Book: На волосок от... любви



На волосок от... любви

Миранда Ли

На волосок от… любви

ПРОЛОГ

Лифт плавно остановился, и двери бесшумно открылись.

Ричард вышел, огляделся и сразу же направился к огромному окну. Панорама Сиднея поражала своей величественностью. Ричард оглянулся на Риса, который шел следом за ним, и улыбнулся.

– Теперь я понимаю, почему у тебя не было проблем с продажей апартаментов в этом здании, – сказал он своему другу и партнеру по бизнесу. – Мне никогда не доводилось видеть что-либо прекраснее этого.

Лицо Риса, когда он приблизился к Ричарду, выражало удовлетворение.

– Посмотри, какой вид открывается из окон, – с гордостью заявил он. – Я всегда говорил, что деньги платят прежде всего за красоту. Здесь все сделано так, чтобы люди влюблялись в свое жилище. Два этажа отведены под спортзал, бассейн и сауну. Каждое помещение оформлено в своем собственном стиле, включая даже полотенца и постельное белье.

– Хорошо, что об этом не знают в моем банке. Ходят слухи, что я вложил слишком много денег в сей проект, а твои идеи не стоят того, – усмехнулся Ричард. В банке действительно были люди, которые не одобряли его поступка. Они считали, что в свои тридцать восемь лет он еще слишком молод, чтобы принимать столь серьезные решения.

– Поэтому я тебе и не показывал его раньше, – с улыбкой ответил Рис. – Здание недавно введено в эксплуатацию, а у нас остались незанятыми только одни апартаменты – двухэтажный пентхаус, – с гордостью заметил он.

– Да, твой замысел оказался успешным, – сказал Ричард. – А пустующий пентхаус? Что с ним не так? Слишком дорог?

– Нет. Честно говоря, его даже не выставляли на продажу.

– Понятно. Кто-то решил приберечь гнездышко для себя, – рассмеялся Ричард и пошел осматривать огромное помещение.

Пентхаус больше походил на дворец, чем на фешенебельные апартаменты. Огромная терраса позволяла наслаждаться замечательным видом и солнцем. Интерьер был выдержан в теплых тонах, везде установлены стеклянные двери и оборудованы, как пояснил Рис, полы с подогревом.

Когда Ричард заглянул в спальню, то увидел роскошную двуспальную кровать, напротив которой на стене был укреплен плазменный телевизор.

Ричард всегда восхищался настойчивостью и упорством своего друга, который за несколько лет из банкрота превратился в миллионера. Сейчас ему можно было позавидовать. Ричарду вдруг захотелось стать владельцем этого пентхауса, жить здесь, возвращаться каждый вечер домой и делить с кем-нибудь вот эту великолепную кровать. К своему удивлению, он в первый раз подумал о том, чтобы впустить кого-то в свою жизнь и в постель, с тех пор как похоронил Джоанну.

Неудивительно, что он работал целыми днями. Его энергии требовался выход. Сейчас, глядя на огромное ложе, он не мог представить себе, что будет спать на нем в одиночестве. Ему хотелось увидеть рядом незнакомку, желательно брюнетку с нежными глазами. Он даже на мгновение представил, как будет заниматься с ней любовью…

– Тебе ведь нравится здесь, да? – прервал его мысли Рис.

– Неужели по мне это так заметно? – рассмеялся Ричард. – Может быть, продашь его мне?

– Нет.

Ричард ощутил легкий укол разочарования.

– Рис, у тебя уже есть особняк. Зачем тебе двухэтажный пентхаус?

– Чтобы подарить тебе.

– Что?! – Ричард удивленно вздернул брови.

– Вот ключи. – Рис улыбнулся и вложил связку в руку друга.

– Не будь глупцом, приятель. Он, должно быть, стоит целое состояние.

– Если быть точным, недавно такой же пентхаус был продан за пять миллионов долларов.

– Но ты должен позволить мне заплатить за него, – возразил Ричард, и его сердце бешено забилось в блаженном предвкушении.

– Никогда. Он твой, – искренне сказал Рис. – Ричард, ты был рядом со мной в самые трудные моменты моей жизни, протянул руку помощи, поверил в меня. Ты достоин такого подарка.

Ричард не знал, как поступить. Только дважды за свою карьеру в банке он сближался с человеком, которому предоставлял ссуду, хотя это не приветствовалось советом директоров.

Кроме Риса был еще Майк. Несколько лет назад он обратился в банк с просьбой о кредите, чтобы открыть компьютерную компанию. Он был настолько честным, целеустремленным и талантливым, что Ричард вложил в его дело и свои личные деньги тоже. Однажды он привел Майка на вечеринку к Рису, и в скором времени трое мужчин стали закадычными друзьями.

Сейчас Ричард считал близкими людьми только Риса и Майка.

– Ты даже не представляешь, что это для меня значит, – наконец смог сказать Ричард. – Но такой роскошный подарок может вызвать разные толки. Мои недруги в банке только и ждут повода уличить меня в коррупции и мошенничестве. Я просто обязан заплатить тебе.

– К черту твоих недругов и банк вместе с ними!

– Не забывай, что это мой банк, – рассмеялся Ричард. – Дам тебе шесть миллионов за пентхаус. Не думай, что я не могу себе этого позволить.

Сейчас Ричард занимал пост президента банка. Он наслаждался престижем и своей властью. К тому же его финансовое положение резко улучшилось. Он вдруг подумал о том, что сказала бы Джоанна, узнав о его успехе. Если бы была жива. Ей бы понравилось тратить деньги и наслаждаться светской жизнью. Но смогло бы это удержать ее в его постели?

Ричард сомневался. Женщина, которая заводит любовника уже на второй год после свадьбы, не может быть верной по своей природе.

Если бы не результаты вскрытия после автокатастрофы, унесшей жизнь Джоанны, он бы никогда, наверно, не узнал правду о той, которую безумно любил. Он долго не мог поверить в то, что ребенку, которого жена носила под сердцем, было шесть недель. Во время предполагаемого зачатия Ричард находился вдали от дома. Он месяц провел в командировке. Сомнений быть не могло. Ребенок – не от него.

Он так хотел, чтобы у них были дети, но Джоанна всегда говорила, что еще не готова к грязным пеленкам и бессонным ночам.

Когда он вспоминал, как радостно она встретила его по возвращении, ему становилось невыносимо больно. Можно было подумать, что жена скучала, мечтала о приезде мужа, а в действительности она ждала ребенка от другого мужчины.

Она наверняка скрыла бы от него правду. Какая женщина способна на такое?!

Восемнадцать месяцев назад Ричард похоронил их обоих и ушел в себя. Он знал, что его жизнь уже никогда не будет прежней. Он больше никого не полюбит. Какая-то его часть умерла вместе с Джоанной.

Но Ричард не собирался оставаться в одиночестве и дальше. Он хотел иметь ребенка. Пришло время найти новую жену. Лучше всего таким же способом, каким Рис нашел свою очаровательную Аланну.

– У тебя такое выражение лица, будто ты готовишься сказать мне что-то важное, – прервал его размышления Рис.

– Ты прав, но дело касается не работы. Давай выйдем на террасу и поговорим.

– Никогда не видел тебя таким загадочным, – заметил Рис.

Ричард расположился в плетеном кресле и, выдержав паузу, заявил:

– Я решил жениться во второй раз.

– Это замечательно! – воскликнул Рис. – Но я не знал, что ты с кем-то встречаешься.

– Пока нет, но надеюсь, что скоро буду. Я бы хотел, чтобы ты познакомил меня с хозяйкой брачного агентства «Невесты на любой вкус».

Рис удивленно моргнул.

– Мне казалось, ты не одобряешь такой способ знакомства.

– Тогда я был немного удивлен. Только и всего, – сказал Ричард.

Рис не походил на человека, который доверяет брачным агентствам, однако год назад на свадьбе лучшего друга Ричард был поражен его признанием. Главной целью «Невест на любой вкус» было знакомство людей, мечтающих не о романтике и любви, а о постоянстве и уверенности, которые мог дать прочный брак. В картотеке агентства было много красивых женщин, стремящихся найти мужа. Некоторые из них уже побывали замужем и теперь четко знали, чего хотят от жизни.

– Если помнишь, это Майк не одобрял брачные агентства, – продолжил Ричард. – Но так было до его знакомства с твоей женой.

Майк говорил, что такие конторы могут предложить только хладнокровных охотниц за состоянием, среди которых нет ни одной порядочной женщины. Ричард уговорил друга держать язык за зубами, тем более что к Аланне это определение никак не подходило.

Ричард был потрясен, узнав, что Рис нашел жену именно в агентстве. На вопрос, почему он обратился за помощью к профессионалам, был получен ответ:

– Все очень просто. Я хотел получить жену и семью, но не был готов тратить время на ухаживания, рестораны и прочую ерунду. Я предоставил агентству список своих требований, и они подобрали несколько наиболее подходящих кандидатур. Мне оставалось всего лишь встретиться с каждой из них. После трех свиданий я уже знал, на ком хочу жениться.

Майк тогда сказал, что для Риса это наилучший вариант, поскольку влюбляться тот не желал, после того как последняя пассия обвела его вокруг пальца. Рис подтвердил, что ни о какой любви и речи быть не может. Однако Ричард готов был поклясться в обратном, потому что видел, как они с Аланной смотрят друг на друга.

Аланна очень красива. Ричард любовался ею на свадьбе, но его самого привлекал иной тип женской красоты. У Джоанны были темные волосы, темные глаза и роскошная фигура.

Нет, он не хотел найти точную копию покойной жены. Его новая избранница должна быть совершенно другой. Но Ричарда всегда интересовали брюнетки с волнистыми волосами. Он заранее знал, что в каталогах брачного агентства даже не посмотрит на голубоглазых блондинок.

– Ты уверен, что хочешь этого? – уточнил Рис. – Я так понимаю, ты ищешь жену, а не любовь?

– Абсолютно точно.

– Но ты же в душе романтик, Ричард.

– Уже нет. – Ричард не рассказывал Рису о предательстве Джоанны, он не мог поделиться этим даже с лучшим другом. – Понимаешь, – признался Ричард, – мне не нравится жить одному. Нужна спутница жизни.

– Пост президента банка требует наличия в твоей жизни постоянной женщины, – с улыбкой заметил Рис.

– Дело не в моем назначении. Я просто хочу жениться и получить то, что теперь есть у тебя, – любящую жену, которая мечтает иметь детей.

– Я не знал, что все так серьезно. Вы прожили с Джоанной почти два года. Было время подумать о потомстве.

– Это не моя вина, – холодно произнес Ричард.

Рис нахмурился.

– Я считал тебя счастливым семьянином.

– Я и был им. – Ричард понимал, что его несчастья начались уже после смерти Джоанны. – Я сходил с ума по ней. Но она покинула меня, а я продолжаю жить.

– Понимаю. Когда я обратился в агентство, я еще был влюблен в Кристин и пытался таким образом вычеркнуть ее из своей жизни. Только мне и в голову не могло прийти, что я найду истинное сокровище. Мне кажется, ты сейчас находишься в подобной ситуации.

Ричард не стал спорить. Он действительно не смог забыть Джоанну, и ее предательство до сих пор причиняло ему невыносимую боль.

– Я все решил. А сейчас давай вернемся в комнаты. Я хочу еще раз полюбоваться своей новой квартирой.

– Кстати, можешь переехать прямо сегодня, – предложил Рис.

Ричард с улыбкой взглянул на друга.

– Знаешь, именно так я и сделаю.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Холли в сотый раз посмотрела на табличку «Продается», которая висела на стеклянной двери магазина. Ее снова захлестнула волна ярости.

Как мачеха могла так поступить?! Как она осмелилась?!

Цветочный магазин наполовину принадлежит Холли. С ней должны были посоветоваться, спросить ее мнение.

Но ее мнение перестало интересовать кого-либо сразу после смерти отца. Вместе с ним умерла надежда стать полноправной хозяйкой семейного бизнеса.

Глупо было на это рассчитывать. Еще глупее – продолжать работать на мачеху, получая крошечную зарплату. Вторая сотрудница, Сара, получала столько же, но работала четыре дня в неделю. А у Холли был всего лишь один выходной, который она использовала для решения финансовых вопросов, связанных с бизнесом. Сара была хорошим флористом, зато у Холли имелся неоценимый опыт – она занималась цветами с раннего детства. Отец обучил ее всему, что знал сам, и она начала работать в магазине с пятнадцати лет. Сейчас ей двадцать шесть, и она знает свое дело.

У Холли замерло сердце, когда она вспомнила, как они были счастливы вдвоем – она и отец.

Потом появилась Конни, а с нею вместе и Кэти. Только после смерти отца, два года назад, Холли окончательно поняла, какова на самом деле ее мачеха. Все восемь лет замужества та вела себя очень умно и хитро.

Уже через несколько недель после свадьбы отца и очаровательной Конни Холли считала дочь своей мачехи сущим кошмаром. Но избалованная, эгоистичная, злая Кэти вела себя идеально при отчиме. Она, как и ее мамаша, становилась милой и послушной.

Холли видела, что мать с дочерью интересуются прежде всего деньгами отца, но старалась держать свои эмоции под контролем, поскольку отец был счастлив. Хотя ей было обидно выслушивать мерзости, которые говорила Кэти, когда они оставались наедине.

После смерти главы семейства все перестали притворяться. С Кэти стало невыносимо общаться. Холли понимала, что лучше исчезнуть из их жизни и забыть о них, но не могла представить себе, как можно бросить бизнес, которым так дорожил отец. Поэтому она переехала в комнату над магазином и поставила перед собой цель стать полноправной его владелицей.

Сначала дела пошли совсем плохо, и расстроенной Холли даже пришлось на время закрыть магазин. Понадобился не один день, чтобы вернуть постоянных клиентов и наладить работу. Конечно, огромных денег цветочный бизнес не приносил, но все же Холли не собиралась так легко сдаваться. Она была уверена, что сможет добиться процветания семейного дела.

Сейчас Холли смотрела на табличку на двери и чувствовала обиду. Она так упорно работала, не получая за это почти ничего, а Конни и Кэти доставалась прибыль. По завещанию отца, составленному, когда Холли было всего шестнадцать лет, все отошло законной жене. Отец надеялся, что она сможет позаботиться о его дочери, но у Конни на сей счет были другие планы.

Так же как у ее испорченной дочери. Но Холли не хотела думать об этом. Намного обиднее ей было вспоминать то, что произошло под Рождество…

Если бы Дейв любил Холли, Кэти не смогла бы так легко увести его. Но ей это удалось. Она даже собиралась выйти за него замуж. Это было бы последней каплей для Холли, но свадьба расстроилась.

Последней каплей стала табличка на двери магазина.

Холли осознавала, что играла роль Золушки слишком долго. Пришло время изменить свою жизнь. Конечно, трудно отказаться от бизнеса, созданного отцом. Но скоро все это будет принадлежать не ей, а посторонним людям, которым нет дела до ее чувств.

– Сара, я отлучусь ненадолго, сбегаю за газетой, – сказала Холли.

Сара удивленно посмотрела на нее.

– Собираешься подыскать новую работу? – спросила она.

Тридцатилетняя Сара обладала роскошной рыжей шевелюрой и обаятельной внешностью. Она знала, как надо наслаждаться жизнью, и всем советовала поступать так же.

– И жилье, наверно, тоже, – задумчиво произнесла Холли.

– Самое время, – пробормотала Сара.

В газете обычно печатались многочисленные объявления о вакансиях, которые Холли однажды уже изучала. Это было через несколько недель, после их разрыва с Дейвом. Сейчас пришло время задуматься о смене работы и места жительства. Тогда у нее не хватило смелости что-либо менять. Но сейчас она чувствовала, что готова вычеркнуть прошлое из памяти.

Сара улыбнулась:

– Молодец! И не волнуйся за меня. После твоего ухода я здесь тоже надолго не задержусь. Я не буду работать на Конни, даже если в городе останется только один цветочный магазин.

– Она невыносима, правда? – вздохнула Холли.

– Ужасно! И дочка ей не уступает. Она заслуживает такого подлеца, как Дейв. Если бы ты только знала, как я радовалась, когда услышала, что ты избавилась от него.

– Вообще-то это он… избавился от меня.

– Это единственное, за что он заслуживает благодарности. Теперь ты сможешь встретить человека, который будет действительно ценить и уважать тебя.

– Спасибо, конечно, Сара. Но сейчас так сложно найти достойного человека! Дейв был далеко не первым парнем в моей жизни, который оказался полным ничтожеством. Похоже, я притягиваю к себе личности такого рода.

– Тебе надо найти новую работу, новую любовь. Присматривайся к представительным мужчинам в дорогих костюмах.

– Не факт, что они окажутся хорошими людьми, – заметила Холли.

– Зато такие мужчины всегда при деньгах, – не уступала Сара.

– Кто бы говорил!

Сара была замужем за служащим железной дороги.

– Я безнадежный романтик, – призналась она. – Большинство девушек наивно верят в неземную любовь и сказки о верности. Ладно, беги за газетой, пока не все разобрали.

Холли успела купить последнюю газету и быстро вернулась в магазин, чтобы в спокойной обстановке пролистать объявления. К сожалению, для флористов было всего лишь два предложения о работе. Что же касается квартиры…

Ей становилось не по себе от мысли, что придется делить с кем-то жилье, после того как она прожила два года одна. Но ее доход не позволял снять отдельную квартиру. Даже накоплений не хватит. Впрочем, их осталось не так уж и много. Иметь в ухажерах Дейва – занятие не из дешевых. Постоянное отсутствие наличности он объяснял необходимостью копить деньги для их совместного будущего. Будущего, о котором он даже не думал.



Насколько наивными могут быть девушки!

Вспоминать об этом было неприятно.

Сара ушла домой в четыре часа, и Холли решила закрыть магазин.

Она понимала, что ей некого винить в сложившейся ситуации. Что ж, в понедельник она обратится в фирму, занимающуюся составлением профессиональных резюме. Чтобы получить работу, надо хорошо себя преподнести. Потом Холли пошлет свое резюме в те компании, которым нужны флористы. Сара права – надо начинать новую жизнь. Она не будет хвататься за первую подвернувшуюся вакансию. Ей нужна хорошая зарплата, чтобы содержать себя.

Ее взгляд упал на роскошный букет роз, который стоял в корзине в дальнем углу магазина. Это был заказ, сделанный по телефону. Мужчина пообещал приехать за букетом еще днем. Вздохнув, Холли поискала его телефон в списках клиентов и набрала номер. Автоответчик. Она ненавидела автоответчики, но все же оставила сообщение о том, что больше ждать не может.

Какая жалость! Такие красивые розы. Заказчик предпочел не бутоны, а уже распустившиеся цветы. Такие не будут стоять долго, и теперь их уже невозможно продать, подумала Холли.

Внезапно ей в голову пришла мысль. Миссис Кроуфорд. Она очень любит розы, а уезжает в путешествие только через неделю. Холли могла бы позвонить ей и сделать подарок, поблагодарив эту милую женщину за внимание.

Девушка изо всех сил старалась не думать о Ричарде Кроуфорде. Было время, когда она мечтала познакомиться с ним поближе и сделать так, чтобы он влюбился в нее без памяти.

Сара права. Она неисправимо романтична!

Холли открыла записную книжку, нашла телефон миссис Кроуфорд и набрала номер. Занято. По крайней мере это значит, что она дома.

Холли вынула розы из корзины, завернула их в серебряную упаковочную бумагу и завязала красный бант. Она прогуляется до дома миссис Кроуфорд и лично вручит ей букет. Это не так уж и далеко, а погода просто чудесная. И всего только пять часов вечера.

Когда Холли выходила из магазина, ей даже в голову не могло прийти, что Ричард Кроуфорд, возможно, сейчас находится у своей матери. Та недавно говорила, что редко видит сына в последнее время. Его назначили президентом банка, и он работает круглыми сутками.

Холли не торопясь шла по улице, прикидывая в уме, что нужно сделать в начале следующей недели. Обязательно найти работу, желательно в Сиднее. Найти квартиру – лучше недалеко от центра. Найти мужчину, который носил бы шикарный костюм.

Потом, подумав, вычеркнула из предполагаемого списка третий пункт. С этим можно пока подождать. Если бы Дейв не продемонстрировал свою подлость, она по-прежнему считала бы, что любит его, и не сомневалась бы в его чувствах к ней. Ей было очень больно сознавать, что он бросил ее ради Кэти. Холли после этого перестала верить в себя и сейчас даже боялась думать о начале новых отношений с другим мужчиной.

Нет, сначала следует решить более важные вопросы, а потом уже устраивать личную жизнь. Новая работа, новая квартира. Поиск мужчины своей мечты можно отложить на неопределенное время.

ГЛАВА ВТОРАЯ

– Я уже ухожу.

Ричард оторвался от компьютера и посмотрел на мать, которая стояла в дверях кабинета.

– Ты прекрасно выглядишь, – сказал он.

– Спасибо. – Она кокетливо поправила и без того идеально уложенные светлые волосы. – Мне приятно, что ты заметил.

Ричард отметил не только новый цвет волос. Он видел – перед ним стоит совершенно другая женщина. И все это благодаря тому, что в ее жизни появился Мелвин.

– Извини, Ричард, что вынуждена тебя покинуть, но ты мог бы предупредить меня о своем визите. Я не видела тебя уже несколько недель.

– Я был очень занят. – Он хотел, чтобы мать думала, будто сын целиком поглощен работой.

На самом деле он был занят тем, что ходил на свидания с теми женщинами, которых выбрал в картотеке брачного агентства. С тремя он уже встретился в прошлые выходные, с четвертой вчера посетил ресторан.

Свидание не удалось, впрочем как и предыдущие три.

Сегодня Ричард собирался работать – он всегда работал по субботам, – но в порыве необъяснимого желания приехал к матери, чтобы рассказать ей о поисках новой жены. Он не хотел обсуждать свои неудачи с Рисом и уж тем более с Майком, который вообще не знал о намерениях Ричарда. Он даже привез с собой ноутбук, чтобы мать смогла посмотреть на фотографии кандидаток.

Но когда он увидел, как она взволнована предстоящим свиданием с Мелвином, то решил не делиться с ней своими проблемами.

Сейчас Ричард понимал, что поступил правильно. Она бы не одобрила его намерение жениться без любви. Он ведь ничего не рассказывал матери о Джоанне, не желая расстраивать.

– Я вернусь поздно, – предупредила она. – После ужина мы идем в театр. В холодильнике есть пицца и бутылка хорошего вина.

– Будь осторожна, мам. Ты скоро можешь превратиться в светскую даму.

– И что? – улыбнулась миссис Кроуфорд. – Давно пора.

Ричарда поразил ее ответ. Неужели она думает, что он критикует ее?!

Возможно. Его отец всегда занимался этим. Ричард удивлялся, как мать могла выносить его. Ричарду было тяжело жить с отцом. Тот всегда придирался к нему. Да и как же иначе, если сын во всем превосходит тебя?!

После того как умер отец, Ричард был уверен, что мать снова выйдет замуж.

Но она не спешила, вела спокойную жизнь, играла раз в неделю в бридж, занималась садом и много читала. И вдруг в шестьдесят пять в ней проснулась страсть к путешествиям.

Ей не хотелось ездить по миру в одиночестве, поэтому она повесила на дверях местной библиотеки объявление о том, что ищет компаньона. Мелвин позвонил две недели назад и произвел на нее очень приятное впечатление. Хирург на пенсии, он был вдовцом. Не теряя времени зря, он организовал их совместный круиз, который должен был начаться в пятницу.

– Мам, я тебя не осуждаю, – осторожно заметил сын. – Все, что ты делаешь, замечательно.

– Ты так думаешь, Ричард? Я не выгляжу глупо?

– Конечно, нет. Но мне бы хотелось познакомиться с Мелвином до того, как вы уедете.

– Чтобы убедиться, что он достойный человек?

– Понимаешь, мам, ты вполне обеспеченная женщина, – напомнил Ричард, – и поскольку я твой единственный сын, то должен заботиться о твоем благосостоянии.

Это была откровенная ложь. Ричард за свою еще только начинающуюся карьеру в банке заработал намного больше денег, чем его отец за сорок лет. Реджиналд Кроуфорд, казалось, не знал, что делать с деньгами, как заставить их приносить прибыль.

Все же на момент своей смерти от сердечного приступа в возрасте семидесяти лет он завещал матери Ричарда дом и приличную сумму, которая позволяла ей жить, ни в чем себе не отказывая.

– Тебе не о чем беспокоиться, Ричард, – заверила она. – Мелвин достаточно богат. Богаче, чем я. Видел бы ты его особняк! Он прекрасен!

– Кстати, сколько ему лет?

– Шестьдесят шесть.

Всего на год старше матери. Хорошая партия для нее. Это лучше, чем двенадцать лет разницы с отцом.

– Хорошо. Я думаю, тебе пора, а то он будет волноваться. Увидимся утром. Развлекайся, мам! – крикнул он ей вслед.

Возможно, ему показалось, что она пробормотала что-то вроде «хотелось бы». Интересно, мужчина в шестьдесят шесть лет еще способен на подвиги? Ричард сомневался.

Одно он знал точно: в тридцать восемь мужчина способен на очень многое. Ему становилось все труднее сдерживать свои желания.

Прошло уже шесть недель после того, как Рис свел его с хозяйкой «Невест на любой вкус», Натали. И за это время он не нашел ни одной женщины, с которой ему захотелось бы продолжить знакомство.

Он снова посмотрел на монитор ноутбука, чтобы разглядеть фотографию пятой дамы, с которой собирался встретиться. Еще одна брюнетка. На снимке она выглядела такой же красивой, как и все предыдущие. Но при свидании ни одна не произвела на него никакого впечатления.

Все они слишком старались понравиться ему, но в их глазах не было искренности. Они выбирали самое дорогое вино в меню ресторана и считали это естественным.

Это был его маленький тест. Он позволял им выбирать вино, которое сам почти не пил. После ужина все четыре женщины изъявили желание поехать к нему домой и продолжить знакомство в более интимной обстановке.

Ричард даже и не подозревал, что может оказаться приманкой для одиноких дам. Он знал, конечно, что обладает приятной внешностью, высоким ростом, накачанными мускулами, что его серые глаза весьма выразительны. К тому же он всегда прекрасно одевался.

И все же женщины не проявляли к нему столько внимания, как, например, к Рису или Майку.

Поэтому Ричард хорошо понимал, что всех четырех женщин привлекали не его обаяние или шарм, а его кредитная карточка.

Он отправлял каждую из них домой на такси, возвращался к себе, заполнял обязательную после свидания анкету и сообщал Натали, что больше не желает встречаться с данной особой.

Это было одним из правил брачного агентства. Если человек говорил, что больше не хочет видеть предполагаемого кандидата, то свиданий больше не было. Если женщина пыталась проявить инициативу и добиться новой встречи, ее исключали из картотеки. С мужчинами поступали точно так же.

Только сейчас Ричард начинал думать, что Майк, похоже, прав. Большинство женщин, обратившихся к услугам Натали, были всего лишь охотницами за состоянием. А Рису просто крупно повезло с Аланной.

Но, заплатив немалые деньги, Ричард был полон решимости довести дело до конца, прежде чем отказаться от этой идеи. Он собирался встретиться с пятой претенденткой…

В дверь позвонили.

– Кто там еще? – пробормотал он, вставая с дивана и направляясь к двери.

Первое, что увидел Ричард, открыв дверь, был шикарный букет роз, а за ним – смущенное лицо. Весьма симпатичное.

– Ой, – воскликнула женщина. Ее карие глаза расширились от удивления. – Я не думала… Я не знала… – Она постаралась собраться с мыслями, прижала к себе букет и смогла произнести: – Извините. Обычно я не заикаюсь. Миссис Кроуфорд дома?

– К сожалению, нет, – ответил Ричард. Эта женщина сразу же понравилась ему больше, чем все четыре из агентства, вместе взятые. Хотя ее красота не была идеальной.

Длинные темные волосы растрепал ветер. На изящном овальном лице не было и намека на макияж. А юбка и простая футболка явно не сшиты известным дизайнером.

Но, несмотря на это, он не мог оторвать от нее глаз. На руке незнакомки не было обручального кольца.

Хотя это ничего не значило. Она могла жить с кем-то, не состоя в браке. Ричард достаточно наслушался в последнее время о мужчинах, которые пользуются бедными женщинами, не желая при этом жениться и становиться отцами. Каждая, с кем он ходил на свидание, твердила именно об этом.

– Сегодня вы ее не застанете, – пояснил он. – Я не смогу вам помочь? Я ее сын, Ричард.

– Да, я знаю, – сказала она и тут же смутилась.

– Значит, у вас есть передо мной преимущество, – мягко заключил Ричард. – Мы встречались раньше? – Конечно, нет. Иначе он бы ее запомнил.

– Нет. Не совсем… Я видела вас на похоронах вашей жены… Я занималась цветами.

Казалось, она смущена тем, что пришлось напомнить ему о столь горестном моменте. Хотя Ричард тут же приятно удивился тому, что ее слова не вызвали у него сильной боли. Да, он действительно готов начать жизнь с чистого листа.

– Теперь понимаю, – протянул Ричард, прикидывая, сколько ей может быть лет. Скорее всего, около тридцати. – Простите, но я не слишком обращал внимание на цветы в тот день. Не сомневаюсь, что они были прекрасны. Значит, этот букет предназначен для моей матери? – спросил он, указав на розы, которые она прижимала к груди. Возможно, их послал Мелвин.

– Да. Букет заказали по телефону, но клиент не приехал за ним. Я знаю, как миссис Кроуфорд любит цветы, особенно розы, поэтому подумала, что они ей понравятся. Я знаю, что она уезжает в пятницу, но они в любом случае долго не простоят.

– Вы знаете, что мама отправляется путешествовать?

– Да… Она… сама мне рассказала об этом на прошлой неделе. И о ее новом друге. Кажется, Мелвине, да? Какая жалость, что он опередил меня! Я бы с удовольствием заняла его место.

Ричард был поражен.

– С чего бы молодой даме стремиться ехать с женщиной, которая годится ей в бабушки?!

Она пожала плечами:

– Чтобы сменить обстановку.

Если бы она объяснила все желанием посмотреть мир и ничего не платить при этом, Ричард бы понял. Но разговор о смене обстановки наводил на размышления. К тому же в ее глазах он увидел тоску и грусть.

– Сменить обстановку? Вы говорите это так, будто у вас проблемы, – заметил он. – Наверно, с мужчиной?

Молодая женщина не была красавицей, но чем больше Ричард смотрел на нее, тем больше она нравилась ему. У нее были красивые глаза, чувственные губы и стройная фигура. Неудивительно, если у нее есть толпа поклонников.

Но она покачала головой.

– Нет, дело совсем не в этом. Вот, возьмите букет и передайте, пожалуйста, его вашей матери, когда она вернется. Скажите, что он от Холли – в знак признательности за то внимание, которое она уделяла мне. У вас замечательная мать.

Ричард предложил иное:

– Может быть, вы зайдете и сами поставите его в вазу, чтобы он не завял? – спросил он. Ему снова показалось, что она несчастлива и у нее действительно что-то не ладится в жизни.

Холли удивленно моргала, глядя на него. Ричард никак не мог догадаться, о чем она думает. Это делало ее еще более привлекательной для него. Мысли всех четырех женщин, с которыми он ужинал в ресторане, было легко прочитать.

– Послушайте, – сказал он как можно убедительнее, – я совершенно не умею обращаться с цветами, а вы, как я понял, в этой области специалист. Что скажете, Холли? Вы займетесь букетом, а я приготовлю нам обоим кофе. Тут я – профессионал.

Холли все еще колебалась, и это наводило Ричарда на размышления о том, что она, скорее всего, легко прочитала его мысли и поняла, к чему он клонит. Конечно, у него не было никаких коварных намерений в отношении неожиданной гостьи, он всего лишь хотел узнать ее поближе. В его планы не входило соблазнение. Пока не входило…

– К тому же, – продолжил он, – возможно, Мелвин разочарует миссис Кроуфорд и она вернется домой раньше, чем предполагала. И все еще будет нуждаться в компаньоне для путешествия.

Она рассмеялась:

– Не думаю, что на это можно надеяться. Вы всего лишь хотите быть со мной милым.

Он – милый?! Она считает, что он милый!

– Мы продолжим наш разговор на кухне, – быстро заявил Ричард, не дав ей времени подумать. – Вот сюда. – Он взял ее под руку и повел по коридору.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

– Сейчас вернусь – только принесу ножницы, – сказал Ричард.

Когда он отпустил Холли и позволил ей самой пройти на кухню, она испытала нечто вроде облегчения, поскольку пережила настоящий шок, увидев в дверях Ричарда, а не миссис Кроуфорд.

Он был таким же привлекательным и мужественным, каким она запомнила его. Только сейчас он не выглядел столь расстроенным и измученным.

Полтора года назад, на похоронах его жены, Холли почувствовала невыразимое сострадание к нему. Горе подавило его. Казалось, он был не в состоянии осознать, что женщина, которую он любил, умерла. От миссис Кроуфорд Холли слышала, что Ричард боготворил свою очаровательную Джоанну.

Холли была все же вынуждена признать в тот день, что выглядел он в черном костюме просто неотразимо. Она не отводила от него взгляд всю службу и даже в какой-то степени завидовала его покойной жене – та хотя бы успела узнать, что такое любовь Ричарда. В то время Холли могла понять его, потому что сама тосковала и носила траур по отцу.

После похорон Джоанны у Холли разыгралось воображение. Она представляла, как привлекательный вдовец встретится с ней. Но, к ее сожалению, его ни разу не оказывалось дома, когда она приносила цветы для миссис Кроуфорд. Всем ее мечтам не суждено было сбыться…

Когда Ричард взял ее под руку, она практически лишилась способности двигаться, загипнотизированная его взглядом, близостью высокого широкоплечего мужчины с сильными руками. Холли только порадовалась тому, что он ненадолго оставил ее одну. Ей требовалось время, чтобы собраться с мыслями.

Когда Ричард не вернулся через несколько минут, она на цыпочках подошла к двери кабинета, куда он направился. Комната была обставлена массивной антикварной мебелью. Ноутбук на столе смотрелся немного странно. Он был подключен к Интернету. Вот почему она не могла дозвониться сюда в течение получаса: миссис Кроуфорд говорила, что сын постоянно работает.

Но что он делает в доме матери, если сама она ушла на целый день? И почему одет не по-домашнему? Серые отглаженные брюки, голубая рубашка, галстук и пиджак – в самый раз идти в офис.

Не все мужчины так одеваются субботним вечером. Большинство разгуливало бы в шортах и футболке. Дейв – уж точно.

– Извините, что так долго, – вдруг сказал Ричард, который рылся в столе. – Я помню, что ножницы должны быть где-то здесь.

– Не волнуйтесь, – быстро ответила она. – Все в порядке.

Он улыбнулся. Не такой открытой, светящейся улыбкой, какая была присуща Дейву, а немного сдержанной. Ричард Кроуфорд совершенно не походил на ее бывшего дружка.



Конечно. Он из совсем другого мира, более воспитанный, образованный. К тому же Ричард старше Дейва. Ему, скорее всего, около сорока. При этой мысли Холли нахмурилась. Раньше она даже не смотрела на мужчин такого возраста. Ведь ей самой только двадцать шесть. Все знакомые парни были примерно ее ровесниками. И Дейв не исключение.

Воспоминания о Дейве всегда причиняли боль. Единственное, что ее утешало, – Холли не любила его. Она лишь поддалась его обаянию, которое, как потом оказалось, было неискренним. Он постоянно говорил ей комплименты, и она гораздо позже с грустью поняла, что все это было неправдой.

Мужчинам свойственно лгать, чтобы добиться поставленной цели. Но Ричард Кроуфорд не таков, размышляла Холли, когда он наконец отыскал в столе ножницы. Он честен, он человек слова. Его мать говорила, что он не взглянул ни на одну женщину с того момента, как умерла его жена. Холли все бы отдала, чтобы ее любили так, как Ричард любил свою Джоанну.

– Я уже было подумал, что никогда не найду их, – сказал Ричард, присоединившись к ней. – Кухня там. – Он снова взял ее под руку.

Холли вздрогнула, ощутив что-то вроде электрического импульса.

– Здесь прохладно, правда? – спросил Ричард, к радости Холли неправильно истолковав ее реакцию. – В старинных домах всегда так.

– Да, верно, – быстро согласилась она, хотя и не замерзла. Наоборот, ее охватило необъяснимое тепло. – Ваша мать не сказала, что вы собираетесь зайти к ней, – заговорила Холли, – поэтому я удивилась, увидев вас в дверях.

– Я совершенно случайно решил навестить ее, – объяснил Ричард, провожая женщину в уютную кухню. – Я сам не знал, что у нее сегодня свидание. Интересно, а где тут вазы? – задумчиво поинтересовался он, остановившись в центре. – Вы не знаете?

Холли постаралась успокоиться, хотя ее сердце бешено колотилось в его присутствии.

– К сожалению, нет, – сказала она с вымученной улыбкой. – Я много раз приносила цветы для вашей матери, но в дом не заходила. Давайте я положу их в раковину и объясню, что надо будет сделать.

– Хорошая мысль.

Холли наполняла водой раковину, когда Ричард вдруг воскликнул:

– Вспомнил! Я вспомнил, где у мамы хранятся вазы.

Холли повернулась и увидела, как он подошел к старинному буфету, потянулся и открыл верхние дверцы. При этом рубашка так обтянула его широкие плечи, что женщина чуть не задохнулась.

Это было странно – ведь Холли не относила себя к поклонницам мужского тела. Ей никогда раньше не было дела до того, есть ли у ее приятелей мускулы. Только однажды она залюбовалась глубокими синими глазами и широкой улыбкой. А в итоге Дейв оказался далеко не тем человеком, который ей нужен.

Она вспомнила сейчас об этом, потому что Ричард повернулся к ней и она заглянула в его серые глаза. У Холли по коже побежали мурашки.

– Здесь их много, и все разные, – с сомнением произнес Ричард. – Вы какую предпочитаете?

Она тут же задумалась о формах… Только не ваз, а тела Ричарда, которое скрывалось под эксклюзивной одеждой.

– Мне очень нравится вон та стеклянная, справа от вас, – наконец сказала она.

Удивительно, но она даже ухитрилась не покраснеть, когда брала вазу из его рук.

Холли только порадовалась тому, что пришлось заняться цветами. Она полностью сосредоточилась на любимом деле и старалась не смотреть на Ричарда, который готовил кофе. Запах был просто потрясающий.

К сожалению, он закончил возиться с кофе раньше, чем она с букетом, и устроился напротив, наблюдая за ее работой. Возможно, Холли только показалось, что его взгляд был прикован к ней, а не к цветам.

– У вас действительно хорошо получается, – заметил Ричард.

– Это моя профессия, – с улыбкой ответила Холли, стараясь, чтобы в голосе не было и признака волнения.

– Вы давно занимаетесь цветами?

– Сколько себя помню. Мой отец был флористом и обучил меня всему, что знал сам.

– Почему был?

– Он умер два года назад. Сердечный приступ.

– Извините, что напомнил вам об этом. Наверно, это большая потеря для вашей семьи.

– Моя мама давно умерла, – с грустью ответила она. – Я была еще совсем маленькой. Отец женился во второй раз, когда мне было шестнадцать лет. У меня есть мачеха и сводная сестра, Кэти, на два года младше.

Холли с трудом удержалась от язвительного замечания, что обе женщины – просто ведьмы, особенно Кэти. Ей не хотелось говорить об этом Ричарду. Хотя с его матерью она поделилась своей печальной историей, когда та зашла в магазин навестить Холли. Это случилось сразу после разрыва с Дейвом.

– Сколько вам лет? – поинтересовался Ричард.

– Что? – переспросила Холли, погруженная в невеселые мысли. – А, мне двадцать шесть.

– Так мало? – Он сказал это таким тоном, будто предполагал, что она значительно старше.

Холли уже не знала, как реагировать на подобную реплику. На глаза внезапно набежали слезы. К ее радости, Кроуфорд не смотрел на нее, и она отвернулась, чтобы смахнуть непрошеную влагу рукой. С большим трудом ей удалось собраться.

Но этот незначительный инцидент помог Холли прийти в себя. Встреча с Ричардом Кроуфордом выбила ее из колеи. Глупо было отрицать, что он ее волновал. Она думала о стольких вещах, глядя на него! Ей казалось, что он восхищается ею и задает вопросы, потому что она ему понравилась.

Господи, как же это глупо! Если Ричард Кроуфорд снова впустит в свою жизнь женщину, это будет такая же шикарная дама, какой была Джоанна. На похоронах Холли видела ее фотографию. Она была очень красива и обаятельна.

Поэтому сейчас Холли не верилось в то, что Ричард может заинтересоваться скромной женщиной, занимающейся цветами. К тому же она прекрасно осознавала, что не является красавицей.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Ричард с удивлением ощутил, что наслаждается обществом этой флористки, сидя на кухне своей матери и наблюдая, как Холли возится с цветами.

Она действительно ему нравилась.

Сейчас у него была прекрасная возможность разглядеть ее. Он отметил красивые черты лица, пухлые губы, нежную кожу и изящные руки. Он как зачарованный наблюдал за ее неторопливыми, точными движениями, когда она брала в руки очередной цветок и ставила его в вазу.

Ее фигура тоже притягивала внимание. У нее была тонкая талия и длинные стройные ноги. А грудь вызвала у него полный восторг. Через тонкую ткань футболки он мог различить кружевной бюстгальтер, под которым едва заметно выделялись соски.

Он задумался над тем, почему ее соски набухли. Возможно, от холода, а может, потому что она возбуждена так же, как и он. Хотя по ее виду и манерам ничего нельзя сказать. Ричард вспомнил, что Джоанна очень любила флиртовать с мужчинами.

Он поймал себя на мысли о том, что ему хотелось бы, чтобы влечение было взаимным.

– Вам холодно? – спросил он и с недовольством констатировал, что на ее лице не отразилось никаких эмоций.

– Холодно? – безразлично повторила за ним Холли. – Совсем нет. Я думаю, в этой вазе уже достаточно роз.

Она наклонила голову вправо, как бы изучая свое творение.

– Букет смотрится замечательно. Еще несколько цветков испортят весь вид, – помолчав, добавила она.

– Вы правы, – поспешил согласиться Ричард, – он великолепен.

Так же как и ты, подумал он про себя. Ему уже не терпелось пригласить Холли на свидание. Но сначала следует выяснить, свободно ли ее сердце.

Тут настойчиво зазвонил телефон, и Ричард недовольно поморщился. Ему очень не хотелось уходить из кухни и отвечать на звонок.

– Я вернусь через минуту, – сказал он. – Может быть, вы поставите оставшиеся розы в другую вазу? – Ричард понимал, что Холли будет неловко сидеть и ждать, пока он закончит разговор.

Звонила миссис Кроуфорд. Она настойчиво предложила сыну пообщаться с Холли поближе, когда узнала, что та принесла ей цветы.

– Это мама. Она передала мне приглашение на обед к Мелвину. Не хочу вас расстраивать, но, кажется, она нашла спутника для путешествия, – доложил Ричард. Несомненно, его мать была очень рада появлению нового мужчины в ее жизни.

Холли улыбнулась ему:

– Я в этом нисколько не сомневалась, мистер Кроуфорд. Спасибо за предложение остаться на кофе, но мне пора.

Ее слова застали Ричарда врасплох. Неужели он ошибся и для нее их знакомство не имеет никакого значения?! Может, он уже перестал понимать, когда привлекает женщину, а когда нет?! Ричард был абсолютно уверен, что понравился Холли. Когда их взгляды встречались, он видел в ее глазах огонек волнения.

– Вас дома ждут важные дела? Почему вы гак торопитесь? – спросил он и посмотрел ей в глаза. На этот раз ошибки не было – она явно симпатизировала ему.

– Когда занимаешься бизнесом, дела всегда найдутся, – ответила Холли.

– Пожалуйста, не уходите, – сказал Ричард, одаряя ее своей самой очаровательной улыбкой. – Мне очень приятно ваше общество.

Она удивленно моргнула.

– Правда?

– Истинная правда. И, пока мы пьем кофе, я бы хотел услышать рассказ о вашей жизни.

Ему понадобилось всего полчаса, чтобы вытянуть из Холли все подробности и уговорить ее называть его Ричардом. Когда она обрисовала ему безрадостную ситуацию с магазином, Конни и даже Дейвом, он почувствовал невыразимое сострадание. Бедная девочка! Пережить предательство парня, которого увела сводная сестра. Пытаться бороться с алчной мачехой, собирающейся присвоить себе бизнес отца Холли.

И ни одного человека, который мог бы постоять за нее.

Неудивительно, что она говорит о том, что хотела бы поменять все в своей жизни. Какой смысл оставаться в семье, где тебя не любят? И зачем работать, не получая ничего? Это не просто ужасно, это должно быть невыносимо.

– Ты могла бы оспорить завещание отца, – заметил Ричард.

В ее глазах отразилось искреннее удивление.

– Правда?

– Конечно. Это можно сделать даже сейчас. Если хочешь, я познакомлю тебя с отличным адвокатом.

– Нет, – с отчаянием сказала Холли и покачала головой. – Уже слишком поздно думать об этом. Кроме того, отец всегда был против обращения в суд с такими вопросами. Он говорил, что единственные люди, которые получают от этого выгоду, – адвокаты.

Ричард с пониманием улыбнулся. Он знал, что такое мнение было очень распространенным – но только не в тех кругах, где вращался он.

– Все зависит от адвоката, – заметил он. – Но в любом случае решение принимаешь ты.

Она тяжело вздохнула:

– Если бы только отец составил другое завещание и сохранил за мной контрольный пакет акций в нашем бизнесе… Я знаю, он собирался так сделать, но, естественно, не предполагал, что в пятьдесят два года скончается от сердечного приступа. Так же как и моя мать никогда не думала, что может попасть в аварию в двадцать пять.

– Судя по всему, тебе не очень везло в жизни, Холли.

– Да уж, особенно в последнее время, – пришлось признать ей.

– Почему ты не можешь послать к черту свою мачеху, да и Кэти тоже?

– Поверь мне, я обязательно это сделаю. Когда придет время. Я намереваюсь оставаться на прежнем месте, пока не найду новую работу и квартиру. Сейчас я живу в магазине и благодаря этому могу накопить немного денег! А пока я не уверена в своих силах, не стоит предпринимать никаких действий. Ты так не считаешь?

– Нет. Мне кажется, ты должна хотя бы высказать им все, что о них думаешь! – воскликнул Ричард. – И этому мерзавцу, твоему бывшему парню, тоже.

Хотя сам он в свое время был не в состоянии так поступить. Он мирился с выходками Джоанны, подавляя злость и отчаяние. Ее предательство до сих пор отзывалось сильной болью в его сердце. Он-то был уверен, что жена любила его. Почему она изменяла ему?! Она клялась мужу в любви и сначала даже вела себя так, будто это была правда.

Но все оказалось ложью. Значит, она вышла за него замуж из-за денег и возможности стать миссис Ричард Кроуфорд. Конечно, ей нравился их роскошный особняк в Палм-Бич и ее гардероб, который постоянно пополнялся нарядами от известных дизайнеров. Джоанна всегда говорила, что, вращаясь в высшем обществе, недопустимо надевать одну вещь дважды. Каждые выходные они посещали какой-нибудь прием, вечеринку или отправлялись на бега. Джоанне нравилось вести светскую жизнь.

Ричард не очень любил постоянно появляться на людях, но был готов сделать все, лишь бы она была счастлива. Любовь к жене затмила его разум. Впрочем, с женщинами тоже такое случается. Например, Холли довольно долго не осознавала, что ее парень просто мерзавец. Не надо прилагать особых усилий, чтобы понять – Дейв начал встречаться с Холли, решив, что она владеет магазином. Потом он понял, что на самом деле хозяйкой была мачеха, и поэтому обратил свое внимание на Кэти, являвшуюся истинной наследницей.

– Тебе легко говорить, Ричард, – заметила Холли. – По словам твоей мамы, у тебя есть отличная работа и наверняка шикарная квартира. Ты не знаешь, что значит жить, не имея ничего. А я тут же окажусь на улице, если поругаюсь с Конни.

Ричард уже был готов предложить ей любую свободную комнату в его пентхаусе. А лучше – его собственную спальню. Он уже представил себе, как приведет ее домой, снимет с нее одежду и не выпустит из постели до конца выходных. Но это были всего лишь фантазии.

Он видел, что она не относится к тем женщинам, которые спокойно ложатся в постель к мужчине сразу после знакомства. Такие дамы, Ричард знал это, ведут себя совсем по-другому. Они сразу же начинают флиртовать – хлопать ресницами и мило улыбаться. Джоанна весьма преуспела в этом. Она всегда доводила его до крайней степени возбуждения своими женскими уловками. Скольких еще мужчин она так же очаровывала? – с горечью подумал он.

Сейчас его больше интересовал другой вопрос. Была ли Холли все еще влюблена в Дейва? Он по собственному опыту знал, что любовь не может пройти только потому, что тебе причинил боль дорогой человек.

Потому-то Ричард и был уверен в том, что для удачного брака не обязательно влюбляться. Эмоции в данном случае только мешают понять истинный характер женщины.

Ему до сих пор не удалось разобраться в Холли, хотя с первого взгляда стало ясно, что она милая и добрая. Деньги интересовали ее меньше всего. К тому же она была весьма беззащитной и уязвимой.

Для себя Ричард уже уяснил, что найти жену через брачное агентство ему не удастся. Значит, надо идти традиционным путем.

– Ты права, – сказал он. – Сейчас ты ничего не сможешь добиться, если вступишь в конфликт с мачехой. Лучше пока держать своих врагов рядом. Я всегда так поступаю в своем банке. А сейчас скажи мне, Холли, что ты делаешь сегодня вечером? Если ты свободна, позволь пригласить тебя на ужин.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Холли молча взирала на Ричарда.

– Я тебя удивил, – заключил он.

Надо же! Как он догадался?! Она продолжала смотреть па него, наклонив голову вправо.

– Объясни, пожалуйста, по какой причине ты не можешь поужинать со мной сегодня? – продолжил он. – У тебя уже есть новый парень?

– Боже! Нет, конечно.

– Тогда в чем проблема? Тебе не нравится мое общество?

– Нет, дело совсем не в этом! – неожиданно для самой себя выпалила Холли. – Я просто… немного растерялась.

Лучше было бы сказать, что она в шоке. С чего бы такой мужчина как Ричард Кроуфорд, захотел поужинать с ней?!

Она подумала о том, что миссис Кроуфорд, возможно, ошиблась, когда говорила, что ее сын пс интересуется женщинами после смерти любимой жены. Ведь прошло уже полтора года.

Это довольно долгий срок для мужчины в расцвете лет.

Вероятно, именно здесь кроется разгадка его приглашения. Холли знала, что у нее красивые глаза и фигура, которые нравятся мужчинам. У нее не возникало проблем при знакомстве с парнем, однако всегда было трудно удержать его.

Конечно, Ричард Кроуфорд не собирается стать ее парнем. Это просто невероятно. Сейчас он, скорей всего, ищет себе девушку на одну ночь. Для мужчин стало нормой получать после ужина благодарность в виде проведенной вместе ночи.

Но Холли была уверена, что Ричард не станет принуждать ее к этому. Он не был таким человеком, но все же оставался красавцем с холодными серыми глазами и потрясающей фигурой. Возможно, в нем скрыта такая сексуальность, о какой она даже не подозревала.

Тогда почему она сомневается? Сколько раз Холли мечтала именно о подобном развитии событий. Хотя нет, в ее мечтах он влюблялся в нее с первого взгляда и хотел остаться с ней до самой смерти. Холли жаждала романтики и любви, а не слов «спасибо за чудесную ночь, но нам не стоит больше общаться».

– Что тебя беспокоит? – спросил Ричард. – Мы всего лишь обсуждаем мое предложение поужинать вместе сегодня вечером.

– Неужели? – скептически спросила Холли, не успев сообразить, что выдала свои мысли.

Он удивленно округлил глаза. Затем кивнул:

– Да.

Холли вздохнула. Скорее от разочарования, чем от облегчения. Все же она сомневалась и даже сама не могла понять, почему. Возможно, боялась попробовать то, чего так долго желала и считала, что никогда не получит. И сейчас страшилась даже на несколько часов реализовать свою мечту. Что она будет делать после ужина с Ричардом, когда поймет, что больше не увидит его?!

С другой стороны, если она откажет ему, то потом измучается, так и не узнав, что значит поужинать с Ричардом Кроуфордом. Он наверняка пригласит ее в самый шикарный ресторан в городе, дорогой и красивый.

Дейв очень любил ужинать не дома. Холли обычно платила за них обоих. А сегодня вечером ей не придется думать об этом. Соблазн был слишком велик.

– Хорошо, – согласилась она. Ее сердце ухнуло куда-то в пятки.

– Чудесно! – ответил он и посмотрел на свои золотые часы. – Сейчас половина шестого. Я заеду за тобой в семь тридцать, хорошо?

– Отлично, я буду готова к этому времени, – сказала Холли, стараясь, чтобы голос звучал спокойно.

– Как ты доберешься до дома? – вдруг спросил Ричард. – Когда я открывал дверь, то не заметил ни одной машины.

У нее не было машины. Она водила грузовик, который принадлежал магазину.

– Я захотела прогуляться.

– Давай я провожу тебя, – предложил он.

– В этом нет необходимости, – быстро возразила Холли. Ей хотелось немедленно убежать, чтобы осталось больше времени подготовиться к ужину с Ричардом. Она собиралась сделать маникюр, помыть и уложить волосы и еще много чего.

– Я провожу тебя, – повторил Ричард. Его взгляд выражал такую же настойчивость, что и голос.

Ричард может быть убедительным, когда хочет. Интересно, в постели он столь же настойчив? – подумала Холли. Ясно, что она не узнает этого, поскольку он убедил ее в своем намерении просто поужинать с ней. Она доверяла его слову. Холли никогда не была девушкой на одну ночь, но, честно говоря, ради Ричарда Кроуфорда пошла бы на исключение.

– Где живет твоя мачеха? – спросил Ричард, когда они вышли на улицу.

– Почти рядом с магазином, – ответила Холли.

– А ты давно поселилась в комнате над торговым залом?

– Я перебралась туда вскоре после смерти папы.

– Почему? Больше не могла выносить двух злых ведьм?

Холли улыбнулась. Именно так их называла Сара.

– Отчасти. Там я чувствую себя ближе к отцу.

– Я понимаю, – серьезно сказал Ричард.

– Не сомневаюсь, что Конни немедленно продаст папин дом, когда решит вопрос с магазином. Она всегда хотела переехать в другое место.

– А сколько стоит ваш бизнес? – спросил Ричард.

– Точно не знаю. Я была слишком рассержена на Конни, чтобы спрашивать о деньгах, которые она намерена получить. Но думаю, что больше миллиона долларов.

– Холли, это слишком большая сумма, чтобы уступить ее без боя.

– Да, знаю, но для меня важны не столько деньги, сколько сам бизнес, которым занимался мой отец. Он любил свое дело. И я тоже люблю. Мне нравится работать с цветами, ты и сам это заметил. Цветы могут сделать человека счастливым.

– Я все же считаю, что тебе следует подать в суд на мачеху и оспаривать завещание. Бизнес должен принадлежать тебе, так будет справедливо.

– В жизни случается много несправедливых вещей, Ричард. Ты и сам должен знать это, – добавила Холли и тут же пожалела о сказанном. Она увидела, как напряглось его лицо.

– Ты права, – резко ответил он. – Жизнь не всегда справедлива, но ты не должна плыть по сечению и покорно принимать все удары. Нужно бороться.

Я борюсь! – почти выкрикнула она, понимая, что Ричард, скорее всего, считает ее слабой.

– Как могу.

Он ухмыльнулся:

– Я вижу. Извини меня, Холли. У меня нет никакого права критиковать тебя или навязывать свое мнение.

Они не торопясь шли к магазину, где временно жила Холли.

– Я давно не был в этом районе, – сказал Ричард, когда они подошли к дверям, на которых нее так же красовалась табличка «Продается». – Я в свое время учился в школе недалеко отсюда и каждый день бывал здесь. И даже один раз покупал в этом магазине цветы для мамы. Твой отец уже тогда был владельцем?

– Не уверена, – ответила Холли, доставая из сумочки ключи. – Сколько лет назад это было?

– Двадцать один год.

– Тогда, пожалуй, да. Он купил магазин, когда ему исполнилось тридцать. Знаешь, лучше я пойду собираться, иначе могу не успеть. Мне нужно много времени, чтобы привести себя в порядок. Я же женщина, понимаешь?

– Я это заметил, – заявил Ричард, и вдруг в его глазах появилась теплота. Он медленно осмотрел молодую женщину с головы до ног, и этот взгляд ясно дал понять Холли, что она ему нравится.

– Оставь мне свой номер телефона, – попросил Ричард, – на случай, если я задержусь. Мне тоже надо заехать домой и переодеться.

Холли немного удивилась. Он не одет для ужина?! Ей казалось, что он выглядит превосходно. Неужели он собирается надеть вечерний костюм?! А у нее не было ни одного настоящего вечернего платья.

– Где же ты живешь? – спросила она, открывая дверь и мысленно прикидывая, что может надеть. Если бы только у нее было какое-нибудь красивое черное платье для ужина! Но в шкафу висел лишь черный строгий костюм, который она надевала на похороны отца. Холли искренне считала, что ей не идет черный цвет.

– В восточной части города, – ответил Ричард, пропуская ее вперед. – Я недавно приобрел там квартиру.

– Хорошо, – сказала она, совсем его не слушая. Что же надеть?!

– Я не должен опоздать, – продолжил он, – но все же дай мне свой номер телефона.

– Что? Ах да. – Она подошла к своему рабочему столу и достала из ящика визитку, на которой был указан телефон магазина.

– Напиши на ней номер мобильника, – предложил Ричард, когда она протянула ему карточку. – У тебя ведь есть мобильный телефон? – спросил он, заметив ее удивленный взгляд.

– Да, конечно… – Холли чуть было не поинтересовалась, зачем ему номер ее сотового телефона, если они после сегодняшнего ужина больше не увидятся. Но потом она укорила себя за такие мрачные мысли. Возможно, Ричард захочет встретиться с ней еще раз. Кто знает, как все сложится. – Хорошо, – согласилась она, взяв ручку, и быстро написала номер.

– Увидимся в семь тридцать, – сказал он, спрятав ее визитку.

– А мы могли бы встретиться в восемь? Он кивнул:

– Ладно. Значит, в восемь. – И ушел.

Холли наблюдала за ним сквозь стекло витрины. Он вышел из магазина и скрылся из виду. Сердце ее бешено стучало при мысли, что всего через какую-то пару часов Ричард Кроуфорд вернется, чтобы повести ее в ресторан. Сам Ричард Кроуфорд! Президент банка. Самый потрясающий мужчина в мире.

– О боже! – воскликнула Холли и побежала наверх по лестнице.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Без пяти восемь Холли находилась на грани нервного срыва.

Она сделала все возможное, чтобы выглядеть очаровательно. Но поскольку она сильно волновалась, результат ей не очень понравился. Перебрав свой гардероб, Холли остановила выбор на бледно-голубом костюме, который приобрела к свадьбе подруги лет пять назад.

Костюм был довольно скромен – юбка средней длины, да и разрез не слишком велик. Но по крайней мере он не смотрелся дешево.

Сначала Холли хотела поднять волосы наверх, но тут же отбросила эту идею, потому что тогда не успела бы собраться и к девяти часам. Поэтому она распустила их по плечам и заколола несколько непослушных прядей.

В семь тридцать женщина в панике осознала – осталось всего полчаса, чтобы сделать маникюр и подкрасить лицо. Времени катастрофически не хватало. В конце концов она остановилась на едва заметном макияже, который подчеркивал ее естественную красоту и легкий бронзовый загар.

С маникюром дело обстояло сложнее. С первой попытки Холли не удалось аккуратно положить лак, потому что у нес от волнения дрожали руки. После столь же неудачной второй попытки она решила, что сегодня маникюром придется пожертвовать. Без лака ее ногти тоже смотрелись мило, поскольку она всегда ухаживала за ними.

До восьми часов оставалось несколько минут, и Холли мечтала, чтобы Ричард опоздал. Ей еще нужно было выбрать духи и сережки. А это всегда давалось с трудом. Она приложила к ушам по очереди несколько пар сережек, но так и не решила, какие подойдут лучше.

Прозвучал звонок в дверь, и Холли тут же приняла решение обойтись вовсе без серег.

– О боже, – пробормотала она, надевая туфли на высоких каблуках, купленные специально к этому костюму. Холли надевала их всего один раз. То же самое можно было сказать и про сумочку, подобранную в тон к туфлям.

Она спускалась по лестнице и в последний момент вспомнила, что забыла подушиться. Слишком поздно. Она уже видела Ричарда, который стоял у дверей магазина – не в вечернем костюме, но все же потрясающе красивый.

Глубоко вздохнув и заставив себя широко улыбнуться, Холли открыла дверь.

Ричард даже не знал, чего ожидать. Он понимал, что женщины в возрасте Холли предпочитают одеваться сексуально, особенно в субботний вечер. Они разгуливали по городу в коротких юбках и обтягивающих кофточках.

Предполагая увидеть именно такое зрелище, он выбрал в своем обширном гардеробе черный костюм с рубашкой, которую ему когда-то купила Джоанна и которую он еще ни разу не надевал. Ричард хотел выглядеть под стать своей молодой спутнице.

Холли появилась на пороге, скромно и со вкусом одетая, и Ричард с трудом сдержал вздох облегчения. Ее красивая фигура была скрыта костюмом. Значит, он не будет мучиться от возбуждения весь вечер. А именно это грозило Ричарду, если бы она выбрала другой наряд.

Когда Кроуфорд дома приводил себя в порядок и вспоминал Холли, ему страстно хотелось завершить свидание в его квартире, но он понимал, что об этом не может быть и речи. Такой финал – не для нее. Она не похожа на современных девиц.

Честно говоря, Ричарду это нравилось. Стоя перед дверью, он пообещал себе, что не будет торопить события.

– Ты прекрасно выглядишь, – сказал он. – Тебе очень идет голубой цвет.

– Спасибо. Ты тоже хорошо выглядишь.

Его позабавило ее смущение. Он уже представлял в мечтах, как, когда придет время, насладится ее скромностью и наивностью. Конечно, Холли не девственница. Наверняка она занималась любовью с Дейвом и другими мужчинами, но ее сексуальность, в отличие от Джоанны, была спрятана. Поэтому Холли не флиртовала с ним и надела далеко не вызывающий наряд.

Ричард все больше убеждался, что встретил именно ту женщину, на которой хотел бы жениться. Теперь предстояло сделать все, чтобы Холли согласилась, когда он сделает ей предложение. А это значит, что ему нужно добиться ее любви.

Ресторан, который он выбрал, должен был стать первым шагом к завоеванию Холли. Ничто гак не впечатляет женщину, как ужин при свечах и роскошном ресторане. По крайней мере все дамы, с которыми он приходил сюда, были в восторге.

– Куда мы едем? – спросила Холли, сев в машину.

– В ресторан с видом на гавань Сиднея.

– А какая там кухня? Итальянская, японская или какая-нибудь другая?

– Я бы сказал, международная.

– Звучит здорово, но мне кажется, я одета не совсем подходяще.

Он улыбнулся:

– Тебе не стоит волноваться. Ты выглядишь замечательно в этом костюме.

– А ты знаешь, как делать дамам комплименты, Ричард, – со смехом заключила Холли.

Они по-дружески беседовали по дороге, но, когда автомобиль остановился около ресторана, Холли снова ощутила внутреннее волнение.

– Я никогда не бывала в подобных местах, – прошептала она, присаживаясь за столик у окна. Ресторан явно был роскошный и дорогой. – Я даже понятия не имею, что заказывать, – добавила молодая женщина, глядя в меню.

– Позволь мне выбрать за тебя, – предложил Ричард. – Я уже бывал здесь и представляю, какие блюда удаются повару лучше всего. В ее взгляде он увидел облегчение.

– Да, конечно. Это хорошая мысль. Я не привередлива в еде и уверена, что мне понравится твой выбор.

Ричард надеялся именно на такой ответ. Ему хотелось, чтобы ей нравилось все, что он делает.

– Как насчет вина? – продолжил он. – Может быть, у тебя есть особые предпочтения? – И протянул ей карту вин.

Холли улыбнулась. Ричард заметил, что она не надушилась и не надела украшения. Он порадовался, поскольку Холли не стала прибегать ко всяким женским уловкам, чтобы произвести на него впечатление. Это говорило о ее искренности. В мечтах Ричард уже представлял ночи с ней, когда на Холли не будет надето ничего. Обнаженной она, должно быть, выглядит еще чудеснее. Он видел ее лежащей на его голубых простынях с распущенными волосами и…

– Не могу поверить в эти цены, – произнесла Холли, нахмурившись. – Я люблю вино, но всегда покупаю его в обычном магазине и еще ни разу в жизни не заплатила за бутылку больше двенадцати долларов. Я, конечно, знаю, что в таких местах завышают цены, но здесь нет ничего дешевле семидесяти пяти долларов. А большинство сортов стоят далеко за сотню!

Именно такое вино выбрала последняя дама, с которой Ричард познакомился через агентство.

– Здесь представлены самые лучшие вина со всего света, – объяснил он. – Ты не найдешь такого ни в одном магазине.

Холли отдала ему карту.

– Извини, Ричард, но я не смогу пить такое кино. Это слишком дорого! Теперь мне понятно, почему в основном меню не указаны цены. Блюда, наверно, стоят целое состояние.

Ричард мог только радоваться про себя, что его мнение относительно Холли подтвердилось. Она совсем не походила на Джоанну и тех женщин, которых ему подобрали в агентстве.

– Почему бы тебе не предоставить решать эти вопросы мне? Просто наслаждайся вечером.

Она хотела что-то возразить и уже открыла рот, но в последний момент передумала и пожала плечами:

– Хорошо. Постараюсь сегодня не думать о ценах и деньгах. Зато потом будет что вспомнить.

Ричард только улыбнулся. Вечер начался замечательно. Холли, казалось, даже расслабилась, чего нельзя было сказать о нем. Рядом с ней он испытывал необъяснимое волнение.

Он даже не заметил, как пробежали несколько часов. Официант предложил им коньяк к кофе, но Ричард благоразумно отказался. Он помнил, что ему предстоит сесть за руль. Они разговаривали еще около часа, когда Ричард попросил принести счет.

– Мне кажется, что я немного переборщила с вином, – призналась Холли, с трудом удерживая равновесие на высоких каблуках.

– Не волнуйся, – сказал Ричард, подхватывая ее под локоть, – ты же со мной.

– Да, я с тобой, – медленно повторила она. Ричард долго ломал голову над ее фразой.

Что это – проявление радости или сожаление по поводу того, что она с ним, а не с Дейвом, например? Лучше не думать об этом.

Как бы ему ни нравилась Холли, он не хотел давить на нее. Может быть, она влюблена в другого мужчину. Если он когда-нибудь снова женится, то на женщине, которая полностью посвятит себя ему. На сей раз жена будет влюблена в него, а не наоборот.

– Спасибо за прекрасно проведенное время, Ричард, – произнесла Холли, когда они подъехали к цветочному магазину. – Как я уже говорила раньше, мне будет что вспомнить.

Ричард выключил мотор и повернулся к ней.

– Ты бы хотела повторить сегодняшний вечер? – спросил он.

Он рассматривал ее лицо, освещенное огнями витрины. На нем застыло выражение крайнего изумления.

– Ты хочешь пригласить меня еще раз на ужин?

– На ужин, на обед, на завтрак, в театр, на бега. Только скажи. Я на все согласен.

Холли потрясенно молчала, не в силах вымолвить ни слова.

– Я хочу снова тебя увидеть, Холли, – добавил Ричард, нежно проведя рукой по ее щеке. Кожа была гладкой, как шелк. – Только ты и я. Никого другого. Я не хочу, чтобы ты продолжала думать о Дейве.

– Дейв?! – удивленно воскликнула она. – Я даже ни разу не вспомнила о нем за весь вечер.

– Хорошо, – сказал он и неожиданно поцеловал ее. Она не сопротивлялась и позволила его губам прикасаться к ней, но Ричард не ощутил ответной реакции. Он посмотрел в ее глаза, полные удивления. – Ты знаешь, что ты очень красива? И можешь себе представить, как я хочу тебя?

Холли молчала. Просто уставилась на него, потеряв дар речи. Ричард снова погладил ее щеку, потом шею. Он почувствовал, как быстро бьется ее пульс. Он еще раз поцеловал Холли, проведя языком по ее губам. В это мгновение она словно очнулась и с еле слышным стоном ответила на поцелуй.

Когда она наклонила головку, отдаваясь наслаждению, Ричард испытал нечто вроде счастья. Теперь он точно знал, что Холли больше не вспомнит о Дейве.

Ему было трудно оторваться от нее.

– Извини, – тихо произнес Ричард. – Я не должен был делать этого. Просто потерял над собой контроль, – добавил он совершенно искренне.

– Все нормально, – ответила она. – Я… я не против.

Он с сомнением посмотрел на нее:

– Ты уверена?

Она кивнула. Ее глаза блестели, а на щеках играл румянец.

– Значит, мы встретимся снова?

– Да, конечно, – нежно сказала Холли.

Он снова коснулся ее щеки, не отводя взгляда от ее губ. Его охватило безумное желание без конца целовать их.

– Я хотел бы увидеть тебя завтра, – начал он, – но я уже приглашен на ужин к Мелвину, а до конца недели меня не будет в городе – уезжаю по делам. – Это была почти правда. Его действительно ждало одно неотложное дело. Но уже в четверг он освободится. – А в пятницу я везу маму и Мелвина в аэропорт.

Дело заключалось в другом. Ричард считал, что такой перерыв необходим. Тогда у Холли будет время подумать и понять, чего она на самом деле хочет. Он был уверен, что через несколько дней ее желания возьмут верх – ведь она была женщиной, которая наверняка никогда не страдала от отсутствия мужского внимания. А сейчас у нее никого нет. Он понял это по ее реакции на его поцелуй.

– В следующую субботу мой хороший друг устраивает у себя вечеринку, – продолжил Ричард. – Ты, наверное, слышала его имя. Рис Даймонд. Он занимается недвижимостью.

– Нет, я о нем ничего не знаю, – ответила Холли, подтвердив тем самым предположение Ричарда, что она далека от кругов, в которых он вращается.

– Неважно. Он тебе понравится. Он всем нравится. И его жена тоже. Ее зовут Аланна. Это будет дружеская вечеринка, хотя и не лишенная некоторых формальностей. Я имею в виду одежду. Рис обожает парадный стиль, потому что ему нравится, как он выглядит во фраке. Тебе надо надеть какое-нибудь вечернее платье, а то будешь чувствовать себя неуютно.

Холли нахмурилась.

– Если у тебя нет ничего подходящего, – быстро сказал он, – я куплю все необходимое.

– Тебе не придется делать это, – обиженно возразила она, – я в состоянии сама приобрести все, что мне нужно.

– Отлично. – Ричард снова остался доволен ответом. Ее совершенно не привлекали его деньги. В отличие от тех женщин, с которыми он встречался по рекомендации брачного агентства. Ему казалось, что они с первых минут начинали прикидывать размеры его состояния. – Значит, договорились? Я провожу тебя до дверей.

Он с трудом удержался, чтобы не поцеловать ее еще раз, поскольку искушение было слишком велико.

– Я позвоню тебе завтра, – пообещал Ричард.

И ушел. Все получилось просто отлично, подумал Ричард, заводя мотор, – сегодня ночью Холли не сможет быстро заснуть.

Впрочем, он тоже.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Все утро понедельника Холли была занята оформлением заказов для местной больницы. Ее мысли вновь и вновь возвращались к Ричарду и его вчерашнему звонку. Он сдержал свое обещание. В этот момент в магазин зашла миссис Кроуфорд. У Холли екнуло сердце.

Вчера во время разговора Ричард сказал ей, что сообщил своей матери об ужине с Холли.

Сейчас по выражению ее лица нельзя было утверждать, что она очень довольна. Скорее, озабочена.

– Я пришла поблагодарить тебя за чудесные цветы, – начала миссис Кроуфорд, слегка нахмурившись. – Кроме того, я очень рада, что Ричард пригласил тебя на ужин в субботу. Но я только сейчас увидела на дверях объявление о продаже. Ричард ни словом не обмолвился об этом. Почему ты решила продать магазин, милая? Дела идут не совсем хорошо?

Молодая женщина с облегчением вздохнула. Значит, миссис Кроуфорд волнует вопрос с продажей магазина, а не сама Холли. Ведь на какое-то мгновение она подумала, что мать Ричарда считает ее недостойной партией для любимого сына.

– Это не мое решение, миссис Кроуфорд, – сказала она. – Как раз сейчас все идет прекрасно.

– Ничего не говори, я поняла. Это придумала твоя мачеха.

– Именно так.

– Но это несправедливо. Она не имеет права! Я знала твоего отца. Он хотел, чтобы бизнес достался его родной дочери. Следует подать на эту женщину в суд, Холли, и забрать то, что принадлежит тебе по праву.

Холли вздохнула. Миссис Кроуфорд повторила слова Ричарда.

– Я так не думаю. Обращаться в суд очень неприятно, долго и к тому же дорого.

– У Ричарда есть много знакомых адвокатов. Уверена, он будет рад помочь тебе. Я могла бы его попросить.

– Он уже предложил мне свою помощь, – призналась Холли, – но я отказалась.

Миссис Кроуфорд посмотрела на нее с удивлением.

– Ты такая же, как я. Слишком мягкая. А жизнь не любит слабовольных. Ты должна бороться до конца и быть сильной. Знаешь, я всегда была слишком добра с отцом Ричарда, да и не только с ним. Но я изменилась, потому что не хотела всю жизнь терпеть такое положение вещей. Я мечтала путешествовать, а не сидеть дома. Раньше я не осмеливалась осуществить свою мечту, но теперь, встретив Мелвина, чувствую себя с ним уверенно и спокойно. Он такой милый и знает много интересного.

Холли не хотела расстраивать миссис Кроуфорд и говорить, что уже знает о Мелвине все. Ричард подробно рассказал ей о нем и добавил, что будет очень рад, если мать и Мелвин вскоре поженятся.

– Похоже, Мелвин в ближайшее время станет для вас не только приятелем, с которым можно путешествовать, – заметила Холли.

Во взгляде миссис Кроуфорд сверкнула искренняя радость.

– Возможно. Я не ставила перед собой такую цель, но ты наверняка знаешь, что лучше всего поехать с человеком куда-нибудь вдвоем, чтобы понять свое отношение к нему. Находясь вместе двадцать четыре часа в сутки, легко можно проверить свои чувства, если они, конечно, есть. Надеюсь, мы с Мелвином не разочаруем друг друга, хотя вот уже две недели у нас превосходные отношения. Мне в нем нравится все. Кроме того, у него очень милый дом.

– Да, это замечательно, но умеет ли он играть в бридж? – улыбнувшись, спросила Холли.

Миссис Кроуфорд рассмеялась.

– Ты хорошо меня знаешь, правда, милая? Конечно, он умеет играть в бридж. Это было первое, что я у него спросила.

– В таком случае я считаю, что вам крупно повезло. Я…

Зазвонил телефон, и Холли тут же забыла, что хотела сказать.

– Извините, пожалуйста, – пробормотала она.

– Конечно, не заставляй Ричарда ждать.

Холли немедленно покраснела, потому что звонил именно он. От звуков его голоса по ее телу побежали мурашки. После вчерашнего разговора она думала только о нем, представляла, как они будут заниматься любовью. Именно этого он хотел, но не стал настаивать вечером в субботу. Она догадывалась, что приглашение на вечеринку к другу закончится ночью, проведенной вместе.

– Извини меня, я не могу разговаривать, – сказала Холли, стараясь сохранить спокойствие, – у меня сейчас посетитель. Ты не мог бы перезвонить позднее?

– Не мог бы. Я уже опаздываю на собрание директоров, а потом сразу еду в аэропорт. Я просто хочу предупредить тебя до того, как ты отправишься по магазинам, что в субботу планируются танцы. Так что выбирай платье, в котором будет удобно танцевать.

– С чего ты взял, что я собираюсь покупать себе новый наряд? – спросила она игривым тоном.

– Холли, мне тридцать восемь лет, и я знаю женщин. Ничто не может удержать вас от приобретения обновки для предстоящей вечеринки. Да, кстати, не покупай ничего длинного. Я хочу видеть тебя в чем-нибудь коротком и сексуальном.

– Сексуальном? – с придыханием переспросила она.

– Именно так. Все, не буду больше тебя задерживать. И не стану надоедать полночными звонками. К тому же мне необходимо выспаться перед предстоящими выходными и танцами. До встречи, красавица. В субботу увидимся. Я заеду за тобой в восемь.

– Не вздумай опоздать, – успела сказать Холли, до того как он повесил трубку.

Когда она повернулась, то увидела, что миссис Кроуфорд задумчиво смотрит на нее.

– Значит, это был Ричард, да?

– Да, – призналась Холли. – А в чем дело? Кажется, я поняла. Вам не нравится, что я провожу время с Ричардом?

– А ты собираешься встречаться с ним еще?

– Он пригласил меня на вечеринку к другу в следующую субботу.

– Понятно, – медленно протянула миссис Кроуфорд, хмурясь все сильнее.

– Мне тоже. Я вижу, вы считаете меня недостойной парой для вашего сына, правда? – открыто спросила Холли.

Мать Ричарда покачала головой.

– Дело не в этом, милая. Мне такое и в голову прийти не могло, поскольку я очень высоко ценю тебя. Просто ты совсем недавно рассталась с Дейвом и… Я не желаю, чтобы тебе снова причинили боль. Понимаешь?

– Вы думаете, что Ричард может обидеть меня? – удивленно спросила Холли.

– Я даже не знаю, что и думать. Понимаешь, Ричард еще не оправился после смерти жены. Это был удар для него. Ты первая женщина, о которой я слышу после гибели Джоанны.

– Извините меня, миссис Кроуфорд, но почему вы так уверены в этом? Он же не живет с вами и может каждый день встречаться с новой девушкой, а вы не будете даже догадываться об этом. Он ведь мужчина в самом расцвете сил. Вы же не считаете, что он полтора года вел монашеский образ жизни?!

Миссис Кроуфорд задумалась над словами Холли, но все же упрямо покачала головой.

– Я знаю своего сына. Ричард не был близок ни с одной женщиной после смерти Джоанны, и я могу объяснить, почему. Он все еще любит свою жену. Он сходил по ней с ума. Ты была на ее похоронах, Холли, и сама видела его боль и переживания. Любовь к ней будет преследовать его всю жизнь.

– Я не верю в это, – возразила Холли. Она помнила их поцелуй. Ричард целовал ее с такой страстью, что она с тех пор не могла думать больше ни о чем другом. – Я нравлюсь вашему сыну. Он мне тоже нравится, поэтому я пойду с ним на вечеринку, несмотря на то, что вы говорите.

Взгляд пожилой женщины смягчился.

– Я даже не думала останавливать или отговаривать тебя. Ты очень милая, и мне ты симпатична даже больше, чем в свое время Джоанна. Если у нас что-нибудь получится с Ричардом, я стану самой счастливой матерью на свете. Но, пожалуйста, пообещай мне быть осторожной и не совершать необдуманных поступков.

– Вы имеете в виду секс? – спросила Холли, недовольная тем, что мать Ричарда вмешивается в их отношения, да еще напоминает о его любви к Джоанне. – Вы просите меня не заниматься с вашим сыном любовью?

– А как вы сами думаете?

– Возможно, ему сейчас одиноко, – предположила Холли, чтобы уйти от неприятной темы. – Мне тоже одиноко. Речь не идет о том, что мы могли бы пожениться с Ричардом. Просто нам хорошо друг с другом.

– Я очень рада, что ты помогла Ричарду вновь вернуться к жизни. И, пожалуйста, не рассказывай ему о нашем разговоре. Хорошо? Я тоже не скажу ни слова.

– Обещаю.

– И забудь о том, что я говорила про его жену, – добавила миссис Кроуфорд. – Просто он каждый раз нервничает, когда я вспоминаю о ней.

Холли старалась не думать об этом, потому что чувствовала что-то вроде ревности, когда представляла, что он все еще любит Джоанну. Ей очень понравились поцелуи, мысли о нем, мечты о следующей встрече. Она с удивлением признала, что никогда не испытывала ничего подобного к Дейву. А к Ричарду ее тянула невидимая сила, и она отчаянно желала, чтобы он остался в ее жизни навсегда.

– Миссис Кроуфорд, мне надо заняться делами, – сказала Холли, чтобы отвлечься от размышлений. – Желаю вам приятного путешествия.

– Спасибо, милая. Береги себя!

Холли покрутилась перед зеркалом. Ей очень нравилось, как она выглядит в новом бледно-розовом платье. Оно подчеркивало фигуру и оставляло простор воображению. Холли купила его вчера в дорогом магазине. Она долго искала наряд и остановилась именно на этом, с глубоким вырезом, потому что решила поразить Ричарда в субботу вечером. Продавщица одобрила ее выбор, заметив, что такой фасон можно носить, лишь имея идеальную фигуру.

Холли знала, что выглядит потрясающе, но все же нервничала в ожидании Ричарда, который должен был заехать за ней через пять минут. Ей очень хотелось, чтобы он одобрил ее платье и макияж.

Она вздрогнула, когда зазвонил телефон. Молясь, чтобы Ричард не отменил свидание, женщина взяла трубку.

– Я жду тебя внизу, – донесся до нее его голос. – Ты уже готова?

– Готова, – на одном дыхании выпалила Холли.

– Не стоит так волноваться, – рассмеялся Ричард. – Рис и Аланна очень милые люди.

– Я волнуюсь не из-за них.

– Из-за меня тем более не надо нервничать. Я хочу поскорее посмотреть, как ты выглядишь.

Когда она появилась в дверях, Ричард немедленно понял причину ее волнения. Он ожидал увидеть нечто совершенно другое, но результат превзошел все его ожидания. Вид Холли в декольтированном розовом платье заставил его застонать от возбуждения. Он боялся, что не удержит себя в руках.

Пока Холли запирала дверь, Ричард уже понял, что не сможет отпустить ее не только сегодня вечером, но и весь следующий день. Наконец она повернулась и подошла к нему.

– Ты смотришься изумительно, – искренне сказал Ричард. Он отметил, что она держит в руке сумочку, идеально сочетающуюся с платьем. Губы были накрашены розовым блеском, а волосы забраны наверх. Ричард подавил в себе желание немедленно сжать ее в объятиях. Он поднес ее руку к губам и нежно поцеловал. – Сегодня мне будут завидовать все мужчины, – хриплым голосом произнес он.

В машине Холли попыталась собраться с мыслями, но это было трудно сделать после реакции Ричарда на ее появление. Она видела, что он потрясен, хотя его слова о зависти всех мужчин были явным преувеличением.

Стоило признать, что Ричард тоже выглядел прекрасно в черном костюме и галстуке. Холли не могла отвести от него взгляд.

Он уже рассказывал ей о Рисе, и сейчас Холли не терпелось познакомиться с ним. Самой любопытной для нее оказалась история о том, как он нашел себе жену – через агентство, которое подбирало кандидатуры для мужчин, желающих вступить в брак. Романтические отношения в данном случае не предполагались. Холли не хотела осуждать лучшего друга Ричарда, но в душе не одобряла такой способ знакомства. Тем более ей было непонятно, почему такому мужчине, как Рис Даймонд, пришлось искать жену столь странным образом. Ведь Ричард описывал его как привлекательного и успешного человека.

Не меньше ей хотелось познакомиться и с Аланной. Если та окажется милой женщиной, для Холли навсегда останется загадкой, почему она тоже решила искать счастье через агентство, намеренно отказавшись от попыток найти свою любовь. Холли знала, что никогда не выйдет замуж, если между ней и избранником не будет взаимной любви. В связи с этим она вспомнила о миссис Кроуфорд.

– Твоя мама и Мелвин вчера улетели вовремя? – спросила Холли, когда они остановились у светофора.

– Да, по расписанию. Я никогда еще не видел мать в таком восторге. Впрочем, Мелвин тоже радовался, как ребенок.

– Он тебе на самом деле нравится, да?

– Да, это так. Я считаю, он идеально подходит моей матери. Ей просто повезло, что она встретила такого человека.

– Я рада за них, – искренне призналась Холли. – Как идут твои дела в банке?

– Хорошо, но все могло бы быть намного лучше, если бы я мог сосредоточиться на делах, – с улыбкой заметил Ричард.

Холли посмотрела на него, их глаза встретились.

– Я понимаю, о чем ты говоришь, – быстро сказала она.

– Неужели?

– Ричард, я же не ребенок.

Он перевел взгляд на ее декольте.

– Я вижу.

– Поехали, – сказала она, перейдя на шепот. В памяти Холли всплыли слова его матери, когда она советовала ей быть осторожной с Ричардом. Но Холли совершенно не собиралась думать об этом. Она хотела расслабиться и наслаждаться его обществом. В ней проснулось желание, которое нарастало с каждой минутой. Она мечтала, чтобы они скорее приехали, потому что для нее становилось невыносимым оставаться с ним наедине. Ей казалось, что она теряет контроль над собой, над своей жизнью, над своими эмоциями.

Еще неделю назад Холли вела размеренный образ жизни, строила планы на будущее, но неожиданно возник Ричард Кроуфорд, и она утратила способность размышлять о чем-либо другом. Ее не заботил поиск новой работы и квартиры. Она не посетила ни одного собеседования. Вместо этого молодая женщина потратила почти все деньги на платье, которое должно было произвести впечатление на Ричарда. Да и парфюм стоил немало. Холли специально выбирала аромат, который должен был подействовать на Кроуфорда особым образом.

Чтобы отвлечься от своих мыслей, Холли спросила:

– Сколько человек знают о том, что Рис познакомился со своей женой через брачное агентство?

– Только я и Майк. Пожалуйста, никому не рассказывай. Это большой секрет.

– Я никому не скажу, – пообещала она. – А Майк – это кто?

– Мой приятель, компьютерный гений, – объяснил Ричард. – Но большой любитель женщин, так что держись от него подальше, милая.

– Я думаю, тебе совершенно не стоит волноваться по этому поводу, – ответила Холли. Неужели он не видит, что она без ума от него, и только от него?! И как сильно она хочет его.

– Ты просто еще не знакома с Майком. – Должно быть, он очарователен, если ты беспокоишься.

Ричард рассмеялся.

– Вовсе нет. Я никогда не понимал, что в нем так привлекает женщин. Его с трудом можно назвать красавцем. Постоянно небрит, с длинными волосами. Но это не мешает ему регулярно разбивать женские сердца. Возможно, женщины думают, что смогут изменить его. Только они не подозревают, что это невозможно. Главное в его жизни – работа и деньги, а подружки нужны ему лишь для отдыха.

– Почему же он тебе нравится?

– Наверно, потому, что Майк искренний и честный человек. На него всегда можно положиться.

– Честность – хорошее качество в мужчине, – признала Холли, – и довольно редкое. Но в любом случае тебе не стоит волноваться. Я познакомлюсь с Майком, но не паду жертвой его обаяния.

– На моем месте любой мужчина волновался бы за такую женщину, как ты, особенно в таком наряде, – сказал он, прожигая ее страстным взглядом. – Должно быть, платье стоило немалых денег.

– Еще каких!

– Ты должна была позволить мне заплатить за него, – заявил он. – Тебе не стоит тратить деньги, чтобы понравиться мне.

– Я уже говорила, что люблю сама за все платить.

– Могу поспорить, что Дейву ты позволяла делать тебе подарки.

Она искренне рассмеялась над его словами:

– Ты, должно быть, шутишь. Дейв мне ни разу ни одной безделушки не купил. Хотя нет, однажды он подарил позолоченный кулон на день рождения.

– Чем больше ты рассказываешь о нем, тем меньше он мне нравится, – заметил Ричард. – Не понимаю, почему ты с ним встречалась.

Холли пожала плечами:

– Дейв умеет преподнести себя. Мы познакомились, когда мне было очень одиноко. Папа умер, а мачеха, как выяснилось, совсем меня не любила, хотя раньше не выдавала себя. Я всегда знала, что Кэти ненавидит меня, но отношение Конни стало неприятным сюрпризом. Как же я обманывалась!

– В жизни каждого случаются такие моменты.

– Не могу поверить, что ты тоже мог когда-то обмануться в человеке.

– К сожалению, это так.

Ричард тут же пожалел о своих словах. Он хотел очаровать Холли, а не давать ей повод для размышлений о его прошлом. Если сегодняшний вечер и ночь пройдут так, как он предполагает, вскоре он предложит Холли выйти за него замуж. Одной из причин, по которой он пригласил ее на вечеринку к Рису, было желание показать ей жизнь, которую она будет вести, если согласится стать его женой. Роскошную жизнь, полную удовольствий и уверенности в завтрашнем дне. Ей никогда больше не придется думать о деньгах, у нее будет все, что она пожелает. Так же, как у их детей.

И еще Ричард планировал доставить Холли наслаждение этой ночью. Он уже не мог дождаться момента, когда они останутся вдвоем.

Ричард подъехал к дому Риса и увидел, что на парковке уже было множество машин. Рис не умел устраивать скромные приемы. Ричарду пришлось поискать свободное место на стоянке.

– Нам придется поставить машину немного подальше и прогуляться пешком, – сообщил он. – Надеюсь, тебе не будет трудно пройтись на каблуках.

Он наклонился к Холли, чтобы отстегнуть ремень безопасности. В ту же секунду он ощутил запах ее духов. Аромат сводил его с ума. Не осознавая, что делает, Ричард провел рукой сначала по ее щеке, потом спустился к шее. Ему безумно хотелось поцеловать ее. В конце концов, один поцелуй не имеет значения. Он легонько коснулся ее губ, которые уже были готовы к встрече с его губами. С легким вздохом Холли ответила на его поцелуй, и Ричард почувствовал, что перестает ощущать реальность.

Желание настолько захлестнуло его, что он с силой впился в ее губы, а рукой нежно провел по вырезу платья. Когда он пальцами дотронулся до груди Холли, она тихо застонала. Ричард почувствовал, что ее соски набухли. Это открытие вызвало в нем очередную вспышку страсти, но он отстранился.

Не сейчас и не здесь. Скоро он будет ласкать ее, доставлять ей удовольствие. Скоро она будет принадлежать только ему.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Холли зашла в дамскую комнату и закрыла за собой дверь.

Стоя перед зеркалом, она пыталась собраться с мыслями. Великолепие дома поразило ее не меньше, чем гости, сплошь богатые и известные. Кроме самих хозяев, Холли уже представили двум политикам, нескольким шоуменам с телевидения и популярному актеру, который пришел с третьей женой, на двадцать лет младше его.

После того, что произошло в машине с Ричардом, и знакомства со знаменитостями силы ее быстро иссякли, и она сбежала в дамскую комнату.

На несколько минут Холли смогла остаться одна. Она старалась не думать о том, что безнадежно влюбилась в Ричарда Кроуфорда. Она гнала от себя эту мысль.

То, что он хорошо целуется, еще ни о чем не говорит. Дейв тоже хорошо целовался. Но Холли не могла припомнить, чтобы с такой страстью отвечала на его поцелуи. Дошло до того, что она готова была позволить Ричарду делать с ней все, что он захочет, прямо там, в машине.

Единственное, что удивляло Холли, – это поведение Ричарда. Он был спокоен и невозмутим. А она всегда считала, что мужчины первыми теряют над собой контроль. Она помнила, с каким нетерпением Дейв склонял ее к близости, и ей даже нравилось его волнение.

Тут в комнату вошла Аланна Даймонд. Ричард не преувеличивал, когда говорил, что она красива. Натуральная блондинка с зелеными глазами и нежной кожей, она излучала очарование и шарм. На вид ей можно было дать около тридцати лет. Но в обтягивающем длинном платье цвета шампанского Аланна выглядела даже моложе. Однако в ее взгляде Холли увидела мудрость и жизненный опыт.

– Вот ты где, – сказала Аланна, – я рада, что застала тебя одну. Мне нужно поболтать с тобой. Если Рис узнает об этом, мне не поздоровится, хотя Ричарду лучше тоже не знать о нашем разговоре.

Холли недоуменно смотрела на Аланну.

– Рис мне рассказал, – начала та, – что по его совету несколько недель назад Ричард прибег к услугам брачного агентства и… сама понимаешь… мы с Рисом ведь именно так познакомились. Я понимаю, тебе неприятно это слышать. Извини меня, дорогая.

Холли было не просто неприятно, она была шокирована. Ричард обратился за помощью в брачное агентство?! Ричард, который только что страстно целовал ее в машине? Ричард, который, по словам его матери, не смотрел ни на одну женщину после смерти Джоанны?

Если у него было намерение жениться подобным образом, тогда кто для него она, Холли?! Потенциальная жена или просто девушка на ночь, с которой можно провести время, пока не будет найдена подходящая кандидатура?!

Холли хотела было уже сказать, что не имела понятия о намерениях Ричарда, но потом передумала. Она понимала, что Ричард не сказал ей всю правду. Но стоит ли обсуждать это с Аланной? Выходит, мать Ричарда не так уж хорошо знает своего сына.

– Не извиняйся, – ответила Холли. – Дело в том, что я не имею никакого отношения к агентству, хотя и слышала о нем. Ричард рассказал мне, как вы познакомились с Рисом.

– Теперь я чувствую себя еще хуже. Я-то думала, что Ричард полностью откровенен с Рисом, но, похоже, они обсуждают далеко не все, – с досадой сказала Аланна и нахмурилась. – Тогда я не понимаю, как вы познакомились?

– Я должна была отнести букет цветов его матери. Я работаю в цветочном магазине. Но вместо нее дверь открыл Ричард.

– Как романтично! Рис всегда говорил, что Ричард романтик, и считал, что ему не стоит искать жену через агентство. Но в тот момент Ричарда нельзя было переубедить. Конечно, его можно понять. После того, что произошло с Джоанной, ему вряд ли хочется снова влюбляться. Ой, я опять начинаю говорить глупости. Ты ведь знаешь, что его жена погибла в автокатастрофе?

– Да, – ответила Холли. – Я была на ее похоронах. Мы знакомы с его матерью вот уже несколько лет, но с самим Ричардом я не встречалась.

– Как ты относишься к нему? – с интересом спросила Аланна. – Я вижу, что он увлечен тобой.

– Мы сходили в ресторан только один раз, в прошлую субботу. Но он мне нравится, – заметила Холли. – Однако я не смогу выйти замуж за человека, которого не буду любить или который не будет любить меня.

– Да уж, почти все женщины мечтают об этом, но со временем начинают понимать, что очень часто любовь не самое главное в семейных отношениях. Нужно нечто менее чувственное, что-то, что дает уверенность и надежность и не таит в себе опасности.

Холли удивленно моргнула:

– Опасности? Что ты имеешь в виду?

– Понимаешь, когда мужчина влюблен, он становится очень ревнивым и раздражительным, даже жестоким. Я предпочитаю другие чувства со стороны мужчины, особенно в браке. Мы с Рисом идеально понимаем друг друга. Я даю ему все, в чем он нуждается. И он делает для меня все. Я могу сказать, что у нас крепкая семья. – Аланна оценивающе оглядела Холли с головы до ног. – Ты очень красивая, но на несколько лет моложе женщин, которые обращаются в агентство. Возможно, спустя какое-то время ты изменишь свои представления о семье. Но, если хочешь знать мое мнение, ты не пожалеешь, выйдя замуж за Ричарда. Он хороший человек.

– Но он не делал мне предложения, и я не уверена, что когда-либо сделает, – возразила Холли.

– Не сомневаюсь, сделает.

– Если так, то я не соглашусь, – твердо заявила Холли. – Особенно если он все еще любит свою жену. Меня предупредила его мать.

– Для тебя это имеет значение? – скептически спросила Аланна.

– Да.

– Тогда тебе определенно не стоит выходить за него, – холодно заметила миссис Даймонд. – Ревность ни к чему хорошему не приводит. А сейчас извини – мне пора возвращаться к гостям.

Она подошла к зеркалу и повертелась перед ним, чтобы посмотреть на себя сзади. У Холли расширились от удивления глаза. Она считала, что ее платье слишком открывает спину, но сейчас увидела, что наряд Аланны еще более откровенен. Удивительно – и на чем он только держится?

Заметив изумление Холли, Аланна сказала:

– Рис любит, когда я выгляжу сексуально, но теперь я начинаю думать, что в следующий раз сама буду выбирать себе вечерние платья. – Она слегка поправила гигантское декольте. – Ты закончила приводить себя в порядок, Холли? Тогда мы можем пойти вместе. Только не говори мужчинам о нашем разговоре.

– Конечно, – согласилась Холли.

Слова Аланны заставили ее задуматься. Она совершенно не была уверена, что у Ричарда есть намерение жениться на ней. Скорей ему просто хотелось заняться с ней любовью, потому что жену он, пожалуй, выберет под стать Джоанне. Или отыщет через брачное агентство.

А если ты ошибаешься, Холли? А если он уже видит тебя в роли миссис Ричард Кроуфорд?!

Если подумать, брак Аланны и Риса оказался на удивление крепким. Возможно, в союзе без любви нет ничего страшного. Достаточно сексуального влечения.

Хотя Холли все же до сих пор было не ясно, что Ричарду нужно от нее. Она даже не знала, что ответить, если он сделает ей предложение. Холли не была уверена, готова ли она выйти за него замуж, зная, что он не любит ее и просто хочет жениться.

Сейчас она была рада вернуться к гостям вместе с Аланной. В хозяйке дома она чувствовала поддержку и понимание. Ей не хотелось ничего говорить Ричарду, чтобы не испортить вечер, но она была очень зла на него за неискренность. Но, с другой стороны, возможно, она зря сердится на него. Он ведь не обязан был говорить ей, что обращался в брачное агентство.

Боже, зачем вообще Рис и Ричард выбрали для себя именно такой способ знакомства? Вряд ли у них возникли бы сложности с поисками жены. Значит, ни одному из них не нужна любовь или романтика. Просто красивая женщина рядом, чтобы делить жизнь и постель.

Они с Аланной нашли Риса и Ричарда на террасе, которая выходила к бассейну. Друзья были поглощены разговором, что дало Холли время внимательно приглядеться к Рису Даймонду.

Он был красив. Голубые глаза и светлые волнистые волосы. Прекрасно сложен. Но, несмотря на это, Холли больше нравились темные волосы Ричарда, его серые глаза и мужественные черты лица. Для нее он был самым красивым мужчиной в мире.

Аланна сказала, что делает для мужа все. Сейчас, когда Рис увидел приближающуюся жену, в его взгляде Холли явно разглядела то, что ему было прежде всего нужно от Аланны. В глазах Риса горело желание. Холли представила, что, возможно, Ричард тоже когда-нибудь будет так смотреть на нее в присутствии лучшего друга.

– Только что звонил Майк, – сказал Рис, обращаясь к жене. – Он не приедет. Просил передать тебе свои извинения.

– Жаль, – протянула Аланна, взяв мужа под руку. – Я очень хотела посмотреть на его новую девушку. Ты, кажется, говорил, что она стриптизерша, да?

– Да. У парня совсем нет вкуса, – вздохнул Рис, прикасаясь губами к обнаженному плечу Аланны. – Не то что у нас, да, Ричард? Но я уверен, какое-то время ему будет с ней хорошо.

– Мне не нравятся мужчины, которые воспринимают женщин как сексуальный объект, – сказала Холли, не успев подумать над своими словами.

– Некоторые женщины не возражают против такого отношения к себе, – мягко возразил Рис и обнял Аланну, нежно поглаживая ее спину.

Холли наблюдала за ними и страстно желала, чтобы к ней прикоснулся Ричард. Только не так, как Рис, а более страстно. Она посмотрела на Кроуфорда и по его взгляду поняла, что он, скорей всего, думает о том же. Он уставился на нее, как и Рис на свою жену, – с диким желанием.

– Я бы хотел показать Холли дом и сад, – сказал он, не отводя от нее взгляда.

– Возьмите с собой бутылку шампанского и пару бокалов, – с улыбкой предложил Рис. – Если подождете минутку, я принесу.

Он так и сделал, напоследок шепнув что-то Ричарду на ухо.

– Что тебе сказал Рис? – спросила Холли, когда они отошли на приличное расстояние от хозяев дома.

– Он предложил нам пойти на причал и остаться там наедине.

Боже! Остаться с ним наедине сейчас… Она не была уверена, что готова к этому.

– Я не хочу идти туда, – довольно резко возразила Холли.

– Хорошо, – спокойно согласился Ричард. – Чего же ты хочешь?

– Мы можем просто прогуляться и поговорить?

– Конечно.

– Ты знаешь, я бы не хотела создать семью так, как это сделали Рис и Аланна, – начала она и с замиранием сердца ждала его ответа.

– А что ты видишь плохого в их браке? Они счастливы.

– Может быть, но сколько это продлится? Особенно без детей.

– Почему ты думаешь, что у них не будет детей?

– Ричард, неужели ты не видишь, как Рис одевает свою жену?!

– Что ты имеешь в виду?

– Аланна сказала мне, что он сам выбирает ей наряды. Если судить по этому платью, ему нравится выставлять напоказ ее прелести и вынуждать других мужчин завидовать ему. Рис относится к ней не как к жене, а как к красивой вещи. Думаю, он не захочет, чтобы она родила ему ребенка и испортила тем самым фигуру.

– Я уважаю твое мнение, но ты не права. Рис говорил мне, что они уже думают о том, чтобы завести ребенка. А что касается платья Аланны, могу тебя заверить, что многие женщины в наше время любят носить вызывающие туалеты.

– Но на ней нет нижнего белья! – воскликнула Холли.

– Неужели ты возражаешь против этого, – промурлыкал Ричард.

У Холли вспыхнули щеки.

– Я ношу нижнее белье, и вырез у меня не такой открытый, как у нее.

Ричард рассмеялся.

– Холли, она взрослая женщина и знала, для чего выходит замуж. Послушай, я предлагаю закрыть эту тему. Пусть Рис и Аланна сами разбираются, это не имеет к нам никакого отношения.

Ричард прав. Она слишком близко все приняла к сердцу, возможно, потому, что боялась, как бы Ричард не предложил ей такой же брак. Боялась, что сможет согласиться на это, даже зная, что он ее не полюбит. Она уже представляла, как он будет покупать ей сексуальные платья и представлять всем знакомым, гордясь своей женой. И будет заниматься с ней любовью столько, сколько захочет.

Холли глубоко вздохнула. Она сама удивилась тому, куда ее завела фантазия.

– Отсюда открывается замечательный вид, – сказала она, когда смогла сосредоточиться на том, что видела перед собой.

– Этот вид стоил Рису десять миллионов долларов.

– Боже мой! – воскликнула Холли. – Должно быть, он очень богат.

– Сейчас да. Всего несколько лет назад он был практически банкротом.

– Что помогло ему снова обрести состояние?

– Во-первых, банкир, который поддержал его, когда он пришел просить ссуду для покупки земли и дома. Во-вторых, удачно выбранное время для начала бизнеса.

– Значит, вы именно так стали друзьями, – заключила Холли.

– Да. Я одолжил ему еще и свои собственные деньги, а не только те, что выделил банк. Точно так же, как и Майку, который хотел открыть свой компьютерный бизнес. И оба меня не подвели.

– Значит, ты такой же богач, как и они?

– Нет, – сказал он и тут же добавил с довольной улыбкой: – Я намного богаче.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Уже второй раз за вечер Ричард пожалел о сказанном.

Взгляд, которым его одарила Холли, был совсем не похож на те, что он получал от женщин из брачного агентства, когда намекал на свое состояние.

Сейчас он не мог угадать, о чем она думает. Ему удалось только раз прочитать ее мысли, когда он целовал ее и знал, что она хочет продолжения.

– Конечно, деньги – это не главное, – продолжил он, – но они значительно облегчают жизнь.

Она натянуто рассмеялась:

– Я в этом не сомневаюсь. Могу себе представить ощущение, когда понимаешь, что можешь купить все и всех.

В голосе молодой женщины Ричард явно услышал разочарование и недовольство. Он подумал, что ему не следовало рассказывать ей о том, как Рис нашел себе жену.

С его стороны было ошибкой привести Холли на прием. Он хотел поразить ее, а вышло наоборот. От мысли, что вечер может закончиться не так, как он планировал, у него упало настроение.

– Ты хочешь уехать отсюда? – вдруг спросил Ричард.

– Уехать? – удивленно переспросила Холли. – С чего ты это взял?

– Мне кажется, тебе здесь не нравится. И Рис с Аланной тебе несимпатичны.

– Это не так. Конечно, Рис не произвел на меня сильного впечатления, но Аланна чудесная женщина. У них замечательный дом, и вечеринка удалась.

– Тогда в чем дело? Что-то не так? Все дело во мне? Ты на меня сердишься за то, что произошло в машине?

Это был шанс поговорить с ним откровенно. Но если она скажет Ричарду, что знает о его попытке найти жену через брачное агентство, то нарушит обещание, данное Аланне.

Холли никогда не нарушала своих обещаний.

– Нет, я не сержусь, – спокойно ответила она. – Думаю, все оттого, что я себя чувствую здесь не в своей тарелке. Ричард, все гости такие изысканные, а я… – Она пожала плечами.

– Ты ничем не отличаешься от них, – заверил ее Ричард.

Холли нахмурилась.

– Не надо мне льстить, Ричард. Я наслушалась этого от Дейва.

– Я говорю правду, Холли. Ты – особенная.

Холли смотрела ему в глаза и пыталась прочитать в них его намерения. Ричард на самом деле собирается сделать предложение в ближайшем будущем или просто пытается уговорить ее поехать к нему после вечерники?

Перспектива оказаться в его постели вызывала приятную дрожь. Наверно, там она не будет чувствовать себя неуютно. Холли знала, что он этого хочет, и сама безумно желала того же.

Но если Ричард ожидает встретить в ней опытную женщину, он будет разочарован. Конечно, Холли не могла назвать себя новичком, но все же чувствовала, что ей чего-то не хватает. Возможно, с Ричардом все будет по-другому. Воспоминания о его поцелуях не вызывали никаких сомнений. По телу вновь пробежала сладостная дрожь.

– Здесь немного прохладно, – сказала она. – Может быть, нам лучше вернуться назад? Я слышу музыку.

– Ты любишь танцевать? – спросил Ричард, когда они шли к дому.

– Да. А ты?

– Да, хотя не могу сказать, что я в этих делах мастер.

– Думаю, ты превосходно танцуешь. Ты все делаешь превосходно.

Он улыбнулся.

– И кто кому сейчас льстит?

Ричард не повез Холли в цветочный магазин после вечеринки: Он привез ее к себе, поставил машину на парковке и посмотрел на молодую женщину, которая не проронила ни слова с того момента, как Рис и Аланна попрощались с ними.

И он понимал, почему. Время бесед закончилось. Когда они танцевали, Ричард осознал, что она сгорает от желания не меньше его самого. Холли ничего не говорила, но то, как она прижималась к нему, выдало ее чувства.

– Здесь нам будет удобней, чем у тебя, – произнес Ричард, не в силах больше сдерживаться.

Холли медленно повернулась к нему. Даже если ее и поразила его прямота, она не показала вида.

– Подожди, – сказал Ричард. – Сейчас открою тебе дверцу.

– Хорошо, – со вздохом согласилась она.

Ричард быстро вышел из машины. Он надеялся, что она не сильно устала этим вечером, хотя они танцевали довольно много. Он помог Холли выбраться.

– Только не целуй меня прямо здесь, – быстро предупредила она.

Ричард вздохнул с облегчением. Холли явно полна сил и даже не пьяна. Он закрыл машину и направился к дому.

– Моя сумочка, – напомнила Холли. – Она там, на заднем сиденье.

– Оставь ее.

– Но…

– Оставь ее, Холли.

Она с замиранием сердца последовала за Ричардом к лифту. Двери немедленно распахнулись, как только Ричард нажал на кнопку. Он пропустил Холли вперед, и она почувствовала, что он прикоснулся к ней.

– Только не здесь… – смогла выговорить Холли.

– Конечно, нет, – заметил Ричард, указывая рукой на видеокамеру в верхнем углу кабины лифта, быстро доставившего их на верхний этаж.

Она с удивлением смотрела, как он подошел к двери и вставил в замок магнитный ключ.

– Ты живешь в пентхаусе?

– В одном из двух, которые имеются в этом здании.

Боже! Он живет в роскошной квартире! Она и не предполагала, что он обитает в таких апартаментах. Как же мало она знает о нем!

Конечно, он говорил, что недавно приобрел новое жилище. Как раз недалеко от особняка Риса Даймонда. Однако ей и в голову не приходило, что речь идет о пентхаусе.

Мужчина, собирающийся жениться, покупает такую квартиру? Это, скорее, холостяцкое жилье, предназначенное для подружек и любовниц, но не для жены. А вдруг Роберт планирует сделать ее своей любовницей, а не женой? Может, у него уже есть женщина на примете, достойная стать его супругой?!

Ричард тем временем открыл дверь и пригласил Холли войти. Потом зажег свет. Она не смогла сдержать возглас удивления, когда осмотрелась.

– Что ты ожидала увидеть? – со смехом спросил Ричард. – Черную кожу и медвежьи шкуры повсюду?

– Что-то вроде того.

– Ты разочарована?

– Конечно, нет! Здесь просто… потрясающе. Совсем не похоже на пентхаус. Скорее, на загородный дом. – ответила Холли, пройдясь по квартире и оценив интерьер.

– С утра я тебе все покажу, – сказал он, приближаясь к ней, – а пока единственная комната, которая должна тебя интересовать, – это моя спальня.

У Холли перехватило дыхание, когда он обнял ее.

– Сейчас я могу поцеловать тебя? – спросил Ричард с придыханием. Холли чувствовала, как он возбужден. На нее нашло игривое настроение.

– А что будет, если я скажу «нет»?

Он обжег ее взглядом.

– Не дразни меня, Холли. Я не настроен флиртовать.

Ричард накрыл ее губы своими, чтобы положить конец разговору. Его руки скользнули по спине Холли. Она почувствовала всю силу и страсть поцелуя. Он не отпускал женщину до тех пор, пока они чуть не задохнулись.

Потом Ричард поднял ее на руки и понес в спальню. Холли положила голову ему на плечо и постаралась расслабиться и ни о чем не думать. Когда он наконец открыл дверь своей спальни, ее желание достигло предела. Она подняла голову и огляделась. Ей понравилась огромная кровать, покрытая нежно-голубым покрывалом. Холли с удовольствием отметила, что кровать новая. Ей бы не хотелось делить с Ричардом постель, на которой он спал с Джоанной. Конечно, это было глупо. Какая, в конце концов, разница?! Аланна права. Ревность не приводит ни к чему хорошему.

Но она не могла ничего с собой поделать. Она ревновала Ричарда, потому что не была уверена, что он забыл свою покойную жену.

Ричард медленно опустил Холли на кровать и начал покрывать ее лицо нежными поцелуями, не такими страстными, как минуту назад. Она поняла, что он не хочет торопиться.

Он лег рядом с ней, опершись на локоть, и провел рукой по ее телу. Медленно расстегнул платье, обнажая грудь. Когда он коснулся сосков, Холли тихо застонала, погружаясь в приятные ощущения. Ей казалось, что она плывет на волнах удовольствия, но одновременно нуждается в продолжении, в чем-то большем.

Ричард припал к ее груди губами, нежно целуя. Холли перестала ощущать реальность и закрыла глаза, позволив ему делать все, что он захочет. Он долго не отпускал ее соски, лаская их пальцами и губами. Потом быстро освободил Холли от платья.

Его руки изучали ее тело, нежно поглаживали все его изгибы. Кожа Холли горела, щеки пылали, ей казалось, что еще несколько минут – и она не выдержит подобного напряжения. В этот момент она почувствовала, что Ричард отпустил ее. Она немедленно ощутила разочарование и отчаяние.

– Ты… куда? – воскликнула Холли, когда он встал с постели.

– Не так уж и далеко, – ответил Ричард, не отводя от нее взгляда, и начал раздеваться.

Холли уже не знала, чей взгляд был более пылким. Она смотрела Ричарда и не могла налюбоваться красотой его тела. Должно быть, он много времени тратит на тренажеры. Ему тоже понравилась ее фигура.

– Ты выглядишь очень сексуально, – сказал он.

Холли сгорала от нетерпения. Ей хотелось вновь почувствовать его рядом, слиться с ним воедино.

Когда Ричард открыл ящик тумбочки рядом с кроватью и достал пачку презервативов, Холли удивленно моргнула. Неожиданная предусмотрительность для человека, который не встречался с женщинами полтора года. Миссис Кроуфорд явно плохо знает своего сына.

– Не вижу в них необходимости, – тихо произнесла она. – Я принимаю таблетки. Если только ты не считаешь…

– Со мной ты можешь быть спокойной, – заверил ее Ричард и убрал пачку обратно в ящик.

– Ричард, на мне туфли. Можно я их сниму, а то каблуки мешают?

Ричард взял ее за лодыжку и медленно снял сначала левую, а потом правую туфельку. Несколько секунд он гладил ее ноги, прежде чем опустить их на кровать.

Затем лег рядом и принялся ласкать ее, глядя ей в глаза.

– Ты ведь хочешь меня, Холли?

– Ты сам знаешь, что да. Пожалуйста, не дразни меня, Ричард.

– Скажи, чего ты хочешь?

– Тебя.

– Твое желание легко удовлетворить.

Он стремительно вошел в нее, а потом начал двигаться – сначала неспешно, но постепенно убыстряя ритм. Холли застонала и закрыла глаза от удовольствия.

– Открой глаза, – попросил Ричард. – Я хочу, чтобы ты смотрела на меня.

Холли выполнила его пожелание. Ему невозможно было отказать. В эти мгновения она полностью отдалась Ричарду и знала, что после таких сильных ощущений уже не сможет уйти от него. Она будет для него кем угодно – подругой, любовницей, женой…

Ричард двигался все быстрее, и через несколько минут Холли поняла, что он достиг желаемого наслаждения. Ей потребовалось на несколько секунд больше, чтобы догнать его. Она в изнеможении откинулась на подушки.

– Холли, – позвал ее Ричард, – тебе хорошо?

– Как ты можешь говорить «хорошо»? Замечательно! Это потрясающе, Ричард.

– Ты была восхитительна, – признался он, заправляя прядь ее волос за ухо. – Надеюсь, так будет продолжаться весь уикенд.

Холли приподнялась.

– Что ты имеешь в виду?

– Неужели ты думаешь, что утром я позволю тебе уйти? Ты останешься здесь, со мной. А в понедельник я отвезу тебя домой.

– Но…

– Никаких «но». И никакой одежды. – (Холли покраснела от смущения и удовольствия одновременно.) – А сейчас, пожалуй, настало время для совместного душа. Или ты предпочитаешь ванну? Тебе выбирать.

– Душ, – заявила она, когда он подхватил ее на руки.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Холли проснулась и обнаружила, что рука Ричарда лежит на ее груди. Сам он еще спал. Она аккуратно убрала его руку и выскользнула из постели.

Она была права, когда думала, что он все делает хорошо. Но то, что произошло между ними ночью, было не просто хорошо, а превосходно. Холли даже не могла вспомнить, сколько раз они занимались любовью. И каждый раз было по-другому.

Ричард умело находил ее самые чувствительные местечки, о которых она даже не подозревала. К тому же они испробовали несколько новых для нее позиций.

Холли тихо прошла в ванную и закрыла за собой дверь. На нее нахлынули воспоминания о вчерашней ночи. Не только Ричард поразил ее. Она сама удивилась своей неудержимости и раскованности.

Когда она вернулась в спальню и посмотрела на полуобнаженного Ричарда, ей вспомнились его слова о том, что он не хочет отпускать ее до конца выходных. Холли безумно этого желала, но бродить по его дому обнаженной и заниматься с ним любовью по первой просьбе недопустимо.

Она огляделась в поисках одежды и обнаружила свое платье и туфли, которые лежали рядом с кроватью. Ей определенно не хотелось сейчас надевать все это.

В ванной она заметила халат на двери, но это, скорее всего, был халат Ричарда. Она заглянула в шкаф, чтобы поискать второй халат или что-то подходящее.

Там царил идеальный порядок, как Холли и предполагала. Костюмы висели в ряд вместе с рубашками, белыми и голубыми.

Но халата не было видно. После долгих раздумий Холли выбрала одну из его рубашек. Материал был очень приятен на ощупь. Ей хотелось выглядеть сексуально, когда проснется Ричард.

Она взяла рубашку и снова скрылась в ванной.

Ричард проснулся от шума льющейся воды и улыбнулся, потянувшись на постели. Он чувствовал себя превосходно, поскольку прошлой ночью получил то, чего так долго желал.

Холли нужна ему. И не только на одну ночь или выходные. Возможно, делать предложение еще слишком рано, но он не видел причин, по которым она может отказаться переехать к нему. Когда цветочный магазин будет продан, ей все равно придется искать другое жилье. Почему бы не найти его здесь?!

Как было бы замечательно возвращаться каждый день домой и находить там Холли! Он вспомнил, сколько раз они вчера занимались любовью.

С досадой Ричард подумал о том, что ее магазин будет продан не так уж быстро. Возможно, ему самому стоит заняться этим. Он уже прикидывал, что можно сделать для этого, когда зазвонил телефон.

Интересно, кому он понадобился ранним утром в воскресенье?! Часы показывали только двадцать минут десятого. Ричард перевернулся и взял трубку.

– Ричард Кроуфорд, – грубо сказал он.

– Ричард, это Рис.

– Рис, ты почему звонишь в такое время? Я думал, вы с Аланной еще спите. Ты…

– Холли с тобой? – резко оборвал его Рис.

– Она… в душе.

– Я думаю, у тебя проблемы.

Ричард напрягся.

– Какие проблемы?

– Ты помнишь, вчера на вечеринке ты сказал мне, что Холли не имеет никакого отношения к брачному агентству?

– Да.

– Жаль, что я не узнал об этом раньше.

– Что ты имеешь в виду?

– Когда ты позвонил Аланне и сообщил, что придешь с дамой, она решила, что речь идет о клиентке агентства.

– Ты рассказал жене, что я обращался в агентство? – резко спросил Ричард.

– Извини, приятель. Я думал, в этом нет ничего страшного, учитывая то, как мы с Аланной познакомились.

– Да, конечно. То есть ты хочешь сказать, что Аланна могла проболтаться Холли о моих поисках жены через агентство?

– Боюсь, что да. Они откровенничали в дамской комнате. Аланна сказала, что Холли отнеслась к этому спокойно. К тому же они пообещали друг другу ничего не говорить нам с тобой. Сочли, что нам это не понравится. Но сегодня утром Аланна решила, что ты должен знать – Холли в курсе всего. И еще Холли сказала Аланне, что не выйдет замуж без любви, а тем более за человека, который все еще любит свою покойную жену.

Ричард сжал зубы. Он больше не любит Джоанну. Он ненавидит ее.

– Теперь я понимаю, – протянул он, раздумывая над словами Риса. По крайней мере теперь было ясно, почему Холли вела себя столь скованно в доме Даймондов. Но ведь она согласилась приехать к нему. Значит, все не так уж плохо.

– Ты можешь солгать ей, Ричард. Скажи, что любишь ее и даже не вспоминаешь о Джоанне. Большинство женщин верят тому, чему хотят верить.

– Я не буду делать этого, Рис. Ты когда-нибудь говорил Аланне, что любишь ее?

– Нет, но Аланна женщина особенная. Ей любовь не нужна. Она намного более прагматична, чем я. А Холли совсем другая. Она еще молода и наивна. Я не одобрял твое желание обратиться в агентство, однако считаю, что Холли тебе тоже не подходит.

– Я так не думаю. Она именно та женщина, которая мне нужна. И я сделаю все, чтобы она принадлежала мне.

– Судя по всему, ты этого уже добился. Но сие не означает, что тебе нужно жениться на ней.

– Знаю, Рис. Но я сам этого хочу, если, конечно, Холли согласится.

– А что ты будешь делать с историей про «Невест на любой вкус».

– То, что должен. Скажу Холли всю правду. Не совсем всю, поправил себя Ричард. Он не собирается откровенничать с Холли о том, как с ним поступила Джоанна. Просто объяснит ей, что у появилось желание создать новую семью. Ей тоже необходимо изменить свою жизнь. Почему бы тогда не попробовать вместе?! Они нравятся друг другу. Также он скажет, что, по его мнению, из нее получится идеальная жена и мать. Это чистая правда.

– Спасибо, что позвонил Рис, – поблагодарил Ричард. – Я ценю это. И успокой Аланну. Ничего страшного не случилось.

– Я надеюсь.

– Тогда я с тобой прощаюсь. Холли сейчас выйдет из ванной.

Он повесил трубку как раз вовремя. Холли появилась в спальне – с мокрыми волосами, смытым макияжем и в его голубой рубашке. В ней она выглядела очень сексуально.

Когда Холли увидела, что он проснулся и разглядывает ее, щеки ее слегка порозовели от смущения. Ричарду понравилась такая реакция. Он не был в восторге от женщин, которые наутро вели себя так, будто ночью ничего не произошло.

– Рад видеть тебя, – приветливо сказал Ричард. – Я смотрю, ты надела мою рубашку.

Холли засмущалась еще больше, и Ричард в очередной раз подумал, что нашел женщину, на которой действительно хотел бы жениться.

– Ты же не предполагал, что я буду ходить по дому без одежды?

Он улыбнулся:

– Мужчина всегда на это надеется.

– Извини, – парировала Холли, – если тебе нужно иметь обнаженное тело перед глазами, обратись к кому-нибудь другому.

Он рассмеялся:

– Ты удивительная, Холли. И непредсказуемая. После вчерашней ночи я решил, что ты готова на все. Думаю, это простительно.

– Ты ошибся.

– Я всегда ошибаюсь, – заметил он. – Особенно, когда дело касается тебя. Какие у нас на сегодня планы? Я полностью в твоем распоряжении.

Она округлила глаза.

– Забавно. Тебе, возможно, и нечем заняться, а я должна вернуться домой. По воскресеньям я привожу в порядок бухгалтерию магазина.

– Сегодня ты не будешь заниматься никакими делами, – сурово заявил Ричард. – И в следующее воскресенье тоже. Пусть все берет в свои руки твоя мачеха. Или пусть нанимает бухгалтера.

– Ты прав. Работа сегодня отменяется. В таком случае тебе придется сводить меня куда-нибудь покормить, потому что я безумно голодна. Только сначала все же придется заехать ко мне, чтобы я могла переодеться.

– Даже не знаю. Ты так эротично смотришься в моей рубашке. Мы можем никуда не выходить, а заказать пиццу на дом и посмотреть фильмы.

Ричард уже передумал заводить разговор о брачном агентстве. Зачем портить такой прекрасный день?

– Только не это! – воскликнула Холли. – Я провела целый год, поглощая по воскресеньям пиццу и пересматривая одни и те же фильмы. И платила за все это сама. Я не позволила тебе заплатить за мое платье, но вот от предложения сходить куда-нибудь позавтракать, уж точно, не откажусь.

Ричард видел, что она не собирается уступить ему и провести весь день в постели, как он этого хотел. Раз уж все равно придется одеваться и выходить из дома, будет лучше прояснить все важные вопросы прямо сейчас.

– Хорошо, мы обязательно поедем завтракать, но до того, как я оденусь и отвезу тебя домой, – сказал он, – нужно поговорить. Я хочу обсудить весьма серьезные вещи. Сядь, пожалуйста.

– Какие? – спросила Холли, заметно нервничая, и присела рядом с ним.

– Мне только что звонил Рис, – начал Ричард.

– И что? – Она убрала со лба прядь волос.

– Аланна рассказала ему о вашем разговоре в дамской комнате на вчерашнем приеме.

– О!..

Ему показалось или он на самом деле увидел в ее глазах тревогу?

– Почему ты мне об этом не сказала вчера? – спросил Ричард, глядя ей в глаза.

– Я боялась все испортить, – тихо ответила Холли.

Наконец он понял. Она хотела, чтобы он привез ее к себе домой. Для нее это было важнее всего.

– Но ты еще сердишься на меня?

– Не совсем. Я немного удивлена. Не понимаю, почему ты пришел к выводу, что тебе нужно тоже купить себе жену, как это сделал Рис?

– Рис не покупал Аланну.

– Ричард, неужели ты думаешь, что она вышла бы за него замуж, если бы у него не было такого состояния?

– Сначала он ей не говорил, что очень богат. Просто они сразу понравились друг другу. Так же, как и мы.

Сейчас он явно увидел в ее взгляде беспокойство.

– Ричард, ты же говоришь все это не для того, чтобы сделать мне предложение, правда?

– А ты очень удивишься, если я его сделаю?

– Да! То есть нет. То есть… Мы же знакомы всего неделю, Ричард. Только не заявляй, что безумно в меня влюбился.

– И не собирался, – парировал он.

– А ты можешь быть откровенным, когда хочешь.

– Неужели ты бы предпочла, чтобы я вел себя, как Дейв?

– Боже, только не это, – поморщившись, сказала Холли.

– В таком случае, – произнес он, откинув простыню и выбираясь из кровати, – жди меня здесь.

Холли не двигалась. В ее голове билась только одна мысль – Ричард на самом деле намеревается на ней жениться.

Она не могла отрицать – его слова польстили ей. Но что из этого следует? Она занималась с ним любовью прошлой ночью и была готова делать это каждый раз, когда он пожелает. Ей хотелось быть его любовницей.

Но женой?

Нет, спасибо. Еще вчера вечером она пришла бы в восторг от этого, но сейчас ситуация выглядела по-другому.

Холли не собиралась стать для Ричарда предметом гордости перед друзьями. Если она когда-нибудь выйдет замуж, то за человека, который будет ее любить. Она заслуживает любви и отказывается соглашаться на что-либо другое.

Ричард появился в дверях ванной.

Слава богу, он оделся, подумала Холли. Хотя шелковый халат, слегка стянутый поясом, почти ничего не скрывал. Она могла видеть его грудь, покрытую завитками волос, и мускулистые ноги.

– Пойдем со мной, – сказал Ричард, беря ее за руку.

– Куда? – спросила Холли, когда он практически потащил ее за собой через холл.

– В мой кабинет.

Это помещение напомнило Холли то, что она видела в доме его матери. Такая же солнечная и яркая комната с обоями желтого цвета. Одна стена была полностью заставлена книгами, вторая, почти прозрачная, сделанная из стекла, выходила на террасу. На столе не было ничего, кроме телефона и компьютера.

– Садись, – распорядился Ричард, указывая на один из стульев.

Она села, недоумевая, что он собирается ей показать. Он включил компьютер и защелкал мышкой, пока на экране не появилась фотография брюнетки, по красоте не уступающей любой кинозвезде.

– Это первая женщина из брачного агентства, с которой я пошел на свидание, – объяснил он. – Телепродюсер. Тридцать четыре года. В разводе.

На экране возникла еще одна фотография.

– Это вторая, – продолжил Ричард. – Врач. Тридцать пять лет. Замужем не была.

Следующие два снимка он сопроводил такими же краткими комментариями. Все женщины обладали изысканной красотой. Кроме того, каждая получила высшее образование.

Ричард выключил компьютер и повернулся к Холли.

– Отвечаю на твой первый вопрос – зачем я обратился в агентство. Мне тридцать восемь лет, Холли. Я любил, был женат, а потом разочаровался в жизни. За полтора года ни разу не сходил на свидание. Но прошло время, и я понял, что жизнь продолжается. Мне захотелось, чтобы рядом со мной была женщина. И еще я мечтаю о ребенке.

Холли заерзала на стуле. Ребенок! Значит, вот в чем причина поспешных поисков жены. Почему он не сказал ей об этом раньше?

– Я знаю, что сейчас многие люди заводят детей, не вступая в брак, – произнес Ричард, – но я не из таких. Я хочу, чтобы мой ребенок родился в полноценной семье. Хочу иметь жену. Я устал от одиночества.

– Но неужели ты не нашел ни одной достойной женщины, например, на работе или на каком-нибудь приеме? Не думаю, что ты мало встречаешься с людьми.

– Как я уже сказал, мне тридцать восемь лет. Большинство женщин моего возраста, с которыми я общался, либо замужем, либо разведены. О первых я даже не говорю. С разведенными трудно найти общий язык, потому что у них накоплено слишком много негативных эмоций, которые они выплескивают при первой возможности. А у меня самого их предостаточно. Я видел, что Рис доволен своим браком, и подумал: а почему бы и мне не попробовать?

Сейчас, когда Ричард все объяснил, Холли нашла его доводы довольно разумными.

– И что произошло? – робко спросила она.

– Ничего не получилось.

– Но эти женщины на фотографиях такие красивые!

– Всем им нужно было только мое состояние.

– Как ты это понял?

– Поверь мне на слово, – горько сказал он.

– Но разве материальная обеспеченность не является основным условием?

– Это так. Но я видел, что Рис смог найти поистине идеальный вариант среди множества женщин.

– А ты… занимался с кем-нибудь из них сексом?

Холли тяжело дался этот вопрос, но ей необходимо было знать.

– Ни с одной. Я не испытывал никакого желания. Все они оставили меня равнодушным. А вот ты, Холли, – произнес он с улыбкой, – понравилась мне с первой минуты.

Холли почти растаяла, когда Ричард приблизился к ней и медленно поцеловал. Не страстно, а нежно. Она поняла, что влюбилась в него и с этим ничего уже нельзя поделать.

Какая глупость! Неужели она не знала, что полюбила Ричарда еще до того, как познакомилась с ним?! Он был именно тем мужчиной, которого Холли хотела видеть рядом с собой. Проблема лишь в том, что его сердце никогда не будет принадлежать ей.

Ее глаза увлажнились, и она быстро отвернулась, не желая, чтобы Ричард это заметил. Если он увидит ее слезы, сразу поймет, почему она так расстроилась.

Поэтому Холли обняла его за шею и поцеловала в ответ, сдержав рыдания. Ричард поднял ее со стула и с силой прижал к себе.

– Тебе не следовало так делать, – прорычал он.

– Почему?

– Потому что я ждал этого с того момента, как ты проснулась.

Он посадил Холли на край стола, развел ей ноги и вошел в нее так быстро и уверенно, что она едва успела вздохнуть. Через несколько минут Холли почувствовала – близится пик наслаждения. Она вскрикнула и поняла, что они пришли к финишу одновременно.

Ричард поднял ее на руки, и она положила голову ему на плечо, не в состоянии вымолвить и слова.

– Прости, – прошептал он. – Я был слишком напористым. Давай отвезу тебя домой, как договаривались.

– Да, пожалуйста, – сказала она, испытывая расслабленность и умиротворение.

Она его любит. И нет смысла отрицать это. Она, конечно, будет и дальше с ним встречаться. И заниматься любовью. Но ни в коем случае не согласится стать его женой.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

– Ричард! Неужели это ты?!

Ричард узнал женщину по голосу.

Все-таки было ошибкой привести Холли в ресторан, где он любил бывать с Джоанной. Кроме неприятных воспоминаний, связанных с этим местом, существовала большая вероятность встретить здесь кого-нибудь из знакомых его бывшей жены. Ресторан был довольно популярен среди представителей высшего общества.

– Здравствуй, Ким, – сказал Ричард.

Из всех приятельниц Джоанны Ким была наиболее близка с ней. Она была подружкой невесты на их свадьбе. Сначала она нравилась Ричарду. Все подруги Джоанны очень красивы и милы. Но о Ким он резко изменил мнение после того, как однажды она с мужем приехала к ним на ужин и попыталась соблазнить его, когда ее супруг и Джоанна вышли на пять минут на кухню.

Вскоре она развелась с мужем, потому что тот благополучно справился с поставленной задачей – обеспечил Ким до конца жизни.

– Я так рада снова тебя видеть, – пропела Ким. – Ты хорошо выглядишь. Кстати, Джоанна тебе не говорила, что этот костюм мы покупали вместе с ней? Правда, он хорошо сидит? Да, у Джоанны был отменный вкус, особенно в отношении мужчин. Кажется, я увлеклась? Ты не хочешь вместе со своей подружкой присоединиться к нам? Мы устроились вон там. – И она показала на длинный стол, за которым сидело много людей. Ричард присмотрелся, но не увидел ни одного знакомого лица.

– Холли не моя подружка, а девушка, с которой я встречаюсь, – сухо заметил Ричард. – Спасибо за приглашение, Ким, но мы предпочитаем остаться здесь.

– Как мило! Ричард, ты всегда был романтиком. Ладно, я надеюсь, мы еще увидимся, правда? – поинтересовалась она и, прежде чем Ричард успел что-либо ответить, наклонилась и поцеловала его в щеку. Потом повернулась и направилась в сторону своего стола.

Ричард почувствовал отвращение. Судя по выражению лица Холли, ей тоже было не слишком комфортно в сложившейся ситуации.

Какого черта Ким начала говорить про Джоанну и одежду, которую та ему покупала?! Он надел костюм не потому, что именно Джоанна его купила. Просто Холли выбрала его. Но сейчас она в это не поверит.

– Извини, пожалуйста, что так вышло, – сказал Ричард, – Ким – давняя подруга моей жены. Я бы сказал, лучшая подруга.

Как только он произнес эти слова, ему в голову вдруг пришла мысль. Скорей всего, Ким знала всю правду о Джоанне. Подруги всегда делятся такими вещами.

Ричард решил, что, как только представится возможность, он спросит об этом у Ким. Ему наверняка не понравится услышанное, но он должен знать. Должен раз и навсегда покончить с прошлым.

В любом случае он не собирался позволить воспоминаниям о Джоанне или о ее знакомых испортить завтрак с Холли. Судя по ее нахмуренному виду, все к тому и шло.

– Ты ошибаешься, если думаешь, что я расстроен, – заявил он.

Холли с удивлением посмотрела на Ричарда. Неужели он пытается ее обмануть?!

Ей польстило то, что Ричард представил ее как свою девушку. К тому же он умело осадил Ким.

Она заметила, что отношение Ричарда к лучшей подруге его жены было, мягко говоря, негативным. Его глаза, которые все утро светились радостью, сейчас были того холодного серого цвета, который выражал крайнюю степень недовольства.

Его мать права. Чудес не бывает. Он никогда не сможет забыть Джоанну и полюбить ее, Холли.

Она понимала, что ее снова ждет разочарование, связанное с мужчиной. Даже хуже, чем это было с Дейвом, потому что сейчас все зашло намного дальше.

Ричард не любит ее. И никогда не полюбит. Осознавать это было очень больно. Холли слишком его любила.

– Спасибо, что назвал меня своей девушкой, – сказала она, стараясь не выдавать свои истинные эмоции.

– Я бы предпочел назвать тебя своей невестой, – заметил Ричард.

Она грустно посмотрела на него и покачала головой:

– Пожалуйста, не надо.

– Не надо чего?

– Не надо говорить об этом. Мне нравится проводить с тобой время, встречаться, но я не выйду за тебя замуж.

– Знаешь, Холли, только в романах люди женятся исключительно по любви. Романтика – это, конечно, очень хорошо, но не слишком надежно. Стоит только посмотреть на статистику разводов. Состояние влюбленности не может продолжаться вечно. Забота, взаимопонимание и надежность помогают семье стать крепкой. И общие цели. И, конечно, дети. Ты же хочешь иметь детей, правда?

– Разумеется, хочу.

– А ты знаешь, что некоторые женщины не желают иметь потомство? И многие мужчины тоже, судя по словам тех дам, с которыми я ходил на свидания. Я хочу, чтобы у нас с тобой были дети. Будь уверена – я сделаю все для тебя и для них. Тем более что, судя по всему, у тебя нет ко мне претензий после проведенной вместе ночи. Ведь тебе было хорошо со мной. Холли вздохнула:

– Твои слова не лишены смысла, Ричард, но ты меня не любишь. А я совсем одинока в этом мире. Мои родители умерли, а тетю, которая живет в другом городе, я видела всего пару раз в жизни. И еще у меня есть дядя, уехавший в Америку, когда я была подростком. У меня нет семьи, которая меня любила бы. Поэтому мне так нужен любящий муж.

– Это все романтические бредни, – резко парировал Ричард. – Что действительно нужно любой женщине – это муж, который мог бы защитить и обеспечить ее, который был бы ей верен. Муж, который никогда не посмеет причинить боль. Все это я могу тебе дать, Холли, обещаю.

Он пристально смотрел на нее. В его голосе было столько мольбы и страсти одновременно, что Холли засомневалась. А вдруг он прав и они станут счастливы вместе?!

Но тут она вспомнила о Джоанне. Та всегда будет присутствовать в их жизни и не отпустит Ричарда до конца дней. Первая красавица жена. Его единственная любовь.

– Просто подумай об этом, – предложил Ричард. – Это все, о чем я сейчас тебя прошу.

– Хорошо, – согласилась Холли.

– Мы можем идти? – спросил он.

– Думаю, да, – ответила она. Они почти все доели и выпили бутылку белого вина, которую заказал Ричард.

Он попросил счет.

Пять минут спустя они медленно брели по улице. Ричард держал Холли за руку. Они не произнесли ни слова, с тех пор как вышли из ресторана.

– Ты бы хотела сходить в казино? – вдруг спросил Ричард.

– А ты? – Холли даже не посмотрела на него.

– Не то чтобы очень. Я не азартен от природы и бываю в таких местах не чаще, чем пару раз в год.

– Я тоже. Даже пробовала играть, но никогда не выигрывала, – сказала Холли.

Он улыбнулся.

– И я ни разу не выигрывал. И что тогда мы будем делать?

– Что ты сам захочешь, – ответила молодая женщина, погруженная в невеселые мысли.

– Хорошо. Видишь – там стоят такси. Пойдем!

В ресторан они приехали тоже на такси, так как Ричард опасался, что воскресным утром могут возникнуть проблемы с парковкой.

– Куда мы едем? – спросила Холли, когда он повел ее за собой.

– А ты как думаешь?

– Нет! – почти выкрикнула она, сообразив, что он хочет вернуться в пентхаус и продолжить их занятия любовью. – Я не хочу этого, Ричард.

Он впился в нее глазами.

– Хочешь.

– Ну, хочу, но не сделаю этого. Ты не понимаешь. Я… я никогда не испытывала того, что пережила с тобой вчера. И сегодня утром тоже. Это что-то невообразимое. Только прошлой ночью я осознала, что была лишена многих ощущений, которые мне нравятся.

Он недоуменно посмотрел на нее:

– Ты серьезно?

– Конечно. Зачем мне обманывать тебя? Особенно когда дело касается столь интимных вещей.

Его взгляд заметно потеплел.

– Тебе не должно быть за это стыдно. Ты очень милая, Холли.

– Я глупая и наивная, – грустно откликнулась она.

– Нет. Это совсем не так. Просто рядом с тобой никогда не было настоящего мужчины. Я рад, что смог доставить тебе удовольствие. Так почему бы нам не продолжить?

– Я не сомневалась, что ты это скажешь. Лучше бы мне промолчать. Я на самом деле глупая.

– Тогда все женщины в этом смысле глупы, – пробормотал Ричард. – Хорошо, давай я отвезу тебя домой, если ты именно этого хочешь. Но завтра вечером мы обязательно встретимся.

– Завтра вечером у меня занятия в тренажерном зале.

– Тогда отмени их.

– Нет.

– У меня дома есть прекрасно оборудованный спортивный зал, – заметил он. – Можешь заниматься там.

– Ты не в состоянии оставить меня в покое, правда?

Он улыбнулся.

– Я очень хочу доставить тебе удовольствие.

– Ты хочешь, чтобы я вышла за тебя замуж.

– И это тоже. Холли вздохнула.

– Ты страшный человек, Ричард Кроуфорд.

– Не совсем, – возразил он, – просто очень упрямый.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Все утро на работе Ричард думал о Холли.

Он намерен на ней жениться, а она готова выйти замуж только по любви.

Любовь, с горечью подумал Ричард. Если бы только Холли знала, какие страдания может принести любовь…

Ричард вдруг вспомнил о вчерашней встрече с Ким. Ему очень хотелось поговорить с ней, поэтому он нажал на кнопку связи с секретаршей.

Пять минут спустя у него было то, чего он добивался, – номер телефона Ким. Кажется, она продолжает жить в особняке, который занимала вместе со своим мужем. Не остается сомнений, что он ей достался после развода.

– Привет, Ким, – сказал он, когда та сняла трубку после седьмого гудка. По голосу было понятно, что он, скорее всего, ее разбудил. – Это Ричард. Ричард Кроуфорд.

– Ричард! Боже мой. Я рада, что ты позвонил. Вчера мне показалось, ты не очень рад меня видеть.

– Что заставило тебя так думать? – с усмешкой спросил он.

– Издеваешься, Ричард?

– Не буду врать. Я не обрадовался, потому что ты мне не нравишься. И никогда не нравилась. После того случая, когда ты пыталась соблазнить меня.

– Ты не такой, как все. Большинство мужчин были бы польщены таким отношением. Ты хранил верность своей единственной любви, своей жене. Если бы ты только знал всю правду о нашей драгоценной Джоанне, – процедила сквозь зубы Ким.

– Именно поэтому я тебе и звоню. Вы всегда были очень близки. После нашей вчерашней встречи я гадал, знаешь ли ты имя любовника Джоанны, имя отца ребенка, которого она носила под сердцем.

– Так, так. Кажется, я зря молчала. Ты многое знаешь.

– Я узнал правду только после вскрытия.

– Теперь понимаю.

– Скажи, тот мужчина был ее единственным любовником?

– Ты хочешь знать абсолютно все?

Ричард сжал в руке телефонную трубку.

– Да, поэтому я и звоню.

– У нее было много мужчин. – (Ричард закрыл глаза.) – Но это не значит, что Джоанна не любила тебя, Ричард. Она любила тебя настолько, насколько вообще была способна любить кого-то. Она всегда называла тебя лучшим мужчиной в ее жизни. Поэтому, наверно, я тогда и сделала то, за что ты меня сейчас осуждаешь. Я хотела понять, что она имела в виду. Джоанна знала о моих намерениях и сказала, что у меня ничего не получится. И оказалась права.

Ричард с трудом верил своим ушам. Как он мог жениться на такой женщине?!

Возможно, со временем он бы разобрался, какова Джоанна на самом деле. Это можно было понять по тем людям, с которыми она общалась и которым доверяла. Но тогда он был ослеплен ее красотой. И ее постоянным желанием заниматься с ним любовью.

– Проблема заключалась в том, – продолжала Ким, – что тебя не было рядом. Ты работал целыми днями. А ей было скучно и одиноко. Сейчас я даже не могу подсчитать, сколько молодых любовников она заводила.

Ричард хотел уже бросить трубку.

– Но, Ричард, – пропела Ким, – ты не должен обижаться. Она была для тебя слишком хороша, да? Она всегда оказывалась рядом, когда ты хотел ее. И, я уже говорила, Джоанна любила тебя… в каком-то смысле. Почему же сейчас тебя должны интересовать ее интрижки на стороне? Это был просто секс. Никакой любви. Поверь, она не собиралась продолжать отношения с отцом своего ребенка. Собственно, она даже не знала, кто им был. Ты уехал, а она устроила вечеринку, которая кончилась дикой оргией. Обычно Джоанна предохранялась, но в тот раз совершенно забыла об осторожности. Когда она узнала, что беременна, то очень разозлилась на себя. Она не собиралась рожать. Когда произошла авария, твоя жена ехала в клинку делать аборт.

Ричард понял, что больше не может сдерживаться.

– Мне надо идти, Ким.

– Послушай, Ричард, мне очень жаль. Но ты сам захотел знать всю правду. Джоанна не была плохим человеком, просто ей требовалось внимание. И она на самом деле любила тебя.

– Да, я верю. Пока, Ким.

Ричард положил трубку и несколько минут сидел, закрыв глаза и пытаясь понять, что чувствует. Он ждал взрыва новой боли и обиды, как это было все время.

Но ничего такого не произошло. Ему не было больно.

Он подошел к окну, глядя перед собой, но ничего не видя. Мир полон злобы и предательства. Как можно жить в нем?

Тут он вспомнил Холли.

В ней нет ничего эгоистичного, ничего корыстного. Если она останется в его жизни, он сможет снова обрести себя. У него поднялось настроение, когда он представил, что приезжает домой, а она его ждет там.

Он должен уговорить ее перебраться к нему. Рано или поздно он добьется своего.

Ричард подошел к столу, снял трубку телефона и набрал номер Риса.

– Рис Даймонд, – быстро ответил тот.

– Рис, это Ричард. Ты не мог бы сделать мне небольшое одолжение?

– Все, что пожелаешь. Ты же знаешь.

– Я хочу, чтобы ты представился моим агентом при покупке цветочного магазина.

– Цветочного магазина?! Это не в твоем стиле. Подожди, я, кажется, понял. Это для Холли, да?

– Вообще-то да.

– И что мне надо делать?

– Магазин выставлен на продажу. Узнай, кто занимается этим, согласись на любую цену, которую они запросят, но поставь одно условие.

– Какое? – с интересом спросил Рис.

– Чтобы сделка была оформлена в кратчайшие сроки. Уже к пятнице.

– Это невозможно прокрутить так быстро, приятель. Документы требуют проверки.

– Сделай все возможное, но к пятнице я должен стать владельцем этого магазина.

– Но, может быть, хозяина не устроит твое условие, – заметил Рис.

– Хозяйку. Если она не захочет, предложи больше денег. Главное – чтобы она не узнала ни твоего, ни моего имени.

– Она?! Магазином владеет Холли?

– Нет. Ее мачеха.

– Я, кажется, чего-то не понимаю.

– Холли работает в магазине и живет там же.

– А, теперь понятно, – протянул Рис. – Ричард, на тебя это не похоже. Ты сходишь с ума по ней.

Сходит с ума? Да, именно так можно назвать его состояние.

– Просто сделай, пожалуйста, то, что я прошу, Рис, – сказал Ричард. – И сообщи мне, когда вопрос будет решен.

Рис вздохнул:

– Ладно. Только подумай хорошенько о том, на что идешь.

– До свидания, Рис.

* * *

По понедельникам в магазине всегда было затишье. За весь день не появился ни один покупатель. Холли сидела за столом и пыталась написать резюме, когда входная дверь открылась.

Холли вскочила на ноги – появилась ее мачеха.

Конни всегда была привлекательной женщиной. Но подтяжка лица, сделанная буквально на следующий день после похорон отца Холли, омолодила ее лицо еще лет на десять.

Холли очень надеялась, что однажды на пути мачехи встретится мужчина, который поступит с ней так же, как она поступила с ее отцом. Конни его не любила – сейчас Холли это знала точно.

Она смотрела на мачеху, не скрывая своего презрения. Конни подошла к ней с фальшивой улыбкой.

– Привет, Холли, – холодно сказала она. – У меня есть замечательные новости.

– Правда? – Холли даже не могла представить, что сейчас услышит.

– Магазин можно считать проданным. Мне даже не пришлось снижать первоначальную цену.

У Холли упало сердце.

– Но… но ведь никто не приходил посмотреть его. И документы не проверяли.

– Скорей всего, покупатель не заинтересован в цветочном магазине как таковом. Думаю, ему просто требуется помещение, потому что он хочет решить вопрос с продажей как можно быстрее. Договор будет подписан в пятницу. К сожалению, к этому времени тебе придется съехать отсюда.

У Холли перехватило дыхание, как будто ее ударили в солнечное сплетение. Она-то думала, что магазин еще не скоро будет продан.

– Но, дорогая, тебе не о чем волноваться, – со сладкой улыбкой пропела Конни. – Я выписала чек на десять тысяч долларов. Вот, возьми. – И она положила листок на стол Холли. – Думаю, этого должно хватить, пока ты не найдешь новую квартиру и работу. Я уверена, что у тебя не будет проблем – ведь ты опытный флорист.

Холли взяла в руки чек и посмотрела на Конни.

– Ты считаешь, этого достаточно, чтобы компенсировать все, что я вложила в этот магазин? – спросила она. – После смерти отца я работала семь дней в неделю, даже взяла на себя бухгалтерию. Тебе прекрасно известно, что я могу рассчитывать на половину бизнеса.

Конни не потеряла самообладания. Она снова улыбнулась, обнажив ослепительно белые зубы:

– Ничего подобного. Я считаю, что и так достаточно заплатила. В конце концов, у тебя была бесплатная квартира, служебная машина и много твоих любимых цветов.

Да уж, особенно цветов. Чистая правда.

– Если ты не отдашь то, что причитается мне по праву, я подам на тебя в суд, Конни.

Ее мачеха рассмеялась:

– Попробуй – и останешься ни с чем. Или еще хуже, потому что придется платить адвокату. Я была замужем за твоим отцом восемь лет, милая. Судьи снисходительно относятся к вдовам, а не к дочерям, которые готовы на все, чтобы отхватить побольше. Ради всего святого, Холли, не глупи.

– Это ты думаешь, что я глупая. Я не позволю тебе продать бизнес моего отца и оставить меня ни с чем. Ты никогда не любила папу, всего лишь использовала его, чтобы получить то, чем сейчас распоряжаешься.

– Я всего лишь выполнила свою часть сделки. Твоему отцу нужна была красивая, сексуальная жена. Что ж, он ее получил. Думаешь, легко спать с мужчиной, который тебе противен? А мне приходилось. Я заработала каждый цент, который мне достался. И не собираюсь просто так отдать все, что теперь принадлежит мне. Так что оставь угрозы, Холли. Я намного сильнее таких неженок, как ты. Если обратишься в суд, я возьму в свидетели Кэти, которая подтвердит, что ты потратила огромные деньги на одежду, мужчин, наркотики и много чего другого. Хочешь попробовать бороться со мной? Что ж, желаю удачи.

У Холли пропал дар речи. Она смотрела на мачеху и думала, что перед ней стоит исчадие ада.

Лицо Конни исказила презрительная гримаса.

– Я бы на твоем месте взяла то, что тебе предлагают, и убиралась. Больше ни на что не рассчитывай.

Холли смотрела мачехе прямо в глаза, когда рвала чек на мелкие кусочки.

– Ты так думаешь? Я собираюсь вернуть себе магазин отца! – почти прокричала Холли. – Целиком. И мне даже не придется подавать на тебя в суд. Вот увидишь.

– Об этом ты можешь только мечтать, девочка. Кэти всегда говорила, что ты живешь своими фантазиями. К пятнице изволь освободить квартиру, иначе я тебя оттуда выкину. – Конни повернулась и быстро покинула магазин.

Холли почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы, но сумела сдержать их. На этот раз она будет вести себя совершенно по-другому, она будет бороться. Правильно сказала миссис Кроуфорд – нужно добиваться своего любыми способами.

Она нашла записную книжку, открыла ее на букве «К» и отыскала номер телефона, который ей вчера дал Ричард.

– Звони в любое время, – разрешил он.

Ее руки слегка тряслись, когда она взяла телефонную трубку и набрала номер.

– Ричард, – сказала она, когда он ответил. – Это Холли. Мне нужно с тобой встретиться. – Слова прозвучали совсем не так, как ей хотелось бы. – Немедленно!

– Что случилось, милая? Холли, что-то не так? Боже, ему не следовало называть ее милой. – Я… я…

– Да?

Она попробовала еще раз:

– Ричард, дело в том…

– В чем, Холли?

Напрасно. Слезы покатились по ее щекам.

Ричард гнал машину на бешеной скорости, потому что ему не терпелось увидеть Холли и попытаться утешить ее.

– Черт! – выругался он, когда впереди снова зажегся красный свет светофора.

Но он злился не на ситуацию на дороге, а на себя. Что дало ему право играть чужой жизнью так, как он только что поступил с Холли?!

Ему не было оправдания. Купить магазин, чтобы заставить ее обратиться к нему в поисках защиты, недостойно!

Но с другой стороны, он не мог отрицать, что испытывает удовлетворение. Она обратилась за помощью к нему! Позвонила сразу же. Без каких-либо сомнений.

Неважно, что он выбрал не лучшую тактику. Главное – она привела к нужному результату.

В машине Ричард пытался убедить себя, что цель оправдывает средства. Теперь он сделает для Холли все. Поможет ей переехать к нему, найти другую работу. Даже купит новый магазин, если она позволит. Лучше прежнего. Ее жизнь станет намного приятнее.

Холли уже перестала плакать к тому времени, как он добрался до магазина и торопливо зашел внутрь.

– Я рада, что ты приехал, – сказала молодая женщина на удивление спокойным голосом, хотя еще полчаса назад была на грани истерики. Ричард замедлил шаг. – Я хотела поговорить с тобой обо всем по телефону, – продолжила она тоном, полным равнодушия, – но не получилось. Понимаешь, таким людям, как я, необходимо время, чтобы успокоиться и принять решение. – (На этот раз в ее голосе Ричард уловил боль и отчаяние.) – В любом случае у меня есть предложение для тебя.

Он удивился:

– Предложение?

– Да. Скажи, ты все еще хочешь жениться на мне?

– Конечно, – быстро ответил он.

– Купи мне этот магазин, и я выйду за тебя замуж.

Купить ей этот магазин. Черт! Ведь новый владелец – он.

– Сделка о продаже еще не оформлена, – продолжила Холли. – Все, что тебе нужно сделать – это позвонить в агентство и предложить более высокую цену. Моя мачеха немедленно откажет тому, кто сейчас хочет приобрести магазин. Ничего сложного.

Ричард совершенно не ожидал, что дело примет такой оборот. Хотя…

– Ты же говорила, что выйдешь замуж только по любви, – напомнил он.

Ее глаза потеплели, и Ричард снова увидел ту нежную, ласковую женщину, с которой провел выходные. Но внезапно взгляд Холли снова стал холодным.

– Не спорь со мной, Ричард. Ты сделаешь это для меня или нет?

– Сегодня же.

Холли несколько секунд смотрела на него, потом шумно выдохнула.

– Отлично. И еще одно.

– Да?

– Забери меня, пожалуйста, отсюда. Мне надо ненадолго уехать.

Он увидел, что за напускной холодностью и решительностью Холли скрывается ранимая душа. Ей очень легко причинить боль. Но забрать ее из магазина прямо сейчас – действительно хорошая идея.

– Куда ты хочешь поехать? – мягко спросил Ричард.

– Мне все равно, – сказала она с отчаянием. – Главное – подальше отсюда. – В ее глазах снова заблестели слезы. – Ричард, я так хочу вернуть себе магазин отца, – плача сказала Холли.

– Я знаю, дорогая, – прошептал он, заключая ее в объятия.

– Ты не представляешь, насколько она жестока! И бессердечна, – разрыдалась Холли, уткнувшись носом в его рубашку.

– Не думай больше о ней, Холли. Вычеркни мачеху из своей жизни раз и навсегда. Такие люди только и делают, что отравляют существование другим. И не волнуйся – этот магазин будет принадлежать тебе. Я обещаю.

– А я всегда буду принадлежать тебе, – прошептала она и снова разрыдалась.

Ричард обнял ее покрепче, пытаясь убедить себя в том, что сделал все правильно. Но у него плохо получалось.

Холли как-то сказала ему, что деньги портят людей. Сейчас он готов был даже купить ее, лишь бы она согласилась стать его женой. И он знал, что поступает нечестно.

– Холли, – произнес Ричард, слегка отстранив ее от себя. – Мне надо связаться с агентством, которое занимается продажей магазина, чтобы успеть все сделать до оформления предыдущей сделки. Я думаю, у тебя еще остались здесь дела. Кстати, ты говорила, что в магазине работает продавщица, да?

– Да, Сара. Со среды по субботу.

– Она могла бы завтра присмотреть за магазином вместо тебя? Если получится, я достану билеты на «Дух Тасмании». Он отплывает из Сиднея на Тасманию каждый вторник.

– Тасмания! – В глазах Холли появился огонек радости. – Всегда мечтала побывать там. Я по телевизору видела передачу об этом круизе. Ты заезжаешь на борт прямо на машине, а еще там есть чудесные каюты. Это будет замечательно!

– Я рад, что тебе понравилась идея. – На мгновение Ричарда снова начала мучить совесть. – Холли, скажи, ты уверена, что хочешь этого? Магазин, свадьбу и все остальное?

Она улыбнулась:

– Уверена.

– Тогда так тому и быть, – заключил Ричард.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

– Смотри, Ричард! – воскликнула Холли. – Какой чудесный вид! Я и не думала, что существует такая красота!

Они проплыли под мостом, и Холли залюбовалась открывавшейся панорамой.

– Да, действительно красиво, – согласился Ричард.

Они стояли на корме «Духа Тасмании» рядом с другими пассажирами и наслаждались теплой погодой и легким ветерком.

– Я до сих пор не могу поверить, что ты сумел все сделать так быстро, – проговорила Холли, взглянув на своего спутника. – Магазин. Посещение театра. Мое кольцо… – Она опустила глаза, чтобы в очередной раз посмотреть на обручальное кольцо с бриллиантом, которое ей подарил Ричард.

– Моя мама говорит, что я всегда был таким. Холли широко улыбнулась:

– Мне нравятся такие мужчины.

Она чуть было не призналась ему в любви. Вчера ночью она долго думала и пришла к выводу, что все не так уж плохо. Ричард заботится о ней и к тому же очень хочет сделать ее своей женой. А это много значит. А дальше… Кто знает?! Со временем он перестанет вспоминать о Джоанне. А Холли, живая, всегда будет рядом с ним, чтобы любить его и заботиться о нем.

Иногда чудеса случаются. Кто бы поверил, что за несколько дней Холли превратится в полноправную хозяйку цветочного магазина своего отца?! Или что она будет жить в роскошном пентхаусе Ричарда?! Или, что самое невероятное, ее мужем и отцом ее детей станет такой мужчина, как Ричард Кроуфорд?!

С другой стороны, она позволила Ричарду купить ей магазин, взамен согласившись стать его женой. Это было против ее принципов, но просто не осталось иного выхода.

– Кстати, Ричард, – вспомнила Холли, – я бы хотела, чтобы Конни узнала о том, что теперь я владелица магазина и что мне его подарил мой жених. Ты бы мог это устроить?

Она представила себе выражение лиц Кэти и Дейва, когда они услышат это известие, очень надеясь, что новость доставит им немало неприятных моментов.

– Конечно, – ответил Ричард, – но будет лучше объявить об этом, когда сделку оформят, не так ли?

– Да, ты прав. Конни вполне может отказаться от продажи, если узнает, что магазин переходит в мои руки.

И тут ее осенило. Боже! Как она могла так опрометчиво поступить?!

– Ричард, – в ужасе прошептала Холли.

– Что? – в ответ шепнул он.

– Я так торопилась, собирая вещи, когда мы уезжали, что забыла… свои таблетки.

– Разве это проблема, Холли? Мы же оба хотим детей. Что касается меня, я не намерен ждать слишком долго. Почему бы тебе вообще не прекратить принимать таблетки?

– Нет, ты не понимаешь. Я мечтаю о детях, но необходимо завершить курс… И я… Дело в том…

– Все в порядке, Холли. Не волнуйся.

– Правда?

– Конечно. Успокойся, милая. Поверь, я выбрал тебя не только из-за секса. И сегодня я не отказался бы от ночи, проведенной с тобой, но боюсь, что завтра с утра у меня будет болеть спина. Поскольку в нашей каюте очень неудобные кровати, а вода в душе еле льется, не уверен, что мы получим от этого удовольствие.

– Просто, выбирая кровати, они не предполагали, что найдется такой рослый пассажир, как ты, – сказала Холли, довольная, что Ричард на нее не сердится.

– Ничего, что-нибудь придумаем. Я уже присмотрел тут деревянный стол, почти такой же, как в моем кабинете…

– Шшш… – Холли приложила палец к его губам, покосившись на пожилую пару, расположившуюся рядом с ними.

– Ты права, – прошептал Ричард. – Я бы не хотел, чтобы они услышали все подробности нашей интимной жизни. Их это может шокировать.

Холли рассмеялась.

– Как ты думаешь, мы тоже будем вместе путешествовать, когда доживем до их лет? – поразмыслив, спросила она.

– Я в этом уверен, – ответил он.

– Придется поддерживать форму, чтобы заниматься подобным в старости.

– Сохранить форму нам помогут наши дети. Корабль слегка качнулся на волнах.

– Кстати, тебя не укачивает? – поинтересовался Ричард.

– А я даже не знаю.

– Тогда пойдем со мной, у меня на всякий случай есть таблетки.

Как это похоже на Ричарда, подумала Холли, когда он бережно взял ее под руку и повел по палубе. Он все предвидит заранее. Несомненно, рядом с ним она всегда будет чувствовать себя защищенной.

Путь от палубы до каюты занял всего несколько минут.

– Знаешь, твоя мама недавно сказала мне, что лучший способ понять, созданы ли мужчина и женщина друг для друга, – это поехать куда-нибудь вдвоем.

– В таком случае у нас все идет просто превосходно. Уже целый час плывем и ни разу не поспорили.

– Ты, видимо, стараешься показать себя в лучшем свете. Но сможешь ли ты и дальше так себя вести?

– Это будет безумно трудно, – с дьявольской улыбкой заметил Ричард, – но я постараюсь.

Холли шутливо толкнула его и похлопала по плечу.

– Миссис Кроуфорд не говорила, что ты рос плохим мальчиком. Наоборот, по ее словам, ты всегда был замечательным сыном.

– Никогда не верь тому, что матери говорят о своих сыновьях, – сказал Ричард. – Кстати, о моей маме, – добавил он. – Я получил сегодня утром от нее письмо по электронной почте. Мелвин предусмотрительно взял с собой ноутбук и оставил мне свой электронный адрес. Поэтому я послал им сообщение о нашей помолвке.

– Нет, Ричард! Ты не мог этого сделать! – Холли предполагала, что они некоторое время будут держать все в секрете. – Надеюсь, ты хотя бы умолчал об истории с магазином? Мне нравится твоя мать, Ричард. И я ей нравлюсь. Поэтому меньше всего хочу, чтобы она решила, будто для меня важны только деньги.

– Поверь мне, такого не случится. Она знает, что я купил для тебя цветочный магазин, и очень довольна. Еще я написал, что схожу по тебе с ума и мы отправляемся в небольшое путешествие. Но главное в моем письме – мы поженимся, как только они с Мелвином вернутся.

Холли долго молча смотрела на него.

– И… и что она ответила?

Она даже не могла себе представить реакцию миссис Кроуфорд на сообщение сына о том, что он сходит с ума по Холли. Может, его мать решит, что он влюбился без памяти?! Что смог наконец забыть о Джоанне?!

Холли очень хотелось, чтобы так считала не только мать Ричарда, но и все остальные. Неприятно было осознавать, что к их браку могут отнестись так же, как к союзу Риса и Аланны.

– Мама поздравила нас, а потом предупредила, что, возможно, мы будем праздновать две свадьбы одновременно.

– Она и Мелвин?!

– Да! Он сделал ей предложение, и она согласилась.

– Это замечательно!

– Они идеально подходят друг другу. Совсем как мы с тобой.

Холли тоже не сомневалась, что они с Ричардом подходят друг другу, но он на двенадцать лет старше ее. И намного опытнее. Может быть, она испытывает к нему отчасти дочернюю любовь?! Тогда легко объяснить то, что она уже не может жить без него.

– Ты опять задумалась, – нахмурился Ричард. – Ненавижу это, потому что никогда не могу понять, о чем ты размышляешь.

– Неужели? – Холли была удивлена. Ей всегда казалось, что он читает все ее мысли. – Хочешь сказать, что я для тебя загадка?

– Да, и порой меня это беспокоит.

– А о чем я сейчас думаю? – поинтересовалась Холли, медленно оглядывая его с ног до головы.

– На этот раз я могу сказать точно, – пробормотал он.

– Будь осторожен, – смеясь, предупредила она, когда Ричард уложил ее на узкую койку.

– Ты можешь замолчать?! – Он поцеловал ее.

Прошло более часа, прежде чем Холли наконец приняла лекарство от укачивания, о котором говорил Ричард.

– Чем ты хочешь сейчас заняться? – спросил он, когда они оделись и привели себя в порядок.

– Мы можем прогуляться по палубе и зайти в кафе, – предложила она. – А еще лучше, давай отправимся в бар и закажем что-нибудь покрепче. Сегодня нам за руль садиться не надо.

– Нам? – спросил он, подняв от удивления брови, и подошел к ней совсем близко.

Ричард навис над Холли, словно подчеркивая, насколько он крупнее ее.

Но она больше не боялась его. Ничуть.

– Неужели ты думаешь, что я позволю тебе одному вести машину в течение всего путешествия? – Она попыталась хоть немного отодвинуться.

– Знаешь, нам надо немедленно прояснить одну вещь – свою машину я всегда вожу сам.

– Это точно? – переспросила Холли, скрестив руки на груди. – В таком случае у нас намечается первая ссора.

– Нет, только не это. – Ричард шутливо поднял обе руки вверх. – Никаких ссор! Ты можешь становиться водителем. Иногда. Если только будешь осторожна.

– Ты говоришь, как все мужчины.

– Да, – легко согласился он. – Как все мужчины. Извини меня за это. Когда мы вернемся, я куплю тебе автомобиль. Какой бы ты хотела?

Этот вопрос застал Холли врасплох. Новая машина! С одной стороны, ей очень хотелось ездить на собственной машине. Но внутренний голос подсказывал, что таким образом Ричард, вероятно, пытается купить ее.

Но они же собираются стать мужем и женой. Почему он не может подарить ей машину? И все же Холли не очень нравилась эта идея.

– Я не знаю, – честно сказала она. – Мне надо подумать.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

В воскресенье утром они прибыли в Хобарт, административный центр Тасмании, один из самых старых и красивых городов Австралии.

– Хобарт напоминает некоторые портовые города на юге Англии, – заметил Ричард, когда они медленно ехали вдоль бухты.

– Я никогда не была в других странах, поэтому не могу ни с чем сравнивать, – ответила Холли. – Но мне здесь очень нравится. Почти так же, как Сидней.

В бухте стояло множество разнообразных судов – от маленьких шлюпок до роскошных яхт.

– Ты знаешь о том, что гавань Хобарта занимает второе место в мире по глубине? – спросил Ричард.

– А какая самая глубокая? – заинтересовалась Холли.

– В Рио.

– Откуда ты знаешь? Он пожал плечами.

– Я много читаю. И у меня хорошая память. Это, кстати, очень помогало во время учебы. Особенно на экзаменах.

– А я не сдала ни одного экзамена в своей жизни, – выпалила Холли. – Я даже не закончила школу, потому что в пятнадцать лет начала работать в магазине, чтобы помочь отцу. – Ей внезапно стало грустно. – Наверно, ты считаешь меня абсолютно невежественной.

– Вовсе нет. Как раз наоборот. Я вижу, насколько ты умна. Ведь ты вела бухгалтерию магазина, не обучаясь этому. Сдача школьных экзаменов совсем не означает, что из тебя выйдет в дальнейшем толк. Главное то, что заложено в тебе природой, Холли.

– Тебе легко говорить. Ты-то получил образование. Это то же самое, что, имея деньги, заверять, что они – далеко не главное. Попробуй прожить без денег, и сразу поймешь – без них никуда.

Холли уже сама не могла вспомнить, почему их разговор коснулся больной темы, и сразу пожалела об этом.

Последние несколько дней были восхитительными. Первую ночь на острове они провели в замечательном доме, представляющем историческую ценность. Раньше здесь находилась резиденция какого-то доктора, а в девятнадцатом веке здание превратили в военный госпиталь.

В ту ночь они долго занимались любовью на большой кровати. Ричард был очень нежен, ласков и все время говорил о том, что скоро у них будет ребенок. Утром, когда они завтракали, Холли наблюдала за ним и укрепилась в мысли, что их брак может оказаться счастливым.

Потом они объездили окрестности северо-восточной части Тасмании. Днем любовались замечательными пейзажами, а вечерами наслаждались прохладой в кафе и ресторанах, расположенных на открытом воздухе. В какой-то момент они оба поняли, что им хорошо вместе, даже если речь не идет о сексе. На отдых они останавливались в разных местах, каждое из которых было красивее и величественнее предыдущего.

До того момента, как Холли приехала сюда, она даже не предполагала, что Тасмания настолько красива. Чего стоит только ее богатая история! Вечерами они с Ричардом изучали брошюры и решали, куда отправятся на следующий день.

Холли была счастлива с Ричардом. Так зачем все портить и поднимать тему образования?! Сознательно выставлять себя не в лучшем свете.

– Извини меня, – тихо сказала она. – Мне не следовало говорить об этом, тем более в таком тоне. Просто для меня вопрос об образовании имеет особое значение. Конни любила хвастаться перед отцом своими степенями в области искусств. А Кэти училась в университете. Все это, конечно, оплачивал папа.

– Я понимаю, как тяжело тебе приходилось, – вздохнул Ричард. – Не надо за это извиняться передо мной. Конечно, высшее образование еще никому не мешало. А что касается денег, то всем нравится обладать ими, и я не исключение. Я долго и упорно работал, чтобы иметь сейчас то, что имею, и мне нравится власть, которую дают деньги. Осознание того, что ты можешь купить практически все, приносит удовлетворение. И не вздумай отрицать это. Ты бы сейчас не сидела здесь со мной, если бы у меня не было ни гроша.

– Не говори так!

– Почему нет? Это правда.

Конечно, с его точки зрения это была правда. Он купил Холли. Причем цена не очень велика для него – цветочный магазин.

– Помимо этого были и другие основания, – пришлось добавить Холли. – Я бы не согласилась стать твоей женой, если бы ты мне совсем не нравился. И тот факт, что ты купил мне магазин, не стал решающим.

– А если бы секс между нами не был так хорош? – спросил Ричард со смехом, хотя его сердце бешено колотилось.

Конечно, это только его вина. Он хотел привязать ее к себе, доставляя неземное удовольствие в постели, и не сомневался, что ему это удавалось. Но сейчас Ричарду хотелось услышать, что Холли испытывает к нему нечто большее, чем страсть. Однако ее плохое настроение можно объяснить и тем, что они уже три дня не занимались любовью. Значит, ей от него нужно только это.

– Ты говорила, что сегодня мы подарим друг другу наслаждение, – напомнил он, окидывая взглядом ее фигуру.

Хорошо, что в машине работал кондиционер и было прохладно, хотя на улице стояла тридцатиградусная жара. Ричарду удавалось справляться с возбуждением, которое его охватывало каждый раз, когда они оставались наедине.

– Да, – подтвердила она.

– Мы как раз сейчас недалеко от отеля, – проговорил он, чувствуя, что долго сдерживать себя не сможет.

На сегодняшнюю ночь Ричард выбрал один из самых красивых отелей города. Из окон открывался превосходный вид на гавань.

Как только автомобиль подъехал к входу в отель, швейцар распахнул дверь. Весь обслуживающий персонал был предельно вежлив и любезен.

Когда они поднялись на лифте в свой номер, багаж уже доставили. Ричард дал носильщику чаевые, хотя это и не принято в отелях такого класса. Однако Ричард посчитал это уместным.

Деньги еще никому не мешали, подумал он, пропуская Холли вперед.

Несмотря на то что его возбуждение достигло пика, а Холли призналась, что ей нравится заниматься с ним любовью, он сдержал порыв наброситься на нее, как только за носильщиком закрылась дверь. Вместо этого Ричард подошел к окну и сделал вид, что намного больше заинтересован великолепной панорамой, чем Холли.

Когда он повернулся, то увидел, что она стоит посередине комнаты. Холли опять о чем-то думала, но при этом оставалась невероятно привлекательной.

– Ты на меня за что-то сердишься? – наконец спросила она.

– Совсем нет, – возразил Ричард.

– Тогда почему ты так себя ведешь?

– Как?

– Так, будто не хочешь меня.

– Ты предлагаешь заняться любовью? – спросил он, чувствуя себя последним глупцом.

– Я думала, что ты желаешь именно этого.

– Сначала мне надо принять душ. Мы провели в дороге почти целый день, и следует освежиться. Конечно, я буду рад, если ты захочешь ко мне присоединиться.

Позволить ей делать с ним все, что она пожелает, – вот о чем он мечтает.

Холли смотрела на него так, как смотрела в день их знакомства. И снова Ричард не сумел проникнуть в ее мысли. Вдруг она улыбнулась.

– Ты же знаешь, что захочу, – сказала она игривым тоном. Ее взгляд потеплел.

Ричард знал, что женщины становятся слабыми от желания, которое их захлестывает, но никак не ожидал этого от Холли. Он присел на подоконник.

– Тебе придется быть со мной нежной, – с коварной улыбкой проговорил он. – После долгой дороги я слегка устал.

– Бедный Ричард! – промурлыкала Холли. – Думаю, горячая ванна поможет тебе расслабиться. Я наполню ее для тебя.

И она вышла. Ричард закрыл глаза, услышав шум льющейся воды. Ванна. И обнаженная Холли. Она ласкает его и целует.

Он напрягся, когда представил, что произойдет дальше. Он позволит Холли вытереть его полотенцем, но сама она останется мокрой. Он отнесет ее на кровать и займется с ней любовью. И заставит ее получить неземное удовольствие от его ласк и поцелуев.

Ричард хотел, чтобы она доверилась ему и полностью растворилась в нем. Чтобы потеряла контроль над собой. Необходимо было убедиться, что она принадлежит ему. По крайней мере в постели.

– Ты идешь?

Когда Ричард увидел ее в дверях ванной, уже обнаженную, у него перехватило дыхание. Еще никогда Холли не была столь желанна и красива.

– Бегу, – с улыбкой ответил он, направляясь к ней.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

– Мне не следовало позволять тебе покупать все эти вещи, – пробормотала Холли, наслаждаясь чашкой кофе.

Ричард с удивлением посмотрел на нее. Был понедельник, они сидели в уютном кафе на берегу и наслаждались прекрасной погодой. Ричард с большим удовольствием провел Холли по самым дорогим магазинам, заставляя примерять многочисленные наряды и покупая только самое лучшее. Он сумел подавить в себе чувство недовольства, которое появилось после их последнего разговора. Это замечательно, что ей нравится заниматься с ним любовью. Ведь он не претендует на нечто большее.

– Глупости! Почему я не могу подарить тебе несколько платьев?

Она покачала головой. В ее глазах стояли слезы.

– Извини, Ричард.

– Извинить? Что это значит? За что? Холли поставила чашку на блюдце.

– Я не могу выйти за тебя замуж. Думала, что смогу, но это выше моих сил.

– Почему? – почти выкрикнул он.

– У нас ничего не получится, – сказала она.

– В чем дело?

– Ты сам все прекрасно понимаешь. Я хочу, чтобы мой муж любил меня. Ведь я человек с душой и сердцем, а не вещь, которой можно владеть, Ричард. Сегодня утром я именно так себя и чувствовала. Как будущая жена, обязанная выглядеть тебе под стать. Эта одежда похожа на плату за услуги – настоящие и будущие. То же самое касается новой машины, которую ты пообещал купить мне. Да и с магазином такая же история.

– Купить для тебя магазин было твоей идеей. – Ричард почувствовал, как в нем закипает ярость. – Ты сама предложила мне сделку, если помнишь.

– Да. Ты прав. Я думала, ты позволишь мне делать то, что хочется, хотя бы иногда. Считала, что твоего состояния и волшебного секса достаточно для брака, но все надо закончить сейчас, пока я не забеременела. Извини, что заставила тебя купить магазин, но ты не много потерял. Не сомневаюсь – он будет приносить прибыль. Единственное, чего я прошу, – это позволить мне остаться у тебя до тех пор, пока я не найду новую работу и квартиру. – Холли сняла с пальца обручальное кольцо и положила его на столик.

Ричард не верил своим ушам. Она отказывает ему. Пытается убежать и оставить его.

Внезапно в нем вспыхнуло желание причинить ей боль.

– Я продам этот чертов магазин, – прорычал он. – Мне вообще не следовало покупать его. Кстати, не было никакого другого покупателя. Изначально магазин купил я.

Она смотрела на него, и в первый раз Ричард ясно видел то, что отражалось в ее глазах. Шок. А потом боль и грусть.

– Ричард, – горько сказала Холли, – как ты мог так поступить?! Я считала тебя порядочным человеком.

– Все люди ошибаются, – с издевкой парировал он.

Холли всхлипнула:

– Боже, я хочу уехать отсюда!

Она вскочила так резко, что опрокинула стул и едва не наступила на пакеты, лежащие на полу. Ричард колебался всего секунду, прежде чем подняться и броситься вслед за ней, даже не подумав о вещах. Кольцо. Одежда. Ничто в данный момент не имело значения. Для него важнее всего была Холли. Он должен догнать ее и добиться, чтобы она простила его.

– Холли! – позвал он, выбежав из кафе. Она обернулась и бросила на него взгляд, полный отчаяния. Потом выскочила на дорогу.

Громкий визг тормозов оглушил Ричарда. Он увидел, что прямо на Холли надвигается белый грузовик.

Когда Ричард решил, что Холли сейчас погибнет, его осенило.

Он любит ее! Любит так, как никогда не любил Джоанну!

Мысль, что ему придется похоронить Холли, придала Ричарду немыслимую силу, и он с невероятной скоростью понесся к ней. В последний момент он успел прыгнуть на Холли и буквально выдернуть ее из-под колес.

Вокруг них немедленно собралась толпа народа. Им помогли встать и озабоченно спросили, все ли с ними в порядке. Водитель грузовика, посетители кафе, прохожие…

– Со мной, кажется, все в порядке, – медленно выговорила Холли. – Ричард, ты как?

– Нормально, – откликнулся он, хотя его нога немилосердно болела. Ему еще повезло, что день выдался прохладным и он надел кожаный пиджак. В противном случае его руки были бы изуродованны.

– У тебя на лице кровь, – сказала Холли, дотрагиваясь до его щеки.

Ричарду немедленно протянули чистый платок, который он приложил к ссадине.

– Идите в кафе, – настаивала какая-то женщина. – Вы пережили настоящий шок. Вам надо выпить горячего кофе.

Холли признала правоту этих слов. А еще она понимала, что Ричард только что спас ей жизнь. Но возвращаться в кафе и снова разговаривать?!

– Пожалуйста, Холли, – попросил он, как будто догадываясь о ее мыслях.

Она покорно послушалась, позволив ему взять ее под руку. Пара вошла в кафе, и Ричард бережно усадил ее на стул, с которого она недавно вскочила. При виде обручального кольца, все еще лежавшего на столике, в Холли снова вспыхнули чувства, заставившие ее так стремительно покинуть кафе. Признание Ричарда в приобретении магазина за ее спиной вызывало невыносимую боль и обиду.

У Холли даже не возникало вопроса, зачем он так поступил. Это было очевидно. Ричард хотел, чтобы она сама пришла к нему, потому что понимал – больше ей некуда идти.

Перед ними появились две чашки горячего кофе.

– Выпейте обязательно, – заботливо посоветовала официантка.

Холли сидела молча.

– Тебе не следовало вот так убегать, Холли, – тихо произнес Ричард. – Ты могла бы погибнуть.

– Лучше умереть, чем выйти за такого человека, как ты.

– Не говори так, – печально сказал он. – Я люблю тебя, Холли. Я знаю, что ты мне не поверишь, но это правда.

– Как ты можешь? – возмущенно выдохнула она. – Нельзя шутить такими вещами. Ты поступаешь нечестно!

– Я больше не могу с тобой спорить. Да, с магазином действительно вышло нечестно. Но я люблю тебя.

– Ты просто отказываешься признать свое поражение. Какая уж тут любовь, – горько обронила она. – Все знают, что ты до сих пор не можешь забыть Джоанну. Твоя мать. Твои друзья. А я для тебя всего лишь вещь, которая… развлекает.

– Это неправда!

– Тебе ли говорить о правде и лжи?! Мне все известно.

– Нет, не известно, – возразил он. – И никому не известно. Ты думаешь, что я до сих пор люблю свою жену? Ошибаешься. Я ее ненавижу. Хотя нет. Она не стоит даже ненависти. – (Холли открыла от удивления рот.) – Да, я понимаю, ты поражена моими словами. Но ведь я не мог никому откровенно сказать, что был женат на самой отвратительной женщине в мире. Как можно признаться кому-либо, что она ждала ребенка не от мужа? Узнав об этом, я предположил, что Джоанна имела любовника, от которого забеременела, и собиралась выдать ребенка за моего. Но Ким развеяла мои сомнения. Я позвонил ей на следующий день после нашей неожиданной встречи в ресторане. Когда произошла трагедия, Джоанна ехала в клинику делать аборт. Она даже не знала, кто был отцом ее ребенка. Им мог оказаться любой из тех мужчин, с которыми она развлекалась на вечеринке в моем собственном доме. А я в это время был в командировке. Как тебе такой поворот?!

Холли даже не знала, что сказать, так как от изумления потеряла дар речи. Ужасно сознавать, что человек, которого ты любишь, так поступает с тобой! Ей тоже было очень больно, когда Дейв бросил ее ради Кэти. А что бы она чувствовала, если бы они поженились, а он изменял бы ей?!

– Ричард, – только и смогла выговорить она, искренне сочувствуя ему. Но больше всего ее поразило то, что в его глазах блеснули слезы. – Не плачь, Ричард, – отчаянно попросила Холли. – Пожалуйста, не плачь!

– Я плачу не из-за нее, черт ее возьми! Мне горько, что я потерял тебя, – с дрожью в голосе сказал он. – Ты не представляешь, как сильно я тебя люблю.

– Это правда, Ричард? Ты действительно меня любишь?

– Я не могу выразить свою любовь. Ты стала для меня спасением от боли и одиночества. Ты принесла радость в мою жизнь. Ты подарила мне надежду на светлое будущее.

– Зачем же ты купил магазин? Он покачал головой.

– Это была ошибка. Я только что узнал от Ким всю правду о Джоанне и понял, насколько мне дорога ты. Я боялся потерять тебя, нуждался в твоей теплоте и нежности. Я был слишком долго слеп и не заметил, что моя привязанность переросла в любовь. Прозрение наступило, когда ты оказалась на волосок от смерти. Я понимаю, что тебе будет тяжело простить меня. Но дай мне шанс, Холли. Возможно, однажды ты сможешь полюбить меня.

– Я так не думаю, Ричард, – тихо сказала Холли, взяла кольцо, надела его на палец и улыбнулась. – Понимаешь, я уже давно люблю тебя, – произнесла она, взяв его за руку.

Глаза Ричарда вновь наполнились слезами, но на сей раз это были слезы радости.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

– Спасибо большое, Мелвин, что согласились стать моим посаженным отцом, – искренне поблагодарила Холли.

– Не за что, милая, – ответил Мелвин.

Холли подумала, что это он – милый, приятный человек. Он и миссис Кроуфорд вернулись из путешествия и сообщили всем, что приняли решение не расставаться. Они приехали уже несколько недель назад, и за это время Холли не раз убеждалась, что никогда не видела более счастливой пары.

Если не считать ее и Ричарда, конечно. Их счастью и радости не было предела, особенно весь последний месяц, когда Холли узнала, что ждет ребенка. Ричард уже попросил Риса подыскать им красивый, уютный дом. Он заявил, что не будет воспитывать малыша в пентхаусе.

– Волнуешься? – шепотом спросил Мелвин, беря ее под руку.

– Немного, – ответила Холли. Она весь день провела в хлопотах. Особенно много времени уделила своему внешнему виду, потому что хотела выглядеть, как никогда, прекрасно.

– Для этого нет причин, – заявил он, ободряюще улыбнувшись. – Ты прекрасная невеста и выходишь замуж за хорошего человека.

В этом Холли не сомневалась. Но все же ее переполняли эмоции, когда она осмотрела церковь.

Сначала ее взгляд остановился на Аланне и Саре, которые медленно шли перед ней. Обе выглядели очень элегантно в длинных платьях красного цвета, сочетавшегося с букетом в руках Холли. Красные розы она выбрала в память о первой встрече с Ричардом.

Букеты подружек невесты были составлены из белых цветов – под цвет ослепительно белого туалета невесты. Она не захотела надеть кремовое или бежевое платье. Большой вырез и пышная юбка подчеркивали идеальную фигуру Холли.

Аланна и Сара сказали ей, что она выглядит как принцесса. Но для Холли не имело значения то, что думали они. Ее больше волновала реакция Ричарда, когда он увидит ее.

Ее взгляд скользнул по трем мужчинам, которые стояли рядом со священником.

Каждый из них замечательно смотрелся в красивом черном костюме. Даже Майк, который по такому случаю побрился и посетил парикмахерскую. Он действительно оказался интересным человеком, но в то же время непонятным и загадочным. Впрочем, женщинам часто нравятся такие люди.

Однако Сара, которая тесно общалась с ним все утро, не поддалась его обаянию. Она знала, что ее мужу это пришлось бы не по вкусу.

Рис выглядел, как всегда, превосходно. Они с Аланной останутся парой, привлекающей к себе внимание. Отношение Холли к Рису заметно улучшилось, и ей действительно нравилась его жена, которая помогала Холли со всеми приготовлениями к свадьбе.

Наконец Холли увидела Ричарда. Он был просто неотразим. Заметив, что он тоже нервничает, Холли с облегчением улыбнулась. Для него этот день так же важен, как и для нее.

Ей было приятно осознавать, что он с трепетом относится к их свадьбе, хотя и старается ничем не выдать своих эмоций.

Холли не сомневалась, что больше никогда не увидит его слез, как тогда, на Тасмании. Память о том дне навсегда останется с ней.

Ричард любит ее. Действительно любит.

Он бы тебе понравился, папа, подумала она, мысленно обращаясь к отцу, когда шла по проходу к мужчине, которого любила.

Миссис Кроуфорд дружески подмигнула ей со своего места. Холл и отметила, что она выглядит очень молодо в платье светло-желтого цвета.

Они с Ричардом еще не сказали ей, что ожидают ребенка. Она будет очень рада, когда узнает об этом. Но никто в мире не радовался грядущему событию больше, чем сама Холли.

У нее родится ребенок. Они с Ричардом станут еще ближе. Холли переполняло счастье. У нее наконец появится семья.

Аланна отошла в сторону, и Ричард смог увидеть свою невесту. У него перехватило дыхание.

– Признаю, что я ошибался, – пробормотал Рис. – Холли действительно та женщина, которая тебе нужна.

– Слишком молода, – встрял Майк и получил удар под ребро от Риса. Майк закашлялся. – Ладно, ладно. Она любит его. Я это вижу. И, что еще хуже, он тоже ее любит.

– И что в этом плохого? – спросил Рис.

– Да замолчите вы оба, – приказал Ричард. – Я сейчас женюсь.

Женюсь, подумал он. На этот раз так, как это и должно быть. На ненаглядной Холли, которая любит его.

Его сердце замерло, когда он взял ее за руку. Она подарила ему любящую улыбку, и первый раз за весь день Ричард смог слегка расслабиться.

– Ты выглядишь превосходно, – прошептал он. – Великолепно.

– Спасибо, – также шепотом ответила она.

Это я должен благодарить тебя, моя дорогая, подумал Ричард, когда они повернулись к священнику. За то, что ты любишь меня. За то, что прощаешь меня. За то, что веришь мне. Я никогда не оставлю тебя, мысленно пообещал он. Я буду защищать тебя. Я буду любить тебя до последнего дня моей жизни.


home | На волосок от... любви | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.3 из 5



Оцените эту книгу