Book: Хроника пикирующей старости – 5



Хроника пикирующей старости – 5

Олеандр Олеандров

Хроника пикирующей старости – 5

Предисловие

Продолжение серии рассказов "только для взрослых".

В очередной книге – ещё больше чёрного юмора. Ещё больше эротики. Ещё больше смеха.

Настоящее имя автора – Квятковский Олег Вадимович, живёт он в городе Львов (Украина). Литературный сайт автора в интернете:

http://www.proza.ru/avtor/oleanmdr

Белый конвертик

Мертвец … сегодня ночью он приснился мне.


Конечно, если бы это случилось наяву – я стал бы неистово молиться, кричать – Ату его! Сгинь!

Потом, постарался бы удрать. А если бы и это не помогло – то наверное чувства покинули бы меня. Я впал бы в беспамятство.

И в конце концов, кто знает, может и сдох бы даже.

От разрыва сердца.


Но он пришёл ко мне – во сне. И всё было по другому.

– Кого я вижу! – Радостно воскликнул я и подбежал к нему что-бы пожать руку.

Мертвец вяло подал мне её но вид у него был очень подавленным.

– Что случилось? – С заботой в голосе спросил я.

Уверен что в моем вопросе чувствовалась неподдельная тревога. – Неужели, на том свете – тебе так уж плохо?


Мою тревогу можно было понять – мертвец действительно выглядел ужасно – на бледно-сером лице проступали трупные зелёные пятна, а в глубоких чёрных проёмах черепа – светились два глаза которые печально глядели куда-то в сторону.

– Мда … дружище … скажу тебе честно – вид у тебя неважный! – Задумчиво произнёс я. И добавил – Впрочем, наверное и у меня тоже, настроение было бы не из лучших, будь я на твоём месте.


Рот у мертвеца растянулся в подобии улыбки.


Это в загробной жизни- я не боюсь мёртвых.

А в реальной …

Почему в реальной жизни – мы одни. а во снах – совершенно другие?

У нас появляются другие привычки, желания, вкусы, друзья. И даже меняются наши страхи …


Во сне, я ужасно боюсь высоты, и при каждой проблеме – стараюсь спрятаться от неё, а если не получается – то застрелиться, повеситься, броситься с крыши многоэтажки …

Сто раз я уже утонул, десять раз бросал друзей в беде, три раза продал родину за деньги. И раз двести (или триста) – изменял жене с разными грудастыми девицами. Впрочем, честно говоря я не сильно жалел об этом когда проснулся.


Покойники тоже часто приходили в мои сны – и это происходило с самого детства.

Со временем я так привык к ним что даже тревожился наяву, когда их долго не было.


Но сначала, я не понимал что это покойники – это были лишь какие-то неясные фигуры с такими же неясными физиономиями … лишь когда я просыпался то вспоминал кому они принадлежат – это были мои умершие родственники которые давно уже похоронены на кладбище. И я ужасался …


Потом, в снах – я старался не забывать этого и когда они появлялись вновь – я с ужасом шарахался от них и возмущённо спрашивал – Как так можно??? Почему Вы не своём месте, а в моих снах, которые по причине возраста, должны быть ясными и чистыми, наполненные солнцем, деревьями и птичками?


Но оказалось, покойники совсем не тревожили меня – вели себя тихо и спокойно.

Разговорами не надоедали.

Приветы никому не передавали.

Целоваться не лезли.

Просто где-то ходили рядом.

Как будто чего-то ждали.

И только если я сам хотел – то проявляли ко мне интерес.

Чаще всего, они показывали мне свои жилища – чем-то похожее на городские квартиры … но не это было главное что они хотели показать мне … они хотели показать мне другое – свою тоску.

Свою душевную тоску.

Как будто там, где они оказались – им было очень одиноко.


И это их чувство одиночества – почему-то откликалось болью в моем сердце.

(Может поэтому – они и приходили ко мне).


Наконец я привык к ним настолько что встречал их в снах – без малейшей тревоги.

А увидя какого-нибудь из своих покойных родственников который входил в мой очередной сон – я нередко даже кидался к нему что-бы обняться и поблагодарить за это.

Они позволяли себя обнимать, но только вот … не разговаривали.


А с годами, они стали приходить все реже.

И вот однажды, случилось так что целый год мне никто не снился больше.


Может поэтому, увидя этого мертвеца, с зелёным разлагающимся лицом по которому ползали трупные черви а из чёрных глубоких проёмов в черепе сверкали два глаза – я с радостью кинулся к нему и долго тряс его костлявую руку, показывая как я рад ему.


Признаться, я хотел что-то спросить у него … что-то важное.

И плевать что это было во сне!

Слишком важным был мой вопрос!


Мертвец спокойно стоял пока я тряс ему руку, чуть повернувшись ко мне боком, как бы думая о чем-то своём – печальном и прискорбном.

И тогда я задал его ему.

– Как там, в гробу живётся?


Конечно, я постарался задать этот вопрос с показным равнодушием. Но сердце моё тревожно билось в груди – ибо мне уже под шестьдесят и мысли о том что скоро я буду как он – приходить в чужие сны – тревожила меня.


На старости, мысли о смерти – мучают как и в молодости, но они становятся какими-то необычными – похожими на мысли о предстоящей далёкой командировке. Переживания – как тебя встретят на новом месте? Как будут вспоминать – на старом?

Не осталось ли незавершённых дел там? Хлопоты, заботы, особенно связанные с переездом (оставить денег родным – на свои похороны)

А когда всё уже улажено – то умирать становится не так уж и страшно.


Вы спросите – Но где же Господь – во всём этом?


А я отвечу – я часто думаю про это.

И вот что я понял – если бы он хотел – то вся планета молилась бы с утра до ночи.

Достаточно ему появиться хоть один раз.

На людях.

И всё.

Наш мир стал бы совсем другим.

Но почему он не делает это?

Может он сам так хотел, что-бы мы были такими – какими мы есть?


И кто знает … вдруг он накажет меня за то что я не пользовался телевизором? Не слушал музыку, не пил водку, не пялился на баб …

Да, я могу заставить себя молиться. Но это будет неискренно.

Это важное слово – неискренность.

Что лучше – неискренность – с утра до ночи?

Или раз в месяц – одно искреннее слово для Господа?


У кого спросить мне это?

В церкви? Но как только я вижу священника который в три раза моложе меня – то спрашивать мне становится неловко …


Так что спрашиваю у того … кто явился в мой сон … оттуда.

– Слушай, покойник! – Говорю ему и не отпускаю руку – Скажи мне, как там, после жизни?


Но что это? Что-то не так … молчит он. Лишь края серых тонких губ почему-то кривятся.

То ли в улыбку. То ли отвечать не хочет.

Но я не успокаиваюсь.

И не отпускаю его руку.

Я знаю – покойники очень мало говорят в снах. Только одно слово. Или два.

Не больше.

Но много я от него и не жду.


– Мне уже под шестьдесят – Говорю я ему – И я имею дар, разговаривать с покойниками. Согласись, не каждый имеет это. Так что пожалуйста, ответь мне … ладно?


Кстати о даре говорить с покойниками.

Это хорошо или плохо?

Где я окажусь с этим даром – в раю или в аду?


Чем я становился старше, тем сильнее вопрос этот мучает меня.

Я знаю. В трудные моменты – я обращался к Господу.

И я чувствовал наверняка что – он слышит меня.

Всё о чем я просил его – сбывалось.

Но вот проблема … которая тоже – мучает меня не один год … будучи ребёнком, я игрался в волшебников и колдунов. И просил у черт знает кого – тоже исполнения желаний.

И они сбывались.

Плохая примета …

Неужели я нравился и тем и другим? …


Кто из них заберёт мою душу?


Однажды я узнал что существуют вещатели,провидцы, экстрасенсы и прочая братия.

Может я из них?

Но как узнать про это?

И тогда я впервые захотел попасть на приём к Ванге. Или к Месснеру – они знали многие ответы.

Что-бы спросить у них один вопрос … который наверное никто не задавал им ранее … Кто я?


И кто знает, что случилось бы потом?

Может они выгнали бы меня с проклятиями?

Или наоборот – обняли бы и поцеловали …

А может – послали нах как простого идиота у которого в голове появился дурацкий вопрос.


Но я не встретился с ними.


А других, у кого спросить про это – не было.

Ответам местного священника с юношескими усиками – я не доверял.


Остался лишь этот … покойник … который случайно вошёл в мой сон и по видимому – уже сильно сожалел об этом.

Делать нечего.

И тогда я заговорил с ним.

Я видел что он тоже удивлён вопросу. И это давало мне шанс.

– Согласись, не у каждого есть способность – общаться с умершими. Так что там, после смерти? – Ещё раз переспросил я.

Он медленно повернул ко мне своё серое морщинистое лицо.


Его ответ, заставил меня думать весь день, потом другой, третий …

И он звучал очень просто:

– Там за всё – другая цена.


И всё.

После чего, покойник стал быстро растворяться в пространстве.

Стараясь как можно быстрее – исчезнуть из моего сна.


Удержать его – я не мог … И я знал это.

Лишь махнул ему рукой Но он отвернулся. Как будто не желая меня больше видеть.


На старости – редко снятся сны.

Ещё реже – приходят покойники (кто знает, может это специально – что-бы поменьше общались с ними на старости.)

Наверное – я больше не встречу никого из них.

И дверь эта закрыта.

Зато теперь – ты можешь смотреть в другую сторону. В сторону церкви. Ты чувствуешь как сердце твоё – открывается для неё – всё шире и шире.

Молитвы. Покаяние.

Я знаю. Я полюблю всё это.

Буду молиться. утром … и вечером.

Искренно и верно.

Я ведь чувствую – я истинно верующий – всей своей душой.


Только один вопросик … – Кто я? – все ещё грызёт душу. Как маленький червячок.


Ведь в нем – и есть ответ, куда мне после смерти – в рай. Или …


Впрочем, я ведь знаю ответ

И Вы его знаете – про самого себя тоже.

Потому-что каждый человек – прекрасно знает в глубине своей души, куда он попадёт – в рай или в ад.

Только не хочет признаться себе в этом.

Он ищет его где угодно … в похвалах друзей, в благодарности за подаяние, в медалях и орденах … а он там, лежит в его душе.

Как маленький белый конвертик.

Попроси – и он откроется.

Читай ответ приятель.

Да только … страшно это …

И мне.

И Вам.


Поэтому ответ на этот вопрос – мы предпочитаем слышать от кого угодно – от шаманов, колдунов, экстрасенсов, мертвецов … но только не от самих себя.

Потому-что маленький белый конвертик – имеет одно страшное свойство.

Он не обманывает.

Никого.

И никогда

Вы забанены на этом сайте

Плавная мелодия … мы кружимся в танце … я держу её за талию … прижимаю к себе. Сначала – едва ощутимо … а затем всё сильнее.

Она удивлённо подымает голову … смотрит мне в глаза … а затем опускает свой взгляд – и почему-то смотрит мне прямо в губы …

Это взгляд сводит меня с ума.

Чувствую теплоту её тела … запах волос …

Мне стоит чуть наклонится – и я коснусь губами её шеи … губ … волос …

Но музыка почему-то кончается.

Блин!


Как давно это было!


Я нашёл её в интернете снова. Через 30 лет.

– Зачем?

Что-бы рассказать что уже стал седым?

Выпал зуб?

Упало зрение?


Я внимательно смотрел на её сайт, даже одел очки и вдруг … почувствовал как у меня подымаются волосы от удивления …

Она выставила на сайт – свою фотографию … с того самого вечера, когда мы танцевали вместе.

– Зачем?

Ошарашенный, я долго смотрел на неё. И вдруг мне показалось что снова слышу музыку которая звучала в тот вечер … вижу свет огней который плавно кружится вокруг нас … сначала медленно, а затем все быстрее.

Всё как тогда … 30 лет назад …

Она – такая же юная, красивая. Я снова прижимаю её к себе. И как раньше – она вдруг подымает голову и смотрит мне в глаза. Улыбается.

Её тело обжигает жаром … туманит мой разум …

И я касаюсь её губами …

В тот же миг мы падаем в крутящийся водоворот огней и музыки который всасывает нас в себя в каком-то диком экстазе – нескончаемом и сладком …

– Теперь я знаю что такое счастье – тихо шепчу ей на ухо.

Её руки нежно обнимают меня за спиной.

Я не могу сопротивляться этому водовороту. Он кружит все сильнее … быстрее …

Я больше не знаю – кто я. И как меня зовут.

Наши губы сливаются в поцелуе.

В нескончаемо долгом … нежном …

И мы падаем куда-то в вечность.


Нет. Я не мог пройти мимо её сайта не выяснив – почему она выставила эту фотографию.

Хотела позвать меня снова?

Не может забыть меня? И наш танец?

Неделю, месяц … я смотрел на её фото. А когда она начала мне снится по ночам – я понял что пора нам начинать общение.


Робко … как будто приглашая на танец – я послал ей приглашение добавить меня в друзья.


"Помнишь меня? … Когда-то мы встречались на танцах. В центре города?"


– Да, кажется помню – получаю ответ.

И маленькая весточка – она добавила меня в друзья.

Чувствую … наш танец – начался снова.

Медленно и плавно …


В ту ночь, я рано пошёл спать … но заснуть не мог … всё казалось что старая музыка звучит где-то рядом … зовёт меня … ждёт меня …

– Я иду к тебе – Сказал я и заснул счастливо улыбаясь


На следующий день я обождал когда в компьютере появится сообщение что она сейчас в интернете. И готова общаться.


– Привет – пишу ей.

– Привет – отвечает.


В голове, где-то в висках, застучало – Она думает то же самое что и я? Не спала ночью от волнения что я вернулся?


– Ты все такая же красивая?


В ответ – смайлик изображающий улыбку. Затем одно слово:

– Наверное.


– И стройная?

– Да, а что?


Чувствую как сердце вырывается из груди. Сомнений нет!

– Да … она чувствует то же самое что и я …


Набираю текст.

– Помнишь, как мы танцевали? Как я прижимал тебя к себе?


Не отвечает.

(Ох уж эта девичья скромность! … Но мужчина должен быть решительным!)

И я продолжаю..


– Я всегда хотел поцеловать тебя тогда. Ты чувствовала это?


– Это было так давно – Пишет в ответ..


– Может … я смогу это сделать теперь?


– Не поняла – пишет она. И после короткой паузы добавляет: – Ты внимательно читал мой сайт? Там ясно написано что у меня 3 детей и муж.

– Да ладно … – Пишу я – Успокойся. У меня тоже жена и дети. Но разве это помеха?


Пока она что-то строчит в ответ, перед глазами у мне встает картина – расстеленная постель в гостинице. Коробка конфет лежит на небольшом журнальном столике, открытое шампанское ещё пенится … мы лежим на диване и я ласкаю её рукой между ног …

– Ах … ах … – Шепчет она.

Я медленно развожу рукой её коленки и она выгинается всем телом … ждёт меня …


– Ты в своём уме? – Получаю сообщение.


Понимаю – мне надо остановить своё воображение. И продолжать спокойно писать.

– Конечно.

Небольшая пауза и я продолжаю.

– Ты в чем сейчас одета?


– Ты что, охренел? И вообще – кто ты такой?


Понимаю … я снова спешу немного. Проклятая фантазия. Резко сбавляю обороты:

– Я это к тому что на улице холодно а коммунальные службы ещё не включили отопление в городе. Безобразие! Просто ужас! Ты наверное замёрзла!


– А … прости, не поняла … Я сейчас я кофточке.

– Красной?

– Нет, не угадал. В синей.


Я улыбаюсь. Теперь понимаю – она хочет поиграться в ролевые игры. С её то темпераментом – это понятно!


– Я так и не поцеловал тебя тогда …


– Меня??? Когда?????


– Вспомни сама … Кстати, у тебя наверное такие же красивые ноги …


– Не жалуюсь …


– Представь что я сейчас касаюсь твоих коленей …


– Я тебя забаню сейчас!


Кажется я снова спешу. Поясняю:

– Нет нет … я это к тому что работаю тренером по шейпингу … и если у тебя проблемы с полнотой ног – рекомендую массаж. У нас занятия по вторникам …


– Понятно. А я тебя чуть не забанила.


– Ты кричишь в постели?


– Что?????


– Я просто уточнял, или у тебя спокойный сон Для шейпинга очень важно психологическое состояние клиента.


– Ну, не знаю … вроде не кричу.


– А размер грудей у тебя какой?


– Слушай … я не понимаю … ты кто вообще? Я тебя не помню!


Я на минуту останавливаюсь, но потом понимаю – она конечно же всё помнит. Она не может меня не помнить. Просто вошла в игру.


– Как бы я хотел сейчас прижаться …


– Я тебя сейчас забаню!


– Ты не поняла – прижаться к турнику в нашем спортзале – поотжиматься.


– Ну так бы сразу и сказал


– Представь как я медленно снимаю с тебя синюю кофточку …


– Всё … теперь я всё поняла … бан!


– Я про раздевалку … перед тренировкой надо раздеться.


– Ну- ну … сняла кофточку … а дальше что?


– Глажу твои коленки … и подымаю руки все выше … выше … чувствую запах твоего горячего тела … мои пальцы уже касаются …


– ЧЕГО????


– Гантель. Мы же в спортзале


– Ну … продолжай дальше …


– А мои губы впиваются …


– Куда? Куда впиваются???


– В свисток.


– А … понятно …


– Ты лежишь с раскрасневшимся лицом, тяжело дыша, и медленно раздвигаешь свои колени …


– Почему я должна раздвигать свои колени?


– Ты же качаешь пресс.


– Ну и …


– А я сверху … и плавно ввожу его в …


– КОГО ТЫ ВВОДИШь? И КУДА?


– Блины в штангу. Что-бы тяжелее была.


– Поняла. И что дальше?


– Ты становишься мокренькая … а я дрожу от нетерпения


– Так. Всё. Пошёл на хрен с моего сайта! Ты кто вообще?


Я чувствую что кажется у нас разговор не клеится:

– Ты просто не поняла. у нас на тренировке все мокрые. А я дрожу от нетерпения потому-что ты заняла турникет, а я стою в очереди за тобой – покачаться на нем.


– Сейчас мужа позову. Он лучше в спорте разбирается. Особенно в боксе.


– Бокс нам не нужен – отвечаю я – Сам уйду. Слушая, твоя девичья фамилия была Лоранская?


– Нет.


Внимательно присматриваюсь к её фотографии снова … беру другие очки – посильнее. Действительно … кажется это не она. Не помню наверняка. Давно ведь было …




– Привет мужу – Пишу я снова – И прощай.


– Пошёл отсюда маньяк проклятый – Отвечает мне. И затем появляется сообщение – "Вы забанены на этом сайте"

Когда я родился

Родился я в 1959 году.

И первым об этом узнал Никита Сергеевич Хрущев.

Немедленно кинув все дела в Москве он полетел на самолёте в мой город. А затем, прямо с аэропорта – ко мне в роддом.

Как говорили очевидцы. расталкивая медсестёр он влетел в палату, схватил меня на руки и начал колыхать, напевая какую-то песенку.

Что касается меня – то как положено младенцу, я смирно лежал в пелёнках и молча смотрел на него.

Он мне нравился.

Симпатичный дядька.


Но колыхал он недолго.

Новость о моем рождении распространялась быстро. Уже через два часа на самолёте из Индии примчалась Индира Ганди.

Не заезжая гостиницу, она тут же направилась в роддом, в мою палату. Где проворно выхватила меня из рук Никиты Сергеевича.

Сначала я испугался.

Хотел заплакать.

Даже заколотить ногами и руками.

Но взвесив все плюсы и минусы решил обождать.

Она поднесла меня к свету, что-бы увидеть получше. Затем стала целовать и что-то говорить на непонятном языке.

Я понял что поступил правильно.

Помню её руки – тёплые, нежные.

И ещё, помню как Хрущев, стоящий сзади, показывал мне пальцами фигурки и сюсюкал. Кажется изображал козу.

Я смеялся.


А события продолжали набирать обороты.

Через 4 часа в город прилетел Джон Кеннеди.

Бросив жену в аэропорту он сев за руль какого-то какого-то поддержанного такси и помчался как угорелый по городу нарушая все правила дорожного движения. Через 20 минут он тоже был в роддоме.

Что-то укоризненно сказал Индире Ганде и Хрущеву, затем подарил мне погремушку и положил меня обратно в кроватку.

Ещё помню как он наклонился что-бы поцеловать меня – лицо у него было немного красным. А глаза – голубыми.

– Спи малышка – Сказал он.


Но вслед за ним появилась Мерлин Монро.

Сказала что прилетела следующим же рейсом. Вся запыхалась, заплаканная и была без макияжа.

– Покажите мне его! – Воскликнула она едва войдя в палату и увидя меня тут же выхватила из кроватки снова.

Я понял что теперь должен заплакать наверняка.

Надул щеки и набрал воздуха.

Но не успел – она прижала меня к своей груди, поцеловала и сказала на ухо – Не надо малыш …

От неё пахло духами.


Индира Ганди стала умолять её положить меня обратно – ребёнку мол, надо спать. Вот и Кеннеди так считает. А потом – он должен кушать. Молоко пить.

– Я сама дам ему молоко – Сказала Мерлин и стала снимать блузку прямо перед всеми.

Но не успела …

Под окном раздался звук гитары. Чьё-то пение настойчиво звало выглянуть наружу. Мерлин и Кеннеди нервно вздрогнули. Они узнали этот голос … – Элвис Пресли стоял с гитарой, приветливо смотрел в окно моей палаты.

– Покажите мне его! – Наконец пропел он басом, а увидя меня – радостно помахал гитарой.

Хрущев нервно замахал руками – Не надо! Он должен спать!


– Зачем он припёрся? – Вдруг взвизгнула Мерлин – Я сама о ребёнке позабочусь!

Но Элвис сделал вид что не слышит.

Тогда Мерлин как разъярённая кошка помчалась вниз что-бы сама сказать ему об этом.

Но выход был уже перекрыт – на улице уже собралась куча народа.

Из Египта прибыл Насер Абдель.

Из Израиля – Рабин Ицхак.

Из Франции – Шарль де Голль.

И много других гостей тоже.

– Где он? Где! – Раздавались возгласы.

– Спит! – Крикнула Монро – И вообще, закройте двери! Вы мешаете ему!

Но её никто не слушал.

– Уходите! – Завизжала она – И не возвращайтесь больше сюда!

Но вместо этого толпа пошла вперёд.

Отодвинув охрану Кеннеди и Хрущева в сторону, она ринулась по ступенькам роддома и ничто не могло их остановить. – Покажите нам его! – Раздавались нетерпеливые голоса – Мы хотим его видеть!

Ворвавшись в палату они оттеснили Монро и Элвиса к стенке, а затем сгрудившись возле моей кроватки стали смотреть на меня счастливыми глазами.

Затем кто-то из них бережно поднял меня и они стали передавать меня из рук в руки.

У некоторых текли по щекам слезы радости и счастья.

– А почему мне не дают подержать его? – Раздался недовольный крик Фрэнка Синатры – он стоял где-то сзади и не мог протиснуться к моей кровати поближе.

А народу прибывало все больше и больше.

Задние ряды напирали на передние.

Кто-то рыдал … кто-то истерично смеялся …

Кто-то упал и не мог подняться, но никто не обращал на него внимание …

Недовольство нарастало.

– Покажите нам его!

– Где он? Где?

В коридоре с кем-то случилась истерика – ему не нашлось свободного места в моей комнате. Кажется это был Сальвадор Дали.

– Вы знаете кто я?? – Возмущался он пока не закашлялся ..

– Принесите воды! – Заорал Эрнест Хемингуэй. Но его голос потонул во всеобщем ликовании – меня подняли на руки что-бы показать что я только что описался.

В коридоре тут же произошла потасовка – за место что-бы увидеть это.

В ситуацию опять вмешалась Мерлин Монро – бросившись к моей кровати она стала кричать что-бы все ушли …

Но её опять никто не слушал.

Тогда она стала орать что я только её и она меня никому не отдаст! Руками она цеплялась в мою кроватку так что её невозможно было оторвать.

Толпа возмущённо загудела.

Я расплакался.

– Да успокойте Вы наконец эту истеричку!. – И Кеннеди грязно выругавшись стал отрывать руки Монро от кровати – Не Ваш он! Не Ваш!

– А чей? – Вдруг раздался хриплый бас Никиты Сергеевича. И его голос теперь не предвещал ничего хорошего.

Назревал большой скандал.

Кеннеди оттолкнул от меня Хрущева и тот упал на пол.

Ползая между чьими-то ногами он подполз к окну где стал кричать что-то наружу.

Через 15 минут элитные советские спецподразделения взяли под охрану периметр роддома.

Но гости тоже были настроены решительно.

В ответ, через 30 минут – вооружённые силы США были приведены в полную боевую готовность.

Напряжение нарастало с каждой секундой – никто не хотел меня уступать.

Тогда через час, Хрущев развернул вокруг всего города ракетные войска ПВО.

В Индии – поднялась в воздух военная авиация.

Наступил возможно самый критический момент в истории человечества.

И кто-то должен был первым проявить разум.

Вот тогда, прямо в моей палате, сильные мира сего и стали договариваться. Иногда поворачивая головы что-бы взглянуть на меня.

Они подмигивали мне, строили пальцами козу, что-то шептали ласково.

Но никто не хотел меня уступать.

Планета продолжала быть в большой опасности.


Пока наконец в палату не впустили мою маму.


Она и возвратила мир и покой на нашу планету.


Взяла меня на руки и сказала что я буду только её.

Я перестал плакать.

И стал улыбаться.

Возникла гнетущая пауза … затем все в комнате грустно вздохнули – они поняли что это будет самое правильное решение.

К утру они подписали договор что никто из них не будет больше беспокоить меня, посылать телеграммы, приезжать в мой город, или приходить тайком на мою улицу – что-бы взглянуть на меня.


Прошло 30 лет. Я женился. Нашёл работу. И стал слесарем 5 разряда.


А ещё через 10 лет – удача покинула меня.

Работу я потерял.

Развёлся.

И в конце концов – вообще спился нах..й.


А историю эту – я нашёл в старом дневнике моей мамы.


Так что и передаю её Вам – в точности как и прочитал оттуда.

Пропавший поезд

История эта настолько необычна что может показаться сказкой.

Помните?

Там где царевна и Иван дурак.

И детский смех над книгой.


Но только не в этой истории …

Что-то страшное пугает в ней. И детский смех замолкает на полуслове.


Тогда за неё взялись учёные.

Не одно поколение, разбирались в ней.

Более 100 лет

А где результаты?

Она – ложь?

Или правда?

И почему, то что они находят в результате расследования – прячется под грифом секретно?


В одном все согласны – эта история вошла в сотню самых таинственных происшествий на планете Земля.


Но человечество не любит тайны.

Слишком короток век жизни человека. И велико его любопытство.

– Хочу знать сегодня и сейчас!

– Подавай ему немедленно инопланетян! Освоение чужих планет! Тайны космоса!

А в ответ ему – фига.

Ни черта не получишь … за просто так …

Заплатить цену?

И тогда сотни экстрасенсов взялись за раскрытие этой истории.


Пожалуй и я в их числе … постараюсь не только привести известные факты но и заполнить пробелы – своими паранормальными способностями наблюдать за происходящим – глазами участников.

А может – своей фантазией.

Кому как нравится.


Итак, в 1911 году, из Рима выехал поезд состоявший из трёх вагонов и направился в экскурсионную поездку.

Отправление произошло в 16.00

Вот на перроне стоят женщины с зонтиками от солнца, мужчины с тростями. Дети с мороженным.

Смех … шутки … радостные улыбки.

Поездка будет продолжатся 3 часа.

И главная её изюминка – проезд по длинному тоннелю в Ломбардии. Он вырытый прямо в горе и имеет длину около одного километра.


Поезд плавно трогается с места … оркестр … махание рук …

– Сынок, не бойся! – Кричит папаша своему отпрыску – Скоро увидимся!


Но страх вдруг появляется в глазах мальца.

И не зря.


Поезд … пропал в тоннеле …


Точка.


Не торопись смеяться читатель. Мол, сказка все это!

Кто-то набухался и придумал для ржачки … вот мой сосед недавно такое отчудил что ..

Погоди!

Дело в том, что в отличии от истории твоего соседа – здесь было проведено официальное расследование.

Ведь в поезде – находились родственники самых знатных, богатых людей города.

Вы ещё не поняли?

Вместо детского смеха в своей квартире, папаша в тот вечер сидел один, бился головой об стену и рыдал – Где мой мальчик?

И самое главное – у этого папаши были деньги.

Да и у других родственников тоже.

Так что они это дело – просто так не оставили …


И вот, чуть не поседевшие за ночь родственники пропавших пассажиров отправляются в подземный тоннель. С полицией и со свидетелями.

Фонарями и факелами освещают путь.

– Где Вы? Ау! Отзовитесь!

Сынок!

Жена!


Но вместо них находят … двух мужчин сошедших с ума – пассажиров этого пропавшего поезда.

С обезумевшим видом те что-то лепечат про туман ..

И смертельный ужас светится в глазах.


– Мама … мама – повторяет один них. Крупный мужчина … он плачет как ребёнок.

В психушку увозят обоих.


– Боже мой! – Шепчет папаша и непроизвольно касается ладонью стены туннеля.

Холодная … неприятная … чуть сколькая от влаги.

И мерзкая.

Похожая наверное на стену самого ада …


– Сынок … Тихо шепчет он. И плачет от плохих предчувствий.


А дальше – что-то происходит странное … папаша не хочет выходить с тоннеля … вместе с другими родственниками они ходят то то в одну сторону, то в другую, заглядывают в каждую дыру, щель.

Всё зовут пропавших …

Безумие и боль царит в тоннеле … пока наконец не слышится чей-то голос.

– Не иначе, здесь был сатана … из ада …


Об этом уже думает каждый.


Тогда к тоннелю ведут священника. Это – длинная процессия. За ним – идут монахи, и тысячи людей следом.


– Куда пропал поезд? – У всех на устах. – Этого не может быть!!!

Уже и в местной газете появляются первые статьи – в них страх.

У людей в душе тревога … ожидание чего-то страшного что пришло к ним в город.

Кто пропадёт следующий?

Через несколько дней, новое происшествие – люди перестают выходить на работу …

У всех на устах – здесь сатана … он пришёл на землю. Конец … апокалипсис близко …


Тогда, в дело вмешивается центральная полиция. Армейские структуры.

Проводят совместное официальное расследования. Но и оно не даёт результата. Виноватых нету.

А жить дальше – как-то надо …

И тогда вход в тоннель – просто взрывают. С двух сторон.

Заваливают навеки.

Что-бы ничто больше не вылезло оттуда …

– Возвращайтесь граждане на работу … живите как прежде!

Зло замуровано.


Но граждане начинают рыть завалы – они хотят открыть тоннель снова.

Родственники воют. Плачут. Стенают.

Тогда полиция угрожает применить оружие. Армия выставляют круглосуточные посты вокруг тоннеля. Подход – запрещён ближе чем на 500 метров.

– Стреляйте – Мрачно говорит папаша. Он уже приготовил лопату.

Он будет рыть снова. И искать сына

– Стреляйте – мрачная улыбка на лице …


И вдруг … эта история заканчивается.

Внезапно интерес к ней – исчезает у всех …

Как будто её и не было.

Папаша – как будто не помнит своего сына.

Мама – дочку.

Брат – сестру.

Все кто в тот страшный день провожал поезд – вдруг теряют интерес к пропавшим родственникам.


Как это возможно???

Это невероятно!!!

Непостижимо!!

У тебя исчезает сын – а ты через месяц идёшь в кинотеатр, смотришь фильм Чарли Чаплина, смеёшься и кушаешь мороженное.

Невероятно!


Но … так было.


Это зафиксировано. Есть результаты расследования, статьи в газетах того времени. Показания свидетелей.


Как люди – вдруг внезапно теряют интерес к этому событию.

Интерес …

Что это за слово такое?

Интерес к чему-то – лежит в основе любого нашего действия – лиши человека интереса и он проваляется весь день на диване тупо глядя в потолок.

Интерес – основа всего и вся!

Он – основа нашего прогресса!

Собака не может говорить не потому-что физически не может, а потому-что у неё – нет интереса.

Он не заложен природой.

Кот не может ходить на задних лапах – потому-что … у него нет интереса к этому.

Но у людей – интерес есть.

Откуда он появился?

Что это за энергия?

Кто генерирует её – для нас?

И откуда?

Никто не знает.

Пока.

Но всё наше развитие – направляется интересом.

Он возникает к чему-то – и мы идём за ним в ту сторону.

А если пропал интерес к чему-то – то этого события нету для нас больше.

Оно исчезает.

Так случилось и в тот раз – внезапно у всех пропал интерес.


Но, как говорится – в семье не без урода.

Остались люди у который интерес не пропал.

Их было не много.

Они начали собственное расследование.

Впрочем многие, вскоре оставили это тёмное дело …


Но один не унимался … перерыл море архивов, горы старых газет и журналов. И он докопался. Вдруг нашёл в старых медицинских журналах одну странную историю


Она случилась за 70 лет до пропажи поезда.

В середине 40-х годов 18-го столетия.

В одной латиноамериканской стране вдруг появилось нечто длинное, откуда шёл столб пара (раньше там никогда не видели поезд). И из него вышил наружу 102 человека (именно столько было в пропавшем поезде).

С глазами расширенными от ужаса, ужасно грязные, обсыпанные какими-то перьями, некоторые в собственных испражнениях, с трясущимися руками ..

Они даже не могли ходить нормально – некоторые сидели, а другие ползали по мостовой …

Толпа стала собираться вокруг этих несчастных.


Они пытались что-то говорить, но невнятно и к тому же на непонятном языке. Казалось, они были не в своей тарелке.

Их вид наводил ужас.


Конечно же, они были срочно отправлены в психушку.

Что и стало положительным фактором так как дальше – осталась официальная документация.

Из неё следует что за ними наблюдал доктор Хосе Саксино. Именно его запаси и представляют интерес.


Больные сначала вели себя очень беспокойно. Не спали по ночам. Кричали.

Но были очень слабы.

Через неделю – некоторые стали успокаиваться … приходить в себя … их речь стала членораздельной, даже узнаваемой.

Но что что они говорили – было похоже на бред умалишённых.

К счастью доктор не поленился записывать все это … вот тогда и появилось слово "поезд".


Они были в нем когда с ними случилось что-то страшное.

Доехав до середины тоннеля, поезд оказался в странном тумане …

Беловатого цвета, вязком и холодном.

И ещё.

Что-то чужое было в нем. Пугающее и враждебное.


Оно как будто изучало их окружая с разных сторон

Животный ужас охватил людей.

Двое мужчин которые стояли в тамбуре, буквально выкатились наружу, упали возле железнодорожной колеи и накрыли головы руками.

А те кто остались в вагонах – оцепенели от ужаса.

Не в силах пошевелится.

Что делают люди оцепеневшие от ужаса?

Правильно – они как и те двое что выпрыгнули – падают на пол и сжимаются.

Может потому-что людям кажется что так – удары сверху будут слабее.

А может они думают – что так они станут незаметнее.

Или что все это – им просто снится.

Что они скоро проснутся.

В тёплой постели и с любимым котом в ногах.

В любом случае – люди чаще всего предпочитают умирать на земле, скорчившись в калачик.


Даже в раскопках города Помпеи – когда обнаружили пустые полости от окаменевших тел людей которые оказались в лаве во время извержения вулкана – они были именно в такой позе.

Не один человек. Не два.

А все.

Пепел сыпался на них сверху, а город медленно погружался в раскалённую лаву.

Но никто не искал спасения.

Не боролся

Не убегал.

Ни кричал.

Что-бы избавится от цепенящего ужаса, они просто сворачивались калачиком на земле – и так умирали.


Так умирают и сейчас … многие раненные солдаты на поле боя.

Далеко не все из них зовут сестру на помощь.

Многие просто прижимаются к земле … как будто она знает что делать дальше.

И умирают.


Вот и тогда … в тоннеле …люди оставшиеся в вагонах … падали на пол и вжимались в решетчатый пол глядя себе под нос.

Нечто страшное ходило над ними … оно заглядывало в каждого из них … прямо внутрь. Как будто искало что-то … или кого-то …

Потом она стало растворятся … люди постепенно стали приходить в себя – и завыли … стали хвататься за друг друга руками … что-бы встать на четвереньки …



размазывая лужи мочи вылившейся из них от страха, они на карачках пробирались к выходу … что-бы выбраться из вагона.

Почему-то, в вагоне все оказалось испачкано какой-то черной копотью и куриными перьями …

И они ползли по нем не глядя, лишь трогая того кто полз впереди и затем вываливались из вагона.

Солнце … свежий воздух … трава – они ничего не узнавали … им казалось что они видят это впервые.

Матери не узнавали своих детей.

Братья – сестёр.


Они ползали вокруг друг друга как будто только что вернулись из ада.

И не веря что остались живы …


Поезд вдруг тронулся с места.

Потом многие выясняли – куда он поехал?

Но было поздно. Его следы никто не обнаружил.


Что за куриные перья на одежде? Что за копоть в которой они оказались все вымазаны?


Тех из несчастных кто стал приходить в себя – ничего не смогли пояснить.


Наверное, это осталось бы ещё одной загадкой в истории науки но … удивительно, именно тот человек кто нашёл дневники доктора, открывает и эту загадку.

Очень странно, не правда ли?

У всех, кто изучал историю пропавшего поезда – через месяц пропадает интерес.

Как будто кто-то отключает рубильник.

Только у этого человека – рубильник не отключается.

Что же это за человек?

На он способен ещё открыть нам?

До чего докопается?

Ведь не часто рождаются люди – который имеет интерес – вне генератора, откуда получают интерес все другие жители планеты.

И я не ошибся.

Этот человек находит новые документы.

Они датируются совершенно другой датой – через 40 лет после пропажи поезда.

В одном из коллективных сельских хозяйств произошла чрезвычайная ситуация.

Что было зафиксировано в официальном расследовании.

Несколько людей (в основном крестьяне) утверждали что прямо из воздуха на их ферме вдруг появился поезд состоявший из трёх вагонов. Он проехался по полю, затем через сарай и по курятнику. После чего он так же внезапно исчез.


История эта была бы похожа на бред если бы не длинный,кровавый след колеи и сотни раздавленных кур возле разваленного курятника.

За это было надо кому-то отвечать.

Но расследование так ничего и не дало.


Затем, поезд снова всплывает …

Он как будто специально появляется в таких местах что-бы его видели.

Что-бы о нем говорили.

Писали.

И проводили официальные расследования.

Как будто он хочет специально привлечь чьё-то внимание.

Но кого именно????

Может того – кто не успокаивался?


И поезд появляется опять – но уже перед людьми которых знают по всей на земле.

Следующим кто видел этот поезд – был граф Юсупов (тот самый который убил Распутина) – в своих мемуарах он детально рассказывает как лично видел поезд – тот внезапно появился неизвестно откуда … проехался недалеко от него и исчез …

Зачем поезд привлекал к себе внимание?

Кого звал?

Но кажется … он достиг этого.

И тот кого он искал – пришёл к нему …


Это был именно тот человек, который не потерял интереса. Который первым обнаружил связь в его появлении – в разное историческое время.

После очередного появления поезда – он вдруг заявил что открыл его тайну. И даже более … знает когда поезд появится в следующий раз.

И где.

А самое главное – что у него есть одна страшная догадка.


То что произошло позднее – можно было собрать лишь с отдельных разрозненных источников. Из них выяснилось что он оказался прав – поезд действительно появился в нужном месте. В назначенное время.

Лишь на несколько минут.

И вот тогда … он сделал ошибку.

Любопытство.

Проклятое человеческое любопытство.

Кажется, поезд знал что единственное – что люди не могут побороть в себе – это любопытство.

И воспользовался этим.

Этот человек – не выдержав … вскочил на ступеньку вагона.

Лишь на мгновение. На глазах всех своих друзей.

Что-бы пробежаться по нем … самому взглянуть внутрь.


Но казалось, поезд только этого и ждал.


Показания друзей на этом обрываются.


Только остался один факт – поезд больше нигде не появляется после этого.

И никогда.

Как будто этот человек и был конечной целью всей этой запутанной истории.


Не эти 102 пассажира.

Не ферма.

И не граф Юсупов.

А именно этот человек – был главной целью поезда.


После его исчезновения – рубильник снова сработал … интерес ко всем этим событиям – стал стремительно угасать и через неделю исчез вообще.


На все вопросы – у всех лишь пожимание плечами … мало ли людей пропадает на планете?

Особенно – когда у них какие-то дурацкие идеи в голове!

Да найдётся он где нибудь … не переживайте! … Вот футбольный матч в среду – это класс! Давайте лучше о нем поговорим ..

И глаза зажигаются интересом снова …


Но дело не закончено. Ведь тогда, в середине 18 века, доктор Хосе Саксино ещё изучает больных … в количестве 102 человек.

И то что он наблюдает – заставляет волосы на его голове подыматься дыбом.


Он смотрит на них и не верит своим глазам- они молодеют не по дням а по часам …

Но это – только в первую неделю.

А затем – происходит все наоборот.

Их лица стареют.

Тела становятся дряблыми.

Он всё тщательно записывает.

Проходит ещё одна неделя … и вдруг, страшная неведомая болезнь вырывается изнутри их тел … она начинает пожирать их.

Как будто в расплату за то что они здесь … и сейчас …


За 4 дня у них выпадают волосы … затем зубы.

Ногти.

Они ещё хорошо видят, могут говорить но рассудок уже начинает покидать их.


По утрам, из их палаты теперь доносится вонь разлагающейся плоти.

И он усиливается каждый день.

Доктор выписывает им таблетки. Много таблеток.

Но они уже перестают ходить.

Таблетки – пьют.

Они даже просят их.

Ведь они хотят жить..

Они все ещё хотят жить …

Но не им решать.

И однажды, кто-то из них, потерявший человеческий облик – вдруг вспоминает папу.

С далёкого перрона.

Завет его.

Долго ли ему осталось?

Доктор даёт ему больше таблеток.


А дальше …

По городу идут плохие слухи – А может это инфекция?

Чума?

Проказа?

Через три недели после происшествия, больницу объявляют закрытой зоной.

Карантин.

Через забор кидают несчастным еду, хлеб.

Ещё несколько дней, по утрам, кто-то выползает из них наружу.

и те кто видят их с другой стороны – отшатываются от ужаса …

Вылезают уже не люди … а полумёртвые тела.

Вместо благодарности за пищу – жалобный вой … и пустые глазницы поднятые к небу.

Как будто спрашивая – за что?

За что?


Ещё через несколько дней – больше никто не выползает оттуда.

Но войти во внутрь помещения – никто не решается.


И тогда здание больницы просто сжигают.

Как барак для прокажённых.


А ещё через месяц – интерес к больным пропадает тоже самым таинственным способом.

Как будто кто-то – опустил рубильник снова.


Странная закономерность, не правда ли?


И только тот, кто остался в поезде – понимает всё.

Я ясно вижу его … начиная с того самого момента как он запрыгнул в вагон … лишь на мгновение … взглянуть.

Вот он с любопытством смотрит внутрь вагона, затем нерешительно оглядывается на друзей, решает – не пройтись ли по нем? Но прочь сомнения! Ведь будет ли другая возможность?

– Успею! – Думает он.

Друзья кивают головами.

Он смелый.

И отчаянный.


Вот он уже и в вагоне – и он … разочарован. Прогнившие доски пола … вонь от мочи … как будто люди здесь были минуту назад.

Лёгкий сквозняк гоняет белые перья по полу.

Внутри всё оказалось мерзко и скучно.

Стоило ли рисковать?


Хочет выйти … а за окном – белая простыня.

Все.

Конец.

– Это был капкан – понимает он.

Ноги начинают трястись … губы шепчут что-то …

Кажется – мама.

Ещё миг – и он тоже обоссытся от ужаса, как те что до него.

Но вдруг замечает … что-то смотрит а него снаружи … из белого тумана.

Оно чужое … непонятное … но оно … изучает его.

Как он – изучал его ранее.

Как будто двое соперников – наконец встретились.

И тогда он садится – прямо у окна.

И думает – учёные ведь … не обсыкаются.

И смотрит в туман.

А туман – на него.

– Кто ты? – тихо шепчут его губы.

А в ответ – тишина.


Но он уже не боится его. – Я не должен боятся. – Твердит сам себе.


Туман за окном меняется … он становится то серым … то чёрным … что-то мелькает в нем теперь, то ли звезды … то ли молнии …


И оно, снаружи, всё так же смотрит на него, пристально и внимательно – то ли восторгаясь … то ли изучая …


И каждый удар его сердца – как будто столетие … их уже на тысячи собралось …

Обратного пути больше нету.


– Куда мы едем? – Тихо шепчет в окно он…

– Туда где нету рубильника – Так же тихо ответ …


И поезд мчится все дальше, в темноту куда-то …

Плюгавый

История эта случилась давно. Ещё во времена СССР.

Приятель подарил мне радиоприёмник. Я включил его глубокой ночью решив послушать "вражеские голоса" и вдруг увидел как из радиоприёмника начали разбегаться тараканы. Огромные, наглые, чёрные.

– А – а -а -а! – Заорал я перекричав все вражеские голоса разом взятые.

Схватил скатерть на которой стоял радиоприёмник и связал все разом – в огромный узел.

– Ох и не завидую я Вам теперь, друзья – сказал я.

Я – человек простой. И план у меня тоже был простой.

Там, в глухой, непроницаемой скатерти, тараканы сначала начнут подыхать от жажды, потом от голода, потом от недостатка света … воздуха и т.д..

– А что мне оставалось делать?


Через месяц я вспомнил про узел с тараканами.

Осторожно развернул его и отскочил от куля …

из него высыпалась шелуха отдалённо напоминающая весёлых тараканчиков, а по ним – гордо шагал чёрный паук.

Сытый, довольный, он был явно разочарован что скатерть развернули.

Медленно он ушёл куда-то за окно.

И тогда я понял что произошло. Вместе с тараканами в скатерть попал маленький паучок.

Постепенно он пожирал тараканов, пока не сожрал их всех.


Эту историю я вспомнил через много лет, когда в школе где училась моя дочь – случилось нечто перевернувшее школу с ног до голову.

Оно перемололо все традиции и привычки учителей, все их связи, кумовство, интриги.


Как может один слабый человек побороть систему?


Да, может. Он поборол её, и то что он сделал – напомнило мне того маленького паучка который сожрал полчище тараканов.


Зайдя в школу где я не был несколько лет – я был поражён … мне навстречу кинулась уборщица и протёрла предо мной пол, охранник открыл мне двери и проводил к нужному кабинету, в столовой я съел такой обед что потом два дня не чувствовал голода. Каждый учитель мне приветливо улыбался и спрашивал – чем он может мне помочь?


Так кто же сделал это чудо со школой?


Кто же этот герой?


И тогда мне рассказали про одного маленького плюгавенького мужичка, к тому же безработного.

Именно он и переломил систему.


А дело было так.


Однажды он поссорился с директором школы… того можно понять – как может отец какого-то двоечника из пятого класса, качать свои права?

К тому же будучи безработным, нищим и вообще – полным "нулём" в этой жизни.


И тогда мужичка этого – как говорится "перемкнуло".

И он подал в суд на директора.

Дело было пустячное, мужичек был прав, и суд подтвердил это.

Но соль в том, что мужичек потребовал небольшую моральную компенсацию. И суд … удовлетворил её.


Это поразило мужичка … безработный папаша который наконец заработал небольшие деньги.


Это так понравилось ему что он начал подавать в суд – по любому поводу. Пять раз в неделю.

Он следил за учителями, взвешивал котлеты в столовой, мерял температуру отопительных батарей. Следил когда директор идёт на работу и когда возвращается.

Когда сын – пятиклассник получил расстройство живота – мужичек доказал что в столовой суп был слишком жидкий.

Там плавало 3 картофелины вместо четырёх.

Девять из его жалоб в суд – отклонялись. Но десятая – принималась. И мужичек получал выигрыш в суде, плюс – моральную компенсацию, которую неизбежно требовал.

Дела мужичка поправились, появились деньги.


Лишь только школа жила в атмосфере ужаса.


Мужичек был всюду – он следил за учителями, за тем как они преподают школьную программу, за тем что-бы они не брали подарки, подслушивал разговоры и

интересовался если кто-то из школьников имел температуру.

Он судился – со всеми, от уборщицы до директора.


Через год, эта школа стала образцовой в городе.


А мужичок пошёл искать другие школы.


Как маленький паучок пошёл искать других тараканов.

Что-бы сожрать их.


Слава же тебе, неизвестный мужичок!

Тебе не нужны были профсоюзы, депутаты или организация защита прав человека.

Ты все сделал сам!


Но система окружающая его – тоже не дремала.

Как огромный чёрный таракан, она вдруг почувствовала что кто-то пожирает её маленьких тараканчиков.

– Опасность! – Наконец сказала она хмуро. И стала крутить головой во все стороны.


Через год, обращение в суд – вдруг сделали платным.

Может, из-за этого плюгавого мужичка, а может кого-то похожего на него …

Я не знаю.

Но плюгавый … вскоре обанкротился. Походил по улицах с пустыми карманами, погоревал. И уехал жить за город, на огороды – в пустующих дачах.


А ещё через год – школы стали опять грязными. Котлеты недожаренными. А в супе плавало три картофелины вместо четырёх.


Жизнь, вернулась в прежнее, размеренное русло …


И ничто больше не нарушало её покоя.

Стеклянный глаз

Её нежные щёчки напоминали лепестки роз.

Её алые губки – дольки мандаринки.

Её голубые невинные глазки – говорили о потрясающей наивности.

А острые кончики грудей выпирающие из под короткого ситцевого платья – о девичьей непорочности.


И все в ней – звало к себе … как будто говорило … просило – возьми меня! Чего ты ждёшь?

Каждый день без меня – тобою прожит даром!

И он чувствовал как сердце стучит в груди. А в голове лишь одна мысль – Она не со мной … не рядом …


Студент второго курса экономического института, Игорь Влодинкович часами ждал когда она выйдет из двери своей квартиры … с затаённым дыханием наблюдал как её стройные ножки несли её юное тело по улице, Слегка покачивая в талии.

Что именно – заставляет так ходить тело?

Нечто, там, под её платьем качалось – влево -вправо, влево … вправо …

Почему оно – так заставляет двигаться её тело?

Может так – оно зовёт к себе?

Ответа не знал.

Лишь глядел и чувствовал как сердце отчаянно колотится в груди.


И вот однажды он заговорил с ней. Он не помнил про что именно, кажется про конспект по алгебре, лишь заметил что у неё странный голос.

Не жеманный, не хриплый от сигарет, и она даже не смеялась после каждой второй фразы как это делают 90 процентов девчонок что-бы понравится.

Она говорила с ним так просто, легко и непринуждённо – как будто его старый приятель.


Только вот … приятель – не может лежать рядом в постели.

А она – могла.

И его подсознание вдруг завопило – иди вперёд дружище! … У тебя получится с нею! Я знаю …


Правда?

Неужели … это волшебные голубые глаза – будут смотреть на него с любовью?

Эти невинные губки – станут целовать его?

Нежные, стройные ножки – обхватывать его тело.

А острые груди – подвигаться к нему что-бы он спрятался в них с поцелуями?


И тогда он пошёл вперёд … вдруг почувствовал что готов на многое.

Драться с пацанами ради неё – да!

Уйти от родителей – если они будут против.

Бросить институт – если ему придётся работать что-бы сделать её счастливой.

И жить вместе.

Только скажи – что хочешь?


Они два месяца встречались.

И вот однажды, приведя её домой вечером когда родителей не было дома – он стал целовать её … сначала робко, нежно … потом все настойчивее … все требовательней и горячее…


Говорил … что любит … что не может жить без неё ….


Затем стал просить её … хоть немного … хоть крошку счастья … если она любит его тоже.


Она не спешила … обожди … так сразу … она боится … все впервой для неё …

Да. Она тоже любит его.

Но …


Доказать тебе?


Не знаю …


Хотя … (и в это момент его сердце чуть не остановилось от счастья!)


Ну разве что … какую-то маленькую долю секса … как компромисс.

Как аванс любви – долгой и вечной.


– Правда? – Сердце чуть не вырывается из груди.


Конечно родная!

Пусть будет аванс!


Он ложит её на спину и начинает целовать ступни ног … потом лодыжки … колени ..

Поцелует все нежнее … все выше … все горячее …


Вот он уже целует выше колен … прямо там где качается при походке … – вправо – влево … влево – вправо …

Она молчит.

Лишь дыхание – все тяжелее.

Все горячее.

Её ладони рук – чуть касаются его головы – то ли отталкивая её обратно вниз, к коленям, то ли подталкивая – вперёд слегка.


И вот он уже целует её ноги прямо у кромки трусиков.

Они такие белые … тонкие …


Они мешают тебе родная, не правда ли?


Она не отвечает … лишь руки её ослабевают.


Медленно, очень нежно он снимает их с неё и продолжает целовать.

И вот он уже прямо там …

Где колыхалось при походке …

Вправо – влево …

Утыкается лицом … прямо туда … между ног … но что это?

О Боже!

Волосинка, острая и твёрдая, вдруг утыкается ему прямо в глаз …

– 0й! – Вскрикивает он от неожиданности.

– Что? – Приподымает голову она.


– Ничего – шепчет он и продолжает … но с глаза предательски течет …

Только теперь он видит – её волосы на лобке ..они сантиметров два длины, то ли ещё не выросшие до конца, то ли чуть подстриженные … может поэтому такие острые. ..


Но смотреть на них становится все труднее – с глаза течет все сильнее.


Почему-то возбуждение стало уменьшаться …

Он стараться как прежде … и снова … все также целует туда … нежно и ласково … только … со страхом опять получить снова укол в глаз … уже второй …

Тьфу черт! О чем только думается в такой момент


– Мне пора – Вдруг говорит она и начинает одеваться.

Он поворачивается к ней только одной стороной лица – что-бы слезящийся глаз не видела.


Проклятый глаз слезился всю ночь, и даже утром.

В институт пришлось идти с перевязанным глазом.

Его любовь, при встрече с недоумение смотрит на него … кажется, она ни о чем не догадывается.

Через два дня – родители заставили пойти к врачу.


– Тяжёлая ситуация! – Тяжело вздохнул старичок в белом халате – Кажется, инфекция попала. Чем же Вы умудрились глаз уколоть, молодой человек?

Он сказал что не помнит. Не говорить же ему правды …

По острые волосы в паху – молодой студентки второго курса.


А ситуация с глазом все ухудшалась – пришлось даже ложится в больницу на обследование.

В институте тоже начались проблемы – с военной кафедры отчислили – он не мог проходить практику.

Потом была операция на глаз.

Но улучшения не произошло.

Через пол года, врачи заговорили об инвалидности.

Даже предложили выбрать себе стеклянный глаз.

Но правда, не сразу … лишь после того как удалят опухоль на месте укола.

И ещё … деньги нужны на лечение … много денег.

С института, его отчислили через год.

Карьера была сломана.

И вообще, жизнь – пошла наперекосяк.

Отец, который набрал кредитов на лечение – запил.

Матери пришлось работать на трёх работах, что-бы прокормить семью.

И впереди у него, была темнота и инвалидность.


Лишь иногда теперь – он смотрел в окно, где все так же, по утрам, выходила эта девочка

И всё так же, её нежные щёчки напоминали лепестки роз.

Алые губки – дольки мандаринки.

А голубые невинные глазки – о потрясающей наивности.

И все так же она колыхала своей талией при походке … вправо – влево, вправо – влево … и все так же, что-то двигалось под её платьем – в этот такт.

Призывно и заманчиво.

Только он знал теперь – что именно прячется там.

И его единственный глаз непроизвольно дёргался.

– Не смотри на неё.

Хватит тебе одного раза.


Иногда. она приветливо кивала ему головой.

Но когда стала замечать что он прячется за шторами – то перестала.

Со временем, вообще забыла по него наверное.

Молодость.


Через год ему вставили стеклянный глаз и он перестал смотреть на улицу.

Стал закрывать шторы.

Родители долго не могли понять – откуда у него появилась такая странная привычка.

Но потом смирились.


Через пару лет, он устроился каменщиком. На стройку. Там никто не обращал внимание что у него один глаз.

Лишь иногда, напившись, он рассказывал приятелям за бутылкой водки как молодая красивая девичья пи..да, сломала ему жизнь. Точнее – волосы на ней.

Вот как бывает! …

Те слушали и смеялись.

Не верили.

Он обижался а них … но потом, со временем, стал смеяться с ними – тоже.

Почему не восстановилась империя?

Уже прошло столетие, но почему – никто так и не смог восстановить российскую империю? Несмотря на огромные усилия и жертвы? Несмотря на военные победы и неимоверные запасы нефти, газа?

В чем секрет – удачи предков и неудачи их потомков?


Вопрос – на который многие ищут ответа.

И версия которую я предлагаю – очень оригинальная.

Может она ошибочная.

А может нет.

Кто знает? ..Время покажет.


А вот и сам ответ на вопрос … дело в том, что 300 лет назад, империю создавал не пролетариат а дворянство.

А дворянство – это было не просто слово.

Это была элита, … возможно самой уникальная во всей мировой истории.

300 лет она руководила страной но при этом – жила по своим внутренним законам не впуская туда пролетариат.

Пушкин, Лермонтов, Чайковский, Толстой, Достоевский и многие кем сейчас гордится человечество – были дворянами (хоть про это сейчас предпочитают умалчивать).

Как и лучшие военачальники Европы чьи победы изучаются до сих пор – Кутузов, Нахимов, Суворов и т.д.

Но дворяне считали себя не просто элитой … а европейской элитой – к примеру вторым родным языком у них обязательно был французский. А смешанные браки с иностранцами активно поощрялись. Даже императрицей в дворянской России могла стать иностранка (немка) и никого это не удивляло.

Хоть дворянство и жило обособленно от жизни простого народа – под его руководством Россия стала одной из самых развитых стран мира, и не раз многие страны Европы просили защиты у неё.

Войти в состав дворянской империи – посчитали возможным для себя многие европейские народы. Наверное не в последнюю очередь – благодаря репутации дворян. И их понятиям о благородстве и чести.

Но коммунисты в 17 году физически уничтожили дворянство.

И после этого всё кардинально изменилось.

Больше не было его вековых традиций.

Ни дворянских понятий о чести и достоинстве.

Ни его благородства. Ни европейского воспитания – с французским языком как вторым родным с самого детства.

На смену просвещённому дворянству пришёл пролетариат, криминалитет и уголовники.

Народы входящие в империю стали стремительно покидать её.

И как не пытались большевики удержать империю – вместо просвещённого дворянства они могли предложить лишь принуждение и насилие.

А если и присоединяли к себе народы – то лишь завоеванием оружием.

Которое не несло никому радости.

Народы оказавшиеся в новой пролетарской империи – отставали в развитии от тех стран которые ушли с неё. Причём очень значительно. Как по экономическому развитию так и по доходам населения.

Стоит ли удивляться что при первой возможности – новая пролетарская империя под названием СССР – распалась.

Восстановился капиталистический строй.

Но и это не помогло восстановить империю – равной по силе и авторитету былой дворянской империи.

Часть криминалитета и пролетариата – перебирались в олигархи. У них появлялись яхты и виллы. Но не более того …

Они не могли конкурировать с дворянами.

Ни в чем.

Возможно – с латиноамериканскими миллиардерами. Или азиатскими шейхами. Или американскими банкирами. Но только не с дворянами.

С их многовековыми традициями. Их силе духа, репутации и понятиями о чести – которые признавал и уважал весь мир когда-то.

Увы … но оказалась, что без дворянства- идея на которой держалась империя когда-то – исчезла.

Уничтожить дворянство оказалось легко а вот воссоздать его или хотя бы элиту равную ей – очень трудно.

Элиту которую уважал бы весь мир и … не боялся её.

А если её так трудно создать, то могут ли заменить её – танки и ядерное оружие?

Кто его знает …

Время покажет …

Мороженое

Какой позор … я стоял у киоска с мороженым и моя рука щупала в кармане последние монеты … раз, два, три … должно хватить…

На лице выступила красная краска … я был уже не маленький.


Мне бы на пиво сходить.


Бабе цветы подарить.


Водку с другом разделить.


А я как идиот стоял возле киоска с мороженым.


Оно было четырёх сортов – шоколадное, сливочное, с сиропом и в стаканчике.


И я вдруг понял …

Нет. не буду я бабам цветы дарить.

И с другом водку пить.

Я хочу мороженого.


И вот, мужик которому за пятьдесят, голосом срывающимся от волнения, говорит продавцу – дайте мне пломбир на палочке.


– Пошёл нах отсюда старый хрыч! – Должно было прозвучать в ответ – Иди … не морочь голову людям.


Но продавец, даже не взглянул на меня – взял монеты и протянул мне пломбир на палочке.


– Уф … – С облегчение выдохнул я и отвернулся.

Но рано я радовался.

За мной пристально следили другие глаза.


Не успел отойти два шага и укусить своё мороженое как возле меня нарисовался парнишка лет 10-ти.

– Дяденька … а, дяденька …


Раздосадованный что кто-то отрывает меня от первого укуса (а я уже открыл рот), я начал смотреть по сторонам – вправо … влево … и наконец вниз.

Наконец вижу малолетнего цыганёнка с хитрыми наглыми глазами.

Бегло оценив меня ими, цыганёнок запел старую песню – Хата наша сгорела … мамка умерла … падайте дяденька … Христа ради …


Я уже много раз слышал эту песню поэтому равнодушно укусил мороженое и пошёл дальше.. Пломбир был чудесный – сладкий, с каким-то неповторимым шоколадным привкусом. Да и цвет его мне нравился- темно – розовый …

И пока я с любовью рассматривал его … – Эй, дядя … Вдруг снова раздался голос снизу напоминая о себе.

Я вспомнил о цыганёнке.


С досадой что меня отрывают от мороженого я буркнул – Нету у меня денег – И ещё раз укусил мороженое. Второй кусок оказался ещё вкуснее первого – вкус внезапно изменился и из шоколадного стал ромовым …

Какой блаженство!

Я снова с любовью стал рассматривать мороженое.

Уже открыл рот для третьего укуса как …


– Мороженое … – Сказал голос снизу. И теперь он был нетерпеливым и настойчивый. Плаксивые нотки исчезли из него как будто их и не было.

Гримаса ужаса отобразилась на моем лице. Сомнений не оставалось – цыганёнок хотел моё мороженое.


От такой наглости у меня аж перевело дыхание и онемели ноги. Я ведь выгреб за него последние монеты из кармана. А у меня их было аж три штуки.

Но, с другой стороны … не отказывать ведь ребёнку … как то неудобняк.

Да и прохожие стали с интересом поглядывать на меня – даст дядя или не даст.


А может я ослышался? Наверняка так и есть … – ослышался! – Я покачал головой – Да, хорошая погода мальчик ! – И снова укусил мороженное.


– Дай мороженое!!! – Завопил цыганёнок на всю улицу. И его тревогу можно было понять – дядька кусал мороженое большими кусками.


– Кому дать? – Непонимающе сказал я, оглянулся и укусил ещё раз оставив на палочке последний кусок.

– Мне!!!! Это мороженое!!! Дай мне!!!! – От нетерпения цыганёнок даже начал подпрыгивать стараясь дотянутся до него, но поняв что не получается – стал протягивать руку показывая на последний кусок мороженного висящий на палочке.

Теперь он и я с жадностью смотрели на него.

А во рту моем, все ещё разливалось сливочное удовольствие – сладкое, шоколадное, неземное.

И вдруг я понял как трудно мне будет с ним расстаться … несмотря на детский визг под ногами. И вопли – Мороженное! Дай мне мороженное!

– Надо бы и отдать ему – Мелькнула мысль. И она была правильная – А как же иначе? Как говорится – "дети это цветы жизни", "труд, мир, май" … и прочее.

И пока я с трудом переваривал эту мысль, рука моя ненароком поднеслась ко рту и я укусил последний кусок.

Детский крик оборвался на самой высокой ноте. Как полет птицы.

Наступила зловещая тишина …

– Дядя …

Теперь мы молча с ним смотрели на мою руку – в ней оставалась лишь палочка измазанная шоколадом. Сверху – до низу.

– На мальчик – Протянул я её.


– Сам ешь дядя … И пацанёнок не по детски выругавшись повернул куда-то за угол.


– Как знаешь мальчик – Пробормотал я я облизывая с неё последние куски шоколада, пошёл дальше

Драйвер

Я часто смотрел в глаза новорождённым – котятам, щенкам, кроликам. Они открывали глазки а я смотрел в них …

Зачем?

– Ощущал радость от появления новой жизни?

Нет. Не угадали.

– Думал про смысл жизни?

Тоже нет.


Но я смотрел … одну неделю … другую … чувствуя как

холодок ужаса подымается у меня по спине.


Потому что понимал … одну простую истину.


Кем бы ты не родился на свете, человеческим детёнышем или кроликом, котом или собакой, в самом начале твоего существования – Вы ничем не отличаетесь.


– Вот мамочка рядом … вот солнце … вот сиська …

Вот ожидание что кто-то – ждёт их в этом мире …

Что они нужны.

Любимы.


И первая улыбка.


Уже потом, они начнут понимать что они разные. Один – оказался в теле кота. Другой – в собаке. Третий – человеком.


Делать нечего … и все расходятся по своим компаниям.


Каждое тело – имеет свою операционную систему.


Если человеческое – к примеру имеет Виндоус, то кота – Линукс.

У каждой системы – свои программы, свои драйвера.

И драйвер от одного – к другому не подходит…


Каждый день – система в теле перегружается.


Я смотрю как просыпается моя жена. А рядом кот. И первые секунды – у них одинаковый взгляд. Похожий на взгляд новорождённого.

Они не могут понять в какой операционной системе они проснулись. И в каком они теле.


Несколько секунд – и жена приходит в себя.

Она определяется – что человек.

А вот уже и перегрузилась операционная система кота – он определяется что кот.

– Здравствуйте ребята!


В моей операционный системе, есть остатки от какой-то другой системы – я не знаю какой но в снах, я бываю иногда не только человеком.


К каждой системе полагается куча драйверов.


Я отчётливо вижу это на примере кролика.


Я даю ему кусок печенья – раньше он никогда не ел этого сорта печенья.

В его глазах я тут же вижу как запускается драйвер.

Он нюхает носом печенье но … не ест, лишь перебирает различные драйвера.

Глаза у кролика выпученные … нос ходит ходуном …

Проходит десять секунд … двадцать … тридцать (медленный процессор?)


– Неопределён – Наконец высвечивается ответ в глазах кролика.

Это ответ его операционной системы.


– А может рискнуть? Попробовать? – Это уже спрашивает душа кролика.

И она делает – новый запрос операционной системе.


Запускается новый драйвер. Под названием – опасно ли это?

Из памяти извлекаются подобные случаи – я уже давал ему другой сорт печения и оно оказалось вкусным.

Кролик не заболел, не мучился, не страдал поносом.


Вариант ответа – "Да. Ты можешь попробовать".


И кролик осторожно берет печенье из моих рук.


Люди, странные существа.

Они любят играться тем – что скидывают драйвера и нарушают работу операционной системы.

Напиваются. Колются наркотиками.

Или вопреки драйверу – идут навстречу опасности.


Операционная система выдерживает это.

Но нельзя что-бы система слетела – тогда можно чокнуться.


Уж лучше – пусть только драйвера летят.

Они восстанавливаются.


Я иду по улице. Светит солнце. Поют птицы. Драйвер определил мне ход мыслей – добродушно – философский.


Вдруг вижу … на ступеньках магазина сидит молодая девушка – держит на коленях котёнка.

Совсем маленького.

Только недавно глаза открыл.


У меня запускается драйвер, который не должен был сегодня запускаться. Я хочу заглянуть в глаза котёнку.


Подхожу что-бы заглянуть в них.

И чувствую что мороз снова подымается по коже – я был прав. Взгляд его глаз … он ничем не отличается от взгляда новорождённого человеческого ребёнка.

Такой же ясный, чистый, нежный.

Это … взгляд ангела.


– Так кто мы в конце концов? … – Тихо шепчут губы.


Вдруг слышу – сзади меня шум, там два мужика … стоят в очереди за мной … почему -то хотят посмотреть на котёнка тоже …


– Неужели я не один это заметил! – Мелькает восторженная мысль. – Какой философский народ у нас однако!


Девушка протягивает к ним котёнка – Возьмёте?


Я присаживаюсь на колени и вдруг замечаю что у неё, ненароком, из за котёнка – задралось платье … и видны трусики из под него. Трусики очень тонкие – просвечивается всё что под ними …


Запускается новый драйвер – мне хочется поближе к ней … дотронуться.. погладить…


– Слышь мужик – дай другим посмотреть … на котика …

Оглядываюсь. Сзади меня уже очередь из пяти мужиков.

Все хотят посмотреть на котика.

И ещё что-то …


Наверное этот драйвер универсальный.

Сто пятьдесят

Эта цифра означает – рассказы.

Именно столько способен написать обычный автор.


Я понял это не в пьяном угаре, но под марихуановой дурью и не находясь в районе промежности блондинки … прямо между её ножек в кружевных чулочках тесно обегающих стройные, красивые ляжки, подымаясь по ним поцелуями вверх … все выше и выше …

Стоп!

Я о другом кажется писал.

Ах да!

150


Я понял эту цифру несколько лет назад.

Первые 150 рассказов – это творческий подъем, вдохновение, потенция, заставляющая тебя возбуждаться от каждой шатенки на ночном телеканале для мужчин. И тогда, ночью, ты с нетерпением ждёшь когда жена уснёт чуть захрапев, включаешь этот канал и смотришь на шатенку …

Как подымается её грудь … как она касается себя … все ниже и ниже …

Её темп.

Вдруг замечаешь что вы с ней – в одном темпе.

Дышите … сокращаются мышцы рук …

Вот она останавливается … и останавливаешься ты тоже.

Она кончает … и ты …


Стоп.

Кажется я о другом писал.

Ах да

150


Как я уже говорил, написав 150 рассказов – Вы вдруг почувствуете что все темы исчерпаны.

– Не х..я себе! – Изумишься ты. – Неужели я, такой умный, талантливый и интересный человек – уложился в 150 рассказов!

Мой жизненный опыт … переживания … раздумья…

Не может быть!

Всего лишь- сто пятьдесят сраных рассказов?

Но это так!

Я вижу это не только по себе, но и в 95 процентах других авторов – вокруг себя.


А может я – оставшиеся 5 процентов?


И ты начинаешь заводить себя.


Искать темы … сюжеты … что-то новое.

Однажды я купил себе резиновое женское влагалище.

Он было как настоящее.

Даже с волоснёй посредине.

– Штука хорошая в хозяйстве! – Бодро сказал я.

Но только … оно порвалось через месяц.

Наверное заводской брак.

Сколько я не писал на завод, взывая к совести производителя, сколько не хныкал пытаясь разжалобить директора завода и прислать мне другое влагалище – он на мои письма не отвечал.

И все что оставалось мне – найти фотографию директора завода и дрочить на неё, вместо влагалища.

Впрочем, потом я решил прекратить это так как стал директор начал мне по настоящему нравится.


Впрочем, это уже совсем другая история..

О чем это я?

Ах, да!

150.


Итак. Вами уже написано 150 рассказов – приготовьтесь что Вы теперь станете творческим трупом – холодным … мерзким … чёрствым …

Вот, какой-то молодой поклонник (он или она) лезет к Вам на страничку … что-то хочет от Вас, прижимается к Вам, обнимает, целует…

– Люблю – шепчет Вам на ухо.

Не замечает что Вы уже – разлагаетесь … и Ваш череп с остатками волос – приветливо улыбается ему в ответ. – Я вправду тебе нравлюсь?


– Правду! – Улыбается поклонник, и пишет тебе ещё одну восторженную рецензию – Я просто без ума от твоего таланта!

Не понимает … что его сладкая рецензия – сродни наслаждению для трупа.

То ли творческому … то ли сексуальному …

Да и какая разница?

Ведь от неё веет молодостью … свежестью …силой …

– Да … да … да, милый – Шепчет труп и нетерпеливо подвигается ближе – Что именно тебе нравится в моем творчестве? Расскажи по секрету …

В пустых проёмах черепа мелькает что-то … остатки волос с черепа развиваются на ветру.

– Спасибо … что позволяете мне общаться с Вами! … – Мурлычет поклонник – и впивается губами в губы черепа. Холодные и тонкие.

– Да!… Кричит труп от наслаждения. – Ниже … целуй меня ниже … (то бишь подробнее … подробнее о том как любишь меня)


Стоп.

Опять я что-то не о том.

Ах да!


150 рассказов.

После них – Вы начнёте повторяться … подражать самому себе … вместо творческого наслаждения – чувствовать какую-то неудовлетворённость, тревогу …


Когда я чувствую неудовлетворённость и тревогу – то сразу бегу в соседний магазин … посмотреть на молоденькую продавщицу в коротком платье.

Потом, ночью она снится мне – приходит в мою комнату, садится мне на грудь со своими длинными ногами … смотрит робко, даже извиняющееся – можно к Вам?

– Можно – Отвечаю я.

Но я её уже знаю – наглая и бесстыдная.

И верить её робкому застенчивому взгляду – нельзя ни в коем случае.


Вот и теперь… она подвигается чуть выше по моей груди. – А сюда можно?


– Можно – Говорю. А мой голос становится хриплым. – Куда же мне от тебя деться?


– Правильно … некуда – Смеётся она. И чуть сдвигает ноги, так что её ляжки касаются моих ушей.

Затем подымает платье перед моим лицом, показывает, и задумчиво протягивает:

– А не поцелуешь ли ты меня … туда?

И со смехом откидывается на спину.


– Нет – Говорю решительно. – Я ведь человек серьёзный, партийный. И даже образованный.


– Значит сладко целовать будешь! – Издевательски смеётся стерва. И подвигается своим телом – прямо вперёд.

Утыкая мне её- прямо в губы …


Ах да! Я же про 150 хотел.


Если Вы ещё не написали их, свои первые 150 рассказов – то значит вперёд!

У Вас – все ещё впереди!

Для Вас – все возможно!


А если – уже да …

То … читай мой рассказ – сначала.

Мой кот – убийца

Его облик ужасен по всем меркам.

Два немигающих глаза чуть желтоватого цвета. Со зрачками похожих на змеиные.

Как у питона или удава.

Такие же фосфорические, гипнотизирующие.

Ничем не похожие на человеческие.

В них нету эмоций.

Жалости или сострадания.

Они – лишь рассчитывают расстояние.

До цели.


Но ужасы в облике этой твари – на этом не кончаются

По бокам его морды – два орудия убийства.

Они – настоящее произведение искусства. Как будто Господь решил сотворить нечто ужасное и сделал эту тварь смертельным совершенством.

Возьмите её на руки и потрогайте клыки … они изогнуты чуть назад.

Это для того что-бы жертва умирая – вонзала их сама в себя.

И чем отчаяннее она будет извивается – тем глубже они войдут в её плоть.. тем больше капель крови – будут стекать по гладким, как будто отполированным клыками.

И медленно капать к лапам этой ужасной твари.


А лапы её – это ещё одно оружие убийства. И в своём совершенстве – они даже превзошли клыки.

Как будто Господь, проявил настоящее мастерство в деле создания идеального убийцы.

Вот тварь прыгает вперёд … и её лапы обхватывают тело жертвы.

Это – мёртвая хватка.

Вырваться невозможно.

Затем раздаётся крик ужаса и боли – десять острых, изогнутых ножей выползают из лап твари и вонзаются в тело жертвы.

И как будто этого мало для её страданий, ещё 10 ножей вдруг вылазят из задних лап твари … длинных … изогнутых … всегда готовы к своей работе – убивать.


Затем начинается то что можно описать лишь в фильме ужаса.

Пока верхние лапы, когтями притягивают жертву к себе – десять ножей снизу начинают работать как пилорама- вырывать куски мяса из тела жертвы. Все ещё живой и извергающей крики боли и ужаса.

Шансов на спасения – никаких.

Лишь обречённость в глазах.

Лишь слезы смешиваются с кровью. И вопли – Господи! Что же за ужас ты создал???

Но никто не отвечает с неба.

Лишь тупые немигающие глаза этой твари – тупо смотрят в ответ.

И плевать им на страдания и смерть. Она смотрит хладнокровно и безразлично.

Ей – дано право решать кому жить а кому умереть на этом свете.

Для этого её – и создали.

Она – идеальный убийца.

И сегодня – она выбрала тебя.


Проходит секунда и два острых клыка вылазят из пасти этой твари. И тоже вонзаются в тело жертвы … они прокусывают плоть не спеша … как будто издеваясь над нею и стараясь довести её страдания до максимума …

Тварь с наслаждением ощущает как тёплые капли крови спускаются по её мохнатому подбородку.

Удовольствие твари можно понять – Господь сделал ей ещё один подарок – создал такой желудок что способен переварить даже не разжёвывая – куски мяса, кожи и кости.


– Вопросов нет! – Скажете Вы – Гнать эту тварь надо туда откуда она вылезла – в глухие леса и болота.

В тайгу и тундру.

Что-бы сидела там где ей и место – с волками и медведями.

К тому же Бог дал ей столько шерсти что она нигде не сдохнет.


Но что это? …

Что происходит????

Эта мерзкая тварь смотрит на Вас своими немигающими змеиными глазами, но там – желание не убивать, а наоборот … неимоверная любовь к Вам.

Почему?

Вы ошеломлённо смотрите на неё … и видите – идеального убийцу, с когтями и клыками.

Но что видит она? Почему она смотрит на Вас с такой любовью, как будто видит близкого родственника?


– А ты не ошибся приятель? Разве мы чем-то похожи? – С недоверием спрашиваешь ты и с изумлением смотришь на себя в зеркало.

Там стоит лысый господин с солидным брюшком, лысиной и очками на носу.

– Что общего ты нашёл между мной и тобой?

Но тварь, упрямо трётся об тебя носом – как будто просит не сомневаться – … я не ошиблась. Мы с тобой – одной породы. Хоть ты пока не знаешь об этом …


– Черт знает откуда ты это взяла! А впрочем …- И у Вас вдруг появляется довольная улыбка на лице. Вы нагинаетесь и трётесь с ним носами.

– Действительно, а кто сказал что я жертва? Я ведь тоже хищник судя по атласу природы! Впрочем, не такой жестокий …

Вы смотрите с котом друг другу в глаза … ты вдруг понимаешь что кот не только хищник, но он ещё и ловкий, и выносливый, и ночью отлично видит, и прыгает на высоту в пять раз выше своего роста … и с крыши может упасть и не разбиться …

И самое главное – он почему-то принял тебя за своего сородича.

Равного себе.

Стоит ли его разочаровывать?

– Ты прав, приятель, мы с тобой одно и тоже. – Говоришь ты. И облик толстяка в зеркале – кажется уже не таким омерзительным.

А потом … ты будешь угождать коту … ползать перед ним на коленях – то с миской еды … то с молочком на блюдце … лишь бы кот – продолжал принимать тебя за своего. Мурлыкал. И тёрся носиком с тобой – с глазами полными любви – Ты такой же как и я! Идеальный!

– Правда? – Шепчешь ему на ухо снова и снова. – Мы действительно похожи с тобой? Ты не врёшь?

– Не вру – Мурлычет тот в ответ … а в глазах – всё та же любовь. Непритворная. Непонятная откуда взявшаяся … – да. Ты такой же как я.

И человек почему-то счастлив …

Как будто большего ему – не надо.

Как я искал работу

Поиск я решил начать с газеты.

"Молодому коллективу срочно нужны энергичные молодые люди".

– Это оно! – Взвизгнула моя интуиция.

Дрожащими от волнения руками набираю номер.

Ведь новая работа – это как новая любовница.

И экстаз тоже

Может, она даст мне сразу. И я получу кучу новых ощущений и удовольствия.

А может, не даст.


В телефоне гудки. Наконец с другой стороны провода – кто-то снял трубку.

Молодой голос монотонно читает мне про предлагаемую работу.

Через минуту я понимаю что они ищут воров и домушников.

– КОГО? – Шёпотом спрашиваю я. – Я правильно понял? Вы имеете в виду тех которые квартиры грабят?

Но голос уже рассказывает мне какой у них дружный коллектив. И что по квартирам лазить мне не придётся, а только наводить на них, ну разве что … ещё на стрёме постоять. За отдельную плату.

Трубка задрожала но я беру себя в руки. Понимаю – мир меняется быстрее чем я. Надо привыкать.

– А зарплата какая? – Деловито спрашиваю.

– В зависимости от дневной выработки – Отвечает – Согласно трудового законодательства.

– И трудовую книжку можно завести?

– Отчего же нельзя? Конечно можно.


Я прикидываю как после записи в моей трудовой "Бригадир машинистов " у меня появится другая: "Вор – домушник". С поощрениями за хорошую работу.

– Что поделаешь! – Вздыхаю я – Мир меняется …

Впрочем, не буду спешить.

Ведь экономика в стране – подымается. Рабочие руки всюду нужны!


Второе объявление о работе я нашёл на заборе, прямо возле моего дома.

"Работа на свежем воздухе, с клиентами. Стаж работы не обязательный. Обучение за счёт фирмы"


Через два часа встречаюсь с представительным молодым человеком в чёрном костюме. И мы идём смотреть моё будущее место работы.

Останавливаемся у церкви.

– Не понял … – Говорю я.

– Чего не поняли? Будете подаяние тут просить …

– Подаяние? – У меня подкашиваются колени.

– Рано ещё на колени становится – Ободряюще кивает он головой и поддерживает меня за локоть. – Вы ещё не приняты на работу.

Оказывается это не так просто. Там есть конкурс.

Но у меня есть все шансы его пройти. Раз у меня колени так быстро подкашиваются.

Потом он долго рассказывает мне о графике работы – два дня через два, и какой механизм начисления зарплаты. С поквартальными премиями.

– Мы из Вас сделаем человека папаша! – Хлопает он на прощание меня по плечу показывая что презентация фирмы закончена.

Понимаю – я понравился ему.

Наверное перспективный.


Но пока что я снова не соглашаюсь. Экономика ведь – подымается.

Может ещё лучше работу найду.

Говорю – подумать надо …

И иду дальше.


Я ведь – продаю свою рабочую силу. И хочу продать её подороже.


На улице стоит чудесный день.

Солнце светит ласково. Ветерок дует.

Как вдруг встречаю старую знакомую. Остановились, говорим по душам … рассказываю – вот мол, работу ищу. Много предложений имею но я знаю себе цену.

Она аж хлопает руками от восторга – А я ведь тоже ищу нового работника!

– И в чем работа? – Деловито смотрю на неё.

– Понимаешь, сейчас я не замужем. Ищу мужа.

Я киваю головой делая вид что все понимаю. Но получается плохо …

Она замечает, поясняет.

– Не простого мужа, а такого что бы богатенький был, с квартирой, машиной и без родственников … Короче, надо помогать мне искать его. Рабочий день с 8.00 до 18.00, перерыв на обед с 14 до 15, отпуск согласно трудовому кодексу.

– Постой – Вспоминаю я – Но кажется у тебя уже было 5 мужей, и все они умерили … от гриппа …

– Ну да … – Изумляется она моему непониманию. – Теперь нужен шестой.


Чешу у себя в затылке … работа конечно заманчивая, интересная. А эпидемии гриппа не заканчиваются. Разве что с телом очередного шестого мужа – придётся повозится. Зато график работы удобный … с обедом …

Но снова решаю – не спешить.

Экономика ведь – подымается!

Выбор большой!


Обещаю снова подумать. И иду прямо на базар – там всегда есть новые вакансии на работу.

На душе радостно – столько рабочих мест появилось!

Значит действительно – подымается экономика!

И мне хочется дышать полной грудью!


Возле будки с мясными пирожками – действительно висит новое объявление – нужен работник.

– Значит не ошибся – Радостно улыбаюсь и захожу внутрь – там три мужика в халатах, с пятнами грязно – красного цвета.

– А в чем работа, ребята?

– Да пустяшная – бродячих псов вылавливать и сюда приводить.

– Мечта а не работа! – Подмигивает мне другой, тот что стоит справа.

Замечаю – чей-то пиджак лежит на полу. С оторванным рукавом.

Кажется бродяги какого-то …

Те замечают мой взгляд – Да нам пофиг кого приведёшь сюда! – И смеются.

Сразу видно – дружный, весёлый коллектив – отмечаю для себя внутри. Это большой плюс!

Говорю им – Конечно, работа хорошая!

Почти уже соглашаюсь, но вдруг опять вспоминаю – глупо не попробовать использовать все шансы – ведь столько рабочих мест вокруг!


Иду домой и по дороге покупаю газеты, журналы, проспекты – там всюду … работа … работа..

Я радостно бегу домой.

Потом, весь вечер звоню … спрашиваю … узнаю …

– Стать снайпером – нет, зрение не то уже …

– Выбивать долги? – Нет, работа тяжёлая А я старый..

– Наркота? Дурь? – Нет, у меня на это аллергия.

– Проститутка? – Простите … но я другого пола … как это не имеет значения?

– Беженцев через границу? Ночью? – Простите … я не следопыт.


Уже ночь.

А работы – не кончаются.


И хоть не нашёл пока, на душе все равно – спокойно и радостно.

Приятно когда вокруг столько рабочих мест!

Ведь экономика подымается!


А значит, я уверенно смотрю – в своё будущее!

Как привлечь читателя

Итак, Вы написали рассказ.

В последний раз перечитали его, исправили ошибки и холодными от волнения пальцами выложили на литературном сайте.

Следующие сутки будут очень тяжёлыми в Вашей жизни. Как будто страдая от поноса, Вы будете через каждые 15 минут покидать друзей, родных, работу.

И проверять количество читателей прочитавших Ваш рассказ.

Наконец к вечеру, цифра перевалит за 2.

– Что-то маловато – Скажете Вы. И начнёте думать – Куда же катится этот мир, когда даже такие шедевры от литературы остаются незамеченными?

Но мир будет спокойно катиться дальше – день … другой … третий.

На четвёртый день Вы решите что нужно спасать его.

И привлекать читателя к своему рассказу.

Но что для этого нужно?

Конечно! Добавить немного визуальной информации!

После чего, возле Вашего рассказа вдруг появляется фото.

Там, Вы в светлой рубашке, галстуке и цветами роз на заднем плане. Глаза Ваши мудро смотрят куда-то вдаль намекая что в Вашем рассказе мудрости не меньше.

Количество читателей переваливает за цифру 5 но потом опять упорно остановится.

– А может фото … не того? – Догадаетесь Вы и меняете фото на другое – где Вы в ковбойской шляпе, валенках и почему-то на фоне Эйфелевой башни.

Но и это мало помогает.

Цифра меняется на 7.

Мало.

Очень мало!

– Пора переходить к радикальным мерам! – Думаете Вы.

И с этого момента начнёте активно посещать страницы других авторов. Дело в том что при этом, у них появляется Ваше имя как читателя.

Вы ещё не поняли в чем секрет?

Только чёрствый, неблагодарный и глупый человек не поймёт что надо сделать ответный визит. И прочитать Ваш замечательный рассказ тоже.

Ура!

Это было правильное решение!

Цифра читателей резко пойдёт вверх. Вот уже свыше 20-ти.

Но что это???

Солнце продолжать светить как всегда.

Небо синее.

Тучи белые.

Ничего в этом мире не меняется!

– А может … они просто посещают мою страницу но ничего не читают? – Мелькает ужасная мысль. Она тем более ужасная потому-что вы делали так же само.

– Негодяи! Сволочи! – Бурчите Вы недовольно но делать нечего – теперь Вы не только посещаете чужие страницы но и читаете их, оставляя отзывы.

Кажется помогает!

Вот и первые ответные отзывы!

Но что-то опять идёт не так … отзывы какие-то скупые, короткие … как будто сквозь зубы. И написаны как будто под копирку.

Как вдруг … что это?

Один из них – особенный. Кажется человек начал честно читать Ваш рассказ … даже два абзаца осилил. Но потом остановился.

Сказал что пошёл чай пить.

И исчез.

– Вернись сука! – Кричите Вы в экран монитора но тот не возвращается.

Тогда, что-бы заставить его вернуться и прочитать все что у Вас есть – Вы начинаете писать ему многочисленные слащавые рецензии, про то что он открыл Вам глаза на литературу, что сердце у Вас теперь стучит сильнее, что душа поёт.

Только не пишете ему одного – что ждёте от него такие же сладкие слова в ответ.

Пусть сам догадается.

Но эта тварь прочитала ещё два абзаца и опять остановилась.

Пишет что пошла посрать.

И исчезла.

Тогда Вы попробуете менять тактику.

Теперь Вы пишите ему что очень больны … что жена ушла от Вас … с работы уволили … и Ваш рассказ он должен дочитать непременно что-бы поддержать Вас морально.

Но тот упорно не возвращается из туалета. Уже четвёртый день.

Вы заваливаете его сообщениями – с тревогой спрашиваете как он себя чувствует?

Не случилось ли чего?

И как бы между прочим, добавляете, что вчера у Вас был доктор и дал Вам месяц жизни.

Это конец.

С Вами – все кончено.

Шансов никаких.

И все что хотите Вы перед уходом – узнать его мнение об рассказе.

На прощание.

Наконец, кажется это помогло. Сработало!

Вы получаете от него ещё один отзыв.

Но на этом … все заканчивается.

Он больше не возвращается.

Напрасно Вы унижаетесь, уговариваете, даже угрожаете. Или пишете что получили огромное наследство. И готовы поделится с ним.

Или даже обещает отсосать ему х..й при встрече.

Все напрасно.

Этот ублюдок больше не вернулся

Как вдруг, Вы замечаете что за это время – количество Ваших читателей достигло 75.

– А что? – Думаете Вы – На первый раз неплохо!

Настроение улучшается.

Появляется вера в свои силы.

В набранный жизненный опыт, мудрость.

И Вы делаете вывод – Пора приступать к сочинению второго рассказа.

Ревность

Георгий Дмитриевич тупо смотрел в монитор компьютера

Это случилось несколько минут назад – она прислала своё фото.

Красивая, стройная. В своём лучшем платье.

– Зачем?

Ответа не знал.

Лишь старческое лицо его – вдруг сразу помолодело … морщины разгладились … щеки порозовели.

Он набрал ей на клавиатуре сообщение. Чувствуя как от волнения пальцы плохо слушаются.

Она снова ответила. Причём так быстро – как будто ждала его всю жизнь.

– Сегодня в восемь вечера? Договорились?


Широкая улыбка внезапно появилась на его лице.

А дальше – его губы вдруг непроизвольно прочитали давно забытый детский стишок:

Шёпот, робкое дыхание,

Трели соловья …


Вот именно в этот момент – всё и случилось … над его головой раздался чей-то скрипучий голос;

– Не поняла, Гриша … Ты чего это, а?

Над головой стояла его супруга Татьяна Геннадиевна и с недоумением смотрела прямо на его счастливую физиономию:

– Кому ты это поешь?


Затем она перевела взгляд на монитор и её взгляд упал на фотографию красивой женщины в красном платье.

Возникла неловкая пауза.

Георгий Дмитриевич тут же рассмеялся – Не волнуйся родная. Это же Лариска! Моя одноклассница. Ты не поверишь … Столько лет мы не виделись! Наверное 30.


– Ну и что? – Зловеще спросила Татьяна Николаевна не отрывая взгляда от фотографии.


– Как что? – Радостно продолжал Георгий Дмитриевич – Сегодня будет встреча одноклассников. Вот она меня и пригласила.

Он поднял голову и встретился глазами с Татьяной Николаевной. Тут же он осёкся на полуслове.


– Какая Лариска? Не та ли, в которую ты был влюблён 9 классе? – Процедила Татьяна Николаевна сквозь зубы хриплым голосом.


Только теперь Георгий Дмитриевич заметил каким колючими и настороженными стали глаза супруги. И сразу же постарался перевести весь разговор в шутку.

– Да ты что, родная? Когда это было? Ревнуешь что ли?


Но супруга не унималась. – Так "Трели соловья" говоришь?


Георгий Дмитриевич вдруг понял – встреча одноклассников накрывается медным тазом. – Как глупо! Ему так хотелось пойти туда … И теперь всё срывается! Из-за чего???

Георгий Дмитриевич крякнул от досады.

Он просто не узнавал супругу сегодня. Никогда раньше не видел её такой – озлобленной, колючей … Хотя, конечно, приятно что ревнует его, но с другой стороны – не пропускать же встречу одноклассников из-за такого пустяка.

– Таня… хватит … чего ты хочешь? – Он с раздражением встал и посмотрел супруге прямо в глаза.


– Знаю я Вас, мужиков – Тихо прошипела супруга и в её голосе прозвучало что-то новое, змеиное – Только одно на уме …

После чего супруга жалобно захныкала …


– Да что ты. Танечка! Клянусь тебе … никогда … даже в голову не приходило!


Супруга перестала хныкать и глаза у неё вдруг стали очень внимательными …

– Так через сколько часов говоришь, будет Ваша встреча?


– Через три часа. -Побормотал Георгий Дмитриевич чувствуя как неприятный холодок почему-то подымается по спине. – А что такое?


– Сейчас узнаешь.

И Татьяна Николаевна злобно кинула глазами по сторонам. Наконец её взгляд уставился прямо на диван. – Ложись.


– Чего? – Не понял Георгий Дмитриевич.


– Переспишь со мной сейчас … – Хрипло пояснила супруга – что-бы на других тебе не хотелось … а то знаю я Вас, мужиков …


– А! … – Понял наконец Георгий Дмитриевич и улыбнулся. Посмотрел на часы, быстро разделся и залез под одеяло.

– Конечно родная, без проблем, лишь бы ты не переживала …


Татьяна Николаевна как-то непривычно быстро разделась и едва легла на диван тут сразу же схватилась рукой за его член. – Я сейчас тебе дам "Трели соловья"


– Не понял? – Приподнял голову Георгий Дмитриевич.

Но её рука уже быстро забегала по члену вверх – вниз … вверх – вниз …


Он кончил через 6 минут. Ещё тяжело дыша, повернул к ней голову и выдавил что-то вроде улыбки:

– Ну все? Больше не ревнуешь?


– Обожди родной … – Тихо ответила супруга и подтолкнула его вверх приглашая лечь между ног у себя. Её ладонь крепко сжала его член опять.

– Давай ещё раз … что-бы наверняка.

– Откуда она знает, что если крепко сжать член – он тут же встает ? – Вдруг мелькнула шальная мысль в голове Георгия Дмитриевича но тут же куда-то пропала.


Через час, супруга потребовала что-бы он поимел её ещё раз – но уже раком.

Встала перед ним в соответствующей позе, и начала зазывно водить своим тазом в разные стороны … вверх вниз … вправо – влево. И на её лице при этом играла какая-то особая улыбка.

– Ничего не понимаю… – Опять мелькнуло в голове Георгия Дмитриевича – раньше никогда так не становилась … не улыбалась … а ведь это приятно, черт побери!

В четвёртый раз, супруга обождав когда он немного отдохнёт, вдруг снова нырнула под одеяло – теперь она схватила член губами.

– А теперь вот так родной!

И быстрыми, умелыми движениями она заставила его кончить снова.


Георгий Дмитриевич ничего уже не понимал … он просто не узнавал супругу. Что-то дьявольское проснулось в ней … он не знал что так можно … в таких позах … что такое вытворяют в постели …что это так возбуждает … Раньше супруга казалась ему такой неумелой …

Но времени подумать откуда она это всё знает – не было.

До встречи одноклассников оставалось всего полтора часа.


А в это время супруга уже снова крепко вцепилась в его член своей костлявой рукой – Так говоришь, твою первую любовь звали Лариса?

– Да … Лариса. – Обречённо прошептал Георгий Дмитриевич чувствуя как член предательски вздрогнул в руке супруги.

– Ага! – Радостно воскликнула она – Давай-ка ещё раз, родной … ещё раз!


И положив член между своих грудей, стала массажировать его сосками. Затем – пятками ног … и снова губами …


– Всё! Не могу больше! … Не могу! – Взмолился он когда супруга потребовала кончить ещё раз после этого.


– Ничего … на встречу не опоздаешь – Злорадно прошипела она из под одеяла. И ехидно спросила – А помнишь, как ты целовался с ней в первый раз?

При этом её рука снова крепко вцепилась в его член.

– Помню – Жалобно промямлил супруг. – Но это было только один раз. Честное слово!

Татьяна Николаевна крепко сжимала его член и внимательно прислушивалась – проверяя не дёргается ли тот снова.

Но все было в порядке. Член теперь лежал как мёртвый.


– Ну вот! Теперь можешь идти! – Удовлетворённо сказала Татьяна Николаевна и стала одеваться.


Георгий Дмитриевич тоже встал – но с большим трудом. Одел костюм и посмотрел на себя в зеркало – румянец исчез, глаза потухли. И вообще он выглядел теперь дряхлым стариком – сгорбленным, потрёпанным и усталым.


– Прекрасно выглядишь! – Радостно улыбнулась Татьяна Николаевна и согнулась что-бы помочь застегнуть ему ширинку – у него не было сил даже согнутся.


Шаркая ногами он поплёлся к дверям и вышел на лестничную клетку.

Как вдруг из-за спины снова донёсся визгливый голос супруги – Обожди родной … кажется забыла!


Подскочив к нему она вдруг неожиданно сильно ударила ему коленом по яйцам.

– Ах! – Взвизгнул Георгий Дмитриевич и согнулся пополам.

– Это был контрольный – Тихо пояснила ему Татьяна Николаевна на ухо и легонько подтолкнула его рукой – Иди же …


Георгий Дмитриевич потеряв равновесие кубарем покатился по лестнице вниз.

Грохот его тела смешался с криком.


– Долго не гуляй! – Махнула рукой Татьяна Николаевна и вернулась в квартиру.


Потом она долго смотрела через окно как Георгий Дмитриевич медленно шёл по улице, едва передвигая ноги, сгорбленный и держась за стену дома.

И почему-то улыбалась – Я тебе дам "Трели соловья"!

Судьба Уильямса

Судьба.

К одним она ласковая,

К другим – не очень.


Но когда я узнал про судьбу одного немца – я понял что она может быть ещё и стерва.

Как будто игрушкой она швыряла его, пинала, плевала и давила ногами.

А потом с изумлением смотрела как он выползает … и снова улыбается.

Чем больше она давила его – тем громче он хохотал ей в лицо.


Во первых – ему не повезло с самого рождения.

Он родился в 1922 году. А значит ему предстояло погибнуть на фронте второй мировой войны. Как погибли все кто родился в этом году.


Но судьбе этого было мало.

Для полноты несчастий – он рождается в самой неблагополучной семье района, его отец – алкоголик. А мать – тяжело больна.


Но и этого мало.

Через несколько лет они оба умирают и малый попадает в какой-то захолустный нищий детдом.


Вроде бы хватит для несчастий одного человека … но и этого было мало судьбе.

Через несколько лет, в детдоме кто-то украл мыло. Его обвиняют в краже и выгоняют на улицу.

Что-бы окончательно испортить детство малому – судьба закидывает его к дальнему родственнику – рыбаку с тяжёлым характером и огромными кулаками.

Его ремень гуляет по спине мальца с утра до ночи – за малейшую провинность. И защитить мальца некому – в радиусе тысячи километров.


Вот где слез и криков отчаяния должно быть в избытке. Но тут, упрямый малец впервые показал характер. И показал судьбе язык.


Вместо того что-бы повеситься в сарае, с запиской "Пусть во всем винят дядю Вилли" – он записывается в библиотеку и запоем читает книги про пиратов и сокровища.


Дядя Вилли в изумлении … он просто устает его лупить, в школе на него тоже махнули рукой.

А малец (его кстати звали Уильямс) – все читает и читает …


На улице уже начинается вторая мировая война. Уже первые ребята отправляются на фронт. А малец, как всем казалось – окончательно свихнулся на книгах … он готовится к путешествиям

Шутки кончились когда он украл у соседей рыбацкую лодку.


В немецком селе – кража это ужасное преступление.

Тем более – рыбацкой лодки.

Полиция приехала с города быстро и сразу заподозрила мальца – ведь все знают в деревне что он был вором в детдоме. Может поэтому его и не взлюбили сразу.

Дяди Вилли уже радостно потирает руки – скоро избавится от обузы!

Вся школа празднует – наконец криминального мальца запрут в тюрьму. Может даже в концлагерь. Или на рудник.


Но хитрый малец – вовремя закопал лодку.

Лишь шепнул на ухо приятелю – как только все успокоятся – он выкопает её и поплывёт искать сокровища. Может и его взять с собой …


Но за ним следят … днём … ночью … следит и дядя Вилли, и школа и полиция – все ждут когда он выведет на спрятанную лодку.

Но все напрасно.

Все нервничают.

Ругаются.

Ищут его приятелей … допрашивают их тоже ..

И тогда его приятель которому он доверил тайну – предаёт его.

Подло и жестоко.


Казалось бы – теперь мальцу конец. Шансов выкрутится нету. Суши сухари на долгие годы!

Так и есть!

Полиция прибывает в дом дяди Вилли рано утром.

И вдруг … происходит чудо! Малец сумел вовремя удрать … лишь на прощание нацарапал на стене своей комнаты – "А х..й Вам а не Уильямс!"

(Дядя Вилли потом две недели соскабливал эту надпись).


Побродив два месяца по Германии и вдоволь насытившись нищей жизнью, Уильямс случайно натыкается на объявление возле мусорника – "Производится набор добровольцев в подводные силы Великой Германии".

И тогда он снова вспоминает про море … про мечту увидеть далёкие страны … про пиратов и сокровища.

Не долго думая он записывается в школу подводников.


Но мы то с Вами понимаем что происходит – судьба приготовила ему особенный сюрприз – быть утопленным на субмарине под номером 236. В качестве дежурного моториста второго отделения.

В огромной металлической бочке он должен был погружаться на дно океана, с ужасом наблюдая как гнуться бока бочки под огромным давлением, а вода все подымается выше и стремительнее. Вот уже трескаются приборы, и в кромешной тьме – раздаются истошные вопли сослуживцев … огромное давление воды выдавливает им глаза, затем перепонки ушей и наконец все кишки наружу … оно будет давить все сильнее и сильнее пока на дно океана не опустятся лишь их голые черепа

(Ну как Вам судьба?)


Все должно было случится в первом походе.

Именно он должен был сделать из Уильямса героя, прежде чем отправить на дно.

Сомнений нету. У судьбы – всегда есть план.

И сейчас все идёт по плану.

Итак, начинается ранее утро 1941 года.

Первый поход подводной лодки номер 236 (он должен стать и последним).

Цель похода – потопить британский лайнер в океане.

На пирсе стоят провожающие … даже вышел сам адмирал Дениц – машет рукой.

Прощальный гудок – ему в ответ.

Но что это?

Не успела пройти первая неделя плаванья как в подводной лодке стал появляться какой-то мерзкий запах. Который через несколько дней перешёл в жуткое зловоние.

У всех от него болит голова, слезятся глаза, кто-то рыгает … кто-то умоляет выпустить его наружу …

А когда пришло время лодке погрузится – то все клапаны залило водой и она чуть не утонула.

Корабль, как обосранный возвращался в гавань.

И никто уже не встречал его.

Стыд и позор!

Возмущённые крики начальства!

Создаётся комиссия которая и выясняет причину – кто-то забыл закрыть продувочный вентиль машинного отделения вследствии чего туда залетела птица и сдохла. Вонь от неё и пронизала весь корабль. По этой же причине вода попала и в другие вентили, вследствии чего они заржавели и вышли из строя.

Вывод был ужасен – во первых, лодка была полностью выведена из строя и подлежала капитальному ремонту.

А во вторых – виновником был … Уильямс, который забыл закрыть проклятый вентиль.

А может … он не случайно это сделал?

И теперь его пришли арестовывать не полиция а гестапо.

Рано утром. В шесть утра.

И снова – он чудом успевает смыться. Лишь надпись оставляет на стене возле койки – "А х..й. Вам а не Уильямс!"


Убежав из подводной части – он ночью запрыгнул на какой-то поезд, а утром понимает что оказался в восточной Польше. Но и там он понимает – от гестапо ему не скрыться. И является в ближайшую военную часть что-бы записаться добровольцем. Лишних вопросов ему не задают – молодой 18-ти летний юноша не вызывает подозрений.

Но ему опять не повезло.

Военная часть – оказалась элитной частью СС "Мёртвая голова".

Где принимают его с радостными объятиями и уже через месяц, он оказывается на восточном фронте, в России. С автоматом Шмайсер на плече и двумя гранатами в ранце. А также небольшим словарным запасом – "матка … давай курка … яйка ..молоко …"

Сначала все шло вроде неплохо.

Вечерами, обедая в кругу сослуживцев, попивая свежее молоко и кушая курятину – он с удовольствием рассказывал как служил на флоте и даже потопил подводною лодку.

Слухи о героичном парнишке дошли начальства – его заметили … начали ставить в пример другим. А после удачного боя даже наградили железным крестом третьей степени – За отвагу.

Скандал разразился через несколько месяцев.

В военную часть "СС Мёртвая голова" прибыло гестапо. Которое и пояснило что подводная лодка которую потопил доблестный Уильямс – была их собственная, немецкая.

– Ни х..я себе! – Ответило руководство "Мёртвой головы"

Уильямс как будто нюхом почувствовал опасность снова.

Пока гестапо решает с руководством части что с ним делать – он получает лёгкое ранение и прячется в каком-то госпитале на передовой.

Но только одного он не рассчитал … командир его взвода, обер лейтенант Вернер, получил выговор и почувствовал себя одураченным.

Как полоумный он мечется по передовой и грозится что найдёт эту лживую гниду которая смогла наеб..ть всю часть. И лично расстреляет её перед строем.


В это время кольцо окружения вокруг Сталинграда сжимается. И никто теперь не может вырваться оттуда.

– Плевать – Шепчет обер лейтенант Вернер, которого теперь понизили в звании до лейтенанта – Пусть я сдохну но и этот гад тоже!


Он снова мечется по передовой. Ищет его. И не знает, что раненный Уильямс сам вдруг появляется в части..


Что случилось дальше – остаётся секретом для всех кто изучал судьбу Уильямса.

Почему из палатки обер лейтенанта Вернера пропал его китель с наградами?

Почему в последнем самолёте который смог покинуть Сталинград и перевозившем только раненых офицеров – оказался и Уильямс?

И что за странная надпись карандашом появилась на дверях палатки обер лейтенанта – "А х..й Вам а не Уильямс!".


Но факт остаётся фактом – каким то чудом Уильямс смог вырваться из Сталинградского котла.

А обер лейтенант Вернер попадает в плен где умирает спустя два года.


В Германии же теперь – начинается хаос и Уильямс уже больше никого не интересует.

Как раненый боец дивизии СС "Мёртвая голова", его лечат, а потом отправляют на более лёгкое место службы – для окончательной поправки.

Где он служил в это время? Об этом он почему-то умалчивает но насколько известно, в СС было правило что выздоравливающих эсэсовцев как правило отправляли служить на охрану концлагерей.


Конец войны Уильямс встретил в Берлине. Выкинув форму, он стал сразу после победы – никому не нужным, ни гестапо, ни полиции, ни новым оккупационным войскам.

Он оказался в ужасной нищете так как не имел профессии.

Пол года он снимает квартиру вместе с каким-то евреем … и пока Уильямс лазил по мусорным бакам в поисках пропитания – его сосед по комнате, еврей, получает приличную помощь от международных организациях и Красного Креста.


Наконец не выдержав этого, Уильямс стащил у еврея шапочку и смылся. Отрастил пейсы и стал тоже выдавать себя за еврея.

Ему поверили.

Непонятно откуда он так хорошо изучил еврейские обычаи, но по видимому – это случилось во время войны.

Возможно – в концлагерях.


Войдя в роль еврея, он через год перебирается в Израиль где вступает в Израильскую армию.

Там, он удивил своих преподавателей великолепным знанием военного дела – настолько что даже получает лейтенантское звание.

Уильямс чувствует что нашёл себя в жизни.

– Наконец-то!

Он храбро сражается на поле боя и даже получает награду "За храбрость".

Вот тогда и происходит катастрофа.


Медаль, как известно – положено обмыть с друзьями. Вот он и пригласил сослуживцев в кабак, где все напились и стали веселится. Конечно, иногда это кончается ссорами, или спорами – по пустякам.

Вот из-за спора – все и началось …

Кто-то по пьяни показал как эсэсовцы отдавали честь начальству. Но показал неправильно.

И пьяный Уильямс поправил его … разгорелся спор.

Войдя в раж, Уильямс полез в чемодан и показал чудом сохранившиеся несколько фотографий – где он в эсэсовской форме.

Но ему снова не верили. Думали что фото – розыгрыш.

Раздался смех.

И тогда взбешённый Уильямс – затёр рубашку, и показал эсэсовскую татуировку под мышкой.

В кабаке стало тихо.

Было слышно даже как муха летает под потолком.

А Уильямс, что-бы ни у кого не оставалось сомнений – начал материться по немецки, кричать кому-то – "швайне" …"доннер веттер"… и обещать что он наведёт железный порядок в подразделении.

Его пьяные глаза при этом безумно смотрели куда-то вдаль а рука нервно искала кобуру на ремне.

Напуганные сослуживцы бросились наутёк из кабака.

А наутро, к Уильямсу явилась служба Моссад.

Но не обнаружила. Он снова сбежал … оставив лишь надпись на стене – "А х..й Вам а не Уильямс!".


Несколько дней Уильямс бродил по Иерусалиму, пока не убедился что за ним не следят и не снял какую-то дешёвую комнатушку на окраине.

Где тут же завёл роман с хозяйкой.

Он признался ей что бывший эсэсовец и по секрету сообщил что знает где спрятано золото нацисткой партии.

Она сначала не верила. Так что ему пришлось снова показывать свои фото в нацисткой форме и даже татуировку под мышкой.

Наконец поверила.

Во всё, даже в то что он знает где золото. После чего помогла ему выехать из Израиля в Германию, куда последовала за ним – с двумя огромными чемоданами – забирать золото.

Но вместо золота – по приезду в Германию Уильямс начал беспробудно пить.

Через месяц, жадная бабёнка стала подозревать что её крупно поимели.

Сначала она думала что он пьёт – от радости встречи с Родиной. И золотом тоже.

Терпеливо ждала.

Потом – стала угрожать что задавит его собственными руками.

Но Уильямс лишь пьяно мычал в ответ.

Он не знал где золото.

Конечно, затем были её слезы, упрёки что он погубил её молодость, счастье. Но все было напрасно.

Золота партии Уильямс не отдавал.

И тогда взбешённая бабёнка заявила на него в полицию.


Они пришли под утро – очень тихо, незаметно окружили дом. Затем осторожно постучали в дверь, вошли и стали тихо подыматься по лестнице. Стараясь что-бы не скрипнула ни одна половица.

Понял что Уильямса сейчас заберут, бабёнка вдруг подумала что поспешила – а может золото все-таки есть?

И завизжала – Беги!

Одной минуты было достаточно что-бы Уильямс не только выскочил в окно но и нацарапал на стене – "А х..й. Вам а не Уильямс!".


Но он не понял одного – после того как он упомянул про золото партии – шутки кончились. И теперь за ним началась настоящая охота – и не только полиции но и Моссада.

Он чувствует своим звериным чутьём что опасность теперь – ходит по пятам за ним всюду … спасения нету.

И тогда до решается на отчаянный шаг – идёт в посольство Египта и предлагает рассказать им все что знает израильский офицер. В ответ – за получение убежища.

Но там вскоре понимают что никаких секретов он не знает.

И его вышвыривают пинком под зад.

Тогда он обезумев от отчаяния – кидается в посольство Ирака. С тем же предложением. Прямо на пороге посольства он натыкается на человека в дорогом костюме которому и рассказывает о цели своего визита.

Шутка судьбы была в том что он попал на израильского гражданина который по своим делам заходил туда.

Тот, притворившись что верит ему, быстро связывается с Моссадом, а затем уговаривает Уильямса съездить в Израиль – выполнить небольшое шпионское задание, после чего тот получит убежище в Ираке.

И он соглашается.


Через недель, Уильямса арестовывают прямо в аэродроме Тель-Авива, по выходе из самолёта.

Мышеловка захлопнулась.


На допросах, ему хорошо намнут бока, и вообще, с ним плотно работают пока не удостоверяются то никакого отношения к золоту партии он не имеет.

Что он лишь проходимец.

Дальше – суд.

Учитывая что он никого не убивал во время службы в СС и то что во время службы в Израильской армии он получил награду "За храбрость" – Уильямсу дают 7 лет.

А после отсидки – его выдворяют обратно в Германию.

Но покоя там, на родине – ему снова нету. Теперь за ним начинают охотится ветераны СС – что-бы отомстить за то что он угробил обер лейтенанта Вернера в Сталинградском котле.

И ветераны подводного флота – за то что он угробил подводную лодку номер 236 в 1941 году.


Понимая что всё что остаётся ему – это ждать развязки … Уильямс прячется в том самом селе где жил когда-то дядя Вилли, и снова начинает там беспробудно пить.


Пока однажды … он не видит старые, знакомые лица – они появляются возле его дома … это те люди которых он знал раньше. И они ищут его сейчас … что-бы рассчитаться за прошлое …


– Отсчёт пошёл на дни – Понимает Уильямс. И моментально становится трезвым.

Что случилось дальше?

Да как всегда … на дверях его дома, снова появляется надпись – "А х..й Вам а не Уильямс!". И он снова бежит.

Куда?

Говорят, что видели как он выкопал лодку – ту самую которую закопал в детстве.

И уплыл на ней в океан. Искать сокровища. И счастье в новых странах. Как мечтал когда-то … много лет назад.

Выжил ли?

Никто не знает…


Только надпись на стенах – "А х..й Вам а не Уильямс!" – никто больше не видел ..

Никогда

И нигде.

Ремонт трубы

Звонок в дверь.

Но я не открываю. Зачем? Разве мне плохо в этой жизни? В холодильнике пиво, по телевизору – футбол, на диване лежит кот.

Снова звонок.

Наверное моему счастью – завидует кто-то. Или пришёл деньги собирать – на больного. Или на чьи-то похороны.

Звонок … Снова звонок … Снова …

Я вздыхаю и встаю с дивана. Лучше самому открыть дверь прежде чем её выбьют.

Открываю. Сосед снизу, улыбается – Трубу будем менять по всему дому. Ту самую что в туалете. Водяной называется.

Я делаю вид что глухой, дурной, слепой и хочу закрыть дверь у него перед носом. Но он каналья – опытный. Ставит ногу.

– Через три дня приедет бригада. Готовьте деньги.

– Деньги? – Дёргаюсь я – Какие деньги?

– 200 долларов. Все жильцы уже собрали. Не хочешь же ты нам ремонт сорвать? Или … может хочешь?

Улыбка сползает с лица соседа и он мрачно чешет себе кулаком подбородок.

Хочу ему честно сказать что мне пох все соседи вместе взятые, и в отдельности тоже. Кроме Нюрки у которой красивые ножки. Но сосед уже снова улыбается – Значит договорились!

И тогда я понимаю – моему покою пришёл конец.

– Постойте! У меня ремонт сделан в туалете … там водяной счётчик стоит … недавно потолок покрашен, на полу – мраморная плитка … унитаз французский …

Лицо у соседа снова становится мрачным – Значит, через три дня!

И поворачивается спиной.

Потом он медленно спускается по лестнице напевая себе под нос – Три дня … три дня … три дня …

– Будь ты проклят! – Шепчу ему я вслед и закрываю двери.

– Три дня! – Кричит он в дверную щёлку. – Три дня!

Ночью я плохо спал.

Жена говорит что кричал …

Мне приснилось что в мою квартиру вошла бригада.

Пятеро мужиков от которых несёт перегаром. С ломом, кувалдой и топором.

– Где тут у Вас туалет, хозяин?

Глаза мутные, полупьяные, с ненавистью смотрят на меня. Понимаю, что наверное жрать хотят. Но не на того попали!

– Вот там – Показываю я пальцем на дверь в туалет. И надеюсь что этот ужас не может продолжаться долго.

Ну, минут 20. Или тридцать.

Главное что-бы ничего там лишнего не трогали. И думаю про то – как лучше сказать им это.

Из раздумий меня выводи грохот – не снимая грязных сапог 45 размера и оставляя грязные вонючие следы на моем отполированном паркете – они идут в туалет. По дороге кто-то плюнул на него. Смачно и сочно.

Только теперь я начинаю догадываться что будет дальше.

– Постойте! – Кричу им вслед – А Вы не повредите мне пломбу на счётчике? Ведь штраф за это – 500 долларов. И унитаз – тоже не поцарапайте. Он французский. И кафель не запачкайте. Он бельгийский.

Прислушиваюсь с надеждой услышать ответ. Но лишь слышу как кто-то из мастеров рыгает … негромко правда …

Но все равно это не нравится мне.

– А может не надо ремонта? – С надеждой спрашиваю – Я передумал менять трубу!

– Не переживай хозяин. Все будет в норме.

– Правда? – С надеждой спрашиваю.

Но тот что рыгнул – уже встал ногой на унитаз

Хрясь! – Трескается французский фарфор. И унитаз разваливается на несколько половинок.

Я не верю своим глазам. Падаю на колени и ползаю у них между ног – пытаюсь собрать куски унитаза … жалобно приговариваю – Где же я теперь срать буду?

Слезы отчаяния текут по моим щекам. – Верните мне унитаз …

– Гы – гы – гы – Раздаётся в ответ чей-то пьяный смех.

А другой голос добавил – На улице теперь будешь срать …

Гы – гы – гы …

И снова слышу – Хрясь!

Подымаю голову – это вырвали мою полочку для духов которую я подарил жене на День Рождения. И прибил к стене. Такую красивую. Покрытую лаком и с рисунком цветочка, с красными лепестками.

Её только что швырнули к унитазу. И наступили на неё сапогом.

– Моя розочка! – Залепетал я ползая на коленях. Пытаюсь вытащить из под сапога.

Как вдруг в меня упёрлись ногой – это кто-то выдирает трубу идущую от пола к потолку.

И теперь расшатывает её.

А она не поддаётся.

– А ну нажми Ваня!

– Отпустите ногу – Кричу я. – Мне же больно.

Но бригада уже расшатывает трубу вся вместе.

– Раз, два, взяли! Раз, два, взяли!

Куски штукатурки летят прямо на меня …

– Боже мой! – Шепчу я. И пытаюсь встать с пола.

И тут раздаётся грохот – кусок потолка отрывается.

– Посторонись! – Раздаётся чей-то крик.

Куски кирпича падают вниз.

Взвизгнув я успеваю откатится в сторону.

– Боже мой!

А надо мной уже снова – Раз, два, взяли!

Что-то падает мне на руки … на спину … на голову … Открываю глаза – это перламутровый кафель со стены. Он падает и разламывается на куски прямо передо моим лицом. Такой светлый, нежный … я ведь протирал его каждый день … фланелевой тряпочкой … что-бы не поцарапать … А теперь по нем ходят сапогами …

– Раз, два, взяли!

Какой-то новый звук … и он более ужасный чем все остальные – это водяная труба с огромным скрежетом перегинается пополам … в том самом месте где крепился водяной счётчик.

– Осторожно – Кричу со всей мочи – Там же пломба!

Протираю глаза и вижу – обрывки проводов свисают с него – это остатки пломбы. Той самой – которую я так берег. Даже больше чем жену. Я даже боялся смотреть на неё – что-бы она не потускнела.

– Что Вы делаете, гады! – Визжу я и пытаюсь встать с пола. Но не успеваю – в меня снова кто-то упёрся ногой – грязный вонючий сапог 45 размера попадает мне прямо между лопаток. И давит со всей силы.

– А – а -а -а! – Кричу я.

– Раз, два, взяли! – Дружно отвечает бригада.

Снова – хрясь!

Это вырывали оставшийся кусок трубы с потолка.

– Наконец то!

Подымаю голову – и мурашки ужаса пробегают по всему телу – потолок треснул прямо на моих глазах … посредине.

– Падает! – Кто-то визжит не своим голосом. – Посторонись!

Я откатываюсь к противоположной стене. И вовремя – кирпичи с него падают в том месте где я только что был.

– Я ещё живой? – Мелькает в голове.

Кто-то похлопывает меня по спине – Ерунда хозяин!

Я вылажу из под обломков. Ничего не узнаю вокруг – какие-то развалины … кирпичи … руины …

– Вы уже кончили? – Спрашиваю бригаду.

Но вместо ответа … – Раз, два, взяли!

– Ещё нет? Или мне это снится?

Теперь они выдирают другой конец трубы – из пола.

Он не идёт. Они психуют.

Кто-то неистово молотит кувалдой по ней – расшатывает.

– Обожди … я сейчас с другой стороны … топором – Говорит другой. И с размаха бьёт по ней обухом. Но промахивается и удар обуха топора попадает в стену.

Стена туалета начинает медленно валится куда-то в сторону …

– Посторонись – Раздаётся истошный крик.

И грохот упавшей стенки смешивается с криком. Это крик радости – кажется, второй кусок трубы все-таки вырвали из пола. Правда там теперь дыра в соседнюю квартиру … ту что расположена внизу … вскоре слышу трёхэтажный мат над головой – не могут найти одного из мастеров – возможно завалило стеной.

– Мамочки – Шепчу я.


Утром я просыпаюсь в холодной поту. долго лежу и смотрю в потолок, Мой мир – он вернулся … он снова как прежде …кафельный пол, унитаз, полочка.

Солнце за окном.

И кот на диване.

Звонок в дверь. Снова звонок. Снова …

А я все лежу и лежу.

И никому не открываю.

Американка

Голос мне в спину – Ду ю спик Инглиш?

Оборачиваюсь – стоит молодая девочка, смотрит на меня

Мои губы медленно растягиваются в улыбку. И я киваю в ответ.

Девочка улыбается тоже.

Откуда она?

Может из Англии?

Америки?

Австралии?

У девочки красивые глаза – тёмные, как оливки.

Что-то говорит мне … показывает пальцем на номера домов.

А я продолжаю улыбаться. Лишь понимающие, киваю головой. Говорю ей:

– Уес.

У неё потрясающие волосы – густые, чёрные, чуть небрежно свисающие на лоб.

Какая же она красивая!

Мне хочется сказать ей что-то ласковое … приятное … нежное. …

Но я лишь смотрю ей в глаза и смеюсь.

Я не могу ей ничего сказать. Я не знаю английского.

Она смотрит мне в лицо и тоже смеётся.

Наверное она счастлива сейчас, как и я.

Опускаю глаза – у неё худое тело. Но груди уже выпирают из под кофточки.

От неё уже идёт запах женщины … молодой и желанной.

Сколько стран и континентов ты посетила? Пока не встретила меня – среди толпы …

А может … это судьба?

И мне теперь – хочется обнять тебя …

Как же мало нужно человеку для счастья. Правда, американка?

Она что-то снова спрашивает – показывает пальцем на дома.

На её щеках появляется румянец.

Я чувствую … я знаю … я догадываюсь … Если прикоснуться к нему губами – он станет её симпатичнее.

– Зачем тебе эти дома, родная, когда рядом теперь есть я?

Она больше не показывает пальцем, лишь внимательно смотрит на меня.

И я вдруг понимаю этот взгляд.

Так давай же – сделаем это!

Сойдём с ума и перевернём весь этот чёртов мир!

Наших пап и мам.

Наших дедушек и бабушек.

Где тут ЗАГС? Сколько нам идти до него?

– Ай вонт мерриед – Говорю я продолжая улыбаться – Ай лов ю!

Она достаёт из сумочки очки, одевает и начинает разглядывать меня.

Лицо её наполняется недоумением и ужасом.

И тут я вспоминаю что мне уже под семьдесят.

Что зубы у меня шатаются а глаза тусклые и слезящиеся.

– Сорри – Говорит она и уходит. Даже не оборачивается.

Я выброшен как мусор.

Да, я знаю.

Это только я – буду вспоминать её – весь день … неделю … месяц …

Только я – буду мечтать что мы рядом, молодые и красивые … обнимаемся … занимаемся любовью.

Только я …

В трамвае мне уступили место.

В троллейбусе – подали руку, что-бы не упал и не ушибся.

– Нах! Пошли все нах – Отвечаю я под нос себе вместо благодарности. И иду по улице с трудом опираясь на палочку.

А когда пришёл домой, то долго и грустно смотрел в окно.

Аппетита у меня нету.

Хер – почти не стоит.

Никто меня не любит.

Телевизор не заводит.

Солнце – тоже светит не для меня.

На кой черт я живу?

Что делаю на этой планете?

Вот тогда я и решил … Да, мне стыдно признаться в этом … мне больно писать про это … но я решил уничтожить эту планету. К еханой матери.

Да. Вы не ошиблись.

Кричите от ужаса … собирайте чемоданы и сваливайте на Альфа- Центавру.

Мамаши и папаши – прижимайте детей к своей груди, рыдайте и обзывайте меня уродом.

Армии всего мира – кидайте в мой дом атомные бомбы и ракеты – ни хера Вам не поможет.

Я решил уничтожить этот мир … вместе с той американкой. Бесповоротно и жестоко.

Моря и океаны – выйдут скоро из своих берегов и начнут сметать города и посёлки.

Тысячи болезней накинутся на человечество.

Луна что висит над нами – скоро свалит куда-то нах.

Полюса и экваторы поменяются местами. И на землю обрушатся тысячи метеоритов.

Вулканы проснутся и так грохнут что каждый подскочит в своей постели.

И не напрасно – к утру земля расколется на тысячи кусочков.

Они будут медленно разлетаться в разные стороны … в пустом вакууме … в полной космической тишине … под ослепительными лучами яркого Солнца.

И я знаю наверняка, что на самом последнем кусочке – будет сидеть та самая американка.

Снимет свои чёртовы очки и снова посмотрит на меня – только теперь с нежностью и любовью. Будет снова смеяться.

А я ей в ответ.

И я теперь – буду молодой и красивый.

– Ну так что? Будем мерриед? – Спрошу я её снова.

И она наконец – кивнёт мне головой в ответ.

Химичка

Знакомиться мы начали когда я снял с неё трусики. Точнее – по настоящему знакомиться. А до этого – я водил её в рестораны, в кино, даже в оперу.

И вот сегодня – я пригласил её к себе домой, на кофе. Это случилось в 22 вечера, когда я провожал её домой.

Взгляд у неё, тут же стал какой-то растерянный, тревожный, а губы слегка задрожали. Она как будто почувствовала что кофе – это не главное в моем приглашении. И вот сейчас – она лежит у меня на диване.

А я снимаю с неё трусики. Причём сумел стащить их – почти до коленок.

По правде говоря, это было не трудно.

Сначала, я рассмешил её анекдотом, потом наклонился и поцеловал в шею. Затем, как бы случайно положил ей руку на колено.

Самое главное здесь – продолжать смеяться. Как будто меня просто занесло от юмора. Может я дурачусь? И пытаюсь рассмешить её ещё больше?

Наверное у меня это получилось.

И вот рука моя – быстро продвигается по направлению к трусикам.

В это момент, с нею что-то случилось.

Моментально сжалась, как будто почувствовала опасность. А рука её – вцепилась в мою руку. Сжав пальцами со всей силы … до синяков

Но при этом – она все ещё смеялась … как ни странно. И это – давало мне шанс.

Не давая ей опомниться – я просунул руку повыше и начал стягивать их книзу…

Побороть свой смех она смогла лишь когда я стащил их уже до коленок.

– Ты уверен? – Спросила она … и наконец оторвала мою руку от них.

– Да! – Ответил я и вернул руку обратно. После чего вцепился в трусики, но уже мёртвой хваткой.

Она снова пыталась оторвать её от них … щипала, царапала, разгибала мои пальцы …

И тогда я начал успокаивать её – другой рукой гладил её волосы, прямо над её милым маленьким ушком.

– Мне нельзя – Наконец тихо сказала она и покраснела – Я ещё девочка.

Вот тогда я и понял что знаю о ней меньше, чем хотел бы.

– Девочка? – Переспросил я пытаясь вспомнить что нужно делать в таких случаях. На всякий случай сделал голос более нежным хоть мои мысли были лишь вокруг её трусиков, и почему мне не удаётся стащить их полностью.

Но как ни странно – мой вопрос показался ей интересным. И она начала отвечать на него …

Так я выяснил что она очень говорливая.

И пока я расстёгивал левой рукой у себя ширинку – она успела рассказать мне что её папа был строителем на грандиозной стройке в Сибири, и что её воспитывала мама.

Она работала на заводе, но потом её уволили. Теперь мама часто болеет.

Я слушал время от времени задавая попутные вопросы.

Наконец, когда я расстегнул ширинку и вынул свой член – она уже перешла к тому что школу окончила с золотой медалью и что теперь нашла работу в школе, преподавателем химии.

В этот момент я вдруг понял что трусики с неё стащить мне не удастся поэтому придётся попробовать протолкнуть член не снимая их. И отчаянно пробовал сделать это пока она рассказывала что мечтала остаться на кафедре в институте, но не получилось …

– Кафедра, это хорошо! – Кивнул я головой пытаясь продолжать беседу.

Мои глаза были выпученные от напряжения, щёки красные. Ведь очень трудно запихнуть член в узкий просвет между трусиками и сжатыми коленками.

Но кажется я нашёл небольшой просвет, и протолкнул член туда – каким-то образом он наконец оказался прямо у неё между ног, но увы … далеко от влагалища. Сантиметров пять до него.

Как раз в этот момент она рассказывала мне что полюбила химию – когда сидела у окна, вечерами в пустой комнате, и мечтала … про другой мир – огромный и невидимый … она жаловалась мне что в школе ученики равнодушны к её предмету, и что зарплата у неё маленькая, и не об этом мечтала она в детстве, когда сидела у окна … долгими вечерами … мечтала увидеть отца … – я слушал все это и теперь – радостно улыбался … мой член наконец смог преодолеть эти проклятые 5 сантиметров. И уже, он коснулся своей крайней плотью – её входных губ влагалища. Таких тёплых …

– Ой! – Сказала она.

– Ой! – Сказал я.

Её рассказ – прервался на самом интересном месте – как отец прислал ей на Новый Год из Сибири подарок. Набор реактивов для игры – Юный химик.

– И что ты сделала с ним? – Задыхаясь от напряжения спросил я пытаясь изобразить интерес.

И она снова продолжила – Сначала, из простой воды, я сделала дистиллированную, а из …

И в этот момент я протолкнул свой член в неё, сразу на целый сантиметр, или даже полтора ..

После чего затаил дыхание. Ожидая скандала или удара по морде.

– Тебе интересно? – Спросила она.

– Очень – Кивнул головой я, хотя сейчас меня уже больше тревожило другое – мой член в её влагалище вдруг упёрся во что-то эластичное … упругое …

– Дистиллированная вода меня всегда интересовала – Процедил я сквозь зубы.

– Что именно в ней? – Не поняла она.

И я с тревогой почувствовал как эластичное препятствие стало ещё более упругим и жёстким …

– Я всегда думал,, как её делают?

– Очень просто – Оживилась она снова- Берём простую воду и добавляем туда ..

Я почувствовал что пока она говорит – препятствие ослабевает, и член плавно входит во внутрь …миллиметр за миллиметром … вот уже он засунулся туда почти на 2 сантиметра … не меньше …

Она вдруг изменилась в лице. И резко оборвала разговор на полуслове.

Я в ужасе напрягся – неужели сейчас вытолкнет его обратно?

Даст пощёчину … обругает …

Но она лишь смотрела на меня, и о чем-то напряжённо думая, затем,из её глаз вдруг потекли слезы и она сказала:

– А ты знаешь, как трудно работать преподавателем в школе?

Я попытался тоже выдавить из себя слезу, в знак сочувствия.

Но все мысли мои были заняты другим – моим членом … он уже прошёл в неё почти на 5 сантиметров, но затем вдруг снова остановился – там, внутри, было совершенно сухо.

– Надо бы вынуть и смазать его слюной. – Подсказывал опыт.

Но смогу ли запихнуть его снова?

– Ты слушаешь меня? – Вдруг с спросила она с подозрительностью. Её заплаканные глаза при этом стали строгими, как и положено учительнице химии, а мышцы ног напряглись готовясь в любую секунду вытолкнуть меня наружу …

– Да … да … – Торопливо сказал я – Даже не представляю как бы я сам смог работать в школе … ты просто молодец!

– Хорошо – Сказала она и снова расслабилась. – Тогда слушай, какие у нас, молодых учителей, отношения с директором …

Но я прислушивался к другому – теперь мой член вошёл почти на 7 сантиметров. Я даже начал слегка водить ним – туда обратно.

Она почувствовала это тоже, и снова замолчала. Кажется … в ней снова что-то случилось. Я понял это по тому что она вдруг опять поменяла тему разговора.

– А знаешь, я ведь раньше мечтала стать художницей … смешно, правда?

Но я не смеялся. Мои глаза вылазили от напряжения из орбит, а дышал я задыхаясь, с широко открытым ртом. Волосы мои при этом – были дико взъерошены.

– Художницей … это прекрасно! – Лишь смог выдавить я из себя пытаясь поддержать беседу.

– Это началось когда я увидела картины Рубенса – Задумчиво продолжала рассказывать она мне. И когда она говорила – внутри у неё что-то расслаблялось и влагалище становилось не таким плотным …

Я торопливо попытался использовать момент и запихнуть его ещё глубже.

Даже чуть привстал на ступни ног, что-бы упираясь выгнуть таз и надавить членом сильнее … наконец он пошёл по сухому … но какая боль! Кажется что вот – вот оторвётся уздечка на головке.

И я стану инвалидом.

Но я упёртый парень.

Или … может … я люблю её все же?

Опс!

– Ой – Мы вскрикнули одновременно.

Я почувствовал как мой лобок ударился об её – это значит что член вошёл полностью.

По самые мои яички.

Она молчала и внимательно смотрела мне в глаза.

А я – в её.

Понимал, что сейчас она скажет мне ужасные вещи – упрекнёт, что воспользовался ею … в минуту слабости.

Но она молчала.

Просто молчала и смотрела.

Минуту … другую …

И тогда я начал плавно водить членом в её влагалище – туда – обратно … туда – обратно ..

Она вздохнула и продолжила – А когда не получилось стать художницей, я попыталась поступить в театральный институт …

В моих глазах промелькнуло неподдельное удивление. И она заметив это – грустно улыбнулась. – Но я не прошла по конкурсу …

Вместо слов сочувствия, у меня вырвалось изо рта что-то нечленораздельное ..

– Мммыыы

– Что? – Не поняла она.

– Ллббююю

Мыча и хрюкая, я пытался снова гладить её, что-бы она не волновалась и не вырвалась … хотя бы ещё секунд 10.

– Ты тоже поступал туда? – Не поняла она.

– Да … – Наконец выдохнул я. И кончил, даже не успев вытащить его наружу.

Тяжело дыша перевернулся на спину и закатил глаза кверху …

– Столько у нас общего, правда? – Наклонилась она надо мной.

Сквозь едва приоткрытые веки я видел её худое лицо, усталые щеки и заплаканные глаза. Учительница химии …

И вдруг почувствовал что мне интересно – как у неё пойдут дела в школе?

– Тебе надо подмыться – Наконец выдавил я сиплым голосом.

– А что это такое? – Удивилась она – И вообще, ты вёл себя странно сегодня. Но я догадываюсь почему …

– Почему? – Спросил я и открыл веки ещё шире.

– А потому …

Она наклонилась и поцеловала меня в губы.

Фантастическая логическая цепочка

Квартплата – в несколько раз выше зарплаты?

Нормальное питание и лечение -становятся недоступными?

Больные, старые и слабые – самые уязвимые?

Самые крепкие, выносливые и неприхотливые – остаются?

Плюс – дальше.

Самая дешёвая рабочая сила?

12-ти часовой рабочий день?

Скупка земли – за бесценок?

Профсоюзы – только на бумаге?

И последнее.

О чем мечтают олигархи? …

Кому лафа, а кому

Вчера пришёл ко мне один знакомый – старик в возрасте 75 лет который похоронил жену. Был в ужасе когда начал переоформлять её часть приватизированной квартиры на себя.

По наивности сначала думал что все будет быстро просто. Но оказалось что ему придётся заплатить непосильные налоги, то есть выкупать часть квартиры у самого себя.

– Что это за законы такие??? – Старик долго ругался. А потом расплакался. – Придётся идти в банк и оформлять кредит. А куда денешься? Ведь если в пол года не успеешь оформить – считай пропала квартира! (Снова ругань в адрес законодателя).

Оформлять кредит – это проценты под 40, и штрафы от 500 гривен до тысячи за один день задержки с платежом.

И лишь владелец банка наверное рад и потирает руки – не заплатит старик вовремя – и квартира скажет ему "па-па"!


После старика ко мне пришёл другой знакомый – жена попала в больницу. Гепатит обнаружился. Цифра за лечение и лекарства который он назвал – была астрономическая.

Короче – здравствуй кредитное рабство.

А куда денешься?

И только владельцы банков могут снова потирать руки – ещё один клиент скоро придёт к ним. А куда денется? С зарплатой в полторы тысячи гривен – накоплений не отложишь. А жену надо спасать немедленно – иначе будет поздно.


Затем пришёл один студент – за обучение нечем платить. Наверное тоже пойдёт за кредитом (владелец банка может плясать от радости).

А что это … куда не сунься – всюду лафа только владельцам банков?

И чем больше проблем у людей, и меньше их зарплата – тем больше клиентов будут вынуждены идти в банки.

И будут брать кредиты под 40 процентов, и со штрафами под 500 грв за день просрочки.

Что же за лафа такая владельцам банков?

Кто такие классные законы для них принимал.

О!

Да они же сами и принимали.

Когда были депутатами.

Вот и секрет этой лафы.

Как и причины – почему кое-кому выгодна нищета и бедность.

А где же реформы????


Вот одно интересное наблюдение.

После победы нынешней власти – многие кто сочувствовал оппозиции не воспринимали реформы.

Но через год – они изменились и начали давать советы власти – как сделать их лучше.

А ещё через год – раздался всеобщий ропот – так когда же власть начнёт проводить реформы наконец?

Который покончат с нищетой.

Поставят приоритетом развитие мелкого и среднего бизнеса. А не нескольких крупных олигархов.

Чей бизнес – очень напоминает формулу – чем ниже зарплата и более нищее население – тем больше собственная прибыль.

Антология смерти

(по мотивам моих снов)


Положите кусочек лимона в рот.

Уголки Ваших губ скривятся ..

Не мучьтесь. Выплюньте его.

И теперь, положите в рот – кусочек сахара.

Ваши губы растянутся в улыбке.

Это и есть счастье.


Но счастье бывает – ещё большим.


Если Вам повезёт, то однажды Вы попадёте в больницу.

Вот где можно испытать настоящее счастье!

Только надо … умеючи …

Но не спешите.

Давайте по порядку.

Вот Вас везут в больничную палату … вокруг пахнет лекарствами, хлоркой и анализами.

А ещё … болью.

Она повсюду.

Выглядывает из под занавесок, из соседней палаты, из под побелки на потолке белого цвета.

Сморит на Вас, улыбается и ждёт когда сможет подойти, сесть рядом на кровать и засунуть к Вам руку под одеяло.

Уголки Ваших губ кривятся.

Но так надо …

Поверьте!

Скоро – развлечётесь по полной программе!

Обещаю!


Акт второй.

Уколы, клизмы, первый крик, слезы …

Это процедуры.

Терпите!

Уголки губ – должны быть согнуты ещё сильнее.

А ещё лучше – слезы отчаяния и бессилия.

Они могут скатится когда Вам делают укол.

Или клизму.

Или берут у Вас анализы.

Слезы – это хороший признак..

Это признак что Вы готовы.


Акт третий.

Полное отчаяние.

Непременно войдите в него чтобы потом позабавится от души.

Для этого – с тоской вспоминайте прошлое, свой дом, родных.

Постарайтесь чувствовать себя брошенным, никому не нужным, покинутым.

Пусть лишь чёрная пустота больничной палаты – будет у Вас перед глазами.

Вой и стон с соседних кроватей.

Обгаженный пол испражнений тех кто не смог дойти до туалета.

Предсмертный вздохи и крики с соседних палат.


Непременно прошепчите "мама", потребуйте доктора.

Кончено, он х..й придёт так как сейчас занят с сестричкой в процедурной, но так уж положено в больнице – зовите!

Минут через 15, поняв что помощи не будет – можно завыть от отчаяния, а ещё лучше – расплакаться, обосцаться …

Это – положительный признак!

Ибо он и есть – признак крайнего отчаяния. Который необходим для дальнейшего наслаждения.


Акт четвёртый.

Наслаждение.

Вот и оно.

Поздравляю!

Вы дождались его!

Поняв что доктор будет еб..ть медсестру в процедурной до самого утра, Вы перестаете рыдать, стонать, а закрываете глаза и ждёте …

Вот!

Чувствуете?

Что-то происходит с Вами! …

Начинается!

Боль и ощущение мокроты от обосцанной простыни исчезают а вместо них появляется какой-то озноб по телу …

Я даже завидую Вам приятель!

Сейчас оторвётесь по полной программе!

Кусочек сахара – уже у Вашего рта.

Открывайте же его скорее!

Ещё минута и всё! Боли теперь нету совсем!

Вместо неё – Вы просто наблюдаете за собой … вот у Вас почему-то кружится голова … мысли теряют логичность … веки не слушаются …

– Я умираю? – Спрашиваете Вы.

Значит, ты ещё соображаешь приятель?

А теперь внимание!

Если Вы послушно выполнили все предыдущие акты – то это мысль не напугает Вас. Даже наоборот.

Но если Вы не следовали указаниям, хитрили и пытались обмануть правила ухода из жизни – то ужас охватит Вас.

И испортит все наслаждение!


Акт пятый.

Вы продолжаете наблюдать за собой.

Озноб по телу – переходит во что-то другое … Вас почему-то тянет вверх. Тело становится странным – оно не только перестает мучить Вас, но даже уходит в сторону.

– Да, я умираю … – Понимаете Вы, но все ещё не можете решить как отнестись к этому – радоваться или огорчаться?

Взвесив "за" и "против" – Вы приходите к выводу – А ну его нахуй это гребаное тело. Пожалуй стоит попробовать умирать дальше.

Ведь кажется, это не так страшно!

Стоп!

Как будто кто-то ждал этого Вашего решения …

Как только Вы решили уйти – Тут же Вас начинает тянуть сильнее и все выше … выше … выше

Пока через минуту – Вы полностью не оторвётесь от тела.

Вы поймёте это по необыкновенной лёгкости, невесомости и отсутствию какой-либо боли в теле.

– Еб.. ть мой х..й! – Кричите Вы от восторга. – Неужели это и есть – смерть?

Вот и она – первая сладкая улыбка.

Я не подвёл Вас, приятель?


Акт шестой.

Сюрпризы не кончаются.

Они продолжается дальше. И улыбка на Вашем лице становится все шире и шире.

Вы уже парите где-то под потолком. Как птица.

Но только с вытаращенными глазами. И время от времени кричите от восторга "Ни х..я себе!" … "Еб..ть мой х..й!" … "Хорошо то как – ох..еть можно!". Иногда Вы можете напевать даже песни.

Ведь настроение у Вас – в общем то чудесное.

Вы спросите – Почему?

– Хороший вопрос – Отвечу я Вам. – Давайте вместе загинать пальцы.

Во первых – Вы прошли все акты страданий и хуже чем было – у Вас уже быть не могло.

В вторых – может поэтому Вам было не так страшно.

Во третьих – Вы так настрадались что умирать оказалось для Вас физически не больно.

И в четвёртых – Ваше еб…ное старое поломанное тело которое портило Вам жизнь в последние годы – уеб..ло куда-то! Вот оно … глядите, лежит внизу. Серое измученное лицо. Костлявые руки.

– Ой, бля … как бы не вернутся в него обратно! – Думаете Вы с тревогой. И стараетесь не смотреть больше на него. Как говорится … от греха подальше.

И правильно делаете!

Ведь чудеса продолжаются!

Пока Вы летаете по палате – исчезает не только физическая боль … но и душевная – пропадает память, а с нею – все заботы, тревоги. волнения.

И вообще – кто ты. И откуда.

Нету теперь ни долгов … ни невыплаченного кредита … ни маленькой зарплаты.

Ни начальника придурка …

Раньше, для этого Вы должны были напиться.

А теперь – получай бесплатно. За просто так.

Ну разве не чудеса?


– Как п..здато теперь! – Радостно думаете Вы и наслаждаетесь душевным покоем.

Вам кажется что так – было всегда. Что вы летали вечно. И вся та ху..ня что была раньше – лишь страшный сон.

– Во блять, приснилось! – Улыбаетесь сами себе. – Ну его нах …

Чур больше!

Никогда!

Чур!


И вдруг, в голове появляется ещё одна мысль.

– А действительно, как долго будет так п..здато? – И Вы задираете голову вверх – Я хочу так вечно! Можно, а? Ну пожалуйста!

Но этого вопроса – как будто ждали.


Акт седьмой.

Внезапная ночь.

Сразу после предъявления просьб и вопросов – все кончается быстро и решительно.

– Ты уже полностью отдохнул приятель, раз задаёшь такие вопросы!


Все исчезает быстро как короткое слово "Нахуй".

Как будто поворачивают выключатель на стене.

Раз … и темнота.

Покой.

Нет больше ни мыслей.

Ни вопросов.

Ни просьб.

Ни воспоминаний.

Ни тревог

Ни волнений.

Короче – наступает … жопа.


Авто девятый.

Вспышка.

– Проснись снова!

Вспышка внезапная и яркая – как будто миллионы ярких звёзд вдруг вспыхнули перед глазами. Они то рассыпаются, то вновь собираются … несут тебя за собой … кидают в пустоту … снова несут … и вдруг … все превращается в звуки … тук – тук – тук ..тук.

Звук этот все время меняется – то он глухой, то звонкий, то глубокий то не очень ..

Ты живёшь между этими ударами … хватаешься за них … ждёшь их …

тук – тук – тук ..тук.

Догадываешься, это удары сердца.

Ты теперь, зависишь от них только.

Вот удары замедляются. И тут же ты чувствуешь – озноб … страх … ужас …

– Ни х..я себе! – Кричишь в пустоту. И вдруг понимаешь – Да я же живой опять!

Вот блять! …


Кто же я теперь?


Акт десятый, последний.

События развиваются дальше. Но от Вас теперь ничего не зависит. Как когда-то … в прежней жизни.

Лишь догадываетесь что она была но ничего про неё не помните.

Лишь и как раньше – мелькают чьи-то голоса … руки …

То ли ангелов, то ли людей.

– Охуеть – Бормочите Вы.

Но ничего не понимаете.


Вас откуда-то вынимают.

Куда?

Зачем?

Вы недовольны … только освоились с ударами "тук – тук" – а тут новая напасть!

– Ой блять! – Визжите Вы. – Да отъебитесь от меня наконец! – И дрыгаете ногами.

Но рот Ваш – слова не произносит.

Сил – тоже нету

И в общем, деваться Вам некуда – учись выживать приятель!


Пройдёт месяц – другой – и ты поймёшь, что сам себе хозяин. Что можешь командовать своим телом.

А оно – молодое, здоровое.

И может принести тебе – море удовольствия!


И тогда ты окончательно забываешь – про всё, что было с тобой ранее.

Окунаешься в новую жизнь – целиком и полностью.

Пять желаний

Тварь залезла в комнату поздно вечером. Эдик не видел её ещё, но в душе появилась какая-то неясная тревога.

– В квартире, кто-то есть! – Вдруг закричало подсознание. И появившееся чувство опасности было настолько сильным что заставило его приподняться с дивана. Мельком взглянул на часы – пол третьего ночи.

– Может приснилось?

Посмотрел в окно – прямо над крышей соседней многоэтажки тоскливо висела Луна. И тени от неё отражались на стене прямо возле его кровати, жутковато меняя её контуры …

– Наверняка померещилось! – Хотел уже закрыть глаза снова и заснуть как вдруг … что-то мелькнуло на стене … какая-то чужая тень. Чувствуя что холодок ужаса пробежал по спине, Эдик скатился с дивана но тут же рука его упёрлась во что-то холодное и скользкое. Оно дёрнулось пытаясь скинуть руку с себя.

И взвизгнул Эдик подбросил это к верху. Оно оказалось не только холодным но и лёгким – полетело куда-то в дальний угол комнаты.

– Это был не сон! – От ужаса он даже не стал забираться на диван обратно. И прямо на полу возле него, впал в какое-то беспамятство похожее на сон.

То что это был не сон – он понял уже утром. Проснулся и обнаружил себя возле дивана, и что у него – почему-то сильно жгло руку.

Как будто он коснулся ею густой крапивы.

А ещё, он услышал какие-то звуки из бочки в углу комнаты – тщательно вымытая она стояла там уже несколько дней, он собирался в ней завтра шинковать капусту. Вдруг вспомнил что именно туда он кинул тварь ночью.

С замиранием сердца Эдик заглянул во внутрь и обомлел – оттуда на него смотрели чьи-то два глаза. Злобных и чёрных.

Бочка была глубокая поэтому тварь было трудно разглядеть целиком.

Посветил фонариком – и тварь заметалась по днищу бочки. Чуть скуля как будто ей больно от света.

Небольшая, размером меньше кота, но больше крысы. Она бегала на двух задних лапках. Была чуть покрытая черной шёрсткой. И на маленькой головке похожей на крысиную – были видны отростки, похожие на козлиные рожки.

– Ты кто? – Тихо спросил Эдик чувствуя как у него почему-то трясутся руки и ноги.

– Выпусти – Угрожающе прошипела тварь. И глаза её стали ещё более злобные – А то сдохнешь скоро …

Хоть голос у твари был очень тихий но Эдик ясно различал что именно он говорила. Иначе, как бы он понял её? И ещё … он понимал теперь что случилось что-то неординарное … ужасное … непоправимое …

Идея, вылить на неё сверху кислоту – пришла в голову как то сама собой. Банка с серной кислотой стояла в ванной комнате. Трясущимися руками достал её с верхней полки шкафчика и открыл крышку – там было 3 литра.

– Будет достаточно!

То что он поймал чертеныша – уже не сомневался. И тот факт что никто раньше не видел их, говорил лишь об одном – живых свидетелей они не оставляют.

Держа в руках кислоту он вернулся к бочке. Снова заглянул во внутрь. Зверёныш сидел чуть сжавшись и смотрел куда-то вниз.. – Не надо … – Вдруг сипло прошипел он. А потом чуть погромче добавил – Пять.

– Чего? – Не понял Эдик.

– Пять желаний. – Повторила тварь и подняла на него свои чёрные как уголь глаза. В них светилась теперь не только злоба, ненависть, но и ещё что-то … – … Я дам тебе пять желаний, а ты отпустишь меня на волю.

Банка с серной кислотой нерешительно застыла на краю бочки как бы раздумывая или двигаться ей дальше.

– У тебя больше не будет такого шанса – Снова донеслось с бочки.

Эдик держал банку двумя пальцами, оставалось лишь только разжать их.

В чёрных глазах выглядывающих с днища бочки промелькнул страх.

– Значит тоже боишься – Улыбнулся Эдик. И от этого ему стало почему-то спокойнее на душе. – - А может действительно попробовать?

– Давай! – Он чуть отодвинул кислоту назад и наклонил голову над бочкой – Хочу что-бы вместо однокомнатной квартиры у меня была трёхкомнатная!

То что дальше случилось … он так и не понял …

Планировка квартиры изменилась как будто в один момент, и там где раньше стоял сервант – теперь находилась дверь в соседние комнаты.

– Блин! – Изумлённо произнёс он и отошёл от бочки.

Затем нерешительно направился в свои новые комнаты.

Кажется, тут ещё вчера жила пожилая семейная пара … Но где она теперь?

Однако воспоминание о ней почему-то стремительно исчезали из головы. И уже через мгновение, ему показалось как будто эта пара никогда не жила тут. И даже не существовала на свете.

– А может, она действительно того … приснилась мне? – Мелькнула мысль. Но и она вдруг … пропала тоже.

Осталось лишь одно – У него всегда была трёхкомнатная квартира!

Если бы … не бочка в углу комнаты.

Он снова вернулся к ней. И осторожно заглянул во внутрь – А ты, тоже мне приснился?

Но нет, оттуда как прежде – смотрели два злобных глаза.

Только злобы теперь – стало чуть меньше, и ещё … они кажется теперь внимательно изучали его …

– Ты кто? – Выдавил из себя Эдик.

– Это твоё второе желание? Голос у твари теперь стал чуть мягче.

– Нет …нет … – Закрутил головой Эдуард. И покраснев, чуть смущаясь, вдруг вспомнил что ему нравится соседка.

– Соседка? – Переспросил голос с бочки.

Да, соседка – молодая бабёнка, красивая блондинка с офигительной фигуркой и обалденными ножками – высокими и стройными.

Он ехал с ней в лифте вчера, они стояли совсем близко … вдруг она чуть расставила ноги … наверно что-бы не шататься телом во время движения лифтом.

А он – смотрел на её джинсы плотно облагающие ноги..

Как же хотелось ему присесть … встать перед ней на колени … погладить её ноги … прижаться к ним … и впиться губами туда … прямо между её ног!

– Хочу – Нерешительно произнёс Эдик.

– Чего? – Нетерпеливо прозвучал голос с бочки – Не тяни!

– Что чтобы каждый раз, перед тем как выйти на улицу, соседка приходила ко мне в квартиру, снимала джинсы, расставляла ноги и просила поцеловать её между них. Что-бы только после этого она смогла идти дальше.

– Выполнено. – Буркнул голос из бочки.

Эдик посмотрел на часы – пол десятого.

Он знал что она идёт в магазин ровно в 10.00.

Сел на диван и стал терпеливо ждать.

Ровно в десять, раздался дверной звонок.

Чувствуя как от волнения ноги стали ватными, он подошёл к двери и открыл её – не может быть! Это была соседка.

– Я должна пойти за хлебом – торопливо сказала она и тут же спустила джинсы книзу. Одним рывком руки. Затем широко расставила ноги и показала пальцем на чисто выбритую киску – Целуй!

– Не понял – Едва выдавил из себя Эдик.

– Целуй сюда – Она говорила это так обыденно как будто спрашивала – не купить ли ему соли по дороге.

Эдик медленно опустился на колени и наклонился губами к её ногам.

– Целовать? Сюда? – Нерешительно переспросил ещё раз.

– Да … да … – нетерпеливо воскликнула она и расставив ноги ещё шире стала пересчитывать деньги в кошельке. – Мне ещё надо будет молока купить.

Он осторожно прикоснулся губами к её половым губкам – они были тёплые, почти горячие.

– Окей! – Сказала соседка. И стала натягивать джинсы обратно. – Побежала дальше!

Она приходила потом ещё 4 раза. И каждый раз – снимала джинсы и просила поцеловать её туда …

Это было похоже на чудо и казалось бы сном … если бы не сиплый голос донёсшийся из бочки.

– Третье желание! – Бормотал он оттуда … давай третье … мне надо спешить Эдуард!

Откуда тварь знала его имя – ему было уже все равно.

Но целовать соседку в наспех приспущенные джинсы – ему надоело уже к вечеру. Он сделал это за день – раз десять … или пятнадцать … то она за мороженным пошла … то забыла соус купить, то с подружкой идёт гулять – и каждый раз её голые ноги оказывались у него перед глазами. Он попытался было взять её, но она тут же как будто просыпалась и с негодованием отвергала это. – Ты давай … того … целуй меня!

Уже тогда, он понял что целовать её – придётся очень долго – каждый день … неделю … месяц … год.

Ему придётся целовать её между ног – миллионы раз … а может миллиард, но как же … что-бы поиметь при этом?

– Хочу чтобы каждая девушка которая мне нравилась когда-либо – пришла и переспала со мной раз в день.

Тут же в дверь раздался долгий, нетерпеливый звонок … потом другой … третий …

Они приходили и молча ложились на диван … сами раздевались … сами снимали с себя трусики … иногда помогая ему раздеться тоже.

Приходили блондинки, брюнетки, высокие низкие, полные и худые.

– Возьми меня! … Хочу ещё … ещё … ещё …

А когда он выпроваживал их за двери – то время от времени в комнате вдруг появлялась соседка – Прости! Я забыла риса купить. – И тут же спускала джинсы, подымала правую ногу, ставила на стол и показывала пальцем себе между ног – целуй сюда … давай быстрее … я спешу, у меня суп варится.

Ночью женщины переставали наконец тарабанить в двери и он успокаивался наслаждаясь тишиной в квартире.

Лишь с бочки доносился злобный шёпот – четвёртое желание … загадывай наконец!

– Что-бы в моем холодильнике была любая еда которую только захочу!

Он сказал это – не совсем решительно. Но чувствуя что делает правильно.

Подошёл к холодильнику и открыл его.

На пол, тут же стали вываливаться всевозможные деликатесы – чёрная икра, крабы, копчёные колбасы, заморское вина в бутылках …

Всего было вдосталь … он упал на колени и стал нажираться … затем спал на диване и снова нажирался … иногда отрываясь что-бы снова поцеловать соседку в которая уже стояла со спущенными джинсами и ждала когда он подойдёт к ней. Нетерпеливо показывая одной рукой себе на киску, а другой – подзывая к себе.

Или поиметь очередную красавицу лежащую на диване.

Чувствуя, как насыщается всем – и едой, и напитками. и поцелуями в киску, и любовью – вот тогда он и сказал своё последнее желание – хочу быть всегда здоровым!

– Это было твоё пятое желание! – Донёсся голос с бочки.

После этого голос стал канючить чтобы он выпустил его наружу, но Эдик вместо этого – накрыл бочку крышкой. – Сиди! Может ещё пригодишься!

Правильно ли сделал? Он не знал … непрерывные звонки в дверь не давали расслабиться. Подумать …

Там уже с утра стояла очередь – женщины только и ждали что-бы он впустил их … в любую секунду готовые сорвать с себя одежду.

Иногда, одна из них, та что стояла в конце очереди – ругалась и требовала пропустить её без очереди потому что её будут только целовать в киску. А других – иметь.

К обеду, удовлетворившись и больше не отвечая на стук и звонки в дверь, Эдик валялся на диване. Обалдевший от жратвы и секса … от вина и поцелуев …

На душе было пусто и одиноко.

– Жизнь теряет смысл – Вдруг мелькнула мысль. Открыл входную дверь и сказал это тем – кто стоял в очереди. – И что мне делать теперь?

– А может я отдрочу тебе? – Радостно воскликнул кто-то в очереди.

– Нет, я! Я! Я! – Заволновались женщины.

Эдик закрыл дверь снова.

Затем опустился на колени … закрыл глаза и начал ползти к середине комнаты.. он знал … что уткнётся прямо в неё.

Так и есть. Через четыре шага его лоб уткнулся во что-то мягкое.

Открыл глаза – соседка стояла над ним и расстёгивала джинсы – прости, мне надо в институт идти.

Зевнула, поправила причёску и как обычно широко расставила ноги выпятив киску как можно дальше вперёд – Целуй!

Её не удивило что он ползает … что рубашка на нем мятая … давно не стирана … что у него, весь рот грязный от еды … лишь губы солёные – от её киски.

Поцеловал … лишь бы исчезла.

Она растворилась как будто её не было.

Он вытащил член и помочился прямо на еду.

– Выпусти – Раздался шёпот с бочки.

– Иди кол мне – Раздался другой голос с дивана.

И он, на одной ноге как шут – стал прыгать по направлению к дивану.

Никто не смеялся. ни удивлялся. Ничего не спрашивал.

Лишь жаркие объятия … и любовь … снова любовь …

Лишь один раз … его спросили о чем-то другом..

Он сразу встрепенулся и напряг все внимание – Что? Что ты сказала???

– Тебе нравится в зад?

Через неделю, он уже не только мочился на еду, но и насрал у холодильника, хотя туалет был рядом.

Он дебилел, а голос с бочки, становился все тише … тише … тише … и через он месяц пропал совсем.

Появился снова – лишь через пол года. Когда Эдик искал галстук в шкафу.

Он нашёл его на самом дне – то что нужно … длинный, крепкий!

Долго смотрел на него, тупым обожравшимся взглядом. Затем встал на стол и начал привязывать его к крюку на потолке.

– Обожди! Раздался голос.

Оглянулся – он был с дивана.

– Не смей!

Посмотрел в другую сторону – там стояла соседка и раздвинула пальцами стенки своей киски – что-бы поцелуй попал прямо в точку.

Что-бы не промахнулся …

– Хватит – Сказал чей-то тихий голос.

И Эдик слез со стола … Это проснулся голос с бочки.

Перевернул её и оттуда вывалилось что-то маленькое, ссохшееся.

– Ты свободен! – Сказал ему.

– Ты тоже – Ответило оно.

– Вот поэтому, не остаётся свидетелей? – Улыбнулся Эдик солёными потрескавшимися губами.

– Поэтому – Тихо ответило оно.

И стало ползти куда-то к окну … на свободу.

– Пока – Сказал ему Эдик и полез снова на стол

Последний аргумент

Выложил свою книгу в интернете.


Звук фанфар!

Салюты в небе.

Овации народа.

Девушки с цветами.


Жду всё это … не дождусь.


Утром просыпаюсь – ничего.

День, другой, третий …

Ничего.

Открываю интернет – даже книги своей не нашёл там.

Удивляюсь – А может я просто неправильно набрал в поисковике?

Ну конечно!

Прочь уныние!

Звук фанфар – он рядом!

Щас будет …

Надо просто правильно набрать своё имя в интернете.

Ищу очки … упираю нос в экран монитора. Медленно набираю по буквам.

Теперь правильно!


Толстый обслюнявленный палец нетерпеливо ложится на клавиатуру.

Нажимает.

И вдруг … что это?? Фамилия – моя, а фотография – чужая. Однофамилец? Даже несколько?

С тревогой на душе, подсовываюсь ближе – упираю физиономию прямо в экран монитора … рассматриваю их с явным подозрением.

Так и есть!

(К моей славе хотят примазаться. Наверняка …)

Первый из них … внимательно рассматриваю его фото. Читаю биографию – странно … но я не вижу там судимости – за присвоение чужой фамилии что-бы примазаться к славе. Наоборот – это заслуженный человек. Академик. Много наград … орденов …

Какое странное совпадение!

Ну ладно.

Пожалуй этот – не хотел примазаться к моей славе. Случайно фамилии совпали.

Пропускаю его страницу.

Читаю дальше.

Другой – артист.

– Хе – хе ! – Я хмыкаю и радостно потираю руки … – Меня не проведёшь, "артист"!

Наверняка фамилию вчера поменял чтобы со мной похожа была.

Читаю биографию – тоже странно … главные роли в спектаклях. Съёмки в кино … поездки на фестивали.


Оставляю его страницу тоже … кажется и здесь – фамилии совпали случайно.


Ну ладно. Смотрю на третьего.

Наверняка – это аферист какого свет не видел.

Но что это? …

Читаю – заслуженный геолог. Открыл месторождение нефти, имеет правительственные награды, почётный пенсионер.

– Блин!

Я недовольно отвожу свой нос от экрана монитора и чешу в затылке – ничего не понимаю … затем снова упираю нос в монитор.


Четвёртый – знаменитый поэт 18 века.

Его именем названы улицы … школы … он оставил огромное культурное наследие потомкам …

Гляжу на фотографию … старая, черно белая … Он на ней – с острой бородкой.

И в смешных очках в виде пенсне.

Ничего не понимаю.


– А чем я хуже тебя? – Бормочу себе под нос недовольно. – Я тоже оставил большое наследие потомкам.

Рассказы пишу – на целую книгу собрал!

Начинаю вспоминать свои рассказы – один мне особенно понравился – как у меня х..й у не встал в ответственный момент. Смешной очень. Рекомендую!

Другой – тоже неплохой … как я поимел соседку в лифте.

Третий (мой любимый) – как я купил по дешёвке искусственное влагалище. И долго с ним игрался когда родителей не было дома.

Смотрю на этого, в пенсне, – а он на меня. И вдруг я понимаю.

– Что-то не тянут эти рассказы на памятник от благодарных потомков!

Снова чешу у себя в затылке.

Кажется, фанфары отменяются.

Тогда зачем же я писал все это?

Однофамильцы – иронично смотрят на меня с экрана монитора.

Как будто ждут ответа.

И я вдруг – принимаю бой.

– Зато у меня смешно ребята – говорю им. – А у Вас – нет.

В моем голосе звучит надежда.

– Ну что? Нечего ответить, а?

Что-то странное мелькает в их глазах – я не слышу ответа но вдруг понимаю, что никто из них – даже силой не поменял бы свою фамилию – на мою, лишь что-бы разделить мою славу.

– Что? Так плохо? – Гляжу на них. На моих глазах едва не проступают слезы.

А хуже всего – мне теперь кажется что теперь у них подымаются уголки губ кверху.

Смеются гады на до мной …

Но я ещё не сдаюсь.

– Я ведь новый вид литературы разрабатываю – Чуть не кричу в отчаянии – Литературу будущего Что-бы в век телевидения и радио – заставить людей читать книги! Знаете, как это трудно????

Они молчат.

И губы теперь – не кривят почему-то.

На душе моей становится совсем тревожно.

В их глазах теперь – мне мерещится сострадание …


И я вдруг ловлю себя на мысли что знаю чего они ждут …

– Друзья … однофамильцы … простите меня. – Мои губы уже открываются что-бы прошептать это. – За моё творчество.

Но что это?

Мне снова мерещится?

Их глаза почему-то становиться строгими.

Что-то хотят сказать мне … но не могут …

– Не останавливаться? Но почему?

В моей голове мелькает неожиданная мысль.

Я вдруг понимаю – у них ведь нету – экспериментов в прозе.

У них все есть всё – мудрость, талант, вдохновение.

Только экспериментов, риска, поиска – нету.

А у меня – есть …

– Так мне продолжать? – Тихо спрашиваю ещё раз.

Лица их на фотографиях – вдруг становятся непроницаемыми. Как будто говорят мне:

– Делай как знаешь.

Только тот, в пенсне, как-то пристально уставился – своими чёрными глазами. Как будто чего-то ждёт …

И вдруг … я понимаю что мне делать дальше … и на моих губах появляется едва заметная улыбка.

– Хотите я расскажу Вам ребята как подхватил триппер в молодости?

Я угадал. В их глазах – я вижу любопытство.

– Ну так слушайте ребята … еду я однажды в трамвае и …

Близкое знакомство третьей степени

Поцеловав в губы, я обнял её правой рукой за шею.

Затем легонько стал наклонять её голову книзу …

И она вдруг поняла.

– Ты хочешь этого?

Отстранилась назад.

В глазах – удивление, робость, смущение

– А какой мужчина не хочет? – Говорю как ни в чем не бывало.

И продолжаю расстёгивать внизу.

В моих глазах уверенность, наглость и решительность.

Она скидывает мою руку с шеи, но … не уходит.

Смотрим друг на друга.

– Ты что? Вправду выймешь его сейчас?

Киваю головой.

Вынимаю.

И добавляю в свой взгляд – немного глупости. Держу его в пальцах.

Она старается не смотреть на него прямо, но непроизвольно косится вниз …

– Что в нем такого? – В её глазах светится любопытство, даже немного юмора.

И вообще, этот вопрос мне не нравится.

– Хорошо, давай поговорим. Скажи … зачем ты пришла ко мне сегодня?

Молчит. Лишь смотрит на меня.

Я подсказываю – Правильно … из-за него!

Смеётся. Пожимает плечами. – Правда? Ты уверен?

Тогда я спрашиваю по другому – Зачем ты накрасилась с утра? Хотела быть красивой?

Она начинает говорить что-то про возвышенные чувства … предназначение женщины … но я перебиваю:

– Ты хочешь иметь ребёнка? Ведь в детях – счастье, правда? А, кто может сделать тебе ребёнка? Семью? Внуков? А значит – сделать твоё счастье?

И пока она думает, я сам же отвечаю:

Он. Только он.

Она смотрит на него и уже не так брезгливо.

И я продолжаю.

– А как по твоему, кто дал мне право командовать – куда мы пойдём сегодня, решать – сделать ли тебе предложение, и вообще – встретимся ли мы в следующий раз?

Правильно. Я … но лишь потому – что у меня есть он.

И как по твоему, почему я должен построить свой дом, содержать семью, защищать и оберегать её?

Правильно! Потому что у меня есть он!

Вижу, как смех из её взгляда пропадает куда-то.

– И последнее.

Скажи. Ради чего, мы живём? Встречаемся? Любим друг друга? Можем планировать жить вместе? Быть счастливыми? Кто нам даёт это право? И кто во всей вселенной – может исполнить все наши мечты?

Она молчит.

– Он. И никто другой. Так что, это не я тут главный, а он … и если он этого хочет – то наверное, уважай его желание …

В её глазах блеснули слезы.

Я глажу её по волосам … по щеке … и легонько снова наклоняю её голову вниз.

– Зачем – шепчет она снова. Тихо-тихо.

Я так же тихо отвечаю – Поздороваться.

И вдруг чувствую … она наклоняется сама …

Как я был в секте

То что ко мне пришла знаменитость, я понял не по высоким гонорарам и не по табличке повешенной на дверях моей школы – "Тут учился славный сын своего народа, золотое перо страны, заслуженный …".

Нет.

Мне просто в почту пришло письмо.

"Хочу с Вами встретиться. Ваша поклонница".

Все, точка.

Я быстро понял – тут пахнет бесплатным обедом в ресторане. Выпивкой. И может даже, заказанным мне такси на обратную дорогу.

С волнением примерял галстук весь вечер.

И с ещё большим волнением думал – умеет ли она делать миньет?

И вот, стою я возле Оперного театра, жду – придёт ли?

– Это Вы? – Раздался женский голос из-за спины.

Поворачиваю голову … застываю на месте – их пришло трое.

Коренастый мужик, похожий на блатного братка. Худой парень в очках. И длинная тощая бабёнка с выщипанными бровями.

– Это не я … – Начал было крутить головой я и пятится назад но было поздно.

Браток взял меня под локоть, а девица – под другую руку. И куда-то поволокли.

– Вы вправду мои поклонники? – Жалобно спросил я.

– Да, я видел все твои картины – кивнул головой браток.

– Какие картины??? Я же пишу рассказы!

– А мне пох!

И троица рассмеялась.

Лишь когда я упёрся ногами и они меня проволокли метров десять, мы решили остановиться и объясниться.

Через пять минут я понял что они рассчитывали что это я поведу их ресторан. Как своих поклонников.

Я вывернул наружу дырявые карманы и показал что у меня ничего нету.

– Херовый из тебя поэт – Сказал браток и явно поскучнел.

– Я не поэт. Я писатель – Снова напомнил я.

Юноша в очках почему-то погладил мою руку – Я очень люблю Ваши рассказы, дядя Жора!

– Я не дядя Жора. – Воскликнул я и убрал от него свою руку подальше.

Девица вдруг подошла ко мне ближе и посмотрела прямо в глаза.

– Я знаю где тут палёная водка продаётся … недорого … – Наконец произнесла она.

И троица поволокла меня дальше по улице.

Через 200 метров, мы продали мой галстук в цветочек и купили бутылку водки.

А ещё через пол часа – мы наконец разговорились.

Юноша в очках вдруг расплакался что его никто не любит. После чего стал пытаться прижаться к моей груди.

Бабёнка громко возмущалась что экологическая обстановка на планете ухудшается но всем это пох..й.

А браток тихо спрашивал у меня – где я украл ботинки которые на мне. И почему-то называл меня теперь "рашпилем".

Минут через 10-ть, я разговорился тоже. Конечно же – про своё литературное творчество.

– Поклонниц много а отсосать некому. – Поделился я своими сокровенными мыслями.

И троица послушно закивала головами.

– А ведь ты наш человек … вдруг задумчиво сказал девица.

И пошептавшись с приятелями нацарапала мне на руке адрес.

– Там такое … – подмигнула она мне – Что мало не покажется. Только для избранных.

– И жратва на халяву! – Обернулся браток на прощание.

Следующий день – был последним днём июля.

Я пришёл туда – в воскресенье. Но перед этим долго думал – почему они решили что я для них – свой?

И только там, в той квартире адрес который был на руке – я с ужасом начал понимать кое что … там были – умалишённые!

Дверь открыл долговязый негр в халате – Бум ба я! – Пропел он едва увидев меня и начал подпрыгивать на одной ноге. Возможно, изображая радость.

– Бум ба я! – Раздалось из-за его спины. Там стояла та же троица – девица, парень в очках и браток.

Только теперь они не волокли меня по улице, не продавали мои вещи.

Теперь – все было по культурному.

Был чай. Было печенье. Был торт.

И все вместе они пели – "Бум ба я".

Время от времени, негр всплёскивал руками, что-то шептал показывая на небо и прыгал снова на одной ноге. Я догадался что он не знает ни слова по-русски.

Вскоре пришли ещё человек пять.

И тогда началось главное – молитва.

Я ничего не понял, так как негр читал её на английском. Зато к вечеру научился без акцента говорить "Бум ба я". И даже прыгать на одной ноге. Как негр. Ночью мне снилось что-то приятное, кажется, что мне наконец отсосали. А на следующее утро я как будто очнулся …

– Это же секта умалишённых! – Кричал я сам себе.

Но почему для них – - я "свой"?

И почему от этого, у меня душе становится теплее и приятнее?


Теперь я ходил туда каждое воскресенье.

Негр – оказался жрецом. Который нёс людям свет от Верховного.

Фотографию самого Верховного – я увидел на небольшой тумбочке украшенной цветами – на ней улыбался толстый мужик азиатской внешности.

– Миллиардер! – Прошептала девица мне на ухо. И глаза её заблестели … то ли от жадности, то ли от любви.

– Миллиардер – Тихо повторил я.

Так вот откуда торт!.

И громко сказал всем в комнате уверенным голосом – "Бум ба я!".

– Он с нами будет теперь – Перевела девица негру.

После чего мы долго прыгали на одной ноге танцуя вокруг фотографии Верховного. Радуясь что нас теперь стало больше.


Сентябрь.

Чем больше я понимал что это секта умалишённых – тем сильнее меня тянуло туда.


Я мог придти к ним в 3 часа ночи и с восторгом рассказывать что только что придумал новую песню. Спеть её. Показать ноты.

– Бум ба я! – Ответят они тебе.

И вместе с тобой будут прыгать от радости.

И то что песня совсем херовая – никого не волнует.


В одно из воскресений, негр принёс пакет.

– Сюрприз – сказал он на ломаном русском языке.

Все замерли в ожидании.

Торт с печеньем – уже изрядно надоел и честно говоря, все давно уже ожидали колбасы или рыбы.

Но из пакета появилась какая-то вонючая салфетка – Это испражнения от самого Верховного! – С восторгом сказал он.

– Бум ба я! – Радостно воскликнули мы все вместе (ну разве не чокнутые?).

А девица даже изобразила слезы радости – Как его можно не любить после этого???

Как оказалось – мы поступили правильно.

Чай и торт – стали ещё вкуснее.


Ноябрь.

Негр, понял что не осилит русский язык и решил учить нас английскому.

Вынул 20 долларов, положил их на стол и сказал что тот кто попросит их на английском – получит их.

Девица, дрожа от нетерпения стала что-то лепетать выкручивая себе язык в разные стороны.

Не получила.

Браток – нахмурился и как то угрожающе признался что и за меньшую сумму взял грех на душу.

Тоже не помогло.

Пришла очередь попробовать юноше в очках – внезапно он выхватил деньги и попытался сбежать из квартиры но его поймали на выходе у двери. Не успел …

Лишь я, как человек с высшим образованием, смог вспомнить некоторые слова из английского (учил его в школе) – начал говорить что-то про любовь. Или мир на земле.

– Хорошо! – Сказал негр.

И положил мне двадцатку в карман.

А когда я вернулся домой – её в кармане не оказалось.

Я вспомнил как нежно он обнимал меня на прощание.


Через месяц, негр объявил что решил нас женить.

Юноша в очках почему-то уставился на меня и покраснел.

А я – на худую бабёнку. С самыми худшими предчувствиями.

Мы записали наши имена на бумагу, положили в конверты и послали в одну далёкую азиатскую страну.

Через две недели – пришёл ответ.

Худая бабёнка должна жениться на каком-то китайце.

Кто этот китаец – никто толком не знал, но негр пояснил что он тоже из секты. Только живёт в далёком, бедном китайском селе (вот почему наверное тоже полюбил торт на халяву).

Скоро бабёнка исчезла. А через неделю, на её место пришла другая – толстая и визгливая женщина. Противным голосом она пела "Бум ба я" и записывала в тетрадь – кто и сколько съел кусков торта за столом.

Впервые в секте назревал кризис.


Декабрь

К нам пришёл важный гость – священник из местной церкви. Мы радостно танцевали вокруг него, пели ему "Бум ба я", а он задумчиво смотрел на испражнения Верховного лежащие на столе в обрамлении цветов.

Когда я решил ещё и исполнить ему свою любимую песню которую сочинил в 3 часа ночи – он стал креститься и осторожно отступать к двери не поворачиваясь к нам спиной.

Лишь на улице развернулся и побежал прочь.

– Он не наш – Грустно сказал юноша в очках глядя ему вслед.


Январь.

Радостная новость!

Сам Верховный – решил посетить нас. И для этого – он решил купить квартиру в городе! Только есть проблема … купить лично – он не может … у него нет гражданства. Да и у негра – тоже. Поэтому Верховный решил что квартиру купит толстая бабёнка.

– Бум ба я? – Спросил её негр. И приблизил фотографию Верховного к её лицу.

– Бум ба я! – Ответила бабёнка и нежно поцеловала её.

После этого, все наладилось у нас снова – торты стали ещё вкуснее, куски жирнее. А чай – даже с лимоном.


Скандал разразился в феврале.

Бабёнка исчезла.

Я понял это по растерянному лицу негра, и его безумному взгляду.

Он так и не выучил русского. – Бум ба я? Бум ба я? – Спрашивал он разглядывая фотографию Верховного. Но тот тоже не знал – куда делась бабёнка с его деньгами на квартиру.

Больше – у нас торта не было. И печенья тоже.


Март.

Негр решил покинуть нас. Как оказалось, местный священник написал заявление властям что в городе орудует опасная секта. Возможно даже сатанистов. Или что-то в этом роде …

Наши фотографии, имена – прилагались.

И вот уже какие-то люди стали шнырять у наших окон – день и ночь, а возле входной двери – появились коробочка с выглядывающей из неё антенной.


Я снова пришёл на квартиру когда негр уже собирал свои вещи. Больше не было ни песен, ни прыганья на одной ноге. Он молча склал вещи в чемодан и пошёл к выходу. Мы стояли в комнате и печально смотрели ему вслед.

– Хоть 20 баксов верни мне! – Прошептал я ему в спину.

И негр как будто услышал. Обернулся и обвёл нас долгим задумчивым взглядом.

Потом достал англо-русский разговорник, долго листал его и наконец сказал по русски – Пошли все нах..й!

И ушёл больше не оглядываясь.

Мы стали медленно расходиться.


Кто-то начал рыться в шкафах, с надеждой найти что-то съедобное.

Кто-то – разбирать стулья и мебель, что-бы ночью вывезти к себе домой.


Мужик похожий на братка даже попытался снять входную дверь с петель – признался что она ему давно нравилась.


Все ходили по комнатам – бесцельно и тупо, давя ногами фотографию Верховного лежащую на полу …


Я сел у пианино, и стал играть свою песню, когда-то сочинённую в три часа ночи – но никто больше не восторгался ею … не подпевал … не хвалил …

Они расходились … никто больше не узнавал друг друга … не разговаривал … не смеялся.

Они просто выходили из квартиры и растворялись в полумраке пустынной улице.

– Бум ба я! – Говорил я всем на прощание. Но никто не отвечал, даже не оборачивался.

Вот уже ушёл и последний.

Больше никого нету …

Надо бы и мне уходить тоже … а я все сижу и играю … свою любимую песню … в пустой квартире.

Для чего создан человек

Братья и сестры!

Граждане и товарищи!

Я открою Вам истину. Ибо я – пыль и прах…

Стоп.

Это не из этой оперы.

Вчера, я весь вечер думал – как хорошо бы мне попасть в тюрьму. Кормят, одевают, не надо платить коммунальные услуги …

И не мог понять – почему я боюсь её?

Я думал об этом не только вчера, но и много лет подряд.

И вот наконец я нашёл ответ.

Который поверг меня в шок.

Ибо я открыл не только секрет страха перед тюрьмой, но и цель создания людей. А также – всего человечества.

Для чего его создали?

И почему?


Но постойте. Сначала Вы должны узнать правду – как устроен человек.

Покажу я это – на примере.

Однажды я купил принтер. Красивый, блестящий, дорогой.

Только вот проблема … он состоял из двух частей – в одной был механизм для подачи бумаги. А в другой – краски с процессором.

Эти две части будучи в отдельности – представляли из себя металлолом.

Но как только их соединяли -происходило чудо и появлялся на свет мой замечательный принтер способный творить чудеса на бумаге.

Лишь две части, будучи соединёнными – создавали нечто новое и целое.

Но как только случалась поломка одной из них -весь принтер страдал как одно целое.


Человек – построен по подобной схеме.

Душа из неведомого нам пространства, ищет подходящее для неё физическое тело, а найдя его – на протяжении 9 месяцев постепенно ассоциируется с ним.

В момент рождения – ассоциация заканчивается полностью и механизм запускается в работу (это подтверждается биоритмами – они начинают свой отсчёт именно со дня рождения а не со дня зачатия).


Полученный в итоге человек – выглядит как одно целое. Но время от времени, в его поведении проскакивает нечто такое что доказывает – он создан из двух разных частей.

Например – если подхватить насморк, то это болезнь тела.

А если человек захотел острых ощущений и полез ночью на крышу своего дома что-бы посмотреть на звезды – то это что-то в душе у него происходит.

Телу этого не надо.

Телу – хочется спать ночью.

Кстати, про ночь … лишь во сне происходит невольное нарушение ассоциации связывающей душу и дело. Вследствие чего, тело отпускает душу от себя – хоть и не надолго, не сильно, не полностью, но все-таки …

На несколько часов.


Теперь про болезни.

Иногда душа попадает в больное тело, она не может знать этого, потому-что она лишь определяет насколько тело подходит для ассоциации (по каким-то неведомым идентификаторам).

Что тело оказалось не совсем здоровым – душа узнает уже после рождения, но как одно целое теперь – она мучается с ним и занимается лечением, иногда даже – всю жизнь.

Впрочем, бывает и наоборот – не совсем здорова именно душа, и тогда человек полученный вследствие ассоциации с такой душой – не выходит из психбольницы.

Но возможно … душа тут ни причём – это были нарушения в процессе самой ассоциации – она пошла неправильно. И человек "чудит" в итоге.

Есть и третий путь возникновения проблем.

Душа может выбрать неправильное тело вследствии ошибка в самой идентификации. И тогда появляются гермафродиты и мужеподобные женщины.


А теперь – подымаемся на ступеньку вверх.

Зачем вообще, душа – сцепляется с телом? Зачем ей ходить по планете Земля – в виде человека?


И теперь мы подошли к главному вопросу – для чего создан человек?

Сразу скажу, я думал об этом всю жизнь.

Но лишь теперь нашёл ответ. И он оказался простым как слеза.

Вот он.

Любой живой организм – имеет право выбора.

Вот почему тюрьма – страшит. Потому-что в ней – человек теряет право выбора.

И страх этот – подсознательный.

Выбор – это и есть цель жизни.


Ни душа, ни тело, будучи отдельно – не имеют право выбора.

Оглянитесь … его не имеют ни планеты вокруг нас (они движутся по строго определённым законам физики).

Ни моря, ни океаны, ни камни камни … ничто в природе не имеет его …

Миллиарды лет вокруг – все двигается куда-то, сталкивается и снова разлетается – но лишь по строгим законам физики.

Лишь когда душа соединяется с телом – получается нечто способное иметь право выбора своего поведения.

Оно может пойти вправо.

Или влево.

Может нарушать все известные законы.

Или подчинятся им.

Может ненавидеть.

Или любить.

Может даже позволить убить себя – ради высокой идеи.

Или наоборот – лежать целыми днями на диване и напихаться едой, несмотря на повышенный холестерин в крови и высокое артериальное давление.

После того как тело умирает – две половинки снова расходятся в разные стороны.

Они снова теряют право выбора.

Одна – будет лежать в земле и разлагаться.

Другая – возможно миллиарды лет будет снова ждать своего часа, что-бы однажды, – вдруг снова соединиться с телом.

И кто его знает – в какое тело попадёт она в следующий раз.


Может, это будет примитивное тело, в виде амёбы.

Конечно – тело примитивное и ассоциация с ним произойдёт лишь на доли процентов всех возможностей души. А значит Вы будете лишь бессмысленно таращить одним глазом пытаясь определить куда Вам плыть в пространстве – влево или вправо.

Радуясь что имеете хоть такой выбор …

А может, это будет тело собаки. Тело хоть и получше но тоже не идеальное. Оно способно будет открыть лишь несколько процентов всех возможностей Вашей души. Вы сможете гавкать, кусаться и радоваться своей любимой оловянной миске, где иногда будет лежать аппетитная косточка.

Радуясь что имеете выбор – съесть ли её сейчас или перед сном.

Впрочем, кто знает – может Вам повезёт и вам снова попадётся тело самого высшего качества, под названием "человеческое". Это замечательное тело!

Оно откроет возможности Вашей души – на все 100 процентов. И даст Вам сполна насладиться правом выбора.

Вам нужно лишь найти его … идентифицировать как пригодное для ассоциации … и затем ассоциироваться с ним на протяжении 9 месяцев.

А если Вам это удастся – то я даже завидую Вам, приятель!

Впрочем, кто его знает … может на других планетах – есть тела и получше.

И проблема лишь в том что-бы приняло Вашу душу, а не отвергало …

Да и ждать порой приходится долговато … миллиарды лет …

Впрочем, скажу Вам честно – спешить мне некуда …

Спасибо, что ты есть на свете

Иду по базару. Никого не трогаю. Вдруг за спиной

– Вот он! Этот мужик!

Спина чувствует – это ко мне. И советует немедленно убегать. Как можно быстрее.

Но кругом народа … не протолкнуться.

Ведь сегодня воскресенье – большой базарный день

Делать нечего … медленно поворачиваю голову и кидаю косой взгляд за спину – Ой блин!

Там ничего хорошего … пятеро огромных мужиков … стоят и пристально смотрят на меня.

Отчаянно вспоминаю – что именно к они сказали мне … кажется – "Вот он, этот мужик!".

Они же не сказали – "Вот он, это х..й!".

А значит, есть надежда что бить не будут.

И вдруг я вспоминаю … чувство ужаса охватывает меня – Неужели … те самые мужики которым я продал сломанный китайский мобильник уверяя что это айфон будущего. Он начнёт работать в следующем месяце …

Наверное, так и не начал …

Вжимаю голову в плечи, прячу лицо стараясь как можно меньше быть похожим на самого себя.

Что-то мычу нечленораздельное, типа "Обознались".

– Спасибо за жену – говорит первый.

Я застываю в изумлении, так и не успевая до конца проговорить это слово … напряжённо вспоминаю с какими бабами имел дело в прошлом месяце.

Одна – дала мне в морду.

Другая – расцарапала щёку.

Третья – назвала подонком.

А четвёртая – пытается найти меня из-за каких-то денег.

От какой они?

Мужик помогает мне – Не помнишь? Смотри … она там, видишь?

И показывает на какую-то молодую бабу в джинсах.

Эту я не помню.

– Ты её от хулиганов спас на улице. – Подсказывает мужик.

В голове мелькает мысль – на х..й мне твоя баба … мне самому бы от хулиганов смыться …

И вдруг вспоминаю … кажется мы с ней в очереди я стояли … я ещё к ней членом прижимался … а она ругалась и просила отойти подальше … но может, это была другая баба? …

Мои размышления прерывает второй мужик – А меня помнишь? Как ты на рыбалке вытащил меня из воды. Жизнь спас …

Напряжённо вспоминаю. – Вода? Озеро? Да, вроде было дело … нашёл я на берегу один рюкзак в прошлом году. Потом долго рылся в нем … кажется мои новые ботинки именно оттуда … как раз подошли мне …

Но вытаскивал ли я кого-нибудь из воды? К тому же наверное холодной?

Я неприятно поёжился ..

Мужики на меня смотрят, приветливо улыбается.

В голове мелькает мысль – а может я действительно его вытащил из воды? Подзабыл наверное.

На душе становится легче и теперь я тоже улыбаюсь им в ответ.

Вдруг заговорил третий мужик – А меня помнишь? Ты на дороге остановился что-бы помочь отремонтировать мне карбюратор … работает отлично! Спасибо!

Напряжённо вспоминаю. Карбюратор? Спи..дил – было дело, но отремонтировать? – Разве что тоже … может подзабыл просто …

И я киваю ему головой – Помню!

Теперь заговорил четвёртый – И ещё, спасибо тебе за то что организовал спортивный марафон для студентов нашего местного вуза. Моя дочь заняла второе место на дистанции 200 метров …

Снова пытаюсь вспомнить … да, что-то такое было … бегали студентки на прошлой неделе … стройные, симпатичные … а я за деревом стоял и тяжело дышал … пока меня не заметили. Еле ноги унёс оттуда ..

– А меня не помнишь? – Вдруг сказал пятый мужик и широко раскинув руки стал идти прямо ко мне. – Когда у меня сердце схватило на улице и я упал, ты первый подбежал и стал мне делать искусственное дыхание … помнишь друг?

– Помню – Сказал я и стал идти к нему навстречу.

Как вдруг меня подвинули в сторону … чьим-то сильным плечом … из за моей спины вышел какой-то высокий мужчина в спортивной костюме и мужики стали его обнимать … пожимать ему руку.

– Спасибо тебе … спасибо! – Доносились возгласы – Спасибо дружок, за то что ты есть на свете.

– Да ладно Вам … вот пристали – Смущено отвечал тот.

Но они его не отпускали, и все вместе пошли в кафе, туда где жарят шашлыки. И пьют кофе.

Только теперь я понял что меня никто не замечает.

Как будто я – пустое место.

Да и шашлыки мне не светят тоже … наверное …

На всякий случай постояв ещё минуту, я стал тихонько растворятся в толпе снова …

На старой могиле

Иду по тропинке через кладбище. В руке бутылка пива, сигарета.

Высокая трава, кузнечики вокруг.

Вдруг спотыкаюсь – заброшенная могила. Деревянный крест – едва выглядывает из земли.

Как будто ждёт кого-то …

Случайного прохожего?

Останавливаюсь – Чего тебе надо?

Но тихо в ответ – молчит могила. Лишь пение птиц на деревьях – вдруг становится громче.

В голове сразу мысль – Может предупредить хотят? … Или сказать мне что-то важное?

Поднимаю голову вверх – там синее небо. Огромное, глубокое.

Опускаю вниз – сырая земля. Могила.

И я стою прямо между ними.

Бутылка пива в руке у меня – холодная. И сигарета с ментолом – зажата в пальцах.

А значит – все мне пофиг!

Эй ты, могилка на окраине кладбища! … Ты старая … и никому не нужная …

А я тут, стою. Живой и весёлый.

Снова задираю голову – Какое же небо – сегодня синее! Огромное, бескрайнее! … Ты же знаешь – жизнь прекрасна!!!

И в ответ, мои волосы – ласково колышет ветер. В ушах – шум листьев деревьев. И пение птиц на ветках.

– Эй! Кто там в могилке? Заброшенной и покинутой … почему ты подставился мне под ногу? … Остановил на тропинке? …

Но лишь грустно смотрит могилка на меня.

Лишь только облезлый майский жук – вылез из прогнившего деревянного креста … смотрит на меня …

– Привет – Говорю ему.

Закуриваю сигарету … сажусь рядом … открываю пиво …

– Давай за тебя, могилка?

Наклоняюсь ближе … к перекошенному кресту едва выглядывающему из травы … шёпотом спрашиваю – Кем был тот, кто внизу?

Молчит она.

Лишь шум ветра в ответ – засвистел в ушах.. А может это – крик чей-то чужой боли?

Выпрямляюсь … начинаю пить пиво.

– Тогда за тебя!

А ветер – всё свистит и свистит. Как будто хочет что-то сказать мне … может быть что тот кто внизу – тоже жил … ходил … что имел друзей … любил родителей … а теперь, он тут, в сырой земле. Покинутый и брошенный. И чего-то хочет от меня.

– Чего??? – Шепчу я и пристально смотрю на крест. – Может, хочешь что-бы я помянул тебя?

Пью пиво глотками … – медленно. Затягиваюсь сигаретой … выпускаю дым – кольцами. И тихо говорю тому кто внизу … что поминаю его …

– За твой первый крик – в детской коляске!

– За первую твою улыбку – маме!

– За твой первый шажок – по земле!

– За твоё первое слово!

– За то что ты радовался жизни … и хотел быть счастливым!

– За что что страдал и переживал!

– За то что ты жил…

– И любил когда-то …

Молчит могилка … тихо слушает меня.

Лишь майский жук грустно смотрит … усы шевелятся …

Может удивлён, что пью пиво – прямо из горла. Или что сигарета у меня в руках – обжигает пальцы. Или что остановился я – перед незнакомой покинутой могилкой.

– Тоскливо на душе у меня. – Объясняю жуку.

Понимаешь, я вот стою.

А он – лежит.

И однажды – я буду лежать тоже.


Качает майский жук головой. – Ты не ошибся приятель. Будешь лежать. Не сомневайся … и могила твоя – когда-нибудь похуже этой будет.


Возразил я ему тогда – Ты так уверен? Только вот … что-то неправильно во всём этом …

И вдруг встаю на ноги … говорю строго, во весь голос.

И не только ему… говорю это солнцу … говорю это небу.

– Неправда это! – Говорю я им. – Так не должно быть!

Неужели Вы сами не видите??

Это же несправедливо!


Но лишь Солнце смеётся в ответ.

Лишь ветер свистит ещё озорнее.

А майский жук сваливается вниз – наверное от хохота.

– Зачем? – Кричу я им – Зачем тогда страдать? Любить? Надеяться. Мечтать? Когда в конце … лишь могила.

Одинокая. Забытая.

Как и миллиарды пустых планет в космосе … камней … и пыли.

Забытый и брошенных.

Никому не нужных …

Скажите мне,тогда зачем я родился вообще???

Да, я знаю – мир так устроен. Что во вселенной – ничто не в силах его изменить … что миллиарды людей рождаются, что-бы однажды умереть. И миллиарды других – придут на смену им. Конвейер жизни и смерти на планете … не останавливается в своей бешеной пляске.

И по могилам бывших – ходят те кто живут после них.

Только не знают они что могилы эти – не людей. А их страданий, любви, мечты, надежд …

И на глазах моих вдруг появляются слезы.

Но стоп!

Что-то происходит сейчас … я ведь нарушил правила … не прошёл мимо незнакомой брошенной могилы … вопреки законам физики … и конвейеру …

А значит – плевал я на них – на правила жизни, конвейер жизни и смерти.

И на губах моих вдруг появляется улыбка.

Я глажу рукой – старый крест. перекошенный и забытый.

– Я помянул тебя! Я не забыл тебя!

Шепчу что-то ласковое – тому кто внизу. Забытому давно, покинутому всеми людьми и даже вселенной.

– Я помянул тебя. А значит – все было не зря, дружище!

Я шепчу это ему. Зная что это – вопреки всем законам физики.

Вопреки этому чёртову миру.

И их правилам жизни и смерти.

– Я не забыл, того кто внизу … я помянул его!

И катитесь к черту – кто недоволен этим! Кто говорит что это неправильно! Что я идиот. Что даже не знал этого парня!

И вдруг … ветер исчез – на мгновение.

Солнце … майский жук … все вдруг затихло, приумолкло, померкло …

Как будто они смотрят на меня.

Пристально, внимательно.

И я вдруг чувствую что кто-то аплодирует мне … только кто именно – я не знаю.

Жар тела

История одного преступления. Странная и жестокая.

В 13 часов по местному времени, пацан с девкой заскочили в сберкассу.

– Всем стоять! – Взвизгнула девка. Лет 18-ти, в коротком платье едва прикрывающим колени. Она не была похожа на опасную преступницу.

Посетители недоуменно рассматривали эту парочку – не шутят ли?

Тогда парень вытащил из спортивной сумки Калаш. И автоматная очередь прошлась по всему помещению кассы.

Тут же раздались крики ужаса, боли. И капли крови брызнули по стене … что-то тёмное, похожее на кусок оторванной материи – прилипло с окну и медленно поползло по нем вниз оставляя длинный черно-кровавый след.

Мужчина стоявший к ним ближе всех, схватился рукой за грудь и стал валиться спиной назад. Парочка тут же выскочила из кассы и вдруг напоролась на патруль милиции случайно проходивший рядом.

– А -а -а!! – Заорал пацан и полил милиционеров очередной порцией свинца.

Повернулся и стал удирать вслед за девкой …

Пуля из Макарова оказалась быстрее …


Следователь Константин Егоров откинулся на спинку стула.

Долго глядел на фото девки … молодая, красивая. – Почему она была в коротком платье на деле?

Потом взял фотографию пацана – Алексей Гороцек. 19 лет. Волнистые волосы, интеллигентное лицо с пухлым детским подбородком. Типичный маменький сынок.

На одной из фотографий, Алексей Гороцек стоял рядом с той же девкой, кстати – её Антониной звали. И она опять была в коротком платье. Возможно в том же самом что и в Сберкассе.


Как мог Лёшка, студент 1 курса престижного Медицинского университета, познакомится с Тонькой – учащейся швейного училища?

Конечно же, на вечеринке у общего приятеля. Тот, по молодости не знал как затащить в постель свою возлюбленную, раздеть и поиметь с презервативом (может даже не один раз) … вместо этого он принялся развлекать её в кругу друзей. Рассказывая анекдоты и устраивая танцы.

Надеясь что это может заменить как-то.


Вот тут и встретились Лёшка и Тоня.

Тоня была не из города, приехала с села. И первое что спросила – имеет ли Алексей квартиру.

– Имею – Простодушно ответил Лёха. Не понимая что только что подписал сам себе приговор.

В кучерявой девичьей головке вдруг представилась сладкая картина где она лежит на диване в собственной квартире. Смотрит телевизор, кушает мороженное "Пломбир на палочке".

А её мама из села – каждую субботу присылает молоко, сыр, сметану. Да это же не жизнь а малина!


Только как объяснить Лёхе что он должен жениться на ней, Тонечке?


Сельская деваха быстро смекнула что эрудицией – она Лёху не покорит. Красотой души – тоже сомнительно.

Богатством родителей – это вообще полная лажа.

Оставалось последнее – поймать его на наживку. Такую, на которую клюет каждый мужик. Та что спрятана у бабы в трусах … на свою п..зду.


Ещё там, танцуя с Лёнькой на вечеринке, Тоня плотно прижималась к нему всем телом, и особенно тазом – прямо к ширинке. Что-бы он почувствовал тепло … которое издаёт её киска спрятанная в трусах ..

Лёнька делал вид что это не смущает его, но предательски краснел, робел и мямлил что-то нечленораздельное.


Потом ночью, он плохо спал … ему всё казалось что он продолжает чувствовать тепло горячей Тонькиной п…зды. Со всей силой прижимающуюся к его ширинке.


Тонька не ошиблась – они начали встречаться.


На все свидания с ним – Тоня приходила как правило только в коротком платьице открывающим её стройные длинные ноги.

– Посмотри … и догадайся – что там между ними … оно ждёт тебя – Как будто говорили они Лёхе.

– Это правда! – Как будто подтверждали её тело … талия … и даже носик с веснушками.


Лишь только губы её говорили о другом – какой прекрасный вечер сегодня! Или какой будет фильм по телевизору? Или что мама передала пирожки из села.

– Будешь кушать, Лёша?

И протягивала ему один. При этом слегка покачивая талией.

Она часто покачивала ею.

Лёшка смотрел на её ноги, чувствуя как молодая бабская п..зда зовёт его … тихо … незаметно … какими-то неясными ему намёками … она звала к себе все настойчивее … все сильнее.


Где-то через месяц, они пошли загорать на озеро.

Тонька была в купальнике плотно облегающим её стройное тело. Встала перед ним – навстречу лучам Солнца, широко открыла руки и раздвинула ноги.

Так что голова Лёшки который лежал на земле рядом оказалась чуть ли у неё между ног.

И тогда его глаза, невзирая на жгучую боль от яркого Солнца – уставились прямо туда ей … между ног.

Он смотрел на п..зду, скрытую от него теперь лишь тоненькой полоской материи и с ужасом понимал что не в силах уйти он неё, … даже оторваться взглядом.

Тонька исподлобья смотрела незаметно улыбалась.

Знала наверняка что п..зда – затянет пацана в себя … не даст ему шанса вырваться на волю … она будет тянуть его каждую минуту, каждую секунду … день за днём …


И Тонька снова не ошиблась.

Лёшка стал умолять её придти к нему домой когда родителей не будет. …

Ощутив на озере, не только тепло но и запах молодой девичьей п..зды – он был не в силах больше сопротивляться её притяжению … она была сильнее чем всё его воспитание … принципы … убеждения … и даже родители.

П..зда ломала все. Сметая любые препятствия на своём пути.

Она тянула его как пойманную рыбу на удочке и не собиралась упускать свою жертву на волю.


Через три месяца, Тонька впервые позволила коснуться своей п..зды.

Она лежала на диване раздвинув ноги, а он – нерешительно провёл пальцами и осторожно просунул их в трусики, чувствуя как пальцы вдруг попали во что-то влажное …

Странная дрожь охватила все тело.

Тонька лежала закатив глаза к потолку, а он нежно гладил и гладил небольшую прорезь между ног … понимая что прилип к этой прорези … как муха в мухоловку …

Уже прошло много времени и пора было одеваться, а он всё не мог оторваться … п..зда не отпускала его от себя.

И сопротивляться ей было бесполезно …

Тонька приподняла голову, взглянула на него и … ещё шире раздвинула ноги. Как будто хотела что-бы он поглубже завяз в её киске.


После первого секса, он поцелуями опустился вниз, по её телу, к её ногам, а потом долго разглядывал эту маленькую розовую дырочку, с которой вытекало теперь что-то белое … капля по капле …

– Что ты сделала со мной? – Шёпотом спросил её.

И дырочка уставилась на него -тупо и равнодушно. Не было в ней какого либо раскаяния или покаяния за то что она с ним сделала.

Наоборот.

– Ты будешь кончать в меня – каждый день теперь – Как будто приказывала она ему – Каждую неделю … каждый год … всю жизнь …


– Ты … такая маленькая, а такая злая! – Покачал головой Лёшка. И вдруг представил себе как он – будет всю жизнь обслуживать её … эту маленькую п..здюльку … перед глазами его пронёсся как бы ускоренный видеоролик – вся его половая жизнь которая будет на протяжении следующих 50 лет – сокращённая до одной минуты.

Вот он, в первый раз проталкивается в дырочку.

Она морщится, кривится … как будто не хочет … края её краснеют … вот – второй раз … третий.. (скорость фильма теперь ускоряется)

И вот быстро бегут кадры – как он вставляет и вынимает … вставляет и вынимает … каждый день … как член его неистово толкается в эту ненасытную дырочку. Снова и снова. То устало падая от изнеможения, то снова подымаясь …

А ей – всё ни по чем. Она всегда готова … она с лёгкостью побеждает его … и ещё может победить таких ещё 100 как он.

– Тогда почему я … люблю тебя? – Тихо спросил он и приблизился почти вплотную к ней.

Тонька, вдруг как будто что-то услышала … выгнулась телом и сладко потянулась … нет, кажется он крепко спала.

И тогда Лёха приблизился лицом вплотную к её дырочке – Нет, я не люблю тебя. Я тебя ненавижу. .

Дырочка вопросительно смотрела на него. Её края были чуть приоткрыты. Как будто от изумления. То ли от смеха …

Но отпускать от себя его – она не собиралась.

– Зачем ты делаешь это со мной? – Жалобно спросил он. Приблизился лицом к ней вплотную … и вдруг поцеловал … жарко … взасос … прямо в розовую середину …

Как будто это были губы Тоньки…

– Ты сильнее меня … я сдаюсь.

Ты победила!


Идея ограбить банк пришла в Тонькину голову. Сначала – как шутка. Лёха от души смеялся. Но именно его смех и не понравился Тоньке. Привыкшей что п..зда сломала его настолько что командовала всем она. И Тонька вдруг решила проверить – насколько сильно, её п..зда сломала Лёшку. … сможет ли он реализовать её шутку – в реальность.


Следователь Егоров отложил ручку в сторону и задумался … – Нет, не так надо писать протокол.

Затем выругался, смял лист бумаги и положил новый на стол.

И стал писать как положено.

"Во время попытка ограбления отделения Сбербанка, гражданин Алексей Гороцек был ранен и находится в критическом состоянии в местном отделении больницы. Его соучастница задержана и находится в следственном …"

Решить проблему

Я шёл по улице глубоко вдыхая свежий воздух, наслаждаясь тишиной воскресного утра, нежным апрельским солнцем.

И вдруг …


– Помилуйте … – Раздался вкрадчивый голос за спиной – Ради Бога простите что беспокою …

Оборачиваюсь.

Какой-то долговязый мужик с противной физиономией, лет 35-ити. С притворной улыбкой смотрит на меня.

– Вас зовут случайно не …? – И он называет моё имя.


– Да, это я – Отвечаю, даже не представляя что ждёт меня в скором будущем.

По своей наивности.


– Моё имя Проблема – Вкрадчивым голосом представился незнакомец. И начал покорнейше извинятся что посмел побеспокоить меня в такое чудесное утро … что помешал наслаждаться свежим воздухом и красотой пейзажа. Оправдываясь что лишь хотел просто преставиться мне, так как слышал много хорошего …


Послушав минуты две этот бред, я сухо попрощался и пошёл дальше. И к вечеру совсем забыл про него. Но очень напрасно …

Проблема появился снова.


Теперь он ждал меня у подъезда когда я выходил на работу.

– Привет дружище! – Радостно кинулся он ко мне и протянул руку. Подумав что мы встретились случайно, я машинально пожал её. Рука его оказалась какой-то влажной, холодной и вообще – мерзкой и противной.

Брезгливо вытирая свою ладонь об штаны я сухо спросил:

– Чего надо?

В ответ он снова начал нести какой-то бред как он неимоверно рад нашему знакомству, и что надеется что вскоре мы станем хорошими друзьями …

Я пошёл дальше даже не оборачиваясь.


Но ужас – только начинал разворачиваться в полную силу …


Вскоре я выяснил что Проблема каждый день караулит меня у подъезда.

То изображал случайную встречу.

То просил у меня прикурить сигарету.

То предлагал пойти и выпить с ним.

Дальше, я заметил что он следит за мной – пряча своё лицо, стараясь выяснить какой дорогой я хожу на работу, когда возвращаюсь, и забираю детей из школы.


Я поймал его именно у школы:

– Чего ходишь а мной?

В ответ Проблема противно заикаясь начал оправдываться что это произошло случайно и молоть какую-то чушь что он хороший парень и я его просто не знаю …


После этого он на несколько дней исчез и я уже было успокоился. Как вдруг …

Это случилось в субботу вечером. Вернувшись с работы я услышал что жена с кем-то разговаривает в гостиной.


Поправляю причёску, разглаживаю брюки, захожу в комнату и теряю дар речи. В моем кресле сидит Проблема и явно заигрывает с моей супругой.

Поймав мой косой взгляд, жена поясняет – Я впустила его потому-что он сказал что твой старый друг!

– Так и есть! – Фамильярно восклицает Проблема, встает и раскрыв объятия идёт ко мне. Как к лучшему другу …


– Да пошёл ты к черту! – Кричу я и схватив его за ворот рубахи выволакиваю на лестничную клетку – Ещё раз увижу здесь … пеняй на себя!

И столкнул с лестницы.


Но … не на того я попал. Проблема не успокоился. Он наглел с каждым днём все больше.


Вскоре дети пожаловались что какой-то дядя возле школы пристает к ним – предлагает пойти к нему домой и посмотреть на котёнка. Обещает купить мороженое за это …

Я сразу все понял.

Пришлось тёще самой отводить детей в школу и встречать после уроков.

А ещё через день – новый конфликт. Тёща вся в слезах рассказала что какой-то мерзавец в лифте раскрыл перед нею плащ и показал что он совершенно голый под ним … С судя по описанию – я догадался что это был Проблема.


А дальше – больше.

Через неделю, я как обычно вернулся домой с утренней пробежки, и едва открыл дверь вдруг обомлел – посреди комнаты стоял Проблема и нагло рылся в моем холодильнике. Его рот был был забит едой, по видимому завтраком который оставила жена.


– Как ты попал в квартиру???? Какого черта тут делаешь????


Но рот у Проблемы был забит и он лишь тупо вращая глазами мычал что-то нечленораздельное про дверь которая случайно была открыта …


Я выкинул его снова. В этот раз – пинками. Которые продолжались даже на улице.


Но Проблема оказался настырней чем я думал …


Ночью, когда я обнимал и целовал свою жену, мы вдруг услышали как потянуло сигаретным дымом и кто-то сплюнул на пол.

Нас как будто подкинуло током.

Мы быстро включили свет

– А – а – а- а!!! – Заорала жена и упала в обморок … – на полу возле дивана сидел Проблема с расстёгнутыми штанами и дрочил.

– Да ладно Вам … – Улыбнулся он – Это же я, Проблема. Давайте попробуем втроём.


– Снова дверь была открыта???


Минут десять, я пинал его ногами, а потом выкинул из окна на улицу.


Но увы … как оказалось – Проблема не попал в реанимацию.


На следующий день жена позвонила ко мне на работу. Она была в слезах – только что возле дома, её схватил полупьяный Проблема и грязно матерясь пытался затащить в подвал.

К счастью, случайные прохожие помешали …

Как безумный я побежал обратно домой что-бы успокоить жену … но по видимому от спешки нажал не ту кнопку в лифте и меня зажало в дверях. Голова оказалась внутри лифта а тело – снаружи.

Я не мог ни дышать … ни кричать … и помочь мне было некому так как все ушли в столовую на обед.

В этом момент я почувствовал запах перегара и как чья-то рука гладит меня по заднице. С трудом повернул голову и увидел что Проблема стоит сзади. Одной рукой пытается стащить с меня штаны. А другой – расстёгивает себе ширинку.

Неимоверным усилием воли я нажал на створки двери и к счастью смог открыть их наконец.

Но мерзавец успел смыться.


Вернувшись домой я с ужасом почувствовал знакомый запах дыма с перегаром. И вспомнил что в доме сейчас должны быть дети.


Кинулся в детскую комнату и очень вовремя – у их двери уже стоял Проблема … небритый, полупьяный, в моем ночном халате, в одной руке он держал несколько конфеток, а в другой – порнографический журнал с картинками.


– Стой гад! – Заорал я и схватив первое что попалось мне под руку – чугунную сковородку, со всей силой трахнул его по башке.


Раздался звук как будто раскололся орех … на пару секунд в комнате вдруг стало темно, а потом – все вернулось как было прежде.


Никого больше не было в квартире.


Никто не лазил по холодильнику.

Не прятался под диваном.

Не крал мои сигареты.

И не распахивал плащ перед тёщей в лифте …


В доме воцарилась тишина и покой.

Как прежде ..

Утром, я снова шёл по улице и глубоко вдыхал свежий воздух, наслаждался тишиной воскресного утра, нежным апрельским солнцем.


Радуясь что никакая проблема – не тревожит меня больше …

Как улучшить экономику

Уже прошел год после очередной революции в моей стране но экономика как была олигархической, такой и осталась.

А ведь именно она была причиной всех бед – нищеты, революций, отсталости. И она никуда не ушла, а значит – все наши беды скоро вернуться …

Как побороть эту олигархическую систему?

Ответ лежит прямо на ладони. Только олигархи сделают все что-бы этот ответ не прозвучал на ТВ и радио (упаси Бог!).

Ответ этот – уже был испробован к примеру в США.

Это работает таким образом в упрощённом виде:

Малый и средний бизнес не платит налоги ВООБЩЕ. То есть за 1 минуту Вы можете зарегистрировать собственное предприятие (из них – 50 секунд уйдёт на то что-бы придумать ему название) и начать работать. Вы ничего не отчисляете государству, к Вам не ходит – ни фининспектор, ни пожарник, ни участковый, ни санэпидем станция. За порядок на предприятии – отвечаете только Вы.

И точка.

В итоге, миллионная армия трутней которая кормиться за счёт проверок и наездов – осталась без работы в Америке.

Мафии и коррупции был сделан смертельный удар.

И Америка – стала стала передовой страной в мире.

– Но как же содержится государство, если никто у них не платят налоги? – Спросите Вы.

Очень просто. Налоги – есть, но их не видно … ибо они просто накладываются на стоимость товаров в магазине. Это выглядит так – что-бы Вы не покупали, на все цены автоматически добавляется 15 процентов, и эти деньги идут в бюджет – прямо с кассового аппарата. За пол секунды времени..

Все прозрачно, происходит быстро и автоматично.

И нету места для коррупции, или трудоустройства кумов и родственников на тёплые местечка.

Поэтому про эту систему – у нас никто не говорит. Она – табу для обсуждения. Запрет номер один. Ибо она – реальная угроза для олигархов, так как способна поменять буквально ВСЁ в нашем государстве. И создать – совершенно новую экономическую систему.

– А с чего выплачивать пенсии? Или пособие если человек заболеет? – Спросите Вы.

А очень просто! В Америке каждый человек имеет страховой полюс. И выплачивает небольшую сумму каждый месяц. А если не хочешь выплачивать – это твой выбор. И тогда живи – без пенсии, и здравоохранения.

Просто. Чётко. И без малейшего шанса прорасти коррупции. Которая при других системах – цветёт пышным цветом.

А теперь второй фактор.

Если государство дало такую свободу своей экономической системе, то кто в нем защищает права граждан от зарвавшихся предпринимателей? Ведь никакого контроля по сути нету. И предприниматель может установить у себя – любые правила. Например жестокую эксплуатацию трудящихся.

Очень просто. Государство поощряет создание свободных профсоюзов. И если происходит что-то неправильно – то профсоюз тут же блокирует зарвавшегося предпринимателя и останавливает его предприятие. А разогнать профсоюза – предприниматель не может, ибо за ним стоит закон.

В итоге, профсоюзы добились того что уровень жизни простых граждан в Америке – самый высокий в мире. И это, напомню – без армии чиновников, коррупционеров, кумов, зятев, жён и их детей.

Все просто и работает как часы.

И последнее.

На телевидении – часто показывают толк-шоу на всякие злободневные темы. А теперь вопрос – кто там как правило сидит в студии?

Правильно! Это политики, политические обозреватели, политтехнологи, и т.д.

Они занимают 99 процентов тех кто общается в студии.

Но в Америке – на подобных шоу, 50 процентов занимают представители общественных организаций и профсоюзов.

И обсуждают они – насущные проблемы, типа протестную акцию профсоюзов для дальнейшего улучшения условий труда (хотя куда больше? Они и так уже добились уменьшения рабочей недели до 34 часов).

В то время когда у нас профсоюзам – "зась" на телестудию! Туда пускают лишь политиков которые будут годами обсуждать какую-то херню и которую они в итоге не решат.

Лишь – запудрят Вам мозги. Что-бы Вы думали о херне всякой, лишь бы не о экономической системе. И о том, как её улучшить, а ещё правильнее – просто поменять.

Как найти покой на небе

Почему я стал такой?


Чем старше я становлюсь, чем глубже об этом задумываюсь.

И кое-что – понимаю прямо сейчас.


Ничто не повлияло на моё развитие так как музыка, и знаменитая группа Абба.

Точнее – её участники.

До 20-ти лет я хотел трахнуть исполнительницу с белыми волосами. А потом – с чёрными.

Так что, как говориться – вся моя молодость прошла с ними …

Лишь после сорока лет – на исполнительниц Абба у меня перестал вставать почему-то.

(Возможно что группа ихняя – распалась именно из-за этого. Но я не уверен полностью …)


Потом, моё воображение начала волновать Леночка З. И в отличии от Аббы – она была гораздо ближе.

Но характер у Леночки был ужасный – склочный, обидчивый, да и цветы хотела непременно получать на свидании.

Которые стоили деньги, а я ведь – мог потратить их на мороженное, на радиодетали. И на фотографии исполнительниц группы Абба.


Так что нежной любви с Леночкой З. у нас не получилось, хотя мечта об её светлой душе – у меня осталась:

– Как поведёт её душа, если я пальцами коснусь её киски?

Засуну своё хозяйство в неё – по самые помидоры?

И забуду вытащить вовремя …


Мне всегда казалось что в такой момент – лицо у милой Леночки поморщиться, глаза увлажнятся, а губки обиженно скривятся.

И тогда, мне захочется не вытащить своих помидоры, а засунуть их ещё глубже.

(Я всегда считал себя загадочной личностью).


Возможно, после этого она – начнёт щипать мою спину, обзываться, и обещать что больше её никогда не увижу.

А когда я откажусь это сделать – будет выгинаться тазом и пытаться меня сбросить … что-бы вытолкнуть мои помидоры наружу …


Наконец, после долгих дипломатических переговоров, я уберу их с неё.

Но рано радоваться что конфликт исчерпан.

Запускать праздничные фейерверки.

И открывать шампанское.

Ни душевного спокойствия, ни гармонии – это ей не принесёт.

Ибо киска её – вдруг окажется подозрительно влажной. Даже чересчур …

И тогда страшное подозрение вдруг охватит Леночку З.

– Как ты мог? – Спросит она шёпотом а глаза её округлятся от ужаса – Ты сделал это? ..

И голос вдруг сорвётся на крик боли и возмущения – … Прямо в меня???? …

А потом он снова вернётся на шёпот – Что же теперь будет?

И голова её бессильно упадёт мне на грудь …

– Я погибла! … Мама …


Я обниму её, приласкаю, успокою. Может даже пообещаю подарить цветы.


Только не скажу ей – что от цветов меня тошнит. Что я не перевариваю их. И не выношу даже.

Я даже реально – пойду и куплю их. Прямо сейчас. Честное слово.

Только вот … Леночка З. – там же сейчас где и Абба – осталась лишь в моей памяти. И ей теперь где-то под 60-ть.


И если я засуну ей по самые помидоры – она крикнет властным скандальным голосом – Старый хрен, ты что? Охерел совсем? Или белены объелся?

И трахнет меня кулаком по лбу.


Я скачусь с её высоких грудей как альпинист с горы Арарат и упаду на пол.

С грохотом и криком.

Может мне станет плохо после этого.

Давление подымется.

Инфаркт нарисуется.

Инсульт выявится.


Встанет Леночка З. надо мной, бедолашным, а я и не живой уже. Только х..й дёргается …


Но я не расстраиваюсь.

Ибо знаю что после смерти – ждёт меня лафа немыслимая.

И радость необъятная.


Сначала, моя душа попадёт на берег лучезарного моря. Где я буду купаться и загорать пока не надоест.

Потом, я решил что стану привидением – буду всяких прохожих пугать. Цепями звенеть. Или с оторванной головой ходить по центральной библиотеке нашего города.

Когда мне и это надоест – я полечу на край галактики, на самую далёкую планету.

Буду бродить там по горам и ущельям.

Наконец, полечу дальше – найду "чёрную дыру" и выверну её наизнанку – сделаю её "светлой" – как светлый французский унитаз в моей квартире.

Я люблю сцать в светлый унитаз.

И думаю что Чёрная дыра – не исключение.


А если мне повезёт – я поймаю в бескрайних просторах космоса – межпланетный спутник "Пионер" который был послан с Земли много лет назад для знакомства с внеземными цивилизациями.

Буду крутить его за антенны в разные стороны и кричать маты в микрофон, или петь блатные песни.


Архангелы будут умолять меня – вернутся к ним на небо.

Учёные – вопить чтобы я прекратил безобразничать.


И вот тогда я – наконец исполню свою мечту, и потребую что-бы мне показали киски участниц Аббы.

Но не такие – какими они стали сейчас, а те что были в молодости.

И отдельно – потребую фото раздетой Леночки З.


Потому-что она мне – всю жизнь испортила.

Своим дурным характером.

И своей киской -которую я так и не поимел.

Ни на земле.

Ни на небе


Так что предупреждаю – только после этого – я всех оставлю в покое.

И успокоюсь сам – наверное тоже …

Татарин

Кто они, татары?… Я знал про них с детства, потому-что у меня был друг, татарин, Мы жили в одном доме с ним.

Он был старше меня на 3 года.

Помню когда я был ребёнком – игрался в песочнице возле дома, а он с пацанами уже играл в "цок", это такая игра, там нужно было "биту" кидать в горку с монетами,

Именно там я и проиграл ему – мои первые 5 копеек,

Мне тогда было 4 года, а ему – почти 7,

Его звали Валерой, и у него всегда было много друзей.

У меня же их не было … я был "маменьким сыночком" который гулял на улице только не далеко от окна, что-бы мама всегда видела …

– Домой! – Кричала она мне едва я сворачивал за угол.

И я послушно бежал домой, бросая всех своих друзей.

У Валерки не было мамы.

Его отец поссорился с нею потому-что та пила.

Что-бы проучить её – он забрал татарина Валерку от неё – к себе. Но некоторое время.

Но Валерка был слишком мал и не понял таких сложностей – вскоре стал называть сестру отца – мамой.

Узнав об этом, его настоящая мать – обиделась и запила ещё сильнее.

А вскоре она вообще вдруг исчезла. Пропала. Как будто её вообще не было на свете.

Её не могла найти ни милиция, ни друзья, ни родственники.

Отец Валерки после этого затосковал, раскаялся, и вдруг … запил тоже.

Его жену искали много лет. А он, все это время – пил, и с тоской смотрел в окно … верил что однажды она найдётся.

И постучит ему в дверь.

Валерка рос весёлым парнем – вокруг него всего было много друзей, для которых он был кумиром.

А я во дворе имел репутацию самого скромного и

культурного мальчика, но у меня было одно преимущество

перед ними, я жил с Валеркой – в одном доме.

Поэтому он позволил мне дружить с ним.

Мы вместе взрослели на одной улице.

Однажды он нашёл на крыше – какой-то узкий провал (мой дом имеет возраст – почти 100 лет, и очень высокий, более 80 метров).

Валерка нашёл верёвку и спустился туда, в темноту, глубиной в восемьдесят метров,

Кажется это был какой-то технический промежуток между стенами куда не залазил ни один человек со времён строительства дома.

Бездонная чёрная дыра куда кроме Валерки никто больше не мечтал залезть.

Дав держать конец верёвки мне и ещё пару приятелям – он шагнул в глубину.

Доверив свою жизнь нам – пацанам.

Мне даже сейчас страшно вспоминать этот эпизод, и как он выбрался оттуда … чудом не погибши.

Характер у Валерки был неугомонный и он все время увлекался чем-то новым.

Так однажды он что станет гипнотизёром.

Купил книгу, маятник. И потом несколько месяцев пытался экспериментировать на мне.

Делал огромные глаза и кричал:

– Спишь! Ты спишь!

Но я никак не засыпал.

– У тебя веки слипаются!

Но они не слипались.

– Ты ничего не слышишь кроме моего голоса!

Но я слышал шум машин за окном.

Валера был разочарован и бросил гипноз.

Затем он увлёкся йогой, и пытался отделить свою душу от тела.

А я помогал ему засовывать ноги за спину.

Но душа упорно не хотела отрываться.

Наконец у него появилось новое увлечение – паранормальными явлениями, медитацией, а также музыкой под названием "психо-делик".

Валерка часами старался погружаться в неё – сидел в темноте, слушал эту музыку.

Наконец однажды он сказал что у него получилось улететь отсюда и предложил мне отправиться туда – вместе с ними, в неведомые миры.

Но я на всяких случай отказался.

Потом Валерке начало надоедать все это и он купил карту что-бы выяснить как можно удрать из Советского Союза.

Я ждал самого худшего но случилось нечто другое … в один прекрасный тихий вечер наш двор содрогнулся от ужасных резких звуков доносившихся из окна Валеркиной квартиры.

Оказалось что Валерка собрал настоящий синтезатор – электронное пианино. И поставил его на окно своей квартиры. Он собирался вечерами учиться играть на нем …

Взрослые были в ужасе, а детвора – в восторге!

Валерка выучил несколько нот из песни группы "Ди Перпол" и звал всех ребят из нашей улицы к себе, что-бы они слушали это … вскоре там появились смазливые девицы, а затем и бутылки с чем-то мутным, под названием "Вино плодоягодное".

Подобные вечеринки ребята называли словом "сейшен", а соседи – оргии.

И каждый раз во время оргий – из окна его квартиры доносились оглушающие звуки мелодий из репертуара группы "Де Перпел".

Валерка продолжать быть кумиром для всего двора, и я гордился что живу в одном доме с ним.

Как же я мечтал присоединиться к Валерке, к ребятам!

Пить с ними "Вино плодоягодное" и делать "сейшен"!

Но это было невозможно – мама могла узнать про это … я мог лишь слушать рассказы Валерки про его "сейшены".

Была ещё одна проблема – моя робость.

Из-за стеснительности – мне было трудно знакомиться с девушками.

Может поэтому татарин Валерка стал для меня – "окном в мир".

Понял мою проблему он не стал смеялся … а стал учил меня как нужно обращаться с девицами.

Однажды он повёл меня в танц-клуб с самой ужасной репутацией в городе, и рассказывал мне интимные подробности про каждую из девиц там, что-бы расшатывать мои моральные устои которые мама прививала мне много лет.

Но все равно … мама уж слишком постаралась …

Воспитание я не мог нарушить и интимные отношения с девицами – оставались загадкой для меня.

Я страдал … тайком даже плакал … открывал по ночам окно и слушал – не донесутся ли звуки синтезатора из окна квартиры Валерки … а когда они появлялись – я завидовал ему.

Таинственное слово "сейшен" стало моим любимым словом.

Я мечтал быть похожим на Валеру.

И клялся что на следующий день – начну меняться.

Но дни шли и потом его забрали в армию.

Валерка обещал что устроит из армии – один большой "сейшен" и развратит её до основания.

Но через год, армия вернула его с диагнозом – дебил.

Оказалось что после мелкого конфликта – он пытался

задушить командира взвода.

Вернувшись из армии Валерка обнаружил что его любимый синтезатор валяется разбитым, в компания распалась – кого-то посадили, кто-то уехал, а другие – поступили в институт и

"завязали".

Валерке же – путь в институт был закрыт но он не сдавался – старался найти новых друзей.

Но … ему было уже 24 года, время стремительно уходило … новые друзья были уже не те что ранее, и новые девицы в его компании скорее были похожи на стареющих алкоголичек.

Валерка все ещё пытался хвастаться мне своим

очередными "сейшен" но теперь его рассказы были не забавными, а грустными и пошлыми.

С намёками на венерические проблемы у девиц.

После чего, девицы вообще исчезли из его жизни. Валерка начал пить, сначала понемногу, а потом все больше и больше.

Уже дано он перестал быть кумиром для своих друзей.

Да и становилось их у него – все меньше и меньше.

В итоге, у него остался один друг – это я, культурный парень который не пил и не курил.

Мои дела понемногу шли в гору – я заканчивал институт, нашёл себе девушку, мне предлагали престижную работу…

И теперь уже Валерка с интересом смотрел на мой образ жизни, но повторить его – он не мог … как когда-то я не мог повторить его образ жизни.

Мы были слишком разными.

Почему мы дружили?

Он хвастался мне своими приключениями, а я – своей жизнью в институте.

Как будто мы – "исповедовались" друг другу …

Только сначала – мы делали это для развлечения. А потом … я почувствовал что Валерка нуждается во мне. Как будто я мог вытащить его к себе.

Наружу.

Затем, у него в семье случились большие проблемы. Женщина которую он называл матерью – умерла.

А перед этим умерла и его бабка.

Отец, не дождавшись жены – спился до такой степени что не выходил из психбольницы.

А когда он выходил – то теперь они пили вмести с Валеркой.

И я вдруг понял – надо вытащить его оттуда.

Я старался проводить с ним больше время, однажды даже пригласил вместе со мной встречать Новый Год, но в тот вечер он так не дошёл до моей

квартиры – соседи его нашли вдрызг пьяным на моей лестнице.

И тогда я задумался и дал совет Валерке … я сказал ему:

– Валера, тебе нужно жениться!

Тогда Валерка ничего не ответил но вскоре бросил все и уехал, оказалось что на заработки, в какую-то бригаду, на север.

Но через пол года он вернулся,

Я понял это когда услышал звуки синтезатора из его квартиры, звучавшие на всю улицу.

Валерка вернулся и в тот же день исправил его.

Тот день – это не был обычный день.

Звуки песни группы "Ди Перпел" снова звучали на всю улицу, как гимн победы.

– "У Валерки снова "сейшен" – понял я, и мои чувства к Валерке которые я имел много лет – снова вернулись в моё сердце.

Но в тот вечер мама не пустила меня к нему … – Ты не ходи к нему сегодня, там такой пьяный бардак творится, – сказала она мне.

И я не пошёл.

Я всегда слушался маму.

В ту ночь, мне приснился Валерка который прилетел ко мне в окно и грустно сказал – я так и не женился!

На следующий день я узнал что та вечеринка – была последней в его жизни. Напившись, он вдруг полез на крышу, туда где был провал, обвязал себя верёвкой как тогда, в детстве и дал конец её – собутыльникам … шагнул в пропасть. Но те – не удержали его.

Валеру вытаскивали на следующий день.

Худое тело с вывернутыми руками. И головой.

Лишь тёмные тонкие губы, которые как будто хотели что-то сказать мне.

На прощание.

Но так и не сказали.

Вот и вся история – про татарина Валерку.

Ла – ла – ла

Два дня пытаюсь заставить себя написать что-то хорошее, чистое и светлое, но кроме слова "х..й" ничего не получается.

Сядет к примеру какой-то читатель к компьютеру. Устал после работы, или праздновал День Рождения. Или захочет отдохнуть просто.

Нальёт стакан чаю, оденет халат в цветочек, тапочки войлочные.

Сядет поудобнее и откроет мой рассказ. А там одно слово "х..й".

И нету ничего больше нету.

Нехорошо как-то получается.


Так что надо заставить себя написать рассказ.


Вот иду я однажды по улице, думаю о вечном и прекрасном. О рассвете и закате. О душе и потёмках.

Вижу – девушка стоит, просит милостыню.

Стройная, высокая. В мини-юбке и в белых чулочках.

Да и не просто стоит, а играет на скрипке мою любимую песню. Рядом лежит кепка помятая. Для пожертвований.

– Ла – ла – ла – Звучит мелодия. Разносится по всей улице.

За душу хватает.

Засунул я правую руку в карман, а левой – очки поправляю.

Подхожу.

Точно. Девочка. лет 20-ти,

Но меня смотрит.

Глазки синие, губы накрашенные – ярко красные. В белой блузке плотно облегающей высокую грудь.

А на шее – пионерский галстук завязан.

Точно как на картине "Пионер – всем ребятам пример!".

Стою я, смотрю не отрываясь. А правой рукой шевелю в кармане.

И она тоже смотрит на меня, ждёт – что же я вытащу оттуда.

Но не деньги я шевелил.

А что-то другое.


Девица ещё не поняла этого … ещё пуще играет, заливается, всем телом изгинается.

Старается понравится.

Терпеливо ждёт что я вытащу наконец то что застряло в кармане. Большое и тяжёлое. И брошу ей в кепку.


Но не смог я вытащить это.

Делаю вид что пытаюсь … пыхчу … глаза из орбит вылазят.

Не сдаётся и девица тоже – помогает мне как может … стала вдруг ласково улыбаться мне. И подмигивать.

Старается на славу!

Но все напрасно … лишь моя правая рука – все сильнее шевелится в кармане …


И тогда вдруг поняла она – что шевелю я пальцами.

И играть перестала.


Потом ночью, мне вдруг приснилась эта девица.


Что снова мы стоим с ней на той же улице. Только рядом теперь – никого.


Подошла ко мне близко – тихо шепчет на тихо – просит вытащить правую руку из кармана.

Наверняка – с зажатой в ней чириком, или косяком.

Что-бы протянуть ей … кинуть в кепку.

– А может я плохо старалась для тебя?… – Шепчет жарко – Тогда я ещё могу!


И снова играет она на скрипке – заливается. Мою любимую песню заводит, приятной улыбкой мой взор тешит.

– Ла – ла – ла.

Чудесные, очаровывающие звуки подымаются к небу, потом плавно опускаются и попадают мне прямо в душу.


Но я – непреклонен. Стою перед нею – с суровым ликом и нахмуренным челом.


И тогда падает девица ниц перед мой на колени – О сжалься господин … помоги … не бросай в беде!


За талию меня обнимет, к штанам прижимается. Умоляет сладким голосом:

– Да вынь ты наконец свою правую руку из кармана … брось денежку ко мне в ноги …


А дальше, мой сон совсем неподобающий становится.


Рука моя правая, белоснежная и холёная, медленно вынимается из кармана … но не с кошельком толстым. И не с пачкой денег. А что-бы почухать затылок. Поковыряется в зубах, а потом вдруг опустится и … начать расстёгивать ширинку.


Девица подымает на меня взор свой чистый, ясный и светлый – Чего это надумала Ваша правая рука, барин?


– Хорошие песни ты играешь, душа моя – Говорю ей ласково – Да только поёшь ты нескладно. Надо бы голосовые связки потренировать тебе голубушка.


– Вы специалист наверное? – Спрашивает. Делает глаза огромные. Ресницы мигают – Вы композитор наверное или маэстро?


Моя правая рука одобрительно хлопает её по щеке, гладит по волосам, щекочет шею.

– Да, я специалист! – Произносят мои губы. – Называй меня Маэстро.


И хоть душа моя кричит ей сейчас – не слушай мои губы. Не смотри на мои руки! Это самые омерзительные органы во всем моем теле.

Не стыда ни совести …

Если бы она только знала – как я хочу любоваться закатом, рассветом, водить её по набережной и покупать мороженое.

Сходить с ума от её улыбки. Её чудесного голоса. И радоваться когда она счастлива.


Но сегодня ты – на коленях. И просишь милостыни.

Судьба распорядилась что сегодня я – господин.

А ты – моя раба.

И рука моя – медленно расстёгивает ширинку – перед твоим лицом.

Альфа и омега.

Начало и конец.

Кто ты, человек, на самом деле?

Чмо?

Или ангел?

Герой? Или предатель?

Правда жизни в том, что не от тебя это зависит …

А от ситуации.

Мечтай, воображай, убеждай себя – что ты другой …

Лишь на старости поймёшь – жизнь как сука, сделает тебя таким – каким она хочет сделать.

Сопротивляйся или не сопротивляйся ей.

Лишь больнее будет.


Глаза у девицы становятся совершенно удивлёнными а губы чуть приоткрываются.

Как будто она в изумлении и не понимает что происходит …

Я медленно вынимаю его и прикладываю к её губам.

Едва касаясь их своей плотью.

Мы застываем и ждём.

Кто двинет первым. Или она – вперёд головой. Или я – своим тазом.


Душа моя – ты сдохнешь в аду!

Или растворишься в космосе.

Но не это меня волнует. А то что боюсь я – проснуться сейчас.

На самом интересном.


Мы смотрим друг другу сейчас – прямо в глаза.

И с ужасом я понимаю – она искушает меня.

– Ты можешь выбрать своё будущее. – Ясно светится в её глазах.


И я понимаю.

Это не я … а она – провоцировала меня с самого начала – своим пионерским галстуком на белой блузке плотно облегающей груди, своей мини-юбкой. И даже тем что играла на скрипке мою любимую мелодию и просила у меня милостыню.


– Что ты хочешь? – Шёпотом спрашиваю я не отрываясь от её огромных глубоких глаз. – Скажи мне правду? Я дам тебе это.

– Да? – Отвечает и губы её приоткрываются ещё шире – то ли от удивления, то ли приглашают меня в себя.

И вдруг она начинает смеяться … хохотать …с широком открытым ртом.

– Да – Повторяю я и хлопаю её ладонью по затылку. – Ты сделала ситуацию. А ситуация – делает человека.


От хлопка, она чуть не поперхнулась … и её смех прервался на самой высокой ноте.

Она налезла на него.

В один сиг.


Моя правая рука – теперь нежно гладит её по затылку. Заодно, не даёт убрать голову, если надумает.

Ведь там, в глотке – у неё массажируются связки.

И только уши торчат, внизу из под моих штанов.


Ангел – улетел от меня.

Ад – зевает от скуки.

Космический холод- как могила.

А я – грешу в своих снах.


И только чьи-то уши – выглядывают снизу.


Я сделал свой выбор.

– Ла – ла – ла

Содержание сборника:

Белый конвертик

Вы забанены на этом сайте

Когда я родился

Пропавший поезд

Плюгавый

Стеклянный глаз

Почему не восстановилась империя?

Мороженое

Драйвер

Сто пятьдесят

Мой кот – убийца

Как я искал работу

Как привлечь читателя

Ревность

Судьба Уильямса

Ремонт трубы

Американка

Химичка

Фантастическая логическая цепочка

Кому лафа, а кому

Антология смерти

Пять желаний

Последний аргумент

Близкое знакомство третьей степени

Как я был в секте

Для чего создан человек

Спасибо, что ты есть на свете

На старой могиле

Жар тела

Решить проблему

Как улучшить экономику

Как найти покой на небе

Татарин

Ла – ла – ла


home | Хроника пикирующей старости – 5 | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу