Book: Пади: Жены польских солдат в Ираке



Павел Демирский

Пади: Жены польских солдат в Ираке

Переводчик Милана Ковалькова


Действующие лица:

Жена майора

Зофья

Мажена

Гости

0. Пролог

Мажена. Какой он, араб? Как араб ходит сдавать телевизор в ремонт? Как? Идет впереди! А баба сзади с телевизором на горбу семенит, чтобы об этот платок на голове не споткнуться…Сами напросились, чтобы к ним вторглись. 11 сентября, честно говоря, сами напросились. По крайней мере, у меня такое впечатление, что они сами просто об этом просили; американцы — великий народ, непобедимый. Непобедимый народ, а столько невинных людей пострадало. Со всего мира это началось, потому что они на весь мир напали, и так закончился целый период в истории, и началось что-то новое, хотя это, кажется, не слишком хорошо…

Зофья. А мой — все время хочет стрелять. Всегда берет в садик такого солдатика — пластмассового американского коммандоса — и никуда без него. А тут так получилось, что рука у коммандоса отвалилась — он расплакался, и пришлось чинить. А вчера тоже — на сей раз нога куда-то подевалась, так что с утра была целая трагедия в детском саду, потому что он не смог взять с собой солдатика, ведь у солдатика нету ноги… и такой рёв стоял, что он не возьмет солдатика в садик без ноги… такая трагедия, что у солдата нет ноги, и где эта нога — неизвестно… а когда уже во второй половине дня я вернулась из магазина, все ботинки мужа были намазаны мазью и выставлены под дверью, так что я чуть не убилась о них.

Жена майора. Хуй — столько перед отъездом говорили. Хуй — потому что перед отъездом всем выдали словарики, и хуй по-иракски значит брат. И сейчас там все только: хуй, хуй, хуй, — так ребятки веселятся, но никого не оскорбляют, потому что сказать кому-нибудь хуй — это не оскорбление. Только все там для них сейчас — братья. Вообще, все братья.

1

Мажена красит волосы жене майора

Жена майора. Знакомые по гарнизону в Щецине, которые живут в Америке, поехали на экскурсию. Вокруг большого каньона. Три года работали, чтобы позволить себе такую поездку. На взятой в прокат машине. С 6-месячным ребенком. На две недели. Правда, не знали, что с этим ребенком делать, и знакомые посоветовали им купить такую детскую переноску, чтобы малыш мог на эти горы вместе с ними посмотреть. И вот однажды они фотографировали возле таких барьерчиков над каньоном, и уже должны были собираться в машину, но отец захотел еще снять такие фантастические тени на дне каньона — как раз был вечер. Солнце заходило. И он как-то так встал возле барьерчика, стал наклоняться, наклоняться, хотел поймать лучший кадр, и в конце концов так наклонился, что сын у него как-то так через плечо выскользнул из этой переноски. Ведь переноска-то из такого скользкого нейлона была, что тот даже ничего не успел сделать. Рассказывал потом, что слышал, как объектив щелкнул и как произошла вспышка — он со вспышкой снимал. И как ребенок падал какие-то 400 метров вниз, а это не дольше чем один кадр в аппарате автоматически перематывается. И он уже его не видел. Такая высота. И говорит, мол, помнит, что подошвы ботиночек были белые. А как подумал, что белые они были потому, что малютка еще ходить не умел, да как посмотрел на жену, то при одном этом взгляде на нее поседел. Вот как. Волосы у него теперь белые, как эти подошвы. Так и я говорю, некоторые сразу должны краситься в черный цвет.


Окраска волос — продолжение


Мажена. Зосин муж говорил ей, что девушки там — как с картинки. Некоторые и впрямь, ну и что с того? 14–15 лет, и замуж выходят. И картинки все заканчиваются — каждый год — по ребенку и всё! И потом эта иракская женщина в 30–40 лет выглядит как бабуся. Хочешь посмотреть?

Жена майора. Здесь по крайней мере можешь сходить в парикмахерскую раз в месяц или в два, как хочешь.

Мажена. Как хочу…

Жена майора. Цвет у тебя какой-то получился — песок пустыни что ли…

Мажена. Как хочу… но не обязана

Жена майора. Нет, ну ты-то не обязана

Мажена. Не обязана переживать за мужа

Жена майора. Я за мужа не переживаю …

Мажена. Все так говорят…

Жена майора. А что? Ты не переживаешь, что дом (незаконченная фраза)

Мажена. Все так говорят, а в галантерее вся краска для волос разошлась …

Жена майора. …не переживаешь, что твоего мужа на гражданку отправят, потому что в Ирак не поехал?

Мажена. Посмотрим…

Жена майора. Посмотрим…


Жена майора выходит сушить волосы


Зофья. Специально на сегодня?

Мажена. Сама пошла покупать краску, не хотела, чтобы я увидела, сколько она стоит …

Зофья. Краска?

Мажена. Майорша…

Зофья. Она всегда такая…

Мажена. Вовсе и не на сегодня эта краска …

Зофья. Как куколка…

Мажена. На сегодня ли, или просто в булочную собралась …

Зофья. Как будто вся отутюжена, такие нравятся

Мажена. Кому они там нравятся…


Мажена с двумя похоронными венками


Мажена. Если у тебя нет, то могу тебе дать, у меня два.

Жена майора. Куплю у кладбища.

Мажена. Ну и что, будешь переплачивать возле кладбища?

Жена майора. Нет… (спасибо)

Мажена. Или же будет закрыто

Жена майора. Сама выберу…

Мажена. Я не знала, купит ли Зоська. Неверное купит?

Жена майора. Уже купила.

Мажена. Знаешь, как там между ними было …

Жена майора. Но она же устроила поминки.

Мажена. Потому что обязана была.

Жена майора. Ты думала, что она венок не купит?

Мажена. Купит.

Жена майора. Тогда для кого этот венок?

Мажена. Для кого? Для него — думаешь, он в мундире будет?

Жена майора. В парадном. Квасьневский тоже наверняка будет …

Мажена. Как это?

Жена майора. Как на прощании

Мажена. Ты была на прощании?

Жена майора. Помаршируют вокруг могилы, президент речь толкнет — и на поминки. А перед этим фотографию себе сделают, такую групповую.

Мажена. Кажется, на прощании Квасьневский наелся горохового супа, колбасы …

Жена майора. Ты точно видела, что горохового?

Мажена. Но это действительно было, когда в Косово ехали, колбасы давали до отвала, кто сколько хотел, 10 порций, ну или сколько там давали… Думаешь, президенту супа не хватило?


Входит Зофья


Мажена. Что Зоська? — радуешься, а?

Зофья. Сама не знаю — немного радуюсь.

Мажена. Немного?

Жена майора. Я бы радовалась.

Мажена. Каждая бы радовалась, увольнительную на 72 часа получил, мало на похороны матери …

Зофья. Сосуды мозга… да она ведь вообще болела еще до отъезда …

Жена майора. Достаточно, приедет, скажет тебе «любимая», по крайней мере не успеете поубивать друг друга, лучше всего так, не очень долго

Мажена. А мне бы лучше подольше…

Жена майора. Достаточно, столько — как раз достаточно

Мажена. Не успеет ничего тебе нарассказывать. Мой, как из Косова вернулся и напился, то как начал …

Жена майора. То не мог закончить …

Мажена. Долго не мог…

Жена майора. Столько этого всего, прямо как на рождество

Мажена. Или как на день рожденья… у тебя всегда столько, как на день рожденья…

Зофья. У тебя тоже

Мажена. У меня на день рожденья всегда …

Зофья. Я не люблю рождений

Жена майора. Я не люблю рождество — самый ужасный день в году, ничего не успеваешь, уже семь, а еще ничего не готово

Мажена. А я люблю дни рожденья, больше всего люблю

Жена майора. Кто ты по знаку?

Зофья. Рыба

Жена майора. Что ты говоришь? Правда?

Зофья. А ты?

Жена майора. Рак — очень плохой…

Зофья. Оба водные знаки, но рыба тяжелая …

Мажена. А я… нет, а я козерог, хотя я бы предпочла отмечать день рождения летом, как ты …

Жена майора. Какая разница…

Мажена. Мне всегда хотелось иметь день рождения летом

Зофья. Я тоже, по крайней мере, торт с фруктами можно сделать

Жена майора. А я и так не умею.

Жена майора. Рак хуже рыбы

Зофья. Не знаю…

Жена майора. Хуже…

Мажена. Да что ты болтаешь

Жена майора. Хуже, честно


Жена майора дает Зофье посылку


Жена майора. Слушай… пока он не приехал, не могла бы ты… знаешь, передать…. я хотела бы послать моему посылку… я не успела в срок… когда можно было посылать… По крайней мере, буду знать, что наверняка дойдет …

Мажена. Что-то от себя много положила?

Жена майора. Он захотел — вот и запаковала.

Мажена. А что такая легкая?

Жена майора. Она не должна быть слишком тяжелой.

Мажена. Что послала

Жена майора. Парочку горячий кружек …

Мажена. Только и всего?

Жена майора. Борщ такой растворимый, бульон такой — разводится в теплой воде

Мажена. Мой не любит таких порошковых

Жена майора. Автобиржу себе захотел, витаминов немного дала ему тоже, сладостей ему дала и что там еще я ему дала?

Зофья. Так ты ему кассету не послала?

Жена майора. Кассету, кассету… буду я ему кассеты высылать… им там есть что смотреть, пятнадцать каналов с порнухой у них там — буду я ему еще кассету посылать, я не успела, а когда смогла, то тот с камерой не мог… что, я буду упрашивать? Не буду я упрашивать…

Зофья. У меня есть камера … слушай … если хочешь, то сядь себе где-нибудь в комнатке и запиши ему немного этого…

Мажена. Что я ему буду записывать…

Жена майора. Сейчас?

Мажена. Я бы не послала такую кассету, никогда в жизни

Зофья. Почему?

Мажена. Ну ты же знаешь, кто это потом смотрит. Даже когда в Косово все посылали, я не послала, потому что знаешь /неизвестно…

Зофья. Здесь ее на что-то поставишь, я сама не знаю… мой ее еще за Косово купил, три года тому назад, нет, четыре, потому что фильм в Италии делали, а это уже четыре года прошло …

Мажена. Сидит себе командование и просматривает наверняка, и самые лучшие куски себе оставляет, знаешь?

Зофья. Каждый индивидуально получит свою кассету …?

Мажена. Индивидуально знаешь, что они делают… А потом все смеются, потому что у того или другого жена с усами.

Жена майора. Я не сказала никому из Щецина, куда нас переводят, никому, сказала: пришлю адрес, когда будем на месте, но так и не прислала.

Море. В Щецине по крайней мере было море. В торговом центре некоторые магазины были такие, что стыдно было в них входить, если я плохо выглядела, когда был плохой день … Я его совсем не просила, совсем не просила мужа, чтобы он вышел из автобуса, совсем его об этом не просила, а ведь знала … Он вышел из шеренги и сказал, что не едет. Сказал, что не поедет в Косово, что меня не оставит, не оставит на третьем месяце беременности, что он не хочет, чтобы рождение сына прошло без него. Не знаю, откуда он знал, что сына… Но он не знал, что ему сказали: либо поедет в Косово, либо его переведут в качестве наказания в зеленый гарнизон — несуббординация. Всё было очень тихо, только дома кричал. Потом Грабово — штрафная рота. Разжалование. Рождения он не увидел, я тоже…


Зофья входит с пирогом


Жена майора. Как ты это делаешь — у меня никогда не получается

Зофья. Если надо, у меня выходит

Жена майора. Покажи, я должна научиться

Зофья. Должно было выйти

Жена майора. Всё будет хорошо — не можешь дождаться?

Зофья. Должно было выйти — знаешь, он нервный, ну а там вообще невротиком стал

Жена майора. Ну у тебя вышло — явно не сегодня …

Зофья. Я хотела бы сегодня

Жена майора. Что?

Зофья. Что я тебе буду говорить?


Жена майора выходит


Зофья. Ведь на кладбище мы не будем показывать радость. На кладбище нет. Я вообще не знаю, будем ли мы веселиться. Вообще не знаю… Ребенок радуется, не буду ему запрещать. Два подарка от отца получит — вот он и рад, а я не знаю, что получу, что получу? Всё сделано, всё так должно быть. Как только он встанет на пороге, я всё буду знать, как только на него посмотрю, сразу. Показать ему, что я рада… или вообще ничего… что мне сказать? Если бы не мать. то он вообще бы не выезжал и вообще бы сейчас не возвращался. Всё из-за нее. Сама этого хотела, сама нас выкинула, она выперла нас из дому взашей, и что нам было делать. И что мне делать теперь? Когда она нас выперла, он должен был что-то делать, он чувствовал себя глупо, мучался, что нам не на что жить. Ему предложили поехать в Германию, поехал раз, чистил сортиры в кемпинге, но вернулся, и что ему было делать, если он всю жизнь в хозяйстве, а она у него это хозяйство забрала, так что ему было делать, пошел в армию, чтобы в немецких сортирах не копаться, и хорошо, и ничего нам от нее не нужно было. Ничего. И даже теперь… И теперь возвращается… иначе бы не возвращался… И я тоже ничего не должна была бы делать, ничего не должна…


Женщины направляются к выходу


Зофья. Не люблю — что я могу поделать, что не люблю

Жена майора. И я не люблю — иногда

Мажена. А что тут любить?

Жена майора. Когда я была маленькой, я всегда играла с воском от свечей на кладбище — у меня всегда все руки были в воске

Мажена. Не жгло?

Зофья. Ненавижу — вообще — что только сегодня

Жена майора. Похороны, похороны, нечего тут возиться …


Выходят, гаснет свет



2

В комнате на заднем плане идут поминки, Зофья разговаривает с гостями за столом.

Мажена. В Ирак поехать? А что? Где и во сколько?

Зофья. Я нет

Гости. Хотя бы на три дня — навестить и посмотреть, как обстоит дело

Мажена. Там не посмотреть… там надо осматривать

Зофья. Нечего там осматривать — пустыни да пальмы

Мажена. Как это нечего осматривать, на дворцы Хусейна бы посмотрела, как он там себе жил

Гости. Это центр, это колыбель цивилизацииto

Зофья. В Польше нет таких Вавилонов… — президент в Польше так не живет

Гости. Как Хусейн…. во дворце

Мажена. Я видела фотографии, друг прислал своей жене, во дворце на троне… потолки какие — лююдиии! какой мрамор, какие зеркала — лююдиии! какое там богатство… настоящий шок.


Передний план.

Мажена. Не приехал на похороны, и неизвестно, придет ли на поминки … Подождет, пока гости уйдут, и всё… стесняется…

Жена майора. Придет…

Мажена. Я не удивляюсь, что не хочет …

Жена майора. Наверняка хочет, они там все хотят…

Мажена. На такие похороны… он просто глупо себя чувствует

Жена майора. Вовсе не глупо — поезд опаздывает

Мажена. Мать не так уж у него и болела…

Жена майора. Как? Здесь постоянно опаздывают …

Мажена. Только, когда уехал…

Жена майора. Все время нужно ждать какой-то сраный поезд …

Мажена. И ничего не сказал, даже не попрощался, а как ему было попрощаться, если они шесть лет не разговаривали… шесть, как он в армию пошел …

Жена майора. В Щецине никогда не опаздывали …

Мажена. …потому что мать лишила его земли, а что ему было делать? Либо хозяйство, либо армия, никто там не знает, в чем…

Жена майора. По крайней мере, у него специальность есть, переживет…

Мажена.…переживет? Это мать переживала у него, и Зоська сейчас… или еще будет переживать, если внезапно окажется, что он из этого Ирака возвращаться не торопится, потому что нашел там себе что-то получше…

Жена майора. И не нужно ничего получше — похуже тоже хорошо …

Мажена. А ты что думаешь, они там чётки перебирают?

Жена майора. Если уж захочет, то в Польше или в Ираке — без разницы… если уж захочет …

Мажена. А у них дискотеки там в Вавилоне есть? Ведь вместе с ними там американцы, а среди американцев есть и женщины, и для них организуются дискотеки, и наши тоже могут пойти попрыгать, если захотят. Здесь такой не хочет, потому что танцевать не умеет, а там от скуки захочет, а знаешь, что от скуки делают… Если ему будет охота, то наверняка пойдет…

Жена майора. К ним порнозвезду должны были отправить

Мажена. Каждая медсестра — звезда в Ираке, если поедет жопой сиять.

Мажена. 67 лет, вовсе и не была старой. Но известно — одна — сына не видела столько времени. В конце концов должна была привыкнуть, что нет никого. Впрочем, такой сын, сама дом выстроила и второй хотела поставить, жила — как сыр в масле каталась. Но сколько можно так жить? Старой она не была. Зачем ей такой сын? После русских в лесу остались спрятанными в земле резервуары с горючим, эти резервуары со временем дали течь, и всё это ушло в землю, в песок — все горючее. И она первая придумала, как это горючее отцедить, поначалу она сама ямки копала и черпала ведерком, потом уже и сын ей помогал, они весь день дежурили, приезжали 200-литровые бочки на тракторе, и они продавали, вся округа на этом русском бензине ездила, она стерегла эти свои ямки, потом другие тоже начали искать, но она всегда знала, где этого бензина больше всего, этого чистенького бензина. Ну а потом они поссорились, из-за чего-то, из-за кого-то, и сыну пришлось уйти из дома, шесть лет они не разговаривали, что-то очень серьезное там должно было случиться… ясное дело — деньги … Как же он должен был оборзеть, если она его вышвырнула… А когда уже знала, что с ней худо, то ко мне обратилась, чтобы передать ему в собственные руки, просила меня, чтобы в собственные руки, и чтобы Зоське не давать … и я не знаю, что там внутри, но могу догадываться.


На балконе

Жена майора. Парень не может дождаться?

Зофья. Не может

Жена майора. Первый хочет его увидеть?

Зофья. Сама ему говорю, чтобы он сбегал туда за угол, только там связь ловится … вот уже три недели я ни одного СМСа не получила, а дома трубка не работает

Жена майора. Простудится, холодно же

Зофья. А там есть одно такое место, где ловится, но ничего — он все время на месте был, а теперь, знаешь… едет…


Задний план. на поминках

Зофья. Стреляют себе в ноги, просто стреляют себе в ноги американцы, чтобы вернуться домой

Мажена. Я не слишком им удивляюсь

Гости. А что, мы цветом кожи от американцев отличаемся …

Мажена. Для такого американца эти деньги — гроши …

Гости. А бы даже за такие не…

Зофья. Но они, американцы, даже иначе ведут себя по отношению к этим арабам, чем поляки, американцы с собаками в мечеть входят, с оружием…

Гости. А поляки что, с фотоаппаратами входят…

Зофья. Но наши все равно по-другому… у американцев инструкция — это инструкция, а наши в некоторой степени как-то эти инструкции ломают, совершенствуют, исходя из того, что нужно уважать какую-то их там религию, их веру.

Гости. Американцы всюду в сапожищах своих прутся, а если поляк эти сапоги снимет, то по крайней мере живым выйдет из этой мечети или чего там, а американец в соответствии с инструкцией в сапогах, и не выйдет, так и умрет в сапогах.


Передний план

Мажена. Как можно так надраться — на поминках …

Зофья. Видать, можно…

Мажена. Столько выпили — для твоего бы хватило …

Зофья. Хватит…

Мажена. Может, твой подумал, что для него не хватит.

Зофья. Напиться-то не напился …

Зофья. Не пьют там… не могут, не должны …

Мажена. Думаешь, им не с кем?

Зофья. Потому что там в Ираке очень высокое давление, и от двух рюмок у них сразу так подскакивает давление, что сердце бы у них не выдержало …

Мажена. Неужели американцы не позаботились о том, чтоб у них не скакало, разве что билет им купили в одну сторону, может, он поездом сюда едет? Из Косова неделю ехали, шишки со скуки себе в штаны собирали

Зофья. Но ведь они даже кофе там не пьют, такое там давление. Здесь у него тоже были проблемы с давлением, сердце у него уже здесь билось, я чувствовало, как оно билось, смотрела ему в глаза и только чувствовала, как у него сердце бьется… раз, раз, раз….

Мажена. У меня есть кассета из Косова, записано, как он был в Скопье, в Митровице, там больше ездили, там было спокойнее, в Косово в принципе было спокойно.

Зофья. Один кофе и то с утра можно выпить. Днем 40 градусов, а если ночью 8-10, то один кофе с утра могут выпить…

Мажена. Вообще жарко, один песок, никто там нос не сует слишком далеко…

Зофья. Местности не знают. Боятся же …


Идут поминки. Жена майора закрывается в комнате, включает камеру, сидит перед ней. Хочет что-то сказать. Ничего не говорит до тех пор, пока это можно терпеть. Встает, отматывает пленку в камере. Снова садится, снова ничего не говорит, встает, отматывает, садится, ничего не говорит, раздевается перед камерой. Какой-то ад. Выключает камеру, выходит из комнаты.


Передний план

Мажена. Не знаю, как это …

Жена майора. Что не знаешь?

Мажена. Но если бы мой поехал, то я работала бы только ради удовольствия

Жена майора. Удовольствия?

Мажена. Мне не нужно было бы, но я бы ходила на работу, чтобы не одуреть со скуки

Жена майора. Я не скучаю

Мажена. Ты живешь на зарплату муже, это другое

Жена майора. Что другое?

Мажена. Другое, я бы дом закончила и второй поставила

Жена майора. Один для себя, другой для мужа…

Мажена. Нет, для детей, чтобы они были обеспечены, чтобы им не пришлось ссориться …

Жена майора. Тогда тебе три бы пришлось ставить

Мажена. …а так неизвестно, ничего неизвестно …

Жена майора. Ты преувеличиваешь — что там опять неизвестно …


Конец поминок. Гости ушли. Женщины остаются одни. Зофья пошла укладывать сына спать.


Жена майора. Левую руку подала…

Мажена. Левую

Жена майора. Ненавижу, когда кто-то мою руку целует

Мажена. А что здесь не любить

Жена майора. Знаешь, почему в Ираке не подают левую?

Мажена. Там же ведь вообще рук не целуют.

Жена майора. Потому что там левой рукой подтираются, а я ему специально подала для целования, он наверное знал

Мажена. Знал?

Жена майора. Знал


Пауза


Мажена. Не знаю, что мой муж скажет, будет зол

Жена майора. А что он должен сказать?

Мажена. Что все вернулись с поминок, а я нет …

Жена майора. Он смотрит телевизор

Мажена. Я осталась, а он там ждет

Жена майора. Не ждет

Мажена. Сколько можно ждать

Жена майора. Можно

Мажена. Он будет злиться — даже не знаешь как

Жена майора. Знаю

Мажена. А что, ребенок еще не уснул

Жена майора. А ты бы спала?

Мажена. Спокойно — нет

Жена майора. Ребенок до семи часов ждал на углу

Мажена. Я вообще не могу спать спокойно

Жена майора. Никто за ним не пошел

Мажена. Зоська может спокойно спать

Жена майора. Столько людей было…/я хотела идти

Мажена. Большой дом — много людей — по крайней мере, ты обеспечена

Жена майора. Не знаю — не пошла…

Мажена. Хотела бы я так не знать, как она, а пока не знаю, может ты знаешь, может, можешь знать — что? Может быть, удалось бы так устроить, чтобы мой на второй срок поехал в Ирак…

Жена майора. Я тебе 100 злотых одолжу, у меня с собой больше нет… и то не полностью …

Мажена. Самоубийца такой, что идет с бомбой в толпу и взрывается там, он получает какую-то денежную сумму, и его семья обеспечена до конца жизни, и он делает это ради семьи, жертвует собой ради семьи, когда идет с этими гранатами. И семья его обеспечена. А сейчас ничего неизвестно, продлят ли ему контракт, ничего неизвестно, что будет через пару месяцев. Ясно, что его это Косово изменило, всех изменило. Он стал более нервным, замкнутым в себе, и что с того, что тихий, по крайней мере, не болтал бы столько, что сделает, пусть себе будет нервным, а так сидит на незаконченной крыше и вбивает гвоздь за гвоздем и будет так вбивать … он по крыше бьет, другие — по чему-то другому — мне без разницы. Он говорил, что в том Косове Освенцим отдыхал, он транспорт с албанцами видел, поезд, собачий лай вокруг, люди в вагонах, как скот, всюду военные, а если ему контракт не продлят, вот тогда-то он нервным и станет, тогда у него будет Освенцим. Он говорил, что, когда они вошли на территорию какого-то там лагеря, не поверили что такие места вообще есть, а я не верю, что один дом можно столько времени строить, и этот дом все время выглядит, как барак в Освенциме, стены голые, лишайник уже на первом этаже вырос, а второго этаже почти что и нету, серый барак стоит — другой бы за эти деньги всё бы сделал …

Зофья. Малыш не хотел засыпать …

Жена майора. Ты удивляешься?

Зофья. Когда вернется, мы должны сделать то, что и тогда, до отъезда, до отъезда мы взяли кемпинговый прицеп и поехали, на четыре дня, малыш радовался, как никогда, я — меньше, до отъезда, в горы такая поездка, в том прицепе было мало места, он вернется, и в конце концов будет все нормально. Ведь, может, еще никогда и не было нормально? Может, только теперь будет нормально? И теперь, наконец, всё уложится, и он меня уложит, и вовсе не в постель? Ведь как оно — нормально? — я не знаю, как оно, нормально. А кто знает?

Жена майора. Осталось какое-нибудь полусухое вино?

Мажена. Только сухое…

Зофья. Не было сухого.

Жена майора. Нет?

Зофья. Не было, потому что сухое — оно кислое.

Жена майора. Кислое…

Мажена. Кислое — я две недели провела с мужем во Франции. В Нансе мы были, в Париже, в Вале — вся Франция, поездка в Страсбург, к самому морю, к самому океану. И я совсем бы не хотела жить в Париже. Мне вообще не нравится Париж как город. Он очень грязный, страшно грязный. И вообще, хотя там столько национальностей, там все такие бессовестные, там никто не смотрит, никто не сдерживается

Жена майора. Это плохо, что не сдерживаются?

Мажена. Ну я не знаю, я бы не позволила себе некоторые вещи на улице… а сколько пьяниц во Франции — лююдиии…, говорят, поляки пьют, французы пьют отнюдь не меньше — больше пьют. Наш человек необученный — поставили вино в бокале к обеду, ну пьем … выпили — смотрим, уже доливают … Смотрим, нет бутылки, почему нет бутылки? — несут следующую, доливают, и сколько длится обед, сколько сидишь за столом, ты должен все время, все время иметь что-то в бокале — в конце концов, на следующий раз до нас все-таки дошло, что так и должно быть, ну мы и оставили себе так на дне, чтобы всегда что-то было, потому что, если нет, то они всегда должны что-то доливать, а эти вина такие, то есть вина там разные, но эти вина кислые, если бы я во Франции пожила подольше, то наверняка бы стала алкоголичкой, форменным образом …

Жена майора. А я в последнее время вообще …

Зофья. …поляки хвалят себе Польшу, вот и знакомый тут недавно был в Италии, но сказал, что Польша — это Польша … — но я бы еще куда-нибудь поехала

Жена майора. Куда-нибудь, где тепло?

Зофья. Мой муж хочет поехать куда-нибудь, где не тепло, где не тепло — чтобы было холодно

Жена майора. Я только куда-нибудь, чтобы было тепло

Зофья. Или в отпуск к нему — но мы могли бы где-нибудь в другом месте обосноваться, где-нибудь в Испании

Жена майора. Либо на худой конец в Египте — у моря

Зофья. А сейчас в Египте тепло?

Жена майора. Ну тогда на Канары

Зофья. Или на Багамах обосноваться

Жена майора. Лазурный Берег…

Зофья. А знаешь, что — я сказала своему мужу: подхвати амебу, привези в Польшу …

Мажена. Ты уже своего мужика не хочешь?

Зофья. Нет — чтобы меня заразил. Потому что если подхватишь амебу в Ираке, то, чтобы ее вылечить, ты должен будешь поехать туда, где ты ее подхватил, и за счет армии, и тогда мы поедем себе отдыхать в какой-нибудь оздоровительный центр или еще куда-нибудь …

Жена майора. Это не обязательно, один организм подхватит, другой не подхватит, один будет пить и долго жить, а другой будет пить и умрет. Я бы, может, хотела в Грецию …


Звонит телефон


Мажена. Ну…


Зофья поднимает трубку, говорит, что просят жену майора


Жена майора. Алло, да, алло (связь прервалась) разъединили… Спутниковое — чертова связь … ужасные эти разговоры по спутниковым телефонам — эхо какое-то …

Мажена. Восемь секунд надо подождать…

Зофья. Разъединили?

Мажена. Нужно подождать, пока закончит говорить, и только тогда говорить…

Жена майора. В субботу звонил, и нам прервали разговор — не мог дозвониться, потому что ветер где-то сорвал линию …

Мажена. Ветер сорвал?

Жена майора. Не мог дозвониться

Мажена. Потому что его разъединили, а что ты им сделала, что тебя разъединили?

Жена майора. Нет, ну… но ведь … ведь связь может быть хорошей, если захотят …

Мажена. Если захотят, то не разъединят, а кто разъединяет?

Зофья. Кто?

Мажена. Не знаешь, кто?

Жена майора. Они нас щадят, сами иногда разъединяются

Мажена. Он так разошелся в этом разъединении, что сам разъединился

Жена майора. Но ведь…

Мажена. Все это там только для господина Майора, ручка с новеньким маникюром, кнопка и разъединение, а такой, как твой, стоит в очереди два, три часа, и его разъединяют …

Жена майора. Иногда нужно, что тут поделаешь …

Мажена. А такой простой солдат, что ему делать, если он жизнью рискует и меньше получает, чем тот, что за письменным столом весь день сидит

Жена майора. Сидит, чтобы простой солдат своей жизнью не рисковал, за тем и сидит …

Мажена. Так, чтобы не рисковал… а потом, как что к чему, так им еще и плату за жилье повышают на 1000 злотых, так, может, лучше, чтобы сразу …

Жена майора. Ты не знаешь, какая это работа, откуда тебе знать, знаешь, какая это тяжесть? Знаешь, что они там должны делать, как они должны заботиться о них, а потом всё это на них сказывается, в психиатрические больницы их отправляют, кто их должен потом лечить! Никто даже понятия не имеет, сколько здесь всего нужно… всё это запланировать, организовать, чтобы все было безопасно, чтобы знать, когда и как… если бы сами были такими, то уже бы давно…

Мажена. В школе им вобьют в голову, что если у них звезды на погонах, то они сразу боги, цари, а это совсем не…

Жена майора. По крайне мере они школу нормально окончили, а что, не правда, что аттестат получают так: пара месяцев — и выходят потом такие из такой специальной школы, и что они знают? — ничего не знают …

Мажена. Тот, кто целый день сидит перепачканный в смазке, знает, что нужно делать… а не так, как к моему в Косове пришел умный майор, дает ему шомпол и говорит, чтобы он ствол в бээмпехе прочистил. А в БМП нет ствола!

Жена майора. Есть ствол в бээмпэхе.

Мажена. Нет ствола

Жена майора. Смотря в какой

Мажена. А потом этот майор приходил и спрашивал моего мужа так, как будто он это сделал и в БМП есть ствол. Я слышала, как эти из Щецина собирались — костюмчики, белые рубашки, парадные мундиры, как будто на прогулку ехали… Такие они, профессионалы…

Жена майора. Как будто это были не …



Мажена. И потом все удивляются, что один парень застрелил другого, когда оружие чистил, в то время как офицер не знает, что ствола нету…

Жена майора. Это как раз были…

Мажена. Я говорила моему мужу, что при русских по крайней мере велели завещание писать перед полигоном, а здесь вроде бы не велят, но и без того не плохо бы это делать из-за них, из-за таких вот … И видишь, что получается…

Жена майора. Что?

Мажена. Что?

Зофья. Может…

Мажена. Что, я неправду говорю?

Зофья. Может, лучше так…

Жена майора. Не видишь? Что за чушь ты несешь? Одна чушь, и еще в такой день, иди уж лучше, поздно, муж будет беспокоиться …

Мажена. Не будет

Жена майора. Тогда ты тем более должна идти, раз уж муж о тебе не беспокоится …

Мажена. Ах так? Если я могу идти, то вовсе не обязана быть почтальоном, я вовсе этого не хочу…

Жена майора. каким еще почтальоном?

Мажена (ставит на стол банку). Каким, каким? А вот таким. Вот, пожалуйста! Берите… Я обещала его матери, что отдам ему в собственные руки, но я вовсе не обязана, на, сама отдавай, я вовсе не обязана в собственные руки. Велела мне отдать, но я не обязана, сами отдавайте, я не собираюсь столько ждать, сколько можно ждать?

Зофья. Ты не обязана…

Мажена. Обязана… по крайней мере нужно уважать …


Пауза


Зофья. А может, ему вообще не сказали, что должен приехать?

Жена майора. Сказали

Зофья. А если ему не сказали, может, ничего ему не сказали.

Жена майора. Позвони, может…

Зофья. Нет

Жена майора. Позвони

Зофья. Не хочу

Жена майора. Почему не хочешь…


Пауза


Мажена. Ничего не случится…


Пауза


Мажена. Может, если бы туда папа римский поехал, то все бы вернулись …

Зофья. Никто бы оттуда не вернулся — ведь у них там свои убеждения, свои принципы веры, что бы там он смог…

Мажена. А что бы не смог? Ты не видела по телевизору, как показывали, что там, где он, все его приветствуют с флажками, кричат. Как все плачут — я видела

Зофья. По телевизору?

Мажена. Нет?

Зофья. А вот по радио больше дают информации, в газете тоже больше информации. А по телевизору вообще очень мало информации. Только короткие сообщения…

Жена майора. А что они должны показывать

Мажена. А мне нравится…

Зофья. Я не говорю, что мне не нравится, я же смотрю, и сейчас бы, ну что они там …

Мажена. Ничего в это время…

Жена майора. Что он там может?… я временами так сижу и думаю — ничего не буду делать, буду отдыхать и включаю этот телевизор, и что? Ничего, жму на кнопки пульта — ничего там нет, ну а так все время хоть что-то иногда, может, когда-нибудь придете — какое-нибудь мороженое купим, посмотрим вместе — я тут недавно смотрела, заснула, просыпаюсь, а телевизор пищит…

Зофья. Не люблю, как он пищит, всегда одинаково …

Мажена. я не засыпаю, когда-то мой заснул с сигаретой в кресле перед телевизором, квартиру чуть не спалил …

Жена майора. Какое мороженое ты больше всего любишь?

Зофья. Ванильное

Мажена. А я больше всего калипсо


Звонок в дверь. В темноте открывается замок мужской голос: Добрый день, я застал Глосковскую Зофью?


Гаснет свет

3

Зофью рвет в туалете

Жена майора и Мажена на переднем плане.

Жена майора. Я разъединила, он не успел мне сказать, может, хотел, чтобы я ее как-то предупредила

Мажена. ты?

Жена майора. Но я не хотела с ним разговаривать …

Мажена. Я тебе скажу — тебе честно сказать? Ее все глубоко где-то поимеют, когда вернутся, никто не будет говорить, что ее муж …

Жена майора. Парню ведь нужен отец…

Мажена. И что теперь будет? Сейчас она банк сорвет на телевидении, интервью, пресса — большие деньги возьмет

Жена майора. Такой маленький мальчик…

Мажена. Я не говорю, что ей не надо, каждому надо, но только сейчас она наплачется по цветочным магазинам, всюду ей будет… увидишь, когда всё уже стихнет, как она будет голову держать, но и так все…

Жена майора. Парню будет нужен… ведь…

Мажена. Деньги не вернут жизни, но я не верю в то, что…

Жена майора. Во что не веришь?

Мажена. Она получит компенсацию 150 тысяч, мало? Скажи сама?

Жена майора. Но ведь дело совсем не в том…

Мажена. Я знаю, я только, все так будут говорить…

Жена майора. Если бы это была я … а она…

Мажена. Что?

Жена майора. А ты? Как ты так…

Мажена. Как?

Жена майора. Сама знаешь

Мажена. А ты что думаешь, ты лучше?

Жена майора. Нет?

Мажена. Ты думаешь, я буду тебя слушать, просить, чтобы он поехал на второй срок в Ирак, что тебя буду просить об этом? Чтобы ты это у своего устроила?

Жена майора. Что?

Мажена. Не будешь ты мне никаких услуг оказывать — ни о чем тебя не попрошу, я вовсе не хочу этого, я хотела, но теперь мне этого совсем не нужно, нам это вовсе не нужно. Никуда он не должен ехать, никуда не поедет… не буду я глупые посылки отправлять…


Мажена одевается и выходит. Входит Зофья.


Мажена. Если только тебе что-то понадобится — звони, могу взять малыша, если тебе нужно будет что-то … не знаю, сделать, устроить — знаешь, звони, я здесь…


Пауза


Зофья. Ушла

Жена майора. Я останусь

Зофья (о посылке). Не вышлешь

Жена майора. Нет

Зофья. Я его не посылала

Жена майора. Знаю

Зофья. Я его послала — так говорят — а это она его послала …

Жена майора. Знаешь…

Зофья. Ничего не знаю…

Жена майора. Если бы я только могла, но сейчас не могу …

Зофья. Не можешь…

Жена майора (вынимает из посылки резиновую куклу из секс-шопа). В памятке написали, чтобы не посылать алкоголь, оружие, амуницию, наркотики, токсичные материалы, взрывоопасные материалы… взрывоопасные… всё должно быть, как в инструкции, я только хотела представить, как он открывает эту посылку узким ножом, как осторожно ее разрезает, ему пришлось бы сначала до всего дотронуться, потом сжать, зажать, как будто бы он хотел увидеть, что внутри… вот он стучит, бьет тяжелыми, узкими пальцами по коробке, так что в ней образуются вмятины и черные дырки, как после погашенной сигареты, которые издалека выглядят, как горошины перца. Мне приходится носить длинные рукава даже летом, потому что у меня чувствительная кожа — очень чувствительная, вся в пятнах кожа.


Жена майора выходит на балкон, кричит. Возвращается


И поэтому я хотела только посмотреть, как он достает эту куклу и как ее выбрасывает, бросает ее оземь, засовывает между дверей…

А если бы он не вернулся, если б не вернулся, как бы я сейчас красовалась, у меня в шкафу еще одно черное платье специально для такого случая, я еще его не надевала, сейчас бы надела. Нет, слишком сильно, так, чтобы все видели, что у меня есть по кому плакать, я бы не красовалась, ведь мне не по кому плакать. Целый год я могла бы носить траур и застывала бы на минуту в магазине возле прилавка, чтобы все видели, и в конце концов купила бы собаку и выгуливала бы ее, потому что, если есть собака, с ней надо выходить.


Пауза


Ты наверное, хочешь прилечь? Я могу посидеть с тобой, посижу с тобой… уже можешь ложиться.


Гаснет свет. Все идут спать. Все думают, что это конец, а это ни хуя не конец.

Ночь. Зофья просыпается, вся седая, встает, включает камеру, садится напротив нее


Зофья. Что я могу сказать, что мне теперь сказать? У кого-то, наверное, был день рождения, там в Ираке, в Ираке есть такой обычай, если у кого-то день рождения, то все выходят из дома из стреляют в воздух. Как долго такая пуля может находиться в воздухе? Может задержаться на три недели. Три недели она висела в воздухе…

Воскресенье, понедельник, вторник, среда, четверг, пятница, суббота. Что мне делать, если сын меня спросит? Так, как недавно он меня спросил: почему ты меня, мама, не родила в Америке? Если бы ты меня родила в Америке, то нам было бы лучше. И он меня спросит, а я ему сейчас скажу: ничего, не переживай, уже недолго. Как только все стабилизируется в Ираке, то приедут к нам, потому что все хотят, чтобы они сюда приехали. Подожди еще немного, и здесь будет Америка. Как американцы устроят порядок и демократию в Ираке, то приедут сюда. Потому что уже наверняка знают, что у нас происходит. Что нужно всего ждать. И что ты тоже должен был ждать. И приедут американские танки, и повалят эти бело-красные пограничные шлагбаумы, и въедут в Польшу. И разрушат все эти комнаты ожиданий в госучреждениях, комнаты ожиданий в больницах, комнаты ожиданий в судах, чтобы ты больше ничего не должен был ждать, чтобы я в суде не должна была ждать смертного приговора для тех, которые нам не сказали три недели тому назад, ведь в Америке существует смертная казнь. Поэтому американцы скинут бомбы на все эти комнаты ожиданий, на сейм, на дворец и на взяточников, которые не поехали. И будет демократия, американская демократия, где каждый сможет что-то сказать. И никто не будет тебя пугать, что, если не поедешь на войну, то тебе не продлят контракт в польской армии, потому что армия будет американской. И бело-красный флаг нам заменят — на полностью белый, чтобы было место что-то тебе написать. Специально для тебя этот флаг вычистят, чтобы поместились все те вещи, за которые у тебя будут просить прощение.


О БАНКЕ ОТ СВЕКРОВИ


Твоя мать тоже, наверное, хочет попросить прощения.


Вынимает из банки листок, читает


Зофья. 1 кг вишни

— 300 грамм картофельной муки

— 3/4 пачки масла

— стакан сахарной пудры

— 4 желтка

— ложечка с верхом разрыхлителя

— ванильный сахар

— корица

Вишню вымыть, удалить косточки, слегка отжать. Засыпать двумя ложками сахара, добавить щепотку корицы и ванильный сахар. Желтки растереть с сахаром. Муку смешать с разрыхлителем и порубить с маслом. Добавить растертые желтки, приготовить тесто, раскатать, выложить в форму, смазанную жиром, лучше всего сделать это пальцами. Выложить вишни и поставить в разогретую духовку на 30–40 мин. Ага — чтобы вишни не опускались на дно, нужно их обвалять в муке как снежок. Когда остынет, посыпать сахарной пудрой или украсить взбитыми сливками, ты так любишь.


home | Пади: Жены польских солдат в Ираке | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу