Book: Про то, как вредно спасать драконов (СИ)




      ПРО ТО КАК ВРЕДНО СПАСАТЬ ДРАКОНОВ


       Пролог


       ОН лежал на земле, упершись в небо невидящим взглядом, дышал прерывисто и не глубоко. В груди зияла огромная рана, из которой время от времени толчками вытекала ярко алая кровь. Мысли ворочались медленно, да и не хотел он больше думать, не желал копаться в себе в попытке понять причины подобного исхода. Ведь не этого ли ОН добивался? Ведь именно он сделал тот выбор. Ветер трепал его черные с синевой волосы, трава была мягче перины, а лучи небесного светила ласкали кожу. Вокруг стояла мертвая тишина. Природа чувствовала его боль, его близкую смерть, она уже ничем не могла помочь столь прекрасному созданию: ни избавить его от страданий, ни дать ему своих сил. Окружающий мир готовился к смерти... его и своей. Он собирался сделать последний вдох и покончить уже со всем, когда свет небесного светила заслонила чья-то тень.

       - Ой, дяденька, а Вы что тут делаете? - спросил хрустальный колокольчик детского голоса.

       - ...

       - Вы умираете, - доверительно сообщила девочка.

       - И без тебя осведомлен, - он попытался повернуть голову набок. Убить ее что ли?

       - Но Вам нельзя умирать, - грустно вздохнул ребенок.

       - Иди прочь, - рыкнул он. И откуда только силы взялись?

       - Хотите жить?

       Вокруг все так же играли лучи небесного светила, путаясь в изумрудной траве, стояла мертвая тишина, и даже ветер, что игриво ластился к нему, исчез.

       - Хочу, - неожиданно ответил он, после продолжительного молчания. Неожиданно даже для самого себя.

       - Хранитель, я дарую тебе жизнь.

       - Ты понимаешь? Знаешь, кто я? - изумился мужчина. Его красивые глаза цвета небесного светила всматривались в силуэт девочки, но видели лишь кровавый ореол вокруг ее головы. И ее запах... Он знает ее запах. Галлюцинации? Нет, не будет он напрягаться, она все равно умрет, как и все живое рядом. А возможно и этот Мир не сможет пережить Его смерть.

       - Знаю.

       - И что же ты можешь, детеныш?

       Она протянула к нему ладони, в которых плескалась чистая энергия ее Силы. Мужчина удивился: что же это за ребенок, который так просто держит в руках силу, способную уничтожить большую часть этого континента? Она явно знает, что делает. Какого же монстра послало ему Равновесие? И самое интересное: почему она кажется ему знакомой? В нем начал просыпаться давно исчезнувший интерес к жизни.

       - Ты умрешь, - он по-прежнему не видел ее лица.

       - Это неважно, - отмахнулось дитя и принялось творить запрещенное и давно забытое. Она пила Жизнь окружающего мира, чтобы потом отдать ее с частью себя. Не всякий его сородич способен на подобное, ибо расплата за эту силу слишком велика.

       - Почему неважно?

       Нет. Определенно он передумал умирать.

       - ... Пообещай мне,- она наклонилась к нему.

       - Чего ты хочешь? - напрягся он. Представители его народа не любят давать клятвы. Но это цена за шанс.

       - Клянись, что убьешь тех, кто повинен в смерти женщины с волосами цвета крови и глазами цвета ночи независимо от того, выживу я или нет.

       Очень маленькая цена за подобный дар. Очень интересный ребенок для такой цены. Его пронзила догадка.

       И он дал две клятвы. Одну ей и одну себе. О второй ей знать пока рано. Он сделает все, чтобы выполнить оба обещания. Его прекрасное лицо исказила усмешка. Та самая усмешка, что предшествовала гибели многих Миров.

       Девочка наклонилась к его губам и поцеловала. Она привела в действие обряд, который знающие называли Воскрешающий Поцелуй Равновесия.


       Глава 1


       - САНАШАЯ!!! - проревел ректор. Его голос, усиленный магией, прокатился по всем уголкам Академии.

       Санашая - это я. Можно просто Сана. Ученица этой самой Академии, в данный момент прячусь в библиотеке. Следует логический вопрос: почему прячусь? Да потому, что жить хочу, а после того, что я натворила, даже у ректора терпение лопнуло. Интересно, о чем он узнал? О том, что это я взорвала западную лабораторию башни Академии (ну как я? И не я вовсе, а выпущенная нечаянно пьяная фейечка)? Надеюсь за подобную невнимательность меня можно понять и простить. Или о том, что придворный маг вместо работы будет мекать по делу и без, конечно не без моего участия? Говорили мне, не брать левых заказов у официальных лиц, тем более у подобных баранов. А может... Нет... О, Равновесие! Неужели ему пожаловалось эльфийское посольство? Но как они меня узнали? И я не виновата, они первые начали! Я просто шла своей дорогой пусть даже не под самым приятным мороком (старой нищенки), а тут эти... Остроухие, чванливые, представители старшей расы. Видите ли, им противно по одному мосту с простолюдинкой шагать. Вот я и решила, что раз противно шагать, то пусть плывут. Ну и переместила мост чуть в сторону. Без эльфов. Сколько крику-то было... Мост, конечно, вернулся обратно буквально через минуту, но вот угрохала я тогда весь свой резерв. Чуть к Равновесию не отправилась. Ну ничего, уползти, пока никто не заметил, сил хватило.

       - САНАШАЯ, ЧТОБ ТЕБЯ!!! - вновь прокатилось по Академии. Надо бы выйти, вон как стены дрожат. Все равно найдет. А так глядишь, и поверит в искреннее раскаяние.

       Выхожу. Народ смотрит на меня с веселым интересом. Опять тотализатор запустили, и, конечно же, я в главной роли. Совести у людей нет, вон даже декан нервно улыбается. Кстати разборки со мной имеет право наводить только ректор. Он же мой непосредственный учитель, наставник и контролер. Медленно плетусь к нему на повинную. Стучу в дверь ректорской. Тихо так, аки мышь скребусь. Поскреблась, упырь меня задери. Дверь резко отворилась, а меня втянуло в кабинет.

       Стою, молчу, рассматриваю святая святых нашей Академии. Если честно, то я его обстановку уже на зубок выучила. С закрытыми глазами могу определить, где что стоит. Напротив меня находится стол. Хороший такой стол, из эльфийского дуба, и кресло у него хорошее, массивное. За всем этим великолепием, то есть за спиной у ректора, окно во всю стену. А вдоль боковых стен - стеллажи книг. Очень интересных, надо сказать, книг. Да и сами стеллажи имеют некоторые секреты. На полу постелен ковер. Не простой коврик, а специализированный на воров - стилизованный зыбучий песок, когда не ловит преступников, мягок и красив. Лично проверяла. И, собственно, сам Ректор.

      Сколько ему лет не знает никто. Вид имеет невинный и молодой. А в целом его внешность зависит от возраста очередной пассии (интересный нелюдь). Вообще-то он на половину эльф, на четверть человек, а остальные его гены покрыты тайной, так же, как и возраст (редчайший пример смешения крови). Отсюда и особенности внешности: острые уши, блондинистые волосы до плеч, смуглая кожа, фиолетовые глаза. Сколько девчонок пропало в этих глазках, как же часто эти глаза делались невинными зерцалами души (для наивных и еще невинных абитуриенток). Хищные черты лица, что зачастую видела только я, и те несчастные, которые уже не смогут об этом рассказать. Его красота не похожа на идеальную внешность слащавых эльфов, не был он и откровенным хищником. Он гибок, но не худощав, как все эльфы. Хрупким его тоже не назовешь. В общем, образчик красоты и мужественности с одной стороны, и этакий подросток с милым личиком, с обратной. По крайней мере, другого такого я не встречала (хотя, какие мои годы). Семьи у него нет, зато есть целая армия поклонниц. И чем меньше он появляется среди студентов, тем больше его армия - парадокс. Меня участь обожательницы сего субъекта миновала. Ну вот как можно в него влюбиться, когда он сидит и гневно сверлит меня взглядом? При этом он нервно стрижет ушами и у него алеют скулы (красиво конечно, но забавно). А может это из-за того, что я знаю его с детства? Слишком многое между нами было. Или же правы злопыхатели, и я отмороженная по этой части? Впрочем, оставим данный проблемный момент.

       - Вызывали, ректор Ларакинавель?

       И кто этим эльфам имена дает? Даже самые сложные заклинания запоминаются быстрее, чем имя нашего ректора - это я утрирую, дабы оправдать себя в некоторых вольностях. За глаза я уже давно величаю его Лариком.

       - Нариль Санашая, неужели это Вы? - с иронией спросил он.

       Нариль - обращение к знатной девушке. Да, я дворянского происхождения, и титул у меня есть. Хоть подобное и не принято, но за неимением родственников титул переходит к единственному представителю рода, даже если он женского пола. Так что ходить мне в графинях до конца дней своих. И надел графский имеется, куда ж без него? Только состоит он из выжженной пустыни и таким останется еще долгое время. Меня в Академии иногда называют Нариль Мертвых Земель. Шепотом конечно, и когда я нахожусь на другом конце Академии (не все правда, только ну ооочень смелые или глупые, что по-моему, равносильно).

      - Как Вы того желали, нар Ларакинавель.

      Ага, Ларик тоже не простолюдин. Что и понятно, все-таки эльфийская кровь. Не знаю кто он там у эльфов, но в человеческом королевстве он маркиз.

       - А известно ли Вам, нариль, по какой причине я пожелал Вас видеть?

       Вот же любитель церемоний. Впрочем, церемониальное обращение по полному титулу в Академии не приветствуется. Что не удивительно, здесь простых людей нет, так что пока все имена одного представителя назовешь, забудешь, что хотел сказать.

       - К сожалению, не имею ни малейшего понятия, уважаемый ректор, - ага, нашел дуру. Так я и призналась.

       - Сана, дракон тебя забери! Ты зачем профессора Мавзорана в мертвой закрыла?!

       Нет, ну это уже наглость. Он некромант или где?

       - Ничего бы с ним не случилось, некромантам трупы не страшны.

       - Но не сотня же!

       Ой, видно мы с парнями перестарались.

       - Надеюсь, он не отбился? - вопрошаю я. И только спустя мгновение поняла, что проговорилась.

       - Кто твои подельники? - ласково спросил он.

       Вот это плохо, ласковым он становится только в случае больших-больших проблем... для меня.

       - Когда профессор попал в мертвую, я была одна! А дверь закрыла нечаянно. Я вообще не подозревала, что там кто-то есть! - И как всегда лож дается мне с некоторой трудностью. Но ни один мускул на моем лице не дрогнул, пусть даже горло сдавило в спазме, не давая более произнести ни слова.

      Ну не сдавать же ребят с факультета мертвых искусств. Хотя задумка-то их была (с моей подачи, ага).

       - Как ты умудрилась НЕЧАЯННО закрыть его защитным внутренним кругом?!

       Я так и знала, что это заклинание покажется подозрительным. Ну конечно. Как может не вызывать подозрений заклятие, которое не выпускает находящихся в оном? Своеобразная клетка, используемая для работы с нечистью.

       - Я тренировалась, - заюлила я. - Вы же сами говорили, что мне стоит развивать защитную магию.

       Чем меньше вру, тем легче говорить.

       - Но не на преподавателях же, закрытых с зомби пятого уровня!

       Нужно будет парней предупредить, чтобы сил в следующий раз не так много использовали.

       - А что вообще там делала сотня мертвых?

       Нет, проблема не в помещении, тем более что оно для того и предназначалось. Проблема в их количестве. И ректор тут же затих.

       - А ты там что делала? У тебя направленность другая, - выкрутился он.

       - Шла отбывать наказание профессора Мавзорана, - есть у этого гада привычка наказывать меня уборкой в данном помещении. - О чем, кстати, вы были прекрасно осведомлены.

      Уборка не самое приятное занятие, нужно заметить. Вряд ли данное мероприятие покажется кому-то приятным, учитывая специфику работы некромантов. Профессор об этом знал, и в безуспешной попытке отомстить мне за мое существование заставлял убирать внутренности с потолка - некоторые студенты немного не аккуратны в своей работе.

       Ректор посмотрел на меня с интересом.

       - Сана, с тобой невозможно говорить. Все равно, что с драконом спорить.

       Я адресовала ему взгляд полный изумления. И где это он с драконами общался? Но если подумать... нет, не хочу знать.

       - Не вижу сходства, хотя Вам виднее. Неужели до женского населения Хранителей Равновесия добраться успели? - оскалилась я. Он ведь знает, насколько сильно я не люблю обсуждать данную тему. - А их мужчины об этом осведомлены?

       - Пошла вон! - взревел ректор.

       Я и пошла. Можно сказать - с радостью помчалась.

       - Что б я еще раз связался с этой ходячей катастрофой. Если бы не ее опекун... - все же расслышала я, прикрывая дверь кабинета. И про кого бы это?

       Я решила пообщаться с теми олухами, что с количеством поднятых трупов переборщили. Вот только где найти их в это время суток? Передо мной встала дилемма, идти в общежитие или в таверну (печенкой чую, они там)? Я брела по гулкому коридору и все больше удалялась от кабинета ректора. Еле сдерживалась, чтобы не бежать.

       - Сана! - окликнули меня.

       - Что? - рыкнула я. Могла бы и повежливее, но минута промедления грозила мне сменой настроения ректора, что чревато. Это он только с виду весь такой добрый, все понимающий и милый. Пока не начнет улыбаться как спятивший наемный убийца.

       - Какое наказание на этот раз? - с неподдельным интересом спросил Рамшек.

       Он стоял в окружении трех парней и нагло скалился. Рамшека я недолюбливала, что было взаимно.

       - Никакое, - мило улыбаюсь я.

       Его эльфийские уши нервно дернулись. Наша нелюбовь зародилась еще в детстве. Когда я появилась в этой академии, он уже учился здесь, и считался гением. Плюс ко всему высокое положение его отца позволяло ему считать себя местным пупом земли, а эльфийская кровь матери только добавляла свое море снобизма в его океан недостатков (второй полукровка которого я знаю). Папа посол - это вам не шутка. Вот только мне на тот момент все было абсолютно до лешего. О чем наш дорогой полуэльф не подозревал, пока не попытался меня запугать. А у меня с этим вообще проблемы с некоторых пор (я про запугивание).

       - Я же говорил! - прервал мои воспоминания Лемеш, один из приятелей Рамшека. - Как и договаривались - расчет золотом.

       Зря он это. При мне о деньгах говорить не стоит, а о золотых так вообще. Лицо Рамшека перекосило, я же направилась к честной компании, улыбаясь все шире и шире. Лемеш еще только протягивал руку к деньгам, лежащим на ладони полуэльфа, в то время как я уже конфисковала свои честно заработанные два золотых.

       - Санашая, что это значит? - округлил глаза Лемеш.

       Рамшек даже не удивился, лишь попытался уничтожить меня взглядом, в тот момент, когда я с наглой улыбочкой прятала монеты в свой кошель.

       - Закон. Сделанные на меня ставки в случае моей победы делятся по моему желанию между мной и спорщиком, ставившим на меня. Свою долю я уже забрала. Спасибо, Рамусик, - прощебетала я, отчего лицо парня еще сильнее перекосило.

       Он терпеть не мог, когда я так его называла. Его не именовали на эльфийский манер благодаря отцу, что парня очень огорчало. На мой взгляд, он радоваться должен, что его батюшка адекватный мужик и не испортил жизнь дитятке зубодробительным имечком. Ну, а пока народ прибывал в шоке от моей наглости, я уже направлялась прочь от них к выходу. Не каждому Рамшек спускал 'Рамусика'. Собственно, только мне и спускал. И не потому, что ценил и уважал, просто знал, что мне бесполезно мстить. Но что не говори, а это бесполезное и прямо скажем неблагодарное дело, Рамусик очень даже любил. И предавался ему регулярно.

       Но меня уже не интересовали страдания встреченной компании, я спешила за ворот Академии. Это было трудно. Сначала необходимо спуститься на первый этаж, успешно избегая всех знакомых. Далее двор Академии, который сплошь усеян учащимися и их тренировочными заклятиями. Ну и наконец, магические ворота. Они и за привратника, и за стражника, и за вполне такое серьезное препятствие. А дальше... свобода.

       Я шла по мостовой и предвкушала момент, когда потрачу эти деньги. Честно говоря, на два золотых я могла жить месяц при известной доли экономии, а мне как раз нужно было прикупить новый плащ (мой из прошлогоднего сезона). Экономить я умела, но не любила.

       Короче говоря, шла я вся такая довольная и счастливая, тихо радовалась жизни и хорошей погоде. Вдыхала разнообразные запахи города, наблюдала за людской жизнью издалека, как вдруг меня сбило с ног что-то большое, черное и пушистое. Пока происходил процесс соприкосновения моей пятой точки с твердыми булыжниками мостовой, я успешно составляла планы великого упокоения черного и большого. Краем уха уловила топот множества ног, направлявшихся в нашу сторону. В ту же секунду, повинуясь инстинкту, ухватила за хвост заразу, сбившую меня, и поволокла ее в сторону темной подворотни (благо она находилась в двух шагах), а попутно накрывая нас пологом невидимости. У меня рефлексы: когда слышу дружный бег, хватаю все, что плохо лежит и прячусь. Делали мы это молча, а из звуков слышна была лишь приглушенная возня, которая тут же прекратилась, так как в поле нашего зрения появились пятеро мужиков разухабистого вида. У одного в руках серебряный ошейник со вставками солнечных камней, у еще двух было по дубине, а у оставшихся - по длинному копью. Сразу видно серьезных ребят.



       - Где эта тварь?! - взревел тот, что с ошейником.

       - Харэ орать, по любому тудой пошел, - махнул рукой парень с дубиной в нашу сторону. Я напряглась. Нет, видеть они нас не могли, да и полог у меня не простой. Большинство заклятий лишь маскируют мага под окружающую среду, а мое делало меня и обладателя хвоста абсолютно невидимыми, проще говоря, прозрачными. Даже сигналы магических радаров не действовали. Но вот звуки он пропускал. И сейчас я переживала, как бы тот, кого я теребила за хвост, не тяпнул меня за руку или же не начал как-то еще подавать признаки жизни. Потому что любой звук с нашей стороны, и заклинание рассыплется.

       - Ты б... здесь че-нить видишь?! Вот и я н...! Если мы с... не вернем, волкодлак нам полный, - сплюнул главарь.

       - А если его уже кто-то нашел? - подал голос мужик с копьем.

       - Ты ... в ...короче, кровищу бы ... мы уже ... заметили, как с... и трупы б... в... х...!

       Как нецензурно, но, надо признать, богато.

       Ой, это вот к чему они все это говорят? Это что же я такое за хвост сейчас нервно дергаю? Я-то думала, что кошку нестандартных размеров спасаю от участи быть втоптанной в мостовую. Возникает логический вопрос: почему бы и не посмотреть? Да потому, что еще один минус моего навороченного полога в том, что не только окружающие не могут нас видеть, но и мы друг друга. И слов мужиков понятно лишь одно - обладатель хвоста, который я сейчас нервно дергаю - мужского пола.

       - Так ладно, разделяемся! - последовал нервный приказ и мужики направились в разные стороны, и, что самое главное, подальше от нас.

       Я вздохнула с облегчением и сняла полог, как только пятерка скрылась из виду, а их шаги стихли вдалеке. Медленно оборачиваюсь и оглядываю то, что так неосмотрительно укрывала. Я уже не сомневалась, что гнались именно за носителем такого мягкого хвоста.

       - Ой, - пискнула я.

       Моему взору предстал большущий (мне по грудь, и как только не раздавил при столкновении?) котяра, с зубами длинными, глазами злыми, ушами большими, когтями острыми, короче полный набор хищника неизвестной породы. И тут я заметила меняющийся цвет глаз зверюшки. Да это ж метаморф! Очень редкие и очень опасные существа. Медленно выпускаю хвост из рук и отхожу.

       - Привет, - нервная улыбка перекосила мою физиономию. Я как раз размышляла над своими дальнейшими действиями: делать испуганный вид или послать все к драконам, когда метаморф рухнул на землю и перестал подавать признаки жизни. Да он же ранен. И что мне делать с этой тушей? Я, конечно, могу его продать (метаморфы очень дорогие существа), но как-то лень этим заниматься. Я вообще довольно ленивое создание. Оставлять его здесь тоже не самый лучший вариант, вдруг очнется и покусает кого. А людей беречь надо, они забавные. Придется зверя убрать, не переломлюсь. Где я еще метоморфа вживую увижу? Приняв решение, я теперь размышляла над способом перемещения этого счастья, в центнер весом, в безопасное место. Зачем я это делаю? Мне проблем мало? Но что-то внутри не дает мне пройти мимо, толкая на неразумные поступки. Впрочем, я давно уже перестала сопротивляться своим желаниям, потакая собственным капризам во всем. Из принципа.

       Сначала я наращивала себе грыжу посредством перетаскивания тяжелой туши, потом вспомнила, что магичка и попыталась вспомнить заклятие левитации. Наконец мне это удалось, и я потянула метаморфа в одно знакомое заведение, благо оно здесь недалеко было. Выглядело это забавно, так как левитация не имела полезного свойства движения вперед, это заклинание лишь подвешивало тело в воздухе.

       Пока я тащила метоморфа на своем горбу, успела пять раз упасть, десять раз споткнуться и бесконечное множество раз помянуть не в меру добрый (читай: 'дурной') характер. Принципы хороши, когда спина от натуги не болит, а в физическом труде они, бесполезны. Хорошо хоть люди по пути не попадались, что и неудивительно: по этому району приличный люд не бродит, а неприличный старался скрыться с пути сумасшедшей меня, так красочно ругающейся и так смачно пыхтящей под огромной тушей. Но вот показалась заветная дверь, в которую я не преминула долбануть ногой пару раз.

       - Кого упырь через черный ход несет, когда парадный открыт?! - послышалось недовольное бурчание.

       - Ражек, открывай, - пропыхтела я.

       Дверь отворилась, и на меня уставились два синих глаза. Их обладателем являлся владелец трактира, в который я стучалась. Помимо ярких глаз Ражек из примечательных черт имел огромный рост, перебитый нос и оттопыренные уши, ну и усы по старой, еще военной, привычке.

       - Сана, детка, ты чего это всякую гадость на хребту таскаешь? - ну просто море удивления.

       Стоит признать, что этим вопросам задавался он уже не в первый раз. Ну и я за компанию.

       - Помоги, - пропыхтела я. Хоть по идее вес и был убран, но все же заставить двигаться магически подвешенное тело, было тяжело. Как ни как доля физической нагрузки в перемещении была значительной.

       Ражек поняв ситуацию, принял у меня метаморфа. Я вздохнула с облегчением.

       - Ражек, мне его вылечить надо, - жалобно посмотрела я на хозяина трактира.

       - Ну, проходи, чего уж тут, - он закрыл за мной дверь, и мы направились в подвал. На верхних этажах были комнаты постояльцев, на первом кухня и сам паб, а вот в подвал допускались только самые проверенные люди. Я и мои жертвы.

       - Мне нужны лекарства, - с надеждой взглянула я на него. Он как раз сгружал безвольное тело метаморфа на стол, стоящий посреди подвальной комнаты.

       - Сейчас принесу, - кивнул он.

       Ражек ушел, а я огляделась. Да, годы идут, а здесь ничего не изменилось. Тот же стол - четыре ножки и широкая изуродованная мной столешница оббитая листом метала, те же стены с облупившейся штукатуркой, на которой я оставляла свои детские пометки, те же бочки с элем, стоящие в самом дальнем углу. Только заклинание освещения поставил очередной маг должник. Хорошее заклинание, качественное.

       Я посмотрела на зверя: вообще-то метаморфы считаются полу разумной расой, узнать их можно лишь по глазам, которые меняли свой цвет непрерывно. Не смотря на, их исключительность и редкость, данный вид почти истребили. Угораздило же меня наткнуться на эту проблему. Лечить метаморфа сплошная морока, так как не всякое лекарство на него подействует, и не у всех на это хватит резерва. Надеюсь, я выдержу.

       - Вот, - сунул мне под нос мешочек с травами Ражек. Надо же, а я и не заметила, когда он здесь появился.

       - Спасибо, - улыбнулась я, принимаясь за дело. Ему я всегда улыбалась искренне, да и он ко мне как к родной дочери относился. - Тебя там не хватятся?

       - Нет, - успокоил он меня. - Алма присмотрит.

       Я встретила его, когда мне было девять. Только-только попав в Академию, была, мягко говоря, отмороженным ребенком. Я тогда каким-то образом оказалась за пределами Академии и брела, куда глаза глядят. Забрела в подворотню, а там местная шпана. Ражек мимо проходил. Если не вдаваться в подробности то, еще не понятно кого он спасал: меня от шпаны, или шпану от меня (я как раз убивала очередного непонятливого). В общем, вырубил он меня, все-таки бывший военный, и принес к себе. Первым делом меня накормили, что значительно способствовало моей привязанности.

       - Мне нужна горячая вода, - улыбнулась я.

       Подождав пока он выйдет, я, наконец, приступила к настоящему лечению. А то сидит и смотрит, а во взгляде такое беспокойство, что аж зубы сводит. Да и не зачем ему рядом быть: мало ли что не так пойдет, меня потом Алма с того света достанет за мужа. Метаморфы - существа, тесно связанные с магией, и лечить их нужно не так, как людей. Здесь просто травками не обойдешься, тем более у моего пациента повреждено одно из двух сердец. Так что выпиваем остатки травяного отвара из фляги для поддержания тонуса и думаем, как поудобнее расположиться возле мохнатой туши. Положив руки на рану, я принялась за отключение болевых рецепторов зверя и восстановление регенеративных способностей организма (всю мазь на него угрохала). Я хоть и не целитель, но все же лекарь (умею всего понемногу и ни дракона одновременно). И ни дай равновесие кому нас сравнить в присутствии Целителей.

       Целителей вообще мало, на что есть свои причины. Первая причина заключается в том, что не каждому магу это под силу. В нашем мире не тот могущественен, кто знает больше заклинаний, а тот, у кого хватит Силы на эти заклинания. Другими словами, знай ты хоть все заклятия, но если у тебя маленький резерв, они элементарно не сработают. А целителям необходим огромный резерв Силы, так же как и боевым магам, так же как и некромантам, поэтому зачастую начинающие целители потом переквалифицируются в некроманты. Еще одна причина, по которой профессия целителя не так популярна - это ОЧЕНЬ больно. В момент лечения целитель испытывает боль пациента, так что все они в своем роде мазохисты и фанатики, ну или же очень жадные до денег гады.

       Лекари же мало задействуют свой резерв в самом лечении. В основном используют травы, амулеты и зелья, за что нас презирают целители, использующие только свой резерв. Целители обычно обитают рядом с сильными мира сего, тогда как лекарей распихивают куда только можно. Хотя мы одинаково хорошо политически подкованы (из нашей братии выходят талантливейшие шпионы), в военном деле лекарей почему-то гоняют сильнее.

      И вот сейчас со мной случился приступ мазохизма, и лечу я Целительским способом. Опять же возникает логичный вопрос, какого дракона я себя так насилую? Да потому, что метаморфы магические существа, и лечить их нужно магией. А на кой дракон его вообще лечить? Потому что настоящий исследователь не упустит такой возможности поработать с редчайшим материалом! Короче, пока мозг отвлекался на мировые проблемы, руки делали, и последнее усилие остаться в сознании, было отправлено к драконам. Я прилегла рядом со спасенной мной зверюшкой.


      Глава 2


       Какой гад тыкает в мои конечности острыми иголками?! Моему возмущению нет предела, даже не знаю, что злит больше, что больно или то, что меня разбудили? Открываю глаза и пытаюсь осмыслить увиденное. Лежу на столе в подвале у Ражека, спина затекла, а в мою правую руку вцепился зубами спасённый метаморф. Вот же зверь неблагодарный (это была единственная цензурная мысль).

       Пока я решала, лишать ли его хвоста, или пусть живет красивым, он отпустил мое запястье и заискивающе лизнул покусанную, а теперь еще и обслюнявленную конечность.

      Когда он посмотрел в мои глаза, я услышала:

      'Таш'

      Это чего это? Лишний голос в голове?

      'Таш - имя' - зверь фыркнул.

      'Не зверь'

      Мать моя король драконов!

      'Король - дракон - самец'

      Нет, ну я балдею. Я мысленно общаюсь с Метаморфом? И что мне ему ответить?

      'Имя'

      Чье?

      Не то что бы я была идиоткой, просто довольно трудно размышлять логически, когда окружающий мир с понятием 'логика' вообще не знаком.

      'Твое имя'

      Сана. Санашая.

      'Сана - хорошо. Долг'

      Какой долг? Что-то я не очень поняла.

      'Таш должен. Жизнь'

      Вот оно мне надо? Знаем мы этих должников. Сначала ты их спасаешь, затем они тебя кусают, а потом ты и вовсе становишься их персональным лекарем. Не бывать бесплатному произволу!

      - За спасение, возьму я у тебя весьма дорогую и ценную вещь, - ласково смотрю на метаморфа.

      И выдрала у него клок шерсти. Очень кстати полезная штука, редкая и дорогостоящая. Моему счастью нет предела. Сегодняшний день чудо как хорош. На меня недовольно зашипели. И тут моего слуха достиг, стук в дверь, сопровождаемый громкими призывами к моей совести. И чего так орать? Ой, я забыла, что дверь заперла. Кстати, а когда это я ее заперла?

      - Прости, Ражек, - вымученно улыбнулась я, открывая дверь.

      - Ты...- обиженный взгляд исподлобья. Нет, ну а что я-то? - Я полчаса в собственный подвал попасть не мог. Беспокоился. Дверь выбить хотел.

      - Ммм... Нет, ну дверь конечно жалко, она денег стоит... но тебя жальче. Я так больше не буду? - очень жалостливый взгляд и меня прощают.

      - Вот же драконова дочь! - добродушная улыбка, а его лапища ерошит мои волосы.

      Он единственный человек, кому я позволяю такое обращение с собой. Мне не нравится, когда ко мне прикасаются. Очень не нравится. До физического отторжения. Особо остро это ощущалось в детстве. Сейчас я девочка взрослая, почти научилась себя контролировать, но все же рисковать не стоит.

      Вразумительного ответа на вопрос 'что со мной не так?' не могут дать даже Целители. Но все они сошлись во мнении, что проблема кроется в моем детстве, которого я по чистой случайности не помню.

      'Сана - дракон?' - прервал мои мысли метаморф.

      Да ни за что! - непроизвольно вырвалась мысль. - Это ругательство такое. А я человек, аура не врет.

      'Высшие - дети Равновесия. Как можно оскорблять их имя?'

       Люди недолюбливают Высших.

      'Почему?' - Вот же настырное кошкообразное. Пока я тут с ним светскую беседу веду, Ражек начинает меня подозревать во всех грехах.

      Потому что боятся, а то чего боятся - ненавидят.

      'Глупые' - Нет, ну с этим конечно не поспоришь.

      - Сана, дорогая, ты здесь? - перед моим лицом пронеслась огромная рука.

      - Здесь я, чего хотел-то? - все настроение к драконам пропало.

      - Мне кажется, или твоя зверюга смотрит на меня голодным взглядом? - спокойно спросил Ражек.

      Старого вояку ничем не проймешь.

      - Наш гость уже уходит, - обернулась я к метаморфу.

      'Нет'

      Да, Таш. Поскольку теперь ты здоров, то можешь идти на все четыре стороны. Я не собираюсь тебя использовать. Сдавать вольным охотникам попросту лень. А прятаться от своих преследователей будешь в другом месте, подальше отсюда, - трудно, однако, строить в своей голове конструктивные мысли. Но приходится, иначе от чужой благодарности, с вытекающими отсюда последствиями, не избавиться. А мне и своих проблем хватает.

      Есть-то как хочется.

      'Просишь - ухожу. Будут проблемы - зови' - я вздохнула с облегчением, потерла ноющее запястье.

      Кстати, ты зачем меня покусал? Надеюсь, ты не ядовитый? И слезь уже со стола.

      'На зубах яда нет. Укус - возможность говорить с тобой'

      Хм... интересно... ментальная связь... я в задумчивости следила за Ташем, и начинала сомневаться в правильности своего решения. Может мне будет мало клочка шерсти? Парочку тестов...

      'Мы связаны. Вернусь. Но сейчас уйду' - нервно дернул хвостом объект моего интереса и подойдя к двери.

      - Сана, ты меня слышишь? Я уж который раз спрашиваю, куда его девать? - хмурится Ражек в сторону моего пациента.

      - Да ни куда, дверь открой - он сам уйдет, - беспечно пожимаю плечами. После таких нагрузок, хочется всего и сразу, а в итоге не можешь ничего.

      - Чтоб он мне посетителей распугал?! - возмутился трактирщик.

      Это завсегдатаев? Ага, таких напугаешь, как же.

      'Не почувствуют' пошевелил усами Таш.

      Что-то он уж очень рвется на волю - заметил мой интерес? Во мне подняло голову любопытство.

      Таш, а как ты собираешься прятаться? Когда я тебя сюда тащила, мне пришлось отводящее заклинание применить. Сейчас такой подвиг мне не под силу, резерв беречь надо.

      'Не учуют' - последовал тот же ответ, и он выскользнул в открытую дверь.

      Я бросилась вслед за ним, и естественно никого не обнаружила. Мне не интересно куда, мне интересно как. Но процесс исчезновения так и не увидела. От досады стукнула кулаком об стену. Кулак заныл, а я посмотрела на руку. Что-то не так. А ранки от зубов? Не прошло и пятнадцати минут, а на моем запястье не осталось ни следа. Не могли они затянуться за такое короткое время. Моя регенерация конечно выше, чем у некоторых, но не настолько. Это что получается, у метаморфа слюна заживляющая? Таш, кошак ты этакий, вернись немедленно, будем тебя на эксперименты пускать! Мой дух естествоиспытателя захлебнулся в отчаянном крике потери. А вот моя лень потерла ручки и отправила меня обратно в подвал. Там как раз Ражек уборку начал.

      Еще раз осматриваю руку. Ранки зажили, но вот маленькие шрамы остались. Всего четыре от каждого клыка. Два параллельных с тыльной стороны, и два сверху. Какой правильный прикус. Но все же шрамы девушку не красят, надо будет не забыть, потом свести. Смотрю на Ражека, он на меня.

      - Я благодарна тебе, - широко улыбаюсь, и начинаю убираться, кровь вытираю, травки раскиданные прибираю, в общем, создаю видимость активной деятельности.



      - Скажи мне, где ты такие экземпляры находишь? - мотнул он в сторону двери головой.

      - Профессиональный секрет, - скалюсь еще шире.

      - Мало тебе убийцы, теперь чудовищ подавай. Не наигралась еще? - вздыхает он.

      - Ражек, ты к нему не справедлив. Он мне зла не делал, - сдула я темню прядь, упавшую на лицо.

      - Ладно уж. Расскажи старику про дела свои, никто не обижает? Ректор этот ваш не пристает? - грозно свел он брови.

       У нас очень странные отношения. У Ражека и Алмы своих детей нет, но и чужих в семью принимать не стали. Зато ко мне здесь относятся как к родной. Даже не знаю, кого они во мне видят. Сначала я была забавным зверьком, потом стала чем-то родным. Они довольно упорные, поэтому до сих пор пытаются привить мне правила нормального человеческого поведения. Справедливости ради, стоит заметить, что именно благодаря Ражеку и Алме я действительно стала больше походить на нормального человека, а не на ходячий труп.

      Этот подвал, я иногда использую для своих целей, как например, сегодня, Ражек позволяет, и абсолютно безвозмездно. Будь его воля, он бы вообще все для меня делал. Что мне не нужно. У меня свои проблемы, в которые его я не посвящаю. Он прошел через войну, видел много таких как я, но вот конкретно мой светлый образ чем-то его зацепил. Ну а жена его, Алма, она в принципе детей привечает. Вот только я уже не ребенок, но им, по-моему, абсолютно не важен столь приметный факт

       - Этот семестр был на удивление спокойным, - улыбаюсь я, стягивая шнурок на мешочке.

       - Пойдем, переоденешься, и мы тебя покормим, - берет он таз с грязной водой.

       А я и не против. С полупустым резервом всегда есть хочется. Он подвел меня к маленькой кладовой. Там хранится различный инвентарь и моя одежда, специально припасенная на такой случай (случаи-то периодически образуются). Переодевшись в такую же форму, но только чистую, отправляюсь прямиком в зал. Ражек же отправился на кухню.

       Захожу в зал и щурюсь. После полумрака царящего в коридоре, яркое освещение нещадно бьет по глазам. Моргая, прогоняю черные точки из глаз и оглядываю помещение на наличие свободных столиков и знакомых лиц. Так я и знала. Здесь полный набор тех, кто мне нужен. И сидят как раз за моим любимым столом. Совпадение? Ага, щазззз. Просто таверна Ражека своеобразное заведение. Ходят сюда только свои, а кто случайно забредет, быстренько сбегает. Кормят здесь замечательно, интерьер выразительный, компания приятная и цены приемлемые. А я имела глупость показать это заведение своим знакомым некромантам, а потом когда стала старше, именно здесь впервые попробовала крепленые напитки, после чего мы негласно объявили данное заведение своим местом сбора для тайных заговоров и просто домашних посиделок. Именно здесь мы успели договориться о великой мести профессору их факультета. Ничего удивительного, что эти по сути своей наглые ребята опять сюда приперлись поправить здоровье, ну и отметить сбывшуюся мстю. Я счастливо улыбаюсь и направляюсь прямо к столику.

       - Здоров, некры! - гаркнула я, занимая свободное место за столиком.

       Некроманты не любят когда их называют 'некрами'. Спускают лишь мне, и то только когда у меня плохое настроение (а попробуй мне чего не спусти). А настроение у меня сейчас ниже чем пульс у упыря (проще говоря, никакое).

       - Ээ... Сана, какая встреча! - делает один из них радостный вид.

       Никакого лицедейского таланта. Как был честным придурком, так и остался.

       - А мы думали, ты уже не появишься. Уж очень ректор тебя видеть хотел, - подает голос второй, и тут же получает мощные тычки под ребра от товарищей. Мдя... ситуация. Нет, я, конечно, дико устала, да и таверну жалко, но все же придется устроить разбор полётов.

       Сидели мы за столом, и активно переглядывались друг с другом. Некроманты ребята основательные, но общительные, жаль форма у них унылая (зеленая), а про юмор я вообще молчу. Наглые, сильные, сообразительные ребята, можно сказать что смелые, с такой-то работай. И вот эти непугливые в принципе люди сейчас с обреченным видом взирают на меня. Опять себя монстром ощущаю. Нет, я, что так плохо выгляжу? Я бы не сказала, зеркало не трескается, да и ладно. Но в их глазах страх выглядит забавно. Репутация, однако. Ну что ж, на первый раз простим, но только после того, как они заплатят за свою ошибку.

       - Ну что, умники, кто готов компенсировать мне потраченные нервы? - обвожу я взглядом молодых людей. Те упорно отводят глаза, пока все же Намий не собрался с духом и не обратился ко мне.

       - Мы виноваты. Ты в своем праве, - трое талантливейших учеников своего факультета опустили голову в ожидании.

       - Сегодня гуляем за ваш счет, - хмыкаю я. Ну что с них взять? Но грозное выражение лица все еще удерживаю. - И в течение месяца я питаюсь за ваш счет, ни в чем себе не отказывая. А в качестве моральной компенсации мне хватит и одного золотого. Заметьте, я даже скидку вам по-дружески сделала.

       Зная прижимистую природу мужчин, я действительно не стала требовать многого. Но, даже проявив неслыханную щедрость и великодушие, я имела возможность наблюдать умилительную картину возмущенных мордашек трех некромантов. Сделав заказ, и приобщив к нему кое-что весьма крепкое, выразительно посмотрела на печальных ребят.

       - Объясни-ка мне Намий, как вы умудрились поднять сотню пятого уровня? - смотрю на троицу и понимаю что они в шоке.

       - Откуда там столько? - Вот же драконово пламя, они ничего не знали. И что все это значит?

       - Давайте по порядку. Лид, - обратилась я к парнишке, сидящему по правую руку от Намия. - Я так понимаю, что по какой-то причине план вы проигнорировали?

       - Сана, мы действовали строго по твоим указаниям, - покачал темноволосой головой студент факультета мертвых искусств.

      С этим все ясно, перевожу свой ясный взор на русоволосого юношу. Его синие глаза все время избегали моего прямого взгляда.

       - Ладно, ладно! Я занервничал и переборщил с резервом, не закрепив вектора, - краснеет Люк, он сидит слева от Намия и нервно ерзает на стуле. - Я не знал, что там их целая сотня. Думал как всегда, не больше двух десятков.

       - Логично, - киваю. - Впрочем, я тоже хороша, знаю же что за вами контроль нужен, - вздыхаю я. - Ректору на глаза не попадайтесь примерно с седмицу. Увидит, прочтет, вычислит меня. И тогда, вас даже золото не спасет.

       - Он тебе еще не допрашивал? - удивился Люк. Намий и Лид только фыркнули. Люк новенький в этой компании, да и в Академии в целом, про меня он конечно наслышан, но не так много, как Намий и Лид.

       - Он и не сможет, - смеется Лид. Нам уже принесли мой заказ, и сейчас мы методично набираемся. - Он как-то попробовал к ней в голову залезть, потом сутки в отключке валялся.

      На меня посмотрели с уважением. Моей заслуги в собственной исключительности нет. Во всем виноват блок в моей голове, он был не просто необычным, он оказался в корень не правильным. Но факт того что великий Ларакинавель не смог прочесть шестнадцатилетнюю девицу (а мне на тот момент было именно шестнадцать), облетел всю Академию, и заставил некоторых особо ярых моих противников слегка присмиреть. Жаль ректор обиделся, он же не просто так в мои мысли полез.

      - Насколько же ты сильна? - Глаза Люка расширились.

      И что ему ответить? По силе примерно равна среднему боевику, я себя здраво оцениваю. А вот подобный блок способны поставить либо эльфы, либо драконы. Природу барьера в моей голове установить не удалось, но и гипотезы об участии драконов или же эльфов казались мне слишком невероятными, дабы в них верить.

      - Этого даже мы не знаем. Санашая у нас в открытых дуэлях ни разу не учувствовала, - пожимает плечами Намий.

      - Дерущаяся девушка - довольно вульгарное зрелище. Я предпочитаю более изящные методы, - меланхолично замечаю я. - Так что ребята, если вы не хотите в карцер, то мое вам пожелание, скройтесь с глаз Ларика.

      - О да, карцер уже успел поднадоесть, - скалится Лид.

      Дело в том, что наше знакомство как раз и произошло в столь примечательном месте. Их посадили за их проделки, меня за мои. Карцер это такое помещение метр на метр, из ледяного камня (холодный зараза), в котором виновные отбывают наказание. Ставят тебя туда босиком, полураздетого на сутки. Разговаривать не с кем, есть и пить не дают, на дверях солнечные камни, чтобы особо талантливые выбраться не могли. Но наши камеры оказались смежными, а между ними одна очень маленькая мышка себе сквозной проход устроила, вот мы и общались, когда силы были, через эту небольшую дыру. Мышь та, кстати, была неудачным экспериментом кого-то из студентов, сбежавшим из лаборатории.

       Намий же является лучший друг Лида, они вместе росли, вместе поступили в Академию, вместе в ней проказничают и вместе получают, они даже по бабам ходят и то вместе. Так как я младше на пару лет, они решили взять надо мной шефство, но жестоко обломались. Мне в те годы было до дракона кто рядом со мной и чего хочет, и братские притязания светловолосого Намия остались безответными. Люк же появился у нас сравнительно недавно, ранее он обучался у какого-то могущественного мага, потом решил, что ему нужен диплом и поступил в Академию. Там поняли, что парню практически нечему больше обучаться и пихнули на последний курс. Как раз к Лиду и Намию в группу, где они сошлись на почве любви к пакостям.

       - Сана, а почему ты в некроманты не пошла? - прервал мои воспоминания Люк.

       - Не знаю... ректор предложил на выбор три направления, я ткнула первое попавшееся.

       - А что он тебе предлагал?

       - Факультет материальных искусств (там артефакты делают), бытовые искусства и факультет Лекарей.

       - Странно, три абсолютно разных направления и только два соответствуют твоему уровню, - удивляется Люк. - Я уверен, что из тебя вышел бы неплохой некромант.

       - Из меня вышел неплохой Лекарь, - пожимаю я плечами.

      - Еще бы, - многозначительно ухмыльнулся Люк. - Под протекторатом ректора-то.

      - А это не твоего ума дело, - одернул приятеля Намий.

      Личный контроль Ларакиновеля действительно удивлял многих. Как же так, САМ РЕКТОР, и какая-то графиня?! Какие только слухи не ходили, подпитываемые тем, что ректор Академии являлся моим личным наставником, кое-кто даже был близок к правде.

       Этот разговор начал утомлять. Мы наелись и принялись налегать на горячительное. Зал тихонько гудел, как потревоженный улей. Иногда я замечала неодобрительный взгляд Ражека, мелькавшего то там то здесь.

       - Сана, я никогда не слышал, что бы в мертвой было столько трупов разом, - задумчиво произнес Намий.

       - А ты и не слышал. Ты вообще вчера весь вечер пил здесь. Ни про какие трупы ты не знаешь, а Мавзоран милейший человек, - искривила я губы в саркастической усмешке. Ребята понятливо кивнули.

       Столько тел разом в нашем городе ничего хорошего не несут. А знания о них вообще нежелательны. Мне ректор такое знание простит. Не потому что питает ко мне теплые чувства (так и сжег бы на костре), а потому что у меня есть ПОКРОВИТЕЛЬ. Неизвестный мне опекун, которого опасается ректор, только поэтому меня еще не выгнали из Академии, и только поэтому еще не отправили к Равновесию, упокоив навеки. Я здраво оцениваю ситуацию и свои способности. За то, что я вытворяла, по-хорошему, мне не только карцер светил, а верить в неосведомленность Ларика попросту глупо. Следовательно, таинственный благодетель обладает невероятной властью, способной обеспечить мне статус неприкасаемой. Родственников у меня нет. Это точно, иначе бы растащили то, что мне осталось в наследство, даже если то наследство сожжено и проклято. Денег, что бы оплачивать свое обучение я тоже столько не имею, в Академии простым людям делать нечего, финансово не потянут. На все вопросы о моем опекуне Ларик отмалчивался. Со временем я перестала задавать вопросы. Зачем, если никто не отвечает? Единственное, что хоть что-то говорило о наличии в моей жизни таинственного покровителя, были его подарки, невероятно дорогие и необычные.

       Есть еще и другая сторона монеты. Подобную заботу придется отрабатывать. Интересно как? В бескорыстие я не верю, в добрых людей тем более. И чем старше я становлюсь, тем дороже подарки, и тем больше у меня мыслей (в основном негативных). И даже застарелое равнодушие отступает перед этой тайной.

       И все-таки. Сто тел. В одном месте разом. И осматривает их лучший специалист (хоть и дрянь человек, но таланта его не отнимешь). Из них получились зомби пятого уровня... значит, были убиты магией. А ведь пятый уровень, это почти упырь, разница лишь в том, что упыри в отличие от зомби не управляемы, но сила и подвижность одинаковы. Получить и того и другого можно, если убить жертву при помощи магии, если быть точной, то в процессе ритуала. Вряд ли трупы стали свозить со всей страны в одну точку, скорее всего тела столичные. А данный факт наводит совсем на другие размышления.

      Наевшись до отвала, и осушив последнюю чарку горячительного, я решила, что пора и честь знать.

      - Я в общагу, - собираюсь с силами и встаю. И всё-таки с алкоголем я переборщила. Парни обижено загудели.

      - Сана, ты чего? Хорошо сидим же.

      Сидели хорошо, спору нет, но мне не нравится, то до чего дошли мои мысли.

      - Вам бы так же стоило поторопиться, через час корпус закрывается.

      В общежитии находящемся на территории третьего корпуса должны проживать все студенты проходящие очное обучение. Это закон. Даже для тех, кто живет неподалеку.

      - Нееее, - блаженно улыбается Лид. - Мы сегодня с такой красоткой договорились, у нее еще две подруги. Вот там и заночуем.

      С этими все ясно. Дамы сердца и других мест не дадут парням скоротать ночь на улице. Кстати, в правилах Академии разрешено, иногда, проводить ночи вне стен общежития.

      Попрощавшись с Алмой и Ражеком, я направилась в родные пенаты (что б они вечно стояли). Уже давно стемнело, город замер, движение прекратилось, людей практически нет. Люблю ночь. Тихо, свежо, бодряще. Вижу я в темноте неплохо, зажигать светляка не стала.


      Я уже довольно далеко ушла от таверны, когда почувствовала запах крови. Этот запах ни с чем не спутаешь. На автомате, я направилась туда, откуда шел еле уловимый аромат. Пришлось пару раз свернуть в переулки, нырнуть в одну подворотню. Да где же источник? И вообще, зачем я туда иду? Не надо мне этого! Но любопытно же. Не хочу! Там, скорее всего кто-то кого-то прирезал, и это не мои проблемы. К упырю все. А если там кто-то выжил? Нужны мне эти острые ощущения под ребрами за излишнюю любопытность? Нет, но что-то заставляет двигаться дальше. Какое-то неясное чувство глобальных перемен.

      К запаху крови примешался запах магии. Не все могут чувствовать эту смесь, даже не все лекари могут улавливать аромат чужой Силы. Таких сенсоров как я на факультете от силы человек десять-пятнадцать. Вдыхая полной грудью, аромат чужой магии, понимаю, что где-то его уже встречала.

      Останавливаюсь и осматриваюсь. Впереди тупик, по бокам отвесные стены жилых домов (средний класс, между прочим). Смотрю под ноги. Кровь. Очень много крови. Все. Меня переклинило.

      Дальше тело. Подхожу к нему. Осматриваю. Эльф. Чистокровный мертвый эльф. Большие, очень большие проблемы.

      За одного своего, эльфы вырезают целые поселения наших.

      - Мать моя кроль драконов, папа некромант, - грязно выругалась я.


      Глава 3

      Так, без паники. Не то что бы я испытывала страх, но волнение, поднимающееся из глубин сознания, явно мешало осознать проблему. Думай, Сана, думай! Вряд ли они на столицу пойдут, им же не нужна война? Будем на это надеяться. Значит, последует расследование. Я беспомощно огляделась, ни в одном ближайшем доме света нет. Хорошо. Горожане спят.

      Что делать? Вызвать помощь? Бежать? Прятать тело? О Равновесие, о чем я думаю! Стоп. Что-то не так. У мертвых эльфов кровь, что та кислота. А уходящая жизненная энергия должна была разнести хотя бы брусчатку вокруг тела к крысодлачей матери. Жив. Жив! Наклоняюсь, осматриваю и сильно ругаюсь. Лучше бы умер. С такими ранами... если его сейчас лечить, то, скорее всего, сама с ним рядом лягу. И не известно еще выживет ли он.

       У меня как всегда, мозг думает, а руки рефлексируют, то есть ощупываю его раны, проверяю зрачки, наличие артефактов (я не мародерствую, просто некоторые артефакты с целительством совместимы так же, как Ларик с обетом воздержания). Пульс - есть. Зрачки... какие к упырю зрачки у эльфа без сознания?!

       Всегда носила собой набор на крайний случай, принялась его потрошить. Кровь эльфа начала жечься. Умираешь? Эй, не смей!

       - Слышишь, лопоухий, только попробуй здесь сдохнуть, я из тебя чучело сделаю. Хочешь умереть, вали в другое место. Здесь умирать нельзя, таверна Ражека рядом. Мы же не хотим, что бы два ближайших квартала твои сородичи в особо изощренной форме отправили к Равновесию?

       Я всегда разговариваю с пациентами. Не для того чтобы им было легче, зомби с ними, зачастую они меня даже не слышат. Это нужно мне. Я себя на необходимый эмоциональный фон настраиваю.

       Ощущение опасности теперь уже не беспокоило своей монотонной бубнежкой. Оно убивало диким визгом. Что-то сейчас будет. Мне нельзя отвлекаться, выкладываю амулеты в нужном порядке. Эльф, кажется, перестал дышать. Ага, так я тебе и дала помереть. Вот же в чем проблема, он умрет и меня собой потащит, не откатом так за пытают, как свидетеля, и никакой опекун не спасет. Думай, Сана, думай. Со всей силы долбанула кулаком по грудной клетке, сломать не боялась, у них скелет в пять раз прочнее человеческого. Он выдохнул и сделал глубокий вдох. Рефлексы, однако. Вот только его открытым ранам это навредило еще больше. Почему раны не затягиваются? Яд? Думай, Сана, думай. Упырь, почему меня трясет? Где опасность? Еще быстрее расставляю амулеты и принимаюсь вычерчивать знаки на его растекшейся крови и на нем самом. Я ж не просто так с некромантами общаюсь, и целительскую магию втихушку учу не зря. Все, дракон моему резерву, ну и ладненько, зато какой эксперимент.

       Чувство опасности заткнулось. Ага, отлично, сейчас меня будут убивать. Я читаю заклинание. Вспышка. Спину покалывает, так всегда бывает, когда мои щиты встречаются с чем-то не очень хорошим, точнее совсем гадким. Я даже не моргаю, лишь оглядываюсь, продолжая читать заклинание. Через полторы минуты сработает сигнал. Лекарям такие выдают на экстремальный случай. Видно его издалека (пожалуй, столицу покроет), а сбегаются на него все, начиная со стражей, заканчивая преподавателями Академии. Но это время нужно еще продержаться.

       С некромантской частью покончено, начинается самая неприятная процедура. Трачу на него свои капли силы. Краем глаза пытаюсь узреть того нехорошего человека, что пытается нас упокоить. И я таки его вижу. Он, наверное, думает, раз я человек то в такую темную ночь и дракона не рассмотрю. Зомби ему в печень, а не дефекты зрения.

       Ой, зачем я вообще решила лицезреть эту рожу? Еще один эльф. Упыревы эльфячьи разборки. А он ничего, симпатичненький для эльфа, и на лице столько страданий. Обычно эльфы с каменными рожами ходят, а у этого прямо буря эмоций. И судя по всему, этот представитель чистокровной эльфийской породы разозлился. Будет больно. Где-то у меня был накопитель. Одной рукой тереблю остатки своего неприкосновенного запаса, другой продолжаю накачивать этот полутруп энергией. О, Равновесие, нашла. Начала его поглощать и одновременно перекачивать в лежащее неподвижно тело.

      Опять ударил. Да что ж ты делаешь, изверг? Я же маленькая, слабенькая, и щиты у меня такими темпами долго не продержатся. Ударить в ответ я не могу. Руки заняты. Еще и болят. Это почему они болят? Левая лежит на растерзанной груди жертвы, а правая продолжает поглощать накопитель. Что не так? Правая ладонь горит огнем (в переносном смысле), больно. Сейчас будет еще больнее. Так всегда бывает, когда применяешь целительскую магию. Два приступа мазохизма за один день, это перебор. Правую руку уже практически не чувствую. И тут грудь взрывает волна ТАКОЙ БОЛИ, что так и тянет все бросить и позволить себя добить.

      Раньше я тихонечко ворчала себе под нос. Сейчас же кричу, срывая голосовые связки, не стесняясь показать свои страдания. Мне кажется я так никогда еще не орала. Щиты идут волнами, на зданиях трещат ставни, а мой недоубийца впадает в ступор. О дракон, ну почему же так долго?

      И тут город озаряет красная вспышка. Такая яркая, что мне приходится закрыть глаза, в попытке защитить зрачки от выжигания. Голос я, судя по всему, сорвала. Как лекарь могу поставить себе диагноз - маниакальное желание покинуть этот мир с сопутствующими пытками. Говоря простым языком - идиотка. Нападавший не ожидал подобного поворота событий и вроде даже передумал связываться со мной. Я его понимаю. Щиты странные, не пробиваемые, в ответ не дерусь, зато кричу, так что уши закладывает, да и светопреставление, для чувствительных эльфячих глазок весьма пагубно. Это я как Лекарь говорю.

      Свет все не прекращал изливаться. А я из последних сил пыталась остаться в сознании. Я знала, засну - умру. Но знание не умаляло желания все бросить, свернувшись калачиком, и заснуть сию же минуту.

       Новых ударов все не было. Он ушел? Вот дурачок, нас ведь легко можно убить простым оружием. Оно-то через щиты проходит.

      Свечение померкло, а я почувствовала глухой удар в спину. Я так понимаю, думаем мы одинаково. Оборачиваюсь. У него глаза круглые, как диск дневного светила, а рядом со мной лежит кинжал (простой такой). Ага, наивный, я с четырнадцати лет ношу на спине вшитую в мантию металлическую пластину. Вот только бы он не догадался в меня еще каким-нибудь острым предметом кинуть.

      - Эй, не я твоя жертва, меня не трогай.

      И это мой голос? Здесь голосом и не пахло. Сипение и хрип. Но на, то он и эльф с большими ушами, что бы меня услышать, не только меня, но и людей, спешащих сюда. Интересно, что он сделает, останется и добьет, или отступит и прибьет потом.

      Я продолжала лечение раненого. Чувствую, что все же не судьба нам жить на этом свете. Как Лекарь, я знала, что так или иначе умру. Все мы умрем. Но как-то надеялась дожить до глубокой старости.

      Мне плохо! Где же помощь?

      'Терпи' раздалось в голове.

      Таш? Не ходи сюда. Я тебя не для того лечила, что бы ты со мной погибал.

      Но меня никто уже не слушал. Я заметила смазанную черную тень, метнувшуюся к убийце. Все происходило слишком быстро. Послышался вскрик. Похоже, этот гад не ожидал нападения со спины. Он ведь развлекался до этого. Заклятия не настолько убойные (более сильное попортило бы городской фасад), он даже меч не вытащил. Против эльфийских клинков не потяну. Больше я теней не видела. Мой несостоявшийся убийца оглянулся, и не обнаружив причины своих ран, напрягся. Таш, ушел. Почему-то я это явственно чувствовала. На спине нашего противника я заметила четыре лоскута рваной кожи с приличными кусками плоти. Похоже, сработал принцип неожиданности и метаморф его все-таки достал.

       Эльф оглянулся в мою сторону в последний раз, этот взгляд я запомню надолго. Холодный, раздраженный и сожалеющий взгляд. Никакой ярости, ни ненависти, меня из себя выводят такие спокойные глазки, словно он давно смирился со своей участью. А потом он исчез. Просто ушел. Бросил. Дилетант, или уверен, что наш клиент уже нежилец? Конечно уверен, с такими ранами не живут. А меня можно и позже убить? Скорее всего, да.

       Наивный. Не было бы здесь меня, ни один целитель столицы, эльфа уже не спас бы, только потому, что эльфы к нашей магии невосприимчивы. Но я-то не Целитель. Я упырев Лекарь, ничем не брезгующий. Все, накопитель кончился. Моя Сила перестала выливаться в тело пациента. Смертельные раны я убрала, на их месте остались неглубокие порезы и ожоги, а с остальными он и сам справится. Из последних сил стираю признаки обряда и своей магии. Ложусь рядом и пытаюсь выжить сама.

      Никогда не страдала склонностью к самоубийству. Поэтому подготовила плацдарм для своего восстановления. В такие минуты смертельного истощения, ко мне откуда-то приходила энергия. Я не могла отследить этот канал. Но кто-то мощный впихивал ее в меня, заставляя давиться, но усваивать. Не сказала бы, что это приятное ощущение, но я все равно ему рада. Возникает чувство мимолетной радости и ощущение защищенности, которое сегодня дополняло торжество от удавшегося эксперимента. Но мне не дано долго нежится в этой круговерти. Скоро придут люди, и они не должны видеть меня такой. Это правило было моей истиной. Истиной, которую я еще ни разу не нарушила за все годы сознательной жизни. Слабое свечение, исходящее от меня, померкло. Стало нестерпимо холодно.

      Я так и заснула, свернувшись калачиком в крови вылеченного мной эльфа, где то посреди города в глухом тупике.


      Тепло. Мягко. Хорошо. Может не просыпаться? Пропущу первую пару, все равно лекция по травоведению. Скукота. Потянулась. Что-то не так. Память открывает мне свои закрома, и меня резко вышвыривает из сна.

      Подскакиваю на своем ложе и оглядываюсь. Кабинет ректора. Я лежу на непонятно откуда взявшейся кушетке, сам Ларик восседает напротив и сверлит меня взглядом. Я не поняла, мне пора волноваться? Судя по его взгляду, неделя в карцере мне обеспечена.

       - Все так плохо? - хриплю я. Ну и голос, волкодлаки рычат мелодичнее.

       Он бросается ко мне. Быстрый. Честно говоря, я не успела ничего понять, как была прижата к его груди. Теперь я находилась на его коленях, а он на давешней кушетке. Мельком отмечаю горящие свечи, значит еще ночь. Та же или уже следующая?

       - Сана, девочка, - шарит он по мне руками. Вот это он зря. Знает же что может произойти, но все равно не останавливается. Во мне начинает вскипать ярость.

       Дикая, необузданная, всепоглощающая ярость. Сана, стой. Дыши. Он просто забыл. Его нельзя убивать. Дыши. Иногда мне кажется, что эта ярость живет отдельно от меня, будто она принадлежит кому-то другому. Пока я пыталась справиться с собой, Ларик принялся беспорядочно целовать мое лицо, и вот это стало последней каплей. Мое тело выгнула волна ни с чем несравнимой боли. Это случается каждый раз, когда кто-то пытается проявить ко мне интерес определенного рода. Поцелуй к примеру. Или прикосновение, простое прикосновение к моей коже.

       Я хочу кричать, но не могу. Боль парализовала мышцы. Ну что за ночка? На мгновение я зависла дугой в руках ректора. В следующую секунду мое тело среагировало за меня, вывернувшись из рук держащих меня, я саданула ногой по лицу мужчины. Отпрыгнув на приличное расстояние, приземлилась на четвереньки и настороженно посмотрела в сторону Ларакинавелля. На его лице бушевал ураган эмоций. Ярость, удивление, злоба, осознание, боль. Стоп, а боль-то откуда?

       - Зачем? - сиплю я. Он прекрасно знал, что может произойти. В конце концов, он уже испытывал на себе подобную реакцию. А потом сдуру ринулся читать мои мысли (именно тогда он сутки пробыл в отключке). Неужели он настолько забылся?

       - Прости, - еле слышный шелест. Ушам не верю. Он действительно извинился? Прошу на бис.

       Ярость еще клокотала где-то там внутри, очень-очень далеко и глубоко. Больше я боли не испытывала. Ненавижу свое тело. И еще сильнее ненавижу ректора, за то, что он заставляет меня испытывать боль. Он не виноват. Просто я не такая как все... ущербная. Настроение падает до критической отметки. Еще чуть-чуть и случится истерика. Я всего лишь слабая девушка, но пройденных за эту ночь испытаний, хватит на отряд боевых магов.

       - Санашая Сареш, приношу официальную благодарность от имени Академии и эльфийских лесов за спасение сына Великого Леса сегодняшней ночью, - он поднялся на ноги и подошел большему окну.

       Интересно, что он хотел там увидеть? И тут же без перехода он обернулся ко мне.

       - Ты, малолетняя идиотка, - честно говоря, я впала в ступор от такого выразительно шипения. - Какого упыря, ты туда поперлась? Ты хоть представляешь, что там произошло?

       Я киваю головой. Как не странно окончательно успокаиваюсь. Вот это уже мой ректор, это уже привычный для меня мир, в котором я кругом и всюду виновата.

       - Нет, ты ни упыря не понимаешь! Я поражаюсь тому, что ты еще жива. Тебя могли там прикончить. Да ты сама себя чуть не угробила! - кричал, он бурно жестикулируя.

       - Не кричи на меня! - ну сорвалась. Ну бывает. Поднялась с песка (тот самый песочный коврик, что против воров) и устроилась на кушетке.

       - Я не кричу, - шипит он. - Ты хоть знаешь, во что ввязалась?

       - Не успела.

       - Ты, деточка, спасла наследника эльфийского престола. Младшего.

       Кровь отхлынула от моего лица. Я собственными руками создала себе драконову кучу проблем.

       Вся трагичность ситуации заключалась в том, что спаси я обычного эльфа, в моей жизни было бы гораздо меньше головной боли. Ну почему принц?! Нет бы случайную жертву разбойного нападения. Все люди как люди, а у меня принцы на дороге валяются!

       - Что произошло? - пересохшие губы еле шевелились.

       - В полночь мы заметили сигнал и поспешили на помощь, - вздохнул он успокаиваясь. - Прибыв на место, я увидел тебя и его. Ты лежала вся в крови у него под боком белее мела, он же, казалось, просто спал. Вся улица была накрыта пологом тишины. Ты понимаешь, что это значит?

       К нападению на наследника готовились. Что логично, на столь важную персону с бухты-барахты бросаться не будут. Заклинание тишины очень длинное и зубодробительное. А еще оно людское.

       - Пострадавшего забрали. Тебя я еле отбил, и то с условием, что ты будешь находиться под пристальным присмотром и контролем все то время, пока будешь восстанавливаться.

       Я считала, что хуже мне уже не будет. Наивная.

       - Санашая, были обнаружены следы борьбы. Сана, девочка, что же ты натворила, - вздыхает с горечью он.

       Не поняла. И что не так-то?

       - Я просто расскажу им правду произошедшем.

       - А где подтверждение твоим словам? Наследник, ничего не помнит. Там везде следы человеческой магии. Ты единственная свидетельница. Им кажется подозрительным, то, что ты выжила при столь мощных атаках. Они захотят тебя прочесть.

       Вот теперь моя бравада покинула меня заслуженно.

       - Они НЕ СМОГУТ тебя прочесть, - он без сил опустился в свое кресло.

       - И станут пытать меня, дабы убедиться, что я говорю правду, - при звуке моего голоса он вздрогнул.

       Играет? Нет. Я не чувствую в нем фальши. Значит боится. Чего? Неужели действительно за меня переживает? Или что-то еще? Сейчас проверим.

       - Не желаешь делиться своими привилегиями? - криво улыбаюсь я.

       - Твой опекун голыми руками порвет любого, кто дотронется до тебя не с целью обучения, - о как.

       - Тогда свяжись с ним и попроси для меня убежища, раз он так могущественен, - пожимаю я плечами. Человек способный причинить вред Ларику... хочу посмотреть.

       - Этого нельзя делать, - хмурится он. - Я не могу тебе рассказать, но поверь, к нему тебе нельзя. Сейчас.

       Очень интересно. Любопытная картинка вырисовывается.

       - Твои предложения?

       - Тебе нужно бежать, - хорошо, что я сижу.

       - Как ты себе это представляешь? - искренне удивляюсь я.

       - Я оформил приказ вчерашним числом. С сегодняшнего дня ты официально находишься на практике. И место ее прохождения будет являться тайной даже для меня.

       Ого, да он ради меня пошел на злоупотребление властью.

      - Связь поддерживаем как всегда. Много денег я тебе выдать не могу, после твоего исчезновения мне устроят генеральные проверки счетов, так что отдам только то, что храниться наличкой в Академии. Считай это подарком на день рождения. На первое время хватит.

      Он перевел дыхание и вперил в меня немигающий взгляд. Я поняла, чего он хочет. И поведала ему не сильно отредактированную версию событий. Лечила мазями. Кто напал, не знаю.

      - И ты всерьез веришь в то, что эльфы примут этот бред?

      - Ты мне веришь?

      - Я никому не верю.

      Продуктивно пообщались.

      - Иди собирать вещи, - уткнулся он лицом в свои руки. - Лошадь возьмешь закрепленную за тобой, но смени ее при первой же возможности. Проваливай, что б глаза мои тебя не видели.

      Мне два раза повторять не нужно, сорвалась с места и направилась в свою комнату. Слава Равновесию, я жила одна.


      Глава 4


       Я стояла в тени раскидистого дерева, лениво жуя пирожок, и вспоминала сегодняшнюю ночь. Не дай равновесие еще таких ночек, но что-то мне подсказывает, что события могут повториться. Опыт, наверное.

       Вернувшись в комнату, обнаружила, что брать с собой мне, в общем-то, особо нечего. Не то чтобы я жила бедно, просто скромно. А когда посмотрелась в зеркало (зеркала у нас только у особо богатых и крутых магов, ну еще и у меня), чуть не отправилась к Равновесию в гости. Отражение показало девицу невменяемого вида. Волосы черные, когда-то заплетенные в высокую косу, скрученную в пучок, сейчас растрепались. Глаза черные, взгляд бешеный, лицо вроде бы с правильными, но детскими чертами, губы перекосило в ухмылке, не высокая, и все это счастье покрыто толстым слоем засохшей крови и грязи. И как Ларик на подобное позарился? Впрочем, он всегда отличался особой извращенностью вкусов.

       По мере того как я приходила в себя и осознавала происходящее, пришла и ноющая боль в ладони, той самой что я накопитель держала. Осмотрела ее и, обнаружила сильный ожег. М-даа... В общем, присела я на свою мягкую кроватку, потыкала ножкой узоры на эльфийском ковре - подарок опекуна, не поднялась у меня рука эту прелесть обратно отослать. И приняла решение больше не горевать, а мило скалиться бедам в лицо, тем более что наступил рассвет.

       В результате я стою в тени, наблюдая за людьми на залитой яркими лучами площади нашей славной столицы. Если посмотреть на меня со стороны, то можно увидеть невысокую, фигурку, укутанную в плащ, серебрящийся на солнце, лицо скрывает капюшон, а фигуру структура ткани. И вот я вся такая красивая и загадочная торчу на площади и высматриваю своих жертв.

       Почему жертв? Да потому что следует посочувствовать тем, кто согласится терпеть меня больше недели рядом с собой. Но обо всем по порядку. Эта площадь знаменита тем, что здесь происходит наем рабочей силы. Стоят палатки, в которых зазывалы предлагают работу. К ним подходит кандидат в работники и описывает себя и свои способности. Если у работника имеется хвалебная записка от предыдущего работодателя, расписывать себя не обязательно. Но есть такие работодатели, которые ходят среди толпы, стараясь не выделяться, и тщательно присматриваются к снующим туда-сюда людям. Это особая категория. Либо заработок у них не легальный, либо просто не безопасный, либо же работа намечается далеко от места найма. Как раз такие мне и нужны.

       Среди палаток зазывал примостились лотки торговцев. Их можно увидеть не только на торговой площади (таких три по столице), но и в любом месте большего скоплении людей. К подобному лотку я и направилась, натянув до подбородка капюшон, и цепко высматривая возможных работодателей.

       Перебираю я, значит, различные травки у лотка и прислушиваюсь. Товар что предложила услужливая торговка, меня интересовал мало, но вот, то, что я слышала, все больше вышибало воздух из груди. Толпа гудела. И не просто гудела, а обсуждала подробности сегодняшней ночи.

       - Слышал, чаго сегодня-то было? - улавливаю шепот невдалеке.

       - Это ты про убийство ельфа? - мне по-плохело.

       - Да не убийство то. Там ельф ведьме в любви признавался, а она его проклятием огрела. Так саданула..., - стенает уже женский голос.

       - Да врете вы все. Я своими ушами слыхала, как кухарка с королевской кухни говорила конюху, что, то принца ельфячего кто-то убить хотел. А какая-то ведьма его спасла...

       - Да и за ведьмы той и убили, - вмешивается чей-то тенорок. А мне все хуже и хуже.

       - И сама бедняжка померла, - сокрушался сердобольный женский голос.

       - Стражники бают, жива она. Ее ельф как углядел, так сразу от красоты окосел и собой забрал.

       - Да страшная она, - возмутился чей-то звонкий голосок.

       - А чагож за нее драться тогда?

       - Да кто из-за нее драться-то стал бы? Она ж черна как ночь, вот Марилька купцова дочка, вот из-за нее можно, - и толпа начала волноваться.

       Я под шумок стараюсь отойти подальше от спорщиков. Перекочевав на другой конец рынка рабочей силы, прислушалась. И не зря.

       - Расслабься. Все что хотел, ты уже выяснил, осталось решить последнюю проблему, - говорит кто-то таким глубоким басом, что у меня резко возникло желание увидеть его обладателя

       - Где ты найдешь такого идиота? - Вопрошает усталый голос.

       - Почему сразу идиота? Платим-то мы прилично, - хмыкнул первый говоривший.

       - Но судя по всему недостаточно.

       А я для себя делаю выводы. Речь правильная, собеседники явно хорошо образованы. У одного из них вредный характер. Другой привык командовать. И они ищут работника (я гений мысли). Интересно...

       - Может нам все же повезет, - задумчиво пробубнил первый. - Не могу я больше терпеть. Сам знаешь.

       Я все-таки нашла их глазами. Один высокий, блондин, плечи широкие - воин, выйти мне за эльфа, если я не права. Одет в добротные вещи обычного горожанина, не привлекающие особого внимания. Второй тоже блондин. Мать моя король драконов, да это ж эльф. Все не хочу я с ними знакомиться.

       Но по какой-то неведомой причине я осторожно следовала за ними сквозь толпу, прислушиваясь к их беседе. Вот они остановились и переглянулись. Неужели меня заметили? Воин поднял руку, отпихивая кого-то локтем, а из-под плаща сверкнули дорогие ножны и рукоять очень интересного кинжала. Откуда у воина столь необычное оружие, которое грешно использовать как предмет лишения жизни? Нет, не заметили, выдыхаю с облегчением. Они начали присматриваться к группке людей в синих мантиях. Мне поплохело. Синие мантии носили лекари, и только лекари имели право собираться у своей собственной палатки, там были и дипломированные практики и практиканты с моего курса. У студентов черные нашивки на груди, а у практикующих выпускников нашивки зеленые. С тревогой прислушиваюсь к их препирательствам, стараясь слиться с окружающей средой и не попасться на глаза лекарям.

       - Опять те же рожи, - шипит эльф.

       - Может на этот раз нам повезет больше, - пожимает плечами воин.

       - Это после того как в нашей группе погиб четвертый лекарь? - возмущается ушастый. Интерррресная информация.

       - Предложим двойную цену.

       - Кому? Тем трем старикам? Или тем двум девицам, что в прошлый раз средство от поноса с приправой перепутали? - Случаются и такие выпускники. И мне за них почти искренне стыдно.

       - Ну, вон смотри вроде практиканты стоят, - не повышая голоса кивает в сторону моих коллег широкоплечий мужчина.

       - Да кто из студентов согласится из города уехать? Тем более в такой спешке.

       - Ты знаешь, как сильно он нам необходим. Или ты предлагаешь отправляться без Лекаря? - холодно осведомился воин.

       - Нет, без лекаря нам конечно нельзя, группа должна быть полной. Но на этот раз можно и нынешний состав оставить. Тем более ни один из тех, кого мы встречали, тебе так и не помог.

       - Мы уезжаем надолго. Что я буду делать, когда зелье закончится, об этом ты подумал? - глухо осведомился воин.

       Все. Больше времени я терять не могла.

       Недолго думая, направляюсь в их сторону, низко склонив голову, со всей силы врезаюсь в воина, обхватываю его талию руками и максимально осторожно вытаскиваю из ножен приметный кинжал. Сейчас главное не потерять над собой контроль. Мне не больно, не больно!

       Любопытно, а хозяин знает, какое именно оружие носил на поясе?

      Вот это плечи, и вообще фигурка спортивная - разу видно тренированное тело. Хоть бы этому телу не пришлось отрабатывать на мне силовые методы решения проблем.

       - Смотри куда прешь, - ворчу я, не поднимая головы. Голос мой звучит сипло, но расслышать можно. - Знаю я таких. Сначала с ног сбивают, а потом в переломе пятилетней давности обвиняют, лечи потом бесплатно. Уууу, упыри.

       Погрозила кулаком оторопевшей парочке, и недолго думая, направилась в переулок, ведущий прочь от площади. Чувствуя спиной ошарашенные взгляды, я неторопливо удалялась прочь, внимательно прислушиваясь к окружающему миру.

       - Ах ты, крысодлачий отпрыск! - вскрикивает вдруг тот, кого я обокрала. Услышав топот за спиной, прибавляю шаг.

       Скрывшись от взглядов толпы, я позволяю им приблизиться и резко срываюсь на бег. Наемник и эльф. Конечно, они меня догонят. Вбегаю в какую-то грязную и вонючую подворотню, чувствую топот мурашек по позвоночнику. Сейчас в меня либо чем-нибудь швырнут, либо эльф прыгнет. У них это излюбленная тактика, скачут на спину убегающей жертвы и горло перерезают.

       Мурашки резко исчезают, и в тот же миг я шарахаюсь в сторону. Мимо проносится фаербол. Мать моя король драконов, это ж боевик. Боевые маги - страшные люди... и отмороженные... договоримся.

       - Стой! - вскидываю я руку и поднимаю щит. Хоть бы не пришибли ненароком.

       Парочка резко остановилась. Широкоплечий блондин рассеивает фаербол, а эльф вертит в пальцах свой орт.

       - Зачем взял то, что тебе не принадлежит? - делает шаг вперед обладатель шикарного голоса. Хм, странно... он обращается ко мне как к мужчине. Не распознал женщину? Хотя это и неудивительно, на мне столько тряпья надето, да и голос сейчас совсем не женский.

       - Мне он нужен, - мотаю капюшоном. - Могу отработать, только отдай его мне.

       Парни переглянулись. Хотя какие они парни? Мужчины.

       - И как же уличный воришка собрался оплачивать столь дорогое оружие? - подключился эльф к беседе. Вот не люблю я эльфов. Хотя вопросы он задает нужные, для меня нужные. Я бы спросила о цели похищения, а не способе оплаты.

       - Я не вор - я лекарь. Один из лучших в своем деле. Мне вполне под силу исправить вот это, - тыкаю пальцем в боевика.

       Ой, не могу. Ну и лица у них. Крупными рунами вырезано - иди, ври в другое место. Хотя эльф просто обязан чувствовать правду.

       - Я не лгу. Пять лет терпеть, ну ты дядя, горазд, - говорить пытаюсь по-простому.

       - Алак, не верь, - шипит эльф. С сомнением шипит.

       - Разберемся, - задумчиво тянет маг. И обращается уже ко мне, - Зачем тебе кинжал?

      О как его приперло-то, пытается наладить диалог по-доброму.

       - Так тебе все и расскажи. Нужен. - Это истинная правда, не вся, но правда.

       - Для Лекаря ты слишком хорошо воруешь.

       - Не было возможности получить по-другому, - бурчу еле слышно, строго соблюдая правило 'не соври или умолчи о неприглядном'.

       - Заплати за него, - в резонности мужику не откажешь.

       - У меня нет с собой таких денег, - да и потом на этот ножичек все мои сбережения уйдут. Это ж артефакт работы Высших.

       - Мне казалось, хороший Лекарь способен зарабатывать в той же степени, что и Целитель, - ай, какой умный.

       - Не могу.

       - Как же ты собрался его отрабатывать?

       - Вылечу твои застарелые раны, подберу пару настоев на будущее, - конечно только в том случае, если мой план по спасению меня не выгорит.

       - Ты практикуешь?

       Молчу, ибо вопрос каверзный. Вот как понять его 'практикуешь'? Практика разной бывает.

       - Следуй за нами, - бросил он, потеряв надежду, на то, что я отвечу.

       Я подошла, к нему ближе, эльф скользнул мне за спину, и такой маленькой колонной мы двинули в неизвестном направлении.

       - Только дернись и я тебя здесь прикопаю.

       Думаю, мы сработаемся. Как я определила, впереди идущий боевой маг является командиром, судя по всему не плохим. Эльф к нему прислушивается (они именно прислушиваются, а не подчиняются), значит уважает. Чем этот наемник командует я так и не поняла. Фраза о постоянно гибнущих лекарях до сих пор крутится в мозгу, но две другие, про деньги и возможность исчезнуть из города, напрочь смывают неприятные ощущения. Страна пока ни с кем не воюет, значит не так все ужасно.

       Шли мы какими-то закоулками, переулками и прочими архитектурными излишествами. Сбежать я не пыталась даже для вида, что-то подсказывало, что этот эльф юмора не понимает. В общем, шли мы, шли и наконец, пришли в таверну на окраине города. Заведение так себе, о посещении подобных мест не распространяются, вот и я промолчу. Здесь обычно различный сброд собирается, здание серое, обшарпанное, с кривой вывеской и диким названием 'Промежность коровы'. Входила я в это заведение с опаской.

       Полутемный зал, пол устлан ветками длинных пахучих кустов травы, на которой виднеются следы местной бурной жизни. Посетителей практически нет (откуда бы им взяться с утра пораньше), кроме пары гномов, да трех пьянчуг, храпящих за дальним столом. Когда-то беленые стены сейчас были качественно загажены и закопчены. Потолок в саже от чадящих факелов (на свечах видно экономят, ну или на магах). Столы заляпаны жиром и крошками, лавки привинчены к полу (весело же здесь по вечерам).

       Заведеньице - мрак. Они действительно здесь остановились? Денег, что ли нет? Или думают, что я только по таким и шастаю, решили расчувствовать мое черствое сердце и привели в родную среду? Да вроде по мне не скажешь, что на чернь похожа. Одета в добротные вещи, перчатки на руках имею (признак достатка). Или они меня в первое попавшееся притащили?

       Устроились мы за одним из столов и начали переглядываться. Эльф кривил губы, то на меня, то на окружающую действительность. Маг рассматривал меня с явным интересом, а я пялилась на них обоих из-под капюшона.

       - Я хочу видеть твои глаза, - произносит Алак.

       - Мы сюда для созерцания моих небесных черт явились? - шиплю я.

      А ведь я из образа выбиваюсь, постоянно на привычную для себя манеру речи перехожу.

       - Мы сюда пришли, дабы дать тебе возможность доказать, твои лекарские способности.

       - Как ты себе это представляешь? Желаешь провести лечение прямо здесь?

       - Нет, если ты действительно Лекарь, то у тебя должны быть с собой различные настойки, снимающие боль.

       Логично, ничего не скажешь.

       Смотрю на мага. Обезболивающие настойки? Да ты, дорогой мой, конкретно на них подсел. И это мне на руку.

       - Где гарантии, что вы их не отберете, а меня не прирежете тут же?

       - Мы в отличие от некоторых не воры, - встрял эльф. Беседа плавно уходит от темы моих глаз, это хорошо.

       - Я тоже не вор, - потянулась за своей сумочкой на все случаи жизни. Парни напряглись.

       - Не вздумай колдовать, - этот эльф нормально говорить умеет?

       Вытащила то, что нужно и поставила перед настороженной публикой. Маленькая синяя скляночка была плотно закупорена. Они дружно на нее уставились.

       - А если отравит? - нет ну это не эльф, это налоговый сборщик (про их подозрительность легенды ходят).

       - Дабы ликвидировать всякое недоверие между нами, я приму зелье первая, - обращаюсь к Алаку.

       - Начинай, - усмехается он. А может зря я все-таки с ними связалась?

       - Нужна вода.

       Эльф встал и куда-то вышел. Пока его не было меня пристально сверлил взглядом боевой маг. Взгляд у них еще тот, мягко говоря, расчленяющий. Он попытался меня прочесть. Аккуратно, так, вроде и не скребется в мои щиты кто-то посторонний. Человеческих магов способных читать мысли нет, только те, у кого в роду эльфы отметились. У этого потоптались, но скорее всего давно, уши вполне человеческие. В нашем королевстве не так уж и много полукровок, в основном это дети эльфийских послов, ну и на границе есть немного. Гномы отпрысков от смешанных браков забирают к себе в горы. Орки из степи носа не высовывают, а другие расы не совместимы с человеческой. Вот и получается, что полукровок у нас единицы, и относятся к ним спокойно (к эльфийским полукровкам люди вообще благоволят, они рождаются сильнейшими магами).

       - Как заказывала, - стукнул эльф кружкой перед моим носом.

       Откупорила крышку, и капнула в кружку две капли, потом оглядела воина, подумала и добавила еще капельку. Эльф с любопытством за нами наблюдал. Бытует мнение, что эльфы сильнейшие целители. Так оно и есть, их целители во многом лучше наших. Рожденный целитель (а у эльфов они уже рождаются с таким даром), забирается на обучение, после чего навечно остается в Великом Лесу, трудиться на его благо. Настолько они ценны. Так же считается, что все эльфы поголовно способны исцелять. Вот это уже полная чушь, целительский дар у эльфов большая редкость.

       Закупорила скляночку, убрала ее на место, покрутила кружку, размешивая жидкость, и отпила пару глотков.

       - Пей, - протягиваю кружку Алаку. Мне лекарство помогло. Поврежденная ладонь перестала болеть уже через минуту.

       Маг, разглядывал меня еще с минуту, а потом залпом осушил кружку. Мы с эльфом в ожидании уставились на боевика.

       - Перестала, - удивленно молвил он через пару минут напряженного молчания.

       - Теперь веришь?

       - Допустим, - лениво протянул он, заметно расслабившись.

       - Я отдам тебе это снадобье, а ты оставишь мне кинжал, - не смей соглашаться - написано на лице у эльфа. Впервые я была с ним согласна.

       - Зачем тебе кинжал?

       - Нужен.

       - Сколько ты за него получишь.

       - За него нисколько, я ж не вор. А вот при его помощи могу заработать, если выйдет, - перешла я на печальный тон. Мальчики, ну сколько можно тормозить, заставляйте уже меня работать.

       Эльф фыркнул.

       - Покажи мне свое лицо, - потребовал воин. И чего пристал? Надо с этими играми заканчивать.

       - Не имею желания, - уперлась я.

       - Не играй со мной, мальчишка!

       Кто? Они что меня за ребенка приняли? Нет, я конечно у них под мышкой заканчиваюсь, но рост не показатель возраста. Пока я, молча, переваривала услышанное, эльф неуловимым движением сдернул с меня капюшон. Меня всегда восхищала их скорость. Я тоже так хочу. Скривила лицо в недовольной гримасе, беспардонность потенциального нанимателя удручала.

       Честно говоря, я с трудом сдерживаю смех. Глядя на эти очумелые лица, по-другому не получиться. Алак, побледнел и расширил глаза, ну прямо пять рупий (деньга такая круглая). У эльфа же челюсть непроизвольно гуляла то вверх, то вниз. Он протянул ко мне свои ушлые ручонки и покатал в пальцах мой локон.

       - Настоящие, - шепчет он. - Ни магии, ни краски.

       Эк как их разобрало. Усилим эффект? И я поднимаю на них глаза.

       Эльф икнул. Я накинула капюшон обратно на голову. Молчим.

       Я их понимаю. Не каждый раз такое увидишь. Личико у меня детское, а на голове седина. В детстве люди от меня шарахались, и мне пришлось начать краситься. Дело в том, что даже старики, и те не всегда седеют. У нас говорят, со смертью поздоровался, про тех, у кого есть седая прядка в волосах. Полностью седую шевелюру можно увидеть лишь у мертвых. Ну и наконец, глаза. Глаза у меня белые, как волосы. Лишь зрачок серебрится точкой.

       - Ты зрячая? - помолчав, спрашивает воин. Эльф до сих пор находиться в прострации.

       - Зрячая.

       - Зачем тебе кинжал?

       - Да что ты заладил, кинжал, кинжал! Не хочешь его отдавать? На, забери. Перебьюсь, - швыряю я предмет спора на стол. И он естественно уходит по рукоять в деревянную столешницу. Эльф начал моргать.

       - Не буйствуй. Сама виновата - воруешь, объяснять ничего не хочешь и денег заплатить у тебя нет, - вот теперь мы, наконец, дошли до кондиции. - Мы можем сдать тебя страже.

       Мне даже притворяться не пришлось, я действительно туда не хочу.

       - Почему ты не зарабатываешь официально?

       - Нет диплома, а, следовательно, лицензии.

       - Почему у тебя нет диплома?

       - Потому что я не доучилась, - нормальному нанимателю ни в жизнь бы не созналась.

       - И насколько ты не доучилась? - Ему бы допросы вести. Уж сильно он это дело любит.

       - Я не успела получить диплом. Не стала сдавать последний экзамен, - я не лгу. Последние экзамены седьмого курса, когда всего их восемь.

       - Почему ты не стала их сдавать? - с нажимом произнес он, и попытался взломать мои собственные щиты.

       - Не стоит этого делать, - говорю я. Он меня понял.

       - Так почему ты не сдала экзамен?

      - Какая тебе разница? Я отдала тебе кинжал, заплатила за потраченное время своим лекарством. Отпусти меня.

       - А сколько тебе лет? - отмерло эльфийское чудо.

       - Больше, чем ты думаешь, - усмехаюсь я. Эльф снова уходит в прострацию своих размышлений.

       - Я хочу предложить тебе официальную работу. Мне не нужна лицензия, лишь твои способности и знания.

       Я молчу.

       - Либо же, я могу сдать тебя страже как воровку и черного знахаря.

       Хорошая угроза. Может, за воровку и простят, но вот за черного знахаря (это нелегальные лекари, или шарлатаны) ни дракона не помилуют.

       - Что я получу, если соглашусь?

       - Среднее жалование члена группы истребителей и кинжал.

       Я икнула. Вот куда я не хочу, так это к ним. Истребители - это группа наемников, профессионально охотящаяся на нечисть, и другую свихнувшуюся пакость. В основном работает такой отряд в составе одного лекаря, одного некроманта и несколько боевиков. Максимальное количество членов семь. Группа должна быть мобильной. Зовут их в том случае, если сами справиться не могут. А я-то все удивлялась, почему у них такая высокая смертность лекарей.

       - Я согласна.

       А эльф все молчал.


      Глава 5


       Дорога. Как много и как мало в этом слове. Для кого-то дорога - это бесконечное движение, неосознанное стремление вперед, возможность выбора, бесконтрольное познание окружающего мира и себя самого. Дорога - это жизнь. Дорога - это борьба. Путь, проложенный кем-то другим, но открытый заново. Дорога - это кровавый закат, душная звездная ночь, румяный рассвет и, наконец, новый день, несущий с собой сюрпризы. Дорога - это попутчики, и чужая жизнь. Дорога - это поворот, знаменующий собственный выбор. Короче, дорога - это сплошная тряска на жестком седле, превращающая мягкие места в сплошные мозоли и кровоподтеки. Постоянное желание жрать и спать. Изнуряющая духота, возможность теплового удара и голодная мошкара. А попутчики, вообще прелесть. Молчаливые, угрюмые личности, не делающие поблажек слабому полу.

       Сама виновата, согласилась на них горбатиться, теперь терплю. Я не неженка, но так приятно на кого-нибудь обидеться. Да и потом, они же уверены, что я дитя города. Они сейчас издеваются или проверяют? Не буду портить им удовольствие рассказом, как мой декан, с подачи ректора отправился в далекое приграничное селение наглядно показывать нашей группе способы лечения кладбищенского мора. Мы туда месяц тряслись. Многие тогда не выжили и декан в том числе, о чем лично я ни капли не жалею. Но деревню мы спасли, ага. Подобные путешествия случались со мной довольно часто.

       Я в который раз попыталась продырявить спину командира взглядом. Бесполезно. Порядочный человек на его месте уже раз десять вздрогнул бы. Хотя бы ради приличия. Он непробиваем - уже и вздыхала, и хмурилась и отставала раза три. Ни эльф, ни командир не реагировали. Нет, ну так не интересно, я же без внимания из роли выбьюсь. Решительно послав неблагодарных зрителей к драконам, погрузилась в размышления.

       Как только я приняла предложение, мы с Алаком заключили магический контракт (это когда подписываешь договор, а потом хлопаешь по рукам, скрепляя контракт магией). Контракт гласил, что некая Лекарь именующая себя (именно именующая, а не зовущаяся) Шая, соглашается оказывать свои услуги группе истребителей под предводительством нара Алака Алдара (и этот из благородных) за энную сумму денег в течение двух месяцев. Я обязуюсь не красть, не разглашать информацию приобретенную в совместном путешествии, не сбегать и не чинить вреда своим клиентам. Нарушение контракта карается либо смертью, либо ошейником из солнечного камня (такая нехорошая порода, высасывающая силу мага). Истребители в свою очередь обещают не покушаться на мою жизнь, если конечно не обуславливается самозащитой. Обязуются платить только золотом и ничем кроме золота. При желании контракт можно будет продлить (если будет с кем). Мне предоставили лошадь погибшего лекаря и сразу же потащили прочь от города. Еле уговорила их подождать, пока я не заберу припрятанные вещички.

       Кстати, я начала догадываться, почему погиб мой предшественник. Он покончил жизнь самоубийством, не выдержав дурного характера своего транспорта. Это с позволения сказать, животное, собрало все колдобины, весело подпрыгивая при этом. Оно еще и команды слушало через раз, то встанет как вкопанное, то резко с места сорвется. Маленькая, толстая, ленивая скотина. Жаль, что пришлось свою кобылку оставить в столице. Я люблю лошадей, они довольно умны и достаточно преданы хозяину, но данный их представитель меня раздражает.

       Меня вообще многое раздражает. Сказывается бессонная ночь. Кстати о былом. Воспоминания о прошедших сутках породили в моей голове множество вопросов. Что за тела находятся в стенах Академии? Почему их исследовал лучший специалист своего дела? Кто их убил? Кто тот эльф, покушавшийся на наследника? Что забыл принц чужого государства в столице нашего (визит был явно не официальный)? Вопрос: какого крысодлака эльфы пытаются убить своего же принца, я решила себе даже не задавать (не дай драконы узнаю).

      Разболелась голова. Лучше переключиться на насущные проблемы, а не на те, от которых бегу. Нужно будет выяснить, куда мы направляемся, а то я как-то даже и не поинтересовалась. Я вообще еще ни одного вопроса по делу не задала. Как только я оседлала лошадь и распихала по седельным сумкам свой скудный скарб, мы рванули к городским воротам, пришлось накинуть на себя морок молодого парнишки. Искать меня должны были начать только вечером. По легенде, Санашая Сареш все время находилась в отключке, и меня решено было оставить в своей комнате. А придя вечером проведать свою подопечную, и естественно никого не обнаружив, ректор должен будет поднять тревогу. Ужасный план, но за столь короткий срок ничего умнее, мой мозг не изверг.

       Заметив мои манипуляций с собственной внешностью, наниматели хмуро переглянулись. Я сослалась на возможный шок стражи и нежелательные проблемы на выходе из города. Но в целом все прошло, как по маслу, Алак показал отличительный знак истребителей, и мы беспрепятственно покинули город. За городскими стенами я сняла морок и натянула свой любимый плащ, накидывать новый морок, абсолютно не хотелось. Чувствую, что срастусь с тканью за два месяца.

       Всего два месяца. Ровно столько им понадобится, что бы выполнить свой срочный заказ. Ровно столько мне необходимо, что бы понять, что делать дальше. Два месяца рядом с совершенно чужими мне людьми. Я ухмыльнулась. Спина Алака напряглась.

       Солнце припекает все сильнее, но я упорно натягиваю на себя капюшон. Не хочу отсвечивать своей головой. Да и эльф на меня как-то странно косится, и все руки норовит протянуть. Его кстати зовут Диль (это сокращенный вариант Дильнилзаравиль). В отряде отказались издеваться над своей речью, и попросту решили не заморачиваться. Нет, я точно с ними сработаюсь.

       Я опять ухмыльнулась. Командир с опаской на меня оглянулся. Ууууу, какой чувствительный. Нужно держать себя в руках, а то откроюсь ненароком, тогда точно вкалывать заставят. Я передернула плечами.

       Диль ехал позади меня и всю дорогу пялился в мою спину. Меня это слегка нервировало. Эльф за спиной к добру не приведет. А поменяться местами мне никто не позволит. Вырвался тяжкий вздох.

       Эльф в команде истребителей. Очень любопытно. Остроухие не работают вместе с людьми (политика не считается), обычно все происходит наоборот, полукровки не в счет. Но этот чистокровный, это я как Лекарь заявляю. Я уже хочу посмотреть на остальных членов группы, есть у меня смутное подозрение, что и они порадуют меня оригинальностью.

       Мои мысли метнулись в сторону другой компании. Интересно, как там мои дорогие некроманты поживают? Нужно будет весточку им отправить. Вот только ту весточку еще сотворить надо, а магии во мне не так уж и много, только на щит и хватает. Одна радость, голос возвращается, из чего делаем вывод - жизнь не так уж и плоха. Я потерла ноющие шрамы на запястье.

       Краем глаза я замечаю, оглядывающегося по сторонам Диля.

       - Что-то не так? - осторожно спрашиваю я. Мне уже делать испуганные глаза или можно еще не напрягаться?

       И тишина была мне ответом. На меня, конечно, обратили внимание, и даже посмотрели как-то странно. Но мне это ничего не дало.

       - Диль, - наш предводитель кинул взгляд через плечо.

       - Ничего. Но затылок ноет, - я чуть не рухнула с лошади, но на этот раз зверюга не была виновата. Наблюдая за напрягшимся Алаком, понимаю, что ничего не понимаю.

       - О чем вы? - мне очень любопытно.

       - Тебя это не касается, - отрывисто бросили мне. А вот хамить не стоит.

       - Но я же лекарь, по контракту я обязана предоставить свои услуги нуждающимся в них членам команды.

       - Диль не болен.

       - Смею вас заверить, что ноющий затылок это симптом как минимум пяти различных заболеваний, - либо мне сейчас кляп в рот сунут, либо ответят, наконец.

       - Возможно, за нами следят, - ответил остроухий после недолгой паузы. Судя по всему, он уже понял, что сдаваться, не добившись своего, я не собираюсь.

       - И все? - я была искренне разочарована.

       Парни переглянулись. Мы поравнялись, благо дорога позволяла, и теперь ехали ровной шеренгой, меня они зажали посередине. Боялись, что попытаюсь сбежать? Так я себе не враг, контракт это не шутка.

      Но кто за нами следует? В словах ушастого я не сомневалась, эльфийская раса славится своими обостренными чувствами. Если эльфу показалось, что за нами следят, значит, за нами следят. Или за мной? На меня нахлынула паника. Неужели что-то пошло не так и меня уже обнаружили? Как? Кто? Почему сразу не схватили? Успокойся Сана. Дыши.

       Я глубоко вздохнула и почувствовала запах чужой магии. Это Алак поисковое заклятие пустил. Ну надо же, если бы не запах я бы и не заметила его - вот это я называю профессионализм. Судя по всему, он довольно сильный маг, слабаков в боевики не берут, а идиоты там не выживают. И почему я только сейчас начала осознавать куда влезла? На вид ему не больше тридцати, стареть маги начинают после двухсот (если доживут конечно). Продолжительность жизни мага триста лет.

       Определить на взгляд возраст эльфа вообще не возможно, у них совершеннолетие наступает в сто пятьдесят. Самый старый известный мне эльф, это один их пророк, ему восемьсот девяносто два. Но есть долгожители, которым перевалило и за тысячу, правда никто из людей их в глаза не видел. Отличить совершеннолетнего ушастика от несовершеннолетнего можно по его волосам. Прошедший обряд посвящения во взрослую жизнь (причем, что это за обряд людям не ведомо) носит две тонкие косицы по вискам. Подростки же волосы распускают. Эльфы, обремененные семьей, носят косу. У Диля были те самые пресловутые косицы по вискам.

       Понимаю, что еще ребенок на их фоне. Почему-то вспомнился Ларик, он тоже носил косички, и закалывал их на затылке. Когда я была маленькой, он позволял мне играть с его волосами. Это он рассказал мне столько об эльфах. И не только о них.

       - Ничего, - растерянно пожал плечами Алак. А я потерла шрамы.

       - Долго нам еще ехать? - попыталась я отвлечь народ от тяжких дум. Диль пребывал в молчаливой задумчивости.

       - Нет.

       - А сколько человек под твоим командованием? - не хочу больше быть вежливой. Никаких больше уважительных обращений.

       - Человека два, - так, понятно, вопрос не корректный.

       Повисла тягостная пауза, которая начала меня угнетать, что привело к резкому снижению настроения.

       - Диль никогда не ошибается? - мы свернули на узкую колею в лес и снова перестроились в колону. Я лишилась возможности наблюдать за выражениями на их лицах.

       - Никогда.

       - А ты?

       - И я, - выдохнул он.

       Уже легче. На нас еще не напали, значит и не собираются. Поисковик ничего не обнаружил, значит, следящий смог уйти от заклинания. Кто способен на подобное? Не хотела бы я такого в своих врагах видеть. Но обстоятельства сложились так, что только во врагах я их и имею, а враги со мной церемониться бы не стали.

       Опять вопросы.

       - А твоя рука разве не свидетельство ошибки? - нужно срочно отвлечь их от мыслей о слежке.

       - Что бы ты понимала, воровка? - прошипел Алак.

       Я спиной чувствовала, как напрягся Диль.

       - Я не воровка, у меня имя есть - Шая. И я не просто понимаю, я знаю каково человеку пережившему встречу с челюстями Цайронуса (это такая плотоядная начесть, выглядит как старое засохшее дерево белого цвета, с длинной выпирающей мордой с внушительными челюстями, по их стволам и ветвям циркулирует человеческая кровь), - командир выпрямился в седле. Куда уж больше? А вот Диль подъехал ближе.

       - И откуда уважаемой Шае об этом знать? - неприкрытый сарказм сочился в его голосе, в то время, как злая издевка поселилась в его глазах.

       - Я - лекарь, одна из лучших, и поверь моим словам, в ранах я разбираюсь. Твою руку неправильно срастили, что послужило причиной диких болей. Признайся, обезболивающие настойки постепенно перестают действовать. А вскоре ты и вовсе к ним привыкнешь, тебе осталось-то от силы пару лет.

       - Не стоит, - с ощутимой угрозой молвил остроухий. Интересно кому, мне или командиру?

       - Стоит, - весело фыркнула я. - Рука ему еще понадобиться. А я могу ее вылечить. Совсем. Хочешь? - обращаюсь непосредственно к начальнику.

       - Хочу, - зло выплюнул Алак.

       - Отлично, тогда все что касается лечения, ты оставишь мне. Ни вопросов, ни указов, ни угроз.

       - Не зарывайся.

       - А взамен, я согласна следовать твоим приказам во время рейдов.

       - Ты и так их будешь выполнять.

       - Нет. Я буду исполнять пункты контракта, не более.

       - Договорились, - зло бросил он.

       - До чего докатилась, пациентам лечение насильно навязываю, - сокрушенно покачала я головой. Эльф ухмыльнулся, не скрывая иронии.

       Меня можно поздравить? От мыслей о слежке они явно отвлеклись. С болячками моего нанимателя я угадала точно. Еще на рынке я заметила, как скованно он управляет правой рукой, таверне я незаметно просканировала его, и прониклась некоторым уважением к этому мужику. Терпеть подобную боль на протяжении такого количества времени. Но вот, то, что он не стал исправлять свою конечность, меня не порадовало. Когда мне придется лечить его от других ран (а мне придется, с его-то профессией) эта боль в руке значительно осложнит процесс. Необходимо решить ее сейчас. Да и потом, пусть привыкает потихоньку к моему характеру, а то взяли моду мои вопросы игнорировать. Я вновь потерла покусанное запястье.

       - Долго нам еще ехать? - канючила я.

       - Нет, - бросил через плечо командир.

       Я принялась вертеться в седле, спиной чувствуя взгляд Диля. Напомнила себе про установку не врать и принялась рассматривать окрестности. Двигались мы на юг, уже довольно далеко ушли от столицы, и все в лес. А время ведь за полдень. Лес как лес. Сразу видно, что местный Хозяин довольно слаб. Еще бы было по другому, здесь как-никак магическая Академия в половине дня пути. Духи природы человеческую магию терпеть не могут, но иногда им приходится мириться с наличием на своей территории магов. Бедненькие. Я свесилась с лошади и сорвала ягоду с куста, мимо которого проезжала. Кинула ее в рот, пожевала, скривилась и выплюнула. Ягода съедобна, сомнений нет, но она слегка приправлена магией, что означает, неспособность Духа Природы поддерживать баланс в своем лесу. Отсюда следует, что в последнее время кто-то очень могущественный балуется сильными заклинаниями, либо же чем похуже. Магия явно человеческая, эльфы на природу не влияют, по крайней мере, пока живы и не так как люди.

       Мои наниматели не обманули, мне не так уж и долго пришлось терпеть тряску на неуемном животном. Часа через два мы выехали на светлую поляну с явными признаками человеческого присутствия. По расслабившемуся лицу начальства, догадалась, что мы приехали. Но где же все?

       - Конспираторы упыревы, - проворчал Алак.

       И началось. Сначала позади моей лошади что-то рухнуло с дерева. Естественно шум испугал глупое животное, и оно встало на дыбы, насилу успокоив скотину, соскочила с седла от греха подальше. Обернувшись посмотреть, что же напугало мою скотину, обнаружила молодого парня. Волосы каштановые, глаза отливают зеленью с золотыми крапинками, черты лица заостренные, но улыбка веселая. Одет по-простому, походные ботинки, штаны из плотной ткани зеленого цвета, рубаха коричневая льняная, жилет на нем зеленый из плотной ткани. Фигура - тайная фантазия любой студентки. Коса спускается до лопаток. В целом на внешность простоват, но взгляд его выдавал.

       Пока разглядывала парня, поняла, что с другой стороны происходит шевеление. Вновь оборачиваюсь и вижу, как из-за деревьев выходит высокая брюнетка в облегающих коричневых штанах, серой рубахе и широком поясе на всю талию. Лицо красивое, выразительное, хищное и наглое, глаза карие, настороженно недовольные. Волосы заплетены в косу. Стройная. Выглядит довольно молодо, но не ухоженно, несмотря на естественную красоту. Боевой маг - с ходу определила я.

       По бокам от меня расступились кусты и из них вышли двое. Близнецы. Они больше напоминали выпускников Академии, нежели членов отряда истребителей. Коротко стриженые брюнеты, в черных балахонах. Глаза голубые, носы заострены, губы тонкие, цвет лица здоровый, но бледноватый, скорее всего из-за усталости. Уши слегка топорщатся. Высокий рост, движения мягкие, плавные - результат тяжелых тренировок. Абсолютно одинаковые. Хотя нет, от одного из них пахнет ветром, а от другого костром. По человеческим меркам их можно было бы назвать обояшками, но ни как не красавцами.

       В общем, окружили меня со всех сторон и бесцеремонно рассматривают. По мере увиденного менялись и выражения лиц. Представляю, что они там увидели. Тщедушное, непонятное нечто, с головой завернутое в плащ. Руки в перчатках, а лицо скрывает глубокий капюшон.

       - Да хранит Вас Равновесие, - я девочка воспитанная, а так как нас, похоже, представлять не собираются, поздоровалась сама.

       - Шая, знакомься. Рэйка, - указал командир на нахмурившуюся брюнетку.

       - Зар, - услышала я за своей спиной, где стояла шатен.

       - Навил и Сэвил, - продолжил Алак, кивнув в сторону близнецов. Судя по всему мне, предлагается самой выяснить кто из них кто.

       Я чуть отошла от всей компании поближе к эльфу, как оказалось не зря.

       - Алак, при всем моем уважении, но это же баба, - сказали хором близнецы.

       - Я заметил, что не мужик, - усмехнулся мой наниматель.

       - Ты за лекарем собирался, - прошипела брюнетка. - А это что?

      Сколько призрения в голосе. А взгляд народа бегает с моих перчаток на мой плащ в тщетных попытках что-либо разглядеть.

      - Вкусно пахнущая девочка, - потянул в мою сторону носом Зар.

       - Я лекарь, - голос мой бил тих и невыразителен.

       - Алак, верни ее обратно. Твоей подстилке здесь не место, - повысила тон Рэйка.

       - Завидуй молча, Рэйка, - усмехнулся один из близнецов. Девушка побагровела. Некроманты видно сильны, раз не боятся смеяться над боевиком.

       Я знала, что они мне понравятся. Эта мысль вызвала у меня невольную усмешку, что заметно напрягло эльфа. Нервный он какой-то.

       - Рэйка, мое решение обсуждению не подлежит, - проявил командный голос мой наниматель. - Зар, прекрати обнюхивать нашего нового Лекаря.

       - Дай надышаться, пока пташка еще жива, - ответил Зар, глубоко втягивая в себя воздух рядом со мной.

       - Добро пожаловать в команду истребителей, Шая, - улыбнулся командир.

      Его оскал отсвечивал злорадной радостью.

       - Диль, куда ты смотрел, пока Алака околдовывало вот это? - возмущенно воскликнула брюнетка, тыкая в меня пальцем. Эльф оскалился за моей спиной, но на глупую магичку, угрожающая эльфийская улыбка никакого впечатления не произвела.

       - Эй, красавица, открой личико, - ухмыльнулся один из некромантов и подошел ближе ко мне. Я незаметно повела носом в его сторону.

       - Нав, может она не красавица вовсе? - так же ухмыльнулся другой близнец и тоже подошел ко мне ближе.

       Судя по всему, коллектив не отличается приверженностью к дисциплине.

       Меня обступили не плотным кольцом. Не делая лишних движений, пытаюсь оценить ситуацию, принюхиваясь то к одному, то к другому, запоминая запах магии. Они подходят мне, решено - остаюсь. Близнецы тем временем все кружили вокруг меня, да так интенсивно, что в глазах зарябило.

       Я тихо хмыкнула, тем самым заставив замереть всю команду истребителей. Эльф напряженно сверлил тяжёлым взглядом мою спину. Вот что его во мне так напрягает?

       - Интересно... близнецы психокинетики, Нав, - обратила я свой капюшон в сторону парня с магией воздуха. - И Сэв. Некроманты. - Теперь я смотрела на парня стоявшего левее, от него пахло огнем.

      Лица братьев одинаково вытянулись, и не только у них, но и у остальных членов группы.

       - Молодой оборотень, - оборачиваюсь к Зару, тот в свою очередь кивает мне в знак приветствия.

       - Прекрасная магиана Рэйка. Боевик с примесью эльфийской крови. Давно закончили академию?

       - Шая, - в звонкой тишине угрожающее шипение эльфа прозвучало как гром среди ясного неба.

      Я лишь продолжала ухмыляться.

       - Наш глубокоуважаемый, предводитель - дворянин по происхождению, в роду которого отметился представитель эльфийской расы.

       - И наконец, Диль. Чистокровный совершеннолетний эльф...

       - Подозрительная осведомленность, - наступает на меня Рэйка.

       - Не смей, - оскалился эльф. На этот раз магичка эльфа послушалась, и даже сделала шаг назад.

       - Что ты в ней нашел, Алак? - зло прошипела Рэйка. Она повторяется - не оригинальная девушка. Еще и невоспитанная в придачу, нельзя людей на полуслове прерывать.

       - Зовите меня Шая - с сегодняшнего дня, я ваш новый лекарь. Думаю, нам будет весело, - хихикнула я в голос. Стянула с головы надоевший уже до драконов капюшон и посмотрела на своих новых знакомых.

       Я постаралась сдержать смех. Все-таки когда у начальства такой взгляд, лучше его не злить. Диль же счастливо скалился во все сорок три зуба. Не понимаю я радости остроухого. Близнецы одинаково бессмысленно таращились на меня. Рэйка то бледнела, то краснела, а то и зеленела. Один оборотень смотрел на меня как ребенок на торт в день рождения. В общем и целом убивать меня вроде бы не собираются. Могу сказать, что знакомство прошло успешно.

       - Народ, а есть у вас что поесть? - скинула я свой плащ.


       Глава 6


       Сижу, поглощаю хлеб с сыром, запиваю настоем из трав. Вокруг собралась вся честная компания. Все усиленно делают вид, что чем-то заняты. Один оборотень сидит напротив и счастливо глазеет (что-то мне это напоминает). Близнецы якобы заняты седланием своих лошадей (у братьев скоро косоглазие будет). Рэйка копается в своих сумках, бросая на меня и командира возмущенные взгляды. Эльф стоял около своей лошади и, не скрываясь, сверлил мою спину взглядом. Одному Алаку было все до дракона (молодец мужик, уважаю), он рассматривал свою карту. Молчим.

       - Не дождетесь, - про чавкала я.

       - Чего? - моргнул Зар.

       - Момента, когда я подавлюсь, - фыркнула я.

       - Не понял, - наклонил он голову. О Равновесие, обожаю оборотней.

       - А кто не понял, у того плохих мыслей в голове не водится, - кусаю бутерброд и обвожу окружающих взглядом.

       Народ проникся и устыдился, ага.

       - Неблагодарный детеныш, - цыкнула Рэйка. - Нашей благородной девочке не нравится, когда на нее смотрят вовремя трапезы?

       Уууу, какая мегера. Забавная. Мужская часть компании притихла. Боятся под горячую руку попасть?

       - Вежливым нужно быть всегда, - фыркнула я. - Но с чего ты вдруг решила, будто я из благородных?

      Знаю, что прокололась. Но как? Говорю по-простому, манер тоже никаких.

       - С твоих повадок. Перчаточки-то до сих пор не сняла. А они дорогие, уж я-то разбираюсь.

       - И все? А я-то думала, - и с каменным выражением лица привычный моей душе предмет одежды был немедленно снят.

       Народ уставился на мои руки, я тоже посмотрела, а то вдруг что-то не так, новый палец, например, вырос. Да нет, все как обычно. Даже лучше - моя рана на правой ладони затянулась, оставив омерзительный шрам от ожога. Но, не смотря на свой устрашающий вид, зажившая рана не болела, и спустя пару дней не останется даже шрама. Народ пристыженно молчит. Рэйка отвернулась, по выражению лица можно было понять, что ко мне она питает явное отвращение. Нормальная такая человеческая реакция. Алак с Дилем переглянулись, этим сумасшедшим все нипочем. Близнецы не могут оторвать взгляда от моей ладони, а оборотень даже руку протянул, чтобы прикоснуться.

       - Зар, а какая у тебя ипостась? - задаю первый пришедший в голову вопрос. Я готова нести любую чушь, лишь бы отвлечь внимание истребителей от своей персоны.

       - Ягуар, - растерялся он.

       От радости подпрыгиваю на месте, хлопая в ладоши. Всегда мечтала о котенке.

       - Покажешь как-нибудь? - в моей взгляде столько детской непосредственности и наивности, что отказать мне было бы кощунством.

       - Ребенок, - выплюнула брюнетка. - Алак, верни родителям. Маленьким глупеньким дворяночкам, пожелавшим приключений не место среди истребителей.

       - Я не ребенок, - обиделась я.

       - Она останется, - сказал свое веское слово начальник. - Шая, заканчивай, нам пора выдвигаться.

       Тяжко вздохнув, оторвала свою пятую точку с мягкой травы, отряхнула походное платье и двинула к своей лошади. Остальные последовали моему примеру. Мы дружно выдвинулись вглубь леса по наезженной колее. Я не стала натягивать порядком надоевший плащ, вряд ли в лесу нам встретится много людей. Можно и расслабиться.

       Погода замечательная, птички поют, мошки почти нет, желудок полон. Что еще нужно для счастья? А для счастья неплохо было бы поспать. Но пока не судьба. Чем бы себя занять?

       - Давно вы вместе работаете? - обратилась я к Зару. Он ближе всех ко мне ехал.

       - Лет шесть, наверное, - почесал тот подбородок.

       Мдя... коллектив устоявшийся.

       - Лекари часто меняются?

       - Ты пятая будешь.

       - А выходные у вас есть? - наивно хлопнула я глазами.

       - Есть, - хохотнули братья.

       - Алак, подумай еще раз, нужна ли нам обуза в виде глупого ребенка? Где ты вообще ее откопал?

       - Я не ребенок! - меня уже достала эта заезженная пластинка про детей.

       - На рынке рабочей силы.

       - А разве таким молодым разрешено работать?

       - А она там не работу искала.

       - Я не ребенок! - скажет, не скажет?

       - Что же она там делала? - с жадным блеском в глазах поинтересовалась Рэйка.

       Вот мне интересно, она из бабского любопытства спросила, или из бабского же предчувствия подлянки?

       - Воровала, - сказал-таки.

       Я внимательно посмотрела на командира. Морда кирпичом, таким тоном о погоде говорить, а не отношения новеньких с коллективом рушить. Хотя и его понять можно - мне он доверяет так же, как я упырю.

       Повисшая тишина начала напрягать.

       - Так она не лекарь? - подал голос один из близнецов. Навил.

       - Лекарь, - ответила я за командира. - И смею заметить, лучший из тех, что вы могли найти.

       - Тогда к чему воровской промысел? - удивился Сэв.

       - Я хотела взять то, что вряд ли бы получила за деньги, - и ни капли лжи.

       - Ты так и не ответила, зачем он тебе, - вернулся к заезженной пластинке эльф.

       Ну надо же, он настолько редко что-то говорит, что я даже и не обращала внимания на то какой у него красивый голос.

       - Если вы не знаете о его свойствах, то зачем мне открывать вам глаза?

       - О чем вы? - отмер Зар.

       - О кинжале, подаренном заказчиком, она украла его у меня, - будничным тоном ответил боевой маг.

       - Тот невзрачный? Бессмыслица. Я же проверяла его, он ничего не стоит, - глаза девушки лихорадочно заблестели.

       - Это допрос? - скучным тоном поинтересовалась я.

       - Да это допрос, - я поняла, что командир вполне серьезен.

       - Я могу не отвечать на ваши вопросы, - хмыкнула я, прикоснувшись к злосчастному оружию. Мне его еще в таверне отдали.

       - Это приказ, - так значит, да? Ну что ж, уважаемый нар Алак, не оценили вы еще моего благодушного настроения.

       Я наклонила голову, позволяя волосам свободно падать на лицо. Думай, Сана, думай. Если бы я тогда на площади не заметила такое необычное оружие, я бы не решилась на столь радикальные меры. А так и легенда у меня имеется, и врать не пришлось. Все мною сказанное чистая правда. Просто, правда у каждого своя, и вера в нее непоколебима.

       - Этот кинжал необходим мне в моей практике, - кинула я взгляд исподлобья на начальника.

       Трудно так смотреть на человека, сидя на дурной лошади и трясясь среди деревьев.

       - Ты же сказала, что не практикуешь, - поморщился Алак.

       - Я и не практикую, я провожу исследования.

       - Это какие же? - усмехнулся начальник.

       - Разные... Но сейчас это не важно, да и тебя не касается, - бросила я.

       - Меня касается все, что связано с моей командой, - какие мы грозные.

       - Командир, помнишь свое обещание?

       Народ уже давно молчал, внимательно вслушиваясь в наш спор.

       - Отлично помню.

       - Я ведь могу и перестать, ему следовать, - наклонила голову набок. - Мои исследования не имеют никакого отношения к твоей команде. Но вижу, тебя не убедили мои слова. Что ж, в таком случае, я покажу тебе кинжал в действии, как ты того желал. Заодно восстановим твою руку.

       - Как скажешь, Лекарь.

       - Алак, не ожидала от тебя проявления мягкотелости. Долго еще ты будешь терпеть от этой уродки подобное отношение? - возмутилась брюнетка.

       Вот и высказано вслух всеобщее мнение. Я уродка. И я даже согласна с этим утверждением, поскольку против правды не пойдешь. Но говорить эту самую правду безнаказанно я не позволю.

       - Ну, от тебя, я думаю, он другое терпит, - я подняла лицо к теплым лучам солнца.

       Все кроме Алака и Рэйки отвернулись, кто куда, пряча невольные ухмылки.

       - Если тебя родители дома не пороли, это не значит, что я момент упущу, - зло прошипела девушка.

       Я, конечно, могу указать ей на ошибки, и даже простить могу. Наверное... но не буду. Впрочем, уроки начнутся позже, сейчас разумнее будет разрядить ситуацию. Командир в процесс воспитания не вмешивается, он просто наблюдает за происходящим. Позволяет членам команды обращаться со мной так, как они пожелают. Жаль, что не все могут оценить моей доброты.

       - В таком случае, тебе придется стать в очередь, - отстраненно бормочу, размышляя на отвлеченные темы. - Рэйка, а сколько тебе лет?

       Вопрос о возрасте я задала не из праздного любопытства.

       - Сорок восемь, - от столь резкой смены разговора, она явно растерялась.

       - А остальным?

       Народ в замешательстве принялся мне отвечать. Выяснилось, что близнецам пятьдесят, Алаку восемьдесят четыре, оборотню сто тридцать (у них совершеннолетие после первой сотни наступает), а Диль не стал называть свой возраст вообще.

       - Понятно...

       Я начала высчитывать. Рэйка и Алак явно учились в Академии, но выпустились из нее раньше, чем я туда попала. Близнецы, скорее всего, обучались у какого-нибудь архимага, иначе бы я про них знала, опять же разница в возрасте у нас внушительная, не думаю, что они будут интересоваться малолетними студентами, пусть и гениями своего дела. С оборотнем я вообще проблем не предвидела, только пользу. Ну а эльф... эльф это плохо, конечно, но не смертельно.

       - Тебе самой-то сколько? - вызывающе вздернула бровь брюнетка.

       Я накрутила на палец локон и внимательно его осмотрела. И как же ей ответить? Скажу правду, меня перестанут воспринимать всерьез. Солгу, они это тут же почувствуют. Будь проклята эльфийская кровь. И здесь эти гады успели.

       - Рэйка, я как приличная девушка не могу ответить на твой вопрос, в силу своего воспитания. Не при мужчинах будет сказано, - взмахнула я ресницами в сторону командира.

       Девушку передернуло. Лицо ее перекосила гримаса дикой злобы.

       - Здесь нет ни одного извращенца, который посмотрел бы на седую уродку вроде тебя.

       Повисла гробовая тишина. Казалось бы, даже птицы перестали щебетать. А мне вдруг сделалось так смешно. И я захохотала. Я смеялась над ее словами, потому что она была от части права. Я выглядела как тринадцатилетний подросток (особенно когда грудь перевяжу), а моя седая шевелюра не вызывала у сильного пола ничего кроме ужаса. Я смеялась над тем, что извращенцы все же находились, но я не могла себе позволить даже ласкового прикосновения. Я смеялась над тем, что в свои двадцать мне приходилось каждый день красить глаза и волосы, зельем собственного приготовления. И я смеялась потому, что с этими людьми я могла чуточку расслабиться, стать самой собой. Смешно мне было потому, что они об этом даже не догадывались. Не понимали они, насколько гармонично я вписываюсь в их компанию.

       - Ох, милочка, мой тебе совет, не переходи на личности с теми, кого ты плохо знаешь. Впрочем, моего совета ты не примешь, в силу своей неопытной недалекости. И поверь, что это, - я тряхнула своей седой гривой и посмотрела ей прямо в глаза, - еще не самое ужасное во мне.

       Я опять подняла лицо к небу, и потерла укушенное запястье. Мне не хотелось видеть, как багровеет, в попытке найти достойный ответ магичка, как растерянно переглядываются Нав и Сэв. Как хмуриться командир. Как сочувственно смотрит оборотень. И как подозрительно счастливо улыбается эльф. Сделала, себе мысленный зарубок на память, Алака лечить от последствий боевых действий, Диля лечить зверских выражений на лице.

       В общем, непроизвольно я выбилась из образа. Давно меня никто так не злил.

       Некоторое время мы ехали молча, размышляя каждый о своем. Мне совсем не нравилась эта тишина. Не прельщала меня перспектива сломать мозг над теми проблемами, которые я оставила в столице. Я принялась щебетать на отвлеченные темы. О том, какое небо голубое, а травка зеленная. О том, что есть такие травки, от которых небо розовеет, и что не плохо бы их найти (прекрасное обезболивающее средство). Выспрашивала братьев у кого они обучались. Они рассказали - об их учителе я слышала от Ларика. Ректор весьма уважительно отзывался о том маге, и все сокрушался, что не смог переманить его к себе в Академию.

       От собственной болтливости у меня разболелась голова.

       Я опять прикоснулась к шрамам на запястье, краем глаза заметив, как Диль помассировал затылок. Подозреваю, что за нами вновь следят. В нос ударил запах магии. Опять Алак поисковиков пускает, а вслед за ним и Рэйка.

       - Нав, - подъехала я к парню. - Ты не знаешь когда, следующий привал?

       - Как до ближайшего поселения доедем, так и привал устроим, - последовал ответ. - Кстати, ты ошиблась. Я Сэвил.

       Я нахмурилась.

       - Ты - Навил, - покачала я головой, нахмурившись.

       Внимательно смотрю на парня, и пытаюсь понять причины его откровенной лжи.

       - Шая? - подъехал ко мне Сэв.

       - Что? - обернулась я.

       - Как ты нас различаешь? - спросили они хором.

       - А как вас вообще можно перепутать? - и наблюдаю взгляд полный недоверчивого подозрения, обращенный на меня.

       - Какой трюк ты используешь? - в голосе близнецов явственно ощущается раздражение.

       - У вас разный запах, - созналась я.

       - Не скажи, - протянул, подъехавший оборотень. - Пахнут они тоже одинаково.

       Если оборотень говорит, что что-то пахнет одинаково, значит это так. Впервые встречаю оборотня с дефектом нюха. Настороженные взоры вновь обратились ко мне. Мне откровенно лень объяснять братьям, и Зару в чем они не правы. Не вижу смысла напрягаться и разъяснять особенности строения обоняния у сенсоров. Но меня по-прежнему продолжали сверлить подозрительными взглядами. Надоели.

       - Не знаю, просто различаю и все! - воскликнула я возмущенно.

       Дальше начался форменный бардак, мне устраивали тест за тестом, играя в идиотскую игру 'угадай-ка'. Суть ее заключалась в том, что нужно было угадать кто из близнецов кто. Те активно менялись местами и одеждой, всячески пытаясь меня запутать, в чем им помогал Зар. Так в компании двух некромантов и одного оборотня я продолжила путь. В процессе мы умудрялись болтать обо всем подряд. Книги, научные труды, которые в свое время приходилось выучить. Забавные истории из жизни обычного истребителя. Обо всем, кроме личных тем. Мне о себе по понятным причинам рассказывать не стоило, а ребята не настолько доверяли, что бы раскрывать личную информацию.

       Я прекрасно понимала столь дружелюбное отношение ко мне со стороны некромантов. Еще бы, как ни как, а я диковинка. Ни один уважающий себя некромант мимо подобного не пройдет, а тут еще и личный интерес. Ну а оборотни ко мне привязываются благодаря запаху. Один мой знакомый, говорил, что я пахну как Леший - Дух Природы. А с этими ребятами оборотням само Равновесие завещало дружить.

       Время от времени, я поглядывала в сторону командира и брюнетки. И чуть не прозевала момент, когда вернулось поисковое заклинание. По их растерянным взглядам поняла, что ничего они не обнаружили. У меня вновь заныло запястье. Да что ж такое? Этот укус всю дорогу болит. Как будто мне мало натертостей в интересных местах. Что бы я еще раз связалась с метаморфом. Стоп. Думай, Сана, думай. Метаморф, укус, слежка.

       Мне совсем не нравились результаты моего мозгового штурма.

       - Через час выйдем в поселок. Привести себя в порядок, - и он посмотрел на меня.

       Ну наконец-то, слов нет описать мою радость. Уже начало смеркаться, а мы все едем, я начала было подозревать, что и ночью двигаться придется. А насчет реплики капитана по поводу внешнего вида, я даже не обиделась. Он прав, нужно спрятать свою примечательную шевелюру. Натянула плащ и пришпорила лошадь. Истребители ускорили свой темп в предчувствии отдыха.

       Через указанное время мы выехали из леса на тракт, а еще через пятнадцать минут мы увидели небольшую, но добротную деревеньку. Несмотря на поздний час и малочисленность проходящего мимо нас населения, нас все же направили в местный трактир. В каждой деревне, находящейся поблизости от тракта, обязательно будет подобный трактир. Качество же заведения на прямую зависит от зажиточности деревенского люда. Посетителей мало, так что мы умудрились получить каждый по отдельному номеру.

       Сейчас мы сидели и поглощали горячий ужин за добротным столом в зале. В полной тишине только и слышались удары деревянных ложек по мискам.

       - Пива, - крикнул трактирщику Алак, отвалившись словно пиявка, от своей тарелки.

       - Ты сегодня не пьешь, - немедленно отозвалась я.

       - Это еще почему? - опешил командир.

       - Я собираюсь излечить тебя, это будет проблематично, если в твоей крови будет алкоголь.

       - Давай в другой раз, - если бы я его не знала, что он командир отряда истребителей, я бы решила, что он боится.

       - Сейчас, - в том, что касается работы, я неумолима.

       - А посмотреть можно? - воодушевились близнецы.

       - Нет! - В один голос с командиром отрезали мы.

       Я тут же встала из-за стола и направилась к себе в комнату. Алак нехотя следовал за мной. Попутно я стребовала с трактирщика больше свечей, горячей воды и чистых тряпок.

       - Зачем это? - все пациенты одинаковы. Будь то истребитель, или простой чиновник. Все они боятся.

       - Это для твоей руки.

       - А может не надо? - я героическим усилием воли сдержала рвущуюся с языка колкость к драконам.

       - Ты хочешь здоровую конечность? - Дождавшись его кивка, я продолжила. - Тогда не мешай.

       Горячую воду и остальное уже принесли ко мне в номер. Как только мы зашли, я закрыла дверь на засов. Огляделась. Номер не большой, но на удивление чистый, в противоположной от двери стене темнело одно единственное оконце, которое я тут же прикрыла ставнями. У боковой стены стоял стол довольно больших размеров, одинокая табуретка находилась рядом. Тут же с боку стояла узкая кровать.

       - Присаживайся, - кивнула я на табуретку.

       Пока Алак расслаблялся на стуле, я успела приготовить все необходимое.

       - Раздевайся, - приказала я. И видя его круглые глаза, добавила уже мягче. - Я не собираюсь тебя домогаться, сними лишь рубашку. Доверься мне.

       Вся проблема как раз заключалась в доверии.

       - Я клянусь на магическом контракте своею жизнью, что сегодня ты не умрешь, а твое состояние не сделается хуже, чем сейчас.

       Я дала страшную клятву. Страшную для лекаря. Если Алак по каким либо причинам в указанный отрезок времени скончается, или повредит себе что-нибудь, то я умру, о чем он знал. Потому и расслабился.

       - Выпей, - протянула я настой начальнику. - Это от боли.

       Он уже снял рубашку и сверкал передо мной голым торсом обильно украшенным шрамами. Взяв из моих рук кружку, залпом осушил ее. Очень хорошо. Я достала тот самый кинжал.

       - Я очень рассчитываю на твое благоразумие, - насторожился истребитель.

       - Все пройдет исключительно в рамках нашей договоренности, - улыбнулась я.

       Подошла к нему и мягко уложила на стол. Хороший стол, по размеру подошел, ноги, правда, свисают, ну так они мне и не мешают. Алак не сопротивлялся. Настой из шорех-травы подавляет волю, обезболивает и парализует. Истребитель все видит, понимает, одновременно четко осознавая происходящее, он не чувствует боли, и не может мне сопротивляться. Всего лишь час, а потом он уснет.

       Я протерла поврежденную руку. А работы здесь больше чем я думала. Безобразные шрамы пересекали конечность, и переходя на плечо. Наметив фронт работ, я занялась подготовкой кинжала.

       - Ты хотел знать, - повернулась я к командиру.

       Медленно провожу ладонью над его рукой. Пара рун из раздела мертвых искусств написанных его же кровью на груди. А он по-прежнему не способен себя защитить. В его глазах ужас. Я жестока? Возможно, но это необходимо. Каждому уроку свое время.

       Вдоль шрамов проявляются золотые нити. Это спайки чужой маги, грубые скобы, держащие мышцы вместе. Надеюсь, я смогу исправить этот ужас.

       - Лечил тебя сущий коновал. Но стоит отдать ему должное, магии на тебя он не пожалел, в это и заключается самая главная твоя беда, - смотрю в невменяемые от страха глаза истребителя. - Разрушить его работу без потери руки, не под силу ни одному человеческому магу. А вот это, - я показываю ему злополучный кинжал, - вполне способно разрушить магические скобы.

       Я взмахнула острым оружием, и золотая нить отделилась от тела. Миг и она исчезла совсем. Я взмахнула им второй раз, и рассекла мышцу до кости. Руки давно продезинфицировала, магией создала стерильное пространство. И магией же принялась перекраивать его конечность, помогая себе руками. Вид собственной крови он переносил с трудом, но все же держался. А вот я немного увлеклась делом, перестав следить за моральным состоянием командира. Вообще-то не стоит переделывать чужую работу, но у меня руки чесались, так хотелось исправить ошибки. Через некоторое время я отметила, что пациент отключился. У меня и в мыслях не было издеваться над ним (ну вообще-то было), и мстить посредством его испуга я не хотела (уже отомстила). Бедный мужик, он и так многое пережил, а тут еще я на его голову. Даже и не знаю, чем он так провинился перед Равновесием.

       Моих щитов коснулось, что-то легкое, еле заметное. Это кто там к нам ломится в разгар лечения? А не важно - отмахнулась я, прекрасно зная, что они не пробьются. Я же самозабвенно продолжала работать. Моя магия вперемешку с различными зельями. Ну, если после такой кропотливой работы его конечность не будет как новенькая, я лично ему ее ампутирую.

       Я потеряла счет времени, и лишь дикая усталость во время перевязки, напомнила мне о существовании естественных потребностей родного организма. Но поражаясь собственному трудолюбию, я решила доделать дело до конца.

       Отмыла руки от крови. Перетащила пациента на кровать, используя свой резерв. Прибрала комнату, очистила кинжал от нанесенных на него крови и заклятий да сняла, наконец, щиты. В комнату немедленно ввалилась нервная пятерка. Мне было слегка не до них, поэтому, проворчав, что их командир просто дрыхнет, а рука его перемотана в лечебных целях, я двинула на улицу. Как спускалась по лестнице, не помню. Как оказалась на улице, не помню. Я практически ничего от усталости не помню.

       Очнувшись в конюшне, поняла, что тупо пялюсь в стену.

       - Таш.

       'Я здесь'

       - Это ты следил за нами весь день?

       'Я'

       - Зачем?

       'Волновался'

       - След от твоих зубов весь день болел.

       'Метка активировалась'

       - Не поняла, - мой отупевший от усталости мозг вопил от творящегося беспредела, но работать не собирался.

       'Мы связаны'

       - Покажись, - устало прошептала я.

       Из тени материализовался тот самый кошак переросток, которого я по своей глупости спасла. Казалось бы, я видела его в последний раз, лет сто назад, не хотелось верить, что это было вчера вечером.

       - Что значит активировалась?

       'Теперь к тебе не подойдет ни один из моего племени без моего разрешения. Ты со мной. А я с тобой. Навсегда'

       Я определенно точно умею находить проблемы на свою пятую точку. У меня просто талант.

       - А если я не хочу?

       ' Уже согласилась. Дала мне вторую жизнь. Я твой'

       - Ты спас меня тогда. Может это зачтется в уплату долга? - Была у меня такая полудохлая надежда.

       'Спас. Ты моя. Метка прижилась. Мы связаны'

       Я только тяжело вздохнула и опустилась на сено.

       'Твои мысли мои мысли. Моя жизнь твоя жизнь. Закон моего племени. Выбрал себе хозяйку. Не жалею'

       Не хочу ни о чем думать. Не сегодня. Я свернулась калачиком на сухом душистом сене. Что-то большое и теплое улеглось рядом. Пошло бы все к драконом. Я слишком устала для разборок.


      Глава 7


       Мне снилось что-то очень хорошее. Светлое и теплое (шуба из горностая, ага). Так давно меня не посещали приятные сновидения, в которых не было места предательству и напряжению, в которых присутствовало чувство защищенности и доброты. Я до последнего не хотела выныривать из своего сна, но реальность жестоко слизала шершавым языком все приятные ощущения. В прямом смысле.

       Открываю глаза, и тихо радуюсь тому, что не имею дурной привычки визжать от неожиданности. Надо мной нависла огромная черная морда с острыми зубами, горячим дыханием и длинным языком. Этим языком усилено облизывали мое лицо.

       - Мать моя король драконов, папа упырица, вот это конь, - ничего разумнее я с утра выдать не в состоянии.

       'Сквернословишь' - фыркнул мысленно конь. 'Нравится?' - спросил Таш самодовольно.

       Я поднялась с копны сена, на которой провела ночь, и принялась изучать метоморфа. Высокий мускулистый конь черного как ночь окраса. Длинная густая грива, шикарный хвост. Он был одновременно и изящным и мощным. Глаза такие же черные, как и он сам. Сильный и красивый. Таш оскалился, а я начала судорожно вспоминать, не пила ли, какой неизвестный мне, настой вчера вечером. Видеть улыбающуюся лошадь с челюстью упыря с утра явный признак помутнения рассудка. Это я как лекарь заявляю.

       - В форме кота переростка ты мне нравился больше.

       Таш фыркнул.

       - Ты ведь не уйдешь? - спросила обреченно.

       'Нет'

       - А как я, по-твоему, должна объяснять истребителям твое появление? Ты рискуешь. Они убьют тебя, если узнают кто ты.

       'Не узнают'

       - Они поймут.

       'Нет. Теперь ты верхом на мне'

       - Но у меня уже есть лошадь, - я возмутилась только для виду. Как представлю, что придется сесть на эту клячу, так все отбитые места ныть начинают.

       'Уже нет' - настолько уверено он это сообщил, что мне резко захотелось повидать свой транспорт.

       Выхожу из стойла, в котором отдыхала всю ночь. Рассвет серел в маленьком оконце, было промозгло и сыро. Подхожу к стойлу, в котором оставила вчера свою лошадку. Открываю его и понимаю, почему на метаморфа ведется охота. Лошадь была мертва. Жестоко растерзана, потроха вывалились из вспоротого живота, а из перегрызенного горла сочилась кровь, местами видны обглоданные кости. Оборачиваюсь к своему новому транспорту.

       - Таш, ты свин. Нельзя быть таким неряхой. Прибери здесь, и что б ни одна живая душа не видела. Это не эстетично.

       Эта зараза опять оскалилась.

       - И еще. Не вздумай улыбаться при истребителях, - недовольно буркнула я. - Я так понимаю, ты был здесь всю ночь. Меня кто-нибудь искал?

       Я оперлась плечом о косяк. Криков ужаса я не слышу, значит, в стойло не заходили.

       'Был. Приходил эльф. Хотел тебя разбудить. Я не дал'

       - О! - мне резко поплохело, но сделав глубокий вдох, успокоилась.

       Что-то сомнения меня гложут.

       'Уже был твоим конем. Ту я убил позже'

       - А зачем кстати? - выдохнула я с облегчением.

       'Плохой друг. Глупая. Тебе не подходит'

       - А ты, значит, подходишь? - отлипла я от косяка.

       'Да'

       - Ты голодный? - и по его взгляду поняла, что сморозила глупость.

       Посмотрела в последний раз на останки лошади и пошла к выходу. Жаль ли мне ее? Нет. Мне жаль Таша.

       В трактир, я вошла уже бодрая, но раздраженная. Холодная вода из дождевой бочки настроения не прибавила, но запах еды плывущий по залу смог меня воодушевить. Огляделась и заметила свою компанию в полном сборе. Лица хмурые и злые. У всех. Прям бальзам на душу. Кроме них, посетителей в такой ранний час не наблюдалось.

       - Привет? - ослепительно улыбнулась я. Меня окинули убийственным взглядом. Будут распылять?

       - Ты... - дальше у нашего командира цензурными были только паузы.

       Из его обвинительной речи, поняла, что я плохой человек. Что лучше бы он вообще без руки остался, чем так. Что день, когда он решил взять на работу такую нехорошую меня он десять раз проклял (проклятье боевого мага это не шутка). А так же что жизнь моя с этих пор будет тяжкой и не долгой. Он, конечно, красиво излагал, но я все-таки голодная.

       - Алак, рука болит?

       Он мотнул головой в отрицательном жесте.

       - Выглядит и слушается она лучше? - утвердительный кивок.

       - Так какого упыря ты сейчас обвиняешь непонятно в чем Лекаря собственной команды?

       Он опешил, ни за что не признается, что испугался вчера. Ни команде, ни себе, ни мне. А больше причин для ссоры у нас не было, он жив и теперь здоров. Я сдержала обещание.

       Я поднялась и, натянув на голову капюшон, отправилась делать заказ. Мне в спину уставились шесть пар хмурых глаз. И что опять не так? Быстренько сделав заказ, я вернулась за стол. Народ выражения лиц не поменял.

       - Вы что, не выспались? - наивно похлопала я ресничками.

       - Да, - синхронно кивнули близнецы.

       - Сочувствую, - счастливо улыбнулась я, мне как раз принесли еду.

       - Это ты виновата, - ткнула в меня пальцем Рэйка. - Алак плохо спал, метался и кричал, - с ненавистью посмотрела она на меня.

       - И что? Ты как верная жена провела у его постели всю ночь, и судя по уставшим лицам окружающих, еще и ребят заставила вокруг носиться?

       Зар, Нав и Сэв понуро кивнули.

       - Ну а я-то тут причем? Его ночные метания всего лишь побочное действие заживляющего зелья. Вам следовало просто закрыть комнату и отправиться спать, - пожала я плечами.

       - Ты должна была всю ночь за ним наблюдать, - не сдавалась девушка.

       - Все что должна, я уже сделала. А ты могла бы, и поблагодарить меня за такую возможность, - хихикнула я. Мне вторили четыре кривых ухмылки.

       - А ну успокоились, - разозлился Алак.

       И чего орать? Но стоит заметить, его окрик подействовал, все резко уткнулись в свои тарелки. Я так еще и с удовольствием. Но счастье продлилось не долго.

       - Шая, насчет вчерашнего. Больше так не делай, - твердо сказал начальник.

       - Ты хотел знать, я показала, - пожала я плечами. Никто ничего не понял, но оно и к лучшему. Алак же осознав сказанное, взглянул с прищуром.

       - Где ты ночевала? - Посмотрел он на меня.

       - На конюшне, - ядовито бросила Рэйка.

       - Почему?

       - Ты занял мою комнату, - пожала я плечами. - А я слишком устала, что бы искать свободную.

       На самом деле я просто догадывалась, какой здесь начнется бедлам.

       - Почему ей никто не помог? - вперил он тяжелый взгляд в команду.

       Настоящий командир, я в восхищении, ссоры ссорами, а удобство и безопасность членов команды на первом месте.

       - Я ходил за ней. Но там оказалась очень наглая лошадь, которая не подпустила меня к ней. Да и Шая так крепко спала, что не реагировала ни на что.

       Все с интересом посмотрели на меня, а потом на Диля.

       - Ты не смог справиться с лошадью? - удивился Зар.

       - Да я такого в первый раз видел, - возмутился эльф. - Черный, как ночь. Наглый, как стая волкодлаков. И совершенно неуправляемый. Только попытался шагнуть к девчонке, а он как встанет поперек и копытом бьет.

       Я представила себе эту картину и хихикнула. На меня посмотрели осуждающе.

       'Таш, ты прелесть'

       'Я знаю' - был мне ответ.

       - Ну да. Иногда у него скверный характер, - спокойно сказала я.

       - Ты знаешь эту лошадь? - округлил глаза Диль.

       - Он мой. Похоже, следовал за мной вчера весь день, - уткнулась я в свою тарелку.

       Мне достались подозрительные взгляды.

       - Почему ты не взяла своего коня с собой? - спокойно спросил Алак?

       - Не хотела, что бы он пострадал, если вдруг что.

       -Теперь понятно, почему поисковики не нашли ничего. На животных мы установку не давали, - воскликнула девушка

      - Как он умудрился пройти весь путь без седока? - удивленно покачал головой Зар.

       - Таш очень преданный и умный, - улыбнулась я.

       - Я хочу взглянуть на это животное, - начал вставать из-за стола командир.

       - Сначала процедуры, - подскочила я.

       - Какие процедуры? - напрягся начальник.

       - Продолжим лечение. Вчера была проделана основная работа, но тебе еще неделю придется делать растирания и массаж.

       - А посмотреть можно? - спросили близнецы.

       - Я с вами, - одновременно с парнями бросила Рэйка.

       - Да, - Синхронно кивнули мы с Алаком и переглянулись. Девушка посмотрела на меня с ненавистью, вызвав во мне тем самым невольную улыбку.

       На этот раз наблюдатели помехой не станут. Кажется, я понимаю, почему блондин разрешил им присутствовать. Он рассчитывал, что при ребятах я не повторю вчерашних фокусов, но я и не собиралась. Он больше ничего не хотел знать, следовательно, мне и показывать ничего не надо. Думаю, урок был усвоен.

       Мы опять оказались в моем номере, теперь уже всей компанией, с нами даже Диль пошел, что уж говорить про любопытных от природы оборотней. Они расположились кто где, а я с командиром в центре. Он на табуретке по пояс голый, я рядом исследую конечность. После того как сняла перевязь, народ удивленно вздохнул, еще бы, раньше рука представляла собой сплошной рубец. А сейчас она выглядит вполне обычно, с еле заметными тонкими бледными полосками на плече и ниже локтя.

       Достала специальную мазь, для укрепления мышц с заживляющими свойствами, и принялась втирать ее, попутно делая массаж. Рэйка так на меня взглянула, что мне резко захотелось отойти от командира. Я уже поняла, что здесь у нас в наличии сильные чувства, только зомби не заметит пылких взглядов магички, я далеко не идиотка, смею надеяться. И чем мне все это грозит? Нужно будет у близнецов выспросить, а то для веселья слишком мало информации.

       - Ну вот и все. Одевайся, - отвернулась я от Алака.

       Пока прибиралась, наблюдала за удивленным командиром. Он, то сжимал, то разжимал кулак, и на лице его была такая искренняя улыбка, что я простила ему все неудобства, что претерпела по его вине.

       - Будешь втирать ее каждый вечер, - протянула я ему горшочек с мазью. - И делай массаж по возможности как можно чаще.

       - Я благодарен тебе, - тихо произнес он.

       Ого, не знала я, что Алак способен на благодарность.

       Взглянула на командира - счастливый человек, окруженный преданными друзьями, которые так же искренне радуются его исцелению. И только я никак не вписывалась в эту сцену, слишком я отличалась от них, словно жирная клякса на чистом белом листе. Так уж повелось, что я нигде к месту не прихожусь, ни в том месте, которое нарекли моим домом, ни где-либо еще. Даже в Академии меня старались оградить от основной массы учащихся. Сколько себя помню, я всегда была одна, и ясное понимание того, что это не правильно, так же не покидало меня никогда. Но вспоминая детские попытки заполнить пустоту вокруг себя, я лишь иронично улыбалась.

       Взяла уже собранные седельные сумки и вышла из комнаты так и не ставшей моей. И так мне захотелось повидать Таша, что я прямиком отправилась на конюшню. Но не успела я добраться до дверей трактира, как меня окликнули. По голосу поняла, что это Диль. Я остановилась и подождала его.

       - Спасибо тебе за Алака, - он протянул руку к моему плечу, я же инстинктивно увернулась. Остроухий предпочел сделать вид, что ничего не заметил.

       - Не за что, - отмахнулась я.

       - Для него чудо, что ты сотворила, многое значит. Ты не знаешь, но он обращался ко многим, и ему не помогли, он уже перестал надеяться. А тут появляешься ты и мимоходом возвращаешь ему здоровье.

       Я посмотрела эльфу в глаза, он своего сапфирового взгляда не отвел, сильный ушастик. Смотреть в его прекрасные глаза очень трудно, но недаром мы с Лариком в гляделки часами играли, а у того глазки пострашнее будут, особенно в попытках моего устыжения. Говорят в глазах эльфа можно потерять душу. Врут, от зависти умереть можно, это да, а вот душу я еще не теряла. Смотреть в мои неокрашенные очи так же трудно, как и в эльфийские, но мы упорно сверлили друг друга взглядом. Зачем он мне об этом сообщил? Чтобы я поняла. Про них и про себя. И я поняла.

       - Клянусь, что не предам, пока не предадут меня, - начертила я на лбу специальный знак. Кто бы знал, с каким трудом я приняла данное решение, ведь я сознательно предоставила им право бить первыми.

       Если я нарушу клятву, этот знак проявится у меня на челе несмываемым доказательством. Они будут иметь право самим меня судить. С таким знаком отличия со мной никто связываться не захочет. По сути, моя жизнь будет уничтожена. Трудные времена требуют трудных решений.

       'Зачем?' спросил Таш.

       Они мне нужны на эти два месяца.

       Я подняла глаза на лестницу и увидела, стоящего там, Навила. Настроение испортилось.

       - Ты слишком честна и необычна для воровки, - Диль опять попытался схватить меня за плечо в тщетной попытке задержать.

       Я лишь поморщилась, отходя в сторону.

       - А ты слишком разговорчив для чистокровного сноба, - бросила я через плечо, выходя из помещения.

       На улице уже окончательно рассвело, и теперь двор перед трактиром был залит светом и теплом. Из помещения выползали редкие постояльцы и местные жители. Я резко натянула капюшон на голову.

       Таш.

       'Я здесь'

       Мне не хотелось идти в конюшню. Я растерянно замерла посреди двора, а через минуту поняла, что снующие туда-сюда люди тоже встали колом. И все с восхищением и недоверием смотрели мне за спину.

       Таш, можно мне тебя обнять?

       'Не спрашивай. Тебе можно все'

       Я резко развернулась и обхватила за шею своего метаморфа. Уткнулась в него лицом и молча, вдыхала его запах. От него почти не пахло, лишь аромат сена и крови убитой лошади.

       И ты позволишь мне тебя изучить?

       'Ну... если ты так этого хочешь' - обреченно вздохнул он.

       Ты не подумай. Я тебя мучить опытами не буду. Ты сам мне расскажи о себе, о твоем племени, о ваших способностях, - почему-то затараторила я.

       Таш мне был более непонятен, чем весь наш мир скопом. Он сказал, что останется со мной, добровольно. Мотивов я не видела, и это пугало. Он обещал следовать за мной всегда и всюду, не оставлять меня одну не взирая ни на что. И даже узнавая меня поближе, он не пытается сбежать. Неужели я всё-таки нашла то, что искала так долго?

       - Хранители Равновесия, вот это конь, - услышала я дружный возглас братьев.

       Меня и Таша окружила команда истребителей. Смотрели они восхищенно и не доверчиво, а на меня слегка завистливо. Мне не очень понравился этот взгляд, в последний раз ценой подобного взгляда оказался нож между ребер.

       - Это и есть твой умный и преданный зверь? - изумился Алак.

       - Да.

       - Красавец. Где ты его взяла? Тоже украла? - это Рэйка голос подала.

       - Где взяла, там уже нет, - огрызнулась я.

       - И сколько же такое чудо стоит, - подошел к нам Зар и попытался погладить моего Таша по шее. Тот уклонился.

       Тогда подошел эльф и глядя в глаза метаморфу попытался прикоснуться к его морде. Эльфы знамениты своим умением договориться с любым животным. Но Диля ждало сильное разочарование, Ташу не нравилось, когда к нему прикасались посторонние.

       - Я же говорил, что он наглый и строптивый, - проворчал остроухий, потрясая чуть не откушенной кистью руки.

       Истребители уткнулись в кулаки, маскируя кашлем свои смешки. А я обратилась к своему новому другу.

       Мне надеть на тебя седло?

       'Нет'

       Ты позволишь закрепить на тебе сумки?

       'Да. Без седла удобнее.'

       - Раз у тебя такой замечательный зверь, что ты будешь делать с другой лошадью? - обратился ко мне командир.

       - Я с ней уже ничего не сделаю. Она сдохла.

       - Что?

       - Как?

       - Когда?

       - Ночью. Утром к ней захожу, а она уже не живая. Да это и не важно, ведь у меня есть он, - я ласково провела рукой у метаморфа между ушами.

       На меня внимательно посмотрели, но промолчали. Правильно сделали. Настроение у меня и так ни к упырю, а если вспомнить ту пародию на лошадь что они мне выдали, то претензии сразу отпадают. Тем более что у них лошади были совсем не простые в отличие от моей старой клячи.

       Я взлетела на спину Таша. В Академии меня долго и упорно обучали верховой езде, и в седле и без него. Но сейчас ощущения были странными, подомной что-то щелкнуло, расширилось, прогнулось и наконец, я поняла, что так комфортно и удобно мне не то что в седле, ни на одном стуле не было.

       Ребята тоже со своим транспортом разобрались. Без седла и повода, своей лошадью управлял и эльф. Ну тому, понятное дело, они не нужны. Народ взирал на меня в недоумении, но дружно промолчал.

       Мы выдвинулись дальше.


       Я до сих пор не узнала конечный пункт назначения. Нужно исправить досадное упущение, раньше я не спрашивала, потому, что была уверена, мне не ответят. Сейчас тоже могут промолчать, но шанс все же есть. Конечно, доверие не завоюешь за одно исцеление, лечение командира лишь подтвердило мои лекарские способности. Самоутвердилась так сказать, и весьма успешно, надо признать. Клятва была подтверждением моих миролюбивых намерений. Спору нет, я рискую и весьма сильно, но дракона бояться на драконий материк не плавать. Клятва должна успокоить истребителей, во всяком случае, я уже не замечаю настороженного напряжения во взгляде Диля. Это радует. Осталось подружиться с близнецами, наладить общение с оборотнем и дать понять Рэйке, что Алак меня не интересует. Но сначала можно развлечься.

       - А куда мы вообще направляемся? - задала я вопрос неизвестно кому.

       - В Ригнару, - ответил мне Диль.

       Я задумалась. Ригнара - это культурный, целительский и криминальный центр. Если Риманта - город, в котором я жила, столица политическая и магическая, то в Ригнаре собрались лучшие умы Целительства, богемы и теневой жизни. Город большой, но очень уж красивый, до него примерно три дня пути. Станут ли меня там искать? Станут. По логике, беглянка, разыскиваемая сильными мира сего, будет искать способ выбраться из страны, предварительно затаившись. Покинуть страну быстрее всего можно в Ригнаре. Будут искать одинокую загнанную магичку, и вряд ли додумаются подозревать лекаря группы истребителей.

       - А зачем нам туда? - удивилась я.

       - Получить подробные инструкции к нашему заданию, - пожал плечами эльф.

       - Значит, мы проведем в городе как минимум один день, - задумчиво наматываю локон на пальчик. - А у нас деньги есть? - я сама непосредственность.

       - Зачем тебе? - напрягся начальник. Боится, обокраду? Еще не доверяет.

       - Я собираюсь прикупить пару ингредиентов для зелий.

       Целители не используют в лечении ничего кроме своего дара, но вот в их городе можно найти все, что душе угодно. Такое разнообразие товара, разрешенного и не очень, редко где встретишь, как ни как крупнейший порт страны.

       - Хорошо, - благодушно разрешил начальник. Вот только я не спрашивала позволения, а ставила перед фактом. Но опустим мелкие нюансы, у нас впереди достаточно времени, что бы притереться друг к другу.

       Мы ехали довольно быстро, но я не чувствовала ни одной выбоины, ни одного ухаба. Управлять Ташем мне не приходилось, он и так знал, куда следует повернуть, а если я хотела ускориться или притормозить, я говорила ему об этом мысленно. Мне очень понравилось так путешествовать, к хорошему быстро привыкаешь.

       От воспоминаний о вчерашней дороге меня все время передергивало. Еще в Риманте я поняла, что мои наниматели путешествуют не на простых лошадях. И только сегодня утром догадалась проверить свои подозрения, это были эльфийские сильфы. Не каждому истребителю по карману такой конь. Быстрые, сильные, выносливые они стоили маленькое состояние.

       И только лошадь Лекаря была обычной. Решили не тратиться на будущий труп? Лекари не атакующая сила, зачастую они отсиживаются в тылу. Но не всегда. Мы изучаем те же боевые заклинания, что и боевики. Нам необходимо знать принцип действия для структурного лечения последствий таких заклятий, если маг вдруг выжил. Но среди студентов встречаются уникумы, которые не только теорию изучают. К несчастью Ларик решил, что я просто обязана стать одной из них.

       Я потянулась, разминая затекшие мышцы. Меня непреодолимо тянуло кому-нибудь напакостить, слишком уж скучно, а так хоть развлекусь. Но что-то мне подсказывало, что истребители не оценят подобного способа развлечения, так что пришлось выбрать наиболее безопасный для окружающих, но не менее веселый процесс увеселения.

       Таш, хочешь побегать?

       'Хочу'

       Пришлось отвернуться, дабы скрыть радостную улыбку.

       - Диль, у вас довольно необычные лошади, - якобы задумчиво начала я. - Красивые, сильные, но кажется с ними что-то не так.

       - Кто бы говорил, - процедил он.

       - Погоди, я вроде бы уже видела подобное. Это сильфы, да? Ну надо же, потрясающе, - ахала я. Все-таки переигрываю, стоит поубавить восторги, а то близнецы косятся подозрительно.

       - С чего ты взяла? - с угрозой вопрошает остроухий.

       - Какой ни какой, но я маг, и морок распознать сумею, - пожимаю плечами.

       - Ну надо же, - сарказм так и сочился из него.

       - К тому же я довольно хорошо разбираюсь в магических породах, - тоном заносчивого лектора изрекла я, тем самым намеренно выводя эльфа из себя.

       - Да неужели, - едва прикрытая насмешка сквозила в его голосе, он смотрел на меня, как на несмышленого ребенка, который несет несусветную чушь искренне в нее веря.

       - О, поверь мне на слово, - энергично покачала я головой. - К тому же мне часто предстает возможность узнать что-то новое, опровергнуть или подтвердить те или иные теории. Например, говорят, что эльфы при выведении сильфов делали упор на внешность, нежели на скорость и выносливость, - и наивно так хлопаю ресничками.

       - Кто тебе такую глупость сказал? - глаза его расширились. Он так забавно это делает. Мало того что глаза у остроухих в пол лица, так когда они расширяются, кроме очей на их рожах вообще ничего не видно.

       - Слухи ходят, - пожала я плечами.

       - Врут.

       - Чем докажешь?

       - Тебе эльфийского слова мало? - удивился он.

       - Ага. Давай устроим скачки, мой Таш против твоего сильфа? А что бы было честно, предлагаю еще и близнецов с Заром позвать, - воодушевилась я.

       - Тебе больше заняться нечем? - возмутился Диль.

       - Ты боишься проиграть? - фыркнула я.

       - Я не играю с детьми.

       - Я тоже, - широко улыбнулась я.

      - Ставки? - выдержав довольно напряженную паузу, поинтересовался он.

      - Желание и правда. Если первой прихожу я, то остальные выполняют мои желания. Если я прихожу второй, то выполняю желание победителя, или отвечаю на один его вопрос правдой. Если же к финишу прихожу последней, выполняю желание каждого победителя.

       Зар, Нав и Сэв подъехали ближе, внимательно выслушав мое предложение, согласились. Воодушевление на их лицах не оставило Дилю шанс на отказ.

       - Командир, согласишься нас рассудить? - обращаюсь к предводителю. - Финиш вооон у того поваленного дерева на горизонте.

       Алак скептически хмыкнул, но свое согласие на участие в игре в качестве судьи всё-таки дал.

      - Рэйка, дашь отмашку? - осветили все вокруг своими улыбками близнецы.

       Та, азартно сверкнув глазами, согласилась.

      Видя это, Алак направился к назначенному финишу. Превратившись в едва видимую точку, остановился. Кажется, никого не удивили особенности моего зрения. Ларик как-то ворчал, что оно у меня эльфийское, я тогда долго смеялась, ведь я чистокровный человек, аура врать не будет.

      Мы выстроились в шеренгу, благо широкий тракт позволял, и приготовились.

      - Ребята, совсем забыла. Никакой магии, - крикнула я.

      Таш, мы должны быть лучшими, - подумала я, пригибаясь к шее метаморфа и хватаясь за гриву.

      'Как пожелаешь' - весело ответил он мне.

       Рэйка дала отмашку.

       И понеслось. Я люблю скорость. Люблю, когда ветер бьет в лицо. Мне нравится, как сливается в один цвет окружающая среда. Я обожаю чувство, когда кажется что еще чуть-чуть и взлетишь. Отдав управление Ташу, я отдалась дикому восторгу, охватившему меня. Метаморф испытывал те же чувства. Я это знала, как знала то что Зар, Нав и Сэв остались позади. Теперь соревнование шло между мной и Дилем. Мы шли нога в ногу, морда в морду. Я прекрасно видела его лицо, ведь ни он, ни я уже не следили за дорогой, мы следили друг за другом. Поворот головы, прямой взгляд, сжимающие гриву руки, довольные улыбки, эльфу тоже нравилась скорость. Он наслаждался действием так же как я, открыто и непосредственно, создавалось ощущение, будто он впервые был расслаблен и доволен. Увлекся остроухий, показал истинное лицо. Я была по-настоящему счастлива. Я смеялась.

       - Таш, я люблю тебя, - прошептала я, и крепко прижалась к его могучей шее. Между прочим, подобное я еще никому не говорила, возможно и сейчас поторопилась, но на этот раз, я решила, что и ошибиться не жалко.

       Казалось, метаморф даже не запыхался.

       Мы были уже близко к финишу. Выражение лица эльфа, увиденное мной мельком, прибавило мне радости, так искренне недоумевать могут только они, закоренелые снобы. Как ни печально, но про спор Диль не забыл, и чистая эйфория скорости сошла на нет. Теперь он не просто наслаждался движением, он шел к цели. Эльф начал вырываться вперед, а передо мной встала дилемма. Выиграю, выдам Таша, проиграю, придется отвечать на вопрос.

       Таш, дай ему вырваться вперед.

       'Проиграем'

       Если победим, тебя раскроют. Не хочу подвергать тебя опасности. Не хочу расставаться с тобой, - довольно капризно заявила я.

       И он притормозил. Мне было жаль одергивать его в угаре веселья. Так же жаль, как и самой возвращаться из цепких объятий радости в жестокую реальность.

       - Победил Диль, - громко произнес командир.

       Я засмеялась и захлопала в ладоши.

       - Ты был прав, сильфы самые быстрые кони, - улыбнулась я остроухому.

       Эльф странно на меня посмотрел. Но вскоре высокомерное выражение вновь появилось на его лице, возвращая меня с небес на землю.

       - Шая, я до последнего думал, что ты победишь! - Воскликнул Зар.

       - Видели бы вы себя со стороны, - приблизились к нам близнецы. - Такая скорость, а она хохочет. Диль только на тебя и смотрел.

       - Удивительно, - фыркнул Нав. - Это же надо умудриться и за тобой наблюдать и конем управлять.

       - Не заговаривайте мне зубы. Вы проиграли мне и Дилю, от расплаты не отвертитесь, - смеялась я.

       - А сама ты не забыла об обещании? - насмешливо поинтересовался остроухий.

       - Нет. Выбирай: правда или желание, - великодушно разрешила я.

       - Правда, - подумав, произнес он.

       - Только один вопрос, выбирай тщательнее, - разочарованно буркнула я.

       Нас окружили истребители, в глазах любопытство и нетерпение.

       - Сколько тебе лет? - наконец спросил он.

       - Двадцать.

       Повисла гробовая тишина.

       - Не солгала, - растерялся Диль.

       - Совсем маленькая, - вырвалось у Рейки.

       - Как ты стала... такой? - смотрел на меня во все газа Диль.

       - Один вопрос, - резко ответила я. Опять моя неординарная внешность сыграла злую шутку со своей хозяйкой. Даже представить боюсь, чего себе на придумывал эльф.

       - Помню. Что ты потребуешь от проигравших? - кивнул он на троих парней стоявших слева от меня.

       - О, скоро узнаете, - подмигнула я.

       Парни переглянулись. Мы продолжили путь, громко обсуждая скачки. Рэйка молча нас игнорировала, эльф продолжал с интересом за мной наблюдать, а Алак беспричинно улыбался. Таким темпом мы проехали еще часа четыре, пока я не поняла, что хочу спать.

       Таш, я устала, - капризно протянула я.

       ' Обними мою шею. Не бойся. Не упадешь'

       Ты прелесть.

       'Знаю'

       Таш

       'Что?'

       Давай еще как-нибудь побегаем. Только ты и я.

       'Обязательно'

       Я закрыла глаза. И погрузилась в темноту.


       - Я тебе говорю, она дрыхнет, - услышала я рядом шепот

      - Да как вообще можно спать в таком положении? - возмутился женский голос. Что опять не устраивает эту брюнетку?

      - Судя по ней, с удовольствием, - прыснули близнецы.

      - Мерзость, - с опаской произнесла Рэйка. - И конь у нее странный.

      - А кто из нас не странный, - заступился за меня оборотень.

      - Но она же ненормальная, - не успокоилась девушка.

       - Ни тебе решать что нормально, а что нет, - я чуть с Таша не упала, услышав, как за меня эльф заступается.

       - Теперь и ты ее защищаешь? - возмутилась девица.

       - А почему бы и нет? Она не предаст - дала клятву. Она еще ни разу не солгала. И она помогла Алаку. Тебе мало?

       - Ты уже принял ее, - растеряно произнесла Рэйка.

       - Это неизбежно, как ни как она наш Лекарь, в какой-то момент мы доверим ей свои жизни, - произнес Сэв.

       - Я сам слышал ее клятву, - подтвердил Навил.

       - Вы просто решили, что лишняя подстилка на ночь вам не помешает, - зло бросила девушка.

       - Ты же сама говорила, что среди нас нет извращенцев, - промурлыкал Зар.

       - Я ошибалась. Вы все просто с ума сошли.

       - А ты ревнуешь, - хохотнул эльф.

       А мне надоело это слушать, и я вновь погрузилась в сон.


       'Сана' - разбудил меня мысленно Таш.

       Что?

       'Они говорят скоро остановка на ночь'

       Спасибо.

       Я потянулась и громко зевнула. Открываю глаза и мило всем улыбаюсь. Отдохнувшую меня окинули завистливыми взглядами.

       - А скоро привал?

       - Скоро, - хмуро ответили мне.

       Я их понимаю, Алак гнал нас без остановок весь день. Кому такое понравится? Перекус на ходу, уставшая спина, брррр. Хорошо, что у меня есть Таш. Только сейчас я поняла, что уже привыкла к нему.

       - Выспалась? - елейным голосом спросил Алак.

       - Да, - бодро отрапортовала я, и тут же поняла, как сглупила.

       - Отлично, тогда ты занимаешься лошадьми.

       Довольное выражение с моего лица сползло, но почему-то эмигрировало на лица моих попутчиков.

       - Как скажешь, - легко согласилась я.

       - Одна, - недовольно добавил командир.

       - Хорошо, - безмятежно улыбнулась я.

       Алака опечалил факт моего хорошего настроения. А тем временем мы свернули в лес, где вскоре обнаружили милую и чистую полянку, на которой и решили остановиться. Тем более, невдалеке оказалась маленькая речка. Ну не может так долго везти, подумала я тогда.

       Спешившись, мы принялись каждый за свое дело. Я отправилась купать лошадей, со мной за водой увязался Сэв. Зар остался готовить, Диль и Рэйка отправились за хворостом, Навил и Алак ушли на охоту. Идиллия. Была, пока Сэвил рот не открыл.

       Мы стояли на берегу весело журчащей речушки, когда этот поганец бросил котелок и флягу, предназначавшиеся для воды и подошел вплотную ко мне.

       - Ну. Говори свое желание, - жарко прошептал он мне на ухо.

       Меня передернуло. Мельком заметила, как придвинулся к нам метаморф.

       Я сама.

       - Я скажу тебе его, когда придет время.

       - Почему не сейчас, здесь же никого нет и нам не помешают? Ну же, не стесняйся, - обнял он меня за плечи.

       - Отпусти, - спокойно сказала я. А внутри уже подняла голову дикая ярость.

       Дыши, Сана, дыши. Он не знает. Он не виноват. Его нельзя убивать. Он посмел прикоснуться. Ну и что? Это нормально. Ярость не уходила. Я застыла каменным изваянием.

       - А что будет, если не отпущу? - полюбопытствовал Сэв.

       - Сэвил, тебе будет больно.

       - И как ты нас различаешь? - погладил он меня по голове. Я резко вывернулась из его объятий и отошла чуть в сторону.

       - Тебе больше нравится Нав? - обиженно спросил он.

       - Нет. Вы оба не интересуете меня в этом плане, - растерялась я.

       - Тогда кто? Учти, Алака Рэйка тебе так просто не отдаст. Или это Диль? Я заметил, как странно он на тебя смотрит. Еще ни на одну человеческую женщину он так не смотрел. А может, ты у нас предпочитаешь оборотней? - В его голосе я слышала обиду ребенка.

       Ну что ты будешь делать с этими некромантами? Они люди особой категории. Понравившуюся вещь пытаются оставить у себя любым способом. Им в голову и мысли прийти не может, что они кому-то могут не понравиться (аура у них такая особенная, людей привлекает). Любопытны, самоуверенны и наглы. Удивляюсь, как братья вдвоем ко мне не заявились. Помню Намий с Лидом приходили, они конечно потом поняли, что были не правы, но сломанной мебели это не помогло. Хотя вспоминая, как настойчиво Алак, оттаскивал братьев друг от друга, я догадалась, кому должна быть благодарна.

       - С чего ты вообще взял, что я пожелаю именно этого? - поинтересовалась я.

       - Ну так это логично. Ты же магичка. Тем более молодая, ты сама знаешь, что происходит с магами в возрасте с тринадцати до тридцати, да и потом не на много проще. А ты... внешность у тебя не стандартная, вряд ли тебе легко найти добровольца, желающего успокоить твои магические завихрения, и облегчить дискомфорт.

       Я даже не обиделась. Все сказанное им есть не что иное, как правда. Маги и магини, начиная с тринадцати лет, вступают в тот возраст, когда магические потоки в организме скручиваются в спирали. Это приводит к накоплению огромной энергии, от которой иначе как передачей ее другому не избавишься. А какой у нас самый простой способ сброса энергии? Секс.

       И действительно, рассуждая логически, можно предположить, что несчастной озабоченной мне, трудно найти партнера. Внешность подкачала - бывает. Но ведь Сэвил у нас такой добрый, он готов пожертвовать собой ради моего счастья.

       А ведь он это серьезно. Некроманта я решила не проклинать, как ни как это вполне логичный вывод, если бы не одно 'но'. Я не переношу чужих прикосновений, а энергию сбрасываю при помощи целительской магии.

       - Ни один из вас меня не интересует, - повторила я ровным тоном.

       - Почему? - и опять никаких негативных эмоций не проявилось в его голосе, чистейшей воды любопытство.

       - Сэв, Нав нас сейчас слышит? - я привязала поводья лошадей к кусту растущему неподалеку.

       - Ну слышит, - буркнул он.

       - Я знаю, что не уведи командир Навила, вы явились бы оба. Задайте себе вопрос, действительно ли вы хотите меня? Я понимаю ваш интерес. Да я не обычна, внешне. Да я единственная в своем роде, по крайней мере, живых таких я не встречала. Но пастель ли вас интересует, или же моя аномалия? - хмыкнула я.

       - Почему ты сомневаешься в нашем желании к тебе?

       - А я в нем не сомневаюсь. Я лишь прошу сделать выбор. Нужна я вам на одну ночь, или вы предпочтете видеть меня в другой роли? Объект для исследований из себя я сделать не позволю, но могу гарантировать свою дружбу. Это все же больше чем ничего.

       Он помолчал. Готова спорить на два золотых, он сейчас усиленно припираются с братом. Я уже поняла, каким будет их решение. И не ошиблась.

       - Хорошо. Ты права, - вздохнул он. - Не так уж много людей способных нас различать и при этом не делить.

       Решив проблему полюбовно, он набрал воды и отправился обратно в лагерь.

       - Я скоро вернусь помочь, - крикнул он.

       - Не стоит, - убедительно попросила я.

       Раздевшись, повела купаться сильфов. Таш справлялся самостоятельно, обожаю его. Почистив их, отправилась купаться сама, про плескалась до самой темноты. Метаморф давно ушел на охоту, так что возвращалась в лагерь я одна, если не считать сильфов, ведомых мной под уздцы.

       Запахи со стороны нашей стоянки шли умопомрачительные. И это истребители, мастера маскировки. Совсем страх потеряли. Приблизилась к костру и поняла, что в чем-то провинилась.

       - Привет, - махнула я рукой в приветственном жесте.

       - Почему так долго? - нахмурился Алак.

       - Шесть лошадей, - пожала я плечами и уселась у костра, взяв из рук оборотня чашку с кашей.

       - Вкусно! - воскликнула я, благодарно посмотрев на Зара.

       - Спасибо, - смутился тот.

       На некоторое время воцарилась тишина, народ усиленно работал ложками и челюстями.

       - Наелась, - отлипла я от пустой емкости.

       Зар поднялся собирать грязную посуду, а я кинулась ему помогать. Уже давно стемнело, но мы все равно отправились к речке.

       - Каково твое желание? - спросил он.

       - В лагере узнаешь, - проворчала я.

       Нет, ну что за вечер? Что за люди... и нелюди! Они что, правда считают, сырой и промозглый берег реки, где кровососущие насекомые стадами гуляют, подходящим местом для любовных утех? Я схватила уже вымытую тару и направилась в лагерь.

       Войдя в освещенный круг, заметила понимающе насмешливый взгляд Рэйки. Ну это она конечно зря. Подошел Алак, протянул мне баночку с моей же мазью

       - Вряд ли кто-то из наших умеет делать массаж лучше, чем ты, - и главное такой спокойный. Как зомби.

       Взяла емкость, начальник оголился. Принялась его натирать и массировать, всеми силами, пытаясь не вздрагивать от острых клинков взгляда Рэйки.

       - Командир, кто сегодня ставит охранный круг? - тихо спросила я.

       - Сэвил, - последовал ответ.

       - Сэв, можно ты поставишь охранку позже? - повернула я голову направо, он как раз возился со своими сумками.

       На меня посмотрели недоуменно, но кивнули. Я никак не отреагировала. Закончив с процедурами, позвала Таша.

       'Я здесь' - выступил он из тени.

       Хорошо.

       - Зар! - позвала я.

       - Что? - испуганно отозвался он.

       - Превращайся! - радостно кивнула я.

       - Ты уверена? - опешил тот.

       - Ага, - скалюсь в предвкушении. - Сейчас будем играть. Это мое желание.

       Миг и его тело начало меняться. Сквозь кожу вдруг проступила шерсть, лицо начало заостряться. Он начал светиться, и вскоре его всего покрывало светлое облако магии. Миг и оно пропало, а передо мной уже стоит ягуар. Большой и красивый.

       Оборотней побаиваются. Но не преследуют, по крайней мере, официально. Крестьяне попытаются уничтожить оборотня, если кончено силенок хватит, а вот маги связываться поостерегутся. Простой люд от невежества поляжет, а маг только за большие деньги так рискнет. У оборотней нет своего государства, они скитаются в поисках своего особенного места, а когда находят, оседают там. Они хорошие воины, охотники, разведчики и егеря. Ну или истребители. Но все рано их не сильно жалуют.

       Таш, потом, покажи свою смену форм.

       'Обязательно'

       Я опустилась перед котом на четвереньки.

       - Красивый, - почесала у него за ухом.

       Услышала рык.

       'Таш, не ревнуй'

       Подошла ближе, и уже не сдерживая себя, принялась тискать Зара. Народ в шоке наблюдал за происходящим. Потом мы бегали, катались по траве, кувыркались и всячески веселились. Я хохотала и чесала ягуару шейку, он громко урчал и валял меня по земле. Не зря я попросили отложить установку охранки, не хотелось бы разрушить круг своими играми. Таш, взирал на все это с раздражением, а я мысленно обещала ему, что в следующий раз я буду играть с ним. В общем, навеселилась я перед сном до-упаду. Зар тоже устал. А остальные так и сидели с отвисшими челюстями. Происходящее можно было обозвать как идиотизмом, так и детской непосредственностью, мне же выгоднее был второй вариант.

       - Я боюсь представить, что ты потребуешь от меня, - хохотнул Нав.

      Сэвил, как раз закончил с кругом. Что мне нравится в некромантских охранках, так это то, что они имеют просто замечательное побочное действие. Любое кровососущее насекомое в таком кругу умирает за считанные минуты.

       Успокоившись, я восседала на своем спальном месте. Одеяло, лежащее на мягкой пушистой копне свежего лапника, а поверх него еще одно одеяло.

       - Расскажи мне сказку, - капризно протянула я. И, видя протест во взгляде некроманта, добавила, - это мое желание.

       Компания уже устала удивляться и поражаться моим выходкам. Они восприняли мое требование флегматично, и со здоровым интересом посмотрели на Навила. Я устроилась поудобнее, и посмотрела на звездное небо.

       - Когда-то, давным-давно, когда еще не было славной Ирдании (страна наша), а на ее месте были непроходимые леса и глубокие реки...

       - Ты так говоришь, будто они куда-то делись, - буркнула я, вспомнив реку Ирлиль и наши леса с их обитателями (не самыми приятными существами). - Ага, реки испарились, леса мигрировали.

       - Не перебивай. Так вот, жило здесь одно племя. И звало оно себя Избранными...

       - Ты про тех фанатиков, что ушли драконам в услужение? - хихикнула я. - Ну какая же это сказка, скорее исторически зафиксированный факт.

       - Шая, я сейчас рассказывать не буду, - обиделся молодой некромант.

       - Шая ну в самом деле, - зашипели остальные.

       - Молчу-молчу, - зевнула я.

       - Так вот, жило то племя хорошо. Ни с кем не воевало, другие расы не обижало, но и Равновесие не поддерживало, активно истребляя магические породы...

       Я начала погружаться в сон. Мне было не интересно слушать про Избранных, и про то как пришли мудрые драконы, попутно объяснив глупым людям в чем они были не правы, после чего племя добровольно ушло в услужение Хранителям Равновесия, с дальнейшей перспективой переезда в другие Миры. Сказка оказалась скучной, а я хотела спать. Мне даже анализировать сегодняшний день не хотелось.

       'Спокойной ночи, Таш'


       Глава 8


      'Сана, проснись'

      Таш, я не помню, что бы нанимала тебя в свои будильники.

      'Я помню'

      Зверь.

      'Друг'

      Я сплю.

      'Сана, к тебе идет белобрысый'

      Какой из двух?

      'Человек'

      Резко подрываюсь со своего ложа, и оглядываюсь протирая глаза. Вальяжной походочкой ко мне направляется Алак. И чего спрашивается, с утра такой довольный?

      - Проснулась, наконец? - хмыкнул он. - А я только собрался разбудить, даже водичку приготовил.

      Таш, прелесть моя, теперь свое пробуждение я доверяю только тебе.

      - Спасибо перебьюсь, - кряхтя, поднялась на ноги.

      Тот, кто думает, что магички с утра свежи, бодры и прекрасны, пусть утонет в своих розовых слюнях. В реальной жизни, мы злые, лохматые и помятые, и это нужно срочно исправить. Мне воспитание не позволит при мужчинах выглядеть, как кикимора на диете. Крикнув, что бы оставили мне еды, я быстренько ретировалась к полюбившейся мне речке. С нее еще не сошел налет тумана, а остывшая за ночь вода не внушала желания погружать в нее какие-либо части тела. Но красота, упырь ее забери, требует жертв. Проведя у водоема около часа, я была более-менее удовлетворена своим внешним видом. Но счастье не длится долго, и я услышала злобное пыхтение Рэйки.

      - Надеюсь, ты утонула. Иначе собственными руками тебя придушу.

      На душе потеплело - не у одной меня по утрам мерзкое настроение.

      - Силенок не хватит, - огрызаюсь.

      - Что можно делать у реки целый час? - возмутилась она.

      - Приводить себя в порядок, - закончила я втирать в руки крем.

      - Это еще зачем?

      - Чтобы не выглядеть как ты.

      - И чем же я не хороша? - зло прищурилась она.

      - Ты себя в зеркало давно видела?

      - У меня его нет, - огрызнулась она. - Не всех родители балуют дорогими подарками.

      - И что? Из-за этого махнуть на себя рукой? - ужаснулась я.

      - Ты занимаешь наше время. Собирай свои манатки и топай быстрее к своему монстру.

      - Таш, хотя бы понимает, что за собой нужно ухаживать. Ты когда в последний раз лицо очищала? - За Таша, я ее не прощу.

      - Слушай, ты, малолетняя последовательница нимф. Мы истребители, и находимся на задании, мне, знаешь ли, как-то некогда о кружевах и косметике думать! - угрожающе двинулась она на меня. - Здесь не знаешь, когда к Равновесию отправишься, а ты о внешности печешься.

      - По мне умирать так красивой, - спокойно пожала я плечами.

      - Не тебе говорить о красоте, уродка. Думаешь, если намажешься пахучим кремом лишний раз, кто-то из ребят согласиться разделить с тобой постель? Вот уж вряд ли, даже для дела, - высказалась она.

      Хм... интересно... Я наклонила голову вперед, позволяя волосам беспрепятственно скользить по лицу. Тронула вышивку на подоле платья. Поднимаю голову и смотрю на злую брюнетку исподлобья.

      - Знаешь, меня очень забавляет, то, как ты бесишься, - начала я, растягивая слова. - Я нахожу это... занимательным. И я даже подозреваю, что ты ненавидишь не меня как личность - ты меня не знаешь - а меня, как еще одну женщину рядом с ним. Пусть и такую... впрочем, особенно такую.

      Я поднялась с лежавшей на земле толстой ветки, на которой сидела и подошла к застывшей девушке.

      - Ты пытаешься успокоить себя, называя меня уродкой и ребенком, но поверь, я не то и не другое. И тебе лучше не знать, что же я на самом деле.

      - Ты нарываешься, - прошипела Рэйка, зажигая на руке фаербол.

      Я подошла к ней ближе, не отводя взгляда. Сейчас она вполне способна его в меня швырнуть. Злая женщина - это страшно. Женщина, поглощенная ревностью - подобна дракону. Я уже вставала на пути такой женщины и получила кинжал в спину. Так зачем же лезу на рожон опять? Желаю отправиться к Равновесию? Ни в коем разе! Если я еще жива, значит это кому-то нужно. И пока этот кто-то мне не объяснит, на кой упырь я топчу землю меня не убить так просто. Значит, придется поменять среду обитания из враждебной на нейтральную, а лучше комфортную, но я не могу убить магичку из-за контракта и нездоровой лени. Будем влиять морально.

      - Не нужно винить меня в своих неудачах. Ты хочешь получить то, ради чего еще и пальцем не шевельнула. Думаешь, если постоянно прикрывать его спину, он это оценит и примет тебя с распростертыми объятиями? Ты вроде не настолько наивна. Скажи, он хоть раз прикасался к тебе? Даже для крайней нужды? Нет. А ведь ты была бы рада и этой малости, простому пользованию без обязательств. Ему нужна женщина, а не боевой маг.

      - Ты не на себя ли намекаешь, седая? - зло прошипела Рэйка, а фаер увеличился в разы. Не нравится мне, как у нее руки дрожат.

      - Упаси дракон. Я о тебе, - сунув ей баночку с кремом в свободную от фаера руку. - Не надоело еще сидеть под дверью комнаты, в которой он развлекается с очередной сговорчивой молодкой? Тебе всего-то и требуется, что показать ему кто здесь настоящая женщина.

      Не дожидаясь ответа, в сторону лагеря я пошла не оборачиваясь, но на всякий случай усилила щиты. Ненавижу такие ситуации. В сотый раз убеждаюсь, страшнее влюбленной женщины может быть только отвергнутая женщина, против такой любой упырь не грознее комара. Прямо и не знаю радоваться или печалиться из-за того что сама не способна на подобные чувства.

      А пошло бы оно все к драконам. С чего я в философию ударилась? Не в моем возрасте быть мудрой и все понимающей. Я разозлилась, эта магичка своими выкрутасами заставила вспомнить то, что старательно запихивалось в самые укромные уголки души. Я решила, что буду расслабляться в компании этих ребят? Значит, буду расслабляться.

      Раздвигая кусты, вываливаюсь на поляну. Меня прожгло четыре укоризненных мужских взгляда. Это что, попытка меня устыдить? Ага, щазззз.

       - Почему так долго? - гремит Алак.

       Вот мне интересно, ему в подробностях объяснить или где?

       - А что такое? - сделала я большие глаза.

       - Мы должны были выдвигаться еще полчаса назад! - наорал он на меня.

       Я огляделась. Парни как тараканы разбежались кто куда. Метаморф медленно крался в нашу сторону.

       'Можно его убить?' - поинтересовался он.

       Нельзя, - возмутилась я. - Вдруг он успеет тебе навредить?

       - Да что вы говорите? А мне об этом кто-нибудь сообщил? И не смей на меня орать!

       Ага, я смелая. Только с утра и только после того, как убедилась, что резерв наконец-то полон. От такой наглости командир только глазами хлопал, силясь выразить нецензурные эмоции в человеческую речь. А я тем временем схватила остатки завтрака, и, разместившись у потушенного костра, принялась трапезничать.

       - Где Рэйка? - Прохрипел начальник после бурного монолога, состоящего сплошь из нецензурщины.

       - Наверное, на берегу, - прочавкала я.

       Не стоило ему ее ко мне подсылать, не пришлось бы ждать так долго. По своей воле она ни за что не отправилась бы на мои поиски. А ради него согласилась, подозреваю что еще и с радостью.

       Вскоре объект моих рассуждений вышел на поляну. Мне хватило одного взгляда, дабы понять - рыдала. Нет, глаза у нее не покрасневшие и не опухшие (а жаль). У нас, у магичек, есть свои способы скрыть непрошенные слабости. Вот признаки этих способов я сейчас и наблюдаю. Хм... интересное заклинание она применила. Непременно узнаю что это.

       Ребята ничего не заметили. Алак посмотрел на нее мельком, ничего не сказав, и скомандовал сбор. И это благородный нар? Что она в нем нашла? Не мне, конечно, судить о вкусах (меня сам Ларик не заинтересовал), но все же это край.

       Ну и ситуация. Она его любит, он этого в упор не замечает, команда над ними ржет и лезть в это не собирается. Но все меняется, и появляюсь я. Цензурных мыслей на этот счет не имею.

       Раньше я любила наблюдать и давать оценку действий тем или иным поступкам окружающих, подобных ситуаций я насмотрелась достаточно, особенно ярко и бурно они развивались в Академии. Так вот, пронаблюдав несколько историй, я сделала логический вывод, о том, как нужно поступать в подобном случае. Нужно бежать! Бежать куда подальше от этого рассадника безумия. Я бы так и поступила, если бы не контракт (гномий самогон мне в печень). Из моей груди вырвался тяжкий вздох.

       'Что-то не так?' - заволновался Таш.

       Нет, мой хороший, все как всегда. Ничего не меняется.

       Наконец, закончив со всеми своими делами, мы погрузились каждый на своего коня и отправились дальше. Ехали молча, кидая друг на друга сочувственные взгляды. Настроение у народа отсутствовало, а общаться с хмурыми личностями у меня желания не было. До Ригнары осталось два дня пути.

       Я принялась плести косы на гриве своего любимца. Метаморф фыркнул.

       'Расскажи мне что-нибудь' мысленно попросила я.

       'Что хочешь знать?'

       'У тебя есть родные? Какие у вас семьи? Как складываются отношения? Какой твой дом?' закидала я его вопросами.

       И Таш принялся рассказывать, а временами кидал мне картинки с изображениями. Я впала в ступор, не знала, что наша связь такое может.

       Оказывается, племя Таша живет в скрытой долине меж южных гор. Эту долину подарили им драконы. Она богата лесами и реками, в которых водится различная живность. Метаморфы всеядны, но больше предпочитают дичь. Во главе племени стоит вожак. Вожака выбирают раз в двести лет общим сбором. Продолжительность жизни метоморфа пятьсот лет (это в среднем). Они не могут принимать человеческий облик, но облик любого животного это запросто. Главное что бы масса тела приблизительно совпадала, иначе выйдет казус с размерами. Вот, например если Таш превратиться сейчас в мышь, то грызун выйдет размером с корову. Представив себе эту прелесть, я хихикнула. На меня посмотрели со здоровым недоумением. Приняв серьезный и благонравный вид, я продолжила общаться с Ташем.

       В семье у метаморфов главенствует самка. Она вправе уйти от своего самца, если тот ей не по нраву, но при этом бывший отец семейства продолжал обеспечивать своих детенышей и их мать. То же самое делал и новый спутник жизни строптивой мамочки. Деток в их семьях рождалось не так уж и много. Два три за помет. Причем рожали самки раз в сто лет. У Таша есть старший брат и младшая сестренка. Совершеннолетие у самцов наступает в первую сотню, у самок в сто пятьдесят лет. Какой-то определенной постоянной формы у них нет. Каждый выбирает себе вид по своему характеру. Например, у Таша характер и повадки больше кошачьи, поэтому его форма это огромный черный котяра неизвестной породы. Цвет глаз в своей постоянной форме у них не контролируется, а вот в измененной вполне спокойно скрывается. Общаются они ментально, хотя и способны говорить на человеческом языке, но терпеть этого не могут.

       Уклад их жизни полностью прописан в законах племени. Например, если метаморфу спасет жизнь представитель другой расы, тот идет спасителю в услужение. Если метаморф спасает своего спасителя (тавтология конечно, но я цитирую Таша), то далее он действует по своему выбору. Может уйти, а может остаться на правах равного партнера (своеобразный симбиоз). Но такое редко происходит. Особенно с людьми. Я можно сказать редчайший случай.

       Как мне объяснил Таш, в момент добровольного признания метаморфом исключительности своего хозяина (я аж загордилась собой), ставится метка. Пример тому мое покусанное запястье. Благодаря ему Таш приблизительно знает где я, и грозит ли мне опасность. Когда метаморф отдает долг жизни, и делает выбор в сторону хозяина, метка активируется и дает возможность ментального и телепатического общения (разница в возможности обмениваться мыслями и возможности обмениваться ощущениями). У них это наивысший признак дружбы и преданности. Ага, предашь тут, когда твои чувства и мысли как на ладони.

       Но у нас с Ташем не все так просто. Из-за некоторых моих особенностей, он не может слышать меня, если я этого не хочу. Хоть кая-то польза от щита.

       Еще одним сомнительным плюсом от метки было то, что теперь ни один соплеменник Таша не причинит мне вреда. А то я от них раньше страдал, ага. Дышать свободно не могла, пока с метаморфами не поскандалю, но хватит утрировать. Таша, я ведь умудрилась встретить, мало ли, может в будущем, еще на кого из их племени нарвусь.

       Людям особенности этой расы не раскрыты до конца. В основном на метаморфов охотятся из-за их глаз, шерсти, крови, сердец, плюс печень и почки. Все это используется в ритуалах, зельях и прочих не самых безопасных и законных мероприятиях. Ну это только самые отчаянные охотятся, остальные жить хотят и тихо-мирно обходят стороной. Метаморфы по силе равны оборотням.

       Таша поймали недалеко от южных гор (говорила ему мама, не играй с нимфами, они до добра не доведут), можно сказать пострадал за любопытство. Усыпили чем-то убойным и напялили солнечный ошейник. На их расу он действует так же как на наших магов. Привезли в столицу, где он очнулся и смог вырваться, а потом уже встретил неадекватную меня. Ну а дальше я и так все знаю.

       Мдя... информации много и вся такая интересная. Особенно про поимку и доставку в столицу. Что-то подсказывает мне, что ловили его там целенаправленно. Трудно поверить, что охотники шли мимо, зачем-то прихватив ошейник и убойное успокоительное. А увидев Таша, решили его поймать, раз уж встретились. Поймав, с чего-то повезли не в Ригнару на черный рынок, где за него можно было выручить столько, что хватит на замок с титулом, а в Риманту, где за подобное и повесить могут.

      В памяти всплыли воспоминания об опостылевшей сотне мертвых. Как там в книжке у Ларика написано было? 'Два сердца метоморфа, глаза дриады, сон-трава, кровь эльфа, один солнечный кристалл, жизненная сила ста человек...' Выйти мне замуж за дракона! От сложившейся картинки я чуть не упала с удобной спины друга. Таш, заволновался подомной, чувствуя мои переживания.

       Не думать, не думать. Меньше знаю - дольше живу. Очень хорошо, что я сейчас не в столице. Я же не хочу влезать в это? Очень не хочу. Лень. Мне больше нравится наблюдать со стороны, чем учувствовать, да еще и бесплатно. А за ТАКИМ лучше вообще не наблюдать и не слышать. О таком желательно не знать вовсе.

       - ...я! Шая! - услышала я свое имя.

       Чего орать-то?

       - Что? - нахмурилась я.

       - Тебе плохо? Ты побледнела, - взволнованно сообщил Зар.

       - Да, есть немного, - натянуто улыбнулась я, замечая на себе внимательный взгляд Диля.

       Не признаваться же им в том, что потрясенная догадкой, я просто забыла дышать. Случается иногда со мной подобный казус.

       - Что с тобой? - подъехал к нам Алак.

       Это он зря, Рэйка вон уже извелась вся.

       - Все в порядке, - твердо сказала я.

       И чего все вокруг меня столпились? Я не придворная нариль, что бы из-за моего побледнения такой переполох наводить.

       - Устроим привал, - кивнул своим мыслям командир.

       Привал это хорошо. Плохо то, что он из-за меня. Рэйка мне не простит непозволительного внимания со стороны команды, но я все же не стала возражать и тихо смирилась с возможностью хоть чуть-чуть отдохнуть. А с боевыми магичками я уж как-нибудь разберусь.

       Мы съехали с дороги и устроились в тени раскидистых деревьев. Народ принялся затевать костер, я стреножила коней, стянула с Таша сумки и отпустила его поохотиться.

       - Не боишься, что он сбежит? - подошел ко мне Сэв.

       - Он шел за мной от самой столицы, конечно, не боюсь, - улыбнулась я.

       - Ты не заболела? - приблизился к нам Нав.

       - Нет, - напряглась я. - А кто за хворостом отправился?

       - Зар, - пожал плечами Сэв.

       - А я хотела поиграть, - взгрустнула я. На лицах парней засветились понимающие ухмылки.

       Наконец мы расселись у распаленного костра, и принялись пить травяной отвар, закусывая его бутербродами. Хорошо. Разговор вели ни о чем.

       Насытившись и отдохнув, принялись собираться. Я позвала Таша.

       Эта зараза вернулась довольной и веселой.

       - От него кровью пахнет, - шумно втянул в себя воздух Зар.

       Таш, зверюга, ты опять ел не аккуратно.

       - И что? - спокойно спросила я. - От меня иногда тоже кровью пахнет.

       - Но он не ранен, - изумился парень.

       - Так я тоже, - посмотрела я на него многозначительно. Он покраснел и отошел.

       Хороший мой, еще раз поведешь себя во время еды как свин, и я заставлю тебя выучить правила придворного этикета за столом, - передала я свои мысли, взбираясь ему на спину.

       'Пощади' взмолился он.

       Остаток пути мы проделали без эксцессов. Я старалась не погружаться в печальные размышления, в чем мне помогала светская беседа с близнецами. Иногда уговаривала Зара снова со мной поиграть.

       К вечеру мы добрались до маленькой деревушки, где с трудом разместились на постой. Я опять натянула на голову капюшон в целях конспирации и сохранения нервов деревенских.

       Староста деревни принял нас у себя дома. Накормил, напоил, и спать уложил. По крайней мере, попытался. Места в его доме было мало, а всем хотелось удобства и тепла. Тогда я попросилась на сеновал, в тот же миг мужская часть команды решила не бросать меня одну и тоже остаться ночевать на сеновале. Даже Диль.

       - Вам деревенских девок мало? - зло прошипела брюнетка. - Свистните и с вами любая пойдет, а вы к седому ребенку престали.

       - Во-первых, она не ребенок, - начал эльф.

       - Во-вторых, никто к ней приставать не собирался, - возмутились братья (этим я верила, с ними мы все выяснили).

       - В третьих это для ее же безопасности, - отозвался Алак.

       А вот ему я не верила ни на грамм, у него сегодня весь день взгляд странный был.

      - Я буду спать одна, - твердо заявила я. - А Таш меня посторожит.

       С этими словами я скрылась из домика и направилась к вожделенному сеновалу. Хотелось ванну и переодеться, но получила я корыто с холодной водой. Хорошо хоть платье и штаны чистые одела.

       Таш, а расскажи мне сказку.

       Ага, рассказал. Аж десять раз. В ворота сеновала постучали.

       - Дайте угадаю, вы пришли меня проведать, - распахнула я тяжелые створки и обнаружила близнецов.

       - Угадала, - улыбнулся Сэвил.

       - Сэв, да она тут неплохо устроилась, - шутливо возмутился Навил.

       - Зависть плохое чувство, - погрозила я им пальчиком.

       - Мы решили составить тебе компанию и спасти от скуки.

       - И как вы собираетесь это исправить?

       - Будем играть в кости, - отозвался Сэв

      - И пить, - вытащил откуда-то из-за спины полный бутыль Нав.

       Оценив масштабы предстоящего веселья, я радостно захлопала в ладоши. И понеслось. Нав зажег светляка. Сэв расчистил площадку для игры. Я расстелила ткань и расставила принесенные стаканы. Мы веселились, как могли. Я постоянно проигрывала и обвиняла близнецов в жульничестве. Они яро открещивались и нагло перемигивались. Таш наблюдал за этим безобразием из своего угла со снисходительной насмешкой, хорошо близнецы этого не видели. Так было, пока мы не услышали еще один стук в дверь.

       - Что ж ты сразу не сказала что у тебя свидание? - удивились братья.

       - Какое свидание? - ошалело фыркнула я.

       Не став медлить открываю широко дверь и вижу Зара. Стоим, молчим и смотрим друг на друга.

       - Проходи, - отмерла я.

       Он вошел и растерялся, увидев братьев. Те принялись ржать.

       - Пить будешь? - спросила я.

       - Наливай, - махнул он рукой.

       И все началось сначала. Только играли мы теперь в убеги от пьяного ягуара. За мной он гонялся чаще, чем за близнецами, что совершенно меня не огорчало. Как только он меня ловил, я принималась его тискать, что ему по-моему нравилось.

       После полуночи мы угомонились. Вытолкав взашей парней спать в дом, я улеглась сама. Но счастье не длилось долго. Через минут пятнадцать сладкой дремы, я услышала очередной стук в дверь.

       У них, что, сегодня ночь посещений? Или над дверями вывеска весит 'Заходи на огонек. Разбуди, очень тебя прошу'?! Раздраженно распахиваю дверь и вижу командира. Сдерживаю отчаянный стон и впускаю его внутрь.

       - Почему не спрашиваешь кто? - возмутился он, зажигая светляка. - Или ждешь кого-то?

       - Спросонья не сообразила, - отвечаю спокойно. - Тебе что-то нужно?

       Он смутился. Нет, правда!

       - Массаж, - протянул он мне горшочек с мазью.

      Меня ради этого разбудили? Нужно будет завтра же обучить Рэйку массажу.

       - Ты пила? - удивился он, учуяв от меня запах алкоголя. Еще бы он не учуял, я так пыхтела, натирая его обнаженное плечо.

       - Это запрещено? - спросила я, заканчивая массаж.

       - Нет, - растерялся он.

       Я вытерла руки тканью, и закрыла горшочек.

       - Шая, - положил он свои руки на мои плечи.

       Настоящий нар. Приставать на берегу речки он не стал, за то на сеновале самое то? Есть в жизни справедливость? Мне для полного счастья эльфа еще не хватало, но там я могу быть спокойна. Я вряд ли его привлекаю в этом плане. Эльфийки намного красивее, а в человеческих женщинах, вешающихся ему на шею, он и так отбою не знает.

       - Не стоит, - сказала я спокойно. И ему и своей проснувшейся ярости.

       - Шая, маленькая, - не внял он моему совету, все крепче прижимая меня к себе. Спиной я ощущала жар его груди, странное и в то же время приятное чувство.

       Волна ярости чуть не утопила мое сознание, но я все повторяла себе, что контракт не позволит причинить ему вред.

       - Отпусти!

       - Почему? Ты весь вечер провела с ними, почему мне нельзя? - Так вот в чем дело. Уязвленное мужское самолюбие, он не мог допустить, что бы мимо него прошло то, что получили остальные.

       Он действительно не понимал. Его руки развернули меня лицом к нему. Плохо.

       Таш!

       Из темноты вышел Таш, дико ржа и рыча. Надеюсь, Алак не станет зацикливаться на произошедшем. Рычащих лошадей не бывает. Метаморф агрессивно бил копытом.

       - Шая, пусть он уйдет, - спокойно приказал Алак.

       - Он не уйдет. Уйдешь ты, и больше никогда не прикоснешься ко мне.

       - Ты уверена?

       - Поверь, это для твоего же блага, - посмотрела я ему в глаза.

       Таш приблизился, командир отступил и наконец ушел.

       Я обессилено опустилась на колючее сено.

       Таш, ложись рядом.

       'Нельзя. Могут увидеть'

       Ну и стой. Только рядом - была моя последняя мысль


       'Сана, утро'

       Ну и пусть оно идет к драконам.

       'Вставай' мое лицо лизнули шершавым языком.

       Где-то я это уже видела. Таш. Сено. Утро. День не задался.

       'Приходил эльф'

       Точно уже видела.

       'Стоял и долго на тебя смотрел. Подойти не пытался. Я был рядом'

       Ты мой хороший, поцеловала я морду коня.

       И опять ледяная вода из бочки. Помятое лицо в отражении. Хорошо хоть похмелья нет.

       Вхожу в кухоньку и на душе радость. У близнецов и Зара явные признаки утреннего недуга, лица помятые и опухшие, взгляды злые и мученические. Полюбовавшись прекрасным зрелищем, сжалилась и отдала им собственноручно приготовленный эликсир от похмельного синдрома. Дальше сидел Алак, ну у того просто рожа хмурая, рядом с ним Рэйка, пытающаяся убить меня взглядом. Так все, сегодня же поговорю с ней насчет массажа. Напротив восседал Диль, с постным выражением лица.

       Завтрак прошел в приятной атмосфере тишины. Правда староста пытался как-то приободрить команду, но быстро сдался, посчитав, что смерть от рук злющих истребителей не самая почетная и приятная штука. В общем, я отдохнула, наелась, и на мозг мне никто разговором лишним не действовал.

       Позавтракав, мы с ребятами вышли на улицу, командир остался поговорить со старостой. Под шумок я схватила Рэйку за рукав и потащила к сеновалу. Та от подобной наглости опешила и даже не сопротивлялась.

       - Рэйка, нам надо поговорить, - пожалуй, не самое удачное начало.

       - Говори, - ууууу, да она меня мысленно уже убила и расчленила. По крайней мере, во взгляде именно это и читается.

       - Ты долго будешь меня тихо ненавидеть? Я тебе ничего не сделала.

       - Это все о чем ты хотела поговорить? - очень спокойно спросила она.

       А кто сказал, что будет легко. Неужели я и в правду рассчитывала, что мы поговорим, порыдаем друг у дружки на груди и станем лучшими подругами?

       - Нет, еще я хотела сказать, что он мне не нужен, - убрав наивную дурь из глаз, сказала я.

       - Он к тебе вчера ходил? - ее спокойствие начало меня напрягать.

       - Ходил, - пожала я плечами. - Как пришел, так и ушел.

       - Тебе не жить, - и все это с таким лицом, будто мы о погоде беседуем.

       - Мне в любом случае не жить, - вспомнила я спасенного эльфийского наследника. - Ничего не было.

       - Правду говоришь, - удивилась она. О благословенная эльфийская кровушка.

       - И не будет, - хмыкнула я.

       - И тут не врешь, - расширила она глаза. - Почему? Считаешь его недостойным себя?

       Мне захотелось стукнуть ее чем-нибудь потяжелее.

       - Нет.

       - Тогда зачем отказываешь? - возмутилась она.

       О как я хочу посмотреть на ее мозг. Он у нее вообще есть? Или любовь это болезнь, которая испаряет все извилины. Нет, с одной стороны ее можно понять. Она надеется, что наигравшись со мной, Алак потеряет ко мне интерес и все будет по-старому. А тут я такая нехорошая не даю. С другой стороны, она страдает каждый раз, когда он ночует рядом с другой женщиной. От этого она теряет способность рассуждать здраво.

       - Ты радоваться должна, что он внимание на тебя обратил, - мне жутко захотелось зарычать. Аж в горле засвербело.

       - Ты думаешь, я от природы такая? - стянула я с головы ненавистный капюшон. Мои седые волосы рассыпались по плечам густой волной. Меня до дракончиков достали ее намеки на мою ущербность! Но больше всего меня раздражает ее непроходимая глупость.

       Зрачки ее глаз расширились.

       - Не тебе судить, чему я должна радоваться, Рэйка, - очень тихо произнесла я. - В отличии от меня, ты красивая. В отличии от меня, ты нормальная. Опять же, к тебе он привязан больше чем ко мне.

       - Он не хочет меня, - чуть не плача изрекла она.

       Ну что за идиотизм? Увидел бы сейчас меня Ларик, позора на всю жизнь хватило бы.

      - Чушь, он просто еще не знает о своем истинном желании. Тебе лишь стоит сделать правильный шаг. Я могу помочь. Хочешь?

       - Хочу, - нервно кивнула она. Боевой маг, в нормальном состоянии, ни за какое золото драконов не завел бы столь глупого разговора. Но Рэйка уже не была боевым магом, она была влюбленной девицей.

       - Тогда слушай...

       И мы говорили, говорили, говорили. Пока нас не позвал Алак. И даже когда мы отправились в путь, мы продолжали перешептываться. Парни нервно косились в нашу сторону, но вмешиваться не смели.

       О чем мы говорили? А о чем могут беседовать две женщины? Конечно о косметике и новинках моды.

       Рэйка скупо рассказала о себе. Оказывается, она действительно училась в Академии. По стипендиальной программе. Помню такую. Ларик ее ввел лет восемьдесят назад, для особо одаренных детей. То есть для незаконнорожденных отпрысков какого-нибудь дворянского дома, который в состоянии оплатить эту стипендию. Рэйка была бастардом. Я даже слышала про ее папашу, гулящий мужик, потомством род обеспечил. Так вот, является она дочерью кухарки и одного очень богатого барона, в роду которого потоптались эльфы. Мамочка ее, женщина, не заботящаяся о нравах, на дите внимания не обращала. Росла дочь буквально на конюшне, воспитываемая братцем. И выросла к тринадцати годам в весьма воинственное нечто, пока об этом не узнал папаша.

       С чего он вдруг решил отдать отцовский долг, неизвестно и по сей день. Но факт остался фактом, нашу деточку отправили в Академию, на факультет боевого мага, благо сила позволяла. Но дитятко учиться категорически отказывалось, причиной тому послужила разлука с любимым братцем, из-за чего многодетному папашке пришлось раскошелиться еще на одного отпрыска. Там дети учились хорошо только на предметах связанных с убийством. Все остальные гуманитарные науки были посланы к драконам. Ее так и не научили следить за своей внешностью, некоторым аспектам этикета и спецкурсу для девочек, в котором нам объясняли, как грамотно лечь под более знатного нара. Я кстати тот курс тоже старалась прогуливать почаще. Ларик был не доволен, посему сдавала я тот предмет отдельно. Окончив Академию, Рэйка по распределению попала в приграничный городок. Общество военных не лучшим образом сказывалось на ее характере, ну а через несколько лет ее нашел Алак. И впервые в жизни суровая магичка влюбилась.

       Честно говоря, мне ее история была нужна так же как упырю хлеб. Но раз уж она решила высказаться, почему бы и не послушать? Высказавшись, она спокойно выслушала несколько элементарных советов по уходу за собой. Так мы и шушукались, пока не услышали слова командира.

       - Будьте начеку. Староста сказал, здесь разбойники недавно объявились.

       - А с каких пор нам страшны разбойники? - не поняла я.

       - С тех самых как к ним примкнула беглая троица магов. С солнечными камнями.

       Народ переглянулся, причем серьезных переживаний, я на их лицах не заметила.

       Я же напряглась. Сами по себе тати не страшны для истребителей, но вот в компании солнечных камней и магов, представляли собой вполне приличную проблему. И ведь надо было Алаку именно по этой дороге ехать. Ну зачем я увязалась за этими отморозками?

       - Мы на них много заработаем? - с надеждой спросил Нав.

       На него посмотрели пять пар укоризненных взглядов. Я решила, наплевать на предупреждение и просто поспать, благо на моем любимце это возможно.

       - Рэйка, если нападут, разбуди, - зевнула я и закрыла глаза, дабы не видеть их нахмуренные и удивленные рожи.

       Таш, следи в оба.

       И уснула.


       Я поступила безответственно? Глупо? Наивно? Не в коем разе. Я поступила дальновидно. Мой резерв быстрее пополнялся через сон. Вдобавок выспавшаяся я гораздо эффективнее, чем я сонная. А застать меня врасплох не даст Таш, что он в принципе и сделал.

       'Сана, опасность'

       Где?

       'Отовсюду'

       Окружены?

       'Да'

       Я выпрямилась и сладко потянулась. Огляделась и увидела хмурые взгляды компании.

       - Сколько насчитали? - спросила я тихо у Рэйки.

       - Экранирующее заклятие вдоль всей дороги, - прошептала она.

       - У меня восемнадцать человек, - подъехал к нам эльф.

       - И давно мы в окружении?

       - Минуты две как, - приблизился к нам оборотень.

       - Почему не атакуем?

       - Стрелы, - просто сказал Алак.

       - Чего они ждут?

       - Оценивают. Искали слабое звено, - спокойно ответил Алак.

       - И, кажется, нашли, - прошептала я, чувствуя стадо мурашек резко появившихся на спине.

       И активировала щит. На всех. Мы как раз стояли в подходящем порядке. Я в центре, в окружении истребителей. Мурашки кончились и в нас полетели фаеры. Наивные, не один фаер не может пробить лекарский щит.

       - Рэйка правый фланг! Диль прикрой Шаю! Зар, Нав, давайте темные иглы! Сэв, готовишь очищающее пламя! - Хороший план. Алак действительно хороший командир.

       И понеслось. Заклинания, стрелы, крики. Меня прикрывал Диль, отстреливая лучников засевших по кустам и деревьям. Ребята пытались достать магов. Судя по запаху магии, там было два боевика и один некромант. Мы даже смогли продержаться первые десять минут. Нам не хватило совсем чуть-чуть, до завершения очищающего огня. Пока какой-то умник не додумался выстрелить мне в спину стрелой с наконечником из солнечного камня. Диль не успел засечь этого гада, и меня свалило с метаморфа на землю.

       От удара я потеряла концентрацию и щит исчез. Ребята не сразу поняли что произошло, пока один из фаеров не попал в Зара. Он вскрикнул и свалился с лошади. Я закрыла глаза, стрела не достала, мня только благодаря металлической пластине, вшитой в плащ, а солнечный камень почему-то плохо на меня действует. Я поползла к Зару.

       Еще одна стрела попала в Рэйку, на упала. Я оглянулась. Плечо. Не страшно, хоть и наконечник из солнечного камня. Да откуда у них столько? Солнечный камень - порождение не нашего мира. Его принесли драконы из какого-то другого, после очередной войны магов, дабы ограничить их силу. Этот камень очень редок, и стоит как Таш, если его продать на органы. Что-то не нравятся мне эти беглые маги.

       Ледяная игла попала в Сэвила, и он оказался на земле. Пускаю по нему заклинание щупальце (такая бяка рассказывающая обо всех болячках пациента), э брат, да у тебя почки застужены. А еще ледяная игла меж ребер.

       К нам лавиной хлынули разбойники. Да их раза в два больше пятнадцати. Таш, лягался и откусывался, как мог - не удачная для боя форма.

       Подползла к Зару. Жив. Но лучше бы умер, грудь, правая рука и правая половина лица обожжена. Будет больно. Как там Целители говорят? Боль очищает разум от скверны? Так вот - в склепе у упыря я такое очищение видела, но Зара тоже не бросишь. Ничего, потерплю, не в первой.

       - Сдавайтесь, - крикнул кто-то. - Вы нам нужны живыми!

       Интересно зачем? Не нравится мне все это.

       Таш, стой спокойно, лошади им тоже живыми понадобятся. Вас заберут вместе с нами.

       'Как скажешь'

       - Где гарантии? - крикнул Алак, уворачиваясь от очередного заклинания.

       - С тобой эльф. Он же чует правду!

       Да здесь и без эльфа понятно, что нас спроста к Равновесию до сих пор не отправили. Разбойниками помимо людей оказались и орки, и гоблинов я насчитала десять штук. Да что здесь твориться-то вообще? Слишком их много. На маленькую армию больше смахивает. Слишком легко нас взяли. Все слишком.

       Алак и Диль прекратили атаки, нас окружили. Я из последних сил держала сознание при себе. От боли темнело в глазах, но Зару по-моему стало лучше.

       - Солнечные наручники на них, - скомандовал один из магов. - Раненых и трупы тоже подберите.

       А нету трупов. Только раненые. Мать моя король драконов, папа эльф, это сколько же мне работы?


      Глава 9


      Рэйка, Сэвил и Зар ранены, так на них эти дети нетрадиционной любви упыря и зомби еще и солнечные наручники напялили. Таким крысодлаком вся моя работа дракону под хвост пойти может. Дилю, Алаку и Наву тоже не сладко пришлось, маги им собственноручно по морде съездили. Я бы тоже их стукнула головой обо что-нибудь твердое, что бы мозг включился. Да кто ж мне даст?

      Сама я нахожусь в таком же положении что и остальные. Разница лишь в том, что мне солнечные камушки поместили на шею. Почему именно мне была оказана такая честь, не ведаю, но вот то, что мне от этого, ни тепло, ни холодно, саму удивляет. Только кожу слегка пощипывает. Я должна была уже прощаться с ветреным сознанием, но каким-то драконом я вполне себе находилась в твердой памяти и собственном разуме. И так сколько я себя помню. Мне повезло? Да что бы им всем так везло по четыре раза на дню!

      Когда не надо падаю в обмороки от истощения, когда надо хоть бы разочек отключилась. Что-то я разошлась. Останешься тут спокойной. Лежу на жестком дне телеги, придавленная телами Зара и стонущей Рэйки, изображаю овощ, что бы ни дай дракон враги не прознали о моей маленькой тайне. А телегу трясет. Еще бы ее не трясло. В лесу. Хочу к Ташу на спинку.

      Таш, что ты видишь?

      'Лес'

      Нет, ну понятно, что не эльфийский зад.

      'Его тоже'

      Дай посмотрю.

      В какой-то момент я поняла, что вижу глазами Таша.

      Не знала, что мы так умеем.

      'И я'

      А перед глазами у меня маячила пятая точка Диля. Хм... ничего так точечка. Сана, не отвлекайся. Смотреть глазами метоморфа - это что-то невероятное. Вроде видишь общую картину, но одновременно и каждую деталь по отдельности, и все это окрашено в цвета ауры. У меня дыхание перехватило от такой красоты. Оказывается, у растений она тоже есть. И такая красивая, светло зеленная с желтым отливом и фиолетовым вкраплением. И черной тенью. Стоп. Какая тень?

      Таш, хороший мой, подними голову выше.

      Теперь я могла наблюдать троицу магов захвативших нас. Лучше бы я этого не видела. Теперь понятно для чего нас захватили живыми, и даже раненых прихватили. Их аура была абсолютно черной. О чем это нам говорит? О том, что зря я не написала завещания. И о том, что сегодня нас будут употреблять в пищу. А конкретнее, что нашу магическую силу высосут и поместят в кристалл накопитель (чтоб они подавились). Такая черная аура есть только у упырей (ну куда ж без них?) и магов выбравших путь паразитов.

      Вообще забрать у мага его силу, довольно трудно. Ведь Сила - это наша кровь, аура, и жизненная энергия. Все это, как известно восполняемо в той или иной степени, если конечно не отобрано без остатка. Целители при своей работе используют принцип лечения своей силой, то есть делятся своей жизненной энергией, ну или аурой с пациентом. Аура в этом случае выступает как невидимые руки, а жизненная сила как чистая энергия. При этом целитель забирает себе часть поврежденной, негативной энергии или ауры (поэтому они испытывают такие муки). Эти же недоупырики, забирают и ауру и энергию, при помощи специального ритуала. Так они расширяют свой резерв, а если это уже не возможно, оставшаяся энергия (а она останется, слишком нас много и жирно), скидывается в кристалл накопитель. Запас, будь он не ладен, делают. Но есть и минус. После такого ритуала своя Сила уже не может пополняться естественным путем, и маг подсаживается на столь своеобразный способ питания. Интересно, если бы Алак увидел их ауры, он бы сдался так легко?

      В общем и целом перспективы никакой. По идее. Если бы у истребителей был нормальный лекарь. Но им не повезло. Или все же повезло? Я тоже запретную магию изучала. А иначе как я в своей практике умудрилась бы совместить некромантские обряды, силу целителя и находчивость лекаря? Плюс мой маленький секрет о большой такой пакости, в виде невосприимчивости к солнечным камням. Ну почему в подобной ситуации, дееспособной остаюсь только я?

      Чем я провинилась перед Равновесием? Эльфийского принца с того света возвращать - я. Невосприимчивостью к солнечному камню обладать - я. Истребителей из ... эээ... (нет цензурного слова) вытаскивать - тоже я! Кто бы меня вытащил.

      Пока я жалела такую несчастную меня, наша телега дотряслась до стоянки бандитов. Глазами Таша я осмотрела сие стойбище и поняла одну простую вещь. Мы вряд ли выберемся отсюда живыми. Это не разбойники. Это наемники. Маленькая армия, тайно следующая сквозь леса Ирдании. Я даже знать не хочу, куда и зачем, а главное, откуда они топают.

      Их стоянка состояла из пятнадцати шатров, полевой кухни и огромной пентаграммы, вычерченной на мягкой земле, посредине лагеря. Одна из палаток отличалась размером. Рядом с ней был вкопан столб, к столбу прибита цепь. А на цепи у них сидит девушка. Когда-то она была симпатичной. Сейчас же темные волосы ее свалялись в грязный колтун. Бледное, изможденное лицо не выражало никаких эмоций. Обнаженное тело покрывали ссадины, синяки и порезы. Местная игрушка? Она лежала на голой земле и безучастно смотрела в небо. Сломанная игрушка.

      Таша и других лошадей отвели к краю стойбища, где привязали. Тем временем телегу, где лежала придавленная я, принялись, наконец, разбирать. Раненых, орки грубо закидывали себе на плечо, и перемещали в шатер неподалеку. По невредимым Алаку, Дилю, и Наву они еще раз прошлись кулаками. Народ ответить не мог в силу неприятных обстоятельств, они, как и я были в стадии, 'расти, трава, расти'. После чего и их транспортировали в тот же шатер.

      Наконец очередь дошла и до меня. Меня подняли на руки и... уронили.

      - Ох ты ж ... (далее следует много матерных выражений на орочьем, которого я не знаю, и в силу воспитания решила не повторять).

      - Ты, сын крысодлака, что творишь? - возмутился рядом стоящий орк.

      Еще бы ему не возмутиться. Я ж ему на ногу упала. Оно само так получилось, честное слово.

      - Да он тяжелый, как твоя мамаша! - возмутился удивленно мой неудавшийся переносчик.

      - Врешь! Мелкий он. Не может быть таким тяжелым! - ну это я с нецензурного на нормальный перевожу.

      - Сам тогда его таскай, - и с этими словами мне под ребра прилетел пинок.

      Лежала ли я спокойно в этот момент? Конечно. Ну почти. Я еле заметно приподняла правый бок, по которому собрались бить, и надавила на край пластины метала, вшитой в мой плащ. Та приподнялась. По ней, и пришелся удар орка. Меня аж отнесло на пару метров.

      О, равновесие, как он выл! Волки с севера удавились бы от зависти. А прыгал он еще выше! Окружающие ржали. И сколько их вокруг? Но счастье не длится долго, и напарник воющего громилы наклонился ко мне.

      Вот говорят что орки тупые. Врут. У них раз на раз не приходится. Один может быт не умнее зомби, другой хитрее эльфийского посла. Мне повезло нарваться на такого вот умника. Он поднял меня за талию одной рукой и взвесил. Нахмурился, ощупал. Ярость начала поднимать свою голову. Я ее осадила, тем, что она слегка не вовремя. У орка на лице написана бездна удивления. И он сорвал с меня плащ.

      Надо заметить вокруг нас собралось довольно много народу. За всем этим, благосклонно наблюдали маги. И вот у всех этих нехороших людей (и нелюдей), очень красноречиво вытянулись рожи. Орк, держащий меня, додумался стянуть мой плащ, а с ним и капюшон, до последнего остававшийся на моей голове. Тем самым оголив мою наглую физиономию и седые распущенные волосы. Глаза я резко вперила в пол (не стоит шокировать окружающих еще сильнее).

      - Дите? - услышала я шепот.

      - Баба? - радостный возглас.

      - Седая! - это уже хор ужаса.

      К нам с моим держателем подскочил один из магов, по запаху определила некроманта. Еле сдержала дрожь отвращения, его аура вызывает во мне не самые приятные ощущения. Он протянул руку и схватил прядь моих многострадальных волос.

      - Настоящие, - опешил он.

      Ну сколько можно? Каждый раз одно и то же. Какой-нибудь не совсем юный натуралист желает проверить естественная у меня седина или нет. Каждый тянет свои не мытые ручонки! Орк, держащий меня, вздрогнул. Интересно.

      Я тем временем продолжала изображать беспомощность. Ожерелье из солнечного камня, в отличие от оков из того же материала, полностью парализует мага, а не только его Силу. Поэтому старалась даже не моргать, но так хочется. Нет, ну вот откуда у них столько? Драконы поделились? Или эльфы? Только две эти магические расы, имеют иммунитет к таким камушкам, я исключение, лишь подтверждающее правило. Что-то с этим миром не так. В столице упырь знает что творится, в лесах непонятные гости гуляют, а тайные службы неизвестно чем занимаются. Чувствую надо менять родину. Найду себе государство поспокойнее, открою лавку и буду жить припеваючи да хотя бы в той же Сарне. Если выживу, конечно.

      Пока я ударялась в мечты, орк, держащий меня, отошел от первого шока и принялся соображать, почему мой плащ, весит так же как и я. Сообразил гад. Передал вещь, стоящему в ступоре, некру. Тот ее принял, изучил и порвал. Плащ я ему не прощу.

       Из моего милого, серебристого, такого мягкого и удобного плащика вывалился лист стали сантиметров пять толщиной (тяжелый зараза, но не раз проверенный). На меня взглянули с интересом. Причем у каждого интерес был свой. У гоблинов все интересы связаны с инстинктами, они, кажется, и не поняли что происходит. Люди не далеко ушли от своих зеленых подельников, у них интерес перемешан с отвращением. Чернокожие симпатяжки орки смотрели с настороженным любопытством. Маги, подошедшие ко мне в плотную, рассматривали меня как неизвестного миру зверька. Продолжаю прикидываться овощем.

      - Кто ты? - задал вопрос давешний некромант.

      Меня перехватили за шиворот платья и встряхнули. Продолжаю играть в бревно. Он идиот? Сам же приказал украсить мою шейку редкими кристаллами. Только я больше рубины предпочитаю. С золотом, ага.

      - Зорг, сними с нее ошейник, - приказал некр.

      Орк подчинился (на них камни не действуют в силу отсутствия магии).

      - Говори, - обратился некр уже ко мне.

      - Лекарь, - сиплю.

      - Почему седая?

      - А почему трава зеленая? - ой, автоматически вырвалось, честно.

      Меня хлестнули по щеке. Все, мужик, за мной должок. Слышу рык в голове.

      Таш, не смей.

      - Не язви, - посоветовал другой маг. - Ты жива или мертва?

      Он слепой?

      - Вас действительно именно этот вопрос интересует? - осторожно уточняю. Ну не идиот же он в самом деле, спрашивать подобные глупости.

      - Цель вашего задания? - поинтересовался третий. О, разумный человече, жаль, что тоже в некотором роде сумасшедший. И судя по всему, с вопросом о том кто мы, он уже разобрался. Вот бы еще узнать, к каким выводам он пришел.

      - Не знаю, - шепчу. Я, правда, не знаю.

      Единственное, что я знала точно, так это то что, мы не просто так оказались в загребущих лапках разбойничьей шайки. Напало на нас человек тридцать, похоже всем лагерем. В живых осталось штук пятнадцать, из которых орков и гоблинов большая часть. Наши живы все, ранены правда, но на то я им и нужна, что бы устранить столь досадную неприятность. Тем более в дееспособном состоянии остаются три сильнейших мага нашей команды. Это что-то да значит.

      Анализируя бой, я поняла, что отбивались мы без огонька. Словно позволили захватить себя. Они даже оружия не использовали, только магию. О, Равновесие, во что я опять ввязалась?

      - Не лги, - еще одна пощечина обожгла лицо, моя голова мотнулась в сторону.

      Орк, держащий меня до этого, напрягся, я буквально кожей ощущала его неодобрение. И что бы сие значило? Остальные молча наблюдали столь милую сцену дружеской беседы. Именно дружеской. Пока. Пытки еще никто не отменял. А почему допрашивают меня, объяснить очень легко. Пытать и допрашивать истребителей бесполезно, на них стоит специальное заклятие, охранка. Как только враг пытается выяснить что-то против их воли, истребитель теряет способность говорить. Очень удобно. На Лекарей подобное ставить запрещено.

      - Не лгу.

      - Посмотри мне в глаза, - последовал отрывистый приказ.

      Продолжаю смотреть в пол. Тогда меня схватили за подбородок и дернули голову к верху. Ну раз он так просит, почему бы и не подчиниться?. И уставилась в его болотного цвета очи. Не красавец, но и не урод, если бы не выражение лица, можно было бы назвать его симпатичным. Заостренный нос, тонкие губы. Острые скулы, покрытые щетиной. Взгляд... он мне в глаза смотрит, какой у него может быть взгляд? Правильно. Очумелый. Отшатнулся от меня, выронив из рук, и головой потряс.

      - Быть не может, - прошептал он.

      Отступник, а впечатлительный.

      - Ардэн? - проговорил один из его подельников. Бывший боевик.

      - Таких не бывает, - повернулся к нему растерянный некромант.

      Боевые маги подошли ко мне, рассмотрели подробно, побледнели и приказали кинуть к остальным. Но при этом не забыли вернуть ошейник мне на шею. Пришлось снова изобразить растение.

      Занесли меня в шатер, где до этого скрыли остальных, и кинули в яму. Между прочим, это больно. Сверху накрыли крышкой из грубо сколоченных досок, сквозь щели которых просачивался слабый свет. Она явно замагичена. Просто так от сюда не вылезти.

      Яма была довольно широкой и глубиной метра в два. По крайней мере, в ней поместилась вся наша команда, еще и место осталось. Зар, Рэйка и Сэв лежали, не подавая признаков жизни. Раны и солнечные оковы - не самое лучшее сочетание. Диль был связан заговоренной веревкой. Такие и дракона пожалуй удержат (правда никто еще не пробовал). Ему камней не досталось, на него они все равно не действуют. Он был в сознании, но с кляпом во рту. И что-то мне подсказывало, что подобное не надолго. Заговоренная веревка или нет, а хорошо обученный эльф найдет способ освободиться. Дальше лежали Алак и Навил, в оковах и связанные, командир в сознании, Нав в отключке, без кляпов. А за что тогда эльфа так наградили?

      Полежала так минут пять, прислушиваясь к шагам сверху, проанализировала свое состояние. Я относительно здорова, цела и зла. Сейчас решала что мне дороже, моя жизнь или мои тайны? По всему выходило что жизнь.

      Поднялась на ноги. У Диля глаза на лоб полезли, у Алака тоже. Они хорошо видели в темноте, и разглядеть столь не благородное украшение на моей шее им не составило труда. Отворачиваюсь от них и иду к Зару. Его состояние мне не нравилось.

      У оборотней прекрасная регенерация, если рядом нет солнечных камней и если раны не магического характера. Выглядел он и в самом деле не лучшим образом. Я отметила те же повреждения, что были плюс пара ушибов. Как будто этого мало.

      - Как это возможно? - прошептал потрясенно Алак. Двигаться и колдовать он не мог, а вот говорить запросто. Жаль.

      Я молчала, прекрасно осознавая то, что нас может услышать охрана. Он это тоже понимал. Вместо ответа я стянула через голову свое платье. Вообще мой наряд представлял собой легкие облегающие штанишки, красную ситцевую рубаху с широкими рукавами и поверх всего этого платье без оных, плотно облегающее грудь и талию, зато свободное в подоле с двумя разрезами от бедра. В этом самом платье (кстати, моем самом любимом, темно коричневого цвета) я в свое время нашила кучу потайных карманов, куда распихала амулеты накопители, подаренные когда-то опекуном. Там же были наиболее ценные мои зелья. Еще в Академии я выучила правило, все ценное носи ближе к телу. Правда мороки, при переодевании, с этими ценностями не оберешься.

      Вывернув платье, я вытащила из тайников все необходимое. Меня немного нервировали взгляды Алака и Диля. Послав свои эмоции к драконам, я вытащила спрятанный в высоком ботинке кинжал. Тот самый, который потребовала у Алака в первый день знакомства. Я говорила, что он не обычный? Так вот, я не уточнила насколько. На вид ничем не примечательное оружие, ни украшений, ни заклинаний на нем нет. В его свойствах имеется способность прерывать нить и узор заклятий, но это не самое главное.

      Я замахнулась им над оборотнем, и четким ударом встык на оковах, расколола наручники на одной руке, а потом на другой. Те с глухим бряканьем упали на пол. Парни за моей спиной шумно вздохнули. Главным его свойством является способность пробить зачарованную сталь, и полная невосприимчивость к солнечным камням.

      Как я об этом узнала? Оправа моих амулетов из того же метала, что и лезвие кинжала. Одно время я пыталась изучить свойства подарков опекуна, тогда-то я и узнала, об интересных способностях метала, заодно и о своих много чего выяснила. Амулеты и кинжал были артефактами высшего порядка, созданными Хранителями Равновесия. По миру гуляют подобные редкости, и стоят они баснословных денег, но знают о свойствах столь эксклюзивных вещей единицы вроде меня. Высшие держат свою жизнь и ее результаты в строжайшем секрете, но иногда, все же случаются утечки в виде артефактов. За что большое им спасибо.

       Здоровых решаю освободить после того, как вылечу раненых.

      Я принялась за работу. У оборотня слишком серьезные раны, для лекарских зелий. Придется пострадать. Принялась исцелять (ох и не люблю я это дело). Отключаю его болевые рецепторы и перенимаю его агонию. Приходит боль. Меньше чем была у Зара, но мне хватило, все же доделывать собственную работу не столь приятно. Пока трудилась над ним, размышляла на тему недооценки противника. Сначала я посчитала, что это мы недооценили разбойников, потом до меня дошло, что недооценили нас. Ну в самом деле. Истребители никогда не сдаются живыми. У них девиз: умираешь - прихвати собой побольше врагов. Лично мне он нравится.

      Следующая кого совершенно упустили из виду - я. Мне аж обидно стало. Я, конечно, не самый лучший боец, но они могли бы обыскать меня, хотя бы ради приличия, а враг вместо этого окинул мое многострадальное тельце насмешливым взглядом из разряда 'рано таким маленьким оружие иметь' и отправил к остальным. Ну не мне на чужой произвол жаловаться.

      Хватаю амулет и начинаю его поглощать. Слышу приглушенные охи за спиной. Еще бы. Настоящий накопитель, без подвоха и примеси запретной магии, просто так не купишь. Создать такой под силу только могущественному артефактору, коих единицы даже среди эльфов. Мои амулеты заряжаются от стихии огня и от стихии воды. Таких полезных вещиц у меня в наличии всего десять. Один я потратила в столице. Один потрачу сейчас. Остается восемь. Для подзарядки артефактов необходим специальный обряд с одной из стихий. Дабы его провести необходима тщательная подготовка и время, которого у меня нет.

      Заканчиваю лечение оборотня, втирая в его почти восстановленную кожу мазь в разы ускоряющую природную регенерацию. Выглядел он несомненно лучше. Вместо обгорелых кусков плоти теперь видна розовая, покрытая волдырями кожа. Он даже пришел в сознание. И сейчас усиленно осмысливал ситуацию.

      Я подползла к Рэйке. Стрелу из нее вынули (экономят гады), но грубо, раскурочили пол плеча. Здесь нужна кропотливая работа, хорошо, что она без сознания от потери крови. Мешать мне не будет. Я продолжила поглощать свой накопитель. И опять боль. Что странно, боль от холодного оружия, я ощущаю слабее чем от магического. Собрав мышцу, не стала тратить свои силы на ее регенерацию, а просто напоила ее своим отваром и обмазала мазью. Рана не смертельная, так что для восстановления магичке хватит, уже проделанного.

      Четверо парней смотрели на меня как на короля драконов. Раздражает. Вижу, как им хочется спросить, но не могут из-за возможности быть услышанными. Мы-то прекрасно слышали тихо переговаривающихся охранников.

      Сэвил. Он лежал на боку, его дыхание было прерывистым. Без сознания. Что и следовало ожидать от заклинания ледяной иглы. Его игла не растаяла, а медленно, миллиметр за миллиметром продолжала движение к его сердцу. Один ее конец был обломан, другой находился в теле. Открываю оковы. Беру накопитель и полностью его поглощаю. Правую руку обожгло. Плевать. Беру кинжал и вгоняю в его в грудь парня. Тратить силы на безболезненное извлечение иглы, я не собиралась. Кинжал достал плетение заклятия и разрушил его. Игла испарилась, а вот последствия ее нет. Теперь можно и целительством заняться. Я напряглась. Сил у меня оставалось не так уж и много.

      Долечить парня до конца мне не дали голоса.

      - ... будут не довольны, - послышалось издалека и откуда-то сверху.

      - Ну и крысодлак с ними. Сказали беленькую, - последовал ответ.

      Я резко прекратила свое занятие. Народ переглянулся.

      - На кой нам уродка? - прозвучало уже совсем близко.

      Я не стала дослушивать тираду, и бросилась к Зару.

      - Здесь зелье для Сэва, - зашептала я, всовывая ему в руки пузырек с жидкостью. - Напои его, не будет боли. Кинжал. Бей ровно встык.

      - Мы за девкой, - произнес один из них, по-видимому обращаясь к охране.

      Я еле успела скрыть с обзора свободные руки вылеченных Рэйки и Сэва. Зар и сам справился. Как послышался скрип крышки. Падаю ничком на землю. Свет от факелов бьет по глазам. Это сколько ж я проработала?

      В яму спрыгнул гоблин. Зеленый, среднего роста, лысый, с острыми висячими ушами, толстыми губами и сломанным носом. Гоблин как гоблин, ни чего необычного.

      Он поднял мое многострадальное тело на руки, меня чуть не стошнило от зловония из его пасти. И передал наверх в руки бородатого дядьки, чистейшей человеческой крови. В последний миг я заметила, как напряглись парни, но ничего не предприняли. Это было бы не разумно.

      Меня вынесли из шатра в центр лагеря. Уже давно стемнело. Звезды ярко светили с темного небосвода. Факелы горели по всему периметру, освещая то, чего мне видеть бы не хотелось. Человек пятнадцать, мужиков в различной степени опьянения. Как ни странно, орков я среди них не заметила, как и магов отступников. Зато увидела, как насиловали ту самую девушку, что была днем у столба. Сейчас она была не на цепи. Ее руки и ноги держали разведенными и крепко прижатыми к земле. Зачем? Она же и так не сопротивляется. Тем временем над ней пыхтел гоблин, приспустив свои штаны. Крупный, мельком отметила я.

      Заметив меня, они взревели от радости. Отшвырнув надоевшую игрушку, принялись спорить, кто будет первым. Боялась ли я? Нет. Я вообще ничего не чувствовала. Как тогда, одиннадцать лет назад. А звезды все так же ярко светили.

      - Сними ошейник! Скучно когда они не сопротивляются! - выкрикнул кто-то из толпы (опять мой цензурный перевод). Толпа одобрительно загалдела. Мальчики не любят покорных?

      'Убью' рыкнул Таш.

      Не лезь.

      После этих слов, я вспомнила, какого это - чувствовать. Ко мне подошел один из небритых мужиков, и рванул рубашку на груди (платье так и осталось в яме). Отстраненно пожалела рубашку, одна из моих любимых. Вместе с ней он и ошейник сорвал. Затылок обожгло болью. А во мне подняла голову ярость. Иногда она представлялась мне уродливым черно-красным маревом, инородным организмом живущим во мне. А иногда я видела ее прекрасный, благородный багряный оскал, окрашенный в золото. Мы с ней улыбались одинаково.

      Меня схватили за руки. Больно, кому-то не мешает подстричь ногти. Останутся синяки. Я закончила читать заклятие защитного внутреннего круга (то самое, что ректор оценил). Меня трясло.

      Чьи-то руки принялись мять мою обнаженную грудь. Меня повалили на землю, крепко держа руки, и уже разводя ноги. И ярость затопила мое сознание. Они не имеют права прикасаться к чужому. Я погрузилась в багряно золотую тьму. В такую прекрасную. Такую родную. Такую желанную. Она принадлежит мне. А я принадлежу ей. А звезды все так же светили.


      - ...ая! Шая! - звал меня женский голос.

      'Сана'

      - Шая!

      Я посмотрела на источник голоса. Высокая красивая девушка. Черные волосы, заплетенные в косу, растрепались, из под них выглядывали заостренные ушки. Лицо бледное, глаза расширены, взирают с ужасом. Она сделала шаг в мою сторону.

      - Не подходи! - это мой голос? Странный. Сип, рык, всхлип - такое сочетается?

      - Шая, ну пожалуйста, - сделала она еще один шажок.

      Ей нельзя подходить.

      - Смотри, Щая, они тебя ждут, - махнула она рукой в сторону пятерых мужчин, смотревших на меня с ужасом. Что за бред?

      Они нервно стискивали в руках оружие, запачканное кровью.

      В голове была пустота. Как тишина после грома.

      - О, Равновесие, Шая. Как же так? Что же это? - она всхлипнула и сделала еще один шажок.

      - Нет! - рявкнула я, отскакивая от нее. Что-то мне мешает.

      Я услышала рык, и между мной и черноволосой девушкой материализовался монстр. Размером с лошадь, черный, он больше напоминал большую кошку. Ни чего так киса, с шипами на позвоночнике, на хвосте и на сгибах лап. Когти размером с эльфийский орт. Клыки в два ряда на каждой челюсти сверкали в свете факелов. Весь заляпан кровью. Красивый.

      - Метаморф! - потрясенно воскликнул один из двух одинаковых парней. Остальные зажгли огненные шарики. Девушка отпрыгнула назад.

      Мои глаза расширились. Я оглядела себя. Полуголая, без обуви, с разорванными штанами, я сидела на корточках, опираясь на руки в окружении крови и многочисленных трупов без различных частей тел. Сама я выглядела не лучше. Во рту стоял вязкий металлический вкус. Сплюнула. Кровь. Не моя. Прикоснулась к своему лицу, оно было в чем-то теплом, липком, вязком. Смотрю на руки. Кровь. Мои белые волосы тоже были в крови.

      'Сана, они угроза?'

      - Таш, подойди, - услышала я свой голос.

      Зверь подчинился, а у группы людей напротив натурально упала челюсть. Метаморф лизнул мое лицо.

      'Ты тоже сейчас красивая'

      Я засмеялась. Ярость ушла.

      - Шая, - осторожно позвал меня эльф.

      - Что? - посмотрела я на него.

      - Кто ты? - спросил он осторожно.

      - Лекарь, - улыбнулась. И решила добить. - Ваш, Лекарь. И буду им еще два месяца.

      Я оперлась на Таша и поднялась. Ну и резня же здесь была. Кругом трупы, следы от магических атак. Кровь, внутренности, горящие палатки. И команда истребителей в центре всего этого бедлама.

      - Да, ребята, работаем мы не аккуратно, - задумчиво протянула я, и сняла круг.

      А он оказывается, уже давно снят. Хм... я похоже разгулялась.

      - Ты бы это..., - промямлил Нав.

      - Оделась, - закончил за брата Сэв.

      - Таш, - обратилась я к своему любимцу.

      Он исчез. Оставив меня на обозрение шести истребителей. Не надолго, стоит заметить. Через полминуты он явился с моими сумками в зубах. Я порылась в них и нашла чистую рубашку (на этот раз зеленую). Оделась, но вместо этого с радостью бы помылась. Да кто ж мне даст?

      - Нам нужно будет серьезно поговорить, - хмуро бросил начальник.

      - Ты сначала найди то, ради чего втянул меня в это ... (тут вставлено то, что я цензурно перевела у гоблинов), - пожала я плечами.

      - Уже нашел, - процедил Алак.

      - Ну и в чем проблема? - сделала я большие глаза.

      - Он ранен.

      - Не, народ, вы не исправимы, - фыркнула я. - Веди.

      И меня повели. В тот самый шатер, что отличался размером и примечательным столбом. Сейчас его отмечало и большое количество трупов вокруг. Внутри было весьма уютно. Большой ковер, постеленный на землю, стол почти у входа, заваленный картами. Три матраса изображавших кровать. Идиллию нарушал труп и раненное тело.

      Трупом оказался один из боевых магов. А раненым телом, золотоволосый юноша. Красивый. Бледный. И какой-то не правильный.

      - Мое, платье. Оно в яме? - нервно облизала я губы, ощутив не языке вкус крови.

      - Нет. Я забрал его, - подошел ко мне Диль. Он передал вещь, неизвестно где до этого прятавшуюся.

      Полезла в кармашки. Восемь кристаллов накопителей, в красивой оправе. Полные. Ну что ж, поборемся.

      - Его надо на улицу, - скомандовала я.

      Парня перенесли, аккуратно, стараясь не растревожить рану на боку. Я села рядом. После таких приливов ярости, мой резерв всегда был полон под завязку. Надеюсь, этого хватит.

      Рана глубокая, но для жизни не опасная. Тогда почему же он без сознания? Кто он? Просматриваю ауру. Чуть не ослепла. Это что такое? Не известный мне зверек. Хочу его на опыты. Уже получила. Изучаем структуру. Анализируем. И ничего не понимаю. Тело человеческое. Аура не понятная. В отключке. Магия лекарей не действует. Магия целителей, тоже не далеко ушла. А если попробовать накачать его энергией?

      Ох и зря я это сделала. Парень оказался бездонной бочкой, вытягивающей из меня силу, как младенец молоко из груди матери. Я схватила амулет. Ему и одного накопителя оказалось мало. Утешало то, что бледность сошла с его лица, зато перешла на мое. Один амулет уходил за другим, пока их не осталось два. Шрамы на правой ладони, вновь стали сплошным ожогом. Рана парня уменьшилась в размерах.

      - Все, - прошептала я. Ничего с ним не будет. Поднялась и побрела куда глаза глядят.

      Меня нагнал Таш.

      'Я нашел воду'

      Ты моя радость, веди. А лучше неси.

      Он втянул в спину шипы и пригнулся, что бы мне было легче взбираться на него. Я не успела расслабиться на любимой спинке, как оказалась рядом с весело журчащим ручейком. Сползаю с любимого котяры, прямо в воду. Вода ледяная. Хорошо.

      Напившись и хорошенько отмывшись, мы с Ташем побрели обратно в лагерь. Не так уж и далеко мы оказались. И не так уж и долго нас не было. Весело болтая с метаморфом, мы вышли в круг света. Я искала глазами одного определенного человека (точнее не совсем человека).

      - Таш, они такую полянку загадили, - покачала я головой. Интересно... он выжил.

      'Я могу найти новую'

      - Я знаю. Но мне жаль Духа, которому здесь прибирать придется, ему... - договорить я не успела.

      Услышав стон, рванула в его сторону. Нашла, источником звука был орк. Тот самый, который держал меня при моей беседе с некром. Жив, но ранен, и ранен серьезно, в него попало три некромантских иглы.

      - Привет, - улыбнулась я.

      Он молча смотрел на меня, а я изучала его. Длинные волосы, заплетенные во множество тонких косичек, разметались по земле. Он почти красив. Высокий лоб, широкие скулы, раскосые глаза, цвета ночного неба, приплюснутый нос, красиво очерченные губы. Широкие плечи, узкая талия, длинные и сильные ноги. Гордый сын степи, сильный и мудрый воин, он до сих пор стискивал рукоять своего меча. Что он делал среди этого сброда?

      - Ты красивый, - доверительно сообщила я.

      - Ты пришла забрать меня собой, Отмеченная Смертью? - наконец подал он голос.

      Ой, как тут все запущенно.

      - Зорг, хочешь жить? - спросила я.

      - Хочу, - наконец ответил он. Я уж переживать начала, что он умер в процессе обдумывания ответа, так долго он молчал.

      - Таш, будь рядом, - жалобно посмотрела я в темноту, где он сверкал свей радугой глаз.

      Я взяла один из оставшихся двух накопителей и принялась восстанавливать сына степи. Таш, очень долго ржал, когда узрел удивленное выражение лица орка. А я не отвлекалась на посторонние шумы. Я опять лечила. Почему я выбрала именно этот способ? Тот, что приносит боль? Наверное, из-за прошлого.

      Как-то в бытность мою ребенком, произошел очень неприятный случай. Ректор тогда очень сильно разозлился, жутко орал и нервно дергал своими ушами.

      - Они живые! Понимаешь? Нельзя так поступать с живым существом! - кричал он тогда.

      - А как это, быть живым? - спросила я с интересом.

      Он подошел и ударил меня по щеке со всей силы. Я отлетела к стене, чуть не проломив ее собой.

      - Больно? - спросил он спокойно.

      Я подумала и кивнула.

      - Чувствовать боль и значит быть живым.

      Так вот. За сегодняшний день я столько боли натерпелась, что убедилась - я живее всех живых. Только вот не хочу я таких подтверждений. У меня уже в глазах темнеет от столь сильных ощущений.

      Но наконец, я закончила мучить свой организм в угоду здоровья чужого тела.

      - Почему? - растерянно спросил орк.

      Вот не люблю я такие вопросы. Почему? Зачем? Я тебе ничего не должен? Раздражает.

      - Из принципа и моральных убеждений, - задрала я нос. - Стремящийся жить, выживет.

       Шатаясь, поднялся на ноги. А он довольно высок.

      - Отмеченная смертью, - меня передернуло. - У меня перед тобой долг...

      - Иди ты... домой, со своими долгами. Я тебя не для этого лечила, - разозлилась я. Еще один самоубийца на мою голову.

      Он недоуменно захлопал своими темными очами. Все-таки глаза у него очень красивые.

      - Нет у меня больше дома. И даже жизнь подарила та, что уже ступала на путь к Равновесию. Я не забуду. Ветра подскажут, когда тебе понадобится моя помощь. И тогда ты меня не прогонишь.

      - Уходи. Считай это благодарностью за то, что тебя не было когда меня вытащили на круговую.

      Он побледнел. Хочу, что бы повторил. Это так забавно, наблюдать, как черная кожа становится светлее, будто покрыта мукой, но при этом все равно остается черной. Развернулся и пошел в темноту леса.

      - Почему ты его отпустила? - Нав, забери его дракон.

      - Он хотел жить, - пожала я плечами.

      - Я не понимаю твоего мотива. А если он приведет подмогу? - взвился молодой человек.

      - Этот не приведет. Он чтит традиции и долг жизни, - хихикнула я.

      Парень с опаской посмотрел на меня. Вот и что это должно значить такое? Такие взгляды кидают на больных безумием.

      - Там девушка. Она еще жива. Вылечи, - все же обратился он ко мне.

      Я тяжко вздохнула. Может сказать ему, что я не полевой госпиталь, и что не плохо бы меня саму полечить? Но, чувствую, не оценят они таких заявлений, после всего, что видели. Подошел Таш, и я взобралась на его такую привычную, а главное удобную спину. Идти самой уже не было сил. Мы прошли через весь лагерь, и наконец остановились перед горкой останков. Это те, которым захотелось разнообразия в личной жизни с моим участием. Обходим трупы и я вижу ту самую девушку.

      Только сейчас замечаю насколько она молода. Моя ровесница. Взглянув на ее натруженные руки понимаю, что она из крестьян. Была когда-то миловидной. Если ее умыть приодеть подкрасить, она сможет вернуть свою внешность. Я сползла с Таша и подошла к ней ближе. Присела рядом. Да, она могла бы быть красивой, если убрать шрамы. Их было много. На лице, шее, руках, груди, животе - везде. Она могла бы быть красивой, если бы жила.

      - Навил, подойди ближе, - попросила я.

      Он подчинился и присел рядом, стараясь не пялиться так на истерзанное тело.

      - Ты меня слышишь? - обратилась я к девушке.

      Она перевела пустой взгляд на меня.

      - Ты хочешь жить? - задала я ей вопрос, уже зная, каков будет ответ.

      Она улыбнулась и отрицательно качнула головой. И прежде чем парень успел меня задержать, я свернула ей шею.

      - Ты... За чем?! - набросился он на меня. Но между нами встал Таш, глухо рыча и угрожающе выставляя шипы вперед.

      - Я лишь помогла ей обрести то, о чем она уже давно мечтала..

      - Не тебе решать, кто будет жить, а кто нет! - зло бросил он.

      - А я и не решаю. Решают они сами. Ты думаешь, я тебя просто так позвала поближе? Я хотела, что бы ты сам ее увидел.

      - Я видел! Ее раны можно было бы вылечить, ты ведь способна на это! - уже кричал он.

      - Да причем здесь раны! Ты ее глаза видел?! Она уже была мертва! В них же пустота была! Я не собираюсь лечить, испытывая жуткую агонию, что бы потом тот ради кого я так страдала, пошел и утопился в ближайшем ручье! - Орала я в полный голос.

      - Шая, - тихо позвал эльф.

      Я оглянулась, оказывается, они все были здесь. Давно?

      'Давно'

      Почему не сказал?

      'Что бы это изменило?'

      Ничего.

      'По этому, я тебя и выбрал'

      - Что?

      - Выдвигаемся, - скомандовал Алак.

      - Если я попрошу не зачищать здесь ничего огнем, вы послушаете? - спросила я обреченно.

      - Если сможешь обосновать, - пожал плечами командир.

      - За нас здесь приберет леший.

      - Когда ты успела встретить хозяина леса? - опешил эльф.

      - Не я. Таш. Леший просил передать, если оставите лес, то дальнейшая дорога до города, будет безопасна.

      - Хорошо, - согласился командир.

      - Спасибо, - радостно захлопала я в ладоши.

      А когда все отвернулись, я в последний раз посмотрела на убитую мной девушку. Жаль ли мне ее? Нет. Мне жаль Навила. Он еще так наивен.


       Глава 10


       Наша процессия, размеренно шествовала сквозь ночную мглу, разрезая ее мрак тремя светляками, а тишину негромким переругиванием. Теперь нас было восемь. Еще один на мою голову! Если и его так часто лечить придется, как остальных членов команды истребителей, я готова прямо у ближайшей обочины себе могилку вырыть.

       Восьмым был, тот самый золотоволосый парень, на которого я угрохала почти весь свой запас накопителей. Сейчас он находился в легком неадеквате, и путешествовал поперек сильфа командира. Специально для него из лагеря прихватили еще одну лошадь, повод которой сейчас был привязан к луке седла Сэвила. Как я поняла, парня чем-то напоили (хотела бы я знать чем), из-за чего он больше походил на вареный овощ, даже если дракон рядом упадет, ему будет все равно.

       Выдвинувшись из разгромленного нами лагеря, я еле отвертелась от допроса с пристрастием. Моим главным аргументом было то, что я, на столь бурное времяпрепровождение, не подписывалась (хотя если вспомнить контракт...). Их же кроющим фактом, были мои действия и скрытые таланты. В итоге сошлись на том, что поговорим мы на ближайшей стоянке. А Таш тем временем подливал масла в огонь, расписывая свои впечатления от сегодняшней ночи и меня в частности. Он еще не сменил облик, и я гордо восседала на спине котяры размером с лошадь.

       Таш, видел как толпа озабоченных мужиков накинулась на мое бедное тело. Метаморф уже сменил форму, дабы броситься мне на помощь, но я остановила его. Потому, что оказывается, помощь мне была не нужна.

       'Сана, подобно Высшим. Прекрасна. Улыбалась. Но связи не было. Мне не нравилось' - сообщил мне метаморф.

       Если перевести все его излияния на человеческий язык, то выходило, кровавое месиво я устроила самостоятельно и очень даже добровольно.

       - Я прикасалась голыми руками к коже этой зеленой пакости? Они же не моются по полгода! Таш, радость моя, в следующий раз найди что-нибудь острое.

       'Как скажешь' - муркнул он.

       В это время, команда истребителей выбралась из заточения, и беспрепятственно покинула палатку над ямой, подтверждая мои смутные догадки, о наличии плана самостоятельного освобождения. Я лишь облегчила им задачу своевременным вмешательством. Спрашивается, а где охрана? А она, отправилась на подмогу толпе, не справлявшейся с неадекватной мной. Ребята, отойдя от не первого шока, связанного с моим поведением, разделились и отправились каждый по своим делам.

       Другими словами, выделывалась я зря. Так глупо выдать стратегическую тайну, зла на себя не хватает.

       Таш тоже не терял время даром и внес свою лепту в уменьшения числа наемников. Поднялась паника, которая истребителям была только на руку. Но крики услышали маги отступники (удивляюсь как они раньше не появились), и выбежали из того самого приметного шатра, дабы узнать в чем переполох и навести порядок. Когда они узрели, меня, веселящуюся в процессе жестокого членовредительства, то поняли, что выспаться им сегодня не удастся.

       В принципе догадались они правильно. К тому времени Рэйка и Зар уже вовсю расправлялись с остатками наемников. Диль искал цель, а Алак с близнецами воспользовавшись растерянностью магов, атаковали.

       Я к тому времени уже покрошила всех, кто находился в моем кругу, а увидев некроманта отступника, подбежала к нему с криком 'я на этот плащ год копила урррод', врезала по нему каким-то сильным запретным заклинанием, и мага сожгло на месте. Кстати не знала, что в подобном состоянии я способна магичить, как-то некому мне было об этом рассказать. Чего уж там, я даже не знала, что способна нормально изъясняться! Защититься от меня магу-отступнику не дал Алак, атаковавший его беспрерывно. После чего я отправилась обратно в круг, где равнодушно добивала выживших. Таш же умиляясь моей увлеченности, не позволял врагу подобраться ко мне слишком близко.

       У ребят, один из боевых магов-отступников попытался сбежать в давешний шатер, где его прикончил эльф (я же говорила, эльф в тылу до добра не доведет). Вообще, оказалось, что вся битва длилась не так уж и долго. Вот это я понимаю, команда истребителей в деле. А я все не приходила в себя, чем изрядно напугала метаморфа. Тогда то и собрали вокруг меня консилиум из истребителей, с намерением решить, что со мной делать. Оценив мой внешний вид, логично предположили ход событий, после чего выпихнули вперед Рэйку, как представительницу женского пола, не представляющую для меня опасности. Она почти не сопротивлялась. Ну а дальше я помню.

       Мдя... мое поведение меня не удивляло. И то, что на мне ни царапины, то же не удивляет, в конце концов, мужики меня насиловать собирались. Ну не с оружием же наперевес этим заниматься, в самом деле. А тех, кто действительно был опасен взяли на себя ребята. В общем и целом я легко отделалась.

       Но впереди еще отдых на лоне природы в компании хмурых и настороженных истребителей. Через четыре часа рассвет, а до города еще полдня пути.

       - Шая, - подъехал ко мне Зар. - Спасибо. Ну, за то, что вылечила.

       Он так мило смутился. Но так не мило шарахается от Таша.

       - Это моя работа, - отмахнулась я, занятая собственными размышлениями.

       - Благодаря тебе, я не остался уродом, - тяжело вздохнул он.

       - Ага, обращайся..., - кивнула я рассеянно я, пальцами глубже зарываясь в шерсть метаморфа.

       - Я хочу, что бы ты знала, - замялся он. - Я приму твою сторону.

       Смысл данного заявления не сразу дошел до меня, но вот когда дошел, мое настроение поднялось до отметки 'процветающий садизм'. Оборотень решил, что должен мне. Идиот! Очередной благодарный на мою голову! Защитить меня решил, гномий самогон ему в печень!

       Вот если бы он встал на мою защиту по доброте душевной, или от теплых чувств к моей нежной персоне, я пожалуй приняла бы подобную помощь. Долги я взымаю лишь тогда, когда это нужно МНЕ.


       - Расплачиваться ты будешь с ночной нимфой в портовом кабаке, а друзьям я помогаю безвозмездно, - обиженно отворачиваюсь я. Каюсь, слукавила, но пойди, докажи в чем конкретно.

       Оборотень умолк, переваривая, услышанную информацию. Долго переваривал, я уж беспокоиться начала о его душевном состоянии.

       - Хочешь, сегодня опять поиграем? - внезапно спросил он. И столько затаенной надежды было в его голосе, что я и сама не заметила, как радостно захлопала в ладоши, счастливо улыбаясь.

       Зар же, смущенно улыбнувшись в ответ, собрался было мне что-то сказать, но его окликнул Алак, и мне пришлось продолжить путь в гордом одиночестве.

       'Зачем оборотень?' - ревниво поинтересовался мой кошак.

       Нам пора подружиться со своими спутниками. Не хотелось бы однажды лишиться тебя по причине элементарного недоверия истребителей.

       Примерно через час, мы устроились на стоянку. Зара опять припрягли готовить, я уже поняла, что он единственный в этой компании способен сотворить по-настоящему съедобную пищу. Братья отправились за хворостом, Навил, до сих пор со мной не разговаривал. Алак, Рэйка и Диль занялись лошадьми. Меня отправили за водой, настоятельно порекомендовав захватить с собой Таша. Я не стала устраивать скандал, а просто молча ушла в лес.

       Стоянки всегда устраивались рядом с каким-либо водоемом. Вот и на этот раз мы остановились неподалеку от ручейка.

       Поведение Навила не удивило, скорее еще раз подтвердило закономерность моей жизни. Он не поймет, а я не стану объяснять, и в один прекрасный момент, он решит, что я больше не нужна.

       - Скажи, Таш, если бы у тебя был выбор, ты выбрал бы меня вновь? - зачерпнула я воды в котелок и свою флягу.

       'Да'

       - Тогда, я делаю свой выбор. Я выбираю и принимаю тебя. Я не предам, пока не придадут меня, - опустила я голову.

       'Знаю' - почувствовала, как меня лизнули в щеку.

       - Фу, Таш, ну щекотно же, - хохотала я.

       Так, он меня и вывез из лесу смеющейся. Представшая моим глазам картина, не радовала. Спасенный нами парень так и не приходил в себя. С этим все понятно, он еще под влиянием неизвестного снадобья (выйти замуж мне за эльфа, если не узнаю, что это было). Зато команда истребителей в полном составе сидела вокруг костра и оживленно о чем-то спорила. Но стоило им меня заметить, как повисла гнетущая тишина.

       - Ой! Вы продолжайте, я могу еще погулять, - сделала я большие глазки.

       - Не надо, - хмыкнул Алак.

       Я передала емкость с водой Зару и уселась напротив них. Таш, лег рядом.

       - Ну и? - вопросительно подняла я бровь.

       Они молчали.

       - Знаешь, у нас к тебе столько вопросов, что даже и не знаем с чего начать, - невесело усмехнулся командир.

       - У меня к вам тоже куча вопросов, но что-то мне подсказывает, что меня не обрадуют ответы, поэтому задавать их я пока не буду, - пожала я плечами, и положила руку Ташу на лобастую голову.

       - Где ты взяла метаморфа? - вдруг поинтересовался эльф.

       - Где взяла, там уже нет, - Диля явно не удовлетворил такой ответ.

       - Он опасен? - спросил Алак. Ну и вопросы они задают. Все метаморфы опасны, как любой другой хищник.

       - Если вы не попытаетесь причинить мне вред, то нет, - Таш, подполз ко мне ближе и положил голову мне на колени. Я улыбнулась и почесала его за ухом. Все дни пока он был лошадью, ласки ему перепадало мало, а он ее любит.

       - Но как? Где гарантии, что он не перегрызет нам глотки во сне, - возмутилась Рэйка. Вот же упырь, она вновь решила, что еще одна женщина в стане лишняя.

       'Покажи метку эльфу. Поймет'

       - Диль, - обратилась я к остроухому. - Таш, возлагает большие надежды на твои мыслительные способности.

       И я оголила запястье с еле заметными следами от клыков. Эльф как их увидел, так и взвился на месте.

       - Да что бы такая честь и простому человеку?! - удивился он. На что Таш весомо рыкнул.

       - И что это значит? - осторожно спросил Алак.

       - Он ее, со всеми потрохами, причем добровольно, - хохотнул Диль.

       - Кто же ты такая?

       У Таша задергался хвост, который я принялась ловить. Он увлеченно мотал из стороны в сторону своим черным и длинным хвостом, я увлеченно пыталась его поймать.

       - Шая! - окликнул меня командир.

       - Я тебя прекрасно слышу, не кричи.

       - Раз слышишь, то объясни, пожалуйста, произошедшее сегодня, - раздраженно бросил он.

       - Мне бы кто объяснил, - ворчу я.

       - Из всего что было, ты со своими выходками самая странная.

       - Ой, кстати, - вспомнила я. - Верните кинжал.

       Я протянула руку раскрытой ладонью вверх.

       - Верни, - наконец приказал Алак, и Нав отдал мне оружие.

       - Откуда ты узнала об этом кинжале, если даже мы не в курсе его свойств? Почему на тебя не действуют солнечные камни? Откуда у тебя столько накопителей? Что с тобой случилось сегодня? Как ты связана с нашим заданием? Кто ты вообще такая, упырь тебя задери? - закидал меня вопросами командир.

       Мдя..., весело. Еще чуть-чуть, и начнутся вопросы 'Кто тебя послал?'. Впрочем, данный вопрос легко можно прочесть между строк. Вернем иллюзию доверия?

       Я наклонила голову на бок, позволяя волосам свободно скользить по лицу и спине, и все-таки поймала проворный хвост.

       - Шок? - сделала я предположение.

       - Солнечные камни тоже? - иронично вопрошал командир.

       - Я передумала. Скучно просто отвечать на вопросы. Я тоже буду спрашивать, только уговор не лгать. Таш мне сообщит, если скажете не правду, - улыбнулась я.

       - О чем, например? - раздраженно бросил он.

       - Например, как у вас оказалось столь интересное оружие? - продолжила я играть хвостом.

       - Заказчик отдал со словами, что он может пригодиться. Откуда ты знаешь о его свойствах?

       - Встречала подобное, - отмахнулась я. - С чего вы взяли, что я как-то с вами связана?

       - Наверное, с того, что у тебя вовремя обнаружились необычные таланты?

       - Логично... но не верно. Когда вы получили заказ? - задала я вопрос и поняла, что совсем не хочу знать ответ.

       - На рассвете того же дня, когда встретил тебя. Я так понимаю, ты ничего не знаешь? - с издевкой спросил командир.

       Мысли кончились, остались дрожащие руки и остекленевший взгляд. Мне нельзя расставаться с ними в такой близости от Ригнары. Нельзя!

       - Алак, помни о контракте и клятве, для вас я не опасна, - нервно облизала я губы. - Не мог бы ты подробнее описать то утро?

       - Она спасла наши жизни, - тихо молвил Зар. Но почему-то его услышали все.

       - Она могла притворяться, - холодно бросила Рэйка.

       - И Алак не почувствовал бы фальшь? - удивился оборотень.

       Близнецы молчали, что не удивительно. Нав злился на меня, он не понимал, был поглощён своей обидой. Этот клубок противоречивых чувств передавались Сэву. Он не мог определиться, имея двоякое восприятие.

       Ну а с Рэйкой мы подругами никогда не были.

       - Почему ты не позволяешь себя прочесть? - задал вопрос командир.

       Ну и что мне на это ответить? Извини, дорогой начальник, здоровье твое психическое берегла? Да он меня как минимум за это из команды выкинет.

       Но выбор у меня не большой. Либо правда, которую он почувствует, либо заведомо проигранное сражение с истребителями. Я не всемогущая, против тренированных истребителей в количестве пяти штук не попру.

       - Когда-то, очень давно, - наматываю локон на палец, глядя в пространство. Голос мой еле слышен, не из-за избытка чувств, а скорее из-за полного их отсутствия. Но команде об этом не скажешь, не поймут.

       Я умолкла, оглядела сидящих истребителей, и поняла, что рассказывать историю своей жизни, откровенно не собираюсь. Во мне взыграла злость, здоровая такая злость на обстоятельства.

       - А впрочем, - произнесла я холодно. - Это не важно. В моей голове стоит щит. Пробить его не под силу даже ректору Академии. Уж поверь, он пытался, - злая насмешка проскользнула в моем голосе. - Он тогда чуть с ума не сошел, что уж говорить, о простых менталах. Я всего лишь пытаюсь уберечь вас, от того, к чему вы не имеете никакого отношения.

       Эти слова произвели на окружающих довольно сильное впечатление. Особенно про ректора Академии.

       - Ректор... Это случаем не Ларакинавель? - откровенное сомнение в его голосе меня развеселило.

       - Ты знал других ректоров Академии? - насмешливо вопрошаю я.

       Все-таки истребители довольно забавные ребята, вон я уже забыться успела, и на свой обычный тон перешла.

       - И ты сможешь это подтвердить? - осторожно вопрошал Алак.

       Все, достал он меня.

       - А я должна? - наклоняю голову на бок. - Правду тут чувствуют, как минимум двое. Неужели я солгала хоть в одном слове. Впрочем ты, командир, конечно, можешь подать официальный запрос Ларику, но я бы на твоем месте этого не делала.

       Как минимум у троих челюсть после моих слов отпала. Я сама не заметила, как ректора Лариком обозвала. И ведь истребители успели отметить, как легко и непринужденно данное прозвище сорвалось с моих уст. По лицам я даже могу предположить, какой именно вывод сделал каждый из них.

       - Значит и перед ректором ноги успела раздвинуть? - искренне удивилась магичка.

       - Нет, - холодно ответила я.

       - А ведь действительно 'нет', - вдруг громко вмешался эльф. - Я чувствую ее правду.

       - Тогда что тебя связывает с ректором? - полюбопытствовал Алак.

       - Теперь ничего. Мы поругались, - выпрямилась я. С Лариком мы довольно часто ссорились, пойди разбери какое 'поругались' я имела в виду. - Но сейчас мы говорим не о моих знакомых, а о вашем необоснованном подозрении. Я подписала контракт. Дала клятву, которая полностью защищает вас от каких либо вредоносных действий с моей стороны. Но вам и этого мало.

       - Я верю тебе, - вдруг брякнул Зар.

       - Я верю ей, - выдал эльф.

       - Я верю ей, - поддался общему безумию Сэв. Он зло глянул на брата, судя по всему, они успели поругаться. Ух уж мне эти близнецы кинетики.

       Они решили меня в гроб своими заявлениями свести?! Нельзя же так, без подготовки!

       Алак прищурился, помолчал, и видно придя к какому-то решению начал.

       - С заказчиком мы встретились накануне вечером, он сообщил, что необходимо вытащить одного юного нара из лап разбойников. Уточнил, что с ними могут быть маги, изучающие запретные техники. И что самих разбойников может быть больше чем обычно. Выдал аванс и кинжал. Ночью была какая-то заварушка, сигналило на всю столицу. А на рассвете приходит заказчик и сообщает, что в нашу команду необходим лекарь. Иначе, мол, не все живыми вернемся. Особенно он настаивал по причине моей увечности. Я давно уже подумывал взять Лекаря в команду, но это дело хотел провернуть без лишней обузы, но заказчик настояла. Сказал, что лекарь нужен такой, который сможет меня излечить, и естественно среди обычных людей подобного умельца искать не стоит. Утром, в указанном месте, я встретил тебя, и кинулась ты как раз за кинжалом. А когда я тебя увидел в таверне, уже не сомневался, о тебе говорил заказчик. Вот и выходит, что ты либо подсадная, либо известная в определенных кругах личность, в чем я сомневаюсь в силу твоего малого возраста, и своей неосведомленности о тебе.

       Он говорил, а я пыталась убить на корню маленькую червоточинку паники. Кто их заказчик? Кто способен так легко просчитать мои действия? Тайные службы? Слабо верится в то, что они стали бы помогать мне, выбраться из города. Кто-нибудь из окружения эльфийского наследника? То же бред, им я нужна еще больше чем тайным службам. Искать надо из тех, кто меня хорошо знает. Таких можно пересчитать на пальцах одной руки, Ражек, Аранда, но ее нет в городе, так же как и Шера и, наконец, Ларик. Сразу отметаем Ражека, он не при делах уже десять лет. Аранда занята своим исследованием, ее в столицу сейчас не затащишь. Шер. Эта собака, скорее всего сейчас занимается очередным заказом, да и не ему связываться с истребителями. Остается Ларик. Он, не он? Если он, то кто тогда та златовласка, что заняла мое любимое одеяло? Что их связывает?

       - Шая! - уже орал командир. Долго звал?

       - Что? - хмуро глянула я на него.

       - Как ты объяснишь происходящее.

       - Выйти замуж мне за эльфа, если я знаю больше чем ты, - зло хмыкнула я.

       Диль икнул и вытаращив на меня и без того огромные глаза.

       - Постараюсь больше не ругаться, - отмахнулась я.

       - Ну а как ты объяснишь свои способности? - взглянул с прищуром Алак.

       - А я должна? - пожала я плечами.

       - Если ты хочешь стать полноправным членом моей команды, то обязана, - рыкнул он. Ага, только об этом и мечтаю. - Ты человек, аура подтверждает. Но как ты добилась иммунитета к камням?

       Вот он, алчный блеск во взгляде истребителя. Способ стать не уязвимым. Новое оружие. Я теперь им пуще золота нужна. Человеческий маг способный не реагировать на камни. Если узнает совет архимагов, меня на опыты пустят. Получается, я сама себя в ловушку загнала? Не дождутся.

       - Тебя только камушки волнуют? - я посмотрела на пока еще ночное небо.

       - Нет, так же меня интересует, какого упыря с тобой случилось в лагере. Кстати, откуда у тебя накопители такого качества?

       Интересно, а он знает, что жадность это порок. Такой же, как и любопытство.

       - Ну еще не известно, как бы ты себя повел, пусти тебя по кругу, - хмыкнула я. Хорошее настроение возвращалось ко мне медленно, но все же неотвратимо. Необдуманно я посмотрела в глаза командиру, того проняло.

       Оборотень, занимавшийся ужином (или ранним завтраком?), протянул руку к моему плечу для ободряющего жеста. А я инстинктивно шарахнулась, что не укрылось от взгляда окружающих.

       - А накопители?

       - Подарили, - улыбнулась я.

       - Кто? - раздраженно бросил начальник.

       - Кто-то, - разозлилась я. - Алак, я не понимаю, чего ты хочешь. Насчет моих талантов... Что если они врожденные? А если приобретенные, уверен ли ты, что цена окажется тебе посильной?

       Я накрутила локон на палец, и задумчиво его осмотрела. Перевожу взгляд на командира. Истребитель до кончиков ногтей. Придется действовать жестко. Команда не вмешивалась. Рэйка потому, что для нее любой исход благоприятен, уйду я, останусь, она в любом случае выигрывает. Близнецы внимательно наблюдали. Им тоже хотелось знать, но мое хорошее отношение они ценили больше, пусть Нав и злился на меня сейчас. Зару были глубоко до дракона мои магические особенности. А Диль вообще ко мне странно относился. Сначала, было желание меня прикопать по-тихому, где-нибудь в кустах, потом была настороженность, неверие и изучение. И вот сейчас он спускает мне то, за что нормальный эльф уже прикончил бы.

       - И все-таки? - продолжил настаивать Алак.

       - И все-таки, ты действуешь не честно, - опускаю глаза и при этом зло улыбаюсь. - Пытаешься вызнать мое прошлое. В то время как я не трогаю твое. А может мне тоже интересно, кто тебя держал, пока эта ходячая деревяшка жевала твою руку и плечо, пять лет назад? Что стоило тебе выжить? Как ты жил с таким увечьем, мешающим работе? Как скрывал его от клиентов?

       С его лица сошло, острое выражение интереса и предвкушения. Народ напрягся. Все же я попала в точку, очень уж он ловок и силен для того, что бы попасть в зубы той медленной и неуклюжей, но невероятно сильной гадости.

       - Видишь, как больно ворошить прошлое? - теперь я смотрю ему в глаза. - Так почему ты творишь, то же самое со мной?

       Повисла гробовая тишина.

       - Каша готова! - преувеличено бодро сообщил Зар.

       Мы ели молча, ожесточенно стуча ложками по дну своих чашек. Тишина и еда. Как мало мне надо для счастья. Спасенный парень все так же лежал на своем месте.

      И все же кто он? Он не человек, пришла я к выводу. Но кто тогда? В его ауре мне почудилось что-то знакомое. Где я о таком читала? Мозг, уставший за последние сутки, сильнее, чем за последнюю сессию, отказывался выдавать запрашиваемую информацию. Я осознала, насколько сильно мне необходим сон.

       - И раз уж мы все выяснили, - громко заявила я. - Позвольте несчастному Лекарю, неоднократно спасшему ваши жизни в ущерб своему самочувствию, откланяться на боковую. Зар, мы поиграем позже, - тяжело вздохнула я, когда мы закончили прибирать после себя.

       Расстилая оставшееся одеяло на земле, вспомнила порванный плащ и загрустила. Таш улегся рядом, я крепко его обняла, провалившись в тяжелое забытье.


       Мы приближались к Ригнаре. Я явственно ощущала запах моря. Настроение, было выше среднего, за что спасибо стоит сказать эльфу, ну или его наивности. Видя бурную реакцию на мой внешний вид, проезжающих мимо людей, он отдал мне свой плащ, так как мой канул в лету. Мягкий, легкий (особенно после моего, со вшитой в него пластиной), с голубоватым отливом, он так мне шел, что я вынудила Диля сделать мне подарок.

       Золотоволосый блондин так в себя и не пришел. Истребители, беспокоившиеся за него, заставили меня провести его полное обследование. Выяснилось, что рана его уже зажила, но вот действие чудо снадобья еще нет. Во мне все сильнее разгорался дух экспериментатора. Руки чесались провести пару опытов на спасенном.

       'Такая ты, меня пугаешь' - хохотнул мысленно Таш, чем отвлек меня от размышлений на тему, чего и сколько я волью и воткну в жертву моего любопытства. Дальше я ехала, весело болтая с моим черным другом. Когда я проснулась, он уже был в форме лошади.

       Ворота в город были широко открыты для всех желающих. Так что на посту охраны, проблем у нас не было. Как не было их и в поиске пристанища. Алак не раздумывая, повел нас по тесным улочкам к одному ему известной цели. Я была в этом городе пару раз. И всегда он поражал меня своей кипучей деятельностью. Ригнара - город, который никогда не спит. Торговля здесь ведется круглые сутки, днем легальный товар, ночью не легальный. Город потерянных денег, так называл его один мой профессор. И не удивительно, игорные дома гномов, подпольные бои орков, улицы ночных нимф, торговля живым и не очень товаром. Именно в этом городе находились гильдии моряков, наемных убийц, воров, ночных нимф, как не странно целителей и почтовая. Тогда как в столице находились гильдии магов, истребителей, ремесленников, судейская и прочей чиновничьей лабуды. Торговую гильдию король насильно перевел в столицу.

       В чем прелесть службы в гильдии, а не на вольных хлебах? В защите, репутации и постоянстве заказов. Хотя встречаются и одинокие представители своей профессии. Время от времени меня посещали размышления на тему, вступать в гильдию после получения диплома и лицензии, или попытаться выстоять. К определенному решению я тогда так и не пришла. Что-то мне подсказывает, что вряд ли вообще приду.

       Архитектура Ригнары просто потрясает воображение, здесь не найти ни одного похожего домика. Даже халупы бедняков отличаются оригинальностью строения и расцветки (ага, вместо трех досок на крыше встречаются четыре). Да, город красив, так же красив, как грязен и порочен.

       Алак привел нас в таверну под милым названием 'У водяного'. Свободных было четыре комнаты. Нам хватило. Лошадей и Таша мы оставили в конюшне. Хозяин таверны не удивился, видя, как в одну из комнат заносят неподвижное тело юноши. Зная нравы этого города, я сомневаюсь, что хозяина вообще чем-то можно удивить. С парнем заселился Зар.

       Близнецы взяли самую удаленную комнату, Алак с эльфом поселились по соседству со мной и Рэйкой.

       Я не стала отказывать себе в удовольствии и заказала ванну. А пока ее заполняли, сходила вниз и взяла поесть.

       В номере находилась Рэйка, и похоже, уходить она не собиралась.

       - Хочешь? - протянула я ей свежие пирожки.

       Она молча взяла угощение. Похоже, воспитания ей в Академии так и не привили. Значит, я не оскорблю ее взора своим обнаженным телом. Принялась раздеваться. Я уже была обнажена, когда услышала всхлип.

       - Что? - удивленно, посмотрела я на нее.

       - Кто это с тобой сделал? - расширила она свои глаза.

       - Ты о чем? - опустилась я в ванну.

       - Я о шрамах. Вообще о тебе. О том, что ты седая в двадцать лет. Я же вижу, как ты избегаешь прикосновений ребят. Что с тобой сотворили? - горько спросила она.

       Шрамы? А, точно шрамы. Два рваных на спине в области ребер, одна ревнивая студентка полоснула меня ножом во время лекции. Один на боку, неудачный эксперимент. И еще три вдоль всей спины, были у меня, сколько я себя помню. Ну а все остальное результат наших с Лариком забав.

       - Не утрируй, - принялась я намыливаться.

       - Я не утрирую, - всплеснула она руками.

       - Тогда забудь то, что видела. Шрамы есть у всех, например у Алака они пострашнее моих будут, - окунулась я вводу с головой. - Лучше подумай, что стоит купить для его завлечения.

       Расчет оказался верен, про меня тут же забыли.

       - Да он на меня даже не смотрит. Всю дорогу только на тебя пялился, - зло сказала она.

       - Его интерес обусловлен исключительно моими способностями, так что тебе не о чем волноваться, - я опрокинула на себя ведро чистой воды.

       - Кстати, а откуда у тебя такие таланты? - мдя... приплыли. Все-таки истребитель он и на драконьем материке истребитель. Алак, зараза любопытная, бедную влюбленную магичку на нехорошее дело подписал. Нехорошее и абсолютно бесперспективное.

       - От природы? - захохотала я и принялась вытираться.

       Дальше наш разговор тек в русле тряпок и покупок, что необходимо сделать. Высушив, волосы мы спустились в зал, где находилась мужская часть команды.

       - Что так долго? - возмутился Алак.

       - Мы куда-то торопимся? - удивилась я.

       - Ты же хотела за покупками, - улыбнулся Диль.

       Я радостно захлопала в ладоши. Они пойдут снами, а это значит, что сумки понесу не я. Парни так и не поняли моего воодушевления, и ужаса в их глазах от перспективы похода по магазинам я не увидела. Эта стайка непуганой рабочей силы меня порадовала.

       В прекрасном настроении мы отправились на рынок пешком. Так как передвигаться верхом в этом городе узких улочек и широких двориков абсолютно неудобно. Близнецы остались в таверне, присмотреть за нашим грузом. Светило солнце, морской бриз приносил прохладу, а прохожих было на удивление мало.

       Мы всей компанией, решив срезать, пересекали пустынный дворик ярко залитый солнцем. Остановившись, я стянула с головы капюшон и подняла лицо к солнцу. Вдыхая полной грудью, свежий морской воздух я просто радовалась тому, что настал еще один прекрасный день. Что вижу это синее небо. Что еще дышу, и дышу воздухом свободы, а не сыростью казематов.

       - Шая! - Не своим голосом заорал эльф.

       Я недоуменно перевела на него взгляд. Они уже были у входа в арку, тогда как я посреди двора. По их белым лицам и испуганным глазам, я догадалась, что за спиной у меня нечто ужасное. Обернуться? Или не стоит перед смертью себе настроение портить?

       Оборачиваюсь и вижу, как на меня прыгает огромный, размером с теленка, серый волк с пронзительно голубыми глазами. О чем я жалела, падая на покрытую брусчаткой улицу, под тяжестью огромных лап? Я жалела, об испорченном платье.


      Глава 11


       - Помогите! - хриплю приглушенно, пытаясь отбиться. - Меня сейчас насмерть залижут! Фу! Уйди, собака, кому сказала!

       Брыкаясь, пыталась прекратить дикий ржач, и сделать что-нибудь полезное, щит, например, поставить, пока нас фаерами во спасение меня родимой не закидали. Я все-таки умудрилась увернуться от мокрого языка и шепнула слова защиты. Кто знает этих истребителей, с них станется в нас двоих разряд послать.

       Вжик. Что-то врезалось в брусчатку рядом с нами. Поставила защиту, называется. Про Диля с его упыревым луком и эльфийской меткостью, абсолютно забыла (и где он его только прячет?). Я резко подрываюсь на ноги, и закрываю серого собой.

       - Ты мне ответишь, за испорченное платье, - шиплю в сторону зверя.

       - Шая, отойди от него, - напряженно произнес Диль.

       Волк угрожающе рыкнул в сторону эльфа.

       - Ребята, познакомьтесь, это Шер. Шер, это ребята, - прощебетала я.

       - А мы знакомы, - хмуро сообщает мой наниматель и ему вторит согласный рык за моей спиной.

       Понятно. Гаденько улыбаясь, представила сегодняшний вечер.

       - Давно не виделись, 'ребята', - насмешливо протянул рокочущий голос.

       Оборачиваюсь. Шер уже сменил ипостась, и теперь передо мной стоял высокий парень с правильными чертами лица, голубыми холодными глазами и темно русыми волосами.

       - И еще столько бы не виделись, 'собака'? - не остался в долгу Алак.

       - Еще слово и я все же приму заказ на тебя и твою команду, - спокойно улыбнулся Шер.

       Знаю я эту его улыбку. Действительно примет. А если еще позлить, возможно, и на благотворительных началах.

       - Тогда сегодня вечером устроим встречу старых друзей, - радостно захлопала я в ладоши. И уже поворачиваясь к Шеру, зло прищурила глаза. - Как собираешься расплачиваться за платье?

       К моей наглости истребители привыкли, а вот к извращенному мышлению пока нет. Поэтому состояние шока, еще способно лишить их дара речи. Не обращая на них внимания, испытывающее смотрю на Шера. Тот уже смирился с моим абсурдным поведением, и даже принялся подстраиваться, научившись получать от этого удовольствие.

       - Твоим любимым способом, - хмыкнул оборотень. Ну тогда его можно простить и пакостей не устраивать (ну если только совсем чуть-чуть).

       - Я скучала, - уже по-доброму скалюсь.

       - Я тоже, малышка, - тепло улыбнулся он, и провел рукой по моим волосам, не касаясь головы. Усилием воли сдерживаюсь и не шарахаюсь.

       - Мы вам не мешаем? - возмутился Диль.

       Оборачиваюсь к своей команде и вижу недовольную настороженность на лицах. Вот же крысодлак с упырем в постели, меня опять допрашивать будут. Ну уж нет, на этот раз живой не дамся. Никто не сможет остановить меня на пути к магазинам, когда плачу и таскаю покупки не я. И не надо на меня с такой укоризной смотреть. Я свою совесть в глаза не видела.

       - Вы по жизни мешаетесь, натура у вас такая, - хихикнула эта голубоглазая зараза.

       - Шер, - возмутилась я.

       - Нынче ты весьма ценна, - шепнул мне на ухо парень и ушел не прощаясь

       Я все так же стояла посреди солнечного дворика, пытаясь привести свои разбушевавшиеся эмоции в порядок. Значение его фразы?

       - Шая, с каких пор у тебя в друзьях ходит элита элит гильдии убийц? - насмешливо спросил командир, подходя ко мне.

       Шер прямым текстом сообщил, что меня заказали. Руки слегка подрагивали, губы пересохли. Если сумма окажется приличной, сама сдамся. Я говорила, что люблю золото?

       - С давних, - отмахнулась я.

       - И тебя совершенно не смущает, то, что он убивает людей? - ужаснулась Рэйка.

       - За деньги, - добавил Зар.

       - Я и вас друзьями считаю (по несчастью), а ведь вы тоже убиваете, и тоже за деньги, - пожала я плечами.

       - Не смей нас сравнивать, - возмутилась девушка. - Это наш долг. Мы защищаем простых людей.

       Я посмотрела на компанию. Мдя... тяжелый случай. Алак, хмурился, он уже лишился того юношеского максимализма. Диль же просто ухмылялся, его забавляла сама ситуация. Но за этой кривой улыбкой, я заметила интерес. Вот только любопытного эльфа мне на голову не хватало.

       - Это лишь слова. Убийство оно и есть убийство. От причин суть не меняется. Другое дело, что я такая же, и поэтому никого не сужу, - вздыхаю тяжело и прохожу мимо истребителей.

       - Ты же лекарь. Ты должна быть милосердной. А ты... твое восприятие мира... омерзительно, - пораженно прошептала брюнетка. Сейчас она припомнила мне убитую игрушку в лагере.

       - Алак, и как ты с ней на рейды ходишь? - пробурчала я, тихо обращаясь к командиру.

       На этом разговор закончился, позволяя мне обдумать сложившуюся ситуацию. А ситуация была средней паршивости. С одной стороны меня заказали гильдии убийц. Это плохо? Ну как посмотреть. Элита за меня не возьмется, Шер не позволит (у него свои способы есть), все-таки он занимает не последнее место в их иерархии. А мелочь вроде одиночек и молодняка (обычно они хватаются за заказы, которые не приняла верхушка) мне не страшна. С другой стороны, заказчика я не знаю, что не позволяет мне удалить проблему на корню. Или знаю? Эльфы? Но тем сподручнее поймать меня официально, а потом устроить несчастный случай. Есть, конечно, и бредовая идея, о том, что это проблемы опекуна на мне сказываются, но данный расклад более похож на сюжет очередного эльфийского романа. Крысодлак верхом на зомби, что ж я популярная такая?

       Хорошо, хоть замаскироваться догадалась, следуя старому шпионскому правилу. Если скрываться, то на видном месте, - учил меня Шер. Косить под мальчика, или просто накидывать на себя морок, бесполезно. Любой маг почувствует мой настоящий пол. Жутко долго и мудрено объяснять, как это работает, но через десять минут нахождения рядом, сразу понимаешь кто какого пола. Морок вообще отдельная тема. Это же чистая магия. Его любой мало-мальски соображающий студент развеет. Утешает то что, раньше я была жгучей брюнеткой с черными омутами глаз (есть только одна краска, способная закрасить мою седину, и о ней знают только трое). Сейчас во мне невозможно признать ту Санашаю, которую знали в Академии. По крайней мере по внешности. Ауру я еще ни разу не засветила (хочется в это верить), и слепка у них нет.

       Мои мысли размеренно текли из одного русла в другое, в то время как наша компания уже явила себя местным торговцам. И тут началось. Истребители, до сегодняшнего дня, не знали что такое женщина и ее покупки. И видя их уставшие, изможденные лица с испуганными глазами, окружающие смотрели на меня как на упыря. А мне не жалко, пусть смотрят. Я и Рэйку научила ценить происходящее. И естественно за все платили мужчины. Мне, конечно, приходилось иногда отвечать на глупые вопросы, типа: 'как связаны вот это вот голубенькое платье и мои деньги на лекарства? Причем тут твои зелья и вон те чулочки?'. А потом пошли вопросы из разряда: 'зачем тебе столько этой воняющей (ароматической) травы? Сколько, сколько она стоит?!'. И наконец: 'где здесь ближайший склеп упыря? Хочу к Равновесию! У тебя есть что-нибудь от грыжи на позвоночнике?'. Вот после этого я сдалась.

       Моему счастью нет предела. Я потратила все, что смогла выжать из этих жмотов, закупилась всем необходимым. Ну почти, кое-что придется добывать на черном рынке. Во взгляде парней я читала мировую скорбь по потраченным финансам и усталость раба рудников. Я была довольна.

       Пока Алак не смылся по делам. И самое обидное, он действительно ушел решать рабочие вопросы. Должны были поступить дальнейшие распоряжения, относительно спасенного нами тела. Цензурным словом не передать, как мне хотелось взглянуть на заказчика или хотя бы на посредника. Но истребители на то и профессионалы, чтобы не позволять всяким любопытным личностям вроде меня, совать свой нос в их дела. Алак не зря взял с собой почти всю команду. Диль, оборотень и Рэйка стали гарантом моего благонравного и спокойного поведения. Понял, умник, что меня заинтересовал их заказ и златовласый парень в частности. Мои возможные действия предугадал, и свою встречу обезопасил. Наивный.

       С нашего въезда в этот город, за нами ведется непрерывная слежка. А иначе как Шер меня нашел? Уж точно не мимо проходил, и не по запаху определил. Точно так же он знает, где мы остановились, поэтому не спросил, куда подходить вечером. Местная сеть шпионов и осведомителей, работающая на гильдию убийц, знаменита на всю страну и за ее пределами. Здесь знают все и обо всем. Так что мне достаточно спросить у Шера, кто, где и что, как у меня тут же будет подробнейший доклад. Другое дело, сколько я за это выложу. А деньгами, я сейчас раскидываться не могу. После не долгих размышлений, пришла к выводу, что если я вляпаюсь во что-то очень не хорошее, Шер меня предупредит. Мне в свою очередь стоит вести себя разумно и скромно (боюсь это не про меня). Выбросив тяжкие думы из головы, принялась просто радоваться жизни.

       В таверну мы ввалились в приподнятом настроении, полными сумками и пустыми кошельками. Первое что бросилось в глаза, это количество народа. Посетителей явно прибавило. Шум, гвалт, дым, запах еды и выпивки, окружили нас. Второе на что я обратила внимание, два абсолютно одинаковых лица искаженных в гримасе отчаяния. Забавно.

       - Что случилось? - обеспокоенно поинтересовалась Рэйка, после того, как всем составом мы подошли к их столику.

       На нее взглянули с неимоверной мукой на лицах. Сидели они, понуро опустив голову, на столе стояли две пустых кружки, от которых несло чем-то очень крепким и ядреным (гномий самогон употребляют?).

       - Он очнулся, - убито прошептал Нав.

       - Кто? - не поняла я.

       - Клиент, - ответил Сэв.

       Навил до сих пор со мной не разговаривал.

       - И что с ним не так? - осторожно поинтересовался Зар.

       - Все не так, - опять убито.

       Мне поплохело. Это не наш клиент? Или у него какая травма смертельная обнаружилась?

       - Он жив? - интересуюсь.

       - Живее всех живых. Но мне так хочется это исправить, - съехидничал Нав.

       Сильно же его достал златовласый, если парень в порыве гнева забыл про свой бойкот. Мне уже не терпится пообщаться с нашим грузом.

       - Замашки у него, как у самого короля Ивнара шестого. Вскрыл наши щиты, влез в голову, и все это без особого труда.

       - Что же такое мы спасли? - сокрушался Навил.

       - Еще неизвестно кого мы спасали, груз от разбойников или разбойников от груза, - вторил ему Сэвил.

       - Он все наши тайны знает, и использует их против нас же, - жалуется Нав.

       - И приказывает, - продолжает другой брат.

       И все это глядя на меня. Это они мне, что ли жалуются? Вот я попала. Но с другой стороны, мне дико интересно пообщаться с нашим спасенным. Прямо таки изнемогаю от любопытства. А эльф все молчал, будто знал то, что не знали остальные.

       - Ребята, занесите сумки в комнату, а я пойду поболтаю с пациентом, - мило улыбаюсь и направляюсь к цели. У народа лица недоуменные, раньше я так явно не распоряжалась. А мне сейчас все до упыря, у меня появилась интересная игрушка.

       В комнату пациента я вошла не стучась. Не потому что наглая (на самом деле по этому), просто очень торопилась взглянуть на это милое создание. Не каждый способен довести близнецов до такого состояния. Мне этот парнишка уже нравится, осталось заставить его с этим смириться.

       В комнате я увидела неимоверно красивого юношу с золотом волос, распущенным по белой рубашке, и фиолетовыми глазами. Если черты его лица излучали бездну обаяния (эльфы от зависти давятся в сторонке), свет невинности и даже некоторой наивности, просто радовали глаз любого эстета, то взгляд его убивал дозой презрения, насмешки и наглости. Кого он мне напоминает? Ой, я такой по утрам в зеркале вижу! Он полулежал на кровати, расположенной рядом с окном.

       - Пришла отомстить за тех идиотов? - насмешливо фыркнул он.

       Хороший он маг, сходу определил пол. Интересно. Просматриваю ауру. Ничего не изменилось, все тот же яркий свет. Я точно где-то читала про такую...

       - Неа, пришла подружиться, - ухмыляюсь и тихо радуюсь, тому, что он не может видеть мое лицо. Я до сих пор не сняла капюшон.

       - Раздевайся, если симпатичная, то может и подружим пару часиков, - оскалился он.

       Обычно, стоит мне явить свету свою шевелюру, такие предложения мигом отпадают, но я уже успела убедиться, что на моем пути встречаются сплошь извращенцы. Поэтому открывать себя пока не спешила.

       - А познакомиться для начала? - хмыкнула я.

       - Перебьешься, - равнодушно ответил он. И приказал. - Подойди, человек.

       То есть себя он человеком не считает? Не эльф, у тех аура другая. Не оборотень. Не человек. Вот дракон! Ой. Мне поплохело. Я вспомнила отрывок из книги.

       'Их аура ярче света. Они прекраснее любого создания Равновесия. Они совершенны. Сильнейшие среди нас. Повелители. Мудрые Хранители Равновесия. А так же жестокие, злопамятные, расчетливые, беспощадные, бессмертные твари. Драконы' Мать моя король драконов, папа эльфийская принцесса, я когда-нибудь перестану притягивать к себе неприятности?

      Ну почему, почему именно я? Мало мне было эльфийского наследничка, так еще и Высшие! Это слишком много для такой маленькой и несчастной меня. Вот так всегда, только стану хорошей девочкой, как на меня обрушиваются всевозможные неприятности. Может ну его к упырям, то хорошее поведение? Поток проблем конечно не иссякнет, но мне будет легче.

       - А если не подойду? - я не умею бояться. Я имею в виду, бояться по настоящему, до дрожи в коленях и помутнению рассудка, до черноты в глазах и парализованного тела, до дикого желания умереть, лишь бы не испытывать такого ужаса. Но это не значит, что я лишена чувства самосохранения. Обычно оно у меня на первом месте в стезе приоритетов, но иногда затмевается любопытством и наглостью.

       - Я сказал, подойди, - последовал ментальный приказ. Теперь он серьезен.

       Вот тут, нормальный человек бы послушался. Либо из-за ментальной магии, либо (если имеется иммунитет к менталу) из-за дикого желания жить, и желательно со всеми конечностями. А кто сказал, что я нормальный человек?

       Мы наверное странно выглядим. Красивый юноша на кровати, и тело, закутанное в эльфийский плащ, у двери. Не люблю нелепые композиции, поэтому направилась к кровати в противоположной стороне.

       - Дружбу не стоит начинать с приказов, - устраиваюсь поудобнее на койке.

       - Не действует, - растерянно хлопнул он глазами.

       Принимает сидячее положение и напряженно пялиться в мою сторону.

       - И всё-таки нам стоит познакомиться. Меня зовут Шая, - драконы чуют лож еще сильнее эльфов. Я и не лгу.

       - Это не истинное имя. Покажись! - опять ментальный приказ.

       Пока я раздумывала, являть ли ему мой светлый лик, или же пожалеть его хрупкую психику, принялся вскрывать мои щиты. Я замерла в ожидании. Вскроет, не вскроет? Мои щиты он преодолел без какого-либо неудобства, но когда натолкнулся на нерушимое препятствие, побледнел, схватился за виски и с ужасом посмотрел на меня. Так и знала, что не все так просто в моей черепушке.

       - Кто... - договаривать он не стал.

       Все произошло мгновенно. Вот он сидит и вот уже нависает надомной. Принялся срывать с меня плащ, я еще и помогла, плащик-то жалко. Представляя миру и взору молодого дракона свою седую гриву, я ожидала какой угодно реакции, но только ни той, что он выдал.

       - Красивая, - и это мне говорит дракон.

       И вполне искренне говорит. В глазах восторг, в руках мои волосы. Нет, я, конечно, слышала, что драконы слывут оригиналами, но не до такой же степени? Я уже поняла, что меня окружают сплошь любители экзотики, и нормальных людей я уже вряд ли встречу. Куда катится мир? Что случилось с Равновесием? (В отпуск ушло что ли?) Хоть на лысо брейся с такими знакомцами. Ага, и бриться придется каждый день, мои волосы отрастают до определенной длины буквально за семнадцать часов.

       - Пусти! - возмущаюсь.

       Мои слова пропустили мимо ушей. Не буду врать, что я вырывалась изо всех сил, я не умалишенная бороться с драконом. Такие действия равносильны бесполезным попыткам побороть скальную породу лишь при помощи кулаков, но и ждать пока он закончит свои исследования, мне некогда. Меня в данный момент интересовал злополучный щит в голове.

       Если дракон не смог его сломать, то я тогда не знаю, кто может. Драконы в совершенстве владеют ментальной магией, можно сказать, единственная раса способная читать и транслировать свои мысли на расстояние, без какого-либо усилия воли. Ментальная магия это не только телепатия, это еще и приказы, атаки и защита. Телепатией, атаками и защитой владеют и эльфы, но не в той же степени что драконы. Так что я рассчитывала, на снятие щита. Ну или на информацию о нем. Как бы ее еще из этого плода нетрадиционной любви зомби и крысодлака вытащить?

       С другой стороны, я радоваться должна, что он не может читать мои мысли. Хотя тут было бы два варианта развития событий. Либо меня по быстренькому прикопали бы в кустах, либо начали пользовать по полной. В любом случае, лично мне от тех вариантов ни какой выгоды. Уж и не знаю радоваться щиту или печалиться его наличию?

       - Слушай, неопознанное тело, хватит меня лапать! Отстань извращуга волосатая! - мне, конечно, стоило следить за словами, но дракон уже начал выводить меня из себя.

       - И характер есть! - оценивающе цедит он. Любопытство и восторг, подозрение и насмешка, бурный коктейль эмоций излучали его фиолетовые глаза. Я только сейчас заметила, что зрачки у него чуть вытянулись. - Любопытно. Кто тебя послал?

       Я впало в ступор.

       - Сама пришла, - иногда я действительно медленно соображаю, особенно после моральных потрясений. А их в последнее время чересчур много.

       - На тебе мощнейшая защита моего народа, чья ты игрушка?

       Хм... лгать дракону нельзя. Ложь у них карается членовредительством.

       - Я не совсем понимаю о чем ты.

       - Ментальный блок! - меня встряхнули. - Чья игрушка?

       - Не игрушка! - пропыхтела я. - Щит с детства стоит.

       - Кто ты? - прищурился он. Мдя... не могу придумать нормальный ответ на такой частый вопрос. Ну что ж, сделаю то, что всю жизнь делала безупречно.

       - Меня зовут Шая, - по-идиотски улыбаюсь я.

       - Я не спрашиваю твое имя, - мотнул он головой, продолжая нависать надо мной. - Ты странная.

       - На себя посмотри, - огрызаюсь. И поняв, что выбилась из роли невинной жертвы, сменила тон. - Ты не страннее. Такой ауры, как у тебя я еще не видела и глаза странные.

       Он нахмурился и наконец, выпрямился. Я ведь ни разу не солгала. Он это знает точно. С другой стороны я для него слишком не обычна, что бы так просто меня отпустить.

       Не дай равновесие, дракон захочет меня себе в игрушки! Меня от такой не самой приятной перспективы перекосило. Драконьи сокровищницы известны во всем мире. А их любовь к уникальным существам и вещам уже вошла в легенды. Одни создавали себе зверинец из прекраснейших женщин от каждой расы. Другие имели коллекцию наиболее уродцев. Уникальное оружие, артефакты драгоценности и многое другое, все это составная часть их коллекций в сокровищницах. Я прекрасно понимаю их пристрастия, когда так долго живешь (совершеннолетие у дракона в четыреста), и не такие хобби приобретешь. Но когда сама становишься объектом столь своеобразного внимания, то тут уже не до смеха. Когда дракон считает что-то своим, то впору сидеть спокойно и не дергаться. Против дракона не попрешь.

       Ларик мне многое поведал, и о драконах в том числе. Конечно, всего я не знаю, но как-то не гложет меня любопытство. Вот ни капельки. Но деваться мне не куда, контракт и клятва не позволят. Интересно, а ребята знают, кого вытащили?

       - Убери руки, я сказала! - все, запас моего терпения истратился на год вперед.

       Пока он просто меня рассматривал и проводил сканирование ауры и магических способностей, я терпела. Но когда в ход пошли руки, моя ярость начала поднимать голову. Я прекрасно осознаю, что она бесполезна против дракона. Но все же я принялась отталкивать его наглые лапы от своего лица, что его очень забавляло. Да и я пока не серьезна.

       - Ну надо же, на пять минут упустил тебя из виду, а ты уже развлекаешься с нашим клиентом. Шая, я считал, что ты приличная девушка, - услышала я насмешливый голос Диля.

       Я даже не заметила, когда он появился в комнате. Вздрогнув, поворачиваю голову в сторону двери. Эльф стоял, опираясь на косяк плечом. Смутиться или все же не стоит насиловать свои актерские способности?

       Я рада его приходу? С какой стороны посмотреть. С золотоволосым чешуйчатым гадом, мы однозначно не закончили, и еще неизвестно, что сейчас произойдет из-за вмешательства эльфа. С другой стороны, его прикосновения выводили меня из себя, и мене как-то не улыбалось устраивать разборки с драконом. Но и слова эльфа - неприкрытая насмешка с легким налетом презрения.

       - Неужели ты ревнуешь, Диль? - не знаю, какой волкодлак дернул меня за язык.

       Красивое лицо эльфа передернула странная гримаса. Не поняла. Я его оскорбила что ли? Дракон с интересом за нами наблюдает, сидя рядом со мной на кровати.

       - Я смотрю, наш клиент уже достаточно выздоровел, раз способен на заигрывания с девушками? - сменил он тему.

       - Завидуешь, эльф? - хмыкнул парень.

       - Это слишком низкое чувство для меня, дракон, - оскалился Диль.

       Парни смерили друг друга оценивающим взглядом.

       - Она твоя игрушка? - все, после таких слов, мои добрые намерения канули в лету.

       - Какая интересная беседа. Я вам не мешаю, нет? - наклонила я на бок голову, и намотала на палец седой локон. За моими действиями проследили две пары глаз. - Как же мне все это надоело. Диль, твои придирки не обоснованы. А ты, дракон, всего лишь невоспитанный мальчишка. Я пришла сюда проверить состояние пациента, и познакомиться. А нарвалась на насмешки и волну презрения. Что драконы, что эльфы, какие же вы одинаковые.

       Да, иногда у меня в мозгу перегорают предохранители.

       - Слишком смелые речи, для той кто только что узнал, что перед ней высший, - прищурился дракон.

       Диль продолжал, молча наблюдать. Этот его изучающий взгляд вызывает во мне не приятные ощущения.

       - Высший, эльф, оборотень, гоблин, гном... - задумчиво протянула я, смотря в упор на дракона. - Мне все равно. Слабительное действует на всех одинаково.

       Эльф икнул. А вот не надо меня злить. Юмор у меня черный как шерсть Таша. На крылатого, моя маленькая угроза не подействовала.

       - Не боишься, - удивлено прошептал чешуйчатый. - Тебе действительно плевать. На мой статус, силу, могущество. На то, что я могу спокойно тебя убить за нанесенное оскорбление. Ты не боишься смерти?

       Он был заинтересован.

       - Все бояться умереть, - пожимаю я плечами.

       - Нет. Ты не боишься, - он взял в руку мой локон. - Зови меня Асандер.

       - Как много мне оказано чести, - ворчу. Диль продолжал молчаливо смотреть на меня. Почему на меня? У нас вон дракон интересный появился.

       - Ты уникальна, - улыбнулся Асандер. От его светлой мальчишеской улыбки повеяло теплом.

       - Знаешь, Шая, меня начинает пугать та легкость, с которой ты располагаешь к себе людей и не людей, - задумчиво протянул эльф.

       - А оно мне надо? Мало мне шустрой команды истребителей с их заморочками, так еще и дракон на мою голову, - фыркаю в ответ.

       - Что-то мне подсказывает, что надо, - вмешался Асандер. - На драконьем материке тебя первый же дракон захочет в коллекцию, если не убьет конечно.

       - И что я там забыла? - вообще-то я уже начала догадываться о следующем пункте назначения.

       Как же меня раздражает, тот факт, что о драконах практически ничего не известно. Еще больше меня выводит из себя невозможность адекватно оценить ситуацию.

      - Будите моим сопровождением.

      - Логично, - хмыкнул Диль и прошел вглубь комнаты.

      У меня голова заболела от перенапряжения. Множество вопросов вертелось на языке и в мыслях. Определенно точно я знала лишь, что совсем не хочу знать на них ответы. Меньше знаешь - дольше живешь. Но ощущение чего-то неотвратимого нервировало все больше.

      В дальнейшем разговоре я не видела смысла. Извинившись в лучших традициях придворного этикета, я отправилась в свою комнату. Выходя из номера моих собеседников задела дверью по лбу Навила. Извиняться не стала. В этот момент я вела жестокую войну с собственным любопытством, и отправляла каждый возникающий в моей голове вопрос к дракону. А на любителей подслушать я попросту не обращала внимания.

      В своем номере я первым делом попыталась заснуть. До прихода Шера и назначенной пьянки оставалось не так уж и много времени.

       'Сана, вернулся Алак. Не нравятся его эмоции'

       'Таш, сокровище мое, я спать. А на его эмоции я клала дракона' (благо он у нас есть).

      С моей стороны было большой ошибкой проигнорировать предупреждение метоморфа. Но узнала я об этом только когда проснулась.


      Выбираясь из сладких объятий своего сна, я долго лежал с закрытыми глазами. Пока не поняла, что сон уже давно прошел, но вот чувство настырных взглядов осталось. Открываю глаза, и еле сдерживаюсь, чтобы не выругаться. Вокруг моей кровати сидели начальник, Рэйка и эльф.

      - И что вам надо? - интересуюсь хриплым со сна голосом.

       - Поговорить, - сухо отвечает командир.

       Эльф тихо ржет. Не поняла. резко сажусь в постели и чешу макушку. Мокро. Смотрю на руку. Ладонь измазана в чем-то черном. На вкус и запах - обычная краска для волос.

       - Мать моя король драконов, папа эльф, сестра упырица вам на голову! Вы что сотворили, изверги! - вскочила я на ноги.

       Диль, наконец, перестал ржать, а Алак и Рэйка шарахнулись в разные стороны. Я продолжала громко и изобретательно ругаться, объясняя этой троице, что их родственники были не правы, когда позволили им родиться на этот свет. Сама направилась к тазу с водой для умывания. Отражающих поверхностей в досягаемой близости не было, и причинный ущерб я оценить не могла. Просто окунула волосы в чистую воду и принялась их хорошенько вымывать. Меня пока не трогали.

       Что на них нашло? Вроде взрослые люди, а шутят как лицеисты. Это ж надо краску для волос мне на голову вылить. Стоп.

       - Что все это значит? - принялась я высушивать свои локоны.

       - Шая, где ты училась? - Алак уже отошел от шока, связанного с моим поведением, и вспомнил, что истребитель здесь он.

       - В Академии, - рыкнула я.

       - Ты знала нариль Санашаю Сареш?

       - Это допрос? - наклонила я голову, и белоснежные пряди скользнули мне на лицо. Волосы были все так же седы. Краской для волос от седины не избавишься.

       - Это просьба рассказать мне о ней, - мотнул он головой. Догадываюсь, что память о моем отношении к допросам еще свежа в его сознании.

       - Тогда объясни причину своих поступков, - тряхнула я гривой.

       - Мне сообщили, что тайные службы, с ног сбились, разыскивая одну молодую магичку. Ей девятнадцать, она студентка Академии на факультете Лекарства. Черноглазая брюнетка, не высокая, стройная. Способности средние. Информации о ней очень мало, зато охота на нее ведется серьезная. За нее дают золото (при этих словах я чуть не побежала сдаваться). Нужна живой. Гильдия истребителей тоже получила на нее заказ. А так как обстоятельства нашего знакомства весьма подозрительны, и по некоторым чертам вы схожи, я решил проверить, не являешься ли ты искомой нариль. Купил краску и пока ты спала попытался окрасить твои волосы, но что-то пошло не так и краска не подействовала.

       Выкладывая все это мне, он внимательно следил за выражением моего лица. Наивный.

       - Ты разве не в курсе, что седина краской не закрашивается? - возмутилась я. А у меня так вообще от нее зуд. Поэтому и реагировала так бурно.

       - Вообще-то нет, - смутился он. Рэйка и Диль в этот момент подошли ближе, поняв, что я не собираюсь больше бушевать.

       - Прости, Шая, - покаялась брюнетка. Теперь понятно, чьи заботливые ручки опрокинули мне на макушку эту гадость.

       - Но и ты пойми, мы должны были убедиться. Расскажи мне о ней.

       - Она одиночка, хитрая, умная, изворотливая, на внешность симпатичная. По слухам спит с ректором. Характер не подарок. О ней мало что известно, - как еще я забыла себя похвалить?

       - Ты слишком подробно ее описала, - замечает Рэйка. Вот что ни говори, а только женщина может подметить такой нюанс.

       - Из-за нее я не сдала свой экзамен.

       - Не лжешь, - произнес Диль.

       - Что произошло? - сочувственно спросила брюнетка.

       У упыря я ее сочувствие видела. Я вообще не любитель душу изливать, а сейчас тем более.

       - Найдете ее, спросите, - передернула я плечами. - А теперь не могли бы вы уйти.

      Мен нужно привести себя в порядок.

       Еле выдворила их из комнаты. Но счастье длилось не долго. Не номер а проходной двор какой-то.

       - Веселишься? - хмыкнул Шер.

       - Как всегда, - накрываю комнату куполом тишины.

       - Ты стала более оживленной, - подошел ко мне Шер.

       - А ты более сентиментальным, - отхожу от него к своей кровати.

       - Ты права, - грустно улыбнулся оборотень. - Если бы они тебя раскрыли, я бы за бесплатно устранил всю их компанию.

       - Ты думаешь, до них бы дошло? - принялась я переодеваться (и не надо мне про приличия напоминать, они уже давно посланы мною к дракону).

       - Они элита. Самые отмороженные среди своих. Берутся только за самые дорогостоящие заказы. Алак, после посещения Леса Забвения, сколотил свою команду. Ты с ними путешествовала, видела их в деле, должна была понять, что они не идиоты.

       - Я знаю, но пока я им нужна и интересна, мне ничего не угрожает, - моя самонадеянность не понравилась Шеру.

       - Ты выбрала не подходящую компанию для побега. Опасность ходит за ними по пятам.

       - Когда я к ним попала, я не знала кто они, - тяжко вздохнула я. - Да и потом, я тоже на жертву мало смахиваю.

       - Уж это я отлично помню, - улыбнулся он.

       - Что с заказом на меня?

       - Я все уладил. Наши к тебе не сунутся. Заказчик аноним... с эльфийской стороны.

       - Полный дракон, - выругалась я.

       - Сана...

       - Прекрати, Шер. Ты знаешь, как я ненавижу сожалеть о содеянном. Лучше расскажи мне то, чего я не знаю.

       - Диль. Он не опасен для тебя пока, но остерегайся его. Он изгнанник, и к тебе проявляет слишком большой интерес.

       - Ко мне все проявляют слишком большой интерес, - поправила я платье.

       - Поверь, его интерес даже тебе может не понравиться.

       - Хорошо, учту, - начинаю заплетать волосы.

       - Позволь мне, - посмотрел он на меня умоляюще. Знал же, как на меня действует его щенячий взгляд.

       Я села на стул у окна и повернулась к нему спиной. Он взял гребень и принялся расчесывать мои волосы. Шер, всегда спрашивает разрешения прежде чем ко мне прикоснуться.

       - Я могу им доверять?

       - Ты никому не можешь доверять. Не потому что не кому, а потому, что ты этого не умеешь.

       - Но все же.

       - Я достаточно хорошо их знаю, каждого в отдельности и в целом как команду, они надежны, если приняли тебя.

       Закончив с моими волосами, мы спустились в низ. Там уже сидела вся компания в полном составе и Асандер. Они ужинали. Подсев к ним мы с Шером тоже сделали заказ. Шера ребята дружно игнорировали. Лишь дракон с любопытством вертел головой.

       В таверне было довольно много народу, различных рас и социального положения. Зал был слегка задымлен, а разносчицы так и сновали между словами.

       - Щер, ты не забыл, что должен мне за платье? - мило улыбаюсь.

       - Помню, - буркнул он. - Вот твое золото.

       Мне на колени упал мешочек с звонкой монетой. Народ переглянулся. А гудящий зал притих.

       - Бочонок пива за наш стол и три бутылки гномьего самогона! - крикнула я свой заказ.

       Весь зал, включая и истребителей с драконом, ошарашено посмотрел на меня. Я же, мило улыбаясь, принялась за трапезу.

       - А ты не лопнешь, деточка? - заботливо спросил Диль.

       - Ну вы же не бросите меня в столь трудной борьбе с высоким градусом, - делаю невинную рожицу. Шер, пытается скрыть свой ржач за неловким кашлем.

       Ражек всегда говорил, что хорошее пиво может стереть границу условностей, и из врагов делает друзей, а гномий самогон ускоряет этот процесс. Памятуя об этом непреложном законе, я периодически применяла этот опыт на практике.

       Вскоре нам принесли мой заказ, расплачивалась я деньгами переданными мне Шером.

       И понеслось. Сначала сидели скованно. Потом по мере опустения бочонка компания веселела все больше. Близнецы принялись строить глазки разносчицам. Рэйка все ближе придвигалась к Алаку, бросая на него такие жаркие взгляды, что море бы вскипело. Шер и Диль начали словесную пикировку, что обоих сильно увлекло. Дракон за всем этим с интересом наблюдал. А мы с Заром методично всем подливали, не забывая выпить сами.

       - Нет, ну вот как так, получилось? Вы же из разных миров, - вещал прихмелевший Алак.

       - Да вот как-то так получилось, - вздохнул Шер.

       - Вы о чем? - наивно хлопаю глазами.

       - Об истории нашего знакомства, - хихикает эта собака.

       - А что с ней не так? - фокусирую внимание на голубоглазом оборотне.

       - Да с ней все не так, - махнул рукой Шер.

       - Расскажи, - выдохнули близнецы.

       - Только если Шая разрешит.

       - С каких пор ты спрашиваешь позволения у человека? - удивился Диль.

       - А у нее попробуй не спроси.

       Мы выпили еще по одной. Потом еще. И еще по одной, пока я, наконец, не сдалась уговорам эльфа и не разрешила Шеру вещать ту давнюю истории.

       - Было это семь лет назад. Я тогда принял самый важный заказ в моей жизни. Взял напарника и пошел на дело. Было это в столице нашей славной Ирдании. Заказ оказался практически невыполним. Но мы все же сделали свое дело (слышала я про тот заказ, десять боевых магов его охраняли). Вот только напарник мой лишился руки и словил три черных иглы (ну еще и кинжал в бок), а я поймал пульсар грудью (и три орта в спину). Доползти мы смогли лишь до набережной, где и прилегли рядом с мостом (они жутко портили мне весь вид), уже видя свет Равновесия. Но тут надомной нависает тень, и тоненьким голоском спрашивает (а чего ты хотел в тринадцать-то лет) 'Хочешь жить?'. (мне тогда так не хватало подопытного материала). Ну все, думаю, смерть за мной пришла, да на последок решила поиздеваться (до смерти мне далеко, но я тогда действительно поиздевалась). А раз она родимая, то и врать ей бесполезно, так что прохрипел я ей на последнем издыхании свое 'да', и отключился. (ага, и мне пришлось, тащить тех бугаев на себе, наращивая грыжу).

       Очнулся я в каком-то подвале (у Ражека). Пахнет спиртным. Я лежу на столе и напарник мой рядом. Оба живы, целы и здоровы (зато рожи как у покойников). И тут мы видим девочку, волосы белые, глаза большие белые, на лице ни эмоции (я тогда чуть от отдачи не умерла, и лицо слегка занемело). Мы с напарником переглянулись, уж и не знали, что думать и делать. Свидетелей оставлять нельзя, напарник решил ее прирезать потихоньку (я потом так злилась, на то, что подобрала двоих, а не одного). Поднимается он, значит со стола, и подходит к девочке, начинает с ней разговаривать, а в руке уже заточка была (та самая, что я из него вынула). А девочка возьми и засвети ему пульсаром между глаз. Потом ко мне подходит и мило улыбаясь, представляется (ну я тогда не то что бы улыбалась, так скалилась). А потом с той же улыбкой, сообщает мне, что она спала нам жизнь, а убивать и второй удачный эксперимент, она бы очень не хотела (у меня впервые получилось совместить Целительство и Некромантию). Но я уже был готов, и как только она ко мне подошла ближе попытался всадить в нее кортик. Она взмахнула рукой... А дальше я ничего не помню кроме тьмы (эта псина, мне тогда очень понравилась, и я не стала его убивать, а вылечила уже от собственных атакующих заклятий).

      Открываю вновь глаза, и снова тот же подвал. Девочка сидит рядом со мной на столе. А я полностью голый прикован кандалами. Она надомной склоняется, и тихо так шепчет, что подарила мне две жизни, а если трону ее, может ведь и забрать. Я тогда был немного не в себе от ее лечения, и принял ее за саму сметь (он тогда так забавно призывал равновесие в свидетели и защитники). Она посмеялась и отпустила меня, взяв перед этим клятву. В общем, я к ней проникся глубокими чувствами, с первого взгляда. ( я к нему тоже, люблю все больше и пушистое).

       Шер ласково посмотрел на меня. А народ, слушавший затаив дыхание, напряженно следил за моей реакцией. А я молча налила себе стопку самогона и опрокинула внутрь. Шер последовал моему примеру, и вот уже вся компания методично набирается.

       Дальше я помню урывками. Помню как заставила Диля петь под лютню. После чего мы дружно били морду барду, почувствовав разницу между его завываниями и прекрасной игрой эльфа. Зал нас поддерживал.

       Рэйка в конец опьянев, с веселым хихиканьем устроилась на коленки нашего командира. Она то грозно поглядывала на меня, когда замечала взгляд Алака на мне, то жарко дышала перегаром в его ухо.

       Потом пошли танцевать. Помню гоблинов. Смутно. Потом всплывают воспоминания, как я верхом на обращенном Шере, гоняла компанию зеленых, лысых и довольно таки больших феечек по залу таверны. Зар меня тоже катал, мы почему-то убегали от разъяренного Диля.

       Потом, кажется, опять пили и танцевали. Пока не явился хозяин таверны, подползая к нам на коленях и умоляя нас успокоить свое седое чудовище. Это он про кого? Оглядевшись, и никого не обнаружив, решила, что у мужика плохо со зрением, и заставила его выпить специальное зелье. Потом провал в памяти. Кажется, я знакомила Шера и Таша.

       Резко выскакивает воспоминание, как я уговариваю Асандера покатать меня по небу, а Диль пытается связать мне руки. Рэйка ему усиленно помогает. Но я уворачиваюсь, и брюнетка летит носом вперед в рыжего гнома, тот не веря собственному счастью, двинул ей в челюсть (наверное, что бы убедиться, в реальности происходящего). Краем глаза замечаю близнецов, уснувших на огромной груди одной из разносчиц. Зар в ипостаси ягуара спит на столе. Дракон в обнимочку с девятой бутылкой самогона тихо посапывает на лавке.

       Пытаюсь сделать внушение гномам троящимся перед глазами, но почему-то не могу за ними уследить, измученное сознание меня, наконец, покинуло.


       - Она еще такой ребенок, - вздыхает чей-то голос. Мелодичный и красивый. Эльф.

       - Она не ребенок. Уже женщина, - икнул бас пьяного начальства.

       - Она действительно не ребенок, - вздыхает еще один мужской голос, почему-то вспоминаются собаки. - Но это не значит, что к ней под юбку уже можно лезть.

       - Ревнуешь?

       - И тебя отшила? - возмутился бас.

       - Ревную.

       - Мне иногда кажется, что ее все хотят, - всхлипнул бас.

       - Да нет. Не все. Близнецы не станут портить с ней отношения. Оборотень ее обожает, но как-то странно, люди от нее шарахаются, - задумчиво протянул мелодичный голос.

       - Уже легче, - выдохнул бас.

       - Ты тоже ее не хочешь, - хмыкнул Шер - Ты хочешь ее особенность, но не ее.

       - А ты хочешь ее по-другому, - фыркнуло начальство.

       - Да. Вот только не светит мне тут ничего.

       - Мы заметили. Она избегает прикосновений, - меня уже начали раздражать эти пьяные бредни, но сил разогнать эту троицу не было.

       - Сколько ее знаю, всегда была такой.

       - Просто вы не умеете обращаться с женщинами, - пьяно икнул эльф.

       - Ты эльф лучше молчи. Думаешь, я не знаю, зачем она тебе? - шикнул Шер.

       - Я заберу ее собой, когда все закончится, - возмутился Диль.

       - Ты и пальцем ее не тронешь.

       - Иначе что? - пьяно отозвался эльф. - Примешь на меня заказ?

       Им что спорить больше негде? Мешают же.

       - Я приму. Но боятся, вам стоит не меня.

       И тут в самый интересный момент, я все-таки заснула. Так всегда, когда надо не уснешь, когда не надо и на упыре заснешь.

      Глава 12


       Проснулась (о чем дико пожалела). Героически попыталась открыть глаза. Зачем, сама не знаю. Но упорно продолжаю борьбу со своим телом. Наконец правое веко сдалось и распахнулось. Мдя... зря. В правый глаз ударил луч света из окна (тусклый правда, но жутко болезненный). Голова взорвалась дикой болью и круговертью. Резко распахивается левый глаз. Ощущения ухудшились. Утро было явно ранним.

       Принимаю вертикальное положение. Точнее делаю попытки, и падаю с кровати. Когда это я успела переместиться на свою койку? С трудом встаю на ноги. Лучше бы я этого не делала. Коленки дрожат, руки трясутся, желудок совершает мертвую петлю и вконец завязывается в узел, голова болит и кружится, во рту гоблины отхожее место сделали. Короче настигло меня похмелье. Уж лучше быть пожеванной упырем.

       А вот не надо было гномий самогон с пивом мешать. Вот в такие моменты я дико рада тому, что являюсь Лекарем. Поняв, что на ногах мне перемещаться неудобно, опустилась на четвереньки и поползла к своим вещевым мешкам. Я не видела ничего вокруг, взор мой застилали вертящиеся черные мушки. Но все же каким-то неимоверным чудом, я достигла-таки своих вещей, и почти ничего не разрушила по пути. Трясущимися ручонками зарылась в них с головой и отыскала-таки нужную скляночку.

       За это зелье, любой студент готов донорскую кровь упырю сдавать. Называется оно символично: 'доброе утро'. Оно сложно в приготовлении, но окупает себя мгновенно. Я откупорила бутылек и сделала маленький глоточек.

       Вздохнула полной грудью и ощутила все прелести спертого воздуха в закрытом помещении. Перегар стоял такой, что по воздуху ходить можно было и без левитации. Оценив скорость действия лекарства, похвалила себя за трудолюбие и запасливость. И наконец, оглядела пространство вокруг.

       Комната моя (что радует). В дальнем углу, вповалку, лежали три тела (что радовать не может, так как храпят они почище драконьего рыка, ставни так и дрожат). Я присмотрелась. Командир лежал на спине, а к его мощной груди припал в блаженном сне Диль (неплохо устроился остроухий, так явно мягче, убила в зародыше чувство зависти). Чуть подальше от сладкой парочки спал Зар (а этот тут что забыл?). В комнате имеется одна свободная кровать, на ней при определенной сноровке уместились бы двое, так нет им половой экстрим подавай. И вообще что они забыли в МОЕЙ комнате? До своих не добрались? Мдя... вчера было весело, по-моему... плохо помню (а точнее вообще ничего).

       Не стала рассматривать композицию 'как тяжело с похмелья по утрам столь хилым мужикам', и отправилась в низ. После эффективного лечения своего бедного организма всегда хочется есть. Спускалась я медленно, размышляя, где могут быть остальные, и пытаясь вспомнить, что же вчера было. Что-то мне подсказывало, что сделать это жизненно необходимо.

       Вспомнить ничего не успела, зато оказалась в зале. Мдя... здесь вчера пьяный дракон отдыхал? Я поняла, что встала очень рано. Хозяин сего заведения еще не успел убрать непрезентабельные тела из-под столов, не починил пару сломанных лавок, не убрал осколки не известного происхождения. Да много чего он еще не сделал. Не расторопный он какой-то. А это значит, что с ванной и завтраком я пролетаю. И все бы ничего, выход есть всегда, если бы я не заметила одну очень странную тушу. Даже пальчиком потыкала, дабы убедиться, что это не морок.

       Какой извращенец прирастил гоблину крылья феички? Да еще и увеличил их? Хочу взглянуть на этого изощренного садиста. Упомянутый гоблин лежал на своем объемном животе, под одним из многочисленных столов, и мирно отсыпался. Был он, как и все гоблины зелен, лыс, грязен, коренаст и могуч в габаритах. Спину этого симпатяхи украшали два больших радужных крыла. Крылья прелесть, хочу себе такие же. Но ванну хочется больше.

       Оглядываюсь и вижу трактирщика. Мужик был бледен и с двумя шикарными фонарями. Фингалы были не простыми, они переливались всеми цветами радуги, я в их переливах уловила систему. Желтый, красный, желтый, синий, желтый, фиолетовый и так далее. Мужик, увидев меня, дал деру. Я что после вчерашнего так плохо выгляжу? Или он от стыда за свою не расторопность боится посетителю на глаза попасться? Увидев меня, мужик, сильно струхнув рванул в подсобное помещение, весело подбрасывая зад.

       Не став особо напрягать расслабленный мозг, я направилась к выходу, осторожно переступая через гнома. Где-то я уже его видела. Выйдя на улицу, поняла, что утро не просто раннее, рассвет был в разгаре. Это хорошо. Значит, бани уже открылись, ночные посетители (они туда явно не мыться ходят) уже вышли, а дневные еще не появились. Направилась я к одной знакомой мне баньке, там за определенную плату можно получить отдельную парилку и девочку что потрет спинку (по желанию не только спинку).

       Жизнь налаживается. Вчерашний вечер не вспоминался, то, что всплывало в моей многострадальной памяти, выглядело откровенным бредом, поэтому мучить себя дальше не посчитала нужным и с чистой совестью выкинула посторенние мысли из головы.

       'Сана, куда?' как-то уж слишком взволновано прозвучал голос Таша.

       В баню. Идти за мной не надо.

       'Но...'

       Милый мой, пока я не помылась и не поела, меня нет. Так что давай попозже. Перебила я мысли своего метоморфа. Тот ничего не ответил.

       В баньке я пробыла не так уж и долго как хотелось. Зато успела поразмыслить на множество тем. Например, по поводу моего щита. То, что его ставили драконы, для меня, честно говоря, маленький шок (я-то все на эльфов грешила). И судя по всему, такой щит может поставить не каждый, так как сломать его тоже не каждому крылатому под силу (Асандер ведь искренне старался). У меня с драконами свои счеты, должны быть по идее, но за давностью лет и отсутствием памяти о тех событиях, эти счеты потеряли свой смысл. Послала я тех драконов далеко к эльфам и надолго к упырям. И тут мой путь вновь пересекают эти чешуйчатые. Еще и щит этот. А главное, бежать не куда. Скрыться не возможно. Придется разобраться во всем этом бедламе. Только вот желания никакого.

       Я тяжко вздохнула. Асандер тоже птица темная. У меня складывается впечатление, что он еще очень молод. Либо претворяется, либо он все же моложе пятисот. Как подумаю о возрасте окружающих меня существ, так резко в ясли хочется. Я еще второй десяток не разменяла, а уже с такими древностями общаюсь, хотя люди развиваются быстрее, чем другие расы. Мы и размножаемся быстрее, что и обуславливает нашу выживаемость и невозможность истребления. Но сейчас не об этом. А о том, выдаст меня этот крылатый гад, или промолчит про особенности моей психики? И как бы так его расспросить о своем блоке, что бы он ответил и стал задаваться встречными вопросами. Даже молодой дракон не является белой и пушистой игрушкой, он вполне способен устроить мне веселенькую жизнь, а то и вовсе решит поиграть со мной. Я, конечно, люблю игры, но не те в которых мне уготована участь безвольной жертвы, а крылатые в другие не играют.

       Выходя из бани, я продолжала размышлять о несправедливости жизни. Я настолько погрузилась в себя, что не заметила Шера, стоявшего у входа, пока не натолкнулась на него. Выглядел он получше, оставленных в таверне истребителей, но все равно был помят и хмур. Настроение слегка повысилось. Заметив это, Шер посуровел.

       - У тебя совесть есть? - предпринял он попытку укорить меня.

       - Может и есть, - пожала я плечами. - А как оно выглядит?

       - Наглая, невоспитанная, бессердечная девчонка! - возмутился он.

       - А кто тебя заставлял напиваться, меру-то знать надо! - вспыхнула я.

       - Если бы некая, не в меру шустрая, нариль, не подсыпала в пойло, один интересный порошок, моя мера меня бы не покинула. И заметь не только меня, но и истребителей с другими посетителями. Даже дракон, и тот прихмелел!

       Ой. Заметили. Теряю сноровку.

       - Но весело же было. А как талантливо ты выл на луну, - мои очи - зерцала невинности.

       - Кто бы говорил! Это не меня вчера на руках три мужика на себе тащили!

       - Я никого не покалечила? - с тревогой обратилась к Шеру.

       - Из истребителей никого. Так ты меня лечить будешь?

       - Не на пороге общественной бани.

       Мы свернули в один из многочисленных узких переулков. Там я напоила оборотня 'добрым утром', после чего мы бодрые и веселые двинули в сторону своей таверны. Задаваться вопросом как он меня нашел, было глупо. Поэтому я задалась другим вопросом.

       - Шер, мне стоит бояться? - посмотрела я на парня.

       - А ты умеешь? - хмыкнул он.

       - Вот я думаю, может, стоит научиться? Что вчера было?

       - А ты про это... Да ничего особенного. Ты напоила всех нас, плюс еще и половину зала. Остальная половина успела скрыться. Только я тебя умоляю, больше не пей с гномами. Ладно, еще гоблины, ты всегда была оригиналкой, но твоя охота на злобных эльфов в лице несчастного Диля, верхом на оборотнях на пару с гномами, это уже перебор.

       - Да?

       - Они хоть и мелкие, но тяжеленые. Имей совесть, у меня спина неделю болеть будет! - возмутился Шер.

       - А гоблин с крыльями?

       - А вы с ним за жизнь разговорились, и в итоге поспорили, кому живется тяжелее, гоблину или феичке. Ты как аргумент привела, крылья, гоблин не поверил, ты обиделась и наградила ими беднягу. Он безоговорочно признал твою правоту.

       - В принципе, все не так уж и плохо, - промямлила я. Но дальше спрашивать не стала.

       - Кроме, того что мне придется бесплатно поработать с парочкой личностей, чтобы не потерять авторитет, - буркнул он.

       - Трактирщика оставь в живых, ему можно просто память стереть, у меня как раз экспериментальное зелье есть.

       - Но того гнома я все равно убью, - проворчал Шер.

       Я пожала плечами. Авторитет дело тонкое, заработать сложно, потерять легко. В прочем, это слишком скучная темя для размышлений.

       - Ты сегодня особо разговорчивый, - хмыкнула я.

       - Особо разговорчивым я был вчера, сегодня у меня просто плохое настроение.

       - По жене скучаешь? - оскалилась я. На меня злобно зыркнули.

       - Ты сама-то давно ее видела?

       - Не думаю, что нынче удобное время для встреч со старыми друзьями, - попыталась отмазаться.

       - Иногда, мне кажется, что тебе не девятнадцать я все триста, - сокрушенно покачал он головой. Ну вот, опять меня старушкой обозвали.

       - Не хами, - сверкнула я белозубой улыбкой из-под капюшона.

       - Я не буду спрашивать, каким образом ты связана с происходящим в столице, не стану допытываться для чего тебе эта команда. Я лишь хочу знать, что тебя ведет на материк драконов.

       - Ну это просто. Мне весело. А там станет еще веселее, - а тем, кто за мной гонится (а такие рано или поздно все равно догоняют), будет вообще жарко.

       - То есть это не месть?

       Честно говоря, я даже опешила. Смысл его слов до меня доходил медленно, но все же дошел.

       - Я не мщу за, то чего не помню. Да и мстить драконам было бы верхом глупости, чего я не терплю.

       Он посмотрел на меня недоверчиво. Ну и зря. Я действительно не в обиде за события одиннадцатилетней давности. Я просто не совсем в курсе, что тогда произошло, и желанием порыться в прошлом в прошлом, не горю.

       - И это мне говорит человек, который в наказание, запряг меня в телегу и заставил катать ее весь день, - фыркнул он.

       - Но, но, но, ты тогда попытался меня убить, и чуть не добился успеха, так что я еще гуманно с тобой поступила.

       - Ошейник с шипами вовнутрь - это не гуманно.

       - И это мне говорит один из лучших наемных убийц.

       Мы расхохотались. За столь приятной беседой не заметила, как подошли к таверне. Внутри помещение претерпело радикальные изменения. Исчезла сломанная мебель, и жертвы вчерашней пьянки, зато появилась хмурая команда истребителей, за уже полюбившимся нам всем солом у дальней стены.

       Ребята выглядели ужасно. На душе потеплело, я не смогла сдержать широкой улыбки.

       - Прекрасный сегодня день! - воскликнула, подсаживаясь к народу. Шер устроился рядом, весело наблюдая за происходящим.

       Дракон выглядел довольно сносно, помят конечно, но все же лучше чем остальные. Мы с Шером сделали заказ. Народ при упоминании еды позеленел еще больше. Выйти замуж мне за эльфа, если я с утра лучше выглядела. Пришлось с наслаждением душить зародыш жалости к истребителям.

       - Где ты была? - посмотрел угрожающе на меня командир.

       - В бане, - моя улыбка своей яркостью могла сравниться с небесным светилом.

       Заказ нам принес трясущийся трактирщик. Его фингалы начали подсвечиваться. Кто ж его так? Хотя стоп. Знать не желаю, а то вон с гоблином тоже любопытно было. На бедного мужика народ посмотрел с искренней ненавистью. Мдя... если на тебя так смотрит команда истребителей, то впору копать себе могилу, или костер погребальный устраивать.

       При виде того как аппетитно мы с Шером уплетаем свой завтрак, взгляды команды посуровели еще больше, а кожа цветом напомнила шкуру гоблинов. Один Диль усердно жевал какую-то травку. Близнецы и Зар молча страдал утренним недугом, их трясущиеся руки крепко держали кружки с холодной водой. Рэйка тихо-мирно закрыв глаза, и посерев лицом, страдала на поверхности стола. И только Алак метал громы и молнии своими мутными глазками.

       - Не пора ли тебе, Шая, приступить к своим прямым обязанностям? - съехидничал начальник.

       - Неа, не пора еще. Я еще на ваши рожи не налюбовалась, - я тепло улыбнулась всей команде.

       - Ах ты... - активизировалась вдруг Рэйка, кинувшись на меня с кулаками. Остальные просто в ступоре пялили свои светлые очи.

       - Тронешь ее хоть пальцем, я тебе тот самый пальчик отгрызу, - перехватил руку брюнетки Шер.

       Дракон наблюдал за сценой с интересом, Диль флегматично, остальные с немым укором. А я тут причем?

       - Рэйка, сядь, - приказал командир. Та послушалась - хорошая девочка.

       - Шая, пожалуйста, у нас сегодня очень много дел, - посмотрел он на меня. - Я куплю тебе те сапожки, которые, ты вчера у меня просила.

       - Ну я же не монстр какой, конечно я вас вылечу. Бедненькие, давайте свои кружки, - запричитала я. Шер, собака, начал ржать.

       Народ не оценил моей заботы, и наградил меня подозрительным взглядом. Выделив всем по дозе чудодейственного средства, продолжила утреннюю трапезу.

       'Сана, ночью учуял, знакомый запах' я, вздрогнула от неожиданного обращения метоморфа.

       Кто?

       'Напавший, на тебя в нашу ночь'

       Я так понимаю, ты про ту самую ночку, после которой мне спешно пришлось бежать из столицы. Как близко?

       - Шая, что с тобой? - обратился ко мне Зар.

       'Эта половина города'

       - Все в порядке, - улыбаюсь лучисто. - Вспомнила про Таша...

       Честно говоря, я немного растерялась, и не смогла бы дать нужный ответ. Положение спас Шер.

       - Я всегда говорил, что ты оригиналка! - воскликнул он. - Один твой круг общения чего стоит.

       - Это точно, - хмыкнул Алак.

       Прав был Ражек, алкоголь сближает. Раньше они после такого обмена любезностей, кинулись бы друг другу глотки грызть.

       'Какую сторону бы выбрала?'

       Ту, что у дальней стеночки, там тотализатор удобней устроить.

       - У тебя разве нет своих дел? - спокойно посмотрел на Шера Диль.

       - Я буду рядом, до тех пор, пока этого хочет Шая, - вперил в эльфа свой холодный взгляд оборотень. Вот собака, опять на меня всех упырей перевел.

       'Забыл сказать'

       О чем?

       - Странная забота. Твоя любовь настолько сильна? - продолжал язвить эльф.

       Ну вот что за чудо ушастое. На него что, 'доброе утро' не подействовало?

       - Любовь у него с его женой, а обо мне он просто пытается заботиться, - вмешалась я.

       - Ты женат?! - вытаращил глаза Алак.

       - Уже три года, - довольно улыбнулся голубоглазый оборотень.

       'Эльф не выживет' мне стоило огромных усилий сконцентрироваться на словах моего черного друга. Мозг попутно решал еще парочку проблем.

       Почему?

       - Но как же... - Алак переводил взгляд с меня на Шера.

       - Хотеть я могу кого угодно, а вот люблю только жену.

       'Мои когти ядовиты. Даже для эльфа. Противоядия нет'

       - Я ничего не понимаю, - возмутилась Рэйка.

       Остальные тоже не поняли, но молчат же, у нашей ведьмочки сказывается недостаток воспитания.

       - Шая, она хотела с тобой встретиться, - украдкой посмотрел на меня оборотень.

       - Как покончу со всеми делами, так обязательно заскочу к ней, - улыбнулась я.

       Таш, мне нужен образец твоего яда.

       - Обязательно, - хмыкнул Диль. Вот же вредный ушастик.

       - У нас трудные отношения, - пожала я плечами.

       - У вас любовный треугольник? - с надеждой обратилась к Шеру Рэйка.

       - Деточка, не мешай взрослым разговаривать, - ответил он ей.

       У той слова кончились. Ну наконец-то.

       - Тогда что тебя держит рядом с ней? - спросил Алак, кивая в мою сторону.

       - Любить ведь тоже можно по-разному, - показал клыки Шэр.

       - Ты к ней испытываешь, что-то сродни обожанию? - подал голос Зар.

       - Знаешь о чем говоришь, - хмыкнул голубоглазый гад.

       - Я вам не мешаю? - наклоняю укутанную в капюшон голову на бок.

       - Нет! - резко побледнев, хором воскликнули Алак и Шер. Обидеться что ли?

       - Вы похожи на старых друзей встретившихся после долгой разлуки, - подал голос Асандер.

       - Не удачное сравнение, - оскалились Шер и Диль.

       - Понимаешь, Ас. Ты не против такого сокращения? Прелестно. Так вот, понимаешь, Ас, тут дело в репутации, и некой доли конкуренции. Иногда лучше старый, добрый, испытанный противник, чем новый непроверенный друг.

       Рожи Диля, Шера и Алака осветились кривой ухмылкой.

       'Мне скучно' раздался в моей голове грустный голос Таша.

       Исправим.

       - Алак, это все конечно интересно, но как долго мы пробудем в этом городе? - перевела я тему.

       - Завтра на рассвете выдвигаемся, - последовал короткий ответ.

       - Сегодня ночью мне нужно попасть на черный рынок, - вперила я глазки в грязный пол.

       - Зачем? - удивился он.

       - Это единственный способ пополнить мои запасы. Вряд ли я еще где-нибудь достану необходимые ингредиенты.

       - С тобой пойду я и Диль.

       - Нас будет сопровождать Шер, - предупредила я.

       Меня изучали умные глаза волка.

       - Я с вами! - загорелся интересом Асандер.

       - Только если в качестве товара, - пожала я плечами.

       - Это почему это? - нахохлился дракон.

       - Потому, что лишние личности в моем сопровождении мне будут очень мешать.


       Весь день я провела в подготовке. Отправила на разведку Шера. Нацедила яду из Таша, и принялась варить противоядие (в процессе чуть не спалила кухню многострадального трактира). Стерла память трактирщику с разноцветными фингалами. Повздорила с Рэйкой (ей стыдно за вчерашнее ее поведение, но винит в таковом она, почему-то меня). Подговорила Зара и близнецов с драконом на великую мстю вредной магичке. Попутно выяснила, что ни Нав с Сэвилом, ни Зар с Рэйкой о природе Асандера не догадываются.

       Диль и Алак отправились каждый по своим делам. Что меня на данный момент устраивало. Моя подготовка к сегодняшней ночи не ограничивалась противоядием, я творила. Варить зелья не каждому дано, это как талант к готовке, либо ты чувствуешь, то что готовишь, либо у тебя никакого вкуса. Не сказать что зельеварение моя страсть, скорее приступы вдохновения обусловленные острой необходимостью. Но коли уж случилась такая напасть как Санашая на кухне, то прошу любить и не мешать (иначе чревато).

       Разлив свои шедевры по склянкам, попрятала их на теле. Прятать тоже уметь нужно, что бы при возможном обыске нашли лишь то, что сама позволю найти. Для верности попрыгала, вроде бы не звеню. Присела на свою кровать и погрузилась в размышления о необходимости оружия. С одной стороны Лекарь обязан при себе иметь один кинжал (для профессиональных нужд), и никто не удивится найдя целый арсенал на теле лекаря команды истребителей. С другой стороны, на кой эльф оно мне? В моем арсенале будет наемный убийца оборотень, эльф, и командир истребителей. Я слабая девушка, в конце концов, а не боевой маг. Как представлю, какую тяжесть на себе тащить придется, в дрожь кидает.

       Оставшуюся часть дня я провела в стойле у Таша, мы подбирали ему наиболее безобидный облик. От своего природного окраса он так и не отказался, согласился лишь на белую молнию на лбу. А потом в знак солидарности со мной изменил окрас гривы и хвоста на белый цвет. Мне понравилось. Оскал ему тоже пришлось изменить, на более лошадиный (жаль конечно, мне его клыки больше нравились).

       Такая маскировка объясняется очень просто. Черный рынок в этом городе представлен в виде подземных катакомб, в которых и ведется бойкая торговля всем нелегальным товаром. Вход в эти подземелья находится на окраинах города, и являться туда положено на своем транспорте. В этих тоннелях собирается вся аристократия и цвет ночного города. Там же можно встретить и лучших целителей, и лучших воров, короче говоря, качество и разнообразие услуг на лицо (и кошелек). А поскольку конь у меня приметный, то не сомневаюсь, что на него найдется желающих с загребущими ручонками, что меня явно не устраивает. Я, конечно, могу дать Ташу возможность развлечься, но боюсь, охрана подземной торговой точки не оценит отгрызенные конечности клиентов.

       Ближе к вечеру появился Шер. Принес информацию о вновь прибывших и их интересах. В общем выполнил свое задание с блеском. За что мне пришлось расплачиваться лучшим моим маскировочным зельем. В конце концов, наемный убийца, это не мальчик на побегушках (мальчик, но дорогой). Так же мне поведали, что указания Алак получил, но при помощи письменного послания, ожидавшего истребителя в одном заброшенном доме. Странно все это.

       Как только стемнело, появились и Алак с Дилем. Выглядели они подозрительно довольно. От их глумливых рож меня перекосило, и так мне захотелось совершить пакость, аж руки зачесались. Но вспомнив, какого дракона в пещере, я им и так подложила своей компанией, немного успокоилась.

       До ближайшего входа в туннели добрались без приключений. В подземелье нас пропустили тоже спокойно (еще бы они отказали магистру гильдии убийц). Транспорт клиентов держат в специальном амбаре над входом в подземелье.

       В катакомбы не впустят любого желающего, гарантией прохода является представитель теневой жизни города, такие как Шер. Кстати у гильдии убийц имеется свой отличительный знак, в виде татуировки руны смерти на запястье. Такие татуировки проявляются по желанию хозяина при необходимости. У магистра их две. У главы гильдии три.

      Вообще у ночного города нет одного хозяина. Если днем Ригнарой управляет наместник короля, то ночью совет глав гильдий. Причем не последнюю роль в этом совете играет глава гильдии целителей. И что самое интересное, наш славный монарх имеет с этого нелегального собрания, вполне легальный налог и имя ему 'неучтенный доход'. Но не смотря на налог, более разрешенным сие мероприятие не стало, поэтому такой строгий контроль посетителей, мало ли что монарху в голову взбредет.

       Само подземелье выглядит очень даже уютно. Пол, стены и потолок выложены камнем, на стенах прикреплены факелы, в районах побогаче можно увидеть магических светлячков. Ширина тоннелей позволяла пройти в ряд трем мужчинам средней комплекции. Лабиринт коридоров приводил в своеобразные пещерки, просторные помещения естественного происхождения (чаще результат вмешательства гномов), в которых и протекала бурная жизнь черного рынка.

       Подземный город был устроен так, что все туннели с поверхности вели в огромный зал, находящийся прямо под главной площадью города, в котором и велась основная торговля. А уже из этой пещеры можно было проникнуть в пещеры поменьше, в которых можно найти товар узкой направленности.

       Я уже бывала в этих лабиринтах, но все равно меня не перестает поражать контраст, который замечаешь, попадая из тихого полумрака и прохлады коридора в гвалт и духоту общего помещения.

       На освещение центральной пещеры не скупился никто, здесь светлячками был усеян весь потолок, что не оставляло шанса ни малейшей тени. Зрелище весьма впечатляющее для неподготовленного ума.

       Здесь можно было встретить все, что душе угодно, от мощного артефакта до необычного раба. Вообще-то торговля живым товаром довольно опасное занятие. У новоявленного товара может оказаться весьма воинственная родня. Поэтому и торгуют только людьми и полукровками (коих и так мало).

       Толпа, в которую мы плавно влились, была весьма разношерстной. Я вдохнула полной грудью. Запахи потных тел, дорогих духов, денег, страха, отчаяния и магии, мне здесь определенно нравится. Здесь аргументами являются деньги и сила. Такой привычный мир.

       Шер опасливо покосился на меня. Он не любит гулять со мной по подземному городу, слишком сильны еще воспоминания о нашем первом посещении сего злачного места. Тогда я от души повеселилась, не подозревая, что мне это аукнется.

       Общим совещанием мы решили, что нам лучше разделиться, оборотню и Алаку я дала подробное описание одной очень редкой травы, пусть ищут, а сама с Дилем двинула в противоположную сторону за другими ингредиентами, все-таки дело в первую очередь.

       Я искала глаза дриады (жутко дорогая гадость). Сетуя на неудобное и запутанное расположение торговых палаток, лавировала в толпе, крепко держась за руку эльфа (рост и комплекция не позволяли самостоятельно свободно передвигаться). Хочу на Таша, уж на нем бы мне никто не попытался ноги оттоптать.

       Но даже Диль не спас меня от столкновения с чей-то каменной тушей. Я ощутимо приложилась лбом об чей-то пресс. На ногах я удержалась благодаря своевременной поддержке обладателя мощного тела. Моя ладонь выскользнула из хватки остроухого, зашипев я остановилась. Потирая лоб, решила сначала узнать, об кого я чуть не размазала последние мозги, а уже потом начинать ругаться. Поправив съехавший капюшон, начала осмотр. Обувь на вид не сильно впечатлила, но что-то мне подсказывает, что не так все просто. Штаны черные, ткань плотная (а ноги-то сильные, ровные... бедра узкие, аж руки зачесались на упругость попробовать). Злополучный торс укутан в рубаху красного цвета с кожаным жилетом поверх. В районе торса болталась черная толстая коса с красным концом (в крови что ли?). Ну и высоченный же он.

       - Шая! - схватил меня за руку Диль. Рассмотреть лицо обладателя идеального тела, я так и не успела. - Не смей больше так теряться.

       Вот же зараза остроухая, когда необходим его нет, а когда он к драконам уже не нужен, от него не избавишься. Вот и сейчас он резко дернул меня к себе, и я естественно не удержавшись на ногах упала в его объятия. Голову подняла запоздалая ярость.

       - Руки убери, - вырвалась я. Оглянувшись, уже не увидела интересующий меня торс.

       Проснувшаяся ярость и упущенная игрушка с длиной косичкой настроения мне не прибавили. Диль видя это безобразие, не стал язвить по обыкновению, а вел себя подозрительно тихо. Мы все же добрались до нужной мне палатки, рядом с которой находились клетки с рабами. Скользнув по ним мимолетным взглядом, я переключила свое внимание на более интересующие меня ингредиенты

      . Но счастье не длится долго, и уже через десять минут я всей спиной ощущала чей-то настойчивый взгляд. Пришлось оглянуться и поискать глазами нахала посмевшего на меня так пялиться. Нахалом оказалась девочка лет десяти, сидящая в клетке. О какой у нее был взгляд! Отчаянная решимость бороться за свою жизнь, с другой стороны полная неспособность выжить в неволе. Страх и озлобленность, надежда и обреченность. Столько эмоций. Она смотрелась живым огнем среди апатичных глаз других рабов. Я мигом забыла про покупки и направилась к девочке.

       - Чего пялишься? - злобно посмотрела она на меня.

       При ближайшем сканировании поняла, что девочка является ребенком оборотня и человека, весьма интересная смесь (дети такой связи рождаются крайне редко). Я присела на корточки на уровень клетки девочки.

       - Я вижу, ты очень хочешь жить, - наклонила я голову на бок.

       - Отвали отсюда, упырева ведьма, - прорычала деточка. Вот что-то мне эта ситуация напоминает. Ах да, они будут прекрасной семьей.

       Мое настроение тут же взметнулось до небес. Я засмеялась в голос, чем привлекла внимание Диля. Я сдвинула капюшон на лоб, и тепло улыбнулась ребенку.

      Та вскрикнула и шарахнулась в дальний угол. Вот же крысодлак верхом на зомби, мне что обидеться теперь что ли?

       - Шая, прекрати пугать ребенка, - подошел ко мне эльф.

       - Я хочу эту девочку, - ткнула я пальчиком.

       - Зачем? - напрягся он. И этот меня монстром считает, вот точно обижусь!

       - Нуууу... ее кровь, можно будет использовать как ингредиент в омолаживающем зелье, тебе кстати не помешает, морщины тебя не красят, - пожала я плечами. Эльф закашлялся. Ладно успокою его. - Да пошутила, я. Нет у тебя никаких морщинок.

       - Шая... ты..., - у него такой маленький лексикон?

       - Купи ее, - уже серьезно посмотрела я на него.

       - Не вижу необходимости.

       - Ты хотел бы подгадить Шеру? - заговорщицки подмигнула я.

       - Шая, ты меня временами пугаешь.

       - Так ты купишь? Если нет, то и я могу, - пожала я плечами.

       Позвав торговца, стоявшего невдалеке, принялась яростно торговаться. Этот результат нетрадиционной любви порося и зомби, пытался мне втюхать заморыша по баснословной цене.

       - Если от тебя никакой пользы, то найди хотя бы Шера, - обратилась я к эльфу.

       - Уважаема, вы предлагаете слишком малую цену, - верещал продавец.

       - Уважаемый, я предлагаю слишком высокую цену. Она не обучена, агрессивна, неухожена и скорее всего не грамотна, да я за нее еще и переплачиваю!!!

       - Ее дух еще не сломан, она достаточно молода что бы научиться всему, а самое главное она невинна, да я выручу в три раза больше того что вы мне предлагаете.

       - Я куплю тебе ее, - вдруг произнес Диль. А на роже так и написано любопытство.

       - Ага, сейчас я еще цену собью, и можешь платить, - кивнула я.

       - Зачем сбивать цену? Щедрый нар эльф внесет столь малую сумму и вы можете забирать ее, - потер торговец руки.

       - О, я смотрю, вы не хотите пойти мне на уступки, - наклонила я голову на бок. - А не боитесь ли вы уважаемый потерять репутацию? У вас же товар попорчен. У девчонки три ребра сломано, нога опухла, явный вывих. Я уже не молчу про остальных. На них мощнейшее заклятие подчинения, еще чуть-чуть и оно выжжет им последний мозг.

       - Уважаемая лекарь, я не знал, честно, простите.

       - Прощу, если скинешь цену в четыре раза.

       - Да это грабеж!

       - Вы знаете, как расстраиваются эльфы, покупая некачественный товар?

       - В три раза!

       - В три с половиной, плюс ошейник и снимешь с нее клеймо (клеймо на рабов ставит маг специальным артефактом).

       - По рукам.

       Диль расплатился и пошел искать остальных, по моей просьбе. Торговец тем временем снял с девочки клеймо и, составив бумаги, оформил покупку на меня.

       - Как твое имя? - спросила я девочку.

       Девочка довольно симпатичная, если не обращать внимания на грязь и синяки на ее теле. У нее есть характер. То, что нужно.

       - Зря ты меня купила, эльфийская подстилка, я все равно сбегу. А если не сбегу, я перегрызу тебе глотку, пока ты будешь спать, - она пыталась вырваться из моих цепких ручонок. Может с товаром продавец обращается ужасно, но вот ошейники у них качественные. Я оттащила ее к свободной стене пещеры.

       - Я задала тебе вопрос, будь добра ответить, - посмотрела я ей в глаза.

       - Сарина, - икнула та.

       - А теперь Сари, запомни одну простую вещь, - приблизила я свое лицо к ее мордочке. - Для меня ты была бы намного полезнее в виде сырья в обряде, как и для других магов проходящих мимо и кидающих на тебя жадные взгляды, но сегодня я решила развлечься, и теперь ты получишь маму и папу. Но если ты сбежишь или навредишь им каким-либо образом, я тебя найду, и ты пожалеешь, что не попала на опыты к какому-нибудь магу отступнику.

       - Лучше сдохнуть, чем жить в неволе! - начал пятиться ребенок.

       - Знаешь, я не люблю глупых маленьких девочек, так что ты права, - и схватила ее за шею.

       Я улыбалась в ее стекленеющие от ужаса глаза и медленно сдавливала шею. Ее лицо постепенно синеет, она пытается оторвать мою руку от своей шеи, но только царапает мои пальцы. Такая маленькая, такая хрупкая, долго мы так играть не сможем, она просто не выдержит. И все же в ее глазах билась бешеная жажда жизни. Услышав ее хрип, я разжала свою хватку, она упала на каменный пол.

       - Пожалуйста. Не надо. Я сделаю все что вы скажете, - прохрипела Сари после того как откашлялась и отдышалась.

      Ну вот довела ребенка до слез (вообще-то до истерики). А я всего лишь объяснила ей ее ситуацию. Я попыталась улыбнуться деточке, так та вообще начала бешено икать. Зато плакать перестала.

       Она думала, что уже ничто не сможет заставить ее бояться. В свои одиннадцать (из-за плохого обращения, выглядит младше) она видела много зла, и перестала испытывать к нему ужас. Зло стало частью ее жизни. Но она переоценила себя. Смерти боятся все (по крайней мере, все нормальные люди). Ее взгляд дикого волчонка мне очень понравился, он говорит о том, что она еще не безнадежна.

       - Шая, я надеюсь, мои деньги были потрачены не зря, - подошел к нам эльф.

       Он беглым взглядом мазнул по Сари и посмотрел на меня в упор.

       - Конечно не зря, - я захлопала в ладоши, сверкая белозубой улыбкой. - Это лучший подарок, что ты мог мне сделать, Диль.

       Я нежно ему улыбнулась (достало меня всем улыбки дарить, уже челюсть занемела если честно).

       - Шая, - приблизился Шер с Алоком. Вот как они умудряются так бесшумно непонятно откуда выныривать? - Диль сказал, ты нас искала?

       Его голос звучал напряженно. Чует волк капкан на крысодлака. Девочку он не видит, она скрыта за спиной эльфа.

       - Шер, а у меня для тебя сюрприз, - веселье начинается.

       - Нет, Шая, пожалуйста, не поступишь так со мной, - зашептал оборотень.

       - Милый мой Шер, разве такое лицо делают, узнав о подарке? - округлила я глазки. Алак услышав панику в голосе наемного убийцы, вопросительно посмотрел на Диля. Эльф в свою очередь, с подозрительным прищуром молча (за что ему спасибо) наблюдал за происходящим.

       - Зная тебя, я понимаю, что ничего хорошего меня не ждет, - он, наконец, справился со своими чувствами и натянул свою привычную холодную маску.

       - Грубо, - надула я губки. - Сари, детка, поздоровайся со своим новым папочкой.

       Я вытащила дрожащую девчонку из-за спины эльфа, и толкнула к оборотню. Вообще сцена получилась очень даже милой. Она споткнулась и упала прямо в объятия своей новой семь (точнее ее половины), та приняла ее с раскинутыми объятиями (рефлексы великая вещь). Все было бы идеально, если бы эта собака не принялась ругаться последними словами, а девчонка, услышав такое, не впала бы в истерику.

       - Нет, пожалуйста, не отказывайтесь от меня, умоляю! Я все умею, все сделаю, только больше не отдавайте меня ей, умоляю!

       Диль и Алак посмотрели на меня с интересом. Шер стал бледнее мела.

       - Шая, нет, - качнул он головой.

       - Ты в прошлый раз тоже отбрыкивался всеми лапами, но как удачно все вышло.

       - О чем это вы? - вмешался истребитель. Шер зарычал.

       - Не смей рычать в приличном месте, - прикрикнула я. - Сейчас ты возьмешь свою дочь, ее, кстати, Сарина зовут, и выведешь ее отсюда, по пути расскажешь историю своей новоявленной семьи. А я пока за вещами для девочки сбегаю.

       И пока мужики не очухались, кинув им свои покупки, рванула со всех ног. Переплетения коридоров, свет факелов, посетители, все это мелькало перед моими глазами. Я шла к цели. Пещера целителей.

       Шер, бедный волк, он слишком много от меня вытерпел. Помнится, он так не злился, даже когда я запрягла его в коляску. Мне тогда повезло, что он был под действием моих лекарств. Он морду кирпичом держал даже когда я притащила собаку предложила ему на выбор в жены либо ее, либо Ларика.

       Да, по настоящему сильные эмоции он показал, когда я на этом самом рынке купила у одной чокнутой магички рабыню. Мое первое посещение ночного города, первые впечатления, мне тогда четырнадцать, кажется, было (ужасный возраст). Я подарила ее Шеру. Он сначала даже повеселился, пока не понял, что я это серьезно. А как потом я злилась, осознав какого дракона в пещере купила. Кто же знал, что эта девица окажется больнее на голову нас обоих вместе взятых? Мне иногда кажется, что в этом мире нет нормальных людей (и не людей), все сплошь извращенцы и сумасшедшие с повышенным уровнем агрессии.

       Один коридор сменял другой. А я все ближе подходила к своей цели. Что я хотела от него? Самой бы знать. Я прекрасно понимала, что даже в таком состоянии он вполне способен отправить меня к равновесию. Нужно быть идиоткой, чтобы верить, что он проникнется теплыми чувствами ко мне и тут же все расскажет. Зачем я вообще туда иду? На все эти вопросы можно ответить просто. В игре с умным противником поступай не логично, так учил меня Шер (правда он говорил про следы, но я плохо слушала, и не все усвоила). В таком случае, противник посчитает меня либо блаженной и оставит в покое, либо просто дурой и недооценит.

       Лишь бы успеть до того как спохватится та троица. Шер конечно на меня в обиде за неожиданное пополнение семейства, но все же, если вдруг что, ломанется первым меня спасать (ох уж мне эти его инстинкты).


      Глава 13


       Пещера целителей (точного названия не помню). Помпезно, пафосно, дорого, это все что я могу сказать об этом помещении. Точно так же выглядят и ее обитатели. Но не стоит обманываться внешним видом, здесь работают действительно профессионалы, всех проходимцев вырезали, а те, что выжили, остались на поверхности, в доках венерические заболевания матросов лечат.

       Целители из подземелий это не фанатики, лечащие ради здоровья и счастья пациента, они расчетливые, циничные, хладнокровные любители денег и власти. Я их понимаю, от такой работенки постепенно сходишь с ума, а отдача нулевая. Так почему бы не компенсировать это золотом и властью? Хоть какая-то радость. Простой лекарь не конкурент местному целителю. Но я не простой лекарь, поэтому мне здесь появляться, вдвойне нежелательно. Неучтенную конкуренцию здесь не терпят, вплоть до летальных исходов. Клиентура может быть уверенной, ею занимаются сильнейшие и опытнейшие (другие бы не выжили).

       Так почему же я здесь? Мне что проблем мало? Так нет, мне вдруг приспичило оставить в живых врага, и засветить себя любимую именно в этом логове мезаров (это такие симпатичные, ядовитые, хитрые зверюшки полумертвого происхождения, живущие в гнездах). Своими действиями я подписываю себе смертный приговор. Вот только приговор уже подписан, в тот самый момент, когда я решила быть альтруисткой и исцелила эльфийского наследника (а может и раньше). И не потому, что он наследник, а потому что эльф. Ни одному человеку не дано остановить смерть представителя старших рас (драконы, эльфы), и остаться при этом в живых, будь то Целитель, Лекарь или деревенский знахарь. И тут стоит задуматься, а действительно ли я такой уж простой человек, как сама думала?

       Слишком много информации. Причем она никак не желает выстраиваться в цельную картину. А это значит что еще не все части на поверхности. Из личного опыта знаю, что когда хочешь навести порядок, нужно устроить грандиозный бардак, свалив все в одну кучу. Бардаком сейчас и займемся.

       - Веселье продолжается, - шепнула я, гаденько улыбаясь.

       В отличие от предыдущей пещеры, в этой не было той духоты и шума, что обычно присутствуют в большом скоплении людей. Так же здесь не было пустой суеты, присущей торговле. Потолок освещен светляками, у стен в шахматном (это слово в наш мир принесли драконы) порядке стоят шатры. Их никто не охраняет, никому и в голову не приедет влезть в шатер Целителя без его позволения. Они поэтому и охранных заклятий не ставят.

       Шер сказал, что эльф, которого я ищу, пришел сюда вчера ночью. Чем вызвал панику у местного контингента. Еще бы, если умрет, то по различным причинам вымрет еще полгорода. А он умрет. Таш, вообще удивился тому, что остроухая сволочь еще жива.

       Признаки паники на лицо. Среди шатров нервно прохаживалась пара старцев. Количество клиентуры снизилось в два раза. Думаю сами целители, если бы могли то же куда-нибудь исчезли, но приходится поддерживать репутацию.

       Я вышла из полутьмы коридора, в ярко освещенное пространство. На меня внимания не обратили. Может, удастся сделать все по-тихому? Шер подробно рассказал, в каком шатре находится искомый эльф. Так что ошибиться и заплутать я не могла.

       Идя к нужному мне шатру, я не таилась. Магию применять не стоило, резерв мне на лечение понадобится. Я же не хочу после исцеления эльфа впасть в бессознательное состояние, а потом резко в безжизненное?

       Подхожу к своей цели вплотную. Нет ну что за люди? У них тут под носом неопознанное тело в плаще (эльфийском между прочим) к важному клиенту прется, а они и ухом не ведут, и даже бородой не трясут. Может оно и к лучшему? Вхожу в шатер.

       Внутри, сидят пятеро целителей (их белые балахоны говорят сами за себя), и яростно о чем-то спорят. Расположились они в удобных креслах, вокруг круглого стола. Нравятся мне их палатка. Всем оснащена, столики, стульчики - красота.

       Элифячья тушка валяется на койке (специально для важных пациентов), и усиленно косит под труп. Кожа лица зеленоватая, уши вялые, светлые волосы грязные, мешки под закрытыми глазами серые. Сам он в жару и бреду, лежит на боку. Торс его по пояс оголен, надо признать фигурка у него шикарная (чего это меня в последнее время на мужские торсы потянуло?).

       Подхожу ближе к пациенту, меня в упор не замечают. Это уже не нормально.

       - Может его вывезти? - вопрошал тем временем один из совещающейся пятерки.

       - А потом придут эльфы и вывезут тебя, и нас за одно, - хмыкнул другой. У него была широкая борода лопатой.

       - Тогда что нам делать, он здесь уже вторую ночь. И вряд ли продержится до полудня следующего дня. У нас уже третий целитель из-за него к равновесию отправляется.

       Как все печально. Беседы мрачные, лица соответствующие, а у них тут, между прочим, пациент умирает. Которого я, кстати, усиленно рассматривала. Рана опухла и посинела. Местами сочился гной. На спине живого места не было. Обычно от эльфов пахнет лесом, а от этого несло смертью, так пахнут некроманты после некоторых обрядов. Яд моего метоморфа работает на совесть. Даже жаль такую хорошую работу прерывать.

       - И почему он в свой Лес не отправился лечиться? - сокрушался четвертый.

       Да не успел бы он. Я грустно вздыхаю, и достаю из закромов противоядие. А той ночью эльф не показался мне таким симпатичным. Он и сейчас не красавец, с такими-то признаками болезни на лицо, но если включить фантазию и представить его здоровым, то он вполне даже ничего.

      - Спроси у него, - буркнул второй.

      - Меня больше интересует, чьи когти его так отделали. Это вполне может нам помочь, - вдруг активировался пятый. Лица не разглядела, так как он сидел спиной к нам и лицом к остальным. Он находился ближе всех ко мне, и я заметила в его волосах седую прядку. Мдя... мужик не прост.

      Переворачиваю остроухого на больную спину. Тот даже не застонал. Не обращая внимания на печальных целителей, пытаюсь влить в эльфийский рот хоть чуть-чуть зелья. Бесполезно. Он без сознания и проглотить жидкость не в состоянии. Придется немного пострадать ради дела. Отпиваю из пузырька и наклоняюсь к пациенту. Тьфу, капюшон мешает. Нервно стягиваю его с головы и все же заставляю эльфа принять зелье, одновременно посылая в него магический импульс целительской магии.

      И тут я понимаю три вещи. Первая: поить эльфа при помощи поцелуя жутко неудобно, но приятно. Второе: я совсем забыла о своей особенности, и теперь мое тело сотрясает нехилый разряд боли. И наконец, третье: меня сверлят пять пар ошарашенных взглядов.

      Я засмеялась (боль отступила так же внезапно, как и нахлынула). Представляю, что они увидели. Седая девчонка, непонятно откуда появившаяся, целует полумертвого эльфа. Драматизма ситуации добавляет сам эльф, вдруг подавший признаки жизни. Он вдруг скрючился и жалобно застонал, а из раны на спине весело побежала кровь вперемешку с гноем и чем-то черным. Таш и здесь остался верен своему любимому колеру?

      - Эй, эльфийский сын, подожди, так бурно реагировать, я еще не закончила эксперимент, - обиделась я.

      Я не могла ошибиться при варке, а следовательно, противоядие действует. Только как-то странно оно действует. Не теряя времени даром, переворачиваю жертву моего лечения на живот (попутно чуть не надорвавшись), и вбухиваю в него столько целительской магии, сколько могу при данных обстоятельствах. И все это в ускоренном режиме, пока не пришли в себя целители, временно оставившие свои челюсти на ковровом покрытии (милый коврик).

      От таких грубых действий, эльф приходит в себя и открывает свои замутненные глазищи, светло зеленого цвета. Его взгляд падает на меня. Узнает, не узнает? Да и дракон с тобой, эльфячья рожа. У меня вон целители очухиваться начали.

      - Найдешь меня в трех днях пути отсюда, у Проклятого Озера (и какой больной мозг ему название дал?), - шепчу ему в острое ухо, в упор глядя на целителей. Попутно уничтожаю следы своей силы (не нужны мне ребятки со слепками моей ауры на каждом углу).

       - Седая, - зашептались сии мужи.

       - Мдя... дяденьки, а у вас другой темы для беседы нет? - обиделась я.

       Медленно отхожу в сторону выхода.

       - Ты кто? - ошалело спрашивает мужик с седой прядкой. Правильный вопрос. Хороший дядя, адекватный.

       - Его добыча, - смеюсь (нервы не к упырю), и резко срываюсь с места, пока они меня задержать не решили. А они это с легкостью сделают, мне опыта и сил отбиться против всех не хватит.

       Вылетаю из шатра, и со всех ног несусь к выходу из пещеры. На меня в недоумении оборачиваются редкие прохожие.

       - Держи ее! - очнулись наконец. Не мне, конечно, жаловаться, но все ж, я о целителях была лучшего мнения.

       Практически все силы я отдала на лечение эльфа. На этот раз процесс прошел мягче. Уж и не знаю, что стало причиной. Может то, что у меня уже есть опыт лечения остроухих, а может потому что эта эльфячья особь не находилась на пути к равновесию, но то, что я осталась в сознании, после экстренного целительства, меня определенно радовало.

       Я уже была у тоннеля, ведущего прочь из Целительских пещер, когда по спине драконами протопали мурашки. Жаль времени нет посмотреть на того нехорошего человека, который меня сейчас убивать будет. Хотя по идее должна жалеть о том, что у меня нет сил, поставить барьер.

       - Она нужна живой! - слышу я рев. Не уверенна, но голосом похож на того, с седой прядкой.

       Поздно. Мои мурашки испарились под жаром огненной плети. Я приготовилась отправиться в небытие к Равновесию под бок, как поняла, что еще жива. И в данный момент лечу носом по направлению к каменной поверхности пола. Успеваю сгруппироваться и падаю на бок. Больно, но не страшно. Вскакиваю на ноги и пытаюсь понять, какого лешего верхом на драконе, я еще жива? Щиты. Не мои. Мать моя король драконов, папа простой орк, да что происходит?

       Направляясь сюда, я знала, что иду неприятностям в объятия. Прекрасно осознавала, что при любом исходе светлое будущее помашет мне ручкой, и покажет путь в небытие к равновесию. Перспективы радуют своим отсутствием. Так что я не сильно удивилась и расстроилась летящему в меня заклятию, больше меня поразил щит. В моей короткой жизни такая непредвиденная защита появляется в третий раз.

       Больше меня не обстреливали. Правда у меня появилось дикое желание запустить в ответ чем-нибудь убойным, но я вовремя вспомнила, что там мой пациент в себя приходит, да и резерв беречь надо. Так я думала пока они не пустили за мной заклятье ловчей петли, тут уж я такого хамского обращения не стерпела и пальнула по ним стеной воздуха. Та смела моих преследователей обратно в пещеру, послышались крики боли. Судя по всему, я переборщила, и кто-то все же пострадал. Ничего страшного, целители они, или где?

       Но счастье не длится долго. Передо мной выросли два тела. Я опознала их как Диля и Алака. У парней бежавших мне на встречу был очень обеспокоенный вид. А когда они меня увидели, так вообще размер глаз увеличили. Как они удивились, когда я мимо пробежала, усиленно выпучивая свои очи (чтобы видеть лучше), вывалив язык (я его при падении прикусила) и глупо улыбаясь (пыталась не ржать, язык мешал).

       - Ребята, вам туда не надо, там бородатые дяди, непотребствами занимаются, - крикнула я.

       Даже оглядываться не стала, что бы убедиться следуют они за мной или нет. Их топот говорил за них. Натянула на голову капюшон. Они очень быстро поравнялись со мной, и дальнейший путь мы проделали весьма своеобразно.

       - Шая, что ты натворила? - возмутился Алак.

       - Командир, не поверишь, жизнь всем спасла, - пропыхтела я.

       - Тогда чего они такие злые? - мотнул ушастый головой в сторону шума за нашими спинами.

       - Иди спроси, - буркнула я прибавляя скорости.

       - Не зря нас волк за тобой послал, - хмыкнул эльф (вот это дыхалка, тоже хочу). - Ты что вообще там забыла?

       - Там эльф красивый был, - хлопнула я глазками.

       Диль запнулся, и, кажется, ускорился еще больше. Совсем забыла, он же изгнанник, и вряд ли у него есть желание встречаться с кем-то из его сородичей.

       - Я так понял в городе нам оставаться опасно? - уточнил Алак.

       - Ага, - улыбнулась я.

       - Ну ты и... - он не смог подобрать точного определения мне родимой и просто попытался прожечь меня взглядом.

       - Мы не успеем собраться, - сокрушенно вздохнул Диль.

       - Команда уже ждет нас за воротами, - пропыхтела я. Меня удостоили недоуменными взглядами.

       - Не понял, - отбил Алак парализующее заклятие.

       - Потом объясню, - оббежала я чью-то тушу. Не признаваться же что обманом вынудила команду спешно собрать вещи. И Шер мне в этом очень помог.

       Наверное, мы странно выглядим. Ненормальная троица, со всех ног улепетывающая непонятно от чего. И что-то мне подсказывает, что когда местный контингент догадается о происходящем, убегать мы будем уже от обитателей всего ночного города. Перспективы не радуют. Щас исправим.

       Таш.

       'Да, Сана'

       Прекращай прикидываться правильной лошадью, начинай косить под неправильного кошака. И тащи свою черную мордочку сюда.

       'Можно поиграть по пути?'

       Нужно, моя усатая прелесть. Не забудь истребительских сильфов освободить.

       Мы оказались в центральной пещере. Здесь, не сговариваясь, решили передвигаться пешком, а не бегом. Что помогло нам не врезаться в первого же встречного. Вот только мы забыли сообщить об этом нашим преследователям, они-то как раз красиво и впечатались в мимоидущего большого волосатого мужика.

       - Красиво летят, - мстительно мурлыкнула я, вспомнив свое недавнее падение.

       - Никакой грации, - вздохнул грустно эльф.

       - Зато какая композиция, - почесал щетинистый подбородок начальник.

       И мы дружно двинули подальше от кучи тел. За спиной послышались стоны, крики и глухие удары. Мы мужественно не оборачивались.

       - Держи ее! - да когда ж они успокоятся? У меня так никакой дыхалки не хватит столько бегать.

       - Дяденька, я ж не виновата, что ты в постели полный дуб! - проорала я их предводителю, уперев руки в бока и развернувшись дрыгающимся телам из кучи малы. - Так что хватит на меня свои комплексы переносить!

       Пещеру сотряс дикий ржач.

       - За что? - просипел Алак.

       - Да ладно тебе, - встал на мою защиту эльф.

       - Убью!!! - взревел тот же голос. Ха, удивил водяного русалкой.

       И мы вновь побежали. Нам даже дорогу уступали. Пока целительская сволочь опять голос не подала.

       - Пять золотых за девку!

       - Ребята, а давайте сами сдадимся на время? - воодушевленно глянула я на бегущих рядом.

       Тут уже началось форменное безумие. Нас принялись ловить как крысодлака в курятнике.

       Таш!!!

       'Потерпи'

       Меня схватили за шиворот и дернули в сторону. Я взвизгнула. Диль с разворота заехал моему обидчику ногой в пузо. Алаку преградил дорогу, здоровенный гоблин, щербато улыбаясь. Улыбка сползла с его рожи после мощного хука справа, прямо по редким зубам. И началось. Нас ловили, мы отбивались, и все это без особого фанатизма.

       Пока не послышался бурный визг. Я пнула ногой мужика, схватившего меня за руку, и огляделась. К нам на всех парах несся огромный черный котяра, усеянный шипами. Народ впал в панику. Целители потерялись на просторах беснующихся масс.

       - Диль, Алак, быстрее, - начала я протискиваться сквозь беснующуюся толпу.

       Начать-то я начала, да не закончила. Меня сносило в сторону, потоком людей. Не по моей комплекции такие игры. Кто-то с силой дернул меня за руку, попыталась вырваться, но хватка оказалась железной. Я полетела носом в низ. Чьи-то руки схватили меня за талию и поставили на ноги, с размаху заехала этому порядочному человеку локтем в живот. И попала в эльфа.

       - Ой, - попыталась я покраснеть.

       - Держи ее, - рыкнул Диль, пихая меня ближе к Ташу. Тот сразу подставил свою спину, на которую я не преминула взобраться.

       Толпа отчего-то вдруг вспомнила, что среди нее есть маги, и на нас посыпались заклинания. Которые, кстати говоря, попадали не только в нас но и остальных участников веселья. Что им, ясное дело, не нравилось. И продолжилось. Теперь ловили не только нас, но и друг друга.

       - Таш, вытащи парней.

       Метоморф незамедлительно исполнил мою просьбу, предварительно устроив меня у стеночки. Он мигом выхватил лапой эльфа, усиленно избивающего какого-то оборотня, и зубами за шкирку оттащил от какого-то мага Алака. После чего притолкал их ко мне.

       - Парни, держите меня за руки. Издадите хоть один звук, и я вас до смерти залечу, - рыкнула я. Те ошарашено на меня посмотрели, но кивнули и сграбастали мои конечности.

       Увернувшись от летящей откуда-то палки, активировала свой знаменитый маскирующий полог. Таш огромными прыжками преодолел расстояние от нас до выхода и исчез в темноте. Мы же держась за ручки, бесшумно двигались вдоль стеночки. Пока не достигли желанной цели. Войдя в коридор, и убедившись, что про нас забыли, я сняла полог. В глазах уже давно потемнело, тело слушалось меня плохо.

       - Надо будет повторить, - вякнула я, и потеряла сознание.


       С трудом продираю глаза и выпрямляюсь. Утро. Лучи небесного святила нежно ласкают кожу. Хмурые взгляды команды радуют душу.

       - А где Шер? - зевнула я.

       - Остался разбираться с той кучей заказов на тебя, что ему адресовали, - ехидно улыбнулся Алак.

       - Не впервой, - отмахнулась я. Обняла Таша за шею и вновь заснула.


       - Шая, хватит дрыхнуть, - разбудил меня недовольный голос близнецов.

       - А что такое? - разлепила я правый глаз.

       - Мы из-за тебя уже которые сутки не высыпаемся, будь человеком, - проворчал Сэвил. - Прояви солидарность.

       - Таких слов не знаю, - глаз слипся обратно и я опять заснула.


       В следующий раз я проснулась после обеда.

       - Мы привал делали? - пошевелила я затекшей ногой, все-таки каким бы ни был удобным Таш, но полноценную кровать он заменить не сможет.

       - Делали, - флегматично пожал плечами командир.

       - А почему меня не разбудили? - возмутилась я.

       - Потому что сегодня ночью ты заступаешь в дозор.

       - Чего? Какой дозор, у нас вся компания сплошные маги.

       - Мы устали, - широко зевнул Эльф.

       - И сил почти не осталось, охранку ведь нужно на протяжении всей ночи поддерживать, - вяло качнул головой Нав.

       - Хорошо, я поняла, но это не отменяет того что меня не покормили.

       - Мы тебя будили, - пожала Рэйка плечами. - Ты всех послала к упыревой матери и продолжила спать.

       Хм... это на меня похоже. Но на всякий случай решила обидеться.

       У народа лица были не просто хмурые, в их глазах читалась ненависть ко всему живому. Поэтому обижалась я молча. Мне этот мир нравится, и к равновесию я не стремлюсь. И чем дольше мы ехали, тем злее выглядели истребители. Один дракон тихо-мирно о чем-то размышлял.

       Но счастье не длится долго, и на нашем пути появились лихие ребята. Они повыскакивали со всех сторон. Рожи злые, решительные в руках мечи и арбалеты. Их внешний вид никоим образом не походил на образ лесных разбойников. Наемники в количестве пятнадцати штук. Обычные тати повымирали что ли?

       - Отдайте седую девчонку и идите дальше с миром! - проорал предводитель. Догнали гады (еще бы не догнать, с нашей скоростью передвижения).

       - Ребята, если вы меня им сдадите, это будет приравнено к расторжению контракта, и тогда вы должны будете выплатить неустойку. А она имеет размер десяти моих гонораров.

       - Конечно-конечно, - рассеяно пробормотал Алак.

       - Чур мои те что с права, - оживился Зар.

       - Тебе вообще не стоит лезть, - возмутился Диль. - Нам сильнее досталось.

       - Но мы ведь тоже не выспались, - не согласился Нав.

       Эта короткая беседа слегка дезориентировала противника, и те не сразу заметили в шеях своих стрелков по кортику. Истребители соскочили со своих лошадей и достав мечи принялись методично вырезать отряд. В защиту разбойников, могу сказать что дрались они хорошо. Хорошо для обычных наемников. До уровня истребителей им как мне до свадьбы духовной матери эльфов.

       Я осталась на Таше.

       - Почему не присоединишься? - обратился ко мне Асандер, наблюдая за весельем истребителей.

       - Не люблю бессмысленной резни (лень мне), - зевнула я.

       - А ты почему? - вдруг поинтересовалась я.

       - Мне для веселья этого сброда не хватит, - взгрустнул дракон.

       - Исправим, - ласково улыбнулась я.

       - Знаешь, у тебя на удивление гадкий характер. Прямо как у моих сородичей, - задумчиво улыбнулся тот.

       - Не хочу тебя обидеть, но не мог бы ты не сравнивать меня с драконами? - вежливо попросила я.

       - Почему?

       - Слишком много чести мне любимой, - он почувствовал толику лжи. Я увидела это в его глазах.

       Истребители тем временем закончили свое веселье и взобравшись на своих лошадей, счастливо улыбаясь отправились дальше. Разбойники представляли собой груду истерзанных тел. Мдя... ребята были действительно злы.

       Вечером мы остановились на ночь в лесу. Быстро поужинав, народ завалился спать, оставив меня на дежурство. Посидев так часик, полюбовавшись звездами, я решила, что тоже хочу спать и, порывшись в своих сумках, достала один очень интересный амулетик. Он ставит мощнейший охранный круг. Когда нечисть прикасается к барьеру, она испепеляется. Когда человек делает такую глупость, его бьет разрядом. Этот барьер мошкару и ту не пропускает. И не выпускает. Тоже самое происходит с теми, кто находится в нутрии. Это, пожалуй, единственный его минус.

       Воткнув артефакт посередине лагеря, я активировала его. Асандер еле слышно хмыкнул и повернулся на другой бок. И вот откуда он знает об этом моем талисмане? Его мне подарил опекун, мне тогда десять было. Больше я таких не встречала ни у кого. Но не будем задаваться бессмысленными вопросами, на ночь глядя.

       Таш, мне холодно.

       'Я здесь' ответил мне большой, пушистый котяра.

       Он прилег рядом, и сграбастав его шею в личное пользование, я мгновенно уснула.


       Разбудил меня дикий рев раненного упыря. Ну это я спросонья так решила, и отправила в сторону звука один фаер. К такому же выводу пришли и рефлексы истребителей (страшные они люди). Вой усилился.

       - Вы чего?! Озверели?! - провыл не убиваемый упырь. Что-то голос у него жутко на начальничий похож.

       Разлепляю глаза и понимаю, что мы всем скопом только что, чуть не убили родного командира. Выглядел он ужасно, глаза бешенные, руки дрожат, часть волос опалена.

       - Ой, - хором отозвались близнецы. Диль притворился спящим. Оборотень и ведьма усиленно бледнели. Дракон откровенно ржал.

       Я медленно и по возможности незаметно поползла к центру лагеря за амулетом. Таш, лежащий неподалеку, с интересом за мной наблюдал.

       - ШАЯ!!! - знакомая интонация. Сейчас меня будут убивать.

       - Где? - округлила я глазки, и схватила-таки артефакт.

       - Ты... -все остальное имело не цензурный смысл.

       - Повторяешься, - вздохнула я.

       - Что это было? - зло рыкнул он.

       - Охранный барьер? - невинно улыбаюсь.

       - Какой в... барьер?! - нервный он в последнее время.

       - Командир, не ори, волкодлака разбудишь, - улыбаюсь. - И потом, ты же сам мне сказал лагерь охранять.

       - Какого волкодлака? - еще больше разозлился он.

       - Вон того, - тыкаю пальчиком.

       Невдалеке и в правду спал волкодлак. Миленький такой, похож на волка, но без шерсти, зад медвежий, глазки, сейчас закрытые, обычно красным светятся, коготки как кинжалы, и размером он с пони. Ночью стая пришла и решила нами закусить, но распылилась о барьер. Этот был самым умным и понял, что жертву просто так не достать, вот и решил подождать и понаблюдать, а потом притомился и заснул.

       Командир, недолго думая саданул, по спящей животинке тремя фаерами. Нечисть умерла особо не мучаясь, а начальство немного спустило пар. Я огляделась и пришла к выводу, что утро еще раннее и не мешало бы еще поспать.

       - Шая! - услышала наивная я. - Что за дрянь ты установила?

       - Ты о чем? - может пронесет?

       - О том, что ты угроза нашей спокойной жизни! - понятно, по нужде мужику приспичило, а тут такое.

       - И это мне говорит истребитель, - возмутилась я.

       - Хватит ржать! - в конец озверел начальник, рыкнув на дракона. - Через пятнадцать минут отправляемся!

       Меня одарили злобными взглядами. А я тут причем?

       Этот день не мог похвастаться ничем не обычным.

       Зато вечер отличился. Мы опять на ночлег остановились в лесу, начальство объяснило это целями безопасности (ждут нас в ближайших двадцати населенных пунктах). Разобравшись с делами и поужинав, я принялась гонять Таша (он так и не превратился в лошадь). Мы веселились до упаду. Пока я не заметила ошарашенный взгляд дракона.

       Наклонив голову на бок, и намотав на палец седой локон, решила, что крылатому тоже не мешает развлечься. И запустила в него маленьким разрядом, который он естественно отбил. Но он не учел близнецов, а они, видя мой хитрый взгляд, решили мне подыграть. В итоге по лагерю пронесся маленький ураган в виде меня верхом на метаморфе, близнецов из последних сил удерживающих щиты, и дракона вершащим великую мстю.

       Угомонившись, мы легли спать.

       - Диль, расскажи сказку? - заныла я.

       У Асандера от такого заявления глаза в пять рупий превратились.

       - Хорошо, - легко согласился эльф.

       Тут уже мои очи из орбит полезли. Ну не упускать же такую возможность, и я улеглась на свое место рядом с Ташем. Народ тоже приготовился слушать, затаив дыхание.

       - Когда-то давно, но на самом деле совсем недавно, в Великом Лесу жил не юный но и не старый эльф (ну про кого еще мог рассказывать эльф?). При дворе он имел вес, и в очередности на престол был он вторым (и здесь эльфийские наследники). Был красив и от этого любим эльфийками. Имел он и верного друга и любимого младшего брата, и уважаемого старшего брата. У него было все. Но возомнил он себя самым умным и мудрым (а у эльфов по-другому бывает?), и попался в ловушку, ловко расставленную недругами (ох уж мне эти эльфячьи разборки). Среди недругов оказалась женщина, из-за которой друг отвернулся от нашего героя. Заговорщики подставили незадачливого эльфа и того изгнали из родного дома и из Великого Леса. Но старый пророк предрек ему перед уходом, возвращение. И ждет наш герой исполнения пророчества.

       - А что за пророчество? - заинтересовалась я.

       - Давай я потом как-нибудь его расскажу, - грустно вздохнул он.

       - А я сейчас хочу, - закапризничала я.

       - Как скажешь, - нервно дернул он ухом. - 'Найдет тебя дитя с белой головой и маской человека. И будет та женщина смертью и жизнью. И принесет она войну или великий мир. И была она первопричиной, была жертвой и станет концом. И по слову ее будешь великим правителем'

       И все это счастье он поведал на эльфийском. Наивный.

       - А нормально этот оракул выразиться не мог? За что он так женский род не любит? - возмутилась я. Меня окатили пораженными взглядами. Ну что за люди, я же девушка ученая, конечно я знаю эльфийский. - А чудо, то ушастое, разобралось с этим набором слов?

       - Вот об этом я тебе расскажу в следующий раз.


       Следующий день не отличался от предыдущего. Ну разве что командир поменял гнев на милость и перестал третировать нас по поводу и без. Как я и думала, начальник выбрал кротчайший путь к драконьему материку. Таким манером мы пройдемся по всем местам, в которых меня уже ищут. Неужели он не оставил идеи найти нариль Сареш? Вот же упорный мужик (уважаю).

       Следующей проблемой стал Диль. К его странным взглядом присоединилось не менее странное поведение. В последнее время вел он себя со мной особо ласково и заботливо. Иногда даже моим капризам потакал. Он же не мог в меня влюбиться? Диль? Конечно нет.

       И добил меня дракон. Ему все было любопытно и интересно. А в особенности я. Мне его следящие фиолетовые глазки уже мерещиться начинают. И так он на меня временами смотрит, что мурашки по коже упырями прыгают.

       Чем ближе был вечер, тем больше я погружалась в себя. Сегодня будет веселая ночка. Необходимо подготовиться.

       - Алак, я уже бывала в этих местах, и знаю где можно устроить привал.

       - Далеко?

       - Час езды вглубь леса. Там нечисть и крупные хищники не водятся. А в получасе езды имеется тропинка срезающая приличный угол.

       - Хорошо, - кивнул начальник.

       Через час мы выехали на милую полянку, где и устроились на ночлег. Сходить за водой вызвалась я, здесь было два источника, и самым близким был ручей. Сегодня вечером я не просила никого рассказывать мне сказки, не участвовала в общей беседе, не бегала с Ташем. Я думала.

       - Шая, что с тобой? - взглянул на меня Зар. Он всегда тонко чувствует мое настроение.

       - Устала. И жутко хочу помыться, - улыбнулась я.

       - Через два дня будет подходящая деревня.

       - Это хорошо, - улыбаюсь шире (надеюсь, я до нее доживу). - Я, наверное, пойду все же искупнусь.

       - Не стоит ходить одной, - тут же отозвался Диль.

       - Со мной пойдет Таш, - с этими словами я поднялась и побрела в темнеющий лес.

       Небесный диск коснулся земли. Еще немного и его свет совсем исчезнет.

       Таш, только не убивай его сразу.

       'Как пожелаешь'

       Через некоторое время я вышла к проклятому озеру. У меня дух перехватило от увиденной красоты. Чистейшая вода была окрашена кровью заката, каменистый берег казался сверкающей чешуей золотого дракона. Красиво и спокойно.

       - Эй, водяной, поднимай своих русалок! - гаркнула я. Озеро потому проклято, что здесь один больной маг утопил пять своих наложниц. Те стали русалками. Мужик обрадовался такому хвостатому вечному счастью и совершил последнюю в своей жизни ошибку. Короче, отомстили мужику жестоко.

       - Не кричи ведьма, - услышала я легкое журчание.

       - Водяной, ты жить хочешь?


      Глава 14


       Бледный диск ночного светила, отражался в темной глади воды, в центре не большого озера. Рядом грустно мигали звезды. Мерно покачивались редкие камыши, растущие по берегам. Теплый ветерок играл листвой на кронах высоких деревьев. Вдалеке ухнула сова. Музыкой лились звуки ночного леса.

       В самом центре отражения ночного диска, посреди озера, стояла хрупкая обнаженная беловолосая девушка. Черная вода омывала ее бедра и струилась сквозь ладони. Белизна волос укутывала плечи, рассыпавшись по обнаженной груди, и струясь по алебастровой спине к воде. Девушка пристально вглядывалась в ночное небо и тихо напевала тягучую мелодию.

       Я надеюсь, что именно эту картину видел эльф, следящий за мной из кустов. А иначе, по какой еще причине я стала бы мерзнуть в ледяной воде, стоя на сквозняке? Кожу покрыли мурашки, голову оттянула резко выросшая грива (у русалок выпросила средство для ускорения роста волос), поэтому и пялюсь на опостылевшие звезды. А глотку деру для того, чтобы он не услышал стук моих зубов. Руки беспорядочно шарят по воде, маскируя дрожь. Одна радость, при помощи нехитрого заклинания избавилась от озверевшей мошкары.

       Поняв, что еще чуть-чуть, и я охрипну, решаюсь нарушить идиллию и медленно плыву к берегу.

       - Ты пришел - певуче радуюсь (еще бы мне не радоваться, холодно же), по пояс, оставаясь в воде.

       Ни капли лжи, дала я себе зарок.

       - Давно ты меня заметила? - вышел на свет тот самый ушастик, которого я еще недавно лечила.

       Выглядит он, кстати, уже намного лучше. Вот только глазки у него блестят странно (не долечился?).

       Ответом ему стал, тихий звон колокольчика моего смеха (нервы, будь они не ладны).

       - Опусти свой лук, я безоружна.

       Он быстрым движением убрал его за спину.

       - Кто ты? - сделал он шаг ко мне.

       - А как ты думаешь? - прищурилась я. Неужели меня так трудно узнать? Или хочет подтверждения?

       - Я думаю, ты сумасшедшая, - грубо.

       - Ты даже не представляешь, на сколько прав, - трагично вздыхаю (надо бы поменьше пафоса в голосе).

       - Кто ты? - а другие вопросы он знает?

       - Та, что подарила тебе жизнь? - хихикнула я, наклоняясь за белой тканью (специально в кустах припрятала).

       - Не играй со мной, - еще один шаг мне навстречу. Оборачиваю свою тушку в ткань, делая из нее довольно фривольный нарядец.

       - Что бы узнать чужое имя, для начала назови свое, - я повернулась к озеру.

       - Рилинлевель, - последовал ответ, после непродолжительной паузы. - Из рода Ок Ранас. Первый...

       - Достаточно! - резко обернулась я. - Я не желаю знать кто ты. Мне достаточно твоего имени, Рин.

       - Мое имя Рилинлевель, - возмутился эльф. Это конечно плохо, но с нужного настроя не сбивает.

       - Неужели мне будет отказано в такой малости, как ласковое имя особенного для меня эльфа?

       Все. Он в ступоре. Логики моих речей он уловить не может, так же как и не видит логики моих действий. Он ведь понял кто я. Пусть даже внешне я претерпела разительные изменения, но вылечить эльфа удалось пока только одной ненормальной человеческой магичке. Тут и до гоблина дойдет. К правильному выводу можно прийти, если поверить что невозможное возможно. А если он придерживается не столь широких взглядов?

       - Ты не можешь быть ею, - отмер, наконец.

       - Я есть я, - подошла к нему вплотную. Взглянула в его зеленые глаза. Его явно проняло.

       - Ты думаешь, что если спасла мне жизнь, я не стану тебя убивать? - его взгляд изменился. Кажется, от первого шока он оклемался. Подтверждение получено. Растет любопытство и интерес.

       Второй не за горами.

       - О нет, иначе я бы не оставила тебя в живых, - внезапно я выхватила из ножен на его бедре кинжал.

       - Ты все равно не успеешь им воспользоваться, - насмешливо. Такие игры он знает, в них ему играть легко. Наивный.

       - Зачем? Им воспользуешься ты, - переворачиваю кинжал рукоятью к нему.

       А вот и второй шок.

       - Я не понимаю, - выдавил он.

       В его взгляде полыхал костер интереса.

       - Врешь, - наклонила я голову на бок.

       - Кто ты? - вот же трудный эльф.

       - Ты знаешь, - взяла его руку (прелесть, а не конечность, кожа мягкая, пальцы длинные) и вложила в его ладонь оружие.

       - Ты свидетель, которого я обязан устранить. Странная, сумасшедшая девчонка, - глядя мне в глаза, ответил он.

       - Я жертва не своей игры. Игры, благодаря которой я встретила тебя, - улыбаюсь, наматывая локон на палец.

       В нем боролись два чувства, любопытство и чувство долга.

       - Это после исцеления наследника? - благоговейно прикоснулся он к моим волосам (ой, еще один извращенец, я такими темпами поверю в свою привлекательность), волосы трогать можно.

       - Я всегда была такой, просто тогда ты видел маску. Сейчас я настоящая. Нравлюсь? - я развела руки в стороны, позволяя белой ткани скользнуть по моему телу и упасть на землю.

       - Да, - он заворожено смотрел на меня. Ты мне тоже в некотором роде.

       - Тогда убей, - я взяла его за запястье руки с кинжалом, и направила острие оружия себе в оголенную грудь.

       Тихо лилась музыка леса, в душе разливалась тоска и боль, чистейшие и прекраснейшие голоса напевали мои последние слова (о, русалки вступили).

       - Ты не запутаешь меня! - схватил он меня за плечи. В его глазах проступили искры отчаяния и толика безумия (голос русалок в мужском поле и не такие чувства вызывает). - Что ты?

       - Я твоя жертва, - шепчу улыбаясь.

       - Нет, - он отшатнулся от меня. Трагизм ситуации все больше накалял обстановку.

       Если я закончу сейчас, то при нашей следующей встрече он меня точно прикопает в ближайших кустах. Продолжаем мерзнуть без одежды.

       - Тогда зачем ты пришел? - прозвучала в моем голосе обида.

       - Я хотел убедиться. Человеческие целители несли какой-то бред про оживление поцелуем. Я сразу понял, что это ты. Зачем ты это сделала? - он вновь приблизился ко мне, схватил за подбородок и сам заглянул в мои глаза (мдя... похоже с головой у него все еще печальней чем я думала).

       - Не знаю, - пожимаю я плечами, не вовремя шевельнулась ярость. - Может быть потому, что уже знакомый преследователь лучше двух новых. А может, потому что это ты.

       Запутать, заинтересовать, и желание поскорее исполнить свою работу пропадает. Заворожить, заинтриговать, и вместо убийства хочется иметь такую игрушку. А скажи мужчине, что он единственный и неповторимый есть шанс не только выжить, но и оставить при себе свои любимые части тела. По крайней мере, так меня учила Аранда.

       Медленно касаюсь кончиками пальцев его губ (хорош гад). Я еле сдерживала свою ярость. Меня начало колотить.

       - Если хотела умереть, почему сбежала? - логичный вопрос.

       - Не хотела говорить им про тебя, - улыбаюсь.

       - Почему? - шок номер три.

       - Потому что ты особенный.

       'Сана, к вам идет Диль'

       - Уходи! - вырвалась я из его цепких пальцев. А куда кинжал дел?

       - Ты... - он схватил меня за руки (а где знаменитые эльфийские манеры?).

       - Сюда идут, - шепчу испуганно.

       - Я убью их, - констатация факта.

       - Нет! - воскликнула я чуть громче, чем требовалось.

       - Шая!!! - я вздрогнула. Русалки смолкли. Рин обернулся.

       Из темноты леса выступил Диль. Вот же гадость остроухая, такой план сорвал. Мне стоило огромных усилий договориться с водяным, по поводу подходящего антуража. А русалки? Да я отдала им свои лучшие бусы. И тут приходит этот остроухий любитель ночных прогулок и все портит.

       - Ты? - и без того большие глаза Рина увеличились в два раза.

       - Отойди от него, Шая, - вроде и вежливо попросил, а вроде и Равновесие в альтернативе пообещал.

       И как, по его мнению, я должна отходить? В меня же вцепились пуще прежнего.

       - Жив, - это он радуется или огорчается?

       - Зачем ты пришел, Рилинлевель? - медленно Диль приближался к нам.

       Мдя... теперь в ступор впадаю я. Столько новостей и сразу. Они знакомы. И они явно не друзья. Причем одного вообще считали заранее почившим.

       - За ней, - спокойно отвечает Рин.

      - Она моя, - в голосе Диля проскальзывает повелительная нотка. Прекрасно, они тут разборки устраивать будут, а я голая на ветру мерзнуть должна.

      - Я хочу забрать ее, - меня притягивают ближе.

      - Она та самая, - Диль уже совсем рядом. Достает меч. Красивый и смертоносный эльфийский клинок отливал серебром в сиянии ночного светила. - Ты не можешь предотвратить того, что уже произошло.

      - Так ты обо всем знала, ведьма? - взгляд острый, как клинок в его руке. Таким он мне нравится больше.

      Это они о чем? Моя спина прижималась к широкой эльфийской груди. Мозг не мог нормально работать, одновременно подавляя ярость и непривычные приятные ощущения. Все решила боль.

      Мое тело выгнулось дугой в руках Рина. Теперь я собой не управляла. Выворачиваюсь из его захвата, резкая подсечка ногой и отпрыгиваю в сторону воды. Дальше меня скрючивает боль. Так всегда бывает, когда я сама позволяю прикоснуться к себе. Невольно вырывается стон.

      И в этот момент мир сошел с ума. Неизвестно откуда набежавшие тучи, заволокли небо. Бешеный ветер рвал и трепал коны деревьев и близ растущие кусты. Из бурлящей воды озера, дико визжа, выходили русалки. Красивые, девушки с длиннющими волосами разных цветов и узорами из чешуи по гибким, вызывающим желания, телам. Только ночью русалки могут выйти на берег, потому что только в это время суток у них хвост превращается в ноги. Здесь не водится нечисть и крупный зверь, потому что их сожрали русалки.

      Я лежала на земле в позе эмбриона, пережидая приступ. Мои волосы трепал ветер. Эльфы, забыв о намечающейся драке, кинулись ко мне (вот только их мне сейчас не хватало). Перед ними материализовался Таш. Рыча и выставляя шипы он не подпускал остроухих, к моей страдающей тушке. Барабанные перепонки готовы были взорваться от какофонии звуков.

      - Уходите! Мужчины! Причиняете боль! - кричали русалки, выстраивая вокруг меня защитный круг из своих тел.

      - Шая, - орал Диль.

      Я посмотрела на Рина.

      - Я буду тебя ждать, - шепчу. Надеюсь, получилось вполне трагично. Вместо этого я бы с радостью выругалась, но времени мое сознание мне не оставило. Я отключилась.


      Проснулась я утром. В лагере. Укутанная в ту самую белую ткань и еще в пару одеял. Голая. В рядом лежит Таш, вытянувшись во всю длину. В ногах сидит эльф. Диль. Усиленно хмурится и о чем-то размышляет. Народ уже проснулся и завтракает.

      - Привет, - сажусь, продолжая кутаться в одеяла.

      - Привет, - прочавкал Сэвил.

      - Ну ты и горазда спать, - возмутился Навил.

      - Есть будешь? - поднял голову от котла Зар.

      - Плохо выглядишь, - порадовалась Рэйка.

      - Через полчаса выезжаем, - обернулся командир.

      И только дракон с эльфом промолчали. Диль продолжал являть собой скульптуру 'эльф не в духе', а Асандер в задумчивости изучал мое лицо.

      Таш, дракон был там вчера?

      'Не уверен. Если Высший не захочет, его очень трудно обнаружить'

      Я застонала в голос. Эльф не рассказал о вчерашних событиях команде. Что это значит? А дракон вообще... дракон.

      Радость моя, возьми сумки и отнеси меня к ручью, пожалуйста.

      Метоморф выполнил все безукоризненно. Но все же, надо было видеть удивленные взгляды команды, когда я в одеялах заползла на спину своего кота переростка, и мирно потрусила поперек него в лес.

      Эльф сопроводил меня все тем же хмурым взглядом. Чувствую, ждет меня беседа долгая и трудная. Тайны страшные и опасные. Жизнь не долгая, но бурная.


      Я прекрасно осознавала необходимость разговора с Дилемм, и если уж быть совсем честной (и смелой), то и с драконом. Но начать все же стоило с Диля. Вчерашнее представление должно было иметь максимум два варианта концовки. Либо я убеждаю Рина оставить мне жизнь (голос русалок, приводящий к неустойчивому эмоциональному состоянию плюс мое неадекватное поведение, и здравствуй завтрашний день), либо я топлю его в том же озере (опять же при помощи русалок), но остаюсь без необходимой информации. Я даже возможность своей внезапной кончины предвидела в случае неудачи (это если эльф непотопляемым окажется). Но тут приходит Диль, и все превращается в бред пьяного упыря. Где я еще русалок для подавления жажды убийства найду?! Я этих-то еле уговорила, их водяной меня вообще еще за прошлый раз не простил.

      Как только количество эльфов на одном квадратном метре переваливает за одну особь, у меня мозг надрывается от попытки сохранить разум. А вчера я вообще осознала одну простую вещь, я ни упыря не разбираюсь в происходящем.

      И что вообще вчера произошло? Почему у меня ощущение будто я увязла по самый упырь знает как? Нет, не могу больше ждать. Вопросы скоро из ушей полезут. Нужно поговорить с эльфом. Мне, конечно, придется выложить правду, но в дозированных количествах. Кстати, ничто не мешает эльфу поступить так же. Мдя... зря я лекции по политологии пропускала, там как раз обучали ведению беседы с особо умными личностями.

      Но для разговора с эльфом, мне этого самого эльфа, еще выловить надо. Все утро он упорно хмурил свой светлый лик, но при этом не делал попыток меня допросить. А когда мы выдвинулись, и я собралась с мыслями, он вдруг начал меня избегать. Чего не скажешь о золотоволосом драконе. Эта летающая зараза всю дорогу сверлила мне спину своим фиолетовым взглядом (нашел невиданное чудо).

      А в остальном день был прекрасен. Рэйка преданно трусила рядом с командиром и усиленно его обхаживала. Близнецы с Заром замышляли какую-то пакость в отношении дракона. Асандер в свою очередь развлекает себя (когда от сверления меня родимой отрывается), попытками очаровать Рэйку.

      - Шая, - я аж подпрыгнула от неожиданности.

      Ко мне еле слышно обратился Диль. Ну надо же, слов нет, он все же сам пришел. Так, сейчас главное не быть слишком заинтересованной.

      - Да Диль? - так же, на пределе слуха, отвечаю я. Мы чуть отстали от отряда, поравнявшись друг с другом.

      - Скоро будет привал. Нам нужно будет поговорить. Без лишних свидетелей. И не советую убегать.

      Его тон говорил о многом. О том, что убегать мне действительно не стоит (догонят). О том, что он зол (с чего вдруг?). О том, что это касается только нас двоих.

      Вот же эльф не доделанный. Меня все оставшееся время медленно и со вкусом пожирало любопытство, а эта ушастая прелесть ускакала к командиру под бок и сделала вид, что так и надо. Всю дорогу я размышляла о прошлом и настоящем. О будущем даже заикаться не стала. Сразу вспоминала слова профессора Мавзорана: 'Мы все умрем! А вы идиоты, умрете раньше!'. Что бы выжить, нужно работать мозгом. Лень, конечно, но чувство самосохранения обязывает. Так что придется мне напрячься и проанализировать свои проблемы.

      И так приступим. Пожалуй, стоит начать с личностей. Рин. Несостоявшийся убийца младшего эльфийского наследника. Давний знакомец Диля. Диль. Член команды истребителей, правая рука командира. Эльф в изгнании. Странный тип, у которого в речи иногда проскальзывают приказные тона. Далее дракон. Асандер. Он молод, но дракон и в другом мире дракон. Может по молодости лет, он не так мудр и опытен, как его старшие сородичи, но вот хитрость и другие не самые приятные для окружающих, качества у него в крови. Команду истребителей я пока за проблему не считаю.

      Проблемные личности перечислила (надеюсь, никого не упустила). Теперь ищем связи. Что связывает меня и Рина, понятно и так. Что связывает Рина и Диля, я узнаю сегодня (пытать начну, если заартачится). Что связывает меня и Диля? Да ни упыря нас не связывает, вот только он так не считает. Так что оставляем вопрос открытым. Остается дракон. Что связывает его и меня? Дорога. Дорога ведущая из столицы. Только я из нее бежала, а его туда везли (кстати, не забыть выпытать, чем его опоили таким интересным). А еще нас связывают мои догадки. Не самые жизнерадостные, надо заметить.

      Открыться Асу или не стоит? Однозначно, кое-что ему поведать придется. Не думаю, что кое-какие мои предположения будут стоить мне жизни. Ну, по крайней мере, с этим драконом, в это время и в этом месте.

      Прибывая в глубинах мыслительной деятельности, я не заметила, когда Алак скомандовал привал. Очнулась я уже на месте, от вопроса Таша. Он отпрашивался на охоту. Я отпустила, и поинтересовалась у начальника своими обязанностями относительно обеда. Меня послали. За хворостом. Диль вызвался мен в помощь. За котел в этот раз поставили Рэйку (ну и лицо у нее было).

      Первое время мы с эльфом шли молча. Но счастье не длится долго.

      - Что тебя связывает с Рилинлевелем? - обратился он ко мне, как только мы отошли на достаточное расстояние.

      - А кто он? - округлила я глаза.

      - Шая, - рыкнул он (эльфы и так умеют?).

      - А тебя что с ним связывает? - тряхнула я гривой седых волос. Волосы, кстати, я обрезала до прежней длины еще утром у ручья.

      - Что за драконья привычка отвечать вопросом на вопрос? - возмутился он. И этот туда же.

      - Помнишь заварушку в пещере Целителей? Так это я ему, жизнь спасала, - мило улыбаюсь.

      - Это не возможно, люди не способны лечить эльфов, - помотал он белобрысой головой.

      - Диль, ты достаточно со мной путешествуешь, что бы понять, что для меня эта фраза не актуально, - закатила я глазки к небу.

      - Хорошо, тогда зачем он пришел сегодня вечером?

      - Убить меня? - какое дерево интересное. А что это за ним такое золотистое промелькнуло?

      - Почему?

      - Я расскажу, только при условии, что и ты удовлетворишь мое любопытство. И при этом не солжешь.

      - А ты скажешь правду в ответ?

      - Я тебе хоть раз солгала? - возмутилась я и уселась на землю под дерево.

      - Нет. Но и промолчала ты тоже о многом. Ты сплошная тайна, о себе не рассказываешь, о ребятах не расспрашиваешь, - присел он на корточки напротив меня.

      - Я просто не люблю лезть в душу. Надо будет, сами расскажут.

      - Совсем не детские взгляды, - еле внятно пробормотал он.

      - Что прости? - переспросила я.

      - Я говорю, для любой долгоживущей расы, ты еще сущий ребенок. Ты даже ведешь себя как ребенок. Но временами в тебе кроме лица не остается ни капли детского.

      - К чему это? - Я наклонила голову на бок и намотала локон на палец.

      - Опять этот взгляд, - улыбнулся эльф. Ох и не нравится мне эта его улыбочка.

      - Какой? - раздраженно бросила я.

      - Такой, будто ты решаешь с какой части меня лучше начать расчленять. Холодный, безразличный, мертвый.

      - Слишком много комплиментов на такую маленькую меня. Зачем ты сейчас мне все это высказываешь? - похоже, ему надоело играть.

      - Ну, ты же хотела правду.

      - Правду о себе я и так знаю. Но раз ты начал, то тебя я считаю темно лошадкой непонятно чего ждущей от меня, - правда, так, правда. Сам напросился.

      - Отлично. Мы выяснили, кто есть кто. Это располагает к искренней беседе, ты так не считаешь? - с корточек Диль, уселся поудобнее, поджав под себя левую ногу, и согнув правую в колене на которую положил руку.

      - К искренней беседе располагают иголки под ногтями, - буркнула я. Мне совсем не хотелось предоставлять ему инициативу в разговоре. Во-первых, это не в моем характере. Во-вторых, это признак сданных позиций.

      - Я бы не хотел так издеваться над тобой, - и он это на полном серьезе.

      - Это радует, - невесело хмыкнула я.

      - Так, как вы познакомились с Рилинлевелем? - вопрос из разряда, не в бровь, а в глаз (арбалетным болтом).

      - Ну, познакомились мы как раз вчера. А встретились в столице. А кем он является при эльфийском дворе? - у Диля дернулась бровь. Не ты один умеешь каверзные вопросики задавать.

      - Первый клинок, охраны Эльфийского Правителя. При каких обстоятельствах вы впервые встретились? - сейчас со мной общался не Диль, а неизвестный мне Дильнилзраравиль.

      - Я сунула нос не в свои дела, он был с этим не согласен. После чего я стала его жертвой. Кем он тебе приходится?

      - Чью жизнь ты спасала? - эльфийские глаза так и сверкают жаждой знания.

      И что дальше? В том, что меня не дадут на растерзание Рину я и так уже убедилась. Но где гарантия, что меня не передадут эльфийской стороне за прощение и позволение вернуться в Лес?

      - Я скажу, если ты ответишь на три моих вопроса, - посмотрела я в его глаза. Он знает, что я говорю правду.

      - Если это будет равноценная информация, - хмыкнул он.

      - Поверь, тебе понравится, - я улыбнулась.

      - Спрашивай, - нервно дернул он ухом.

      - Кем тебе приходился Рин, в то время когда ты жил в Лесу?

      - Был другом, - кажется, я наступила на больное ухо, вон как злобно смотрит.

      - Из-за чего тебя изгнали? - с каждым моим вопросом в его взгляде все больше полыхает желание меня покалечить.

      - Меня обвинили в предательстве, - ой. Согласна, я упырь пьяный. Никакой тактичности и изящества.

      - О чем вы говорили на озере? Чего ты от меня хочешь?

      - На эти вопросы я пока ответить не могу, - спокоен как зомби.

      - Хорошо. Какова вероятность, что ты предашь или убьешь меня? - о равновесие, ну кто так допрос ведет?

      - Я тебя не трону. Ты нужна мен исключительно живой и здоровой, - ухмылка почище упыринской.

      Таш, он солгал? - метаморф все это время был неподалеку. И с его-то слухом, ему не составило труда побыть моим датчиком лжи.

      'Чистая правда'

      Вот обрадовал.

      - Для чего?

      - Твоя очередь прошла. Кому ты жизнь спасала? - и такая насмешка в голосе.

      - Ну... эльфу... младшему наследнику, - совсем тихо прошептала я.

      - Что?! - его спокойный и хладнокровное покровительственный тон как драконом сдуло.

      - Странно, уши большие, а слышишь плохо, - буркнула я.

      Этот эльфячий сын схватил меня за плечи и тряхнул. В лицо плюну тому, кто в следующий раз мне об эльфийских манерах вещать будет. К моей коллекции синяков добавили еще парочку.

      - Рассказывай все, я так или иначе узнаю, но лучше от тебя, - он отпустил меня и уселся на свое место.

      - Ну, сам напросился. Я та самая Санашая Сареш, которая якобы обнаружила и спасла наследника от таинственных убийц. На самом деле, наследника я вытащила с пути Равновесия, а нападавший мне очень даже известен. Это Рин. Поскольку я успела скрыться раньше, то допросить меня не успели.

      - Что с братом? - он сейчас вообще понял, что ляпнул?

      - С каким братом? Ты про наследника? А он тебе брат? - я бы и дальше его вопросами давила, да он меня резко оборвал.

      - Все эльфы - братья. Так что с наследником?

      - А все люди сестры, - недовольно проворчала я. - Нормально все с ним. Я успела вовремя.

      - Почему же ты сбежала? - как то зло спросил он.

      - На мне стоит сильнейший ментальный блок, его даже дракон взломать не смог, что уж говорить об эльфийских дознавателях. А ты знаешь, что люди не переживают ваших пыток? Меня бы замучили до смерти, да и как им объяснить тот факт, что простая человеческая девчонка уделала всех целителей вместе взятых? Ну и наконец, свидетели долго не живут.

      - Но говорили что у тебя черные глаза и волосы. Мы же сами тебя проверяли, - он выглядел растерянным.

      - Есть способ скрыть парочку моих особенностей, и это естественно, что ты о них не знаешь.

      - А глаза? - он все еще не верил.

      - Кровь оборотней творит чудеса, - расплывчато ответила я.

      - Зачем ты исцелила убийцу, если знала что он придет за тобой?

      - Он единственный источник информации, который мне доступен.

      - Что это было, сегодня ночью?

      - Долго объяснять. Я открыла тебе свою страшную тайну, так что твоя очередь.

      - Ты о чем? - и в глазах непонимание.

      - Ты меня совсем за дуру держишь? - разозлилась я. - Я все понять не могла, почему эльф, пусть даже изгнанник, так заботится об обычной девчонке. Шер, предупреждал, что у тебя ко мне интерес. Говорил, что мне это не понравится. И тут ты мне рассказываешь сказку. Она же про тебя. Ты изгнанник. А эльфийские изгнанники становятся отшельниками, а не нанимаются в команду истребителей, колесящую по миру. У твоего отца было три сына, пока десять лет назад, при неизвестных обстоятельствах не погиб старший наследник. Одновременно с политической арены таинственным образом исчезает талантливый дипломат, средний сын (ага, историю я знаю хорошо). Эльфы объявлений не делали. И посольство их быстрым ходом обратно в Лес вернулось. Пока в этом году не изъявили желание наладить торговые отношения.

      Он был слегка удивлен, зол ... и рад. Не поняла, это чему он так радуется?

      - И все эти выводы ты сделала, на основе моей сказки? - ухмыльнулся он.

      - Ну еще на основе твоего заявления, о том что первый клинок охраны правителя был твоим другом. Насколько я знаю, у вас такие должности занимают родственники, не имеющие права на трон, но при высоких титулах.

      - Ты много знаешь о нас, - удивился он.

      - За всю мою сознательную жизнь в меня столько знаний впихнули, что впору ходячей энциклопедией становиться, - безрадостно усмехнулась я. - Не меняй тему разговора.

      - Ты права. Сказка была про меня, - грустно улыбнулся он.

      А я только сейчас поняла, что он сказал. Мать моя король драконов, папа мертвый орк, мне на голову!

      - Скажи, что ты пошутил, - взмолилась я.

      - Таким не шутят, - спокойно ответил он.

      - Как же вы меня достали! Спаси одного наследника, так потом вся царская семейка на шею сядет, - схватилась я за голову. - Ну а я-то тут причем?

      - А ты сказку хорошо помнишь? - прищурился он.

      - Ага, тебя подставляют, выгоняют и предрекают возвращение, после чего ты гул... - я обрываю себя на полуслове и не верящее смотрю ему в глаза. - Не может в жизни все быть настолько погано. Это же не пророчество, а бред пьяного упырика.

      - Первая часть пророчества уже исполнена.

      - Об этом ты говорил Рину на озере, - ошарашено смотрю на него. - Ты уверен?

      - Ты же умная девочка, подумай сама, - довольно улыбнулся он.

      - Я не понимаю. Как ты вообще умудрился в нем разобраться?

      - Это стало возможным, когда я встретил тебя, - улыбнулся он и протянул руку к моей голове. Я наклонилась за листиком, лежащим в стороне. - Еще, чуть-чуть, и ребята начнут нас искать. Я пойду первым.

      Он легко поднялся на ноги и пошел в сторону лагеря. По пути собирая сухие ветки.

      Моя голова раскалывалась. Слишком много информации. Слишком многой мыслей. Слишком много событий. У меня никак не получалось связать все в одну линию.

      - Ас, - я легла на землю, положив под щеку ладошку. - Ты дракон, ты умный, скажи, что за бред происходит?

      Послышался шорох травы и мягкие шаги. Среди деревьев мелькнуло золото волос и вот перед моими глазами появились сапоги дракона. Не говоря ни слова, он лег в ту же позу что и я, лицом к лицу, глаза к глазам.

      - Интересная ты личность, Санашая, - я поморщилась.

      - Шая. Не хочу лишних проблем с командой, - смотрю ему в его фиолетовые глаза. Красивые.

      - Шая, - повторил он. - Маленькая девочка, попавшая в ураган событий, словно лист с дерева, сброшенный по осени. Сдается мне мы лишь жертвы в чужой игре.

      - Читаешь мои мысли, молодой дракон, - невесело улыбаюсь я.

      - К сожалению, нет, - грустно вздохнул он. Впервые вижу его таким. Обычно он еще та язва.

      - К счастью. Иногда хочется прибить того умельца, что мне настолько мощный блок поставил, а иногда спасибо сказать.

      - Не верю, что ты не знаешь, того кто так часто одаривает тебя заклятиями.

      - В каком смысле часто? - вот это новости.

      Асандер, видя мое недоумевающее лицо снизошел до объяснений.

      - Элементарно. Блок, ставил явно дракон. А в ту ночь, что нам пришлось убегать из порта, на тебе было отводящее глаза заклятие, опять же разящее нашей магией.

      Так вот почему меня в упор не замечали Целители. Извините, мужики, возводила напраслину.

      - Мать моя король драконов, папа пьяный гоблин, да что ж мне везет-то так? То наследнички эльфийские, то магия драконья.

      Ас, икнул, побледнел, позеленел и покрылся испариной.

      - Ну ты и извращенка! Можно тебя попросить так больше не ругаться. Это слушать то невозможно, удивляюсь как ты такое произносишь.

      - Поскольку, для твоих ушей это слишком, то при тебе постараюсь вслух не сквернословить.

      - Спасибо.

      - Только не говори, что и ты у нас королевских кровей, - хихикнула я.

      - О нет, мне повезло, я сын обычного барона, - ухмыльнулся он в ответ.

      - Еще один дворянин! Такое ощущение, будто нетитулованные особы вымерли.

      - Шая, не бывает дракона без титула.

      - Это как? - опешила я.

      - Драконье государство состоит из драконов и людей, служащих нам. Мы не работаем на земле, не занимаемся ремеслом. Вместо нас это делают люди. Вы их здесь Избранными величаете. Мы владельцы земли, на которой они живут. Драконы - элита, дворянство, а люди наши вассалы.

       Мдя... многого же мы не знаем об этой расе. Я не могла сосредоточиться на своих мыслях, они разбегались как упыри от фаербола.

      - Ас, чего боятся драконы? - вдруг спросила я.

      - Своего повелителя, - непонимающе моргнул он.

      - А чего боится король драконов?

      - На моем языке это звучит как ла Дуар, - поморщился он. - Король драконов просторечное выражение. Отец говорил, что ла Дуар, вообще не имеет понятия о страхе. Почему спрашиваешь? - поинтересовался он.

      - Вы раса, которую опасается все население нашего мира, надо же было мне узнать, чего опасаетесь вы.

      - Логично.

      - Ас, а как получилось, что ты попал в руки наемников?

      - До смешного просто. Есть у меня в лесу любимое место, я туда после ссоры с родителями прилетаю. В очередной раз поругались, я естественно на крыло и туда. А там эльфийка. Красивая, статная, в общем увлекся я. А когда понял, что что-то не ладно меня уже окружили. Голова тяжелая, руки-ноги не слушаются, а потом вообще отключился.

      - Чем это тебя так? - округлила я глазки.

      - Да опоила она меня, есть у нас настой один, для особо буйных, из цветения цапиков, цветов, что растут только на юге нашей земли.

      Цапики значит. Запомним.

      - А ты знаешь, зачем тебя так?

      - Есть, предположения, но не уверен, - его глаза сверкнули сталью.

      - Тебя ведь в столицу везли. А там вроде бы кристалл Паргуса собирают, - произнесла я скучающим тоном.

      - Это, то самое что способно убить дракона? - его глаза расширились.

      - Ну, все признаки на лицо.

      - Подожди, так им только эльфы пользоваться могут, - он резко принял сидячее положение.

      - Да? - я этого не знала.

      - С чего ты решила, что создается именно кристалл? - посмотрел он на меня в упор.

      - В моей Академии лежит сотня трупов, убитая магическим путем. Я своими глазами видела метаморфа. Лес вокруг столицы заражен магией, как будто там эльф умер. Конечно, это может произойти и из-за мощного заклинания, но неужели ты веришь, в то, что это не заметили бы?

      - Хорошо, я понял, к чему ты ведешь.

       - А мне ты можешь объяснить, каким боком во всем этом я? - наклоняю голову на бок, позволяя волосам свободно скользить по лицу.

       - Ты слишком непредсказуемая, для предположений. Я с радостью понаблюдаю за тобой.

       - Ловлю на слове, - поднялась я на ноги.

       Не хочу больше разговаривать. Не хочу узнавать что-то новое. Голова раскалывается от тяжелых мыслей. Пытаюсь их вытолкнуть, и все равно ничего хорошего не выходит. Как же я умудрилась завязнуть во всем этом?

       Когда вернулись в лагерь, наслушались ехидных замечаний от Рэйки.

       - Шая, смотрю, ты перестала строить из себя девочку недотрогу? - съехидничала она, украдкой глянув на командира.

       - Не все же тебе, задом перед мужиками крутить, - согласна, это было жестоко. Но мне не до тактичности и теплых чувств окружающих.

       Ребята, видя мой настрой, с расспросами лезть не стали. Я молчала до вечера. Словно находилась в каком-то трансе. Вывел меня из него ночной разговор.

       'Сана, проснись' услышала я голос Таша в своей чугунной голове.

       Надеюсь у тебя веские причины, что бы разбудить меня посреди ночи.

       'Эльф и Высший говорят о тебе'

       Расскажи.

       'Эльф: Я уверен.

       Дракон: Внешность не показатель.

       Эльф: Где еще ты встречал беловолосую, белоглазую, женщину с лицом и повадками ребенка.

       Дракон: Что насчет жизни и смерти?

       Эльф: Человеческие Целители не способны убивать своими руками. У нее явный дар жизни, при этом она способна убивать.

       Дракон: Тогда причем здесь маска человека?

       Эльф: Ее человеческая аура. Ты ведь понял, что она не человек?

       Дракон: Значит, ты ее не отдашь?

       Эльф: Вопрос сейчас в другом. Кто за нами следит?

       Дракон: Так мне не показалось?'

       Спасибо мой хороший. Обожаю тебя.

       А вот двух нелюдей, я начинаю потихоньку ненавидеть


      Глава 15


       Я была зла. Я была очень зла. А когда я в таком состоянии, страдают все. И не потому что я в порыве гнева крушу все и вся. Нет. Просто даю волю своему характеру, и мое глухое раздражение выливается в различные пакости. Например, близнецам на магичила иллюзию упырицы друг на друга. Проснулись они (ночуют всегда вместе), и с диким матом закидали друг друга фаерами. Я ржала долго. От них убегала тоже долго.

       Зару ночью подкинула наловленных Ташем мышей. Оказывается, он их боится. Визжал он громко. Народ ржал тоже громко. Мыши еще и с паразитами оказались. Таш вообще истерично икал, наблюдая, как я выдаю из своих закромов средство против насекомых несчастному оборотню.

       Днем откровенно приставала к командиру, зля этим Рэйку. Алак от такого моего поведения сначала растерялся, но потом решил, что не стоит упускать шанс и принялся со мной заигрывать. Но после моих слов, о том, что начальники самодуры во мне интереса не возбуждают, он надолго погрузился в себя (комплексы наверное лелеет). Хихикали тихо, но все, за исключением Рэйки и командира.

       Диля покрасила в депрессивный черный цвет своей фирменной краской (эльфы тоже моются, и тоже используют косметические средства, которые не трудно подменить). Команда, когда его увидела, подавилась тем, что на тот момент жевала. Ржали не долго, пущенный, в бьющегося в истерике дракона, пульсар резко отбил у народа желание веселиться.

       Ну а дракону я приготовила самое свое любимое зелье. В его ужин я подмешала самое мощное слабительное собственного приготовления. Поспать ему так и не удалось. Никто не ржал, в основном все сочувствовали. Народ тоже не выспался.

       В итоге, спустя два дня после памятного разговора, зла была не только я. Вся команда была в напряжении и постоянно нервно косилась в мою сторону. Без сомнения, я соблюдала предельную осторожность, и доказать мою причастность к своим злоключениям они не могли. А, следовательно, и отомстить не в состоянии. Зато всю дорогу мы дружно и увлеченно грызлись из-за всяких мелочей. Я знатно повеселилась.

       Обуславливалось такое мое злобное состояние, обрушившимися на мою бренную слабую психику новостями. Мало того что по всем фронтам окружили, обязательства непонятные навязывают, так еще и делить пытаются (а как еще назвать тот ночной разговор?). Я даже не знаю, что меня больше злит, количество врагов или союзников, нуждающихся в моей персоне?

       Да и это заявление о моей принадлежности к людям. Нет, я, конечно, уже давно поняла, что не совсем человек, но максимум на что я рассчитывала, это звание полукровки. Редкого вида правда, но все же на половину человек. А той ночью, после которой прошло уже три дня, кстати говоря, было точно заявлено, что я НЕ ЧЕЛОВЕК. Дело в том, что старшие расы очень щепетильны в этом вопросе. К полукровкам они относятся слегка настороженно, и признают своих детей, только в случае большого магического потенциала (кто ж таким разбрасываться будет?), и то не преминут напомнить о разбавленной крови. Детей, у который представитель старшей расы числится в дедушках-бабушках, а то и еще дальше, вообще людьми считают. У драконов и вовсе от людей дети не рождаются.

       А тут заявляют, что я вообще не человек (была бы полукровкой так бы и сказали). И нет бы сообщить чей расе я принадлежу, так нет, молчат как упыри в засаде. Устраивать им допрос я бы не хотела, выспрашивая информацию, ненароком можно открыть то, что я старательно забываю. Да и не обязательно им знать обо мне все. Скучная это история.

       За все время пути после памятной беседы Диль так и не заговорил со мной о моей роли в его жизни. А после смены масти (это только с седины эту краску водой смыть можно, а с нормальных волос она и магическим выводителем не сведется), вообще обиделся на такую невинную меня.

       Асандер тоже не спешил приближаться к моему злобству (мания величия прогрессирует, ага). И кушать он в последнее время стал тогда, когда меня рядом нет. Временами он кидал в мою сторону задумчивые взгляды, от которых у меня по спине табун мурашек забег устраивает (о мстительности драконов легенды ходят). Но я мужественно обнимаю Таша и выдаю такую многообещающую улыбку, что народ зеленеет.

      Рэйка оккупировала командира и постоянно вертелась возле него, не подпуская меня ближе. Зато с близнецами и оборотнем я помирилась быстро. Они не стали обижаться на меня дальше, видя, что с ними я обошлась милосердно. Всю дорогу мы устраивали скачки наперегонки. Но и это нам быстро надоело, так как Таш, не сдерживаемый моими ограничениями, постоянно выигрывал.

      Мы веселились и много разговаривали. Зар рассказывал о своей семье. О детстве, о сестренках. О том, как понял, что у него есть магические способности (у оборотней они редко проявляются). Рассказывал о родителях. И все это с такой любовью и нежностью, что мне невольно захотелось на них взглянуть. Посмотреть какая она, настоящая семья?

      Навил и Сэвил поведали, каким шоком было для родителей рождение близнецов. В семье не слишком богатого нара виконта и так было три ребенка. Но уже не молодая виконтесса решила родить в последний раз. И родила двух прелестных мальчиков, через три года стал очевидным их дар. Не всегда у близнецов есть психотическая связь, но всегда обладающих силой связи на расстоянии разделяют по достижении семнадцати лет. Одного из близнецов забирают в один город, другого в другой. Они работают эффективнее почты. Но братья, зная о своей участи, не захотели расставаться, и пошли учиться к некроманту, им никто не стал возражать, так как их дар некромантии уже тогда был достаточно мощен. Я тоже не удержалась и поведала парочку смешных историй своих проказ в Академии при участии Намия и Лида. Пока остальные обижались на меня, мы вчетвером строили планы пакостей остальным членам команды.

      Такой расслабленной, я еще не была. За что и поплатилась. На нас напали. Нечисть. Много нечестии. Алак, осознавая, что за нами могут охотиться как похитители Асандера, так и посланники обиженных мною целителей, вел нас лесными тропами подальше от населенных пунктов. Но это не помогло.

      - Алак, поисковики обнаружили что-то странное, - нервно сообщила Рэйка. Полчаса назад, она отправила их разведать местность.

      - Что? - обернулся к ней командир.

      - Не знаю. Не могу определить. Но их много, - она нервно облизала губы. В глазах ее плескалась паника.

      - Как скоро? - бросил он.

      Остальные внимательно вслушивались в разговор. Я сама отправила поисковик. То, что пришло в ответ, меня не порадовало.

      Таш, что ты чувствуешь?

      'Много. Странные. Быстрые. Лесу они не нравятся'

      Значит пришлые.

      - Алак, близко, - вдруг заорал Диль. Мы все пришпорили коней.

      Но нас это не спасло. Оказывается, нас окружили. Мы остановились. Со всех сторон на нас неслись Рахномисы. Но считается, что их перебили в последнюю магическую войну! Выглядят они как гигантские пауки переростки в панцире и клешнями крабов. Шерсть на лапах имеют зеленую в красную крапинку. Панцирь зеленый. Глаз пять. Лап десять. Ядовиты, не восприимчивы к лучам дневного светила. Быстры, но только при движении по прямой. Их создали в предыдущую войну как боевую единицу против магических лагерей. С одним мы может и справились бы, но не с дюжиной. И они были не одни. С ними были волкодлаки. Нечисть не сбивается в стаи. Она не работает сообща. Что все это значит?!

      'На них влияют' послал мне мгновенную мысль Таш.

      Как узнал?

      'Аура'

      - Командир, не успеваем! - кричит Навил.

      - Нас раздавит, - шепчет Рэйка.

      Таш, мы сможем сбежать?

      'Ты и я. Возможно Высший. Остальные умрут'

      Хочу ли я выжить? Хочу ли выжить ценой их жизни? А кто сказал, что я боюсь смерти? Но я хочу, чтобы жили они. Я еще не все выяснила у эльфа и дракона.

      Братья читали что-то убойно-мощное, Рэйка закидывала фаерами волкодлаков, слишком близко приблизившихся к нашим драгоценным персонам. Зар достал свой меч из ножен. Диль пускал стрелы в глаза Рахномисов. Заклятие близнецов разбилось о панцирь монстров. Дракон растерянно озирался по сторонам. А зверюшки все приближались. Команда встала спиной к спине, образуя круг и ощетиниваясь всевозможным оружием. Лошади нервничали.

      Я сделала глубокий вдох. Соскочив с Таша на землю, я достала тот самый амулет барьера, который обругал Алак. Заряда не хватит. Мощности тоже. Но я же не зря Лекарь. Мы специалисты по барьерам. А я так вообще почти скромный гений.

      - Шая, живо на лошадь! - обернулся эльф.

      Не нервничай, ушастый, мне нужен покой.

      С размаху я всадила амулет в землю. Накрыла его ладонями и соединила структуру амулета со структурой своего козырного барьера. Совсем рядом раздался визг. Зар отрубил волкодлаку, подобравшемуся ко мне слишком близко, передние лапы. Читаю заклинание. На самом деле оно мне не нужно, но помогает отсечь от разума все лишнее. Структурирую мощное желание защититься от всего мира. Кокон. Нет, лучше сфера. За что я люблю барьеры, они не вызывают во мне боли (было только одно исключение и то давно, я почти забыла). Но вот резерв они тянут как упыри кровь. Оглядываюсь по сторонам. В нашу сторону летит (в прямом смысле) Рахномис. Это он как? Катапульту изобрел? Интересно, кто его в паллет то отправил? Вот о чем я думаю?! Он же нас сейчас раздавит к упыревой бабушке!

      - Эртоктарум Корастум! - визжу во всю мощь легких.

      В то же мгновение происходит две вещи. Нашу команду окружает голубоватый куполообразный щит. И в этот самый щит врезается, летящий Рахномис. Я видела глаза нечисти, когда купол щита отпружинил и послал зверюшку в обратный полет. Я даже не ржала, я билась в истерике. Такого коктейля удивления, шока, непонимания и обиды, я не видела уже очень давно. С этой ситуации можно писать картину 'Вселенский Облом'.

       А команда вообще упала не землю в ожидании своей мученической смерти. Ребята, поняв, что еще живы, в недоумении оглядывались по сторонам. Диль, заметив меня лежащую на земле и трясущуюся в приступе беззвучного смеха, побледнел и подбежал ко мне.

      - Что произошло? - отошел от шока Алак.

      - Не трогай! - крикнул дракон. Зар тянул руку к светящейся стенке барьера. Ас успел, оборотень прекратил движение.

      - Шая? - Диль не уверенно смотрел на меня.

      - А ты полна сюрпризов, - Асандер подошел ко мне и присел рядом. Продолжаю лежать на земле, но смеяться перестала.

      - Что это? - кивает в сторону купола командир.

      - Барьер, - отвечает ему дракон. - Наша седая красавица решила дать нам время.

      - Такое разве бывает? - удивился Сэвил.

      - Да есть один извращенный гений, разработавший этот щит. Ни магия, ни материальные предметы его не пробьют. Идеальная защита. Я, правда, думал, что его воспроизвести никто не может.

      Все с уважением посмотрели на меня. А мне на память приходят долгие тренировки с Лариком.

      - Сана, детка, пойми, либо ты это сделаешь, либо будешь мучиться вечно, - говорил ректор, всаживая мне в локтевой сустав третью спицу.

      Он никому не позволял меня пытать. Только он. Временами мой затуманенный пытками разум, давал мне видения боли в его глазах. Иногда я видела совсем другого мужчину на его месте. В итоге я дошла до предела и создала этот щит. Ларика я тогда почти размазала по стене камеры.

      - Почему? - вырвал меня из воспоминаний детства вопрос Рэйки.

      - Что бы создать этот щит, нужна основа из неимоверной боли. Ее еще никто не пережил. Это смесь драконьей магии и эльфийского целительства.

      На меня смотрели уже с немым ужасом. Ну да. Я не понятный и не известный в природе экземпляр, и что дальше?

      - Вы бы поменьше разговаривали, и побыстрее придумали, как избавиться от армии нечисти, - я приняла сидячее положение, по-прежнему не отрывая рук от амулета.

       Амулет мне нужен, для каркаса, в него я поместила буек щита, я сейчас не в том состоянии, что бы постоянно удерживать его форму. В нас снова что-то врезалось. Опять Рахномисы осваивают левитацию?

      - Твою ж ... ..., вот это ... и ...., - оценил нелепость ситуации командир.

      - Алак, ты помедленней, я не все запомнила, - хихикнула я.

      Народ не понимал причин моего веселья. Нас окружила нечисть, представляющая собой вполне реальную угрозу. Неизвестно сколько я смогу продержать щит (я ж не вечный источник). И в такой напряженный момент мне весело. Знала бы раньше, что в экстремальных ситуациях у истребителей юмор пропадает, давно бы от них ушла.

      - А чего мы ждем? Закидать их искрами (заклинание огня, имеет вид искры), и проблема решена, - потер руки Нав.

      - И это элита истребителей? - округлил глаза дракон. Диль поморщился. Алак зло прищурился.

      - Понимаешь, Навил, сквозь этот щит твои заклятья не пройдут. А даже если бы и проходили, панцирь... - в этот момент в купол опять врезался Рахномис. Вот как они это делают?! Я не стала договаривать прерванной фразы, и принялась пристально наблюдать за чудо монстриками.

      - Панцирь отражает магию, - закончил за меня дракон, видя, что я ушла из реальности.

      А я тем временем наблюдала прилюбопытнейшую картину. Рахномисы в количестве двух штук пригибали к земле молодую ель. На нее залазил третий продукт эксперимента, а его два помощника отпускали несчастное дерево, отправляя в увлекательное путешествие счастливого естествоиспытателя. Упс. Перелет. По новой.

      Сами бы они до этого не додумались. Значит Таш прав, ими управляют. И манипулятор где-то не далеко. В радиусе видимости. К сожалению не нашей. Послать поисковика? Так панцири устроят такой рикошет, что не одна опорно-двигательный аппарат ментально не выдержит.

      - ...телепортировать? - уловила я обрывок фразы.

      - Я много пропустила? - обратилась я к оборотню.

      - Нет, Диль спрашивает, может ли Асандер нас телепортировать, - был мне ответ. Зар выглядел слегка ошарашенным но не более.

      - А разве драконы могут телепортироваться в этом мире? - округлила я глазки.

      - Д-драконы? - хором взвыли близнецы. На нас вновь обрушился Рахномис. Всегда мечтала побывать под обстрелом из живых туш, ага. Ребята инстинктивно пригнулись. Я такими темпами долго не продержусь.

      - И не чего на меня так осуждающе смотреть, давно пора было им рассказать, кого везем, Алак. А вам давно пора было догадаться, еще некромантами себя зовете. Про Зара вообще молчу, тебе нюх на что?

      - Так и ты не сама все поняла, - ради справедливости заметил Ас.

      - Это ты так думаешь, - огрызнулась я. Соотношение моих сил, прямо пропорционально моему настроению.

      - Ну так что с телепортацией? - вернул нас к теме обсуждения командир.

      - Не могу. Я еще не совершеннолетний. Иначе, почему, думаешь, вас приставили меня сопровождать?

      Мдя... я угадала. Уря! Хотя стоп. Какой уря? Нам же отсюда не выбраться. Что делать? Огонь - Рахномисы. Волкодлаки - некроманты. План.

      - Стена Огня? - предложила Рэйка.

      - Нет. Нельзя трогать лес, - вмешалась я.

      - А у тебя есть другие предложения? - зло спросила она.

      - Нав, Сэв, вы сможете справиться с волкодлаками? - обратилась я к некромантам

      - Думаю да, - отозвался Навил.

      - Асандер, тебе придется немного нам помочь, - хитро улыбаюсь я, чувствуя испарину на лбу. Силы таяли.

      - Что-то мне не нравится твой взгляд, - опасливо отошел он от меня.

      - Диль, нужно договориться с лесом и землей. Разрыхляем почву, Рахномисы в ней вязнут под тяжестью собственного веса. Некроманты занимаются волкодлаками, а самые быстрые и верткие из нас пытаются достать до увязших и замедленных. Самыми верткими и быстрыми являются дракон, эльф, оборотень и пожалуй командир. Я и Рэйка прикрываем.

      - Себя забыла, - вставила ведьма.

      - Нет, я до их способностей еще не доросла, - скромно потупилась я.

      - А когда в лагере наемников ты по-другому себя вела.

      - Ну так и монстры меня пока изнасиловать не пытались, - огрызнулась я.

      - Тогда пошли им в помощь свою разумную зверюгу, - не сдавалась магичка. Она даже не знает, на что нарывается. - Монстр против монстров. Разумно.

      - Таша. Никто. Не тронет. И не дай тебе Равновесие, хоть раз подвергнуть его угрозе, я с тобой сделаю то, от чего маги отступники содрогаться будут, - улыбаясь проговорила я, в упор глядя ей в глаза. Она отшатнулась.

      - Она так больше не будет, - подошел к ней Алак. - Твое предложение имеет смысл, Шая. Так и поступим.

      Диль присел на корточки и зарылся руками в дерн. Я приподняла щит над землей на расстояние в толщину ладони. Всегда нравилось наблюдать за магией эльфов. Беззвучно шевеля губами эльф вторил свое волшебство. Трава словно живая шевелилась, оплетая лапы монстров и затягивая их в рыхлую почву. На лбу ушастого выступила испарина. Еще бы, столько работы проделать. Как только последний из монстров увяз по самое не могу, я скинула полог, не давая им опомниться. Навил принялся собирать вокруг себя волкодлаков (есть такое призывающее заклятие), а Сэвил кидал в мелких монстриков черные иглы.

      Эльф обстреливал продукты больной фантазии магов экспериментаторов горящими магическим огнем стрелами. Ас, Зар и Алак, похватав мечи кинулись в бой. Я на пределе сил держала на них силовые поля, которые лекари используют как магическую подпитку для раненых, и щиты. Рэйка в меру способностей билась с отделившимся от стада Рахномисом.

      Вот у эльфа кончились стрелы, и он прыгает в гущу событий. Вот Зар уворачивается от клешни одного чудовища, но со спины на него нападает другое, его в свою очередь убивает какой-то горящей гадостью эльф. Вот Асандер на невероятной скорости в куски рубит бедного монстра. Вот Алак кидает в морду монстра искру, но с боку в него летит клешня другого Рахномиса, вот эту клешню отрубают парные мечи красавца-мужчины. Вот Рэйка наконец попадает в один из глаз своего противника. Кидаю фаербол в волкодлака вцепившегося в руку Сэва.

      СТОП. Какой такой красавец-мужчина?! Сижу на травке и медленно прихожу в себя. Эльфа задели, пришлось усилить его щит. А левая личность на поле боя продолжала истреблять монстров. И работал мужик не только красиво, но и на скорости Асандера. Я его толком разглядеть не могу, он постоянно в движении. Работает он эффективно, уже пятерых завалил. Дракон, поняла я. С его реакцией мог сравниться только Ас. Но даже Асандеру далеко до новенького. Его неуловимые действия (на самом деле я их вижу, но при больших усилиях), его красота движений. Словно танец, забирающий жизнь. При всей непробиваемости Рахномисов, при всей скорости их клешней, их просто перерезали как свиней. Бедные монстрики. Их не спасло даже наличие разумного кукловода.

      И вот уже не осталось ни одного живого монстра. Команда сидит средь дымящихся останков нечестии. Тяжело дышат и утирают пот со лбов рукавом. Довольные. Мдя... что нужно истребителю для счастья? Пара монстров что бы можно было над ними поиздеваться. Алак и Диль пристально смотрят на неизвестного. Я тоже его разглядываю. Из-за дыма его плохо видно.

      Таш, я понимаю, там воняет и вообще грязно, но мне надо к ребятам.

      'Как пожелаешь' было мне ответом.

      Меня подняли за шкирку на ноги. Спасибо, дорогой. С кряхтением взобралась на метоморфа. Подъехав к стоящему на ногах новенькому принялась его разглядывать. Мдя... есть мужчины вызывающие у нормальных женщин зависть своей красотой, такие как например эльфы. Есть мужчины вызывающие у женщин извращенные материнские комплексы, такие как например Асандер. Есть мужчины пугающие женщин своей красотой и холодностью, таким иногда может быть Ларик. И есть мужчины своей красотой вызывающие у женщин обильное слюноотделение, например Алак, или Диль когда высокомерие покидает его лицо. Этот же мужчина был воплощением всех типажей и сразу. Одного у него не отнять. Красив. До безобразия. Вот только красота его хищная, пугающая и притягивающая одновременно. Желтые словно небесное светило глаза. Черные коротко остриженные волосы с острой падающей на лоб челкой. Прямой чуть заостренный нос. Тонкие губы. Красиво очерченные скулы и упрямый подбородок. Широкие плечи. Высокий. Ему не приходится задирать голову, чтобы взглянуть мне в глазе. А ведь я верхом на Таше.

      От переутомления (каюсь, на мужика засмотрелась), у меня закружилась голова и я медленно сползла с моего метоморфа. И прямо в руки неизвестного. Выйти замуж мне за эльфа, вот это мужчина! Вот это торс! Эротическая фантазия студентки! И косичка. С красным кончиком. Она начиналась от самого затылка и спускалась до поясницы. Где-то я ее уже видела. А ладно, упырь с ней. У него такие руки... я млела. Но чувство неправильности все больше раздражало мой мозг. Отстраняюсь от держащих меня рук.

      И что мне опять не нравится? Он смотрит на меня с насмешливым прищуром. Наклоняю голову и наматываю локон на палец. О я ж без капюшона. А новоприбывший даже виду удивления не подал. Нервы стальные или восприятие мира особенное? Щас проверим, весело улыбаюсь. Команда истребителей нервно сглатывает в звенящей тишине.

      - Дяденька, а вы кем будете? - я делаю то, что у меня лучше всего получается. Кошу под дуру (или не кошу?).

      - Шая, - стонет Алак.

      - Кем захочешь, - выжидающе улыбнулся он.

      - Что, правда? - опешила я. Он кивнул. Ха, он попал. - Будешь моим кошельком.

      Радостно хлопаю в ладоши. О равновесие что за бред здесь твориться?

      - А что взамен? - вкрадчиво спрашивает он.

      - Спасибо, - скалюсь. И вот мне в ответ скалится такая же улыбка. В его глазах проскальзывает удовольствие, цинизм и что-то от чего мне захотелось добровольно зарыться под землю. Да кто он такой?

      'Высший' - фыркнул Таш.

      Это я и так поняла. Но ведь Ас другой. Хотя не стоит судить эту расу по одному экземпляру.

      - Спасибо тебе путник за помощь твою посильную. - произнес Диль. Обняв меня за плечи, оттащил от путника. Ярость шевельнулась во мне красным всполохом.

      - Не стоит благодарить. Я прибыл, дабы сопроводить вас на материк.

      Народ усиленно просчитывал свою выгоду и возможные неприятности. Рэйка забыв о непреступном командире, капает слюной на незнакомца. Диль от чего-то не рад, появившемуся неведомо откуда мужику. Но он будет наблюдать и выжидать. Алак настороже, но не более. Близнецы и оборотень поступят так, как прикажет старший. Им, по-моему, вообще все до упыря. А вот Ас повел себя странно. Он... испугался? Не знаю. Что-то не так. Что? Взгляд новичка. Холодный, пренебрежительный, и только когда его небесные диски наталкиваются на белизну моих глаз, его глаза поддергиваются хитринкой.

      - Как нам обращаться к тебе? - с придыханием спросила Рэйка.

      - Акор Эль Гар Ксадар (и дальше я просто не стала запоминать).

      Команда в шоке. Асандер все сильнее бледнеет.

      - Что случилось, - пихаю его в бок локтем.

      Он переводит на меня полубезумный взгляд и продолжает молчать. Но со мной такое не пройдет, и вновь мой острый локоток проходится по ребрам Аса.

      - Он, - и он замолкает, замечая внимательный взгляд желтых глаз. - Занимает довольно высокий пост при дворе.

      Наконец заканчивает крылатый свою фразу. Мдя... и чего так пугаться? Или чем выше дракон по положению, тем он злобнее и коварнее? Так они по природе своей такие.

      Таш, ты внимательно слушал имя нашего гостя?

      'Да'

      Повторить сможешь? И тишина. Таш!

      'А сильно надо?' нервно дернул он хвостом.

      Да.

      'Могу'

      Слушай, кошак копытный, если можешь, так не отлынивая, а выдавай информацию. Только медленно.

      - Уважаемый Акор Эль Гар Ксадар (и дальше я повторила сказанное метаморфом), - на меня посмотрели не то, что с уважением, с благоговением, причем драконы с диким любопытством в глазах. А я, переведя дыхание, продолжила. - А можно покороче?

      Мои честные и невинные глаза в свое время разжалобили Шера, что уж говорить о простых обывателях в лице неподготовленных драконов. Но не тут-то было. Меня окатила золотая насмешка. Вот упырь, его глаза так похожи на золото, я только сейчас это заметила (я при виде золота теряю спокойствие души). Но все же этот гад летающий ответил.

      - Акор Эль Гар, вполне сойдет.

      - Акор Эль Гар, значит. Как пожелаете, уважаемый, - присела я в реверансе.

      - Для тебя, красавица, Ксадар, - подошел он ко мне вплотную.

      Я отшатнулась. Он красив, спору нет, но кто знает, как в следующий момент отреагирует на мужскую близость мое тело? Я, например, знать как-то не хочу.

      - Шая, - представилась я. После чего представила остальных. Причем по все правилам этикета. Вот же упыревы рефлексы.


      Остальные полдня я старалась держаться от непонятного мужчины подальше. Красив? Несомненно. Умен? Бесспорно. Опасен? До невозможного. Я боюсь его? Выйти мне замуж за дракона, если я, наконец, испытала это чувство. Но чувству самосохранения все равно до отсутствия такого важного фактора как страх. А он наблюдал. И следящий взгляд Аса ни что по сравнению с этими небесными светилами, выжигающими не известные руны на моей спине.

      Диль прибывал в раздражении, с тех пор как появился Ксадар. Он не отходил от меня не на шаг. Его примеру следовал и Асандер. Облепили меня с двух сторон и не упускают из виду. Была бы я по наивнее и поглупее, возмутилась бы такому пристальному вниманию. Но наивность моя скончалась еще в детском возрасте. Глупость, правда, иногда присутствует, но это, по-моему, неистребимое состояние.

      Мы направлялись в город Орно. Городок не то чтобы большой, не и не маленький. Зачем мы туда направляемся, для меня остается загадкой. Но Ксадар сказал надо. Нам действительно надо заехать в город. Пополнить свои запасы. Поспать на нормальной кровати. Отдохнуть, в конце концов. Но по моим сведениям, там находится Аранда. И только один этот факт говорит в пользу уничтожения этого города. А поскольку массовое убийство карается смертью (если ты, конечно, не прикрылся какой-нибудь великой идеей), то стоит хотя бы объехать этот город по другому краю материка.

       Эту ночь мы провели в лесу. Меня отправили за дровами. Ксадар в помощники не набивался, и вообще к работе интерес не проявлял. Помыться я не смогла из-за отсутствия источника воды. И на следующий день была зла, как упырь на диете.

      Меня нервировал Ксадар, нервировала возможность встречи с Арандой. Выбивало из колеи поведение эльфа. Я не могла расслабиться и вести себя обычным образом. Моя обычная детская линия поведения в нынешней ситуации никуда не годилась. Выказывать настороженность тоже не стоит. Вот и приходится балансировать на лезвии. Желтоглазый дракон завел со мной ничего не значащую беседу. Я мило улыбалась и отшучивалась.

      И, наконец, в конце второго после нападение нечисти дня мы прибыли в город. Город как город. Ничего примечательного. Узкие серые улочки. Хамоватые жители. Летящие с верхних этажей нечистоты. Смрад людской жизни. Оказавшись в трактире, таком же как и сотни его братьев, мы разбрелись каждый по своим комнатам. Впервые за долгое время я испытала чувство сродни блаженству. Причиной была горячая ванна (корыто наполненное до верху горячей воды). После омовения, я уснула так крепко, как не спала уже давно.


      Вот только утро у меня выдалось бурным.

      - Открывай!!! Да пусти же меня, пакость остроухая! Я знаю, что ты там, противная девчонка! - орал во всю мощь легких смутно знакомый голос.

      - Нет меня, - бурчу, зарываясь в подушки поглубже.

      - А ну уйди эльфячья морда! - послышались удары.

      Меня снесло с кровати. Подойдя к двери, открыла ее. И не глядя швырнула фаербол. Захлопнула дверь и пошла досыпать дальше. Наивная. В дверь вновь забарабанили.

      - Шая, к тебе ломится какая-то сумасшедшая! Она уже на Диля кидается, - крикнул Зар.

      Наконец я просыпаюсь и понимаю КТО ко мне может ломиться подобным образом. Нервно натягиваю на себя платье по свободнее. Бегу к окну. Третий этаж. Ну и равновесие с ним. Левитация мне в помощь. Открываю створки. Что-то трудно они отворяются, прибиты? Одна из створок вываливается на улицу с диким грохотом. Кажется, она упала на кого-то из прохожих. Все равно. Нужно бежать. Далеко и быстро. Но счастье не длится долго и дверь моего номера сносит взрывом. В отчаянии я запрыгиваю на подоконник, но меня грубо с него сдергивают.

      - Отстань, извращенка! - в панике ору я, пытаюсь прорваться к окну.

      - А ну остынь, свет моих очей, - шипит она.

      - А что тут происходит? - нервно спрашивает Алак.

      Я с тоской посмотрела на окно своей спальни. Одной створки нет, а ведь они были прибиты на гвозди, вторая, поскрипывая, косо качается на сквозняке. Оборачиваюсь. Вся команда в сборе. Эльф, схватившись за свои орты, стоит и гневно сверлит темноволосую, кареглазую красавицу, что держит меня за руки. Алак непонимающе хлопает глазами. Рэйка держит его за руку (он по-моему этого даже не заметил). Близнецы тихо ржут. Зар еще даже не проснулся (один глаз открыт, но как-то вяло). Асандер пребывает в шоке. И только Ксадар наблюдает за происходящим с раздражением.

      - Познакомьтесь. Аранда. Жена Шера и мощный артефактор.

      А еще совершенная мной ошибка.

      - Почему ты так холодна со мной, любимая? - потерлась она щекой о мою макушку. Народ в шоке. Я в бешенстве. Моя ярость проснулась.


      Глава 16


      Сидим, завтракаем. Аранада расположилась напротив и пожирает меня взглядом. Но это не отвернет меня от еды, не дождется. Команда и драконы наблюдают за происходящим с интересом. А я пытаюсь придумать, что им сказать, что бы и они были, не сильно шокированы, и мне не пришлось лгать. Вспомнила прошлое.

      Мне четырнадцать. Мерзкий возраст. Хочется не понятно чего. Прыщи на лбу. Магические завихрения в организме. Неустойчивая и абсолютно истеричная психика. Короче говоря, пубертатный период. А у меня он протекал вообще в непонятной форме. Иногда так перекрывало, что ректору приходилось запирать мою тушку в карцере, лишь бы никто не пострадал.

      В этом возрасте нормальные девочки начинали постигать половую жизнь. Они шептались об этом по углам, шушукались на парах, хихикали по вечерам. Мне тоже хотелось испытать что-то новое. Но я уже знала, мужчины для меня под запретом. Мое тело отвергало любые намеки на интерес с их стороны. И тогда я подслушала разговор двух девочек, о не совсем традиционной любви. Я загорелась этой идеей. Угрозами вырвала у ректора двухнедельные каникулы для себя. Взяла Шера и рванула в единственный город, где могла получить то, что хотела.

      Ригнара встретила нас приветственно. Подземный город был мне в диковинку. Новые краски, запахи, ощущения. Все это не то чтобы вскружило мне голову. Эти ощущения разбудили во мне что-то древнее, и очень жестокое. Это была я, но в тумане и круговерти новых впечатлений. В этом городе я заразилась людской болезнью под названием эмоции. Ведь раньше я с трудом испытывала ничего подобного. Появилось еще что-то кроме любопытства и инстинктов. Мдя... гормоны еще и не такое со мной сделали, но это уже другая история.

      Так вот. Взяв с собой Шера, я пошла на черный рынок, одержимая идей получить желаемое. Правда я еще не до конца осознавала, что конкретно мне нужно и как этого добиться, но я любила экспериментировать. Тогда-то я ее и увидела. В клетке, полуобнаженную, красивую и еще не сломанную. Да, в ее глазах была боль и ненависть - ее предали. Да, я видела гордость и жестокость, но это скорее придавало ей еще больше очарования. Да, в ее взгляде видна была маленькая почти не заметная искра безумия, но это и привлекло меня в ней. Я была такой же. Нет. Я была гораздо хуже. За моими плечами не было опыта прожитых лет (его и сейчас-то нет, но я усиленно стараюсь наверстать упущенное) которые могли быть моим ограничителем. И искры безумия во мне полыхали костром.

      У продававшей ее ведьмы я спросила, почему она избавляется от такого прекрасного товара. Проблемы с деньгами?

      - Нет. Она меня больше не любит, - горько ответила мне ведьма тогда.

      Шер наблюдал за происходящим с веселым интересом.

      - Третьим возьмешь? - шепнул он мне на ухо.

      - А не ты ли говорил, что я еще маленькая? - засмеялась я.

      Мы пришли в гостиницу. Я заказала себе ванну. Рабыня и наемный убийца оставались в моем номере.

      - Дозволено ли будет мне говорить, нариль? - она умна. Обучена и хитра.

      - Говори, - принесли ванну.

      - Почему он не уйдет? - кивок в сторону Шера. - Вы боитесь остаться со мной наедине?

      Шер заржал. Поганец.

      - Красавица, да я тебя охраняю. Кто знает, что моей девочке взбредет в голову? - в следующий раз, когда эта псина придет ко мне зализывать раны, отрежу ему руку и приращу обратно, без обезболивающего и на его глазах.

       - Выйди, - бросила я ему. Скинула халат. Ванна так и манила. Он вышел. А меня трясло в предвкушении.

       - Твое имя? - посмотрела я на девушку. Темные волосы. Карие глаза. Красивое лицо. Шикарная фигура.

       - Аранда, - хмыкнула она. Она не подчиняется. Делает вид. Усыпляет бдительность странного ребенка.

       - Подойди, - я расслабилась в ванне. За свою жизнь не опасалась, специальный магический ошейник не даст ей причинить вред хозяйке. - Помой мне голову.

       На ее лице не отразилась ни одна эмоция. Она принялась за работу. Краска с моих волос смылась, открывая седую шевелюру.

       - Что за упырь? - услышала я сдавленный стон за своей спиной.

       - Отойди, - приказала я. Я знала, что реакция будет такой, но все, же что-то меня задело. Странно. Мне ведь всегда было все равно. Отвращение и ужас. Я не знала другого.

       - Нариль ведь десять - одиннадцать? - ее голос дрожал. Я ее понимала. Я действительно выгляжу как ребенок. Даже грудь еще не появилась. Маленькая, невинное личико. Она думала, что ее купил эгоистичный богатенький ребенок, что с этим ребенком будет легко справиться. Не выторговать себе свободу. Нет. Занять более выгодное положение. Захватить власть.

       - Нет, мне четырнадцать, - я встала и обмоталась полотенцем. Еще раньше я промыла глаза, из-за краски они иногда краснели, не стоит ждать последствий, когда их можно предотвратить. - Подойди.

       Она подошла. Не заставляя себя, с любопытством, горящим интересом, она подошла ко мне, что бы узнать. Я провела по ее щеке пальчиком. Кожа гладкая и мягкая, приятно. Сняла с нее одежду. В глаза не смотрю, не хочу пугать раньше времени. Подвожу к ванне, усаживаю во все еще горячую воду. Начинаю ее мыть. Снимаю с нее ошейник. Заметит, не заметит? Как то читала трактат о пользе массажа. Попробовала воспроизвести. Кажется, ей понравилось.

       - Твоя предыдущая хозяйка была твоей любовницей? - спрашиваю не из праздного любопытства. Если она окажется нормальной, то мои планы пойдут крахом. Две неопытные девицы в этом деле вряд ли добьются желаемого.

       - Да, - спокойно ответила она мне и повернула голову. Наши глаза встретились. Я ожидала увидеть ужас и отвращение. Но увидела фанатичный блеск любопытства.

       - Ты ее любила? - наклоняю голову на бок.

       - Да, - в ее взгляде читается: странный ребенок.

       - А сейчас?

       - Нет, - ее глаза говорят: странные вопросы. Но интересно. Что ты такое? Хочу получить.

       - Меня ты смогла бы полюбить? - я рассматривала ее лицо. В голове билась мысль, не могу я быть ущербной во всем.

       - Да, - улыбнулась она. На ее лице мелькнула улыбка понимания. Странный ребенок, но вполне обычное желание. В этом она разбирается. С этим ей легко справиться.

       Поднялась, обмоталась полотенцем. Обняла меня. От нее исходил приятный дурманящий аромат. Она выше меня, мне приходится задирать голову. Ее лицо близко. Она поцеловала меня.

       Что я почувствовала? О, этого я не забуду никогда. Ее мягкие, теплые чуть сладковатые губы на моих губах и дикая, раздирающая все тело боль. С тех пор я и женщин избегаю.

       Меня выгнуло дугой. Не осознавая себя, я отшвырнула Аранду к стене. Она испугалась. Такого она не предвидела. Я корчилась на полу, скуля от боли. Это услышал Шер. Выломав дверь, он вбежал в номер. Картина представшая его взору, ему очень не понравилась. Рабыня бледная и растрепанная жмется к стене. Я лежу на полу, извиваясь в агонии. Как он мне потом рассказывал, он сначала даже решил убить рабыню, но я умудрилась каким-то образом прохрипеть 'нет', своим сорванным горлом.

       Так бесславно закончились мои попытки обустроить личную жизнь. Я была тогда в подавленном состоянии. Мы провели в гостинице неделю. Я не выходила из своего номера. Аранда и Шер заботились обо мне. Они грызлись все время и при любой возможности, как только появлялись в поле зрения и слышимости друг друга. По вечерам я заставляла рабыню рассказывать мне сказки, а поскольку она этим раньше не занималась, то рассказывала истории из своей жизни. Она бастард. В тринадцать, мать продала ее магичке, потому что дома не хватала еды, а так нариль магиана, хоть накормит деточку. Магиана оказалась не совсем традиционной ориентации. И когда у девочки открылись магические способности, и по закону она обретала свободу, магичка не захотела отпускать девушку, в которую успела влюбиться. Так они и жили. Ведьма обучала свою рабыню, та училась жадно и постоянно, а ночи их были наполнены любовью (цитирую Аранду, мне бы и в голову не пришло так высказаться). Но шло время и чувства юной ученицы остывали. И вот дошло до того, что Аранда начала избегать прикосновений и ласк хозяйки. Та все поняла, но попыталась исправить положение, за что юное дарование чуть не убила уже престарелую ведьму. Магичка обиделась и решила ее продать. Так на нее наткнулась я.

       Спустя некоторое время я вышла из своей депрессии, и начала замечать некоторые странности в поведении своего приобретения. Ее взгляды, направленные на меня. Ее прикосновения. Неадекватную реакцию на присутствие рядом со мной Шера. Но я решила не заострять внимание на этом, мало ли какие у людей странности бывают, не мне их судить. В конце концов, она уже знала, что физические контакты для меня под запретом.

       Выход из депрессии я решила отметить грандиозным праздником. Наши с ней дебоши длились неделю. Честно говоря, нас бы давно прикончили за такое поведение, но Шер мужественно покрывал все наши проделки, если таковыми можно обозвать разбойное нападение на мастера воров. Хамство начальнику гильдии моряков, да так что он заслушался, Ну и еще мы выловили одну ночную нимфу и заставили ее бесплатно танцевать на барной стойке гостиницы.

       Аранда потакала мне абсолютно во всем, но так и должно быть, она моя рабыня. Она поддерживала все мои безумства. Мы постоянно появлялись вместе, неся, где разрушения, где дикое безумное веселье. И однажды она убила моего пациента.

       Красивый, хрупкий юноша, был ранен в драке. Сильно ранен, я еле его вытащила. В тот период я перестала проводить с Арандой время, отдаваясь уходу за пареньком. Он постепенно выздоравливал, и начал оказывать мне знаки внимания. А через некоторое время я обнаружила его с ножом в сердце.

       Тогда я очень разозлилась. Я чуть ее не убила, но в последний момент остановилась. Она смеялась. Счастливо смеялась. Я залечила увечья, нанесенные собственноручно, и подарила Аранду Шеру. Но все равно у меня не получилось от нее избавиться. Шер отправил ее учиться в нашу Академию. Удружил. Ему я тогда отмстила, но те два года, что она там проучилась, до сих пор вспоминаются мне, как бесконечное безумие.

       Она понравилась оборотню, еще тогда, в клетке. Он с радостью бы развлекся с ней, но я решила, что пора ему приучаться к ответственности. По окончанию учебы она переехала к нему. Ее не возможно не любить. Она подобна стихии. А оборотней манит все необузданное. Так и получилось, что он полюбил ее. Она полюбила меня. А я... я не знаю, что такое любовь. Мне это просто не дано. И Шер это знал. И Аранда к тому времени все поняла. Но ничего уже было не изменить. И тогда в ней что-то изменилось. Она сдалась ухаживаниям Шера, перестала вредить тем, кому я уделяла внимания больше чем ей. В конце концов, она вышла за оборотня. Шер даже заставил ее полюбить его. А как иначе? Эти звери по-другому не умеют. Но ее чувства ко мне так и не остыли. И когда мы собираемся втроем, это похоже на безумие. То безумие, от которого я в последнее время стараюсь убежать, потому что смирилась со своим одиночеством. С тем, что я не имею право на свою половину, какой бы она не была. А Аранда искренне получает от этого удовольствие. По своей природе она манипулятор, но я и Шер, имеем иммунитет к любым действиям подобного рода. Вот и балдеет она от непредсказуемости наших реакций. Не может заполучить меня привычным образом, так хоть насладится вместе со мной тем, что она называет весельем (последнее такое веселье мне обошлось в сломанную руку и три ребра).

       - Шая? - позвала Аранда, вырвав меня тем самым из водоворота воспоминаний.

       Так странно, иногда память захватывает мой разум в свой плен помимо моей воли, а иногда вместо нее черная пустота выталкивает меня в реальность. Я уже давно прекратила бесполезные попытки понять себя. Что бы это сделать, нужно себя знать. А познать себя я еще успею, если конечно не убьют раньше времени.

       - Что? - я слишком долго молчала, команда напряглась, Аранда беспокоится, а желтоглазый наблюдает.

       - Я скучала, - она взяла мою руку и потерлась о нее щекой.

       - Отстань, извращенка, - отдернула я конечность. Ярость не дремлет. - Долго ты собираешься прозябать в этом городке? Дома тебя ждут муж и дочь.

       - Что? - опешила она.

       - Я была у Шера. Сделала вам подарок. Ты теперь мама, - пакостно улыбаюсь.

       Почему я избегаю ее? Рядом с ней мое безумие становиться ярче.

       - И как муж к этому отнесся? - ее улыбка не уступала моей.

       - О, он был рад. Еще одна ушибленная на голову девица в его семье, ни это ли счастье для старого оборотня? - мы засмеялись. Звонко, счастливо, и издевательски, но так радостно, что окружающие несмело заулыбались.

       - Через три дня кончается мой контракт, - посмотрела она на меня.

       - Передавай дочке привет от меня, - улыбнулась я.

       - Ты же ее не покалечила? - напряженно спросила она. Что это? Когда Аранда успела измениться?

       - У тебя разыгрался материнский инстинкт? - наклонила я голову на бок.

       - Я всегда хотела ребенка, - это уже что-то новенькое.

       - Шер скучает, - невзначай обронила я. - Ребята, хватит так пялиться, в конце конов это не прилично.

       - Я смотрю, ты как всегда в гуще событий? - налила она себе вина.

       - И до вас слухи добрались? - округлила я глаза.

       - Не слухи, - многозначительно посмотрела на меня Аранда. Она что-то знает. Было бы неплохо избавиться от истребителей и пообщаться с ней наедине.

       Как избавиться от толпы надоевших мужиков? Очень просто.

       - Мальчики, мы по магазинам, - и хищная улыбка озаряет мои черты.

       Мальчики при моих словах спали с лица.

       - У нас дела, прости, мы не сможем тебя сопровождать, - ну право слово, не командир отряда истребителей, а первокурсник на ковре у ректора.

       - Мужчины, вечно вы бросаете на наши хрупкие женские плечи все тяжести ведения быта, - ткнула я в командира пальчиком в обвиняющем жесте. - Ну ладно, я сегодня добрая.

       И протягиваю раскрытую ладонь Ксадару. Он непонимающе, но от этого не менее насмешливо поднял бровь (тоже так хочу).

       - Мне нужны деньги. А в нашу первую встречу, ты сам разрешил считать тебя своим кошельком. Так что жду свое золото.

       Послышался глухой удар. Это Зар сполз под стол, а по пути ударился головой. Близнецы побледнели и приготовили что-то мощное. Рэйка просто впала в ступор, хотя даже в таком состоянии она делала попытки спрятаться за широкой спиной командира, который и сам не знал, куда себя деть. Диль же схватился за свои орты под столом. Все в напряжении ожидали реакции дракона.

       Дело в том, что весь путь до Орно команда усиленно избегала общения с драконами. Асандера они уже знали, его они избегали скорее по инерции. Я почти физически ощущала их инстинктивный страх перед Ксадаром (даже отморозков истребителей пробрало, а я как непонятно кто, так и осталась непрошибаемой). Желтоглазый Высший весь путь провел рядом со мной (что меня неимоверно раздражало). Команда, конечно, переживала за меня (как бы я не ляпнула чего-нибудь такого, из-за чего прикопать могут всех), но нашему общению не препятствовала (Диль правда пытался оттеснить наглого крылатого, но ему постоянно мешал Ас). Асандер же вел себя вообще странно, как упокоенный упырь. Его раскованность и веселье испарились как туман под лучами небесного светила.

       И сейчас я совершила смертельную ошибку. Ведь попросить у дракона золото, равносильно признать себя не совсем здоровой на голову. А в той хамской форме, что я все это провернула, вообще слышалась прямая просьба упокоить меня в особо жестокой форме.

       Вот команда и приготовилась к разборкам, равносильным подписанию смертного приговора в массовом порядке. Но Ксадар всех поразил. Он усмехнулся и протянул мне мешочек, в котором обычно держат деньги. Передавая его мне, он провел большим пальцем по моему запястью. Странно, прикоснулся к руке, а мурашки побежали по спине - парадокс.

       - Как пожелает моя ла Тао, - он хищно улыбнулся. Асандер нервно дернулся, словно ему пульсар под хвост попал. Меня что сейчас покрыли неприличным словом? Ну желтоглазый, я тебе это припомню. С другой стороны, надо было лучше драконий язык учить. Эх, говорил мне Ларик, учись, а я не слушала. Ничего, потом Аса за пытаю, он все и выложит.

       Народ был в шоке. Да что бы дракон и добровольно отдал свое золото?! На меня так взглянули, что мне резко захотелось убрать все режущие предметы подальше от их загребущих ручонок, а то не дай равновесие вскроют мою бренную тушку, дабы узнать, что ж я за зверь такой.

       Я схватила Араднду за руку и вышла из помещения на свежий воздух (ну не такой он и свежий), и поправила капюшон. Мы направились к рынку.

       - Я смотрю, ты совершенствуешься в дрессировке, - ухмыльнулась эта зараза. Она стала достойной парой своего мужа.

       - Что касается истребителей, то да. А вот про Ксадара, такого сказать не могу. Тут, по-моему, меня дрессируют.

       - А ты все так же хладнокровно рассчитываешь варианты развития ситуации, - грустно вздохнула она.

       - А ты все так же мне льстишь, - хмыкнула я.

       Мы добрались до торговой площади и принялись за любимое женское занятие - трату денег. Причем денег даром доставшихся (ох и чует мой позвоночник, не все ладно с этим презренным металлом).

       - Я слышала, ты много дел натворила в столице, - начала Аранда из далека.

       - А я на мелочи не размениваюсь, - пожимаю плечами. - Что можешь сказать?

       - Много чего. Слышала, эльфы тебя ищут.

       - Аранда, вот странная ты женщина, про мои неприятности знаешь, а про пополнение в семье только сегодня услышала, - хихикнула я.

       - Ты моего мужа хорошо знаешь, он еще тот конспиратор. Захочет, и короля не найдут.

       - Он может, - сама не поняла, как на моем лице заиграла нежная улыбка. - Но вернемся к более интересной теме. Кого в этот городишко занесло?

       - Ты не поверишь, как много народу, побывало здесь с твоим именем на устах, Шая (она еще в таверне поняла, что про мое настоящее имя пока стоит забыть).

       - Прекрати издеваться, и говори уже кто и когда, - раздраженно бросила я.

       - А что мне за это будет? - сладко улыбнулась она.

       - Спасибо? - задумалась я.

       - Я хочу поцелуй, - надула она губки.

       - Ты хочешь в глаз, что и получишь, если не прекратишь маяться глупостями, - посмотрела я на нее холодно.

       - Прости, не знала, что у тебя все настолько серьезно, - вмиг исчезла вся ее игривость. - Около четырех дней назад, проезжал орк, напился и бредил про седую Отмеченную смертью. Куда направился, не знаю. Дня два назад прибыл эльф. Ведет себя тихо, но постоянно наводит справки о вновь прибывших.

       - Что из стандартных?

       - Пришли наводки на некую нариль Санашаю Сареш. Брать живой и предельно аккуратно. И предупреждая твой вопрос, отвечу. Нет. Денег дают не достаточно, - я тяжко вздохнула.

       - Есть что-нибудь не обычное? - полюбопытствовала я.

       - Недавно кто-то массово закупался солнечными камнями. Кое-кто мне шепнул, что закупщик - посредник от эльфийской стороны (и здесь эти остроухие).

       - Очень интересно, - улыбнулась я. У моей собеседницы дернулся правый глаз.

       - Есть еще кое-что. Может тебя это и не заинтересует, но все же. Говорят, недалеко от твоих земель орудует отступник. Тебе как наместнице было бы неплохо разобраться.

       - Сама поняла что сказала? - опешила я. - Быстро обрисовывай ситуацию полностью.

       - Вот же драконова дочь, - выругалась она и отбежала от меня подальше.

       - Я сегодня добрая, калечить тебя не буду, успокойся, - раздраженно бросила я.

       - Его эксперименты появляются в окрестностях города. Кто знает, чем это угрожает. А тут ты с командой истребителей. Прости, любимая.

       - Не расплатишься, дорогая, - хмыкнула я.

       - Я должна была попытаться, - хитро прищурилась она.

       Закупившись всем, чем нужно и не нужно, как и положено приличным девушкам, мы отправились обратно в таверну. Я все не могла понять, что мене не нравится в окружающем мире.

       - У тебя новые духи? - принюхалась я к Аранде.

       - Нравится? - сверкнула она глазами.

       - Нет, - честно ответила я.

       - Понравятся, - убежденно тряхнула она головой.


       В таверне нас встретила идиллическая картина. Команда истребителей разбрелась по разным углам. Асандер сидит в гордом одиночестве. Ксадар отсутствует.

       - Вы слишком долго, - накинулся на нас Диль.

       - Слушай, ушастый, не тебе указывать, сколько и что нам делать. Правда, любимая? - на меня посмотрели жалобные глазки. Интересно, если я ее убью, Шер сильно расстроится?

       - Я не с тобой разговариваю, женщина, - огрызнулся эльф. Аранда лишь теснее прижалась ко мне.

       - Диль, у меня сейчас очень болит голова. Мне не до разборок, - я не лгала. Голова просто раскалывалась, а мир непривычно покачивался.

       - Я беспокоился, - недовольно буркнул он.

       - Я не сбегу, - огрызнулась я и направилась к Асу.

       Я чувствовала две пары глаз прожигавших мою спину. Но мне было все равно. У меня уже болит голова, а на сегодня еще столько запланировано.

       - Привет, - подсаживаюсь к дракону. - Что-то ты нервный в последнее время.

       - Тебе показалось, - криво ухмыльнулся он.

       - Может быть, - когда кажется - пить меньше надо. - Не подскажешь, чем меня обозвал твой сородич?

       - Не могу, - страдальчески сморщился он.

       - Это почему? - опешила я.

       - Не имею права, - был мне ответ.

       - Значит так. Мне сейчас абсолютно не интересно играть с тобой в игру 'пытай дракона'. Скажи только, это обидно или нет?

       - Красавица моя, это вовсе не оскорбление, - услышала я вкрадчивый голос за своей спиной.

       И что я делаю, когда абсолютно неожиданно обнаруживаю кого-то в своих тылах? Я кидаюсь фаерболами. И обычно попадаю. И сейчас попала.

       - Да что б ты за эльфа вышла! Что б ты всю жизнь гоблина любила! Знаешь, свет моих очей, если хочешь меня убить, то делай это менее болезненно! - возмущалась Аранда.

       Странно. Я точно знаю, что не могла промахнуться, это же на уровне рефлексов. Смотрю на Ксадара, на его лице написана вселенская скука. Я попала в него, я в этом уверена, но судя по всему, он как-то умудрился перенаправить мой фаер. Он силен, сильнее нас всех вместе взятых. Чтобы создать щит, нужно определенное количество времени. У него этого времени не было, он не мог знать, что я поступлю именно так. Я против него не выстою. Может не стоит ему действовать на нервы? А когда это меня останавливала превосходящая сила противника?

       - Ой, - наклонила я голову на бок. - Извините... что не попала. Аранда, прекращай ругаться, пойдем, я обработаю ожог.

       Стараясь не смотреть крылатому в глаза, и на лица команды (они вроде бы уже смерились с тем, что умрут от гнева высшего), я схватила девушку за руку и потащила наверх в свою комнату.

       - Ты же не хотела его покалечить? - посмотрела она на меня.

       - Ты действительно веришь в то, что я способна хоть как-то навредить дракону?

       - Если ты чего-то хочешь, тебя и чужое могущество не остановит, - как-то уверенно произнесла она. Приятно конечно когда в тебя так верят, но я никогда не стремилась подставить свою жизнь под угрозу. Зачем? Найдется куча других личностей желающих сделать это за меня. Да и лень мне как-то напрягаться.

       - Руку вытяни, - приказала я. Голова раскалывалась, надо бы выпить успокаивающий настой. Тем временем я лечила ожог.

       - Так вот, что я должна была сделать, что бы вернуть твое внимание, - удивилась она.

       - Если бы ты причинила себе вред сама, я бы тебя просто убила, - пожала я плечами. - И смени духи, от них голова раскалывается.

       - Это скоро пройдет, - пообещала она. - У тебя же был успокоительный настой. Выпей.

       - Ты туда что-то подмешала? - насторожилась она. В прошлый раз она подсунула дурман мне в вино.

       - Нет, не додумалась, - вроде не врет. Нашла настой. Понюхала. Все нормально. Выпила. Подействует только через полчаса.

       - Какая идиллия, - услышала я вкрадчивый голос. Этот дракон меня преследует?

       - Завидуете, нар Ксадар? - оборачиваюсь и натягиваю вежливую улыбку.

       - Вполне возможно, - насмешливо ответил он.

       - Тебе здесь ничего не светит, дракон, - обвила меня руками Аранда. У нее совсем мозгов нет? Такое дракону заявлять. Хотя...

       - Женщина, не нарывайся, - улыбнулся он. Меня в дрожь бросает от его улыбки. Хищная, холодная и жестокая. Я млею.

       - Любимая, это плохой дракон. Не общайся с ним, - обиженно надула она губки. А меня скрутила боль.

       Я побледнела и рухнула на пол. Аранда отскочила от меня, зная, что сейчас я могу быт не управляемой. Около своего лица я увидела ботинки (дорогие кстати).

       - Ла Тао, такая непокорная, - моей щеки коснулись горячие пальцы. Он сидел на корточках.

       Я ударила его по руке в отрицательном жесте, и отшатнулась. Боль исчезла. Я поднялась на ноги и направилась к выходу. Слишком часто меня в последнее время касаются. Раньше я успешно избегла физических контактов, да и мало было извращенцев, которые тянули ко мне свои руки с желанием. Голова болеть не перестала. Хочу на улицу.

       Вылетев из таверны, будто за мной гналась стая бешеных упырей, я бежала, куда глаза глядят. Голова кружилась.

       А может навестить старого знакомого? У меня сейчас вполне подходящее настроение. А что если это не он? А кто еще это может быть? В моей жизни нет места случайностям. Тяжело жить среди существ, продумывающих свои действия наперед. Только я не знаю, как поступлю в следующий момент.

       Аранда говорила, где он остановился. Найти таверну не составило труда. Почему он не отправился к местным криминальным элементам? Потому что аристократ, хоть и убийца. Идеальный исполнитель приказов. Был. Я усмехаюсь сама себе. Хорошо, что капюшон скрывает лицо.

       Таверна оказалась маленькой и не самой популярной. Я не стала наводить морок или отводить окружающим глаза. Но и открывать свое лицо я тоже не стала. Выбрала дальний угловой столик и уселась ждать. Заказала себе эля. А голова все болела. Собираюсь ли я его терпеливо ждать? Упырь ему в печень, а не ожидание!

       - Хозяин! - горланю я. - Вызови своего остроухого постояльца!

       Как-то я себя странно веду. Настойка действовать начала? На меня оглянулись редкие посетители сего заведения. И не надо на меня так смотреть.

       - Уважаемая, прекратите буянить, - возмутился хозяин.

       Мужик с первого раза не понял. Исправляем положение. Зажигаю фаер. Народ резко утыкается в свои тарелки, а трактирщик бежит на второй этаж. Втягиваю фаербол обратно. Жду. Голова болеть перестала, а на душе стало легко и весело.

       - Почему я должен общаться с какой-то полоумной магичкой? - возмущался знакомый голос.

       - Рин, - радостно вскакиваю со своего места.

       Прекрасные эльфийские черты перекосила гримаса шока. Эльф схватил меня за руку и потащил на второй этаж. Мое запястье он держал крепко, останутся синяки. Я тяжко вздохнула. Не в первой.

       Коридор был темным и плохо освещенным, но мне это не мешало, эльфу тем более. Он резко распахнул дверь своего номера (вряд ли бы он в чужой полез). И швырнул меня внутрь. Какой нетерпеливый.

       - Я скучала, Рин! - бросилась я к нему.

       - Сумасшедшая ведьма! - заорал он. А чего это он такой нервный? Я вроде в прошлый раз не сильно ему на психику давила.

       - Красивый эльф, - хихикнула я.

       - Сама пришла, - схватился он за орт. Сталь уперлась мне в горло, а сама я прижата к стене. Еще чуть-чуть и мою нежную кожу испортит некрасивая и кровавая рана.

       - Чего ждешь? - чуть надавила я на лезвие ножа. К груди побежала струйка горячей крови.

       - Почему я не могу тебя убить? - страдальчески спросил он.

       - Потому что ты особенный, - улыбнулась я. - Потому что тебе интересно. И потому что Диль жив.

       - Только заодно это тебя стоило бы прикончить, - рыкнул он, - но сначала от иметь по полной (вот это новости, действие песен русалок еще не прошло?)

       Я просто улыбаюсь, а так хочется смеяться, но смеяться с ортом у гола чревато потерей головы. А мне она очень нужна, даже такая, не совсем здоровая.

       - Мне бы это понравилось, - улыбаюсь. - Жаль, что ничего не выйдет.

       А он приятно пахнет, лесом и вереском.

       - Почему? - он не верит.

       - Знаешь почему я хочу умереть? Потому что мне нельзя любить. А даже если и полюблю, я не могу прикоснуться к тому, кого хочу. Или же не контролируя себя просто убью того кто захочет меня. Помнишь озеро?

       Его глаза расширились.

       - Врешь! - воскликнул он. Ну что за эльф? Я бы на его месте просто убила меня и не углублялась в несправедливость бытия.

       - Ты знаешь, что нет. Спроси у Диля.

       При упоминании имени бывшего друга его лицо вновь перекосило.

       - Но пророчество... - растерялся он.

       - Я про этот бред старого упыря вообще только недавно узнала. Не верю я в него. И даже если там все правда, никто не может выбрать за меня. И за тебя.

       - Почему я не могу с тобой нормально разговаривать?

       - А ты бы убрал оружие от моего горла, может и я расслабилась бы, - не сдержалась, выбилась из образа. Плохо.

       Но он послушал. Отпустил меня, и отошел вглубь комнаты.

       - Спасибо, - благодарно улыбнулась я.

       - Рано радуешься, мне нужно понять. Что ты?

       - Нет, ты хочешь знать, почему жив Диль, - безжалостно припечатала я. - Ты знаешь больше меня, и видишь картину яснее, и ты прекрасно понимаешь, что твориться что-то не то.

       - Это ты с ним путешествуешь, а не я, - огрызнулся он.

       - Знаешь, в последнее время, все кого я не встречаю, пытаются меня использовать, не посвящая в свои планы. Я так устала, - и трагичности на лице побольше.

       - Уйди от них.

       - Куда? Мне нет места на этом материке. Я не хочу влезать в ваши интриги, Рин.

       - Ты уже в них.

       - А давай сбежим? - нет, мне определенно весело.

       Эльф был в шоке. Нормальная реакция, но моя душа требовала иной. Я хотела чего-то неистового, чего-то безумного. Ты не можешь мне этого дать Рин, ты лишь орудие. Жаль.

       - Ты безумна.

       - Повторяешься. Знаешь, я шла сюда с двумя целями. Умереть или выяснить информацию. Не умерла и до сих пор ничего не знаю. Что будем делать?

       - Я не убью тебя. Пока. Будешь рассказывать мне все планы Диля, - и столько надменности во взгляде.

       - Нет, - наклонила я голову на бок. - Не буду. Только равноправное партнерство.

       - Не торгуйся, - зло прошипел он. И куда делась его порывистость?

       - Мне не нравится этот разговор. Сдается мне, ты и сам не так много знаешь. И в свете открывшихся обстоятельств, теперь не знаешь, как поступить. Иначе бы уже давно вернулся в лес. Ты боишься, - прошипела я, приближаясь к нему вплотную, но не касаясь.

       - А ты нет? - усмехнулся он.

       - Я не знаю. Не пробовала, - хихикаю. - Я не зря называю тебя особенным, Рин. Прими свои желания. Свои, а не чужие указки. И я сделаю все, что бы они исполнились.

       - Что ты имеешь в виду? - непонимающе смотрит он на меня.

       - Пророчество, - я вышла за дверь.

       Я применила свой полог невидимости. Не издавая ни звука, и дыша через раз, я стремительно, но бесшумно бежала к выходу. Эльф очнувшись, выскочил в коридор, но не заметил там никого. Пустил поисковик. Пусто. Полог работает без перебоев.

       Снаружи лил дождь. Он смоет мой запах и мои следы. Хорошо. Применяю защитное заклинание из бытового курса. Я люблю дождь, но не люблю быть мокрой.

       Если мой расчет верен, то скоро Рин будет на моей стороне. Диль называл его другом. Просто так эльфы такими словами не бросаются. И чувства у них не проходят по мановению палочки, или по чужому приказу. Чувства представителей долгоживущих рас, на удивление постоянны и долговечны. А дружеские чувства еще и тем сильны, что их ни какая любовь к женщине не разрушит, особенно если это мнимая любовь. А как я помню из повествования Диля, между ними встала женщина. И видно не так сильна ее власть над Рином, если он так интересно на меня реагирует. Хочет ведь. И не скрывает этого. Но и женщина никуда не исчезла, иначе бы Рин пришел к Дилю.

       Выйти мне за дракона, если я что-то понимаю! Только голова разболелась. Жаль я в ментальной магии плохо разбираюсь. А эльф симпатичный. И губы у него вкусные, я помню. При воспоминаниях в пещере целителей ушедшая было легкость, вновь вернулась. С удвоенной силой. Как же хорошо. Хочу... а чего я собственно хочу? В последнее время меня обуревала тоска, напряжение, любопытство и отрешенность. А сейчас я хочу буйства веселья. Точно. Нужно вернуться в свою таверну. Но там желтоглазый Высший. Красивый. Опасный. Сильный.

       Почему мои щеки пылают жаром? При мысли о Ксадаре, я почему-то начинаю испытывать дискомфорт в низу живота. Странное чувство. Но даже не это меня беспокоит. Что-то я упускаю при общении с ним. Что-то важное. Очень важное.

       Наверное, не пришло время для понимания. Не буду загружать свой мозг, лишней работой. Это ни к чему не приведет. Да и знакомая таверна уже совсем близко.

       В нутрии помещения были посетители. Истребителей не было видно. Драконов тоже. Зато сразу же мой взгляд зацепился за Аранду. Она сидела за столом и пила вино. Интересно. Значит, стадию пива мы уже пропустили и следующей будет стадия гномьего самогона. Подхожу к ней и присаживаюсь за стол.

       - Привет, дорогая, - улыбаюсь.

       - Ты вернулась, - обрадовалась она.

       - Скажи, ты еще хочешь вспомнить старые времена? - вкрадчиво шепчу ей на ушко.

       - Хочу, - выдыхает она.

       - Тогда закажи музыку, - улыбаюсь.

       Она понятливо сверкнула своими темными очами и направилась к хозяину. А я пошла к себе, переодеваться. Есть у меня одно любимое платье. Я под него ничего не одеваю. Как и все мои платья, оно имеет разрезы по бокам. Но в отличие от другого моего гардероба, оно гораздо уже. И оно красное. Я люблю красный. Красный - цвет моего безумия, цвет моей ярости, цвет моей крови.

       Провела по горлу в месте пореза. Он затянулся. Исчез. Моя регенерация чуть выше человеческой. Еще один показатель в пользу моей принадлежности другой расе. Нормальные люди уже впали бы в депрессию. Привычный мир рухнул. Уверенность в завтрашнем дне тоже. Человеческая потребность принадлежать чему-то большему или кому-то, канула в небытие с привычной мыслью 'Я человек'.

       Жаль что это не про меня. Действительно жаль. С другой стороны страх перед будущим не затуманивает разум. Люди хрупкие существа. Их страх - их клетка. И они загоняют себя в эту клетку добровольно. Поэтому то, что нормально для драконов или эльфов для них жестоко и не правильно. Хотя и у долгоживущих свои заморочки имеются.

       Но прочь умные мысли. Сегодня я даю волю своему безумию. Сегодня я отдыхаю. А эльфы и драконы могут катиться к Равновесию! И выйти замуж мне за эльфа, если я сегодня не оторвусь по полной.

       Вхожу в зал. Голова не покрыта. Посетители сначала не обращают на меня внимание. Но вскоре я замечаю недоуменные взгляды в свои кружки. Потом вновь на меня. Улыбаюсь. Народ бледнеет и впадает в ступор. Через несколько минут все дружно и залпом выпивают содержимое своих кружек, и тут же заказывают еще и покрепче. Мдя... надо будет с трактирщика процент с сегодняшних продаж стрясти. Аранда подбегает ко мне и берет за руку. Усаживает за стол, ломящийся от всевозможной выпивки.

       - Выпей, - сует она мне под нос кружку с цветочным вином. Принюхиваюсь. Вроде ничего не подмешано. Выпиваю залпом.

       - Играй, - приказываю менестрелю. Звенящую тишину разбили веселые аккорды (все равно Диль лучше играет).

       Мы еще выпили. Закусили. Опять выпили.

       - Тихо играет, - вздохнула я и увеличила громкость звука магией. Народ встрепенулся. - Пьем, уважаемые.

       Я лучисто улыбнулась и опрокинула в себя стопку самогона. На громкую музыку из своих номеров вышли постояльцы. Среди них были и истребители.

       - Ребята, присоединяйтесь, - вскакиваю со своего места, бегу к ним. Хватаю Диля за руку и тащу к столу. - Эй, уважаемый гном, а спорим, вы не перепьете этого эльфа. Он сам хвастался.

       Я радостно тыкаю пальцем в Диля и гнома сидевшего не далеко от нас. Его я заметила с самого начала, уж очень опасливо он косился на мою седую голову (между прочим, седина не заразна!). У гномов начался сезон торговли, их сейчас по всей стране как упырей в склепе.

       - Шая, - рычит остроухий.

       - Никогда не перепить ушастому снобу гордый горный народ! - взревел гном и выхватив у меня конечность эльфа, усадил того рядом с собой.

       - Алак, прекрати хмуриться, мы все равно из-за дождя здесь задержимся, - тяну его к нашему с Арандой столу. Рэйка вцепилась в него с другой стороны.

       - Я вообще-то за Диля переживаю, - еще больше нахмурился он.

       - Рэйка, сегодня у тебя есть прекрасная возможность получить то чего ты давно хочешь, - шепчу девушке в ушко. И уже остальным истребителям, - Парни сегодня мы отдыхаем. Или боитесь, что мы с Арандой вас перепьем?

       Ни один некромант не пропустит такого вызова, ни один оборотень не упустит такого шанса.

       - Веселишься ла Тао? - вот это талант - появляться из ниоткуда. Я тоже так хочу.

       - Присоединишься? - оборачиваюсь я к нему. Оказывается он стоял вплотную ко мне. Мой нос уткнулся в его широкую грудь. Ноздри защекотал приятный запах. Ветер, огонь и что-то еще... не могу разобрать.

       - Если ты этого хочешь, красавица, - я почувствовала его горячие пальцы на своей щеке. И вновь ощущение, что я что-то упускаю. Но вот что?

       Тяжело думать, когда мурашки по спине стадом Рахномисов скачут. Голова кружится. Надо еще выпить.

       'Сана'

       Да, Таш?

       'Плохо тебя чувствую'

       Я пьяна. Не беспокойся.

       - Милая, - окликнула меня Аранда. Мы переглянулись, и мне тут же была протянута большая стопка с самогоном. Ох, и не доведет, меня самогон до добра.

       - Ксадар, не отставай, - хмыкнула я, протягивая ему пиалу с вином. Это вино я заказала специально. Почему-то была уверенна, что дешевую бурду он пить не будет.

       - Только с твоих рук ла Тао, - и он тааак улыбнулся, что я не только с рук бы его напоила.

       Подхожу к нему ближе. Он сидит на лавке с краю. Не правильно. Ему бы подошло массивное кресло с резьбой. Что за мысли в голову лезут? Окунем разум в марево веселья. Встаю меж его широко расставленных колен (а ноги то длинные, мощные), подношу к его губам пиалу. Мои глаза не отрываются от его золота небесных дисков. В них я вижу огонь. Мне это нравится. Жаль только не могу получить его. Прочь гадкие мысли!!!

       Он выпивает все до дна.

       - Шая! - ревет Диль. Похоже, отдых с гномом не прошел для него даром. Со смехом выворачиваюсь из объятий дракона (вот когда он успел-то?), и танцующей походкой направляюсь к эльфу.

       К этому времени в таверне начало твориться, то, что происходит на любой пьянке, где присутствуют маги. Кто-то вызвал феечек, теперь они разноцветными светлячками парили под потолком. Близнецы соревновались в меткости кидания черных игл, целью был неизвестный нам полукровка. Рэйка откровенно висла на Алаке. По-моему он ей отвечает. Оборотень нашел подавальщицу посимпатичнее и безжалостно ее соблазнял. Асандер (и когда он здесь появился?) сидел тихо и постоянно бледнел. Ксадар наблюдал за происходящим с легкой насмешкой и налетом скуки во взгляде. Аранда же пристально наблюдала за мной. Смотришь, дорогая? Смотри!

       Подбегаю к Дилю, вытягиваю его на пустующую часть зала и делаю мелодию, извлекаемую из лютни своим хозяином, громче. Гном был не против. Как только я приблизилась к этой парочке, он, по-моему, вообще протрезвел.

       Начинаю танец. Мы с Арандой не просто так измывались над бедной ночной нимфой, мы обучались их искусству соблазнять танцем. Диль сначала даже не понял что происходит. Но потом его глаза заволокло чем-то диким, и он не уступал мне. Мы танцевали без прикосновений. Он охотился на меня, я убегала. Так все было. И даже ярость не могла пробиться сквозь пелену уже моего безумного веселья и алкоголя.

       Но счастье не длиться долго и нам помешала Аранда. Она договорилась с менестрелем, и он затянул знакомую мне мелодию.

       - Как в старые добрые времена? - вызывающе посмотрела она на меня. Эльф попытался что-то возразить. Но, ни один эльф не сможет ничего сказ против, пьяной женщине.

       - Как в старые добрые, - тряхнула я своей седой гривой. И мы начали танцевать. Этот танец был только нашим. Этот танец помогал высказать без слов все те желания, которые я не могла удовлетворить. Этот танец делал Аранду единственной для меня. В этот миг, здесь. Этот танец позволял ей владеть мной. Так как она хочет. Так как может. Так как я позволю. Движения рук, чувствую жар ее кожи, но не касаюсь. Разворот. Ее ладони на моей талии. Быстрый поворот и движение бедрами. Музыка убыстряется. Наши движения становятся рваными, но не менее порочными. Ее дыхание учащается, в глазах пустота. Мой затылок на ее плече, руки на ее бедрах, тело выгнуто. Обычно мы не могли закончить танец, меня скручивала боль. Но сейчас я не собиралась его заканчивать. Разворот, плавное движение головой и бедрами. Музыка достигла пика. Я рухнула на пол.

       Музыка резко смолкла. В зале повисла звенящая тишина. Аранда перепугалась, я видела это по ее лицу. Почему ты боишься? Неужели опять напоила меня чем-то и переживаешь, что на меня это не так подействует? Но я проверяла все напитки. Смеюсь. Громко, заливисто, счастливо.

       - Устала, - поднимаюсь и иду к столику. Менестрель играет что-то тягучее и печальное.

       Краем глаза поймала взгляд Ксадара. Меня опалило таким огнем, от которого плавится сталь. В них был приказ. Только я не понимала его смысла. По разгоряченной спине побежали ледяные мурашки. Подхожу к столу и выпиваю протянутый Алаком напиток. Мать моя король драконов, папа простой эльф, откуда здесь сарка (убойная вещь, гномий самогон в сравнении с ней - моча)? Меня же от нее на неадекватные поступки тянет. Все. Прощай трактир.

       Кто-то схватил меня за руку. Оборачиваюсь. Ксадар. О, Равновесие, как же он хорош. Он подал знак, и заиграла неизвестная мне мелодия. Вытянув меня на открытое пространство, обвил мою талию руками. Мелодия текла огнем по моим жилам (а может это сарка?). Его взгляд обжигал. Его действия рождали непривычные, но от этого не менее приятные ощущения в нутрии. Музыка то замедлялась, то ускорялась. Он, то прижимал меня к себе, то отталкивал. Я была послушна его рукам. По-другому быть просто не могло.

       Его дыхание щекотало мое ушко. Жар его тела порождал странное тянущее чувство в низу живота. Я сама не понимала, чего хотела. Но знала точно. Это что-то мог дать только он. Его движения становились все более властными. Все более резкими.

       В очередной раз он прижал меня к себе. Его рука скользнула ниже спины, другая его рука легла мне на затылок и слегка его помассировала. И тут я поняла, что меня беспокоит.

       - Не больно, - испытала я шок. Мои глаза расширились и достигли эльфийских размеров (хотя и раньше не маленькие были). Губы приоткрылись в волнении. - Не больно.

       Я повторяла и повторяла эти слова, заставляя себя в них верить.

       - И не будет, - улыбнулся он и поцеловал.

      Не так уж и часто мне доводилось целовать мужчин. И чувства что я испытала, вынесли меня за пределы этой реальности. Он повел меня к лестнице на третий этаж. Сопротивлялась ли я? Нет. Я шла за ним будто в тумане. Меня посещали мысли, о том нормально ли это, отдаться первому встречному на вторые сутки знакомства. Но я посылала их к упырям. Нормально. Не нормально бояться ласк, испытывать мучения от прикосновений, не знать мужчины, в конце концов.

       А потом мысли покинули меня совсем. В эту ночь я позволяла ему все. И себе тоже. В эту ночь я не думала вообще.


       Утро. В мою дверь ломится толпа упырей. Сползаю с кровати. Тело болит. Это еще почему? Я голая. Тааак. Обматываюсь простыней и иду открывать дверь. Открыла. И сразу же пожалела об этом. В мою комнату влетела Аранда. Такой злой я ее еще не видела. А я некстати вспомнила вчерашний вечер и ночь.

       - Ты! - схватила она меня за плечо.

       Смотрю на ее руку. Волосы, прикрывавшие эту часть тела, были безжалостно отброшены мной же. Все мое левое плечо покрывала замысловатая золотая с красным татуировка.

       Аранда увидев, это побледнела.

       - Ты чем меня наградил, драконий сын?! - ору во всю мощь легких. Вот только неизвестных венерических заболеваний мне не хватало. Кстати, а где этот летающий гад?


      Глава 17


       Я больше никогда не буду пить. Ничего крепче воды. И потреблять дурманные вещества тоже не буду. И буду убивать тех, кто тем или иным способом будет вынуждать меня сделать обратное. К чему я это все? О, да все к тому же. К вчерашней ночке. И сегодняшнему утру. Особенно к утру.

       Вытолкав Аранду за дверь. Я быстро умылась и оделась. Злая как упырь на диете, я, пылая праведным гневом, искала дракона. Причем мне было абсолютно неважно, какого именно. Конечно, было бы предпочтительнее найти виновника моего негодования, но и его невинный (как Ларик после третьей сотни лет, ага) сородич сойдет. А злая магичка, это я скажу, похуже бешеного дракона будет.

       Аранда преданно трусила за мной, и больше свои претензии высказать не пыталась. Как я поняла, меня опять подняли ни свет ни заря. Но с этим разберемся позже. Сначала драконы. И плевать что они Высшие. Раскатаю как Ларик первокурсницу. Что-то часто я уважаемого ректора поминаю. Не к добру. Тем временем я неслась по коридору третьего этажа и открывала подряд двери номеров (абсолютно не помню где чьи комнаты). И меня абсолютно не останавливало наличие запоров с внутренней стороны. Маг я или где, в конце концов? Хотя, наверное, не стоило поступать так радикально, пару раз я нарывалась на отборнейшие ругательства, еще два раза наткнулась на тела в порыве страсти. Одной из таких парочек оказались командир и Рэйка (все-таки развела мужика). И только за четвертой дверью я наткнулась на комнату Асандера.

       Поскольку он уже не спал (я бы тоже проснулась от грохота выломанной двери), я решила не стесняться и зашла без приглашения. Захлопнув болтающуюся на одной петле дверь перед самым носом Аранды, и укрепив ее сдерживающим заклятием (подумав, добавила и полог молчания), посмотрела грозно на хозяина помещения. Асандер пытался изобразить безразличие на своем лице, но сквозь него явственно просвечивалась обреченность. Он был одет так же как и вчера. На лице печать усталости.

       - Асандер, ты тут не видел одного шелудивого дракона? - ласково спрашиваю я.

       Ас сначала побледнел, потом позеленел, а потом и вовсе покраснел. Испугался? Смутился? Странно.

       - Эээ... нет. Он... ушел, - еле разобрала его блеяние и заикания.

       - И куда он ушел? - вкрадчиво спрашиваю, подходя к нему ближе. Он спокойно сидел и не двигался, только глаза лихорадочно метались.

       - Обратно, на драконий материк, - грустно вздохнул он. Я, наверное, чего-то не понимаю.

       - Как? - округлила я глаза.

       - Телепортом, - пожал плечами золотоволосый.

       Я даже про свое негодование забыла.

       - А тебя, почему не забрал? - сама мысленно пытаюсь собрать мозг в кучку.

       - Ну..., - и тишина.

       - Так ладно. Об этом потом. Сейчас скажи, как это лечится? - расстегиваю рубашку и обнажаю плечо.

       Реакция Асандера меня, честно говоря, повергла в шок. Это меня то! Дракон икнул, побледнел еще сильнее (что-то часто он цвет лица меняет, заболел?). Стек с кровати и рухнул передо мной на колени, склонив голову.

       - Это смертельно? - с тоской в голосе спросила я.

       - Ну... как бы... нет. Это татуировка... а не болезнь, - отвечает вежливо. В глазах ни проблеска разума.

       - И на том спасибо. И что это значит? - дергаю конечностью.

       - Ну... как бы... а вы не знаете? - и море удивления.

       - Знала бы, не стояла бы сейчас здесь! - рыкнула я.

       - Ааа..., - да что за упырь? Он что, резко забыл нормальную речь?

       - Слушай, сюда продукт нетрадиционной любви гоблина и зомби, ты сейчас быстро соскребешь свой мозг со стенок черепа в кучку, и четко и ясно дашь мне ответы! Все понял, летун недомерок?! - обычно я не хамлю настолько открыто, но обстоятельства того требовали.

       - Да. Только я не могу ничего вам сказать, - интересно, если мир лишится одного очень глупого дракона, мне за это что-нибудь будет, кроме 'благодарности'?

       - Скажи, Асандер, ты когда-нибудь видел свои собственные внутренности? - наклоняю голову на бок и позволяю волосам скользить по лицу.

       - Н-нет, - он начал резко от меня отползать.

       Не сильно разбираясь, что к чему, кидаю в него фаер. Увернулся гад. Ненадолго. Материализую ледяные иглы. Опять увернулся. А я и не знала, что драконы по стенам бегать умеют. Зато драконы явно не встречались с летающими табуретками. Брошенная мной сразу после черной иглы табуретка угодила крылатому прямехонько по ногам. Он рухнул на пол с приглушенным стоном. Недолго думая, прыгаю на него сверху и приставляю к его горлу кинжал (это оружие я всегда ношу собой, я с ним даже сплю).

       - Что это за татуировка? - говорю тихо и вкрадчиво.

       - Я бы не советовал вам меня убивать, - поморщился он.

       - Я что, похожа на сумасшедшую? - возмутилась я. - Я не собираюсь уничтожать этот город. Лишь взгляну на твое нутро. Вас я еще не вскрывала. Думаю, и тебе будет интересно посмотреть на это, - я улыбаюсь, а крылатый пытается симулировать потерю сознания. Странный, я же лекарь, уж кому, как ни мне знать, способы приведения в себя таких запущенных случаев. Пускаю по нему разряд. Тело дракона ощутимо тряхнуло подомной, его волосы встали дыбом в прямом смысле слова, а фиолетовые глаза в миг распахнулись, причем все это сопровождалось диким криком.

       - Я скажу! Отпустите меня! Скажу! - сдался он. Скучно. Слишком быстро.

       - Что это за татуировка? - слезла я с парня, пряча оружие.

       - Метка, - как-то неуверенно произнес он.

       - Зачем? - так и знала, что с драконом спать опасно. Но как приятно.

       - Это вам лучше спросить у того кто ее ставил, - он поднялся с пола на четвереньки и пополз в сторону кровати.

       - Хочешь сказать, ты не знаешь?

       - Хочу сказать, меня убьют, если я открою рот по этому поводу. Поверьте, если бы я мог, я бы с радостью выполнил ваше желание.

       - Ас, а с каких пор ты ко мне на 'вы'?

       - С сегодняшнего утра, - он, наконец, дополз до койки. Но не стал на нее взбираться, а просто в бессилии облокотился на нее спиной.

       - Мне больше нравилось прежнее наше общение, - вздыхаю я.

       - Если таково твое желание, я с радостью его исполню, - серьезно кивнул он.

       - Он пометил меня как свою игрушку? - задала я насущный вопрос.

       - Нет. Не игрушку, - затряс он головой.

       - А более конкретно? - продолжала давить я.

       - Не могу. Он не позволял мне ничего говорить, я не могу ослушаться. Шая, прости, - на его глаза наворачивались слезы. Вот сырости мне и не хватало. Все-таки он еще ребенок.

       - Даже так, - я запустила пятерню в свою растрепанную гриву. - Он еще вернется?

       - Этого я не знаю, - сокрушался молодой дракон.

       - Понятно. Это можно свести? - дернула я обнаженным плечиком.

       Асандер чуть сознание не потерял, и на этот раз по-настоящему. Впервые мгновения он даже произнести ничего не мог. Только головой трусил. Может она у него болит? И подвывал себе под нос на своем языке какой-то бред, про то, что он уже хочет умереть, а меня еще даже на континент не доставили (все же что-то в меня Ларик сумел вдолбить). Странный он.

       Дракон в истерике. Всегда хотела увидеть, но издалека, а не с первых рядов. Они ж с головой не дружат абсолютно. Кстати, а что я такого сказала, чтобы довести до такого плачевного состояния ДРАКОНА? Просто, наверное, мне попался крылатый с неустойчивой нервной системой. По реакции высшего поняла, что с избавлением от лишних рисунков на теле придется подождать. От него я сейчас ничего не добьюсь. Пока можно и о произошедших странностях поразмышлять.

       Сижу на полу, ноги согнуты в коленях, голова склонена на бок, рука автоматически накручивает локон на палец, другая конечность безвольно лежала на колене. Смотрю на притихшего Асанадера, и абсолютно его не замечаю. Я вспоминала. Вспоминала и сопоставляла. И чем больше я думала, тем меньше мне нравились выводы, к которым я пришла. Такие умозаключения побуждают к радикальным мерам. Боюсь, город не переживет таких мер. Ничего. Я буду аккуратной.

       - Аранда! - ору во всю мощь легких. Голос сорвать не боюсь, он у меня тренированный. Поднимаюсь на ноги, стараясь не делать резких движений, Ас на них плохо реагирует (пытается слиться с окружающей средой). Ой! Совсем забыла. Я ж сама на комнату полог тишины навешивала.

       Подхожу к двери и снимаю заклинание и полог. Дверь, не выдержав такой подлости, попыталась рухнуть на меня. Рефлексы не подвели свою хозяйку, и продукт труда человеческого был аккуратно отставлен к ближайшей стене.

       Аранда стояла у стены облокотившись о нее спиной. Мило улыбаюсь и медленно приближаюсь к ней. Она побледнела и рванула от меня по коридору. Почувствовала гадина, что сейчас ее убивать будут.

       - Аранда, упырева извращенка, тащи свое будущее сырье для опытов сюда! - плевать на город и его жителей, пока не догоню эту любительницу веселящих веществ, не успокоюсь.

       Она быстра, но и я не зомби первого уровня (медленные и тупые). Понимая, что если она добежит до лестницы, я ее не поймаю, кидаю в нее пульсар. Она уворачивается. Но не тут-то было. С другой стороны ее уже ждала магическая петля. Она попадает в нее правой ногой, но тут же блокирует мое заклинание. Вновь разогнавшись, она уворачивается от моего фаера. Но и я не так проста и предсказуема. Не снижая скорости, падаю на колени и раскрытыми ладонями упираюсь в дощатый пол, посылая заклинание. Доски под ее стопами крошатся, и Аранда проваливается по щиколотку в образовавшуюся дыру. Слышится хруст и вот эта зараза воет от боли в сломанной ноге, лежа на животе.

       Продолжая ласково улыбаться, подхожу к ней.

       - Сумасшедшая ведьма, зачем ты это сделала? - зло зашипела она сквозь зубы.

       - А ты зачем побежала? - опускаю свою пятую точку на пол и проверяю все свои щиты, мало ли что ей в голову взбредет.

       - Ты свое лицо видела? У тебя в глазах жажда крови горела такая, какой упыри позавидуют! Вытащи меня! - взвизгнула она.

       - Ну нет, милая, сначала ты мне расскажешь чем вчера на меня влияла, - улыбаюсь и наклоняю голову на бок.

       - Не понимаю о чем ты! - возмутилась она. Зря. Я слишком хорошо ее знала, что бы поверить. Она слишком хорошо знала меня, что бы думать, будто я настолько наивна. И ее честные глаза и искрящаяся правдой аура здесь не помогут.

       Протягиваю руку к ее ноге и сдавливаю уже опухшее место перелома. Она взывала. Из комнат начали выглядывать постояльцы. Волной воздушного заклятия захлопываю обратно приоткрывшиеся двери. Сломанную конечность я так и не выпустила из своих загребущих лапок. Аранда уже не выла, она улыбалась.

       - Ты опять пыталась меня приворожить? Зачем? Ты же знаешь, что на меня это не действует! Я думала, ты успокоилась, - устало вздыхаю я.

       - Теперь ты смотришь на меня, да? Только теперь, когда поняла, что я пыталась на тебя влиять? Ты всегда такая! Пока не заденешь тебя чем-нибудь, ты меня не замечаешь! У меня была такая возможность, я все просчитала, все продумала. И вот наконец подвернулся случай, а ты опять все испортила. Пошла с этим драконом. Зачем? После всего, что они тебе сделали! - она не на шутку завелась.

       - Давай без демагогии. Мне твои слезливые истории не интересны. Лучше расскажи, как ты умудрилась меня одурманить. Духи. Я правильно понимаю? - она тяжело дышала, ее лоб покрыла испарина. Сломанная конечность - это не шутки. - Но это лишь часть зелья, я права?

       - В духах был мощный дурманящий ингредиент моей разработки, который действует в качестве возбудителя лишь в сочетании с кровью горной змеи и вытяжкой цветка стоглава, - улыбалась она.

       - Мое успокоительное зелье на крови и яде той самой змеи, а цветочное вино, что ты подсунула, как раз имеет в компоненте нужный цветок, - я не знала, смеяться мне или крушить все до чего дотягиваются руки. - Как же просто и легко. Ты же знала, что я буду проверять все, что тяну в рот. Я буквально сама сотворила этот дурман.

       - Ты была прежней, такая необузданная, - ее рука потянулась к моему лицу, но не достав цели рухнула безвольно на пол. Она все так же лежала на животе, опираясь локтями на доски, и смотрела на меня. - Но он забрал тебя у меня. Я пыталась к вам прорваться через окно, но его упырева магия не позволила мне. Ненавижу!

       - Ты даже не представляешь, что натворила, Аранда, - я устало вздохнула. Думай Сана, думай! Дурман, дракон, вчерашняя ночь. - Мне нужен рецепт. Вчера мне было не больно, вдруг это поможет стать нормальной?

       - Тебе понравилось с драконом? Для него тебе нужно зелье? - зло прошипела она.

       - Нет, хватит с меня драконов. Хочу эльфа, - мечтательно улыбнулась я.

       - Нет! - крикнула она. - Я дам тебе рецепт, если ты вернешься к нам. Шер любит тебя почти так же как я. Он будет рад, если ты вернешься к нам. Нравятся тебе мужчины? Шер с радостью выполнит любое твое желание. А потом ты привыкнешь ко мне. И мы, наконец, будем все вместе. Мы будем семьей, любимая (меня скоро тошнить начнет от этого слова). Ты же подарила мне ребенка.

       Вот что она несет? Какая семья? Какая к упырю семья у МЕНЯ? Даже такая безумная, какую предлагает эта сумасшедшая. Я вновь начала злиться.

       - Нет, - был ей короткий ответ.

       - Будь ты проклята! - она начала плакать, терпеть не могу сырость. - Ты не получишь этот рецепт! Я не для какого-то дракона столько над ним работала. И не для кого-то другого!

       Она не понимала, что своими словами доводила меня до края. Я могла сорваться в любой момент. Жажда убийства росла с каждым звуком издаваемым ею.

       - Бред, - рыкнула я. Все происходящее чистый бред. Вчерашняя ночь. Утро. Метка-татуировка. Слова Аранды. Все. Бред.

       Иду по коридору в сторону лестницы, ее я оставила в том же положении. Злость моя временами принимает форму необузданных магических завихрения вокруг моего тела. Этакое магическое поле хаотичного действия. Вот и сейчас я направлялась в общий зал и пыталась унять свои эмоции, а на пути моего следования срывало двери и тушило факелы. До такого состояния меня доводила только одна ведьма. Что бы со мной не происходило, в каком бы критическом положении я не находилась, спокойствие никогда не покидало меня. Оно лишь окрашивалось в тона любопытства, негодования, удовольствия и ехидства. Исключениями были моменты, когда меня охватывала ярость, и когда Аранда становилась причиной той или иной моей неприятности.

       Я сама не заметила, как набрала приличную скорость передвижения, когда влетела в общий зал. Наверное, мои ранние побудки становятся закономерностью. А то, что я обнаруживаю на утро после буйного веселья, становится традицией. Разруха царила в зале. Заштукатуренные стены в следах от магических игл и фаеров (как они вообще стоят после таких атак?). Недалеко от лестницы на которой я стояла, пролегала выжженная полоса, покрытая копотью. Целой мебели я найти не смогла. Над потолком в магической сети запутались пьяные феечки (почему то маги в своем подпитии испытывают нежность к этим весьма противным созданиям). Столы и лавки были в непригодном для использования состоянии. К одному из несущих столбов был привязан тот самый полукровка, которого гоняли вчера близнецы. Кстати где они? Нашла. Спят на груди довольно безобразной бабищи. Хочу посмотреть на их рожи, когда они очнуться. Оборотень как верный их друг обнимал во сне замученного чем-то гнома. Еще несколько посетителей валялись то тут, то там.

       Я не до конца успокоилась, и сила моя до сих пор бушевала. Вокруг меня летали обломки лавок и другой мусор. Вот феечка пролетела.

       - На помощь! Бешеная ведьма! - пропищала эта крылатая зараза.

       - Молчи. Пока я еще добрая, - резко выбросив руку вперед, я поймала маленькое тельце. Маленькая, размером с мою ладонь, с фиолетовыми волосами, но ужасно разящая перегаром. Феечки очень красивы, но жить без алкоголя не могут.

       - А ну отпусти меня! - приказала эта мелкая пьянь. Чуть сдавливаю ее тельце. Так хочется раздавить ее, но я сдерживаюсь. Нельзя убивать. Ларик всегда говорил, что для убийства может быть только две причины, защита и милосердие. О равновесие, как же хочется причинить кому-нибудь такую же боль, какую часто испытываю я. Но не этой беззащитной мелочи. Только равному по силе. Равному по ярости. Тому, кто виноват.

       - Пощадите, нариль, - сдавлено пропищала она. Я очнулась, и чуть ослабила хватку.

       - Что здесь произошло? - чуть хрипло спросила я.

       И феичка рассказала. И по мере ее рассказа, я осознала, какую глупость совершила.

       Когда дракон увел меня наверх, за нами кинулся Диль. Но с ним сцепился Ас, не пуская его к нам. На помощь эльфу пришел Алак. Рэйка, поняв, куда они рвутся, встала на сторону крылатого. К тому времени те постояльцы, что могли ходить или ползти уже скрылись с поля брани. Зар, заметив драку, полез их разнимать, но услышав причину столь буйной реакции ушастого, ринулся в поддержку командира и остроухого. И даже в таком количестве они были не способны противостоять дракону. Но пьяный мозг не желал осознавать опасности, не желал понимать абсурдность ситуации. И в момент, когда у Асандера уже почти кончилось терпение, в драку вступили близнецы. Они раскидали стеной огня разгоряченных магов. Навешали тумаков ушастому и командиру. Оборотня же окатили ледяной водой (по мне так их всех надо было водичкой полить). Мужчины поняв, что им не удастся попасть наверх, откопали среди обломков хозяина сего заведения и отправились в погреб за добавкой спиртного. Итог всего этого: Рэйка сумела соблазнить Алака. Диль, жестоко набравшись, дрыхнет в погребе на бочке с элем. Ну а остальное я и сама видела. И как только таверна устояла? Проверила здание на наличие заклятий. Так и есть, укрепляющее и защищающие плетения. Магия странная. Не знакомая.

       Успокоившаяся было сила, вновь взметнулась вверх. Не могу больше здесь находиться. Не хочу. Нужно что-нибудь сделать. Хоть что-нибудь. Вспомнила. Есть у меня жертва на примете. Я улыбнулась, феичка же потеряла сознание. Аккуратно положила ее на один из обломков и отправилась наружу.

       Таш! Взвыла я мысленно. Не хочу идти туда пешком, слишком долго. Хочу видеть своего метаморфа.

       'Уже здесь' я резко развернулась и обняла его за мощную, черную, лоснящуюся шею.

       - Ты осуждаешь меня? - шепчу я.

       'Нет' последовал ответ.

       Не раздумывая более, забралась на спину своего зверя и помчалась к намеченной жертве. Дождь уже прекратился, но небо оставалось пасмурным.

       В таверне, где остановился Рин, было на удивление тихо. Я понимаю, что час ранний, но город уже начал просыпаться. Торговки стремились на торговую площадь. Дворники принялись очищать улицы от накопившегося за прошедший день мусора. Стража проснулась и принялась за свои обязанности. Кухарки сновали то тут, то там. А в этом помещении стояла мертвая тишина. Бегом добравшись до комнаты эльфа, я, опять не заметив запора на двери, ворвалась в номер.

       Картина, представшая моим очам, меня не порадовала. Пьяный эльф лежал в объятиях двух блондинок миловидной наружности. Я шумно выдохнула. У эльфа дернулось ухо. Он открыл мутные глаза и вперил тяжелый взгляд в меня.

       - О! Явилась! - хихикнул он. - А ничего ты заварушку устроила.

       Таш, он вчера приходил? Я скорее не спрашивала, а утверждала.

       'Приходил'

       Почему не предупредил?

       'Ты не слышала. Плохая связь. Ты сказала, что пьяна'

       А ведь и верно. Я была под действием зелья. Более не задерживаясь в комнате, я побежала на улицу.

       И вновь Таш. И вновь бешенная скорость. Мы помчались вон из города. По улицам просыпающегося городка не побегаешь. Уже за стенами я отдалась своим чувствам и мыслям. А мысли были на удивление ясными и печальными. Я пыталась найти ответы на свои вопросы. Старые. И новые.

       Теперь понятно, почему я испытывала вчера такую всепоглощающую легкость. Понятно, почему Связь с Ташем была прервана. Непонятно как Аранда умудрилась сотворить столь мощное зелье. Она ведь не в первый раз проделывает подобное. И каждая попытка не имела результата, единственное, что я испытывала, так это головную боль. Но вчера... что это вообще было? Если логически рассуждать, то после всего выпитого у меня должно быть жестокое похмелье. Но я ничего подобного не испытывала. И вспоминая все, что мы творили ночью... да не один нормальный человек с постели не сможет встать после такого. И опять никаких неприятных ощущений. Напрашивается вывод: Ксадар, каким-то образом исцелил меня. И это тоже странно. На меня не действует магия целителей. Хотя... это же дракон. Они не знают слова невозможно. Значит, возьмем за истину факт магического вмешательства дракона.

      При воспоминании о Высшем, мое чувство опасности пыталось подать признаки жизни. Не обращаю на него внимания. Продолжаю размышлять. И опять вопросы. Что значит ла Тао? Для чего эта метка (как клеймо на рабыне, право слово)? Кто он, этот странный дракон? Мало того что появился дракон очень вовремя, так и обольщал он меня вполне целенаправленно. В его защиту могу сказать, что не зря обольщал. Но все же касательно этого таинственного крылатого, остается много загадок. Я о нем ничего не знаю. И Асандер мне в добыче информации не помощник. Он боится Ксадара. Причем, как я понимаю, боится обоснованно. Ас обмолвился, что Ксадар занимает весьма высокое положение при дворе ла Дуара. Но при этом его посылают за драконьим отпрыском (по его словам). Что меня настораживает в этой ситуации? И если его послали в помощь, то где же она? Или он будет появляться при проявлении опасности? А как он о ней узнает? Вот же дракон!

      Я просто обязана получить рецепт Аранды. Испытав новые ощущения, теперь я не могу отказаться от них. Раньше это не было проблемой, скорее досадной неприятностью, обоснованной чувством зависти. Но сейчас, все изменилось. Я, наконец, могу стать нормальной. Хотя побочное действие этого средства, меня немного пугает. Уж слишком оно затуманивает разум, и срывает мои ограничители. Это ж надо было дракона в койку потащить (это еще кто кого тащил). Почему не Алака? Зар тоже сошел бы. Хорошо хоть на эльфа не позарилась. Я не расистка, но эльфы и драконы слишком зациклены на себе, чтобы заводить с ними серьезные отношения. Ларик всегда говорил: избегай любви эльфа и опасайся любви дракона. Честно говоря, я его слов никогда не понимала. Но подсознание почему-то упорно твердило эти слова (ага, вот только вчера оно куда-то исчезло со своими советами).

      Еще один вопрос: почему ушел Ксадар? Боялся, что на утро потребую взять меня себе в пару? Я что похожа на истеричную дуру? Ну было и было. И спасибо ему за это. Было то не плохо. По крайней мере, для меня. Или ему не понравилось? Так, извините, я невинной была, опыта никакого. И сразу его об этом предупредила. Он ответил что знает, и больше мы к этому вопросу не возвращались. Кстати, а откуда он это знал? У него, что специальный сенсор имеется? Я хихикнула. Так, это уже диагноз. Надо прекращать о всяких глупостях думать. Есть еще пара неразрешенных вопросов. Мы с Ташем наматывали уже второй круг вокруг города.

      Другим вопросом, над которым стоило поразмышлять, была нечисть. Точнее ее хозяин. Таш не мог ошибиться. Да и я заметила странность в их поведении. Есть у них хозяин, причем очень сильный. Столько монстров сразу, себе подчинить не каждый некр может. А вот теперь переходим к главному блюду дня. За КЕМ охотилось стадо нечисти? За мной? За Асандером? Или все же наша компания стала случайной жертвой неизвестного отступника, обосновавшегося недалеко отсюда? Это ж надо ему было такое место выбрать. И насколько я знаю командира, он туда обязательно полезет. Не к отступнику, а в мои земли. И что-то мне подсказывает, что эту территорию сейчас не только отступник топчет.

      Как мне уговорить Алака объехать столь не спокойное место? Не люблю я эти земли. Скучно там. И люди странные живут. Одно радует, мало тех людей осталось. Но все это не аргумент для бравых истребителей. Может поговорить с Дилем о возможности столкновения с отрядом эльфов? Тут же пришло воспоминание утренних событий. Не послушает. Еще и на рожон полезет. Как же все запущенно. Представляю, что ждет меня по возвращении.

      Как оказалось, мои фантазии были бледным подобием реальности. Побегав еще немного, мы с метоморфом все же вернулись в город. Есть хотелось неимоверно, да и не в моих правилах скрываться от проблем. Зайдя в таверну, я обнаружила все ту же разруху, но уже без валяющихся то тут, то там пьяных тел. Хм... и кто будет возмещать ущерб несчастному хозяину таверны? Ответ не заставил себя долго ждать.

      - Я не буду платить за то, что натворили вы! И Акор Эль Гар Ксадар тоже не будет! Истребители, вы вообще обнаглели! - бушевал Асандер. Какой он оживленный.

      В зал я вошла бесшумно, на мое появление никто не обратил внимания, чему я была вполне рада. Мне и так хорошо, тем более они так интересно ругаются.

      - Этот твой Акор кто-то там, обесчестил нашего лекаря, пусть хотя бы заплатит причиненный ущерб! - возмущался Алак. Я чуть не подавилась от такого заявления. Меня что сейчас, как ночную нимфу пытаются представить? Убью. Жестоко. Нет. Лучше пол с помощью операции поменяю. Опровергну, наконец, миф, будто это не возможно.

       - Да как ты смеешь, человек, приплетать ее сюда? Твое счастье, что ты еще нужен, иначе за такое оскорбление уже был бы мертв, - Ас, ты мой герой. Зря я тебя ненормальным истеричным ребенком считала. Хороший мальчик.

       - Мы сейчас не о нравственном падении нариль Шаи говорим, а о том кто будет выплачивать этому человеку ущерб, - ткнул эльф пальцем в трясущегося от страха хозяина. Ушастый выглядит помято и хмуро. Похмелье - поставила я диагноз.

       - Драконы пусть выплачивают! - не отступал командир.

       - Это не мы все тут порушили, - спокойно ответил ему Ас. - Не нам нести ответственность. Люди, пора вам уже это осознать. Никто с вами нянчиться долго не будет.

       - От кого я это слышу, - возмутился Алак. - От избалованного ребенка, который по своей глупости попал в неприятности. Из которых, его вытащили мы!

       Так, все. Хватит. Они сейчас поубивают друг друга.

       - Тебе за это платят командир, - вышла я из надежного убежища тени. - А твои слова не достойны того взрослого и мудрого человека, каким ты себя мнишь.

       Спорщики замерли, Алак покраснел. Диль глянул на меня так, будто признал во мне вражеского лазутчика. Ас посмотрел хмуро. Остальной команды не было.

       - Не тебе, Шая, вмешиваться в этот разговор. Твое вчерашнее поведение отняло у тебя право весомого слова, - задрал нос Алак. Убить его что ли? Жалко. Привязалась уже как-то.

       - Алак, скажи, я жена тебе? - наклонила я голову на бок. Волосы мои были собраны в высокий хвост, который болтался сейчас седой массой за моей спиной.

       - Нет, - опешил начальник. - К чему бессмысленный вопрос?

       - К тому, что я не нарушила закона. Не предала. Не обманула. Я не сделала ни чего такого, что лишило бы меня права возражения. А мое вчерашнее поведение, только моя забота. Не тебе, командир, меня судить. И никому. Ведь я вольна поступать так, как того пожелаю. А вот ты недостойными речами действительно порочишь честь гордого звания истребителя.

       - Шая, - прорычал эльф. Вот как у него это получается?

       - Хочешь сказать, я сейчас солгала? А может вы просто, как маленькие дети обуреваемые жадностью, боитесь принять ответственность? - хмыкнула я.

       Истребители замолчали. А я не стала более слушать их необоснованные претензии, и пошла на кухню. Ужасно хотелось есть. Ташу хорошо. Он ночью на охоту ходил.


       Едем. Молчим. Народ напряжен и раздражен. Причина? Они обиделись. Все. А начиналось все как обычно. Возместив убытки хозяину трактира, команда истребителей и дракон выдвинулись в путь. Ехали сначала молча. Но счастье не длиться долго, и близнецы начали подкалывать меня по поводу весло проведенной ночки. Я не осталась в долгу и припомнила им их необъятную подушку. Слово за слово, и вот мы уже веселимся и смеемся. Похмельный народ я еще в таверне вылечила, и нам ничего не мешало получать от жизни удовольствие. Если не считать хмурых лиц Диля, Алака, Зара и Рэйки. Вот не понимаю я этих разумных. Что им все неймется. Погода нормализовалась. Здоровье отличное. Тракт почти пуст. Чем не радость? Решив наплевать на хмурых членов команды, мы с близнецами втянули в свои игры дракона. Он честно сопротивлялся. Но когда я пригрозила своим знаменитым слабительным, он сдался.

       Но счастье не длиться долго, и раздраженный начальник наорал на нас, обвинив в излишней безответственности. Я молчала. Ребята успокоились. Мы продолжили путешествие, тихо переговариваясь. Но и тут мы не угодили. Эльф наорал на нас, обвинив в излишнем шуме. Я молчала. Ребята принялись возмущаться. Мы продолжили путешествие.

       Пейзаж был скучен, и я решила поговорить с командиром о смене маршрута. Теперь на меня наорала Рэйка, обвинив в неповиновении приказам. Молчать я не стала и высказала им все, что о них думаю. Меня поддержали Севил и Навил. Ас согласно кивал. Слово за слово и вот уже ругаются все и со всеми. Давно я так не расслаблялась. После того как сказать больше было не чего мы замолкли. Я решила, что больше ничего интересного не произойдет и улеглась на Таша спать. На меня тааак осуждающе посмотрели, что будь у меня совесть, давно бы корчилась от стыда.

       Таким вот образом мы едем уже второй день. Насколько я помню, скоро начнется не самая приятная часть дороги. Пейзажи унылы. Других путешественников не встретишь. Сама же дорога оставляет желать лучшего.

       - Алак, еще не поздно свернуть, - предприняла я очередную попытку отговорить строптивое начальство от выбранного пути.

       - Шая, я уже говорила, что бы ты откинула свои дворянские замашки и перестала приказывать Алаку, - вновь подала голос Рэйка.

       - А я уже говорила, что не приказываю, а прошу, - вежливо улыбнулась я. - И прекрати цепляться к моему титулу. Зависть плохое чувство.

       - Ах ты, маленькая дрянь. Ты что думаешь, переспала с драконом теперь можешь хамить всем подряд?! - взвилась она. Да когда ж эта ведьма успокоится. Я думала, получив Алака в свою постель, девица прекратит ко мне цепляться. Я ошиблась. Она уже второй день меня доводит. Видно здесь есть что-то еще.

       - А ты думаешь, что если переспала с командиром, можешь безнаказанно оскорблять меня? - я честно пыталась промолчать. Отношения в команде и так в последнее время были слишком напряжены. И я их понимала, в конце концов столько времени в пути. Все устали. Но это не та причина, что бы можно было безнаказанно на меня кричать.

       На Рэйку взглянули насмешливо.

       - Успокоились! - взглянул на нас строго начальник. - Ругаться будете в другом месте. А вы, - злой взгляд в сторону ухмыляющихся парней, - будете смеяться, лишитесь жалования на этот месяц и пары передних зубов.

       Как ни странно подействовало. И опять тишина и однообразный пейзаж. Но и он сменился через пару часов.

       - Что здесь произошло? - ошарашено спросила, успокоившаяся к тому времени, Рэйка.

       - Драконы, - пожала я плечами.

       - Что? - опешила она.

       - Одиннадцать лет назад, здесь умер дракон, - начал рассказ Алак. Близнецы и Рэйка слушали не перебивая. Асандер в пол уха. Диль как и я вообще не слушал. Зар же озирался по сторонам. И было с чего. Черная мертвая земля простиралась до горизонта. Лес резко кончился, оставляя поле выжженной пустыни. Иногда из земли торчали корни когда-то могучих стволов деревьев. Ни зверья, ни пения птиц. Пустыня мертвых земель.

       - Но тут же появился другой и сжег то, что не уничтожил откат Силы умершего Высшего, - продолжал тем временем командир.

       - Кто-нибудь выжил? - спросила Рэйка, оглядываясь на Аса (он тем временем очень внимательно слушал Алака). Голос ведьмы дрожал.

       - Выжил, - пожала я плечами.

       - Откуда знаешь? - удивился Сэв.

       Вновь пожала плечами.

       - И кто же хозяин этих проклятых земель? - насмешливо спрашивает Ас.

       - Санашая Сареш, - ответил Алак. - Говорят, в тот момент она была здесь.

       Лица эльфа и дракона превратились в одни сплошные глаза. Кожа этих двоих и так не блиставшая загаром стала приближаться по цвету к моим волосам.

       - Ты не могла выжить, - ляпнул этот летающий дурень. И как будто этого ему было мало, он добавил, - Ты ненавидишь нас?

      У него мозг из принципа отсутствует или как? Я понимаю, он еще ребенок. Но о драконьих отпрысках я была лучшего мнения. Точнее об их умственных способностях. Диль застонал, вгоняя очередной гвоздь в крышку моего гроба. Как же глупо я попалась (хотя именно так и попадаются). И как рано.

       А Алака, который никогда не был дураком, сопоставив все выше ляпнутое, не хорошо на меня посмотрел. Интересно, если я отдамся в объятия своей ярости, я смогу их убить? А хочу ли я их убивать? Все же я сильно к ним привязалась.

       - Я ведь подозревал, - бормотал начальник. - Тоже лекарь. Того же возраста. Благородная. Но... А как же седина?

       - Ты ее не тронешь, Алак, - встрял между мной и командиром эльф. - Она нужна мне. И ты знаешь, как сильно.

       Асандер осознав свою ошибку, подъехал ко мне с другой стороны, закрывая мою тушку от команды. Я унюхала исходящий от него запах мощного убойного заклинания. Что за гадость не пойму, но вот силу ее представить могу.

       Наконец до остальных начало доходить происходящее. Близнецы очень удивились, но не расстроились. Зар пожал плечами и продолжил путь молча. А вот Рэйка начала возмущаться.

       - Зачем она тебе, Диль? Мы могли бы выручить неплохие деньги.

       - Ну это вряд ли, - усмехнулась я.

       - Я не трону ее. Пока. Но ей придется многое объяснить, - ага, размечтался. Терпеть не могу изливать душу. На слова магички никто так и не обратил внимание.

       - Спрашивай. Может и отвечу, - я погладила Таша меж ушей.

       - Как ты провернула этот трюк с волосами?

       - Ни как. Я разработала специальное средство, держится примерно часов семнадцать, потом исчезает. Другие вещества меня не берут.

       - А имя? Контракт признал его настоящим, - продолжал удивляться он.

       - Это же все производное от Санашаи. Сана. Шая. Кому как нравится, тот так и зовет.

       - За что на тебя охотятся? - самый насущный вопрос.

       - За то, что оказалась не в том месте, не в то время, - пожала я плечами.

       - Подробнее, - последовал приказ.

       - Это не твое дело Алак. Ты истребитель, тебе ли не знать, что лишняя информация зачастую укорачивает жизнь? - наклонила голову на бок.

       Он как-то ссутулился и отвернулся от меня. Интересно. Ты ведь тоже многое пережил, командир. Жаль, что ты не встретился мне раньше. Ты был бы хорошим учителем. Лучше чем те, которых выбирала я.

       - Так ты специально к нам присоединилась? - отмер начальник.

       - Нет. Я всего лишь искала прикрытие, кто ж знал, что я так вляпаюсь?

       - А для чего тогда клятву давала? Она же связывает тебя по рукам и ногам, - его это действительно интересовало.

       - Я не хотела причинять вам вред. И впредь не собираюсь. Это мой способ показать, что я вам доверяю, - я вроде бы не соврала.

       - Так в нас веришь? - усмехнулся начальник.

       - Вы знаете, что такое честь. Вы профессионалы. И я вам нужна. Не как залог гонорара. А как лекарь, какого у вас еще не было. Ты понимаешь это, Алак. Понимаешь как истинный командир отряда элитных истребителей. И я уже прошла не одну проверку, как член команды, - после моей тирады, на меня смотрели с вдохновением (близнецы), с доброй улыбкой (Зар), с обреченным спокойствием (Алак).

       - Так мы сдаем ее или нет? - хлопнула глазками Рэйка.

       - Нет, она под моей ответственностью, - подъехал ближе эльф.

       - Все это конечно мило, но я еще раз спрошу. Может, мы поедем другой дорогой? - честно говоря, я от этих ребят ожидала более бурной и негативной реакции. А тут они быстренько смирились с текущим положением дел. И даже не сильно возмущались моим обманом. Зато дракон поняв, что сдал меня со всеми потрохами, сейчас молча, стыдился сам себя. Вот и хорошо. Не люблю я лекции читать. Особенно, не разумным детям (и себе в том числе).

       - Чем тебя эта не устраивает? - спросил Нав. - Ты же дома.

       - Навил, я говорила, что у тебя скверное чувство юмора? Нет? Ну так у тебя оно ужасное, так и знай.

       - Тебе не стоит переживать, - подбодрил меня Зар. - Ведь тебя до сих пор не опознали.

       - Мы не так часто появлялись среди населения. В основном по лесам гуляли, - буркнула я.

       - Не забудь, что ты засветилась как минимум в двух городах. И ни там, ни там на тебя еще не указали, как на Санашаю Сареш, - подал мысль Зар.

       Может, они правы? Вот только на лице эльфа я увидела сомнение.


       Теперь у меня помимо принципа 'помогу' появился принцип 'Послушай истребителя, и поступи на оборот'. Это же надо было согласиться с ними. А я ведь знала, что так будет. И Диль предвидел такой поворот событий. Я понимаю почему они столь беспечно отнеслись к моим словам. Они ведь не знали кто на меня охотится. Да и я не стала их предупреждать. И вообще, где был мой мозг в тот момент? Говорил мне Ларик: никогда не расслабляйся. Говорил он мне: не считай себя умнее и проворнее других. Говорил мне ректор: дура ты Сана, дура. А я не слушала. Возомнила себя равной, вот и страдаю за свою глупость. Да и камень в спину врезался. Неудобно все-таки лежать на жесткой холодной земле. И для здоровья вредно.

       К чему я так убиваюсь? Еще бы мне не истерить. Нашу компанию окружил отряд эльфов. Пять эльфов - это перебор. При учете того что противопоставить им мы можем Диля, Аса, Зара и пожалуй еще Алака. Пятеро против четырех, не самый удачный расклад.

       Как такое получилось? Очень просто. Мы подъезжали к моему замку, когда на нас откуда не возьмись, повалили эльфы. Хотя, я догадываюсь откуда. У них излюбленная тактика под землей прятаться. Мы практически не сопротивлялись, нас быстро повалили на землю и уткнули лицом в сырую почву. Фу, гадость.

       Предупредила Таша, чтобы не вмешивался. Не хочу, чтобы его поцарапали.

       Они подошли к Рэйке и, схватив ее за волосы, приподняли голову, заглядывая в лицо.

       - Не та, - проговорил тот остроухий, что пристально разглядывал черты девушки и какой-то лист бумаги.

       - Посмотри эту, - мне под ребра заехали кованым серебром ботинком. Что-то я почувствовала, как скучаю по своему старому плащику. Где ты, проверенный временем и многочисленным оружием лист метала?

       Я опять была в капюшоне, и мою шевелюру не было видно, но что-то мне подсказывало, что это ненадолго. И я оказалась права. С меня сдернули единственную защиту и рывком перевернули на спину. Асандер и Диль попробовали было рвануть в мою сторону, но их быстро оглушили рукоятями мечей (оглушили, ага, это дракона то и тренированного эльфа, смешно). Остальную команду держали под прицелом эльфийских луков и стрел с наконечниками из солнечных камней. Опять.

       - Седая, - ошарашенный возглас.

       - Она, - еще более удивленный вскрик, хотя куда уж больше?

       Вот так и получилось, что лежу я на спине, равнодушно пялясь в небо, на меня напряженно смотрят эльфы, временами поглядывая на тот самый примечательный листок. А команда абсолютно ничего не понимает.

       - Но та же брюнеткой была, - подал голос один из остроухих.

       - Какая разница, седая, блондинка? Черты лица те же что и на портрете.

       Так вот что это за бумажка такая. Это оказывается мой портрет. Стоп. А откуда у них мой портрет?

       Нахлынули воспоминания.

       - Сана, не шевелись, я еще не закончил, - смеется Лид.

       - Скучно, дорогой нар некромант. Давай лучше прогуляемся. Намий давно хотел сходить в квартал ночных нимф, - недовольно надуваю губки.

       - Такое поведение не достойно благородной нариль, - строго выговаривает мне Лид и тут же заливается хохотом. - Что ты будешь там делать? Там вряд ли найдется нимфа, которой удастся удовлетворить твою избирательную натуру.

       - А я не поэтому туда хочу, - ухмыльнулась я. - Там потрясающее вино. Да и девочки веселые. А я давно не сплетничала.

       - Ты, наверное, единственная благородная, которая спокойно общается с девицами из увеселительных домов. Ладно, пошли. Тем более я уже его закончил. Смотри.

       Он развернул ко мне мольберт, с которого на меня насмешливо смотрела я сама.

       Значит, они добрались до парней, как до ближайшего окружения. Надеюсь, эти остроухие им ничего не сделали, иначе я могу очень расстроиться. Не в моих правилах ничего не делать.

       - Парни, а вы за принца или против? - подала я голос.

       - Молчи, человеческая тварь! - мне по лицу съездили сапогом. Больно и обидно? Да ни разу. Я лишь открыла счет, по которому кое-кому придется платить.

       Слышу тихий и яростный рык метоморфа. Не смей вмешиваться. Убьешь, кого из эльфов - отравишься их кровью.

       - Вот точно плюну в рожу тому, кто в следующий раз мне про эльфийскую учтивость с женщинами твердить будет, - сплюнула я кровь. Следующий пинок прилетел мне под дых. На некоторое время я потеряла способность дышать. Асандер вновь попытался кинутся на моих обидчиков.

       Честно говоря, я не сильно переживала по поводу эльфов. В конце концов, они напали на меня на моей территории, буквально у ворот моего замка. Я ждала.

       - Эльф, а знаешь, как про таких, как ты в народе говорят? Бьет, значит любит! - следующий пинок пришелся мне по почкам. Вот гад, знает куда и как бить.

       - Что ты с ней цацкаешься, Ореленвиль, убьем как приказано, и наконец вернемся домой, - возмущался молодой остроухий.

       - А с этими, что делать предлагаешь? - поинтересовался Ореленвиль.

       - Туда же. Их смерть можно будет на отступника, гуляющего неподалеку спихнуть, - последовало предложение.

       - И все же меня смущает ее седая голова, - какой тонко организованный эльф. - Да и у того, - кивок в сторону Асандера, - аура странная. И у девчонки не лучше.

       - А меня ничто не смущает, - проворчал ушастый и направил на меня свой лук. Натянул тетиву и... начал заваливаться на бок. Тетиву он все же отпустил. Краем глаза я успела заметить искаженное ужасом лицо дракона. Потом была разрывающая боль в ребрах. Это хорошо, целился-то остроухий гад мне в голову.

       - Сана! - кто кричит? Эльф? Зря. Я спать хочу. Не надо больше кричать.

       Нельзя спать. Я и не такое выдерживала. Нельзя спать. Через силу открываю глаза. Напавшие на нас эльфы сейчас лежат на земле. Одного вырубил Ас. Второго Диль. Остальные мертвы. В их телах торчали стрелы. Наконец-то. И почему так долго? Надо будет провести разъяснительную беседу с охраной. И пусть я им уже ничего не смогу сделать, зато наругаюсь в свое удовольствие.

       'Сана, плохо тебя чувствую' где-то я это уже слышала.

       - Хватай ее и бежим! - орет Диль. Правильно мыслишь эльф.

       Таш, возьми выживших эльфов. Они нужны. Послала я свою ускользающую мысль другу.

       Мне смешно. Но я опасаюсь даже дышать, не то что делать какие-либо другие телодвижения. Больно. Меня грубо подхватили и куда-то быстро понесли. Поздно. Откат смерти эльфов уже начался. Магический взрыв. Небольшой воздушный ураган. Запах смерти. Еще раз врыв. Их трое. Значит сила тройная. Взрыв. Лечу. Больно. Мать моя король драконов, папа эльфийский труп, что ж я маленькой не сдохла, когда была такая возможность?!

       Удар. Боль. Стрела вошла глубже. Крик. Чей? Мой? Темнота.


      Глава 18


       Тяжело дышать. Холодно. Очень холодно. Мое тело сотрясают волны дрожи. Волосы прилипли к взмокшему лбу. Не чувствую ни рук ни ног, все мои ощущения сконцентрировались в области ребер. Они горят. Какая сволочь ввинчивает раскаленный прут в мой левый бок? Больно. Хочу пить. Жажда раздирает горло, горячее дыхание обжигает мои губы. Провожу по ним языком. У меня есть язык? Прогресс. Вот только это действие не приносит нужного облегчения. Воздуха по-прежнему мало. Как будто в моих легких появилась дыра, которая не дает почувствовать распирающую полноту вдоха. Больно. Дышать больно. Глотать больно. А глотать хочется. Хочется пить. Горячо. Бок горит. Горло горит. И равнодушная тьма вокруг.

       В голове звон. У меня есть голова? Я почти счастлива. Но звон все нарастал. Он грозил взорвать мой мозг. Скорей бы. Больно и холодно. Всхлип? Кто? Я? Это не плач. Еле слышный стон. Я не плакала, даже когда меня пытали, не плакала, даже когда меня предали в первый раз. Да. Нет. Этого не было. Красное марево. Огонь. Этого не было. Я этого не помню. Но перед моими глазами, наперекор моим желаниям, появлялись картины, они заставляли кричать в голос. Но я не могла кричать. У меня нет голоса.

      Я уже не понимала, что болит больше голова или же бок. Наверное болит все. Но это не страшно. Есть другая боль. Она родная. Привычная но более сильная. Она моя. Подаренная. Нынешние ощущения ничто в сравнении с той.

       Появился гул. Что это? Голоса? Чьи? Уходите. Больно. Ненавижу боль. Она никогда меня не придаст. Только она всегда рядом, не позволяя никому другому занять ее место. Но голоса не слышали мои мольбы. Они приближались. Они говорили. Я слышу слова. Речь. Два знакомых голоса. Помогите. Заберите эти видения. Они мне не нравятся. Усилием воли концентрируюсь на голосах. Они не позволят мне провалиться в огонь моих воспоминаний.

       - Почему ты это допустил? - ярость. Холодная ярость. Он хочет убить?

       - Я... Я не ожидал. Все произошло слишком быстро. И на мне стоит запрет на обращение. Вы же сами...,- другой голос. Ему страшно. Он в ужасе. И ему больно. Мне почти это нравится. Скучно страдать в одиночку.

       - Ты не выполнил свою задачу, - рык. Почему мне знаком этот рык. Я его знаю. Давно. Еще до своей смерти. Какой смерти? - Почему оставили эльфам жизнь?

       - Она собирается выяснить все сама, - неуверенно.

       - Вряд ли она узнает что-нибудь стоящее от этих пешек, - задумчиво. - Пусть поиграет. А с тебя в следующий раз я спрошу за каждую ее царапину, за каждый синяк. Пошел вон!

       Ветер. Приятно. Он остужает горящие щеки, приносит секундное облегчение. Но и он пропадает. Верните.

       - Ла Тао, ты слишком не осторожна. Тебя не этому учили, - голос почти ласков. Кто? Хочу открыть глаза, но веки, словно налитые свинцом, не слушаются хозяйку.

       Горячие руки касаются лба, тепло. Приятно. Боль уходит. Одна ладонь соскальзывает с лица на грудь. Задержалась чуть-чуть, и едва касаясь обнаженной кожи, достигли эпицентра моих страданий. Обнаженной? Когда успели? Не важно. Главное что теперь я не чувствую боли. Она ушла. Хорошо. Изматывающий и не выносимый гул в голове начал уходить. Веки, до этого не подчинявшиеся никаким приказам, сами распахнулись

       - Я брежу, - прохрипело мое сухое горло. А глаза тем временем изучали знакомое лицо, выступающее из тьмы. Как он здесь оказался? Он же ушел. Оставил меня. - Уйди, фантазия.

       - Ну надо же. Столько продержаться. И это при столь мощном яде. Сильная девочка, - он самодовольно улыбнулся. Почему? - Достойная дочь своих родителей. Своего отца.

       - Что? - хриплю непонимающе. О чем он говорит. Не слышу. Не понимаю.

       Мне явно становится лучше. В голове стихал гул разрывавший сознание. Зрение прояснилось. Но я по-прежнему видела только его и свое обнаженное тело. И свет, исходящий от его ладоней, на моей ране. Его руки на моем теле. Как в ту ночь. Остальную обстановку покрывала тьма.

       - Девочка, больше не позволяй другим причинять себе боль. Это только моя прерогатива, - он опять улыбнулся. Жестоко, самодовольно, ласково. Привычно.

       Он отнял свои руки от места ранения. Там ничего не было. Целая, без единой царапины кожа, измазанная в моей крови. Он склонился надомной и лизнул место ранения. Слишком много впечатлений. Слишком много непонятных слов. Глаза сами собой закрылись. Мое сознание медленно и неотвратимо погружалось в сон.

       - Моя маленькая ла Тао, - услышала я напоследок.


       'Сана!' орет кто-то в моей голове. Уйди зверь не известной породы, спать хочу.

       Так меня и послушали, ага. По моей щеке прошелся влажный шершавый язык. Мои глаза сами собой распахнулись. Надомной нависла жуткая клыкастая морда с высунутым широким розовым языком. Опять в кошачьей ипостаси. Он вообще другие формы знает? Метоморф называется.

       - Таш, ты зубы чистил? - вопрошаю сиплым голосом.

       'Мне не надо. У нас слюна специальная' это конечно многое объясняет. Но зачем меня этой специальной слюной покрывать.

       - Слезь с кровати, кошак переросток, ты линяешь, - попробовала я еще раз возмутиться.

       'Тебе теплее будет'

       - Ты вроде раньше скромнее был. Признавайся от кого наглостью заразился? - а главное когда успел?

       'От тебя' и что мне с ним делать?

       В течение одной минуты я придумывала страшные кары для метоморфа. И придумала. Я счастливо улыбнулась. У Таша нервно задергался хвост. Он медленно пополз к краю кровати. Стоит заметить, что ползти ему еще долго. Кроватка, на которой я возлежала, была размером с дракона. Кстати о птичках. Поворачиваю голову и вижу бледного и измученного Асандера. Он смотрит на меня напряженно.

       - Плохо выглядишь, Ас, - хмыкаю я. Всегда мечтала ему это сказать, а то каждое утро лучится счастливой улыбкой, сияет золотом волос и сверкает фиолетовыми глазами. В то время как я по утрам выгляжу как злая ведьма из сказки. Несправедливо.

       - А ты на удивление хорошо, - отозвался он.

       - Врешь, - каркнула я.

       - Драконы не умеют врать, - обиделся он. - Мы лишь умалчиваем.

       - Верю, - хихикнула я.

       'Сана, команда нервничает. Им не нравится замок. И мне. Здесь воняет смертью' сообщил метоморф.

       Мне тоже, но что поделаешь.

       Ощупываю себя. Я обнажена, но хоть одеялом накрыли и то спасибо. Раны нет. Напрягаю мозг и кое-что вспоминаю

       - Ас, ОН был здесь? - пожалуйста, скажи, что это плод моего воображения.

       - Был, - разбил мои надежды высший.

       - Значит не приснилось, - вздыхаю обреченно.

       - Сана, он приказал оставаться здесь в течение трех суток, - неуверенно сообщил парень.

       - Да ни за какое золото драконов я не останусь в этом доме больше чем на час, - вскочила я на ноги. От резких движений слегка закружилась голова, но с этой напастью я справилась быстро. А вот Асандер сейчас сверкал красным лицом. Это чего это он? Перевожу взгляд на свое тело и соображаю, что голая я это уже слишком для уставшего дракона. Ложусь обратно в постель, при этом плотно укутавшись в одеяло. Ас все это время смотрел куда-то вбок.

       - Он знал, что ты это скажешь и предлагает тебе пятьдесят золотых, - ого, вот это сумма. Да на такие деньги я могу купить себе нормальный дом в столице и сильно не переживать.

       - Сто золотых, - решила обнаглеть я.

       - Восемьдесят, - сразу видно - дракон. Вон как торговаться начал.

       - Двести и это мое последнее слово, - намотала я локон на палец.

       - Девяносто и это кольцо, - мне в руки упал перстень невероятной красоты. Хотя и слегка банальный. Дракон держащий в лапах черный бриллиант. В глазах у дракона блестели рубины. Красиво. Дорого. Но что-то мне в нем не нравится. Попробовала на зуб (вдруг не золотой? хотя драгоценности я всегда определяла безошибочно), Ас поперхнулся. Проверила на магию. Ничего не поняла.

       - Ладно, согласна, сто золотых и этот перстень, - улыбнулась я. Этот замок без сомнения является одним из худших мест в этом мире, но ради денег могу и потерпеть. - А где истребители?

       - В соседней спальне, - отозвался дракон.

       Смотрю на него выжидающе. У него невинный и не понимающий взгляд. Медленно скидываю с себя простынь. Крылатый устыдился и тихо вышел из моих покоев.

       - Таш, ты тоже можешь пойти погулять, - милостиво улыбнулась я.

       'Нет. Не оставлю тебя больше одну' чувствую его опасения.

       Таш, они тебя не тронут. Они чувствуют нашу связь. По крайней мере, должны. А если нет, я сама с ними разберусь.

       Метоморф посмотрел на меня настороженно и все же скрылся за дверью. Я тем временем надела платье черного цвета, простые домашние тапочки и заплела косу. На удивление я оказалась чистой. В памяти всплыли картины моего лечения. Интересно, меня вымыли или все же вылизали? Ага, вымыли, но забыли накормить. Изверги.

       Зная своих слуг, догадываюсь, что и команда голодает. На душе потеплело. Довольная как сытый упырь, я направилась на поиски компании истребителей.

       Нашла я их в большой гостиной в конце коридора. Они сидели, сбившись в кучку, и нервно чего-то ожидали. При моем появлении они дружно ощетинились фаерами и пульсарами. С чего вдруг.

       - Шая, здесь живет какое-то зло, - напряженно смотрит на меня Нав.

       - А где: Шая, мы так рады, что ты жива? Или Сана, мы так переживали за тебя? - возмутилась я.

       - Гости не угодили хозяйке? - возник передомной призрак. Истребители, не выдержав накала страстей, послали в сторону призрака все свои заклятья, что весели на кончиках пальцев. А поскольку призрачная сволочь стояла прямо напротив меня, то есть я за ней. А этим почти прозрачным гадам любой фаер или пульсар, как дракону зубочистка, то естественно, что все это полетело в меня. Я как-то не ожидала, такой прыти и в несколько расслабленном состоянии не успела создать щиты.

       Но в туже секунду, меня снесло с ног что-то черное и большое. И где я это уже видела? И тут началось.

       - Ой, - пискнул Зар. Близнецы начали готовить рассеивающее заклятие.

       - Твою ... да ..., как ...., - отозвался командир. Рэйка пискнула и спряталась за его спину (и как ее вообще в истребители взяли?).

       - Убить! - проревел призрак начальника охраны. А вместе с ним и сама замковая охрана в мертвом виде.

       - Стоять!!! - подала я свой скромный рык. В воздухе витал запах паленой шерсти. Таш, лежащий на мне не шевелился.

       Призраки и истребители застыли на месте. Все с испугом глядели на меня. Я молча выбралась из под тяжелой туши метоморфа.

       - Таш, хороший мой, скажи что-нибудь? Где болит? - пролепетала я.

       'Болит. Плохо. Но не стоит волноваться' было мне тихим ответом.

       Мне поплохело. Мельком взглянула на команду и призраков. Последние попытались исчезнуть.

       - Стоять, - повторила я шипя. Перевела взгляд на истребителей, те побледнели, и попытались слиться с окружающей средой, на всякий случай Сэв принялся нашептывать заклинание щита против огненной магии. С чего бы? Я и некромантией неплохо владею.

       Отворачиваюсь от возможных трупов. Начинаю осматривать Таша. Если они ему что-нибудь сделали, убью.

       Таш, милый, скажи что болит? Ничего не могу понять, я же слышу запах паленой шерсти, и даже слегка обожженной кожи, но не могу найти источник.

       'Это ужасно. Не смогу с этим жить'

       Что?! Скажи! Все больше нервничала я, и опять моя сила слегка вышла из под контроля. Я чувствовала, что мой Таш действительно страдает (только почему-то морально). Воронка магии закрутилась по комнате, срывая гобелены и картины. Навил на всякий случай начал заготавливать еще и противовоздушный щит. Я лихорадочно сканировала лежащего на полу в позе зародыша метоморфа. В комнату ворвался Ас. Непонимающим и напуганным взглядом он окинул развернувшееся действо. Я, не обращая на него внимания, спрашивала у Таша где болит.

       'Хвост' тихая мысль наполненная мукой.

       Что хвост? - не поняла я.

       'Хвост припалили' патетичный и трагичный шепот в голове.

       Магическая буря исчезла в ту же секунду, как до меня дошел смысл сказанных слов. Сидя на полу и уставившись невидящим взглядом в пространство, пыталась анализировать. На душе было пусто и легко. А в голове медленно и с наслаждением вырисовывались планы мести.

       Тебе не свойственно такое поведение, кошак копытный.

       'Ты забыла обо мне. Не доверяешь до конца. Беспечно подвергаешь себя опасности'

       Дышу ровно, движения плавные и медленные. Поворачиваю голову в сторону Асандера.

       - В моей сумке в правом кармане в зеленой баночке с белой повязкой, мазь. Обработаешь Ташу хвост, - приказала я дракону (и что удивительно, он послушался). - Командир заплатишь мне компенсацию за ущерб, причиненный моему имуществу, - наклоняю голову на бок, глядя на Алака. - И не пытайтесь развеять призраков. Это бесполезно. Через полчаса накроют завтрак в главной столовой.

       Поднимаюсь и направляюсь к выходу.

       - А вы, - оборачиваюсь в сторону призраков. - Что бы через пять минут были ВСЕ во дворе замка.

       Выхожу и тихо прикрываю за собой дверь. Дыши, Сана, главное дыши. Их нельзя убивать. А призраков так еще и не возможно. Но никто не запрещал мне над ними издеваться. В комнате я не застала Диля. Интересно и где он?

       - Ванир, - тихо позвала я. Моему взору предстал прозрачный силуэт. От него веяло могильным холодом, бесконечным отчаянием и безысходностью. В глаза призракам лучше не смотреть, их смертельная тоска может сыграть с разумом человека злую шутку и привести за грань Равновесия. А я как всегда и здесь выделилась. Их мертвые взгляды мне как-то безразличны. Может по тому, что я сама по себе существо не понятного происхождения, а может еще по какой интересной причине. Они часть этого замка, а значит они моя собственность. И за меня готовы кого угодно убить (вообще-то убивать они в принципе готовы всегда, натура у них такая, но я сама по себе основательное такое оправдание).

       - Что прикажет нариль? - и взгляд такой воодушевленный. Вообще-то у призраков глаза такие же как и при жизни были, единственное отличие во взгляде. Ненависть, тоска, обреченность, отчаяние - вынести такой взгляд и не сойти с ума могут, пожалуй, лишь драконы, эльфы и некроманты (и то не все).

       - Где остроухий, что прибыл с командой? - спрашиваю спокойно.

       - В подземелье, вместе с остальными эльфами, - начальник замковой охраны улыбнулся (то еще зрелище).

       - Делом занят или вы его за компанию посадили? - смотрю на призрака в ожидании.

       - Делом, - я почувствовала легкое дуновение ветерка, это призрак головой кивнул.

       - Как он отнесся к вам? - Ванир понял что я имею в виду.

       - Он нас вообще не заметил, - и видя мой недоумевающий взгляд пояснил. - Как только вас раненную принесли в покои, появился Высший. Он их как котят слепых раскидал. Впервые видел безумного эльфа. Поняв, что к вам он не попадет в ближайшее время, отправился в пыточную. Красиво работает, стоит заметить. Мне бы его умелые руки.

       - Не сметь забирать различные части тела моих гостей, - предупредила я призрака.

       - Как пожелает нариль, - склонился тот в поклоне.

       - На общий сбор, - приказала я.

       Призрак испарился, а я вдохнула полной грудью запах тлена и смерти. Врет тот, кто говорит, что смерть не пахнет. У нее потрясающий аромат. Он вызывает невероятное отвращение, но его хочется вдыхать вновь и вновь. Парадокс.

       В последний раз я здесь была, когда мне исполнилось шестнадцать. Уезжая, я надеялась больше никогда сюда не возвращаться. Каждый раз, покидая сие проклятое место, я говорила себе, что это в последний раз. И каждый раз я ошибалась. А здесь так ничего и не изменилось. Что не удивительно. В этом месте время остановилось уже давно (ну не так уж и давно, по слухам лет так одиннадцать назад). Те же темные коридоры, покрытые дорогим, но истертым ковром. Те же каменные стены, увешанные прекрасными и искусными гобеленами. Та же мрачность и безнадежность в атмосфере. И даже галереи не изменились спустя годы. Полумрак и одиночество, предметы искусства и роскошь. Обреченность - так можно охарактеризовать это место. Мне здесь не нравилось. Скучно. Однотонность и однообразность моего собственного дома меня раздражала. А обитатели этого мрачного замка вводили меня в тоску. У них фантазия появлялась только в одном случае. Когда на горизонте появлялась очередная жертва. Они вытягивали из несчастных все жизненные соки, пытаясь восполнить свою утрату. Почему они не трогали меня и тех, кто был под моей защитой? Я не знаю. И как их освободить я тоже не знаю. А главное, я не хочу этого знать. Что-то в нутрии меня противилось такому порыву.

       В задумчивости я не заметила, как вышла на балкон, выходящий в главный двор. Своеобразная площадка перед воротами, замощенная плиткой, а посреди фонтанчик (абсолютно не рабочий). Погода была хмурой, тучи нависли над этой проклятой землей, желая пролиться слезами. Но, ни разу на моей памяти, здесь еще не было дождя.

       Сейчас красивую узорчатую плитку разглядеть было нельзя. Вместо нее я смотрела в мертвые и обреченные глаза. Старые и молодые, мужчины, женщины, подростки. Сколько же их? Этих проклятых на вечную муку душ? И что странно, на меня они смотрели виновато и любяще. Я иногда задавалась вопросом, а не из их ли я рядов? Мертвая не знающая, что моя жизнь давно окончена. Но они-то знали о конце. Знали и смирились.

       - Хозяйка? - услышала я молоденький голосок. Обернулась. Девушка лет семнадцати, смотрела на меня выжидающе. Да. Здесь водятся и живые люди. Девять совершенно живых, обычных и почти не сумасшедших человек, которые являлись такими же пленниками этого замка, как и призраки.

       - Говори, - приказала я.

       - Вас искали ваши спутники. И эльф, - испуганно ответила девушка. Карила. Так ее, кажется, звали.

       - Приведи, - бросила я и повернулась к прозрачной толпе, мертвых душ (звучит бредово, но эти души действительно были мертвы - фантомы им имя) ожидающей моего обращения. Наверное со стороны это жутко выглядит, а ощущается и того хуже.

       - Хозяйка, - зашуршало в воздухе. Прозрачная призрачная масса зашевелилась. А ничего так смотрятся. Словно море колыхается. Мертвое такое, неосязаемое призрачное море.

       - Я вернулась (а то они и сами не поняли, но традиции, чтоб их, не нарушишь)! Со мной пришли друзья. Их не трогать!

       - О, Равновесие! - пискунла за моей спиной Рэйка.

       - Не стоит бояться, - не оборачиваясь, сказала я. Это конечно вряд ли чем поможет, но я их предупредила.

       - Это не возможно! - синхронно икнули некроманты.

      - Никто не сможет вызвать столько душ. И удержать их никому не под силу, - сипло шепчет Нав.

      - Что здесь твориться? - подал голос Диль.

      - Ребята, познакомьтесь, это мои подданные. Подданные, познакомьтесь, это ребята. И они не съедобны. Я ясно выразилась? - смотрю на толпу фантомов. И за что они мне? Смотрю на истребителей. И за что я им?

      - Шая, что это? - нервно тыкает пальцем в сторону моих исчезающих слуг Зар. Оборотни абсолютно не переносят долгое нахождение рядом с душами покойных.

      - Драконье проклятие, как я понимаю, - выступил из тени Ас.

      - Хозяйка, все готово, - материализовалась женщина. Некроманты рефлекторно послали в нее развеивающие заклятия. А ей их заклятия до упыря.

      - Как это возможно? - все не понимал Сэвил.

      - Тебе ж сказали: проклятии драконов, - пожала я плечами. - Вы долго еще тут стоять будете, там обед накрыли.

      И не дожидаясь остальных, направилась в столовую. Это помещение требовало отдельного описания. Огромная комната, с высоким потолком и окнами во всю стену, которые зашторивались тяжелыми бархатными портьерами нежного сиреневого оттенка, Посреди обеденной залы стоит длиннющий стол из черного эльфийского дуба с резными стульями на пятьдесят персон. Пол был из белого мрамора. Каменные стены обшиты деревянными панелями белого эльфийского ясеня с черной резьбой. Потолок всегда освещается магическими светляками, и все они были собранны в огромную хрустальную люстру неимоверной красоты. При этом их не поддерживает ни один маг. То есть природа этой магии мне не известна. Но догадки имеются. Вход в столовую отделан аркой с тематической резьбой, он находится в противоположной от окон стороне. На правой от входа стене расположился камин из черного и нежно сиреневого мрамара с белыми вставками. Над камином висел миленький пейзаж бушующего моря. На противоположной от камина стене висит портрет. Большой такой, яркий, подробный. Мой дом вообще был выдержан в таких тонах. Лишь гостиные имели различающуюся цветовую гамму, да спальни обставлены поуютнее. В целом, обстановку замка можно описать двумя словами роскошь и вкус.

      - Ох, - выразилась Рэйка. Остальные промолчали. Слуги уже давно скрылись в кухне. Нашей трапезе и предстоящему разговору сейчас вряд ли кто помешает. Мы расселись по своим местам. Я во главе стола. Слева от меня Ас, справа Диль. За эльфом уселись Алак с Рэйкой. За драконом устроились близнецы и Зар.

      Когда появился Таш, я не заметила, зато явственно почувствовала, как он усиленно трется о мои ноги. Эта много килограммовая туша своими действиями смогла сдвинуть мой стул и меня иже с ним на значительное расстояние от стола.

      Как твой хвост? - поинтересовалась я.

      'Хорошо. Я хотел, что бы лечила ты, а не Высший'

      Но это же большая честь принять помощь от дракона, - удивилась я.

      'Теперь для меня только ты'

      Мдя... воодушевляющий ответ, ничего не скажешь.

      Поставь где взял, - возмутилась я.

      Метоморф обошел мой стул, и своей лобастой головой запихал мебель и меня на ней обратно за стол. При этом звуки, издаваемые от трения дерева о мрамор, ощутимо били по особо чувствительным ушам истребителей и дракона. Умный котик. Кушать хочешь?

      'Да'

       Решив не напрягать себя общением с прислугой, беру со стола огромное блюдо с жареным мясом и ставлю перед Ташем. Команда наблюдает за всем этим, молча в напряжении. Смотрю на них, они на меня.

      - Что все это значит? - подал голос Алак. Неправильные, командир вопросы задаешь, но на первый раз прощаю.

      - Ты о чем? - невинные глазки. - О моем доме, или о еде?

      - Я о проклятии, - посмотрел на меня в упор.

      - Я вряд ли смогу тебе в чем-то помочь, - сокрушенно покачала голой.

      - И все же. Как это произошло? - настаивает он на своем.

      - Думаю, процесс ты можешь узнать у Асандера, - оскалилась я.

      Командир чертыхнулся. Рэйка озиралась по сторонам.

      - А кто эта женщина? У нее странный цвет волос, - вдруг подпала она голос.

      Я посмотрела туда, куда она указывала. На стене напротив меня висел портрет. Изображена на нем была девушка с волосами цвета крови, распущенными по плечам. Брови дугами красиво изгибались над выразительными глазами цвета самой черной ночи. Длинные темно красные, почти черные ресницы бросали тень на белоснежную матовую кожу. Прямые и тонкие черты лица никак не вязались с лукавой усмешкой пухлых губ. Девушка изображена в полный рост. Она была одета в белое платье, струящееся вдоль ее стройного тела. В осанке видна поистине королевская стать. В повороте головы художник мастерски изобразил надменную гордость. В ее волосах играли лучи дневного светила. В руках она держала младенца с такими же красными волосиками. Ребенок был закутан в ткань, так что кроме детского пушка ничего и разглядеть невозможно.

      А ведь в нашем мире нет ни одного представителя разумных рас, у которого бы были такие волосы. У нас все больше блондины, брюнеты да шатены. Ну еще я слышала, что драконы и дриады другими цветами изобилуют. Не уверена. Не проверяла пока. Хотя у Ксадара волосы иссиня-черные, а вот кончик косы красный (и где я ее уже видела?).

      - Это моя мать, - пожала я плечами.

      - А где она сейчас, - не унималась магичка.

      - Умерла, - отозвалась я, и продолжила жевать.

      - Во время нападения драконов? - уточнил Сэв.

      - Так говорят, - вновь пожимаю плечами.

      - А ты где в то время была? - посмотрел на меня Нав.

      - Говорят здесь, - отпиваю от своего бокала.

      - Ничего не понимаю, - нахмурился Ас. - Как ты выжила?

      - Вам драконам виднее, - оскаливаюсь я.

      - Не уходи от темы разговора, - посмотрел на меня пристально начальник. - Из-за чего драконы напали на вас?

      - А где отец? - опять вдруг встряла Рэйка.

      - Алак, я не могу ответить на этот вопрос, - пожала я плечами. - Рэйка, я его не знаю.

      На меня посмотрели со смешанными чувствами во взглядах. Недоумение, ужас, сочувствие (наивные), любопытство - странный коктейль эмоций.

      - Ты нам не доверяешь? - обратился ко мне Зар.

      - Доверяю, - вздохнула я. - Я просто ничего не помню.

      - Как это? - остолбенел Алак. - Не помнишь нападения?

      - Мои воспоминания начинаются в девятилетнем возрасте, в стенах Академии, - потянулась я за салатиком (я знаю, что воспитанные девушки так не поступают, но салатик уж очень вкусный). За этими действиями, я не заметила повисшей гробовой тишины. И только мой довольный чавк нарушал идиллию (еще бы, мне, наконец, дали нормально поесть и перестали отвлекать).

      - Я так понимаю, твоими опекунами стали родственники? - вдруг спросил Диль.

      - Нет, - покачала я головой. - У меня нет родственников.

      - Да что здесь случилось? - возмутились близнецы. - Почему мы не слышали про этот замок?

      - Ну если говорить малоизвестными фактами официальной версии, - я со вздохом отложила столовые приборы, мне так и не дали нормально поесть. - То одиннадцать лет назад, хозяйка этих земель, чем-то очень сильно разгневала Высших, за что и поплатилась. Король не стал требовать компенсации и справедливости, а тихо и мирно замял этот вопрос. На самом же деле, на эти земли прилетел дракон, и по неизвестной мне причине решил скончаться, что собственно и совершил. Откат от его смерти уничтожил практически всю территорию моего графства. Но по какой-то причине выстоял замок и западная часть земель. А земля здесь, скажу я вам, была невероятно богата и плодородна, про леса я вообще молчу. И вот появляется второй дракон, который планомерно и целенаправленно выжигает оставшиеся нетронутые участки земли. И опять огонь обходит замок стороной. Но вместо того, что бы просто его сжечь, дракон проклинает мой дом и его обитателей. Выживших вы еще успеете увидеть, у вас на это три дня. Остальное взрослое население превратилось в кровожадных фантомов. Как вы уже поняли, их нельзя уничтожить. Идеальным вариантом для вас было бы с