь быстро, быстро!!!

   Вот честно – в этот момент я был готов убить его за это. Тащил-то старика я! И смерть от когтей танкопса (или что это?) показалась бы ему верхом милосердия.

  Бетонные плиты опасно закачались. Мы успели прошмыгнуть, а вот танкопес… подняв облако пыли, верхушка дома рухнула, погребя под собой монстра. Некоторое время куча яростно шевелилась, но вскорости затихла.

  Занималась заря. Становилось жарко, воздух будто провонял серой. Влас привел нас в подвальный склад какого-то магазина и закрыл железные створки дверей. Мы не могли отдышаться от пережитого, так что я смог спросить только одно:

  -А почему… танкопес?

  Наемник, жадно хватая ртом воздух, ответил мне:

  -Потому что крепкий, собака.

   Глава XII

                     Точка отсчета

  -Точно?

  -Точно.

  Я вывалил тело Кукуцапля из тачки и положил на бетонную плиту, которую указал Влас. Сердце у старика остановилось также неожиданно, как и начался новый день. Непонятно, отчего это случилось. То ли он не смог пережить уход из Раша-Вегаса, то ли его так напугал танкопес, то ли время пришло… но теперь дед лежал передо мной мертвый. Абсолютно. Никаких страшных ран, ни луж крови. Просто закрытые глаза и посиневшие губы.

  Что ж, наемник предупредил, что ночь короткая, так что к храму выйдем только на следующий день. Как ни странно, природа Ногинска будто извинялась перед нами за смерть Кукуцапля. Никого, кроме тройки жирных термитов и дохлой летяги в переулке мы не встретили.

  К концу дня мы забрели в какую-то глушь – ни одной прямой дороги по дворам так и не нашлось – в одном оказался повышенный фон, другой обвалился, в третьем все было заставлено сталкер-гриялми… короче говоря, Влас сам уже откровенно бесился.

  Кстати, а ведь местный житель меняется. Куда только исчезают его идиотские шутки и неуместный хохот? Чем дальше мы углубляемся в дикую территорию, тем серьезнее он становится.

  Я остановился, только когда увидел прямо посреди дороги труп.

  Влас подошел и перевернул тело. Человек был одет в желто-серые цвета, на нем был бронежилет и поцарапанный мотоциклетный шлем.

  -Кто это такой? – Спросил я, подойдя к наемнику за спину. Тот недовольно дернул плечом и просипел:

  -Не знаю. И… я сто раз говорил – не подходи ко мне со спины.

  Я предусмотрительно отошел чуть вбок, и Влас перестал дергать плечом. Тут он посмотрел вперед и вскинул ладонь. По нашему с ним договору это означало, что сейчас его надо внимательно слушать и приготовиться к активным действиям.

  -Солнце встает. – Сказал он, развернулся, поправил воротник плаща и побежал куда-то между обвалившимися домами. Я рванул за ним. Некоторое время бежали по какому-то району хрущевок, затем наемник молниеносно нырнул в подвал с выбитой дверью. Спустившись вниз, мы оказались в тесной комнатушке с жестяной перегородкой посередине. В перегородке был вырезан круглый люк, оборудованный на манер двери и снабженный проржавевшей  дверной щеколдой и висячим замком.

  Влас достал откуда-то из недр плаща большой ключ, какой обычно показывали в спектаклях про Буратино. Только в отличие от того, золотого и бутафорского, этот был ржавый и настоящий. Новоиспеченный Буратино со скрипом провернул ключ в замке и ногой открыл люк. За перегородкой было что-то вроде этакого перевалочного пункта. На полу стояла в консервной банке оплавленная свеча, коптящая стену слабым огоньком. У стены находилась пружинная кровать, застеленная желтоватой тряпкой. У стенки стоял открытый сейф с выломанным кодовым замком. Из сейфа выглядывала казенная часть охотничьего ружья.

  Пока я осматривал скромное обиталище наемника, он закрыл дверь на замок и подпер ее деревяшкой.

  -Добро пожаловать в один из моих бункеров. Нравится? – Поинтересовался он, засовывая ключ обратно в глубины плаща.

  Я не знал, что ответить, так что в итоге просто кивнул.

  Тут снаружи загрохотало, в щели между люком и перегородкой засиял пронзительный свет, нас даже через многослойную жесть обдало нестерпимым жаром. Я отодвинулся подальше и забился в угол, чтобы хоть как-то стало легче. Наемник лег на кровать, накрылся желтой тряпкой, отвернулся к стене и с непонятной интонацией произнес:

  -С добрым утром, Москвич.

  Давно он меня так не называл… четыре дня. Четыре дня. Казалось бы, как мало-то, а? Но это в метро. В метро надо жить, а не выживать. Как бы надо мной смеялись лет двадцать назад, когда еще людям не приходилось прятаться в линиях подземного скоростного общественного транспорта. Или, в народе, метро.

  Сон не приходил долго. Бормотание Власа не прекращалось, перемешиваясь с новыми. И чаще всего среди них повторялось слово «смерть».

  Когда я наконец смог заснуть, ко мне снова пришел сон про Бауманскую. Потом – чернота.  И вдруг…

***

  Черная поверхность воды мрачным полотном тянулась вдоль улиц. Противогаз мешал нормально дышать. Но радиоактивной пыли здесь – хоть отбавляй. Серые стены возвышаются вокруг. А наверху – над туманом, на колокольне, блестит слегка оплавившийся крест. Набережная рытвинами и кратерами сползала прямо в подозрительно спокойную реку.

  По набережной, вдоль реки. Ночь сегодня темная. Фонарик небольшим кругом белого света выхватывает раскрошившуюся и выпавшую из пазов плитку.

  Хрясь.

  Кусок плитки раскалывается напополам под тяжелым ботинком, медленно сползает в воду. Бульк. Я обернулся. Круглые глаза Димона. Из облезшего купола церкви медленно расходится свист. Грустная мелодия. Похоже на ту, с которой когда-то начинались все вестерны. Только ситуация не подходит.

  Ветер бросает облако серой пыли в стекла противогаза. Я с трудом оттер их тряпкой. Свист протяжно разносится волнами от колокольни. Когда луна восходит над башней… Свист продолжается, переливаясь в окнах брошенных домов. Он почти видим. Всплеск.

  Резко разворачиваюсь. Испуганные глаза Димона под противогазом. Где Шершень? Вода спокойна. Грустная мелодия разносится над ночным городом. Черное полотно реки продолжает тянуться под чудом уцелевшим мостом. Оплавленный крест сияет на фоне почти полной луны.

  Туру-ру-у-у-у…

  Ноги сами несут мимо храма. Симфония для дьявольского оркестра. Этот дед просто бредил…

  -Когда луна восходит над башней…

  Черная поверхность Клязьмы вибрирует от звука свиста. Ох, попадись мне только этот свистун!

  -Звучит труба Апокалипсиса…

  Семен кричит так, будто его режут. Резина противогаза с легкостью пропускает звук. Я разворачиваюсь. Его нет. И будто никогда не было.

  -И становится горькой третья часть вод.

  Когда тот сектант читал нам свое изложение «Апокалипсиса», думал ли я об этом. Летяги собираются в стаю. Ветер несет пыль все сильнее, а мелодия все больше и больше отражается от голых бетонных стен.

  Все обрывается. Церковь позади. Как и машина. Димон сопит рядом. Тяжелое дыхание через респиратор. Я Влас. Я довожу дела до конца. В конце концов, я вернусь. Не сегодня, не завтра, не через год… но я вернусь.

***

Я вскочил на ноги в углу. Воздух-кипяток. Плевать!

  -Влас! Влас! Вставай, твою мать!

  Наемник поднялся на ноги. Взгляд совершенно не сонный, но отсветы свечи будто исчезают внутри глубоко запавших глаз.

  -Что случилось?

  -Почему ты не уехал раньше?

  -Я там ничего не знаю.

  -В Тэце радио есть!

  Наемник напрягся. Брови сошлись клином к переносице.

  -У меня химзы нет.

  -Влас! Мы вдвоем остались! Я и ты! Теперь то уж хорэ брехать! – местный житель медленно поднялся с кровати.

  -С чего ты взял, что я брешу?

  -Я тебе только что сказал!

  Влас закрыл глаза. Глубоко вдохнул и выдохнул.

  -Пять лет назад мы уже пытались. Нас тогда было четверо. Наемников, в смысле. И мы знали, что возле храма уцелел гараж, где стояла машина. Машина, которой не нужен бензин.

  -Гибрид?

  -Не… полностью электрическая. Электромобиль. Еще раньше мы нашли несколько запасных аккумуляторов для нее. И хотели уехать. Правда, кроме того, где она находится и на чем она ездит, мы не знали ничего… по пути встретили старика. Жил как раз в этом убежище. Он был чем-то вроде сектанта – написал свою Библию и «Апокалипсис» и постоянно ее надиктовывал. И все что-то говорил, что сбывается все это, сбывается… а мы дальше пошли. А у церкви… у церкви… короче, нас осталось двое. Я даже не знаю, что случилось в ту ночь. Мы просто бежали, сломя голову. И добежали вдвоем. Потом я встретил вас. Вас было трое, а в сумме нас снова становилось четверо. Один из вас был старик, другой – какой-то придурок. Димон меня уже не поддерживал. Я повел вас дальше. Ну а остальное ты знаешь.

  Тут наемник задал свой вопрос:

  -А у вас в метро… там и правда какая-то война?

  Я приоткрыл рот.

  -Влас… а тебе часом не снился сон про церковь?

  -Снился.

  -Влас… давай спать.

***

  Тик-так, тик-так, тик-так. Звук из электронных часов с монохромным циферблатом на руке наемника шел как из настоящих, механических. Почему? Я лежал под его кроватью, на полу и следил, как одна цифра сменяется другой. Сегодняшний день стал для меня точкой отсчета. Интересно только, до каких пор он продлится? До смерти? Или до метро?

***

  Максим стоял на дрезине и смотрел вперед. Прямо перед его носом проходил тот самый незримый барьер, перейди он который, бауманцы имеют полное моральное право нашпиговать его свинцом.

  Но этого не случится. Красные в самом деле заключили честную сделку – его бойцов снабдили лучшим оружием во всем метро, посадили на мотодрезины с пулеметами и даже выдали полноценные бронежилеты.

  Туннель пах гарью, кровью, металлом. И неудивительно. Бауманская не ожидала. Сейчас она в руинах, ее защитники мертвы. Но Логинова все равно грызли сомнения. Не совсем понятно в чем. Совесть у любого политика должна заткнуться еще на ранних стадиях карьеры. Так в чем же дело?

  -Сэр, возвращаться? – раздался сзади голос посаженного на рычаги Мотыгина. Ну да, депутат таки, а вынужден тащить на себе дрезину.

  -Подождите минутку, пожалуйста.

  Туннель снова огласился звуками выстрелов. Акустика в метро все-таки замечательная. Пора, пожалуй, приобщать Ганзу к культуре, открыть оперный театр где-нибудь на Киевской… м-м-м… да, там было бы неплохо устроить оперу.

  Но все равно голова была забита совсем другими мыслями. Что-то неправильно. Неправильно. Да и есть ли те беженцы на Партизанской? Ведь Мотыгин вернулся с отрицательным ответом, когда его послали к Первой Интернациональной.

  Максим вытащил из кармана пиджака старые механические часы на цепочке и откинул крышку. Раз, два, три, четыре… секундная стрелка медленно переваливалась с одного деления циферблата на другое.

  «Ладно, Макс. Этот момент – точка отсчета. И одному Богу известно, когда отсчет придется прервать».

  Крышка часов захлопнулась.

***

  Это был худший день в моей жизни. Когда мы открыли дверь, перед нами лежало штук пять обугленных трупов.

  -Отряд. Не добежал. – Вздохнул Влас и почесал щетину. На плече у него висела двустволка из сейфа, мне он дал какой-то кустарный пистолет, что-то типа ПМ со спиленным предохранителем и предупредил, что патронов там – один магазин.

  Со станции метро Партизанская вышло пять человек. Остался лишь я. Не самый лучший боец в команде и не самый хороший человек. Но определенно – самый везучий.

  -Ну, значиц-ца, Москвич, сейчас мы с тобой идем на самоубийство. Есть в чем исповедаться?

  Я поднял на наемника глаза. Он говорил абсолютно серьезно.

  -Нет.

  -На нет и суда нет. Ни пуха, ни пера.

  -К…

  -Не, погоди. Не надо этого. А то к нему и отправимся.

  Я пожал плечами. В самом деле. Мне вдруг подумалось, что мы с Власом, в общем-то, чужие люди. Он преследует свою цель, а я – свою. А то, что мы путешествуем вместе, лишь стечение обстоятельств. Не более.

  Наемник посмотрел твердым, но усталым взглядом на выход из двора и шагнул вперед.

***

  Максим поднял руку и провел ее перед собой, будто по стеклу. Нет, здесь ничего нет. Пора тебе, президент, на покой. Слишком ты загонялся. Звуки выстрелов снова зазвучали в отдалении, но это не имеет значения. Рука послушно прошла сквозь невидимую преграду. Но ничего особенного Максим не почувствовал. Ни волнения, ни радости, ни облегчения. Все та же гнетущая тоска и неопределенность.

  -Так едем, господин президент? – вопросительно встал сзади Мотыгин.

  Пальцы в кармане погладили крышку часов. Отсчет начат, барьер преодолен. Остается ждать.

  -Едем.

  Глава XIII

              Когда луна восходит над башней

  Я потрепал существо по загривку и оно довольно заурчало, подставив другую сторону головы. Я улыбнулся. Стадо этих штук шло через двор, меланхолично пожевывая какие-то угли, когда Влас погладил одно из них.

  -Морты. – Пояснил он. – Безобиднейшие создания. Ходят по городу, жуют угольки. Иногда, правда, встречаются такие, которые не ели по несколько недель, они и забодать могут. Но это редко.

  Большинство существ кучковались в углу, изредка боязливо поглядывая на нас. Выглядели они как помесь кошки и коровы – неуклюжее коровье тело и голова, как у жирного котяры. Разве что зубы у них были как пеньки. Да и расцветка была серовато-желтая.

  Морт внезапно грохнулся на землю и неожиданно ловко для такой туши потянулся. Я растерянно почесал ему пузо. Кошачий мордас растянулся в улыбке а-ля Чеширский кот.

  Тут сверху спикировала летяга. Стадо начало издавать какие-то невнятные звуки и толпой умчалось в переулок, увлекая за собой охотящуюся летягу.

  До церкви было всего ничего – золотой крест виднелся за крышами пятиэтажек. Влас ловко плюнул через левое плечо и через арку вышел к церкви. Первое, что бросилось в глаза – туман здесь чуть ли не самый слабый из всех мест, которые я когда-либо видел. Второе – колокольня у храма высоченная. Выше всепоглощающего тумана. То есть где-то на уровне шестого-седьмого этажа.

  «Нехилая была до Катастрофы церквушка…» - подумал я, разглядывая тягучую черную воду реки, протекающей сбоку от церковного двора.

  -Клязьма. – Буркнул Влас. – Значит так, недалеко отсюда, метров двести вдоль набережной, осталось немного от моста. Там и перейдем, гараж будет как раз напротив. Вопросы? – Влас нервно посмотрел на луну, висящую чуть вбок от креста.

  Я покачал головой.

  -А, и еще. Одевай противогаз. А то нафиг задохнешься. – В подтверждение своих слов наемник натянул резиновую маску.

  Я последовал его примеру. Мы пошли вдоль реки. Влас включил налобный фонарик.

  Дежавю.

  Слабый круг света поочередно выхватывал из кромешной темноты то кучу плитки, то остов коляски, то головешки, выстроенные кучей наподобие скамейки. Но чаще всего в свет фонарика попадала спокойная поверхность воды. Подозрительно спокойная. Шли медленно, Влас явно боялся бежать.

  Мне внезапно подумалось, что мы практически беззащитны – у местного жителя страшного вида двустволка с не самым большим запасом дроби, у меня – пародия на пистолет с одним магазином. Напади на нас хоть десяток собак, долго оборонятся мы бы не смогли. Луна все больше приближалась к кресту на башне, Влас ускорил шаг, почти бежал.

  Короткий свист, тихий, едва слышный. Но мы расслышали. Наемник припустил по набережной, спотыкаясь о выпавшие из набережной плитки, я едва поспевал за ним. Свистнуло еще пару раз, а затем, наконец, полилась мелодия, все громче и громче.

  Меня охватила паника. Мы умрем! Не добежим! Мать вашу, мы не добежим! Дыхание в противогазе стало тяготить, сердце стучало как у воробья. А мелодия волнами расходилась от колокольни. На невозмутимой воде появилась рябь, как если бы кто-то пускал «блинчики». Мы сдохнем возле этой гребанной реки! Оба сдохнем! Все померли и нам тоже хана! К звукам свиста примешался крик. Я вскинул на бегу голову и рукавом оттер стекла противогаза. Летяги собираются в стаю вокруг колокольни.

  Зря я посмотрел вверх. Ботинки стукнулись друг о друга, заплелись над кучей плитки, и я с диким криком упал на набережную, покатившись к воде. Бетонная крошка засыпала одежду, я поднял облако пыли. Все, конец! Рагнарок лично для меня! Я чувствовал – вода – это смерть.

   Меня спас случай. Небольшой штырек арматуры на набережной. Я проехал по нему, до крови оцарапал бок и в рваной дыре в свитере застрял железный прут. Но я все равно по пояс ушел в воду.

  Отсюда вода казалась уже более прозрачной и я смог разглядеть дно. Из моего горла вырвался дикий крик. Низ реки был устлан костями. Черепа, ребра, ноги, руки… я кричал и кричал, вырваться я не мог, штырь одновременно спасал мне жизнь и приближал ее конец.

  Дно зашевелилось. Куча костей распалась и из нее медленно выползло… ЧТО-ТО. Больше всего это напоминало длинную дыру в воздухе – черная линия протянулась из дна и на манер щупальца обхватила меня за пояс. Крест уже практически был на середине луны.

  Вот тут я заверещал. В последний раз я так верещал в детском саду, когда носился от медсестры со шприцом. Только то, что сейчас схватило меня, явно ни коим образом не походило на медсестру.

  Не прекращая визжать, я стал разряжать пистолет в воду. Щупальце пару раз проворно попыталось дернуть меня на дно, ткань затрещала, но я не упал в воду. Пули не причинили ему никакого вреда. Краем глаза я абсолютно случайно заметил, как Влас судорожно пытается вставить в двустволку заряды.

  Ткань опять противно захрустела, штырь зацепился за край воротника. Пистолет сухо щелкнул. Все, мне полная жопа. Крик сошел на нет, уступив место натужному хрипению. Щупальце продолжало дергать меня. Штырь пропорол воротник, и…

  Как будто что-то взорвалось. Сначала пришло облегчение в области поясницы, но потом резко взорвалось болью плечо и рука с пистолетом. Сквозь заложенные странным звоном уши я услышал крики летяг и успел увидеть через белую пелену, как черная вода перекрашивается в красный.

***

  Твою мать! Я с трудом поднялся. Из состояния болевого шока меня вывела очередная вспышка боли. Под носом было тепло, ботинок Власа заносился для очередного удара:

  -Вставай, Стасюк!!! Сука, вставай!!! Луна взошла!!! Хана всему!!! – еще удар. Белая пелена окончательно спала. Я с трудом поднялся. В голове стучала кровь, отдавая в плече резкими вспышками боли. Нос саднил. Живот ныл. Короче говоря, мне было хреново.

  -Осталось метров пятьдесят!!! Вперед! Вперед! – Влас открыл ружье и стал заряжать очередную порцию свинца. Он бежал вперед, по бокам от него лопался бетон – летяги уже нападали. Паника перемешивалась с болью, я даже не бежал – ковылял, хромая, к двум торчащим из набережной обрубкам моста, ощерившимся арматурой.

  Шаг, еще шаг. Передо мной взорвался осколками участок набережной, вверх взмыла летяга. Я  с трудом перебрался через торчащие во все стороны края дыры и заковылял дальше, пока еще мог видеть Власа. Красная пелена все больше закрывала мне глаза, боль в плече стала отдавать уже непрерывно. Заболел оцарапанный бок. Я не чувствовал носа и ног, а в руке будто что-то застряло. Вот он, мост…

  Луна остановилась ровно над крестом колокольни. Свист издал последний, режущий уши звук и затих. Огромная стая летяг сорвалась со своей орбиты и бросилась на нас. Наемник, стоя на кусках железа в центре моста, начал издавать свои звуки. Одна летяга схватила его, снова выстрелило ружье, Влас выпал из лап, ударился о покосившееся ограждение моста, повис на руках. Подтянуться он из такого положения не мог.

  Я с трудом дотянул до моста. Одна из летяг рванулась ко мне. Ежкин перец…

  За неимением лучшего, я с размаху швырнул монстру в морду бесполезный пистолет. Офигевшая летяга запнулась в воздухе, потеряла ориентацию и бухнулась в воду, подняв тучу брызг выше моста. Влас начал сползать, кроссовки уже почти касались воды.

  Истошные вопли летяги со дна озера прекратились, и ее сородичи пришли в себя. Я в это время был уже на середине моста. Спасать, не спасать… главное не думать, Федя!

  Влас что-то мне говорил, но гудение в ушах перекрывало его слова. Я подковылял к оградке и схватил наемника здоровой рукой. Сзади образовался очередной кратер, мост прогнулся. Влас схватился за мою руку, как за канат и, упершись ногами в бок моста, поднялся наверх. У меня было такое чувство, будто мне отрывают руку.

  Сквозь гудение донеслось:

  -… ред!!! – кричал, судя по всему местный житель, голос был сильно смягчен противогазом. Он уже был на другой стороне моста и издавал свои звуки. Но птицы не обращали на него никакого внимания.

  Я уже практически полз, плюясь. Свитер провис на плече под тяжестью пропитавшей его крови, правая рука нездорово побледнела. Очередная тварь врезалась в мост, прогнув его дугой. Конструкция закачалась с пронзительным скрипом.

  Но я не мог идти быстрее. Еле-еле подволакивая ноги, я вполз на набережную. Мост ушел из-под ступней, но я уже был на берегу. Мать…

  Влас схватил меня за шкирку и потащил за собой. Я волочился по серой земле, как мешок, отстраненно наблюдая, как кровавое пятно все больше расползается по порванному свитеру.  Тут мы ввалились в какое-то помещение. Железные стены, скрипящая железная дверь. Сделав над собой усилие, я развернулся на живот и увидел прямо перед собой электромобиль.

  Не сдерживая слез, я уткнулся в пол и стал плакать. Но, что бы там ни говорили, это были слезы радости.

  Глава XIV

             Трамвайные рельсы

  -Вот он, родимый. Прям футурама какая-то, а? – спросил Влас,   заканчивая бинтовать мне плечо. На бинты он пустил свое рубище, которое когда-то было рубашкой.

  -Ага. Только **ущихся роботов не хватает. – Злобно буркнул я, скрипнув зубами. Хоть кровотечение и остановилось, все болело прямо-таки адски.

  -Не остри, остряк, острее будешь. Нет, ну ты видел? Как только хозяин этой штуки смог ее зарегистрировать?

  В самом деле, болид был футуристичный. Внешне похож на обычную машину, но с двумя стоящими в ряд сиденьями, как у старинного истребителя. Лобовое стекло было гораздо больше обычного и странно выгнутое. Потом до меня дошло, что оно такой формы из-за того, что кончается ровно под ногами пассажиров. Капот (а он имелся, хоть и совсем небольшой), был открыт. Большинство пространства в нем оказалось свободным – двух больших деталей явно не доставало. Влас снял с рюкзака аккумуляторы и проверил их состояние. Поцарапались, помялись, но вроде ничего страшного. С небольшим усилием детали вошли в пазы. Мигнули фары, пиликнуло что-то из кабины. А дальше Влас неожиданно для меня расхохотался и принялся отплясывать нечто отдаленно напоминающее гопак.

  -Влас, ты чего это?

  -Сам подумай! Этой штуке двадцать лет! Аккумуляторам двадцать! Да и модель такая… недолговечная. – Влас прекратил плясать и открыл дверь обтекаемого агрегата. – Последний день пережидаем в этом горо-о-одке. – Последнее слово наемник насмешливо пропел на какой-то знакомый мотив.

  Я лег на пол и закрыл глаза. Спать, так спать. Только…

  -Вопрос.

  -Москвич, да ты какое-то что, где, когда, только в масштабах одного человека! Ну валяй.

  -Где «таблетки» для часов берешь?

  Влас почесал в затылке.

  -Знаешь такое слово – аномалия? Это раньше…

  -Да знаю, знаю… двенадцать лет было, в сталкера наигрался выше крыши.

  -Ну так вот мои часы – это аномалия. Батареек в них нет.

  И в доказательство своих слов Влас вытянул из кабины руку и показал мне открытую крышку часов. Батареек и в самом деле не было.

***

  Следующая ночь началась на удивление хорошо – лучики лунного света пробились через небольшие дырочки в крыше гаража (а я то думаю, почему так жарко). Мелкая пыль облаками летала в синем свете. Влас еще ворочался во сне, изредка подрагивая веками и невнятно бормоча. Сейчас проснется.

  Я встал и отряхнул одежду. Мое внимание привлек белый отсвет в углу. Подойдя туда, я обнаружил зеркало. Треснувшее и немного оплавленное, но зеркало. Вот наконец я и увидел собственное отражение. Занятно.

  Небольшая колючая щетина покрывает пол-лица, волосы слиплись и запылились. Все лицо в царапинах и кровоподтеках, под глазом темно-фиолетовый фингал. Это когда меня так угораздило?

  Одежда выглядит еще более жалко, чем раньше. Вся изорвана, рукава у свитера нет, а его расцветку не определит уже никто – низ мокрый, грудь в крови, а второй рукав чуток обгорел. Штаны были похожи на два флага СССР – такие же красные и такой же формы. По крайней мере, на ногах их держало какое-то чудо. Ботинок я вообще не обнаружил.

  Тут я уперся в собственный взгляд. Когда-то давно, еще в метро, я смотрел в зеркало и видел скучающего, забитого жизнью человека, который заперт на одной станции не меньше чем навсегда. Взгляд флегматика и холерика одновременно. Теперь ни того, ни другого не было. Такой взгляд был у Кремня, когда он выходил на поверхность. У Димы, когда он стрелял в пневматическом тире. У Костра, когда он слушал речь Арарата. У Кукуцапля, когда он играл в рулетку в Раша-Вегасе. У Власа, когда он узнал, что над Тэцем идет дождь. Я не знаю, как назвать свое лицо. Но чувствую – изменилось не только оно. Изменился я сам.

  Человек, который ушел с Партизанской несколько дней назад, с непониманием и скукой посмотрел бы на человека, который совсем недавно ползал по канализации с бывшим ВДВшником и вдумчиво слушал проповедь невольного каннибала.

  Чего я добиваюсь? В самом деле? Пытаюсь вернуться в подземные переходы, туннели и залы, которые за двадцать лет привык называть своим домом? Но что мне там делать? Федору старому, флегматичному и скучающему, жизнь на Партизанской казалась сущей пыткой. Чем же она будет казаться Федору новому?..

  Федор новый. Не звучит. Так же как не звучит Дмитрий, как не звучит Алексей, как не звучит Александр. Димон– звучит. Костер, Спасатель – звучит. Нельсон – еще как. А кто такой Федор? Да никто. Я – Москвич.

  «Забавно. И этот человек еще недавно думал, что это прозвище какое-то бессмысленное». – Сказал кто-то у меня в голове. Я не на шутку испуался. Как известно, голос в голове – первый признак шизофрении.

  «Да перестань. В обществе шизофреников шизофреником считается нормальный человек. Я ведь не предлагаю тебе кого-нибудь убить или вскрыть вены? Так что давай поболтаем».

   Я решил не отвечать внутреннему голосу и сложил руки на груди.

  «Не корчи из себя неприступного. Профессиональных психологов здесь в радиусе тысячи километров не найдешь, а Влас максимум из тебя дурь прикладом выбьет. А сам по себе голос в мозгах не лечится».

  Никогда бы не подумал, что моя собственная шизофрения умнее меня.

  «Чего ты ко мне вообще привязался?»

  «Вот это уже другой разговор! Сам посуди, ты должен был всего лишь войти в пределы Садового Кольца и снова спуститься в метро. А вместо этого ты пережил такую массу интересных…»

  «Злоключений». – Вмешался кто-то еще.

  «О нет, их двое…» - Простонал я мысленно и схватился за голову.

  «А то».

  «Повтори-ка, что ты там говорил про злоключения?»

  «А то и говорил, что ты страху натерпелся столько, что первый в жизни просмотр «Пилы» нервно курит в сторонке! И все ради чего? Я знаю, что предложит этот…»

  «Гениальный человек».

  «Да вы вообще не люди, а мои глюки!»

  «Гениальный глюк. Москвич, в метро делать нечего. Сидеть на попе ровно и ждать, пока Ганза доберется до коммунистов. А здесь каждый день приключения, риск, адреналин!»

  «Какой адреналин?! Да его уже раз пять, минимум, чуть не порвали! Поскорей вернуться в метро, сразу в Полис и там жить, пока Ганза не успокоится».

  «А он прав». – Внезапно сказал я своим глюкам.

  «Предатель». – Буркнул первый голос.

  Все, звуки в голове прекратились. Вокруг было абсолютно тихо, в ушах звенело от напряженной тишины.

  Я дотронулся до зеркала и провел пальцем вдоль трещины. На стекле остался след пыли, сажи и грязи.

  -Так Москвич или Федя? – прошептали губы, а палец уткнулся в центр зеркала, закрыв мое лицо. Вдруг сзади зашебуршился Влас.

  -Ну что, турист, пора отбывать на нашем роскошном лайнере! – Влас в очередной раз проверил состояние аккумуляторов и сел за руль нашего электромобиля.

  -Ты ведь в двенадцать лет в метро попал?

  -Ну да.

  -Значит, прав нет, сидеть спереди не можешь. – Удовлетворенно протянул наемник. – Открывай ворота гаража.

  Я подошел к ржавой двери. Внутри от волнения все как будто испарилось и в желудке образовался неприятный ваккум. Сказать про порхающих в животе бабаочек – сказать самую большую банальность, на какую я только способен.

  -Ну давай, тягай! – Высунулся Влас из окна.

  Да. Тягай, Москвич. Руки сомкнулись на ручке ворот, под пальцами на пол посыпалась ржавчина. Двери распахнулись, машина выкатила чуть вперед, а я уселся на заднее сиденье. Первое, что мне пришло в голову – в такой безопасности я себя давно не ощущал. Под капотом что-то жужжит, местный житель сосредоточен, как никогда раньше, сиденье слегка, почти неуловимо, вибрирует. Я закрыл глаза и представил себе прошлое. Как папа везет нас Санкт-Петербург – Москва на своей горячо нелюбимой «Ладе Калине». Какой же кайф, какой кайф…

  Машина дернулась вперед и покатила по асфальту. Все-таки за дорогой никто не ухаживал уже известное количество лет, так что "американские горки" случались часто.

  Мы на скорости пронеслись мимо храма. В дорогу нас проводила воткнувшаяся в землю икона Богородицы, видимо, упавшая с колокольни. Хороший знак. Поворот, в проломе автомобильного моста как раз хватает расстояния, чтобы проехал наш шаттл. Вот башня Раша-Вегаса, низко над землей собирается синяя туча – у жителей Большого Треугольника явно сегодня будет праздник. Красивый, оплавленный торговый центр, гранитные бассейны фонтанов. Какой-то человек крадучись бежит по площади к пятиэтажке на той стороне дороги. Удачи тебе, бродяга. Она тебе пригодится.

  Машина подскочила в особо глубокой выбоине. Влас выругался.

  -А у этого водилы не было полиса техосмотра. Нелегальщина, однако.

  -Ага.

  Вот памятное место схватки с тремя видами мутантов одновременно. Может, показалось, но в окне дома мне почудился синий берет ВДВ.

  Дорога некоторое время была удивительно ровной – будто вчера положили.

  Вот взорванная стена загса. Мы так и не узнали, кто нас спас. Может, это был мародер, который надеялся найти нас уже мертвыми. Может, отличный человек, вроде Спасателя. А может, просто бродяга, услышавший выстрелы из здания. Кто тебя знает.

  Над парком возвышается колонна ангела мира. Красиво, романтично. Есть какая-то романтика в заброшенном городе.

  Бункер наемников мы проскочили на скорости. Я успел увидеть лишь как Димон вскочил со стула.

  -Зачем ты с ним так?

  -Как?

  -Жестко. Ты оставил его в аду.

  -В ад попадают не просто так. Испытания даются человеку, чтобы их проходить. Если ты не можешь выйти из ада – ты просто еще слишком слаб. – В голосе наемника отчетливо засквозила если не жестокость, то железо.

  Я положил ему руку на плечо.

  -Ты изменился.

  -Ты тоже.

  -Я тоже.

  -Испытания меняют людей. Не просто меняют. Раскрывают твою сущность. То, что ты есть на самом деле. В душе. Видимо, в душе я такой.

  -Все слова.

  -Да… слова.

  Колеса пробуксовали на разогретом асфальте. Тут что-то грузное ударилось о лобовое стекло. Это человек!

  -Че он творит?!! ЭТО ПЕРЕГРУЗ!!! – Влас рванул ручник, выпрыгнул из машины и закричал на распростертого на стекле человека самыми матными словами, какие он знал.

  Я тоже вылез и увидел его.

  Терминатор. Кремень.

***

  -Ты мертв! Влас, это мертвяк!!! – закричал я, хватаясь за противогаз, как за единственное оружие. Наемник зарядил дробь.

  -Стойте! Не мертвяк! Кремень! Терминатор!.. – он с трудом сел на капоте. Очков нет. Весь покрыт рубцами и шрамами. Левой руки по локоть нет. Одет в серые лохмотья, в которых с трудом угадывается химза.

  -Ты мертв!

  -Как видишь, нет. Ай л би бэк, да? – без тени усмешки спросил Кремень, взглянув на безжизненные пятиэтажки.

  -Тебя схватила летяга!

  -И унесла в гнездо. В куполе местной церкви. Там я нашел бронированный сейф, из которого шла мелодия. Кто-то свистел. Чья-то злая шутка, от этого становилось очень не по себе. Я пошел в Москву. Переждал у врачей в подвале местной поликлиники. В кинотеатре на меня напали люди в желтом, сказали что Раша-Вегасу требуется помощь. Я не сдавался, но в итоге очнулся за несколько минут до рассвета. Так быстро я никогда не бежал. Тухляк оказался ужасным местом. Там у меня украли все оставшееся и выбили стекло в химзе. Я пошел через парк. Это было ошибкой. Какие-то твари откусили руку. Вот и все. Сегодня я здесь.

  -НУ ХОРЭ БОЛТАТЬ!!! РАССВЕТ ВАС ЖДАТЬ НЕ БУДЕТ!!! КТО ИЗ ВАС СО МНОЙ ПОЕДЕТ?!!

   «Работа над ошибками дается только тогда, когда есть ошибки». – Внезапно сказал один из голосов в моей голове и затих. Я понял, что теперь это – навсегда.

  -Влас. Кремень. Дальше без меня.

  Никто ни о чем меня не спросил.

  -Псих. Поехали, Терминатор. – Бросил через плечо Влас и сел в машину.

  «Иногда стоит не писать работу над ошибками. Все может стать только хуже». – Это были уже мои собственные мысли. Электромобиль завелся. Последний взгляд наемника отразился в зеркальце заднего вида. Никакого сожаления – тот самый взгляд, которым сопровождались смерти. Их смерти. Костер, Кукуцапль.

  Главный принцип христианства – уметь прощать. Я прощаю Власа. Слышите, там! Я надеюсь, мне это зачтется!

  Рельсы трамвая под ногами сверкали чистотой. Вы – загадка, которую я не успел задать. И, пожалуй, уже на задам. Но всегда приятно знать, что ты не идеален.

  Рука сама собой нырнула в чудом уцелевший карман.

  Шекспир. Гамлет.

  «Что ты делаешь? Ищи подвал!» - это не чужой голос. Я пытаюсь переубедить сам себя.

  «Не надо делать эту работу над ошибками. Не надо». – Я закрыл глаза и открыл книгу. Страница приятно зашуршала под пальцами. На висках выступили капли пота.

  Рельса скрипнула под ногами.

  -Быть или не быть – вот в чем вопрос. – Поднял я взгляд к небу. Надо мной тянулась цепочка из летяг.

  -Вам не обломится. Уходите.

  Четыре слова произвели на стаю больший эффект, чем все крики Власа вместе взятые. Косяк повернулся и улетел в сторону храма.

  Сердце заколотилось чаще. Вдали заалел восход. Я сел на рельсу по-турецки.

  «Рассвет. Я неудачник. Но позволяю себе больше, чем многие сталкеры. Сталкеры… нет. Неудачники – это вы. А я… я увижу рассвет».

  Тут левая рука разжалась. Власовы часы.

  Наверняка столбик термометра ползет вверх. Солнце поднималось все больше. Вдали загрохотало.

  -Пять.

  Секунд. До рассвета.

  -Четыре.

  Точка отсчета была день назад. Ты рассчитывал на большее, а, Гамлет?

  -Три.

  Губы отсчитывают секунды до того момента, которого я бы и врагу не пожелал.

  -Два.

  Нет ничего хуже, чем знать, когда ты умрешь.

  -Один.

  Вокруг ни души. Эх, люди. Не цените вы то, что больше не увидеть. Что ж, пусть со мной разделят это рельсы. Трамвайные рельсы.

  -С добрым утром.

  Вспышка света. Работа над ошибками закончена. Отложите ручки.

***

  Электромобиль выкатил из тумана за секунду до вспышки.

  Влас вздохнул за рулем. Федор… ты был не просто спутник… или все-таки ты просто попутчик? Этого уже не узнаешь. Слишком много он спрашивал у тебя, но слишком мало ты спрашивал у него.

  Влас знал – хоть Москвичу и дали выбор, выбрал он отказ от всего. Это не просто глупый суицид. Он понял то, что не поняли другие. Пока не поняли.

  Электромобиль подпрыгнул в выбоине.

  Но не с одним Федей случилась неприятность в жизни. Катя ждет. А если нет… об этом Влас старался не думать.

  История еще не закончена. Еще есть дела в Москве.

***

  Максим покачал перед глазами привязанными к пальцу цепочкой часами. Что-то подсказывало политику – происходит нечто очень важное. Еще не конец. Лишь кульминация. История разгоняется по рельсам. Как трамвай. Очень важный трамвай.

    Глава XV

                     Олигарх

Электромобиль катил по улице, изредка дребезжа над трещинами в дороге. Кремень задумчиво смотрел в окно, Влас старательно объезжал ямы и редкие воронки. Мысли у обоих были тяжелые, мрачные и, мягко говоря, неприятные. Наемник часто задумывался и чуть не врезался в уже появившиеся на обочине деревья-мутанты. Он мысленно переносился в метро, на его участок Полянка-Тимирязевская. Мысленным взором обшаривал стены, потолок, колонны и скамейки, рельсы и поезда.

  Сколько раз он ни пытался вести переговоры с Москвой из Тэца, все время ответ был один – подождите, обязательно проверим. Подсознательно у Власа выработалась стойкая неприязнь к Московскому и доброжелательность по отношению к Питерскому метро.

  Раньше он водил электричку с Курского и, несмотря на маленькую зарплату и рутину, был вполне доволен жизнью. А что? Была девушка, без пяти минут жена, почти оплаченная трешка и татуировка с двумя автоматами и парашютом на правом плече. И тут бац – катастрофа. Если бы тогда он был в любом другом месте, его жизнь бы не превратилась в ад – междугородняя электричка остановилась бы между городами, а от Курского вокзала до одноименной станции пара шагов.

  Вдруг в зеркале заднего вида Власу померещилось что-то весьма знакомое. Оно постепенно увеличивалось в размерах, застилая собой дорогу. Это было похоже на копошащуюся черно-красную массу.

  Озарение пришло внезапно.

  Термиты!

  Это ведь машина! Именно та, к которой они не могли пробраться из-за свиста от церкви!

  -Э, ты… блин, Шварцнегер, хватай ружье, стреляй по этой херне за нами! – Крикнул наемник, перекрывая щелканье тысяч жвал, эхом прокатывающееся по дороге.

  Бывший сталкер оперативно снял у Власа с плеча двустволку и высунулся в окно. Коротко сказало свое слово ружье, толпа слегка запнулась, но быстро пришла в себя.

  -Патронов на эту ораву не хватит. – Совершенно спокойно сказал Кремень, тем не менее, не прекращая делать выстрелы.

  -Тогда давай сюда! Щас Шумахер в гробу как вентилятор будет!

  Терминатор залез обратно в автомобиль и Влас резко дал по газам. Гудение усилилось, спидометр медленно пополз вверх. Преодоление «красной» черты сопроводилось сухим треском из-под капота.

  В голове стучала кровь, а термиты все новыми волнами выплывали из-за горизонта, покрывая землю копошащейся массой. Деревья-мутанты слились в одну сплошную полосу. К горлу подступал панический крик. Хуже было только… никогда с Власом не было ничего хуже этого.

  Тут в голову совершенно не к месту пришла очень важная мысль.

  «Химзащи-и-и…» - мысль оборвалась, когда в окно электромобиля упал труп. Влас резко дернул головой назад – термиты как раз поглотили броневик, из которого выпало тело.

  Значит, все было напрасно? Напрасно они потеряли половину отряда? Напрасно прошли через пол-Ногинска? Нет, не напрасно. Влас, ты сам говорил, для чего даются испытания. Не отказывайся от своих слов.

  Руль вправо. Под стук тысяч лап машина въехала в Москву. Мгновенно обступившие электромобиль многоэтажки и Измайловский парк не дали рассмотреть дорогу. С диким грохотом автомобиль врезался во что-то огромное и железное, торчащее у самого входа на станцию Партизанскую. Наемника и Кремня выбросило из машины. Муравьи наступали. Влас принялся резво натягивать химзащиту, абсолютно не волнуясь о том, что она уже облученная. Сейчас, сейчас…

  Терминатор тем временем остервенело колотил руками и ногами в гермоворота и орал. Термиты были уже совсем недалеко.

  -Впустите, су-у-уки, впустите! Сволочи! – сопровождаемые мощным пинком гермодвери, из глаз хлынули слезы бессилия. – Волки позорные! Какого хрена я на вас батрачил! Открывайте!

  Влас тем временем спешно проверял электрокар. Вроде все в порядке, но… если Кремень поедет дальше, то аккумуляторов не хватит. Либо сейчас ворота откроют, либо придется оставить спутника здесь.

  -Спиногрызы! ША!!! – бывший сталкер с разбегу врезался в железную перегородку. – Да че у вас там стряслось???!!! А-А-А-А-А!!! – в бессильной ярости Кремень сполз по двери. Термиты уже были настолько близко, что можно было различить глазки-бусинки. 

  Загудел двигатель и электромобиль рванул прочь. Влас не смотрел в зеркало заднего вида – уже второй человек погибает по его вине. Рука ушла за пазуху, нащупав учетную книгу загса. Два имени, две судьбы и тысячи загубленных других.

  Коричневая волна вновь нагоняла, не став отвлекаться на, казалось бы, аппетитного сталкера. Ну да, их интересует авто.

  Счетчик энергии начал мигать красным светодиодом. Выруливая между покореженными и ржавыми остовами машин, Влас часто уходил в заносы, поворачивал, съезжал в какие-то дорожные развязки. Термиты нагоняли, на ходу опустошая Московские улицы. Создавалось впечатление, что они не устанут никогда.

  В зеркале заднего вида вспыхнула и пропала ярко-красная звезда Кремля. Влас тряхнул головой и продолжил вглядываться в дорогу покрасневшими от напряжения глазами. Поворот, машина, спуск, тормоз, поворот, небольшое кольцо, пора ехать по дворам, пробка! Поворот, поворот, машина…

  В бешеной пляске вокруг крутились машины, детские городки, многоэтажки, деревья. И красная масса позади.

  Последнее, что успел заметить Влас перед неожиданным катапультированием из машины – табличку «Рублевское шоссе». Голова пробила стекло, кости заныли, удар об стену был сопровожден вспышкой боли. С трудом поднявшись, наемник вгляделся в темно-коричневую массу. Еперный театр!!! Хромая на сильно ушибленную ногу, Влас заскочил в огромный дом, похожий на сказочный дворец, захлопнул двойные двери и завалил их тем, что попалось под руку – стулом, тумбочкой, торшером. Все эти вещи до войны явно стоили больше, чем наемник накопил за всю свою работу машинистом.

  Так, вроде все закрыто, отверстий нет. Термитам понадобится время, чтобы прорыть вход. Влас развернулся,  включив треснутый налобный фонарик несчастного сталкера, которому принадлежала химзащита. Бледно-серый кругляш выхватил из темноты голые стены. Диван, какая-то опаленная картина, еще один точно такой же торшер, облезшая и выступающая из стены труба вентиляции с прикрепленными к ней странными баллонами и… скелет. Наемник подошел и осмотрел того тщательней. Деловой костюм, окончательно потерявший цвет, нелепо смотрелся на костях. Останки лежали так, будто человек знал о своей смерти – свернувшись калачиком на полу. В руках была сжата потрепанная книжка в оцарапанной золотой обложке.

  -Перед смертью не надышишься. – Зачем-то прошептал Влас и медленно вытащил у скелета из рук книгу. Пальцы ощутили бумагу – качественную, чуть ли не журнальную – над такой оказалось не властно время. Глаза впились в аккуратные строчки надписей, выведенных одна за другой, на каждой странице.

«10 июня 2013 года. Итак… хм… не знаю, как писать… в общем, по Москве нанесли ядерный удар. Сейчас я, моя жена и охрана находимся в бункере под моей резиденцией… что-то гнетет… земля наверное. Подумать только – теперь нет ни одной моей ОАО или ООО… наверное это. А может, просто то, что мир уничтожен?»

В стены начала биться волна термитов. Влас безучастно посмотрел на трясущиеся стены и сел на диван, стоящий рядом со скелетом.

«6 июля 2013 года. Гена, молодой охранник, оказывается, может сделать настоящую конфетку из двух наборов европейского сухпайка. Надо было не скупится и закупить хотя бы сгущенки, а то сидим, как в каменном веке.

30 июля 2013 года. Семак ушел наверх. С тех пор от него ни слуху ни духу.

1 сентября 2013 года. У меня родилась дочь. Жену спасли. Гена, оказывается, не только готовит, но еще и акушерствует. Эх… доча… ты даже не представляешь, где бы ты могла сейчас жить, будь над нами нормальный мир.

8 августа 2014 года. Неожиданно для всех вернулся Семак. Он исхудал, его постоянно тошнит, он говорит что-то о тяжелой лучевой болезни, говорит чтобы его труп сразу после смерти унесли наверх. Еще он рассказывает о людях в метро. Вроде как их прямо огромное количество, у некоторых из них есть оружие, а у редких людей – химзащита. Он предлагает ценой своей жизни принести нам их и сопроводить в метро.

31 декабря 2014 года. Семак до сих пор не вернулся с химзащитой. Едрен матрен, наша последняя надежда на нормальную жизнь утекает сквозь пальцы! Доча уже довольно много умеет говорить – Гена говорит, что у нее очень быстрое развитие. Вот подфартило, так подфартило. Справляем новый, 2015 год с единственной бутылкой шампанского».

Термиты стучались в двери и окна, что-то шуршало на крыше, копошилось у основания дома. Влас вздохнул, попытался взять себя в руки и продолжил читать.

«1 сентября 2024 года. Олеся уже месяц заставляет меня и Юлю рассказывать ей истории о сгинувшем мире. Она не верит, что потолки могут быть выше метра, а Семак видится ей чем-то вроде лешего или бабы-яги. Кстати, он так и не вернулся. Если помнить о его лучевой болезни, то, скорей всего, никакой надежды у нас уже нет».

Непонятное чувство сожаления к олигарху наполнило Власа. В самом деле, надежды у него уже не было.

«3 мая 2029 года. Умерла Юля.

10 мая 2029 года. Гена внезапно схватил свой пистолет и направил на меня. Он сказал, что я идиот, что у нас всегда была химзащита и что по ночам надо хоть иногда проверять, где находится твой персонал. Эта сволочь схватила Олесю и поволокла ее к выходу, а сам был в химзащите! Я бросился  на него, дочу отвоевал, но он что-то сказал про газ…»

Влас принялся лихорадочно листать страницы. Так как ему попалась та самая формула. ТОГО САМОГО ГАЗА.

«12 февраля 2030 года. Газ воспламеняется при подаче в вентиляцию и смешивании его с другим газом. Происходит взрыв, способный уничтожить весь бункер и дом вместе с ним.

13 февраля. Обнаружил у Олеси радиационный фон… я не могу… я не могу…»

Полстраницы было чем-то закапано. И Влас отчетливо представлял чем. И половина жидкости была именно на двух словах. Приглядевшись, наемник понял, что там написано. Не дата, нет.

«Олеся мертва».

Пролистав еще несколько страниц, Влас нашел последнюю запись.

«хрен его знает когда. Я запускаю газ. В нагрудном кармане пиджака коробок спичек. Если кто-то читает это, значит я либо мертв, либо окончательно сошел с ума. Если ты человек – прочитай этот дневник. Ты узнаешь, кто такой Стас Росс. Это имя ни разу не упоминалось в этом дневнике. Но это – я. Если у тебя еще есть душа – возьми спички, зажги одну из них и кинь ее в вентиляцию. На этом все. Пока, дневник».

  Влас поднялся с дивана. В вентиляции был слышен топот термитов. Что им надо от него, они же едят металл?.. Влас медленно опустил взгляд на ботинки. Железные заклепки блеснули в свете фонарика.

  -Стас, ты нашел правильного человека. По моей вине уже погибали люди. Я не хочу, чтобы они погибали напрасно.

  Рука скользнула в нагрудный кармашек. В пальцах завертелась коробочка со спичками. Мутантов уже было слышно в самой трубе. Наемник подошел к вентиляции.

  -А знаете, чем мы с вами отличаемся друг от друга?

  Термиты не ответили. Чиркнула спичка. Рыжий ореол слабого света чуть-чуть разогнал темноту вокруг.

  -Не знаете. Шарики, вы балбесы. Тем, что я сочувствую.

  Влас бросил спичку в вентиляцию. Пока она летела, он успел сказать еще одно слово.

  -А вы – нет.

  Гаркнул взрыв. Столп огня вырвался из вентиляции, круша перегородки. Дым мгновенно заволок помещение. Баллоны со страшным грохотом лопнули. Потолочные балки со скрипом обрушились, создав проход, как в старой школьной игре. Пламя заплясало на деревянных конструкциях, перекрывая своим треском вопли сгорающих заживо термитов.

  Влас закашлялся даже через противогаз, грохнулся на пол. Мешковатая химзащита мешала ползти. Среди языков пламени руки с трудом находили свободные участки. С потолка падали куски, поднимая облака пыли.

  В полуобморочном состоянии наемник выкатился на улицу. Легкие жадно раздулись, наполняясь через отказавшие фильтры терпким воздухом. Перед Власом пылал дом Стаса Росса. Вдали алел рассвет.

  «Надо прятаться!» - мелькнула паникерская мысль.

  «Нет, не надо» - ответил сам себе Влас, с невозмутимым спокойствием вглядываясь вдаль. А затем сделал шаг вперед. Хрусту от раздавленной веточки дерева-мутанта вторил грохот рушащихся конструкций сказочного дворца.

  «Еще остались дела». – Влас стиснул зубы и пошел в метро. К рассвету.

  Глава XVI

             Эпилог судеб

  Толпа термитов быстро приближалась к Кремню. Терминатор всем телом вжался в гермодверь… Твою мать… Где же аварийный шлюз… Есть! Рука судорожно дернула рычаг, небольшой квадратный люк с хлопком открылся, и сталкер провалился в вестибюль станции. Шлюз захлопнулся.

  Станция Партизанская хранила молчание. Лишь снаружи раздавался удаляющийся топот и скрежет орд насекомых. Но именно эта тишина и насторожила Кремня. Со станции не доносилось никаких звуков. Спустившись по лестнице, терминатор так ничего и не услышал.

  «Что за хрень?» - подумал он и оглядел дверь. Цепкий взгляд сталкера приметил то, отчего любому ветерану войны Красных и Ганзы становилось не по себе. В семи или восьми местах гермодверь была пробита пулями. Судя по размеру (а уж в своем профессионализме Кремень не сомневался), все они были от станкового пулемета. Изнутри бил чахлый лучик света, который никто бы сразу не заметил.

  «Это плохо». – Кремень нахмурился и постучал специальным поисковым способом – три быстрых, два медленных, три быстрых.

  Изнутри закопошились, заскрежетали гермоворота. С каждым сантиметром увеличивающегося дверного проема Кремню все больше открывалась страшная картина.

  Света на станции почти не было. Аварийные лампы рассыпались осколками. Поезд-галерея, где стояла часть палаток, был залит свернувшейся кровью. Редкие огоньки свечей или костров разгоняли беспросветный мрак. Кое-где в нелепых, порой – героичных позах распластались трупы. У кого-то не было половины головы, у кого-то спина была покрыта кратерами от пробивших тело пуль. На рельсах стояла в хлам разрушенная ярмарка с все еще угадывающимися молниями в шестерне. Сама станция выглядела не лучше – стены ближе к туннелю блестели от застрявших в них пуль, плитка почти до середины платформы была превращена в пыль с редкими неровными кусками мрамора. Статуя девушки с карабином лишилась одной из рук.

  Из транса бывшего сталкера вывел прокуренный голос:

  -Бляха муха… это же Кремень… точно… Эй! Але!

  Матрос потряс терминатора за плечо. Да, этот человек тоже изменился. Щетина покрыла уже все лицо. Под глазами мешки во все щеки. Виски покрыты серебристым налетом седины. Одет как перед выходом на Поверхность – разве что химзы нет. То есть бронежилет (Кремню показалось, что в нем завязла пара пистолетных пуль), шлем и обрез охотничьего ружья в руках.

  -Да. Я. Что случилось? – севшим голосом спросил терминатор, продолжая с открытым ртом разглядывать повергнутую в хаос станцию. При тщательном рассмотрении обнаружились и люди – все, от женщин и стариков до рослых мужиков были снаряжены по-военному – в самодельную броню, с разным вооружением, которое всегда было распространено в метро – типа ПМ, двустволок, редко – калашей.

  -Что случилось? Херня случилось. Ганза и красные объединились против нас. Бауманцы выступили на нашей стороне, надеялись привлечь другие альянсы, но безуспешно… ненадолго откликнулось ВДНХ со своими хуторами, но там еще нет никакого сообщества, так что помогать не смогли. Достаточно долго выстояла лишь Семеновская. Уже день идет штурм только нашей станции.

  Кремень сглотнул. Ганза. Все думали, что на их пятерку неудачников взъелись просто так. Но на самом деле… Можно было бы предположить, что кто-нибудь.… Например Кремень… Вынесли с Площади Ильича ящик с динамитом и продали его на Курской под полой. А потом в одном из туннелей этот динамит был подорван каким-то психом. И явно это не помогло Ганзе.

  -А они не говорили – почему вдруг… так вот… напали?

  -А то! Говорили! – на лице Матроса появился злой прищур. – Что-то про динамит и про некоего Моталенко Николая Альбертовича. Не знаешь такого?

  -Не-не-не, что ты, куда там?! А… где Арарат? – попытался перевести разговор в другое русло Кремень. Потому что он знал Моталенко Николая. Каждый день его видел. В зеркале.

  -Арарат вон там валяется – прямо под блокпостом. – Матрос нахмурился еще больше. – Черепушка всмятку разворочена из дробовика. Но не отвлекаемся от темы. Ты говоришь, что не знаешь такого, да?

  -Никак нет.

  -Вообще, нам еще сказали, что прозвище у этого человека – Кремень. Такого ты тоже не знаешь? – К хищному прищуру добавилась скривленная в отвращении улыбка.

  Кремень застыл как вкопанный. Глаза округлились. Вот тебе и Полис. Приехали.

  Мощный удар правой опрокинул терминатора на землю, челюсть хрустнула. Матрос тоже был отнюдь не слабаком. Злым пинком Кремня перевернули обратно не спину. В лицо ему ткнулся белый шарф.

  -Помнишь еще кто такие камикадзе? Так вот выбирай – либо мы тебя щас толкаем в туннели и тебя расстреливает Ганза, либо сажаем на последнюю дрезину со взрывчаткой и пускаем к Семеновской. От первого же попадания твой груз взорвется. Выбирай – сдохнуть в туннеле как подонок или хоть как-то помочь своей станции после такой *банной жизни как у тебя. Три секунды на размышление. – Шарф уткнулся Кремню в глаз.

  Выбора не было. Выбери он первое – шансов вообще не останется. А так можно сбросить взрывчатку… жаль Кукуцапля с ним нет – старый хрыч тогда очень ловко подговорил его украсть со складов динамит.

  -Давайте. Сажайте меня на дрезину.

  Шарф упал на лицо. Кремень встал и обвязал его вокруг шеи. На платформе засуетились люди. Обвязанная динамитом и цистернами с чем-то легковоспламеняющимся, дрезина больше походила на какого-то мутанта. Дрожащие руки уперлись в рычаг. Усилие – и монстр сдвинулся с места. Люди на блокпосту расступились, камикадзе беспрепятственно проехал мимо.

  «Что ж, давай, служи Отечеству». – Грустная шутка пронеслась в голове вместе с очередным участком туннеля. Впереди забрезжил свет.

  Дрезина на скорости пронеслась мимо блокпоста. Что-то закричал дозорный. Пальцы Кремня впились в рычаг дрезины, глаза сами собой зажмурились, рот раскрылся в беззвучном крике.

  Заревело эхо сразу нескольких десятков выстрелов, а затем все поглотил огонь. Тот самый огонь, который когда-то так пугал первобытных людей – безжалостный и сжигающий все на своем пути.

***

  Учетная книга легла на стол в небольшой комнатушке. Нет, все-таки судьба, любовь, жизнь – такая тройка сволочей, что им позавидуют все мировые нехристи вместе взятые. Полянка-Тимирязевская. Восемь станций. Одна из них теперь Полис. Другая – прибежище фашистов. Третья – капиталистическая держава. И ни на одной из них нет Кати. Того человека, ради которого ты все это прошел.

  После того, как Влас спустился в метро, он нашел себе убежище на несколько дней в маленьком техническом помещении между Полянкой и Библиотекой имени Ленина. Там он устроил себе ночлег и оставил учетную книгу из загса.  А затем началось десятидневное путешествие по метро. Проблем с фашистами удалось избежать неожиданно легко – Власа сначала схватили, измерили у него какие-то параметры черепа, и внезапно выяснилось, что он как раз подходит по ним к тому самому образу, которым руководствовались рейховцы.

  Но не это главное. Главное то, что его девушки не существует. Ее узнал лишь какой-то старик на Савеловской – и то выяснилось, что она просто очень похожа на девушку, которую сбил поезд во время Катастрофы на Тимирязевской.

Теперь наемник абсолютно не представлял, что делать. Уже несколько часов он боролся в себе сразу с несколькими желаниями – пойти в рейх и заделаться фашистом, повесится или подняться на поверхность и уйти обратно в Ногинск, что тоже было равносильно самоубийство.

  Тут внезапно перед глазами как из могилы встал отряд. Тот, который ушел с Партизанской. Федор рассказывал о нем тогда, в бункере. И о первых смертях…

…Автобус рванул с места и случилась страшная глупость. Кремень успел спрятаться обратно, а вот Дмитрий с коротким вскриком выпал из окна и все. И все. Какая глупая смерть…

… Рядом с ним лежал мертвый человек. Федор присмотрелся к мертвецу и похолодел. Это был Костер…

… Москвич вывалил тело Кукуцапля из тачки и положил на бетонную плиту, которую указал Влас. Сердце у старика остановилось также неожиданно, как и начался новый день. Непонятно, отчего это случилось. То ли он не смог пережить уход из Раша-Вегаса, то ли его так напугал танкопес, то ли время пришло…

… Влас знал – хоть Москвичу и дали выбор, выбрал он отказ от всего. Это не просто глупый суицид. Он понял то, что не поняли другие. Пока не поняли…

…В бессильной ярости Кремень сполз по двери. Термиты уже были настолько близко, что можно было различить глазки-бусинки. Загудел двигатель и электромобиль рванул прочь. Влас не смотрел в зеркало заднего вида – уже второй человек погибает по его вине…

  И тут решение пришло неожиданно. Пока Влас путешествовал по метро, он много слышал о Партизанской. Люди шушукались о ней на каждом углу. Видимо, станция в самом деле хороша. А даже если там что-то случилось из ряда вон выходящее… да какая разница?.. с этой станции ушел Федор. Стоп, а почему он ушел?.. ах, да… точно… Ганза просто так решила их угробить! Просто из тупой ненависти. Что ж, пора навестить того, кто стоит за всем Содружеством Станций Кольцевой Линии.

  Влас поднялся со стула и расправил основательно порванный плащ. Химзащита давно гнила в углу. Что ж, в путь-дорогу.

***

  Максиму доложили, что взорвался камикадзе. Остается надеяться, что таких у партизан не слишком много.

  В таком состоянии политика людям доводилось видеть редко. Никогда. Верхняя пуговица рубашки расстегнута, пиджак висит на спинке стула рядом. В руке – бутылка конъяка.

  Да, в это было трудно поверить, но президент самого успешного содружества метро был в беспросветном запое.

  И причиной запоя являлось вовсе не плохое положение дел. Нет, наоборот, положение дел было отличное! Но впервые за много лет где-то в районе живота у политика ожило давно забытое чувство. В редкие минуты трезвости Макс только и мог думать о том, что что-то неправильно. Так не должно быть.

  Не должно. А одна ошибка влечет за собой другие.

***

  Фигура в плаще уверенно прошла мимо охраны. Представительность и подтянутость человека заставила встать по стойке смирно даже почти спящих охранников.

  «И нахрена они нужны, раз меня пропустили?» - подумал Влас. Вспомнилась шутка Москвича про последний патрон для Стрельникова.

  Вот и она. Дверь. Простая деревянная дверь. Наемник резко открыл ее рукой и вытащил пистолет.

  В кресле сидел человек с сигарой в пальцах. Когда Влас вошел, он поднялся и открыл рот:

  -Что за…

  -Аста ла виста, бэйби. – Вот и последний патрон пригодился. Промеж глаз у Максима Логинова вздыбился красный фонтанчик. Не глядя, наемник закрыл дверь.

  Труп упал на пол мимо кресла, сигара вывалилась из пальцев на стоящий рядом журнальный столик. Влас перешагнул через труп и сел в кресло. С наслаждением затянулся сигарой. Мать твою, она же кубинская!

  В коридоре начал раздаваться топот. Люди услышали звук выстрела. А Влас тем временем думал. Да, фраза эпичная. Но ничем не подкрепленная. Он примерно догадывался, что скоро произойдет. Но очень хотелось что-нибудь сказать. Что-то такое, что сделало бы оправданным употребление «терминаторской фразы». Но Влас даже не знал – правильно ли он поступил. Но душа просила сказать последнее слово. Перед тем, как дверь распахнулась, наемник затушил сигару, запрокинул в кресле голову и медленно, как будто сомневаясь в правильности своих слов, протянул:

  -Черт, хорошо сказал!


home | Прятки с Солнцем | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу