Book: Женевский обман



Женевский обман

Джеймс Твайнинг

Женевский обман

Посвящается Джеку, Джилл, Герби и малютке Вегасу

Есть в Новом Орлеане местечко —

«Дом восходящего солнца» зовут,

Жизнь бедных парней вроде меня

Навеки рушится тут.

Американская народная песня

Отрывок из папируса Амхерста, содержащего достоверные придворные хроники времен Рамзеса IX (1110 г. до н. э.), из книги Дж. Г. Брестеда «Древние хроники Египта». Книга IV (1904).

Мы вскрывали саркофаги и гробы, в которых они лежали. Мы нашли августейшую мумию их царя. Ее гробы были богато изукрашены золотом, серебром и всевозможными драгоценными камнями изнутри и снаружи.

Мы сорвали золото, которое нашли на августейшей мумии этого бога, сняли с ее шеи амулеты и украшения, содрали драгоценности с гробов. (Мы) нашли и тело их царицы и точно так же сорвали с него все украшения. Гробы их предали мы огню, а драгоценную утварь, что была при них — золотые, серебряные и бронзовые вазы, — взяли себе.

Все, что нашли при мумиях этих двух богов, все амулеты и все украшения, разделили мы между собой на восемь частей.

Отрывок из письма, написанного Томасом Брюсом, седьмым графом Эльгинским, Джованни Лузьери в 1801 году.

Я хотел бы иметь подлинные образцы всего, что есть на Акрополе — карнизов, фризов, капителей, колонн, — образчики всех архитектурных ордеров, всех метопов, каких только возможно. Одним словом, все, что касается скульптуры и архитектуры, — все, что может быть изъято из-под земли в ходе усердных и неустанных раскопок.

Пролог

…Лишь битвы я вижу,

Грозные битвы и Тибр,

Что от пролитой пенится крови.

Вергилии. Энеида. Книга VI, 86

Мост Дука д'Аоста, Рим, 15 марта, 02:37

Очнулся он от обжигающе холодного прикосновения. Настырным, издевательским поцелуем ледяное лезвие игриво пощекотало ухо, а потом, уже более нагло, уткнулось в голую шею.

Лука Кавалли замер, зажмурившись и прижавшись щекой к дощатой палубе. Он лежал, окутанный тьмой, стараясь уловить мерное, баюкающее колыхание речной волны, силясь сохранять ровное дыхание. Может, так они не заметят, что он очнулся.

Перед ним в носовой части катера собралась лужица дождевой воды. Он слышал ее плеск в такт судовой качке и ловил запах расплывшегося машинного масла, и запах этот, казавшийся сейчас чуть ли не ароматом экзотических духов, оседал где-то в глотке. И не было сил совладать с собой, поэтому горло само делало глотательные движения — уж очень хотелось ощутить суровую правду момента, пока еще была возможность.

Даже этого легкого сбоя в дыхании оказалось достаточно. Тотчас же злые, тонкие губы ножа, касавшиеся его кожи, ощерились в жестоком оскале и острое зазубренное лезвие впиявилось в плоть. Его грубо поставили на ноги, и он заморгал от обжигающей боли в запястьях, скованных за спиной наручниками.

Их было трое. Один правил катером, здоровенными ручищами сжимая штурвал. Второй сидел напротив — пистолет за поясом джинсов, во рту сигарета. Третий держал Луку за шиворот, приставив нож к его животу.

Они хранили молчание, но внешности своей от него не скрывали. Откровенная наглость — они будто бахвалились перед ним, что полицейские их никогда не поймают. Возможно, именно поэтому чем дольше он смотрел на них, тем более безликими они ему казались: грубые злые лица расплывались черными пятнами, обитавшими в самых темных закоулках, куда боялся заглядывать свет.

Зато его поражала их почти монашеская безмятежность. Взгляды были неподвижно устремлены вдаль, в них читалась непреклонная решимость — словно они, и никто другой, были избраны для осуществления какой-то высшей божественной миссии. Он даже в глубине души завидовал этой торжественной решимости, абсолютной уверенности в своей цели, пусть даже и такой низменной. Эти люди не из тех, чью преданность можно купить, а веру пошатнуть. Их вера была незыблемой. Если бы он разделял ее с ними, то мог бы, наверное, избежать теперешних мучений.

Опустив плечи, Кавалли глянул за борт. Вспученная река стремительно несла свои черные воды, морщась мелкой рябью на отмелях. Вдоль берегов за деревьями мелькали уличные огни. Впереди на пустынной дороге тьму прорезал луч автомобильных фар, всколыхнувший в душе Кавалли надежду на спасение.

Только теперь он заметил, что мотор выключен и все это время их просто бесшумно несло могучим течением. Поэтому их катер, словно адское заколдованное судно, не оставлял следа на воде — только одну-единственную бороздку на черном бархате реки, морщинку, которая тут же разглаживалась.

От мыслей его оторвал висельный скрип деревьев, когда они проплывали под мостом. Это был мост Кавур. Испуганно подняв голову, он увидел впереди цилиндрические очертания замка Святого Ангела и его древние стены в сияющей белизной подсветке. Где-то за этими стенами пролегал Пассетто — коридор, на протяжении многих веков служивший тайным ходом из Ватикана. На мгновение Кавалли даже подумал, что и у него, наверное, есть путь к спасению. Знать бы только какой.

А река все несла их вперед, к мосту Святого Ангела с его точеными фигурами ангелов вдоль парапета, выстроившимися в ряд будто для того, чтобы выслушать его последнее признание. Мысль утешительная, но по мере приближения к ним он понял, что даже в этом безобидном желании ему отказано. Бледные фигуры ангелов, все, как одна, были повернуты спиной к реке. Они даже не знали, что он там плывет.

Вдруг рулевой свистнул, нарушив священную тишину. Впереди с моста дважды мигнул огонек. Кто-то их там поджидал.

Рулевой включил мотор и направил катер к левой арке моста. Двое его спутников тоже оживились — один готовил канат, другой ладил к борту причальные кранцы. Под аркой рулевой дал задний ход и со знанием дела причалил к массивному каменному пирсу. Кранцы протестующе заскрипели, и этот страдальческий стон гулким эхом разнесся под пустынными сводами моста. Рулевой кивнул своим спутникам, и те поспешили закрепить лодку о ржавые железные кольца в стене, оставив небольшой зазор между ней и судном. Тогда рулевой выключил мотор.

Из темноты сверху со свистом упала ярко-оранжевая веревка, свившись на палубе змеиным кольцом. Рулевой подошел к ней, подергал, проверив на прочность, и поднял с пола конец. На нем уже была приготовлена петля.

И вот тут-то, поняв, что к чему, Кавалли по-настоящему испугался. Ему хотелось кричать, слова вертелись в мозгу, но застревали на языке. Он не мог издать ни звука, словно был связан тем же дьявольским обетом молчания, который, казалось, дали его мучители.

Двое подняли его с сиденья, подтащили к рулевому, который наматывал на руку излишки веревки, и поставили на колени. Кавалли смотрел на рулевого с мольбой, ему почему-то захотелось услышать голос этого человека — будто этот простейший акт человеческого общения мог смягчить суровость и неотвратимость приговора. Но голоса он так и не услышал, а вместо этого ему на шею накинули петлю и крепко затянули. Узел больно сдавил затылок. Потом они все так же безмолвно перекинули его за борт и осторожно опустили в ледяную воду.

От резкой смены температуры у него захватило дух. Глядя на плавающие рядом кольца веревки, он никак не мог понять, зачем они оставили ее такой длинной. Все трое стояли у борта и чего-то ждали. Чего именно, он понял, когда его немного отнесло от катера. Они ждали, когда его подхватит течение.

И река подхватила его и понесла, сначала медленно, а потом, когда он выплыл из-под моста, уже более властно и настойчиво. По мере того как его уносило течением, кольца веревки распрямлялись в воде, и вскоре веревка начала натягиваться.

Потом она натянулась до предела, даже выдернула его до пояса из воды. Веревка крепко держала, а река продолжала тянуть.

Кавалли отчаянно барахтался, в ушах стоял булькающий шум, какие-то нечеловеческие звуки, в которых он смутно узнал собственный голос. Но высвободиться он почему-то не пытался, а только все силился перевернуться на живот, чтобы быть лицом к воде.

Из черной зеркальной глади реки на него безжалостно глядело его собственное отражение, а Кавалли смотрел, как оно тонет вместе с ним.

Часть первая

Жребий брошен.

Юлий Цезарь (Из Светония. «Божественный Юлий», абзац 33)

Глава 1

Арлингтонское национальное кладбище, Вашингтон, федеральный округ Колумбия, 17 марта, 10:58

Лимузины и обычные машины подкатывали друг за другом, выплевывали пассажиров на мокрую траву и затем отъезжали на почтительное расстояние. Выстроившись впритык, они образовали вдоль дороги сплошную черную цепь, тянувшуюся насколько хватало глаз, и дождь прибивал к земле клубы пара, вырывавшиеся из пыхтящих в ожидании выхлопных труб.

Между кладбищем и дорогой топталась горстка спец-агентов. Некоторые из них почему-то были в черных очках — несмотря на густую хмарь, приплывшую по Потомаку и прочно зависшую над городом несколько дней назад. От мрачного, неулыбчивого присутствия этих людей Тому Кирку было немного не по себе, хотя все вроде бы было позади. Как-никак два года прошло. Два года с тех пор, как он преступил закон, когда на пару с Арчи Коннолли, надежным информатором по скупке краденого, помог вернуть бесценный шедевр, вместо того чтобы попросту стырить его. Но видимо, двух лет оказалось недостаточно, что-бы избавиться от рефлексов, приобретенных во время жизни в бегах.

Три ряда сидений подковой окружали покрытый флагом гроб, и за ними люди стояли еще в пять рядов. Просто шикарная тусовка для такой-то погоды. Том и Арчи стояли в стороне на пригорочке, под цветущим деревом.

Оттуда со стороны наблюдали они за тем, как разворачивалось тщательно срежиссированное воинское шествие. Упряжка лошадей, везущая кессон со снарядами, медленно поднималась на холм, а за ней следовала одинокая лошадь без всадника. От боков ее клубился пар, в стременах висели перевернутые сапоги — символ утраты. Почетный воинский эскорт нес оружие, вода капала с лакированных козырьков фуражек. За ними восемь офицеров 101-го воздушно-десантного полка несли гроб. Полка, в котором служил дед Тома. И вот последние штрихи — звездно-полосатый красно-сине-белый флаг аккуратно расправлен и ровно натянут.

Среди леса черных зонтов Том разглядел всего несколько знакомых лиц, остальных же, как он подозревал, не узнал бы и сам дед. Что ж, немудрено. Для этой публики похороны — шанс пообщаться с теми, к кому в простой день не подступишься. Рукопожатия, сделки, гарантии — все это делается на похоронах. Смерть для этих людей всего лишь один из способов оживления бизнеса.

Но, как подозревал Том, имелась у них и другая, не корпоративная, а более личная причина для присутствия здесь. Все-таки Трент Клэйтон Джексон Дюваль-третий был значительным человеком, не кем-нибудь, а сенатором, и для них было важно, чтобы проводы его в последний путь прошли достойно. И вовсе не потому, что их как-то особенно волновала его персона, хотя герой войны Дюваль по прозвищу Курок снискал всеобщее уважение, а потому, что все они, словно состояли в некоем негласном сговоре, старались всячески поддерживать подобные традиции, дабы получить потом право на такие же проводы, когда придет и их время.

— А это что еще за птичка? — с усмешкой поинтересовался Арчи, небритый, коротко стрижейный блондин росточком пять футов десять дюймов. Он был крепко сложен и в свои сорок с лишним продолжал свято верить в то, что затеять или уладить любой спор можно только при помощи кулаков. Впрочем, это никак не вязалось с патрицианской элегантностью его одежды — темно-серым костюмом от Андерсона и Шеппарда, белоснежной хрустящей рубашкой от Тернбулла и Эссера и черным шелковым льюиновским галстуком, намекавшим на утонченность натуры его обладателя. Это бросавшееся в глаза очевидное несоответствие многих сбивало с толку, хотя Том знал, что и то и другое было правдой. От залитых дождем прилавков Бермондси-маркет до роскошных аукционных залов на Мейфэр было в общем-то рукой подать, но для Арчи этот путь оказался долог и труден, и его легче было проделывать в таком вот камуфляже, чтобы оставаться неузнанным. Правда, теперь Том подозревал, что Арчи нарочно культивировал в своем облике такую противоречивость, чтобы сбивать с толку людей, — пусть, дескать, мучаются догадками, к какому миру он принадлежит.

— «Мисс Техас», — ответил Том, смекнув, что Арчи наверняка не пропустил мимо глаз платиновую блондинку в первом ряду. — Вернее, бывшая «мисс Техас». Сенатор пошел в гору после того, как встретился с ней во время выборной кампании. Теперь вот оставил ей все.

— Ну, в этом я не сомневаюсь, — усмехнулся Арчи. — Ты посмотри на ее буфера! И как она только ходит, как не падает?

Губы Тома дернулись в усмешке, но он промолчал, пытаясь угадать, зачем ей на самом деле понадобились эти чернющие очки — чтобы спрятать слезы или отсутствие таковых? Капеллан начал заупокойную службу.

— Ты уверен, что не хочешь спуститься поближе? — Арчи держал в руке бригговский зонтик с рукояткой ручной работы. На запястье из-под рукава поблескивал идентификационный браслет.

— Мы и так близко стоим.

— Стоило тащиться в такую даль, чтобы стоять тут на отшибе и смотреть, как небеса мочатся тебе на голову? — буркнул Арчи, недовольно поглядывая на свинцовое небо. — Тебя ведь пригласили официально?

— Из вежливости. Не думали, конечно, что я приду. Мне здесь, знаешь ли, не больно-то рады.

Лошади зацокали копытами и забренчали сбруей, увозя пустой кессон.

— А я думал, он тебя любил.

— Он мне помог, — задумчиво сказал Том. — Взял к себе, когда умерла моя мать, в школу отдал, потом рекомендовал в ЦРУ. А когда я ушел из управления… ну, после этого мы с ним двенадцать лет не разговаривали.

— Тогда скажи мне, что мы здесь делаем, — страдальчески простонал Арчи, ежась и стягивая на шее синий дождевик.

Том затруднялся ответить, потому что, по правде говоря, и сам толком этого не понимал. Его привело сюда что-то вроде чувства долга. А может, он сделал это, потому что так наверняка захотела бы его мать. Она ждала бы от него этого. Настояла бы. Похоже, он делал это больше из уважения к памяти матери, нежели ради того, чтобы воздать дань почтения деду.

— Тебя сюда никто силком не тянул, — сухо заметил Том.

— Да? А где бы я позагорал в такую хорошую погодку? — подмигнул Арчи. — Ишь какой эгоист, совсем о друге не думаешь!

Они стояли в тишине, и ветерок доносил до них бормотание священника и вторивших ему людей. Траурная служба подходила к концу, и вскоре последовало традиционное: «Давайте же помолимся!..»

Когда люди опустили головы, из толпы вышел человек и, украдкой помахав Тому и Арчи, направился к ним вверх по склону, утопая ногами в мокрой траве.

— Мистер Кирк? — бодро проговорил он, не дойдя нескольких шагов. — Мистер Томас Кирк?

На коротком толстом носу этого упитанного коротышки сидели очки в роговой оправе, и он то и дело подталкивал их к переносице. Из-под натянутого, как на бочку, пальто выглядывал дорогой итальянский костюм, не сходившийся на животе и торчавший по бокам, как крылья ракеты.

— Я узнал вас по фотографии, — пропыхтел он, приблизившись. Его жиденькие светлые волосенки липли к вспотевшей голове.

— Что-то не… — начал Том, пытаясь припомнить это обрюзгшее лицо и обработанные отбеливателем зубы.

— Ларри Хьюсон, — объявил незнакомец, тоном и энергично протянутой рукой давая понять, что они должны знать это имя.

Том недоуменно посмотрел на Арчи и пожал плечами.

— Извините, но я что-то не…

— Ну как же, «Огилви, Майерс и Грей» — семейная адвокатская контора Дюваля, — объяснил Хьюсон, едва ли не оскорбленный тем, что пришлось все это объяснять. — Это я послал вам приглашение.

— И что вам нужно? — с вызовом поинтересовался Арчи.

— Познакомьтесь, это Арчи Коннолли, мой деловой партнер, — сказал с улыбкой Том.

Капеллан тем временем отошел от гроба, уступив место старшему унтер-офицеру и семи стрелкам с винтовками, которые вышли вперед и выстроились в шеренгу полубоком. Их темно-синие мундиры промокли на плечах от дождя, капельки воды блестели на начищенных до зеркального блеска мысках сапог.

— Приготовиться! — скомандовал унтер-офицер, и стрелки встали на изготовку.

— У меня к вам очень деликатное дело, — шепнул Хьюсон, подозрительно косясь на Арчи.

— Можете говорить при Арчи, — успокоил его Том.

— Речь идет о завещании вашего деда.

— Целься! — скомандовал унтер-офицер, и солдаты вскинули винтовки.

— О завещании? — удивился Арчи. — А я думал, он все оставил вон той мисс красотке.

— Пли!

Стрелки нажали на курки, и серую хмарь прорезал резкий треск ружейных залпов, приглушенных дождем. Еще дважды прозвучали команды «целься!» и «пли!», и еще дважды кладбищенское безмолвие огласилось ружейными залпами. Хьюсон нетерпеливо ждал, когда умолкнет эхо, чтобы продолжить.



— Сенатор действительно составил завещание в пользу мисс Миллз, — прошептал он с нотками неодобрения в голосе. — И все-таки один небольшой предмет он пожелал оставить вам.

Теперь вперед выступил горнист и протрубил траурную мелодию, вихрем унесшуюся в небеса. Когда стихли последние звуки, из погребальной свиты выступил человек. Аккуратно сложив треугольником флаг, он вручил его капеллану. Капеллан, в свою очередь, подошел к сидевшей в первом ряду семье покойного и осторожно, с почтением отдал флаг вдове сенатора. Та тотчас прижала его к груди — довольно театрально, как показалось Тому.

— Я думаю, эту вещь он получил от вашей матери, — прибавил Хьюсон.

— От моей матери? — Оторвавшись от торжественного зрелища, Том удивленно посмотрел на Хьюсона. Теперь в нем зашевелилось любопытство. — И что же это за вещь?

— Боюсь, я не знаю, — пожал плечами Хьюсон.

А между тем церемония завершилась, и толпа прямо на глазах начала рассасываться. Многие чуть ли не бежали к своим машинам. Остались только те, кто не успел до конца обсудить дела, ради которых сюда явился, но вскоре дежурящие спецагенты и их погнали к бронированным лимузинам.

— Условия завещания вполне определенны и недвусмысленны, — продолжал Хьюсон. — Никто не вправе открыть шкатулку, и мне поручено вручить ее вам лично. Поэтому-то, собственно…

— Том, смотри! — перебил его Арчи, хватая Тома за руку.

Том проследил за его взглядом и увидел на вершине холма женщину в красном пальто — ее силуэт отчетливо выделялся на эфирно-белесом фоне включенных фар машины.

— Потому я и послал вам это приглашение, — повторил Хьюсон заметно громче, когда увидел, что Том отвлекся. — Я взял на себя смелость заказать номер в отеле «Джордж», где мы сможем оформить этот вопрос бумажно.

— А это не?.. — Арчи прищурился, и в голосе его звучала неуверенность.

— Или же я буду рад назначить вам встречу завтра в нашем нью-йоркском офисе, если вас это больше устроит, — проговорил Хьюсон еще более настойчивым тоном, заметив, что его совсем не слушают. — Мистер Кирк!

— Да… — Том помахал в ответ женщине, уже совсем не слушая Хьюсона. — Это она!

Глава 2

Виа дель Джезу, Рим, 17 марта, 17:44

Не обращая внимания на разрывающийся мобильник, Аллегра Дамико взяла со стойки порцию двойного эспрессо, бросила бармену сдачу и вышла на улицу, где уже сгущались сумерки. Что толку отвечать на звонок? Быстрее от этого она туда не доберется. К тому же если от нее хотят какой-то пользы после сегодняшнего денька, то пусть подождут — доза кофеина для нее сейчас важнее, чем пунктуальность. Возмущенно пожимая плечами, она шла по виа дель Джезу, потом свернула на корсо[1] Витторио Эмануэле. В стекле витрин отражалась ее фигурка с пластиковым кофейным стаканчиком в руках.

Спортивным сложением она пошла в отца, архитектора, который познакомился с ее матерью в Неаполе, где работал туристическим гидом, а мать была датской студенткой, путешествовавшей автостопом по Европе. В итоге Аллегра умудрилась унаследовать от отца оливковый оттенок кожи и живой темперамент, а от матери — скуластость и вьющиеся волосы цвета светлой соломки — того самого цвета, которого неизменно пытаются добиться богатые домохозяйки, тратящие на виа деи Кондотти сотни евро в поисках заветного флакона. Но самым причудливым образом этот генетический компромисс выразился в цвете ее глаз — один светло-голубой, другой темно-карий.

Оторвавшись от стаканчика с кофе, она вдруг заметила, что клонящийся к закату день и бронзовое небо больше похожи на рассвет. Вздохнув, она ускорила шаг, усмотрев в этом странном, неестественном явлении и в приближавшемся вое сирен некое зловещее предзнаменование.

Предчувствия не обманули ее. Проход на ларго[2] ди Торре Аргентина, огромную квадратную площадь, некогда бывшую частью Кампо Марцио — Марсова поля, был загорожен, дискотечное мигание сине-красных сигнальных огней озаряло стены прилегавших к площади зданий. Перед металлическим ограждением собралась любопытная толпа, пытавшаяся разглядеть, что творится на площади, некоторые держали над головой мобильники, пытаясь хоть что-нибудь сфотографировать. По другую сторону ограждения топтались полицейские, одни орали на собравшихся зевак, призывая отойти подальше и вообще расходиться, а несколько храбрецов даже пытались оттеснить колышущуюся толпу, чтобы освободить выезд на виа деи Честари. Над площадью кружил полицейский вертолет, трескучий рокот пропеллера сливался в пугающий и беспокойный хор с воем сирен и гулом толпы. Из брюха вертолета пространство внизу прочесывал одинокий луч прожектора, он старательно искал какое-то место, которое пока было не видно Аллегре.

Телефон снова зазвонил. На этот раз она ответила.

— Pronto[3]. Да, слушаю… Да, да, извините, я постараюсь прибыть как можно скорее… Да, да, я уже почти здесь… Хорошо, а вы ему тогда передайте, чтобы ждал меня на северо-восточном углу площади не раньше чем через три месяца… Ciao[4].

Аллегра достала из заднего кармана джинсов бейджик и, вдохнув полной грудью, ринулась в толпу, локтями расчищая себе дорогу, виновато тыкая бейджик возмущенным людям в нос. Она предъявила бейджик полицейскому, тот раздвинул барьеры, и толпа, буквально вдавив ее за ограждение, снова сомкнулась у нее за спиной.

Переведя дух и одернув пиджачок, Аллегра пробралась между беспорядочно наставленными полицейскими машинами и направилась к огороженному квадрату раскопанной земли, расположенному в середине площади. Теперь она поняла: искусственное, показавшееся ей странным свечение исходило именно отсюда — от огромных передвижных прожекторов, окаймлявших зону раскопок по периметру.

— Лейтенант Дамико?

На верхней ступеньке дощатой лестницы, ведущей вниз к раскопкам, стоял мужчина. Аллегра кивнула ему и вместо знакомства предъявила бейджик.

— Так вы женщина?!

— Как видите. А это что, плохо?

— Пока я только вижу, что вы опоздали, — сухо ответил он.

При росте шесть футов три дюйма весил он килограммов сто, не меньше, и почти все это сплошь мышцы. Темно-синие брюки, серый пиджак и кричащей расцветки галстук — не иначе как любящие детишки подарили на Рождество. На вид ему было под шестьдесят, некогда квадратное лицо немного обвисло по краям, черные волосы зачесаны назад, чтобы спрятать лысеющую макушку, у вискоз сплошная седина. Густые черные усищи разделены на два неравных по размеру островка кривым шрамом, вьющимся, как тропинка в лесу.

Аллегра сдержалась и спорить не стала. Не о своем опоздании, конечно. Тут спорить бесполезно — опоздала же. И, чего греха таить, опаздывала всегда. Просто так и подмывало спросить, неужели ему не пришло в голову, что если человек опаздывает, то, наверное, у него есть на то причины. И очень хотелось сказать, что он должен быть благодарен, что она вообще сюда явилась. Хотела сказать, но сдержалась, по его манере поняв, что любые отговорки будут ему неинтересны. К тому же обеспокоенность в голосе и нервное подергивание левого глаза свидетельствовали о том, что он был скорее испуган, нежели зол.

— Мне все так говорят.

— Майор Энрико Сальваторе, — представился он, неохотно пожимая ей руку. — Вы уж извините… У нас в ОБОПе женщин мало…

Аллегра чуть не выпучила глаза, но сдержалась. ОБОП, то есть отдел по борьбе с организованной преступностью, был одним из спецотделов финансовой полиции и занимался расследованием дел, связанных с деятельностью организованных преступных группировок. Работали там люди старой закалки, жесткостью своей ничуть не уступавшие тем, кого они ловили.

— Итак, в чем дело? — поинтересовалась Аллегра. Босс так ничего ей и не объяснил. Сказал только, что очень обязан кому-то, и велел мчаться сюда на всех парусах.

— Вы знаете это место? — спросил майор, нервно махнув в сторону раскопок.

— Конечно. — Аллегра недовольно пожала плечами, раздраженная вопросом. Они что, не знают, кого вызвали? — Это Сакра ареа — священная земля.

— Продолжайте.

— Здесь найдены руины четырех древнеримских храмов, раскопанных в двадцатых годах, во времена Муссолини. Время их постройки датируется периодом между четвертым и вторым столетиями до нашей эры. Каждый храм построен по индивидуальному образцу и…

— Отлично, отлично… — Майор поднял руку, попросив ее остановиться, и одобрение, прозвучавшее в его тоне, оставило ощущение, будто она только что успешно сдала какой-то устный экзамен, так и не поняв, правда, зачем. Майор повернулся, чтобы спуститься вниз. — Остальное приберегите для начальства.

Огромное пространство внизу окружали каменные стены с изящными арочными сводами. В ослепительном свете прожекторов бригада криминалистов гуськом на четвереньках пробиралась по этим руинам.

Справа от нее, это Аллегра знала, располагался античный храм Ютурны — пролет мелких каменных ступеней, ведущий к прямоугольной площадке, окаймленной рядом полуразрушенных туфовых коринфских колонн, напоминавших поломанные бурей деревья. В слепящем искусственном свете прожекторов колонны выглядели немного странно, так как совсем не отбрасывали тени. За ним и виднелись развалины круглого храма Фортуны, от которого сохранилось только, шесть туфовых коринфских колонн и часть фундамента, остальные части здания торчали, как обломки зубов.

Но Сальваторе повел ее дальше, к развалинам третьего храма, где среди каменных глыб, извлеченных из земли, бродили бездомные кошки. С холодным пренебрежением они смотрели на незваных гостей и, мяукая, клянчили еду.

Сальваторе привел Аллегру к строительным лесам, покрытым белой пленкой, — такие сооружения обычно воздвигают археологи, чтобы закрыть от постороннего глаза зону раскопок.

— Я постою здесь, пока вы зайдете к полковнику, — сказал Сальваторе у входа в крытый навес, и это прозвучало как приказ.

— К полковнику?

— Да. Полковник Галло. Начальник ОБОПа, — понизив голос, объяснил Сальваторе.

Имя это Аллегра знала. В газетах писали, что в прошлом году Галло перевели на этот пост из итальянской службы внутренней безопасности после того, как его предшественник оказался замешанным в коррупционном скандале Манчини.

— Он вызовет вас, когда сочтет нужным.

— Прекрасно. — Аллегра кивнула, хотя у нее язык чесался спросить, зачем же тогда ее гнали в такой спешке через весь город, чтобы потом просто заставить ждать.

— И вот от этого я бы на вашем месте избавился, — сказал майор, кивнув на стаканчик. — Лучше ему не знать, что вы опоздали из-за того, что вам захотелось попить кофейку.

Аллегра поставила стаканчик на землю и выдавила натужную улыбку. Понятное дело, что Сальваторе тут не виноват. Галло был для майора чем-то вроде луны, влияющей на приливы и отливы его эмоций. Правда, от этого майор раздражал ее ничуть не меньше.

— Ну, теперь довольны?

— Да не то слово.

Поздоровавшись с двумя полицейскими у входа, Сальваторе откинул пленку, и они вошли внутрь.

Сальваторе махнул рукой в сторону осыпающегося выступа античного фронтона, предлагая Аллегре присесть, пока ее не позовут, а сам подошел к небольшой группе людей, стоявших неподалеку полукругом. Все, как один, мужчины, со смиренным вздохом отметила про себя Аллегра. Она демонстративно не стала садиться и считала про себя минуты — одна, три, пять. Ничего. Никто даже не обратил внимания на ее присутствие. Сердито поджав губки, она решила подождать еще несколько минут, а когда и они истекли, громко цокнула языком и деловито направилась к мужчинам. Ну и сколько можно ждать? Понятное дело, вы заняты, но хамить-то зачем? Ей что, заняться нечем, кроме как сидеть тут, пока Галло не соизволит подозвать ее к себе, как дрессирован ную собач ку? К тому же ей хотелось собственными глазами увидеть то, что они так напряженно обсуждали.

Увидев направляющуюся к ним Аллегру, Сальваторе в панике замахал на нее руками. Она не послушалась и даже не замедлила шаг, но очень скоро сама остановилась, мгновенно побледнев, когда увидела то, что они от нее заслоняли.

Полуобнаженный труп мужчины. Руки раскинуты в стороны, как крылья, ноги прижаты друг к другу — в таком виде он был привязан к деревянному кресту стальной проволокой. Аллегра в ужасе отвернулась и сразу же повернулась снова — до такой степени притягивающим было это мрачное зрелище. Словно для какого-то чудовищного дьявольского ритуала, крест был перевернут, а человек распят вниз головой.

Глава 3

Арлингтонское национальное кладбище, Вашингтон, федеральный округ Колумбия, 17 марта, 11:46

— А вы уверены? — Спецагент Брайан Стоукс вышел следом за ней из машины, в тоне его звучало явное недоверие.

— Абсолютно. — Дженнифер Брауни решительно кивнула, дивясь собственной уверенности, не отрывая глаз от спешащего к ним Тома. Даже издалека она заметила, что его каштановые волосы порядком намокли и что он, похоже, очень рад ее видеть — и улыбается, и рукой машет.

— Так вас связывают какие-то дела? — Стоукс прижал зонтик подбородком к плечу и открыл картонную папку. Среднего роста, фунтов ста семидесяти весом, широкий плоский лоб изборожден морщинами, бледные губы стиснуты в озабоченную гримасу — не иначе как родился таким угрюмым, подумала Дженнифер. Лет ему было сорок с небольшим, одет в строгий угольно-черный костюм, галстук, тоже черный, съехал набок, обнаружив отсутствие верхней пуговицы на рубашке.

— Никаких дел, — поспешила уверить она и отвернулась, чтобы скрыть улыбку.

— Тогда откуда вы его знаете?

— Так, пара совместных расследований, вот и все.

Том пробирался к ним, лавируя между могилами, словно яхта по штормовому морю. Уже не в первый раз Дженнифер отметила про себя, что, несмотря на высокий рост и атлетическое сложение, в его манере двигаться было что-то кошачье — изящная плавность в сочетании с пружинистой уверенной силой.

— Говорят, он работал в управлении.

— Сенатор Дюваль состоял в сенатском комитете по делам разведки и дал ему рекомендации, — объяснила Дженнифер, продумывая каждое слово. Директор ФБР Джек Грин в свое время дал ясно понять, что обстоятельства зачисления Тома в ЦРУ и его ухода из управления имеют статус высшей секретности. Кирк сначала работал в группе внедрения в отделе по борьбе с промышленным шпионажем, а когда пять лет спустя отдел закрыли, ушел на вольные хлеба, стал работать сам на себя, но занялся уже не промышленными разработками и секретными пленками, а живописью и ювелиркой.

— И что, хорошо у него получается?

— Лучше всех в этой области. Так по крайней мере говорят.

— А этот парень, который с ним?

— Арчи Коннолли. Его бывший информатор. Теперь деловой партнер и лучший друг, если учесть, что Кирк не имеет привычки заводить друзей.

Стоукс снова заглянул в папку. Идея приехать сюда, конечно же, принадлежала Дженнифер. Это она вычислила Тома и еще в аэропорту Даллеса догадалась, куда он направится. А теперь вот удивлялась сама себе, этому возбуждению, с каким предвкушала встречу, — ведь почти целый год не виделись. К радости, правда, примешивалось волнение, которому она не находила объяснения. Затруднялась найти или просто не хотела. Без объяснений как-то легче.

— То есть встали на честный путь? — В голосе Стоукса проскользнули насмешливые нотки.

— Не думаю, что такой человек, как Том, может избрать честный путь, — размышляла вслух Дженнифер. — Я имею в виду, честный в нашем с вами понимании. Вся проблема в том, что слишком многие из тех, с кем ему приходится сталкиваться, проворачивают черные делишки, прикрываясь маской благопристойности и честности. Так что эти ярлыки — «честный», «нечестный» — не для него. Он просто делает то, что считает правильным.

— А вы в этом уверены? — снова взялся за свое Стоукс, у которого слова Дженнифер всколыхнули недавние сомнения.

Она не стала отвечать — сочла, что молчание убедит его больше, и шагнула навстречу Тому, который уже почти взобрался на пригорок. Но Том радоваться не спешил — стрельнул глазами на Стоукса, потом на нее. Его, конечно, удивило, что она пришла не одна.

— Спецагент Брауни. — Сухо кивнув, Том пожал ей руку, решив с обезьянничать и поздороваться также высокопарно. Выглядел он гораздо лучше, чем при их прошлой встрече, — лицо не такое бледное, синий цвет глаз глубже и взгляд живее.

— Знакомьтесь, это спецагент Стоукс.

Том кивнул Стоуксу. Тот буркнул что-то невнятное в ответ и торопливо оглянулся через плечо, словно боялся, что его заметят в обществе этого человека.

— Пришли выразить соболезнования?

— Нам требуется помощь в одном деле, — неуверенно начала Дженнифер.

— То есть хотите сказать, это не совпадение?

В его ироничном тоне она все-таки уловила какое-то напряжение. Возможно, досаду — из-за того, что она явилась сюда не по зову сердца, а исключительно по делу. А может, ей просто померещилось — из-за чувства неловкости, которое она сама испытывала.



— Мне нужна твоя помощь, — сказала она.

Он уже не улыбался.

— По какой проблеме?

— Может, сядем в машину?.. — Она открыла заднюю дверцу, но Том не шевельнулся. — Мне нужно кое-что тебе показать. Это займет всего несколько минут.

Том колебался, потом пожал плечами и сел с Дженнифер на заднее сиденье. Стоукс сел вперед, за руль.

— Вот. Узнаешь?

Она протянула ему фотографию в полиэтиленовом пакетике для вещдоков. Том разгладил пакетик, чтобы лучше разглядеть фотографию. На ней была изображена сцена Рождества — измученная родами Дева Мария, положив руки на живот, устало смотрит на младенца Христа, лежащего перед ней на соломе, а над ней фигура ангела. И как-то очень нетипично для таких сюжетов — взлохмаченный юнец, изображенный спиной к зрителю, ногой касается Младенца, его лицо обращено к престарелому Иосифу, жест и поза выражают недоверие.

Том оторвался от фотографии и загадочно усмехнулся. Между тем непогода разыгралась вконец, по крыше и лобовому стеклу забарабанил дождь, вскоре переросший в настоящий ливень.

— Где ты это взяла?

— Нет, вы узнаете? — повторил вопрос Стоукс, хотя Дженнифер и так уже по лицу Тома догадалась, что он прекрасно понял, о чем идет речь.

— Караваджо. «Рождество со святым Лаврентием и святым Франциском», — сказал Том, ткнув пальцем на двух других персонажей, устремивших на младенца благоговейные взоры. — Написано в тысяча шестьсот девятом году для часовни Сан-Лоренцо в Палермо, Сицилия. Полотно считается пропавшим с тысяча девятьсот шестьдесят девятого года. Где вы его нашли? — Теперь настала его очередь задать вопрос.

Дженнифер посмотрела на Стоукса — подавленный вздох и легкое пожатие плеч были ей знаком продолжать.

— Агент Стоукс из нашего отделения в Вегасе. Неделю назад ему позвонил Майрон Кицман.

— Владелец казино? — удивился Том.

— Это фото пришло ему по почте.

— На письме был почтовый штемпель Нью-Йорка, — прибавил Стоукс. — Мы проверили конверт на пальчики и ДНК. Ничего не нашли, там все было чисто.

— На обороте фото указан номер мобильника, — продолжала Дженнифер. Том перевернул пакетик, чтобы увидеть номер. — Когда Кицман позвонил по этому номеру, автоответчик зачитал ему сообщение. Зачитал всего один раз, и связь оборвалась.

Стекла в машине начали запотевать. Стоукс включил мотор и обогреватель, и все трое сразу почувствовали дуновение теплого ветерка.

— Что за сообщение?

— Кицман утверждает, что предложение было простым и незатейливым. Полотно за двадцать миллионов долларов. И какой-то другой телефонный номер, по которому он мог связаться, если предложение его заинтересует.

— Перед тем как звонить, Кицман связался с нами, — продолжал излагать Стоукс. — Мы прослушали звонок. Это было еще одно сообщение, где перечислялись условия сделки: в каких купюрах должен быть нал, как должен быть упакован, а также подробности и условия самой встречи.

— А потом вам позвонили, да? — Том повернулся к Дженнифер.

— В списке ФБР Караваджо стоит в первой десятке самых разыскиваемых полотен, поэтому, конечно, они позвонили нам, — объяснила Дженнифер. — Я бросила дело, которое вела, приехала сюда и в аэропорту Даллеса увидела твое имя на плакате для встречающих…

— И подумала, что я мог бы помочь вам провернуть этот обмен?

— Черт! А как вы?.. — Стоукс окинул его подозрительным взглядом.

— Да потому что вы еще никогда не занимались такими делами, — объяснил, пожимая плечами, Том. — Потому что вы не дураки и прекрасно понимаете, что эти люди не станут действовать по вашим схемам. А я… я могу заметить то, чего не заметите вы.

Стоукс и Дженнифер переглянулись и рассмеялись.

— Как хорошо сами все объяснили, — сказал Стоукс, снисходительно усмехаясь.

— На какое время намечена сделка?

— Сегодня вечером в Вегасе. Вестибюль «Амальфи».

— Заведение Кицмана?

— Ага. — Стоукс кивнул.

— Умно придумано. Народу полно. У всех на виду. Масса ходов прикрытия, множество путей для бегства.

— Так ты возьмешься за это? — с надеждой спросила Дженнифер.

В стекло машины постучали. Том опустил его, в окошко заглянул Арчи, вода ручьями стекала с его зонта.

— Уютно устроились! — заметил он, криво усмехнувшись. — Не помешал, а?

— По-моему, вы еще не знакомы, — сказал Том, откинувшись на спинку сиденья, чтобы Дженнифер могла поздороваться с Арчи за руку.

— Да толком-то нет. — Она улыбнулась.

— И что же вам понадобилось от моего парня на этот раз? — поинтересовался Арчи, пристально глядя на нее.

— Отыскалось «Рождество» Караваджо, — ответил за нее Том. — Вот, хотят, чтобы я полетел с ними в Вегас и помог провернуть обмен.

— Ну, это понятно. Какова цена вопроса?

Том испытующе посмотрел на Дженнифер, потом на Стоукса. Тот жалобно пожал плечами.

— Сдается мне, обычный гонорар, — сказал Том с улыбкой. — Шикарно устроились.

— Ну и пошли их тогда подальше, — фыркнул Арчи. — Мы же с тобой завтра вечером встречаемся в Цюрихе с человеком. Уж он-то выведет нас на настоящего клиента. На такого, который платит, не задает вопросов, не подозревает и не ловит тебя на слове каждые пять секунд. — И он смерил Дженнифер и Стоукса укоризненным взглядом.

Том согласно кивнул. В Цюрихе их действительно ждал человек — бывший полицейский, а ныне антиквар, который нуждался в их помощи. Им предстояло вернуть четыре полотна, тянувших на сто восемьдесят миллионов долларов по оценкам за прошлый месяц. В словах Арчи, конечно, был резон.

— Знаю.

Пауза. Том повернулся к Дженнифер.

— Если я откажусь, кто пойдет на встречу?

— Я, надо полагать, — ответила она, пожав плечами. — По крайней мере так планировалось, пока на горизонте случайно не появился ты.

Том долго молчал — посмотрел сначала на Дженнифер, потом на Стоукса, йотом на Арчи.

— Мы можем встретиться с тобой завтра в Цюрихе.

— Том, я тебя умоляю! — запротестовал Арчи. — Хотя чего это я? Мне-то, собственно, какое дело?

— Всего один вечер, — успокоил его Том. — Разговоров больше.

— Ладно, — со вздохом согласился Арчи. — Но мы забыли про Хьюсона.

И Арчи махнул рукой вниз, где у подножия склона маячила одинокая фигура, которая — издалека было видно — с нетерпением ждала их возвращения.

— Нет, все-таки прикольный чувак, что ни говори.

— Ждал он со своим делом, подождет еще денек, — сказал Том, пожав плечами, и с облегчением откинулся на спинку сиденья.

Глава 4

Ларго ди Торре Аргентина, Рим, 17 марта, 18:06

Очень смутно, с трудом Аллегра различила один из мужских голосов. Судмедэксперта, как она догадалась.

— Причина смерти? Ну, это только после вскрытия. Навскидку могу сказать только, что отек мозга. Человек висит вверх ногами, сердце продолжает качать кровь через артерии, и мозг под тяжестью переполняется кровью. Кровоток находит выход через капилляры, что вызывает головную боль, далее следует постепенная потеря сознания и в конечном счете смерть. Смерть от удушья — по той причине, что кислород больше не поступает в мозг. В общем, жуткая кончина.

— И сколько он здесь проторчал? — спросил еще один голос. По его непререкаемой суровости Аллегра йоняла, что это и есть Галло.

— Целый день. Может, даже больше. Ночью было холодно, а холод замедляет процесс разложения.

— И что, до сих пор его никто здесь не нашел? — пробурчал Галло. В голосе его звучали злость и недоверие. И едва заметный южный акцент, над искоренением которого, похоже, работали годами. А как иначе? В Риме, если желаешь продвинуться, козыряй чем хочешь, только не своими провинциальными корнями.

— Выходные. Никто не работает, — объяснил Сальваторе, вроде как извиняясь. — И с улицы не видно.

— Жуткая смерть, — повторил судмедэксперт, качая головой. — Долгая, мучительная. До последнего момента он слышал шаги людей на улице, шум машин и не мог пошевельнуться и позвать на помощь.

— Да мне плевать, как сдох этот ублюдок! — воскликнул Галло. — Не забывайте, кем он был и на кого работал. Мне интересно только, кто его убил, почему именно здесь и почему именно таким образом. Только не надо говорить, что это дело рук сатаниста, которому не спится по ночам.

— На самом деле, полковник, это сделал не сатанист, а христианин, — предварительно кашлянув, вмешалась в разговор Аллегра.

— Что-о? — Галло оглянулся и смерил ее с ног до головы презрительным взглядом.

Крепыш ростом футов шесть, рожа увесистая, загорелая, с ухоженной щетиной. Лет сорока пяти или около того, одет в форму полковника финансовой полиции, волосы с проседью до плеч, то и дело спадают на глаза и нуждаются в постоянном «разгоне». Очки без оправы с пластиковыми дужками. Поправлял он их на носу каждую минуту — судя по всему, прописаны они были совсем недавно и доставляли хозяину массу хлопот, хотя тот и пытался делать вид, что очки ему совсем не мешают.

— Перевернутое распятие, — продолжала Аллегра, не обращая внимания на испуг, отразившийся на лице Сальваторе. — Это из «Деяний Петра».

— Какие еще «Деяния Петра»? Такого раздела нет в Библии! — сердито заметил Галло.

— Конечно, нет. Потому чтоони описаны в апокрифах — текстах., исключенных из Библии церковью, — невозмутимо ответила Аллегра. — Согласно этим текстам, когда римляне приговорили Петра к смерти, он попросил, чтобы его распяли вниз головой — дабы не послужить подражанием пути Христову.

Галло промолчал, только прищурился и откинул волосы назад.

— Ну спасибо, голубушка, за воскресную проповедь…

— Не голубушка — лейтенант Дамико.

— Специалист по древностям, которого вы вызвали, полковник, — поспешил объяснить Сальваторе.

— Так вы из университета? — Прозвучало это скорее как вызов, нежели как вопрос.

— Да, я читала лекции по искусству Древнего мира в «Ла Сапиенса».

— Читала?! — Возмущенный тон и убийственный взгляд в сторону Сальваторе.

— В университете меня отправили в музей виллы Джулия. Там один из экспертов мне ее порекомендовал, — объяснил Сальваторе.

— Сейчас я работаю в ОХН, — поспешила прибавить Аллегра, дав сокращенное название отдела по охране художественного наследия — специального отдела полиции, занимающегося защитой и возвратом украденных художественных ценностей. Галло снова смерил ее испытующим взглядом с ног до головы и пожал плечами.

— Ну, значит, придется поработать по специальности, — изрек начальник, к величайшему облегчению Сальваторе. — Надо полагать, вам известно, кто я такой?

Она кивнула, хотя ее так и подмывало сказать «нет» — ради того только, чтобы увидеть выражение его лица. Словно не замечая еще двух мужчин, Галло ткнул пальцем в своего ближайшего соседа:

— Это доктор Джованни Ла Фабро, судмедэксперт. А это у нас, вернее, был у нас, Адриано Риччи. Боевик. Работал на семью Де Лука.

Аллегра кивнула. Теперь хотя бы стало ясно, что здесь делает ОБОП. Считалось, что семья Де Лука контролирует деятельность одной из самых крутых римских организованных преступных группировок — «Банды делла Мальяна». Галло, видимо, усматривал в деле их след.

Отступив на шаг, он махнул рукой в сторону трупа — представил, так сказать. Даже мертвый Риччи показался Аллегре парнем жирноватым. Голый по пояс, на левом плече татуировка футбольного клуба «Лацио», но все-таки в брюках от костюма в полоску, хотя штанины задрались почти до колен. Запястья и лодыжки кровоточили, исцарапанные проволокой, которой тело было примотано к кресту.

— Зачем же меня вызвали? — внутренне содрогнувшись, спросила Аллегра, в упор глядя на Галло.

— А вот зачем. — Он подвел ее к телу и фонариком осветил лицо трупа.

Она не сразу поняла, на что именно он указывает — до такой степени поразили ее выпученные, налитые кровью глаза Риччи и тускло-багровая кожа с мраморным оттенком, — но потом благодаря лучу фонарика разглядела. Какой-то темный округлый предмет во рту у Риччи.

— Что это? — спросила Аллегра, от недоумения переходя на шепот.

— А вот как раз это вы и должны мне сказать, — отрезал Галло.

— Тогда дайте-ка я взгляну.

Галло выставил веером пальцы, и Ла Фабро вложил в них пинцет. К удивлению и ужасу Аллегры, полковник извлек изо рта трупа непонятный предмет. Извлек, словно драгоценный камень изо лба древнеиндийской статуи, и с выражением омерзения на лице аккуратно поместил его в пакетик для вещдоков.

— Ну вот, теперь шевелите мозгами.

— Я думаю, это какая-то древняя монета, — оживившись, предположил Сальваторе, заглядывая Аллегре через плечо. — Тут, кажется, какие-то знаки отчеканены.

— Древние римляне вкладывали в рот мертвецам бронзовые монеты — символическая плата Харону за перевоз душ через Стикс в подземный мир, — объяснила Аллегра. — Но по-моему, это не то.

— Почему?

— А вы посмотрите. Это же свинец. Слишком мягкий металл для разменной монеты.

— А чеканка? — спросил Галло, не скрывая нетерпения.

Аллегра провела пальцем по рисунку, выгравированному на монете. Две змеи, обвившиеся вокруг сжатого кулака, — очень похоже на печать со средневекового гербового щита.

— Не знаю, — сказала она, виновато пожимая плечами. — Что бы это ни было, но, во-первых, это не древность, а во-вторых, ценности не имеет.

— Очень полезная информация. — Свирепо зыркнув на Сальваторе, Галло повернулся к Аллегре спиной, словно она перестала для него существовать.

— Извините. Я думал, что… — Сальваторе даже начал заикаться.

— Довольно. Пусть его пакуют и выносят, и пусть криминалисты наконец приступают к работе, — распорядился Галло и повернулся к выходу. — А мне найдите какого-нибудь священника. Любого, хоть кардинала. Любого, кто носит сутану и может просветить меня…

— Вряд ли это совпадение, полковник! — крикнула ему вслед Аллегра.

Галло рассерженно обернулся.

— Вы разве не ушли?

— Вряд ли это совпадение. Я имею в виду, что его убили именно здесь.

— Вы о чем, черт возьми?!

— Во времена Древнего Рима это место было частью Марсоза поля — огромный комплекс зданий, включавший в себя термы Агриппы к северу, цирк Фламиния к югу и театр Помпея к западу, — принялась объяснять Аллегра, указывая поочередно в каждом направлении. — Здесьдаже собирался Сенат после того, как в пятьдесят четвертом году до нашей эры после пожара была вновь отстроена Курия. Вон на том самом месте, окруженном галереей, ведущей к театру Помпея.

— Прямо здесь? — Галло недоверчиво озирался по сторонам, пытаясь сопоставить у себя в мозгу развалины, находившиеся у него под ногами, с воображаемым великолепием античного театра.

— Единственным недостатком Марсова поля было то, что оно находилось за границами помериума, то есть официально установленными границами города. В отличие от форума, то есть центра города, здесь было небезопасно.

— Что-то не пойму, куда вы гнете, — сказал, нахмурившись, Галло.

Аллегре ничего не оставалось, как «разжевать»:

— А гну я туда, что Риччи был не первый, кого убили именно здесь. В сорок четвертом году до нашей эры почти на этом самом месте был убит Юлий Цезарь.

Глава 5

Вилла Гетти, Малибу, Калифорния, 17 марта, 10:52

Верити Брюс давно, а точнее — почти три года, ждала этого дня. Именно столько времени прошло с тех пор, как в прокуренном венском кафе она увидела обтрепанную фотографию. Она загорелась, от такого предложения ее бросало в дрожь при одной только мысли, что она может упустить этот шанс.

На сделку она решилась сразу, без колебаний, зная, что директор одобрит ее выбор. С членами правления пришлось бы, конечно, повозиться — убеждать, уговаривать, — но ведь это сущий пустяк по сравнению с таким кушем! Что с них взять, с этих олухов! Будь они способны оценить всю грандиозность этой находки — кусали бы себя за уши, жалея, что та не состоялась раньше. И жалели бы о потраченных месяцах бюрократических проволочек, бесконечной круговерти из писем, бумаг, контрактов, банковских уведомлений, денежных переводов, лицензий на экспорт и импорт и многочисленных таможенных деклараций. Но теперь все было позади. Сегодня волокита закончилась.

Она разглядывала свое отражение в огромном зеркале, прикрепленном по ее распоряжению к двери кабинета. Состарилась ли она за эти годы? Наверное, немного. Крохотные морщинки появились вокруг изумрудных глаз и над верхней губой. После сорока пяти годы стали откладывать более ощутимый отпечаток на лице — словно запускали хищные, коварные когти прямо под кожу. Конечно, можно было бы сделать подтяжку — в Лос-Анджелесе подтяжки давным-давно сделали все, кому не лень, — но она не была сторонницей всей этой искусственности. Одно дело красить волосы в собственный ярко-медный цвет, и совсем другое — все эти иголки и скальпели… Иногда все-таки выгоднее иметь натуральную внешность.

К тому же красота никуда не делась, напомнила она себе, завершая макияж. Красота на месте, иначе как объяснить, что шикарный тридцатидвухлетний спичрайтер, с которым она познакомилась на деловом приеме в прошлом месяце, теперь заманивает ее к себе на виллу в Мартас-Виньярд будущей осенью? И ножки у нее по-прежнему роскошные. Всегда были роскошными и, будем надеяться, такими останутся.

— Они готовы и ждут.

В кабинет осторожно заглянула одна из офисных пиар-девочек. Верити затруднялась припомнить ее имя, для нее все эти девочки были на одно лицо — улыбчивые тощие блондинки с мощными сиськами. Такое впечатление, как будто город принимает участие в каком-то всеохватывающем эксперименте по клонированию. И все-таки у этой милашки ножки-то похуже будут, чем у нее.

— Что ж, отлично, — сказала Верити, снимая со спинки стула кожаный пиджачок и натягивая его поверх маленького черного платья от Шанель, купленного в прошлом году в Париже. — Сочетание было совсем нетипичное, зато полностью вписывалось в нестандартный образ, над которым она так тщательно работала годами. На самом деле все было очень просто. Если хочешь ходить по тихим пыльным коридорам академических хранилищ и выглядеть при этом не такой древней, как все эти нетленные шедевры, то сделай так, чтобы тебя заметили. А ради сегодняшнего случая она даже обулась в ярко-красные туфли, так хорошо сочетавшиеся с ее помадой. Да и как тут не позаботиться о внешности? Событие-то неординарное — шутка ли сказать, сделано приобретение на десять миллионов долларов. Приедут журналисты из «Лос-Анджелес таймс», будет фотосъемка.

Небольшая группа из меценатов, экспертов и журналистов, вызванных для освещения столь знаменательного события, уже собралась в зале. Статую, задрапированную в черную ткань, выставили в центре зала, чтобы люди могли ходить вокруг нее, в нетерпеливом предвкушении хмуря брови. Взяв с подноса у входа бокал воды, Верити окунулась в светскую атмосферу трепетных рукопожатий, дружеских чмоканий в щечку, свежих анекдотов и замшелых воспоминаний. Но ни собственных слов, ни чьих-то еще она толком не слышала — из-за растущего возбуждения, превратившегося в сплошное сердцебиение.

Наконец в центр зала выступил директор.

— Дамы и господа, прошу вашего внимания! — громко объявил он. — Дамы и господа! Сегодня настал кульминационный момент замечательного путешествия. — Оторвавшись от маленького листка, по которому читал, он сделал многозначительную паузу. — Путешествия, начавшегося более двух с половиной тысяч лет назад в Древней Греции. И вот на ваших глазах это путешествие подходит к концу здесь, в Малибу. Ибо сегодня я с удовольствием скину покров с нашего последнего приобретения, одного из самых значительных, на мой взгляд, шедевров, оказавшихся на территории Соединенных Штатов с послевоенных времен.

Сдернутое покрывало соскользнуло на пол, и взору собравшихся предстала семифутовая мраморная статуя юноши — левая нога чуть выставлена, опущенные руки прижаты к телу, голова и взгляд устремлены вперед. Среди зрителей пробежал восторженный шепоток. Верити вышла из толпы, чтобы выступить с речью:

— Этот чудом сохранившийся образец древнегреческого скульптурного изображения куроса датируется приблизительно пятьсот сороковым годом до нашей эры, — начала она без всякой бумажки. — Многим из вас, безусловно, известно, что куросы хотя и создавались по образу и подобию Аполлона, однако отображали не какого-то конкретного юношу, а саму идею юности и использовались в Древней Греции как для украшения храмов и святилищ, так и в качестве погребальных монументов. Наши исследования показали, что этот образец был высечен из доломитового мрамора, добытого в античных каменоломнях мыса Вати на острове Тассосе.

Далее в степенной и уверенной манере она продолжила описание статуи и, все больше гордясь собой, поведала об истории своего бесценного открытия. О том, как статуя была обнаружена у одного швейцарского врача, чей дед купил ее в Афинах в конце девятнадцатого века. О многочисленных анализах, обнаруживших на поверхности изваяния тончайший кальцитовый слой, образовавшийся за сотни, если не тысячи лет. О стилистическом сходстве статуи со скульптурным изображением юного Анависа, хранящимся в Национальном музее Афин. Ну и о том, конечно, что этот шедевр призван положить начало выдающейся американской коллекции классических древностей.

Закончив торжественную речь, она кивком одобрила аплодисменты и отошла в сторонку, откуда стала наблюдать за своим «детищем», словно обеспокоенная мать, выгуливающая ребенка на людной детской площадке.

Поначалу все шло отлично — одни любовались статуей, ее изящными линиями и изгибами, другие спешили с поздравлениями к Верити. А потом словно наступила черная полоса — она это почувствовала, когда заметила, как о чем-то возбужденно зашептались некоторые из гостей, с подозрением оглядывая экспонат.

Первым сломал барьер Тьери Норман из Французской академии античного искусства.

— А вы не находите странным, что здесь использован именно тассосский мрамор?

— И как вы объясните полное отсутствие следов краски? — поспешила прибавить Элеанор Грант из Университета Чикаго. — Насколько мне известно, все куросы, за исключением разве что мелосских, должны иметь следы краски.

— Разумеется, мы рассматривали и этот аспект… — начала Верити, вымученно улыбаясь и стараясь не выглядеть так, словно она оправдывается, хотя намеки эти были для нее более чем оскорбительны.

— Простите, Верити, — кашлянув, перебил ее сэр Джон Сайкс, весьма уважаемый оксфордский профессор классической археологии и античного искусства. — Просто что-то здесь не так. Волосы еще можно было бы с натяжкой отнести к раннему шестому столетию до нашей эры, как вы говорите. Но лицо и живот — явно более поздняя работа. И если у коринфской скульптуры еще можно найти похожую мускулатуру бедер, то такие ноги и постамент я видел только в Беотии. И наука это неопровержимо вам подтвердит. С моей точки зрения, эта скульптура очень похожа на стилизацию.

— Ну, знаете ли, сэр Джон, мы с вами могли бы тут сколько угодно спорить… — возмущенно начала Верити, поглядывая на директора и ища в его лице поддержки, но директор благоразумно ретировался.

— На самом деле, сэр Джон, я бы употребила здесь другое слово, — вмешалась в разговор Вивьен Фойл, профессор из Института изящных искусств при Нью-Йоркском университете. И, помолчав, убедившись, что ее слушают все, прибавила: — Свежак.

Слово прозвучало как приговор. Фойл без всяких намеков практически в открытую утверждала, что перед ними подделка, скорее всего выуженная из какой-нибудь захолустной мастерской. В душе у Верити все кипело, но она поняла, что спорить в данном случае бесполезно.

А собравшиеся продолжали забрасывать ее вопросами. Почему у постамента такой странный срез? Возможно ли предположить, что камень искусственно состарен при помощи щавелевой кислоты? И как это получилось, что такой исключительный образец обнаружен только сейчас? И должным ли образом было исследовано происхождение статуи?

Верити почти не слышала их — только шум ярости в ушах. С побелевшим как мрамор лицом она только кивала, улыбалась и пожимала плечами в тех местах, где это казалось ей уместным, и боялась открыть рот, чтобы не выругаться. Пытке этой минут через десять положил конец директор — видимо, заметил, что Верити того и гляди взорвется. Он объявил мероприятие законченным.

— Свежак? Я тебе покажу свежак, старая развалина! — злобно бормотала себе под нос Верити, ворвавшись в кабинет. — Соня!

— Я Синтия, — невозмутимо проворковала пиар-девочка.

— Да какая разница! Срочно свяжи меня по телефону с Фолксом!

— С кем?

— С Фолксом. Эрл Фолкс. Понятно? И мне плевать, где он сейчас находится! Мне плевать, что он сейчас делает! Просто свяжи меня с ним, и все! Достань мне его как хочешь! На самом деле я даже не хочу с ним говорить. Я хочу видеть его. Видеть здесь! Завтра!

Глава 6

Небраска, 17 марта, 20:43

Жирных китов прочными сетями игорного бизнеса Кицман отлавливал не впустую — его личный самолет был красноречивым тому подтверждением: белоснежные кожаные сиденья с позолоченной буковкой А на спинках; коврики из леопардовых шкур; полированная обшивка из красного дерева по всей длине салона, напоминавшая интерьер довоенных пароходов, и маленький стеклянный бар, светящийся изнутри голубым неоновым светом. Над дверью в кабину пилота висел фотопортрет самого Кидмана — белоснежная улыбка, роскошный загар, — смотрел он оттуда на всех свысока, снисходительно, словно африканский диктатор, прочно угнездившийся на нефтяной трубе.

Глубоко погруженный в мысли, Том сразу же плюхнулся на сиденье, отказавшись от выпивки, предложенной услужливой стюардессой, у которой подол мини-юбочки заканчивался примерно там же, где и нижняя линия груди. Отвернувшись к иллюминатору, он смотрел вдаль и даже не заметил ни как взлетел самолет, ни как Дженнифер перебралась к нему и села напротив.

— До сих пор носишь? Ну надо же! — сказала она, тряхнув черными кудрями.

Он посмотрел на запястье, где красовался бранкардовский водонепроницаемый «ролекс» 1934 года выпуска. Часы эти он получил как памятный подарок от ФБР в награду за помощь в их самом первом деле с Дженнифер, хотя подозревал, что и выбор часов, и даже сама идея подарка целиком принадлежали не ФБР, а его напарнице.

— А что? Хочешь получить обратно? — спросил он с улыбкой.

Пять футов девять дюймов, стройная и гибкая, матовая смуглая кожа, светло-карие глаза с неизменным живым блеском и неизменный офисный «прикид» — черный брючный костюм и кремовая шелковая блузка. Сама она называла эту одежду «антиблудной»; «блудной» же у нее считалась одежда других женщин-спецагентов, которые предпочитали носить откровенно вызывающие шмотки и потом удивлялись, почему их только используют направо-налево, а по службе не продвигают. На самом деле у женщин в ФБР, не говоря уж о женщинах чернокожих, не было широких возможностей для карьерного роста. Приходилось цепляться за каждое задание. И все-таки Дженнифер сумела пробиться — проделала путь от мелкой сошки из отделения ФБР в Атланте до одной из руководящих должностей в отделе по расследованию преступлений, связанных С искусством. И это не было случайностью.

— Вообще-то нет. Если ты, конечно, не передумал.

— А что, должен?

— Нет, простоты какой-то… рассеянный, что ли.

— Да какое там «рассеянный»! Просто думал о сегодняшнем дне. — Том опять уставился в иллюминатор.

— О дедушке думал?

— О людях, которые были на похоронах. О своей семье. Вернее, о том, что от нее осталось. О том, как мало я, оказывается, знаю о них, а они обо мне.

— Ну, тебя-то, Том, трудно узнать хорошо, — осторожно заметила она.

— Даже тебе трудно? — Он повернулся к ней и улыбнулся с какой-то затаенной надеждой.

— Мне, наверное, труднее, чем другим. — В ее голосе прозвучал оттенок досады.

Том понимал, о чем она, хотя в последние годы они все-таки сблизились. А поначалу их связывала только работа, весьма хрупкие отношения и сплошное недовольство друг другом. И вот из такого малообещающего начала очень медленно и постепенно все-таки развились набирающие силу ростки доверия и дружбы. А уж из той дружбы, из того набухшего бутона, расцвело нечто большее, и эта взаимная симпатия не преминула проявить себя в один незапланированный, случившийся стихийно вечер.

А дальше были годы, были совместные расследования и множество возможностей вернуть к жизни те чувства. Но по какой-то неведомой причине (вы сами-то не пробовали влезть в его шкуру!) Том не проявлял инициативы, а Дженнифер чувствовала себя уязвленной. И все же пережитое оставило отпечаток в сердцах обоих — оно, как осколок боевого снаряда, глубоко засевший под кожей, ворочалось там всякий раз, когда они прикасались к кому-нибудь другому.

— Ну, как поживаешь? — спросил Том, нарочно уводя разговор от своей персоны.

Дженнифер обернулась, взглядом давая Тому понять, чтобы он тоже обернулся. Стоукс дрых, вытянув и раскинув ноги; на столике перед ним стояли две маленькие опустошенные бутылочки из-под виски. Стюардесса с косметичкой в руках удалилась в туалетную кабину.

— Ты разозлился, что я приехала? — вместо ответа спросила Дженнифер.

— Меня расстроило, что ты приехала не одна, — признался он, поражаясь собственной честности.

— Это дело ведет Стоукс, — объяснила она, виновато пожимая плечами. — Как я могла приехать без него?

— Я не об этом. — Он помолчал.

— Тебе надо было предупредить меня о своем приезде.

— Да я сам не знал, пока не сел в самолет, — попытался оправдаться он.

— Позвонить все-таки мог, — настаивала она.

— А ты бы мне позвонила, если б тебе не нужна была моя помощь?

Снова пауза, на этот раз более долгая.

— Может, и не позвонила бы, — призналась она.

Как странно, подумал Том, они не встречались, не назначали свиданий, не виделись почти год, а теперь вот почему-то случился этот неловкий разговор, когда каждый из них предпочитает ходить вокруг да около и боится сказать то, что думает, боится показаться смешным.

Они долго молчали, потом Дженнифер, глядя ему прямо в глаза, спросила:

— Почему ты согласился поехать?

— Ты же сказала, что тебе нужна моя помощь, — ответил он, пожимая плечами.

— Но ты сначала не соглашался, а потом что-то изменилось.

— Почему не соглашался? Я…

— Ты это сделал, потому что я сказала, что сама поеду на сделку, если ты откажешься?

Том добродушно усмехнулся — вспомнил, какой тошнотворно проницательной она иногда бывает.

— Что тебе известно об этом полотне? — Он взял со столика фотографию и стал разглядывать ее через целлофановую пленку.

— Это одно из четырех полотен, которые Караваджо дописывал на Сицилии в тысяча шестьсот девятом году, когда скрывался там от властей, разыскивавших его за убийство, — сообщила Дженнифер. — У нас оно оценено в двадцать миллионов долларов, но могло бы уйти и за большую сумму, даже при сегодняшних ценах.

— А про кражу что известно?

— Произошла шестнадцатого октября тысяча девятьсот шестьдесят девятого года, — шпарила по памяти Дженнифер. — В криминальных хрониках сообщалось, что грабители вырезали ее бритвой из рамы в часовне Сан-Лоренцо в Палермо и скрылись на грузовике. Предположительно грабителей было двое.

— А я бы сказал, трое, — возразил Том. — Полотно-то большое, около шестидесяти квадратных футов. Двое там вряд ли справились бы.

— И тогда считалось, что это дело рук сицилийской мафии? — Фраза прозвучала как вопрос.

— Не знаю. Мне всегда казалось, что там поработали любители, — покачав головой, ответил Том. — Парочка местных воришек, продумавших все, кроме одного, — как они собираются продать картину. Если сейчас она и находится в руках сицилийской мафии, то только потому, что больше никто не отважился купить ее, или же потому, что сицилийцы попросту заграбастали ее себе. Коза ностра не любит, когда люди орудуют на ее поле без разрешения.

— И с тех пор картину больше никто не видел?

— Нет, только ходили всякие слухи. — Том вздохнул. — Что она в свое время всплыла на поверхность в Риме. Что погибла во время неаполитанского землетрясения в тысяча девятьсот восьмидесятом году. А несколько лет назад один осведомитель настучал, что она якобы зарыта в землю в железном ящике, свернутая трубочкой в ковер. Когда это место раскопали, ящик был пуст.

— А ты что думаешь по этому поводу?

— Я считаю, что все это время она была у коза ностры. Может, ходила по рукам среди главарей в качестве переходящего приза или как часть платы за сделки.

— Тогда получается, что за сегодняшним торгом стоит мафия?

— Или мафия, или тот, кто стянул картину у мафии, — согласился Том. — В любом случае тихой встречи не жди. Хорошо еще, если они, почуяв неладное, просто сделают ноги. А в худшем случае откроют пальбу. — Он помолчал и прибавил: — Вот поэтому я и поехал.

— Вообще-то я и сама могу о себе позаботиться, — обиженно заметила Дженнифер. — Я звала тебя не для того, чтобы ты прикрывал мою спину.

— Я еду туда, потому что хорошо знаю ход мыслей этих людей, — возразил Том. — И уж чью спину там придется прикрывать, так это мою.

Глава 7

Отель и казино «Амальфи», Лас-Вегас, 17 марта, 21:27

Начав работать в одиночку, Кайл Фостер взял себе за правило никогда не видеться и даже не разговаривать с нанимателем. Так оно было безопаснее. Для них обоих. Да и зачем видеться-то, если ему нужно только знать имя, иметь фото и получить пятьдесят процентов гонорара на свой счет на Каймановых островах. Ну и зачем, спрашивается, усложнять? Зачем знать человека в лицо или по голосу, когда детали можно получить по электронной почте, не навлекая на себя лишних неприятностей? Все шито-крыто, и наниматель не растреплет, если он, конечно, не женщина. Но бабы в такие дела не лезут. Вернее, если лезут, то редко. Может, надо было все-таки предложить встречу?

На стеклянном столике затрещал «наладонник», оторвав его от мыслей. Спустив ноги на пол, он убавил звук телевизора, чтобы сконцентрироваться на полученном сообщении, не отвлекаясь на сладострастные визги двух телок.

Сначала он увидел фото, и его невыразительная физиономия расплылась в подобии улыбки при виде такой иронии судьбы. Эту личность он знал. Вернее, уже встречался с ней во время прошлого задания. Дальше шло коротенькое сообщение:

«Прибытие мишени в ЛАС сегодня вечером подтверждается. Устранить максимально чисто».

Отлично, подумал Кайл, забираясь с ногами на кровать. Он ненавидел ждать, особенно когда мини-бар опустошен, а на обоих порноканалах все уже пересмотрено по десятому кругу.

Открутив на потолке вентиляционную решетку, он достал из тайника оптическую винтовку и начал разбирать. Это была новейшая модификация снайперской винтовки, выпущенная для операций американских спецсил на Ближнем Востоке, и нравилась она ему тем, что имела гораздо большую прицельную дальность, чем карабин М-4, и притом была короче стандартного варианта М-16. Еще ему нравилось, что к ней подходили как общенатовские, так и американские патроны, хотя для такой работенки, как сегодняшняя, он предпочитал пользоваться своими, изготовленными на заказ.

Разложив детали винтовки на чистой простыне, как хирургические инструменты на подносе, он расстелил рядом белое вафельное полотенце и аккуратно завернул их в него, обмотав для прочности изолентой. Хорошенько встряхнув тугой сверток и убедившись, что ничего не гремит, он убрал его в рюкзак.

Затем он допил виски и стал одеваться, застегнув свою верную красную куртку на все пуговицы до самого подбородка. Не такая удобная, конечно, как армейская зеленая, которая осталась у него в платяном шкафу в Шарлотте, аккуратно повешенная на плечики, так что даже через целлофановый чехол можно полюбоваться сверкающим золотистым значком рейнджера. Но та сослужила свою службу. Вряд ли в химчистке заметили пропажу. А приемщик, чей пропуск он забрал себе и подделал… ну, тот уж точно вряд ли что-либо заметит в ближайшее время.

Потом он пригладил перед зеркалом волосы, с трудом узнавая себя в новом обличье без густой бороды. С бородой пришлось распрощаться. В Вегасе ты можешь расхаживать, вырядившись под Элвиса, или с трехметровым питоном-альбиносом на шее, и никто даже не посмотрит в твою сторону. Но с бородой ты не пройдешь и двадцати шагов, потому что люди начнут глазеть на тебя, как на карлика в цирке уродцев.

Вот и пришлось бороду сбрить. А иначе как сольешься с персоналом казино? Как попадешь в нужное место? Как сделаешь нужный выстрел?

Глава 8

Международный аэропорт Маккаррена, Невада 17 марта, 22:37

— Ну, Кицман дает! По-моему, это уже перебор, — заметил Том, увидев внизу у трапа ожидавший их «хаммер», растянутый до размеров лимузина, с золоченой буковкой А и неоновой рессорной подсветкой. — Сначала самолет, теперь вот это. Чего он добивается?

— Чего, чего! Благосклонности от Невадского комитета по контролю за игорным бизнесом, — сказал Стоукс, протискиваясь мимо Тома к трапу. Махнув присланной ФБР неприметной машинке без каких-либо опознавательных знаков, чтобы следовала за ними, он объяснил: — Один из его управляющих был взят за распространение экстази среди студентов какого-то колледжа во время весенних каникул, вот он и переживает теперь, боится лишиться лицензии.

На белом кожаном сиденье для них был оставлен конверт, три бокала и бутылка «Кристалла» в ведерке со льдом. К удивлению Дженнифер, письмо оказалось адресовано ей. Она напряглась, открывая его, но тут же расслабилась, когда поняла, что внутри.

— Текущая сводка по другому моему делу, — объяснила она, проглядывая письмо и решив, что, наверное, кто-нибудь из машины сопровождения был уполномочен передать его ей.

Кивнув, Стоукс пересел поближе к водителю и достал мобильник.

— Плохие новости? — спросил у Дженнифер Том.

— А когда они были хорошими? — Она грустно усмехнулась, положив листки с напечатанным текстом рядом на сиденье.

— Я могу чем-нибудь помочь?

Она ответила не сразу, сначала посмотрела на него в упор. Служебное предписание запрещало ей обсуждать текущее расследование со штатским, а тем более с Томом, если учесть его сомнительную репутацию. С другой стороны, дело, которое она расследовала, было не совсем обычным, а мнением Тома она всегда дорожила. Да и кто узнает? Уж явно не Стоукс, который отодвинулся подальше и орал по телефону, договариваясь насчет денег с «Лас-Вегас метро».

— Несколько недель назад осведомители слили ребятам с таможни в НорФолкс информацию о грузе автомобильных запчастей из Гамбурга, — начала объяснять она, придвинувшись к Тому и понизив голос. — Когда они открыли контейнер, на первый взгляд все было в порядке, но рентген высветил что-то подозрительное.

— Пироге начинкой? — догадался-Том.

— Точно. Запчасти лежали только сверху и по бокам, а в середине был спрятан контейнер с мебелью.

— С мебелью? — удивился Том.

— Да, «Эйлин Грей». Начиночка тянула на пятнадцать миллионов долларов.

Том присвистнул, как в свое время присвистнула Дженнифер, когда узнала, что ей предстоит разбираться с дорогущим антиквариатом.

— Мебель снова упаковали в контейнер и проследили за доставкой через службу сопровождения груза. Получателем оказался некий итальянец из Куинса, поселившийся там в семидесятые. Когда к нему пришли наши люди, он с порога начал верещать — явно не за тех принял. По-моему, никто никогда так не радовался фэбээровскому значку.

— А за кого он их принял?

— Видишь ли, этот парень уже давно занимался контрабандой антиквариата. Эту мебель он хотел присвоить, вот и решил, что его застукали на крысятничестве.

— А что за антиквариат? — поинтересовался Том.

— Статуи, вазы, блюда, ювелирные украшения, даже фрагменты фресок. По большей части незаконно извлеченные из римских и этрусских могильников. Эти умники покрывали предметы жидким пластиком и раскрашивали, чтобы было похоже на дешевые сувениры. Это у них один из излюбленных приемов. Собственно, как только это обнаружили, то сразу меня и вызвали.

— Моя мать была антикварным дилером, — вздохнув, сказал Том. — Я помню, как она рассказывала про все эти штучки. «Черное гробокопательство» она считала второй древнейшей профессией.

— Ты говоришь о расхитителях гробниц?

— В Италии их называют «томбароли», в Перу — «хуачерос», — объяснил Том. — Мексика, Камбоджа, Китай, Ирак… Дело в том, что, пока есть люди, готовые покупать предметы древности, не задавая лишних вопросов, всегда найдутся другие люди, которые с удовольствием выроют эти предметы из земли. Просто Италия по этой части занимает первое место. Италия, считай, как Святая земля для черных гробокопателей. Там находится более сорока точек, взятых под охрану ЮНЕСКО, и еще останки примерно пяти древних цивилизаций. Твой-то клиент хотя бы назвал тех, кто берет у него товар?

Дженнифер покачала головой.

— Его задачей было гнать товар через таможню. Парня совершенно не волновало, откуда товар пришел и куда уйдет. Но он все-таки назвал нам одно имя. Я так поняла, слабое звено — тот что-то не поделил со своими и решил их сдать. Мы передали информацию итальянцам, и те сказали, что проверят этого человека. — Она нервно постучала пальцами по листкам на сиденье. — Наши, конечно, взяли это дело под контроль, чтобы итальянцы держали нас в курсе, но пока никакого результата.

— А у этой шарашки есть какое-то название?

— Мы пока толком не поняли. Ты слышал что-нибудь о Делийской лиге?

Том задумчиво нахмурился.

— Лига в смысле клуб?

— Когда мы рылись у него в помойке, то нашли два мешка измельченных документов, — объяснила она. — Большая часть оказалась бесполезной ерундой, но наши криминалисты все-таки сумели восстановить один желтый листок — исключительно по цвету. Он был исписан каракулями — парень отрабатывал свою подпись. Ну знаешь, как делают, когда болтают по телефону. Но в углу листка было написано «Делийская лига», а ниже нарисован какой-то знак. Две змеи, обвившиеся вокруг сжатого кулака.

— Мне это ни о чем не говорит, — сказал Том, качая головой.

— А вот ему говорит, потому что, когда мы ему это предъявили, он зарылся у себя и носа не показывает. Даже с адвокатом своим не хочет видеться. Но мы раскопали его кредитную историю, и я думаю, что Делийская лига…

Она притихла, потому что Стоукс закончил орать по телефону и придвинулся к ним.

— Деньги есть. «Лас-Вегас метро» взял этот вопрос на себя.

Они свернули на Лас-Вегас-бульвар, где лыбящийся ковбой с рекламного щита приглашал их на «семидневный уик-энд», а тротуар буквально кишел ночными созданиями — как вампиры, вышедшие на ночную охоту.

Дженнифер оказалась в Лас-Вегасе впервые, и ее потряс этот оазис из стекла и бетона, врезавшийся в пустыню, его лихорадочно бьющееся сердце и сипящие легкие, втягивающие в себя дорогостоящий охлажденный воздух.

Внизу картина была примерно та же — места увеселений проносились за окном машины гигантским калейдоскопом, словно увеличенная фотография карусели. Египетские пирамиды, Англия времен короля Артура, Нью-Йорк, Париж, озеро Комо, Венеция — Дженнифер казалось, будто она путешествует вне времени и пространства, словно эти два измерения сжались до единственной точки во Вселенной.

Но вот ведь странно — несмотря на явно ощутимый отравляющий серный запах дорогущего многомиллионного великолепия, Дженнифер не покидало ощущение: стоит ей только коснуться какой-нибудь из этих сказочных прелестей, и та растает как дым от ее прикосновения. Она понимала, что попала в город гиперреальности, город картонных изваяний, пластиковых деревьев, изобретательского совершенства. В этом городе было все, а сам он был никаким — изо всех сил пытался воссоздать все уголки мира ради того, чтобы обнаружить собственные фальшь и пустоту. Безжизненное, бездушное место — она надеялась, что долго им оставаться здесь не придется.

— Все, приехали, — сказал Стоукс, когда лимузин свернул под арку, увенчанную двумя каменными львами.

Вопреки названию «Амальфи» был выстроен скорее во флорентийском, нежели в неаполитанском архитектурном стиле. Эдакая мощная крепость из песчаника и известняка с карьеров Огайо и Индианы, со стрельчатыми зарешеченными окнами, придающими сооружению еще большую неприступность.

К крытому парадному подъезду их лимузин не поехал, а, свернув налево, двинулся на подземную стоянку.

— Въезд для особо важных птиц, — объяснил Стоукс. — Эти ребята не готовы пройти даже двух шагов от машины до входа — боятся, как бы не обчистили.

Том рассмеялся.

— Правильно. А обчистят их как раз внутри, а не на улице.

Глава 9

Пантеон, Рим, 18 марта, 06:58

И день другой, и место другое, а такое впечатление, будто все то же самое. Так же неожиданно позвонили. Опять бедной Аллегре пришлось слушать в трубке отрывистые приказы и пробираться через полицейские заслоны на улицах и колышущуюся толпу. Опять истеричный вой сирен, кружащий в небе вертолет. Опять съемочные телегруппы, рыскающие вокруг, как гиены, сбежавшиеся на мертвечину. И опять она опоздала.

И все-таки разница улавливалась. Потому что накануне, добираясь до Марсова поля, она наблюдала страх и любопытство, а сегодня и от полицейских заслонов, и от толпы веяло уже гневом и возмущением.

Убрав пропуск в сумку, она перешла на другой конец пьяцца делла Минерва, и теперь ее путьлежал к пьяцца делла Ротонда. Здесь было как-то подозрительно и зловеще тихо по сравнению с «зоопарком», через который ей только что пришлось продираться, — нежное журчание фонтана, гулким эхом отдающееся от массивных каменных стен, приглушенные голоса полицейских и монотонное жужжание их раций, сливающееся в общий трескучий фон, напоминающий звук высоковольтной линии в дождливый день.

И ощущался здесь какой-то порядок, даже дух уважения — потому что полицейские и другие служебные машины не стояли как попало в отличие от вчерашнего вечера, а аккуратно выстроились в ряд вдоль края площади.

Между тем начал накрапывать дождик, серое небо сиротливо ежилось под одеялом густых ватных туч, словно не хотело пробуждаться. Впереди уже виднелся Пантеон — классическое изящество монолитных гранитных колонн, в три ряда украшавших его фронтон, как-то плохо вязалось с неуклюжестью самого непомерно вытянутого здания. Приземистое и приплюснутое, оно производило впечатление метеорита, рухнувшего с неба в самую гущу улочек, да так и оставшегося лежать среди могучих соседних зданий.

Аллегра поднялась по ступенькам фронтона, нагнувшись, пролезла под лентой полицейского ограждения, натянутой между колоннами, и, стуча каблуками по античному мрамору, направилась в глубь ротонды. Но, едва войдя, она остановилась, увидев бледный луч прожектора зависшего над зданием вертолета. Косой столб света, проникавший в здание через круглое отверстие в окованном металлом куполе, падал на алтарь, и капли дождя трепыхались в нем, словно ночные бабочки, слетевшиеся на лампу. Красота этого неожиданного зрелища поразила Аллегру.

— Ну, чего оторопела? Входить-то будешь? — Из-за столба света вышел Сальваторе с еще более недовольным видом, чем вчера.

— Лучше бы вы поздоровались.

— Опять опоздала.

— Ну да, годы тренировки не проходят бесследно.

— Галло не больно-то рад.

— А он вообще не показался мне особо радостным человеком.

Сальваторе смерил ее долгим неморгающим взглядом, в котором читались удивление и легкая зависть перед такой смелостью. Потом, пожав плечами, сказал:

— Ну смотри, как знаешь.

Внутри находилось человек пятнадцать, а то и двадцать. Следователи допрашивали охрану, еще не сдавшую ночную смену, криминалисты в белой униформе фотографировали место и изучали пол вокруг алтаря, огороженного временными щитами. Галло, на этот раз в штатском костюме, сложив за спиной руки, ждал Аллегру у гробницы Рафаэля, словно учитель, приготовившийся задать взбучку провинившемуся ученику. Сальваторе не ошибся — Галло действительно пребывал в мрачном расположении духа. Аллегра даже подумала, не давит ли и на него унылая атмосфера, которую она почувствовала еще по ту сторону заслона.

— Ну спасибо, что явились.

— Ну спасибо, что позвали.

Поджав губы, Галло молчал, словно не мог решить, следует ли считать эти слова оскорбительным вызовом.

— Так откуда, говорите, вы родом? — спросил он, снимая очки и протирая их кончиком галстука.

— Я не говорила, но вообще из Неаполя, — выпалила Аллегра, застигнутая врасплох этим вопросом.

— Единственный ребенок в семье?

Невинный вроде бы вопрос, но куда гнет, ясно — трудный характер, избалованная, эгоистичная, упрямая.

— А вам-то какое дело?

Он снова помолчал, потом кивнул с извиняющимся видом:

— Да, вы правы. Извините.

Стоявший рядом Сальваторе шумно выдохнул. Наверное, впервые в жизни слышит от Галло извинения, подумала Аллегра.

— Я вижу, вы привыкли говорить то, что думаете.

— Ну, в общем, да.

— Между вами и мной есть разница. Вам такие вещи сходят с рук, потому что вы женщина, — с усмешкой заметил Галло. — Если я себе такое позволю, меня назовут хамом.

— Хамом я бы вас все-таки не назвала, — само собой вырвалось у Аллегры.

Улыбку словно стерли с его лица. Сальваторе, кажется, был близок к обмороку.

— Что можете рассказать мне об этом месте? — сухо спросил Галло, жестом предлагая ей пройти за ним к алтарю.

— О чем именно?

— О Пантеоне. Может, есть что-то для меня важное? То, что могло бы связать его со вчерашним местом, где нашли тело Риччи.

Аллегра озадаченно провела рукой по волосам, силясь припомнить что-нибудь из учебников или лекций.

— Пантеон был построен Адрианом примерно в сто двадцать пятом году нашей эры, так что никакой явной связи с Цезарем тут не усматривается, если вы об этом, — сказала она, пожимая плечами. — Начиная с седьмого века он обрел статус храма, но храма языческого, как те, что мы видели вчера.

— Да уж, выводов особых не сделаешь, — усмехнулся Галло, похлопывая себя по карманам пиджака, как будто пытался нащупать пачку сигарет, но вместо нее извлек пакетик с леденцами. Закинув один в рот, он сказал: — Вот, курить бросаю. — Про себя Аллегра отметила, что ей он леденца не предложил.

— Не сделаешь, — согласилась она кивая.

— Тогда что об этом скажете?

По его знаку двое криминалистов оттащили заградительные щиты. На алтаре лежало голое по пояс тело бородатого мужчины. Лежало лицом кверху, в открытых мертвых глазах застыл ужас. Рядом с головой мертвеца были установлены два белесых магазинных манекена — один маленький и согбенный, другой повыше. Склонив над покойником пустые, ничего не выражающие лица, они холодно взирали на него. Оба были без одежды, без волос, хотя по округлостям на груди можно было определить, что манекены женские.

Та манекенша, что повыше, левой рукой держала мертвеца за волосы, а правой сжимала короткий меч. Сам меч торчал из горла жертвы, из очень глубокой раны, едва ли не обезглавившей труп. Кровь из раны, залив алтарь, стекла на пол, образовав липкое озерцо.

Эта тщательно продуманная, прямо-таки постановочная сцена явно отдавала ритуальным характером. И более того: убитый почему-то казался Аллегре до странного знакомым.

— Кто это?

— А вы не узнаете? — Сальваторе был удивлен и наконец-то решился выступить вперед. — Его брат не исчезает с экранов телевизора. Они очень похожи.

— Да? И кто же его брат? — Аллегра нехотя разглядывала искаженное в муке лицо покойника.

— Аннибале Ардженто, — объяснил Сальваторе. — Сицилийский депутат. А трупешник — его брат-близнец Джио, еще известный как Джулио.

— Ганнибал и Юлий, — кивнув, подал голос Галло. — Вот вам и связь с Цезарем.

— А от меня-то вы чего хотите? — перебила его Аллегра, мечтая поскорее унести отсюда ноги.

— Вот это мы нашли у него во рту…

Галло протянул ей прозрачный пакетик для вещдоков. Даже не глядя, она уже знала, что там лежит.

Глава 10

Отель и казино «Амальфи», Лас-Вегас 17 марта, 23:02

Персональный лифт Кидмана открыл двери перед просторным залом размером никак не меньше теннисного корта. За распахнутыми окнами — буйная тропическая растительность, фонтаны с подсветкой.

На обтянутом черной шелковой драпировкой потолке красовались три роскошные люстры, словно струящееся жидкое стекло. Мебель «Хиспано-Суизо» 1926 года — сплошь мерцающий хром и полированный черный металл.

— Ну наконец-то прибыли. Отлично!

С балкона к ним вышел человек — в одной руке рация, в другой мобильник. Невысокий, жилистый, смугловатая кожа со следами выболевших прыщей, черные волосы сбриты почти под ноль. Каждые несколько секунд он не то что моргал, а прямо-таки морщился и корчился, словно ему что-то попало в глаз.

— Познакомься, Том, это спецагент Карлос Ортиц, — представила Дженнифер. — Я вызвала его на несколько дней нам в помощь.

— Отлично.

По непроницаемому выражению лица Ортица трудно было что-либо сказать — правда, Тому показалось, что он заметил у парня под воротничком татуировку — число «четырнадцать» римскими цифрами. Том даже знал, как это расшифровать. Число это соответствовало букве N — четырнадцатой букве алфавита и начальной букве слова «Norteños», названия коалиции латиноамериканских преступных группировок, орудовавших в Северной Калифорнии. Судя по всему, Ортиц прошел нелегкий путь от бандитских закоулков своей юности до тугого накрахмаленного воротничка рубашки, удавкой сжимавшего шею рядового фэбээровца.

— Будем надеяться, вы хотя бы наполовину окажетесь таким, каким она мне вас расписывала, — усмехнулся Ортиц. Том бросил вопросительный взгляд на Дженнифер, и та смущенно пожала плечами. — Вы получили конверт из Госдепа?

— Да, — кивнула она. — Но об этом позже. Ты лучше скажи, сколько нам ждать.

— Назначено на полночь, так что… меньше часа, — ответил он, глянув на часы — фальшивый «Ролекс-Ойстер» (Том определил это по секундной стрелке, которая не плыла плавно по циферблату, как это полагалось настоящему «ролексу», а нервно дергалась).

— Все уже на местах и готовы, — добавил Стоукс. — Шестеро агентов в игровом зале за столами и автоматами, еще четверо — у главного входа и запасного выхода. Два квартала оцеплены полицией.

— А с деньгами что? — поинтересовался Том.

— Два чемодана в сейфе, — поспешил успокоить его Стоукс. — Непомеченные несерийные купюры — в точности как они просили. Деньги вынесут, когда мы будем готовы.

— Тогда давайте подцепим к вам микрофон.

Ортиц подвел Тома к письменному столу, и только сейчас Том понял, что тот сделан из настоящего автомобиля — сиденья сняты, крыша и один бок машины срезаны, а на их месте красуется мраморная плита.

— У богатых свои причуды, верно? — Ортиц подмигнул Тому.

— Ну да, некоторые люди отличаются особо богатым воображением, — согласился Том.

Ортиц достал из ящика стола крохотный передатчик и, подождав, когда Дженнифер с улыбкой отвернется, помог Тому прикрепить его к внутренней стороне ноги, спрятав микрофон под рубашкой.

— Ну вот, найдет только тот, кто ищет любовь, а не провода, — сострил Ортиц, довольный тем, что все хорошо получилось. Он снова глянул на часы. — Пойдемте. Кицман просил проводить вас к нему до того, как мы спустимся в ифовой зал.

— А почему мы сразу с ним не встретились? — нахмурившись, спросила Дженнифер.

— Ну, он подумал, может, вы захотите сначала осмотреться.

Они вошли в лифт, и он помчал их вниз, остановившись на антресольном этаже рядом со входом в частную художественную галерею «Амальфи».

— Он просил подождать его внутри, — сказал Ортиц, кивнув в сторону двух охранников у входа.

Галерея представляла собой анфиладу залов, где размещалось порядка двадцати картин и несколько скульптур в стиле абстракционизма, установленных на стеклянные постаменты. Коллекция впечатляла, особенно своей дороговизной, и на память как-то сразу приходили недавние газетные заголовки, сообщавшие о том, как отличился Кицман, вбухав на аукционе неслыханные по мировым понятиям деньги за одну из работ Пикассо. Том отыскал ее глазами среди полотен Сезанна, Гогена, Ван Гога, Мане и Матисса.

— Впечатляет, правда? — шепнула Дженнифер, словно угадав его мысли. — Хотя по мне, так все это выглядит как-то немножечко…

— Казенно? — подсказал Том.

— Да, — кивнула она. — Пожалуй, именно казенно.

У Тома тоже было впечатление, что Кицмана интересовали не столько сами картины, сколько их авторы. Для него это были просто трофеи, образчики великих имен, которые он приобретал в угоду собственному тщеславию, — так охотник, любитель крупной дичи, отправляется на сафари, намереваясь раздобыть голову зебры для своей гостиной, на стенах которой уже красуются антилопьи рога и слоновьи бивни.

— Что тебе о нем известно?

— Богат, умен. За тридцать лет прошел путь от владельца закусочной в Нью-Джерси до одного из крупнейших воротил игорного бизнеса.

— Обычно он делает так — покупает какое-нибудь убыточное место и пускает его в оборот или ликвидирует и начинает с нуля, — вмешался в разговор Стоукс. — Помимо «Амальфи» у него еще три игорных заведения в Вегасе, два в Атлантик-Сити и одно в Макао.

— И что, он абсолютно чист? — спросил Том.

— Ну как чист? Как все в этом городе, — усмехнулся Стоукс. — Круг его общения составляет весьма колоритная публика, о которой только и ходят разговоры, но сам он пока ни в чем таком замечен не был.

— Раньше он коллекционировал автомобили, а теперь у него появилась новая страсть — искусство, — прибавила Дженнифер. — В Метрополитен-музее и Гетти он теперь на лучшем счету, слывет одним из крупнейших дарителей.

— Ну и кто из них вам больше нравится? — раздался вдруг голос.

Кицман с сияющей улыбкой, в черных очках и смокинге буквально впорхнул в зал. Сопровождал его, держась почти впритык, смурной ассистент, в одной руке сжимавший чемоданчик, в другой — два золоченых мобильника. По тому, как топорщился на нем пиджак, Том догадался, что помощник вооружен.

Лет пятидесяти пяти или около того, Кицман оказался гораздо ниже ростом, чем ожидал Том. Зато в нем легко узнавался человек с фотографии в самолете, сделанной явно некое количество лет назад. Каштановые волосы поредели и поседели на висках, а четкие линии некогда худого лица теперь расплылись и обмякли, и лишь подбородок сохранил былую твердость. Впрочем, голос и движения оставались неизменно энергичными; передвигался он, как боксер, переваливая вес тела с ноги на ногу, бойко и как-то странно вертел головой, так что казалось, будто ему трудно держать ее в одном положении дольше нескольких секунд. На собственный вопрос он ответил сам:

— Мне Пикассо. И не потому, что я заплатил за него сто тридцать девять миллионов долларов. Просто этот человек был гением. Сам проложил себе путь к всемирной славе. Истинный мечтатель и настоящий художник.

Том улыбнулся, теряясь в догадках, кого именно имеет в виду Кицман — себя или Пикассо.

— Мистер Кицман, познакомьтесь, это…

— Том Кирк, знаю. — Он улыбнулся. — К счастью, ФБР не единственное, кто обладает монополией на информацию. По крайней мере пока. А я, знаете ли, привык интересоваться, кто летит на моем самолете.

Том шагнул к нему навстречу, чтобы пожать руку, но Кицман замахал на него, отстраняясь.

— Стойте там, черт возьми, чтобы я мог вас видеть! — неожиданно резко выкрикнул он.

Тут только Том понял, почему Кицман напялил черные очки и так истошно крутит головой: судя по всему, он был попросту слеп или почти слеп, — а помощника, видимо, таскает за собой для того, чтобы тот направлял его в нужную сторону, когда они передвигались по отелю.

— Пигментозное воспаление сетчатки, — подтвердил его подозрения Кицман. — Вблизи предметы совсем не вижу. Но когда-нибудь даже и это…

Он не закончил фразу, а Том про себя гадал, не этим ли объясняется настойчивая просьба Кицмана встретиться с ними не внизу, а сначала в его частных апартаментах. Похоже, он просто хотел ввести их внутрь своего ужатого слабым зрением маленького мира — мира, где не имело смысла держать в комнатах мебель, которую ты все равно не видишь, но где все же было чем полюбоваться. По крайней мере пока.

— Простите, — сказал Том. Он совсем не знал Кицмана, но извинение было искренним.

— За что? Ведь это не ваша вина. — Кицман пожал плечами. — К тому же это в некотором роде подарок мне. Разве стал бы я собирать свою коллекцию, если бы не знал, что начну слепнуть? Иной раз нам надо почти потерять что-то, чтобы по-настоящему понять, чего оно стоит.

Последовавшую затем долгую паузу нарушил Ортиц, нарочито громко кашлянув.

— Как мы договорились с вашим начальником безопасности, план действий мистера Кирка будет выглядеть так. Мистер Кирк несет деньги вниз в казино и там ждет, когда они сами выйдут на контакт.

— Полотно они вряд ли принесут с собой, — сказала Дженнифер. — Поэтому мы ждем, что они либо назовут место, которое мы сначала проверим, прежде чем отдать деньги, либо покажут нам это место, чтобы там мог состояться обмен.

— И в том и в другом случае мы будем следить за ними, чтобы взять их со всем добром — и с картиной, и с деньгами, — уверенно прибавил Стоукс.

— И еще раз, мистер Кицман, федеральное правительство очень признательно вам за содействие в этом деле. Мы сделаем все возможное, чтобы ваш персонал и клиенты не…

— Бросьте, не стоит благодарности, — отмахнулся Кицман, не дав Дженнифер договорить. — Просто проследите, чтобы никто не пострадал.

Глава 11

Отель и казино «Амальфи», Лас-Вегас, 17 марта, 23:22

Как все-таки забавно, что люди привыкли видеть то, что им хочется видеть, размышлял про себя Фостер. Вот спроси любого, кто носит часы с римской нумерацией, как выглядит у них на циферблате цифра «четыре», и он тебе скажет: «Палочка и галочка». Столько лет они пялились на эти часы, то и дело поглядывали на них, чтобы узнать время, подносили их, дураки, чуть ли не к самому носу, но при этом так ни разу и не заметили, что четверка там выглядит как четыре палочки. Да, на циферблате часов четверка всегда изображается четырьмя палочками, потому что «палочку и галочку» можно легко перепутать с «галочкой и палочкой», то есть IV с VI. Но они этого никогда не замечали. Как не замечали того, что их собственный мозг все это время подшучивал над ними, заставляя видеть то, что им привычно, а вернее сказать, не видеть того, что следовало бы. Конечно, после этого они достойны только жалости.

Вот и сегодня вечером произошло то же самое. Охранник у служебного входа даже не глянул на не совсем подходящую униформу и на подделанный бейджик, а просто пропустил его. Общий вид соответствует, так чего придираться? Вот зачем он, собственно, сбрил бороду. Борода могла сразу вызвать подозрение.

Зато сам он в момент вычислил агентов ФБР, слонявшихся в вестибюле или же как-то неубедительно липнувших к игровым автоматам. Вычислил и по неуютно сидящей гражданской одежде, и по тому, с каким жалким, нерешительным видом они бросали в автомат монеты.

Он остановился перед красной дверью, безымянной красной дверью, не имевшей никакой таблички. Сколько народу ежедневно шмыгало мимо нее по коридору, пользуясь другими дверями и даже не задаваясь вопросом, почему только на ней есть два замка и что такого особо секретного может за ней находиться. Вот это как раз и свойственно, как он заметил, обычным людям — полное отсутствие элементарного человеческого любопытства, какое-то рабское, беспрекословное принятие всего, что подбрасывает тебе жизнь.

Быстренько вскрыв замки, он толкнул дверь и шагнул за порог, очутившись на площадке перед тускло освещенной металлической лестницей. Чтобы никто сюда больше не прошел, он подпер дверь огнетушителем, другой его конец приткнув к нижней ступеньке. Лестница длиной в несколько пролетов вела на технический этаж, расположенный над залами казино.

Помимо всевозможных проводов и кабелей здесь были установлены прозрачные зеркала и вентиляционные отдушины, с помощью которых служба безопасности казино могла незаметно наблюдать за людьми в зале, за персоналом, которому надлежало наблюдать за игроками, а также следить, должным ли образом персонал выполняет свои обязанности.

Использовали технический этаж не часто — видеокамер и приборов биометрического слежения в залах хватало. Но Кицман, будучи человеком старой закалки, настоял на таком вот «подспорье» в виде простой отдушины для подслушивания и подглядывания.

Вот и сегодня технический этаж был необитаем. Фостер выбрал себе удобную позицию, достал из рюкзака сверток, развернул полотенце и начал собирать по частям винтовку. Детали вставали на свои места с приятным щелканьем, перекликавшимся со стуком шарика рулетки внизу. Установив инфракрасный прицел, Фостер на мгновение заколебался, держа в руке глушитель, потом все-таки убрал его в карман, как припасают хорошую сигару для приятного досуга.

Сегодня никаких глушителей. Пусть все услышат выстрел, пусть впадут в панику от этого жесткого, резкого звука, а потом, парализованные страхом, с криками бросятся врассыпную.

Глава 12

Пантеон, Рим, 18 марта, 07:41

Аллегра пережидала непогоду под козырьком здания, с облегчением прихлебывая кофе, который принес ей Сальваторе, и вдыхая свежий воздух — в жуткой, леденящей душу атмосфере, застывшей внутри, она больше находиться не могла.

Гроза теперь бушевала над самой головой — хлестал дождь, небо разверзалось, сверкала молния, и черные тучи снова с грохотом сходились. И точно такая же гроза назревала по ту сторону полицейского заслона. Теплые воды политического скандала собирались в волну, готовую снести и смыть с лица земли средства массовой информации, если те окажутся неспособными объяснить эти чудовищные убийства. Люди Галло, похоже, это тоже понимали.

— Значит, такая же монета? — Галло неожиданно материализовался рядом с ней, прикуривая сигарету.

— А я думала, вы бросили.

— Конечно, бросил.

Аллегра поняла, что не одна испытывает неприятное давящее чувство.

— Да, такая же. — Она кивнула и не стала повторять, что это не монета, а просто свинцовый кружок.

— Значит, и убийца тот же?

— Я не поняла, вы меня спрашиваете или сообщаете?

— Спрашиваю. — Уже знакомая слабая улыбка тронула его губы.

— Схожие моменты имеются, — неуверенно начала рассуждать она, удивленная тем, что Галло вдруг заинтересовался ее мнением. — Свинцовые диски. Выбор места убийства. Языческие храмы. Связь с Цезарем. Но вот…

— Что?

— Но вот сами убийства… Пусть я не специалист, но не вижу последовательности, не вижу связи между ними. Они выглядят по-разному. Ощущение оставляют разное.

— Согласен. Два убийства. Два убийцы. — Галло протянул ей две фотографии с мест преступления, как будто рассчитывал, что они станут подтверждением его слов.

Аллегра бросила на них один только взгляд и вскочила. Было на местах этих преступлений нечто, чего она не замечала раньше, но что теперь, именно на снимках, окаймленных белой рамочкой, прямо-таки бросалось в глаза.

— Где ваша машина?

— Там… — Галло махнул в сторону темно-синего «БМВ».

— Поехали! — Она выскочила под дождь, потом обернулась, увидела, что он не двинулся с места, и нетерпеливым жестом поманила его.

— Куда?

— В палаццо Барберини! — крикнула она, стоя под дождем, уже намочившим ей волосы. — Посмотрите там кое-что.

Вскоре Галло уже выруливал с площади на виа дель Семинарио. Карабинеры расчищали ему дорогу от собравшейся толпы. Аллегра прикрывала лицо от фото и телерепортеров, совавших камеры прямо в стекла машины. На пьяцца Сан-Игнасио Галло прибавил скорость, потом выехал на оживленную виа дель Корсо, где ему пришлось включить сирену. На виа дель Тритоне он свернул направо, и вскоре впереди показалось палаццо, важно возвышавшееся над пьяцца Барберини. Срезав путь по боковой улочке, Галло подрулил к главному входу. Музей был открыт, но проезд к нему преграждала цепь — от настырных вездесущих туристов, которых, судя по всему, не пугал ни дикий скачок евро за последние несколько месяцев, ни взвинтившиеся в связи с этим цены.

— Чертова деревенщина! — ворчал Галло, сигналя без передыху, пока не показался охранник и не пропустил их.

Уже на территории они, шурша колесами по гравию, обогнули фонтан.

— Первый этаж! — крикнула Аллегра, выскакивая из машины и направляясь к сводчатому входу. Не остановилась даже, чтобы, пользуясь случаем, хоть секундочку полюбоваться монументальной лестницей, творением рук самого Бернини, украшавшим вход в Национальный музей старинного искусства, располагавшийся в здании бывшей папской резиденции.

— Полиция! — рявкнул Галло, когда они ворвались в вестибюль и понеслись мимо оторопевшего персонала и туристов, выстроившихся в очередь в кассу.

Аллегра металась из зала в зал, торопливо обводя взглядом полотна на стенах и пытаясь припомнить, где именно должно находиться то, что ей нужно. Филиппо Липпи, Пьероди Козимо… нет, не здесь. Следующий зал. Тинторетто, Бронцино… опять не то. Дальше. Гуэрчино…

— Вот! — наконец крикнула она с победоносным видом, указывая на стену.

Галло в сердцах выругался, шагнув к картине, чтобы получше разглядеть ее.

На огромном полотне был изображен бородатый мужчина, которому отрубает голову женщина. В правой руке она сжимает меч, левой уверенно держит мужчину за волосы. Мужчина обнажен, лицо искажено нечеловеческой мукой, он кричит и корчится от боли, на белую простыню хлещет из раны кровь. Рядом с женщиной стоит старуха, ее морщинистое лицо обращено к жертве. Старуха жадно смотрит на мучения страдальца и держит подол платья своей госпожи, чтобы та не испачкалась в крови.

Галло поднес к картине снимок с места убийства в Пантеоне. Сцена, запечатленная на фотографии, бесспорно, имела целью, как зеркало, отразить композицию картины.

— Один к одному.

— «Юдифь и Олоферн», — задумчиво проговорила Аллегра. — Но догадалась я, только когда увидела эти снимки.

— А Риччи?

— «Распятие святого Петра». Находится в капелле Черази в церкви Санта-Мария дель Пополо, — объяснила Аллегра. — Вот что связывает два ваших убийства, полковник. Убийцы обыгрывают сюжеты с картин Караваджо.

Глава 13

Отель и казино «Амальфи», Лас-Вегас, 17 марта, 23:56

Том настоял, чтобы спуститься в казино чуть раньше назначенного времени, на случай если эти люди уже будут там. Пусть лучше они подумают, что ему не терпится совершить сделку. И пусть видят, что все по-настоящему, что деньги настоящие. Вот они деньги, у него в ногах — двадцать миллионов долларов наличными, аккуратно упакованные в два алюминиевых кейса.

Двадцать миллионов долларов!

Нет, были времена, когда Том, наверное, мог задуматься… Но те времена уже позади, хотя это трудно было утверждать, глядя на то, с какой неохотой вручал ему чемоданы Стоукс, не забыв напомнить, что они находятся на электронном слежении. Да и наивно, наверное, было со стороны Тома ожидать чего-то другого от Стоукса, вынужденного исходить из содержимого досье, а досье это предлагало Стоуксу совсем другую, далеко не ангельскую историю.

Том окинул взглядом огромный мигающий зал и на мгновение потерялся в многоголосом грохоте рулеток, выкриках крупье и циничном кудахтанье безжалостных автоматов. Народу в зале было полно. Если экономический спад, о котором так радостно последние несколько месяцев трубила пресса, и коснулся Вегаса, то по здешнему заведению этого не скажешь. Или тщательно скрывают сей факт, или пресса врет.

Слева от себя он заметил Дженнифер со стаканом кока-колы в руке. Справа Ортиц пристроился вроде как играть у автомата в покер и уже продувал вовсю. Стоукс, как и было условлено, находился в служебном помещении — вместе с начальником службы безопасности казино следил за мониторами и координировал действия других агентов. Прямо перед Томом — стол с рулеткой. Веселая непринужденность, с какой ставила на кон фишки собравшаяся здесь заметно более молодая публика, контрастировала с угрюмой статичностью людей постарше, словно в гипнозе прилипших к игровым автоматам.

Какая-то женщина в футболке с надписью «Люблю Форт-Лодердейл» уселась за автомат прямо рядом с Томом. Табурет жалобно заскрипел под ее весом. Поставив на колени ведерко с четвертаками, она на мгновение склонила голову — вроде как помолилась мысленно — и начала с равномерностью метронома опускать в автомат монетки. Лицо ее было сосредоточенно, глаза неотрывно, с затаенной надеждой следили за вращающимися колесами.

Интересно, знает она, что ее надежда скорее всего не оправдается? — подумал Том. Ведь здесь фортуна пляшет под дудку казино. Вероятность выиграть ничтожно мала — так уж все продумано. Все сделано так, чтобы люди втягивались в это занятие и уже не могли оторваться. Здесь намеренно не держат часов и свет приглушен — чтобы люди теряли чувство времени. Потолки разной высоты, освещение и музыка на разных уровнях — все это устроено специально. И туалетные комнаты под рукой, чтобы до минимума сократить время, проводимое вне зала. И интерьер устроен по принципу лабиринта, чтобы казалось, будто выхода вовсе нет, а есть только игра во всех ее видах и разновидностях. В этом храме фортуны человек обречен с момента, как он шагнул на порог.

Ага, вот! Человек, что сидит спиной к нему за блэкджек-столом. Как-то уж слишком поспешно он отвернулся, глянув на Тома, чтобы считать этот взгляд случайным. Вот, опять посмотрел, только на этот раз не в глаза — значит, знает, что Том на него смотрит. Вот сделал знак крупье и встал из-за стола. Ага! Есть!

— Блэкджек-стол, — сказал Том в микрофон, надеясь, что в этом шуме его никто не услышит. — Блондин в черном…

Невысокий человечек с курчавой светлой шевелюрой и по-крестьянски румяными щеками, перекликавшимися по цвету с носовым платком, торчавшим из кармана черных брюк. И тут Тома будто молнией поразило, когда он заметил белую стойку воротничка у мужчины под горлом.

— Да он священник! — изумленно пробормотал Том, отказываясь верить собственным глазам.

Блондин направлялся к Тому, и тот убедился, что Дженнифер была права, когда предсказывала, что при нем не будет ничего, в чем можно принести холст. Это было бы слишком заметно, слишком непрофессионально, а непрофессионала легко вычислить. Зато на левом плече у него болталась старенькая кожаная сумочка.

Они встретились в середине главного зала. Без единого слова священник сунул руку в сумку и протянул Тому пачку фотографий. Все то же самое — картина «Рождество», но на этот раз более детально, руки и лица крупным планом. На первый взгляд вроде бы не подделка: холст, немного поврежденный временем, но состояние вполне хорошее, на паре снимков заметна вспышка фотокамеры — значит, снимали через стекло.

Ни на одном из фото Том не увидел авторской подписи, но, возможно, это и есть одно из доказательств подлинности. Насколько Тому было известно, Караваджо подписал лишь одну свою работу — «Казнь Иоанна Крестителя». Он поставил там букву М — первую букву своей родовой фамилии, Меризи — прямо на струе крови, хлещущей из шеи Иоанна Крестителя.

— А сама картина где? Близко? — спросил Том.

— Близко, — ответил священник, и даже в этом одном произнесенном слове Том уловил итальянский акцент.

— Мне надо увидеть ее.

— Это деньги?

— Да. Двадцать миллионов долларов. — Том постучал ногой по чемодану. — Непомеченные. Несерийные. Как и просили.

— Bene, bene. Хорошо, — кивнул «падре». Нервные нотки в его голосе удивили Тома. Для профессионала он держался слишком напряженно. Впрочем, двадцать миллионов кого хочешь заставят напрячься.

— Я сначала должен увидеть картину, — повторил Том.

— Ну разумеется, — сказал священник. — Вы на машине?

— А что, картина не здесь?

— Не здесь, но недалеко. Где ваша машина?

— Деньги никуда не поедут, пока я не увижу картину, — предупредил Том.

— Не волнуйтесь, — поспешил успокоить его священник. — Это же нормальная сделка. — Он схватил руку Тома и энергично пожал ее. — У вас деньги, у меня картина. Это же сделка, так ведь?

— Так, — согласился Том.

— Картина вам нужна, правильно?

— Так же, как вам нужны деньги, — ответил Том, немного растерявшись. Странный вопрос поставил его в тупик. Он ведь за картиной и приехал. — Моя машина на подземной стоянке.

— Столько лет прошло. Вы будете первым, кто увидит ее за многие годы. — «Падре» стрельнул глазами куда-то через плечо Тома, продолжая говорить: — Она прекрасна, неизменно прекрасна, несмотря на все, что ей довелось пережить.

У Тома засосало под ложечкой. Он почуял какой-то подвох. Сначала эта легкая нервозность, теперь какие-то подозрительные разговоры. Дело срочное, настоятельное, а этот хмырь разглагольствует, как будто… как будто пытается тянуть время, чтобы где-то в другом месте…

И в этот момент грянул выстрел, перекрывая общий шум игорного зала. Том качнулся, перед глазами все поплыло и застыло, словно в стоп-кадре, — шарик рулетки замер в полете, музыка в зале начала подволакивать, вместо мелодии мычание, и слова громоздятся друг на дружку.

А потом в один миг все вернулось к прежнему ритму, даже еще более быстрому, стало громче и живее — словно время пыталось наверстать упущенное и догнать само себя. Шарик остановился под радостные вопли удачливого игрока. Но вопли эти тут же перекрыл крик ужаса — сначала один, к нему еще два, к ним другие, пока, не собравшись, как перелетные птицы, в стаю, они не переросли в один пронзительный нестройный хор объятых паникой голосов.

Том инстинктивно посмотрел налево. Дженнифер лежала на полу. На ее блузке алым маком расплывалось кровавое пятно.

Глава 14

Институт религии, виа дель Стацьоне, Ватикан, Рим, 18 марта, 08:08

Шестеро напротив склонили головы, а Антонио Сантос взял ложку и начал разглядывать клейма на ней. Слева папский символ, рядом инициалы NL— Николо Лоренцини, итальянский серебряных дел мастер, живший, если Антонио не изменяет память, в восемнадцатом веке.

— Nos miseri homines et egeni, pro cibis quos nobis ad corporis subsidium benigne es largitus, tibi Deus omnipotens, Pater caelestis, gratias reverenter agimus…[5]— Архиепископ Анчелотти читал молитву перед трапезой нараспев, словно средневековое магическое заклинание. А Сантос вертел в руках ложку, забавляясь собственным искаженным отражением на ее полированной поверхности.

— Simul obsecrantes, ut iis sobries, modeste, atque grate utamur. Per Iesum Christum Dominum nostrum. Amen[6].

— Amen! — оживившись, сказал Сантос, присоединяясь к общему хору голосов, и быстро вернул ложку на место, пока никто не открыл глаза.

Подняв голову, Анчелотти кивнул двум молоденьким священникам, стоявшим наготове у дверей, давая знак подать завтрак.

На нем была черная сутана с амарантово-красным кантом и красными пуговицами, перепоясанная пурпурным поясом с подвешенным к нему пурпурным мешочком. На груди — огромный золотой наперсный крест. Остальные пятеро, сидевшие по обе руки от него, были одеты почти так же, только их кардинальские шапочки, пуговицы и мешочки на поясе были алого цвета.

— Спасибо, что пришел, Антонио, — сказал Анчелотти, троекратным мановением перста дав понять служке, сколько ложек сахара ему положить. — Прошу простить меня за столь короткое письмо.

— Ну что вы, ваша светлость, не стоит извинений, — ответствовал Сантос, великодушно пожав плечами, и прикрыл рукой свой кофе, когда служка собрался добавить в него сливок. — Это я прошу извинить меня за опоздание. Карабинеры чуть ли полгорода перекрыли.

— Надеюсь, ничего серьезного? — поинтересовался Анчелотти, отряхивая с ладоней крошки.

— Мой водитель рассказал мне, что в Пантеоне нашли мертвое тело, — поспешил сообщить кардинал Симоэс, поправляя на носу очки в золотой оправе.

— Эх-хе-хе… — посетовал Анчелотти, шумно слизывая джем с большого пальца. — В непростые времена живем… Джема хотите?

— Нет, благодарю, — отказался Сантос с учтивой улыбкой. — Я никогда не завтракаю.

— Напрасно, напрасно, — укорил его Анчелотти. — Самая важная пища дня утренняя. Позвольте, у всех есть что нужно?

Убедившись, что никто ни в чем не нуждается, он жестом отпустил служек и снова повернулся к Сантосу.

— Надо понимать, вы со всеми здесь знакомы?

Сантос кивнул. Как же не знать? Кардиналы Вилло, Ньюмен, Симоэс, Пизани и Картер. Вся комиссия по надзору. Банк Ватикана.

— Ваши высокопреосвященства… — Он поприветствовал кардиналов учтивым поклоном головы. Их ответные приветствия затерялись в аппетитном хрусте свежеиспеченных круассанов.

— Антонио, мы пригласили тебя сюда как крупнейшего акционера «Банко Розалиа», — начал Анчелотти, прихлебывая кофе.

— Крупнейшего и наиболее влиятельного акционера, — снисходительно прибавил Сантос. — Ведь мы с вами призваны осуществлять помощь в финансировании промысла Господнего.

— О да, промысла Господнего. — Анчелотти сложил ладони как для молитвы, прижав их к губам. — И именно поэтому, я уверен, вы это понимаете, мы с вами должны блюсти особую бдительность.

— Боюсь, я не совсем понимаю, ваша светлость, — хмурясь, сказал Сантос и поставил чашку на стол. — Бдительность в вопросах чего?

— В вопросах репутации католической церкви, разумеется.

— Надеюсь, вы не хотите сказать, что…

— О нет, Антонио, конечно, нет, — поспешил успокоить его Анчелотти. — Но в свете известных событий… Мы должны… э-э… усерднее следить за тем, чтобы нам не задавали щекотливых вопросов.

Сантос понял, что Анчелотти говорит о знаменитом скандале 1980-х, в котором был замешан Банк Ватикана, когда его обвинили в отмывании миллиардов долларов, нажитых мафией на торговле наркотиками. Собственно, тогда и была создана комиссия по надзору.

— Но я не понимаю, какое отношение это…

— Ваши годовые отчеты просрочены почти на месяц, — вступил в разговор кардинал Вилло, и в голосе его прозвучали обвинительные нотки.

— Но я уже объяснял архиепископу Анчелотти, что дело всего лишь за некоторыми незначительными, чисто техническими вопросами, которые аудиторы…

— Мы также наслышаны об имеющихся у вас проблемах с ликвидностью, — прибавил кардинал Картер не менее резким тоном.

— Не говоря уже о проблемах с прозрачностью ваших сделок по недвижимости, — подал голос кардинал Ньюмен.

Сантос вдохнул поглубже. Ну вот, началось изгнание торгующих из храма, печально подумал про себя он. Вместо того чтобы вооружиться международным финансовым законодательством и Библией, будут теперь судить-рядить, выискивать виновных. Тоже мне, комиссия по надзору!

— Да, некоторые банки отвели свои финансовые потоки, но этого следовало ожидать в условиях мирового кризиса. И все же мы располагаем достаточным пространством для маневренности благодаря депозитам и основному капиталу. Что же касается наших сделок с недвижимостью, то здесь имеются небольшие проблемы, как и у всех, но с прозрачностью нашей деятельности за прошлый год дело обстоит более чем…

— Думаю, нам следует провести небольшую ревизию, чтобы освободить себя от волнений, возникающих в свете крайне возросшей нестабильности рынков, — осторожно, без какой бы то ни было резкости в тоне, предложил Анчелотти.

— Какую именно ревизию?

— Возможно, имеет смысл просмотреть ваши последние счета по менеджменту и картину состояния общих банковских счетов, — как ни в чем не бывало пояснил Анчелотти. — Для этого у нас есть специальная команда. Она проведет ревизию в течение нескольких недель. Вы даже не заметите, что это произошло.

Сантос молчал, смекнув, что выбора у него, похоже, нет.

— И когда вы хотите начать проверку?

— Послезавтра вас устроит? Не слишком рано? — Анчелотти непринужденно пожал плечами, но Сантос почувствовал на себе его пристальный взгляд, как если бы архиепископ ждал, какая будет реакция.

— Разумеется, нет. — В улыбке Сантоса не было ни тени колебания. — За оставшееся время я вполне успею подготовить всю документацию.

— Вот и прекрасно. — Анчелотти встал, тем самым давая понять, что встреча окончена, и через стол протянул ему руку. — Я знал, что вы поймете нас правильно. Кстати, в следующем месяце мы ждем выступления ансамбля «Моцарт рецитал» у нас в Санта-Сабине. Ваше присутствие желательно.

— Польщен приглашением, ваша светлость. — Сантос улыбнулся. — Только, пожалуйста, уточните дату. Ваши высокопреосвященства, разрешите откланяться…

Через несколько минут он был уже на улице под дождем. Сердито расслабив ворот сутаны, он откупорил баночку с алкогольным лакричным напитком и сделал два торопливых глотка, потом достал телефон и, дождавшись ответа на звонок, заговорил гневно и торопливо:

— Мы допрыгались, чтоб вас! Анчелотти со своими дрессированными мартышками собирается устроить в банке аудит… Не знаю, что им известно, но явно что-то они знают. А если даже и нет, то в считанные дни все выяснят… В общем, мне надо все подчистить. Если я это сделаю, какая будет моя доля? Нет, недвижимость не надо. Только наличные, какие мне удастся выцепить к концу недели… Сколько?! — Он грязно выругался, чем тотчас привлек к себе укоризненные взгляды двух проходивших мимо монахинь. — Да это что за цифра? — зашептал он в трубку. — Ее же не хватит даже на половину… Подожди, я сейчас перезвоню. — Он переключился на другую линию. — Pronto?

— Все готово, — сообщил грубый голос в трубке.

— Ты уверен? — Сантос укрылся от дождя на первом попавшемся крыльце.

— Я же говорю, все готово, — повторил грубый голос и бросил трубку.

Улыбаясь, Сантос, довольный осенившей его идеей, не спешил переключаться на первую линию. Глотнул еще напитка из алюминиевой баночки, пока идея разрасталась в голове и принимала более четкие очертания. Не блестяще, конечно, но почему бы нет? Ясное дело, придется приложить кое-какие усилия, зато если получится… сербы оторвут это с руками. Ведь подобного рода вещи — это их конек.

— Подайте немного мелочи!..

Перед ним возник нищий — замызганная армейская шинелька, борода лопатой, в руках смятый стаканчик из «Макдоналдса». Сантос оглянулся по сторонам, убедившись, что улица пуста, и одним резким взмахом руки выбил стаканчик из рук попрошайки. Несколько жалких монеток со звоном рассыпались по мостовой. С жалобным стоном бедолага бросился на колени и принялся грязными пальцами собирать свои денежки из водосточной канавы.

— Тебе? Мелочи?! — Сантос злобно сплюнул. — Да мне бы самому кто подал!

Глава 15

Отель и казино «Амальфи», 18 марта, 00:08

Опрокинув табуреты, побросав фишки и недопитые коктейли, посетители казино кинулись врассыпную, толкая и давя друг друга, как перепуганное стадо.

Том пробивался к Дженнифер, и Ортиц, немного отстав от него, тоже. Дженнифер, слава Богу, была жива, только глаза широко раскрыты от шока. Том разорвал на ней блузку и обнаружил кровавую рану ниже левой груди.

— Все будет хорошо, — пробормотал он, склонившись над ней.

Она кивнула, приподняла голову, собираясь что-то сказать, но силы покинули ее.

— Куда она ранена? — Ортиц опустился рядом на колени, но голос его заглушил вой пожарной сирены.

— Вызывай «скорую»! — заорал Том. Сорвав пиджак, он скрутил его валиком и подложил под голову Дженнифер. — Рану зажми! — Рукой Ортица он заткнул рану на груди Дженнифер, потом выхватил из кобуры под мышкой свою «беретту».

— Ты куда, черт бы тебя побрал? — крикнул Ортиц.

— Найду стрелка.

Вскочив на рулеточный стол, Том осмотрелся вокруг и определил место, с которого стреляли. Внимательно изучая пол, он заметил на нем какой-то странный блик. Невольно глянул на потолок и увидел, что там недостает одного зеркального квадратика в обшивке — зияющая чернотой квадратная дыра бросалась в глаза, как гнилой зуб в абсолютно здоровом рту.

— Да он с потолка стрелял! — воскликнул Том.

Спрыгнув на пол, он остановил пробегавшего мимо охранника, явно больше озабоченного спасением собственной шкуры, нежели мыслями об эвакуации людей.

— Технический этаж! — крикнул ему Том. — Как мне туда попасть?

Охранник, на миг опешив при виде пистолета в руке Тома, растерянно указал на двустворчатую дверь в другом конце зала.

— Вон через тот выход, — испуганно пролепетал он.

Сорвав с пояса охранника пластиковую карточку-ключ, Том бросился к указанной двери. Через нее он попал в длинный служебный коридор с лампами дневного света на потолке и множеством одинаковых красных дверей. Навстречу ему двигалась охваченная паникой толпа — по красным спасательным жилетам сотрудников казино и по встревоженному выражению на их лицах Том понял, что объявлена пожарная эвакуация.

Пробираясь сквозь встречную толпу, он старательно искал глазами какие-нибудь подозрительные ботинки или не вполне соответствующую униформу. Ему оставалось преодолеть еще две трети до конца коридора, когда одна из дверей открылась и из нее вышел человек в бейсболке. Том вычислил его сразу — того выдало профессиональное спокойствие. Спокойствие и какое-то отстраненное выражение лица. Он держался так, словно с любопытством участвовал в каком-то социологическом эксперименте, смысл которого ему был не вполне понятен.

Тома он, видимо, тоже заметил сразу, потому что, недовольно поморщившись, развернулся и шмыгнул обратно за дверь, захлопнув ее на замок. Том бросился к двери, подергал ручку, убедился, что заперто, отступил назад и выпустил четыре пули в электронный замок. Дверь рывком распахнулась.

Стараясь ни обо что не задевать, Том осторожно поднимался по железной лестнице на технический этаж. Глаза постепенно привыкали к темноте. Стрелка он не увидел, а услышал, когда тот убегал, грохоча ботинками по металлическим перекрытиям. Том трижды выстрелил вверх на звук, потом еще дважды, пару раз пули высекли в темноте яркую искру, угодив в металлическое перекрытие. Но стрелка они не задели, потому что тот продолжал убегать, резко беря то влево, то вправо.

Том преследовал его, пытаясь вычислить путь беглеца и боясь оказаться не в том отсеке. Потом шаги стрелка у Тома над головой вдруг прекратились, а еще через мгновение тот, видимо, перемахнул с одного помоста на другой и повис, ухватившись за одну из конструкций подвесного потолка под ним. Том снова прицелился, дважды выстрелил и на этот раз не промахнулся, попав стрелку в плечо. Тот заорал от боли, разжал руки и, проломив зеркальный потолок игорного зала, полетел вниз.

Том добрался до пролома и спрыгнул на усыпанный фишками и залитый кровью игорный стол.

— Куда он побежал? — спросил Том у оторопевшего крупье, который вытаращился на него в безмолвном ступоре.

Тот молча указал на выход. Глянув в ту сторону, Том увидел стрелка, уже почти скрывшегося за дверью, успел разглядеть простреленную куртку. Том снова нажал на курок, но пуля просвистела у головы убегавшего преступника и угодила в один из игровых автоматов, коварно расставленных у самого выхода владельцами казино для соблазнения тех, кто все-таки решился отсюда выбраться. А за соседним автоматом как ни в чем не бывало продолжал играть какой-то бородач в бейсболке с надписью «Помни Перл-Харбор». Не замечая ничего вокруг, этот маньяк-игруля с тупой ненавистью таращился на вращающиеся перед ним колеса виртуальной рулетки.

Том бросился догонять убегавшего стрелка. А тот почему-то не пытался слиться с колышущейся толпой, а, наоборот, вроде как поджидал Тома — невозмутимо стоял с перекинутым через руку рюкзаком. Короткий миг, не дольше, они стояли в двадцати шагах друг от друга, смотрели друг другу в глаза, и плывущая толпа раздвигалась вокруг них, словно река, обтекающая два подводных утеса. Держась за раненое плечо, стрелок с каким-то отстраненным любопытством изучал Тома, а тот, направив на него пистолет, пальцем уже нащупывал курок. Но выстрелить ему не дали — кто-то крепко схватил его за локоть и оттащил назад.

Это был Стоукс.

— Я тебя умоляю, только не здесь! С ума сошел? Ты же кого-нибудь ранишь! Могут быть жертвы!

Том раздраженно стряхнул с себя его руку, прицелился и нажал на курок. Но выстрела не последовало — только щелчок пустого барабана. Игриво подмигнув Тому, убийца повернулся и нырнул в бурливое людское море.

Еще мгновение, и он исчез из виду.

Глава 16

18 марта, 00:23

— Где люди из прикрытия? Надо же оцепить все по периметру! — орал взбешенный Том.

— Боюсь, уже поздно. — Стоукс беспомощно пожал плечами, кивнув на неуправляемую толпу, которая, парализовав дорожное движение, валила по улице, стремясь как можно скорее унести ноги подальше от злополучного «Амальфи».

Том с досадой смотрел на толпу, ему хотелось, чтобы Стоукс ошибался, но, к сожалению, тот был прав. Еще хуже было то, что киллер переиграл его. Он видел у Тома «беретту», считал выстрелы и ждал, когда у Тома закончатся патроны. И уже тогда стал дразнить его.

Отмахнувшись от мрачных мыслей, Том вспомнил про Дженнифер.

— Как она?

— Врачи со «скорой» занимаются ею, — успокоил Стоукс и потупился. — Очень много крови потеряла.

— Где она?

— Ее подняли на крышу, ждут вертолета.

— Веди меня туда! — распорядился Том.

Они бросились обратно в здание казино и с помощью электронного пропуска, взятого Томом у охранника, поднялись на лифте на последний этаж.

В лифте Том спросил:

— А что со священником?

— Его мы тоже упустили, — угрюмо признался Стоукс. — Как началась вся эта заваруха, он исчез. А вот деньги целы.

— Да плевать мне на ваши деньги! — злобно прошипел Том.

Выскочив из лифта, Том со Стоуксом бегом преодолели два лестничных пролета технического этажа и, распахнув металлическую дверь, выбежали на крышу. Вертолет уже был там — дохнул на них горячей воздушной волной работающего двигателя. Двое врачей только что погрузили в него носилки с Дженнифер. На руке у нее была прикреплена капельница, на лице кислородная маска. Ортиц, обхватив голову, сидел на полу, его рубашка была перепачкана кровью Дженнифер.

— Я поеду с ней! — крикнул Том сквозь оглушительный шум рокочущего мотора.

— Нельзя! — отозвался Стоукс. — Ты единственный, кто знает киллера в лицо. Ты нужен мне здесь.

— Я у тебя не разрешения спрашиваю!

Пригнувшись, Том прыгнул на площадку вертолета и захлопнул за собой дверцу. Рев мотора усилился, и вертолет взмыл в небо.

— Как она? — обратился Том к одному из медиков, когда те подключили Дженнифер к переносному аппарату ЭКГ и на мониторе зеленой линией обозначился ее пульс, сопровождаемый пронзительным пиканьем: бип-бип-бип… Вокруг включились и замигали другие аппараты.

— Вы ей кто?

— Друг.

— Она потеряла много крови… Придется доставить ее в реанимацию.

— Она в сознании?

— Время от времени приходит. Попробуйте поговорить с ней. Не давайте ей отключаться.

Том пробрался вперед, к изголовью носилок. Кожа Дженнифер казалась зеленой от свечения монитора электрокардиографа, веки подрагивали, и Тому даже показалось, что она слабо улыбнулась.

— Держись, Джен! — склонившись, прошептал он ей в самое ухо. — Скоро приедем.

Она слабо кивнула. Том убрал волосы ей с лица, бормоча:

— У тебя все будет в порядке. Я прослежу, чтобы у тебя все было в порядке.

Бип-бип-бип…

Том улыбался ей, чтобы поддержать, и был рад, что она не видит озабоченных лиц врачей, занимавшихся ее раной, из которой по-прежнему сочилась кровь. Она нащупала его руку и вложила в нее какой-то прямоугольный плоский предмет, потом притянула Тома к себе, шевеля под кислородной маской губами.

Он склонился над ней, напрягая слух. Успел услышать только обрывок какого-то слова, потом глаза ее закрылись, рука разжалась, и он сунул прямоугольный предмет в карман.

— Держись, Джен! — крикнул он, тряся ее руку. — Мы почти на месте. У тебя все будет в порядке. Просто слушай меня, слушай мой голос!

Он тряс ее руку, но реакции не было. Сигналы на мониторе ЭКГ стали реже.

— Сделайте что-нибудь! — крикнул Том врачам.

Они смотрели на него, один провел рукой полбу, и на лбу осталась кровь.

— Мы сделали все, что могли.

Далеко внизу светящимся неоновым ковром расстилался город. Отсюда, сверху, Тому хорошо было видно, где он кончается, — граница, за которой начинались пустыня и кромешная тьма.

Он склонился над Дженнифер, почти прижался губами к ее щеке. Сейчас они были одни в этом мире. Только они, жужжание дыхательного аппарата и едва уловимый пульс на электронном мониторе.

— Не уходи, держись! — шептал он.

Ему показалось, что на мгновение дыхание ее участилось, а потом прибор запищал, и на мониторе поползла ровная линия.

Часть вторая

Лишь в битве с великой угрозой завоевывается великая слава.

Фукидид. История Пелопоннесской войны. Кн. 1, 144

Глава 17

Виа Гальвани, Тестаччо, Рим 18 марта, 15:12

Голос в переговорнике домофона прохрипел:

— Mitto tibi navem prora puppique carentem.

Аллегра лихорадочно соображала. Латынь-то она понимала — «Я послал тебе корабль без носа и кормы». Но как понимать это изречение? Что это — корабль без носа и кормы? Разве такое бывает? Может быть, имеется в виду что-то другое? Какой-то перед и зад. Начало и конец. Что-то первое и что-то последнее. На латыни корабль — «navem», и если убрать начало и конец, если убрать первую и последнюю буквы, то…

— Ave, — с улыбкой произнесла она. По-латыни значит «привет».

— Ага, ave, — с усмешкой откликнулся голос. — Правда, на этот раз я на почести не претендую. Почести адресуй Цицерону.

Створки дверей с шуршащим звуком раздвинулись перед Аллегрой, и она, улыбаясь, вошла в лифт. С Аурелио Эко она познакомилась в «Ла Сапиенса» еще до того, как уехала в Колумбийский университет, где он по приглашению читал лекции по античности. До этого он пятнадцать лет работал директором Музея виллы Джулия, самого крупного в Риме собрания этрусской культуры, и в течение десяти лет из этих пятнадцати помимо этого возглавлял отдел археологических находок в Уффици. К несчастью, работа эта обогатила его неисчерпаемым запасом всевозможных загадок, и Аллегре каждый раз приходилось напрягать мозг и отгадывать их, чтобы попасть в его квартиру, — такое вот условие придумал он ради забавы. Прямо-таки современный Сфинкс, а Аллегра, получается, Одиссей.

Как обычно, дверь была открыта и чайник вовсю пыхтел. Аллегра сделала себе кофе покрепче, а для Аурелио чай «Эрл грей» с лимоном — давняя его любовь, еще со студенческих оксфордских времен, любовь, от которой он никогда не мог или не хотел отказаться.

Аурелио ждал ее, сидя на своем рабочем «троне» — высоком кожаном кресле, покрытом домотканым арабским пледом, привезенным из Иордании. В этом пыльном кабинете вообще было много таких вот памятных сувениров — фотографий со всевозможных раскопок, карт в рамочках, пожелтевших газетных и журнальных публикаций, молитвенных четок, инкрустированных шкатулок, осколков древнеримских глиняных табличек и этрусской керамики, многочисленных древнегреческих статуэток. Иногда Аллегре казалось, что вся жизнь Аурелио заключена в этом небольшом кабинете, где каждый предмет был наполнен особым смыслом или овеян воспоминаниями, и только хозяин всех этих древностей имел право любоваться ими, продлевая их жизнь.

Впрочем, примитивный архив этот производил впечатление хаоса — криво висевшие картины на стенах, неровные стопки книг на полках со втиснувшимися между ними грязными засохшими чашками и стаканами; пол, усыпанный газетными вырезками; недочитанные книги, раскрытые обложкой кверху, и стопки архивных карточек с памятками о предстоящих лекциях. Если не считать особенно дорогих сердцу хозяина артефактов, почтительно помещенных в застекленную витрину, все это добро было раскидано по комнате в произвольном порядке и ждало своего часа, словно команда десантников, готовых к высадке на вражеской территории.

Веселые нотки его голоса, прозвучавшие в домофоне, теперь исчезли, и Аурелио показался Аллегре каким-то угрюмым — именно такое впечатление создавали выпяченная нижняя губа и нахмуренные брови. По-детски насупленное лицо пожилого человека показалось Аллегре забавным и умильным.

— Может, тебе не надо больше ко мне ходить? — со вздохом сказал он. — Проводила бы время с друзьями, своими сверстниками.

— Ой, только не начинай опять! — тоже со вздохом сказала она. — Я сколько раз тебе говорила, что у меня нет друзей, нет на них времени. К тому же я люблю старые вещи. — Она лукаво подмигнула. — Они пахнут интереснее.

В свои под семьдесят Аурелио был одинок — из родни у него остался только какой-то дальний племянник, объявлявшийся лишь изредка, чтобы поклянчить денег. Поэтому Аллегра старалась при случае заглянуть к старику — навещала просто так, а не как сегодня, по делу.

— Ты обещала прийти к обеду, — продолжал он обиженным тоном, хотя Аллегра по голосу чувствовала, что ее ответ повеселил его. — А сама опоздала.

— И кто же в этом виноват?

Аурелио улыбнулся, и от угрюмости на его лице не осталось и следа. Лицо у него было доброе — большие светло-карие глаза, нос с горбинкой и грубая, дубленная ветрами и солнцем кожа. На нем была рубашка и желтый шелковый галстук — еще одна маленькая привязанность, оставшаяся от былых оксфордских дней. Поверх рубашки — старенький, изъеденный молью вязаный кардиган: его он носил дома, чтобы не платить за отопление этим «грабителям» из энергокомпаний, на три месяца в году обрекавшим его квартиру на условия сибирской вечной мерзлоты.

— A-а, значит, они все-таки позвали тебя! — радостно воскликнул он.

— Я так и знала! — обиженно сказала Аллегра. — С кем ты говорил? И что им сказал?

— ОБОПу понадобился специалист по античности. Они позвонили в университет. Университет направил их ко мне. А я сказал им, что вышел на пенсию, и вместо себя порекомендовал тебя.

— Они тебе сказали, чего хотят?

— Конечно, нет. Это же ОБОП. Они никому ничего не раскрывают. — Он вдруг задумчиво насупился. — Я думал, ты будешь рада. А что, какая-то проблема?

Вдохнув поглубже, Аллегра торопливо поведала ему о событиях последних двадцати трех часов. О перевернутом распятии на месте убийства Юлия Цезаря. О тщательно срежиссированном обезглавливании в Пантеоне. О явной связи этих убийств с картинами Караваджо. Аурелио слушал очень внимательно, лишь иногда качая головой в самых мрачных местах рассказа, но ни разу не перебил Аллегру.

— Так, значит, мертвец в Пантеоне — это…

— Брат-близнец Аннибале Ардженто Джио.

— Merda[7], — выругался профессор, пожалуй, впервые за все время, что Аллегра знала его. — Вот они теперь будут упиваться!..

Это «они» относилось к средствам массовой информации, столь презираемым профессором с тех пор, как несколько лет назад один проныра репортер втянул его в неприятную историю с поддельной этрусской вазой. Он презрительно махнул рукой в сторону стоявшего в углу телевизора, словно пытаясь отгородиться от этого предмета, который давно уже исключил из своей жизни.

— Я полдня ломала голову над тем, нет ли еще какой связи между этими двумя убийствами и другими полотнами Караваджо. Этот Галло норовит пристроить меня в подмогу на полный рабочий день.

— Прости, Аллегра… Я же не знал, что так выйдет.

Она пожала плечами. На старика было трудно сердиться. В конце концов, не кто-нибудь, а именно Аурелио очень помог ей в свое время — первым догадался, что ей надоела монотонная научная работа, и по-дружески посоветовал поступить в карабинеры — на службу в отдел охраны художественного наследия. Тогда он хотел как лучше, всего лишь хотел помочь.

— Да я понимаю.

— У тебя есть еще что-нибудь? Спрашивай, — оживившись, сказал Аурелио.

— Есть. И много. Прямо не знаю, с чего начать, — посетовала Аллегра. — Хотя… знаю с чего. Я же хотела спросить.

— Конечно, спрашивай.

— У обеих жертв во рту были найдены какие-то монеты, очень похожие на античные.

— Плата Харону, — моментально предположил Аурелио.

— Вот и я так сначала подумала. Но только это не монеты, а свинцовые диски.

— Свинцовые? — Аурелио задумчиво сдвинул брови. — Как странно…

— Вот и я подумала, что странно… Сначала вспомнила, что в Древнем Риме так подделывали монеты — чеканили из свинца и покрывали золотой фольгой. А потом подумала: вдруг тут есть какая-то другая связь с миром античности, вдруг я что-то упускаю…

— Странно, но не беспрецедентно, — продолжал Аурелио, перебив ее. — Дай-ка мне вон ту красную книжицу.

Аллегра достала книгу с полки, где стояло еще штук пятнадцать его изданных академических трудов, и передала профессору. Несколько секунд он держал ее в руках с закрытыми глазами, ощупывая пальцами кожаный переплет, словно слепой, читающий шрифт Брайля. Потом открыл глаза и стал листать — медленные, неуклюжие движения напоминали об инсульте, перенесенном им лет пятнадцать назад.

— Вот, — сказал он наконец.

— Что «вот»?

— «В пятом веке до нашей эры перед лицом угрозы со стороны империи персов несколько ахейских государств решили объединиться в военный союз под предводительством афинян, — прочел Аурелио вслух. — Членам союза надлежало вносить плату в виде кораблей или денег, взамен чего союз брался защищать их территории от внешнего врага. Символически… — Аурелио многозначительно помолчал. Аллегра хорошо помнила этот его театральный прием еще по лекциям — он использовал его, когда собирался произнести что-то очень важное. — Символически представители государств, вступающих в союз, бросали в море металлические монетки».

— Свинцовые? — воскликнула Аллегра.

— «Обычно это были монеты из свинца. Считалось, что союзу суждено продлиться до тех пор, пока такая монета не всплывет».

Аллегра задумчиво молчала, потом сказала:

— И ты думаешь, что…

— Тебя интересовало, какая может быть связь между свинцом и миром античности. Я привел пример, а думать — твоя работа. — Он улыбнулся.

— А как назывался этот союз?

Аурелио сделал вид, будто консультируется с книгой, хотя Аллегра точно знала, что это просто повод для еще одной из его знаменитых театральных пауз.

— Они называли себя Делийской лигой.

Глава 18

Штаб-квартира ФБР, Вашингтон, федеральный округ Колумбия, 18 марта, 09:37

Дверь «запикала» и открылась. Том даже не обернулся — по частым, семенящим шажкам Ортица и по тяжелой, размашистой поступи Стоукса понял, кто к нему пожаловал.

— И как долго вы собираетесь держать меня тут? — поинтересовался он, не скрывая злости.

— Мистер Кирк, убит федеральный агент, — ответил ему Стоукс ледяным тоном, уже не пытаясь скрывать инстинктивную враждебность. Он выдвинул из-за стола стул и оседлал его, усевшись лицом к спинке. — Поэтому держать вас тут мы будем столько, сколько сочтем нужным.

— Какого черта ты напоминаешь мне, что она убита? Ты, напыщенный урод! — сдавленно прохрипел Том, показывая ему рукав, еще влажный от крови Дженнифер. — Я держал ее за руку, когда она умирала. Или ты забыл?

Он даже был рад тому, что Стоукс так себя ведет. Это давало ему повод выплеснуть свою злость, от которой, как от ядовитого опиума, кровь бурлила и пульс учащался. Лучше уж так, чем под даться скорби, позволить ей сковать себя и мучиться бессмысленными вопросами по поводу того, что он мог и что должен был сделать, чтобы спасти ее.

Образ Дженнифер стоял перед глазами. Том старался не зацикливаться на нем, гнал от себя с тех пор, как носилки скрылись в лабиринтах больницы, а его препроводили обратно в самолет Кицмана и доставили в эту мрачную комнату для допросов. Но Дженнифер по-прежнему стояла перед глазами — вся в крови, с кислородной маской на лице, с проводочками, торчащими из рук. Кто она? Мученица? Жертва? Если так, то ради чего мучения и ради чего жертва?

— Если мы хотим поймать тех, кто сделал это, нам понадобится ваша помощь, — сказал Ортиц, стоявший справа от него. Ортиц сразу взял примирительный тон, показавшийся Тому скорее искренним, нежели похожим на неуклюжую попытку поиграть в доброго и злого следователя. Выглядел Ортиц никудышно — на щеках щетина, глаза усталые.

— Никого вы не поймаете, если будете торчать здесь, — огрызнулся Том. — След остывает, пока мы тут болтаем. Нам надо быть в Вегасе.

— Когда на боевом посту погибает агент, мы по инструкции обязаны отстраниться, а на место отправляется спецгруппа, — заученным тоном, словно по учебнику, пробубнил Стоукс. — Группа уже работает там и докладывает напрямую директору ФБР Грину.

— Грину? — Том оживился. Джека Грина он знал, вернее — встречался с ним несколько раз, когда работал с Дженнифер. В свое время помощь Тома Грину очень даже пригодилась. — Я хочу поговорить с ним. Он знает, что я здесь?

Ортиц стрельнул глазами в сторону огромного зеркала, занимавшего большую часть левой стены. Внутри у Тома все будто оборвалось. Похоже, Грин не только знал, что его держат здесь, но и, судя по выражению лица Ортица, даже наблюдал за разговором. Смерть Дженнифер запустила часовой механизм. Теперь они будут разбираться и выяснять, что да как, и никаких поблажек от них не дождешься.

— Вы лучше поговорите с нами, — отрезал Стоукс. — Расскажите, что там произошло.

— А то вы не знаете! Вы же сами были там и все видели.

— Я знаю только одно: Брауни обратилась к вам за помощью и через двенадцать часов после этого была мертва.

— И по-вашему, я причастен к ее смерти? — Том не верил своим ушам, даже про злость забыл.

— Двадцать миллионов долларов — немалые деньги. — Стоукс смотрел на него с подозрительным прищуром. — Даже для вас.

— Значит, у вас такая версия. Что я, дескать, хотел прикарманить денежки. — Том пока еще не разобрался, намеренно ли провоцирует его Стоукс или просто тупит.

— Я считаю, что убийство федерального агента — хороший способ отвлечь внимание. Если бы один из наших агентов не проявил расторопность и вовремя не позаботился о чемоданах, кто знает…

— Если бы они хотели просто отвлечь внимание, то могли застрелить кого угодно, — возразил Том. — Например, меня.

— Вот именно. — Стоукс многозначительно повел бровями, как если бы Том подтвердил его точку зрения.

— Но они этого не сделали. Они выбрали именно Джен-нифер. Так, может, вам следует задаться вопросом почему? — гнул свое Том.

— Это вы сейчас о чем? — Стоукс раздражительно пожал плечами.

— Дженнифер говорила мне, что две недели назад вышла на цепочку торговли ворованным антиквариатом, — сказал Том, глядя на Ортпца, который кивком признал сей факт. — Потом вдруг откуда ни возьмись всплывает этот давно утраченный Караваджо. И звонят почему-то не кому-то, а Дженнифер. Выдумаете, это совпадение?

— А вы? Вы так не думаете? — спросил Ортиц, хмурясь.

— Я думал так до вчерашнего вечера. — Том пожал плечами. — А теперь думаю, что не было никогда никакого Караваджо и никакого обмена не было. Теперь я думаю, что все это была просто инсценировка, типичная подстава. Что священник потому и начал тянуть резину. Потому что ждал, что приду не я, а Дженнифер. И он тянул резину, чтобы дать снайперу время отыскать ее в зале.

— Их целью были деньги, и вы это знаете, — сказал Стоукс, раздраженно отмахиваясь от версии Тома. — Уж это мы поняли.

— Дженнифер говорила мне, что дилер, арестованный в Куинсе, назвал вам какое-то имя. Кого-то в Италии, — сказал Том, обращаясь исключительно к Ортицу и продолжая игнорировать Стоукса. — Кто этот человек, которого вам назвали? И связан ли он как-то с итальянской мафией?

— Подождите, так вы считаете…

— Эта информация засекречена, — поспешил перебить Ортица Стоукс. — Брауни слишком многое вам доверила, а вы, — он указал пальцем на Ортица, — этому потакаете!

— Незаконный оборот антиквариата в Италии контролирует мафия, — продолжал гнуть свое Том. — Это мафия решает, кому и где проводить раскопки, и прибирает к рукам все, что достают из-под земли. Мафия имеет на этом миллионы. Да-да, та самая мафия, которая, если верить слухам, держала у себя этого злополучного Караваджо все эти годы.

— Вы это о чем? — Ортиц так увлекся, что уже не замечал злобных взглядов Стоукса.

— Я о том, что это была профессионально выполненная подстава. Что Дженнифер вышла на что-то очень опасное, и полотно это было хорошим предлогом, чтобы выманить ее под пулю.

— Если вы не заблуждаетесь, то… — задумчиво проговорил Ортиц.

— Если я не заблуждаюсь, то поймать снайпера уже не получится. Мы опоздали. Можете, конечно, отдать на анализ оставшуюся от него кровь, но такие люди как привидения — их, считай, нет. Так что анализ крови вам не поможет. А вот попробовать найти заказчика подставы я бы мог.

— Вы могли бы найти заказчиков?! — Стоукс презрительно заржал. — Да кто вам даст-то! Вы и нужду справлять в туалете будете под нашим присмотром еще ой как долго!

— Дайте мне просмотреть ее досье, — сказал Том Ортицу. — Возможно, я вхож в такие места, куда не пустят вас, и могу поговорить с людьми, которых не знаете вы. Но я должен действовать немедленно. Прямо сейчас.

Ортиц хотел что-то сказать, но передумал, стрельнув глазами в сторону зеркала.

— Ага, сейчас, разбежался! — Стоукс снова громко заржал. — Нет, этот парень меня достал! Он и так подвел нас под монастырь, а теперь еще хочет добить окончательно!

— В таком случае либо предъявите мне какое-то обвинение, либо отпускайте! — разозлившись, крикнул Том и вскочил на ноги. — А пока вы просто тратите мое время.

— Я уже сказал вам, Кирк, что вы никуда не пойдете, — ледяным тоном отрезал Стоукс и, поднявшись, направился к двери.

— Извини, парень, но он прав. Так надо. — Ортиц пожал плечами и вышел вслед за Стоуксом.

Дверь за ними захлопнулась, и зеленый глазок электронного индикатора сменился на красный. Том сунул руку в карман брюк и нащупал там электронную карточку-ключ, которую Дженнифер вложила ему в руку в вертолете.

Даже тогда, истекая кровью, перед самой смертью, она знала, как все обернется. Даже тогда она знала, как ему придется поступить.

Глава 19

Больница Фатебенефрателли, остров Тиберина, Рим, 18 марта, 15:51

Собравшись уходить, Аллегра опять расстроила Аурелио. Опоздала, а теперь вот уходит раньше, посетовал он. Тогда она напомнила ему, по чьей милости вообще оказалась втянутой в это дело, ради которого теперь должна куда-то бежать. Но Аурелио уже включил радио на полную катушку, сделав вид, что не слышит ее. Аллегра знала: переживать не стоит. Завтра он уже сменит гнев на милость и обиды исчезнут, как тучи с небосклона после отгремевшей бури.

Насчет связи свинцовых дисков с Делийской лигой она не была уверена, зато знала наверняка, что Галло непременно захочет доложить об этом начальству — дескать, это он сам до такого додумался. Поэтому Аллегра решила позвонить ему, но мобильник полковника оказался отключен. Тогда Аллегра связалась с его помощником, и тот объяснил, что в морге, где Галло сейчас находится, не ловится сотовая связь, но она еще может застать Галло там, если поторопится.

Отметившись на входе, она помчалась в холодный подвал. В приемной морга сидел за стойкой молодой парень в белом лабораторном халате — судя по возрасту, студент — и таращился в монитор.

— Я к полковнику Галло, — сказала Аллегра, раскрывая бумажник с пропуском.

Парень вскочил, торопливо вырубив игрушку-пасьянс.

— Вы его уже не застанете, — деловито сообщил он, перегнувшись через стойку и выглядывая в коридор, как если бы Галло еще шел по нему. — А вот синьор Сантос еще там.

— Кто?

— Синьор Сантос. Пришел на опознание Ардженто. Полковник Галло счел, что расходиться им лучше по отдельности. — И парень махнул рукой на какую-то дверь.

Аллегра приоткрыла ее и заглянула в помещение. Огромная прямоугольная комната, совершенно пустая и бесцветная, если не считать двух синих замызганных пластиковых банкеток и кулера с питьевой водой, поставленных у правой стены. В противоположной стене целый ряд одинаковых алюминиевых дверей с ручками-рычагами и табличками. Одна дверца была открыта, носилки выдвинуты. Над ними спиной к Аллегре стоял человек.

— Синьор Сантос?

Аллегра открыла дверь и вошла. Сантос медленно обернулся на ее голос. Лет около пятидесяти, стройный, поджарый, лицо загорелое, зубы цвета хорошо отполированной слоновой кости, коротко подстриженные темные волосы с проседью, начавшие редеть у завышенной линии лба. Одет с безукоризненным вкусом — в клубный пиджак от Чезаре Аттолини и белые фланелевые брюки, замявшиеся, как полагается, всего в одну складочку над коричневыми ботинками от Черча. Бледно-розовая рубашка от Барбы прямиком из Неаполя, полосатый галстук от Маринеллы, ременьот Гуччи. Последний — скорее для красоты, нежели для поддержания брюк.

Сантос встретил Аплегру встревоженным, даже подозрительным взглядом, заставившим ее сразу же пуститься в объяснения.

— Лейтенант Аллегра Дамико, — представилась она, протянув ему свой полицейский жетон. — Я работаю вместе с полковником Галло.

— A-а, понятно. — Он улыбнулся и, кивнув, вернул ей бумажник. — Тогда извиняюсь. Я подумал, вы из прессы.

— А что, пресса за вами гоняется?

— Пресса гоняется за возможностью щелкнуть на камеру официальное лицо, скорбящее по поводу утраты зверски убитого брата. И я здесь именно для того, чтобы пресса этой возможности не получила.

— Так, значит, депутат Ардженто попросил вас опознать тело его брата?

— Вообще-то это была идея полковника Галло, — объяснил Сантос. — Он счел, что так будет лучше… так сказать, упростит дело.

— А откуда вы знаете убитого?

— Прошу прощения, я не представился. — Он шагнул к ней, протягивая руку. — Я Антонио Сантос, президент «Банко Розалиа».

Он протянул ей свою визитную карточку, сразу обеими руками — типичный жест человека, который либо жил, либо долго работал на Дальнем Востоке. Карточка недешевая, твердая, с золочеными буквами:

Антонио Сантос

Президент и генеральный директор

«Банко Розалиа»

— Джио работал у меня.

Аллегра встала по другую сторону носилок, и на алюминиевой поверхности дверцы появилось ее отражение.

Джулио Ардженто лежал между Аллегрой и ее собеседником — голый, до подбородка накрытый простыней. Из-под простыни вывалилась левая рука, на запястье красовался ярлык со штрих-кодом — ну точь-в-точь как на товарах в супермаркете. Она с трудом узнала это восковое, застывшее лицо с искаженными чертами, но ошибки быть не могло — длинная и глубокая запекшаяся рана зияла на шее, словно вторая улыбка.

— Выпить хотите?

Аллегра отказалась. Как-то дико и неуместно выглядела баночка с лакричным напитком, протянутая ей Сантосом прямо над телом Ардженто.

— Я где-то читал, что римские солдаты могли по десять дней обходиться без еды и питья благодаря алкоголю в их пайке, — сказал Сантос, два раза глотнув из банки и убрав ее в карман. Аллегра воздержалась и не стала упоминать, что тоже где-то читала, что чрезмерное употребление алкоголя ослабляет потенцию. — Ну, так что скажете? Есть какие-нибудь версии? Какие-нибудь соображения по поводу того, кто это сделал? И зачем?

— Извините, синьор, но я не могу…

— Понимаю, понимаю. — Сантос пожал плечами. — Тайна следствия, интересы семьи убитого… Галло уже объяснял мне.

— Это для вашей же безопасности, — поспешила уверить его Аллегра.

Сантос умолк и уставился на мертвое тело.

— А знаете, такие пробки были на улицах в тот день, когда нашли тело, — проговорил он наконец, глядя на Ардженто, словно на пустое место. — Чуть ли не полгорода было перекрыто. Я помню, ругался ужасно — боялся опоздать на деловую встречу. Я же не знал, что…

— А чем занимался у вас синьор Ардженто?

— Богоугодными делами.

— В банке?! — Вопрос этот выскочил у Аллегры непроизвольно и прозвучал слишком уж скептически.

— Банк Ватикана является самым крупным нашим акционером, — сказал Сантос с терпеливым видом человека, привыкшего давать подобные объяснения. — Мы выделяем денежные ссуды на заслуживающие внимания проекты, не имеющие других кредитных источников. Джио отвечал у нас за налаживание и поддержание связей с наиболее крупными клиентами.

— Стало быть, никто из них не мог бы сделать…

— Это? — Сантос, поморщившись, показал на труп. — Да это работа дьявола, не иначе.

— Дьявола? — По его выражению лица Аллегра так и не поняла, говорил ли он в буквальном смысле или подразумевал кого-то конкретно.

— Я служил священником в Рио, но потом понял, что мое истинное призвание — финансировать Божий промысел, нежели пробавляться им. — Беспокойными пальцами Сантос теребил пряжку ремня. — От церковного служения я отошел, но всегда могу распознать зло, когда вижу его.

Аллегра понимающе кивнула, потому что перед глазами до сих пор стояли искаженные ужасом лица Риччи и Ардженто.

— Но ирония ситуации заключалась в том, что Джио, работая у нас, не был истинно верующим. — Сантос печально улыбнулся. — Он говорил, что жизнь слишком коротка, чтобы раньше времени трястись из-за смерти. И знаете, в наше жестокое время, когда начинает казаться, что Господь оставил нас своей милостью, я почти понимаю, что он имел в виду.

Накрыв лицо Ардженто простыней, Сантос осенил его крестным знамением, потом задвинул носилки и захлопнул дверцу. Металлический лязг эхом разнесся по каменным сводам. Аллегра повернулась, чтобы уйти, но остановилась.

— Скажите, а он никогда не упоминал о какой-нибудь организации или группе под названием «Делийская лига»?

— Делийская лига? Что-то не припоминаю. — Сантос задумчиво покачал головой. — А что это? Кто такие? Вы думаете, это они…

— Нет, просто мне случайно встретилось это название, — с улыбкой сказала Аллегра. — Может, оно ничего и не означает. Вас проводить?

На улице Сантоса ждал огромный «мерседес» с дипломатическими номерами. Шофер выскочил и услужливо распахнул перед Сантосом заднюю дверцу.

— Вот, работенка не пыльная, а экономит мне целое состояние на парковочных талонах, — сказал Сантос, улыбаясь и пожимая ей руку.

Он уселся в машину и уже в окошко очень серьезно сказал:

— А знаете, лейтенант Дамико, Джио был далеко не безгрешен, но он был хорошим человеком. Такой участи он никак не заслужил. Я очень надеюсь, что вы поймаете того, кто это сделал.

— Мы постараемся, — поспешила уверить его Аллегра.

Окошко с шуршащим звуком закрылось, и Сантос откинулся на спинку сиденья. Когда машина тронулась, он достал мобильник и набрал номер.

— Ты знаешь, кто это говорит. Только не вешай трубку. Мне нужна от тебя услуга. А потом я исчезну. На этот раз навсегда. Обещаю.

Глава 20

Отель «Бель эйр», Стоун-кэньон-роуд, Лос-Анджелес, 18 марта, 07:12

Верити всегда завтракала за одним и тем же столиком. В дальнем левом углу под навесом, за бамбуковыми жалюзи. Достаточно близко к выходу, на случай если придет кто из знакомых, и в то же время достаточно укромно.

— Доброе утро, мисс Брюс, — приветствовал ее метрдотель Филипп с таким вычурным французским акцентом, что у нее закралось подозрение, уж не репетирует ли он его дома перед зеркалом. — Вот, пожалуйста, ваши газеты.

Он положил перед ней сложенные аккуратной стопочкой номера «Вашингтон пост» и «Файнэншл таймс», еще теплые, чуть ли не с печатной машины. Политика и деньги. Шестерни и смазка, вращающие карусель жизни даже в условиях нынешнего экономического кризиса.

— А ваш гость уже здесь.

Она сдвинула на макушку солнечные очки и бросила строгий взгляд на один из столиков. Там сидел Эрл Фолкс и с отсутствующим видом крутил пальцем мобильник на скатерти.

— Он сначала хотел занять ваше место, — возмущенным шепотом доложил Филипп. — Но я, конечно, его пересадил.

Фолксу недавно перевалило за пятьдесят, но он по-прежнему поражал патрицианской величавостью с легким налетом высокомерия. Статичный взгляд глубоко посаженных темных глаз, благородный овал лица, орлиный нос, серебристая седина, зачесанная назад. На нем были темно-синий льняной костюм, белый батник от Шарве, запонки «Картье» и его коронный галстук-бабочка.

— Верити! Ты, как всегда, бесподобна!

Улыбаясь, он поднялся, чтобы поздороваться с ней, при этом опирался на зонтик, служивший ему тростью после автомобильной аварии, случившейся несколько лет назад. Продолжая дуться, Верити не ответила и села, метрдотель расстелил салфетку у нее на коленях.

— Мюсли с обезжиренным йогуртом? — спросил он, хотя по интонациям было ясно, что ответ ему заранее известен.

— Да, Филипп, пожалуйста.

— Минеральная вода и свежезаваренный чай?

— С лимоном.

— Разумеется. А для месье? — Он повернулся к Фолксу, который, уже пересев, наблюдал за этим ритуальным словесным обменом с кривой усмешкой.

— Хорошо зажаренный тост. Черный кофе.

— Очень хорошо. — Метрдотель, пятясь задом, щелкнул пальцами одному из официантов, чтобы тот бежал на кухню.

Верити достала из сумочки серебряный портсигар авторской работы с гравировкой в виде цветочного узора и, осторожно открыв его, высыпала на пустую тарелку штук тридцать разных таблеточек. Они лежали, словно горка камешков, — всевозможные витамины и пищевые растительные добавки, разных цветов, размеров и формы.

— Верити, дорогая, ты угробишь себя, так занимаясь своим здоровьем, — сказал Фолкс, когда им принесли напитки.

Он был сыном лавочника из Балтимора, если верить завистникам и злопыхателям, которых Эрл за свою жизнь накопил немало. Но наружность и манеры никоим образом не выдавали его происхождения — напротив, благодаря четкой дикции, краткой манере выражаться и нарочитому употреблению англицизмов он напоминал Верити персонажа из романов Эдит Уортон. Только вот напрасно он не имел привычки курить — серебряная зажигалка «Данхилл» и сигарета «Собрание» весьма элегантно смотрелась бы в его тонких пальцах.

— Я имею в виду твои утренние пробежки. Во сколько тебя сегодня поднял твой тренер? В пять? В шесть? Это же никуда не годится, только торгаши встают в такую рань.

— Я пока не передумала, Эрл, и с тобой не разговариваю, — ответила она, сосредоточенно наблюдая за тем, как официант наливает ей чай и кладет туда ломтик лимона.

— Но ведь встретиться предложила ты. А я вообще-то собирался на Карибы, уже паковал вещи.

На это она ничего не ответила, только почувствовала в глубине души острый укол зависти. Фолкс, казалось, безовсяких усилий плыл по течению, несущему привыкших роскошествовать супербогачей в их извечное кругосветное плавание — в феврале он балдеет в Гштааде, в марте нежится на Багамах, в апреле оздоравливается в клинике «Ла Прери» в Монтре, в июне у него Лондон, лето он проводит в Италии, зимой мчится на распродажи в Нью-Йорк, а потом ему надо немного отдохнуть, прежде чем эта карусель завертится снова.

Верити принялась раскладывать таблетки в определенном порядке, в каком она привыкла их принимать, хотя давно уже не помнила, каким принципом руководствовалась, когда этот порядок заводила. Разложив снадобья как полагается, она принялась молча глотать их, запивая водой и вскидывая голову.

— Ну все, ты победила! — сказал Фолкс, картинно вскинув вверх руки в знак признания своего поражения. — Ну что мне сделать, скажи? Извиниться? Облачиться во власяницу или проползти на коленях по виа Долороса?

— Всего этого было бы мало. — Она гневно сверкнула на него глазами.

— Даже если бы я принес дары? — Он развернул салфетку и показал ей три фрагмента античной вазы, аккуратно разложенные так, чтобы было видно: они идеально подходят друг другу. — Вот, для твоей коллекции. Последние недостающие фрагменты чашевидного кратера Финтиаса. — Он улыбнулся. — В нашей профессии терпение не добродетель, а жизненная необходимость.

— A-а, те самые фрагменты, за которые, если мне не изменяет память, ты запрашивал сто тысяч в прошлом году, — ядовито подметила Верити. — Что это ты — расщедрился или вину хочешь загладить?

— Имей я совесть, я бы не смог заниматься этим бизнесом, — с улыбкой сказал он, хотя по тону чувствовалось, что в словах его была только доля шутки. — Давай назовем это примирительным подношением.

— Ты хотя бы понимаешь, в какую неловкую ситуацию меня поставил?

— А по-моему, у тебя нет ни малейших оснований испытывать в чем-либо неловкость.

— Ты расскажи это Тьерри Норману и сэру Джону Сайксу. Они считают, что я заплатила тебе десять миллионов долларов за предмет, которому мягкое название «аномальный», а если пожестче, то «pastiche»[8].

— Пастиш? — возмутился Фолкс. — А про результаты лабораторного анализа ты им говорила? Они хоть знают, что подделать такое окаменение невозможно?

— Когда дошло до этих объяснений, меня уже никто не слушал.

— То есть не хотели слушать, — поправил он. — Верити, дорогая, неужели ты не видишь, что они просто завидуют? Завидуют твоему успеху. Завидуют, потому что от них во время кризиса разбежались все дарители, а ваш музей эта благодать не покинула. Шутка ли сказать — на три миллиарда долларов пожертвований!

— Знаешь, мне иногда кажется, что это не благодать, а форменное проклятие, — угрюмо заметила Верити. — Знаешь, сколько налогов мы с них платим? Сто двадцать семь миллионов долларов в год! А возни сколько, знаешь?

— Не знаю, могу только догадываться. — Фолкс сочувственно покачал головой. — Вот потому-то я и считаю этого куроса весьма умным приобретением. Неужели ты думаешь, Метрополитен не подсуетился бы, будь у него хотя бы половина такого шанса? Просто ты опередила их.

— Вообще-то да, у Вивьен Фойл тесные связи с Метом, — согласилась Верити, вспомнив, как знаменитая искусствоведша буквально добила ее, повернув ножичек в ране. — А ведь она всегда не любила меня.

— И проблема вовсе не в этом куросе, — продолжал гнуть свое Фолкс сладким баритоном телевизионного проповедника. — Проблема в нежелании людей принять другую точку зрения, согласиться с тем, что старые каноны подкачали и требуют пересмотра. Да они спасибо тебе должны сказать за то, что ты раскрыла им глаза, просветила их, так сказать, расширила их кругозор. А они, неблагодарные, все норовят укусить тебя побольнее, опорочить — как в свое время церковь поступила с Галилеем.

Верити согласно кивала — ей очень нравилось видеть себя в образе академического революционера-новатора, бунтаря-одиночки, которому «старая гвардия» во что бы то ни стало пыталась заткнуть рот. Жаль только, что записаться в мученицы она не могла — ни время не позволяло, ни характер, ни образ жизни.

— Тут я с тобой согласна. Если бы я этого не сделала, то курос сейчас ехал бы в Женеву. Но какой моральный урон они мне нанесли! Как теперь отмоешься? Даже если они не правы, на то, чтобы признать это, им понадобятся годы. А пока директор избегает смотреть мне в глаза, попечители требуют повторного анализа, «Нью-Йорк таймс» грозится публикацией к выходным. Так вот я и думаю: а вдруг выявится что-нибудь еще?

— А что может выявиться? — В голосе Фолкса появились жесткие нотки. — Разве что кто-то откроет рот и начнет говорить? Но ведь никто не собирается открывать рот и говорить, правда же, Верити?

Прозвучало это в форме вопроса, но по сути являлось откровенной инструкцией. А то и предупреждением.

— С какой стати я буду рисковать всем, чего мы вместе достигли? — поспешила уверить его Верити.

— Действительно, с какой стати? — проговорил он, сверля ее немигающим взглядом. — Вот только другие… э-э… Ох, не люблю я, когда меня разочаровывают.

В голосе его звучали ледяные нотки, и, глотая свои витаминки, Верити пожалела, что не прихватила с собой успокоительного. Правда, почти мгновенно лицо Фолкса расплылось в самой что ни на есть теплой улыбке.

— В любом случае давай не будем беспокоиться об этом сейчас. Я понимаю, что ты расстроена, и хочу как-то возместить тебе моральный ущерб. Что ты делаешь завтра?

— Завтра? — Она нахмурилась. — Завтра я буду в Мадриде. Посол США устраивает двухдневный культурный обмен. Мы вылетаем сегодня днем. А что?

— Просто я хотел показать тебе кое-что. — Фолкс вытащил из кармана полароидный фотоснимок и протянул ей. — Я думал, может, ты сгоняешь в Женеву.

— Неужели ты думаешь, что после вчерашнего директор позволит мне купить у тебя еще что-нибудь? — сказала она, беря у него из рук фото и пожимая плечами.

— Придется. Оформим как пожертвование.

Верити глянула на фото и едва не лишилась дара речи.

— Да это же… — Она не сумела вымолвить больше ни слова, потому что во рту пересохло, руки задрожали, в груди встал ком.

— Спросишь, подлинный ли? На сто процентов, — уверил он. — Я видел его собственными глазами. Без вопросов.

— Но как же…

— Знаю. — Он одарил ее ослепительной улыбкой. — Правда, хорош?

— А автор?

— Ой, Верити, подумай сама — четыреста пятидесятый год до нашей эры! Неужели не догадываешься?

Она притихла, не в силах оторвать глаз от снимка.

— И где он сейчас?

— Едет ко мне.

— А источник?

— Частная ливанская коллекция с тысяча восемьсот девяностых годов. Все необходимые документы у меня имеются.

Верити молча положила фотографию на стол, глотнула воды и вперила в Фолкса жадный взгляд.

— Я должна это увидеть.

Глава 21

Штаб-квартира финансовой полиции, виале[9] XXI Априле, Рим, 18 марта, 16:25

Штаб-квартира финансовой полиции находилась в северной части города, сразу за Порта-Пиа. Располагалась она в здании, выстроенном в испанском стиле, с маркизами на окнах и стенами, выкрашенными в тускло-желтый и охристый цвета. Над главным входом красовались флаги Италии и Евросоюза, правда, немного обвисшие из-за слабого ветра, неспособного расшевелить даже ветви пальмы, приютившейся слева от входа.

Вылезая из такси, Аллегра подумала, что зря таскалась в морг в поисках Галло, — лучше бы сразу приехала сюда. Ведь именно здесь хранились вещественные доказательства двух убийств, и не где-нибудь, а здесь она могла еще разок взглянуть на свинцовые диски в свете того, что рассказал ей Аурелио, и еще разок попробовать сопоставить все детали, прежде чем встретиться с Галло.

Отдать улики на хранение именно сюда было не таким простым решением, если учесть, что к расследованию могли подключиться и другие силовые структуры. Финансовая полиция — гуардади финанца — была огромной империей, в ее компетенции находилась не только организованная преступность, которой занимался Галло, но и все, что имело отношение к финансам, — уклонение от уплаты налогов, таможня и пограничный контроль, отмывание денег, контрабанда, международный наркооборот и подделка товарных знаков. Будучи приравнена к министерству обороны, гуардади финанца даже имела свой морской флот и воздушные силы.

Отдел охраны художественного наследия, где работала Аллегра, относился к карабинерам, усиленному военизированному образованию, наделенному полицейскими полномочиями, которое, помимо этого, проводило контртеррористические операции, включало в себя отдел криминалистической экспертизы, военную полицию, отдел закрытых расследований и, как ни странно, санитарно-эпидемиологическую службу.

Ну и была, разумеется, государственная полиция, гражданская служба, в чью компетенцию входили и патрулирование, обычные бытовые расследования, обеспечение правопорядка и в чьем составе имелись спецназ, почтовая, дорожная и транспортная полицейские службы. Картину дополняла провинциальная, муниципальная и местная полиция, тюремный надзор и береговая охрана.

Аллегра помнила из вступительного курса лекций, что любая область Италии теоретически находилась под юрисдикцией порядка тридцати разных полицейских и около-полицейских служб. Неудивительно, что такая система давала свой результат: превышение полномочий, непрозрачность финансовой отчетности, а главное — нездоровое соперничество разных силовых служб, которые, казалось бы, должны были сотрудничать друг с другом.

Временно командировав Аллегру от службы карабинеров к их лютым соперникам в финансовой полиции, Галло поступил, мягко говоря, нестандартно. Это можно было заметить по удивленно изогнутым бровям дежурного офицера, впустившего Аллегру в здание и объяснившего ей, как пройти в подвал.

Внимательно изучая таблички на дверях, она отыскала склад вещдоков рядом с арсеналом. Стальная дверь с замком, но без ручки — имелось в виду, что открыть ее можно только изнутри. Возле двери за низенькой стойкой и пуленепробиваемым стеклом — пожилой офицер в идеально отглаженной серой форме с золочеными пуговицами и в зеленом берете. Аллегра постучала в стекло и приложила к нему свой полицейский жетон.

— По-моему, вы заблудились, лейтенант. — Офицер насмешливо глянул на нее поверх очков, даже не удосужившись опустить на пол ноги, на которых лежала раскрытая газета. По жетону на груди Аллегра узнала его имя — Энрико Гамбетта.

— Меня командировали сюда по делу Ардженто, — объяснила она.

— A-а, так вы работаете с полковником Галло! — Гамбетта поспешно вскочил и опасливо выглянул в коридор, словно ожидал, что Галло вдруг появится откуда ни возьмись.

— Да, пока работаю, — сказала она, гадая про себя, какая сила гравитации удерживает штаны Гамбетты на этом необъятном пузе.

— Значит, он получил мое сообщение, раз направил вас ко мне?! — спросил Энрико, оживившись.

— Ваше сообщение? — удивилась Аллегра.

— Да. Насчет другого убийства.

Аллегра пожала плечами:

— Не знаю, я полдня не была с ним на связи. Просто хотела еще разок взглянуть на свинцовые диски, найденные при убитых Ардженто и Риччи.

— A-а, свинцовые диски! — Гамбетта буквально просиял. — Это те, что нашли у них во рту?

— А вы откуда знаете? — насторожилась Аллегра.

— Посидели бы тут с мое, тоже бы все знали. — Энрико лукаво подмигнул. — Вообще-то выдать их я вам не могу… Хотя… — Он замешкался. — Подождите-ка здесь.

Через некоторое время послышался лязг отодвигаемого засова, и стальная дверь открылась. Гамбетта выглянул в коридор, убедился, что там пусто, и втянул Аллегру внутрь.

— А вы уверены, что мне можно?.. — нахмурившись, спросила она.

— А мы никому не скажем, — ответил он шепотом, словно боялся, что их кто-нибудь услышит. — Просто я должен показать кое-кого вам. Вы при оружии?

— Да. — Аллегра распахнула куртку и показала кобуру на поясе.

— Заберете, когда будете уходить.

По решительному выражению на его лице Аллегра поняла, что это единственное правило, которое он не привык нарушать.

— Хорошо.

Комната была разделена на пять проходов металлическими стеллажами высотой от пола до потолка. Гамбетта повел Аллегру во второй проход. Она растерянно моргала, пока глаза привыкали к скудному освещению ламп дневного света, деливших место на потолке со змеиными переплетениями водопроводных труб и разноцветными кабелями электропроводки. Но она уже успела разглядеть, что стеллажи битком набиты картонными коробками и полиэтиленовыми пакетиками с вещдоками — все, как один, опечатанные и с белыми ярлычками.

— Они-то думают, что мы тут целый день просиживаем задницу и газетки почитываем, — пожаловался Гамбетта. Взяв лесенку на колесиках, он покатил ее перед собой. Одно колесико громыхало по шероховатостям бетонного пола. — Только забывают, что мы обязаны проверять каждый вешдок на входе и на выходе.

Сочувственно кивая, Аллегра тем временем пыталась представить себе, как он с таким пузом умудряется завязывать себе шнурки каждый день по утрам, и только потом заметила, что у него не ботинки со шнурками, а туфли. Ладно, все равно остаются носки — их-то он как натягивает?

— Они же ведь сами не знают, где у них что творится и кто чем занимается! — продолжал ворчать Гамбетта. — Потому и проворонили эту штуковину.

Они остановились под лампой дневного света. Лампа явно дышала на ладан — гудела и то и дело мигала, это чем-то напоминало дискотеку в ночном клубе. Взобравшись на тумбочку-лесенку, Энрико достал с полки коробку с пометкой «Кавалли» и датой — 15 марта.

— Меня интересуют дела Риччи и Ардженто, — напомнила Аллегра, начав терять терпение, но Энрико уже поставил коробку на тумбочку и содрал печать.

— Три убийства затри дня! Они могут держать меня здесь, в этой темной дыре с крысами и водопроводными трубами, но я вам не дурак! — Он самодовольно усмехнулся.

— Три убийства? Разве? — Аллегра озадаченно нахмурилась.

— Я наговорил все подробности на автоответчик Галло. Лука Кавалли, адвокат из Мельфи, которого нашли повешенным на мосту Святого Ангела, и в одном из карманов у него находилось вот это…

Гамбетта достал из коробки прозрачный пакетик для улик и протянул Аллегре. В пакетике лежал маленький свинцовый диск. Даже при скудном освещении через мутный полиэтилен Аллегра разглядела выгравированный на одной его стороне рисунок — две змеи и сжатый кулак.

Глава 22

Штаб-квартир» ФБР, Вашингтон, федеральный округ Колумбия, 18 марта, 10:31

Том выждал примерно полчаса, прежде чем начать действовать. Достаточно долго, чтобы Ортиц, Стоукс и кто там еще прятался за двусторонним зеркалом, разошлись, и все же не так долго, чтобы им приспичило вернуться и допрашивать его снова.

Он подошел к двери и приложил к считывающему устройству карточку Дженнифер. Электронный замок запищал, и красный огонек сменился зеленым. У ФБР было много плюсов в работе, но, как подозревал Том, с оперативностью дело у них обстояло туго. Пока еще информация о гибели Дженнифер дойдет до высшего начальства, пока начальство спустит соответствующие инструкции, пока эти инструкции дойдут до тех, кто обеспечивает систему информационной безопасности… Таким образом, у него есть крохотное временное окошко, которым надо воспользоваться, пока они не уничтожат пароли, обеспечивающие действенность карточки Дженнифер.

Хотя бы так, виртуально, Дженнифер поживет еще немножко, с грустью подумал Том. А потом безликие бездушные бюрократы позаботятся о том, чтобы стереть ее след даже из виртуальной жизни. Все уничтожат — и банковские счета, и водительские права, и номер страхового социального свидетельства, и адреса в электронной почте. Все, все, все.

Сглотнув ком в горле, Том попытался отогнать эти мысли. Содрав с задней стороны двери бумажку со схемой пожарной эвакуации, он вышел в коридор. Чтобы не выглядеть чужим и потерянным среди сновавших по коридору людей, он сразу же свернул вправо и, ориентируясь по стрелкам на схеме, направился прямиком к главному пожарному выходу. По крайней мере на схеме это выглядело как главный пожарный выход.

По пути ему на глаза попалась открытая дверь. Заглянув в комнату, Том понял, что попал в кладовку — в углу сиротливо скучал ксерокс, на полках лежали аккуратные стопки конвертов, писчей бумаги, ручки. Но больше надежд вселяла синяя фэбээровская куртка, которую кто-то оставил на спинке стула, и внутренний телефон, привинченный к стене. Прошмыгнув в комнату, Том надел куртку (отличный камуфляж!) и набрал номер оператора.

— Я пытаюсь найти кабинет Дженнифер Брауни, — сказал он, когда ему ответили на другом конце провода. — Обычно она работает в Нью-Йорке, но последнее время как-то больше здесь. Вот, хотел нагрянуть неожиданно, сюрприз сделать.

— Подождите, я сейчас посмотрю, — ответил голосок в телефонной трубке, и Том услышал, как пальчики застучали по клавиатуре. — Так… Брауни, Дженнифер. Да, она получает переадресованные звонки на кабинет Фила Такера на пятом этаже, когда он бывает в отъезде.

Запомнив номер кабинета, Том снова вышел в коридор и направился к пожарному выходу. Он понимал, что шанс выйти из здания незамеченным да еще с тем, что он надеялся получить, очень невелик. Но лучше уж попробовать воспользоваться таким крохотным шансом здесь, где он хоть что-то, хоть примерно мог предсказать, чем сидеть в темной комнате и ждать, когда убийца Дженнифер окончательно скроется за горизонтом. Попробовать стоило. Хотя бы ради памяти Дженнифер.

А между тем девушка-оператор набрала другой внутренний номер.

— Алло! Доброе утро, сэр, это коммутатор. Извините, что беспокою, но вы просили, чтобы мы сообщили вам, если кто-нибудь будет интересоваться кабинетом спецагента Брауни. Только что как раз был такой звонок.

Глава 23

Штаб-квартира финансовой полиции, виале XXI Априле, Рим, 18 марта, 16:36

— И когда это произошло? — нахмурившись, спросила Аллегра, возвращая Гамбетте пакетик со свинцовым диском.

— Пятнадцатого, — ответил Гамбетта, осторожно убирая вещдок в коробку.

— Пятнадцатого? — удивилась Аллегра. — Он умер пятнадцатого? Вы уверены?

— Так записано в деле, — в свою очередь удивившись, пояснил Гамбетта. — А почему такой вопрос?

На пятнадцатое приходились мартовские иды, тот самый день, когда две тысячи лет назад был убит Юлий Цезарь. Убийства Кавалли и Риччи связывали не только свинцовые диски, они перекликались и с чем-то другим.

— А что он делал в Риме? — спросила Аллегра, оставив любопытство Энрико без ответа.

— У него дом в Трастевере. Скорее всего приезжал сюда по делам.

— Кто его нашел?

— Речная полиция во время обычного патрульного объезда. Нашли повешенным на одной из статуй моста. Ангел с крестом, если я ничего не запамятовал. Сначала решили, что это самоубийство, а потом разглядели, что у него руки связаны за спиной. К тому же, если бы он сам прыгал с моста, веревка оторвала бы ему голову.

— То есть вы хотите сказать, его сначала погрузили в воду? — В голосе Аллегры прозвучали скептические нотки.

— Течение там очень сильное. Те, кто убивал, хотели, чтобы он подольше помучился.

Судя по возбужденному голосу Гамбетты, он был потрясен так же, как и сама Аллегра при виде мертвого тела Риччи.

— Почему же этим занимается финансовая полиция, а не обычная квестура[10]?

— Сначала так оно и было, пока у станции метро «Дуэ Понти» не нашли его «мазератти», а в нем пятьдесят тысяч евро фальшивыми купюрами под запасным колесом. А фальшивые деньги — это уже наша епархия.

Аллегра озадаченно кивала, начиная понимать, что это и без того нелегкое дело теперь еще больше усложнилось. Расстроенное выражение ее лица, по-видимому, не ускользнуло от наблюдательного глаза Гамбетты.

— У вас все в порядке? Надеюсь, я не…

— Нет, вы все сделали правильно, — успокоила она его. — Я даже думаю, что полковник Галло придет сюда лично поблагодарить вас.

Гамбетта просиял, даже покраснел от натуги — так старался подобрать свое толстое пузо и выпятить грудь колесом.

— А можно мне быстренько посмотреть остальные вещдоки из коробки Кавалли?

— Конечно, можно. Погодите-ка, я поднесу ее вон туда. Там вам будет удобнее. — Энрико отнес коробку к складному столику, над которым был прилажен светильник на прищепке.

— Вот спасибо. — Аллегра улыбнулась. — Вы просто невероятно…

В этот момент в дальнем конце хранилища кто-то постучал в стекло перегородки. Гамбетта прижал палец к губам и прошептал с заговорщицким видом:

— Вы подождите здесь. Пойду избавлюсь от них.

Он потащился к выходу, а Аллегра осталась перебирать содержимое коробки. По большей части там было все, что люди обычно держат в карманах, — мобильный телефон (уже не работающий), какая-то мелочь, очки, сырой коробок спичек и пустая пачка «Мальборо лайт». В бумажнике тоже стандартный набор — деньги, банковские карты, идентификационная карта и множество ресторанных чеков.

Еще там были наручные часы — круглые, изящные, без лишних «наворотов», с черными римскими цифрами, календариком и ярко-оранжевой секундной стрелкой на белом циферблате. На обратной стороне корпуса выгравирована греческая буква «гамма». Ну и ко всему прочему ключи — от дома и от машины, судя по фирменной ключнице, от «мазератти».

Ее отвлекли сердитые крики, доносившиеся из дежурки. Похоже, Гамбетта ругался с кем-то через бронированное стекло. Увидев, что Аллегра смотрит в его сторону, он отошел от стекла, отстегнул от пояса ключи и сделал ей знак спрятаться.

С ключами Кавалли в руках она прошмыгнула в дальний конец прохода. Гамбетта сделал ей большое одолжение, пустив сюда, и Аллегра не хотела подводить его. И все же она не удержалась и выглянула из-за столба, когда он отпирал дверь.

Самого пистолета она даже не разглядела — просто услышала выстрел, эхом разнесшийся по хранилищу. Только тогда она поняла, что произошло, и уж потом увидела, как зашатался Гамбетта, хватаясь руками за горло и взбрыкивая ногами, будто слон, угодивший в западню браконьера. Он еще качался несколько мгновений, пытаясь устоять на ногах, а потом с ревом рухнул на бетонный пол.

Глава 24

Штаб-квартира ФБР, Вашингтон, федеральный округ Колумбия, 18 марта, 10:37

На пятом этаже людей сновало еще больше, но Том не боялся, что его здесь узнают. Из порядка восьми тысяч здешних сотрудников, наверное, набралось бы около пяти человек, которые знали, кто он такой. К тому же эта толпа в коридоре была ему только на руку.

Зато было ясно другое: новость о вчерашнем происшествии в Вегасе на этом этаже уже распространилась. Это чувствовалось по натянутой атмосфере, по угрюмым, сосредоточенным лицам, по раздражительным ноткам в голосах. Тут, похоже, Том был не одинок — другие тоже находили утешение в злости. Правда, за их скорбью улавливалось еще и нечто другое. Облегчение. Каждый радовался, что это случилось не с ним. Том даже представил себе, как многие из них, узнав сегодня утром о про исшедшем, бросились звонить домой — женам, детям, любимым, — чтобы услышать дорогие сердцу голоса, сказать, что с ними все в порядке.

Операторша все вычислила правильно — Том действительно направился в кабинет Дженнифер в северо-восточном крыле здания. Довольно тесная коробка из трех стеклянных перегородок с окном на Девятую улицу и с табличкой, на которой стояло имя настоящего владельца — Фила Такера. В отличие от соседних кабинетов этот был заперт — как понял Том, из уважения к памяти Дженнифер. В любом случае ему теперь следовало выжидать удобного момента, чтобы попасть внутрь.

В конце концов проникнув туда, Том совсем расстроился — он все-таки ожидал ощутить там больше духа Дженнифер, хотя знал, что кабинет служил ей всего лишь временным прибежищем. Обнаружил он здесь стерильную безликую пустоту, чуть-чуть оживленную фотографиями Такера и несколькими настольными безделушками. Быть может, как раз этот порядок и навела Дженнифер, подумал он. Быть может, это она разложила ровненько ручки на столе, расставила аккуратно папки на полках — одним словом, приложила тут свою женскую руку. И уж конечно, не было никаких сомнений, чьей помадой был испачкан пластиковый стаканчик, валявшийся в мусорной корзинке. Том грустно улыбнулся. Все-таки это был ее дом. Худо-бедно, а ее. И Том был здесь гостем, а не каким-то налетчиком.

Сейф находился в шкафу. Защищен он был, как отметил про себя с усталым вздохом Том, не только кодовым замком, но и системой распознавания голоса — два красных глазка зловеще мигали с наружной панели. Мудрено, очень мудрено, разве что… Он с надеждой глянул на письменный стол. Красный огонек на телефонном аппарате означал, что кто-то оставил ей голосовое сообщение. А вдруг ему повезет? Вдруг она оставила на автоответчике голосовое приветствие?

Он снял трубку, набрал внутренний номер Дженнифер, и после нескольких громких гудков вторая линия переключила аппарат на голосовую систему.

— Вы позвонили спецагенту ФБР Дженнифер Брауни в отдел расследования преступлений, связанных с искусством… — У Тома защемило под ложечкой при звуке ее голоса, дух захватило, как от резкого толчка на дорожном ухабе. Голос этрт был таким близким, таким настоящим, что на мгновение ему почудилось, будто… Но он спохватился. Что толку упиваться иллюзиями? Нужно сосредоточиться наделе. — Пожалуйста, оставьте свое сообщение…

Он положил трубку — это должно сработать. Теперь пароль. Он принялся выдвигать ящики стола, надеясь, что Дженнифер, несмотря на свое нежелание пользоваться на работе косметикой, все же не отказалась от нее полностью. Ожидания не обманули его. В третьем ящике он нашел маленькую женскую косметичку, и в ней кисточку для пудры.

Присев на колени перед сейфом, он поводил кисточкой по кнопкам панели и осторожно сдул лишнее. Прочесть, конечно, ничего не удалось, зато стало видно, какими кнопками пользовались чаще — пудра прилипла более густым слоем к самым засаленным кнопкам.

Заметнее всего обозначились буквы А, С, R, V, G, I и О. Том выписал их кружком на листок бумаги. Теперь надо было сообразить, какое слово могло быть из них составлено, учитывая то, что какие-то буквы могли и повторяться. Задача заключалась втом, чтобы попытаться представить себе ход мыслей Дженнифер. Конечно, она выбрала бы что-нибудь неличное, а связанное с работой. Какое-нибудь имя или место… Том улыбнулся, когда вдруг понял, что три последние буквы могут быть подсказкой. G, I, О — Caravaggio. Караваджо? Он набрал на панели слово, и один глазок загорелся зеленым.

Подтащив телефон к сейфу, Том несколько раз прослушал на автоответчике приветствие Дженнифер, чтобы засечь поточнее, в какой момент она произносит свое имя. Подгадав в следующий раз такой момент, он поднес гарнитуру впритык к микрофону и быстро выключил. Второй глазок на панели загорелся зеленым. Дверца шумно распахнулась.

Из сейфа Том достал стопку папок и стопку DVD-дисков с записями наружного наблюдения. Диски он сразу положил обратно, а папки перебрал и отложил в сторону все, кроме одной, — надпись на ней была сделана характерным косым почерком Дженнифер.

Усевшись за стол, он раскрыл папку и начал ее просматривать, моментально узнавая по печатным страницам и фотографиям подробности дела, которое вела Дженнифер и о котором она рассказывала ему по дороге в Вегас. Анонимный звонок с информацией на таможню. Антикварная мебель, спрятанная в грузовом контейнере. Слежка за контейнером до самого склада в Куинсе. Операция по взятию склада и обнаруженная там аладдинова пещера с контрабандным антиквариатом. Признание перепуганного до смерти дилера. Копия накаляканного им рисуночка, изображавшего двух змей, обвившихся вокруг сжатого кулака — символа так называемой Делийской лиги. Рисунка с того самого листка, который был восстановлен в лаборатории криминалистами из найденных в мусорной корзине обрезков. Банковские бюллетени. Аукционный каталог. Ну и, конечно, имя, названное перепуганным дилером. Имя, которое Дженнифер сообщила итальянским властям, за что те отблагодарили ее, назвав ей адрес в Риме и пообещав содействие. Лука Кавалли, виколо[11]деи Паньери, Трастевере. Не густо, конечно, но для начала уже кое-что.

Удовлетворенно усмехнувшись, Том закрыл папку и, вставая из-за стола, случайно задел рукой мышь. На мониторе компьютера сразу же появилось окошко введения пароля, и курсор задергался в заманчивой пляске. Несколько мгновений Том смотрел на монитор, потом пожал плечами и снова сел за стол. Попробовать стоило.

Глава 25

Штаб-квартира финансовой полиции, виале XXI Априле, Рим, 18 марта, 16:41

Отшатнувшись, Аллегра поспешила снова спрятаться за стеллажом. Сердце бешено стучало, ключи Кавалли в сжатом кулаке больно врезались в ладонь. Гамбетту убили. Нет, не убили — прикончили. Прикончили прямо здесь, в подвальном этаже штаб-квартиры финансовой полиции. Это просто смешно. Это невозможно. И все же она видела это. И не верила собственным глазам.

Но паниковать сейчас не время. Надо затаиться и подумать, что предпринять. Особого выбора у нее нет — надо просто оставаться на месте. Какой тут выбор, если ее пистолет остался на столе у Гамбетты, а убийца… вон он, совсем рядом, в противоположном конце хранилища. Если она будет стоять тихо, то он, возможно, не…

От мыслей ее отвлекло неожиданно раздавшееся громкое шуршание. Она поначалу даже не могла определить, откуда оно доносится, а потом поняла, что это за звук. Поняла, и ее даже замутило. Это убийца волок тело Гамбетты по полу. Волок прямо по направлению к ней.

Аллегра попятилась. Она решила отступать назад до последнего. Потом сообразила: надо понять, в какой проход он тащит тело и попытаться выскользнуть за дверь по другому проходу. По крайней мере Аллегра на это надеялась.

Закрыв глаза, она сосредоточенно пыталась определить передвижение звука. Все ближе и ближе слышалось тяжелое дыхание убийцы, и Аллегра старалась побороть в себе желание убежать. Наконец она открыла глаза, и сразу стало ясно — второй проход. Совершенно точно — второй. Тот самый, в котором она сама еще недавно стояла, копаясь в коробке с вещдоками Кавалли.

Вдохнув поглубже, Аллегра высунула голову и заглянула в первый проход. Пусто. От чувства облегчения глаза ка миг закрылись. Потом, опустившись на четвереньки и сняв туфли, она поползла на коленках к выходу, неуклюже скользя чулками по полу. Но, не преодолев и десяти метров, застыла на месте.

Она увидела убийцу. Не лицо, конечно, а спину. Увидела в узкую щель между полками. Он тащил Гамбетту прямо к ней. А что, если… Нет, от этой мысли она отказалась сразу. Ей просто нужно бежать, пока еще есть возможность. Но она тут же спохватилась: а если он не один? Если с ним еще кто-то пришел? Нет, рисковать нельзя — после того, что она здесь увидела. Но тогда ей нужно хотя бы увидеть его лицо. Хотя бы на миг. Чтобы потом суметь составить его описание. Если до этого, конечно, дойдет. А значит, сейчас нужно просто постараться не привлечь его внимания.

И она стала осторожно продвигаться вперед, ища местечко, где можно затаиться. А между тем убийца в параллельном проходе почти поравнялся с ней. В щель между полками она увидела его колено и ноги в черных ботинках. И вдруг, не удержав ногу мертвого Гамбетты, убийца выпустил ее из рук, и та грохнулась об пол.

Аллегра поняла, что нельзя мешкать ни секунды. Она медленно поднялась и в щели между полками сначала увидела ремень на брюках, потом кончик галстука, пуговицы на пиджаке, крахмальную белизну рубашки и шею.

А вот и лицо. Его она увидела только мельком — неоновая лампа над головой опять мигнула и погасла. Аллегра ждала, когда она зажжется снова. И та зажглась. И Аллегра наконец увидела лицо.

Это был Галло.

Она инстинктивно отдернула голову назад, но он, видимо, успел краем глаза ухватить какое-то движение, потому что вдруг громко что-то крикнул.

Времени на раздумья не было. Ни на раздумья, ни на что другое. Бежать! И она побежала. Побежала к двери, откинула засов, выскочила в коридор, пронеслась, спотыкаясь, по ступенькам и, шатаясь, выбежала на улицу, задыхаясь от ужаса.

В голове творился сумбур — весь мир перевернулся вверх дном…

Глава 26

Штаб-квартира ФБР, Вашингтон, федеральный округ Колумбия, 18 марта, 10:47

Личный пароль Дженнифер Том нашел приклеенным на обратной стороне степлера. Подобные вещи никогда не были тайной в таких крупных конторах. Озабоченные проблемами безопасности, сотрудники информационно-технологической службы требовали от остального персонала, чтобы тот менял личные пароли чуть ли не каждые пять минут, а потом сами же удивлялись и возмущались, что люди записывают пароли на чем попало. А чему тут удивляться, если большинство людей с трудом помнит дату собственной свадьбы, не говоря уж о каком-то наугад выбранном слове и вечно меняющемся десятизначном буквенно-цифровом пароле. То есть государство нарушало закон похлеще, чем кто бы то ни было.

Том набрал пароль и нажал «вход». Экран монитора сразу же стал синим, громко запищал и выдал зловещую полоску, обозначавшую ошибку поиска:

«Пользователь с таким паролем не опознан. Пожалуйста, оставайтесь около компьютера, сотрудник ИТ-службы скоро к вам подойдет».

На столе затрезвонил телефон. Том глянул на дисплей и увидел, что звонит Стоукс — видимо, какая-то умная программа сообщила ему, что в компьютер Дженнифер ломится посторонний. В общем, ФБР оказалось куда более проворной и слаженной в действиях конторой, чем предполагал Том.

Спрятав папку под куртку, он торопливо подошел к двери, осторожно раздвинул жалюзи и выглянул наружу. Там все вроде было тихо-спокойно. Через коридор в открытом зале мирно работали за своими перегородками люди — одни пялились в экраны мониторов, другие разговаривали по телефону. Убедившись, что к кабинету никто не приближается, Том выскользнул в коридор и направился обратно к пожарной лестнице.

Он только открыл дверь и тут же отпрянул. Шум шагов и крики приближались. Том оглянулся по сторонам, ища, где можно спрятаться, и понимая, что времени у него в обрез. Но он не успел даже дернуться, как кто-то крепко схватил его за плечо. Он обернулся — перед ним, тяжело дыша и широко раскрыв глаза, стоял Ортиц.

— Давай сюда! Быстро! — прохрипел он и потащил Тома к одному из открытых кабинетов.

Том колебался лишь долю секунды, но отсутствие времени решило все за него. В кабинете Ортиц сразу же запер дверь и опустил жалюзи.

— Ты действительно можешь их найти? — спросил он, наблюдая в узкую щелочку между планками, как по коридору мимо них в сторону кабинета Дженнифер несутся вооруженные люди во главе со Стоуксом.

— Что? — спросил Том, решив, что ослышался.

— Ну, убийц Дженнифер. Ты правда можешь их найти? — повторил Ортиц, повернувшись к нему. Лицо его блестело от пота, выглядывавшая из-под воротничка рубашки татуировка вздымалась, будто живая.

Том кивнул:

— Могу. Только сначала мне нужно выбраться отсюда.

Ортиц смотрел на него не мигая, пытаясь уловить в глазах Тома какой-нибудь подвох.

— И куда же ты намерен отправиться?

— Тебе, я думаю, этого лучше не знать.

— А что делать думаешь?

— Что придется, то и буду делать, — спокойно ответил Том. — То, чего не можешь ты. То, что нужно сделать ради памяти Дженнифер.

Ортиц медленно кивнул и с облегчением выдохнул — по-видимому, слова Тома успокоили его.

— Ладно. — Он подошел к Тому и сунул ему в руку свою карточку, потом, заглянув ему в лицо, сказал: — Позвони мне, когда все будет сделано.

С этими словами Ортиц нажал кнопку пожарной тревоги — пронзительный вой сирены тотчас разнесся по зданию.

— Пошли! — сказал он, опустив глаза в пол. — Выйдешь отсюда в общей толпе, пока я не передумал.

Том бросился к пожарному выходу под оглушительный вой сирены, от которого едва ли не сотрясались стены. Перепрыгивая через ступеньки, он несся вниз, хлопая дверьми перед носом у вытекавшей на лестницу взбудораженной толпы, которая, видимо, смекнула, что это не учебная тревога.

На подступах к первому этажу бежать уже не получалось, из-за большого скопления народа пришлось перейти на шаг. Заглядывая вперед через людские головы, он увидел, что охрана на выходе проверяет у всех пропуска. Ну да, Стоукс мог дать им соответствующие инструкции, догадавшись, что Том воспользуется для прикрытия пожарной тревогой. В любом случае Тому надо было срочно что-то предпринять, пока толпа не вынесла его прямо в объятия охраны.

Когда до первого этажа оставался всего один лестничный пролет, Том нарочно споткнулся о какого-то мужчину впереди и со всей силы толкнул его в стену. Тот осел по стене, скрючившись, на лбу зияла рана, кровь ручьями текла по лицу.

— Давай помогу, — крикнул Том, поднимая мужчину на ноги и просовывая плечо ему под руку.

— Да уйдите вы с дороги! — крикнул кто-то еще.

— Осторожнее! Тут человек упал! — послышался другой голос.

Один из охранников бросился Тому на помощь и подхватил раненого с другой стороны. Вместе они потащили его среди сочувственно расступившихся людей.

— Ему нужен врач! — возбужденно крикнул Том. — Он потерял много крови!

— Давайте его сюда, сэр.

Охранники посторонились, пропуская их вперед, еще один офицер провожал их, вызывая по рации медиков. Раненого отвели подальше от здания и усадили на бордюр тротуара, потом приехала «скорая». Врачи, выскочив из машины, первым делом обернули раненого одеялом и приложили к носу компресс, чтобы остановить кровь. Двое охранников суетились рядом, давали какие-то советы, подбадривали мужчину. Том под шумок отошел в сторонку и, улучив момент, поспешил прочь.

Из окна седьмого этажа директор ФБР Грин с улыбкой наблюдал за тем, как Том «делает ноги». Этот человек в костюме лучшего качества, с идеальным пробором в каштановой шевелюре, с румяными холеными щеками и безукоризненной работы зубными коронками, последнее время неустанно боровшийся с лишним весом, знал Тома очень хорошо. Он знал, что Том обязательно найдет способ выбраться из этой комнаты, а когда выберется, то рванет прямиком к сейфу Дженнифер Брауни. Вот поэтому он распорядился не блокировать пока ее личную электронную карту. И поэтому же проинструктировал операторшу сообщить ему, если кто-нибудь будет расспрашивать про кабинет Брауни.

В сущности, вся надежда сейчас была только на Тома. Пока в ФБР начнут разбираться, что да как, пока станут искать, кто виноват в гибели одного из лучших молодых и перспективных агентов, Кирк будет делать дело. Брауни при жизни не раз доверяла Кирку в самых опасных ситуациях, а значит, довериться ему еще раз после ее смерти было бы только разумно.

Глава 27

Виале XXI Априле, Рим, 18 марта, 16:51

Запыхавшись, Аллегра бежала сначала по виа Гаэтано Морони, потом по виа Луиджи Пигорини мимо небрежно выстроившихся гуськом вдоль обочины машин.

Неужели Галло убийца?.. Да разве такое возможно? Нет, невозможно. Но как тогда объяснить то, что она видела собственными глазами? Эти выстрелы в дверях, Гамбетта, зашатавшийся и рухнувший на пол как подпиленное дерево, звериное пыхтение и хрип Галло, когда он тащил мертвое тело по бетонному полу; каменное лицо и холодные глаза.

Она наконец перешла на шаг, дыхание постепенно приходило в норму, мысли тоже потихоньку улеглись.

Заметил ли ее Галло? Этого она так и не поняла. Сейчас главное — удрать от него подальше.

Остановив такси, она с облегчением плюхнулась на заднее сиденье и назвала свой домашний адрес на Авентинском холме.

Видел ее Галло или нет, в общем-то не важно. И так ясно, как он поступит. Он убил Гамбетту, чтобы тот никому не смог рассказать о своем открытии, об обнаруженной им связи между убийствами. Иначе зачем он тогда остановился под сломанной лампой, где Гамбетта снял с полки коробку? Он искал там свинцовый диск — чтобы никому больше не пришло в голову установить эту связь. Никому, кроме Аллегры.

— Какой номер дома? — не оборачиваясь, спросил шофер, когда они выехали на виа Гверрьери.

— Езжайте пока прямо, до конца улицы.

Шофер прибавил газу, и Аллегра, съехав пониже на сиденье, осторожно наблюдала в окошко за дорогой.

Ага, вот! Ярдах в пятидесяти от ее подъезда синяя «альфа». Впереди сидят двое, и боковые зеркальца у машины неестественно выгнуты, чтобы просматривался задний вид. Водитель был ей незнаком, а вот пассажир… На пассажирском месте сидел Сальваторе — его она узнала сразу. Значит, Галло не только видел ее, но и уже отправил своих людей ее выслеживать.

— Езжайте прямо, — пригнувшись, сказала она водителю. — Я передумала. Отвезите меня… Отвезите меня на виа Гальвани. — Это было единственное место, которое она смогла придумать.

Состроив недовольную рожу, водитель проворчал что-то насчет женщин и направлений, но уже через десять минут, на виа Гальвани, снова закатил глаза, когда Аллегра попросила его ехать и не останавливаться.

— Вы хоть сами-то знаете, куда вам надо? — раздраженно бросил он через плечо.

— А вам какая разница, если платят? — отрезала она, внимательно изучая улицу. На этот раз ни Галло, ни его людей пока не было видно. — Все, остановите здесь, приехали.

Расплатившись, Аллегра вышла из машины и пошла назад, к дому Аурелио.

— Ego sum principium mundi et finis saeculorum attamen non sum deus[12], — отозвался голос в домофоне.

— Не сейчас, Аурелио! Скорее впусти меня! — торопливо проговорила Аллегра.

Почти без промедления дверь запикала и открылась. Аллегра направилась к лифту. Аурелио ждал ее на лестничной площадке, лицо встревоженное.

— Что стряслось? — спросил он, когда она вышла из лифта.

— У меня неприятности.

— Это я вижу. Заходи!

Он провел ее в свой кабинет и нервно присел на подлокотник, вместо того чтобы, как обычно, опуститься в свое царское кресло. Вышагивая по комнате из угла в угол и стараясь придать голосу как можно больше спокойствия, Аллегра поведала ему обо всем, что видела и слышала, — об убийстве Кавалли, о свинцовых дисках, об убийстве Гамбетты, о Галло, которого узнала в лицо. Аурелио слушал ее, потупившись и теребя в пальцах осколок черепицы. Когда она закончила, наступила долгая пауза.

— Это я виноват, — проговорил он шепотом. — Если бы я только знал!.. Не надо было втягивать тебя во все это!

У Аллегры вырвался нервный смешок.

— Если уж хочешь кого винить, так вини Галло.

— Послушай, я знаю одного человека. Детектива из полиции, — сказал Аурелио. — Давай я позвоню ему и…

— Не нацо! — перебила она, решительно мотнув готовой. — Не надо полиции. Никакой полиции до тех пор, пока я не разберусь, что происходит. Пока не пойму, кому можно доверять.

— Тогда чем я могу помочь?

— Мне нужно где-то перекантоваться. Нужен кофе и ответы на кое-какие вопросы.

— Первые две вещи я могу тебе обеспечить. А третье… Над третьим мы можем помозговать вместе.

— Два пункта из трех — очень даже неплохо для начала. — Она наклонилась и чмокнула его в лоб.

— Кофе-то надо было сразу тебе предложить. — Аурелио улыбнулся. — Давай-ка садись, отдохни. — Он встал и усадил ее в свое кресло.

Аллегра закрыла глаза и попыталась упорядочить сумбур мыслей в голове. На душе немного полегчало от знакомого запаха одеколона и веселого грохота сковородок и посуды, доносившегося с кухни. Ей вспомнился родной дом, мать, хлопочущая у плиты, но она тут же спохватилась.

Отдыхать? Как это отдыхать после всего увиденного? Как можно отдыхать, когда Галло носится по городу, разыскивая ее?

Она вскочила, осторожно подошла к окну и встала сбоку, чтобы видеть улицу и оставаться при этом незамеченной. Улица была пустынна. Отлично! Она вспомнила, что вроде бы никогда не говорила ни Галло, ни кому-либо из команды о своей дружбе с Аурелио, а стало быть, здесь ее искать не должны. А то ведь, если придут, не повоюешь — пистолет-то тю-тю…

От этой мысли она почувствовала себя еще более уязвимой и беспомощной, даже похлопала себя по бедру, нащупав пустую кобуру. А что, если… Она глянула на стол Аурелио. Где-то тут в одном из ящиков вроде бы был пистолет. Нелегальный, понятное дело. Советский «Макаров» — Аурелио приобрел его, когда был на раскопках в Анталье, на всякий случай, чтобы было чем защититься от местных головорезов. Но сейчас ей было плевать, легальный это пистолет или нелегальный.

Она начала шуровать в столе. Наткнулась на пачку листов с печатным текстом, по верхнему листу поняла, что это завтрашняя лекция Аурелио в галерее Дориа-Памфили. Прошлась подругам ящикам и в третьем, у самой дальней стенки, за какими-то кассетами и пачкой рецептов, нащупала пистолет.

Она проверила обойму — полная, все восемь патронов. Постучала ею по столу на случай, если один вдруг завалился. Сам пистолет был в хорошем состоянии и, похоже, недавно смазанный; затвор не заедал, скользил легко; боек отзывался приятным зычным щелчком. Не густо, конечно, но все лучше, чем ничего. Аллегра вставила обойму обратно.

Немного успокоенная этой находкой, она снова села в кресло Аурелио и попыталась навести порядок в мыслях. Но мысли скакали. Она думала то о Гамбетте и обо всем, что он ей говорил, то о Галло и о своем спасительном бегстве, то о Сальваторе, в чьи лапы она чуть не угодила, то об Аурелио, приютившем ее.

И еще почему-то задумалась над головоломкой, которую Аурелио только что подкинул ей через домофон.

— Я есть начало мира и конец веков, но я не есть Бог, — хмурясь повторяла она строку, переведенную с латыни.

Начало мира… Что это? Зарождение жизни? Рассвет? Младенец? Тогда каков конец? — спрашивала она себя. И кто, как не Бог, может быть в начале всего и в конце времен? Может, следует рассматривать это более буквально?

«Mundi» по-латыни — «мир», а «века» — «saeculorum», значит, «начало мира» это… Глаза прямо сами открылись.

— Да это же буква «эм»! — воскликнула она. — Начало слова «mundi» и конец слова «saeculorum» — это буква «эм»!

Сияя довольной улыбкой, она побежала на кухню, но, к своему удивлению, никого там не обнаружила — только чайник вовсю пыхтел на плите. Озадаченно хмурясь, она выключила конфорку и вышла в прихожую. Там, нервно нащупав на боку пистолет, позвала:

— Аурелио!

Ответа не последовало, хотя ей показалось, что она слышит его голос вроде как из спальни. Тогда она подошла к приоткрытой двери спальни, узкая полоска света пробивалась в щель. Не желая мешать, она прижалась ухом к щели и замерла. Аурелио говорил по телефону. Говорил о ней!

— Да, она сейчас у меня. Конечно, я могу ее пока задержать. Ну да, а зачем она вам нужна?

Вскинув пистолет, Аллегра попятилась к входной двери — лицо бледное, сердце колотится, кровь шумит в ушах. Значит, сначала Галло, а теперь и Аурелио?

Слезы щипали глаза. Она повернулась и бросилась вон из квартиры — бегом по лестнице на улицу. Бежала и не знала, от чего плачет, — от грусти или от злости. Да и не все ли равно? Не все ли равно теперь?

Глава 28

Элитарный жилой дом «Вилла де Роме», бульвар де Суисс, Монте-Карло, Монако, 18 марта, 17:23

Раньше обычного, конечно, зато уж точно заслуженно. В этом Ронан д’Арси был убежден. Кровавая баня, которую пришлось устроить в начале года, помогла, и эти уроды наконец начали платить, а звон ближневосточных сабель подтолкнул его нефтяные фьючерсы обратно к историческим высотам. Ну разве не стоит по этому поводу выпить?

В небе над домом жужжал вертолет, потом он пошел на обратный заход, чтобы изящно опуститься на одну из гигантских яхт, стоявших на якоре в гавани, чьи воды уже позолотил закат. Д’Арси грустно улыбнулся. Как бы ты ни преуспевал, как бы удачно ни складывались твои дела на рынке, кто-нибудь другой где-то там все равно будет жить лучше. Этот урок с садистским удовольствием то и дело преподавала ему судьба. Впрочем, он вовсе не намерен был позволить ей, злодейке, испортить ему это маленькое празднество.

Д’Арси вернулся с балкона в кабинет и первым делом пробежал глазами экраны мониторов, дабы проверить, не сдул ли какой залетный биржевой ветерок плоды усердной месячной работы. Довольный увиденной картиной, он снял трубку внутреннего телефона и набрал номер телефона кухни. Если бы речь шла о пиве, он принес бы его сам — уж не настолько он ленив. Но празднество предполагало коктейли. А что такое коктейли? Коктейли — это «Мохито». А кто у нас мастер по «Мохито»? Правильно, Решимость.

Решимость. Он никак не мог привыкнуть к этому прозвищу. Решимость был родом из Ботсваны. Или из какой-то другой копьеметальной африканской страны, которую он всегда затруднялся отыскать на карте. Нет, такие кликухи, как Вера, Надежда, Терпимость, ему приходилось слышать. Даже Погоня, если поверите. Но Решимость!..

Коробило даже не само дурацкое имя, а его иронический смысл. Тогда уж лучше Вялость, Летаргия, Онемелость. Вот уж точно подойдет: не одно — так другое, не другое — так третье. Ну и где, кстати, этот нерасторопный ублюдок?

Он шваркнул трубку обратно на аппарат и щелкнул мышью, чтобы включить на мониторе внутреннюю систему телеслежения. В кухне, в прачечной, в спортзале, в бильярдной — никогошеньки. То же самое в приемных и в столовой. Значит, остается только…

Тут д’Арси вдруг заметил, что показывает камера в прихожей. Распахнутую настежь входную дверь.

— Ах, чтоб тебя!.. — выругался он. Стоило вызывать из Израиля специалиста по бронированным дверям, если этот тупой гондон не собирается их закрывать?

Ругаясь про себя на чем свет стоит, он собрался пойти посмотреть, в чем дело, и вдруг остановился. Снаружи в коридоре горел свет, узкой полосой отражаясь на напольной мраморной плитке под дверью его кабинета. И на этой светлой полосе он увидел какие-то темные тени. Кто-то стоял за порогом и прислушивался.

Стукнув по кнопке экстренного вызова, д’Арси ретировался к книжному шкафу. В тот же момент дверь распахнулась, и в комнату ворвались два вооруженных человека. Д’Арси нажал другую кнопку — книжный стеллаж отъехал в сторону, и д’Арси одним прыжком заскочил в потайную комнату. Вооруженные люди открыли пальбу — почти беззвучную из-за глушителей. Д’Арси стукнул по кнопке «закрыть», и дверь с гидравлическим чавкающим звуком захлопнулась. Он оказался в пугающей тишине, которую нарушало только его шумное дыхание.

Не переставая ругаться, он нащупал впотьмах телефон, но в трубке было глухо. Сколько ни бил он омертвелыми от страха пальцами по безжизненной пластмассе — ничего. Вообще никакого гудка. Похоже, телефон был отрезан от связи.

— Мобильник! — прошептал он, похлопывая себя по карманам пиджака и брюк, потом с затаенным страхом глянул на монитор, отражавший работу камеры слежения за кабинетом. Мобильник лежал на письменном столе — где он его и оставил.

Вот тогда-то д’Арси понял весь ужас ситуации. Без телефона он никак и никому не сможет сообщить, что находится здесь. А это означает, что ему придется ждать до тех пор, пока его начнут искать. Вся надежда на лондонских брокеров — они должны поднять панику, если он утром не позвонит. А произойдет это — он глянул на часы — через шестнадцать часов, даже раньше. К тому же здесь он в безопасности. Зря, что ли, нанимал специалистов из Бразилии? Какую комнатушку отгрохали! Стальные пятидюймовые стены, сорокавосьмичасовой бесперебойник, подключение к камерам слежения, и всех необходимых запасов на месяц. Поди плохо! Сиди в безопасности и смотри кино.

Немного успокоившись, он сел и с интересом стал наблюдать за вооруженными людьми, ворвавшимися в его кабинет. Они спорили, как он отметил для себя с улыбкой. Вероятно, пытались выяснить, кто из них виноват в том, что ему удалось улизнуть. Он-то еще добрый — всего-навсего собирался уволить Решимость. А вот этим двоим точно не поздоровится, когда тот, кто их сюда послал, узнает об их позорной оплошности.

Вдруг он придвинулся поближе к монитору и озадаченно нахмурился. Незваные гости перестали спорить и принялись потрошить книжный шкаф, швыряя книги на пол в огромную кучу и постепенно заваливая ход в потайную комнату. Довольные плодами своих трудов, они переключили внимание на стены и начали срывать с них картины и тоже швырять в кучу. Особенно глумились над Пикассо — один из гадов даже проткнул кулаком «Портрет Жаклин», несколько лет назад украденный из квартиры внучки Пикассо в Париже и попавший к д’Арси после долгих мытарств и скитаний.

Д’Арси с проклятиями смотрел на эти бесчинства. Неужели они думают, что он вылезет из укрытия, чтобы спасти несколько старых книжонок и какую-то картину? Ну уж нет, свою жизнь он ценит гораздо дороже! И этим вандализмом они его не прошибут…

Но тут ход мыслей его застопорился, когда он увидел, как один из налетчиков обливает какой-то жидкостью гору книг, полотен и деревянных рам, а другой зажигает спичку. Улыбаясь прямо в глазок камеры, словно знал, что д’Арси смотрит на них, он шагнул к куче и бросил в нее зажженную спичку. Изображение на экране тотчас побелело от вспышки пламени.

У д’Арси холодок пробежал по коже. Взгляд его переместился с экрана на маленькую металлическую решетку, расположенную в правом углу потайной комнаты. Тоненькие струйки ядовитого дыма уже начали просачиваться в крохотные отверстия. В горле запершило, и легкие начали сжиматься.

Глава 29

Виколо деи Паньери, Трастевере, Рим, 19 марта, 07:03

Том заказал авиабилет на вечерний рейс из Вашингтона, не забыв из предосторожности записаться под другим именем. Он всегда имел с собой по меньшей мере два комплекта документов, зашитых под подкладку сумки, а ФБР, к счастью, не допетрило обыскать его вещи в номере отеля.

В аэропорту полиции, считай, не было. Понятно почему: ФБР все силы бросило на то, чтобы «пасти» его в Вегасе. Ведь он неоднозначно дал понять Стоуксу, что стал бы искать след убийц Дженнифер именно там.

В самолете ему удалось прикорнуть несколько часов — это за поеледние-то двое суток, — оставшуюся же часть полета он внимательно изучал папку Дженнифер. Большинство подробностей ему уже было известно, но он все равно досконально изучил показания свидетелей, банковские отметки и другие документы, реквизированные агентами ФБР во время захвата дилерского склада в Куинсе. Один особенно его заинтересовал — даже пришлось сделать звонок прямо из такси, несмотря на дорожный шум и помехи от водительского навигатора.

— Арчи! — крикнул он в трубку, когда связь установилась.

— Том? — раздался в ответ удивленный голос Арчи, по хрипоте Том догадался, что его друг провел бурную ночку в баре отеля. — Сколько сейчас времени? И где ты, черт возьми, находишься?

— В Риме, — ответил Том.

— В Риме? — повторил сонный Арчи. По шуршанию в трубке Том понял, что его друг одной рукой, видимо, нащупывает то ли часы, толи будильник, а другой протирает заспанные глаза. — И что ты делаешь в Риме? Ты же в Цюрихе должен быть! Какое сегодня число?

— Дженнифер мертва, — холодно сообщил Том. — Это была подстава. И Караваджо, и обмен — все это была подстава. Они ждали нас.

— Вот черт! — В голосе Арчи и следа не осталось от сонливости. — А ты-то сам в порядке?

— Я-то в порядке.

— А что там произошло?

— Снайпер, — сказал Том, стараясь не вспоминать подробности. — Профессиональный снайпер.

— А ты уверен, что мишенью была она?

— Абсолютно. Скажи, ты что-нибудь слышал о Делийской лиге? Это контрабанда антиквариата.

— Нет, не слышал. А ты считаешь, это они?

— Я в Риме затем, чтобы выяснить это. И мне надо, чтобы ты был в Женеве.

— Не вопрос, — ответил Арчи. — Как скажешь, дружище.

— Сегодня на Сотбис торги, — сказал Том, заглядывая в папку Дженнифер. — Один из лотов — статуя Артемиды. Похоже, Дженнифер считала это важным. Я хочу знать почему.

— Да ты не волнуйся, все узнаем, — успокоил его Арчи. — Ну а у тебя что? Что там в Риме?

— Имя. Лука Кавалли. Его слил какой-то чувак, которого Дженнифер арестовала в Нью-Йорке. Я решил начать с него, ну и потихонечку, по ступенечке, на верх лестницы.

Пауза.

— Том… — Арчи запнулся, в кои-то веки не зная, как выразиться. — Послушай, дружище, мне очень жаль… Правда, очень жаль…

До этого момента Том думал, что, поделившись с Арчи известием о гибели Дженнифер, как-то скинет тяжесть с души, но несвойственное другу замешательство, неловкие слова утешения, оказывается, произвели обратный эффект. Том снова вспомнил в подробностях события, приведшие его сюда, и совсем не мог сосредоточиться на деле.

— Том, ты там как? В порядке?

— В полном, — ответил Том. — Позвони мне на этот номер, когда будешь на месте.

Через пятнадцать минут Том вылез из такси на широкой, мощенной булыжником улице, вдоль которой аккуратным рядком выстроились четырехэтажные здания с симметрично расположенными балконами и яркими, покрытыми цветной штукатуркой стенами. Дом Кавалли заметно выделялся среди них: длинный и всего лишь двухэтажный, из потемневшего от старости камня, с провалившейся черепичной крышей и полусгнившими зелеными ставнями на верхних окнах. По правую руку от входа — старая конюшня, слева — ветхие ворота, не иначе как раньше здесь была либо мастерская, либо гараж.

В первый момент Том даже подумал, не заплутал ли и не завез ли его таксист со своим навигатором куда-нибудь не туда, но опечатанная дверь с ламинированной бумажкой, гласившей, что место преступления находится под следствием, развеяла его сомнения. Он явно попал туда, куда нужно. Только попал, видимо, поздновато.

Перекинув сумку через плечо и убедившись, что улица вокруг пуста, Том полез по водосточной трубе, радуясь, что догадался сменить костюм на более удобную одежду. Окно, конечно, было заперто, но рама прогнила и задвижка расшаталась. Просунув в щелочку нож, Том подвигал лезвием как рычагом, задвижка свалилась, и он смог забраться внутрь.

Попал он вроде как в спальню, хотя не смог бы с уверенностью это утверждать, когда увидел, что там творилось. Все вещи из платяного шкафа выброшены на пол, кровать приперта к стене, комод перевернут на бок, пустые ящики валяются рядом. То есть шмон здесь был не шуточный — полиция при всем желании такого не устроит. Но те, кто учинил шмон, не просто что-то искали, а умышленно перевернули все вверх дном.

Из спальни Том вышел в коридор, тянувшийся через весь дом, современный интерьер которого совершенно не вязался с заброшенным видом снаружи. Окна с видом на небольшой огороженный садик, зеркальный пол, кухня — подобие камбуза на яхте: сплошь нержавейка, навевающая воспоминания об анатомическом театре.

Том прошел по коридору мимо ванной и еще одной спальни, где все тоже было перевернуто вверх дном. По стеклянной лестнице он спустился на первый этаж. Здесь следы варварского нашествия были еще заметнее — огромный плазменный телевизор свернут с подставки и сломан об стул чуть ли не пополам; сиденья и спинки кожаной мебели вспороты, и набивка торчит жалкими клочьями; кофейный столик перевернут, и его металлические ножки согнуты в дугу; книжный шкаф лежит на полу поверх вывалившихся из него книг. И ко всему прочему здесь стоял какой-то мерзкий запах, Том не сразу догадался какой, но вскоре понял: простого погрома налетчикам, видимо, было мало, и они решили отпраздновать победу, изгадив все вокруг.

Внезапный шум за входной дверью оторвал Тома от размышлений. За дверью кто-то был и, более того, ее отпирал — нижний замок уже с щелчком открылся, теперь ключ ворочался в верхнем. Том быстро смекнул, что спрятаться наверху не успеет. Выбора у него не оставалось.

Глава 30

19 марта, 07:22

Дверь открыли, содрав печать, и сразу быстро закрыли. Подождали и осторожно, неуверенными шагами двинулись в глубь прихожей, прямо по направлению к Тому.

Том стоял, прижавшись спиной к стене, и ждал. Когда незваный гость поравнялся с ним, Том резко выпрыгнул и выбил у него из рук пистолет. Но вместо того чтобы воспользоваться преимуществом, он вдруг опешил, по прическе поняв, что перед ним женщина. Этого секундного колебания женщине как раз хватило, чтобы развернуться и закатать ему правым кулаком в челюсть. Том зашатался и выругался. А женщина между тем собралась поднять с пола пистолет, но Том сделал ей подножку и она шмякнулась на перевернутый стул. В считанные доли секунды Том оседлал ее, прижав коленом затылок, и попытался пригвоздить ее руки к полу. Но она, с удивительными силой и проворством извернувшись, схватила его за руку, перекинула через себя и насела сверху.

Потом она снова предприняла попытку добраться до пистолета, но Том, кашляя и задыхаясь, умудрился все-таки схватить ее за лодыжку и потащил на себя. Женщина дрыгала ногой и наконец высвободилась. Кое-как поднявшись на ноги, она нагнулась, подхватила с пола отломанную налетчиками ножку от столика и замахнулась ею. Лицо ее было искажено яростью. От первого удара, нацеленного в голову, Том увернулся, но второй все-таки настиг его — угодил в правое предплечье, которое тотчас онемело. Но Том все же успел второй рукой схватить другой конец металлической ножки и резко отвел ее в сторону. Женщина потеряла равновесие, споткнулась о кучу книг на полу и упала на колени. Когда она поднялась на ноги, Том уже держал в руках ее пистолет, направив дуло ей в живот.

— Trovisi giú! — прохрипел он.

Грудь ее вздымалась, она метнула на него пристальный, полный ненависти взгляд и легла лицом вниз, какой приказал. Том обыскал ее, в заднем кармане джинсов нашел бумажник.

— Siedasi là! — приказал он, открыв бумажник и пистолетом указав на стул.

Глаза ее горели. Она поднялась, поставила на ножки стул, на который он указал, и села на него.

— Siete un poliziotto? — удивленно спросил он, при виде ее полицейского жетона почти забыв о только что полученных увечьях.

Рослая и физически сильная, она была одета в джинсы, коричневую кожаную курточку и красные туфли-балетки. И была к тому же очень красива — оливкового оттенка кожа, подстриженные неровным каре густющие черные волосы, разноцветные глаза — голубой и карий, — подкрашенные серебристо-серыми тенями. И все же было в ее внешности что-то странное, что-то коробящее, но что именно — Том пока понять не мог.

— Поздравляю, — сказала она. — Вы уже с утра пораньше, пока все люди спят, умудрились напасть на офицера полиции и проникнуть на опечатанное место преступления.

— Где это вы так выучили английский? — Том прекрасно говорил по-итальянски, но ее английский, пусть и с легким акцентом, был почти безупречен.

Она не ответила на вопрос и велела:

— Положите пистолет.

— Вот скажете мне, что вы здесь делаете, и я тогда подумаю, — сказал он серьезно, без всякой улыбки.

— На кого вы работаете? На Галло?

— А кто такой Галло?

— Так это не Он вас сюда прислал? — В голосе ее прозвучали недоверие и вместе с тем затаенная надежда.

— Меня никто не присылал. Я работаю на себя. Ищу Кавалли.

Пауза.

— Кавалли мертв.

— Вот черт! — выругался Том, со вздохом потирая переносицу и устало закрывая глаза. Кавалли был его главной надеждой, с него он собирался начать, чтобы докопаться до Делийской лиги и до заказчиков подставы в казино. — Что значит «мертв»?

Женщина молча качала головой.

— Как это мертв? Что это значит? — настойчиво допытывался Том.

Она молчала, думала, потом, пожав плечами, ответила:

— Его убили. Четыре дня назад. А вам это зачем?

— Я хотел с ним поговорить.

— О чем?

— Ну, для начала вот об этом… — Том протянул ей ксерокопию рисунка с изображением двух змей, обвившихся вокруг сжатого кулака. — Я думал, может, он…

— Где вы это взяли? — спросила Аллегра, не в силах скрыть удивление.

— А вы это уже видели?

— К… Кавалли… У него в кармане нашли свинцовый диск, на котором был отчеканен этот рисунок!

— И вы знаете, что этот рисунок означает? — оживился Том, понадеявшись, что она от удивления потеряет бдительность и это будет ему на руку. Но она уже успокоилась, и во взгляде ее снова сквозили откровенные дерзость и презрение.

— Это означает, что у вас есть пять минут, чтобы убраться отсюда, пока меня не придут искать.

Том внимательно изучал ее лицо. Она явно блефовала.

— Зачем же ждать? — Он протянул ей свой телефон. — Позвоните им, вызовите их сюда.

Она посмотрела на мобильник, потом, ничего не понимая, на него.

Том улыбнулся:

— Никто не знает, что вы здесь, не так ли?

На этот вопрос она не ответила, хотя по лицу и так было ясно.

— Просто отпустите меня, и все, — повторила она. — Вы и так уже по уши в дерьме.

Том собирался что-нибудь ответить, но вдруг его осенило — он понял наконец, что коробило его в ее внешности. Волосы, вернее, то, как они были подстрижены, в особенности сзади. Эта стрижка никак не вязалась с остальным ее обликом. Совершенно очевидно, что волосы она отрезала сама. Причем совсем недавно. А возможно, даже и выкрасила в этот неестественный броский черный цвет.

— А флаконы вы куда дели? — спросил он.

— Что? — Она недоуменно покачала головой, словно решила, что ослышалась.

— Пустые флаконы из-под краски для волос. И волосы, которые вы отрезали. Надеюсь, выбросили в надежном месте? А то ведь те, кто вас ищет, могут их найти и сразу поймут, как вы теперь выглядите.

Аллегра смерила его долгим, испытующим взглядом.

— Кто вы такой?

— Тот, кто может вам помочь. — Том скупо улыбнулся. — Потому что сейчас, как я понимаю, вы в дерьме даже выше ушей.

И, шагнув к женщине, он протянул ей пистолет. Рукояткой вперед.

Глава 31

Штаб-квартира финансовой полиции, виале XXI Априле, Рим, 19 марта, 07:22

— Полковник! Мы вычислили ее!

— Ну наконец-то. — Галло снял со спинки стула мундир и остановился перед зеркалом, чтобы застегнуть серебряные пуговицы и ровнее затянуть галстук. — По телефону?

— Да. Она включала его минут десять назад, — пояснил мявшийся на пороге Сальваторе.

— Надолго включала?

— Да. Звонок засекли на одной из улиц в Трастевере.

— Дом Кавалли? — Галло оторвался от зеркала и, обернувшись, посмотрел Сальваторе прямо в глаза.

— Может быть.

Галло повернулся, занес руку и хлопнул Сальваторе по спине. Тот вздрогнул, но тут же расслабился и угодливо улыбнулся.

— Отлично! — сказал Галло, поправил перед зеркалом фуражку и зашагал к лифту.

Внизу они направились к двум ожидавшим их машинам. Галло уже собирался повернуть ключ зажигания, когда у Сальваторе зазвонил мобильник. Вопросительно кивнув, Галло подождал, когда тот ответит.

— Нам известно, где она провела ночь, — объяснил Сальваторе, рукой прикрывая трубку у рта.

— В каком-нибудь отеле? — догадался Галло.

— Да. Близ аэропорта. Управляющий увидел утром в газете ее портрет и позвонил нам.

— Они что-нибудь писали о ней или только поместили портрет?

Сальваторе дотянулся до заднего сиденья и передал Галло свежий номер «Репубблика». Всю первую полосу занимал портрет Аллегры, и сверху короткий кричащий заголовок: «Убийца из полиции в бегах!»

— Наверняка вселилась поздно вечером и заплатила наличными. Думаю, нам повезло.

— А тебе только и везет, когда ты в спину стреляешь, — проворчал Галло, изучая глазами газетную статью. Он бы никогда не стал посвящать прессу в подробности дела, но уже достаточно понаблюдал за Аллегрой и понял, что, несмотря на всю свою неопытность, она очень умна. А в городе с населением 2,7 миллиона есть где спрятаться и затаиться. Значит, пусть побольше народу узнает ее в лицо. Пока он сам ее не разыскал.

Сальваторе закончил говорить по телефону. Галло повернул ключ.

— А кто еще в курсе?

— Да все.

— А что старик?

— Профессор Эко?

— Ну да, наверное. Откуда я знаю, как его звать? — Галло поправил боковые зеркала, нажал на газ, и машина, взвизгнув шинами, резко тронулась с места.

— Старик говорит, что она смылась от него, ничего не сказав.

— Я хочу, чтобы вы продолжали следить за ним, — сказал Галло. — На случай если она попытается снова выйти с ним на связь.

— Кстати, она, кажется, теперь вооружена. У Эко был пистолет. Нелегальный. Теперь, говорит, не может его найти.

— Ну, это даже лучше. — Галло удовлетворенно кивнул. — Теперь имеем право принимать жесткие меры.

И, улыбаясь, врубил сирену.

Глава 32

Виколо деи Паньери, Трастевере, Рим, 19 марта, 07:27

Аллегра не собиралась рисковать. Когда у нее в руках оказался пистолет, она сразу направила его на Тома. Но тот как ни в чем не бывало опустился на стул.

— От кого вы бегаете? — поинтересовался он.

Самым простым и умным было бы уйти прямо сейчас, подумала Аллегра. У нее своих неприятностей по горло, не хватало еще влезать в чужие.

Но это казалось простым только на первый взгляд. Ведь как отвернуться от факта, что человека этого, кем бы он ни был, привело сюда какое-то темное дело и дело это, похоже, было связано с Кавалли и с загадочным знаком, имевшим отношение к трем мертвым телам. К тому же он только что доверил ей свою жизнь, отдав пистолет. Довольно откровенная попытка завоевать доверие. Но поступок этот свидетельствовал еще и о его мужестве, и если ничем другим, то хотя бы этим мужеством он заслужил право быть выслушанным.

— И как же вы мне поможете? — ответила она вопросом на вопрос.

По легкому прищуру его левого глаза она поняла, что он решает, насколько много может ей рассказать.

— Тридцать шесть часов назад у меня убили друга, — сказал он наконец. — Застрелил снайпер в казино в Вегасе. У меня есть основания полагать, что мой друг был убит из-за того, что слишком близко к кому-то подобрался.

— Слишком близко подобрался? Он что же, был полицейским? — предположила Аллегра, озадаченно хмурясь. Этот парень ну никак не походил на полицейского.

— Не «он», а «она». Она работала в ФБР, — объяснил Том. — Спецагент Дженнифер Брауни. Имя Кавалли ей назвал человек, арестованный ею в Нью-Йорке. Дилер, состоявший в цепочке, занимавшейся контрабандой археологических находок. Рисунок, который я вам показал, она нашла в его мусорной корзине. Мне удалось заполучить папку с делом. Если хотите, можете посмотреть сами. — И он наклонился, чтобы взять свою сумку.

— Постойте! Подтолкните ее сюда ногой! — скомандовала она.

Пожав плечами, Том придвинул сумку к ней. Не сводя с него глаз, Аллегра нащупала в сумке толстую папку и, достав ее, положила себе на колени. Увидев на обложке значок ФБР, она смерила его вопросительным, даже встревоженным взглядом.

— Только не говорите, что тоже работаете в ФБР.

— Нет, не работаю, — честно признался он.

— Тогда где вы это взяли?

Пауза.

— Позаимствовал на время.

— Позаимствовали? — Она недоверчиво улыбнулась. — Позаимствовали в ФБР?

— Когда убивают агента ФБР, другой получается вроде как виновен, — объяснил он, не скрывая нетерпения в голосе. — Все были слишком озабочены тем, как бы спасти свою задницу, и никого не волновало, как найти убийцу Дженнифер. Я просто сделал то, что должен был сделать.

— И приехали сюда? Зачем? Что вы надеялись тут найти?

— Не знаю. Что-нибудь, что могло бы подсказать мне, почему Дженнифер убили. Что, например, означает этот символ или что такое Делийская лига.

— Делийская лига? — оживилась Аллегра. — Что вам о ней известно?

— Столь же мало, как, судя по всему, и вам, — ответил он, озадаченно хмурясь.

— Мне-то известно, чем она была раньше, — сказала Аллегра. Пистолет в руке почему-то убедил ее, что она не особо рискует, если поделится с этим чужим человеком своими знаниями.

— «Чем она была раньше»? Как это понимать?

— В Древней Греции существовал военный союз городов-государств, образованный для защиты от Спарты, — объяснила она. — Новые члены союза, вступая в него, бросали в море свинец — в знак того, что их дружба продлится до тех пор, пока брошенный предмет не всплывет на поверхность.

— Свинец. Типа того чеканного диска, который вы нашли на трупе Кавалли?

— Не только на его трупе, — призналась Аллегра, с отвращением вспоминая дряблую кожу Риччи и искаженное в муке лицо Ардженто. — Было еще два убийства, и на трупах тоже нашли такие диски.

— Кавалли был знаком с этими людьми?

— Сомневаюсь, — сказала Аллегра, качая головой. — Кавалли был адвокатом и работал вообще-то в Мельфи. Адриано Риччи был боевиком и работал на преступный клан Де Лука. А Джулио Ардженто работал в «Банко Розалиа», дочернем отделении Банка Ватикана. Одним словом, священник мог бы иметь больше общего с проституткой, чем эти трое между собой.

— А убийца один. Так?

Аллегра не успела ответить, потому что на улице послышался вой полицейских сирен. Она вскочила на ноги.

— За вами, видимо, следили. — Том смотрел на нее с укором.

Она не ответила, а, подхватив с пола стул, с размаху ударила им по стеклянной двери. Армированное стекло вылетело только после третьего удара. Аллегра с Томом вылезли в проем, слыша, как к дому подъехали три, а то и четыре машины.

— Давайте…

Том подставил ей руки замочком и подсадил наверх, чтобы она потом подтянула его и помогла забраться на каменную садовую ограду.

— Вы будете только мешать мне, тормозить все дело, — решительно заявила она.

— Вам понадобится моя помощь, — настаивал Том.

— До сих пор я прекрасно справлялась сама.

— Да что вы говорите! А это как тогда объяснить? — Том кивнул в сторону дома, где полиция уже колотилась во входную дверь.

— Это им просто повезло, — сказала она, пожав плеча-ми и готовясь спрыгнуть.

— То есть, хотите сказать, они резко поумнели? Ну-ка, ну-ка, постойте-ка, я угадаю. Вы включали телефон перед тем, как зайти сюда. Правильно?

Аплегра опешила от такой проницательности.

— А как вы узнали?..

Она действительно включала телефон — хотела посмотреть, не прислал ли Аурелио сообщение. Может, он как-то мог объяснить то, что она случайно слышала. Но на мобильник ей поступали только непрекращающиеся сообщения от начальства, требовавшего, чтобы она срочно приехала в отдел.

— Чтобы засечь телефонный сигнал, нужно всего несколько секунд. То есть вы привели их прямиком сюда.

Аллегра пребывала в нерешительности, но внутренний голос настойчиво советовал ей пока не прыгать.

— Кто вы?

— Тот, кто очень хорошо знает, что такое быть в бегах, — сказал Том. — Тот, кто знает, как надо улепетывать, чтобы остаться в живых.

Аллегра тяжело вздохнула, и они, взявшись за руки, спрыгнули вниз.

Глава 33

Вербье, Швейцария, 19 марта, 07:31

На прошлой неделе был снегопад. Заснеженные дома и деревья радовали глаз, но на улицах эта красота уже превратилась в грязную, хлюпающую кашу под ногами.

В горнолыжном катании Фолкс не видел смысла. Никогда не понимал он этой прелести — обуться в жесткие ботинки, которые в другие века с удовольствием бы использовала испанская инквизиция, и, встав на две узкие дощечки, броситься сломя голову с кручи с тем лишь, чтобы внизу, отстояв очередь и заплатив, получить возможность повторить это удовольствие. И так много раз.

Оторвавшись от мобильника, он проводил жалостливым взглядом кучку туристов, шумно ковылявших по скользкой дорожке в неудобных ботинках, с лыжами, закинутыми на плечи. Ну вот, хотели светской жизни — получите.

За свою долгую жизнь он хорошо усвоил одно: человеческая изобретательность не знает пределов, когда речь заходит о том, как можно неразумно потратить деньги. И чем богаче люди, тем неразумнее и изобретательнее они становятся. И все это ради статуса. Ради того, чтобы попы-житься перед другими. Но вот это горнолыжное катание было, на его взгляд, почти равнозначно безумию.

Шале «Седьмое небо» приютилось высоко в горах над поселком, на западном склоне, откуда открывался великолепный вид на долину. Это старомодное название казалось несколько неуместным, если учесть, что почти всех здешних отдыхающих ждал куда более «теплый» прием, когда подоспеет их время. Может, потому они и выбрали это местечко — хотели дожить последние земные денечки в прохладе, прежде чем отправиться на вечное поджаривание в ад.

Серебристый «бентли-континенталь» Фолкса остановился, и Логан выскочил, чтобы открыть перед хозяином дверцу. Бывший десантник, родом с окраин Глазго, Логан дважды бывал в Афганистане, прежде чем понял, что может зарабатывать гораздо больше в качестве частного телохранителя, чем бесконечно подставляться под пули и снаряды за родину и королеву. Ходил он в костюме и галстуке, оставшемся на память от полковой формы. Белобрысые соломенные волосы, широкое круглое лицо, крючковатый нос, мочка на одном ухе отстрелена. Челюсти его были вечно стиснуты, словно он жевал камни.

В переговорнике отозвался женский голос.

— Мне нужно увидеться с Авнером Кляйном, — сказал Фолкс по-французски.

Дверь запищала, открылась, ион вошел. К нему тут же подскочила сурового вида темноволосая медсестра в белом халате и холодно сообщила:

— У нас посещения только с девяти.

— Знаю, но я только что прилетел из Лос-Анджелеса, — виновато объяснил Фолкс. — А к полудню мне надо быть в Женеве. Вот и решил попробовать — вдруг пропустите…

— Понимаю. — Медсестра заметно смягчилась и даже дотронулась до его рукава. — В таком случае не будем терять время. Думаю, вы увидите его. В последнее время он что-то плохо спит. Идемте за мной.

Она повела его по лестнице и по длинному коридору, такому темному, что Фолкс вынужден был через каждые три шага нащупывать себе дорогу зонтиком. Остановившись у самой последней двери, медсестра осторожно постучала. Из-за двери донесся какой-то жалкий звук, который Фолкс никогда бы не принял за человеческий голос, но для медсестры это означало разрешение войти.

— Миссис Кэрролл завтракает на террасе. Я скажу ей, что вы здесь! — на ходу крикнула ему медсестра, уже удаляясь по коридору.

Занавески были немного раздвинуты, и благодаря узкой полоске света из окна в комнате было хоть что-то видно. Фолкс разглядел бескровные руки и лицо лежавшего на постели человека.

— Авнер? — позвал Фолкс, силясь привыкнуть глазами к полумраку этого склепа.

— Эрл, это ты? — отозвался с постели тоненький, безжизненный голосок.

— Ну как ты тут, дружище? — Фолкс приблизился к постели, изобразив на лице подобие утешительной улыбки.

Кляйн походил на живой труп — впалые щеки, глубоко запавшие глаза, волос нет, кожа дряблая, морщинистая. Проводочки и трубочки от всевозможных аппаратов уходили куда-то под белую простыню, которой было укрыто тело. На мониторах мигали строчки из цифр, букв и значков. И капельница была. Ее трубочка тянулась в область паха; багрово-синюшные пятна, сплошь покрывавшие иссушенную руку Кляйна, говорили о том, что на его теле других доступных вен уже не нашлось.

— Вот, умираю, — пролепетал Кляйн, болезненно морщась даже от необходимости моргать.

— Перестань, не говори чепухи, — попытался подбодрить его Фолкс. — К «Тройной короне» ты у нас ого-го как на ноги поднимешься! Я знаешь какого жеребчика присмотрел на дерби в этом году! Стопроцентный победитель!

Кляйн слабенько кивнул, но по его пустой улыбке было ясно, что оба они понимают — это не так.

— Спасибо, что навестил, — пропищал Кляйн. — Я же знаю, как ты занят.

Он кивнул на питье, стоявшее на столике у изголовья, и Фолкс подал ему его, стараясь не морщиться от отвращения, когда пересохшие, потрескавшиеся губы Кляйна стали жадно втягивать жидкость, а та вытекала из уголков рта и струйками стекала по подбородку.

— Для старого друга всегда найду время. — Фолкс помолчал и прибавил: — И еще я хочу показать тебе кое-что.

— Вот как?

Но в голосе Кляйна слышалось не любопытство, а скорее безысходная грусть.

— Я знал, что ты не захочешь упустить такой шанс, — оживился Фолкс и, открыв бумажник, достал из него маленькую фотографию, сделанную «Полароидом». — Вот посмотри-ка…

Кляйн приподнялся на постели, но тут же рухнул обратно на подушку, зайдясь в приступе жуткого кашля.

— Верити Брюс хочет заполучить это, — продолжал Фолкс, не дожидаясь, когда тот прокашляется, и любуясь снимком. — Я уже подготовил все бумаги тебе на подпись. Осталось только санкционировать платеж и…

Фолкс прервался на полуслове, когда в палату влетела разъяренная Дина Кэрролл, вторая жена Кляйна. Ее браслеты и сережки звенели, словно погребальный колокол.

— Какого черта ты здесь делаешь?! — заорала она, сверкая темными, как жареные кофейные зерна, глазами и встряхивая волнистой крашено-платиновой шевелюрой, обрамлявшей ее замшевое личико.

— Навещаю старого друга. — Фолкс пожал плечами. — Вернее, старых друзей, — поправился он, учтиво кивнув ей.

— Ты не друг! — злобно прошипела она, выхватив фотографию и размахивая ею у него перед носом. — Друзья не норовят запустить свои хищные когти в умирающего человека! — Она швырнула фотографию на пол. — Меня тошнит от тебя, Эрл!

— Между прочим, эти хищные когти сделали коллекцию Кляйна — Кэрролл одной из самых внушительных в мире, — язвительно напомнил Фолкс, опускаясь на колени, чтобы поднять фотографию. — И теперь, будучи пожертвована в дар Метрополитен-музею, она станет вечным памятником вашей щедрости и изысканного вкуса. — Последние слова он буквально выплюнул, как будто откусил перед этим кусок мыла.

— Ой, вот не надо! Мы оба прекрасно знаем, что это за коллекция и откуда у нее ноги растут, — сказала Кэрролл, усмехнувшись. — Если она чему и памятник, так это твоей алчности.

— Будь осторожнее в словах, Дина, — холодно сказал Фолкс, продолжая улыбаться. — За долгие годы я много кого закопал ради Авнера, а выкопал еще больше. И я могу доказать это еще раз. Так что лучше подумай о том, каким его запомнят.

Она хотела ответить, но передумала и вместо этого посмотрела на Кляйна. Сцепив руки поверх хрустящей простыни, он смотрел на нее с обожанием и улыбался, явно не поняв ни слова из их перепалки. Дина подошла к его постели и улыбнулась ему. Глаза ее затуманились слезами, когда она гладила лысую голову, где еще упорно боролись за жизнь жалкие несколько волосинок.

— Ты иди, Эрл, — проговорила она ровным, бесстрастным голосом. — Поищи себе кого-нибудь другого, ради него и копай.

Глава 34

Набережная Джаниколензе, Рим 19 марта, 07:37

В нескольких улочках от дома Кавалли они нашли старый раздолбанный «фиат». Том, конечно, предпочел бы, чтобы на его месте оказался «мерседес». Аллегра уже пожалела, что согласилась, — ржавая «трахома» громыхала на каждой кочке, пока они ехали на север по направлению к реке. И все же она вынуждена была признать, что в логике этому парню никак не откажешь: «фиат» покрывал древний слой пыли, размазанной дождем, а это значило, что он действительно был брошен, а не угнан.

— Что вы делаете? — спросил Том, когда она, переехав мост Принчипе Амедео ди Савойя, остановилась на площади Ларго деи Фьорентини. — Нам нельзя здесь останавливаться. Мы же совсем недалеко отъехали. Если нас кто-то видел…

— Если хотите выйти, так давайте, пользуйтесь возможностью, — сухо сказала она, перегнувшись через него и открыв дверцу с его стороны. — А нет, так сидите, но тогда я хочу услышать ответы на кое-какие вопросы.

— И какие же это вопросы?

— Ну, для начала имя.

Он вздохнул и захлопнул дверцу.

— Имя — Том. Том Кирк. — Он картинно протянул ей руку, и она скупо пожала ее. — Может, все-таки продолжим анкетирование где-нибудь в другом месте?

— Вы сказали, что хорошо знаете, что такое быть в бегах. Это почему? Кто вы такой?

— Вам прямо здесь приспичило это узнать? — сказал он, недоуменно хмурясь. Потом, видя ее решительно вскинутый подбородок, вздохнул и сказал: — Ладно. Я… я раньше был вором.

— Вором? — Она недоверчиво усмехнулась, приняв это за шутку. — Что значит «вором»?

— То и значит. Кража предметов искусства. Ну и ювелирки тоже. В общем, всего, что стоит денег.

Она понимающе кивнула. Такое признание ее почему-то совсем не удивило. Она будто ожидала услышать что-то подобное, а никак не то, что он работает в полиции или в ФБР.

— Это раньше. А сейчас?

— А сейчас я помогаю разыскивать краденое. Консультирую музеи по вопросам безопасности, ну и все в таком роде.

— А при чем тут Кавалли?

— Я же говорил вам. Дженнифер обратилась ко мне за помощью, но ее убили. Кавалли оказался для меня лучшей зацепкой, способной вывести на заказчика той подставы.

— Значит, мы оба там искали ответы на свои вопросы, — задумчиво произнесла Аллегра с грустной улыбкой.

— Вы так говорите… Вас тоже интересует Кавалли?

— Кем он был у Галло — вот что меня интересует. — Вцепившись в руль, она уставилась на дорогу впереди.

— Галло — это кто? Тот, от кого вы бегаете?

— Полковник Массимо Галло, — с горечью в голосе пояснила она. — Глава отдела по борьбе с организованной преступностью при министерстве финансов. Он назначен вести расследование двух убийств, связанных с Караваджо.

— Что-о?

— Убийств Риччи и Ардженто, — объяснила она с оттенком раздражения. — Я же говорила вам. Их смерти были обставлены как сюжеты картин Караваджо.

— Дженнифер заманили в Лас-Вегас под предлогом возврата Караваджо, украденного еще в шестидесятые! — воскликнул Том с радостью игрока, только что вытянувшего из колоды выигрышную покерную комбинацию.

— Так вы думаете…

— А вы нет?

Она молчала и какое-то время переваривала информацию. Сначала символ со змеями и кулаком. Потом упоминание о Делийской лиге. Теперь Караваджо. Может, он прав? Вряд ли это совпадение.

Кратко, не вдаваясь в эмоции и лишние подробности, она поведала ему о событиях последних дней — об убийствах Риччи и Ардженто, о продуманном выборе места убийства, о связи с Цезарем, об инсценировке убийств под сюжеты картин Караваджо. Рассказала все, что знала о Кавалли и его смерти, о хладнокровном убийстве Гамбетты, совершенном Галло. Голос ее дрогнул, только когда она стала рассказывать о предательстве Аурелио. И тут уж она стала совсем скупа на подробности — слишком свежа была память об этом предательстве. На нем она не стала надолго останавливаться — перешла к тому, как поспешно бежала из квартиры Аурелио и как провела беспокойную ночь в задрипанном отелишке близ аэропорта, откуда с утра пораньше рванула домой к Кавалли в надежде что-нибудь там найти.

Том слушал ее не перебивая, а она во время рассказа ощущала странное спокойствие в его присутствии, хотя совсем не знала этого человека. Видимо, ей было необходимо не только выговориться, но и навести порядок в спутанных мыслях.

— Все это как-то связано между собой, — задумчиво проговорил Том, когда она закончила рассказ. — Эти убийства, Караваджо, символ со змеями… Мы просто должны выяснить как.

— И это все? — сказала она, горько усмехнувшись.

— Иногда надо просто знать, у кого спросить.

— И вы знаете? — В голосе ее звучали скептические нотки.

Он кивнул:

— Я знаю, кто нам поможет.

— Доверять-то этому человеку можно?

Том набрал воздуха и, надув щеки, шумно выдохнул.

— Более или менее.

— Ну, это не ответ, — фыркнув, сказала она.

— Когда не знаешь, за что ухватиться и как действовать, то и такой сойдет.

Аллегра промолчала, потом, покорно пожав плечами, завела мотор.

— Ну и куда дальше?

Глава 35

Фонтан Треви, Рим, 19 марта, 08:03

Фонтан было слышно издалека — возбужденный, упоенный, восторженный рев пенящейся воды, веселым каскадом низвергавшейся в широкие объятия бассейна. Аллегра знала: Треви специально соорудили так, чтобы, подходя с любой стороны, можно было сначала слышать его, и только потом, вознаградив ожидания, знаменитый фонтан представал перед глазами во всем своем великолепии.

Несмотря на ранний час, у фонтана уже паслись туристы. Одни сидели на низенькой кромке бассейна, другие, встав спиной к воде, кидали через плечо монетки — загадывали желание вернуться еще раз в Вечный город. Величавые каменные статуи с холодным безразличием взирали на всю эту кутерьму и на вспышки фотокамер, олицетворяя собой умиротворяющую силу воды. В центре высилась мощная фигура Нептуна, его колесница словно застыла в полете, крылатые кони, вскинувшись на дыбы прямо из воды, словно грозили утянуть за собой все сооружение.

— Видимо, была какая-то семья Треви? — поинтересовался Том, когда они остановились перед фонтаном.

— Название «Треви» происходит от «Tre via» — трех дорог, которые сюда вели, — сухо объяснила Аллегра. — Я не поняла, мы пришли историю изучать или все-таки с кем-то встретиться?

— Не от меня зависит.

— А от кого?

— От вас. От того, умеете ли вы хранить секреты.

Она снисходительно усмехнулась:

— Сколько вам лет? Десять?

Том смерил ее серьезным взглядом.

— Вы никому не должны рассказывать о том, что увидите.

— Да ладно, пойдемте же! — нетерпеливо отмахнулась она.

— Так да или нет? — гнул свое Том.

Она помолчала, потом неохотно кивнула:

— Да! Да! Что дальше?

— Пальцы не скрещиваете?

— Что? — возмутилась Аллегра. — Если это какая-нибудь…

Он повел ее направо, на виколо Скаволино, к маленькой дверке в торце здания прямо за фонтаном. Жирные голуби, за долгие годы отвыкшие пугаться людей, даже не расступились, когда Том с Аллегрой пробирались через копошащуюся под ногами стаю.

— Сюда? — спросила Аллегра, хмуро глянув на вывеску с папским гербом.

— Сюда, — кивнул Том и громко постучал в обшарпанную дверь.

Та вскоре открылась, и перед ними предстал молодой китаец, одетый в черное, с волосами, торчавшими дыбом, как будто после казни на электрическом стуле. Одну руку он прятал за спиной, и Аллегра догадалась, что у него там оружие.

— Мне надо повидать Джонни, — сказал Том. — Передай ему, что пришел Феликс.

Китаец окинул его беглым взглядом, и дверь снова захлопнулась.

— Феликс? — В глазах Аллегры застыл вопрос.

— Да, так меня называли, когда я еще был в игре, — объяснил Том. — Я давно уже не пользуюсь этим именем, но многие запомнили меня именно под ним.

— В игре? — Аллегра усмехнулась. — Так вы и подобные вам называете нарушение закона?

Ответить Том не успел, потому что дверь снова открылась, китаец пропустил их и повел по низкому, напоминавшему потайной ход коридору, еще через одну дверь, потом по каким-то ступенькам в тесную комнату.

— Где это мы? — шепнула Аллегра.

— Прислушайтесь, — вместо объяснений сказал Том.

Аллегра напрягла слух и поняла, что это шумит не у нее в ушах, а за толстыми стенами. Приглушенный шум воды.

— Мы же прямо за фонтаном! — тихонько воскликнула она.

— Треви пристроен к фасаду палаццо Поли, — объяснил Том, пока они по знаку провожатого поднимались по ступенькам. — Здесь кирпичной стеной отгородили техническую шахту для доступа на крышу и к водопроводу в подвале. Джонни договорился с мэром об аренде чердака.

— Вы шутите?

— Нет, не шучу. А иначе как бы тогда мэр проплатил свои повторные выборы?

Они поднялись на один этаж, потом на следующий. Шум фонтана постепенно удалялся, пока не превратился в далекий смутный гул. Зато теперь Аллегра уловила какой-то все возрастающий жужжаще-стучащий звук. Она бросила вопросительный взгляд на Тома, но тот промолчал, явно наслаждаясь ее недоумением.

На площадке второго этажа их ждал человек с автоматом на плече. Аллегра поняла, что чем выше они взбираются, тем круче у здешних обитателей оружие.

Встречавший знаком велел им поднять руки и быстро ощупал их, изъяв у Тома сумку, а у Аллегры — пистолет и ключи. Потом подвел их к бронированной стальной двери, преграждавшей путь на следующий лестничный пролет. Там их встретили еще двое вооруженных охранников. Дверь запищала и открылась.

Том с Аллегрой переглянулись и, переступив через порог, стали подниматься.

Глава 36

19 марта, 08:12

Лестница привела их в длинное тесное чердачное помещение, судя по всему, занимавшее всю ширину здания. Низенькие наклонные окошки выходили на площадь, вид из них по большей части загораживал массивный постамент фонтана. В середине комнаты, шипя и громыхая, как старый паровой двигатель, стоял огромный печатный пресс.

— Шум фонтана заглушает эту машину, — перекрикивая грохот, объяснил Том. — Вообще-то тут пять разных секций, установленных вплотную одна к другой. У каждой свой процесс. Одна впечатывает волокна и водяные знаки. Другая — конгрев, выполняет выпуклые элементы. Дальше нумератор печатает номера и серии купюр. А еще офсет для печати основного изображения, и в самом конце гильотина для обрезки листов под формат.

Аллегра подошла поближе к машине — ей стало любопытно узнать, какую продукцию та печатает, — и, потрясенная, тут же повернулась к Тому.

— Деньги?!

— Да. Евро. У Джонни самое крупное производство фальшивых денег за пределами Китая. Раньше он печатал доллары, но они теперь никому не нужны.

— А Джонни — это кто? — спросила Аллегра, озираясь и видя целую армию людишек в синих спецовках, молча обслуживавших пресс.

— Джонни Ли. Отец его — знаменитый Ли Кайфу. Держит под своим началом самые могущественные банды триады в Гонконге, — понизив голос, объяснил Том. — Пару лет назад он разослал своих пятерых сыновей по всему миру, чтобы расширить семейный бизнес. Джонни здесь, Пол — в Сан-Франциско, Ринго — в Буэнос-Айресе…

— Он переехал в Рио… — раздался вдруг голос рядом с ними. — Там теплее и женщины дешевле.

— Джонни! — обрадовался встрече Том.

Ли был молод — около тридцати лет. Длинные темные волосы спадали на глаза, и он то и дело отбрасывал их назад. На губе пирсинг, на шее наколка в виде пунктирной линии, словно показывающая, где резать. И на этом этаже он был единственным, одетым не в спецовку. Вместо нее — белая футболка от Армани, красная куртка с монограммой «Феррари», дорогущие джинсы от Версаче со стилизованными прорехами на коленях и со стальной цепочкой, длинной петлей свисавшей поверх одного из карманов, и кроссовки «Прада». Его сопровождали два мрачных, неулыбчивых телохранителя. В руке он держал пистолет Аллегры, слегка подбрасывая его, словно пытаясь определить вес.

— Чего тебе надо, Феликс? — проговорил он с неожиданным и явным английским акцентом.

— Что, не вовремя? — нахмурился Том, явно удивленный таким негостеприимным тоном.

— А чего ты хотел, если явился ко мне с легавой? — сурово ответил Ли, ткнув Тома свернутой в трубочку газетой. — Даже если она в бегах.

Том взял у него газету, проглядел первую страницу и с извиняющимся видом передал газету Аллегре. Зачитываться подробностями не было нужды — все стало ясно из первых строк: Галло повесил убийство Гамбетты на Аллегру. И вот теперь она видела в газете собственный портрет — в своей карабинерской форме. Дальше шел текст с описанием ее «чудовищной выходки». Аллегре даже сделалось нехорошо, пол едва не ушел из-под ног, и она будто через пелену услышала голос Тома:

— Она теперь со мной.

— И что? Чего ты хочешь? — спросил Ли, метнув на Аллегру недоверчивый взгляд.

— Помощи от тебя.

— А ты разве не завязал? — Вопрос этот прозвучал у Ли с какой-то даже обидой в голосе.

— У меня убили друга. И мы ищем тех, кто это сделал.

Ли молча посмотрел на Тома, потом на Аллегру и, что-то буркнув, вернул ей пистолет.

— Ну и что ты хотел узнать?

Том протянул ему листок с изображением символа.

— Что можешь об этом сказать?

Ли отнес листок к световому столу, где он перед этим изучал под микроскопом образец свеженькой, только что напечатанной банкноты, и поместил листок под специальную лампу. Он внимательно изучал рисунок, потом поднял на Тома настороженный взгляд.

— Ты считаешь, что твоего друга убили они?

— А вы знаете, что это означает? — спросила Аллегра, вмиг оживившись.

— Конечно, знаю, — сказал Джонни с презрительной усмешкой. — Это символ Делийской лиги.

Аллегра с Томом переглянулись. Как они оба и подозревали, Делийская лига существовала не на бумаге в виде сноски в каком-нибудь пыльном учебнике. Она, вернее, ее бандитская версия, существовала вполне реально.

— И кто ее возглавляет? — спросил Том.

Ли сел за стол.

— Ты меня удивляешь, Том. Разве так делаются дела? — Он посмотрел на Тома со снисходительной улыбкой, с какой обычно журят ребенка. — Я тут вообще-то делом занимаюсь, а не благотворительностью. Благотворительностью я не занимаюсь даже ради таких уважаемых людей, как ты.

— Сколько? — устало спросил Том.

— Обычно это двадцать пять тысяч евро, — сказал Ли, показывая сумму на пальцах. — Но для тебя и твоей подруги я намерен округлить эту цифру до пятидесяти. Такая маленькая накидочка.

— Пятьдесят тысяч! — вырвалось у Аллегры.

— Я могу достать эти деньги, — кивнул Том. — Но мне понадобится время.

— Ничего. Я подожду, — пожал плечами Ли.

— Но мы-то ждать не можем! Придется тебе одолжить их мне.

— Об этом и речи быть не может. — Ли покачал головой. — Поскольку ты собрался переть против лиги, я хотел бы получить свои деньги до того, как они тебя замочат.

— А сами себе заплатить не хотите? — Аллегра сердито постучала пальцем по лежавшему на столе неразрезанному листу с банкнотами.

— Ну вот еще! — фыркнул Ли. — Это же как наркотик. Еще привыкнешь.

— Джонни, ну я прошу тебя, — сказал Том. — Ты же знаешь, я слово всегда держу.

Ли молчал, в задумчивости постукивая зубами, потом сказал:

— А как насчет предоплаты? У тебя же есть что-нибудь при себе?

— Говорю же тебе, Джонни, у нас нет…

— А вот эти часы, например. — Ли кивнул на руку Т ома.

— Эти часы не продаются, — ответил Том, поспешно опуская рукав.

— Ну, тогда оставь в залог. Получишь обратно, когда принесешь деньги.

— И вы расскажете нам то, что мы хотим знать? — спросила Аллегра с недоверием в голосе.

— Если смогу.

Аллегра вопросительно посмотрела на Тома. Тот молча пожал плечами и, тяжело вздохнув, снял с руки часы.

— Ладно, — сказал он. — Но имей в виду: я хочу получить их обратно.

— Об этом не беспокойся, — поспешил уверить его Ли, застегивая часы у себя на руке.

— Тогда давайте начнем прямо с Делийской лиги, — предложила Аллегра. — Кто они такие?

— Делийская лига контролирует весь незаконный антикварный бизнес в Италии, — не вдаваясь в мудреные подробности, ответил Ли. — Работают с начала семидесятых. Сейчас ни один предмет не может покинуть страну, не пройдя через их руки.

— А «черные копатели»? Как они сюда вписываются?

— Они контролируют поставку древностей, — объяснил Ли. — Работают в основном поодиночке, самостоятельно. Но поскольку большинство приобретателей древностей находятся за границей, лига контролирует этот спрос. «Черные копатели» вынуждены продавать товар сначала лиге, иначе вообще не продадут.

— А мафия? — перебил его Том. — Как она относится к тому, что лига работает на ее территории?

— А лига — это и есть мафия. — Ли рассмеялся и постучат пальцем по листку с нарисованным символом. — Две змеи как раз это и означают. Одна — коза ностра, другая — «Банда делла Мальяна».

— Во главе «Банда делла Мальяна» стоит клан Де Лука, — объяснила Тому Аллегра. — Это на них работал Риччи.

— История, которую я слышал, такая, — продолжал Ли. — Коза ностра получала от «Ндрангеты» долю прибыли с наркооборота. Потом они смекнули, что можно неплохо поиметь с антикварной контрабанды, и объединились с «Банда делла Мальяна», которая контролировала все более или менее стоящие этрусские раскопки в окрестностях Рима. То есть смекнули, что, как картель, они смогут грести больше денег. Дела у лиги шли так хорошо, что большинство других кланов продали им свои права на пользование территориями в обмен на долю с прибыли.

— И кто сейчас там заправляет? — спросил Том. — Где нам их найти?

Ли хотел было ответить, но передумал — одной рукой прикрыл живот и приложил палец к губам.

— Этого я не могу вам сказать.

Том усмехнулся.

— Не можешь или не хочешь?

— Ты пойми, Феликс, ничего личного, — сказал Ли, пожимая плечами. — Я просто хочу получить свои деньги. А если я тебе сейчас все расскажу, то я денег своих точно не увижу.

— Но мы же договорились! — сердито напомнила Аллегра. Ее разозлило, что Ли надул их — сначала раззадорил, заставил выпытывать, а как дошло до главного, так пошел на попятную.

— Ну да, договорились. Я же не отказываюсь. Приносите завтра полста тысяч евро, и я вам расскажу, кто с какой стороны постели спит.

— Нам надо знать сейчас! — сказала Аллегра.

Ли поправил на руке часы Тома, вытер пальцем стеклышко и, не поднимая глаз, вдруг спросил:

— А как насчет тачки?

— Какой тачки? — нахмурился Том.

— «Мазератти» Кавалли! — воскликнула Аллегра, сообразив, что за ключи были в руке Ли, которые она поначалу приняла за свои, отнятые у нее при входе сюда.

— Тачка у вас?

— Нет, но я знаю, где она, — ответила Аллегра, вдруг смекнув, что Джонни, похоже, с самого начала пытался подвести их к этой мысли. — А вы почему спрашиваете?

— Хочу предложить новый вариант, — сказал Ли. — Вместо денег тачка. И вам тогда ждать не придется.

— Идет! — обрадовалась Аллегра и, с облегчением вздохнув, сунула ему в руку связку ключей. — Она на стоянке, но вы легко ее оттуда заберете.

Улыбаясь, Ли вернул ей ключи.

— Да нет, я представлял себе это немножечко иначе.

Глава 37

Виа Принчипесса Клотильде, Рим, 19 марта, 08:35

Через десять минут они уже огибали пьяцца дель Пополо.

— А кто тебе их подарил? — вдруг спросила Аллегра, нарушив молчание.

— Что? — рассеянно спросил Том.

— Ну, часы. Кто тебе их подарил?

Он болезненно поморщился.

— Дженнифер.

Они опять надолго замолчали.

— Прости. Я же не знала…

— Да у нас выбора-то особого не было, — сказал Том, вздыхая. — К тому же он отдаст их, когда мы пригоним машину.

— Это должно быть не так уж трудно, — попыталась подбодрить его Аллегра. — Три-четыре охранника, не больше.

— Да, взглянуть в любом случае стоит, — согласился он. — Иначе придется ждать завтрашнего дня, когда я смогу отдать ему деньги.

— А зачем она ему? — спросила Аллегра и, выезжая на набережную Арнальдо да Брешиа, поправила зеркальце.

— Он коллекционирует машины, — объяснил Том. — У него их штук сорок стоят в шикарном подземном гараже где-то близ колонны Траяна. И ни одну из них он не покупал.

Вдоль реки они ехали молча. Том заметил, что Аллегра разглядывает себя в зеркальце, водит рукой по выкрашенным, неровно подстриженным волосам, как будто до сих пор не может узнать себя в отражении.

— Расскажи мне про «Банда делла Мальяна», — вдруг попросил он.

— В Италии действует пять главных мафиозных организаций, — начала объяснять Аллегра, обрадовавшись прерванному молчанию. — Коза ностра и «Стидда» на Сицилии, каморра в Неаполе, «Сакра корона унита» в Апулии и «Ндрангета» в Калабрии. «Банда делла Мальяна» была структурой поменьше названных, действовала здесь, в Риме, и контролировалась кланом Де Лука.

— Была?

— Если ты помнишь, их связывали с серией заказных политических убийств и налетов, происходивших с семидесятых по девяностые. Ностех пор они ведут себя довольно тихо.

Она посигналила трехколесной грузовой тележке, громыхавшей по раздолбанному асфальту.

— И Риччи работал на них?

Аллегра кивнула.

— Галло сказал, что он был у них боевиком. Насколько мне известно, кланом до сих пор заправляет Джованни Де Лука, хотя никто не видел его уже много лет.

— А коза ностра, партнер «Банда делла Мальяна» по Делийской лиге? Кто у них там главный?

— Лоренцо Моретти. По крайней мере так говорят. Такие вещи, как ты понимаешь, на визитных карточках не указываются.

Автомобильная стоянка располагалась в неприглядно-сером многоэтажном здании в конце обсаженной деревьями улицы в жилом квартале. Двое охранников на въезде — один смотрел в сторожке телевизор, другой читал газету, сидя на старом пластмассовом стуле, — при виде приближающихся к шлагбауму людей тотчас же вскочили с деловитым видом.

— Buon giorno. — Аллегра продемонстрировала им обворожительную улыбку и свой полицейский жетон, правда, поспешив сразу захлопнуть бумажник, пока они не разглядели имя и фотографию. — Прошу прощения, что отрываю вас, но у моего друга угнали машину.

Охранники посмотрели на Тома с презрением — дескать, сам виноват.

— Да едет сейчас твоя тачка в каком-нибудь контейнере по направлению к Марокко, — мрачно предположил один из них.

— Я ему так и сказала, — поддакнула Аллегра. — А вот его сосед утверждает, что видел, как ее отгоняли на эвакуаторе. Ну а ваша стоянка ближе всех к его дому.

— Если ее пригнали на эвакуаторе, то она должна быть в базе данных, — сказал один из охранников Тому. — Заплатите за стоянку и можете забирать.

— Он уже смотрел, но ее там нет, — сказала Аллегра, не дав Тому что-либо ответить. — Он считает, что кто-то по ошибке ввел в базу не те номера.

— Ишь ты! — Охранники смерили Тома подозрительным взглядом.

— Он англичанин. — Аллегра посмотрела на Тома, как смотрит мать на надоедливого ребенка. Охранники сразу понимающе закивали, на лицах их изобразилось сочувствие, а Аллегра, пользуясь моментом, наседала: — Нельзя ли нам подняться наверх и только посмотреть, там ли она? Я бы вас отблагодарила.

Охранники переглянулись и дружно пожали плечами в знак согласия.

— Только быстро, — сказал один.

— А когда она пропала? — спросил другой у Аллегры, больше не обращая на Тома внимания.

— Числа пятнадцатого марта.

— Просто мы ставим машины в порядке поступления, — объяснил первый охранник, указывая на план стоянки, грубо приколоченный к шлагбауму. — Машины, поступившие за эту неделю, должны находиться вот здесь — в синем квадрате третьего этажа. К лифтам вам направо.

Когда двери за ними закрылись, Том с укором в голосе сказал:

— А тебе понравилось издеваться надо мной.

— Да ладно, я могла бы и хуже сделать — например, сказать, что ты американец.

Они вышли из лифта в северном крыле третьего этажа. Это было мрачное гнетущее место — лампы дневного света или сломаны, или вообще отсутствуют, заплесневелые стены, с потолка сочится жижа. Ряды облупленных бетонных столбов делили этаж на три части, в каждой из которых стояли в два ряда машины; спиралевидный скат со съездом вверх и вниз соединял разные уровни, как окаменелая пуповина.

Перешагивая через маслянистые лужицы, они шли к квадрату, указанному охранником. Где-то на полдороге Аллегра достала ключи и нажала на кнопку разблокировки. Машина Кавалли тотчас же отозвалась, мигнув фарами. «Мазератти-грантуризмо» увеличенной мощности, тянувший на сумму, вдвое большую, чем запрашивал Джонни. Неудивительно, что он втравил их в это дело.

— Что ты делаешь? — понизив голос, спросил Том, когда Аллегра открыла багажник и заглянула внутрь. — Ее же наверняка уже обыскали.

— Обыскали не значит что-то нашли, — ответила она тоже почти шепотом.

— Послушай, давай просто выберемся отсюда, пока нас не…

Аллегра разогнулась и с победоносным видом протянула ему керамический черепок, завалившийся в складку грязного серого одеяла, устилавшего дно багажника. Крошечный черепок, умещавшийся у нее в зажатом кулаке, с изображением бородатого мужского лица — красный рисунок на черном фоне.

— Это фрагмент вазы. Возможно, апулийской. Что позволяет определить и возраст — между четыреста тридцатым и трехсотым годами до нашей эры.

— Дионис? — предположил Том.

— Да, — сказала она с восторгом. — Можно предположить, что это фрагмент кратера, чаши, которую использовали для…

— Для смешения вина и воды, — сказал Том и улыбнулся при виде откровенно удивленного выражения на ее лице. — У меня родители были антикварами. Мать специализировалась на древностях. А я, видимо, умел слушать.

— Что-нибудь странное замечаешь? — спросила она, протягивая ему черепок.

— Края острые. — Нахмурившись, он провел пальцем по краю черепка, осторожно, словно это была бритва.

— Острые и не запачканные, — согласилась она. — И это означает, что разбили недавно.

— То есть хочешь сказать, что разбили после того, как выкопали? — Том озадаченно смотрел на нее, держа в руке черепок.

— Я хочу сказать, что разбили нарочно, — сказала она, и Том уловил оттенок злости в ее голосе. — Смотри, как старались не повредить сам рисунок, чтобы потом можно было восстановить чашу.

— То есть хочешь сказать, что ее разбили, чтобы потом снова склеить? — Том недоверчиво улыбнулся.

— Так легче сбыть контрабанду с рук, — объяснила она. — К сожалению, мы сплошь и рядом натыкаемся на такое. Такие фрагменты называют сиротками. Иногда дилерам выгоднее продавать их по отдельности, чем целым предметом, — ведь тогда они могут задирать цену, потому что коллекционер или музей мечтает собрать все фрагменты. И конечно, когда ваза будет полностью собрана и восстановлена, никто никогда не сможет вычислить, где или у кого был куплен каждый фрагмент. Получается, всем выгодно, все довольны.

— Значит, Кавалли работал на лигу или состоял в ней, — мрачно заключил Том, когда Аллегра захлопнула багажник. — Не исключено, что они пронюхали, что ФБР вышло на Кавалли, и убрали его, чтобы он не смог заговорить.

Где-то ниже этажом завелась машина.

— Нам надо уматывать отсюда. — Том открыл дверцу и хотел сесть на переднее пассажирское сиденье, но тут же отшатнулся и закашлялся от едучего химического запаха.

— Ты в порядке? — испуганно спросила Аллегра.

— Там все обработано огнетушителем, — прохрипел он, указывая на слой белой пены, которой был покрыт салон машины, за исключением тех мест, где ее стерла во время обыска полиция. — Известная уловка. Пена уничтожает отпечатки пальцев и любые следы ДНК.

— И убийцы Кавалли сделали бы это, если бы побывали в машине, — задумчиво заметила Аллегра, открыв водительскую дверцу и отступив в сторону, чтобы пары выветрились.

— Интересно, где они взяли ключи от машины? — сказал Том, потирая слезящиеся глаза.

— Как где? У него в кармане.

— А тогда интересно, он ли сидел за рулем. Судя по всему, он.

— Почему ты так думаешь?

— Да потому что вряд ли убийцы повезли бы его туда, где была брошена машина, и потом положили бы ему в карман ключи, перед тем как убить, — сказал Том, пожимая плечами.

— А какая в общем-то разница, так оно было или не так?

Вдохнув поглубже, Том нырнул в салон. Перегнувшись через сиденье, он пошарил рукой на полу за водительским сиденьем и нащупал там среди хлопьев пены сначала какую-то денежную мелочь, потом коробок спичек и, наконец, смятую фотокарточку. Он вылез из машины, отряхивая с себя липучие белые хлопья.

— Если за рулем был Кавалли, то это, пожалуй, единственное место, где он мог спрятать что-нибудь, когда почувствовал, что дело пахнет керосином, — объяснил Том, с удовольствием глядя на то, как изменилось лицо Аллегры. — Вот… — Он протянул ей фотокарточку. — Есть какие-нибудь соображения?

— Фрагмент какой-то статуи, — задумчиво проговорила Аллегра, разглядывая снимок. — Похоже, греческая. Хотя…

Договорить ей помешал окрик:

— Rimanga dove siete! Стоять на месте!

Глава 38

19 марта, 08:51

Обернувшись, Аллегра увидела двух охранников, с которыми они разговаривали на входе. Один сидел за рулем синего полицейского «фиата», стоявшего на скате уровнем выше, и зажженные фары прорезывали темноту. Второй охранник с пистолетом в руках стоял возле машины, и голос его эхом разносился под гулкими сводами пустой парковки.

— А мы все-таки нашли машину! — Аллегра с милой улыбкой выступила вперед. — Так что моему другу теперь надо просто заплатить и…

— Я сказал, стоять на месте! — снова рявкнул охранник, и его палец на курке слегка задергался.

— Да, видать, разговора не получится, — шепнул Том.

— Это точно, — согласилась Аллегра. — Садись!

Нырнув в машину, она вставила в зажигание ключ, завела двигатель и дала задний ход. Том запрыгнул на ходу, пистолетный выстрел прогремел над головой. Машина рванула с места, задев крыло припаркованного рядом автомобиля, тотчас же взревевшего сигнализацией.

— Не туда надо было! — крикнул Том, потому что в лобовое стекло им теперь светили фары приближавшейся полицейской машины.

— Не учи меня водить! — возмущенно крикнула она в ответ, обернувшись через плечо. — В другую сторону нельзя было съезжать — там бы мы в столб впаялись!

Она нажала на газ и на полном ходу завернула за угол. Машину занесло, чуть не перевернуло, мотор бешено взревел, и они понеслись по центральному проходу.

Прогремел еще один выстрел. Они пригнулись. Одна из передних фар разбилась.

— Давай жми! — крикнул Том. — Попробуй оторваться и выехать на другой уровень.

Вопреки правилам Аллегра направила машину вверх по скату, пытаясь выехать на второй уровень парковки.

— Кто-то поднимается нам навстречу с другой стороны, — предупредил Том, и они увидели вторую полицейскую машину — с ослепляющими фарами и пронзительно гудящей сиреной она неслась по спирали вверх им навстречу.

Аллегра ловко вырулила в сторону, и две полицейские машины, поднимавшиеся на пандус с двух сторон, едва избежали лобового столкновения. Этим моментом и воспользовалась Аллегра. Она тормознула ручником, резко вывернула руль, переключила передачу и, газанув, погнала машину по левому ряду парковки.

— Один у нас сзади, другой справа! — крикнул Том, указывая на вторую машину, несущуюся почти вровень с ними по центральному ряду.

— Пытаются отрезать нас от выезда! — крикнула Аллегра и, посмотрев себе под ноги, удивленно спросила: — Какого черта ты там делаешь?

А Том, нагнувшись, шарил рукой под приборной панелью где-то у нее под коленями.

— Ищу кое-что, — ответил он, пытаясь дотянуться до какого-то предмета.

— Это я заметила, — процедила сквозь зубы Аллегра, когда голова его уперлась ей в коленки.

— Все, нашел! — Он выпрямился. — Кнопка блокировки подушек безопасности. Ее помещают внизу, на случай если понадобится их отключить.

Аллегра кивнула, тотчас же смекнув, что он задумал.

— Ну все, теперь держись крепче!

Глянув в зеркало заднего вида, насколько приблизилась погоня, она нажала на педаль тормоза. Машина резко остановилась, и преследователи въехали им в багажник, отчего тот открылся и крышка торчала теперь вверх, словно у полуоткрытой консервной банки. Но это был крошечный ущерб по сравнению с тем, что досталось «фиату», у которого лопнули две передние шины, капот разбился в лепешку, а мотор снесло аж до переднего сиденья.

Аллегра глянула на Тома с довольной усмешкой, но тот не спешил радоваться, кивнув на другую полицейскую машину, которая уже огибала последний столб, чтобы вырулить в их ряд и двигаться им навстречу.

— Ага, а вот и кавалерия подоспела.

Переключив передачу, Аллегра рванула вперед, потом нырнула через пустующий справа проем между припаркованными автомобилями в центральный ряд и там резко развернулась задом к выездному скату.

— Ты что делаешь? — хмурясь спросил Том.

— Кайф ловлю, не видишь?

В этой засаде они поджидали, когда вторые преследователи поравняются с ними.

— Давай! — крикнул Том, пристегнувшись ремнем и ухватившись за ручку.

Вырулив из укрытия, Аллегра протаранила какой-то «альфа-ромео», и тот, словно выпущенный из пушки снаряд, врубился в соседний «фольксваген», который, в свою очередь, вылетел в проход перед самым носом у мчавшейся на полной скорости полицейской машины. От столкновения ту отбросило в сторону, на противоположный ряд припаркованных автомобилей.

За этим последовал короткий миг полной тишины — только синяя полицейская мигалка беспомощно пульсировала в полумраке, — но тут же грянул дружный хор автомобильных сигнализаций, сработавших на звук удара.

— Это где же ты так научилась водить? — с удивленным восхищением спросил Том.

— В римских пробках, — тяжело дыша, ответила Аллегра.

— Как думаешь, Джонни заметит брачок?

Она глянула в зеркальце заднего вида на торчащую парусом крышку багажника, потом оценила взглядом помятый капот, из которого поднимался пар от поврежденного радиатора.

— Тачке, похоже, капец. — Она улыбнулась и, дав задний ход, направила машину к выезду.

Глава 39

Деспозито Эроли, виа Эруло Эроли, Рим, 19 марта, 09:23

— Ты что, не сказал этим придуркам, когда они звонили, чтобы они сами не лезли, а подождали нас? — орал Галло на Сальваторе, испуганно прижимавшего к груди блокнот.

Невезуха прицепилась к нему и кусала за пятки как мерзкая карманная собачонка. Сначала неудачно засекли мобильник Аллегры — к моменту их приезда она успела смыться оттуда. И вот теперь она, похоже, проскользнула у него меж пальцев во второй раз, когда ее видели на полицейской стоянке.

— Почему — я сказал. — Сальваторе устало вздохнул. — Просто они, видимо, пытались оцепить место, не дать им удрать.

— Оцепить место? Поменьше в телевизор надо пялиться этим уродам. — Галло свирепо зыркнул в сторону двух раненых с загипсованными шеями, которых санитары уносили на носилках к ожидавшей машине «скорой помощи». — Это им, считай, повезло, что она упекла их в больницу. Избавила меня от лишних хлопот. — Он выругался и закурил сигарету.

— Не она, а они, — поправил его Сальваторе.

— Так она не одна была? — Галло удивленно посмотрел на Сальваторе, приглаживая волосы.

— С ней был мужчина.

— Какой еще мужчина?

— Мы пока не знаем.

Галло задумался. Он совсем не ожидал, что она с кем-то скооперируется. Во всяком случае, не так быстро.

— А что они делали здесь?

— Вскрыли черный «мазератти». Регистрационный номер… JT149VT, — прочитал Сальваторе по записной книжечке.

— Машина не ее конечно? Лейтенанты столько не зарабатывают.

— Машина Кавалли.

Галло резко развернулся.

— Кавалли?! И какого черта ей понадобилась эта машина?

Он окинул взглядом здание, словно оно было виновато и должно было подсказать ему ответ. И оно, как ни странно, подсказало.

— Здесь должна быть камера наблюдения. — Он указал на объектив, закрепленный над входом. — Раздобудь мне диск.

Через несколько минут они сидели перед небольшим монитором в вахтенной сторожке, и Сальваторе перематывал последнюю запись на диске. Первые десять — двадцать секунд монитор давал лишь зернистое черно-белое изображение выстроенных рядами машин да сырого бетонного пола, но когда Галло уже собирался нажать кнопку перемотки вперед, на экране появились двое.

— Это не она, — качая головой, сказал Сальваторе.

— А вот и нет. Она. — Галло неохотно надел очки. — Волосы отрезала. И покрасила. Умная девка. — Он с брюзгливым видом усмехнулся. — А ты у нас кто такой будешь, голубчик? — Он придвинулся поближе к монитору, нажал на кнопку паузы и, щурясь, стал вглядываться в лицо шагавшего рядом с Аллегрой человека.

— Я его точно раньше не видел, — сказал Сальватор… пожимая плечами.

— Когда закончим, распечатай это — и в лабораторию, — распорядился Галло, поставив запись на начало. — Пусть прогонят по базе. И Интерпол тоже.

— Интересно, где она взяла ключи от его машины? — сказал Сальваторе, когда на экране появилось изображение Аллегры, открывшей машину и багажник.

— В хранилище вещдоков. Они, наверное, были вместе с… — Галло не договорил и нахмурился, когда увидел, как Аллегра достала что-то из багажника. Он снова поставил запись на паузу. — Что это у нее такое?

— Бог ее знает. — Сальваторе растерянно пожал плечами. — Изображение такое плохое. Темное очень. Я спрошу в лаборатории, нельзя ли что-нибудь сделать.

— Так, а кто мне говорил, что машину обыскали? — сердито рявкнул Галло.

— Я… думал… что обыскали, — испуганно пробормотал Сальваторе. Нервно покашливая, он сам поставил запись на начало только лишь для того, чтобы остановить ее через несколько секунд.

— У него тоже что-то в руках, — сказал он и еще сильнее сощурился, разглядывая изображение. — Вроде бумажка какая-то… Или фото.

— Мне нужны имена тех, кто производил обыск в машине, — процедил сквозь зубы Галло. — Их имена и номера жетонов.

На экране вдруг появился полицейский автомобиль, и из него вышел один из охранников, которых недавно на глазах Галло погрузили в «скорую помощь». Недовольно скривив губы, Галло вытащил диск.

— Составьте новое описание наружности Дамико и раздобудьте все, что можно, об этом парне, кто бы он ни был, — распорядился он. — Потом…

— Полковник! Мы нашли машину! — сообщил с порога запыхавшийся молоденький полицейский. — Стояла брошенная в парке Боргезе.

— А лейтенант Дамико?

— Ее, к сожалению, нет.

Сальваторе вскочил, выжидательно глядя на Галло. Тот кивнул:

— Иди. Возьми людей, сколько тебе надо. Найди ее. Без машины она не могла далеко уйти.

Дождавшись, когда все уйдут, Галло достал из кармана мобильник и набрал номер.

— Это я. — Он прикурил новую сигарету и глубоко затянулся. — Мы только что опять ее упустили.

С недовольным лицом он слушал собеседника.

— Она приходила за машиной Кавалли… Зачем машина понадобилась ей, я не знаю, но она что-то там нашла. По-моему, какую-то фотографию.

Выражение его лица стало суровым.

— Откуда мне знать, что было на том снимке?! — в конце концов вскипел он. — Я думал, это вы мне скажете.

Глава 40

Станция метро «Спанья», Рим, 19 марта, 09:27

Поезд влетел на станцию, мелькая замысловатыми узорами граффити — сердитым порывом души римских подростков, воплощенным в жизнь при помощи рифмы и аэрозольного баллончика. Кое-где метрошные начальники отскребли стенки вагонов, явно в надежде оградить остальное население от этих опасных бунтарских голосов. Впрочем, усилия оказались тщетными — зловещие строки крамольных стихов не стерлись даже под напором химии и все равно мозолили глаза, будто незаживающий шрам.

Двери с шуршанием распахнулись, и упругая мускулистая волна человеческих тел вынесла Тома с Аллефой на платформу, а затем на эскалатор. Волна эта разбилась только на улице, выбросив их к подножию Испанской лестницы.

— Давай двигать к центру, — сказал Том, отбиваясь от назойливых лоточников и указывая в сторону соблазнительных витрин виа Кондотти. — Надо стараться быть там, где людно.

— Я знаю хорошее местечко, где можно выпить кофе, — кивнув, предложила Аллегра.

Через десять минут они уже сидели за уютным столиком в дальнем конце бара на пьяцца Кампо-Марцио, поглощая пирожные и эспрессо.

— Что, крепковат? — с улыбкой спросила Аллегра, когда Том сделал первый глоток.

— В самый раз. — Он поморщился, вычищая языком из зубов кофейные крупинки и озираясь по сторонам.

Местечко выглядело так, словно не видело ремонта лет тридцать, — потрескавшаяся и кое-где вздыбившаяся кафельная плитка, пожелтевшие от табачного дыма кирпичные стены с развешанными на них выцветшими римскими флагами, потрепанными баннерами и вымпелами. На почетном месте за облупленной и поцарапанной стойкой бара красовалась фотография с автографом капитана предыдущего римского клуба-фаворита, сделанная, судя по всему, во времена его процветания, когда герой, по-видимому, заглядывал сюда разок, дабы опрокинуть на халяву стаканчик за счет заведения. Народу в баре, считай, не было — кроме Тома и Аллегры сидели еще за стойкой несколько рабочих-монтажников. Один, свесив с высокого табурета ногу, поставил ее на свою каску, словно охотник, позирующий для фото с добычей.

— Ты это место выбрала нарочно?

— В каком смысле?

— Караваджо убил человека возле Кампо-Марцио.

— A-а… Я и забыла. — Она нахмурилась. — У них было что-то вроде дуэли, да?

— Ссора из-за счета во время игры в мяч, — объяснил Том, бросая еще один кусочек сахара в свой кофе, чтобы сбить его крепкую горечь. — По крайней мере так гласит история. Мечи были обнажены, и во время поединка…

— А в итоге он оказался на Сицилии?

— Не сразу. Сначала в Неаполе и на Мальте. «Рождество» он писал, будучи в бегах. — Том помолчал и продолжил: — Интересный человек был этот Караваджо — при всей своей порочности умел создавать такую красоту. Его полотна принято считать зеркалом человеческой души.

— И твоей? — спросила Аллегра, и Том уловил серьезность вопроса, скрывавшуюся за игривой улыбкой.

— Не исключено. Если бы она у меня была. — Он улыбнулся в ответ.

Аллегра заказала еще по чашечке кофе.

— Так что будем делать с Джонни? — спросила она, когда официант ушел.

— А что мы можем? — Том пожал плечами. — Даже если бы мы не разбили машину, копы нас уже вычислили бы на ней. Так что подождем звонка Арчи и потом заплатим Джонни наличными.

— Арчи? Кто это?

— Мой партнер по бизнесу, — объяснил Том. — Он сейчас на пути в Женеву, но у него там есть связи. Эти люди могут одолжить пятьдесят штук, не задавая лишних вопросов. Подождать придется, наверное, до полуночи, а как получим деньги, вернемся к Джонни, расплатимся и посмотрим, что он знает интересненького.

Один из рабочих проследовал мимо них в туалет и вскоре вышел оттуда под бурные звуки сливного бачка, застегивая ширинку.

— А покажи-ка мне еще разок ту фотку, — попросила Аллегра, когда монтажник удалился.

Том выложил из кармана на стол полароидный снимок. На нем на темном фоне была изображена скульптура — лицо мужчины, подбородок и левая щека отбиты.

— На мрамор похоже. Фрагмент какой-то статуи, — задумчиво проговорила Аллегра, придвигая фотографию к себе. — Прекрасная вещь… — Она провела пальцами по фотографии. — И скорее всего краденая.

— А как ты определяешь?

— «Черные копатели» всегда пользуются «полароидом». От него не остается негативов. И их сложнее послать по электронной почте, чем цифровые фотографии, за которыми и проследить легче.

— А ты уверена, что это мрамор? — Том задумчиво нахмурился. — Уж больно тонким он кажется. Почти как маска.

— Ты прав, — согласилась она, внимательнее всматриваясь в фотографию. — Странно вообще. По правде говоря, я ничего подобного никогда не видела.

— Значит, нам надо найти того, кто видел. Фотография была засунута под сиденье слишком глубоко, а стало быть, не случайно туда завалилась. Скорее всего Кавалли умышленно спрятал ее там.

— Ну, вообще-то самый подходящий для нас сейчас человек… — начала Аллегра и осеклась, сообразив, куда привели ее мысли.

— Это твой друг профессор. Так? — догадался Том.

— Но я не думаю, что… — Аллегра покачала головой, — что я могла бы к нему…

— А тебе и не придется. С ним поговорю я, — поспешил успокоить ее Том. — Где его можно найти?

— Об этом забудь, — со вздохом возразила Аллегра. — Галло наверняка поставил его квартиру под наблюдение.

— Но на улицу-то он выходит?

— Выходит, но только в случае крайней необходимости, — качая головой, объяснила Аллегра. — Склонен к затворничеству и панически боится сорняков.

— Сорняков?!

— Ну да. Он же старик. В общем, это долго рассказывать.

Впервые за все это время она позволила себе улыбнуться, но тут же лицо ее снова омрачилось.

— Значит, мне придется придумать, под каким видом проникнуть к нему. Должен же быть какой-то…

— Сколько сейчас времени? — вдруг перебила Тома Аллегра, хватая за руку.

— Что?

— Времени сколько?

Он глянул на висевшие над туалетной дверью настенные часы в виде пиццы.

— Одиннадцатый час. А тебе зачем?

Убрав фотографию в карман, Аллегра возбужденно объяснила:

— Он читает лекцию сегодня утром. Я видела вчера памятку у него в столе. В одиннадцать часов в галерее Дориа-Памфили.

Том вскочил, выложив на стол горсть мелочи.

— Значит, времени у нас в обрез.

Глава 41

Отель «Ритц», Мадрид, Испания, 19 марта, 09:48

— А, это вы?

Директор Бери изменился влице, не в силах скрыть разочарование то ли от удивления, то ли от раздражения. Определить, от чего именно, было сложно.

— Да, сэр, я. — Верити Брюс кивнула, сделав вид, что не заметила этих эмоций.

Он выжидательно молчал, словно надеясь, а вдруг она вспомнит, что ей срочно куда-то нужно или что она ошиблась дверью. Но она ничего такого не сказала, только теребила свой серебряный медальон, рассчитывая тем самым привлечь его внимание к скульптурным изгибам ее роскошной груди.

— Н-да… э-э… — Бери нервно кашлянул, перевел глаза в пол, потом куда-то в стену повыше ее головы, после чего сказал: — Ну так проходите!

Утверждать, что он нарочито избегал ее после той истории с куросом, было бы слишком большим преувеличением. Ведь не далее как вчера они вместе обедали в компании какого-то чиновника из мэрии, сидели рядом в салоне первого класса во время перелета сюда и вместе были приглашены на сегодняшний официальный завтрак в посольстве. Но сказать, что он избегал оставаться с ней наедине, означало бы попасть в самую точку. Он отчаянно искал способы отвязаться от нее — выдумал причину уйти со вчерашнего обеда пораньше, чтобы не ехать с ней вместе в такси обратно до музея; нарочно опоздал сегодня на завтрак, чтобы не попасться в ее лапы за кексами и апельсиновым соком. Поэтому она и отловила его в гостиничном номере — знала, что здесь он будет один и уж никак не отвертится.

Бери подошел к письменному столу, тем самым предлагая ей занять место напротив в одном из кресел. Этот его трюк был ей хорошо знаком. Жалкие потуги завладеть психологическим преимуществом в разговоре — не иначе как набрался знаний на каких-нибудь курсах повышения самооценки.

— Ничего, я постою, если не возражаете, — сказала она, с удовольствием отметив про себя промелькнувшую на его лице тревогу.

— И то верно. — Он вскочил, явно не желая быть выбитым из колеи. — И так работа сидячая.

— Доминик, я подумала, что нам пора поговорить. Поговорить наедине.

— Да-да, конечно! — Бери вдруг оживился, как это бывает с теми, кто очень хочет разорвать отношения с партнером, но не находит в себе мужества завести неприятный разговор первым. У него вырвался нервный смешок, и он предложил: — Чего-нибудь выпить?

Предложил он это, похоже, не столько ей, сколько себе. Покачав головой, она удивленно изогнула брови:

— А не рановато ли?

— В Европе это принято, — поспешил заметить он. — В Риме там, ну и вообще…

Потом снова наступила неловкая, натянутая пауза, пока он наливал себе скотч со льдом, и было отчетливо слышно, как звякало горлышко бутылки о край стакана — так у него дрожали руки.

— Ваше здоровье! — проговорил он с преувеличенной живостью.

— Я хотела поговорить о том дне… — начала она.

— О, это было так неприятно, — незамедлительно согласился он, наливая себе новую порцию вслед за только что опрокинутой. — Все эти люди… все эти вопросы… — Он торопливо выпил. — Так неприятно, и так мне все это не нравится, знаете ли.

— Курос подлинный, — поспешила заявить она. — Вы же видели результаты экспертизы.

— Видеть-то видел.

— Просто иногда людям лете подвергнуть нас нападкам, нежели признать, что их закоснелый взгляд на эволюцию древнегреческой скульптуры может быть ошибочным, — сказала она, перефразируя гораздо более красноречивые доводы Фолкса.

— Да это я понимаю. — Бери устало сел, похоже, начисто забыв о своих излюбленных психологических игрищах. — Но попечители… — Он произнес это слово так, словно речь шла о какой-то уличной шайке, надругавшейся над его автомобилем. — Они ведь нервничают.

— Создание такой коллекции, как наша, — дело, не лишенное риска, — сухо заметила она. — Это не только светские приемы, но еще и всевозможные трения.

— Да, мир искусства им вряд ли понятен, — согласился он. — Они понятия не имеют о том, что это такое — уметь угнаться за европейцами.

— Эти люди не чувствуют почвы под ногами, — кивнула она. — Она уходит у них из-под ног, и они тащат нас за собой.

Бери только пожал плечами и выдавил слабую улыбку, но не возразил ей, как она отметила про себя. Не возразил и лишь прибавил:

— Просто они хотят, проснувшись утром, увидеть хорошие заголовки в газетах.

— Тогда у меня есть для них одна вещь, — уловив подходящий момент, вставила Верити. — Уникальная вещь. Происхождение безукоризненное. Утром я вылетаю в Женеву, чтобы увидеть ее собственными глазами.

— Верити… — Бери снова встал из-за стола, словно спохватившись и желая восполнить утраченное психологическое равновесие. — Я вынужден вам сказать, что должно пройти какое-то время, прежде чем попечители или даже я… ну, в общем…

Она не дала ему договорить и вручила полароидный снимок, полученный от Фолкса. Бери тяжело опустился обратно в кресло, лицо его побледнело.

— Да это же…

— Невозможно? Погодите, я сейчас назову вам имя ваятеля.

Глава 42

Пьяцца дель Колледжо Романо, Рим, 19 марта, 10:49

Это была любимая художественная галерея Аурелио Эко. Другие, по его мнению, ни в какое сравнение с ней не шли, проигрывая в самом главном. Конечно, Капитолийский музей богаче, Ватиканские музеи вместительнее, галерея Боргезе гораздо красивее. Но у них один недостаток — все они скроены из разрозненных коллекций, и эти грубые швы слишком заметны посвященному глазу.

А коллекция Дориа-Памфили веками собиралась усилиями и стараниями одной семьи. Благодаря этому, считал Аурелио, коллекция эта была наделена некой целостностью и неким общим замыслом, не обрывавшимся, словно золотая нить, на протяжении веков. Она, как бережно хранимый священный огонь, передавалась от одного поколения к другому. И даже в наши дни старинная семья, владевшая этими баснословными бесценными богатствами, все так же жила во дворце под одной крышей с собранными сокровищами. И в этом, по мнению Аурелио, заключалось особое очарование, позволявшее ощутить неразрывную связь времен — прошлого, настоящего и будущего.

На ступеньках перед входом он замешкался и, вроде как затягивая потуже шарф, украдкой глянул через плечо. Люди Галло даже не пытались скрывать, что следят за ним, — двое в машине припарковались там, где он вылез из такси, и теперь тоже шли к галерее. Что бы они там ни говорили, а чувствовал он себя как заключенный, а не как человек, которого хотят защитить. В душе махнув на них рукой, он взялся за ручку двери и потянул ее на себя.

— Buon giorno, professore, — поздоровался с ним обрадованный охранник.

Аурелио, как обычно, явился раньше — любил оставить себе немного времени, чтобы проверить зал и еще раз просмотреть свои записи. И вот что забавно — даже в преклонные годы, после стольких лет и прочитанных лекций, он по-прежнему так же волновался. Конечно, это был вопрос преподавательской репутации, вещи нежной и хрупкой, как тончайший фарфор, способной разбиться в один неловкий момент после долгих лет бережного хранения. И тогда, даже если вы соберете осколки и склеите их, трещины все равно будут видны.

— Много народу сегодня будет?

— Толкование археологических находок, обнаруженных при раскопках этрусского мостового сооружения в Сан-Джовенале, — проговорил Аурелио, дословно передавая название своей лекции.

— Иными словами, придется мне, как обычно, выгонять людей силком! — Охранник расхохотался над собственной шуткой вслед удаляющемуся профессору.

Единственной вещью, не нравившейся здесь Аурелио, был лифт — допотопный, страшно трясущийся и грохочущий гроб, вызывавший у него прилив клаустрофобии, какой он ни разу не испытывал за долгие годы археологических раскопок. Да ладно, всего-то один этаж, подумал он, пока кабина, беспрестанно дергаясь, поднималась наверх. К тому же выбора у него все равно нет.

Выйдя из лифта, он прошел через Пуссеновский и Бархатный залы в Бальный зал, где уже были расставлены две деревянные скамьи с позолотой и красные бархатные стулья. Достаточно, чтобы рассадить человек пятьдесят, подумал он про себя с улыбкой. Будем надеяться, что публика окажется приличной.

— Вы один?

Он обернулся и увидел на пороге мужчину, который на его глазах закрыл за собой дверь и повернул в замке ключ.

— Лекция начнется только в одиннадцать, — ответил он, насторожившись.

— Ты один, Аурелио?

На пороге примыкающего танцевального зальчика стояла женщина с каменным выражением лица.

Глава 43

Галерея Дориа-Памфили, Рим, 19 марта, 10:57

— Аллегра?! — воскликнул Аурелио. — Это ты? Что ты с собой сделала?

— Сколько их там? — сурово пробасил Том по-итальянски.

— Чего сколько? — Аурелио торопливо перевел взгляд на мужчину.

— Сколько человек пасли вас до этого места?

— Двое, — растерянно пробормотал Аурелио. — По-моему, двое. Люди Галло. Они следят за мной с тех пор, как…

— С тех пор, как ты предал меня. Да? — процедила сквозь зубы Аллегра. Странное дело, но со вчерашнего дня она испытывала к Аурелио неоднозначные чувства: и грусть, и смятение, и нежелание поверить в то, что он совершил, — но сейчас как-то сама собой на первый план выступила злость.

— У нас нет на это времени, — напомнил ей Том, запирая на задвижку дверь в соседний зал. — Просто покажи ему это.

— Прости, Аллегра, прости!.. — бормотал Аурелио, умоляюще протягивая к ней руки. — Мне следовало рассказать тебе. Давно следовало рассказать тебе все.

— Ладно, перестань, — отрезала она и сунула ему в руки фотоснимок. — Лучше скажи, что это.

Он посмотрел на фотографию, потом на Аллегру, и рот его приоткрылся в изумлении.

— Она подлинная? — спросил он внезапно охрипшим голосом.

— Что это? — повторил вопрос Том.

— Похоже на греческую, — предположила Аллегра. — Я подумала, пентеликонский мрамор.

— Греческая — да, но это не мрамор. — Аурелио восхищенно качал головой глядя ей в глаза. — Это слоновая кость.

— Слоновая кость?! — воскликнула Аллегра. Теперь, когда он объяснил, это казалось таким очевидным. Очевидным и в то же время невозможным.

— Это маска с хрисоэлефантинной статуи, — продолжал объяснять Аурелио. — Скорее всего бога Аполлона. Датировать можно примерно четырехсотыми — пятисотыми годами до нашей эры. — Он помолчал, потом опять спросил: — А ты уверена, что она подлинная?

— Хрисоэлефантинная техника в Древней Греции предполагала сочетание золота со слоновой костью, — по-английски объяснила Аллегра Тому, заметив недоумение на его лице. — Такие статуи изготавливались на деревянной основе; открытые части тела покрывались пластинами из слоновой кости, а платье, волосы и доспехи — тончайшим золотым листом.

— И это что, редкость?

— Это чудо! — воскликнул Аурелио, словно забыв об их присутствии. — Таких статуй в Риме насчитывалось семьдесят четыре штуки, но все они исчезли после разграбления города варварами в четыреста десятом году нашей эры. Из оставшихся известны только два пострадавших от пожара образца, найденных в Греции, и фрагмент, хранящийся в ватиканском музее. Но находок такого размера и такого превосходно сохранившегося качества до сих пор не было обнаружено.

Все трое с тревогой посмотрели на дверь, которую кто-то шумно подергал за ручку с другой стороны.

— Нам пора, — сказал Том, забирая фотографию у профессора. — Частная половина здания еще вряд ли под наблюдением, так что мы можем уйти тем же путем, каким пришли.

— Постойте! — окликнул их Аурелио. — А вы не хотите узнать, чьей работы эта вещь?

— А ты можешь сказать прямо по фотографии? — Аллегра нахмурилась, озадаченная странными нотками в его голосе.

За дверью раздался короткий приглушенный крик, за которым последовали кулачные удары.

— Ну, по фотографии, конечно, определю не точно. Надо бы видеть саму вещь, — признался он. — Но могу предположить… Дело в том, что в наши дни известен только один скульптор той эпохи, способный создать произведение такого качества. Он же автор статуи Афины в Парфеноне и статуи Зевса в Олимпии, причисленной к Семи чудесам света.

— Фидий? — догадалась Аллегра, и от волнения у нее даже во рту пересохло. Теперь ей стало понятно, почему так побледнел Аурелио в тот момент, когда взял в руки фотографию.

— Конечно. А кто же еще? Теперь ты понимаешь, Аллегра, что это настоящее чудо?

— Пошли! — повторил Том, хватая Аллегру за руку, потому что дверь уже трясли с силой. Но Аллегра выдернула руку, намереваясь услышать ответ на еще один важный для нее вопрос.

— Почему ты сделал это, Аурелио? — спросила она. — У Галло на тебя что-то имелось?

— У Галло? Да я его имени до вчерашнего дня не слышал! — возмутился он.

— Тогда кому ты докладывал по телефону?

Наступиладолгая пауза; губы у Аурелио дрожали, словно не желая пропустить слова наружу.

— Это лига.

— Делийская лига? — воскликнула Аллегра, не веря своим ушам. Она даже не знала, что хуже — сотрудничество Аурелио с Галло, как она считала поначалу, или с этой жуткой лигой.

— Они уверяли, что не причинят тебе вреда. Сказали, что хотят только расспросить — узнать, что тебе известно, — оправдывался он. — Я хотел тебе признаться. Давно хотел. А когда ты рассказала мне про эти свинцовые диски и про убийства… Я пытался надоумить тебя, подсказать правильное направление, но испугался…

Шум за дверью неожиданно прекратился.

— Они вернутся с ключом. Пошли! — сказал Том.

Но Аллегра, не обращая на него внимания, продолжала:

— Ты должен был довериться мне! Я могла тебе помочь.

— Поздно. Двадцать, даже тридцать лет прошло, и все эти годы они тщательно записывали все, что я для них делал. Приписки, липовая оценка, подложные родословные. Мне нужны были деньги. Ты-то хоть понимаешь? Нужны были деньги на финансирование моих исследований. А кто бы еще мне заплатил? Университет? Государство? Ха!..

— Кто эти люди? — напирала Аллегра. — Назови мне имена.

— Т… там был один дилер, с которым я встречался несколько раз, — пролепетал Аурелио. — Американец по фамилии Фолкс, прилетал сюда из Женевы. Он состоит в лиге, в этом я уверен. Но всех остальных я слышал только по телефону. Поверь мне, Аллегра, я много раз хотел отвязаться от них, выйти из дела, но с годами только больше понимал, как трудно все это бросить.

— Бросить что?

— О, ты просто не понимаешь. Ты еще слишком молода. — Аурелио беспомощно всплеснул руками. — Ты просто не знаешь, что такое быть старым, не знаешь, каково заходиться в одышке, завязывая шнурки, и испытывать болезненные ощущения при каждом мочеиспускании.

— А какое отношение это имеет к…

— Мои книги, мои исследования — над чем я работал всю жизнь… Все это превратилось бы в пыль, если бы они обнародовали мою причастность к их деяниям.

— Твои книги? Книги! Ха!.. — У Аллегры вырвался горестный смешок.

— Как ты не понимаешь? — В голосе его слышалась мольба. — У меня же не было, выбора! Репутация — это все, что у меня осталось!

— Нет, — сказала она с горькой усмешкой. — У тебя еще была я.

Глава 44

Кэ дю Монблан, Женева, 19 марта, 11:16

В то утро в походке Эрла Фолкса замечалась пружинящая легкость, хотя на сердце остался небольшой налет горечи после морализаторской отповеди Дины Кэрролл. Сучка неблагодарная! Наговорила ему таких гадостей. И это после всего, что он сделал для них за долгие годы!.. По правде сказать, хорошенько поразмыслив, Фолкс был даже рад, что она дала ему от ворот поворот. От полу-дохлого Кляйна какой теперь прок? А раз так, то зачем рассыпаться перед ней в любезностях? Проще обратиться к кому-нибудь другому.

К тому же в его делах даже малая доля риска недопустима. А дела, кстати сказать, шли хорошо. Даже лучше, чем он ожидал. Его курьер успешно проскочил границу на озере Лугано, и теперь был где-то на пути к Фрипорту. Правда, в Риме события развивались более стремительно и более драматично, чем он мог предполагать. Но в этом-то и заключается прелесть итальяшек — они же, как проспиртованная бумага, готовы воспламениться от малейшей искры.

Был, конечно, еще неприятный эпизод с куросом в Музее Гетти, но на данный момент страсти, похоже, улеглись. Увидев на фото маску слоновой кости, Верити быстренько смекнула, какой куш сулит это дело, и тут же плюнула на споры вокруг статуи. Завтра к обеду она должна прибыть из Мадрида сюда.

А пока ему есть чем заняться. Нужно подготовиться к аукциону — проверить лоты, утвердить комиссионные ставки… Его машина подъехала наконец к зданию торгов «Сотбис». Фолкс подождал, пока водитель выйдет и распахнет дверцу, но потом жестом отмахнулся от него, когда в кармане зазвонил телефон. Какой-то незнакомый американский номер. Он решил взять трубку.

— Фолкс.

— Это Кицман, — раздался голос в трубке.

— Мистер Кицман… — Фолкс глянул на часы — классический «Бушерон» с рифленым стальным корпусом. — Спасибо, что перезвонили. Я и не ожидал услышать вас в столь поздний час.

— У меня же игорный бизнес, так что для меня это даже рано, — послышался ответ на другом конце.

— Мистер Кицман, я не знаю, известно ли вам…

— Да, мне известно, кто вы, — последовал предельно краткий ответ. — Личный друг Авнера Кляйна. Он говорил мне о вас.

— А мне о вас, — оживился Фолкс, подпустив в голос мурлыкающих ноток. — Очень лестно о вас отзывался. Сказал, что вы блестящий коллекционер, тонкий знаток своего дела.

— Да ладно, хватит курить фимиам. У меня для этого есть специальные люди, а уж у них-то яйца точно покруче ваших будут. Если у вас есть что предложить на продажу, так предлагайте.

— Весьма откровенно. Ладно, вот ваша выгода — семь с половиной миллионов и ваше имя в сверкающих огнях.

— Мое имя и так сверкает в неоновых огнях на всех дорожных рекламных щитах Вегаса. — Кицман раздраженно усмехнулся. — Насчет денег мне лучше поточнее.

— Семь с половиной миллионов долларов, — медленно, с расстановкой повторил Фолкс. — И никакого риска.

— А если подключить экспертов?

— Гарантия на федеральном правительственном уровне. Как вы такую оцените?

Пауза, и за ней:

— Продолжайте.

Фолкс удовлетворенно усмехнулся — внимание привлечь удалось.

— В моем личном распоряжении находится одна… вещь. Предмет огромной исторической и культурной значимости. Я хочу, чтобы вы купили его у меня без посредников за десять миллионов долларов.

— Да? А почему не за двадцать? — усмехнулся Кицман. — Чего уж там мелочиться? Мировая экономика в кризисе, но нам-то что за дело до этих пустяков!

Не обращая внимания на сарказм, Фолкс продолжал:

— Потом вы совершите акт дарения этой вещи Музею Гетти через Верити Брюс. Она оценит предмет в пятьдесят миллионов, и это его истинная цена. Там вам проведут экспертизу…

— Ага. И еще заставят заплатить семнадцать с половиной миллионов налога за благотворительный подарочек на сумму в пятьдесят миллионов, — возразил Кицман, оставив прежний шутливый тон.

— Что, за вычетом десяти миллионов, которые вы уплатите мне, принесет вам семь с половиной миллионов чистой прибыли благодаря любезности Дяди Сэма. Я уж не говорю о мощной волне пиара вокруг вашего имени, толчком для которой станет ваша щедрость, — прибавил Фолкс. — Черт возьми, да они, может, даже назовут в вашу честь какой-нибудь из своих залов!

— Колебания в оценке возможны?

— Вы Верити Брюс знаете? — спросил Фолкс.

— Я завтракал с ней пару недель назад.

— Завтра она прибывает сюда на установление подлинности вещи. Такие редкие предметы стоят вне мировых экономических катаклизмов, и сиюминутные факторы на их стоимость не влияют, так что на эту цену можете смело рассчитывать.

Кицман молчал несколько мгновений. Фолкс ждал — следующий вопрос должен был показать, насколько грамотно он разы фал свою карту.

— Когда вы хотели бы получить деньги?

Блэкджек!

— Через несколько дней. Самое большее, через неделю.

— Если Верити подтвердит подлинность, то я в игре, — сказал Кицман. — Мой телефонный номер вы уже знаете. Пусть она просто позвонит мне, когда посмотрит на вещь.

— Подождите! А вам разве не интересно узнать, что это за предмет? — спросил удивленный Фолкс.

Пауза.

— А я наварю больше, если узнаю?

— Нет, — сказал Фолкс.

— Тогда какая мне разница?

Глава 45

Виа дель Говерно Веккьо, Рим, 19 марта, 11:32

Улочки здесь были темные и узкие, дома теснились над головой, словно раскидистые деревья, целующиеся над дорожкой в старом парке. И здесь было людно — пешеходы спешили по узкому тротуару, старательно огибая редкие кучки собачьего дерьма и старуху, усердно драившую мраморное крыльцо. На проезжей части движение вообще встало — из-за грузовичка, остановившегося с доставкой у цветочного магазина. На звуки возмущенно сигналивших ему машин кое-где на балконы повысовывались люди — одни просто равнодушно глазели, другие осыпали водителя потоками брани за его эгоизм. Глянув вверх, он продемонстрировал всем недовольным неприличный жест и укатил.

Аллегра всю дорогу молчала, глядя под ноги. Том знал, что она переживает из-за предательства Аурелио и во всем винит себя. Он пытался придумать какие-нибудь слова утешения, способные как-то облегчить ее надуманное чувство вины. Пытался, но так и не смог. Не смог, потому что знал: со временем этот прилив гнева и возмущения в ее душе схлынет, обнажив скрывавшуюся под мрачными водами старую отметину утраченной дружбы. А вот его теперешние слова, какими бы правильными они ни были, не забудутся никогда. Уж он-то по своему горькому опыту знал, что такое предательство, и жил со страхом оказаться преданным.

— А какие еще работы Фидия известны? — спросил он, посторонившись и пропуская женщину со сворой из пяти мелких тявкающих собачонок на поводках.

— Ему приписывается авторство статуи Афины, хранящейся в Школе изящных искусств в Париже, — ответила Аллегра, не поднимая головы. — Есть также чаша с его именем, найденная на раскопках развалин мастерской в Олимпии, где он создавал свою знаменитую статую Зевса.

— Но масок не было?

— Нет. — Она покачала головой. — Если Аурелио не ошибся, то этой маске нет цены.

— У каждой вещи есть цена. — Том улыбнулся. — Надо только найти того, кто готов ее заплатить.

— Возможно, Кавалли как раз этим и занимался в ту ночь, когда его убили, — сказала Аллегра, поморщившись от грохота проезжавшей мимо старой «веспы», от которого даже задребезжали стекла в окнах окрестных домов. — Может, встречался с таким покупателем. Ну или с тем, кого он считал покупателем.

— Ну да, тогда можно объяснить, почему у него при себе была фотография, — согласился Том. — И почему он спрятал ее, когда понял, что им на самом деле нужно.

— Но непонятно пока, где он взял эту маску. — Аллегра вдруг остановилась, нахмурившись, когда увидела, что они вышли к мосту Святого Ангела. — Что мы здесь делаем?

— Разве не здесь убили Кавалли? — спросил Том.

— Да, здесь, но…

— Вот я и подумал, что не мешало бы нам взглянуть на это место.

Пешеходы сновали по отполированной временем булыжной кладке моста, а лица и руки каменных ангелов, выстроившихся в ряд вдоль парапета и словно оживших на солнышке, казалось, так и манили Тома с Аллегрой. После давящих объятий тесных темных улочек здешний простор вызывал ощущение облегчения.

— А где его нашли? — спросил Том.

— Прямо в реке. Его повесили на одной из статуй.

— То есть он убит в день гибели Цезаря, а следом за ним и Риччи на месте убийства Цезаря, — задумчиво проговорил Том.

— Смерть Риччи и Ардженто была обставлена как инсценировка сюжетов полотен Караваджо. — Аллегра раздраженно кивнула. — Мы же все это уже обмусолили.

— Да, конечно. — Том пожал плечами. — Простоя о том, как тщательно все было подгадано. И время, и место, и положение мертвых тел, и заметная связь с предыдущим убийством. Такое впечатление… что это не просто убийства.

— А что же тогда?

Том ответил не сразу. Вдалеке величественно возвышался купол собора Святого Петра, огромный и незыблемый. Над ним серой пеленой, трепещущей на ветру, описывала круги стая голубей.

— Послания, например. Такой своеобразный разговор.

— Если так, то разговор начали с Кавалли, — задумчиво прищурившись, проговорила Аллегра.

— Совершенно верно. И тогда вопрос: зачем убивать его именно здесь? Почему они выбрали этот мост? Какие-то были же у них соображения?

Аллегра сосредоточенно молчала, потом проговорила:

— Этот мост был построен для того, чтобы можно было добраться из города до мавзолея Адриана. Потом он превратился в дорогу для паломников, приходивших поклониться святому Петру. А в шестнадцатом-семнадцатом веках здесь вывешивали на всеобщее обозрение тела казненных преступников. Как предупреждение.

— Предупреждение для кого? — спросил Том. — И вообще — что означают эти статуи?

— Их заказал Бернини папа Климент Девятый. Каждый ангел держит какой-нибудь предмет, связанный со страстями Господними. Веревка, которой удавили Кавалли, была привязана к ангелу с крестом.

— И вслед за этим — распятый вниз головой Риччи и труп Ардженто в храме. — Том прищелкнул пальцами, когда два крохотных кусочка пазла вдруг легли на место.

— И это не первый случай! — возбужденно продолжала Аллегра, осененная новой мыслью. — Кавалли был не первым, кого убили на этом месте.

— То есть?

— В тысяча пятьсот девяносто девятом году аристократку Беатриче Ченчи предали пытке и казнили на мосту Святого Ангела, — объяснила Аллегра. — Это была одна из самых громких публичных казней в Риме.

— А за что ее? Что она совершила?

— Убила отца.

Том задумчиво кивнул, вспомнив погром в доме Кавалли.

— Отцеубийство. Измена. Очень может быть. Может, Кавалли предал лигу и ему устроили наказание? — Он шумно выдохнул и, пожав плечами, прибавил: — По-моему, мы в правильном направлении соображаем. Давай-ка позвоним Арчи — он, наверное, уже приземлился.

Они направились к концу моста, и Том, достав из кармана телефон, решил подгадать, когда движение на проезжей части станет потише. Но в последний момент с ними поравнялась и остановилась огромная бронированная грузовая фура. Из нее выпрыгнули двое с обрезами, получившими у сицилийской мафии название «люпара» — самое распространенное оружие классической вендетты.

В толпе вскрикнула женщина, и Том услышал за спиной шарканье ног бросившихся врассыпную прохожих.

— А ну залазьте! — приказал один из боевиков.

Глава 46

Набережная Ватикано, Рим, 19 марта, 11:53

Озираясь, Том заметил, что внутри фура выглядела как дорого обставленный кабинет — на полу пушистый ковер, стены обклеены кремовыми обоями с узором в виде тропических птиц. Слева красный диванчик, за ним, судя по всему, туалетная кабинка с запертой на задвижку дверцей. В дальнем правом углу — элегантный стол красного дерева, на нем медная старинная настольная лампа, ноутбук и потрескивающая полицейская рация. На стенах четыре плоских телеэкрана — все настроены на разные бизнес-каналы. Но самое сильное впечатление производила установленная напротив дивана оружейная стойка, где хранилось четыре «МР-5», с полдюжины «глоков» семнадцатого калибра и пара «ремингтонов-1100». Ниже на полках — боевые гранаты и несколько ящиков с патронами. Словом, боеприпасов здесь хватило бы на небольшую войну.

Грузовик с ревом завелся и поехал. Вооруженный боевик велел им сесть и пристегнуться наручниками к металлическому кольцу, закрепленному в стене, — так чтобы руки были все время над головой. Проверив, хорошо ли они пристегнулись, он вытряхнул содержимое их карманов и сумки Тома, задержав внимание на фэбээровской папке и на полароидном снимке с изображением античной маски. Откуда-то тихо лилась музыка — Том узнал увертюру из оперы «Сельская честь» Пьетро Масканьи.

Потом послышался звук сливногобачка. Задвижка щелкнула, и из туалетной кабинки вышел человек. Он положил на стол сложенную газету и повернулся к «гостям». Рослый, с решительным квадратным подбородком и редеющими волнистыми волосами, поседевшими спереди, но все еще черными сзади. Одет с иголочки — в серый костюм от Армани с версачевским ярким галстуком и карманным платочком в тон. Правда, ворот белой рубашки был явно тесен ему на несколько размеров — как если бы он зарекся не покупать новую, пока не скинет лишний вес. Нов таком случае зароку, похоже, не суждено было сбыться, ибо некогда скуластое лицо, ныне отягощенное двойным подбородком, явно не собиралось обретать былую форму.

Охранник протянул ему папку и фотографию. Он бросил взгляд на оба предмета и сел. Поправил запонки на манжетах и, вперив в Тома холодный, мертвый взгляд, проговорил с сильным акцентом:

— Добро пожаловать в Рим, синьор Кирк.

— Так ты его знаешь?! — вырвалось у Аллегры, и в голосе ее прозвучали злость и удивление одновременно.

— А что, должен? — спросил Том, хмурясь и пытаясь припомнить лицо, потом отрицательно качнул головой.

— А что, должен? — передразнил человек, состроив вопросительную мину.

— Это Джованни Де Лука, — сухо проговорила Аллегра. — Глава организации «Банда делла Мальяна».

До Тома теперь дошло. Подумать только, на ловца и зверь бежит!

— Феликс меня не знает, — сказал Де Лука, едва заметно усмехнувшись — видимо, ему было приятно, что Аллегра узнала его. — Но я имел удовольствие однажды встречаться с его матерью.

— С моей матерью?! — удивился Том.

— Да, много лет назад на торжественном обеде в честь учреждения одного фонда. Красивая была женщина, позволю себе заметить. Ужасная утрата. И конечно, только много лет спустя я услышал о нем.

— Что именно услышали? — спросила Аллегра, окидывая Тома подозрительным взглядом.

— Да одним словом и не скажешь. У Феликса ведь особый талант.

— Был, — сказал Том. — Я уже несколько лет как завязал.

— И тем не менее, как я слышу, до сих пор в бегах. — Де Лука кивнул на полицейскую рацию.

— Я здесь для этого? — поинтересовался Том, не скрывая нетерпения. Руки у него начали затекать, и от тряски грузовика наручники все больнее врезались в запястья.

— Вот это что такое? — Де Лука помахал перед ним фотографией.

— Мы нашли это в машине Кавалли, — объяснил Том. — Мы считаем, он пытался это продать.

— Что вам известно о Кавалли? — спросил Де Лука, выдавая себя резкостью тона, с какой он буквально выплюнул изо рта это имя.

Смекнув, что к чему, Том медленно произнес:

— Зачем вы его убили?

После многозначительной паузы Де Лука ответил:

— Строго говоря, его убила река.

— Он работал на вас?

— Ф-ф!.. Он был человеком Моретти.

Моретти. Том вспомнил это имя — его называла Аллегра, когда говорила, кто предположительно возглавляет вторую половину Делийской лиги. Вероятный партнер Де Луки по бизнесу.

— И что же он сделал? — поинтересовалась Аллегра.

— Я убиваю только за две вещи — за воровство и предательство. — Де Лука загнул два пальца, словно перечислял ингредиенты какого-нибудь кулинарного рецепта. — Кавалли был повинен и в том и в другом.

— То есть вы имеете в виду, что он предал лигу? — спросил Том.

— Мы сочли необходимым как-то отметить его вероломство на месте, где уже было совершено предательство. — Де Лука кивнул в сторону моста, подтверждая недавние догадки Тома и Аллегры.

Грузовик резко свернул налево. Аллегру занесло на сиденье, и она навалилась на Тома.

— А Риччи? — спросила она.

— Я позаботился о Кавалли ради соблюдения общих интересов лиги. Но Моретти, старый дурак, вбил себе в голову, что я тяну одеяло на себя. — Де Лука говорил, стиснув челюсть, тон его стал жестким. — Убив Риччи, он тем самым сделал мне предупреждение. А на Ардженто я отыгрался — сравнял счет.

Том задумчиво кивал, потихоньку начиная осознавать, что это перекидывание трупами на самом деле было первыми выстрелами громкого, публичного, полного желчи развода.

— А теперь, похоже, в Монако исчез мой бухгалтер, — сердито продолжал Де Лука. — Что ж, если Моретти хочет войны, он ее получит. — Он ударил себя кулаком в грудь, и спрятанный под рубашкой бронежилет отозвался глухим звуком.

— А какое отношение к вашей войне имела Дженнифер Брауни? — сурово спросил Том.

— Кто? — Де Лука нахмурился.

— Агент ФБР, которого вы убили в Вегасе.

— Какой еще агент ФБР?

— Только не надо мне врать! — крикнул Том, сжимая кулаки.

— Кавалли собирался запеть, поэтому я обрезал ему крылышки, — тихо, с нарочитой невозмутимостью проговорил Де Лука. — Риччи и Ардженто — это дело чисто между мной и Моретти. Но никаких агентов ФБР я не убивал. Я даже слыхом о ней не слыхивал.

— Она слишком близко подобралась к Делийской лиге, поэтому вы убрали ее, — продолжал настаивать Том.

— Так вот почему ты здесь. — Де Лука взял в руки фэбээровскую папку, посмотрел на обложку с монограммой и озадаченно пожал плечами. — Не знаю, кто оказал нам такую услугу. Во всяком случае, не мой заказ, это уж точно.

— Значит, заказал кто-то из лиги, — гнул свое Том. — И если понадобится, я вас всех на уши поставлю, чтобы его нашли.

За этим последовала пауза. Де Лука надул щеки, о чем-то крепко задумавшись, потом пожал плечами и кивнул:

— Да, такого разговора я и ожидал.

Том почувствовал болезненный укол иглы в шею еще до того, как увидел приставленный к ней телохранителем шприц-пистолет. Аллегра была следующей на очереди. Голова ее безвольно поникла, и все вокруг закружилось и потемнело. Последнее, что запомнил Том, был голос Де Лука, сгустившийся и тягучий, словно на замедленной прокрутке:

— Передай от меня сердечный привет матушке!

Глава 47

Аукцион «Сотбис», кэ дю Монблан, Женева, 19 марта, 13:32

Невысокая, не более четырех футов, волосы, расчесанные на прямой пробор, падают налицо и плечи. Облачена в простую тунику, мягкими складками облегающую тело и подчеркивающую округлости груди благодаря переброшенному с плеча охотничьему ремешку. Взор устремлен вперед, губы приоткрыты в едва заметной улыбке — словно собирается что-то сказать. Руки отколоты в локтях.

— Статуя богини Артемиды, четвертый век до нашей эры, — пробормотал себе под нос Арчи, заглянув в аукционный каталог. — Предположительное происхождение — античное поселение близ Фогги. Частная сирийская коллекция.

Последние слова вызвали у Арчи улыбку. Даже без этой проверки, о которой его попросил Том, упоминание о какой-то сирийской коллекции уже вызывало подозрения. А все потому, что в отличие от европейских и американских коллекций, где каждый предмет имел хорошо задокументированную родословную, большинство ближневосточных и азиатских коллекций были покрыты мраком. Только скажите, что на протяжении восьмидесяти лет предмет хранился в какой-нибудь восточной семье, и вам не будут задавать неловких вопросов относительно его происхождения, как это было бы, окажись происхождение европейским.

Арчи отошел в сторонку, сделав вид, что изучает другие лоты и игнорируя звонки мобильника, которыми, как он догадался по нью-йоркскому префиксу, осаждал его адвокат, что прицепился к ним на похоронах сенатора Дюваля. Адвокат этот все пытался договориться о встрече с Томом и без конца наяривал по телефону. Ладно, в следующий раз надо быть умнее и не раздавать визитки направо-налево, подумал Арчи с усталым вздохом.

Повернувшись, он заметил стоявшую у двери Доминик Лекур. Арчи смотрел на светлые волосы, рассыпавшиеся по хрупким плечам, и вдруг обнаружил сходство между бледным овальным личиком и холодными точеными чертами Артемиды. И льняное платье, подпоясанное кожаным ремешком, напоминало тунику. Но сходство было мимолетным — иллюзию рассеяла байкерская курточка от Дукати и взгляд синих глаз, сверкавших такой необузданностью, какая и не снилась мраморному изваянию.

Доминик была слишком молода для него, что не мешало ему время от времени предаваться разным мыслишкам. Конечно, молода. Хотя возраст не мешал ей успешно вести антикварные дела Тома — например помочь ему после смерти отца перевести бизнес из Женевы в Лондон. И вот она снова оказалась здесь, но пребывание в этом месте, видимо, давалось ей не просто — Арчи заметил, как бы она ни пыталась это скрыть.

Доминик связывали с отцом Тома тесные отношения. Гораздо более тесные, чем у самих отца и сына. В свое время отец Тома спас ее — предложил работу вместо того, чтобы вызвать полицию, когда она пыталась стянуть у него бумажник. Так он вытащил Доминик из паутины наркотиков и мелких краж, которыми она промышляла со времен трудного сиротского детства. И она ухватилась за этот шанс обеими руками.

Арчи кивнул ей, когда Эрл Фолкс, тяжело опираясь на свой зонтик, направился к выходу. О том, что хозяином лота является Фолкс, Арчи догадался сразу. Не столько по тому, что тот все время крутился возле статуи, а скорее по пытливому взгляду, которым он изучал всех, кто к ней приближался. Ни дать ни взять папаша, присматривающий женихов для своей дочурки на выданье.

Как только Арчи подал знак, Доминик как бы невзначай натолкнулась на Фолкса.

— Pardon, — извинилась она.

— Ничего, ничего. — Фолкс холодно усмехнулся, учтиво кивнул и зашагал дальше.

— Давай! — шепнула Доминик, на ходу передав Арчи украденный у Фолкса телефон.

Отвернувшись к стене, Арчи отщелкнул заднюю крышечку, вытащил батарейку и выудил SIM-карту. Вставив «симку» в считывающее устройство, подключенное к нетбуку, он отсканировал содержимое и установил IMSI-номер, благодаря чему получил доступ к его телефонным переговорам.

Арчи глянул на Доминик — та шла к двери, давая ему знак поторопиться. Арчи кивнул, но сердце его бешено колотилось, потому что программа еще не закончила считывать информацию и на мониторчике сумасшедшим калейдоскопом мелькали цифры.

Снова глянув на Доминик, он выругался про себя, потому что она губами показывала ему, что Фолкс уходит. Вот черт! Он-то рассчитывал, что Фолкс будет присутствовать на аукционе лично, хотя знал, что некоторые дилеры нарочно не присутствуют на продаже своих лотов — чтобы не сглазить. Он снова посмотрел на компьютер. Пока ничего. Доминик уже была в панике. Еще раз глянул на компьютер. Все!

Вытащив SIM-карту из считывающего устройства, он торопливо направился к двери, прямо на ходу вставив в телефон Фолкса «симку» и батарейку. Поравнявшись с Доминик, он незаметно передал ей свой нетбук — чтобы быстро скинула все на флэшку.

— Он уже вышел! — шепнула она.

Арчи рванул в холл, и вниз по лестнице, и на улицу через главный вход. Фолкс усаживался на заднее сиденье серебристого «бентли»; водитель уже закрыл за ним дверцу и успел сесть за руль и включить зажигание.

— Прошу прощения! — тяжело дыша, крикнул Арчи, постучав по оконному стеклу.

Стекло опустилось, и Фолкс, сев прямо на сиденье, окинул его подозрительным взглядом.

— Я чем-то могу помочь?

— Вы обронили вот это.

Фолкс посмотрел на телефон, похлопал себя по нагрудным карманам, потом посмотрел на Арчи.

— Весьма вам признателен, — сказал он, и настороженный взгляд сменился благодарной улыбкой.

Взяв у Арчи телефон, он снова откинулся на спинку сиденья, и окошко, шурша, закрылось.

Когда машина Фолкса укатила, к Арчи подошла Доминик.

— Ну что, порядок? — спросил он, пытаясь отдышаться.

— Да, он наш! — Кивнув, она протянула ему новенький клонированный телефон.

Глава 48

Близ Ангиллара Сабиза, северо-западные окрестности Рима, 19 марта, 20:54

Том заморгал и открыл глаза. Перед ними медленно обозначились очертания помещения. Аллегра лежала рядом на кафельном полу. Пока еще дышала.

Осторожно сев, он прислонился спиной к стене, стараясь подавить рвотные позывы. После укола осталось головокружение и горький вкус во рту. И еще ужасная головная боль, сконцентрировавшаяся за правым глазом, — острая колющая боль, отзывавшаяся на биение пульса. Его снова потянуло в болезненный сон, и он только смутно различал какой-то пляшущий голубой отблеск на стенах, журчание воды, мертвенное эхо собственного дыхания и теплое дыхание Де Луки возле своей шеи. «Передай от меня сердечный привет матушке!»

— Том?

Аллегра перевернулась на бок, лицом к нему, ее темные волосы упали на лоб. Она выглядела испуганной — видимо, уже давно звала его.

— Сколько времени? — спросила она.

Он хотел посмотреть на часы, но тут же, поморщившись, вспомнил, что они остались красоваться на разрисованной наколками руке Джонни Ли.

— Понятия не имею.

— Merda. — Она провела руками по лицу и села рядом с ним. — Как думаешь, куда они нас притащили?

Том хмуро огляделся по сторонам. Помещение без окон почти целиком занимал огромный бассейн: футов пяти глубиной, шестидесяти в длину и около тридцати в ширину. Стены облицованы белым кафелем. Вода плещется и переливается через край в специальный отводный желоб. Подводные светильники отражаются мерцающими бликами на стенах.

Поднявшись, Том подошел к краю. Когда глаза немного привыкли, он понял, что за пятна темнеют под водой. Античные вазы и кувшины были разложены ровными рядами, словно старательно высаженные лозы в винограднике. Застывшие и неподвижные, они напоминали когорту древнеримских воинов, приготовившихся к атаке.

— Химическая ванна, — сказал он, указывая на синие цилиндры, объяснявшие легкое жжение в глазах.

Аллегра подошла к нему.

— Я такую уже видела. Только небольшую.

— Давай-ка пройдем туда. — Том махнул в сторону двери в дальнем конце бассейна.

Через эту дверь они попали в огромное помещение, где вдоль стен выстроились рядами стеклянные шкафчики, их полки были уставлены пузырьками и склянками со всевозможными красками и химическими препаратами. Прошли мимо стальных стеллажей с микроскопами, центрифугами, подставками для пробирок, весами, колбами и другим лабораторным оборудованием.

В центре комнаты — два огромных стола из нержавейки и глубокие раковины. Рядом с ними тележка, на ней — ножи, пилы, кирки, пинцеты, дрели и прочие инструменты, словно подготовленные для какой-то процедуры. В углу — скрученный кольцом шланг. Белый кафельный пол уклоном уходит к стоку, как для смыва крови.

— Все, что нужно «черным копателям» для хирургической операции… — заключил Том.

— И поставлено на широкую ногу. Прямо в промышленных масштабах, — согласилась Аллегра, и в голосе ее Том уловил злые нотки.

Была здесь еще одна дверь, через которую они попали в третью комнату. Освещала помещение одинокая голая лампочка, свет которой даже не доходил до углов. Сводчатые потолки, полукруглые окна высотой выше человеческого роста. Каменная лесенка в один пролет вела к еще одной двери, которая, судя по всему, была заперта.

Том зашел в комнату, Аллегра ждала на пороге.

Озираясь, он заметил, что каменный пол завален слоем смятых грязных газет и уставлен деревянными ящиками и коробками из-под фруктов и обуви. Заглянув лишь в несколько, он догадался о содержимом остальных — античные вазы, черепки, этрусские украшения, крафтовые пакеты с древнеримскими монетами, золотые кольца. В углу — останки каких-то фресок, распиленных на ровные куски размером с ноутбук. Должно быть, для удобства транспортировки и продажи.

— Да как же можно так обращаться с древностями! — кипя негодованием, воскликнула Аллегра.

— Все очень просто. Эти древности не представляют для них никакой ценности, кроме одной — их можно продать. А на остальное им плевать. Вон, посмотри.

Он с отвращением кивнул в сторону одной из открытых обувных коробок. Она была набита кольцами и человеческими костями — «черные копатели», чтобы долго не морочиться, просто-напросто отрезали у мертвецов пальцы.

— Как думаешь, Кавалли здесь взял ту маску? — спросила Аллегра, содрогаясь от омерзения.

— Сомневаюсь. — Том со вздохом присел на нижнюю ступеньку. — Здешний хозяин наверняка работает на Де Луку, а тот, судя по его реакции, о маске впервые слышит.

— Маску он, может, и не видел, но мог как-то прознать, что Кавалли крысятничает, — предположила Аллегра, садясь рядом с ним. — Воровство и предательство, помнишь? Де Лука сказал, что Кавалли был повинен и в том и в другом. Возможно, Кавалли пытался продать маску втихаря, за спиной у лиги.

— И получилось, что Де Лука убил Кавалли, Моретти сравнял счет, убив Риччи, а Де Лука нанес ответный удар, расправившись с Ардженто. Он был прав, когда сказал, что мы стали свидетелями начала войны.

— И видимо, поэтому они оба оставляли на мертвых телах эти свинцовые диски.

— То есть?

— Помнишь, я тебе говорила, что настоящая, древняя Делийская лига должна была существовать до тех пор, пока брошенные ее членами в море свинцовые монетки не всплывут? Так вот эти диски, видимо, свидетельствуют о расколе нового союза.

— Да, но по-прежнему не ясно, кто заказал убийство Дженнифер и зачем. — Том с раздражением вздохнул.

— Но ты думаешь, Де Лука не имеет к этому отношения?

— Не знаю. Возможно, не имеет… Мне кажется, если бы имел, он бы мне сказал.

— А тогда кто?

Том покачал головой, понимая, что так и не приблизился ни на шаг к правде. Они долго молчали, потом Аллегра осторожно проговорила:

— Дженнифер, наверное, много значила для тебя? Раз ты проделал такой путь сюда и так рискуешь.

— Она доверяла мне в делах, а это дорогого стоит. — Том грустно улыбнулся.

Они снова надолго замолчали. Том смотрел в пол.

— А как вы познакомились?

Том оценил деликатность Аллегры, то, что она не воспользовалась моментом и не стала напоминать, что тоже доверилась ему в своем деле. Ведь он все равно не поверил бы ей. Во всяком случае, пока.

— В Лондоне. — Он колебался мгновение, потом объяснил: — Она подозревала меня в ограблении Форт-Нокса. — И он улыбнулся, вспомнив их первый с Дженнифер нелегкий разговор на Пиккадилли-серкус.

— Форт-Нокса! Ничего себе! — Аллегра присвистнула. — Это какого же она мнения о тебе была, если…

Она замолчала, потому что дверь над ними с шумом распахнулась. Силуэт на пороге отбрасывал на ступеньки длинную тень. В руках пришедший держал фляжку.

— Давайте-ка прокатимся кое-куда.

Глава 49

Головной офис «Банко Розалиа», виз Бонкомпаньи, Рим, 19 марта, 21:24

— Ну? И насколько же мы прогораем? — состроив презрительную мину, спросил Сантос, наливая себе в бокал «Лимончеллы» со столика-каталки с напитками.

Альфредо Гери оторвался от своих калькуляций в ноутбуке. Галстук у него съехал набок, полу пиджака, свалившегося со спинки стула, затянуло под колесико, и он проехал по нему. Его жиденькие черные волосенки были гладко прилизаны, осунувшееся от недосыпа и давно не видавшее солнечного света лицо имело землистый, как у покойника, цвет. Справа на столе поверх покосившейся горы папок лежала коробка с пиццей, которую он так и не удосужился открыть.

— Наданный моменту меня недостача на… восемьсот… ну, или на девятьсот…

— Восемьсот или девятьсот чего? — Тон Сантоса был резок. Он сел во главе заваленного бумагами стола. — Сумма немалая. Так нельзя ли как-то поточнее?

— Восемьсот или девятьсот миллионов. Евро.

— Восемьсот или девятьсот миллионов евро. — Сантос закрыл глаза и тяжко вздохнул, потом резко вскочил. — Нет, вот ведь чудеса! Каких-нибудь несколько месяцев назад недостача даже в пятьдесят миллионов расценивалась как конец света, а теперь это у нас просто малая погрешность.

Он потянулся к жестяной банке, встряхнул ее и откупорил.

— Это нас облигации подвели, — продолжал Гери, снова нацепив очки и склонившись над монитором. — От целого портфеля, считай, ничего не осталось. Остальное за счет колебаний курса и двойной бухгалтерии.

— А я думал, мы от таких вещей застрахованы.

— От таких вещей застраховаться нельзя.

— А депозиты и вклады лиги? — спросил Сантос с оттенком слабой надежды в голосе.

— Антонио, от уставного капитала банка не осталось ничего, — медленно и отчетливо проговорил Гери. — Ни-че-го!

Сантос недовольно фыркнул и отодвинул от себя банку.

— Ладно. Это даже упрощает дело. В таком случае мне стоит беспокоиться только за себя. Что там у меня в итоге получается?

— Я ликвидировал все, что мог, — сказал Гери, словно извиняясь. — Основная часть утрачена, а то, что осталось от вашего портфеля, продать будет не так просто. Тут недели понадобятся.

— А денег сколько? — раздраженно спросил Сантос.

— Три, может быть, четыре миллиона.

— Да, еле-еле наскребешь на какое-нибудь шале, — усмехнулся Сантос. — Ладно, а с акциями у меня там что?

— Их я тоже уже посчитал, они входят в эти три миллиона. Не посчитал только пока ваши траты в Лас-Вегасе на прошлой неделе, — напомнил с укоризной в голосе Гери.

Сантос долго молчал, потом поднялся.

— Ну что ж, прекрасно. Что имеем, то имеем, а что имеем, того недостаточно… Картина мне нужна.

— Вы нашли покупателя?

— Сербы готовы ее у меня с руками оторвать за двадцать миллионов, — сказал Сантос с улыбкой. — Сегодня вечером вылетаю к ним.

— А часы?

— Одни я уже получил, а вторые в пути. Третьи получу вечером от Де Луки или Моретти. Они всегда свои носят.

— Они вам этого так просто не спустят, — заметил Гери, закрывая файл.

— Как они меня остановят, если будут мертвы? — Сантос повел плечами и, зайдя за стул Гери, встал сзади.

— За каждого, кого вы убьете, лига выставит еще двоих. Всех-то убить не удастся. Они в конце концов до вас доберутся.

— Как? — Сантос опять передернул плечами и подошел еще ближе — теперь ему были видны даже пигментные пятна и прожилки пониже волос на шее Гери. — Мир велик, а о том, куда я направляюсь, знаешь только ты, и больше никто.

— Я им ни за что не скажу, вы же знаете, — поспешил уверить его Гери, продолжая сидеть прямо и не оборачиваясь.

— Ну, как раз это я знаю. — С этими словами Сантос улыбнулся, обхватил левой рукой Гери за горло и оторвал его от стула. Гери задрыгал ногами, схватился за какую-то папку, выронил ее, рассыпав по полу бумаги. Тогда, правой рукой схватив Гери за подбородок, Сантос резко дернул его в сторону и свернул бедолаге шею.

Глава 50

Близ Ангиллара Сабиза, северо-западные окрестности Рима, 19 марта, 21:56

— Дернете по глоточку?

Держа в руке потертую походную фляжку, Фабио Контарелли обернулся к ним с переднего сиденья. Лет сорока пяти, низкорослый и пузатый, добродушием и веселостью он походил на деревенского всеобщего любимца, с которым всяк на короткой ноге и для которого мясник всегда припасет лучшую вырезку. Одет он был неряшливо, в какие-то обноски; коричневое от загара лицо, изборожденное морщинами, походило на пересохшее речное русло, зато в зеленых глазах игриво плясал озорной огонек. Понятное дело, что ему нечего было особенно предложить Аллегре и Тому взамен всех мерзостей, увиденных ими в подвале его дома.

— Нет. — Аллегра отказалась, и Том последовал ее примеру.

Пожав плечами, Контарелли глотнул из фляги сам и снова отвернулся, уставившись на дорогу, по которой трясся заляпанный грязью «лендкрузер».

— И давно ты занимаешься «черным копательством»? — поинтересовался Том.

— Да с тех пор, как мальчишкой был, — с гордостью проговорил Контарелли. Он тараторил быстро, в основном по-итальянски, и зычный басовитый голос как-то не очень соответствовал его облику. — Это у меня, знаете ли, в крови. Я с отцом ходил в поля. В те времена земля кишела осколками и черепками, и обломки статуй сами лезли наружу, только плугом копни. Вот тогда-то я и понял, что там, под землей, есть другой мир. — Он сделал ностальгический жест в сторону окошка, за которым простирались изборожденные землетрясениями поля, уже покрывшиеся пеленой ночной мглы. — Я продал, что нашел, на рынке, на вырученные деньги накупил книг, из них узнал, какова ценность этих древностей, ну и с тех пор шел в гору. Сейчас я capo di zona, глава бригады, и в этом вся моя жизнь.

— И ты всегда выходишь в поля по ночам?

— От местности зависит. — Контарелли прикурил сигарету от предыдущего бычка, ногти у него были обломанными и грязными. Всем своим видом он излучал гордость, его буквально распирало. — Если участок большой, то мы предлагаем владельцу долю с прибыли. Потом мои ребята приезжают туда днем с бульдозером и в касках. Если кто задает вопросы, то для них мы строители. Если снова задают вопросы, отмазываемся деньгами. Или затыкаем рты.

Аллегра почувствовала прилив гнева, забыв об опасности, исходившей в том числе и от сидевшего рядом с ними на заднем сиденье вооруженного человека. Она уже много чего увидела, и теперь знала, что это не просто «черное ко-пательство». Это был самый настоящий вандализм по отношению к культурным ценностям — ведь своими варварскими бульдозерными методами Контарелли наверняка уничтожал больше, чем находил. И он еще так радостно хвастается своими достижениями!

— И тебя никто никогда не застукал за этим занятием? — поспешил задать вопрос Том, видя, что Аллегра готова взорваться.

— А ты поди найди нас. Не пойман — не вор! — Контарелли усмехнулся. — Карабинеры, конечно, ищут, рыскают, но захоронений-то и античных вилл под землей тысячи, полиции повсюду не успеть. Особенно сейчас, когда им стало не до нас, когда политики вопят об иммигрантах, наркотиках и терроризме. Хотите верьте, хотите нет, а несколько лет назад я даже выгреб подчистую три захоронения под самым носом у полиции — на поле прямо рядом с полицейским участком в Витербо. И если уж они нас там не сграбастали, то здесь и подавно не словят.

Он весело расхохотался, хлопнув по ляжке водителя.

— А зачем ты сейчас этим занимаешься? Тебе что, денег мало? — сердито спросила Аллегра.

— Дорогуша, я делаю это не ради денег. Давно уже не ради денег. Археология — моя слабость, мое призвание, — объяснил он. Глаза его при этом возбужденно горели, а руки выписывали в воздухе кренделя, словно дирижировали оркестром. — Ты не представляешь, какое это упоение — найти захоронение, носом учуять запах свежевырытого склепа; какой это прилив адреналина, когда заползаешь внутрь и знаешь, что в любой момент тебя могут прихватить!..

— То, чем ты занимаешься, вовсе не археология, — сухо возразила Аллегра. — Это расхищение. Ты крадешь древние ценности и губишь, превращая красоту в безделушки для пресытившихся роскошью людей.

— Я воскрешаю из мертвых историю, — огрызнулся Контарелли, и лицо его посуровело. — Я реставрирую артефакты, тысячелетиями находившиеся в забвении. Я нахожу для этой красоты дом. Дом, где эти вещи будут цениться, где они будут выставлены напоказ, а не прозябать в безвестности в подвальном хранилище какого-нибудь музея. И это, по-твоему, расхищение?

Старая песня — лишь бы оправдать себя.

— Да? А как насчет твоего подвала и фресок, что там валяются, варварски распиленные на куски? — не унималась Аллегра. — Или пальцы, оторванные у мертвецов, и все остальное, что ты выгребаешь из могил? Это, по-твоему, археология?

Контарелли стал похож на грозовую тучу. Смерив Аллегру холодным взглядом, он отвернулся и ледяным тоном приказал водителю:

— Останови машину! Дальше пойдем пешком.

Глава 51

19 марта, 22:31

Они остановились в конце изрезанной колеями проселочной дороги, и дальше Контарелли повел их через пустырь; двое его людей замыкали шествие. Один имел при себе инфракрасный бинокль и то и дело приставлял его к глазам, изучая горизонт — по-видимому, на предмет полицейского патруля. Том и Аллегра шли друг за другом гуськом, так как были связаны одной веревкой за руки — Том за спиной, Аллегра спереди.

Контарелли держал в руках спиллони — длинный металлический шест, с помощью которого, как он объяснил, определял размеры захоронения и вход в него. Он по-прежнему не выпускал сигарету изо рта — правда, для маскировки прятал ее в ладони, когда затягивался. По той же причине не пользовались фонарем, полагаясь только на луну, освещавшую им путь.

— Тут важно уметь читать землю, — разглагольствовал Контарелли, по-видимому, решив после перепалки с Аллегрой общаться только с Томом. — Видишь, вон там трава более жухлая? — Он указал на участок земли, который, как показалось Тому, ничем не отличался от остального поля. — Земля над пустотами содержит меньше влаги. А ежевичные заросли вон там видишь? — Он махнул рукой в другую сторону. — Когда кусты вот так желтеют, это означает, что их корни уперлись под землей в стену.

Том кивал, стараясь не отставать, хотя это было не про сто — Контарелли оказался на удивление проворным ходоком; правда, в отличие от Тома ему не приходилось спотыкаться каждую секунду из-за того, что руки связаны за спиной.

— И дикий инжир тоже может служить подсказкой, — продолжал Контарелли. — А еще лисьи и барсучьи следы. Они могут привести тебя прямиком к входу.

— Ты куда нас вообще ведешь? — спросил Том, чувствуя всю безнадежность их с Аллегрой положения. Здесь, на пустыре, да еще связанные, они окончательно потеряли всякую возможность удрать.

— Дон Де Лука сказал, вы интересовались, чем мы занимаемся.

— Ну, думаю, я уже ухватил основную идею. Так что спасибо. — Том сухо улыбнулся. — А отсюда мы как-нибудь сами выберемся.

Контарелли только расхохотался и зашагал вперед.

— Обычно у нас уходит две ночи на то, чтобы вскрыть захоронение. В первую ночь мы расчищаем вход и даем всему, что там внутри, окислиться. На вторую ночь мы снова приходим и выгребаем все, что успеваем, до рассвета. Третий раз я обычно не хожу — больно рискованно, — но для вас сегодня сделал исключение.

Он остановился и помахал какому-то человеку, который стоял, опершись на лопату, возле земляного холмика и явно поджидал их. Тот махнул им в ответ, когда они почти приблизились к нему и разрытому им ходу.

— Да это же этрусский склеп! — воскликнула Аллегра.

Контарелли повернулся к ней и с улыбкой сказал:

— Вот видишь, ум-то до добра не доводит.

Том даже дернуться не успел, как ему на голову накинули полиэтиленовый мешок, поставили на колени и обмотали мешок вокруг шеи скотчем.

Потом его подняли и поволокли по разрытому ходу в глубь древнего склепа. А вскоре на сырую землю рядом с ним швырнули отчаянно сопротивляющуюся Аллегру.

— Привет вам от дона Де Луки! — прогремел откуда-то сверху зычный голос Контарелли.

Поначалу Том слышал только биение собственного сердца и мычание Аллегры, но вскоре до него донесся звук стального скрежета о каменистую землю.

Эти гады заваливали землей вход.

Глава 52

19 марта, 23:06

Времени у них почти не было — это Том хорошо понимал. С каждым вдохом они поглощали скудные запасы кислорода в склепе. Прилипший к лицу запотевший мешок раздувался, как медуза. Еще немного, и из-за переизбытка углекислого газа у них откажет сначала головной, а потом и спинной мозг.

Сначала закружится голова, потом наступит потеря сознания, и ты уже никогда не придешь в себя. Жуткая смерть! Только чего же удивляться? Ведь на нее их обрек тот же человек, по чьему приказу удавили Кавалли в водах Тибра и обезглавили Ардженто, как жертвенного агнца.

Аллегра прекратила барахтаться, но продолжала кричать сквозь пакет, тратя драгоценное дыхание. Том понял, что начинать надо с нее.

Он подполз к ней, нашел ее на ощупь связанными за спиной руками, добрался до пакета на ее лице и начал рвать его ногтем. Наконец ему удалось продырявить пленку. Аллегра шумно вдыхала воздух через крохотную дырочку.

Но эта работа отняла у Тома последние силы и посланий воздух. У него закружилась голова, и он был близок к потере сознания. Он понял, что долго не протянет. Секунд тридцать, не больше. Он лег и приставил обернутое пакетом лицо к рукам Аллегры, так чтобы она могла нащупать его рог. Длинными ногтями она разорвала пленку гораздо быстрее, чем он. Том жадно глотал воздух, и затхлая вонь склепа показалась ему ароматом райского сада.

— Ты в порядке? — спросил он через пакет, когда в голове немного прояснилось.

— Вообще-то не очень, — ответила она, кашляя.

— Где твои руки?

Нащупав ее запястья, он стал распутывать узел. Тот поначалу не поддавался, но постепенно ослаб, и веревка развязалась. Аллегра села и развязала Тома. Они нашли друг друга на ощупь в темноте и обнялись — еще недавно абсолютно чужие друг другу люди, они вдруг стали близки, как никто, перед лицом смертельной опасности.

— Интересно, в какой стороне выход? — сказал Том, срывая с головы пакет.

— Нам надо двигаться по стеночке, тогда мы его найдем, — ответила Аллегра. — Может, нам удастся… Ой, а это что такое?

В глаза Тому ударил яркий луч света, и Аллегра тотчас убрала его, извинившись. Если фонарик не выпал у Контарелли из кармана случайно, то получалось, что он нарочно оставил его им. Зачем? Может, ожидал, что они выберутся? А может, все-таки хотел помочь? Эта мысль вселила в Тома надежду.

Он огляделся, обнаружив над головой низкий куполообразный свод и земляной пол под ногами, усыпанный глиняными черепками. В углу лежал ворох гнилого тряпья — как понял Том, все, что осталось от законного обитателя склепа.

— Сюда! — Аллегра указала на низенький тоннель, ведший к выходу.

Окрыленный надеждой, Том полз впереди, но вскоре путь ему что-то преградило. Как он и предполагал, вход был засыпан землей. Но не только. Сначала эти сволочи заткнули отверстие камнем.

— Не надо было снимать мешки, — проговорила Аллегра дрогнувшим голосом. — Лучше уж задохнуться быстро, чем умирать в долгих муках.

— Да погоди ты, умирать пока рановато, — с усмешкой сказал Том. — Думаю, у нас есть еще воздуха часиков на шесть, максимум на восемь.

— Это радует. — Она усмехнулась, потом озадаченно нахмурилась, пытаясь разглядеть в свете фонарика какой-то металлический предмет, лежащий у входа.

Это был «глок» семнадцатого калибра. Том взял его в руки и проверил обойму. В ней было два патрона.

Похоже, Контарелли все-таки предложил им выход.

Глава 53

Авеню Криг, Женева, Швейцария, 20 марта, 00:02

— По-моему, не туда мы пришли, — шепнула Доминик.

В другое время Арчи готов был бы с ней согласиться — пустынное здание со сломанным лифтом, облезлые стены лестничных клеток, половина лампочек разбиты, таблички на дверях перекошены. Ну никак это место не вязалось с обликом важного и напыщенного Фолкса. Но курьер из доставочной службы «Сотбис», которому Арчи сунул деньги, божился, что это правильный адрес — и этаж, и номер комнаты той самой компании, что продавала Артемиду.

— Он же показал мне квиток, — пробормотал Арчи, ковыряя булавкой никак не поддающийся замок. — «Галери Дассен» зарегистрирована здесь.

— Нет, просто место какое-то странное, — сказала Доминик, качая головой. — Может, надо было сначала с Томом посоветоваться?

— Да я названивал ему целый день! — сердито напомнил Арчи, и в голосе его слышалось не только раздражение, но и нотки обеспокоенности. Как-то было не похоже на Тома так долго не выходить на связь. — К тому же… — замок наконец поддался, — мы уже вошли, так что отступать поздно.

Натянув на лица маски, они проскользнули в офис и осторожно прикрыли за собой дверь. Огромная комната с четырьмя столами, маленькая кухня, приемная и, надо понимать, личный кабинет то ли хозяина фирмы, то ли менеджера.

— Нет, ты все-таки уверен, что мы пришли правильно? — прошептала Доминик, обводя лучом фонарика шкафы со всякой юридической и налоговой литературой, стопки бумаг на столах и полках, принтеры и шреддеры и целую серию безвкусных пейзажей, на которых почему-то на всех была изображена яхта, плывущая по озеру.

Арчи уныло вздохнул — уж очень не хотелось ему признавать, что Доминик, похоже, права.

Гигантский стол, сразу привлекавший внимание, стоял здесь, похоже, с одной лишь целью — для устрашения входящих. За ним вдоль стены — стеллажи с книгами, фотографиями в рамочках и всякими офисными безделушками. Арчи не удержался, чтобы не запустить одну такую штуковину с качающимися шариками, придуманную для успокоения нервов. Рассеянно взяв в руки одну из фотографий, он нахмурился. Вместо импозантного аристократического Фолкса на фото был запечатлен какой-то ожиревший субъект в плавках, пытавшийся натянуть на себя дайверский костюм.

Передернувшись от отвращения, Арчи поставил карточку на место и переключил внимание на стоявшие в углу две офисные тумбочки. Выдвигая поочередно ящики, он перебирал счета и чеки, пока не наткнулся на бумагу с пометкой «Галери Дассен».

— Кое-что нашел, — сказал он и показал листок Доминик, рывшейся в бумагах на одном из столов, потом прочел вслух: — «Галери Дассен». Зарегистрирована по адресу: авеню Криг, 13. Это здесь. Исполнительный директор — Жером Карвель. — Он оглянулся на дверь, вспомнив имя, которое видел на табличке. — Это он.

— А кто такой исполнительный директор? — поинтересовалась Доминик.

— Это тот, кто выполняет всю административную работу в отличие от генерального директора, который отвечает вообще за все и которым в данном случае у нас яшгяется… — Арчи отыскал среди бумаг акционерский контракт, пролистал его до той страницы, где стояла подпись, и угрюмо прибавил: — Эрл Фолкс. А Карвель — это прикрытие, фасад.

— Зачем такие хитрости?

— Кто его знает. Ну, например, чтобы скрыть… — Арчи замолчал на полуслове, так как его осенила идея. — Кто в конечном счете купил эту Артемиду?

После торгов Доминик подходила к аукционисту и интересовалась статуей — дескать, хочет купить ее у нового владельца. Аукционист, учуяв шанс поживиться, охотно назвал ей имя и предложил свои услуги посредника.

— Торг состоялся в пользу «Ксенофон трейдинг».

Арчи скрылся в кабинете и вскоре вернулся оттуда с еще одной папкой в руке.

— «Ксенофон трейдинг», — прочел он вслух. — Исполнительный директор — Жером Карвель. Генеральный директор… Ага! Эрл Фолкс! — Он с победоносным видом посмотрел на Доминик.

— Так он что, купил сам у себя?! — вырвалось у Доминик. — Ничего не понимаю. Бессмыслица какая-то. Комиссионные проценты все равно пришлось бы платить, даже при заниженных ставках!

— Это что там у тебя? Накладные? — Арчи кивнул на стопку бумаг, которую перебирала Доминик.

— Аукцион за прошлый месяц.

— А «Ксенофон» где-нибудь среди покупателей числится? — спросил Арчи, подходя к столу.

Держа в одной руке фонарик, а другой перелистывая бумаги, Доминик быстро посчитала их.

— Ну вот, здесь одна. Две… три… четыре… пять. И смотри, кто продает! Здесь и здесь — «Галери Дассен».

— Так, кто это у нас такие — «Мелфи экспорт»? — Арчи задумчиво постучал пальцем по столу. — Тоже, я смотрю, много где появляются.

Он снова исчез в кабинете и вскоре вернулся с третьей папкой в руках и с торжественным выражением на лице.

— «Мелфи экспорт». Исполнительный директор — Жером Карвель. Генеральный директор… Эрл Фолкс. Все та же история — продает под видом одной компании и покупает под видом другой. Полная бессмыслица.

— Нет, он наверняка что-то с этого выгадывает, — сказала Доминик.

— Да, но только я не понимаю что. Что еще можно тут выгадать, кроме вороха бумажной работы? — Арчи озадаченно похлопал по стопке бумаг.

И вдруг Доминик повернулась к нему с улыбкой.

— А вот это как раз и есть ответ.

— Что?

— Бумажная работа. Он делает это ради бумажной работы.

— О чем ты толкуешь, я никак не пойму?

— О том, что, возможно, это типичная отмывка! — воскликнула Доминик. — Вот смотри. Сначала он выставляет вещь на аукцион. Потом покупает ее сам у себя под другим именем. А потом продает ее настоящему покупателю, но только на этот раз она уже имеет солидную родословную, обеспеченную официальной накладной и оценочным сертификатом аукционного дома.

— Точно! И это не только ради родословной. Торговцы оружием продают свой товар в обход любых запретов и эмбарго. Продают через целую цепочку подставных лиц и посредников, так что, когда товар достигает покупателя, уже никто не может проследить назад всю цепочку и выявить первоначального продавца. Называется это триангуляцией. Фолкс, похоже, проворачивает здесь такие же дела, чтобы замести следы.

Глава 54

Близ Ангиллара Сабиза, северо-западные окрестности Рима, 20 марта, 01:13

У них давно уже не было ни сил, ни желания разговаривать. Теперь они сидели в молчании, обхватив колени и ежась от холода. Фонарик лежал на земле между ними, давая жалкую лужицу света. Тома не отпускало зловещее предчувствие — когда этот скудный огонек догорит, они тоже долго не протянут.

Ему уже доводилось оказываться перед лицом смерти, но еще никогда он не встречал ее приближение с такой покорностью и беспомощностью, как сейчас. Да, они были беспомощны перед этими незыблемыми каменными стенами, плотно утрамбованным полом, непробиваемым купольным сводом и замурованным входом. У них не было никаких орудий, ни одного способа связаться с внешним миром. Ничего, кроме двух патронов, лежавших рядком в луче бледного света, как два мертвых тела, ждущих погребения.

— А как ты догадался? — проговорила наконец Аллегра, нарушая громоздкую убийственную тишину.

— Догадался о чем?

— Когда мы впервые встретились в доме Кавалли и ты вернул мне пистолет, — напомнила она. — Как ты догадался, что я не стану в тебя стрелять?

— А я не догадался.

— Тогда почему ты поверил мне?

— А я не поверил.

— Тогда как же…

— Я просто вытащил обойму перед тем, как отдать тебе пистолет. — Том усмехнулся. — Так что ты не застрелила бы меня, даже если бы очень захотела.

— Ах ты… — Аллегра улыбнулась и ущипнула Тома за плечо.

— Уй!.. — Он поморщился — рука у него до сих пор болела после того, как Аллегра огрела его в то утро.

— Что, до сих пор сказываются нанесенные девушкой побои? — Она расхохоталась, и этот звонкий смех прозвучал странновато в мрачных сводах склепа.

— Да ладно, тебе просто повезло — пару раз удачно приложила, — шутливо оправдывался Том. — Еще пару секунд, и я бы…

Он осекся на полуслове, когда Аллегра предостерегающе подняла руку и подбородок у нее вздернулся, как у гончей, учуявшей лисий запах.

— Что это?

Том напряг слух — поначалу ничего не услышал, но потом различил что-то похожее на слабое тарахтение мотора.

— Они возвращаются! — обрадовалась Аллегра, повернувшись, чтобы броситься к выходу.

— Может, для того, чтобы закончить работу, — мрачно заметил Том, оттаскивая ее назад и заряжая пистолет.

Они сидели, прислушиваясь к монотонному сотрясанию земли и изредка доносившимся приглушенным голосам. Том ждал, прицелившись в сторону камня, которым завалили вход, полный решимости утащить за собой на тот свет Контарелли или кого он там пошлет вперед себя.

Минут через десять камень зашевелился, в образовавшуюся щель посыпалась земля и проник лунный свет. Голоса теперь были слышнее, один ругался по-итальянски, другой кряхтел от натуги. Потом последние усилия — и камень с грохотом откатился в сторону.

Яркий ослепительный свет прорвался в тоннель, заставив Тома и Аллегру зажмуриться. Потом послышался рокот вертолета, гулко отдававшийся в стенах склепа.

Первые несколько мгновений ничего не происходило, потом в освещенном проеме возник черный силуэт.

— Том Кирк! Аллегра! Andiamo![13] — произнес, приближаясь к ним, голос.

Том с Аллегрой переглянулись, и Том медленно опустил пистолет.

— Что происходит? — спросила Аллегра, перекрикивая шум.

— Не знаю, — сказал Том. — Но по-моему, наше затворничество закончилось.

Они поползли по тоннелю и вскоре выбрались наружу. Поднявшись на ноги, они принялись отряхивать землю с одежды и рук. Но радость освобождения очень быстро улетучилась, когда они увидели перед собой трех человек с пистолетами на боку, одетых в военизированные спецовки, пуленепробиваемые жилеты и маски. На двоих к тому же были очки ночного видения и на груди — снятые с предохранителя «Беретты PS12-SD».

— Вперед! — скомандовал один, подталкивая Тома с Аллегрой к приземлившейся футах в тридцати вертушке, чей прожектор лупил мощным лучом по входу в склеп, а от вращающихся лопастей полегла трава. Четвертый человек ждал их в кабине пилота.

— Залезайте! — крикнул первый, протягивая им по паре летных наушников. — Не волнуйтесь, мы там все обратно заделаем, и они не узнают, что вы выбрались.

Захлопнув дверцу, он отступил назад и сделал пилоту знак подниматься. Дергаясь и болтаясь, вертолет оторвался от земли, наклонил роторы и под крутым углом взмыл в небо. Через несколько минут захоронение исчезло из виду, поглощенное ночной тьмой.

— Военные? — прокричала Аллегра Тому в ухо, и в голосе ее, помимо беспокойства, слышалось оживление.

— Не знаю, — ответил Том, оглядываясь по сторонам. — Снаряжение у них стандартное для итальянской армии. Может, какие-нибудь спецсилы или что-нибудь вроде частного военного формирования. — Он кивнул на затылок пилота. — Можешь попробовать спросить у него, но не думаю, что он нам скажет.

— Знаешь, я даже не уверена, что сейчас мне это так уж важно, — сказала она, с облегчением пожимая плечами. — Чем дальше мы отсюда смотаемся… — Она не договорила, потому что взгляд ее упал на бумажный пакет, оставленный на противоположном сиденье. Адресован он был обоим. Том и Аллегра переглянулись. Аллегра вскрыла пакет и заглянула внутрь, а потом высыпала его содержимое на колени — порядка двадцати тысяч евро, сложенных аккуратной пачечкой, связка ключей и пять черно-белых фотографий сгоревшей дотла квартиры. К фотографиям был прикреплен официальный пресс-релиз полиции Монегаска.

— Что там написано? — Аллегра нахмурилась, протягивая ему листок.

— Они разыскивают двух пропавших человек, — быстро перевел Том. — Ирландского банкира Ронана д’Арси и его дворецкого Смита с чудным именем Решимость. Здесь говорится, что их никто не видел с тех пор, как два дня назад сгорела квартира д’Арси. Похоже, кто-то хочет, чтобы мы в этом разобрались. — Он прищурился, разглядывая снова третью фотографию, на которой какой-то маленький предмет привлек его внимание. Том подумал: интересно, полиция это заметила?

— Может, Де Лука? — предположила Аллегра. — Помнишь, он говорил нам, что у него бухгалтер в Монако пропал?

— Зачем тогда Контарелли хоронил нас заживо? Чтобы через несколько часов опять выкопать? — возразил Том, качая головой.

— Но тогда кто еще мог знать, где нас искать?

Том недоуменно пожал плечами. В словах Аллегры имелся определенный резон, но ему сейчас было интересно не столько кто спас их, сколько зачем. Зачем их спасли и чего от них хотят?

Их разговор прервал хриплый голос пилота:

— Куда летим?

— Что значит «куда»?

— У меня приказ доставить вас куда скажете, но в пределах вылета, — объяснил пилот.

— Куда скажем?! — удивился Том. Он-то думал, что неизвестный освободитель распорядился доставить их к нему.

— Да, куда скажете, — подтвердил пилот. — Я посажу вас, и вы свободны. — Он потянулся куда-то и протянул им два швейцарских паспорта, выписанных на чужие имена. — Так куда летим?

Том задумался над ответом, листая поддельные документы. Он знал, что полный бак обеспечит им шестисоткилометровую дальность. Более чем достаточно, чтобы оторваться от Де Луки, Галло и от этой преступной возни, в которой они с Аллегрой оказались замешаны. У Аллегры, похоже, возникли те же соображения, потому что, сняв наушники с микрофоном, она крикнула ему в самое ухо, чтобы пилот не смог услышать:

— Как ты намерен поступить?

— Если мы хотим смотаться, то сейчас самый момент, — крикнул в ответ он. — Смотаться, пока есть возможность, и подождать.

— Подождать чего? Пока я докажу, что Галло преступник? Нет, я не могу ждать, мне ждать нечего!

Том снова надел наушники.

— А можно доставить нас в Монте-Карло? — спросил он у пилота.

— Конечно, — ответил тот. — А что вам еще понадобится?

Том на минутку задумался.

— Для меня костюм. Три пуговицы, двубортный. Для дамы платье. Черное. Размер восьмой.

Часть третья

Боюсь я данайцев, дары приносящих.

Вергилий. Энеида. Кн. II, 48

Глава 55

Побережье Лигурийского моря, 50 километров к юго-востоку от Монако. 20 марта, 02:21

Пошутив насчет нарядов, они взяли курс на запад и вскоре достигли побережья чуть севернее Чивитавеккьи, и потом радар, отмечавший изрезанную береговую линию, показал, что они приближаются к Ливорно. Оттуда они взяли курс на противоположный берег Лигурийского моря, Ливорно стал постепенно удаляться, пока не превратился в сплошную пелену мерцающих огней и под ними осталось только черное полотно воды да гулкое эхо роторов, разбивавшееся о волны.

Иногда луна выходила из-за туч, и тогда их вертолет, отражаясь в воде, казался призрачным кораблем, качающимся на неоново-белых барашках волн. Но луна снова пряталась, призрачный корабль исчезал, под ними снова смыкалась черная мгла, и тогда казалось, что они падают в бездонную пропасть.

Аллегра, поглядывая на Тома, заметила, что ему, похоже, тоже нравится эта жужжащая монотонность полета — прижавшись перепачканным лицом к стеклу иллюминатора, он был погружен в свои мысли. Интересно, осталось ли у него такое же ощущение страшного полиэтиленового пакета на лице и казалось ли по-прежнему, что ногти продолжают скрести земляные стены склепа?

Она вынуждена была признаться себе, что очень испугалась. И это был не страх перед опасностью, когда ты испытываешь прилив адреналина и без раздумий действуешь по воле инстинкта. Это был страх смерти, когда у твоего мозга предостаточно времени поблуждать по длинным пустынным коридорам сгущающегося ужаса и неопределенности. Такой страх, должно быть, таится в натужной веселости хирурга или в откровенно-смелой улыбке рентгенолога.

Наверное, этим и объяснялось сейчас успокоительное действие монотонно гудящего мотора, ставшее облегчением после жуткого ожидания смерти, пережитого ею в той страшной могиле. Жужжание вертолета напоминало о том, что она жива. О том, что ей удалось избежать смерти.

Правда, она не знала, что последует за этим счастливым спасением и кто помог им. Кому-то понадобилось, чтобы они выжили и продолжили расследование. Только вот кому это понадобилось, было совсем не ясно. Может, дону Де Луке, если д’Арси действительно был его человеком? Но тогда, как совершенно правильно заключил Том, Де Лука не стал бы поручать Контарелли убивать их ради того лишь, чтобы несколько часов спустя выслать им на выручку спасательную команду. Но если не Де Лука, то кто? ФБР? Том говорил, что когда-то работал в ФБР. Так, может, они? Не хотят упустить свой лучший шанс отыскать убийцу Дженнифер? Она сокрушенно покачала головой, не в силах найти ответ на этот вопрос.

Зато теперь она могла в полной мере доверять Тому. Она знала, что он не остановится на полпути, не свернет в сторону, не успокоится, пока не разберется с этой Делийской лигой и не накажет того, кто убил его подругу. Она даже немного завидовала его упертости. Вот интересно, есть ли такой человек, который мог бы сделать то же самое ради нее? Наверное, нет. Эта мысль лишь придала ей решимости. Она вдруг поняла, что если не пройдет весь путь до конца, то вместо нее этого не сделает никто. И тогда Галло окажется победителем.

Том постучал по стеклу иллюминатора.

— Монте-Карло.

Город словно выпрыгнул из ночи, впиваясь бетонными когтями в горный склон и разевая огненную пасть навстречу морю. Вертолет протарахтел над яхтами в гавани и взял курс на вертолетную площадку, выступавшую над водой. Высадив Тома с Аллегрой, он тотчас снова взмыл в небо и вскоре исчез из виду, оставив после себя только теплый шелест ветерка.

Площадка не принимала полеты по ночам, но кто-то позаботился о том, чтобы ворота ее были открыты. Ключи, найденные Томом и Аллегрой в бумажном пакете, подошли к «БМВ Х5», припаркованному у пустынного терминала. В машине они нашли свертки с одеждой: обычной, повседневной, и вечерними туалетами. Для Тома — костюм и рубашка, для Аллегры — маленькое черное платье по колено. К ним — туфли, запонки, расческа, косметика. Словом, позаботились обо всем до последней мелочи. И даже особо не разглядывая вещи, Аллегра поняла, что все они подходят как нельзя лучше. То есть эти люди, кто бы они ни были, знали, что делают.

— Ну что, дам пропускаем вперед? — сказал Том и, закрыв дверцу машины, деликатно отвернулся.

Только раздевшись, Аллегра поняла, какая она чумазая. И лицо, и руки, и одежда были перепачканы грязью всех сортов, которую она собрала во всех местах, где побывала, — и в подпольной типографии Ли, и в забрызганной пеной машине Кавалли, и в жутком подвале Контарелли, и в страшном пустом склепе. Она, как могла, оттерла себя влажными салфетками, подкрасилась и натянула платье. Перед тем как выйти из машины, она заглянула в зеркальце. В общем-то неплохо, если не считать волос, но тут понадобится месяцев шесть и несколько походов к дорогому парикмахеру, чтобы придать им более или менее приличный вид. Зато эта нелепая прическа очень ей помогла.

Она вышла из машины, чтобы поменяться с Томом местами, и очень надеялась, что его приподнятые брови можно считать знаком молчаливого одобрения. Через пять минут он тоже был готов.

— Хочешь за руль? — предложил Том, протягивая ей ключи. — Только на этот раз давай без таранов.

Она с улыбкой отказалась.

— Ничего смешного.

До казино от вертолетной площадки было рукой подать. Впрочем, в стране площадью всего 485 акров все места находятся в тесной близости друг от друга. Многочисленные «феррари» и «ламборджини» медленной вереницей тянулись к плас дю Казино, давая туристам возможность поглазеть из окошек. Свернув за центральным фонтаном, где булькающая вода походила на плавленое стекло, переливавшееся в свете прожекторов, и отстояв в очереди за каким-то «бентли-континенталь», они дождались, когда швейцар примет у них машину, чтобы отогнать ее.

Казино представляло собой роскошное здание в стиле барокко с позднеготическими башенками на фасаде, украшенном статуями и рельефами. Подсветка прожекторов расцвечивала его во все оттенки желтого — от янтарного до золотистого, а позеленевшей медной крыши было почти не видно за башенками. Часы в центре фасада, подпираемые двумя бронзовыми ангелами, показывали начало четвертого.

— Ты так и не сказал, зачем мы сюда пришли, — посетовала Аллегра, когда Том повел ее по мраморному вестибюлю к билетной кассе.

Оплачивая вход, Том снисходительно усмехнулся, словно считал этот вопрос глупым.

— Поиграть в блэкджек, конечно.

Глава 56

«Казино де Монте-Карло», Монако, 20 марта, 03:02

Внутри казино было устроено по простой и железной логике — чем дальше ты забирался и чем больше рисковал, тем больше денег ставил, чтобы их проиграть. Элементарное в общем-то надувательство, но за долгие годы своего существования оно привело к эволюции сложной интуитивной экосистемы, где те, кто находился на нижней ступеньке пищевой цепочки, редко дерзали проникнуть на территорию высшего звена, хищных млекопитающих.

Наблюдать за этой картиной не составляло труда, стоило только обратить внимание на то, что в залах ближе к входу обитали загорелые английские и немецкие туристы, повытаскивавшие со дна чемоданов слежавшиеся вечерние туалеты, прихваченные для парадного выхода. Свои скромные проигрыши они переживали с плохо скрываемым возмущением и обидой. Глубже, в средних залах, водилась уже другая публика — расфуфыренные и разодетые итальянские и французские парочки. Эти уже не туристы, а местные. Они прикатывали сюда на своих машинах, когда возникало желание поиграть, и за игорными столами чувствовали себя раскованно и непринужденно. А самые дальние залы, в глубине, были оккупированы русскими — как правило, дородными мужчинами в черных костюмах, не выпускавшими из пальцев сигару, которую они почему-то держали, как штык. Рядом с таким толстяком обязательно находилась хрупкая блондинка, по возрасту годившаяся ему в дочери и одетая непременно в белое — чтобы получше продемонстрировать загар. Они делали ставки с безразличием, граничившим со скукой, ставили фишки на все клетки подряд, не оставляя живого места на рулеточном столе, и надеялись, что это вращающееся колесо как-то оживит их однообразную жизнь, в которой давно уже не было места неосуществленным мечтам и неудовлетворенным потребностям.

Том переходил из одного зала в другой и не мог избавиться от нахлынувших горьких мыслей. Яркое мелькание игровых автоматов и веселый звон шарика рулетки напомнили ему казино «Амальфи». Эти воспоминания вцепились в горло и душили, словно норовя утащить его в какой-то другой, параллельный мир.

Он будто смотрел фильм. Эхо прогремевшего выстрела, Дженнифер скорчившись лежит на полу, запах крови и пороха, крики, паника. Фильм, который он мог включать, ставить на паузу, проматывать вперед и назад, но никогда не мог перемотать его назад дальше грянувшего выстрела. С того выстрела фильм начинался.

— Том? — Аллегра положила руку ему на плечо. — С тобой все в порядке?

— Да, я в полном порядке. — Он кивнул. Тот крик постоянно звенел у него в ушах, но он был уже озадачен другим. Теперь, когда он лучше разглядел казино, его поразило не столько сходство этого места с «Амальфи», сколько различия между ними.

Например, здесь играли не в «пунто банко», а в «железную дорогу». Маркировки на покерных столах были на французском, а не на английском. Колесо рулетки имело одно «зеро», а не два. И ощущался здесь какой-то особый горьковато-приторный привкус времени, дух в одночасье промотанных и выигранных состояний. Вроде бы едва уловимые различия, но все вместе да еще в окружении этих старинных канделябров и скульптур они делали это место живым, вдыхали в него душу. Кицман не смог бы создать такую атмосферу ни за какие деньжищи; его «Амальфи» по сравнению с этим старым казино казался силиконовой коробкой, убогим образчиком современной безвкусицы.

— Сдай-ка мне. — Том сел за пустой покерный стол и выставил на кон фишку на пять тысяч евро.

Крупье — долговязый тощий мужчина немного за сорок с длинными тонкими пальцами пианиста — внимательно посмотрел на него и улыбнулся:

— Месье Кирк! Рад видеть вас снова.

Он сдал Тому короля и пятерку.

— Я тоже рад, Нико.

— Я очень сожалел, когда узнал о вашей утрате.

В первый момент Том решил, что он имеет в виду Дженнифер, но потом понял, что речь, наверное, идет о его отце. Уже почти три года прошло. Вот, стало быть, как давно он здесь не был.

— Благодарю за сочувствие. Карту.

— Нельзя блефовать на пятнадцати! Даже я это знаю, — шепнула Аллегра, склонившись к нему.

— Семь. — Крупье назвал следующую карту. — Двадцать два. — Он сгреб карты и Томову фишку с кона.

— Вот видишь?! — воскликнула Аллегра.

— Я пришел за своим барахлом, — понизив голос, сказал Том и выложил на стол еще одну фишку на пять тысяч евро. — Оно еще здесь?

— Конечно. — Нико кивнул и сдал Тому туза и семерку.

— Восемнадцать. Не надо больше брать, — снова посоветовала Аллегра, но Том проигнорировал ее совет.

— Карту.

Крупье выложил перед ним восьмерку.

— Двадцать шесть.

Аллегра сердито пыхтела.

— А ты не любишь проигрывать, — сказал Том, которого позабавило выражение ее лица.

— Я не люблю тупо проигрывать! — поправила его она.

— Возможно, мадам права, — сказал крупье. — А в «рулетт англез» вы не пробовали?

— Вообще-то я надеялся встретить тут старого друга. Ронан д’Арси. Знаешь его?

Крупье помедлил, потом кивнул.

— Да. Он был у нас несколько раз. Дает хорошие чаевые. — Он помолчал и прибавил: — Неприятная история.

— Очень неприятная, — согласился Том. — А не знаешь, где я могу его найти?

Нико пожал плечами, потом покачал головой:

— Никто не видел его после пожара.

— А где он жил?

— На бульваре де Суисс. Дом вы сразу узнаете.

— А проникнуть туда поможешь?

Крупье снова оглянулся и, убедившись, что их никто не слышит, кивнул.

— Ждите меня в «Кафе де Пари» через десять минут.

— Да, и мне понадобится пара телефонов, — прибавил Том и бросил на стол еще одну пятитысячную фишку. — Вот. Это тебе за хлопоты.

— Мерси, месье, но четырех будет вполне достаточно. — Крупье вернул Тому фишку на одну тысячу евро и знаком дал понять распорядителю зала, что ему нужно отлучиться.

— Так ты нарочно проиграл оба эти раза? — недоуменно пробормотала Аллегра, когда они шли к выходу.

— Ему полагается вознаграждение в десять тысяч евро.

— Вознаграждение за что?

— За то, что позаботился вот об этом… — Он показал ей фишку, которую дал ему на сдачу крупье. На обратной ее стороне были накорябаны две цифры.

Том повел Аллегру в дальний конец вестибюля, потом через зеркальную дверь они вышли на мраморную лестницу, спустились по ней и оказались в узком коридоре, в конце которого находились мужской и дамский туалеты.

Оглянувшись и убедившись, что они одни, Том открыл шкафчик под лестницей и достал оттуда табличку «Не работает». Прикрепив ее к двери мужского туалета, чтобы никто не входил, он исчез внутри и вскоре выглянул, улыбаясь.

— Пусто.

— Это хорошо? — спросила Аллегра, не скрывая нетерпения в голосе, и зашла следом за ним.

Туалет этот Том помнил хорошо. Обычный сортир: справа от входа четыре деревянные кабинки, слева — шесть фарфоровых писсуаров, отделенных друг от друга перегородками из матового стекла. В центре помещения огромная беломраморная стойка с двумя раковинами и зеркалами. Стены были выложены крупной серой мраморной плиткой.

— Шестая вдоль, третья вниз.

Том показал Аллегре цифры, накорябанные на фишке, потом повернулся лицом к писсуарам и начал отсчитывать с левого края шесть плиток вдоль и три вниз.

— У меня получилась вот эта, — сказал он, шагнув вперед и указав на плитку над третьим писсуаром.

— У меня тоже, — сказала Аллегра, недоуменно насупившись.

Сняв со стены у двери огнетушитель, Том с размаху шарахнул им по плитке, которую они с Аллегрой выбрали. Плитка с глухим звуком продавилась.

— О, да там пустота! — удивленно воскликнула Аллегра.

Том еще раз ударил огнетушителем по стене. Соседние плитки вокруг уже имевшегося отверстия отвалились, образовав прямоугольный проем. Сунув туда руку, Том вытянул наружу огромную черную сумку.

— И давно она тут лежит?

— Года три или четыре, — ответил Том и объяснил: — Нико подкупил строителя, который тут работал, чтобы тот заново выложил плиткой эту комнату. Это была идея Арчи. Такая вот предусмотрительность. На всякие случаи жизни. Он придумал сделать тайник здесь и еще в нескольких местах по всему миру, где у него были свои люди.

Аллегра наклонилась посмотреть, когда он открывал «молнию» на сумке.

— А что там внутри?

— Батареи, инструменты, дрель, борескоп, магнитные приборы, рюкзак, — перечислял он, роясь в сумке. — Деньги, оружие. — Он достал из сумки два «глока», проверил обоймы и, убедившись, что они полные, убрал пистолеты в карман.

— А это что такое? — поинтересовалась Аллегра, вытащив из сумки какой-то маленький предмет размером с сигаретную пачку.

— Датчик местоположения. Трехмильный радиус. — Он вытянул антенну, вставил свежую батарейку и протянул датчик Аллегре. — Возьми его себе, если хочешь. Так я хотя бы тебя не потеряю.

— Не беспокойся, ты от меня так просто не отделаешься. — Она улыбнулась, бросив прибор обратно в сумку.

— Ладно. Тогда поможешь мне тащить все это добро по лестнице. Нико уже ждет нас.

Глава 57

Бульвар де Суисс, Монако, 20 марта, 03:35

Не прошло и десяти минут, как они уже подъезжали к дому д’Арси. Нико оказался прав — не заметить это здание было трудно. Они узнали его сразу не только по полицейской машине, стоявшей тут же на тесной улочке с односторонним движением, но и по обгорелым окнам верхних этажей, закоптившимся, как незатушенный окурок.

Том дал Аллегре несколько минут на переодевание, потом нетерпеливо постучал в окошко и, когда она опустила стекло, просунул в щель второй «глок» и пару запасных обойм.

— Ну что, готова?

— А патроны там есть? — спросила она, недоверчиво изогнув брови.

Она спрашивала вовсе не потому, что боялась или не хотела носить при себе пистолет. Наоборот, ей нравилось ощущать его привычную твердость у себя на бедре, придававшую уверенности, как рука партнера, ведущего в танце. Нет, она спросила именно потому, что хотела знать, есть ли там патроны.

— Давай не будем выяснять подробности. — Том игриво подмигнул.

Элитарный жилой дом носил название «Вилла де Роме» — весьма подходящее и, возможно, вполне не случайное, если они не ошиблись насчет связи д’Арси с Де Луки и с Делийской лигой. Здание хоть и старенькое, но со следами недавнего ремонта, превратившего фасад в подобие двухзвездочного отеля благодаря облицовке из розового мрамора, затемненному стеклу и позолоте.

— Bonsoir! — приветствовал их младший полицейский чин, дежуривший за стойкой в холле и, похоже, обрадовавшийся возможности хоть как-то скрасить однообразие своего ночного бдения.

— Тьери Ландри. Каролин Морель. Из дворца. — Том представился по-французски, и они с Аллегрой предъявили особые пропуска, которыми снабдил их Нико.

Офицер вытянулся перед ними в струнку.

— Нам нужно посмотреть квартиру д’Арси.

— Конечно, пожалуйста! — Он энергично закивал. — Лифт пока еще не работает, но я могу проводить вас по лестнице в пентхаус.

— Не нужно. — Том шагнул к нему ближе и проговорил многозначительно: — Нас здесь никогда не было. Вы нас никогда не видели.

— А что я видел, месье? — Офицер хитровато подмигнул, потом, спохватившись и вспомнив, что перед ним люди из дворца, опять вытянулся по стойке «смирно». К его величайшему облегчению, Том просто и безо всякой напыщенности улыбнулся в ответ:

— Вот именно, что?

По лестнице они поднимались молча, и чем выше, тем сильнее пахло гарью. Пол наверху был мокрый, а с потолков капала вода. Аллегру позабавила мысль о том, что пожарники, возможно, нанесли больше вреда жильцам, спасая их от огня. Вот и они с Томом сейчас во что-то вмешиваются, а не лучше ли оставить все как есть?

На третьем этаже Том остановился и снял с плеча рюкзак. Достав из него небольшое устройство, он прикрепил его к стене примерно на уровне колена.

— Датчик движения, — объяснил он, показывая ей крошечный приемник, который, как она догадалась, должен был запищать, если кто-нибудь пересечет инфракрасный луч устройства.

Они двинулись дальше по лестнице и через полминуты поднялись на площадку верхнего этажа, где гарью пахло так, что в горле щипало. Включив фонарик, Том осветил им дверь д’Арси — снятая с петель, она была приставлена к стене.

— Четвертьдюймовая сталь и четыре замка, — заключил Том, обследовав дверь. — Или он знал и сам впустил тех, кто напал на него, или их впустил кто-то другой.

Они вошли в квартиру, сразу же ступив на ковер из промокшей гари и обгорелых обломков; невесомые хлопья пепла порхали в луче фонарика, как мотыльки, слетающиеся на свет. Стены были дочерна вылизаны огнем, потолок выгорел почти полностью, во многих местах даже обнажились стальные перекрытия кровли, и сквозь них виднелось небо. От мебели тоже остались только черные скелеты, капризное пламя пощадило почему-то только один-единственный стул и довольно большой участок стены — словно хотело на их фоне подчеркнуть чудовищный размах остальных разрушений.

Аллегре сразу вспомнились фантастические фильмы про апокалиптический мир будущего, где после вселенской катастрофы смогли выжить всего несколько счастливчиков, вынужденных искать убежища и как-то существовать среди руин.

— Похоже, пожар начался отсюда, — сказала Аллегра, пробравшись в комнату, окнами выходившую на гавань.

Огонь здесь, похоже, бушевал особенно сильно — стальные кровельные балки покорежились, под окнами мутными лужами застыло оплавленное стекло, а камень стен еще хранил жар, не выстуженный даже морским ветерком. Были здесь также следы проводимой криминалистической экспертизы — специальное оборудование на подставке, передвижные светильники, расставленные по углам.

— Может, и отсюда, — согласился Том, светя фонарем на черную груду под останками книжного шкафа. — Как можно было бы подумать.

— Ты что имеешь в виду?

Том порылся б рюкзаке и достал одну из фотографий, кем-то оставленных для них в вертолете.

— Скажи, что ты там видишь? — спросил он.

Аллегра внимательно изучала фото, потом посветила фонариком на обгоревший книжный шкаф. Тот самый, что и на фото. Только вот… Она вдруг заметила на фото какое-то прямоугольное очертание, в свете фонарика оказавшееся чем-то вроде маленькой металлической решетки, вмонтированной в стену примерно на высоте человеческой головы.

— А это что такое? — проговорила она, нахмурившись.

— Вот и мне тоже интересно, — пробормотал Том. — Может, и ничего. Но тогда… — Он подошел к стене и осторожно провел по ней рукой. Из-под густого слоя сажи выступил узкий желобок.

— Потайная дверь! — воскликнула Аллегра.

— Да, потайная комната, — кивнул Том. — Решетка здесь была, по-видимому, для поступления воздуха, а скрывал ее книжный шкаф. Д’Арси никуда не исчезал. Он даже не выходил из этой квартиры.

— А открыть ее ты можешь?

— Не знаю. Все-таки сталь полудюймовой толщины. — Том постукал костяшками пальцев по двери и беспомощно пожал плечами. — Электромагнитный замок. Учитывая, что электричество в квартире отключено, замок откроется, только когда разрядятся батареи.

— И когда же это будет?

— Как правило, через сорок восемь часов после отключения общего электричества.

— То есть ждать еще не меньше двенадцати часов, — подсчитала вслух Аллегра, вспомнив время пожара, указанное в оставленной им ориентировке. — Но мы-то не можем здесь столько торчать!

— А нам и не придется, — успокоил ее Том. — Только помоги мне расчистить проход.

Они разгромили останки книжного шкафа, кашляя от сажи и копоти.

— По идее здесь, конечно, должна быть кодовая кнопочная панель, но она скорее всего расплавилась от огня, — сказал Том, расчищая от сажи дверную коробку потайной комнаты. — Правда, обычно бывает еще скрытая панель, которую прячут в стене на крайний случай. Вот она должна быть изолирована и скорее всего не пострадала от огня.

Он стал ощупывать закопченную стену руками примерно на уровне пояса.

— Есть!

Поплевав на руки, Том размазал сажу, после чего на стене показалась прямоугольная панелька запирающего устройства.

— Ой, да она еще работает! — воскликнула Аллегра, посветив фонариком на мигающие огоньки кнопок.

Том порылся у себя в рюкзаке и выудил оттуда какое-то маленькое устройство, напоминавшее калькулятор. Содрав с замочной панели внешний кожух и обнажив электросхему, он присел и приложил к ней вынутое из рюкзака устройство. Дисплей его сразу же засветился, и на нем забегали цифры, забегали вроде бы беспорядочно, но постепенно, одна за одной, начали замирать, и устройство их считывало. Замочная панель откликалась на этот процесс миганием крохотных светодиодных лампочек, поначалу неуверенно, а потом со все возрастающей скоростью, и вскоре на ней высветилась зелеными огоньками комбинация цифр — 180373.

С гидравлическим шипением дверь в потайную комнату открылась.

Глава 58

20 марта, 03:44

Аллегра ступила на порог и, отшатнувшись, выругалась, прикрыв рот ладонью.

Заглянув в комнату, Том понял почему.

Кроваво-красный свет работающего запасного освещения придавал всей картине еще более зловещий вид. Тело д’Арси лежало в углу и уже начало распухать от жары, испуская приторную вонь мертвечины. Голова была безвольно склонена на грудь, глаза выпучены, словно кто-то пытался выдавить их, живот непомерно вздулся под рубашкой, в просветы между пуговицами виднелась покрывшаяся синевато-зелеными мраморными пятнами кожа.

Дыша только ртом и стараясь не задерживать взгляд на вывалившемся изо рта черном распухшем языке, превратившем лицо д’Арси в чудовищный предсмертный оскал. Том вошел в тесную комнатенку. Аллегра старалась держаться ближе к нему.

— Видимо, задохнулся от дыма, — предположил Том, указывая на свисавшие с вентиляционной решетки полоски аптечного пластыря, которыми д’Арси, судя по всему, пытался заклеить отверстие. — Задохнулся, а уж потом спекся.

— Аллегра снова выругалась.

Оглядевшись, они заметили, что д’Арси использовал комнату скорее как хранилище или архив. Вдоль дальней стены до самого потолка ровными рядами громоздились коробки с папками. Огромный рабочий сервер, к которому были подключены другие компьютеры в доме, по-видимому, был установлен здесь для дублирования всей информации. И, судя по всему, д’Арси, как и большинство людей, имеющих такие комнаты, находил утешение в том, что может, если захочет, использовать ее по прямому назначению, хотя наверняка никогда не думал, что в этом возникнет надобность.

— А ну-ка помоги мне снять вот эту коробочку.

Осторожно перешагнув через раскинутые ноги д’Арси, Том снял одну из коробок и открыл. Внутри, аккуратно разложенные по годам, лежали четыре или пять скоросшивателей с подколотыми внутри сотнями накладных.

Аллегра раскрыла последнюю по хронологии папку и стала листать страницы.

— Смотри-ка, счета за обновление места на кладбище «Чимитеро акаттолико» в Риме, за аренду частного самолета, за апартаменты в отеле. Договор за аренду яхты. Ишь ты, какие расходы у богатых!

— А что-нибудь связывающее его с Де Лукой есть? — спросил Том, стаскивая вниз другую коробку.

— Да вроде бы нет. Так, всякие контракты, проводки платежей, счета… — Она пролистала пару папок.

— Здесь то же самое, — сказал Том, опуская на пол третью коробку.

— А хотя вот, смотри-ка, — вдруг сказала Аллегра, наткнувшись на толстенную пачку банковских бюллетеней. — Каждый раз, когда платежи переваливали за десять миллионов, излишек переводился на какой-то счет в «Банко Розалиа».

— «Банко Розалиа»? — Том озадаченно нахмурился. — Это не тот ли, где работал Ардженто?

— Совершенно верно, тот самый. А стало быть, вот она связь между д’Арси и теми убийствами.

— Зато пока нет никакой связи между его смертью и Цезарем или Караваджо, — заметил Том. — Зачем Моретти убивать д’Арси?

— А может, он и не убивал. Не успел. Может, д’Арси случайно сам захлопнулся здесь, — предположила Аллегра.

Хотя ее слова и не убедили Тома до конца, он согласно кивнул. Это убийство по сравнению с другими выглядело каким-то спонтанным и незапланированным. Совершенно по-другому выглядело.

— А что тебе известно о «Банко Розалиа»? — спросил он.

— Да в общем-то ничего. — Она пожала плечами. — Маленький банк. Основной пакет акций принадлежит Ватикану. Человека, который управляет этим банком, я встретила в морге. Он приходил туда на опознание тела Ардженто.

— Надо будет их забрать, — сказал Том, указывая на стопку дисков, на которых, как он подозревал хранилась вся информация. — Если банк как-то замешан в этом деле, мы сможем отследить это по проводкам платежей.

— А с ним что делать? — Аллегра махнула в сторону мертвого тела.

— Дверь мы снова запечатаем, и пусть он лежит тут до завтра. А завтра отключится запасное питание, дверь откроется и полиция найдет его, — сказал Том. — Он не расскажет им ничего такого, чего бы мы… — Он не договорил, так как взгляд его упал на руку д’Арси.

— Ты что?

Том присел на корточки рядом с телом и взял мертвеца за руку.

— Часы, — сказал он, пытаясь нащупать застежку.

Черный ремешок из крокодиловой кожи крепко врезался в распухшую плоть, от перепачканных сажей пальцев Тома на бледной мертвой коже оставались темные разводы.

— А что часы?

— Это «Цифф».

— Цифф?

— Да, Макс Цифф. Известный часовщик. Гений. Изготавливает всего три или четыре штуки в год. Часы его работы стоят сотни тысяч, а иногда и миллионов.

— А как ты понял, что эти часы его работы? — Аллегра присела рядышком.

— Оранжевая секундная стрелка, — объяснил он, справившись наконец с замочком. Ремешок отстегнулся, оставив на запястье мертвеца глубокую вмятину. — Это его авторский почерк.

— А я такие уже видела, — нахмурившись сказала Аллегра, взяв в руки часы.

— Ты уверена, что это был «Цифф»? — Том бросил на нее недоверчивый взгляд. Ведь часы эти были не только редкостью, но еще имели весьма неброский вид, поэтому, как правило, не привлекали внимания.

— Это был не просто «Цифф», а точно такой же «Цифф», — уверила его Аллегра. — Часы эти я видела в коробке с вещдоками по делу Кавалли. Белый циферблат без фирменной марки, стальной корпус, римская нумерация, оранжевая секундная стрелка и… — Она перевернула часы донышком кверху. — Точно! Гравировка в виде греческой буквы на оборотной стороне. Только здесь «дельта», а у Кавалли была «гамма».

— А ты уверена, что…

— Да говорю же тебе, точно такие же часы!

Том удивленно покачал головой.

— Наверное, был какой-то спецзаказ, потому что обычно он изготавливает свои авторские вещи в единственном экземпляре.

— Значит, нам надо с ним поговорить, — заключила Аллегра. — Поскольку заказ такой необычный, он может вспомнить, кто сделал его и где этих людей найти.

— Для этого придется навестить его лично, потому что телефона у него нет.

— Да? А где навестить?

— В Женеве. Мы могли бы добраться туда на машине за несколько часов, а Арчи… — Резкий электронный писк не дал ему договорить. Том метнул настороженный взгляд на дверь. — Кто-то сюда идет.

Они бросились к выходу, Аллегра замешкалась на секунду, чтобы нажать кнопку, и едва успела отдернуть руку, как дверь захлопнулась. Том быстро приладил кожух к панели и прикрутил ее обратно, потом размазал сажу по стене, чтобы это место не бросалось в глаза.

— Давай-ка туда! — шепнула Аллегра, утаскивая Тома за руку на балкон, где им сразу же пахнуло в ноздри прохладным свежим воздухом, показавшимся благодатью после этой душегубки и запаха мертвечины.

А вскоре, замерев и прижимаясь спиной к стене, Том услышал, как кто-то вошел в комнату и остановился. Бесшумно достав из рюкзака пистолет, Том снял предохранитель. Аллегра, стоявшая по другую сторону балконной двери, сделала то же самое.

— Это Орландо говорит, — сказал голос по-итальянски. Том насторожился, потому что голос показался ему до странного знакомым. — Нет, пока закрыта… — Голос некоторое время молчал, выслушивая ответ в трубке, а Том в этой тишине старался даже не дышать. — Они разгребли то, что осталось от книжного шкафа, так что, видимо, знают про дверь… — Голос опять замолчал, а Том все силился припомнить, где он его совсем недавно слышал. Вот бы только вспомнить, где и когда! — Разумеется, я позабочусь, чтобы тут находился наш человек, когда она откроется. Уж тут они для нас расстараются. А если что, то в морге у нас тоже свой человек имеется… договорились же… Да, сразу, как только вытащат тело… Да не волнуйся, все будет нормально! Я вернусь раньше, чем они приземлятся.

Телефонный разговор закончился, и шаги удалились в сторону лестницы. Вскоре датчик движения снова запищал, и Аллегра облегченно вздохнула. Зато Том метнулся с балкона в квартиру и бросился к выходу.

— Ты куда? — окликнула она его, догоняя. — Том! — Она схватила его за рукав и потащила обратно. — Ты что? Он же тебя услышит!

Когда Том обернулся, глаза его горели, а голос дрожал от ярости.

— Это он! — Он в сердцах сплюнул. — Я узнал его по голосу!

— Да кто?

— Тот священник, — процедил Том сквозь зубы, в один миг забыв о Кавалли, о лиге и о часах «Цифф». — Священник из «Амальфи». Тот самый, которого прислали обменять Караваджо на деньги.

Глава 59

20 марта, 03:52

Пулей вылетев из квартиры, Том помчался по лестнице, так что Аллегра едва за ним поспевала. Ничто сейчас не волновало Тома. Ничто, кроме одной вещи — не упустить мерзавца, не дать ему уйти. Ведь он являлся связующим звеном между событиями, произошедшими здесь, убийствами в Риме и гибелью Дженнифер. Он мог привести Тома к заказчику этой подставы.

Через несколько минут они, запыхавшись, выбежали в вестибюль первого этажа.

— В какую сторону он пошел? — рявкнул Том, обращаясь к дежурному офицеру.

Тот при виде перепачканного сажей лица Тома перестал улыбаться и, запинаясь, испуганно пробормотал:

— Кто?

— Человек, который только что спустился сюда по лестнице перед нами, — объяснил Том, теряя терпение.

— А сюда никто после вас не заходил, — виновато, словно оправдываясь, ответил офицер.

— Значит, как-то по-другому проник, — догадалась Аллегра. — Может, спустился по балконам из другой квартиры.

Выйдя на улицу, они первым делом услышали, как загромыхали, открываясь, ворота гаража в соседнем здании. Из них выпорхнул кроваво-красный «альфа-ромео» и, газанув, умчался по улице. Том только краем глаза успел увидеть водителя.

— Все в порядке? — крикнул им вдогонку обеспокоенный полицейский, когда они бросились к своей машине.

— А ты уверен, что это он? — спросила Аллегра, держась за ручку «бардачка», когда машина рванула с места.

— Я запоминаю каждый голос, каждый взгляд, каждое лицо в темном переулке, — холодно сказал Том. — А его я слышал так же близко, как тебя. Это он, я узнал его. И если он здесь, то тот, кто послал его, тоже должен быть здесь.

Они догнали «альфа-ромео» возле казино — священник, похоже, не собирался нарушать правила и превышать скорость. Пристроившись на расстоянии, Том ехал за ним до самого порта. Там священник вышел из машины и направился к воде, где его ждал баркас, покачивающийся между двух катеров.

— Давай доедем до пирса, посмотрим, куда он двинется дальше, — предложила Аллегра.

Том доехал до причала и выскочил из машины, прихватив из рюкзака очки ночного видения. Надев их, он стал следить за баркасом, когда тот направился наперерез волнам к огромной яхте, стоявшей на якоре посреди залива.

— «Голубая мечта», — прочитал Том название на носу судна. — Из Джорджтауна. — Подумав, он прибавил: — Нам надо как-то до нее добраться.

Аллегра настороженно смотрела на него, словно решая, стоит ли его отговаривать, потом, пожав плечами, махнула рукой в сторону:

— А что-нибудь из этого не подойдет?

Они бросились бегом к причалу, где на приколе стояли три катера. Ключи от одного они нашли прикрепленными к пробке от шампанского в непромокаемом ящике для инструментов. Уже через несколько минут они неслись, рассекая волны, по направлению к яхте.

— Все, хватит! — скомандовал Том, перекрикивая шум меря. — Если подойдем ближе, они нас услышат. Дальше я доберусь вплавь.

Аллегра выключила мотор и подошла к нему. Перепачканными сажей руками он снял галстук и расстегнул ворот рубашки.

— Ты же не знаешь, сколько человек там на борту и кто они вообще такие! — сказала она.

— Я знаю только, что там находится человек, участвовавший в убийстве Дженнифер. — Он скинул ботинки и встал, нацепив на руку очки ночного видения. — И этого мне достаточно.

— Тогда я поплыву с тобой!

— Нет, ты останешься на катере, — сказал он, протягивая ей мобильник, который дал им крупье, и часы д’Арси. — Иначе его отнесет течением, и мы тогда вообще не вернемся обратно.

Аллегра надулась.

— А я думала, мы делаем одно дело.

— Да, но в данном случае я должен действовать один.

— Я могла бы все-таки остановить тебя, — сказала она, вставая у него на пути.

Том помолчал, потом кивнул:

— Наверное, могла бы. — Он опять помолчал. — Но не думаю, что нужно. Ты же знаешь, что я должен сделать это сам!

Некоторое время они молчали, потом Аллегра отошла в сторонку. Том кивнул ей, протиснулся мимо нее к корме и погрузился в воду.

— Послушай, я же не дурак, — сказал он и постарался изобразить обнадеживающую улыбку. — Я буду осторожен. Дай мне двадцать минут. Максимум тридцать. Я только узнаю, кто там на яхте и что они делают.

Поджав губы, она неохотно кивнула.

Развернувшись, Том оттолкнулся пятками от борта катера и поплыл. Минут через пять — десять, несмотря на промокшую одежду, тянувшую ко дну, и на небольшое течение, относившее его в сторону, он отмахал уже ярдов сто пятьдесят.

С близкого расстояния яхта оказалась даже больше, чем выглядела с берега, — футов четыреста в длину. Идеально белые борта высились над водой как айсберг, изогнутый нос целеустремленно рассекал волну, будто яхта не стояла на якоре, а шла со скоростью не менее восемнадцати узлов. Том насчитал в общей сложности пять палуб с радарами, локаторами и целым лесом антенн — тут и авианосец позавидовал бы.

Баркас был пришвартован к плавучей платформе, болтавшейся за кормой. Из воды Том сначала выбрался на эту платформу, а уж потом вскарабкался на борт яхты. На платформе он не заметил ни одной живой души, зато обнаружил огромный ангар, электрическую лебедку с ящиком для троса и еще целую флотилию из водных лыж, надувных лодок и прочих плавсредств.

На платформе Том нашел стопку полотенец, вытерся, застегнул пиджак и поднял воротник, чтобы не так была видна в темноте белая рубашка. Надев очки ночного видения, он включил их. В один миг ночь превратилась в яркий день, хотя один окуляр немного отдавал зеленым. Вся палуба до самого конца осветилась так, словно где-то поблизости вспыхнул фейерверк.

Осторожно, крадучись, Том стал пробираться по многочисленным лесенкам на главную палубу — только на ней, как он заметил еще с моря, были хоть какие-то огни. Двигаясь по палубе, он старался пригибаться под иллюминаторами и все время оглядывался. Он дошел до середины, там были открыты две двери, тусклый свет проливался из них на дощатое покрытие палубы. Том выключил очки и заглянул в первую дверь. Столовая, обитая панелями орехового дерева, стол, уже накрытый к завтраку, — на нем сияют фарфор и хрусталь. На стене посередине — «Женский портрет» Пикассо, несколько лет назад исчезнувший с одной яхты на Антибах.

За другой открытой дверью оказалась гостиная. Там над камином висело полотно, которое Том узнал сразу, — «Морской пейзаж в Схевенингене», украденный из Музея Ван Гога в Амстердаме. В этой комнате тоже был накрыт стол, хотя скорее не для завтрака, а для коктейлей — шампанское, охлаждающееся в ведерке со льдом, пустая бутылка из-под шато-марго 1978 года рядом с наполненным графином и расставленные на хрустящей льняной скатерти бокалы.

Снова включив очки, Том продолжил путь вдоль палубы, уже начав сомневаться, стоит ли искать удачи здесь или лучше спуститься на палубу ниже. Но не успел он принять решение, как дверь впереди открылась и на палубу вышел человек — он говорил по телефону. Том спрятался за переборкой и замер. Это был тот самый священник. Сейчас он смеялся, и рот его мерзко кривился, но Том узнал его — человек из казино — средний рост, европеец, вьющиеся волосы, румяные щеки.

Даже возникший перед глазами образ Дженнифер не смог затмить подступившей волны гнева, от которого сдавило грудь и зубы стиснулись сами собой. Не помня себя, Том сжал в руке пистолет — на губах имя Дженнифер, в сердце смерть.

Глава 60

Яхта «Голубая мечта», Монако, 20 марта, 04:21

Аллегра недолго раздумывала над приказом Тома, запретившего ей следовать за ним. Что-то смертоносное уловила она в его глазах, что-то насторожило ее, когда он похлопал себя по карману, проверяя, на месте ли пистолет. Она чувствовала, что ему понадобится ее помощь и защитить его надо было не от тех, кто находился на борту яхты, а от самого себя.

Подобравшись к яхте на малых оборотах, Аллегра пришвартовалась рядом с баркасом. Притаилась, прислушалась — все ждала, что на палубу вывалится орущая пьяная компания. Но ее встретила тишина.

Взобравшись на борт яхты, Аллегра стала подниматься на главную палубу — только пришлось притаиться на алюминиевой лесенке, когда мимо прошел, насвистывая, вахтенный. У нее не было очков ночного видения, как у Тома, поэтому приходилось двигаться на ощупь в темноте, слава Богу, не совсем кромешной благодаря огням с далекого берега. Но даже в этой тьме она без труда нашла следы Тома — там, где он останавливался хотя бы на пару секунд, палуба была мокрой.

Она осторожно продвигалась в сторону носовой части судна, пригибаясь под иллюминаторами и пробегая мимо открытых дверей, и наконец добралась до солярия, занимавшего всю переднюю треть палубы. В центре солярия находился плавательный бассейн.

В этот момент она и увидела Тома — он крался вдоль бортика с пистолетом в руке. Проследив за ним взглядом, она поняла, к кому он подкрадывается. На носу, отвернувшись к морю, стоял человек и разговаривал по телефону. Догнав Тома в два прыжка, она положила руку ему на плечо. Он резко обернулся, и странное, отсутствующее выражение его лица поразило Аллегру — Том словно находился в гипнотическом трансе.

— Только не сейчас! И не здесь! — шепнула она.

Он даже не сразу узнал ее, но легкое удивление быстро сменилось гневом.

— Да какого…

Она приложила палец к губам, а потом показала наверх, в сторону верхней палубы. Там вооруженный охранник, свесившись через перила, пыхтел сигаретой, пуская дым кольцами. Том смотрел на Аллегру, моргая, потом, похоже, вышел из ступора.

Знаком она велела ему следовать за ней. Вторая на их пути дверь оказалась отперта, и через нее они попали в небольшой гимнастический зал.

— Ты чего добиваёшься? Чтобы тебя убили? — сердито зашептала Аллегра, плотно прикрыв за собой дверь. Их темные тени отражались в зеркальных стенах среди тренажеров и прочего гимнастического оборудования, застывшего в полутьме зловещими враждебными силуэтами.

— Да я… — Он так и не нашел что сказать и только смотрел на пистолет в своей руке, словно не понимал, откуда он там взялся. — Ты просто не понимаешь!..

— Ты прав, действительно не понимаю… — Она вдруг резко умолкла, услышав за дверью приближающееся шлепанье резиновых подошв по полу. Шаги приблизились и медленно удалились. — Ты же сказал, что только посмотришь, кто находится на яхте, и все. Ты ведь не собирался идти на смерть!

— Да это же он! Это он устроил ей подставу! — шептал Том, горячась и словно пытаясь убедить самого себя.

— Да он никто, просто мелкая сошка. Надо искать того, кто ему это поручил!

— Но я видел его и… — Том замолчал, подумал, опустив голову и сжав губы, словно пытался что-то удержать внутри, потом сказал: — Ты права. Не надо мне было…

Аллегра кивнула в знак того, что принимает его слова как извинение.

— Давай-ка выбираться отсюда, пока нас не обнаружили.

Убедившись, что на мостике никого нет, Аллегра повела Тома обратно к корме. Но они не преодолели и половины пути, когда до них донеслись громкие отрывистые приказы и топот множества бегущих ног. Шум заставил их юркнуть в гостиную, где они спрятались за диваном с пистолетами наготове. Мимо по коридору пронеслись трое, а прибавившийся к беготне треск приближающегося вертолета окончательно объяснил причину поднявшейся суматохи.

— На посадку идет. Кто-то к ним прилетел, — сказала Аллегра.

— Видимо, по такому поводу и пир затеяли. — Том кивнул в сторону красиво накрытого стола с напитками и бокалами. — Надо нам… Какого черта ты делаешь?

— Приглашаю нас на вечеринку, — сказала она, игриво подмигнув. Достав из кармана мобильники, отданные ей Томом на сохранение, она набрала с одного номера на другой и забросила второй мобильник под кофейный столик. — Послушаем хотя бы, пока батарея не разрядится.

Выскользнув из гостиной, они добрались до лесенки и по ней спустились к плавучей платформе. Вертолет тарахтел где-то уже совсем над головой. Воспользовавшись случаем, они завели двигатель и направили катер к берегу, где оставили свою машину.

Глава 61

Яхта «Голубая мечта», Монако, 20 марта, 04:56

Сантос откупорил графин и разлил вино в четыре бокала. Такое роскошное вино, он считал, грех распивать с кем-либо, даже в самой лучшей компании, а потчевать им среди ночи двух бывших сербских силовиков, привыкших жрать одну капусту да пить собственную мочу на учениях, уж и вовсе было преступно. Впрочем, они наверняка поймут, что вино дорогое. Даже если не оценят вкус, то отдадут должное оказанному им приему, а это уже полдела.

— Миленькая яхточка, — сказал Азим. — Твоя?

Приземистый, крепкий, коротко стриженный, со шрамом от штыка на щеке, он был старшим из двоих не только по возрасту, но и по положению.

— Одолжил у одного из моих инвесторов, — ответил Сантос, садясь напротив них. — Как долетели?

— Без проблем, — сказал Дижан, второй серб.

В отличие от Азима он был долговязым и тощим, его кучерявые черные волосы были прилизаны с помощью какого-то масла и зачесаны назад. Одно ухо у него было выше другого, из-за этого очки сидели на лице криво.

— Ну и хорошо, — кивнул Сантос. — Разумеется, можете у меня переночевать.

— Нет, спасибо, — сказал Дижан, поправляя очки. — Нам велено только подтвердить сделку и возвращаться.

— Значит, сделка у нас есть?

— Да. Пятнадцать миллионов долларов, — подтвердил Азим.

— А по телефону вы говорили двадцать, — раздраженно заметил Сантос. — Ведь двадцать — самая малая ее цена. Я бы и звать вас сюда не стал, если бы речь шла только о пятнадцати.

— Пятнадцать — это последняя цена, — железным тоном проговорил Азим. — А нет — ищи кого-нибудь другого, кто может так быстро подогнать бабло.

Сантос смерил сербов злобным взглядом. В нынешнем положении, когда команда аудиторов Анчелотти вот-вот должна была начать проверку его бухгалтерии, выбора особого у него не было. И сербы, видимо, знали об этом, судя по их наглому виду. Он посмотрел на Орландо, но тот только беспомощно пожал плечами.

— Ладно, пусть будет пятнадцать, — сквозь зубы процедил Сантос. — Но только наличными.

— И ты, конечно, в курсе, какие будут последствия, если вы не доставите в срок…

— Мы доставим, — жестко оборвал его Сантос, вставая из-за стола.

— Тогда мы с нетерпением будем ждать твоего звонка, — сказал Дижан, осушая до дна свой бокал. — Завтра, как и было условлено.

Пожав им руки, Сантос проводил сербов до двери, подождал, когда их шаги растворятся в шуме работающего вертолетного мотора, и грязно выругался.

— А может, нам найти другого покупателя? — предложил Орландо.

— У нас нет времени, и эти уроды знают об этом, — сказал Сантос. — Или завтра вечером, или никогда.

— Де Лука и Моретти готовы встретиться?

— Я сказал им, что ситуация вышла из-под контроля. Что дело может пострадать. Ну а потом предложил все уладить. Они, конечно, артачились, но все-таки назначили место. Где обычно. Одни, без оружия, без людей. Это наш единственный шанс улучить момент, когда и часы, и картина окажутся в одном месте.

— Только сначала надо забрать часы д’Арси.

— Нам нужно всего три штуки, — напомнил Сантос. — Часы Кавалли у нас уже есть, Моретти и Де Лука придут в своих, а те, что у д’Арси, — просто запасные.

— Они будут охотиться на вас. На нас обоих.

— Пусть сначала меня найдут, — усмехнулся Сантос. — Чего зря нервничать? Жизнь слишком коротка, чтобы трястись раньше времени из-за смерти.

— Вот уж воистину верно. — Орландо кивнул, перевернув бокалы вверх донышками.

Глава 62

Гавань Монте-Карло, 20 марта, 05:03

— А ты уверена, что это он?

— Да говорю тебе, это Антонио Сантос! — настаивала Аллегра, понимая, что права, но не в силах в это поверить. — Президент «Банко Розалиа». Те же самые слова он сказал тогда на опознании тела Ардженто. Что жизнь слишком коротка, чтобы трястись раньше времени из-за смерти.

— Ну что ж, неудивительно. Ватиканские банки не первый раз служат прикрытием для мафии, — пожимая плечами, заметил Том.

— Думаешь, это он заказал подставу для Дженнифер?

— Совершенно очевидно, что этот священник работает на него, и к возне с холстом Караваджо он, судя по всему, тоже имеет отношение, — мрачно заметил Том.

— Но зачем он пошел на такое?

— Думаю, она что-то нашла во время обыска у нью-йоркского дилера. Какую-нибудь платежку, накладную или расписку. Что-нибудь, что уличало «Банко Розалиа» или указывало на его связь с лигой. Одним словом, что-то, ради чего имело смысл убрать Дженнифер.

— Но даже если мы это докажем, у него же ватиканский паспорт! — напомнила Аллегра, сокрушенно качая головой. — Ватиканская неприкосновенность. Он не подлежит суду.

— Да, но если мы опередим его и доберемся до картины первыми, то всего этого, возможно, и не понадобится.

— Как это?

— А очень просто. Сербы разберутся с ним по понятиям, если он не доставит им картину, — угрюмо объяснил Том.

Аллегра молча размышляла над его словами, потом сказала:

— Но теперь мы хотя бы знаем, почему убийство д’Арси никак не вязалось с другими убийствами. Оказывается, оно не имело никакого отношения к разборкам внутри лиги. Это Сантос убил д’Арси. Убил из-за часов.

— Да, часы — это связующее звено, — согласился Том.

— Моретти, Де Лука, д’Арси… — Она пересчитала по пальцам.

— Кавалли, — закончил список Том.

— Да, наверное, как раз из-за этих часов Галло и убил Гамбетту. — Голос Аллегры дрожал от гнева. — Оказывается, он работал на Сантоса!

— Да, но на кой черт нужны эти часы? Как с их помощью можно добраться до холста?

— Даже если бы мы знали это, нам все равно неизвестно, где находится картина.

— Вся надежда на Циффа, — задумчиво проговорил Том. — Уж он наверняка знает, зачем Сантосу эти часы.

— А он станет с нами разговаривать?

— О, еще как станет. Правда, это не означает, что он откроет нам какие-то тайны.

Глава 63

Близ Аосты, Италия, 20 марта, 08:33

Шестичасовой путь сначала по горному шоссе в Монте-Карло, а потом по автомагистрали в Италии, свернувшей к северу в Альпы, был позади. Границу они миновали без проблем — офицер-пограничник лишь глянул на их швейцарские паспорта и отмашкой разрешил ехать. Погрозил только вслед пальцем, когда они рванули с места. Вот вам и хваленая любовь европейцев к порядку!

Аллегру вскоре сморило, хотя она успела поведать Тому подробности относительно наружности и замашек Сантоса — рассказала и про его привычку одеваться со вкусом, и про пристрастие к лакричному напитку, и про холодный, несущий харизму взгляд. Часа через три Том съехал на обочину к станции техобслуживания близ Аосты на шоссе А5 — очень хотелось есть и хотя бы ненадолго вытянуть ноги, прежде чем двигаться дальше.

— Мне бы кофе, — страдальчески простонала Аллегра, когда Том растолкал ее.

— Мне бы тоже.

— А мы где?

— Почти у Монбланского тоннеля.

Станция техобслуживания со всеми прелестями цивилизованной жизни так и манила к себе. В магазинчик набилась толпа детишек, только что выгрузившихся из школьного автобуса, возившего их на лыжную прогулку. Дети галдели, шаря у себя по карманам в поисках финансов, надеясь наскрести на вожделенный завтрак из чипсов, шоколадок и кока-колы. Когда эта гурьба схлынула, пришли учителя — смести с полок что осталось и извиниться перед персоналом.

Пока Аллегра торчала в очереди в туалет, Том нацедил в автомате две порции кофе и присмотрел на прилавке две булочки, чудом уцелевшие после нашествия. Расплатившись, он позвонил Арчи.

— Куда ты пропал?! — принялся брюзжать Арчи вместо приветствия. — Я названиваю тебе со вчерашнего дня, с обеда!

— Я сменил телефон. Ну ладно, это долго рассказывать.

— Хорошо, тогда расскажи что-нибудь интересненькое. Знаешь, как Дом волновалась? Да мы оба волновались!

— Вот тебе интересненькое. Мы думаем, что Дженнифер убили из-за того, что она вышла на подконтрольную антикварной мафии группу под названием «Делийская лига», — сообщил Том, шепнув вернувшейся Аллегре, что говорит с Арчи.

— Мы?! Это кто еще такие «мы»?

Том картинно вздохнул — разговор обещал быть долгим. Но без него никак не обойдешься. Шаг за шагом он поведал Арчи о событиях минувших суток — о знакомстве с Аллегрой в доме Кавалли, об их встрече с Джонни Ли, о безуспешной попытке угнать машину, о разговоре с Аурелио, о том, как их похитил Де Лука и как они потом выбирались из склепа, о походе в казино и об обнаруженной в квартире д’Арси потайной комнате. Ну и, конечно же, о подслушанном ими разговоре Сантоса с сербами. Арчи, отродясь не умевший терпеливо слушать, без конца перебивал — то задавал вопросы, то ругался. Но потом ему самому пришлось объяснять, как это получилось, что интересовавшая Тома Артемида, оказывается, была куплена теми же, кто ее продавал.

— Мы считаем, что это часть тщательно разработанной отмывочной схемы, имеющей целью обеспечение родословной, — прибавил Арчи. — Ты когда-нибудь слышал о таком антикварном дельце, как Фолкс?

— Фолкс?! — воскликнул Том, сразу же вспомнив имя, названное Аурелио. — Эрл Фолкс?

— Такты знаешь его? — В голосе Арчи слышалась легкая досада.

— Этого человека упоминал Аурелио, — объяснил Том. — Ну и где он сейчас?

— У его машины женевские номера, поэтому я думаю, он ошивается где-то здесь.

— Попробуй найти его. А я позвоню тебе, когда мы закончим с Циффом. К Фолксу можем наведаться вместе.

— Все в порядке? — спросила Аллегра, когда Том закончил разговор. По ее лицу Том понял, что она расслышала резковатые нотки в голосе Арчи.

— Да не переживай — Арчи всегда такой, — успокоил ее Том, весело подмигнув. — Радуется, только когда может поныть. — Он протянул ей ключи от машины. — Ну, давай за руль, теперь твоя очередь.

Глава 64

Женевское озеро, Швейцария, 20 марта, 10:59

Через пару часов они подъехали к озеру. По его сверкающей глади скользила, полоща парусом на ветру, яхта. Вдали высились белые зубцы заснеженных горных вершин, четко отражавшиеся на зеркальной поверхности озера. Странное ощущение вызывала эта картина, но ее нарушила яхта, неожиданно взявшая влево.

Выйдя из машины, Том и Аллегра направились к ворогам огромного трехэтажного кирпичного здания с высокой остроконечной крышей. Приютившееся за чугунной оградой в стороне от дороги, Оно казалось совершенно пустынным — закрытые серые ставни на окнах, задушенные плющом стены, запущенный сад. И все же здесь наблюдались кое-какие признаки жизни — свежие следы шин на гравийной дорожке, блуждающий глазок камеры наблюдения, просматривавшей территорию по периметру, дымок, поднимавшийся из трубы.

— «Приют для умалишенных Жоржа д’Аммона», — прочла Аллегра на медной табличке и вопросительно посмотрела на Тома.

— Был здесь когда-то, — сказал Том, поворочав плечами, чтобы размять онемевшие спину и шею. — Цифф потому и купил его — уж больно название понравилось.

— А что же тут забавного? В чем юмор?

— В том, что всякий, кто проводит свою жизнь, пялясь на стрелки часов, и наблюдает, как они неумолимо отсчитывают время, в конечном счете сходит с ума. Ну вот Цифф и решил, что, живя в таком доме, не должен будет далеко переезжать. — Том помолчал. — Швейцарский юмор. К нему надо привыкнуть.

Он нажал кнопку переговорника. Без ответа. Попробовал еще раз, только кнопку держал дольше. Снова тишина.

— Может, его дома нет? — предположила Аллегра.

— Он не выходит из дома, — сказал Том, качая головой. — У него даже телефона нет. Такой вот непростой человек. Покажи ему часы.

Пожав плечами, Аллегра показала часы перед камерой. Через несколько секунд ворота открылись.

Они пошли по дорожке к зданию, гравий хрустел под ногами, как свежевыпавший снежок.

— И давно он здесь обитает?

— Сколько я его помню, — ответил Том. — Заведение закрыли, когда стало известно, что кто-то из персонала жестоко обращался с пациентами. Жестоко — это мягко сказано. Под полом в подвале были найдены два трупа, и еще трупы нашли замурованными кирпичом в дымоходе.

Шагая по дорожке, Аллегра заметила, что заостренные прутья ограды наклонены внутрь огороженной территории, а не наружу. Она внутренне передернулась от этого жутковатого зрелища, а когда они ступили в тень огромного платана, как-то сразу стало зябко. Аллегра решила сменить тему:

— И сколько часов он изготавливает за год?

— Новых? Не так много. Штуки три или четыре. В основном усовершенствует старые. Это его главный бизнес.

— А что значит «усовершенствует»?

— Ну, разное. Заменяет заводские детальки на самодельные титановые или даже керамические, подстройку хода и пружину завода, гравировку делает свою на корпусе и циферблате… Так что узнать его изделия можно не только по оранжевой секундной стрелке.

— А зачем это надо? Я не понимаю, — недоумевала Аллегра. — Купить нормальные часы, которые точно показывают время, и отдать мастеру, чтобы тот их разобрал по винтикам и собрал снова, и получилось бы то же самое?

— Не то же самое, — улыбнулся Том. — Зачем люди отдают свои машины в тюнинг?

— Ну, чтобы ездили быстрее. А часы что? Они или показывают время, или нет. Показывать лучше или хуже они не могут.

— Да нет, дело-то не в этом. Не в том, показывают они или не показывают, а в том, как показывают. Неповторимость дизайна, качество материалов, непревзойденная рука мастера, собравшего их. Часы как люди — не видно, что у них наиболее ценно.

— Ну, у некоторых — может быть.

Они поднялись по неровным стертым ступенькам на крыльцо с козырьком из чугунного литья. Дверь была открыта. Ступив за порог, они оказались в огромном холле, освещенном только мигающей табличкой пожарного выхода.

Когда глаза привыкли к полумраку, Аллегра разглядела высокие своды и дубовые лестницы, зигзагами ведущие на другие этажи. Справа от входа она заметила конторку, оставшуюся от бывшей приемной. Пожелтевшая книга записи пациентов так и лежала открытая на странице с последней сделанной записью; засохший букет в вазе склонился над ней, словно рвался записаться. Высоко на стене на офомной деревянной панели вырезана дата основания лечебницы — 1896 год. Рядом с ней другая панель, на ней список имен тех, кто служил здесь директорами, только последнее имя то ли не дописано, то ли стерто — трудно сказать. Слева от входа у подножия лестницы — забытое кресло на колесиках, на его спинке — смирительная рубашка с потрескавшимися от старости кожаными ремешками и заржавевшими пряжками. За креслом — высокие часы-стойка, завешенные белой простыней.

У Аллегры возникло ощущение, будто она вторглась в чужой мир, в чужой дом, всего лишь затаивший дыхание, а на самом деле живой, и казалось, что, как только она уйдет, смирительная рубашка сама застегнет ремешки, двери заходят ходуном на своих петлях, старинные часы начнут отбивать время, а из сумрачных глубин подвала снова донесется страдальческий крик.

Тишину нарушил раздавшийся сверху голос:

— Поднимайтесь сюда!

Вглядываясь в сумрак, Аллегра увидела человека, стоявшего у перил второго этажа. Она переглянулась с Томом, и они стали подниматься по деревянной лестнице, застонавшей под ногами незваных гостей, и шаги их эхом отдавались от обшарпанных зеленых стен.

— Значит, все-таки решил проведать меня, Феликс? — Безумная улыбка маньяка отобразилась на лице Циффа, когда он протягивал им руку на площадке, залитой солнечным светом, сочившимся из щелей в затворенных ставнях. Говорил он торопливо и с явным немецким акцентом, сливая слова воедино.

— Да, обещание есть обещание. — Том улыбнулся, пожимая ему руку. — Вот познакомься, Макс, это Аллегра Дамико.

— Твой друг? — спросил Цифф, даже не глянув на Аллегру.

— Да. Иначе я бы не привел ее сюда, — сказал Том.

Цифф подумал пару секунд над его словами, потом издал нервный, визгливый смешок.

— Ну, это конечно. Wilkommen[14].

Цифф шагнул к ним на свет. Высокий, но очень худой — казалось, его может согнуть порыв ветра, — редеющие крашеные черные волосы коротко подстрижены. И черты лица у него были утонченные, почти женские; мужества им прибавляли усы, аккуратно подстриженные по линии верхней губы и выкрашенные под цвет волос. Поверхлеленых твидовых брюк и клетчатой рубашки с желтым галстуком на нем был белый фартук. Рукава рубашки закатаны до локтей, тонкие пальцы правой руки отбивали ритм какой-то мелодии по тощей ляжке, в левой хозяин дома сжимал пульверизатор. Аллегра с удивлением отметила, что, будучи часовщиком, сам он часов не носил.

Аллегра пожала ему руку, и та показалась ей неестественно гладкой, даже скользкой. Она не сразу сообразила, что на руках у Циффа латексные перчатки.

— Я был очень расстроен, когда услышал прискорбное известие о твоем отце, — сказал Цифф, снова повернувшись к Тому и доверительно беря его за локоть. — Ты сам-то как?

— Нормально. Время лечит. Почти три года прошло.

— Так много? — Цифф сокрушенно покачал головой. — Нуты меня знаешь: я стараюсь не следить за временем. Это слишком тягостно для меня. — Он облизнул губы и опять издал писклявый смешок.

Глядя на круглое пятно у него за спиной на стене, где когда-то висели часы, Аллегра подумала, что, возможно, Цифф не шутил, когда объяснял Тому, почему купил этот дом. Может, он и впрямь. считал, что свихнется, если будет следить за тем, как утекает время, а потому пытался избегать этой печальной участи или хотя бы отсрочить ее, убрав одни часы и накрыв простыней другие.

Должно быть, Цифф угадал ее мысли, потому что вдруг оглянулся на зловещее пятно на стене.

— Время, синьорина, — это катастрофа из катастроф, — изрек он, печально кивнув.

— Эпикур, — сказала Аллегра, узнав цитату.

— Совершенно верно! — Лицо его расплылось в улыбке. — Ну а теперь скажи мне, Феликс, какая катастрофа из катастроф привела тебя ко мне?

Глава 65

20 марта, 11:14

Цифф повел их через двустворчатые двери в темный коридор, в конце которого виднелся пожарный выход. Инвалидные коляски вдоль стены, носилки, сложенные аккуратной стопкой, на доске мелом записи дежурства персонала — еще одно подтверждение того, что обитатели этого дома покинули его в спешке, а Цифф даже не удосужился за все это время убрать их вещи.

Он остановился перед самой первой дверью по левой стороне коридора, побрызгал на дверную ручку водой из пульверизатора и открыл дверь, ведущую, как оказалось, в одну из бывших больничных палат. Поначалу Аллегре показалось, что и здесь все осталось нетронутым, но, когда Цифф щелкнул выключателем, она увидела, что больничных коек нет, а вместо них вдоль стен стоят игровые автоматы. Всего шестнадцать — по восемь вдоль каждой стены, — и все включены. Проходя мимо, Аллегра прочла некоторые названия — «Флэш Гордон», «Плейбой», «Сумеречная зона», — и ей сразу вспомнилось детство. Автоматы сверкали и улюлюкали на разные лады.

— Это все винтаж, — с гордостью объяснил Цифф, неторопливо вышагивая между ними, словно доктор, пришедший с обходом в палату. — Я сделал это на заказ. Мой надгробный памятник, можно сказать. Чтобы не забыли.

— И сколько же у вас этих машин? — поинтересовалась Аллегра, останавливаясь у «Семейки Адамс», и вдруг отскочила в сторону, когда автомат неожиданно заулюлюкал.

— Около восьмидесяти, — сказал Цифф, поразмыслив несколько секунд. — Мне уже скоро спать негде будет.

— А какая самая любимая?

— Любимая? — Вопрос его озадачил и даже напугал. — Да они все разные, каждая из них уникальна. Трудно сказать какая… — Он умолк, словно боялся, что машины услышат и обидятся, и подошел к старому деревянному столу, одиноко громоздившемуся посреди комнаты. Столешница была обтянута красным сукном. К краю стола было прикручено огромное увеличительное стекло с подсветкой, а сам он был на роликовых колесиках. Аллегра поймала себя на мысли, не гоняет ли мастер свой стол из комнаты в комнату по воле прихоти.

Цифф сел за стол. Перед ним на подносе были разложены внутренности «Брегета» и множество маленьких отверточек, какими пользуются ювелиры. Остальные инструменты лежали по правую руку в крохотных ящичках небольшого передвижного шкафчика, словно хирургические причиндалы, подготовленные для операции, — щипчики, молоточки и плоскогубчики, кисточки и ножички. Все отсортированы и разложены по размеру.

— Ну давайте, показывайте, — сказал Цифф, отодвигая поднос и натягивая смешные черные очки в квадратной оправе.

Аллегра протянула ему часы, и он наклонил над ними увеличительное стекло.

Когда мастер внимательно изучил механизм, лицо его расплылось в улыбке.

— Ну здравствуй, старый приятель!

— Так вы узнали их?

— Еще бы. Как не узнать? Вы узнали бы собственного ребенка? Особенно такого необычного, как этот.

— Что значит, «необычного»? — оживился Том.

— Каждые мои часы уникальны, — начал объяснять Цифф. — Каждые — единственные в своем роде. Но в данном случае клиент заказал шесть одинаковых вещей и, помнится, заплатил за них более чем щедро.

— Шесть?! — удивилась Аллегра. Им с Томом уже было известно про четыре — оказывается, было еще двое.

— Ну да, именно шесть. Я хорошо их помню. Вот по этим буквам. — Он указал на гравировку на донышке корпуса. — Платиновая окантовка, стальной нержавеющий корпус, циферблат из слоновой кости, самозавод, водонепроницаемость до тридцати метров глубины, завинчивающаяся крышечка… — Он подержал их в руке, словно взвешивая. — Хорошие часы.

— А кто заказчик? — спросил Том.

Цифф посмотрел на него, снисходительно улыбнувшись и подняв смешные очки на лоб.

— Ой, Феликс, тебе ли не знать таких вещей.

— Нет, ну это важно, — настаивал Том.

— Мои клиенты, так же как и твои, платят за конфиденциальность, — не сдавался Цифф.

— Ну пожалуйста, Макс!.. — взмолился Том. — Мне очень надо знать. Ну хоть подсказку какую дай!

Цифф молчал, задумчиво моргая, потом снова натянул на нос очки и встал.

— Ты пинбол любишь?

— Мы не играть сюда пришли, — обиделся Том, но Цифф словно и не заметил его резкого тона. — Мы пришли сюда за…

— «Стрит-флэш» — это классика, — перебил его Цифф, направляясь к двери. — Почему бы вам не сыграть, пока ждете?

— Ждем чего? — крикнул ему вдогонку Том, но Цифф уже выскочил из комнаты, хлопнув дверью.

Аллегра повернулась к автомату, на который он указал. Судя по всему, это была самая старая из всех машин, совсем допотопная — яркая, кричащая, вся разрисованная игральными картами. Почему он указал именно на нее, когда в комнате были автоматы поновее и поинтереснее? И эти настойчивые нотки, которые она уловила в его голосе… Неспроста. Как будто они с Томом должны были что-то увидеть там, кроме самой машины.

— Ты можешь ее открыть? — спросила Аллегра, указывая на переднюю металлическую панель машины, под которой находился приемник монет.

— Конечно. — Том присел на корточки и, порывшись в кармане куртки, достал карманный набор отверток.

— Он сказал, что сделал все эти машины на заказ. Надгробный памятник. Ну и вроде как память, чтобы не забыли, — сказала Аллегра, а Том тем временем открутил замочек и открыл дверцу, дав ей возможность просунуть руку внутрь. — Вот я и подумала…

Она вдруг умолкла, когда пальцы ее наткнулись на какой-то конверт. Вытащив, она открыла его безо всякого труда, так как полоска клея давным-давно высохла. В конверте она нашла несколько листов бумаги.

— Это же накладная! — воскликнула она, улыбаясь от радости. — Шесть наручных часов. Триста тысяч долларов, — прочла она на выцветшем листке. — Огромные деньги по тем временам.

— Они и сейчас огромные. А кто заказчик?

— Сам посмотри.

Аллегра протянула ему листок, глаза ее возбужденно сверкали.

— «Э. Фолкс и Ко», — прочел Том, мрачно усмехнувшись. — И платежный адрес во Фрипорте. Отлично. Я попрошу Арчи встретить нас там. Даже если этот Фолкс переехал, мы все равно сможем найти…

— А вот смотри, как странно, — перебила его Аллегра, торопливо листая остальные страницы из конверта. — Тут есть еще накладная. Тот же адрес, только датировано двенадцатью годами позже.

— То есть получается, что часов было семь. — Том нахмурился. — Цифф упоминал только о шести.

Аллегра не успела высказать какое-либо предположение, потому что в коридоре послышались шаги хозяина, насвистывавшего мотивчик из увертюры к «Кармен». Выхватив из рук Тома листок, Аллегра запихнула его обратно в конверт, затолкала в игровой автомат и захлопнула дверцу.

— Магнитики! — объявил Цифф, влетев в комнату и возбужденно размахивая над головой какими-то бумажными листами. — Я так и понял, что они там где-то есть.

— Что?

— Магнитики, — повторил Цифф с ликующим видом. — Вот, смотрите.

Взяв часы д’Арси, он поднес их к подносу с разложенными на нем разными часовыми детальками. Два крохотных винтика тотчас примагнитились к оправе стекла.

— В эти часы встроен маленький электромагнит, который питается от самозаводного механизма, — объяснил Цифф, открывая папку и тыча пальцем в какие-то схемы, как будто Том с Аллегрой могли что-то в этом понять. — Все они налажены на разную степень сопротивления.

— А зачем?

— Нечто вроде запирающего устройства, я думаю. А для чего, заказчики мне не говорили.

Аллегра с Томом многозначительно переглянулись. Вот, значит, зачем Сантосу нужны были эти часы. Все вместе они составляли ключ, отпирающий место, где хранилось полотно Караваджо.

— Обычно я уничтожаю схемы, когда заканчиваю работу, но в тот раз впервые использовал детали на силиконовой основе и подумал, помнится, что схемы могут еще пригодиться. Оказалось, был прав.

— То есть?

— Заказчик потерял одни часы и попросил изготовить взамен другие. Под буквой «эпсилон», кажется. Но без этих бумажек я бы вряд ли смог восстановить процесс.

Аллегра, слушавшая с затаенным дыханием, наконец выдохнула. Теперь было ясно, откуда вторая накладная. А главное, было ясно, что Цифф изготовил семь наручных часов — одинаковых и все-таки немного отличавшихся друг от друга. И скорее всего они были розданы наиболее крупным фигурам, возглавляющим Делийскую лигу.

— Кстати, как сыграли? Удачно? Какой счет? — Цифф кивнул на игровой автомат.

— Это мы тебе завтра скажем, — с улыбкой ответил Том.

Глава 66

Свободная складская зона Фрипорт, Женева 20 марта, 12:02

Свободная складская зона представляла собой вереницу многочисленных складских строений, тянувшихся по периметру аэропорта. Многие годы пристроек сказались — старые пепельно-серые здания выглядели неприступно-монолитными, солидными и основательными, а новые, чистенькие и беленькие, словно с монитора «наладонника», казались легкомысленными, игрушечными.

Складской бизнес здесь был почти легальным — налог за хранение грузов взимался, только если те были официально пропущены на территорию страны.

По дороге Том объяснил Аллегре, в чем заключалась основная проблема. Фрипорт требовал для своей деятельности такого же статуса секретности, как и швейцарские банки. В таком случае и сами грузы, и их получатели-покупатели проходили весьма беглую проверку. Именно это обстоятельство до сих пор мешало Швейцарии подписать принятую в 1970 году Конвенцию ЮНЕСКО по контролю за нелегальной торговлей культурными ценностями. Кроме того, согласно швейцарскому закону краденые ценности, купленные добросовестным приобретателем, становились законным имуществом нового владельца после пяти лет пребывания на территории Швейцарии.

Благодаря этим факторам швейцарские свободные складские зоны стали с годами настоящим раем для контрабандистов, которые после пяти лет хранения здесь ворованного антиквариата становились его законными владельцами.

Правда, швейцарское правительство недавно все-таки уступило международному давлению, подписало Конвенцию ЮНЕСКО и внесло необходимые изменения в свое законодательство в части, касающейся владения антиквариатом. Но свободные складские зоны, в свою очередь, укрепили позиции в области торговли нелегальными ценностями, что подтверждалось на примере успешного и длительного пребывания здесь Фолкса.

Том с Аллегрой ехали по вуа де Тра — шоссе, запруженному грузовиками и фургонами, тянувшимися нескончаемой чередой к складской зоне. Эта забитая до отказа дорога напомнила Тому недавнюю поездку в Вегас.

— Вон Арчи и Дом, — сказал он, кивнув на парковку указанного в накладной склада, где в одной из машин сидели две фигуры.

— У тебя все в порядке? — спросил Арчи, вылезая ему навстречу из машины.

— Том! — Доминик со слезами на глазах бросилась Тому на шею. — Мне так жаль!.. Я так сочувствую тебе после того, что случилось с…

— Да. — Арчи смущенно кашлянул и опустил глаза.

Том заметил, что даже сейчас ни Арчи, ни Доминик не отважились назвать Дженнифер по имени. Боялись его расстроить. Боялись вызвать бурную реакцию.

— Познакомьтесь, это Аллегра Дамико, — сказал Том.

Аллегра кивнула в ответ, и Том понял по этим неловким приветствиям и рукопожатиям, что все они были, по-видимому, немного смущены. Дом с Арчи — тем, что Аллегра ворвалась в их сплоченную компанию, а Аллегра — тем, что оказалась в меньшинстве и только Том мог служить связующим звеном между ними.

— Как там Макс? — спросил Арчи. — Все такой же затворник?

— Даже еще хуже, — со вздохом ответил Том. — Зато нам удалось выяснить, зачем Сантосу нужны эти часы.

— В них вставлены маленькие электромагниты, которые служат ключом к какому-то замку, — вставила Аллегра. — Скорее всего к тому месту, где хранится полотно.

— Фолкс заказал семь штук часов, — продолжал Том. — О четырех мы знаем, и где-то есть еще три, что дает нам шанс добраться до полотна раньше Сантоса. — Он окинул подозрительным взглядом низенькое, обитое ржавым железом строение. — Это, что ли?

Арчи кивнул.

— Склад в этом году идет под снос. Остался только Фолкс и еще несколько арендаторов. Им надлежит вывезти отсюда свои грузы к концу месяца.

— Еще он арендует несколько комнат под офис на третьем этаже, — прибавила Доминик. — Должен быть здесь к четырем. У него встреча с Верити Брюс.

— Это кураторша из Музея Гетти? — Аллегра удивленно нахмурилась. — Интересно, что она здесь делает?

— Сейчас обедает в «Перль дю Лак», а потом будет встречаться с дилерами.

— А как вы… — Аллегра так и не произнесла до конца свой вопрос, получив на него ответ при виде телефона в руке Доминик.

— Мы клонировали его «симку». Теперь я знаю его расписание и записываю все его звонки.

— Тогда, может, знаешь, где они встречаются сегодня? — с надеждой спросил Том.

— Только время, и больше никаких подробностей.

— Ладно, если они встречаются в четыре здесь, то у нас есть около четырех часов, чтобы проникнуть внутрь, осмотреть там все и убраться.

— Я снял помещение на том же этаже, что и Фолкс. — Арчи протянул ему ключ. — Парень внизу за стойкой принял меня за чокнутого — все съезжают, а я наоборот. Зато помещение наше в ближайшие две недели.

Они прошли через проходную мимо лыбящегося охранника, которому явно приглянулась Доминик.

— Ишь ты, запал! — усмехнулся Арчи, когда они направлялись к лифту.

— Да ну тебя!

— Арчи, между прочим, прав, — сказал Том. — Может, останешься тут, займешь его?

Доминик метнула на Тома обиженный взгляд.

— Шутишь?

— Нет, не шучу. Совсем немножечко, только пока мы проникнем в офис.

Она сердито глянула на Арчи, который с трудом сдерживал смех, повернулась и направилась к стойке охранника, бормоча себе под нос:

— Ничего себе заявочки.

Выйдя из лифта, они оказались в широком разветвляющемся коридоре. Серый крашеный пол, унылые лампы дневного света, облупившиеся зеленые стены с полустершимися указателями. Вдоль коридора с неравномерными интервалами стальные двери — по расстоянию между ними нетрудно было определить размеры помещений. На дверях никаких табличек с названиями фирм и компаний — только номера.

По указателям они нашли двенадцатый коридор и остановились перед дверью номер семнадцать.

— Это здесь, — сказал Арчи.

— А знаете, в Италии «семнадцать» считается несчастливым числом, — заметила Аллегра.

— Да? Это почему?

— Потому что римская цифра XVII является анаграммой VIXI, означающей: «Я жил». То есть теперь значит умер.

— Да она у тебя юмористка, — усмехнулся Арчи. — Видал, какие штуки знает?

— Слушай, оставь ее в покое, — одернул его Том. — Она же теперь с нами в одной упряжке.

Офис Фолкса был заперт на три замка — обычный и два тяжелых висячих внизу и вверху двери. Все замки Том открыл при помощи отвертки в считанные минуты. Взявшись за ручку, он приоткрыл дверь, оглядел косяк по периметру и тут же снова закрыл дверь.

— Что, на сигнализации? — догадался Арчи.

— Магнитный выключатель, — сказал Том и оглянулся на камеру в конце коридора, надеясь, что Доминик уже пустила в ход свои чары.

— Неужели никак нельзя проникнуть? — спросила Аллегра.

— Магнит вверху двери держит ее закрытой, — объяснил Том. — Если дверь открыть, то магнит сдвинется, контакт замкнется и сработает сигнализация. Нам нужен еще один магнит, чтобы удержать выключатель, пока мы будем открывать дверь.

— Я схожу в машину за твоими инструментами, — вызвался Арчи.

— А этим нельзя воспользоваться? — Аллегра протянула Тому часы д’Арси. — Они ведь с магнитом.

Том насмешливо посмотрел на Арчи — дескать, ну что, съел?

— Не могу же я все предусмотреть! — обиженно фыркнул тот.

Том снова приоткрыл дверь и приставил часы обратной стороной к маленькой белой коробочке, вмонтированной в косяк. Переглянувшись с Арчи и Аллегрой, он распахнул дверь. Все трое замерли на пороге, ожидая услышать рев сигнализации, но рева не последовало, и они вошли.

Глава 67

Ресторан «Перль дю Лак», Женева, 20 марта, 12:30

— Ну наконец-то!

Опираясь на зонтик, Фолкс поднялся навстречу Верити, направлявшейся к столику в сопровождении метрдотеля. На ней было черное платье и полотняный пиджачок, в руке ярко-красный клатч в тон туфлям. Темные очки от Шанель на пол-лица, на шее массивное ожерелье из полудрагоценных, камней.

— Эрл, дорогой! — Они обменялись шумными воздушными поцелуями. — Извини, что опоздала. Испанские авиадиспетчеры опять бастуют. Прямо даже удивляюсь, как добралась!

— Позволь за тобой поухаживать. — Он подошел, пододвинул стул и протянул ей салфетку. Метрдотель, видя, что его услуги не понадобятся, удалился в гордом молчании.

— Ну? Что празднуем? — спросила она, оживленно потирая руки, пока официант наливал им в бокалы «Поль Роже Кюве сэр Уинстон Черчилль», предусмотрительно заказанное Фолксом заранее.

— Не знаю, я всегда пью шампанское во время обеда. — Он непринужденно повел плечами. — А ты разве нет?

— Ой, Эрл, умеешь ты соблазнять. — Она сделала глоточек. — Ты же знаешь, это мое любимое. А вид-то какой! Красотища!.. — Она махнула рукой в сторону озера, сверкавшего на солнце, как драгоценный камень. — Ты не иначе как душу продал, если тебе послали такой денек!

— Ты почти права. — Он лукаво подмигнул.

Верити оглядела его с подозрительной улыбочкой, сдвинув очки на макушку и прикрыв глаза рукой от солнца.

— Похоже, ты пытаешься меня умаслить?

— Да куда там! Разве бы я дерзнул? — Он усмехнулся, потом заметил ожидавшего официанта. — Вот, рекомендую голубиные грудки.

Получив заказ, официант удалился. Они помолчали, только постукивание длинных, покрытых лаком ноготков Верити о бокал нарушало тишину, потом наконец она вперила в Фолкса вопрошающий взгляд.

— Ну, такты заполучил ее?

Ага, наконец-то! Этого вопроса он ждал и был поражен — она продержалась на целых три минуты дольше, чем он ожидал. Видимо, решила продемонстрировать хладнокровие.

— Да, она у меня. Вчера прибыла. Собственными руками распаковывал.

— И она… — Верити так и не смогла вымолвить свой вопрос, не сумев облечь его в слова, а запланированная стратегия хладнокровия, похоже, разбилась о первый же барьер.

— Все то, о чем ты мечтала, — уверил он.

— И у тебя есть покупатель? — В голосе ее прозвучала озабоченность. — Потому что после истории с куросом попечители требуют проверки. Заикнулись даже о создании какого-то неофициального черного списка. Это же просто безумие! Психи устанавливают правила в психушке!

— Покупатель у меня есть, — снова уверил он. — И если ты оценишь маску по заранее оговоренной цифре, он с удовольствием передаст ее в дар Музею Гетти, как мы и договаривались.

— Ну конечно, разумеется! — В ее голосе слышалось облегчение.

— А что там директор Бери? — Теперь настала очередь Фолкса проявлять беспокойство. — Ты говорила с ним?

— Да ну его, гаденыша! — фыркнула Верити. — Как только он умудрился стать директором!.. — Она помолчала, пытаясь совладать с собой. — Впрочем, что это я разнылась? Покладистый пони на поводке лучше, чем необъезженный арабский скакун, на которого уздечку не накинешь.

Она залпом осушила свой бокал, и официант бросился снова наполнять его, не дав Фолксу времени даже потянуться к бутылке.

— Так Бери согласился?

— Если она в таком состоянии, в каком ты говоришь, и если я подтвержу, что это работа Фидия, он сам подсунет попечителям все необходимые бумаги. Бери, может, и не компетентен в кое-каких вопросах, но не дурак и прекрасно понимает, что такие вещи важны для репутации. И он знает, что если мы ее не возьмем, то возьмет кто-нибудь другой.

— Мой покупатель обещал деньги к концу недели — ждет от тебя зеленого света. В Калифорнии она может быть уже в конце месяца.

— Жаль, что у нас на сегодня столько встреч назначено, — вздохнула она. — Жду не дождусь четырех часов!

— Могу тебя порадовать. — Фолкс улыбнулся. — По дороге сюда я встретил Джулиана Симмонса из «Галери ориенталь» — он просил отложить встречу. Так что мы с тобой сможем подъехать туда уже к трем.

Она посмотрела на часы и улыбнулась.

— Всего два с половиной часика потерпеть. Не так уж и долго после двух с половиной тысяч лет.

Глава 68

Свободная складская зона Фрипорт, Женева, 20 марта, 12:32

— Господи, ну и дыра! — проворчал Арчи.

Том не мог с ним не согласиться. Замызганный потертый ковер, выцветшие занавески, загаженные окна, невзрачные шкафчики, выстроившиеся шеренгой вдоль стены. Вопиющее убожество не мог скрасить даже величественный стол с круглой стеклянной столешницей на массивной коринфской колонне. Вздохнув, Том открыл один из шкафов и отшатнулся с разинутым ртом.

— Ничего себе! Вы только поглядите!

Полки в шкафу были битком набиты антиквариатом. Вазы, статуэтки, бронза, фрески, мозаика, стекло, фаянсовые фигурки животных, украшения — все эти предметы громоздились друг на друга, не оставляя свободного места. Конечно, со всем этим добром обращались не так варварски, как в доме Контарелли, но Том не мог не подивиться размаху и широте подхода.

— Здесь то же самое! — сказала Аллегра, заглянув в другой шкаф. Голос ее звенел от негодования.

— И здесь! — отозвался Арчи, открыв следующий шкаф.

В дверь тихонько постучали. Пользуясь часами д’Арси, Том впустил Доминик.

— Ты что, удрала? — усмехнулся Арчи.

— Да уж ты молчал бы лучше! — огрызнулась Доминик. — Не знаю, что уж ты ему там наговорил, чтобы снять помещение, но он смотрел на меня так подозрительно!.. Хорошо еще, что ему надо было совершать дежурный обход, иначе я бы, наверное, уже… — Она осеклась на полуслове, увидев содержимое шкафов. — О-о, я вижу, мы попали как раз куда надо!

— И ты как раз вовремя, — сказал Том. — Мы собирались перейти в следующую комнату.

В соседней комнате они обнаружили такую же аладди-нову пещеру, только сокровища здесь хранились с большим небрежением — древнеегипетские саркофаги распилены на куски, коробки с ярлыками «Сотбис» и «Кристи» даже не развязаны, вазы облеплены запекшейся грязью, резные печати из Ирака обернуты в газету, бронзовая статуя из Индии просто прислонена к стене, перуанская керамика стоит прямо на полу… Посреди комнаты красовалась деревянная голова гватемальского ягуара весом с четверть тонны.

— Да-а, со всего мира сюда дерьма понатащил!.. — заметил Арчи, озираясь в поисках места, куда можно наступить. — И подделками не брезгует. — Он кивнул на две абсолютно одинаковые кикладские статуи арфистов. — Оригинальчик-то в Афинах.

Но Том уже не слушал, потому что заметил в дальнем конце комнаты огромный сейф. На всякий случай он подергал ручку — сейф, конечно, был заперт.

— Идите скорее сюда! — позвала Аллегра с порога третьей комнаты, гораздо меньшей по размеру, зато не менее интересной.

Здесь хранились не сами древности, а всевозможная документация — полароидные фотоснимки, накладные, оценочные сертификаты, сопроводительные бумаги, грузовые декларации, сертификаты подлинности, квитанции денежных переводов. Все было тщательно рассортировано и разложено в архивные коробки по годам.

Самым красноречивым свидетельством были, конечно, фотографии. В одной вытащенной наугад пачке была изображена аттическая чаша — сначала покрытая грязью и прилипшим мусором в багажнике какой-то машины, потом та же самая чаша, но уже отчищенная и частично отреставрированная, потом она же, но полностью отреставрированная и доведенная до «товарного вида», и, наконец, эта же самая чаша, красующаяся в витрине какого-то музея, рядом с витриной стоит Фолкс с видом гордого папаши, получившего наконец возможность продемонстрировать всем своего новорожденного младенца.

— Ну прямо как Лазарь, восставший из мертвых, пробормотала Аллегра, заглядывая Тому через плечо.

— Да, только на этот раз у Лазаря найдутся вещественные доказательства, — прибавила Доминик. Она нашла несколько каталожных ящичков, набитых карточками. На них мелким почерком Фолкса были подробно и тщательно записаны все его торговые сделки — названия предметов, даты передачи, цены, имена покупателей. — «Гетти», Метрополитен, братья Гилл, коллекция Авнера Кляйна и Дины Кэрролл… — перечисляла ока, перебирая карточки. — Тут сделок лет за пятнадцать — двадцать…

— Подстраховался. На случай, если кто из них вздумает его кинуть.

— Или гордится, — предположил Том. — Перебирает их и думает: «Вот какой я умный!» И конечно, не рассчитывал, что кто-то может это найти.

— Да какая разница! — Доминик нетерпеливо прищелкнула пальцами. — Времени уже без пятнадцати час, а значит, у нас только три с небольшим часа до прихода Фолкса.

— Примерно столько времени нам понадобится, чтобы вскрыть его сейф — улыбаясь, заключил Том.

Глава 69

20 марта, 12:46

Пять футов в высоту и три в ширину — сейф имел внушительный, даже прямо-таки устрашающий вид. Циклопов глаз замка с комбинациями маячил на его мощном пузе над золоченой ручкой-колесом, а сверху — медная табличка с гордым именем производителя. В целом эта громада напоминала метеорит, только что упавший на землю.

Все, кроме Дом, вызвавшейся сходить за инструментами Тома, стояли перед ним, как критики на презентации шедевра.

— Откуда ты знаешь, что часы там? — спросила Аллегра.

— А я не знаю — просто не представляю, где бы еще он мог их хранить.

— Да, на нем-то самом их точно не было, — согласился Арчи.

— А ты сможешь это открыть? — спросила Аллегра, стараясь скрыть сомнение в голосе.

— Это «Чемпион Краун», — сказал Том, потирая подбородок.

— А это плохо?

— Ну как сказать? Композитные стены — десятислойный металл снаружи, шестнадцатислойный внутри, посередине восьмидюймовая толща бетона. Дверка с пятидюймовой бетонной начинкой на двадцатиоднодюймовых задвижках. Петли внутренние. Наборный замок «Сарджент и Гринлиф» на сто миллионов возможных комбинаций шифра… — Том вздохнул и прибавил: — Так что покорячиться придется.

— Не забывай про систему блокировки замка, — вставил Арчи со скорбным вздохом.

— Система блокировки замка? — Аллегра вопросительно посмотрела на Тома.

— Самый простой способ вскрыть сейф — это просверлить дверцу, — объяснил Том. — В этом случае можно использовать борескоп. Это такая волоконно-оптическая трубка, в которую видно, как крутятся колесики замка. Смотришь и поджидаешь, когда они займут правильную позицию.

— Да, но только производители теперь стали умнее, — продолжил за него Арчи. — Они помещают изнутри вокруг замка пластину из кобальтового сплава и напыляют на нее абразивную крошку из высокоуглеродистого вольфрама — о нее сверло дрели быстро тупится. Иногда они даже пихают туда стальные шайбы и шарики от подшипников. Вся эта дрянь там вращается и препятствует входу сверла.

— Поэтому сверлить надо под углом, — снова вступил в разговор Том. — Выше защитной пластины или сбоку. Все так и делают, поэтому самые лучшие современные сейфы снабжены системой блокировки. Это пластина из закаленного стекла, которая опускается перед сверлом и приводит в действие произвольно расположенные задвижки, а те полностью блокируют замок. Иногда эти задвижки бывают снабжены температурным датчиком, поэтому реагируют на автоген или плазменный резак.

— Выходит, вы не можете его открыть? — заключила Аллегра с нотками обреченности в голосе.

— Открыть можно все, что угодно. Нужны только инструменты и время, — успокоил ее Арчи. — Надо просто знать, где сверлить.

— Производители большинства сейфов оставляют в стеклянной плате специальную дырочку для слесарей, чтобы те имели возможность досверлиться до замка. Но эти дырочки бывают в разных местах, и если ты попадешь не туда…

— То запустишь в ход систему блокировки, — закончила Аллегра, понимающе кивнув.

— Эти потайные места для сверления держатся у слесарей во всем мире в большом секрете, — прибавил Арчи и посмотрел на Тома. — Вот Радж мог бы нам подсказать.

— А кто такой. Радж? — спросила Аллегра.

— Радж Дхутта, один наш знакомый слесарь. Один из лучших в своем деле.

Том покачал головой:

— Слишком поздно, времени нет. Даже если бы он успел нам подсказать, все равно еще много часов ушло бы на сверление с моими-то инструментами.

— Тогда остается только одно — лезть сбоку. — Арчи оттащил в сторону три ящика, чтобы обойти сейф.

— И потом через скважину замены ключа, — сказал Том.

— Да ты что? Ты это серьезно? — Арчи посмотрел на него в недоумении и даже издал нервный смешок.

— А по-другому не получится. Это единственный способ, учитывая, сколько у нас времени.

— А что это такое — скважина замены ключа? — Аллегра озадаченно нахмурилась — ей уже начало казаться, что мужчины просто издеваются над ней, нарочно перебрасываясь этими непостижимыми терминами.

Ответить Том не успел, потому что в комнату ввалилась запыхавшаяся Доминик, волоча тяжеленную сумку с инструментами.

— Ты что, заблудилась? — спросил Том, удивляясь ее долгому отсутствию.

— По ошибке на втором вылезла, — сказала она, переводя дух. — Колотила в дверь как дура, пока не поняла, что перепутала этаж. Они же все одинаковые.

— А я думал, твой новый ухажер показывает тебе свой «суперфонарик», — усмехнулся Арчи.

— Знаешь, могу поклясться, что у него он больше, чем у тебя, — огрызнулась она, обнажив зубки в ехидной улыбке.

— Прекратите, вы, оба! — прикрикнул на них Том и присел на корточки, расстегивая сумку и вытаскивая из нее дрель.

— А с этим что делать? — спросила Аллегра, кивнув на многочисленную документацию.

— А разве нужно что-то делать? — Арчи нахмурился.

— Это улики. Вещественные доказательства преступной деятельности Делийской лиги. Мы не можем оставить это просто так.

— Почему?

— Потому что это касается не только Сантоса и Фолкса. Здесь наберется достаточно доказательств, чтобы свернуть шею целой преступной организации и предъявить обвинение всем, кто был с ней связан.

— Да ты хоть видишь, сколько тут этого дерьма? — фыркнул Арчи.

— Кое-что мы могли бы сфотографировать, — предложила Аллегра. — У нас есть три часа. Этого более чем достаточно…

— Не три, а два, — поправила ее Доминик.

— Что-о?! — вскинулся Том. — Ты это о чем?

— Фолкс только что отменил последнюю встречу, — объяснила Доминик, потрясая телефоном. — Это означает, что он может припереться сюда в любое время начиная с трех.

Арчи выругался и метнул вопросительный взгляд на Тома.

— Успеешь?

— Не получится. — Том озадаченно провел рукой по волосам. — Тут работы часа на три. Ну или на два с половиной, если повезет.

— Значит, придется организовать тебе дополнительное время, — сказал Арчи. — Придумать, как задержать где-нибудь Фолкса, пока мы не закончим.

Последовала долгая мучительная пауза. Том задумчиво смотрел на дверцу сейфа, словно она была виновата в том, что у Фолкса изменилось расписание. Доминик растирала онемевшие от тяжелой сумки пальцы.

— Ну, чего молчите? Предложите же что-нибудь! — не выдержав, взорвался Арчи.

— Вы можете добраться до камер наблюдения? — спросила Аллегра.

— Коммутационная панель, наверное, находится в серверной внизу, — живо отозвалась Доминик. — А зачем?

— Да просто… По-моему, у меня есть идея. Хотя это скорее твоя идея.

— Моя?! — Доминик очень удивилась; даже суховатый тон, которым она до сих пор разговаривала с Аллегрой, немного смягчился.

— Только, наверное, ничего из нее не выйдет.

— Прекрасно! — усмехнулся Арчи. — Из самых гениальных идей никогда ничего не выходит.

Глава 70

Свободная складская зона Фрипорт, Женева, 20 марта, 15:22

— Ну и каково твое мнение? — поинтересовалась Верити, поправляя макияж.

— По поводу чего?

«Бентли» мягко подкатил на стоянку складской зоны.

— По поводу Сехмет. Египетской богини-львицы.

— А-а, ты об этом!.. — Фолкс пренебрежительно хмыкнул, демонстративно отвернувшись к окну.

— Ой, только не напускай на себя равнодушный вид! — Верити вытерла уголок рта — там, где немного смазала помаду. — Лучше скажи, каково твое мнение.

— Терпеть не могу препирательства! — Фолкс кивнул, когда машина остановилась.

— Врешь! — Верити рассмеялась. — Ты считаешь, что это подделка. Так ведь? Ты ведь так подумал?

— А ты думала иначе? — Он картинно всплеснул руками. — Вряд ли! Ты тоже считаешь, что это подделка и притом не самая удачная. Постамент уж больно низковат.

— Так нам что, сюда? — спросила Верити, с презрительным видом оглядывая в окошко невзрачный фасад.

— Только не делай вид, что разочарована, — усмехнулся Фолкс. — Многие даже не подозревают, что у меня есть это место, а уж о том, чтобы быть приглашенными внутрь, они и мечтать не могут!

— В таком случае я польщена, — улыбнулась Верити.

— Впрочем, я отсюда переезжаю. Склад закрывают. Очень жаль. Я здесь обосновался почти с самого начала. Привык к этому месту за долгие годы.

— А я не знала, Эрл, что ты такой сентиментальный.

— Да, я неизлечимо сентиментален. Правда, во всем, что не касается людей.

Логан вышел из машины и открыл перед Верити дверцу. Она уже собралась вылезти, но Фолкс взял ее за локоть.

— Дашь мне пять минут? Просто хочу убедиться, что все в порядке.

— Конечно. — Она снова откинулась на спинку сиденья, хотя так и не сумела скрыть нетерпеливых ноток за снисходительной улыбкой. — Мне все равно еще надо сделать несколько звонков.

Поблагодарив ее кивком, Фолкс вместе с Логаном вошел в здание, где они первым делом отметились у дежурного охранника.

— Что, Стефан, новые арендаторы? — спросил Фолкс, увидев перед своей фамилией предыдущую запись — еще четыре имени.

Охранник воровато оглянулся, потом наклонился к нему и шепнул:

— Только до конца месяца. Порнуху гонят, вот и нашли себе… спокойное местечко. Вы бы видели, какие у них телки! Директор ихний сказал, что разрешит мне в конце недели поприсутствовать на съемках.

Фолкс выдавил натужную улыбку.

— Вот видишь, как тебе повезло!

Они с Логаном вышли из лифта на третьем этаже и по тринадцатому коридору дошли до офиса. Фолкс отпер дверь, шагнул за порог и вдруг остановился.

— Странно, — пробормотал он.

— А что странно? — спросил Логан, насторожившись.

— Сигнализация отключена. Я был уверен, что…

Логан быстро вытащил пистолет и шагнул вперед, прикрывая хозяина.

— Подождите здесь.

Шагнув за порог, он осторожно подкрался к двери в среднюю комнату и, открыв ее, заглянул внутрь. Рука с пистолетом бессильно опустилась.

— Босс, вам лучше зайти и посмотреть самому.

Обеспокоенно хмурясь, Фолкс протиснулся мимо него и остолбенел.

Комната была пуста. Выпотрошена подчистую. Ни ящиков, ни коробок, ни ваз, ни статуй, ни сейфа — ничегошеньки!

В глазах у Фолкса помутилось, сердце бешено колотилось, кровь шумела в ушах. Резко развернувшись, он вернулся в первую комнату и распахнул дверцы одного из шкафов. Пусто! И в следующем тоже. И в третьем, и в четвертом, и в пятом — только дверцы гулко хлопали. Все шкафы были опустошены.

— Вас обчистили! — воскликнул Логан.

Фолкс не мог не то что говорить, а даже дышать. Кое-как он доплелся до стола, потом вспомнил про папки с документами и нашел в себе силы доковылять до третьей комнаты. Дошел он только до порога, ему не надо было заходить внутрь, чтобы убедиться, что и эта комната обчищена.

Ему казалось, что он тонет, что его тянет на дно. В груди не хватало воздуха, от подскочившего давления лопались барабанные перепонки и глаза. А потом ему сделалось совсем худо, и он сполз на пол по стене. Все, все пропало!

— Эрл? — донесся до него звенящим эхом голос Верити. — Ты сказал — пять минут, вот я и подумала, что уже могу подняться. У тебя все в порядке?

Глава 71

Свободная складская зона Фрипорт, Женева, 20 марта, 15:36

— Он туда зашел! — радостно сообщил вернувшийся Арчи. — Я оставил Дом следить за лестницей. Ну а у вас тут как? Справляетесь?

— Да вот, будет готово с минуты на минуту, — ответил Том, весь в клубах масляных паров гари, воняющей жженым металлом.

Аллегра оказалась права — ее идея, на первый взгляд несбыточная и обреченная на провал, сработала вполне нормально благодаря своей элегантности и простоте.

— Доминик сказала, что все этажи выглядят одинаково, — напомнила Аллегра. — А раз так, то можно было бы как-то подстроить, чтобы Фолкс вылез на втором этаже.

— Это могло бы сработать. — Том мгновенно ухватился за идею. — Мы могли бы разобраться с лифтом и поменять табличку на этаже, а его барахло перевезли бы на грузовом лифте вниз — так чтобы, войдя, он решил, что его ограбили.

— Я перезагружу камеру, чтобы охранник не мог нас видеть, — предложила Доминик. — А на стенку мы прилепим панель сигнализации. Ну, хотя бы для видимости.

— А со шкафами как быть? — спросил Арчи. — У нас же нет времени выгружать из них все.

— А ты посмотри в пустующих офисах, — предложил Том. — Наверняка там найдется парочка таких же. Даже если и будет разница, то он врядлиее заметит втакой волнующий момент. А когда заметит — нас уже и след простынет.

Джентльменский набор взломщика был у Тома на удивление прост: тридцатишестивольтовая электродрель «Бош», какую купишь в любом магазине инструментов; сверла с вольфрамовыми наконечниками для работы по стали; особо прочное алмазное сверло, обычно используемое в промышленном строительстве, и, наконец, специальная подставка-держатель для дрели с регулятором нажима.

Метод был тоже более или менее ясен: сначала приладить дрель к боковой стенке сейфа в месте, установленном при помощи магнита; потом вольфрамовым сверлом проделать в стальной обшивке дырку, а уж после этого поменять сверло на алмазное и сверлить дальше.

Сложность работы заключалась в том, чтобы умело варьировать скорость сверления и силу нажима. Например, стальную обшивку требовалось сверлить на высоких оборотах — две тысячи в минуту — при средней степени нажима. А вот чтобы пройти бетонную начинку, требовались высокое давление и низкие обороты — не больше трехсот в минуту. Но даже при таком умелом подходе Тому приходилось осторожничать, чтобы не перегреть и не сжечь мотор — ведь дрель-то у него была одна, поэтому приходилось то и дело устраивать перерывы.

— Ну а с фотографиями как? Разобралась? — спросил Том, пока остужался инструмент.

— Да, картина складывается, — сказала Аллегра, просовывая голову в дверь. — Все мне не нужны, но того, что наснимала, будет достаточно.

— А о том, где сегодня сходка у лиги, ничего не нашла?

— Нет. Но я ищу.

Том продолжил сверлить, и вскоре сверло прошло насквозь — мотор у дрели взревел.

— Есть! — крикнул Том, выключая инструмент.

— Держи. — Арчи протянул ему крохотный монитор-чик, который он прикрепил к стенке сейфа и потом подсоединил к борескопу. Экран мониторчика засветился, сигнализируя о включении.

— Ну, готова? — спросил он у подбежавшей Аллегры и, когда та кивнула, сдул с отверстия металлическую пыль и просунул туда кабель.

— Ого! Смотрите-ка! — почти сразу же воскликнула Аллегра.

На мониторе появилось белое лицо — его зернистое изображение, казалось, пришло из морских пучин, с давным-давно затонувшего корабля. — Это же та самая маска из слоновой кости. Должно быть, Кавалли успел до своей гибели отправить ее сюда.

— Видимо, они работали в одной упряжке, — согласился Том. — Кавалли поставлял Фолксу ценности, а тот находил покупателей. В этом случае им не надо было делиться прибылью с Делийской лигой.

— Теперь, когда Кавалли мертв, Фолксу вообще ничем и ни с кем не надо делиться, — язвительно заметила Аллегра.

— Да, очень удобно, — согласился Том. — Я не удивлюсь, если… — Он недоговорил, потрясенный простотой и очевидностью только что пришедшей ему в голову мысли.

— Эй, вы! Холмс и Ватсон! — перебил их Арчи. — Может, все-таки продолжим?

Том подмигнул Аллегре и согласно кивнул — Арчи был прав.

Сверяясь с мониторчиком, он подвинул кабель влево и нащупал дверцу сейфа изнутри. Медленно водя кабелем, он наконец добрался до замка с комбинациями.

— Есть! — обрадовался Арчи.

— А что есть-то? — спросила ничего не понимающая Аллегра.

— Скважина замены ключа, — объяснил Арчи. — У каждого сейфа с комбинациями имеется специальный ключ, который вставляется в это отверстие, когда сейф открывают для замены кода.

— И большая она, эта скважина?

— Не очень, — ответил Том, сосредоточенно стиснув зубы.

Они следили по монитору, как Том вставлял кабель в скважину.

— Черт! Все время соскальзывает!

— А ты попробуй с другой стороны, — посоветовал Арчи.

— Уже пробовал, — раздраженно сказал Том, вытирая перепачканной рукой пот со лба.

В комнату влетела Доминик, запыхавшаяся от бега вверх по лестнице.

— Сколько у нас времени осталось? — спросил Том, не отрываясь от работы.

— Ровно столько, пока они не выглянут в окно и не обнаружат, что находятся на втором этаже. А как у нас тут дела?

— Дерьмово, вот как! — выругался Том, видя, что опять промахнулся.

— Понятно.

— А почему ты не хочешь попробовать снизу? — спросил Арчи. — Может, попадешь.

— Да толку-то… — И вдруг губы Тома расплылись в осторожной улыбке. У него наконец получилось.

Монитор теперь показывал механизм замка — четыре зубчатых колесика, которые необходимо было выровнять в одну линию, чтобы запирающая пластина опустилась на них.

— Давайте кто-нибудь, крутите наборное колесо, — сказал Том, осторожно вставляя кабель в отверстие.

Аллегра с готовностью присела на корточки рядом с ним.

— Куда крутить?

— По часовой стрелке. Только сначала нужно выровнять все колесики.

Поворачивая ручку, Аллегра стала выстраивать в круг все четыре колесика.

— Медленнее! — скорректировал Том, следя за нижним зубцом первого колесика, начавшим смещаться вверх.

— Все, стоп! — скомандовал Арчи, когда зубец достиг двенадцатичасового положения. Получилось число «пятнадцать». — Теперь крути в обратную сторону.

Аллегра повернула колесо назад, замедлив вращение, когда показался зубец второго колесика, и снова остановилась по команде Арчи. Теперь получилось число «семьдесят один». Следующим было «шестнадцать».

— Последней будет десятка, — сказал Том.

— А ты откуда знаешь? — удивилась Доминик.

— Тысяча пятьсот семьдесят первый — тысяча шестьсот десятый. Даты рождения и смерти Караваджо, — с улыбкой объяснил Том.

Он вынул борескоп из отверстия, и Аллегра повернула наборное колесо до последней цифры, потом повернула позолоченную ручку в середине дверцы. Та скользила легко, только немного подрагивала и скрежетала, когда отодвигались задвижки. Тогда Аллегра встала и потянула на себя дверцу. Тяжелый металл поначалу упирался, потом дверца распахнулась.

Изнутри сейф был обит красным бархатом и имел четыре полки, на которых Фолкс разложил, по-видимому, самые дорогие для него предметы — штук двадцать античных блюд, комплект краснофигурных ваз, записные книжки, какие-то папки и несколько географических карт. Ну и, конечно же, маску из слоновой кости.

Но внимание Тома сразу же привлекла прямоугольная шкатулка, обитая черным бархатом, с уже знакомой Тому монограммой — сжатый кулак и переплетенные змеи, символ Делийской лиги. Внутри шкатулки на кремовой шелковой подкладке шесть углублений для наручных часов. Два углубления были заполнены.

— «Эпсилон» и «зета», — сказала Аллегра, взяв часы в руки и перевернув их донышком кверху.

— Теперь у нас есть нужное количество — три штуки, — сказал Том, положив часы д’Арси в одно из углублений и захлопнув шкатулку. — Давайте только еще поищем, нет ли здесь чего-нибудь, что указывало бы на место их сегодняшней сходки.

— А с этим что будем делать? — спросил Арчи, вынув из сейфа устланную соломой коробку с маской. Бледное лицо и чуть приоткрытые губы почему-то напомнили Тому посмертную маску Наполеона, которую они с Арчи обнаружили в прошлом году.

— Оставим здесь, — сказал Том, отрываясь от блокнотов и карт, которые листал.

— Оставим?! Ты смеешься? Да она целое состояние стоит!

— Не про наши души это состояние. А кроме того, чем меньше мы отсюда унесем, тем больше шансов, что Фолкс даже не догадается о нашем визите.

Глава 72

Свободная складская зона Фрипорт, Женева, 20 марта, 15:46

Первоначальный шок сменился у Фолкса недоумением. Как же такое могло произойти? Его коллекция, документация, сейф — все исчезло! Просто испарилось. Тысячи ценнейших предметов! На десятки миллионов долларов! Да как они вообще смогли сюда проникнуть? Как ушли незамеченными?

— Эрл, я не понимаю, что происходит! Что это за место? — Верити нервничала, как нервничает человек, ставший свидетелем преступления и теперь боящийся идти в суд давать показания.

— Ты кому-нибудь говорила, что едешь сюда? — крикнул Фолкс, угрожающе тыча в нее зонтиком.

— Конечно, нет! — принялась оправдываться она. — Как я могла кому-то сказать, если никогда здесь не бывала?

Он сверлил ее свирепым взглядом, и его недоверие постепенно переросло в гнев. Но злился он не столько на нее, сколько вообще на всех и на все. А Верити вдруг вытаращила глаза, когда до нее дошло:

— О Боже, Эрл! Тебя что, ограбили?

Он закрыл глаза, вдохнул полной грудью, выдохнул, открыл глаза, где-то в глубине души ожидая, что все окажется на своих местах, а происшедшее было всего лишь кошмарным сном. Заглянувший в комнату Логан кивнул ему — дескать, надо поговорить. Наедине.

— Подожди минутку, Верити, — сказал Фолкс, вышел к Логану в другую комнату и закрыл за собой дверь.

— Ну?

— Охранник внизу говорит, что ничего не видел, — тихим голосом сообщил Логан. — И мы звонили его сменщику, который был тут ночью, — тот тоже ничего не видел.

— Если только они оба в этом не замешаны, — заметил Фолкс.

— Ну-у, это я бы узнал! — усмехнулся Логан.

Тут только Фолкс заметил, что костяшки пальцев у шотландца красноваты, а ворот рубашки забрызган кровью. Фолксу немного полегчало.

— А что показывает камера наблюдения?

— Ее заблокировали. Я попросил копию. Она будет здесь через час.

— Кто-нибудь еще в здании есть?

— Только люди, которые въехали сегодня.

Фолкс хмыкнул.

— Ну вот тебе пожалуйста.

— Да их всего четверо, и въехали они только в двенадцать тридцать, — поспешил сообщить Логан. — Перетаскать все это они за такое время не смогли бы. Тут несколько дней понадобилось бы.

— И он не слышал, как сработала сигнализация?

— Нет.

— Эти сволочи, видимо, вырубили ее, — злобно прошипел Фолкс и, подойдя к контрольному щитку, шарахнул по нему рукой — даже облегчение получил от пронзившей ладонь боли. — Зачем мы тогда платим за…

Слова застряли у него в горле, когда на его глазах коробочка отвалилась и с грохотом упала на пол. Озадаченно нахмурившись, он наклонился, чтобы поднять ее, и вдруг заметил два кусочка черной изоленты, прилепленных к стене.

— Бог ты мой! — воскликнул он, швырнув коробочку Логану. — Да это же «кукла»! Мы не в том помещении!

С этими словами он бросился к двери и быстро заковылял сначала по коридору, потом вверх по лестнице. Логан шагал рядом. Пустой коридор третьего этажа подсказал окончательный ответ — ни одной таблички с номерами комнат на дверях. Судя по всему, их сняли и перевесили этажом ниже, чтобы сбить его с толку.

Ворвавшись в свой офис, он не обнаружил там ни мебели, ни ковра на полу, ни занавесок на окнах — только шкафы вдоль правой стены.

А посреди комнаты стояла женщина.

Глава 73

Свободная складская зона Фрипорт, Женева, 20 марта, 15:50

— А где Арчи? — спросил Том, закинув сумку с инструментами в багажник и захлопнув крышку.

— Он с Аллегрой, — проговорила запыхавшаяся Доминик, плюхаясь рядом на переднее сиденье.

Они ждали. Том нервно постукивал пальцами по боковому стеклу.

— Вы сейф хорошо обтерли?

— Как надо. Он даже не догадается, что мы там были, — уверила его Доминик. — Если только не сдвинет коробки и не увидит заклеенную изолентой дырку.

— Ну и хорошо.

— А теперь что?

— Вот чего не знаю, того не знаю. Нам по-прежнему неизвестно, где они сегодня встречаются.

— А что это за листок ты вытащил из сейфа?

— Одна полезная вещица. Может пригодиться. — Том оглянулся и посмотрел на вход в здание. — Чего они там копаются?

— Может, сходить за ними?

— Нет, пусть…

— Смотри, вон он идет!

Из подъезда действительно вышел Арчи и направился к машине.

— Да, но почему он один? — Том нахмурился, не сводя глаз с подъезда.

Арчи открыл дверцу и плюхнулся в машину. Шумно выдохнул и сказал с облегчением:

— Чуть не влип. Едва не столкнулся с Фолксом на лестнице. По-моему, он обо всем догадался.

— А где Аллегра? — спросил Том, не скрывая беспокойства.

— Аллегра? — Арчи оглянулся по сторонам и только теперь, похоже, заметил, что ее нет в машине. — Я думал, она к вам пошла.

— Да нет ее здесь! — почти крикнул Том.

— А ты-то где с ней расстался? — спросил Арчи.

— Наверху. Она помогала мне собирать инструменты в сумку. Я дал ей…

Он вдруг осекся на полуслове, потом выскочил из машины, побежал назад и открыл багажник.

— Ты что ищешь? — спросил Арчи у рывшегося в сумке Тома.

— Вот что. — Том показал ему передатчик-локатор.

Показал и включил. Передатчик сразу показал, что объект находится перед ним ярдах в пятидесяти.

— Она все еще там.

— А что она там делает? — В голосе Арчи прозвучало и удивление, и даже восхищение.

— Разыгрывает наш единственный козырь.

Глава 74

Свободная складская зона Фрипорт, Женева, 20 марта, 15:50

— Какого черта? Кто вы такая? — Фолкс застыл на пороге, готовый к любому повороту событий.

— Все здесь. А я бы хотела с вами поговорить, — сказала женщина.

— Ах вот оно как? Поздравляю! — Фолкс дал знак Логану задержать ее, а сам проверил шкафы и заглянул в соседнюю комнату.

Он не верил своим глазам, но все его добро было вроде бы на месте. От чувства ограбленности и опустошенности не осталось и следа, на смену ему пришло облегчение. А вместе с облегчением и злость.

— Кто вы такая? — повторил он свой вопрос.

— Лейтенант Аллегра Дамико. Офицер полиции. Отдел по борьбе с хищениями культурных ценностей.

Фолкс злобно ухмыльнулся, видя, как Логан скрутил ей за спиной руку.

— И что же вам надо, лейтенант Дамико?

— У меня имеется кое-какая информация для Делийской лиги.

— Для кого?

— А по-моему, мы уже проехали тот момент, когда надо что-то объяснять. — Она кивнула в сторону третьей комнаты, где хранились документы.

— Эрл, ты здесь?

Фолкс дернулся на голос Верити.

— Черт! — выругался он и снова повернулся к Аллегре, нетерпеливо пожав плечами. На всякие такие штучки у него просто не было времени. Во всяком случае, сегодня, сейчас. Но что эта женщина знала и кому что успела сказать? Вот это надо было выяснить. Лиге надо было выяснить. — Вы правы, мы действительно проехали этот момент.

Шагнув к ней, он неожиданно ударил ее кончиком зонтика в висок. Застонав, Аллегра обмякла в руках державшего ее Логана.

— Оттащи ее в другую комнату и смотри, чтобы молчала, — прошипел он. — Когда закончим, запри ее здесь вместе с барахлом.

Резко развернувшись, он вышел в коридор. Верити следовала за ним по пятам, сжимая кулачки, словно хищная птица, вцепившаяся когтями в несчастного кролика.

— Эрл, я, по правде сказать, не понимаю, что здесь происходит, но…

— Верити, не заставляй меня извиняться. — Это и было извинение — всплеск руками, ладони кверху, какие-то слова… — Скажу только, что произошла ужасная ошибка. Ужасная! И виноват только я.

— А по-моему, ошибку совершила я, когда согласилась поехать сюда. — В голосе ее звучали злость и обида. — Оскорбили, обманули, бросили…

— Мы попали не на тот этаж! — Фолкс надеялся, что смех, который он изобразил, выглядел не таким уж нарочитым и натужным. — Нет, ты можешь поверить? Возраст все-таки сказывается.

— Не на тот этаж?

— Объясняю. Владелец здания хотел иметь доступ к моим бывшим помещениям, чтобы начать демонтаж, поэтому меня перевезли сюда. — Объясняя все это, вернее, сочиняя на ходу, Фолкс старался, чтобы его слова звучали как можно убедительнее, поэтому изо всех сил с честным видом таращил глаза. — За столько лет я так привык выходить на втором этаже, что делал это автоматически. Прости…

— Так все на месте? — Она подозрительно огляделась по сторонам.

— Абсолютно все. — Он картинно кивнул. — И слава Богу, потому что был момент, когда я подумал…

— Ну да. Я тоже так подумала. — Она не сдержала нервный смсшок, и Фолкс поспешил изобразить то же самое.

— Могу ли я снискать твое прощение?

— Ну, это зависит от того, что там у тебя внутри. — Она сверкнула улыбкой.

Пропустив Верити вперед, он повел ее в среднюю комнату. По дороге она то и дело нахваливала to, что ей удалось заметить.

— Господи, Эрл! Какая же красота!

— Да что там красота? Это все продается! — сказал Фолкс и, присев возле сейфа, набрал комбинацию и открыл дверцу.

— Это она? — спросила Верити, почти не дыша и натягивая на руки нитяные перчатки.

— Она.

Фолкс достал из сейфа коробку с маской и поставил ее на один из ящиков. Потом снял пиджак и бросил его на другой ящик красной подкладкой кверху. Вынув маску из коробки, он положил ее на пиджак — чтобы эффектнее смотрелась на красном фоне. Потом отступил на шаг и подтолкнул Верити вперед.

— Вот, пожалуйста.

Верити медленно подошла и осторожно взяла маску в руки, облаченные в перчатки. Поднесла к лицу и смотрела на нее не мигая. Кровь прихлынула к шее, к щекам, дыхание участилось, руки дрожали. Она готова была расцеловать маску. Но удержалась — только выдохнула наконец и опустила ее на соломенное ложе. Плечи Верити подрагивали.

— Ну? Что скажешь? — спросил Фолкс, дав ей немного прийти в себя.

Верити не могла вымолвить ни слова — губы дрожали, в глазах стояли слезы. Она смотрела на Фолкса, махая ладошкой возле рта — словно пыталась выудить из себя какие-то слова.

— Это такая красота! — наконец произнесла она. — Это все равно что… все равно что заглянуть в глаза Бога!

— Узнаваемые черты есть?

— Если дата происхождения верна…

— Верна, верна…

— Значит, Фидий. Фидий! Фидий! Фидий! — Она уже кричала. — А кто же еще?

— Тогда я надеюсь, что ты подтвердишь это моему покупателю. — Фолкс достал из кармана телефон и стал искать нужный номер. — И оценишь должным образом. Ведь он потом подарит это тебе.

— Ну разумеется! — Верити, не сдерживая эмоций, выхватила у него из рук телефон, когда он начал звонить. — Как его зовут?

Глава 75

Окрестности Милана, Италия, 20 марта, 16:27

Темень. Запах сена. Лай собак.

Придя в себя, Аллегра приподняла голову и снова уронила, издав болезненный стон. Какой-то предмет не да ват ей сесть. Предмет гладкий и плоский… деревянный предмет. Она ощупала его руками, натыкаясь на гнетущие стенки по бокам, и поняла, что лежит в деревянном ящике.

Потом она вспомнила последнее, что видела, — злобные глаза Фолкса, замахнувшегося на нее зонтиком, словно занесшего над ней топор палача. Потом тьма… Тьма, запах сена, лай собак, что-то твердое и неровное под ней, боль в виске от удара проклятым зонтиком. И все это на фоне какого-то непрекращающегося монотонного жужжания и воздушного свиста. Как будто в самолете.

Ну да, в самолете она и находилась. Лежала в деревянном ящике в грузовом отсеке.

Она ощупала ногу и вздохнула с облегчением — передатчик-локатор был на месте, приклеенный изолентой к внутренней стороне бедра. Найти его они могли, только раздев ее.

Аллегра понимала, что пошла на огромный риск. Риск, который Том ни за что бы не одобрил. Но как только стало ясно, что ни среди бумаг Фолкса, ни в его сейфе нет ничего содержащего хотя бы малейший намек на место сегодняшней сходки Делийской лиги, она сразу поняла, что должна делать. Взять из сумки передатчик и изоленту и, воспользовавшись суматохой, в какой ее спутники поспешно покидали здание, притаиться и ждать Фолкса, который уже несся по коридору. А потом попробовать поговорить или напугать его так, чтобы он сам доставил ее к Делийской лиге. Или сделать это, или отбросить всякую надежду добраться до полотна раньше, чем Сантос успсет передать его сербам. Сделать или признать свое поражение. Признать, что они с Томом не способны остановить Сантоса.

Слово «остановить» было, конечно, эвфемизмом — ведь было ясно, что сербы сделают с Сантосом, если он не предоставит им Караваджо. Она поймала себя на мысли, что после перенесенных за последние несколько дней ужасов думала о возможной участи Сантоса даже с радостью. Тем более что альтернативы не было — защищенный дипломатической неприкосновенностью, Сантос ушел бы от более цивилизованной формы возмездия.

Передатчик, как, помнится, говорил Том, действовал в радиусе трех миль. То есть проку от него на высоте тридцати тысяч футов никакого. Но если Том догадается, почему она не спустилась вниз со всеми, почему осталась и что задумала, то он может проследить ее путь до аэропорта, там как-то выяснить, в каком направлении ее увезли, и полететь туда ближайшим рейсом, а уж на месте, если повезет, вычислить ее по сигналу передатчика. По крайней мере таков был ее грубый, наспех придуманный план.

А пока она лежала в кромешной тьме, слыша только собственное дыхание, все больше и больше затруднявшееся из-за нехватки воздуха.

Лежала и думала, что вот опять ее погребли заживо. Выбраться нельзя, под ней такая же холодная твердыня.

Она колотила кулаками по стенкам, упиралась ногами в конец ящика, перевернулась и пробовала спиной вытолкнуть крышку.

Вот тогда-то она и обнаружила прямо перед собой две идеально ровные кругленькие дырочки в доске, которые не могла заметить раньше, до того как переменила позу. Она подтянулась к ним, прижалась ртом и начала жадно глотать воздух. Бешеное сердцебиение стало потихоньку замедляться.

А потом она почувствовала, что за ней как будто кто-то наблюдает.

Напрягая зрение в почти кромешном мраке, она разглядела лицо — безжизненные глаза, холодные губы, чуть приоткрытые в жестокой усмешке, кончик носа отбит.

Она лежала поверх статуи. Мраморной статуи. Но Аллегре казалось, что это не статуя, а труп и что лежит она не в ящике, а в гробу и гулкий звук за его стенками — не рев далекого мотора, а стук земли, которой засыпают ее гроб.

Глава 76

Кладбище «Чимитеро акаттолико», Рим, 20 марта, 22:22

— Я потерял ее! — воскликнул Том.

— Как это, потерял? — Арчи выхватил у него передатчик и встряхнул его. — Она же только что здесь была!

— Была, а теперь нет! — Том злился, и эта злость выдавала охватившее его волнение.

До сих пор они на удивление легко следили за передвижением Аллегры — сигнал передатчика вел их от складской зоны до грузового терминала в Женевском аэропорту, где они некоторое время наблюдали за тем, как водитель Фолкса следил за погрузкой каких-то ящиков в самолет, следующий до Рима. Они, конечно, сразу догадались, что Аллегру поместили в один из этих ящиков. Ну и, конечно, им самим теперь необходимо было зарегистрироваться на более ранний рейс, чтобы встретить сигнал на месте.

Наблюдая за территорией аэродрома в бинокль, Том сделал вывод, что для Фолкса это был надежный, выверенный маршрут — таможенники встретили его в укромном закутке, и лица их расплывались в широких улыбках, когда в руки к ним перешел черный чемоданчик.

Груз после этого разделили — одна его часть отправилась на главный терминал, другая — в темный ангар, куда Фолкс въехал на машине, после чего двери за ним плотно закрылись. Потом часа два или три не происходило ровным счетом ничего. Разве что датчик Аллегры давал ровный, постоянный сигнал. Словно пульс, который еще продолжал биться. Тому вспомнился пульс Дженнифер на мониторе медицинского прибора в вертолете, несущемся над невадской пустыней. Пульс, который они проследили до этого места лишь с тем, чтобы здесь его потерять.

Укрытое под сенью стройных рядов печальных кипарисов и средиземноморских сосен, кладбище «Чимитеро акаттолико» приютилось на склоне Авентинского холма в тени изъеденной временем пирамиды Кая Цестия и прилегающих к ней стен Аврелия. Даже при лунном свете Тому хорошо были видны дебри каменных монументов, могильных плит и фамильных склепов, густо поросшие высокой травой и полевыми цветами. Рукотворное нагромождение из белых урн, полуразрушенных колонн, витых оград, надгробных статуй контрастно смотрелось на темном фоне симметрии деревьев и, казалось, было сооружено здесь в попытке доказать превосходство человеческого таланта над талантом природы.

Правда, победа природы была тут совершенно очевидной — судя по царившим здесь десятилетиями запустению и упадку, по развалившимся пыльным памятникам, буйно разросшимся сорнякам, а кое-где даже молодой поросли деревьев, крошивших на куски могильные плиты в своей воле к жизни. И вот где-то среди этого запустения затерялся даже сигнал Аллегры.

— Где в последний раз он читался? — спросила никогда не терявшая прагматизма Доминик, не имевшая привычки отвлекаться на сентиментальные пустяки.

— Вон там… — Том прибавил шагу, почти перешел на бег, перепрыгивая через маленькие могилы и огибая большие.

Он уже собирался выскочить на широкую аллею, когда Арчи схватил его за плечо и прошептал:

— А ну-ка пригнись.

Из тени деревьев вышли трое с автоматами, поблескивавшими в лунном свете, лучи фонариков прорезывали темноту. Двигаясь быстро и бесшумно, они прошмыгнули к большому фамильному склепу — казалось, будто проплыли в волнах высокой травы.

Когда они взошли по ступенькам и скрылись внутри, Том сказал:

— Наверное, она там.

Склеп представлял собой невысокое прямоугольное строение, стилизованное под древнеримский храм — мелкие каменные ступени, дорический фриз, портик, белые туфовые стены с декоративными колоннами, визуально поддерживавшими черепичную крышу. Входом в склеп служила красивая бронзовая дверь, покрывшаяся зеленой патиной под воздействием стихий. Над дверью высечено одно-единственное имя — Меризи. Кивнув на надпись, Том усмехнулся.

— Ты чего? — шепотом спросила Доминик.

— Меризи — это настоящее имя Караваджо.

Они постояли перед склепом, прислушались — не донесется ли изнутри какой-нибудь голос или звук. Но только безмолвное эхо тьмы носилось над могильным сооружением.

Кивнув своим спутникам, Том осторожно открыл одной рукой дверь, в другой держа пистолет. Его и еще три «чистые» пушки Арчи раздобыл у Джонни Ли, пока они сидели в засаде у служебного ангара в римском аэропорту. Цену Джонни назначил непомерно высокую — долг Тома плюс еще десятка за хлопоты. Арчи не переставая грязно ругался по этому поводу, хотя Джонни отменил одно из условий сделки и вернул Тому часы.

Тонкий слой пыли и сухой листвы покрывал черно-белый мозаичный пол склепа. В дальнем конце высился черный мраморный алтарь, на нем бронзовыми буквами тоже имя — Меризи, а пониже дата — 1696. Перед алтарем — два молельных стула с высокими спинками; один — покрытый черным лаком и обитый красным бархатом, облупившийся и полусгнивший от сырости. На стене над алтарем распятие. Одна рука Спасителя надломлена.

Склеп был пуст.

— Куда же они, сволочи, подевались? — воскликнул Арчи, простукивая стены.

Том сосредоточенно изучал пол.

— Интересно, а как тут вообще можно кого-то хоронить?

— Ты о чем? — спросила Доминик.

— Это же фамильный склеп. Значит, здесь должно быть что-то вроде поднимающейся плиты.

— И надписей никаких, — заметил Арчи. — Даже дат полностью нет.

— Да, а та, что есть, не подходит, — прибавила Доминик. — Этот склеп не использовали до тысяча семьсот тридцатых годов, а значит, в тысяча шестьсотдевя носто шестом никого не могли тут похоронить.

— А что, если это год рождения? — предположил Том, присев на корточки перед алтарем. — Возможно, вторая дата стерлась и…

Слова застыли у него в горле, потому что в этот момент он потер пальцами последнюю цифру и мраморная плита чуть сдвинулась. Том оглянулся на своих спутников, желая убедиться, что они были тому свидетелями, потом снова дотронулся до последней цифры, повернув ее по часовой стрелке, и та, перевернувшись вверх тормашками, превратилась в девятку.

Арчи сосредоточенно нахмурился.

— Тысяча шестьсот девяносто девятый? И что? Такая же бессмыслица!

— А что, если не тысяча шестьсот девяносто девятый, а тысяча девятьсот шестьдесят девятый? — предположил Том и попробовал перевернуть остальные цифры. — Год кражи полотна Караваджо.

Когда цифры перевернулись, раздался скрежет отодвигаемого засова, плита алтаря с гидравлическим шипением выдвинулась и начала подниматься — выше их голов, остановившись в нескольких дюймах от потолка.

Они удивленно переглянулись и пробрались внутрь. Начинавшаяся от порога каменная лестница уходила вглубь.

Глава 77

20 марта, 22:37

Ступеньки вели в выложенный кирпичом подземный ход. Тусклые соляные светильники под сводами потолка, от них оранжевые лужицы света, с трудом пробивавшего густую тьму. Кое-где по потолку сочилась вода, образуя на нем известковые размытые кольца, и капала на бетонный пол.

Осторожно ступая и держа пистолеты со взведенными курками наготове, Том, Арчи и Доминик пробирались по тоннелю. Том подозревал, что они огибают под землей Авентинский холм, но точно, конечно, утверждать не мог, потому что тоннель извивался и петлял зигзагами между склепами и усыпальницами. Наконец, ярдов через двести, тоннель вывел их в лабиринт из подземных комнат, где потолки подпирались стальными столбами.

— О-о, да он древний! — прошептала Доминик, наклонившись, чтобы разглядеть фреску на абсолютно не тронутой временем стене. — Может, частная вилла какого-нибудь патриция. Очень уж на баню похоже, на часть банной постройки. — Она указала на вздыбившийся в одном месте пятачок мозаичного пола, под которым виднелась полость фута четыре глубиной, поддерживаемая колоннами, выложенными терракотовой плиткой. — Римляне подогревали пол и стены своих теплых ванн-кальдариев посредством циркуляции горячего воздуха, — объяснила она.

Ступая на цыпочках, они перешли в следующую комнату, где путь им освещала цепочка редких лампочек, свисавших с провода под потолком. Их тусклый желтоватый свет сливался с каменными стенами. В этом помещении Доминик узнала бальнеум — полукруглую ванну для купания.

Пробираясь сквозь дебри металлических опор, они добрались наконец до главной части похороненной веками виллы, где пол вместо плитки был выложен причудливой мозаикой с изображениями животных, растений, богов в лавровых венках и всевозможных разноцветных геометрических орнаментов. Здесь, судя по всему, когда-то велись реставрационные работы — раскрошившиеся фрески с изображением людей и животных частично восстановлены из уцелевших фрагментов, недостающие места замазаны известкой.

Вдруг из глубин лабиринта до них эхом донесся сердитый окрик.

— Как думаете, Сантос уже здесь? — шепотом спросила Доминик.

— В первую очередь нас интересует Аллегра, — сказал Том. — А Сантосом и полотном мы займемся потом, когда Аллегра будет в безопасности.

На цыпочках они прокрались к дверному проему, ведущему в небольшой сводчатый зал. Стены здесь были выкрашены под красный и охристый мрамор, на потолке геометрические орнаменты, птицы и злобные на вид сатиры. На полу на корточках, спиной к Тому и его спутникам, сидели, проверяя оружие и тихо переговариваясь, те самые трое боевиков.

Том посмотрел на Арчи и Доминик, те кивнули в ответ и на мысленный счет «три» бросились вперед, застав троицу врасплох.

— Ты?! — удивленно прошипел один из них по-итальянски, увидев Тома, прежде чем Арчи связал им скотчем за спиной руки и заткнул рты кляпами.

Это был Орландо — священник из «Амальфи». Том встретил его полный ненависти взгляд. Беспомощная ярость, сжигавшая его в Монте-Карло, куда-то исчезла, теперь он ничего не испытывал к этому человеку. Чего нельзя было сказать о Сантосе, учитывая к тому же, что жизнь Аллегры пока висела на волоске.

— Я присмотрю за ними, — сказала Доминик, подталкивая пленников в спины дулом пистолета и загоняя в угол комнаты.

— Справишься?

— Конечно. Идите!

Кивнув, Арчи с Томом отправились дальше — в соседнюю комнату, куда из следующей пробивался яркий свет и доносился гул голосов. Подкравшись, они встали по обе стороны двери.

Заглянув внутрь, Том первым делом заметил, что это помещение было самым красивым — пол выложен мозаикой в виде медальонов с изображениями мифологических персонажей; отлично сохранившиеся в своей первозданности фрески, воспроизводившие интерьер античного театра. На левой стене нарисована сцена с узкими боковыми дверцами для выхода актеров, на противоположной — комические и трагические маски, глядящие из окошек на фоне нарисованного сада.

— Смотри! — возбужденно шепнул Арчи.

Повернув голову, Том увидел высеченную в дальней стене нишу примерно девяти футов в высоту, шести в ширину и трех в глубину. В нише под трехдюймовой толщины пуленепробиваемым стеклом висело полотно Караваджо. Висело просто так, без рамы, но это обстоятельство только подтверждало его подлинность.

— Смотри, это Фолкс! — шепнул Арчи.

Посреди комнаты на мозаике с изображением змееволосой Медузы стоял круглый стол, инкрустированный квадратиками разноцветного мрамора. Человек, на которого указал Арчи, стоял, опираясь на зонтик, перед столом, за столом сидели трое, и картина эта со стороны очень походила на допрос.

— Тот, что слева, Де Лука, — шепнул Том, сразу узнав барсучью белую прядь седины в волосах и кричащую полоску версачевского галстука. — А тот, что посередине, который сейчас говорит… — У Тома перехватило дыхание, когда он увидел человека, чей телефонный разговор подслушивал на яхте в Монако. Того самого человека, который заказал убийство Дженнифер. — Это и есть Сантос.

— А третий ублюдок, получается, Моретти, — догадался Арчи, кивнув на очкастого коротышку, сидевшего по другую сторону от Сантоса.

Блестящая лысина на полголовы, жесткие проволочные усы того же цвета, что и окружавшие плешь волосы. На Моретти были серый кардиган и коричневые вельветовые брюки — ну типичный дедушка твоего приятеля, а никак не главарь одной из самых могущественных мафий.

Том кивнул, но вглядываться не стал — его внимание больше привлекала связанная фигура с кляпом во рту, полулежавшая на стуле слева от Фолкса. Это была Аллегра. Слава Богу, пока живая, хотя трудно было сказать, что они с ней сделали. Или что собирались сделать.

— Она хочет нам что-то сказать, — огрызался Фолкс. — Говорит, у нее есть для нас какое-то сообщение.

— Конечно, хочет, — сказал по-английски Сантос со злобой и насмешкой в голосе. — Она работает по делам Риччи и Ардженто. — Он посмотрел на Де Луку. — Ты же вроде говорил, что позаботился о ней.

Пожав плечами, Де Лука бросил на Аллегру удивленный взгляд.

— Я тоже думал, что позаботился.

— Она как-то умудрилась вычислить мой склад и забраться туда, — вставил Фолкс. — Кто знает, что еще она там обнаружила.

— Ага, забралась и ничего не сделала, только тебя обесчестила, — сказал Сантос. — Вот и разбирался бы с ней в Женеве. Чего сюда-то ее притащил? Здесь у тебя бизнеса нет.

— Да? Если забыл, я напомню. В этом совете у меня два голоса, — холодно и непринужденно проговорил Фолкс. — Я, как и все остальные, имею право здесь находиться. Такое же право, а может, и большее.

— Да случайно ты здесь находишься, случайно, — сухо заметил Де Лука.

Сантос вдохнул поглубже и попытался взять примирительный тон:

— Эта сходка созвана по требованию семей Моретти и Де Лука… — Он кивнул по обе стороны от себя. — Семей, являющихся основоположниками Делийской лиги, пожелавшими разрешить свои недавние… э-э… разногласия. Разногласия, приведшие, как всем нам известно, к тому, что два члена совета сегодня здесь не присутствуют.

— Мы не имеем никакого отношения к смерти д’Арси, — поспешил вставить Моретти.

— А Кавалли был предателем и получил по заслугам! — прибавил Де Лука.

Оба дона вскочили из-за стола и приняли угрожающие позы.

— Довольно! — крикнул Сантос, и, сердито бормоча себе под нос, оба сели. Сантос повернулся к Фолксу. — Меня попросили быть посредником сделки. Я сделал тебе одолжение. Но я же сказал, что приходить сюда тебе совсем не обязательно!

Фолкс смерил их задумчивым взглядом, потом угрюмо кивнул в сторону Аллегры:

— А с ней мне что делать прикажете?

— Что и обычно.

— Обычно я выкапываю тела, а не зарываю их, — проговорил Фолкс сквозь зубы.

— Значит, я сделаю за тебя твою работу, если ты такой слабак, — рявкнул Сантос и, достав из куртки пистолет, направил его на Аллегру.

Глава 78

20 марта, 22:54

Грянул выстрел. Сантос с криком рухнул, держась за плечо.

— А ну сидеть, не двигаться! — крикнул Арчи.

Том бросился к Аллегре, первым делом вытащил кляп у нее изо рта и развязал руки.

— Ты в порядке? — выдохнул он, когда она с облегчением рухнула в его объятия.

Она кивнула, пытаясь улыбнуться. Только тогда Том подобрал с пола пистолет Сантоса и быстро обыскал остальных.

— Я истекаю кровью! — крикнул Сантос.

— У тебя царапина, жить будешь, — отрезал Том.

— А вот жаль, кстати, — вмешался подошедший Арчи. При этом Фолкс смотрел на него вытаращив глаза — узнал, конечно же, хотя и не подал виду.

— Вы даже не представляете, что сотворили! — прошипел Сантос сквозь зубы, прижимая раненую руку к груди. — Вы же оба, считай, покойники! — Он посмотрел в сторону дверного проема.

— Кто вы такие? — спросил Моретти.

— Это Том Кирк, — медленно проговорил Де Лука, приветствуя Тома полуулыбкой. — Тоже, сдается мне, восстал из мертвых.

— Кирк?! — воскликнул Моретти.

— Том Кирк?! — Недоверчивая улыбка искривила неожиданно посеревшее лицо Фолкса.

Том даже смутился. Иногда люди, в особенности преступники, узнавали его, но такой реакции он никогда не видел.

— Чего ты хочешь? — спросил Сантос.

— Того же, чего и ты, — не раздумывая ответил Том. — Получить Караваджо.

— Ты вздумал нас ограбить? — Де Лука, похоже, находил происходящее забавным.

— Не ограбить, а позаимствовать вещь на время, — поправил Том.

— Ты не вынесешь отсюда полотно! — презрительно усмехнулся Фолкс. — Не испортив его.

— Даже с этой штукой? — Том показал ему шкатулку с монограммой, добытую у Фолкса из сейфа. Фолкс побледнел, выпучив глаза. А Том, кинув шкатулку Аллегре, продолжал: — Нет, ты, конечно, мог бы собирать эти часы до бесконечности, но мне-то нужно только трое. Так ведь?

Ошеломленные Моретти и Де Лука переглянулись.

— Интересно, как ты узнал? — спросил Де Лука, пока Аллегра отстегивала у него с руки часы. Сначала у него, потом у Моретти, а потом вынула такие же, шестые, из верхнего кармана у Сантоса. — Неужели твой…

— Сантос заключил сделку, хотел втихаря продать ваше полотно, — объяснил Том. — Вчера в Монте-Карло мы подслушали его переговоры. Про часы он молчал как рыба.

Сантос вскочил со своего места.

— Заткнись! — процедил он сквозь зубы по-итальянски, не скрывая бешенства.

— Ага! Попал? — Том улыбнулся и позвал: — Дом!

В дверях возникла Доминик, толкая перед собой троих мрачных подельников Сантоса. Тот лишь прищурился и откинулся на спинку стула, когда она завела их в комнату и усадила на стулья, принуждая держать руки на затылке.

— Эти люди работают на Сантоса. Мы нашли их в соседней комнате. Вы были единственными, кто стоял между ним и пятнадцатью миллионами долларов, обещанными ему за полотно сербскими покупателями.

— Наглая ложь! — заорал Сантос, сверля глазами Тома. — Вранье! У нас же уговор — никого сюда не водить! Я бы никогда не нарушил наших законов!

— Откроешь? — спросил Том у Аллегры, сидевшей на корточках перед шкатулкой на полу.

— Шесть табличек, — сказала она, указав на медные кружки на стене под полотном. — На каждой выгравирована своя буква греческого алфавита.

Открыв шкатулку, она вынула оттуда первые часы и аккуратно приложила их к соответствующей табличке. Кейс звонко захлопнулся. Потом Доминик повторила эту процедуру с оставшимися двумя часами и отступила назад, глядя на Тома и обнадеживающе кивая. Сначала ничего не происходило, но потом толстое пуленепробиваемое стекло с шуршанием отъехало вправо фута на три, образовав щель, в которую запросто могла пройти Доминик.

— Я, пожалуй, ей помогу! — вызвался Арчи, отдавая Тому свой пистолет. Он пролез вслед за ней в щель, в узкое пространство под стеклом, и помог снять со стены полотно. Переступая мелкими шажками и осторожно держа холст, они прислонили его к стене.

Том подошел и сразу узнал — тот самый сюжет с полароидного снимка, что показывала ему Дженнифер в машине. Но разве можно было сравнить ту плоскую, безжизненную фотку с полным энергии и динамизма оригиналом? Пикирующий с небес ангел, озорное, улыбающееся личико младенца, счастливая и ликующая Мария в благоговейном страхе ожидает пришествия волхвов. Свет и тьма. Божественное совершенство и человеческая слабость. Жизнь и смерть. И все на одном полотне.

— Давай снимем с подставки и скатаем, — предложил Арчи.

— Вы поосторожнее с подставкой, — предупредил Моретти.

Том внимательно посмотрел на него — от него не ускользнул этот собственнический тон.

— Оно что, ваше?

— Уже нет, — сказал тот. — Это добровольный дар в честь основания лиги. Семья Де Лука отдала вот эту виллу.

— Виллу я вам верну, — уверил Том. — Обещаю.

— Тогда картину зачем забирать? — поинтересовался Де Лука.

Том ответил не сразу — молчал, тщательно подбирая слова, дабы не опозориться перед Сантосом:

— Я уже расспрашивал вас об агенте ФБР, том самом, которого застрелили в Вегасе три дня назад.

Де Лука кивнул и озадаченно нахмурился, а Том продолжал:

— Так вот несколько недель назад эта женщина-агент по своим каналам вышла на одного вашего американского дистрибьютора. Антикварного дилера в Нью-Йорке. На допросе он назвал имя — Лука Кавалли.

— Да я хорошо знал Луку! — воскликнул Моретти. — Он был более чем осторожен и никогда бы не открыл свое имя чужому человеку!

— А он и не открывал, — согласился Том. — Это сделал Фолкс.

— Что-о?! — Фолкс расхохотался.

— Помните фото маски слоновой кости, которую мы нашли в машине Кавалли? — спросила Аллегра у Де Луки, помогая Арчи снимать полотно с деревянных планок. — Так вот, эту маску мы нашли в сейфе Фолкса. Она стоит многие миллионы. Десятки миллионов.

— Сдается мне, что Кавалли поставлял тебе ценности на протяжении многих лет, — сказал Том, подойдя вплотную к Фолксу, который резко подался назад. — Ценности эти он получал с раскопок, но не декларировал для лиги, чтобы не делиться прибылью. Но вот какая интересная вещь случилась! В один прекрасный день он выудил из-под земли нечто поистине уникальное. Так ведь? Редкое и уникальное. И тут уж не смог совладать с обуявшей его жадностью.

— Да, Кавалли прислал мне эту маску — запальчиво начал Фолкс, нервно поглядывая на Де Луку и Моретти. — Прекрасная вещь, но я собирался, как и заведено, поделиться прибылью с лигой. И прибылью не только от маски. У меня есть карта с отметкой, где он ее нашел. Кто знает, что еще там можно отыскать!

— Он говорит правду? Доказать можешь? — сурово спросил Де Лука у Аллегры, вперив в нее немигающий застывший взгляд.

— А кто вам сказал, что вас предал Кавалли? — тут же вмешался Том.

Де Лука молчал, потом ткнул пальцем в Фолкса:

— Он сказал.

— У меня не было выбора! — запротестовал Фолкс. — Да, это правда, что Кавалли хотел иметь дело со мной напрямую. Но когда я отказался, он стал угрожать, обещал обнародовать все, что знает, обещал нас заложить! Я тогда сказал вам правду. Он собирался предать вас, слить по полной программе! Хотел продать нас всех с потрохами! Ваши же стукачи могут это подтвердить!

— ФБР знало имя Кавалли, — проговорил Де Лука, переведя взгляд на Тома. — ФБР хотело, чтобы здешние власти его арестовали.

— Кавалли обдирал вас как липку, но чтоб закладывать, в этом я что-то сомневаюсь, — сказал Том, пожав плечами. — А на самом деле все очень просто — Фолкс решил вывести его из игры, чтобы распорядиться маской единолично. Вот тогда-то у него и созрел план. Сначала слить имя Кавалли нью-йоркскому дилеру. Потом сдать дилера ФБР, чтобы тот наверняка заговорил. И наконец, объявить вам, что Кавалли предатель. Ведь ваши стукачи из полиции обязательно подтвердили бы, что ФБР взяло Кавалли в разработку, и тогда вы бы решили, что он раскололся.

— Что за бред!.. — взвизгнул Фолкс. — Никогда бы я не…

— Но что он делал грамотно, так это сталкивал лбами членов лиги, — заметила Аллегра, поднимаясь с корточек. — Он прекрасно понимал, что дон Моретти захочет отплатить за убийство Кавалли. А пока вы будете биться друг с другом, он продаст картину по своему усмотрению.

— Да мне такое в голову не могло прийти! — взревел Фолкс, хотя в голосе его теперь слышались жалобные нотки. — Кавалли был опасен! Я действовал в интересах лиги! Как, собственно, и всегда.

— А пока тянулась вся эта резина, Сантос не терялся, — продолжал Том. — Договорился о сделке с моей подругой. Я считаю, что он…

— И долго мы еще будем слушать эти бредни? — взорвался Сантос, возмущенно воздев кверху ладони. — Да я сроду ничего подобного не…

— Basta! — оборвал его на полуслове Де Лука. — Тебе потом слово дадут.

Сантос плюхнулся на место, усмехаясь и что-то бормоча себе под нос.

А Том продолжал:

— Я подозреваю, что Дженнифер, обыскав склады того дилера, нарыла что-то на «Банко Розалиа» и стала пинать колеса. Когда Сантос почуял, что запахло жареным, что она того и гляди выйдет на него, он решил вывести ее из игры — подсунул ей сделку с Караваджо и выманил в Лас-Вегас, где у него сидел наготове снайпер.

— Да она нам всем поперек горла стояла! — взорвался Сантос.

— То есть хочешь сказать, что это правда? Что ты убил агента ФБР без нашего разрешения? — Де Лука вскочил на ноги, и в голосе его звучала угроза.

— Это было продиктовано необходимостью! Я сделал это в интересах лиги! — запротестовал Сантос. — И поступил бы так снова, если понадобится!

— Сначала мы считали, что все это как-то связано между собой, — искренне призналась Аллегра. — Только потом поняли, что римские убийства и маска не имеют никакого отношения к заказному убийству Дженнифер или к д’Арси, которого грохнули из-за часов.

— Но вот что смешно — Фолкс, сдав ФБР нью-йоркского дилера, невольно навел ФБР на «Банко Розалиа», — с горькой усмешкой сказал Том. — Если бы не это, Дженнифер, возможно, была бы сейчас жива, а Сантос не сочинял бы для сербов отмазку, почему он не сумел подогнать им картину.

— Нет, Кирк! — зловеще ухмыляясь, проговорил Сантос. — Гораздо смешнее другое…

Слова его оборвал выстрел. Дернувшись, Том обернулся и посмотрел в сторону двери. На пороге стоял полицейский в бронежилете, дуло пистолета направлено в потолок, вокруг еще человек восемь полицейских с автоматами наперевес.

Том посмотрел на Аллегру. Побледнев, та изумленно выдохнула:

— Галло!

Глава 79

20 марта, 23:13

— Полковник Галло, слава Богу, вы здесь! — Сантос вскочил и бросился ему навстречу, переходя на итальянский.

— Сидеть! — гаркнул Галло.

— Меня похитили! Держат тут против моей воли! Ранили! — Сантос выставил вперед окровавленную руку, голос его истерично дрожал.

— Сядь, Сантос, или я в тебя тоже пулю всажу, — проговорил Галло ледяным тоном.

— Это нарушение закона! — не унимался Сантос. — Может, вы забыли, Галло, но у меня дипломатическая неприкосновенность! Вы не имеете права удерживать меня здесь! Я требую, чтобы меня отпустили немедленно!

— Никто никуда не будет отпущен, — отрезал Галло. — Отобрать у них оружие!

Двое полицейских немедленно всех обыскали и все, что нашли, покидали в угол комнаты. Сантос плюхнулся на стул и откинулся на спинку. Галло повернулся к Аллегре:

— Лейтенант Дамико, вы ранены?

— Н-н-нет… — заикаясь, пробормотала удивленная Аллегра. От этого человека она скрывалась. От человека, убившего Гамбетту и повесившего убийство на нее. От человека, скорее всего передавшего часы Кавалли Сантосу. И вот теперь этот человек держал Сантоса на прицеле, а у нее спрашивал, в порядке ли она.

— Ну и хорошо. — Галло криво усмехнулся. — Тогда, может быть, вы объясните мне, что здесь творится?

Аллегра силилась разглядеть в нем хоть какие-то черточки того человека, что преследовал ее все эти дни, и готова была уже подумать, что все это ей привиделось.

— Хорошо, объясню. Это секретная организация, именующая себя Делийской лигой, — запинаясь, начала она. — Союз, заключенный главами мафиозных семей для координации контрабанды антикварных ценностей и для совместного получения прибыли. Возглавляют союз дон Де Лука и дон Моретти. Этот человек, — она указала на Фолкса, — был у них ответственным за вывоз ценностей из страны и продажу их за рубежом. Сантос обеспечивал финансовую сторону дела и отмывал прибыль через «Банко Розалиа».

— А это? — Галло пнул ногой свернутое в рулон полотно.

— А это находящаяся в розыске картина Караваджо «Рождество со святым Лаврентием и святым Франциском».

— Вы шутите! — Присев на корточки, Галло положил пистолет на пол, размотал часть рулона и, ошеломленно качая головой, пробормотал: — Не-ет, вы не шутите!..

В этот момент Сантос неожиданно вскочил со стула, схватил пистолет Галло и прежде, чем кто-то успел пошевельнуться, нацелился ему в голову.

— Всем назад! — крикнул он полицейским, запоздало схватившимся за оружие. — Бросить оружие на пол, иначе я пришью его прямо здесь!

Полицейские приказа не послушались, несколько человек даже сделали шаг в его сторону. Тогда, прикрываясь Галло, Сантос приставил дуло ему к виску.

— Ты же знаешь, я сделаю это! — прошипел он в ухо Галло. — А ну скажи им, чтоб отвалили назад!

По его безумному взгляду Аллегра поняла, что он сдержит слово.

— Всем отойти! — натужным сдавленным голосом распорядился Галло, смекнув, какая опасность ему грозит. — Отойти назад, это приказ!

Полицейские сложили оружие на пол и отступили. Подручные Сантоса немедленно вооружились, Орландо подскочил к Сантосу и встал рядом, двое других держали под прицелом всех присутствующих.

— Теперь пусть вообще выйдут отсюда!

Галло молчал.

— Ну же! — прикрикнул Сантос, ударив его рукояткой пистолета по затылку.

Держась за больное место, Галло неохотно повиновался и приказал своим людям уходить из подземелья и под конец прибавил:

— И расскажите там, что здесь происходит!

— Да-да, расскажите! — крикнул им вслед Сантос. — И передайте: если кто сюда сунется, я перестреляю всех, а начну с полковника!

Сантос ждал, пока полицейские выходили, нервно оглядываясь и ожидая получить выстрел в спину. Вскоре их удаляющиеся шаги стихли в коридорах подземелья. Аллегра посмотрела на Тома, тот угрюмо усмехнулся в ответ — дескать, вот влипли, что хочешь, то и делай.

— Берите картину, и уходим! — приказал Сантос своим людям.

Пока Орландо держал всех под прицелом, двое других взвалили свернутое полотно на плечи и, сгибаясь под тяжестью ноши, направились к выходу. Держа Галло за горло и тыча дуло ему в висок, Сантос попятился к выходу.

— До скорой встречи, Антонио! — крикнул ему вслед Моретти. — Даже более скорой, чем ты думаешь!

Сантос толкнул Галло в руки Орландо и достал из болтавшейся у того на плече полевой сумки две гранаты.

— Что-то сомневаюсь я в этом, — с улыбочкой проговорил он и, вытащив запалы, бросил гранаты поочередно в середину комнаты.

Глава 80

20 марта, 23:16

Первая граната упала прямо Тому под ноги. Не раздумывая он схватил ее и швырнул в отворенный проем под бронебойным стеклом, где еще недавно хранилась картина. Ударившись о стену, граната крутанулась вокруг своей оси и взорвалась.

Клубы дыма и пыли повалили из открытого проема, штукатурка посыпалась со стен, словно кора с пробкового дерева, ударной волной людей посшибало с ног, но двухдюймовое бронированное стекло, как и рассчитывал Том, выдержало удар, только поверхность треснула.

Со второй гранатой дело обстояло сложнее. Угодив в мраморный стол, она отскочила прямо на колени к Моретти. Открыв рот, тот беспомощно озирался, зато Де Лука не растерялся и поспешил отпрыгнуть в сторону. Граната взорвалась, разорвав на части Моретти и осыпав помещение шквалом осколков.

Лежа на полу, Том пытался разглядеть сквозь густую пелену дыма, что происходит. В ушах звенело, ноги не гнулись, словно ватные, когда он поднялся и, покачиваясь, направился туда, где в последний раз видел Аллегру и остальных своих спутников. По дороге он споткнулся о лежавшего на полу Де Луку — у того с одной ноги слетел ботинок, рука откинулась в сторону, а из раны в голове хлестала кровь. Рядом лежало тело Моретти, разорванное пополам так, что казалось, будто ноги растут прямо из головы. Зрелище было страшное.

Кашляя, Том опустился на колени рядом с Аллегрой. Она, похоже, была в порядке, только немного оглушена — всю силу взрыва Моретти принял на себя. А вот Арчи и Доминик были ранены. Арчи держался за окровавленную щеку, а у Доминик из бедра торчал осколок раскаленного металла.

— Ну вы как, в порядке? — Том понимал, что кричит, хотя почти не слышал собственного голоса.

— За нас не беспокойся, — прохрипел Арчи сквозь зубы. — Лучше догони и застрели этого выродка!

Кивнув, Том бросился к куче оружия на полу, оставленного полицейскими, взял оттуда один пистолет себе, другой кинул Аллегре, которая уже пришла в себя и поднялась на ноги.

— Пошли! — сказала она, и глаза ее сверкнули уже знакомой ему решимостью.

Они побежали через лабиринт подземнух комнат к сводчатому тоннелю.

— Подожди, стой! — вдруг крикнула ему вдогонку Аллегра. — Чувствуешь?

Он остановился и сразу понял, о чем она. Свежий ветерок щекотал щеку — именно свежий по сравнению с затхлым запахом подземелья. Том понял, что Сантос, по-видимому, ушел в какую-то лазейку.

Аллегра потащила его вправо, по узкому темному ходу, ведущему вверх. Они пробирались на ощупь, держась за кирпичные стены, ветерок становился все ощутимее, и вскоре оказались в квадратной комнате. Отсюда железная лестница вела наверх, где в чернеющем проеме виднелось усеянное звездами небо. У подножия лестницы на куче булыжника лежало тело. Это был Галло.

— Жив, — сказала Аллегра, присев рядом с раненым и пощупав пульс у него на шее. Том так и не смог разобрать, что уловил в ее голосе — облегчение или разочарование. — Видимо, Сантос сбросил его сверху. — Она кивнула на безвольно повисшую руку, вывернутую в плечевом суставе.

Том бросился вверх по лестнице и вскоре вылез на поверхность, где его встретил укоризненным взглядом печальный ангел, чудом устоявший и не опрокинутый Сантосом и его компанией. Том помог Аллегре выбраться наружу. По голубым полицейским огням вдалеке они определили, где находится вход в склеп Меризи.

— И куда теперь?

Ответ на свой вопрос Аллегра получила почти сразу же — когда они с Томом услышали звук заработавшего автомобильного мотора. Они побежали к кладбищенской ограде, там Аллегра подставила Тому ногу, он взобрался на стену и помог ей тоже вскарабкаться. Спрыгнув на тротуар, они увидели машину «скорой помощи» с включенными фарами. За рулем сидел Сантос.

Том вышел на проезжую часть, прицелился и выпустил полную обойму в лобовое стекло мчавшейся ему навстречу «неотложки». Аллегра стреляла с тротуара. Но оба промазали, Том едва успел отскочить в сторону, когда «скорая помощь» пронеслась мимо и скрылась в ночи за поворотом.

— Вот дерьмо! — выругалась по-итальянски Аллегра.

— Я задел его! — пытаясь отдышаться, сказал Том. — Я же хорошо целился!

— Нет, ты промазал. Мы оба промазали.

— Не может такого быть! — качая головой, недоумевал Том и, вытащив обойму, проверил патроны. — Он же пер прямо на меня! Всего в каких-нибудь тридцати футах был! А может, и ближе.

И тут его осенило. Дикая, невероятная мысль пришла ему в голову. Но, несмотря на всю свою дикость, она могла быть единственным объяснением. Не слыша кричавшей ему вдогонку Аллегры, он бросился обратно к разверзнутой могиле, мимо ее сурового стража — печального ангела.

Он спустился по лестнице и услышал окрик:

— Стоять, не двигаться!

Том повернулся и увидел, что Галло уже пришел в себя. Он сидел, прислонившись спиной к стене, возле него хлопотал врач. Четверо вооруженных полицейских, вскинув пистолеты, настороженно смотрели на Тома.

— Все нормально, это свой, — прохрипел Галло. — И она тоже.

Том оглянулся и увидел спускавшуюся Аллегру. Полицейские успокоились, опустили оружие.

— Какого черта здесь происходит? — сердито крикнул Том.

— Ты это о чем? — спросил Галло, морщась от боли, когда медик начал ощупывать его плечо.

— А вот о чем… — Том съездил по роже одному из полицейских и выхватил у него пистолет.

— Том, что ты делаешь?! — воскликнула изумленная Аллегра, когда он направил пистолет на Галло и щелкнул предохранителем.

— А ты его спроси, — холодно ответил Том и спустил курок.

Раздался выстрел, разнесшийся оглушительным эхом по сводам тоннеля, потом другой, третий — пока Том не выпустил всю обойму.

Сквозь дым Том вызывающе смотрел на Галло, тот на него. Живой и здоровый.

— Холостые?! — Ужас на лице Аллегры сменился догадкой.

Оттолкнув врача, Галло вскочил на ноги.

— Нам надо поговорить! — выкрикнул он.

— Это тебе надо поговорить, — поправил его Том.

— Ладно, мне, но только не здесь.

Глава 81

Мост Святого Ангела, Рим, 20 марта, 23:55

Выставив кордон из полицейских в обоих концах моста, Галло повел Тома и Аллегру на середину, там остановился и повернулся к ним лицом, прижимая к груди руку на перевязи.

— Ну, вот так, пожалуй, хватит.

— Куда вы отвезли Арчи и Дом? — первым делом спросил Том.

— В больницу, — ответил Галло. — Мои люди доставят вас к ним, когда мы закончим.

— Те самые люди, чье оружие заряжено холостыми? — презрительно усмехнулась Аллегра. Она не верила ни единому слову Галло.

Он тяжело вздохнул.

— Видите ли, тут все очень сложно и запутанно.

— Я так понимаю, вы вроде как извиняетесь? — сухо отрезала Аллегра.

— Поймите, тут задействованы очень мощные и очень серьезные силы.

— Хватит ходить вокруг да около! — В голосе Тома слышалось нескрываемое раздражение и нетерпение. — Я хочу услышать объяснения, а не пустую болтовню!

Галло отвернулся к реке и молчал.

— Тут замешан Сантос. Серьезно замешан, — начал он. — Судя по всему, на протяжении долгих лет «Банко Розалиа» много кому оказывал услуги.

— Много кому — это кому? — наседала Аллегра.

— Тем, кому он помогал уклоняться от уплаты налогов и отмывать деньги. Тем, чьи политические кампании субсидировал. Тем, кто имел выгоду от подпольной торговли антиквариатом. Очень важным людям. И эти люди не могли рисковать, не могли позволить, чтобы Сантос сгорел сам и утащил их за собой.

— Ага! И ради этих важных людей вы помогли ему бежать. — Голос Аллегры дрожал от негодования. — И ради и их вы спокойно наблюдали, как он собирался нас убить.

— Вообще он только собирался сделать вид, что прорывается к выходу со стрельбой, — сказал Галло. — Откуда мне было знать, что он… бросит эти гранаты! Тут он, конечно, поступил… неправильно.

— Неправильно?! — Том даже расхохотался.

— И как давно он держит вас на поводке? — поинтересовалась Аллегра. — С тех пор, как убили Кавалли? Или раньше?

— Я вообще не знал, кто такой Кавалли, пока меня не поставили на расследование дела Риччи. — Галло снова повернулся к ним лицом, прислонившись спиной к парапету. — Думаю, Сантос тоже не знал. Но когда убили Ардженто, Сантос задергался, испугался, что я могу как-то связать эти убийства с ним или с Делийской лигой, поэтому позвонил кое-кому.

— Кому именно? — спросил Том.

— Я уже сказал вам. — Галло пожал плечами. — Людям. Важным людям. От них я получаю все распоряжения и приказы. С самой верхушки. И они оказывают протекцию Сантосу. Следят за тем, чтобы все было шито-крыто, чтобы расследование не выходило из-под контроля.

— А с Гамбеттой как же? — сухо спросила Аллегра. — Его убить вам тоже они приказали?

— Мне пришлось это сделать, и я это сделал, — ответил Галло с оттенком возмущения в голосе. — Сантос предложил сделку. Часы Кавалли в обмен на молчание и обещание покинуть страну к концу недели. Гамбетта был старый дурак и не держал язык за зубами — стал бы болтать на каждом углу о пропаже улики, похваляться, какой он умный, что связал все эти убийства воедино. Поэтому его пришлось принести в жертву. — Он помолчал и прибавил: — До него люди тоже умирали за эту страну и ради общего дела.

— Пришлось принести в жертву?! — Аллегра не знала, куда деться от негодования, ее просто распирало от гнева. — Но это же не имеет никакого отношения к патриотизму! Это было сделано в угоду могущественным людям, готовым пойти на все, лишь бы защитить свои интересы. Самое обыкновенное убийство — вот что это было! Вы убили Гамбетту за то, что он просто делал свою работу.

— Вы не понимаете! — взорвался Галло. — У меня был приказ! Многое из того, что известно Сантосу, касается национальной безопасности, поэтому я должен был защитить его любой ценой. У меня просто не было выбора.

— У вас был выбор! — возразила Аллегра. — Просто вы предпочли его не делать. Просто взяли и убили человека, а убийство повесили на меня.

— Я пытался вас защитить.

— От чего?

— Сантосу стало известно, что вы интересуетесь Делийской лигой. Он собирался заняться вами. Иначе зачем, по-вашему, Де Лука вас похитил? Поэтому я решил, что, обвинив вас в убийстве и напечатав ваше фото в газетах, возможно, сумею разыскать вас прежде, чем это сделает Сантос. Разумеется, я не собирался… Послушайте, вероятно, я совершил ошибку, но вы будете полностью реабилитированы, вам принесут официальные извинения и предложат на выбор любое назначение…

— Вы мне отвратительны. Вы и те, кто стоит за вами, кто отдает вам все эти приказы. Вы отвратительны мне, потому что считаете себя вправе обречь пожилого человека на смерть только ради того, чтобы отъявленный негодяй вроде Сантоса не был пойман и не понес наказание.

— Просто я люблю свою страну, — говорил Галло. — И я сделал то, что полагалось для защиты ее интересов. И я сделал бы это снова, если бы понадобилось. Как бы там ни было, но я старался не допускать перегибов.

— Каким образом? Устроив на пару с Сантосом сегодняшнее шоу?

— Шоу понадобилось, чтобы спасти вас.

— О чем это вы толкуете? — вмешался в разговор Том. — От чего вы нас спасли?

— Как вы думаете, кто выкопал вас из той могилы?

— Неужели вы? — Аллегра с Томом переглянулись, не веря своим ушам. Аллегре очень не хотелось считать себя обязанной этому человеку. — И как же вы нас нашли?

— Мои люди следили за Эко. Они наблюдали за вами от галереи до того места, где Де Лука вас похитил, а потом до фермы Контарелли. Я послал туда своих людей. К счастью, они успели вовремя.

— К счастью!.. — передразнила Аллегра, вспомнив прикосновение полиэтиленового мешка к лицу, и от жутких воспоминаний ей сделалось не по себе.

— Значит, информацию о д’Арси тоже вы нам подкинули?

Галло кивнул.

— Я знал, что он работает на Де Луку. Поэтому, узнав о пожаре и об исчезновении д’Арси, решил, что тут есть какая-то связь. Но на такое расследование у меня нет полномочий. К счастью, я уже успел увидеть Аллегру в деле и понимал, что она тоже в курсе и что, получив возможность, не отступит и доведет дело до конца.

Галло умолк и смотрел на них так, словно собрался извиняться. Но Аллегра уже достаточно хорошо его изучила и знала — извинений от него не жди.

— Ну и где теперь Сантос? — спросила она.

— Продает картину и собирается покинуть страну. Когда его здесь не будет, мы забудем о нем и займемся своими делами. А он… пусть из-за него морщат лоб другие.

— А «Банко Розалиа»?

Галло рассмеялся:

— «Банко Розалиа» обанкротился. Потому-то Сантос и затеял возню с этой картиной. Она была его последним шансом выкарабкаться из кучи дерьма, пока это дерьмо не получило огласку. Правда, оно бы в любом случае ее не получило. Правительство и Ватикан договорились взять на себя потери и по-тихому замять дело, дабы избежать какого бы то ни было нежелательного давления. То есть в любом случае никто бы ничего об этом не узнал.

Задыхаясь и стиснув зубы от негодования, Аллегра только качала головой. Ее возмущали лицемерие и несправедливость этого мира, где подобные Сантосу убийцы выходят сухими из воды ради спокойствия коррумпированных политиканов, а такие, как Гамбетта… У нее было ощущение, что ее саму вываляли в этой скверне, в этом дерьме.

— А как насчет Де Луки и Фолкса? Им-то вы предъявите обвинение? — с надеждой в голосе спросил Том.

— А что я им предъявлю? — Галло пожал плечами. — Мы знаем, чем занимался Фолкс, но никогда не докажем, что он нарушал итальянские законы на итальянской территории. А что касается Де Луки…

— Полковник! — окликнул его полицейский офицер из оцепления. — Мы нашли их!

Глава 82

Виа Аппиа-Антика, Рим, 21 марта, 00:29

Оглашая окрестности воем сирен, они неслись по городу, машины сопровождения расчищали дорогу от пробок, люди по обе стороны проезжей части глазели и показывали пальцами. Через двадцать минут они были уже на виа Аппиа-Антика, где вместо толпы любопытных зевак их встретил строй мрачных древнеримских статуй.

— Дорожный патруль засек их по номерам, — объяснил Галло, закончив говорить по телефону. — Машина в угоне с прошлой недели. Угнана в Милане. Удирали от патруля, водитель не справился с управлением и въехал в дерево.

С заднего сиденья Аллегре было видно разлившееся на горизонте красновато-синеватое зарево. Она вопросительно посмотрела на Тома, тот ободряюще улыбнулся в ответ и взял ее за руку. Аллегра поняла его без слов. Поняла, что все почти кончилось. Что они почти победили.

На место уже прибыли две пожарные-бригады, но к тушению не приступали — развернутые и готовые к битве с огнем, пожарные рукава покорно лежали на земле.

— Бензобак вот-вот займется. Ждем, — объяснил полковнику один из пожарников.

Аллегра отвела Тома в сторону, за полицейское оцепление и толпу зевак; щеки ее рдели от пылавшего рядом пламени. По глубокой колее на обочине за бордюром можно было легко определить, где машину вынесло с дороги, а вывороченное почти с корнем дерево объясняло все остальное. Одно колесо еще крутилось и горело.

Потом взорвался бензобак, «неотложка» задергалась, стекла начали лопаться, зашипел от перегрева металл. Горячие искры разлетались во все стороны, словно ошалелые мухи.

Том смотрел на тело, отброшенное ударом в сторону. Это был «священник» Орландо. Поза, в которой он лежал, не оставляла сомнений в одном: он уже больше никогда не поднимется. В клубах дыма и языках пламени на водительском сиденье «неотложки» чернел обугленный труп, руки все еще сжимали руль.

— Сантос? — спросила Аллегра у Тома.

Тот пожал плечами и отвернулся.

— Будем считать, что он.

Глава 83

Вилла Гетти, Малибу, Калифорния, 1 мая, 11:58

Ясно было одно — всех их пригласили сюда присутствовать при чем-то очень важном. Ибо только ради важных событий дирекция шла на такие траты — персональные приглашения с золочеными буквами, дорогущее шампанское и пакеты с подарками, ожидающие у выхода.

Правда, когда дошло до дела, мнения разделились. Мнения эти становились все более дикими и нелепыми, пока кто-то не одичал вконец и не высказал предположение, что вся коллекция Британского музея грузится в данный момент в контейнеры для доставки в Качифорнию, а еще кто-то умудрился ляпнуть, что Музей Гетти перебирается в Пекин. Догадки строились на догадках, домыслы на домыслах, пока все это не разрослось в гвалт, начавшийся как слабый ветерок шепчущихся недоумевающих голосов, но вскоре переросший в оглушительный шторм. Людям приходилось кричать во все горло, дабы быть услышанным.

Потом без всякого предупреждения свет приглушили, и на сцену поднялись трое, один — в черных очках. Галдеж прекратился, словно над собравшейся толпой пронесся ураган, оставивший после себя зловещую тишину.

Невысокий мужчина подошел к кафедре и взялся за ее бортики, словно находил поддержку в лакированной деревянной конструкции. Огромный экран у него за спиной показывал его лицо крупным планом — розовое, мясистое, лоснившееся от пота.

— Дамы и господа! — начал свою речь директор Берн, нервно облизывая уголки рта. — Я имею величайшее удовольствие приветствовать вас сегодня здесь. Многие согласятся, когда я назову одного из наших учредителей провидцем. Он действительно был провидцем, когда утверждал, что искусство облагораживает общество, а стало быть, должно быть доступным для публики, для ее просвещения и удовольствия. — Он сделал паузу, и голос его обрел уверенность, когда аудитория отозвалась учтивой рябью аплодисментов. — Благодаря этой прозорливости мы продолжаем отдавать все силы на то, чтобы собрать, сохранить, выставить для зрителя и истолковать коллекцию предметов подлинного искусства. И, что еще важнее, эта прозорливость и поныне вдохновляет тех, кто готов совершать по-истине непревзойденные акты щедрости. Одним из таких щедрых даров я считаю то, что можно смело назвать самым важным приобретением нашего музея за всю его историю. Доктор Брюс, пожалуйста!

Он отступил на несколько шагов назад, блестя потной кожей, и похлопал в ладоши, призывая публику поаплодировать вышедшей Верити. Та дождалась, когда рукоплескания улягутся, потом кивнула. По ее кивку сцена погрузилась в темноту. Все умолкли. В полной тишине люди выворачивали шеи, вглядываясь вперед и забывая дышать. Внезапно единственный луч прожектора осветил контуры скульптурного лица. Маски, выполненной из слоновой кости. Огромный экран на заднем плане сцены смотрел на зал ее неживыми, незрячими глазами.

Верити продолжала держать паузу, а в зале между тем молчание предвкушения сменилось возбужденным ропотом, несколько человек повскакивали с мест, один нервно хлопал в ладоши, остальные переглядывались, смущенно бормоча слова одобрения. Постепенно звуки эти переросли в шумный шквал, через который еле-еле пробивался голос Верити, и тогда луч прожектора осветил ее лицо.

— Благодаря невероятной щедрости Майрона Кицмана, благодаря исключительной прозорливости и непревзойденному вкусу этого человека, чья любовь к людям и искусству сияет как солнце в наши сумрачные кризисные времена, — вещала Верити, перекрикивая шум рукоплесканий и жестом приглашая лучащегося от счастья Кицмана выйти вперед, — Музей Гетти с гордостью представляет свое новое приобретение — Аполлона работы Фидия, единственное выжившее творение этого, возможно, величайшего скульптора классического века. — Она подождала, когда уляжется буря аплодисментов, и продолжила: — Вы видите перед собой уникальный, превосходно сохранившийся фрагмент выполненной в хрисоэлефантинной технике статуи греческого бога Аполлона, датируемой примерно четыреста пятидесятым годом до нашей эры, и…

— Верити Брюс? — перебил ее какой-то человек из первого ряда и, поднявшись с места, направился к сцене.

— Если не возражаете, сэр, то все вопросы в конце, — проговорила она с натужной улыбкой, окинув его высокомерным взглядом.

— Меня зовут Карлос Ортиц, я спецагент ФБР, — представился незнакомец, показывая ей свой значок. — И если вы с мистером Кицманом не возражаете, то я бы хотел задать вам свои вопросы в другом месте.

Люди в зале стали оборачиваться, когда задняя дверь аудитории распахнулась и в нее вошли четверо в черных костюмах.

— Что это такое? — негодующе воскликнула Верити, перекрикивая ропот толпы в зале.

— У меня имеется ордер на ваш арест. Ваш, мистера Майрона Кицмана и мистера Эрла Фолкса, — сообщил Ортиц, и толпа при виде бумажки в его руках загудела еще громче.

Кицман не проронил ни слова, только снисходительная улыбка исчезла с его лица, наполовину закрытого черными очками, когда еще двое агентов встали по обе стороны сцены.

— И в чем же они обвиняются? — поспешил вмешаться директор Бери, становясь рядом с Верити.

— В налоговом мошенничестве в особо крупных размерах, в сговоре по нелегальной перепродаже и сбыту антикварных ценностей и в нелегальном присвоении антикварных ценностей, — отчеканил Ортиц. — Но это только начало списка.

— Это возмутительно! — взорвалась Верити, закрывая лицо от пулеметной очереди вспышек фотокамер. — Я не замешана ни…

Ей не дал договорить поднявшийся среди рядов шум, когда какой-то человек, бросившийся было к выходу, споткнулся о выставленную кем-то из зрителей ногу.

— А вот мистер Фолкс, похоже, не так уверен в своей невиновности, — усмехнулся Ортиц, когда двое сотрудников ФБР подбежали к распростертому Фолксу и начали поднимать его на ноги. — Наденьте на них наручники!

Жалкие протесты Верити и Кицмана утонули в зверином вое толпы, повскакавшей со своих мест и ринувшейся, словно стая голодных гиен, к месту пиршества.

В этой кутерьме никто не заметил мужчину и женщину, которые незамеченными выскользнули из зала.

Глава 84

1 мая, 12:09

— Как нога? — Аллегра расхохоталась. Солоноватый морской ветерок развевал ее волосы, снова приобретшие натуральный цвет.

— Я же подставил ее, чтобы он споткнулся, а не отдавил ее мне. — Том улыбнулся и притворился, что хромает.

— Как думаешь, удастся ему отмазаться?

— Вряд ли. Учитывая то, что ты наснимала у него в офисе, плюс пленка.

— Какая пленка? — удивленно спросила Аллегра.

— Доминик через клонированный телефон записала их разговор, когда они втроем обсуждали весь план.

Из галереи они спустились во внутренний двор. Почти все его пространство занимал бассейн, изогнутый по краям, как венецианское зеркало.

— Интересно, а с маской они как поступят? — спросила Аалегра, когда они шагали по лабиринту извилистых дорожек к бассейну.

— Ортиц говорит, что итальянское правительство подготовило список из сорока наименований. Все эти предметы были мошенническим путем приобретены или подарены Музею Гетти в течение последних двадцати лет, и Италия намерена вернуть их в свое владение. Маска в этом списке стоит первым номером.

— Надо понимать, это только начало? — сказала Аллегра, присаживаясь рядом с Томом на край бассейна.

— Да. Греческое и турецкое правительства намерены сделать то же самое. И это только Гетти. Есть и другие музеи, галереи, частные коллекции… В общем, работы еще непочатый край.

— А толку-то! Что изменится? — вздохнула Аллегра. — Ну свалят Делийскую лигу, а на ее место тут же встанут другие.

Том согласно кивнул:

— Да, этот поток не остановишь, тут Контарелли был прав. «Черные копатели» ведут партизанскую войну, и полиция против них бессильна. Но если общественность добьется от музеев, коллекционеров и аукционных домов прозрачности их деятельности, то спрос на контрабанду может упасть. Станет меньше покупателей, меньше денег, и тогда интерес к товару «копателей» снизится. В общем, со временем картина может кардинально измениться.

Они ненадолго замолчали, Аллегра перебирала пальцами в воде.

— Вчера похоронили Аурелио, — наконец проговорила она, не поднимая глаз от воды.

— А я не знал, что…

— Мальчишки нашли его тело, выброшенное на берег, на острове Тиберина.

— Убит?

— Да, говорят, вроде бы нет.

Том обнял ее за плечи, она посмотрела на него и тут же снова опустила глаза, но он успел заметить в них слезы.

— Я сожалею.

— Думаю, он тоже сожалел. — Она стряхнула воду с пальцев и вытерла их о юбку.

— А чем кончилось у Галло?

— Думаю, повышением по службе. — Она усмехнулась. — По правде говоря, мне на него плевать. На него, на людей, в угоду которым он старался… Они мне все омерзительны.

— Слово-то свое он хоть сдержал? — спросил Том.

Она кивнула.

— Все обвинения сняты. Официальные извинения принесены. Мне предложено несколько должностей на выбор. Он даже сохранил мне парковочные талоны.

— Так ты останешься?

— Подумаю, — сказала она. — Не все же такие, как он. К тому же мне очень хочется посмотреть на лицо Контарелли, когда я нагряну к нему с обыском. Ну а у тебя что новенького?

— У меня? — Том грустно вздохнул. — Вот, встречаюсь в Нью-Йорке с Арчи, идем с ним на похороны Дженнифер. ФБР только на прошлой неделе выдало ее тело. Ну а потом… Кто его знает, что будет. Я не люблю строить долгосрочных планов. В какой стороне тут море?

Они поднялись, перешли на другую сторону колоннады и по ступенькам спустились на дорожку.

— Ты, кстати, слышал про Караваджо? — спросила Аллегра, когда они уже поднимались по склону.

— Нет. А что? Попортили полотно? — предположил Том.

Она покачала головой.

— Его не было в той машине «скорой помощи».

— А Сантос? Сантос был?

— ДНК обгорелого тела за рулем полностью совпало с образцами, которые предоставил следствию Ватикан, — сказала Аллегра, пожимая плечами. — Так что это дело, надо полагать, считается закрытым.

— Но ты так не считаешь. Ты считаешь, что он до сих пор жив. Так ведь? — догадался Том.

— Я считаю, что ему лучше не воскресать из мертвых, — проговорила она, стиснув зубы. — Люди Моретти ищут его повсюду, а еще поговаривают, что Де Лука назначили за его голову сумму пять миллионов долларов.

Они подошли к краю живописного склона, откуда из-за верхушек деревьев виднелось море с равномерно накатывающими на берег белыми барашками волн.

— Я только одну вещь так и не поняла, — призналась Аллегра. — Почему у Фолкса было двое часов?

— Ну-ка, ну-ка, не понял…

— Ну смотри, у Де Луки, д’Арси, Моретти и Кавалли — у каждого было только по одним часам. Почему же тогда у Фолкса в сейфе их было двое?

— Он же говорил, что ему принадлежит два места в совете, — напомнил Том. — Возможно, чтобы составлять противовес между д’Арси и Де Лукой, с одной стороны, и Кавалли и Моретти — с другой. Должно быть, часы прилагались к местам в совете.

— Да, но лигу-то основали семьи Де Лука и Моретти, — возразила Аллегра. — Стали бы они наделять его дополнительным голосом!

— Тогда что же ты хочешь сказать? Что одни из этих часов раньше принадлежали кому-то другому? — Том озадаченно нахмурился.

— Де Лука сказал, что два места Фолкса были чистой случайностью. Может, кто-то покинул лигу и Фолкс занял его место в совете и забрал его часы?

— Или этот кто-то не отдал им свои часы. Тогда становится ясно, почему Фолксу пришлось заказать им в замену другие, — предположил Том. — Так что, возможно, ты права. Конечно, ты могла бы при случае спросить у него. Кстати, я вспомнил…

Он вынул из кармана листок бумаги и порвал его пополам, а потом еще пополам.

— Что это? — спросила Аллегра, пока он рвал листок на мелкие кусочки.

— Помнишь, мы рылись в бумагах в сейфе Фолкса? Так вот я нашел тогда одну карту. На ней было отмечено, где Кавалли нашел маску.

— Подожди!

Она хотела схватить его за руку, но не успела — он уже подбросил вверх горсть бумажных клочков.

— Том! — сердито крикнула она. — Ты хоть понимаешь, что еще может быть там сокрыто?!

Он печально улыбнулся в ответ.

— Не все сокрытые вещи, Аллегра, следует извлекать на поверхность. Время некоторых еще не пришло.

Крохотные клочки бумаги, как бабочки, порхали у него над головой, пока их не подхватило порывом ветра и не унесло в море. Они парили над волнами, как стая перелетных птиц, отправившихся в далекие южные страны.

Глава 85

Центральная площадь, Каско-Вьехо, Панама, 1 мая, 18:36

Антонио Сантос с рукой на перевязи стоял возле входной двери, приставив к ней дуло пистолета примерно на высоте головы.

— Кто там?

— Служба доставки, — откликнулся голос за дверью. — Посылка для мистера Стефано Романо.

— Оставьте под дверью.

— Не могу. Мне надо, чтобы вы расписались, — снова отозвался голос.

Сантос колебался. На этой неделе он ожидал две посылки на указанное имя — будет обидно, если они вернутся по обратному адресу. С другой стороны, ему не следовало забывать о бдительности, пока он не убедится, что оторвался от любой слежки.

— От кого посылка? — спросил он, осторожно прижавшись лицом к дверному глазку.

Невзрачного вида человек в коричневой униформе стоял на лестничной площадке. Похоже, он недавно начал отращивать бороду и вовсю работал челюстями, мусоля во рту жевательную резинку. На последний вопрос Сантоса он картинно закатил глаза и, надув из жвачки пузырь, проткнул его пальцем.

— Посылка из Италии, — ответил он, глянув на почтовый штемпель и прочтя надпись на обороте. — От какого-то Амарелли.

Сантос заулыбался, убрал пистолет за пояс брюк, отпер замок и распахнул дверь.

— Лакричный напиток «Амарелли» из Калабрии, — объяснил он, расписавшись на квитанции, и принялся жадно раскрывать коробку. — Самый лучший в мире. — Он приложился к банке и шумно отхлебнул, потом спросил: — Хочешь попробовать? — и протянул банку курьеру, но тот отмахнулся, буркнув слова благодарности. А Сантос продолжил: — Где я только ни искал, но сюда эта штука, похоже, не завозится. Хорошо хоть почтой можно доставить.

— И для меня это хорошо, Антонио, — вдруг сказал курьер. — Иначе я бы никогда тебя не нашел.

Глаза Сантоса округлились, когда до него дошло, какую ошибку он совершил. Пинком захлопнув дверь, он потянулся к пистолету за поясом, но незнакомец оказался проворнее — успел просунуть в щель ногу, потом протиснулся в дверь плечом, оттолкнув Сантоса назад. Сантос собирался выстрелить, но не успел нажать на курок: незнакомец выбил у него из рук пистолет и, вцепившись ему в горло, повалил на колени. Сантос хрипел, как пойманный в силки зверь, хватаясь руками за глотку.

Убедившись, что их никто не видел и не слышал, посыльный захлопнул дверь и поволок Сантоса за ноги на кухню. Там он надел на него наручники и пристегнул их к стальному тросу, продев его в прутья оконной решетки.

— Подожди! Как твое имя? — прохрипел Сантос, силясь подняться на ноги.

— Фостер, — ответил незнакомец и натянул трос так, чтобы руки Сантоса задрались выше головы, благодаря чему тот мог теперь стоять только на цыпочках, чтобы наручники не резали запястья. Раненую руку жгло словно огнем.

— Пожалуйста, Фостер, не надо! Я хорошо тебе заплачу! — заверещал Сантос. — Заплачу вдвое больше, чем те, кто тебя послал!

— А то ты не знаешь, как дела делаются! — Незнакомец холодно смотрел на него. — Если уж я взялся за работу, то переметываться не стану. Потому люди меня и нанимают. Ты ведь тоже нанимал меня.

— То есть как нанимал? Да я тебя даже не знаю!

— Еще как знаешь. — Фостер прикрепил трос к батарее и подергал, убедившись, что тот хорошо натянут. — А Лас-Вегас? «Амальфи»? Разве не твой заказ это был?

— «Амальфи»? — прошептал Сантос и побледнел как полотно. — Послушай, не надо, пожалуйста! Давай договоримся! Отпусти меня, и я исчезну. Исчезну, и они никогда об этом не узнают!

— Но я-то буду знать. А я не хочу, чтобы твоя жизнь осталась на моей совести. Ну-ка давай распахни пасть пошире.

— Что?

Сантос пытался выдавить из себя крик, когда незнакомец заталкивал ему в рот гранату. Пропихивая ее между челюстями, он выбил Сантосу два зуба и наконец пристроил чекой наружу. Вытаращив глаза, охваченный ужасом Сантос невольно начал делать глотательные движения.

— Тот, кто послал меня, велел передать тебе, что он человек здравомыслящий и цивилизованный. Поэтому, если бы ты вдруг испытал потребность принести извинения…

Сантос истошно закивал, едва не теряя сознание от боли в вывернутых руках.

— Ну что ж, хорошо. — Фостер наклонился, выдернул из гранаты чеку и положил ее на стол. Потом достал из кармана мобильный телефон, набрал номер и положил мобильник рядом с чекой. — Он уже слушает. — Фостер кивнул на телефон. — Так что, когда будешь готов, просто выплюни гранату и толкай свою покаянную речь!

Эпилог

«Познай себя».

Надпись на храме Аполлона в Дельфах

Глава 86

Тэрритаун, Нью-Йорк 2 мая, 16:03

Собственно, с этого все и началось.

Похороны. Черные лимузины, выстроившиеся вереницей вдоль дороги. Море незнакомых, чужих лиц. Агенты спецслужб, наблюдающие за порядком на кладбище. Скорбные гости, рассаженные подковой. Гроб, покрытый звездно-полосатым флагом. Монотонная заупокойная служба.

На миг Тому показалось, что время застыло. Что все это ему просто привиделось. Что Дженнифер вот-вот появится из дождя силуэтом на фоне зажженных фар распахнутой машины и помашет ему, а он побежит ей навстречу.

Вот точно так все и было. Только сегодня нет дождя, а небо, наоборот, ясное и синее, и солнышко шлет на землю яркие лучи, чтобы как-то развеять унылую скорбь собравшейся толпы. И сегодня нет ритуального военного парада, только скромная погребальная служба. Сегодня люди пришли сюда не из формального чувства долга или с тайными мыслями завести полезные знакомства, а из любви. И сегодня Том не спешил укрыться в сторонке под мокрым деревом, сегодня он сидел среди тех, кто пришел проститься.

Вот такое же одинаковое начало, но совсем иной конец.

— Спасибо, что пришел, — шепнул Том, повернувшись к Арчи, когда директор ФБР Грин выступил вперед, чтобы вручить родителям Дженнифер аккуратно сложенный флаг. Принимая флаг, ее отец испытывал гордость. Он прижал флаг к груди, левой рукой обнял за содрогавшиеся плечи мать. Рядом стояла сестра Дженнифер со своим парнем, они держались за руки.

— А знаешь, мне будет ее не хватать, — со вздохом сказал Арчи, на левой щеке его все еще был прилеплен пластырь. — Никогда бы не подумал, что смогу сказать такое об агенте ФБР, но это так.

— И я уверен, она могла бы сказать то же самое о тебе. — Том улыбнулся.

— А как там Аллегра? Ты же с ней виделся?

— Пока еще злится.

— Ну и как думаешь, останется она? Я имею в виду, работать копом.

— Трудно сказать. По-моему, она еще сама в себе не разобралась.

Служба закончилась, и толпа зашевелилась. Кто-то сидел, погруженный в свои мысли, кто-то, встретив старых знакомых, обменивался воспоминаниями и телефонами, кто-то приблизился к краю могилы и задумчиво смотрел, как засыпают землей гроб.

У Тома вдруг возникло острое желание подойти к родителям Дженнифер, поделиться воспоминаниями о ней, послушать их воспоминания, рассказать им, какое место она занимала в его жизни, а он — в ее. Но ему было как-то неловко — ведь они же совсем его не знают, и здесь он чувствует себя таким же чужим, как и на похоронах деда.

— Ладно, пошли.

Он поднялся и вдруг поймал на себе взгляд директора ФБР Грина, стоявшего по другую сторону могилы. Грин тоже собирался уходить, но, заметив Тома, тихо дал какие-то распоряжения своим агентам и направился к нему. Том пошел навстречу.

— Кирк!

— Господин директор?

— Я подумал, что обрадую вас, если сообщу, что вчера в Панаме был убит Сантос.

Том кивнул, давящая тяжесть медленно спадала с плеч.

— Как он был убит?

— По правде говоря, трудно сказать. От него почти ничего не осталось. Мои люди доложили о гранате.

— Да-а, опасные штуки эти гранаты. — Том задумчиво кивнул. — А что со снайпером? С ним-то еще не покончено.

— Работаем. — Грин пожал плечами. — Как только нападем на твердый след, я дам вам знать.

— А результаты баллистической экспертизы? Я знаю одного человека, который…

— Мы найдем его. И когда найдем, я обещаю, что он испытает на себе всю силу…

— Если я не доберусь до него первым.

— Ой, Кирк, будьте осторожнее! Я не смогу защитить вас, если вы совершите что-нибудь…

— Простите, это вы Том Кирк? — перебил их чей-то голос.

Это был отец Дженнифер — высокий представительный мужчина в безукоризненно сидящем сером костюме и черном шелковом галстуке. Глаза его покраснели от слез, голос слегка дрожал.

— Да-да, это я, — ответил Том, запинаясь от удивления и растерянности. — Мне очень жаль, примите мои…

— Я думаю… думаю, она хотела бы, чтобы это осталось у вас.

И, закусив губу, чтобы не разрыдаться, мистер Брауни с торжественным видом вручил Тому сложенный флаг, потом коротким кивком приветствовал Грина и отошел в сторону, встав рядом с рыдающей супругой.

Том с Грином стояли некоторое время молча. Том трепетно прижимал к груди только что полученный бесценный дар и чувствовал, что ткань в его руках источает тепло. Потом Грин оглянулся по сторонам и словно украдкой протянул Тому руку.

— Спасибо, — сказал он.

Том колебался миг-другой, потом ответил на рукопожатие.

А еще через мгновение Грин исчез, затерявшись в гуще черных костюмов, раций и пластмассовых наушников, которые, окружив его пчелиным роем, увлекли к машине.

— Как думаешь, он умышленно дал тебе удрать из здания ФБР? — тихонько спросил Арчи.

— Думаю, я сделал то, чего он от меня ожидал и на что рассчитывал, — ответил Том. — Ладно, нам пора. Пошли!

— Мистер Кирк! Мистер Кирк, подождите! — окликнул его кто-то.

Том, щурясь, пытался отыскать в толпе человека, чей голос почему-то показался ему знакомым.

Наконец тот предстал перед ним и радостно представился:

— Ларри Хьюсон из конторы «Огилви, Майерс и Грей».

— Прошу прощения, я что-то не… — Том озадаченно хмурился.

— Мы виделись на похоронах вашего деда. У Дювалей я был семейным…

— A-а! Адвокат! Ну да, конечно!.. — вдруг вспомнил Том. — Ну и как у вас…

— Ваш партнер был так любезен, что предложил мне разыскать вас здесь, — поспешил объяснить Хьюсон.

Том перевел на Арчи вопросительный взгляд.

— Мой партнер?!

— Да. Знаешь, как он мне названивал? — Арчи виновато пожал плечами. — И потом, по правде сказать, я не думал, что он и впрямь явится.

— Дело в том, что у нас остался один маленький вопросик, касающийся завещания вашего деда, — продолжал Хьюсон. — Как я уже объяснял вам в прошлый раз, ваш дед настаивал на том, чтобы я передал вам одну вещь, которую ему оставила перед смертью ваша матушка.

— Да, я помню.

— На этот раз все необходимые бумаги я принес с собой. Если вы согласитесь просто поставить подпись вот здесь… — Хьюсон подсунул Тому листок бумаги и ручку и подставил свой портфель для твердости. — Отлично! — сказал он, когда Том расписался, и, открыв медные застежки, извлек из кейса небольшую деревянную шкатулочку и конверт. Оба предмета он с сияющим видом вручил Тому. — Ну все, тогда я пошел…

Убрав подписанный Томом листок в папку, он зашагал прочь к ожидавшей его машине, уже прижимая к уху мобильный телефон.

— Интересно, что это? — спросил Арчи, не в силах скрыть удивления.

— Письмо от моей матери, — ответил Том, узнав на конверте знакомую руку.

Непрочно заклеенный конверт открылся легко. В нем лежала белая почтовая открытка, датированная годом раньше смерти матери, и на этой открытке выцветшими черными чернилами ее рукой было написано:

«Дорогой Том!

Когда-нибудь, когда повзрослеешь, ты захочешь получить ответы на кое-какие вопросы. И если ты сейчас читаешь эти строки, это, возможно, означает, что меня уже нет здесь и я не могу на них ответить. Но тебе может помочь вещь, которая лежит в этой шкатулке. Когда откроешь ее и найдешь то, что там хранится, не думай обо мне слишком плохо. Я всегда любила тебя. И сейчас люблю.

Твоя любящая мама».

В глазах у Тома защипало от слез, в горле встал ком. Отвернувшись, он открыл шкатулку.

Внезапно события последних недель молниеносной чередой пронеслись перед глазами: странная фамильярность Де Луки при встрече с ним, отвисшая челюсть Фолкса при упоминании его имени, завуалированные вопросы Сантоса…

Многое теперь стало понятным, потому что в шкатулке на черной бархатной подкладке лежали часы.

Часы с циферблатом из слоновой кости и оранжевой секундной стрелкой.

Послесловие автора

Полотно «Рождество со святым Лаврентием и святым Франциском» (известное также под названием «Поклонение волхвов») было написано итальянским мастером живописи Микеланджело Меризи да Караваджо в 1609 году во время добровольной ссылки, когда художник, убивший на дуэли человека, скрывался от римских властей. 16 октября 1969 года это полотно размером больше шести квадратных метров было украдено из часовни Сан-Лоренцо в Палермо, Сицилия. Орудуя под покровом ночи, воры бритвой срезали полотно с рамы и скрылись на грузовике. В 1996 году некто Франческо Марино Маннойя, информатор и бывший член сицилийской мафии, заявил, что, будучи еще молодым человеком, украл эту картину по приказу одного из главарей. Однако другие источники утверждали, что это было делом рук каких-то дилетантов, которые, увидев неделей раньше телепередачу об этой картине, украли ее, но, не зная, как сбыть, продали сицилийской мафии. Поговаривали также, что картина побывала в руках палермского босса Росарио Риккобоно (задушенного в 1982 году на барбекю-пикнике, специально организованном для этой цели семейством Корлеонези), после чего оказалась у некоего Герландо Альберти по прозвищу Ковер, контролировавшего район Порта-Нуова в Палермо. Ходили также, как это обычно водится, и другие слухи — что-полотно сильно пострадало во время кражи или даже погибло во время землетрясения 1980 года. Как бы то ни было, но на данный момент «Рождество» продолжает оставаться одним из самых знаменитых в мире украденных и ненайденных полотен. В списке ФБР оно состоит в первой десятке невозвращенных художественных ценностей и оценено в двадцать миллионов долларов, хотя его вероятная аукционная стоимость представляет собой цифру гораздо более внушительную.

«Черное гробокопательство» часто называют второй древнейшей профессией. Италия, где находится более сорока охраняемых ЮНЕСКО мировых объектов художественного наследия, является в этом отношении настоящей мишенью, но эта чума неуклонно распространяется, заражая другие страны — такие как Перу, Гватемала, Мексика, Китай, Таиланд, Турция, Египет и Греция, — где нищета, плохо отлаженная система охраны памятников древней цивилизации и растущий спрос со стороны нечистоплотных дельцов благоприятствуют уничтожению археологического и исторического наследия, накопленного человечеством за многие тысячи лет. 13 сентября 1995 года швейцарская полиция нагрянула с осмотром на четыре помещения в женевской складской зоне Фрипорт и экспроприировала там огромное количество незаконно извлеченных из земли древних ценностей. Склады были зарегистрированы на швейцарскую компанию под названием «Издательские услуги», и след от нее привел к некоему Джакомо Медичи, человеку, который, как выяснилось позже, тайно управлял большинством подпольного итальянского трафика археологических находок. По сводкам полиции, на тех складах было обнаружено более десяти тысяч древнегреческих, древнеримских и этрусских артефактов общей стоимостью тридцать пять миллионов долларов, из которых один только этрусский обеденный сервиз оценивался в сумму, равную двум миллионам долларов. К этой коллекции прилагалось несметное количество папок и коробок с документами, перепиской Медичи с дилерами и тысячами фотографий, по которым можно было проследить путь каждого отдельного предмета от земных глубин до отреставрированного состояния и застекленных витрин крупнейших музеев мира. В итоге в 2004 году Медичи был приговорен к десяти годам заключения и штрафу на сумму десять миллионов евро за нелегальную торговлю предметами древности. Улики, собранные в результате полицейского рейда в Женеве, позволили также предъявить обвинения американскому антикварному дилеру Роберту Хехту-младшему и бывшему куратору отдела древностей Музея Дж. Пола Гетти Мэрион Тру — за участие в подпольном трафике антикварных ценностей. При этом Тру утверждала, что ее участие в незаконной деятельности было вынужденным и все это она делала с молчаливого согласия и одобрения совета директоров музея. Судебный процесс по этому делу до сих пор продолжается. В сентябре 2007 года Музей Гетти подписал соглашение с итальянским министерством культуры, по которому обязался произвести возврат сорока художественных шедевров античности. Точно так же в 2006 году нью-йоркский Метрополитен-музей согласился вернуть Италии купленный в 1972 году у Роберта Хехта кратер Евфрония. Вернули художественные ценности также Музей изящных искусств в Бостоне и Музей искусств при Принстонском университете. После крушения контрабандистской цепочки Медичи и установления более жесткого контроля над музеями на уровне приобретения экспонатов незаконная добыча археологических ценностей пошла на убыль и снизилась вдвое. По сводкам спецотдела службы карабинеров, снизилось также и качество добываемых находок. Является ли это временным явлением или признаком постоянной тенденции, покажет время.

Маска слоновой кости работы Фидия была обнаружена итальянской полицией в Лондоне в 2003 году. Уникальная находка — голова древнегреческого бога солнца Аполлона в натуральную величину — все, что осталось от статуи, выполненной в пртом веке до н. э. в хрисоэлефантинной технике. Многие эксперты склонны полагать, что маска эта является работой самого Фидия, величайшего скульптора античности, автора множества мраморных рельефов Парфенона, изваявшего две легендарные хрисоэлефантинные статуи — Афины Парфенос и Зевса в Олимпии, причисленную к семи чудесам света, увезенную впоследствии в Константинополь и погибшую там во время пожара в 475 году. Маска Аполлона была изъята у лондонского антикварного дилера Робина Саймса после того, как было доказано, что статуя незаконно добыта и контрабандой вывезена из Италии. Маска была найдена в 1995 году известным «черным копателем» Пьетро Казасантой близ руин Клавдиевых терм к северу о