Book: Тайные признания



Тайные признания

Джеки Д’Алессандро

Тайные признания

Глава 1

Его рука скользнула мне под платье и медленно двинулась вверх по ноге. Сквозь дверь библиотеки доносились приглушенные звуки вечеринки, и я поняла, что мы рискуем быть обнаруженными. Но меня это ничуть не беспокоило…

Из книги анонимной леди «Мемуары любовницы»

– Когда мы выбрали эту книгу для чтения, я не представляла, что она будет такой… откровенной; – призналась Каролина Тернер, виконтесса Уингейт.

Держа в руке тонкий, в кожаном переплете, зачитанный томик под названием «Мемуары любовницы», она окинула взглядом свою гостиную, где расположились три ее гостьи, которые вместе с ней представляли собой дамское литературное общество Лондона. Каролина заметила, что лица всех трех женщин раскраснелись, как и ее щеки. И неудивительно, поскольку одна из ее гостей лишь недавно вышла замуж, а две другие были невинными девственницами.

Впрочем, девственницами их можно было назвать, но невинными девушками – едва ли, особенно после чтения «Мемуаров».

Каролина сама, несмотря на семилетний опыт замужества, не могла даже вообразить половину того, что описывалось в этой скандальной книге, вызвавшей бурю возмущения в обществе. Она полагала, что познала в браке все мыслимые наслаждения, которые делила со своим любимым мужем Эдвардом, скончавшимся три года назад. Однако, судя по тому, что описывалось в «Мемуарах», оставалось еще очень многое, не изведанное ею.

Ее сестра Сара, недавно вышедшая замуж и ставшая маркизой Лэнгстон, откашлялась.

– Зачем мы создали наше литературное общество? Надоело читать классику. Гораздо интереснее так называемая запретная литература. Разве нет?

– Это верно, – сказала леди Джулиана Брэдли, чье обычно бледное лицо цветом сейчас напоминало багряный закат солнца. – И именно эта книга является запретной. – Она приподняла свой экземпляр, и Каролина заметила, что уголки многих страниц загнуты. Джулиана подалась вперед и, хотя они были одни в комнате, понизила голос: – Если моя мать обнаружит, что я читаю такие шокирующие вещи, она… – Джулиана зажмурилась. – Невозможно даже представить, что будет.

– Она, как всегда, придет в неописуемую ярость, – заключила леди Эмили Стейлпфорд со своей обычной прямолинейностью. – Потом потребует нюхательную соль, а когда немного успокоится – держу пари, – заберет у тебя эту книгу, чтобы самой почитать ее. – Эмили улыбнулась Джулиане. – Разумеется, тебя не запрут в спальне до конца твоих дней, однако ты не получишь свою книгу назад. Поэтому постарайся, чтобы мать не нашла ее.

Джулиана покраснела еще больше и поспешно добавила кусочек сахара в свою чашку.

– Поскольку мне не с чем сравнить то, что описано в «Мемуарах», я подумала, возможно ли такое…

– С физической точки зрения? – закончила за нее Эмили. – Да, я тоже подумала об этом. – Она посмотрела на Каролину, потом на Сару: – Как по-вашему?

Сара сняла очки и помахала салфеткой, как веером.

– Меня едва ли можно считать опытной женщиной, поскольку я замужем всего два месяца. Однако могу сказать…

Она понизила голос, и Эмили наклонилась вперед так, что чуть не соскользнула с кресла.

– Ну?

– Все, что описывает автор… вполне возможно.

Эмили села поглубже в кресло и с шумом втянула воздух.

– Ничего себе! – Ее изумленный взгляд остановился на Каролине. – Ты согласна с этим?

Каролина накрыла руками книгу, которую держала на коленях. Она вспомнила отрывки из шокирующих рассказов анонимной леди о ее сексуальных подвигах, и ей показалось, что от книги исходит жар, проникающий сквозь платье.

– Конечно, – согласилась Каролина, хотя не была до конца уверена в этом. Неужели все описанное в книге – правда?

– И это… доставляет удовольствие? – спросила Джулиана, глядя на них округлившимися голубыми глазами. – Потому что, должна сказать, кое-что кажется довольно… неприятным.

Перед мысленным взором Каролины возникло склонившееся над ней красивое лицо Эдварда, в то время как его плоть глубоко погружается в нее. Такое интимное слияние доставляло наслаждение.

– Несомненно, – сказали одновременно Каролина и Сара.

– Даже то, что описано на странице сорок два? – полюбопытствовала Эмили тихим голосом, листая свою книгу.

Каролине не требовалось заглядывать на эту страницу, чтобы узнать, что там написано. Она много раз перечитывала этот в высшей степени чувственный эпизод и могла пересказать его наизусть.

Тем не менее, она последовала примеру остальных женщин и открыла свою книгу. Ее взгляд остановился на ярком описании того, как любовник овладел анонимной леди в течение обеда между двумя переменами блюд, на короткое время уединившись с ней в библиотеке и прижав ее к стене.

– Такое вполне возможно, – пробормотала Каролина, рисуя в своем воображении пикантную картину, когда ноги женщины обхватывают бедра любовника и тот с силой глубоко входит в нее. Хотя Эдвард никогда не занимался с ней любовью таким грубым… не свойственным джентльмену образом, она полагала, что такой способ возможен, если мужчина достаточно силен и энергичен, а женщина подвижна и вынослива и оба полны решимости насладиться друг другом в любой обстановке.

– Это, несомненно, доставляет удовольствие, – добавила Сара.

Подруги мгновенно уставились на Сару. Конечно же, сестра Каролины вряд ли испытывала нечто подобное, но…

Однако мечтательное выражение глаз за очками сестры не оставляло сомнений, что Сара знала, о чем говорила, и этот факт, непонятно почему, огорчил Каролину.

Эмили кашлянула.

– Хорошо… А что скажете по поводу страницы пятьдесят три? Конечно же, мужчина не способен на такое… не правда ли?

– А то, что описано на странице шестьдесят один? – добавила Джулиана. – Разве женщина может делать так?

Каролина хорошо знала, не заглядывая в книгу, на что ссылались подруги. Ее лицо вспыхнуло, и она заерзала в кресле в замешательстве, которое всегда испытывала во время чтения «Мемуаров».

«Неоднократных чтений» – заметил внутренний голос, подчеркивая множественное число.

Она вынуждена была согласиться со своим надоедливым внутренним голосом. Ну хорошо, пусть многократных чтений. Лежа в постели, она рисовала в своем воображении чувственные образы, от которых ее бросало в жар.

Хотя Каролина лично никогда не совершала ничего такого шокирующего, что изложено на страницах пятьдесят три и шестьдесят один, у нее не было оснований сомневаться в правдивости анонимной леди, которая многое позволяла себе в будуаре, в библиотеке, в конюшне и даже в обеденной комнате.

Каролина отбросила волнующие мысли и сказала:

– Говорят, в этой книге все правда.

– Да, мужчины способны на такое. И женщины тоже, – подтвердила Сара.

Каролина заморгала. Разумеется, Сара не делала ничего подобного. Однако, бросив на сестру быстрый взгляд, она поняла, что та уже имеет определенный опыт и безумно счастлива. Каролину охватило странное смешанное чувство восхищения и зависти. Восхищение – от того что Сара, долгое время остававшаяся неприметной для мужчин, поскольку не являлась красавицей и ее интересы были направлены главным образом на учебу, наконец обрела надежную любовь в лице Мэтью Давенпорта, маркиза Лэнгстона. А зависть – потому что Каролина лишилась Эдварда, с которым ее связывали искренние отношения, приносящие истинное удовлетворение, и она чувствовала сердцем и душой – никто его не заменит ей. Каролина была счастлива, по-настоящему любила мужа, но, к сожалению, потеряла его после внезапной болезни.

После долгих трех лет вдовства она решила, что боль от этой потери, вероятно, никогда не покинет ее. Поэтому она отвела в своем сердце уголок, в котором намеревалась вечно хранить память о почившем супруге.

Возможно, она всегда пребывала бы в трауре, изолированная от общества, за исключением своей семьи и нескольких ближайших подруг, однако несколько месяцев назад Сара решительно взяла ее за руку и вывела в свет, заставив отказаться от уединения и мрачных платьев, чтобы снова приобщиться к обществу.

Сначала Каролина противилась, однако постепенно втянулась в светскую жизнь, посещая званые вечера, встречаясь со старыми друзьями и завязывая новые знакомства. Она вела себя как надлежит леди в ее положении, стараясь ничем не омрачить память об Эдварде. Хотя по ночам по-прежнёму чувствовала себя ужасно одинокой. Но зато днем ее время было занято приятными визитами и походами по магазинам вместе с Эмили и Джулианой – ближайшими подругами – и, разумеется, с дорогой сестрой Сарой. Тем не менее, оставалось еще много свободного времени, и она хотела найти какое-нибудь подходящее занятие. Сделать что-то полезное. Воплотить в жизнь какую-то мечту. У нее было такое ощущение, что прежде она тратила время впустую.

Не желая больше предаваться мрачным мыслям и перечитывать непристойные эпизоды «Мемуаров», которые пробуждали в ней давно забытые желания, Каролина сказала:

– Недавно я поняла, что именно «Мемуары» стали причиной последнего скандала. Они вызвали повальное увлечение, охватившее общество.

Эмили вопросительно изогнула бровь:

– О? Ты имеешь в виду занятие любовью в движущейся карете?

– Или в бильярдной комнате…

– Нет, – сказала Каролина со смехом, прервав предположения Джулианы. – Речь идет о письмах, которые упоминает автор.

– О да. Анонимная леди получала таинственные послания без подписи от одного из своих любовников – сказала Джулиана напряженным голосом. – Она прибывала в указанное время и место, где встречалась с ним.

– Именно так, – подтвердила Каролина. – Вчера на музыкальном вечере у лорда и леди Лернер я слышала, как несколько дам рассказывали, что получили подобные письма. И все они были очень довольны.

– Могу представить, – кивнула Сара, и при этом ее очки сползли на нос. – Я тоже была бы довольна, получив такое письмо.

– В самом деле? – спросила Эмили с насмешкой в глазах. – От кого же?

Сара заморгала и поправила очки.

– Конечно, от Мэтью. Я рассказала ему об этом сегодня утром за завтраком.

Джулиана мечтательно вздохнула.

– Мне тоже было бы приятно получить такое письмо. Это так романтично и так… необычно.

– Подобное письмо могло бы повредить твоей репутации, – мягко намекнула Каролина своей слишком романтичной подруге.

– Да, однако быть столь желанной… – Джулиана опять вздохнула. – Из «Мемуаров» я узнала о многих вещах. Моя мать, разумеется, никогда не рассказывала мне ни о чем подобном.

– Ни одна мать не стала бы рассказывать своей дочери о таких вещах, – сказала Каролина со сдавленным смехом. Ее мать, конечно, никогда не говорила с ней о любовных отношениях. Лишь накануне свадьбы она дала ей тревожащий и таинственный совет: когда отдаешься мужу, надо закрыть глаза, напрячь все свои силы и помнить, что это тяжелое испытание продлится недолго.

Было ясно, что мать была мало сведущей в любовных делах, потому что первая брачная ночь Каролины оказалась чудесной, исполненной нежности и положившей начало истинному блаженству в интимных отношениях между ней и Эдвардом.

– Моя мать тоже никогда не говорила со мной о таких вещах, – сказала Эмили. – Если бы она не родила шестерых детей, я подумала бы, что она не знает, каким образом происходит зачатие. Мне кажется, нам повезло, что анонимная леди написала «Мемуары» и тем самым позволила нам просветиться в любовных делах. Однажды какой-нибудь молодой, красивый и богатый джентльмен влюбится в меня и будет рад, что я читала эту книгу.

Каролина посмотрела на портрет Эдварда, висевший над камином, и ее охватила досада. Для нее любовь и интимные отношения кончились с его смертью. Эдвард был прекрасным, порядочным, добрым и любящим мужем. Она до сих пор считала удивительным то, что виконт Уингейт выбрал ее в жены. Конечно, если бы ее отец не был врачом, а виконт случайно не поранил бы руку в том самом лондонском книжном магазине, где они с отцом выбирали книги, вполне вероятно, что будущие супруги никогда бы не встретились. Однако с этого момента ее не покидало чувство, что она нашла свою вторую половину, и теперь не представляла, что может потерять ее.

Оторвавшись от воспоминаний, Каролина заставила себя улыбнуться и сказала:

– Возможно, мы еще услышим о других подобных письмах сегодня вечером на бале-маскараде у леди Уолш. Говорят, это будет грандиозное празднество.

– Я слышала, что ожидается более трехсот гостей, – сообщила Сара. – Утром Мэтью сказал мне, что сегодня в Лондон прибывает лорд Сербрук, который тоже посетит бал.

По какой-то неизвестной причине сердце Каролины учащенно забилось при упоминании ближайшего друга ее новоявленного зятя. В прошлом она несколько раз видела лорда Сербрука, поскольку Эдвард знал его, но познакомилась с ним ближе лишь этим летом во время приема в загородном поместье Мэтью.

Поначалу она сочла этого красивого очаровательного графа не более чем еще одним легкомысленным аристократом, избалованным деньгами и женщинами. Однако когда он полагал, что за ним никто не наблюдает, его темно-синие глаза становились задумчивыми и в них отражалась печаль. Каролина решила, что, видимо, в прошлом его жизнь не была столь уж безоблачной.

Однако было еще что-то в его глазах… нечто волнующее, вызывающее внутренний трепет. И она не была уверена, что это нравится ей.

Каролина отвлеклась от этих мыслей, когда Джулиана протянула нараспев:

– Мама говорила, что мистер Логан Дженсен тоже будет на этом балу.

Эмили сморщила носик.

– Я уверена, его нетрудно будет узнать в толпе. Он, несомненно, окажется в костюме змея. Или, может быть, волка.

– Я не понимаю, почему ты недолюбливаешь его, – сказала Сара.

– Он очень интересный мужчина.

– Мне не нравится, что его везде принимают, – возразила Эмили, фыркнув. – Неужели никто, кроме меня, не замечает, что он – неотесанный американец? Что общего у него с аристократами?

– Его везде принимают, потому что он невероятно богат, – предположила Джулиана. – Несомненно, он намерен найти дочь какого-нибудь аристократа, чтобы жениться на ней и таким образом войти в высшее общество. Полагаю, что с таким огромным богатством он, безусловно, преуспеет в достижении своей цели. – Она с улыбкой слегка ткнула локтем Эмили в бок: – Будь начеку, поскольку этот ловкач может положить глаз на тебя. Смотри, попадешься в его сети.

– Глупости. Отец ни за что не даст согласия на брак с человеком не нашего круга, даже несмотря на богатство последнего. К тому же во всем королевстве не хватит нюхательной соли, чтобы успокоить мою мать, если та узнает о подобном браке.

Каролина не сомневалась, что Джулиана говорит правду. Ее мать, грозная графиня Гейтсборн, отличалась чрезвычайно властным характером и опекала свое единственное дитя, как ни одна другая родственница. Она рассчитывала на блестящий брак дочери. Джулиана своей красотой могла привлечь любого мужчину. Легкий характер, богатство семьи делали ее одной из самых подходящих для брака молодых женщин в обществе. И в то же время, как ни прискорбно, она находилась под тяжелой пятой своей матери. Каролина молила Бога, чтобы мягкая романтичная натура Джулианы не была растоптана каким-нибудь пресыщенным хлыщом, хотя и знатного происхождения. Она достаточно повидала, вращаясь в высшем обществе, и знала, что такие порядочные мужчины, как ее Эдвард, редко встречаются там.

Каролина с сочувствием посмотрела на Эмили. Девушка недавно призналась, что ее семья испытывает большие финансовые трудности из-за чрезмерного увлечения отца азартными играми и она опасается, что тот вознамерился выдать ее замуж за некоего богатого старого лорда в связи с острой потребностью в деньгах. Каролина искренне надеялась, что такая судьба минует ее молодую, полную жизни подругу.

Решив сменить тему разговора, она спросила:

– В каких костюмах вы будете на маскараде?

– Ты же говорила, Что это секрет, – напомнила Эмили, погрозив пальчиком.

– Но как иначе мы найдем друг друга в толпе? – возразила Джулиана. – Я должна знать, кто в чем, на случай, если мне удастся улизнуть от матери.

– Мэтью и я будем в костюмах Ромео и Джульетты, – призналась Сара. – Но в этот вечер никто из нас не умрет. Ведь мы уже давно не юные любовники. Кроме того, я не люблю истории с печальной развязкой.

Эмили вздохнула.

– А я буду трагической Офелией. Хотела быть Клеопатрой, но мама сказала, что это слишком скандальный персонаж. – Она улыбнулась: – Может быть, мне следует предстать анонимной леди?

– Да, – кивнула Каролина. – И в качестве костюма надеть свою отделанную рюшем юбку, а в руках держать «Мемуары».

Все дружно рассмеялись.

– А я предстану ангелом, – сообщила Джулиана.

– Очень подходящий наряд, – согласилась Каролина.

– И ужасно невыразительный, – вздохнула Джулиана. – Но мама настояла.

– Вы будете в восторге, увидев костюм Каролины, – воодушевленно заявила Сара. – Я помогала ей выбрать.



Каролина притворно нахмурилась.

– Точнее сказать – ты сама его выбрала, доставила сюда, а потом потребовала, чтобы я надела. – Она обратилась к остальным подругам: – После свадьбы она стала ужасно деспотичной и требовательной.

– Моему мужу это нравится, – ответила Сара с некоторым сарказмом. – Если бы я не помогла тебе с костюмом, ты нарядилась бы пастушкой.

– Вполне вероятно, – согласилась Каролина. – И уж конечно, не выбрала бы Галатею.

Глаза Джулианы вспыхнули.

– Это статуя, которая ожила. Ты будешь выглядеть потрясающе, Каролина.

– И чувствовать себя полуодетой.

– Радуйся, что на тебе будет хоть какая-то одежда, – сказала Эмили с озорной улыбкой. – Ты ведь знаешь, что на самом деле Галатея была совершенно обнаженной.

Каролина бросила на Сару хмурый взгляд:

– Я думаю, тебе самой следует предстать Галатеей, а я буду пастушкой.

– Ну нет, – возразила Сара. – Какого черта Ромео захочет общаться с греческой статуей? Как правильно заметила Джулиана, ты будешь выглядеть потрясающе. В твоем костюме не будет ничего предосудительного.

– Конечно, – поддержала Джулиана. – Учитывая, какие наряды фигурировали на балу у леди Уолш в прошлом году, можно считать, что ты будешь чрезмерно одета. – Она понизила голос: – Там были женщины, которые изображали наложниц из гарема.

– А многие мужчины нарядились в тоги, причем некоторые из них были такими толстыми, что не могли полностью прикрыться простыней, – ухмыльнулась Эмили.

– Жаль, что я пропустила этот бал, – сказала Каролина с улыбкой.

– Путем незначительных изменений в костюме мы можем превратить тебя из Галатеи в Афродиту, – заметила Сара. – Это богиня любви и красоты. Сначала я хотела, чтобы ты предстала именно в таком виде.

– Ни в коем случае, – твердо заявила Каролина. – Что подумают люди?

Сара слетка похлопала ее по руке, карие глаза выражали сочувствие.

– Они подумают, что ты молодая, полная энергии женщина, которая имеет право испытывать удовольствие в этой жизни.

– Я тридцатидвухлетняя вдова, которая слишком стара и слишком благоразумна, чтобы демонстрировать неприличные наряды. – Каролина произнесла это тихо, испытывая боль от каждого слова. Она понимала, что Сара желала ей добра, и высоко ценила усилия сестры скрасить ее жизнь. Однако, вернувшись в общество, Каролине порой казалось, что ее намерение продолжать светскую жизнь осуществляется слишком быстро. При этом она утрачивает часть того, что составляло основу ее бытия в качестве жены Эдварда в течение последних десяти лет. Иногда она уже с трудом вспоминала его образ, а ведь еще недавно он отчетливо рисовался в ее воображении. Она не могла вспомнить его смех, тепло его прикосновений. Постепенное угасание этих воспоминаний смущало и огорчало ее. И даже пугало. Если воспоминания об Эдварде исчезнут совсем, у нее ничего не останется.

– Ничего неприличного в твоем наряде нет, – мягко возразила Сара, пожимая ее руку. Затем улыбнулась: – Мы все надеемся сегодня провести приятный вечер.

Каролина улыбнулась в ответ, хотя не была столь оптимистичной. Мысль о костюмированном бале вызвала у нее приятное волнение, когда она получила приглашение, но сейчас ее энтузиазм поубавился. Она позволила Саре уговорить ее предстать Галатеей, потому что Галатея, как известно, ожила и Каролине самой хотелось вернуться к жизни. Однако она не стала напоминать Саре, что так случилось только потому, что скульптор Пигмалион страстно влюбился в свое произведение. Это любовь оживила Галатею. Однажды любовь то же самое сделала с Каролиной, но она понимала в душе, что такое не может повториться.

Глава 2

В письме было только: «В полночь, в конюшне». Я сразу поняла, от кого оно. Мое сердце учащенно забилось в предвкушении. Я пришла в назначенное время. Он шагнул из тени и, ни слова не говоря, заключил меня в свои объятия…

Из книги «Мемуары любовницы»

Стоя в полутемном углу переполненного бального зала, Дэниел Саттон, граф Сербрук, медленно потягивал шампанское, когда вдруг увидел ее. Его рука с бокалом застыла на полпути к губам, и он, забыв о своем напитке, уставился на греческую богиню на противоположном конце комнаты. Множество мерцающих свечей в люстрах освещали ее мягким золотистым светом. Ее костюм оставлял открытыми одно плечо и тонкие руки, и граф не мог оторвать алчного взгляда от обнаженной матовой кожи. Он тотчас вообразил, как его пальцы скользят по этой шелковистой глади, а губы касаются изящной ключицы. Ее имя всплыло в его памяти, и граф едва не произнес его вслух, но вовремя опомнился и стиснул челюсти.

Каролина…

Его охватило горячее страстное желание. Несмотря на то что ее золотистые волосы были напудрены и маска скрывала значительную часть лица, он сразу узнал эти прелестные, сочные губы, эту тонкую шею, овал щеки и царственную осанку.

Она стояла в одиночестве, оглядывая толпу. Дэниел многое отдал бы за то, чтобы она искала именно его, но он знал, что Каролина ищет свою сестру Сару или кого-то из ближайших подруг: леди Джулиану или леди Эмили.

«Придет время, и ты будешь вот так же искать взглядом меня», – пообещал его внутренний голос. Он, несомненно, добьется этого, потому что желал Каролину всем своим существом с того мгновения, когда впервые увидел.

Он вспомнил тот день и тот момент с такой ясностью, словно это было десять минут, а не десять лет назад. Он увидел ее в голубом платье в бальном зале во время вечера, устроенного одним из его университетских друзей – Эдвардом Тернером, виконтом Уингейтом. Тогда показалось, что время замерло. Как и его дыхание. И сердце. Это была необъяснимая, инстинктивная, неподвластная разуму реакция. Каролина действительно была очень красивой и поразила его воображение, хотя он, кажется, привык иметь дело с великолепными женщинами. Разумеется, он попросил друга представить его, и Эдвард оказал ему такую услугу, познакомив с мисс Каролиной Мурхаус. Они обменялись любезностями, и Дэниел с каждой минутой общения все больше проникался страстью к этой залившейся румянцем красавице, чего никак не мог понять, поскольку невинные девушки были не в его вкусе. Однако что-то в ней зацепило его и не отпускало. Он хотел видеть ее, обнаженную и трепещущую от страсти, в его постели, и решил во что бы то ни стало добиться этого.

Возможно, тот факт, что она не являлась урожденной аристократкой, привлекал его своей новизной. Как бы то ни было, он никогда так неистово и так мгновенно не увлекался ни одной женщиной. Он уже готов был начать обольщение, пригласив ее потанцевать, когда Эдвард попросил всеобщего внимания и объявил, что мисс Мурхаус согласилась стать его женой.

Сейчас, десять лет спустя, Дэниел все еще помнил, как был ошеломлен в тот момент. Тогда казалось, что все краски поблекли в комнате, все приобрело тусклый, гнетущий серый цвет. Очнувшись от оцепенения, он понял, насколько был туп, не заметив сразу, что Эдвард влюблен в Каролину, и она, несомненно, испытывала к нему такое же чувство.

Дэниел присутствовал на их свадьбе два месяца спустя и после этого почувствовал себя совершенно опустошенным. Этот брак был заключен явно по любви, а Эдвард был его другом. Хотя Дэниел не всегда вел себя подобающим образом, однако был далек от того, чтобы наставлять рога своим друзьям. Это противоречило его принципам. Поэтому он оставил мысли о Каролине и по возможности старался держаться подальше от счастливой пары, внушая себе, что у него нет иного интереса к этой женщине, кроме как уложить в свою постель, а для этого существует много других красивых и доступных леди, готовых утолить его страсть.

Однако каждый раз, когда Дэниел оказывался там, где присутствовала Каролина, он не мог ни на чем сосредоточиться, кроме нее. Она пробуждала в нем чувственные фантазии, и он испытывал замешательство, от того что не мог воплотить их в жизнь. К счастью, она и Эдвард не посещали многие званые вечера, поэтому он редко видел их. Продолжал вести прежний образ жизни и, в конце концов, убедил себя, что его неуместная страсть являлась заблуждением.

После внезапной смерти Эдварда три года назад Каролина уединилась и совсем не появлялась в обществе. Поэтому три месяца назад Дэниел был крайне удивлен, когда узнал, что она должна присутствовать на загородном приеме в поместье его лучшего друга, Мэтью Давенпорта. Дэниел тотчас решил посетить этот прием, однако, прежде чем прибыть в поместье Мэтью, постарался убедить себя, что то неистовое влечение, которое он испытал когда-то, осталось в прошлом и теперь, посмотрев на эту женщину, он лишь зевнет, скользнув по ней равнодушным взглядом. Тем не менее, не желая обременять себя в дальнейшем возможными проблемами, прежде чем отправиться на загородный прием, он решил мирно прекратить свою короткую любовную связь с Кимберли Сайзмор, графиней Уолш, зная, что эта красивая вдова быстро найдет себе другого мужчину.

Когда же он прибыл в поместье Мэтью, достаточно оказалось одного взгляда на Каролину, чтобы вспыхнула былая страсть. Ее присутствие ошеломило Дэниела и лишило дара речи, что, возможно, позабавило бы его, если бы он не испытал при этом раздражения, от того что вновь поддался нехарактерному для него чувству. Он обладал большим опытом в общении с дамами, однако в присутствии этой скромной изящной женщины чувствовал себя неуклюжим мальчишкой в коротких штанишках. Ему потребовалась вся сила воли, чтобы не глазеть на нее, разинув рот, и не лепетать какую-нибудь чушь.

Во время их беседы он узнал, что она осталась верна памяти своего покойного мужа и не желает снова выходить замуж. Последнее обстоятельство делало ее еще более привлекательной, поскольку менее всего на свете Дэниел хотел обзавестись женой. Он желал только уложить Каролину в свою постель и потому решил сделать то, от чего отказался, когда познакомился с ней, – соблазнить ее. Это, конечно, непростая задача, учитывая, что она продолжала любить своего покойного мужа. Однако Дэниел никогда прежде не желал так женщину и предвкушал предстоящую победу, надеясь наконец погасить страсть, которую Каролина воспламенила десять лет назад. Они взаимно насладятся коротким романом, не обремененным никакими обязательствами, а потом каждый пойдет своей дорогой. На загородном приеме он напомнил ей о себе и теперь, когда оба вернулись в Лондон, готов приступить к осуществлению своего плана.

Прямо сейчас.

Дэниел протянул свой бокал с шампанским проходящему мимо лакею, но не успел двинуться с места, как к предмету его страсти приблизился мужчина в костюме пирата. Дэниел сузил глаза, когда через несколько секунд Каролина протянула руку пирату в маске и улыбнулась. Он не знал, кто этот чертов ублюдок, однако понял, что нельзя медлить, стоя здесь в тени, и решительно направился к Каролине. Если потребуется, он проткнет этого пирата его же собственным мечом… Сделав несколько шагов, он вдруг ощутил, как женская рука обвила его предплечье.

– Из тебя получился лихой разбойник с большой дороги, дорогой, – произнес хрипловатый голос, который Дэниел сразу узнал. Он повернулся и оказался лицом к лицу с леди Уолш. Дэниел окинул ее взглядом. В своем откровенном наряде Кимберли выглядела чертовски соблазнительной, но он хотел лишь поскорее покинуть ее.

Однако она являлась хозяйкой бала и бывшей любовницей; к тому же правила этикета требовали уделить внимание начавшей разговор даме. Конечно, не ее вина, что он спешил пересечь комнату.

– Клеопатра? – догадался он, окинув взглядом наряд, затем поднес ее руку к губам.

– Разумеется, – сказала она чувственным голосом. – Я надеялась, что ты предстанешь Марком Антонием, ее любовником. Ты получил мое письмо с предложением выбрать соответствующий наряд?

Да, он получил, но проигнорировал это послание. Они мирно расстались, перед тем как он отправился на домашний прием в загородный дом Мэтью, и Дэниел не собирался что-либо менять, сохраняя дружеские, но не более, отношения с Кимберли.

– Я приехал в Лондон только сегодня днем и еще не успел разобрать гору корреспонденции, – ответил он, успокаивая свою совесть тем, что это была правда.

– Тебе нравится бал?

– Очень. Твои вечера всегда великолепны. – Дэниел взглянул через плечо Кимберли и напрягся. Каролина продолжала улыбаться пирату, который протягивал ей бокал с шампанским. Черт побери, проткнуть этого ублюдка мечом недостаточно. Может быть, лучше повесить его на рее?

– Я рада. – Кимберли придвинулась к нему чуть ближе, и он уловил слабый аромат ее экзотических духов. Ее рука незаметно коснулась бедра Дэниела, и его внимание вновь переключилось на эту женщину. Ее зеленые глаза блестели в прорезях маски, выражая откровенное приглашение. – Думаю, ты мог бы найти здесь нечто еще более увлекательное.

Дэниел заставил себя улыбнуться, сдерживая раздражение. Возможно, в другое время и в другом месте он с удовольствием воспользовался бы ее предложением, но сейчас оно не интересовало его. Однако нельзя было обижать Кимберли. Он всегда старался сохранять дружеские отношения со своими бывшими любовницами.

Дэниел склонился к ее руке и улыбнулся.

– Я не сомневаюсь в твоей способности творить чудеса, дорогая, но мне не хотелось бы лишать гостей твоего внимания. Передай мои наилучшие пожелания его светлости, – добавил он, имея в виду герцога Хитона, который, по слухам, являлся ее любовником в настоящее время и слыл очень щедрым по отношению к своим подружкам. Кимберли, несомненно, приобретет множество дорогих вещей в результате этой любовной связи.

Кто-то из гостей отвлек внимание Кимберли, и Дэниел, воспользовавшись случаем, растворился в толпе. Он направился прямо к Каролине, намереваясь оттеснить пирата. В зале звучала музыка, перекрывая шум голосов веселящихся гостей. Пробираясь сквозь толпу, Дэниел на мгновение потерял из виду пару и остановился. В следующий момент толпа перед ним немного рассеялась, и его руки невольно сжались в кулаки. Этот проклятый пират склонился к Каролине и что-то шептал ей на ухо, а она, черт побери, смеялась при этом!

Ему потребовалось призвать все свое самообладание, чтобы не растолкать людей и не броситься вперед, а потом, как и подобает разбойнику, похитить Каролину и скрыться с ней.

– Ты выглядишь так, словно надкусил лимон, – произнес рядом знакомый насмешливый голос.

Повернувшись, Дэниел обнаружил мужчину в костюме Ромео, который внимательно смотрел на него.

– На этом маскараде каждый скрывается под маской, – пробормотал Дэниел с оттенком раздражения. – Как получается, что все легко узнают меня?

– Я не узнал бы тебя, если бы не две вещи, – сказал Ромео голосом Мэтью.

– Какие именно?

– Во-первых, ты сам сказал мне, что собираешься нарядиться разбойником с большой дороги.

– Да, – согласился Дэниел, не отрывая взгляда от смеющейся пары.

– А во-вторых, тебя выдает ледяной взгляд, которым ты сверлишь Логана Дженсена. Должен сказать, хотя я и разделяю твою неприязнь к нему, лично меня он больше не беспокоит. После того как Сара и я поженились, он не осмеливается поглядывать на мою жену с похотливым блеском в глазах. При этом я сохраняю с ним деловые отношения.

Дэниел медленно повернул голову и пристально посмотрел на друга.

– Так, значит, этот пират – Логан Дженсен? – произнес он низким голосом, похожим на рычание. Его неприязнь не умаляло даже то обстоятельство, что именно Дженсен помог ему сохранить деньги, посоветовав не вкладывать их в предприятие, которое в конечном счете прогорело. Несмотря на проницательность Дженсена в финансовой сфере, Дэниел и раньше недолюбливал этого наглого богатого американца, который появлялся на всех светских мероприятиях. А сейчас он просто ненавидел его.

Мэтью удивленно приподнял бровь.

– Ты говоришь, не узнал его сразу? – Он посмотрел на пирата, потом медленно повернулся к Дэниелу. – Понятно.

– Что ты имеешь в виду?

Мэтью поджал губы и кивнул, приглашая друга отойти. Дэниел, чертыхнувшись, последовал за своим другом туда, где было меньше людей.

Понизив голос так, чтобы их никто не мог услышать, он повторил свой вопрос:

– Что ты имеешь в виду?

– Если ты не узнал Дженсена, это означает, что ты готов был пронзить взглядом любого, кто беседует с Каролиной.

Дэниел не хотел притворяться, что не узнал женщину в костюме богини, и открыто встретил взгляд Мэтью:

– Ну и что из этого следует?

– Черт побери, я уже догадывался кое о чем на приеме в моем доме, однако тогда был увлечен другими делами и не придал особого значения тому, что видел. – Мэтью глубоко вздохнул. – Эта женщина не для тебя, Дэниел.

Дэниел опять не стал делать вид, что не понимает, о чем идет речь.

– Может быть, я ищу именно такую женщину.

– Она не из тех, с кем ты обычно… общаешься.

– Каких из них ты имеешь в виду?

– Развращенных, пресыщенных любовными связями. – Мэтью понизил голос: – Каролина – порядочная женщина.



Дэниел почувствовал одновременно раздражение и боль.

– Ты хочешь сказать, что я непорядочный человек?

– Нет, конечно. Ты гораздо лучше, чем хочешь казаться. Но что касается женщин, ты…

– Сторонник кратковременных необременительных любовных связей, основанных исключительно на удовлетворении физических потребностей? Казанова? Ты это хотел сказать? – завершил Дэниел, пока Мэтью подыскивал нужные слова.

– Вот именно. И эти связи длятся, пока они доставляют радость тебе и твоей партнерше. Однако такие отношения неприемлемы для Каролины и не могут сделать ее счастливой.

– Может быть, мы предоставим ей самой решать это?

Мэтью пристально посмотрел на него, потом тихо сказал:

– Каролина – сестра Сары, и я не хочу, чтобы она страдала.

– Почему ты считаешь, что я способен причинить ей боль? Страдание возможно только в том случае, если возникает любовь, основанная на глубоком сердечном чувстве, а Каролина дала ясно понять, что ее сердце всецело принадлежит покойному мужу.

– Тогда зачем тревожить ее?

Дэниел покачал головой:

– В своих отношениях с женщиной я стараюсь не располагать ее к себе настолько, чтобы она потом становилась назойливой занозой. При этом ни одному мужу никогда не приходило в голову вызвать меня на дуэль. – Он заметил, как Каролина и Дженсен чокались бокалами с шампанским, и его охватило неприятное чувство, похожее на ревность.

– Наша связь будет тайной, и никто не пострадает, поверь. За исключением, возможно, этого ублюдочного пирата Дженсена, которого следует бросить в море, кишащее акулами.

– И Каролина согласилась на такие условия? – В голосе Мэтью прозвучало удивление.

– Нет. Пока нет.

– Я так и думал. Не в моих силах препятствовать, однако полагаю, тебя ждет большое разочарование. Уверен в этом. Из того, что мне рассказывала Сара, и судя но моим наблюдениям, Каролина не из тех, кто с легкостью вступает в случайные любовные связи. Существует множество других женщин, которые с радостью воспримут твое внимание.

– Рискуя выглядеть тщеславным, скажу, что у меня действительно было много таких женщин. Но ты хорошо знаешь – по крайней мере, знал до того, как надел на шею супружеское ярмо, – что всех их привлекали титул, богатство и моя не самая дурная внешность. Впрочем, достаточно было бы и одного титула. Два остальных обстоятельства – лишь взбитые сливки на посыпанном глазурью торте.

– От тебя всегда можно ждать циничных перлов мудрости.

– Мой цинизм основан на истине, почерпнутой из наблюдений за человеческой натурой, И ведь кому-то надо же время от времени спускать тебя на землю. – Дэниел бросил на друга испытующий взгляд.

– Боже, да от тебя исходит сияние, – усмехнулся Мэтью.

– Тебе просто повезло навечно связать себя с женщиной, способной вызывать иные чувства, кроме скуки, которые возникают у меня при мысли о браке.

– Ты говоришь так, потому что никогда не встречал хорошую женщину.

– Встречал, и не одну.

– Я имею в виду женщину, с которой ты мог бы разделить свою жизнь… а не только постель.

– А… Очевидно, твое толкование определения «хорошая» существенно отличается от моего.

– Возможно, несколько месяцев назад я согласился бы с тобой, но не теперь. Твои взгляды значительно изменятся, когда ты влюбишься по-настоящему.

– И ты говоришь об этом совершенно серьезно?

– Разумеется.

Дэниел покачал головой:

– Мой дорогой, ослепленный, сбитый с толку, одурманенный друг, если ты сам погрузился в вязкую трясину любви, то это не означает, что я намерен тоже стать жертвой, поддавшись этому чувству.

– Когда ты встретишь свою судьбу, это произойдет, хочешь ты того или нет.

– Так случилось с тобой, но я достаточно опытен, чтобы вовремя избежать неприятностей.

– В том числе опасных, навязчивых чувств.

– Совершенно верно. Если бы ты однажды не потерял голову, то все еще был бы желанным мужчиной для многих женщин в этом городе.

– Возможно. Но при этом был бы лишен счастья проводить дни и ночи с самой изумительной женщиной, какую я когда-либо встречал. – Лицо Мэтью осветилось счастливой улыбкой.

– Кстати, где сейчас эта изумительная женщина? Почему она не занимается тобой и тем самым позволяет тебе мучить меня?

– Она болтает с леди Эмили и леди Джулианой, и обе, несомненно, замышляют что-то.

– Сочувствую тебе, мой достойный друг.

– Напрасно. Я нахожу затеи Сары весьма забавными. Особенно ту, о которой она упоминала сегодня утром.

– И что же она предлагала? – спросил Дэниел без особого интереса.

– Она хочет, чтобы я послал ей письмо, в котором было бы указано только время и место.

– О Боже, какие нелепые желания порой возникают у женщин! И зачем ей понадобилось такое послание?

– Чтобы мы встретились в назначенное время в указанном месте, где я… напомнил бы ей, как люблю ее и как счастлив, что она является моей женой.

Этот ответ привлек внимание Дэниела, и он с интересом посмотрел на друга:

– Это звучит довольно интригующе. Откуда она почерпнула такую идею?

– Из недавно прочитанной книги, которая, по-видимому, весьма популярна среди дам. Подобное письмо упоминалось в одной из историй и, вероятно, вызвало у Сары желание последовать этому примеру.

Дэниел снова устремил свой взгляд на Каролину, затем сказал мягким тоном:

– Возможно, твоя жена предложила такую игру, потому что страдает от скуки.

– Сомневаюсь. Я не даю ей скучать. А что касается тебя… – Мэтью щелкнул языком.

– Что?

– Ты когда-нибудь прилагал усилия, чтобы соблазнить женщину?

Дэниел опять повернулся к другу, потом наклонился к нему и принюхался:

– Странно, почему от тебя не пахнет бренди?

– Потому что я абсолютно трезв и говорю совершенно серьезно. У тебя большой опыт в любовных делах, но приходилось ли тебе основательно потрудиться, чтобы затащить женщину в постель? Насколько мне известно, тебе не требовалось для этого больших усилий – стоило только поманить пальцем, чтобы любая откликнулась на твой призыв. Достаточно одного взгляда на твое выразительное лицо, твоей потрясающей улыбки, и женщины падают к твоим ногам как подкошенные.

Дэниел заморгал в замешательстве. Черт побери. Конечно, это не совсем так. Необходимо было сначала очаровать женщину, чтобы потом убедить ее стать его любовницей. Разумеется, ему приходилось проявлять инициативу, и не раз. Правда, он не помнил, когда это было, однако это не означало, что ему никогда не требовалось прилагать усилий. Зачем же преувеличивать?

Пристально взглянув на друга, он сказал:

– Непонятно, почему я общаюсь с тобой. С меня хватит и двух моих докучливых младших братьев.

Мэтью улыбнулся, нисколько не смутившись:

– Никто из них не обладает моим обаянием. Кроме того, ты забыл, что я старше тебя.

– Всего на две недели.

– Хотя и не намного, но все-таки старше, поэтому роль докучливого младшего брата принадлежит тебе. Ты не можешь отрицать, я всегда относился к тебе как к родственнику.

– О да, именно этого мне недоставало для полного Счастья, – саркастически заметил Дэниел. – А что касается твоего вопроса, то я, конечно, знаю, как соблазнить женщину, и как только мне удастся избавиться от тебя, я намерен заняться именно этим.

– Никогда не видел тебя таким взволнованным. – Мэтью усмехнулся и положил руку на плечо Дэниелу. – Знаешь, мне доставит огромное удовольствие однажды сказать тебе: «Я же говорил», – когда увижу, как ты влип в вязкую трясину под названием «любовь». Ты ведь так ее называешь?

– Этого никогда не будет.

– Как знать… Стоит ли зарекаться, когда ты так увлечен?

– Да, увлечен. Но любовь не имеет никакого отношения к данной ситуации.

Мэтью ухмыльнулся:

– Готов поспорить, что это не так.

Дэниел прищурился:

– Какова ставка?

– Ставлю двадцать фунтов, что ты обручишься к концу этого года.

Дэниел на мгновение задумался, потом запрокинул голову и рассмеялся:

– Что ж, вызов принимаю. Только давай увеличим ставку до пятидесяти фунтов.

– Хорошо. Пусть будет пятьдесят.

Дэниел усмехнулся, протянул руку, и они скрепили крепким пожатием свой уговор.

– Мне, честное слово, даже неловко. Все это выглядит так, словно я собираюсь отнять конфету у ребенка. Считай, что пятьдесят фунтов уже у меня в кармане.

Глаза Мэтью весело блеснули.

– Время покажет. Желаю удачи. А сейчас извини, собираюсь пригласить свою жену потанцевать.

Мэтью удалился, посмеиваясь, а Дэниел повернулся к Каролине и Дженсену. Но не успел он сделать и шагу в их направлении, как дорогу ему преградил мужчина в костюме Юлия Цезаря.

– Мне стало известно, что ты нарядился разбойником, Сербрук, – произнес знакомый голос, в котором звучали злобные нотки. – Весьма подходящий наряд, учитывая то, что ты сделал.

Дэниел подавил желание отступить назад, когда в нос ему ударил запах бренди, исходящий от лорда Толливера. Он слышал, что граф основательно запил с тех пор, как провалилось его рискованное предприятие с морскими перевозками, и теперь стало ясно, что эти слухи оправданны.

– Я не понимаю, о чем ты говоришь, Толливер.

– Конечно, понимаешь. Мне сказали, что ты встречался с этим ублюдком Дженсеном, прежде чем отказаться от нашей сделки. Держу пари, что это он отговорил тебя вкладывать деньги в мое дело.

– Это было мое личное, решение. И судя по всему, правильное.

– Я знаю тебя, Сербрук. Мне все известно о тебе. Ты пожалеешь.

Дэниел окинул его холодным взглядом:

– Тебе не пристало шантажировать меня и угрожать. Хотя ты пьян, однако должен помнить эту неудачную сделку. Бог видит, я старался забыть о ней.

Дэниел повернулся и зашагал прочь от Толливера. Он чувствовал на спине пронизывающий взгляд графа, однако Толливер не пошел за ним. Внимание Дэниела вновь сосредоточилось на Каролине и Дженсене, которые стояли в двадцати шагах от него. Решив больше не останавливаться ни при каких обстоятельствах, он направился к женщине, которая с давних пор будила его фантазии.

Хватит мешкать. Пора действовать.

Глава 3

Его обольщение началось с простых слов: «Добрый вечер, миледи». К концу же вечера пробудившаяся во мне страсть свидетельствовала о том, что я готова к полной и безоговорочной капитуляции…

Из книги «Мемуары любовницы»

Каролина стояла у края танцевального зала с лихим пиратом. Она узнала Логана Дженсена по его характерному американскому акценту, как только он заговорил с ней, и теперь не могла удержаться от смеха по поводу его сетований на свой костюм.

– Крайне нелепое одеяние, – сказал он, качая головой и жестом указывая на свой наряд, включающий высокие сапоги, щегольскую шляпу и длинный черный плащ. – Мне не избежать бы ареста, если бы я надел такое в Америке.

– Есть наряды похуже вашего, – ответила Каролина тихим голосом, кивком указывая на проходящую перед ними толстую лягушку.

Дженсен сделал большой глоток шампанского.

– О Боже! Бывает же такое. – Он повернулся к Каролине, и она почувствовала на себе его пристальный взгляд. – Однако вы потрясающе выглядите, леди Уингейт. Одно ваше присутствие в таком очаровательном виде делает этот званый вечер вполне удавшимся.

Каролина удивленно заморгала, когда он назвал ее по имени.

– Благодарю вас, мистер Дженсен.

Он поморщился:

– Полагаю, меня выдает мой американский акцент?

Она улыбнулась:

– Боюсь, что так. Однако у меня нет характерного акцента. Как вы догадались, что это я? Мне казалось, что меня трудно узнать.

– О, вы совершенно правы. Если бы ваша сестра не сказала мне, в каком вы наряде, я никогда бы не распознал в этом очаровательном создании вас.

– Потому что в обычном наряде я не выгляжу столь изысканно? – насмешливо спросила она.

– Напротив, я всегда считал, что вы выглядите потрясающе. Однако ваши наряды обычно не столь откровенны. – Он окинул оценивающим взглядом ее платье, которое оставляло обнаженным одно плечо и плотно облегало ее тело до бедер, свободно ниспадая до пола. – Ваш наряд вам очень к лицу.

Каролина ощутила прилив тепла к щекам после такого комплимента, затем почувствовала некоторое облегчение от сознания того, что Дженсен не узнал бы ее, если бы сестра не описала ее костюм. Она испытывала смущение в таком открытом платье и не хотела, чтобы люди шушукались за спиной, что обычно скромная леди Уингейт способна предстать в обществе почти обнаженной. Маскарад маскарадом, но ведь надо и меру знать. Черт возьми, лучше бы она нарядилась пастушкой. Правда, тогда мистер Дженсен едва ли стал бы смотреть на нее таким восхищенным взглядом. Она не могла отрицать, что при этом неожиданно испытала удовольствие.

– Благодарю вас, сэр. И хотя вам не нравятся маскарады, из вас получился превосходный пират.

Его глаза блеснули в прорезях маски.

– Спасибо. Возможно, это потому, что я провел довольно много времени на кораблях. – Он посмотрел на кружащиеся пары. – Простите, что не приглашаю вас танцевать, поскольку еще недостаточно изучил ваши сложные английские па. Я только отдавлю вам ноги.

– Не стоит извиняться. Пираты в большей степени знамениты своей морской походкой, чем танцевальными па.

По правде говоря, Каролина не стремилась танцевать. Несмотря на решимость изменить свой образ жизни, она не отваживалась ступить на танцевальный паркет, с тех пор как скончался Эдвард. Однако ей было приятно общество мистера Дженсена, как и на приеме в доме Мэтью, где она познакомилась с ним. Он был скромным, искренним и даже немного застенчивым.

При первых звуках вальса Каролина вытянула шею, отчаянно ища в толпе Сару, Эмили или Джулиану.

– Вы говорили, что видели мою сестру. Где она? – спросила Каролина.

– Я видел ее перед домом, прежде чем войти. Карета с гербом Лэнгстона подъехала к парадному входу прямо перед моим прибытием. Если бы не это обстоятельство, я и ее не узнал бы. – Дженсен улыбнулся. – Хотя тот факт, что Джульетта надела очки поверх маски, дает ключ к разгадке.

Каролина рассмеялась:

– Несомненно.

Учитывая внушительный рост мистера Дженсена, она готова была попросить его отыскать дам в костюмах Джульетты, Офелии и ангела, когда низкий мужской голос позади произнес:

– Добрый вечер, миледи.

Хотя было сказано всего три слова, однако, судя по тому, что ее сердце замерло и по спине пробежала дрожь, Каролина заподозрила, что их произнес лорд Сербрук. Она с начала вечера размышляла, встретятся ли они сегодня здесь, и когда искала в толпе свою сестру и подруг, то невольно обращала внимание и на джентльменов, стараясь догадаться, под какой маской он может скрываться.

Она повернулась и поняла, что узнала бы его не только по голосу, но и по взгляду. Его глаза смотрели на нее сквозь прорези в черной маске, скрывавшей верхнюю половину лица, с такой горячей напряженностью, что у нее перехватило дыхание. Ей также хорошо знакомы его губы – превосходной формы. При этом нижняя губа казалась чуть полнее верхней, и один уголок был слегка приподнят, нарушая симметричность, что придавало им особую привлекательность.

Каролина взглянула на его черный костюм разбойника. В этом наряде Сербрук выглядел особенно грозным и опасным – словно готов был напасть и скрыться со своей добычей. Ее охватила непонятная дрожь.

– Вместо пожелания доброго вечера вам, видимо, следовало бы потребовать: «Кошелек или жизнь!» – сказала Каролина, довольная, что произнесла это спокойным тоном, хотя была крайне взволнована.

Он вежливо поклонился:

– Возможно. Однако в данном случае скажу: «Не окажете ли разбойнику честь потанцевать с ним?»

Каролина заколебалась, пораженная тем, как сильно ей хотелось принять это приглашение. Если бы это не был бал-маскарад, она вероятно, отказалась бы. Всем хорошо известна репутация лорда Сербрука, и потому Каролина не стала бы давать ему повод думать, будто она может стать очередным его завоеванием. Да и что люди подумают?

Однако вполне возможно, что он не знает, кто она. Разве мистер Дженсен не утверждал, что никогда не распознал бы ее в этом наряде? Она посмотрела в глаза лорда Сербрука и обнаружила там только пылкость, но никаких признаков того, что он узнал ее. Конечно, мужчина, имевший в прошлом множество любовниц, привык смотреть на женщин таким страстным взглядом. Вполне вероятно, его внимание привлек ее костюм. И еще более вероятно, она уже десятая за этот вечер, на кого он смотрел так пылко, приглашая танцевать.

И все же мысль о том, что они оба неузнаваемы в маскарадных костюмах, вызывала у нее странный трепет. Если даже она примет его приглашение потанцевать и впервые окажется в объятиях другого мужчины, помимо Эдварда, ее никто не узнает под маской.

Прежде чем она успела ответить, большая теплая рука взяла ее под локоть.

– Вы хотите танцевать с ним или предпочтете, чтобы он ушел? – спросил мистер Дженсен низким голосом, приблизившись к ее уху.

– Я ценю вашу заботу, однако я хорошо знакома с этим джентльменом и рискну принять его приглашение, – ответила она так же тихо. Затем ее губы скривились, когда она увидела приближающуюся к ним женскую фигуру. – Приготовьтесь, мистер пират. В вашу сторону направляется девица с призывным блеском в глазах, которая, судя по наряду, находится в явно бедственном положении.

– Вот как? Это мой любимый тип девиц. Вы знаете, кто она?

Поскольку маска почти не прикрывала лицо женщины, Каролина легко распознала ее.

– Это леди Кроуфорд, – ответила Каролина мистеру Дженсену. – Она вдова и очень красивая.

– В таком случае я покидаю вас, миледи. – Он поклонился ей, кивнул разбойнику, затем повернулся к приближающейся даме.

Каролина взглянула на лорда Сербрука. Тот хмуро смотрел в спину мистера Дженсена, но тут же переключил свое внимание на нее. Потом предложил ей свою руку:

– Так мы идем танцевать?

Каролина молчала, обуреваемая сомнениями. Она разрывалась между внезапно нахлынувшим настоятельным стремлением выбежать из комнаты, вернуться к прежнему безопасному, спокойному существованию, остаться наедине со своими воспоминаниями – и столь же сильным желанием окончательно выйти из тени. «Пора решительно вступить в новую жизнь, – прошептал внутренний голос. – Тебе необходимо сделать это».

– Я не кусаюсь, – донесся до нее насмешливый голос разбойника. – По крайней мере, не часто.

Голос этот показался ей необычайно притягательным, и сердце ее замерло. Затем она тряхнула головой и улыбнулась в ответ:

– Однако всегда готовы что-нибудь похитить.

– Только когда возникает подходящий случай. Но сегодня мне представился шанс пригласить на вальс самую красивую женщину в этом зале. – Сербрук поднес ее руку к своим губам и поцеловал.

По руке Каролины распространилась горячая волна. Такая реакция крайне встревожила её, но в то же время она была заинтригована. Нелепо, конечно, испытывать трепет от слов этого закоренелого повесы, тем не менее, ей было приятно услышать такой комплимент. Его откровенное восхищение и сознание того, что ее трудно узнать в маскарадном наряде, придало ей храбрости. Она склонила голову в сторону кружащихся пар.

– Что ж, вальс ждет нас.

Каролина с замиранием сердца ступила в круг танцующих и в тот же момент очутилась в крепких руках партнера среди кружащихся пар. Она слегка запнулась – то ли от того, что давно не танцевала, то ли от того, что была шокирована тем, что после долгих лет оказалась в объятиях мужчины. Однако разбойник надежно поддерживал ее, и она вновь обрела точку опоры.

– Не волнуйтесь, – тихо сказал он, касаясь теплым дыханием ее уха, отчего она ощутила приятную дрожь, пробежавшую по спине. – Я не дам вам упасть.

С этими словами он закружил ее в танце. Остальные танцоры и вся комната слились для Каролины в туманное разноцветье. Единственное, что она могла отчетливо видеть, – это лицо Сербрука в маске и его напряженный взгляд. При этом она испытывала необычайное возбуждение в его объятиях.

Длинные крепкие пальцы обхватывали ее ладонь, и их тепло проникало даже сквозь перчатки. Другая же рука, находящаяся в надлежащем месте в нижней части ее спины, казалось, обжигала кожу. Каролина ощутила необычайный душевный подъем и полностью отдалась этому чувству, кружась в ритме вальса. Как она могла забыть, что ей всегда ужасно нравилось танцевать?

Сербрук легко и умело вел ее, и у нее возникало ощущение, будто она парит в воздухе в его крепких объятиях, едва касаясь пола. Каролину охватило волшебное чувство невесомости, и она улыбнулась. В зале звучали веселые голоса гостей, гремела музыка, но для нее все это погрузилось в небытие. Все, кроме Сербрука. Она с особой остротой воспринимала его пылкий взгляд, устремленный на нее, движение его мускулистого плеча под ее ладонью, касание его ноги ее платья, медленное перемещение его пальцев на ее спине и легкое давление его ладони при каждом повороте.

Она ощущала исходящий от него приятный запах свежести чистого белья в сочетании с душистым мылом. Ей хотелось прильнуть к нему, уткнуться лицом в его шею и глубоко вдыхать этот аромат.

Дыхание Каролины участилось, как и сердцебиение, и губы слегка приоткрылись. Близость этого красивого мужчины пьянила ее и возбуждала.

Лорд Сербрук остановил ее у края танцевального зала, и Каролина с огорчением осознала, что музыка прекратилась. Как случилось, что она не заметила этого? В течение нескольких секунд они оставались в том же положении, как и во время танца, не отрывая друг от друга взгляда. Тепло его рук обжигало ее, и она не могла двинуться с места. Не могла дышать. Только неотрывно смотрела на него, продолжая ощущать его близость. Ее рука покоилась в его руке, а ладонь другой его руки оставалась на ее спине.

Звук одобрительных аплодисментов вывел Каролину из транса, и лорд Сербрук медленно отпустил ее. Оправившись от оцепенения, она оторвала взгляд от своего партнера и тоже похлопала музыкантам.

– Не желаете ли что-нибудь выпить, прелестная богиня? – прозвучат низкий голос над ее ухом. – Или, может быть, выйдем на террасу?

Свежий воздух был для нее сейчас не только желанным, но просто жизненно необходимым, хотя она подозревала, что в присутствии лорда Сербрука не сможет нормально дышать. Желание выйти с ним на террасу было весьма заманчивым, и в то же время мысль об этом лишала ее присутствия духа. Однако почему бы все-таки не пойти? Ведь они будут там не одни – наружу вышли и другие пары.

– Свежий воздух – это прекрасно, – тихо сказала Каролина.

Он предложил ей руку, и, хотя она лишь коснулась ее кончиками пальцев, как того требуют правила хорошего тона, ей казалось, что в этом есть нечто неподобающее. Конечно, нелепо думать так. Нет ничего предосудительного в том, что она разговаривала с лордом Сербруком, танцевала с ним, а теперь выйдет на свежий воздух. Ведь он был для нее просто… другом.

Тем не менее, ее охватило волнение, какого она прежде не испытывала. Впрочем, костюмы и маски делают людей неузнаваемыми. До этого она лишь однажды присутствовав на маскараде, но это было очень давно, вскоре после свадьбы. Поэтому, несомненно, ее волнение вызвано этой новой для нее обстановкой. Возможно также, что свою роль сыграли и «Мемуары любовницы», где леди описывает эротическую встречу со своим любовником на маскараде. И та встреча так же началась с вальса, во время которого женщина испытывала необычайную легкость и свободу благодаря своей анонимности…

Каролина поджала губы и нахмурилась. Черт возьми! Ей не следовало читать эту книгу. «Скорее, не стоило многократно перечитывать ее», – укоризненно прозвучал внутренний голое.

Эта проклятая книга вызывала у нее вопросы, на которые она не могла ответить. Чувственные образы не только вторгались в ее сны, но с пугающей частотой возникали в голове, вызывая жар и ощущение, что ее одежда становится слишком тесной, а кожа готова лопнуть как у перезревшего фрукта.

Именно такое ощущение не покидало ее сейчас.

Она украдкой взглянула на лорда Сербрука. Он выглядел совершенно спокойным и сдержанным, что подействовало на нее как холодный душ. Ясно, что только она испытывала беспокойство.

Как только они вышли на улицу, прохладный ветерок немного остудил ее. Лорд Сербрук повел ее в тихий полутемный угол террасы, окруженный пальмами в огромных фарфоровых вазах. Несколько пар прогуливались по небольшому огороженному саду, а в противоположном конце террасы стояли трое джентльменов. Больше никого не было. Вероятно, не по сезону холодный сырой воздух, в котором чувствовался запах дождя, не привлекал гостей выйти наружу.

– Вам тепло? – спросил лорд Сербрук.

Боже, находясь рядом с ним в укромном уголке, окруженном пальмами, она чувствовала себя так, словно вокруг нее бушевало пламя. Каролина кивнула и испытующе посмотрела на него:

– Вам… вам известно, кто я?

Он медленно окинул ее взглядом, задержавшись на обнаженных плечах и на округлостях, которые выделялись в этом обтягивающем платье. Обычно все это в ее повседневном скромном наряде было скрыто. В восхищенном взгляде лорда Сербрука не было признаков того, что он узнал ее. Когда их глаза снова встретились, он тихо сказал:

– Вы Афродита, богиня страсти.

Каролина слегка расслабилась. Он, скорее всего не узнал ее, судя по тому грубоватому интимному тону, каким произнес «богиня страсти». Лорд Сербрук никогда не посмел бы говорить так с леди Уингейт. Однако ее спокойствие длилось недолго, поскольку исполненный желания голос мужчины привел Каролину в замешательство, и часть ее существа предупреждала, что ей следует немедленно покинуть террасу, вернуться в зал и продолжить поиски своей сестры и подруг. Одновременно другая часть, очарованная таинственным, соблазнительным разбойником, полагаясь на анонимность, создаваемую маскарадным костюмом, отказывалась уходить.

Кроме того, при таких обстоятельствах у нее появлялась возможность побольше узнать о нем. Несмотря на их продолжительные беседы на приеме в доме Мэтью, она уяснила только, что лорд Сербрук благовоспитанный, остроумный, вежливый, очаровательный и всегда безукоризненно одетый мужчина. При этом порой в его глазах таилась печаль, но он ни единым намеком не выдавал причины, порождавшей ее. Каролину одолевало любопытство. Сейчас надо немного успокоиться, и, вероятно, она сможет узнать его секреты.

Она кашлянула и сказала:

– На самом деле я – Галатея.

Он медленно кивнул, глядя на нее:

– Да. Галатея – статуя, созданная Пигмалионом по образу Афродиты и ожившая под воздействием его страсти к ней. Но почему вы не предстали самой Афродитой?

– Откровенно говоря, я считала такой костюм слишком… нескромным. На самом деле я намеревалась быть пастушкой. Однако моя сестра убедила меня нарядиться Галатеей. – Каролина усмехнулась, – Наверное, она каким-то образом лишила меня разума, пока я спала.

– Как бы то ни было, она заслуживает одобрения за свои усилия. Вы…. прелестны. Даже более чем сама Афродита.

Его низкий голос, казалось, ласкал ее. Однако она не удержалась от колкости:

– И это говорит разбойник, чье зрение притупилось темнотой, оттого что он привык промышлять по ночам.

– Я все-таки не настоящий разбойник, и у меня прекрасное зрение. А что касается Афродиты, то эта женщина создана, чтобы внушать зависть. Ее единственное предназначение – любить и побуждать других делать то же.

Его слова, произнесенные глубоким, завораживающим голосом, в сочетании с неотрывным взглядом, заставили Каролину покраснеть и лишили дара речи. Вместе с тем она еще раз убедилась, что он не догадывается, кто она. Во время их прежних бесед лорд Сербрук никогда не позволял себе говорить с ней, прибегая к непристойным намекам. И его тон никогда не был таким интимным. Ей даже в голову не приходило, что он способен общаться с ней подобным образом. Она была не из тех эффектных дам, которые могут пробудить страсть у мужчины с таким положением. Он легко может соблазнить любую женщину, и, судя по слухам, так и делает.

Ободренная его словами и своей анонимностью, она сказала:

– Афродита была всеми желанна и могла выбирать себе любовников.

– Да. И одним из ее избранников был Арес. – Сербрук снял свои черные перчатки и, протянув руку, коснулся кончиком пальца ее обнаженного плеча. Она замерла, а он провел пальцем по ее ключице. – Наверное, мне следовало нарядиться богом войны, а не разбойником. – Он опустил руку, и Каролина плотно сжала губы, чтобы сдержать невольный стон протеста. Она сдвинула колени, чувствуя, как они внезапно ослабели от этой кратковременной легкой ласки.

– Однако Афродита застала Ареса с другой любовницей, – произнесла Каролина слегка насмешливым тоном, немного оправившись от потрясения.

– Он глупец. Любой мужчина был бы счастлив обладать такой женщиной и не променял бы ее ни на какую другую.

– Вы имеете в виду Афродиту?

– Вы и есть Афродита.

– На самом деле я Галатея, – напомнила ему Каролина.

– Да. Статуя, в которую влюбился Пигмалион, была чрезвычайно похожа на реальную женщину, и он часто прикасался к ней, чтобы убедиться, является ли она живым созданием или нет. – Сербрук протянул руку и сомкнул свои теплые пальцы на обнаженной руке Каролины в том месте, где заканчивалась перчатка. – В отличие от Галатеи вы вполне реальны.

Проснувшийся в ней здравый смысл требовал немедленно уйти, однако ноги отказывались подчиняться. Ее поглотило ошеломляющее чувство. Она была потрясена интимностью его прикосновения, когда он просунул палец под край ее перчатки. Горячая волна прокатилась по всему ее телу, лишая дара речи.

– Известно, что Пигмалион осыпал свое творение подарками, – сказал Сербрук, глядя на нее с блеском в глазах.

Каролина, придя в себя, кивнула:

– Да. Разноцветными ракушками и свежими цветами.

– А также драгоценными камнями, кольцами, ожерельями и жемчужными бусами.

– Я бы предпочла ракушки и цветы.

– Вместо драгоценностей? – В его голосе прозвучало явное удивление. Он отпустил ее руку, и Каролина с трудом удержалась от возгласа сожаления. – Вы, конечно, шутите. Все женщины любят драгоценности.

Лорд Сербрук сказал это с таким убеждением, что она невольно рассмеялась.

– Разумеется, драгоценности должны нравиться, но для меня они безлики и потому не производят особого впечатления. Любой может пойти к ювелиру и выбрать какую-нибудь безделушку. Для меня главное – не цена подарка, а его оригинальность, свидетельствующая о том, что человек много думал, прежде чем выбрать его.

– Понятно, – сказал Сербрук, хотя в его голосе по-прежнему звучало удивление. – Так что вы хотели бы получить от Пигмалиона в качестве подарка?

Каролина задумалась, потом сказала:

– То, что могло бы служить напоминанием о нем.

Он улыбнулся:

– Может быть, все-таки бриллианты и жемчуга?

Она покачала головой:

– Нечто другое… личное. Я предпочла бы цветы из его сада. Любимую им книгу из его коллекции. Письмо или стихи, которые он написал бы специально для меня.

– Должен признаться, я никогда не слышал, чтобы женщина предпочла письмо бриллиантам. Вы не только прелестны, но и…

– Лишена здравого смысла? – насмешливо заключила она. – Женщина со странностями?

Он улыбнулся, сверкнув белоснежными ровными зубами.

– Я хотел сказать, что вы чрезвычайно редкая женщина, Можно сказать – глоток свежего воздуха.

Его взгляд устремился на ее губы, которые невольно приоткрылись. На скуле его пульсировала жилка, и, казалось, в воздухе вокруг них чувствовалось внезапно возникшее напряжение.

Сербрук смотрел на нее, и даже в тусклом свете было видно, как блестят его глаза.

– Кстати, о письмах, – сказал он. – Вы слышали, какой ажиотаж царит среди женщин, получивших письма, в которых указывается только время и место?

Каролина удивленно вскинула брови. Было ясно, что лорд Сербрук наслышан об этих письмах и сам имеет большой опыт подобных свиданий. Внезапно в ее голове возник его образ и образ женщины, которая, о Боже, похожа на нее. Они занимаются любовью, сплетя обнаженные руки…

Каролина зажмурилась, стараясь избавиться от этой непристойной картины, затем сказала:

– Я тоже слышала об этих письмах.

– Вы когда-нибудь получали подобное письмо?

– Нет. А вы посылали такое?

– Нет, хотя нахожу эту идею интригующей. Скажите, если бы вы получили такое послание, пошли бы на свидание?

Каролина открыла рот, чтобы решительно сказать «Конечно, нет», но, к своему удивлению и огорчению, обнаружила, что вместо этих слов нерешительно произнесла:

– Я… я не уверена.

И затем с пугающей и смущающей ясностью осознала, что она действительно не уверена. Как это возможно? Казалось, надев костюм богини, она стала совсем другим человеком. Женщиной, способной пойти на тайное свидание с неизвестным обожателем. Что же все-таки произошло с ней? И почему она думает именно об этом мужчине? Ведь этот очаровательный, благородный дворянин, имевший большой опыт любовного общения с женщинами своего круга, заботится только о собственном удовольствии.

Черт подери! Несомненно, это «Мемуары» виноваты в том, что в ее голове возникают такие нелепые мысли и волнующие образы. Как только она вернется домой, то сразу бросит эту книгу в огонь и таким образом избавится от нее.

Приподняв подбородок, Каролина спросила:

– А вы пошли бы?

Вместо того чтобы ответить незамедлительно, как она ожидала, он задумался на несколько секунд, потом сказал:

– Полагаю, это зависело бы от того, кто прислал мне такое письмо.

– Но суть именно в том, что отправитель неизвестен.

Он покачал головой:

– Думаю, всегда существует хотя бы слабое подозрение относительно автора письма. Вероятно, это тот, кто очень сильно желает встречи с вами. – Он слегка сжал ее руки. Тепло его ладоней проникло сквозь ее перчатки, и ей захотелось, чтобы этого барьера не было. – Сильное желание не может оставаться незамеченным.

Что ответить? Ей необходимо было подумать, но все ее мысли сосредоточились лишь на одном произнесенном им слове.

Желание!

Прежде чем она вновь обрела обычную уверенность в себе, он тихо произнес:

– Отвечая на ваш вопрос, скажу: если бы вы прислали мне такое письмо, я бы пришел.

Возникла продолжительная пауза. Время шло, и в напряженной тишине Каролина с особой остротой ощущала присутствие рядом этого мужчины. Его внушительный рост, ширину плеч, напряженность взгляда, пьянящий аромат, теплое прикосновение рук.

Его взгляд переместился на ее шею, и в глазах промелькнули веселые искорки.

– Я вижу, на вас нет дорогих украшений. Это обстоятельство весьма озадачивает такого разбойника, как я.

Каролина сглотнула, стараясь вновь обрести голос, что оказалось сделать непросто, ощущая тепло его пальцев на своих руках.

– Иначе вы ограбили бы меня?

– Я должен оправдывать свой наряд.

– Вы говорили, что не являетесь вором.

– В реальной жизни. – Он посмотрел на свой черный маскарадный костюм и драматически вздохнул. – Вот я стою перед вами в маске и плаще разбойника, но, к сожалению, не вижу на вас ни одного бриллианта. Чем же поживиться?

– Должна признаться, я их не люблю, – сказала Каролина, невольно улыбнувшись.

– А я должен признаться, что никогда не слышал, чтобы женщина говорила такое. – Он лукаво улыбнулся. – Вот видите, мы только что обменялись полуночными признаниями. А вы знаете, что говорят по этому поводу?

– Боюсь, что нет.

Сербрук склонился ближе к ней, и ее сердце бешено заколотилось.

– Говорят, что делать такие признания весьма опасно, но в то же время они позволяют лучше узнать друг друга.

Каролина внезапно осознала, что этот разговор действительно становится опасным.

– В бальном зале у женщин драгоценностей больше, чем вы способны унести, – заметила она.

– Меня не интересуют другие женщины, кроме вас, миледи.

Его слова взволновали Каролину и вызвали прилив re и л а к щекам.

– Но у меня нет драгоценностей, – прошептала она.

– Вы сами по себе драгоценность. И поскольку у вас нет ни бриллиантов, ни жемчугов, я вынужден похитить… – он приблизился к ней почти вплотную, – поцелуй.

Прежде чем Каролина успела среагировать, он склонил свою голову и коснулся губами ее губ.

Внешне она оставалась спокойной, но внутри все трепетало. Сердце сначала замерло, а потом забилось с бешеной частотой. При этом она ощущала биение пульса повсюду: в висках, у основания горла, в паху.

Он поднял голову, и их взгляды встретились. В его глазах не осталось и следа веселости. Они пылали, как два раскаленных угля, обжигая ее и пробуждая желание, какого она не испытывала так давно.

Лорд Сербрук изучал ее в течение нескольких секунд, потом с глухим стоном привлек в свои объятия и прильнул губами к ее губам. Ее губы мгновенно приоткрылись – то ли от страстного желания, то ли от удивления, – и все вокруг исчезло, кроме него.

Его тело, казалось, излучало жар, и в его объятиях Каролина чувствовала себя так, будто была укрыта теплым одеялом. Ее дурманил его мужской запах, отчего колени слабели, кружилась голова. Каролина невольно обвила руками его шею и крепко держалась за нее, чтобы не упасть.

И слава Богу, что сделала так, потому что когда его язык соприкоснулся с ее языком, она едва не потеряла сознание. Из ее горла вырвался стон, наполовину от потрясения, наполовину от страстного желания, и она прижалась к нему всем телом, впитывая в себя каждый нюанс его страстной атаки.

Она с наслаждением ощущала восхитительный вкус его губ и силу руки, которая твердо держала ее прижимая к себе, иначе она опустилась бы на, каменные плиты. Его другая рука медленно скользила вверх и вниз по ее спине, ее груди упирались в его грудь, а животом она явственно чувствовала твердость его возбуждения.

Каролину охватило давно забытое желание, которое, подобно удару молнии, опалило ее тело. Она широко раскрыла рот под его губами, и ее язык встретился с его языком. Каролина погрузила пальцы в его волосы на затылке и прокляла свои перчатки, не позволяющие почувствовать их шелковистость.

Затем он поднял голову, внезапно прервав поцелуй. На этот раз она не удержалась от протестующего стона и с трудом открыла глаза.

Сербрук смотрел на нее затуманенным взором, учащенно дыша, как и она.

Подняв руку, он нежно коснулся ее щеки.

– Я знал, что будет именно так, – сказал он прерывистым шепотом.

Его голос развеял окутавший ее чувственный туман, и осознание того, кто она и где находится, подействовало на нее как холодный душ. Каролина вскрикнула и, освободившись от его объятий, отступила назад, прижав дрожащие пальцы к губам, то ли для того, чтобы стереть поцелуй лорда Сербрука, то ли напротив – чтобы запечатлеть его.

Боже милостивый, что на нее нашло? Что она сделала?

«Я скажу, что ты сделала, – с осуждением прозвучал внутренний голос. – Ты запятнала память об Эдварде».

Из ее горла готов был вырваться крик, и Каролина сжала губы, чтобы сдержать его. Она отчаянно пыталась вспомнить ощущение от поцелуя покойного мужа, но безуспешно. Как она могла решиться на это, когда на ее губах еще оставался вкус поцелуя другого мужчины? Когда она все еще ощущала прижимающееся к ней его крепкое тело? Когда она мысленно продолжала пережинать этот страстный поцелуй, который разделила с… мужчиной, не являвшимся ее мужем.

Каролину переполняло чувство вины и стыда, и у нее возникло желание немедленно покинуть террасу.

– Я… я должна идти, – сказала она с оттенком горечи.

– Подождите. – Лорд Сербрук протянул к ней руку, но она покачала головой и отступила назад:

– Нет. Пожалуйста, оставьте меня.

Не дожидаясь его ответа, она устремилась мимо него и бальный зал, где тотчас смешалась с толпой. Каролина не стала искать свою сестру и подруг и поспешила в фойе, где попросила подать свою карету. Пять минут ожидания показались ей вечностью, когда она стояла в ближайшем укромном углу, прижимая руки к груди.

Оказавшись в своей карете, Каролина закрыла лицо руками, и доселе сдерживаемые рыдания вырвались наружу.

Что она наделала? Как она могла допустить такое?

Все внутри ее протестовало и взывало к памяти об Эдварде: о его нежной улыбке и ласковых прикосновениях, о любви, которую они разделяли. Однако милые ее сердцу воспоминания ускользали, становились смутными. Вместо них перед ее мысленным взором возникал образ дьявольского разбойника с пылким взором и пленительными губами. Хотя Каролина решила вновь вернуться к светскому образу жизни, она не предполагала, что может внезапно поддаться такой сокрушительной страсти.

Отрицать это невозможно, и она вновь прокляла чтение «Мемуаров», которые подвигли ее ступить на скользкую чувственную дорожку. При этом ее мучил вопрос: что она намерена делать дальше?

Глава 4

Все в нем завораживало меня. Я теряла волю от одного его взгляда, от одного прикосновения. Его руки с длинными, крепкими, умелыми пальцами творили волшебство. А губы… то, что он делал своими дивными губами, иначе как грехом не назовешь.

Из книги «Мемуары любовницы»

На утро после маскарада Дэниел сидел в своей обеденной комнате и неподвижно смотрел на нетронутый завтрак. Его голова ужасно болела после бессонной ночи и изрядно выпитого бренди. При этом он не переставал думать о недавней встрече с Каролиной.

Дэниел со стоном откинул голову назад и закрыл глаза. Перед его мысленным взором тотчас возник ее образ в соблазнительном наряде богини. Он держал ее в своих объятиях, и ему казалось, что она создана исключительно для него. Никогда в своей жизни он не испытывал такого волнения, танцуя вальс. Ее радостное настроение, ее улыбка и неподдельное изумление, смешанное с восхищением, – все это притягивало его, и он не мог оторвать от нее глаз, как будто от этого зависела его жизнь. Она, безусловно, пленила его. Что, черт возьми, с ним случилось? Почему она оказывает на него такое воздействие?

Дэниел глубоко вздохнул, открыл глаза и взял свой кофе. Проклятие, он понял, что случилось. Он потерял контроль над собой там, на террасе.

О Боже! Он хотел только едва коснуться губ этой богини дразнящим поцелуем, чтобы заставить ее захотеть большего. Однако в тот момент, когда его губы коснулись ее губ, его намерение сменилось такой ошеломляющей первобытной страстью, что он не смог удержаться от яростного натиска. Никогда прежде с ним ничего подобного не происходило. Он имел дело со многими женщинами, но ни одна из них не лишала его контроля над собой.

Удивительно, что он еще ухитрился вовремя остановиться вместо того, чтобы прижать ее к стене, задрать кверху юбки и удовлетворить страсть, которую она пробудила в нем. Дэниел был уверен, что если бы они окапались в более укромном месте, он поддался бы искушению полностью овладеть ею. И, учитывая ответную страсть, которую эта женщина проявила во время поцелуя, он не сомневался что она с радостью позволила бы ему сделать это. Она явно испытывала такую же потребность, такой же пыл и такое же желание, как и он. Дэниел чувствовал это в каждом нюансе их поцелуя. Чувствовал, как она вся трепетала от возбуждения.

Он ожидал, что леди Уингейт способна произвести на него сильное впечатление, но никогда, даже в своих бесчисленных фантазиях в отношении ее, не предполагал, что этот единственный поцелуй так подействует на него. Он рассчитывал соблазнять ее постепенно. Очевидно, их встреча и ее страстный ответ на его поцелуй неожиданно лишили ее самоконтроля, так как он знал, что она не из тех женщин, которые легко поддаются соблазну. Нет, таким способом ее едва ли можно соблазнить. К сожалению, он пошел по этому пути и добился лишь того, что напугал ее. В глазах ее отражалось явное огорчение, когда она покидала террасу, и он не скоро забудет этот взгляд. Выходит, старания оказались напрасными?

Дэниел сделал большой глоток уже остывшего кофе, вновь задавая себе мучительные вопросы, которые вертелись в его голове всю бессонную ночь.

Знала ли она, с кем была на этом маскараде? Знала ли, что именно он скрывался под маской разбойника? Знала ли, с кем она целовалась так страстно?

Он с удовлетворением предположил, что она сознавала, в чьих объятиях находится и чьи губы целуют ее. Однако мысль о том, что она не узнала его, вызвала жгучую ревность – скверное чувство, которое он крайне редко испытывал, хотя в данном случае иначе это чувство не назовешь. Разумеется, в обществе есть много мужчин, которые были богаче, красивее, удачливее за карточным столом, имели больше любовниц, чем он. Все они могли бы вызвать у него ревность, но в действительности он ревновал только к Эдварду и только из-за Каролины.

Конечно, она узнала, кто под маской разбойника. Разве не так? Мысль о том, что она, целуясь с ним, имела в виду другого мужчину, заставляла вскипать его кровь.

Надо разрешить свои сомнения. Как только наступит подходящий час для визитов и как только эта проклятая головная боль пройдет, он отправится к ней, чтобы поговорить и узнать причину, по которой она так поспешно покинула его прошлым вечером. Независимо от того, признается Каролина или нет, ясно, что она уже созрела для любовной связи, и он не намерен допустить, чтобы этим воспользовался другой мужчина.

Он поставил чашку кофе и обхватил голову руками. Образ Каролины, терзавший его с того момента, как она покинула террасу, снова возник в его мозгу. При этом он вообразил, чем могла закончиться их встреча: ее юбки подняты кверху, ноги обвивают его талию, а его восставшая плоть глубоко проникает в тесную, влажную теплоту. Он постепенно усиливает толчки, ускоряя движения, и наконец, они оба достигают вершины блаженства.

Из горла Дэниела вырвался глухой стон, и он заерзал на стуле, чтобы облегчить возникшее неудобство в брюках.

– Вот что вам нужно, – раздался позади знакомый мужской голос, оторвавший Дэниела от его эротических фантазий. Сэмюель, в своей безупречной лакейской ливрее, поставил перед ним на стол красного дерева высокий бокал. – Нет ничего хуже утра после ночи, проведенной с неумеренным потреблением джина.

Дэниел подозрительно посмотрел на бокал с каким-то темным отваром.

– Это был коньяк, а не джин.

– Не важно, какую сивуху вы пили, этот отвар вернет вас к жизни.

Дэниел хмуро посмотрел на рослого молодого парня:

– Это была не сивуха, а великолепный коньяк столетней выдержки.

– Однако от него у вас трещит голова, – заметил Сэмюель своим обычным, лишенным эмоций голосом, потом указал рукой в белой перчатке на бокал. – Пейте, – произнес он таким тоном, словно был хозяином дома, а Дэниел – лакеем. – Чем скорее вы сделаете это, тем быстрее почувствуете себя лучше и к вам вернется прежний здоровый цвет лица. А сейчас вы выглядите ужасно бледным, милорд. – В ответ на хмурый взгляд Дэниела он быстро добавил: – Прошу прощения за такие слова.

Черт побери, надо что-то делать со склонностью Сэмюела болтать лишнее.

– Прощаю, – проворчал Дэниел. – Ты слишком нахальный, и это может повредить тебе.

– Говорить правду – разве нахальство? – сказал Сэмюель с серьезным выражением лица. – Я ведь обещал вам никогда не лгать и не лгу. От меня вы всегда услышите только правду, милорд, какой бы горькой она ни была.

– Благодарю, хотя думаю, нам надо поработать над тем, чтобы твои слова были чуть менее грубыми. – Дэниел снова с сомнением посмотрел на бокал: – Что это?

– Рецепт этого зелья я узнал в Лидсе от бармена из трактира под названием «Резаный поросенок». Его имя Уивил, но он привык, что его называют Сатана Уивил.

– Замечательное имя. Однако я давно взял за правило не пить ничего, что исходит от людей по прозвищу Сатана.

– О, Сатана знает свое дело, милорд, – сказал Сэмюель все таким же серьезным тоном. – Выпейте это, и через двадцать минут будете рады, что послушались меня. Люди в «Резаном поросенке» молятся на этот напиток.

– Ну разве можно отказаться после такой рекомендации? – пробормотал Дэниел. Он взял бокал и пожал плечами. Почему бы нет? Хуже едва ли будет. Он сделал глоток и с трудом сдержался, чтобы его не вырвало прямо на стол.

– О Боже, – простонал он, содрогнувшись всем телом. Взгляд, который он бросил на Сэмюела, казалось, должен был свалить парня на пол. – Никогда не пробовал ничего более мерзкого.

– Никто и не утверждал, что это зелье приятно на вкус, – сказал Сэмюель с раздражающим безразличием к пронизывающему взгляду хозяина. – Выпейте все это залпом, милорд.

Дэниел не был убежден, что это средство не убьет его, однако выпил все содержимое бокала, потом поставил его на стол так резко, что тот едва не разбился.

– Какая гадость.

– Вы будете благодарить меня менее чем через двадцать минут.

– Прекрасно. Однако пока могу сказать только: «Какая гадость!»

Сэмюель улыбнулся:

– Желаете чашечку свежего кофе, милорд?

– Пожалуй. Возможно, кофе поможет избавиться от этого отвратительного привкуса.

Дэниел наблюдал, как молодой человек двинулся к буфету, и сердце его наполнилось гордостью. Теперь Сэмюель был не тем бедным, отчаявшимся, больным парнем, с которым он повстречался год назад холодной дождливой ночью в Бристоле, где тот пытался ограбить его. Дэниел легко отразил нападение и сначала подумал, что парень, едва державшийся на ногах, пьян, однако когда тот рухнул к его ногам, обнаружил, что грязный, одетый и лохмотья парень весь пылает в лихорадке. К тому же его вид говорил о том, что он месяцами не имел нормальной пищи.

Внезапно нахлынувшее сочувствие заглушило раздражение, и Дэниел вместо того, чтобы сдать парня властям, отвел его в гостиницу, где проживал, и вызвал врача.

Молодой человек три дня находился между жизнью и смертью, бормоча в бреду проклятия. На четвертый день жар, наконец, спал, и Дэниел обнаружил, что за ним наблюдает пара прищуренных глаз пришедшего в сознание больного, который после недолгих увещеваний сообщил, что его зовут Сэмюель Траверс и ему семнадцать лет. Дэниел с трудом убедил его, что не намерен причинять ему вред: не станет сдавать его властям и не имеет никакого злого умысла в отношении его.

Сначала Сэмюель отказывался верить, что Дэниел помог ему, ничего не требуя взамен, однако в течение следующих семи дней постепенно удостоверился в этом. Пока Сэмюель восстанавливал свои силы, он и Дэниел обменивались историями своей жизни, и между ними начало устанавливаться взаимное доверие. Сэмюель рассказал, что его мать умерла, когда ему было пять лет. У него никого не осталось, кроме пьяницы-дядьки, который присматривал за ним. После смерти матери у него, по сути, никогда не было настоящего дома. Он был вынужден воровать, чтобы не умереть от голода, и переезжал из города в город, скрываясь от властей. Фактически ему приходилось заботиться о себе с двенадцати лет.

Хотя их детские годы проходили в совершенно различных условиях, рассказы Сэмюела пробудили у Дэниела воспоминания, которые он старательно прятал в самых отдаленных уголках памяти. Они касались смерти его матери, когда ему было восемь лет. Он никогда ни с кем не делился этими воспоминаниями и не хотел откровенничать с Сэмюелом. Однако, то обстоятельство, что они оба лишились в детстве матерей, явилось тем небольшим общим основанием, которое в какой-то степени объединяло их.

В процессе их бесед Дэниел взглянул как бы со стороны на свою собственную жизнь, и ему не понравилось то, что он увидел. Он понял, что их судьбу предопределили обстоятельства рождения. При этом он стал богатым аристократом, пользующимся всеми благами общества, а Сэмюель был вынужден бороться за существование, занимаясь попрошайничеством и воровством.

В результате долгих размышлений Дэниел понял, что причиной смутного недовольства собой, терзавшего его последние несколько лет, явились скука и апатия. Ничто не будило его воображения, не вызывало искреннего интереса. Да и что могло заинтересовать его, когда он имел все, что хотел?

Ничто – осознал Дэниел с досадой. Он попусту тратил свое время и деньги на сиюминутные удовольствия и никчемные занятия. Нельзя сказать, что он намеревался отказаться от всего этого, однако под влиянием Сэмюела решил, что пора использовать свое время и средства с большей пользой. В конце концов, Дэниел предложил Сэмюелу работу в качестве слуги при условии, что, если тот еще хоть раз попытается ограбить его или кого-то другого, он вышвырнет его на улицу. Сэмюель согласился и в течение года проявил себя трудолюбивым, надежным и смышленым слугой. К тому же Дэниел вскоре обнаружил, что Сэмюель в высшей степени честен и прямодушен.

Он не признавал обычных строгих формальностей, существующих в отношениях между хозяином дома и лакеем. Дэниел время от времени делал ему замечания, хотя считал их обмен репликами весьма забавным. Особенно ему нравилось то, что Сэмюель был всегда почтителен, но никогда не раболепствовал и, не стесняясь, говорил все напрямую. Обладая титулом и положением в обществе, Дэниел обычно был окружен всякого рода льстецами. Что касается Сэмюела, то его нельзя было обвинить в стремлении угодить хозяину и говорить только то, что, по его мнению, Дэниел хотел бы услышать.

Дэниел должен был признать, что необычные, неформальные отношения с Сэмюелом явились следствием его нежелания обуздывать прямолинейность молодого человека. И, что особенно удивительно, с некоторых пор он стал относиться к нему почти как к младшему брату. Сэмюель стал для него даже ближе, чем Стюарт и Джордж. Никто из них двух его беспутных младших единокровных братьев не нуждался в нем, если только им не требовались деньги или иная помощь в затруднительном положении.

С того времени как в его доме появился Сэмюель, Дэниел не мог больше утверждать, что его жизнь скучна и лишена проблем. Он не предполагал, что благодаря Сэмюелу в его городском доме, а также в загородном поместье в Кенте произойдут существенные изменения, нарушающие обычный монотонный порядок.

Размышления Дэниела были прерваны тем, что на колени ему прыгнул пушистый темный комок. Дэниел посмотрел вниз и обнаружил, что на него уставился кошачий глаз.

– О, доброе утро, Блинки, – тихо сказал он, почесывая кошку за ушами. Блинки тотчас зажмурила свой единственный глаз и замурлыкала, царапая передними лапами салфетку Дэниела.

Сэмюель поставил на стол перед ним чашку свежего кофе, после чего слегка шлепнул Блинки по голове. Затем выпрямился и кашлянул.

О… Дэниел сжал губы, чтобы сдержать наполовину стон, наполовину смех, готовый вырваться из его горла. Он хорошо знал, что означает это покашливание Сэмюела. Знал, что за этим последует: «Вы никогда не догадаетесь, милорд».

– Вы никогда не догадаетесь, милорд, – сказал Сэмюель, подтверждая предположение Дэниела.

Он уже привык, что после этих слов порядок в доме изменится. Однако он не мог отрицать, что ожидал услышать эти слова от Сэмюела, хотя не испытывал восторга от предполагаемого нарушения привычного быта. Дэниел посмотрел на Блинки, чей взгляд сосредоточился на нетронутой яичнице с беконом.

– Не могу представить, кого ты притащил в дом на этот раз, – мягко сказал он.

– Это щенок, милорд. – Сэмюель произнес слово «щенок» с таким благоговением, словно это был член королевской семьи. – Полагаю, ему около шести месяцев.

– Понятно, – сказал Дэниел с мрачным кивком. – И от чего страдает это животное?

– Его бросили, милорд. Я нашел его прошлой ночью – голодного, в куче мусора на улице.

Дэниел уже перестал предостерегать Сэмюела от хождения по темным лондонским улочкам, так как понял, что его предупреждения не действуют. Он знал, что Сэмюель не станет опять грабить людей, так как теперь у его лакея были другие интересы.

– И как, ты полагаешь, мы назовем этого брошенного щенка? – спросил Дэниел, зная, что имя должно быть как-то связано с проблемой животного.

– Болди, милорд, – сказал Сэмюель без колебаний.

Дэниел задумался, отрезая кусочек бекона для Блинки. Кошка жадно проглотила его и, потеревшись о руку хозяина, мяукнула, выпрашивая еще.

– Его постригли? – спросил наконец Дэниел.

Сэмюель кивнул:

– Да, милорд. Чтобы избавиться от спутанной шерсти и блох.

Блинки опять мяукнула, и Дэниел рассеянно дал ей еще кусочек бекона.

– А где сейчас Болди?

– На кухне, милорд. Спит. После того как я постриг и помыл собачку, кухарка дала ей поесть. Потом она устроилась около очага и, вероятно, проспит весь день.

– Кто? Кухарка?

– Болди, милорд, – уточнил Сэмюель, затем, немного поколебавшись, спросил: – Можем мы… оставить его?

После всех этих месяцев и всех этих животных Дэниел не переставал удивляться, что Сэмюель все еще считал необходимым спрашивать разрешения.

– Полагаю, у нас найдется еще одно местечко для этого щеночка, – сказал Дэниел.

Широкие плечи Сэмюела, которые еще год назад были узкими и костлявыми, явно расслабились.

– Я тоже так думаю, милорд. Я рассказал Болди, какой вы хороший, порядочный человек и что сделали для меня.

Черт побери! Дэниела охватило чувство, очень похожее на замешательство, и он не сразу нашел, что сказать в ответ. Благодарность Сэмюела всегда смущала его.

– Мужчину не следует хвалить за добрые дела, Сэмюель. Например, за помощь брошенному живому существу.

– Ошибаетесь, милорд, – ответил Сэмюель со своей обычной прямолинейностью. – Вы думаете, доброта – обычное явление, а я вам скажу, что это не так. Вы сделали доброе дело, и ваш поступок особенно ценен тем, что вы не обязаны потакать мне. К тому же возможны неприятные для вас последствия, когда щенок начнет, например, грызть вашу мебель.

– На самом деле это ты проявляешь доброту, Сэмюель.

– Да, я действительно нахожу несчастных животных, милорд, но вы имеете средства помочь им. Средства и душу. Без вас я ничего бы не смог для них сделать. – Он улыбнулся. – Определенно не смог бы, так как, наверное, был бы уже в могиле.

– Оставим это, – сказал Дэниел с оттенком недовольства в голосе, – Кто тогда нарушал бы сложившийся в доме порядок своим непочтительным поведением и собиранием паршивых животных?

– Никто, милорд, – согласился Сэмюель без колебаний. Действительно. И это была бы самая большая потеря для Дэниела.

– Да, никто, – ответил он с преувеличенно тяжким вздохом. Затем подмигнул Блинки. Кошка одарила его многозначительным взглядом, переведя его с Дэниела на бекон.

Сэмюель улыбнулся, обнажив свои слегка кривые передние зубы.

– Как ваша головная боль, милорд?

– Она… – Дэниел замолчал на несколько секунд, затем с удивлением сказал: – Все прошло.

– Терпеть не могу повторять: «Я же говорил…»

Дэниел усмехнулся:

– Ну да, конечно. Но на самом деле мне кажется, это одна из самых любимых тобою фраз.

– Я рад, что вы чувствуете себя лучше, потому что… – Сэмюель откашлялся, – вы никогда не догадаетесь, милорд.

Дэниел замер. Боже милостивый, неужели его ждет второй сюрприз за день? Так как Сэмюель имел склонность преподносить сюрпризы в порядке увеличения их размеров, Дэниел понял, что следующий будет больше, чем щенок.

– Не могу представить, – пробормотал он, продолжая почесывать Блинки за ушами. – Кто на этот раз? Лошадь? Осел? Верблюд?

Сэмюель заморгал:

– Верблюд?

Дэниел пожал плечами:

– Это просто догадка. Но я уверен, если бы по Лондону бродил одинокий неприкаянный верблюд, ты непременно нашел бы его и привел сюда.

– Естественно, милорд. Но это не верблюд.

– Я безумно рад. В таком случае, вероятно, вслед за Болди к нам пожаловали пятеро его друзей?

– Нет, милорд. Я же говорил, что у Болди никого нет кроме нас, конечно. – Сэмюель опять откашлялся, и Дэниел заметил, что он явно нервничает и что его кожа приобрела зеленоватый оттенок в тон ливрее, – К вам… посетитель. Мистер Рейберн.

Дэниел удивленно приподнял брови:

– Чарльз Рейберн? Следователь?

Сэмюель кивнул:

– Да. Он ждет вас в гостиной. Вместе с еще одним типом, который представился Гидеоном Мейном.

– Я не знаю никого с таким именем.

– Этот парень ничего больше не сказал, но я опознал в нем сыщика полицейского суда.

Дэниел пристально посмотрел на своего явно взволнованного лакея:

– Как давно они прибыли?

– Около получаса назад. Я проходил мимо холла, когда Баркли впустил их, и слышал, как они представились. После того как Баркли проводил их в гостиную, я намеревался сообщить вам, что они здесь, когда зашел в столовую.

– И ты говоришь мне об этом только сейчас? – О Боже, необходимо поговорить с Сэмюелом относительно надлежащего выполнения им своих обязанностей. Хорошо еще, что он сообщил о визитерах сейчас, а не через три часа.

Сэмюель пожат плечами:

– Нам надо было обсудить сначала другие дела, и я не хотел отвлекать вас сообщением о прибытии представителей власти. Я решил, что они могут подождать. Особенно если…

– Что «если»?

Сэмюель сглотнул слюну. Прошло несколько секунд, прежде чем он заговорил:

– Что, если они пришли за мной? – Дэниел не успел ответить, как Сэмюель поспешно продолжил: – Я не сделал ничего плохого, милорд. Клянусь. Я обещал вам не воровать и держу свое слово.

– Я не сомневаюсь в этом, Сэмюель.

Казалось, это немного успокоило лакея, и он отрывисто кивнул:

– Благодарю вас.

– Я уверен, их визит не имеет к тебе никакого отношения. А если связан с тобой, то это явное недоразумение, которое мы быстро уладим.

В глазах Сэмюела отразился страх, которого Дэниел давно не замечал.

– А что, если они здесь по поводу кражи, которую я совершил раньше, до того, как вы помогли мне? Что, если они хотят забрать меня?

– Никто никого не заберет отсюда, – решительно сказал Дэниел. Он осторожно опустил Блинки на пол и встал. – Я пойду узнаю, чего они хотят.

– Когда они уйдут, вы расскажете мне, в чем дело? – спросил Сэмюель дрожащим голосом.

Дэниел положил руку на его плечо:

– Обязательно расскажу. Не беспокойся. Я уверен, тебе ничто не грозит.

Он направился в гостиную, моля Бога, чтобы его слова подтвердились. При этом он готов был защищать Сэмюела всеми имеющимися у него средствами.

Когда Дэниел вошел в холл, Баркли вытянулся во весь рост.

– Вы готовы, чтобы я объявил визитерам о вашем приходе, милорд? – спросил дворецкий своим монотонным голосом, каким обычно разговаривал со всеми в течение десяти лет, находясь на службе у Дэниела.

– Да. Они давно ждут меня. – Дэниел искоса взглянул на дворецкого. – Полагаю, вам известно, по какому делу они здесь, если доверили Сэмюелу сообщить мне об их визите.

– Они вполне могут подождать, если явились в такой неподходящий час. – Баркли задрал кверху нос и фыркнул. – Особенно если дело касается Сэмюела.

– Сейчас узнаю.

Дэниел последовал за Баркли по коридору и, после того как дворецкий объявил о нем, вошел в комнату. Следователь Чарльз Рейберн встал с кресла рядом с камином. Дэниел решил, что этому высокому крепкому мужчине сорок с небольшим лет. Он заметил, что проницательные зеленые глаза Рейберна оценивают каждую деталь его внешности.

– Доброе утро, милорд, – поклонился Рейберн. – Примите мои извинения за столь ранний визит. – Он кивнул в сторону другого мужчины, который стоял около камина: – Это мистер Гидеон Мейн. Мистер Мейн – сыщик уголовного полицейского суда на Боу-стрит.

Мистер Мейн выглядел высоким, мускулистым и очень серьезным человеком. Его лицо с большим носом, который к тому же когда-то был явно сломан, казалось высеченным из камня. Ясно, что это был не светский визит.

Поздоровавшись с обоими мужчинами, Дэниел указал на кресла у камина и спросил:

– Может быть, присядем?

Казалось, мистер Мейн неохотно воспринял это предложение, однако не стал возражать. После того как все удобно расположились, Дэниел поинтересовался:

– Какова цель вашего визита?

– Это касается маскарада у леди Уолш прошлым вечером, милорд, – сказал Рейберн.

Дэниел выразил свое удивление, но ничем не выдал, какое испытал облегчение. Сэмюель явно здесь ни при чем.

– Так в чем же дело?

– Вы были в костюме разбойника, не так ли?

– Да.

Рейберн и Мейн обменялись взглядами.

– И вы были в обществе некой леди прошлым вечером, милорд?

Перед мысленным взором Дэниела тотчас возник образ Каролины.

– Ну и что?

– Боюсь, милорд, эта дама убита.

Глава 5

Я всегда считала себя скромной женщиной и, оглядываясь назад, на начало нашей связи, таковой и была. Однако, по мере того как наши отношения развивались, моя скромность улетучивалась. Я стала смелой и самоуверенной, не стесняясь своих желаний и страстей, каких прежде не могла даже вообразить. Я жаждала его прикосновений, его поцелуев, ощущения его кожи, подобно человеку, пристрастившемуся к наркотикам.

Из книги «Мемуары любовницы»

Дэниел похолодел. Казалось, от слов следователя повеяло ледяным ветром. Он готов был крикнуть «Нет!», если бы мог дышать. Невероятная тяжесть сдавила его грудь.

«Каролина… О Боже, не может быть».

– Тело леди Кроуфорд было обнаружено рано утром к конюшне за домом леди Уолш. – сказал Рейберн.

Слова следователя медленно доходили до затуманенного сознания Дэниела, пробиваясь сквозь охватившее cm оцепенение. Он нахмурился, потом заморгал.

– Вы… вы сказали – леди Кроуфорд?

– Да, милорд. Ей нанесли смертельный удар дубинкой по голове. Она была одета в маскарадный костюм уличной девицы. Когда ее обнаружил крысолов, она была еще жива.

Невероятное облегчение от того, что жертвой оказалась не Каролина, вызвало у Дэниела легкое головокружение. Затем его вновь охватил ужас от новости, которую принес следователь относительно леди Кроуфорд.

– Боже милостивый, – воскликнул он. – Вы схватили убийцу?

– Нет, милорд, Мы только начали следствие.

Дэниел посмотрел на мистера Мейна:

– А вы являетесь помощником следователя?

– Меня наняла семья леди Кроуфорд, и мистер Рейборн любезно позволил мне присутствовать во время опросов, – Мистер Мейн уставился на Дэниела необычайно темными глазами, в которых невозможно было отличить зрачок от радужной оболочки. – Вы были знакомы с леди Кроуфорд?

– Да…

– И это знакомство имело интимный характер.

Это было скорее утверждение, чем вопрос. Дэниел с бесстрастным выражением лица окинул взглядом Гидеона Мейна. С твердыми чертами лица, в слегка помятой одежде и с темными, нуждающимися в стрижке волосами, он выглядел далеко не красавцем, хотя не был лишен некоторой привлекательности. При этом у него был довольно грозный вид, и создавалось впечатление, что при необходимости он без колебаний воспользуется своим внушительным телосложением и силой. Казалось, будто он только что расправился с дюжиной мужчин, уложив их один за другим на землю, и, не задумываясь, сделает это еще раз.

– У меня нет привычки рассказывать о своих интимных отношениях, мистер Мейн.

– Это расследование убийства, лорд Сербрук, – сказал сыщик с угрожающим выражением лица, – а не копание в грязном белье, чтобы дать пищу для сплетен. Мы не за этим сюда пришли.

Стараясь не принимать во внимание грубые манеры этого человека, Дэниел умышленно сделал паузу, мысленно досчитав до десяти, прежде чем ответить.

– Блис и я были… давними друзьями. – Боже, невозможно представить, что она мертва.

– Насколько близкими? – продолжал допытываться, Мейн.

– Не понимаю, какое это имеет значение, – сказал Дэниел. Потом вопросительно приподнял бровь и перевел взгляд на Рейберна: – Если, разумеется, вы не подозреваете меня.

Мейн не стал отрицать такой возможности, и Рейберн хмуро взглянул на сыщика.

– Мы задаем подобные вопросы всем, кто присутствовал на маскараде, надеясь, что кто-нибудь видел нечто такое, что могло бы вывести нас на след убийцы. – Рейберн извлек из внутреннего кармана куртки записную книжку и спросил: – Вы видели что-нибудь или кого-нибудь, вызывающего подозрения?

Дэниел задумался на несколько секунд, потом отрицательно покачал головой:

– Нет. На балу, как всегда, было много людей, но я не заметил ничего необычного. У вас есть основания полагать, что преступником оказался один из гостей?

– У нас нет никаких сведений на этот счет, – резко возразил Мейн. – Есть только мертвая женщина и свидетель, который видел, как вы разговаривали с леди Кроуфорд прошлым вечером.

– Да. Мы обменялись несколькими словами.

– На террасе? – уточнил Рейберн.

– Да. – После того как Каролина ушла, он оставался на террасе еще около получаса, погруженный в свои мысли. Там к нему подошла Блис, оторвав от грустных размышлений.

– О чем вы говорили?

– Ни о чем существенном. О погоде, о маскараде, о музыкальном вечере, на который мы оба приглашены на следующей неделе.

– Как долго вы находились вместе?

– Не более пяти минут. Воздух был довольно прокладным и сырым, ей стало холодно. Я проводил ее в дом, после чего покинул бал.

– В котором часу вы ушли?

– Не могу сказать точно, так как не смотрел на часы, но полагаю, это было около двух часов ночи.

– И куда вы направились?

Дэниел удивленно вскинул брови:

– К себе домой. Куда же еще?

– Кто-нибудь может подтвердить это? – вмешался Мейн. – Ваш кучер или слуги?

– Вряд ли. Я отпустил свою карету по прибытии на бал и потому отправился домой пешком. Мои слуги уже спали, когда я пришел.

– Даже дворецкий и камердинер?

– Боюсь, что да. Баркли и Редмонд – немолодые люди. Я не требую, чтобы они дожидались меня.

Рейберн сделал какие-то пометки в своей записной книжке, затем поднял голову:

– Вы знаете, кто мог бы желать смерти леди Кроуфорд?

– Нет. Она была милой красивой женщиной. Кому понадобилось ее убивать? Вероятно, ее смерть явилась результатом разбойничьего нападения.

– Может быть, – сказал. Рейберн, – хотя ясно, что ограбление не являлось мотивом.

– Почему вы так решили? – слегка удивился Дэниел.

– Потому что драгоценности леди Кроуфорд остались нетронутыми. На ней было очень дорогое жемчужное ожерелье.

Дэниел помнил это великолепное украшение, из трех ниток отборного жемчуга.

– Ожерелье включало застежку с бриллиантом и рубином?

В глазах Рейберна отразился явный интерес:

– Да. Откуда вы знаете?

Поскольку Дэниелу не было смысла скрывать, почему ему знакомо это ожерелье, и учитывая, что эти люди легко смогут узнать это из различных источников, включая ювелира, он сказал:

– Похоже, это та вещица, которую я подарил Блис.

– Довольно дорогое украшение, чтобы дарить его просто подруге, – заметил Мейн. – Когда вы сделали ей этот подарок?

– В конце прошлого года. Да, это дорогое ожерелье, и, возможно, убийца намеревался похитить его, но ему что-то помешало.

– Вполне вероятно, – кивнул Рейберн, снова делая пометки в своей записной книжке. – Вам известно, была ли леди Кроуфорд… увлечена кем-то в последнее время?

До Дэниела доходили слухи, что последним завоеванием Блис являлся никогда не нравившийся ему лорд Уорвик, однако, не имея обыкновения повторять сплетни, он сказал:

– Нет, неизвестно. Я прибыл в Лондон только вчера днем после продолжительного пребывания в загородном поместье. Могу лишь утверждать, что мною она не была увлечена.

– В настоящее время, – добавил Мейн.

Дэниел резко переключил внимание на сыщика и смерил его холодным взглядом. Он не хотел лгать, но будь он проклят, если скажет хоть единое слово, которое могло бы запятнать память погибшей женщины. Особенно этому бесцеремонному сыщику, который смотрит на него почти как на преступника. Его роман с Блис длился менее двух месяцев. Он вскоре понял, что за ее потрясающей красотой скрывается тщеславная, эгоистичная и не очень тактичная женщина. Интерес пропал.

Вполне возможно, что у нее были враги, но кто именно, он не знал. Тем не менее, она не заслуживала такой ужасной кончины.

– У вас есть еще вопросы ко мне? – спросил Дэниел.

– Вы можете описать свой маскарадный костюм? – поинтересовался Рейберн.

– Он очень простой: черная рубашка, штаны, сапоги, маска и длинный черный плащ.

– Крысолов видел человека в черном плаще, который выходил из конюшни.

– Едва ли я был единственным гостем в черном плаще. Может быть, крысолов и является тем злодеем, которого вы ищете.

– Может быть, – сказал Мейн, но, судя по его тону, было ясно, что он так не думал. Все в его поведении говорило о том, что он подозревает Дэниела.

– Это все, милорд, – сказал Рейберн.

– Пока все, – добавил Мейн.

Дэниел встал и проводил визитеров в холл.

– Благодарю за то, что уделили нам время, – сказал Рейберн у двери.

– Буду рад помочь. Обращайтесь, если что потребуется.

– Непременно обратимся, – заверил его Мейн, принимая свою шляпу от Баркли. Затем отвесил короткий поклон и вышел вслед за Рейберном. Как только за ними закрылась дверь, в холл вошел Сэмюель.

– Ну что? – спросил он с вытянутым бледным лицом, сжимая руки в белых перчатках. – Они искали меня?

– Нет. – Дэниел поведал Сэмюелу и Баркли о своем разговоре с Рейберном и Мейном, заключив свой рассказ словами: – Не могу поверить в случившееся. Не могу представить, что Блис мертва. И что она умерла таким ужасным образом.

Сэмюель сдвинул брови:

– Вам следует быть крайне осторожным, милорд. Ясно, что эти господа копают в вашем направлении.

Дэниел задумчиво кивнул:

– У меня тоже такое ощущение. Этот Мейн смотрел на меня так, словно готов был немедленно отправить на виселицу. Хотя они говорят, что опрашивают всех, кто присутствовал на маскараде. Я был не единственным мужчиной в черном плаще, и не я один разговаривал с Блис в тот вечер. – И у нее был роман не только с ним.

Сэмюель, вместо того чтобы расслабиться, выглядел еще более обеспокоенным.

– Однако только вы подарили ей дорогое ожерелье. Я знаю, что собой представляют эти люди. Если им в голову втемяшится какая-то идея, они не могут отказаться от нее, даже если не правы. Я не раз был свидетелем того, как арестовывали невинного человека.

Дэниел заставил себя улыбнуться:

– Не беспокойся. Просто они стараются скрупулезно делать свою работу. Хорошо, что их расследование не касается тебя.

Сэмюель тихонько вздохнул:

– Это действительно хорошо.

Дэниел взглянул на позолоченные часы и с удовлетворением отметил, что уже не так рано.

– Я уйду ненадолго, а когда вернусь, буду готов познакомиться с Болди.

Он должен нанести визит богине. И теперь – по более неотложному делу, чем продолжение разговора, начатого на террасе. Учитывая, что где-то поблизости бродит убийца, необходимо убедиться, что Каролина в безопасности.

Ошеломленная Каролина неподвижно стояла в холле своего дома, наблюдая, как Нельсон закрывал дверь за мистером Рейберном и мистером Мейном. Короткая беседа с ними потрясла ее.

Наконец она медленно двинулась в гостиную, пытаясь осмыслить ужасную новость о смерти леди Кроуфорд, которая была жестоко убита.

Ее охватила дрожь. Они не являлись близкими подругами, хотя Каролина была знакома с этой красивой вдовой. Она рассказала мистеру Рейберну и мистеру Мейну то немногое, что знала о ней, и ответила на все их вопросы, не переставая думать, что, должно быть, произошла какая-то ужасная ошибка.

Закрыв за собой дверь гостиной, Каролина прошла по мягкому турецкому ковру к письменному столу и села. Взяв перо, она попыталась продолжить начатое дело, прерванное визитом следователя и сыщика, а именно – написать письмо леди Уолш с благодарностью за вчерашний прекрасный вечер. Однако в данный момент, как и до визита мужчин, она лишь задумчиво смотрела на чистый лист бумаги и вспоминала.

Вспоминала его голос, прикосновения его рук, запах его кожи, вкус его поцелуя. Поднявшаяся внутри горячая волна, казалось, полностью захлестнула ее, лишая воли.

Каролина печально вздохнула, положила перо и встала. Несколько раз прошлась по комнате и остановилась около камина. Потом подняла голову и посмотрела на красивое лицо горячо любимого мужа на портрете.

Вернувшись домой прошлой ночью, она пришла в эту комнату, где оставалась до утра, глядя со слезами на глазах на портрет Эдварда. Ее терзало чувство вины не только за свой поступок на балу, но в большей степени за то, что она испытала при этом чувственное наслаждение. Каролина сознавала с немалым оттенком досады, что одна часть ее существа желала, чтобы свидание с лордом Сербруком не прервалось так внезапно и продолжилось бы в более приватной обстановке.

Другая же часть ее существа отчаянно стремилась забыть эту встречу и ту неожиданную шокирующую страсть, которую он пробудил в ней. Однако она не могла заставить себя не вспоминать события вчерашнего вечера. Даже глядя на милое лицо Эдварда, она думала о другом мужчине. Он постоянно вторгался в ее воспоминания о тех радостях, которые она делила с мужем. По этой причине ее охватывало негодование в адрес Сербрука. Он полностью оправдывал свой имидж разбойника, лишая ее благоразумия и теплых воспоминаний об Эдварде.

Когда забрезжил рассвет, Каролина наконец поднялась по лестнице в свою спальню, решив, что ее встреча с лордом Сербруком не будет иметь продолжения. Свое необычное поведение на балу она оправдывала тем, что была неузнаваемой в маскарадном костюме. Иначе она никогда бы не поступила подобным образом. Это ведь Галатея, а вовсе не Каролина Тернер, виконтесса Уингейт, вела себя столь опрометчиво. Теперь, выйдя из этого образа, она не допустит такой ошибки. Она решила продолжать светскую жизнь, но только в качестве степенной вдовы, а не искательницы чувственных удовольствий.

К счастью, лорд Сербрук не знал, какую женщину он целовал. Надо просто выбросить этот эпизод из головы, сделать вид, что ничего не было, и тогда через пару дней она забудет об этом.

Сейчас, после нескольких часов отдыха, когда в окна уже ярко светило солнце, все, что произошло с ней минувшей ночью, казалось сном. Необычайным волнующим сном, который, очевидно, был навеян чтением «Мемуаров», Эта книга пробудила в ней чувственные потребности, которые она считала давно забытыми и которые не ожидала вновь испытать.

Каролина взглянула на верхний ящик письменного стола и, протянув руку, медленно выдвинула его. Отложив в сторону несколько листов бумаги, она достала небольшой томик в черной кожаной обложке и провела пальцами по золотистым буквам названия – «Мемуары любовницы».

Она намеревалась бросить эту книгу в огонь, но что-то удержало ее. По той же причине она не смогла отказать лорду Сербруку, когда тот пригласил ее на танец и когда предложил выйти на террасу. Она не могла ни понять, ни игнорировать чувство, руководившее ею, и это беспокоило ее.

Подержав книгу в руках, Каролина открыла ее на случайной странице.

«…он усилил свой поцелуй, и его язык встретился с моим языком, опьяняя, возбуждая меня и заставляя пылать в ожидании того момента, когда твердая часть его тела наконец погрузится в…»

Каролина со стоном захлопнула книгу так резко, что громкий звук отразился эхом в тишине комнаты. Немного успокоившись, она приподняла подбородок и решительно двинулась к камину.

Остановившись у очага, Каролина продолжала сжимать книгу, ощущая тепло, согревавшее ее. Сознание требовало бросить этот томик в огонь, но она все колебалась.

Потом со стоном опустила голову, упершись подбородком в край книги. О, зачем она читала ее? До этого она не подвергала сомнению свою решимость следовать скромному образу жизни. Она являлась вдовой Эдварда и жила спокойно и тихо. Возможно, кто-то считал такую жизнь однообразной и скучной, но это устраивало ее. Она следовала заведенному порядку – вела переписку, общалась с сестрой и подругами, занималась, хотя и без особой охоты, вышиванием, наносила светские визиты…

И вот появилась эта… эта дьявольская книга.

Каролина посмотрела на причиняющий ей беспокойство томик и сжала его так крепко, что побелели суставы. Она уже не могла думать ни о чем ином, кроме того, что описано в этой книге.

И о лорде Сербруке.

Каролина закрыла глаза, и тотчас перед ней возник его образ. Но не в темном костюме разбойника, а в своем естественном наряде, как на приеме у Мэтью. Его темно-синие глаза смотрели на нее, а губы расплылись в слегка ироничной улыбке. На лоб ниспадал локон темных волос.

Сердце Каролины учащенно забилось, и она, открыв глаза, уставилась неподвижным взглядом на пляшущие в камине оранжевые и золотистые языки пламени. Необходимо взглянуть в лицо правде. Ее влечение к лорду Сербруку возникло еще до появления «Мемуаров». Первые признаки обозначились на вечеринке в загородном доме Мэтью и теперь… теперь они неожиданно проявились в полной мере. Этого нельзя отрицать, хотя такое влечение нежелательно и совершенно неприемлемо. Подумать страшно, к чему оно может привести.

Боже, если уж случилось так, что она увлеклась мужчиной, то почему именно им? Она не могла отрицать, что с чисто физической точки зрения лорд Сербрук был чрезвычайно красив, хотя внешность мужчины никогда не была для нее решающим фактором. Напротив, благодаря своему воспитанию она старалась избегать мужчин с яркой, эффектной внешностью. Что там скрывается за красивым фасадом? Ее сразу привлек Эдвард, который был хорош собой, но не чересчур. Его наружность была сдержанной и неброской, как и манеры. Она влюбилась в его мягкий юмор, в его интеллигентность и честность, в его добродушие и дружелюбие.

Лорд Сербрук, с его яркими чертами, пылкими взглядами и репутацией очаровательного повесы, вовсе не являлся типом мужчины, который когда-либо привлекал ее.

Каролина снова посмотрела на книгу, которую продолжала держать в руках. Возможно, «Мемуары» не являлись главной причиной ее увлечения неподходящим для нее мужчиной, но они, безусловно, разжигали страсть своими чувственными историями, рождая эротические образы в ее сознании. Образы, в которых постоянно фигурировал лорд Сербрук. Образы, от которых она отчаянно пыталась освободиться.

Очевидно, избавившись от этой книги, она сделает первый шаг к прежней спокойной жизни, а второй шаг состоит в том, чтобы избегать лорда Сербрука. Разумеется, поступить так будет нетрудно. У него, несомненно, есть десятки женщин, готовых скрасить его досуг. Женщин, с которыми у него были интимные связи. Женщин, которых он страстно целовал на балах…

От этой мысли по спине Каролины пробежала дрожь и внутри все сжалось. Возникло неприятное чувство, которое было очень похоже на… ревность.

Она закрыла глаза. Боже, какое ей дело до того, что он целовал других женщин? Занимался с ними любовью? Ее это вовсе не касается. Поскольку он не знал, кого целовал прошлым вечером, поскольку она была в маске, ясно, что для него это была очередная незнакомка, о которой он, вероятно, уже забыл. Слава Богу, у него хватило ума вовремя остановиться. Конечно, она сама сделала бы это, если бы он не умерил свой пыл. Конечно, она оттолкнула бы его, если бы поцелуй продлился чуть дольше. Однако ее раздражающе прямолинейный внутренний голос пробормотал что-то очень похожее на «ничего подобного». Каролине с трудом удалось проигнорировать его.

И все же противоречивая часть ее существа испытывала сильное волнение от сознания того, что она вызвала такую ответную страсть у лорда Сербрука. Она не подозревала, что способна на подобное. Она никогда не воздействовала на Эдварда так, чтобы он – при всей его пылкости – терял контроль над собой. И тем более на званом вечере, где их могли застать врасплох. Какая обильная пища для пересудов появилась бы в обществе!

Ее охватил стыд от сознания того, что она поступила нечестно и вероломно по отношению к Эдварду, который всегда был порядочным и отличался хорошими манерами на протяжении всей своей жизни. Она ведь фактически изменила ему, причем с человеком, которого едва знала и который даже оказался способным игнорировать правила приличия.

Очевидно, ее подвигло на такой неблаговидный поступок долгое одиночество. Однако, поскольку она не намерена повторять подобное, нет смысла хранить то, что могло бы побудить ее снова покинуть уютный кокон, который она соткала вокруг себя.

Вздохнув, Каролина присела на корточки и медленно поднесла «Мемуары» к камину. «Расстанься с этой книгой, – настаивал разум, – брось ее в огонь». Здравый смысл подсказывал, что это был бы правильный поступок.

Неожиданный стук в дверь заставил ее вздрогнуть и резко подняться. Внезапно почувствовав себя виноватой, Каролина быстро сунула книгу под парчовую подушку на диване.

– Войдите, – отозвалась она.

Дверь открыл Нельсон и приблизился к Каролине с серебряным подносом в руках, на котором лежала визитная карточка.

– К вам посетитель, миледи, – доложил дворецкий Каролина взяла карточку и взглянула на аккуратно выведенные буквы. Ее сердце екнуло и гулко забилось в груди.

«Боже, что он делает здесь?»

– Сказать, что вы готовы принять его, миледи?

Каролина проглотила подступивший к горлу ком.

– Да. Проводите сюда лорда Сербрука. – Эти слова сами по себе сорвались с ее губ, хотя она сознавала, что ей следовало бы ответить иначе.

Нельсон склонил голову и удалился, а Каролина – вместо того чтобы немедленно покинуть комнату – устремилась к зеркалу, висевшему на дальней стене, и едва удержалась от испуганного восклицания. Не было необходимости щипать щеки, чтобы придать им румянец. Они и без того пылали, словно она сунула лицо в печку.

Боже, даже глаза выглядели покрасневшими, то ли от почти бессонной ночи, то ли от ярко пылавшего камина.

Каролина поджата губы и нахмурилась. Какое значение имеет то, как она выглядит? Никакого! Она не собиралась производить впечатление на лорда Сербрука. Вовсе нет.

Из коридора донесся звук приближающихся шагов, и Каролина поспешно отошла от зеркала. Остановившись у камина, она едва успела вытереть платком внезапно увлажнившиеся ладони, когда в дверном проеме появился Нельсон.

– Лорд Сербрук, – объявил он и после короткого поклона отступил в сторону, пропуская гостя. Сердце Каролины замерло.

Боже, этот мужчина выглядел невероятно привлекательным в темно-синем сюртуке, который хорошо сочетался с цветом его глаз и подчеркивал ширину его плеч, в белоснежной сорочке с галстуком, в бежевых брюках, обтягивающих мускулистые ноги, и в блестящих черных сапогах.

Он медленно направился к ней, и Каролина, застыв на месте, молча наблюдала за его грациозными движениями хищника. Он великолепно держался, великолепно танцевал. И особенно великолепно… целовался.

Каролина ощутила необычайный прилив тепла и едва удержалась от того, чтобы не помахать рукой, как веером, перед своим лицом. Она чувствовала себя так, словно стоит рядом с пылающим очагом. «Ты действительно стоишь рядом с огнем», – напомнил ей внутренний голос. Ну конечно. Неудивительно, что ей так жарко. И это никак не связано с приходом визитера.

Она заметила поверх плеча лорда Сербрука, как Нельсон осторожно закрыл за собой дверь. Ей следовало бы сказать дворецкому, чтобы он оставил ее открытой, но, казалось, она совсем лишилась разума и дара речи.

Лорд Сербрук остановился на почтительном расстоянии от нее, и Каролине вдруг отчаянно захотелось, чтобы он подошел как можно ближе.

Он заговорил – она поняла это по движению его губ, – но его слова не доходили до ее сознания, так как она была всецело поглощена воспоминанием об их поцелуе и слышала только гулкое биение своего сердца.

Вот его губы снова зашевелились. Эти чудесные мужские губы, такие твердые и приятные на вкус. О, эти губы… эти губы… Боже милостивый. Она совершенно лишилась разума. Куда же подевались все ее благочестивые мысли и намерения?

С трудом отведя взгляд от его губ, она посмотрела на его глаза, потом откашлялась, стараясь вновь обрести дар речи:

– Прошу прощения?

– Я говорю, что боюсь, не слишком ли рано нанес свой визит. Благодарю, что приняли меня.

– На самом деле вы не первый, кто посетил меня в это утро.

– О? – В его глазах отразился явный интерес. – Вероятно, вас навестили мистер Рейберн и мистер Мейн?

Каролина кивнула:

– Да. Эти господа и к вам приходили? Они говорили, что намерены произвести опрос всех гостей, присутствовавших на маскараде.

– Эти двое покинули мой дом совсем недавно. Какая ужасная судьба постигла леди Кроуфорд!

– Да. Надеюсь, они быстро схватят убийцу.

– Я тоже надеюсь. Однако пока его не арестовали, вам следует быть крайне осторожной. Никуда не ходите без сопровождения.

– Это не в моих правилах.

– Хорошо.

Наступила пауза. Каролина не знала, что еще сказать. Ее смущала присутствие этого мужчины в ее гостиной. Комната была довольно просторной, но с появлением в ней лорда Сербрука, казалось, стала тесной.

Наконец он первым нарушил тишину:

– Я помешал какому-то вашему занятию?

Каролина вдруг вспомнила, что делала, когда Нельсон объявил о приходе лорда Сербрука, – она собиралась бросить «Мемуары» в огонь. Каролина взглянула на диван, и ее охватила тревога. Из-под подушки выглядывал край книги.

– Нет-нет, – поспешно сказала, она. И возможно, нарочито слишком громко. – Вы нисколько не помешали мне. Однако хотелось бы знать цель вашего визита. – «Говорите и уходите, чтобы я могла как можно скорее забыть вас».

Его губы тронула легкая улыбка.

– Может быть, позволите присесть?

«Нет, отвечайте и уходите. И перестаньте улыбаться».

– Да, конечно, – Она указала на кресло, но Сербрук уселся на диван. Прямо на «Мемуары». Каролина посмотрела на подушку с тревогой, которая затем сменилась досадой, когда она осознала, что ее взгляд прикован к его бедрам. Невероятно стройным и мускулистым.

Она резко втянула воздух и подняла голову. Лорд Сербрук пристально смотрел на нее, и по его виду было ясно, что он перехватил ее взгляд.

О Боже! Этот визит, едва начавшись, уже грозил обернуться катастрофой. По крайней мере, хуже уже не будет.

Взяв себя в руки, Каролина присела на другой конец дивана и постаралась заговорить спокойно:

– Что привело вас ко мне, лорд Сербрук?

– Вы позволите подарить вам кое-что? – Он извлек запечатанную воском стеклянную банку, наполненную янтарным содержимым.

Каролина с удивлением смотрела на нее. Откуда появилась эта банка? Вероятно, он все это время держал ее в руке, а она даже не заметила. «Потому что была всецело поглощена созерцанием его губ, глаз и сильных рук». Каролина взяла банку и поднесла ее к свету:

– Очень похоже на мед.

Он улыбнулся:

– Наверное, потому, что это действительно мед. С моей пасеки. Я держу несколько ульев в Медоу-Хилле, в моем загородном поместье в Кенте.

– Благодарю… вас, – сказала она, не в силах скрыть удивления в своем голосе. – Я очень люблю мед.

– Я знаю.

– Знаете? Откуда?

– Вы упомянули об этом на домашней вечеринке у Мэтью.

– Неужели?! – удивленно воскликнула Каролина, довольная тем, что он запомнил такую незначительную подробность. – А я забыла об этом.

– Мне очень хотелось сделать вам подарок, но я не знал, что именно подарить. Потом вспомнил, что вы предпочли бы нечто такое, что каким-то образом было под стать вам. Этот мед определенно имеет некоторое сходство с вами, – тихо сказал он. – У него такой же цвет, как и у ваших волос.

Каролина, задумавшись, сдвинула брови. Она не говорила ничего такого… непосредственно ему.

– Когда вы узнали об этой моей слабости?

Он протянул руку и слегка коснулся локона ее волос. Этот интимный жест заставил ее замереть.

– Прошлой ночью. На террасе. – Он пристально посмотрел на нее. – Когда вы были Галатеей.

Каролина почувствовала, как кровь отхлынула от ее лица и в ушах появился шум. Боже, еще минуту назад Она думала, что хуже не может быть.

Очевидно, она сильно ошибалась.

Глава 6

Я полагала, что в достаточной степени знакома с наслаждением, которое дает физическая близость с мужчиной, пока не познакомилась с лордом X. После его первого поцелуя я заподозрила, что знаю не так много, как думала. А после второго – окончательно убедилась в этом. И я никогда ничего так страстно не жаждала, как его третьего поцелуя.

Из книги «Мемуары любовницы»

Дэниел заметил, как побледнело лицо Каролины, и стиснул челюсти. Она была явно ошеломлена. Его охватило разочарование, за которым тотчас последовал приступ ревности и еще какое-то непонятное чувство, словно он лишился частицы своей сущности. Судя по реакции Каролины, она не догадывалась, что целовалась именно с ним.

Проклятие, кто же тогда, по ее мнению, был под маской разбойника? Он не знал этого, но решил выяснить. Однако прежде чем он успел задать вопрос, Каролина облизнула губы, и это движение ее языка привело его в смятение. Он еще не пришел в себя, когда она спросила:

– Как вы догадались, что под маской Галатеи была я?

– О, это нетрудно было сделать. По тому, как вы держались. По изгибу вашего подбородка. По вашему смеху. Не узнать вас было невозможно.

В течение нескольких долгих секунд она пристально смотрела на него, и ее прекрасные глаза напоминали ему безоблачное летнее небо. Затем, ни слова не говоря, Каролина встала и подошла к камину. Поставив баночку с медом на каминную полку, она продолжала стоять спиной к Сербруку и смотрела на огонь.

– Когда вы поняли, что это была я? – тихо спросила она.

Он заколебался. Его самолюбие, уязвленное тем, что она не узнала его в образе разбойника, требовало не признаваться в том, что он почти сразу определил, кто скрывается под маской Галатеи. Будь на ее месте другая женщина, он мог бы легко солгать, что узнал ее только после поцелуя. Искусство соблазнения есть всего лишь последовательность утонченных игр, и он был достаточно умелым игроком. Он знал, как надо вести дело, по возможности не раскрываясь перед объектами страсти. В любовной игре информация являлась средством нападения или защиты. Мужчина, который слишком откровенничал с женщиной, рисковал проиграть.

Однако в данном случае ложь застряла у него в горле. В угоду своей задетой гордости он откашлялся, пытаясь вытеснить эту ложь наружу, но она отказывалась выходить, оставляя ему единственный выбор: сказать Каролине неприкрытую правду. Это было совершенно нетипично для него, но альтернативы он не видел. Он не понимал, почему отходит от своих обычных правил и почему, черт побери, испытывает такое смущение.

Дэниел встал, подошел к камину и остановился позади Каролины. Он ощутил исходящий от нее слабый аромат роз и глубоко вдохнул его. Боже, какой чудесный запах! Как в летнем саду в солнечный день.

Его взгляд остановился на ее притягательной матовой шее, по бокам которой ниспадали несколько локонов, выбившихся из высокой прически.

– Я узнал вас, как только увидел, – тихо признался Дэниел. Не в силах сдержаться, он протянул руку и коснулся кончиком пальца этой соблазнительной кожи, испытав удовольствие от ощущения ее бархатистости.

Он почувствовал, как Каролина затаила дыхание и по ее телу пробежала дрожь.

– Я уже не сомневался, что это были вы, когда заговорил с вами, – продолжил Дэниел, проведя кончиком пальца по изящному изгибу ее затылка. – Это с вами я танцевал. – Он сделал шаг вперед и, слегка коснувшись грудью ее спины, прильнул губами к ее шее. – Это вас я целовал.

Каролина не шевелилась и, казалось, перестала дышать, отчего Дэниел испытал мрачное удовлетворение. Каждый раз, когда он думал об этой женщине, перед ним возникали чувственные образы, и у него захватывало дух. Это была всецело ее вина.

Дэниел обвил руками ее талию и, слегка притянув к себе, провел губами по ее шее, глубоко вдыхая исходящий от нее аромат цветов. Как приятно держать в объятиях эту женщину! И как всегда, когда он находился рядом с ней, его обычные утонченные ухищрения куда-то исчезали, оставляя его бороться с желанием схватить эту женщину и прижать к ближайшей стене, или бросить в кресло, или уложить на диван, или повалить на пол, чтобы дать волю дьявольскому пламени, которое разгоралось в нем каждый раз, когда он прикасался к ней. И это пламя особенно сильно жгло его сейчас, когда он попробовал ее на вкус.

Дэниел, закрыв глаза, с трудом сдерживал себя, чтобы не поддаться искушению. Боже, и все это только от одного прикосновения к ней! Никогда прежде он не испытывал такого сокрушительного желания обладать женщиной. Однако внутренний голос предупреждал, что с Каролиной не надо спешить, иначе он может испугать ее, как прошлой ночью.

Отклонившись назад, Дэниел осторожно притянул ее к себе. Достаточно было одного взгляда на ее раскрасневшееся лицо и томный вид, чтобы понять, что она возбуждена так же, как и он. И, слава Богу, потому что на этот раз она знала, что именно он целует ее.

Он протянул руку и слегка провел пальцами по ее гладкой щеке.

– Кто, по-вашему, целовал вас прошлой ночью? – спросил Дэниел, неожиданно озвучив вопрос, который постоянно крутился в его голове.

Она смотрела на него с непроницаемым выражением лица, и ему очень хотелось прочитать ее мысли. Затем, словно осознав, что они стоят слишком близко друг к другу и его руки находятся на ее талии, Каролина отступила назад на несколько шагов. При этом Дэниел заставил себя усилием воли отказаться сократить это расстояние.

– Лихой разбойник, – наконец сказала она. – Боюсь, на мое поведение оказала влияние анонимность маски и…

Ее голос затих, и она отвернулась к огню. Несмотря на разочарование, от того что Каролина не узнала его на маскараде, Дэниел испытал огромное облегчение, так как она по крайней мере не назвала другого мужчину.

– И потому вы позволили себе уступить своему желанию? – мягко предположил он.

Она покачала головой:

– Я совершила ошибку.

Каролина снова повернулась к нему, и Дэниел впервые за это время заметил, что ее глаза покраснели, а снизу легли тени. Это верные признаки бессонной ночи и, может быть, даже слез. Мысль о том, что она плакала, вызвала у него непонятную боль, пробудив потребность утешить ее и защитить, потребность, которую он давно не испытывал и думал, что лишился ее.

Ему пришлось призвать на помощь всю свою волю, чтобы оставаться на расстоянии от Каролины.

– Это не была ошибка, – тихо сказал он.

В ее взгляде отразилась решимость и что-то еще – возможно, боль? Она приподняла подбородок.

– Уверяю вас, лорд Сербрук, это была ошибка. Я не думала…

– Зовите меня Дэниел.

Она немного поколебалась, затем продолжила:

– Я не думала, что дело зайдет так далеко. Мне не следовало идти с вами – с разбойником – на террасу. Я могу только повторить, что совершила ошибку, и прошу у вас прощения.

– Уверяю, вам не в чем винить себя. – Не в силах больше сдерживать себя, Дэниел приблизился к ней. Он думал, что Каролина снова отступит назад, и с удовлетворением отметил, что она осталась на месте. – Полагаю, мне тоже следовало бы извиниться, но я не сделаю этого. Я нисколько не сожалею о том, что произошло между нами. Жаль только, что вы так поспешно ушли.

Каролина покачала головой:

– Лорд Сербрук, я…

– Дэниел. Пожалуйста, зовите меня Дэниел. – Он улыбнулся, надеясь вызвать у нее ответную улыбку. – После минувшей ночи у нас есть все основания называть друг друга просто по имени. По крайней мере, я надеюсь на это… леди Уингейт?

Когда, несмотря на подчеркнуто вопросительный тон, с каким он произнес ее фамилию, она не отреагировала так, как он надеялся, Дэниел добавил:

– По крайней мере, я надеюсь на это… моя милая леди Уингейт? – Ободренный легким намеком на улыбку, тронувшую ее губы, он продолжил: – Моя чрезвычайно красивая, милая леди Уингейт?

В ее глазах блеснули веселые огоньки.

– Как долго вы намереваетесь продолжать этот список эпитетов?

– Сколько потребуется… моя чрезвычайно красивая, милая, весьма одаренная леди Уингейт.

Она удивленно вскинула брови:

– Одаренная? Ведь вы никогда не слышали, как я пою.

– Никогда. – Дэниел прижал руки к груди в драматической позе. – Но я уверен, звук вашего голоса может соперничать с ангельскими голосами.

– Если только голоса ангелов звучат подобно скрипу несмазанных колес. Что маловероятно…

– Я не могу позволить вам умалять достоинства моей чрезвычайно красивой, милой, весьма одаренной, обладающей чувством юмора леди Уингейт.

– Похоже, к концу дня у меня будет больше титулов, чем у всех членов королевской семьи, вместе взятых.

– Уверен, что так и будет, моя чрезвычайно красивая, милая, весьма одаренная, обладающая чувством юмора и удивительно умная леди Уингейт.

Каролина бросила на него наполовину сердитый, наполовину насмешливый взгляд.

– Очевидно, вы не заметили, милорд, что я всеми силами стараюсь соблюдать правила приличия в отношениях между нами.

– Зовите меня Дэниел. Да, я заметил. – Он улыбнулся. – А вы, в свою очередь, видимо, не замечаете, что я хотел бы нарушить эти правила.

– Думаю, даже слепому это видно. И еще я стараюсь вежливо выйти из сложившегося затруднительного положения, чтобы мы оба поскорее забыли ту оплошность, которую допустили прошлой ночью, и продолжали поддерживать дружеские отношения, которые установились между нами на вечеринке у Мэтью.

– Вы действительно считаете оплошностью то, что было между нами прошлой ночью?

– Да. И я не намерена повторять подобную ошибку. – Каролина произнесла эти слова без намерения обидеть его, и Дэниел легко мог прочитать в ее глазах просьбу понять и извинить ее.

Но проблема заключалась в том, что он не хотел понимать, и ему не нужны были никакие извинения.

– Вы можете сказать – почему? – спросил он, глядя ей в глаза. – Ведь ясно, что вы наслаждались нашим поцелуем, как и я.

Ее щеки покрылись румянцем, и Дэниел с изумлением отметил, что женщина, которой за тридцать и которая была замужем, еще способна краснеть.

– Это не имеет значения.

– Я не согласен с вами. Между нами возникло взаимное влечение. Я давно это почувствовал.

В ее глазах отразилось удивление и еще нечто быстро исчезнувшее, чего он не успел распознать.

– В самом деле?

«С того момента, когда впервые увидел вас десять лет назад».

– Да. И в дальнейшем мне нравилось время от времени находить подтверждение моим наблюдениям. Может быть, скажете, что я ошибаюсь? Что это влечение было односторонним?

Каролина покраснела еще сильнее.

– Любая женщина сочла бы вас привлекательным…

– Меня не волнует мнение любой женщины. Мне важно знать, что думаете вы.

– Мое мнение относительно вашей привлекательности не имеет значения, милорд.

– Для меня оно очень важно. – Он улыбнулся. – Я хочу, чтобы вы согласились со мной.

Из горла Каролины вырвался удивленный смешок, который она попыталась скрыть, закашлявшись, и Дэниел отметил, что при этом она немного расслабилась. В ее глазах блеснули озорные искорки.

– Вы хотите, чтобы я согласилась с тем, что вы привлекательны? Неужели вы не сознаете, как тщеславно это звучит?

– О нет. Я надеюсь, вы согласитесь, что между нами существует взаимное влечение, что вы хотели бы продолжить наши отношения, как и я.

Каролина тотчас сделалась серьезной и, поджав губы, отвернулась. Затем, вздохнув, снова повернулась к нему.

– Я очень польщена вашим вниманием ко мне, однако…

Протянув руку, Дэниел осторожно приложил пальцы к ее губам.

– Не надо продолжать. – Он улыбнулся, надеясь, что его улыбка не выглядит такой натянутой, как он ощущал на самом деле, потом опустил свою руку. – Полагаю, за этими словами должно последовать: «Однако не намерена поощрять вас».

– Совершенно верно. Хотя мое поведение прошлой ночью, возможно, свидетельствует об обратном, я не хочу поощрять вас.

– Именно меня или мужчин вообще?

– Вообще мужчин и вас в особенности.

Дэниел поморщился.

– О, вы слышите громкий треск? Это мое мужское самолюбие раскололось на мелкие кусочки.

Каролина протянула руку и слегка коснулась его плеча. Если бы он был способен относиться к происходящему легкомысленно, то, вероятно, посмеялся бы над охватившей его дрожью от этого невинного прикосновения.

– Вы неправильно поняли меня. Я сказала «вас в особенности», потому что…. вы нравитесь мне, и я не хочу причинять вам боль.

Дэниел усмехнулся:

– Вы способны ударить меня сковородкой по голове? Или, может быть, кочергой? Тяжелым камнем? Или столкнуть меня с лестницы?

– Такого наказания вы пока не заслужили.

– Тогда я не могу понять, каким образом вы можете причинить мне боль.

Она повернулась и посмотрела на портрет, висевший над камином. Дэниел проследил за ее взглядом. С полотна на них смотрел Эдвард, на красивом лице которого навечно застыла улыбка.

Дэниел отвел глаза от портрета и взглянул на Каролину:

– Да, я помню, вы говорили мне о своей преданности Эдварду, о том, что не хотите вновь выходить замуж, и я понял вас. – Однако, несмотря на то, что он понимает Каролину и сочувствует ей, такая всепоглощающая любовь к покойному мужу была выше его понимания. – Вы опасаетесь, что, поскольку ваше сердце не свободно, вы можете задеть мои чувства.

Она повернулась к нему и кивнула:

– Вы правы, я не хочу заставлять страдать нас обоих.

– Как ни ужасно это звучит, но я никогда не допускаю, чтобы мои любовные связи как-то касались моих сердечных чувств. – Он улыбнулся. – Вся история моих отношений с женщинами говорит об этом, так что вы не должны беспокоиться. Я, как и вы, не имею желания вступать в брак.

Каролина удивленно вскинула брови:

– Кто же тогда унаследует ваш титул?

Дэниел пожал плечами:

– Полагаю, что когда-нибудь возьму на себя такую обузу, как семья. Но не намерен делать это, пока нахожусь в здравом уме и твердой памяти. Если же случится протянуть ноги, прежде чем обзаведусь наследником, то у меня на этот случай есть два младших брата.

Каролина опять покраснела, и Дэниел стиснул кулаки, едва сдерживаясь, чтобы не обхватить ее лицо ладонями и не целовать до потери сознания.

– Значит, вы предлагаете, чтобы мы вступили в любовную связь?

«Да, черт возьми. И немедленно».

– Я думаю, мы оба понимали, куда ведет нас поцелуй минувшей ночью, – осторожно ответил он, опасаясь ее стремительного бегства из комнаты, – и, признаюсь, не сомневался, что должно последовать за этим.

– Вы имеете в виду все ту же любовную связь?

– Да.

Мелькнувший огонь в ее глазах говорил о том, что она испытывает искушение. Но затем ее взор вновь обратился к портрету Эдварда, и она отрицательно покачала головой.

– Нет, никогда… я не могу. – Она еще раз покачала головой. – Извините.

Дэниел слегка сжал ее руку.

– Я знаю, как сильно вы любили его. И до сих пор любите. Он был достойным мужчиной во всех отношениях. Однако вы не думаете, что он одобрил бы ваше стремление жить полноценной жизнью?

– Да, но… – Она замолкла, и он легко мог заметить, что ее терзает нерешительность.

– По правде говоря, мне не нужно ваше сердце.

На лице ее отразилось замешательство.

– Тогда чего же вы хотите?

– Разве это не ясно? Я хочу вас. Видеться с вами, слышать ваш смех. – Он нежно сжал ее руки. – Я хочу, чтобы вы стали моей любовницей, чтобы были в моей постели. Или в вашей… или в любом другом месте, где может состояться наша встреча. Пусть ваше сердце остается с вами, а мое со мной. А ваше тело… – Он окинул ее взглядом с головы до ног.

– Будет принадлежать вам? – сказала она хрипловатым шепотом.

– Да, – ответил он, снова глядя ей в глаза. – Так же, как мое будет принадлежать вам.

– И как долго?

– Пока один из нас не захочет разорвать эту связь.

– Значит, это будет временная связь без всяких обязательств, основанная исключительно на физическом удовлетворении своих потребностей. – В ее голосе чувствовались одновременно скептицизм и заинтересованность.

– Да. Вы забыли упомянуть еще и осмотрительность. Никто, кроме нас, не будет знать о нашей связи.

– Почему я должна быть уверена, что вы не расскажете кому-нибудь об этом? Мужчины любят хвалиться своими подвигами.

– Во-первых, потому что я даю вам слово чести. А во-вторых, я вообще не люблю чем-то делиться с кем-либо, и особенно интимными подробностями своей жизни.

– Понятно…

– Я буду оберегать вас во всех отношениях, В том числе и от зачатия.

Каролина склонила голову.

– В этом… нет необходимости. После семи бездетных лет в браке я, в конце концов, смирилась с тем, что не могу иметь детей.

В ее голосе прозвучали печальные нотки, и Дэниел снова нежно сжал ее руки.

– Вы потрясающая женщина. И очень страстная, судя по вашей реакции на поцелуй. Мне кажется, вы упустили это из виду.

Ее лицо слегка помрачнело.

– Боюсь, вы ошибаетесь относительно моей реакции.

– Нисколько.

– Уверяю вас.

– В таком случае я легко докажу, что вы не правы, – С этими словами Дэниел шагнул к ней и прильнул губами к ее губам, мгновенно окунувшись в пучину страсти, подобную той, которая охватила его прошлой ночью.

Стараясь действовать осторожно, несмотря на вспыхнувшую страсть, он отпустил руки Каролины, обнял ее за талию и привлек себе так близко, что их груди и колени соприкоснулись. В течение нескольких секунд она оставалась неподвижной, потом с тихим стоном обвила руками его шею и раскрыла губы.

Если бы Дэниел не был так охвачен желанием, то, возможно, удовлетворился бы достигнутым успехом. Но он еще крепче обнял Каролину и проник языком в восхитительную бархатистую теплоту ее рта. С каждой секундой он чувствовал, что все более и более погружается в водоворот страсти, из которого невозможно выбраться.

Да ему и не хотелось выбираться. Близость этой женщины лишала его разума.

Он со стоном скользнул рукой ниже и, положив ладонь на ягодицы Каролины, плотнее прижал ее к себе. Его возбужденная плоть уперлась в нее, и бедра начали непроизвольно двигаться, а из горла вырвался глухой стон.

Дэниел потерял счет времени, но сколько бы он ни целовал Каролину, ему было недостаточно. С бешено бьющимся сердцем он оторвался от ее рта, но только для того, чтобы перенести свои поцелуи на ее щеки, потом на изгиб душистой шеи, с удовлетворением внимая эротичным звукам, слетавшим с ее приоткрытых губ. Он провел языком по ее шее, наслаждаясь теплотой и ароматом нежной кожи, и задержался на том местечке, где ощущалось биение пульса. Ни одна женщина не была столь приятной на вкус.

Наконец он с трудом оторвался от нее и поднял голову.

Каролина с пылающими щеками, с полуприкрытыми глазами и припухшими от поцелуя губами выглядела явно возбужденной. Продолжая обнимать ее одной рукой за талию, Дэниел поднял другую руку и провел внешней стороной пальцев по ее теплой шелковистой щеке. Она открыла глаза, и он, заглянув в них, вновь почувствовал, что тонет в этой бездонной синеве.

– Вы по-прежнему будете утверждать, что прошлой ночью ваша реакция на наш поцелуй не была страстной? – спросил он глухим от возбуждения голосом.

Дэниел не мог определить, какое чувство отразилось на ее лице, но ясно только, что счастьем его не назовешь. Скорее это была досада.

– Нет, не буду утверждать, – призналась она. – Однако…

Он прервал ее кратким поцелуем.

– За вашим словом «однако» обычно следует нечто не слишком обнадеживающее.

Каролина открыла рот, явно намереваясь возразить, как вдруг раздался стук в дверь. Она замерла на несколько секунд, потом, охнув, резко отпрянула от Дэниела, как от огня, и торопливо поправила прическу и платье.

– Вы хорошо выглядите, – уверил он ее, одергивая свой сюртук. – Хотя под словом «хорошо» я имел в виду – прекрасно.

Она действительно прекрасно выглядела. И прекрасно целовалась, решил он, мысленно проклиная того, кто прервал их. Хотя, возможно, это случилось вовремя. Они разделили еще один необычайно волнующий поцелуй, и у нее не осталось времени на последующие возражения. Ему надо воспользоваться возможностью удалиться и оставить ее с воспоминаниями об этом страстном поцелуе.

– Войдите, – сказала Каролина.

Дверь открылась, и вошел дворецкий со строгим выражением лица, неся серебряный поднос, на котором лежали три визитные карточки.

– К вам визитеры, миледи. Леди Уолш, леди Болсэм и миссис Эмунсбери. Вы примете их?

Каролина взглянула на Дэниела.

– Я должен идти, – быстро сказал он. – У меня запланировано еще несколько встреч.

Она кивнула, потом обратилась к дворецкому:

– Проводите лорда Сербрука, Нельсон. Потом пригласите дам.

– Хорошо, миледи.

Каролина повернулась к Дэниелу:

– Спасибо за мед.

– Пожалуйста. Кстати, вы будете сегодня на званом вечере у лорда и леди Гейтсборн? – Дэниел полагал, что Каролина должна прийти, поскольку дочь хозяев, леди Джулиана, была одной из ее ближайших подруг.

Каролина заколебалась:

– Я еще не решила.

В этот момент Дэниел понял, что причина ее нерешительности кроется в нем. Она не знает, желает ли снова видеть его, и от того, какое решение она примет, зависит, как сложатся в дальнейшем их отношения.

С трудом сдержав желание прикоснуться к ней, он ограничился вежливым поклоном.

– Надеюсь снова увидеть вас там, миледи. И пожалуйста, будьте осторожны и не выходите из дома одна. – Затем Дэниел направился к двери и вышел вслед за Нельсоном из комнаты, не оглянувшись.

В холле он обменялся приветствиями с Кимберли, леди Болсэм и миссис Эмунсбери, которые смотрели на него с любопытством.

– Что привело вас в дом леди Уингейт? – спросила леди Болсэм, откинув со щеки одно из павлиньих перьев своей шляпы.

Дэниел заставил себя улыбнуться. Красивая надменная графиня была одной из самых известных сплетниц в обществе.

– Это был просто дружеский визит соседа, поскольку мой дом находится в двух шагах отсюда. Услышав ужасную новость о смерти леди Кроуфорд, я решил навестить леди Уингейт и убедиться, что с ней все в порядке.

– Совсем как рыцарь в сверкающих доспехах, – воскликнула Кимберли с насмешливым блеском в глазах. – Ну и как? В порядке?

– Рад сообщить – она в полном здравии. И рад, что все вы тоже целы и невредимы. – Заинтересовавшись причиной их визита, поскольку он не был уверен, что эти дамы являются близкими подругами Каролины, Дэниел небрежно спросил: – А что вас привело к ней в такой чудесный день?

– Мы направлялись в магазины на Риджент-стрит, когда леди Уолш предложила нанести визит леди Уингейт и узнать, не желает ли она присоединиться к нам, – сообщила миссис Эмунсбери. Эта дама всегда так высоко задирала нос, что Дэниел удивлялся, как она удерживает равновесие и не опрокидывается назад. – Нам очень приятно, что леди Уингейт перестала быть затворницей и снова вернулась в общество.

– Однако сейчас мы встревожены тем, что где-то поблизости бродит убийца, – сказала леди Болсэм. Дэниел едва удержался от того, чтобы воздеть глаза к потолку. Едва ли что-то могло заставить графиню отказаться от посещения магазинов. – Это ужасное убийство потрясло нас всех, – продолжила она, – однако непонятно, почему леди Кроуфорд оказалась в конюшне? Как она отважилась, пойти туда?

Дэниел не хотел продолжать обсуждать это и, откланявшись, удалился. Шагая по каменным ступенькам крыльца, а потом по дорожке, ведущей к черным железным воротам, он не переставал размышлять над слова миледи Болсэм, не понимая, кто или что заставило Блис отправиться ночью в конюшню. Она не была настолько смелой, чтобы просто так, без причины, бродить в опасных местах. Есть только одно объяснение ее поступку – она ждала встречи с кем-то в конюшне. Ждала того, кто не явился, оставив ее на милость убийцы. Возможно также, что она пошла туда не одна и ее убил тот, кто сопровождал. Это значит, что убийца присутствовал на маскараде. Дэниел, как и все, мог только надеяться, что преступник скоро будет схвачен и предстанет перед правосудием. И что Рейберн и особенно Мейн отстанут от него и сосредоточатся на поисках настоящего убийцы.

Однако наряду с мыслями о таинственном убийстве Блис его мучил вопрос: придет ли Каролина сегодня на званый вечер у Гейтсборнов?

Он полагал, что это зависит от того, хватит ли у нее смелости признать, что она желает его так же сильно, как и он ее.

Глава 7

Он приблизился но мне, обнаженный, с улыбкой на лице.

– Нет более захватывающего зрелища, чем красивая женщина, принимающая ванну, – пробормотал он. Вероятно, он никогда не видел себя в зеркале, потому что я в жизни не встречала более пленительного мужчину – такого невероятно красивого, высокого, широкоплечего, мускулистого. И очень, очень возбужденного…

Из книги «Мемуары любовницы»

Держа бокал с пуншем, приправленным лимоном, Каролина стояла в гостиной элегантного особняка лорда и леди Гейтсборн на Гросвенор-сквер и кивала в ответ на то, что говорила Сара. Ее сестра болтала без умолку уже несколько минут, и Каролина была уверена, что рассказ Сары увлекателен, однако ее мысли невольно возвращались к тому, о ком ей не хотелось думать.

К лорду Сербруку.

Проклятие! Почему она не может выбросить его из головы? Тот факт, что он завладел ее сознанием, смущал и раздражал ее. Казалось, ее мозг отказывался подчиняться ей и забыть все, что было связано с лордом Сербруком. Забыть его своеобразную улыбку, темно-синие глаза, красивое лицо. Забыть его страстный поцелуй, подействовавший на нее опустошающе.

Даже сейчас она ощущала прилив тепла от одной только мысли о его объятии. О том, как он прикасался к ней, как целовал ее. О том, как его возбужденная плоть прижималась к ней, порождая вихрь желаний и потребностей, которые не угасали до сих пор, хотя прошло уже около двенадцати часов после расставания с ним.

Отклонив предложение леди Уолш, леди Болсэм и миссис Эмунсбери посетить магазины, Каролина приняла теплую ванну, надеясь снять напряжение и привести свои мысли в порядок. Она всегда находила успокоение, расслабившись в теплой воде. Но не сегодня. Перед ее мысленным взором то и дело возникал образ лорда Сербрука, который обнаженным приближался к ней. Его великолепно сложенное тело невероятно возбуждало. Он намеревался заняться с ней любовью. В ванне.

Эти мысли привели ее в такое смятение, что она поспешно покинула ванну и два часа ходила по комнате из угла в угол, наконец решив, что не может присутствовать сегодня на званом вечере в доме родителей Джулианы. Раньше она планировала встретиться там с Сарой, Джулианой и Эмили, однако лорд Сербрук тоже собирался прийти туда.

«Я сразу узнал вас в образе Галатеи». Эти его слова взволновали ее и заставили испытать смущение наряду с чувством вины. Она не смогла признаться ему, что тоже узнала его в костюме разбойника с первого взгляда. Это означало бы, что их встреча не являлась случайной встречей анонимных персонажей маскарада. Чтобы защититься от него, от его воздействия на ее чувства, ей оставалось только притворяться, что она не знала тогда, кто скрывался под маской разбойника. Иначе ее встреча уже будет выглядеть не анонимной и случайной, а намеренной, чтобы вступить в интимные отношения с мужчиной, который не являлся ее мужем. Который не был ее любимым Эдвардом.

«Но Эдвард умер», – напомнил внутренний голос.

Да, а она жива. С лордом Сербруком все ясно, но как она могла позволить себе намеренно связаться с другим мужчиной? Мужчиной, который хотел, чтобы они стали просто любовниками.

Задумавшись над этим, Каролина в конечном счете решила пойти на званый вечер. Потому что отказ был бы равносилен признанию, что она хочет стать его любовницей, но только боится сказать об этом. А это неправда. Она просто не решается сказать ему то, что должна сказать, а именно – она не будет, не может быть его любовницей. И сейчас, пока еще не появился подходящий момент, чтобы сообщить ему свое решение, она сделает вид, что совершенно равнодушна к нему.

Если только у нее получится…

То, что, даже стоя в многолюдной шумной гостиной, она не могла отделаться от возникающих в голове чувственных образов, представляя, как она и лорд Сербрук, обнаженные, занимаются любовью в ванне, не сулило ничего хорошего.

Каролина ощутила жар и сделала глубокий вдох, рассеянно слушая Сару и кивая, тогда как ее взгляд скользил по комнате. Где же он? Неужели отказался от посещения званого вечера? Она была бы рада. Да, рада. Тогда она окончательно, укрепилась бы в своем решении отказаться от близости с ним. Его привлекательность перестала бы действовать на нее, и она вновь обрела бы благоразумие, которого лишилась из-за него. Она и лорд Сербрук вернулись бы к прежним дружеским отношениям, которые сложились между ними до бала-маскарада. Он, несомненно, найдет себе другую партнершу для любовных утех, поскольку она не может стать его любовницей. Она не создана для этого, даже если его поцелуи заставляют ее испытывать страстное томление.

Надо обязательно объясниться с ним сегодня. После этого она заживет прежней нормальной жизнью, в которой не будет места для мужчины, особенно такого, как лорд Сербрук. Такого опытного и страстного, заставившего ее на время забыться. Однако впредь она не повторит своей ошибки.

«Он дважды вынудил тебя забыться», – напомнил докучливый внутренний голос.

Каролина раздраженно заставила его замолчать. Услышав ее отказ, Дэниел, естественно, попытается приложить все силы и обаяние, чтобы она изменила свое мнение в угоду его самолюбию, как это, вероятно, было у него с другими женщинами. Но она приняла твердое решение и ни на йоту не отступит от него. И не важно, что его поцелуи были весьма пылкими, и убедительными. Не важно, что они заставляли ее… таять. Не важно, что, подарив ей мед, он проявил особое внимание к ней.

Все это не имеет никакого значения.

Она должна вернуться к спокойному, размеренному образу жизни, который выбрала для себя. И этот образ жизни, разумеется, исключал любовную связь с мужчиной, который, хотя и очень привлекательный, был не кем иным, как избалованным успехами, легкомысленным соблазнителем женщин. Она не сомневалась, что, услышав ее решение, он тотчас переключит свое внимание на какую-нибудь другую особу, которая охотно бросится в его объятия.

Эта мысль заставила ее испытать неприятное чувство, и она сжала свой бокал с пуншем с такой силой, что замысловатый выпуклый узор врезался в ее пальцы. Проклятие, она живо представила, как он держит в своих объятиях некую безымянную, безликую женщину. И та испытывает страсть и потрясающее наслаждение, которые она ощутила прошлой ночью и этим утром.

– Ты согласна, Каролина?

Вопрос Сары оторвал Каролину от неприятных мыслей, и она взглянула на сестру, которая пристально смотрела на нее поверх очков.

– Прошу прощения?

Сара надула губки.

– Мне кажется, ты не слышала ни единого моего слова.

Щеки Каролины вспыхнули.

– Извини. Боюсь, я… слишком погрузилась в свои мысли.

В карих глазах Сары отразилась озабоченность.

– С тобой все в порядке?

«Нет. Я слишком взволнована, выбита из колеи и расстроена, и все из-за этого мужчины».

– Да, дорогая, все хорошо.

– Ты уверена? У тебя слишком возбужденный вид.

Тот факт, что ее внутренний дискомфорт так явно проявляется, заставил Каролину покраснеть еще сильнее.

– Мне кажется, здесь слишком душно. Так о чем ты говорила?

– Во-первых, о том, что убийство леди Кроуфорд у всех на устах. Говорят, что теперь мужья не позволяют своим женам ходить куда-либо без сопровождения. Когда мы прибыли сюда, Джулиана рассказала, что отец угрожал запретить ей выходить из дома. И Мэтью заставил меня пообещать не ходить никуда одной.

– Я рада, что он так поступил, – сказала Каролина. – Все, с кем мне довелось общаться, крайне обеспокоены. – Она наклонилась ближе к сестре и доверительно сообщила: – Я знаю, что здесь присутствуют мистер Рейберн и мистер Мейн. Это позволяет нам чувствовать себя в безопасности.

– Да, – согласилась Сара, – хотя полагаю, они здесь скорее для того, чтобы вести расследование, чем охранять кого-то.

Каролина содрогнулась.

– Думаю, смерть леди Кроуфорд произошла в результате нападения разбойника, а не кого-то из присутствующих на вечере.

– Я тоже надеюсь на это.

– Ну что еще скажешь? – спросила Каролина.

– Он пока не прислал мне письмо.

– Кто он? Какое письмо?

Сара подвинула повыше очки на носу, и Каролина впервые заметила, что ее обычно невозмутимая сестра выглядела очень взволнованной.

Наклонившись поближе. Сара сказала возбужденным тоном:

– Речь идет о Мэтью. Я рассказала ему о письмах, упомянутых в «Мемуарах». Не понимаю, почему он до сих пор не прислал мне ничего подобного. Боже, он способен подарить мне серьги с бриллиантами, но не может написать даже пару строк.

Каролина готова была рассмеяться, но сдержалась, увидев, как расстроена Сара.

– Значит, муж дарит тебе бриллианты вместо письма. Какой негодяй! Он заслуживает сурового наказания.

Сара заморгала, потом лицо ее приняло сконфуженное выражение.

– Для меня главное – испытать такие же чувства, какие описывает анонимная леди.

Внутри у Каролины все сжалось, Именно такие чувства поглотили все ее мысли и заставляли совершать поступки, которые она не могла контролировать.

– Вполне вероятно, Мэтью старается выбрать подходящее время и место, дорогая. Нельзя быть такой нетерпеливой.

– Согласна, но очень трудно ждать, когда знаешь, какое удовольствие предстоит испытать.

Каролина мгновенно представила, как лорд Сербрук, обнаженный и возбужденный, забирается к ней в ванну, и эта мысленная картина была столь явственной, что у нее перехватило дыхание. Она зажмурилась, стараясь избавиться от этого волнующего видения.

– Я уверена, Мэтью скоро пришлет тебе подобное письмо. – Затем, решив сменить тему, Каролина спросила: – Ты видела Эмили и Джулиану?

Она вытянула шею, оглядывая зал и пытаясь найти подруг. Но, разумеется, не для того, чтобы увидеть Дэниела, Она заметила миссис Эмунсбери, леди Болсэм и леди Уолш, стоящих около камина. Все три дамы смотрели на нее, и Каролина невольно подумала, не ее ли они обсуждали. Она слегка кивнула в ответ на их приветствие, потом продолжила свои поиски.

– Здесь так много людей, что невозможно…

Слова застыли у нее в горле, когда она внезапно увидела лорда Сербрука. Он стоял лицом к ней на противоположной стороне большой многолюдной комнаты, склонив голову и внимая словам изящной блондинки, Каролина могла видеть только ее спину и то, как лорд Сербрук смеялся над тем, что говорила эта женщина. Затем, словно почувствовав на себе взгляд Каролины, он поднял голову, и их взгляды встретились.

Лорд Сербрук поприветствовал ее коротким поклоном, потом снова сосредоточил свое внимание на блондинке.

Горячая волна захлестнула Каролину, и она едва не выхватила у сестры веер, чтобы охладить свое пылающее лицо. Она испытала одновременно разочарование, смущение и замешательство. Дэниел поздоровался с ней, но с таким видом, словно они были едва знакомы. Словно между ними ничего не было и он не целовал ее с безумной страстью. Причем дважды. Он ничем не выказал, что рад видеть ее, и продолжал с довольным видом разговаривать с блондинкой, ловя каждое ее слово. Каролина ощутила что-то вроде ревности, хотя скорее это было раздражение. Как может этот мужчина поступать подобным образом! Сначала целует ее, да так, как будто не сможет прожить без нее ни минуты, а потом едва смотрит в ее сторону. И блондинка явно нравится лорду Сербруку.

Подняв подбородок, Каролина повернулась к Саре и обнаружила, что сестра внимательно смотрит на нее вопросительным взглядом.

– Ты уверена, что с тобой все в порядке, Каролина? Ты не похожа на себя. Может быть, хочешь уйти отсюда? Мэтью и я проводим тебя до дома.

Каролина покачала головой:

– Я вполне здорова. Правда. Просто немного устала. – Да, она устала думать о вещах, которые лучше забыть. Устала искать взглядом мужчину, которого не желала видеть.

– Кажется, ты уже нашла Джулиану. Не правда ли, она прелестно выглядит?

– Джулиана? Нет, я не видела ее. Где она?

Сара посмотрела на нее странным взглядом:

– Ты ведь смотришь прямо на нее. Она разговаривает с лордом Сербруком.

Каролина заморгала, потом ее взгляд устремился через комнату, и она поняла, что изящная блондинка, стоящая лицом к лорду Сербруку, действительно Джулиана.

– Мне кажется, лорд Сербрук поглощен беседой с ней, – доверительно сообщила Сара, каким-то образом прочитав мысли Каролины. – Они красивая пара, не правда ли?

Казалось, грудь Каролины сдавило тисками, и она с трудом заставила себя ответить:

– Да, конечно. Они прекрасно смотрятся вместе.

На самом деле так и было. Почему бы нет? Красивая, мужественная внешность темноволосого лорда Сербрука превосходно подчеркивала изящную красоту светловолосой Джулианы.

– Леди Гейтсборн давно наблюдает за ними из-за пальмы, – прошептала Сара, указывая на растение в горшке чуть заметным кивком. – Она с таким усердием оценивает лорда Сербрука, что напоминает мне владельца похоронного бюро, когда тот измеряет человека для изготовления гроба.

У Каролины вырвался короткий смешок.

– Если леди Гейтсборн имеет на него какие-то виды, то ее ждет разочарование. Этот джентльмен не намерен жениться в обозримом будущем.

– Мэтью говорил мне то же самое. – Сара внимательно посмотрела на Каролину. – Однако я не помню, чтобы сообщала тебе что-то подобное.

Каролина оторвала взгляд от красивой пары.

– Лорд Сербрук сам сказал мне об этом.

– Вот как? Когда же?

Каролина пожала плечами, надеясь скрыть внутреннее напряжение.

– Во время одной из наших бесед, – ответила она рассеянно. Совесть не слишком мучила ее за такой неискренний ответ, поскольку, если бы она упомянула о визите лорда Сербрука в ее дом этим утром, любопытная Сара извела бы ее бесконечными вопросами. Вопросами, на которые ей не хотелось отвечать. Сара кивнула:

– Ах да, на приеме в загородном доме Мэтью. Жаль, что лорд Сербрук так настроен против брака. Он очень подходящий мужчина.

Каролина удивленно вскинула брови. Она всегда считала, что Сара хорошо разбирается в людях. А лорд Сербрук был хотя и очаровательным, но легкомысленным повесой. За его красивой внешностью скрывался лишь искатель удовольствий.

– Ты так думаешь?

Сара столь энергично кивнула, что ее очки соскользнули на кончик носа.

– О да. Он много лет является лучшим другом Мэтью, и из его рассказов следует, что лорд Сербрук – честный, преданный и очень любезный человек. – Она качнула головой. – В этом нетрудно убедиться.

– Кто же спорит? – согласилась Каролина, стараясь избежать дальнейшего обсуждения лорда Сербрука. Каролина уже знала о нем главное – он хотел, чтобы она стала его любовницей. Однако она не намерена поддаваться соблазну и соглашаться на его неприемлемое предложение.

– Судя по тому, как лорд Сербрук улыбается и смеется, он и Джулиана обсуждают не то, что у всех на устах.

Губы… да, его губы… эти прекрасные губы. Которые так нежно и страстно целовали ее. Его губы… его губы… проклятие, она совсем потеряла нить разговора.

– Прошу прощения?

Сара удивленно посмотрела на нее:

– Я говорю, что они едва ли обсуждают убийство.

– Да. – Тогда о чем они говорят? Каролина еще раз взглянула через комнату. Хм… Разумеется, разговор о погоде не вызвал бы такого блеска в глазах лорда Сербрука. И что это? Он наклонился вперед как бы для того, чтобы прошептать что-то на ушко Джулиане.

В этот момент миссис Эмунсбери, леди Уолш и леди Болсэм приблизились к сестрам, закрыв обзор.

– Боже, вы обе выглядите слишком серьезными, – сказала леди Уолш, переводя свой любопытный взгляд то на Каролину, то на Сару. Затем, понизив голос, спросила – Вы обсуждаете убийство? Эта тема стала публичной. Все крайне обеспокоены.

Прежде чем Каролина и Сара смогли ответить, миссис Эмунсбери, приставив к глазам лорнет, сказала:

– Эти дамы обсуждают не убийство. Совершенно ясно, что они говорят о красавце лорде Сербруке.

– Да, он действительно очень привлекателен, – согласилась леди Болсэм, – и сейчас он ведет леди Джулиану танцевать.

Каролина взглянула через комнату и увидела, как улыбающиеся лорд Сербрук и Джулиана приближаются к центру зала. Затем он заключил девушку в крепкие объятия, глядя на нее красивыми синими глазами. И Джулиана с явным удовольствием закружилась по комнате вместе с ним. Лорд Сербрук сосредоточил на ней все свое внимание, сжимая в ладони тонкие пальцы партнерши и приложив другую руку сзади к ее пояснице.

Каролину охватило неприятное чувство, и она отвела взгляд.

– Сегодня он занят весь день, – сказала леди Болсэм.

– О да, – согласилась леди Уолш с чуть заметной улыбкой и пристально посмотрела на Каролину. – Сначала он нанес визит вам, а сейчас танцует: с одной из ваших ближайших подруг. Интересно, кто будет следующей?

Миссис Эмунсбери изогнула бровь и понимающе улыбнулась:

– Не сомневаюсь, что этот повеса навестил еще полдюжины женщин после визита к леди Уингейт.

– Лорд Сербрук приходил к тебе? – спросила Сара, вопросительно приподняв брови.

Каролина с досадой ощутила прилив тепла к щекам.

– Узнав об убийстве, он зашел ко мне – только для того, чтобы убедиться, что со мной все в порядке.

– Очень благородно с его стороны, – заметила леди Болсэм, глядя на Каролину.

Каролина покраснела еще сильнее, поскольку в словах леди Болсэм чувствовался скрытый подтекст. Тем не менее, приподняв подбородок, она спокойно ответила:

– Да, это было любезно с его стороны. К тому же, как вы знаете, мы живем по соседству.

– Да, дорогая, мы знаем об этом, – сказала леди Уолш с насмешливым оттенком в голосе. Она окинула взглядом зал, потом сказала: – Мы повсюду искали лорда Хитона, и сейчас я заметила его. Извините нас.

Она двинулась вперед, и леди Болсэм и миссис Эмунсбери последовали за ней. Каролина наблюдала, как они смешались с толпой, и постаралась избавиться от тревожного чувства.

Они, несомненно, подозревали, что этот утренний визит лорда Сербрука к ней был не таким уж невинным.

Каролина невольно поднесла руку к губам, вспомнив, как он целовал ее.

Хорошо. Пусть этот визит не был невинным, однако они тем не менее не являлись любовниками.

– Вот ты где! – раздался рядом голос Эмили. – Я повсюду искала тебя. Ты видела когда-нибудь такое скопление гостей? Говорят, люди встревожены тем, что убийца скрывается где-то поблизости, однако вместо того, чтобы оставаться дома в безопасности, все пришли сюда и возбужденно обсуждают это убийство. – Она повернулась к Саре: – Тебе, видимо, придется спасать своего мужа. Боюсь, моя тетя Агата надолго захватила его в углу около пальмы, а он слишком деликатен, чтобы просто сбежать от нее.

Сара посмотрела в их сторону:

– Думаю, не стоит беспокоиться по этому поводу Он не раз попадал в подобные ситуации и сам найдет выход. Кроме того, если он и пострадает немного, то поделом, потому что до сих пор не прислал мне письмо с назначением времени и места, как это описано в «Мемуарах».

Взгляд Каролины невольно устремился на танцующих. Лорд Сербрук улыбался Джулиане, в то время как они превосходно вальсировали, и Джулиана с порозовевшим красивым лицом улыбалась в ответ. К горлу Каролины подкатил ком, и она мысленно отругала себя, заставив вновь сосредоточить свое внимание на подругах.

– Говорят, смерть леди Кроуфорд произошла не в результате неудачного ограбления, а явилась следствием преднамеренного убийства, – сказала Эмили. – Возможно, его совершил бывший или очередной любовник.

– Кто тебе сказал? – спросила Каролина.

– Я разговаривала со многими людьми. Кажется, такое предположение высказал лорд Толливер. Ходят слухи, что ее последним любовником был лорд Уорвик, и его уже допрашивали следователь и сыщик.

– Допрашивают всех, кто был на маскараде, – напомнила Сара.

– Да, – согласилась Эмили. – Но особый интерес был проявлен к нескольким личностям, и среди них лорд Уорвик, хотя я слышала, у него есть алиби. – Она понизила голос и добавила: – По-моему, им следовало бы хорошенько допросить мистера Дженсена.

– Почему ты так считаешь? – спросила Каролина Эмили удивленно посмотрела на нее:

– Думаешь, я одна обратила внимание на то, что с его прибытием в Англию произошло несколько странных происшествий?

– Какая нелепость! – возмутилась Сара. – Ты говоришь так, потому что недолюбливаешь этого человека…

– Да, он не нравится мне, – согласилась Эмили, – и… – То, что она хотела добавить, осталось неизвестным, потому что Эмили внезапно замолкла и поджала губы. – Черт возьми, он идет сюда. Простите, но я, пожалуй, удалюсь, потому что не хочу разговаривать с этим человеком.

Она повернулась и отошла, быстро исчезнув в толпе. Каролина удивленно заморгала. Что случилось? Эмили всегда отличалась сердечностью и добродушием. Может быть, мистер Дженсен был одним из тех, кому отец Эмили сильно задолжал? Не это ли явилось причиной такого отношения к нему?

– Добрый вечер, леди, – приветствовал дам мистер Дженсен, останавливаясь перед ними. Он бросил взгляд в направлении, куда удалилась Эмили, потом улыбнулся и поклонился. – Должно быть, я самый удачливый мужчина в этом зале, потому что оказался в компании не одной, а сразу двух очаровательных женщин.

– Не обольщайся, – насмешливо сказала Каролина, обращаясь к Саре. – Уверена, он говорил то же самое всем дамам на этом вечере.

– Я не делал ничего такого, – возразил мистер Дженсен с блеском в глазах.

– Значит, он только что прибыл, – заключила Сара, отвечая на реплику Каролины.

Они обе рассмеялись, а потом, обменявшись любезностями с мистером Дженсеном, Сара помахала веером и сказала.

– Здесь так много людей и очень жарко… Простите, но мне необходимо выйти на свежий воздух.

Каролина посмотрела на сестру и заметила, что щеки ее побледнели, хотя в комнате было довольно тепло и они должны были бы покраснеть.

– Я пойду с тобой, – заявила она.

– Я буду рад сопровождать вас обеих, – добавил мистер Дженсен.

– Благодарю вас, но вам обоим лучше остаться и поговорить, – сказала Сара, махнув рукой. – У выхода на террасу стоит Мэтью, и я постараюсь избавить его от очередной беседы с дамами. Кроме того, я хочу напомнить ему о письме из «Мемуаров».

Последние слова она пробормотала чуть слышно, и Каролина подумала, сознавала ли сестра, что произнесла их вслух.

– Что это за письмо из «Мемуаров»? – спросил мистер Дженсен, когда Сара ушла.

– Так, ерунда, – небрежно ответила Каролина. Однако, заметив понимающее и слегка насмешливое выражение глаз мистера Дженсена, подумала, что, вероятно, он знал об ажиотаже, царившем в обществе среди женщин, прочитавших сей шедевр.

Дженсен окинул оценивающим взглядом ее платье цвета морской волны:

– Вы великолепно выглядели в костюме Галатеи, но еще более потрясающе выглядите в обычном наряде.

– Благодарю, – сказала Каролина с улыбкой и подумала, почему она так легко чувствует себя в его обществе. Хотя Дженсен не отличался классической красотой, тем не менее, был привлекателен, обладая силой, мужественностью и сексуальностью. Так почему же в его присутствии ее дыхание не замирает? Почему она мысленно не представляет его обнаженным в ванне вместе с ней? Очевидно, если бы возбужденное состояние, в котором она пребывала последнее время, было навеяно исключительно чтением «Мемуаров», то ее должен был бы привлекать любой мужчина.

– Полагаю, вы слышали о смерти леди Кроуфорд, – сказал мистер Дженсен.

– Да, я потрясена и опечалена этим фактом.

– Я познакомился с ней только на маскараде.

В памяти Каролины снова всплыли события того бала.

– Леди Кроуфорд была в костюме уличной девицы и восхищалась вашим пиратским нарядом. Вы беседовали с ней после разговора со мной.

Он кивнул:

– Да. Она так весело смеялась тогда. Трудно поверить, что через несколько часов леди Кроуфорд была уже мертва. Надеюсь, вы позаботились о том, чтобы не ходить по улицам одной?

Музыка кончилась, и раздались вежливые аплодисменты, Каролина еще раз взглянула на танцевальный зал и увидела, как лорд Сербрук подводит Джулиану к ее матери. Он посмотрел в направлении Каролины, и его взгляд остановился на мистере Дженсене. Каролина наблюдала, как лорд Сербрук поцеловал руку Джулианы, а потом направился к ней. Или, может быть, к мистеру Дженсену, потому что все внимание лорда Сербрука было приковано к нему.

Не желая разговаривать с лордом Сербруком в присутствии мистера Дженсена, Каролина поспешно сказала:

– Простите, кажется, я увидела подругу, которую искала.

Мистер Дженсен поклонился:

– Желаю вам приятного вечера, миледи. Каролина быстро смешалась с толпой и отправилась на поиски Джулианы. Приятный вечер? Она надеялась, что вечер будет приятным, хотя очень сомневалась в этом.

Глава 8

Мы покинули многолюдный зал, и он повел меня по тускло освещенным коридорам. Я не спрашивала, куда мы идем. Это не имело значения. Он отыскал пустующую комнату и запер дверь. Затем прижал меня к дубовой панели и поднял кверху юбки. Мои колени ослабели, и в следующий момент я испытала огромное наслаждение, когда он сильным толчком вошел в мою горячую влажную глубину.

Из книги «Мемуары любовницы»

– Вы можете уделить мне минуту, Дженсен? – спросил Дэниел, остановившись перед американцем. Вопрос прозвучал гораздо резче, чем хотелось бы, однако, черт возьми, ему не нравилось, что Каролина общается с другим мужчиной. Не нравилось, что Дженсен смотрит на нее с явным обожанием. Не нравилось, что Каролина улыбается ему.

Дженсен ничуть не смутился.

– Да, конечно. Я сам намеревался поговорить с вами на этом вечере. У меня есть некая информация, касающаяся бизнеса, который мы обсуждали несколько недель назад.

Бизнес? Дэниелу потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что речь идет об инвестиции в рискованное предприятие лорда Толливера, связанное со строительством кораблей. Это было совсем не то, о чем он хотел поговорить с Дженсеном, однако решил, что эта тема будет хорошим предлогом для начала разговора.

– Может быть, отойдем в более спокойное место? – предложил Дэниел.

– Хорошая идея.

Они вышли через стеклянные двери на свежий воздух и двинулись к дальнему концу террасы. Там Дженсен спросил без предисловий:

– Вы уже вложили деньги в предприятие лорда Толливера?

– Нет. Проверив предоставленную вами информацию, я решил не рисковать. – Дэниел попытался выразить свою благодарность, но сделать это было чертовски трудно, поскольку он помнил, с каким вожделением Дженсен смотрел на Каролину.

– Очень мудрое решение, особенно потому, что финансовое положение Толливера, как мне стало известно, гораздо хуже, чем я думал. Кроме того, у меня была возможность проверить его материалы для строительства кораблей. Они весьма низкого качества.

– Как вам это удалось узнать? – удивленно спросил Дэниел.

Дженсен пожал плечами:

– Думаю, не стоит обсуждать детали.

Дэниел стиснул челюсти. Очевидно, Дженсен мог нарушить любые правила для достижения своей цели.

– Другие потенциальные инвесторы тоже отказались?

– Да, – ответил Дженсен. – Похоже, Толливер на грани банкротства.

Дэниел вспомнил резкий разговор с пьяным графом на маскараде прошлым вечером. Финансовое и следующее за ним социальное падение приводило к пьянству многих мужчин.

– Те, кто отказался вкладывать деньга в предприятие Толливера, поступили правильно. Если бы речь шла о моих деньгах, я сделал бы то же самое.

Дэниел кивнул. Он не сомневался, что Дженсен давно пришел к такому выводу. Судя по тому, что было известно о его деятельности, этот человек был финансовым гением, и его богатство доказывало это.

Богатство, которое, как говорят, он создал из ничего. С одной стороны, Дэниел чувствовал, что должен выразить ему свою благодарность. Но с другой – испытывал огромное желание пнуть этого ублюдка в зад.

Дэниел откашлялся.

– Благодарю вас, – произнес он сухим тоном.

В глазах Дженсена промелькнули весёлые искорки.

– Чертовски трудно было сказать это, не правда ли? Тем не менее, отвечу – пожалуйста. А теперь скажите, о чем вы хотели поговорить со мной, хотя я уже знаю. Нетрудно заметить, какие убийственные взгляды вы бросали на меня, когда я находился рядом с леди Уингейт. – Он прислонился к каменным перилам. – Если вы намерены смотреть так на каждого приблизившегося к ней мужчину, то будете обречены провести всю оставшуюся жизнь с мрачной миной на лице.

– Я видел, как вы смотрели на нее.

Дженсен пожал плечами:

– Да, я восхищался Каролиной. Но вы не можете обвинять меня, поскольку она – чрезвычайно красивая женщина.

– И несвободная.

Дженсен удивленно приподнял брови:

– Вот как? Однако я не слышал, что она обручена. Или вы готовы сделать ей предложение?

– Это вас не касается.

– В таком случае вас не касаются мои дружеские отношения с леди Уингейт или с любой другой женщиной.

Дэниел сузил глаза.

– Похоже, у вас вошло в привычку уделять повышенное внимание женщинам, которые…

– Являются объектом ухаживания другого мужчины?

– Вот именно. Несколько месяцев назад вы поглядывали на сестру леди Уингейт так же, как сейчас вы смотрите на нее.

– Да. И обратите внимание, чем это обернулось. Сара вышла замуж за вашего друга, и теперь она маркиза Лэнгстон. А до этого, если вы слышали, я восхищался еще одной женщиной, и вскоре после этого она тоже вышла замуж. – Глаза Дженсена блеснули. – Должно быть, вы думаете, что я ваш соперник, Сербрук. По правде говоря, я хотел бы быть таковым, однако на самом деле невольно становлюсь сватом. – Он усмехнулся. – Пожалуй, мне следует брать плату за мои услуги.

Дэниел продолжал холодно смотреть на него, и Дженсен пожал плечами.

– Возможно, в данном случае ничего такого не случится. Впрочем, время покажет. Приятно было поговорить с вами. – Он отвесил короткий поклон, потом как ни в чем не бывало направился к стеклянным дверям террасы и исчез в бальном зале.

Дэниел хмуро посмотрел на то место, где только что стоял этот вызывающий раздражение человек, и тяжело вздохнул. Черт возьми. Что все это значит? Ясно только одно – он и Дженсен восхищались одной и той же женщиной.

Однако Дженсен не собирался добиваться ее расположения.

Дэниел же постарался предоставить ей возможность свободно чувствовать себя на этом вечере, решив не приближаться к ней сразу, как только увидел ее. С одной стороны, чтобы не отпугнуть Каролину от себя стремительным натиском, а с другой – доказать самому себе, что способен быть сдержанным. Но сейчас не время заниматься такими экспериментами. Каролина поспешно ретировалась, как только он направился к ней и Дженсену, однако в дальнейшем он не позволит ей снова сбежать.

Дэниел, исполненный решимости, уже готов был вернуться в бальный зал, как вдруг явственно ощутил, что за ним наблюдают. Он окинул взглядом тускло освещенную террасу, отметив несколько групп разговаривающих гостей, затем взглянул на сад и на прогуливающиеся по дорожкам пары, но не обнаружил никого, кто следил бы за ним. Проклятие, видимо, показалось.

Больше не задерживаясь, он присоединился к гостям в зале и тотчас оказался во власти хозяйки, леди Гейтсборн. Только хорошее воспитание не позволило ему откровенно отделаться от этой назойливой женщины, чей цепкий взгляд говорил о том, что она не прочь сделать его своим зятем. Всем своим видом и поведением она пыталась неловко намекнуть, что хотела бы потанцевать с ним. Только этого недоставало. Смирившись с необходимостью быть учтивым, тем более – с хозяйкой дома, Дэниел пригласил ее на котильон. Однако сразу после танца откланялся и поспешил на поиски Каролины.

Когда он, наконец, увидел ее, у него сразу перехватило дыхание. Боже, как она хороша. Ее высоко зачесанные волосы сияли золотистым блеском в свете многочисленных свечей, превосходно сочетаясь с платьем цвета морской волны. Дэниел мгновенно представил, как надевает на ее изящную шею колье с бледно-голубыми драгоценными камнями. Потом снимает с нее платье, и она остается только с этим украшением, призывно улыбаясь ему… Мечты, мечты…

Он заморгал, стараясь отделаться от этого чувственного образа, и обнаружил, что Каролина действительно улыбается… но только не ему. Нет, она опять улыбалась этому проклятому Дженсену, а тот улыбался ей в ответ с прежним похотливым блеском в глазах. Еще двое джентльменов прохаживались поблизости, поглядывая на нее, словно хищники, почуявшие лакомую добычу. Дэниел испытал неприятное чувства, которое уже становилось привычным, когда дело касалось Каролины, и ускорил шаг. К тому времени, когда он подошел к ней, его раздражение достигло такой степени, что у него было только одно желание – пнуть Дженсена и двух других мужчин так, чтобы они свалились на каменный пол.

– Добрый вечер, леди Уингейт, – сказал Дэниел, остановившись перед ней и вежливо поклонившись. Потом бросил взгляд на ее спутника: – Приветствую вас, Дженсен.

Тепло, отражавшееся в глазах Каролины, когда она смотрела на Дженсена, обернулось холодом во взгляде на Дэниела, от чего внутри у него все сжалось.

– Добрый вечер, лорд Сербрук, – пробормотала она.

– Мне стало известно, что следующий танец – вальс. Не окажете ли мне честь? – Это было довольно грубоватое приглашение, от чего раздражение Дэниела усилилось, на этот раз еще и потому, что он сознавал, насколько опрометчиво поступает.

Каролина заколебалась и, казалось, готова была отказаться, однако затем все-таки кивнула:

– Хорошо.

Извинившись перед Дженсеном, который, черт бы его побрал, выглядел очень веселым, она положила кончики пальцев на предложенную Дэниелом руку. Он ощутил легкое покалывание в локте, хотя она едва прикасалась к нему.

Как только заиграла музыка, Дэниел заключил ее в свои объятия и впервые за весь вечер свободно вздохнул.

– Вы потрясающе выглядите, – сказал он с учащенно бьющимся сердцем, не отрывая от нее глаз.

– Благодарю вас.

– Я рад, что вы решили прийти на этот вечер.

Каролина приподняла подбородок.

– У меня не было оснований отказываться. Джулиана – одна из моих ближайших подруг.

Дэниел почти слышал, как она добавляет вызывающим тоном: «И я нисколько не боялась встретиться с вами». Прекрасно. Он знал, что она храбрая женщина, и ей необходимо было подтвердить это для самой себя, явившись на этот бал.

Наслаждаясь тем, что держал Каролину в своих объятиях, после нескольких туров вальса он с мечтательным выражением в глазах произнес:

– Я весь день думал только о вас.

Каролина изогнула изящную бровь, и в глазах ее мелькнула насмешка.

– Это очевидно, учитывая, какое внимание вы уделяли мне в течение вечера.

Хм… Кажется, она раздражена? Дэниел испытал удовлетворение.

– Все мое внимание было приковано к вам, уверяю вас. – Она посмотрела на него с недоверием, а он притянул ее к себе чуть ближе. Затем едва слышно сказал: – Вам нужны доказательства? Хорошо. С момента прибытия сюда вы съели четыре канапе и выпили три бокала пунша. Вы разговаривали с одиннадцатью женщинами, включая вашу сестру, леди Эмили и леди Джулиану, а также с пятью джентльменами, включая вашего зятя, и дважды – с мистером Дженсеном. Вы улыбались двадцать семь раз и хмурились восемь, пятнадцать раз смеялись, однажды чихнули и до сих пор ни разу не танцевали.

Каролина широко раскрыла глаза.

– Вы все это придумали.

– Нисколько. О, я забыл сказать еще одну вещь. Вы, безусловно, выглядели самой красивой женщиной в этом зале.

Щеки Каролины покрылись румянцем, и Дэниел с трудом сдерживал себя, чтобы не расцеловать их.

– Ради вежливости, – продолжил он, – я танцевал с хозяйкой дома и ее дочерью, но при этом думал только о вас. Я с самого начала ждал момента, когда смогу заключить вас в свои объятия.

Дэниел, посмотрел на Каролину, размышляя, не зашел ли он слишком далеко, не напугал ли ее такой откровенностью. Однако он не мог остановиться. Не мог кривить душой.

Наконец она сказала:

– Я рада иметь возможность поговорить с вами, милорд.

– Дэниел… моя чрезвычайно красивая, милая, весьма одаренная, обладающая чувством юмора, удивительно умная леди Уингейт. – Его взгляд остановился на ее губах. – И с самыми привлекательными губами, какие я когда-либо видел.

Каролина покраснела еще сильнее и огляделась, надеясь, что никто не слышал его слов.

– Именно об этом я хотела поговорить с вами.

– О ваших губах? Прекрасно, я готов продолжить разговор на эту тему.

Каролина покачала головой.

– Я совсем не это имела в виду. – Она сделала глубокий вдох. – Я подумала над вашим… предложением.

– Стать любовниками?

– Да. Хотя это и очень лестно, я должна отказаться.

Он пристально посмотрел на нее. Ее глаза выражали решимость и что-то еще, похожее на сожаление. При этом чувствовалось, что Каролина вся напряглась, ожидая каких-то доводов с его стороны. Видит Бог, он хотел переубедить ее. Хотел увлечь в темный угол и целовать там, пока она не изменит свое решение.

Однако он не стал переубеждать ее, позволив ей выиграть это сражение. Пусть она думает, что способна противостоять ему. Однако он был настроен победить, в конце концов, заставив ее потерять контроль над собой в его объятиях. И в его постели.

Как опытный генерал, проигравший битву, он намеревался произвести перегруппировку и затем обойти противника с фланга.

Дэниел кивнул:

– Хорошо. Я понял.

Ее замешательство свидетельствовало о том, что она ожидала возражений. Стараясь сохранять спокойное выражение лица, он добавил:

– Если вы не желаете, чтобы мы стали любовниками, надеюсь, мы сможем оставаться… друзьями.

– Я… ну да. Полагаю…

– Прекрасно. Желаю вам приятного вечера. – Дэниел поклонился и пошел прочь, чувствуя на спине ее взгляд. Однако заставил себя ни разу не оглянуться.

Глава 9

Я не знала его достаточно хорошо, однако сочла это не важным, когда его рука двинулась вверх по моей ноге. И тем более, когда его губы последовали по тому же пути.

Из книги «Мемуары любовницы»

Когда Дэниел вернулся домой, в нескольких окнах горел свет и у двери его приветствовал Сэмюель, хотя в столь поздний час в доме обычно было темно и все спали.

– Вы никогда не догадаетесь, милорд… – начал лакей, прежде чем Дэниел успел снять шляпу.

О! Такое начало, как всегда, предвещало, что Сэмюель опять спас какое-то несчастное животное.

– Даже не могу представить, – пробормотал Дэниел, обхватив себя руками. – Кого ты притащил в дом на этот раз?

Сэмюель сглотнул слюну.

– Это… девушка.

– Какая девушка? Ты имеешь в виду самку белки? Или крольчиху?

Боже, только не еще одна крольчиха. Та, которую Сэмюель принес в прошлый раз, почти сразу принесла многочисленное потомство, и теперь крольчата находились в загородном поместье в Медоу-Хилле. Эти маленькие пушистые создания, расплодившись, способны нанести ущерб его имуществу.

Сэмюель покачал головой:

– Нет, милорд. Это… просто девушка. – Он откашлялся. – Разновидность женской личности.

Дэниел уставился на лакея, чьи щеки пылали, как два красных флага. Прежде чем он заговорил, Сэмюель поспешно добавил:

– Я нашел ее одинокую, съежившуюся от холода на улице, милорд. Она плакала и сначала подумала, что я тоже намерен обидеть ее. – Глаза Сэмюела вспыхнули. – Ее кто-то избил.

Дэниел стиснул челюсти.

– Как сильно?

– У нее синяки под глазами, несколько ссадин и множество ушибов. Ей удалось сбежать, прежде чем ублюдок, избивавший ее, успел нанести ей еще более жестокие побои. – Сэмюель поджал губы и перешел на шепот: – Видимо, ее и раньше избивали, милорд.

Дэниел почувствовал, как внутри у него все сжалось.

– Где она? Может быть, ей требуется врач?

– Лежит, свернувшись, на диване в гостиной. Возможно, надо, чтобы кто-то осмотрел ее ссадины, но когда я заговорил о враче, она наотрез отказалась. Ясно, что она не хочет, чтобы мужчина прикасался к ней, милорд, и я не могу осуждать ее за это. Мне потребовалось немало сил, чтобы убедить девушку пойти со мной. Однако в данный момент кухарка и Мэри уже дома со своими семьями и здесь нет никого, кроме мужчин.

Дэниел медленно кивнул.

– Ты знаешь ее имя?

– Кейти Маршалл, милорд.

– И сколько лет этой Кейти Маршаял?

– Девятнадцать. – Сэмюель напряженно смотрел на хозяина. – Она порядочная девушка, милорд. Несколько месяцев назад для нее наступили тяжелые времена, когда семья, в которой она служила, уволила ее. Она пыталась найти другую работу и узнала, что в одном доме требуется служанка. По пути на нее напал какой-то ублюдок. Он украл те немногие деньги, которые у нее были с собой, и пытался сделать еще кое-что. – Глаза Сэмюела вспыхнули. – Она боролась с ним и, в конце концов, убежала.

– Молодец, – тихо сказал Дэниел. – Думаю, нам надо позвать какую-нибудь женщину, и как можно скорее. По соседству с нами находится дом леди Уингейт. Отправляйся туда и попроси, чтобы к нам пришла ее служанка. Потом сходи за кухаркой и Мэри. И вот что, Сэмюель…

– Да, милорд?

– Я думаю, в моем доме потребуется еще одна служанка.

Вместо того чтобы улыбнуться, как обычно, Сэмюель кивнул с серьезным видом:

– Благодарю вас, милорд. Вы лучший человек на свете.

Как всегда, благодарность Сэмюела и его высокая оценка покоробили Дэниела. Уж он-то хорошо знал, что не является лучшим человеком. Однако может быть, с помощью Сэмюела ему в какой-то степени удастся загладить прошлые ошибки.

Усталая и возбужденная после званого вечера, Каролина с облегчением прибыла домой. Передав Нельсону свою кашемировую шаль и пожелав ему доброй ночи, она направилась к лестнице, чтобы подняться в спальню, поскорее лечь в постель и уснуть без сновидений.

Одна.

Да, она одинока.

Каролина нахмурилась. Нет, не одинока. Просто… без него. С ней оставались дорогие ее сердцу воспоминания о прошлых годах, не говоря уже о сестре и подругах.

И все же назойливый мучительный вопрос не давал ей покоя. Правильно ли она поступила, отказавшись от предложения лорда Сербрука?

Да, настаивал здравый смысл.

Нет, возражало сердце.

Она уже была на середине лестничного пролета, когда раздался звон колокольчика, свидетельствующий о том, что кто-то открыл калитку. Спустя несколько секунд послышался стук медного дверного кольца. Удивившись, Каролина посмотрела на не менее удивленного Нельсона, который стоял в холле, все еще держа ее шаль.

– Кто это мог явиться в такой поздний час? – спросила Каролина, не в силах скрыть тревогу в голосе. Очевидно, что-то случилось. Люди не стучатся в дверь в час ночи, если все в порядке.

Прежде чем открыть дверь, Нельсон посмотрел в одно из маленьких окошечек, расположенных по бокам дубовой панели.

– Это Сэмюель, лакей лорда Сербрука, – доложил он. Каролина ухватилась за перила, чувствуя, как все ее тело напряглось от страха. «Боже, неужели что-то случилось с лордом Сербруком?»

– Пусть войдет, – сказала она, спускаясь по лестнице.

Нельсон впустил высокого красивого молодого человека, который явно испытал облегчение, увидев ее. Он разразился быстрой отрывистой речью, сообщив, что нашел раненую молодую женщину, привел ее в дом, но она не хочет, чтобы ее осмотрел врач-мужчина.

– Однако эта женщина явно нуждается в помощи, миледи. Его светлость послал меня попросить вас прислать вашу служанку, чтобы та посмотрела, сможет ли чем-то помочь.

– Да, конечно, – сказала Каролина, почувствовав облечение от того, что лорд Сербрук невредим, и проникнувшись сочувствием к пострадавшей молодой женщине. Она повернулась к Нельсону: – Разбудите Гертруду. Когда она оденется, проводите ее к дому лорда Сербрука. А я пойду с Сэмюелом прямо сейчас.

К удивлению Каролины, лорд Сербрук сам открыл дверь дома. В данный момент его внешний вид нельзя было назвать безупречным. Он стоял перед ней со взъерошенными волосами, без сюртука и галстука, с закатанными по локоть рукавами рубашки, так что были видны мускулистые, покрытые темными волосами руки до локтей. Каролина никогда не видела его таким… соблазнительным. Эффект был поразительным, и она моментально лишилась способности здраво мыслить.

Неожиданное громкое мяуканье вывело ее из оцепенения, и она увидела черную кошку у ног лорда Сербрука. Та посмотрела на нее и моргнула. Одним глазом.

Каролина взглянула на лорда Сербрука и заметила, что он явно удивлен тем, что она стоит перед ним в его холле. Мысленно встряхнувшись, она сказала:

– Сэмюель объяснил ситуацию, и моя служанка сейчас придет сюда, однако я подумала, что, возможно, тоже смогу чем-то помочь. Я ведь дочь врача и старшая сеетpa девицы, которая постоянно получала всякие мелкие травмы. Научилась кой чему…

– Благодарю вас, – сказал Дэниел и в очередной раз запустил пальцы в свои темно-каштановые волосы. – Судя по тому, что рассказал мне Сэмюель, раны мисс Маршалл не опасны для жизни, но тем не менее их надо обследовать и обработать.

– Разумеется. Где же она?

– В гостиной. Я приготовил необходимые вещи – бинты, воду, целебную мазь – и оставил все это снаружи у двери. – Он повернулся к Сэмюелу: – Я не хотел входить туда один и пугать ее. Мы должны войти все вместе, а потом ты отправляйся за кухаркой и служанкой Мэри.

Когда лорд Сербрук открыл дверь гостиной, Каролина увидела девушку, свернувшуюся на диванчике перед камином. Она села, когда они вошли. Сочувствие и одновременно гнев охватили Каролину при виде синяков на ее лице. Сэмюель тотчас подошел к ней.

– Это лорд Сербрук, – мягко сказал молодой лакей, присев на корточки перед девушкой, но не касаясь ее. – Не надо бояться его и кого-либо еще в этом доме. Его светлость в свое время спас меня и обещал помочь тебе тоже. Он даст тебе работу в качестве служанки здесь. Наша соседка, леди Уингейт, очень добрая и благородная леди. Она побудет с тобой до прихода ее служанки. Поверь, ты в хороших руках, Кейти.

Кейти посмотрела на Каролину и лорда Сербрука широко раскрытыми глазами, потом кивнула:

– Бла… благодарю вас.

– Пожалуйста, – ответил лорд Сербрук.

Все трое внесли в комнату медицинские принадлежности и положили их на столик рядом с диваном. Каролина обратила внимание, что стены гостиной, обтянутые светло-зеленым шелком, украшены пасторальными пейзажами, что вместе с роскошными бархатными шторами и мебелью красного дерева свидетельствовало о превосходном, достаточно тонком вкусе хозяина. Это заинтересовало и удивило ее, так как она полагала, что в доме столь богатого холостяка должны быть, по меньшей мере, охотничьи трофеи в виде чучел животных, а не произведения искусства.

Особое внимание Каролины привлекла большая красочная картина над каминной полкой. На ней была изображена женщина в голубом платье. Она стояла на террасе большого особняка. Одной рукой дама опиралась на балюстраду, а другая рука была поднята, защищая, глаза от солнца, в то время как ее взгляд был устремлен на цветущий английский сад. Невидимый ветерок раздувал подол ее платья и светло-каштановые локоны. На заднем плане в саду виднелась фигура джентльмена. У Каролины создалось впечатление, что этот мужчина, несмотря на окружавшую его красоту сада, видел только женщину на террасе.

Лорд Сербрук и Сэмюель удалились, оставив ее с Кейти. Каролина ободряюще улыбнулась девушке, стараясь не показывать охватившее ее сострадание. Боже милостивый, эта несчастная молодая женщина была вся в синяках и ссадинах.

– Мой отец врач, и я многому научилась у него, – мягко сказала она, окуная чистую салфетку в керамическую чашу, наполненную теплой водой. – Я хочу промыть ваши раны, а потом наложить мазь и забинтовать их. Обещаю делать это очень осторожно. – Она отжала воду из салфетки. – Так могу я приступить?

Кейти заколебалась, потом кивнула.

Каролина начала действовать, сначала смывая грязь с рук Кейти. Ладони и пальцы девушки изобиловали многочисленными ссадинами и царапинами, а ногти были обломаны и зазубрены.

– Все это в результате борьбы с грабителем? – спросила Каролина, прикладывая целебную мазь на поврежденную кожу суставов пальцев Кейти. Она еще в ранней молодости усвоила от отца, что разговор с пациентом помогает отвлечь его от травм.

– Да, миледи.

– Вы очень храбрая девушка. И судя по вашим пальцам, вы нанесли несколько хороших ударов грабителю.

– Да, но этого оказалось недостаточно. Он все-таки отнял мои деньги, хотя и незначительную сумму. – В то время как Каролина продолжала оказывать ей помощь, Кейти прошептала дрожащим голосом; – Вы думаете, Сэмюель сказал правду, что лорд Сербрук наймет меня в качестве служанки? Мне трудно в это поверить, учитывая, в каком состоянии я нахожусь. – Ее опухшие глаза наполнились слезами. – Я видела себя в зеркале и знаю, как ужасно выгляжу.

– Я уверена, Сэмюель не стал бы обнадеживать вас, если бы лорд Сербрук сам не сказал ему об этом. А что касается ваших синяков и ссадин, то все это скоро пройдет.

Казалось, Кейти немного расслабилась.

– Я не могла поверить в свое спасение, когда Сэмюель появился на той улочке. Сначала я подумала, что он тоже грабитель или один из тех мужчин, которые склонны позабавиться с девушкой. Однако он оказался ангелом-спасителем.

– Я слышала, он говорил, что лорд Сербрук спас его когда-то. Вы не знаете, что он имел в виду?

– О да, миледи. Сэмюель рассказал мне об этом в экипаже, который нанял, чтобы доставить нас сюда. Он не умолкал всю дорогу. Я никогда в жизни не встречала мужчину, который говорил бы так много. Обычно из них не вытянешь лишнего слова.

Каролина подумала о своем добром, но чрезвычайно молчаливом отце, и улыбнулась.

– Мужчины бывают ужасно неразговорчивыми, – согласилась она.

Кейти кивнула:

– Да, миледи. Но только не Сэмюель. Он рассказал мне о холодных дождливых ночах в Бристоле, о том, как он, больной и голодный, пытался ограбить графа, но не сумел добыть денег, так как упал прямо к его ногам. Однако вместо того чтобы сдать его властям или просто оставить на улице, как сделал бы любой другой, граф поднял Сэмюела и отвел его в гостиницу, где проживал в то время. Разве это не благородный поступок?

Прежде чем Каролина успела ответить, Кейти продолжила:

– Граф вызывал врачей к Сэмюелу и наблюдал за ним, пока тот не поправился. А потом предложил ему работу при условии, что Сэмюель раз и навсегда покончит с воровством. И Сэмюель больше никогда не воровал. Я не поверила бы, если бы кто-то другой рассказал мне все это, но Сэмюель говорил правду, учитывая то, что он помог мне.

Каролина оторвала взгляд от забинтованной руки Кейти, размышляя над тем, что сообщила ей девушка.

– И теперь лорд Сербрук предлагает вам работу.

– Видимо, так, по словам Сэмюела.

Закончив обрабатывать руки Кейти, Каролина смочила чистую салфетку и осторожно прикоснулась к лицу девушки.

– Как долго Сэмюель служит у лорда Сербрука? – спросила она.

– Около года. И очень хвалит хозяина не только за то, что тот спас его, но и за собак.

– Собак? – изумленно повторила Каролина.

– Их клички: Стаби, Лимпи и Друпи. У них у всех есть свои… проблемы.

– Проблемы?

– Да, миледи. Стаби потерял хвост, Лимпи лишился ноги, а у Друпи только одно ухо. Все они были брошены и оставлены умирать. Сэмюель находит несчастных животных, приносит его сиятельству, и они вместе спасают их.

С каждой минутой удивление Каролины возрастало. Она понятия не имела об этой черте характера лорда Сербрука. О том, что он не только спас бывшего вора, но привел в свой дом этого молодого человека, а теперь вот еще и Кейти. Не знала, что он помогает брошенным покалеченным животным. Она всегда считала, что лорд Сербрук не более чем праздный джентльмен, ищущий удовольствий.

Каролина была настолько удивлена, что не удержалась и высказала вслух:

– Я не знала, что лорд Сербрук использует свое время, и средства таким образом.

– Да, это удивительно, – согласилась Кейти. Потом ее лицо приняло серьезное выражение. – Насколько мне известно, не многие мужчины с его положением способны на подобные поступки.

С этим трудно было не согласиться.

– Что еще рассказал вам Сэмюель? – спросила Каролина.

– Он недавно нашел щеночка и назвал его Болди. В общем, набралось уже много собак, и потому они живут в загородном поместье его светлости в Кенте. Есть также кошки – Блинки и Типпи.

Каролина вспомнила одноглазую кошку в холле.

– Кажется, я уже видела Блинки. А какой недуг у Типпи?

– Одна лапа короче остальных. Помимо кошек, есть еще несколько белок и крольчиха, у которой быстро появились крольчата.

– Должно быть, это явилось сюрпризом для графа, – сказала с улыбкой Каролина, прикладывая мазь на рассеченную бровь Кейти.

– Несомненно. Еще есть попугай. Его зовут Ноти. Не знаю, почему его так назвали, – Сэмюель не успел рассказать мне.

– Эта кличка наводит на интересные размышления, – тихо сказала Каролина.

Кейти поморщилась, когда Каролина коснулась синяка на ее щеке.

– Извините, – сказала Каролина. – Очень больно?

– Нет, миледи. Не очень по сравнению с другими повреждениями.

Каролина ощутила тяжесть в груди от этих слов девушки. Прежде чем она смогла вновь заговорить, раздался стук в дверь. Вошел лорд Сербрук в сопровождении Гертруды, лицо которой приняло озабоченное выражение при виде Кейти.

– Кейти, это Гертруда, моя служанка, – сказала Каролина. – Она многие годы заботилась обо мне, и я знаю ее как одну из добрейших женщин.

– Я принесла для тебя один из моих халатов, дорогая, – сказала Гертруда. Из-под ее, очевидно, в спешке надетой шляпы выбились несколько прядей седых волос. – Потом я позабочусь, чтобы почистили твою одежду.

Кейти заморгала опухшими глазами:

– Обо мне никто никогда так не заботился.

– Я дам указание моему дворецкому Баркли, чтобы он проводил вас в одну из гостевых комнат, – сказал лорд Сербрук. – И пришлю к вам свою служанку, как только она прибудет, а кухарка приготовит горячий бульон.

– Не беспокойтесь, милорд, все будет хорошо, – сказала Гертруда, помогая Кейти встать. – Я позабочусь о девушке.

Баркли стоял в ожидании у двери. Очевидно, дворецкого предупредили относительно неприязни Кейти к незнакомым мужчинам, поэтому он не вмешивался в происходящее и лишь последовал за Гертрудой и Кейти из комнаты.

Стоя у камина. Каролина наблюдала, как лорд Сербрук закрыл дверь за ними. Легкий щелчок отчетливо прозвучал в тишине комнаты. Несколько секунд Дэниел продолжал стоять лицом к двери, склонив голову, словно испытывал неимоверную тяжесть. Затем повернулся, и их взгляды встретились. В голове Каролины всплыли все те удивительные вещи, о которых ей рассказала Кейти, и она смотрела на него так, словно видела впервые.

Он провел ладонями по лицу и чуть заметно улыбнулся:

– Нынешний вечер насыщен событиями.

– Пожалуй…

Каролина замолкла, когда он медленно двинулся к ней и остановился на расстоянии вытянутой руки. Ее тело напряглось, невольно устремившись к нему, и она с трудом сдерживалась, чтобы не сократить это расстояние, одновременно считая, что оно недостаточно велико. Каролина сжала пальцы, подавляя желание протянуть руку, чтобы убрать непокорный локон с его лба, и в этот момент Дэниел слегка коснулся ее руки.

Она ощутила его тепло и испытала удовольствие от этого прикосновения.

– Благодарю вас, – сказал он с серьезным выражением голубых глаз, устремленных на нее. – Очень благородно с вашей стороны оказать помощь несчастной девушке.

– Мне было приятно сделать это. Бедняжка! Ей повезло, что раны не оказались более серьезными. – Она взглянула ему в глаза: – Вы действительно собираетесь нанять ее в качестве служанки?

– Да.

– Разве вам требуется еще одна служанка?

Он пожал плечами:

– В таком большом доме всегда найдется работа для еще одного человека.

Его ответ доказывал то, что она подозревала, – он не нуждался в дополнительных слугах. И все-таки хотел предоставить несчастной молодой женщине работу. Казалось, в душе у Каролины что-то сдвинулось, но прежде чем она смогла определить охватившее ее чувство, он нежно пожат ее руки и отпустил их. Она тотчас ощутила, что ей недостает его тепла.

– Уже уходите? – спросил Дэниел.

Здравый смысл подсказывал ей, что надо уйти, что она сделала все возможное, чтобы помочь девушке. Однако ее одолевало любопытство, и в голове крутилось множество вопросов относительно лорда Сербрука. Она явно недооценивала его, доверившись только слухам. Что, если ее мнение о нем ошибочно? Есть только один способ выяснить это – получше узнать, что же в действительности представляет собой лорд Сербрук.

– Я останусь с Гертрудой до прихода вашей служанки и кухарки, – сказала она.

Каролина не могла понять, по выражению его лица доволен он или нет. Казалось, его мысли скрывала непроницаемая завеса.

– Могу я предложить вам что-нибудь выпить? – спросил он, подходя к дальнему концу стола красного дерева, на котором стояли три хрустальных графина. – Боюсь, не смогу предложить вам чай до прихода кухарки, но у меня есть бренди, портвейн и херес, если хотите.

– Херес, пожалуйста, – сказала она, стараясь как-то совладать со своими руками, которые от волнения не знала куда деть.

Наполнив бокалы вином, Дэниел подошел к ней и поднял свой бокал:

– За наше… соседство. И дружбу. Я очень благодарен вам за то, что вы откликнулись на мою просьбу и сами пришли помочь, особенно в такой поздний час.

Каролина чокнулась с ним, и в комнате раздался звон хрусталя.

– Это не составило мне труда, поскольку я еще не ложилась спать.

Дэниел окинул взглядом ее аквамариновое платье, в котором она была на званом вечере у Гейтсборнов.

– Я вижу. Может быть, присядем?

Перспектива сидеть с ним на удобном диванчике в уютной комнате была весьма… искушающей.

– На самом деле я испытываю… какое-то возбуждение. – Она действительно была крайне взволнована, хотя причиной явилась не столько избитая девушка, сколько присутствие Сербрука рядом с ней.

– Возбуждение. Да, я чувствую то же самое. – Он поколебался несколько секунд, потом предложил: – Может быть, пройдем в мою оранжерею?

Похоже, это достаточно безопасно. Во всяком случае, безопаснее, чем находиться с ним наедине в гостиной.

Что может случиться в помещении, наполненном растениями?

Каролина улыбнулась в ответ:

– Это звучит заманчиво.

Глава 10

На одном из званых вечеров, после вальса, во время которого он откровенно раздевал меня глазами и мысленно занимался со мной любовью, я увлекла его в одну из ближайших пустующих комнат, заперла дверь и позволила довершить то, что он начал во время танца.

Из книги «Мемуары любовницы»

Дэниел одним глотком осушил свой бокал и слегка поморщился, ощутив жжение в горле и животе, хотя и без того испытывал жар. Глядя на Каролину, деликатно пьющую маленькими глотками вино здесь, в его гостиной, он чувствовал себя так, словно ступил в пылающий костер.

Как ей удавалось выглядеть такой красивой даже за таким прозаическим занятием, как поглощение спиртного? Его жадный взгляд скользнул ниже к ее упругим грудям, потом по аквамариновому платью, превосходно сочетающемуся с ее кремовой кожей и голубыми глазами. Едва ли он мог назвать другую женщину, которая бы сразу откликнулась на его просьбу о помощи, даже не задержавшись, чтобы переодеться после бала. И которая изъявила бы желание обработать повреждения у незнакомой девушки, обладая некоторыми навыками в медицине. Это были качества, достойные восхищения, помимо ее красоты. Внезапно он осознал, что ему не нужна никакая другая женщина. Что он всецело очарован Каролиной.

Дэниел ощутил на себе ее взгляд и, подняв голову, обнаружил, что она смотрит на его грудь, открывшуюся наверху в проеме рубашки, и, судя по выражению ее лица, ей нравилось то, что она увидела.

Плечи Дэниела напряглись, и он с силой сжал пустой бокал, желая привлечь ее в свои объятия и целовать, пока она не признается, что хочет его так же, как он ее.

Каролина подняла глаза, и их взгляды встретились. Судя по тому, как покраснели ее щеки, было ясно, что Дэниел застал ее врасплох. Она поспешно сделала глоток хереса и поставила бокал на стол.

Дэниел сделал тоже самое, и они, покинув гостиную, двинулись по тускло освещенному коридору, ведущему в оранжерею. Уголком глаза он отметил, что Каролина то сплетает, то расплетает пальцы рук. Это верный признак того, что она испытывает такое же напряжение, как и он. По своему опыту Дэниел знал, что это многообещающий признак.

– Вы удивительно умело обработали царапины и ссадины у девушки, – заметил он, нарушая молчание.

– Моя сестра Сара была довольно бойким ребенком, – сказала Каролина с нежностью в голосе. – Мне часто приходилось залечивать ее многочисленные царапины и ссадины. А также и свои собственные.

– Значит, вам не претит это дело?

– Нисколько. Если бы я родилась мальчиком, то, несомненно, последовала бы по стопам отца и стала врачом.

Дэниел был крайне удивлен. Он никогда не слышал, чтобы аристократка говорила подобные вещи. Правда, Каролина не принадлежала к сословию пэров.

– Вы сказали, что Сара была чрезвычайно бойким ребенком. А как вы получали царапины и ссадины?

Ее губы тронула улыбка.

– Я должна сделать признание.

– О? Ради Бога, не держите меня в напряженном ожидании. Однако считаю своим долгом напомнить вам: полуночные признания – опасная вещь.

– В таком случае мне повезло, поскольку уже далеко за полночь. – В ее глазах блеснули озорные огоньки, и она, наклонившись к нему, доверительно поведала заговорщическим тоном: – Мне нравилось… лазить на деревья.

Дэниел не знал, был ли он в большей степени удивлен, заинтригован, или это признание позабавило его.

– Не может быть.

– Боюсь, это правда. И еще мне нравилось ходить по упавшему стволу, балансируя. А также прыгать по камням, окаймляющим пруд возле нашего дома. При этом я не раз падала в воду. Но, как видите, не утонула.

Из глубины сознания Дэниела начали всплывать воспоминания о собственном детстве, но он быстро загнан их назад.

– Я уверен, вы рассказываете мне вымышленную историю, миледи. Вы не способны на такое шокирующее поведение.

– Уверяю вас, это правда. Моя мама всегда требовала от меня безупречного поведения, хотя Сару не слишком ограничивала.

– Почему?

Каролина заколебалась, явно размышляя, стоит ли говорить ему об этом. Наконец сказала:

– К моему ужасу, я всегда была любимицей матери Она считала, что Сара не имеет перспектив, и потому уделяла ей мало внимания, возложив все свои надежды на меня – с точки зрения удачного замужества. Такое ее предпочтение глубоко задевало Сару, как и меня, потому что я обожала сестру с самого ее рождения. Я старалась по возможности, ускользнуть от опеки матери и, когда мне это удавалось, присоединялась к Саре, лазая по деревьям и прыгая по камням, а также участвуя в других рискованных играх, которые она придумывала. Мама, наверное, сошла бы с ума, узнав, чем я занимаюсь. Поэтому, чтобы скрыть травмы из-за случайных падений, я научилась сама залечивать их у себя и у Сары тоже. – Каролина улыбнулась. – Поскольку отец был врачом, сделать это не составляло особого труда.

Они достигли стеклянных дверей, ведущих в оранжерею, и Дэниел остановился.

– Должен признаться, я не подозревал, что вы откроетесь с такой неожиданной стороны, миледи.

– Ну, что ж поделаешь. У меня даже остался шрам на лодыжке в качестве напоминания о моей неудачной попытке залезть на дерево. Это в некоторой степени – знак моей прежней доблести.

Дэниел взялся за круглую медную ручку и открыл дверь. В тот же момент на них пахнуло запахом цветов и свежее-взрыхленной земли. Сквозь стеклянные панели высокого потолка проникал серебристый луч света, освещая каменный пол. Дэниел посмотрел вверх и увидел жемчужную луну на темном бархатном небе, усеянном звездами, похожими на бриллианты.

– Какая прелесть, – тихо сказала Каролина, проходя в теплое помещение.

– Я надеялся, что вам понравится.

– Здесь чудесно. – Она сделала глубокий вдох и улыбнулась. – Наверное, тут особенно хорошо днем.

– Да, однако, я предпочитаю приходить сюда по ночам. Мне кажется, здесь…

– Самое спокойное место?

Он кивнул:

– Да. Превосходное место для уединения.

Она была явно удивлена:

– Я не думала, что вы склонны к размышлениям в тишине.

– Боюсь, вы не знаете меня достаточно хорошо.

Каролина испытующе взглянула на него.

– Я действительно почти ничего не знаю о вас. – И прежде чем он смог уверить ее, что готов с удовольствием рассказать ей то, что она хотела бы знать, Каролина продолжила: – Сара всегда проявляла большую любовь к растениям и цветам. Вы тоже интересуетесь природой?

Он медленно повел ее по проходу среди зелени.

– Моя мать увлекалась растениями. Эта оранжерея являлась ее самым любимым местом в доме. После ее смерти здесь все пришло в запустение, однако, унаследовав этот дом три года назад после смерти отца, я восстановил оранжерею и поддерживаю ее в память о ней.

– Простите, – тихо сказала Каролина. – Должно быть, невероятно тяжело потерять обоих родителей. Сколько лет вам было, когда умерла ваша мать?

– Восемь. – Решив сменить тему, Дэниел указал на следующую секцию цветов: – Это розы. – Он сорвал ближайший цветок, очистил его от шипов и протянул Каролине: – Это вам.

– Благодарю. – Она поднесла цветок к носу и вдохнула его аромат, потом присмотрелась к нему в лунном свете. – Похоже, он не чисто-белого цвета, – сказала она вращая стебель.

– У него бледно-розовый цвет, который мой садовник называет «румяным». – Он протянул руку и коснулся кончиком пальца края лепестка. – Этот цветок напоминает мне вас.

– Почему?

– Он такой же нежный, душистый и очень милый. – Дэниел провел кончиком пальца по ее щеке. – К том же вы так очаровательно краснеете.

Словно в подтверждение его слов щеки Каролины покрылись румянцем.

– Вот именно так.

Его комплимент взволновал ее, и она опустила голову, продолжая медленно идти по проходу рядом с ним. После нескольких долгих секунд молчания Каролина заметила:

– Кажется, вы слишком рано покинули званый вечер.

– У меня не было желания оставаться там после вашего ухода.

Каролина посмотрела на него, и у нее перехватило дыхание, когда она увидела его напряженный взгляд. Он смотрел на нее со страстью, подобно тому, как ребенок смотрит на желанную сладость. О Боже! Она испытывала необычайное напряжение с того момента, как осталась с ним наедине, и все ее тело, казалось, было охвачено пламенем, хотя он даже не прикасался к ней, за исключением той легкой ласки, когда провел кончиком пальца по ее щеке.

И она сознавала, несмотря на внутреннее противоречие, что жаждет его прикосновений.

Что он сделает, если она скажет ему об этом? Если скажет: «Я хочу, чтобы вы обняли меня и поцеловали»?

«Он непременно окажет тебе такую услугу» – прошептал внутренний голос.

Да. И она вновь испытает то волшебное чувство, как в тех двух случаях, когда он целовал ее.

Каролина сжала стебель розы, стараясь подавить желание помахать рукой как веером возле своего разгоряченного лица. Потом, чтобы сказать что-нибудь, кроме слов «поцелуйте меня», она тихо произнесла:

– Кейти сообщила мне о множестве домашних животных, которых вы спасли.

– О-да, они представляют собой живописное сборище.

– Спасение брошенных животных довольно… удивительное, необычное занятие для графа.

– Поверьте, больше всех удивляюсь я сам. Это Сэмюель проявляет инициативу. Однако когда он впервые нашел и притащил в дом полуголодную, больную одноглазую кошку, я не мог отказать. Сейчас Блинки полностью выздоровела и стала почтенным домочадцем.

Каролина улыбнулась:

– Я видела Блинки в холле, когда пришла сюда.

– Потому что она бродит по дому по ночам, а днем дремлет у камина.

Несмотря на ворчливый тон, в его голосе чувствовалась симпатия к животному.

– Немногие хозяева способны поощрять слугу подобным образом и позволять ему приносить домой одного за другим брошенных животных.

– Боюсь, у меня не осталось выбора, поскольку потребность помогать тем, кому не повезло в жизни, глубоко укоренилась в натуре Сэмюела.

– Весьма похвальная черта характера. Наверняка этот парень навсегда запомнил доброту, проявленную вами по отношению к нему.

Дэниел остановился в конце ряда цветов и повернулся лицом к Каролине:

– Очевидно, Сэмюель рассказал обо мне Кейти…

– Которая, в свою очередь, рассказала мне. Да, так и было.

Он пожал плечами:

– Думаю, на моем месте любой поступил бы так же.

Каролина удивленно вскинула брови. Конечно же, он не думает так на самом деле.

– Напротив, я полагаю, многие оставили бы человека, пытавшегося ограбить их, там, где он упал, или вызвали бы представителей власти. А вы спасли его жизнь.

– Я просто предоставил ему выбор, и Сэмюель оказался достаточно благоразумным.

– Очень великодушное решение.

Дэниел опять пожал плечами:

– В это время я как раз нуждался в слуге.

Почему он старался преуменьшить значение своего поступка? Каролина хотела спросить его об этом, но потом решила сделать это позже! Она не могла отрицать, что была удивлена и заинтригована такой чертой его характера, как скромность, в дополнение к другим удивительным его особенностям, о которых узнала в этот вечер. Этот человек был полон сюрпризов.

– Не хотите присесть?

Каролина вытянула шею и увидела в углу диван, обитый парчой с цветочным узором, в окружении высоких пальм в фарфоровых вазах. Это место освещалось серебристым лунным светом, отчего возникало ощущение волшебства в царившей вокруг атмосфере. Не в силах противиться очарованию этого уютного местечка, она кивнула и пробормотала:

– Благодарю вас.

Когда они сели, Каролина откинула голову назад и удовлетворенно вздохнула при виде сверкающих звезд.

– Здесь чувствуешь себя как на небесах.

– Полностью согласен.

Подняв голову, она увидела, что лорд Сербрук смотрит на нее. Он сидел, слегка согнувшись, сложив руки на животе и вытянув свои длинные ноги со скрещенными лодыжками, являя собой воплощение расслабленности. И это вызвало досаду у Каролины, потому что она испытывала крайнее напряжение.

Стараясь казаться такой же равнодушной, как и он, она спросила:

– Вы намерены оставлять у себя всех животных, которых спасли?

– Пока я держу животных у себя, однако, учитывая скорость, с которой возрастает их число, полагаю, что необходимо передать некоторых из них в другие руки, убедившись, конечно, что им будет обеспечен надлежащий уход.

– Вы никогда не говорили Сэмюелу, что пора остановиться?

– Нет. И не собираюсь делать это. Я никогда не видел, чтобы кто-то так заботился о животных, как он. Из него получился бы превосходный ветеринар. Я хочу обсудить с ним возможность отправить его на учебу.

Каролина даже не попыталась скрыть свое удивление:

– Вы хотите отправить лакея в школу?

– Если, конечно, он пожелает. У него определенно есть способности. И склонность к ветеринарии.

– Очень великодушно с вашей стороны.

– Не настолько, как вы думаете. У меня есть скрытый мотив.

– Какой же?

В глазах Дэниела промелькнул озорной блеск.

– Я всегда хотел покровительствовать кому-нибудь. Вы же знаете, это очень модно сейчас. И поскольку Сэмюель уже распространил свою заботу не только на животных, я думаю, мне необходимо расширить наше дело и создать агентство по найму работников.

Каролина пристально посмотрела на него и покачала головой. Она всегда считала себя достаточно проницательной в оценке личностей, однако в данном случае явно ошибалась в отношении лорда Сербрука.

Нельзя сказать, что он прежде совершенно не нравился ей. Она сочла лорда красивым и очаровательным с первых минут знакомства, однако решила, что он не более чем привлекательный повеса.

Теперь стало ясно, что она сильно ошибалась, и это огорчало ее. Ей трудно было устоять перед ним, даже когда она считала его просто праздным красавчиком, а сейчас… оказалось, что он достоин восхищения не только благодаря своей внешности, но и необычайному благородству. Каролина чувствовала, что теперь ей будет еще труднее устоять перед ним. Правда, напрашивался вопрос… Действительно ли хочет она сопротивляться?

«Нет!» – ответил внутренний голос, причем так незамедлительно, так категорически и громко, что казалось, она произнесла это вслух.

– Что – нет? – спросил Дэниел, вопросительно глядя на нее.

Боже, значит, она действительно произнесла это вслух.

– Ничего, – ответила Каролина, потом поспешно добавила: – Я вспомнила, вы говорили, что не любите делиться с кем-либо, однако ваши действия опровергают ваши слова, лорд Сербрук.

– Просто Дэниел… моя чрезвычайно красивая, милая, весьма одаренная, обладающая чувством юмора, удивительно умная, с самыми привлекательными губами, какие я когда-либо видел, и с превосходной памятью леди Уингейт, – выпалил он на одном дыхании. – Все это непросто произносить каждый раз в ответ на ваше официальное обращение ко мне, но вы могли бы облегчить мою задачу, если бы называли меня просто по имени.

– И не услышать в таком случае, каким еще эпитетом вы наградите меня в следующий раз? Ну уж нет.

– Мне, как всегда, не везет. А что касается моего утверждения, что я не люблю делиться, полагаю, мне следует пояснить его. Все зависит от того, чем делиться. – Его сверкающий взгляд, казалось, проникал сквозь ее одежду, обжигая кожу. – А также – с кем делиться.

Эти слова пробудили воображение Каролины, и она представила, как они разделяют друг с другом страстные поцелуи, чувственные прикосновения, жаркие объятия.

Бесчисленные желания, потребности и эмоции охватили ее, смущая, возбуждая и лишая дара речи. Она облизнула внезапно пересохшие губы и замерла, увидев, что он наблюдает за ней.

Каролина дважды сглотнула слюну, стараясь вновь обрести голос.

– Сэмюелу очень повезло, что он встретил вас.

– На самом деле это мне повезло. – Он замолчал, видимо, решая, стоит ли продолжать, и наконец, заговорил; – До того, как Сэмюель стал работать у меня, моя жизнь была… неполноценной. Его милосердие положительно повлияло на меня. Содействуя ему, я стал чувствовать себя полезным. Во мне проснулась потребность помогать как животным, так и людям.

Каролина медленно кивнула, внимая словам, которые никак не ожидала услышать от него. Она ощутила стыд от сознания, как глубоко заблуждалась относительно лорда Сербрука.

– Говоря, что ваша жизнь была неполноценной, что вы имеете в виду?..

– Я испытывал нарастающее чувство разочарования. Скуку. Пустоту. А главное – собственную бесполезность.

– А как же управление графством? Своим имуществом?

– Для этого требуется не так много времени, как может показаться. У меня есть превосходный управляющий, который так умело ведет дела, что моего вмешательства почти не требуется. Управление домашним хозяйством хорошо налажено, так что я могу отсутствовать месяцами, и в моем графстве не возникает никаких проблем. – Каролина заметила, что в его глазах внезапно отразилась грусть, и ей захотелось узнать причину.

В следующий момент он улыбнулся:

– Довольно неприятно сознавать, что ты никому не нужен, но теперь благодаря Сэмюелу и его животным я чувствую себя полезным.

– Вам очень повезло, милорд. Я тоже страдаю по причине, схожей с вашей, однако в отличие от вас пока не нашла, чем можно заполнить пустоту. – Каролина редко обсуждала такие вещи с кем-то, кроме Сары, однако не удержалась и сказала: – Я знаю, как тяжело быть никому не нужной.

Дэниел выпрямился и покачал головой:

– Вы ошибаетесь. Ваша сестра и ваши подруги нуждаются в вас и глубоко привязаны к вам. Я наблюдал это каждый раз, когда вы собирались вместе.

– Да, конечно. Однако Эмили и Джулиана живут со своими семьями, а Сара теперь замужем.

– И вы чувствуете себя одинокой.

Каролина посмотрела ему в глаза:

– Вы говорите так, как будто вам знакомо это чувство.

– Совершенно верно. Я понимаю, как вам трудно переживать одиночество, и в то же время завидую, что у вас есть близкие люди, которые нуждаются в вас.

Его слова, сопровождаемые печальным выражением глаз, тронули ее. Прежде чем она смогла ответить, он заморгал, словно выходя из транса, и горько улыбнулся:

– Черт возьми! Прошу прощения за то, что наш разговор принял такой грустный оборот.

Каролина сомневалась, стоит ли сказать ему, что относится с пониманием к его искренним словам, и, в конце концов, решив придать своему голосу легкий тон, спросила:

– А вы предпочли бы обсуждать погоду?

– Нет. Я предпочел бы говорить совсем не об этом.

– О чем же тогда?

Каролина затаила дыхание, увидев, как вспыхнули его глаза. Дэниел окинул ее взглядом сверху донизу и задержался на несколько секунд на ее лодыжках, прежде чем поднять голову. Когда их взгляды опять встретились, его глаза озорно блестели, от чего Каролине стало трудно дышать.

Он протянул руку и провел пальцами по тыльной стороне ее ладони.

– Я очень хотел бы посмотреть на шрам, оставшийся после лазанья на деревья.

Глава 11

Моему любовнику нравился бильярд, однако он по-новому воспринял эту игру, когда я приподняла свои юбки и вызывающе склонилась над столом. Обнаружив, что я не позаботилась надеть панталоны, он с особой страстью увлекся этим видом спорта, и после двух потрясающих кульминаций я тоже по достоинству оценила эту игру.

Из книги «Мемуары любовницы»

Каролина удивленно заморгала. Вместо страстного поцелуя, которого она ожидала после того, как Дэниел возбуждающе прикоснулся к ее руке с пылким выражением глаз, он предпочел лишь взглянуть на ее шрам?

Что за детские игры? Как она могла считать его очаровательным, решительным джентльменом, когда для его характеристики в большей степени подходит такой эпитет, как «вызывающий раздражение простофиля»? Прежде чем она сообразила, что ответить, он опустился перед ней на одно колено, слегка приподнял край платья и нежно обхватил ее левую лодыжку. Каролина ощутила приятное тепло, и хотя разум требовал немедленно отстраниться от прикосновения этого мужчины, тело отказывалось подчиняться.

– Шрам на этой лодыжке? – спросил он, устанавливая ее левую ступню на свое приподнятое колено. Потом снял ее туфлю и осторожно помассировал подъем.

Каролина резко втянула воздух и сжала губы, сдерживая готовый вырваться стон удовольствия от этой восхитительной ласки. Приятное тепло распространилось вверх по ноге и сосредоточилось внизу живота. Боже, ей ужасно нравился этот массаж. Давно уже она не испытывала такого блаженства. Казалось, ласки Дэниела размягчили ее позвоночник, и она вся расплылась, превратившись в бесхребетную, трепещущую массу, готовую соскользнуть на кафельный пол.

– Эта лодыжка? – повторил он.

Не доверяя своему голову, она лишь отрицательно покачала головой.

– О, значит, правая. – Однако вместо того, чтобы отпустить ее левую ногу, он медленно продвинул свои руки вверх к икре, не прекращая восхитительный массаж. Каролина вцепилась в парчовую подушку, едва сдерживая крик наслаждения.

Когда Дэниел достиг колена, она с потрясение наблюдала, как он развязал подвязку и начал медленно скатывать вниз чулок. Шелк с тихим шелестом скользил по ноге, что вызывало у Каролины дрожь во всем теле, но еще большее возбуждение она почувствовала от его рук на ее обнаженной коже. Отбросив в сторону чулок, он поднял ее платье и нижнюю юбку выше.

Голые пальцы ее ноги упирались в его мускулистое бедро. Глядя на то, как он стоит перед ней на одном колене, склонив темноволосую голову, она ощутила возбуждение, какого никогда прежде не испытывала.

– Какая у вас прелестная кожа, – пробормотал он, продолжая скользить пальцами по ее икре вверх и вниз. – Такая мягкая и гладкая.

Дэниел посмотрел на Каролину, и его напряженный взгляд опалил ее. Охваченная адским огнем, она наблюдала, как он поднял ее ступню и прильнул губами к подъему.

Каролина охнула и на этот раз не смогла сдержать глухой стон.

– Вы правы. – Его теплое дыхание коснулось ее ступни, вызвав дрожь во всем теле.

– П… права? – произнесла она чуть слышно.

– На этой лодыжке нет шрама. Она превосходна, и лучшей лодыжки я никогда прежде не видел.

Сознание того, что Дэниел, несомненно, видел множество женских лодыжек, должно было бы ужаснуть Каролину. Но вместо этого она с замиранием сердца воспринимала только существующую реальность, которая заключалась в том, что он видит и ласкает ее обнаженную ногу.

Между тем Дэниел покрыл поцелуями голень, и дрожь наслаждения вновь пронизала Каролину. Достигнув колена, он осторожно поставил ее ногу на пол, чем вызвал у нее протестующий стон. Однако, прежде чем она успела высказать свой протест, он поднял ее правую ногу и подверг такой же сладостной пытке, как и левую. В оранжерее слышно было только шуршание материала и учащенное дыхание Каролины, когда Дэниел начал снимать второй чулок.

– О, я вижу шрам, – пробормотал он, положив чулок поверх предыдущего. Затем внимательно осмотрел след на коже длиной в дюйм. – Больно? – спросил он, проведя пальцем по отметине.

Каролина не чувствовала никакой боли, но от волнения не могла связать несколько слов и ограничилась только односложным «нет».

– Мне кажется, необходимо, чтобы у вас обнаружился хоть малейший изъян, иначе вы были бы пугающе безупречной. – Он изучал шрам еще несколько секунд, потом нарочито тяжело вздохнул. – Впрочем, боюсь, эта малюсенькая отметина не в счет, и вы действительно совершенны. Я готов называть вас леди Совершенство.

Она облизнула свои губы.

– Уверяю вас, я далека от идеала.

– А я уверяю вас, что вы недооцениваете себя.

Он поднес ее ступню к своим губам, но вместо того, чтобы поцеловать, слегка провел языком по шраму.

Каролина невольно вскрикнула. Его глаза потемнели, и он повторил свою ласку. То немногое, что оставалось от ее сдержанности, окончательно улетучилось.

– Какая она красивая, – прошептал Дэниел над ее лодыжкой. Его руки медленно двинулись вверх, лаская кожу и поднимая ее юбки все выше и выше. Наконец тепло его ладоней проникло сквозь тонкий муслин панталон. Его губы последовали вслед за руками, слегка покусывая кожу. Почему она никогда не знала, что кожа под коленями такая чувствительная?

Каролина ощутила пульсацию между бедер. Когда Дэниел настоятельно раздвинул ее ноги, она не сопротивлялась, и он просунул свои руки между ее коленей. Малая часть ее сознания, еще не затуманенная ошеломляющим возбуждением, пыталась вмешаться, предупреждая, что это не тот путь, по которому она хотела бы идти, однако охватившее Каролину чувство заглушало здравый смысл.

В то время как губы Дэниела продолжали свое неспешное движение вдоль внутренней стороны ее бедра, одна из его рук прокралась вверх и нащупала отверстие в панталонах.

Каролина охнула при первом прикосновении его пальцев к ее складкам, затем последовал продолжительный удовлетворенный вздох, когда Дэниел начал ласкать чувствительную плоть легкими круговыми движениями. Не в силах противиться искушающему наслаждению, Каролина безвольно откинула голову на спинку дивана и закрыла глаза, впервые за многие годы позволив себе такую роскошь – полностью расслабиться и отдаться чувству.

Палец Дэниела скользнул внутрь, и Каролина вся напряглась.

– Здесь так тесно, – пробормотал он, уткнувшись лицом в ее бедро. – Так горячо и влажно.

Горячо, да… казалось, все ее тела было охвачено огнем. Дэниел продолжал неторопливо поглаживать ее, окончательно лишая скромности, и она начала извиваться под его рукой, с нетерпением ожидая большего. Тогда он просунул внутрь еще один палец и начал медленно двигать обоими, отчего из горла Каролины вырвался прерывистый стон.

Она ощутила его другую руку на своей талии, затем его пальцы выскользнули из ее тела, вызвав тихий протест. В следующий момент Каролина почувствовала, что он стягивает с нее панталоны, и приподняла бедра, помогая ему.

Его жадный взгляд был прикован к ее выставленной напоказ промежности, но она не испытывала стеснения, и все ее тело напряглось в предвкушении, ожидая его прикосновений. Однако он вместо этого поднял розу с ее коленей.

– Я мечтал сделать это для тебя, – тихо сказал Дэниел, медленно проводя бархатистыми лепестками по внутренней стороне ее бедра.

Каролина, затрепетав, резко втянула воздух.

– Мечтал? Когда?

– Прошлой ночью. – Он провел цветком по ее расселине, и Каролина затаила дыхание. – И позапрошлой ночью тоже. – Он снова погладил цветком ее набухшие складки. – А также предыдущими ночами.

Он оторвал взгляд от своего занятия и пристально посмотрел ей в глаза. Затем положил розу на диван.

– Ты когда-нибудь думала, какие чувства могут владеть мною, когда я прикасаюсь к тебе таким образом? – прошептал он, глубоко погружая в нее палец.

С ее губ сорвался легкий стон, и она закрыла глаза. Боже, неужели он мог ожидать от нее ответа, заставляя испытывать… такое? Когда все внутри у нее словно наполнилось горячим медом. Когда она вся таяла.

– А я вот думал, – сказал он, лаская самое чувствительное ее местечко, отчего она ощущала, как во чреве разливается огонь, – Много раз. И ты оказалась красивее, чем я представлял.

Он снова провел по ее складкам пальцами и погрузил их внутрь, приближая оргазм. Затем прильнул губами к ее колену и начал целовать внутренние стороны бедер, протискиваясь все дальше между ее ног и раздвигая их еще шире. Казалось, время остановилось, когда его язык скользнул по ее возбужденной плоти.

Тело Каролины напряглось, потом содрогнулось, и из ее горла вырвался стон наслаждения. Она с трудом заставила себя открыть глаза. Вид его темной головы между ее ног, ощущение его губ, языка и пальцев, ласкающих ее, – все это было чрезвычайно эротично. При этом в теплом воздухе ощущался мускусный запах ее возбуждения, смешанный с ароматом цветов. Каролина сдвинулась ниже на диване, и Дэниел, с одобрительным стоном приподняв ее бедра, водрузил их себе на плечи.

Каролина закрыла глаза и полностью отдалась волшебному ощущению его губ и пальцев, проникающих в нее все глубже и глубже, подводя к самому краю. Наконец, достигнув кульминации, она не удержалась от крика. Ее спина выгнулась, а руки стиснули материал платья, в то время как мощный оргазм сотрясал все тело. Когда спазмы стихли, она рухнула на диван, едва дыша, расслабленная и полностью насытившаяся.

Каролина чувствовала, как Дэниел покрывал легкими поцелуями ее бедра, и с трудом приоткрыла отяжелевшие веки. Он посмотрел на нее пылающим взглядом и медленно снял ее безвольные ноги со своих плеч. Потом придвинулся ближе и склонился над ней так, что их лица почти соприкасались.

– Назови меня по имени, – потребовал он хриплым голосом.

Она облизнула пересохшие губы.

– Лорд Сербрук.

Он покачал головой и, сняв ладонь с ноги Каролины, просунул руку под ее голый зад. Потом притянул ближе к себе, так что выпирающая из его штанов возбужденная плоть оказалась напротив ее отверстия.

– Меня зовут Дэниел.

Ощущение его близости на мгновение лишило ее дара речи. Потом, проглотив подступивший к горлу ком, она прошептала:

– Дэниел.

Напряжение на его лице спало, и он со стоном приник губами к ее губам. Губы Каролины раскрылись, приветствуя вторжение его языка. Она ощутила вкус бренди, смешанный со вкусом ее тела, и эта смесь пьянила ее. Страсть, которую он пробудил в ней и только что удовлетворил, разгорелась с новой силой, требуя большего. Она погрузила свои пальцы в его густые волосы и притянула Дэниела ближе к себе. Он согнул колени, плотнее прижавшись к ней, и в этот момент Каролина желала только одного – сорвать с него брюки, чтобы он мог войти своей великолепной твердостью в ее жаждущее тело.

Однако вместо этого Дэниел поднял голову и выпрямился. Каролина в замешательстве открыла глаза и обнаружила, что он смотрит на нее все с тем же напряженным выражением лица.

Каролина зажмурилась несколько раз, и к ней вернулось осознание реальности. Она посмотрела на свое тело, на платье, задранное кверху до талии, на свой бледный живот, на светло-коричневые завитки волос между широко раздвинутых бедер. При этом бедра Дэниела плотно прижимались к ней.

Ей, конечно, следовало бы ужаснуться своему распутному поведению и вольностям, которые она позволила этому мужчине. Со своим мужем она никогда не допускала ничего подобного. Даже попыток. Однако вместо того чтобы ужаснуться, Каролина ощущала себя возродившейся после многих лет безрадостного существования. Казалось, она вышла из темной заброшенной пещеры на залитый солнцем луг с живыми яркими красками.

Добропорядочная степенная леди, какой она была всю свою взрослую жизнь, настаивала, что нужно сказать ему – этот эпизод явился ошибкой и не должен повториться. Однако вместо этого Каролине хотелось произнести лишь одно слово – «еще».

Она могла лгать себе, но правда заключалась в том, что на самом деле ей не терпелось снова разделить с ним страсть, которую только что пережила. Она сознавала свою вину и мысленно пыталась найти доводы, чтобы не допустить продолжения этой связи, однако отбросила подобные мысли, подчиняясь зову вновь пробудившегося тела, которое отказывалось молчать. Ее неудержимо влекло к этому мужчине, и она желала его чисто физически. Долгое время ей приходилось воздерживаться, и сейчас она не видела причины отказывать себе в удовольствии. Дэниел говорил, что ему не нужно ее сердце и он не намерен отдавать ей свое. Они будут только наслаждаться друг другом, и ничего более, как это делала неизвестная леди в «Мемуарах».

– Кажется, лают собаки, – тихо сказал Дэниел, проводя пальцами по ее щеке. – Это значит, вернулся Сэмюель.

Каролину охватила паническая дрожь, и она попыталась сесть прямо, но он покачал головой и мягко вернул ее в прежнее положение.

– У нас есть еще несколько минут. Баркли обо всем позаботится. Ни он, ни Сэмюель не придут сюда.

– Откуда ты знаешь?

– Никто, кроме меня и садовника Уолтера, не имеет доступа в оранжерею. – Дэниел провел подушечкой большого пальца по ее нижней губе и нахмурился. – Я никого не приводил сюда прежде.

Казалось, он был удивлен, сделав такое признание, и Каролина тоже была удивлена, услышав это.

– Почему? Здесь так красиво.

– Это мое личное. Мое… убежище. Я говорил, что не люблю делиться своей частной жизнью. – Его взгляд был прикован к ней, и при этом он выглядел… обеспокоенным? – Ни с кем, кроме тебя.

Затем выражение его лица прояснилось, он подался вперед и коснулся своими теплыми губами чувствительного местечка за ее ухом.

– О Боже, какая ты красивая, – прошептал он со стоном. Его зубы слегка прикусили мочку уха, вызвав трепет во всем теле Каролины. – Моя чрезвычайно красивая, милая, весьма одаренная, обладающая чувством юмора, удивительно умная, с самыми привлекательными губами, какие я когда-либо видел, с превосходной памятью и невероятно приятная на вкус… во всех местах, леди Уингейт. – Он поднял голову, и в глазах его обозначились веселые искорки. – Как ты думаешь, можем ли мы теперь называть друг друга просто по имени?

Каролина ощутила прилив тепла.

– Полагаю, что да… Дэниел.

Он улыбнулся:

– Благодарю… Каролина.

То, как он произнес ее имя – медленно и тихо, словно наслаждаясь звуками, – вызвало у Каролины приятное чувство.

Дэниел с явной неохотой убрал руку из-под ее бедер и взялся за панталоны. Легкость, с которой он помог ей надеть их, говорила о том, что он имел немалый опыт в одевании и раздевании женщин. А также хорошо знал, что делать дальше, когда они обнажались. Каролина была не вполне уверена, что ослабевшие колени способны держать ее.

Надев на ее ноги туфли, он встал и протянул руку, чтобы помочь ей подняться. Ее взгляд был прикован к передней части его брюк, которая оказалась на уровне ее глаз. Облегающий материал достаточно четко обрисовывал контуры его напряженной мужской плоти.

Возможно, интимность этого уютного, наполненного ароматом цветов помещения, освещенного серебристым светом луны, сделала ее такой смелой, как будто она вновь надела маску Галатеи. Или может быть, это Дэниел заставил ее почувствовать себя… женственной и невероятно раскованной. Как бы то ни было, позволив ему помочь ей подняться, она провела свободной рукой по его бедру и обхватила его возбужденный член. Дэниел резко втянул воздух, и, казалось, глаза его остекленели.

– Ты доставил мне необычайное удовольствие и ничего не получил взамен, – тихо сказала она, испытывая удовлетворение от того, что он задвигал бедрами, жаждая ее прикосновения.

– Нельзя сказать, что я ничего не получил. Мне тоже было очень приятно, когда я ласкал тебя, и я вполне удовлетворен этим.

Каролина вскинула бровь и многозначительно посмотрела вниз.

– Однако это… – она слегка провела рукой по его оттопыренным брюкам, – свидетельствует об обратном.

Он обхватил ее талию и привлек ближе к себе, зажав ее руку между их телами.

– Если ты полагаешь, что в долгу у меня…

– Именно так.

Глаза Дэниела затуманились.

– В таком случае я самый счастливый человек в Англии. И полностью в твоем распоряжении.

– Очень интригующее предложение.

– Мне нравится, что ты так думаешь, особенно учитывая то, что вначале отказывалась принять его.

– Я всегда была заинтригована, только не хотела соглашаться.

– А теперь готова?

– Да.

Он потерся о ее руку.

– Я чрезвычайно рад слышать это.

Она слегка усмехнулась:

– Это видно.

Сжав запястье Каролины, он поднял ее руку и пылко поцеловал ладонь.

– К сожалению, сейчас…

– Неподходящее время.

– Да. Я хочу убедиться, что Сэмюель выполнил мое поручение и моя служанка вместе с кухаркой позаботились о Кейти. Потом я провожу тебя и Гертруду до дома. – Он взглянул в лицо Каролины. – К тому же, несмотря на то что мне ужасно хочется продолжить наше занятие любовью здесь и сейчас, я намерен дать тебе время подумать. До конца осмыслить мое предложение, чтобы не осталось никаких сомнений.

– А ты не боишься, что, подумав, я изменю свое решение?

Он сжал ее руку.

– «Боюсь» – слишком мягкое слово для выражения того ужаса, который охватывает меня от такой возможности, Каролина… Наше взаимное желание – мощный стимул. Я уверен, мы непременно будем вместе. Если с твоей стороны не последует раскаяния…

– Я не жалею о том, что произошло между нами сегодня.

– Прекрасно. Надеюсь, ты будешь чувствовать то же самое и завтра утром. – Он поцеловал ее в губы, потом перенес поцелуй на изгиб шеи. – А также надеюсь, ты будешь свободна завтра днем.

Ощущая прижимающееся к ней мужское тело и поцелуи, отвлекающие ее мысли, невозможно было вспомнить, что она планировала на завтра, но даже если она что-то и намечала, то ведь нетрудно все переменить.

– Да, свободна.

– Превосходно. У меня будет для тебя сюрприз.

– А что, если я не люблю сюрпризов?

– Этот понравится тебе. Обещаю.

По телу Каролины пробежала дрожь предвкушения. После последнего продолжительного поцелуя Дэниел отступил назад. Положив ее руку на свой согнутый локоть, он повел ее через двустворчатые двери, потом по коридору, и они вышли в холл, где обнаружили прохаживающегося взад и вперед Сэмюела. Увидев их, он остановился.

– Кухарка готовит бульон, – доложил он без предисловий, – а Мэри находится с Кейти и Гертрудой.

– Как себя чувствует Кейти? – спросил Дэниел.

– Спит. Гертруда сказала, что у Кейти множество мелких травм и она очень устала, но в остальном – все более-менее нормально. Если леди Уингейт не возражает, Гертруда выразила желание остаться, пока Кейти не проснется, чтобы девушка не испугалась, увидев незнакомых людей. – Он посмотрел на Каролину: – Ваша служанка очень заботливая женщина, миледи.

– Вы согласны? – спросил ее Дэниел.

– Конечно.

– Сэмюель проводит ее до дома, когда Кейти проснется. – Он повернулся к Сэмюелу: – А я провожу леди Уингейт сейчас. Завтра у нее будет много дел, и она нуждается в отдыхе.

Эти, казалось бы, невинные слова заставили Каролину покраснеть. Она быстро попрощалась с Сэмюелом, который подал ей ее кашемировую шаль и поблагодарил за помощь, оказанную Кейти.

– Мне было приятно посодействовать вам, Сэмюель, – сказала она с улыбкой. – Кейти очень повезло, что именно вы нашли ее.

Каролина и Дэниел вышли из дома. Как только дверь закрылась за ними, он огляделся вокруг. С удовлетворением отметив, что поблизости никого не видно, он взял руку Каролины и положил ее себе под локоть. Она заметила, что он старается подстроиться под ее короткий шаг, и была довольна этим, так как не спешила расстаться с ним, учитывая, что ходьба до ее дома занимала не более двух минут.

Она хотела было пригласить его к себе, однако увидела в окошке холла свет лампы, означающий, что Нельсон дожидается ее прихода. Если она приведет своего любовника в дом в три часа ночи, едва ли такой поступок можно будет назвать осмотрительным.

«Своего любовника».

Эти слова не выходили из головы. Чувство вины, которое она должна бы испытывать, было похоронено под лавиной предвкушения, от которого ее охватила дрожь.

– Холодно? – спросил Дэниел.

Каролина посмотрела на него и покачала головой:

– Нет. Совсем наоборот.

Его губы расплылись в медленной улыбке. Он открыл рот, собираясь заговорить, но не успел произнести и слова, как раздался громкий хлопок, прозвучавший с противоположной стороны улицы в Гайд-парке. В то же мгновение что-то просвистело в дюйме от носа Каролины, и вслед за этим на крыльце ее дома раскололась большая каменная ваза.

Прежде чем Каролина успела среагировать, Дэниел резко рванул ее вниз и прикрыл своим телом.

– Ч… что это было? – заикаясь, спросила она.

– Это… – сказал Дэниел мрачным голосом, – это был пистолетный выстрел.

Глава 12

Обычно доставляющая неприятности тряска в карете обернулась восхитительной скачкой, когда мой любовник глубоко вошел в меня.

Из книги «Мемуары любовницы»

– Ты не пострадала? – спросил Дэниел, с тревогой глядя на Каролину.

Она покачала головой, и он облегченно вздохнул.

– А ты? – спросила она.

– Со мной все в порядке. – На самом деле он чувствовал себя далеко не лучшим образом. Этот выстрел едва не поразил Каролину. Еще несколько дюймов и…

Он отбросил эту ужасную мысль.

– Надо поскорее войти в дом.

Дэниел схватил ее за руку и, прикрывая своим телом, поспешил вместе с ней ко входу. Они почти достигли его, когда дубовая дверь распахнулась и на пороге появился дворецкий с широко раскрытыми глазами.

– Что произошло?

Прервав его, они поспешно вошли в холл, и Дэниел быстро закрыл дверь, заперев ее на засов. Потом повернулся к Каролине и взял ее за плечи.

– Вы уверены, что с вами все в порядке? – спросил он, не в силах унять дрожь при мысли, что этот выстрел мог убить ее.

– Да. Я потрясена и ошеломлена, но нисколько не пострадала.

Она быстро представила своего дворецкого, который спросил:

– Что произошло?

– Стреляли со стороны парка, – кратко ответил Дэниел. – И едва не попали в леди Уингейт.

Лицо Нельсона побелело как мел.

– Боже милостивый. – Он оглядел Каролину, видимо, желая убедиться, что она не ранена. Потом глаза его гневно блеснули. – Сначала убили леди Кроуфорд, а теперь еще и это. Куда катится мир! Разбойники убивают невинных людей, не жалея даже женщин! Это ужасно.

– Да, – согласился Дэниел. На скуле его пульсировала жилка. Внезапно он подумал, что это дело рук не случайного разбойника. – Надо сообщить об этом случае представителям власти, – сказал он Нельсону. – Мистер Рейберн присутствовал сегодня на званом вечере у Гейтсборнов, Вам следует обратиться к нему в первую очередь.

– Да, милорд. Я сейчас же сделаю это, – сказал Нельсон, потом посмотрел на Каролину и заколебался.

– Я побуду здесь с леди Уингейт до вашего возвращения, – заверил его Дэниел. – И не допущу, чтобы она пострадала. А чтобы с вами тоже ничего не случилось, зайдите в мой дом и передайте лакею Сэмюелу мое указание сопровождать вас.

– Хорошо, милорд.

– У вас есть оружие, Нельсон?

Дворецкий наклонился и похлопал по боку своего сапога.

– Я всегда ношу с собой нож, милорд.

После того как Нельсон ушел, Дэниел запер дверь и постоял несколько секунд, упершись руками в дубовую панель. Он сделал глубокий вдох, однако никак не мог успокоиться. Черт побери, ее едва не убили. И это всецело его вина.

Дэниел почувствовал руку Каролины на своей спине и обернулся. Увидев ее, стоящую перед ним с тревогой в красивых глазах, он готов был опуститься на колени. Его охватила дрожь, когда он вспомнил прозвучавший выстрел и представил ужасные последствия, которые могли произойти.

Каролина протянула руку и приложила ладонь к его щеке.

– Ты выглядишь очень бледным, Дэниел. Ты уверен, что не ранен?

Его имя, слетевшее с ее губ, прикосновение ее руки и тревога в глазах – все это угрожало лишить его самообладания.

– Нет, я не ранен. – Он прильнул губами к ее ладони. – Однако я должен поговорить с тобой о том, что произошло.

– Хорошо. Пойдем в гостиную. – Она взяла его за руку и повела по коридору. Оказавшись в комнате, они приблизились к камину, где за решеткой потрескивал огонь, Каролина села на диван, но Дэниел был слишком взволнован, чтобы присоединиться к ней. Он начал ходить по комнате, напряженно размышляя.

Когда он в очередной раз проходил мимо, Каролина ухватила его за руку.

– Что случилось, Дэниел?

Он посмотрел на нее и от страха и гнева к его горлу подкатил ком, угрожая задушить его.

– Что случилось? – повторил он по возможности спокойным тоном. – Случилось то, что тебя едва не убили.

– Так же, как и тебя. – Она робко улыбнулась. – К счастью, пострадала только ваза на крыльце. Несомненно, это была случайность. Вероятно, стрелял наугад какой-нибудь подвыпивший гуляка.

Дэниел покачал головой:

– Не думаю, что это была случайность, Каролина. Я уверен, что выстрел предназначался мне. Однако при этом едва не погибла ты.

Каролина нахмурилась:

– Что ты имеешь в виду? Если кто-то намеревался ограбить тебя, то вряд ли стал бы стрелять через улицу.

– Этот человек не намеревался грабить. Все гораздо проще, он хотел убить меня.

Глаза Каролины расширились от страха.

– Кто мог покушаться на тебя? И почему?

Не в силах спокойно стоять. Дэниел высвободил свою руку и вновь начал ходить по комнате, рассказывая о своем отказе инвестировать предприятие лорда Толливера.

– Он угрожал мне на маскараде, но я проигнорировал его слова, посчитав их бредом пьяницы. – Дэниел остановился перед Каролиной, вновь охваченный гневом. – Однако, судя по этому выстрелу, угрозы Толливера оказались не пустым звуком. И ты едва не стала жертвой мести, направленной против меня. – Проклятие, если бы с головы Каролины упал хоть один волос, он нашел бы Толливера и убил его без всякого сожаления. И даже учитывая, что Каролина ничуть не пострадала, ему потребовалось большое усилие, чтобы не наказать негодяя лично, а предоставить властям решать его судьбу.

Дэниел сел рядом с Каролиной на диван и сложил руки, сцепив пальцы. Он не был набожным человеком и не молился с восьми лет, после того как с болью убедился, что Всевышний не услышал его обращений, однако в данный момент неустанно мысленно повторял: «Благодарю тебя, Господи, зато, что пощадил ее. Благодарю за то, что не забрал ее у меня».

Он с волнением посмотрел на Каролину и проглотил слюну, чтобы вновь обрести голос.

– Извини, Каролина. Извини за то, что подверг тебя такой ужасной опасности. Это моя вина. Я недооценил Толливера. Я не думал, что он способен на такое безрассудство. Уверяю, тебя, что больше не допущу подобной оплошности. Даю слово.

– Дэниел… – Она протянула руку и откинула назад с его лба прядь волос. Как это возможно, чтобы такой простой невинный жест доставил ему больше удовольствия, чем самые эротичные ласки любой другой женщины в прошлом?

– Ты не должен отвечать за поступки других людей, – тихо сказала Каролина. – Только за свои собственные. Не твоя вина в том, что совершает лорд Толливер. – Она медленно провела кончиками пальцев по его щеке, потом по подбородку. – Пожалуйста, не вини себя в том, что произошло.

Он взял ее руку и прижал к своей груди в том месте, где гулко билось сердце. Черт побери, ее слова… неужели все это происходит наяву? Он слишком хорошо знал, к каким последствиям могли привести его поступки. В его голове возникли воспоминания, которые он всегда стремился подавить, и сейчас постарался отбросить их. Одна смерть уже лежала тяжелым грузом на его совести, и он не смог бы перенести еще одну.

– Я никогда не простил бы себе, если бы ты пострадала, – сказал он резким взволнованным голосом. И неудивительно, потому что действительно испытывал беспокойство, столь нетипичное для него. Одна только мысль, что Каролина могла погибнуть из-за него, почти лишала его разума.

– Как видишь, я здорова и невредима, – сказала она. – И к моей огромной радости – ты тоже, хотя, должна заметить, судя по твоему виду, ты нуждаешься в хорошей порции бренди. К сожалению, у меня его нет.

Дэниел чуть заметно улыбнулся, видя ее робкую попытку поднять его настроение, однако не мог избавиться от мрачных мыслей.

– Я не хочу бренди.

В данный момент он желал лишь привлечь Каролину к себе, уткнуться лицом в то место, где ее шея соединяется с плечом, и вдыхать ее аромат. Часами. Днями. Пока не исчезнет воспоминание о пуле, просвистевшей около ее лица.

Продолжая прижимать ладонь к его груди, она сказала:

– Я боюсь за тебя. Ты должен пообещать мне, что будешь очень осторожен. – Каролина взглянула на свою руку, и ее нижняя губа дрогнула. Затем она посмотрела ему в глаза, и он почувствовал, что тонет в их синей глубине. – Я не хочу, чтобы причинили вред моему…

– Другу? – подсказал он, когда она заколебалась.

– Да. Моему другу и… любовнику.

Дэниел закрыл глаза, смакуя ее слова. Потом взял ее руку и горячо поцеловал ладонь.

– И ты должна пообещать мне то же самое, моя драгоценная подруга и любовница.

– Обещаю.

Не в силах больше противиться своему страстному желанию, Дэниел заключил ее в свои объятия. Он хотел лишь слегка поцеловать ее, но в то мгновение, когда его губы накрыли ее губы, все его страхи и беспокойства внезапно нахлынули вновь. Он потерял контроль над собой и поцеловал ее со всей страстью. Его руки, обычно твердые, дрожали, когда он прижал ее к себе, не желая отпускать.

Тот факт, что он едва не потерял ее, не давал ему покоя и побуждал держать ее как можно крепче. Его охватило неистовство, какого он никогда прежде не испытывал и не мог дать ему названия.

Что-то терзало его изнутри, вызывая потребность всеми средствами защитить Каролину от возможной опасности.

До его сознания вдруг дошло, что она произносит его имя и упирается руками в его грудь. Подняв голову, он с шумом втянул воздух в свои легкие. Каролина смотрела на него широко раскрытыми глазами, ее губы покраснели и припухли от его неистового поцелуя, волосы разметались, а корсаж перекосился под его блуждающими руками.

Здравомыслие, наконец, вернулось к нему, и вместе с ним недовольство, что потерял контроль над собой.

– Прости, – сказал он, ослабив свой захват. – Я не хотел…

– Целовать меня до потери сознания? Поверь, за это не надо извиняться.

Она прикоснулась кончиками пальцев к его губам, и он мысленно выругал себя.

– Я причинил тебе боль?

– Нет. Просто я… не представляла, что могу внушать такую необузданную страсть.

Ее слова вызвали у него любопытство. Имела ли она в виду, что не знала о своей способности внушать такую страсть именно ему или вообще мужчине?

Конечно, она думала о нем. Потому что в браке Каролина имела возможность узнать о своей чувственности. Но это было давно.

Разве не так?

Дэниел нахмурился, но прежде чем он углубился в размышления над этим вопросом, Каролина встала и поспешно поправила прическу и платье.

– Мне не хотелось останавливать тебя, однако я услышала звон колокольчика на входной калитке, а это значит, вернулся Нельсон.

Дэниел мгновенно поднялся, достал из сапога нож и двинулся к двери. Все мышцы его были напряжены, когда он осторожно заглянул в коридор. Потом расслабился, увидев входящего в холл Нельсона. Закрыв дверь гостиной, Дэниел сунул нож назад в сапог, повернулся к Каролине и провел рукой по волосам. Черт возьми, он не услышал звона колокольчика и не был готов защитить Каролину. Толливер мог войти в эту комнату и застрелить его.

– Как я выгляжу? – спросила она, поправляя платье.

– Превосходно.

У нее действительно был вид скромной леди, чей румянец и слегка припухшие губы придавали ей сходство со спелым персиком, который напрашивался, чтобы его сорвали. Однако Дэниел надеялся, что в тусклом свете холла румянец ее щек не будет заметен.

Он последовал за ней из гостиной. Нельсон стоял в холле вместе с Чарльзом Рейберном и, к удивлению Дэниела, с сыщиком Гидеоном Мейном.

– А где Сэмюель? – спросил Дэниел.

– Он вернулся в ваш дом, милорд, чтобы убедиться, что женщины в безопасности, – доложил Нельсон. – Мы уверили его, что вы и леди Уингейт – в надежном месте.

Дэниел кивнул, потом повернулся, вопросительно взглянув на Мейна.

– Я все еще находился вместе с Рейберном в доме Гейтсборнов, когда прибыл ваш человек, – сказал Мейн в ответ на вопросительный взгляд Дэниела.

Дэниел заметил, что Мейн внимательно смотрит на Каролину, и все мышцы его напряглись. Ему не нравился этот человек и его бесцеремонные манеры.

– Я пришел сюда вместе с Рейберном, – сказал Мейн, – чтобы установить, не связан ли как-то этот ночной выстрел с убийством леди Кроуфорд.

– Почему вы так думаете? – спросил Дэниел.

– Это только предположение, – ответил Мейн с непроницаемым выражением лица.

– Вы узнали, кто убил леди Кроуфорд?

– Нет еще, – сказал Мейн, сверля Дэниела пронзительным взглядом, – но уверен, дело скоро разрешится.

– Я не думаю, что убийство леди Кроуфорд и этот ночной выстрел имеют какую-то связь, – сказал Дэниел.

– На чем основано ваше убеждение?

– Давайте пройдем в гостиную, джентльмены, – прервала их Каролина.

Было видно, что Мейн хотел возразить, однако в следующий момент коротко кивнул, согласившись. Нельсон проводил всех в гостиную и удалился. Как только за ним закрылась дверь, Мейн обратился к Дэниелу:

– Вы и леди Уингейт покинули дом Гейтсборна по отдельности. Каким образом получилось, что вы провожали ее домой?

Дэниел не обратил внимания на скрытый намек в голосе сыщика.

– Одна из моих служанок заболела, и я послал лакея в дом леди Уингейт узнать, может ли ее горничная оказать помощь женщине. Леди Уингейт была настолько любезна, что сама тоже пришла в мой дом.

– А где находилась служанка леди Уингейт, когда вы провожали ее? – спросил Мейн, не отрывая глаз от Дэниела.

– Она предложила остаться в моем доме, и я ей очень благодарен.

– Расскажите нам об этом выстреле, – вмешался Рейберн.

Дэниел повторил всю историю, потом сообщил о том, какие отношения у него сложились с Толливером. Когда он закончил. Мейн сказал:

– Если в этом замешан Толливер, то он должен избрать в качестве мишени и других инвесторов, кроме вас, включая мистера Дженсена. Если Дженсен посоветовал вам не вкладывать деньги в дело Толливера, то он мог посоветовать то же самое и другим. Кто еще предположительно мог инвестировать предприятие Толливера?

– Я знаю, что Толливер надеялся заинтересовать лорда Уорвика и лорда Хитона, но мне неизвестно, чем закончились их переговоры.

– Мы выясним это, – сказал Рейберн. – Советую вам быть осторожным, лорд Сербрук, пока мы не разберемся с этим делом. Рад, что вы не пострадали.

Когда разговор завершился, Каролина сопроводила всех в холл.

– Мы проводим вас до дома, милорд, – сказал Рейберн, – а потом Мейн и я отправимся в парк и посмотрим, не остались ли там какие-нибудь следы.

Дэниелу совсем не хотелось покидать этот дом, однако возражение могло навести этих мужчин на мысль, что между ним и Каролиной существует любовная связь. Лично его не беспокоило, что кто-то узнает об этом, однако он обещал ей сохранять в тайне их отношения.

И все же он очень сожалел, что не мог поцеловать ее на прощание. Пришлось ограничиться только пожеланием спокойной ночи, хотя хотелось добавить, что он будет очень скучать по ней.

Черт возьми! Он никогда прежде не испытывал желания сказать такое женщине. Может быть, даже хорошо, что они в данный момент были не одни, иначе он не удержался бы от этой глупости. И хотя такая сентиментальность с его стороны выглядела чрезвычайно нелепой, он не мог отрицать, что даже не успев покинуть ее дом, уже соскучился.

Ему хотелось говорить с ней, прикасаться к ней, целовать ее. Однако сейчас их разделяли целых девять часов до того момента, когда они смогут снова увидеться.

Поклонившись Каролине, он еще раз поблагодарил ее за помощь, повторил, что очень рад, что она не пострадала, после чего пожелал ей спокойной ночи.

Он с трудом заставил себя покинуть ее. Принудил себя не оборачиваться в надежде запечатлеть образ, который не покидал бы его во время короткого путешествия до своего дома в сопровождении Рейберна и Мейна.

Сэмюель впустил Дэниела в дом и, как только дубовая дверь закрылась за ним, явно взволнованный, спросил, почему следователь и сыщик провожали его. Дэниел кратко объяснил ему ситуацию, заключив словами.

– Надеюсь, Рейберн и Мейн найдут этого негодяя Толливера. – Его руки сжались в кулаки. – А если не найдут, я сам займусь им.

– Вы можете рассчитывать на мою помощь в этом деле, милорд, – сказал Сэмюель, и его темные глаза загорелись гневом. – Любой, кто попытается причинить вам вред, сначала будет вынужден иметь дело со мной.

Преданность Сэмюела, как всегда, слегка смутила Дэниела.

– Благодарю, однако надеюсь, в этом не будет необходимости. Мне кажется, Рейберн и Мейн настроены решительно и способны обезвредить преступника. – При этом они явно подозревают его в смерти Блис. – Теперь скажи, как чувствует себя Кейти?

– Все еще спит. С ней Гертруда.

– В таком случае она в надежных руках. Ты можешь идти спать, Сэмюель. Отдохни немного.

– Я пойду, милорд, но боюсь, что не получится. Не могу не думать о Кейти.

Дэниел тоже сомневался, что ему удастся уснуть, так как образ Каролины не покидал его. Пожелав Сэмюелу спокойной ночи, он поднялся по лестнице в свою спальню, но вместо того, чтобы сразу лечь в кровать, налил бренди и встал перед камином, глядя на тлеющие угли.

Перед ним в очередной раз возник образ Каролины. Ее улыбка. Ее красивое лицо. Ее прекрасные выразительные глаза. Сколько часов может пройти, прежде чем он устанет смотреть на нее? Сотни? Тысячи? Он грустно ухмыльнулся. Едва ли ему вообще когда-нибудь надоест смотреть на нее. Слышать ее голос, ее смех.

Боже, кажется, он начинает сходить с ума. Когда это было, чтобы взгляд женщины, ее голос и смех вызывали у него чувство такого глубокого волнения?

«Никогда», – тотчас ответил внутренний голос.

Казалось, желание видеть ее возрастало с каждой минутой. Он закрыл глаза и представил Каролину в своей оранжерее. Ее платье поднято кверху, ноги раздвинуты, и она готова к соитию. Он почувствовал, как, взволновалась его плоть, и застонал. Черт побери, он до сих пор ощущал ее вкус на своем языке. Как же неистово желал он подмять ее под себя или водрузить сверху так, чтобы она обхватывала его ногами.

При этом не менее сильным было незнакомое ранее стремление просто разговаривать с ней. Проводить с ней время. Танцевать. Держать за руку. Находиться с ней в одной комнате. Говорить с ней обо всем на свете. Ничего подобного он ранее не испытывал и не был уверен, что ему нравится это. Он привык к чисто физическим, несложным отношениям, основанным лишь на обладании женщиной, а Каролина внушала ему слишком сложные чувства. И опасные! Он чувствовал себя так, словно ему предстояло плыть по незнакомому бурному морю на лодке без весел.

Вздохнув, Дэниел посмотрел на каминные часы. Оставалось восемь часов двадцать семь минут до того момента, когда он снова увидит Каролину.

Он застонал, произведя в уме несложный подсчет. Потом второй раз за этот вечер обратился к молитве, умоляя Всевышнего, чтобы следующие пятьсот семь минут пролетели как можно быстрее.

Глава 13

Я всегда считала шахматы скучной игрой, пока мой любовник и я не придумали снимать с себя какую-то часть одежды при каждой потере фигуры. Когда я осталась совсем голой, он объявил меня потерпевшей поражение. Однако, учитывая, какое огромное удовольствие он доставил мне потом своими губами и языком, я оказалась явно в выигрыше.

Из книги «Мемуары любовницы»

После завтрака Каролина по привычке отправилась в гостиную, чтобы выпить там еще одну чашечку кофе. Обычно она садилась за письменный стол у окна и начинала заниматься корреспонденцией или в солнечный день просто наслаждалась теплом лучей, проникающих сквозь стекло. Однако сегодня Каролина взволнованно ходила по комнате, слишком возбужденная и обеспокоенная бурными событиями нескольких последних дней. Сначала произошло убийство, потом она стала любовницей Дэниела, вслед за этим ее крайне напугал выстрел и возникло опасение за Дэниела, который должен был стать жертвой…

Каролина тяжело вздохнула. Неудивительно, что она не могла сидеть спокойно. Все ее мысли были о Дэниеле.

Совершив еще один круг по турецкому ковру, она остановилась перед камином. Прижимая книгу «Мемуаров» к груди, она взглянула на портрет Эдварда.

Как всегда, его красивое лицо смотрело на нее все с тем же ласковым выражением. В его глазах не было ни тени осуждения.

– Ты понимаешь меня? – прошептала она, с трудом проглатывая ком, застрявший в горле. – Надеюсь, что понимаешь, хотя и не уверена, потому что сама не знаю, как это все получилось.

Эдвард продолжал смотреть на нее все так же великодушно.

– Мое сердце принадлежит тебе, – продолжила Каролина. – И всегда будет принадлежать. Но, Эдвард, я ужасно одинока. Я не представляла, насколько одинока, пока он не поцеловал меня. Мне так хочется снова быть желанной. Я соскучилась по ласкам. Я хочу жить полноценной жизнью до конца своих дней.

Каролина взглянула на книгу, которую держала в руках, и на подаренную Дэниелом красную розу, заложенную теперь между страниц. Ее дыхание замерло при воспоминании о том, что он делал с ней минувшей ночью, и о потрясающем наслаждении, которое она испытывала при этом. Не надо лгать себе. Она жаждала этого наслаждения. Страстно желала его.

И сейчас снова желает.

Было ли тому причиной только чтение «Мемуаров»? Если это так, почему тогда эти чувства возникают сами собой по отношению именно к определенному мужчине? Она начинала понимать, почему ее так влекло к Дэниелу. Ведь Каролина многое узнала о нем: о его доброте, заботливости, великодушии. Она сочла эти черты его характера весьма интригующими и привлекательными.

Каролина снова посмотрела на портрет.

– Я потрясена своими новыми чувствами, – прошептала она. – Никогда не думала… не ожидала… однако не могу отрицать, что страстно желаю его. Разумеется, я не позволю ему касаться памяти о тебе. Никогда не позволю встать между тем, что мы когда-то разделяли с тобой.

Произнеся эти слова, Каролина задумалась – возможно ли это на самом деле? Она опасалась, что уже слишком поздно. Что, вступив в интимные отношения с Дэниелом, она тем самым предала память об Эдварде. С тех пор как Дэниел поцеловал ее на маскараде, только его лицо возникало в ее мечтах, и ей уже было чрезвычайно трудно мысленно представить образ Эдварда.

Несмотря на то, что она часто смотрела на портрет покойного мужа, ей было непросто вспомнить тембр его голоса, его смех, ощущение его кожи и волос под ее пальцами. Хотя ее воспоминания о муже начали тускнеть еще до знакомства с Дэниелом, нельзя было отрицать, что они еще больше стерлись теперь, когда на сцене появился красавец граф. Она не могла отрицать, что прикосновения Дэниела в реальной жизни были для нее более значимы, чем угасающие воспоминания об Эдварде, и этот факт тревожил и пугал ее, вызывая чувство вины.

Несмотря на это, Каролина не могла игнорировать то обстоятельство, что в отличие от Эдварда она жива и что именно Дэниел вернул ей радость жизни.

С ним она вновь научилась смеяться. Боже, как долго ей не приходилось делать это! Он пробудил в ней желание и потребность любовных ласк, тогда как она думала, что уже никогда не испытает ничего подобного. Он вернул ей ощущение молодости и стремление быть желанной. Ей хотелось раскинуть руки и восторженно кружиться. С Дэниелом она уже не чувствовала себя одинокой.

И вот, когда она осознала все это, ее едва не застрелили. И жизнь Дэниела тоже была в опасности. «Боже, сделай так, чтобы этого безумца Толливера поймали как можно быстрее».

Каролина вздохнула и вновь обратилась к портрету:

– Я не чувствовала ничего, кроме пустоты, все эти три года. – Глаза ее увлажнились, и она заморгала. – Пожалуйста, не обижайся на меня, Эдвард. Эта связь – между мной и Дэниелом – только физическая и к тому же временная. Я никогда не забуду тебя, но я устала быть одинокой.

«Каролина, дорогая… я люблю тебя. Будь счастлива»

Каролина вспомнила эти слова Эдварда, которые тот прошептал с последним дыханием. Она не думала, что счастье возможно для нее после смерти мужа, и сомневалась, что обретет его в любовной связи с Дэниелом, однако полагала таким образом скрасить свое одиночество, заполнить образовавшуюся пустоту. И пока Дэниел не увлекся другой женщиной – а это, учитывая его репутацию, неизбежно произойдет, как только она надоест ему, – она будет наслаждаться его обществом. А потом придумает, как с пользой заполнить свое свободное время.

С этими мыслями Каролина подошла к своему письменному столу, чтобы положить «Мемуары» в верхний ящик. Однако перед этим она провела кончиком указательного пальца по золотистым буквам названия на черной кожаной обложке, и в ее голове возникли образы, навеянные книгой, – все те воображаемые сцены, которые она хотела бы воплотить в жизнь вместе с Дэниелом.

Раздался стук в дверь, и Каролина быстро сунула книгу под стопку листов писчей бумаги. Закрыв ящик стола, она сказала:

– Войдите.

Вошел Нельсон с завернутой в серебристую фольгу коробкой, перевязанной бежевой лентой.

– Это доставлено для вас, миледи. – Он протянул ей коробку, которая была чуть больше ее ладони.

Сердце Каролины взволнованно забилось. Вероятно, это подарок от Дэниела.

– Благодарю вас, Нельсон.

Когда дворецкий удалился, она поспешила к письменному столу, поставила коробку и развязала ленту. Поверх тонкой оберточной бумаги оказалась карточка с коротким текстом, который, видимо, был написан в спешке, так как чернила были смазаны:

«Надеюсь, это понравится тебе. Дэниел».

Улыбнувшись в предвкушении, Каролина развернула бумагу и обнаружила полдюжины марципановых конфет в форме миниатюрных фруктов, уложенных внутри коробки. От этих сладостей исходил горьковатый аромат миндаля, и Каролина невольно поморщилась. Ей не нравился этот запах – о чем Дэниел не мог знать, – однако она была тронута его вниманием. Ей давно никто не дарил конфет.

Несмотря на то, что Каролина не любила марципаны, она протянула руку к конфетам с таким чувством, с каким когда-то нахваливала кулинарные способности Сары, намазывая маслом кусок хлеба с почерневшей коркой, от того что сестра перегрела на плите булку. Пока она размышляла, взять ли конфету в форме клубники или персика, в дверь снова постучали.

На ее приглашение войти дверь открыл Нельсон и направился к ней – на этот раз с серебряным подносом, на котором лежала визитная карточка.

– Для вас доставлена еще одна посылка, миледи. Она в холле. А это прибыло вместе с ней. – Он протянул поднос.

Еще одна посылка? Она закрыла коробку с конфетами и сунула ее в средний ящик стола. Потом взяла с подноса сложенный листок бумаги, сломала печать и быстро пробежала глазами по тексту, написанному аккуратным почерком:

«Для Галатеи от Разбойника. Потому что они напоминают ему вас».

Боже, Дэниел занимался подарками все утро. Она прочитала текст еще раз и ощутила прилив тепла. Эта записка носила более личный характер, чем предыдущая, и была более загадочная. Каролина последовала за дворецким по коридору. Когда она вошла в холл, у нее перехватило дыхание. На подставке вишневого дерева стоял букет цветов, такой огромный, какого она никогда не видела. Цветы находились в большой хрустальной вазе.

Все бутоны были ярко-красного цвета.

Боже, здесь должно быть, их не менее десяти дюжин. Вероятно, Дэниел опустошил весь розарий в своей оранжерее. Это выглядело нелепо, чрезмерно и крайне расточительно.

И в то же время – ужасно романтично.

«Они напоминают вас…»

Горячая волна пробежала по всему ее телу. Протянув руку, она прикоснулась к нежным бутонам, и холл наполнился пьянящим ароматом. Это был очень милый подарок, второй за это утро, исполненное сюрпризов.

Каролина вспомнила о планах Дэниела на этот день, которые тоже сулили сюрприз. Это означало, что он приготовил для нее три сюрприза в один день. А она – ни одного.

Неравный счет.

У нее возникла идея, и ее губы тронула чуть заметная улыбка.

Каролина повернулась к Нельсону.

– Лорд Сербрук нанесет мне визит сегодня днем. Я приму его в своей гостиной. – Комната, где обычно принимали гостей, не годилась для того, что она задумала!

– Хорошо, миледи.

Каролина достала из вазы розу с длинным стеблем и направилась к лестнице. Пора ей тоже устроить сюрприз Дэниелу и хотя бы немного сравнять счет.

– Леди Уингейт скоро присоединится к вам, – сказал Нельсон Дэниелу, проводив его в уютную, со вкусом обставленную комнату, в убранстве которой явно чувствовалась женская рука. Дэниел поблагодарил дворецкого, который удалился, осторожно прикрыв за собой дверь. Он с удивлением огляделся, размышляя, почему Каролина решила принять его здесь, а не в общей гостиной. Он не рассчитывал на столь приватную обстановку, особенно учитывая новости, которыми хотел поделиться с ней. Правда, он не мог отрицать, что ему гораздо легче общаться с Каролиной, когда Эдвард не смотрит на них с портрета.

Медленно поворачиваясь, он начал разглядывать окружающую обстановку. Стены были покрыты бледно-желтым шелком и украшены акварелями с изображением различных растений и цветов в золоченых рамках. Дэниел подозревал, что это работы ее сестры Сары, которая, насколько он знал, обладала художественным талантом. Приглядевшись к одной из картин, он заметил в углу соответствующую подпись.

Между двух окон с темно-зелеными бархатными шторами располагался высокий, от пола до потолка, книжный шкаф. В углу, около окна, стоял изящный письменный стол, расположенный так, чтобы дневной свет хорошо освещал его. В другом углу находилась кушетка с высоким изголовьем, обтянутая материалом в желтую и зеленую полоску. Взгляд Дэниела привлекла серебряная ваза на инкрустированном столике, стоявшем рядом. В ней находился единственный цветок – роза из его оранжереи. Это, несомненно, был хороший признак.

Перед отделанным белым мрамором камином, тепло которого создавало особый уют, располагались два мягких кресла с подголовниками. Над каминной полкой висело огромное зеркало с резным орнаментом, а на самой полке размещалась необычная коллекция маленьких фарфоровых птичек. Вся эта обстановка в сочетании с темно-зеленым ковром, украшенным бледно-розовыми махровыми розами, создавала впечатление очаровательного сада. Дэниел сделал глубокий вдох и уловил слабый цветочный аромат, присущий Каролине.

Каролина… Черт побери, она ни на секунду не выходила у него из головы с того момента, когда он покинул ее минувшей ночью. «Разве только с прошлой ночи? – скептически прозвучал внутренний голос. – Мысли о ней уже давно не покидают тебя».

Дэниел откинул голову назад и закрыл глаза. «Да, так оно и есть». Она, в сущности, очень давно завладела его мыслями, что совершенно не характерно для него. Как и то, что он потерял контроль над собой прошлой ночью, когда целовал ее. Почему? Ведь с ним никогда ничего подобного не происходило. Неужели все это явилось следствием одного лишь поцелуя? Не может быть.

«Ты в ее обществе забываешь обо всем», – коварно напомнил ему внутренний голос.

Однако сегодня он будет сдержанным и постарается узнать о ней побольше во время загородной прогулки. Зачем спешить и набрасываться на нее, как зеленый юнец, давая волю своей необузданной страсти?

Дэниел услышал, как открылась дверь, и повернулся. Слова приветствия застыли у него в горле при виде Каролины, прислонившейся к дубовой панели.

Ее золотистые волосы были распущены, ниспадая блестящей волной на плечи. На ней был… о Боже, на ней был бежевый атласный халат, завязанный на талии. Тонкий материал плотно облегал округлости ее тела, так что отчетливо выделялись соски грудей. По всему было видно, что это было единственным, что скрывало ее наготу. Затуманенный взгляд Дэниела прошелся по всей ее фигуре до кончиков туфелек, потом назад вверх, где встретился с ее взглядом, таким пылким и чувственным, что Дэниел тут же ощутил, как напряглась его плоть.

– Привет, Дэниел, – сказала она мягким страстным тоном. Он собрался открыть рот, чтобы ответить, однако обнаружил, что челюсть его отвисла и рот уже раскрыт.

Каролина протянула руку за спину, и в тишине комнаты прозвучал щелчок замка. Кроме этого, слышно было только потрескивание поленьев в камине и напряженное дыхание Дэниела. Он не мог припомнить, что когда-либо видел в своей жизни нечто более возбуждающее, чем Каролину в этом халате, смотрящую на него так, словно она хотела повалить его на кушетку и немедленно предаться с ним любовным утехам.

Он снова попытался заговорить, но она опять лишила его дара речи, когда, оттолкнувшись от двери, двинулась к нему, соблазнительно покачивая бедрами, Дэниел не мог предотвратить мгновенную реакцию своего тела, хотя Каролина даже не прикоснулась к нему. Она остановилась на расстоянии вытянутой руки, и если бы он был способен двигаться, то непременно схватил бы ее и привлек к себе.

– Кажется, только я способна говорить здесь, – сказала она слегка насмешливым тоном.

Дэниел дважды сглотнул, чтобы обрести голос.

– Несомненно, поскольку я онемел при виде тебя. Ты выглядишь такой… такой… – Он снова окинул ее взглядом, и из его горла вырвался стон. – Как грешный ангел.

– Ты прислал мне прелестные подарки этим утром.

– Если твоя благодарность выражается таким потрясающим образом, я готов опустошать мою оранжерею каждый день.

Ее глаза озорно блеснули.

– Я еще не начала благодарить тебя.

К Дэниелу, слава Богу, вернулась обычная уверенность, и он, шагнув вперед, сократил расстояние между ними. Обхватив талию Каролины, он привлек ее к себе, так что тела их тесно соприкоснулись. Дэниел склонил голову, едва касаясь губами ее губ, и спросил:

– Что ты задумала?

– Если я скажу, то не получится сюрприза. – Она обвила руками шею Дэниела и, приподнявшись на цыпочках, поцеловала его.

По телу его пробежала дрожь, и он с огромным трудом удержался от того, чтобы немедленно прижать Каролину к стене и овладеть ею. Черт побери, то, как она неоднократно лишала его самообладания и приводила в подобное состояние, крайне расстраивало его. Хотя нельзя отрицать, что эта игривая, соблазнительная манера поведения восхищала и удивляла его.

Тем не менее, он не мог отделаться от мысли, являлся ли он для нее тем, кем был по существу, или она воспринимала его только как некую замену Эдварду.

Его охватил приступ ревности от того, что, возможно, она целовала его, думая при этом о бывшем муже. Затем он мысленно одернул себя. Какая нелепость – ревновать к умершему человеку! Ведь он не стремился завладеть ее сердцем и душой. Ему нужно только ее столь желанное тело. Он не собирался добиваться большего, и потому не так уж важно, если ее мыслями по-прежнему владел Эдвард.

«Но так ли это на самом деле? Нет, конечно».

Дэниел поднял голову и подумал, что, вероятно, его мысли отразились на лице, поскольку Каролина слегка наморщила лоб. Отклонившись назад в его объятиях, она спросила:

– Ты чем-то недоволен?

Его взгляд задержался на прижимающейся к нему ее упругой груди.

– Нисколько. Готов спорить, что в, данный момент являюсь самым счастливым человеком во всем королевстве.

– Прекрасно. – Каролина отступила назад, и его руки опустились по бокам. Он весь напрягся, чтобы оставаться на месте, хотя ему ужасно хотелось повалить ее на пол, сорвать одежду и целовать каждую частицу ее тела. Вместе с тем не покидало желание узнать, что она будет делать дальше.

Но долго ждать он не мог.

Его взгляд устремился на ее талию, где пальцы теребили узел пояса.

– Твои планы на сегодняшний день так уж неотложны? – спросила она.

– Нет, могут и подождать.

– Тебе нравится мой халат?

– Очень.

– Ты хотел бы снять его с меня?

Дэниел посмотрел ей в глаза:

– Да, с огромным удовольствием.

Ее глаза озорно блеснули, и она закусила нижнюю губу.

– Но есть одна проблема – я окажусь тогда… совершенно голой, а ты будешь одет.

– Лично я не считаю это проблемой.

– Это хорошо.

– Дорогая Каролина, ты хочешь, чтобы я… разделся? – Последние слова он произнес с наигранным потрясением.

– Если не возражаешь.

– Нет, разумеется, если это доставит тебе удовольствие.

– О, мне будет очень приятно. Хотя есть одна вещь, которая еще больше понравилась бы мне.

– Хм… Я начинаю думать, что ты затеяла нечто необычное.

Она многообещающе улыбнулась:

– Подожди, пока мы оба не разденемся.

Вырвавшийся из его горла короткий смех обернулся стоном. Впервые поцеловав Каролину на маскараде, он понял, какая страсть таится под внешней оболочкой ее сдержанности, однако не предполагал, насколько восхитительна эта женщина, стоящая сейчас перед ним с озорным блеском в глазах.

– Я не могу ждать. Чего ты хочешь?

– Хочу помочь тебе раздеться.

Дэниел преувеличенно тяжело вздохнул.

– Это не совсем обычное желание, но я не буду возражать.

Каролина протянула руку и провела кончиком пальца по контуру его возбужденного члена. От этой неожиданной ласки сердце Дэниела едва не остановилось.

– Хорошо, – сказала она чувственным голосом. Ее пальцы скользнули вверх и слегка потянули его сюртук. – Пожалуй, без сюртука будет удобнее?

– Конечно.

Каролина помогла ему снять сюртук и аккуратно положила его на спинку одного из кресел. Когда же она занялась его галстуком, Дэниел мысленно порадовался, что не завязал его слишком сложным узлом.

Тем не менее, у нее, видимо, все-таки возникли трудности, поскольку после нескольких неудачных попыток ее пальцы замерли и она отказалась от своего намерения. Озорной блеск в ее глазах сменился неуверенностью.

– Я… я давно не занималась этим, – прошептала Каролина.

Он ласково взял ее руки и поднес к своим губам.

– Понятно. Не стоит торопиться. – Он игриво подтолкнул ее своим бедром. – Я, конечно, очень возбужден, но не хочу спешить. Мне нравится чувствовать на себе твои руки.

– Боюсь… – Ее неуверенность проявилась еще больше. – Боюсь, моя неловкость удивляет тебя?

Если бы она не выглядела такой обеспокоенной, он, наверное, посмеялся бы над абсурдностью такого вопроса. Отпустив ее руки, Дэниел обхватил ладонями ее лицо и провел большими пальцами по ее гладким щекам.

– Каролина, о чем ты говоришь? Если у тебя есть сомнения на этот счет, я готов оставаться с тобой в этой комнате еще две недели и даже больше. – Он наклонился и уткнулся лбом в ее лоб. – Не останавливайся. Если у тебя дрожат руки, то знай – мои руки дрожат не меньше. Потому что я очень хочу тебя.

Она подняла голову, и он с облегчением отметил, что в ее глазах больше не было следов тревоги.

– Как тебе удается всегда найти нужные в данный момент слова?

– Не знаю. Вероятно, это ты вдохновляешь меня. – Он посмотрел на свой галстук: – Хочешь продолжить начатое дело?

– А ты поможешь мне?

– С удовольствием.

Пока Каролина возилась с его галстуком, он снял свой жилет и вытянул из брюк полы рубашки. Потом опустил руки по бокам, заставив себя терпеливо ждать, когда галстук освободит его шею. Наконец она справилась с этой задачей, и он помог ей стянуть через голову свою рубашку. Рубашка упала на пол, и Каролина приложила ладони к его обнаженной груди. Он застонал от этого прикосновения.

– О Боже, – прошептала Каролина, медленно проводя ладонями по его плечам. Ее нежное поглаживание сводило его с ума.

– Я представлял в своих мечтах, как ты касаешься меня таким образом, – сказал он с дрожью в голосе.

– В самом деле?

– Много раз. – Конечно, не следовало признаваться в этом, но он не мог удержаться. – Приятно было фантазировать, но реальность оказалась гораздо более яркой, чем я мог вообразить.

Ее пальцы слегка прошлись по его животу, и мышцы Дэниела напряглись.

– Ты очень… хорошо сложен.

Он положил свои руки ей на бедра и слегка сжал их.

– Ты тоже.

Она провела пальцем по поясу его брюк:

– Я бы очень хотела снять это.

– Нет возражений. – Дэниел, взяв Каролину за руку, подвел к кушетке, усадил ее и снял сапоги. Потом поднялся, и они вместе расстегнули брюки. Он быстро снял их, стянул вниз подштанники и шагнул вперед совершенно голый.

Облегчение, которое Дэниел ощутил, освободившись от тесных брюк, мгновенно исчезло, когда Каролина провела кончиками пальцев по головке его возбужденной плоти. Он закрыл глаза, с шумом втянул воздух и затаил дыхание, ощутив движение ее пальцев вверх и вниз по всей длине его древка.

Когда он уже думал, что не выдержит этой сладостной пытки, она оставила его, хотя он готов был умолять ее продолжить. С трудом открыв глаза. Дэниел увидел, но она вынула розу из серебряной вазы. Взгляд, который Каролина бросила на него при этом, казалось, опалил его изнутри.

– Прошлой ночью ты показал, как можно по-новому использовать цветы. – Она медленно провела бархатистыми лепестками вокруг головки его пениса. – Будет справедливо отплатить тебе тем же.

Из горла Дэниела вырвался глухой стон.

– Это сведет меня с ума.

– Я должна сделать признание, – прошептала Каролина, обхватив пальцами его член и продолжая водить цветком по кончику.

Дэниел наконец немного расслабился.

– Признание? – удивился он.

– Да. Учитывая, что до полуночи еще далеко.

– Боюсь, я не выдержу долго, когда ты делаешь… а-а-а-а… так.

– Ты говорил, что полуночные признания чреваты опасностью.

– Я так считаю. – В такой ситуации он действительно мог легко утратить остатки быстро тающей сдержанности. Дэниел стиснул зубы, стараясь противостоять нарастающему наслаждению, которое она доставляла ему прикосновением своей руки и дразнящим поглаживанием розой. Он терпел эту сладостную муку, пока не почувствовал приближение разрядки. Тогда, прерывисто дыша, он схватил Каролину за запястья.

– Боюсь, я рискую слишком рано дойти до финиша. – Он положил розу на столик, заставил Каролину опустить руки и взялся за пояс ее халата. – Ты говорила, что тебе не хотелось бы оставаться голой одной. Боюсь, теперь должен сказать тебе то же самое.

– Ты хочешь, чтобы я обнажилась?

– Мечтаю.

В ее глазах блеснул дьявольский огонек.

– Как сильно?

Если бы она знала, как страстно он желал ее, то, возможно, даже испугалась бы. Его самого это пугало. Узел ее пояса развязался, и Дэниел, просунув руки под халат, обхватил ее гладкую спину.

– Я не могу думать ни о чем другом и не желаю ничего более в данный момент, – сказал он, медленно обнажая ее плечи.

– Даже если бы тебе предложили вместо меня миллион фунтов? – насмешливо поинтересовалась она.

Атласный халат соскользнул с ее плеч и с шуршанием упал к ногам. Дэниел окинул алчным взглядом ее нежную матовую кожу; высокие, упругие, почти девичьи груди с возбужденными коралловыми сосками, которые, казалось, жаждали прикосновения; мягкий изгиб талии и впадинку пупка; треугольник золотистых волос в месте соединения пышных бедер; красивые ноги с изящными лодыжками и ступнями.

– Кажется, теперь твоя очередь сказать что-нибудь, – заметила Каролина.

– Не знаю, что сказать, кроме того, что ты – самая красивая женщина из тех, кого я когда-либо видел. – Он обхватил ее груди. – Они самые прелестные. – Он шагнул вперед, наклонился и прильнул губами к ее шее. – Ты так сладко пахнешь. – Его пальцы нащупали ее напряженные соски. – Ты очень хороша на ощупь. – Он провел языком по ее нижней губе. – И на вкус.

– Приятно слышать это… – Она едва не задохнулась, когда он наклонился и втянул в рот ее сосок.

Каролина погрузила пальцы в его волосы и выгнулась навстречу, предлагая себя, и Дэниел тотчас принял это предложение. Он еще глубже втянул в рот бутон ее соска, в то время как свободной рукой обхватил соблазнительную округлость ее зада, прижимая плотнее к себе. Затем его рука скользнула ниже. Он приподнял ее ногу и положил себе на бедро. Его пальцы коснулись ее нижних губ, и из горла вырвался глухой стон.

Дэниел взглянул на раскрасневшееся лицо и закрытые глаза Каролины.

– Ты такая влажная. – Он погрузил в нее палец, и она застонала. – Такая тесная и горячая.

Он никогда никого так сильно не желал и не мог больше ждать. Все его тело охватила дрожь. Высвободив свои пальцы, он подхватил Каролину и осторожно уложил на кушетку, потом опустился сам. Устроившись между ее раздвинутых ног, он оперся на руки и медленно провел членом по влажным набухшим складкам, исподволь наблюдая за выражением лица Каролины.

– Открой глаза, – потребовал Дэниел.

Веки Каролины дрогнули и приоткрылись. Ее глаза затуманились от возбуждения, и, казалось, она полностью сосредоточилась на самом акте, тогда как Дэниелу очень хотелось, чтобы она явственно сознавала, с кем в этот момент занимается любовью.

– Назови мое имя, – сказал он хриплым голосом, едва сдерживая себя.

Она заморгала, затем посмотрела ему в лицо. Прошло несколько долгих секунд, прежде чем она, наконец, прошептала:

– Дэниел.

Он почувствовал нечто вроде облегчения и слегка вошел в нее. Потом остановился.

– Повтори.

– Дэниел.

Он продвинулся на дюйм глубже.

– Еще раз.

Она погрузила свои пальцы в его волосы.

– Дэниел. – Затем выгнулась под ним, повторяя: – Дэниел… Дэниел.

Он со стоном вошел в нее до конца. Потом, не отрывая глаз от ее лица, приподнялся и снова погрузился в тесную влажную глубину, теряя контроль над собой. Он начал постепенно ускорять толчки, а Она обвила его руками и ногами, откликаясь на каждое его движение. Дыхание Дэниела участилось, и он весь напрягся, стараясь сдержать разрядку, пока Каролина не достигнет оргазма. Это усилие сводило его с ума.

В то мгновение, когда она в экстазе страсти изогнулась дугой под ним, он весь содрогнулся, как от удара молнии, и с силой глубоко вошел в горячую пульсирующую плоть, излив в нее, казалось, всю душу. Дрожь еще продолжала сотрясать Дэниела, когда его голова безвольно уткнулась в ее шею. Он тяжело дышал, не представляя, сколько потребуется времени, чтобы вновь обрести силы. Минуту или, может быть, час. В данный момент для него не существовало ничего, кроме невероятно приятного ощущения уютной теплоты внутри Каролины. И еще он испытывал такое чувство, словно ему нанесли удар. Прямо в сердце.

Наконец он поднял голову, взглянул на нее и похолодел.

Каролина лежала под ним, глядя в пустоту, и по щекам ее текли слезы.

Чувство вины обрушилось на Дэниела, как кирпич на голову. Господи, он опять потерял контроль над собой.

– Каролина… Боже, я обидел тебя? – Он попытался лечь рядом, но она еще крепче обвила его руками и ногами, удерживая на месте.

– Нет, нет, нет…

Ее слова не убедили Дэниела. Он осторожно стер слезы с ее глаз, но они тут же вновь увлажнились.

– Почему ты плачешь?

Вместо ответа она тихонько шепнула:

– Спасибо тебе.

– Спасибо? За то, что заставил тебя плакать? – В лот момент он чувствовал себя отъявленным негодяем.

Каролина кивнула:

– Да. Я… я никогда не думала, что буду вновь принадлежать мужчине. Не подозревала, что во мне проснется желание. Ты сделал это самым великолепным образом, и за это я благодарю тебя.

Дэниел почувствовал облегчение, и, казалось, в душе его произошел какой-то сдвиг.

– Великолепным образом, – тихо повторил он, глядя ей в лицо. – Ты тоже была прекрасна. – Он не мог подобрать более подходящих слов. Потому что занятие любовью с Каролиной… существенно отличалось от всего его предыдущего опыта. Ничего подобного он никогда прежде не испытывал.

Раньше, после того как желание утолялось, он никогда не стремился задерживаться. Приводил себя в порядок и покидал предмет своей страсти. Но с Каролиной он чувствовал, что готов оставаться на этой кушетке весь день и просто смотреть на нее, откинув светлые волосы с ее лица. Он чувствовал привязанность к ней, чего прежде никогда не было в его любовных связях. Это незнакомое чувство приводило Дэниела в замешательство, но отрицать его он не мог.

Черт побери, как могло случиться, что после любовного общения с Каролиной все его прошлые занятия сексом представлялись теперь просто физическим актом, лишенным глубоких чувств? Это была только жалкая имитация по-настоящему нежных отношений между мужчиной и женщиной? Видимо, он упустил главное в любовных делах.

– Дэниел?

Он отбросил свои мысли и сосредоточил внимание на Каролине:

– Да?

Ее губы дрожали.

– Ты вернул меня к жизни.

Сердце его дрогнуло. Он хотел обрести свою обычную легкость и беззаботность после любовного общения, но безуспешно.

– Именно так случилось с Галатеей, – сказал он по возможности беспечным тоном. – Я рад этому.

Каролина вытянулась под ним и улыбнулась:

– Я чувствую себя удивительно хорошо, однако ужасно проголодалась. Твои планы на сегодняшний день предполагают возможность где-нибудь перекусить?

– Разумеется. Теперь, после того как ты необычайно поразила меня своим сюрпризом, может быть, оденемся и приступим к их осуществлению?

– Хорошо, хотя я несколько разочарована необходимостью одеваться.

– Твое разочарование пройдет, когда ты узнаешь, куда мы поедем и что я задумал. При этом тебе не потребуется слишком много одежды.

– Да?

Он коснулся ее губ легким поцелуем.

– Можешь не надевать панталоны под платье.

Глава 14

Учитывая необычайную пылкость нашей страсти, я полагала, что она угаснет так же быстро, как вспыхнула. Однако вскоре я обнаружила, что чем чаще встречаюсь с моим любовником, тем больше желаю его. И сколько бы мы ни общались, мне всегда было недостаточно.

Из книги Мемуары любовницы»

Боже милостивый, она действительно не надела панталоны. Каролина старалась сосредоточиться на великолепном пейзаже, в то время как элегантная карета Дэниела двигалась по Парк-Лейн, однако думала только о том, что сидит без нижнего белья напротив своего любовника. Она смотрела на гуляющих в Гайд-парке людей, но ничего не видела. Вместо этого она представляла, что темно-красные бархатные шторки кареты закрыты, создавая интимную обстановку, и она обращается к Дэниелу, чтобы тот утолил ее неуемную страсть, которую пробудил в ней.

Что, черт возьми, происходит? В прошлом она наслаждалась глубоко чувственными отношениями с Эдвардом, но сейчас те отношения казались ей прохладными по сравнению с той страстью, которую она испытывала к Дэниелу и которая граничила с… ненасытностью.

– У меня есть новости для тебя. – Его голос оторвал Каролину от эротических исследований, и она взглянула на него.

– Что за новости? – спросила она, отбросив похотливые мысли.

– Гидеон Мейн приходил сегодня ко мне рано утром. Он и Рейберн обнаружили Толливера в его городском доме. Граф напился до потери сознания в своем кабинете, и от него за версту несло спиртным. При этом в руке у него был пистолет. Они взяли его под арест.

– Слава Богу. – Каролина прижала руки к груди. – Он действительно хотел убить тебя. – Ей стало не по себе при мысли, что лорд Толливер мог осуществить задуманное.

– Да. Но вместо меня он едва не убил тебя.

Каролина вспомнила свист пролетевшей мимо пули и содрогнулась.

– Он признался?

– Нет. Он настаивает, что невиновен. Говорит, что не покидал свой дом в тот вечер. Заявляет, что приготовил пистолет для себя, решив расстаться с жизнью. – На скуле Дэниела пульсировала жилка. – По словам Мейна, слуги Толливера не видели, чтобы тот покидал дом, однако, поскольку все они легли спать около одиннадцати, не могут утверждать, что он не уходил после этого.

– Было бы удивительно, если бы такой безнравственный человек, как лорд Толливер, признался, что стрелял в тебя, – сказала Каролина.

– Согласен. Однако я по-прежнему соблюдаю осторожность, несмотря на то, что главный подозреваемый задержан. Я намеревался сообщить тебе об этом, как только пришел, но… – его глаза потемнели, – ты отвлекла меня.

Каролина насмешливо приподняла брови:

– Хм… Звучит так, как будто ты недоволен.

Дэниел наклонился вперед и слегка сжал ее руку в перчатке.

– Я недоволен только тем, что мы не занимаемся этим сейчас. – Он провел кончиками пальцев по ее чувствительной коже над верхним краем перчатки. – Ты такая… потрясающая женщина.

– Такое определение подходит и для вас, милорд.

Он недовольно поморщился.

– Похоже, ты забыла, что в таком формальном обращении уже нет необходимости. – Как бы в подтверждение своих слов он просунул свой длинный палец внутрь ее перчатки и медленно погладил ладонь.

Каролина на мгновение затаила дыхание от такой интимной ласки, потом покачала головой.

– Я ничего не забыла, – прошептала она дрожащим голосом. Боже, проживи она даже сотню лет, и тогда не забыла бы то, что бросило их в объятия друг друга.

– А если бы забыла, – продолжил он, не отрывая от нее глаз, – я напомнил бы тебе. – Он преувеличенно тяжело вздохнул с драматическим видом, – Надеюсь, я, как мужчина, справлюсь с этой нелегкой задачей.

Каролина наклонилась вперед и положила свою свободную руку ему на колено.

– Уверяю тебя, я нисколько не боюсь быть забывчивой, Дэниел. – Она медленно провела рукой по его ноге. – И с радостью позволю тебе напомнить мне. В любое время. А что касается твоей способности справиться с мужской задачей… – она провела пальцами по его обозначившейся под брюками плоти, с удовлетворением отметив, как он судорожно втянул воздух, – то я хотела бы убедиться, что твои слова не расходятся с делом.

Его глаза потемнели.

– То же самое мне хотелось бы узнать в отношении тебя.

– Как хорошо, что между нами есть согласие.

– По-моему, слово «хорошо» недостаточно отражает то, что мы чувствуем, миледи.

– Миледи? – Она произнесла это, копируя интонацию Дэниела, затем повторила его слова: – Видимо, ты забыл, что в таком формальном обращении уже нет необходимости.

– Я не забыл. Проживи я еще целый век, и тогда не забыл бы то, что существует между нами.

Его слова настолько точно отражали ее собственные мысли, что она с удивлением подумала – может быть, он способен читать их?

– В своей гостиной ты сказала, что хочешь сделать признание, – напомнил он, продолжая медленно поглаживать пальцем ее ладонь под перчаткой – однако так и не сделала. Я хотел спросить, о чем идет речь, но потом… отвлекся.

Каролина провела свободной рукой по внутренней стороне его бедра.

– Я похитила твои брюки.

Его мышцы напряглись от ее прикосновения, и он устремил взгляд на ее руку на своей ноге.

– Но я же пока в них. К сожалению…

Каролина засмеялась:

– Не эти брюки. И не сегодня. Это произошло на вечеринке у Мэтью. Дамы решили поиграть в известную салонную игру «Старьевщик идет на охоту». При этом мне выпал жребий добыть твои брюки: Я вошла в твою спальню, зная, что тебя нет поблизости, и… – она убрала руку с его ноги и щелкнула пальцами, – умыкнула их.

Дэниел схватил ее руку и снова положил на свою ногу.

– Великолепно. Если бы я знал, что ты собираешься прокрасться в мою спальню, то не ушел бы оттуда.

Каролина приподняла подбородок.

– Я не кралась. Я… – Она замолчала, подыскивая более подходящее слово.

– Проникла тайком? – подсказал он. Она подняла подбородок еще выше.

– Просто я выполняла свою обязанность по игре.

– Понятно. А я не заметил пропажу.

– Я вернула брюки до окончания вечеринки. Поэтому вовсе не украла их, а лишь позаимствовала на время.

– Хм… Значит, ты приходила в мою спальню дважды за вечер без моего ведома.

– Да.

– И что ты делала с моими брюками?

Почувствовав необычайную смелость, она решила быть абсолютно честной с ним.

– Я отнесла их в свою комнату. Держала в руках и думала о тебе. О том, как ты выглядишь в этих брюках, и представляла тебя без них. – Каролина ощутила прилив тепла, рассказав правду, которую скрывала долгое время.

В глазах Дэниела вспыхнул огонь страсти. Он вытащил палец из перчатки Каролины, наклонился, обхватил ее лодыжку и, подняв ее ногу, положил себе на колени. Потом снял туфлю и начал массировать ступню в чулке, отчего из горла Каролины вырвался стон наслаждения.

– Я говорила, что обожаю, когда мне массируют ноги? – спросила она, полностью расслабившись.

– Нет, не говорила, но в этом нетрудно убедиться. – Его пальцы творили просто чудеса с ее ногой, и она опять застонала. Дэниел улыбнулся: – Твои стоны говорят сами за себя.

– Я… о да… конечно.

– Скажи, как в твоем воображении я выглядел без брюк, Каролина?

Она посмотрела на него полуприкрытыми глазами, испытывая наслаждение, которое распространялось от ноги по всему телу.

– Великолепно. Однако реальность гораздо лучше, хотя у меня богатое воображение, уверяю тебя.

Лицо Дэниела слегка помрачнело.

– Должен признаться, твое откровение огорчило меня.

Каролину охватило замешательство, и по спине ее пробежала дрожь.

– Я знаю, что поступила неподобающим образом, однако…

– Меня расстроило не то, что ты сделала, а время, которое ты выбрала для признания. Я хотел бы оказаться в моей комнате, когда ты приходила туда. Причем дважды.

Господи, она тоже желала, чтобы он был там, однако в тот момент не могла признаться в этом даже себе.

– А что бы ты сделал, если бы застал меня в своей комнате? – спросила она тихим голосом.

В его глазах вспыхнул огонь, но, прежде чем он смог что-то сказать, карета дернулась и остановилась. Дэниел выглянул в окошко.

– Поскольку мы уже прибыли на место, я отвечу тебе позже, – сказал он, надевая туфлю и осторожно опуская ногу Каролины на пол. – Или еще лучше – покажу.

Она едва сдержала желание потребовать тотчас вернуться домой, чтобы он мог показать ей то, что намеревался. Вместо этого Каролина проявила внешнюю сдержанность, которая никак не соответствовала бушевавшему внутри пламени, и выглянула в окошко кареты. Она сразу узнала место, где они находились.

– Это заведение Гантера? – сказала она, глядя на вывеску знаменитого лондонского магазина кондитерских изделий в доме номер семь на Беркли-сквер. На ее губах заиграла улыбка. – Я обожаю эту кондитерскую!

Дэниел улыбнулся в ответ:

– Я тоже. Мне очень нравится здесь.

– Даже больше, чем в твоем модном ателье? – насмешливо спросила она. – Ведь у тебя репутация самого педантичного человека в отношении своей одежды.

– Это мой самый любимый магазин без всяких исключений, – сказал Дэниел серьезным тоном. – Я питаю слабость к мороженому с фруктами. – Он окинул взглядом Каролину: – Помимо других вещей.

Каролина не могла понять, почему до сих пор краснеет в его присутствии. Ведь они уже стали любовниками. Чтобы скрыть порозовевшие щеки, она наклонилась и взяла свою сумочку, готовясь выйти из кареты.

– Эдвард и я часто… – Каролина замолкла и в замешательстве опустила голову. Конечно, ей не следовало упоминать об Эдварде в присутствии любовника. Это было проявлением своего рода неверности как в отношении покойного мужа, так и в отношении Дэниела. При этом у нее снова возникло чувство вины в связи с тем, что она завела любовника. Чувство, которое она старалась игнорировать.

Каролина откашлялась и закончила:

– Мы часто посещали кондитерскую Гантера, когда бывали в Лондоне.

– Каролина…

Дэниел произнес ее имя так мягко, так нежно, что у нее к горлу подступил ком. Она посмотрела на него и заметила, что в его глазах была такая же теплота, как и в голосе.

– Меня не смущают твои воспоминания об Эдварде, и я не хочу, чтобы ты стеснялась говорить о нем в моем присутствии. – Немного поколебавшись, он добавил: – Я знал, что ты приходила сюда с Эдвардом, так как однажды видел вас здесь.

Каролина не могла скрыть удивления:

– В самом деле? Когда?

– Около пяти лет назад. Я переходил улицу, ты и Эдвард в это время выходили из магазина. Вы оба улыбались и выглядели счастливыми.

– Поэтому ты привез меня сюда? Ты знал, что мне нравится эта кондитерская?

– Отчасти. Но также потому, что на маскараде Разбойнику захотелось сделать Галатее какой-нибудь памятный подарок.

– И это должно быть фруктовое мороженое?

– Да.

– Потому что я такая… сладкая и холодная?

Дэниел не улыбнулся, оставаясь серьезным.

– Нет. Потому что, когда я ласкаю тебя своим языком, ты вся таешь.

О Боже! Она вспомнила восхитительное ощущение от прикосновения его языка, и ее сердце учащенно забилось. Он действительно заставлял ее таять, и ей не только захотелось вновь испытать это волшебство, но и самой ласкать Дэниела подобным образом.

Прежде чем она ответила, он слегка сжал ее руку.

– Может быть, хочешь поехать куда-нибудь еще?

Что ж, он способен заставить ее таять даже без помощи языка. Ему достаточно взглянуть на нее. Прикоснуться к ее руке.

– Нет, Дэниел. Я предпочитаю пойти в кондитерскую Гантера. Я давно не была там и не наслаждалась фруктовым мороженым. Думаю, пора освежить мои воспоминания. – Она пожала его руку в ответ. – Теперь вместе с тобой.

В его глазах промелькнуло нечто вроде облегчения.

– С удовольствием разделю с тобой эти воспоминания. – Затем он лукаво усмехнулся. – И постараюсь сделать все возможное, чтобы не разочаровать тебя.

Дэниел помог ей выйти из кареты, и они вошли в магазин. На них пахнуло восхитительным ароматом сладостей, кондитерских изделий и свежей выпечки.

– Какое мороженое ты хочешь? – спросил Дэниел. – Я вижу, сегодня у них есть черничное. Или ты предпочитаешь какое-нибудь другое?

Каролина улыбнулась:

– Черничное – звучит весьма соблазнительно.

Они сели со своим лакомством за небольшой круглый столик в углу магазина. Зачерпнув ложечкой маленький кусочек мороженого и положив его в рот, Каролина сообщила доверительным тоном:

– Изумительный вкус. Должна сказать, мне с трудом удается сдерживаться, чтобы не застонать от удовольствия.

Дэниел подвинул свою ногу под столом и прижался коленом к ее колену.

– А я готов прямо здесь прижать тебя к прилавку и заставить стонать от наслаждения. Мне ужасно хочется как можно скорее услышать эти восхитительные звуки.

Каролина ощутила внутри такой жар, что казалось, вот-вот воспламенится. Как он мог оставаться таким спокойным и сдержанным, в то время как она испытывает невероятное возбуждение?

Она посмотрела на других посетителей и с облегчением отметила, что никто не обращает на них внимания.

– Если ты будешь так смотреть на меня, люди подумают, что мы…

– Любовники?

– Да.

– А как я смотрю на тебя?

– Так, словно готов лизать меня вместо мороженого.

В его глазах не было и намека на раскаяние.

– Я действительно готов сделать это. – Проглотив еще кусочек мороженого, он добавил: – Думаю, ты не отказалась бы.

Она действительно настолько страстно жаждала его ласк, что это пугало ее.

– Ты растопил даже мое мороженое, – сказала она с тихим смехом.

– Вот и хорошо. Чем скорее ты съешь его, тем быстрее мы сможем уйти отсюда. – Он еще плотнее прижал к ней свое колено. – И тем скорее я смогу заставить тебя снова таять.

Каролина поднесла ложечку с мороженым к своим губам, упиваясь тем, каким жадным взглядом он следил за каждым ее движением. Их внешне приличное поведение резко контрастировало со скрытой внутренней страстью, и это невероятно возбуждало ее.

Проглотив кусочек, она тихо сказала:

– И тем скорее я заставлю тебя таять тоже.

Дэниел замер не донеся мороженое до рта. Потом глубоко вздохнул и осторожно положил ложечку назад в наполовину опустошенную чашку.

– Тогда пойдем.

– Уже? – Каролина приняла невинный вид и захлопала ресницами. – Но я еще не доела свое мороженое.

– Я куплю тебе еще порцию завтра. – Он встал и протянул ей руку. Затаенный огонь в его глазах не оставлял сомнений, что он желал ее так же сильно, как она его. И как можно скорее.

Однако Каролина хотела узнать, насколько хватит его выдержки.

Она изящным жестом приложила несколько раз салфетку к своим губам и только потом не спеша подала свою руку, чтобы он помог ей встать. Затем с видом, исполненным достоинства, позволила ему проводить себя и усадить в карету. Дэниел, не отрывая от нее глаз, занял место напротив, после чего дал сигнал кучеру трогаться. Как только карета двинулась вперед, он быстрым движением задвинул шторки окошек.

– Иди сюда, – сказал он глухим хрипловатым голосом.

Вместо того чтобы подчиниться, Каролина протянула руку и расстегнула его брюки. Дэниел наблюдал за ней из-под полуприкрытых век. Его грудь вздымалась и опускалась. Когда брюки были опущены, она обхватила его возбужденный член и нежно пожала. Дэниел едва не задохнулся.

– Каролина…

На кончике появилась перламутровая капелька, и она пальчиком, медленно размазала ее по головке. Никогда прежде она не вела себя так дерзко. Однако страстная реакция этого мужчины придавала ей смелости, которую она раньше не подозревала в себе. Несомненно, этому способствовало и чтение «Мемуаров», где анонимная леди описывала во всех подробностях прелести занятия любовью в движущейся карете, и Каролина хотела сама убедиться в этом.

Не отрывая глаз от Дэниела, она поднесла палец к своим губам и провела языком по кончику, ощутив резкий солоноватый вкус. Ее лоно вспыхнуло огнем.

– Каролина… – произнес он со страстным стоном. – Иди сюда.

На этот раз она подчинилась и встала с сиденья. В одно мгновение его руки скользнули под платье, обхватили обнаженные ягодицы и притянули ее ближе. Каролина с шумом втянула воздух, ощутив его сильные пальцы. Затем, положив руку на его плечо, она оседлала его бедра, а другой рукой направила возбужденную мужскую плоть к своему отверстию и медленно потерла свои влажные набухшие складки. Воздух наполнился пьянящим запахом возбуждения, и она услышала, как Дэниел застонал от удовольствия.

Не в силах больше ждать, Каролина опустилась ниже на гладкий пульсирующий кол, испытывая острое наслаждение. Когда Дэниел вошел в нее так глубоко, что, казалось, достал до самого сердца, он еще крепче стиснул ее ягодицы, плотнее прижимая к себе.

– Каролина…

Он произнес ее имя с мольбой в голосе, что тронуло ее до глубины души. На это был только один ответ.

– Дэниел. – Она сильнее прижалась к нему. – Ты такой… О… – Ее слова замерли, когда он выгнул бедра, проникая в нее еще глубже.

– А ты просто… потрясающая, необыкновенная, – прошептал он и, подавшись вперед, впился губами в ее шею.

Поощряемая его словами, Каролина начала медленно приподниматься и опускаться. При этом ее движениям способствовало мягкое покачивание кареты. В следующий момент она погрузилась в море наслаждения, ощущая встречные толчки Дэниела. Темп ускорился, они оба были напряжены и тяжело дышали, приближая кульминацию. Мощный оргазм потряс ее тело, и Каролина, не в силах сдержать крик наслаждения, выгнулась дугой. Одновременно Дэниел со стоном неистово прижался бедрами к ее бедрам, и она ощутила его пульсации внутри себя.

Каролина, обессиленная, едва дышащая, прильнула к нему, продолжая испытывать легкую дрожь наслаждения. Она прижалась лбом к его лбу, и их дыхание смешалось, опаляя ее лицо.

– Я думал, – сказал он хриплым, нетвердым голосом, – что буду постепенно соблазнять тебя. Таково было мое намерение, но ты нарушила все мои планы.

– Ты ругаешь меня за это?

– Да, хотя на самом деле ужасно доволен, что так получилось. – Он вытащил руки из-под платья Каролины, обхватил ладонями ее лицо и посмотрел ей в глаза. Потом медленно подался вперед и прильнул к ее губам страстным поцелуем с приятным вкусом черничного мороженого. Он закончил его так же медленно, как начал, затем приподнял край шторки и посмотрел в окошко.

– Скоро мы будем дома.

Каролина тяжело вздохнула и изогнулась, прижимаясь к нему.

– Это значит, что я должна расстаться с тобой.

Его губы слегка дрогнули.

– Не обязательно. Мой слуга знает, что нельзя открывать дверцу кареты, пока я не раскрою шторки.

Его слова успокоили ее. Она понимала – этим он хотел уверить ее, что они не будут застигнуты врасплох, и в то же время стало ясно, что занятие любовью в карете было в новинку лишь для нее, но не для Дэниела.

Каролина ощутила нечто вроде ревности и тут же мысленно выругала себя за это нелепое чувство. Ведь она знала, что до нее у него было много любовниц. Знала также, что и после нее их будет немало. Осознание этого заставило ее сердце сжаться.

Каролина постаралась отбросить эти мысли. Она встала и взяла предложенный носовой платок, чтобы вытереть очевидные следы их страсти. Потом поправила свои юбки, в то время как Дэниел привел в порядок свою одежду.

Неприятные мысли продолжали беспокоить ее, и она наморщила лоб. Не важно, сколько женщин было у него до нее и сколько будет после. И что он занимался с ними любовью в карете. Это ничуть не должно волновать ее. Ведь связь с Дэниелом – временная. Эдвард был ее истинной любовью, а Дэниел и «Мемуары» лишь пробудили ее страсть, которая долгое время подавлялась. Умом она понимала это, однако ощущала на сердце тяжесть.

– Каролина? Что-то не так?

Она отвлеклась от своих размышлений и взглянула на него. Его глаза выражали явную тревогу.

– Значит, ты и раньше делал это, – сказала она, не сдержавшись.

Как только эти слова сорвались с ее губ, она сразу пожалела. Ее не должно это касаться, да ей и не хотелось ничего знать о его прошлых любовных связях.

Дэниел посмотрел ей в глаза, потом медленно, видимо, тщательно подбирая слова, сказал:

– Я не хочу лгать тебе и потому не стану отрицать, что делал раньше в карете нечто подобное. – Он наклонился вперед и крепко сжал ее руки, глядя на нее с серьезным видом. – Однако я никогда не желал ни одну женщину так сильно, как тебя, Каролина. Я обещал, что заставлю тебя таять, но, по правде говоря, ты тоже заставляешь меня таять при каждом твоем прикосновении. – Он поднес ее руку к своим губам и запечатлел на ее ладони пылкий поцелуй. – Пожалуйста, не пытайся сравнивать себя с другими женщинами, потому что ты – это ты. И равных тебе нет.

К стыду Каролины, глаза ее наполнились горячей влагой. Она заморгала, стараясь сдержать слезы, и засмеялась, немного расслабившись.

– Однако, кажется, я нарушила твои прекрасные планы?

Дэниел улыбнулся:

– Да, нарушила, но самым восхитительным образом.

«Он, конечно, говорит так каждой женщине», – язвительно заметил внутренний голос. Каролина не стала слушать его, еще раз напомнив себе, что это лишь временная связь с импозантным мужчиной, который скоро увлечется другой женщиной, поразившей его воображение. Поэтому надо думать лишь о том, что есть в данный момент, наслаждаясь, пока их связь не прекратилась.

– Ну а на ближайший час или более у тебя есть какие-нибудь планы?

– В мои планы на оставшийся день входит только доставлять тебе удовольствие. Чего бы ты хотела?

Каролина не могла удержаться от улыбки, видя похотливое выражение его лица.

– Ты можешь думать о чем-нибудь другом, кроме этого?

– Конечно. Всего минуту назад я подумал о том, что ты надеваешь, ложась в постель?

Она попыталась подавить смех, но безуспешно.

– Боюсь, это все из той же оперы…

– Нет, речь идет только об одежде. – Он окинул ее взглядом. – Так… что ты надеваешь на ночь?

– Я не могу говорить об этом. Женщина вправе иметь свои секреты.

– Но вряд ли я удержусь от соблазна непременно узнать это.

Она насмешливо приподняла брови:

– Насколько я вижу, тебя очень легко соблазнить. Мне все-таки хотелось бы узнать о твоих планах на ближайшее время.

Дэниел протянул руку и провел внешней стороной пальцев по выпуклости ее груди.

– Во всяком случае, я сделаю все возможное, чтобы доставить тебе удовольствие.

– Не зная, что именно я хочу?

– Да.

– А что, если мое требование окажется… не вполне пристойным?

– Я сделаю все, чтобы услужить тебе. Может быть, оно заключается в том, чтобы мы полностью разделись?

Каролина слегка шлепнула его по руке.

– Ты неисправим.

– Нет: Я имею в виду только одежду. Однако, будь уверена, я выполню любую твою просьбу.

В этом веселом добродушном подшучивании она, тем не менее, чувствовала серьезность его намерений.

– Должно быть, ты часто делал такие предложения, чтобы добиться своего?

– Да вовсе нет. – Дэниел произнес эти слова тихим серьезным голосом.

О, этот голос… такой глубокий и чувственный… «Черт возьми, что я хотела сказать? Ах да, свое пожелание». Каролина откашлялась.

– Я хотела бы обсудить с тобой дальнейшую судьбу Кейти. И познакомиться с твоей семьей.

Лицо его приняло настороженное выражение, потом стало непроницаемым;.

– С моей семьей? Боюсь, это невозможно, поскольку все мои близкие отправились на континент.

– Я имею в виду твоих зверюшек. Твоих любимцев.

– Ах, эту семью, – сказал он с облегчением. Потом взял руку Каролины и поцеловал в чувствительное место на внутренней стороне запястья. – Я с удовольствием поговорю с тобой о Кейти или на любую другую тему, какую пожелаешь. А что касается моих подопечных, почту за честь представить их, хотя должен предупредить – это довольно своеобразная компания.

Карета остановилась, и Дэниел откинул шторки.

– Готова? – спросил он с улыбкой.

– Да, – ответила Каролина.

Но так ли это на самом деле? Просто войти в его дом – да. Однако внутренний голос предупреждал, что она совсем не готова к тому, что может повлечь за собой связь с Дэниелом. Она не знала, как может повлиять продолжение их отношений на ее прежнее спокойное существование. И, несмотря на все ее усилия заглушить внутренний голос, он продолжал настойчиво звучать в ее мозгу.

Глава 15

Даже обычные вещи приобретали у нас совершенно новое сексуальное значение. Варенье и мед, размазанные по моей коже, становились восхитительным лакомством среди ночи. А мои шелковые чулки служили прекрасным средством для привязывания моего любовника к кровати…

Из книги «Мемуары любовницы»

Когда Баркли открыл дверь и Дэниел с Каролиной вошли в холл, их тут же окружили представители «семейства», каждый из которых лаял или мяукал на разные голоса и с разной степенью громкости. Дэниел подумал, что их далеко не самый изысканный вид наряду с оглушительными приветствиями могут испугать Каролину, как это было с другими женщинами в прошлом, когда он приглашал их в дом. Однако вместо того чтобы попятиться назад от этой оравы, Каролина улыбнулась и двинулась навстречу домашним любимцам.

Кошки терлись о сапоги Дэниела, тогда как четыре неугомонные собаки продолжали приветствовать его с таким энтузиазмом, словно он отсутствовал несколько недель. Обнюхав Каролину, они явно одобрили ее и начали здороваться так, как будто она была их давней подругой. Каждым лаем и каждым мяуканьем они, казалось, спрашивали Дэниела: «Кто это прелестное создание, которое ты привел к нам?»

«Это Каролина. И вы должны обожать ее», – мысленно произнес он, глядя на нее с волнением в груди.

Дэниел присел на корточки и сразу стал объектом неуемной собачьей радости, от чего едва не повалился на пол. Каролина громко рассмеялась и примостилась рядом с ним. Это вызвало новый прилив собачье-кошачьего восторга.

– Удивительные создания, – сказала она, смеясь и стараясь увильнуть от собачьих поцелуев.

– Скорее безумные, – поправил ее Дэниел, посмеиваясь, несмотря на сердитый тон. – Позволь представить тебе эту компанию, – сказал он, повышая голос, чтобы его было слышно среди царящего шума. Потом похлопал по загривку лохматого серого пса сомнительной породы и без хвоста. – Это Стаби. – Вслед за этим кивнул в сторону среднего размера рыжеватого кобеля без задней ноги, который упорно старался лизнуть Каролину в подбородок, и сказал: – Этого флиртующего парня зовут Лимпи.

– А это, вероятно, Болди? – сказала она, беря на руки гладкошерстного щенка, который радостно лаял.

– Верно. А этот дьяволенок – Друпи, – обобщил Дэниел, беря в руки маленький пушистый черно-белый клубочек с одним торчащим ухом. Затем кивнул в сторону пары кошек, которые теперь сидели степенно в нескольких шагах, обвив себя хвостами и наблюдая за всем происходящим с надменным видом, демонстрируя свое презрительное отношение к такому недостойному поведению собак. – Та, что совершенно черная и с одним глазом, – Блинки, – пояснил Дэниел.

– Да, я видела ее прошлой ночью.

– А та, что пестрая, – Типпи. Она самая необщительная из этой компании. У нее отсутствует часть передней лапы. Эта пара считает, что это их дом, и они любезно позволяют мне и слугам проживать здесь, но только потому, что мы кормим их. Я убежден, что они, когда не спят, только о том и думают, как бы избавиться от собак.

Дэниел опустил Друпи на мраморный пол, потом поднялся и протянул руку Каролине. Она тоже отпустила Болди и подала руку Дэниелу.

Как только она встала рядом с ним, он взглянул на пляшущий квартет собак и скомандовал:

– Сидеть!

Услышав этот властный голос, Лимпи, Стаби и Болди мгновенно подчинились. Однако Друпи продолжала стоять, махая пушистым хвостиком.

Каролина засмеялась, глядя на маленького песика, который тоже смотрел на нее черными пуговками глаз.

– Кажется, ему требуется дополнительная дрессировка.

– Ей, – поправил Дэниел. – И боюсь, в данном случае требуется не обычная дрессировка.

– Что ты имеешь в виду?

– Она не говорит по-английски.

Каролина заморгала:

– Прошу прощения?

– Правильнее было бы сказать – она не понимает английского языка. Сэмюель нашел ее около дома, где раздавались крики по-французски.

– Никогда не слышала ничего подобного. Может быть, она лишилась слуха из-за травмы?

– О, у она прекрасно слышит. Особенно когда речь заходит о еде.

– А ты пробовал говорить с ней по-французски?

– К сожалению, мой французский ужасен, и я искал кого-нибудь, кто говорит на этом языке, чтобы научиться произносить соответствующие собачьи команды. – Дэниел с надеждой посмотрел на Каролину: – Может быть, ты говоришь по-французски?

– Немного и, боюсь, не очень хорошо. Однако попробую. – Она посмотрела на Друпи и откашлялась. Потом громко произнесла: – Asseyez-vous!

Друпи тотчас села на мраморный пол. Дэниел удивленно смотрел несколько секунд на Каролину, потом рассмеялся:

– Гениально!

Каролина улыбнулась:

– Едва ли. У меня ужасный акцент.

– Вздор. У тебя прекрасно получилось. А теперь, моя милая, ты можешь ей сказать, чтобы она перестала грызть мою обувь? И мебель? И мою трость?

– Боюсь, я не знаю, как сказать это.

– Мои вещи ежедневно подвергаются порче. Пожалуйста, попытайся.

– Хорошо. – Каролина сложила губы, потом сказала: – Me parlez.

Друпи разразилась в ответ громким лаем.

– Что ты сказала ей? – спросил Дэниел, перекрывая шум.

– Поговори со мной.

– Прекрасно. – Поскольку Друпи продолжала оглушительно лаять, он добавил: – Надеюсь, ты знаешь, как сказать, чтобы она замолчала.

Каролина посмотрела на беспрерывно тявкающий пушистый комочек:

– Calmez-vous, sil vous plait.

Друпи мгновенно замолчала.

– Блестяще, – сказал Дэниел. – Мне надо записать эти команды. Я бесконечно благодарен тебе.

– А что, если обучить ее английским командам, произнося их вместе с французскими?

– Ты так думаешь? Я же говорю, что ты гений.

Каролина засмеялась. Дэниел взглянул на нее, освещенную лучами солнца так, что казалось, над головой ее сиял золотистый нимб, и у него перехватило дыхание. Он просто лишился дара речи и мог только восхищенно смотреть на нее.

Он не знал, как долго стоял так до того момента, когда она спросила с легкой усмешкой:

– Может быть, твоя бесконечная благодарность включает еще и чашечку чая? Я хотела бы поговорить с тобой о Кейти.

Ее голос проник в его затуманенное сознание, и он мысленно выругал себя. Черт побери, достаточно одного лишь взгляда на нее, чтобы полностью забыться.

– О, разумеется. Чай. И даже с печеньем.

При упоминании печенья Друпи дважды тявкнула. Дэниел посмотрел на машущую хвостом собачонку:

– А-а-а, значит, слово «печенье» ты понимаешь?

Друпи еще раз тявкнула, и на этот раз к ней присоединились Лимпи, Стаби и Болди.

Каролина засмеялась:

– По-видимому, это слово понятно на всех языках.

– Да, – согласился Дэниел. Он повернулся к Баркли, который стоял у двери. Дворецкий смотрел на Каролину с таким выражением лица, которое свидетельствовало, что он тоже восхищается ею. Да разве найдется мужчина, которого не тронуло бы ее обаяние? Вероятно, нет, потому что, насколько знал Дэниел, Баркли обычно был равнодушен к женским прелестям. По крайней мере, на службе.

– Пожалуйста, приготовьте чай в гостиной, – сказал Дэниел дворецкому.

Баркли заморгал, словно очнувшись от транса, и Дэниел едва не рассмеялся.

– Да, милорд.

– Как чувствовала себя Кейти в мое отсутствие? – спросил он.

– Очень хорошо, милорд. Она уже встала, и Мэри проинструктировала ее относительно того, что надо делать по дому. Сэмюель заботится о ней, словно она представляет собой особую драгоценность.

Да, Дэниел заметил утром, с каким вниманием его лакей относится к этой девушке. Было ясно, что Сэмюель не просто беспокоится о ней. Молодой человек явно влюблен.

Влюблен… его взгляд остановился на Каролине. «Я очень хорошо понимаю, какое чувство владеет им».

Дэниел нахмурился, стараясь подавить внутренний голос. Черт побери, какой вздор. Он нисколько не влюблен. Влюбленность означает участие сердца, а его сердце остается нетронутым. Он просто испытывает… вожделение. Страстное желание, и больше ничего. Только глупец может влюбиться в женщину, чье сердце принадлежит другому мужчине.

Отбросив эти нелепые мысли о влюбленности, Дэниел повел Каролину по коридору в гостиную. За ними вприпрыжку бросились собаки, за которыми последовали кошки более степенной походкой.

– Значит, это все представители твоего семейства? – спросила Каролина.

– Только те пушистые, которые проживают здесь. Есть еще пернатый по прозвищу Ноти, однако боюсь, его неприлично представлять даме.

– О да. Я помню, Кейти упоминала о попугае. Интересно, почему его так назвали. Мне очень хочется познакомиться с ним.

Дэниел откашлялся, стараясь подавить смех.

– Извини, но тебе лучше не знакомиться с Ноти.

Каролина удивленно приподняла брови:

– И это говорит человек, который обещал выполнить любую мою просьбу?

– Боюсь, тебе самой не захочется встречаться с ним. Раньше он обитал в пивной, которую часто посещали люди низшего сословия, научившие попугая говорить неприличные слова. Уверяю тебя, прозвище Ноти вполне соответствует его поведению.

Каролина остановилась и уперлась руками в бока. Дэниел услышал приглушенный звук и понял, что она топнула ногой по ковру.

– Я никогда прежде не слышала, как разговаривают птицы, и хочу увидеть этого удивительного попугая.

– Он опасен.

– Считай, что ты предупредил меня должным образом.

– Ты будешь в шоке.

– Я не такая чувствительная, как ты думаешь. Может быть, я смогу научить его хорошим манерам.

– Сомневаюсь. У него уже устоявшиеся привычки. – Заметив решительность в ее взгляде, Дэниел слегка прищурился: – Ты всегда такая упрямая?

Каролина приподняла подбородок:

– Нет. Иногда. Когда хочу добиться своего.

– А ты хотела бы узнать, чего хочу я? – Не дав ей возможности ответить, Дэниел привлек ее к себе и крепко поцеловал. Каролина охнула и приоткрыла губы, позволив ему проникнуть языком в теплую шелковистость ее рта. Она обвила руками его шею и ответила тем же на его ласку. Из его горла вырвался глухой стон. Черт побери, как он мог существовать последние четверть часа, не целуя ее?

Дэниел плотнее прижал Каролину к себе, вдыхая ее аромат. Его тело напряглось. Боже, как она приятна на вкус и на ощупь.

До его затуманенного страстным желанием сознания донесся лай. Медленно открыв глаза, он увидел раскрасневшееся лицо Каролины и ее влажные припухшие губы. Веки ее дрогнули, и она тоже открыла глаза. Дэниел нахмурился и сердито посмотрел на собак, которые, в свою очередь, смотрели на него с любопытством. Он хотел было прогнать зверей, прервавших его поцелуй, но потом неохотно признал, что если бы они не сделали этого, то он, вероятно, прижал бы Каролину к стене и задрал кверху ее юбки, шокировав тем самым всех своих домочадцев.

Проклятие, что с ним происходит? То, что он терял с ней контроль над собой, беспокоило и раздражало его, становясь все более настоятельной проблемой. Каким образом Каролина могла заставить его терять чувство времени и места?

– Боже, – пробормотала она, вновь привлекая его внимание. – Как хорошо ты целуешься.

Дэниел подавил грустную усмешку. Довольный ее похвалой, он, тем не менее, чувствовал себя нескладным зеленым юнцом.

– То же самое могу сказать про тебя.

Казалось, она вдруг вспомнила, где они находятся, и отступила назад. Хотя Дэниел не хотел отпускать ее, он заставил себя сделать это, решив доказать себе, что способен проявить силу воли.

– Так ты решилась пойти к Ноти? – спросил он.

– Думаю, да.

– Я имею в виду попугая.

– Конечно.

Они пошли дальше по коридору, и собаки двинулись за ними по пятам. Войдя в библиотеку, они были встречены громким криком. Блинки и Типпи устроились у основания большой полусферической клетки и уставились на птицу с ярким оперением, подобно тому, как разбойник с большой дороги смотрит на кошелек, набитый деньгами.

– Леди Уингейт, это Ноти. И пожалуйста, не говори, что я не предупреждал тебя, Каролина.

– Привет, Ноти, – сказала она.

Ноти двинулся боком по клетке, затем уставился черными бусинками глаз на Каролину.

– Подними свою юбку, нахальная девица.

Дэниел укоризненно покачал головой. Он знал, что нельзя приходить сюда с женщиной.

– Добрый день, Ноти, – сказала Каролина.

– Спусти свои панталоны, шлюшка, – предложил Ноти.

– Боюсь, не смогу сделать это, – сказала Каролина совершенно спокойным голосом, – на мне их нет.

Дэниел едва не задохнулся от смеха. Каролина искоса взглянула на него:

– Ты уверен, что он научился всему этому в пивной, а не у тебя?

Дэниел приложил руки к сердцу:

– Клянусь, я учил его говорить только приличные фразы.

– Хм… Мне кажется, ты считаешь «подними свою юбку» и «спусти свои панталоны» вполне приличными словами.

Дэниел приблизился к ней сзади, и обхватил её талию.

– Можно расценивать это как предложение? – спросил он, прильнув губами к ее душистой шее.

– Разумеется, нет. Особенно после того, как я сообщила твоему попугаю, что на мне нет панталон.

Он слегка прикусил мочку уха Каролины и почувствовал, как она затрепетала.

– Если ты будешь напоминать мне об этом, мы не уйдем из этой комнаты до утра.

Каролина повернулась к нему лицом, и он заглянул в ее глаза, которые горели желанием и озорством.

– Однако ты обещал мне чай. И печенье.

При слове «печенье» Друпи громко тявкнула.

– Есть кое-что еще, что я мог бы дать тебе, – сказал Дэниел, слегка подтолкнув ее своим бедром.

– О? Бриллианты? Изумруды? Жемчуга?

Он обхватил ладонью ее грудь.

– Это помимо прочего.

Она прижалась к нему так, что ее сосок явственно ощущался под платьем.

– Теперь скажи, кто она, Ноти?

– Красивая леди, красивая леди! – пронзительно крикнул попугай.

Дэниел улыбнулся:

– Это самое приличное, что он когда-либо говорил. А он знает много всяких слов, поверь мне.

– Я уже убедилась в этом.

– Покажи, как ты умеешь целоваться! – крикнул Ноти.

– Слышала, что сказал попугай? – произнес Дэниел серьезным тоном.

Каролина со смехом приподнялась на цыпочках.

– Ну, если ты настаиваешь.

Дэниел прильнул губами к ее губам и заставил себя ограничиться лишь легким поцелуем, желая убедиться, что может контролировать свое поведение.

– Давай пошалим, леди, – не унимался попугай.

Дэниел поднял голову и посмотрел на Ноти уничтожающим взглядом. Видимо, пора увести Каролину от этой непристойной птицы.

– Пойдем пить чай, – сказал он, беря Каролину за руку и направляясь к двери.

– Что он имеет в виду, говоря «пошалим»? – спросила Каролина.

Дэниел, задумавшись, провел свободной рукой по своему лицу и потянул ее прочь из комнаты.

– Он имеет в виду плотские отношения. Он же бесстыдник. – В то же мгновение Дэниел внезапно представил, как он и Каролина, совершенно голые, сплелись, вступив в «плотские отношения». От волнения он вдруг весь покрылся мурашками.

Когда они достигли гостиной, он умышленно оставил дверь открытой, решив доказать себе, что может воздержаться от прикосновений к Каролине и от поцелуев. Что он способен быть по-джентльменски сдержанным, не поддаваясь ее чарам.

И вместо того чтобы, уступив своему желанию, запереть дверь и повалить Каролину на пол, он подошел к письменному столу и взял лист бумаги.

– Как по-французски звучат собачьи команды?

К тому моменту, когда Каролина закончила диктовать их, в комнату вошла Кейти с чайным подносом. Дэниел заметил, что, хотя губа молодой служанки все еще была припухшей и на лице оставались следы синяков, она выглядела гораздо лучше, чем накануне вечером.

– Как вы себя чувствуете, Кейти? – спросил он.

– Спасибо, милорд, намного лучше, – ответила она, ставя поднос на столик перед диваном.

– Вы уверены, что у вас уже достаточно сил, чтобы работать? Нет необходимости спешить.

– Все в порядке, милорд. Я не могла даже мечтать о таком великодушии с вашей стороны. – Она выпрямила спину и сложила руки перед собой. – Я благодарна вам не только за то, что вы позаботились о моем лечении, но и за то, что предоставили мне работу. – Она в волнении сглотнула. – Я уже не думала, что в этом городе есть такие порядочные люди. – Кейти перевела свой взгляд на Каролину: – И вас, миледи, я тоже благодарю. Вы были так добры ко мне. – Ее губы задрожали. – И Гертруду. Она напомнила мне мою маму. Моя мама умерла в прошлом году. Мне было ужасно плохо без нее.

– Сочувствую вам, – сказала Каролина. – И рада, что вам стало лучше.

– Спасибо. – Кейти сделала реверанс и удалилась, оставив дверь открытой, как и раньше.

– Налить тебе чаю? – спросила Каролина.

– Да, спасибо. – Дэниел посмотрел на собак, которые сидели в ряд на ковре у камина, словно голуби на ветке, и не отрывали глаз от тарелки с печеньем. – Ты являешься объектом пристального внимания зрителей, – сказал он, усмехнувшись.

Разлив по чашкам чай и бросив каждой собаке по печенью, Каролина сделала несколько маленьких глотков, устремив взгляд на пламя в камине. Дэниел посмотрел на ее золотистые волосы, на изящные черты лица, на ее светло-зеленое муслиновое платье. Черт возьми, как она хороша. Она без преувеличения потрясающая женщина, вызывающая восхищение не только своей красотой, но и интеллектом. К тому же за прекрасной, свойственной леди скромной внешностью таилась пылкая страсть.

Дэниел размышлял, как Каролина среагирует, если он усадит ее себе на колени, когда она вдруг обратилась к нему.

– У меня есть предложение, – сказала она.

– Да, – согласился он без колебаний.

– Что да?

– Мой ответ на твое предложение – «да».

Каролина заморгала.

– Ты даже не знаешь, что я имею в виду.

– Мне понравится все, что ты можешь предложить. Особенно если это то, о чем я думаю.

– А о чем ты думаешь?

– Думаю усадить тебя на колени и запустить руку тебе под платье.

Каролина воздела глаза к потолку, хотя на губах ее играла улыбка.

– Ты опять думаешь только об удовольствиях.

– Вовсе нет. Ты ведь слышала, что я произнес слово «платье», а это значит, что речь идет об одежде.

– Ну да, конечно. Однако мое предложение касается Кейти и ее положения.

– Ты имеешь в виду ее должность в моем доме?

– Да, Дэниел. Я подозреваю, что тебе вовсе не требуется еще одна служанка и ты предложил Кейти эту работу только из добрых побуждений. Если это так, то я хотела бы нанять ее.

Его брови приподнялись.

– А тебе нужна служанка?

– Нет.

– Тогда зачем ты хочешь нанять ее? Думаешь, ей будет плохо здесь?

– Я так не думаю, – быстро сказала Каролина, покачав головой. – Однако я все утро размышляла, как начать разговор с тобой на эту тему, а когда увидела Кейти, окончательно убедилась, что надо высказать свой соображения. Девушка, безусловно, благодарна тебе за заботу о ней и за твое великодушное предложение. Однако я подумала, что она, вероятно, будет чувствовать себя более комфортно в доме, где больше женщин. К тому же она привязалась к Гертруде, как и Гертруда к ней.

Каролина сделала паузу, глядя на свою дымящуюся чашку с чаем, потом снова посмотрела на Дэниела.

– Мне также знакомо то, что ты говорил о чувстве пустоты и бесполезности и что забота о тех, кто нуждается, позволяет восполнить этот пробел… Я тоже хочу помогать кому-то. Мне кажется, твоя забота о животных, а теперь еще и о Кейти достойна восхищения и уважения. И я подумала, что, предложив ей работу в моем доме, сделаю первый шаг к осуществлению своего намерения. – В ее глазах отразилась неуверенность. – Если ты, конечно, не будешь возражать.

Дэниел несколько секунд просто смотрел на нее, охваченный неожиданным чувством, которое вызвали ее слова. Затем, откашлявшись, тихо сказал:

– Мне очень давно никто не говорил, что мои поступки достойны восхищения и уважения, Каролина.

– В это трудно поверить.

– Я не уверен, что заслуживаю такой оценки.

Каролина посмотрела ему в глаза и нахмурилась:

– Судя по тому, что мне пришлось наблюдать, ты вполне заслуживаешь всяческих похвал. Я уверена, Сэмюель сказал бы то же самое. И Кейти. И все твои друзья-животные, если бы умели говорить.

Она отодвинула свою чашку и коснулась его руки. Он ощутил распространяющееся выше тепло, и его сердце сжалось.

– Ты вполне можешь гордиться тем, что сделал и продолжаешь делать. А я буду рада помогать тебе, если ты позволишь. Мне доставит огромное удовольствие делать что-то полезное.

Дэниел посмотрел на ее тонкие пальцы. Ему было чертовски приятно видеть их, такие нежные и изящные, на своей руке. Казалось, именно их ему недоставало.

Он редко оказывался в положении, когда не знал, что сказать, но с этой женщиной не мог найти нужных слов. Она говорила с ним так, словно считала его героем, что было большой ошибкой с ее стороны. Но как сказать ей об этом?

Дэниел взглянул на нее и понял по ее порозовевшему лицу и смущенному выражению, что молчал слишком долго.

– Прошу прощения, – пробормотала она, убирая руку с его руки. – Я не хотела…

Он схватил ее руку и зажал между своих ладоней.

– Я почту за честь принять твою помощь, Каролина. Твое предложение взять Кейти к себе великодушно, и твои рассуждения вполне разумны. Мы предоставим ей выбор, и пусть она решает. А что касается зверей, то ты пожалеешь, если заведешь в своем хозяйстве собак, кошек и пару кроликов. Поверь, в твоем доме воцарится ужасный хаос.

Ее улыбка была сначала чуть заметной, потом расцвела, и Дэниелу показалось, словно солнышко вышло из-за облаков.

– Ничего. Я очень люблю животных.

– Прекрасно. Тогда, может быть, начнем с этих четырех собак, двух кошек и не в меру говорливого попугая?

– Если бы я думала, что ты способен расстаться с ними, то приняла бы твое предложение. Но я знаю, ты сам обожаешь их.

Дэниел вздохнул и посмотрел на своих зверей, которые теперь лежали на ковре у камина – каждый положив голову на спину ближайшего соседа.

– Не знаю, как эта разношерстная компания сумела проникнуть в мою душу, – проворчал он.

– Это потому, что у тебя мягкая натура.

– Скорее размягчение в голове.

Каролина улыбнулась, и Дэниел снова почувствовал нечто вроде оцепенения.

Проклятие, похоже, он стал слишком раним, чего раньше никогда за собой не замечал. Кажется, он окончательно утратил контроль над собой.

Что ж, он должен как можно скорее преодолеть это неожиданно возникшее состояние, потому что общение с Каролиной было не более чем легкой временной любовной связью. Представить хотя бы на минуту, что это нечто большее, означало бы совершить величайшую глупость. Ее сердце принадлежит покойному мужу, и она дала ясно понять это. А его сердце принадлежит ему самому, и он не намерен менять что-то.

Итак, это временная любовная связь.

Да, так ведь и замышлялось с самого начала.

Тогда почему он не чувствует легкости? Почему постоянно испытывает напряжение? Произошло ли это внезапно? Или его чувство всегда было таким всепоглощающим? Увы, он не знал ответа на все эти вопросы. И почему, когда он пытался представить себя с другой женщиной, внутри у него все переворачивалось, протестуя? Почему в его воображении не возникало ни одно другое женское лицо, кроме лица Каролины?

Этого он тоже не знал, да и не старался искать ответы на эти вопросы слишком настойчиво, потому что боялся узнать истинную причину того, что происходит с ним.

Глава 16

Иногда мы занимались любовью спокойно и неторопливо, что я всегда находила весьма приятным. Однако порой мы в неистовом, бешеном порыве падали прямо на пол, срывая друг с друга одежды, словно в нас вселялся дьявол. Мы теряли контроль над собой, и потом я долго не могла забыть, как он проникал в меня мощными толчками. Такие моменты мне нравились еще больше.

Из книги «Мемуары любовницы»

Когда Каролина вернулась домой после чаепития с Дэниелом, Нельсон сообщил, что во время ее отсутствия к ней приходили Сара, Джулиана и Эмили, а также троица в лице леди Уолш, леди Болсэм и миссис Эмунсбери. Каролина рассеянно кивнула, поскольку ее внимание сосредоточилось на великолепных розах, украшавших холл. Она закрыла глаза и глубоко вдохнула их пьянящий аромат.

Щеки ее слегка зарделись при воспоминании о том, что было у нее с Дэниелом в карете, и она сжала губы, чтобы сдержать тайную улыбку. Рассказ анонимной леди в «Мемуарах» о подобной любовной встрече весьма взволновал ее, однако то, что она могла вообразить при чтении, не шло ни в какое сравнение с реальной страстью и наслаждением, которое она испытала тогда.

О, эти «Мемуары»… Они постоянно будили в ней пылкие желания, которые она хотела бы воплотить в жизнь с Дэниелом. Внезапно ей в голову пришла искушающая мысль, и после некоторого раздумья Каролина поняла, что не может противиться ей. Она поспешила в гостиную и достала из письменного стола «Мемуары».

При этом из коробки с марципанами распространился запах миндаля, и она поморщилась, почувствовав себя виноватой. Эти сладости являлись подарком, свидетельствующим о внимании Дэниела, хотя ей больше понравились розы.

Убрав бутон, которым были заложены страницы «Мемуаров», она написала короткую записку на своей визитной карточке, затем осторожно завернула книгу вместе с карточкой в бумагу и перевязала шелковой ленточкой.

Дэниел сделал ей уже несколько подарков; теперь пришла ее очередь дарить.

Каролина вернулась в холл и протянула Нельсону пакет:

– Я хочу, чтобы это доставили лорду Сербруку, и как можно скорее.

– Хорошо, миледи. Я лично позабочусь о доставке.

– Благодарю. – Каролина уже была готова отправиться в свою комнату, чтобы решить, какой наряд надеть на званый вечер у лорда и леди Эксбери, когда раздался звон колокольчика, свидетельствующий, что кто-то открыл входную калитку.

– Это американский джентльмен, мистер Дженсен, – доложил Нельсон, заглянув в узкое окошечко в боковой части двери.

Каролина не стала спрашивать дворецкого, откуда он знает мистера Дженсена; казалось, Нельсон знал всех в городе.

– Вы примете его, миледи?

Каролина кивнула, испытывая любопытство. Интересно, что привело к ней мистера Дженсена?

– Да. Проводите его в гостиную, а потом доставьте пакет лорду Сербруку.

Она прошла по коридору в гостиную, где посмотрела на себя в зеркало в золоченой оправе. Что это с ней?

Она вся сияет. Слава Богу, стоит хорошая погода и можно объяснить столь яркий цвет лица воздействием солнечных лучей, если мистер Дженсен обратит на это внимание.

Раздался стук, и на ее разрешение войти Нельсон открыл дверь.

– К вам мистер Дженсен, миледи.

Дворецкий отступил назад, и в комнату вошел мистер Дженсен. Одетый в светло-желтые кожаные брюки, коричневую куртку и блестящие черные сапоги, он выглядел крепким здоровым мужчиной, и от его присутствия, казалось, пространство комнаты сократилось. Его густые темные волосы были взъерошены – то ли от прикосновения пальцев, то ли от ветра, – и это придавало ему слегка неряшливый вид, но это нисколько не портило общего благоприятного впечатления. Каролина с удивлением взглянула на букет ярких пионов, который Дженсен держал в руке.

– Добрый день, леди Уингейт, – сказал он.

– Мистер Дженсен, как мило с вашей стороны навестить меня.

– Пожалуйста, зовите меня просто Логан, – Он прошел по ковру и протянул букет: – Это вам.

Каролина прильнула лицом к ярким душистым цветам.

– Они прелестны. Благодарю вас, Логан. – Она кивнула в сторону кресел, расположенных около камина: – Не желаете ли присесть?

– Спасибо.

Когда они сели, она спросила:

– Может быть, выпьете чашку чая?

– Благодарю, леди Уингейт, но я не могу задерживаться надолго.

– Зовите меня Каролина, пожалуйста, – сказала она, положив цветы на край стола, и улыбнулась ему. – Чем могу быть полезна?

– Я слышал об инциденте с выстрелом около вашего дома, и это меня обеспокоило.

– Кто вам рассказал об этом?

Дженсен сделал неопределенный жест рукой:

– Об этом многие говорят. Вы знаете, как быстро у нас распространяются слухи.

– Тогда, должно быть, вы слышали, что я нисколько не пострадала.

– Да. – Он улыбнулся. – Однако хотел лично убедиться в этом. Меня волновала ваша безопасность в связи с этим инцидентом и смертью леди Кроуфорд. Кроме того, эти цветы отчаянно хотели принадлежать самой красивой женщине. – Он наклонился ближе и доверительно сообщил: – Они сами сказали мне об этом.

– Говорящие цветы? Это удивительно. – Она улыбнулась. – Может быть, они расскажут мне и о вас?

Дженсен бросил на цветы иронический взгляд:

– Надеюсь, только хорошее.

– Я уверена в этом, – подтвердила Каролина. – Итак, как видите, я выгляжу ничуть не хуже после вчерашнего выстрела.

– О да, – согласился он, окидывая ее взглядом. – Можно сказать, вы вся сияете.

Каролина покраснела.

– Мне известно также, что в тот вечер с вами был Сербрук и он тоже не пострадал.

Боже, действительно, как быстро распространяются слухи.

– Одна из его служанок заболела, и я вместе с моей горничной пошла в его дом, чтобы оказать помощь.

– Я не знал, что с вами была служанка. Надеюсь, с ней все в порядке?

Каролина покраснела еще сильнее.

– Она оставалась в дома лорда Сербрука всю ночь. Лорд Сербрук любезно оказал мне услугу и проводил меня до моего дома.

Дженсен медленно кивнул:

– Понятно.

Его темные глаза внимательно изучали ее, словно она являлась картинкой-загадкой, которую он старался собрать из отдельных элементов. Каролина, в свою очередь, имела возможность изучить Дженсена. Его лицо с несколько тяжеловатыми чертами смягчали только полные чувственные губы. Не отличаясь классической красотой, он, тем не менее, неоспоримо обладал мужской привлекательностью. При этом его окружала атмосфера некоей таинственности, поскольку никто ничего не знал о нем и его прошлом в Америке. В сочетании с баснословным богатством он представлял собой объект повышенного интереса среди дам высшего света. Каролина не сомневалась, что сердца многих женщин начинают биться быстрее при его появлении в обществе.

Однако у нее внезапно возник вопрос: почему он нисколько не волнует ее? Она испытывала к нему симпатию, и ей было приятно его общество на вечеринке в доме Мэтью. Она с удовольствием встречалась с ним еще несколько раз на различных приемах по возвращении в Лондон. Он был веселым, остроумным, привлекательным… тогда почему он не действовал на нее так, как Дэниел? Когда она фантазировала по поводу того, что было описано в «Мемуарах», почему в ее воображении всегда возникал Дэниел и никогда – Логан?

– Каролина… вероятно, вы думаете о том же, что и я.

Его вопрос прервал ее размышления, и она усмехнулась. Она была готова уверить его, что они едва ли могли думать об одном и том же, но слова застряли у нее в горле, когда он схватил ее в объятия своими огромными ручищами, привлек к себе и накрыл ее рот своими губами.

Потрясенная Каролина оцепенела от удивления, однако через несколько секунд стало ясно, что Логан знал, как надо целовать женщину. Внезапно ею овладело любопытство, и она позволила себе расслабиться. Очень скоро Каролина осознала, что, несмотря на исключительное умение Логана, его поцелуй не действовал на нее так, как поцелуи Дэниела, который к тому же мог возбудить ее одним только взглядом.

О Боже!

Логан поднял голову, и Каролина, открыв глаза, обнаружила, что он смотрит на нее наполовину озадаченным, наполовину удивленным взглядом. Его руки медленно опустились, и он откашлялся.

– Вы хотите влепить мне пощечину? – спросил американец.

Внезапно у нее возникло желание рассмеяться, и от этого неприятные мысли рассеялись.

– Вы настаиваете, чтобы я сделала это?

– Не особенно.

– Я предпочла бы объяснение с вашей стороны.

– Почему у меня возникло желание поцеловать красивую женщину? Это нетрудно объяснить. – Его лоб прорезали морщины, и он коснулся указательным пальцем своей нижней губы, как бы проверяя, на месте ли она. Потом посмотрел в глаза Каролины напряженным взглядом: – О чем вы думали?

Не зная, что сказать, чтобы не задеть его чувства, она ответила вопросом на вопрос:

– А вы о чем думали?

Он тяжело вздохнул и сказал:

– Я не умею витиевато выражаться, как вы, британцы, поэтому скажу прямо. Я упустил не одну возможность сблизиться с привлекательной женщиной с момента прибытия в Англию и не хотел снова терять шанс. Однако наш поцелуй – совсем не то, что я ожидал.

– А что вы ожидали?

– Нечто необычное. – На лице его появилось слегка застенчивое выражение. – Вы мне очень нравитесь, и потому я буду откровенен с вами. Я не почувствовал… искры страсти. Извините. – Он провел рукой по своим волосам. – Мне кажется, вам следовало бы ударить меня по лицу.

Каролина не смогла удержаться от смеха:

– Вы мне тоже нравитесь, но скажу честно, я тоже ничего не почувствовала.

Логан заморгал, потом улыбнулся:

– В самом деле?

– Увы.

– Вот как. – Он вздохнул, потом усмехнулся: – Полагаю, моя мужская гордость не должна позволять мне радоваться по этому поводу.

– Так же, как и мое женское тщеславие. – Каролина улыбнулась. – Думаю, мы оба переживем это.

Он засмеялся:

– Согласен. Похоже, нам предназначено оставаться только друзьями.

– Вероятно. – Довольная тем, что между ними возможны лишь такие отношения, Каролина в то же время с тревогой осознала, что чувства, которые она испытывала к Дэниелу, гораздо серьезнее и глубже. Она протянула руку Дженсену: – Итак, друзья?

– Друзья. – Он поднес ее руку к своим губам и коснулся внешней стороны пальцев легким поцелуем. – Mon ami.

Каролина удивленно заморгала:

– Вы говорите по-французски?

– Говорю.

– Достаточно бегло?

– Да. – Его глаза насмешливо блеснули. – Хотите удивлю вас спряжением глаголов?

Каролина отбросила тревожные мысли и невольно вспомнила Друпи с глазами-пуговками.

– На самом деле я очень хотела бы выучить несколько фраз.

– Сожалею, что не застала тебя днем, – сказала Сара, обнимая Каролину, когда они встретились на званом вечере у лорда и леди Эксбери. – Я очень рада, что с тобой все в порядке. Какой ужасный случай! Слава Богу, лорд Толливер арестован и больше не сможет никому причинить вреда. – Сара отпустила Каролину и внимательно посмотрела на нее, поправляя очки и моргая: – Должна сказать, не похоже, что ты напугана. Напротив, вся сияешь.

О! Меньше всего ей хотелось, чтобы Сара узнала, что причиной ее преобразившейся внешности явилось любовное свидание с Дэниелом. Каролина, в свою очередь, посмотрела на сестру и после небольшой паузы сказала:

– Могу сказать то же самое и о тебе, Сара. Ты выглядишь так, словно светишься изнутри.

Сестра густо покраснела. Затем взяла Каролину за руку и потянула в ближайший угол многолюдной гостиной, в которой слышались обрывки разговоров – преимущественно об убийстве леди Кроуфорд:

– Не могу поверить, что убийца еще не арестован…

– Осталось недолго ждать…

– Я слышала, это сделал ее бывший любовник…

– …И вот еще одно покушение прошлой ночью…

Наконец, оказавшись в тускло освещенном углу, Сара тихо сказала:

– Я знаю, почему так выгляжу. Это благодаря моему мужу, который, наконец, прислал мне записку с указанием времени и места, как описано в «Мемуарах».

– Великолепно.

– Ты не представляешь, как это взволновало меня. – Сара вопросительно приподняла бровь: – А чем ты объяснишь свое приподнятое настроение?

«В этом повинен лучший друг твоего мужа, который продемонстрировал мне, как можно заниматься любовью в карете.

Не желая, высказать это вслух, Каролина заколебалась. Она никогда не имела секретов от Сары, но поймет ли ее сестра, если она сама едва понимала, почему поступила таким образом? Явилось ли причиной ее влечение, такое сильное, какого она не ожидала от себя? Влечение, которое начинало пугать ее, потому что становилось чем-то большим по отношению к человеку, который дал ясно понять, что не желал ничего, кроме необременительной любовной связи.

Что, если она расскажет сестре о своих взаимоотношениях с Дэниелом и та не одобрит ее? Она не выдержит осуждения в глазах Сары. Но лгать ей она тоже не хотела.

Решив лишь немного приоткрыть правду и при этом посмотреть на реакцию Сары, она сказала:

– Мое объяснение состоит в том, что я… целовалась.

Глаза Сары заблестели.

– Судя по тому, как ты вся светишься, должно быть, этот поцелуй был довольно чувственным.

– Да. – Каролина едва удержалась от радостного вздоха. – Просто потрясающим.

– И кто, позволь спросить, этот столь превосходно целующийся мужчина?

Каролина смущенно покачала головой:

– А ты не будешь шокирована? Разочарована?

– Нет, конечно. Я просто в восторге. – Сара придвинулась ближе. – Так кто он?

Каролина решила, что сестра будет, по меньшей мере, удивлена.

– Почему ты полагаешь, что не будешь шокирована?

– Потому что считаю тебя красивой женщиной, заслуживающей поцелуев, тем более ты долгое время была лишена этого.

От слов Сары у Каролины пересохло в горле.

– В таком случае должна признаться, что сегодня меня целовали дважды, причем разные мужчины.

Брови Сары взметнулись вверх, но вместо испуга в ее глазах появился блеск.

– Боже, сегодня у тебя был насыщенный день. Так кто эти двое умных, проницательных мужчин, обладающих безупречным вкусом?

– Почему ты считаешь, что они именно такие?

– Потому что выбрали тебя для поцелуев.

Какой-то необъяснимый внутренний порыв заставил Каролину спросить:

– А ты не допускаешь, что их выбрала я?

– Если так, то это лишь подтверждает мое предположение, потому что ты едва ли предпочла бы неумного, непроницательного и не обладающего безупречным вкусом мужчину. А теперь говори скорее, кто эти мужчины, иначе я умру от любопытства или буду вынуждена найти раскаленную кочергу и начать пытать тебя.

Каролина покачала головой, сдерживая улыбку:

– С каких это пор ты стала такой уверенной, что тебя ничто не может шокировать?

– С тех пор как вышла замуж. Мэтью довольно быстро освободил меня от девичьей скромности.

«Как и его лучший друг поступил в отношении меня».

Сара слегка подтолкнула Каролину локтем:

– Так мне надо искать раскаленную кочергу?

– Нет. – Каролина вплотную приблизилась к сестре и прошептала:

– Сначала меня целовал Дэниел… лорд Сербрук.

– О, – сказала Сара с улыбкой, которая лишь слегка обозначилась в уголках ее губ. – И каково это было?

«Потрясающе. Восхитительно. Изумительно».

– Хорошо.

– Просто хорошо?

– Очень хорошо. Черт подери, почему это тебя не удивляет?

– Потому что я заметила, как он смотрит на тебя, когда полагает, что никто не обращает на него внимания.

– И как же он смотрит?

– Словно хочет поцеловать тебя. Нет, не просто хочет, а умирает от страстного желания.

Каролина глубоко вздохнула и опустила взгляд.

– А кто второй? – спросила Сара все с тем же любопытством.

– Это была любезность со стороны Логана Дженсена.

На этот раз Сара слегка приподняла брови:

– Интересно.

– Это не удивляет тебя?

– Не очень, поскольку я за ним тоже наблюдала и видела, что этот заокеанский господин взирает на тебя весьма плотоядно.

– Это было заметно?

– Еще бы. Он уподобился голодному коту, который облизывается, глядя на миску со сметаной. И как же целуется мистер Дженсен?

– Неплохо.

Сара посмотрела на сестру поверх очков.

– Это не похоже на тебя, Каролина. – Ее лицо приняло озабоченное выражение. – Что-то произошло?

Каролина покачала головой:

– Нет, – Потом кивнула: – Да. – Потом нахмурилась – Я… не знаю.

Мимо прошли три дамы, и Сара увлекла Каролину подальше в уголок.

– Что-то неладное? Пожалуйста, скажи.

Озабоченность сестры глубоко тронула Каролину, и она дважды сглотнула, прежде чем начать говорить.

– Ничего особенного не произошло. Просто… я в замешательстве.

Сара понимающе кивнула:

– Видимо, несмотря на то, что оба мужчины довольно привлекательны, поцелуй лорда Сербрука подействовал на тебя, а поцелуй мистера Дженсена – нет.

Каролина удивленно посмотрела на сестру:

– С каких пор ты стала ясновидящей?

– Я не ясновидящая. Просто хорошо знаю тебя. – Она взяла обе руки Каролины. – И видела, как ты смотрела на лорда Сербрука, когда думала, что за тобой никто не наблюдает.

– И как же я смотрела на него?

– Как женщина, очарованная тем, что видит. – Сара с серьезным видом изучала Каролину несколько секунд. – По крайней мере, с ним ты вновь стала способной радоваться жизни.

Каролина кивнула:

– Да. А также испытываю чувства и желания, которые уже не думала испытать вновь. Наверное, все это навеяно чтением «Мемуаров». Все-таки чувственные описания вызывают у меня стремление к физической близости, какую я делила с Эдвардом. – Она сделала паузу, не уверенная, следует ли продолжать.

Сара медленно кивнула:

– Ты думала, что, подобно анонимной леди, разные мужчины смогут удовлетворить твое страстное желание.

Однако, поцеловавшись с двумя весьма привлекательными мужчинами, обнаружила, что только один из них способен пробудить в тебе истинное чувство.

Должно быть, ее сестра и вправду ясновидящая.

– Боюсь, именно так и было. И это беспокоит меня, – смущенно произнесла Каролина.

– Потому что считаешь, что тем самым изменяешь памяти Эдварда?

– Отчасти.

– Что еще тебя беспокоит? Лорд Сербрук – хороший человек.

– Да. – Он действительно оказался даже лучше, чем она думала.

– Однако ты почему-то не рада этому. Он чем-то обидел тебя?

– Напротив, он прислал мне сладости. И цветы.

Сара слегка улыбнулась:

– Каков злодей! Мне следовало бы натравить на него собак.

Каролина засмеялась и покачала головой:

– Дэнфорта и Дездемону? Боюсь, твои собаки, несмотря на их внушительный размер, могут только зализать его до смерти.

– Ты права. Давно пора приобрести каких-нибудь злобных псов.

– Бесполезно. Собаки любят его.

– В таком случае тебе следует радоваться. Собаки хорошо разбираются в людях. Если они любят лорда Сербрука – значит, он стоящий мужчина.

– Однако есть одна проблема. Я не собираюсь связывать с ним всю свою жизнь.

Лицо Сары приняло понимающее выражение.

– Полагаю, ты не хочешь впускать его в свое сердце. И это вызывает у тебя беспокойство.

Каролина покачала головой.

– Мое сердце принадлежит Эдварду. – Разве не так? Этот вопрос не давал ей покоя. – Кроме того, Дэниел дал мне ясно понять, что не стремится завладеть моим сердцем. Он интересуется мной только в физическом отношении.

– Тебя он тоже интересует только в таком аспекте?

«Да, Нет. Не знаю». Раньше Каролина думала, что ей все ясно, но теперь сомневалась. И тот факт, что ее чувства к Дэниелу изменились за такое короткое время, смущал ее.

– Д… да, – нерешительно ответила она.

– Тогда я не вижу, в чем проблема. Вы хотите одного и того же. – Сара опять сжала руки сестры. – В таком случае оба должны быть довольны.

Каролина внимательно посмотрела в глаза Сары:

– Значит, ты одобряешь мое стремление завести роман?

– Я одобряю все, что может сделать тебя счастливой. Ты слишком долго была затворницей, и я хочу, чтобы ты вернулась к нормальной жизни. Не собираюсь осуждать тебя, что бы ты ни сделала, Каролина. – Сара немного помолчала, потом добавила: – Тем более что твой роман все равно уже начался.

Это было сказано с такой добротой и пониманием, что на глаза Каролины навернулись слезы.

– Я… я не знаю, что происходит… Я думала, все понятно, однако после того, как Логан поцеловал меня и его поцелуй нисколько не тронул в отличие от поцелуя Дэниела… – Каролина замолкла, потом сделала глубокий вдох и продолжила: – Я предполагала, что связь с Дэниелом будет легкой, беззаботной и несложной. Но внезапно все пошло не так.

– Потому что чувства трудно сдержать. И предсказать.

– Это смущает и тревожит.

– Однако это замечательно.

«Да, хотя за этим может последовать жестокое разочарование».

Сара обняла ее.

– Наслаждайся жизнью, Каролина. То, что беспокоит тебя сегодня, завтра покажется совершенно незначительным.

Каролина наклонилась и поцеловала Сару в щеку.

– Спасибо.

– Пожалуйста. – Сара понизила голос: – Не оборачивайся. Лорд Сербрук в противоположном конце комнаты разговаривает с… – она вытянула шею, – леди Маргейт. Он только что посмотрел на тебя и… о Боже, какой у него взгляд. Просто огонь.

Каролина не удержалась и, обернувшись, посмотрела на Дэниела через комнату. Их взгляды встретились. И, казалось, гости, голоса, музыка, звон хрусталя – все куда-то исчезло. Многочисленные вопросы мучили Каролину, и она с трудом оставалась на месте, сдерживаясь, чтобы не броситься к нему через комнату и спросить: «Ты прочитал книгу, которую я послала тебе? Прочитал мою записку? Ты хочешь, чтобы мы опять были вместе, как этого хочу я?»

– К нам приближаются Джулиана и Эмили, – сообщила Сара уголком рта. – Я оставляю тебя с ними и пойду, поищу своего мужа, которому обещала танец.

Размышляя, как скоро Дэниел сможет подойти к ней, Каролина незаметно кивнула ему, и он кивнул в ответ. Затем заставила себя переключить внимание на Эмили и Джулиану, которые потребовали рассказать им подробности инцидента со стрельбой прошлой ночью.

Когда Каролина вновь взглянула туда, где стоял Дэниел, оказалось, что он исчез, как и леди Маргейт, с которой он разговаривал. Может быть, он идет к ней через комнату? Ее сердце забилось в ожидании. Однако прошло четверть часа в разговоре с Джулианой и Эмили, а Дэниел так и не появился. Настроение у нее упало. Где он сейчас и почему не подошел к ней?

Глава 17

Некоторых женщин вполне устраивают узы брака, но мне гораздо милее свобода вдовства, когда не надо ни перед кем отчитываться, кроме себя. При этом я могу уделить внимание одному любовнику или, если возникнет такое желание, более чем одному.

Из книги «Мемуары любовницы»

– Наслаждаешься вечером?

Этот вопрос отвлек внимание Дэниела от Каролины, которая стояла около чаши с пуншем на противоположной стороне многолюдной комнаты. Он повернулся и увидел Мэтью с бокалом шампанского в руке.

– Разумеется. – Это была явная ложь. Он не имел особого желания вести пустые разговоры с гостями, среди которых к тому же присутствовали Гидеон Мейн и Чарльз Рейберн, которые еще надеялись найти зацепку, ведущую к раскрытию убийства Блис. Он неоднократно чувствовал на себе их пристальные взгляды.

В данный момент, отдав должное обществу, Дэниел хотел лишь одного – уйти отсюда вместе с Каролиной, которая, несмотря на все его усилия, ни на мгновение не покидала его мысли. Особенно после чтения присланной ему книги. К тому же его крайне взволновала короткая записка, сопровождавшая посылку: «Я хочу всего этого».

Он готов был выполнить ее просьбу прямо сейчас, тем не менее, решил воспользоваться способом, который применил любовник анонимной леди. На званом вечере этот джентльмен намеренно сохранял дистанцию между собой и своей возлюбленной, стараясь усилить желание предстоящей встречи. Дэниел поступил точно так же, держась в стороне, хотя это требовало от него невероятных усилий. Наверное, было бы лучше воспользоваться другим способом, описанным в книге, а именно – затащить свою любовницу в ближайшую пустую комнату, запереть дверь и показать ей, как сильно он желает ее. Однако, учитывая толки, которые уже распространялись в связи с тем, что они оказались вместе ночью во время инцидента со стрельбой, он решил ради Каролины быть более осмотрительным.

Впрочем, увести ее, наверное, было бы лучше, поскольку этот ублюдок Дженсен сейчас разговаривает с ней. Он улыбается ей, и она, черт возьми, улыбается ему в ответ. Фактически они общаются как близкие друзья.

– Должен заметить, не очень-то верится, что тебе приятно находиться здесь, – сказал Мэтью. – Твой вид напоминает грозовую тучу.

Какое ему дело. Дэниел немедленно изменил выражение лица и сделал глоток бренди.

– Вечер великолепен.

– Рад, что ты так считаешь. Лично я не дождусь, когда смогу увести свою милую женщину домой и снять с нее это прелестное платье. А у тебя есть планы на продолжение этого вечера?

«Да. Прежде всего избавиться от этого дурака Дженсена, а потом заняться любовью с самой красивой женщиной».

– Почему ты спрашиваешь?

– Просто для поддержания разговора. – Мэтью сделал паузу, потом сказал: – Удивительная пара.

– Кто?

– Каролина и Дженсен.

Дэниел стиснул свой бокал.

– Они вовсе не пара, – сказал он, гордый тем, что произнес это безразличным тоном.

– Я тоже так думал, однако то, что рассказала мне моя жена четверть часа назад, изменило мое мнение.

– О? И что же она рассказала тебе?

– Дженсен целовал ее… то есть Каролину, конечно, а не мою жену. Если бы он поцеловал Сару, уверяю тебя, он не присутствовал бы на этом вечере.

Внутри у Дэниела все похолодело. Он медленно повернулся к Мэтью:

– Прошу прощения. Повтори, пожалуйста.

– Я сказал: «Если бы он поцеловал мою жену…»

– Нет, не это.

– А-а-а. Дженсен целовал Каролину.

Почувствовав себя так, словно ему нанесли удар, Дэниел резко спросил:

– Когда?

– Сегодня.

Дэниел покачал головой:

– Ты ошибаешься.

– Уверяю тебя, что нет.

– А где?

Мэтью сдвинул брови.

– Сара не сказала об этом, хотя можно догадаться, что в гостиной.

– Я имею в виду, в какую часть тела он поцеловал ее? В руку? В щеку? – Хотя Дэниелу было крайне неприятно слышать это, он полагал, что мог бы воздержаться от пинка под зад Дженсену, если тот ограничился лишь поцелуем руки или щеки Каролины.

Мэтью покачал головой:

– О нет. Он поцеловал ее в губы. И, по словам Сары, это был полноценный поцелуй.

Дэниел ощутил жар внутри.

– Что значит «полноценный», черт возьми?

Мэтью удивленно вскинул брови, услышав резкий тон.

– Ты достаточно опытный любовник и потому должен знать, что это такое.

Глаза Дэниела застлала красная пелена. Этот ублюдок целовал Каролину! Его Каролину. Он должен сделать нечто большее, чем просто пнуть колониальную задницу Дженсена. Он будет колотить его, пока тот не уберется в свою Америку. Дэниел открыл рот, чтобы заговорить, однако в бешенстве не мог найти нужных слов. Никогда еще в своей жизни он не был так зол. И не испытывал такой жгучей ревности.

Впрочем, нелепо переживать. Он не имел никаких прав на Каролину. Как и его предыдущие любовницы, она была свободна делать все, что пожелает, и с кем угодно. Так же, как и он. Проблема заключалась в том, что в отличие от прошлых любовных связей он не желал никакую другую женщину, кроме нее. Мысль о том, что она может хотеть кого-то другого, кроме него, и разделять с этим мужчиной ласки, которые делила с ним, неимоверно угнетала его. Ясно, что Дженсена влекло к ней. Однако испытывала ли Каролина такое же чувство?

– Какова была ее реакция на поцелуй Дженсена? – с трудом произнес Дэниел.

– Я не знаю. Но ясно одно – она не рассердилась на него и не выцарапала ему глаза. – Мэтью наклонился ближе. – Меня удивляет, что ты так увлекся этой женщиной. Не следует так переживать.

– Почему ты решил, что я переживаю?

– По тебе видно, как ты относишься к тому, что она болтает с Дженсеном и улыбается ему.

Дэниел заметил, что Дженсен протянул Каролине бокал с пуншем, и постарался избавиться от неприятных мыслей о том, как этот негодяй целует его женщину. Пробует ее на вкус. Касается ее обнаженной кожи. Занимается с ней любовью.

«Она не твоя женщина. Она – очередная любовница, и больше ничего». Да, именно так. Ведь он хотел завести с ней лишь необременительный роман. И она согласилась на это, потому что ее сердце оставалось преданным Эдварду. Ужасно, что ему приходилось соперничать с ее покойным мужем – мужчиной, которого она возвела на пьедестал почти как божество. А теперь еще возник соперник в лице Дженсена. Это вполне живой человек, которого ничто не может смутить, когда он стремится к своей цели. И судя по тому, как Каролина улыбается ему, он явно нравится ей.

Что ж, Дэниел тоже не станет колебаться и преподнесет Дженсену сюрприз еще до окончания вечера.

Мэтью, стоявший рядом, тихо сказал:

– На твоем месте я бы не стал волноваться по этому поводу. Помнишь, ты однажды сказал, что все женщины одинаковы в темноте? В таком случае любая сможет удовлетворить твою страсть. В этой комнате присутствуют хорошенькие женщины, из которых можно выбрать любую по твоему вкусу.

Где? Здесь? Он что-то не заметил. Единственная женщина, к которой было приковано его внимание весь вечер, – это Каролина. Даже разговаривая с Кимберли и Гвендолин, с которыми Дэниел был когда-то в интимных отношениях, он не упускал Каролину из виду, фиксируя, где она находится, с кем разговаривает, сколько раз взглянула в его сторону. Ему пора пересмотреть свое убеждение, что «все женщины одинаковы в темноте», поскольку Каролина опровергла эту теорию.

Мэтью щелкнул языком.

– О, как меняется мнение.

– О чем ты говоришь?

– О тебе, мой друг. Совеем недавно ты утверждал, что желаешь только легких любовных связей и что твое сердце остается при тебе.

Дэниел оторвал взгляд от Каролины и Дженсена и посмотрел на друга:

– К чему ты клонишь?

– Мне кажется, ты попался в собственную ловушку. – Мэтью похлопал Дэниела по плечу, – Сочувствую тебе.

Дэниел побледнел.

– Ничего подобного. Ты ошибаешься.

– Я наблюдал за тобой, мой друг, и понял, что ты пропал.

– С каких это пор ты начал следить за мной?

Мэтью улыбнулся:

– Когда ты стал интересным объектом для наблюдения. Считай, что я в твоем распоряжении, если тебе потребуется поговорить по душам или поплакаться в жилетку.

– Едва ли дело дойдет до слез.

Мэтью одобрительно кивнул:

– Крепись, мой друг. Что касается меня, то я дождусь момента, когда смогу сказать: «Я же говорил тебе». И не исключено, даже заберу проспоренные тобой пятьдесят фунтов. А сейчас я намерен найти любовь моей жизни, увести ее домой и уложить в постель. Полагаю, ты сделаешь то же самое со своей возлюбленной. Желаю удачи.

Дэниел в замешательстве наблюдал за удаляющимся другом. Может быть, Мэтью прав? Может быть, он действительно потерял свое сердце?

Проклятие, он-то надеялся, что этого не случилось, иначе его ждет горькое разочарование, потому что Каролина дала ясно понять, что не хочет терять свое сердце.

Дэниел посмотрел на Каролину, которая теперь разговаривала со своими подругами – леди Джулианой и леди Эмили. Окинув взглядом комнату, он заметил, что Дженсен направляется к стеклянным дверям, ведущим на террасу.

Сжав челюсти, Дэниел последовал за ним. Выйдя наружу, он увидел своего соперника, стоящего в одиночестве в углу и любующегося небольшим садом.

– Удели мне минутку, Дженсен.

Тот повернулся к нему и приподнял брови, вероятно, удивившись повелительному тону.

Пробормотав что-то вроде: «Это выглядит весьма забавным», Дженсен склонил голову набок.

– Ты напоминаешь мне чайник, из которого валит пар, Сербрук.

Вполне вероятно, потому что именно так Дэниел и чувствовал себя.

– Ты целовал леди Уингейт?

Дженсен насмешливо взглянул на него:

– Не понимаю, каким образом это касается тебя.

– Очень даже касается. Ты направил свои амурные усилия не в ту сторону.

– Я волен поступать так, как мне нравится. – Он усмехнулся. – В отличие от вас, аристократов, меня не стесняют ни титул, ни строгие правила, касающиеся ухаживания за дамами и вступления в брак. На меня не давит необходимость непременно обзавестись наследником, чтобы передать ему какую-нибудь древнюю рухлядь.

– Однако ты всеми силами стараешься завоевать расположение виконтессы.

– Ты не хуже меня знаешь, что Каролина отличается от всех женщин, находящихся там. – Он кивнул в сторону гостиной. – Она получила титул; только выйдя замуж, и, слава Богу, сохранила простоту и естественность поведения.

Дэниел сжал руки в кулаки, услышав, как Дженсен фамильярно назвал Каролину просто по имени.

– Поэтому она слишком хороша для тебя.

– И вполне подходит тебе, я полагаю.

– Это не твое дело. Короче говоря, эта леди недоступна.

– Это ей решать. – Дженсен прищурился. – Вы обручены? – Прежде чем Дэниел ответил, Дженсен быстро добавил: – Нет, конечно. Твоя неприязнь к браку хорошо известна. – Его губы расплылись в медленной улыбке. – А я не испытываю подобного чувства и хочу найти подходящую спутницу жизни.

– Уверяю тебя, леди Уингейт не та женщина, на которую ты можешь рассчитывать. – Дэниел подошел ближе к Дженсену и испытал удовлетворение, от того что оказался чуть выше ростом американца. – Эта леди уже сделала свой выбор, и это не ты.

Дженсен некоторое время пристально смотрел на него, потом сказал:

– Я это знаю.

Дэниелу с трудом удалось скрыть свое удивление такой быстрой капитуляцией Дженсена. Он хотел спросить, откуда ему это известно, и тут же влепить пощечину, однако передумал. Не важно, откуда и как давно Дженсен узнал об этом. Плечи Дэниела слегка расслабились.

– Я тоже считаю, что она не подходит мне, – продолжил Дженсен.

Дэниел еще больше расслабился.

– Прекрасно.

– Однако знай – единственная причина, по которой, я говорю тебе это, состоит в том, что я не хочу чинить препятствия Каролине, – Дженсен окинул взглядом Дэниела: – Если она уже сделала свой выбор, я рад, что это ты.

– Почему?

– Потому что совершенно ясно, что ты влюблен в нее. И она заслуживает любви.

Дэниелу потребовалось немало усилий, чтобы сохранить бесстрастное выражение лица. Черт побери, сначала Мэтью, а теперь еще и Дженсен говорят об одном и том же. Неужели по нему все видно? Да, он действительно заботится о Каролине и желает ее с тех пор, когда впервые увидел. И хотя откровение Дженсена подспудно раздражало его, он по достоинству оценил честность этого человека. Ему пришла в голову мысль, что со временем, если Дженсен будет держаться подальше от Каролины, не исключено, что у него могут появиться даже дружеские чувства к нему.

Дэниел откашлялся.

– Что касается поисков подходящей женщины, Дженсен, то при всем твоем пренебрежительном отношении к аристократам я готов держать пари, что ты, в конечном счете, вывернешься наизнанку, чтобы добиться расположения благородной англичанки. – Он засмеялся. – По иронии судьбы.

Дженсен усмехнулся:

– Если я и выберу англичанку, то это едва ли будет высокомерная девица из высшего общества. Скорее я женюсь на официантке из бара.

– Тем не менее, на вечеринке в доме Мэтью ты сначала ухаживал за сестрой леди Уингейт, а потом и за самой леди Уингейт.

– Ни одна из них не является урожденной аристократкой.

Дэниел помолчал несколько секунд, затем спросил:

– Хочешь пари?

– Что ты имеешь в виду?

– Я ставлю пятьдесят фунтов на то, что ты влюбишься в аристократку.

– Идет, – сказал Дженсен без малейшего колебания. – Я их легко заработаю. Может быть, повысим ставки?

– Ты предпочитаешь потерять сотню фунтов?

– О, я не намерен проигрывать. Я даже готов поставить еще пятьдесят фунтов на то, что ты тоже влюбишься в женщину из высшего общества.

Дэниел внутренне усмехнулся. Он уже заключил подобное пари с Мэтью, так почему бы не удвоить свой выигрыш? Дженсен не понимал, что, достигнув возраста тридцати трех лет и до сих пор не сковав себя узами брака, он стал почти неуязвим для стрел амура. Даже если Каролине удалось похитить часть его прежде нетронутого сердца, то это еще не означает, что она полностью завладеет им. Его сердце остается при нем, хотя и с небольшой потерей.

– Согласен. – Дэниел улыбнулся и потер руки. – Я с удовольствием освобожу тебя от сотни фунтов, Дженсен.

Дженсен усмехнулся и покачал головой:

– Тебе не видать их. Я никогда не выберу аристократку, а ты, Сербрук, считай, уже с петлей на шее, и палач готов нажать рычаг люка на эшафоте. Тем не менее, желаю тебе удачи. – Продолжая посмеиваться, Дженсен двинулся вперед и скоро исчез в гостиной.

Непонятно чем раздраженный, Дэниел посмотрел сквозь стеклянные двери и увидел Каролину. Словно почувствовав его взгляд, она повернулась к нему, и Дэниелу показалось, что каменный пол террасы качнулся под его ногами.

И Мэтью, и Дженсен желали ему удачи, и он вдруг почувствовал, что удача действительно ему необходима.

Глава 18

Что касается моих любовных связей, я твердо придерживаюсь правила, которое стараюсь не нарушать ни при каких обстоятельствах, – никогда не позволять своему сердцу быть затронутым большим чувством. Иначе это принесет только боль и страдания, чего я совсем не хочу.

Из книги «Мемуары любовницы»

Одетая в голубую, отороченную кружевами тонкую сорочку и такого же цвета пеньюар, Каролина мерила шагами холл. Остановившись, она взглянула на часы, стоявшие на столе в углу. Два часа ночи. Последний раз она видела Дэниела час назад, когда покидала званый вечер у лорда Эксбери. Дэниел чуть слышно прошептал: «Очень скоро увидимся». Прежде чем она успела спросить, что значит «очень скоро», ее любовник исчез в толпе.

Надеясь, что он придет к ней чуть позже этой ночью, она отослала Нельсона спать, как только прибыла домой, и поспешила в спальню, чтобы переодеться. Вот уже полчаса она ожидает в холле, надеясь услышать звон колокольчика, свидетельствующий, что Дэниел пришел.

Каролина прижала руки к груди, стараясь унять внутреннюю дрожь в предвкушении встречи. На вечере у Эксбери она провела совсем немного времени с Дэниелом. Они лишь однажды танцевали вальс, во время которого она едва могла говорить, охваченная волнением, а он откровенно раздевал ее глазами. В конце концов, ей все-таки удалось спросить его, получил ли он ее посылку. Его глаза вспыхнули, и он ответил положительно. Потом произнес слова, которые не выходили у нее из головы весь оставшийся вечер: «Я хочу дать тебе все это, Каролина. И даже больше».

После танца они немного поговорили, потом обменивались многочисленными взглядами через комнату, и в конце он произнес эту загадочную фразу: «Очень скоро увидимся».

Отсутствие общения на вечере еще больше усилило ее страстное желание встретиться с ним. Она постоянно думала о Дэниеле, не в силах сосредоточиться на чем-то другом. Она ловила себя на том, что испытывала чувство ревности каждый раз, когда другая женщина завладевала его вниманием. Леди Уолш, леди Болсэм и леди Маргейт – все они были весьма привлекательными особами.

Ей хотелось поколотить каждую из них.

Прошло еще четверть часа, и Каролина, наконец, разочарованно осознала, что «очень скоро» не означает «чуть позже этой ночью».

Тяжело вздохнув, она поднялась по лестнице и направилась в свою спальню, хотя чувствовала, что вряд ли уснет.

Каролина вошла в комнату и закрыла за собой дверь. Откинув голову назад и закрыв глаза, она прислонилась плечом к деревянной панели, испытывая тоску по Дэниелу и в то же время, стремясь всеми силами избавиться от этого чувства. Наконец она равнодушно открыла глаза и замерла, уставившись на… Дэниела.

Он лежал на кровати поверх покрывала, опираясь спиной на изголовье с кружевными подушками и заложив руки за голову. При этом был совершенно голый. И, судя по его физиономии, чрезвычайно рад видеть ее.

– Тебе, вероятно, следует запереть дверь – тихо сказал Дэниел.

Не в силах оторвать от него взгляд, Каролина протянула руку за спину и нащупала замок. Как только раздался щелчок, Дэниел медленно поднялся с кровати и подошел к ней мягкой походкой тигра, наметившего добычу.

Каролина не могла ни двигаться, ни говорить. Она затаила дыхание, глядя на него, такого сильного, мускулистого и очень возбужденного. Его глаза горели огнем, угрожая испепелить ее.

Пламя камина согревало комнату, освещая золотистым светом его тело. Протянув руку, Дэниел привлек Каролину в свои объятия и склонил голову. Ощущение обнаженной кожи под ее руками, которые скользнули по его груди и обвили шею, вызвало у нее легкое головокружение. Их губы встретились, и Каролина приоткрыла свои со вздохом наслаждения. В отличие от их предыдущего поцелуя, безумного и неистового, этот был неторопливым и проникновенным, однако возбуждал ее в не меньшей степени.

Дэниел поднял голову, закончив поцелуй также медленно, как и начал. Увидев его необычайно страстный взгляд, она почувствовала прилив тепла и трепет в своем чреве.

Нежно проведя пальцами по ее щеке, он тихо произнес:

– Каролина.

В ответ она прошептала только одно слово, которое беззвучно повторяла весь вечер:

– Дэниел. – Затем вздохнула и спросила: – Что ты здесь делаешь?

– Жду тебя. Кажется, целую вечность. Где ты была?

В уголках ее губ обозначилась робкая улыбка.

– В холле.

Он окинул взглядом ее одеяние:

– В пеньюаре?

– Я ждала тебя, полагая, что твоя фраза «очень скоро увидимся» означала свидание этой ночью. Как ты здесь оказался?

– Не скажу. Мужчина должен иметь свои секреты.

Осознав, что он повторяет на свой лад сказанное ею раньше, она ответила ему точно так же, как он тогда ответил ей:

– Ты понимаешь, что побуждаешь меня самой выяснить это?

– Рад слышать, что тебя это интригует. Скажу только, что мой способ проникновения в твою комнату соответствует моему имиджу разбойника. И что запор на стеклянной двери твоей спальни не очень надежен. Однако я закрепил его пока ждал тебя.

Каролина взглянула на стеклянную дверь, ведущую на небольшой балкон:

– Ты проник сюда через балкон? Но как ты забрался на второй этаж?

– Могу лишь повторить – мужчина должен иметь свои секреты. Скажу только – я был полностью одет, когда прибыл сюда. Поскольку ты не хотела говорить, что надеваешь на ночь, я решил сам узнать это. – Его пылкий взгляд остановился на кружевах на ее груди. – Мне очень нравится твой наряд. И чтобы между нами не осталось тайн, я подумал, что будет справедливо позволить тебе увидеть, в чем я ложусь спать.

Каролина взглянула на его широкие плечи и грудь и облизнула пересохшие губы.

– Мне тоже нравится твой вид.

Ей хотелось прижаться к нему и снова почувствовать магию его поцелуя, но в этот момент он взял ее за руку и подвел к кровати.

Вместо того чтобы увлечь ее на постель, как она ожидала, Дэниел взял с ночного столика небольшой сверток:

– Это для тебя.

– Еще один подарок? – спросила Каролина удивленно и с явным удовольствием. Она взяла сверток, в котором, судя по форме и размерам, была книга. Боже, одно лишь то, что Дэниел, обнаженный, находился в ее спальне, уже являлось для нее большим подарком. – Я уже начинаю привыкать к тому, что получаю подарки каждый раз, когда вижу тебя, – насмешливо сказала она.

– Мне доставляет удовольствие дарить их.

– Следует развернуть этот сверток прямо сейчас?

– Если хочешь увидеть, что там.

Хотя почти невозможно было сосредоточиться на чем-либо, кроме его наготы, Каролина, тем не менее, развязала ленту, развернула оберточную бумагу и обнаружила слегка потертый томик в кожаном переплете. Она провела пальцем по золоченым буквам названия: «Краткий сборник греческих мифов».

– Галатея сказала Разбойнику, что предпочитает драгоценностям книгу из личной коллекции джентльмена. Поскольку ты прислала мне книгу, я решил подарить тебе свою из моей библиотеки. – Он дотронулся до закладки в виде голубой ленточки на одной из страниц: – Здесь я отметил отрывки, относящиеся к Галатее.

– Спасибо.

– Пожалуйста. – Уголок его рта слегка приподнялся. – Правда, эта книга не такая возбуждающая, как та, что ты прислала мне.

– Тем не менее, я высоко ценю ее.

– Рад слышать. – Он взял книгу из ее рук и положил на тумбочку. – Если речь зашла о ценностях, то разбойнику пора завладеть своей добычей. – Он слегка сжал ее талию и окинул взглядом с головы до ног: – Ты великолепна.

– Как и ты.

– Но в отличие от меня ты одета.

– О да. – Каролина провела руками по его широкой груди. – Ты поможешь мне устранить это различие?

– Никогда в жизни не получал более искушающего приглашения.

Пока он развязывал пояс ее пеньюара, она прижималась губами к его груди и, закрыв глаза, вдыхала его запах, такой теплый и чистый, с легким оттенком сандалового дерева и накрахмаленного белья. От этого запаха у нее кружилась голова, и ей хотелось бесконечно долго прижиматься к этому сильному телу, ничего не делая и лишь вдыхая этот пьянящий аромат.

Дэниел стянул пеньюар с ее плеч, и тот с шорохом упал на пол. Его пальцы начали развязывать ленту, стягивающую ее волосы, тогда как Каролина продолжала целовать его, обвив руками талию. Когда она провела языком по его соску, он резко втянул воздух.

Она ощущала его напряжение, свидетельствующее о том, что он старался сдерживаться, чтобы не потерять контроль над собой. Ей же, напротив, хотелось, чтобы он расслабился.

– Ты отвлекаешь меня от моей задачи, – сказал он, касаясь губами ее горла.

– От какой задачи?

– Раздеть тебя.

– О-о-о… – Она застонала, когда он обхватил ее груди и начал тереть соски через шелк ее легкой одежды. Затем его руки двинулись вверх к тонким лямкам сорочки. Каролина затаила дыхание, когда он стянул их с плеч. Невесомая материя соскользнула к ее ногам и присоединилась к пеньюару.

– Ты великолепна, – пробормотал Дэниел, пожирая Каролину глазами. Затем покрыл легкими поцелуями ее шею и ключицу и спустился к груди, описывая языком медленные круги вокруг соска.

При этом одной рукой он обхватил другую грудь, а второй провел по середине спины, по ягодицам и по чувствительному местечку между ними.

Каролина не могла сдержать стон, когда он втянул ее сосок глубже в рот. Ее пальцы зарылись в его густые волосы, в то время как внутри нарастало напряжение, требующее разрядки. Она раздвинула ноги в молчаливом приглашении дотронуться до ее набухших влажных складок, однако Дэниел продолжал неторопливо ласкать ее груди, поглаживая при этом бедра.

Она просунула руку между их телами, чтобы коснуться его, но он поднял голову и остановил ее. – Подожди. – Согнув колени, он подхватил ее на руки.

Каролина испуганно охнула и обвила его шею, тогда как он направился в угол комнаты.

– Я вполне способна сама ходить, – пробормотала она, хотя ей было очень приятно ощущать его силу.

– Знаю, но не могу оторваться от тебя. – Дэниел осторожно опустил ее перед большим зеркалом в раме, потом придвинул к ее ногам круглое, обтянутое бархатом сиденье, стоявшее у туалетного столика. Сам он встал позади Каролины, упираясь своим возбужденным членом в ее спину.

Она видела в зеркале его большие руки, обхватывающие ее груди.

– Хочу заняться с тобой любовью здесь, – тихо сказал Дэниел, касаясь губами ее виска и напряженно глядя на ее отражение в зеркале, – так, чтобы ты могла видеть не только меня, но нас обоих. Вместе. – Его пальцы слегка теребили ее затвердевшие соски. – Как я ласкаю тебя. Как целую. – Он коснулся губами ее уха. – Как пробую тебя на вкус, – прошептал он, проводя языком по ее шее.

Каролина ощутила нарастающий жар внутри и закрыла глаза.

– Посмотри на меня, – сказал он глухим голосом. – Не закрывай глаза.

Она заморгала, открыла глаза и встретилась с его взглядом.

Никогда еще никто не смотрел на нее с таким пылом, с такой невероятной страстью.

– Я хочу, чтобы ты видела, как я ласкаю тебя, Каролина. – Его рука прошлась по ее талии и опустилась к бедру. Он поднял ее ногу и поставил ступню на мягкую подставку.

Каролина густо покраснела, увидев себя в зеркале в таком откровенном виде, однако ее замешательство быстро улетучилось при первом прикосновении его пальцев к ее блестящей от влаги расселине.

Из горла Каролины вырвался стон наслаждения, и она выгнулась в молчаливой просьбе продолжить эту ласку.

– Ты такая мягкая, – сказал Дэниел ее отражению в зеркале, медленно поглаживая одной рукой ее грудь, а другой лаская ее набухшие складки. – И такая влажная. – Он прильнул губами к ее волосам, глубоко вдыхая знакомый аромат, и издал низкий стон. – И ты пахнешь очень приятно.

Каролина отвела руку назад и обняла его за шею.

– Мне очень хорошо, – прошептала она, очарованная невероятно возбуждающим видом его рук, ласкающих ее.

Дэниел продолжал возбуждать ее, просунув палец внутрь и медленно двигая им, тогда как его ладонь прижималась к чувствительному бугорку, заставляя Каролину трепетать, но не доводя до разрядки, которую ее тело отчаянно жаждало.

Ее дыхание участилось, она со стоном надавила на его руку, желая большего, и, охваченная страстью, закрыла глаза.

– Открой глаза, Каролина. Посмотри на меня. – Голос Дэниела был низким, хрипловатым и требовательным. Она подчинилась и встретилась в зеркале с его пламенным взглядом. – Скажи, что ты хочешь меня.

Она облизнула губы, стараясь обрести голос.

– Да. Ты знаешь это.

Его пальцы продвинулись чуть глубже.

– Скажи это.

– Я… хочу тебя. – Боже, как можно что-то говорить в такой момент?

– Скажи: «Я хочу тебя, Дэниел», – потребовал он, не отрывая от нее глаз.

– Я хочу тебя, Дэниел, – прошептала она, лихорадочно прижимая его руку в том месте, где он ласкал ее.

– Повтори еще раз.

– Я хочу тебя, Дэниел. – Каролина убрала руку с его шеи и, просунув ее между их телами, обхватила его возбужденную плоть. – Я хочу тебя, Дэниел. Очень хочу. Скорее. Пожалуйста.

В его глазах отразилось удовлетворение. Не говоря больше ни слова, он высвободил свой пальцы и опустился на колени, упираясь ягодицами в свои пятки. Затем потянул Каролину вниз, пока она тоже не встала на колени, широко раздвинув бедра. Дэниел расположился так, что головка его члена оказалась напротив ее влажного отверстия.

Глядя в зеркало на его руки, обхватившие ее груди, Каролина медленно опустилась, и они оба застонали от наслаждения.

Несколько секунд никто из них не двигался. Каролина лишь смотрела в зеркало, испытывая невероятное блаженство от глубокого Проникновения внутрь. При этом она видела Дэниела и себя. Это было такое возбуждающее, глубоко интимное зрелище.

Каролина прикоснулась к его рукам на ее груди и прошептала:

– Дэниел.

Из его горла вырвался стон.

– Каролина. О Боже, Каролина… – Дэниел двинул бедрами, и она тоже застонала, когда он проник глубже. Она повернула голову, и их губы слились в страстном поцелуе. Он начал двигаться внутри мощными толчками, с каждым разом приближая ее к кульминации, пробуждая в ней неистовую потребность, какую она никогда прежде не испытывала.

Прервав поцелуй, Дэниел приложил ладонь к низу ее живота и начал нежно тереть пальцами чувствительную шишечку. Мощный оргазм сотряс все ее существо, и у нее вырвался крик необычайного наслаждения. Ее пальцы впились в его бедра, тогда как она продолжала содрогаться всем телом, часто дыша. В то же время Дэниел на мгновение замер позади нее, и в следующий момент Каролина затуманенным взором увидела в зеркале его напряженное лицо и ощутила пульсации его тела, изливающего в нее свое семя.

– Каролина.

Ее имя прозвучало над ее ухом как мольба. Затем он уткнулся лбом в ее висок. Его кожа блестела от пота, а дыхание было прерывистым, обжигая ее.

Каролина подняла свою ослабевшую руку и коснулась его спутанных волос.

– Дэниел.

Их взгляды встретились в зеркале, и Каролина ощутила такой прилив нежности, что по телу ее пробежала дрожь.

Он обхватил ее руками.

– Каролина, я… – Он замолчат, не в силах продолжать. Что-то похожее на смущение тронуло черты его лица. Затем оно снова приняло обычное теплое и слегка насмешливое выражение.

– Думаю, надо сделать перерыв. На несколько минут.

– Да, на несколько минут, – согласилась Каролина.

– У нас еще вся ночь впереди.

Каролину внезапно охватило беспокойство, и она решительно отбросила вновь нахлынувшую истому, которая угрожала окончательно размягчить ее. Она хорошо знала, к чему ведут нежные чувства, и не могла позволить себе терять бдительность с этим мужчиной. Нежности не должно быть места в их временных отношениях.

Пока она помнит это, все будет хорошо.

Однако когда их взгляды встретились в зеркале, она испугалась, что может забыть о своем зароке.

Глава 19

Я обнаружила, что лучший способ сохранять заинтересованность моего любовника состоит в поддержании атмосферы таинственности – надо дать понять ему, что у меня есть свои маленькие секреты, но никогда не открывать их. Кроме того, занимаясь любовью, необходимо искать новые способы и позиции, чтобы ему не наскучило однообразие.

Из книги «Мемуары любовницы»

Расположившись на одеяле под столетней ивой, тень от которой была испещрена пятнами от лучей полуденною солнца, пробивающихся сквозь трепещущие на ветру листья, Дэниел закрыл глаза и удовлетворенно вздохнул. Он никогда прежде не задумывался, как провести предстоящий день, но сегодня заранее определил, чем заполнить его.

Утром, когда небо окрасилось в розовато-лиловые тона и стало ясно, что пора покинуть постель Каролины, Дэниел осознал, что ему совсем не хочется уходить. Мысль о том, что необходимо расстаться с Каролиной хотя бы на несколько часов, была невыносима. Проведя с ней эту восхитительную ночь в ее уютной спальне, где они могли свободно разговаривать, смеяться и заниматься любовью, он всем сердцем желал, чтобы это никогда не кончалось.

Хотя Дэниел убеждал себя, что сможет увидеться с ней следующей ночью, он не хотел ждать так долго. Он надеялся быть рядом с Каролиной весь день – разговаривать, смеяться, гулять, обнимать ее – вдали от любопытных глаз лондонского общества.

Он хотел, чтобы она принадлежала только ему.

Поэтому, прежде чем покинуть ее постель, он пригласил ее провести с ним день в Медоу-Хилле, в его загородном поместье в Кенте, в трех часах езды от Лондона. Каролина согласилась, и они уехали сразу после завтрака, рассчитывая вернуться в Лондон после обеда. Так начался самый прекрасный день, какой он мог только вообразить.

Он поддерживал Каролину, пока она спала в карете во время путешествия, прижавшись к нему, так что ее голова покоилась на его плече, а рука лежала на его груди – там, где находилось сердце.

Прибыв в Медоу-Хилл, Дэниел показал ей свой дом и не преминул задержаться в спальне, так как прошло бесконечно долгих пять часов, с тех пор как они занимались любовью. Никогда прежде он не приводил женщин в свой загородный дом и не собирался этого делать.

Однако с Каролиной поступил иначе и не пожалел об этом. Войдя в холл, она как бы наполнила дом солнечным светом, прогнав тьму, которая, как казалось Дэниелу, господствовала здесь. С появлением этой женщины все вокруг приобрело новые, яркие краски.

После легкого ленча они направились в конюшню, где Дэниел, пока седлали их лошадей, представил ей своих остальных подопечных.

Животные сразу полюбили Каролину, и было ясно, что эта любовь взаимная. Затем они отправились верхом в обширный парк – самую любимую часть поместья. Спешившись, Дэниел нарвал букет полевых цветов, и Каролина в знак благодарности нежно поцеловала его. Он понял, что до конца жизни полевые цветы будут напоминать ему этот чудесный день и эти мгновения.

После этого они продолжили свою конную прогулку. Дэниел не намеревался останавливаться возле небольшого озера в его владениях, но Каролина, заметив сквозь деревья сверкающие воды, попросила остановиться.

Когда же она предложила устроить пикник на берегу под раскидистой ивой, Дэниел помедлил, но не стал возражать. Он ненавидел это озеро и не хотел располагаться здесь, однако, увидев восторженный блеск в глазах Каролины, не мог отказать ей.

Усевшись спиной к воде, он почти забыл, где находится, и наслаждался вкусной едой и обществом Каролины. Затем, насытившись и расслабившись, прислонился спиной к стволу дерева, играя с локоном шелковистых волос Каролины, которая уютно устроилась на одеяле, положив голову ему на колени.

Мысль о том, что этот день скоро кончится, вызывала у него чувство огорчения и погружала в водоворот незнакомых прежде эмоций, с которыми он отчаянно, но безуспешно боролся весь день.

Он надеялся что здравый смысл наконец возобладает и убережет его от неминуемого погружения в разверзнувшуюся перед ним пучину страсти. Однако оказалось, он не в силах остановить это падение. Он не мог перестать желать Каролину. Не мог запретить себе прикасаться к ней или просто находиться рядом. Но при этом совершенно не знал, как вести себя в прежде незнакомом мире бурных эмоций.

Дэниел посмотрел на Каролину и увидел, что она изучает крошечный желтый цветочек, выглядывающий из травы. Это столь естественное занятие очаровало его. Ее поведение казалось безыскусным, почти по-детски наивным в отличие от большинства аристократок, которые обычно держались надменно. Она сама являлась виконтессой, хотя от рождения и не принадлежала к дворянскому сословию. Однако, несмотря на нынешний статус, сохранила добродушно-веселый нрав, который так пленил его. Удивление, появлявшееся в ее глазах, когда она слышала щебетание, вьюрка или видела бабочку, необычайно трогало его.

– Приятно наблюдать, как волнуют тебя простые радости жизни, – неожиданно сказал Дэниел. Он не хотел произносить эти слова вслух, однако так получилось, и Каролина, приподняв подбородок, посмотрела на него.

Она изучала его несколько секунд с серьезным видом, потом кивнула.

– А как же иначе? Господь даровал мне больше, чем я рассчитывала иметь. Больше, чем я заслуживала. Но я и потеряла немало… – Ее голос затих, и она нахмурилась, глядя на желтый цветочек.

Разумеется, она имела в виду Эдварда, человека, которого глубоко любила и продолжала любить. Дэниел вдруг почувствовал зависть. Интересно, каково быть столь любимым? Чтобы кто-то считал тебя самым дорогим человеком на свете?

На лбу его обозначились морщины. Никогда прежде он не думал о таких вещах. Он полагал, что, должно быть, приятно сознавать, что тебя любят, хотя не имел возможности испытать, что означает ответить на такое чувство взаимностью.

А любил ли по-настоящему кто-нибудь его самого? Или главную роль играли его титул, богатство, положение в обществе?

– Я стараюсь ценить то, что имею, – тихо сказала Каролина.

Ее слова заставили его осознать, как часто он считал свои привилегии и свое положение само собой разумеющимися. Ему стало стыдно.

– Ты побуждаешь меня следовать твоему примеру и быть более признательным судьбе, – сказал Дэниел.

Их взгляды встретились, и от него не ускользнуло удивление, промелькнувшее в ее глазах.

– Ты, в свою очередь, положительно повлиял на меня, Дэниел, – тем, что помогаешь Сэмюелу, Кейти и несчастным животным. – Она бросила на него лукавый взгляд и покачала головой. – Ты даже не представляешь, какой ты удивительный человек, не так ли?

Дэниел воздержался от скептического возражения в ответ на ее вопрос. У него возникло странное чувство, названия которому он не знал, потому что ничего подобного не испытывал прежде. Похоже было, будто его укутали в теплое мягкое одеяло холодной зимней ночью.

Черт побери, она опять смотрит на него как на героя. Дэниел не мог отрицать, что ему приятно чувствовать такое откровение, хотя он испытывал чувство вины, оттого что не возразил ей, поскольку она сильно ошибалась.

Дэниел слабо улыбнулся и провел рукой по ее волосам.

– Я рад, что ты так думаешь.

Каролина улыбнулась, затем поудобнее устроилась на его коленях и закрыла глаза.

– Именно так, – прошептала она.

Дэниел тоже закрыл глаза, решив расслабиться на несколько минут и восстановить душевное равновесие после бурных эмоций.

Однако довольно скоро, учитывая почти бессонную ночь, и он уснул. Сквозь сон Дэниел почувствовал, что спина его онемела и надо сменить позу. Он протянул руку, чтобы коснуться Каролины, но ничего не ощутил. Приподняв отяжелевшие веки, он обнаружил, что ее нет поддеревом.

– Каролина? – Не увидев ее перед собой среди деревьев рощицы, он повернулся к озеру и замер.

Каролина в одной лишь тонкой сорочке стояла спиной к нему в озере и вода доходила ей до бедер. Холодные щупальца страха сковали Дэниела. Из глубины сознания всплыли ужасные воспоминания, которые он давно похоронил. Дэниел наблюдал, как Каролина двинулась вперед и вода поднялась ей до пояса.

Здравая часть его сознания говорила, что с ней все в порядке, однако воспоминания, которые он долгое время держал под замком, не давали ему покоя. Прошлое смешалось с настоящим, и его охватил ужас, от которого все сжалось внутри.

Дэниел с гулко бьющимся сердцем поднялся на дрожащих ногах и сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться.

– Каролина! – крикнул он хриплым голосом, охваченный паникой.

Она обернулась, и в отличие от того, что было в прошлом, в ответ он увидел солнечную улыбку и радостный взмах руки. Однако в следующий момент его зрение затуманилось и вместо золотистых волос перед ним мелькнула темная коса. И глаза – пустые и холодные.

Дэниел заморгал, и перед его взором снова возникла улыбающаяся Каролина. Ее губы шевелились – видимо, она что-то говорила ему, – но он не слышал из-за шума в ушах. Она снова помахала ему рукой и, повернувшись, погрузилась глубже в воду. Дэниел рванулся вперед на нетвердых ногах и крикнул, чтобы она вернулась. Однако в следующий момент Каролина, потеряла опору и, вскрикнув, ушла под воду.

«Господь всемогущий, не допусти, чтобы это повторилось опять».

Эти слова звучали в его голове, как леденящее кровь заклинание. Внутри у него все похолодело, и в то же мгновение перед его глазами ожила картина прошлого, которую он старался забыть.

– Нет! – заорал Дэниел диким голосом, который, казалось, вырвался из глубины его души, и бросился в озеро. Он изо всех сил плыл к Каролине, отчаянно борясь с воспоминаниями прошлого.

В этот момент на поверхности показалась ее голова. Каролина выплюнула воду и засмеялась, убирая с лица прилипшие волосы. Как могла она так оступиться? Ее ноги на одно мгновение потеряли опору. Посетовав на свою неудачу, она попыталась подняться и лишь только восстановила равновесие, как сильные руки схватили ее за плечи и резко повернули. Заморгав, Каролина посмотрела на Дэниела. У нее невольно вырвался смех, и она снова откинула прилипшие к лицу волосы.

– Представь себе, я…

Ее слова и улыбка увяли, когда она увидела выражение его лица.

Он побелел как мел, и его глаза казались темными пятнами на бледном лице. Губы были плотно сжаты, все тело напряжено.

– Ты в порядке? – спросил он неузнаваемым хриплым голосом.

Прежде чем она раскрыла рот, чтобы ответить, Дэниел резко встряхнул ее.

– Скажи, что ты в порядке.

– Я цела и невредима, только намокла.

Дэниел сжал ее руки.

– Ты оказалась под водой.

Она кивнула:

– Да, я поскользнулась. – Видя его тревогу, Каролина опять улыбнулась. – Я понимаю, что, скорее всего, выгляжу неподобающим образом, но у меня нет под рукой полотенца и расчески.

Вместо того чтобы улыбнуться в ответ, Дэниел резко привлек ее к себе. Он сжал ее словно тисками и со стоном уткнулся лицом в изгиб ее шеи. Каролина чувствовала, как часто бьется его сердце.

Сначала она подумала, что он слишком остро среагировал, когда она скрылась под водой, полагая, что женщины – эфемерные создания, которые могут легко утонуть. Однако вскоре она заметила, что он весь дрожит.

– Дэниел? – Каролина пошевелилась в его объятиях, и он, наконец, поднял голову. Выражение его лица ошеломило и обеспокоило ее. Никогда прежде она не видела такой безысходности в его глазах. И хотя Дэниел смотрел на нее, казалось, он ничего не видел.

Каролина обхватила его бледное лицо мокрыми руками.

– Видимо, я напугала тебя. Прости. Однако нет причины беспокоиться, Я ничуть не пострадала, Дэниел. – Она провела пальцами по его скулам. – Я ценю то, что ты бросился в воду спасать меня, хотя в этом не было необходимости.

Черты его лица немного смягчились, но Каролина продолжала волноваться. Дэниел выглядел так, словно увидел привидение. Взяв его руку, она сказала:

– Давай выйдем из воды.

Он чуть заметно кивнул, и они двинулись к берегу. Когда они вышли на песчаный пригорок, Дэниел сильно дрожал, отчего тревога Каролины усилилась, так как день был солнечным и теплым, а вода – не слишком холодной. Она подошла к иве, взяла одеяло и вывела Дэниела на солнце.

– Посиди здесь, – попросила она.

Он тяжело опустился на траву, словно ноги отказали ему.

Каролина накинула одеяло ему на плечи, затем встала на колени перед ним и сжала его руки. Его пальцы были холодными, как лед, а кожа – смертельно бледной.

– Дэниел. – мягко позвала Каролина. – Что случилось?

Дэниел долго не отвечал, и она подумала, что он не слышит ее.

Он неотрывно смотрел на воду с таким видом, что у нее сжалось сердце. Она нежно потерла его холодные руки своими ладонями. И ждала.

Наконец щеки его слегка порозовели, и он откашлялся.

– Я не люблю воду, – сказал он надтреснутым голосом.

– Извини. Это я предложила устроить пикник на берегу. Если бы я знала, что тебе не нравится здесь, то никогда бы…

– Это не твоя вина. Никто не знает, что я ненавижу воду. Я никогда никому не рассказывал об этом.

Каролина ждала, когда он продолжит, однако снова повисла долгая пауза. Было видно, что Дэниел боролся с чем-то, что причиняло ему глубокую внутреннюю боль. Каролина поднесла его руку к своим губам и поцеловала холодные пальцы.

– Тебе не обязательно рассказывать мне, Дэниел.

Он повернулся и посмотрел на нее с такой печалью в глазах, что у нее сжалось сердце. Блеск его аристократической внешности исчез, и за блестящим фасадом обнаружился человек, испытывающий глубокое горе.

– Она погибла. В воде. – Эти произнесенные шепотом слова, казалось, вырвались из глубины его души. Он судорожно втянул воздух. – Я пытался спасти ее. Но опоздал. Когда я вытащил ее из воды, она была уже мертва.

Каролина затаила дыхание, охваченная сочувствием.

– О, Дэниел. Это ужасно. Я очень сожалею.

Он посмотрел ей в глаза, словно ища понимания, затем заговорил быстро, взволнованно:

– Я приехал на озеро в Сербрук-Мэнор, лег на своем любимом месте на солнышке и уснул. А когда проснулся, увидел ее. Она стояла по пояс в воде. Я окликнул ее, но она двинулась дальше на глубину. Я не мог понять, почему она не отвечает мне. Я закричал громче, умоляя ее остановиться и посмотреть на меня. Наконец она обернулась, и я понял по выражению ее глаз, что она задумала. Не знаю, каким образом, но я догадался. Я бросился в воду, крича и умоляя ее. Я говорил ей, что люблю ее. Что она нужна мне. Больше всех на свете. Но это не подействовало. Она отвернулась от меня и продолжила движение. В середине озера дно резко опускается. Я увидел, как она скрылась под водой. Я был хорошим пловцом и думал, что смогу спасти ее. Но я ошибся. Камни… – Его голос осекся, и он откашлялся. – Она загрузила свою юбку камнями. В конце концов, я нашел ее. Поднял на поверхность. Но было поздно.

Боже, он стал свидетелем того, как любимая им женщина покончила с собой. Он пытался спасти ее, но не смог. И потом всю жизнь винил себя.

Что-то влажное капнуло на руки Каролины, и она поняла, что это слезы. Из ее глаз. Они беззвучно текли по ее щекам.

– Дэниел… мне так жаль.

Он посмотрел ей в глаза.

– Сегодня после еды я уснул, а когда проснулся, тебя не было рядом. Я увидел тебя в воде. Ты шла на глубин, а потом вдруг исчезла… – Он содрогнулся. – Это было похоже на тот кошмар, который преследовал меня по ночам.

Каролина почувствовала угрызения совести и крепче сжала его руки.

– Прости, что напугана тебя. Я тоже задремала, а когда проснулась, ощутила жару. Вода показалась мне очень привлекательной. Ты крепко спал, и я не хотела будить тебя. Решила окунуться, чтобы освежиться. – Она собиралась предложить ему поплавать вместе, если он проснется, не зная о его отношении к воде. Каролина наклонилась и прижалась щекой к их сцепленным рукам. – Я понимаю твое горе, но не знаю, какими словами выразить соболезнование по поводу твоей потери. Это произошло недавно?

Он покачал головой:

– Нет. Мне было тогда восемь лет. Эта женщина была моей матерью.

В течение долгих нескольких секунд Каролина ошеломленно смотрела на него, не веря тому, что услышала. Она полагала, что он уже был взрослым. Что он потерял женщину, которую любил. Какой ужас. Ребенок стал свидетелем самоубийства матери…

– Боже, Дэниел. – Теперь она понимала, что порой омрачало его лицо. Понимала боль, которая таилась в глубине его темно-синих глаз.

– До меня она родила другого ребенка, – сказал он глухим голосом. – Мальчика. Он оказался мертворожденным. В связи с этим она впала в подавленное состояние и не могла полностью оправиться до самого конца. Я появился на свет годом позже. Мне кажется, она пыталась уделять мне внимание, но так и не смогла.

– А как к этому отнесся твой отец?

– Он думал, что мое рождение поможет ей восстановить нормальное душевное состояние, но когда этого не произошло, он совсем забросил меня. В конце концов, снова женился и заимел с новой женой еще двух сыновей. Софи нисколько не заботилась обо мне. Если бы не я, ее старший сын стал бы наследником. По той же причине мои единокровные братья всегда относились ко мне весьма прохладно. В дальнейшем мы крайне редко видели друг друга. Они вспоминали обо мне, когда им было что-то нужно, главным образом деньги.

Его взгляд снова устремился на воду.

– Отец до самой кончины винил меня в смерти матери.

Каролина сочувствовала Дэниелу в связи с выпавшими, на его долю страданиями и одновременно не могла понять его отца, проявившего такое бессердечие. Как он мог винить сына в смерти матери? Между тем Дэниел сам винил себя, как никто другой. Не сумел спасти.

Каролина коснулась его подбородка и ждала, когда он повернется к ней.

– Ты помнишь, я однажды сказала тебе, что мы не можем контролировать поступки других людей – только свои собственные? – Он кивнул, и она продолжила: – Смерть матери – не твоя вина, Дэниел. Горе, которое довело ее до самоубийства, никак не связано с тобой.

Его красивые глаза смотрели на нее с отчаянием.

– Я не смог остановить ее.

– Но ты не был причиной ее горя. – Каролина откинула с его лба прядь темных волос. – Мне трудно признаться в том, о чем я никому не говорила. Даже Саре, от которой у меня нет секретов. – Она вздохнула, затем продолжила: – После смерти Эдварда у меня была мысль покончить с собой. Я сидела часами, глядя на его портрет, и чувствовала себя покинутой и лишенной всяких надежд на будущее. Я не представляла, как смогу жить без него. И у меня не было желания продолжать существовать.

На нее нахлынули воспоминания об этих ужасных мрачных днях, и она содрогнулась.

– Однако что-то внутри меня не позволило покончить с жизнью. Я не знаю, что это было. Может быть, некая внутренняя сила, о которой я не подозревала. По сей день мне неизвестно это. Однако я сама выбрала иной путь, и никто другой. Если бы я твердо решила покончить с жизнью, никто – даже моя любимая сестра – не смог бы отговорить меня или помешать мне сделать это. Ты тоже не мог предотвратить самоубийство матери.

Они долгое время молчали. Наконец Дэниел сказал:

– Я очень хотел бы, чтобы моя мать обладала такой внутренней силой, о которой ты говоришь.

– Я тоже хотела бы. Но не твоя вина, что она не нашла в себе силы продолжать жить.

Дэниел высвободил одну свою руку и провел кончиками пальцев по лицу Каролины, словно стараясь запомнить ее черты.

– Я рад, что ты в ту пору вновь обрела себя.

– Я тоже рада. – Каролина поцеловала его пальцы, когда они прикоснулись к ее губам. – Спасибо тебе за доверие.

– А тебе спасибо за то, что выслушала меня. И за доверие тоже. – Он прикоснулся ладонью к ее щеке. – Я не имел намерения рассказывать тебе эту историю, но так получилось, и теперь мне гораздо легче. Словно тяжелый груз свалился с плеч.

– Держать в себе такие чувства – тяжелая ноша.

– Да. Я не часто говорю от всего сердца. – Он невесело улыбнулся. – Некоторые могут сказать: это потому, что его у меня нет.

– И они будут не правы, Дэниел. – Каролина приложила руку к его груди, ощущая ладонью равномерные биения. – У тебя доброе, щедрое сердце.

Да, он действительно был добрым, великодушным, благородным человеком, который скрывал невероятную боль за внешностью очаровательного повесы. Каролина была знакома с ним многие годы, но не знала его истинной сущности. До настоящего времени. До того, как он открыл ей свою душу.

Волна нежности охватила ее, переполняя сердце чувством, от которого внутри все замерло. Потому что оно было ей знакомо. Очень хорошо знакомо. В прошлом. С Эдвардом. Это была…

Любовь.

Боже, она полюбила Дэниела.

Несколько секунд Каролина не могла дышать. Не могла оценить свое открытие. Она попыталась отрицать, но нет – ошибки не было. Она полюбила его.

Как это могло случиться? Ведь она едва знала этого человека.

«Ты знала его многие годы».

Но недостаточно хорошо.

«В последнее время у тебя была возможность узнать его гораздо лучше».

Но не настолько, чтобы полюбить.

«Ты должна знать, что порой достаточно одного лишь мгновения, чтобы влюбиться».

Да, она поняла это. И потому не ошибалась относительно возникшего у нее чувства.

Каролина осознала, что оно зародилось давно и крепло в течение последних нескольких месяцев, с тех пор как она увидела Дэниела на званом вечере у Мэтью. Хотя она думала, что уже никогда никого не полюбит, это все-таки случилось.

Она влюбилась в мужчину, который дал ей ясно понять, что не желает владеть ее сердцем и не намерен отдавать свое.

И несмотря на то что ей даже не приходило в голову снова вступить в брак, она вдруг поняла, что готова выйти замуж за человека, которого полюбила. Каролина восприняла эту мысль с восторгом, которого уже не надеялась вновь испытать.

Дэниел не скрывал своей неприязни к браку. Учитывая его благосостояние и владения, единственной причиной, которая могла побудить его жениться, являлась необходимость произвести на свет наследника в ближайшие годы. Однако Каролина, будучи замужем за Эдвардом, безуспешно пыталась забеременеть, и если даже Дэниел изменит свое мнение и решит жениться на ней, она не сможет родить ему ребенка. Правда, у него есть два брата, которые могут наследовать графство, но она знала, что каждый мужчина хотел бы иметь сына, продолжателя рода.

Она закрыла глаза, думая о неожиданных поворотах судьбы.

– Каролина?

Она открыла глаза и посмотрела на его встревоженное лицо.

– С тобой все в порядке? – спросил он.

«Нет. Я влюбилась в тебя и не знаю, что делать теперь».

Каролина попыталась улыбнуться, но не была уверена, что ей это удалось.

– Все хорошо.

– Я думаю, нам следует вернуться домой и приготовиться к возвращению в Лондон.

– Пожалуй.

Она попыталась встать, но он удержал ее на месте и медленно наклонился, прильнув губами к ее губам. Его проникновенный поцелуй был исполнен нежной страсти, от чего к ее горлу подкатил ком и на глаза навернулись слезы. Затем он начал собирать вещи, и Каролина поспешила одеться.

Час спустя, немного отдохнув и подкрепившись, они уже были на пути в Лондон. Не зная, о чем говорить, Каролина уютно устроилась рядом с Дэниелом, положив голову ему на грудь. Они почти не разговаривали, и она размышляла, о чем он думает. Она надеялась, что он воспринял ее слова и больше не винит себя в смерти матери. Кроме того, Каролина молила Бога, чтобы Дэниел не догадался о том, какие глубокие чувства она испытывает к нему.

Она знала, что их роман рано или поздно закончится, и теперь хотела, чтобы это произошло как можно скорее. Не было смысла признаваться в своих чувствах человеку, который не скрывал, что желает лишь легкой любовной связи. Ее признание, несомненно, шокирует его и лишь затруднит их дальнейшие отношения.

Она не могла продолжать их роман, испытывая открывшееся чувство к нему. Она знала по опыту, что оно станет еще более глубоким, а это значит, что чем дольше она будет оттягивать конец их связи, тем болезненнее будет разрыв.

И все-таки в данный момент она не могла даже помышлять о том, чтобы сказать ему о своем намерении. Ведь он все еще охвачен воспоминаниями о смерти своей матери, и ей необходимо пока быть рядом с ним. Они будут заниматься любовью какое-то время, а потом она расстанется с ним и вернется к прежнему образу жизни.

Когда они прибыли в Лондон, карета остановилась перед городским домом Каролины. Дэниел проводил ее до двери и на прощание поцеловал руку.

– Спасибо за прекрасный день, который я никогда не забуду.

Каролина проглотила слюну и с трудом ответила хриплым голосом:

– Я тоже, Дэниел.

Он удалился.

И она пошла на отяжелевших ногах вверх по лестнице в свою спальню.

Несколько минут спустя Дэниел, совершенно опустошенный, вернулся домой. Баркли и Сэмюель ожидали его в холле. Сэмюель ходил туда-сюда по мраморному полу.

– Вы никогда не догадаетесь, милорд, – сказал Сэмюель, как только Дэниел переступил порог.

Проклятие. Он не был уверен, что у него хватит сил еще на одну драму сегодня.

– Даже не могу представить.

– Эти два парня опять появились здесь. Следователь и сыщик. Они уже два часа ждут вас. Мы сказали им, что не знаем, когда вы вернетесь, но они настояли на своем.

– Они сообщили, чем вызван их визит?

Сэмюель покачал головой и взволнованно сглотнул слюну.

Дэниел успокаивающе похлопал его по плечу.

– Несомненно, они напали на след убийцы леди Кроуфорд. Сейчас я узнаю, чего они хотят.

– На случай, если они явились сюда по поводу юного Сэмюела, я проводил их в библиотеку, милорд, – тихо сказал Баркли. – Я подумал, что, возможно, им доставит удовольствие общество Ноти.

О Боже! Два часа с Ноти? Дэниел сомневался, что кому-то из нормальных людей это может понравиться.

Он вошел в библиотеку и с облегчением отметил, что Ноти спит.

Рейберн и Мейн поднялись со своих мест, и после обмена приветствиями Мейн спросил в своей обычной резкой манере:

– Вы отсутствовали весь день, лорд Сербрук?

– Да, только что вернулся.

– А где вы были?

– В своем загородном доме в Кенте.

Мейн удивленно поднял брови:

– Довольно длительный путь для одного дня.

– Мне было приятно путешествовать в такую прекрасную погоду.

Рейберн откашлялся.

– Должно быть, вы отправились рано утром. В котором часу вы покинули Лондон?

– Около семи. – Дэниел перевел взгляд с одного на другого. – Джентльмены, я устал и хотел бы отдохнуть, поэтому, может быть, вы объясните цель вашего визита? Это касается Толливера? Или какого-то другого убийцы леди Кроуфорд?

– А почему вы думаете, что мы прибыли сюда в связи с убийством леди Кроуфорд? – резко спросил Мейн.

– Я только предполагаю, потому что не понимаю, что еще мы можем обсуждать.

– Боюсь, есть еще кое-что, – сказал Рейберн серьезным тоном. – Скажите, лорд Сербрук, в котором часу вы покинули званый вечер у лорда Эксбери?

– Не могу сказать точно, но, кажется, около часа ночи.

– Вы отправились прямо домой?

– Да.

– И потом оставались дома?

Дэниел заколебался на мгновение, в течение которого решил пренебречь своей совестью.

– Да. – Он действительно находился дома около двадцати минут, прежде чем пойти к Каролине.

Мейн прищурился с явным недоверием:

– Рейберн и я видели, как вы разговаривали с леди Маргейт прошлым вечером у Эксбери.

Дэниел задумался на несколько секунд, потом кивнул:

– Мы обменялись несколькими любезностями.

– Какие у вас с ней отношения?

– Мы друзья.

– Мы узнали из нескольких источников, что не далее чем год назад вы были больше, чем друзья.

– Не секрет, что Гвендолин и я имели короткую любовную связь.

– Вы дарили ей какие-нибудь драгоценности, как леди Кроуфорд? – спросил Рейберн.

– Да. Браслет.

– С сапфирами?

Дэниел кивнул.

– Кстати, он был на ней прошлым вечером. – По спине его пробежал неприятный холодок. – А почему вы спрашиваете?

– Потому что, лорд Сербрук, – сказал Рейберн, – леди Маргейт была найдена мертвой рано утром в конюшне за домом лорда Эксбери. Ее забили до смерти дубинкой – точно так же, как и вашу другую бывшую любовницу, леди Кроуфорд. И вы, милорд, единственная связующая нить между этими двумя убийствами.

Глава 20

Женщине не следует бояться проявлять инициативу в любовных делах. Я никогда не слышала со стороны моих любовников сетований на то, что я слишком активна и распутна, тогда как многие мужья жалуются, что их жены в постели могут только лежать неподвижно под ними и ежиться. Вот почему эти джентльмены предпочитают иметь дело со мной.

Из книги «Мемуары любовницы»

Дэниел смотрел на двух мужчин, стараясь сохранять внешнее спокойствие, хотя внутри бушевал вихрь эмоций. В его сознании не укладывалась мысль, что Гвендолин мертва и что Мейн с Рейберном подозревают его в убийстве. Они подозревали его и после смерти Блис, особенно этот сыщик, Мейн, хотя тогда их подозрение не особенно волновало его. Однако сейчас… Он удивленно поднял брови:

– Вы действительно считаете, что я способен совершить эти преступления?

– При определенных обстоятельствах любой человек способен на убийство, милорд, – сказал Мейн, пристально глядя в лицо Дэниелу.

– Включая вас? – спросил Дэниел, не отводя своего взгляда.

– Любой человек, – повторил Мейн.

– И какой, по-вашему, у меня мотив убивать этих двух женщин, к которым я когда-то испытывал нежные чувства?

– Возможно, вы относились к ним не так, как пытаетесь уверить нас, – констатировал Мейн.

– Вам придется очень потрудиться, чтобы доказать это, учитывая ложность вашего утверждения. В то же время, мне кажется, все указывает на то…

– В нашем деле то, что «кажется», нельзя принимать во внимание, – прервал его Мейн. – В действительности же все указывает на вас. И только на вас.

– Очень удобная позиция, – сказал Дэниел. – Слишком удобная. А вам не приходило в голову, что кто-то старается подставить меня?

– Это как раз то, что вы пытались сделать в отношении Толливера, – сказал Рейберн. – Однако он не мог убить леди Маргейт, находясь под арестом.

– Но мог убить леди Кроуфорд, – возразил Дэниел, стараясь сдерживать свое раздражение. – И стрелять в меня. Или, может быть, вы, думаете, что я сам стрелял в себя? Не исключено, что Толливер нанял кого-то убить леди Маргейт тем же способом, как леди Кроуфорд. Этот человек угрожал отомстить мне. Что может быть лучше, чем видеть меня обвиненным и повешенным за убийство?

Рейберн нахмурился:

– Тогда почему он пытался застрелить вас?

– Возможно, потому, что ему не хватило терпения, – предположил Дэниел. – Я не знаю, чем руководствовался этот безумец.

– Кто унаследует титул и имущество в случае вашей смерти? – спросил Мейн.

Дэниела немного смутил этот неожиданный вопрос. Он на мгновение заколебался, потом сказал:

– Мой младший единокровный брат Стюарт. А затем – его младший брат Джордж.

– Они оба ваши единокровные братья? – спросил Рейберн.

– Мой отец вторично женился после смерти моей матери.

– Какие у вас с ними отношения?

– Весьма натянутые, – признался Дэниел. – Однако никто из них не мог совершить преступление, поскольку они последние несколько месяцев находятся на континенте.

– А ваша мачеха?

– Она с ними.

– Наследование графства – весьма существенный мотив, – заметил Мейн. – Любой из них мог вернуться в Англию.

– Маловероятно, – сказал Дэниел. – Последнее письмо от них пришло ко мне несколько дней назад из Австрии. Они великолепно проводят там время и собираются от туда отправиться в Италию.

– Судя по вашим словам, письмо вполне дружеское, несмотря на ваши натянутые отношения, – заметил Рейберн.

– Они всегда бывают любезными, когда им нужны деньги, – сухо сказал Дэниел.

– Есть у вас какие-нибудь враги? – спросил Рейберн.

– Мне неизвестно, хотя очевидно, что один враг, несомненно, есть. Надеюсь, вы постараетесь обнаружить его. Я тоже приму меры. – Дэниел встал. – Если у вас ко мне больше нет вопросов… – сказал он, многозначительно взглянув на дверь.

Рейберн и Мейн удалились, хотя Дэниелу было ясно, что Мейн с удовольствием надел бы на него наручники и отправил на эшафот.

Дэниел чувствовал, когда он утверждал, что находился дома прошлой ночью, Мейн подозревал его во лжи, а это не сулило ничего хорошего. Сыщик явно считал его виновным в преступлениях, значит, вместо того чтобы искать настоящего убийцу, Мейн будет следить за ним, надеясь найти против него необходимые улики.

Проклятие!

Дэниел, нахмурившись, начал ходить перед камином.

Совершенно ясно, что кто-то старается подставить его. Но кто? И почему? Обе жертвы являлись его бывшими любовницами. Единственными женщинами, которыми он увлекся после Блис и Гвендолин, были Кимберли и… Каролина.

Он резко остановился, словно наткнувшись на стену. Неужели враг имел целью убивать его бывших любовниц? Похоже, что так. При этом тень подозрения падала на него. В таком случае и Кимберли, и Каролина подвергаются опасности. Мысль об угрозе Кимберли вызывала у него гнев и тревогу. Но то, что Каролине грозит опасность…

Он почувствовал, что сердце его замерло. Знает ли враг об их отношениях с Каролиной? Внезапно ему в голову пришла мысль, заставившая его похолодеть.

Что, если тот ночной выстрел предназначался не ему, а Каролине?

На несколько секунд у него перехватило дыхание. Не было никаких доказательств, но он нутром чувствовал, что прав. Учитывая два последних преступления, логично было предположить, что Кимберли и Каролина могут стать следующими жертвами. Он бросился в холл и кратко сообщил Сэмюелу и Баркли о своем разговоре с Рейберном и Мейном.

– Какие же они придурки, если думают, что вы могли причинить вред этим женщинам, – сказал Сэмюель, сверкая глазами.

– Согласен, но не это важно сейчас. Мне необходимо предупредить леди Уолш и леди Уингейт, что они подвергаются опасности из-за их… связи со мной. Сэмюель, я хочу, чтобы ты отыскал Рейберна и Мейна и сообщил им о моих опасениях. Я не знаю, куда они пошли, но, в конце концов, они должны вернуться в офис на Боу-стрит.

– Хорошо, милорд.

Они вместе вышли из дома, но затем двинулись в разных направлениях.

Когда Дэниел прибыл к Каролине, Нельсон доложил:

– Леди Уингейт нет дома.

Дэниела охватил страх.

– Где она?

– У сестры. Маркиза Лэнгстон приходила сюда дважды за день, желая поговорить с леди Уингейт. По прибытии домой леди Уингейт переоделась и сразу уехала.

– Вы уверены, что она благополучно прибыла на место?

Нельсон заморгал:

– Да, милорд. Она отправила карету назад, сказав, что лорд Лэнгстон проводит ее до дома.

Дэниел немного расслабился. Он быстро высказал Нельсону свои тревоги относительно безопасности Каролины, а когда закончил, дворецкий выпрямился во весь рост.

– Я предупрежу остальных слуг, милорд. Будьте уверены, мы недопустим, чтобы кто-то причинил вред леди Уингейт.

В глазах его светилась решимость.

– Хорошо. Сейчас я должен еще повидать леди Уолш.

– А кто защитит вас, милорд?

– Я вооружен. К тому же у этого негодяя скорее всего другие намерения. Он хочет, чтобы меня отправили на виселицу за убийства. – Если он не поторопится, вполне вероятно, что ублюдок добьется своего.

Дэниел вышел из дома и сел в карету. Сначала он хотел сразу же отправиться за Каролиной, но потом решил, что с его другом она в безопасности, и потому разумнее прежде всего предупредить Кимберли, чей дом находился по пути к Мэтью. Сообщив кучеру адрес, Дэниел откинулся на спинку сиденья, мысленно произнося молитву с надеждой, что он ошибается относительно грозящей женщинам опасности. Однако все внутри его говорило, что он прав.

Прибыв к дому Кимберли, Дэниел с облегчением узнал, что она на месте. Дворецкий Сандерс тепло приветствовал его и, как в былые времена, проводил в гостиную. Она вышла спустя несколько минут, одетая в кремовый пеньюар с кружевами.

– Как приятно видеть тебя, – сказала она с улыбкой, протягивая к нему руки. – Я приходила к тебе сегодня, но, к сожалению, не застала дома. Ты, конечно, был в своем клубе?

Дэниел пожал ее руки и отпустил.

– Нет. Я совершил небольшую прогулку за город. Кимберли я должен сообщить тебе кое-что.

– В таком случае давай присядем. – Она жестом указала на большой диван перед камином. – Не желаешь ли бренди?

– Нет, благодарю. И не буду садиться. – Он кратко изложил ей свои опасения, наблюдая, как расширяются ее глаза по мере его рассказа. Закончив, Дэниел спросил: – Кто может защитить тебя здесь, кроме Сандерса?

– Джеймс. Ты знаешь, какой сильный молодой человек мой лакей.

– Хорошо. Предупреди их обоих и никуда не выходи без сопровождения. – Дэниел слегка похлопал ее по руке. – Имей в виду – никуда.

– Я поняла. Дорогой, ты пугаешь меня. – Она протянула руку и провела пальцами по его щеке. – Я чувствовала бы себя в большей безопасности, если бы ты остался со мной.

Дэниел ободряюще сжал ее плечи, потом отпустил.

– Извини, но я должен идти. Я вполне доверяю Джеймсу и Сандерсу.

Взяв с Кимберли обещание быть осторожной, он удалился и дал указание кучеру поспешить к дому Мэтью. Когда Дэниел прибыл туда, Грэхем, дворецкий Мэтью, уверил его, что леди Уингейт вместе с леди Лэнгстон, леди Джулианой и леди Эмили находятся в комнате маркизы.

Дэниел хотел попросить разрешения повидать их, когда в холл вошел Мэтью.

– Кажется, сегодня вечер визитеров, – сказал он с улыбкой, которая увяла, когда он приблизился к Дэниелу. – С тобой все в порядке?

Дэниел покачал головой:

– Мне необходимо поговорить с Каролиной.

Мэтью заколебался:

– Она с Сарой, которая весь день очень хотела повидаться с ней. Эмили и Джулиана тоже прибыли незадолго до твоего приезда. – Он повернулся к Грэхему: – Когда леди спустятся вниз, пожалуйста, скажите им, что лорд Сербрук и я ждем их в гостиной.

– Хорошо, милорд.

Дэниел хотел возразить, но потом решил, что, поскольку Каролина в безопасности, у него есть возможность обсудить с Мэтью последние события.

Мэтью проводил его в гостиную и, закрыв дверь, тотчас спросил:

– Что произошло, Дэниел?

Он внимательно выслушал друга, который рассказал ему о своих опасениях, заключив словами:

– Я должен немедленно предупредить Каролину. Если с ней что-нибудь случится… – Он замолчал и покачал головой, не желая даже думать об этом. – Я должен обеспечить ей безопасность. Любой ценой.

Мэтью не ответил. Вместо этого он подошел к столу и налил в бокалы две большие порции бренди. Протянув один из них Дэниелу, он сказал:

– Я согласен с твоим предположением, что кто-то пытается подставить тебя и с этой целью убивает твоих бывших любовниц. Но кто это делает и почему?

Дэниел приложил руки к лицу.

– Не знаю. Поскольку Толливер сам не мог убить Гвендолин, я подумал, что, возможно, он нанял кого-то совершить второе преступление или у него есть неизвестный партнер, который также терпит финансовый крах. Тот, кто возложил на меня вину за свои неудачи.

– Вполне возможно. – Мэтью посмотрел ему в глаза. – Ты не допускаешь, что это кто-то из твоих родственников? – тихо спросил он. – Между вами никогда не было особой любви, и твоя смерть выгодна для них.

Дэниел печально усмехнулся:

– Мейн и Рейберн предположили тоже самое. Возможно, если бы мои родственники были в Лондоне, я подозревал бы их, но они в Австрии.

Мэтью медленно кивнул:

– Предположение, что у Толливера есть неизвестные партнеры, вполне допустимо. Надо чтобы Рейберн и Мейн проверили это.

– Сэмюель уже ищет их. Как только появится возможность, я выскажу им свои догадки. – Дэниел сделал глубокий вдох и признался:

– Я был не совсем правдив с Мейном сегодня, и, полагаю, он понял это.

– Что ты имеешь в виду?

– Он хотел узнать, где я находился прошлой ночью, и я сказал, что был дома.

– Но на самом деле не был?

– Нет.

Поскольку Дэниел не стал уточнять, Мэтью сказал:

– Ты был с Каролиной.

Это прозвучало не как вопрос, и потому не было смысла отрицать, поскольку Мэтью слишком хорошо знал его. Дэниел коротко кивнул и сказал:

– Я обещал ей хранить в тайне наши отношения и не имел намерения рассказывать этим господам то, что их совершенно не касается.

– Они, несомненно, догадаются обо всем, как только узнают, что ты так активно заботишься о ее безопасности.

– Возможно, однако, нет иного способа известить их о моих предположениях. Тем не менее, я не намерен признаваться им, что Каролина и я больше, чем близкие друзья. Это их не должно волновать.

– Ты сегодня провел с Каролиной весь день?

– Да. Возил ее в Медоу-Хилл.

Мэтью вопросительно взглянул на него:

– Понятно. И как прошел ваш визит туда?

«С волнением, страхом и Очищением души».

– Прекрасно, – пробормотал Дэниел. Не желая развивать эту тему, он сказал: – Сара очень хотела встретиться с Каролиной. Надеюсь, ничего страшного не произошло?

– Напротив, у нас все замечательно. Я скоро стану отцом.

Судя по выражению липа Мэтью, его переполнял восторг. Дэниел улыбнулся и протянул ему руку, радуясь за друга и в то же время испытывая охватившее его смутное чувство пустоты.

– Прими мои поздравления.

– Благодарю.

– Ты выглядишь довольно спокойным.

– Сейчас – да. Я был ужасно встревожен, когда врач подтвердил беременность Сары сегодня утром. Однако и она, и доктор уверили меня, что у нее все в порядке. Сара запретила мне беспокоиться и сказала, что если я намерен ходить из угла в угол по комнате до самого рождения ребенка, то она стукнет меня по голове сковородой.

– У твоей жены довольно крутой характер.

– Пожалуй. Однако даже такая угроза не может заставить меня перестать волноваться. Боюсь, невозможно вести себя иначе, когда любишь кого-то. – Мэтью со значением взглянул на Дэниела: – Ты сам прекрасно знаешь это.

Бокал Дэниела застыл на полпути ко рту, и его брови сошлись на переносице.

– Что ты имеешь в виду?

– Ты действительно не понимаешь?

– Что именно?

Мэтью поднял глаза к потолку, потом пристально посмотрел на друга:

– Ты влюблен, чудак.

Дэниел хотел немедленно возразить, однако, Открыв рот, не проронил ни звука. Влюблен? Разумеется, Нет. И вдруг он с ошеломляющей ясностью осознал, что это чистая правда. Вот чем объясняется его непреодолимое желание видеть Каролину, потребность быть рядом с ней, незнакомое прежде томление и целая гамма чувств от счастья до страданий.

Он действительно влюблен.

Осознание этого поразило его, словно удар молнии. Боже, произошло то, чего он меньше всего ожидал. Он полагал, что отдал Каролине лишь частицу своего сердца. Однако судьба сыграла с ним злую шутку – он отдал ей все свое сердце и душу в придачу.

Дэниел поставил бокал с бренди, подошел к дивану и тяжело опустился на него. Запустив пальцы в волосы, он посмотрел на Мэтью и ошеломленно сказал:

– Ты прав, черт побери!

– В том, что ты влюблен? Я знаю.

– Нет, в том, что я не в себе. – Дэниел обхватил голову руками и застонал. – Как это могло случиться? И как теперь избавиться от этого?

Мэтью усмехнулся:

– Полагаю, это произошло обычным образом – ты нашел женщину, которая… полностью устраивает тебя. А что касается избавления от этого чувства, то я по опыту знаю, что это бесполезно. Это ведь не какое-нибудь расстройство желудка или насморк, – Он сел в кресло напротив Дэниела. – Да и чего ради? Каролина – прелестная женщина.

Дэниел поднял голову:

– Да, она очень мила. Но она не любит меня. Она до сих пор обожает своего покойного мужа. Ее сердце всегда будет принадлежать ему. Она не скрывает этого. – Он грустно усмехнулся. Никогда прежде он не стремился завладеть сердцем женщины и тем более отдавать свое. Как же это случилось, что он влюбился в женщину, которая не желала этого и не имела намерения отвечать ему взаимностью? – Какая нелепость, – произнес он вслух и тяжело вздохнул.

– Может быть, она изменит свое мнение, – сказал Мэтью.

Дэниел покачал головой:

– Нет. Эдвард был любовью всей ее жизни. Она обожала его и продолжает боготворить. Ни один мужчина не может достичь пьедестала, на который она вознесла своего мужа.

– По-моему, ты можешь составить исключение.

– Да, но это чувство не сравнить с тем, что она испытывает к Эдварду.

Дэниел понимал, что не сможет удовлетвориться сложившейся ситуацией. Он допускал, что ей дорога память об Эдварде, и не возражал против этого, однако не мог смириться с тем, что оставался на втором месте и что призрак Эдварда всегда будет стоять между ними. Каролина невольно будет сравнивать их, и он постоянно будет в проигрыше.

Ему необходимо прекратить связь с ней. И немедленно. Пока он не совершил глупость, сказав ей, что любит ее. А может быть, обратиться к ней с предложением выйти за него замуж? Или еще хуже – умолять ее сделать это? Едва ли он вынесет, если увидит в ее глазах не любовь, а жалость к нему. Вежливый отказ.

– Черт возьми, почему люди влюбляются? – спросил он.

– Это неизбежное чувство, когда находишь подходящего человека, – тихо ответил Мэтью.

Хорошо, когда любовь взаимна. К сожалению, ему не повезло, а безответное чувство может принести только мучения.

– Мы собираемся переименовать наше объединение, назвав его теперь «Женское литературное общество плюс один ребенок», – сказала Каролина, обнимая Сару, после того как та объявила, что ждет ребенка. Эта радостная новость позволила Каролине отбросить невеселые мысли о том, что она совершила глупость, позволив себе влюбиться в человека, который не желал ее любви. – Не могу дождаться, когда стану тетей.

– И я тоже, – произнесли Джулиана и Эмили в унисон.

– Вы должны помочь мне сдерживать Мэтью, – сказала Сара, поправляя свои очки, – потому что он сведет с ума нас обоих. Он даже запрещает мне подниматься по лестнице! – Она закатила глаза. – Если не прекратить его панику сейчас, то она продлится на весь срок беременности.

Каролина пожала ее руку.

– Ты должна радоваться, что любимый мужчина так заботится о тебе, Сара. Любовь – это великий дар, – «И великая боль, когда любишь без взаимности».

– Кстати, об этом даре, – заметила Джулиана. – Кто-нибудь обратил внимание, что сыщик мистер Гидеон присутствовал вчера на званом вечере у лорда и леди Эксбери?

– Да, – сказала Эмили. – Он был там с мистером Рейберном.

– Они надеются найти ключ к разгадке убийства леди Кроуфорд, – добавила Каролина. – Но какое отношение имеет мистер Мейн к тому, о чем мы говорили?

Джулиана оглядела комнату, как бы стремясь удостовериться, что никто другой не услышит то, что она собирается поведать. Затем сообщила с сияющими глазами:

– С тех пор, как он посетил наш дом и расспрашивал меня и маму о маскараде, я… ну, в общем, я не перестаю думать о нем.

– О сыщике? – спросила Эмили, явно потрясенная. – О Боже, Джулиана. Твою мать хватит удар, если она узнает об этом. И я могу понять ее. Подумать только, сыщик! Он совершенно неприемлемая кандидатура. Такой заурядный. Такой неотесанный. Он ничем не лучше этого ужасного мистера Дженсена.

Джулиана приподняла подбородок:

– Я считаю, что мистер Мейн выглядит довольно эффектно. От него исходит какая-то угроза, что действует весьма возбуждающе.

– Вполне естественно, что он вызывает опасение – вставила Сара. – Это связано с его профессией.

Каролина похлопала Джулиану по руке.

– Если даже он привлекателен, неразумно питать романтические чувства к человеку, с которым тебя никогда не свяжет судьба. – Она внутренне содрогнулась, осознав, насколько этот совет противоречит ее собственному опыту. – Мне кажется, чтение «Мемуаров» слишком возбуждает нас. Я думаю, следующая книга, которую мы выберем для чтения, не должна быть такой непристойной.

Сара улыбнулась:

– Но будет ли она такой же забавной?

Каролина улыбнулась в ответ, хотя чувствовала, что именно чтение «Мемуаров» толкнуло ее на скользкую дорожку, ведущую к глубокой печали.

Каролина вдруг ощутила ужасную усталость, вызванную волнениями этого дня и недостатком сна. Она поднялась и сказала:

– Не хочу прерывать это собрание, однако я почти без сил.

Сара посмотрела на нее и нахмурилась:

– У тебя действительно не вполне здоровый вид. Ты хорошо себя чувствуешь?

«Нет. У меня все болит. Особенно сердце». Каролина заставила себя улыбнуться:

– Я здорова. Просто мне надо отдохнуть. Надеюсь, увидимся завтра на званом вечере у леди Пелфилд?

– Мэтью и я будем там, – сказала Сара.

– Я тоже, – вновь в унисон произнесли Джулиана и Эмили.

После прощальных объятий и поцелуев Каролина покинула комнату и двинулась вниз по лестнице. Когда она оказалась в холле, Грэхем сообщил:

– Его сиятельство ждет вас в гостиной, леди Уингейт. Сюда, пожалуйста.

Каролина думала, дворецкий просто скажет Мэтью, что она уходит, но он явно намеревался проводить ее до гостиной. Прижав пальцы к виску, чтобы унять головную боль, она пошла по коридору за дворецким. После того как Грэхем объявил о ее приходе у двери гостиной, она вошла, увидела Мэтью и улыбнулась, надеясь, что выглядит не такой усталой, как чувствовала на самом деле.

– Сара сообщила мне радостную новость, – улыбнулась Каролина, протягивая руки к своему зятю, потом наклонилась и поцеловала его в щеку. – Я рада за вас обоих.

– Спасибо. – Мэтью посмотрел через ее плечо. Она обернулась и замерла, увидев Дэниела, стоящего у камина.

– Привет, Каролина, – сказал он мрачным тоном с серьезным выражением лица.

Ее сердце екнуло – как всегда при встрече с ним.

– Дэниел? Ты здесь для того, чтобы разделить радость вместе с Мэтью и Сарой?

– Нет, я здесь для того, чтобы поговорить с тобой.

Прежде чем Каролина выразила удивление, Мэтью сказал:

– Простите, но я должен пойти узнать, нужно ли что-нибудь моей милой жене. Дэниел сказал, что проводит тебя до дома. Хорошо? А я останусь с Сарой.

– Да, конечно. – Каролина улыбнулась. – Однако нет необходимости беспокоиться. Сара не делает ничего обременительного. Она просто разговаривает с Джулианой и Эмили.

– Хорошо. Значит, я могу быть спокоен, по крайней мере, полчаса.

Мэтью вышел из комнаты и тихо закрыл за собой дверь.

Дэниел двинулся к Каролине, и сердце ее учащенно забилось в предвкушении поцелуя. Когда он подошел ближе, она заметила следы усталости и беспокойства на его лице.

Вспомнив, какое волнение он пережил днем, Каролина прониклась сочувствием к нему.

– У тебя все в порядке? – спросила она. Он покачал головой:

– Нет. Нам надо серьезно поговорить. – Он взял ее за руку и повел к дивану. Она наслаждалась теплом его ладони и старалась подавить боль от сознания того, что скоро ей не придется больше ощущать его крепкую руку.

Они сели на диван, и она ошеломленно выслушала его рассказ о том, что открылось ему после того, как они расстались возле ее дома. Когда Дэниел закончил, она еще долго молчала, осмысливая услышанное.

Две бывших любовницы Дэниела мертвы. Дэниел подозревается в совершении этих преступлений. Он считает, что она в опасности.

Наконец Каролина сказала:

– Не могу поверить, что леди Маргейт мертва. – Она сжала губы. – И эти два простофили полагают, что ты мог убить ее.

Дэниел устало улыбнулся:

– Я ценю твою поддержку.

Каролина обхватила ладонями его руки.

– А я благодарна тебе, Дэниел, за то, что ты старался не упоминать мое имя. Однако ты должен сказать мистеру Мейну, где был прошлой ночью.

Дэниел покачал головой:

– Ему достаточно знать только то, что я никого не убивал.

Каролина приподняла подбородок:

– Я не хочу, чтобы у него были причины сомневаться в тебе. Если ты не скажешь ему правду, это сделаю я.

Он окинул взглядом ее лицо, и ей очень хотелось знать, о чем он думал в данный момент.

– Ты понимаешь, что в таком случае станет известно о нашей связи?

– Ну и пусть. Это лучше, чем, если следователь и мистер Мейн будут считать тебя убийцей. К тому же, учитывая то, что ты решил защищать меня, они все равно догадаются, что мы любовники.

– Моя забота о тебе вполне объяснима нашими дружескими отношениями. Зачем же впутывать тебя в это дело и подвергать сплетням? У Рейберна и Мейна нет оснований обвинять меня в убийствах, которые я не совершал.

– Тот, кто старается подставить тебя, несомненно, попытается сфабриковать соответствующие улики. Убийце уже удалось бросить на тебя тень подозрения. – Каролина покачала головой. – Когда мистер Рейберн и мистер Мейн придут допрашивать меня, а они обязательно придут, я расскажу им всю правду, Дэниел.

Он был явно недоволен, но, к счастью, не стал возражать. Вместо этого твердо сказал:

– Нам необходимо позаботиться о твоей безопасности. Я хочу, чтобы ты дала слово, что не будешь ходить никуда одна, пока убийца не арестован.

– Обещаю. – Она встала. – А сейчас я должна уйти. Прямо сейчас. Если мне действительно угрожает опасность, то я не хочу, чтобы она следовала за мной в дом Сары.

Дэниел тоже поднялся, и они несколько секунд смотрели друг на друга, стоя на расстоянии менее вытянутой руки. Он выглядел чрезвычайно усталым и обеспокоенным. Каролина хотела, чтобы он обнял ее. Она даже собиралась еще раз заняться с ним любовью, но поняла, что не должна позволять себе делать это. Иначе она не сможет отпустить его. Не сможет пережить разлуку. И совершит глупость, попросив любить ее и остаться с ней навсегда.

Ее разум говорил, что не следует прикасаться к нему, так как любая ласка только затруднит расставание. Однако желание оказалось сильнее, и она шагнула навстречу. Дэниел с мучительным стоном обнял ее и поцеловал в губы. Его поцелуй был исполнен отчаяния и страха. Беспокойствам неуверенности. А также глубокого страстного желания.

Каролина прижалась к нему, стараясь запечатлеть в памяти ощущение его сильного тела. Пьянящий вкус его горячих губ. Шелковистость его густых волос. Незабываемый восхитительный запах, принадлежащий только ему.

Она не знала, откуда у нее нашлись силы оторваться от него.

Как бы ей хотелось быть такой, как анонимная леди, и сохранять свое сердце свободным! Они смотрели друг на друга, тяжело дыша, и Каролина поняла, что ради всего на свете она должна выяснить с ним отношения. Сегодня же.

Как только они сели в карету и двинулись домой, она облизнула внезапно пересохшие губы и сказала:

– Дэниел, я думала о нашей… связи.

Сидя напротив, он внимательно посмотрел на нее:

– Да?

Каролина с трудом заставила себя произнести слова, которые разрывали ей сердце:

– Я… я думаю, нам лучше не видеться… так, как прежде.

В карете воцарилась оглушительная тишина. Выражение лица Дэниела оставалось бесстрастным, затем что-то промелькнуло в его глазах, и на мгновение ей показалось, что он хочет возразить. Сказать, что не может расстаться с ней, потому что влюблен и не представляет своей жизни без нее.

Вместо этого он просто спросил:

– Почему?

«Потому что я люблю тебя и не смогу вынести, если ты не ответишь мне взаимностью. Потому что я пытаюсь спасти ту крошечную частицу своего сердца, которой ты еще не завладел».

– Я все-таки не уверена, что у меня хватит духу признаться властям, что мы были вместе прошлой ночью, и не хочу, чтобы моя жизнь стала предметом сплетен, а если мы будем продолжать встречаться, это обязательно произойдет. – Она попыталась принять беззаботный вид. – Наша связь, так или иначе, прекратится, в конце концов. Учитывая сложившиеся обстоятельства, думаю, сейчас самое время расстаться.

Снова наступила тишина, и Каролина затаила дыхание. Дэниел отрывисто кивнул:

– Ты, конечно, права. Наша связь должна закончиться. – Его слова безжалостно лишили ее всякой надежды.

Он легко согласился с ней, и это означало, что она была для него только сексуальным партнером, не более. Следовательно, она приняла правильное решение. Однако это не умаляло ее боли. И глубокого отчаяния.

Она не думала, что ей снова придется испытать все это.

Видимо, что-то отразилось на ее лице, потому что Дэниел спросил:

– О чем ты думаешь?

В прошлом ей не раз приходилось скрывать свою душевную боль, чтобы потом, оставшись одной, пережить ее. И поплакать.

– Я подумала об Эдварде, – честно ответила она. Казалось, на его глаза опустилась завеса, и он ничего не сказал.

Несколько минут спустя они подъехали к дому Каролины, и Дэниел проводил ее внутрь. Нельсон доложил, что ничего непредвиденного не случилось за время их отсутствия и что он будет дежурить всю ночь у входной двери.

– Я договорюсь, чтобы кто-нибудь охранял заднюю часть дома, – сказал Дэниел, обращаясь к Каролине. – Ты помнишь свое обещание никуда не ходить одной, пока этот безумец не будет арестован?

– Да, помню.

Казалось, он хотел сказать еще что-то, и Каролина затаила дыхание. Дэниел взял ее руку и, поднеся к своим губам, коснулся легким поцелуем внешней стороны ее пальцев в перчатке. Затем тихо произнес:

– Прощай, Каролина.

Не сказав больше ни слова, он повернулся и ушел. И ее сердце раскололось на множество хрупких осколков.

Глава 21

Хотя я старалась оставаться в дружеских отношениях с моими бывшими любовниками, к сожалению, это не всегда получалось. Как ни печально, но порой любовные связи заканчивались плохо.

Из книги «Мемуары любовницы»

Скрытый от посторонних взоров рядом аккуратно подстриженных кустов живой зеленой изгороди, Дэниел сидел на мокрой земле, прислонившись спиной к каменной стене, отделявшей небольшой сад Каролины от соседнего. Облака заслоняли луну, и в плотном тяжелом воздухе чувствовалось приближение дождя. Дэниел занял свой пост через несколько минут, после того как покинул Каролину, зайдя домой лишь для того, чтобы узнать, не вернулся ли Сэмюель. Лакей ждал его в холле и доложил, что не нашел следователя, однако встретился с мистером Мейном, которого не слишком впечатлил его рассказ, но тем не менее он пообещал прийти утром.

Дав указание Сэмюелу быть начеку, Дэниел тайком прокрался в сад Каролины и приступил к дежурству. Вооруженный пистолетом и ножом, он готов был воспрепятствовать любому, кто попытается проникнуть в ее дом. Если кто-то собирался расправиться с ней, то сделать это сможет, только перешагнув через его безжизненное тело.

«Да, безжизненное…» Он тяжело вздохнул. Черт побери, именно таким он чувствовал себя сейчас. Лишенным жизни. Оцепеневшим. Разбитым. Опустошенным.

«Наша связь должна, так или иначе, закончиться». Эти слова Каролины звучали в его мозгу, заставляя еще больше кровоточить и без того разбитое сердце. Но разве он не намеревался сказать ей то же самое? Да, хотя не был уверен, что сможет произнести эти слова.

Когда же она первой сказала их, ему захотелось схватить ее за плечи и встряхнуть. Заставить забыть о своем прошлом и перестать боготворить привидение.

«Я думала об Эдварде…»

Дэниел закрыл глаза. Он готов был возненавидеть этого человека, но как можно ненавидеть покойного? Того, кто был его другом? Того, кого он уважал и кем восхищался? Того, кто не заслуживал смерти в столь молодом возрасте? Он допускал, что Каролина всегда будет любить Эдварда, но почему только его одного?

Когда она сказала, что их связь должна прекратиться, он инстинктивно хотел возразить, однако заставил себя усилием воли не делать этого. Пусть будет так, особенно сейчас, когда он решил отдалиться от Каролины, чтобы не подвергать ее опасности. Может быть, когда преступник будет пойман и вся эта история с убийствами закончится, он попытается переубедить ее…

Дэниел безжалостно отбросил эту мысль. Какой смысл? Она сделала свой выбор в пользу памяти о муже. Попытка убедить ее продолжить их связь будет унизительной для них обоих. Вместо того чтобы пытаться найти способ заставить ее забыть человека; которого она никогда не забудет, лучше попытаться каким-то образом избавиться от любви к ней.

Из его горла вырвался сдавленный стон. Боже, если бы он только мог сделать это. Должно быть, Всевышний где-то там смеется над ним.

В течение всей своей жизни он относился пренебрежительно к понятию любви, но она все-таки настигла его, завладев телом и душой, и теперь он остался ни с чем, опустошенный и одинокий.

Дэниел взглянул на окно спальни Каролины и на маленький балкон, через который он не так давно проник в ее комнату, поднявшись по веревке. Прав ли он был, когда думал, что ему нужно только ее тело? И что он не хочет от нее ничего, кроме секса? И что не испытывает к ней никаких чувств кроме вожделения? Он прислонился головой к холодному шершавому камню. Каким же идиотом он был!

Дэниел оставался на дежурстве всю ночь, не теряя бдительности, прислушиваясь к незнакомым звукам, внимательно всматриваясь в темноту, однако ничего подозрительного не происходило. Около трех часов начался дождь, сначала небольшой, потом он усилился, закрыв обзор сплошной пеленой. Его волосы и одежда намокли и прилипли к холодной коже. К тому времени, когда забрезжил рассвет и на темном унылом небе появились едва различимые серые полосы, дождь ослабел и теперь лишь слегка моросил.

Внезапно в окне спальни Каролины появился отблеск света.

Дэниел мгновенно представил, как она зажигает лампу, встает с постели, причесывается, одевается. И ему ужасно захотелось оказаться сейчас рядом с ней.

Прошел час, прежде чем свет погас, и это означало, что она покинула спальню и, вероятно, пошла завтракать. В этот момент Дэниел обнаружил, что дождь, наконец, прекратился, но небо, в соответствии с его настроением, оставалось мрачным, затянутым облаками. Он с трудом поднялся и немного размял застывшие мышцы.

Потом обеими руками откинул назад намокшие волосы и поморщился от ощущения влажной одежды, прилипшей к телу. Необходимо пойти домой и переодеться, чтобы потом возобновить дежурство.

Когда несколько минут спустя он вошел в холл. Сэмюель и Баркли доложили, что все в порядке.

– Ничто не нарушало тишины, – сказал Сэмюель.

– Прекрасно. Я хочу, чтобы ты последил за садом леди Уингейт, пока я переодеваюсь.

– Хорошо, милорд. При мне нож, – сказал Сэмюель, похлопав по своему сапогу. – От меня никто не ускользнет.

Он удалился через дверь в задней части дома, и Дэниел двинулся вверх по лестнице.

– Приготовить вам горячую ванну? – спросил Баркли.

– Нет, благодарю. Только завтрак и кофе. – Дэниел поднялся до середины лестницы, когда раздался стук дверного медного кольца.

Баркли посмотрел в боковое окошечко.

– Это мистер Мейн, милорд, – доложил он тихим голосом.

– Проводи его в столовую и предложи завтрак. Я вскоре присоединюсь к нему. – Дэниел преодолел оставшуюся часть лестницы, шагая через две ступеньки, так как хотел побыстрее переодеться, завершить дело с Мейном и продолжить дежурство в саду Каролины.

Спустя десять минут он вошел в столовую и увидел, что Мейн пьет кофе. Обменявшись приветствиями с сыщиком, Дэниел спросил:

– Где Рейберн?

Мейн нахмурился:

– Он сказал, что ему необходимо заняться другими делами. Я доложу ему позже.

Взяв с буфета яйца и ветчину, Дэниел повторил то, что Сэмюель рассказал сыщику минувшим вечером. Усевшись за стол, он добавил:

– Я предупредил леди Уолш о возможной опасности. А также леди Уингейт.

Бесстрастное лицо Мейна не выражало никаких эмоций.

– Леди Уингейт… это из-за нее вы солгали мне, где находились прошлой ночью?

Дэниел стиснул челюсти. Он не хотел, чтобы этот человек узнал о его связи с Каролиной, но, поскольку она сама намеревалась рассказать об этом сыщику, не было смысла уклоняться от истины.

– Я не совсем лгал. Я действительно сначала пошел к себе домой. Но потом отправился к леди Уингейт. Я не стал говорить об этом, так как моя личная жизнь вас не касается, к тому же я не хотел, чтобы леди Уингейт стала объектом сплетен.

– Вы пробыли у нее всю прошлую ночь?

– Да, до самого рассвета.

– И леди Уингейт может подтвердить это?

– Да.

Мейн задержал свой взгляд на все еще влажных волосах Дэниела:

– А где вы были этой ночью, лорд Сербрук?

Дэниел почувствовал раздражение от того, каким вкрадчивым тоном был задан этот вопрос, и заставил сыщика ждать ответа, медленно поедая свой завтрак.

– Я был в саду леди Уингейт, наблюдая за домом.

– И леди Уингейт может подтвердить это?

– Она не знает, что я находился там.

– Кто-нибудь видел вас?

– Нет. Но об этом знают мой дворецкий и лакей.

– Потому что они видели вас там или только потому, что вы сказали им об этом?

– Вы намекаете, что я был в каком-то другом месте?

– Если вы спросите, обнаружил ли я тело еще одной вашей бывшей любовницы, то я отвечу – нет. – Мейн поднес чашку с кофе ко рту и посмотрел на Дэниела: – Однако день только начался.

– Вы потратили бы свое время с большей пользой, если бы попытались составить план поимки истинного убийцы.

– У вас есть какие-нибудь предложения?

– Разумеется. Насколько мне известно, оба убийства произошли во время или после званого вечера, на котором я присутствовал. Сегодня вечером я тоже намереваюсь быть в доме леди Пелфилд.

В темных глазах Мейна мелькнула заинтересованность.

– И вы полагаете, что, возможно, наш преступник попытается нанести новый удар? Леди Уолш и леди Уингейт тоже будут присутствовать там?

– Я не уверен относительно леди Уолш, хотя, учитывая, что там соберется почти все общество, она, вероятно, придет. Что же касается леди Уингейт, то я знаю, что она будет там.

– Следовательно, мы можем использовать одну из них в качестве приманки.

– Нет, – резко возразил Дэниел. – Это исключено. – Мысль о том, что безумный убийца может напасть на Каролину, отозвалась душевной болью. – Я думаю, следует привлечь дополнительные силы и не спускать глаз с обеих женщин. Один из нас должен в любой момент оказаться рядом. Как только кто-нибудь попытается уединиться с одной из них, мы схватим убийцу.

Мейн молчал некоторое время и смотрел на Дэниела непроницаемым взглядом. Наконец он пробормотал:

– А если вдруг окажется, что мы поставим охранять курятник хитрую лисицу?

– Вы имеете в виду, что я именно тот, кто попытается уединиться с одной из этих женщин? – Дэниел наклонился вперед и прищурился: – А что, если вы, мистер Мейн, являетесь этой лисицей?

Мейн, сверкнув глазами, пристально посмотрел на Дэниела, затем опустил голову.

– Похоже, нас ожидает весьма интересный вечер.

Дэниел сделал глоток кофе, приложил салфетку к губам и встал:

– Если у вас больше нет ко мне вопросов, я хочу вернуться в сад леди Уингейт.

Мейн тоже поднялся:

– Я пойду с вами. Я хотел бы поговорить с ней.

Они вышли в коридор, и в этот момент Дэниел услышал, как открылась входная дверь. Секунду спустя Сэмюель громко крикнул Баркли:

– Я должен сейчас же все рассказать его сиятельству!

От этого тревожного тона по спине Дэниела пробежал холодок, и он бросился бегом в холл. Мейн последовал за ним. Когда Дэниел увидел Сэмюела с расширенными глазами и бледным лицом, его охватил страх Лакей тяжело дышал и был явно взволнован.

– Что случилось? – резко спросил Дэниел. – Что-нибудь с леди Уингейт?

– Она ушла, милорд.

Кровь отхлынула с лица Дэниела.

– Что значит «ушла»?

Сэмюель заговорил, и слова полились непрерывным потоком.

– Я наблюдал за садом леди Уингейт, как вы сказали. Через некоторое время наружу вышла Кейти. Она увидела меня в окно и захотела поздороваться. Мы поговорили немного, потом она спросила, что я здесь делаю. Я объяснил, что наблюдаю за задней частью дома, чтобы поднять тревогу, если появится убийца. Тогда она сказала: «О, нет нужды беспокоиться по этому поводу, так как убийца уже пойман».

– Что?! – воскликнули Дэниел и Мейн одновременно.

Сэмюель кивнул:

– Так она сказала. Я спросил, откуда она знает это и Кейти ответила, что леди Уингейт получила записку от лорда Сербрука с просьбой встретиться.

Казалось, пол качнулся под ногами Дэниела.

– Я не посылал ей никакой записки. Где сейчас леди Уингейт?

– Кейти не знает. Ей известно только, что она ушла. Я попросил ее, чтобы она обратилась к Нельсону и нашла записку. Потом я побежал сюда, чтобы рассказать вам.

Дэниел схватил пистолет со стола в холле, где оставил его, когда входил в дом. Потом посмотрел на Сэмюела и Мейна:

– Следуйте за мной.

Каролина шла по извилистой тропинке Гайд-парка, плотнее стягивая шаль на плечах, чтобы защититься от холодного влажного ветра. С земли поднимались призрачные щупальца тумана, в то время как мрачное небо было затянуто низкими облаками, угрожающими в любой момент пролиться дождем. Поэтому парк был совершенно пустынным.

Она торопилась, желая поскорее прибыть на место, которое Дэниел указал в своей записке. Слава Богу, они уже арестовали убийцу. Она намеревалась сделать выговор сыщику за то, что тот подозревал Дэниела.

Впереди тропинка делала поворот и вела к небольшой поляне, окруженной кустами и вязами, где Дэниел просил ее встретиться с ним и мистером Мейном. Она сошла с тропинки и протиснулась в проем между высокими кустами. В дальнем конце окутанной туманом поляны стояла одинокая фигура. Каролина окликнула ее, подошла поближе и замерла в удивлении.

– Что ты делаешь здесь?

На бледном лице появилась улыбка, и в зеленых глазах промелькнул странный блеск, от которого Каролина замерла, и по спине ее пробежали мурашки.

Рука в черной перчатке держала пистолет, направленный прямо в грудь Каролины.

– Я здесь для того, чтобы встретиться с тобой, леди Уингейт.

Каролина ошеломленно смотрела на пистолет, пытаясь понять, что происходит, затем судорожно втянула воздух и снова посмотрела в глаза, которые, как она теперь поняла, сверкали безумным блеском.

– Для этого не требуется оружие.

– Боюсь, ты не права. Если ты двинешься, я убью тебя, а потом, будь уверена, твоя сестра будет следующей. Поняла?

Каролина кивнула, чувствуя, как неистово бьется ее сердце.

– Да, – чуть слышно произнесла она.

Боже, вероятно, кто-нибудь – Нельсон, Кейти, Дэниел – вскоре поймет, что ее заманили сюда под фальшивым предлогом. Надо только вести себя спокойно, чтобы остаться в живых, пока они не найдут ее.

Она взглянула на пистолет, который ничуть не дрожал в уверенной руке.

– Очевидно, записка была не от Дэниела и я должна стать третьей жертвой… или есть еще и другие, леди Уолш? – спросила Каролина, приподняв подбородок.

Губы Кимберли Сайзмор изогнулись в коварной улыбке.

– Нет, только леди Кроуфорд и леди Маргейт. А когда я покончу с тобой, моя цель будет достигнута.

– Какая цель?

Улыбка исчезла с лица леди Уолш, и глаза ее вспыхнули пламенем ненависти.

– Я хочу уничтожить Дэниела, как он уничтожил меня.

Каролина медленно кивнула:

– Понятно. И каким же образом он сделал это?

– Он ухаживал за мной, очаровал и обольстил. Я безумно влюбилась в него, и когда была уже уверена, что завоевала его любовь, он пренебрег мной и отправился на званый вечер в загородное поместье лорда Лэнгстона. О, он очень вежливо прервал нашу связь, однако, по сути, бросил меня, как старую ветошь.

Ее сверкающие глаза сузились.

– Я пыталась вновь завоевать его расположение, когда Дэниел вернулся в Лондон, но он был уже совсем другим человеком. Каждый раз, когда я приближалась к нему, он сторонился меня. Я поняла, что у него другая любовница. Мне необходимо было узнать, кто она, что бы найти способ вернуть его. – Она взглянула на Каролину с нескрываемым пренебрежением: – Я видела вас двоих в тот вечер на маскараде. Вы уединились на террасе. Я не могла понять, почему он выбрал тебя – робкую, скучную вдову, которая не способна ублажить его так, как я. И ты, конечно, сама не думала, что сможешь удовлетворить его.

Гнев, вызванный словами этой безумной женщины, частично подавил страх Каролины, и она приподняла брови.

– Может быть, я не такая уж скучная и робкая, как ты думаешь?

Глаза леди Уолш сощурились до узких щелочек.

– Он снова стал бы моим, если бы не ты. Я пыталась соблазнить его, но он решительно отказывался вернуться. И моя любовь обернулась ненавистью. Тогда я решила, если он не может принадлежать мне, то пусть не достается никому.

– Но почему же ты не расправилась непосредственно с ним?

На ее губах промелькнуло нечто вроде улыбки.

– Именно это я и делаю. Застрелить или заколоть его – слишком просто. Дэниел должен страдать. Должен быть, прежде всего, морально уничтожен. Поэтому я решила представить именно его убийцей своих бывших любовниц.

– Как тебе удалось убить их? – спросила Каролина, напряженно прислушиваясь и моля Бога, чтобы, наконец, до нее донеслись шаги на дорожке.

В глазах леди Уолш отразилась гордость.

– Я заманила их с помощью записок с указанием времени и места, якобы посланных любовником. При этом подделывала почерк Дэниела и просила их надеть драгоценности, которые он дарил, когда состоял с ними в любовной связи. После того как тебя найдут мертвой, его судьба будет окончательно решена. Особенно когда власти обнаружат аналогичные записки, будто бы посланные им леди Кроуфорд и леди Маргейт.

– Почему ты сразу не подбросила их?

– Потому что хотела сначала расправиться с тобой. – Лицо леди Уолш приняло коварное выражение. – Ты могла бы умереть еще раньше, но я не стала спешить.

– Почему же изменила свои планы?

Леди Уолш нахмурилась.

– Потому что Дэниел решил, что мне и тебе грозит опасность. Ты знаешь, что он приходил ко мне прошлым вечером, чтобы предупредить об опасности и посоветовать быть осторожной? Я почти пожалела о своем намерении погубить его и, вероятно, отказалась бы от своего плана, если бы Дэниел принял мое приглашение остаться. Но он ушел. – Она пристально посмотрела на Каролину. – Я уверена, что он ушел к тебе.

– Да.

– Этот отказ решил его судьбу и заставил меня действовать. Я знала, что он не спускает с тебя глаз. – Она опять коварно улыбнулась. – Но я обманула его. И тебя. И вот мы здесь, и ты сейчас умрешь.

Каролину охватил незнакомый ранее холодный гнев.

– Ты уже потерпела неудачу, когда стреляла в меня в тот вечер, – сказала она с усмешкой.

– На этот раз я не промахнусь.

Решив – сейчас или никогда, – Каролина бросилась на леди Уолш с диким криком, прорезавшим холодный воздух. Та на миг оторопела от неожиданности, но быстро пришла в себя, и завязалась борьба.

Каролина отчаянно старалась отвести дуло пистолета от себя, но леди Уолш была дьявольски сильна и изворотлива. Страх и ярость заставляли Каролину бороться. Лицо ее покрылось потом, и все мышцы дрожали от напряжения.

Однако, несмотря на ее героические усилия, леди Уолш удалось направить дуло пистолета прямо ей в грудь. «Боже, сейчас я умру от руки этой безумной женщины». Внезапно леди Уолш вскрикнула и замерла. Ее глаза расширились, и она выронила пистолет. Каролина схватила оружие и отскочила назад. Дрожа всем телом, она направила пистолет на леди Уолш, готовая нажать на спусковой крючок, но, к ее удивлению, женщина упала на колени. Изо рта ее сочилась кровь, стекая тонкой алой струйкой по подбородку. Глаза потускнели, но она продолжала смотреть на Каролину.

– Я еще отомщу тебе, – прошептала она. – Даже из могилы. – Затем рухнула вперед, и Каролина, не веря своим глазам, увидела рукоятку ножа, торчащую из спины леди Уолш.

В ошеломленная, она подняла голову и увидела Дэниела, стоящего в проеме между кустами. Прежде чем она успела двинуться, он подбежал к ней.

– Ты не пострадала? – спросил он, осторожно вынимая пистолет из ее дрожащей руки.

– Я… нет, все в порядке. – Однако она вся дрожала.

Дэниел передал пистолет мистеру Мейну, который ступил на поляну вместе с Сэмюелом и Нельсоном. В одной руке тот держал нож, а в другой – каминную кочергу. Каролина удивленно посмотрела на своего дворецкого:

– Боже, Нельсон, что вы делаете здесь?

– Пришел помочь спасти вас, миледи.

Глаза Каролины внезапно увлажнились.

– Спасибо. Спасибо всем вам.

Дэниел обнял ее одной рукой и повел от неподвижного тела.

Каролина взглянула через плечо и содрогнулась.

Когда они остановились, она повернулась лицом к Дэниелу. Он обхватил ее щеки ладонями и посмотрел ей в глаза:

– Ты уверена, что нисколько не пострадала?

Каролина кивнула:

– Да.

Прежде чем она смогла сказать еще что-то, он обнял ее и прижал к себе так крепко, что она едва могла дышать. Каролина обвила руками его шею, чувствуя, что ноги не держат ее.

– Боже, Каролина, – прошептал Дэниел, дыша ей в волосы. – Никогда в своей жизни я не испытывал такого страха.

– Она собиралась застрелить меня, – пробормотала Каролина, уткнувшись в его грудь. По его телу пробежала дрожь.

– Я знаю.

Каролина подняла голову и откинулась назад, чтобы заглянуть в его глаза.

– Это ты убил ее?

– Да.

– Хорошо, что не промахнулся, бросив нож.

– Не мог промахнуться. Слишком высока была ставка.

– Я не хотела сдаваться без борьбы.

Он откинул с ее лица спутавшиеся волосы.

– Рад слышать это. Я не знал, что ты такая смелая.

– Я тоже не знала.

– Настоящая тигрица.

– Вероятно. Однако надеюсь, мне не придется снова подтверждать это подобным образом.

– Я тоже надеюсь. Ты можешь идти?

– Меня немного шатает, но лучше идти, чем оставаться здесь.

Продолжая поддерживать Каролину, Дэниел посмотрел через ее плечо:

– Мейн, я провожу леди Уингейт до дома. Следует ли мне прислать сюда кого-нибудь еще?

– Нет. Сэмюель вызовет Рейберна, а Нельсон пусть останется со мной, если с леди Уингейт все в порядке.

– Да, конечно.

Когда Каролина и Дэниел подошли к проходу между кустами, она не удержалась и посмотрела в последний раз на леди Уолш.

– Что она сказала тебе под конец? – спросил Дэниел.

– Я еще отомщу тебе… даже из могилы. – Каролина содрогнулась, и Дэниел крепче обнял ее за плечи. – Я не понимаю, что она имела в виду?

– Не важно. Она мертва и не сможет больше принести вреда. Ни тебе, ни кому-то другому.

Двадцать минут спустя взволнованная Кейти открыла дверь дома Каролине. Уверив служанку, что ее госпожа здорова и невредима, Дэниел сказал, чтобы та приготовила ванну. Затем поднял Каролину на руки и понес по коридору в гостиную.

– Я вполне здорова, – попыталась возразить она, тем не менее, обвив руками его шею.

– Конечно, здорова. Ведь ты настоящая героиня. Просто мне доставляет удовольствие нести тебя на руках.

Он вошел в гостиную и ногой закрыл за собой дверь. Затем направился прямо к камину, осторожно опустил Каролину на диван, сел рядом с ней и взял ее руки.

Она высвободила одну руку и провела пальцами по его щеке.

– Ты такой бледный.

Дэниел слабо улыбнулся.

– Вероятно, я еще не полностью отошел от испуга. Не знаю, смогу ли когда-нибудь до конца отделаться от него. – Он поднес ее руку к губам и поцеловал, – Я думал, что потерял тебя. Невозможно описать, что я почувствовал, когда понял, что ты оказалась в руках убийцы. Хорошо, что вовремя подоспел. Увидев, как ты борешься с этой безумной женщиной, я призвал на помощь всех святых. – Он прижал ее руку к своей груди. – И мои молитвы были услышаны.

Каролина почувствовала биение его сердца, и ей стало трудно дышать.

Боже, как она любила его. А они едва не потеряли друг друга.

Случившееся явилось острым напоминанием о том, как ценна жизнь. И любовь.

И о том, что нельзя попусту растрачивать ее. Она любила его. И пусть ее любовь безответна, она должна рискнуть сказать ему об этом, невзирая на то, что может оказаться в глупом положении.

Не зная, как начать, Каролина откашлялась.

– Ты спас мне жизнь.

– Слава Богу, я не опоздал.

– Я бесконечно благодарна тебе.

Он нахмурился, немного помолчал, потом сказал:

– Мне не нужна твоя благодарность, Каролина.

– О, – произнесла она слабым голосом. Его слова не сулили ничего хорошего.

– Мне нужна твоя любовь.

Теперь пришла ее очередь нахмуриться:

– Прошу прощения?

– Мне нужна твоя любовь, – повторил Дэниел и глубоко вздохнул. – Я люблю тебя, Каролина. Люблю так сильно, что не могу подобрать нужных слов. – Он сжал ее руки и посмотрел на нее. По выражению его глаз Каролина ошеломленно поняла, что он говорит совершенно серьезно. – Я помню то мгновение, когда впервые увидел тебя, – тихо сказал Дэниел. – Что-то случилось со мной тогда. Что-то, чему я не знал названия, потому что никогда прежде не испытывал ничего подобного. Твоя улыбка, твой смех пленили меня, и я не желал ничего другого, кроме как похитить тебя, чтобы ты всегда была только со мной. – Он чуть заметно улыбнулся. – Это было в тот вечер, когда ты и Эдвард объявили о своей помолвке.

Глаза Каролины расширились.

– Я… я не знала об этом.

– И слава Богу, – сухо сказал Дэниел. – Мы время от времени виделись в течение нескольких лет, но я старался держаться в стороне. Эдвард был моим другом, и я осуждал себя за то чувство, которое испытывал к его жене. За то, что не мог отделаться от него. – Он провел пальцами по ее щеке. – Несмотря на то, что мы не виделись месяцами и даже годами, я никогда не забывал тебя. Помнишь картину в моей гостиной?

– Над камином? Где женщина в голубом платье смотрит в сад?

– Да. Я купил ее, потому что она напоминала мне о тебе. О том времени, когда я впервые увидел тебя. Ты тоже была тогда в голубом платье, и я всегда представлял себя на месте мужчины на картине, на которого ты смотрела и который ждал тебя.

Горячая влага наполнила глаза Каролины.

– Я и представить не могла, что ты любишь меня, а не просто желаешь обладать, как любой другой женщиной.

– Я тоже не думал, что так будет. Каролина, я должен признаться тебе.

– Несмотря на то, что еще далеко до полуночи?

– Да. Я пришел на званый вечер в доме Мэтью, потому что знал, что ты тоже будешь там, и когда снова увидел тебя… случилось то же, что и в первый раз. Словно молния поразила меня. Я задумался над тем, что происходит со мной, потому что мои чувства не поддавались никакому сравнению. Я всегда думал, что мое сердце принадлежит только мне, но я ошибался. Оказалось, что я десять лет назад отдал его девушке, которую едва знал и которая объявила, что выходит замуж за другого мужчину.

Дэниел наклонился вперед и слегка коснулся губами ее губ.

– Я помню, ты говорила, что тебе не нужно мое сердце и что ты не намерена отдавать свое. – На его губах обозначилась робкая улыбка. – Мне казалось, что так будет всегда.

Из горла Каролины вырвался наполовину смех, наполовину всхлип. Она обняла его, уткнулась лицом в его шею и разрыдалась.

– Каролина, любимая, – услышала она его голос и зарыдала еще сильнее. – Боже милостивый, я не хотел, чтобы ты плакала. – Каролина увидела, как он достает из кармана сюртука носовой платок. – Вот, – сказал он, вкладывая в ее руку сложенный вчетверо белый платок. – Извини. Мне не следовало говорить тебе об этом сейчас. Особенно после того, что ты пережила сегодня…

– Не смей… – она высморкалась, – извиняться. И даже не думай взять свои слова обратно. Я не позволю.

Дэниел пристально смотрел на нее несколько мгновений, потом кивнул.

– Ты опять становишься похожей на тигрицу.

– Возможно. Какой мужчина говорит женщине, что любит ее, а потом извиняется за это?

Дэниел подумал немного и сказал:

– Не знаю, что ответить.

– По сути, это риторический вопрос, но не важно. Главное – я тоже люблю тебя.

Дэниел замер. Было слышно, как он проглотил комок в горле, после чего тихо произнес:

– Каролина, когда я говорил, что мне нужна твоя любовь, я не хотел принуждать тебя отвечать мне тем же. Такие слова должны исходить от самого сердца.

Она обхватила ладонями его лицо.

– Мой дорогой Дэниел, я отдаю тебе свою любовь добровольно, без каких-либо оговорок. Я хотела сказать тебе о своем чувстве, но боялась. Я очень любила Эдварда, была счастлива в браке с ним и, честно говоря, никогда не думала, что у меня может возникнуть глубокое чувство к другому мужчине. Но ты убедил меня, что я ошибалась. Мое влечение и мои чувства к тебе возникли еще на вечеринке у Мэтью и с тех пор становились только глубже и сильнее. Я тоже должна сделать признание: тогда на маскараде я с самого начала знала, с кем танцевала и кто целовал меня.

Дэниел повернул голову и поцеловал ее ладонь.

– Я не верю своему счастью.

Каролина на мгновение заколебалась, затем сказала:

– Я всегда буду хранить память об Эдварде, но теперь хочу, чтобы у меня появились новые воспоминания, связанные с тобой.

Дэниел снова поцеловал ее ладонь.

– Ты должна знать, Каролина, что я не против твоей любви к Эдварду и очень рад, что в твоем сердце нашлось место и для меня.

– Эдвард владел моим сердцем, когда был жив, а теперь я отдаю его тебе. Всецело и навсегда.

У нее перехватило дыхание, когда она увидела огонь любви, вспыхнувший в его глазах.

– Я буду нежно лелеять его. – Дэниел молча опустился перед ней на одно колено. – Ты выйдешь за меня замуж, Каролина?

Ее сердце радостно забилось. Она готова была принять его предложение, но сначала решила напомнить ему:

– Я… я не смогу родить тебе ребенка, Дэниел.

Нежность в его красивых синих глазах тронула ее до глубины души.

– Это не имеет значения. У меня есть два младших алчных брата, которые будут рады услышать это. – Он поднес ее руку к своим губам. – Для меня главное – ты, Каролина. Ребенок – прелестный дар, но не абсолютно необходимый. А ты нужна мне, как воздух.

Ее губы дрогнули.

– Ты всегда знаешь, что сказать в утешение.

– Можно считать это утвердительным ответом? Ты выйдешь замуж за меня?

Каролина снова всхлипнула и обняла его.

– Да! – сказала она и опять заплакала, уткнувшись в его галстук.

– Господи, похоже, мне следовало запастись не одним платком, – насмешливо сказал Дэниел. – Я подарю тебе целую дюжину… и заодно расплачусь с долгами.

– Долгами?

– Да. Кажется, я должен Мэтью и Логану Дженсену по пятьдесят фунтов.

– За что? – спросила Каролина, озадаченная тем, что Дэниел нисколько не был расстроен, что должен расстаться с такой значительной суммой.

– У мужчины должны быть свои секреты, – сказал он с легкой усмешкой.

– Понятно. А что касается подарков, у меня их достаточно, – запротестовала Каролина, вытирая глаза. – Кстати, вспомнила… Надеюсь, ты не обидишься, но должна признаться: мне не нравятся марципаны.

– Почему я должен обижаться? Я тоже не люблю их.

– А я думала, поскольку ты прислал мне… Учти на будущее – я предпочитаю шоколад.

Дэниел нахмурился:

– О чем ты говоришь? Я никогда не посылал тебе марципаны.

Каролина, в свою очередь, сдвинула брови:

– Как не посылал? В моем столе до сих пор лежит коробка с марципанами и твоей запиской.

Дэниел покачал головой:

– Каролина, я никогда не посылал тебе марципаны.

По ее спине пробежал холодок. Она встала и, ни слова не говоря, пошла в другой конец комнаты. Дэниел последовал за ней.

Выдвинув верхний ящик стола и достав коробку, она поставила ее на стол и протянула Дэниелу записку.

– Похоже на мой почерк, – сказал он мрачным голосом, – но это писал не я.

– Меня немного удивило, что записка без подписи, но я нисколько не сомневалась, что она от тебя. – Они взглянули друг на друга, и до нее вдруг дошло: – Ты думаешь, это леди Уолш?

– Подозреваю, что она. Позволь, я посмотрю.

Она открыла крышку и поморщилась от резкого запаха миндаля.

– Запах довольно странный, – сказала Каролина. – Я подумала об этом, когда впервые открыла коробку.

На скуле Дэниела пульсировала жилка. Он закрыл крышку и взял Каролину за плечи. Его глаза потемнели от волнения.

– Я полагаю, марципаны отравлены. Судя по запаху, цианидом. Миндаль должен был скрыть характерный запах этого яда.

Каролина побледнела:

– Вот что означали ее последние слова. Таким образом она хотела осуществить свою месть из могилы.

– Да. – Дэниел на мгновение зажмурился. – Слава Богу, ты не любишь марципаны, – сказал он глухим голосом.

Каролина, похолодев, крепко прижалась к нему.

– Теперь все закончилось, – сказала она, расслабившись.

– Напротив, моя чрезвычайно красивая, милая, весьма одаренная, обладающая чувством юмора, удивительно умная, с самыми привлекательными губами, какие я когда-либо видел, с превосходной памятью, завладевшая моим сердцем, будущая леди Сербрук, – сказал Дэниел с любовью в глазах. – Это только начало нашей новой совместной жизни.


home | Тайные признания | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу