Book: Торговцы впечатлениями



Торговцы впечатлениями

Дмитрий Фаминский

ТОРГОВЦЫ ВПЕЧАТЛЕНИЯМИ

Купить книгу "Торговцы впечатлениями" Фаминский Дмитрий

Дмитрий Сташенко, Анисим Белый и Антон Дождев дружили с детства. Росли в одном дворе, учились в одном классе. Поступили в один университет, правда, на разные факультеты. Но потом жизнь разлучила ребят. Встречи стали всё реже и реже, пока совсем не прекратились. Так бы и забыли друг друга, если бы в голову Анисиму не пришла мысль позвонить старым друзьям и предложить собраться как-нибудь вместе – поговорить за жизнь. И вот в один из последних солнечных осенних дней, субботним утром, они выехали на природу. Отъехав километров тридцать от города, друзья выбрали место на берегу лесной речушки, где разожгли костёр. В машине у Дмитрия нашёлся складной мангал, а мясо для шашлыков Анисим подготовил заранее. Расположившись вокруг костра, они не знали с чего начать, а поэтому внимательно рассматривали друг друга, подбирая слова, чтобы перешагнуть лежащий между ними барьер в десяток лет. Анисим первым нарушил неловкое молчание:

– Интересное человеческое общение – это самая настоящая роскошь! – он немного смутился от банальности сказанного, но так как действительно был убеждён в этом, продолжил: – Я подумал, что мы много теряем, что совсем перестали встречаться!

– У меня, честно говоря, постоянно возникала мысль связаться с вами! – признался Дождев, прикуривая от головешки.

– Что мешало? – отпивая безалкогольное пиво, спросил Дмитрий.

– То дела какие-то возникали, то проблемы. А иногда закрадывалась мысль, что вам моё общество будет в тягость.

– Ну, ты загнул, в тягость! – нанизывая шашлык, удивился Анисим.

– А что?! Сейчас не то, что старые друзья, родители и дети друг другу не нужны. У всех свой круг общения, определяемый кошельком и социальной принадлежностью!

– Я предлагаю, чтобы каждый из нас вкратце рассказал, чем занимался всё это время. Не возражаете? – Анисим перевернул шашлык.

– Было бы интересно! – согласился Дмитрий.

– Вот, с тебя и начнём! – подмигнул ему Антон.

– Без проблем. С меня, так с меня!

И они рассказали каждый о себе:

Дмитрий Сташенко к своим тридцати двум годам имел собственное дело и стабильный заработок. К чести Дмитрия, всего этого он добился благодаря твёрдому характеру, трезвому взгляду на жизнь и умению действовать. По образованию Дима физик-теоретик. Проработал несколько лет в исследовательском институте и вовремя понял, что это не для него. Ушёл в только что образовавшееся иностранное предприятие на должность менеджера. Фирма занималась торговлей компьютерами, но благодаря бездарному руководству вскоре развалилась, не выдержав конкуренции. Дмитрий решил организовать собственное дело и, заняв денег, начал торговать строительными материалами. Он вложил много сил и нервов в организацию процесса, и дело, наконец, сдвинулось с мёртвой точки, а вскоре развилось в неплохой бизнес. И теперь он в полном порядке. Единственного, чего ему не доставало, так это семьи, которой он так и не сумел обзавестись. Не то что бы он был неприятен на внешность или неуживчив характером, скорее, наоборот. Но ему хотелось выбрать себе спутницу исключительно по любви, ту самую, единственную и неповторимую. А такие, как правило, на дороге не валяются.

Дождев окончил медицинский факультет и пять лет работал врачом в районной поликлинике. Усиленно боролся с безденежьем, но вскоре устал. Поэтому бросил врачебную карьеру и занялся предпринимательством. Но ему повезло меньше чем Дмитрию. Набрал долгов, попал в пренеприятную ситуацию и еле-еле выкрутился. Ни в чём другом Антон себя так и не нашёл, и теперь перебивался случайными заработками. Последнее время работает портье в частной гостинице у их общего знакомого Мишки Зильберканта, сутки через трое. Живёт в однокомнатной квартире, доставшейся от деда, с подругой Мишель.

Анисим, как помнили друзья, закончил юридический факультет университета. А вот дальнейший его жизненный путь был для них загадкой. Так вот, по протекции родственника, чтобы избежать после учёбы призыва на обязательную военную службу, Анисим попал на работу в ФСБ в отдел военной контрразведки. Одно время он курировал институт, занимающийся исследованиями по военной тематике. Дисциплинированный и сообразительный Анисим быстро нашёл своё место в этой серьёзной организации. Его ценили, обещали служебные перспективы. Но скоро служба наскучила. И тогда, отработав семь лет, он решил сделать крутой поворот в карьере, уволился и нашёл пристанище в отделе кадров коммерческой фирмы, часто набиравшей на работу рекламных агентов, а также нуждавшейся в организации контроля благонадежности постоянных сотрудников. Получает прилично, писать планы, отчеты, гнаться за формальными показателями не требуется. Критерий его работы один – подбор хороших специалистов. Белый успел жениться и развестись, детей Бог не дал. Живёт в однокомнатной квартире, как и Антон, только без подруги. Свободное время отдаёт охоте и рыбалке, или возится со стареньким уазиком, чтобы на эту самую рыбалку попасть.

Меж тем шашлыки доспели, и ребята дополнили роскошь общения вкусом жареной баранины.

– Итак, один – удачливый коммерсант, второй – мечтатель-неудачник, третий – в прошлом личность почти демоническая, а ныне заурядный обыватель, впрочем, сытый! – подвёл итог Дождев.

– Антон, а ты так и собираешься работать на Зильберканта, ничего другого не пробовал найти? – спросил Анисим.

– Меня вполне устраивает. Много свободного времени, никакой ответственности. Хотя, хочется, конечно, чего-то большего!

– Чего, например?

– Не знаю. Я сам порой не понимаю, чего хочу! Вы будете смеяться, но я надеюсь, что, в конце концов, всё устроится само собой!

– Как это?

– Один мой знакомый получил в наследство от прабабушки полуразвалившуюся хибару в глухой деревушке. Решил провести там отпуск, так как денег на поездку к морю не хватило. Стал погреб углублять. Лопата наткнулась на что-то твёрдое. Оказалось, что это не камень, а замшелый кованый сундучок, внутри набитый золотыми червонцами царской чеканки. Вот и живёт мой знакомый теперь на эти деньги. Старую хибару снёс, построил двухэтажный дом. Работу бросил, городскую квартиру обменял на большую, ещё и сыну однокомнатную купил. А огород возделывать никому не позволяет – только сам!

– Так ты, Антоха, дачу-то приобрёл, чтобы клад искать?

– Ладно вам смеяться, я же для примера рассказал!

– А вот у меня свободного времени нет! – без видимого сожаления произнес Дмитрий, – всё бизнес занимает. Да я уж привык!

– И какова цель твоего бизнеса? – спросил Анисим.

– Цель? – задумался Дмитрий, – скорее всего, это просто способ выжить. А цель… даже не знаю.

Так за разговорами и воспоминаниями они просидели до ночи, когда на небе появились первые звезды, загадочные и удивительно яркие, добавившие в их разговор изрядную дозу романтизма. И десяти лет разлуки как будто и не бывало!

* * *

Антон Дождев сидел в кресле, положив ноги на табурет, смотрел в окно и курил. В ярком свете фонаря крупными хлопьями падал снег. Из-за отсутствия ветра снег падал отвесно и никуда не спеша. Антон также никуда не спешил. Он пил пиво и пытался найти выход из создавшейся ситуации.

Прошло три месяца после встречи с друзьями. Тогда, в осеннем лесу всё было так здорово, так комфортно он себя чувствовал, что все печали ушли куда-то прочь. Но жизнь идёт своим чередом, и недавно от него ушла Мишель. Она сказала, что выйдет замуж только за серьёзного и ответственного человека, с активной жизненной позицией и желанием и умением содержать семью. Для приобретения этих, безусловно, полезных навыков, она оставила его на время в покое, пообещав при отсутствии положительных сдвигов продлить данное состояние до бесконечности. А Мишель слов на ветер не бросала. Поэтому Антон, уже в который раз, приходил к мысли, что ему необходимо что-то менять в своей жизни. Но понять, что и как нужно изменить, у него не получалось.

Излюбленным занятием Антона было наблюдать за людьми, угадывать по внешности их профессию, образ жизни. По выражению лица, жестам он стремился понять, счастлив человек или нет. Причём, ему одинаково интересны были красивая девушка и дряхлый старик, ребёнок, копающийся в песке и ничем не приметный прохожий, спешащий по делам. Дождев часто находился в некоем отстранённом от действительности состоянии и ощущал себя не участником событий, а сторонним наблюдателем, и это доставляло ему удовольствие. Но за умение и желание наблюдать и впитывать впечатления о чужих людях денег никто не платил.

Размышления Антона были прерваны звонком в дверь. Он нехотя поднялся с кресла и открыл. На пороге стоял пухлый незнакомец маленького роста с неестественно правильными чертами лица и большими синими глазами, которые лучились добром и скромностью. Незнакомец попросил разрешения войти. Если бы не этот взгляд, Антон не впустил бы незваного гостя. Правда, впоследствии Дождев не раз смеялся над собой за такую самонадеянность. Незнакомец заявил с порога, что он прибыл из космоса и его зовут Линкер-А. После этих слов он прошёл в комнату, уселся в антоново кресло и налил себе пива. Антон, изучавший в медицинском институте психиатрию, как обязательную дисциплину, предположил, что визитёр не вполне адекватен. Он хотел было позвонить другу Паше в психушку, но решил сначала попробовать уговорить незнакомца уйти добровольно. Дождев попросил незваного визитёра поскорее изложить суть проблемы, сославшись на ограниченность во времени. Линкер отпил глоток пива и сказал, что тянуть с объяснением он не намерен, но и торопиться здесь не следует. Дело в том, что он в курсе финансовых и моральных проблем господина Дождева, и пришёл предложить ему разовую халтурку, чудесным образом сочетающуюся с отдыхом. Тут его глаза поменяли цвет на фиолетовый, и их взгляд приковал Антона к креслу, заставив внимательно слушать.

– Я Линкер-А, сотрудник Межгалактического научно-исследовательского института, который занимается изучением разумной жизни во Вселенной. Земля и её обитатели – одна из интереснейших тем, которая не перестает будоражить умы ученых. Сам институт расположен совсем недалеко, в соседней галактике, – с этими словами Линкер вытащил из портфеля и развернул карту звёздного неба, показал Антону, где именно находится этот чудесный институт. Между тем, глаза гостя снова стали синими, вследствие чего Дождев вернулся в обычное состояние и начал переваривать полученную информацию.

– Что со мной было?

– Для того, чтобы облегчить вам, Антон, осознание того, что я действительно житель другой планеты, я позволил себе применить некоторые из своих врождённых способностей. Но я бы хотел, чтобы вы обдумали моё предложение в своём обычном состоянии и дали взвешенный ответ. Иначе мой визит не имеет смысла. Поэтому не считайте, что сходите с ума, или от неумеренного потребления пива и сигарет у вас появились галлюцинации. Вы просто столкнулись с тем, что, в силу неожиданности, трудно умещается в вашем сознании. Но постепенно, в ходе беседы, его границы расширятся, и всё увиденное займёт там своё место. Суть же моего предложения очень проста. Мы приглашаем вас принять участие в одном из научных экспериментов в качестве исследуемого, заплатим за это сто тысяч долларов. Безопасность для здоровья гарантирована, ведь люди-то мы серьёзные!

От самого собеседника, всего разговора и названной суммы Антону стало не по себе. Он, безусловно, допускал существование внеземных цивилизаций, но и предположить не мог, что ему придётся столкнуться с ними воочию, да ещё и получить деловое предложение. Однако, что удивительно, Антон почти не испытывал страха. Наоборот, собеседник казался ему забавным. Антон решил принять правила игры и спросил:

– А что, предстоит куда-то отправиться, или эксперимент не предполагает выхода из этой комнаты?

– Да так, небольшая командировочка, если вы согласитесь, конечно!

– И что мне нужно будет делать в этой командировочке?

– Да ничего особенного, ничего особенного, – Линкер несколько раз крутанул головой на триста шестьдесят градусов (впоследствии Антон узнал, что это означает у него лёгкое волнение), отчего Дождев едва не лишился дара речи, – вы будете отдыхать, дышать воздухом, общаться! И это почти всё.

– Послушайте, Линкер, вы что же, меня за идиота держите? Для меня сто тысяч долларов – огромные деньги, заработать которые я никогда даже и не рассчитывал. А тут «подышите воздухом, пообщаетесь – и получите кучу денег», – ищите дураков в зеркале. Хотя галлюцинации, а мне всё больше сдаётся, что вы, Линкер, – галлюцинация, в зеркале не отражаются! – Антон решил чуть обнаглеть и немного поддеть Линкера, чтобы взять инициативу в свои руки. Из практики он знал, что это иногда помогает в безнадёжных ситуациях. Но Линкер ничуть не обиделся, а спокойно объяснил:

– Я не галлюцинация, а, смею надеяться, неплохой специалист в своей области! – его глаза приобрели жёлтый, игривый оттенок, – кроме того, я вполне материален и адекватен, в чём вы, Антон, позволили себе усомниться ещё в начале нашей встречи.

– Я этого не говорил!

– Зато предполагали мысленно!

– Так вы, Линкер, так сказать, «А», не только гипнотизёр, но ещё и экстрасенс?

– Это ваши земные понятия, мы применяем иную терминологию.

– Кто это «мы», позвольте полюбопытствовать.

– Я было начал объяснять, но вы изволили меня посчитать за помешанного! Но я не обидчив и очень терпелив. Кстати, пивка не дадите? Люблю этот напиток, на Земле пристрастился.

Антону ничего другого не оставалось, как принести себе и Линкеру пива, которое он любил не меньше чудака А. Он всё яснее понимал, что происходящее не плод воображения, а реальность, данная ему в ощущение. Ну что ж, а не всё ли равно, это даже занятно!

– Вот спасибо! Вижу, я в вас не ошибся, хотя, признаться, были и сомнения! И ничего особенного в моём предложении нет. У вас, Антон, есть необходимые качества, нас не лимитирует названная сумма, – что же здесь необычного и подозрительного, спрашиваю я?

– Это какие же качества вы имеете в виду?

– Да так, некоторые внутриличностные особенности, стиль общения и специфика отношений, которые у вас складываются с окружающими. А какие именно – я уточнять не буду, да вы и не поймёте! За это маленькое незнание, в том числе, мы и платим такую сумму!

– Так что же от меня будет конкретно требоваться?

– Сначала согласие дайте, а потом уж и о деталях поговорим.

– Линкер, будьте реалистом, – снова обнаглел Антон, так как глаза Линкера в настоящий момент имели небесно-голубой оттенок и позволяли ему чувствовать себя расслабленно, – ведь если я дам устное согласие, то и забрать назад смогу!

– Не совсем так, не совсем так! И вообще, давайте не будем торговаться, мы не на базаре. Если моё предложение не интересно – разбежимся и всё! Я сотру из вашей памяти нашу встречу, и скучная жизнь мистера Дождева будет продолжаться.

С этими словами Линкер окрасился в зелёный цвет и завонял болотной тиной. Сам он буквально растёкся по креслу, изображая трясину. Антон не смог удержаться и расхохотался. Да, прикольный гуманоид, ничего не скажешь!

– Позвольте спросить, что по вашей терминологии означает «прикольный»?

«Вот паскудник, я ведь ещё не привык, что он читает мои мысли!» – подумал Антон.

– Это означает весёлый, забавный, – ответил Дождев. Линкер только загадочно хмыкнул в ответ.

Жизнь Антона и в самом деле была скучновата, названная сумма фантастична, а посетитель вообще не подлежал разумению. Интуитивно Антон почему-то верил, что названную сумму он получит, но вот что он должен за это сделать, оставалось загадкой. И только ответ «да» мог прояснить ситуацию. «Бесплатных пирожных не бывает», – вспомнил он. Антон подумал, что в космических просторах или параллельных измерениях эта простая истина, наверное, также действует. «Ну ладно, попробую, – решил он, тем более снова вспомнилась Мишель, а при мыслях о ней он чувствовал в себе тягу лишь к безрассудным поступкам. – Как знать, может быть хорошая встряска поможет прояснить их взаимоотношения и взглянуть на вещи по-новому».

– Ладно, Линкер, я согласен! Но учти, что ваша межгалактическая контора прежде заплатит мне пятьдесят тысяч аванса в тех деньгах, цвет которых ты принял, изображая болото!

Линкер приобрел форму шара и сменил цвет на коричневый.

– Нет проблем, нет проблем, мы существа очень серьёзные и всегда выполняем свои обещания! Значит, согласие?

– Да. Так что от меня будет требоваться?

– Вы, Антон, поедете в один из высокогорных отелей в швейцарских Альпах. Вам будет дано английское имя, знание профессии, ну, скажем, журналиста или историка, или вообще статус праздношатающегося состоятельного бездельника, старающегося сохранить инкогнито. Возможно, будет немного изменена внешность. Проживете вы там около двух недель, будете общаться с другими немногочисленными отдыхающими, можете завести романчик. А мы до и после поездки сделаем необходимые научные тесты, и по окончании эксперимента заплатим вам остаток обещанных денег.



Линкер принял вид терапевта со стетоскопом, как у доктора Айболита, а на его голове непонятно откуда появилась белая шапочка.

– Скажите, мы будем заключать контракт?

– Нет. Бумага – дело ненадёжное и постепенно устаревающее. Вашего согласия, искреннего и добровольного, вполне достаточно. Последнее особенно важно! Это и будет контрактом.

– Ладно, Линкер, если межпланетному институту так уж нужна моя скромная помощь – извольте, помогу!

Линкер моментально обрёл свой первоначальный вид, положил перед Антоном пять пачек стодолларовых купюр, крутанул головой, и, не тратя время на прощание, вышел за дверь.

Утром Дождев отправился в банк и абонировал ячейку, в которой оставил большую часть полученных от Линкера денег. Тысячу он оставил себе на расходы, пятнадцать отдал родителям и сестре. Родители были несколько напуганы полученной суммой, но зная, что Антон не способен достать деньги преступным путем, очень обрадовались и стали строить радужные планы. Четырнадцатилетняя сестра поблагодарила брата и заметила, что наконец-то он сподобился помочь сестрёнке материально, а не скучными поучениями. От её смешной язвительности у Антона потеплело на душе. Он подумал, что ради одного этого, наверное, стоило пойти на сделку с Линкером.

Позвонил он и Анисиму с Дмитрием. Анисим, как сказали его коллеги по работе, срочно уехал к родителям на Украину, а что там стряслось, никто толком и не знает. Телефон же Дмитрия голосом хозяина бодро объявил, что господин Сташенко находится на деловых переговорах, и всю информацию попросил оставить на автоответчике. Что ж, на автоответчике, так на автоответчике, подумал Антон, и надиктовал электронному другу следующее: «Привет! Хотел зайти переговорить, посоветоваться, но ни тебя, ни Анисима, к сожалению, не застал. Когда теперь увидимся, не знаю, надеюсь, что скоро. Мне необходимо будет на время уехать. Вернусь, расскажу. Помните нашу встречу в лесу и мой рассказ про приятеля с сундучком? До встречи! Антон Дождев». Позвонил он и Мишель, но ответом ему были длинные гудки.

Линкер, не утруждая себя и хозяина квартиры звонком в дверь, проник в квартиру через окно и плюхнулся в кресло. Толстяк растёкся подобно огромной амёбе:

– Пора, дружок, пора! Хватит бездельничать, надо выполнять контрактец! Сейчас, минут эдак через пяток, за нами придёт транспорт, и мы отправимся на Стекку, чтобы немного подучить тебя хорошим манерам. Это займёт недельку-другую. А потом сразу и на курорт. Ух, даже завидно, мне бы туда самому!

– Наверное, мне надо собраться в дорогу?

– Это пожалуйста. Форма одежды произвольная. Только не забудь родственников предупредить, чтоб не волновались. А причину отъезда бытовую найди. Расскажешь им правду, волноваться станут. А то и не поверят – скорую помощь тебе вызовут!

Линкер принял вид душевнобольного, скованного смирительной рубашкой, и завонял тошнотворным запахом давно немытого тела, который стоит в домах скорби. Антон поскорее вышел в другую комнату, переоделся и предупредил мать, что уедет на недельку-другую к морю, отдохнуть. Он хотел было взять с собой вещи для двухнедельного путешествия, но Линкер гнусавым голосом прокомментировал, что это пустая трата времени, так как ему всё необходимое выдадут. Антон пожал плечами, и сообщил, что готов.

Дождев уже не удивился, когда в окне замаячила летающая тарелка, компактная и очень изящная. Он так и представлял её, читая фантастический роман. Блюдце повисло в непосредственной близости от окна, так что Антон с Линкером легко перешагнули на неё и через маленькую круглую дверь проникли внутрь. В тарелке сидело существо, похожее на человека. Линкер объяснил, что это робот-пилот и на него не стоит обращать внимание. Указал на одно из кресел. Антон почувствовал, что погружается в забытьё. Сверху на него опустился прозрачный колпак. Последними он услышал слова Линкера о том, что это необходимо для переноса космических скоростей.

Очнулся Дождев в помещении с удивительно чистым воздухом и отсутствием всяческих звуков. Светло, хотя источника света не заметно. Мебели практически никакой. Ложе, с которого Антон, придя в себя, тут же встал, автоматически исчезло в стене. Ещё Дождев заметил небольшой экран, вмонтированный в стену, а под ним несколько разноцветных кнопок. Открылась дверь, в комнату вошло существо среднего роста, одетое в обтягивающий комбинезон, по пропорциям похожее на земную девушку. Вместо волос на голове колыхалась разноцветная пластиковая мозаика. Антон улыбнулся. Существо поздоровалось и велело следовать за ним.

Выйдя из комнаты, они оказались в длинном коридоре. Напротив двери стояла прозрачная кабинка, которая отдаленно напоминала автомобиль, но была более совершенных и обтекаемых форм. Кабинка чуть оторвалась от пола и заскользила по длинному коридору. Вскоре они остановились напротив одной из бесчисленных дверей. Девушка приложила ладонь к серебристой пластине. Дверь открылась, и взору Антона предстала просторная комната, в которой за низким круглым столом, сервированным кофейным сервизом, в кресле сидел гуманоид, одетый в строгий костюм. Как это ни странно, он имел вполне земной вид и напоминал седого благообразного профессора. На его длинном носу ловко сидели очки с узкими прямоугольными стеклами. «Профессор» с наслаждением пил кофе. Незнакомец поднялся навстречу Дождеву, протянул для рукопожатия холёную ладонь с длинными пальцами.

– Доктор Ву, – представился он и предложил Антону садиться. Девушка налила гостю кофе и незаметно удалилась.

– Антон Дождев, – отрекомендовался землянин.

– Очень приятно! Вы, мистер Дождев, находитесь в филиале Центрального межгалактического НИИ на планете Стекка. Филиал специализируется на проблемах Земли. Я здесь руковожу сектором проблем человека, – низким голосом проговорил Доктор Ву.

Антон ничего не ответил, продолжил внимательно слушать.

– Насколько мне доложили, вас доставили сюда по доброй воле для обследования, подготовки и последующего участия в небольшом эксперименте.

– Так мне обещал Линкер А.

– Я хотел познакомиться с вами лично, не возражаете?

– Нет, конечно!

– Мы изучаем энергетические аспекты межличностных контактов. Это достаточно сложная проблема, хотя на бытовом уровне она вряд ли выглядит таковой. Но, тем не менее, это сейчас актуально не только в масштабах Солнечной системы, но и для всей нашей галактики. И вот именно на Земле, хотя форм разумной жизни во Вселенной огромное множество и разнообразие, сложился феномен, который может дать ключ к разгадке!

– Интересно!

– Ещё бы! Это уникальная возможность приобщиться ко вселенской культуре!

– Премного благодарен!

– Не стоит! В случае удачно проведённого эксперимента мы, быть может, сделаем вам и более заманчивое предложение! Но об этом потом.

– Для меня главное, чтобы не пострадало здоровье.

– Не волнуйтесь!

Доктор Ву легко для своего возраста поднялся, пожелал Антону успехов и удалился.

И снова Антон мчался в прозрачной кабинке, а Линкер уже поджидал его в сопровождении двухметрового робота стерильного белого цвета. Когда робот подъехал к Антону, из его туловища выехал плоский стол. Линкер сказал, чтобы Антон садился на него как на скамейку, сам сел рядом, и они покатили по длинному коридору, закончившемуся стеклянной дверью. За дверью Дождеву выдали белые свободные брюки и майку, проводили в душ. Линкер сказал, что теперь Антону предстоит пройти обследование и подготовку.

– Кстати, как тебе мой шеф? – осведомился Линкер и испустил запах кофе.

– Ничего гуманоид!

Линкер растёкся по стулу и притворился спящим. Антону постепенно стало передаваться его состояние. Робот положил Антона на свою каталку и увёз в клинику.

Всё что дальше происходило с Антоном, он запомнил смутно. И когда Дождев вновь предстал перед Линкером, в памяти осталось только обилие света, белизна стен и несколько гуманоидов, склонившихся над ним. И ещё Антон испытывал небольшую усталость. Линкер поздравил Антона с успешным завершением обследования и заметил, что теперь пора приступать к делу. Они сидели в небольшом помещении, в котором Антону предстояло провести последние сутки перед отправкой на курорт. Линкер сообщил, что Антон получит документы на имя Джима Смита, соответствующий гардероб, билеты в отель, необходимую на отдых сумму. Теперь Антон умеет в совершенстве говорить по-английски, в его память заложены необходимые уроженцу Лондона, получившему образование в Оксфорде, сведения и навыки. Кроме того, Антон неплохо играет в бридж и крикет. Статус у Джима Смита самый подходящий для склада личности Антона – состоятельный человек, не обременённый необходимостью зарабатывать себе на кусок хлеба, предпочитающий путешествовать, и в настоящее время решивший провести пару недель в горах. Линкер закончил описывать новый статус мистера Дождева и предупредил, что завтра утром они отправятся в путь, а пока Антон должен отдохнуть и полностью прийти в себя.

* * *

В наш век всего очень много, даже слишком! Например, различных книг, художественных и научных, написано такое множество, что перечитать их все не представляется никакой возможности. А сколько существует музыкальных произведений, в которых каждый композитор выражает себя как может и желает быть услышанным! С появлением телевидения и интернета сущности ещё больше размножились. Ориентироваться среди этого развлекательно-познавательного океана становится с течением времени всё труднее. Поневоле встаёшь перед трудным выбором, опасаясь пропустить что-либо значительное. Но даже очень дорогие развлечения, доступные избранным, теряя новизну, надоедают и больше не приносят былого удовольствия.

Примерно так размышляла тридцатилетняя Елизавета Гриневская, лёжа в ванной в ароматной пене и попивая апельсиновый сок. Она пыталась придумать, чем бы занять вечер. Работая в банке, Лиза прилично зарабатывала и, не будучи связанной семьёй, могла позволить себе ресторан, казино, ночной клуб. Но сейчас девушка склонялась к мысли побыть дома и просто побездельничать. Раздался телефонный звонок, и Лиза услышала голос своей лучшей подруги Екатерины:

– Привет! Чем занимаешься?

– Привет! С тобой разговариваю.

– У меня предложение, поедем развеяться!

– Куда?

– Мне один продвинутый малый рассказал недавно о крутом развлечении! Есть неприметная квартирка, где за умеренную плату можно улететь на небо или переместиться во времени.

– Наркопритон, что ли? Так я не употребляю.

– Никакой «дури», Лизок! Чистая наука и техника.

– Ты, подруга, объясняйся понятнее! А то мне скучно становится, будто в ванне не вода, а жидкая меланхолия.

– Это развлечение не рекламируется, а сама я ещё не пробовала. Если согласна – заеду.

– Заинтриговала! Жду.

Елизавета выбралась из ванной, растёрла гибкое тело махровым полотенцем, высушила волосы, оделась и вышла на улицу. Катерина не заставила себя ждать, и вскоре они уже ехали в новеньком «Ситроене» по вечерним улицам.

Катерина родилась и провела юность в скромной семье. Ей, как и Лизе, рано пришлось начать зарабатывать на жизнь собственным трудом. Но внезапно на неё свалилось наследство, о котором она даже не подозревала, и всё очень быстро изменилось. Всё, кроме дружбы с Елизаветой. Лиза как-то спросила подругу, сильно ли деньги меняют психологию. И та ей ответила, что кардинально. Она призналась, что у неё появилось новое мироощущение, новые потребности и новые желания!

Заветная квартира располагалась в спальном районе, в неприметном пятиэтажном доме. На пороге возник молодой человек, вежливо поклонившийся гостям и знаком пригласивший войти. Подруги прошли по коридору в небольшую комнату, обставленную современной офисной мебелью. Навстречу им поднялся блондинистый мужчина, лет сорока пяти, с приветливой улыбкой.

– Здравствуйте! Располагайтесь, – незнакомец указал на мягкий угловой диван, – меня зовут Виктор.

– Елизавета, Катерина. Мы пришли к вам по рекомендации Эткинса, – дружески улыбаясь, сказала Катя.

– Эткинс говорил мне о вас. Ознакомьтесь, пожалуйста, с меню, а Лина пока принесёт кофе.

– Простите, Виктор, а как называется ваше заведение? – спросила Лиза.

– Всё достаточно просто. Вы попали в «Музей впечатлений», где за умеренную плату можно примерить экспонаты на себя.

В это время посетительницам подали кофе и меню – небольшую самодельную брошюру. В ней было перечислено около ста названий без дополнительных пояснений. Виктор сказал, что не будет стоять над душой посетительниц и удалился в другую комнату, мягко закрыв за собой дверь. Лина, закинув ногу на ногу, что-то делала за компьютером, время от времени отпивая из бокала. Открывшего им дверь молодого человека видно не было. Лиза и Катя читали: «В последние минуты перед крушением самолета», «Путешествие на воздушном шаре», «Перед казнью», «Бездна», «Сеанс спиритизма» и прочая невообразимая ерунда.

– Слушай, Катюха, пошли отсюда! Попали мы то ли к шарлатанам, то ли к сумасшедшим. Шарахнут чем-либо по голове, или ещё чего похуже! А потом отразят в своём списке под названием «В последние секунды перед нападением маньяка»!

– Да не бойся ты, Лизок, мне давали рекомендации люди очень серьёзные! Попасть сюда не просто.

– Ну ладно, мне, в принципе, всё равно! Это у тебя мировоззрение изменилось кардинальным образом и появилось, что терять.

– Так что ты выбираешь, подруга?

– Я, пожалуй, что-нибудь поспокойнее, типа «Полёт на дельтоплане при ясной погоде» или «Утро графини».

– А я, пожалуй, выберу «Встречу с морским чудовищем» или «Дом с привидениями».

Подошёл Виктор, девушки назвали ему свои варианты. Виктор предложил остановиться на каком-нибудь одном, если они хотят приобрести ощущение вместе, или по одному на каждую, если поочередно. А четыре – это трудно для восприятия. Тогда Лиза остановилась на «Утре графини», а Катя выбрала «Дом с привидениями», каждое по сто долларов, длительность сеанса пятнадцать минут. Взяв деньги, Виктор провёл Лизу в небольшую комнату. Приглушённый свет. Спокойная музыка. Единственное окно закрыто плотными жалюзи. Посредине кресло, оснащённое множеством непонятных приспособлений. Рядом компьютер и стул на высокой ножке. В дальнем углу стеллаж с открытыми полками. На них папки, книги. Виктор предложил Лизе сесть в кресло и расслабиться. Кресло было удивительно удобное, его поверхность принимала форму тела пациента. Виктор обернул запястья, щиколотки и голову Лизы лёгкими полосками пластика с тянущимися от них проводами и набрал что-то на клавиатуре. Клиентка ощутила лёгкое покалывание в местах крепления полосок. С минуту он изучал появляющиеся на экране компьютера графики и таблицы. Затем прикрепил к каждому пальцу на Лизиных руках и ногах по тоненькому проводку, а на голову надел конструкцию, напоминающую мотоциклетный шлем, но более лёгкую. Лиза полностью погрузилась в темноту и тишину. Постепенно стали различимы какие-то звуки и она услышала пение птиц и почувствовала свежий утренний воздух. Потом показалась высокая стройная женщина. Постепенно Елизавета стала отождествлять себя с этой женщиной и воспринимать окружающее её глазами, чувствовать как она, а затем и полностью слилась с ней: Молодая графиня вышла на ступеньки дома из красного кирпича и вдохнула утренний воздух. Новое платье, пошитое у дорогого портного, изящная шляпка, в руках зонтик. Дом, из которого она вышла, двухэтажный, недавно построен, квадратной формы с маленькими готическими башенками. Смотрится как замок среди располагающихся на почтительном отдалении крестьянских изб. Тенистый парк с вековыми деревьями. Одна из дорожек ведёт к пруду, располагающемуся метрах в пятиста от дома. Графиня туда и отправилась, дойдя до своей любимой скамеечки на берегу… Образ графини стал расплываться и ощущался снова как бы со стороны. Постепенно к Елизавете вернулось привычное мироощущение. Но ещё несколько минут она сидела в кресле неподвижно и приходила в себя. Только после этого Виктор снял шлем и отлепил электроды. Её место заняла Екатерина. Лина уже несла Елизавете кофе. Через некоторое время, закончив приготовления перед водворением Катерины в дом с привидениями, к ним присоединился Виктор, который поинтересовался, как прошёл сеанс.

– Вы знаете, я не совсем поняла, что произошло, но мне понравилось!

– Я рад, аналога нашим услугам нет нигде в мире!

– Простите, Виктор, я действительно никогда ранее не испытывала ничего подобного, но не могу поверить, что на Западе не существует чего-либо в этом роде.

– Но это так. Скажу больше, мой метод даже не запатентован, потому что в его создание никто не верит, и я прекратил бесплодные попытки доказывать его научность. То, что вы испытали – лишь демонстрация возможностей метода на примере индустрии развлечений.



В это время на пороге комнаты появилась Екатерина, сеанс с которой заканчивала Лина, так и не произнесшая в присутствии гостей ни одного слова. У Кати совершенно белое лицо, руки трясутся. Лина, поддерживая за плечи, довела её до дивана. Через минуту лицо Катерины порозовело, и молодая женщина выразила бурное восхищение полученным удовольствием.

– Нам, наверное, пора! – Лиза потянула подругу к выходу.

– Да, да, уже поздно, – согласилась Катя.

– Приходите ещё! – пригласил их Виктор, – некоторые пользуются моим скромным музеем для предварительного ознакомления с каким-нибудь видом отдыха, или предполагаемой для путешествия страной. Конечно, собственное впечатление может быть иным, но мой товар лучше отражает реальность, чем телевизор или рассказ знакомого.

– Спасибо за приглашение! Обязательно придём! – пообещала Катя.

Проводил их всё тот же молчаливый молодой человек, на прощанье всё же выдавивший из себя: «Всего хорошего!».

Подруги вышли из странной квартиры в одиннадцать вечера и решили заехать в бар. Завтра суббота, выходной, и Елизавета могла позволить себе веселиться допоздна, тем более, состоятельная подруга угощала. Выбрав столик и заказав легкий ужин, они начали самозабвенно болтать.

– Кто такой Эткинс? Ты мне никогда про него не рассказывала.

– Мы недавно познакомились. Какой-то состоятельный поклонник искусств. В возрасте, но отлично сохранился. Последнее время пытается за мной ухаживать. Как-нибудь познакомлю.

– Он что, иностранец?

– Точно не знаю. Эткинс – что-то вроде прозвища, его все так зовут.

– Твои новые денежные знакомые?

– Хватит иронизировать, подруга! Я же не виновата, что на меня деньги с неба упали! Я и не представляла, что у меня есть родственники в Германии, да ещё состоятельные. Царство им небесное!

– Я не иронизирую. И, кстати, рада за тебя! Только слышала, что большие деньги странным образом притягивают всякие проблемы, о которых обычные люди и не подозревают.

– А я, наоборот, избавилась от всех проблем, которые раньше мешали мне наслаждаться жизнью! И именно из-за безденежья. И, вообще, теперь я хочу ребенка!

– Вот это правильно! Уж не от Эткинса ли?

Катерина шутливо показала Лизе кулак, и обе рассмеялись. Наговорившись вдоволь, они отправились по домам.

* * *

Дмитрий вернулся домой, как обычно, в восемь вечера. Он распаковал пакеты с покупками, соорудил себе ужин и уселся у телевизора. Скоро к нему обещал зайти сосед по лестничной площадке, Викентий, который называл себя философом. Викентий сидел дома, писал монографию и регулярно под вечер заходил к Дмитрию порассуждать о несовершенстве окружающего мира. При этом он в немалых количествах потреблял напитки из хозяйского бара. Сейчас придёт, посмотрев на часы, решил Дмитрий и отложил чревоугодливому философу кусок ветчины и банку пива. Звонок в дверь.

– Открыто.

– Привет рабу мамоны! – поприветствовал его философ.

Он был длинноволос и носил модные очки, курил только дорогие сигареты, на которые тратил последние деньги. Викентий числился ассистентом на кафедре философии и жаловался, что не может работать в рамках скучных научных планов, а хочет достать из глубин себя те философские истины, которые постиг через экзистенциальное восприятие мира. Вообще, Викентий неплохо устроился. Своё мизерное содержание на кафедре он прокуривал и пропивал в буквальном смысле слова. Денег на пополнение жизненных ресурсов ему подкидывали родители. Домашнюю работу выполняла подруга Эльвира, которая всем говорила, что призвана оберегать незащищённую душу творческой личности и обеспечивать комфорт для полноценной работы ещё не оценённого по-достоинству ума. Дмитрия это весьма забавило. Но он не тяготился общением с Викентием и Эльвирой, наоборот, это скрашивало его холостяцкую жизнь. Викентий, между тем, был сегодня чем-то взволнован. Обычно спокойный до медлительности, он не находил себе места и даже забыл открыть пиво, а вставляя в рот сигарету перепутал стороны и поджёг фильтр.

– Дмитрий, что я тебе сейчас расскажу, ты будешь в шоке!

– Да ну?! – поощряя собеседника к рассказу, воскликнул Дмитрий.

Обычно Викентий вываливал ему свои измышления по какой-либо мировой проблеме, либо просвещал относительно незамеченного Дмитрием во время учебы философского течения.

– Есть у меня одна знакомая, ещё по институту. Обычная незамужняя женщина. И вот год назад она неожиданно разбогатела! Наследство на голову свалилось.

– Повезло, рад за неё!

– Не то слово! Скучную работу бросила. Квартиру крутую купила, машину. С богемой потихоньку начала общаться. Манеры приобрела и «понт» неимоверный.

– Викентий, у тебя появляется ковбойско-уголовный акцент!

– Извини. В общем, человека не узнать стало, как из другого мира.

– Оно и понятно. А резюме?

– А резюме вот какое. Собрались мы недавно на пикничок. И эта дамочка приходит. Катя её зовут, кстати. Посидели, выпили, потанцевали. А потом кто-то её и спрашивает, в каких числах она уезжает во Францию. А она спокойно так отвечает: «Какая Франция? Мне на неё вовек денег не скопить!». Все так и грохнули от смеха, а она обиделась, не поймёт, в чём дело. Кто-то сказал: «У тебя же этих денег куры не клюют!». Она в слёзы: «Чего вы надо мной издеваетесь?» Тут мы призадумались, что бы это могло значить, и стали её расспрашивать. Оказалось, что ничего она о своём наследстве не помнит, последнего года жизни в её памяти как не бывало. Последний раз мы виделись с ней за неделю до вечеринки, и всё у неё было в норме, особенно кошелёк!

Дмитрий сменил положение и закурил новую сигарету.

– Так она вас разыграла что ли?

– Мы сначала так и подумали, завалились к ней в гости на следующий день. А нам отвечают, что такая здесь не живёт. Вот тут-то мы и поняли, что дело не ладно! Связались с Елизаветой, её лучшей подругой, а та ничего не знает, сама Катьку не слышала и не видела. Мистика какая-то!

– Я в мистику не верю, но случай интересный, я бы даже сказал загадочный. Если, конечно, причиной вашей буйной фантазии не стал алкоголь!

– Мы, безусловно, были слегка пьяны, но с головой-то у меня всё в порядке! Ты же знаешь!

– В полицию заявили?

– Заявили. Но там сказали, что прошло очень мало времени, а гражданка Колосова могла просто куда-то уехать.

– И действительно, может, сама найдётся?

– Может. Только я в это не верю! Если бы она куда-то уехала, то Елизавету точно предупредила бы.

Выговорившись и облегчив перед Дмитрием наболевшую душу, Викентий, пошатываясь, поплёлся к себе.

Дмитрий задумался. Он не придал бы особого значения рассказу впечатлительного философа, если бы несколько месяцев назад с его приятелем не приключилось похожей истории. Антон Дождев пропал куда-то при не менее загадочных обстоятельствах. Сказал родителям, что уехал отдыхать на несколько недель, отвалил им кучу денег, которых отродясь у него не было, и месяца три от парня ни слуху ни духу. Да ещё это его странное сообщение на автоответчике. Дмитрий пришёл к выводу, что историю с пропавшей девушкой надо обязательно рассказать Белому, и он не мешкая набрал телефон Анисима.

Белый приехал на следующий день и внимательно выслушал Дмитрия. Затем пригласили Викентия, и философ повторил рассказ.

В это время заглянула Эльвира. Она напомнила, что Викентий обещал помочь Лизе в поисках подруги, и они должны идти. Дмитрий предложил подвезти их, а Белый заметил, что немного смыслит в таких делах, у него есть кое-какие связи, и он готов составить им компанию и оказать посильную помощь.

– Приятно видеть, что в нашем мире не перевелись джентльмены!

– У нас с Дмитрием друг пропал похожим образом. Может быть, между этими событиями есть связь! К тому же в настоящее время я свободен, у меня отпуск, – объяснил Анисим.

Елизавета не ожидала прибытия двух незнакомцев, но возражать не стала, молча выставила на журнальный столик ещё две чашки. Эльвира отрекомендовала ребят и спросила, не будет ли Лиза возражать, если Анисим и Дмитрий помогут им в поисках Катерины.

– Я их совсем не знаю и, честно говоря, мне не хотелось бы посвящать в подробности моей и Катиной жизни посторонних. Чем они могут помочь?

– Анисим раньше работал в правоохранительных органах, у него есть некоторые навыки и связи, – пояснил Дмитрий.

– Интересно будет посмотреть на работу профессионала. Надеюсь, она отличается от работы нашей доблестной полиции! – Лиза внимательно посмотрела на Белого.

– Честно говоря, я мало занимался розыском, но, думаю, проблема здесь не столько в том, где искать, а в том, что послужило причиной странного поведения Кати и её исчезновения. Проблему в целом мы представляем, но некоторые детали, безусловно, вы, Лиза, оставили при себе. Если мы не узнаем подробностей, наши поиски будут обречены на неудачу, – заявил Белый.

– Никаких особых подробностей не существует, вся история представляет из себя набор глупостей.

– Вот и поделитесь с нами этими глупостями!

– Ладно, попытаюсь рассказать события последних дней подробно, хотя всё, вроде, я уже вспомнила, разве что… Как-то раз, примерно за месяц до исчезновения, Катерина затащила меня в какую-то квартиру с неимоверным названием, дайте вспомнить… музей, музей… мммм… музей впечатлений. Точно! Каково?! – Лиза обвела взглядом присутствующих, и, заметив на их лицах выражение интереса и недоумения одновременно, продолжила, – Катя уверила меня, что это одно из самых новых, модных и невероятных развлечений. Смысл в том, что тебя погружают в виртуальную реальность, причём, ты можешь выбрать из ряда предложенных сюжетов. Погружение действительно глубокое, всё происходит как будто наяву! Как они это делают, я не знаю, но получается здорово! Работали там трое: приятный в манерах мужичок и молчаливые парень с девчонкой. Мы с Катькой вместе были лишь один раз. Я больше не пошла, а она потом ходила регулярно, раз в неделю. Ей очень нравилось. Последний раз была как раз перед той злополучной вечеринкой, где всех удивила своим перевоплощением. Вот, в общем-то, и всё.

– Адрес помнишь? Думаю, стоит побеседовать с хозяином этого музея! – вступил в разговор Дмитрий. Ситуация стала его интересовать все больше. – Извиняюсь, что без разрешения перешел на «ты», но предлагаю сделать это всем.

– На «ты» я перейти согласна, но фамилии и адреса не помню, а зовут его Виктором.

– Да, не густо!

– А что по этому поводу думают родители Екатерины?

– Они уверены, что дочь уехала во Францию. Видятся они не очень часто, и когда Катя последний раз их навещала, она предупредила, что скоро уедет на несколько месяцев посмотреть Европу.

– А вдруг она действительно укатила в Европу?

– А квартира? Она что, продала её и, переехав, не оставила мне нового адреса и телефона? Никто не убедит меня, что она могла не сообщить мне о столь серьёзной перемене в своей жизни.

– Ну, что ж, предлагаю не терять времени и проехать сначала на старое место жительства Кати, а затем поискать этот музей, – Анисим поднялся.

Субботнее утро. Шансы застать жильцов катерининой квартиры дома зависели, в основном, от наличия у них дачи. Дача имелась, но уехать туда они ещё не успели. Оказались новые владельцы людьми приветливыми, вспомнили Викентия, уже интересовавшегося Екатериной. Они охотно пояснили, что квартиру купили через агентство по недвижимости и в договоре, который представили ребятам, в графе продавец стоит фамилия Колосова. Ребята помогли хозяевам снести вниз вещи, поблагодарили и отправились дальше.

– Ну вот, самую простую часть сегодняшнего плана мы выполнили. Сведения, полученные от новых хозяев, проверить несложно, – подытожил Анисим.

– Как будем искать музей? – спросил Дмитрий, заводя двигатель.

– Поехали, район я найду легко! С домом и квартирой сложнее, – Лиза устроилась на переднем сидении, чтобы лучше ориентироваться.

Но удача сегодня сопутствовала молодым людям, и после десятка обследованных домов им удалось найти нужный. С квартирой было уже легче. Затаив дыхание, они нажали на кнопку звонка. Послышались шаги, раздался щелчок замка и на пороге возник знакомый Елизавете угрюмый парень. Он молча смотрел на визитёров, однако, впустить в квартиру не спешил. Так они стояли и смотрели друг на друга. Лиза вспомнила заветную фразу и произнесла:

– Мы от Эткинса.

Только тогда парень жестом пригласил их войти.

– Что-то вас много, – заметил он, – пусть войдут только двое, остальные подождут на улице. Извините, таков порядок!

Посовещавшись между собой, ребята оставили в квартире Лизу и Анисима. В просторной комнате их по-прежнему встретил улыбающийся Виктор. Он вежливо поздоровался и выразил сожаление, что Лиза так долго не заходила.

– Надеюсь, в этом нет вины моего скромного заведения?!

– Нет, конечно!

– Располагайтесь! Меню на столике.

– Виктор, мы пришли сегодня не за тем, чтобы примерять экспонаты музея, хотя в прошлый раз это занятие показалось мне очень интересным. У нас есть к вам ряд вопросов.

– Не вполне понимаю о чём речь, нельзя ли поконкретнее, – лицо Виктора стало деловым.

– Вы помните, наверное, мою подругу, вашу постоянную клиентку Катю Колосову? Мы приходили к вам один раз вместе, а потом она ходила одна.

– Фамилия мне не знакома, а саму девушку я помню. Такая высокая, симпатичная, с густыми каштановыми волосами и голубыми глазами.

– Да, это Катя. Так вот, она исчезла, и мы не можем её нигде найти!

– А при чём здесь я, простите? Она была у меня на прошлой неделе с каким-то мужчиной. Смотрела «Париж и его предместья глазами туриста». Скромное, не очень сильное, но познавательное впечатление. Её спутник, по-моему, француз, впечатлений не примерял, пил со мной чай и рассказывал, что они собираются съездить во Францию на отдых.

– А когда она собиралась прийти в следующий раз?

– После поездки. Определенной даты оговорено не было.

– Не заметили ли вы каких-либо странностей в её поведении? – вступил в разговор Анисим?

– Нет, всё как обычно. Весёлая, жизнерадостная!

– А как вам показался её спутник?

– Послушайте, молодой человек, я, конечно, понимаю ваше желание найти подругу, но почему я должен отвечать на вопросы подобного рода? У вас есть полномочия их задавать?

– Вы правы, удостоверения у меня нет, и спрашиваю я не от имени государства. Однако, никто не запрещает мне обратиться за помощью к другому гражданину. А основание здесь – ваша добрая воля, если, конечно, вы сочтёте нужным её проявить!

– Мне не безразлична судьба пропавшего человека, но, тем не менее, я сказал всё, что считаю возможным. Я вас вижу впервые, и рассуждать на эту тему сейчас больше не намерен. Если я что-либо узнаю о судьбе Кати, Елизавета, я сообщу вам. Оставьте координаты.

– Ну, что ж, не могу настаивать, это ваше право! – Анисим поднялся. В дверях он остановился, как будто что-то вспомнил.

– Вы что-то ещё хотели спросить? – вежливо поинтересовался хозяин.

– Не заходил ли к вам в течение последних месяцев шести некий Антон, лет тридцати с небольшим, шатен, среднего роста?

– Лучшего описания и дать нельзя, сразу понятно о ком речь! – иронично заметил хозяин музея, – не было ли у него каких-либо примет?

– Предпочитает одеваться в спортивном стиле и бреется раз в неделю.

– Не многим лучше. Знаете, похожие молодые люди были, но небритых и с именем Антон я что-то не припомню. А что случилось?

– Пропал, похоже. Но к вам, по всей видимости, это не имеет никакого отношения!

– Надеюсь! Если я что-то узнаю, то позвоню. Успешных поисков!

Лиза оставила Виктору свой телефон, и они с Анисимом вышли из странной квартиры.

Поджидавшие их ребята с нетерпением принялись расспрашивать о результатах разговора. Но ничего утешительного они не услышали. На обратном пути решали, что делать дальше. Викентий и Эльвира предложили сходить в полицию и узнать, нет ли чего нового. Это им и было поручено. Дмитрия ждала работа и он, извинившись, сказал, что вынужден завтрашний день провести в офисе, но при необходимости будет в полном распоряжении друзей. Лиза была разочарована и просто молчала. Анисим же попытается проверить полученную информацию через свои старые связи.

Доставив до дому Лизу, Викентия и Эльвиру, Дмитрий остался наедине с Анисимом.

– Ты как нибудь связываешь исчезновение этой девчонки и слишком длительное, скажем пока так, отсутствие Антона? – спросил Дмитрий.

– Видимой связи нет.

– А может, никакой истории и нет? Антоха человек самостоятельный и со специфическим взглядом на жизнь, ты же знаешь.

– Специфический взгляд на жизнь – ещё не причина исчезать на столь длительный период времени. И потом, откуда у него столько денег? Никогда за душой гроша не было. Помнишь, он сам ведь нам на жизнь жаловался?

– Вот видишь, и ты приходишь к выводу, что эта история не совсем обычная. Взять, хотя бы, музей впечатлений! Ты когда-либо бывал в таком заведении?

– Нет. Даже не слышал! Сдаётся мне, что одна уже навпечатлялась! Да и Елизавета эта какая-то дёрганая!

– Дёрганая, потому что пропала лучшая подруга!

– Тебе она, кажется, понравилась?

– Ну так что, поможем двум дамам и философу-домоседу разобраться в происходящем? – не ответив на последний вопрос друга, подруливая к его дому, спросил Дмитрий.

– Обязательно. Тем более, что Антона надо срочно искать. Весь лимит времени исчерпан.

* * *

Есть в бесконечных просторах Вселенной маленькая планета Синди. Чтобы быть пунктуальным относительно космической географии нужно уточнить, что располагается она в звёздной системе Легга. Эта планета не относится к густонаселённым космическим объектам, она представляет собой преимущественно частные владения вселян, которые стремятся жить в гармонии с природой, подальше от экономически развитых мегаполисов и промышленных центров. На планете прекрасный климат: растительность, напоминающая субтропики, обилие водоёмов. На этой планете часто появляется один вселянин, по происхождению человек, которого занесла в космос непредсказуемая судьба. А он, впрочем, благодарен ей за это. Зовут его Стоун Вуд. Он частный детектив. На планету Синди Вуд прилетает, когда выдаётся свободная минута, к своей подруге – красавице Мее. Вот и сейчас как раз такое время. Стоун сидит в глубоком мягком кресле с высокой спинкой и деревянными резными подлокотниками. Он курит любимую трубку, которую в домашних условиях всегда предпочитает сигаре. Очки покоятся на самом кончике носа, а ноги на табуретке. Небольшой округлый животик мерно вздымается в такт дыханию, а синие, молодые и озорные глаза скользят по книге, которую частный космический детектив держит на коленях. Мея лежит на низком ложе и гладит обзёрвера. Её длинные тонкие пальцы утопают в прозрачной мягкой поверхности зверька и лепят из обзёрверовой субстанции самые причудливые фигуры. Обзёрвер издаёт урчащие звуки, и уходить от Меи не собирается. Вот он заскользил по покрывалу и взобрался ей на плечо. На плече зверёк растёкся и уснул. Мея продолжила его гладить, а затем вылепила из спокойного животного некое подобие бублика.

– Стоун, тебе не надоело бороздить просторы Вселенной в поисках призрачных перспектив? – неожиданно спросила она.

– Каких перспектив?

– Призрачных! А я вынуждена волноваться и постоянно проводить время в ожидании. Мне хочется стабильности и покоя!

– Но это моя профессия, Мея! Я так зарабатываю на жизнь.

– Ты мог бы избрать более безопасный способ.

– Например?

– Например, открыл бы маленький мотель, или устраивал туристам экскурсии по космосу, который ты избороздил вдоль и поперёк.

– Космос нельзя избороздить вдоль или поперёк. А кафе или отель – это не для меня, ты же знаешь. И не для тебя, кстати!

– Стоун, я устала волноваться, что тебя превратят в космическую пыль или сгноят где-нибудь в темнице на задворках Вселенной!

– Мея, у нас достаточно денег, чтобы безбедно жить. Но мне необходимо завершить начатое.

– Конечно, дело тебя интересует больше, чем я! – Мея скомкала обзёрвера и запустила им в Стоуна.

Спящий зверёк попал ему в голову и растёкся по лицу, приняв очертания маски. В том месте, где через него прошла трубка, тело обзёрвера стало излучать красное свечение. Стоун снял непрошенного гостя с лица и посадил на плечо. Затем пересел на кушетку к Мее. Молодая женщина отвернулась к стене, всей позой изображая обиду и беззащитность одновременно. Стоун вылепил из обзёрвера цветок и положил перед её лицом. Потом обнял Мею за плечи. Так они пролежали около часа.

– Мея, я обещаю тебе, что после того, как закончу расследование, сделаю большой перерыв в работе. И потом, ты преувеличиваешь опасность, грозящую мне!

– Ладно. Будь что будет! Когда мы решили быть вместе, я же знала, какая у тебя работа, – она положила свою прекрасную голову на грудь Стоуну и больше не произнесла ни слова. Сюда же приполз и обзёрвер.

Утром Стоун с Меей отправились на Мельну, планету-курорт в соседней звёздной системе, где в одном из небольших отелей решили провести несколько недель отдыха, который Стоун частенько сочетал с делами.

По дороге на Мельну Стоун совершил промежуточную посадку на планете Синтагма (звездная система Элестра). Ему необходимо было переговорить со своими старыми друзьями – известными учёными Пини и Соуми. Стоун хотел получить консультацию у лучших специалистов по проблемам Земли. Стоуна они всегда принимали охотно. Во-первых, он был живым предметом их изучения, так как сам родился на Земле. Во-вторых, он был просто приличным вселянином и, кроме того, защищал учёных от навязчивых домогательств сильных мира сего. Обычно спокойные и даже флегматичные, учёные были сегодня сильно возбуждены. Они наперебой стали рассказывать Стоуну о том, что племянница Ле-У-Си Эни притащила с собой из экспедиции землянина. Сейчас они гостят у Ле-у-Си, и землянин вовсе не собирается назад на Землю.

– Это теперь что, мода такая пошла, землян в Космос пачками таскать? – Соуми вопросительно посмотрел на Стоуна.

– Вам, по-моему, грех жаловаться на это! – возразил Стоун.

– Всему своё время! – парировал Пини.

– Включение Земли в семейство вселенских народов ещё только обсуждается, а отдельные личности и организации уже пытаются торопить события и стричь с этого купоны! – раздраженно воскликнул Соуми.

– Что произошло? – полюбопытствовал Вуд.

– Что произошло, что произошло?! – Пини насупился и сплюнул фиолетовой слюной, – снова прилетал этот придурок Доктор Ву. Приглашал принять участие в каких-то новых экспериментах, выпил всё кофе и пытался запудрить нам мозги.

– Представляешь, Стоун, эти маррагонцы построили новый филиал своего института по изучению, так сказать, проблем человека. Как будто что-то в этом понимают!

– Деньги некуда девать! Скупают новейшее оборудование, отправляют к нам на стажировку своих учёных.

– И как успехи?

– А то сам не знаешь? – хитро прищурился Соуми.

– Их успехи невелики, – ответил Пини, – пытаются некоторые наши разработки применить не по назначению. Причём, они делают принципиальную ошибку, о ней ещё Честер написал в своей статье.

– Почему же они так упорно продолжают работать в данном направлении? – спросил Стоун.

– Для меня это загадка. Может быть, хотят повлиять в выгодном для себя направлении на процессы интеграции землян во Вселенную? – предположил Соуми.

– А вы не допускаете, что они могли продвинуться дальше вас в своих исследованиях?

– Не допускать этого было бы нескромно и опасно, но мы опираемся на достижения лучших вселенских умов.

– Могу предположить, что Синтопсис использует в своих экспериментах «человеческий материал», чего вы никогда себе не позволяли! – подвёл Стоун разговор к наиболее интересующей его теме.

– Мы не можем себе этого позволить, ведь люди существа одушевлённые, такие же, как мы. Оперировать сознание – это значит оперировать душу, вторгаться в область запретную для тварей смертных! – воскликнул Соуми.

Их беседа продолжалась ещё с полчаса. Стоун договорился встретиться с Пини на Мельне, так как учёный тоже собирался отдохнуть, и предпочитал делать это в отеле Скваер. После чего они с Меей заняли места в звездолёте Стоуна и отправились в путь.

* * *

На следующее утро робот принёс Антону одежду и багаж, а вошедший следом Линкер пахнул утренней свежестью и бодро воскликнул, что пора в путь-дорогу. Кабинку вёл сам Линкер, и уже через десять минут, попетляв по многочисленным тоннелям, они выбралась на свет, который был чуть ярче земного. Ни облаков, ни светила на небе белого цвета не было. Антон огляделся кругом и не увидел ничего, кроме чёрных возвышенностей, похожих на горы или большие холмы. Под ногами – упругая синяя поверхность. На серебристой площадке около выхода из чёрной скалы их дожидался межзвёздный транспорт.

Корабль подлетел к яркому звёздному скоплению.

– Антон, не возражаешь, если вместо отеля на земных Альпах ты проведёшь две недели в горах на похожей на Землю планете? – Линкер спросил это невинным тоном, даже не покраснев и не извинившись.

– Послушай, Линкер, это, насколько я понимаю, нарушение контракта?

– Ни в коем разе, ни в коем разе! Если не согласен, мы мгновенно развернемся, и я доставлю тебя прямо домой, заплачу все причитающиеся деньги и уеду восвояси. Ситуация сложилась так, что необходимость пребывания в Швейцарии отпала, а условия на планете Мельна удивительно схожи, и мы решили предложить эту маленькую замену.

– Хорошо, Линкер, я согласен, наверное, это даже интереснее!

– Мельна – очень маленькая планета. Она практически не отличается от Земли по климату, флоре и фауне. Имеет лишь один континент. Никаких стран и государственных границ. Одно государство, имеющее похожее устройство с развитыми европейскими странами. Единственный источник дохода – космический туризм. Здесь можно встретить представителей практически всех цивилизаций, даже землян, правда, их ничтожно мало. Да-да, землян, не удивляйся! Некоторые из ваших сопланетников знают чуть больше, чем говорят, и частенько навещают космос! На Мельну приезжают только отдыхать. Здесь нет предприятий, армии, даже научно-исследовательские учреждения отсутствуют. Только сфера услуг и развлечений. Полиция, правда, есть, чтобы порядок обеспечивать. Но полиция везде есть, куда уж от неё денешься?! Но она здесь совсем незаметная, чтоб не мешала расслабляться. Словом, эта планета уникальна. Кстати, Земля тоже могла бы сойти для отдыха вселян, но пока уровень развития земной цивилизации не позволяет пойти с вами на открытый контакт, да и загадили вы свою планету изрядно. Ну ладно, остальное узнаешь сам! Тебе в сознание вложена необходимая база для общения на распространенном в Космосе языке Тоэ, так что не пропадёшь! Обслуживающий персонал большинства отелей владеет английским, так как он по удивительному стечению обстоятельств похож на родной язык коренного населения Мельны. Жить ты будешь в отеле в горах. Называется Скваер. Построен в английском стиле. В нём отдыхают вселяне, предпочитающие уединение и уход от суеты. Несмотря на то, что с Землёй нет обширных официальных контактов, она достаточно хорошо изучена, и подобные отели пользуются популярностью у близких с землянами форм организации разумной материи.

Вскоре они опустились на площадку, где стояло множество летательных аппаратов разнообразных форм и размеров. Антон выбрался из транспорта, и Линкер, не мешкая, поднялся в воздух. Дождев остановил пролетавшее рядом блюдце и назвал роботу-водителю отель.

Скваер оказался небольшим замком. Именно так Антон представлял себе Баскервиль-холл у Конан-Дойла. Антона Дождева, а теперь Джима Смита, встретил дворецкий с седыми пышными бакенбардами. «Только приведений не хватает!», – подумал Джим Смит. Не заставив его ждать, откуда-то вылетело маленькое симпатичное привидение, и вежливо поздоровалось. Затем оно извинилось, что иногда ночью будет его пугать, и стремительно улетело. Дворецкий представился Диккенсом, а про привидение сказал, что его зовут Ми-Ми. Диккенс предложил мистеру Смиту проследовать в апартаменты.

Комната, которую забронировал ему Линкер, оказалась небольшой и очень уютной. Огромная высокая кровать под балдахином, камин, мебель тёмного дерева, картины на стенах и тяжёлые шторы с бахромой. Антон, конечно, не знал, что такое настоящий английский стиль, но, подготовленный в центре Доктора Ву, Джим Смит, неплохо в этом разбирался и остался доволен. Дворецкий сообщил, что ужин будет в половине девятого в гостиной, о чём мистера Смита известит гонг. А если господину что-либо понадобится, то он может позвонить колокольчиком.

Джим растянулся на кровати, налил вина и получал истинное наслаждение, забыв и Доктора Ву, и многоликого Линкера. Сомнения и страхи, иногда возникавшие с самого начала предприятия, сейчас исчезли. Впервые за многие годы он был благодарен судьбе, а не просто заставлял себя преодолевать её превратности. Подумать только, за отдых, о котором он не смел раньше даже мечтать, Антон-Смит получит ещё и целое состояние! Смит осмотрел комнату и обнаружил стеллаж с книгами в дорогих переплетах. Найти выключатель, чтобы зажечь свет он не смог, и вызвал дворецкого. Диккенс объяснил, что по правилам отеля весь уклад здешней жизни почти полностью соответствует Англии начала девятнадцатого века. Именно в этом постояльцы находят особый шарм, именно это привлекает их и является фирменным знаком отеля, принесшего ему известность во многих уголках Вселенной. Поэтому электричество в повседневной жизни Скваера отсутствует. Даже пищу здесь готовят на огне. С этими словами он зажёг свечи и удалился. Смит подумал, что полностью без света и других удобств двадцатого века он не жил даже на своей многострадальной Родине.

Пробил гонг, пора спускаться на ужин. Смит надел костюм, повязал галстук и вышел в полутёмный коридор. Кроме его двери, в коридор выходило ещё три. По витой лестнице Джим спустился в гостиную, где обнаружил сервированный стол и сидящих за ним постояльцев, коих было одиннадцать. Диккенс представил Смита и указал ему на единственное пустовавшее место между гуманоидшей с тремя глазами и руками в виде щупалец и господином с красной грушевидной головой. Осмотревшись, Смит отметил, что и остальная компания весьма нестандартная. Общим было лишь то, что все гуманоиды отдаленно напоминали людей. Наверное, тягу к английскому образу жизни могли испытывать лишь родственные землянам души. «А есть ли у них души? – подумал Смит. – Наверное, есть, – ответил он сам себе, – а как же иначе?». Постояльцы мужского рода в строгих костюмах, гуманоидши в вечерних платьях. Мыслительные аппараты похожи на человеческие. Исключение составляли непринципиальные различия. Например, у грузного гуманоида, сидящего напротив, нос похож на хобот слона, и он во время еды заправлял его за ухо. Семья из трёх маленьких существ имела очень большие головы правильной круглой формы без ушей и носа, которые заменяли им маленькие дырочки, защищённые сеточками. Глаза без зрачков и ресниц. Отсутствием аппетита семейство, а это были, по всей видимости, отец, дочь и мать, явно не страдало. Они ловко орудовали столовыми приборами и отправляли пищу в аккуратные маленькие рты. Рядом с семейством сидел средних лет коротко стриженный человек. Это был, без сомнения, человек. Он с аппетитом ел рыбу и запивал белым вином. Около него располагалась очаровательная гуманоидша, очень похожая на землянку, но с недостижимыми для человека по правильности чертами лица. Огромные синие глаза и вьющиеся чёрные волосы до плеч. Она ничего не ела, пила сок. Рядом ещё одна пара. Два симпатичных космических обитателя с кожей, похожей на кожу ящериц с многоцветным рисунком. Длинные, скромно опущенные ресницы, чувствительные ноздри. Остальные трое – гуманоид и две гуманоидши, увидев Смита, помахали ему рукой. Гуманоид имел фиолетовые, толстые, редкие волосы. Руки трёхпалые. Безбров. Гуманоидши очень даже ничего. Черты их лиц также неестественно правильны, как и у спутницы короткостриженного любителя белого вина. Одна из них имела оранжевые глаза и оранжевые же волосы, облегавшие голову как мягкая шапочка. Вторая глаза имела сиреневые, а волос вообще не имела. Зато над вполне человеческими ушками торчали две симпатичные антенки, как у улитки. За трапезой практически не общались. Диккенс впоследствии пояснил, что так происходит потому, что здесь собрались представители хоть и сходных, но различных цивилизаций, и язык у всех разный. Но общий стол – дань традиции.

После ужина обитатели Сквайера разошлись по апартаментам, а Смит решил осмотреть отель. Он открыл первую попавшуюся дверь и попал в курительную комнату. Это было мрачноватое помещение, насквозь пропахшее табаком. Огромный, старинный диван и несколько кресел, а посередине круглый стол, на котором на выбор стояло несколько коробок с дорогими сигарами. Смит уселся в кресло и закурил одну из них. Он представил себя владельцем похожего замка в старой Англии. Но фантазиям не суждено было развиться, так как воздух около Смита сгустился, и из него материализовалось маленькое облачко.

– Не бойся, – сказало облачко, – это я, Ми-Ми! Надеюсь, я тебе не помешаю?!

– Нет, нет, Ми-Ми! Я, в общем-то, не знаю, чем заняться.

– Хочешь, я расскажу тебе о Скваере и его обитателях?

– Было бы здорово!

– Ну так вот! Если мистер Смит захочет осмотреть Мельну, ему достаточно высказать пожелание Диккенсу, и тот обеспечит экскурсию. Постояльцы Сквайера лишь изредка совершают подобные поездки, поэтому транспорт, предназначенный для экскурсий, практически не амортизируется. Вообще, в Скваере постоянно проживают лишь Диккенс, Ми-Ми и трое помощников Диккенса. Все они коренные мельнчане. Всю работу в доме делают роботы, которые имеют внешний вид гуманоида-слуги. В обязанности Диккенса входит поддерживать их в технически исправном состоянии и следить, чтобы гостям было комфортно отдыхать. Сквайер может разместить только двенадцать персон и сейчас заполнен до отказа. Кстати, мистер Смит ей очень симпатичен, поэтому Ми-Ми откроет ему маленькую тайну. В Сквайере проживает мистер Стоун, который как и мистер Смит родом с Земли. За три последних года он уже пятый раз гостит в их отеле вместе со своей подругой Меей. Где он живет и чем занимается, Ми-ми не известно, но ей кажется, что он много перемещается по космосу. А вот Мея, одна из красивейших женщин соседней звездной системы, – ужасная домоседка и время проводит в своём доме на планете Синди за разнообразным бездельем и ожиданием Стоуна.

– Кстати, Ми-Ми, а как ты определила, что я с Земли?

– Очень просто! Земляне хоть и редко, но посещают космос, а если посещают космос, то мимо Мельны тоже не проходят. А на Мельне землянину самое место в Скваере. Кроме того, наши клиенты хранят инкогнито друг от друга, но не от администрации отеля! – в воздухе повисла очаровательная улыбка.

– Не знал, что приведения могут работать в администрации!

– На Мельне запрещена дискриминация вообще, а привидений в частности! – с радостью заявила Ми-Ми.

В это время дверь в курительную комнату отворилась, и на пороге возник мистер Стоун. Ми-Ми смешалось с облачком дыма и то ли исчезло, то ли замаскировалось и осталась в комнате. Разве их, приведений, поймёшь?!

– Я не помешаю? – на английском спросил Стоун.

– Ни в коем случае! – ответил Смит-Антон.

– Стоун, – представился постоялец.

– Смит.

– Мне кажется, что вы родом с Земли! – предположил Стоун. Он закурил сигару и откинулся в кресле. Среднего роста, далеко не атлет, лицо приветливое и располагающее к общению.

– Да, я лондонец.

– Я также родом из Великобритании, из Кардифа. Последние пять лет жил в Лондоне. А теперь вот перебрался на Синди, но редко бываю там постоянно, больше путешествую. А вы где бывали кроме Мельны?

– Я в космосе впервые. Знающие люди подсказали мне, что если есть средства, то можно совершать кругосветные путешествия и в полном смысле этого слова.

– Да, здесь есть что посмотреть! Когда я впервые столкнулся с разнообразием форм разумной жизни, то был премного удивлён и долго не мог привыкнуть. То, что вы увидели сегодня за ужином, можно считать скучным однообразием. Искренне советую прокатиться по Мельне, только тогда вы сможете приблизиться к понятию о разнообразии Вселенной. Да и то только той её части, представителям которой для обмена веществ необходим кислород.

– Спасибо за совет, обязательно им воспользуюсь! Скажите, Стоун, а чем здесь занимаются отдыхающие?

– Да кто чем! И ничем – в большинстве случаев! Я, например, предпочитаю играть в бридж. Играю в паре с мистером Лимпо, у которого вместо носа хобот. Если вы игрок, то присоединяйтесь к нам и составьте пару мистеру Фиолу, это тот, у которого вместо волос фиолетовая проволока. Он никак не может найти партнёра.

– Тогда я к его услугам!

– В бридж здесь обычно играют после пятичасового чая и до ужина.

Они ещё немного поболтали, а затем пожелали друг другу спокойной ночи и отправились спать.

* * *

Анисим всю неделю наводил справки о музее впечатлений, его хозяине и пропавшей Катерине. Уточнил, на всякий случай, и некоторые подробности биографии Викентия, Эльвиры и Елизаветы. Ничего заслуживающего внимания. Трёхкомнатная квартира, где располагается музей, куплена три года назад на имя Виктора Семёновича Кочкина. Он же в ней и прописан. Из дома выходит редко. Иногда принимает гостей. В квартире живут ещё двое, парень и девушка. Парень регулярно ходит в магазин и на рынок за покупками. Девушка ведёт хозяйство. В квартире постоянно кто-то остаётся. Жильцы эти соседям никаких хлопот не доставляют, живут тихо, благопристойно. А вот о музее впечатлений никто из них и не слышал. Это ж надо название такое чудное придумать! Катерина характеризовалась также положительно. Материально обеспечена превосходно. По характеру общительная, с соседями поддерживает ровные, добрые отношения. Среди знакомых, особенно приобретённых в последнее время, есть художники, киносценаристы, писатели, просто богатые люди. Регулярно посещает престижные тусовки, всевозможные выставки, презентации. Раньше работала скромным дизайнером. Всё окружение девушки уверено, что она уехала в Париж с каким-то новым знакомым, но ни его имени, ни точного описания внешности никто дать не смог.

Елизавета замкнулась в себе. Слова не вытянешь. Самостоятельная и с характером! Анисим с Дмитрием заезжали к ней, так она их еле-еле на порог пустила. Поблагодарила за участие и сказала, что в их помощи больше не нуждается. Правда, фотографию Екатерины дала. Сейчас Лиза сидит перед телевизором и смотрит развлекательную программу. Вернее, передача служит для неё лишь фоном. Она вспоминает Катерину и пытается понять, что же в действительности произошло. После того, как они сходили в музей впечатлений, Лиза встречалась с подругой лишь раз, не считая той злополучной вечеринки. Катерина, действительно, зачастила в музей, её это очень увлекло. Она звала с собой и Лизу, но подруга то была занята, то не было настроения, то денег жалко. А вот перезванивались они регулярно, почти каждый вечер. И ничего особенного в поведении Катьки она не замечала. Если бы у той были проблемы, тем более, не дай Бог, в её адрес звучали угрозы, или у подруги были бы какие-нибудь подозрения – она обязательно поделилась бы с Лизой. Это Лиза могла не поделиться с Катей, потому что привыкла решать проблемы сама. А Катя, чуть что – выкладывала всё Лизе, искала у неё поддержки. И что могла означать метаморфоза на вечеринке? Что побудило Катю так пошутить? Может быть, ей надоело, что все косятся на неё из-за наследства? Но она предупредила бы о розыгрыше Лизу, да и смотрелась она натурально. И почему не позвонила перед отъездом? Обычно она часами могла обсуждать шмотки, которые повезёт с собой, выяснять у Лизы, что ей привезти из-за границы. А уж вообще не сообщить, что уезжает, и не попрощаться – невероятно! Телефон есть и в Париже. Что же произошло? Полиция молчит. С Викентия спрос невелик, он в таких делах не разбирается. Эльвира – девка боевая, но ведь не миссис Марпл. Анисим с Дмитрием – неплохие ребята, но ей вообще непонятно, что им в этой истории нужно. А Дмитрий вообще альтруиста из себя разыгрывает. Тоже мне, помощник на общественных началах! Но, наверное, я зря так. Не правильно о людях сразу плохое думать. Кроме того, без них мне уж точно никто больше не поможет. А искать Катьку, похоже, придётся. Её размышления прервал телефонный звонок.

– Здравствуйте, Елизавета! Вас беспокоит Виктор.

– Какой Виктор?

– Тот, у которого вы примеряли впечатления.

– А, вспомнила. Что вам угодно?

– Нам необходимо встретиться и переговорить!

– Что случилось?

– В принципе, не случилось ничего особенного. Но мне кажется, что мы можем поделиться друг с другом информацией. У меня есть новости. Это в наших общих интересах.

– Виктор, вы всегда говорите загадками?

– Я не доверяю телефону, и вам не советую.

– У вас мания преследования?

– Так вы согласны?

– Хорошо, согласна.

– Тогда я приглашаю вас и ваших друзей к себе в гости. Перед приездом позвоните.

– До встречи.

Лиза размышляла, звонить новоявленным помощникам или не стоит. В конце концов, прока от них пока мало. С другой стороны, в одиночку ехать не хочется. Позвонила Эльвире, но той не оказалось дома. Они с Викентием уехали на дачу. Что ж, придётся ехать одной, неохота этим парням навязываться. В это время раздался звонок в дверь. Открыв дверь, Лиза, к немалому удивлению, обнаружила Дмитрия. Он стоял, переминаясь с ноги на ногу, и в руках держал букет роз.

– Добрый день, Лиза!

– Привет, – поздоровалась Лиза, но в дом гостя приглашать не спешила.

– Я подумал, что вам было бы полезно немного развеяться и решил… Словом, я пришёл пригласить тебя прогуляться, посидеть в кафе, ресторане. В общем, куда пожелаешь!

– Проходи, Дмитрий. Спасибо за цветы! Твой визит и приглашение столь неожиданны, что… – Лиза, чтобы скрыть улыбку, прошла на кухню и, просмеявшись, предложила Дмитрию кофе. Она привыкла ко вниманию со стороны мужчин.

– Спасибо, не откажусь, – Дмитрий, сам себя не узнавая, смутился окончательно. Он не знал ни что дальше говорить, ни что делать. Сидел в кресле и вертел в руках ключи от автомобиля.

– Знаешь, Дмитрий, у меня сегодня другие планы. И твоё предложение принять не могу, – с этими словами Елизавета внесла в комнату поднос с кофейником и двумя чашками.

– Ты куда-то спешишь?

– Да, на свидание с одним торгашом. Правда, у него не совсем обычный товар – впечатления!

– Так это тот самый мужичок, к которому мы ездили всей толпой, а пустил он только тебя с Анисимом? – с облегчением произнес Дмитрий.

– Он самый.

– А что он хочет, если не секрет, конечно?

– Не секрет. У него появились новости, и он хочет ими поделиться. Как я поняла, новости могут быть как-то связаны с исчезновением Кати.

– Лиза, могу я поехать с тобой? Может быть, окажусь полезен.

– Что ж, поехали.

– Роль моя весьма скромна, я хуже Анисима разбираюсь в таких делах. Но сейчас я здесь потому, что ты интересуешь меня гораздо больше, чем эти загадки! Просто хотел с тобой поближе познакомиться, пообщаться. Ничего неприличного я, надеюсь, не сделал? – Дмитрий решил, что самое лучшее сказать правду, ведь Лиза и так всё понимает. И если не захочет его общества, то просто скажет ему об этом. Лиза улыбнулась и, унося поднос с кофе, произнесла:

– Дмитрий, если твоё приглашение насчёт прогулки остаётся в силе, то давай съездим на часок за город, искупаемся, а потом посетим музей.

Дмитрий и Лиза съездили за город к лесному озеру. Озеро располагалось сравнительно недалеко, и им хватило двух часов, чтобы вдоволь накупаться, немного позагорать и окончательно перейти на ты. После купания пообедали в кафе, заехали за Анисимом и отправились к Виктору.

Изобретатель рассказал, что в первый приход Лизы и Кати зафиксировал некоторые их психологические характеристики. Это необходимо для правильного совмещения виртуальной реальности впечатления из хранилища с биологической психикой девушек. У всех посетителей музея эти показатели оставались постоянными на протяжении всех сеансов. Это и неудивительно, ведь психика здорового человека стабильна. Но после нескольких сеансов с Катериной Кочкин стал отмечать ухудшающуюся эффективность передачи впечатления из виртуального мира в реальный. Тогда он снова снял с неё пси-характеристики и отметил, что она сильно изменились. Владелец музея был премного удивлён, но не стал спешить с выводами. Ведь он давал примерить впечатления сравнительно небольшому числу людей, чтобы претендовать на чистоту эксперимента и доверять воспроизводимости результата. Ну а перед катиной поездкой в Париж характеристики изменились ещё сильнее, так что первоначальная настройка совсем не работала. Тогда Виктор её снова изменил, и Катерина благополучно примерила впечатление про Париж.

– Скажите, Виктор, как родился пароль «от Эткинса»? – спросил Анисим.

– Эту фразу придумал один из моих первых клиентов, когда попросил разрешения дать мой адрес своему приятелю. Мне было всё равно, что тот скажет, главное, чтобы я понял, что это не случайный человек. Имени этого клиента я не помню, может быть, где-то и записано.

– Виктор, а кто ваши помощники, как давно вы их знаете? – продолжил Белый.

– На этот вопрос отвечать пока не буду, к делу не относится. Знаю я вас, ребята, ещё очень мало, так что извините.

– Мне кажется, что у вас есть какие-то догадки относительно личности этого Эткинса, – Анисим прикурил сигарету, прищурившись совсем как комиссар полиции из голливудского боевика. Лиза скрыла улыбку, Дмитрий был поглощен созерцанием того, как Лиза скрывала улыбку.

– Оставьте, Анисим. Послушайте лучше, что есть у меня один знакомый, который вступил в контакт с инопланетянами. И это впечатление есть у меня в музее. Это один из самых уникальных экспонатов.

– И его можно примерить?

– Конечно, почему нет?

– Давайте расходиться, уже поздно, – Лиза поднялась и, пожелав всем спокойной ночи, направилась к выходу.

– Пойду провожу, – Дмитрий поднялся и вышел.

– Виктор, мне бы хотелось задать ещё пару вопросов. Я доберусь на такси.

– Заночуешь у меня, места хватит.

Дмитрий, перескакивая через несколько ступенек, выбежал на улицу и огляделся. Лиза медленно брела в сторону остановки. Сумка с пляжными принадлежностями оттягивала плечо. Дмитрий догнал её, ни слова не говоря, усадил в автомобиль. По дороге Лиза не произнесла ни слова, а под конец пути вообще уснула. Подъехав к её дому, Дмитрий легонько тронул девушку за плечо, но та не реагировала. Тогда он поднял её на руки и донёс до квартиры. Здесь Лиза, наконец, проснулась и, извинившись перед Дмитрием, поблагодарив за помощь, быстро скрылась за входной дверью. Дмитрий немного постоял и поехал домой.

Анисим примерил впечатление, о котором говорил Виктор. Он с трудом вернулся в реальность и, покачиваясь, вышел из комнаты, которая была хорошо известна Лизе и ещё лучше Екатерине. Плюхнулся на диван, вытянул ноги. Тело его почему-то устало, а психика, наоборот, испытывала необыкновенное чувство подъема от контраста виртуального и реального мира. Анисим заново впитывал реальные события, заново ощущал себя. В окне уже брезжил рассвет. Лина и Кен давно спали. Виктор сидел напротив и потягивал сок. Анисим взглянул на изобретателя по-новому.

– Знаете, Виктор, вы совершили грандиозное изобретение, только я испытал некоторое неудобство от того, что вторгся в чужую жизнь!

– Спасибо! Вот и меня последнее время стали волновать возможные последствия от сеансов, я всё чаще задумываюсь, не делаю ли я грех, вторгаясь в чужие душевные процессы?

– Что вы имеете в виду?

– Где гарантия, что не будет необратимых изменений? В конце концов, где гарантия, что Катерину не свели с ума мои штучки? Может быть, это первопричина её исчезновения?

– Скажите, а откуда вы берёте впечатления?

– Может быть когда-нибудь я и объясню вам это, но не сейчас. Это и есть моё открытие.

– По всей видимости, обладание вашим секретом сулит много денег, или много власти, что, в принципе, вещи одного порядка. Значит, за обладание этим методом кто-то пойдёт на всё, и никакие жертвы его не остановят!

– Вы преувеличиваете. Если бы это было так, то моя скромная персона давно бы уже вызвала интерес! Хотя бы на Западе.

– Насколько я понимаю, вы завершили свой проект недавно, нигде его не рекламировали, не искали контактов за границей. А то, что вы показали отечественным ученым, наверное, так и осело пылью в шкафах клерков от науки.

– Вполне допускаю.

– Таким образом, выхода информации практически не было. Только через клиентов, а им главное получить удовольствие.

* * *

С момента прибытия Джима Смита в Сквайер прошло чуть больше недели. Смит, Стоун, Фиол и Лимпо каждый вечер играли в бридж, между ними установились приятельские отношения. Смит поближе познакомился и с другими обитателями отеля. Мистер Мо, у которого вместо носа и ушей дырочки с сеточками и огромная голова, оказался вежливым гуманоидом с далекой планеты Си, где очень высокоразвитая цивилизация. Известный учёный и примерный семьянин, утром он катал жену и дочь по озеру на вёсельной лодке, а во второй половине дня они читали старинные английские книги у себя в комнате, редко выходя оттуда раньше гонга на ужин. Женщина с тремя глазами оказалась журналисткой. Звали её Лео, приехала в Скваер, как и остальные, отдохнуть от суеты. Она дала себе слово не писать во время отдыха ни строчки, но, увидев Ми-Ми, не сдержалась и написала о ней репортаж. Оранжевоволосая Ди и сиреневоглазая Эйко оказались спортсменками. Их вид спорта похож на земное синхронное плавание. Весёлые девушки часто составляли компанию Смиту и Феолу в поездках по Мельне, делая их просто восхитительными.

В один из вечеров Смит зашёл в курительную комнату, где уже находился Стоун. Он давно хотел спросить этого мягкого обаятельного человека, как тот попал в космос и почему не возвращается на Землю. Вуд долго молчал и Смит подумал уже, что его вопрос повис в воздухе, зацепившись за сигарный дым. Однако, после очередной затяжки и доброго глотка пунша Стоун рассказал свою историю. Он родился в обычной английской семье, учился в школе, играл в футбол, ухаживал за девушками. Поступил в полицейскую школу. По окончании её попал в Скотланд-Ярд в отдел по расследованию убийств. Работал Вуд неплохо, но морального удовлетворения служба ему не приносила. Так прошло пять лет. Стоун откладывал часть своего жалованья и скопил небольшую сумму. Он стал подумывать, не выйти ли ему в отставку, чтобы заняться чем-нибудь поинтереснее. Но однажды ему поручили самостоятельное расследование, и Стоун увлёкся им. Кроме того, ему способствовала удача, и он всё ближе продвигался к разгадке. Причиной начала расследования послужило убийство никому не известного клерка в одной из юридических контор Лондона. Ниточка потянулась наверх, причём, на самый верх. Стоун стремительно двигался к окончательной разгадке. Однако, молодой полицейский обнаружил ранее не известную ему закономерность, – чем ближе к успеху, тем больше появляется советчиков и начальников. Все стараются показать своё участие и значимость, и проявляют в этом завидную активность. Вуд понял, что спокойно доделать дело до конца ему не дадут. Появились с иголочки одетые люди из Ми-5 и, показав санкцию, на которой была роспись и начальника Стоуна, стали требовать ежедневных отчетов о расследовании. К этому моменту Стоун установил несколько громких имен, один из обладателей которых и был заказчиком убийства. Исполнителя уже выловили из Темзы. Расследование велели прекратить, ограничившись обнародованием имени убийцы и списанием всего на обычный бытовой мотив. Когда Стоун попробовал возразить, его отстранили от дела, да ещё объявили выговор. Он обиделся и написал рапорт об отставке. Рапорт приняли, никто Вуда уговаривать, понятно, не стал. Начальник хотел было заступиться, но слишком большие силы были замешаны. Итак, в то самое время, когда Стоун почувствовал вкус к работе, он оказался на улице. Утешение давало лишь то, что скопленных за время службы денег было достаточно, чтобы первое время жить безбедно и подыскивать работу. Через некоторое время Стоун прочитал в газете, что расследуемое им когда-то дело раскрыто, правда, фамилия убийцы названа совершенно другая. Некоторое время он даже опасался за свою жизнь и редко вылезал из маленькой квартирки, но потом понял, что страхи напрасны, его просто убрали с дороги и забыли. Стоун продолжил поиски своего места в жизни. Здесь Стоун прервал рассказ. Как он попал в космос, Вуд умолчал.

– Это всё, что могу рассказать, прошу меня извинить.

– А чем вы занимаетесь теперь? – спросил Смит.

– Своим земным ремеслом, которое думал забросить навсегда. Раскрываю преступления. Только теперь я имею возможность довести дело до конца, более того, получаю свой гонорар лишь в этом случае. И ещё, что очень важно, работать мне мешают только противники, но не коллеги.

– Вы частный детектив?

– Можно сказать и так.

– Мне всегда казалось, что ремесло сыщика достаточно, извините за выражение, грязное. И уж неприятное во всех случаях – кровь, страдания.

– Возможно. Но знаете, Смит, когда одушевлённое существо лишает жизни себе подобного, то перед этим отступает всё. Ничто не может оправдать убийство. Никакая политическая и любая другая целесообразность. Убийца должен быть найден не взирая на его общественное, служебное и материальное положение. В этом задача настоящего сыщика. Конечно, любой преступник должен быть найден, но убийца, насильник прежде всего. Никто не волен лишать разумное существо жизни, кроме Создателя.

Смит и Стоун часто проводили время за подобными беседами. Вуд был рад возможности пообщаться с землянином, а Смит видел в Стоуне интересного собеседника, тем более, что узнавал от него некоторые подробности той жизни, о существовании которой не имел ни малейшего представления ещё несколько месяцев назад. Незаметно пришла пора отъезда. В последний вечер пребывания Смита в Сквайере Стоун, по обыкновению, пришёл в курительную комнату и расположился в кресле напротив.

* * *

Анисим переговорил с родителями Дождева, но ничего заслуживающего внимания они не сообщили. Кроме внезапного улучшения материального положения и столь же внезапного исчезновения, по аналогии с Екатериной, значащих подробностей практически не было. Зато сестрёнка Антона проводила детектива-любителя на квартиру к брату и позволила её внимательно осмотреть. По её словам, все вещи брата были на месте, из чего следовало, что Дождев не взял в дорогу практически ничего, а значит планировал отсутствовать совсем недолго. Даже окно не закрыл на щеколду. Анисим поспешил поделиться последней информацией с Дмитрием, но друг разговор поддерживал вяло, без энтузиазма. Белый, кажется, понял, что происходит с его другом, и тактично оставил его в покое.

Дмитрия же интересовала сейчас не столько разгадка истории с исчезновением Катерины и Антона, сколько тревожило нарастающее желание быть рядом с Елизаветой. Дмитрия непреодолимо влекло к этой независимой девушке. Он испытывал чувства, которые ранее владели им, может быть, только в пору юношества.

На следующий день Дмитрий встретил Лизу после работы и предложил сходить куда-нибудь, но Лиза вежливо отказалась, сославшись на усталость, и попросила, если Дмитрию не трудно, отвезти её домой. Когда они доехали до подъезда, Лиза неожиданно пригласила Дмитрия на чашку кофе.

– Лиза, мне кажется, что с тобой происходит что-то странное, – начал Дмитрий, когда они расположились в креслах друг против друга с дымящимся чаем в руках.

– Устала. Атмосфера последних дней действует на меня угнетающе. Мне кажется, что должно произойти что-то страшное!

– Неопределённость часто нервирует. Может быть, тебе взять отпуск и съездить на недельку к морю?

– Вместе с тобой? – взглянув на Дмитрия своими красивыми глазами, лукаво проговорила девушка.

– Почему бы и нет?! – не отводя взгляд, ответил Дмитрий.

– А почему да? И вообще, чего ты со мной валандаешься? У тебя что, не с кем время провести?

– Ты мне сильно нравишься, хочу жениться на тебе!

– Похоже, не только у меня проблемы! Ты здоров?

– Я знаю тебя лишь несколько дней, но не привык бросаться словами!

Лиза повалилась на диван и захохотала. А Дмитрий отправился на кухню варить кофе. Когда он вернулся в комнату, то застал Елизавету сидящей на диване с ногами, курящей длинную сигарету и плачущей. «Вот это переходы!» – подумал Дмитрий, поставил поднос на столик и осторожно погладил девушку по голове. Та не отстранилась. Тогда он сел рядом, взял у Лизы из рук сигарету и затушил её. Девушка положила голову ему на плечо. Дмитрий гладил блестящие светлые волосы и перебирал изящные пальцы с удлинённой формы аккуратно подпиленными ногтями. Через некоторое время Лиза произнесла:

– Знаешь, я хочу спать. Уже поздно. Ты можешь остаться. Но только не вздумай воспользоваться моим беспомощным положением, – с этими словами Лиза натянула на себя плед и отвернулась к стене, – спокойной ночи!

Дмитрий осторожно лёг рядом.

Поздно ночью их разбудил телефон. Дмитрий снял трубку и протянул её Елизавете.

– Алло, Лиза, это я, Викентий.

– Что случилось?

– Мы с Эльвирой видели Катерину!

– Что?!

– Да-да, несомненно, это была она! Только нас не узнала!

– Что ты несёшь, Викентий? Где она? Как это не узнала?

– Прошла в десяти метрах и не узнала. Или сделала вид.

– А где вы?

– У себя в деревне. Завтра хотим с Эльвирой начать поиски, порасспросить соседей, ведь в деревне все всё про всех знают.

– Без меня не начинайте, я буду у вас завтра! Продиктуй адрес.

– Мы будем, – подсказал в трубку Дмитрий.

Дмитрий набрал Анисима и сообщил новость. Они договорились, что Дмитрий и Лиза поедут на поиски Екатерины в деревню к Викентию, и в случае успеха привезут её в город. Если поиски затянутся или возникнут другие осложнения, они вызовут к себе Анисима. А тот пока продолжит поиск Дождева.

Суббота, раннее утро. Дмитрий в прекрасном расположении духа вёл свой джип по сравнительно хорошей дороге. Лиза дремала на заднем сидении. Впереди был выходной, который он проведёт с Елизаветой. Сташенко не вполне верил, что Викентий действительно видел Катерину. И даже если видел, то что с того? Главное, что на заднем сидении спит его сокровище – Елизавета, и не всё ли равно, что делать, кого искать, лишь бы она была рядом! Он будет ухаживать за ней, следить, чтобы Лиза отдохнула, и терпеливо сносить все перемены её настроения. Он чувствовал, что тоже нравится девушке, просто она не хочет быстро в этом признаться. Лиза потянулась и открыла глаза. Поёжившись от утренней прохлады, подтянула колени к животу и уставилась в окно. Между тем, они уже подъезжали. От свежего воздуха головы их немного кружились, и Лиза даже споткнулась на ровном месте, вовремя схватив Дмитрия за рукав, чтобы не упасть.

– Привет, философ! – крикнул Дмитрий.

– Привет, ребята! – встрепенулся долговязый Викентий, от неожиданности опрокинув стоявшую рядом баночку с земляникой, – проходите скорее! Закрывайте калитку, а то соседские козы набегут.

– Расскажи лучше, где и когда ты видел Катерину! – набросилась на него Лиза.

– Ходили вчера с Эльвирой за грибами. Видели в лесу женщину. В платочке. С корзинкой. И лицом та была как две капли воды похожа на Катьку.

– Давайте-ка сначала поедим, спокойно обсудим, как искать Катю, – Дмитрий взял Лизу за руку и повел её под навес летней кухни. Усадив Лизу, вернулся к машине, вытащил из багажника провизию.

– Если Катя здесь, то мы её обязательно найдём! Я посмотрел карту, в округе всего две деревни. Расспросим аборигенов, сходим по грибному маршруту Викентия.

Накрыли стол. Варёная картошка, сальцо, кустовая помидора и прочее, чем щедро дарит российский огород. Кушанья дополнили деликатесами из супермаркета и логически завершили чаем. Удивительно хорошо было кушать на свежем воздухе, общаясь с добрыми товарищами, смотреть на простой и законченный деревенский пейзаж.

Но ребята хорошо помнили, зачем приехали сюда, и после трапезы отправились на поиски. Викентий приезжал в деревню часто, но с местными общался мало, и его практически никто не знал. Да и философу почти все лица были внове. Благо, домов было мало и, разделив их поровну, они очень скоро переговорили со всеми хозяевами и убедились, что Катерину здесь никто не знает. Тогда они сели в машину и проехали во вторую деревню, найденную Дмитрием по карте.

Пять километров до неё джип преодолевал уже с подключением всех своих внедорожных ресурсов. Деревня оказалась совсем крохотной и почти заброшенной. Даже таблички с названием не было. Ребята оставили машину под вековым дубом, который посчитали географическим началом поселения, и пошли пешком. Навстречу попалась древняя, сгорбленная старушка. Брела, опираясь на суковатую палку, в руке сумка с перемотанными изолентой ручками. Она удивлённо посмотрела на группу молодых людей и остановилась в ожидании, когда они к ней подойдут. Глаза старушки, несмотря на возраст, были ясными и выразительными.

– День добрый, бабушка!

– Здравствуйте, касатики!

– Есть ли городские в деревне?

– А кого ищите-то? – бабушка, видимо, знала толк в ведении переговоров и ответила вопросом на вопрос, не спеша давать первым встречным интересующую их информацию.

– Мы ищем девушку по имени Катя, одного со мной возраста, – пояснила Лиза.

– Твоя подруга, что-ли?

– Да, родители её волнуются, на телефон не отвечает.

– Живёт тут одна городская, поселилась месяца полтора назад. Анькой кличут, – удовлетворившись объяснением Лизы, ответствовала старушка.

– А где живет-то?

– Ох, чудная девка! Деревня наша и так три дома, в лес вросла. А она поселилась и вовсе на отшибе, на заброшенном хуторе. Там остался после староверов домишко, который ещё мою прабабку помнит, но гожий! Там она и живёт одна-одинёшенька.

– Как найти это место, бабушка?

– Идите до конца деревни, там мосток через речку. Пройдёте по нему, потом идите вдоль русла километра три. Там и увидите.

– Спасибо, бабушка. Вот, угощайтесь! – с этими словами Лиза достала из пакета батон копчёной колбасы.

– Ох, спасибо, касатики! За что мне богатство такое?! Давайте молочком вас напою!

– Нет, бабушка, мы пойдём. Спешим.

– Ну, Бог в помощь, внучики!

Старушка побрела своей дорогой, а ребята, почувствовав возможную близость встречи с Катей, ускорили шаг и вскоре, миновав мостик, стали пробираться через лес, стараясь держаться параллельно руслу. Три километра по лесу преодолели за полтора часа. Порядком уставшие, они вышли, наконец, к заброшенному хутору. Надо признаться, что место предки сегодняшних жителей деревеньки выбрали для жизни весьма симпатичное. Городские ребята залюбовались как бы искусственно образовавшейся посреди густого леса просторной поляной, на которой и располагались два деревянных дома. С другого конца поляны начиналась берёзовая роща. Роща смотрелась прозрачной, просматривалась далеко вперёд. Трава до пояса, сочная, мягкая. Ни огорода, ни изгороди вокруг домов нет. Одно из строений совсем ветхое и, по всему видно, нежилое. Другой дом также стар, однако, два окна из пяти в нём недавно заменены, крыша крыта заново.

Дмитрий постучал и прислушался. Тишина. Толкнул дверь рукой. Заперто. Ребята обошли дом кругом, постучали в окна. Заглянули внутрь. На новых окнах были занавески, так что они ничего толком и не увидели. А через старые виден лишь провалившийся пол, разломанная печь, сгнившие лавки и полуистлевшая деревенская утварь. Трава вокруг дома вытоптана. Около двери лавочка, столик. Решили, что самым разумным будет дождаться хозяина именно здесь. Достали продукты, предусмотрительно захваченные Эльвирой, принялись за еду.

Перекусив, Лиза и Викентий закурили. Дмитрий сделал попытку отговорить Лизу от частого потребления никотина, но в ответ получил настолько выразительный взгляд, что посчитал за лучшее отложить заботу о подруге до лучших времён.

Как раз в то время, когда Викентий дожёвывал последний бутерброд, а Эльвира уже начала стряхивать со стола крошки, из лесу показалась стройная фигура, одетая в длинное платье. Фигура приближалась, и уже не оставалось сомнений, что это Катерина. Она шла, как будто не видя гостей, смотрела отрешённо и что-то бормотала под нос. Лиза не выдержала, бросилась подруге навстречу. Подбежала к Катерине и стала её обнимать, а та испугалась и попыталась оттолкнуть Лизу.

– Что вам угодно? Отойдите от меня! – прокричала она.

– Катя, это же я! Ты что же, не узнаёшь меня?!

– Я не знаю вас. Пожалуйста, не прикасайтесь ко мне!

– Катя, что с тобой?

– Кто вы и эти люди, что сидят около моего дома?

– Это Викентий и Эльвира, которых ты тоже прекрасно знаешь. И ещё Дмитрий, он помогал нам искать тебя.

– Меня зовут не Катя, а Анна, и людей этих я вижу впервые в своей жизни. Ваше лицо мне смутно знакомо. По-моему, вы учились в сельхоз-институте и были с нами на одной из студенческих картошек. Вы ещё носили такие ярко зелёные волосы, почему я вас и запомнила!

– Что ты говоришь, Катенька? – Лиза не выдержала и прослезилась, – что с тобой произошло? Ты ничего не помнишь.

– Это вы говорите странные вещи. Уходите, мне надо заниматься делом!

Тут в беседу вступил Викентий, который вежливо представился Кате и сумел перевести разговор на понятную ей тему, чем несколько снял напряженность и даже смог расположить к себе лесную затворницу.

– Извините нас, Анна! Лиза спутала вас со своей подругой, которая исчезла около месяца назад при таинственных обстоятельствах. Нервы её на пределе, а вы очень уж на Катю похожи!

– Что ж, бывает. Я не в претензии.

– Может быть вы разрешите нам перекусить за вашим столиком, что, впрочем, мы уже сделали, и немного отдохнуть, место просто чудесное! А потом мы снова двинемся в путь. Обещаю, мы нисколько не помешаем.

– Пожалуйста, можете даже войти в дом и отдохнуть там. Только много времени вам уделить я не смогу. Дела.

– А чем вы заняты, если не секрет? Такая молодая симпатичная девушка и вдруг одна, в лесу. Не часто столкнёшься с таким времяпрепровождением.

– Занимаюсь самосовершенствованием, – Катя-Аня скрылась за дверью в дом, оставив компанию переваривать полученную информацию.

– Ты слышал, Викентий? – Лиза немного успокоилась.

– А как одета, заметили? – подала голос обалдевшая от услышанного и увиденного Эльвира.

– А что такое? – Дмитрий тоже обратил внимание на одежду девушки, отметил в ней какую-то странность, но не понял в чём именно дело.

– Она одета в очень дорогой наряд, стилизованный под русскую старину. Шил его, несомненно, хороший портной. Вышивка ручная, копия выдержана исторически правильно. Именно так в старину на Руси и одевались барышни-крестьянки. Я немного знакома с вопросом, так что здесь без ошибок, – прокомментировала ситуацию Эльвира.

– Давайте решать, что с ней делать, – направила разговор в нужное русло Елизавета.

– Предлагаю увезти её в город, показать хорошему врачу, – Дмитрий считал, что иного пути нет.

– Да она, наверняка, не поедет.

– А мы её и не спросим!

– Но это, позвольте, похищение! Статья уголовная, – испугался Викентий.

– А ты что предлагаешь?

– Может быть постараемся объяснить ей всё? Может, она послушает тебя, Викентий. Вон как ты здорово нашёл с ней общий язык.

– Бесполезно, разве не видно. Она серьёзно больна, полная потеря памяти, возможно, вместе с расщеплением личности.

– А может быть это не она? Вы не допускаете такой возможности?

– Нет, это она. Поверьте уж мне. Она моя лучшая подруга, сомнений нет!

– Тогда, если она не поедет добровольно, нам остаётся только увезти её силой или хитростью.

– У нас есть оправдание, мы не похищаем её, а доставим домой и постараемся вылечить. И вреда ей не причиним. Заодно и к объяснению её исчезновения приблизимся. Сдается мне, что это не простая потеря памяти, учитывая то, что рассказал нам Виктор.

– Я тоже за то, чтобы увезти Катю в город, – присоединилась к Дмитрию Лиза.

– Я против! Это насилие над личностью, – Викентий не скрывал своё негативное отношение к планам Дмитрия.

– Я поддерживаю Лизу и Дмитрия, хотя также против насилия! – неожиданно для Викентия высказалась Эльвира.

– Что ж, решено, – подытожила Лиза, – давайте покончим с этим быстрее.

Решив судьбу девушки, они, не мешкая, вошли в избу. Катерину, к немалому удивлению, обнаружили спящей. Ребята даже замерли от удивления и растерянности. Обстоятельства складывались явно в их пользу. Катя спала на спине, не сняв одежды, вытянув вдоль туловища руки. Ребята бегло осмотрели комнату. Помещение просторное, мебель новая. Ни телевизора, ни радио, ни часов. Около кровати журнальный столик, на котором лежит предмет, напоминающий ноутбук. Вещь резко контрастировала с остальной обстановкой. Дмитрий прихватил компьютер с собой.

Двинулись в обратный путь. Спящую несли на растянутом за четыре угла одеяле. Викентий постепенно успокоился и больше не испытывал моральных мук, только физические, так как стёр ноги. Катю посадили на заднее сидение, прислонив к дверце. Под голову подложили подушку и накрыли одеялом. По дороге заехали к Викентию, он захватил кое-что из вещей, запер дом.

На полпути Катя проснулась также неожиданно, как и заснула. И опять всех удивила. Не стала вырываться, скандалить, а, спокойно оценив обстановку, попросила отвезти её обратно, хотя бы до деревни, а дальше, мол, она сама дойдёт:

– Я не знаю, зачем вы меня похитили, но сделали это в любом случае зря! Меня будут искать, и вам грозят крупные неприятности!

– Это какие же?

– Без комментариев. Я открылась вам, но, видимо, в благодарность вы силой увезли меня из дому!

– Неужели ты совсем не узнаешь нас, Катя?

– Сколько раз повторять, я не Катя, а Анна. Вас никого не знаю и знакомиться не желаю!

– Ты никакая не Аня, а Катя Колосова, моя лучшая подруга. С тобой с некоторых пор стали происходить странные вещи, а теперь ты вовсе лишилась памяти. Ну, ничего, мы тебя вылечим!

– Интересно, а родителей своих она узнает?

– У меня нет родителей, они давно умерли, – холодно ответила девушка.

– Аня, а почему бы тебе не послушать наш вариант твоей истории? То, что мы увезли тебя насильно из лесу, конечно, не совсем корректно. Но и нас можно понять, мы искали тебя почти месяц и наконец нашли, а ты нас не узнаешь! – вошёл в разговор Викентий.

– Что ж, расскажите. Всё-равно мне заняться нечем, а прыгать на ходу из машины я не собираюсь.

– Вот и прекрасно, – и Лиза рассказала Катерине про неё саму.

– Занятно, – равнодушно прокомментировала её рассказ Катя-Аня. – А нельзя-ли поесть, я очень проголодалась?

Время клонилось к полуночи, до города ехать ещё прилично, поэтому предложение пленницы было принято, и джип остановился в перелеске.

– Вот чего никогда не делал, так это не трапезничал под луной, – Викентий оглядывал причудливые в лунном свете очертания деревьев.

– И как, нравится? – неожиданно заинтересовалась темой Аня-Катя.

– Чудно, таинственно, мистически! – воскликнул философ.

– Мне кажется, что вам надо познакомиться с Ромулом Ч! – мило улыбнувшись Викентию, произнесла Катя-Аня.

– С кем?

– Ромул Ч живёт на планете Стекка. Он учёный, исследователь Земли и очень интересная личность.

– Посмотри, как заблестели её глаза! – Дмитрий легонько тронул Лизу за локоть.

– Не только глаза заблестели, она сама вся преобразилась, говорит оживлённо, с интересом. А как на Луну смотрит! Пора, пожалуй, ехать.

– Да, пора, – Дмитрий отозвал Викентия в сторонку, шепнул ему пару слов и пошёл заводить машину.

Викентий взял Аню-Катю под руку и, продолжая увлёкшую их обоих беседу, повёл к машине. Остаток дороги до дома все, за исключением Викентия и Ани-Кати, молчали. Лиза дремала, Эльвира пыталась читать, а Дмитрий сосредоточенно вёл машину. Скоро они добрались до города, и Лиза предложила отвезти Катю-Аню к ней. Лесная затворница предупредила, что если её будут удерживать насильно, то она предпочитает находиться рядом с Викентием, с которым есть хоть о чём поговорить. Тогда решили отвезти находку к Дмитрию. И к Викентию близко, и места в квартире достаточно. Лиза решила не оставлять подругу одну и сообщила Дмитрию, что ему придется потесниться и вместить ещё и её. Дмитрий, понятно, возражать не стал.

Анна-Катерина снова уснула. Викентий и Эльвира пошли к себе, а Дмитрий позвонил Анисиму и Виктору, попросил их срочно приехать. Виктор также признал в ней Катерину. Затем принялся внимательно изучать устройство, привезённое из дома Кати-Ани. Виктор долго молчал, разглядывая непонятные значки на клавиатуре и датчики, расположенные справа от небольшого экрана.

– Ситуация становится всё более серьёзной! – Виктор не выпускал из рук портативный компьютер.

– Это почему же?

– Я неплохо разбираюсь в технике, но назначение подобной вещи даже не могу себе пока представить. Нам необходимо готовиться к приходу его хозяина. Подобными игрушками не разбрасываются. И ещё. Давайте проверим Катерину за моим транслятором впечатлений. Возможно, я смогу вытащить из неё кое-какую информацию.

– А это не опасно?

– Думаю, не опаснее того, что с ней уже произошло! – Виктор, кивнув на прощание, вышел.

– Виктор несколько изменился. Стал жестче. Энергичнее. Деятельнее. Он уже не такой мягкий, рафинированный и приветливый, каким показался мне с самого начала! – заметила Лиза, как только дверь за хозяином музея закрылась.

– Определённо что-то знает, но не говорит нам! И всерьёз чего-то опасается. Это заметно, – высказал свои опасения Анисим.

– Что будем делать, когда Катя проснётся?

– Покажем её родителям. Может ли ребенок не узнать собственных родителей? – неожиданно предложил Дмитрий.

– И всё-таки протестируем на аппаратуре Виктора. А потом, если она сама не придёт в себя, покажем обычному врачу и обратимся в компетентные органы. Иначе мы поступить не можем. Не можем брать ответственность за здоровье Кати только в свои руки. Можно ошибиться и навредить!

Между тем Катя поднялась с дивана и села в кресло. Она всё ещё была в деревенском наряде.

– Хочешь переодеться? – спросила Лиза.

– Переодеться могу.

– Пойдём тогда ко мне домой, а то здесь, наверное, нет женской одежды.

Ровно в час ночи Дмитрия разбудил телефонный звонок. Звонила Лиза:

– Извини, что разбудила!

– Тебя я готов слышать в любое время суток!

– Мы с Катей, кажется, снова подружились.

– Как это?

– Она не признаёт ещё, что она Катя, но ко мне уже относится с явной симпатией. Порассказала кое-каких женских секретов, стала спокойнее. Попросила ещё раз рассказать мне историю с её исчезновением.

– И как?

– Внимательно слушала. И потом, как же мы сразу не догадались, я показала ей фотографии, ну, наши с ней студенческие, и после института. И мне показалось, что это на неё подействовало сильнее всего. Она очень долго их рассматривала, потом подошла к зеркалу и сравнила с собой.

– А потом?

– Потом попросила чаю. Ну ладно, пора спать, спокойной ночи!

– Спокойной ночи! Лиза, ты всё-таки поосторожнее с ней!

На следующий день Виктор ждал всех к себе. Дмитрий набрал Лизу, но услышал лишь длинные гудки. Никогда раньше Дмитрий не ездил с такой скоростью по городским улицам. Спустя каких-то десять минут они с Анисимом уже взбегали по лестнице и звонили в дверь к Лизе. Но ответом им была тишина.

– Ну вот, доигрались! Была одна пропащая, а теперь две.

– Давай лучше подумаем, что делать.

– Предлагаю выпить кофе! – раздался сзади Лизин голос.

Друзья обернулись и увидели Катю и Лизу живыми, здоровыми и улыбающимися. Они обе были в лёгких летних платьях, высокие и стройные. Чем-то даже похожие друг на друга.

– Ну, вы даёте! Мы уж вас потеряли, думали, снова что-нибудь случилось! – облегченно воскликнул Анисим.

– Какое-то у вас катастрофическое сознание, Анисим! – улыбнулась Лиза, – мы просто ходили погулять в парк, утром там очень свежий воздух.

– Нас ждёт Виктор, забыли?

– Вот попьём кофе и пойдём, – Лиза открыла дверь, приглашая всех войти.

Лиза приготовила кофе, а Катя-Аня сделала бутерброды.

– Мне кажется, вы чувствуете себя уже не так скованно, как вчера! – обратился к ней Анисим.

– Да, вы правы. Фотографии, Лизины рассказы не оставили меня равнодушной. Кроме того, теперь я испытываю к вам всем, и особенно к Лизе, большое доверие, и не испытываю страха. Если рассказ Лизы – правда, и мы с ней действительно когда-то были дружны, то я и сейчас не пожелала бы себе лучшей подруги.

– Так вы верите нам или нет?

– Я допускаю, что вы можете говорить правду. Но память моя этих событий не хранит, хотя вчера у меня были какие-то смутные ассоциации. Мне надо поговорить с Ромулом-Ч. Возможно, это прояснит ситуацию.

– А кто такой Ромул-Ч?

– Это специалист по Земле. Он работает в Межгалактическом научно-исследовательском институте, регулярно прилетает на Землю, и мы встречаемся в том лесном домике, откуда вы меня похитили. А тот прибор, который вы приняли за компьютер, служит для обеспечения связи Космос-Земля.

– Фантастика! А что вы делали в этой лесной избушке?

– Не знаю, стоит ли говорить вам об этом? Ничего особенного я не делала. Просто проверяла маленькую плантацию грибов, которую посадили Ромул и Эткинс.

– Эткинс?

– Да, Эткинс. Его коллега. Что вас так удивило?

– Нет, нет. Ничего. А что это за грибы, если не секрет?

– По-моему, самые обыкновенные грибы. На планете, где расположен институт, нет грибов. А для исследований они зачем-то нужны. Поэтому Ромул и оставил меня следить за плантацией.

– А что он обещал вам потом?

– Взять с собой на планету Стекка, где расположен институт и живёт сам Ромул. Иногда землян берут в космос, и они даже находят там своё место. Это трудно, но Ромул обещал помочь. А затворничество в лесу – часть программы, что-то вроде испытательного срока и периода адаптации. Ромул говорил, что сознание человека не подготовлено к резкому погружению в космическую реальность.

– Интересно! А чем же вы занимались раньше? Где ваши друзья, родители, если никого из нас вы не узнаёте?

– Не знаю. Ромул нашёл меня без сознания после автомобильной аварии. Документов при мне не было. Он говорит, что я была очень плоха. Но выжила. А вот память не вернулась, и пришлось начинать жить заново.

– Что-то не припомню я никакой аварии, – вставила Лиза.

– Нам пора к Виктору, пойдёмте. Заодно сможем подсказать ему истинное назначение чемоданчика, – поторопил ребят Дмитрий.

– Мы с Катей останемся. Ей полезно побыть одной и не испытывать лишних нервных встрясок. А мне ваши разговоры неинтересны.

– Так уж и неинтересны? – не поверил Анисим.

– Мне потом Дмитрий расскажет.

Лиза дотянулась до щеки Дмитрия, коснулась губами и подтолкнула к двери.

У Виктора был гость. Ребята по привычке уселись на диван, а Лина принесла кофе. После этого она вышла в коридор и закрыла за собой дверь. Виктор заметно нервничал. Затем он представил незнакомца:

– Эткинс.

– Дмитрий, Анисим.

– Я перед вами немного виноват, что был не до конца искренен, – смущаясь, проговорил Виктор.

– Нельзя ли более понятно.

– Дело в том, что я с некоторых пор поддерживаю контакт с Институтом межгалактических исследований в лице господина Эткинса. И моё открытие никогда бы не обрело практического воплощения без предоставленных институтом технологий. Аппаратура музея частично собрана на планете Стекка.

– Значит, весь рассказ про то, что Эткинс вам не знаком, был чистой липой?

– Каюсь. Но больше вам меня не в чем упрекнуть!

– А Катерина? Вы наверняка были в курсе причин её исчезновения и места, где она находится?

– А вот тут вы ошибаетесь, – подал голос Эткинс, – мистер Виктор учёный и занимался строго научным направлением. История с Катериной для него была также непонятна, как и для вас. Дело в том, что до поры до времени мы скрываем наше присутствие на Земле. А некоторые факты, по которым можно было сделать вывод, что земляне в космосе не едины, отразились в прессе как проблема НЛО, и были лишь неудачами, от которых никто не застрахован. Теперь же отпала необходимость строгой секретности в вопросах существования контактов землян со вселянами. Скоро это будет написано в газетах и станет обыденным, как полёты на околоземную орбиту или любое другое открытие последних времён, типа клонирования.

– И что послужит этому причиной, мистер Эткинс?

– Произойдёт качественный скачок в развитии земной цивилизации, выход её на достаточный уровень развития науки, техники и этики для вступления в семью космических народов. Вот вы сейчас подумали, что этот пухленький, маленький Эткинс – просто сумасшедший, и не обратиться ли вам за помощью к старым своим связям по ФСБ, чтобы проверить этого субъекта как следует. А насчёт Виктора вы, Анисим, уже мысленно такое решение приняли.

– Вы что, умеете читать мысли? – внешне спокойно, а внутри с неподдельным страхом спросил Анисим.

– Немного. Но этому ли стоит удивляться?

– А чему стоит удивляться? – спокойно спросил Дмитрий.

– Удивляться и радоваться стоит самой возможности войти в семью космических народов.

– Да мы, в общем-то, рады. Только история с Катериной нас немного настораживает. Зачем было её похищать?

– Ну, это вы загнули! Так, кажется, говорят на Земле? Катерину никто не похищал. Просто вы подняли панику без достаточных на то оснований. Катерина была выбрана как землянка, которая при должной подготовке и после курса предварительной адаптации смогла бы влиться в космическую семью. Нашей целью было подобрать человека, немного подготовить его и увезти с собой. Конечно, полностью добровольно. Метаморфозы с личностными состояниями Катерины объясняются проверками устойчивости её психики, которые мы обязаны были проделать, прежде чем приступить к основному этапу подготовки перед отправкой в космос. Например, мы испытали, как её психика отреагирует на богатство. Потом помогли забыть это. Тут немалая заслуга мистера Виктора. Его изобретение открыло новые возможности для исследования землян. Кстати и вы, если немного поработаете над собой, сможете принять участие в нашей программе. Кстати, одними из первых.

– Занятно. Такую историю я слышу первый раз в жизни. А где у меня основания доверять вам, мистер Эткинс?

– А никаких оснований и не надо. Мне практически всё равно, верите вы мне, мистер Анисим, или нет. Я просто объясняю ситуацию. Скоро мы с Катериной отправимся на планету Стекка, где Катерина займётся изучением космической истории, языков, общеобразовательных дисциплин.

– Она так и останется жить на Стекке?

– Она сможет выбрать место жительства, или вернуться на Землю. Но такого, исходя из моего опыта, ещё не произошло ни разу.

– И много у вас живёт землян?

– Всего несколько десятков.

– Скажите, а нет ли среди них Антона Дождева?

– Дождева? Нет, что-то не припомню.

Тут раздался звук зуммера, и Виктор склонился над знакомым ребятам чемоданчиком. На дисплее возникло лицо, очень напоминающее человеческое. Гуманоид имел стального цвета волосы, квадратное лицо. Глаза светло-голубые, правильной круглой формы, а на лбу третий глаз. Он был чуть меньше остальных и, немного посмотрев с экрана дисплея, закрылся маленькой шторкой, сливающейся по цвету со лбом.

– Это Ромул Ч, – представил присутствующим лицо с экрана Эткинс.

– Здравствуйте! – поприветствовал всех Ромул Ч.

– Здравствуйте, – сказали Виктор, Анисим и Дмитрий.

– Корабль будет на Земле через два часа земного времени, – Ромул сказал всё это на непонятном землянам языке, но вежливый Эткинс перевёл его слова.

– Хорошо, мы успеем собраться, – заверил Эткинс.

– А где Катя? – неожиданно вспомнил Виктор.

– И в самом деле? Вот незадача! – с показной серьёзностью воскликнул Эткинс и, достав из портфеля небольшой плоский дисплей, нажал кнопочку. На экране появилось изображение мирно сидящих дома и пьющих чай Кати и Лизы. – У меня к вам просьба, Дмитрий. Объясните всё своей подруге. У вас это лучше получится. А мы с Ромулом вернёмся примерно через половину земного года, и если у вас будет желание, рассмотрим вопрос о вашем с Лизой и Анисимом путешествии в космос. Викентий с Эльвирой также смогут к вам присоединиться.

– Да вы всё про нас знаете, мистер Эткинс!

– Это вам кажется необычным? Мы живём на другом уровне понимания, у нас другие проблемы, задачи и технические возможности для их осуществления!

– Хорошо, я поговорю с Лизой.

Дмитрий вышел из дома и поехал к Лизе. Выслушав Дмитрия, она расплакалась. Слышавшая разговор Катя-Аня, тоже прослезилась.

– Давай сбежим, Катенька! Я знаю несколько надёжных мест. Спрячу тебя, пока эти космические придурки не отстанут!

– Что ты, Лиза. Я действительно иду на эксперимент добровольно. Тем более, Виктор сообщит мне впечатление о нашей прежней дружбе и я смогу закрепить его в своём сознании. И я надеюсь, что тебе удастся прилететь ко мне в гости, ведь не даром Эткинс рассказал обо всём ребятам. А родителям я напишу письмо, если, конечно, ты права, и они у меня есть. Но это выяснится только после примерки впечатления у Виктора. Мне жаль расставаться с тобой, но от своих планов я не хочу отступать!

Дмитрий отвёз их в квартиру, в узких кругах известную, как музей впечатлений. Эткинс и Виктор уже собрались в дорогу. На полу лежали два длинных прозрачных чемодана и стоял объёмистый контейнер. И, о ужас, в чемоданах находились Кен и Лина. Лиза приготовилась упасть в обморок, но Эткинс непринуждённо рассмеялся:

– Кен и Лина всего лишь биологические роботы, не надо так волноваться!

– Как роботы?

– Очень просто. Они созданы специально для использования на Земле, точная копия человека.

– Вы тоже улетаете, Виктор?

– Да, хочу продолжить свои исследования на более высоком уровне.

– А вы хотите слетать в космос, ребята? Ты, Анисим? – спросил Виктор.

– Как сказать? Это очень заманчивое предложение. Но переходный этап, который проходит Катерина, кажется мне слишком ответственным, – съехидничал Анисим.

– А вы, Лиза? – в знак почтительности отвесил ей поклон Эткинс.

– Поживём – увидим!

– Вот и правильно, торопиться не надо. Мы вас можем сами найти. А параллель с Катей ошибочная. У нас ко всем индивидуальный подход.

Про суть индивидуального подхода Эткинс рассказать не успел. В окне неожиданно появился гуманоид в сером комбинезоне. Дмитрий и Анисим узнали в нём Ромула Ч. Как Эткинс внешне был похож на землянина, так Ромул напоминал пришельца из фантастических романов. Мало того, что у него было три глаза и квадратное лицо, так к рукам и груди было прикреплено множество непонятных приспособлений и приборов. Катя помахала ему рукой, а Лиза спросила у Дмитрия, что это за непонятное создание. Дмитрий со знанием дела объяснил, что это Ромул Ч, он у них, по-видимому, в авторитете, и заварил всю эту кашу с Катериной. Ромул, в свою очередь, общался с присутствующими на каком-то космическом наречии, то и дело поглядывая на незнакомых ему землян. Катерина, кажется, потеряла интерес к общению с Лизой и ребятами, крутилась вокруг Ромула. Наконец, Ромул нажал какую-то кнопку у себя на боку и заговорил, не открывая рта, на русском языке:

– Я от лица цивилизации Маррагон приветствую вас!

– Скажите, Ромул, а можем мы как-то поддерживать связь с Катериной, Виктором, Эткинсом и вами? – спросила Лиза.

– Я оставлю вам прибор, который был у Кати. Он имеет обучающую программу. Как её запускать я сейчас покажу, – Ромул продемонстрировал какие кнопки и в какой последовательности надо нажимать.

– Нам пора, а то, несмотря на позднюю ночь, под окнами собралась толпа народа, поглазеть на звездолёт. Вам, ребята, лучше выйти и присоединиться к ним, а то репортеры потом замучают, – посоветовал Эткинс.

После трогательного прощания с Катей Дмитрий, Лиза и Анисим вышли на улицу и смешались с толпой, а обитатели космоса и Катерина перебрались в космолёт и улетели. Толпа ещё долго гудела и обсуждала увиденное, а ребята сели в машину и отправились восвояси. Дмитрий завёз Анисима домой, после чего отвёз Лизу и сам поднялся к ней. Она не возражала. С её плеч как будто свалился тяжкий груз, нервное напряжение отпустило и она стала тихая и очень спокойная. Дома Елизавета сразу легла на диван и заснула, а Дмитрий налил себе изрядную порцию коньяка и устроился в кресле. «Как всё странно, – думал он, – ещё вчера я и представить себе не мог, что такое возможно. А сегодня воспринимаю это как обыденность. За всей этой историей я основательно запустил бизнес и потерял много денег. Но я приобрёл неоценимо большее – встретил Лизу. И теперь у меня будет трудно её отобрать, даже космическим пришельцам с их экспериментами». Он встал и накрыл девушку пледом. От нечего делать Дмитрий решил поманипулировать с чудо-чемоданчиком, который оставил им Ромул. Но то ли он уже хотел спать, то ли плохо слушал объяснения инопланетянина, зажечь экран ему так и не удалось. Тогда Дмитрий осторожно лёг рядом с Лизой и некоторое время ещё смотрел, как чуть-чуть раздуваются тонкие ноздри и приподнимается прядка мягких волос, упавшая на лицо. Дмитрий осторожно убрал прядку на место. Лиза перевернулась со спины на бок и обвила рукой шею Дмитрия, положив голову ему на грудь. Светло-русые волосы рассыпались у него по груди. Дмитрий лежал и боялся пошевелиться, чтобы не спугнуть своё счастье.

* * *

Прошла неделя. Дмитрий навёрстывал упущенное в работе, а по вечерам заезжал к Лизе, и они чудесно проводили время. Анисим ещё по инерции уточнял кое-какие детали, касающиеся исчезновения Дождева и фантасмагорической истории с Екатериной. Он любил доводить дело до конца. Викентий и Эльвира вообще до сих пор толком не знали подробностей. Им не терпелось их услышать, а поэтому они усиленно зазывали ребят к себе в гости. Решили собраться не в душной квартире, а на природе. Пожарить шашлыков, поговорить. Так и сделали.

Лесов вокруг города предостаточно. Выехали в шесть утра, выбрали поляну около небольшой речушки, развели огонь. Дмитрий и Анисим, дополняя друг друга, рассказали Викентию и Эльвире о знакомстве с Эткинсом, Ромулом Ч, истинной роли Виктора, причинах метаморфоз с Екатериной и её отлёте в космические дали. Эльвира и Викентий слушали, открыв рот. Они заявили, что если бы полностью не доверяли ребятам, то никогда не поверили бы в столь фантастическую историю. А если это действительно было, и предложение инопланетян принять участие в их программе остаётся в силе, то они с удовольствием полетят в космос с Ромулом и Эткинсом, и выдержат для этого любые тесты и сроки адаптации.

– А мне всё же кажется, что нас просто обдурили каким-то высокопрофессиональным способом, – Анисим поправил поленья.

– Ты считаешь, что это была не настоящая Катерина? – спросила Лиза.

– Ну, настоящая или не настоящая, это тебе виднее, я её раньше не знал. Я о другом. Может, её не в космос вовсе увезли, а куда-нибудь в другое место на Земле.

– А корабль, а чемоданчик, а машина по передаче впечатлений? Ты же сам рассказывал, как Виктор продемонстрировал тебе историю своего друга, – заметил Дмитрий.

– Это единственное, что заставляет меня придерживаться версии с пришельцами. Больше всего меня эта примерка впечатления и поразила. Да ещё, как Виктор упаковал в чемоданы своих помощников. Зрелище жуткое и отталкивающее, ведь они как две капли воды похожи на людей.

– Смотрите, что это за дым в машине?! – вскрикнула Лиза.

Дмитрий вскочил на ноги и побежал к автомобилю, из багажника которого валил чёрный едкий дым. Выхватив из салона огнетушитель, он открыл багажник, направил туда струю пены. Через некоторое время дым прекратился, и Дмитрий вытащил на всеобщее обозрение какой-то обгоревший предмет. Он донёс его до речки и, обмакнув в воду, извлек на свет Божий покорёженный чемоданчик Ромула Ч.

– Как я понимаю, чемоданчик самоликвидировался! – ехидно заметил Анисим.

– Ты понимаешь правильно, – Дмитрий положил перед сидящими остатки космического передатчика. Вне всякого сомнения, восстановлению он не подлежал. Блестящие детали, не до конца повреждённые огнём, на глазах у публики оплавились и превратились в противную слизь.

– Ну вот, связи с космосом больше не существует!

– Подтверждается моя догадка, нас просто кинули! – без особой радости сказал Анисим.

Обсуждающие проблему ребята не заметили, как над их головами зависло маленькое серебристое блюдце, этакая аккуратная летающая тарелочка. Она немного повисела над ними и после того, как Викентий воскликнул, заметив ее: «Смотрите, мы не одни!», на глазах изумленных землян исчезла. Все это заняло лишь миг, и ребята не смогли ничего толком разобрать. Викентий почувствовал, что недавнее яркое впечатление и от рассказа Дмитрия, и от увиденного блюдца стало отдаляться куда-то, расплываться и отходить на второй план. То же самое почувствовали и остальные.

– Смотрите, поленья уже прогорели и углей вполне достаточно, чтобы начать жарить шашлыки.

– Ни у кого нет ощущения тяжести в голове? – спросил Анисим.

– Есть, у меня ещё и вялость появилась, – сонно произнесла Эльвира.

– Дима, помоги мне встать, у меня голова кружится, – попросила Лиза. Дмитрий подал ей руку. У него самого ноги были как ватные. Он довёл Лизу до реки, они умылись. Когда Дмитрий и Лиза, обнявшись, чтобы не упасть, дошли до костра, то увидели всю честную компанию спящей. До того как уснуть, Дмитрий нашёл в себе силы затушить костёр. Потом они с Лизой добрели до автомобиля и, повалившись на сидения, заснули.

Разбудил их Анисим. Он уже успел заново разжечь огонь и на новые угли поставил жариться шашлыки. Вечерело. Викентий и Эльвира сидели на бревне и ёжились от холода. Наконец, они догадались подобраться поближе к огню.

– Что с нами со всеми случилось, а?

– Наваждение какое-то!

– Я помню, мы приехали сюда ранним утром, обсуждали…

– Катерину и её отъезд… нет, отлёт… в космос. Точно, в космос.

– Ты бредишь? Какой космос? Она же уехала в Париж. Потом мы её искали и…

Прошёл месяц. Понемногу сознание ребят пришло в относительный порядок, а история с Катериной и Антоном перестала их волновать. Как только они начинали думать об этом, то воспринимали историю без малейших эмоций и как бы со стороны. Как будто это случилось не с ними, а было прочитано в фантастической книжке. Отпуск Анисима давно закончился, и он вновь углубился в работу, мечтая о том, что следующий отдых он уж точно проведёт где-нибудь на тёплом море. Викентий окунулся с головой в предмет своих философских построений. А когда он поехал в деревню, то пошёл было в направлении лесного домика, где они нашли Катерину, но мудрая Эльвира вернула его с пол-пути, от греха подальше.

Дмитрий всё свободное время проводил с Лизой, которая единственная, пожалуй, все ещё скучала по Катерине.

В общем, недавно происшедшие события остались в памяти только в общих чертах, но приблизиться к ним, рассмотреть и проанализировать в деталях мешал какой-то внутренний барьер, преодолеть который не было ни сил, ни, почему-то, желания.

И жизнь пошла своим чередом.

* * *

– Знаете, Стоун, я завтра уезжаю! – откинувшись в удобном кресле и пуская кольца сигарного дыма, сказал прекрасно отдохнувший и полный впечатлениями Джим Смит.

– Вот как?! Поедете в другое место или возвратитесь на Землю?

– Домой! Я впервые в космосе и уже успел соскучиться по старушке Англии.

– Да, надо будет как нибудь проведать Землю. Нельзя забывать отчий дом.

– А вы с Меей остаётесь?

– Наверное, поживем ещё недельку, – Стоун выдержал паузу, которой хватило на две затяжки сигарой и глоток пунша. – Знаете, Смит, мне, право, неловко, но я пришёл к выводу, что всё-таки должен поговорить с вами. Если мои предположения правильны, то вы оказались в затруднительной ситуации. Но, чтобы не интриговать понапрасну, я хотел бы задать вам предварительно один вопрос. Если вы, конечно, не возражаете?

Смит был несколько озадачен неожиданным поворотом разговора:

– Не возражаю.

Стоун вытащил из кармана небольшую коробочку, напоминавшую пульт дистанционного управления от телевизора, и направил её на Смита. Он нажал какую-то кнопку и поводил прибором перед Джимом, после чего удовлетворенно выключил аппарат и убрал его в карман.

– Не обижайтесь, старина, это необходимая предосторожность!

– Нет проблем, – начиная нервничать, выдавил из себя Смит.

– Скажите, Джим, приходилось ли вам встречаться с неким субъектом космической реальности, который умеет крутить головой на триста шестьдесят градусов, менять цвет, внешность и испускать запахи?

– Да, приходилось, – промолвил Смит, который уже как-то и подзабыл Линкера, полностью отдавшись отдыху в Сквайере в приятной компании. А теперь ощущение тревожной реальности неожиданно вновь овладело им.

– Наверняка и имя Смит не ваше?

– Совершенно верно, меня зовут Антон, но я не понимаю, чем же моя ситуация так затруднительна?

– Дело в том, что вы вступили в контакт со службой Синтопсис и согласились выполнить предложенную вам работу.

– Я не вступал в контакт ни с какой службой, а работу действительно согласился выполнить, но для научного института. Да и работой-то это назвать трудно, – и Антон, повинуясь внутреннему чувству, пересказал Стоуну свою историю.

– Хочу вам сразу сказать, что никакой это не институт, а одна из специальных служб звёздной системы Маррагон. Эта организация весьма агрессивна. Ей нужен я, так как недавно наши пути пересеклись, и мне стало известно кое-что о деятельности Доктора Ву, руководителя этой конторы. Я узнал несколько пренеприятных для его репутации вещей. Чтобы вытащить из меня необходимую им информацию, сотрудники Синтопсис решили использовать вас и, правильно рассчитав, что соотечественник не может меня не заинтересовать, направили в этот отель.

– Но как же они решили получить информацию о вас с моей помощью, если даже не дали мне никакого задания? Вернее, дали задание просто отдыхать!

– С помощью современных психо-технологий это немудрено. Ваш мозг подвергся воздействию, и в структуру вашего сознания внедрили дополнительные искусственные элементы, содержащие новые знания или навыки. Среди них есть и отдельный блок, который сканирует сознание другого человека, с которым у вас устанавливается психологический контакт. Постепенно этот блок заполняется и накапливает в себе основные характеристики личности «исследуемого», которые после дополнительного анализа позволяют составить его полный информационный портрет. Я уверен, что подобный блок вживлён в ваше сознание. Но вы об этом, конечно, не подозреваете. Между тем, сканер-блок уже наверняка содержит мои личностные особенности.

– Интересно, а как вы меня распознали, мистер Стоун?

– Это было не так уж сложно. В Синтопсис, безусловно, работает много профессионалов. Но наука развивается не только на Маррагоне. При всей могущественности этой организации, их иногда подводит излишняя уверенность в себе. Они считают свой метод сканирования чужого сознания непогрешимым, также уверены и в том, что сканера невозможно распознать. Однако, я показал сейчас обратное. Правда, необходимо отметить, что метод обнаружения сканеров разработан моим другом профессором Честером совсем недавно, и ещё даже не запатентован. О его существовании известно лишь очень узкому кругу лиц.

– Что же, по-вашему, ожидает меня дальше? Если я правильно понял ваш намёк, то от Синтопсис нельзя ждать ничего хорошего. Впрочем, где у меня гарантии, что доверять можно вам?

– Вы правы, никаких гарантий не существует. В вашем положении остается полагаться лишь на интуицию.

– Ну, хорошо, если я завтра покину Мельну и встречусь с Линкером, то вы считаете, что они меня не отпустят на Землю?

– Возможны варианты. Но сначала они в любом случае прооперируют ваше сознание и вытащят заполненный сканер-блок. Это для них самое ценное. Затем попытаются убрать часть сознания, принадлежащую Смиту и вернуть в изначальное состояние Антона Дождева. Если им удастся проделать операцию чисто, и ваша личность восстановится хотя бы процентов на восемьдесят, то вам вкратце объяснят выполненную вами роль и предложат в дальнейшем заниматься тем же. Если результат операции их не удовлетворит, то вам уберут память и отправят на Землю. Или просто избавятся, как от ненужной вещи.

– Могу ли я отказаться от работы с ними, если мне предложат?

– Теоретически это возможно, хотя их методы достаточно убедительны. Но, в любом случае, разрыв вашей связи с Синтопсис возможен лишь через полное стирание из памяти данных о них.

– Ну и на здоровье!

– Сложность в том, что специалисты Синтопсис, разрабатывая свой метод межличностного сканирования, удовлетворительно овладели лишь первой частью подготовки сканера. Я имею в виду внесение в сознание дополнительных черт личности и вживление сканер-блока. Выемка сканер-блока отработана тоже неплохо. Но вот на стадии возвращения личности первоначальных параметров, как и стирания ненужной информации из памяти, у них происходит брак в пятидесяти процентах случаев.

– Что же это за брак?

– В этом и есть суть принципиального расхождения двух научных школ. Школы, доминирующей на Маррагоне, и той, к которой принадлежит мой друг Честер. Маррагонские ученые считают, что человеческую сущность можно изменить сколь угодно полно. Вплоть до полной подмены. Лимитирует лишь развитие знания. Школа, к которой принадлежит Честер, полагает, что человек, как творение Господа, может быть изменён извне лишь до некоторого предела. А именно, изменению подвластно тело, мировоззрение, но не подвластна душа. Вернее, душа может изменяться, очищаться от греха, но только когда сам человек при помощи Бога работает над ней. Маррагонцы же, добившись первых успехов, поспешили с выводами, посчитав, что освоили метод полностью. Скажу больше, даже в пятидесяти процентах случаев, которые признаются удачными и, якобы, полностью восстанавливают личность, полная реабилитация не достигается никогда. Мельчайшие ингредиенты чужого сознания рано или поздно ведут к разрушению души, нарушая идеальную систему взаимодействия всех её исконных элементов. Это самое страшное – утратить целостность личности.

– То есть, я обречён?

– Не всё так мрачно. Если вы доверитесь мне, то попробую помочь. Я отвезу вас к Честеру и он, возможно, сумеет восстановить ваше изначальное состояние. Если ещё не поздно, конечно!

Антон сидел бледный и совсем сникший. Наконец, он понял, за что Доктор Ву заплатил ему такие деньги.

Он дал согласие Стоуну, и на следующее утро они вылетели на планету Голубых озёр, где и располагалась клиника Честера. Мея, не смотря на протесты Стоуна, полетела с ними.

Когда они подлетали к планете, Стоун специально облетел вокруг неё, чтобы показать Антону и Мее, которая также была здесь впервые, какая она красивая. Планета была очень маленькая и практически вся покрыта озёрами с голубой водой. Суши было ровно столько, чтобы обозначить границы этих озёр и разместить кое-какие строения. На одном из таких участков размещался космический причал. Ничего похожего на клинику видно не было. Когда космолёт Стоуна опустился на поверхность планеты, они заметили, что причал космический плавно переходит в причал водный. Около воды стояло несколько катеров. Из одного из них прибывших поприветствовало странное существо. Это и был Честер, внешний облик которого напоминал дельфина, за исключением конечностей, похожих на руки и ноги, позволявших ему передвигаться по суше и управлять катером. Антон уже мало чему удивлялся, даже тому, что его сознание будет оперировать дельфин.

Катер плавно взял с места, и через несколько секунд развил приличную скорость. Некоторое время спустя Честер передал управление Стоуну, сам прыгнул в воду и некоторое время плыл рядом с катером, а затем нырнул и исчез в голубой бездне. Стоун поманипулировал с пультом, и над головами пассажиров появилась прозрачная сфера, превратившая катер в маленькую подводную лодку, которая стала медленно погружаться. Вода была очень прозрачна, и на дне уже стали различимы корпуса клиники. Стоун объяснил, что Честер не может долго находиться на воздухе, так как больше приспособлен для жизни в воде. Когда катер достиг нужной глубины и пришвартовался, то его отбуксировали в специальный шлюзовый отсек, и мощные насосы откачали воду, после чего Стоун, Мея и Антон получили возможность сойти на твёрдую поверхность. Честер проводил их в помещение, где вода также отсутствовала. Оно было сделано специально для приема гуманоидов, дышащих атмосферным кислородом. Расположившись в удобных креслах, они стали пить чай, а Честер рассказал о клинике и своём научном направлении.

После чаепития Мея отправилась на экскурсию по клинике, для чего ей понадобился акваланг. Она прекрасно плавала и обрадовалась такой возможности, понимая, что мужчинам необходимо поговорить наедине.

Стоун ввёл Честера в курс дела. Врач задал Дождеву ряд уточняющих вопросов и предложил пройти обследование. Он сказал, что за обследование и возможное лечение не возьмет с Антона платы, но ему потребуется письменное подтверждение, что мистер Дождев не возражает против операции. Ещё Честер сказал, что берётся за операцию только потому, что сознание Антона находится в опасности и могут начаться необратимые процессы.

Стоун с Меей на время операции улетели к себе домой, так как жить им здесь было негде, а создавать дополнительные трудности со своим благоустройством они не хотели.

Честер имел большой опыт, но до сих пор не решался оперировать сознание существ, имеющих душу. Несмотря на опасения врача, операция прошла удачно, и Честеру удалось отделить сознание Смита и выделить сканер-блок без нарушения целостности первородной структуры личности Антона. Практически без нарушения целостности. Мельчайшие вкрапления чужой психики потом должны быть отторгнуты организмом самостоятельно. После того как Честер более не сомневался в благоприятном исходе операции, он попросил Антона дать согласие на опубликование научной статьи. Антон сначала не понял, зачем Честер его об этом спрашивает. Но, оценив деликатность врача, с радостью согласился.

Примерно в это же время Линкер-А, испуская запах почтительного страха и признания своей вины, входил на доклад к Доктору Ву. Он доложил, что сканер ЗА-1 с задания не вернулся и исчез в неизвестном направлении. Доктор Ву долго молчал, потом отрывисто заметил, что начал сомневаться в профессиональной компетентности Линкера, который хорошо умеет только вонять, крутить башкой и менять внешность. Линкер попробовал возразить, что именно эти уникальные особенности организации живой материи и позволяют ему успешно обрабатывать сознание и подсознание клиентов, но замолчал на полуслове. Шеф уже выходил из себя, а это могло повлечь самые непредсказуемые последствия. Когда Доктор Ву снова вошёл в себя, то предложил Линкеру кофе и определил срок в десять дней, за которые подчиненный должен будет найти беглого сканера и доставить его к шефу.

Для Стоуна Вуда также настал решающий момент, который должен расставить все точки над «i» в задуманной им операции. Сканер Дождев был обезврежен и усилиями врача Честера даже возвращен в нормальное состояние. Теперь необходимо было вызволить из конторы Доктора Ву Катерину и Виктора Кочкина, долгое время помогавшего Стоуну получать информацию о деятельности Синтопсис на Земле. Если Катерине угрожала опасность потерять здоровье, то торговцу впечатлениями была обеспечена гибель после того, как Ву догадается, откуда Стоун узнал о работе его организации с Дождевым и Катериной. Ведь Синтопсис считал владельца музея одним из своих самых надёжных доверенных лиц на Земле. Стоун решил, что назначит встречу Линкеру, самому достойному из этой кампании, или самому Доктору Ву. Он предложит вернуть им сканер-блок, взамен поставив условие отдать Катерину и Виктора и, конечно, оставить Дождева в покое. Деньги, которые Антон получил от Линкера, он отработал, так как хотя и избежит встречи, но сканер-блок в руки Линкера всё-же попадёт. А то, что с опозданием, так в этом вина Линкера, который умолчал о принципиально важной стороне контракта. Если Доктор Ву попытается делать неразумные шаги, то дело будет предано вселенской огласке, в чём Доктор заинтересован меньше всего. А то, что сканер-блок содержит информацию о сознании Стоуна и её получат в Синтопсисе, частного детектива волновало меньше всего. Честер как раз перед отъездом в Скваер снабдил Стоуна только что разработанным устройством, искажающим похищаемую сканированием информацию. Так что пусть специалисты Доктора Ву немного отвлекутся и поработают с негодными данными. Им это полезно.

Линкер вздрогнул от звонка аппарата межпланетной связи и быстро взял трубку.

– Линкер слушает.

– Привет, Линкер!

– Кто это? Сразу и не узнаю!

– Это Стоун Вуд, которого ты всё хочешь отсканировать, но посылаешь плохо подготовленных сканеров!

– Чего тебе надо, Стоун? – голова Линкера стала быстро вращаться.

– Хочу вернуть тебе сканер-блок, который вы впаяли одураченному землянину. Несолидно, Линкер! Попросил бы меня, я бы тебе и сам о себе рассказал!

– Так, может, ты мне его сам и принесёшь?

– Конечно!

– Но ты шутишь! Как ты смог его извлечь, ведь это доступно только маррагонам?

– Послушай, приятель, я буду ждать тебя на планете Камней и скал около пещеры Гу сегодня в восемь вечера, ровно полчаса. С собой ты привезёшь Екатерину и Виктора. Если тебя не будет, я просто предам огласке эту историю, чем сниму с себя лишние хлопоты.

– Кто такие Катерина и Виктор?

– Ты и в правду не знаешь? Пока ты занимался с Дождевым, твои коллеги похитили с Земли ещё парочку человек. Конечно, они действовали не так тонко и артистично как ты, но операцию провели широкомасштабную. Шуму, правда, наделали, но цели своей добились!

– Но я лишь скромный служащий, и если меня не сочли нужным посвятить в подробности, то…

– Это твои проблемы! Доложи ситуацию Доктору Ву, скажи, что я передам информацию относительно незаконной операции на сознании Дождева всем средствам вселенской информации! Эффект, смею заверить, будет впечатляющий!

– Хорошо, Стоун, я переговорю с шефом.

После разговора Линкер незамедлительно доложил Доктору Ву ситуацию и получил добро на встречу со Стоуном. Доктор рассуждал примерно так: Если Стоун заманивает Линкера в ловушку, то туда ему, Линкеру, и дорога, надоел уже своей самостоятельностью. Слишком много о себе понимает. И неудачу на него в этом случае можно будет списать. Если же Вуд, действительно, отдаст сканер-блок в обмен на людишек, то будет чем отчитаться перед хозяевами. На Катерину, конечно, потрачены ресурсы, но Синтопсис эту потерю переживёт. Виктора жалко больше, Ву возлагал на него большие надежды. Но каков мерзавец оказался?! Работал и на них, и на Стоуна! Но игра – есть игра! Как профессионал, Ву понимал это, и поэтому выбрал для себя вариант с наименьшими потерями. В этот раз Стоун выиграл, но они ещё поквитаются, тем более если блок с его пси-характеристиками будет у них в руках. Какой же этот Вуд всё-таки наивный, вздумал в благородство поиграть! Доктор с чувством собственного достоинства уселся в кресло и принялся пить кофе, наслаждаясь не столько бодрящим напитком, сколько своей хитростью и умением решать проблемы. Ву благоговейно поглядывал на пульт информации и связи, благодаря которому держал контроль за всей территорией империи Маррагон и некоторыми другими уголками бесконечной Вселенной.

Стоун и Линкер встретились, где и было условлено. Они никогда ранее не пересекались на просторах бесконечной Вселенной, но много слышали друг о друге. Поэтому они некоторое время просто стояли и внимательно рассматривали каждый своего соперника. Вуд, одетый в лёгкий серебристый комбинезон, который он всегда использовал в путешествиях по пространству-времени, сняв шлем и приглаживая волосы, рассматривал обаятельного толстяка. Ходили слухи, что Линкер родился на какой-то маленькой планете в отдаленном уголке Вселенной, о котором толком никто и не знает. На этой планете живут добродушные гуманоиды, которые не имеют ни армии, ни полиции, ни промышленных предприятий. Они даже не обучаются в образовательных учреждениях. Жители этой удивительной планеты потребляют в пищу то, что дает им богатая природа, и им этого вполне хватает. Легкие хижины, построенные из, напоминающих земные деревья, сортов растительности, служат им жилищем. Сородичи Линкера очень медлительны и предпочитают проводить время за отдыхом или разговорами. Иногда они устраивают игры, где применяют свои врожденные способности к перевоплощению, смене цвета и формы тела. Как Ву сманил Линкера к себе не известно. Известно лишь, что Линкер был наделён и многими другими ценными качествами, которые его шеф с успехом использовал в своих целях. Линкер пристально смотрел на Стоуна, но не его внешность была предметом интереса толстяка. Он пытался пролезть в мысли детектива, но неожиданно встречался с каким-то непонятным ему препятствием. Это было, как полагал Линкер, лишним доказательством того, что его соперник не бывший землянин, за которого себя выдаёт. Ни один представитель Земли не мог противостоять в этом Линкеру. Отметив для себя этот феномен, толстяк первым сделал шаг на встречу Стоуну.

Стоун передал Линкеру металлический саквояж, где находился сканер-блок, удерживаемый электро-магнитными полями. Линкер отнёс саквояж в корабль и вывел оттуда обоих пленников, которые находились в полусонном состоянии и плохо оценивали окружающую обстановку. Стоун при помощи Линкера довёл их до своего звездолёта, уложил в кресла.

– Я тебе товар передал честь по чести, – запричитал Линкер, – а вот как мне убедиться, что в саквояже действительно сканер-блок?

– Можешь не проверять, без обмана! – заверил его Стоун. Посмотрев на растерянную физиономию толстяка, он добавил: – Да и делать тебе всё равно нечего, придётся поверить.

– Надеюсь, Антон Дождев на меня не в обиде. Работа такая, – приняв вид скромника, проворковал Линкер.

– Всё в порядке, Линкер, ты ведь ему за это заплатил. Только не тревожь его больше! Да и остальных тоже.

– Слово маррагона!

– Послушай, Линкер, ты же способный парень, – немного помедлив, произнес Стоун, – не надоело пахать на Ву? Что ты до сих пор делаешь у него на службе? Ты достоин лучшего применения. Конечно, давать советы дело неблагодарное, но если будет желание что-то изменить, ты знаешь, как меня найти.

Линкер ничего не ответил, уронил притворную слезу и забрался в свой звездолёт, пахнув на прощанье ароматом редкого космического цветка. Стоун сел в свою машину. И через несколько мгновений в воздух взмыли два корабля. Один чёрный, большой, военный – Линкера. И синего цвета, маневренный, небольшого размера – Стоуна.

Уже в полёте, обдумывая предложение Вуда, Линкер А пустил скупую непритворную слезу и пожалел себя, беднягу. У него сильно болела голова, и Линкер с трудом управлял звездолётом. Наконец, совершив сложный маневр, он переключил управление на робота, а сам упал в кресло в задней части корабля. Линкер уже давно страдал головными болями, и врачи рекомендовали ему отдых и лечение. Причиной его недомогания они считали переутомление и нервное расстройство, но сам он знал, что дело в другом. Просто огромное количество чужих взглядов, мировоззрений, психических темпераментов, под которые он подстраивался, чтобы завладеть вниманием клиента и оказать на него воздействие, оставили след и в его психике. Время от времени они подменяли его собственное сознание, заявляя о себе неожиданными проявлениями. Сначала гасить эти вспышки ему удавалось сравнительно легко, затем всё труднее и труднее. Сейчас, чтобы подавить их проявление, ему приходилось применять все свои способности. От подобного напряжения и болела голова. И самое страшное, предложение Стоуна Вуда казалось ему правильным. Линкеру вдруг захотелось бросить службу и оказаться у себя на Родине. Он вспомнил, как любил лечь около своей хижины, растечься телом по твёрдой поверхности планеты и вести неспешную беседу с соседом. Но Линкер справился с собой, провёл сеанс аутотренинга, и через два часа уже стоял на докладе у Доктора Ву.

«Удивительный парень, его способности уникальны. Я не встречал другого такого оборотня и притворщика!» – подумал про Линкера Стоун, когда его корабль набрал высоту и взял курс на планету Голубых озёр. Теперь необходимо было подлечить ещё и Катерину и забрать из клиники Антона. Виктору маррагонцы, скорее всего, сделать ещё ничего не успели, да и не пытались – берегли его мозг в первозданном виде.

Прилетев на планету Голубых озер, Стоун нашёл Дождева практически здоровым. Честер осмотрел Виктора и пришёл к выводу, что тот в полном порядке, а вот Кате пришлось провести в клинике у человека-дельфина несколько недель. Пока она лечилась, Стоун показал Виктору и Антону планету Синди, где жила его возлюбленная Мея. Она была очень рада гостям. И особенно тому обстоятельству, что дело Стоуна близится к концу, и скоро он, как и обещал, проведёт с ней неразлучно целый год. Ему осталось только отвезти Катерину и Антона на Землю и отчитаться перед заказчиком. Виктор, по предложнию Пини и Соуми, согласился обосноваться на Синтагме, где у него открылась прекрасная возможность продолжить свои эксперименты, а больше учёному ничего и не нужно. Когда Честер выписал Катю из клиники, Стоун доставил Виктора на Синтагму, и, взяв курс на Землю, повез Катерину и Антона домой.

* * *

На Земле наступила осень – пора подведения итогов. Дмитрий и Лиза возвращались с вечеринки. Их путь лежал через старый парк. Только что прошёл дождь, и смыл вместе с пылью дневное напряжение, сделав воздух прозрачным и свежим. А ещё парк был хорош тем, что его практически никто не посещал, и можно было насладиться тишиной и уединением. Они присели на скамейку. За разговором ребята не заметили, как к ним кто-то подошёл. Дмитрий поднял голову только тогда, когда услышал:

– Извините, я не помешаю, если немного посижу с вами? – перед ними стоял среднего роста мужчина в дорогом клетчатом пальто.

– Скамейка общая, – Лиза без особого интереса оглядела незнакомца.

– Спасибо, просто не хотелось вам мешать. Может быть, вы непременно хотели вести беседу наедине!

– Подумайте, какой вы деликатный, прямо англичанин! – Лиза не привыкла смущаться перед незнакомыми людьми и сдерживать эмоции. Дмитрий даже легонько потянул её за рукав.

– А я действительно англичанин, – ничуть не обидевшись, ответил мужчина и присел на лавочку, поддёрнув модные брюки. Он достал пачку сигар: – Не желаете? – предложил незнакомец Дмитрию.

– Спасибо, не курю!

– Меня зовут Стоун Вуд.

– Елизавета. Дмитрий, – пришлось и ребятам назвать свои имена.

– Откуда вы так хорошо знаете русский язык? – спросила Лиза.

– Выучил по случаю, – Стоун с наслаждением затянулся.

– А вы путешествуете, или по делу приехали? – Лиза спокойно выспрашивала у иностранца всё, что ей было интересно.

– Лиза, ты излишне любопытна! – попытался сделать ей замечание Дмитрий, но осёкся. Стоун улыбнулся.

– С моей Меей тоже лучше не спорить, и не делать ей замечаний!

– Ваша жена?

– Да.

– А где вы живёте, в Англии?

– Я давно уехал оттуда. И сейчас живу на планете Синди, родине Меи.

Есть такая планета в звёздной системе Легга.

– Дмитрий, прошу тебя, пойдём отсюда! Я больше этого не перенесу, – с явным разочарованием проговорила Лиза и поднялась с лавки.

– Да, пожалуй, нам пора, – немного извиняющимся тоном проговорил Дмитрий, и поспешил за подругой.

– И вы навсегда забросили идею вернуть Катерину и Антона? – невинно проговорил Стоун, когда они отошли шагов на пять.

– Что вы сказали? – Лиза и Дмитрий остановились, как вкопанные, и повернулись к странному джентльмену.

– Я сказал, что вы быстро успокоились насчёт своей подруги. Присядьте, и я вкратце объясню, зачем я прилетел на Землю и нашёл вас.

– Знаете, Стоун, у меня уже от всяких там инопланетян голова кругом идёт. То Ромул Ч с тремя глазами, то Эткинс, у которого три пальца на руках, как у курицы. Извините меня! – смутилась Лиза.

– А… вы всё-таки познакомились с этими ребятами лично! Это, я вам скажу, ещё ничего особенного. Вы Линкера А не видели!

– Это кто ещё такой?

– Это их коллега, только чуть выше квалификацией. Антон Дождев пообщался с Линкером немного, в космос с ним улетел, так мы его еле вылечили.

– Антоха? – Дмитрий чуть не подскочил на скамейке, – а мы его уже почти похоронили.

– Так что вы нам хотели рассказать про Катю? – вмешалась Лиза, – где она?

– Ваша Катерина улетела в космос не добровольно, как вам представили, а по принуждению. Над ней поставили эксперимент. Результатом этого эксперимента стало изменение извне её психики. Вы, наверняка, наблюдали перемены в её поведении, и, в конце концов, она предстала перед вами новой личностью? Ромул и Эткинс, наверняка, объяснили вам, что Катерина едет к ним как один из достойных представителей Земли, и для этого необходимо пройти адаптацию, или тому подобную ерунду. Суть в том, что для того, чтобы жить в космическом сообществе не надо никакой особой адаптации. Просто Ромул и Эткинс занимаются подбором людей для их психологической переделки и дальнейшего использования в своих целях. Власти звёздной системы Маррагон, представителями одной из спецслужб которой и были ваши новые знакомые, считают, что их ученые достигли такого совершенства в развитии биотехнологий, что могут запросто переделать сознание разумного существа. Маррагон, действительно, развитая цивилизация, но делает слишком большую ставку на возможности технического прогресса. Кроме того, ей чужды некоторые моральные правила, распространенные как на Земле, так и в космическом сообществе. Поэтому Маррагон для достижения своих целей может легко пожертвовать как отдельными личностями, так и целыми народами. Конечно, делается всё это под прикрытием формального соблюдения Космического права, иначе они вступили бы в противоречие со всем остальным космосом, что им пока не по силам.

– А если бы было по силам?

– Гадать – дело безнадёжное, но если вы хотите знать моё личное мнение, то вступили бы. Маррагон имеет большие амбиции и считает, что в праве устанавливать свой порядок если не во всей Вселенной, то в нескольких сопредельных со своей галактиках уж точно.

– А зачем вы нам это всё рассказываете, и кто вы такой?

– Ну, имя моё знаете. А по профессии я частный детектив. В настоящее время работаю на одного достойного вселянина, который борется против применения высоких технологий по манипулированию сознанием к разумным существам против воли последних.

– Так может быть вы, мистер Стоун, с тем же успехом работаете на другую спецслужбу и просто что-то не поделили с Эткинсом и Ромулом?

– Я не собираюсь ничего доказывать. Попробуйте судить по результатам.

– Так где же Катерина сейчас? – потеряла всяческое терпение Елизавета.

– Я оставил их вместе с Антоном в квартире Дождева. И им необходим уход.

– Пойдёмте скорее туда, пойдёмте! – чуть не за рукав потащила Стоуна девушка.

Космический детектив улыбнулся, и они с Дмитрием последовали за ней. Когда они пришли в холостяцкую квартиру Дождева, то обнаружили там бывших космических пленников мирно спящими.

– Ну вот, я свою задачу выполнил, теперь дело за вами. Катерине и Антону понадобится уход. Вот необходимые лекарства и описание, как их принимать.

– Не знаю, как и благодарить вас, мистер Стоун! – сквозь слёзы радости проговорила Лиза.

– Благодарить меня не стоит, я сделал свою работу, за которую мне неплохо заплатили. Когда ребята проснутся, не нужно приставать к ним с расспросами, они расскажут то, что вспомнят, сами. Остальное им надлежит забыть.

– Можно сообщить о возвращении Кати и Антона нашим друзьям?

– Конечно! – Стоун глубоко вдохнул земной воздух и огляделся по сторонам: – Сегодня чудесная погода, прямо жалко улетать, но мне пора.

– Могли бы вы ответить на один вопрос? – помявшись, спросил Дмитрий.

– Если смогу.

– Как вы узнали об этой истории и нашли нас?

– Виктор, владелец музея впечатлений, постоянно держал меня в курсе происходящих с вами, да и некоторыми другими землянами приключений. Конечно, если был повод полагать, что эти приключения связаны с деятельностью службы Синтопсис. Наша версия, что через музей Маррагон ведёт подбор людей для психологических экспериментов и сканер-команды нашли полное подтверждение. Вмешаться в это с позиций силы мы не могли, это было бы несоблюдением законов Космического сообщества. Ведь обманутые люди шли на эксперимент добровольно, и необходимо было получить более веские доказательства преступной деятельности ведомства Доктора Ву. В этом нам и помог хозяин музея, честный человек и талантливый ученый. А Синтопсис, возлагавший на него массу надежд, сильно просчитался. Вот вкратце и вся история, а то я перегружу вашу психику и ничем не буду отличаться от Эткинса и Ромула.

Стоун достал устройство, напоминающее сотовый телефон, проговорил несколько слов на незнакомом ребятам языке. Через некоторое время подлетело небольшое синее блюдце, плавно зависло за окном.

– Садитесь, покажу вам Землю! – Стоун жестом предложил Дмитрию и Лизе пройти внутрь, и сам вошёл следом.

Ребята зачарованно смотрели в иллюминатор на свою голубую планету, а Стоун о чём-то говорил в портативный телефон. Наконец, тарелка припарковалась, и Дмитрий с Лизой вновь оказались в квартире Дождева. Стоун помахал ребятам на прощанье рукой, приветливо улыбнулся и улетел.

Эпилог

Антон и Катерина проспали ещё около двух суток. Ребята ухаживали за ними, выполняя все предписания Честера, и их психика понемногу пришла в норму. События космического путешествия постепенно перестали тревожить их и заняли в сознании положенное место.

Вскоре Антон помирился с Мишель и организовал на полученный за космический вояж гонорар своё дело. Через некоторое время он даже преуспел. Катерина стала художницей, не очень известной, но вполне востребованной среди людей, любящих иногда прикупить себе на городском вернисаже картину для украшения жилища или в подарок друзьям. Она вышла замуж за Анисима, родила ему дочь, и они вместе с Лизой, Дмитрием и четой Дождевых частенько наведывались в деревню к Викентию и Эльвире, где замечательно проводили время. Лиза и Дмитрий также создали семью, у них родился сын.

Дмитрий Сташенко, Анисим Белый и Антон Дождев дружили с детства. Росли в одном дворе, учились в одном классе. Женились примерно в одно и то же время. Сейчас они дружат семьями. По прошествии пятнадцати лет от описываемых событий, впечатления пережитого как-то потеряли свою яркость, почти не тревожили воображения и встроились в череду обычных жизненных ситуаций. Ни Стоун, ни Линкер, ни другие представители внеземных цивилизаций больше не тревожили ребят. Да и средства массовой информации ни разу не сообщили о подобных приключениях с кем-либо ещё. Подрастали дети. Появлялись иные заботы, характерные для каждой семьи. Доктор время исцеляет раны, заставляет оценить свою жизнь по-иному с высоты прожитых лет. Безмятежная юность сменяется насыщенной событиями молодостью, потом приходит ещё полная сил зрелость… Примерно так думали и обменивались впечатлениями об этом, глядя на ночное звёздное небо, у костерка, на рыбалке Дмитрий Сташенко, Анисим Белый, Антон Дождев.

Конец.
2016 г.
Торговцы впечатлениями

Купить книгу "Торговцы впечатлениями" Фаминский Дмитрий

home | Торговцы впечатлениями | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу