Book: Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)



Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)

Боевые действия на Двине в первый период кампании 1812 г. и первое сражение при Полоцке упомянуты почти в каждом обобщающем труде по истории этой войны. Но все эти описания базировались на довольно ограниченном круге источников, главными из которых являлись с русской стороны рапорты генерала П.Х. Витгенштейна и «Журнал боевых действий 1-го корпуса»,[1] с французской — мемуары маршала А. Гувьон Сен-Сира.[2] Изредка привлекались другие воспоминания, например И.О. Сухозанета 1-го, А.И. Антоновского и А.И. Дружинина.[3]

Самыми солидными, до сих пор непревзойдёнными по объёму привлечённых источников являются сочинения Д.П. Бутурлина, А.И. Михайловского-Данилевского и М.И. Богдановича, хотя им присущи все недостатки официальной историографии. Из иностранных исследований они использовали лишь сочинение Ж. Шамбрэ. Большую работу проделал Н.П. Поликарпов, издавший массу архивных материалов, в основном наградные документы, освещающие множество частных аспектов первого периода войны.[4] В указанных исследованиях действия российских войск на этом театре войны описаны с почти исчерпывающей полнотой, но “ахиллесовой пятой” этих сочинений был недостаточный учёт сведений, исходящих с неприятельской стороны. Это обстоятельство делало эти работы не совсем точными, полными и объективными.

Как это ни поразительно, но действия 1-го отдельного корпуса не удостоились в отечественной историографии специального исследования, хотя о его командире написано немало биографий, разумеется, в дореволюционные времена.[5] Да и во французской литературе нет специальных работ по этому сюжету, хотя в общих трудах действия на этом театре войны кратко описаны на основе официальных документов и работы Бутурлина, изданной на французском языке.[6]

Между тем, данный сюжет весьма подробно освещён в исследованиях немецких историков. Об участии баварцев в русском походе писали Л. Зайболтсдорф (рукопись), Э. Фёльдерндорф унд Варадайн, Т. Краус и Й. Хайльман,[7] а также авторы полковых историй, из которых лишь ничтожная часть имеется в российских библиотеках.[8] Труд Фёльдерндорфа отличался большой детализацией, содержал массу фактического материала, но в духе своего времени грешил многословием, даже выспренностью, и необъективностью, поскольку автор был участником войны. Он опирался на официальные рапорты. Его книга рассчитана более на стратегов, чем на широкие круги читателей. Краус признавал, что этот труд «послужил мне главным источником; наряду с ним были использованы некоторые рукописные полковые истории и устные сообщения, а также все доступные труды и монографии, которые имеют отношение к участию баварцев в названной войне; мы сопоставили их друг с другом и с Фёльдерндорфом, и попытались достигнуть по возможности достоверных результатов». Коснулись этого сюжета К. Созе, описавший участие баварцев в наполеоновских войнах, а также историки швейцарских полков на французской службе, поскольку они оказались в составе 9-й дивизии 2-го армейского корпуса маршала Ш.Н. Удино, действовавшего на этом направлении.[9]

Основной массив иностранных источников, как официального (рапорты и донесения), так и личного происхождения (мемуары, дневники и записки баварцев,[10] французов,[11] итальянцев,[12] швейцарцев,[13] голландцев[14] на французской службе) были изданы в 19 — начале 20 вв. Публикация всех этих источников привёла к резкому расширению источниковой базы, что в значительной мере обесценило предыдущие исторические труды. Но историки не откликнулись в должной мере на столь благоприятную источниковую «конъюнктуру». Впрочем, эта «дисгармония» имеет вполне прозаическое объяснение — в западной историографии отныне главное внимание перетянули к себе более масштабные катастрофы, порождённые 1-й и 2-й мировыми войнами.

Ни одно из названных западных исследований (кроме книги Шамбрэ), не говоря уже об источниках, не было использовано российскими историками. В советскую же эпоху настоящие военно-исторические исследования войны 1812 г. прекратились. Невежественные по части иностранных языков и «оконтуженные» марксистской идеологией авторы не считали нужным читать даже русские источники, поскольку «окончательная истина» была им заранее известна, благодаря исповеданию «единственно верной» методологии. Они кратко переписывали труды дореволюционных исследователей, презрительно отзываясь об их «мелкотравчатом эмпиризме», то есть склонности к фактологии. Конкретно научные исследования были подменены наукообразным теоретизированием и тиражированием набивших оскомину схематических шаблонов.

Настало время, вернуть историческую науку к её истинной цели — скрупулёзному изучению прошлого во всём многообразии его деталей, что обычно и интересует увлечённых историей людей. Мы по-прежнему придерживаемся принципа, как можно шире цитировать источники, поскольку это даёт возможность самому читателю услышать голоса участников и свидетелей событий, позволит максимально точно воссоздать реальную картину прошлого, отбросив позднейшие наслоения и выдумки.[15] Лишь после этого будет иметь смысл анализировать мнения и суждения историков. Мы твёрдо убеждены, что по-настоящему глубокие выводы можно сделать только при глубочайшем знании источников.

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)

А. Ежов. Рядовой лейб-кирасирского Его Величества полка, 1812 г.

Глава I. Начало войны

С самого начала войны русские армии действовали согласно заранее разработанному плану, вошедшему в литературу под названием “план Фуля”, а именно, 1-я Западная армия, против которой действовали превосходящие силы противника во главе с самим Наполеоном, отступала к Дрисскому лагерю, а 2-я Западная армия и отдельный корпус М.И. Платова получили приказ действовать во фланг наступающему противнику. Ещё в 1810 г. М.Б. Барклай де Толли представил Александру I записку “О защищении западных пределов России”, в которой предлагал “избрать главную оборонительную линию, углубившись внутрь края, по Западной Двине и Днепру”. Истощив силы неприятеля в “польских провинциях”, то есть, в ненадёжной, недавно завоёванной Литве, русская армия должна была перейти в наступление. Подчеркнём, что отступать далеко в глубь страны вовсе не собирались и районом, где следовало “изводить” противника были недавно обретённые “польские провинции”. Барклай писал, что было решено «открыть кампанию отступлением к древнейшим нашим границам». А.Л. Ивченко верно заметила, что в записке Барклая 1810 г. «речь идёт отнюдь не о российских просторах»; генерал определённо писал, что «Двина и Днепр составлять будут навсегда вторую оборонительную линию».[16] Именно поэтому на Двине стали возводиться и Динабургская крепость и Дрисский укреплённый лагерь.

Но вскоре после начала войны выяснилось значительное численное превосходство неприятеля. Данилевский пишет, что это побудило русское командование «произвести изменение в операционном плане. Вместо того чтобы, как хотели прежде, 1-й армии удерживать неприятеля, а 2-й и Платову действовать в его фланг и тыл, решились совокупить обе армии». Но когда стало ясно, что армия П.И. Багратиона не сможет пробиться через Минск, а Наполеон начал обходить 1-ю армию с её левого фланга через Глубокое, оставаться в Дриссе стало невозможно, и 4/16 июля 1-я армия двинулась к Полоцку, за исключением 1 — го корпуса генерала Витгенштейна.[17]

Он был оставлен на Двине со следующим повелением императора: «Неприятель делает демонстрации на правый наш фланг и авангард оставляет в покое, а между тем открывается, что колоны его берут направление от нас влево. Все сие доказывает, что неприятель намерен обходить наш левый фланг и тем вовсе отрезать 1-ю армию, как от 2-й, так и от сердца самого государства… Вследствие сего предположено 1-й армии взять направление на Полоцк… Вы с вверенным вам корпусом, присоединив к оному запасные батальоны и эскадроны отрядов князя Репнина и Гамена, остаетесь отдельные для действия против того неприятельского корпуса, который, быть может, перейдет Двину у Динабурга, и вообще для прикрытия всего края от Двины до Новгорода. Операционная ваша линия есть от Дриссы чрез Себеж и Псков к Новгороду. Во всех сих местах заготовлены запасы, из коих имеете получать продовольствие. Хотя и дается вам сие отступное движение, но оное должны вы делать в таком только случае, когда будете действительно иметь превосходнейшего в силах против себя неприятеля; в противном же случае предоставляется ваша совершенная воля перейти на левую сторону Двины, действовать с решительностью наступательно и, разбив неприятеля, возвратиться обратно на правый берег Двины. Государь император остается в полной надежде, что вы не упустите атаковать и разбить неприятеля, если представится к тому удобный случай.

В первые два дня должны открыться настоящие намерения неприятеля, куда главнейшие его силы направляются, и 1-я армия в состоянии будет, в случае надобности, вас подкрепить, но далее вы должны будете действовать уже одни… Все тягости и госпитали в Люцыне и Себеже приказал я отправить к Острову, отколь велите им немедленно следовать к Порхову, а в случае надобности направьте их и в Старую Руссу, из Пскова же тягости и госпитали отправьте в Новгород».[18]

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)

Император Александр I (1777–1825)

После подчинения 29 июня/11 июля Витгенштейну отрядов генералов А.Ю. Гамена (запасные батальоны 1- й гренадерской дивизии) и Н.Г. Репнина-Волконского,[19] его корпус стал насчитывать 36 батальонов, 27 эскадронов, казачий полк, 9 артиллерийских и 1 пионерную роты, всего 25 тыс. чел. и 108 орудий.[20] Богданович так охарактеризовал командный состав 1-го корпуса: «Граф Витгенштейн, которому тогда было сорок четыре года, бодрый, деятельный воин, не обладал многосторонними познаниями, но умел одушевлять войска личным примером… Ласковый, великодушный начальник, Витгенштейн отдавал полную справедливость заслугам своих сподвижников: начальника корпусного штаба, одного из образованнейших генералов русской армии, Доврё; начальника артиллерии, столь же даровитого, сколько энергического и храброго князя Яшвиля; обер-квартирмейстера, пылкого, кипучего деятельностью, Дибича, и начальника авангарда, неустрашимого Кульнева».[21]

В первый раз войска неприятеля (2-й корпус Удино)[22] приблизились к Динабургу в какой-то мере случайно. 11 июля маршал узнал, что корпус Витгенштейна отступил из Солок в Видзы, и направил в Езеросы пехотную дивизию, бригаду лёгкой кавалерии и дивизию кирасир. Вскоре комендант Динабургской крепости генерал Г.П. Уланов получил «донесение от командующего передовыми форпостами на левом берегу реки Двины Гродненского гусарского полка поручика Гуттинера, что французские войска при закате солнца заняли местечко Езеросы».

30 июня/12 июля Гуттинер донёс, «что неприятель из вышесказанного местечка выступил и следует по дороге к Динабургу, который в 12 часов пополуночи показался на высотах пред Динабургским мостовым укреплением, в 2-х — 3-х верстах, не делая, однакож, никаких дальнейших покушений на вышеозначенное укрепление”. Чтобы узнать численность противника, Уланов откомандировал 3 эскадрона Сводного гусарского полка майора Е.И. Бедряги, “который в течение целого полудня означенными эскадронами снял из числа расставленных на высотах неприятельских пикетов 12 человек рядовых, в числе коих 7 французов и 5 итальянцев и сверх того на тех же пикетах одного убил, а другого заколол”. В это же время 6 гусар во главе с вахмистром, высланные для наблюдения за неприятелем, напали на пост из 30 чел., убили 2 и 9 взяли в плен, а унтер-офицер Терехов, отряженный с 8 гусарами к м. Иллукшт, напал на патруль из 15 пехотинцев, 3 взял в плен, остальные спаслись бегством в болото. У гусар потерь не было. Пленные объявили, что их отряд принадлежит к дивизии Леграна и состоит из двух полков кавалерии, одного егерского полка и 2 лёгких пушек.[23]

Уланов заверил императора: «Я все силы употреблю удерживать неприятеля к занятию мостового укрепления, сколько возможность позволит, а между тем озабочиваюсь вывозом имуществ… а остальных, чего вывезти будет не можно, приуготовлением преданию воде и огню». В тот день Наполеон приказал маршалу Ж. Мюрату направить корпус Удино в Дрисвяты и Якубово, а его лёгкую кавалерию — к Динабургу. Король Неаполитанский тут же ответил императору, что Удино уже движется через Езеросы к Динабургу. По словам шефа эскадрона М. де Марбо, командующего 23-м конно-егерским полком, Удино, «видимо, не очень хорошо понявший приказы Наполеона, совершил какой-то невероятный марш-бросок… и вышел перед городом Динабургом. Этот старинный город был плохо укреплён, и Удино рассчитывал захватить мост, чтобы перейти на правый берег и атаковать хвост колонны Витгенштейна. Но, уходя из Динабурга, тот оставил в городе большой гарнизон и многочисленную артиллерию».[24]

Между тем, на левом фланге Великой армии вёл наступление 10-й армейский корпус маршала Э.Ж. Макдональда, имевший главной задачей овладение Ригой. Переправившись через Неман у Тильзита, корпус прибыл 30 июня в Россиены. 8 июля он выступил оттуда двумя колоннами: прусский Вспомогательный корпус генерала Ю.А. Граверта двинулся через Шавли к Бауску, занял Митаву и выслал авангард к Экау. Сам же Макдональд с 7-й пехотной дивизией генерала Ш.А. Гранжана направился в Поневеж, куда прибыл 13 июля. Здесь маршал получил приказ от 9 июля, предписывавший ему предпринять демонстрацию к Якобштадту и Фридрихштадту.[25]

13 июля Удино прибыл к Динабургу. «Как обычно, — рассказывал вездесущий Марбо, — мой полк двигался в авангарде, которым в тот день лично руководил маршал Удино. Динабург расположен на правом берегу. Мы подошли по левому, обороняемому значительным укреплением. Оно служит тет-де-поном, расположенным между мостом и передовой позицией неприятеля на берегу реки, которая в этом месте очень широка. В четверти льё от укрепления, не имевшего, по утверждению Удино, пушек, я обнаружил русский батальон, чей левый фланг опирался на реку, а фронт укрывался за дощатыми постройками покинутого лагеря. При таком расположении неприятеля было очень трудно войти в соприкосновение. Но маршал приказал мне атаковать противника.

Оставив на усмотрение офицеров заботу вести эскадроны в промежутки между сараями, я дал сигнал атаки. Но едва полк выдвинулся вперёд под градом пуль русских пехотинцев, как артиллерия, наличие которой маршал отрицал, начала яростно стрелять с укреплений, от которых мы находились так близко, что гранаты пролетали у нас над головами, не успевая разорваться… Я потерял здесь многих моих людей. Удино совершил серьёзную ошибку, атакуя неприятеля, закрепившегося между бараками и защищавшегося огнём из пушек и ружей».

Удино писал: «Вся равнина, находившаяся перед тет-де-поном этой крепости, была покрыта казаками, поддержанными пехотой, прикрывавшей их приближение. Парапеты укреплений были покрыты войсками; но не было замечено пушек в амбразурах, и все были убеждены, что тет-де-пон не вооружён. Я приказал дивизии генерала Леграна двинуться вперёд для поддержки авангарда, и мы вышли на равнину, постоянно ведя перестрелку с противником до его укреплений. Наши вольтижеры подошли очень близко под прикрытием двух рядов бараков, прекрасно выстроенных на протяжении примерно 1.200 туазов, прислонившихся правым флангом к гласису тет-де-пона. Тогда противник демаскировал свои батареи и открыл весьма оживлённый огонь не только из укреплений тет-де-пона, но также из укреплений крепости, расположенных на правом берегу».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)

А. Ежов. Офицер 23-го конно-егерского полка, 1812 г.

«Надеясь выбить с позиции неприятельских пехотинцев, — продолжает Марбо, — маршал послал против них батальон португальцев, шедший впереди нашей кавалерии. Но эти иностранцы, бывшие военнопленные… повели себя очень трусливо, и мы всё время оставались под огнём. Видя, что Удино храбро держится под неприятельскими пулями, но не отдаёт никаких приказаний, я понял, что если так будет продолжаться несколько минут, мой полк будет разбит. Поэтому я приказал своим егерям рассеяться и предпринял против русских пехотинцев атаку по-фуражирски (en fourageurs), двойным преимуществом которой является то, что она заставляет противника разбежаться и прекратить огонь артиллерии, поскольку канониры больше не осмеливались стрелять из-за боязни задеть собственных стрелков, смешавшихся с французами. Под сабельными ударами моих кавалеристов защитники лагеря в самом большом беспорядке бежали к тет-де-пону. Но гарнизон, которому было поручено защищать укрепление, состоял из солдат-новобранцев. Они, боясь, что мы, преследуя бегущих, ворвёмся внутрь, поспешно закрыли ворота. Это помешало беглецам броситься к понтонному мосту, чтобы переправиться на другой берег и найти укрытие в самом городе Динабурге.



На этом мосту не было перил, понтоны шатались, река была широкой и глубокой, и я видел гарнизон укрепления, пытающийся закрыть ворота! Идти ещё дальше вперёд показалось мне безумием… Как вдруг появился маршал, крича: “Доблестные воины 23-го полка, сражайтесь, как при Вилькомире, перейдите через мост, взломайте ворота и захватите город!”. Напрасно генерал Лорансе хотел заставить Удино понять трудности, которые здесь были неизмеримо большими, и то, что кавалерийский полк не может атаковать укрепление… Маршал заупрямился, говоря: “Они воспользуются беспорядком и страхом, царящим среди неприятелей!”. Потом он повторил мне приказ идти на город. Я повиновался. Но едва я оказался на первом пролёте моста вместе с первым взводом, как гарнизон Динабурга, которому удалось закрыть ворота укреплений, выходящих на реку, появился над валом и принялся оттуда обстреливать нас!

Наш рассыпной строй не позволял этим неопытным неприятельским солдатам стрелять эффективно, поэтому наши потери оказались меньшими, чем я ожидал. Но, услышав, что из укреплений в нас стреляют, защитники тет-де-пона, оправившись от испуга, занялись тем же. Видя, что 23-й полк оказался, таким образом, меж двух огней при вступлении на шатающийся мост, двигаться по которому вперёд не было никакой возможности, маршал Удино послал мне приказ отступить. Большие промежутки между отделениями позволили всадникам развернуться по одному без особого беспорядка. Однако два человека и две лошади упали в реку и утонули. Чтобы вновь оказаться на левом берегу, нам пришлось снова пройти перед тет-де-поном, и мы опять подверглись сильному огню, который, к счастью, вели неумелые стрелки…

Этот неудачный бой, начатый столь неосторожно, обошёлся мне примерно в тридцать убитых и множество раненых. Все надеялись, что маршал, по крайней мере, учтёт этот неудачный опыт, тем более что… инструкции императора не предписывали ему захватывать Динабург. Однако сразу по прибытии кавалерийских полков Удино приказал опять атаковать тет-де-пон, где неприятель имел время усилить гарнизон батальоном гренадеров. Поэтому наши части были отброшены со значительно большими потерями, чем те, какие понёс 23-й полк. Узнав об этой напрасной попытке, император отругал за неё маршала Удино».

По словам шефа батальона 56-го полка Т.Ж. Трефкона, на штурм укреплений была послана 1-я бригада 6-й дивизии (26-й лёгкий и 56-й линейный полки), но, «несмотря на все наши усилия, это оказалось невозможным, и были вынуждены отступить». Бедный лейтенант Ледюшб был убит в первом же своём бою. Сам Трефкон счастливо отделался, так как во время развёртывания своего 3-го батальона всего в двух дюймах от его ног в землю врезался град картечи.

Удино писал, что «огонь, который длился с 5 до 9 часов вечера сильно повредил бы нам, если бы я не нашёл способа укрыть колонны под прикрытием складок местности. В течение этого времени проводилась рекогносцировка укреплений», результаты которой в виде нарисованного плана маршал приложил к своему рапорту. В разгар боя Бедряга направил донесение Репнину: «Пополудни в 5-м часу неприятель всем корпусом атаковал редут жестоким образом и по сильном напряжении более четырех часов продолжает брать штурмом, наши храбро отбивают». Уланов же донёс, что неприятельские войска прибыли «пополудни в четыре часа, тот час атаковали мостовое укрепление; бой продолжался до 12 часов; хотя неприятель упорно покушался ворваться в укрепление, но нашими стрелками запасных батальонов и сильным действием из орудиев с укрепления был прогнан; вторительное его предприятие также было опровергнуто, однакож целую ночь частью стрелками тревожил».

Действия французов вынудили русских сжечь мост. «Я велел войскам, — пишет Удино, — занять хорошую позицию, откуда я мог легко удерживать неприятеля и откуда я обнаруживал всё то, что происходило у него. Я видел, как непрерывно тянутся обозы на правом берегу вверх по реке; навигация была прервана из-за нашего присутствия, а все суда, строевой лес и древесина перевезены на противоположный берег. Ширина реки составляет около 120 туазов [229 м], а её берега легко доступны». Французские войска потеряли убитыми и ранеными 112 чел., в том числе 6 офицеров, но зато захватили 160 пленных, в том числе 2 офицеров.[26]

По словам Удино, «противник предал огню часть своих магазинов, когда был отброшен в свои укрепления», он располагает 12 батальонами, многочисленной артиллерией и кавалерией, в которой много казаков. «Дивизионный генерал Легран маневрировал уверенно и умело, как и следует ожидать от опытного военного, и вообще все войска исполнили свой долг. Ночью русские сожгли часть своего лагеря, которая располагалась на левом берегу, маскировала их укрепления и облегчала приближение к ним; они разместили батареи на правом берегу, чтобы ударить нам во фланг, если мы начнём операцию против тет-де-пона».

Барклай решил поручить оборону Двины корпусу Витгенштейна, находившемуся в Балине, и передал Динабург в его диспозицию. Он приказал ему оставить тамошний тет-де-пон сразу, как только противник в больших силах перейдёт через Двину возле этого города. Начальник артиллерии 1-го корпуса генерал Л.М. Яшвиль был направлен туда, чтобы руководить обороной и эвакуацией. Уланов сообщил, что на рассвете 2/14 июля «началась перестрелка ружейная и действия артиллерии, которая и до сего времени продолжается. Между же тем неприятель, устроив свои войска, вознамеривается напасть на все пункты мостового укрепления, то не полагаю, что возможно было с малыми силами вверенного мне войска удержаться». Прибывший сюда Яшвиль «нашел, что неприятель обложил Динабургское мостовое укрепление в большим количестве войск с артиллериею расстоянием почти на пушечный выстрел и что сего числа при мне делал на левый фланг наступление, а между тем и прочие все войска приготовлены к боевому порядку, делая движения по обоим флангам реки Двины в намерении, как полагать можно, для переправы через оную. Мостовое укрепление не окончено, фланги не сомкнуты и на всем укреплении поставлено 16 орудий… Чтож принадлежит до главной крепости, то оная как бы и не существовала». Яшвиль считал, что противник намеревается овладеть Динабургом и «захватить в большом количестве запасы, орудия и прочее». Трефкон вспоминал, что «14-го имел место второй бой, такой же безрезультатный, как и накануне».[27]

15 июля Наполеон велел написать Удино: «Дайте ему знать, что я не одобряю движения, которое он сделал к Езеросам; в самом деле, если бы противник находился в силах в Динабурге, он подставлялся под атаку всей этой армии, был бы окружён значительно превосходящими силами и понёс большие потери; что Солоки, будучи в двух днях марша от Динабурга, находится уже довольно близко от этой крепости, и было бы достаточно иметь в Езеросах кавалерию и некоторое число вольтижеров; что моим желанием является маневрировать на высоте Двины». Тогда же Бертье разъяснил маршалу, что «император не желает атаковать неприятеля, ни в его укреплённом лагере в Динабурге, ни в его укреплённом лагере в Дриссе, но своим движением вправо он хочет сделать бесполезными все укрепления, которые неприятель возвёл в течение трёх месяцев».

В 9 часов утра по неизвестной причине произошёл взрыв 370 артиллерийских зарядов, сложенных возле батарей в Динабурге, в результате чего погибли 21 чел. и 11 чел. были ранены. Наградные документы гласят, что Тишинин «благоразумным распоряжением во всех местах отражал неприятеля и при двух вылазках не допустил оного овладеть укреплением», что «при нападении маршала Удино на мостовое укрепление 1, 2 и 3 июля командовал он артиллерией и войсками, гарнизон в Динабурге составлявшими, отразил неприятеля и три раза сгонял его с гласиса штыками». Отставной полковник 3-го пионерного батальона Вырубов, «командуя всею артиллерией в мостовом укреплении при главной крепости, благоразумным распоряжением и храбростью споспешествовал отражению неприятеля». Командир роты 1-го пионерного полка капитан А.П. Вырубов командовал 6 медными 12-фунтовыми орудиями; штабс-капитан М.М. Росляков командовал «открытой батареей под жестоким огнём»; подпоручик А.Г. Вансович 2- й был ранен во время отражения атаки. Поручик 2-го пионерного полка Ольдерогге «2 и 3 июля командовал храбро и с большим успехом батареею на правом фланге укрепления». Сводного гусарского полка поручик Цигульский, корнеты Бедряга и Васич «1, 2 и 4 июля под крепостью Динабургом бывши в охотниках, храбро и неустрашимо перепаливались с неприятелем».

Оставив перед Динабургом дивизию Леграна и лёгкую кавалерию для маскировки своего движения, Удино с прочими войсками направился в Дрисвяты. Яшвиль сообщил, что «неприятель вовсе оставил наше укрепление», а один гусарский эскадрон, «который следовал за ретирадой, захватил французов 80 человек, после чего мыза Калкуны, стоящая против нашего укрепления, занимаемая под главную квартиру французского генерала Удино, с рассветом нами занята». Пленные показали, «что намерение командующего ими генерала было занять тет-де-пон и самый мост», для чего он послал адъютанта, чтобы призвать к себе третью дивизию. Их «корпус отретировался в оную ночь 4 мили» в Дрисвяты.

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)

Минёр, сапёр и пионер 2-го Пионерного полка, 1809–1811. Из “Историческое описание одежды и вооружения… ”

На рассвете 4/16 июля разъезды Сводного гусарского полка и команда сотника Денисова из казачьего Родионова 2-го полка имели перестрелку с отступавшим французским арьергардом.[28] Наградной документ гласит, будто Тишинин «4 июля совершенно остановил намерение неприятеля к овладению укреплением и многочисленные его войска обратил в бегство» (Sic!). В 6 часов утра Удино донёс Мюрату: «Перебросив мост через реку, называемую Лаутса, я выступил вчера в полдень из моего лагеря при Калкунах, а в этот момент я соединил в Дрисвятах две пехотные дивизии и 3-ю дивизию кирасир. Дивизия Леграна, которая оставила свою позицию перед Динабургом лишь с наступлением темноты, и две бригады лёгкой кавалерии, которые прикрывали её марш, прибыли только утром. 5-я бригада лёгкой кавалерии занимает Якубово с одним батальоном. 6-я под командой генерала Корбино освещает дорогу из Динабурга». Таким образом, маршал исполнил, наконец, приказание императора.

Но гнев Наполеона не улёгся, и по его приказу Бертье написал Удино: «Господин герцог, император с удивлением увидел и был рассержен тем, что вы без приказа двинулись к Динабургу. Если предположить, что русская армия находилась бы там, вы без причины подставили бы ваш армейский корпус. Если вы имели данные, что русской армии там нет, то ваш марш ещё более достоин порицания: вы подставили ваш правый фланг, который мог быть атакован войсками русской армии, которая находилась в Дрисском лагере. Император дал вам приказ идти в Солок. Его Величество, полагая, что вы находитесь на этой позиции, мог послать вам приказы, а вместо того, чтобы находиться там, вы были в двух маршах оттуда. Таким образом, вы совершили ошибочное движение без цели. Император хорошо знает, что в Динабурге находится крепость, над которой русские трудились в течение четырёх-пяти лет. Извещаю вас, господин герцог, что вы находитесь под командой короля Неаполитанского. Император полагает, что вы заняли предписанные позиции. Вы весьма сильно раздосадовали императора вашим движением к Динабургу. Его Величество поручил мне сказать вам, что он надеется, что этого больше не случится».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)

Обер-офицер 1-го Пионерного полка, 1809–1811. Из "Историческое описание одежды и вооружения…”

Яшвиль сообщил, что 5/17 июля «в вечеру некоторая часть неприятельской пехоты и кавалерии заняла мызу Калкуны, а потому стоящие наши пикеты и разъезды от оной мызы должны были отступить и, как прикрытие моста ими уже оставлено, и все в оном истреблено, то уже на левом берегу реки никаких разъездов более не имеется… Для наблюдения неприятеля оставил я казаков по ту сторону реки и завтрашнего числа разъездами буду сызнова открывать его движения». Это наверняка был какой-то отряд фуражиров, так как регулярных частей здесь уже не было.

На следующий день Яшвиль донёс, что все орудия, стоявшие на мостовом укреплении, «а равно и все число оставленных для вооружения крепости потоплено, кроме двадцати орудий 12-фунтовых медных, из числа коих 14 отправлено в Псков, а последние 6 оставлены для действия при батальонах, дав к оным обывательских лошадей, строение сожжено, мосты разведены и истреблены, а по оному и весь левый берег вовсе оставлен. После сего уже никаких важных дел предстоять не может для Динабургского отряда, а остается только вроде надзора берегов… Остается только при нечаянном нападении не в важном уже количестве остающиеся вещи и запасы в магазейне, коими бы не овладел неприятель, приказать истребить». Поэтому Яшвиль посчитал, что он более не нужен в Динабурге и решил передать командование Уланову, «а самому отправляться к своему месту». Итак, результатом нечаянного нападения Удино стало оставление русскими войсками тет-де-пона, потопление большей части орудий и очищение левого берега Двины.

* * *

В тот самый день, 16 июля, когда Наполеон отозвал Удино на восток, он поручил Макдональду, помимо осады Риги, дополнительную задачу — создать угрозу для Динабурга; он потребовал от него очистить левый берег Двины. «Я надеюсь, — писал император, — что он будет иметь одну дивизию в одном марше от Динабурга, чтобы сдерживать гарнизон этого города и внушить ему опасение быть отрезанным, если он двинется в страну… Ему будет достаточно занять позицию с одной сильной дивизией в 8 или 9.000 человек перед Динабургом, для острастки гарнизона». Если русские оставят крепость без боя и отступят, то Макдональд мог перейти Двину в любой удобной точке в одном марше от Динабурга. Его войска будут служить обсервационным корпусом между Ригой и Динабургом. «Его позиция возле Динабурга будет также выгодна потому, что она помешает гарнизону Динабурга что-либо предпринять, и сможет прикрыть наш левый фланг… Таким образом, держа сильный авангард в одном дне пути от Динабурга, имея посты на реке в стороне Фридрихштадта и Риги, он оккупирует весь левый берег от Динабурга до нескольких льё от Риги, и прикажет построить плоты, необходимые для переправы через Двину в одном льё от Динабурга. В этой позиции он будет, таким образом, исполнять задачу прикрывать Неман, прикрывать страну, удерживать гарнизоны Динабурга и Риги и угрожать переправою».

18 июля 1-я бригада генерала Э.П. Рикара двигалась на Бауск, а остальные войска 7-й дивизии — в Шёнберг. Макдональд приказал Рикару на следующий день двинуться к Валгхофу, а 20-го — к Фридрихштадту. Но ночью он получил новый приказ от 16 июля, в соответствии с которым Рикар получил приказ направиться из Фридрихштадта в Якобштадт, чтобы прибыть туда 22- го; туда двинулся и сам маршал с прочими войсками дивизии. С приближением противника русские сожгли магазин в Кройцбурге, напротив Якобштадта, а также уничтожали все лодки на Двине.[29]

В тот день авангард 1-го русского корпуса находился в Валине, а главные силы передвинулись к Покаевцам. Гамен был послан в Динабург, чтобы принять командование тамошним гарнизоном вместо Яшвиля, который вернулся в главную квартиру. Ему было предписано наблюдать за неприятельскими отрядами, которые устроили демонстрацию переправы в Коплау. В следующие два дня 1-й корпус оставался на прежней позиции. Через некоторое время Гамен сообщил Витгенштейну, что будет вынужден эвакуировать тет-де-пон, если превосходящие силы противника приблизятся от Якобштадта; тогда он отступит к Люцину, чтобы прикрыть тылы 1 — го корпуса.[30]

* * *

20 июля Бертье отдал Удино приказ: «Занять укреплённый лагерь в Дриссе вашей третьей дивизией и полностью его разрушить. Проведя эту операцию, вы, господин герцог, образуете обсервационный корпус, чтобы наблюдать за Динабургом, занять Дисну и прикрыть всю операционную линию армии от Дисны до Вильны и не допускать никакого противника на левый берег Двины. Император с нетерпением будет ждать известия, что вы снесли до основания Дрисский лагерь». Вечером того же дня Б.Ю. Маре, герцог Бассано, оставленный в Вильно, сообщил Макдональду, что «противник эвакуировал свой укреплённый лагерь в Дриссе и сжёг все свои мосты; кажется, что именно движения к Витебску и Днепру вызвали эту эвакуацию. Его Величество приказал сообщить вам эту новость и поторопить вас направиться к Двине, между Динабургом и Якобштадтом, в соответствии с вашими инструкциями, чтобы перебросить мост через Двину».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)

Маршал Ж. Мюрат (1767–1815)

Корпус Витгенштейна оставался на прежней позиции. По мере удаления 1-й армии на восток между ней и корпусом образовывалось неприкрытое пространство. К Лешковке был послан отряд генерала М.Д. Балка, чтобы поддерживать связь с армией, наблюдать течение Двины до Дисны и отбивать неприятельские партии, которые переправлялись через реку.[31]



Принимая, вслед за Ж. Шамбрэ, численность 2-го корпуса, вместе с 3-й кирасирской дивизией, в 51 батальон, 36 эскадронов, 28 тыс. чел. с 114 орудиями, а 7-й пехотной дивизии в 12 тыс. чел., отечественные историки писали, что «они вместе имели более нежели полуторные силы против нашего корпуса».[32] Подсчёты эти весьма условны, так как силы неприятеля несколько завышены.[33] К тому же фактически Витгенштейн сражался только с войсками Удино, выделив для наблюдения за Динабургом лишь один кавалерийский полк; отряд же Гамена вскоре присоединится к корпусу. Поэтому реальное соотношение сил на тот момент было таково: 25,6 тыс. чел. и 92 орудия маршала Удино против 24,6 тыс. чел., 108 орудий 1-го корпуса.[34] Так что на самом деле силы противников были почти равны.

К моменту получения приказа действовать отдельно войска Витгенштейна располагались следующим образом: отряд Гамена (3.300 чел.) в Динабурге, авангард Кульнева у мызы Балин, главные силы корпуса на р. Са- рии у Покаевцев, резерв — напротив Дрисского лагеря. Витгенштейн писал, что корпус «был расположен в фольварке Покоевцы и, устроя опять мосты у Дриссы, занял я мостовые наши укрепления, где и наблюдал неприятеля». Он учредил цепь наблюдательных постов по Двине от Дриссы до Динабурга, где они вошли в связь с постами отряда Гамена, который наблюдал пространство вниз по течению реки до Крейцбурга. В то же время Витгенштейн приказал возобновить мост у Дрисского лагеря, но эта работа потребовала много времени, так как понтоны 1-го корпуса ушли вслед за армией. Гамену было приказано очистить динабургский тет-де-пон и отправить находившуюся там артиллерию в Псков; в случае переправы на правый берег Двины значительных сил неприятеля, ему предписывалось отступить к Люцину.[35]

9/21 июля пришло сообщение от Балка о том, что неприятель в больших силах появился у Дисны. Это двигались войска Великой армии, но поскольку русские этого не знали, то Балк получил приказ отойти к северу и занять позицию у Волынцев на правом берегу Дриссы. Его отряд был усилен до 7 батальонов, 5 эскадронов и 12 орудий,[36] которые составили на левом крыле 1-го корпуса наблюдательный отряд, поставленный под команду генерала К.Ф. Казачковского, получившего приказ в случае необходимости отступать к Освее. Авангард был переведён в Покаевцы и разместился впереди главных сил. «Два эскадрона были размещены в Придруйске и Валине, где Кульнев оставил батальон с двумя лёгкими пушками, которые должны были прикрывать сбор материалов для переправы, путём устройства перекидного моста».

Удино сообщил Бертье: «В соответствии с приказом короля Неаполитанского, войска армейского корпуса заняли вчера позицию впереди Браслава, а именно: две первых пехотных дивизии на дороге из Иказни; третья — на дороге из Слободки, кирасиры в Замоше; 5-я бригада лёгкой кавалерии в Слободке, освещая дороги из Друи и Леонполя; 6-я бригада в Якубово, наблюдая за Динабургом. Вчера я получил приказ продвинуть сегодня две первые дивизии до Перебродья, на дороге из Дисны, третью дивизию — по дороге из Милашевой; одну бригаду лёгкой кавалерии — в Милашеву, наблюдая Дриссу и Друю; другую бригаду — в Браслав, наблюдая Динабург; эти движения исполняются. Тем же письмом король предупредил меня, что третья дивизия и лёгкая кавалерия назначены освещать Друю, Дриссу и Динабург, прикрывать дорогу из Свенцян и разрушить укреплённый лагерь в Дриссе». Прибыв в Перебродье, Удино уведомил Бертье, что отдал приказ генералу П.Ю. Мерлю, «занять позицию со своей дивизией по ту сторону Милашевой, продвинуться дальше к Дриссе, чтобы занять укреплённый лагерь». Но дивизия Мерля сможет прибыть туда только утром следующего дня и тогда займётся разрушением укреплений.[37]

22 июля французы узнали, что Витгенштейн оставлен возле Дриссы вместе с отрядом Репнина. Трефкон вспоминал: «22-го прибыли в Дриссу. Герцог Реджио тотчас велел разрушить лагерь и укрепления». По русским данным, какой-то «французский отряд после полудня переправился возле Дрисского укреплённого лагеря. Он атаковал тет-де-пон, но был отбит с потерями»[38].

* * *

21 июля Макдональд прибыл в Якобштадт и 22-го сообщил Бертье, что завтра направит по дороге к Динабургу авангард 7-й дивизии, чтобы получить новости о противнике; он также приказал собирать на берегах реки различные материалы для постройки плотов, но у него имеется всего один инженерный офицер. Маршал отдал Гранжану приказ: «Вы прикажете выступить завтра вашей второй бригаде, которая будет состоять из: 10-го польского полка, к которому присоединятся полковник-бригадир Хюнербайн с двумя эскадронами гусар и половина роты лёгкой артиллерии. 50 гусар, оставленных здесь, и 30 гусар, которые были с генералом Рикаром, вновь присоединятся к своим эскадронам. Если рота вольтижеров, которая находилась с полковником Хюнербайном, не принадлежит к 10-му полку, она вернётся к своему полку. Эта бригада двинется маршем в 4 часа утра, следуя по большой дороге в Динабург, и займёт позицию в Поддунах, на Эглоне. Отряд гусар, который находится в Гросс Бубенхофе, выступит в тот же час, прикрывая правый фланг второй бригады, следуя по дороге из Дветена, и направится к Эглоне. 24-го генерал Радзивилл вышлет сильную партию кавалерии из Поддун по дороге в Динабург до Дветена и даже до высоты Казимиришек и даже Иллукшта, если это будет безопасно, чтобы иметь новости о неприятеле и о том, что происходит в Динабурге. 30 человек, которые находятся на Эглоне, также направятся к Иллукшту через Кальтенбурн и Беверн».[39]

* * *

Узнав об отступлении 1-й армии из Дриссы к Полоцку, Наполеон двинул войска к Бешенковичам, имея в виду прежнюю цель свою: не допускать Багратиона к соединению с Барклаем. Корпус же Удино был оставлен у Дриссы для противодействия Витгенштейну. 23 июля император написал маршалу: «Противник, кажется, оставил Витгенштейна, чтобы прикрывать Санкт-Петербург: одни говорят, что он разместился между Дриссой и Динабургом, другие говорят, что он уже поднялся вверх, чтобы прикрыть дорогу на Санкт-Петербург. Вы противостоите этому армейскому корпусу. Вся ваша цель заключается в обладании мостами и хорошими тет-де-понами на Двине, в движении на Витгенштейна и удержании его на удалении от реки, в поддержании связи с герцогом Тарентским, который должен наблюдать Динабург и перебросить мост между Динабургом и Якобштадтом; наконец, связываться с нами посредством вашего правого фланга и прикрывать левый фланг Великой армии для того, чтобы в любом случае вы могли поддержать нас, если возникнет необходимость. Если позволят обстоятельства, то вы разместите вашу Главную квартиру в Полоцке».

Император полагал, что посылка маршалом своего авангарда к Себежу «должна вынудить Витгенштейна эвакуировать Дриссу и Друю». Свой приказ он заключил словами: «До тех пор пока вы не получите известие, что герцог Тарентский находится в Динабурге, держите обсервационную колонну из пехоты и кавалерии, чтобы наблюдать за гарнизоном Динабурга и препятствовать слишком долгим вторжениям, то есть удерживать эту колонну на левом берегу между Полоцком и Улой».[40] Удино донёс, что он выступил из своего «лагеря в Перебродье, но смог прибыть в Дисну только с первой пехотной дивизией, которая заняла там позицию в 6 часов вечера; остальные войска находились слишком далеко, чтобы прибыть в тот же день… Я нашёл мост готовым почти на треть». Попутно заметим, что 6-й армейский (баварский) корпус в тот день прибыл в Сицо у одноименного озера и в Кубличи.

Витгенштейн сообщил Барклаю, что отряд Балка из Волынцев «посылал свои разъезды до Дисны, которые нашли, что часть пехоты и кавалерии действительно переправлены и строят мосты; но я полагаю, что переправою сею он делает одну только демонстрацию, дабы войска большой армии отвлечь и приостановить их в следовании к назначенной им цели, ибо при намерении моем переправиться у фольварка Покаiовцы, я нашел 3-ю дивизию 2-го корпуса наблюдающей мою переправу. Пленные единогласно показывают, что часть корпуса Удино “стоит против меня, начиная от местечка Друи; далее же за Друю уверяют, что нет никого, что они все терпят большую нужду в продовольствии и сзади находится много тренеров,[41] обозов и артиллерии, которая тащится медленно по причине худобы и негодности лошадей…

Почему я, переменя свой план, оставляю теперь отряд генерал-майора Балка при м. Волынцы, другой — при здешнем фольварке Пакаговцы для защищения тет-де-пона и для удержания их здесь, а с отстальными войсками намерен переправиться в местечке Друе, куда сплавливаю отсюда мосты, и наводя там оные. Завтрашнего числа перейду под Друи, ударю им в тыл, и сим способом, может быть, удастся воспользоваться их беспорядком». «Следственно, — заключил Данилевский, — Удино и граф Витгенштейн имели приказание действовать наступательно, а потому не было подвержено сомнению, что на Двине, где каждый из них был оставлен своим начальством, в скором времени произойдут кровавые встречи».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)

Маршал Л.А. Бертье (1753–1815)

В соответствии с этим планом, авангард 1-го корпуса в полдень прибыл к Придруйску. Затем туда направились основные силы по просёлочной дороге через Синицы, Шармухи, Хаменки и Мокавцы, чтобы неприятель не смог обнаружить их движения. За неимением понтонов, к Друе были сплавлены барки с овсом, суда и прочие материалы для постройки моста под прикрытием батальона 23-го егерского полка и 2 орудий конной № 3 роты.[42] Последние войска выступили от Покаевцев лишь тогда, когда туда прибыл отряд Казачковского, который, выступив из Волынцев, оставил там отряд Балка. Оба этих отряда были оставлены для прикрытия корпуса с левого фланга; в случае переправы через Дриссу крупных сил неприятеля, они должны были отступить к Замошью и Освее, уничтожая переправы, портя дороги и задерживая неприятеля на каждом шагу. Гарнизон Динабурга должен был оставаться в городе и прикрывать правый фланг корпуса.[43]

24 июля Удино написал из Дисны, что возведение моста идёт медленно, потому что дно реки очень неровное, и строители испытывают трудности при размещении козел. «Вся кавалерия перешла сегодня, 24-го реку в брод, чтобы прикрыть две дороги из Полоцка и Дриссы и наблюдать дорогу из Себежа. Как только мост будет закончен, я прикажу переправиться пехоте; первая дивизия займёт позицию на дороге из Дриссы, для поддержки лёгкой кавалерии, а вторая дивизия с кирасирами будет расположена на дороге из Полоцка. Третья пехотная дивизия и 300 кавалеристов продолжают занимать укреплённый лагерь в Дриссе и работать над разрушением укреплений. Противник занимает Дриссу; если он продолжит охранять эту позицию, я намереваюсь двинуться, чтобы вынудить его удалиться. Так как река во многих местах переходима в брод, русские часто пытаются перебросить партии на левый берег; но генерал Мерль находится настороже, и его посты охраняют город так, чтобы сдерживать лёгкие войска неприятеля и не прерывать своих работ. Я приказал установить второй мост, но меня уверили, что его можно закончить только за пять дней; я велел набросать тет-де-пон, работать над которым я начну тотчас, как смогу располагать инструментами, которые используются при разрушении укреплённого лагеря в Дриссе».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)

Р. Кнётель. Переправа прусской кавалерии через Двину

Мюрату Удино сообщил, что мост «может быть закончен только к концу дня; между тем, там используются офицеры инженерных войск ІІ-го корпуса и не экономят на рабочих; но дно реки оказалось столь неровным, что они испытывают большие трудности с размещением козел». «Я приказал построить второй мост, и этим уже занялись; но, не скрою, что потребуется, по меньшей мере, пять дней, чтобы его закончить. Я велел перевезти на шлюпках один батальон на правый берег, чтобы прикрыть работы… Я направлю кирасир на дорогу из Полоцка, а лёгкую кавалерию на дорогу из Дриссы; я велю переправиться двум первым пехотным дивизиям тотчас, как только мост будет готов. Ваше Величество увидите из рапорта генерала Мерля, который я прилагаю сюда, так же как и кроки укреплённого лагеря, что я не могу ещё отозвать свою дивизию, и что противник всё ещё прочно занимает Дриссу; меня уверяют даже, что он там работает над укреплениями. Напротив, я думаю, что, чтобы заставить его удалиться от Двины, мне необходимо двинуться к Дриссе по правому берегу. Ваше Величество найдёте здесь ещё приложенные кроки укреплений укреплённого лагеря. Ваше Величество мне сообщили, что я найду тет-де-пон начертанным и даже начатым; но здесь ничего не намечено, не сделано ни одного удара киркой».

Удино поручил полковнику инженерных войск А.Ф. Блейну набросать план укрепления и приступить к его сооружению, как только привезут инструменты, используемые для разрушения Дрисского лагеря. «Дожди настолько испортили дороги, что артиллерия движется с крайним затруднением, потеряв несколько лошадей; между тем, я надеюсь, что все войска соединятся вечером, за исключением 3-й дивизии, и завтра я буду на правом берегу со всеми остальными».

Затем Удино получил новые приказания Мюрата и ответил королю: «Я отдал приказ 3-й пехотной дивизии отправиться со своей позиции перед Дриссой, в каком бы состоянии не находились работы по уничтожению укреплений укреплённого лагеря, чтобы прибыть в Дисну завтра, 25-го, и удерживать там позицию до нового приказа… Вторая пехотная дивизия, 3-я дивизия кирасир и две бригады лёгкой кавалерии могут присоединиться ко мне в Дисне… Как только появится голова дивизии Вердье, я двину дивизию генерала Леграна, чтобы направиться на половину дороги в Полоцк по левому берегу». Маршал рассчитывал на следующий день двинуть и остальные войска, но опасался, что сможет привезти с собой лишь часть артиллерии, так как дивизия Вердье потеряла много лошадей.

Этот фланговый марш растянул войска 2-го корпуса вдоль Двины, и в любой точке они оказались неспособными оказать сопротивление Витгенштейну, корпус которого полагали находящимся в Дриссе; это вызывало у маршала беспокойство. Он уже двигался с 1-й дивизией по левому берегу, чтобы прибыть в Полоцк, когда ему доставили приказ Бертье, который определил главные задачи 2-го корпуса: противодействие войскам Витгенштейна, удержание его на удалении от Двины и прикрытие движения Великой армии на правом берегу. Маршалу предоставлялась свобода выбора, откуда начать наступление. Удино отдал войскам новые распоряжения: кавалерия перейдёт Двину вброд и направиться прикрывать дороги из Полоцка и Витебска, за ней последуют две пехотные дивизии. Если это движение побудит Витгенштейна к отступлению, то корпус двинется к Полоцку; в противном случае Удино атакует противника на правом берегу.

Маршал тотчас сообщил королю Неаполитанскому, что новые распоряжения Бертье не позволяют ему покидать района Дисны. «Уже начатый мост будет закончен этим вечером, — писал он, — и завтра две первые пехотные дивизии переправятся на правый берег Двины; кавалерия переправится этим вечером и разместится как в Лозовке, так и на дорогах из Дриссы и из Полоцка, и, если это движение вынудит Витгенштейна ретироваться из Дриссы и из Дисны, я тотчас начну своё движение в Полоцк, чтобы установить связь с Вашим Величеством и прикрыть ваш левый фланг; если, напротив, неприятель продолжит держаться на Двине, я буду действовать, чтобы заставить его удалиться… Я отдал приказ ротам Дунайского батальона и ротам сапёров ІІІ-го корпуса быстро направиться в Полоцк. Я приказал работать над постройкой второго моста, который, я надеюсь, будет закончен завтра вечером».

Итак, Удино собирался переходить Двину в Дисне, но приказ, полученный Мюратом 23-го, настоятельно предписывал ему призвать 2-й корпус в Полоцк. Поэтому король отдал Удино приказ направиться туда. Тогда маршал решил направить свои войска в Лозовку и Полоцк, а 3-ю дивизию оставить в Дисне; таким образом, против Витгенштейна, располагавшего 25 тыс. чел., оставалась всего одна дивизия. Маршал сообщил Мюрату: «Я отдал свои распоряжения, чтобы завтра прибыть в Полоцк с первой пехотной дивизией, дивизией кирасир и 5-й бригадой лёгкой кавалерии; я направлю в Лозовку, по правому берегу 2-ю дивизию с 6-й бригадой лёгкой кавалерии, чтобы наблюдать дороги из Себежа и из Дриссы; третья дивизия будет дожидаться новых приказов в Дисне. Не скрою от Вашего Величества, что я сожалею, что вовлечён в это движение».

Сняв с себя ответственность за результаты исполнения приказов, Удино заявил Бертье, что, будь его воля, он замедлил бы своё движение; но он подчиняется приказам короля. Маршал написал: «Я получил повторный приказ короля Неаполитанского, направиться в Полоцк; соответственно, я прибуду туда завтра с 1-й пехотной дивизией, 3-й дивизией кирасир и 5-й бригадой лёгкой кавалерии. Вторая пехотная дивизия и 6-я бригада лёгкой кавалерии займут позицию в Лозовке, наблюдая дороги из Дриссы и из Себежа. Третья дивизия займёт Дисну. Два частных лица, прибыв с правого берега, уверяют меня, что вчера Витгенштейн лично находился в Волынцах, позади Дриссы с 25.000 человек… Их близость обязывает меня не ускорять своё движение к Полоцку, если бы я был свободен действовать по своим замыслам; но приказы короля Неаполитанского, столько раз повторенные и столь настойчивые, не позволяют мне отложить их исполнение». Опасения маршала были не напрасны, так как именно в это время войска Витгенштейна двигались в прямо противоположном направлении, готовясь нанести ему удар с тыла.

Отправляясь в Дисну, Мерль оставил в Дрисском лагере полковника О.Ф. Лельевр де Лагранжа с 100 конных егерей и 3-й бригадой своей дивизии (123-й линейный и 3-й швейцарский полки), чтобы прикрыть свой марш. Тем временем, 6-й корпус прибыл в с. Мотены и Плина.

В тот день русские начали постройку моста у Друи, рассчитывая закончить его к следующему утру. Утром главные силы Витгенштейна собрались к Придруйску, а резерв прибыл к Расицам. Но в это время были получены донесения, заставившие генерала отложить запланированное наступление. Казачковский донёс, что неприятель в значительных силах двинулся к р. Дриссе, а Гамен — что неприятельская пехота появилась на правом берегу Двины у Крейцбурга, и что, по данным шпионов, Макдональд собрал до 6 тыс. чел. у Якобштадта и приступил к постройке моста. Появление неприятельских отрядов на флангах корпуса заставило Витгенштейна предположить, что противник намеревается отрезать его от Петербурга. Поэтому он отказался от своего намерения наступать по левому берегу Двины и решил занять центральную позицию между войсками Макдональда и Удино у с. Расицы, чтобы ударить по одному из них.

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)

А.Ю. Гамен (1773–1829)

На левый берег был переправлен лишь авангард Кульнева «для одной только экспедиции, дабы захватить обозы и пленных». Поручик 26-го егерского полка А.И. Антоновский писал: «Как только на Двине наведены мосты, кавалерия наша перешла на левый берег реки и точас помчалась на рекогносцировку, а за ними и весь отряд перешел за Двину и стал у жидовского кладбища в боевом порядке… Наши конные разъезды привели 120 человек, отставших от войск неприятельских, разных наций. Вечером отряд наш перешел в лагерь на правую сторону Двины, где и ночевали покойно». По словам Витгенштейна, «первая экспедиция моего авангарда 12-го числа очень потревожила неприятеля, сделала диверсию, остановила его переправу в Дисне и некоторую часть войск, находящихся на том берегу реки, он обратил опять к Леонполю, полагая, конечно, что я переправился со всем корпусом». Эта экспедиция «посланными своими разъездами взяла пленных 192 человека». В 22 часа Казачковский, «который со вчерашнего дня не имел новостей от отряда Балка, будучи информирован одним из своих постов, что противник наступает в значительных силах, посчитал, что генерал Балк отступил и сам начал отступать к Освее».[44]

* * *

В тот день Макдональд приказал генералу М.Г. Радзивиллу: «Выступить завтра из Поддун с двумя батальонами, несколькими артиллерийскими орудиями и полутора эскадронами кавалерии, чтобы продвинуться до высоты Казимиришки и Иллукшта. Из этих точек он вышлет патрули к Динабургу, чтобы точно узнать, что происходит в этом месте». Он должен узнать, каковы там русские силы и состояние тет-де-пона. Маршал заметил Гранжану: «Только данные этой разведки могут определить дальнейшее движение вашей дивизии. Предупреждаю вас, что я передал г. де Рианкура в распоряжение шефа батальона Марьона для произведения разведки берегов Двины от Фридрихштадта до Динабурга». В следующем приказе маршал сообщил: «Посты казаков или улан уже наполнили правый берег Двины от Риги до Фридрихштадта; нет сомнения, что они поднимутся до Якобштадта и, вероятно, до Динабурга, чтобы наблюдать наши движения. Предупредите ваш отряд в Кройцбурге, чтобы был настороже… Прикажите, чтобы партии и часовые в Якобштадте на левом берегу были размещены таким образом, чтобы лучше наблюдать и не рисковать».

Макдональд сообщил Бертье: «Я отдал приказ разведать Двину от Риги до Динабурга; эта операция будет долгой, ввиду того, что я имею только двух офицеров инженерных войск… Одна бригада дивизии Гранжана вчера находилась на марше, направляясь к Динабургу… Вторая бригада располагается справа от Якобштадта, третья находится позади, на дороге из Фридрихштадта». В 22 часа маршал узнал от Маре, что русские эвакуировали Дрисский лагерь. Он написал Бертье очередной рапорт, в котором указал на сложность удержания фронта от Риги до Динабурга и попросил подкреплений. Он посетовал, что велел собирать все материалы для изготовления плотов, но для этого «нет никаких средств, ни материалов, ни персонала, есть только один офицер инженерных войск и одна рота сапёров, вновь набранная, без инструкторов и без офицеров… 7-я дивизия растянута от Якобштадта до Динабурга; посты, эскорты и отряд в Тильзите сократили её всего до 8000 штыков. Ваше сиятельство должны понять, возможно ли что-то предпринимать в Риге, на правом берегу, и в Динабурге, на обоих берегах реки, на расстоянии от 50 до 60 льё». Одним словом, маршал намекал на необходимость подкреплений.[45]

* * *

13/25 июля авангард 1-го корпуса находился в Друе, главные силы в Придруйске, резерв — позади Расиц. Авангард Кульнева был оставлен на левом берегу Двины «для пересечения неприятелю коммуникации и для захвачения всего, что ему встретится». Авангард, «посылая свои партии к Браславу и к Леонполю, взял еще в плен 240 нижних чинов; всего в два дня взято 432 чел.», в том числе 2 офицера. Одна из партий разгромила транспорт с прикрытием из 1 ½ тыс. чел., другая захватила сторожевой пост у с. Чернова. Русские потери — 1 убитый и 9 раненых.[46] Но этот успех, странным образом, имел для русской стороны и негативные последствия.

Майор Сабо, «находившийся с командою своею у магазинов для печения хлебов», увидев, как после налёта отряда Кульнева неприятель «в большой тревоге делал движении с своими обозами, и собралось войск в большом числе, счел, что он будет там переправляться, зажег все пекарни и сделал фальшивую тревогу». Узнав об этом, Казачковский, «находившийся с своим отрядом у мостовых укреплений при фольварке Покаевцы, поторопясь сжечь также без нужды все Дризенские магазины и мост наш при укреплениях, отретировался» к Освее. Это вынудило Балка в 5 часов утра отойти в направлении к Себежу. По словам Дибича, «в полдень главные силы двинулись к Расицам. Резерв разместился в Бабах несколько позади. Двум отрядам левого фланга приказано вновь занять свои позиции в Покаевцах и в Волынцах… Отряд Балка, который должен был освещать течение Дриссы до Сивошино, был усилен тремя эскадронами Сводного гвардейского полка и эскадроном Рижского драгунского полка».[47]

Согласно приказу, Удино направился с 6-й дивизией и дивизией кирасир в Полоцк; 8-я дивизия переправилась на правый берег. Маршал написал Бертье, что хотел переправиться на правый берег в Дисне, но «мост ещё не был закончен к моему прибытию; он был сделан настолько непрочно, что часть его обрушилась перед тем, как его пустили в ход… Я оставил одного старшего офицеры инженерных войск и сапёров в Дисне, чтобы восстановить и закончить мост; я надеюсь, что завтра он будет проходим для войск, но сомнительно, чтобы артиллерия могла когда-нибудь пройти без помех». Маршал писал: «Позиция в Дисне является более рискованной, потому я и не смог перейти там на правый берег, поэтому я решился оставить в этой точке всю мою лёгкую кавалерию, чтобы дать генералу Мерлю возможность освещать дороги на Дриссу и Себеж и пустить партии к Динабургу, чтобы иметь новости от маршала герцога Тарентского; по тем же самым мотивам я оставил вторую пехотную дивизию в Бездедовичах, между Дисной и Полоцком».

Мерль, который направился из Дрисского лагеря в Дисну, сообщил, что «неприятель ещё находился перед Дриссой в больших силах кавалерии, артиллерии и пехоты, но к вечеру одна его часть и довольно значительное число повозок спустились по Двине». Маршал признавал, что ему невозможно скрыть своих передвижений, поскольку они видны с противоположного берега, по которому постоянно перемещаются казачьи патрули. Полковник Лагранж выслал из Дрисского лагеря разведки. Крестьяне сообщили им, что русская армия силой в 24 полка разместилась возле Волынцев, а захваченный в плен унтер-офицер Каргопольского драгунского полка заявил, что она направилась в Себеж, присоединив к себе «армейский корпус под командой князя Репнина. Отрядом, который находился в Дриссе, командовал г. Кульнев». Этот унтер-офицер видел 63 «пленнных из наших иностранных войск», видимо, хорватов и испанцев. 4 совершенно новых моста, которые русские имели в Дриссе, были сожжены этим утром.

6-й (баварский) корпус в тот день прибыл в Ушач, где на следующий день имел растах.

* * *

Мерль написал Макдональду: «Я направил сегодня партию лёгкой кавалерии к Динабургу с целью узнать новости об армейском корпусе под командой Вашего сиятельства. Маршал герцог де Реджио поручил мне ещё информировать вас, что три дивизии его корпуса занимают Дисну, Полоцк, Лозовку и Белое, на правом берегу Двины». 7-я дивизия в тот день оставалась на своей позиции, ограничившись высылкой патрулей из Кройцбурга и к Динабургу. Макдональд приказал Гранжану: «Следует занять постами из пехоты и кавалерии места, проходимые вброд, между Якобштадтом и Фридрихштадтом, а генералу Радзивиллу — послать сведения о состоянии магазинов. Пошлите приказ генералу Радзивиллу наблюдать Динабург одним крепким постом и, если город будет эвакуирован, он должен немедленно сообщить, чтобы принять другие меры. Поручите этому генералу предпринять разведку бродов и выяснить, имеются ли на реке средства для переправы оттуда в Динабург».

В Расицы к Витгенштейну прибыл нарочный от Гамена с донесением о том, будто Макдональд переправился у Якобштадта и берёт направление на Люцын; Витгенштейн тотчас послал туда офицера, чтобы удостовериться в этом. На следующий день Гамен сообщил, что неприятель «переправил довольно значущееся число пехоты, артиллерии и кавалерии, и что уже следует по правой стороне Двины, был того дня в 11-ть часов пополуночи от Динабурга не далее двух почтовых станций». Витгенштейн предписал ему «иметь наблюдение о движениях неприятеля».[48]

* * *

В 2 часа ночи 26 июля Удино написал Бертье из-под Полоцка, что казаки постоянно беспокоят его с левого фланга, и что он сможет отогнать их и свободно маневрировать только тогда, когда будет иметь мост; «мне требуется три дня, чтобы его закончить, но я надеюсь, что смогу переправиться послезавтра утром… Сегодня я переправлю на пароме сотню кавалеристов, которые направятся в Гамзелеву, к разветвлению дорог из Дисны и из Себежа; 3-й шволежерский полк займёт позицию в Юревичах на Невельской дороге, два пехотных полка с двумя пушками также переправятся на пароме, чтобы занять позицию на той же дороге, между Спасом и Захариной, их правый фланг оперётся на Полоту, их левый фланг — на озеро. Как только мост будет закончен, я направлю к этой точке остальные части первой дивизии, размешу кирасир в Захариной, и вышлю вторую дивизию в Лозовку, чтобы связаться с третьей дивизией. Полагаю, что в этой позиции я буду в состоянии действовать согласно обстоятельствам и исполнить приказы императора. Генералу Мерлю поручено продолжить работы над тет-де-поном в Дисне; что касается Полоцка, то протяжённость города, которую следует охватить, потребует огромных работ; мы постараемся прикрыть эту точку укреплёнными сооружениями».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)

Жоб. Гренадер и вольтижер 3-го швейцарского полка

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)

Жоб. Сапёр 3-го швейцарского полка

В 8 часов Удино написал Бертье: «Мерль сообщил мне, что неприятель эвакуировал Дриссу в ночь на 24-е, после того, как сжог огромные магазины, которые оцениваются в миллион. При своём отступлении русские спустились по Двине до двух льё ниже Дриссы; после этого они изменили своё направление вправо». Маршал переправился на правый берег Двины и встретился в Полоцке с приором иезуитов, французским эмигрантом, который сообщил ему сведения о русской армии. «Монахи и помещики этой области протестуют против своих крестьян, которые восстали и предались грабежу, — пишет Удино, — я хочу знать, какого образа действий следует придерживаться в этом отношении на правом берегу Двины». Он также сообщил, что «обнаружил здесь множество монастырей и больших домов, которые будут пригодны для создания госпиталей и других учреждений» и приказал соорудить печи, как и в Дисне. Полковник Блейн представил ему план предстоящих работ. Высланные маршалом по Невельской и Себежской дорогам разведки неприятеля не обнаружили на расстоянии 5 льё (22 км).

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)

Жоб. Тамбур-мажор и барабанщик 3-го швейцарского полка

Между тем Витгенштейн прибыл с главными силами к Расицам, резерв находился в Бабах. «Отряд Казачковского прибыл в 6 часов утра, три эскадрона были размещены в Краславке, Придруйске и Балине, чтобы наблюдать за течением Двины». К отряду Балка был направлен Репнин, для обеспечения дороги к Себежу в м. Замошье был оставлен отряд генерала И.Т. Сазонова 1-го. Авангард Кульнева возвратился на правый берег Двины и двинулся к Дриссе. Витгенштейн получил донесения от Кульнева о появлении небольшого отряда противника со стороны Дриссы, и от Гамена, о переправе сильного неприятельского отряда у Якобштадта и о его намерении отступить к Себежу, так как неприятель был уже «от Динабурга не далее двух почтовых станций».[49]

* * *

Хотя Макдональд знал, что русские эвакуировали тет-де-пон, разрушили мост в Динабурге и оставили там гарнизон из трёх батальонов, он не решился двинуться к городу со всеми силами. Впрочем, приказ императора и не требовал от него этого. Он приказал Радзивиллу «наблюдать за Динабургом посредством сильного поста примерно из 200 пехотинцев и 50 кавалеристов», выставить такой же пост между Иллукштом и Динабургом, а остаток батальона расположить в Иллукште, где останется сам генерал. «Два других батальона на высоте Казимиришки и Дветена выставят посты до Поддун включительно. 4-й батальон в Анненгхофе выставит посты такой же силы от Поддун до Якобштадта».

Маршал сообщил Бертье: «Одна бригада дивизии Гранжана прибыла сегодня к Динабургу… Динабург занят сильным гарнизоном… тет-де-пон в этом городе эвакуирован, а мост разрушен. Я отдал приказ этой бригаде выдвинуть партии на своём правом фланге, чтобы постараться связаться с левым флангом герцога Реджио». Войска Макдональда располагались следующим образом: голова 2-й бригады 7-й дивизии прибыла к Динабургу, 1-я бригада — в Якобштадте, 3-я бригада — у Фридрихштадта; 4 эскадрона гусар — между Якобштадтом и Динабургом. Прусский корпус (14 батальонов, 11 эскадронов и 40 пушек) стоял у Риги; один эскадрон — в Мемеле и Либаве. Таким образом, войска 10-го корпуса фактически образовали кордон, растянутый вдоль Двины.

В следующем донесении маршал вновь посетовал на ограниченность своих сил: «Я прошу Ваше сиятельство заметить Его Величеству, что, хотя я имею под своей командой, согласно ведомостям, от 25 до 26.000 человек, они рассыпаны в Тильзите, Курише Неерунге, Мемеле, Полангене, Либаве, используются при обложении тет-де-пона в Риге, и от этой точки до Динабурга. Таким образом, я имею только паутину на таком огромном пространстве и, соответственно, никаких соединённых сил, кроме большей части прусского корпуса перед Ригой». Русские партии переходят через Двину, но не имеют никакого другого результата, кроме причинения беспокойства. Маршал пожаловался, что штаб корпуса так и не сформирован, нет администрации, почтового бюро, казначея. Он велел обследовать Двину и собирать средства для переброски моста, но при этом заметил: «Я имею только одного офицера инженерных войск; он следует вдоль Двины, чтобы разведать места, подходящие для переправы, собрать материалы для постройки плотов, так как все суда разломаны, а я не имею понтонного парка».[50]

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)

Движение 2-го корпуса от Динабурга к Полоцку и первое наступление Удино

Глава II. Первое наступление Удино

В 6 часов 27 июля Удино донёс из Полоцка: «Мост был закончен в течение ночи, дивизия генерала Леграна завершила свою переправу, чтобы пойти занять позицию между Захариной и Юровичами, впереди леса на Невельской дороге. Вторая дивизия, выступив этим утром из Бездедовичей, сегодня займёт позицию впереди Полоцка, на разветвлении дорог из Невеля и из Дисны; завтра, если ничего не помешает, эта дивизия направится вперёд по дороге из Себежа. Третья дивизия и кирасиры направились в Гамзелеву. 5-я бригада лёгкой кавалерии имела приказ перейти Двину в Дисне… и направиться по правому берегу в Белое, на Себежской дороге. В том же предположении 6-я бригада лёгкой кавалерии займёт завтра позицию в Лозовке, а две бригады третьей пехотной дивизии разместятся сегодня впереди Дисны, на правом берегу… Я приказал работать над сооружением второго моста, который, я надеюсь, будет готов послезавтра».

Днём Удино получил сообщение о сожжении русскими магазинов в Дриссе, и заключил, что русские удаляются от Двины. Поэтому маршал решил двинуть корпус по Себежской дороге, хотя жители предупреждали его о большом скоплении войск на Невельской дороге, а сам он считал, что русские сильнее его. Он сообщил Бертье: «Я более не колеблюсь двинуться в направлении на Себеж, так как кажется достоверным, что Витгенштейн следует туда; что касается его сил, я полагаю, что они по-прежнему более значительны, чем предполагает император, и они усилились резервными батальонами, которые находились на Двине, и, как кажется, несколькими отрядами, пришедшими из глубокого тыла… Я должен заметить Вашему сиятельству, что местные жители постоянно упорствуют во мнении, что в Невеле сформировалось большое объединение войск, и, поскольку этот город соприкасается с границей собственно России, вся нация возмутится, если армия позволит нам пересечь её без упорного сопротивления…

Итак, вот движения, которые я приказал исполнить завтра: 5-я бригада лёгкой кавалерии направится в Сивошину; первая пехотная дивизия займёт позицию впереди Белого; вторая пехотная дивизия займет позицию в Белом; третья пехотная дивизия с 6-й бригадой лёгкой кавалерии, выступив из Дисны, займут позицию в Лозовке; третья кирасирская дивизия будет позади Белого, как и резервная артиллерия. 29-го и в следующие дни я продолжу свой марш к Себежу. Я оставил в Полоцке один из моих слабых батальонов; завтра будет закончен второй мост, и там будет оставлен один офицер инженерных войск, чтобы продолжить задуманные укрепления и постройку двенадцати печей. Я также оставил в Дисне гарнизон примерно из 300 человек… который будет служить только для воссоединения отставших и направления небольших обозов и изолированных отрядов». В Дисне был оставлен 3-й батальон 3-го швейцарского полка (две отборные роты и две роты центра), «ему было приказано прикрывать отставших из армейского корпуса и транспорты, двигавшиеся им навстречу по главной дороге, а затем так же обеспечивать безопасность учреждённого в Дисне большого военного госпиталя».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
Н.-Ш. Удино (1767–1847)

В 16 ½ часов генерал Л. Гувьон-Сен-Сир получил приказ двинуться в Островно. Через час после получения приказа 6-й корпус выступил из Ушачи, но из-за усталости войск до места назначения (Mozot) добралась только голова колонны.

В тот день главные силы Витгенштейна находились в Расице, резерв — в Бабах. Генерал Б.Б. Гельфрейх 1-й направился в Покаевцы, чтобы принять командование отрядом Казачковского. Авангард Кульнева соединился на Свольне с отрядом Балка. Партии, высланные для выяснения движений неприятеля, сообщили, что корпус Удино наступает по двум дорогам в направлении к Себежу и что отряд французской кавалерии находится в нескольких верстах от Волынцев. Гамен сообщил, что противник в больших силах перешёл Двину в Якобштадте и собирается наступать. Витгенштейн получил приказ Барклая, который велел ему предпринять наступление. Он приказал авангарду быть готовым на следующий день предпринять сильную рекогносцировку.[51]

* **

2-я бригада Радзивилла (10-й польский полк, 2 эскадрона прусских гусар и 3 орудия) подошла к Динабургу. Макдональд сообщил: «В результате оживлённой перестрелки эти отряды проникли в укрепления, откуда поспешно ретировался неприятельский арьергард, оставив восемь пушек. Противник, кажется, взял дорогу на Дриссу, партии кавалерии следуют за ним и наблюдают… В данный момент мне кажется достаточным этой бригады в этой точке». В другом рапорте маршал уточнил, что Радзивилл «в течение ночи переправил через реку вольтижеров, которые завязали перестрелку с русскими, вследствие чего эти последние ретировались, оставив восемь пушек. Кажется, что они взяли дорогу на Дриссу; их преследуют и наблюдают. Я направляюсь в эту точку и оставляю генерала Гранжана в Якобштадте с частью его дивизии, один отряд которой постоянно занимает Кройцбург». Эвакуировав Динабург, Гамен отступил по дороге к Режице. Под Динабургом был оставлен Сводный полк майора Бедряги (454 чел.) для истребления оставшихся в округе запасов и для собирания отрядов, стоявших в Придруйске, Креславе и напротив Коплау.

Макдональд приказал Гранжану: «Вышлите приказ генералу Радзивиллу соединить свою бригаду и переправиться в Динабурге со всеми средствами, какие он найдёт в этой точке; выслать свою кавалерию по стопам неприятеля, но двигаться с осторожностью и предусмотрительностью… Дайте приказ вашей первой бригаде быть готовой к движению. Прикажите вестфальскому полку выступить завтра, чтобы направиться тремя маршами к Динабургу. Первый марш в Поддуны, второй — в Иллукшт и третий — в пункт назначения». Маршал предупредил генерала: «Я направлюсь завтра на правый фланг вашей дивизии, чтобы быть ближе для получения приказов императора и чтобы самому судить о положении дел в этой точке… Прикажите сменить все отряды вестфальского полка, чтобы они присоединились к нему».[52]

***

28 июля 2-й корпус двинулся по дороге на Себеж. По словам Удино, «5-я бригада лёгкой кавалерии и один батальон в тот же день заняли позицию у брода в Сивошиной, где я велел навести мост. Первая и вторая пехотные дивизии расположились лагерем между Белым и Сивошиной; третья пехотная дивизия, выйдя из Дисны, заняла позицию в Лозовке; 6-я бригада лёгкой кавалерии, которой было поручено прикрывать движение этой дивизии, к вечеру была атакована 1.400-1.500 кавалеристами, Гродненскими гусарами и казаками, которые перешли Дриссу вброд в Волынцах; 8-й шволежерский полк, который почти один выдержал эту атаку, потерял около 80 кавалеристов, хотя сражался с большой отвагой. Потревоженная на марше, эта бригада прибыла на позицию только в 11 часов вечера».[53]

Дибич записал в «Журнале»: «Главные силы находятся в Расицах, резерв в Бабах, отряд Гельфрейха в Покаевцах, пехота Кульнева и Балка на Дриссе возле Волынцев. В полдень генерал Кульнев перешёл Дриссу с кавалерией, к которой присоединилась кавалерия генерала Балка, и выдвинулся, чтобы выслать разведки: отряды пехоты разместились в Зябках и Соколках… В 4 часа противник, который продвигался с этой стороны, начал сбивать наши партии. Завязался бой у Филиповой, в пяти верстах впереди Волынцев между тремя французскими полками (8-й польский уланский и 7-й и 20-й конно-егерские) и четырьмя эскадронами Гродненских гусар, эскадроном гвардейских гусар и казачьим полком Платова 4-го. Было проведено несколько атак с той и с другой стороны до того момента, когда ночь положила конец бою. Потери неприятеля были гораздо значительнее наших; он потерял 167 пленных, из которых трое офицеров. Эти пленные единогласно заявили, что две дивизии корпуса Удино находятся в Белом и что кавалерия, которая сражалась в течение дня, была послана на рекогносцировку, чтобы прикрыть третью дивизию под командой генерала Меряя, которая должна провести ночь у Лозовки. Офицер главного штаба, захваченный одним патрулём, подтвердил эти заявления и прибавил, что Удино и Макдональд, как кажется, проводят согласованное наступление к Себежу и Люцину. Все рапорты патрулей сообщают о присутствии Удино в Белом».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
Иллюстрация 1: Генерал Ш.-Л. Гранжан (1768–1828)

Упомянутый «квартирмейстерской части офицер… сказывал и показывал записку генерал-майору князю Репнину, что в Белом собирается весь корпус Удино»; там уже находятся две дивизии и ожидают третью, чтобы двинуться к Себежу.[54] Отсюда Витгенштейн заключил, будто «предложено у них, сим корпусом и другим Макдональдовым отрезать тем от Пскова и соединиться им вместе».[55] Отряд Балка и Репнина обнаружил у Дисны отряд неприятельской пехоты, часть его побил, взял в плен 5 офицеров и 70 нижних чинов, «а прочих прогнал в укрепления». По словам Удино, «на Себежской дороге 5-я бригада лёгкой кавалерии повстречала два эскадрона Рижских драгун, которые генерал Кастекс атаковал и взял несколько пленных».

Был получен рапорт Гамена, который дал знать, что корпус Макдональда собирается у Якобштадта, где закончен мост, что неприятельские войска на правом берегу Двины усиливаются и движутся к Динабургу, что он оставил в этом городе только Сводный гусарский полк майора Бедряги, который должен связываться с постами, размещёнными вдоль Двины. Витгенштейн предписал Гамену продолжить отступление как можно медленнее и использовать каждое дефиле, чтобы задержать движение неприятеля, по своему выбору занять укреплённую позицию и попытаться любой ценой задержать противника на несколько дней.[56]

6-й корпус добрался до Бочейково. Сен-Сир «с прискорбием» сообщил Бертье, что «болезни постоянно поражают армейский корпус всё более и более. 20-я дивизия… сократилась сегодня до 6.000. 19-я дивизия понесла ещё большие потери. Согласно рапорту, который я получил в этот момент от генерала графа Вреде, его дивизия оставила позади на марше в этот день 465 человек, которые были поражены кровотечением (hemorrhagie), вследствие которого они стали не в состоянии двигаться. Я был вынужден оставить ещё в Ушачи 1.075 больных». Все баварские мемуаристы отмечали, что во время форсированных маршей от Вильно, особенно при прохождении через болотистую местность от Свиды до Кубличей, в войсках в ужасающей прогрессии распространились болезни, особенно диарея. Поэтому, когда они 28 июля достигли Бешенковичей, корпус сократился вдвое, и под ружьём осталось всего 9.898 чел.[57]

***

Макдональд сообщил Бертье, что его подчинённые продолжают «заготовлять все средства для наведения моста на плотах, который, согласно рекогносцировкам, можно навести благоприятным образом в двух милях от этого города [Кройцбурга]. Но это может продвигаться лишь медленно, так как инструменты и рабочие руки отсутствуют совсем. Бригада 7-й дивизии, которая находится на дороге в Динабург, подверглась огню из этого города… Несмотря на все мои старания, мне невозможно обеспечить себя достоверными разведывательными данными о силах противника в Риге и Динабурге; ни один разведчик не может туда проникнуть. Мы можем судить, что там находится многочисленная кавалерия; уверяют даже, но я не могу гарантировать, что сильная партия из нескольких эскадронов побеспокоила левый берег в стороне Браслава. Я прошу Ваше сиятельство попросить Его Величество выслать мне подкрепление из кавалерии и пехоты в достаточном количестве, чтобы вести кампанию на правом берегу, наблюдать за Динабургом на обоих берегах и удерживать Ригу на левом берегу». Как язвительно заметил по этому поводу Фабри, маршал не имел даже точных сведений о силах противника, но продолжал просить подкреплений.

На следующий день Макдональд сообщил Мюрату, что «Двина непереходима вброд нигде по всему своему течению; все суда уничтожены, я не имею понтонного парка, но собираю все материалы, пригодные для постройки плотов. Это мероприятие будет долгим, потому что отсутствует персонал и инструменты». То же самое он написал и Мерлю: «Я держу одну бригаду 7-й дивизии перед Динабургом; две других соединены на небольшом расстоянии от Якобштадта… От Динабурга Двина совершенно не переходима вброд в своём течении; суда уничтожены, а я не имею понтонного парка. Я не имею также персонала и инструментов; тем не менее, прилагаются все возможные усилия для сбора материалов, необходимых для постройки плотов. Я настолько растянут, что даже если бы имел мост, я мог бы показать на правом берегу лишь несколько отрядов; будучи вынужден наблюдать за Динабургом и Ригой по обоим берегам; эти точки укреплены и прочно заняты, и противник показывает доброе число кавалерии. Я могу лишь немного ему противостоять. Офицер, доставивший ваше письмо, уверяет даже, что на левом берегу в стороне Браслава имеется партия из 700–800 кавалеристов, и что мобильная колонна из корпуса герцога Реджио преследует её. Прошу вас дать знать герцогу Реджио, что я не в состоянии связываться с его корпусом по правому берегу».[58]

***

Удино сообщил, что в результате нескольких рекогносцировок 29 июля выяснилось, что «Кульнев занимает Волынцы с 4.000 пехоты, полком Гродненских гусар, двумя полками казаков по 500 коней каждый, шестью орудиями конной артиллерии и двенадцатью пушками пешей артиллерии, что граф Витгенштейн, к которому присоединился князь Репнин с 15.000 человек, занимает Коханово и Освею. Противник объявил намерение направиться к Полоцку, этот замысел не очень вероятен, но возможен, а мой парк находился ещё в Полоцке, где он может быть захвачен; двигаясь на Себеж, я осуществлял фланговое движение, по-прежнему опасное. Я использовал день 29-го числа, чтобы придвинуть парк и продолжить мои рекогносцировки». Дивизия Мерля, прибыв к Сивошино, была оставлена там. Марбо вспоминал: «Мы провели ночь на берегах Дриссы. Этот приток Двины перед деревней Сивошино (под Боярщиной) представляет собой лишь небольшой ручеёк. Здесь он пересекается с большой дорогой на Петербург. Моста в этом месте не было, поэтому русское командование заменило его бродом, приказав срыть с двух сторон высокие берега, окружавшие Дриссу, и превратить их в пологие склоны. Дно речки замостили на ширину, равную ширине дороги, и получился очень удобный брод».

Витгенштейн написал Барклаю: «Я решился идти сегодня же в Клястицы, на Псковской дороге, и 19-го числа на рассвете атаковать Удино всеми силами. Если… его разобью, тогда с одним Макдональдом останусь покоен». В полдень главные силы и резерв двинулись из Расиц через Кохановичи к Клястицам. Отряды Гельфрейха и Балка были направлены к Клястицам, получив приказ выслать по правому берегу р. Дриссы сильные партии для прикрытия корпуса до прибытия авангарда, который выступил из Волынцев в 14 час. и разместился в Соколишках. Обозы были отправлены в Себеж под прикрытием трёх эскадронов Сводного драгунского полка. Отряду Гамена приказано было развлекать ложными движениями войска Макдональда и защищать каждый шаг по дороге, ведущей через Режицу на Аюцин, чтобы не позволить ему обойти корпус с тыла.

Когда войска уже были на марше, возвратился посланный на разведку с двумя эскадронами майор Нейдгардт, который сообщил, что противник, переправившись через Дриссу у Сивошина, движется к Клястицам. Витгенштейн решил атаковать его именно там. Ночью войска двинулись к с. Катериново на р. Свольня. В это время прибыло известие от Барклая де Толли об отступлении 1-й армии из Витебска к Смоленску, и Витгенштейн счёл нужным созвать военный совет для обсуждения плана дальнейших действий. Довре предложил немедленно атаковать противника, полагая, что не осталось иного способа для защиты Петербурга, что было главной задачей 1-го корпуса. Яшвиль поддержал это мнение, с которым согласились и другие члены совета.[59]

Бой при фольварке (мызе) Якубове

Витгенштейн дал войскам отдохнуть несколько часов в Коханове и 18/30 июля продолжил движение. Авангарду Кульнева было приказано «следовать в Клястицы, буде сие село занято слабым неприятелем, то немедленно завладеть оным».[60] На рассвете авангард прибыл к Катериново, где обнаружили весьма непрочный мост через р. Свольню, поэтому инженер-полковник граф Е.К. Сивере приступил к наведению более надёжной переправы из разобранных домов селения. Но поскольку время было дорого, то «пехота была переведена по рядам; гусары перешли по одиночке, спешась и ведя в поводу коней своих; артиллерия была разобрана и перенесена по частям на руках». В 10 часов авангард двинулся к Клястицам. Тем временем был наведён прочный мост, по которому переправились прочие войска 1-го корпуса.[61]

В тот день Наполеон приказал Удино: «Преследуйте Витгенштейна по пятам, оставя небольшой гарнизон в Полоцке, на случай, если неприятель бросится влево. Прибыв в Витебск, я отправлю к Невелю корпус, долженствующий войти в сообщение с Вами. Когда Вы двинетесь из Полоцка к Себежу, Витгенштейн, вероятно, отступит для прикрытия Петербургской дороги. У него не более 10000 человек, и Вы смело можете идти на него». Очевидно, что император не представлял себе настоящей численности корпуса, противостоящего Удино, за что последнему вскоре пришлось расплатиться немалой кровью.

«Утром 30-го, — пишет Удино, — я тронулся в путь к Клястицам с 5-й бригадой лёгкой кавалерии и первой пехотной дивизией; вторая дивизия и кирасиры последовали за этим движением и заняли позицию в Головщицах и Соколищах. Я оставил 3-ю пехотную дивизию, чтобы охранять брод у Сивошиной, и придал ей 6-ю бригаду лёгкой кавалерии, чтобы наблюдать броды в Замшанах и Волынцах. Прибыв в Клястицы в 11 часов утра, я выдвинул затем некоторое количество лёгких войск к Якубово, где проходит дорога, которая ведёт в Освею и Коханово; они повстречали неприятельский патруль, который отбросили. Генерал Легран занял позицию в Якубово с 26-м лёгким и 56-м линейным и 24-м конно-егерским полками. Я отдал ему приказ выслать свои рекогносцировки к Свольне; в течение этого времени 23-й конно-егерский, который я выслал по Себежской дороге, привёл ко мне очень молодого офицера русского штаба, который ехал из Себежа в Клястицы, где его должен был встретить граф фон Витгенштейн. Вскоре застава этого полка захватила адъютанта этого генерала, который также ехал из Себежа и вёз несколько незначительных бумаг и штатный состав только артиллерии».

Марбо, полк которого двигался в авангарде, вспоминал, что «жара была страшная»; он заметил следы движения русских войск, которые у Клястиц свернули влево, на просёлочную дорогу, ведущую в Якубово. «Было очевидно, что в этом месте противник свернул с пути на Себеж и направился на наш левый фланг. Мне это показалось очень важным. Я остановил свои эскадроны и послал предупредить моего бригадного генерала, но маршал, двигавшийся обычно в пределах видимости авангарда, заметил эту остановку, примчался галопом и, несмотря на возражения генералов Кастекса и Лорансе, приказал мне продолжить движение по большой дороге».[62] Мемуарист явно преувеличил свои собственные заслуги, так как Удино уже послал отряд Леграна к Якубово.

В полдень два эскадрона Гродненских гусар, шедшие во главе русского авангарда, прибыли к Ольховке, где встретили небольшой отряд неприятельской кавалерии и к 14 часам оттеснили его до мызы Якубовой, но по прибытии 26-го лёгкого полка гусары вынуждены были оставить мызу. В подкрепление кавалеристов была послана рота 25-го егерского полка. «Егеря наши видели, — вспоминал Антоновский, — что у них дело шло с многочисленным неприятелем; из опушки леса на поляну не выходили, а удерживали только за собою лес, и тем совершенно скрыли наши силы», так что «сначала французы приняли нас за какой-нибудь летучий партизанский отряд, но оказалось совсем иначе». Витгенштейн писал: «Получив сие известие, предписал я генерал-майору Кульневу немедленно атаковать неприятеля и прогнать его за р. Нишу, а сам пошел с 23-м и 24-м егерскими полками ему на подкрепление, а генерал-майору Бергу приказал следовать по той же дороге, дабы в нужном случае подкреплять сии войска».

Сержант Регино пишет, что вольтижеры 26-го лёгкого полка расположились возле поместья, часть из них была послана в лес, «тогда как другие были оставлены на биваке, чтобы варить суп; но русские не оставили нам времени, чтобы поесть: град картечи и ядер похитил наши котелки. Нам дали приказ построиться в стрелки».

Получив подкрепление, «в 5 часов пополудни генерал Кульнев прогнал стрелков, которые заполняли лес впереди Ольховки». Антоновский вспоминал, что «перед самым начатием сражения солдатам дали по чарке вина, как говорится, для куража и смелости. Старослуживые товарищи мои почти насильно принудили меня выпить водки». Первую атаку провели 25-й и 26-й егерские полки, которые принудили французов ретироваться к Якубово. Но здесь сам Легран атаковал егерей. Правый фланг его дивизии старался вновь ворваться в лес, но картечный огонь конной № 1 роты и контратака 26-го егерского полка остановили натиск неприятеля. Наградной документ гласит, что шеф 26-го полка полковник Л.О. Рот «намеревавшегося неприятеля вторгнуться в занятый им лес опрокинул совершенно и храбро преследовал».[63] Кульнев поставил в центре 1-ю конную роту подполковника И.О. Сухозанета 1-го, справа от неё 25-й егерский полк, слева — 26-й (взвод поручика Антоновского прикрывал 2 орудия), гусары остались в резерве.

Находившиеся на русском правом фланге перелески облегчили наступление левого крыла дивизии Леграна, но, как пишет Витгенштейн, «25-й егерский полк, ударив с неустрашимостию на неприятельских стрелков и на подкрепляющие их колонны, принудил неприятеля к поспешному отступлению. Неприятель, дабы лучше скрывать свои движения, сжег д. Якубово, действуя с большою быстротою из батарей своих при м. Якубово расположенных, начал наступать с новыми колоннами на левом его фланге, но 23-й и 24-й егерские полки, подоспевшие на подкрепление 25-го, принудили в скором времени его к отступлению». По словам Антоновского, деревню «французы зажгли из предосторожности, чтобы нами не была занята». Батарейная № 14 рота была немедленно послана на правый фланг.


Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
Бой при фольварке (мызе) Якубово

Удино так описал этот бой: «В 4 часа вечера я был информирован, что… неприятель в силах наступает на Якубово. Действительно, он дебушировал [из леса] и завязался бой с 26-м лёгким полком, который держал самую прекрасную оборону, и который русские никак не могли выбить из деревни. Противник особенно пытался угрожать флангу линии, завладев большим лесом, который господствовал над левым флангом котловины (bassin), где была расположена деревня Якубово. Генерал Легран бросил туда 56-й линейный, против которого русские выслали большие силы, не сумев его поколебать. Бригада генерала Мэзона двинулась поэшелонно, чтобы поддержать первую линию. Я смог на этой позиции, зажатой с одной стороны густым лесом, а с другой домами, поставить на батарею более 12 пушек».

Тем временем на подкрепление авангарда подошла 1-я бригада 5-й дивизии (Севский и Калужский полки). Кульнев опять перешёл в наступление и оттеснил французов до Якубово, но овладеть мызой не смог. Легран оттеснил русских егерей и повёл атаку на центр русского боевого порядка. При этом Калужского полка майор Свечин «с своим баталионом прикрывал дорогу, идущую от р. Нищи, и не дал неприятелю одержать поверхность». Но атака неприятеля не удалась, так как не была подготовлена огнём артиллерии; к тому же отражению её много способствовал «жестокий и удачный огонь» батарейной № 14 роты. Её командир полковник Е.Е. Штаден, «кидаясь с вверенною ему ротою в места самые опасные, везде прогонял появлявшегося неприятеля и рассеивал его выстрелом своей батареи». Неприятель с большим уроном отступил за Якубово, оставив в этом селении лёгкую пехоту, а авангард Кульнева занял прежнюю позицию. Артиллерийская дуэль продолжалась до 23 часов, когда ночь прекратила сражение. Богданович заметил, что о силе этой канонады «можно судить по тому, что конная рота Сухозанета потеряла в тот день из состоявших в строю 216-ти человек 83-х, следовательно, более трети наличного числа людей».

По словам Удино, противник «использовал более чем в три раза превосходящую артиллерию и развернул значительные силы. Между тем, бой продолжался без малейшего ущерба до 10 часов вечера. Я велел подойти дивизии генерала Вердье, которая разместилась в резерве; что касается кирасир, то я оставил их в тылу из-за невозможности применения в данной местности». Трефкон пишет, что бой продолжался до 22 часов, и особенно пострадал 56-й полк. 11-й бюллетень «Великой армии» отметил, что в бою при Якубово «26-й полк лёгкой пехоты покрыл себя славой. Дивизия Леграна со славой выдержала огонь всего неприятельского корпуса».[64]

По словам Витгенштейна, сражение длилось с 17 до 23 часов и «с обеих сторон было весьма упорное по причине очень лесных мест», но в итоге «победа над коварным и сильным врагом отечества нашего нами одержана». Потери сторон в данном бою могут быть определены лишь приблизительно. Русские потеряли 28 офицеров (5 убитыми, 20 ранеными и 3 пропавшими без вести).[65] У неприятеля было убито 3 и ранено 10 офицеров.[66]

Узнав от пленных, что Удино на другой день ожидает подкрепления, Витгенштейн решил атаковать его на рассвете и отбросить с Себежской дороги. «Я предписал, — пишет он, — генерал-майору Каховскому следовать с сводными гренадерскими и запасными баталионами 2-й линии немедленно на подкрепление, а за ним остальной пехоте и кавалерии резерва генерал-майора Сазонова». Лишь кавалерийский отряд Репнина, который не мог быть использован из-за характера местности, был оставлен у Катериновой.

Ночью Витгенштейн развернул корпус в боевой порядок. Первую линию он построил на месте бывшего вечером боя против мызы Якубово, при выходе из леса: на правом фланге этой линии стали 24-й, 25-й, 23-й егерские полки, батарейная № 5 рота и 2 орудия лёгкой № 9 роты; в центре Севский, Калужский, 26-й егерские полки и лёгкая № 27 рота; на левом фланге расположились Пермский и Могилевский полки. Гродненские гусары и артиллерийские роты № 1, 14 и 9 находились со второй линией. Пехота была построена в одну линию в батальонных колоннах. Вторую линию Витгенштейн выстроил при д. Ольхова, так как из-за лесистой местности её нельзя было выстроить ближе к первой линии. Её составили пехотные полки 14-й дивизии (Тульский, Навагинский, Тенгинский, Эстляндский), четыре сводно-гренадерских батальона 5-й и 14-й дивизий, вся кавалерия и артиллерийские роты: батарейная № 27, лёгкие № 10 и 26, конная № 1.

Войска противника остались на прежних местах: дивизия Леграна находилась у Якубово, дивизия Вердье разместилась позади неё во второй линии, 5-я бригада Кастекса находилась в различных пунктах боевой линии. Кирасирская дивизия Думерка стояла в резерве у м. Клястицы. Дивизия Мерля оставалась у Сивошина на р. Дриссе, бригада Корбино — у Волынцев. «Таким образом, — констатировал Богданович, — Удино лишил себя содействия восьми тысяч человек, которое могло дать ему решительный перевес над корпусом графа Витгенштейна». Странная «претензия» со стороны историка, который прекрасно знал, что местность для действия тяжёлой кавалерии была почти совершенно непригодна. К тому же Удино вовсе не предполагал, что русские возобновят свою атаку.

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
Офицер 23-го конно-егерского полка, 1811 г.

В тот день Наполеон приказал Бертье написать Удино, «чтобы вновь порекомендовать ему разрушить укреплённый лагерь в Дриссе; что будет очень плохо, если при некоторых обстоятельствах неприятельский отряд возвратится в Дриссу, который ещё сможет использовать эти укрепления; что уничтожение этого укреплённого лагеря является, таким образом, крайне неотложным; что для него важно установить связь с герцогом Тарентским, который должен перейти на правый берег возле Динабурга».[67] Очевидно, что император всё ещё не представлял себе настоящей силы 1-го русского корпуса, если по-прежнему настаивал на выполнении корпусом Удино ещё и такой второстепенной задачи.

Да и находившийся поблизости 6-й корпус получил тогда же совершенно не боевые задачи по сбору продовольствия. Бертье написал Сен-Сиру: «Желание императора состоит в том, чтобы вы сконцентрировали все ваши баварские войска в Бешенковичах. Вы разместите первую дивизию на правом берегу Двины с приказом высылать партии к Сиротино и производить регулярные реквизиции в области на правом берегу, чтобы снабжать продовольствием Бешенковичи, и чтобы заготовили сухари на двадцать дней. Не извлекайте ничего для вашего армейского корпуса с левого берега. Прикажите построить шесть печей в Бешенковичах, велите выделить из ваших дивизий тысячу работников для работы над тет-де-поном. Позаботьтесь выдать им водки. Император желает дать армии несколько дней отдыха, чтобы позволить пройти большой жаре. Используйте это время, чтобы воссоединить ваш армейский корпус».[68]

Сражение при м. Клястицы, д. Гвоздове и корчме Вельницы

«Я полагал, — признавался Удино, — что целью неприятеля было направиться к Себежу, чтобы прикрыть дорогу из Петербурга; он не упорствовал, дебушируя к Клястицам. Но едва утром этого дня начало светать, как он возобновил свою атаку с большим увеличением средств и после колоссального огня артиллерии». Действительно, в 3 часа утра 19/31 июля русские открыли ужасный артиллерийский огонь по поместью Якубово. 23-й егерский полк полковника Г.Н. Фролова атаковал Якубово и овладел господским домом (la maison seigneuriale), но был выбит оттуда с потерями. Регино из 26-го лёгкого полка вспоминал: “С наступлением дня наш храбрый полковник прибыл сообщить нам, что русские овладели поместьем и что следует взять его назад штыками и с криком “vive l’Empereur”; и так, пешком, он двинулся во главе нас, имея в руках только хлыст, он подал нам пример”. Солдаты шли по русским трупам, выстроились к бою, дали залп и “затем направились захватить их батареи, размещённые на опушке леса”. Но в этот момент Регино был ранен в левую ногу осколком снаряда и выбыл их строя; он лишь успел заметить, что “возник беспорядок в четвёртом батальоне, командир которого был ранен”. По словам Удино, противник “атаковал поместье Якубово, он был уже во дворе, когда 26- й лёгкий полк двинулся на него шагом атаки, штыковыми ударами убил у него 300 человек, взял 500 пленных и преследовал его до леса».

Видимо, к этому времени следует отнести рассказ Марбо о том, как рано утром русские попытались обойти крайний правый фланг французов, «большая колонна русских гренадеров атаковала наших союзников из Португальского легиона и привела их в полную панику. Потом эта колонна направилась к большому крепкому дому почтовой станции. Это был очень важный опорный пункт». Тогда Удино, «который под огнём был всегда впереди», примчался к 23-му конно-егерскому полку и велел атаковать противника. «Я двинул мой полк в атаку галопом, надеясь охватить неприятельскую линию справа наискосок, что всегда сильно мешает пехоте стрелять. Поэтому огонь неприятельских гренадеров оказался почти бесполезным». Внезапно русские «развернулись и бросились бежать к канаве у себя в тылу. Все они прыгнули в эту весьма глубокую канаву и открыли из неё сильный ружейный огонь». Марбо получил пулю на излёте в левое плечо. В этот момент «генерал Мэзон, прибывший со своей пехотной бригадой, передал мне приказ отойти за его батальоны. Потом он атаковал неприятеля с обоих флангов».

Одновременно с этой атакой 24-й егерский полк полковника Е.И. Властова, находившийся на русском правом фланге, атаковал неприятеля, находившегося против него в лесу, но безуспешно. По словам Витгенштейна, противник «открыл с батарей своих, на высотах за м. Якубовою расположенных, жестокий огонь и начал снова наступать на оба фланга наши, стараясь обходить левый». Первая атака французов была отражена перекрёстным огнём батарейной № 5 и лёгкой № 27 рот. Подкреплённые свежими войсками, французы вновь подались вперёд против русского центра и левого фланга, но были отражены удачным действием русских батарей.[69]

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
Е.И. Властов (1769–1837)

Заметив колебание и замешательство в рядах неприятельских войск, Витгенштейн приказал первой линии Берга атаковать противника. Севский, Калужский пехотные полки, поддержанные частью Гродненских гусар, под командой Казачковского двинулись на центр неприятеля. Пермский и Могилевский пехотные полки под командой генерала князя А.В. Сибирского бросились в штыки на правый фланг французов. 26-й егерский полк следовал эшелонами в промежутке между Калужским и Пермским полками, а 23-й, 24-й и 25-й егерские полки атаковали левый фланг противника в лесу. В то же время вторая боевая линия корпуса выступила из Ольхова для подкрепления первой. Наградные документы гласят, что Казачковский «командовал правым флангом 1-й линии кор-де-батайль, разбил неприятеля и преследовал до р. Нищи большею частью на штыках, при чем взято много в плен». Пермского полка майор Манглер, «не взирая на многочисленного неприятеля, опрокинул его и обратил в бегство». Русские ударили в штыки и опрокинули сначала центр, а затем левый фланг французов. «Быстрое движение дивизии Берга, — писал Витгенштейн, — ободряемой примером всех начальников, мужественное нападение егерских полков, жестокое действие артиллерии, управляемой князем Яшвилем, в миг решили участь сражения. Неприятель бежал к песчаным высотам Нищи».

Французы не смогли выдержать этой атаки. Отступая от Якубова к Нище, Удино приказал войскам выстроиться на песчаных высотах правого берега и, чтобы обезопасить переправу, велел своему центру изобразить наступательное движение, которое, впрочем, было удержано огнём 27-й лёгкой роты подполковника И.И. Байкова. Витгенштейн двинулся со всех сторон на песчаные высоты, и, несмотря на упорное сопротивление, неприятель был прогнан за реку между 8 и 9 часами утра. Так кончился первый акт сражения при Клястицах.

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
П. Хесс. Сражение при Клястицах.

Изображён самый яркий эпизод сражения, когда 2-й батальон Павловского гренадерского полка бросился по горящему мосту через реку Нищу и, перейдя на другой берег, ударил в штыки и опрокинул неприятеля. В центре полотна изображены павловцы, которые ведут бой с французскими сапёрами и солдатами 3-го швейцарского полка. В первой шеренге павловцев видна фигура офицера в кивере, вероятно, капитана Крылова, который первым, бросился на пылающий мост, а в глубине колонны, у знамени — командир батальона майор Кишкин. На заднем плане слева изображены гродненские гусары и ямбургские драгуны, переходящие реку вброд. Хесс ошибочно изобразил гусар в коричневых мундирах. Но главная ошибка художника заключается в том, что швейцарские полки в сражении не участвовали, ибо находились на 15 км южнее, охраняя брод на р. Дрисса у д. Сивошино.

По словам Трефкона, «особенно пострадали 3-й и 4- й батальоны 56-го линейного полка. В некотором роде они были забыты во время отступления. 26-й лёгкий полк ускорил своё движение назад, тогда как должен был произвести его вместе с нашим. Он перешёл реку перед нами. Нас посчитали взятыми в плен или уничтоженными, и велико было удивление, когда мы возвратились, будучи вынуждены отступать, переправляясь в линию. Это движение, довольно трудное для исполнения под огнём неприятеля, было сделано батальон за батальоном в двух линиях». При этом 3-й батальон потерял часть своей гренадерской роты; лейтенант вольтижеров А. Крево был ранен пулей в правую ногу, пикой в колено и попал в плен.

Удино не привёл в рапорте деталей этого боя. Но он подробно объяснил причины своего отступления: «Упорство неприятеля, ущербность моей позиции, так как я имел позади себя дефиле, необходимость беречь боеприпасы, а не расходовать их в одном деле, которое не представляло мне в перспективе никакого большого результата, наконец, беспокойство за мой левый фланг, который оставался под угрозой действий неприятеля, который имел силы, почти вдвое больше моих, все эти мотивы вместе побудили меня не задействовать больше войск, а пойти вновь занять мою позицию 29-го числа».[70]

Для довершения победы корпусу Витгенштейна необходимо было переправиться через реку и выбить противника из Клястиц. Но «доминирующий левый берег Нищи, где неприятельские батареи, будучи прикрыты строениями с. Клястицы, поддерживали стрелков своих» и препятствовали переправе русских войск через единственный мост. Витгенштейн направил всю кавалерию под командой генерала Балка влево, выше по течению к д. Гвоздова (Гвозды), то есть на свой крайний левый фланг, поскольку бродов на реке ещё не было обнаружено. Кавалерия остановилась при Гвоздах, так как сильно заболоченная местность и высокая вода реки препятствовали переправе. Тогда Витгенштейн приказал полковнику Сиверсу спешно строить временный мост через Нишу, и пионерная рота капитана А.К. Геруа приступила к постройке моста. В наградном документе говорится, что Геруа, «находясь при построении мостов под выстрелами неприятельскими, всегда оные оканчивал с особенною скоростию». В это же время 25-го егерского полка штабс-капитан Плескачевский «переправлен был через реку с вверенной ему ротой и выбил неприятеля из кустарников»; подпоручик Завязкин «находился в стрелках и, будучи отрезан неприятелем, пробился сквозь оного».

Увидев это движение и опасаясь за свой правый фланг, Удино начал отступать. Но предварительно он приказал поджечь находившийся в Клястицах мост. Тогда русские егеря, имея во главе запасный батальон Павловского гренадерского полка, и будучи поддержаны огнём батарейной № 5 и лёгкой № 27 рот, бросились на горящий мост, перебежали через него под ружейным огнём противника и ворвались в селение. Наградной документ гласит, что Павловского полка капитан Дмитрий Крылов «при реке Нище бросился с батальоном в штыки и не дал неприятелю сжечь мост»; за этот подвиг он получил орден св. Георгия 4-й ст., а командир батальона майор Кишкин — золотую шпагу с надписью «За храбрость». Опрокинутый противник бежал из Клястиц. «Для поддержания сего подвига, — пишет Витгенштейн, — приказал я тотчас всей пехоте двинуться вперед, а Ямбургскому драгунскому полку и 2 орудиям легкой роты Байкова перейти р. Нишу при самом селении в брод, что они благополучно выполнили, хотя с большим трудом пехота проходила чрез сожженнную деревню и горящий мост». Орудия перевёл через брод Сухозанет, который оставил позади свою роту из-за понесённых ею накануне больших потерь. Могилевский и Пермский полки, следовавшие за павловцами, заняли ближайшие к мосту дома. Унтер-офицер Ямбургского полка Павел Фёдоров первый врубился в неприятельский фронт и увлёк за собою товарищей. Прочая кавалерия стала переходить речку через брод, найденный ниже селения. Противник начал поспешно отступать, прикрываясь «пушечными выстрелами из прикрытых кавалериею пушек».

Преследование противника Витгенштейн «препоручил» Кульневу с особым отрядом, предписав ему «по возможности вредить неприятелю».[71] Пермский и Могилевский (либо Севский) пехотные полки поначалу также преследовали противника «по дороге, усеянной бумагами и обломками обозов французских» до корчмы Вельницы близ д. Копани и Гнилище, в 6 верстах от Клястиц; здесь они отбили часть неприятельского обоза и возвратились обратно в Клястицы. Прочие войска 1 — го корпуса расположились на биваках у Клястиц: 1-я линия впереди, 2-я — позади селения. Резерв Сазонова, не принимавший участия в бою, восстановил разрушенный мост и двинулся затем на помощь авангарду. Отряд Репнина получил приказ двинуться просёлками из Катеринова к Соколищам, но, найдя эту дорогу совершенно непроходимой, направился к Клястицам.

Французская кавалерия, подкреплённая стрелками, выстроилась при корчме Вельницы в боевом порядке с намерением дать отпор отряду Кульнева. Но Ямбургский драгунский полк своей атакой предупредил намерение неприятеля и опрокинул его, причём штабс-капитан Тулубьев во главе шефского эскадрона ударил в левый фланг французской кавалерии и довершил её поражение. В это время против левого фланга отряда Кульнева устремилась другая колонна неприятельской кавалерии. Второй дивизион Ямбургского полка под командой подполковника Н.А. Столыпина переменил фронт и бросился в атаку, одновременно с ним Гродненский гусарский полк и Рижские драгуны врубились в колонну, и она была опрокинута в речку.

Марбо, вновь принявший командование полком, признавал: «Я потерял убитыми семь или восемь человек, и очень большое количество солдат было ранено. Следовавший за мной 24-й полк также сильно пострадал, то же самое относится к пехотной дивизии генерала Леграна». Между тем французские стрелки завалили мост своими повозками. Хотя речка была топкая и имела очень крутые берега, кавалерия Кульнева переправилась через неё вплавь возле моста и стала вновь преследовать неприятеля. Но вследствие крайней усталости людей и лошадей Кульнев был вынужден прекратить преследование, и остановил свой отряд при д. Головщицы, в 10 верстах от Клястиц. Вечером и ночью неприятель «отретировался с величайшею поспешностью» 4 версты за Сивошину, где находилась 9-я дивизия Мерля.

Удино донёс: «Неприятель преследовал меня своими лёгкими войсками на протяжении 2 или 3 льё; после этого отступление, которое осуществлялось в наилучшем порядке, продолжилось безмятежно». В другом рапорте он заметил, что «в 11 часов вечера противник повёл очень оживлённую атаку на войска, которым было поручено охранять брод у Сивошиной; они ретировались таким образом, что сохраняли порядок». В 23 часа маршал написал: «Неприятель прилагает усилия, чтобы овладеть бродом на Дриссе. Я отдал приказ генералам Алъберу и Кастексу, которым было поручено его охранять, не упорствовать в обороне. Если противник его перейдёт, он окажется на той же позиции, с которой я вышел. Таким образом, я извлеку выгоду».

Марбо вспоминал: «В арьергарде шла дивизия Леграна. Его последней бригаде под командованием генерала Альбера пришлось выдержать очень ожесточённый бой в тот момент, когда её последние батальоны собирались войти в болото. Но как только они построились колонной, генерал Альбер поместил в хвосте колонны восемь пушек, во время отхода стрелявших по неприятельскому авангарду, и тот, в свою очередь, понёс большие потери. На самом деле, эти орудия стреляли очень редко, так как после каждого выстрела их приходилось разворачивать, чтобы продолжить движение, а потом разворачивать, чтобы перестроиться в батарею».[72]

Витгенштейн сообщил Барклаю: «Французы спаслись только помощью лесистых мест и переправ через маленькие речки, на которых истребляли мосты, чем затрудняли почти каждый шаг и останавливали быстроту нашего за ними преследования, которое кончилось вечером. В деле при Якубове и в сражении при Клястицах сражались все полки 5-й дивизии, Берга, и два егерских 14-й, Сазонова; прочие войска оставались в резерве. Полки мужеством и храбростью делали невероятные усилия, которых не могу довольно описать. Все, что им ни противопоставлялось, батареи и сильные колонны, несмотря на ожесточенное, упорнейшее защищение, опрокидывали они и истребляли штыками и действием артиллерии. Все селения и поля покрыты трупами неприятельскими. В плен взято до 900 человек и 12 офицеров. Пороховые ящики, казенный и партикулярный обоз, в числе которого генеральские экипажи, остались в руках победителей. Я намерен прогнать неприятеля за Двину в Полоцке, обратиться против Макдональда, атаковать его и… также что-нибудь сделать. Постараюсь от врага очистить назначенную мне операционную линию, и если это случится, тогда неприятельские войска должны будут отступить и от Риги».[73] Как видим, планы у российского генерала были прямо-таки «наполеоновские»…

11-й бюллетень «Великой армии» весьма «обтекаемо» описал этот бой: «31-го противник направился к Дриссе, чтобы атаковать герцога Реджио во фланг во время его марша. Маршал занял позицию позади Дриссы». Русские же участники боя «о Клястицком деле рассуждали, что оно должно стать на ряду с знаменитыми победами; и поражение здесь неприятеля относят к мужеству и твердой решимости графа Витгенштейна… Решительная победа под Клястицами и успех русского оружия были первые в нашу Отечественную войну, и французам после сего много убавили спеси и перестали считать непобедимыми. Солдаты наши скоро сложили на этот предмет песенку: “Не боимся Удино, он для нас ничто — г…”. Петербург обеспечен, и войска нашего корпуса ободрились, торжествуя над французами. Все это было при нынешних наших обстоятельствах весьма важно и достойно внимания, как во мнении нашем, так и всей России. Граф Витгенштейн стяжал Клястицкою победою неувядаемый лавр».

По мнению Михайловского-Данилевского, это была «блистательнейшая из битв» Витгенштейна. «Победа под Клястицами, — считал он, — имела важные последствия в двояком отношении: 1) Она успокоила Петербург, встревоженный наступательным движением французов по Себежской дороге, и 2) дала графу Витгенштейну на всё время похода нравственное превосходство над Удино. Столице возвестили ее 25 июля пушечной пальбой». С этими выводами согласился и Поликарпов: сражение имело «важное стратегическое значение: была прикрыта дорога в гор. Псков и Петербург». Ермолов и Бутурлин упрекали Удино за то, что он оставил позади большое количество войск, и потому не имел над русскими значительного численного превосходства. Он считал, что наступление маршала, «которое для получения важных последствий надлежало бы производить с решительностью, не удалось по недостатку твердости и совокупности в исполнении».

По словам Богдановича, это сражение «выказало вполне как доблесть русских войск, так и решительность Витгенштейна». 17 тыс. русских разбили 20-тысячный французский корпус. «В этом сражении победа долго оставалась нерешенною; наконец, перевес перешел на сторону настойчивого полководца, который, несмотря на частные неудачи, не отчаялся в успехе… Витгенштейн успел собрать в окрестностях Клястиц все войска своего корпуса, кроме небольшого отряда Гамена… Напротив того, Удино оставил на реке Дриссе от восьми до десяти тысяч человек. Правда, что эти войска не могли быть введены в бой у Якубова, по свойству тамошней лесистой местности, но если бы Удино имел их у Клястиц, то мог бы удержаться на реке Нище и не дозволить Витгенштейну выдти на петербургскую дорогу».[74] Русские историки явно завышали численность неприятельских войск, но, тем не менее, несомненно, что русский командующий проявил в этом деле гораздо больше решительности и упорства, нежели его противник.

Цена этой победы может быть определена только приблизительно, так как у историков в распоряжении имеются лишь данные об офицерских потерях. Русские потеряли 23 офицера (2 убиты, 18 ранены, 3 пропали без вести).[75] Неприятель потерял 27 офицеров (убито 3, ранено 24). Удино уверял, что за два дня, 30 и 31 июля его войска потеряли 300–400 раненых, и взяли в плен 500–600 чел., в том числе много офицеров.[76]

Чрезвычайное утомление войск, совершивших ещё накануне форсированный переход и выдержавших двухдневные бои, вынудило Витгенштейна «дать им отдых на поле их славы» у Клястиц. Лишь Сазонов с пехотными полками 14-й дивизии (Тульским, Навагинским, Тенгинским, Эстляндским) и с батарейными № 14 и 27 ротами был послан к д. Головщицы для усиления авангарда. Кульневу было приказано преследовать противника только до тех пор, пока он не остановится, но «отнюдь не вступать в решительное дело с неприятелем» до прибытия главных сил корпуса. Но, как выразился Витгенштейн, «сей неустрашимый генерал по излишней храбрости своей, считая авангард свой довольно сильным и надеясь на подкрепление генерал-майора Сазонова, который по усердию своему также согласился обще с ним, по отдохновении войск, напасть на рассвете на неприятеля, не дав мне знать».

Отступив за р. Дрисса и присоединив к себе дивизию Мерля, Удино расположился на сильной позиции при д. Боярщина, на возвышенности между озёрами Клетно и Лонье, за длинной плотиной. Эта позиция совершенно замыкала выход из теснины, по которой пришлось идти отряду Кульнева, и французская артиллерия могла продольно обстреливать эту теснину. Наблюдение за переправой через Дриссу Удино поручил 6-й бригаде Корбино.[77]

Сражение при д. Боярщина, Сивошина и Головщицы

В 3 часа пополуночи 20 июля /1 августа в дождливое и туманное утро Кульнев смело начал наступление. Он опрокинул передовые отряды Корбино и, переправясь без особых затруднений через Дриссу, втянулся в болотистую и лесистую теснину, по которой пролегала дорога из Сивошиной в Боярщину. По словам Марбо, французы сразу заметили ошибку, совершённую Кульневым из-за его «скверной привычки пить слишком много водки». Со своим отрядом из 4 тыс. чел. он двинулся на весь французский корпус, имея «лишь один путь к отступлению — брод. Но мог ли он надеяться, что в случае неудачи все его восемь батальонов и четырнадцать орудий достаточно быстро переправятся через этот единственный переход через реку?». Через Дриссу «можно было переправиться, только используя брод, поскольку река была весьма полноводной, и в других местах её крутые берега поднимались на 15–20 футов».[78]

Корпус Удино «располагался в лесу, где росли огромные ели, стоявшие на значительном расстоянии друг от друга. За ними находилась обширная поляна. Лесные опушки образовывали дугу, два конца которой подходили к Дриссе. Дрисса была как бы “тетивой лука”». «Удино приказал генералу Альберу направить в обе части леса, выглядевшие “двумя концами лука”, по одному пехотному полку. Они, двигаясь по направлению к краям “тетивы лука”», должны были ударить на неприятеля с флангов, в то время как из центра дуги 23-й полк вездесущего Марбо «должен был во весь опор броситься на русские батальоны и оттеснить их к обрыву».[79] По словам Трефкона, «наша дивизия была построена в батальонные колонны для атаки. Два первых батальона 56-го — справа от дороги, а два последних — слева». Командир 2-й бригады 8-й дивизии генерал Ф.Р. Пуже пишет, что «местность не позволяла развернуть две дивизии, поэтому генерал Вердье выделил из своей дивизии 11-й лёгких пехотный и 2-й линейный полки, чтобы усилить дивизию Леграна».

Как только следовавшие в голове авангарда казачий Платова 4-го и Ямбургский драгунский полки вышли в 5 верстах за почтою Сивошино, близ д. Москолинки, на поляну, они были встречены сильным артиллерийским огнём и одновременно атакованы с обоих флангов французской пехотой, скрытно пробравшейся через перелески по болоту. Кульнев считая, что «неприятель сопротивляется единственно, чтобы выиграть время и увести тяжести свои, приказал подвинуть конную артиллерию». 4 орудия конной роты свернули немного влево от дороги, но едва успели открыть огонь, как три из них были подбиты тяжёлой артиллерией французов. Казаки и драгуны не могли действовать в болотистой местности и, будучи расстроены артиллерийским и стрелковым огнём, повернули назад, успев захватить с собой неподбитое орудие. Солдаты авангарда «при неожиданном обороте дел расстроились и пришли в беспорядок, искали спасения в бегстве».

В изложении Удино бой выглядел так: «Противник, несомненно, использовал остаток ночи, чтобы дебушировать почти до утра, он находился в состоянии нас атаковать. Я ожидал его там, завязалась перестрелка с тучей стрелков, за которыми следовали колонны, которые надвигались на наши позиции, отбивая сигнал атаки и издавая громкие крики; но огонь нашей артиллерии, которая была прекрасно расположена и действовала хорошо, сначала умерил их пыл и тотчас вынудил их развернуться. Тем временем наши колонны построились, и три дивизии были расположены так, чтобы последовательно заменять друг друга на каждой позиции».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
Я.В. Кульнев (1763–1812)

Марбо писал, что его полк бросился с фронта прямо на русскую батарею и понёс жестокие потери: «на месте было убито 37 человек, из них 19 входили в отборную роту. Среди павших были храбрый капитан Курто, а также лейтенант Лалуэт. Пытаясь перезарядить орудия, русские артиллеристы были изрублены нашими кавалеристами! У нас было мало раненых, потому что почти все раны оказались смертельными. Под нами убили около сорока лошадей. Моя лошадь оказалась искалечена картечью». При первых звуках артиллерийской пальбы два пехотных полка генерала Альбера вышли из леса и бросились на русских с двух сторон.[80]

Увидев, что неприятель выставил против него батарейные орудия, Кульнев потребовал у Сазонова подкреплений, и тот отправил ему 6 орудий батарейной № 27 роты подполковника Н.И. Мевеса под прикрытием Тульского пехотного полка, за которым последовал с прочими войсками. Но было уже поздно — Удино, заметив, что русские войска расположены «на весьма невыгодном местоположении, где он концентрически действием своих орудий с доминирующих высот мог совершенно очистить дефилей, по которой приближалась пехота и кавалерия наша, — открыл со всех батарей огонь и в ту же минуту начал со всею пехотою и сильною кавалериею наступать».

По словам Антоновского, «Кульнев, желая сколько-нибудь поддержать свою ретираду и остановить неприятеля действием своей артиллерии, употребил всю в дело. Но, ободренные успехом, французы не считали это преградою и, при слабом прикрытии нашей артиллерии, к довершению несчастья Кульнева, 9 пушек отбили». В дефиле были захвачены 6 батарейных орудий. Выбравшись из теснины и соединившись с войсками Сазонова, авангард стал поспешно и в беспорядке переходить мост на р. Дриссе и располагаться на возвышенностях у д. Сивошина. Французы между тем продолжали свою атаку с изумительной энергией и часть русской пехоты, не успевшая попасть на мост, была опрокинута в реку.

Перейдя за Дриссу, Кульнев пытался привести войска в порядок и для того, чтобы замедлить бешеное наступление французов, расположил свою артиллерию на крутом правом берегу Дриссы: 8 орудий конной № 1 роты разместились правее Сивошиной для анфилирования дороги, по которой наступал неприятель; батарейная № 27 рота заняла позицию левее деревни, в том месте, где река выгибается вперёд, и должна была действовать во фланг наступающим французам. Но неприятель, быстро переправившись через Дриссу, начали обходить русскую артиллерию с флангов, вследствие чего батарейная рота поспешно снялась с позиции и именно в тот момент, когда её огонь мог нанести наибольший вред неприятелю. Но французы успели захватить 5 орудий этой роты; конные же орудия удалось спасти.

«Когда всё было готово, — продолжает Удино, — я скомандовал атаку; русские сначала оказали весьма упорное сопротивление, но тщетно, они были опрокинуты в мгновение ока и вынуждены переправится через Дриссу по всем бродам, оставив в наших руках 14 орудий, 13 зарядных ящиков и более двух тысяч пленных; на протяжении трёх четвертей льё [более 3 км], на которых они, сражаясь, отступали до реки, земля была покрыта их убитыми. Я видел немного поле боя, которое представляло зрелище большой резни. Дивизия генерала Леграна сыграла главную роль в этом деле; затем я поручил генералу Вердье преследовать неприятеля, и он отбросил его на три льё [более 13 км] от поля боя по дороге из Себежа, причинив ему огромные потери… Генералы, офицеры и солдаты проявили редчайшее мужество, лёгкая кавалерия под командой генерала Кастекса произвела множество атак с большим успехом и своевременно». При этом 2-й батальон 5б-го полка во главе с шефом батальона Ж.Б.Ж. д’Адемаром де Крансаком захватил две русские батареи из 8 пушек. Итак, солдаты Леграна взяли реванш за вчерашнее отступление. Но победа далась им недёшево. Только 56-й полк потерял 10 офицеров, в том числе были ранены три шефа батальона: д’Адемар — пулей в грудь, Лавалетт — пулей в правую ногу, Трефкон — пулей в шею в тот момент, когда его 3-й батальон «менял направление вправо, чтобы обрушиться на батарею, которую он захватил вместе со 2-м батальоном под командой Дадемара».

Отряд Кульнева не смог удержаться на позиции при Сивошине и отступил на соединение с главными силами корпуса, которые спешили на помощь своему авангарду. Антоновский пишет, что «при всей злой неудаче Кульнев не терял духа и… остановил на удобной позиции орудия, сам взялся наводить пушки на неприятельские колонны. Но французский выстрел упредил Кульнева — ему ядром, говорят очевидцы, оторвало одну ногу совсем, а другую раздробило. Тут-то славного нашего героя постиг рок. С словами “лишились Кульнева” все пришло в смятение и беспорядок, и, не скрывая истины, постыдно докончили свое бегство. Кульнев после смертельной раны был еще несколько времени жив; но, как скоро почувствовал близким к смерти, снял с себя ордена и не приказывал трогать с этого места, где судьба положила конец его бытию. Другие же рассказывают, что раненый Кульнев посажен на лафет пушки, но при быстром следовании потерян… Как бы то ни было, он брошен на поле битвы к вечному стыду и поношению подчиненных, которые начальника своего оставили в добычу побежденному неприятелю».[81]

Известие о неудаче, постигшей авангард, застало Витгенштейна на марше, когда он находился в 8-10 верстах от Клястиц. По словам Антоновского, «известие о расстройстве нашего авангарда и о потере Кульнева графа Витгенштейна весьма поразило и немало оскорбило, как и всех нас». «Получа неприятное известие о столь неожиданном происшествии, — пишет генерал, — тот час пошел с 1 и 2 линиею кор-де-баталь неприятелю навстречу… Послал я генерал-майоров князя Яшвиля и Гельфрейха, дабы, устроив авангард, по возможности остановить неприятеля, а сам выбрал позицию при с. Головщине правым флангом к Нище и левым — к упомянутому селу, решил на оной дожидать неприятеля». Витгенштейн занял волнистые, пологие к стороне наступления французов возвышенности и расположил на ней войска в две линии. Первая линия состояла из 16 батальонов 5-й дивизии и егерской бригады 14-й дивизии с 48 орудиями; вторая линия — из 9 батальонов и 8 эскадронов резервной кавалерии Репнина; на левом фланге были расположены два эскадрона Рижских драгун, наблюдавшие пространство влево от позиции. Вся пехота была построена в батальонных колоннах. Витгенштейн ожидал подхода авангарда, после чего собирался начать наступление. Подпоручик Пермского полка А.И. Дружинин писал о настроении войск: «Беспорядок ретировавшихся, весть о потере орудий, а еще более о смерти любимого и уважаемого генерала Кульнева — после торжества победы навели немое уныние на всех воинов; видна была грусть и отчаяние, но не робость. Расставлены были полки по назначению в боевой порядок».[82]

Авангард отступал под прикрытием фланкёров Рижских и Ямбургских драгун и Гродненских гусар, которые мужественно сдерживали напор неприятеля. «Яшвиль личным примером своим и неутомимою деятельностью в скорости остановил преследование неприятеля» и отступил на позицию, наводя на неё французов; при этом «ни одного нашего раненого на дороге не осталось». Части авангарда расположились в третьей линии боевого порядка, за исключением конной № 1 роты, поставленной в первую линию, и эскадрона Рижских драгун, присоединившегося к двум эскадронам на левом фланге позиции. Витгенштейн объехал ряды войск, стоявших в первой линии, и «напомнил им, что они решили победу при Клястицах и что они должны поддержать славу свою. Войска, возбужденные словами любимого начальника, с нетерпением желали сразиться, не сомневаясь в успехе». По словам Дружинина, «показавшийся неприятель около 8-го часа встречен был громом наших орудий». Пуже признавал: «Мы были остановлены сильной русской артиллерией, гораздо более многочисленной и значительно большего калибра, чем наша».

Французы были вполне уверены в своей победе, наступали быстро и энергично. Как выразился Бутурлин, «Вердье, не умев воспользоваться страшным примером Кульнева, дерзостно продолжал свое движение, хотя и находился уже перед главными силами россиян». Французские стрелки, действовавшие против русского правого фланга, успели даже занять мызу Старый Двор, откуда отступили русские егеря. Но вскоре стрелки Пермского полка «с криком “ура”, быстрым ударом в штыки мгновенно неприятеля из строений выгнали, перебежав за селением ручей, преследовали по песчаной горе до рощи. Здесь неприятель, свернув колонну, несколько удержал стремление наших стрелков, но был вскоре опрокинут». Командир 1-й гренадерской роты капитан С.И. Губин был ранен штыком в руку и командование стрелками принял подпоручик Дружинин.

Французские стрелки, подошедшие к батарее русского левого фланга, также были отброшены стрелками Севского пехотного и 24-го егерского полков. После этого войска генерала Вердье выстроились на высотах напротив русской позиции. После жестокой канонады, длившейся несколько минут, французские колонны направились против центра и правого фланга русских войск, который находился между большой дорогой и р. Нищей. Но удачный огонь конной № 1, батарейной № 14 и лёгкой № 27 рот остановил их натиск. Наградной документ гласит, что полковник батарейной № 14 роты Штаден «во время отступления нашего авангарда находясь с своею ротою в центре 1-й линии, в минуту остановил стремящегося неприятеля поспешными и верными выстрелами и вскоре опрокинул».

Воспользовавшись этим замешательством, Витгенштейн приказал «всему корпусу наступать, препоручив всю 1 — ю линию и в особенности правый фланг генерал- майору Бергу и левый — генерал-майору Казачковскому. В первые минуты наступления победа была уже несравнительна». Действие русской артиллерии, «поощряемой личным примером» генерала Яшвиля, и быстрое наступление войск 5-й дивизии опрокинули неприятельские колонны. Берг повёл против левого крыла неприятеля Пермский, Могилевский пехотные, 25-й и 23-й егерские полки, а Казачковский атаковал его правое крыло Калужским, Севским, 24-м и 26-м егерскими полками, поддержанными четырьмя эскадронами. Пехота первой линии наступала в батальонных колоннах с барабанным боем, а пехота второй линии направилась против ослабленного центра неприятельской линии. Пермского полка майор Манглер «был командирован к прикрытию двух конных орудий и преследовал неприятеля». На правом фланге противник пытался удержаться в лесу, чтобы прикрыть отступление. Но Севский пехотный и 24-й егерские полки под командой Казачковского обошли их правый фланг, и в то же время генерал Каховский с запасными гренадерскими батальонами 2-й линии атаковал центр французов. Севского полка полковник Ф.А. Луков “атаковал неприятеля в лесу, храбро и искусно опрокинул оного”.

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)

Противник был опрокинут, а находившаяся в лесу часть его войск была отрезана от главных сил. При этом одна французская колонна, попытавшаяся пробиться к своим, была атакована двумя эскадронами Рижского драгунского полка, запасными эскадронами лейб-гвардии Драгунского и Уланского полков и запасным батальоном гренадерского графа Аракчеева полка и частью уничтожена, частью взята в плен. Долее всех упорствовал и не поддавался левый фланг французов, но, в конце концов, и он был смят огнём русской артиллерии и наступлением стрелков 24-го, 26-го егерских полков и пехотных полков 5-й дивизии, шедших с барабанным боем в батальонных колонах. Сам Вердье признавал, что «преследуя неприятеля от Дриссы до Черковище, где две роты вольтижеров 37-го полка, которые я имел в деревне, на которую опирался мой правый фланг, были атакованы отрядом неприятельских кирасир, когда из-за слишком безрассудной отваги они покинули деревню, где я их разместил. Генерал Пуже видел эту атаку и не имел времени, как он говорит, помочь своим».[83]

Витгенштейн, лично командовавший в лесу, был ранен пулей в щёку. «Тут же на месте ему сделали перевязку, — пишет Антоновский, — и он не оставил поля сражения до самого окончания. Наверно боялся, чтобы лаврового венка, стяжанного им Клястицкою победою, не сорвал Удино; а Марс, взамен венка, которого еще не успел сплести, определил на том самом месте повязку, которая в теперешнем случае соответствовала лаврам». Тщетно старался Вердье удержать русских действием своей артиллерии. «Перед м. Соколицею неприятель воспользовался пересекаемым местоположением и старался сделать новую отпору стремлению войск наших». Эта позиция, примыкавшая правым крылом к лесу, а левым к Нище, была атакована с фронта Могилевским полком и батальоном Севского полка под командой князя Сибирского, поддержанными огнём 5-й и 14-й рот и «24-м егерским, который перешед через дорогу начал уже действовать ему в левый фланг»; командир 24-го полка подполковник Сомов был убит. 26- й егерский, переправясь в брод через р. Нишу с двумя пушками, обстреливал сей фланг неприятеля с правого берега. Полковник Луков опрокинул противника «и гнал несколько верст, при чем и ранен в ногу картечью».

Столь же тщетно противник старался удержаться при мызе Соколищи. Удачный огонь батарейных № 5 и 14 рот и храброе наступление пехотных полков 5-й дивизии вынудили его отступить к р. Дриссе. Согласно наградному документу, командир 14-й батарейной роты Штаден «в преследовании, занимая высоты в самом близком от него расстоянии и сбивая его с позиции, заставлял делать ретираду затруднительную, при чем был ранен в ногу пулею». Французы отступили до возвышенной поляны, где развернули несколько эскадронов кирасир. Полковник А.И. Албрехт 1-й получил приказ атаковать их Уланским и Драгунским гвардейскими эскадронами, но кирасиры ушли, не дожидась их атаки. Конная № 3 рота с прикрытием из солдат Калужского полка следовала за отступающим противником, провожая его ядрами, в то время как егеря бросились в лес по обе стороны дороги и стали обходить неприятеля с флангов.

Переправившись через реку, неприятель разобрал мост и зажёг д. Сивошина. Ямбургский драгунский полк полковника К.Е. Фалка и конная № 3 рота преследовали противника и остановились у Боярщины. Неприятель отошёл к Белому в 7 верстах от Сивошиной, где расположился на ночлег. По словам Витгенштейна, преследование противника “при всем его на каждом шагу упорстве” продолжалось более 20 вёрст, в плен было взято до 20 офицеров и до 2 тыс. рядовых. Витгенштейн ночью перешёл через Дриссу; 26-й полк расположился возле корпусной квартиры.[84]

Капитан Г. Шумахер писал, что баталия «длилась с десяти часов утра до пяти часов вечера». По словам Антоновского, у победителей «нынешнее дело почитается продолжением Клястицкого» и «не менее славное, как и прежнее». Противника прогнали от фольварка Головчицы до Белого, «а тем самым не дали ему торжествовать победы, что самое важное. Впрочем, перевесом выигрыша нам нельзя было похвастаться; однако, говорили, что из числа отбитых у нас в авангардном деле девяти орудий, якобы, четыре возвращены назад, но этими трофеями, как собственными, не должно хвалиться. Важно только то, что мы неприятеля сбили с позиции, заняли поле битвы и, в числе прочих убитых, нашли генерала Кульнева».[85]

«Удивительно, — писал Бутурлин, — что в продолжение одного дня обе стороны, попеременно, сделали ту же самую ошибку… Одинаковые причины необходимо должны произвесть и одинаковые следствия. Вердье потерпел столь же совершенное поражение, как и Кульнев». Этот вывод воспроизвёл и Данилевский, подчеркнув, что «Кульнева можно еще извинить, ибо, после поражения Удино при Клястицах, он полагал неприятеля в расстройстве и хотел воспользоваться тем. Напротив, Удино одержал верх только над одним авангардом нашим и, следственно, отряжая Вердье без подкрепления, предавал его на жертву графу Витгенштейну, вблизи стоявшему». То же повторил и Богданович: «Весьма замечательно, что, в течение одного дня, обе стороны сделали одинаковую ошибку… Но ошибка первого более извинительна, в том отношении, что он, имея дело с разбитым неприятельским корпусом, надеялся воспользоваться его расстройством; напротив того, Удино не имел никакой основательной причины предполагать, чтобы поражение Кульнева могло оказать невыгодное влияние на главные силы Витгенштейна».

Удино ни словом не упомянул о том, что произошло во второй половине дня, но зато весьма детально расписал причины своего отступления. «Корпус Витгенштейна, — сообщил он в 22 часа из Белого, — помимо авангарда под командой генерала Кульнева, состоит теперь из трёх дивизий, 5-й, 7-й и 14-й. В целом его силы оцениваются в 30.000 пехотинцев и 7.000 кавалеристов, включая отряды кавалергардов, гусар, улан и кирасир гвардии. Я слишком далёк, Ваша светлость, быть в данной ситуации настолько благодушествующим, поскольку армейский корпус значительно ослаблен из-за потерь, которые он понёс в различных делах, больных и дезертиров из числа иностранных солдат. Я велел отвезти в Полоцк, который я рассматриваю как плацдарм, орудия, взятые у неприятеля. Жалкое состояние, в котором находятся упряжки полковой артиллерии, вынудило меня также отослать в Полоцк по одной пушке из полка… Именно голландцы не выдерживают ни маршей, ни лишений, неизбежно связанных с нашим положением. Что касается линейной артиллерии, то я употребляю все средства, чтобы поддерживать её в наилучшем состоянии, обеспечивая её сменой лошадей. Ваше сиятельство знает, что я воздерживаюсь от всяких бесполезных жалоб. Но я не могу скрыть от вас, что вчера, преследуя противника, я опасался в одно мгновение потерять выгоды дня. Плохое питание людей делает их столь слабыми и столь немощными, что малейшая работа быстро их подавляет. К концу дня не только ослабевает пыл войск, но я замечаю, что все они становятся отстранёнными и это заставляет меня отвести их за Дриссу. С другой стороны, лошади изнурены, и будет необходимо дать им немного отдыха; эти соображения и новость, которую мне доставили, что противник, изменив план, пытается маневрировать в моём тылу и отрезать от мостов на Двине, вынудили меня вновь приблизиться к Полоцку».

Этот рапорт доставил императору адъютант маршала капитан Ж.Ф. Жакмино, которому тот просил присвоить звание шефа эскадрона. Кроме того, рапорт Бертье подал другой адъютант маршала, лейтенант А. де Терме. Он сообщил, что 2-й корпус три дня подряд сражался с неприятелем, отбил у него 15 орудий и взял около 2.000 пленных, «но этот успех стоил дорого. ІІ-й корпус имеет здесь более 2.000 раненых, многие его полки понесли огромные потери, особенно 26-й лёгкий и 56-й линейный, и хотя авангард г. Витгенштейна был полностью разбит, но я не думаю, что ІІ-й корпус сможет выдержать один против общей атаки. Маршал, кажется, полагает, что, несмотря на сегодняшнее преимущество, он должен приблизиться к Полоцку».

Вслед за Удино, автор 11-го бюллетеня «Великой армии» упомянул лишь о приятных для французской армии событиях этого дня: «1 августа неприятель имел глупость перейти Дриссу и выстроиться к бою перед II- м корпусом. Герцог Реджио позволил перейти реку половине неприятельского корпуса и, когда около 15.000 человек и 14 пушек были задействованы по эту сторону реки, он демаскировал батарею из 40 орудий, которая в течение получаса вела обстрел. В то же время дивизии Леграна и Вердье двинулись вперёд шагом атаки со штыками наперевес и сбросили 15.000 русских в реку. Захвачены все пушки и зарядные ящики, 3.000 пленных, среди которых множество офицеров и адъютант генерала Витгенштейна, а 3.500 человек убиты или утонули, таков результат этого дела… Герцог Реджио высказал наибольшие похвалы генералу графу Леграну, хладнокровие которого было замечательно на поле боя. Он много хвалил поведение 26-го полка лёгкой пехоты и 56-го полка линейной пехоты».[86]

Витгенштейн писал, что у неприятеля «1-я дивизия, составленная из одних французских войск, почти вся истреблена», что за 3 дня боёв «противник потерял почти 10.000 человек, из которых 3.000 пленных, и почти все свои багажи». Потери французской стороны в офицерах в тот день составили 54 чел.[87]

Позже Удино представил список потерь, понесённых 30, 31 июля и 1 августа:

соединение убиты ранены пленены пропали офицеры солдаты офицеры солдаты офицеры солдаты
солдаты
6-я дивизия 16 233 69 1.885 5 245 413
8-я дивизия 6 128 35 788 7 429 296
9-я дивизия 4 27 4 48
кирасиры 4 17 7
лёгкая кавалерия 2 71 11 93 3 119 20
итого: 24 440 115 2.810 19 848 729

Наиболее пострадавшими были 6-я (90 офицеров, 2.776 солдат) и 8-я (48 офицеров, 1.638 солдат) дивизии, а всего потери 2-го корпуса составили 5.022 чел. (158 офицеров, 4.864 солдата), или 17 % от наличного состава; генералы Вердье и Кастекс были легко ранены.

Свои потери Витгенштейн определил в 3 тыс. чел., включая 400–500 пленных, в том числе 3 офицера. По более точным подсчётам, русские войска потеряли убитыми 1 генерала, 10 офицеров, 1.195 солдат, ранеными 1 генерала, 29 офицеров, 2.502 солдата, пропавшими без вести 7 офицеров и 504 солдата (потери нижних чинов подсчитаны за три дня боёв, всего 4.201 чел.). По расчётам Кукеля, всего потери составили 4.300 чел., или около 20 % личного состава. Среди раненых, помимо Витгенштейна, были полковники Луков и Штаден, подполковник Сухозанет и майор Нейдгардт, за отличие при Клястицах произведённый в подполковники. В награду за отличие в сражениях при Якубове, Клястицах и Головщице Витгенштейн получил орден св. Георгия 2-й ст. и пенсию в 12 тыс. руб., Берг и Яшвиль — производство в генерал-лейтенанты, Довре — 5 тыс. руб. и пенсию, равняющуюся жалованию, Казачковский и полковник Дибич 2-й — св. Георгия 3-й ст., Каховский — св. Владимира 2-й ст., Балк и князь Сибирский — св. Анны 1-й ст., Гельфрейх — золотую шпагу, украшенную алмазами, артиллерии полковник Штаден — св. Георгия 4-й ст.[88]

21 июля Витгенштейн приказал всем войскам корпуса, кроме авангарда, собраться завтра в корпусной квартире и «в 9-ть часов быть войскам в полуформе готовым для принесения благодарения Всевышнему за одержанную нами победу… и для отдания последнего долгу убитому храброму генералу Кульневу, причем быть и 4-м эскадронам Гродненского гусарского полка». «21 числа июля, — пишет Антоновский, — был парад при погребении тела генерал-майора Кульнева. Он тут же похоронен у какой-то каплицы (часовни) со всеми долженствующими почестями. Его оплакивали все, при том бывшие, как славного генерала, героя, а Гродненский гусарский полк, которого Кульнев был шеф — как отца… В разговорах между офицеров о важной потере в нашем корпусе Кульнева, полковник Рот на это возразил: “Кульнева гораздо более считают; он — потеря отечества”. Граф Витгенштейн сожалел о нем и, отдавая совершенную справедливость его достоинствам, открыто говорил, он не знает, кто бы мог ему заменить Кульнева». Действительно, весть о гибели знаменитого генерала вызвала сожаление во всём российском обществе.[89]

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
Сражение при деревне Головщицы

После поражения своего авангарда Удино оставил позицию на левом берегу Двины и 2 августа отступил к Полоцку. Он сообщил Бертье: «Этим утром армейский корпус выступил со своей позиции между Белой и Сивошиной, направившись к этому городу. Противник стал более осторожным после урока, который получил вчера, он ничего не предпринимал, чтобы прервать этот марш… Лишь очень небольшое число казаков следовало за колонной, чтобы наблюдать за нашими движениями. Войска заняли следушую позицию: 5-я бригада лёгкой кавалерии на Невельской дороге; 6-я бригада лёгкой кавалерии на дорогах из Себежа и Дисны; 1-я пехотная дивизия впереди Полоцка на правом берегу; 2-я пехотная дивизия, 3-я пехотная дивизия, кирасиры, резервный парк на левом берегу Двины… Войска утомлены усталостью, и, если я буду вынужден сражаться, я не знаю, как мы будем стрелять по причине небывалого упадка сил у солдат, которые четыре дня находились под ружьём и почти непрерывно сражались.

Партия казаков приходила позавчера к Полоцку по Невельской дороге, но хорошее поведение маленького гарнизона, который я там оставил, не позволило им ничего предпринять. Предполагают, что они хотели сжечь наши мосты». Удино вновь подчеркнул, что русские имеют значительное численное превосходство над его войсками, что в рядах иностранных полков много дезертиров, так что дивизия Мерля имеет только 5.000 комбатантов, а весь корпус насчитывает всего 20.000 штыков. «Если император прикажет, чтобы я вновь предпринял наступление, будет необходимо, чтобы Его Величество предоставил в моё распоряжение больше войск, особенно выслав в Дриссу одну дивизию, это парализует мои операции; к тому же, она сможет работать лишь чрезвычайно медленно из-за нехватки инструментов; все местные лопаты и мотыги взяты последней весной русскими… Их всего только 900, из которых 300 я сохраню для работ, которые проводятся в Полоцке». В конце рапорта маршал вновь коснулся плохого состояни полковой артиллерии, которая не столько исполняет свою службу, сколько загромождает дороги из-за плохих упряжек и чрезвычайного невежества канониров. Он просил разрешения упразднить эту артиллерию, и за её счёт возместить потери в линейной и конной артиллерии.

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
М. Борисов. Генерал Я. П. Кульнев, 1812 год

При реконструкции использованы: воспоминания офицера 26-го егерского полка А.И. Антоновского, воспоминания Дениса Давыдова, воспоминания офицера Пермского пехотного полка А.И. Дружинина; миниатюрные портреты Кульнева, выполненные П.Э. Рокштулем (из собрания ГИМа); портрет Кульнева кисти неизвестного художника; акварельный портрет Кульнева, сделанный неизвестным художником; личные вещи Я. П. Кульнева

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
Смерть храброго генерал-майора Кульнева. Гоавюра С. Храмцова. Середина XIX в.

В тот день какой-то русский отряд обратился к Дисне, где стоял гарнизоном 3-й батальон 3-го швейцарского полка (4 роты) и был образован большой госпиталь. Русские атаковали обоз амбуланса, охрана которого была доверена капитану Гантену из 4-го швейцарского полка. Этот офицер попросил сикурса у гарнизона Дисны, и капитан Форрер в полночь поспешил к нему на помощь с двумя отборными ротами, и обоз ретировался в Дисну безо всяких потерь. После этого мост на Двине был разрушен, госпиталь эвакуирован, и небольшой отряд 3 августа вернулся в Полоцк.[90]

После отступления Удино к Полоцку Витгенштейн с главными силами остался у Соколищей, ожидая наступательных действий со стороны Макдональда. По словам Антоновского, «в 11 часов утра 22 июля торжествовали наши победы. В корпусной нашей квартире было принесено Подателю благ благодарственное молебствие о поражении французских войск… и об увенчании оружия нашего». Авангард Гельфрейха разместился у Сивошиной, выслав сильные партии к Волынцам, Полоцку и Невелю.[91] Витгенштейн не стал атаковать противника по нескольким причинам: — штурм полоцких укреплений мог стоить больших потерь, — необходимо было пополнить в войсках патроны и снаряды, — нужно было присоединить к себе отряд Гамена, выступивший из Динабурга, и пополнить потери, понесённые войсками в трёхдневном сражении.

Сен-Сир направил к Бертье в Витебск своего адъютанта капитана Де Жилли с сообщением, что «19-я дивизия заняла вчера позицию на правом берегу Двины; она разместилась лагерем впереди и на опушке леса, который находится в малом льё от Бешенковичей; её лёгкая пехота занимает впереди этой позиции деревни Климово, Куриловичи и Лесковичи. Дивизия Вреде разместилась на левом берегу, правым флангом к Бешенковичам, левым к Буям, где сегодня она перебросит достаточно прочный мост на плотах, для переправы пехоты и двуколок; на правом берегу она занимает деревню Городец, чтобы поддерживать левый фланг 19-й дивизии». Сен-Сир вновь пожаловался, что 6-й корпус постоянно не имеет хлеба и занимается поисками зерна; солдаты изнурены, часть из них умирает по дороге; помимо продовольствия необходимы также одежда, бинты и башмаки.

3 августа император велел Бертье сообщить Сен-Сиру, «чтобы завтра, 4-го он выступил, чтобы направиться к Полоцку. Этот город очень важный, там он найдёт много средств, чтобы реорганизоваться. Он будет находиться под командой герцога Реджио, чтобы отбросить противника и принудить его покинуть эти края. Итак, с двух точек зрения, военных операций и места размещения продовольствия, именно он будет лучшим местом. Рекомендуйте герцогу Реджио лучше эвакуировать всех пленных в Вильну, позаботившись дать им хороший эскорт и распределив офицеров, унтер-офицеров и солдат по полкам и по дивизиям. Такой состав особенно необходим. Пошлите штабного полковника Фальковского, чтобы допросить этих пленных… Дайте знать герцогу Реджио, что корпус генерала Сен-Сира направляется в Полоцк, чтобы его усилить, чтобы живо отбросить генерала Витгенштейна и вынудить его эвакуировать весь правый берег Двины».

В тот же день в Витебск прибыли капитан из штаба 20-й дивизии князь А. Турн унд Таксис и почти одновременно с ним — адъютант Удино, который привёз рапорт о сражении 1 августа. Турн унд Таксис вспоминал: «Я был направлен ночью к генералу Сен-Сиру с приказом, немедленно выступить со всем ѴІ-м корпусом и направиться к Полоцку». Согласно перекличке, в тот день в 19-й дивизии насчитывалось 227 офицеров и 6.571 нижних чина, в 20-й дивизии — 279 офицеров и 8.090 солдат, а всего в 6-м корпусе — 16.132 чел., но лишь 13.300 чел. из них находились в строю и были в боеспособном состоянии. Таким образом, ещё ни разу не встретившись с неприятелем, баварский корпус буквально “растаял”, его потери составили 35,7 %.

Узнав об отступлении неприятеля, Витгенштейн перевёл войска к Сивошину, авангард выдвинул к Белому, а отряд Репнина (Сводный кирасирский полк, эскадрон Псковских драгун) к Волынцам для прикрытия правого фланга со стороны Дисны, где противник имел мост на Двине. Но на следующий день пришло донесение от Гамена, “который, не будучи побеспокоен во время своего отступления, не считал нужным продолжать его до Речицы, где генерал Геккель укрепил для него позицию, и остановился возле деревни Рыбенишки. Он прибавил, что князь Радзивил с пехотой и тремя полками кавалерии находится в Динабурге, где этот отряд разрушает укрепления, что остальная часть Х-го французского корпуса собирается позади Калкунов и что противник строит тет-де-пон возле Кройцбурга». Поэтому Витгенштейн решил перейти к Расицам, откуда он мог удобно противодействовать наступлению любого из двух неприятельских корпусов.[92]

***

Дело в том, что ещё 27 июля бригада Радзивилла подошла к Динабургу. Узнав, что «бригада возле Динабурга заметила некоторые движения по эвакуации, что партии, переброшенные на правый берег в Кройцбурге, сильно побеспокоены», Макдональд приказал ночью переправить туда отряд пехоты. «В результате оживлённой перестрелки эти отряды проникли в укрепления, откуда поспешно ретировался неприятельский арьергард, оставив восемь пушек. Противник, кажется, взял дорогу на Дриссу, партии кавалерии следуют за ним и наблюдают». 31 июля он сообщил Бертье: «В данный момент мне кажется достаточным этой бригады в этой точке. Завтра я направлюсь туда, между тем как продолжаю собирать материалы для переброски моста». В другом письме маршал уточнил, что Радзивилл «в течение ночи переправил через реку вольтижеров, которые завязали перестрелку с русскими, вследствие чего эти последние ретировались, оставив восемь пушек. Кажется, что они взяли дорогу на Дриссу; их преследуют и наблюдают. Я направляюсь в эту точку и оставляю генерала Гранжана в Якобштадте с частью его дивизии, один отряд которой постоянно занимает Кройцбург».

Гранжану маршал велел выслать Радзивиллу приказ «соединить свою бригаду и переправиться в Динабурге со всеми средствами, какие он найдёт в этой точке; выслать свою кавалерию по стопам неприятеля, но двигаться с осторожностью и предусмотрительностью… Дайте приказ вашей первой бригаде быть готовой к движению. Прикажите вестфальскому полку выступить завтра, чтобы направиться тремя маршами к Динабургу. Первый — в Поддуны, второй — в Иллукшт и третий — в пункт назначения». Маршал предупредил генерала: «Я направлюсь завтра на правый фланг вашей дивизии, чтобы быть ближе для получения приказов императора и чтобы самому судить о положении дел в этой точке. Я оставил г. шефа батальона Марьона, чтобы поспешить, насколько это возможно, с постройкой плотов». Фабри заметил, что поведение Макдональда кажется мало энергичным, но, «чтобы судить справедливо, следует помнить, что император во всех своих приказах признавал самую большую важность осады Риги».

3 августа Макдональд донёс Бертье уже из Динабурга: «Неприятель, оставив этот город, взял направление на Режицу и Люцин, вместо Дриссы, как мне сначала сообщили. Войска, которые покинули Динабург, в числе шести батальонов, четырёх эскадронов и многочисленной артиллерии составляют часть корпуса князя фон Витгенштейна, который должен быть на позиции в Себеже. Тет-де-пон в Динабурге хороший и очень значительный, укрепления города огромного размера, многие незакончены, другие едва возвышаются над землёй. Мы нашли 13 пушек вместо 8 объявленных ранее; жители уверяют, что 150–200 пушек были затоплены в Двине с боеприпасами и огромным количеством снарядов. Свайный мост был сожжён ещё во время пребывания герцога Реджио; восстановленный тотчас после его ухода мост на плотах был разрушен вновь перед нашей оккупацией. Собираю их обломки, чтобы восстановить другой мост… Неприятель показывает кавалерию на правом берегу между Динабургом и Якобштадтом. Прошу Вашу светлость разрешить мне призвать назад отряд 7-й дивизии, оставленный в Тильзите… Я имею всего только четыре слабых эскадрона гусар, рассыпанных от Фридрихштадта до Динабурга». Макдональд приказал Гранжану поместить сильный пост на высоте Иллукшта, а также выслать мобильную колонну для преследования мародёров. На линии от Казимиришек до Фридрихштадта следовало разместить постами 4 роты, а остаток этого батальона (2 роты) — оставить в Якобштадте, чтобы он мог держать пост в Кройцбурге. «Шеф батальона Марьон останется с ротой сапёров и рабочими, чтобы продолжить свою операцию».

Данилевский пишет, что «Макдональд срыл Динабургские укрепления, потопил несколько остававшихся там крепостных орудий, сжег магазины, строевой лес, запасные лафеты, словом, предал пламени и воде все, чего наши не успели вывезти. Он пришел в Динабург 20 июля, в самый день Клястицкой победы. Узнав о поражении своего товарища, Макдональд не решился, согласно с повелениями, данными ему Наполеоном, идти на Ригу, не отважился также, с одной бывшей при нем дивизией Гранжана, двинуться вперед по правому берегу Двины, во фланг графу Витгенштейну». При этом русские историки охотно солидаризировались с обвинениями Шамбрэ в адрес Макдональда: «Дивизия Гранжана имела под ружьём 12.000 человек и могла оказать армии значительную услугу; но в продолжение большей части похода единственным действием её был марш на Динабург, не принёсший никакой пользы». Богданович считал, что, «если бы Макдональд, вместо движения к Динабургу и уничтожения там запасов, которыми впоследствии могла воспользоваться французская армия, сохранил свой мост у Якобштадта, переправился на сем пункте через Двину и двинулся бы к Себежу, куда, в то же самое время, шел Удино, то Витгенштейн был бы вынужден отступить за Себеж и… дивизия Гранжана, в числе двенадцати или пятнадцати тысяч человек, могла бы принять участие в действиях».[93] Помимо завышения численности 7-й дивизии, в подобных рассуждениях упускается из виду тот факт, что Макдональд не имел полномочий действовать вполне самостоятельно, он поступал в полном соответствии с приказами императора. Поэтому антиисторично рассуждать о том, что было бы, если бы Макдональд и Удино двинулись к Себежу. И совсем уж невероятно, чтобы французская армия могла когда-нибудь каким-либо образом воспользоваться запасами, собранными в Динабурге.

***

23 июля/4 августа главные силы и резерв 1-го корпуса выступили к Свольне, оставив авангард Гельфрейха у Белого, лёгкая № 26 рота была заменена конной № 3 ротой. Три эскадрона Сводного гвардейского полка были приданы отряду Репнина. Когда же выяснилось, что противник не имел намерения действовать со стороны Дисны и даже уничтожил находившийся там мост, то Витгенштейн, присоединив к себе отряд Репнина, двинулся к Расицам. Но на марше туда он изменил своё решение. Два обстоятельства заставили его отменить решение атаковать Макдональда и вновь обратиться против Удино. Во-первых, он получил от Барклая известие о соединении 1-й и 2-й армий под Смоленском и о его намерении начать наступление против Наполеона. Поэтому Витгенштейну предписывалось немедленно действовать неприятелю во фланг. Во-вторых, кавалерийские посты, оставленные напротив Полоцка, донесли о том, что Удино получил подкрепления и начинает сбивать русские посты. Поэтому, — написал Витгенштейн, — «оставляя предприятие свое и поручив 4-м эскадронам под командою майора Бедряги состоящим, наблюдать и извещать меня о движениях Магдональда, — немедленно обратился на корпус Удино».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
А. Ежов. Фузилер 2-го полка линейной пехоты, 1811–1812 гг.

В тот день Удино, ожидая ответа на свои депеши, отдал приказ Мерлю отправиться 5-го в Дриссу. Он сообщил Бертье: «Две бригады дивизии Мерля и 6-я бригада лёгкой кавалерии выступят завтра, чтобы направиться в укреплённый лагерь в Дриссе и трудиться там над уничтожением укреплений. Излишне обращать внимание Вашего сиятельства, что это откомандирование изолирует эту дивизию на таком большом расстоянии (три больших марша), усугубив моё слабое состояние». Одна разведка сообщила, что русские направились к Невелю, но другая уверяла, что они возвратились на свою прежнюю позицию в окрестностях Дриссы. Удино повторил Бертье, что он «не в состоянии действовать наступательно против столь большого корпуса, который противостоит мне, по крайней мере, пока я не буду усилен». К этой депеше Удино приложил два рапорта к нему Мерля, чтобы Бертье и император лучше поняли состояние его войск.[94]

В 10 часов Сен-Сир в Бешенковичах получил приказ направиться в Полоцк. Для него это было неприятной неожиданностью, поскольку его войска были разосланы в разные стороны для поиска продовольствия. В мемуарах он сетовал на особую срочность его исполнения: «Приказ о выступлении был столь настойчивым, что, казалось, опасались, как бы не случилась какая-нибудь катастрофа». Но Турн унд Таксис записал в дневнике иное: «Утром 4-го я прибыл в Бешенковичи. Генерал Гувьон Сен-Сир, главным недостатком которого было не торопиться, решил отложить свой марш до следующего дня. Это можно было сделать, тем более что он знал из непосредственных известий из Полоцка, что маршал Удино был атакован не очень настойчиво». Сен-Сир подтвердил Бертье получение приказа, но заметил, что «со вчерашнего дня мы, к сожалению, имеем множество отрядов в сельской местности на поисках необходимых средств для заготовления провианта, если удастся на пятнадцать дней хлеба». Эти отряды смогут вернуться лишь через несколько дней. Войска давно не имеют хлеба и чрезвычайно изнурены. «Я рассчитываю прибыть в Полоцк 7-го», — заключил генерал.[95]

***

В тот день Макдональд приказал Радзивиллу разместить «наблюдательные посты из пехоты и кавалерии от тет-де-пона Динабурга до Казимиришек. Эти партии должны быть размещены преимущественно возле бродов, чтобы за ними наблюдать. Генерал Гранжан растянет свои посты до Казимиришек включительно; эти посты должны высылать частые патрули от одного к другому». «Дайте приказ, — пишет маршал, — чтобы всё то, что не нужно нам в Динабурге или в тет-де-поне было уничтожено. В случае если некие непредвиденные обстоятельства вынудят нас переправиться назад или удалиться от Двины, пост Динабурга, непригодный для обороны, следует полностью разрушить, а именно, бараки, мосты и здания магазинов, хлебопекарен. Прикажите работать над разрушением тет-де-пона; офицер инженерных войск должен вам указать точки, с которых следует начать; если откидной мост не может двигаться, его следует сжечь; в противном случае приготовьте только средства, чтобы быстро его поджечь».[96]

***

24 июля/5 августа узнав, что часть корпуса Удино перешла за Двину в Дриссе, Витгенштейн «свернул тогда с дороги на Расицы и двинулся на Волынцы, чтобы очистить левый берег реки. Князь Репнин направился в Дисну; но, найдя, что противник перешёл реку назад и разрушил мост, он присоединился к главным силам».

Наполеон узнал об отступлении корпуса Удино и был весьма удивлён, так как предыдущие депеши маршала никак не предполагали такого развития событий. Во- первых, он сообщил о своей полной победе, а во-вторых, никак не объяснил мотивов, по которым вновь перевёл свои войска на левый берег Двины. В 16 час. Бертье ретранслировал маршалу это недоумение императора: «Его Величество был удивлён, увидев из размещения войск, что вы приказали перейти назад через Двину 2-й и 3-й пехотным дивизиям и кирасирам. Исполнение такого движения перед неприятелем означает, что вы эвакуируете правый берег, и вы не объяснили нам мотивов, которые неизбежно должны привлечь неприятеля к Полоцку. Император ничего не понимает в этом движении. Либо вы были победителем, как следует из вашей реляции и как сказал ваш адъютант, тогда как можете вы опасаться за правый берег, и как это вы перешли на левый берег, не будучи принуждённы к этому противником; это придаёт вашему бою характер дела, в итоге которого вы не имели успеха. Либо реляция, которую вы прислали, неточна, и Его Величество не понимает, какая побудительная причина ввела вас в заблуждение так, что может скомпрометировать все операции армии. Вместо того чтобы полагать большую часть вашей армии на левом берегу, мы полагали вас в победоносной позиции на правом берегу.

Если Полоцк будет эвакуирован, армия будет подвергнута опасности. Если, господин маршал, успех, которого вы добились, действительно таков, как вы говорите, прикажите вашим 2-й и 3-й дивизиям и вашим кирасирам вновь перейти на правый берег. Генерал Сен-Сир со всем баварским корпусом имеет приказ двигаться к Полоцку, чтобы поддержать вас. Герцог Тарентский овладел Динабургом, который неприятель эвакуировал, и взял там множество орудий. Противник ретировался в направлении к Дриссе. Герцог Тарентский сообщил, что он собственной персоной будет 1 августа в Динабурге и осмотрит этот город».

В 18 часов Наполеон получил депешу Удино от 4 августа, доставленную капитаном Жакмино. В 19 часов Бертье ответил маршалу: «Вы должны отбросить противника, чтобы удалить его от правого берега Двины. Итак, следует отозвать отряд, который вы имеете в Дриссе. Генерал Сен-Сир, который направляется к Полоцку, послужит вам резервом. Войска, которые противостоят вам, не являются настолько много превосходящими, как вы полагаете». Бертье напомнил, что главная миссия Удино состоит в том, чтобы «постоянно противостоять корпусу Витгенштейна». «Противник эвакуировал Динабург, герцог Тарентский находится там с 1 августа, установите связь с этим маршалом… Пришлите список пленных, обозначив номера их полков и число батальонов, из которых они состоят». Как будто услышав эти слова, штабной полковник И. Фальковский в тот же день выслал Бертье результаты опроса русских пленных.[97]

Желая узнать точно, какова же истинная ситуация во 2-м корпусе, император направил в Полоцк своего офицера для поручений капитана М.К. д’Опуля. Данный ему приказ гласил: «Он осмотрит укрепления города, госпиталь, продовольственный склад. Он сообщит мне, сколько пленных взял герцог Реджио в различных боях, которые имели место, сколько раненых, всё то, что можно узнать об этих боях и о ситуации в корпусе герцога Реджио. Герцог Тарентский взял Динабург, офицер-ординарец д’Опуль узнает, действует ли связь между двумя корпусами. Он соберёт всю информацию, которая поможет мне узнать характер сил, противостоящих герцогу Реджио. Он останется с этим маршалом… до того, как тот атакует неприятеля, осветит правый берег и установит свою коммуникацию с Динабургом». Адъютант Бертье полковник Л.Ф. Лежен вспоминал: «4 августа император узнал о результатах больших и блестящих боёв, которые г. герцог де Реджио имел 30 и 32 июля и 1 августа… Но, не понимая, как этот маршал мог решиться отступить после того, как трижды одержал победу над неприятелем, взял у него четырнадцать пушек и три тысячи пленных, он поручил мне поехать проверить состояние дел и поторопить маршала Удино, вновь приняться за преследование русских. Я покинул Витебск 5-го с наступлением ночи».

В 20 часов русские аванпосты вступили в контакт с французскими. Удино тут же сообщил Бертье: «Противник сохранил сегодня свою позицию в Белом, наши посты соприкасаются, и мне сообщили, что он собирается атаковать меня ночью или утром. Если ѴІ-й корпус сможет присоединиться ко мне сегодня или… завтра утром, я, не колеблясь, двинусь навстречу русским. Я написал генералу Сен-Сиру ускорить свой марш, но опасаюсь, что он сегодня не перешёл Улы, хотя он получил приказ вчера в 11 часов утра… Эти сомнения мешают мне направиться полностью на правый берег… Итак, я оставлю перед Полоцком только 1-ю дивизию и мою лёгкую кавалерию; с ними я буду защищать мои мосты, насколько это возможно. Левый берег будет окаймлён артиллерией и прикрыт на двух концах города двумя другими дивизиями на полностью оборонительной позиции; я не считаю себя в состоянии принять другие диспозиции. Я вновь написал генералу Сен-Сиру; если я точно узнаю, что он сможет прибыть утром, я изменю тактику, и мы сможем завязать большое дело. Нет сомнения, что, несмотря на потерю 8-10.000 человек, из которых шесть гренадерских батальонов князя Репнина почти полностью уничтожены, противник ещё имеет от 34 до 40.000. Я могу, со своей стороны, рассчитывать только на две мои первые дивизии, слабость которых Ваше сиятельство теперь знает». Как видно, несмотря на выговор со стороны императора, Удино собирался перейти в наступление лишь после подхода баварского корпуса.

По словам генерала Э. Деруа, в тот день баварцы двинулись по левому берегу Двины к Полоцку. По словам капитана Й. Майлингера, командовавшего ротой 1-го линейного полка, охранявшей Главную квартиру 6-го корпуса, баварцы «выступили 5-го в 3 час утра к Уле, городку при впадении ручья Улы в Двину, куда мы при большой жаре прибыли в 11 часов и нашли разрушенное поместье. 6-го мы двигались с 3 до 11 часов до Туровли, деревни с красивым поместьем недалеко от Двины». Начальник штаба баварцев штабной полковник Ф.Ф.М. Д’Альбиньяк отметил, что корпус «следовал по левому берегу; дорога на правом берегу была более короткой, но не могла быть взята, потому что 6-й корпус не имел ни одного кавалериста». На этот факт — изъятие из корпуса двух бригад кавалерии — жаловались позднее все баварские мемуаристы.[98]

***

Макдональд известил Гранжана, что русские войска, «которые покинули Динабург, направились к Режице, а те войска, которые оставили Вышки, возвратились туда». Он отдал генералу новый приказ: «Завтра вы двинетесь маршем с вашей дивизией так, чтобы на третий день прибыть в Динабург; возьмите продовольствие на четыре или шесть дней, и прикажите следовать за вами вашим магазинам и дайте приказ, чтобы повозки с продовольствием следовали за вашим движением. Оставьте учреждённые посты на левом берегу Двины… Шеф батальона, который будет командовать всей этой линией, будет иметь резиденцию в Якобштадте… Начальник инженеров Марьон последует с сапёрами и рабочими корпуса; но после того, как на левом берегу он обеспечит безопасность всех материалов, необходимых для наведения моста, вы сдадите их на хранение шефу батальона и всем постам… На правом берегу будут оставлены только барки, обязательно необходимые для связи с Кройцбургом».

6 августа Макдональд сообщил Маре и Бертье, что «мост на плотах в Динабурге будет проходим послезавтра; мост в Якобштадте также будет закончен; в тот же день большая часть 7-й дивизии будет соединена в лагере у Динабурга; я работаю над разрушением тет-де-пона; отсутствие инструментов и бегство жителей являются причинами того, что эта работа идёт медленно. Русская кавалерия в числе трёх или четырёх эскадронов вернулась назад к Дубне; я не знаю, последовала ли за ней пехота. Партия из шестидесяти чёрных гусар позавчера имела стычку в Вышках, успех в которой дал нам несколько пленных; но неприятель выдвинул вперёд несколько эскадронов, и партия была вынуждена быстро ретироваться. Город Динабург включает одну разрушенную церковь, все жилища разрушены; там остались только учреждения, одна хлебопекарня и род арсенала, все деревянные, и шалаши, которые в течение трёх лет служили для проживания рабочих». Позже маршал вспоминал: «Крепость Динабург ещё строилась, но располагала сильным тет-де-поном… Вокруг Динабурга едва были начаты земляные работы, мы не увидели ни одного домишки и, соответственно, ни одного горожанина, только одну старую иезуитскую церковь, лежавшую в руинах… Моя штаб-квартира размещалась на моём крайнем правом фланге, в поместье, лишённом мебели и продовольствия, неподалёку от Динабурга».[99]

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
А. Ежов. Трубач 4-го кирасирского полка, 1812 г.

Глава III. Второе наступление Удино

25 июля/6 августа главные силы и резерв Витгенштейна продолжили движение к Расицам и на ночь остановились при Кохановичах. Для прикрытия движения со стороны Двины, был выдвинут к Друе новый авангард генерала Балка.[100] 26 июля/7 августа 1-й корпус прибыл к Расицам и расположился лагерем, имея резерв у с. Бабы. Авангард Гельфрейха был переведён к Покаевцам, а подполковник Ф.В. Ридигер с 4 эскадронами Гродненских гусар и казаками был отряжен к Волынцам, откуда выслал наблюдательные посты в Сивошино и к броду возле Дриссы. Гамену послано предписание, присоединиться к 1-му корпусу, оставив Сводный гусарский полк в Каменце для наблюдения за Макдональдом. Запасные батальоны и батареи, шедшие из Пскова на усиление отряда Гамена, получили приказ направиться к Расицам.[101]

Получив депешу Удино от 5-го числа, Наполеон заметил, что данные его разведки о составе войск Витгенштейна явно неточны, так как батальоны из авангарда Кульнева принадлежали к 5-й и 14-й дивизиям, а полки, образующие «корпус Сазонова», составляли 14-ю дивизию, обозначенную как «кор де батай».[102] По мнению императора, маршал имел перед собой не более 20 тыс. чел., а поэтому, заключил он, «отступательное движение П-го корпуса к Полоцку было подлинной ошибкой». Он закончил приказ словами: «Напишите ему, что следует сохранить полковую артиллерию, как она была сформирована, что не может быть слишком много пушек, и что я вовсе не одобряю того, чтобы отослать орудия в тыл. Рекомендуйте ему позаботиться об этой артиллерии, вместо того, чтобы вносить беспорядок; я надеюсь, что со своей прекрасной дивизией кирасир он окажет хорошее давление на Витгенштейна».

Утром в Полоцк прибыл ординарец императора д’Опуль, который сообщил, что две баварские дивизии в тот же день переправились через Двину, чтобы усилить 2-й корпус. Ко времени прихода баварцев, которые насчитывали 15.400 чел., город был разграблен, частично сожжён и разрушен. Жители убежали; «остались только иудеи и иезуиты; первые, чтобы воспользоваться прибыльной стороной, которую война дарует предприимчивым людям, несмотря на опасность, другие — чтобы сберечь свои святыни». Вскоре д’Опуль вынужден был последовать за Удино, а потому «видел город лишь очень поверхностно». «Древние фортификационные сооружения, — пишет он, — на которых работают с момента прибытия герцога Реджио, пока могут служить лишь местом убежища от налёта; к тому же там нет никакого вооружения. Административные постройки включают шесть действующих печей, временный госпиталь, где больным очень плохо, и большая часть из них эвакуирована- в Вильну; на Двине имеется два понтонных моста, очень хорошо построенных, администрация армии не извлекла из города Полоцка всех запасов, которые она могла бы использовать; некоторый беспорядок уничтожает или препятствует доставке продовольственных средств, и армия в целом испытывает недостаток в продуктах. Баварцы изнурены несколькими форсированными маршами и оставили позади много людей».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
М.Д. Балк (1764–1818)

Лежен вспоминал: «6-го я прибыл к броду на Двине, где переправился, так что значительно сократил свой путь и сумел вечером прибыть в Полоцк, с большим трудом преодолев пространство в сорок два льё. Я был великолепно принят в доме иезуитов, где узнал от маршала о мотивах его отступательного движения. Противник дерзко прибыл, чтобы атаковать Полоцк, и в течение трёх дней маршал сражался, не имея возможности увезти с собой продовольствие. Русские, позволив себя отбросить, хотели завлечь французов в опустошённую область, где голод уничтожит их. Маршал догадался, что ему устроили ловушку, и, не имея достаточно повозок, чтобы привезти из Полоцка продовольствие, которое там оставалось, он нашёл, что много более оперативным будет отвести свои дивизии к Полоцку, чтобы без потери времени выдать им обильный рацион и дать им возможность восстановиться. Действительно, в полдень 7-го солдаты, хорошо отдохнувшие и восстановившиеся, захватили с собой продовольствия на несколько дней; дивизии Леграна, Вердье [из корпуса] маршала и дивизии Вреде и Деруа баварского корпуса возвратились в Белое».

По словам обер-лейтенанта Ф. Винтера, «7-го мы двигались с 3 до 11 часов к Полоцку по правому берегу Двины. По двум пловучим мостам (Flofibriicken) перешли мы через реку и соединились там с маршалом Удино, который ещё в тот же день двинулся к Волынцу. 19-я дивизия тотчас заняла позицию с той стороны речки Полоты, которая здесь впадает в Двину, а справа от неё — 20-я дивизия Вреде. Полоцк является старейшим городом Белой Руси с примерно 400 домами и около 2000 жителей; здесь также находятся 5 монастырей, среди них самый большой и красивый монастырь иезуитов, где генерал Сен-Сир занял себе квартиру. Подавляющее число жителей состоит из евреев… По существующим ещё валам и глубоким рвам позади монастыря иезуитов, а также с той стороны в пригороде малый Полоцк было видно, что этот город прежде был очень крепким. Удино также имел свою квартиру в монастыре иезуитов. Один швейцарский полк исполнял гарнизонную службу». «Прекрасный монастырь иезуитов образовывал вместе с несколькими прелестными церквями и монастырскими постройками правильную четырёхугольную площадь, прочие дома почти все были деревянными… Большинство жителей были иудеями, которые имели здесь 5 синагог».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
Второе наступление Удино

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)

Турн унд Таксис пишет: «7-го мы соединились, чтобы перейти Двину по двум понтонным мостам, построенным напротив Полоцка, и осуществить объединение со ІІ-м корпусом… Противник разместился примерно в трёх милях отсюда. Главная квартира маршала Удино находилась в большом и красивом монастыре иезуитов; генералы Гувьон и Вреде направились туда, чтобы посоветоваться о том, что делать. Противник стеснял нас своей близостью, поэтому решились его атаковать. Затем выступили, но неприятель не стал дожидаться нашей атаки и ретировался за Дриссу. Маршал Удино шёл впереди нас; он продвигался по большой дороге из Еликов до Антонова, генерал Вреде — до Гамзелева; Гувьон-Сен-Сир, который упорно считал, что не следует торопиться, остался в третьей линии с дивизией Деруа».

Вечером Турн унд Таксис был послан Сен-Сиром к Удино, чтобы узнать, что делается впереди. Князь вспоминал: «Я нашёл маршала в большой нерешительности относительно того, что следует делать, потому что донесения противоречили друг другу, сообщая, что противник ретируется то по большой дороге, то вдоль Двины. В течение небольшого времени, что я оставался возле него, он несколько раз менял мнение, и отослал меня с таким ответом, что он хочет дождаться более точных известий. Кроме того, он весьма зло выражался против генерала Гувьона, который не был сторонником вступления в бой. Взвешивая всё скажу, что, хотя Удино, как солдат, нравился мне больше, чем Гувьон, и что этот последний, если даже не только по причине своей любви к комфорту, которая превосходила всё, что можно только вообразить, должен был бы оставить профессию, мне он казался, несомненно, более одарённым талантами, необходимыми для самостоятельного ведения военных операций, чем Удино. Генерал Лорансе, начальник штаба и в то же время зять маршала, показался мне человеком способным, но не имевшим решающего влияния. Полковник Аежен… присланный из Большой Главной квартиры, чтобы увидеть то, что происходит, показался мне, насколько я мог судить, особенно отличавшимся среди всех своими правильными суждениями». По словам ординарца Удино Ф. Пиля, Аежен прибыл, «чтобы дать приказ маршалу занимать Полоцк и упорно оборонять эту точку, которая приобретала величайшую пользу в момент, когда император покинул Витебск, чтобы двинуться на Москву». Кроме того, полковник привёз подтверждение множества награждений, о которых просил маршал.

Удино написал, что, по данным разведки, Витгенштейн имеет более 25 тыс. пехотинцев, не считая подошедших к нему подкреплений, что его кавалерия весьма многочисленна, что «Витгенштейн, будучи ранен в голову, ещё носит повязку». Д’Опуль также уверял, будто Витгенштейн имеет 40 тыс. чел.; «говорят также, что они имеют большое количество казаков, и что они имеют замысел выслать их в направлении к Вильне, чтобы перехватить дороги и обеспокоить тылы Великой армии». Войска Удино «находятся в хорошем состоянии и, кажется, одушевлены хорошим духом… Четырнадцать пушек, которые были захвачены, так же как две или три тысячи пленных были немедленно направлены в Вильну, генерал ан шеф Витгенштейн ранен в голову. Генерал лёгкой кавалерии Кульнев убит; согласно сообщениям жителей, кажется, что это вызвало чрезвычайную скорбь у русских, которые рассматривали его как второго Суворова» (Sic!).

Капитан сообщил также, что “Главная квартира маршала находилась этой ночью в Белом, а аванпосты продвинуты до реки Дриссы. Русские эвакуировали левый берег этой реки и сожгли всё, вплоть до соломы на биваках. Их армия в данный момент занимает позицию на другом берегу Дриссы, прислонясь своим правым флангом к маленькому городу того же названия”; “кажется, что русские считают важным прикрывать прекрасный укреплённый лагерь, который они имеют между Леонполем и Дриссой. Двина и Дисна проходимы вброд во многих местах; в данный момент восстановлен маленький мост у Дисны, который перережет путь отступления герцогу Реджио”.[103]

8 августа Удино донёс императору из Белого, что его войска исполнили следующие движения: «1-я и 2-я пехотные дивизии с 5-й бригадой лёгкой кавалерии заняли позицию между Белым и Сивошиной. 3-я дивизия и 6-я бригада лёгкой кавалерии направились в Лазовку; дивизия генерала Вреде — в Гамзелеву; дивизия генерала Деруа и кирасиры находятся перед Полоцком, наблюдая дороги из Невеля и Витебска». Пуже вспоминал: «Утром первого дня марша один баварский солдат по неосторожности нанёс мне удар штыком в левую ногу, которая распухла, причиняя сильную боль. Я был вынужден немедленно возвратиться в Полоцк, где оставался до 17-го». На марше союзники встретили лишь несколько партий казаков и гусар. Русские отвели основные силы за р. Дрисса; дивизия, которая располагалась перед Сивошиной на правом берегу, занималась погребением убитых; раненые отвезены в Замошье, где находятся более 3 тыс. чел. «Все жители согласны в том, что на поле боя находились десять русских на одного француза»; они единогласно говорят, что русские отступили сначала к Волынцам, а теперь заняли позицию на правом берегу Дриссы за Свольней.

Затем Удино сообщил, что «призвал к себе дивизию Вреде, двинул дивизию Деруа в Лазовку, чтобы там соединиться с дивизией Мерля и бригадой Корбино. Генерал Гувьон-Сен-Сир принял командование этими силами, и, поскольку в окрестностях Волынцев местность открытая и ровная, я дал ему дивизию кирасир. Сегодня я навёл два моста на Дриссе, один через брод в Черковище, деревне на правом берегу, почти на высоте Лазовки. Именно в этой точке я предполагаю перейти с тремя дивизиями, тогда как генерал Сен-Сир перебросит свой мост и осуществит переправу на высоте Волынцев, а чтобы дать ему средства преодолеть любое сопротивление, я передал в его распоряжение мою резервную 12-фунтовую батарею и четыре гаубицы 6 дюймов и 4 линии и понтоны». По словам Майлингера, баварцы через Гамзелево к 19 часам прибыли в Лазовку, «Сен-Сир занял свою квартиру в лежащем поблизости поместье Балдаши».[104] Как видно, Удино ещё точно не знал, в каком направлении отошли основные силы Витгенштейна, и потому разделил свои силы на две колонны, почти равные по силам.

В тот день Витгенштейн с главными силами находился в Расицах, резерв в Бабах, правый авангард в Придруйске, левый авангард в Покаевцах, 4 эскадрона гусар в Волынцах, 200 казаков в Сивошино, отряд Гамена в Рыбенишках. Не зная ещё о наступлении Удино, Витгенштейн обратился к своему прежнему плану действий против Макдональда. Для этого он предполагал навести несколько мостов у Друи, но все материалы, собранные там прежде для устройства переправы, были брошены при движении корпуса к Клястицам, а затем перевезены неприятелем в устье р. Друйки. Поэтому из авангарда был выслан полковник Албрехт с 2 эскадронами драгун и ротой егерей, чтобы «прогнать неприятеля из Друи и занять этот город»; «разыскав скрытый брод на Двине, он перешёл его с драгунами, перевезя егерей на крупах лошадей, и, несмотря на сильный ружейный огонь, прогнал противника из города, захватив 27 пленных, потеряв всего одного человека». Албрехт захватил множество лодок и приступил к наводке моста. Антоновский пишет: «27-го находились всем отрядом у Друи и чрез реку Двину перестреливались, кажется, в виде того, чтобы чем-нибудь занять друг друга». Начальник авангарда левого крыла Гельфрейх выслал из Дриссы разъезд из 12 гусар во главе с поручиком Цытлядзевым, который перешёл в брод через Двину, напал на французский транспорт и захватил в плен 2 офицеров и 198 нижних чинов.[105]

28 июля/9 августа авангард правого крыла под командой Балка при под держке егерей занял Друю и начал возведение тет-де-пона. Но тут Витгенштейн получил известия, заставившие его во второй раз отказаться от наступления на запад. От пленных узнали, что Удино был усилен корпусом Сен-Сира; Балк узнал от шпионов и пленных о переправе части корпуса Макдональда через Двину у Кройцбурга; шпионы также утверждали, будто этот маршал вскоре ожидал подкрепления («двенадцать испанских полков»). Учитывая невероятность последнего известия, Витгенштейн решил двинуться сначала против Удино. Он отдал распоряжения к наступлению, но сам был не в состоянии руководить «по болезни, усилившейся от раны до такой степени, что будучи не в состоянии сидеть на лошади», он сдал командование начальнику штаба генералу Ф.Ф. Довре.

Довре посчитал, что выдвижение неприятеля к Свольне было сделано лишь для того, чтобы прикрыть настоящее наступление по Себежской дороге, и решил на следующий день идти на Кохановичи. Он приказал направиться туда Гельфрейху из Покаевцев, Ридигеру от Волынцев и Гамену из Рыбенишек.[106] Тем временем Удино с дивизиями Вердье, Леграна и Вреде перешёл Дриссу в Черковище и по её правому берегу двинулся к Волынцам. Остальные его войска направились туда же по левому берегу, и дивизия Деруа дошла до Лазовки. По словам Д’Альбиньяка, «вечером левый фланг направился: авангард в Пруденки, центр в Филипово, правый фланг в Замшаны». Майлингер пишет, что баварцы шли до Филипово с 12 до 19 часов.[107]

***

8 августа Макдональд переместился из Динабурга на мызу Калкуны и приказал Гранжану, чтобы «завтра все боеприпасы, которые ещё находятся в арсенале, а также инструменты, пригодные для артиллерии или инженерных войск, были перевезены на левый берег в лагерь лёгкой артиллерии или кавалерии. Для того чтобы операция была быстрой, велите выстроить одну цепочку из солдат, другую — из рабочих в тет-де-поне. Велите также транспортировать лафеты, которые могут послужить нам, и разломать другие; прикажите утопить посреди реки все заклёпанные орудия и даже те, которые не заклёпаны, но не могут нам служить. Прикажите, чтобы к моментальному сожжению подготовили хлебопекарню, арсеналы, кордегардии, наконец, все русские военные учреждения, а также откидной мост в тет-де-поне. Всё это должно быть готово завтра к вечеру, но предано огню только в том случае, когда мы будем вынуждены переправиться назад на левый берег.

Вы прикажете командиру артиллерии и командиру инженеров на двух повозках транспортировать назад до Иллукшта или Якобштадта весь чугун или снаряды, боеприпасы, все артиллерийские вещи, железо, палатки, инструменты и т. п., чтобы поместить там и использовать в случае нужды. Наконец, вы отдадите приказ г. де Рьенкуру сделать скаты, которые я ему указал в тет-де-поне, и принять такие меры, чтобы за пять минут мост на плотах мог быть снят, паром притянут к себе и привезён на левый берег. Швартовые должны быть прочными и достаточно длинными, чтобы в случае прибыли воды они не могли быть смыты, и можно было легко подойти к ним и снова придвинуть их к берегу. Это замечание является общим для отдельных плотов и всех деревянных конструкций, которые перевезены или должны быть перевезены на левый берег; одним словом, не следует оставлять ничего, что может послужитъ противнику и навредить нам». Маршал приказал также выслать разведки по правому и левому берегу Двины. Офицер из штаба Удино привёз Макдональду в Калкуны письмо от 2-го числа. Макдональд решил выслать «одну бригаду по дороге к Режице, чтобы выяснить силы, которые находятся здесь на правом берегу».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
Ф.Р. Пуже (1767–1851)

9 августа он приказал Гранжану: «Выдвиньте завтра 2-ю бригаду на половину пути по дороге из Вышек и Прелей, то есть на две с половиной мили от Динабурга… Вышлите разведки в Вышки и на ту же высоту по дороге в Прели. Эта бригада будет состоять из четырёх батальонов 10-го полка, 300 гусар полка № 1 и половины батареи лёгкой артиллерии. Войска должны быть эшелонированы и наблюдать свой правый фланг посредством высылки патрулей до Иозефово и свой левый фланг — до Рубины или Киру, охватывая таким способом полукруг, образуемый Двиной. Эта бригада выступит только после того, как будет заменена вашей первой бригадой, которая выступит завтра из своего лагеря в 4 часа утра. Из оставшейся кавалерии будет выслана сторожевая застава (grand garde) по левому берегу Двины к излучине, которую образует эта река выше по течению примерно в полутора льё от Динабурга». Но эта застава и ведеты не должны удаляться далее двух вёрст от Динабурга. «Половина резервной артиллерии остановится в тет-де-поне, вы разместите там один батальон из первой бригады. Третья бригада сохранит свою позицию… Вы продолжите разрушение тет-де-пона и бараков».[108]

* * *

29 июля/10 августа войска 1-го корпуса выступили из Расиц на Кохановичи, впереди двигался авангард Казачковского,[109] за ним следовали главные силы.[110] Вскоре Довре узнал, что «неприятель, приближась к м. Кохановичи и занимав даже местечко 50 чел. конницы, был изгнан из оного»; авангард заставил противника отступить к высотам, лежащим на правом берегу Свольны. После этого авангард Гельфрейха занял позицию впереди этого местечка, а корпусу Довре приказал расположиться между мызою и местечком Кохановичи. Гамен получил приказ выступить из Рыбенишек и присоединиться к корпусу.

Удино в тот день сообщил: «Противник, покинув позицию на большой коммуникации из Полоцка в Себеж, отошёл через Волынцы, чтобы отступить за Свольню и, согласно всем донесениям, он имеет свои главные силы в Бабах на дороге из Друи в Себеж, занимая Покаевцы возле устья Сарьги корпусом войск под командой генерала Гельфрейха; кажется, что он занимает также Коханово и Освею… Я направил сегодня 5-ю и 6-ю бригады лёгкой кавалерии к Свольне впереди Свольны, где я перебросил мост. 1-я, 2-я и 3-я пехотные дивизии и 3-я дивизия кирасир эшелонированы к этой же точке. Генерал Гувьон-Сен-Сир с ѴІ-м корпусом и 3-м шволежерским полком остался на позиции перед Волынцами, и ему поручено наблюдать броды на Дриссе и дорогу из Полоцка в Себеж. Завтра я рассчитываю перейти Свольну несколькими войсками, которые я выдвину в направлении Коханово, и на данной позиции я буду действовать в соответствии с движением противника. Мне кажется, что с этой промежуточной позиции я буду способен ему противодействовать, препятствовать ему маневрировать на моей операционной линии и сражаться, если представиться подходящий случай.

Войска, составлявшие гарнизон Динабурга, присоединились к Витгенштейну; князь Репнин, который командует войсками императорской гвардии, лично находится там». Войска Витгенштейна маршал оценил в 35–40 тыс. чел., несмотря на понесённые потери в 10 тыс. чел. «Бригадные генералы Амэ и Пуже остались больными в Полоцке. Если обстоятельства удержат меня некоторое время на данной позиции, то я воспользуюсь им, чтобы снова взяться за работы по уничтожению Дрисского укреплённого лагеря, повторив замечание, что я имею в распоряжении только 600 инструментов, остальные используются на работах, которые я продолжаю в Полоцке». Пиль вспоминал, что Удино «разместил свою главную квартиру в монастыре белых монахов, монастыре очень крупном, где он узнал, что русский генерал получил подкрепления… Маршал не задержался здесь, он взял свежую лошадь и поехал присоединиться к своему авангарду, чтобы самому судить о силах и позиции неприятеля. Он возвратился очень поздно ночью и нашёл генерала Гувьон-Сен-Сира, который разделил с ним жилище».[111]

* * *

Узнав от патруля, высланного к Друе, о передвижении нескольких колонн русской пехоты и кавалерии, Макдональд изменил вчерашний приказ Гранжану. Радзивиллу «вместо 300 лошадей будет дано только 200, потому что его целью является занять позицию самое большее в двух милях от Динабурга, оставив половину своей пехоты в промежуточной точке, и производить рекогносцировки; он вовсе не должен связываться с превосходящими силами. Кроме того, его целью будет собрать как можно больше скота и продовольствия для отправки его назад к дивизии. Вместо того, чтобы высылать простые рекогносцировки к Иозефово, вы прикажете выступить в тот же час, что и 2-й бригаде, двум первым батальонам 11-го польского полка, к которым вы присоедините 100 лошадей, взятых обратно у генерала Радзивилла, плюс 50 лошадей, которые были предназначены для высылки патрулей по дороге из Креслава. Этот отряд отправится в то же время, что и генерал Радзивилл, и двинется по дороге из Креслава, а именно: 1-й батальон, одна пушка и 80 кавалеристов под командой полковника займут позицию в Иозефово или около него, чтобы удерживать эту дорогу и наблюдать за рекой; другой батальон — между ним и Динабургом в качестве резерва, чтобы наблюдать его левый фланг; из Иозефово и из промежуточной точки будут высылать рекогносцировки по различным направлениям. Они будут иметь ту же цель, что и генерал Радзивилл, а именно: наблюдать за движениями неприятеля, узнавать о его силах, открывать его намерения, наконец, собирать скотину и продовольствие.

Два других батальона 11-го полка и 50 кавалеристов вновь поднимутся по левому берегу Двины примерно на две мили, оставив один батальон и 20 кавалеристов в промежуточной точке. Эти 50 кавалеристов сменят заставу, которая должна была быть учреждена в излучине реки, и, я думаю, что именно эту точку следует обозначить как промежуточную для одного батальона и 20 кавалеристов резерва. Все эти различные отряды будут, как я уже сказал, предназначены для наблюдения, а не для действия, отходя перед превосходящими силами к своим резервам, а затем к Динабургу, в точку соединения, где пока будет достаточно четырёх батальонов и 100 кавалеристов… После выступления всех этих отрядов оставшаяся кавалерия отправит частые патрули по дорогам на Прели и Ригу вдоль реки, но не удаляясь более двух, трёх и четырёх льё. Одновременно они соберут скотину, муку, водку».

В следующем приказе Гранжану маршал вновь подчеркнул, что высылаемые отряды «вы должны рассматривать как разведки, и, в случае, если неприятель двинется в силах на одну из них, прикажите другим ретироваться в полном порядке». Отряды, высланные по правому берегу, должны быть связаны между собой, не должны слишком далеко удаляться и постоянно наблюдать за своими флангами. Местный житель сообщил, что вчера русские вступили в г. Друя и захватили находившихся там французов, что 18 казаков и 8 гусар «пришли вчера в Креслав, чтобы захватить там продовольствие, и вечером уехали обратно»; говорят, что они пришли из Вышек. Маршал указал генералу, что «четыре батальона в Динабурге образуют резерв для тех, которые находятся впереди; в случае нужды они будут эшелонированы, чтобы принять и прикрыть их возвращение. Пока не будет получено никаких новостей, они будут использоваться как работники вместе с баварским батальоном, которому специально поручено разрушение моста и тет-де-пона поочерёдно с одним батальоном вестфальцев. Вестфальский полк образует резерв для батальонов, которые находятся на левом берегу; в случае нужды он направится им навстречу».

В тот же день Макдональд известил Бертье, что, по сообщениям шпионов, корпус Витгенштейна состоит из 4 дивизий и находится между Дриссой и Динабургом, что «русское ополчение (milices) прошло Себеж и в данный момент находится в Люцине и Режице». «Наши разведки, — пишет он, — вчера имели стычку в Дубне, на дороге из Динабурга в Прели; мы там имели раненых и потеряли пленными шестерых наших гусар. Противник имеет превосходящие силы кавалерии во всех точках; он не показывает пехоту, но я полагаю, что она эшелонирована позади Дубны, на дороге из Режицы в Прели. Я беспрерывно работаю над разрушением тет-де-пона; собираю всё, что может быть нам полезно; сжигаю, разрушаю, или прячу всё то, что может содействовать неприятелю». Маршал был явно недоволен той сомнительной ролью, которую ему приходилось играть в Динабурге, вместо того, чтобы заниматься осадой Риги. Герцогу Бассано он прямо написал, что «эта экспедиция безрезультатна, как и бесцельна», так как он должен будет ретироваться, ибо в случае наступления Витгенштейна не мог противостоять ему с одной дивизией.

Витгенштейн в тот день получил сведение, что «часть корпуса Макдональда находится между Якобштатом и Динабургом в числе 20.000, главная его квартира — в Калкуне; на сей же стороне Двины в Динабурге есть до 6.000 чел. кавалерии и пехоты, сии войска занимаются разорением мостового укрепления и вытаскиванием наших затопленных орудий».[112]

Сражение на р. Свольна

11 августа Удино перевёл на правый берег Свольны, небольшого притока Дриссы, свой авангард, который расположился на позиции между мызою (погостом) Свольна и д. Острый Конец. Сам маршал с корпусом остался на левом берегу; пунктами его связи с авангардом служили только два моста на флангах, на расстоянии почти 2 вёрст один от другого. «Я велел, — пишет маршал, — навести два моста на Сволъне, один в Сволъне, а другой в Остром Конце; моя лёгкая кавалерия с двумя батальонами пехоты направилась на правый берег, выдвинув рекогносцировки к Дриссе и Коханово. Все рапорты и сообщения позволяли думать, что неприятель соединился в Катериново, где он имел мост на высоте Свольны». Удино полагал, что русские намереваются вновь через Якубово двинуться на Себежскую дорогу. «В 11 часов утра я был уведомлён, — пишет он, — что неприятель в силах показался в Свольне. Я тотчас отправился туда и увидел довольно большое развёртывание войск, что позволило мне предположить серьёзную атаку. Вследствие этого я отозвал войска, которые находились на правом берегу, и оставил только по одному батальону на каждом мосту, чтобы удерживать их лишь настолько, насколько будет необходимо, чтобы дразнить противника, с которым я надеялся сражаться с успехом на этом берегу реки».

По словам Витгенштейна, Довре ожидал «по утру нападения, но увидя, что неприятельский авангард остается на прежнем месте и по сделанному обозрению, что только часть неприятельских войск переправилась чрез р. Свольну, он, сходно с данным ему от меня приказаниям, решился атаковать оные и прогнать за реку». С этой целью была произведена усиленная рекогносцировка: войска Гельфрейха и Казачковского (8 батальонов, 15 эскадронов, 21 орудие) стали теснить неприятеля. Дело завязали Гродненский гусарский и казачий Платова 4-го полки, которые в скором времени принудили французских фланкёров и конницу отступить к своей пехоте, расположенной на самом берегу р. Свольны. Приближаясь к реке, гусары и казаки были встречены огнём французской артиллерии, занявшей высоты левого берега, и были вынуждены податься назад. Тогда Довре выдвинул на высоты близ д. Пожарище артиллерию, пехоту авангарда и 5-ю дивизию. Дибич записал: «С самого начала атаки Ямбургский драгунский полк, два эскадрона Гродненских гусар… и два эскадрона Сводных кирасир составили левое крыло русских. Оно растянулось до деревни Храповицкой. Четыре пехотных полка 5-й дивизии и батарейные роты № 5 и 28 находились в центре, шесть эскадронов Гродненского полка разместились позади; правый фланг был образован 23-м и 25-м егерскими полками, лёгкой № 26 ротой и двумя эскадронами Сводных кирасир. Вторая линия заняла позицию позади Мамоновщины; резерв разместился в Палуйковщине».

Удино писал, что «упорство стрелков, особенно на правом фланге, где находился 26-й полк, способствовало охлаждению пыла неприятеля… Тем временем мост в Свольне был отрезан им довольно рано утром». Французы собирались удержать за собой д. Свольну и мост через реку при этой деревне, для чего оставили в этом селении отряд пехоты. Войска правого русского крыла кинулись к мосту, но были встречены сильным огнём французских батарей с левого берега реки и вынуждены остановиться. Во время атаки был убит шеф 25- го егерского полка и бригадный командир полковник С.В. Денисьев, которому «ядром вырвало затылок».

Довре решил, будто сильные французские колонны, стоявшие перед д. Острый Конец, угрожали русскому левому флангу обходом. Для удержания их он послал Казачковского и полковника Дибича с Тенгинским и Эстляндским пехотными полками и батарейной № 14 ротой, которые составил левое крыло русской боевой линии. Казачковский развернул Ямбургский драгунский полк, который своими демонстрациями весьма удачно маскировал батарейную роту до тех пор, пока командовавший ею штабс-капитан К.Э. Нольде 1-й, приблизившись к неприятелю, не открыл огонь. Удачное действие его орудий заставило неприятеля отступить за реку с заметными потерями. Отступая, французы зажгли д. Острый Конец и уничтожили мост.

После этого «Казачковский получил приказ выделить два эскадрона, два батальона и четыре батарейные орудия к правому флангу, который атаковал мызу Свольню, пред которой неприятель упорно оборонялся, переводя свежие войска по мосту, который находился позади». Генерал выслал туда два батальона Тенгинского и Эстляндского полков, 2-й сводно-гренадерский батальон 5-й дивизии и орудия батарейной № 14 роты под начальством Дибича. Тот продвинулся возле зарослей между двумя селениями. «Журнал 1-го корпуса» гласит: «Четыре пушки, составлявшие часть этого отряда, обстреляли косоприцельным огнём колонны поддержки, размещённые возле моста. Три батальона центра и правого фланга повели огонь с удвоенной силой, противник отступил к мызе. Там он был атакован во фланг двумя батальонами, пришедшими слева, которые находились под командой полковника Лялина. Майор Тарбеев выдвинулся в то же время с фронта с 1-й гренадерской ротой Пермского полка. Французы оставили Свольню, предав её огню, и поспешно бросились к мосту. Хвост их колонны, отрезанный полковником Лялиным, был взят в плен». Русские при этом «взяли 200 чел. в плен и большую часть остальных потопили в реке».

Далее в «Журнале» записано, что «артиллерия нашего правого крыла приблизилась к реке, повернула свой огонь против колонн, находившихся у моста, и вынудила их занять более удалённую позицию. Стрелки Пермского, Могилевского полков и 3-го батальона Эстляндского полка, желая использовать это отступательное движение, перешли по мосту, не дожидаясь приказа. Несколько эскадронов кирасирской дивизии Думерка, размещённые недалеко от берега, бросились на них, отбросили их в беспорядке к мосту и перешли его в свою очередь. Эти кирасиры продолжили свою атаку на правом берегу». Дружинин пишет, что солдаты 14-й дивизии, «ревнуя загладить неудачное действие на Сивошином перевозе», бросились на местечко и «штыками очистили, захватив много пленных, кинулись потом по мосту за речку Свольну и, далеко отделившись от оной, подали случай неприятелю послать свою тяжелую кавалерию отрезать от речки наших».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
Офицеры Гродненского и Лувенского гусарских полков, 1809–1811. Из “Историческое описание одежды и вооружения… ”

По словам Удино, «один эскадрон кирасир провёл мощную атаку на лёгкую кавалерию и пехоту, которая на мгновение отважилась перейти на эту сторону реки; он их отбросил немного дальше, чем я хотел, потому что, отогнав всё, что ему встретилось, он перешёл мост, ударил на деревню и разбил наголову всё, что там находилось. После этого момента русские более не отважились показать даже одного стрелка». Но не всё было так радужно, как пишет маршал.

В этот момент майор Тарбеев, испросив у Довре разрешения, «взять охотников для подкрепления наших стрелков», вызвал желающих для исполнения этого трудного предприятия. Первым вышел Дружинин, а за ним — вся 1-я гренадерская рота. Тарбеев быстро повёл охотников-гренадер к мосту при Свольне и прибыл туда в тот самый момент, когда французские кирасиры, преследуя русских стрелков, промчались вслед за ними через мост и, миновав мызу, понеслись в атаку на русские войска. Охотники, незамеченные кирасирами, сделали «засаду в строении, уцелевшем от пламени, а более за частоколом, окружавшем находившийся там сад». На выручку русской пехоте подоспел Ридигер с 2 эскадронами Гродненских гусар; он внезапно бросился на французских кирасир, «опрокинув их в миг, переколов и потопив большую часть в реке, остальные же с поспешностию ретировались к высотам». Когда кирасиры, отступая, мчались обратно мимо Свольны, охотники Пермского полка встретили их выстрелами из своих укрытий, так что «немногие по мосту и вброд переправились обратно».

«Остальная часть дивизии Думерка, которая приблизилась к Свольне, чтобы поддержать атаку, отошла вне дальности выстрела русской артиллерии, как только она повернула огонь в эту сторону. Эта прекрасная атака французской кавалерии, которая по неосторожности продвинулась слишком далеко, не принесла никакого успеха, и противник прекратил беспокоить наш правый фланг. Несколько колонн направились к Острому Концу под прикрытием озера, находившегося сбоку. Генерал Казачковский направил против них батарейную № 14 роту и выдвинул Навагинский полк, чтобы поддержать войска, расположенные возле деревни. Эти распоряжения внушили уважение французским колоннам, которые отступили, не сделав атаки».

«Получа приказание неприятеля более за реку не преследовать, — пишет Дружинин, — мы остановились в местечке, и неприятель отретировался, пересылаясь ядрами и картечью — чем и кончилось дело под Свольною». Довре лично поблагодарил майора Тарбеева и велел представить Дружинина к награде. «Собрав гренадер и получа из под убитых и взятых в плен кирасир лошадей, майор Тарбеев и я, верхами на лошадях перед ротою гренадер с пленниками в сумерки прибыли к полку». При этом Дружинин подчеркнул, что «из пехотных полков 5-й дивизии, находившихся тогда для прикрытия орудий, в стрелках была только одна рота Пермского полка на подкрепление 14-й дивизии и была в охотниках, а не по наряду».

Итак, Довре не пошёл за реку, так как неприятель занимал выгодную позицию на противоположном берегу; туда вёл только один мост, а сооружение другого, из-за отсутствия понтонов в корпусе и строевого леса вблизи, заняло бы много времени. «Довре остановил свои войска возле реки. Стрелки Пермского и Эстляндского полков, поддержанные ротой Калужского полка и ротой Навагинского, разместились на левом берегу; первые впереди Свольни, а вторые впереди Острого Конца, где они должны были прикрывать сооружение переправ». «Дабы прогнать неприятельских стрелков от берега реки, приказал он — генерал-майор Довре еще подкрепить стрелков из Калугского и Навагинского полков, после сего неприятель удалился далее пушечного выстрела».

Войска обеих сторон несколько раз покушались переправиться через реку, но каждый раз были отражаемы огнём артиллерии, занимавшей весьма выгодные позиции, как с русской, так и с французской стороны. Это обстоятельство заставило Довре ограничиться одержанным успехом. «Эта небольшая река с очень топкими берегами разделяла французов и русских, — писал Марбо, — и было очевидно, что тот из двух генералов, кто попытается форсировать эту реку в столь неблагоприятном месте, потерпит кровавое поражение. Поэтому ни Витгенштейн, ни Удино не собирались переправляться через Свольну в этом месте… Канонада была весьма ожесточённой и совершенно бесполезной, потому что орудия и той и другой армии были не в состоянии попасть в противника. По этой причине… преимуществом не обладала ни одна из сторон». Марбо посетовал на то, что Удино использовал кавалерию Кастекса для поддержки пехоты, в результате чего «мой полк и 24-й полк конных егерей в течение дня стояли под ядрами русских пушек, убившими и искалечившими многих наших людей».[113]

По словам Д’Альбиньяка, «дело ограничилось канонадой, в которой мы потеряли много людей, потому что русские стреляли из большого калибра; 2-й корпус отвечал из нескольких плохих пушек. Система генерала Дюлолуа, командующего артиллерией 2-го корпуса, заключалась в том, чтобы постоянно держать свою артиллерию в тылу армии из опасения, что она может быть захвачена; такая система не приносила никакого вреда неприятелю, который, напротив, выставлял на батарею огромную артиллерию, уничтожая всё то, что показывалось. Река Свольня, хотя очень маленькая, сильно стиснута крутыми скатами берегов, что очень затрудняло переправу».

Пиль вспоминал, что «у Свольны произошло довольно серьёзное авангардное дело, но дивизии Мерля и Вердье, которые находились в первой линии, не были задействованы; только бригада Мэзона обменялась несколькими ружейными выстрелами и перемешала своих стрелков с русскими стрелками. Дожди предыдущих дней препятствовали маневрированию кавалерии и артиллерии на местности, и без того заболоченной». Удино старался побудить русских к наступлению, но они воздерживались. «Это позволило мне заподозрить, — писал он, — что эта демонстрация маскирует движение на Себежскую дорогу. Соответственно, я отдал приказ ѴІ-му корпусу направиться в Белое, наблюдая броды в Сивошине и Черковище, а сам со ІІ-м корпусом остался на месте и, видя, что дело превратилось в перестрелку, которая приводит к ранению моих людей и безрезультатно расходует порох, я велел занять позицию вне дальности выстрела, и огонь прекратился».

Турн унд Таксис вспоминал: «Противник разместился позади Свольны, возле маленького города Коханов, и когда маршал хотел перейти эту реку 11-го, он был довольно живо встречен и его авангард отброшен. Вслед затем завязалась канонада без особых результатов, в течение которой баварцы оставались во второй линии позади леса. Поскольку было очевидно, что русские более не хотят позволять нам наступать по своему желанию, а Удино не может решиться форсировать переправу решительной атакой, он решился вечером вновь занять позицию, которую занимал 8-го, что дало повод Сен-Сиру сделать довольно ироническое замечание о манере маршала колебаться». Раненый Казабьянка сказал Марбо, «как сильно он сожалеет, видя столь неважное командование нашим армейским корпусом». Марбо согласился с этим мнением: «Его последние слова были вполне обоснованными, поскольку создавалось впечатление, что наш начальник действовал, не имея никакого плана и никакой методы. Добившись где-нибудь успеха, он преследовал Витгенштейна, не обращая внимания ни на какие препятсвия… Но при малейшем поражении он сразу начинал отступать, и ему казалось, что неприятель был повсюду». Д’Альбиньяк также заметил, что Удино следовало действовать более решительно, «без изменения плана по два или три раза на дню». Аежен вспоминал: «В течение четырёх дней я следовал за этими движениями, в течение которых не произошло ничего примечательного, разве что затруднения с пропитанием армии в этой стране песков, лесов и озёр; и, после неотступного следования за маршалом и генералом Гувьон-Сен-Сиром, который прибыл во главе шестого армейского корпуса, 11-го я поехал обратно, чтобы доставить императору детали, которые он надеялся узнать».[114]

В этом деле французы потеряли 3 офицеров убитыми и 16 ранеными. По словам А. Маага, «общие потери французской стороны составили 200 убитых и 600 раненых, зато 200 русских попали в плен». Удино писал, что, «несмотря на малое число войск, которые были задействованы, мы имеем около 320 человек, выбывших из строя. Полковник Казабьянка, офицер многих отличий, был тяжело ранен, как и майор того же полка… Кирасиры в своей атаке взяли сотню пленных».[115] Пиль вспоминал, что «полковник Казабьянка получил пулю прямо в грудь, а шеф эскадрона дю Плесси также был ранен, но менее тяжело. Маршал приказал отвезти этих офицеров в монастырь белых монахов, в свою главную квартиру, велел лечить их своему личному хирургу, и сам лично им помогал со своей обычной доброжелательностью».[116]

Довре написал, что его войска потеряли около 700 убитых и раненых, а «урон неприятеля, по показанию военнопленных, гораздо значительнее. Число убитых и раненых простирается до 1.500 чел., в числе первых находится генерал Вреде. В плен взято до 300 человек». По словам Витгенштейна, «в сем деле взяты в плен: 3 офицера и до 250 нижних чинов; ущерб их велик, убитыми и ранеными, а особливо потерпели их кирасиры… С нашей стороны урон простирается хотя не более 500 чел. убитыми и ранеными, но чувствителен лишением храброго шефа 25-го егерского полка полковника Денисьева, который убит ядром». Позже он определил потери противника в 300 пленных и 500 убитых и раненых. С русской стороны известны потери и нижних чинов: убито и умерло от ран 58, ранены 258, пропал 51 чел., всего 367 чел.[117] Таким образом, потери противников в этом безрезультатном бою были примерно равны. В награду за дело при Свольне Довре получил орден св. Георгия 3-й степени.

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
Л. Гувьон Сен-Сир (1764–1830)

В совместном рапорте королю Деруа и Вреде сообщили «состав обоих армейских корпусов» (так они продолжали называть свои дивизии) и пожаловались, что «марши и контрмарши, отсутствие продовольствия, жара и плохие дороги бросили многих солдат в госпитали, и мы потеряли людей больше, чем если бы дали самое кровопролитное сражение». Деруа пишет, что у солдат «обмундирование, особенно башмаки, рубашки, панталоны, гамаши теперь настолько износились, что у большинства свисают вниз лохмотьями, часть из них ходит босиком, так что службой пренебрегают и слоняются вокруг». Вечером Удино приказал дивизии Вреде и бригаде Корбино «двинуться форсированным маршем и перехватить большую дорогу, которая ведёт из Санкт-Петербурга в Полоцк», в Антоново, напротив Сивошино на Дриссе.

По словам свидетеля этого дела, Антоновского, «оно ничего важного и особого не заключало». Шамбрэ писал: «Наш авангард был опрокинут. Впрочем, эта неудача ничего не значила». На это Михайловский-Данилевский возразил: «Напротив, авангардное дело при Свольне имело важные последствия. Заключая из упорности нашей атаки, что к графу Витгенштейну, вероятно, подошли подкрепления, Удино не только отложил повеленное ему Наполеоном наступление, но отошел к Полоцку и начал даже помышлять: не выгоднее ли будет очистить правый берег Двины и отступить на левый».[118]

* * *

В 4 часа утра 11 августа майор Бедряга, взяв 80 гусар эскадрона своего имени, 30 гусар эскадрона майора Чурсова Изюмского полка и 20 казаков полка Родионова 2-го, выступил из мызы Нидер через мызу Дубна к Динабургу на разведку. Пройдя 10 вёрст, он услышал слева от себя выстрелы на посту близ м. Вышки, на правом берегу Двины около р. Дубна, где находился один из его «извещательных постов» под командой поручика Апсеитова. Последний, «когда неприятель напал на его пост близ местечка Вышек, храбро защищал и удержал оный». Бедряга изменил направление своего движения и пошёл на выстрелы. Вскоре он встретился с эскадроном прусских чёрных гусар и, напав на него, «совершенно истребил». При этом отличились поручик Горнескул, который «много способствовал, когда командир полка, майор Бедряга, отрезал эскадрон прусских гусар», и корнет Бедряга, который первый бросился на неприятеля и «своеручно рубил». Было убито более 50 чел., в плен попали 6 унтер-офицеров, 48 рядовых, командир эскадрона ротмистр Майер и лейтенант Фуль, тяжело раненый пикой в бок. С русской стороны были убиты всего 3 лошади.

В тот же день Бедряга выслал на разведку штабс-ротмистра Тенюкова с разъездом «с строгим предписанием, дабы при встрече с неприятелем гораздо в большем количестве отступить назад к своему посту». Оставив на своём посту в мызе Гравера небольшую команду, Тенюков направился с 25 гусарами по дороге к Иозефово. Встретившись возле почтовой станции Плокша с разъездом из 40 прусских чёрных гусар, он смело бросился в атаку, опрокинул, взял в плен 4 гусар и, отправив их с двумя своими гусарами назад, двинулся далее по направлению к Иозефово. Не доходя до этой деревни, разъезд Тенюкова был встречен большим отрядом пехоты и эскадроном прусских гусар, спешившим «в сикурс» тем гусарам, которые были отброшены от Плокшы. Тенюков «и мало не уважая, бросился на оный сикурс, сам своеручно рубил и принудил ретироваться, но при отступлении неприятеля, по несчастию, простелен в грудь пулею на вылет, от коей волею Божиею и помре». Помимо Тенюкова, 1 гусар был убит, 2 легко ранены, а 2 тяжело раненых захвачены в плен. Всего к тому времени полк Бедряги взял до 700 пленных.

Макдональд решил стянуть войска 7-й дивизии к Динабургу и отдал Гранжану приказ: «Если отряды, высланные вчера на разведку по обоим берегам Двины по дорогам из Вышек и Прели, выполнили свою миссию, дайте им приказ возвратиться завтра в Динабург. А именно: 2-я бригада с эскадроном гусар — в Динабург. 1-я и 3-я бригады на их прежней позиции, выделив, как было приказано прежде, два батальона для работ на тет-де-поне. Лёгкая артиллерия и два эскадрона гусар в тет-де-поне; 4-й эскадрон гусар на ферме Лангенишки, за четвёртой верстой на дороге из Динабурга в Друю на левом берегу Двины. Впереди названной фермы дорога из Друи разделяется на две ветви, одна взбирается на берег и идет вдоль леса, левая ветка идёт вдоль Двины, вновь поднимаясь. Сторожевая застава этого эскадрона будет размещена на этом разветвлении, а небольшие посты на каждой дороге. Этот эскадрон расположится по-военному, будет настороже, и свои патрули не будет растягивать далее одной мили от своих ведетов». Узнав о нападении русского отряда на прусских гусар, маршал завершил свой приказ словами: «Потребуйте у князя Радзивилла копию инструкций, данных для разведок, чтобы можно было судить, превысили ли гусары, которые имели несчастье попасть в руки противника, его приказы».

12 августа маршал потребовал от Гранжана «сообщить все обстоятельства, которые сопровождали несчастное событие, случившееся с гусарами 2-й бригады, а также с полковником 11-го полка. Более чем поразительно, что, имея в этой стороне 130 кавалеристов, он выслал на разведку только 50 или 60». Маршал был крайне возмущён поведением этого старшего офицера, который, имея два батальона, не оказал помощи гусарам. Он приказал «следственной комиссии из трёх старших офицеров исследовать поведение командиров двух отрядов 8 и 9 августа» и, в случае необходимости, передать дело в военный трибунал.

Тогда же Макдональд сообщил Бертье, что Витгенштейн занимает позицию между Дриссой и Динабургом, что «одна из его дивизий под командой князя Репнина размещается напротив Друи; наведя мост, часть этой дивизии перешла Двину и продвинулась до Бельмонта и Браслава. Партии, которые я выслал в эту сторону, заметили эти войска. Отряды, высланные по правому берегу, а именно: первый в Кресово имел стычку между этой деревней и Креславом. Он захватил одного офицера, от двенадцати до пятнадцати драгун и гусар и шесть канониров. Второй на дороге из Вышек, на левом берегу Дубны убил или ранил множество гусар и взял несколько пленных. Третий отряд на дороге из Прелей, возле Дубно был менее удачлив. Мы потеряли там от 40 до 50 гусар убитыми, ранеными или пленными. Остатки отряда сумели пробиться сквозь три или четыре эскадрона, которые их окружили. Поскольку эта экспедиция, как кажется, не была проведена со всей предписанной осмотрительностью, и далеко превысила обозначенные для этой разведки границы, а её командир, который попал в плен, потерял голову, я приказал, чтобы было проведено расследование против этого офицера».

В письме к Маре маршал отметил, что «из 80 кавалеристов только половина смогла ускользнуть. Капитан был ранен и взят в плен». Он предложил Граверту: «Если вы имеете в руках пленных капитана и лейтенанта, то можете обменять их на капитана гусар фон Майера и другого офицера, имени которого я не припомню… Мы потеряли от 50 до 60 раненых или пленных из-за ошибки этого капитана… Я был чрезвычайно расстроен этим событием, особенно потому, что приходится наказывать офицера, принадлежащего к столь прославленному полку». Макдональд уже знал, что на поддержку Удино подошёл Сен-Сир, и полагал, что предстоят серьёзные дела, так как «узнал, что князь Витгенштейн отозвал князя Репнина и те партии, которые были на левом берегу, чтобы снова подняться по правому берегу Двины… Я активно работаю над разрушением тет-де-пона в Динабурге. На обоих берегах нашлось большое количество горючих материалов; они превосходно используются при его разрушении». Маршал по-прежнему считал своё пребывание в Динабурге бесполезным, и на сей раз открыто написал Бертье: «Моё присутствие с большей частью 7-й дивизии не имеет никакого иного результата, кроме разрушения построек в Динабурге и тет-де-пона».[119]

* * *

По словам Удино, «неприятель сохранил свою позицию, и было слышно, что он работал всю ночь; предполагают, что он делал несколько мостов». Воспользовавшись наступившей темнотой, маршал к утру 12 августа отвёл 2-й корпус к Волынцам. Он оправдывал это отступление тем, что русские хотят обойти его с правого фланга. Таким образом, он вновь заколебался и уступил инициативу русским. 19-й дивизии маршал велел перейти назад Дриссу и расположиться позади Аазовки, где она была 2 дня тому назад. Соответственно, Деруа отдал приказ о порядке следования своей дивизии,[120] и сообщил королю: «Мой армейский корпус оставил позицию перед Волынцами, вновь перешёл Дриссу и двинулся на Лазовку», а затем к Белому. Поздно вечером Вреде и Корбино прибыли к Антоново. 2-й корпус остался стоять у Волынцев позади Дриссы.

Аежен пишет, что прибыл в Витебск очень поздно вечером: «Тотчас я имел продолжительную беседу с императором, который не одобрял отступления, совершённого маршалом, и хотел, чтобы граф Витгенштейн был отброшен более решительно, убеждая, что, продвинувшись до Опочки и Новоржева, маршал найдёт средства пропитания для своей армии. Объяснив мне план движения, которое он собирался исполнить на Смоленск, он вновь послал меня 13-го к герцогу Реджио, чтобы повторить ему настоятельную просьбу продвинуться в страну и держать там свою армию на той же высоте, где находилась его армия, и сообщить ему, что маршал Макдональд… занимает Митаву, Якобштадт и Динабург и отправляется осаждать Ригу. Я повёз также приказ полковнику инженерных войск Блейну направиться на осаду Риги».[121]

В течение этого дня войска 1 — го корпуса оставались на позиции у Свольны. По словам Антоновского, рано утром войска 14-й дивизии двинулись к р. Свольне, «стали колоннами, в составе которых и 26 полк, и, таким образом, стояли до половины дня, наблюдали движение неприятеля… После полудня 26 егерский полк занял аванпосты, сменив с них 24-й полк, и, под прикрытием нашего полка, начаты работы моста на реке Свольне, уничтоженного французами при отступлении». Дибич записал: «Противник отступил к Волынцам; казачий авангард был выслан, чтобы наблюдать за его отступлением; отряд генерала Балка направился в Тоболки, чтобы прикрыть наш правый фланг». Довре не хотел переходить в наступление до присоединения отряда Гамена. «Полковник Албрехт, который был послан на левый берег Двины, прибыл в Кохановичи. Его экспедиция, малозначительная сама по себе, может, однако, показать отвагу русских партизан и то, насколько их небольшие набеги (incursions) становились утомительными для неприятеля. Он продвинулся до Бельмонта, более чем в пятидесяти верстах от Друи, захватил там су-префекта Мануцци, а также французский пост, который находился в Браславе, и переправился назад через Двину вплавь, не будучи побеспокоен, приведя 80 пленных, взятых в различных стычках”.

Желая разведать, не появились ли неприятельские отряды около Расиц и Клястиц, Довре ещё вечером 30 июля направил эскадрон Ямбургского драгунского полка майора Буткевича в Юховичи, в 7 верстах от м. Свольны. Следуя всю ночь по чрезвычайно неудобной дороге, Буткевич утром прибыл в Юховичи, где неприятеля не обнаружил. Накормив лошадей, он направил разъезды в Расицы и Клястицы. Разъезд, направленный к Клястицам, во время схватки с французской партией захватил в плен 10 чел. Эти разведки выяснили, что часть баварского корпуса, находившаяся около Клястиц, выступила обратно в Полоцк. Буткевич немедленно донёс об этом Довре, а сам остался в Юхновичах, беспрерывно высылая разведки во все стороны до 3 /15 августа, когда он присоединился к отряду полковника Властова.

Витгенштейн написал императору: “Намерения мои есть преследовать неприятеля до р. Двины, но от частых дел с неприятелем имея чувствительный ущерб в людях, нахожу уже довольно ослабевшим корпус мне вверенный”. Поэтому он просил у царя пополнения хотя бы “из рекрутских депо на укомплектование полков”.[122]

Антоновский пишет, что 1/13 августа «по устроенному мосту 14-я дивизия перешла на другую сторону реки Свольны, и в боевом порядке с 7-ми часов утра и до 1-го стояли в ружье и на одном месте. Неприятель все еще смотрел на нас, а мы на него, не мешая ни в чем один другому. Мы ожидали его отступления, и он исполнил желания наши, стал подаваться назад, а мы шли за ним по пятам». В «Журнале 1-го корпуса» записано: «Русские войска на позиции у Свольни, корпус Удино в Волынцах; его авангард прикрывает лесистое дефиле впереди этого города. Граф Витгенштейн прибыл в Пожарище и вновь принял командование. Вечером также прибыл генерал Гамен с девятью из десяти батальонов, которые составляли гарнизон Динабурга. Из числа этих войск восемь пехотных батальонов сформировали два полка, названные 1-м и 2-м Сводными пехотными. Запасный батальон 18-го егерского полка образовал с батальонами 11-го и 36-го егерских полков третий полк, названный Сводным егерским. Это подкрепление, малозначительное само по себе, поскольку насчитывало всего 3.000 боеспособных людей, было очень полезно для обмана неприятеля, который считал эти батальоны комплектными».

Излечившись от раны и отдохнув, Витгенштейн проявил небывалую активность по снабжению своих войск продовольствием и боеприпасами, истраченными в огромных количествах в предыдущих боях. Витебская губерния, опустошённая прохождением обеих противоборствующих армий, могла предоставить весьма скудные средства. Поэтому пришлось обратиться к доставке припасов из Псковской губернии, где находились весьма солидные магазины. Главная сложность состояла в том, чтобы доставить эти продукты к войскам. Большую помощь в этом деле ему оказал Псковский губернатор Шаховский. Из главных магазинов, находившихся в Пскове и Острове, запасы были перевезены в расходные магазины, учреждённые в Люцине и Себеже.[123]

В ночь на 13 августа Вреде велел навести у Антоново мост на Дриссе и утром «произвести сильную рекогносцировку, чтобы разыскать неприятеля или, скорее, чтобы угрожать его левому флангу и отвлечь немного его внимание подальше от маршала герцога Реджио, который находится возле Волынцев». Он сообщил королю: «Генерал Корбино со своей бригадой, сформированной из 7-го и 20-го полков французских шассеров и 8-го польского уланского, поставлен под моё командование; она имеет силу всего лишь 600 человек и находится в довольно плохом состоянии».[124] Майлингер пишет: «13- го с 8 до 10 утра я шёл с Главной квартирой в Белую, где генерал Сен-Сир занял себе квартиру в лежащем справа от главной дороги поместье; оно находилось среди линии форпостов, выставленных бригадой Корбино. Это поместье вместе с экономическими постройками, конюшнями, амбарами и т. п., частично было окружено заборами, кустарниками, рвами и дощатыми перегородками, а замкнутый и просторный четырёхугольный двор имел вход и выход, снабжённый большими деревянными воротами…, так что там можно было некоторое время обороняться против атак кавалерии».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
М. Борисов. Реконструкция поручика 26-го егерского полка (на основе записок А.И. Антоновского).

На кивере офицера клеёнчатый чехол. На руках крагены. И чехол и крагены — трофейные, французские, вооружение офицера состоит из сабли. Через левое плечо идет ремень от нагайки. Шпоры на сапогах отсутствуют, т. к. обер-офицерам не полагалось быть верхом

Удино сообщил, что русские остались на позиции у Свольны, и «день прошёл в наблюдениях с одной и с другой стороны». Он решил занять позицию при Полоцке и со 2-м корпусом отступил от Волынцев. Турн унд Таксис и Марбо уверяли, что при отходе в монастыре Волынцы была оставлена часть французских раненых. Удино велел Деруа вернуться из Белого к Лазовке. Деруа отдал приказ о порядке следования своих войск,[125] и сообщил королю: «Вечером 13-го я должен был оставить мою позицию при Белом и вновь двинуться к Лазовке, чтобы получить там последние приказы маршала герцога Реджио, который ретировался из Волынцев на другой берег Дриссы. Вскоре после моего прибытия в Лазовку, около полуночи я получил приказ маршала выступить и продолжить моё движение к Полоцку. Я двигался в течение примерно трёх часов и дал отдых моим очень измученным войскам, когда маршал прислал мне новый приказ отослать артиллерию назад в Полоцк и вновь направиться в Лазовку, которую он считал необходимой. Прежде, чем его исполнить, я должен был дать небольшой отдых моим войскам, которые были утомлены; тогда я получил приказ остаться там, где я нахожусь, и занять позицию». Фабри справедливо заметил, что «движения, которые маршал велел исполнить генералу Деруа, дают нам новое доказательство его нерешительности».

Удино донёс Бертье, что «русский армейский корпус построился в несколько линий на большом плато, которое протянулось вдоль Свольны и доминирует над берегами; эта не очень широкая река очень суживает русло, её берега круты, и она непроходима вброд. Днём русские перевели несколько лёгких войск на левый берег и угрожали моему правому флангу… Между тем, они ничего не предпринимали в центре и, кажется, находились там только для того, чтобы привлечь нас; но я не позволил нашим войскам их атаковать, потому что, приближаясь к Свольне, они подставлялись бы под огонь батарей, которые неприятель разместил на доминирующем правом берегу, огонь которых взял бы их во фланг». Внимательно осмотрев позицию неприятеля, Удино решил, что русские войска вдвое превосходят его собственные, что на ровной и открытой местности особенно опасно превосходство его кавалерии, и потому он не может переправиться через Свольню, «не подставив и не скомпрометировав свои войска». К тому же, 2-й корпус удалён на 8 льё от 6-го корпуса, который наблюдает за Себежской дорогой. «Я думаю, — заключил маршал, — что было бы ошибкой принимать или давать сражение в моей ситуации, и что обязательно следует занять позицию, которая свяжет меня с генералом Сен- Сиром; но прежде чем исполнить это решение, я хотел узнать мнение моих дивизионных генералов, которых я собрал у себя и которые не только единодушно присоединились к нему, но и убедили меня исполнить его».

По мнению Фабри, чтобы устранить последнее неудобство, достаточно было приблизить 6-й корпус и с помощью кавалерии наблюдать за Себежской дорогой. Имея два корпуса сконцентрированными, маршал мог свободно дать сражение русским, если бы они двинулись по этой дороге. Но, разместив свои корпуса на двух различных дорогах, Удино предпочёл отступить, чтобы сблизить их. Хорошо зная настроение Наполеона, маршал должен был отыскать правдоподобный мотив для такого отступления перед лицом неприятеля без единого выстрела. Чтобы снять с себя ответственность, он посчитал необходимым созвать своих генералов на военный совет, и те «не только единогласно присоединились к этому мнению, но и поторопили его в его исполнении».[126]

14 августа дивизия Деруа дождалась подхода 2-го корпуса. Исполняя решение военного совета, войска Удино к утру расположились следующим образом: «5-я бригада лёгкой кавалерии, 3-я дивизия кирасир и 1-я пехотная дивизия в Лазовке, 2-я пехотная дивизия в Смоляках, 3-я и 19-я дивизии эшелонами позади неё. 20-я пехотная дивизия и 6-я бригада лёгкой кавалерии в Белом». По словам Д’Альбиньяка, «Сен-Сир остался в Белом с дивизией Вреде; лёгкая бригада Корбино выставила аванпосты до Сивошиной; она получила приказ возвратиться ко 2-му корпусу; 14-го она получила приказ вновь занять позицию в Сивошиной, таким образом, войска были изнурены бесполезными маршами и контрмаршами».

В 18 часов маршал написал из Смоляков: «Позиция в Лазовке плохая, отрезана лесом, местность очень пересечённая, там невозможно ни выстроить, ни применить артиллерию. Я предложил первой дивизии занять другую позицию. Генерал Гувьон-Сен-Сир не был побеспокоен на своей позиции в Белом, его разведки на Себежской дороге не обнаружили ничего, что указывало бы на движение неприятеля по этой дороге». По мнению Удино, Витгенштейн не высылал никаких отрядов, напротив, он концентрирует свои силы, поэтому невозможно без риска начинать против него наступление. «Я не должен скрывать, что баварцев невозможно рассматривать как помощь для меня, потому что, воистину, этот корпус находится в состоянии такой слабости, что даже страшно, и даже сам генерал Сен-Сир не скрывает от меня, что я не смогу извлечь никакой пользы, если они будут вынуждены проделать несколько маршей». Маршал сам проделал несколько льё пути вслед за одной баварской дивизией, и всё это пространство было усеяно мёртвыми и умирающими людьми. «Тем не менее, — заявлял Сен-Сир, — эти войска горели желанием померяться силами с неприятелем, хотя они не могли рассчитывать на свои физические силы».

Удино писал: «Я имею трёх бригадных генералов больными, из которых генерал Амэ легко ранен при падении со своей лошади, убитой под ним 11 числа. Сегодня я получил новости от герцога Тарентского по возвращении одного из наших эмиссаров; Он мне ответил, что не в состоянии содействовать в движении, которое я задумал… Противник на этом берегу захватил все запасы, и мы постоянно живём за счёт скотины, которую находим на левом берегу, так что через двадцать дней придёт конец нашим продуктам, и не известно, где их снова взять». В следующем письме он посетовал, что в этой болотистой местности дороги становятся непроходимыми для артиллерии и транспорта после малейшего дождя. «Я предложил разместить две дивизии, из которых одну баварскую, в окрестностях Полоцка; они найдут некоторые продовольственные средства на дорогах из Невеля и Витебска, где попадаются ещё некоторые запасы, всё остальное исчерпано. Я использую обстоятельства, чтобы увеличить число рабочих в Полоцке». Вечером Деруа отдал приказ дивизии выступить следующим утром,[127] чтобы занять позицию у Полоцка.[128]

В 13 часов войска 1-го корпуса выступили к Полоцку, впереди шли два отдельных авангарда. Авангард генерала Гельфрейха направился прямо к Волынцам,[129] авангард полковника Властова — через Сивошино к Белому для обхода правого фланга неприятеля,[130] с целью заставить его отступить за р. Дрисса и тем получить возможность действовать на сообщения противника с Полоцком; он имел приказ ретироваться в Якубово в случае атаки неприятеля. Главные силы 1-го корпуса (37 батальонов, 15 эскадронов, 80 орудий) следовали за Гельфрейхом.[131] Обнаружив приближение русских войск, Удино стал отступать через Филипово к почтовой станции Лазовка. Авангард Гельфрейха заночевал в Филипово, главные силы 1-го корпуса у Волынцев.[132]

Бои при Лазовке, Смоляках и Белой

Пиль вспоминал, что ранним утром 15 августа «маршал позволил всем войскам пройти перед собой; особенно сильно он был обеспокоен своим артиллерийским парком; лошади были чрезвычайно плохи, чтобы везти орудия и зарядные ящики через болотистую местность, которую предстояло пройти. Сидя на вязанке сырой соломы перед костром, разведённым из обломков брошенной старой тележки, командующий 2-м корпусом присутствовал при прохождении своей последней пушки — только тогда он последовал за движением своей армии, сопровождаемый швейцарской бригадой».

Дибич записал: «Противник продолжил своё отступление к Полоцку. Его арьергард хотел удержаться в Лазовке, чтобы охранять выход из теснины на дороге из Сивошино. Генерал Гельфрейх получил приказ незамедлительно занять это дефиле, чтобы обеспечить движение левого отряда; он атаковал французский арьергард и после довольно оживлённого дела отбросил его за Смоляки. Наш авангард провёл ночь возле этой деревни, отделённый от неприятеля ручьём. Главные силы и резерв оставались в нескольких верстах позади». Антоновский вспоминал, что «у деревни Смоляки французы остановились, начали удерживать наш напор, и завязалось в передней линии небольшое дело, продолжавшееся два или три часа, и потом стали отступать, а мы, по мере того, подавались вперед. Впрочем, ретирада их была в совершенном порядке. В избежание напрасной потери людей, мы не теснили их и тем давали время и свободу уходить от нас по добру-по здорову». В перестрелке были ранены 3 офицера, «нами взято в плен 200 человек отсталых, и, сверх того, оставлено в здешнем костеле, сколько можно в нем было вместить, больных и раненых, которых французы оставили нам».

«Полковник Властов, — пишет Дибич, — перешёл Дриссу в Сивошино почти без сопротивления и продвинулся до Боярщины, где остановился на ночь по причине присутствия отряда из 8.000 человек, который находился на позиции возле Белого. Генерал князь Репнин, отряженный к Дисне… отбросил противника за этот город, захватил французский госпиталь и запасы оружия, которые там находились, и вернулся затем на правый берег Двины».[133]

Вреде, стоявший у Белого, сообщил: «Утром 15-го противник атаковал мои аванпосты; он использовал этот день, чтобы построить мост на Дриссе. Стрелки поддерживали бой в течение большей части дня, я ввёл в бой только бригаду французской кавалерии Корбино, которая находилась под моей командой, и 5-й лёгкий батальон Буттлера. Между тем маршал герцог Реджио постоянно отступал со ІI-м корпусом; генерал Деруа получил приказ оставаться там в течение дня, чтобы прикрывать позицию». Майлингер рассказывал, что «в 10 часов утра главная квартира, лежавшая на линии форпостов, была побеспокоена русской лёгкой кавалерией и казаками, которые произвели разведку вдоль этой линии. Быстро были заняты все важнейшие пункты и высланы патрули, вследствие чего нападающие, после обмена несколькими выстрелами, вновь отступили в леса. Но в 4 часа пополудни последовала серьёзная атака на поместье Белая, так как противник — вероятно через помещика — был извещён, что там проживает командующий генерал. Мои пикеты оживлённо перестреливались, но были вынуждены к быстрому отступлению из поместья, так как увидели, что из леса, удалённого на четверть часа пути, выступили пехотные колонны с барабанщиками во главе. Усиленные пикетом генерала графа Вреде, который сразу после первых выстрелов прискакал вместе с ним, шволежеры удерживали неприятельскую кавалерию перед поместьем до тех пор, пока все эти собранные повозки для поклажи и провианта не отправились назад». Но, поскольку вся охрана главной квартиры отстреливалась от наступавших русских, Майлингер вынужден был бросить хлеба, уже помещённые в печи, и в 5 часов начал отступать. После оставления поместья позади него, на опушке леса был выставлен батальон 6- го линейного полка. Вскоре в баварский лагерь прибыл Удино, и все генералы были собраны на совещание.

По словам Д’Альбиньяка, «в 6 часов утра аванпосты генерала Сен-Сира были атакованы по всей линии на равнине у Белого; войска заняли позицию; они включали бригаду лёгкой кавалерии Корбино, сократившуюся до 600 лошадей, и дивизию Вреде, силою около 8.000-9.000 человек, 30 орудий. Мнение генерала Сен-Сира состояло в том, чтобы сражаться на этой позиции, дабы избежать давки в лесу; мнение маршала Удино было ретироваться к Полоцку». Турн унд Таксис вспоминал, что «Удино выразил своё недовольство нашей позицией; он считал, что мы должны прислониться к лесу, который находился позади нас. Это, несомненно, имело резон, но генерал Сен- Сир посчитал за лучшее разместиться в поместье Белое; на самом деле его довольно удобно было удерживать, но оно находилось справа, впереди наших постов. Таким образом, мы должны были выдвинуть немного нашу первую линию, иначе оно могло быть захвачено ночью. Это дало повод для резких выражений со стороны маршала; Сен-Сир тотчас последовал за ним, и между ними двумя в нашем присутствии произошёл обмен мало поучительными словами; в конце дошло до перепалки; там ничего не было решено относительно операций». Хайльман заметил, что «вследствие взаимной вражды между обоими командующими нередко происходили бурные сцены, которые были тем более поучительны для их адъютантов и офицеров главного штаба, что язвительный Гувьон доводил необычайно вспыльчивого Удино до высшей степени негодования, и оба не смущались грубостью выражений, которые приличны скорее ямщикам».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
К.Ф. Вреде (1767–1838)

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
А. Ежов. Атака Гродненского гусарского полка против 2-го кирасирского в сражении на р. Свольна, 11 августа 1812 г.

Вреде сообщил: «Выступив в 10 часов ночи, я составлял арьергард армии до разветвления дорог в Гамзелево; тогда генерал Легран с 1-й дивизией ІІ-го корпуса сменил меня». Позже Сен-Сир писал о себе в третьем лице: «Гувьон считал себя в состоянии беспрепятственно ретироваться… и безопасно направился через дефиле, которое имелось позади, к Полоцку, где 19-я дивизия заняла позицию. Но он получил приказ отступить ночью к этому городу по дороге из Гамзелево, единственной, использованной для отступления обоих армейских корпусов, с их огромной артиллерией и обозами. Это отступление, которое длилось всю ночь, было крайне тяжёлым, как любое движение, исполняемое ночью, особенно когда оно осуществляется по единственной дороге, по которой вынуждены двигаться повозки всякого рода, зачастую вперемешку с частями всех родов войск, взаимно мешая друг другу при каждом неверном шаге; итак, войска прибыли в Полоцк утром 16-го в довольно большом беспорядке, но особенно измождённые усталостью и голодом».

Аналогичную картину нарисовал Турн унд Таксис: «Этот ночной марш навсегда оставил во мне крайне неприятное впечатление. Наши люди были поражены дизентерией, которая увеличилась в течение трёх дней отдыха; они были настолько изнурены, что многие оставались на дороге, хотя их предупреждали, что они неизбежно будут взяты в плен. Даже угрозы не имели результата; моральные силы исчезли, вместе с силами физическими… и этот отступательный марш стоил нам стольких людей, как весьма оживлённый бой». По словам Д’Альбиньяка, «этот марш, наряду со вчерашним, уничтожил эту дивизию, люди которой падали от усталости и голода… В этом отступлении потеряли много народу, люди были изнурены усталостью, страна не предоставляла никаких запасов продовольствия; таким образом, потеряли более 4.000 человек, которые были захвачены русскими: меньше потеряли бы, дав сражение, и войска не были бы деморализованы».[134]

В Гамзелево навстречу Удино прибыл Лежен, который вспоминал: «14-го я ещё один раз ужинал у иезуитов в Полоцке, а 15-го сопровождал герцога Реджио в деле против Витгенштейна, который получил подкрепления и пришёл нас атаковать. Маршал постоянно останавливался в своём движении из-за нехватки продовольствия и ещё раз приблизился к Полоцку. Его войска отличались замечательной преданностью; они выносили все ужасы и все ослабления, которые причинял голод, и между тем сражались с большой отвагой. Из всех наших солдат баварцы, кажется, пострадали больше всего; их взоры были лихорадочными и бессильными; они показывали мне свои больные языки, свои рты, воспалённые дневной жарой и муками голода, и, тем не менее, они доблестно сражались и брали пленных».

Лежен привёз письмо Наполеона, в котором тот просил разъяснить, почему русские хвастаются, что 1 августа взяли у маршала множество пленных. Тот вынужден был оправдываться: «В боях 30, 31 июля и 1 августа 1-я дивизия действовала одна и имела только успех. Признаюсь, что в атаке на поместье Якубово две роты вольтижеров 26-го лёгкого полка нанесли такой вред Петербургскому гренадерскому батальону, что, по донесениям дезертиров и пленных, в нём осталось только 100 человек. Возможно, что несколько наших стрелков, действовавших в лесу, были взяты в плен, но не может быть, что очень большое число; никакие наши массы, никакие наши линии не были разбиты. Почти все те, кого противник имел на этом берегу Дриссы утром 1 августа, были убиты, взяты в плен, ранены или вынуждены перейти реку с такой же поспешностью, как и в беспорядке; противник, который находится в таком полном бегстве, не может взять пленных. Только после этой атаки, когда 1-я дивизия нуждалась в отдыхе, я послал преследовать неприятеля дивизию генерала Вердье, которая, вместо того, чтобы остановиться на позиции, которую я обозначил, движимая рвением и завистью, зашла слишком далеко и натолкнулась на все силы, которые противник сумел собрать, которые вынудили её ретироваться, и именно в этот момент у неё были взяты пленные».

Удино признавал, что противник, оставаясь в Дриссе и Друе, постоянно выделял «партии, которые легко перебрасывал на левый берег, которые взяли значительное число мародёров и отсталых из І-го и ІІІ-го корпусов. ІІ-й имеет довольно большое число дезертиров среди швейцарцев и португальцев, которых русские берут в качестве трофеев. Я не понимаю, Сир, как противник осмеливается говорить, будто взял наших раненых, поскольку я всегда ночую на поле сражения. Моё поведение в этом отношении не отклоняется от принципов чести и гуманности, от которых я никогда не отстраняюсь и далёк от мысли бросать раненых; я велел транспортировать в Полоцк даже тех, которые были оставлены русскими; этот факт также легко проверить, как и другие». Маршал явно лукавил, так как есть несколько свидетельств того, что в Волынцах были оставлены раненые.

Маршал не скрывал от императора огромную нужду в запасах разного рода: «Солдаты Вашего Величества ещё держатся, благодаря своему мужеству, но баварские войска не выдерживают и, хотя я берегу их, насколько возможно, дороги усеяны их людьми, умершими от истощения. Диаррея похитила многих офицеров и солдат, все люди ей поражены; недостаток хлеба и закрепляющих напитков, сырость и прохлада ночей, которые стали ощущаться, являются причинами, которым приписывают большую интенсивность этой болезни; но, к счастью, ещё слабо распространилась дизентерия. Моя лёгкая кавалерия настолько истощена и сократилась, что обе бригады будут в состоянии выставить в линию едва 1.100 кавалеристов. Кирасиры также ежедневно уменьшаются, а кавалерия противника столь многочисленна, что я вынужден использовать их только в случае крайней нужды». Экипажи линейной артиллерии находятся в довольно хорошем состоянии, чего никак нельзя сказать о полковой артиллерии.

К этой депеше маршал приложил рапорт Вердье «относительно бахвальства неприятеля, который воображает себе, будто взял у меня много пленных». Генерал заявил: «Я имел пленных только в день 31 июля перед Якубово; 11-й полк, будучи рассыпан в стрелках в лесу на левом фланге 1-й дивизии, оставил там нескольких человек», лишь 1 августа попали в плен две роты 37-го полка. Вердье приложил к рапорту список потерь всех видов, которые дивизия понесла в различных боях, из которого вытекало, что «неприятель не мог так бахвалиться», особенно потому, что многие солдаты, обозначенные как пропавшие без вести, вернулись затем в свои части.

Помимо того, Удино приложил к своему донесению «два рапорта от шпионов», из которых один был хозяином поместья Гаски, а трое других — дезертирами из Екатеринославского, гвардейского и Аракчеевского гренадерских полков. Дезертиры объявили, что 12 резервных батальонов, которые находились в Динабурге, присоединились к корпусу Витгенштейна, что русские имеют мост в Свольне, что у них много раненых и больных, а едят они только сухари и кашу, что в их батальонах много рекрут, что многие дезертируют, чтобы вернуться домой, а сами они дезертировали потому, что являются поляками из Гродненской и Минской губерний.[135]

* * *

15 августа Макдональд, который находился в м. Калкуны, узнал, что генерал Кутар из Опсы переместился вперёд и должен вновь занять Друю, и что какой-то русский отряд переправился через Двину между Якобштадтом и Фридрихштадтом. Это вызвало у маршала опасение, что его могут отрезать от прусского корпуса, хотя ему сообщили, что эта партия насчитывала всего 200 коней. Было замечено несколько русских батальонов и эскадронов, спускающихся по правому берегу между Якобштадтом и Фридрихштадтом. Маршал выслал разведки до Браслава, Вышек и Дубно. Он сообщил Маре, что «Витгенштейн должен сконцентрироваться и двинуться навстречу герцогу Реджио. Я абсолютно не знаю того, что происходит в этой стороне. Я могу делать только демонстрации на обоих берегах; они не всегда были успешны, потому что мне особенно не хватает кавалерии, а неприятельская кавалерия имеет большое преимущество».

О Динабурге он написал: «Эта крепость, подготовленная лишь вчерне, абсолютно непригодна для обороны, ни для нас, ни для русских… Укрепления столь мало выступают над землёй, что не стоят даже одного удара мотыги; они доступны почти повсюду… Тет-де-пон был почти завершён, это очень внушительное укрепление; я безостановочно работаю над его уничтожением, палисады, потерны,[136] мосты, строения и другие поддающиеся горению вещи сожжены; амбразуры, парапеты, обделка крутостей, хотя были сделаны очень прочно, уже разрушены. Я занимаюсь пробиванием брешей и засыпанием большей части окружающего рва. Груды леса, предназначенного для построек и возведения палисада, как в крепости, так и на обоих берегах Двины были огромными; большая их часть уже сожжена, остальные собраны вместе и сохранены для проведения сегодня иллюминации в честь Его Величества…

Все суда, нагруженные артиллерией, были затоплены; обнаружено от 24.000 до 30.000 зарытых в землю зарядов. Их обнаруживают ежедневно; разыскивают порох, который также был спрятан. Спустя несколько дней тет-де-пон будет выведен из строя, чтобы не мешать нам. Я приказал сбросить в воду двадцать пушек, которые не могли служить нам и не имели лафетов. Укрепления Динабурга и тет-де-пон стоили русским миллион рублей». Макдональд заявил Маре, что, если не получит другого приказа, то после разрушения тет-де-пона он направится на свой левый фланг, чтобы заняться осадой Риги. Как заметил Фабри, его нисколько не смущало то обстоятельство, что тем самым он оставлял Удино одного против Витгенштейна. Он не думал, что в случае победы Витгенштейн мог обратиться против него самого и сорвать осаду Риги.

В тот же день маршал написал Гранжану: «Дайте приказ генералу Рикару выступить завтра с батальоном баварцев, вторым или третьим польским батальоном и 200 гусарами, чтобы за три дня добраться до Якобштадта. Эти войска образуют мобильную колонну, над которой он примет командование, как и над всеми отрядами, принадлежащими к его бригаде, или даже к другим бригадам, рассыпанными по Двине до Фридрихштадта. Чтобы спрятать свои силы и движение от неприятеля, он возьмёт прямую дорогу из Иллукшта через Свентен, и завтра будет ночевать в Беверне, 17-го — в Вессене и даже далее, чтобы 18-го наверняка прибыть в Якобштадт». На следующий день Рикар должен направиться по дороге к Фридрихштадту, чтобы прогнать обратно за Двину русский отряд, который «имеет только 200 кавалеристов без пехоты». Если будет необходимо, Рикар «будет постепенно забирать другие батальоны своей бригады, которые остались в лагере». Гранжан должен был предупредить командира баварцев в Якобштадте о движении через Гросс Бушгхоф мобильной колонны, не указывая её численности.

16 августа Макдональд узнал о подготовке сражения под Смоленском, и решил остаться в Динабурге до получения данных о результатах этой акции. Маршал сообщил Маре, что «неприятель перешёл Двину в трёх или четырёх милях ниже Фридрихштадта… Обсервационный пост во Фридрихштадте, состоявший из гусар, потерял несколько человек и ретировался в Штабен». Это вынудило маршала «послать мобильную колонну силой от 1.800 до 2.000 человек в Якобштадт и Фридрихштадт, чтобы разыскать неприятеля, разбить его и заставить переправиться назад через Двину». Бертье он доложил: «Я получил сообщение, что неприятель перешёл Двину в пяти или шести льё ниже Фридрихштадта… Один гусарский офицер с двадцатью людьми, которые находились для наблюдения во Фридрихштадте, потеряв несколько человек, ретировались к дороге из Якобштадта. Этот офицер уверяет, что видел две или три сотни кавалеристов и несколько пехотинцев. Я немедленно отправил отряд под командой генерала Рикара и половину моей кавалерии, то есть 200 кавалеристов… Разрушение тет-де-пона в Динабурге продолжается беспрерывно, и через несколько дней от этого укрепления не останется ничего, кроме массы бесформенной земли. Укрепления крепости не стоят и удара мотыги, но там сожжены все деревянные конструкции и палисады, которые были огромными. Большая часть была сохранена, чтобы произвести иллюминацию в честь Его Величества, именины которого были отпразднованы вчера со всем великолепием и торжественностью».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
План Динабургской крепости

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)

Кутару маршал сообщил, что, узнав о событиях в Друе и Браславе, «велел провести диверсию, выслав отряды по двум дорогам к Друе, поднимаясь по левому берегу, к Креславу, поднимаясь по правому берегу, наконец, в Вышки и Дубно… Мой кавалерийский отряд в Дубно пострадал из-за излишней храбрости своего начальника; отряд в Креславе был более счастлив, захватив пленных»; русские «партии могут причинить некоторое беспокойство жителям страны, но никакого важного результата для нас, если оценивать эти маленькие диверсии по их настоящей силе».

Макдональд сообщил генералу Г. Йорку о движении мобильной колонны Рикара и просил его «принять надлежащие меры, чтобы отбросить за реку неприятельскую партию, которая перешла её в ночь с 13-го на 14-е в Юнгфернхофе, выше Фридрихштадта и захватила пикет из девяти гусар под командой унтер-офицера. Я полагаю, что этот пикет спал, или плохо охранял себя. Я отдал приказ, чтобы получить информацию о столь чрезвычайной потере». Маршал велел Гранжану прислать информацию «против офицера, который командует отрядом во Фридрихштадте», поскольку «противоестественно, чтобы пикет из десяти кавалеристов был захвачен без сопротивления». Для восстановления коммуникации с маршалом, Йорк послал своего адьютанта майора А.Ф. Зейдлица с 4 ротами и приказал постам полковника Г.В. Хорна быть бдительными.

Вскоре Макдональд узнал, что правый фланг пруссаков не был побеспокоен, а сила русской партии составляла всего 80 кавалеристов. Тем не менее, он велел Гранжану «соединить баварский батальон в Якобштадте и заменить посты на левом берегу батальоном 5-го польского полка», а также выслать из резерва 2 пушки в Якобштадт, чтобы поддерживать пост в Кройцбурге.[137]


Бои при корчме и мызе Ропна и фольварке Боровка

Всю ночь союзники продолжали отступать к Полоцку; корпус Удино шёл через Гамзелево, преследуемый авангардом Гельфрейха. По словам Антоновского, «4 числа августа утром рано авангард… подавался вперед за отступавшим неприятелем. В 7-ми верстах от нашего ночлега, у почтовой станции Ковзелевой, настигли французов и завязали с ними перестрелку. Удерживая поспешность нашу… неприятель открыл по нам действия своей артиллерии». Тогда русские двинули пехоту по сторонам дороги и вынудили противника отступить от Гамзелево. «От сих мест преследовали мы неприятеля до деревни Ропны, где при озере сего же названия авангард наш расположился отдыхом». Главные силы 1-го корпуса остановились в Гамзелево.

Сен-Сир с дивизией Вреде в 23 часа начал отступление через Артейковичи в полной тишине, не погасив бивачные огни. Авангард Властова следовал за ним до корчмы Боровка. Вреде пишет: «Я получил приказ маршала герцога Реджио выставить аванпосты на Невельской дороге и в то же время разместить на моём левом фланге цепь постов на дороге, которая ведёт отсюда в Себеж и в Санкт-Петербург. Генерал Вердье присоединился к моему левому флангу со 2-й дивизией ІІ-го корпуса Великой армии. Вся армия соединилась позади нас. Неприятель следовал за нами по пятам; с полудня он атаковал мои аванпосты на Невельской дороге. Генерал Беккере живо отбросил его».

Бои при Ропне и Боровке явились завязкою сражения при Полоцке. Повторявшиеся атаки русских позволяли французам предположить, что на другой день они могут предпринять энергичную попытку овладеть городом. Поэтому Удино созвал дивизионеров на военный совет в своей Главной квартире в иезуитском монастыре в Полоцке, чтобы обсудить с ними предстоящие действия. Сен-Сир вспоминал, что маршал созвал генералов, «чтобы получить совет о приемлимости и необходимости дать сражение, остаться ли на правом берегу Двины, или перейти на левый берег, сохранив только Полоцк в качестве тет-де-пона. Дивизионные генералы двух корпусов, а также командующий артиллерией II- го корпуса составили этот совет. Мнения, как обычно, разделились, но присоединились к мнению командующего ѴІ-м корпусом, изложенному примерно в таких выражениях.

Если противник не последует за отступательным движением армии, то можно было перейти на левый берег Двины, прочно заняв Полоцк. Если же неприятель, напротив, будет продолжать преследование отступающих войск, чтобы завязать дело, то не следует переходить реку у них на виду, как для избежания потерь, связанных с таким отступлением, так и для того, чтобы не ослабить дух войска». Большинство членов совета придерживались ошибочного мнения, чтобы утром следующего дня вновь перейти на левый берег, будучи убеждены, что русские не последуют за отступающими. Но в это время раздался грохот орудий, совет был тотчас распущен, и каждый из его членов поспешил к своим войскам.[138]

Командовавший 3-й бригадой дивизии Вреде полковник Г. Хаберман донёс: «В 5 часов цепь аванпостов, которую я разместил на моём левом фланге в Присменице, была живо атакована неприятельскими егерями, которые рассыпались в стрелки вдоль леса. Казалось, что намерением противника было особое желание занять сожжённые дома, справа и слева от которых цепь моих аванпостов растянулась перед лесом. В случае если бы русские захватили эту позицию, сам лагерь стал бы очень неудобным из-за огня противника. Тогда я решил, не теряя времени атаковать неприятеля и заставить его отойти. Итак, я велел выдвинуться 2-й роте 5-го полка, которая тотчас с большой храбростью и решительностью отбросила противника в лес. Я приказал поддержать её 5-й роте того же полка; тут же она быстро отбросила неприятельских стрелков, направлявшихся на правый фланг 2-й стрелковой роты.

Тогда противник распространил свою атаку на мой левый фланг, напротив позиции дивизии генерала Леграна. Тогда я велел выдвинуть 1-ю стрелковую роту и 2-ю фузилерную из 11-го линейного полка со взводом стрелков из 5-го лёгкого батальона, который находился на аванпостах; штыками они вновь отбросили неприятеля. Это подразделение, двинутое вперёд, столь энергично сопротивлялось противнику, что ему более не удалось проникнуть на опушку леса. Он был удержан на этой позиции до 9 часов вечера; по причине темноты я тогда медленно отвёл из леса роты, выдвинутые вперёд, и велел им вновь занять их предыдущую позицию. В 11 часов я известил его сиятельство Вреде. По его приказу той же ночью я отвёл мои войска из Присменицы, которая уже была покинута бригадой, на бивуак, и в 2 часа утра 17-го — на позицию, занятую дивизией».

Сам Вреде писал, что противник «в 5 часов вечера атаковал всю цепь аванпостов, размещённых на моём левом фланге (там командовал полковник барон Хаберман), а также аванпосты генерала Вердье. 5-й и 11-й линейные полки, а также 5-й батальон лёгкой пехоты сражались там с редкой храбростью и отбили все атаки неприятеля. Особенно отличился… Хаберман, временный бригадир. Дивизия Вердье также остановила противника, но этот дивизионный генерал вечером был ранен». По другим данным, генерал Мэзон в тот день «творил чудеса храбрости во главе полков Казабьянки и Вимпфена», то есть 11-го лёгкого и 2-го линейного полков 6-й дивизии. Лейтенант В.П. Д’Озон де Буаминар уверял, что в деле участвовал и 124-й линейный, в то время как 37-й линейный полк с 1-й ротой 3-го конноартиллерийского полка были отосланы в Полоцк к генералу Мерлю.[139] Тяжело раненого Вердье сменил генерал Ф. Валантен.[140]

Сен-Сир уверял, что из-за начавшейся перестрелки Удино так и не принял никаких диспозиций для сражения. «После боя Сен-Сир разыскивал, но тщетно, герцога Реджио, чтобы узнать от него диспозиции на следующий день, позицию, где будет дано сражение… Маршал провёл часть ночи на аванпостах, но лично до ѴІ-го корпуса не добрался; лишь около полуночи генерал Дюлолуа поехал разыскать командира ѴІ-го корпуса и сказал ему, что маршал, которого он оставил за несколько часов до этого, кажется, решил дать сражение утром следующего дня. После этого сообщения Сен-Сир тотчас отдал свои приказания, но, отправившись на свою позицию, проехал мимо нескольких колонн ІІ-го корпуса, которые переходили назад на левый берег Двины”. Поэтому генерал решил, что Удино переменил своё решение и что Дюлолуа находился в заблуждении.

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
Ж. А. Вердье (1767–1839)

Фабри резонно заметил, что это обвинение в адрес Удино, выдвинутое мемуаристом спустя 19 лет после событий, не имеет под собою оснований, так как донесение Вреде говорит об ином: “Маршал герцог Реджио днём собрал генерала графа Гувьон-Сен-Сира и всех дивизионных генералов, чтобы договориться о принятии мер; было единогласно решено, что позиция, занятая днём, была рискованной; поэтому решили утром занять другую позицию. ІІ-й корпус Великой армии должен был занять Полоцк одной дивизией; остальные дивизии разместятся от Двины до правого берега Полоты под прикрытием артиллерии, поставленной на всех земляных валах города».[141]

Здесь необходимо кратко охарактеризовать местность, на которой развернулось сражение. Полоцк насчитывал 12 тыс. жителей, в числе которых было 3800 еврейских и 2500 католических семейств. Город располагался на правом берегу Двины, в том месте, где в неё впадала Полота. Здесь сохранились полуразрушенные польские укрепления 18 в. По словам Марбо, «спереди от передовых фронтальных укреплений этой крепости поля разделены многочисленными каналами, между которыми выращивают овощи. Хотя эти водные препятствия и не являются непреодолимыми для артиллерии и кавалерии, они, тем не менее, затрудняют их передвижение. Огороды простираются перед городом на расстояние около полульё, но слева от них, на берегах Двины, находится обширная равнина, ровная, как ковёр». Укрепления, это «земляные валы, представляющие собой, собственно говоря, лишь бугры, подняться на которые совсем не трудно. Однако они имеют то преимущество, что являются господствующими над значительной территорией высотами».

Река в этом месте имела ширину около 500 шагов и была судоходной. Лежащий на левом (южном) берегу Двины предместье, Малый или Старый Полоцк, было связано с городом деревянным мостом; он был разрушен русскими, и вместо него французы навели понтонные мосты. На левом берегу Двины к западу от предместья находилось поместье и деревня Екимания. К северу от города, на правом (западном) берегу Полоты находилась деревня Спас; в ней имелись каменная церковь и замок, принадлежавший иезуитам, и множество сараев с массивными каменными стенами, но покрытые деревом. По словам Майлингера, деревня Спас «состояла из поместья и принадлежащих полоцким иезуитам амбаров и экономических строений, которые, на польский манер, были окружены рвами и частоколами, и представляла значительный естественный оборонительный рубеж». Через Полоту между Спасом и Полоцком, в частности у мельницы, было перекинуто несколько деревянных мостов, проходимых для пехоты и частично для кавалерии. Напротив деревни Спас, на другом берегу Полоты находился конусообразно возвышающийся холм, с высоты которого можно было обстреливать лежавшую к западу равнину вплоть до опушки леса. Этот лес полукругом простирался от Двины до кузницы, лежавшей выше по течению Полоты. В середине этого полукруга, примерно в трёх четвертях часа пути от Полоцка лежала Присменица, поместье, состоявшее из деревянных жилых и хозяйственных построек, которые были обнесены заборами.

Согласно новой диспозиции, дивизия Леграна, усиленная 37-м линейным полком из 8-й дивизии и лёгкой кавалерией Корбино, заняла центр боевой позиции, впереди трактира, где дорога на Невель ответвлялась от главной дороги. «В ночь с 16-го на 17-е, — писал Д’Альбиньяк, — маршал Удино перевёл за Двину артиллерию 2-го корпуса, сохранив лишь несколько 3-фунтовых пушек; 12-фунтовые пушки 2-го корпуса, которые находились на батарее на земляных валах, окаймлявших город Полоцк с левой стороны, были заменены 12-фунтовыми пушками 6-го корпуса: генерал Дюлолуа постоянно опасался потерять свою артиллерию. Эта большая переправа артиллерии закончилась только в полдень 17-го. 6-й корпус сохранил свои 60 пушек, без 12 12-фунтовых пушек, размещённых на земляных валах Полоцка. Почти вся кавалерия была отослана на другой берег Двины с дивизией Вердье под командой тогда генерала Валантена. Дивизия Мерля занимала левый фланг, опираясь на Двину, другая её часть находилась в городе. Дивизия Ле Грана образовала центр при соединении дорог из Петербурга и Невеля».

В укреплениях были оставлены три орудия 4-й баварской батареи (2 гаубицы и 12-фунтовая пушка), чтобы обстреливать равнину перед левым флангом французской позиции и «прикрывать отступление в случае необходимости». Пиль вспоминал, что «у подошвы холма у Полоцка находилась небольшая часовня, окружённая кладбищем; маршал разместил там два батальона; дивизия кирасир охраняла берега Двины с частью артиллерии; две сильные батареи были размещены на изгибе Санкт-Петербургской дороги, на расстоянии двух пушечных выстрелов впереди пригорода; баварцы занимали крайний правый фланг, дивизии Вердье и Мерля — центр; левый фланг образовала дивизия Леграна. Маршал разместил на земляных валах два полка хорватов, чтобы поддержать баварскую тяжёлую артиллерию; швейцарская бригада имела задачу оборонять город».[142]

На правом фланге расположились баварцы. По словам Вреде, «корпус генерала от инфантерии Деруа находился в резерве на левом берегу Полоты, он примыкал к правому крылу французского корпуса. Корпус под моим командованием занял позицию вдоль Полоты, он образовал всё правое крыло этой новой позиции; в то же время я получил задание занять и охранять деревню Спас, расположенную на правом берегу Полоты; она образовала ключ всей позиции; позади неё были построены два моста. Я командировал для обороны этой деревни генерал-майора Винценти с 1-м батальоном 2-го пехотного полка Кронпринца и 1-ю стрелковую роту 6- го линейного полка».

Сам К. Винценти писал, что получил приказ «занять с 1-м батальоном 2-го полка линейной пехоты Кронпринца имение (oekonomie Gut) Спас, принадлежащее иезуитам, располагавшееся вбизи маленькой деревни, и разместился там по-военному. Следуя этому приказу, я отправился с батальоном под моим командованием на правый берег Полоты; я разместил мою линию в деревне так, чтобы замечать, насколько возможно, все движения противника, скрытого в лесу, расположенном передо мной, и прикрыть правый фланг ІІ-го армейского корпуса. На расстоянии примерно 600–700 шагов я прислонил мой левый фланг к роте 26-го французского пехотного полка, выстроенной в рассыпном строю, мой правый фланг — к отряду, размещённому в здании поместья; этот последний состоял из полутора рот 6-го пехотного полка герцога Вильхельма; ночью он сменил 2-й батальон лёгкой пехоты Тройберга, который там находился».

«Я получил приказ, — пишет полковник Спауер, — под руководством генерал-майора и бригадира Винценти, занять с 1-м батальоном 2-го линейного полка Кронпринца монастырь Спас с окрестными строениями и помешать противнику захватить его, так как эта точка подобна исходящему углу, основание которого опиралось на линию, занятую 20-й дивизией, и на линию французских войск, из которых 26-й французский полк лёгкой пехоты образовывал правый фланг, прикрывая связь между обоими. Занятие совершилось в 4 часа утра; генерал предписал 1-й стрелковой роте 6-го линейного полка и взводу, который ещё находился с ней, занять стрелками правый фланг этой позиции… К этому поместью примкнули 1-я гренадерская рота с 3-й фузилерной; затем шла 1-я стрелковая рота; лейтенант фон Гумпенберг с одним взводом был выделен в стрелки. 1-я и 5-я роты находились на левом фланге, где 7-я образовала загиб».

Капитан Готтхардт пишет, что рано утром его «2- я лёгкая батарея заняла позицию на возвышенности, расположенной справа от дворянского имения (d’un bien noble). Противник тотчас занял возвышенности, находившиеся напротив». По словам командира 4-й лёгкой батареи капитана барона К. Графенройта, в 4 часа утра он получил приказ «разместиться между 3- м и 7-м пехотными полками в боевом порядке на Невельской дороге в полульё от Полоцка, русская сторона не препятствовала этому маневру, что позволило батарее вместе с пехотой мало-помалу беспрепятственно перейти Полоту; она разместилась на расположенной рядом возвышенности вместе с батареей Готтхарда. Несколько часов обе батареи стояли спокойно на этой возвышенности».

Прочие части 1-й бригады 20-й дивизии также остались на правом берегу Полоты. За рекою стояла 3-я бригада Хабермана, справа от неё — 2-я бригада Беккерса, составившая крайний правый фланг. Слева от 19-й дивизии находилась кавалерийская бригада Корбино. По словам Хайльмана, баварский корпус насчитывал едва 12,5 тыс., то есть с 8 августа он потерял 3 тыс. чел. за время маршей.[143] Всего войска союзников насчитывали 29–32 тыс. чел., но Удино ослабил себя более чем на 10 тыс. чел., и на правом берегу Двины имел немногим более 20 тыс. чел.

В русском штабе считали, что корпус Удино к тому времени насчитывал 24.000 чел., корпус Сен-Сира — 20.000, а всего неприятель имел более 44 тыс. чел., тогда как русские — всего 20 тыс. чел. Витгенштейн же, исходя из показаний пленных, полагал, что в обоих неприятельских корпусах насчитывалось более 30 тыс. чел. Сам же он имел под рукой 17 тыс. чел., но это его не смущало и он намеревался «прогнать Удино в укрепления и принудить ретироваться за Двину».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
Офицер и солдаты баварской линейной пехоты

Если Хаберман писал, что по своей воле оставил позицию у Присменицы, то русские заявляли, что это они изгнали неприятеля из леса. Гельфрейх написал Витгенштейну: «Я командовал авангардом, расположенным в Ропне 4 августа, когда ваше сиятельство приказали мне очистить все дефиле до опушки леса у Полоцка, чтобы обнаружить позицию неприятеля. Я немедленно выделил 25-й и 26-й егерские полки, которые с большой храбростью устремились, чтобы исполнить приказ». Поручик 26-го полка Антоновский только что был назначен командиром роты, «с которою в 5 часов пополудни отправлен вперед вместе с 3-ею гренадерскою ротою по правую сторону большой дороги, лежащей к г. Полоцку, а 25-го егерского полка тоже две роты назначены вместе с нами идти по левую сторону дороги, и в находившемся по обе стороны лесу открыть неприятеля и выгнать оттуда». Встретившийся им генерал Яшвиль “подтверждал непременно очистить от неприятеля лес”. Гельфрейх уверял, что «после оживлённой перестрелки, которая длилась около трёх часов, наши егеря примкнули штыки и с криком Ура! в одно мгновение изгнали противника из всего леса, несмотря на его ожесточённое сопротивление; они также освободили для корпуса большую дорогу из Полоцка. Будучи сам очевидцем рвения и стремительности 25-го и 26-го егерских полков, я не могу достаточно похвалить тот и другой».

Очевидно, что Гельфрейх приукрашивал успехи своих войск. Не случайно, что для его поддержки была направлена 2-я бригада князя Сибирского 5-й дивизии (Пермский и Могилевский полки). По словам Дибича, «французский авангард оказал весьма упорное сопротивление и начал своё отступление лишь утром. С фронта его преследовал наш авангард. Один батальон Пермского полка, который взял просёлочную дорогу на Присменицы, обошёл его правый фланг. В 5 часов утра генерал Гельфрейх и князь Сибирский, очистив весь лес, вышли из дефиле и установили связь с полковником Властовым. Этот последний использовал ночь, чтобы прогнать войска, которые обороняли левое дефиле, и занял позицию возле корчмы Боровка». Таким образом, вопреки лихому заявлению Гельфрейха, столкновения продолжалось всю ночь до утра. Так, Винценти писал, что «в ночь на 17-е 2-й армейский корпус покинул в 2 часа занимаемую позицию, чтобы направиться на левый берег Полоты». По словам полковника Ф. Деруа, «утром 17-го 2-й королевский армейский корпус покинул позицию, занятую 16-го вечером на правом берегу, чтобы занять другую на левом берегу».[144] Поясним, что речь идёт о 20-й пехотной дивизии Вреде.

Глава IV. Первое Полоцкое сражение

5/17 августа

Итак, утром русские авангарды вышли из двух дефиле на равнину.[145] Гельфрейх занял возвышенность у Присменицы, Властов продвинулся на опушку Громевского леса. Фабри выразил недоумение, почему Удино не стал удерживать Присменицу, откуда мог свободно обстреливать артиллерией выходы из леса, до которых было меньше километра, и тем самым затруднить русским развёртывание войск. Он забыл, что на военном совете «было единогласно решено, что позиция, занятая днём, была рискованной; поэтому решили утром занять другую позицию». При взгляде на карту видно, что позади Присменицы находятся овраги и цепь озёр возле Спаса. Поэтому, видимо, и решили прикрыться этими водоёмами, а также несколько сократить общую протяжённость фронта, поскольку часть войск была отведена на левый берег Двины, и встать под прикрытие 12-фунтовых пушек, расположенных на земляных валах. Кроме того, для защиты Полоцка теперь следовало занять и левый берег Полоты.

По словам Пиля, «приготовления были закончены в 5 часов утра. Маршал сел на лошадь и направился на земляные валы, чтобы в целом судить о своих диспозициях и быть готовым парировать события. Повсюду канониры находились у своих орудий с зажжёнными фитилями. В 6 часов утра казаки дебушировали из леса и рассыпались по равнине; по ним выстрелили со всего размаха, тем не менее, они продолжили выдвигаться и приблизились к маленькой часовне; но, подойдя к подошве холма, они были встречены оживлённым огнём двух рядов, который внёс беспорядок в их муравейник. Несколько минут спустя, глубокие массы пехоты дебушировали в свою очередь; это была армия Витгенштейна, которая развернулась на равнине и выстроилась в боевой порядок».

Князь Сибирский «поутру в 7 часов вступил в сражение с вверенной ему бригадою, действуя на правый фланг неприятельский». По словам Дибича, «генерал Берг выдвинулся тогда с остальной пехотой первой линии главных сил и построился в батальонные колонны, имея свой правый фланг впереди ручья, который находился между городом и дефиле. Бой уже мало-помалу завязался, когда на поле боя прибыл граф Витгенштейн». После осмотра позиции неприятеля Витгенштейн решил не атаковать его левый фланг, который был прикрыт огнём французских батарей, способным поражать тылы атакующих.[146] Сначала он задался целью захватить Спас.

В первой линии на правом фланге между Дрисской и Себежской дорогами развернулись 23-й, 25-й и. 26- й егерские полки, запасный эскадрон Лейб-драгунского полка и 6 орудий 28-й батарейной роты; в центре, между Себежской дорогой и Присменицей находились Калужский, Севский и 1-й Сводный пехотные полки (8 батальонов), запасный эскадрон Лейб-гусарского полка и 9 орудий 1-й конной роты, 5-я батарейная и 9-й лёгкая роты; на левом фланге 1-й линии от Присменицы до р. Полоты находились Пермский и Могилевский полки, 6 орудий 28-й батарейной роты, 26-я лёгкая рота и авангард Властова (24-й егерский полк, 1-й и 2-й сводно-гренадерские батальоны 5-й дивизии, 4 эскадрона Гродненского гусарского полка и запасный эскадрон Лейб-уланского полка), который протянулся до Невельской дороги. Вторая линия генерала Сазонова состояла из 14-й дивизии (Тульский, Навагинский, Тенгинский, Эстляндский полки), запасного батальона 11-го егерского полка, 4 эскадронов Гродненского гусарского полка, казачьего полка Платова 4-го и 42 орудий 14-й и 28-й батарейных, 10-й лёгкой и 3-й конной рот. Резерв под командой Каховского, состоявший из 9 запасных и сводно-гренадерских (14-й дивизии) батальонов с частью Ямбургского и Рижского драгунских полков, находился у д. Ропно, возле церкви.[147]

«Для лучшего же расположения левого фланга, — писал Витгенштейн, — предписал я князю Яшвилю принять команду над обоими авангардами, приказать полковнику Властову занять часть фольварка Спаса, по нашей стороне небольшого ручья протекающего оный фольварок». Властов пишет: «Я приблизился к названной мызе, когда был встречен неприятельской пехотой и кавалерией, но после некоторого сопротивления эта пехота отошла и заняла мызу. Названная кавалерия устремилась сначала вперёд, но два эскадрона Гродненских гусар под командой капитана Нобеля немедленно атаковали и вынудили её отойти; после этого эта кавалерия больше не появлялась против меня в течение дня».[148] Русские ввели в дело свои пушки, постепенно увеличив их число до десяти. Примерно в 7 ½ часов Яшвиль велел батарее из 10 орудий обстрелять мызу Спас, или Спасский монастырь. Эта канонада становилась всё губительнее.

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
Б.Б. Гельфрейх (1776–1843)

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
С. Кох. Сражение при Полоцке

По словам Винценти, «в 4 часа утра позади опушки леса замечено, что противник производит движения, чтобы приблизиться. Тотчас затем он растянул свою пехоту вправо и влево перед моим фронтом; он выдвинул пушку, она начала обстреливать безостановочно мою позицию картечью и 6-фунтовыми ядрами. Батальон вынес эту канонаду с хладнокровием и храбростью; по окончании часа противник заметил, что, несмотря на его оживлённый огонь, который ранил у нас многих людей, мы не оставляем линию. Он вывез тогда ещё 5 пушек на позицию вдоль моего фронта и начал его обстреливать ядрами и картечью. Лёгкая батарея Готтхарда заняла позицию на возвышенности… Она вступила в дело и остановила дальнейшее продвижение неприятельской артиллерии.

В течение этого времени, чтобы не подставлять напрасно мои войска, я отдал приказ занять риги и палисады, расположенные непосредственно позади моей линии; в случае, если линия стрелков, оставленных впереди в рассыпном строю, будет отброшена, следовало вести огонь из бойниц первых и через интервалы вторых. Тотчас затем неприятель выдвинул стрелков и завязал дело с лейтенантом бароном Гумпенбергом, командовавшим стрелками. Перестрелка длилась некоторое время, никто не хотел уступать. Тогда противник выдвинул четыре сильные роты против моего левого фланга и попытался его обойти. Тогда я повёл капитана Шмитца с одной ротой и лейтенанта Гросшеделя с полуротой на край моей линии; я разместил их таким образом, чтобы сделать тщетными все дальнейшие движения неприятеля… Столь же оживлённый огонь завязался на моём правом крыле… в строениях поместья, где находился отряд 6-го полка линейной пехоты. Левое крыло неприятеля, напротив, ретировалось к опушке леса». В то же время капитан Пьеррон с 1-й стрелковой ротой 6-го полка, оставшись свободным из-за отступления русских на правом фланге, пришёл поддержать 1-й батальон, который находился под огнём; «своим оживлённым огнём он оказал наилучшую услугу со своими храбрыми стрелками и другими людьми. Воодушевлённые примером этого капитана, люди сражались долгое время с превосходящим неприятелем до того момента, когда этот храбрый молодой человек был ранен выстрелом в голову и был унесён».

По словам Спауера, «первый выстрел из пушки, выпущенный неприятелем, послышался в 6 ½ часов. Эта канонада из 6-фунтовых ядер, чередовавшихся с картечью, становилась всё более и более оживлённой. Войска, воодушевлённые и воспламенённые замечательным примером генерала и офицеров, выдерживали этот огонь на избранной позиции в течение примерно часа с удивительным хладнокровием, не имея ни малейшей возможности ответного удара, так как мы были лишены всякой артиллерии, и ни единого неприятеля не появилось на равнине. Огонь становился всё оживлённее, снаряды разрывались впереди и позади войск, многие люди были тяжело ранены. Тогда генерал дал приказ подразделениям разместиться за ригами, которые находились почти на линии, но стрелки в рассыпном строю держались на передовой линии. Когда неприятель заметил мнимое отступление, он направил пехоту против левого фланга. Следует признать, что он был в три раза сильне, чем мы. Завязалась перестрелка с 7-й ротой, которая была немного потеснена, но нашла выгодную позицию за палисадами, откуда могла причинять достаточный вред неприятелю; бойницы, проделанные вдоль палисада и в большой риге, очень помогли в борьбе с неприятелем; он был вынужден немного отступить. Вслед за этим линия наших стрелков выдвинулась вновь и отбросила неприятеля».

Властов направил вперёд батальон 24-го егерского и 1-й батальон сводных гренадер 5-й дивизии, которые направились на левый фланг Спаса, чтобы его обойти. Другой батальон 24-го егерского и 2-й батальон сводных гренадер были направлены вправо. По словам Дибича, «сводные гренадеры 5-й дивизии и стрелки 24-го егерского, Пермского и Могилевского полков начали атаку на Спас. Они овладели выдвинутыми вперёд строениями». Наградной документ гласит, что квартирмейстерской части капитан В.А. Коцебу «по приказанию полковника Властова повёл сам атаку на мызу Спас и, будучи впереди всех, овладел оною, при чем и убита под ним лошадь».

Вреде пишет, что «в 8 часов утра противник начал дебушировать сильными колоннами по Невельской дороге, он направился затем на мой правый фланг. Тогда я велел батареям Готтхарда и Графенройта занять позицию слева от деревни Спас на весьма выгодной позиции. Я дал приказ полковнику Деруа частично прикрыть эти батареи 6-м пехотным полком, частично поддерживать связь с деревней Спас. Генерал граф Беккере получил приказ прикрыть со своей бригадой мой крайний правый фланг».

2-я батарея Готтхарда открыла огонь в 8 часов. Командир 4-й батареи Графенройт писал: «Неожиданно развернулись несколько колонн неприятельской пехоты и кавалерии; тогда батарея получила приказ направиться вперёд; батарея Готтхарда уже находилась впереди. Тогда началась канонада, препятствуя противнику приближаться; тогда он двинул свою артиллерию, чтобы подавить нашу. Канонада стала более оживлённой, и началось горячее дело; неприятельская батарея, которая вначале состояла только из четырёх или пяти пушек, потревожила правый фланг батареи Готтхарда позади деревни Спас; слева я вёл продольную перестрелку с таким же числом орудий. Огонь неприятеля длился три четверти часа; он не смог ничего расстроить на нашей батарее на её позиции; ему отвечали с величайшей быстротой, причинив чувствительный урон; одна из его пушек и один лафет были разбиты; тогда он был вынужден на некоторое время замолчать». Готтхард отметил, что «две лёгкие батареи действовали вместе и причинили чувствительные потери неприятельской колонне, которая направилась вперёд вдоль леса, располагавшегося перед нами; кроме того, 2-я лёгкая батарея причинила большой урон неприятельской артиллерии». Фейерверкер Хеннинг и капрал Менахер заставили замолчать две русских пушки.

«Между 7 и 8 часами, — пишет Деруа, — я был призван начальником главного штаба бароном Комо с правого фланга линии 2-го корпуса со 2-м батальоном 2-го полка линейной пехоты и 6-м пехотным полком, которым я командовал; я получил задание разместиться по правую руку от двух батарей, которые заняли позицию на левом фланге всей линии, немного впереди них и справа находилось имение иезуитов, включавшее множество значительных строений; спустя примерно четверть часа начался огонь на левом берегу Полоты… Мы развернулись повзводно левым флангом вперёд (la gauche en tete) и двинулись к правому флангу двух батарей. По приближении трёх батальонов, его сиятельство приказал им направиться вдоль луга, который находился перед двумя батареями, и развернуться там в линию. Развёртывание было исполнено спокойно и точно под огнём неприятеля». 2-я стрелковая рота 2-го полка и 2- я стрелковая рота 6-го полка «развернулись позади нескольких песчаных холмов на правом фланге впереди линии, частью чтобы прикрыть правое крыло линии, частью чтобы перестреливаться с противником». По словам командира 2-й батареи, «две роты 6-го пехотного полка, примкнувшие к левому флангу батареи, образовав прямой угол, были жестоко обстреляны артиллерией. По собственному заявлению офицеров, этим двум ротам было невозможно укрыться от потерь, которые эта русская батарея причиняла им и нашей батарее; противник удалился только после того, как был несколько раз обстрелян картечью из двух орудий».

Согласно мудрёному выражению Витгенштейна, «стрелки 24-го егерского и Пермского пехотного полков атаковали с большею храбростию мызу Спас, но по упорной защите находящихся в оной баварских войск, которые, хотя беспрестанно подкрепляясь свежими с левого берега Полоты, принуждены однакож были оставить занятую уже ими часть фольварка». Из последующего его изложения следует, что первая атака русских на Спас была отбита. При этом «Яшвиль велел открыть огонь лёгкой № 26 роте и шести орудиям конной № 3 роты, чтобы прикрыть отступление нашего левого фланга и остановить движение баварских колонн, которые наступали против него. Огонь этих двух батарей привёл баварцев в беспорядок».

Между 9 и 10 часами Яшвиль во второй раз атаковал Спас. По словам Графенройта, новые русские «пушки направились тогда вперёд таким образом, что их число увеличилось до 16; их огонь продолжался; между тем, две наши батареи через час вынудили их снова замолчать. Немного спустя, группа из двенадцати пушек, которая приехала им на смену, показалась на левом фланге; они уже выстроились на батарее и готовы были распрягаться, но, благодаря усердию, усилиям и активности моих унтер-офицеров и солдат, я своим хорошо направленным огнём не только помешал им распрячься, но и вынудил эту артиллерию ретироваться с чувствительными потерями. С тех пор батарея была оставлена в покое; она лишь выносила огонь неприятельских стрелков».[149]

В «Журнале 1-го корпуса» записано, что «сводные гренадеры, два батальона Пермского и Могилевского полков и 24-й егерский вновь двинулись вперёд, они были поддержаны на своём правом фланге 2-м батальоном Пермского и 1-м батальоном Могилевского полков, которые возглавил полковник барон Дибич». По словам Витгенштейна, «удачное действие орудий конной роты № 3 и конной роты № 1, заставили неприятеля купно с вторичною храброю атакою сводных гренадерских батальонов 5-й дивизии, 24-го егерского полка и 2 батальонов Пермского и Могилевского пехотных полков отступить, но под сильным действием баварских батарей с доминирующих высот левого берега Полоты, неприятель, получая ежеминутно новое подкрепление чрез мосты, ниже Полоты находящиеся, держался с большим упорством в некоторых строениях фольварка». Во время боя были ранены командиры батальонов сводных гренадер майоры Телегин и Врангель.

Пермского полка майор Манглер, «занимая с вверенным ему баталионом аванпостную цепь против правого неприятельского фланга, получил 5 числа повеление овладеть селением Спас, не только быстрым нападением и сильным огнем выгнал бывшего там неприятеля, но, опрокинув оного, гнал до самого предместья города Полоцка (?), присутствуя везде сам, ободрял людей, устроивал ряды и во всех отношениях был храбр и благоразумен». Командир Могилевского полка майор Малеванов был послан князем Сибирским «с баталионом для подкрепления находившегося на левом фланге баталиона Пермского пехотного полка под командою майора Манглера, который отряжен был для занятия мызы Спас, на оном фланге находившейся, и после упорного сражения вытеснен был из оной неприятель».

По словам Вреде, Витгенштейн «понимал важность поста Спас; он направил несколько атак в эту точку; генерал Винценти со своими войсками отбил их хладнокровно и с удивительной храбростью. Вновь противник организовал новый приступ этой деревни; в один момент он был отброшен нашими храбрыми войсками до церкви и садов поместья. Огонь батарей, размещённых в Спасе, смог помешать противнику продвигаться быстро». По словам Винценти, «противник выдвинулся против моего левого фланга с артиллерией и с подкреплениями; это движение стало тем более неблагоприятным для меня, что французская рота 26-го полка лёгкой пехоты…не поддержала меня, как было условлено; вследствие этого, мой левый фланг должен был отступить. Тогда весь фронт моей линии был вынужден прислониться к прудам поместья. Во время этого движения неприятельские егеря пытались выдвинуться со штыками наперевес против первой стрелковой роты капитана Циглера. Этот храбрый капитан оказал им самое храброе сопротивление; многие русские были взяты в плен. Противник вновь усилился; он попытался с помощью огня своей артиллерии овладеть поместьем Спас; несмотря на беспримерные усилия наших утомлённых солдат, мы были вынуждены приблизиться к монастырю».

Спауер также отметил, что «отступление стрелков 26-го французского полка лёгкой пехоты полностью обнажило наш левый фланг. Русские заметили эту ошибку; они тотчас бросились туда; их огонь, направленный нам в спину и в наши тылы, вынудил всю нашу линию ретироваться за хлева. В этом бою лейтенант Гров, а после него капитан Шмит были ранены. 1-я стрелковая рота 6-го линейного полка, отброшенная только превосходством неприятеля, имела несчастье потерять… своего храброго начальника, капитана Пьеррона. Через бригадного адьютанта Рогистера я предложил французской линии переместиться вперёд и соединиться; в то же время через моего адьютанта Спауера я велел им больше не стрелять в нас, поскольку их пули уже ранили нескольких наших. Ослабленные потерей многих людей, подавленные постоянно увеличивающейся энергией русской лёгкой пехоты, все ретировались за пруды в поместье. Во время этого отступления 1-я стрелковая рота 2-го полка прикрывала движение. Когда неприятельские егеря внезапно двинулись против нас со штыками наперевес, она быстро ответила атакой, отбросив русских и взяв нескольких пленных. Все офицеры этой роты, капитан Циглер, лейтенанты Гумпенберг и Пфретше отличились в течение всего боя своей храбростью и неустрашимостью; они дали своим солдатам наилучшие примеры, постоянно оставаясь во главе их».

Когда Вреде заметил, что «при движении против имения иезуитов противник был остановлен жестоким огнём, направленным на его левый фланг, он приказал стрелять линией целого батальона, разместив его на ближайших песчаных холмах; оттуда он должен был произвести несколько залпов по неприятелю». Исполняя этот приказ, Деруа направил на холм беглым шагом 1-й батальон 6-го полка под командой майора Манна. Батальон зарядил ружья и начал стрельбу рядами. «После первого залпа, — пишет Деруа, — произвели второй, полностью следуя предписаниям регламента. Подразделения неприятеля, наступавшие на другом берегу на поместье иезуитов, быстро рассеялись, лишь некоторые части остались сомкнутыми; 2-й взвод 1-й гренадерской роты, затем 3-я и 7-я роты получили тогда приказ стрелять… После нескольких произведённых залпов, 1-й батальон возвратился в линию, расположенную в долине, за исключением 3-й фузилерной роты; она осталась на месте, куда был выдвинут батальон, развёрнутая в стрелковую цепь (en ordre de tirailleurs) позади нескольких песчаных холмов».

Поскольку русские продолжали наступать на имение иезуитов, Вреде «приказал разместить одну роту на водорезе, образованном излучинами Полоты впереди левого крыла позиции и расположенном поблизости от довольно крутых берегов этой реки. Рота левого крыла 1-го батальона 6-го полка была назначена туда, так как находилась ближе всего. В то же время майор Бах был направлен со 2-м батальоном влево за возвышенность напротив левого фланга, взобрался туда и разместился на левом крыле двух батарей на позиции. Майор Манн последовал за ним с остальной частью 1-го батальона, поскольку, тем временем, противнику, благодаря его превосходству, удалось занять часть имения иезуитов и угрожать захватом остальной его части с садами. Всё это могло иметь место между 9 и 10 часами утра. В этот момент огонь с двух сторон достиг наивысшей степени активности». После этого, по словам Вреде, «2-й батальон 6-го линейного полка устремился частью в Полоту, частью за эту реку и направил ужасный ружейный огонь против неприятеля. Генерал Винценти дебушировал из садов поместья со штыками наперевес и выбил противника из деревни с ужасными потерями… Винценти отбросил его во второй раз».

В 11 часов Вреде направил на помощь защитникам Спаса 5-й лёгкий батальон, «предписав ему разместиться своим правым флангом в имении иезуитов, прикрыть дорогу и служить поддержкой полковнику Спауеру». Командир этого батальона пишет, что получил приказ «перейти небольшую речку Полоту и разместиться своим правым крылом у имения иезуитов, расположенного в этой точке, прикрыть дорогу и служить поддержкой полковнику графу Спауеру. Батальон двинулся, генерал Винценти, который командовал в этой точке, указал занять позицию позади дефиле и речки; он взял с собой только стрелковую роту, чтобы усилить 1-й батальон полка Кронпринца». Сам Винценти писал, что Вреде «послал мне в поддержку 5-й батальон лёгкой пехоты Буттлера. Я разместил его на возвышенности у моста через Полоту, чтобы тем самым не позволить противнику его перейти. Я взял стрелковую роту капитана Бекка из этого батальона и бросился с ней и с ротой капитана Дебше из 2-го полка линейной пехоты на центр неприятеля. Я разбил его так, что вся линия бежала. Преследуя противника со всей моей линией, я взял нескольких пленных. В этот момент я был ранен ружейной пулей в верхнюю часть руки и, к несчастью, был вынужден покинуть поле боя, после того как был перевязан».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
Баварская линейная пехота

Спауер, принявший командование вместо Винценти, так описывал эти события: «Я велел тогда бить в атаку, барабанщики Фодермайнер и Декер бежали во главе и отличились своими криками, и беспрерывно барабаня в атаку; они облегчили усилия офицеров, чтобы собрать войска посреди града пуль, ружейных и картечных. Войска двинулись сомкнутым строем; они вновь проявили много неустрашимости и хладнокровия, прогнали неприятеля штыками из двух мыз, но не могли преследовать до победного конца по причине нового отступления французов, которое произошло на левом фланге; пришлось довольствоваться примерно двадцатью пленными и вновь занять место за стенами монастыря. В этот момент генерал-майор Винценти, который постоянно с неустрашимостью находился в линии стрелков, был ранен пулей в левую руку, как и полковой адъютант, лейтенант Спауер».

Дибич писал, что «противник оказал очень упорное сопротивление, но в конце концов уступил все постройки до оврага, который проходил через Спас, но продолжал держаться на другой его стороне, благодаря свежим войскам, посланным туда генералом Сен-Сиром; две роты гренадер и батальон 24-го егерского, отряженные к Полоте в момент отступления нашего левого фланга, атаковали баварскую колонну, которая перешла речку в брод и отбросили её с потерями».

Заметив сосредоточение сил противника у Спаса, Витгенштейн в полдень приказал Бергу с полками Севским, Калужским, 1-м Сводным пехотным и 6 орудиями батарейной № 5 роты двинуться из центра влево на помощь авангарду, а взамен этих войск выдвинул из второй линии в центр первой линии батальон Тульского полка и запасной батальон 11-го егерского, а затем по батальону Эстляндского и Навагинского полков. «Не желая осуществлять свой фланговый марш под огнём противника, генерал Берг взял просёлочную дорогу, которая примыкала к Невельской дороге». Отряд Берга приближался к левому флангу, «когда полковник Властов, теснимый с фронта внушительными силами и обойдённый на своём левом фланге, занял позицию возле леса и ожидал там атаку. Пушки роты № 5, пришедшие с войсками из центра, были тотчас размещены на батарее. Их действие остановило первый напор неприятеля. Генерал Берг усилил тогда стрелков полковника Властова всеми своими стрелками, позади них построил три своих полка в колонны к атаке, будучи поддержан на своём правом крыле князем Сибирским с Пермским и Могилевским полками, и двинул весь свой правый фланг вперёд. Мощно атакованный противник в свою очередь отступил в беспорядке к Спасу, предав огню передовые строения и остановившись только на другом берегу оврага. Наши стрелки пытались перейти его, но были отбиты с потерями». По словам Витгенштейна, «стрелки наши, в жару брани, неудовольствуясь сим, бросались даже против данного приказания на другую сторону небольшого ручья, протекающего фольварк Спас».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
Баварская лёгкая пехота

Спауер говорит, что «мыза была захвачена вновь, но мы не могли удержать её по причине нашей слабости; мы не имели ни малейшей поддержки и были вынуждены вместе с несколькими пленными отступить на нашу прежнюю позицию, после того как подожгли одну ригу». Фейерверкер 2-й батареи Фойт двумя гранатами «поджёг ригу, откуда был выгнан неприятель». Капралу М. Пюнцеру (Винцеру) из 7-й фузилерной роты 2-го полка было поручено осуществить поджог, и он «поджёг ферму посреди русских в деревне Спас», когда они уже почти овладели амбарами (за это он был награждён серебряной медалью за Военные заслуги). «Мы получили тогда в подкрепление, — продолжает Спауер, — одну стрелковую роту 5-го лёгкого батальона под командой капитана Бекка. Соединившись, наши люди вместе с подкреплением вновь проникли на хутор, откуда неприятель отступил после энергичной обороны. Мы были весьма счастливы, что отбросили их, благодаря рвению наших людей и хорошему поведению капитана Бекка и его стрелков, которые понесли значительные потери убитыми и ранеными; мы исполнили приказ, доставленный лейтенантом Рогистером, поджечь все риги. Исполнив это, мы оставили мызу, которая из-за пожара стала непригодной для обороны. 5-й батальон лёгкой пехоты сменил нас».

Вреде сообщил: «После 3-й атаки я велел сменить его четырьмя другими ротами 5-го лёгкого батальона и двумя ротами 11-го полка; эти войска были очень ослаблены и очень сократились: они понесли большие потери убитыми и ранеными. Подполковник граф Буттлер принял тогда командование вместо полковника графа Спауера, который со своими войсками выдержал бой с величайшей доблестью». По словам К. Буттлера, вскоре после 12 часов он получил приказ Вреде сменить 1-й батальон 2-го полка «тремя ротами, немного позже две другие роты батальона последовали за ними». Деруа уверял, что его 6-й полк «вместе со 2-м батальоном 2-го линейного полка Кронпринца находился посреди самого жестокого ружейного огня до 1 часа пополудни».

После этого войска Спауера «разместились позади линии 20-й дивизии. Во время отступления бригадный адъютант лейтенант Рогистер заметил в горящих ригах нескольких несчастных русских раненых посреди пламени; лично рискуя, он постарался сделать всё возможное, чтобы спасти их с помощью нескольких стрелков. Он был очень счастлив, что спас многих».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
Б.Э. Деруа (1743–1812)

По словам Вреде, «Деруа имел перед собой линию неприятельских стрелков, деревню Спас на опушке леса, он должен был прикрывать батареи, размещённые позади него; со своим храбрым полком он проявил величайшие доказательства храбрости. Тем временем, силы его войск были исчерпаны, я выслал ему в поддержку батальон 5-го и батальон 11 — го полков; со своими храбрыми войсками он выдержал бой до одного часа до наступления ночи. Батареи Готтхарда и Графенройта уничтожали своим огнём целые части неприятельских войск; однако он не отказывался от своих атак. Противник продолжал атаковать также позицию французского корпуса; когда он имел успех, выигрывая немного территории, каждый раз деревня Спас подвергалась опасности… Начиная с 6 часов вечера неприятель больше серьёзно не атаковал деревню».

Деруа, принявший командование войсками в Спасе, педантично зафиксировал, что для поддержки его войск генерал Вреде «в 1 час выслал на позицию 1-й батальон 5-го линейного, а в 3 часа 2-й батальон 11-го под командой майоров Флада и Франка». Поскольку солдаты 6-го полка расстреляли весь боезапас, Деруа приказал заменить их «тремя оставшимися ротами 2-го полка линейной пехоты Кронпринца под командой майора Райхлина, потому что огонь был беспрерывным. Вторая смена из четырёх рот 1-го батальона 5-го полка имела место после 2 часов, а третья смена в 4 ¾ часа; она была такой же силы, взятой из 2-го батальона 11-го полка. Все роты 6-го полка два раза получали боеприпасы; роты 5-го полка — один раз; роты 11-го полка не имели нужды их возобновлять, поскольку огонь значительно уменьшился к 6 часам вечера».[150]

Буттлер сообщил: «На левом крыле линия французских стрелков отступила до деревни, расположенной напротив реки, таким образом, к моему прибытию противник проник до входа в местечко. Тогда я направился беглым шагом и преследовал неприятеля до уже сожжённых домов; против него также вновь выдвинулась линия французских стрелков. Вскоре после этого противник ещё усилился, он вновь отбросил линию стрелков почти до деревни и дефиле; тут он обошёл меня сразу с двух сторон, с тыла и с фланга. Я вынужден был тогда покинуть сгоревшие дома и отступить достаточно далеко, чтобы обеспечить оба своих фланга.

Во второй раз я сумел остановить продвижение противника и выбил его из деревни. Линия французских стрелков направилась тогда вперёд и преследовала противника почти половину пути, но вновь была отброшена, и я вновь вынужден был покинуть сожжённые дома. Наконец, я направился вперёд в третий раз со штыками наперевес с тем же успехом, но французская линия снова отступила. Я посчитал наиболее подходящим, чтобы не терять ещё больше людей, полностью оставить сожжённые дома, расположенные впереди, и ограничиться обороной другой части деревни и дороги… Я оставался на этой оборонительной позиции до 6 часов вечера; тогда две роты 11-го линейного полка сменили меня, и огонь затих». В этих стычках сержант 3-й фузилерной роты М. Генсбауер спас раненого капитана Буххольца и вернулся в строй (за это он был награждён орденом Почётного легиона).

По словам Дибича, «генерал Вреде, которому была поручена оборона Спаса, тотчас получил новые подкрепления и сделал ещё несколько попыток потеснить наш левый фланг. Его колонны несколько раз переходили речку, но так как огонь батарей № 9, 3, 26 и 5 постоянно отбрасывал их с потерями, он не смог вытеснить генерала Берга с его новой позиции… Во время одной из этих атак неприятельские стрелки под прикрытием изгородей продвинулись до роты № 3. Они были прогнаны двумя эскадронами Гродненских гусар, которые находились поблизости». Берг заявил, что «отбросил противника и преследовал его до Полоты». Витгенштейн также говорит, что баварцы вынуждены были отступить за Полоту, но в другом месте его рапорта мы читаем, что в конце боя русские «овладели частью мызы Спас, расположенной на левом берегу пруда и реки». Графенройт отметил, что «между 7 и 8 часами канонада в этой стороне закончилась и батарея оставалась всю ночь на своей позиции».

Ожесточённое сражение проходило и в центре позиции. По словам Сен-Сира, когда Берг двинулся на помощь Яшвилю, «Удино воспользовался этим движением, чтобы атаковать центр противника дивизией Леграна. Это движение имело успех и заставило Витгенштейна усилить свой центр другими батальонами, также взятыми из второй линии, которыми генерал Гамен воспользовался, как средством сохранить свою позицию. Войска дивизии Леграна, которые продвигались вперёд, снова заняли свою позицию в хорошем порядке. Позднее герцог Реджио возобновил эту атаку с явным намерением оттянуть на себя часть войск, направленных неприятелем на баварцев».[151] Д’Альбиньяк писал, что «генерал Ле Гран в течение всего дня выдерживал огонь русских единорогов и 12- и 18-фунтовых пушек, которым он отвечал из 3-фунтовых пушек; своим правым флангом он содействовал баварцам, которые находились в Спасе. Генерал Де Гран потерял много людей от огня неприятельской артиллерии».

По словам Дибича, «в момент, когда генерал Берг разместился возле Спаса, стрелки дивизии Леграна приблизились к нашему центру. Генерал Гамен прибыл разместиться там с шестью пушками батарейной № 27 роты, одним батальоном Тульского полка и запасным батальоном 18-го егерского (войсками, взятыми из второй линии). Он прогнал французских стрелков. Тогда вся дивизия Леграна повернулась против него. Два сводных батальона, которые не смогли устоять в слишком неравном бою, вновь вернулись в линию. Это отступательное движение позволило ротам № 1 и 27 свободно вести перекрёстный и оживлённый огонь, который заставил отступить французские колонны. Стрелки нашего центра, поддержанные двумя батальонами Эстляндского и Навагинского полков, взятыми из второй линии, преследовали противника и оттеснили его до пригорода Полоцка».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
Схема сражения при Полоцке 17 августа 1812 г.

Витгенштейн несколько иначе описал этот бой. Он пишет, что батарейная № 5 и конная № 1 роты «поражали сии колонны быстрым и удачным огнем; но стрелки неприятельские под защитою строений, заборов и кустов приближались к центру нашему, посему приказал я генерал-майору Гельфрейху отрядить один баталион для вящего прикрытия конных орудий, а генерал-майор Сазонов приказал генерал-майору Гамену, с Тульским и Эстляндским пехотными полками и с запасными баталионами 11-го, 18-го и 36 егерских полков, прикрывать 6 орудий батарейной роты № 27, находящиеся в центре… Неприятельские стрелки, несмотря на таковое подкрепление нашего центра и на великий урон, нанесенный им картечными выстрелами… беспрестанно подкрепляемы новыми силами из приближающихся из города пеших колонн, стремились с большою быстротою на нашу линию, но стрелки наши, ударив на них в штыки, опрокинули и преследовали до строений предместьев города». Несмотря на это неприятель, получив очередное подкрепление, «несколько раз приближался своими стрелками до самых батарей наших, но был всегда опрокинут нашими стрелками под командою храброго генерал-майора Гамена, которого я подкрепил еще Тенгинским пехотным полком; наконец, наши стрелки вытеснили совершенно неприятеля из кустов на краю линии нашей находящихся».

По словам Пиля, Удино, наблюдая за своей линией, приблизился к правому флангу, затем «бросил свою лошадь в галоп, посетил центр и устремился к левому крылу, где пыл русских был остановлен батареями, размещёнными на берегах Двины, которые взяли их в косом направлении». К 13 часам маршал «вновь занял свой наблюдательный пост на земляных валах города, когда внезапно левое крыло русских, получив подкрепление, предприняло новую попытку против нашего правого фланга. Батальон, который выделил стрелков, прикрывавших это крыло, был ошеломлён оживлённой атакой, не устоял и отступил в беспорядке». Тогда маршал пришпорил своего коня, устремился в гущу этой свалки, вновь соединил беглецов и повёл обратно в бой. Правда, по словам Вреде, перед этим маршал «отыскал меня, чтобы засвидетельствовать мне своё удовлетворение по поводу храбрости королевских войск. Едва он покинул меня, чтобы перейти мост на Полоте в деревне Спас, как был тяжело ранен». По словам же Деруа, Удино «находился со стрелками дивизии Леграна», когда был тяжело ранен в левое плечо картечной пулей, это было его 12-е ранение. Д’Альбиньяк уверял, что случилось это в 18 часов, и маршал находился во главе стрелков 11-го (наверняка, 26-го) лёгкого полка. «Полковник Летельер и капитан де Терм, — продолжает Пиль, — которые находились по бокам его, поддержали его, чтобы он не упал с лошади, и отвезли его в монастырь иезуитов… Маршал тотчас призвал генерала Гувьон Сен-Сира, чтобы передать ему командование обоими корпусами», как старшему дивизионному генералу. Сен-Сиру в тот момент «делали перевязку сильной контузии картечной пулей, которую он получил утром в бедро».[152]

В наградных документах сказано, что шеф Тенгинского полка полковник Лялин «прикрывал с полком большую дорогу и при сильных пушечных выстрелах оставался на своем месте в должном порядке, с твердым духом ободряя своих подчиненных», что штабс-капитан конной № 3 роты А.А. Бистром 1-й, «когда неприятель сильно устремился на центр наш, то он с отличною неустрашимостию вынесся с двумя своими орудиями вперед и там встретил его картечью, чрез что смешал, опрокинул и принудил отступить». Дибич написал, что «Гамен продолжил затем сражаться с дивизией Леграна с переменым успехом до момента, когда, будучи подкреплён вторым батальоном Тульского полка, вынудил его покинуть кустарники впереди своей линии. Наступившая темнота прекратила бой».

* * *

Гораздо менее интенсивными были боевые действия на южном крыле. Витгенштейн пишет: «Навел неприятель батарею на левом его фланге перед Полоцком, дабы вредить кавалерии и особливо конной артиллерии нашей; но батарейная рота полковника Мурузи, поражая оную столь удачно, что двукратно заставляла в миг свезти орудия». (Позднее эта батарея перевела свой огонь «против пеших колонн, которыми неприятель беспрестанно подкреплял своих стрелков против центра и левого фланга нашего»). По словам Витгенштейна, «правый фланг наш, состоящий из 23-го егерского полка и 6 орудий батарейной роты № 28, остался во время всего сражения почти без действия, ибо неприятель, наведя на левом берегу Двины при мызе Екимании 15 орудий под прикрытием большого числа пехоты и кавалерии», фактически также бездействовал. Впрочем, командир 4-й баварской 12-фунтовой батареи капитан Берхем упомянул, что «казаки часто приближались к левой стороне города, по ним стреляли ядрами и один раз картечью, которые были очень хорошо направлены, и каждый раз казаки тотчас выдвигались на место, которое они покидали».

У Антоновского, полк которого прикрывал батарею, осталось такое впечатление: «Как видно было, наши слишком не напирали, полагая без большого бою обойтись, занять Полоцк… До нас дело вовсе не доходило, и нам дозволялось отдохнуть и, кто мог, и вздремнуть… К вечеру сражение становилось упорнее, но ничего важного и значительного не произвело». Впрочем, «наша батарея действиями своими часто расстраивала французские колонны, а иногда и совсем ворочала назад». С закатом солнца боевые действия прекратились, и 3-й батальон 26-го полка был послан вперёд занять аванпосты.[153]

Русский штаб признавал, что «обе стороны сражались с величайшим ожесточением; баварские войска отличились своим упорством». Сен-Сир сообщил, что союзники отбили 6–7 русских атак, и сражение закончилось в 21 час. «Это дело принесло наибольшую честь дивизии Леграна, которая размещалась на пересечении Себежской и Невельской дорог, и баварскому корпусу, размещённому на левом берегу Полоты, позади деревни Спас, которую противник упорно стремился всё снова и снова захватить, несмотря на то, что его изгоняли оттуда пять или шесть раз, где 20-я дивизия и генерал Вреде, который ею командовал, покрыли себя славой. Баварский генерал Винценти, заслуживший похвалы за продемонстрированный образ действий, был там ранен».[154]

Потери противников были серьёзными. Педантичные немцы подсчитали, что дивизия Вреде потеряла убитыми 1 офицера и 75 нижних чинов, ранеными 36 офицеров и 353 нижних чинов. Дивизия Деруа, за исключением пешей 12-фунтовой батареи, выставленной на левом берегу Двины, в сражении не участвовала, но от выстрелов русской артиллерии потеряла 4 пехотинцев убитыми и 8 ранеными.[155] Во французских частях известны лишь офицерские потери: 4 убитых, 11 раненых. 37-й линейный полк потерял 300 чел.[156] Русские завысили потери противника до 4.000 убитых и раненых и 1.000 пленных, а свои потери определили в 2.500 чел. Офицерские потери русских: 12 убитых, 2 пропавших без вести, 41 раненый; сведений о потерях нижних чинов не сохранились.[157]

«Трудно осуждать, — писал Бутурлин, — решимость графа Витгенштейна атаковать центр армии, которую речка надвое разделяла; однако ж, кажется, что вместо того, чтобы главные усилия свои производить на монастырь Спас, лучше было бы обратить их в промежуток Невельской и Себежской дорог; ибо таким образом избегнули бы опасного огня в тыл, который неприятельские батареи, на левом берегу Полоты поставленные, производили по атакующим колоннам». Богданович считал, что дело 17 августа «было нерешительно, хотя и дорого стоило участвовавшим в нём корпусам. Войска обеих сторон остались на тех же местах, которые были ими заняты в начале боя, кроме левого нашего крыла, удержавшего с бою обращённую к нему сторону Спасского оврага».

«Если рассмотреть обстоятельства, которые привели к сражению у Полоцка 17 августа, — писал Хайльман, — и при этом сравнить их с его ходом, то не может не вызвать удивления, что Витгенштейн, план которого состоял в том, чтобы прогнать неприятеля или, другими словами, овладеть Полоцком, не мог достичь этой цели тем способом, который он выбрал». Поскольку он исходил из ошибочного мнения, что деморализованные войска ІІ-го и ѴІ-го корпусов смогут оказать лишь ограниченное сопротивление, то избранный им путь — всеми собственными силами ударить по всем силам противника — был совершенно ошибочен. “Если бы русский полководец отложил атаку на позицию союзников на два или три дня, что он вполне легко мог сделать, и в это время со своими усилившимися между тем главными силами у Захариной или Томшино переправился на левый берег Полоты, то сопротивление союзников было бы значительно осложнено.

И даже если бы во время сражения 17 августа он осуществил переход этой речки у Громево силами одной дивизии, то это могло бы иметь для русских благоприятный исход, если бы он, вместо того, чтобы бросаться в беспрерывные, кровопролитные, но безуспешные атаки против дивизий Вреде и Леграна, занял бы левый фланг и центр союзников ложными атаками своих лёгких войск. При наступлении сильного русского соединения по левому берегу Полоты удержание Спаса было бы невозможно, по крайней мере, для слабой дивизии Вреде, и поэтому её отступление к стенам Полоцка стало бы неизбежным; начало этого движения по необходимости должно было бы закончиться очищением правого берега Двины. Но по тому, как русские начали борьбу 17 августа, сражение могло принять лишь характер простого фронтального столкновения, которое, как почти все сражения такого рода, хотя и причиняют большие потери обеим сторонам, но стратегически не приносят значительного результата».

С другой стороны, французский командующий действовал недостаточно решительно. «Грубой ошибкой Удино было то, что в почти двенадцатичасовом ожесточённом сражении были измотаны дивизии Леграна и особенно Вреде и, напротив, 2 комплектные дивизии (Мерля и Деруа) стояли без употребления на поле боя», а кавалерия Думерка и Кастекса вообще находились далеко от поля боя. «Герцог Реджио был, вне всякого сомнения, храбрым гренадером, но как полководцу ему мешала его непостоянная и нерешительная натура».

Фабри так оценил итоги сражения: «Фактически одна единственная французская дивизия Леграна, усиленная одним полком, и одна баварская бригада вынудили русский корпус целиком вступить в бой. Со стороны баварцев в деле были только две батареи (третья произвела только двенадцать выстрелов) и, если Гувьон говорит правду, дивизия Леграна имела только свои полковые пушки. Более половины войск, находившихся под командой Удино, не сделали ни одного ружейного выстрела; при таких условиях успех был невозможен. Можно лишь согласиться с критическим суждением г. Ксиландера о способе, каким велось сражение. Заметим, однако, что Вреде не несёт никакой ответственности, так как он был подчинённым. Вина лежит только на верховном командовании, которое никак не могло решить, отступить или дать сражение».[158] Одним словом, командующие обеих противоборствующих сторон действовали не лучшим образом. Витгенштейн выбрал не самое удачное направление атаки, а Удино думал вовсе не о том, чтобы добиться успеха, а лишь о том, как бы устоять. Отсутствие половины его войск на поле боя ясно говорит о том, что он в тот день явно не помышлял о победе, а думал только об обороне.

Баварские авторы, в частности, Зайболтсдорф, ретранслировали мысль о том, что «упорное сопротивление, оказанное в тот день, заставило генерала Витгенштейна отказаться от своего заблуждения, будто он совершенно легко может справиться с обоими слабыми корпусами. В такую надежду он обоснованно верил, так как к ней его склоняли многочисленные марши и контрмарши ІІ-го корпуса, а также жалкое состояние пленных и отставших, часто остававшихся лежать. Как французы, так и баварские офицеры были поражены чрезвычайной храбростью и хладнокровной выдержкой ѴІ-го корпуса, так как угрюмое и молчаливое настроение рядового состава и его утомление не без основания позволяли опасаться, что его физические силы могут быть побеждены. Но бедствия было настолько большими, что он желал лучше наступления смерти, чтобы освободиться от бесконечных и с каждым днём усиливающихся несчастий».

Упорное сопротивление противника показало Витгенштейну, что овладение Полоцком будет стоить ему больших потерь, а потому его цель отныне «состояла в том, чтобы, не вступая в решительное сражение, побудить неприятеля к очищению правой стороны Двины». Бутурлин так разъяснял дальнейшие действия Витгенштейна: он не мог силой заставить противника уйти за Двину, но и не мог тотчас же отступить, ибо «чрез то он только обнаружил бы свою слабость и ободрил французов к новым против него покушениям. Для избежания сей неудобности, решился он остаться… в позиции перед Полоцком и сделать вид к нападению на обоих флангах своих». «Дабы неприятелю сделать сильнейшую диверсию», он отрядил полковника Сиверса с 2 батальонами и пионерной ротой, чтобы построить мост на Двине в 4 в. ниже Полоцка и «тем неприятелю угрожать переправою через оную, оставя упомянутые баталионы для прикрытия построенного уже к вечеру моста против приближающейся к оному неприятельской пехоты». Дибич отметил, что «Сивере, которому поручено было строительство моста на этой реке, также был побеспокоен войсками, которые находились на левом берегу. Два батальона, которые были даны ему, чтобы прикрывать его возведение, выстроились вдоль берега и открыли непрерывный огонь, который вынудил неприятеля удалиться вне дальности выстрела и не позволил прервать работу наших пионеров». Ночью Витгенштейн приказал Сиверсу «выстроить другой мост на р. Полоте за 4 в. выше Полоцка, дабы тем в тоже время угрожать неприятелю нападением на правый фланг его».[159]

Витгенштейн уверял, что он «хотел оставаться в прежнем своем расположении. Невзирая на гораздо превосходнейшее число неприятеля, я надеялся вытеснить его из города, но, по причине выгодного для него местоположения и сделанных укреплений, это не могло состояться без большой потери с нашей стороны. Корпус же, мне вверенной, в пяти кровопролитных сражениях, не считая частые авангардные дела, потерял большое число храбрых воинов, а при прогнании неприятеля из Полоцка ничего не можно было ожидать полезного, кроме занятия сего города, тем менее каких- либо важных последствий, потому что неприятель не только успел увезти обозы и тяжести свои, но, имея два моста, прикрытые и защищаемые с обеих сторон мостовыми укреплениями, нашел бы в лесном местоположении левого берега Двины новые оборонительные способы; я же, без успехов Главной нашей армии, не мог отдалиться от берега сей реки».[160] Таким образом, российский генерал собирался выдавить неприятеля из Полоцка не лобовыми атаками, а с помощью демонстраций на его флангах.

Хотя союзники удержали свою позицию, но русские не удалились, даже лагерь Витгенштейна расположился в Присменице, всего в ¼ часа пути от Спаса. Лес, располагавшийся позади линии русских постов, скрывал движения войск, в то время как Витгенштейн мог видеть всё, что происходило в неприятельском лагере. Дибич пишет, что «Витгенштейн, не желая удаляться от своих линий, был вынужден разместить свою главную квартиру в Присменице, единственном пригодном для жилья селении, которое можно было разыскать в округе. Русские войска провели ночь в следующем порядке справа налево. Пехота: полки 23-й, 25-й и 26-й егерские, Тульский, Эстляндский и запасный батальон 18-го егерского, батальон Навагинского полка, полки Пермский, Могилевский, Севский, Калужский, Сводный пехотный, 24-й егерский, сводные гренадерские батальоны 5-й дивизии. Артиллерия на позиции: шесть орудий батарейной № 28 роты, конная № 1 рота, шесть орудий батарейной № 27 роты, шесть пушек батарейной № 5 роты, лёгкая № 9 рота, шесть орудий батарейной № 28 роты и шесть пушек батарейной № 5 роты. Кавалерия, а также остальная пехота и артиллерия второй линии находились позади в различных точках. Правое крыло находилось на той же позиции, как перед сражением. Левое крыло опиралось своим правым флангом на Присменицу, своим левым флангом — к Полоте, его аванпосты были размещены вдоль оврага у Спаса… Русский резерв в течение ночи покинул Ропно и разместился на Невельской дороге позади нашего левого фланга, чтобы служить одновременно его поддержкой. Полковник Сивере получил приказ начать строительство моста на Полоте возле Боровки… Репнин прибыл ночью к Полоцку, его войска вернулись в линии, из которых они прежде были выделены».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)

По словам Каховского, он получил приказ Довре «направиться с резервом… к отряду полковника Властова, расположенному на левом фланге, чтобы поддержать его в случае необходимости». Репнин писал: «Заняв позицию возле Полоцка, полки дивизии, которые были мне доверены, Сводный кирасирский полк и Сводный гвардейский полк, находились, 1-й в центре 2-й линии, а 2-й распределён следующим образом: эскадрон драгун гвардии на правом фланге для поддержки батарей и егерского полка полковника Фролова; эскадрон улан на левом фланге под командой полковника Властова, а эскадрон гусар гвардии на правой стороне большой дороги из Себежа в Полоцк, в прикрытии батарей полковника Зальцмана». Репнин находился при Сводном кирасирском полку. Балк, назначенный командующим кавалерией, разместился «со Сводным кирасирским полком и двумя слабыми эскадронами Рижского и Гродненского полков в центре… Другие кавалерийские полки и эскадроны находились на обоих флангах, находясь под непосредственным командованием командиров флангов». Всего 1-й корпус насчитывал 18 тыс. чел.

В мемуарах Сен-Сир писал, что ночью «собрал большую часть своих генералов, чтобы сообщить им своё намерение атаковать на следующее утро неприятеля всеми силами; он оправдывал это намерение близостью русских, не позволявшей посылать отряды для фуражировки и заставлявшей войска быть постоянно наготове без малейшего отдыха. События дня достаточно показывали намерение неприятеля не давать нам передышки и сражаться с нами, хотя бы даже оба французских корпуса перешли на левый берег Двины. Его положение было слишком угрожающим для того, чтобы принять какое-нибудь иное решение, кроме того, чтобы дать ему битву, которой к тому же даже при желании нельзя было надолго избежать, поскольку в тот день русский главнокомандующий начал возводить два моста… Невозможно было дольше оставаться в таком опасном положении; нужно было во что бы то ни стало отбросить противника», который «мог перебросить часть войск со своих флангов в наши тылы и захватить всех людей, которые рассыпались на десять льё вокруг, чтобы найти продовольствие для себя и для своих рот».

Сен-Сиру «было не трудно убедить своих генералов в необходимости наступления, но все заявили, что их войска так слабы, что не в состоянии вынести всей тяжести сражения, если оно, подобно предыдущему, будет продолжаться целый день. Тогда он предложил им занять сражением только полдня, но они отвечали, что им невозможно будет продержать своих солдат на ногах в течение шести часов; наконец, он предложил им сократить продолжительность дела до четырёх часов, и они подтвердили, что это всё, чего можно ожидать… Было решено ввести войска в дело в четыре часа пополудни, чтобы наступившая ночь дала возможность закончить его. Генералы разошлись, ознакомившись с общей диспозицией и, в частности, с тем, что касалось каждого из них». В рапорте Сен-Сир написал кратко: «Вечером этого дня я осознал необходимость атаковать неприятеля». По словам Вреде, «Сен-Сир был убеждён, что неприятель тотчас снова возобновит свою атаку; он решил атаковать 18-го в 4 часа вечера, чтобы дать ему решительное сражение».[161]

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
А. Ежов. Атака 8-го линейного полка на русскую батарею в сражении при Полоцке, 18 августа 1812 г.


6/18 августа

В 3–3½ часа утра войска Вреде были сменены дивизией Деруа. В 3 часа 3-й батальон лёгкой пехоты получил приказ сменить в Спасе 5-й батальон и занять «имение иезуитов тремя ротами. Туда был назначен майор батальона с тремя ротами; три другие роты под начальством командира батальона подполковника Бернклау заняли возвышенности позади этой деревни». В 5 часов 4-я лёгкая батарея была сменена на позиции 3-й лёгкой батареей капитана Халдера. Майлингер, охранявший обоз на левом берегу Двины, пишет: «В 11 часов утра с подразделениями, принадлежавшими к главной квартре, я вновь двинулся через Двину в Полоцк, где разместился в еврейском доме при выходе на Витебскую дорогу, вблизи нескольких синагог. На находившуюся перед ним площадь я велел вывезти небольшой парк повозок с продуктами и багажом и выставил к нему охрану. Одна рота была наряжена в гарнизон иезуитского монастыря и находившихся позади высоких валов, а остальные стояли в постоянной готовности».

Дибич подчеркнул, что «противник, обманутый числом батальонов, пришедших с генералом Гаменом в Свольню, считал русский корпус гораздо более сильным, чем он был в действительности… Войска, однако, получили приказ быть готовыми двинуться к Белому, но отступательное движение должно было начаться только в 4 часа пополудни 6 августа». Витгенштейн пишет, что «утро 6 числа прошло без всяких неприятельских действий, кроме перестрелки при вновь построенном мосте, которая кончилась скоро без значущей потери с обеих сторон; неприятель в ночь и также по утру удалил большую часть войск своих к берегу Двины и в город, ожидая повидимому атаки нашей».

Сен-Сир считал, что у него имелось всего 24 тыс. чел., а у русских — более 30 тыс., а потому, «надо было пополнить недостающие силы и маневрировать так, чтобы застигнуть неприятеля врасплох». Для того чтобы ввести противника в заблуждение, Сен-Сир велел симулировать отступательное движение: «В час пополудни военный обоз обоих армейских корпусов, расположенный за старым Полоцком, двинулся по дороге из Полоцка к Уле. 8-я дивизия немного спустя оставила позицию, занимаемую ею накануне на левом берегу Двины, около того места, где русский главнокомандующий возводил мост, и поднялась вверх по течению, по левому берегу реки до старого Полоцка, всё время в виду правого фланга неприятельского лагеря, расположенного на противоположном берегу. Она, по-видимому, собиралась стать в хвосте обоза, в то время как дивизия кирасир и бригада Кастекса, выступив одна из Семенца, другая из Рудни, с лошадьми, нагруженными фуражом, по-видимому, собирались прикрывать переднюю часть и фланги. В три часа пополудни обоз стал быстро продвигаться к Уле; повозок было очень много, и они поднимали густую пыль. В то же время наибольшая часть артиллерии 2-го корпуса, под начальством генерала Обри, сменившего Дюлолуа, перешла на правый берег Двины, чтобы занять назначенное ей место».[162]

В 15 ½ часов 8-я дивизия также вернулась назад и перешла реку по одному из мостов в Полоцке, вслед за дивизией Мерля. Дивизия Леграна, используя долину Полоты, чтобы замаскировать своё движение, двинулась на север, чтобы опереться правым флангом на Спас, образуя центр позиции. Оборона Полоцка была поручена дивизии Мерля: бригада Кандра (1-й и 2-й швейцарские полки) встала к северу от города и к востоку от Полоты, бригада Авизара (123-й линейный и 3-й швейцарский полки) расположилась частью на городских валах, частью в городе, 4-й швейцарский полк — в городе. Дивизия Думерка находилась на обратном пути и должна была встать справа от дивизии Мерля. По словам Д’Альбиньяка, «центр должна была занять батарея из 12 пушек, ведомая самим генералом Обри; 12 других пушек должны были находиться на большой дороге из Невеля, эти орудия должна была поддерживать дивизия кирасир в центре; эта дивизия из 1.400-1.500 кирасир… должна была направиться туда, куда будет необходимо. Одна бригада из дивизии Валантена находилась на дороге из Белого; хорваты, поддержанные бригадой лёгкой кавалерии Кастекса, должны были дебушировать на левом фланге с 24 пушками против русского правого крыла».

«Каждый генерал получил задачу, — пишет Вреде, — моя состояла в том, чтобы командовать правым крылом и начать атаку в 4 часа. Когда я завяжу дело и добьюсь некоторого прогресса… Деруа дебуширует со своим корпусом из деревни Спас и двинется против неприятельского центра; на его левом фланге бригада лёгкой кавалерии Корбино перейдёт по второму мосту Полоту у кладбища, затем двинется французская пехотная дивизия Леграна с многочисленной артиллерией; на её левом фланге дивизия Вердье дебуширует из города, имея на левом фланге дивизию кирасир Думерка с бригадой лёгкой кавалерии Кастекса, чтобы атаковать правое крыло неприятеля». По словам Д’Альбиньяка, Легран «со своей дивизией, вновь поднявшись к центру по изгибам и оврагам Полоты, которые скрывали движения, также подходил к Спасу и выстраивался на левом фланге генерала Деруа», который, пройдя через Спас, «формировал линию по секциям слева и впереди Спаса в маленьком овраге глубиной в человеческий рост».

Деруа свою задачу определил так: «С 1-м корпусом я должен был выдвинуться в центр, перейти Полоту… пройти через деревню, расположенную прямо передо мной, построиться и затем двинуться прямо на позицию неприятеля. Мой корпус получил 4-й батальон лёгкой пехоты Теобальда и 4-ю лёгкую батарею капитана Графенройта; 6-й батальон лёгкой пехоты Лароша был придан 2-му армейскому корпусу; этот корпус должен был перейти Полоту на моём правом фланге, направиться на одной высоте со мной против неприятеля, в то время как французская колонна двинется на моём левом фланге; кроме артиллерии, которая была придана мне, вся артиллерия должна была оставаться на позиции и начать… атаку оживлённой канонадой». Графенройт в 15 часов «получил приказ присоединиться со своей батареей к 1-му армейскому корпусу».

Батарея подполковника К. Цоллера из 31 пушки была выстроена вблизи Полоты; её составляли 2-я и 3-я лёгкие, 5-я и 11-я пешие батареи (6-фунтовые орудия), 4-я и 6-я пешие батареи (12-фунтовые пушки).[163] В 16 часов 3-я батарея «получила приказ развернуться в батарею на песчаных холмах… До этого тут был построен капитаном-инженером Эдлингером парапет для двух пушек; позади него разместили две гаубицы; между тем четыре другие пушки разместились таким образом, чтобы стрелять как по ложбинам, где в большом количестве передвигались неприятельские стрелки, так и по батареям, размещённым впереди». Командир 4-й батареи Берхем после полудня «разместился на правом крыле между батареей Хофштеттена и 3-й лёгкой батареей». 11-я батарея была размещена на склоне холма.

По словам капитана Готтхарда, все батареи «заняли позицию почти на тех же местах, что и 17-го числа, но на возвышенности, расположенной немного впереди. 2-я лёгкая батарея образовала правое крыло. Все батареи, заряженные картечью, были готовы к стрельбе, когда прозвучит сигнал для открытия огня. Неприятель укрывался в ближайшем лесу, его следовало прогнать и, обстреливая из всех батарей, удерживать его, пока наша пехота построится и достигнет точки, намеченной для атаки». Командир 6-й батареи капитан Ройс получил от Вреде приказ, «как только все выстроятся в боевой порядок, произвести из моей батареи по сигналу его сиятельства генерала от кавалерии выстрел по русской главной квартире, расположенной напротив меня. Три батареи, размещённые сбоку и позади должны были сделать то же самое».

Вреде писал: «Между 3 и 4 часами пополудни я поставил на батарею 31 пушку на возвышенности возле Полоты, справа от деревни Спас. В течение этого времени я велел выдвинуть бригаду генерала графа Беккерса (3-й и 7-й полки) и разместить её в оврагах возле Полоты совсем близко от аванпостов неприятеля. Я приказал выступить батальону Лароша с одной пушкой и отрядом 3-го шволежерского полка, который я имел при себе под командой лейтенанта Хагенберга, вдоль Полоты к деревне Хамерня; он должен был атаковать и угрожать крайнему левому крылу неприятеля.[164] Позади него двигались 1-я и 3-я пехотные бригады, чтобы привлечь главное внимание неприятеля к этому флангу. Эти бригады оставались вне поля зрения противника позади маленького леса, и сделали контрмарш в низине, чтобы прикрыть большую батарею из 31 орудия». Ларош пишет, что в 16 часов получил устный приказ Вреде, «перейти Полоту у кузницы и во время общей атаки двинуться против линии неприятеля, расположенной на другом берегу Полоты».

Сен-Сир, «находясь возле баварской артиллерии, которая должна была дать сигнал к атаке, видел, как все его войска приближались к назначенным им позициям. Русские не замечали никакого движения в долине Полоты, так как оно было скрыто от них; они следили своими подзорными трубами только за эволюциями на левом берегу Двины, производившимися открыто, так как они должны были симулировать отступление». Впрочем, Сен-Сир «не надеялся обмануть противника, находившегося так близко от Полоцка, что представлялось невозможным, чтобы он не слышал шума, производимого войсками, переправлявшимися с левого на правый берег Двины. Эти войска были довольно многочисленны; они состояли из двух дивизий пехоты, шести полков кавалерии и, помимо полковой артиллерии, имели ещё большой артиллерийский парк».

При этом, «видя полную беспечность неприятеля, Сен-Сир очень сожалел, что распорядился начать атаку артиллерией, которая, подняв тревогу сразу на всех пунктах его линии, могла уменьшить выгоды, которых надеялись достигнуть в течение первого часа сражения при столь полной внезапности нападения». На это Фабри резонно возразил, что тогда командующий, находившийся возле главной батареи, мог бы срочно изменить свои распоряжения и приказать войскам немедленно атаковать. Заметим от себя, что причиной этого могло быть то, что не все французские войска ещё вышли на исходные позиции. К тому же, в рапорте Сен-Сир написал: «Я отдал мои распоряжения для атаки 18-го в 4 часа пополудни», а канонада началась только через час.[165]

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
П.Ю.В. Мерль (1766–1830)

Действительно, русских генералов не удалось полностью обмануть. Дибич отметил, что «бездействие неприятеля в течение всего утра, передвижение его обозов, части его артиллерии и его кавалерии, которые перешли на левый берег Двины, позволили вначале предположить, что он предпринимает отступление, но главные силы постоянно оставались на позиции, и было видно, что Полоцк не будет эвакуирован… Витгенштейн считал, что не будет атакован в тот день. Он отсрочил своё отступление до 9 часов вечера, чтобы тем самым сделать его более безопасным под прикрытием темноты». Сам Витгенштейн писал: «Когда я увидел, что неприятель имеет намерение удержать Полоцк всеми силами своими, я решился, оставив авангард в дефиле от Полоцка по Невельской и Себежской дорогам, взять позицию при с. Белом и потому предписал всему корпусу в 9 часов вечера следовать к почте Гамзелевой».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)

1 — й лёгкий батальон Гедони прикрывает артиллерию Баварская артиллерия ведёт огонь Солдаты 4-го линейного полка несут раненого Деруа

В. Кобелль. Сражение при Полоцке 18 августа 1812 г. Комментарий под кроками В. Кобелля

Впрочем, так думало русское командование, а войска, по словам Антоновского, были «нерасположены нынешний день к неприятельским действиям, а начали варить обед или ужин; конечно, в такое время отлучаются люди за водою, за дровами и за фуражировкою». Он считал, что «нам совсем не должно было полагаться на том, что французы без боя оставят Полоцк. Быть может, так бы и случилось, если бы решительнее действовали накануне этого дня, то есть 5 августа, но мы так не сделали, а облокотились на одну мысль, что и без драки войдем в Полоцк, и ошиблись… Мы считали французов в количестве, превосходившем нас, а потому, если справедливо судить, и это с нашей стороны была неосторожность, которая и вовлекла нас в неприятность и поставила в такое положение, что мы перестали думать выгнать французов из Полоцка». Д’Альбиньяк заметил, что «русская армия была совершенно спокойна; они думали, что производимые движения были вызваны сменой постов… Русские находились в столь большой беспечности, что готовили себе суп». Итак, очевидно, что русские войска совершенно не ожидали атаки противника.

В рапорте Сен-Сир написал: «Примерно к 5 часам все войска и артиллерия вышли на позицию, чтобы двинуться на неприятеля, который не заметил ничего из наших приготовлений. Точно в 5 часов (a cinq heures precises) вся артиллерия начала свой огонь, и наши пехотные колонны выдвинулись под его прикрытием, чтобы атаковать левый фланг и центр противника». Вреде же сообщил, что «выстрелом в 4 часа моя 12-фунтовая батарея дала сигнал к атаке. В один момент батарея из 31 пушки начала стрелять, огнём картечи и ядер она привела в беспорядок аванпосты неприятеля». Из других баварских реляций можно сделать обоснованный вывод, что сосредоточение войск, по крайней мере баварских, на исходных позициях завершилось к 16 часам, и тогда же были отданы приказы для начала атаки, а канонада началась в 16 ½ — 17 часов.[166]

По словам Берга, «в 5 часов пополудни противник открыл жестокую канонаду со своего правого фланга по нашему левому флангу, так что немедленно многие наши пушки батарейной № 27 и лёгкой № 9 рот, которые находились перед мызой, где находилась главная квартира армейского корпуса, были опрокинуты со своих колёс, разбиты и почти все их лошади были убиты или ранены». «Сказывали, — вспоминал Антоновский, — что первые два залпа из орудий направлены были на квартиру графа Витгенштейна, который едва-едва не сделался жертвою хитрой выдумки французской». Сам Витгенштейн писал, что противник в 4 часа пополудни начал «жесточайшую кононаду против центра моего, а особенно против корпусной квартиры, находящейся в мызе Присменице в центре ближе к левому флангу. Жестокое действие неприятельской артиллерии и неожиданное наступление стрелков и пехотных колонн расстроили сначала передовую стрелковую нашу цепь и позволили неприятелю наступать против батарей центра нашего и левого фланга». Дибич также записал, что «концентрический огонь всех батарей, которые начали стрелять одновременно, почти уничтожил мызу Присменица, где находилась наша Главная квартира, и учинил беспорядок в 5-й дивизии и в войсках Властова, но пушки батарейной № 27 роты, которую полковник Дибич разместил так, чтобы взять во фланг батареи, которые прибыли разместиться у Спаса, ослабили их огонь и вынудили их покинуть возвышенности. Пока эти батареи меняли позицию, русские войска построились для сражения». По словам Берга, также «шесть пушек батарейной № 5 роты, которые находились на нашем левом фланге ответили сильным огнём».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)

Сен-Сир приказывает Вреде принять командование 8-й и 9-й линейные полки переходят мост через Полоту 1-й линейный полк Короля охраняет мосты на Полоте

Командир 6-й баварской батареи признавал: «Едва только был сделан первый залп, как от 30 до 40 неприятельских артилерийских орудий быстро ответили мне. Неприятельские орудия состояли из 12-фунтовых пушек и около пяти 6-фунтовых; несмотря на то, что огонь поддерживался столь оживлённо с обеих сторон только в течение часа, каждое орудие сделало по пятьдесят выстрелов, хорошо наведённых и эффективных. Огонь артиллерии длился добрый час; в это время целью нашего хорошо направленного огня было причинить ему большие потери и привести его в беспорядок». Командир 4-й батареи писал, что «размещённые слева русские батареи тотчас начали обстреливать ядрами, гранатами и картечью мою правую полубатарею»; несколько канониров и лошадей были убиты и ранены. По 11-й батарее «стреляла в косом направлении неприятельская батарея, размещённая на левом крыле, тогда как две другие батареи неприятельского центра направились против неё и подвергли сильному огню, так как она была размещена на склоне, который никак не мог прикрыть от неприятеля. Однако батарея постоянно поддерживала самый сильный огонь и сохранила необходимое спокойствие, хотя значительная часть номеров расчётов состояла из людей, которые не участвовали ещё ни в одном бою».

Батареи 2-го корпуса (24 орудия) также открыли огонь. Дибич пишет, что «в центре генерал Гамен также использовал действие шести орудий № 27 роты, чтобы построиться. Он отбил колонны, которые выдвинулись против него… Несколько колонн дивизии Вердье выдвинулись против нашего правого фланга с самого начала дела, но перекрёстный огонь батарей № 1 и 28 (6 орудий) заставил их вновь занять свою позицию». По словам Витгенштейна, «открыл неприятель так же батареи свои против правого фланга нашего, но был в скорости сбит 6 орудиями подполковника Мурузи и конной роты № 1». Антоновский вспоминал, что полковник Рот с офицерами спокойно обедал, когда «в 4 часа пополудни в левой стороне от нас разразился необыкновенный выстрел, потрясший даже воздух на подобие порохового взрыва… За первым выстрелом вслед сделан был другой, как объяснилось, залпом из батарей, и с тем вместе и ружейный огонь мгновенно разразился по всей линии нашей 5-й дивизии. Полковник Рот тотчас поставил 26-й полк в боевой порядок и ожидал дальнейших приказаний». При этом, «Рижского драгунского полка лошади, приветствуемые у коновязей картечью, оторвались и бросились в лес, заставив своих драгунов маневрировать конных по пешему… Дабы остановить, сколько можно, неприятельскую кавалерию батарея подполковника Мурузе, обстреливавшая большую Полоцкую дорогу, начала действовать, но по отдаленности ни мало не воспрепятствовала французской коннице, а действиями своими обратили на себя внимание неприятельской артиллерии, которая тотчас из редутов, перед нами бывших, начала отвечать». Надо полагать, что речь здесь идёт о выдвижении на позицию бригады Корбино.

По словам Сен-Сира, при звуках канонады дивизия кирасир Думерка, проходившая через город, «побросала связки фуража, которым запаслись кавалеристы, направилась галопом к назначенному месту на левом фланге армии, единственному пункту расположения наших войск, где она могла найти достаточно места для своего маневрирования». Марбо уверял, что «перед самой атакой Сен-Сир приказал в тишине привести все эскадроны и разместить их за амбарами, за которыми начинались луга. Именно на этой ровной земле должна была действовать кавалерия, атакующая правый фланг неприятеля. Ей предстояло прикрыть левый фланг нашей пехоты».

«Невозможно выразить в простом рассказе, — вспоминал Сен-Сир, — замешательство, произведённое в русских войсках первыми залпами нашей артиллерии и внезапным появлением наших колонн; каждый бежал к своей лошади, к своей пушке, к своему знамени, за своим оружием». В рапорте он написал: «Дивизия Вреде дебушировала справа от деревни Спас и с большой храбростью и пониманием атаковала левый фланг неприятеля; дивизия генерала Деруа дебушировала через ту же деревню Спас; дивизия Леграна — слева от этой деревни, соединяясь на своём левом фланге с дивизией Вердье, одна бригада которой наблюдала за правым флангом противника, который был размещён на дороге из Гамзелевой. Дивизия Мерля прикрывала с фронта город Полоцк, и частью с тыла».

В мемуарах Сен-Сир уверял, что «эти четыре дивизии наступали эшелонами, частью в виде колонн, частью развёрнутым строем, будучи прочно связаны между собой, и каждая сформировала себе резерв. Огонь нашей артиллерии прекратился, как только наши войска подошли к неприятелю; атака была произведена одновременно, решительно и отважно». Фабри заметил, что представленная мемуаристом картина стройного и одновременного наступления далека от реалий, так как Фёльдерндорф прямо говорил, что атака дивизии Леграна началась с опозданием. Заметим также, что сам же мемуарист упомянул об опоздании «8-й дивизии, образовавшей в нашем строю брешь, которую пришлось охранять бригаде Корбино, оказавшейся под рукой». Кроме того, Вреде в рапорте посетовал, что «на левом фланге 2-го баварского корпуса колонна, которая должна была выступить из города, не была тотчас развёрнута, и 12-фунтовая батарея не смогла также быстро начать стрелять, и противник повернул наибольшую часть своих орудий против моих».[167] Надо полагать, что разыгранная перед русскими демонстрация отступления отняла немало сил у ослабленных французских солдат.

* * *

Видимо после начала канонады Каховский, стоявший позади отряда Властова, решил прикрыть дорогу, ведущую из Полоцка через лес к его левому флангу. Он «послал туда майора Кишкина с запасным батальоном Павловского гренадерского полка. Продвинувшись немного вперёд в лес по этой дороге, этот достойный офицер оставил 60 человек под командой капитана Крылова на правой стороне дороги, а сам направился вперёд». В это время 6-й лёгкий батальон Лароша подошёл к кузнице Хамерня,[168] где находилась рота гренадер капитана Д. Крылова 2-го для прикрытия моста, а в трёх верстах выше по течению стоял эскадрон Гродненских гусар поручика Мишковского, наблюдавший брод. Согласно рапорту Лароша, при первом же выстреле из приданной батальону пушки, стрелковая рота капитана Бельца «перешла речку, её глубина в некоторых местах доходила до нижней части живота; она прогнала пикеты, которые были там выставлены, и двинулась шагом атаки против двух рот, размещённых на опушке леса. Противник не ожидал атаки стрелков, он убежал вглубь леса. Стрелковая рота разместилась на опушке леса, она прикрыла свою позицию пикетами и патрулями».

По словам Витгенштейна, «на левом фланге нашем покусился неприятель с начала сражения, перейдя в 4 и 7 в. выше Полоцка р. Полоту, обходить оный». Властов сообщил: «Бой длился уже более полутора часов, когда я был информирован, что неприятель, разогнав пост у завода, перешёл речку в многочисленных колоннах и хочет напасть на меня с тыла, я немедленно послал туда 1-й сводный гренадерский батальон 5-й дивизии и запасный батальон Павловского гренадерского полка». Сам Властов отошёл немного назад, чтобы не иметь в тылу дорогу, ведущую с завода.

Таким образом, Ларош добился результата, которого от него ожидали. Один батальон (точнее, 2 роты), а не «многочисленные колонны», без большого труда перешёл Полоту и продвинулся до опушки леса, где занял позицию. В течение получаса всё было спокойно. Затем баварские аванпосты услышали в лесу «шум, вызванный неприятелем, который приближался в лесу». Ларош пишет, что рота Бельца «возвратила к себе пикеты, а свой правый фланг отодвинула назад так, чтобы разместиться параллельно проходу; она выслала на свой левый фланг подразделение стрелков, чтобы прикрыться с этой стороны против любой атаки. В то время как капитан стрелков Бельц осуществлял это движение, один неприятельский батальон, выйдя из леса, двинулся в колонне против моего фронта, стуча в барабаны и издавая громкие крики. Рота встретила эту колонну оживлённым огнём и в течение получаса сдерживала атаку, несмотря на жестокий ружейный огонь неприятеля. Заметив, что противник растянул свою линию и выдвинул против его левого фланга одну роту, которая устремилась в штыковую атаку на небольшое число его стрелков, он отступил около сотни шагов в небольшую ложбину, где остановился и там с расстояния десяти шагов встретил оживлённым огнём неприятеля, который преследовал его со штыками наперевес.

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
Сражение при Полоцке 18 августа 1812 г.

Эта стрельба была эффективна из-за близкого расстояния, неприятель остановился, прекратил движение и продолжил вести огонь на месте. Капитан Бельц, используя момент, когда противник растерялся от неожиданности, приказал бить атаку, устремился шагом атаки против неприятеля и отбросил его в лес. Этот капитан не мог долго использовать эту выгоду; превосходство русских было слишком большим, и в тот же момент несколько рот направились против капитана Шмидта, который двинулся на поддержку его левого фланга с первой ротой. Оживлённый огонь этой роты остановил наступавшие неприятельские роты, и капитан ретировался, отстреливаясь, на высоту 1-й роты, где вновь энергично сопротивлялся преследующему неприятелю. Взаимный огонь в этой точке продолжался добрых полчаса с величайшим пылом; несмотря на своё большое превосходство, противник не смог добиться своей цели, сбросить две роты в Полоту. Более того, стрелковая рота получила сигнал направиться вперёд; она устремилась на неприятеля и отбросила его, несмотря на его сопротивление. Капитан Шмидт последовал за этим движением, также бросился против неприятельских рот, появившихся на его левом фланге, и отбросил их. Однако неприятельская линия перестроилась вновь, и её огонь возобновился с новой яростью.

Стрелковая рота готовилась возобновить свою атаку линии неприятеля и отбросить его в лес, когда противник, усилившись, вышел из кустарников на её левом крыле и атаковал с превосходством. Стрелковая рота была вынуждена, сражаясь, отступить; она ретировалась медленно, ведя огонь около сада медной кузницы; она заняла позицию на опушке и остановила преследователей. Эта рота удерживала этот пост до ночи, несмотря на двухчасовую перестрелку. Трижды противник устремлялся против неё со штыками наперевес; каждый раз его атака отбивалась с потерями. Ночь положила предел бою. Рота осталась хозяйкой деревни и её окрестностей… По словам одного пленного, лес был занят двумя батальонами. В 10 часов вечера стрелковая рота была сменена, она отошла на левый берег.

1-я рота под командованием капитана Шмидта также отразила все атаки неприятеля с ловкостью, благоразумием и решительностью; очень действенным образом она поддержала стрелковую роту; в течение двух часов она выдерживала огонь противника с расстояния шестидесяти шагов и дважды отбросила штыками атаки неприятеля. Эта рота, истратившая полностью свои боеприпасы, была сменена 3-й ротой Абеле; этот последний также успешно отражал атаки до наступления ночи. Потери стрелковой роты составили семь раненых, 1-й роты — двое убитых и трое раненых, 3-й роты — один офицер и трое солдат ранены. Рота карабинеров, которая на левом берегу прикрывала правый фланг стрелковой роты, имела одного убитого и двоих раненых. Такое число убитых и раненых плохо соотносится с чрезвычайной оживлённостью огня. Эта диспропорция проистекает, главным образом, из того, что неприятель стрелял слишком высоко, и из характера местности, который нам благоприятствовал».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
С. Кох. Сражение при Полоцке

По словам Дибича, «одна неприятельская колонна перешла Полоту в брод и направилась в тыл нашему левому флангу в тот момент, когда он разместился возле леса. Батальон Павловских гренадер, высланный против этой колонны, атаковал её с фронта; эскадрон Гродненских гусар в то же время обрушился на её фланг. Она была отброшена с потерей 160 пленных, из которых 7 офицеров». Каховский, «получивши сие известие, приказал запасному батальону Павловского гренадерского полка подкрепить эскадрон Гродненских гусар, прикрывавший находящийся в 7 в. выше Полоцка брод; неприятель, атакуя расположенную в 4 в. выше Полоцка для прикрытия моста на Полоте гренадерскую роту нашу, с 4 баталионами пехоты и с колонною кирасир, принудил сию роту к отступлению, занимая между тем упомянутый гусарский эскадрон кавалерийскою атакою, старался отрезать оный, но храбрые Павловские гренадеры бросились на находящиеся в тылу их колонны, опрокинули их и положа большую часть на месте, взяли 6 офицеров и до 100 человек в плен и воротились с ними к отряду полковника Властова, который продолжал удерживать стремление неприятелей у краю леса; с таковою же неустрашимостию поступил и эскадрон Гродненского гусарского полка под командою поручика Мишковского, который, отразив превосходную кавалерию, атакующую его во фронт, напал на пехоту в тыл его зашедшую и, прорубившись сквозь оную, соединился с отрядом полковника Властова».

Очевидно, что Витгенштейн и Дибич, с чужих слов, несусветно завысили силы нападавшего здесь противника и количество захваченных пленных; число последних взято ими из рапорта Властова и относится в целом к его авангарду. Отечественные историки доверчиво повторяли байку Властова о 4 неприятельских батальонах и о «кавалерийских сшибках с несколькими эскадронами кирасир», хотя на самом деле здесь было всего два-три десятка баварских шволежеров, «гусеничные каски» (Raupenhelms) которых русские, видимо, приняли за кирасирские шлемы. Поскольку Ларош о шволежерах не упоминал, то они, видимо, правее напали на русских гусар.

Поликарпов верно заметил, что в наградном списке эти два эпизода изложены иначе, нежели в реляции Витгенштейна. Крылов, будучи оставлен «с 60 гренадерами между невельской дорогой и рекою Полотою, храбро удерживал неприятеля, напавшего на него в превосходных силах, доколе успел придти на подкрепление его с батальоном майор Кишкин, и, соединясь с ним, споспешествовал к поражению неприятеля». По словам Каховского, Кишкин, «услышав сильную ружейную перестрелку позади, со стороны капитана Крылова, оставил одну часть батальона под командой капитана Домбровского, чтобы охранять дорогу, а с остальной частью быстро возвратился к капитану Крылову, которого подкрепил штабс-капитан Воеводский, и держался до ночи, причинив большие потери противнику, который, помимо убитых и раненых, потерял пленными 3 капитанов, 3 младших офицеров и 30 солдат» (в рапорте Витгенштейна число пленных возрастёт до 160).

Властов писал, что эскадрон Мишковского, «атакованный с фронта кавалерией неприятеля, долго сопротивлялся ему; но, видя большое численное превосходство противника, начал отступать. Едва он углубился в лес, как неприятельская пехота открыла по нему жестокий огонь со всех сторон; бесстрашный эскадрон два раза проложил себе путь через неприятеля и соединился со своим батальоном». В наградном документе сказано, что Мишковский, находясь «на бекете при реке Полоте, когда неприятель переправился через оную, то он долго удерживал его стремление, но, будучи обойден в лесах и отрезан неприятельскою пехотою, отчаянно пробился два раза сквозь неприятеля и с весьма малою потерею присоединился к батальону».[169]

* * *

По словам Вреде, в начале сражения «с обеих сторон огонь был смертоносным; тем временем бригада… Беккерса развернулась под прикрытием моей артиллерии; она вышла из оврага и двинулась на противника со штыками наперевес». Полковник граф Й.Б. Валдкирх с 2 ротами 3-го линейного полка отделился от бригады в лесу и соединился слева с французами, образовав стрелковую цепь. После этого Беккере «направился прямо через лес с десятью ротами этого полка. Я вышел из леса, который находился на поле боя, против деревни, расположенной позади, чтобы захватить неприятельские орудия, размещённые там». Полковник 7-го полка Н. Майо донёс, что 3-й и 7-й полки следовали через дефиле к лесу, но из-за характера местности в излучине, которую образует Полота возле мельницы, можно было идти только по одному человеку, из-за чего случались частые остановки. «Голова 7-го полка, который двигался за 3- м, достигла места своего назначения, за исключением маленькой части хвоста 1-го батальона; он построился сбоку от 3-го полка».

Лейтенант 7-го полка Ф. Хаусман вспоминал, что эти полки “построились в колонны и скрылись в зарослях сада поместья, выжидая момента под командой генерала графа Беккерса; старшие офицеры и адьютанты были спешены. Они прошли через ряды зарослей и изгородей из терновника, которые окружали сад, справа от деревни Спас спустились в широкий ров, окружавший поместье; этот ров был связан с руслом Полоты. Тогда они направились в дефиле, образованное узким пространством между речкой и высоким крутым берегом, чтобы в этом направлении добраться до Громевского леса и обойти, таким образом, левое крыло неприятеля, расположенное между этим лесом и деревней Спас, окрестности которой были для нас очень неудобными”. Преодоление упомянутых препятствий привело к тому, что когда “голова бригады почти достигла оконечности леса, тогда её хвост (2-й батальон 7-го полка) едва пришёл в движение”. Из-за этой медлительности между подразделениями возникли значительные интервалы.

Наступление 19-й дивизии зависело от продвижения 20-й. «Как только началась канонада, — писал генерал Деруа, — я послал моего первого адьютанта подполковника Хертлинга вправо вперёд к деревне, чтобы сообщить мне о моменте, когда прибудет генерал Вреде. После того как канонада длилась некоторое время, показались его войска, о чём я был извещён подполковником Хертлингом». Тогда Деруа приказал своей пехоте наступать в следующем порядке: «Сначала генерал Раглович со 2-й бригадой: во главе был 3-й батальон лёгкой пехоты, затем шёл 10- й линейный полк Юнкера, потом 4-й полк; 3-я бригада следовала за 2-й, а именно: 8-й линейный полк герцога Пиуса, затем 4-й батальон лёгкой пехоты Теобальда; в конце шла 1-я бригада, 9-й полк и 1-й батальон [1-го] полка линейной пехоты Короля. 2-й батальон этого полка и 1-й батальон лёгкой пехоты Гедони остались на своей позиции. Выступила только батарея Графенройта, после того, как прошла вся пехота. Диспозиция была точно соблюдена». Сам Деруа явился перед войсками «в полной униформе, со звездой и в шляпе с пером».

В 16 ½ час. 10-й полк получил приказ выдвинуться из своего расположения и «продвинулся в укрытии до мельницы, расположенной в этом месте; полк двигался в колонне; по прошествии четверти часа он получил приказ наступать». Графенройт пишет, что, по прибытии на новую позицию он «приказал половине батареи под командой храброго лейтенанта Гунти разместиться между 4-м и 10-м полками; они скрывались в овраге у мельницы Спас. С остальной моей батареей я оставался на возвышенности в 400 шагах от этой мельницы».

Здесь следует уточнить, что 3-й лёгкий батальон уже с утра находился возле Спаса. «В 4 часа вечера батальон соединился в этой деревне; он получил приказ, с началом сильной канонады сформировать авангард атаки, направленной против неприятеля, размещённого напротив нас. В 5 часов, когда на самом деле раздался сигнал атаки, батальон направился левым флангом вперёд (1а gauche en tete) на дорогу, где разместился в колонне повзводно; под очень жестоким огнём он выдвинулся к мосту, через который проходила дорога, ведущая к неприятелю; по ту сторону моста стрелки растянулись в самое рассеянное построение и двинулись вперёд. Ружейный огонь увеличивался в то время, когда батальон развёртывался, генерал-майор Раглович постоянно находился во главе его; противник был тотчас отброшен”.

По словам Рагловича, в 16 часов «Гувьон-Сен-Сир отдал приказ атаковать. 2-я пехотная бригада дивизии Деруа получила приказ выйти в колонне из имения иезуитов, расположенного в Спасе, развернуться влево и быстро атаковать. 2-я бригада дивизии Вреде действовала справа от этого имения, она построилась в линию. Французская дивизия выдвинулась слева от нас; третья бригада дивизии Деруа следовала за нашей. Сигнал к бою был дан артиллерией, началась беспрерывная канонада с наших батарей, размещённых на позиции».

Таким было начало сражения, как оно описано в немецких документах. Предупреждённый подготовительной канонадой, Витгенштейн имел время выстроить свои войска. Дибич справедливо отметил, что «общая комбинация его [Сен-Сира] атак была очень хороша, но её исполнение можно оценить как ошибочное в деталях, поскольку колонны не атаковали достаточно быстро; именно это дало время русским войскам построиться и уверенно встретить неприятеля. Несомненно, что дело следовало начать с концентрического огня массы артиллерии, но этот огонь должен был лишь на несколько мгновений предшествовать атаке пехоты, которая одна могла принести значительный успех».

Властов писал, что «неприятель атаковал нашу пехоту с такой силой и быстротой, что она подалась назад; но храбрый полковник Ридигер, увидев это, немедленно бросился в полном порядке на неприятельские колонны с тремя эскадронами Гродненских гусар, которыми он командовал, вынудил их остановиться и отступить», и, несмотря на ружейный огонь и огонь всех неприятельских батарей, продержался до того времени, когда Властов, «отступив к кладбищу, занял выгодную позицию в лесу» и дал ему приказ отойти.

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
А. Ежов. Фузилер 5-го линейного полка баварской пехоты, 1812 г.

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
С. Кох. Сражение при Полоцке

По словам Витгенштейна, 5-я дивизия и запасные батальоны, «свернувшись в колонны, пошли навстречу наступающему неприятелю и, будучи поддержаны жестоким огнем легкой роты № 9 и батарейных № 5 и 28, принудили неприятеля вновь к отступлению, причем генерал-майор Казачковский был ранен в ногу пулею» (он командовал левым флангом первой линии). Берг пишет, что тогда «по моему приказу Калужский пехотный полк и 1-й Сводный устремились в штыковую атаку навстречу неприятелю, который, несмотря на численное превосходство, был немедленно разбит и преследован до своих собственных батарей. Я привёл к ним Гродненских гусар, которые находились позади нас на левом фланге, так как начала появляться неприятельская кавалерия. В этот момент ко мне были приведены многочисленные пленные».

Рагловичу показалось, что «русские, вероятно, были предупреждены о нашем плане», поскольку они немедленно открыли ответный огонь из своих батарей, в том числе с «батареи из шести пушек на правом фланге перед мызой Присменица; она была направлена прямо против выхода из имения иезуитов и полностью взяла нас с тыла при нашем движении вперёд, нанеся нам большой вред своим беспрерывным картечным огнём. 3-й лёгкий батальон целиком двинулся по дороге в тот же момент, когда бригада генерала Беккерса выдвинулась справа; он выдержал первый удар неприятеля. 1-й батальон 10-го полка следовал за ним, затем шёл 2-й батальон. Удвоенный картечный огонь, который этот батальон получил с тыла и с фронта, был настолько убийственным, что самые старые офицеры и солдаты не помнят более жестокого; он вынудил его отступить».

Рапорт 3-го батальона гласит: «Ружейный и артиллерийский огонь сделался яростным, многие люди были ранены. Подполковник Бернклау ранен; в то время как левое неприятельское крыло отступило, один батальон правого неприятельского крыла двинулся против нас с большой энергией, чтобы взять во фланг наше левое крыло и отрезать его; я сделал полуоброт с половиной моего батальона, двинулся против него и отбросил». В рапорте 10-го полка сказано, что он «должен был пройти возвышенность, сильно обстреливаемую артиллерией. На протяжении 550 м движение колонны проходило под непрерывной канонадой; тогда она развернулась вправо под жестоким картечным и ружейным огнём; полк понёс тяжёлые потери. Прибывая в линию, каждый взвод атаковал рядами. Полк продвинулся на несколько сотен шагов с величайшей решимостью и самообладанием, но беспрерывный картечный и ружейный огонь вынудил отойти назад не только полк, но и всё правое крыло. Противник энергично преследовал нас, мы вновь заняли нашу прежнюю позицию». При этом был ранен полковник Прейзинг, тяжело ранены майоры барон Бюллингер и Трёльтш; тамбур-мажор 10-го полка Ф. Претцель был ранен в руку, но продолжал бить в барабан одной рукой, а капрал Й. Церер из 1-й гренадерской роты соединил и повёл свою роту, несмотря на ранение пулей в голову (оба воина были награждены серебряной медалью за Военные заслуги).

Орудия лейтенанта Гунти «развернулись вместе с пехотой снаружи деревни Спас в боевой порядок. Лейтенант находился слева от деревни; он занял выгодную позицию, чтобы лучше поставить свои пушки и надлежащим образом обстреливать батарею, находившуюся перед ним, и в то же время облегчить движение вперёд и развёртывание пехоты… Пройдя через деревню, она попала под жестокий картечный огонь и не смогла продолжить движение. Пехота была вынуждена ретироваться; полубатарея отошла тогда на свою первую позицию».

Отступление войск Рагловича было особенно опасным для бригады Беккерса, так как оголяло её левый фланг. По мнению Хаусмана, именно атака бригады Рагловича «объясняет, почему неприятель не сразу заметил движение бригады Беккерса в дефиле, расположенном в 500–600 шагах оттуда. Когда противник значительно усилил своё угрожаемое левое крыло и бросил сильный отряд в пробел, который образовался на плато между левым крылом бригады Рагловича и упомянутым дефиле, неприятель обнаружил с одной стороны расположение бригады Беккерса, действовавшей в дефиле, а с другой стороны отступление бригады Рагловича, а также промежуток, который образовался в бригаде Беккерса. Последняя рота 1-го батальона полка Лёвенштайна и часть 2-го батальона того же полка, проходившие через сад… были отрезаны атакой, которую противник произвёл с высоты плато против этих подразделений.

Остались только семь изолированных рот полка, которые отступили в широкие рвы… окружавшие пристройки поместья Спас, и там, насколько возможно, перестроились и вышли из этого дефиле в другом направлении, так как справа река Полота, а слева возвышенности, занятые неприятелем, делали любое отступление невозможным». Хаусман убедился, что этот ров, напоминающий суживающуюся лощину, превратил батальон в мишень, не способную ни к какому сопротивлению. Поэтому он попросил майора Мерца как можно быстрее дать батальону приказ взобраться на крутые возвышенности впереди, чтобы укрыться от неприятельского огня. «По сигналу этого старшего офицера все войска вскарабкались на возвышенность, и нашли время спешно построиться позади своего рода естественного парапета и дать острастку неприятелю».

Затем Хаусман и юнкер Сарториус увлекли солдат в штыковую атаку, и «батальон, не соблюдая равнения, быстро двинулся ко рвам, куда бросился противник; тот был быстро выбит из одного, затем из другого рва и без остановки и отдыха преследован до леса». Увидев это, какой-то отступавший баварский батальон «остановился, затем повернул назад и вместе с нами преследовал русских к лесу». Здесь 2-й батальон соединился с 1-м батальоном своего полка под руководством полковника Майо. В рапорте самого Майо обо всём этом сказано только, что «майор Мерц заметил, что неприятель проник уже в место, где дефиле расширялось, тотчас направился туда со 2-м батальоном, чтобы занять возвышенность, остановить движение противника и отбросить его; это ему полностью удалось, несмотря на его превосходство».

По словам Витгенштейна, гродненские гусары «опрокинули неприятеля и прогнали его за Полоту; но, получая беспрестанно новые силы, неприятель с помощью жестокого картечного огня с батарей левого берега Полоты и с высот при Спасе принудил нашу пехоту опять к отступлению; пехота отряда полковника Властова, будучи подкрепляема сводным гренадерским батальоном 14-й дивизии, заняла край лесу, а 5-я дивизия взяла позицию при м. Присменице; в сем положении началось жесточайшее сражение; поле боя между Присменицею и Спасом было покрыто трупами неприятельскими, который покушался три раза взять м. Присменицу и тем прорвать центр наш». По словам Берга, «неприятельские батареи вновь открыли очень жестокий огонь», Калужский и 1-й Сводный пехотный полки «потеряли много людей и были вынуждены немного отступить. Тем временем я разместил Севский пехотный полк в подкрепление наших орудий, и неприятель, который бросился на них, был отбит и преследован. Именно тогда я был ранен».

Между тем 3-я бригада 19-й дивизии в 17 ¼ часа последовала за 2-й бригадой в таком порядке: 8-й линейный полк и 4-й лёгкий батальон. Она установила связь между 2-й бригадой и дивизией Леграна. 4-й батальон должен был «составить правое крыло 3-й пехотной бригады, которой командовал полковник Вреден. Он тотчас исполнил этот приказ, и левый фланг батальона последовал за правым флангом 8-го линейного полка. Он прибыл на возвышенность, покрытую строениями, которые частью ещё стояли, частью были сожжены; справа находилась 2-я [20-я] дивизия, а слева многочисленные французские войска; 8-й полк тогда едва развернулся, будучи тотчас стеснён постройками и различными препятствиями пересечённой местности». Осознав, что такие же препятствия угрожают 4-му батальону, его командир приказал сделать движение вправо назад, чтобы занять свободное пространство и не препятствовать движению 1-й бригады, которая следовала позади. Батальон тотчас развернулся под жестоким ружейным и артиллерийским огнём.

Пришла в движение и часть 1-й бригады генерала Зибайна из 19-й дивизии. Рапорт 1-го полка гласит, что «в 4 ½ часа вечера полк получил приказ отделиться со своим 1-м батальоном и 9-м полком Изембурга, и оставить на позиции свой 2-й батальон с 1-м батальоном лёгкой пехоты Гедони. В 5 часов эти три батальона направились по дороге в овраге, недалеко от моста у мельницы на Полоте. По приказу генерала Гувьон-Сен-Сира, 1-му батальону 1-го полка было предписано образовать резерв, потому что упорное сопротивление противника в эту минуту угрожало опасностью; все опасения были тотчас рассеяны благодаря храбрости войск; этот батальон вновь получил приказ двинуться вперёд. Тотчас затем генерал Сен-Сир предписал ему занять позицию возле сожжённых домов и наблюдать за движениями противника». Зибайн пишет: «Я перешёл мост с тремя первыми батальонами, разместился впереди монастыря и занял позицию».

Рапорт 9-го полка гласит, что едва он «занял первую позицию под огнём неприятельской артиллерии и занял деревню, расположенную впереди, как наш полковник был поражён картечной пулей». По словам Зибайна, «полковник Деламот, два моих ординарца и множество солдат были ранены и несколько убиты». Поскольку П. Деламот выбыл из строя, «майор граф Изенбург принял командование полком». 2-й батальон 1-го полка получил приказ присоединиться к 1-му батальону. Командир 4-й батареи Графенройт пишет: «В то время как наша пехота сильно продвинулась на правом крыле в очень большой лес, я должен был перейти через Полоту с половиной моей батареи и присоединиться к другой половине батареи». «Вследствие следующего приказа, — пишет Зибайн, — я занял против неприятеля другую позицию впереди с батареей Графенройта; 2-й батальон полка Короля быстро последовал за мной».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
С. Кох. Сражение при Полоцке 18 августа 1812 г.

Чтобы выручить солдат Рагловича, Деруа приказал развернуться 4-му полку полковника Ф. Цоллера, который «использовал небольшую котловину, чтобы там, в укрытии построить батальоны, и когда русская пехота приблизилась, она получила с близкого расстояния столь меткий огонь, что остановилась на месте». «Раглович находился в первой линии вместе с лёгким батальоном, чтобы наблюдать за развёртыванием и поведением своей бригады, он был ранен. 4-й полк под командой полковника Цоллера выдвинулся на дорогу; он собрал отступавших, восстановил порядок и развернул, наконец, бригаду влево; построившись в линию, она вновь бросилась на неприятеля. Полковник Цоллер принял командование после ранения генерала Рагловича. Русские мужественно оборонялись на своей первой позиции; мы потеряли там множество людей». Артиллерия Гунти «развернулась в батарею и начала быстро стрелять; движение неприятельской пехоты, которая была уже возле деревни, было остановлено; она начала отступление». 4-й полк ринулся вперёд со штыками наперевес. Отличились фельдфебель 7-й фузилерной роты Й. Ренар, удерживавший в строю расстроенных солдат, и сержант 2-й фузилерной роты А. Конрад, принявший командование после того, как все офицеры выбыли из строя, несмотря на то, что был ранен в ногу (оба были награждены золотой медалью за Военные заслуги). Русские упорно защищались, но были опрокинуты, их преследовала 2-я бригада во главе с самим Деруа.

«В этот момент, — продиктовал Деруа, — я получил тяжёлое ранение выстрелом из ружья, пуля которого вошла через поясницу и вновь вышла через нижнюю часть живота». Едва шевеля губами, он сумел отдать свой последний приказ — развернуть 3-ю бригаду полковника Д. Вредена, только что прибывшую на поле боя. Последними словами Деруа были: «Дети! Не покидайте своего короля»; хотя их слышали лишь немногие люди, они тотчас разнеслись по рядам. «Глубоко трогательным было зрелище, — пишет очевидец, — когда этого седого гeроя со знаком смерти на бледном лице и истекающего кровью, медленно несли на полуобгоревших досках через сутолоку влачащихся назад раненых!». Весть о тяжёлом ранении генерала, глубокоуважаемого всеми солдатами и офицерами за его мягкость и объективную справедливость, моментально распространилась среди войск. Наступил паралич. Знаками и призывами Деруа пытался вдохновить дрогнувшие войска на борьбу. По словам Вреде, «едва только началось движение, как генерал ан шеф граф Гувьон-Сен-Сир сказал мне, что храбрый и достойный генерал… Деруа смертельно ранен и что я должен принять командование обоими королевскими армейскими корпусами».[170]

Дибич писал, что действие русской артиллерии остановило первый пыл неприятельских атак; «5-я дивизия и войска Властова выдвинулись вперёд, рукопашная схватка была ужасной. Превосходство неприятеля и особенно огонь батарей с левого берега, который брал в косом направлении часть нашей линии, вынудили в конце концов генерала Берга отступить с 5-й дивизией за Присменицу. Войска полковника Властова и два батальона сводных гренадер 14-й дивизии, которые были высланы им на помощь, разместились впереди леса у Невельской дороги». По словам Властова, «неприятель вновь яростно устремился на меня, но был остановлен 24-м егерским полком и двумя сводно-гренадерскими батальонами 14-й дивизии, которые, несмотря на его численное превосходство, удерживали его на этой позиции около двух часов».

Эти батальоны были высланы Каховским, который сообщил: «Как только резерв, которым я командовал, был атакован по дороге из Полоцка в Невель, то есть, как только были атакованы небольшие посты, расположенные на этой дороге, я выслал туда 1-й сводный батальон 14-й пехотной дивизии под командой майора Раенко. Этот храбрый офицер выслал навстречу неприятелю стрелков под командой поручика Оноприенко из 25-го егерского полка, которые так храбро отбросили его, что он не только остановил свое сильное стремление, но и вынужден был отступить. Тогда неприятель вторично построил свои колонны и, беспрестанно усиливаясь свежими войсками, начал теснить наших стрелков. Заметив это, майор Раенко развернул батальон и выдвинулся столь отважно и решительно, что противник, несмотря на свое численное превосходство, был разгромлен и принужден бежать в беспорядке. Тогда Раенко построил батальон в колонну и в течение всего боя останавливал неприятеля в различных точках, занятых резервом. Майор Бремен со 2-м сводным батальоном 14-й дивизии был выслан для усиления батальона майора Раенко и чтобы остановить неприятеля, который устремился в тыл отряда полковника Властова и центра корпуса. Едва он отошёл на небольшое расстояние от лагеря, как заметил, что из-за кабака вышла навстречу ему неприятельская колонна. Он противопоставил ему стрелков и гренадер под командой поручика Толмачева и подпоручика Тихонова, храбрость которых, вкупе с отвагой всего батальона, следовавшего за ними, полностью остановили стремление противника».

Сен-Сир признавал, что «русские выказали в этом деле непоколебимую храбрость и бесстрашие, которым мало найдётся примеров в войсках других народов. Их батальоны, застигнутые врасплох, разобщённые один от другого, при первой нашей атаке (потому что мы прорвались сквозь их линии), не расстроились и продолжали сражаться, отступая чрезвычайно медленно и обороняясь со всех сторон с таким мужеством, какое, повторюсь, свойственно одним только русским. Они совершали чудеса храбрости». По словам Берга, «князь Сибирский со своей бригадой, состоявшей из Пермского и Могилевского пехотных полков, находился в центре всей линии, окружавшей город Полоцк; когда неприятельские колонны атаковали, он выслал часть своих стрелков на фланг», а затем по приказу Витгенштейна, «расположил остальных своих людей в стрелках и держался до того, как все линии начали отходить».

Дибич пишет, что неприятельские колонны «повернули против мызы Присменицы, слабо обороняемой одним батальоном Севского полка; они оттеснили этот батальон и двинулись против батарей, которые были выставлены недалеко от мызы. Эта артиллерия уверенно встречала атаки и до трёх раз отбрасывала их оживлённым картечным огнём. В конце концов, противник овладел ротой № 9 и шестью пушками роты № 28. Тогда канониры вооружились своими банниками, выдерживали первый удар достоточно долго, чтобы содействовать отступлению своих орудий, и оставили только семь пушек, которые были подбиты». Витгенштейн также признавал, что противнику «удалось, разбив прикрытие, овладеть подбитыми пятью орудиями легкой роты № 9 и двумя батарейной № 28, которые лишились почти всех лошадей и увезти их на своих, причем храбрый штабс-капитан Перин, защищая орудии свои артиллеристами, отбивая неприятеля тесаками и банниками, получил тяжелую рану в ногу пулею».

Это была атака 6-й дивизии Леграна и шедшей во главе её бригады 8-й дивизии. «Мы шли в колонне ускоренным шагом под непрерывным огнём артиллерии, — вспоминал Пуже, — мы следовали вдоль небольшого озера, которое находилось на нашем правом фланге, на нём мы видели действие картечи, которую извергала на нас русская артиллерия, каковая, стреляя слишком высоко, не могла поразить нас, благодаря складке местности. Но нам надлежало подняться во весь рост и двинуться на пушки. Именно тогда мой адъютант Жерар, полагая, что никто из нас не сможет уцелеть под таким огнём, схватил фаньон 37-го полка и, двигаясь впереди дивизии, воскликнул: “Вперёд! Вперёд!”. Он пустился в галоп впереди колонны, направляясь к батареям, куда добрался первым, зарубив артиллеристов возле их орудий. В этих обстоятельствах он проявил чрезвычайную храбрость… Мы прибыли вовремя, чтобы захватить девять батарейных пушек с их лошадьми. Русские отступили за мызу, где была их главная квартира».[171]

Затем на ферму прибыл Легран, подошёл к Пуже «и сказал: “Всё идёт хорошо, Пуже. Обойдите мызу справа, чтобы переместиться влево, мы их удержим”. Когда я двигался впереди колонны, полностью поглощённый присутствием неприятеля, от которого я следовал очень близко, я не заметил, как она остановилась. Поэтому я был сильно удивлён, повернув голову, чтобы отдать приказание, увидев себя совсем одного и в то же время атакованного с фронта несколькими русскими кирасирами. Но я сидел на прекрасной лошади и, повернув назад, возвратился во двор мызы, где находились наши войска; однако меня совсем близко преследовал русский офицер, который угрожал мне своей саблей и кричал на очень хорошем французском: “Сдавайтесь, генерал, или вы умрёте!”. В ответ я только фехтовал моей шпагой и сохранял дистанцию. В тот же момент батальон открыл огонь по кавалерии, которая меня преследовала, и вынудил её отступить. Въехав во двор фермы, я нашёл там гг. генералов Леграна, Валантена, Раймона Вивье,[172] Моро и Мэзона; этот последний, которого я знал давно, сказал мне: “Вам удалось удачно ускользнуть!”. В тот же момент мой бедный Зефир, который вывез меня из боя, рухнул замертво; он получил в левый бок ружейную пулю, которая задела мне сухожилие, сгибающее левое колено… Легран сказал мне, указывая на кровь, текующую из моей раны: “Вы не можете здесь оставаться, вы ранены и лишились лошади”». Пуже попросил Жерара купить ему одну из лошадей, взятых у русских артиллеристов, и уехал в Полоцк. При штурме Присменицы был убит выстрелом в сердце полковник 37-го полка М. Майо, в 18 часов пулей в сердце был убит полковник 19-го линейного Ж.Э. Обри, выстрелом в левую ногу был ранен полковник 2-го линейного Ф.В.Э.Ш. де Вимпфен.

Впрочем, как заметил Фабри, на захват русских пушек, а следовательно, и Присменицы, может претендовать и 8-й баварский полк под командой майора (подполковника) Шторхенау. Невзирая на сильный огонь неприятеля, он бросился на штурм русской батареи. «Когда колонна 1-го батальона развернулась под огнём неприятельских батарей, она столь быстро двинулась развёрнутым строем (en ordre de tirailleurs) на неприятеля, что тот пустился бежать. Батальон добился преимущества, которого он достиг благодаря усилиям капитанов Массенбаха, Сарториуса, Харена и Харшера (первый был уже трижды ранен, а последний получил контузию в низ живота)… Он бросился бегом против неприятельской артиллерии. Это движение, вместе с быстрым движением на нашем левом фланге одного французского батальона, вынудило противника отступить и оставить три пушки 1-му батальону». При этом фельдфебель 3-й фузилёрной роты К. Эдлингер ударил саблей по руке русского канонира, отвёл в сторону жерло русской пушки и позволил полку захватить 3 орудия (он был награждён орденом Почётного легиона).

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
К.Ж. Легран (1762–1815)

Командир 2-го батальона 8-го полка сообщил: «Под перекрёстным огнём трёх батарей я прибыл с моим батальоном к сгоревшему дому, недалеко от него находилась линия неприятельских стрелков. По приказу полковника Вредена, который командовал бригадой, я должен был выдвинуть вперёд в стрелки 2-ю гренадерскую роту под командой майора Шпитцеля, 8-ю — лейтенанта Цоллмана и 4-ю — капитана Беделя… Примерно в трёхстах шагах за сожжённым домом они повстречали два батальона неприятельских егерей, скрытых во рвах, которые встретили их жестокой стрельбой. Многие из этих храбрых солдат погибли, многие другие были ранены в последующей перестрелке. Однако они с чрезвычайной решительностью и редкой храбростью приблизились на двадцать шагов к неприятелю, несмотря на его превосходство, ещё до того, как 4-й полк прибыл их поддержать; вместе они отбросили его».

Дибич пишет далее: «Гамен со своей стороны оказал весьма упорное сопротивление. Но он был отброшен вправо от Присменицы в момент взятия батарей. Увидев тогда, что центр отрезан от 5-й дивизии, этот генерал собрал Тульский и Эстляндский полки, три батальона Навагинского, 11-го егерского и Тенгинского полков и атаковал в штыки французские колонны, которые уже вышли за пределы мызы».

Сен-Сир писал, что войска русского центра «выдержали новый натиск дивизий Леграна и Валантена с тем мужеством, какое они выказали при первой атаке; они были поддержаны также атаками своей кавалерии, но последняя была каждый раз отражена нашей пехотой. Эта кавалерия по свойству местности, где сражались, могла действовать только небольшими отрядами, а в таком случае она имеет очень малый эффект; этот род войск действительно страшен только тогда, когда может действовать большими массами. Однако одна полубригада 8-й дивизии, которая потеряла своего командира за несколько дней перед тем и состояла из очень молодых солдат, проявила слабость и слегка отступила, что едва не вызвало в этом пункте беспорядок, который был немедленно восстановлен необыкновенной храбростью других войск этой дивизии, что ещё увеличило репутацию генерала Мэзона, принявшего большое участие в этом деле».[173] Мэзон восстановил порядок с помощью 26-го лёгкого полка. Видимо, в это время были ранены полковник 124-го полка Э.Ж. Ардио (пулей в левый бок) и шеф батальона К.Ф. Кайзер.

Когда баварцы увидели отступление французов, их мужество было поколеблено, возникла остановка в их движениях. Ещё более отрицательное влияние оказала весть о ранении генерала Деруа. Баварских воинов охватил упадок духа, изнеможение и глубокая скорбь. Но в это время Вреде, сопровождаемый адьютантом подполковником Й. Палмом, прискакал растянутым галопом через мост на решающий пункт сражения. Его появление, его призыв: «Es lebe unser Konig (Да здравствует наш король)!” вновь обратили 2-ю и 3-ю бригады 19-й дивизии против русских. Реляция 3-го лёгкого батальона гласит: “Все войска, сформировав колонну, двинулись вперёд, не обращая внимания на номера полков или батальонов, увлекаемые пылом победы, и заполнили пробелы в первых рядах; несколько раз отброшенная, линия двинулась вперёд против неприятеля… под сильнейшей канонадой и таким ружейным огнём, что самые старые солдаты едва ли могли припомнить, чтобы слышали что-то подобное, и где невозможно было услышать ни одной команды; войска смешались настолько, что весь армейский корпус можно было считать принадлежащим к одному полку. Тут командовал офицер из одного полка, там офицер из другого полка или батальона, то этими войсками, то другими… Каждый соблюдал самое суровое повиновение; презирая смерть, все люди бросились тогда с такой стремительностью на противника, что, несмотря на эффективную стрельбу его артиллерии, он должен был покинуть часть своих орудий и поспешно ретировался в лес”.

В то же время Зибайн с 9-м полком и второй половиной 4-й лёгкой батареи был направлен поддержать дивизию Леграна во второй атаке на Присменицу. Генерал писал: «Я получил приказ генерал ан шефа графа Сен-Сира направиться вперёд против поместья, ещё очень прочно занятого неприятелем с артиллерией. Оно должно было быть атаковано двумя большими французскими колоннами, я должен был присоединиться к их левому флангу с 9-м полком. Когда я прибизился к фронту шагом атаки, двe французские колонны, которые были в четыре раза сильнее, чем мы, ретировались столь быстро и бегом, что разорвали мою слабую линию».

Рапорт 9-го полка гласит: «Он продвинулся примерно на 100 шагов; майор Тройберг был ранен в плечо. Майор граф Изенбург повёл полк под управлением генерал-майора Зибайна против загородного дома (Edelhof, maison de campagne), занятого неприятельской артиллерией и пехотой… Три французских батальона уже атаковали эту дачу, но были столь живо отброшены противником, что в величайшем беспорядке бросились на 9-й полк. Но благодаря быстроте движения наших храбрых войск, опасности удалось избежать, и весь 9-й полк без колебания двинулся шагом атаки. Генерал-майор и бригадир Зибайн приказал полку двинуться влево; сопротивление противника было ужасно; он упорно держался за домами дачи; к тому же, следовало преодолеть глубокий ров. Дача была атакована с величайшей храбростью. Вся слава изгнания русских принадлежит 9-му полку; он быстро выдвинулся, чтобы добраться до этой позиции, и с величайшим трудом заставил их её эвакуировать; жестоким огнём полк преследовал неприятеля».

«Я атаковал противника, — пишет Зибайн, — с криком и со всей возможной энергией на двадцать шагов за изгородь сада или тополей; мне удалось полностью его отбросить; тогда, после того как неприятель отступил, французские колонны вновь присоединились к моему правому флангу и помогли отбросить противника на полтора льё; вследствие чего два старших офицера, семь офицеров и множество солдат были ранены, восемь офицеров были убиты». При этом тамбур-мажор Б. Фидлер захватил русское артиллерийское укрепление и тем помог овладеть этой позицией (за что позже был награждён золотой медалью за Военные заслуги).

По словам Дибича, «Гамен укрепился на своей позиции и удержался там против новых атак дивизии Леграна». Сазонов писал, что «Гамен остановил превосходные числом неприятельские колонны картечными выстрелами, ружейными залпами и штыками Тульского, Эстляндского пехотных полков, батальона Навагинского полка и запасного батальона 18-го егерского полка; именно тогда он получил две сильные контузии. Противник ежеминутно увеличивал свои силы, я послал в качестве подкрепления батальон Тенгинского полка; но этого было недостаточно ввиду численного превосходства неприятеля; я предписал тогда полковнику Гарпе, командиру Навагинского полка, направиться вперёд с одним батальоном». Воодушевив своих солдат, В.И. Гарпе велел «сделать залп фронтом и, несмотря на картечный огонь неприятеля, вышел перед своими войсками, скомандовал примкнуть штыки и бросился на противника с криком Ура! и с такой стремительностью, что две колонны, находившиеся перед ним, были обращены в бегство. Этим полковник Гарпе способствовал действию нашей кавалерии».

После ранения Гамена войска перешли под командование Балка, а именно стрелки «Гамена, два батальона Тенгинского полка, эскадрон Рижского полка и эскадрон Гродненских гусар капитана Дяткова, который во время этого дела потерял всех своих офицеров, включая капитана Дяткова, убитого картечью». Поэтому командование кавалерией принял прапорщик Рижского полка Батовский. По приказу Балка, Гарпе со своими сильно поредевшими двумя батальонами отступил в линию, а «затем поддержал кирасирский полк в его атаке на неприятельские колонны».

Антоновский вспоминал: «26-й полк находился у прикрытия нашей батареи, стал сзади и был верною метою неприятельских выстрелов. Поминутно вырывало ряды из фронта и подле меня почти вплоть поручику Белелюбскому оторвало ядром ногу. Ядрами и гранатами закидали нас французы, но мы стояли непоколебимо. Уважая мужество наше, видно пожалели, велели прилечь на землю и тем сколько нибудь облегчили участь нашу. Под батареей нашей несколько орудий подбил неприятель, и как этот пункт был весьма важен, то против нашей батарейной роты увеличили артиллерию, стараясь всеми мерами сбить оную с этой позиции, однако тщетно. Мурузе держался до последней крайности и устоял. Хотя полк и лежал, но французы не разбирали этого — били и лежачих».

При взгляде на карту видно, что главный удар Сен-Сир наносил по русскому левому крылу и центру, стремясь разрезать русские войска на две части. Но при этом наступлении колонны, атаковавшие Присменицу, подставлялись под удар с левого фланга.

По словам Дибича, «в момент, когда главные атаки начали ослабевать, батарея из 15 пушек разместилась впереди нашего центра, масса кавалерии и несколько колонн пехоты выдвинулись в то же время под прикрытием её огня. Генерал Балк тотчас атаковал неприятельскую кавалерию во фронт и во фланг Сводным кирасирским полком и эскадроном Гродненских гусар». Балк доносил: «Когда наши войска начали отступать по всем дорогам, противник сконцентрировал все свои силы в центре… Чтобы его остановить, я взял Сводный кирасирский полк, храбрость и отвагу которого я знал, и, подкрепив его двумя эскадронами, одним Рижского, другим Гродненского полков, повёл их против всех сил противника туда, где… Гамен ещё держался со своими стрелками».

По приказу Балка полковник А.А. Протасов с двумя гвардейскими эскадронами Сводного кирасирского полка «двинулся навстречу трём колоннам неприятельской пехоты, которые очень сильно угрожали нашей пехоте и нашим стрелкам и пытались обойти наш левый фланг». Построив эскадроны поэшелонно, генерал Репнин «предписал ротмистру Кноррингу с эскадроном конной гвардии атаковать две левые колонны, а штабс-капитану Авдулину с кавалергардами атаковать третью». Едва только два эскадрона оказались под картечным огнём, как «они соединились и обрушились на неприятельские колонны. Ротмистр Кнорринг опрокинул две левые колонны и преследовал их вместе со стрелками ударами сабель и штыков до моста. Противник бросился туда, но корнет Хунский, который перешёл речку в брод, внёс полный беспорядок в его ряды. Перейдя через мост, корнеты Кнорринг 2-й и Кузовников тотчас устремились с несколькими кавалеристами преследовать французского генерала, который убегал вместе с многочисленным эскортом; они догнали его и изрубили его и его эскорт. В этих обстоятельствах поручик Кузовников был убит; поручик Жаба потерял свою лошадь, побежал пешком на неприятельскую колонну, размахивая своей саблей. Эта блестящая атака эскадрона конной гвардии и преследование противника рассеяли этого последнего, когда внезапно слева показались ещё две колонны поддержки; заметив их, корнет Окунев, исполнявший функции адьютанта полка кавалергардов, взял трубача, разместился на мосту и под картечными выстрелами велел трубить аппель [сбор] до того, как ротмистр Кнорринг привёл эскадрон в надлежащий порядок».

Сен-Сир подробно описал этот инцидент: «Дивизии Леграна и Валантена прорвали центр и часть правого фланга, отбросив русских к большому лесу, находившемуся у них в тылу. Генерал отправился тогда к своему резерву, чтобы направить его по Санкт-Петербургской дороге за правым флангом неприятеля; но прежде чем это движение состоялось, произошёл случай, вызвавший в тылу наших войск довольно большой беспорядок. Кавалерийский полк русской гвардии, состоявший из кавалергардов и драгун, бросился между левым флангом 8-й дивизии и правым флангом дивизии кирасир Думерка, проследовал некоторое время поодиночке через болота, чтобы достигнуть равнины, где находилась наша бригада лёгкой кавалерии, и произвёл на неё такое впечатление, что она сделали полуоборот, не осмелившись атаковать его. Эта бригада, состоявшая из трёх полков, правда, слабых и сформированных из конскриптов, несмотря на все усилия её командира (генерала Корбино), чтобы её удержать, в беспорядке бросилась на большую батарею II-го корпуса, и помешала ей стрелять; тогда как, если бы она приняла немного влево, она оказалась бы под защитой дивизии кирасир, в чём она не имела даже нужды, так как один единственный залп этой батареи, которая имела более тридцати орудий, тотчас остановил бы неприятеля и отбросил бы его туда, откуда он появился.

Главнокомандующий в этот момент возвращался из центра на левый фланг своей армии, чтобы двинуть его вперёд, так как он не был больше нужен в качестве резерва; он находился позади бригады Корбино на дороге из Невеля, возле вершины Спасского озера. Предвидя беспорядок, который мог возникнуть из-за этого смятения, хотя приближался конец боя и день подходил к концу, он тотчас послал к батарее ІІ-го корпуса полковника Колонжа, чтобы велеть обстрелять ядрами бригаду лёгкой кавалерии, чтобы заставить её демаскировать фронт этой батареи, или атаковать полк русской гвардии. Было ясно, что эта бригада была охвачена паническим страхом, поскольку она не осознавала всех выгод, вытекавших для неё из её численного превосходства и прочности её позиции. Противник мог достичь её только… пробираясь поодиночке по извилистым тропинкам среди болотистой и лесистой местности. Так как опыт показал мне, что войска, охваченные подобным страхом, можно излечить, только подвергнув их опасности, превосходящей ту, от которой они пытаются освободиться.

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
Филиппотё. Генерал Сен-Сир в сражении при Полоцке, 18 августа 1812 г.


Главнокомандующий послал в то же время своего адъютанта (капитана Лешартье) к дивизии кирасир, чтобы Думерк выслал часть её против русского полка. Сен-Сир находился тогда в маленькой одноколке (Wurst, briska), так как полученное накануне ранение не позволяло ему ехать на лошади; он следовал на небольшом расстоянии за полковником Колонжем, чтобы заставить стрелять батарею, которая не решалась последовать устному приказу, привезённому этим офицером. Прежде чем достичь её, он встретил бригаду Корбино, которая убегала от русских кавалеристов, когда часть их уже изрубила командующего баварской артиллерией и канониров батареи, у которой они захватили две пушки. Начальники не захотели стрелять, когда было время, подчинившись осторожности, излишней в столь тяжёлых обстоятельствах, поскольку они могли совершенно изменить положение наших дел, если бы панических страх распространился далее, и особенно если эта атака была бы продолжена, что случилось бы неминуемо, в случае, если бы она была результатом соображений неприятельского генерала, а не дерзостью русской гвардии. Застигнутая врасплох артиллерия ретировалась крупной рысью, частью по дороге к Полоцку, частью вдоль кладбища Святого Ксаверия, где главнокомандующий перед началом сражения разместил 100 человек [из 2-го баварского полка], чтобы предупредить все случаи такого рода.

Посреди этого беспорядка лошади, запряжённые в линейку, в которой ехал главнокомандующий, испугались и, опрокинув эту хрупкую повозку, потащили кучера среди зарядных ящиков артиллерии, которые спасались к Полоцку. Этот генерал очутился посреди одного неприятельского эскадрона, который вызвал весь этот переполох, и, благодаря почти непостижимому счастью, сумел добраться до оврага Полоты, крутые откосы которой в этом месте препятствуют спуску кавалерии. Офицер Главного штаба, остававшийся с ним, помог ему спуститься в овраг, и он направился к швейцарской бригаде, размещённой в резерве». Баварцы пишут, что Сен-Сир спасся, «благодаря темноте и потому что он благоразумно прикрыл рукой свою орденскую звезду».[174] Под эту атаку попал и раненый генерал Пуже, возвращавшийся в Полоцк.

По словам Репнина, в это же время «эскадрон капитана Авдулина атаковал 3-ю неприятельскую колонну, опрокинул её и, окружив её с помощью наших стрелков, полностью уничтожил; он взял в плен двух полковников, которые, будучи жестоко изрубленными, были оставлены на поле боя. В этот момент храбрый поручик Гусейнов был убит картечью. После этой атаки эскадрон кавалергардов перестроился, соединился с эскадроном конной гвардии, вместе с которым образовал 2-ю линию. Штабс-капитан Авдулин, который командовал эскадроном, и капитан Миронов из Каргопольского драгунского полка, который исполнял при мне функции первого адьютанта, особенно отличились в этом деле». Поручик кавалергардов С.П. Воейков был «убит наповал снарядом во время атаки». Одним из упомянутых полковников был Ф.А. Эпьяр де Колонж, который, «желая ободрить французские батареи, которые отступали, направился вперёд; он получил от казаков четыре лёгких сабельных удара по голове и один по левой руке»; по другим данным, он получил 7 сабельных ударов по голове, и русские посчитали его убитым. Также был ранен полковник С.Й. Комо де Шарри, который вспоминал: «Ядро вырвало кусок сапога моей левой ноги, пробило мою лошадь, ударило в мою правую ногу и раздробило её ниже лодыжки».[175]

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
Атака кавалергардов в сражении при Полоцке, 18 августа 1812 г.

Репнин пишет, что упомянутые кавалерийские атаки остановили противника и «позволили нашей пехоте и нашей артиллерии исполнить предписанные им движения. Между тем, два батальона Тенгинского полка, поддерживая своих стрелков, всё ещё боролись с неприятелем». Тогда Балк приказал Репнину «выслать для их прикрытия полковника Ершова с двумя эскадронами гвардейских кирасир. Противник, который направился назад, силился нас обойти, направив длинную колонну кавалерии к лесу. Два гвардейских эскадрона были выдвинуты вперёд, чтобы предотвратить это намерение, тогда как полковник Ершов с эскадронами гвардейских кирасир майора Карского и майора Семеки, сделав поворот по-трое направо, преградил путь неприятельской колонне. Затем, повернув фронт, они устремились с саблями наголо на колонну, состоявшую из отборных конных егерей и улан. Они были опрокинуты и галопом бросились на батарею».

Командир 7-го конно-егерского полка А.Р. де Сен-Шаман вспоминал: «Мой полк был задействован вечером и провёл удачную атаку на стрелков русской пехоты, численностью около 1.500, которые все были убиты или захвачены в плен; но, встретив затем несколько эскадронов русских кирасир, мы отступили в величайшем беспорядке почти до Полоцка… Это дело было весьма печально для нашей бригады, так как 20-й конно-егерский и 8-й уланский пострадали ещё больше, чем мой полк; я избежал там величайшей опасности».[176]

По словам Репнина, «поручики Вилламовиц, князь Шаховский, корнеты Валецкий и Окунев оказались там первыми, и пятнадцать пушек попали в руки победителей, из которых две были немедленно увезены под эскортом к командующему корпусом. Из-за недостатка войск и упряжек другие были оставлены на поле боя, после того как орудия были заклёпаны, а их лафеты приведены в негодность». Дибич также указал, что «два эскадрона кирасир Императора и Императрицы под командой майора Семеки захватили пятнадцать орудий, но из-за отсутствия упряжек они смогли увезти только две пушки». Витгенштейн же написал несколько иначе: «эскадрон кавалергардский кинулся на колонну конных егерей, и опрокинув, преследовал их до самого города; два эскадрона же лейб-кирасирских В.И.В. и Е.И.В. полков и Гродненский гусарский эскадрон ротмистра Дяткова… бросился на остальную неприятельскую кавалерию и на батарею и, прогнав первую, кирасиры овладели 15-ю батарейными французскими орудиями, из которых по недостатку лошадей и упряжи и по причине многих рвов нас разделявших увезли только две, а остальные, заклепав и испортив лафеты, принуждены были оставить на месте».

Дибич пишет, что кирасиры майора Семеки «преследовали кавалерию, которую они опрокинули, до предместьев Полоцка. Они обрушились на кирасир Думерка в момент, когда эти кирасиры выходили из пригорода, и увлекли их за собой. Тогда в городе воцарил величайший беспорядок. Войска, артиллерия, обозы устремились к мосту на Двине. Но баварский резерв выдвинулся во время, Семека ретировался в хорошем порядке и вновь занял позицию, которую занимал перед своей атакой». По словам Витгенштейна, «сия храбрая кавалерия преследовала неприятеля до предместья города, где и опрокинул майор Семейко неприятельских кирасир, вышедших из города на подкрепление бегущему неприятелю; замешательство в оном было чрезвычайное, войска, артиллерия и обоз бросились в беспорядке на мосты, где даже часть последнего потопили, но подоспевшая баварская пехота, а особливо выгодное местоположение Полоцка не позволили храброй нашей кавалерии воспользоваться далее нашими выгодами».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
Ф.А. Чирка. Преследование конногвардейцами французских конных егерей под Полоцком, 18 августа 1812 г.

По словам Дибича, «два эскадрона кавалергардов и конной гвардии отделились от кирасир Семеки в момент разгрома неприятельской кавалерии и обратились на колонны французской пехоты, которые находились возле батареи. Они изрубили эти колонны и вновь вернулись затем в линию». Сен-Сир же уверял, что «те из кавалеристов, которые последовали за артиллерией по дороге вдоль кладбища, были остановлены огнём в упор, произведённым пехотой, помещённой в засаду за его стенами. Другие кавалеристы, которые преследовали отступавшую артиллерию к городу, были атакованы 4-м кирасирским полком под командой генерала Беркхейма, которого адъютант Лешартье побудил двинуться в атаку на противника, не дожидаясь, как он сначала хотел, приказа генерала Думерка, занятого в тот момент отражением атаки на дороге из Дисны, где был наш крайний левый фланг». Д’Альбиньяк писал, что «дивизия кирасир слишком выдвинулась влево, чтобы преследовать неприятеля на дороге из Белого и чтобы поддержать хорватов и бригаду Кастекса. Следовало оставить в центре, по меньшей мере, один кирасирский полк». Эльзасец Беркхейм с 4-м кирасирским полком «сумел изрубить большую часть русских драгун и гвардейцев, которые вынудили войска Корбино ретироваться».[177] Как видим, противники по-разному — каждый в свою пользу — описали окончание кавалерийских атак.

Тем временем Сен-Сир «направился к швейцарской бригаде, размещённой в резерве и ожидавшей приказа, чтобы двинуться вперёд. Генерал, который ей командовал, не осмелился приказать ей выдвинуться на край оврага, хотя она находился очень близко, и одного только её появления было бы достаточно, чтобы остановить противника». Несколько иначе эти события описал лейтенант 2-го швейцарского полка С. Хирцель. Русские кавалеристы опрокинули французских конных егерей и вместе с ними бросились на французскую батарею; «последняя не рискнула стрелять, чтобы не попасть в своих людей, поэтому русские драгуны прибыли к ней в то же время, что и беглецы, и изрубила канониров у их пушек. Этот успех ещё больше ободрил неприятеля; один полк бросился за другим и, таким образом, помешал батарее на земляных валах Полоцка вести огонь. Казалось, весь армейский корпус был близок к истреблению, так как его охватили беспорядок и панический страх, но 2-й швейцарский полк, ещё остававшийся неподвижным, представлял из себя стену, ощетинившуюся штыками. Он одинаково угрожал смертью друзьям и врагам, если бы те продвинулись ещё на несколько шагов, так что наша бригада, не производя выстрелов, вынудила всех их вернуться на дорогу, по которой они пришли».

По словам Маага, отступавшие французы «вперемешку с русскими наткнулись на пехотную бригаду Кандра, то есть на 1-й и 2-й швейцарские полки. Они находились в очень скверном положении, так как, если бы они открыли огонь, то под него попали бы не только русские, но и бегущие французские подразделения. Поэтому они решили остаться стоять с ружьями в руках и держать удар. Град картечи, хотя и доносился до них, но, благодаря позиции обоих полков, пролетал у них над головами. Быстрое движение положило конец неприятному положению: французский кирасирский полк и несколько рот вольтижеров, среди которых также рота 3-го швейцарского полка, прибыли на помощь. В тот же момент полк встал возле Полоты, чтобы охранять ведущий через реку мост. В это время галопом прискакал генерал Аорансе, начальник штаба корпуса, чтобы повести его в огонь».

Шаллер уточнил, что Лорансе «прискакал галопом в этот критический момент, чтобы встать во главе 3-го швейцарского полка, который охранял мосты на Полоте; он велел построить его в сомкнутую колонну и повёл в огонь под командой полковника Авизара… Граффенрид в одно мгновение соединил свои рассеянные посты; беглым шагом он прошёл сквозь беглецов из бригады Неро, гонимой и подавляемой неприятельской кавалерией. Эта стремительность, соединённая с хорошим порядком в движениях, внушили почтение неприятелю; французские солдаты воссоединились у своих знамён и взяли назад свои пушки. Блестящая атака 4-го кирасирского из бригады Беркхейма обратила русских в бегство. 1-й и 2-й швейцарские полки, поставленные в резерве… были вынуждены взять оружие в руки, в опасении быть снесёнными французскими войсками, которые прибыли к их укреплениям вперемешку с русскими, но своим хорошим самообладанием они помогли остановить поток беглецов и, таким образом, заслужили похвалу дивизионного командира».[178]

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
А. фон Эшер. Вольтижеры 1-го швейцарского полка, 1812 г.

Фабри писал, что из-за отсутствия французских источников, «мы совершенно не знаем, что происходило на французском левом фланге, где находились бригады Амэ и Кастекса». Он не совсем прав, так как эти события кратко описали Калоссо и Марбо; другое дело, что их рассказы не во всём достоверны. Калоссо пишет, что «место, изначально предназначенное для нашей бригады, находилось на нашем крайнем левом фланге, напротив отряда русской кавалерии, расположенной на позиции вместе с конной артиллерией. Складка местности скрывала нас от их взоров. По данному сигналу двадцать третий [полк] пришёл в движение и по-одному “Вперёд в бой галопом (en avant en bataille au galop)” построился в боевой порядок на виду у неприятеля. Русская батарея открыла огонь”. В этот момент Калоссо едва не был рассечён надвое ядром.

Марбо уверял, что при первом же пушечном выстреле “на левом фланге нашей армии, в лугах, тянущихся вдоль Двины”, бригада Кастекса помчалась навстречу русским эскадронам. “Луг был достаточно обширен, чтобы на нём могли разместиться два сражающихся полка. 23-й и 24-й конно-егерские полки шли фронтом… 24-й полк, расположенный слева от меня, находился против полка русских драгун. Мой полк стоял против казаков конной гвардии, которых можно было узнать по красному цвету их курток… Кастекс скомандовал атаку, и вся бригада двинулась на русских. В первый же момент 24-й полк пробил линию драгун. Мой полк испытал со стороны гвардейских казаков большее сопротивление», поскольку они были вооружены длинными пиками.

Калоссо рассказывал: «Мы построились галопом слева от двадцать третьего. Тогда наша артиллерия ответила. Я находился на своём месте замыкающего, позади первого взвода роты. Капитан призвал меня, чтобы дать приказ относительно заводных лошадей. Возвращаясь на своё место, я проезжал возле Монжена, марешаль де ложи на правом крыле эскадрона, который предложил мне водки». Калоссо остановился, но тут же увидел, как ядро рикошетом летит в их сторону; оно оторвало Монжену руку и убило наповал бригадира Праделя, стоявшего позади во втором ряду. «Некоторое время спустя бригада предприняла атаку против батареи и эскадронов гусар, которые её обороняли. Их первый ряд был вооружён пиками. Случай чрезвычайный, это был первый раз, когда мы видели их на войне. Мы захватили несколько пушек, порубили гусар и преследовали их по дороге к Дриссе».

Когда произошла атака русских кирасир, Кастекс прекратил атаки, но затем казаки «вновь бросились в атаку и яростно накинулись на мои эскадроны, а гродненские гусары тогда же атаковали 24-й полк». Впрочем, эта атака была отбита, вскоре на помощь Кастексу прибыл Корбино, и обе бригады оттеснили русских кавалеристов. 23-й полк потерял 8–9 чел. убитыми и около 30 были ранены. Д’Альбиньяк уверял, будто «несколько эскадронов 7-го и 14-го кирасирских полков атаковали русскую кавалерию на правом фланге», но других подтверждений этому заявлению нет. Сен-Сир в рапорте отметил, что «генерал Мерль с частью своей дивизии с большим умением отразил атаку, которую противник произвёл на наш левый фланг… Хорваты, поддержанные частью кавалерии генерала Кастекса, отличились в этой атаке».

Витгенштейн писал: «Столь же не удачно было покушение неприятеля против 23-го егерского полка, составляющего самый правый фланг мой и прикрывающего дорогу на Дисну; наступая на оный пехотою и конно-егерским полком, он с начала получил некоторые выгоды, но действием подоспевшей конной роты № 1 остановило успехи его; Гродненского гусарского полка подполковник Силин, бросившись с 3 эскадронами на французскую кавалерию, опрокинул оную и истребил большую часть». По словам Яшвиля, «конная рота № 1 под командой подполковника гвардии Сухозанета, который находился напротив Двины на крайнем правом фланге, выдвинул свою батарею и занял дорогу из Дисны, угрожал этим движением позиции неприятеля и воспрепятствовал ему обойти дорогу из Гамзелево, остановив его переход возле устья Полоты. Эта батарея до такой степени дезорганизовала неприятельские колонны своим умелым действием», что тем способствовала храброму ротмистру Кемпферту, который с двумя эскадронами Гродненских гусар атаковал французских конных егерей, «привёл их в состояние чрезвычайного смятения и убил у них большое число людей». Генерал особо похвалил поручика Хюне и прапорщиков Человского и Сухозанета, каждый из которых командовал двумя орудиями.[179] Как обычно бывает, обе стороны приписали себе успехи в этих стычках…

Между тем, Вреде выслал «Зибайна с его бригадой и половиной батареи Графенройта, чтобы поддержать генерала Леграна», а сам с бригадой Рагловича «сделал движение вправо, чтобы ещё более поддержать генерала Леграна». «Атака колонны неприятельской кавалерии на французскую артиллерию вынудила генерал-майора Зибайна отойти назад с 1-м линейным полком, чтобы спасти французскую артиллерию. 9-й линейный полк под водительством майора графа Изенбурга продолжил живо преследовать неприятеля». Вскоре В. Изенбург был тяжело ранен пулей, и атакующих возглавил старший в полку капитан Ф. ван дер Монден.

Рапорт 1-го полка гласит: «Смелой атакой противник внезапно отбросил всё левое французское крыло в величайшем беспорядке до предместъев Полоцка; он угрожал нам с фланга и с тыла. 1 — й батальон получил приказ, вместе с батареей Графенройта как можно быстрее обрушиться на левый фланг противника»; он прибыл в самый критический момент. 2-й батальон полка также прибыл вовремя и «сформировал каре, чтобы помешать кавалерии, которая приблизилась, захватить эту батарею». Тогда кирасиры повернули влево, «чтобы захватить батарею из 4 французских 12-фунтовых пушек, уже захваченных казаками; канониры частично были убиты или взяты в плен. Благодаря нашему быстрому движению, мы добились успеха: не только французская батарея, но также многие пленные были освобождены; очень эффективно поддержанный храброй батареей Графенройта, я вырвал у противника все преимущества, достигнутые на левом крыле, и вынудил его к быстрому отступлению». По словам баварцев, «французский полковник, который командовал этой батареей и перед тем напрягал все силы, чтобы её спасти, не мог найти достаточно слов, чтобы выразить свою благодарность и свою радость генералу и двум его батальонам».

Командир 2-го батальона 8-го полка писал: «Вечером я ещё возглавлял батальон, когда неприятельская кавалерия проникла возле колонны, которую генерал Зибайн ей противопоставил; вместе с ним я прикрыл батарею капитана Графенройта, против которой двинулся неприятель». Графенройт отметил, что «между 7 и 8 часами русской кавалерии удалось глубоко врезаться в левое крыло; она захватила тринадцать французских орудий и отбросила французские войска» до Полоцка. «Я выдвинулся в этот момент и открыл по противнику столь жестокий огонь, что его движение было частично остановлено ещё до того, как наступление генерала Зибайна с двумя полками вынудило его отступить». В дневнике он записал: «Я стрелял так бысто, как только мог, чтобы скрыть малое число своих орудий. Темнота скрыла нашу слабость; едва наше подразделение атаковало, как мы заметили затишье и сразу затем отступление русских».

1-й батальон 8-го полка и 4-й полк прогнали русских до опушки леса, а Раглович уверял, что баварцы оттеснили русских «до полульё вглубь леса, и этот прекрасный день был полностью выигран со стороны баварцев». Полковник 7-го полка писал, что «1-й батальон выделил половину своих стрелков на фланг на оконечности леса, чтобы удерживать противника вдали. Между тем три батальона двинулись колонной в лес; вечером все они вместе с 1-м батальоном держались на опушке леса. Постоянно двигаясь вперёд, они достигли, таким образом, той точки дороги, где вечером 16-го 4-й батальон лёгкой пехоты имел дело с неприятелем». Вреде уверенно заявлял, что «к 8 часам вечера армия одержала полную победу над неприятелем».

Репнин писал, что «бой длился с 4 часов до 9 часов пополудни». По словам капитана Графенройта, бой закончился в 21 час, Беккере же уверял, что последнюю атаку он провёл в 22 часа. Командир 3-го лёгкого батальона получил через майора барона Ф. Графенройта приказ Вреде, собрать остатки батальона и других частей, а затем «занять позицию вместе с 4-м батальоном лёгкой пехоты и одним батальоном 4-го линейного полка и прикрыть на ночь поле боя». Капитан Сарториус, возглавивший как старший офицер 1-й батальон 8-го полка, соединил солдат различных полков, а вскоре через майора Графенройта получил приказ снова двинуться вперёд. Он продвинулся до леса, где соединился с частью 4-го полка, поступив под команду полковника Цоллера.

Полковник 3-го полка доносил: «В 9 ½ часов вечера, после того как огонь полностью прекратился на аванпостах, мои войска, состоявшие из небольших частей различных рот силой около 100 человек, были, по приказу майора Графенройта из главного штаба, сменены на этой позиции батальоном под командой майора Рюффа… Мы условились с майором французского 26-го полка, что он разместит свои пикеты справа, а я слева». Затем Валдкирх с двумя ротами отошёл отошёл на несколько сотен шагов назад, где соединился с солдатами 7-го полка и расположился биваками на ночь. Полковник 7-го полка сообщил: «Я получил приказ генерала Вреде, собрать войска и построить в линию, что и было исполнено следующим образом: я собрал полк, многие люди подполковника 4-го лёгкого батальона Теобальда присоединились к 3-му батальону. Майор Рюфф сформировал батальон, составленный из людей 1-го армейского корпуса; этот майор занял пост у сожжённых домов, находившихся на дороге, сбоку — 26-й французский лёгкий полк. Я разместился затем во второй линии со 2-й бригадой, примерно в 300 шагах позади». По словам Рагловича, «темнота ночи положила конец этой кровавой баталии… Вреде велел выразить войскам своё полное удовлетворение их храбрым поведением, и всеобщий крик: “Да здравствует наш добрый король!”, вырвавшийся из сердец баварцев, завершил этот день».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
Ланглуа. Сражение при Полоцке, 18 августа 1812 г.

Увидев отступление своей кавалерии, Витгенштейн решил начать отступление. Бутурлин так объяснял его решение: «Российские войска с честью удержались на всех пунктах. Несмотря на то, граф Витгенштейн рассудил, что великое превосходство сил, выставленных против него неприятелем, не оставляло ему никаких видов к победе; почему и вознамерился продолжить отступление свое, дабы сблизиться с подкреплениями». Последнюю фразу повторяли все отечественные авторы, хотя Данилевский специально подчеркнул, «до какой степени были мы бедны войсками в этом краю».

Берг пишет: «Я узнал, что правый фланг всей линии уже отступил; между тем, видя, что вся наша артиллерия ретируется, я остался подождать ещё некоторое время, чтобы все пушки левого фланга были увезены на моих глазах; только тогда я медленно отступил до леса с Севским и Калужским и 1-м Сводным пехотными полками, обмениваясь выстрелами с неприятелем, который преследовал нас очень вяло». Антоновский вспоминал: «14 дивизия составляла наш правый фланг и защищала Псковскую большую дорогу. Она выдержала весь напор французов и мужественно устояла против усилий неприятеля занять дорогу — шагу не отдали своей позиции до самого почти вечера. В этом разе нельзя не отдать должной справедливости генералу Сазонову… На закате уже солнца 14 дивизия… стала отступать, но в совершенном порядке. За ними и наша батарейная рота… подполковника Мурузе, который, будучи обеспеченный в сподвижниках своих — 26-го полка егерях… смело стоял против неприятеля и тем способствовал защищать большую дорогу. С движением артиллерии подняли и нас на ноги. Едва мы только привстали, начали французы подчивать перекрестным огнем, а заметив отступление, устремили действия на дорогу, по которой мы ретировались, и, надо сказать, не совсем честно провожали — в затылок. Пока артиллерия наша проходила, мы стояли… Мы шли сзади всей дивизии и, чтобы не тесниться дорогою, приняли левее оной и у самой дороги шли опушкою. В это время подскакал полковник Сухозанет к полковнику Роту, умолял дать ему несколько своих егерей для усиления его артиллерии… Идя опушкою, мы и тут не избежали французских метких выстрелов — до самого поворота дороги они нас провожали. Наступил вечер, и все смолкло. Только в правой стороне, куда отступала 5-я дивизия, вырывались редкие ружейные выстрелы и, казалось, далеко от нас. Мы шли колонною по дороге с поникшей головой, не зная, чему приписать нашу неудачу».

По словам Властова, «батальон Павловского гренадерского полка и 1-й сводно-гренадерский батальон 5-й дивизии, которые продвинулись довольно далеко по дороге, указаннной им, были отрезаны в лесу; но эти войска штыками расчистили себе проход сквозь неприятеля и, опрокинув и вынудив скрыться в лесу две его колонны, соединились со мной. После этого противник не отваживался более меня останавливать. Я сохранил свою позицию до ночи» (перл!). Дибич писал, что ещё во время сражения «резерв и часть 5-й дивизии использовали сопротивление центра и левого фланга, чтобы отступить к Ропно, где граф Витгенштейн, который хотел поддерживать бой лишь настолько, насколько это было необходимо, назначил соединение всем войскам, которые не являлись частью авангарда. Приказы относительно этого резерва были отданы в самом начале сражения». Витгенштейн писал: «Авангарду же полковника Властова приказал я прикрывать дорогу из Полоцка чрез Покровку прямо на Белое, а авангард генерал-майора Гельфрейха остался в дефиле от Полоцка к Ропно в 2 в. от сего города. Сим кончилось сие кровопролитное и упорное сражение, в котором неприятель, действуя из 130 орудий почти в один пункт, надеялся разбить войска наши и отомстить первому корпусу за одержанные многократно победы».

«По прибытии к озеру Ропны, — вспоминал Антоновский, — наш полк и Гродненский гусарский остановились в боевом порядке… Дозволено развести огни, у которых, собравшись в кучку, офицеры грелись и рассуждали с прискорбием о невзгоде, повстречавшейся с нами нынешний день… Некто из офицеров сказал: “Все, что ни делается — к лучшему; вперед будем вести себя осторожнее против неприятеля”. Всю ночь мы простояли, не выпущая из рук ружей; на сей раз стали осторожнее. Но торжествующий неприятель не беспокоил и себя и нас. Он не сделал ни одного выстрела в продолжение ночи. Таким образом, несчастное для нас 6 число августа окончили».

Союзники не имели сил преследовать отступавших. Сен-Сир вспоминал, что «бригада Кандра из дивизии Мерля выступила вперёд, чтобы поддержать четыре батальона, которые Сен-Сир направил в лес, чтобы преследовать неприятеля по дороге к Белому; но мы узнали, что эти четыре батальона, изнемогая от усталости, заночевали у опушки леса, будучи не в состоянии двинуться далее. Таким образом, генералы верно судили накануне о состоянии своих войск, так что, хотя и оставшись победителями, мы не могли воспользоваться всеми плодами победы». Д’Альбиньяк также посетовал: «Если бы могли её преследовать, эта армия была бы уничтожена; она ретировалась по единственной дороге в лесу, протяжённостью пять больших льё; но войска 2-го и 6-го корпусов были настолько изнурены голодом, маршами и контрмаршами, что было невозможно заставить их идти так далеко».

В этой связи Фабри резонно заметил, что именно теперь был прекрасный случай употребить кирасирскую дивизию Думерка, но такового приказа не последовало. Сен-Сир, видимо понимая, что такой упрёк может быть высказан ему, в мемуарах среди прочих совершённых ошибок назвал «недостаток координации кирасирской дивизии с четырьмя пехотными дивизиями». Д’Альбиньяк также заметил: «Если бы дивизионный генерал кирасир оказал большее содействие и лучше понимал движения, последствия этой баталии были бы более значительными». Похоже, что Марбо не зря назвал генерала Думерка «весьма посредственным офицером».[180]

«Поле боя, — писал Майлингер, — было покрыто убитыми и ранеными с обеих сторон; особенно плотно они лежали вокруг поместья, где вечером теснились главные массы. Борьба длилась с 5 до ½ 10 часов, то есть всего 5 ½ часов. Едва ли когда-нибудь в прежних и последующих сражениях на таком узком пространстве, около ¾ часа в длину и ½ часа в глубину, непрерывно и смертоносно действовало столь огромное число из более чем 200 орудий. При этом почти постоянно стояли глаза в глаза… В оба дня противник сражался с редким мужеством и величайшей уверенности в своей силе и превосходстве. Тем удивительней кажутся хладнокровная выдержка, спокойствие и полная самоотречения храбрость ѴІ-го корпуса”. Из-за такого крайнего ожесточения и упорства противники понесли весьма существенные потери. Баварцы, которые задействовали только 4 бригады, оставили на поле боя 118 офицеров и 1.161 солдата; из них было убито 15 офицеров и 129 нижних чинов (то есть 1 офицер на 8 солдат), ранено 103 офицера и 1.032 нижних чина (1 офицер на 10 солдат). Грубер писал, что потери составили 75 офицеров и 1.378 солдат.

В ведомости, составленной 21 августа начальником штаба баварского контингента подполковником Й. Палмом, приведены следующие данные о потерях корпуса за 16, 17 и 18 августа.

Данные о потерях из ведомости Й. Палма

убитые раненые пленные умершие солдаты офицеры солдаты офицеры солдаты офицеры солдаты
19-я дивизия 3 40 47 410 1 265 15
20-я дивизия 4 69 41 651 5 84 2
Всего 7 109 88 1061 6 349 17

Таким образом, общие потери баварцев составили 101 офицер и 1.536 нижних чинов.[181]

Фёльдерндорф заметил, что «потери среди офицеров кажутся непропорционально большими по сравнению с рядовым составом. Однако ещё до сражения число рядовых солдат было непропорционально мало к состоявшим в рядах офицерам. Некоторые роты вступили в бой, имея менее 30–40 человек под ружьём. 1 — й линейный полк в своих 12 ротах насчитывал только 240 ружей; 10-й — только 350; 4-й лёгкий батальон — лишь 280, 6-й лёгкий батальон — не более 300, в то время как во всех этих подразделениях офицеры имели почти полный комплект».[182] К тому же, баварские офицеры повсюду должны были стоять во главе, особенно когда опасность была самой большой, чтобы совершенно измученных лишениями и напряжением баварских солдат воодушевлять своим примером». По словам Хайльмана, «многие роты имели едва по 30–40 ружей, или от 11 до 12 рядов, некоторые даже направили в огонь лишь 6–7 рядов. На это небольшое число личного состава в большинстве рот приходилось 2–3 офицера, не считая многочисленного генерального штаба и адъютантов. К тому же, русские снайперы уверенно отстреливали баварских офицеров с их блестящими серебряными кольцами на воротниках, которые при атаке всегда шли далеко впереди войск».[183] Из числа штабных были ранены первый и второй адьютанты генерала Деруа, подполковник барон Ф.Й. Хертлинг и обер-лейтенант барон Л. Добенек, капитан барон Фёльдерндорф, капитан-инженер К. Хацци, ординарец капитан Турн унд Таксис.

У французов был ранен генерал Валантен, из полковников убиты Майо и Обри, ранены Ардио и Вимпфен (вскоре уволен со службы).[184] Всего войска 2-го корпуса потеряли около 1200 чел.[185] Сен-Сир уверял, что его войска захватили 1200–1500 пленных и 14 пушек. Вреде считал, что русские потеряли 4 тыс. убитых и раненых, а за два дня сражения — 9 тыс. чел. Д’Альбиньяк писал, что «следующим утром стали видны огромные потери, которые понёс противник; они могли достигать 10.000 человек. Французская армия потеряла, по меньшей мере, 4.000 человек; она была в таком расстройстве на следующий день, 19-го, что при сообщении о том, что будет новая атака, смогли собрать лишь остатки батальонов: под ружьём находилось, наверно, 10.000 человек».

Дибич считал, что «русские потери в этот день составили немногим меньше 3.000 человек выбывших из строя и шесть пушек. Были ранены генералы Берг, Казачковский и Гамен. Противник потерял около 5.000 человек и два орудия». Витгенштейн заявил, что «неприятель убитыми и ранеными потерял против нас конечно в трое», а «в плен взято нами: 2 подполковника, 15 обер-офицеров, до 500 нижних чинов и 2 орудия». В другом рапорте он указал, что «во время преследования от Свольны, и в сих двух сражениях взято: 15 обер-офицеров и 3.201 нижних чинов», но признал, что «с нашей стороны урон так же не мал; подбито 7 орудий, которые ими во время сражения увезены». Богданович определил русские потери в 5 ½ тыс. чел. По более точным подсчётам Поликарпова, у русских были убиты 10 офицеров и 646 нижних чинов, пропали без вести 5 офицеров и 1304 солдата, ранены 3 генерала, 85 офицеров и 2.569 солдат; всего 4.649 чел.[186]

Российские генералы в донесениях с гордостью подчёркивали, что их войска удержали свои позиции до конца сражения и отступили лишь ночью. Но их подчинённые воспринимали произошедшее как явную неудачу; «мы не взяли Полоцка и отступили от него невыгодно — это достойно сожаления», — писал Антоновский. Отечественые историки старались обойтись без оценок двухдневного сражения, лишь Бутурлин высказался о сем предмете. Говоря о Сен-Сире, он подчеркнул: «Справедливость требует заметить, что распоряжения его соображены были с совокупностью и силою, и что только одна удивительная стойкость россиян воспрепятствовала ему одержать совершенную победу… Однако ж можно укорять французского полководца, что оставил в бездействии пехотную дивизию генерала Мерля, между тем как переведши ее чрез речку Полоту, ниже левого фланга россиян, он не только мог обойти их левое крыло, но и действовать в тыл центра; а сие непременно дало бы решительный оборот всему делу». К. Остен-Сакен унд фон Райн считал, что Сен-Сир потому не использовал свой успех, что переоценил силы своего противника.

Эта ситуация напоминает исход Бородинской баталии, где русская армия устояла под напором наполеоновских войск, но затем отступила и сдала Москву. Поэтому даже если Первое Полоцкое сражение и считать «боевой ничьей», то в ближайшей перспективе оно «сыграло на руку» наступающей стороне, обеспечив её северное крыло. Э. Марко де Сент-Илер обоснованно считал, что «бой при Полоцке можно отнести к числу наших побед, так как в ходе этого сражения был обеспечен левый фланг нашей армии».[187] Следует подчеркнуть, что Витгенштейн не достиг своей цели (вытеснить противника из Полоцка на левый берег Двины), тогда как Сен-Сир добился того, чего хотел при тогдашнем состоянии своих войск — оттеснить неприятеля, чтобы дать им возможность отдыха и расширить пространство для проведения фуражировок. Правда, успех этот был относительным и, к тому же, не вполне соответствовал тому, чего желал Наполеон.

«Отдых, в котором нуждалась армия, был ей обеспечен, — констатировал Сен-Сир, — она могла в полной безопасности запасаться провиантом и восстанавливать свои силы, так как неприятель удалился по направлению к Дриссе». Лежен покинул Полоцк в тот же день и, проделав более ста льё, 20 августа прибыл в Смоленск с донесением императору о трёхдневном сражении. Сен-Сиру эта победа принесла маршальский жезл. Среди особо отличившихся он назвал генералов Леграна, Вреде, Деруа, Рагловича и Обри, «который с большим отличием управлял артиллерией II-го корпуса», а также начальников штабов 2-го и 6-го корпусов. Сен-Сир по достоинству оценил героическое поведение баварцев и известил об этом императора, который упомянул о них в 14-м бюллетене “Великой армии”. В числе особо отличившихся Вреде назвал генералов Винценти, Беккерса, полковников Спауера, Хабермана и Деруа, подполковников Буттлера, Манна и Баха, а также капитанов Готтхарда и Графенройта, батареи которых действовали в оба дня сражения и выпустили наибольшее количество снарядов. Вреде просил короля присвоить чин майора капитанам А. Турн унд Таксису, барону А. Гумпенбергу, барону В. Хорну, А. Эдлингеру и К. Хацци, а князю К. Оттинген-Шпильбергу — чин капитана.

Наполеон послал в распоряжение Сен-Сира 120 наград, из которых половину получили баварцы. Обычно пишут, что император приказал выдать на каждый баварский полк по 7 крестов ордена Почётного легиона. По более точным данным, 6-й корпус получил 81 крест ордена Почётного легиона, которые были распределены следующим образом: штаб — 4, инженеры — 3, артиллерия — 10, 1-й пехотный полк — 5, 2-й — 5, 3-й — 5, 4-й — 4, 5-й — 5, 6-й — 4, 7-й — 5, 8-й — 4, 9-й — 4, 10-й — 5, 11-й — 3, 1-й лёгкий батальон — 3, 2-й — 1, 3-й — 3, 4-й — 2, 5-й — 3, 6-й -2, санитарная служба — 1. Кроме того, баварский король Максимилиан-Йозеф выделил хирургам и медикам 4 золотые и 15 бронзовых баварских медалей. Орденами были награждены, в частности, полковник Колонж, в 7-м полку майор Мерц, лейтенант Хаусман и юнкер К. Сарториус, исполнявший функции фельдфебеля и получивший тяжёлое ранение в голову. 27 августа Наполеон произвёл Деруа в графы империи и назначил ему дотацию в 30 тыс. франков, «передаваемых вашим детям»; он также передал ему «аттестат на 6.000 франков пенсии для графини Деруа». Поручик Н.А. Окунев, будущий военный историк, отмечая высокие боевые качества баварцев, подчеркнул: «Я имел случай убедиться в этом в сражении при Полоцке, и могу сказать, что баварская пехота одна из самых храбрых в Европе».[188]

Сообщив императору о произошедшем сражении, Витгенштейн завершил свой рапорт следующими словами: «Чрез частые и жестокие дела с неприятелем, корпус мне вверенный, совершенно ослабел, в котором ныне… не более под ружьем находится как 17.000 чел., а особливо в офицерах недостаток велик. С сим малым числом не решаясь атаковать неприятеля, засевшего в своих укреплениях, что стоило бы большой потери людей, считая полезнейшим, оставя авангард свой пред Полоцком… наблюдать так же и за движением Магдональда; мне не остается более ничего теперь делать как привести себя в оборонительное положение». На другой день он известил Эссена, что проведённые им 8 боёв стоили ему больших потерь, особенно в офицерах, «моя кавалерия разрушена и почти без офицеров».[189]

Утром 19 августа победоносное войско уже стояло под ружьём на поле боя. Вреде издал приказ по «1-му и 2-му королевским армейским корпусам», в котором говорилось, что из-за ранения Деруа он принимает «главное командование над 19-й и 20-й дивизиями». Баварская пехота сохранила деление на 2 дивизии, которыми теперь командовали генералы Зибайн и Беккере. Командовать артиллерией корпуса до выздоровления Колонжа был назначен подполковник Цоллер, а артиллерией 19-й дивизии — капитан Берхем. Два артиллерийских парка были сведены в один под командой майора Ф. Доува. В тот день от полученных ран скончался полковник Вреден.

Врачи и хирурги приступили к своей работе с лежавшими повсюду на поле боя ранеными, имея очень мало необходимых для этого средств. Остаток дня был заполнен печальным занятием — перевозкой раненых с поля боя на перевязочные пункты. Из-за нехватки рук нечего было думать о захоронении убитых. Поэтому тела лежали не погребёнными как на поле боя, так и на улицах Полоцка и во дворах госпиталей; они разлагались и отравляли воздух, увеличивая число жертв. Капитан 4-го швейцарского полка Г. Шумахер вспоминал: «Дома и церкви в Полоцке были полны ранеными. К несчастью, из-за недостатка помощи и вследствие большого количества раненых уход за ними не мог быть достаточно хорошим, и большинство из них умерло там… 20 августа я был назначен, чтобы на следующий день следить за погребением убитых на поле битвы… Для этой тяжёлой работы я нарядил сто русских пленных, которые с лопатами и заступами должны были работать под присмотром сотни наших вооружённых солдат».

Сен-Сир считал свои войска слишком измотанными, чтобы предпринять наступательное движение, и велел им раскинуть бивак ближе к городу. 4-й баварский полк выслал 2 патруля, каждый из 1 офицера и 12 солдат, один на Невельскую, другой на Себежскую дороги. 10-й полк выдвинул патрули, силой по 1 офицеру и 15 солдат. 3-й батальон лёгкой пехоты выслал 2 патруля под командой унтер-офицеров по Невельской дороге. Патрули продвинулись на 4,4 км вперёд, но не встретили неприятеля, контакт с которым был полностью утрачен.[190]

Расход боеприпасов баварскими батареями 17 и 18 августа.[191]

Батарея 12-фунтовые пушки 6-фунтовые пушки гаубицы ядра коробки картечи* ядра коробки картечи гранаты коробки картечи*
1-я лёгкая 15 8
3-я лёгкая 249 21 42
11-я 6-фунтовая 171 45
6-я 12-фунтовая 104 1 61
2-я лёгкая 516 45 132 15
4-я лёгкая 260 14 121
4-я 12-фунтовая 49 9 60 12
5-я 6-фунтовая 161 52 65 3
8-я 6-фунтовая 2
Всего: 153 10 1374 132 534 30

* Schrotbiichsen — шрапнель?

Главные силы Витгенштейна в тот день отступили к Гамзелево. Поскольку местность между Полоцком и Дриссой не предоставляла никакой выгодной позиции для размещения всего корпуса, он «решил отступить до этой реки, чтобы устроиться там в укреплённом лагере, который мог бы прикрыть всю область… Резерв двинулся к Белому; там он нашёл 4-й батальон Могилевского полка и конную № 23 роту, которые шли из Пскова. Две линии главных сил были сведены в одну, по причине значительного сокращения войск, понёсших потери 5 и 6 августа. Авангард генерала Гельфрейха днём перешёл за дефиле Ропна, заняв его лёгкими войсками». «7-го августа, — пишет Антоновский, — мы также были на этом месте покойны и, хотя слышна была перепалка влеве, отдаленная от нас, но она происходила в 5-й дивизии. Пробыв у озера весь день, в полночь отступили». Авангард Властова «всё утро оставался возле корчмы Боровка и с наступлением дня отступил до Артейковичей из-за появления отрядов, которые противник выдвинул по Невельской дороге».[192]

8/20 августа «главная квартира І-го корпуса разместилась в Белом. Главные силы оставили Гамзелево и разместились возле Белого, резерв занял позицию у Сивошино. Французский авангард потеснил генерала Гельфрейха, тогда он отвёл свою пехоту, а затем свою кавалерию до Гамзелево. Дефиле Ропно было занято противником». Антоновский вспоминал, что солдаты арьергарда, устроив пикеты, “весь день отдыхали под тенью вековых елей и сосен… С закатом солнца, 3-й баталион 26 егерского полка в поддержание передней цепи послан на пикеты в резерв, а с полуночи мы снялись и продолжали свое отступление далее до деревни Белой”. Властов отошёл за Артейковичи, так как “его позиция впереди этой деревни не могла быть более пригодна для обороны после того, как Ропно было оставлено”.

Сен-Сиру необходимо было выяснить расположение противника, а также узнать о его намерениях. Он приказал выслать рекогносцировки по двум главным дорогам. Легран двинулся по дороге к Гамзелево, но шёл очень медленно и нерешительно, и вскоре остановился, не встретив противника. Вреде со 2-й бригадой 19-й дивизии, которой командовал полковник Цоллер, продвинулся на 2 часа пути по Невельской дороге, затем у Захарина повернул влево на дорогу, ведущую к Сивошино, и через несколько часов наткнулся на русскую заставу, которая после нескольких выстрелов немедленно отступила. Вреде следовал за ней некоторое время до болотистого ручья, мост через который был частично разрушен. Главные силы русских не были обнаружены, и Вреде вернулся на Невельскую дорогу, где вскоре получил приказ отвести бригаду на бивак.[193]

Между тем, Витгенштейн отвёл войска за р. Дриссу, где 9/21 августа приступил к укреплению позиции. Корпусная квартира разместилась в с. Соколищи-Эйсмонт. Дибич записал: «Главные силы заняли позицию на правом берегу Дриссы, возле Сивошино, где был намечен укреплённый лагерь. Резерв разместился возле Соколищ. Два авангарда, почти не потревоженные, соединились у Белого, в месте пересечения трёх дорог из Полоцка в Сивошино. Там они заняли весьма крепкую позицию на выходе из дефиле. После соединения генерала Гельфрейха с полковником Властовым, этому последнему было поручено командование авангардом. Ему оставили только четыре эскадрона Гродненских гусар, 24-й и 26-й егерские полки, две пушки батарейной № 14 роты и конную № 3 роту. Остальные войска авангарда были включены в состав главных сил.

Четыре поста были высланы в Подсеверье, Гомховшину, Подгорье, Артейковичи, один пост — на пересечении просёлочных дорог из Доньяры в Артейковичи, а последний — к Подбелицам. Фланги русской позиции также были освещены пикетами кавалерии, которые находились в Замшанах, Соколищах, Сухове и Дерновичах. Все эти посты высылали свои патрули как можно дальше. В случае атаки на Белое, авангард имел приказ оборонять свою позицию как можно дольше, а затем отступить к Боярщине, где главные силы и резерв собирались атаковать неприятеля в момент, когда он будет выходить из дефиле, которое находилось возле этого места». Витгенштейн написал Кутузову, что «нашел неудобность в позиции при с. Белом для занятия оной целым корпусом, а весьма выгодною для расположения там авангарда, который в оной должен прикрывать обе дороги, ведущие из Полоцка чрез Гамзелево и из Артейковичей в Сивошню и в Себеж и потому заняв вверенным мне корпусом позицию на правом берегу р. Дриссы», велел авангарду расположиться при Белом.[194]

Поскольку дивизионеры 2-го корпуса, особенно Легран (который имел надежду, после отъезда Удино получить командование корпусом) не проявляли особого рвения, чтобы исполнять приказы Сен-Сира, то он приказал Вреде продвинуться по Петербургской дороге, чтобы обнаружить главные силы русских. Тот поручил исполнение этого рискованного предприятия отряду генерала Зибайна (около 1800 чел.).[195] Для исполнения данной задачи, при полном отсутствии кавалерии, этого было, безусловно, мало; вскоре эта ошибка будет искуплена большими потерями. В тот день у Артейковичей, в 6 верстах от Белого произошла какая-то стычка, о которой известно лишь то, что в ходе её был ранен поручик гродненских гусар Краммер.[196] 6-й корпус в тот день насчитывал 10.276 чел. под ружьём, 8.284 чел. находились в госпиталях.[197]

«Авангардное сражение» при д. Белая

Дибич записал, что «Главная квартира І-го корпуса находилась в Соколищах. Часть главных сил разместилась возле Соколищи-Щит впереди резерва. Остальные оставались в Сивошино. Начали укреплять позицию возле Дриссы… Два эскадрона сводных кирасир, два конных орудия и три роты Сводного егерского полка заняли передовой пост в Грамоши. Этот пост прикрывал правый фланг русского корпуса и освещал дороги из Полоцка в Дриссу и Дисну».[198]

Д’Альбиньяк писал, что «Вреде оставил одну бригаду в Гамзелево, чтобы наблюдать дорогу из Лозовки и ту, которая вела в Невель; с другой бригадой он двинулся к Белому». Но баварские документы свидетельствуют, что во главе второго отряда стоял генерал Зибайн. По словам участника этой экспедиции Зайболтсдорфа, эта бригада «под командой временного командира полковника барона Штрёля в 1 час пополудни выступила с бивака перед Полоцком по Петербургской дороге; за ней последовала 3-я лёгкая батарея Халдера. Примерно в 1 ½ часах впереди Белой 1-й лёгкий батальон Гедони, который вместе с 6-м лёгким батальоном Да Роша составлял авангард, натлкнулся на неприятельские форпосты, после чего они отступили, постоянно перестреливаясь. Затем колонна двинулась дальше без серьёзного сопротивления к выходу из леса».

«10-го августа арьергард наш находился в Белом, — вспоминал Антоновский. — Перед обедом солдаты, купаясь в озере, нашли клад, именно — железные котлы по тому образцу, какие встречалось видеть у баварцев; они побросаны туда, вероятно, в ретираду после Клястицкого поражения… Выкупались прекрасным образом и запаслись котлами, которых более сотни вытащили из озера и роздали в полк. В 2 часа в передовой цепи началась перестрелка и час от часу становилась сильнее… и дело завязалось порядком. Весь арьергард вступил в сражение». Две роты 26-го полка были посланы «на подкрепление передовой цепи по правую сторону дороги».

Дибич писал, что «в четыре часа пополудни неприятель начал теснить наши посты, выдвинутые по дороге к Гамзелевой. Полковник Властов тотчас разместил отряд в лесу в двух верстах от Белого, чтобы прикрыть их отступление. Они отступили в полном порядке на позицию. Противник дебушировал вслед за ними по большой дороге». По словам Витгенштейна, «стрелки и фланкеры наши, нанеся неприятелю на всяком шагу урон, отступили по данному им повелению к нашей авангардной позиции, дабы неприятельские на оной встречать действием наших орудий, по приближению неприятельских колонн, находящимися в авангарде двумя орудиями батарейной роты № 14 и рассеяли по обеим сторонам дороги».

Зайболтсдорф пишет, что после выхода из леса баварцы обнаружили не очень широкую равнину, на другой стороне которой находилась возвышенность. «Вдоль высоты стояли русские, выгодно построенные, в середине — одна двенадцатифунтовая пушка, из которой они уже с большого расстояния обстреливали двигавшуюся по дороге колонну гранатами и в конце концов ядрами и картечью. Впереди у подошвы возвышенности скрывались позади кустарников неприятельские стрелки. Поскольку неприятельская картечь стала наносить серьёзный вред, генерал Зибайн велел 1-му лёгкому батальону двинуться в колонне вправо, 6-му — влево в лес и продолжить движение».

По русским данным, «неприятель тогда подвел так же свою артиллерию и, прикрывая оные по обеим сторонам дороги пешими колоннами, прикрытыми лесом, приближался более и более к позиции нашей; удачное действие батарейных орудий наших, которые полковник Властов подкрепил еще четырьмя колоннами, наносили неприятелю нарочитый вред, и остановили наступление оных». По словам Дибича, «тогда развернулась баварская артиллерия; их стрелки в то же время рассыпались в обе стороны. Две пушки 14-й роты ретировались назад, и четыре пушки 3-й роты начали своё действие. Их огонь вновь остановил массы, которые наступали по главной дороге».

В этот момент был смертельно ранен ядром в низ живота Зибайн и сразу после этого бездыханным рухнул с лошади Гедони. Зайболтсдорф пишет: «Полковник Шрёль, который теперь принял командование, немедленно отправился к правому флангу — батальону Гедони — и попытался из леса развернуться на небольшой равнине, чтобы занять позицию позади лежащего впереди кустарника, собственно, опушки леса. Поскольку неприятель не занял лежащий перед его левым флангом лес, полковник Штрёль велел капитану графу Куэну с батальоном Гедони спешно двинуться туда. Едва овладели этим лесом, как русские направились вновь захватить этот столь важный пункт. Бойкой атакой они вынудили капитана Куэна, весь батальон которого насчитывал чуть больше 100 человек, очистить пост. Сильный отряд казаков, который двинулся влево, бросился на отступавший слабый батальон и захватил в плен адьютанта лейтенанта Штульмюллера с 80 солдатами. Поскольку только что прибыла 1-я стрелковая рота І-го батальона [полка] Короля под командой капитана Аюнешлосса, полковник Штрёль смог оказать серьёзную помощь и поддержку отступавшим войскам.

Одновременно следующие роты І-го батальона Короля по мере прибытия занимали посты в кустарнике и перестреливались с противником, гораздо выгоднее расположенным. Батальон Ла Роша, который с самого начала двинулся влево и оттеснил неприятельских стрелков, присоединил свою стрелковую линию к І-му батальону. Капитан Бельц со своими стрелками попытался продвинуться к церкви, но вынужден был очистить захваченное пространство, так как из-за казачьей атаки батальон Гедони оказался слишком далеко позади его линии. При повторном наступлении капитан Бельц получил выстрел в колено и вынужден был передать командование обер-лейтенанту Роденштайну. Этот достойный офицер вскоре также пал, убитый выстрелом в голову. Столь же большие досадные потери понёс І-й батальон Короля из-за смертельного ранения достойных капитана стрелков фон Аюнешлосса, обер-лейтенанта барона Хааке и лейтенанта фон Тухера.

Тем временем прибыл ІІ-й батальон Короля, поначалу оставленный для прикрытия батареи Халдера. Выдвинувшись беглым шагом, он развернулся вправо и, поскольку І-й батальон передвинулся ещё правее, занял покинутую им рощу. Капитан фон Балиганд со 2-й стрелковой ротой был выслан в небольшие заросли слева, напротив холма, где стояла церковь. Теперь здесь завязался очень оживленный огонь стрелков и продолжался долгое время. Между тем майор граф Зайболтсторф, командовавший ІІ-м батальоном, заметил, что противник несколько пренебрег правой частью деревни Белая и показал лишь немного пехоты. Поэтому он посчитал, что нужно как можно быстрее использовать удобный момент, двинул свой батальон влево через дорогу, построил его в линию и бросился беглым шагом против деревни. Невзирая на упорное сопротивление неприятеля, который между тем собрался, передние дома были быстро захвачены штыковой атакой, в то время как 2-я стрелковая рота двинулась вперёд по дороге. Поскольку 1-я фузилерная рота Шмидта из 6-го батальона Да Роша далее слева захватила последние дома деревни, она была уже почти захвачена, когда внезапно из засады выскочили казаки и с диким криком “Ура” напали на рассеянно сражавшийся батальон».

По русским данным, «противник направил значительные силы на свой левый фланг. Скрыв своё движение под прикрытием леса, который находился перед русской позицией, они внезапно овладели нашим правым флангом». Антоновский пишет, что «с наступлением вечера сражение стихло, но баварцы, заметив, что находящийся здесь гораздо правее деревни фольварок оставался незанятым нашими войсками, вечерней темнотою пользуясь, вступили туда. Увидав я, из под горы такую дерзость и соображая по-своему, что эти соседи у деревни, занимаемой нами, будут впоследствии неприятны, собрал своих егерей и стройным порядком шел туда, чтобы выгнать во чтобы то ни стало… Из лощины вышел на гору, обратился прямо к фольварку. Но в это самое время, по чьему то распоряжению, эскадрон гусар летел во весь карьер и, не взирая ни на что, наскакал на егерей; некоторых смяли лошадьми и совершенно расстроили меня, ибо солдаты мои в разные стороны разбежались и пришли в беспорядок. Хотя гусарам и кричали, что они скачут на своих, но это нисколько не обратило их внимание».

Зайболтсторф, у которого при штурме деревни был отстрелен мизинец левой руки, «с величайшей быстротой собрал свои войска, рассеявшиеся при взятии деревни, образовал “Ежа”[199] и столь крепко отбил казаков, которые были уже у кончиков штыков, что они бросились в поспешное бегство, оставив множество убитых лошадей и личного состава. Капитан Доннерсперг из полка Короля, который вместе с капитаном Шмидтом уже пробрался во фланг и тыл неприятельского лагеря, из-за этой атаки на некоторое время увидел себя отрезанным от батальона, всё же смог благодаря своей решительности своевременно добраться до деревни, из которой он помог выбить казаков, чтобы затем соединиться со своим батальоном». После этого баварцы опять захватили передние дома и открыли огонь по русским, выстроенным возле орудий.

Антоновский писал, что «гусары стремглав неслись и подскакали к фольварку. Он был кругом обнесен палисадником. Неприятель расчел, что кавалерия им ничего не может сделать, заперли ворота и стали у палисадника поджидать нашу конницу, и, допустив их вплоть, открыли по ним убийственный огонь. Гусары видели, что предприятие их вовсе безрассудное — опрометью назад и опять на нас же наскакали». Несмотря на крики «Давите своих!», они вторично расстроили егерей.

Зайболтсторф писал о себе: «Между тем наступила ночь, так что неприятельские передвижения стали едва различимыми. Слабость батальона, вторичное появление казаков на левом фланге и всё ещё упорное сопротивление русских против каждого наступления в центре и на правом крыле, все эти обстоятельства вынудили майора очистить деревню, настоящий ключ позиции, и отойти на свою первую позицию». Антоновский уверял, что снова пошёл на штурм: «Я с ротою — правее, а другая рота приняла влево», чтобы «обойти фольварок и отрезать неприятелю нашему дорогу, и потом ударить с обеих сторон». Егеря открыли огонь, а баварцы «из-за надворного строения и палисадника» «сделали и по нас залпы и убрались тотчас из фольварка, а мы за ними, крикнув с обеих сторон “ура”, фольварок очистили, преследуя их». При этом «поручик Плотников пулею ранен в ногу, которую ему отрезали затем, что кость совсем перешиблена… Сверх того, довольно выбыло из строю и нижних чинов убитыми и ранеными».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)
Схема сражения при д. Белая

Витгенштейн писал, что противник «бросился с пехотными колоннами в находящуюся перед правым флангом нашим мызу Белую и, заняв оную, старался обойти правый наш фланг. Гродненского гусарского полка полковник Силин, узнав сие, кинулся с двумя эскадронами на неприятельскую пехоту, опрокинул и рассеял оную и в то же время бросился шеф 26-го егерского полка полковник Рот, со вверенным ему полком на штыки, завладел мызою и прогнал неприятеля совершенно в лес. Тогда приказал полковник Властов всему авангарду наступать вперед и удачным действием конной артиллерии в скорости опрокинул с центра неприятеля, который с поспешностью отступил к лесу».[200] «Несмотря на сбитый центр и левый фланг свой неприятель покусился, взяв пехотные колонны, обойти левый фланг наш. Но так как отступлением центра и левого фланга их, они остались слишком отделены, то подполковник Ридигер с одним эскадроном Гродненского гусарского полка и казачьим полком подполковника Платова 4-го, ударив им во фланг, опрокинули оные, положив большую часть на месте, взяв 3 офицеров и 60 человек рядовых в плен, а прочих рассеял и прогнал в лес, в котором неприятель по всей линии преследован был нашими стрелками». По другим данным, «Ридигер с двумя другими эскадронами Гродненского полка прогнал пехоту, обходившую наш отряд с левого фланга». Бутурлин считал ошибкой баварцев то, что они слишком растянулись на обоих флангах.

Зайболтсторф пишет, что «9-й полк под командой майора барона Фикка прибыл в момент отступления 11- го батальона Короля и прикрыл его от напора преследующего неприятеля своим наступлением по дороге». Хайльман заметил, что «из всех сообщений об этом бое 22 августа, а также из одновременных записок вытекает, что во время наступления лёгкая батарея Халдера странным образом находилась в хвосте бригады Зибайна, то есть двигалась с 9-м пехотным полком, который… прибыл на поле боя лишь поздно вечером. Поэтому участие батареи в бою ограничилось главным образом прикрытием отступления, которое бригада смогла совершенно спокойно совершить под прикрытием двух гаубиц, выгодно поставленных обер-лейтенантом артиллерии Карлом Вайсхауптом». Витгенштейн писал, что «после сего неприятель воспользовался наступающим вечером, отступал к Гамзелевой, будучи преследован нашими фланкерами и стрелками. Таким образом, кончилось сие авангардное сражение» и «русские аванпосты вновь заняли свои прежние места».

По словам Зайболтсторфа, «наступившая ночь препятствовала отважиться на второй штурм деревни с надеждой на успех. Поэтому полковник Штрёль выставил густую цепь форпостов и вновь занял одной ротой прежде оставленный лес на правом фланге. Ночь на 23-е прошла при постоянном патрулировании и окликах ведетов, стоявших едва в 50 шагах друг против друга. Многие казаки, которые осмеливались продвинуться слишком далеко вперёд по дороге, были сбиты с лошадей отличными стрелками капитана Балиганда. Противник, весело и радостно настроенный по причине удачного отражения нападения, всю ночь провёл под янычарскую музыку (Janitscharenmusik) и пение. Время от времени подобная музыка слышалась то издали, то приближаясь всё ближе и ближе, вероятно, чтобы вызвать у нас предположение, что постоянно прибывают новые подкрепления, каковые фактически прибыли к утру в значительном числе».

Витгенштейн особо похвалил «храброго и искусного полковника Властова, которой со свойственною русским неустрашимостью, уничтожил совершенно все покушения многочисленного неприятеля, состоящего из целой баварской дивизии под личным предводительством командира всех баварских войск генерала графа Вреде и принудил оные отступать более 7 верст. Потеря наша в сем сражении весьма мала и состоит убитыми и ранеными только 94 чел., неприятель потерял пленных 3 офицера и 120 рядовых, убитых и раненых более 500. В числе первых находится, по словам пленных, 1 полковник, в числе последних — командующий после смерти генерала Деруа 1-й баварской дивизиею бригадный генерал Шипейна, который скоро после сражения умер от ран».

Помимо Зибайна, баварцы потеряли в этом бою 17 офицеров (4 убитых, 2 пленных, 11 раненых) и 236 нижних чинов (17 убитых, 94 раненых, 115 пленных). В частности, был тяжело ранен начальник штаба 19- й дивизии майор барон Графенройт, которому позже была ампутирована правая нога. Фабри считал, что невозможно осуждать бездействие Сен-Сира «после сражения 18-го числа, но кажется бесспорным, что раз уж он не решился извлечь пользу непосредственно из достигнутого успеха, то следовало ограничиться обороной, а не бросать 22-го числа 1-ю бригаду 19-й дивизии на рекогносцировку, где она потеряла 253 человека; не следовало тотчас поручать эту операцию ѴІ-му корпусу, но ІІ-му корпусу, менее измотанному».[201]

В тот день адъютант Сен-Сира капитан де Майе привёз императору в Смоленск рапорт о Полоцком сражении. Вреде сообщил королю о больших потерях в корпусе, о распространении болезней в госпиталях, из-за чего множество раненых умерло. Он написал, что крайне необходимы пополнения по 350 чел. на батальон, по 25 чел. и лошадей на эскадрон, 200 чел. и 500 лошадей для артиллерии и 250 лошадей для обоза. Всего генерал просил у короля для пополнения 11.200 чел. Сен-Сиру Вреде написал, что 6-й корпус из 25 тыс. чел. потерял 8 тыс. умершими либо в госпиталях, либо по дороге. Из 7.800 больных, находившихся в госпиталях, треть уже умерла, и ежедневно болезни уносят 60–70 чел. Офицерские потери составили 125 убитых и раненых и более 100 больных. 4-й швейцарский полк был оставлен в Полоцке; Шумахер вспоминал: «Главный штаб размещался, как и мы, в городе; он занимал старый монастырь иезуитов».[202]

11/23 августа Дибич записал: «Главная квартира I- го корпуса в Соколищи-Щитах, авангард в Белом усилен 25-м егерским полком; часть главных сил в укреплённом лагере возле Сивошина. Остальные между Сивошино и Соколищи-Щиты; резерв возле этого последнего места». У Громошей был выставлен отряд в составе 3 рот Сводного егерского полка и 2 эскадронов Сводных кирасир с 2 конными орудиями. Сводный гусарский полк, находившийся в Каменце, следил за движениями войск Макдональда. Итак, Витгенштейн остался обладателем двух дорог, которые через Невель и Великие Луки и через Себеж и Плесков вели в Петербург.

Утром цепь форпостов отряда Штрёля, составленная из обоих лёгких батальонов и двух стрелковых рот 1-го полка, была отведена на опушку леса, позади неё уступами расположились 2-й батальон 1-го полка с 1 гаубицей, затем 1-й батальон, наконец, 9-й полк; весь день противники наблюдали друг за другом. По словам Зайболтсторфа, “с наступлением дня форпосты были вновь отведены на опушку леса, а войска выстроены эшелонами. Обе стороны очень внимательно наблюдали друг за другом, ожидая атаки”. Антоновский пишет: “11 августа с обеих сторон была тишина. Мы смотрели друг на друга в линиях, не припоминая вчерашней драки, оставаясь каждый на прежнем своем месте”. Поскольку Сен-Сир считал главной целью своих ослабленных войск удержание занятой позиции, он приказал отряду Штрёля вернуться к Полоцку.

Отступление к Гамзелеву происходило в ночь на 24 августа незаметно для русских под прикрытием батальона Лароша и 2-й стрелковой роты 1-го полка. По словам Д’Альбиньяка, Сен-Сир «нашёл позицию графа Вреде рискованной, к тому же в лесу не имелось никакого продовольствия», и дал ему приказ отступить. Хайльманн считал, что «вся рекогносцировка была совершенно ненужной, поскольку уже было известно, что русские ещё находятся на этой стороне Дриссы, и не собираются по доброй воле очищать эту свою позицию; а чтобы их к этому принудить, не было ни желания, ни сил».[203]

23 августа в 18 ½ часов умер генерал Деруа. К известию о неизбежной смерти старый воин отнёсся спокойно. Он написал одному из своих родственников: «Я умираю на своём посту, покоряясь воле Всевышнего. Боже, храни короля!». В 2 часа 24 августа скончался его товарищ по оружию и друг юности Зибайн; в тот же день умер полковник Прейзинг.[204] Генерал Пуже покинул Полоцк и отправился на лечение в Вильно, куда прибыл 29-го.

Численность войск 6-го корпуса на 28 августа

19-я дивизия: полковник Штрёль; начальник штаба: подполковник Хертлинг

Подразделения Офицеры Унтер-офицеры Солдаты Всего
1 — я бригада: полковник Ларош
1-й лёгкий батальон 5 24 150 179
6-й лёгкий батальон 14 35 255 304
1-й линейный полк 27 56 482 565
9-й линейный полк: майор Фикк 18 48 288 354
2-я бригада: полковник Цоллер
4-й линейный полк 22 57 455 534
8-й линейный полк 25 55 382 462
10-й линейный полк: майор Пальм 12 52 399 463
3-й лёгкий батальон 10 23 194 227
всего: 133 350 2.605 3.088

20-я дивизия: ген. Беккере; нач. штаба: подполковник К. де Дё-Понт (Цвайбрюккен)

1-я бригада: полковник Спауер
2-й линейный полк 25 53 359 437
6-й линейный полк 12 55 532 599
2-й лёгкий батальон 18 40 190 248
2-я бригада: полковник Валдкирх
3-й линейный полк 23 53 330 406
7-й линейный полк 18 49 312 379
4-й лёгкий батальон 7 30 165 202
3-я бригада: полковник Хаберманн
5-й линейный полк 32 54 463 549
11-й линейный полк 30 60 505 595
5-й лёгкий батальон 15 32 225 292
всего: 180 426 3.081 3.687
итого в корпусе: 313 776 5.686 6.775

Кроме того, один батальон, составленный из солдат различных полков и батальонов обеих дивизий (500 чел.) находился в Глубоком и ещё 200 чел. — в Бешенковичах.[205] Таким образом, б-й корпус к этому времени фактически сократился до размеров одной дивизии.

В донесении императору от 12/24 августа Витгенштейн подвёл итого ратной деятельности своего корпуса в течение трёх недель: «После 6 жестоких сражений с неприятелем и ежедневных стычек… войска мне вверенные взяли более 7.000 чел. в плен, разбили совершенно корпус маршала Удино, заставили быть без действия маршала Магдональда и оттянули от большой неприятельской армии две целые дивизии баварских войск, и все пять дивизий приведены вновь совсем в расстройство; после всего оного, мой корпус немог не ослабеть, как он теперь есть». Генерал заявил, что из-за понесённых потерь он «не может предпринять ничего», и просил царя усилить свой корпус «еще 15.000 пехоты и кавалерии, тогда мог бы очистить совсем здешний край». Эти признания указывают, что описанные победы дались его войскам весьма дорогой ценой, так что противоборствующие стороны оказались в одинаковой степени ослабленными.

По словам Антоновского, арьергард Властова находился «на одном и том же месте без всяких действий», а противник «сам подался от нас, отступив до станции Ковзелевой. Нынешний день нашими конными разъездами без выстрелов взято фуражиров 70 человек в плен, немцев, которые жаловались на недостаточное продовольствие в их войске. 13-го числа 26-й полк был в карауле на пикетах, но никаких беспокойств не встретил в продолжение суток. 14 августа объявлено официально, что ариергард наш переменяется в авангард, и оборот движений наших опять переходит в наступательные действия». С последним заявлением Витгенштейн явно поспешил…

В тот день адъютант Сен-Сира, капитан Л. Киффер был отправлен курьером к королю с донесением о блестящей победе и о чрезвычайных потерях баварцев; он также увёз огромное количество писем на родину. Д’Альбиньяк писал, что баварские «аванпосты были учреждены в Гамзелево, на перекрёстке дорог из Лозовки, Невеля и Белого… Остальной баварский корпус разместился в одном льё позади Гамзелево, на посту Часовня, позади пруда; левый фланг охранялся несколькими пикетами лёгкой кавалерии, смешанными с пехотой, растянувшись до Двины. Швейцарцы разместились лагерем позади 6-го корпуса, впереди Полоцка; хорваты также впереди Полоцка, опираясь на Двину. Остальная часть дивизии Ле Грана заняла часть деревни Спас и берег Полоты, наблюдая за дорогой из Невеля. Дивизия Вердье, тогда под командой генерала Мэзона, который сменил генерала Валантена, возвратившегося во Францию, разместилась лагерем справа от дивизии Ле Грана на равнине, между левым берегом Полоты и правым берегом Двины».

Утром 25 августа позиция цепи аванпостов 6-го корпуса была назначена на линии от Гамзелево через лес до Громево на Полоте, позади которой расположились лагерем обе баварские дивизии. 2-й корпус дислоцировался на левом берегу Полоты, и для облегчения продовольственного снабжения дивизия Леграна растянула свою позицию до Томшино и Юревичи, где разместился 7-й конно-егерский полк. Вечером этого дня останки Деруа, Зибайна, Вредена, Прейзинга и Гедони «со всеми воинскими почестями были преданы земле во дворе церкви Св. Ксаверия, между Полоцком и деревней Спас, то есть на поле боя 18 августа. Судя по всем описаниям, был подлиный всеобщий траур и скорбь о потере столь многих превосходных вождей и офицеров. В аленьком склепе капеллы Ксаверия один холм прикрыл тела глубокоуважаемых генералов Деруа и Зибайна. Они, которых на протяжении 45 лет связывала задушевная дружба товарищей по оружию к украшению армии и родины, должны были также в гробнице оставаться вместе».[206] 28 августа раненый в руку Раглович был отправлен в Вильно для излечения раны. Вследствие больших потерь, произошли значительные перемены в командовании 6-го корпуса.

С 26 по 31 августа баварский корпус оставался на своей позиции у Гамзелево. Согласно перекличке 31 августа, в 19-й дивизии насчитывалось 171 офицер и 3.803 нижних чина, в 20-й дивизии — 162 и 4.702 соответственно. Поскольку такая дислокация оказалась слишком пространной, неудобной с точки зрения добывания продовольствия и, кроме того, могла быть обойдена с обоих флангов, то 1 сентября Сен-Сир приказал баварцам занять более концентрированную позицию ближе к городу таким образом, чтобы 19-я дивизия своим левым флангом прислонилась к берегу Двины, а 20-я дивизия справа от неё растянулась до Невельской дороги. 2-й корпус также был отведён на более тесную позицию, так что его лагерные бараки разместились на ровной местности на левом берегу Полоты до Двины. Служба аванпостов, при занимаемом баварцами пространстве, ежедневно требовала 1.200 чел., которые попеременно выделялись из обеих дивизий, в то время как французские дивизии, которые были вдвое сильнее по численности, прикрывали своими аванпостами более короткое расстояние.[207]

Витгенштейн сообщил 16/28 августа: «Я стою со вверенным мне корпусом под с. Сивошнею, а авангард мой — в Белом; неприятель оставил меня до сих пор в покое, имея свои аванпосты против моих, делает окопы и укрепляется около Полоцка; посылает ежедневно партии для рекогносцировки и грабежа, которые почти всегда попадаются к нам в руки по 60 и по 80 чел. с их офицерами». Спустя неделю он написал: «С неприятелем ничего не происходило, он находится в тех же самых укрепленных местах под Полоцком, претерпевает страшный голод, от чего мрет у него много людей и дезертирует ежедневно человек по 50». Напротив того, части 1-го корпуса получают продовольствие из Псковской губернии и некоторых уездов Витебской губернии, «войска снабжены всем нужным и не имеют ни в чем ни малейшего недостатка».[208]

В таком положении войска противников оставались до 4/16 октября, ограничиваясь малою войною. Так на этом театре войны закончились первые действия корпуса Витгенштейна, которые начались 17/29 июля и продолжались три недели.

* * *

Тем временем, к концу августа укрепления Динабурга были в основном уничтожены. 9/21 августа Бедряга сообщил из Каменца, что на его посту всё спокойно. «Неприятель же из Динабурга пошел, оставя только баталиона 3 или 4 пехоты и 3 эскадрона конницы прусских черных гусар; пошел с пехотою к Видзам или Эзеросу, а кавалерия в Курляндию до Митавы». Позже Марьон написал из Динабурга: «Единственным нашим развлечением является фехтование лопатой и мотыгой против тет-де-пона Динабурга. Это большое укрепление, которое было эвакуировано перед нами почти без сопротивления. Что касается крепости, которая наделала столько шума при начале кампании, как искусный образец, палладиум, Гибралтар, то ограничились заготовкой, столь мало продвинутой, что она достойна одного — быть разрушенной». 30 сентября Макдональд оставил Динабург и перевёл большую часть 7-й дивизии в Бауск. В Динабурге была оставлена лишь бригада Радзивилла (10-й польский полк, рота сапёров, 2 пушки).[209]

Итоги

По словам Михайловского-Данилевского, действия Витгенштейна «имели великое влияние на общий ход войны. Непосредственным следствием поражений, нанесенных им маршалу Удино, было то, что Макдональд… принужден был остановить покушения свои против Риги и что Сен-Сира отрядили к Двине от главной неприятельской армии». Итак, Витгенштейн, с одним корпусом «удержал три французских корпуса и приобрел над неприятелем столь великое нравственное превосходство, что Наполеон отказался от наступательных движений на правой стороне Двины, предписывая маршалам только удерживаться на ее берегах и охранять путь его сообщений». Не пользовавшийся до этого широкой известностью, «Витгенштейн вдруг явил в себе России неодолимого защитника… в то время как Барклай-де-Толли и князь Багратион почитали себя счастливыми, что корпуса их армий не отрезаны, и свое торжество полагали в удачном отступлении». «Витгенштейн один действовал с такой решительностью, что три находившихся против него неприятельских корпуса не успели подвинуться ни на шаг вперед и были обречены Наполеоном на бездействие». «Витгенштейн был единственным утешением Отечества. Благодарная Россия с восторгом приветствовала своего героя… лестным названием “Защитника Петрова Града”».

Если в официальной (дворянской) историографии наблюдалось непомерное возвеличивание роли Витгенштейна, то в советской (марксистской) литературе поначалу возобладала прямо противоположная тенденция. До неприличия поверхностными и необъективными были суждения о сем предмете «столпа» советской науки Е.В. Тарле. По его словам, «Витгенштейн был полководцем очень посредственным и нерешительным, к тому же ответственная роль защитника Петербурга сильно его подавляла»; «никакой настоящей победы, о которой трубили в Петербурге и в Англии, Витгенштейн над маршалом Удино не одержал». После Полоцкого сражения Удино долго стоял в бездействии, но и «корпус Витгенштейна не подавал особых признаков жизни, довольствуясь больше обсервационной, чем непосредственно активной ролью».

По словам Бескровного, «план Наполеона оттеснить или уничтожить войска Витгенштейна не был выполнен. Русский корпус сковал действия трёх французских корпусов, ослабив таким образом главную группировку войск противника. Наполеон вынужден был отказаться от активных действий на правом берегу Двины и ограничиться задачей удерживать этот важный рубеж». Троицкий пишет, что «генерал Л.-Г. Сен-Сир» у Полоцка взял верх над Витгенштейном и «отбросил его за р. Дриссу с большими потерями… Правда, развить свой успех Сен-Сир не сумел, но инициативу у Витгенштейна он вырвал». Шишов пишет, будто сражения при Клястицах и Полоцке «привели императора французов к мысли отказаться от наступательного движения на столицу России».[210]

Все указанные выводы грешат откровенными передержками, вытекающими из того, что их авторы плохо знали иностранные источники. Мы имеем перед собой классический пример двух «крайностей, которые сходятся», а именно в том, что обе они необъективны.

1) Никакого «великого влияния на общий ход войны» тогдашние действия Витгенштейна, конечно же, не имели — Наполеон как преследовал 1-ю и 2-ю Западные

армии, так и продолжал двигаться вслед за ними вплоть до Москвы. 2) Явным преувеличением является тезис, будто Витгенштейн сковал действия трёх французских корпусов, ослабив таким образом главную группировку. Во-первых, из трёх дивизий 10-го корпуса была отвлечена к Динабургу лишь одна, причём задолго до поражения Удино; к тому же, этот корпус изначально должен был не следовать за главными силами, а заниматься осадой Риги, чего не случилось. Но «виновником» этого был вовсе не Витгенштейн (оставивший здесь всего 4 эскадрона), а бескрайние российские просторы. Во-вторых, оставление 2-го корпуса на Двине ровно настолько же ослабило наполеоновскую армию, насколько отделение 1-го корпуса — русскую. В-третьих, отделение от «Великой армии» 6-го корпуса было не великой для неё потерей — если даже на дороге до Полоцка он без единого выстрела лишился до 40 % своего состава, то нетрудно представить, в каком состоянии он добрался бы до главной армии, а потому вряд ли бы он «пригодился бы при Бородине». При этом историки не знают, что самую боеспособную часть 6-го корпуса — дивизию лёгкой кавалерии — Наполеон забрал с собой, и она оказала ему немалые услуги, в частности, в Бородинской баталии. 3) Заявления о том, будто бы под влиянием успешных действий Витгенштейна Наполеон отказался от наступления на Петербург и ограничился обороной линии Двины, свидетельствуют лишь о том, что их авторы плохо представляли себе намерения императора на этом театре войны, которые как раз и заключались в том, чтобы нейтрализовать корпус Витгенштейна. 4) Силою своего «богатого воображения» приписав Удино совершенно нереальные задачи, и уличив его в их невыполнении, эти авторы приписали «успех» Витгенштейну. Конечно, во время самой войны, от страха и от неведения, современники присвоили генералу почётный титул «Защитника града Петрова», но историки-то должны знать, что тогда император французов вовсе не собирался наступать на Петербург.[211] 5) Не выдерживает критики и заявление, будто в тот момент Витгенштейн был «единственным утешением Отечества» — для историка непростительно забывать о том, что первую крупную победу над неприятелем одержала 3-я армия генерала А.П. Тормасова в Кобрине 15/27 июля.[212]

6) Столь же необъективно принижать несомненные заслуги Витгенштейна в 1812 на том лишь основании, что весной 1813 он крайне неудачно действовал во главе русской армии против самого Наполеона в совершенно изменившихся условиях, когда «родные стены» уже никак ему не помогали. Нужно прямо признать, что в июле-августе 1812 он вёл себя вполне достойно, не спасовал перед именитым противником. Он проявил решительность, настойчивость и предприимчивость при том, что вынужден был постоянно «оглядываться на Запад», где дополнительную угрозу ему создавали войска Макдональда. 7) Нельзя говорить и о том, что противник «отбросил» Витгенштейна за Дриссу — у него просто не было для этого сил. Ослабленный предыдущими боями, русский генерал сам отошёл на новую позицию, что планировал сделать ещё 17 августа. 8) Вовсе не бездействовал Витгенштейн и после явной неудачи под Полоцком 18 августа — он вёл достаточно активную (насколько, конечно, позволяла его немногочисленная кавалерия) и успешную «малую войну», точно так же, как это делал в то же самое время М.И. Кутузов, которого советские сочинители именно за это «превозносили до небес». 9) По двум последним основаниям невозможно говорить и о том, будто Сен-Сир «перехватил инициативу» у Витгенштейна. Правильней будет сказать, что победой при Полоцке он «свёл на нет его прошлые успехи». Обе стороны были настолько ослаблены предыдущими боями, что в равной мере оказались неспособными к активным боевым действиям. На два месяца они ограничились обороной занятых рубежей.

Наиболее объективно высказался о сем предмете Бутурлин: «Итак, в сей стороне театра войны военные действия приняли методический оборот, совершенно сообразный с тогдашними обстоятельствами. Обе противные стороны постигнули, что, занимаясь единственно побочными действиями, для собственной пользы своей не должны были пускаться на отважные предприятия, поелику оные не могли иметь большого влияния на общий ход войны, и что в следствие сего надлежало им ограничить себя токмо старанием удержаться на линиях, охраняемых ими, доколе не решится успех похода между двумя главными армиями».[213] Строго говоря, именно это и нужно было Наполеону — нейтрализовать российские фланговые группировки, пока он сам «разбирался» с армиями Барклая и Багратиона. Другое дело, что продолжительность этой «анестезии» русских фланговых армий зависела от того, кто из противников сумеет быстрее подтянуть сюда подкрепления. Но это уже совсем другая история…

Расписание войск, действовавших на Петербургском направлении

1-й пехотный корпус: генерал-лейтенант граф П.Х. Витгенштейн

адъютанты: кап. К.Х. Грабе, ротм. Д.Л. Игнатьев,

ординарец: пор. Ипсиланти

начальник штаба: генерал-майор Ф.Ф. Довре

обер-квартирмейстер: полковник И.И. Дибич 2-й

начальник артиллерии: генерал-майор князь Л.М. Яшвиль 2-й

начальник инженеров: полковник граф Е.К. Сивере

5-я пехотная дивизия генерал-лейтенант Г.М. Берг

адъютанты: май. Свечкин, кап. Полькен

1-я бригада: генерал-майор К.Ф. Казачковский

Севский пехотный: плк. Ф.А. Луков

Калужский пехотный: май. И.А. Савинич 2-й

2-я бригада: генерал-майор князь А.В. Сибирский

Пермский пехотный: май. И.А. Баумгартен

Могилевский пехотный: пплк. А.Н. Малеванов

3-я бригада: плк. Г.Н. Фролов

23-й егерский: май. Бражников

24-й егерский полк: пплк. С.М. Брежинский

1-й сводно-гренадерский батальон: май. Телегин (грен, роты Калужского, Севского, 23-го егерского полков)

2-й св. — грен, бат.: май. Врангель (грен, роты Могилевского, Пермского, 24-го егерского полков)

5-я полевая арт.: пплк. Е.А. Мурузи

батарейная рота № 5: пплк. Мурузи

лёгкая рота № 9: Я.Я. Судаков

легкая рота № 10: Ф.Х. Эйлер

14-я пехотная дивизия генерал-майор И.Т. Сазонов

1-я бригада: плк. Д.В. Лялин

Тенгинский пехотный: май. Ф.Х. Беллинсгаузен

Навагинский пехотный: май. Винтер

2-я бригада: генерал-майор Б.Б. Гельфрейх

Эстляндский пехотный: пплк. П.Г. Ульрихсен

Тульский пехотный: плк. А.Я. Паттон

3-я бригада: плк. С.В. Денисьев

25-й егерский: май. М.М. Ветошкин

26-й егерский: плк. Л.О. Рот

1-й сводно-гренадерский батальон: май. Раенко (грен, роты Тульского, Навагинского, 25-го егерского полков)

2-й сводно-гренадерский батальон: май. Бремен (грен, роты Тенгинского, Эстляндского, 26-го егерского полков)

14-я полевая арт.: плк. Е.Е. Штаден

батарейная рота № 14: шт. — кап. К.Э. Нольде 1-й

лёгкая рота № 26: плк. А.В. Зальцман

легкая рота № 27: И.И. Байков

Кавалерия: генерал-майор П.Д. Каховский

3-я бригада 1-й кав. дивизии генерал-майор М.Д. Балк

Рижский драгунский: Балк

Ямбургский драгунский: пплк. Н.А. Столыпин

5-я бригада 1-й кав. дивизии

Гродненский гусарский: плк. Ф.В. Ридигер

донской казачий пплк. И.И. Платова 4-го полк

1-я резервная арт.: генерал-майор Л.М. Яшвиль 2-й

адъютанты: шт. — кап. Потанов, пор. Эйсмонт 1-й

батарейная рота № 27: пплк. Н.И. Мевес

батарейная рота № 28: пплк. Н.Н. Антропов 1-й

конная рота № 1: пплк. И.О. Сухозанет 1-й

конная рота № 3: шт. — кап. А.А. Бистром 1-й

рота кап. А.К. Геруа 1-го пионерного полка

Отдельный отряд: генерал-майор А.Ю. Гамен

адъютанты: май. Лещов, пор. Скульский

1-й сводный пехотный: запасные трёхротные батальоны Псковского (май. Самсонов), Московского (кап. За- тыркевич), Либавского (май. Полуектов), Софийского (май. Краузе 1-й)

Сводный егерский: пплк. Ножин: запасные трёх ротные батальоны Полоцкого пехотного, 11-го (май. Васильев), 18-го и 36-го (пплк. И.П. Сокорев) егерских полков

5 запасных трёхротных батальонов Лейб-грен., грен. Аракчеева, Санкт-Петербургского, Павловского (май. Кишкин), Екатеринославского гренадерских полков

9-я кавалерийская дивизия: генерал-майор князь Н.Г. Репнин

адъютанты: кап. Миронов, пор. Рычков, ппор. Бедряга

Сводный гвардейский: плк. А.И. Албрехт: запасные эскадроны л. — гв. Драгунского (Албрехт), Уланского (плк. С.А. Владимеров), Гусарского (плк. А.Л. Беннигсен) полков

Сводный кирасирский: плк. А.А. Протасов: запасные эскадроны Кавалергардского (плк. И.З. Ершов), л. — гв. Конного (ротм. Кнорринг), лейб-кир. Его Величества (май. Т.С. Карский), лейб-кир. Её Величества (май. Семека) полков

Сводный драгунский: май. Л.Ю. Ливанский: запасные эскадроны Псковского (май. Голощапов 1-й), Московского (май. Шокгоф), Каргопольского (май. Гринев), Ингерманландского (май. Ливанский) полков

Сводный гусарский: май. Е.И. Бедряга: 4 запасных эскадрона Изюмского (май. Чурсов) и Елизаветградского полков

2-й армейский корпус: маршал Ш.Н. Удино, герцог Реджио.[214]

адъютанты: штабной плк. А. Летелье,

кап. А.Ж.П. Бурсе, Ж.Ф. Жакмино, Де ла Шэс,

лейт. Л. де Грамайель, А. де Ламар, А. Де Терм

начальник штаба: бригадный генерал Г. Латрий де Лорансе

пом. нач. штаба: штабной плк. Л.С. Грюндлер

командующий артиллерией: дивизионный генерал Ш.Ф. Дюлолуа де Рандон заместитель ком. артиллерией: бригадный ген. К.Ш. Обри де ла Бушардри командующий инженерами: полковник А.Ф. Блейн —>

бригадный генерал Г. Дод де ла Брюнри (9 авг.)

6-я пехотная дивизия: див. ген. Легран

адъютанты: шеф эск. Дюран, к. Веско, Шерер

нач. штаба: шт. плк. Ж. Монфалькон

ком. инж.: Коффиналь

1-я бригада: бриг. ген. Ж.Б. Альбер

адъютанты: кап. Гийебон, Альбер

26-й лёгкий Ш.Л.О.Ж. де Геенек (60/1602)

шефы бат. Женевуа, Гимон, Барри, Фараке

2-я бригада: бриг. ген. Ж.К. Моро

адъютанты: кап. Буаден, Рудьер

56-й линейный Л.Ф.Ж. Делайе (54/1709)

шефы бат.: Ламотт, Бийон

арт.: лейт. Ройяр

3-я бригада: бриг. ген. Н.Ж. Мэзон

адъютант: кап. Руш

19-й линейный Ж.Э. Обри (68/1727)

шефы бат. Депан, Дюпон, Ж.А. Трюпель

арт.: лейт. Рейц

128-й линейный Ж. Метцингер (42/850)

шефы бат. Шерли, Теллеген

3-й португальский май. Э. Де Кастро (55/1025)

шефы бат. Блан, А.К. Уврар де Мартиньи

артиллерия: шеф бат. Богер

11-я рота 5 пеш. полка: к. Рикар

6-я рота 5 кон. полка: к. Лемэр

8-я пехотная дивизия: див. ген. Вердье

адъютанты: шеф эск. Деймье, к. Бержерон, л. Вэйер

нач. штаба: шт. плк. Г. Неро

ком. инж.: к. Рипу-Ласаль

1-я бригада: бриг. ген. Г.Р. Вивье

адъютанты: кап. Геретт лейт. Дьебольт

11-й лёгкий П.Ф.В.А. Казабьянка (65/1025)

шефы бат. Дельпонте, Мано, П.Ж. Бланк

арт.: л. Жамолини

2-я бригада: бриг. ген. Ф. Валантен

адъютант: лейт. Дюльна

2-й линейный Ф.В.Э.Ш. Вимпфен (99/2145)

шефы бат. Сервен, Котиа, Жюсто, Веров

арт.: лейт. Аллар

3-я бригада: бриг. ген. Ф.Р. Пуже

адъютант: кап. Дромер

37-й линейный М. Майо (55/1821)

шефы бат. Э.П. Фурнье, Д’Ар, Тавернье, Назаль

арт.: лейт. Ру

124-й линейный (голландский) А. Ж. Ардио (43/537)

шефы бат. Ж.Л. Ханиа, К.Ф. Кайзер

арт.: лейт. Дозон

артиллерия: шеф бат. Ш. Леви

15-я рота 5 пеш. полка

1-я рота 3-го кон. полка

9-я пехотная дивизия: див. ген. П.Ю. Мерль

нач. штаба: шт. плк. Ж.М.И.Ф. Аморетти д’Энви

ком. инж.: к. Г. Полен

1-я бригада: бриг. ген. Ф.П.Ж. Амей

адъютант: лейт. Допф

3-й временный хорватский Э. Жоли (41/1454)

шефы бат. Ваканович, Ж. Коттене

4-й швейцарский Ш.Ф. д’Аффри (52/841)

шефы бат. С. Блойлер, Й. Мэлардос, Имтурн

2-я бригада: бриг. ген. Ж.Л. Саветье де Кандра

адъютант: лейт. Деклери

1-й швейцарский А. Рагеттли (49/338)

шефы бат. Шойхцер, Дулликер

2-й швейцарский Н.А.К. Кастелла де Берленс (75/933)

шефы бат. Н. Фондервейд, И. фон Флюе, X. Фюссли

арт.: к. Шоллет

3-я бригада: плк. А. Авизар

3-й швейцарский шеф бат. Д. Граффенрид (43/619)

шефы бат. Пейер-Имхоф, Велтнер, Цингг

123-й линейный (голландский) Авизар (40/642)

шефы бат. Маррен, Сенак, Фуа

артиллерия: шеф бат. М.Л.Ж. Шатобрён

4-я рота 7 пеш. п.: к. Штерн

5-я рота 2 кон. п.: к. Лебуль

5-я бригада лёгкой кав.: ген. Б.П. Кастекс

адъютант: кап. Лакур

23-й конно-егерский шеф эск. Ж.Б.А.М. Марбо (37/685)

шеф эск. Фонтэн

24-й конно-егерский О.Ж.Ж. Амейль (33/662)

шеф эск. М.Ф. Монжино

6-я бригада лёгкой кав.: ген. Ж.Б. Корбино

адъютанты: кап. Делабюллэ, лейт. Ле Сержан

7-й конно-егерский А.А.Р. Сен-Шаман (24/295)

шефы эск. Бурбель, Ж.Б.Ж. Сур

20-й конно-егерский А.Ф.Ж. Лельевр де Лагранж (22/165)

шефы эск. Ж.Н. Кюрели, Иду

8-й шволежерский (польский) Т. Лубеньский (20/394)

шефы эск. Лачинский, Ярачевский, Хербош, Сальм-Сальм

Резервная артиллерия май. К.Ж. Лавуа

21-я рота 9 пеш. п.: к. Стегман

22-я рота 9 пеш. п.: к. де Коок

11-я рота 1-го бат. понтонёров: кап. Г.Д. Бентьен (голл.)

3-я кирасирская дивизия: див. ген. Ж.П. Думерк

нач. штаба: бриг. ген. Ж.Э. Бартье де Сент-Илер

1-я бригада: С.Ф. Беркхейм

4-й кирасирский М. Мену Дюжон

шефы эск. Жубер, Плансон

2-я бригада: С.Ф. Леритье

7-й кирасирский Ж.Ш. Дюбуа

шефы эск. Ламберти, М. Орденер

3-я бригада: И. д’Улленбур

14-й кирасирский (голл.) А.Д. Трип ван Заудтландт

3-й шволежерский (2 эск.) А.Л. Лебрён

шефы эск. Биккер, Л.А. де Л’Эпинэй, Каде-Дево, Лежантиль

артиллерия: шеф бат. П. Норге

1-я рота 6-го кон. — арт. полка

3-я рота 6-го кон. — арт. полка

6-й армейский (баварский) корпус: див. ген., граф Л. Гувьон Сен-Сир

адъютанты: кап. Де Жилли, Ле Шартье, Де Мэлле

начальник штаба: штабной полковник Ф.Ф.М. Д'Альбиньяк

помощники: кап. Л. Киффер, лейт. Ф. Кетто, унт. — лейт. Л. Зундал

командующий артиллерией: полковник Ф.А. Эпьяр де Колонж

конвой гл. квартиры: 1-я фузилер, рота 1-го полка: кап. Й. Майлингер,

1-я фузилерная рота 6-го полка: кап. М. Ханс

кав. пикет: унтер-лейт. А. Штайнмец

19-я пехотная дивизия: ген. — инф. Деруа

адъютанты: май. Ф.Й. Хертлинг, об.-л. Л. Добенек, ун.-л. К. Мюллер

секретарь А. Штрассер

нач. штаба: май. Ф. Графенройт

ком. инж: кап. А. Эдлингер

пикет: об.-л. Ф.Х. Берг (60 чел.)

1-я бригада: Ю.Х. Зибайн

адъютант: об.-л. М. Гроппер

1-й линейный Короля плк. А. Штрёль (32/900)

ком. бат. Кронегг, Л. Зайболтсдорф

9-й линейный Изенбурга П. Деламотт (27/822)

ком. бат. май. В. Изенбург, май. Тройберг

1-й лёгкий батальон: пплк. К.Й. Гедони (14/330)

2-я бригада: К. Раглович цум Розенхоф

адъютант: кап. К.ф. Нойбек

4-й линейный Хильдбургсхаузен Ф.Й.Д.А. Цоллер (35/998)

ком. бат. май. Цоллер

10-й линейный Юнкера Ф. Прейзинг (32/880)

ком. бат. май. Бюллингер, май. Трёльтш

3-й лёг. бат.: Ф. Бернклау (16/521)

3-я бригада: Й. Рехбергунд Ротенлёвен (из-за болезни отправлен в Вильно)

адъютант: кап. Паумгартен

8-й линейный герцога Пиуса плк. Д. Вреден (37/990)

ком. бат. май. Шторхенау

6-й лёг. бат.: Й. Ларош (18/438)

артиллерия: пплк. Т. Ламэ

3-я лёгкая батарея: кап. Халдер

6-я пешая батарея: кап. Ройс

11-я пешая батарея: кап. Бракк

20-я пехотная дивизия: ген. — кав. Вреде

адъютанты: май. Й. Пальм, А. Бессерер

нач. штаба: плк. С.Й. Комо

ординарец: кап. А. Турн унд Таксис

ком. инж.: кап. К. Хацци

пикет: л. Фуггер, ун.-л. X. Эзебек

1-я бригада: К. Винценти

адъютант: л. М. Рогистер

2-й линейный Кронпринца Й.Н. Спауер (30/952)

ком. бат. май. Таттенбах (во главе сводного батальона оставлен в Глубоком), май. Райхлин

6-й линейный герц. Вильхельма Ф. Деруа (30/ 1103)

ком. бат. май. Манн-Тихлер, май. Бах

2-й лёг. бат.: Тройберг (19/383)

2-я бригада: К.А. Беккере цу Вестерштеттен

адъютант: об.-л. Михеле

3-й линейный принца Карла Й.Б. Валдкирх (35/656) ком. бат. май. Тавель-Мутах

7-й линейный Лёвенштайна Н. Майо де ла Трейе (27/894)

ком. бат. май. Мерц

4-й лёг. бат. К.П. Теобальд (17/444)

3-я бригада: плк. Г. Хаберманн

адъютант: л. Лойтнер

5-й линейный Прейзинга плк. Хаберманн (37/972)

ком. бат. май. Ф. Шерер, май. Ф. Флад

11-й линейный Кинкеля (36/ 1118)

ком. бат. май. Франк

5-й лёг. бат.: К. Буттлер (20/604)

артиллерия: пплк. К. Цоллер

2-я лёгкая батарея: кап. Готтхард

4-я лёгкая бат.: кап. К. Графенройт

4-я пешая батарея: кап. Беркхем

5-я пеш. батарея: кап. Хофштеттен

8-я пешая батарея: кап. Улмер

10-й армейский корпус: маршал Макдональд, герцог Тарентский

адъютанты: кап. Бернонвилль, лейт. де Крамайель, Буало

и. о. начальника штаба: штабной полковник Ж. Террьер

и. о. ком. инженеров: шеф батальона Ж. Марьон де Больо

7-я пехотная дивизия: генерал барон Ш.Л. Гранжан

адъютанты: шеф эск. Т. Мейнье, кап. Перрен, л. де Мэзоннёв

нач. штаба: п. Ю. Новицкий

ком. арт.: шеф бат. Фаржу

ком. инж.: к. Р.Ф. Рьенкур

1-я бригада: Э.П. Рикар

адъютанты: кап. Дево, лейт. де Мальвилль

5-й польский пехотный С. Оскерко (85/2553)

шефы бат. Я. Хоппен, Л. Каминский, Я. Годлевский, Ф. Стоковский

арт.: к. И. Кулеша

13-й баварский линейный Ф. Шлоссберг (48/1275)

шефы бат. май. Г. Пёкк, Ф. Пиллемент

2-я бригада: князь М.Г. Радзивилл

адъютант: к. А. Несиоловский

10-й польский пехотный X. Каминьский (87/2442)

3-я бригада: Ж. Башлю

адъютанты: кап. Саллантен, лейт. Де Жуоль

I-й вестфальский линейный Г.Ф. Плессманн (43/1439)

шефы бат. Й.Ф. Бауер, Д. Крузе

арт.: к. Хауштай

II-й польский пехотный А. Хлебовский (80/2324)

шефы бат. П. Шембек, К. Помяновский, К. Йоннеманн, Ю. Потоцкий

арт.: кап. В.Т. Островский

артиллерия

6-я польская пешая рота к. Турдеский

1-я польская конная рота к. И. Ледуховский

4-я польская сапёрная рота к. Ю. Добжинский

Всего в дивизии: 11.413 чел. (381/11.032)

прикомандирован из 27-й бригады лёгкой кавалерии: плк. Ф.Х. Хюнербайна

1-й прусский сводный лейб-гусарский: май. Д.К.Г. Козел (26/614)

шефы эск. Лошладт, Майер, Кунатовский, Кастров

113

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.)

А.И. Попов

Первое Полоцкое сражение

Книга ведущего отечественного исследователя наполеоновских войн Андрея Ивановича Попова “Первое Полоцкое сражение” продолжает публикацию работ, приуроченных к 200-летнему юбилею Отечественной войны 1812 года. Данное исследование посвящено анализу событий на одном из театров боевых действий Отечественной войны 1812 г., который был незаслуженно обойдён вниманием историков. Речь идёт о “линии фронта” по Западной Двине, о первом Полоцком сражении и боевых столкновениях, ему предшествовавших. Конечно, эти события описывались в любом обобщающем труде по истории той войны, но очень лапидарно и на основании весьма ограниченного круга источников, вследствие чего в литературе появились некоторые штампы, в обыденном сознании обретшие значение несомненных истин. Автор впервые в отечественной и зарубежной историографии привлёк максимальное количество разноязычных источников разного рода, от официальных документов до мемуаров. Он постарался исправить парадоксальную ситуацию, состоящую в том, что последняя биография генерала П.Х. Витгенштейна была написана аж в 1909 г., а боевая деятельность его 1-го отдельного корпуса вообще не удостоилась специального исследования в российской историографии. В заключении автор попытался объективно оценить роль “защитника града Петрова” на первом этапе той знаменитой войны.

Примечания

1

Богданович цитировал этот документ, как “Precis de la campagne du 1-er corps de la 1-e armee d’Occident pendant l’annee 1812”, а Фабри опубликовал его под названием «Journal des operations du 1-er corps russe». Автором его был полковник барон И.И. Дибич 2-й, который состоял в должности дежурного штаб-офицера 1-го корпуса, а по приказу от 3 /15 июля был “переименован” в обер-квартирмейстеры (Fabry G. Campagne de Russie. 1812. Т. IV. Paris, 1903. Annexe. P. 3–65).

2

Gouvion Saint-Cyr L. Memoires pour servir a l'histoire militaire… Т. III. Paris, 1831. P. 56–59 (далее: Saint-Cyr. Ill); Записки генерала Сен-Сира… Т. 3. СПб., 1838; Взгляд маршала Сен-Сира на кампанию 1812 г. // Военный журнал. 1846. Кн.3. Полные названия цитируемых сочинений приводятся лишь при первом упоминании, а при последующих будут приводиться только фамилия автора, номера тома (латинскими цифрами) и страницы. Инициалы и звания действующих лиц также будут приводиться лишь при первом упоминании, а длинные фамилии при повторном упоминании будут сокращены до одного слова, обычно употребляемого в обиходе и в источниках.

3

Записки А.И. Антоновского; Из воспоминаний А.И. Дружинина // Харкевич В.И. 1812 год в дневниках, записках и воспоминаниях современников. Вып. 3. Вильно, 1904 (далее: Харкевич. III). Записки Сухозанета использованы в труде Богдановича.

4

Бутурлин Д.П. История нашествия императора Наполеона на Россию в 1812 г. Ч. 1. СПб., 1837; Михайловский-Данилевский А.И. Описание Отечественной войны в 1812 г. М., 2007; Богданович М.И. История Отечественной войны 1812 г. Т. 1. СПб., 1859; Поликарпов Н.П. Боевой календарь-ежедневник.4.1. // Труды МО РВИО. Т. IV. М., 1913.

5

Ушаков С.И. Победы графа П.Х. Витгенштейна… Ч.1–3. СПб., 1813–1815; Военные подвиги и анекдоты графа П.Х. Витгенштейна. Ч. 1–3. М., 1814; Бантыш-Каменский Д.Н. Биографии российских генералиссимусов и генерал фельдмаршалов. Ч. IV. М. 1840 (репринт, Т. 2. М., 1991); Генерал от кавалерии граф П.Х. Витгенштейн. Белосток, 1909; Абалихин Б.С., Дунаевский В.А. 1812 год на перекрёстке мнений советских историков. М., 1990. С. 196.

6

Chambray G. Histoire de Гexpedition de Russie. Т. I. Paris, 1838; Marco de Saint-Hilaire E. Napoleon en Russie. Histoire de la campagne de Russie pendant l’annee 1812. Paris, 2003 (первое издание 1846); Boutourlin D.P. Histoire militaire de la campagne de Russie en 1812. Vol. 1. Paris, 1824 (тогда же было опубликовано первое русское издание).

7

Volderndorf und Waradein Ed. Kriegsgeschichte von Bayern… Bd. 3. Miinchen, 1826 (далее: Volderndorf. Ill); Кгаив T. Geschichte der bayerischen Heersabteilung im Feldzuge gegen Rueland 1812. Augsburg, 1857; Heilmann J. Die Kampfe der Bayern an der Diana (um Polotzk) im August 1812 // Jahrbiicher fur die Deutsche Armee und Marine. 1875. Bd. 17. № 10. Рукопись: Seiboltsdorff / Seiboltstorf. L. Das koniglich bayrische ArmeeKorps in dem Feldzuge gegen Rueland im Jahre 1812 была использована в указанных выше трудах, а также в мемуарах Майлингера.

8

Geschichte des koniglich bayerische 1. Infanterie Regiments Konig… Miinchen, 1878; Fabrice F. Das koniglich bayerische 6. Infanterie Regiment… Bd. 1. Miinchen, 1886.

9

Sauzey J.C.A.F. Les allemands sous les aigles frangaises. T. V. Paris, 1910; Schaller H. Histoire des troupes suisses au service de France sous Napoleon I-er. 2-e edit. Lausanne, 1883; Maag A. Die Schicksale der schweizer Regimen ter in Napoleons I Feldzug nach Russland. Bielfeld, 1890.

10

Comeau S.J. Souvenirs… Paris, 1900; Gruber F.J. Der ObeliskaufdemCarolinen-PlatzeinMiinchen… Regensburg, 1834;Hausmann F.J. A Soldier for Napoleon… London, 1998; Hofreiter J. Die Bayern in Russland… Landshut, 1831; Tagebuch des Hauptmanns Joseph Maillinger im Feldzuge nach Rueland 1812 / / Darstellung aus der bayerischen Kriegs- und Heeresgeschichte. Hft. 21. 1912; Mandler F. Erinnerungen… Niirnberg, 1854; Niimberger Feldwebels Jofeph Schafel… Niirnberg, 1913; Thurn und Taxis A. Aus drei Feldzugen 1812 bis 1815. Leipzig, 1912; Holzhausen P. Die Deutschen in Russland. Bd. 1–2. Berlin, 1912. S. XXIV–XXV; Schoberl J. Russischen Feldzug // Bayerische Kriegsarchiv HS 720. Дневники и мемуары оставили также лейтенанты Г. Бауер, Й. Вейганд, Ф. Винтер, Й. Дёпп, младший аптекарь Грасманн, капитан К. Графенройт, сержант Й. Кёст- лер, Г. Мюних, В. Пуркарт, лейтенант С. Роппельт, Й. Хаке, лейтенант Л. Хоенхаузен, сержант 3-й роты 4-го линейного полка Й. Шёберль, штабс-аудитор М. Штубенраух; они хранятся в Военном архиве Мюнхена.

11

Albignac Ph.F. Souvenirs // Sauzey J.C.A.F. Les allemands sous les aigles frangaises. Т. V. Paris, 1910. P. 389–405; Guiber F. Souvenirs d’un sous-lieutenant d’infanterie legere; Pouget F.R. Souvenirs de guerre. Paris, 1997. P. 155–59; Lejeune L.F. Memoires. Vol. II. Paris, 1895; Marbot M. Memoires. Vol. III. Paris, 1891; Saint-Chamans A.R. Memoires. Paris, 1896; Pils F. Journal de marche. Paris, 1895; Pouget F.R. Souvenirs de guerre. Paris, 1895. P. 193–201; Roederer P.L. Notes d’un prisonnier en Russie //La Revue de Paris, 1913. № 1; Trefcon T.J. Carnet de campagne. Paris, 1914; Марбо М. Мемуары. М., 2005.

12

Calosso J. Memoires d’un vieux Soldat. Turin, 1857; Venturini J. Carnets d’un Italien au service de France / / Nouvelle Revue Retrospective. 1904.

13

Legler Th. Polotzk und Beresina // Muralt A., Legler Th. Beresina. Erinnerungen aus dem Feldzug Napoleons I in Russland 1812. Bern, 1942; Minod Ch. F. Journal des campagnes et blessures // Combats et captivite en Russie… Paris, 1999; Souvenirs de Abraham Rosselet, lieutenant-colonel en retraite au service de la France. Neuchatel, 1857; Schumacher G. Journal et Souvenirs, 1798–1830. Paris, [1900]; Notes de Jean-Marc Bussy // Soldats suisse au service ёіга^ег. Vol. V. Geneva, 1913.

14

D’Auzon de Boisminart W. P. Herinnering uit der veldtogt van Rusland… Amsterdam, 1826.

15

Нам могут возразить, что западные авторы давно уже не придерживаются принципа Л. Ранке писать историю, «wie es eigentlicn gewesen sein (как это было на самом деле)». Действительно, о русской кампании Наполеона в последние сто лет на Западе издаются в основном популярные книжки, написанные, зачастую, вовсе даже не историками, которые ограничиваются пересказом узкого круга давно известных мемуаров. Но там есть и настоящие исследователи, глубоко изучающие отдельные аспекты наполеоновской эпохи. А главное заключается в том, что «избалованному» западному читателю, знающему обычно 2–3 языка, при желании легко доступна информация любой степени глубины, чего был напрочь лишён российский читатель, вынужденный в течение нескольких десятилетий «жевать жвачку» абсолютно безвкусной, выхолощенной, неинформативной, но «идеологически выверенной» советской литературы. В этой «мумифицированной» литературе не было места деталям, частностям, подробностям, которые более всего волнуют заинтересованного читателя. Мы знаем это не только из личного опыта, но и по множеству откликов на наши исследования со стороны читателей, искренне увлечённых данной темой.

16

Отечественная война 1812 г. Материалы ВУА. Т. I. Ч. 2. СПб., 1909. С. 4 (далее: ВУА); PC. 1896. № 2. С. 501; Ивченко Л.Л. “Полководец” А.С. Пушкина… // Отечественная война 1812 г… Бородино, 2000. С. 88.

17

Михайловский-Данилевский. 60–61, 69, 72–74; Богданович. I. 338-39. В дальнейшем датировка событий будет даваться по новому стилю. Лишь в случаях, когда будут цитироваться русские документы, будет приводиться и старый стиль.

18

Михайловский-Данилевский. 85–87; Богданович. I. 545. Бескровный заявил, будто выдвижение корпуса Витгенштейна “заставило Наполеона выделить на левый фланг два корпуса — X корпус Макдональда и II корпус Удино, перед которыми была поставлена задача развить активные действия в сторону Петербурга» (Бескровный Л.Г. Отечественная война 1812 г. М., 1962. С. 325).

19

23 июня/4 июля в г. Придруйск прибыла 9-я кавалерийская дивизия генерала Н.Г. Репнина-Волконского, который принял под свою команду отряд Гамена. 29 июня/11 июля Репнин сообщил состав Придруйского отряда: Сводный кирасирский (559 чел.), Сводный гвардейский (420) и Сводный драгунский (520) полки, запасные батальоны гренадерский полков: Лейб- гренадерского (297), Аракчеева (272), Петербургского (366), Екатеринославского (374), Павловского (310), Таврического (313), 1-го егерского (246), 26-го егерского (239), батарейная рота № 28. В тот же день в Динабург прибыл Сводный гусарский полк майора Е.И. Бедряги: 2 штаб-, 14 обер-офицеров и 477 нижних чинов (ВУА. XIII. 287-88; 356-58; Кравченкова О.В. Книга приказов Сводного кирасирского полка — памятник военного делопроизводства // Отечественная война 1812 г. Источники. Памятники. Проблемы. Бородино, 1997. С. 209–10).

20

На 10/22 июня 1-й корпус включал: авангард генерала Кульнева: казачьи полки Родионова 2-го (465 чел.) и Платова 4-го (410), 4 эскадрона Гродненского гусарского полка (560), 24-й (1.269) и 26-й (1.227) егерские полки, лёгкая № 9 рота (179), всего 4.110 чел., 12 орудий; главные силы (corps de bataille) генерала Берга: 23-й (1.225), 25-й (1.309) егерские, Пермский (1.267), Могилевский (1.270), Севский (1.136), Калужский (1.135), Тенгинский (1.254), Эстляндский (1.279) пехотные полки, батарейная № 27 (251) и № 5 (216) роты, кавалерия генерала Балка: 4 эскадрона Гродненских гусар (560), Рижский драгунский полк (562), конные № 1 (220) и № 3 (220) роты, всего 11.904 чел., 48 орудий; резерв генерала Сазонова: пехота под командой генерала Казачковского: 4 батальона сводных гренадеров 5-й и 14-й дивизий (1.984), Тульский (1.160), Навагинский (1.183) пехотные полки, батарейная № 14 (233), лёгкие № 26 (152) и № 27 (152) роты, пионерная рота подполковника Афанасьева (93), 1-я и 2-я роты понтонёров (308), Ямбургский драгунский полк (569), всего 5.834 чел., 36 орудий. Всего 22 батальона (16.158 чел.), 26 эскадронов (3.126 чел.), 1.623 артиллеристов, итого в корпусе 21.308 чел., 96 орудий (Fabry. IV. Annexe. 5-10).

21

Богданович. I. 339, 346-48. Адъютант французского посла в России капитан Г.Ф. Атт де Лонгрю так охарактеризовал Витгенштейна: «Это ещё молодой человек, без средств, но полный честолюбия, сильно рассчитывающий на войну, чтобы составить себе состояние и карьеру». О Кульневе он написал: «Очень хороший генерал, чрезвычайно храбрый, любимый своими солдатами, всегда среди них, обедающий с ними, одетый, как они, знающий тактику. 40 лет. Энергичный, это Ласаль русской армии». А.И. Антоновский вспоминал: «Кульнев имел свои странности в подражание Суворову. В параде и в сражениях носил своего полка гусарский солдатский мундир и отличался только от рядовых тем, что на шее у него висел 3-й степени Георгиевский крест, который, как видно, предпочитал всем прочим. В жаркое время на марше скидывал с себя и доломан и ехал верхом в одной красной русской рубашке и рейтузах… Роскоши он был первый враг, не был изнеженный и прихотливый и во всем сохранял умеренность, не отказывая только в необходимом. С подчиненными всегда разделял выгоды и невыгоды, и за то в полку был всеми любим и мог служить образцом воина. Добр, ласков и приветлив, хотя с виду казался угрюмым». Иногда слова Лонгрю приписывали Наполеону (Родина. 1992. № 6–7. С. 29; Харкевич. III. 88; Шишов А.В. Битва великих империй. Слава и горечь 1812 г. М., 2005. С. 150).

22

Марбо пишет, что командирами трёх пехотных дивизий корпуса «были генералы Легран, Вердье и Мерль. Все они, особенно последний, были превосходными офицерами. Из бригадных генералов выделялись своими талантами Альбер и Мэзон. Кавалерия состояла из великолепной дивизии кирасир и улан под командованием генерала Думерка, весьма заурядного офицера, в подчинении у которого находился бравый бригадный генерал Беркхейм. В состав 2-го армейского корпуса входили также две бригады лёгкой кавалерии. Первая из этих бригад состояла из 23-го и 24-го конно-егерских полков под командованием генерала Кастекса, великолепного во всех отношениях воина. Вторая бригада включала в себя 7-й и 20-й конно-егерские полки и 8-й полк польских улан и находилась под командованием генерала Корбино. Он был человеком смелым, но весьма апатичным. Обе бригады не объединялись в дивизию. В соответствии с потребностями маршал приписывал их либо к пехотным дивизиям, либо к авангарду, либо к арьергарду. Эта система обладала большими преимуществами» (Marbot. III. 77; Марбо. 532-33).

23

Старший сержант 4-й роты 3-го батальона 26-го лёгкого полка Регино вспоминал, как под Динабургом их отряд направился на реквизицию; крестьянин предупредил их, что казаки находятся на опушке леса, и вскоре произошла стычка с ними в деревне. Затем фуражиры двинулись по другой дороге, к вечеру их обоз с продовольствием вырос за счёт поставщиков из других полков и стал насчитывать 120 чел. (Reguinot. Le sergent isolee. Histoire d’un soldat pendant la campagne de Russie. Paris, 1831. P. 9–11).

24

Полковник А.В. Ла Нугаред-Лагард находился при полку, но по состоянию здоровья не командовал; по решению медицинской комиссии он был уволен со службы 8 августа. Но Марбо был назначен полковником лишь 15 ноября (Marbot. III. 105- 06; Trefcon. 207-08; Quintin D. et В. Dictionnaire des colonels de Napoleon. Paris, 1996. P. 492–93; Марбо. 549).

25

Correspondance de Napoleon I-er. T. 23–24. Paris, 1867–1868. № 18887, 18936 (далее: Corr.); Fabry. I. 292-93; Marco de Saint-Hilaire. 220; Kukiel M. Wojna 1812 roku. Т. II. Krakow, 1937. S. 49.

26

13 июля были ранены офицеры в 26-м лёгком и 56-м линейном полках (Martinien A. Tableaux par corps et par batailles des officiers tues et blesses pendant les guerres de l’Empire. Paris, 1899. P. 247, 450).

27

Fabry. I. 406, 411, 424-25, 429; IV. Annexe. 16; Trefcon. 93–94; Schumacher. 80; Marbot. III. 66–68; Марбо. 526-28; ВУА. XIII. 371; XIV. 7-12; Поликарпов. 93–94. 14 июля были ранены офицеры в 56-м полку. Швейцарцы пишут, что в стычке “участвовали вольтижеры капитана Ханса Ландольта, у которого был ранен один человек; было взято в плен 150 неприятелей” (Maag. 67).

28

Утром обоз Регино выступил в путь, но едва он вышел на большую дорогу, как заметил «авангард обоза раненых из полков, которые сражались накануне. Мы получили приказ отдать наши продукты для раненых, и смогли сохранить только хлеб для каждого из нас. Командир обоза в момент расставания обязал нас сменить дорогу, потому что та, по которой мы шли, часто пресекалась казаками. Вскоре мы убедились, что он сказал нам правду, так как едва мы проделали одно льё, как были вынуждены, чтобы избежать их, углубиться в лес и отстреливаться. Пройдя через этот лес наугад, мы присоединились к отступавшему французскому арьергарду. По прошествии некоторого времени другие стрелки сменили нас, и мы прибыли к полку. Капитан нашей роты и вольтижеры были разочарованы, увидев нас с пустыми руками; но я предоставил квитанцию командира обоза, которая, впрочем, не удовлетворила общий аппетит» (Reguinot. 11–12).

29

Corr. 18965; Fabry. I. 451-52, 475-76, 484-86, 534-36, 547, 552-53, 576; IV. Annexe. 18; Marco de Saint-Hilaire. 220; Chambray. I. 254-55; Kukiel. II. 49–50; ВУА. XIV. 29, 50–52; Поликарпов. 102-04; Крылов В.М. Кадетские корпуса и российские кадеты. СПб., 1998. С. 470.

30

Начальник штаба 1-й армии Ермолов вспоминал: «Витгенштейн донес главнокомандующему, что он намерен усилить расположенный против Друи отряд и удерживать Динабург. Начальник штаба 1-го корпуса генерал-майор Довре уведомил меня, что для усиления отряда назначается десять баталионов пехоты с приличным числом артиллерии и конницы… Главнокомандующий позволил мне сказать мое мнение и подтвердил возражение мое против раздробления сил. Странно намерение, зная движение неприятеля на левый фланг, защищать Динабург отдаленный и к обороне не приуготовленный, когда впереди его невозможно маневрировать» (Записки А.П. Ермолова. М., 1991. С. 131).

31

Fabry. I. 613; II. 34, 225; IV. Annexe. 19; V. 776–79; Kukiel. II. 50. Состав отряда Балка: 2 сводных гренадерских батальона 5-й дивизии, 6 орудий конной № 3 роты, 3 эскадрона Рижских драгун.

32

Chambray. I. 257; Богданович. I. 344, 353-54.

33

К началу августа 2-й корпус вместе с 3-й кирасирской дивизией насчитывал 48 батальонов, 32,5 эскадрона, более 25,5 тыс. чел. и 92 орудия. 7-я дивизия к 1 июля имела по спискам 11.413 чел. и 22 орудия, но далеко не все из них достигли Двины; 1 тыс. ослабленных солдат оставлены в Тильзите под командой шефа батальона Ю. Мейера. 3-я кирасирская дивизия была придана 2-му корпусу 15 июля (Juzancourt G. Historique du 7-е regiment de cuirassiers. Paris, 1887. P. 45).

34

На тот момент подразделения 1-го корпуса имели следующую численность. Авангард Кульнева: казачий Платова 4- го (336 чел.), Гродненский гусарский (1044), 23-й (1408), 25-й (1268) егерские полки, 6 орудий батарейной № 28 роты (160), лёгкая № 9 рота (179), всего 4 батальона, 8 эскадронов, казачий полк, 18 орудий, 4.395 чел. Кор-де-баталь: 1-я линия Берга: Пермский (1215), Могилевский (1235), Севский (1160), Калужский (1065) пехотные, запасные батальоны 11-го (240) и 36-го (234) егерских полков, Сводный драгунский полк (501), батарейная № 5 (213) и № 27 (251), лёгкая № 27 (141) роты; 2- я линия Каховского: запасные батальоны Лейб-гренадерского (288), Таврического (302), Екатеринославского (363), Павловского (304), графа Аракчеева (267), С.-Петербургского (357) гренадерских полков, 4 сводно-гренадерских батальона 5-й (1016) и 14-й (972) дивизий, Рижский (500) и Ямбургский (409) драгунские полки, конные № 1 (216) и № 3 (213) роты, всего 22 батальона, 12 эскадронов, 60 орудий, 12.747 чел. Резерв Сазонова: Тульский (1156), Навагинский (1126), Тенгинский (1204), Эстляндский (1228) пехотные, 26-й егерский (1243), Сводный кирасирский (533), Сводный гвардейский (404) полки, батарейная № 14 (233), 6 орудий батарейной № 28 (159), лёгкая № 26 (160) роты, всего 10 батальонов, 7 эскадронов, 30 орудий, 7.446 чел. Пионерная рота (93). Всего в корпусе насчитывалось 24.681 чел. и 108 орудий (Бутурлин. I. 323; Богданович. I. 546- 48; Fabry. IV. Annexe. 14–16).

35

Fabry. II. 1, 19, 116-18, 225; IV. Annexe. 18–19; ВУА. XIV. 176; Boutourlin. II. 4; Богданович. I. 345-46.

36

Подкрепление: батальон 36-го егерского полка, два резервных гренадерских батальона, два сводных гренадерских батальона 14-й дивизии, запасной эскадрон лейб-Гусарского полка, 6 орудий 28-й батарейной роты (ВУА. XV. 101; Богданович. I. 345-46; Fabry. IV. Annexe. 20).

37

21 июля дивизия Мерля была обстреляна русскими пушками с другого берега. 3-й швейцарский полк Д. Граффенрида получил задачу прикрыть движение колонн, и противник не отважился переправиться через реку. 3-й полк присоединился к дивизии, оставив в окрестностях поместья Леонполь две отборные роты 3-го батальона под командой лейтенанта Кунклера. Они заняли позицию слева от дороги, по которой двигались повозки и резервная артиллерия. Ранним утром 22 июля русские в значительных силах переправились на судах и атаковали маленький отряд, надеясь захватить резервный парк и обоз. Но три штыковые атаки, в которых отличились лейтенанты Фукс и Амье и барабанщик гренадеров Берне, и хорошо направленный огонь вынудили русских ретироваться на правый берег. Были ранены 16 солдат и Кунклер, которого сменил капитан Форрер. Вскоре на помощь прибыл генерал Кутар с одним из полков своей бригады и 2 пушками (Schaller. 129-30; Maag. 68–69). На самом деле А.Ф. Кутар был оставлен комендантом м. Видзы.

38

Fabry. II. 53–54, 70, 98, 225; IV. Annexe. 20; Trefcon. 94; Schumacher. 83; Бутурлин. I. 325.

39

Fabiy. II. 118-19; Chambray. I. 255; Kukiel. II. 51; Бутурлин. I. 323.

40

Ссылаясь на этот приказ, но, очевидно, не видя его в глаза, Троицкий заявил, будто «Удино должен был взаимодействовать с Макдональдом, вместе с ним разбить Витгенштейна и наступать на Петербург». Гарнич фантазировал, будто «в середине июля маршал Удино решил соединиться с корпусом Макдональда, а затем обрушиться на русский корпус Витгенштейна. Разгромив Витгенштейна, Удино и Макдональд должны были наступать на Петербург». Но, следуя приказу Наполеона, «маршал отказался от своего первого плана — соединиться с Макдональдом. Он решил один разгромить русские войска». Сей невежа даже не понимал, что маршалы действовали только по приказам императора (Бутурлин. I. 324, 327; Гарнич Н.Ф. 1812 год. М., 1956. С. 78; Троицкий Н.А. 1812. Великий год России. М., 2007. С. 205).

41

От франц. traineur (нем. Herumtreiber, Nachziigler), бродяга, праздношатающийся, отсталый солдат.

42

Антоновский вспоминал: «По Двине проходили плашкоуты для устроения мостов в г. Друе, куда генерал Кульнев со всем своим авангардом следовал и должен был у Друи перейти на левый берег Двины. В ночное время не видно было следования по реке плашкоутов. С рассветом все это открылось, и французы, чтобы помешать и даже преградить плавание наших мостов, начали по людям, бывшим на сих судах, стрелять. Сопровождавшие плашкоуты Эстляндского полка стрелки отвечали им, и из сего завязалась перепалка. Но, дабы отклонить неприятеля от его предприятия и не подвергнуть и людей и суда повреждению, по неприятельским стрелкам вкось сыпнули картечью, отогнали тем от берега и дали свободу плыть нашим мостам до самого места назначения… Усилия французов помешать следованию мостов были напрасны — они прошли. Перестрелка продолжалась с французами почти весь день… При наступлении ночи наш авангард снялся с лагеря и, не давая заметить французам нашего движения, самым скромным и тихим образом подошли к Друе» (Харкевич. III. 36–38). Плашкоут — плоскодонное несамоходное судно (баржа) для перевозки грузов, устройства наплавного моста или дебаркадера.

43

Fabry. II. 128, 134, 137, 164, 225-26, 242; IV. Annexe. 20–21; Turn und Taxis. 210; ВУА. XV. 99; Бутурлин. I. 325; Михайловский-Данилевский. 88, 137-38; Богданович. I. 346-47; Кравченкова О.В. Сражение под Клястицами в Книге приказов Сводного кирасирского полка // Отечественная война 1812 г. Источники. Памятники. Проблемы. Бородино, 199. С. 98–99.

44

Fabry. II. 164-70, 226, 243; IV. Annexe. 21–23; Turn und Taxis. 210; Calosso. 55; Kukiel. II. 42; ВУА. XIV. 162, 216; XV. 115; Харкевич. III. 38–39; Бутурлин. I. 326; Богданович. I. 347-48; Поликарпов. 142. До прибытия 2-го корпуса в Полоцке были оставлены испанский полк Жозефа Наполеона и батальон 48-го линейного полка (Ворре P. Les espagnols a la Grande Armee. Paris, 1899. P. 139; Chuquet A. Lettres de 1812. I serie. Paris, 1911. P. 176).

45

Fabry. II. 169-70, 176-79, 226. Макдональд указал, что «Марьон имеет в своём распоряжении роту сапёров 5-го польского полка, офицера-инженера де Рьенкура и капитана артиллерии де Бойге (Boygue), адьютанта дивизионного генерала д’Арансэ, который по собственному желанию предложил свои услуги для разведывания Двины»; он дал Марьону подробнейшие инструкции (Fabry. II. 34, 118, 175-76). Бескровный выдумал, будто дивизии Гранжана «была придана осадная артиллерия, хотя Динабург не представлял сколько-нибудь серьёзной преграды» (Бескровный. 330)

46

Антоновский вспоминал: «С рассветом мы опять были за Двиною, и кавалерия отправилась на поиски, и к полудню удалые Гродненцы притащили человек 200 сброду, в том числе и несколько гишпанцев с офицером. Они передались добровольно в наши руки и говорили, что, будучи взяты французами в плен в делах в Гишпании, Наполеон под угрозой смертной казни принудил их служить во французской службе». В другой стычке гусары взяли в плен ротмистра и 40 рядовых (Харкевич. III. 39, 41).

47

Fabry. IV. Annexe. 23; ВУА. XIV. 162, 177; XV. 124; Бутурлин. I. 326; Михайловский-Данилевский. 138; Богданович. I. 348-49; Поликарпов. 150.

48

Fabry. II. 193, 196, 213, 240-41, 243-44; Saint-Cyr. III. 51; ВУА. XIV. 102-03, 124, 138, 153, 161-62; Михайловский-Данилевский. 138-39. В тот день генерал И.Н. Эссен 1-й, со слов двух польских дезертиров, сообщил Барклаю, что в Якобштадте “стоит дивизия французского генерала Grand Jean, состоящая из 5, 10, 11 пехотных полков, одного баварского, одного вестфальского, прусского черного гусарского, пешей и конной артиллерии” (ВУА. XV. 125).

49

Fabry. II. 226, 241-44, 268; IV. Annexe. 23; Reguinot. 12; Marco de Saint-Hilaire. 214; Kukiel. II. 42; ВУА. XIV. 162; XV. 138, 153; Бутурлин. I. 326-27; Богданович. I. 348-49. Антоновский писал, что в тот день кавалерия “совершила экспедицию”, из которой привела 2 тыс. пленных. В полдень авангард оставил Друю и на ночлег прибыл в Покаевцы (Харкевич. III. 41).

50

Fabry. II. 256-62; Chambray. I. 255.

51

Fabry. И. 226, 267-69, 288-89; IV. Annexe. 23–24; Saint- Cyr. III. 51; Chambray. I. 259; Schaller. 131; Maag. 70–71; Kukiel. II.42; Харкевич. III. 41. Бескровный заявил, будто бы движения Удино к Полоцку «Наполеон счёл ошибочными, так как изолированное положение II корпуса могло привести к частному поражению» (Бескровный. 326).

52

Fabry. II. 382-84, 388; Chambray. I. 255; Богданович. I. 350. Начиная с Бутурлина и по сию пору отечественные авторы пишут, будто Динабург был занят бригадой генерала Э. Рикара (Бутурлин. I. 346, 351, 372; Бантыш-Каменский. IV. 12; Отечественная война 1812 г. Энциклопедия. М., 2004. С. 246).

53

В 8-м шволежерском полку были ранены 2 офицера. «Отличное войско», — написал Турнунд Таксис об этой части, сформированной 18 июня 1811 из 2-го уланского полка Легиона Вислы (Martinien. 577; Turn und Taxis. 52).

54

Антоновский пишет, что в тот день произошло «небольшое дело» между русской и неприятельской кавалерией, в котором были взяты в плен 3 офицера и 200 рядовых. «Когда пленных французских офицеров привели к генералу Кульневу, он весьма ласково с ними обошелся и, между тем, распрашивал о разных предметах. Французы на первый раз показали себя довольно гордыми и упрямыми, так что на все сделанные им вопросы удовлетворительно не отвечали». Генерал напоил их чаем с ромом и мёдом, после чего французы стали «смелее, развязнее и даже словоохотливы», их «нечувствительно и незаметно склонили вскользь к военным делам», так что, не заметив подвоха, они заявили, что Удино вовсе не топчется перед Двиной, а «сделал прекрасную диверсию и давно на этой стороне Двины; он перешёл ее в Полоцке, и нынешний день его квартира будет в местечке Клястицах, а здесь в Волынцах против вас самая малая часть кавалерии, только для близиру», а «бывший между пленными колонновожатый в доказательство всего того показал и маршрут; из чего открылось движение французских войск и число их» (Харкевич. III. 54–56).

55

Все отечественные авторы слепо повторяли это нереальное предположение Витгенштейна, а Тарле ещё и «творчески развил» эту фантазию. Он писал, будто Удино, «согласно уговору с Макдональдом», собирался «обойти Витгенштейна с севера и, отбросив его к югу, т. е. к левому флангу центральной наполеоновской армии, уничтожить весь витгенштейновский корпус и открыть себе дорогу на Петербург» (Михайловский-Данилевский. 140; Бантыш-Каменский. IV. 7; Тарле Е. Нашествие Наполеона на Россию. М., 1938. С. 65; Отечественная война. Энциклопедия. 346; Шишов. 147).

56

Fabiy. II. 288, 346; IV. Annexe. 24–25; Trefcon. 94; Marco de Saint-Hilaire. 214; Kukiel. II. 43; ВУА. XIV. 216; XV. 152-53, 160-61; Бутурлин. I. 327; Богданович. I. 350; Поликарпов. 185- 86. 28 июля 2 испанских офицера и несколько солдат добровольно перешли к русским. Офицеры выбрали из числа рядовых “одного гишпанца и другого португальца порасторопнее”, которые были отправлены “назад к неприятелю с словесным наставлением, чтобы укорить прочих товарищей, что все кои перейдут к нам, будут хорошо содержимы и немедленно отправлены в свое отечество” (ВУА. XIV. 162).

57

Fabry. II. 288-89; Hofreiter. 27; Saint-Cyr. III. 52; Gruber. 17; Sauzey. V. 217–18; Vangerow H.H. Kriegsgefangenschaft anno 1812/13 in Rueland. Erlebnisse des Regensburger Oberlieutenant Johann Baptiste Nagel // Regensburger Almanach. Bd. 26. 1993. S. 250. По словам Деруа, корпус прибыл в Бешенковичи 29 июля и оставался там до 5 августа (Fabry. III. 215).

58

Fabry. II. 302-03, 325-26; V. 796; Богданович. I. 350. Письмо Мерля доставил офицер и 5 конных егерей 24-го полка.

59

Fabiy. II. 346, 388-89; III. 330-31; IV. Annexe. 25–26; Marbot. III. 79; Reguinot. 12; Calosso. 55; Chambray. I. 259-60; Kukiel. II. 43; Марбо. 534; Харкевич. III. 56–58; Бутурлин. I. 328-29; Михайловский-Данилевский. 139; Богданович. I. 350- 52; Поликарпов. 189-90.

60

Состав авангарда: казачий Платова 4-го (370 чел.), Гродненский гусарский (724), 25-й (1.193) и 26-й (1.168) егерские полки, конная № 1 рота (216), всего 3.671 чел., 12 орудий (Бутурлин. I. 330; Богданович. I. 352; Fabry. IV. Annexe. 26–27).

61

Главные силы: 1-я линия Берга: 24-й герский полк (1.285), пионерная рота (93), батарейные № 5 (213) и № 14 (234) роты, 23-й егерский (1.208), Пермский (1.215), Могилевский (1.235) пехотные полки, батарейная № 27 рота (140), Севский (1.160), Калужский (1.065) пехотные полки, лёгкая № 9 рота (379?), итого 8.227 чел., 48 орудий; 2-я линия Каховского: 4 сводных гренадерских батальона 5-й и 14-й дивизий (1.984), батарейная № 27 рота (140), 6 запасных гренадерских батальонов (1.581), конная № 3 рота (224), Рижский (500) и Ямбургский (409) драгунские полки, итого 4.838 чел., 24 орудия, всего 22 батальона, 8эскадронов, 13.065 чел. и 72 орудия; резерв Сазонова: Навагинский (1.051), Тульский (1.081), 6 орудий лёгкой № 26 роты (72), Эстляндский (1.153), Тенгинский (1.129) пехотные полки, 6 орудий лёгкой № 27 роты (73), всего 4.559 чел., 12 орудий; отряд Репнина: Сводный кирасирский (500), Сводный гвардейский (370) полки, запасный эскадрон Псковского полка (127), батарейная № 26 рота (236), 2 запасных батальона 11-го и 36- го егерских полков (374), всего 1.607 чел., 12 орудий. Всего под командой Витгенштейна состояло 22.962 чел. и 96 (108) орудий (Бутурлин. I. 330; Богданович. I. 353, 549; Кравченкова. Сражение под Клястицами. 99; Fabry. IV. Annexe. 27–28).

62

Марбо пишет, что, пройдя по этой дороге 4, 4 км, он «заметил, что к нам приближается кибитка, или русский экипаж, запряжённый двумя почтовыми лошадьми. Я приказал задержать её и увидел неприятельского офицера. Он, задремав от жары, вытянулся во весь рост в глубине кибитки. Этот молодой человек, сын помещика, которому принадлежала деревня Клястицы, только что покинутая мною, был адьютантом генерала Витгенштейна и возвращался из Петербурга с ответом на депеши, отправленные генералом своему правительству. Невозможно описать изумление русского офицера, когда, вдруг проснувшись, он оказался перед нашими егерями, имевшими весьма неприветливый вид, а вдалеке заметил многочисленные французские колонны. Он никак не мог понять, почему не встретил армию Витгенштейна или, по крайней мере, кого-нибудь из его разведчиков между Себежем и тем местом, где мы находились… Русский офицер, взятый в плен практически в доме своих родителей, общался с нами весьма приветливо». Неподдельное изумление пленника убедило Марбо и Кастекса, что русских войск впереди нет (Marbot. III. 79–80; Марбо. 534-35). Речь идёт о подпоручике Севского пехотного полка Филиппове.

63

Регино писал, что солдаты 26-го полка развернулись в стрелки «с быстротой молнии, и тотчас заставили отступить русских стрелков. Проникнув слишком далеко вперёд в лес, я оказался там с двумя вольтижерами Ботифьером и Жьеном, все другие отошли назад». Расстреляв все боеприпасы, вольтижеры были взяты в плен на опушке леса. Русские тотчас захватили их ружья и ранцы. Пленных отвели в лес, «где русские посчитали нужным разделить добычу, которую они нашли в наших ранцах». Пользуясь моментом, пленники бросились наутёк, но лишь двоим удалось ускользнуть и направиться на поиски своих (Reguinot. 13–15).

64

Fabry. II. 346-47, 389-90; III. 134, 331; IV. Annexe. 29–30; Trefcon. 95; Reguinot. 11–12; Fain. I. 287; Chambray. I. 261; Marco de Saint-Hilaire. 214-16; Kukiel. II. 43–44; ВУА. XIV. 177, 185; XVII. 288-89; Харкевич. III. 58–67; Бутурлин. I. 330-32; Михайловский-Данилевский. 140; Богданович. I. 354-56; Поликарпов. 190-92. Марбо уверял, что в тылу у французов русские кавалеристы “захватили около тысячи человек и часть экипажей, в том числе наши походные кузницы. Это была огромная потеря, и кавалерия 2-го корпуса испытывала большие трудности во время всей кампании”. Поэтому “бригада Кастекса получила приказ отойти до Клястиц, чтобы защищать перекрёсток двух дорог, куда пехота генерала Мэзона пришла на соединение с нами”. Подтверждений этому рассказу мы не нашли. В то же время Марбо пишет о том, как храбрый Кастекс встал во главе 24-го конно-егерского полка, “повёл его на русские батальоны, прорвал их линии, взял 400 человек в плен и не понёс при этом никаких потерь. Кастекс смело ворвался первым в неприятельские ряды. Его лошадь была убита ударом штыка, и генерал, падая, вывихнул ногу. В течение нескольких дней он не мог командовать бригадой, поэтому его место занял полковник А*”. Поскольку новые русские войска выходили из Якубово, Удино приказал полковнику О.Ж. Амею атаковать их, и Марбо во главе 23-го полка обрушился на Тамбовский полк, захватил его знамя и обратил в бегство, как и пришедших к нему на помощь Гродненских гусар. В этом бою были ранены два шефа эскадрона, М.Ф. Монжино и Амей, брат командира полка, у которого “не было ни талантов, ни замечательного ума старшего брата, но зато это был один из самых бесстрашных офицеров” (Marbot. III. 82–83; Марбо. 535-36). В корпусе Витгенштейна не было Тамбовского полка, а русские источники не подтверждают потерю знамён.

65

Поликарпов. 192. Пропавшими без вести числились Гродненского полка корнет князь А.М. Вадбольский и состоявшие при Витгенштейне подпоручики Филиппов и Муйжель; на самом деле двое первых попали в плен.

66

30 июля потери в офицерах понесли 24-й конно-егерский (1), 8-й шволежерский (4); потери 26-го лёгкого (13), 19-го (10) и 56-го (5) линейного полков указаны за 30 и 31 июля. Регино пишет, что к вечеру беглым пленникам удалось присоединиться к 26-му полку; «мы нашли роту сократившейся на две трети, настолько большим было число убитых и раненых. Остался только один офицер, это был г. Жиро, су-лейтенант и кавалер Почётного легиона. Мы остались на отдыхе возле поместья; я разыскал бидон с водкой и наполнил фляги вольтижеров, пока они спали». Затем по приказу старшего аджюдана Дорньера Регино выдал вольтижерам заряды (Martinien. 164, 247, 450, 577, 608; Reguinot. 15).

67

Fabiy. И. 333; III. 331; IV. Annexe. 31; Chambray. I. 262; ВУА. XVII. 289; Бутурлин. I. 333; Михайловский-Данилевский. 140; Богданович. I. 356-57; Поликарпов. 195-96.

68

Fabry. II. 332-33; Saint-Cyr. III. 54; Sauzey. V. 389; Tagebuch des Hauptmanns Joseph Maillinger im Feldzuge nach Rueland 1812 // Darstellung aus der bayerischen Kriegsund Heeresgeschichte. Hft. 21. 1912. S. 78, 61–64. П. Хольцхаузен заметил, что записки капитана 1-го линейного полка Й. Майлингера во многом совпадают с неопубликованными текстами его однополчан: дневником обер-лейтенанта Ф. Винтера и сочинением майора Л. Зайболтсдорфа (Полоцкое сражение).

69

26-й егерский полк был поставлен в прикрытие батарей. По словам Антоновского, «полковник Рот, быв перепоясанный турецкою саблею, которую всегда употреблял во время сражений, и объезжая кругом колонну, беспрестанно твердил стоять смирно, не шевелиться, не пригибаться и не кланяться французским ядрам, а, заметив поклонников, налетал к ним с саблею, грозя изрубить на куски. Офицерам приказывал смотреть, чтобы выбытие ряда тотчас заменялось, и во взводах сохранялся порядок… Вот как нас в сегодняшнем параде школили, и с этой минуты научились забывать и пренебрегать смерть. Честь и слава храброму Роту!» (Харкевич. III. 68–70).

70

Fabry. II. 347, 390; III. 331-32; IV. Annexe. 31–32; Trefcon. 95–96; Reguinot. 15–16; Marbot. III. 85; Chambray. I. 262; Marco de Saint-Hilaire. 216-17; Kukiel. II. 44–45; Марбо. 537; ВУА. XVII. 289; Бутурлин. I. 333-34; Михайловский-Данилевский. 140-41; Богданович. I. 357-58; Поликарпов. 196-97, 200; Крылов. 469.

71

Состав: Гродненский гусарский и Ямбургский драгунский полки, часть Рижского драгунского, 1-й сводный гренадерский батальон 14-й дивизии, 4 орудия конной № 1 роты, казачий Платова 4-го полк (Богданович. I. 359).

72

Все тяготы этого отступления перенёс раненый Регино, которого посадили на лошадь. «Я следовал с обозами и артиллерией, которая, отступая, сражалась, постоянно стараясь держаться сбоку от дороги, которая была загромождена, и на которой я мог только мешаться. Обозный солдат, видимо, приняв меня за беглеца, дал мне удар хлыстом, который сбросил меня с лошади, и я упал в овраг». Проходивший мимо хирург сделал ему новую перевязку, посадил на лошадь, и Регино «продолжил путь посреди загромождения». «Я ехал, — пишет он, — недалеко от маршала Удино и его адьютанта. Его сиятельство приказал, чтобы мне позволили проехать по мосту; но, увидев, что артиллерия будет слишком долго его проходить, я направил мою лошадь в воду и таким образом перешёл реку, которая была не очень глубокой, но очень быстрой». Прибыв на другой берег, Регино «усмотрел войска, которые замаскировались, чтобы исполнить приказ, данный им маршалом, не открывать огонь, но атаковать с примкнутыми штыками и криком “ѵіѵе l’Empereur”. Этот приказ был исполнен, противник был сбит и обращён в полное бегство” (Reguinot. 16–18).

73

Fabry. II. 347-48, 391; III. 25, 332-33; IV. Annexe. 32–33; Marbot. III. 88–89; Pouget. 156; Marco de Saint-Hilaire. 217, 238; ВУА. XIV. 185; XV. 178; XVII. 289-90; Марбо. 539-40; Бутурлин. I. 335-36; Богданович. I. 358-60; Поликарпов. 197–200; Воронов П., Бутовский В. История лейб-гвардии Павловского полка. СПб., 1875. С. 189. Антоновский отметил, что «дорога от Клястиц, устланная бумагами канцелярии маршала Удино и обломками обозов, показывала, что неприятель наш отступил довольно поспешно и в расстроенном положении… Растеряв свои обозы и вьюки, французы оставили победителям, кроме пленных, множество снарядов, обозов и офицерского багажа» (Харкевич. III. 72, 73–74).

74

Fabry. III. 134; Харкевич. III. 72–73; Записки А.П. Ермолова. 155; Бутурлин. I. 337-38, 374; Михайловский-Данилевский. 141; Богданович. I. 360; Поликарпов. 200.

75

В частности, ранен квартирмейстерской части майор Нейтхарт (Neithart), контужен адъютант Витгенштейна майор Каховский (Поликарпов. 201).

76

Fabry. И. 348. Потери понесли 26-й лёгкий, 19-й, 37-й, 56-й, 128-й линейные (полковник Ж. Метцингер ранен картечной пулей в правое плечо) полки, 1-я рота 3-го полка конной артиллерии, 23-й конно-егерский (М. Де Марбо) (Martinien. 164, 206, 247, 358, 450, 607; Quintin. 609).

77

Fabry. III. 333; IV. Annexe. 33–34; Schumacher. 83; ВУА. XVII. 290; Поликарпов. 200, 207.

78

Сходно писал и Калоссо из 24-го конно-егерского полка: «Увидев превосходящие силы неприятеля, мы отошли назад к Дриссе, которую мы снова перешли, преследуемые русской лёгкой кавалерией. Эта узкая и очень зажатая между крутыми берегами речка перерезает большую дорогу и течет в огромном пихтовом лесу под деревянным мостом. Это настоящее дефиле, удобное для устройства засады. Притворным отступлением маршал Удино заманил туда неприятеля и внезапно сделал полный поворот на небольшой равнине недалеко от моста, который он велел не разрушать» (Calosso. 56).

79

Марбо пишет, будто Удино получил известие о скором прибытии к нему в подкрепление 6-го корпуса Сен-Сира, и созвал военный совет (Марбо. 540-42). Это невероятно, так как Удино узнал об этом 4 или 5 августа.

80

Рассказ Марбо об этом бое чрезвычайно путаный и сомнительный, русские потери (2 тыс. убитых и более 4 тыс. пленных) несусветно завышены, но упомянутые им офицеры, действительно, были убиты в тот день и ещё двое были ранены. Упомянутый им молодой шеф батальона из бригады Альбера, который «получил ужасное штыковое ранение в живот, откуда выпадали внутренности», это Барри из 26-го лёгкого полка, который умер 24 августа (Марбо. 542-45; Marbot. III. 95–97; Martinien. 607, 450).

81

Fabry. II. 390; III. 25–26, 333; IV. Annexe. 34; Trefcon. 96–97; Pouget. 156; Calosso. 56; Chambray. I. 263-64; Marco de Saint-Hilaire. 219; Kukiel. II. 45; Quintin. 34–35, 839-40; ВУА. XVI. 236; XVII. 290-91; Харкевич. III. 74–76; Бутурлин. I. 339- 40; Богданович. I. 361-62; Поликарпов. 207-09. Марбо уверял, будто “Кульнев, пьяный и раскачивавшийся в седле, был атакован вахмистром Лежандром, вонзившим ему в грудь саблю, затем он сбросил Кульнева с лошади к своим ногам… Я был в нескольких шагах от унтер-офицера Лежандра, когда он вонзил свою саблю в грудь Кульнева” (Marbot. III. 96; Марбо. 544; Castelot A. La campagne de Russie 1812. Paris, 2000. P. 112–13; Гарнич. 79; Троицкий. 205). Русские издатели мемуаров Марбо совершенно правильно отнесли его рассказ к разряду буйной фантазии, лишь невежа Гарнич написал, будто Кульнев “получил в рукопашной конной схватке удар саблей в горло”.

82

Уже тогда стали искать виновников неудачи. Антоновский писал: «Я не был при этом деле, а описываю оное так, как мне пересказывали». Говорили, что Сазонов, «пришедши к реке Дризе у Сивошинского перевоза, остановился. Он не осведомился, как далеко от него впереди Кульнев, и о том, не нужна ли авангарду помощь». Поскольку Кульнев продолжал преследование противника, то «следовательно, Сазонову должно податься вперед и быть гораздо ближе к авангарду». «Вот, что относится к вине генерала Сазонова, который, как говорят, оправдывался тем, что он ожидал от Кульнева требований. Но не могло и не должно извинить его то, что, когда авангард наш начал отступать и приближался к резерву, то, по мере того, и генерал Сазонов отдалялся назад, тогда как в прямой обязанности его было восстановить порядок расстроенного авангарда и удержать стремление неприятеля. Это весьма невыгодное заключение падает на счет действий генерала Сазонова, против чего он в извинение свое не мог ни одного слова сказать. Из всего этого делают выводы, что такие бездействия 14 дивизии были поводом потери авангарда и самого генерала Кульнева. Некоторые говорят, что все это сделано Сазоновым якобы из личности к Кульневу… Не совсем оправдывают и генерала Кульнева потому только, что он, видевши себя в невыгодном положении и даже в крайности, не требовал сикурсу. Иные злословят, рассказывая, что Кульневу одному хотелось пожать лавры, не разделяя с Сазоновым, но это также не должно заслуживать вероятия» (Харкевич. III. 77–78).

83

Fabry. III. 334; IV. Annexe. 34–35; Pils. 112-14; Pouget. 156; Boutourlin. II. 24; Marco de Saint-Hilaire. 219; Kukiel. II. 46; ВУА. XVII. 291-92; Харкевич. III. 79–83, 208-09; Бутурлин. I. 341-43; Михайловский-Данилевский. 143; Богданович. I. 363- 65; Поликарпов. 209-12.

84

Антоновский вспоминал, как посреди ночи раздался крик «Ура!» и поднялась тревога. Виновником её оказался подполковник Мевис, который потерял 9 орудий. «Неприятное событие это расстроило его до помешательства рассудка… В просонье или просто в бреду воображения увидал едущих в белых шинелях. Ему представились французы в белых плащах, похожие на тех, которые отняли у него пушки… и кричал: “Французы напали, мы погибли! Ура! Ура!”. Артиллеристы, следуя его примеру, вторили тоже и наделали суматоху, встревожили себя и других. Случай этот открыл помешательство рассудка Мевиса, ему отказали от роты и оставили при корпусной квартире для испытания и наблюдения за несчастным» (Харкевич. III. 85–86). Очевидно, что русские орудия были захвачены кавалеристами.

85

Дружинин пишет, что он «усмотрел» тело Кульнева «почти на половине пути между местечком Клястицами и Сивошиным перевозом, недоходя еще Соколища, на небольшой лесной поляне, по левую сторону дороги, за канавою оной, лежащего ниц. Голова была на правой щеке, так что по огромным его бакенбардам издали сначала почли за ратоборца воинственного Дона, совершенно обнаженного, кроме исподнего белья… Туловище было цело, но ноги были совершенно раздроблены: правая нога перебита около туловища, а левая несколько выше колена. Это доказывает, что Кульнев стоял, как утверждали тогда видевшие, около орудия с правой стороны, лицом к оному, и роковое неприятельское ядро… было при навесном выстреле на излете». Поручик Селиванов, подпоручики Дружинин и Рева и Севского полка капитан Храброй приказали солдату 2-й мушкетерской роты Пермского полка «раскатать шинель и, положив на оную, отнести тело с помощию других к колоннам, сзади нас по дороге шедшим». По словам Антоновского, Кульнев «носил большие черные усы и бакенбарды, которые на бороде на палец только пробривал; они часто соединялись и представляли его, как бы, с бородою небритою» (Харкевич. III. 86, 88, 210-11; Давыдов Д. Сочинения. М., 1962. С. 273).

86

Fabry. II. 391; III. 25–26, 134-35; IV. Annexe. 36; Schumacher. 83; Pils. 116; Calosso. 56; Sauzey. V. 390; Marco de Saint-Hilaire. 238; Boutourlin. II. 28–29; ВУА. XVI. 236-37; XVII.292; Харкевич. III. 87; Бутурлин. 1. 344; Михайловский- Данилевский. 145; Богданович. I. 365-67; Поликарпов. 211-12. Марбо писал: “Я не захотел бросить четырнадцать орудий, захваченных этим утром моим полком. Поскольку лошади, на которых противник привёз эти пушки, попали в наши руки, мы запрягли их и привезли артиллерию на наш следующий бивуак, а оттуда этот славный трофей храброго 23-го полка был следующей же ночью направлен в Полоцк. Наши четырнадцать пушек сразу принесли большую пользу при защите этого города» (Марбо. 546).

87

1 августа потери в офицерах понесли: 11-й (17, в т. ч. лейтенант Ж. Вентурини, будущий мемуарист), 26-й (5) лёгкие, 2-й (14), 19-й (10), 37-й (4), 56-й (10), 128-й (2) линейные, 2-й швейцарский (1) и 23-й конно-егерский (4) полки, рота 3-го конноартиллерийского полка (2). Отличился орлоносец 2-го линейного полка, лейтенант Ж.Б. Курсьяль, который «был поражён в живот картечной пулей, но прекратил сражаться лишь тогда, когда получил три других ранения» (Martinien. 118, 164, 206, 247, 358, 415-16, 450, 492, 607, 649; Dictionnaire des braves de Napoleon. T. 1. Paris, 2004. P. 198–99).

88

Fabry. III. 334, 573; IV. Annexe. 37; Kukiel. II. 46; Бутурлин. 1. 345; Богданович. I. 366, 530; Поликарпов. 212-15.

89

Харкевич. III. 87–88; Кравченкова. Сражение под Клястицами. 100. “В 1812 году, — писал Данилевский, — лишилась Россия многих отличных офицеров, но Кульнев принадлежит к небольшому числу счастливцев, имена коих сохранились в народном предании. Его воинские доблести, подвиги, даже причуды, странности носили на себе отпечаток духа высокого, предприимчивости необыкновенной” (Михайловский-Данилевский. 143; Богданович. I. 362-63).

90

Fabry. III. 57–60; Chambray. I. 264; Schaller. 131-32; Maag. 73. Шумахер вспоминал: «Почти во всех местах, куда мы приходили, продукты были увезены или сожжены русскими, деревни были опустошены, жители убегали, увозя свою провизию, в большие окрестные леса. Во время своих маршей мы не встречали почти ничего другого, кроме жалких и необитаемых деревень, дома которых были бедными лачугами. Обозы животных, продуктов питания, боеприпасов, которые были предназначены нам, чаще всего подвергались атакам и отрезались казаками, которые передвигались вдоль наших колонн». Из-за перемен климата, отсутствия продуктов и прочих необходимых вещей, в армии появилось огромное число больных. «Госпитали или, лучше сказать, места, назначенные для сбора раненых и больных, находились слишком далеко от нас, и обозы этих несчастных чаще всего попадали в руки русских» (Schumacher. 83).

91

К тому времени войска 1-го корпуса были распределы следующим образом: Авангард Гельфрейха: 24-й, 25-й егерские полки, 2 сводно-гренадерских батальона 5-й дивизии, Сводный гвардейский полк (3 эск.), Гродненский гусарский полк (8 эск.), казачий Платова 4-го полк, конная № 3 рота капитана Бистрома. Главные силы: 1-я линия Берга: 23-й, 26-й егерские, Пермский, Могилевский, Севский, Калужский пехотные, Сводный кирасирский (4 эск.) полки, запасный эскадрон Псковского драгунского полка, батарейная № 14, лёгкие № 26, 27роты; 2-я линия Каховского: 2 сводно-гренадерских батальона 14-й дивизии, 6 запасных гренадерских батальонов, Рижский драгунский полк (4 эск.), батарейная № 28, конная № 1 роты. Резерв Сазонова: Тульский, Тенгинский, Навагинский, Эстляндский пехотные полки, запасный батальон 11-го егерского полка, Ямбургский драгунский полк, батарейная № 27 и лёгкая № 9 роты (Бутурлин. I. 350; Богданович. I. 551-52; Fabry. IV. Annexe. 39–40).

92

Fabry. III. 60–61, 92–93, 135-36, 334-35; III. 215; IV. Annexe. 40, 383-84; Corr. 19039; Saint-Cyr. III. 55; Maillinger. 78; Mandler. 64; Кгаив. 35; Volderndorf. III. 106; Sauzey. V. 217, 389; Kukiel. II.47, 118; Stein, Bunde. 40; Харкевич. III. 89; Богданович. I. 372, 374. Генерал-майор Е.Ф. Геккель надзирал за работами по возведению Динабургской крепости, 1/13-3/15 июля участвовал в обороне её тет-де-пона, затем руководил фортификациоными работами у Режицы Витебской губернии (Отечественная война 1812 г. Энциклопедия. М., 2004. С. 181).

93

Fabry. II. 382-84; III. 124-29; Chambray. I. 255, 257; Marco de Saint-Hilaire. 221, 238; Михайловский-Данилевский. 145; Богданович. I. 367-68.

94

Мерль сообщил, что его дивизия имела на 2 августа 5.940 чел., но из-за распространения диарреи к бою готовы всего 5 тыс. штыков; при этом «число швейцарцев и голландцев уменьшается ежедневно». Имеется 26 пушек, то есть по одной на 200 чел., что непропорционально к численности личного состава. В дивизии нет военного комиссара, так как он поражён подагрическим ревматизмом, нет начальника штаба и его помощников; подходящих на эти должности офицеров из числа швейцарцев, голландцев и хорватов у него нет. Генерал писал: «Ко мне вчера прибыли пять больших удлинённых амбулансов, повозки чрезвычайно тяжёлые и плохо запряжённые, так что невозможно, чтобы они следовали за движением войск; в сельской местности не находят более лошадей, чтобы заменить тех, которые умирают ежедневно; эти повозки останутся позади на первом же марше, так же как половина полковой артиллерии и зарядных ящиков. Эта артиллерия имеет плохих возниц, плохих лошадей, они ежедневно загромождают дороги, мешают движению дивизионной артиллерии и отнимают из рядов от 70 до 80 штыков… Я надеюсь, Ваша светлость, что будут приняты меры в отношении этой артиллерии».

95

Fabry. III. 148-51, 335; IV. Annexe. 40–41; Saint-Cyr. III. 56; Tourn und Taxis. 312; Maillinger. 78; Chambray. I. 266; ВУА. XVII. 283; Харкевич. III. 89; Бутурлин. I. 350; Богданович. I. 375.

96

Fabry. III. 184; Богданович. I. 367.

97

“Когда я прибыл сюда, — пишет Фальковский, — русские военнопленные были уже два дня как отосланы по дороге в Вильну; я нашёл только сотню раненых в госпитале и допросил их. Армейский корпус генерала Витгенштейна состоит из 5-й и 14-й дивизий; затем он был усилен в Дисне 7-й дивизией и шестью резервными батальонами дивизии Репнина. Все они находились в последнем бою с герцогом Реджио. Авангард был составлен из лёгких войск, взятых в трёх пехотных дивизиях. Кавалерия из дивизии Репнина составляла его часть за два или три дня до того в бою на Витебской дороге. Маршал герцог Реджио пригласил меня остаться здесь на два дня, надеясь, что будет атакован русскими, чтобы я смог допросить новых пленных. Состав І-го русского армейского корпуса под командой генерала Витгенштейна: авангард под командой генерала Кульнева и графа Сиверса: 4 полка пеших егерей; Рижские драгуны, 4 эскадрона; Гродненские гусары, 6 эскадронов; казаки, 1.000; 6 орудий конной артиллерии; 12 пушек пешей артиллерии. Пехотный корпус под командой генерала Сазонова: 1-й полк Навагинской, 14-й дивизии; 2-й полк Тенгинской, 14-й дивизии; 3-й полк Тульский, 14-й дивизии; 4-й полк Эстонский, 14-й дивизии. Корде батай: 5-я, 7-я, 14-я пехотные дивизии. Кавалерия императорской гвардии: красные гусары, 2 эскадрона; драгуны, 2 эскадрона; кирасиры, 4 эскадрона; казаки гвардии, 2 эскадрона; другие войска, название которых не известно, 2 эскадрона; уланы, 2 эскадрона; и один драгунский полк, название которого не известно. Под командой генерал-майора Балка: Ямбургские драгуны, Jarmolof драгуны”.

98

Fabry. III. 187-91, 212-15; IV. Annexe. 41; Saint-Cyr. III. 56; Maillinger. 78; Turn und Taxis. 48; Lejeune. II. 191; Schoberl. 3; Sauzey. V. 218, 390; Chambray. I. 378-80; Marco de Saint- Hilaire. 234-35; Kukiel. II. 118; Харкевич. III. 90; Бутурлин. I. 350; Богданович. I. 376.

99

Fabry. III. 252-53, 306; Мемуары маршала Макдональда // Эпоха 1812 года… // Труды ГИМ. 2004. Вып. 142. С. 209.

100

Состав: 26-й и 24-й егерские полки, Рижский драгунский полк, запасный эскадрон Псковских драгун, сотня казаков, лёгкая № 9 рота (Бутурлин. I. 351; Богданович. 1. 552; Fabry. IV. Annexe. 41).

101

Fabiy. III. 335; V. 796–97; IV. Annexe. 41; Kukiel. II. 117- 18; Харкевич. III. 91; Бутурлин. I. 351; Богданович. I. 372-73.

102

Император велел объяснить Удино, что «состав корпуса Витгенштейна, который он передал, содержит двойной счёт; что четыре полка пеших егерей, которыми командовал генерал Кульнев, являются полками из 5-й и из 14-й дивизий, то есть 23-м, 24-м, 25-м и 26-м; что в ходе этой кампании русские имеют обыкновение соединять лёгкую пехоту с кавалерией, чтобы формировать свои авангарды; что корпус генерала Сазонова, командира 14-й дивизии (Навагинский, Тенгинский, Тульской и Эстляндской, это именно полки из 14-й дивизии) представляет ещё один двойной счёт; что корпус Витгенштейна сокращается до трёх дивизий, то есть восемнадцати полков, или 15.000 человек». Возможно, что третьей дивизией является 7-я, но её егерские полки в перечне не упоминаются, так что численность пехоты нужно сократить до 14 тыс. чел. Возможно, что генерал Репнин имел 6 резервных батальонов, составленных из рот третьих батальонов; в целом получается 17–18 тыс. пехотинцев.

103

Fabry. III. 337-39, 368-69, 439-40; Corr. 19056; Saint- Cyr. III. 57; Lejeune. II. 191-92; Maillinger. 78–79, 105; Turn und Taxis. 48–49; Pils. 120; Pouget. 156; Schumacher. 83; Calosso. 56; Volderndorf. III. 100; Chambray. I. 267; Heilmann. 209-10; Geschichte des 1 Infanterie Regiments. 198; Sauzey. V. 219, 390; Kukiel. II. 118. Удино сообщил, что Витгенштейн прислал парламентёра, чтобы «просить меня обменять г. Филиппова, своего адьютанта, взятого 30 июля на Себежской дороге впереди Клястиц. Этот офицер уже отослан в тыл… Этому же парламентёру было поручено настойчиво просить также офицера Гродненских гусар, которым, я думаю, является князь Вадбольский, который мне доказывал, что был послан парламентёром в мою Главную квартиру. Но генерал Легран видел этого офицера среди комбатантов в атаке на Якубово, самого стрелявшего из ружья по моим войскам. Я ответил, что вовсе не принято, чтобы офицер-парламентёр представлялся на аванпостах в момент, когда идёт бой и огонь не прекращён, что он был взят участвующим в бою, без знаков своего поручения, когда увидел, что отступление ему отрезано, а потому он может рассматриваться только как военнопленный”. Он просил разъяснить, как ему поступить в обоих случаях. Император ответил на это: “Адъютант Филиппов находится уже на дороге в Вильно и не может быть обменен, поскольку находится в тылах нашей армии и видел наши движения”. Вадбольский же взят в плен справедливо, поскольку Витгенштейн не имел права посылать парламентёра во время сражения. По русским данным, Вадбольский 18/30 июля “был послан к неприятелю парламентером, коими был задержан до окончания кампании” (Fabry. III. 211-12, 338-39; Pils. 116; Семенищева Е.В. Род князей Вадбольских в Отечественной войне 1812 г. // Отечественная война 1812 г…. Бородино, 1995. С. 95).

104

Fabry. III. 215, 436-40; Schumacher. 83; Pouget. 156; Lejeune. II. 192; Maillinger. 79; Volderndorf. III. 100; Sauzey. V. 390; Heilmann. 210; Kukiel. II. 118.

105

Fabry. III. 336; IV. 699, IV. Annexe. 41–42, 43; Saint-Cyr. III. 59; Харкевич. III. 91; Богданович. I. 376, 552; Поликарпов. 232-33; Сборник биографий кавалергардов. СПб., 1906. С. 127. Цытлядзев за этот подвиг получил орден св. Георгия 4-го класса.

106

Витгенштейн узнал, «что французскими публикациями, чрез супрефекта графа Манучи выдаваемыми, призывались мужики в свои дома к обрабатыванию полей и известясь притом, что находится там не большой отряд неприятельской». По его приказу из Друи был выслан отряд полковника Албрехта (2 эскадрона лейб-гвардии Уланского и Гусарского полков, 50 казаков) к мызе Бельмонт, «чтобы разогнать неприятеля и захватить, если возможно, самого графа Мануцци». Отряд проделал более 50 верст, «прибыв за четыре версты до Бельмонта, разбил передовой пикет неприятеля; затем окружил дом графа Мануцци, напал и своей внезапной атакой навёл ужас на противника; после слабого сопротивления, французский комендант Бельмонта, 1 офицер и 70 человек были взяты в плен с самим графом». 10 августа отряд Албрехта захватил 2 офицеров и 50 солдат (ВУА. XVII. 284; Бутурлин. I. 352; Богданович. I. 377, 381; Поликарпов. 245-46).

107

Бутурлин. I. 352; Богданович. I. 376-77; Fabry. III. 215- 16; IV. 133, 699–700; IV. Annexe. 42–43; Saint-Cyr. III. 59; Maillinger. 79; Sauzey. V. 390; Schumacher. 83; Volderndorf. III. 100; Heilmann. 210.

108

Fabry. III. 166, 168, 466, 468-69, 539; V. 806–07; Chambray. I.256. 9 августа Макдональд получил письмо, содержавшее ответы императора на его жалобы: “В дивизии Гранжана имеется казначей, который должен обслуживать офицеров штаба герцога Тарентского. Он может взять среди поляков офицеров для своего штаба; эти офицеры являются местными уроженцами и наиболее проворны… Уже давно генерал Рикар назначен начальником штаба герцога Тарентского. Генерал Башлю также пригоден для этой службы” (Fabry. III. 182). “Кордегардия — термин фортификационный, слово французское, страженица, караульня» (Тучков С.А. Военный словарь. М., 2008. С. 179).

109

Состав авангарда: 23-й егерский полк, 2 эскадрона Ямбургского драгунского полка, 9 орудий конной № 1 роты.

110

Состав главных сил: 1-я линия Берга: Сводный кирасирский, Пермский, Могилевский, Севский и Калужский пехотные полки, батарейные № 5 и 28 роты; 2-я линия Сазонова: Тульский, Навагинский, Тенгинский, Эстляндский пехотные полки, запасный батальон 11-го егерского, батарейная № 14 и лёгкая № 27 роты; резерв Каховского: 2 сводных гренадерских батальона 14-й дивизии, 6 запасных гренадерских батальонов, 2 эскадрона Ямбургского драгунского, конная № 3 рота, 6 орудий батарейной № 27 роты. Всего 25 батальонов, 5 эскадронов и 66 орудий (Богданович. I. 552-53; Fabry. III. 336; IV. Annexe. 43–44).

111

Fabiy. III. 216, 336, 389, 571-73; IV. Annexe. 44; Saint-Cyr. III. 59; Sauzey. V. 390; Maillinger. 79; Pils. 120-21; Heilmann. 210; Kukiel. II. 119; ВУА. XVII. 283, 293; Харкевич. III. 91; Богданович. I. 378; Поликарпов. 245. 4 роты 1-го батальона 1-го баварского полка охраняли мост через Дриссу у Волынцев (Geschichte des 1 Infanterie Regiments. 198).

112

Fabry. III. 602-05; ВУА. XVI. 237; XVII. 283.

113

Марбо уверял, что во время боя «прибыл адъютант, которого Удино послал в Витебск к императору с рапортом о сражении при Клястицах, а также при Сивошине. Наполеон… осыпал 2-й корпус почестями, многих наградив и повысив в звании. Его Величество оказал много чести пехоте и, кроме того, пожаловал по четыре креста ордена Почётного легиона в каждый из кавалерийских полков». Император выразил особое удовлетворение действиями 23-го конно-егерского полка и выслал, «помимо четырёх наград, которые были даны всем остальным полкам, четырнадцать орденов, по одному за каждую пушку, захваченную нашим полком у авангарда Кульнева». Марбо тут же, под ядрами, раздал 18 орденских ленточек солдатам своего полка, так как кресты ещё не были привезены (Marbot. III. 102-03; Марбо. 548-49).

114

Fabiy. IV. 13–14, 60–62, 384-85, 389-91, 562; IV. Annexe. 44–47;Marbot. III. 106; Turn und Taxis. 49–50; Maillinger. 79–80; Pils. 121; Schumacher. 83–84; Lejeune. И. 192; Sauzey. V. 390–91; Heilmann. 210; Kukiel. II. 119; Марбо. 550; Харкевич. III. 93–94; 211-13; ВУА. XVII. 293-95; Бутурлин. I. 353-54; Богданович. I. 378-81; Поликарпов. 247-50. По словам Маага, Удино “наткнулся у Свольни на правом берегу Дриссы на авангард неприятеля. Один эскадрон 7-го кирасирского полка перешёл через Дриссу и тотчас был взят в плен, так как русская артиллерия разрушила мост через Дриссу, и никакая помощь стала невозможной. При этих обстоятельствах два офицера первого швейцарского полка, лейтенанты Дортю из Ниона и Томанн из Солотурна, рискнули зайти слишком далеко вперёд, и попали в плен. Под генералом Амэ, который командовал 1-й бригадой дивизии швейцарских полков, ядром была убита лошадь. Швейцарские полки, как и вообще вся 3-я дивизия, оставались в резерве, но им был хорошо слышен ружейный огонь, длившийся с полудня и до ночи, а вечером гром орудий стал настолько действенным, что ядра перескакивали рикошетом через ряды швейцарцев» (Maag. 82–83; Schaller. 134).

115

Потери в офицерах понесли 4-й кирасирский (5), 23-й конно-егерский (1), 11-й лёгкий (8), 26-й лёгкий (3) и 2-й линейный (1) полки (Martinien. 118, 416, 450, 524, 588, 607).

116

О Казабьянке Марбо заметил: «Он был моим другом, когда мы оба служили адьютантами у Массены. Казабьянка был офицером величайших достоинств, быстро сделавшим военную карьеру, но он был ранен в голову в тот момент, когда посещал стрелков своего полка, размещённых на берегах Свольны». Он умер 14 августа в монастыре иезуитов в Полоцке и был похоронен своими солдатами, которые возвели ему мавзолей с эпитафией: «Dulce et decorum est pro patria mori (Приятно и достойно умереть за родину)”. Второй майор 11-го полка граф Э.М.Л.М. Какерано де Брикеразьо был ранен в правую ногу. Упомянутый капитан Дюплесси был помощник