Book: Жена Уорвика



Жена Уорвика

Розалинда Лейкер

Жена Уорвика

…Наступило мгновение, когда все остальные перестали существовать, и они остались в зале одни, но ничего нежного и романтического в их встрече не было. В остром конфликте столкнулись их индивидуальности. Она не нашла никакой возможности избежать знакомства с этим ненавистным, сильным мужчиной с такой волнующей внешностью. С этого момента он станет обращаться к ней по имени всегда и везде. Дрожь пробежала по ее телу, и каждый нерв напрягся. Как и во время их первой встречи, ее тело говорило с его на собственном языке, который она не умела контролировать.

— Очень рада нашему знакомству, мистер Уорвик, — солгала она хриплым голосом.

— Большая честь для меня, мисс Клейтон, — невозмутимо ответил он, прекрасно осознавая, что настал момент его триумфа, и решил заставить ее испытать еще большую неловкость. — Но я уверен, мы с вами где-то встречались раньше.

«Вот негодяй! — со злостью подумала она. — Никакого чувства такта. Ни один джентльмен не станет вспоминать о встрече, на которой был наполовину раздетым. Хотя ни один джентльмен, вероятно, не станет драться на ринге…»

Глава 1

Окруженный беспокойной, шумной и суетливой толпой базарной площади Брайтона, он не заметил прибытия женщины, которую должны были выставить на аукцион. Фургон стремительно промчался и застыл, накренив колеса, на мостовой перед задней частью здания аукциона, куда подогнал его муж женщины в ожидании торгов.

Дэниэл Уорвик в щегольски сдвинутой набок шляпе взял с прилавка карту Суссекса, раскрыл ее и собрался развернуть во всю ширину, когда владелец ларька слегка подтолкнул его локтем со своей стороны прилавка.

— Посмотрите! Приехала! Жена фермера Фаррингтона. Еe продадут тому, кто предложит наивысшую цену, как только весь скот уйдет с молотка.

Дэниэл опустил одну сторону карты обратно на прилавок и неторопливо отряхнул свой рукав в том месте, где до него дотронулся локоть торговца. Он не любил, когда его толкали. Позволь себе подобную вольность соперник по рингу, Дэниэл превратил бы его лицо в кровавую маску, но щуплый лавочник выглядел чуть ли не в два раза старше, а этого было достаточно, чтобы пощадить его.

Сам Дэниэл отличался замечательным ростом и великолепным телосложением. Гладкие черные волосы, красивые брови над проницательными серыми глазами, прямой нос и мощная нижняя часть крупного породистого лица создавали впечатление натуры беспощадной, непредсказуемой и не любящей шутить ни при каких обстоятельствах. Лавочник, возбужденный необычным событием, которое должно было состояться в ближайшее время, и не ведающий, какой опасности он так счастливо избежал, подхватил упавший конец карты и ткнул в него своим костлявым пальцем:

— Вот ферма Фаррингтона в Акфильде. Именно оттуда она сегодня приехала. Как вам, кстати, масштаб? Вы не найдете карты лучше: тут обозначены все леса, реки, дороги, все города, поселки и деревушки страны.

Дэниэл сразу решил приобрести карту, поэтому в уговорах не нуждался и раздраженно вырвал ее из рук торговца.

— А мне казалось, что старый обычай среди провинциального люда торговать своими женами уже давно канул в Лету.

— Порой это еще случается. Много чего не одобряется, но как еще мужчине избавиться от надоевшей второй половины?

Дэниэл кивнул, бросил на прилавок шесть пенсов в качестве платы за карту и отошел, складывая ее и засовывая в карман. Поблескивая высокими сапогами, он неторопливой походкой направился в глубь базара. Торговля шла бойко, продавцы на все голоса расхваливали свой товар. Кругом чистили рыбу, разгребали старую одежду и раскладывали по размерам, овощи и фрукты раскидывали по корзинам, а букетики цветов продавали по два пенса за штуку. Повсюду радовали глаз старинные вещицы и фарфоровые безделушки, лежали груды сельскохозяйственного инвентаря. Домашние булочки, имбирные хлебцы, пирожки, ветчина и различные десерты выставлялись ровным строем в нетерпеливом ожидании покупателя, как и прочие товары местного потребления, начиная со стульев и заканчивая сетями для ловли креветок. Базарную площадь окружали старинные приземистые дома под соломенными или шиферными крышами, с каменными стенами, покрытыми, как инеем, морской солью, темные и молчаливые. В дальнем углу площади, где продавался с аукциона скот, удобно располагалась таверна с закопченными сажей окнами для отдыха тех, кто устал делать ставки и торговать.

При таком множестве всего интересного к Дэниэлу быстро вернулось хорошее расположение духа. Избавление от бдительного ока тренера всякий раз, когда выдавался такой шанс, приносило чувство колоссального удовлетворения. Старый Джим, который отправил Дэниэла на легкую пробежку на побережье, наверняка пришел в ярость, не обнаружив своего подопечного на тренировке, учитывая, какую сумму они заплатили за аренду одного из залов. Он был предназначен для джентльменов из высших слоев общества, боксирующих для своего удовольствия, а не для простых боксеров, зарабатывающих на жизнь кулачными боями. Придется убедить Джима, что Дэниэл заблудился в бесконечном лабиринте улочек, которые совершенно случайно, спустя час или два, вывели его на базар. Тренер наверняка решит, что Уорвик либо напился где-нибудь, либо сбежал на свидание с хорошенькой женщиной. Но на этот раз Дэниэл совершенно искренне сможет отрицать свою вину, хотя недостатка в возможностях не было. Со стороны открытой таверны на него смотрела не одна пара загадочных мерцающих женских глаз, наиболее миловидные обладательницы которых получили ответный быстрый взгляд. Большинство не знало, кто такой Дэниэл. Только время от времени случайные люди в толпе, фэнси — как называли во всем мире приверженцев кулачных боев, — бросали озадаченные взгляды, в которых медленный процесс узнавания завершался светом озарения. Хватало одного быстрого взгляда на недавно напечатанные и развешанные по всем окрестным стенам афиши с изображением Дэниэла, чтобы убедиться, что перед ними стоит прославленный борец. Он в полдень следующего дня должен был встретиться в кулачном бою в Дин Делле, расположенном к югу от Брайтонского холма, со знаменитым Слэшем Хиггинсом.

Неожиданно люди вокруг заволновалась, и Дэниэл снова услышал имя Фаррингтона. Толпа, увлекая за собой Уорвика, расступилась и освободила дорогу крупному, с огромным животом и желчным цветом лица мужчине лет пятидесяти. Он гордо и целеустремленно вышагивал, размахивая тростью с большим набалдашником так яростно, как будто собирался стукнуть любого, кто осмелится преградить дорогу. Заплывшие глаза под огромными неопрятными кустистыми бровями выражали надменную досаду на столь повышенное внимание к его персоне.

Тяжело дыша, обливаясь потом от жары и неизбежного напряжения от предстоящей процедуры, мужчина прошел по направлению к таверне. Толпа сомкнулась за ним, зеваки, расталкивая друг друга, ринулись следом, пока тяжелая дверь таверны не преградила им дорогу, позволив Фаррингтону спокойно подняться в верхние комнаты.

Дэниэл, подстегиваемый любопытством, обернулся к месту, где шел аукцион, предвкушая необычное развлечение. Люди плотно обступили посыпанную опилками арену торгов, но, поскольку они постоянно отходили и подходили, Дэниэл смог продвинуться вперед и занять место у самых перил.

От домашней мебели, которую конфисковали судебные приставы, уже успели избавиться. Теперь выставили на продажу нескольких лошадей, весь скот ушел с молотка ранее. Уорвик был знатоком лошадей, поскольку вырос в доме, где хорошие лошади являлись единственной расточительностью, которую позволял себе его скупой дядя. Несмотря на то что подающий большие надежды жеребенок ушел по чрезвычайно низкой цене, Дэниэл не предпринял попытки поднять цену. После того как жеребенка увели, аукционист подал знак ассистенту, тот выкатил на арену деревянную бочку и поставил ее в самом центре. Волна восторга прокатилась по толпе. Момент настал. Пришла очередь женщины. Мужчины начали отпускать непристойные шуточки, сопровождая их грубым хохотом. Даже женщины не выражали большой симпатии по отношению к несчастной, от которой позорно избавлялись, как от скота. Вокруг господствовал дух какого-то ужасного карнавала, который захватил и Дэниэла. Глумления и насмешки лились нескончаемым потоком.

— Держу пари, что она мегера, — флегматично отпустил наименее оскорбительное замечание один мужчина своему приятелю. — Я слышал, что она выглядит на редкость покорной, а в женщинах с подобной внешностью живет сам дьявол.

— Да, — последовал ответ. — Ни один мужчина не станет избавляться от жены без уважительной причины. Тут явно таится нечто гораздо важнее сгоревшего субботнего пудинга. — И оба засмеялись.

— Я ее не вижу, — жаловалась толстенькая маленькая девушка, поднявшись на кончики пальцев и вытягивая шею, пытаясь хоть что-то разглядеть за спинами людей.

— Скоро все увидишь, когда ее выставят на продажу, — успокоила соседка. — Будем надеяться, что они не затянут с этим. Подобные обычаи вызывают недовольство судей.

— Разве они нелегальны?

Женщина недовольно фыркнула:

— Естественно, легальны. Никто не нарушает закона, но помимо народа, почитающего церковь, есть назойливые люди, любящие совать нос не в свои дела и навязывать свои представления о том, что можно делать, а чего нельзя.

Дэниэл хорошо это знал. Жалоба, поданная в суд, могла отменить призовой бой и заставить боксеров, арбитров, судей и зрителей собирать вещи и переезжать в другой район, часто находящийся на расстоянии многих миль, чтобы избежать судебных разбирательств. Все те аспекты власти, которые служили помехой правам англичан оголять свои кулаки на ринге или избавляться от сварливых жен народными методами, древними, как сама жизнь, вызывали проклятие.

Толпа зашевелилась. Люди толкали друг друга, чтобы лучше видеть. Пошел слух, что жена фермера уже подходила к воротам, через которые выгоняли скот на арену торгов. Когда увидели, что тот же самый ассистент, который вкатил бочку, пошел за женщиной, со всех сторон полетели разные вопросы:

— Почему он делает это? Где ее муж? Муж обязан вести жену, и только трус предпочтет избежать этого. Ремесленник должен делать свою работу, даже если у него слабое здоровье. Где фермер Фаррингтон?

— А вон там! — Чей-то палец указал вверх на решетчатое окно таверны. Все дружно запрокинули головы, чтобы посмотреть на мужчину, обеспечившего себе прекрасный вид на арену. Подобная популярность не понравилась фермеру, и он резко подался назад, чтобы захлопнуть окно. Оконное стекло, отражавшее солнечные лучи, скрыло его от любопытных взоров толпы. Но зрители уже сами утратили к нему интерес, привлеченные другим.

— Вот она!

Приглушенные голоса тех, кто стоял ближе к воротам, напомнили Дэниэлу момент публичного повешения, когда жалкий приговоренный появлялся на эшафоте перед лицом собравшихся поглазеть на казнь. Затем Уорвик своими глазами увидел женщину. Хоть он и привык к бесчеловечным зрелищам, унизительное положение жены фермера шокировало его. Женщина оказалась очень молодой. Ее шею обвивала веревка, один конец которой держал в руке ассистент, грубый лохматый парень. Он широко скалился, важно вышагивая по арене впереди несчастной. Аукционист, потирая брови под сдвинутой назад шляпой и пытаясь ослабить пальцем шейный платок, напряженно разглядывал зажатый в руке документ. Сама же юная миссис Фаррингтон, не выказывая ни капли смущения, медленно шла вдоль арены с прямой спиной и гордо поднятой головой. Ее светло-голубые глаза смотрели на толпу равнодушно и отрешенно.

— А она не выглядит озлобленной, — презрительно заметила толстая девушка.

— Что, без сомнения, соответствует ее характеру, — хихикнула подруга.

О фигуре жены фермера судить было сложно, поскольку она носила старомодное, с высокой талией платье из выгоревшей красной шерсти. Оно висело на ней подобно бесформенному мешку. Ее плечи и лиф плотно закрывала бахромчатая черная шаль, висевшая густыми складками на спине и перекрещенная на груди. Ее волосы были тщательно спрятаны от посторонних глаз под белый чепец с оборками, поверх которого она надела серую шляпу из хлопка, завязки которой свисали над петлей на ее шее. Светлые вразлет брови и серебристого оттенка ресницы указывали на то, что женщина белокура. Классические спокойные линии ее лица, прямой нос, высокий лоб и широкие скулы идеально гармонировали с четким овалом и характерной линией подбородка. Губы красивой формы были плотно сжаты. Наконец шествие по арене закончилось, и женщина залезлa на бочку. В этот момент Дэниэл вдруг понял, что ее лицо выражало не раздражение, а глубокое презрение ко всей церемонии.

— Прошу внимания, — закричал аукционист, предварительно дважды прочистив горло. — Переходим к последней процедуре сегодняшних торгов. От имени мистера Джервиса Фаррингтона я выставляю на продажу двадцатитрехлетнюю женщину по имени Кейт, его законную супругу на протяжении четырех лет, давшую согласие быть проданной человеку, который предложит наивысшую цену. А теперь, господа, прошу называть свою цену.

— Два пенса! — заорал из дальних рядов толпы горе-остряк, вызывая бурю восторга. — Или пинта джина.

— Один цыпленок! — вопил какой-то деревенщина с другого конца, подхватывая шутку. — Общипанный для жарки!

— Мешок муки!

— Десяток яиц!

— Пара моих изношенных сапог!

Поднялся такой шум, что недовольный возложенной на него миссией аукционист, с которого градом стекал пот, попросил восстановить порядок и уважать его как человека, имеющего большой опыт в проведении аукционов по продаже скота. Высоко подняв руки, он взывал к тишине. Его никто не слушал, что-то в самообладании и равнодушии молодой женщины вызывало в толпе мстительное желание травить, оскорблять и унижать свою жертву. Мужчины, сами того не осознавая, принимали безразличие и равнодушие жены фермера как личное оскорбление их прав хозяина. Женщины, отягощенные тяжким грузом домашних забот и проблем, испытывали зависть к ее самоуверенности и чувству собственного достоинства, что пробуждало в них дух озлобленности. Только единицы испытывали жалость и покидали спектакль, покачивая головами. Дэниэл, пресытившись зрелищем, обернулся и обнаружил, что окружен огромной толпой, которая забила все узкое пространство между стойлами. В тот момент, когда он начал пробивать себе дорогу к выходу, кто-то выкрикнул первую серьезную ставку на Кейт Фаррингтон, что мгновенно заставило толпу замолчать в напряженной попытке осознать происшедшее.

— Три гинеи! Я сказал три гинеи!

Уорвик сразу же оставил мысль покинуть базар. Он узнал голос! Это его девятнадцатилетний братец выкрикнул цену! Сентиментальный юный глупец выступил вперед, чтобы положить конец насмешкам, но он рисковал получить девчонку в качестве сомнительного подарка. Вертя головой, Дэниэл стал решительно прокладывать себе дорогу в том направлении, откуда раздался голос Гарри Уорвика.

Аукционист с облегчением принял цену.

— Хорошее начало, сэр, подтвердил он, с благодарностью кивнув куда-то в сторону таверны, и снова обратился к толпе. — Три гинеи! Кто даст четыре, господа?

— Четыре! — выкрикнул мясник из соседней лавки в измазанном кровью фартуке и соломенной шляпе, от которого сильно разило мясом.

— Пять! — назвал свою цену мужчина и строгой одежде с жестким, расчетливым взглядом.

— Шесть! — снова предложил мясник.

— Восемь! — перебил всех голос с акцентом.

Новый всплеск любопытства и восторга охватил толпу. Последний покупатель оказался иностранцем, в котором узнали французского матроса с почтового корабля, курсировавшего между Брайтоном и Дьеппом. Кейт не удостаивала взглядом ни одного желающего купить ее, не посмотрела она и на матроса. Женщина напоминала снежную королеву в далеком зимнем дворце, взирающую на мир незрячими глазами сквозь ледяные стены.

— Девять! — раздался голос Гарри.

Дэниэл, который уже решил, что опасность миновала и рост ставок отпугнет брата, почувствовал всплеск бешенства. Неужели Гарри не понимает, что продолжать не имеет смысла?

— Десять! — не собирался отступать француз, не сдавался и Гарри.

— Один… — Прежде чем он успел озвучить свою цену, Дэниэл добрался до брата, схватил его руку, которую тот тянул, чтобы подать знак аукционисту, развернул его и с глухим стуком прижал к стене таверны.

— Ты с ума сошел? Пусть торги продолжаются без твоего участия! Ты же не хочешь в один прекрасный момент обнаружить себя ответственным за эту женщину!

Лицо Гарри выражало решительность и негодование за вмешательство. Он сжал челюсти.

— Как раз этого я и хочу! Не лезь не в свое дело! — заявил он, резко вырываясь из рук Дэниэла. — Одиннадцать гиней!



— Ты сумасшедший! — взревел Дэниэл, пихнув брата в плечо кулаком. — Ради бога, заткни свой рот! Это не принесет тебе никакой выгоды! Просто сумасшествие взваливать себе на шею женщину, не говоря уже о том, что она еще и старше тебя. Ты не зарабатываешь достаточно денег, чтобы прокормить ее, и никогда не сможешь заработать при твоих амбициях!

Гарри обычно трудно было разозлить, но на этот раз по его побелевшим губам и сдвинутым бровям стало ясно, что в нем поднимается волна гнева.

— Я балдею от нее! — заявил он жестким и беспощадным тоном.

— Ха! — невесело усмехнулся Дэниэл. — Да тебе не по зубам эти торги. Я знаю, что у тебя в кармане не более двадцати гиней, половина из которых принадлежит Джиму.

— Я хочу заполучить ее, — процедил Гарри сквозь плотно сжатые губы. После того как француз повысил свою цену еще на одну гинею, Гарри перехватил взгляд аукциониста и изрек: — Тринадцать!

Дэниэл, чувствуя глубокую ответственность за брата, схватил его за руку, пытаясь воззвать к разуму.

— Послушай меня! Если ты ее купишь, совсем не значит, что она станет твоей! — Дэниэл кивнул головой в подтверждение невысказанного вопроса. — О, я знаю, если бы ты был чернорабочим с фермы или кем-либо в этом роде, население поселка или деревни, несомненно, восприняло бы ее в качестве твоей жены благодаря этой архаичной процедуре. Но этот обычай не выдерживает никакой критики с точки зрения закона! И наши времена он уже изживает себя и превращается и фарс! Подобный путь избавляться от надоевшей жены переходит из века в век, но не является официальным разводом! По закону нашей страны она принадлежит своему официальному мужу, пока смерть не разлучит их. Она никогда не станет для тебя никем, кроме обузы в неопределенном статусе: ни служанка, ни жена, ни вдова!

— Это тебя не касается!

— Очень даже меня касается, — возразил Дэниэл и, потеряв всякое терпение, потянул брата назад и швырнул о стену таверны. — Даже если бы ты не был моим братом, ты все еще состоишь у меня на службе и подчиняешься моим правилам. Смею тебе напомнить, что ты уже сделал свой выбор, когда бежал из дома, чтобы находиться имеете со мной. Ты замечательно выглядел, когда появился перед моей дверью в стоптанных башмаках и полумертвый от голода. Тебе даже ума не хватило украсть где-нибудь буханку хлеба, чтобы подкрепить свои силы в пути.

— Ты оставил поместье Уорвик, когда тебе вздумалось! — с горечью заметил Гарри, поскольку в нем заговорили доселе невысказанные чувства горечи и ревности к положению брата.

— Меня отправили на ринг и внесли в черный список, а тебя оставили при дяде вместо меня. Только ты упустил свой шанс и сейчас хочешь окончательно разрушить свое будущее очередным безрассудным поступком.

В каком-то диком неповиновении Гарри вскинул руки и ослабил хватку Дэниэла.

— Я не хотел оставаться в поместье Уорвик. Я также ненавидел жизнь там из милости дяди Уильяма, как и ты.

— Ты не имел права давать возможность фанатичному старику передавать дом по наследству посторонним людям.

— Я имел такое же право, как и ты!

Братья уставились друг на друга. Голос аукциониста, повторяющего последнюю ставку, долетел до их ушей.

— Предложена цена в тринадцать гиней, джентльмены. Неужели такая прекрасная женщина уйдет по такой низкой цене? Неужели я так и не услышу четырнадцать?

Дэниэл увидел, что они с Гарри оказались в центре всеобщего внимания. Вся толпа уставилась на то место, где они стояли под навесом таверны, в воздухе витала атмосфера ожидания. Потное разгоряченное лицо аукциониста возвышалось над всеми собравшимися, как темно-красная луна, его брови застыли в вопросительном положении. Он окидывал взглядом всех присутствующих, держа наготове молоток. Француз молчал! Ставка Гарри в тринадцать гиней висела, словно маятник, в ожидании, в какую сторону качнуться: либо позволить превысить себя более высокой ценой, либо стать узаконенной в качестве покупной цены ударом молотка.

С каждой секундой, подтверждавшей, что дальнейших ставок не ожидается, лицо Гарри озарялось все большим и большим ликованием. Кейт Фаррингтон, окутанная странной, холодной аурой таинственности, продадут ему! Вывернувшись из рук брата, он рванул в сторону, отстаивая свое право на самостоятельные решения. Затем встал, широко расставив ноги и пританцовывая, одновременно слегка пощелкивая пальцами по полям своей высокой шляпы, лихо сдвигая ее набок.

— Я спрашиваю в последний раз, — гремел голос аукциониста, поднявшего молоток. — Кто предложит цену выше?

Дэниэл, впав в отчаяние от глупости своего брата, в очередной раз взглянул на Кейт Фаррингтон, пытаясь разгадать, что могло в ней так привлечь парня, и пришел к заключению, что она пробудила дремавшую в его крови искру защитника. Она выглядела унылой, почтительной и совершенно не возбуждающей воображение. Это был идеальный тип жены, которую он сам не отказался бы иметь под рукой на время путешествия домой в Девоншир, запланированного на следующей неделе. С ее помощью он мог бы доказать дяде Уильяму, что он остепенился, а бокс не уничтожил его жизнь и не сгубил его душу. Возникшая идея замерцала и заискрилась заманчивым светом. И что значил маленький обман женщины, когда столько ставилось на кон? В противном случае неумение наступить на горло собственной гордости приведет его к потере того, что он так отчаянно пытался спасти. Дэниэл получит возможность излечить Гарри от упрямой глупости и в то же время решить собственные проблемы.

Аукционист поднял молоток еще выше, собираясь уже опустить его: «Тринадцать гиней. Продана…»

— Двадцать одна гинея! — крикнул Дэниэл.

Толпа громко выдохнула, а Гарри застонал. Даже Кейт впервые за все это время подняла голову и посмотрела в сторону нового покупателя. Маска равнодушия на ее лице сменилась удивлением, но только на мгновение.

Аукционист, комиссионные которого чудеснейшим образом возросли, с надеждой посмотрел на Гарри. Даже одного взгляда на мучительное разочарование, исказившее лицо молодого человека, хватило, чтобы понять: аукцион подошел к концу. Он в очередной раз поднял свой молоток: «Двадцать одна гинея за Кейт Фаррингтон! Продана, продана, продана!»

Дэниэл полез в верхний карман своего сюртука за кошельком. Гарри, глаза которого метали молнии от гнева, достигшего в нем наивысшей точки, с силой схватил его за рукав, натянув дорогое сукно.

— Почему? — требовательно процедил он сквозь сжатые зубы. — Ты ведь знал, что я… что я… Его голос вдруг стал ужасно хриплым, и он с унижением почувствовал приближение слез, чего не испытывал с момента своего детства.

— Она может мне пригодиться, — ровно ответил Дэниэл; он не стал озвучивать промелькнувшую в голове избитую банальность, что в один прекрасней день брат еще скажет ему спасибо за сегодняшнее вмешательство. — Доверься моему решению, я позже объясню тебе причины.

Он хотел утешить Гарри, намекнув, что купил Кейт не по зову страсти, любви или пылкого желания, а из каких-то корыстных соображений. Однако разочарование брата оказалось настолько сильным, боль настолько жестокой, что слова Дэниэла его не успокоили. Впервые взглянув на Кейт, он влюбился всем своим импульсивным, ранимым сердцем, почувствовав к ней нечто такое, чего еще не мог распознать в силу своей неопытности.

Загадочный покров, под которым скрывалась бездна, сулившая бесконечные обещания, привлекал мужчин и заставлял их искать способ разрушить ту стену, которой она отгородила себя от людей, и исследовать таинственную глубину ее души.

Отсутствие какого-либо личного интереса Дэниэла к Кейт позволяло ему оценить в ней только почтительный вид, с которым она предстанет перед его дядей. Он подошел к арене и перепрыгнул через ограду. Среди расходившейся толпы некоторые мужчины узнавали его и останавливались, чтобы поприветствовать и подбодрить.

— Браво, Уорвик! Желаем тебе выиграть завтрашний бой так же легко, как ты выиграл сегодня жену!

Скорее в силу привычки он поблагодарил их за пожелания широкой улыбкой и поднятым в знак победы кулаком, поскольку голову переполняли другие мысли. Он надеялся, что его покупка окажется выгодным вложением денег, а не обузой и финансовой потерей. Молодой человек расплатился с аукционистом золотом, потом, с квитанцией в кармане, повернулся к женщине.

Она уже спустилась с бочки, но больше не сделала ни одного движения. Веревка свисала с шеи, поскольку по старому обычаю именно он как покупатель получал законное право снять ее. Кейт смотрела на Дэниэла твердо и прямо, со спокойным выражением лица. Ее напряженные губы слегка расслабились и обрели полную привлекательную форму вместо сжатой белой линии.

— Позвольте представиться, мадам, — официально обратился он к Кейт. — Меня зовут Дэниэл Уорвик.

— Сэр, — она чопорно кивнула головой в знак признательности и, игнорируя тот факт, что ее имя уже несколько раз выкрикивали во всеуслышание на аукционе, добавила своим низким голосом: — Меня зовут Кейт Фаррингтон.

— Ваш самый преданный слуга, мадам. Учитывая обстоятельства, при которых мы встретили друг друга, я собираюсь обращаться к вам с этого момента только по христианскому имени, и вы можете принять фамилию Уорвик.

Он подошел к Кейт, обеими руками снял веревку с ее шеи и с отвращением отбросил в сторону. Из ее губ вырвался бесшумный вздох облегчения, а выражение лица не изменилось. Покончив с формальной стороной вопроса, он перешел к практической:

— У вас есть какой-либо багаж?

Женщина кивнула и потянулась за дорожным мешком, лежащим за кафедрой аукциониста, очевидно собираясь тащить вещи самостоятельно. Дэниэл опередил ее, подхватив мешок, который оказался нетяжелым.

— Пойдем? — спросил он, указывая рукой, в каком направлении им надо уходить с базарной площади.

Покорно, но не смиренно она шагала с ним рядом. Как только они пустились в путь, Дэниэл оглянулся в поисках Гарри, но того и след простыл. Только несколько человек смотрели им вслед. Аукционист уже исчез в таверне, а окно, через которое фермер Фаррингтон наблюдал за процедурой торгов, снова было плотно закрыто. Кейт не удостоила его даже взглядом.

— Мне сказали, что вы приехали из Акфильда. Это верно? — спросил Дэниэл, поглядывая на нее сбоку.

Она оказалась выше, чем он предполагал сначала, ее глаза находились на уровне его плеч. Она шла свободно и раскованно. Несмотря на плотное платье и многочисленные нижние юбки, ее движения отличала врожденная плавность.

— Я жила здесь со времен своего замужества, а родилась и выросла недалеко от деревушки Хитфильд. Мои родители умерли.

Дэниэл не уставал поражаться ее речи, которую не искажал никакой местный диалект. При этом она говорила в какой-то одной ей характерной привлекательной манере. Со свойственной всем англичанам способностью точно определять социальный статус человека по его манере общения, Дэниэл увидел в Кейт умеренно образованную леди, доведенную до благородной бедности, которая вынудила ее выйти замуж за неотесанного фермера.

— Есть у вас еще какие-нибудь родственники? — продолжал он наводить справки. — Братья? Сестры?

— Никого ближе кузины, которая живет за много миль отсюда, — ответила она и бросила на него взгляд без намека на любопытство. — А у вас?

— Как раз мой брат Гарри первым предложил за вас серьезную цену сегодня. Еще у нас есть сестра Жасмин, которую мы зовем Жасси. Ей шестнадцать, и она живет в Девоншире с нашим единственным родственником дядей Уильямом Уорвиком, старшим братом моего отца, который стал нашим опекуном, когда мы осиротели. Я возьму вас с собой в Девоншир вскоре после того, как мы уедем из Брайтона.

— О! — Она незаметно пожала плечами, что можно было принять за жест покорности. — Если я никогда больше не увижу ни Акфильд, ни ферму Фаррингтона, то мне все равно, куда я поеду, — проговорила она горьким, но не озлобленным тоном.

— Это я могу вам обещать.

Кейт только едва прикрыла опушенные густыми ресницами веки, как будто в глубине души смеялась над любыми обещаниями, полагаясь в этой жизни исключительно на себя, и ничего не ответила. Он снова заговорил:

— Вы тяжело работали на ферме?

— Нет. Если бы мне позволили вкалывать в поле, это бы меня устроило. Физическая усталость препятствует горьким мыслям. Но меня держали словно кошку на мягкой подушке, только без сливок, — сообщила она, и на ее лице промелькнула горькая усмешка.

Дэниэл решил, что она очень странная молодая женщина. Деловая и прозаичная на поверхности и одновременно закрытая и сдержанная, она навела его на мысль, что на этих обрывочных сведениях закончится вся та информация, которую он сможет о ней получить. Несмотря на это, за каждым произнесенным ею словом таились огромные пласты невысказанной информации, целые истории, которые сливались в единую линию, ведущую к самому унижающему ее опыту: продаже на публичном аукционе.

Почему-то ее это не трогало. Чувство собственного достоинства ставило ее выше участников зрелища, на порядок выше ее собственного мужа и тех, кто назначал за нее цену.

— В чем-то наши жизни похожи, — заметил он, немного смущенный своей ролью покупателя. — Когда я не на ринге, я в какой-то степени избалованный, мой тренер старается держать меня в идеальной форме. Правда, я не всегда одобряю его идеи о том, что для меня хорошо. Иногда я могу выпустить пар во время тренировки. И физическая усталость, которой вы так страстно желаете, очень мне знакома после длительного поединка.

— Именно таким образом вы получили свежий шрам на щеке?

— Да, во время последнего боя.

— Вы победили?

— Да.

Несколько минут она молчала.

— Вы поступили безрассудно на аукционе. Двадцать одна гинея — это гигантская сумма.

— Мне пришлось назвать сумму, превышающую всю наличность моего брата, которую он мог предложить.

— О! — последовала пауза. — Он тоже боксер?

— Нет, он мой помощник, секундант, мастер на все руки, присматривает за лошадьми, бегает по поручениям, помогает тренеру устраивать бои и прочие мероприятия. Порой его цели и помыслы выходят далеко за пределы мира кулачных боев. На данный момент он довольствуется тем, что имеет, часто сидит в долгах. Это чистой воды лень, поскольку он умен и сообразителен. Более того, люди любят его. У него есть шарм, — последнюю фразу Дэниэл произнес с некоторой долей иронии.

В разговорах они не заметили, как оставили далеко позади базарную площадь и свернули на узкую улочку, в конце которой поблескивало морс. При виде мерцающей водной глади она остановилась, затаив дыхание. Ее лицо расцвело, а холодность сошла с него, как снег под солнечными лучами.

— Море! — воскликнула Кейт потеплевшим вибрирующим тоном, на который, как он полагал, она не способна. — Так вот оно! Спасибо! Разве оно не волшебно?

Он смотрел на женщину. В ее реакции проглядывало что-то детское и невинное.

— Вы раньше никогда не видели моря?

В глубоком изумлении она покачала головой.

— До сегодняшнего дня, когда мистер Фаррингтон привез меня в Брайтон, я никогда не путешествовала дальше места моего рождения и затем фермы. Отсюда можно увидеть Францию?

— Можно доехать до Дувра и увидеть берега Франции через подзорную трубу. Не хотите пройтись по пляжу и поближе посмотреть на Ла-Манш?

— Хочу! — Она сложила ладошки вместе.

Они дошли до места для гуляний и ступили на морскую гальку. Там она скинула свои тяжелые деревенские ботинки и легко побежала по песку в одних чулках. Ее юбки и бахрома шали развевались на ветру. Кейт остановилась около самой воды, где мягкие волны разбегались веером в разные стороны и откатывались назад, оставляя песок блестящим и влажным. Дэниэл уселся на кусок бревна, принесенный откуда-то морем, поставил ее мешок рядом с собой, сложил руки на коленях и молча следил за ней взглядом.

Женщина испытывала искреннюю радость, что могла в одиночестве насладиться своей первой встречей с морем. Считают, что море обладает исцеляющими свойствами, теперь она смогла убедиться в этом. Созерцая живой цвет и вечное непрерывное движение волн, она почувствовала, как ее душа и мысли обретают умиротворение и покой. В этот теплый день море было пронзительно-бирюзового цвета с переливающимися на солнце бриллиантовыми барашками волн, с появляющимися тут и там спинами дельфинов, рождающих вокруг себя миллиарды брызг, которые волны приносили к самым ее ногам. Кейт осторожно подобрала подол своей юбки и шагнула в воду, тихо ахнув от неожиданного холода, окутавшего ее ноги. Но ей это даже понравилось. Приподняв подол еще выше, она побрела дальше, пока вода не достигла ее щиколоток, окрашивая заштопанные чулки в темный цвет, а схлынув, смыла мельчайшие крупицы песка с ее ступней, слегка пощекотав их.



Вдруг ей захотелось смеяться. Она, давно забывшая, что такое радость и счастье, вдруг рассмеялась глубоким искренним смехом — ярким одобрением красоты дня, моря, ее собственного освобождения из темной и ужасной тюрьмы, в которой она провела столько времени и о которой мечтала забыть. Кейт прекрасно понимала, что ее чувство свободы иллюзорно, но на короткое мгновение позволила себе забыть о горькой правде. Позже ей придется покориться всему, что задумал этот Дэниэл Уорвик с беспощадным взглядом серых глаз. Позже ей придется принять все условия, которые подготовила судьба, любительница крутых поворотов. Только на короткий промежуток времени она ощутила себя единым целым с морем, с чистым соленым воздухом и почувствовала себя птицей, парящей высоко в небе. Высоко, высоко, высоко!

Дэниэлу показалось, что он услышал ее смех. Чайки, кружащиеся над головой, оглашали все пространство вокруг своими пронзительными бесконечными криками. Они смешивались с криками рыбаков на берегу, предлагающих прохожим лобстеров, крабов, мидий и прочих обитателей моря. Когда она обернулась и направилась к нему, шагая гораздо медленнее, чем бежала до этого к морю, Дэниэл увидел на ее лице прежнее серьезное и совершенно бесстрастное выражение, полное затаенных секретов, и решил, что ему послышалось. Поднявшись с бревна, он подождал, пока она натянет на ноги в мокрых чулках тяжелые ботинки, а затем побрел по гальке. Кейт последовала за ним.

— Ну что, море оправдало ваши ожидания? — спросил он, оглядываясь через плечо.

Она шевельнула губами, но так и не улыбнулась.

— Конечно да. Когда мы приедем в Девоншир, то поселимся на берегу?

Наладив родственную близость с морем, ей не хотелось расставаться с ним, поэтому ответ Дэниэла удивил и разочаровал ее.

— Нет. Поместье Уорвик находится далеко от моря.

Она широко раскрыла глаза.

— Это ваш дом? Звучит величественно. Но как вы можете быть дворянином, если зарабатываете на жизнь кулачными боями?

Вопрос его позабавил.

— Хороший вопрос. Фактически поместье Уорвик звучит гораздо более величественно, чем является в действительности. В целом это очень милое старинное место, которое на протяжении длительного времени принадлежало семье. Дядя Уильям приютил мою мать после того, как мой отец, заядлый игрок, умер в нищете, а она скончалась пять месяцев спустя при родах Жасси. Будучи холостяком с устоявшимся укладом жизни, дядя не испытывал особого удовольствия, получив на воспитание троих детей, но я был его наследником и ему хотелось удостовериться, что я получу хорошее образование.

Погрузившись в воспоминания, Дэниэл ступил на покрытый водорослями пролет лестницы, которая вела с пляжа.

— Я постоянно конфликтовал с законом из-за разных проделок, — продолжил он. — Дядя с самого начала считал, что я плохо подхожу на роль наследника, поэтому, вместо того чтобы отправить меня в школу, нанял гувернера, чтобы я и Гарри получили нужный объем знаний без дополнительных финансовых затрат. Позже к нашему обучению присоединилась и Жасси.

— Ваш дядя настолько скуп?

— Это беспокоило нас гораздо меньше, чем его порочность. Он никогда не любил моего отца и заставил нас сполна заплатить по счетам. Когда мне было четырнадцать, я чуть не убил его за то, что он два дня продержал Жасси в темном чулане. После этого он стал относиться к ней немного лучше, но меня не простил никогда. Последней каплей явился для него мой уход в бокс с Джимом, моим тренером.

— Как вы познакомились с тренером? — спросила Кейт, поднимаясь за Дэниэлом по лестнице.

— Он оставил бокс, после того как соперник выбил ему глаз, и пришел работать в поместье Уорвик сразу после смерти моей матери. Он учил меня правильно пользоваться кулаками и наставлял, как пробивать себе путь в жизни.

Дэниэл уже стоял наверху лестницы и ждал, пока Кейт поравняется с ним. Она остановилась на три пролета ниже его, легкий ветерок играл с оборкой ее непривлекательной шляпы и сдувал в сторону завязки чепчика.

— Если ваш дядя порвал всякие отношения с вами, когда вы ушли из дома, зачем же возвращаться к нему?

Он протянул ей руку и помог подняться на площадку.

— Очень хорошо, что вы с самого начала можете узнать, почему я выкупил вас на аукционе. Я планирую восстановить себя в правах наследника. Честно говоря, я не могу позволить имуществу Уорвиков перейти в чужие руки. Поверьте, для себя мне ничего не нужно, любое богатство не приносит ничего, кроме несчастья. Но Жасси пишет, что дядя Уильям долго не протянет на этом свете. Он тяжело заболел после побега Гарри из дома год назад. В доме появилась сиделка и живет там по сей день, а его здоровье совершенно не восстанавливается. Сейчас он очень быстро теряет силы и хочет увидеть меня, новое, недавно написанное завещание ждет его подписи. Я хочу, чтобы в нем стояло мое имя, поэтому вы предстанете перед дядей в качестве доказательства, что я удачно женился и остепенился.

Кейт как-то сразу осунулась, глаза ее потемнели, но она прямо посмотрела на него.

— Ваш дядя узнает, что я не благородного происхождения.

Он догадался, что ее нервировала, даже повергала в ужас перспектива быть представленной кому-то более благородному, чем она, и оказаться в неведомой дотоле атмосфере роскоши и великолепия.

— У вас есть чувство собственного достоинства и приятная внешность, — заверил се Дэниэл. — Ему это понравится. Чрезмерная пышность и яркость во внешности, одежде, манерах вызовет у него подозрение и неприязнь. Я уверен, вы полностью подходите для тех целей, ради которых я вас приобрел.

Судя по ее виду, Кейт не оробела при этих жестоких словах, которые Дэниэл произнес не для того, чтобы напугать ее, а чтобы она без каких-либо иллюзий приняла отведенную ей роль. Выражение ее лица осталось непреклонным.

— Несложно обмануть больного пожилого человека на смертном одре.

Он нахмурился и плотно сжал губы. Как она поставила его на место! Он уже готов был прогнать ее прочь без единого пенса в кармане. Дэниэл давно отбросил любые угрызения совести по отношению к другим людям, и сейчас ничто не могло ему помешать. К тому же он впервые уловил сварливые нотки в ее голосе, из-за которых фермер Фаррингтон поспешил избавиться от нее, как от тяжкого груза на шее.

— Поторапливайтесь! — грубо заявил он. — Мы идем в гостиницу, где я остановился. Вам надо переодеть мокрые вещи.

Дэниэл быстро пошел прочь. Кейт ничего не оставалось, как последовать за ним.

Глава 2

В отеле «Старый корабль» Дэниэл снял для Кейт комнату на том же этаже. Несмотря на то что отель был переполнен приехавшими в город из разных местностей желающими посмотреть поединок, что значительно превышало обычное количество гостей, просьбу Дэниэла сразу же удовлетворили. Когда женщина увидела односпальную кровать, то как-то сразу расслабилась и вздохнула с облегчением. Затем, решительно распрямив плечи, она подошла к открытому окну и начала напряженно всматриваться в море, как будто хотела почерпнуть оттуда успокоение. И снова Дэниэл задумался о ее отношениях с мужем. Он вспомнил чье-то замечание на базаре, что ее проступок заключался в чем-то более серьезном, чем подгоревший субботний пудинг.

— Я думаю, вам будет комфортно тут, — проговорил он. — Если вы решите принять ванну или вам что-нибудь захочется, звоните.

— Я никогда до этого не жила в отелях, — воскликнула Кейт в панике, оборачиваясь к нему.

— Была же у вас какая-то домашняя прислуга на ферме Фаррингтона? — удивленно спросил он.

Она кивнула, нервно сжимая руки.

— Четыре служанки, повар и мальчик, который мыл посуду.

— Ну, в таком случае вы быстро научитесь отдавать распоряжения служащим отеля, если вам что-то понадобится, — заметил он и добавил уже менее сурово: — Если хотите, мы сможем обедать у меня в номере с Джимом и Гарри и не спускаться вниз в обеденную комнату.

В ее глазах промелькнула благодарность.

— Я предпочла бы это.

— В таком случае жду вас у себя в семь, — сообщил он. — Обычно в это время мы все собираемся вместе, если ни у кого не назначено других встреч.

Он повернулся, открыл дверь, но прежде чем успел закрыть ее за собой, она отошла от окна и сделала несколько шагов за ним.

— Дэниэл! — Кейт впервые назвала его по имени.

Он наклонил голову, ожидая продолжения.

— Я вам признательна за вашу чуткость.

Он не понял, подразумевала ли она отдельную спальню, которую он ей отвел, или позволение обедать не под прицелом посторонних глаз.

— Всегда к вашим услугам, мадам, — шутливо ответил он и закрыл за собой дверь.

На лестнице Дэниэл достал из нагрудного кармана золотые часы и взглянул на них. Наверняка Джим уже не ждет его в тренировочном зале, а вышел и направляется в отель.

На этот раз, выйдя из отеля, Уорвик пошел по главной улице и не стал больше искать коротких путей, сворачивая в переулки. Поскольку он уже пропустил встречу, то шел прогулочным шагом, не считая нужным торопиться, когда вокруг столько всего интересного.

Все в Брайтоне радовало его: симпатичные улочки и площади, аккуратные садики, выступающие фасады магазинов и библиотек, рестораны и кафе, зал для официальных приемов и бесчисленные места для отдыха и развлечений, сосредоточенные в великолепном модном месте для гуляний, на Штейне. Он сожалел, что до этого теплого июля 1826 года никогда не посещал курорта, который долгое время находился под покровительством королевской фамилии.

Поскольку Дэниэл свернул на Штейн, его взгляд упал на экзотический Морской Шатер, прибрежный дворец короля, который являлся излюбленной резиденцией всего королевского двора в те дни, когда король был еще принцем Уэльским, а позже принцем-регентом. С его минаретами цвета опала и отливающими на солнце золотом луковицеобразными куполами дворец выглядел гигантским многогранным драгоценным камнем из арабской сказки, поражающим своим великолепием и нелепостью на фоне Ла-Манша. Много чего произошло с Брайтоном с тех времен, когда он из маленькой рыбацкой деревушки превратился в самый фешенебельный морской курорт Англии.

Дэниэл заметил Джима Пирса несколько раньше, чем тот, в свою очередь, увидел его, что дало Дэниэлу время переключить ход своих мыслей с сегодняшней покупки. Гораздо лучше дать Джиму сначала самому увидеть Кейт, чтобы тот не успел сделать ложных выводов и не тратил силы на ненужные аргументы. Ведь даже на расстоянии по решительной походке тренера можно было судить о его раздражении от бесполезно потраченного в пустом ожидании времени.

Не очень высокого Джима многие считали гигантом, потому что он обладал необъятного размера шеей и плечами, огромными выпуклыми мышцами на руках, выступающими под черным сукном его фрака, сильными бедрами и икрами, форма которых подчеркивалась бриджами и чулками. Он предпочитал их модным в те времена панталонам. А вот его лицо производило неприятное впечатление. Веко закрытого правого глаза глубоко впало, сломанный нос стал плоским, бровь сильно изуродовал ужасный шрам. Он выглядел так, как и должен был выглядеть боксер тех времен, когда бои проводились практически без каких-либо правил, оставив отметины в его душе и на теле до самой смерти. Джим гневно вскинул голову, заметив Дэниэла, который с невозмутимым видом продолжал идти прогулочным шагом. Когда тренер мог услышать его, он со смеющимися глазами успокаивающе поднял руку.

— Я попал на базар, клянусь тебе, просто заблудился среди этих запутанных улочек.

Джим фыркнул, неуверенный, стоит ли верить этим словам, по-прежнему обиженный.

— Ты заставил меня протирать зад в этом изнеженном месте. Какие-то жуткие щеголи хотели нанять меня тренировать их. Меня! Джима Пирса, который в десять раундов уложил на лопатки великого Тома Крибба! — возмущался он. Его взгляд вдруг стал подозрительным. — Ты ведь специально сбежал. Я знаю. Я всегда это знаю.

— Я всего лишь решил сделать пару покупок, — бойко ответил Дэниэл, указывая на приближающийся экипаж. — Приношу свои извинения за опоздание, я просто решил поискать более короткий путь. Знаю, глупо. Мы прямо сейчас без дальнейших задержек пойдем и наверстаем упущенное.

— Излишняя расточительность, придирчиво проворчал Джим, влезая и экипаж следом за Дэниэлом и усаживаясь рядом. — Твои мускулы стали бы гораздо лучше, если бы мы туда побежали.

— В нашей хорошей одежде? По улицам Брайтона? — Дэниэл откинул назад голову и весело рассмеялся.

В тренировочном зале тренер всегда обретал хорошее расположение духа. Только тревога могла сделать его раздражительным. Он волновался из-за отсутствия Дэниэла, злился на себя за то, что оставил его на попечение Гарри, поскольку братья так и не встретились. Он винил себя ужасно. Ни один хоть чего-то стоящий тренер не потеряет своего бойца из виду прямо накануне ответственного боя. Молодость есть молодость, и воздержание перед схваткой нелегко дается такому мужественному молодому мужчине в самом расцвете сил. Одному богу известно, что там произошло на базаре, но великолепие Дэниэла от этого не потускнело. Пока они дрались, он показал всю ту страсть и силу, которые снискали ему славу самого беспощадного бойца на ринге.

Тренировка завершилась купанием в море. Джим твердо верил, что холодная вода, заставляющая кровь быстрее бежать по жилам, прекрасное средство для бойца. Дэниэл, который еще мальчиком привык плавать в девонской реке, не нуждался в дополнительных поощрениях и смело бросился в волны, которые унесли его от теплого берега в холодную и темную бездну.

Существовал еще ряд испытанных правил для боксеров, по которым Джим заставлял жить Дэниэла во время тренировок: вставать в шесть и ложиться в девять, принимать слабительное, очищая кишечник, пускать кровь и потеть для здоровья, придерживаться строгой диеты, состоящей из бифштекса, обезжиренной баранины, вареной картошки и ежедневной полпинты темного пива. На столе Дэниэла никогда не появлялись лондонский хлеб (исключение составляли только булочки двухдневной давности), супы, рыба и домашняя птица, никаких салатов, свежих фруктов, пудингов и пирогов. Не позволялись бойцу даже специи, которые он так любил. Насколько часто его подопечный нарушал эти правила в отношении алкоголя и диет, Джим сказать не мог, но опасался, что игнорировались они довольно часто. Не зря он за несколько дней до предстоящего состязания ночевал на кушетке под дверью Дэниэла.

Когда они вернулись в отель «Старый корабль», Дэниэл поднялся в свою комнату немного отдохнуть. Только убедившись, что молодой человек заснул, Джим пошел в таверну неподалеку.

Вернувшись около семи вечера, Джим застал Дэниэла уже одетым. Скрестив стройные ноги и положив под голову подушку, тот уютно растянулся на софе в гостиной с газетой в руках.

— Слэш Хиггинс уже приехал и остановился в «Инн Касл», — провозгласил Джим, потирая руки. — Я видел его. Он в полной готовности, но если ты помнишь, я тебе уже говорил, что волноваться не о чем. — Его взгляд упал на стол, и он заметил четыре столовых прибора. — У нас сегодня гости?

Дэниэл зашуршал газетой.

— Я пригласил миссис Уорвик отобедать с нами.

— Миссис кто? О чем ты, черт возьми, говоришь?

Дэниэл перевернул очередную страницу газеты.

— Сегодня на базаре я приобрел себе жену. Я же сказал тебе, что сделал пару покупок. Я заплатил за нее двадцать одну гинею.

Джим вырвал газету из рук Дэниэла и посмотрел в его язвительное лицо.

— Ты мне правду говоришь или просто мертвецки пьян?

— Я гораздо трезвее тебя, Джим, потому что, судя по твоему дыханию, последние полчаса ты провел в пивной. — Он опустил ноги на пол и сел. — Если ты успокоишься и перестанешь строить из себя надсмотрщика над скотом, я тебе расскажу все подробности.

Джим одной рукой развернул стул и встал сзади, свесив руки со спинки цвета красного дерева, не меняя мрачного выражения на лице.

— Я слушаю, — непреклонным тоном заявил он.

Выражение его лица не менялось на протяжении всего отчета Дэниэла. Молчаливый одобрительный кивок — единственное, что позволил себе тренер, когда услышал, как Дэниэл помешал Гарри совершить очередное безрассудство. В конце рассказа Джим снова сел и уперся локтями в колени.

— Подводя итог всему этому, — авторитетно заявил он, — получается, что у тебя теперь на самом деле есть жена.

— Слава богу, незаконная!

— Ну а что делать с моралью, Дэн? — серьезно спросил тренер. — Ты взял на себя ответственность за молодую женщину. Тебе придется заботиться о ней до тех пор, пока она не смоется с каким-нибудь другим парнем, а я не сомневаюсь, что она способна на это.

Дэниэл скривил губы.

— Я бы обрадовался этому счастливому моменту, но, к сожалению, шансы невелики. Она отнюдь не ветреная особа. Как раз наоборот, достаточно холодное создание, сдержанное и скрытное. Я бы даже сказал, что она может быть решительной и упрямой, но считаю, что я достойный соперник ей в этой области.

— Ага, — согласился Джим, коротко вздохнув. — В этом я с тобой согласен. А тебе не кажется, что она может подвести тебя в том деле, которое ты задумал?

— Надеюсь, что нет. Я объяснил ей все обстоятельства, и она поняла, чего я от нее жду. Дядя Уильям ее одобрит. — Его тон заключал в себе отнюдь не комплимент девушке.

— В ней хоть есть на что посмотреть?

Дэниэл впервые серьезно задумался о внешности Кейт.

— Думаю, что есть. У нее правильные черты лица, и кто-то даже может найти ее глаза очень симпатичными — Гарри вот точно нашел. У нее мягкое, плавное сложение, нежная, не сожженная на солнце и не обветренная кожа, несмотря на то что она была женой фермера.

— Это странно, не правда ли? — спросил тренер.

— Согласен, — кивнул Дэниэл, нахмурившись. — Она обронила тут странное замечание, что являлась своего рода затворницей в доме фермера, не пленницей, а скорее какой-то декоративной вещью, которой запрещалось пачкать руки. Она и ее муж следовали определенному стилю в жизни. Она упомянула большое количество слуг. Фермер Фаррингтон явно жил гораздо лучше, чем большинство землевладельцев.

Дэниэла прервал стук в дверь, и он встал с софы.

— А вот и сама Кейт.

Джим вскочил со стула.

— Я открою.

Дэниэл звякнул колокольчиком, требуя обед, а затем снова оглянулся на дверь, которую открывал Джим. В полумраке коридора стояла Кейт.

— Миссис Уорвик, — произнес тренер, ему нелегко далось это обращение к молодой женщине, которая, хоть и не по своей вине, вторглась в их жизни, но правила вежливости требовали называть ее именем мужа. — Джим Пирс к вашим услугам, мадам.

— Очень приятно, сэр. Дэниэл рассказал мне о вас.

Женщина вошла в комнату. Она оставалась той же Кейт, сдержанной и уравновешенной, только переоделась к ужину в строгое облегающее черно-белое платье. Это платье, разительно отличавшееся от тех одежд, которые подобно савану скрывали все формы ее тела на базаре, выгодно подчеркивало ее полную грудь и тонкую талию. Ее густые, тяжелые, очень светлые, с серебристым отливом волосы, освобожденные от чепчика и шляпы, были разделены на прямой пробор и туго затянуты в пучок на затылке, игнорируя моду на пышные локоны. Дэниэл, с любопытством изучающий ее от макушки до пят и обратно, осознал, почему она — сознательно или инстинктивно — предпочла спрятать от толпы на базаре все свои женские достоинства. Иначе сразу бы стало ясно, кто ее купит, и закончила бы она свои дни и одном из многочисленных публичных домов Лондона. Ее чрезвычайно чувственное тело и неумышленно вызывающая округлость бедер противоречили холодному, строгому виду. Такими чистыми, блестящими и густыми были ее волосы, что он тут же представил себе их распущенными и нежно струящимися по ее обнаженному телу.

— Пожалуйста, садитесь, мадам, — предложил Джим; он не играл в джентльмена, а всего лишь демонстрировал свойственные ему правильные манеры по отношению к приличной женщине; он отодвинул для нее стул. — С минуты на минуту должны принести еду, и если вы так же голодны, как и я, то сможете сразу приступить к трапезе.

— Благодарю вас, мистер Пирс, — сказала она, усаживаясь.

— Зовите меня Джим, мадам, — попросил тренер, отодвигая стул и для себя. — Со мной не надо церемониться. Я знаю этого парня с тех пор, как он еще штаны сам не умел надевать.

— В таком случае и вы зовите меня Кейт.

Джим отрицательно покачал своей большой головой.

— Вот этого вы от меня не дождетесь! Заверяю вас, что ни в коем случае не хочу вас обидеть, но вы являетесь супругой Дэниэла, и я должен величать вас по титулу.

— Да хватит уже! — сухо проговорил Дэниэл, присоединяясь к ним. — Как ты знаешь из нашего разговора, мы с Кейт не связаны законными узами. Твоя проблема в том, что ты жуткий сноб.

Джим свирепо уставился на Дэниэла своим одним голубым глазом.

— Я просто демонстрирую уважение там, где требуется. А ты следи за своим языком, когда находишься в присутствии леди. Ты пока еще не чемпион Англии, и я могу преподать тебе урок в любой момент, когда захочу.

Хорошее расположение духа Дэниэла исчезло так же быстро, как и широкая улыбка с его лица.

— Мы с Кейт сами разберемся в наших отношениях, без постороннего вмешательства. А ты лучше занимайся своими прямыми обязанностями.

В этот момент принесли еду, которую Кейт приняла со вздохом облегчения, как очень своевременное вмешательство. Она еще не знала, что подобные стычки очень часто происходили между этими мужчинами. Пока горничная расставляла блюда на столе, Кейт вдруг осознала, насколько голодна. После полного отвращения к еде за последние два дня аппетит снова вернулся к ней. Покидая ферму, она выпила только стакан молока, опасаясь, что ее желудок не примет ничего более серьезного и подведет в самый неподходящий момент. Она не могла допустить, чтобы ее стошнило во время поездки или на базаре, что сделало бы и без того ужасную ситуацию еще более унизительной.

— А мы разве не собираемся ждать Гарри? — спросил Джим, когда за горничной закрылась дверь.

Перед ним и Кейт стояло по тарелке супа, а вот Дэниэлу предстояло начать сразу с бифштекса, согласно его диете. Женщина отложила свою ложку. Дэниэл же с удовольствием положил в рот большой кусок мяса.

— Нет. А почему мы должны его ждать? Это его проблемы, если он решил опоздать, — отрезал Уорвик. — В любом случае я сейчас на него зол, и мне все равно, появится он или нет.

— Он в любом случае имеет право знать, что блюда на столе, — заявил Джим, сердито сорвал салфетку с шеи и швырнул ее на стол. — Спущусь-ка я вниз и посмотрю, может, он просто забыл о времени.

Кейт и Дэниэл остались одни.

— У вас с братом возникли какие-то проблемы из-за того, что вы перекупили меня у него? — немного поколебавшись, спросила она.

В его глазах появилось циничное выражение.

— Ничего такого, что не прошло бы к завтрашнему утру, — сказал он и указал вилкой на ее тарелку. — Ешьте, а то остынет.

Кейт уступила терзающему ее голоду и принялась за суп. Мужчина из-под ресниц наблюдал за ее манерами, и понял, что дядя Уильям ни в чем не сможет к ней придраться.

— Это ваше лучшее платье? — поинтересовался он.

Она неожиданно слегка покраснела.

— Сейчас да. У меня были и другие, но я не захотела брать с собой ничего из того, за что платил мои муж. Я выбросила те лохмотья, которые носила сегодня утром, и теперь у меня осталось всего два платья, сшитые еще до замужества, — сообщила она, положила на стол левую руку и задумчиво посмотрела на нее. — Мое обручальное кольцо осталось там же.

— При первой же возможности я куплю вам новое кольцо. Я об этом просто не подумал, очень хорошо, что вы напомнили. Нужно также купить новую одежду, три-четыре платья, плащ, шляпу и кое-какое белье, я полагаю.

Она покраснела еще сильнее.

— Я могу обойтись тем гардеробом, который у меня есть.

— Если вы собираетесь сопровождать меня, то нет, — резко возразил он. — Что скажет мой дядя, если вы явитесь в поместье одетая, как жена нищего?

Она холодно посмотрела на него.

— У вас ужасные манеры: «как жена нищего». А что, жена боксера разве стоит выше по социальному статусу?

Он гневно нахмурился.

— Я надеюсь, у вас достаточно здравого смысла, и вы поняли, что я выражался фигурально. В любом случае, возвращаясь к вашему внешнему виду на данный момент, хочу заметить, что выглядите вы приятно, гораздо лучше, чем сегодня утром в тех лохмотьях, которые годятся только для работы в поле.

— Именно с этой целью я их и носила. До замужества.

Он перестал хмуриться и заговорил более мягко:

— Вы пережили в детстве тяжелые времена?

Выражение ее лица не изменилось.

— Голод и нищета мне знакомы.

— Именно поэтому вы вышли замуж за фермера Фаррингтона?

Она колебалась.

— Да, — согласилась она, и ее голос зазвучал более уверенно. — Да, поэтому.

У него возникло знакомое чувство, что, хоть она и отвечала честно, за ее словами стояло гораздо больше невысказанной информации. Женщина закрыла рот, показывая, что продолжения в этот вечер не последует. Он вернулся к начальной теме разговора:

— Мы пойдем по магазинам, после того как закончится бой, посетим также парикмахера и модистку. Посмотрим, что они смогут подобрать для вас.

— Я сказала… — начала она с вызовом.

Дэниэл потерял терпение:

— Вам придется носить ту одежду, которую я сам куплю. И вы можете выкинуть ее, когда вам надоест жить в моей компании!

Она побледнела, а он обернулся к двери, в которую в тот момент вошел Джим, в одиночестве.

— Гарри не пришел? — хрипло спросил Дэниэл, все еще раздраженный. — Неудивительно. Ладно, пусть похандрит немного.

— Я нигде не мог его найти, — ответил Джим, и голос его выдавал скрытую тревогу. — Я спросил у служащих, но никто его не видел с самого утра. Ты был последним, кто видел его, Дэн.

— Ничего страшного, если он полежит немного. Кейт, позвольте я отодвину от вас пустую тарелку и предложу этот пирог с креветками.

Уорвик приложил усилие, чтобы продолжить знакомство с ней в более миролюбивой манере. Она частично поддержала его старания, позволив втянуть себя в разговор на общие темы. Несмотря на то что к теме Гарри больше не возвращались, все продолжали думать о нем. В конце трапезы Джим положил на стол салфетку, отодвинул стул и обратился к Дэниэлу:

— Я иду искать твоего брата.

— Желаю тебе успеха, — твердо сказал Дэниэл, но не шелохнулся при этом.

— Тебе лучше пойти со мной. Возможно, мне понадобится твоя помощь, — бросил отрывисто тренер, оглянувшись через плечо.

Дэниэл тяжело вздохнул, хотя был более расположен идти, чем желал показать, воспринимая расстройство Гарри гораздо серьезнее, чем утром. Мужчины вместе отправились искать его. По дороге они зашли и ювелирный магазин, который еще работал. Там Дэниэл наугад купил золотое кольцо, уверенный, что на следующий день всегда сможет обменять его, если оно не придется впору Кейт. Они заглянули в несколько таверн, битком забитых посетителями, но Гарри там не нашли. Совершенно случайно они наткнулись на одного знакомого боксера, который видел его и указал на малопопулярную пивнушку. Там они обнаружили Гарри, завалившегося на край стола. Юноша пить не умел, поэтому находился почти и бессознательном состоянии от поглощенного количества ликера. Дэниэл и Джим подхватили его под руки, вывели во внутренний двор и, засунув голову под насос, включили воду. С широко раскрытыми глазами, задыхающегося и отплевывающегося, его с трудом поставили на нетвердые ноги и повели в гостиницу. По дороге его дважды стошнило.

Кейт, которая коротала время, проглядывая издание «Хроника спорта» месячной давности, выискивая любые заметки о Дэниэле, испуганно поднялась со своего кресла, когда Гарри с опущенной головой втащили в комнату. Мокрые пряди волос прилипли к худому, с упрямым подбородком лицу, длинные ресницы полуприкрывали светло-коричневые глаза, в которых не проглядывало ни искры сознания.

— Мы нашли его, — мрачно сообщил Джим, — и, если вы позволите, мадам, сразу же уложим в постель.

Вместе они потащили Гарри к одной из дверей, соединяющей гостиную с примыкающими к ней спальнями. Не успели сделать и трех шагов, как юноша вдруг поднял голову и изумленно заморгал глазами, пытаясь понять, где он находится. Вдруг его взгляд упал на Кейт. Его лицо как будто озарилось светом, он вырвался из поддерживавших его рук и сделал несколько неуверенных шагов по направлению к женщине. В тот же момент сознание оставило его, ноги подкосились и он упал прямо на край стола. Джим, не произнося ни слова, поднял его, перекинул через плечо и унес в спальню.

Дэниэл наблюдал за братом, пока за ними не закрылась дверь, со злостью сжимая кулаки в карманах жилета.

— Хороший же из него получится помощник завтра на ринге, учитывая его сегодняшнее состояние.

Тут он ногтем нащупал маленькую кожаную коробочку и вспомнил о кольце, которое купил. Достав коробочку из кармана, он небрежно бросил ее Кейт на подол.

— Померяйте это.

Ее длинные ресницы надежно спрятали от него реакцию на подаренное кольцо, которое она подобрала с колен. Кейт достала колечко из коробочки и примерила на безымянный палец левой руки. И только после этого она подняла на него холодный, отстраненный взгляд.

— Подошло идеально.

— Отлично.

Он был очень доволен, что так угадал с размером, и подошел, чтобы взять ее за запястье и поднести руку к лампе. Но она сама автоматически вытянула вперед пальцы.

— У вас прекрасные руки, Кейт, — задумчиво прокомментировал он.

Его взгляд коснулся ее рук, медленно перешел на плечи и остановился на полных окружностях грудей. Она быстро выдернула свою руку из его, прижала к себе, вскочила на ноги и, избегая его взгляда, сказала:

— Я желаю вам спокойной ночи. Джим сказал, вы всегда ложитесь раньше накануне боя и не следует задерживать вас разговорами.

— Спокойной ночи, — ответил Дэниэл.

Он бы с радостью проводил ее совершенно невинно до дверей ее комнаты, но отношение Кейт отбило у него всякую охоту. Как только женщина ушла, он снял галстук и начал расстегивать жилет, готовясь ко сну.

Кейт какое-то время не раздевалась. Не чувствуя себя в безопасности даже за запертой дверью, она беспокойно ходила по комнате, пока не удостоверилась, что ее точно оставили в покое. Только тогда трясущимися руками она начала расстегивать крючки на своем платье. Она не осмеливалась поверить, что Дэниэл не хочет от нее чего-то большего, чем этот странный маскарад с его умирающим дядей.

Когда она проснулась утром, стояла пасмурная погода, влажный промозглый ветер дул со стороны темно-зеленого моря и пузырем надувал занавески на окнах.

Завтрак внесли в комнату Кейт на подносе и накрыли прямо у нее в постели, подперев ей спину кружевными подушками. Подобная роскошь ее поразила. Позже, когда Кейт появилась из своей комнаты, одетая в свое второе платье из выцветшего голубого хлопка, она попала в буйство смеха и разговоров, оглашавших всю лестницу и доносившихся из обеденной комнаты. Там завтрак с шампанским был своего рода ритуалом для всех фэнси перед боем.

Она подошла к комнате Дэниэла и постучала, собираясь пожелать ему удачи перед отъездом. Дверь открыл Гарри, бледный и с опухшими глазами, но свежевыбритый и аккуратно одетый. Его волосы, на этот раз сухие, свисали на лоб, вились над ушами и оказались светлее, чем ей показалось накануне. Возможно, он ждал ее и широко распахнул дверь, приглашая внутрь.

— Доброе утро, миссис… миссис Уорвик, — его явно смущало ее новое имя. — Дэниэл все еще собирается.

Она тепло улыбнулась, стараясь побороть смущение.

— Я прошу вас, называйте меня моим христианским именем. Я не притязаю на фамилию Уорвик, но мне приходится пользоваться ею, чтобы угодить Дэниэлу.

Длинными пальцами он откинул со лба упавшие волосы, пытаясь казаться равнодушным, но вид получился весьма унылый.

— Я ничего не помню из того, что произошло вчера, — признался юноша, тревожно хмуря брови. — Надеюсь, я не сделал ничего такого, что могло бы оскорбить вас, ни поведением, ни словами.

— Ровным счетом ничего, — подтвердила она, присела на стул, который он ей предложил, и заметила, каким несчастным взглядом он смотрит на кольцо на ее пальце.

Инстинктивно она сжала руки. Внезапно он поставил другой стул напротив нее, сел и уставился ей в лицо.

— Джим сказал, что Дэниэл купил вам обручальное кольцо. Я от всего сердца желаю, чтобы вам не пришлось носить его, — произнес он намеренно сухим тоном эти исполненные боли слова.

Она начала понимать всю глубину его чувств. Какими бы безрассудными, импульсивными, незрелыми они ни были, все это не умаляло силы тех страданий, которые они ему доставляли. Внезапно она вспомнила, насколько тронул ее вчера его короткий взгляд, та вспышка узнавания, в которой она безошибочно угадала любовь, озарившую его лицо. Кейт подсознательно чувствовала, что должна очень осторожно относиться к нему и аккуратно своевременно пресечь его юношескую страсть к ней.

— Это кольцо ничего не значит ни для Дэниэла, ни для меня, — осторожно сказала она. — Он купил меня на аукционе, и я обязана отплатить ему тем, что в моих силах. Я даже не осмеливалась предположить, что попаду в такие приятные условия.

— Но ведь я первым назвал цену! — со страданием в голосе произнес Гарри.

— Я знаю. Этот добрый жест прекратил все оскорбления, направленные в мою сторону.

— Но я повел себя так не только ради этого, — он яростно убеждал Кейт. — Я бы заплатил все что угодно, чтобы выкупить вас и сделать свободной!

Она взглянула на него.

— Вы имеете в виду, что пожертвовали бы всем, что имеете, чтобы дать мне полную свободу?

Он решительно кивнул:

— Конечно, я бы надеялся, что вы останетесь со мной. Я испробовал бы все и доказал вам, что стоит выбрать меня и я обеспечу вам достойную жизнь. Не сейчас, конечно, — торопливо поправился он, — но в будущем. Однако, если бы вы не выбрали меня, я отошел бы в сторону и позволил вам уйти.

Последовала долгая пауза, прежде чем Кейт заговорила:

— Вы незаурядный молодой человек. Я не могу предположить свою реакцию, если бы все сложилось так, как вы описываете. Однако верю, что при всех ваших достоинствах я все же выбрала бы свободу и не успокоилась до тех пор, пока не вернула вам всех отданных за меня денег.

Кейт увидела, что причинила ему боль, но предпочитала обрубить все сразу, чтобы меньше болело.

— Этого я и боялся, — хрипло признался он.

— Дэниэл не предоставил мне подобного выбора, теперь придется выполнить свою часть сделки.

Юноша опустил голову и поднес пальцы одной руки к переносице, заставляя себя смириться с тем, о чем она ему сказала. Она намеренно сделала вид, что не поняла его жеста, пытаясь рассеять то смущение, в котором он пребывал.

— Голова до сих пор болит? Я могу принести настойку из трав, которую захватила с собой.

— Благодарю, но в этом нет необходимости. — Он поднял голову, его улыбка выглядела уязвимой, что еще раз показало ей, насколько он юн, нежен и раним. — Я надеюсь, мы сможем стать хорошими друзьями, Кейт.

— Ничто не доставит мне большего удовольствия, — радостно ответила она трепещущим голосом.

— Правда, Джим уже опередил меня. Он очень высокого мнения о вас.

— Я рада, — просто и искренне ответила она.

Он колебался.

— Вы любите театр, Кейт?

— Конечно да! — Ее глаза засверкали. — Всякий раз, когда труппа актеров приезжала в наш городок, я ходила на представления.

— У меня есть два билета в королевский театр в следующую среду, накануне отъезда в Девоншир. Это драма, которую ставили в Лондоне, где играют те же актеры.

Он увидел, что ее лицо приняло закрытое, настороженное и неуверенное выражение.

— Вы окажете мне большую услугу, если согласитесь, — поспешил заверить он. — Дэниэл уже видел эту постановку, а мне не доставляет никакого удовольствия видеть рядом с собой пустое место.

— Возможно, Джим… — предложила она.

— Затащить Джима в театр можно только на какую-нибудь комическую оперу или пошлую комедию. Если вы не пойдете, билет пропадет.

Она вздохнула и согласно кивнула.

— Я никогда не была в настоящем театре, — откинув голову назад, она рассмеялась своим редким, глубоким смехом. — В какое чудо я попала!

Довольный, он скрыл от Кейт триумф от своей победы. Она осталась довольна положительным исходом этой встречи, не догадываясь, что ей еще только предстояло узнать всю правду о его характере. Она должна была понять это по очертанию подбородка Уорвика. Его решение заполучить ее для себя не уменьшилось ни на йоту.

В это мгновение дверь одной из спален открылась и пропустила Джима, а за ним Дэниэла, натягивающего на пальцы перчатки из тонкой французской кожи. Глаза Кейт расширились, и она медленно поднялась со своего кресла. Его внешность поразила се своей элегантностью. На нем красовался светло-серый сюртук с серебряными пуговицами и тонкие панталоны, туго подпоясанные ремнем. Шелковый шейный платок модного оттенка, завязанный небрежным узлом, прекрасно гармонировал с жилетом небесно-голубого цвета. Он же даже не заметил ее, обращаясь к Джиму, а затем переключил свое внимание на Гарри, желая знать, подан ли экипаж.

— Кто отвечает за лошадей? Там есть конюх, который их успокоит в этой шумящей толпе перед отелем? Ты держал за меня пари?

Он уже наполовину вышел из комнаты.

— Дэниэл! Удачи! — пожелала она, быстро шагнув вперед.

Он кинул в ее сторону пустой взгляд, как будто на какое-то мгновение вообще забыл, кто она такая. Затем быстро освободился от всех занимавших его мыслей и жестом показал, что оценил ее пожелания.

— Спасибо. Вы очень любезны.

Полы его сюртука мелькнули в дверях, и он скрылся на лестнице. Джим последовал за ним. Гарри взял корзину со всеми необходимыми для брата вещами и снял с крючка шляпу.

— Не надейтесь, что Дэниэл будет выглядеть так же, когда вернется, — сухо посоветовал он ей. — Слэш Хиггинс великолепный соперник, и брату придется хорошенько постараться, чтобы выиграть бой.

Тон, каким он произнес эти слова, создавал впечатление, что Гарри, возможно, впервые в жизни не испытывал сожаления от любого наказания, которое может понести его брат. Снаружи послышались приветственные крики — это Дэниэл вышел из отеля. Не смея дольше задерживаться, Гарри бросился прочь из номера.

Кейт стояла одна посреди комнаты, прислушиваясь к крикам толпы и шуму отъезжающего экипажа, и не ушла к себе до тех пор, пока не стихли последние звуки на улице.

Глава 3

Подобные состязания гарантированно собирали двадцать пять тысяч зрителей — такова была популярность кулачных боев. Но уже к утру стало понятно, что количество желающих насладиться этим зрелищем значительно превысит первоначальные ожидания. Со всех направлений люди съезжались в Дин Делл, из Брайтона тянулся бесконечный поток экипажей и пешеходов, превращая дорогу в бурлящую реку. Веселье, царящее на дороге по направлению к месту проведения боев, уже давно стало неотъемлемой частью мероприятия. Доброе чувство юмора исходило от аристократов, проходило через светский уважаемый средний класс, спускалось к опрятному низшему слою и достигало скромных бедняков, босых, в лохмотьях и с карманами, в которых никогда не водились монеты. Но они пользовались своими методами бесплатно проскальзывать поближе к рингу.

Это красочное зрелище не нарушила даже гроза, которая разразилась бурным ливнем и раскатами грома. Живописные группы в экипажах и смеющиеся молодые люди в фаэтонах непрерывно следовали друг за другом. Кабриолеты всех возможных цветов и оттенков проносились мимо на большой скорости. Щеголевато придерживая поводья своих ретивых лошадей, гарцевали, демонстрируя свое искусство, шикарно одетые прожигатели жизни, спортивные юноши, модные и титулованные. Они не обращали никакого внимания на ошметки грязи, вылетающей из-под копыт их поджарых коней и оседающей на тех, кто шел пешком.

Ландо, фаэтоны, почтовые кареты, двуколки и прочие экипажи смешивались с повозками, обычно перевозящими рыбу, булыжники и сплавной лес. Теперь же эти средства передвижения, запряженные ослами, которые использовались для прогулок по пляжу, пуская из-под колес пыль и песок, несли на себе безропотных пассажиров. Самым набитым транспортом оказались огромные, громыхающие фермерские фургоны. Их тащили шесть мощных шайрских лошадей, украшенных разноцветными лентами и сверкающих полированной сбруей, огромные копыта которых оставляли тяжелые следы в хлюпающей грязи.

Дорога нырнула вниз и уперлась в естественный амфитеатр, образованный в самой низкой точке Дин Делла и напоминающий блюдце с широкими краями. Именно в этом месте зрители платили деньги за вход и спускались вниз к рингу. Затем они снова поднимались наверх, чтобы занять места на окружавшем арену высоком склоне, который открывал роскошный и свободный вид на поединок. Места с излишком хватало и для того, чтобы вместить сотни транспортных средств.

Довольные возгласы волнами разносились по всей долине. Люди радовались окончанию дождя, позволившего слабым и бледным солнечным лучам показаться на небе. Этот благодарный шум не шел ни в какое сравнение с порождающим эхо ревом, которым зрители приветствовали одного из участников поединка. Слэш Хиггинс, облаченный в костюм сдержанного коричневого тона, с желтым в черный горошек шейным платком единственный яркий оттенок в его наряде, сошел с подножки фаэтона. Его сопровождал другой джентльмен, баронет, хорошо известный фэнси за свою щедрую помощь. За ними следовали секундант и помощник Слэша.

Через несколько минут прибыл Дэниэл в экипаже малинового цвета с драпировками того же оттенка, запряженном двумя черными лошадьми. Он грациозно сошел с подножки, благосклонно принимая свою долю аплодисментов, и направился к рингу, сопровождаемый Гарри и Джимом. Его спонсор отсутствовал, находясь за границей в дипломатической поездке.

Дэниэл никогда не испытывал враждебности по отношению к сопернику, что помогало ему оставаться трезвомыслящим, решительным и расчетливым боксером. Он протянул свою руку Слэшу, который пожал ее в спортивной манере. Оба соперника вежливо кивнули друг другу.

— Как поживаете? — спросил Дэниэл. — Надеюсь, все в порядке.

— Отлично, — ответил Слэш. — Все очень хорошо, спасибо.

Гром аплодисментов раздался, когда оба боксера бросили на ринг свои шляпы, Дэниэл первый, как бросающий вызов. Каждый из них обратил внимание на направление ветра. Шляпа, уносимая ветром с ринга, сулила неудачу и проигранный бой. Затем оба отошли к веревкам и начали раздеваться. Сначала сняли шейные платки, такой же символ кулачных боев, каким много веков назад являлось гордо развевающееся знамя для рыцарских турниров копья и шпаги. Джим снял платок с Дэниэла, секундант его противника повторил то же со Слэшем. Затем куски шелка привязали к деревянной стойке, которая отмечала границу ринга: платок бросившего вызов над платком того, кто вызов принял.

Борьба велась почти без правил, исключение составляли только запретные удары ниже пояса и удары лежачего. Все остальное допускалось. Только падение могло закончить раунд.

Бой завершался либо нокаутом, либо неспособностью одного из соперников после объявленного времени даже при помощи секунданта (что позволялось) подойти к стартовой черте. Ее проводили до начала состязаний по центру ринга.

Когда оба соперника встали друг перед другом, раздетые до пояса, в белых до колена спортивных бриджах, толпа смогла заново оценить их потенциал и в последнюю минуту сделать окончательные ставки. Слэш получил свое прозвище благодаря уникальной способности совершать быстрые, зверской силы удары кулаком. Beтеран множества кровавых боев, подтверждением чему служили многочисленные шрамы и сломанный нос, он выглядел настоящим атлетом. Он поигрывал рельефными мускулами, которые, казалось, жили собственной жизнью. Весь его грозный вид с бычьей шеей, огромной головой, которую покрывали светло коричневые очень короткие волосы, и сильно поврежденными уродливыми ушами свидетельствовал о его непобедимости и не оставлял сопернику ни малейшей надежды на благополучный исход боя.

Дэниэл хотел сделать себе подобную стрижку, но его сторонники ничего не имели против его прически. Они были более чем удовлетворены подтянутым, гибким телом кумира с узкими бедрами и широкими плечами, великолепными мускулами, треугольником волос на груди, плавно переходящим и узкую линию, исчезавшую под ремнем. Несмотря на шесть футов роста, он был выше противника всего лишь на дюйм, что не давало ему никаких преимуществ, но благодаря гибкости пантеры, свидетельcтвующей о скрытой силе и контролируемой ярости, ставки на него делались гораздо охотнее.

Поединок начался. Противники встали лицом к лицу у стартовой линии с поднятыми кулаками и согнутыми локтями. Дэниэл после пары ложных выпадов совершил свой первый сильный удар.


Наступил конец двадцать седьмого изнурительного раунда, когда он впервые увидел рыжеволосую девушку. Не поднимись она в экипаже в то время, как он вернулся в свой угол после свирепого удара, отбросившего Слэша на колени к самым веревкам, он бы так никогда и не заметил ее. Она лишь слегка коснулась бы его жизни и тут же отошла в сторону, их встреча никогда бы не состоялась. И весь этот день не значил бы для него ничего, кроме победы над Слэшэм? Потому как он знал, что выигрыш в этой беспощадной битве уже у него в кармане.

Оба противника вступили в бой с необычной жестокостью, толпа ревела и стонала, с ликованием встречая зверские удары в ребра и в горло, в голову и в лицо, страшные броски и падения. Мокрая трава под ногами увеличивала риск, но в течение последних нескольких раундов отнюдь не предательская трава стала причиной бесконечных падений Слэша. Он с трудом добирался до веревки и сидел, подогнув колени, со свисающей головой, тяжело и хрипло дыша, как будто его легкие отказывались работать. Грудь Дэниэла вздымалась резко и мучительно, но он так же мало обращал на это внимания, как и на разодранные и кровоточащие суставы пульсирующих болью рук. Из его рассеченной щеки хлестала кровь и стекала по телу, которое сверкало от пота, пропитавшего испачканные травой бриджи настолько, что они превратились во вторую кожу. Он спокойно, без особых страданий выносил мощные удары противника в ребра и желудок, поскольку обладал высокотехничной и мастерской защитной реакцией, непрерывно и беспощадно атакуя.

Уголком глаза он заметил мягкое, как порхание бабочки, трепетание бледно желтых одежд девушки. Это нарушило его концентрированность на борьбе и привлекло внимание к дороге, идущей по краю долины, где вытянулась в линию частная кавалькада из двенадцати элегантных экипажей, нагло занявшая все свободное пространство. Во всех экипажах был откинут верх, давая открытый доступ солнцу, приятно прогревавшему воздух долины.

Вероятно, девушка залезла наверх, чтобы лучше видеть. Двое джентльменов, приехавших с ней, спустились на землю. Они примкнули к компаниям из других экипажей, которые остановились и тоже высадились, стараясь увидеть заключительные события захватывающего боя. Девушка единственная стояла высоко, ее блестящие бронзовые волосы непослушными кудрями выбивались из-под широких полей шляпы. Она была надменной в своей самоуверенности любимого и избалованного ребенка. Все остальные леди скромно сидели на своих местах, прикрываясь веерами, чтобы не видеть грубого зрелища, разворачивающегося в долине. Только одна из них с волосами того же оттенка тянула руку из соседнего экипажа в попытке поймать стоящую девушку за подол и усадить обратно. Но стройная рыжеволосая фигура продолжала стоять, игнорируя предостерегающий жест. Через расстояние, отделявшее их, Дэниэл увидел, что она рассматривает его с высокомерным, полужалостливым презрением, и его взгляд стал гневным. Девушка, в свою очередь, быстро вскинула тонкие брови, чтобы в изысканной манере пресечь его наглую попытку смотреть на нее подобным образом. К горящему жару его пульсирующей крови добавилась внезапная жгучая вспышка жадного желания овладеть ей. Ему захотелось стереть с этого жестокого кошачьего лица язвительное выражение и зажечь в мерцающих светло-зеленых глазах, похожих на дымчатый изумруд, признание его доблести бойца и мужчины.

— Дэн! — Настойчивый голос брата заставил его очнуться. — Твои полминуты закончатся, если ты не двинешься с места!

Шум толпы взорвал его барабанные перепонки, отвратительный запах пота и мятой травы, крови и канифоли отодвинул на второй план страстное желание обладать прекрасной девушкой. Дэниэл повернулся к своему углу, игнорируя протянутую руку Гарри, который думал, что брату, возможно, нужна помощь. Несмотря на то что он весь дрожал от внутреннего напряжения и физической усталости, он не стал садиться на согнутое колено Гарри. Он остался стоять с хвастливым видом, благосклонно позволяя брату смачивать свое тело прохладной влажной губкой и продолжая думать о рыжеволосой девушке, зорко следящей за ним.

— Ты почти прикончил его, — напряженно шептал Джим. — Двигайся быстрее, не дай его тухлым мозгам начать работать. Еще один правильный ход, и он твой. — Джим довольно хихикнул. — Да ты можешь быка свалить своими кулаками, если тебе когда-либо это придет в голову, парень!

Гарри подскочил и приложил бутыль ко рту Дэниэла. Впервые за весь бой он глотнул бренди. Обычно Джим запрещал ему выпивать в ходе поединка, понимая, что судьи отрицательно воспримут слишком большое количество бренди, но в данный момент это была необходимая помощь, чтобы закончить бой.

Полминуты истекли. Противник Дэниэла, слегка подталкиваемый своим секундантом, неуклюже подошел к стартовой черте. Один глаз у него теперь не открывался в результате контакта с метким кулаком Дэниэла еще в начальных раундах. Однако он не выглядел сломленным, был полон самообладания, готовности к бою и стоял с поднятыми кулаками. Дэниэл сделал выпад прежде, чем Слэш успел опомниться. Молниеносная скорость и мощная сила, с которой был нанесен удар чуть ниже сердца противника, оказались слишком большим испытанием для Слэша на этой финальной стадии тяжелейшего опустошающего боя. Упасть лицом вниз ему помешала лишь череда новых смертоносных ударов, которые Дэниэл из последних сил обрушил на него. Слэш упал на спину и остался лежать в полном ступоре. Бой закончился.

Толпа взорвалась оглушительным ревом. Объявления судей о победе Дэниэла никто уже не слушал. Гарри и Джим похлопывали боксера по спине. Веревки уже не удерживали зрителей за пределами ринга, многие ворвались внутрь, создавая давку и толчею вокруг уносимого Слэша. Дэниэл, даже не оглядываясь в сторону девушки, чувствовал, что она все еще стоит в экипаже. Его нервы звенели от напряжения, как будто их объединял какой-то единый электрический поток.

— Знамена! — приказал он Гарри, нетерпеливо протягивая руку.

Джим набросил ему на плечи мягкую шерстяную накидку и отвернулся, чтобы расчистить немного места для прохода среди многочисленных поклонников, толпящихся вокруг. Гарри послушно подбежал к столбу и отвязал шейные платки — знамя побежденного конфисковал победитель.

— Вот они! — воскликнул Гарри и обвязал ими распухшую ладонь брата.

Даже не взглянув на символ победы, Дэниэл крепко сжал платки пальцами и, перешагнув веревку ринга, направился к экипажу рыжеволосой девушки. Дородные охранники встали в полной готовности освободить для него проход, но толпа добродушно расступилась сама, отдавая дань уважения победителю. Перед ним открылся свободный вид на долину. Некоторые экипажи из кавалькады уже тронулись в путь. Рыжеволосая красавица, видя, как целенаправленно победитель направляется к ней, быстро села на место, слегка опустив подбородок и притворяясь, что полностью забыла о его существовании. Она комфортно откинулась на спинку сиденья, опустила руки на сложенный плащ и обратилась к двум своим спутникам, которые собирались присоединиться к ней и уехать из долины. Приблизившись, Дэниэл услышал ее чистый, озорной, упрекающий голос:

— Я гарантирую, что мы приедем на скачки последними, если не двинемся отсюда сию секунду. Все остальные экипажи из нашей группы уже давно уехали. Поторопимся же! Это самая утомительная и ненужная задержка, — она обратилась к первому из своих спутников, поджав губы. — Поскольку это была твоя идея задержаться и посмотреть бой, я против того, чтобы ты менялся местами с Александром и сидел со мной рядом оставшуюся часть пути.

Денди, к которому обращалась девушка, не воспринял угрозу всерьез, ответил ей тихим шутливым замечанием и, с улыбкой покачав головой, сел с ней рядом. Он оставил дверь широко открытой для Александра. Дэниэл увидел ее руку в перчатке, разглаживающую непокорные складки на юбке, раздуваемой ветром. Затем она снова взглянула на него из-под ресниц, темных и отливающих медью, как и ее волосы, придававших своеобразное сияние ее широко раскрытым глазам, которые рассматривали его с умышленной насмешкой, что только усугубляло его опасное, раздраженное настроение. Правда, ее отношение к нему немного изменилось, в нем появилось уважение к его достижениям в финальном триумфальном раунде.

Дэниэл с язвительной яростью убедился, что она отнюдь не красавица, но ее подвижное лицо создавало иллюзию красоты. От нее исходило какое-то сдержанное сладострастие, яркая чувственность, являющаяся одновременно и вызовом и приглашением. Он не смог не поднять брошенную ему перчатку. Александр залез в экипаж и собрался уже закрыть дверь, но подошедший Дэниэл снова широко распахнул ее, поставив ногу на подножку.

— Что за черт? — спросил Александр, коренастый симпатичный тридцатилетний мужчина с черными бровями и ястребиным взглядом, и оглянулся с выражением раздраженного удивления. Он наблюдал, как боксер, которому он аплодировал еще несколько минут назад, завладел подножкой его экипажа, как своей собственностью. Знай Дэниэл свое место, продемонстрируй он покорность и смирение по отношению к сильным мира сего, Александр Рэдклифф добавил бы гинею-две к его призу победителя, но подобное зазнайство вывело его из себя.

— Убери свою ногу, ты, наглец! Убирайся, я сказал!

Дэниэл проигнорировал его, сосредоточив все свое внимание на девушке. Она не откинулась назад при виде него, но гневно нахмурилась, а изящные тонко очерченные ноздри затрепетали. Игра закончилась. Он зашел слишком далеко, и ей больше не хотелось играть. Однако он был уверен, что девушка нисколько не сожалеет о том убийственном кокетстве, которое безошибочно привело его к ней. Он чувствовал ее повышенное напряжение, ее пульсирующее, почти осязаемое волнение. В это мгновение она с досадой осознала свое невыгодное положение, поскольку ситуация полностью вышла из-под ее контроля.

Улучив подходящий момент для получения наиболее выгодного эффекта, чем он часто пользовался на ринге, Дэниэл широким жестом протянул ей руку, в которой крепко держал выигранные знамена, не разжимая пальцев, чтобы ветер не унес их прежде, чем она примет дар. Мужчина, который первым зашел в экипаж, наклонился вперед.

— А, знамена! — проговорил он с видом человека, оценившего ситуацию. — Дерзость, конечно, но, уверен, непреднамеренная. Победитель хочет оказать вам честь, мисс Клейтон. — Он ткнул в Александра своей тростью. — Сядь, Рэдклифф, ты занимаешь слишком много места.

Исполненный враждебности Александр неохотно повиновался, и противоположное сиденье жалобно скрипнуло под тяжестью опустившегося на него тела. Девушка же не сделала никакого движения. Вместо того чтобы слегка коснуться пальцев Дэниэла, она продолжала держать руки крепко прижатыми к юбке, а густые ресницы опущенными, что надежно скрывало ее взгляд. Дэниэл разжал кулак и положил два ярких куска шелка ей на подол.

Она отреагировала мгновенно. Задержав дыхание, она в отвращении скривила губы и тыльной стороной руки смахнула знамена с юбки. Желтый шелк повис на оконном ремне, а платок Дэниэла мягко опустился на подножку, на которой стоял его владелец. Лицо боксера побелело от ярости. Он спрыгнул с подножки и наклонился, чтобы поднять голубой символ, прежде чем тот испачкается в грязи. Она спокойно посмотрела на Александра, всем своим отношением демонстрируя абсолютное равнодушие к инциденту.

— Почему мы задерживаемся? — требовательно и нетерпеливо спросила она. — Мы сегодня планируем попасть на скачки?

Александр тут же наклонился вперед, захлопнул дверь и отдал распоряжение кучеру: «Поехали!»

Накренив колеса, экипаж двинулся прочь. Желтое знамя застряло в его дверце и развевалось на ветру, по мере того как лошади набирали скорость, а потом вырвалось на свободу и скрылось из глаз среди придорожной травы. Обладательница светло-желтой шляпки даже не обернулась, но джентльмен, сидящий напротив, слегка приподнялся, чтобы бросить последний взгляд. Дэниэл с яростью услышал оскорбительный смех из уносящегося вдаль экипажа. К нему подбежал Гарри, следом ковылял Джим.

— Что ты делаешь, Дэн? — с беспокойством спросил Гарри, хватая брата за плечо. — Кто эти люди? Ты их знаешь?

Дэниэл с усилием покачал головой. Полное физическое истощение после всего пережитого на ринге наконец овладело им, ноги подкосились. Тренер схватил Дэниэла за запястье и перекинул его руку себе через шею, поддерживая его. Гарри и Джим погрузили боксера в подъехавший экипаж, где он без сил упал на сиденье. Тренер залез вперед и натянул вожжи. Гарри, накинув на брата плед, уселся на свободное место. Экипаж двинулся к отелю «Старый корабль», провожаемый восторженными зрителями.

Кейт, ожидавшая их приезда, прижав кончики пальцев к дрожащим губам, молча наблюдала, как победителя проносили мимо в его комнату.

Лежа в постели под белым одеялом под присмотром Джима и Гарри, которые мазали его тело маслом и камфарой, бинтовали раны, увлажняли суставы пальцев успокаивающей боль мазью и оборачивали мягким хлопком, Дэниэл размышлял. Его мысли вновь и вновь возвращались к мисс Клейтон. Она не видела, в каком состоянии он находился в данный момент, но наверняка желала этого. Так или иначе, он вернет ей назад оскорбление, нанесенное ему сегодня. Он еще увидит ее униженной. Приняв такое решение, он уступил спасительному сну и погрузился в изнуряющее забвение.

Глава 4

Два дня спустя Дэниэл объявил Кейт, что они идут по магазинам. Это был его первый выход на свежий воздух после боя, и она изумилась, насколько быстро он оправился от пережитого. Его синяки почти исчезли после правильного лечения Джима, суставы, все еще опухшие и перевязанные, он прятал под перчатками. Взглянув на него, стоящего в ожидании, чтобы сопровождать ее, Кейт поймала себя на мысли, что он выглядел отнюдь не безобразно, всего лишь как человек, упавший с лошади во время охоты.

— Ну, вы готовы? — раздраженно спросил он, озабоченный всей этой ситуацией и недовольный неэлегантной внешностью своей спутницы, с которой ему, герою дня, предстояло появиться на публике.

Хоть женщина и повязала волосы миленькой ленточкой, та все же не исправила дела. Дэниэл напомнил себе, что девушка выглядит так вовсе не по своей вине.

Кейт, догадавшаяся по напряженному выражению лица спутника о направлении его мыслей и предпочитающая пойти с Джимом или Гарри, которые не обращали никакого внимания не ее внешний вид, с трудом удержалась от соблазна резко возразить ему.

— Да, готова, — заявила она, гордо вскинув голову.

Уорвик отвел ее к высококлассному портному. Зная, что завоевать расположение дяди она сможет исключительно консервативным и благовоспитанным видом, Кейт смирилась с тем, что он подвергал тщательному осмотру и обсуждению каждый предмет одежды, который она собиралась мерить. Восседая на украшенном позолотой стуле, который оказался достаточно крепким, чтобы выдержать вес его тела, Дэниэл властно кивал или качал головой, в то время как она дефилировала перед ним. Наконец они достигли соглашения во всем, и он позволил ей самой выбрать нижнее белье, чулки, ботинки и некоторые женские безделушки.

Вскоре Дэниэл уже стоял в библиотеке, где курортный мастер церемоний держал книгу, куда вновь прибывшие записывали свои имена, чтобы их могли найти знакомые. Он прочел, что мисс Клодина Клейтон остановилась в Эплтон-Хаусе на Северной улице вместе с мистером и миссис Александр Рэдклифф. Их общим домашним адресом значился Рэдклифф-Холл, Истхэмптон, Суссекс. Он решил, что именно старшая сестра делала ей замечание из соседнего экипажа, а Александр Рэдклифф, следовательно, являлся зятем Клодины. Дэниэл никогда не слышал об Истхэмптоне. Один из библиотекарей пояснил ему, что эта маленькая рыбацкая деревушка находится на побережье всего лишь в двадцати милях от Брайтона.

Удовлетворенный полученной информацией, Дэниэл решил изучить местоположение Истхэмптона на карте, которую купил на базаре. Он вышел из библиотеки и остановился между колоннами, гадая, каким образом ему устроить встречу с этой рыжеволосой ведьмой до своего отъезда в Девоншир. Не прошел он и нескольких шагов, как кто-то схватил его за рукав.

— Уорвик, вот дьявол!

Дэниэл обернулся, узнав голос своего влиятельного кредитора.

— Сэр Жоффрей! Ваш покорный слуга, сэр!

Элегантный мужчина средних лет сердечно пожал ему руку.

— А я твой, мой юный коринфянин! — воскликнул высокий, стройный, с безупречным вкусом одетый, с классической строгостью во всем, даже в складках галстука, с аккуратными аристократическими бакенбардами, сэр Жоффрей. Он был во всех отношениях замечательным и выдающимся человеком. — Вот так неожиданная встреча. А я-то думал, ты уже вернулся в Лондон.

Он нахмурился, с беспокойством взглянув на Дэниэла.

— Я надеюсь, ты не пострадал серьезно после вашей схватки с Хиггинсом? Мне никто не докладывал.

Дэниэл поспешил успокоить его:

— Ничего серьезного. Просто я уезжаю в Девоншир послезавтра, поэтому не имело никакого смысла возвращаться в Лондон. К тому же я, как и все, наслаждаюсь морским воздухом.

— Вполне заслуженно! К сожалению, не успел вернуться в Англию, чтобы присутствовать на поединке, но дела его величества всегда на первом месте, — сообщил он, положив руку на плечо Дэниэла. — Пойдем! Тут буквально пара минут пути. Я настаиваю на подробнейшем отчете о прошедшем бое и без каких-либо промедлений. Но есть одна вещь, которую я хочу знать немедленно: это правда, что Хиггинс доставил тебе неожиданную неприятность в седьмом раунде?

Дэниэл сухо усмехнулся:

— Было дело.

И он кратко рассказал, как Хиггинс сбил его с ног. Сэр Жоффрей, вышагивая рядом, слушал с повышенным интересом. Самый преуспевающий боксер на ринге, Том Крибб, в свое время замолвил словечко за юного новичка. Он убедил сэра Жоффрея стать спонсором и покровителем Дэниэла, о чем тот ни разу не пожалел ни в личностном, ни в финансовом плане. Их симпатия и уважение были взаимными. Дэниэл считал, что ему крупно повезло получить в покровители человека, очень много сделавшего для бокса и использовавшего всю свою власть, чтобы установить новые, более гуманные правила ведения боя.

В своей элегантной гостиной, выходящей окнами на Штейн, сэр Жоффрей слушал, задавал вопросы и снова слушал, пока не узнал всех деталей прошедшего поединка. Разговор занял все утро и плавно перешел в ланч на двоих, леди Маргарет отсутствовала. После ланча они вышли в сад. Узнав, что Дэниэл планирует пробыть в Девоншире до смертного часа своего дяди, сэр Жоффрей нахмурился и потер подбородок.

— А я надеялся увидеть тебя на ринге с Бобом Кравеном в конце месяца. Я ни в коем случае не хочу мешать тебе отдать последнюю дань памяти дяде, но из прошлых рассказов я сделал вывод, что твой дядя крепкий старый забияка и может протянуть на этом свете еще очень долго.

— Жасси пишет, что у него нет никаких шансов восстановить здоровье, как это случилось год назад после его болезни, когда он полностью пришел в себя за очень короткое время. Я должен принять оливковую ветвь, которую он мне предлагает, и приехать, чтобы восстановиться в правах наследника. Если бы можно было поставить имя моей сестры на документе с его последней волей, который он собирается подписать, я бы никогда больше не появился в поместье Уорвик. Но, к сожалению, женщины не имеют права наследовать дом. Так повелось испокон веков.

Сэр Жоффрей задумался. Наследование фамильных земель и состояния являлось исключительным правом каждого джентльмена. Ничто нельзя ставить выше этого. Но сможет ли Дэниэл сохранить силы и оставаться чемпионом, несмотря на бесконечные развлечения и обязательства, которые повлечет за собой владение поместьем, — это уже другой вопрос. Боксер должен быть предан своему делу, не допуская длительных перерывов или затянувшегося отдыха. Хоть Дэниэла переполняла готовность к борьбе и решимость сохранять форму, трудности в далеком Девоншире могут заинтересовать его. Он, сам того не ожидая, свыкнется с ролью провинциального помещика вдали от лондонских контактов и влияния фэнси. Он высказал свои опасения, но Дэниэл развеял его дурные предчувствия:

— Вы думаете, что вдали от Лондона я потеряю все контакты с фэнси, но это не так. Я не собираюсь жить там. Просто найму надежного управляющего, устрою хорошее приданое для Жасси и гарантийный капитал для Гарри, чтобы он смог твердо стоять на ногах и иметь нормальную профессию. Доход от поместья будет реинвестироваться в пользу следующих поколений Уорвиков. Мне не нужно ничего.

Сэр Жоффрей вскинул брови:

— Ты ненавидишь это место, не правда ли? Конечно, я согласен, что ты несешь моральную ответственность за сохранность вашего имущества. Твоя сестра обручена?

— Нет, ей всего шестнадцать и до сегодняшнего дня она влачила крайне жалкое существование. Я бы взял ее под свою опеку гораздо раньше, если бы выбрал в жизни иной путь, но атмосфера кулачных боев никак не подходит для юной невинной девушки. Я планирую оставить ее в поместье Уорвик на попечении подходящей молодой женщины по имени Кейт, которую я недавно узнал.

В отношении Кейт Дэниэл не хотел вдаваться в детали.

— Она станет компаньонкой Жасси, тогда дом можно будет открыть для вечеринок и прочих мероприятий, которые позволят сестре наслаждаться жизнью.

Дэниэл остался доволен своей удачной идеей относительно будущего Кейт. Она должна чувствовать себя вполне счастливой, получив возможность жить в хорошем доме столько, сколько сама захочет. Если даже эта женщина выйдет замуж, поместью Уорвик понадобится экономка.

— Должен сказать, я завидую твоему отъезду в Девоншир, — заметил сэр Жоффрей, провожая Дэниэла к воротам. — На мой взгляд, Брайтон стал слишком большим и многолюдным, я к этому не привык. Леди Маргарeт наш город тоже разочаровывает. Мы оба хотим подыскать курорт поменьше, такой же удобный и красивый, но не столь вульгарный, как Брайтон. Многие наши знакомые разделяют такие чувства, только ни одно место не отвечает нашим требованиям.

— А Уэртинг или Богнор?

— Уэртинг слишком скучен, а Богнор стал гораздо хуже с тех пор, как его основатель умер. Сэр Ричард Хотмэн вложил все свое состояние, чтобы превратить простую рыбацкую деревушку в курорт. Он первым в Англии построил специальные морские купальни, создал очаровательное и элегантное место, но, к сожалению, не нашел достойных последователи, которые бы могли продолжить успешно начатое дело. — Он пожал Дэниэлу руку. — Прими еще раз мои поздравления в великолепной победе над Хиггинсом. Дай мне знать, если я что-нибудь смогу сделать для тебя после смерти дяди и до возвращения в Лондон.

— Благодарю вас, — сказал Дэниэл и уже собрался уходить, но тут ему в голову пришла неожиданная идея. — На самом деле есть кое-что, что вы могли бы для меня сделать.

— Да?

— Представьте меня одной леди, которая проводит сезон в Брайтоне.

Сэр Жоффрей подмигнул.

— Представить тебя? Очень хорошо. Кто она?

— Мисс Клейтон, свояченица Александра Рэдклиффа из Истхэмптона.

— Рэдклифф, Рэдклифф, — задумчиво повторил сэр Жоффрей, поглаживая подбородок. — А он, случайно, не последователь Терфи?

— Этого я не могу сказать. Знаю только, что, когда я впервые увидел ее, они ехали на Брайтонские скачки. Он высокий, темноволосый, выглядит несколько агрессивно.

Сэр Жоффрей кивнул:

— Я знаю его. Не слишком хорошо, но достаточно, чтобы выполнить твою просьбу. Я даже вспоминаю, что леди Маргарет принимала как-то миссис Рэдклифф и упомянутую вами юную леди здесь в Брайтоне прошлым летом. Или позапрошлым? Я видел их мельком, поэтому не могу гарантировать, что узнаю мисс Клейтон, если увижу. Вам придется показать ее мне. Где именно я должен вас представить?

— Не могу сказать. Мне еще предстоит выяснить, какие приемы она планирует посетить и где ее можно увидеть. Учитывая ближайший отъезд из Брайтона, я планирую решить эту проблему как можно скорее.

— Думаю, что могу тебе помочь. Все влиятельные особы курорта приглашены на бал в Морской Шатер завтра вечером. Его величество не почтит нас своим присутствием — мне кажется, его интерес к Брайтону падает, несмотря на завершение строительства самой экстравагантной его причуды, летнего дворца, а вот одна из его кузин проводит здесь лето. Она станет хозяйкой бала, — сообщил он и заговорщически кивнул Дэниэлу. — Я достану для тебя приглашение. Твое имя добавят к моей группе. Держу пари, что мисс Клейтон тоже придет. Но если нет, — его лицо расплылось в улыбке, — там будет достаточно смазливых мордашек, чтобы утешить тебя в твоем разочаровании.

— Благодарю вас, сэр. — Дэниэл торжествовал.

Он раскланялся и направился к местному известному портному, чтобы заказать комплект новой вечерней одежды к предстоящему балу в Морском Шатре.

Прежде чем вернуться в отель, Уорвик пошел прогуляться по набережной, где встретил Кейт и Джима, которые наслаждались морским воздухом. Он подумал, что ей очень идет новое платье из полосатого канифаса. Соленый легкий бриз развевал по ее плечам кружевные ленты шляпки из итальянской соломки. Дэниэл остановился рядом с ними, время от времени приподнимая шляпу, чтобы ответить на любезные аплодисменты или хриплые приветственные возгласы разных по статусу прохожих.

Стояла замечательная погода. Море нежно ласкало кремовый песок бирюзовыми волнами. С берега, со стороны купален, раздавались пронзительные крики резвящихся и плескающихся в воде девушек. Купальни с обеих сторон были снабжены дверцами. Девушки заходили через заднюю дверцу и получали возможность переодеться в уединении, пока терпеливые лошади тащили их кабинку по песку и завозили в море, погружая колеса до половины в воду. Затем лошадей распрягали и вели обратно на берег.

Особенно пронзительно кричали те, кто, переодевшись в купальные костюмы, выходил через переднюю дверцу к морю. Как только они появлялись, их бесцеремонно хватали профессиональные женщины-ковши и несколько раз погружали под воду. Этих плотных крепких женщин прозвали драконами. Они носили темные купальные костюмы из сержа и соломенные шляпы, которые прикрывали коричневые от загара лица и глаза, окруженные глубокими морщинами. Они часами стояли по пояс в воде, зорко присматривая за своими подопечными. Хотя женщины-ковши обычно обслуживали свой пол, их часто замечали рядом с кабинками джентльменов, где они вместе со своими двойниками мужского пола без церемоний погружали несчастные жертвы в холодное море. Дэниэл порадовался, что мог избежать подобных услуг, имея обыкновение нырять прямо с верхней ступеньки лестницы и плыть в любую сторону.

Он гадал, нет ли среди купальщиц Клодины Клейтон когда Джим, который болтал с Кейт, вдруг прочистил горло и заговорил совершенно другим тоном, нерешительным и серьезным:

— Послушай, Дэн, меня тут беспокоит кое-что касательно твоего возвращения в поместье Уорвик с этой замечательной леди.

— В чем дело? — беззаботно спросил Дэниэл, следя взглядом за нарядной молодой женщиной, прогуливающейся мимо.

— Я думаю, старый мистер Уорвик заподозрит обман. Я ни в коем случае не имею в виду, что он не одобрит вас, мадам, — заявил Джим и быстро кивнул Кейт. — Даже не переживайте по этому поводу. Он увидит в вас спасение для своего племянника, но он хитрый старый лис, и, вероятно, все пройдет не так легко, как думает Дэниэл, пытаясь обвести его вокруг пальца.

— Что ты имеешь в виду? — спросил Дэниэл, уже проявляя интерес.

— Я имею в виду, что ты сразу же сядешь в лужу, если он попросит тебя показать документы о браке, — откровенно ответил Джим. — Если он сам этого не сделает, его юрист, мистер Хаустон, наверняка захочет их проверить. К тому же, не ты ли говорил мне, что супруге тоже полагается определенная доля наследства Уорвик?

— Правильно. Очень маленькая доля. Незначительный дар, который завещала мой предок по женской линии около ста лет назад. От нее можно отказаться…

— Юрист не позволит ни от чего отказываться! Только не он! Я помню этого дотошного дьявола, он изучит вдоль и поперек все твои дела. Я тебя предупредил!

Дэниэл глубоко задумался и медленно потер подбородок.

— Я ничего не могу с этим поделать, если только… — он встретился взглядом с Джимом, а затем они вдвоем посмотрели на Кейт.

Она замерла на месте и покраснела, догадываясь, что у них на уме. Ее рот приоткрылся, во взгляде появился испуг.

— Вы хотите, чтобы я пошла на двоемужие? — осуждающе прошептала она. — Это означает тюрьму или ссылку!

— Это не свадебная церемония в церкви, — успокаивающе проговорил Джим. — Ничего подобного, тем не менее похожая служба, которую проведет какой-нибудь странствующий священник, давным-давно лишенный духовного сана, но продолжающий венчать беглецов и моряков по нескольку раз в разных портах или крестить незаконнорожденных детей. Подобное венчание незаконно, вы по-прежнему останетесь женой фермера Фаррингтона. А если согласитесь принять участие в этой церемонии, то мы получим брачный сертификат, открыто и честно предъявим его в поместье Уорвик. Дэниэл унаследует поместье, а вы достойно отплатите ему за спасение от какого-нибудь желторотого юнца, чьи желания меняются каждый день.

Мужчины напряженно смотрели на Кейт. Потом она навсегда свяжет этот момент с криком чаек над головой, визгом купающихся и шумом прибоя.

— И где вы найдете такого священника? — медленно и тихо произнесла она и глубоко прерывисто вздохнула.

Напряженный момент миновал, спутники Кейт явно расслабились, в глазах Дэниэла мелькнуло удовлетворение.

— К вечеру я могу привести преподобного отца Аппледора, если вы согласны.

— Я согласна, Джим, — игнорируя Дэниэла, произнесла она решительно. — Я пойду в отель и подожду в своей комнате. Дайте мне знать, когда священник появится.

Они проводили женщину до входа в отель. Когда она скрылась в дверях, Дэниэл ликующе ткнул Джима в грудь.

— Отлично сделано! Мне бы она никогда не дала свое согласие, уверен! Теперь в Уорвике все пойдет как по маслу.

Мужчины направились на поиски преподобного отца Аппледора, с которым Джим общался пару раз в самых злачных тавернах города.

Проблемы, как и ожидал Дэниэл, начались с Гарри. Ему стоило огромного труда убедить брата, что данная церемония фиктивна, сертификат просто пустая бумажка ценой в затраченные на его написание чернила. Кейт по-прежнему остается женой фермера Фаррингтона. Наконец с отвращением Гарри согласился выступить свидетелем, довольный, что кольцо, которое Кейт предусмотрительно сняла с пальца перед началом этой процедуры, вручили не ему, а Джиму.

В назначенный час прибыл преподобный отец Аппледор. Джим встретил его в холле и проводил в гостиную, где тот учтиво поприветствовал братьев Уорвик, улыбаясь им широкой, мягкой улыбкой, прищурив глаза.

— Добрый вечер, мистер Уорвик, — обратился он к Дэниэлу. — Да благослови вас Господь. И вас, сэр, — добавил он Гарри.

С виду это был кругленький, добродушный священник, и только более внимательный наблюдатель увидел бы жесткий взгляд из-под набрякших век. Его поношенные черные одежды вовсе не принадлежали доведенному до бедности служителю Господню с головой, забитой духовными материями, и протерты на коленях они были отнюдь не от бесконечных молитв. Затертыми у него оказались манжеты и локти, как результат бесконечных часов, проведенных за игровым столом и барной стойкой. Хоть он и предпочитал не засиживаться долго на одном месте, его пребывание в Брайтоне растянулось уже на месяц. Сборы здесь оказались исключительно хороши, а местный народ впечатляюще доверчив. Тем не менее его нос, который не подводил долгие годы, уже учуял приближение неприятностей и предупреждал, что близится час неминуемого отъезда. Теперь он с удовольствием ознаменовал свое прощание с курортом честно заработанной парой гиней.

— Благодарю вас, что смогли прийти, — сказал Дэниэл. — Позвольте мне для начала предложить вам что-нибудь освежающего.

— Замечательно! Немного бренди, если можно.

Дэниэл налил ему внушительную порцию, которую тот с благодарностью принял и осушил с замечательной скоростью. Преподобный отец успел прикончить вторую, когда Джим привел Кейт.

— А! Невеста! Да благословит тебя Господь, моя дорогая. — Он взял ее руку в свою влажную ладонь и пожал, быстро осмотрел ее фигуру. — Счастливое событие, не правда ли? — По-своему истолковав эту свадьбу, он решил, что девушка тайно сбежала к боксеру и поселилась с ним в отеле.

— Не пора ли начать? — предложил Дэниэл, видя, что рукопожатие затянулось и Кейт чувствует себя крайне неловко.

— Непременно, — решил священник и кивнул Кейт. — Не займете ли вы место рядом с мистером Уорвиком, моя дорогая? Вот так. Приготовьте кольцо, мистер Пирс, — он широко улыбнулся, прочистил горло и, достав из кармана черный молитвенник, раскрыл его. Дорогие возлюбленные, мы собрались здесь перед лицом Господним…

Кейт так внимательно прислушивалась к словам, как будто и не выходила замуж за Джервиса Фаррингтона. В тот раз ее ужасное отчаяние притупило зрение и слух, слив в единое голубое пятно свечи на алтаре и витражное стекло, а слова пастора и жениха раздавались откуда-то издалека. Та церемония напоминала пародию не меньше, чем эта, но она дала клятвы, была верна им и не планировала отказываться от них, как это сделала сейчас.

— …не спешить безрассудно, необдуманно и сладострастно удовлетворять плотское вожделение мужчины, как грубые животные, не разумеющие своих поступков, но благочестиво, сдержанно, обдуманно и трезво, в страхе перед Господом нашим… — продолжал преподобный отец.

Грубое животное. Джервис Фаррингтон отлично подходил под это описание, только она не должна больше о нем думать. Эта глава ее жизни закрылась в то утро на базаре. Будущее отпугивало неизвестностью, над ним нависала тень Дэниэла Уорвика, но у нее хватит храбрости.

— …уготовлена для защиты детей своих… — раздавались слова.

Кейт очень хотела ребенка, чтобы излить на него всю свою любовь, смеяться вместе с ним, играть, оберегать, опекать, учить и потом отпустить. Сама она никогда не знала свободы. Собственнические узы больной матери перешли в оковы нежеланного брака, которые сейчас сменились обязательствами перед мужчиной, стоящим с ней рядом.

Голос священника витал вокруг нее, делая мягким акцент на взаимопомощи и комфорте, который каждый партнер должен обеспечивать другому. Затем вибрирующим резонансом отозвался грозным призывом сначала к Джиму и Гарри, а потом к ней самой и Дэниэлу назвать, если есть причины, но которым брак не может быть заключен. Служба продолжалась. Дэниэл крепко держал ее за руку, когда они давали клятвы. Затем он надел ей на палец кольцо. И все закончилось. Бутафорский спектакль отыграли. Все осталось прежним, только их имена записали на бумаге, не нужной никому, кроме Дэниэла. Каждый из них поставил свою подпись. Преподобный отец Аппледор поклонился Кейт.

— Мои искренние пожелания, миссис Уорвик, — произнес он и повернулся к Дэниэлу. — Поздравляю, сэр.

Он хотел еще освежиться, но, к его большому разочарованию, Дэниэл положил вознаграждение в его протянутую руку и проводил из отеля. Когда он вернулся, Кейт уже ушла в свою комнату, Гарри — в бар на нижнем этаже, а Джим рассматривал сертификат, который протянул Дэниэлу. Тот аккуратно сложил его и убрал во внутренний карман сюртука. Тихо посмеиваясь, он посмотрел в глаза тренеру.

— Время и деньги потрачены с пользой, — заметил он.

— Это так, — с усмешкой согласился тот.

В хорошем расположении духа мужчины уселись за стол и допили остатки виски.

Глава 5

На следующий вечер в предвкушении приятного события Дэниэл оделся заблаговременно. Встав перед большим зеркалом, чтобы внимательно рассмотреть себя в полный рост, он завязал крахмальный белый муслиновый галстук под высоким воротничком в тугой узел. Он оставил выступающие кончики и выпустил манжеты рубашки из-под рукавов на положенное модой расстояние. На нем красовался зеленый фрак, удачно облегающий широкие плечи, узорчатый сатиновый жилет светлого оттенка и обтягивающие темно-синие панталоны. Он не был денди, но любил стильную одежду, которая шла ему. В конце он еще раз провел щеткой по волосам и вышел из отеля.

Через четверть часа он уже стоял перед домом Эденфильда, чтобы ехать в Морской Шатер вместе со своим покровителем и леди Маргарет. Эта маленькая, полненькая, добрая женщина давно привыкла к дружбе своего мужа со всем клубом Терфи и с боксерами. Дэниэла поприветствовали, еще раз представили двум сыновьям сэра Жоффрея и их женам, а затем все семеро сели в две кареты и тронулись в путь.

Морской Шатер светился огнями, его луковицеобразные купола устремлялись в звездное небо. Звуки музыки разносились вдоль газонов и смешивались с плеском волн. Две кареты присоединились и длинной веренице экипажей, выстроившихся перед входом с портиком. Через него гости входили в королевскую резиденцию по красной ковровой дорожке.

Дэниэла, идущего посередине маленькой процессии, поразил изысканно раскрашенный, переливающийся ярко-розовыми и золотыми цветами вестибюль, ведущий в длинный коридор, где лазурно-голубой орнамент покрывал стены и воздушную лестницу из чугуна и бамбука. С потолка свисал золотой дракон, поддерживающий люстру в виде кувшинки, которая добавляла еще больше блеска к витиеватой роскоши китайских фонариков из темного стекла. Затянувшаяся страсть короля к китайскому стилю проглядывала во всем: в картинах и панно, в вазах, старинных безделушках, в изобилии бамбуковой мебели и фигурах китайцев в золоченых нишах.

Их приняли в круглой зале под высоким куполом потолка, который отражался в золоченых зеркалах. Королевская кузина знала и помнила многих людей, которые кланялись ей, а если не могла узнать кого-то, то винила свою плохую память. Она долго удивлялась, как могла забыть такого красавца, как мистер Уорвик. И эта рана на щеке наверняка следствие ужасной дуэли. Когда он наклонялся, чтобы поцеловать ей руку, ее напудренная грудь поднялась и опустилась в подавленном вздохе.

Эденфильды представляли Дэниэла многочисленным гостям, наполнявшим изящную гостиную. Он с энтузиазмом включился в общий разговор, ловя на себе заинтересованные, прикрытые ресницами женские взгляды, оценивающие его высокий рост и красивое сложение. Наконец сэр Жоффрей отвел его к золоченой колонне в виде извивающейся змеи для разговора с глазу на глаз.

— Ты где-нибудь видишь свою леди, Уорвик?

Дэниэл, внимательно оглядев присутствующих, отрицательно покачал головой:

— Ее нет ни здесь, ни в зале.

— Она могла еще не приехать. Люди до сих нор подтягиваются.

Дэниэл снова присоединился к леди Маргарет и одной из ее невесток. Разговор почти непрерывно крутился вокруг растущей популярности Брайтона и связанными с этим трудностями найти подходящие апартаменты, несмотря на постоянно строящиеся новые здания. Теперь только очень немногим счастливчикам удавалось приобрести или взять в аренду дома на побережье.

— Всем не хватает морского воздуха, — утверждала леди Маргарет. — Курорты разрастаются, как грибы после дождя, и конца этому не видно. Покажите мне хоть одно малюсенькое местечко на этом восхитительном побережье, где до сих пор уважают человеческую индивидуальность и ценят человечность. Помню, во время моего детства курорты предназначались исключительно для больных. Знаменитый доктор Рассел, пропагандировавший целительные свойства моря и морского воздуха в середине прошлого века, посоветовал моей бабушке, которая в те времена была еще девчонкой, каждый день пить молоко, смешанное с морской водой. Вот такое лекарство от хвори. Она мне рассказывала, что это было отвратительно.

Леди Маргарет весело рассмеялась, к ней присоединилась и ее невестка. Дэниэл вежливо улыбнулся, продолжая искать глазами яркую рыжеволосую головку. Сэр Жоффрей почувствовал его нарастающее напряжение и тактично увел свою супругу осмотреть Южную гостиную, которую они еще не видели. Последовали новые встречи и приветствия.

И тут Дэниэл заметил ее. Грациозно склонив голову, Клодина сидела на украшенной дельфинами софе, скрытой драпировками из темно зеленого шелка, увлеченная беседой с седовласым джентльменом, стоящим поодаль. У Дэниэла мелькнула мысль, что она не случайно выбрала эту комнату, декорация которой, посвященная морю и победам Нельсона, прекрасно гармонировала с ее пергаментного цвета платьем, расшитым розовым жемчугом, и огненным великолепием волос, которые в этот вечер она искусно собрала в узел, украсив широким обручем и бутонами роз, оставив локоны свободно развеваться над ушами.

— Вот она! — тихим голосом воскликнул он.

Сэр Жоффрей проследил за направлением его взгляда и слегка тронул за руку супругу.

— Моя дорогая, а заметил мисс Клейтон вон на той софе. Я полагаю, что стоит возобновить наше знакомство.

Леди Маргарет, которую посвятили в планы Дэниэла, слегка кивнула головой:

— Я согласна. К тому же я вижу там мистера и миссис Рэдклифф. Как приятно. Мы должны представить им мистера Уорвика.

Она решительно двинулась по роскошному ковру, покачивая серьгами в ушах, за ней следовали Дэниэл со своим покровителем. Сначала вся группа подошла к Рэдклиффам, которые беседовали с миссис Стюарт, супругой джентльмена, стоящего рядом с Клодиной. Последовал обмен любезностями. Заносчивое лицо Александра заметно напряглось, когда он узнал Дэниэла. Его выражение красноречиво свидетельствовало о сожалении, что даже в королевском дворце джентльмену приходится соприкасаться с простым людом. И только присутствие Эденфильдов мешало ему повернуться к Дэниэлу спиной.

Оливия Рэдклифф, польщенная вниманием Эденфильдов и не осведомленная, подобно мужу, о профессии Дэниэла, общалась с ним приветливо и очаровательно. Чертами лица она походила на сестру. Хотя ей недоставало харизматической притягательности Клодины, выглядела она более миловидно: ее круглые, обрамленные густыми ресницами глаза были скорее серыми, чем зелеными, а кудри, перевязанные лентой с серебристой нитью, отливали мягким золотисто-коричневым оттенком. Дэниэл определил, что она значительно старше сестры, которой он дал не больше девятнадцати. Как только маленький круг расширился, приглашая мистера Стюарта и Клодину присоединиться к общей беседе, Дэниэл на короткий момент оказался вне поля зрения Клодины, и она его не заметила.

— Леди Маргарет! Сэр Жоффрей! — засияла улыбкой девушка, поднявшись с софы и делая реверанс перед старшими по возрасту и положению, как того требовал этикет. — Как приятно снова видеть вас!

В этот момент Дэниэл выступил вперед.

— Позвольте мне познакомить вас с моим юным другом, мадам. Мистер Дэниэл Уорвик, — представил его сэр Жоффрей.

…Наступило мгновение, когда все остальные перестали существовать, и они остались в зале одни, но ничего нежного и романтического в их встрече не было. В остром конфликте столкнулись их индивидуальности. Клодина побледнела как мел и враждебно посмотрела на Дэниэла, понимая, что каким-то непостижимым образом ей расставили ловушку. Она не нашла никакой возможности избежать знакомства с этим ненавистным сильным мужчиной с такой волнующей внешностью. С этого момента он станет обращаться к ней по имени в любом месте, где пересекутся их пути, независимо от того, кто окажется ее спутником, пусть даже сам король, даже если на нем в это время будет красоваться форма боксера. Наряду с отвращением к его низкому происхождению в ней зародился знакомый неистовый восторг от его самоуверенного, дикого взгляда, как и тогда, когда он смотрел на нее с ринга. Дрожь пробежала по ее телу, каждый нерв напрягся. Как и во время их первой встречи, ее тело говорило с его на своем собственном языке, который она не могла контролировать. Никогда она не забудет того чувства наслаждения, которое охватило ее, когда этот сильный мужественный человек поставил ногу на ступеньку ее экипажа. От него исходил запах пота, крови и насилия, что пробудило в ней какие-то примитивные животные инстинкты, о которых она даже не подозревала.

— Очень рада нашему знакомству, мистер Уорвик, — солгала она хриплым голосом.

— Большая честь для меня, мисс Клейтон, — невозмутимо ответил он, прекрасно осознавая, что настал момент его триумфа, и решил заставить ее испытать еще большую неловкость. — Но я уверен, мы с вами где-то встречались раньше.

«Вот негодяй! — со злостью подумала она. — Никакого чувства такта. Ни один джентльмен не станет вспоминать о встрече, на которой был наполовину раздетым. Хотя ни один джентльмен, вероятно, не станет драться на ринге».

— Думаю, вы заблуждаетесь, — заметила она, старательно улыбаясь. — Я всегда помню тех, кому меня должным образом представляют, а всех остальных я даже не замечаю.

— В таком случае очень благодарен сэру Жоффрею за то, что он устроил наше знакомство, — многословно ответил он, — поскольку теперь я могу быть уверен, что меня запомнят. Я слышу музыку, начались танцы. Могу я вас пригласить?

Она уже собралась отказать ему под благовидным предлогом, и неважно, что ему покровительствовали Эденфильды, все равно он оставался выскочкой из низов, чья хорошо поставленная речь являлась лишь подражанием высшему классу. Но тут вдруг Оливия — скучная, глупая Оливия, не способная улавливать подводные течения бурлящего вокруг нее водоворота, — заговорила прежде, чем Клодина успела произнести хоть слово.

— Вы не представляете, как моя сестра любит танцевать, мистер Уорвик. Я порой думаю, что она вальсировала бы дни и ночи напролет, если бы ей предоставили такую возможность. Ведите ее танцевать без промедлений.

Никто даже не подозревал о том хаосе чувств, который царил в душе Клодины, когда она с присущей ей грацией шла рядом с Дэниэлом в Музыкальную комнату. Бал открывала королевская кузина с одним высокопоставленным гостем, одетым в восточный костюм, поражающий глаз обилием алого и золотого. Играли вальс. На одно короткое мгновение — мгновение, которое, казалось, повисло в воздухе и остановило время, — Дэниэл и Клодина повернулись лицом друг к другу. Он посмотрел на нее глубоким взглядом, усилившим безумный восторг, наполнявший ее. Затем он одной рукой сжал ее ладонь, другой обнял за тонкую талию и закружил в вальсе. Их ноги плавно заскользили словно по шелку или облакам, просто по самой музыке.

Они завершили круг по блестящему полу, не произнеся ни слова, но общение их тел было настолько сильным и требовательным, что она не смела смотреть ему в глаза, не зная, что может в них увидеть. Клодина вдруг почувствовала острую боль от того, что его социальное положение делало невозможными любые отношения между ними. Ни один из ее поклонников, которым она отказала — а их насчитывалось значительное количество, — не мог затронуть самые сокровенные струнки ее души одним лишь взглядом, одним прикосновением руки, как смог этот человек. Он олицетворял для нее то, чего она не могла иметь. В ее девятнадцать лет подобное происходило впервые, поскольку она имела все, что желало ее сердце. Любящие родители потакали любым капризам, а после их смерти Оливия и Александр, забрав девушку в свой дом, целиком приняли на себя эту роль, хотя временами Александр относился к ней отнюдь не по-отцовски.

— Завтра я уезжаю из Брайтона в Девоншир, — сказал Дэниэл, поглядывая на нее из-под ресниц, пока они плавно кружились в танце. Разыгралось ли у него воображение или она действительно вздрогнула при его словах? Известие о его отъезде успокоило ее? Или она испытывала сожаление?

— А я уверена, что не переживу отъезда из Брайтона, когда закончится сезон, — беспечно защебетала она. — У моей сестры и ее мужа, с которыми я живу, большой особняк вдали от цивилизации.

— Где именно?

Клодина не собиралась допускать, чтобы он так легко поймал ее и узнал, где она живет. Не подозревая, что он уже полностью владел информацией, девушка постаралась избежать прямого ответа.

— На берегу, недалеко от торгового города. Но как же там скучно, как скучно по сравнению с Брайтоном.

— И все же вы живете рядом с морем.

Она презрительно усмехнулась.

— Вы бы меня поняли, увидев эту деревушку, именем которой названо и наше поместье. Ничего, кроме горстки рыбацких домишек, церкви, гостиницы и бескрайних просторов белого песка без намека на присутствие человека.

— Зато, я так понимаю, купание в море там безопасно.

— Безопаснее некуда или, как я уже сказала ранее, скучнее.

— Не думаю, что я нашел бы это место скучным, в раздумье заметил Дэниэл. — Я бы нашел его захватывающе интересным.

Если бы Джим увидел выражение его глаз, то понял бы, что Дэниэл что-то затевает. Клодина, не догадываясь о причинах, чувствовала: что бы ни скрывалось за его словами, оно не сулило ей ничего хорошего.

— Ну, если вам нравится Девоншир, то понравится что угодно, — мстительно заметила она с надменной улыбкой.

— Меня там ждут важные дела, решение которых может занять два-три месяца.

Догадываясь, что благодаря его профессии он прекрасно умел притворяться и блефовать, она решила, что он хвастает насчет важных дел. Она предположила, что он собирался участвовать в кулачных боях на ярмарочных площадях и в прочих злачных местах в той части страны. Ну и скатертью дорога! Там как раз его место. Без покровительства сэра Жоффрея он не задирал бы голову так высоко и не посмел бы явиться в столь избранное общество. Случаи, когда богатый покровитель брал к себе домой боксера, тренировал и кормил его, как бойцового петуха, были широко известны обществу. Очень короткое время эти люди разъезжали в шикарных экипажах, одевались, как принцы, их чествовали все. Однако заветная иллюзия роскоши очень быстро рассеивалась, когда боксер начинал катиться под гору, вести разгульный образ жизни и проигрывать бой за боем. Многие из них заканчивали свой век в трущобах, не один знаменитый герой ринга умер в исправительной тюрьме. Ждет ли подобная судьба и Дэниэла Уорвика? Она надеялась, что ждет, очень сильно надеялась. Из-под загнутых ресниц она с любопытством взглянула на него.

— Вы думаете, ваши планы представляют для меня интерес?

Она не осмеливалась отпустить более язвительного замечания, чувствуя себя совершенно беспомощной перед ним. Подобный тип мог повести себя как угодно, а она ужасно боялась скандала. Клодина прекрасно знала, к чему мог привести скандал, поэтому тщательно контролировала свое поведение. Она не допускала ни малейшего риска, который мог бы расстроить ее шансы на выгодное замужество. Свои возможности она оценивала высоко, рассчитывая на богатство и титул, хотя и сама имела достаточно денег. Девушка знала себе цену, уже давно обнаружила, насколько легко способна привлекать противоположный пол, и была уверена в своей власти над мужчинами. К тому же она чувствовала поддержку Александра. Он не торопился выдавать ее замуж, старался защитить и освободить от тех поклонников, к которым она теряла интерес, либо тех, которые, по его мнению, не подходили ей по общественному положению, богатству или знатности рода.

— Теперь, когда мы официально знакомы, вы могли бы заметить мое отсутствие, — язвительно ответил Дэниэл. — И я посчитал, что вежливость требует предупредить вас о длительности моего отъезда.

Предупредить, как же! Он хотел дать ей понять, что еще вернется в ее жизнь!

— Вам еще предстоит участвовать в боях там, куда вы едете? — Она искусно пыталась притвориться равнодушной.

Дэниэл покачал головой, и его голос приобрел едва заметную жесткость:

— Скажите, мисс Клейтон, высоко бы вы оценили знамя чемпиона всей Англии?

— Это предел ваших желаний? — спросила она, вскинув брови.

Он скривил губы, не разделяя ее веселого настроения.

— У меня единственная цель в жизни, мадам. Получать то, что я хочу. Так случилось, что помимо всего прочего я захотел стать чемпионом.

Она мило пожала обнаженными плечами в низком декольте.

— Я никогда не видела подобного зрелища. И не уверена, что хочу увидеть.

Поскольку он снова косвенно вернулся к моменту их первой встречи, она решила прокомментировать тот щекотливый момент, тем более что никто ее теперь не слышал.

— Мы совершенно случайно проезжали в тот день по долине во время боя.

— Вы так и не ответили на мой вопрос касательно величайшего знамени, которое может завоевать боксер. — Он крепко прижал ее к себе, заставляя изогнуться.

В его голосе звучала угроза, глубокая прочная злоба на нее. Она знала, что он ждал от нее раскаяния за ее поведение в тот день. Покорности. Чтобы она сдалась в угоду его гордости. Это равносильно капитуляции. Никогда! Но было бы забавно и восхитительно опасно подразнить его. Вальс закончился, девушка выскользнула из его рук и присела в реверансе.

— Выиграйте для начала знамя, мистер Уорвик, — ответила она, поднимаясь и пряча злость под улыбкой. — А потом посмотрим.

«Конечно, посмотрим», — подумал он.

Несмотря на многочисленные уловки, он сломает ее. Ни одну женщину он не желал так страстно. Она зажигала его кровь.

— Мою руку, сэр, — попросила Клодина.

Она встала из реверанса, а он продолжал сильно сжимать ее пальцы. Она могла бы вырвать их силой, но не хотела оскорблять его.

— Какой следующий танец мой? — спросил Дэниэл. Он повел ее на место, не выпуская руки.

— Следующий вальс. — Клодина отчаянно пыталась освободиться, понимая, что они выглядят как парочка влюбленных, держащихся за руки. — Вальс, завершающий бал. Никто не станет претендовать на него, я обещаю его вам.

Дама любого возраста могла без какого-либо риска давать согласие на последний танец вечера, если хотела удостоить своего кавалера особой чести. Если же одна пара танцевала более двух танцев подряд, то неизбежно вызывала сплетни. Дэниэл понимал, что должен удовлетвориться ее выбором, поскольку сам по себе последний танец считался особенным. Он настороженно и подозрительно посмотрел на девушку, но увидел на ее лице лишь бесхитростное выражение и покорно отпустил ее пальцы. Клодина сложила обе руки перед собой и, тихо шелестя атласными юбками, позволила проводить себя в гостиную. Как Дэниэл и предполагал, ее уже ожидала небольшая группа претендентов на следующие танцы. Он поклонился свой даме и повернулся, чтобы пригласить леди Маргарет.

Дэниэлу понравился вечер, его радовало обилие красивых женщин и шампанского. Он много выпил, чтобы сохранить то ликующее настроение, которое вызвало в нем предвкушение последнего, самого почетного танца с Клодиной, ставшего для него важной отметкой в любопытной жаркой битве, известной только им двоим. Искристое вино придало ему необычайную легкость. Он от души флиртовал со своими партнершами, которые отвечали ему тем же, ослепленные его великолепием. При желании он мог назначить не одно свидание, но не воспользовался этой возможностью, поскольку его сердце уже принадлежало рыжеволосой красавице.

Однажды его взгляд упал на Оливию, стоящую в нескольких шагах от него. Она смотрела четко в одном направлении, напряженно сжав свои мягкие губы. Из любопытства он проследил за ее взглядом и увидел Клодину, которая провокационно смеялась прямо в лицо Александру, ее пальцы в белых перчатках шаловливо теребили его галстук. А тот, опьяненный вниманием девушки, улыбался в ответ, обхватив ее руку своей и позволяя ей дразнить себя. Так вот в чем причина плохого настроения Оливии. Дэниэл снова оглянулся на сестру Клодины, но та уже с любезным выражением лица отвечала на чье-то приветствие. Он понял, что оказался единственным свидетелем незначительной бреши в защитной маске этой женщины, которой колдовское очарование родной сестры причиняло сильнейшие страдания.

За ужином, который проходил в прелестной банкетной зале, Эденфильды присоединились к Рэдклиффам. Дэниэл же был вынужден ухаживать за дамой, с которой танцевал гавот, что не составило для него особых трудностей, поскольку он находил ее остроумной и красивой. Ему так и не представился шанс поговорить с Клодиной, вокруг которой кружились восторженные поклонники. Заглядывая в ее зеленые кошачьи глаза, он видел, что она смакует какое-то тайное, только ей ведомое удовольствие. Он встречался с ней взглядами снова и снова и после ужина, в танцевальной зале. В его душе росло замешательство, и постепенно им овладело неприятное ощущение, что она планирует сыграть с ним какую-то нехорошую шутку, которую находит крайне забавной.

Суть этой шутки он разгадал чуть позже, когда вошел в гостиную, чтобы пригласить ее на вальс. Не найдя там Клодины, он начал оглядываться. Сэр Жоффрей тронул его за рукав:

— Мисс Клейтон уехала несколько минут назад с мистером и миссис Рэдклифф. Она просила меня передать вам пожелания приятного вечера.

Будь он трезв, повел бы себя иначе. Но в тот момент ее обман привел его в бешенство, и он потерял самообладание. Она поклялась, что никто не станет претендовать на вальс с ней, но не намеревалась танцевать его и с Дэниэлом!

Он поспешно прошел между танцующими и беседующими парами, пока не добрался до безлюдного длинного коридора, где пустился бежать. Пробежав через вестибюль и восьмиугольный холл, он достиг портика как раз тогда, когда карета Рэдклиффов, тщательно закрытая от проникновения ночного воздуха, отъезжала от дворца. Не раздумывая ни секунды, он бросился за ней следом.

На углу карета замедлила ход, чтобы пропустить другие экипажи, развозящие по домам театралов после закончившегося спектакля. Гарри и Кейт тоже возвращались из театра вместе с Джимом, который вышел встретить их. Кейт рассказывала, какую потрясающую пьесу они смотрели, когда Джим повернул голову и увидел Дэниэла.

— Эй! Что происходит? Это же Дэн бежит за той каретой. Его ограбили, что ли?

Джим и Гарри побежали следом, намереваясь оказать необходимую помощь Дэниэлу. Тот уже успел догнать экипаж и вскочить на подножку, держась за фонарь и заглядывая в открытое окно. В темноте он различил бледное испуганное лицо Клодины, а затем грозную фигуру Александра, загородившего девушку. Прежде чем Дэниэл осознал, что происходит, Александр схватил его ладонью за лицо и изо всех сил толкнул с подножки. Дэниэл потерял равновесие и полетел в грязь, ударившись головой о мостовую, а экипаж, постукивая колесами, умчался прочь.

Глава 6

Дэниэл, задумчивый и тихий, сидел рядом с Джимом в экипаже, который уносил их прочь из Брайтона. В нескольких милях от них вдоль пыльной дороги темнел в сумерках унылого дня какой-то город. По его настоянию Гарри вместе с Кейт ехали в наемном экипаже. Дэниэл не хотел думать о Кейт, которую сильно оскорбил прошлой ночью, и, как он теперь признавался сам себе, совершенно незаслуженно. Тогда, придя в себя после удара о мостовую, он обнаружил, что его голова, рассеченная от удара о камни, покоится на коленях у Кейт. Она не обращала никакого внимания, что из раны течет кровь и впитывается прямо в ткань ее нового платья.

— Вы что, совсем ничего не соображаете? Как вы относитесь к оказываемой милости? Кто вам позволил надевать дорогую одежду задолго до события, для которого она предназначалась?

Он набросился на нее, обезумев от гнева после унижения, которое нанес ему Рэдклифф. Ни одно из платьев Кейт не покупалось из милости, да и стоили они все умеренно, но он отыгрался на ней за весь этот злополучный вечер. Джим и Гарри помогли ему подняться и поддерживали с обеих сторон, поскольку он еще слабо держался на ногах после пережитого потрясения. Кровь стекала из раны прямо на рубашку, окрашивала в багровый цвет дорогую ткань его нового фрака. Прохожие думали, что он пьян, а поскольку пьяные люди не являлись редкостью для этого времени суток, то все проходили мимо, не останавливаясь, только посмеивались и отпускали шуточки.

Не ответив на его оскорбления, Кейт быстро и молча встала и отошла в сторону, что лишь усилило его гнев. Джим не позволил больше нападать на женщину и с помощью Гарри повел его в отель. Дэниэл увидел Кейт снова только на следующее утро, уже сидящую в экипаже. Он хотел извиниться перед ней и поблагодарить за то, что она вычистила его фрак, но она смотрела прямо перед собой полностью игнорируя его, с тем же отстраненным видом, как и в день аукциона. «Ну хорошо, пусть ведет себя как хочет», — подумал он. Тем не менее ее отношение раздражало его. Почему он должен испытывать вину? Он мог вести себя с ней, как хотел, она ведь практически была его собственностью, как золотые часы, свисающие из кармана его замшевого жилета.

Его мысли переключились на Клодину. Он чувствовал запах ее духов, изысканный, слегка мускусный аромат безумно сексуальной женщины. Его ладони помнили упругую окружность талии под тонким атласным платьем и провоцирующую игру ее пальцев в его руке. Он беспокойно заерзал на сиденье.

— Когда доберемся до Льюиса, сверни на побережье к Истхэмптону, — велел он Джиму. — Он лежит на пути к торговому городу Маррелтону.

— В этом нет никакого смысла, — резко и упрямо возразил Джим. — Мы сильно отдалимся от нужного маршрута.

Тренер прекрасно знал причину подобной смены маршрута. Заинтересовавшись рыжеволосой ведьмой, которая свела с ума его друга, он пошел после поединка в библиотеку, где обнаружил ее имя и адрес в той же самой книге посетителей. Прошлой ночью Дэниэл нечаянно проговорился, что именно юная мисс Клейтон сидела в злосчастном экипаже, а ее зять так сильно ударил его в лицо. Тогда, уложив пострадавшего в постель, Джим и Гарри, сидя в баре за пинтой пива, более-менее восстановили всю историю, произошедшую в Морском Шатре. В любом другом случае Джим настоял бы, чтобы Дэниэл провел весь следующий день в постели и восстановил силы после такого сильного удара в голову. Учитывая случившееся, они с Гарри решили побыстрее увезти Дэниэла из Брайтона, чтобы он не натворил какой-нибудь беды. А теперь Дэниэл решил свернуть в сторону Истхэмптона, без сомнения, мечтая подъехать к дому этой дерзкой девчонки. Тренер с трудом сдержался, чтобы не выразить свои гневные мысли вслух.

— Нам не придется сворачивать с пути, — ответил Дэниэл. — Из Истхэмптона вдоль всего побережья тянется тропинка, которая выведет нас обратно на главную дорогу.

— Тропинка! — фыркнул Джим. — Болотистая колея, в которой увязнут наши колеса. И проторчим мы там бог знает сколько времени.

— Делай, как я сказал. Я желаю увидеть Истхэмптон, прежде чем покину эту часть страны, — нетерпеливо бросил Дэниэл, всем своим видом демонстрируя, что озвучил достаточно аргументов.

Махнув хлыстом, Джим крикнул Гарри, что они меняют направление. Когда они выехали из Льюиса и достигли Маррелтона, пошел мелкий дождь. У Истхэмптона он превратился в жуткий ливень, барабанивший по крышам их экипажей. Колеса разбрызгивали свежую грязь. Дэниэл не обращал никакого внимания на дождь, напряженно всматриваясь в ворота больших домов, величаво стоящих посередине просторных владений, мимо которых они проезжали. Когда они поравнялись со столбами, на верхушках которых красовалась пара громадных каменных львов и значилась надпись: «Рэдклифф-Холл», Дэниэл велел остановиться. Он спрыгнул с подножки и бросился через усиливающийся ливень к кованым воротам, перед которыми остановился, разглядывая извилистую дорожку и мрачный, с башенками особняк, возвышающийся в конце.

— Что он делает? — спросила Кейт, подавшись вперед, чтобы лучше видеть Дэниэла.

Они с Гарри укрылись под кожаным верхом экипажа, который надежно защищал их от дождя. Гарри тоже наблюдал за братом.

— Это дом мисс Клейтон, о которой я вам рассказывал. Именно по ее вине произошла вчерашняя беда. Как он внимательно рассматривает особняк. Лишь Господь Бог знает зачем! Даже если он раньше воображал, что у него появятся шансы на какие-либо отношения с ней после того как он унаследует поместье, то оскорбительное поведение Рэдклиффа прошлой ночью создало непреодолимые препятствия к этому. Гордость Дэниэла никогда не позволит ему переступить порог Рэдклифф-Холла, да и его самого там никогда не примут. Все подошло к логическому концу, и мы сейчас просто теряем тут время, а Дэниэл рискует подхватить лихорадку, стоя под дождем.

— Он возвращается обратно в экипаж, — прокомментировала Кейт.

— Слава богу! Остается надеяться, что мы сможем быстро выехать из Истхэмптона.

Стегнув лошадь кнутом, Гарри сел на свое место и направил экипаж следом за экипажем Дэниэла и Джима. Он радовался, что благодаря дождю мог насладиться уютной и интимной атмосферой, сидя рядом с Кейт под навесом, чего никогда не произошло бы в солнечную погоду при откинутом верхе. Сначала говорил лишь он один, но постепенно, благодаря очаровательной улыбке и открытой манере держать себя, в которой чувствовался дружеский, исполненный сочувствия интерес, он добился ее доверия и втянул в беседу. Он спросил, родилась ли она в Хитфилде.

— Нет, я родилась в Лондоне, а города не помню, потому что родители уехали оттуда, когда мне было два года. Тетка отца завещала ему дом в Хитфилде, а поскольку нам всегда не хватало денег, он решил сэкономить на ренте, и мы переехали в более дешевое по сравнению с Лондоном место. Мама так и не смогла почувствовать себя счастливой в новом доме.

— А каким ремеслом занимался ваш отец?

— Не ремеслом. Искусством. Он был художником, очень хорошим художником. Отсутствие коммерческого успеха не означает отсутствие таланта, — рассказывала она с гордостью и даже с каким-то вызовом. — Он превратил одну из комнат в студию, я там просиживала с ним часами. Иногда я позировала ему, порой мыла кисточки, смешивала краски и готовила холсты. К сожалению, моя мать ревновала его ко мне, как ревновала ко всему, что отнимало у нее его внимание. В конце концов ее ревность уничтожила его способность работать, разрушила их отношения, он больше не мог этого выносить.

Унылый пейзаж за окнами экипажа гармонировал с ее взглядом.

— Он покончил жизнь самоубийством, — едва слышным голосом договорила она.

— Какая трагедия, — с глубокой симпатией в голосе проговорил Гарри, внимательно слушая ее рассказ, он мог только догадываться о горе, страданиях и муке этого одаренного человека. — Мне бы хотелось посмотреть работы вашего отца…

— Моя мать все сожгла, — коротко ответила Кейт.

Женщина резко отвернулась, прикрывшись полями своей шляпки. Он тактично воздержался от дальнейших расспросов. Его воображение отчетливо рисовало обезумевшую женщину, из дикого чувства собственности бросающую в костер все самое дорогое сердцу ее мужа. Гарри страстно хотел обнять Кейт, положить ее голову себе на плечо и пообещать ей любовь, которая унесет прочь все ее тягостные воспоминания. Однако из страха потерять ее навсегда он сдержал свой порыв и промолчал, веря, что еще наступит его время. К тому же ему еще столько хотелось узнать о ее жизни после смерти отца. Почему она вышла замуж за человека гораздо старше ее? При каких обстоятельствах он решил выставить ее на продажу? Он решил резко сменить тему разговора.

— Вы любите животных, Кейт? В поместье Уорвик всегда было много кошек и собак. Помню, как мы с Жасси выхаживали месячного ягненка. Белла, так мы ее назвали, доставляла нам бесконечные проблемы, поскольку ходила за нами повсюду как хвостик, и в доме и на улице, — уголком глаза Гарри заметил, что Кейт повернулась к нему. — По ночам Белла спала в конюшне вместе с дикими кошками, им нравилась ее густая шерсть, а она наслаждалась их компанией. Однажды она проникла в сад с розами и съела все бутоны — выглядело это, как будто их срезали большими ножницами. После этого дядя Уильям решил, что ей пора в стадо. В наказание. На следующий год у нее родились ягнята, — солгал он. Сумев отвлечь Кейт от грустных воспоминаний, он не хотел снова ее расстраивать, ведь дядя Уильям велел забить Беллу.

Женщина, ничего не подозревая, беззаботно подхватила тему о животных и начала рассказывать какую-то другую историю. Весело улыбаясь друг другу, они въехали в Истхэмптон и снова остановились по знаку Джима на небольшой тропинке, тянущейся вдоль зеленого луга, вокруг которого сгрудились скромные домики местной деревушки.

Дэниэл опять вышел из экипажа и, заметив улыбки, которыми обменивались Гарри и Кейт, принял решение разделить эту парочку. Он купил Кейт прежде всего для того, чтобы помешать Гарри совершить большую глупость, и было бы очень обидно допустить это теперь. Дэниэл надел на плечи накидку, которая хранилась под сиденьем экипажа специально для подобной погоды, приподнял воротник и подошел к экипажу парочки.

— Я хочу осмотреть это место, — проинформировал он брата, опуская широкие поля шляпы, чтобы защитить глаза от дождя.

— Ты сума сошел? — воскликнул Гарри, оглядываясь вокруг. — В этой паршивой дыре не на что смотреть.

— Именно поэтому, — загадочно ответил Дэниэл, — вам совершенно незачем ждать меня в экипажах. Джим заприметил таверну на берегу. Прошло уже много времени после завтрака, и если вы голодны, отправляйтесь туда. Я найду вас там, как только увижу все, что хочу.

Он отошел, а они снова тронулись в путь, обмениваясь замечаниями по поводу его странного поведения, которое на этот раз никак не могли объяснить. Громко стуча копытами по каменной плитке, лошади въехали во двор покрытой шифером таверны под названием «Бегущий заяц». Поручив заботу о лошадях молодому конюху, Гарри обхватил Кейт за талию и помог выбраться из экипажа. Затем они побежали к низкому входу, подгоняемые дождем. Внутри их уже ждал Джим, заказавший обед на троих.

Оставшись в одиночестве, Дэниэл внимательно изучал округу. Деревушка подходила под описания Клодины, только помимо церкви, таверны и домиков он заметил несколько небольших коммерческих учреждений и дома более высокого класса. Все это не интересовало его так, как само расположение деревушки. Несмотря на плохую погоду, его глазам открывался захватывающий вид на плоскогорье, со всех сторон окруженное зеленым густым лесом. За ним начинались волнистые изгибы песчаных дюн Суссекса. По южную сторону от деревушки плескалось море.

Он так долго и напряженно всматривался в простирающийся перед ним вид, что в его воображении возникла заманчивая картина того, что тут могло бы быть. Когда он на несколько минут отвернулся, а потом снова взглянул на холм, то очень удивился, увидев там траву и деревья.

Прикрываясь накидкой, он пошел по тропинке к берегу, обогнав на своем пути мужчину, ведущего нагруженного корзинами осла, и двух маленьких девочек, спешащих домой под плащом, который они дружески поделили на двоих. Отодвинув в сторону ветки тамарисковой изгороди, он ступил на натуральный бастион, который образовали скалы и валуны. Перед ним простирались бескрайние просторы белого, покрытого рябью песка, который омывали подгоняемые ветром волны. У Дэниэла перехватило дыхание. Ему открылся волшебный вид на грациозно изгибающуюся бухту, посередине которой, как спящий в море кит, лежал остров Уайт.

Он развернулся и пошел обратно. Какое же сокровище Истхэмптон! И этом месте сочеталась нетронутая красота морского берега и сельской местности. Вдруг он увидел для себя шанс, которого ждал с самого начала своей независимой жизни. Он мог вступить в рискованное предприятие, которое даст ему возможность построить собственную империю на камнях и песке. Он наконец сможет прославить имя Уорвик.

Не замечая струящегося по лицу дождя, Дэниэл широко улыбался зеленому холму, расположенному в самом центре деревушки. Уютная тишина долины, леса и нежный бриз не для него, он построит свой дом здесь, на просторе. Могучие стены будут противостоять стихии и ударам ветра. Яркий огонь больших каминов защитит просторные комнаты от зимней стужи, а огромные окна пропустят летом свежий морской воздух.

Когда он уладит все свои имущественные дела в Девоншире, то вернется в Истхэмптон. Потом обязательно достанет деньги и приобретет этот холм с видом на море, даже если ему придется участвовать в боях семь дней в неделю. На склоне он построит однажды самый великолепный дом на сотни миль вокруг, которому он уже придумал имя. Истхэмптон- Холл.

Он не знал, когда у него и голове впервые зародилась идея завладеть Истхэмптоном, но суть этой идеи медленно формировалась вот уже несколько дней. Возможно, большую роль сыграло очарование Брайтоном, открывшим ему все удовольствия жизни на побережье. Но подсознательно решение осесть в Истхэмптоне родилось, когда он прочел в книге мастера церемоний адрес Клодины, как будто уже тогда знал, что станет преследовать ее, чтобы осуществить ту месть, которую вынашивал. Эта месть обрела еще более четкие очертания с тех пор, как к ней прибавилось желание свести счеты с Александром Редклифффом.

Подставив лицо ветру и хлеставшему изо всех сил ливню, Дэниэл быстро дошел до «Бегущего зайца». В холле он снял с себя мокрую накидку, повесил ее на крючок и вошел в гостиную. Хозяин зажег камин, около которого уютно устроились Гарри и Кейт. Она внимательно слушала, что он рассказывал ей тихим голосом. В ее взгляде не проявлялось ни малейшего намека на кокетство, но лицо Гарри явно демонстрировало, насколько он поглощен женщиной. Ни один из них не повернул головы, когда вошел Дэниэл. Он недовольно задержал свой взгляд на парочке, не замечавшей никого вокруг, и пошел прямо к барной стойке. Здесь, широко расставив локти, сидел Джим и разговаривал с хозяином. Они оба повернулись в его сторону, когда он подошел.

— Добрый день, сэр, — подобострастно поклонился гостю хозяин и протер тряпкой старую поверхность стойки, на которой виднелись мокрые следы от пивных кружек. — Чем могу служить вам?

Дэниэл ответил на приветствие, но прежде чем сделать заказ, взглянул на Джима.

— Ты ел что-нибудь?

Тренер кивнул.

— Могу порекомендовать тебе горячие мясные пирожки. Миссис Уорвик съела один, а мы с Гарри по два.

— В таком случае я закажу то же, что и они, и кружку эля.

Хозяин принес из кухни дымящиеся мясные пирожки и хотел перенести нож и вилку на стол, но Дэниэл остановил его, дав понять, что останется в баре. Он без церемоний взял пирожок рукой и откусил. Нежное мясо, обильно политое соусом, в золотом хрустящем тесте просто таяло во рту.

— День как раз подходящий для чего-нибудь вкусно го и горячего, — ответил хозяин на похвалу Дэниэла. — Ваш слуга сказал, что вы держите путь и Девоншир.

Очень часто Джима называли слугой Дэниэла, на что тот никогда не обижался. Дэниэл всегда вел себя как дворянин, которому принадлежит все вокруг, а вид Джима явно демонстрировал, что у него за душой ничего нет.

— Я тут навел кое-какие справки об Истхэмптоне, — вставил Джим, поглядывая на Дэниэла. Он не мог понять, почему Дэниэл потерял целый час времени, болтаясь по округе. Внутреннее чутье подсказывало ему, что не помешает собрать некоторую основную информацию и передать ее потом другу.

— Мне понравилось то, что я увидел, — ответил Дэниэл, пробуя эль; одобрительно кивнув, он поставил кружку на стойку. — Эль в «Бегущем Зайце» так же хорош, как и пирожки. У вас, наверное, удачно идет торговля, хозяин.

Широкое добродушное лицо хозяина обвисло, как у собаки, когда он печально покачал головой:

— Сюда в основном заходят местные люди, а они бедны, поэтому не тратят много денег. Раз в месяц недалеко отсюда проходит базар, и тогда мы заняты целыми днями. В остальное время очень мало путешественников проезжает через Истхэмптон, поскольку он расположен в стороне от основных дорог.

— А есть у вас клиентура среди тex людей, которые живут в особняках рядом с деревней? — спросил Дэниэл.

Хозяин снова грустно покачал головой:

— Я думаю, вы уже успели заметить, что тут нет никаких условий, привлекающих внимание знати. Они не заходят в Истхэмптон. Неподалеку отсюда располагается город Маррелтон, вот он является центром на много миль вокруг.

— А как насчет транспортной торговли? — спросил Дэниэл, приступая ко второму пирогу.

— Ее нет. Все экипажи стекаются в Маррелтон и оттуда разъезжаются во все части страны. Этот город процветает. Мистер Браун, который содержит два магазина в Истхэмптоне, раз в неделю отправляет в Маррелтон фургон с теми, кто хочет продать свой товар, но не имеет личного транспорта. Это дорого, поэтому многие рыбаки предпочитают добираться со своими ослами и корзинами самостоятельно, преодолевая расстояние в пятнадцать миль.

— Я тут на берегу заметил несколько купальных машин с именем Томаса Брауна. Кто ими пользуется?

— Знать из больших домов, о которых вы упоминали. В хорошую погоду они устраивают пикники на берегу со слугами. В остальные дни здесь никого нельзя увидеть, кроме обычного люда.

— Очень жаль, — заявил Дэниэл, доел последний кусочек и сделал глоток из кружки. — Обычно приезжающие обеспечивают занятость населения, а тут их нет, насколько я могу судить.

— Вы зрите в самый корень, сэр. Я порой думаю, что ситуация могла бы измениться, если бы старый мистер Гамильтон Бартон или кто-нибудь из его родных вернулись сюда и поселились тут, как в прежние времена. Только мы никого из них уже давно не видели.

— Я знаю одного члена парламента в Лондоне по фамилии Бартон, — заметил Дэниэл, чрезвычайно заинтересованный.

— Это внук старого джентльмена. Иногда мы читаем новости о семье в газетах.

— Семья Бартон покровительствовала этой деревушке? — продолжал расспросы Дэниэл

Именно так, сэр, только давно. Старый Гамильтон был очень больным ребенком. Родители, не надеясь, что он выживет, привезли его к морю в Истхэмптон. Он дожил до девяноста лет и все еще в силе, — довольно рассмеялся хозяин и хлопнул широкой ладонью по стойке. — Вот доказательство, насколько целителен здешний воздух!

Дэниэл улыбнулся.

— Как же случилось, что они перестали проявлять какой-либо интерес к этому месту? — задал Джим вопрос, который уже вертелся в голове Дэниэла.

Хозяин пожал плечами:

— Спросите что-нибудь полегче. Они владеют приличной частью Истхэмптона, по крайней мере сэр Гамильтон точно. Только он и большинство членов семьи живут на севере страны, у них земли в Йоркшире и Ланкашире, а также в Шотландии, поэтому им тут нечего делать. Агенты Бартонов прилежно собирают ренту, хотя тут всегда проблемы с платежеспособными арендаторами. Судебный пристав регулярно выселяет их, а преподобный отец Синглтон и его добрейшая супруга устраивают постели в церкви для рыдающих матерей и их детей. — Он глубоко вздохнул и покачал головой. — Не знаю, заметили ли вы кусок заросшей земли около луга? Там раньше стояли дома, но агенты Бартонов вели такие бои с жителями, что старый сэр Гамильтон велел снести все строения. Стояло жуткое для всех время: зима, многие жители голодали. Неудивительно, что большинство домов в Истхэмптоне выставлены на продажу, только никто не хочет покупать жилье в нищей деревушке. Повторить, сэр? — спросил он, заметив, что Дэниэл допил спой эль и поставил кружку на стойку.

— Нет, хозяин, спасибо. Желаю вам хорошего дня. Нам пора в путь, мы и так надолго задержались здесь, наслаждаясь элем и пирожками.

— И вам хорошего дня, сэр. Надеюсь, я еще увижу вас. Господь да благословит ваш путь.

Джим быстро допил свой эль, торопясь за Дэниэлом. Заметив их, Гарри и Кейт поднялись со своего места у камина, все еще увлеченные разговором. Дэниэл задержался у двери и посмотрел на них через плечо.

— Кейт! — грубый оклик его пролетел по гостиной.

Резко оглянувшись, женщина затравленно посмотрела на него, ее руки, застегивающие пуговицы плаща, застыли.

— Да, Дэниэл?

— Вы поедете в экипаже со мной, а Джим — вместе с Гарри.

Услышав его жесткий тон, она не осмелилась протестовать и покорно кивнула. На выходе из таверны он услышал, как она успокаивает Гарри, обещая завершить их спор в другое время. Дверь захлопнулась, когда брат что-то недовольно бормотал в ответ.

Дэниэл уже сидел в экипаже, сжимая в руках поводья, когда Кейт с помощью Гарри села с ним рядом. Она укрыла свои колени сначала дорожным пледом, а потом кожаной накидкой, защищающей от непогоды и грязи. Он взмахнул хлыстом, и они тронулись в путь.

Пока они не выехали из Истхэмптона, Дэниэл молчал, разглядывая окружающую местность, потом обратил к Кейт каменное лицо.

— Вы окажете мне огромное одолжение, если перестанете поощрять ухаживания моего брата. В противном случае это вызовет дополнительные сложности.

— Он только друг, — дрожащим голосом ответила она, как будто это высказывание сильно обидело ее.

— Он больше, чем друг. Он романтичный и влюбчивый. Он увидел на базарной площади девицу, попавшую в беду, и полагаю, эта его иллюзия до сих пор не рассеялась. Вы старше его и мудрее. Не могу поверить, что у такой хорошенькой молодой женщины нет опыта, чтобы отклонять неприятные ей ухаживания.

Дэниэл почувствовал, что ее трясет.

— Гарри не делает и не говорит ничего, что могло бы смутить меня и в чем вы могли бы заподозрить что-то нехорошее. Я должна отвергать дружбу?

— Я ничего не говорил о дружбе. Ради бога, дружите с ним, как с Джимом или со мной.

— С вами?!

Реплика Кейт прозвучала настолько яростно, что он взглянул на нее с изумлением. Глаза ее сверкали, обнажая такие глубины страсти, о существовании которых он даже не подозревал из-за ее обычной тихой покорности.

— Вы смеетесь надо мной? Я ношу одежду, купленную мне из милости, вы потратили на меня деньги, как на обычную шлюху! Джим и Гарри относятся ко мне дружески, но не вы! Для вас я обуза, досадная необходимость для осуществления вашего плана с наследством! Мне очень жаль, что вы не позволили купить меня Гарри или тому французу! По крайней мере, они бы уважали мои права!

Мужчина резко остановил лошадь, повернулся к ней, крепко, как тисками, сжав ее руки и привлекая к себе.

— Вы думаете, я горжусь тем, что сказал вам прошлой ночью? Я был зол, просто вне себя. Вы делаете мне одолжение, что носите одежду, которую мы вместе выбирали, и милость тут ни при чем. Кроме того, я у вас в долгу за то, что вы согласились выйти за меня замуж и принять участие в той игре, которую я затеял! И не надо говорить о Гарри или французе. Мой брат утомил бы вас своей детской любовью, а француз жестоко воспользовался вами. Я, по крайней мере, не пытаюсь овладеть вами, на что имею полное право. И никто другой никогда не посмеет этого сделать, пока вы носите им Кейт Уорвик, которое делает вас моей, и только моей.

Лицо женщины пылало, грудь бурно вздымалась, но, прежде чем она успела произнести что-нибудь в ответ, из пелены дождя возник Джим.

— Что произошло, Дэн? — спросил он, разглядывая их. — Почему вы остановились?

С глухим всхлипом Кейт вскочила на ноги, оперлась на плечо Джима и выпрыгнула из экипажа. Хлюпая по жидкой грязи дороги, она побежала к Гарри и влезла внутрь экипажа. Тренер посмотрел ей вслед.

— Оставь ее в покое, — спокойно сказал он, влезая в экипаж и тяжело усаживаясь рядом с Дэниэлом. — Хочешь, я возьму поводья?

— Нет, — вздохнул Дэниэл и стегнул лошадей. — Расскажи лучше, что тебе удалось узнать об Истхэмптоне.

Джим рассказал о людях, известных в деревушке, в том числе и о Томасе Брауне, который построил свой дом на клочке земли, приобретенном у Рэдклиффов. Джим узнал, что именно Александр профинансировал строительство купален, прежде всего для удобства своих собственных гостей.

Идею подала его юная золовка Клодина, которая в то лето вернулась из Франции, где училась в монастырской школе. С досадой девушка обнаружила полное отсутствие каких-либо развлечений в деревушке.

— Из Франции? — уточнил Дэниэл.

— Я и тут прощупал почву, — ответил Джим, — подумал, что ты заинтересуешься. Оказалось, что ее мать француженка и богатая наследница виноградников, которые после ее замужества с англичанином перешли к мужу. Так что рыжеволосая мисс Клейтон имеет кучу денег и является лакомым кусочком для любого, кому понравится ее цвет волос. Ее сестра тоже не обижена судьбой. Я же говорил, что хозяин таверны знает абсолютно все о живущих в этих краях людях.

— Что еще ты выяснил о местности? — спросил Дэниэл, получив полную информацию о Клодине и ее родственниках.

Других сведений было совсем немного. Несколько небольших ферм принадлежали тем, кто сам возделывал землю. Несколько акров, прилегающих к церкви, являлись церковной собственностью и за незначительную ренту сдавались в аренду беднякам прихода.

— Вот и все, что представляет собой Истхэмптон, — заключил Джим таким тоном, как будто наблюдал последние дни существования деревушки. Однако Дэниэл знал, что это только начало.

Оставшуюся часть дня Кейт ехала с Гарри. Когда они останавливались поменять лошадей и немного освежиться в придорожных гостиницах, она ничем не показывала, что держит зло на Дэниэла за недавнее столкновение, но практически не разговаривала с ним. Лишь время от времени вежливость вынуждала ее обращаться к нему, а он отвечал ей предельно учтиво.

Огонь и лед, подумал Дэниэл, наблюдая, как она желает всем троим спокойной ночи в гостинице, в которой они остановились на ночь. В изящном голубом платье, выгодно подчеркивающем ее высокий рост, с серебристыми волосами, блестящими при свете фонаря, она напоминала скандинавскую богиню. Впечатление усиливала ее грациозная походка, когда она пересекала гостиную, в которой они обедали, чтобы отправиться в спальню. Из-под полуопущенных ресниц Дэниэл внимательно следил за женщиной и пожалел, что отказался от своих прав на нее. Она бы не смогла ему отказать. Тут со своего места вскочил Гарри, чтобы открыть перед ней дверь, и Дэниэл увидел, какой улыбкой она его отблагодарила. Ему бы она не улыбнулась так, если бы он вторгся в ее спальню, а он не имел привычки овладевать женщиной без взаимного желания. Лучше оставить все так, как есть.

В холле за дверью, которую Гарри оставил открытой, стоял стол с фонарями для гостей, чтобы они могли осветить себе путь наверх. Сидя за столом, Дэниэл и Джим прекрасно слышали диалог Гарри и Кейт, хоть и не видели их.

— Позвольте мне зажечь для вас фонарь! Вот у этого хороший фитиль. Я возьму его и провожу вас до двери вашей комнаты. Лестница старая и ступеньки ненадежны.

— Я отлично справлюсь сама, Гарри. Спокойной ночи.

Ступеньки заскрипели, когда она ступила на них.

— Кейт, — снова раздался голос Гарри.

Скрип на мгновение прекратился, поскольку женщина остановилась, чтобы посмотреть на него.

— Да, Гарри!

— Хороших снов, — пожелал юноша полным нежности голосом.

— И вам, добрый друг.

Она продолжила подниматься по лестнице. Поскольку Гарри сразу же не появился в гостиной, Джим и Дэниэл сделали вывод, что он смотрел ей вслед, пока она не скрылась в комнате. Тренер поднялся и подошел к камину выбить табак из своей длинной трубки.

— Гарри страстно влюблен, — важно заметил он, доставая из кармана свежий табак и снова набивая им трубку.

— Это пройдет, — ответил Дэниэл, вытягиваясь в кресле и положив одну ногу на другую.

Джим покачал своей большой головой:

— Поубавь уверенности. В его возрасте я встретил свою будущую жену, которая была обычной девчонкой, и влюбился без памяти. Я никогда никого больше не любил, даже после ее смерти, Господь да хранит ее душу.

— Не думаю, что с Гарри произойдет нечто подобное.

Джим перестал набивать трубку табаком и, опустив голову, посмотрел на Дэниэла из-под густых бровей предостерегающе ткнув в него черенком.

— Я говорю тебе, все признаки совпадают. Обрати на это внимание.

— Все под моим контролем, не сомневайся, — твердо и решительно отрезал Уорвик.

— О, о, о! — Джим поднял насмех его повышенную самоуверенность. — Как ты можешь управлять чувствами своего брата?

— Найду способ, — в голосе Дэниэла появились стальные непоколебимые нотки. — Обещаю тебе, Гарри с Кейт никогда не поженятся.

Но Джима он не убедил. Тот очень боялся, что в отношениях братьев могут возникнуть серьезные разногласия. Более того, в поведении Дэниэла появилось нечто такое, что внушало сильное беспокойство. Разговор пришлось прекратить, потому что в комнату вошел Гарри.


Когда на следующее утро они заканчивали завтракать, то экипажи уже ожидали их у входа в гостиницу.

— Не окажите ли вы мне честь составить компанию, миссис Уорвик? — обратился Джим к Кейт.

Он не посоветовался с Дэниэлом, но был уверен, что тот настроился разделить женщину с Гарри и заставить Кейт ехать вместе с ним. Она уже закончила трапезу и сидела напряженная, не зная, чего ожидать от предстоящей поездки. Услышав предложение Джима, она взглянула на него с облегчением.

— Я с удовольствием поеду с вами.

Пробыв с ней наедине в течение всего дня пути, не считая обычных необходимых остановок, Джим понял, что Кейт относилась к нему с полным доверием. Возможно, эта подсознательная уверенность в нем основывалась на отношении к нему обоих братьев, которых он опекал с отеческой добротой. Все трое часто посмеивались друг над другом, часто ругались, причем без взаимной злобы. Она долгое время молча разглядывала проплывающий за окном экипажа залитый солнцем пейзаж, прежде чем заговорить.

— Эта поездка такое приключение для меня, Джим. Я всегда страстно мечтала посмотреть Англию, но никогда не думала, что мои мечты сбудутся. Вы столько говорите о Лондоне между собой. Думаете, у меня будет возможность посетить место, где я родилась?

— Вы хотите увидеть большой город, миссис Уорвик?

— Это заветное желание, на исполнение которого до настоящего момента я даже надеяться не могла.

Джим и рад бы был пообещать ей, но ничего не слышал от Дэниэла относительно его планов на Кейт. И он постарался ответить ей как можно мягче.

— Я считаю, прежде чем мечтать о Лондоне, нужно сначала доехать до Девоншира. Я запомню то, что вы мне сказали, миссис Уорвик. Можете быть уверены.

Он дал ей понять, что отныне станет ее адвокатом во всех делах, касающихся Дэниэла, и сделает все, что в его силах. Кейт сменила тему разговора.

— Расскажите мне о поместье Уорвик, — попросила она. — Я так мало слышала о нем. Это большая усадьба? Какая там природа?

— Я не мастер рисовать картины, — запротестовал Джим. — Вот Гарри и Дэниэл сильны в описаниях.

— Я хочу услышать о поместье от вас, Джим. У них остались детские воспоминания. Вы же пришли туда со стороны. Точно так же приду туда и я завтра утром.

Джим, который любил поговорить и в хорошем настроении мог собрать целую комнату слушателей, не заставил просить себя дважды. Как и любой малообразованный человек, он не умел рассказывать кратко, но Кейт оказалась терпеливым и заинтересованным слушателем. Она не возражала, что он начал ответ на ее вопрос с повествования о том несчастье, которое положило несвоевременный конец его карьере боксера.

Его чувство потери оказалось настолько сильным, а боль настолько мучительной, что он уехал из Лондона и снова занялся ремеслом кочующего плотника, стараясь забыть все, что связывало его с прежней жизнью на ринге. Через два года он попал к Уорвикам, которым требовался работник. Устроившись в двух комнатах на чердаке дровяного склада, он приступил к своим обязанностям. И сразу же познакомился с Дэниэлом, которому в то время исполнилось девять лет. Он шел по доске, опасно перекинутой через две высокие балки плотницкой мастерской. Доска свалилась, мальчик тоже упал, а Джим получил сильнейший косой удар по голове, который нокаутировал и чуть не убил его, но ребенок не пострадал.

Этот инцидент, который Джим забыл, а Дэниэл не заметил, не положил начало их дружбе. Джим, вдовец, любивший свою жену настолько, что больше никогда не женился, стал относиться к мальчику как к сыну, которого никогда не имел. По натуре любивший детей, он привязался ко всем троим юным Уорвикам, но особую симпатию испытывал к Дэниэлу, хотя при первом взгляде в Дэниэле сложно было найти качества, достойные любви. Он рос диким, непослушным ребенком, превратившим жизнь дворовых и домашних слуг в нескончаемое несчастье своими выходками, проказами и злобой.

Первые нерешительные попытки Джима подружиться, которые маленький Гарри и только научившаяся ходить Жасси приняли с радостью, Дэниэл резко отклонил с недоверием и враждебностью. Даже когда Джим, рискуя собственной шеей, снял мальчика с крыши поместья, куда тот залез, бросая вызов всему миру, даже когда утонул самодельный плот и Джим достал из воды почти захлебнувшихся братьев, отношение Дэниэла не изменилось. Начало их долгим крепким отношениям положил племянник сквайра, который разбил Дэниэлу нос и поставил синяк под глазом и оставил его лежать в конском навозе и соломе, выброшенных из конюшни. Джим, поставив сапог на булыжник и засунув большие пальцы за ремень, с высоты своего роста смотрел на это плачевное зрелище. Он тщательно скрывал свое восхищение мальчиком, который сидел с дрожащим ртом и разбитыми губами, явно страдал от боли, но не плакал.

— Ну, хорошо, — решительно произнес Джим, склонив свою большую голову набок. — Полагаю, ты недостаточно быстро махал кулаками и не крепко сжимал рот, а это является основным правилом. Как ты стоял? Правая нога отставлена в сторону, и на ней сконцентрирован весь вес тела, левая ступня выступает вперед?

Мальчик смотрел на плотника в полном изумлении.

— Была ли твоя правая рука вытянута, а левая согнута в локте? Сгибал ли ты слегка колени? — продолжал Джим. — Ну, что? Отвечай!

— Я не знаю. — Дэниэл судорожно глотнул и вытер рукавом кровоточащий нос. — Я ничего этого не знаю.

— Ты не знаешь? Встань-ка и дай посмотреть на твое разбитое лицо.

Ребенок послушно встал и позволил осмотреть свои раны. Огромными руками, которые могли быть очень нежными и мягкими, Джим убрал в сторону светлые волосы со лба мальчика и слегка присел, внимательно рассматривая повреждения.

— Гм-м, — фыркнул он через свои расплющенные ноздри, как дружелюбная ломовая лошадь, — Кусок мясной вырезки на твой синяк, немного ваты в нос, и скоро ты станешь как новенький.

Ребенок осторожно улыбнулся своими распухшими губами:

— Это боксерский жаргон, мистер Пирс? Вы научите меня…

— Нашему жаргону?

— Да! И как работать кулаками!

— Кулаками или сжатой пятерней? — спросил Джим и улыбнулся от уха до уха, продемонстрировав свои выбитые зубы. — Я научу тебя, сынок. — Он выпрямился и нежным отеческим жестом взъерошил мальчику волосы. — Ты еще воробышек, но это и хорошо. Я научу тебя самозащите, ты превзойдешь всех!

Он учил мальчика, и в нем снова проснулись мечты. Он решил сделать Дэниэла чемпионом ринга. С годами мальчик превратился в высокого, атлетически сложенного мужчину, чье мастерское владение кулаками и движениями обещало ему большую славу на ринге. Постепенно дикость Дэниэла прошла, но мудрый Джим понимал, что горячий жеребец позволил себя обуздать и оседлать, сохранив внутри свободное сердце и буйный нрав.

Предавшись воспоминаниям, Джим заметил, что его мысли постепенно перешли к предмету, не предназначенному для ушей Кейт. Когда Дэниэл повзрослел, ему потребовались советы иного рода. Хоть Джим и не знал, как часто его воспитанник залезал женщинам под юбки, но видел, что все проблемы прошли стороной, и был доволен, что парень принял во внимание его наставления.

— В тайне от помещика Уорвика, — продолжал Джим, — я приобщил Дэна к карьере боксера, когда ему исполнилось семнадцать. Первая схватка состоялась с парнем двумя годами старше и гораздо сильнее Дэна во время развлекательных боев, организованных в военном лагере около Плимута — мы все еще воевали с Наполеоном в те дни, и солдаты ожидали отправления.

Джим очень красочно обрисовал Кейт то приключение. Прикрытие для них невольно организовал наставник мальчика, который хотел, чтобы Дэниэл изучил несколько древних строений в районе, интересном с архитектурной точки зрения. Джим не любил мистера Эллиса, с которым они постоянно боролись за внимание Дэниэла, и решил, что ринг не должен потерять такого боксера. Дэниэл никогда не увидел древних строений. Благодаря подстрекательствам Джима наставник пал жертвой бутылки, дав возможность Джиму и Дэниэлу свободно реализовать свои планы.

На ринге Дэниэл демонстрировал неопытность, излишнюю порывистость и импульсивность, но отважно и дерзко гонял своего противника по всему рингу, яростно атакуя. Его голова и тело, казалось, не чувствовали ударов. Он обыграл соперника, опытного боксера, за двенадцать раундов и выиграл полгинеи. Шесть месяцев спустя Дэниэл выступал против местной знаменитости на деревенской ярмарке. После семнадцати раундов он победил соперника и получил приз в три гинеи, причем, прежде чем закончился бой, новости достигли ушей помещика Уорвика. Впервые старый дядя осознал, что его племянник вовсе не получал от Джима уроки боевого искусства для джентльменов, а серьезно готовился к настоящему боксу, который он считал самым отвратительным и жестоким видом спорта, изобретением самого дьявола.

Ссора между дядей и племянником достигла таких масштабов, что только почтенный возраст джентльмена помешал Дэниэлу схватить его за горло и встряхнуть, как дохлую крысу, за наносимые оскорбления. Под угрозы и проклятия помещика Дэниэл покинул Уорвик и уехал в столицу. Сидя в экипаже рядом с Дэниэлом, Джим с трудом скрывал ликование. Появление Дэна на ринге на деревенской ярмарке произвело эффект, на который и рассчитывал старый боксер, убежденный, что везет в Лондон будущего чемпиона Англии.

В Лондоне Джим нашел старых друзей из среды боксеров, которые не забыли его. В Боевом союзе на улице Хеймаркет, владельцем которого являлся бывший чемпион Том Крибб, в маленьком кабинете за гостиной открыли шампанское и отметили веселую встречу с другими боксерами. Дэниэл впервые понял, что у боксеров, выступающих противниками на ринге, могут быть прекрасные отношения. На улице Олд Бонд, тринадцать где располагались комнаты джентльмена Джексона, мастер, выслушав рассказы о боевых способностях Дэниэла, решил сам испытать его в деле и вынести свой вердикт. Его мнение совпало с мнением Джима: мальчик еще сырой, упрямый и неопытный, но в нем горит искра.

— Тренируй его хорошенько, Джим, и он станет настоящим рыцарем кулачных боев, лучше нас с тобой, — заключил мистер Джексон, поощрительно похлопав тренера по спине.

Вскоре после этого Дэниэл принял участие в боевом показе в Пяти Дворах, самом большом в Лондоне месте для встреч фэнси. Он выиграл, и это событие вызвало бурные отклики в боксерских кругах, а также репортаж в ежемесячном издании «Анналы спорта». Популярность протеже Джима росла. Люди, которые раньше игнорировали его, больше не прекословили и не грубили ему. Хоть успех и не венчал всех его усилий, с ним стали считаться как с человеком, постепенно завоевывающим славу на ринге. За ним числились победы над такими знаменитыми боксерами, как Нед Пеинтер, Боб Бёрн и Том Оливер, который всего лишь два года назад был чемпионом Англии. И вот в Брайтоне Дэниэл одержал победу над непобедимым ранее Слэшем Хиггинсом.

— Именно поэтому меня так сильно огорчает его возвращение в Девоншир, даже в вашей очаровательной компании, миссис Уорвик, — опрометчиво добавил Джим и тут же пояснил, что, если Дэниэл задержится, придется отложить несколько поединков, предваряющих бой на звание чемпиона.

Кейт дала понять, что поняла ситуацию и ее значение для Джима.

— Если я смогу помочь Дэниэлу в его делах в поместье, то сделаю все, что он мне позволит. У меня приличный опыт в решении некоторых вопросов, я выполняла для мистера Фаррингтона всю конторскую работу.

Она с большим трудом произнесла имя бывшего мужа, которое никогда больше решила не вспоминать.

— Вы сможете? — заинтересовался Джим.

Юная Жасси едва могла отличить молочный бидон от плужного лемеха, а вот такая женщина, как Кейт, взяв в свои руки большую часть работы, сможет быстро вернуть Дэниэла на ринг. Неудивительно, почему у нее необветренное лицо и нерабочие руки, как у обычной фермерской жены. Старый фермер Фаррингтон загрузил супругу другой работой, и Джим благодарил небо за это. Да, Кейт настоящее сокровище. Он молил бога, чтобы Дэниэл наконец понял, что лучшей женщины ему не найти. У самого Джима не было никаких сомнений на этот счет. Порой она напоминала ему покойную жену. Такая женщина заслуживала счастливого брака и детей. А вместо этого она приобретала разрушительный опыт, который, несомненно, оставит на ней свой отпечаток. Теперь она привязана к Дэниэлу, который о ней не заботится и никому не позволяет этого делать, даже своему брату.

Джим целиком погрузился в свои мысли. Кейт могла бы выйти замуж за Гарри, который младше ее всего на четыре года, и этот барьер легко преодолеть, если она захочет. Захочет ли она? Слишком рано делать выводы, но как бы судьба ни повернулась, Джим видел во всей этой истории лишь страдание и горе.

На ночь они остановились в гостинице маленького торгового городка на границе Дорсета и Гемпшира. После обеда Гарри пригласил Кейт сыграть с ним в триктрак, что они и сделали, пока Джим дремал в кресле.

Дэниэл, пролистав газету, вышел размять мышцы после долгой дороги. Когда он вернулся, усталая Кейт уже собиралась идти спать.

— Завтра вы поедете со мной, Кейт, — без всяких предисловий сказал он. — Нужно, чтобы моя жена, — он сделал ударение на последнем слове, — приехала в Уорвик в моем экипаже.

— Как пожелаете, — ответила она, никаких эмоций не отразилось на ее лице, и ее замкнутость раздражала Дэниэла все сильнее и сильнее. — Спокойной ночи, джентльмены.

Джим и Гарри ответили ей, а Дэниэл взял ее под локоть и довел до лестницы, чтобы брат не вздумал провожать девушку.

— Спокойной ночи.

Он смотрел вслед, пока женщина поднималась по лестнице, чтобы не допустить больше нежных прощаний между ними в случае, если Гарри вдруг неожиданно появится. Кейт ни разу не оглянулась на Дэниэла, как, по его предположению, оглянулась бы на Гарри, быстро, с достоинством поднялась по лестнице и исчезла в комнате.

Дэниэл вернулся в столовую и увидел лицо брата, прежде чем тот резко отвернулся, собирая триктрак. Волна облегчения сменила на его лице выражение глубочайшей муки. Казалось, что в течение этих нескольких минут отсутствия Дэниэла Гарри пережил все муки ада при мысли, что эту ночь Кейт уже не позволят провести в одиночестве. Его руки, складывающие триктрак, заметно дрожали.

Глава 7

В Уорвик они прибыли в полдень следующего дня. Кейт сидела в экипаже рядом с Дэниэлом, Джим и Гарри ехали в другом. Аллея, ведущая к дому, скрывалась за живой изгородью, которая загораживала вид на поместье. При въезде в ворота Кейт оглянулась и посмотрела на простирающиеся за оградой обширные поля и луга, которые уходили вдаль до самого горизонта. Дом выглядел меньше, чем она ожидала. Джим назвал его достаточно большим, и она предполагала увидеть строение необъятных размеров. В реальности ее взору предстала квадратная двухэтажная гранитная усадьба с маленьким внутренним двориком и огромным количеством труб, вздымающихся в чистое голубое небо. Свинцовые фонари отражали яркий солнечный свет. Внезапно одно окно тоже засверкало в солнечных лучах, широко раскрылось, и в нем появилась девушка, которая восторженно махала рукой.

— Это Жасси! — воскликнул Дэниэл теплым глубоким голосом и поднял хлыст в знак приветствия.

Во втором экипаже стоял Гарри и бурно размахивал руками в ответ. Девушка исчезла, и как только экипажи подъехали к главному входу, тяжелая дверь открылась, и Жасси бросилась навстречу братьям.

Дэниэл спрыгнул с подножки и, перешагивая сразу через три ступени, первым заключил ее в объятия. Он крепко прижал к себе радостную сестру, раскачивая ее из стороны в сторону, смеясь и с любовью целуя ее мокрые щеки. Когда он отпустил ее, она бросилась к Гарри, который наклонился и, обхватив ее лицо двумя руками, с улыбкой поцеловал. В конце настала очередь добрым объятиям Джима.

Кейт продолжала сидеть экипаже, не желая мешать встрече братьев с сестрой, и улыбалась их счастью. Гарри не видел Жасси с того момента, как сбежал из дома, а Дэниэл еще дольше, целых шесть лет. Он порывался приехать в Девоншир и повидаться с ней где-нибудь за пределами дома, но Жасси постоянно отказывалась, поскольку очень нервничала и жила и вечном страхе перед дядей. Дэниэл взял Жасси за кончики пальцев, слегка отступил назад и оглядел ее с восхищением с головы до ног.

— А где тот утенок, которого я оставил, когда уезжал? Он превратился в прекрасного лебедя!

Кейт внутренне согласилась с его словами. Перед ними стояла изящная девушка с каштановыми волосами, которые ниспадали ей на лоб и обрамляли красивыми локонами невинное строгое лицо с бархатными темно-фиолетовыми глазами, из которых продолжали течь слезы. Кейт очень озадачивало, что после первого возбуждения от встречи Жасси продолжала плакать, уже больше не улыбаясь. Выражение ее лица становилось все печальнее и печальнее. До троих мужчин тоже постепенно дошло, что случилось что-то неладное. Сделав свои собственные выводы и верно полагая, что Жасси понадобится рано или поздно женское сочувствие и утешение, Кент начала медленно выбираться из экипажа. Но Гарри опередил ее, схватил за руку и подвел к остальным.

— Пойдемте знакомиться с Жасси.

— Это жена Дэна, моя дорогая. Окажи ей радушный прием, — спокойно сообщил Джим.

Прекрасно зная, каким нежным и дружелюбным созданием была Жасси, Джим не понимал, для чего он вообще сказал эту фразу, не осознавая, что таким образом он невольно выражал свое беспокойство о будущем. Залитое слезами лицо девушки при этих словах выразило изумление, и она быстро и неуверенно взглянула на Дэниэла.

— Удивлена, почему я не дал тебе знать? Объясню позже. А сейчас, умоляю, познакомься с Кейт Уорвик, — попросил он.

Жасси, которая стояла на ступеньку выше Гарри и Кейт, присела в реверансе, заливаясь слезами.

— Всем сердцем рада, что вы вступаете в нашу семью, Кейт, только в дом, перед которым мы стоим, вам вход закрыт.

При этих словах Дэниэл мертвенно побледнел, его скулы явственно проступили под кожей. Кейт прижала руку к сердцу, боясь, что оно выскочит из груди. «Боже мой, — подумала она в приступе жалости, — он приехал слишком поздно, чтобы спасти поместье! Он потерял свое наследство!»

— Дядя Уильям умер?! Когда это случилось? — озвучил Гарри мысли Кейт.

— Вчера. Не прошло еще и двадцати четырех часов. Ему резко стало плохо, — говорила она глухим голосом, неуверенно теребя пальцами лацкан сюртука Дэниэла. — А потом все хуже. Гораздо хуже. О, дорогой Дэниэл, я даже не знаю, как тебе сказать.

Дэниэл уже отошел от шока.

— Кому он завещал поместье? — процедил он сквозь зубы.

— Не тебе.

— Ты писала, что он хотел меня видеть, удостовериться, что я больше не юный дикарь, которого он помнил, что он настроен благосклонно.

— Да, так он мне обещал, но втайне от меня замышлял иное. Перед смертью он признался мне, что хотел позлорадствовать, унизить тебя в твоем тщеславии и что он никогда бы не стал марать имя Уорвик связью с дьявольским боксом. Такова его месть за твою независимость и неповиновение.

— Но Дэниэл вернулся вовсе не смиренным и униженным! Совсем нет! Он хотел получить наследство с помощью меня, — запротестовала Кейт.

Ее никто не слушал. Дэниэл схватил Жасси за плечи.

— Кому завещано поместье, если учесть, что Гарри также связан с боксом, как и я?

Когда сестра не ответила, он яростно встряхнул ее.

— Говори! — потребовал он.

— Я боюсь, — беспомощно всхлипнула она.

— Он продал дом? — взревел он, снова встряхнув сестру.

— Хуже! — Она истерично всхлипнула, в испуге отстраняясь от брата.

— Хватит, Дэниэл, перестань. Ты пугаешь ее, — вмешалась возмущенная Кейт.

Жасси осмелела от неожиданной поддержки.

— Оно завещано новорожденному сыну нанятой няньки. Это ребенок дяди! — произнесла она, с трудом выговаривая слова.

От удивления Дэниэл резко отпустил сестру. Она обернулась к Кейт и нашла защиту в ее объятиях. Не произнеся больше ни слова, Дэниэл зашел в дом.

На него пахнуло затхлостью и заброшенностью, пол величественного холла выглядел грязным. Прежде Дэниэл не видел дом в таком состоянии. Он стоял в самом центре, оглядывая старую мебель, покрытую толстым слоем пыли, и испытывал чувство горечи, которое впервые возникло в нем по отношению к прекрасному дому. Во времена его детства тут царили правила сварливого старика, в этом холле жестоко высекли Гарри, за незначительный проступок заперли в шкафу Жасси, заставили десятилетнего Дэниэла стоять с закинутыми за голову руками до тех пор, пока он не упал и Джим не унес его.

— Вы посягаете на чужие владения.

Он поднял голову и наверху лестницы, построенной еще во времена Тюдоров, увидел женщину в широком платье, кормящую полной грудью закутанного в платок младенца. У нее было хитрое жадное лицо с вульгарным широким носом, волосы выбивались из-под грязного сиреневого чепца обилием желтых кудряшек. Дэниэл тотчас понял, кто перед ним.

— Я Дэниэл Уорвик, — высокомерно бросил он с гордостью, унаследованной им от предков. — Да как вы осмелились заявить мне, что я посягаю на чужие владения в этом доме?

Она начала спускаться по ступенькам, волоча за собой грязные пышные юбки заношенного домашнего платья.

— Теперь этот дом принадлежит моему сыну, — удовлетворенно заявила женщина грубым голосом, так соответствовавшим ее внешности. — Он такой же Уорвик, как и вы.

— Он законнорожденный? — коротко поинтересовался Дэниэл.

Ее шея покрылась красными пятнами.

— Не вздумайте оскорблять меня, — пронзительно закричала она. — Я замужем, как и полагается. Если не верите, спросите у священника и мистера Хьюстона, юриста. Ваш дядя тайно женился на мне, когда последствия нашей связи оказались очевидными.

— Почему тайно? Он стыдился вас?

Она сжала губы и, держа голову прямо, старалась подражать его манере.

— Нет, не стыдился. Он планировал преподнести вам в один прекрасный день скверный маленький сюрприз, а я решила подыграть ему. Я ничего не теряла. Сейчас он лежит в фамильном склепе в деревне, готовый к завтрашним похоронам, и, держу пари, довольно ухмыляется.

В этот момент в холл вошли все остальные, и женщина с ребенком, спустившись, резко кивнула Жасси, как хозяйка презренной служанке.

— Перестань хныкать и расскажи своему брату, какую правду открыл тебе перед смертью дядя Уильям.

После того, как дрожащая Жасси, продолжающая цепляться за Кейт, не повиновалась ей, женщина в нетерпении топнула ногой.

— Жасмин!!! Я с тобой говорю!

Гарри выступил вперед.

— Не смей говорить с моей сестрой подобным тоном, ты, неряха! — гневно воскликнул он.

Женщина поперхнулась и, топнув ногой еще раз резко вскинула ребенка, который, потеряв источник еды, испустил истошный протестующий вопль.

— Для вас я миссис Бесси Уорвик! — яростно ответила она. И я говорю с Жасмин так, как считаю нужным, черт побери! Напоминаю вам, что я вдова ее опекуна, который передал девушку под мое покровительство!

Жасси, привыкшая к покорности, признала истинность слов Бесси, вырвалась из рук Кейт и подбежала к Дэниэлу.

— Это правда. Все, что я вам рассказала, правда. Если бы я не ждала вас сегодня, то написала бы письмо, пока у меня не было времени. Поверь, если бы ты застал дядю Уильяма живым, я бы никогда не допустила, чтобы он унизил тебя так, как планировал.

Дэниэл не обратил на сестру ни малейшего внимания.

— Возьми самую лучшую лошадь, какую сможешь найти, и скачи к мистеру Хьюстону, — обратился он к Гарри. — Даю тебе сорок пять минут, чтобы добраться туда и обратно. Я хочу видеть его здесь, и без промедления, — приказал он и ткнул пальцем в то место, где стоял; как только Гарри вышел, Дэниэл шагнул по направлению к Бесси. — А теперь, коварная тварь, покажи свой брачный сертификат.

Глаза Бесси лукаво сверкнули.

— О нет. До приезда юриста я ничего не покажу. Пусть сертификат пока полежит в надежном месте, симпатичный и законный.

Жасси, растерявшись после того, как Дэниэл проигнорировал ее, повернулась к Кейт.

— Я сделаю вам чай, чтобы немного освежиться после длительной поездки. Все слуги разбежались с тех пор, как… она вдруг замолчала и нервно оглянулась через плечо.

Как раз в этот момент к ней подскочила Бесси, схватила ее за волосы и дернула с такой злобой, что девушка вскрикнула.

— Ты не сделаешь никакого чая этим непрошеным гостям. Я говорила тебе, не смей распоряжаться тем, что принадлежит мне, мне, мне!

Каждое последующее слово она сопровождала очередным рывком. Тут Дэниэл схватил ее за запястье и вывернул руку с такой силой, что она застонала.

— Если ты еще раз хоть пальцем тронешь мою сестру, то будешь ползать у меня по всему холлу! А теперь забирай своего выродка и убирайся с моих глаз! — В его словах прозвучала угроза.

Конечно, он напугал ее. Но не для того она столько интриговала и так долго строила козни, чтобы прибрать к рукам состояние старого Уильяма, не для того она терпела его тошнотворную близость две ужасные ночи, чтобы отступить перед яростью его племянника.

— Я никуда не уйду. А то вы еще украдете что-нибудь из этих комнат во время моего отсутствия. Знаю я вашего брата. Ваши предки привезли из Рима и других мест во время великих походов, о которых рассказывал мне Уильям, кучу уродливых вещей, но все они дорого стоят, и я планирую их продать.

Дэниэл бросил на нее убийственный взгляд и распахнул двойные двери, ведущие в библиотеку громадных размеров. Она поспешила за ним, снова прижав ребенка к груди и хлопая тапками.

— Не трогайте эти старинные книги. Я делала запрос и знаю, что каждая из них стоит не одну сотню гиней.

Ее голос эхом раздавался в холле, в то время как она по пятам следовала за Дэниэлом. Джим, чувствуя себя неловко в этом доме, куда заходил редко и только со стороны кухни, постоял некоторое время в нерешительности, взмахнул в отчаянии руками и, тяжко ступая, последовал за Дэниэлом и Бесси. Кейт, утерев чистым носовым платком слезы Жасси, ободряюще улыбнулась ей.

— Не беспокойся о чае. Я действительно ничего не хочу, а Дэниэлу вряд ли полезет в рот кусок, который для него пожалели. Как долго эта женщина так мучает тебя?

— С того момента, как дядя Уильям слег несколько недель назад. Она вела себя ужасно, приказывала мне, запугивала слуг и вела себя так, как будто она хозяйка в доме. Она говорила, что няньки всегда управляют домашним хозяйством, и я поверила ей.

— А кто ее назначил на эту должность?

— Я. Ее прислал доктор. Она очень тщательно ухаживала за дядей, хоть и не выглядела особо изысканной.

— Почему ты не написала Дэниэлу, как ты несчастна?

— А зачем? Это бы только расстроило его. Все равно он не смог бы забрать меня в свой боксерский мир. Я не хотела мешать ему стать чемпионом Англии.

Глаза Кейт улыбнулись.

— У вас, Уорвиков, повышенное чувство долга и ответственности. Будем надеяться, что младенец унаследует те же черты. Как его зовут?

— Уильям, как и его отца. Бесси зовет его Вилли, — лицо Жасси стало серьезным. — Ему очень подходит это имя. Он милый ребенок и очень похож на дядю.

Пробили часы, и Кейт взглянула на них.

— Не будем терять времени до приезда Гарри с юристом. Подозреваю, как только Дэниэл увидит законное доказательство того, что маленький Вилли полноправный владелец поместья, он тут же увезет всех отсюда. Предлагаю собрать твои вещи, я помогу тебе все упаковать.

Жасси недоверчиво посмотрела на нее.

— Вы хотите сказать, что Дэниэл возьмет меня с собой?

— Ну конечно. Не оставит же он тебя с этой ужасной женщиной. Я уверена в этом. В любом случае теперь, когда я с Дэниэлом, Гарри и Джимом, все изменилось. Я буду присматривать за тобой и составлю тебе компанию, когда они уедут на бой.

Несколько мгновений Жасси не могла говорить и трясла головой, не в состоянии поверить в чудо, которое с ней произошло. Затем она схватила руку Кейт и, поцеловав ее, прижала к щеке.

— О, Кейт. Вы — самое замечательное, что когда-либо случалось в жизни семьи Уорвик. Я это знаю. Уверена, Джим разделяет мое мнение.

Через час приехал Гарри вместе с мистером Хьюстоном, который привез все необходимые документы. Бесси оставила ребенка где-то наверху и переоделась и дорогое платье из парчи. Она встала перед Дэниэлом, чтобы первой встретить юриста в холле. Мистер Хьюстон поприветствовал ее и пожал руку Дэниэлу, которого он знал с детства.

— Вы уже на ногах, миссис Уорвик? — спросил он, зная, что его жена никогда не вставала после родов раньше, чем истекали положенные две недели.

Бесси, выходец из низов, привыкших рожать, как свиньи, изобразила на лице слабую улыбку.

— К сожалению, неприятные дела, связанные с завещанием моего покойного мужа, заставили меня спуститься.

Она медленно прошла в гостиную и упала на подушки софы. В любой другой ситуации мистер Хьюстон обменялся бы любезностями с Дэниэлом, за карьерой которого он с интересом наблюдал, сейчас ситуация требовала иного.

Он ни на минуту не мог позволить клиенту усомниться, что он на стороне женщины. Поэтому он молча протянул Дэниэлу брачный сертификат и копию завещания.

— Почему мой дядя до последней минуты не подписывал его? — резко спросил Дэниэл.

— Он не ожидал, что это окажется его последняя минута. Он хотел узнать пол ребенка. Если бы родилась девочка, вступило бы в силу первое завещание, составленное после женитьбы, поместье бы продали, а вырученные деньги отдали вдове. Ну а с мальчиком дело обстояло иначе. Мистер Уорвик все свое состояние завещал ему. Ребенок наследует все, что останется после его матери, когда ему исполнится восемнадцать лет.

— Ну, что я вам говорила? — с триумфом воскликнула Бесси.

Дэниэл проигнорировал ее.

— Все, мистер Хьюстон, за исключением того, что принадлежит мне.

Бесси, забыв о позе леди, вскочила с таким выражением, будто собиралась до последней капли крови защищать свое имущество.

— Вы ничего не унесете отсюда, слышите? — завопила она и обернулась к юристу за поддержкой.

— Я ведь права? Он не может ничего забрать отсюда.

— Он имеет полное право забрать свое личное имущество, миссис Уорвик, так же, как его брат и сестра, — ответил мистер Хьюстон.

Дэниэл уже вышел из комнаты. Он поднялся по лестнице и оказался в портретной галерее, где в последний раз пробежался глазами по лицам своих предков и остановил взгляд на портрете отца. Портрет был написан для его матери, и она привезла его с собой в этот дом. Взявшись за золоченую раму, Дэниэл заглянул в узкие темно-серые глаза, которые так походили на его собственные.

— Ты никогда не принадлежал этому дому, так же как и я, — заговорил он тихим, идущим из глубины сердца голосом. — Тебя считали паршивой овцой в семье, та же тень легла и на мой путь. Но ненадолго. Я собираюсь положить начало своей династии Уорвиков в таком же величественном доме, как и этот. И твой портрет я повешу там, обещаю.

Больше он ничего не взял. Увидев Дэниэла с портретом в руках, Бесси начала кричать и сквернословить. Ее переполняло злобное упрямое желание отобрать все у этого самодовольного человека. Дэниэл остался глух ко всем замечаниям в свой адрес. Он пожал юристу руку, поблагодарил за быстрое решение дела и вышел из дома. Кейт и Жасси последовали за ним с Джимом и Гарри, который нес багаж сестры.

— Едем в мою лондонскую квартиру, — распорядился Дэниэл.

Жасси быстро залезла в экипаж. Джим уложил ее вещи и подготовил место для Кейт. Дэниэл подошел к своему экипажу, осторожно завернул портрет в плащ, чтобы защитить от повреждений во время путешествия, и засунул подальше. Экипаж качнулся под тяжестью тела, когда он уселся на место кучера с хлыстом в руках, ожидая сигнала от Гарри, что они готовы ехать. Он полагал, что с ним поедет Джим, но, услышав шорох гравия, увидел стоящую рядом Кейт.

— Я приехала в поместье Уорвик с вами, точно так же и уеду.

Он посмотрел ей в глаза и увидел там спокойное принятие того, что произошло, но не равнодушие, а полное понимание, что прошлое закончилось и пора думать о будущем. Не говоря ни слова, он протянул ей руку, помог забраться в экипаж и стегнул лошадей. Они уезжали из дома, чтобы никогда его больше не увидеть. За ними следовал экипаж Гарри. И только облако пыли на горизонте еще несколько минут напоминало о них.


Кейт не мешала Дэниэлу предаваться своим мыслям, сидела рядом тихо, сложив руки на коленях и разглядывая проплывающий мимо пейзаж. Солнце садилось, окрашивая небо в оранжевые, розовые и золотые тона

— Вы ведь говорили с Жасси, верно? — произнес Дэниэл спустя какое-то время.

— Да. Она даже не предполагала, что между нянькой и вашим дядей что-то произошло. Она на удивление невинна и думала, что Бесси просто очень быстро поправляется. Для нее оказалось полным удивлением, когда вчера утром на свет появился ребенок.

Дэниэл быстро посмотрел на Кейт.

— Она что, воображала, что дети появляются из воздуха?

— Конечно нет. И все же я думаю, что Жасси очень повезло, что дядя умер, иначе она навеки осталась бы в этом доме из-за своего повышенного чувство долга.

Деревья выступали черным силуэтом на фоне заходящего солнца, и фигура Кейт в этом розово-красном зареве выглядела как аппликация.

— А вам ведь знакомо подобное чувство долга, Кейт? Не это ли чувство заставило вас выйти замуж за фермера Фаррингтона?

— Я сделала то, что должна была сделать. — В ее словах не прозвучало ни горечи, ни обиды, просто констатация факта.

— Какая же причина вынудила вас пойти за него?

Она вздохнула.

— После смерти отца мы с матерью жили в бедности. Она желала иметь множество изящных безделушек, которые мы не могли себе позволить. Мать на все закрывала глаза и не хотела слушать меня. Я зарабатывала по мере сил, чтобы хоть как-то содержать ее, ходила на сенокос, отпугивала птиц, собирала картофель, пока не достигла того возраста, когда смогла заниматься преподаванием. Меня мать учила сама. В деревенской школе для меня должности не нашлось. Я находила учеников в обеспеченных домах, владельцы которых могли позволить своим детям иметь домашнего учителя. И тут мама заболела. Она неудачно упала в саду, полученный ушиб не хотел заживать, и со временем ей понадобился постоянный уход. Пришлось отказаться от учеников из отдаленных домов, потому что я не могла оставлять мать надолго одну. Я снова пошла на ферму, где работала в перерывах между уроками, но по-прежнему не могла купить лекарства, в которых мама так отчаянно нуждалась.

Кейт на время замолчала.

— Ну а потом мистер Фаррингтон, который видел, в каком плачевном положении мы находимся, предложил мне выйти за него замуж, обещая найти для матери лучших докторов в стране. Я увидела единственную возможность облегчить ее страдания и спасти жизнь. И приняла предложение.

— Вы любили кого-то другого, Кейт?

Она покачала головой.

— Я была слишком поглощена болезнью матери и занята целые дни напролет поисками продуктов и дров, чтобы найти время на нежные чувства. Меня мало заботили те, кто добивался моего внимания, независимо от того, работали ли они со мной в поле, или являлись отцами моих учеников, представлявшими меня красивой игрушкой для своих распутных забав. — Ее тубы искривились. — Вы правы, мне действительно не в новинку отвергать нежеланных поклонников. Но мистер Фаррингтон отнесся ко мне честно и сдержал слово. Мою мать осмотрело несколько врачей из Лондона, которые прописали ей хорошее лечение. Она так и не избавилась от болезни, зато меньше страдала от боли, смогла время от времени совершать короткие прогулки и ездить в экипаже. Она презирала Джервиса Фаррингтона, считая его простым мужиком, богатым и честолюбивым, а вот его деньги принимала охотно и снова окружила себя роскошью, к которой привыкла еще до замужества. Щедрость мистера Фаррингтона продлила ей жизнь на целый год, и за это я глубоко ему признательна.

— Я не вижу щедрости, — заметил Дэниэл после некоторого раздумья. — Он просто вынудил вас выйти за него замуж. Если бы он вылечил вашу мать, не связывая вас обязательствами, тогда бы я назвал это истинной щедростью.

— Он хотел владеть мной, — произнесла Кейт с простотой, за которой скрывалось ужасное отчаяние.

Усилием воли Дэниэл заставил себя не думать о нежной юной девушке в руках грубого мужчины.

— Вы упоминали его честолюбие. В чем оно заключалось?

— Он хотел, чтобы знатные люди, живущие в нашей области, принимали его. Его возмущало, что они никогда не приглашали его на охоту или карточную игру. Его никогда не принимали ни в одном богатом доме. Он накопил много денег и поглотил множество маленьких ферм в округе, расширяя свои владения, и никак не мог понять, почему знать обходит его стороной.

— А почему они так вели себя? Фермерам не возбраняется участвовать в охоте.

Кейт помолчала. Потом продолжила:

— Ему не доверяли. Молва о том, как жестоко он обошелся с одним джентльменом, который покончил жизнь самоубийством, распространялась по округе. У благородных долгая память. Ни один из них не принял приглашения на нашу свадьбу. Вокруг длинных столов, накрытых дорогими скатертями и сервированных серебром, стояли пустые стулья, что сильно уязвило его гордость.

— Полагаю, он надеялся, что женитьба на красивой и образованной женщине проложит ему путь в столь желанное общество. Только его мечты не воплотились в жизнь.

— Да, все его надежды пошли прахом. Знаю, я разочаровала его с самого дня свадьбы. Именно меня он обвинил в отсутствии важных для него персон.

— Я встречал людей, подобных Фаррингтону, — глубокомысленно прокомментировал Дэниэл. — Они не выносят своей несостоятельности и постоянно стремятся подражать кому-то, заискивают перед теми, кого считают лучше по рождению, завидуют им в своей глупости. Например, Джим всегда естественен и полон достоинства, без притворства и подобострастия. Полно знатных людей в фэнси, кто смотрит на него с высокомерием, но он мог бы спокойно общаться с самим королем, без каких-либо затруднений с обеих сторон. Фаррингтону не помешало бы поучиться у Джима, а также его следовало бы хорошенько вздуть за глубоко несправедливое к вам отношение.

— Справедливое или нет, не знаю, только он не мог разумно воспринимать пренебрежение и оскорбления, воображаемые или реальные. Вы не поверите, насколько его впечатляли аристократические замашки моей матери. Он пытался сделать меня такой же, запрещая выполнять любую физическую работу и заставляя вести себя как леди. Как героиня из детского стихотворения, я должна была проводить все дни на подушках, вышивая узоры. Я смертельно скучала. Спустя какое-то время я убедила его позволить мне вести корреспонденцию, заполнять счета и распределять зарплату. Поскольку это занятие он считал достойным леди, то разрешил мне работать. Однако его разочарование во мне не ослабевало, потом ненависть достигла таких масштабов, что он перестал меня выносить. Однажды вечером он объявил, что не хочет больше терпеть моего присутствия в своем доме и собирается выставить меня на продажу на базаре в Брайтоне.

Ее рассказ подошел к концу. В небе погасли последние отблески солнца, а вдали замелькали огни гостиницы. Она радовалась темным сумеркам, которые скрыли блеск слез в ее глазах, вызванных жестокими и мрачными воспоминаниями. Многое она утаила. Интимные моменты, которые до сих пор заставляли ее содрогаться от ужаса. Грубые руки, грубый мокрый рот, жестокость, растущая вместе с ненавистью и разочарованием. И хотя теперешним обстоятельствам ее жизни никто бы не позавидовал, она считала себя безумно счастливой: Гарри и добросердечный Джим стали ее замечательными друзьями. В довершение к этому она неожиданно завоевала доверие Жасси, нежной и мягкой девушки, чему была очень рада. Дэниэл дал ей имя Уорвик, хоть и фиктивно. Обо всем остальном в отношении него, что скрывалось в сокровенных глубинах ее сердца, она не хотела даже думать.

В тот вечер Дэниэл предложил Жасси поговорить наедине, но она нервно вцепилась в руку Кейт и не отпускала ее. Поскольку он не собирался говорить сестре ничего секретного, то не возражал против присутствия Кейт.

— Я прошу прощения за то, что накричал на тебя вчера, — нежно проговорил он. — Ты простишь меня?

Жасси смотрела на брата полными страха широко раскрытыми фиолетовыми глазами, с ужасом ожидая, что он сейчас снова превратится в того ужасного человека, из-за которого она вчера чуть не потеряла сознание. Слова застряли в горле.

— Я прощаю, — неуверенно пробормотала она.

Позднее, вернувшись с прогулки, во время которой Дэниэл обдумывал свои планы на будущее, он услышал радостный смех Жасси и застал их вдвоем с Джимом, играющими в карты.

— А где Кейт и Гарри? — резко спросил он, стараясь не замечать, что веселье Жасси мгновенно угасло, и она молча смотрела на него, как на тюремщика, гремящего цепями.

— Не знаю, — как-то неуверенно ответил Джим и пожал плечами.

— Джим! — выражение лица Дэниэла ясно давало понять, что он не намерен терпеть никаких увиливаний.

— Они что-то говорили о прогулке по саду. — Джим резко развернулся в своем кресле. — Дэн! Оставь их в покое, Дэн! Оставь их!

В саду Дэниэл сразу заметил их. Они только поднялись со скамейки, на которой сидели, наслаждаясь мягким ночным воздухом, и стояли, освещенные нежным светом, струящимся из окна, увлеченные тихим разговором.

Кейт смотрела Гарри прямо в лицо, наклонив голову набок. Ее нежная шея проглядывала сквозь легкую вуаль блестящих кудрей, которые выбивались из аккуратно заколотой косы. Между ними установилась какая-то заговорщицкая интимность, и они выглядели как любовники. Убежденный в наличии любовной интриги, по крайней мере со стороны брата, Дэниэл смотрел, как Гарри взял Кейт под руку и повел ее но направлению к гостинице.

Он наблюдал за ними, когда они заметили его в конце аллеи. Кейт быстро взглянула на Гарри. Они обсуждали, как помочь Дэниэлу смириться с потерей имения, и она надеялась, что тот не подслушал их добрых замыслов. Гарри спокойно взглянул на брата, крепко сжав пальцы женщины.

— Замечательный вечер, Дэниэл, — весело заметил он. — Завтра ожидается прекрасный день. Один из конюхов заметил повреждения в упряжи, но уже все исправил. Больше она нас не побеспокоит.

Кейт освободила пальцы из руки Гарри, опередила братьев и вошла в гостиницу, чтобы передать Джиму и Жасси просьбу никогда больше не вспоминать о том, что произошло в поместье.

Утром Кейт попыталась уговорить Жасси поехать вместе с Дэниэлом и попытаться наладить с ним отношения. Однако он пожелал увидеть Кейт в своем экипаже и велел слуге уложить ее чемодан вместе с его вещами.

Только она подала ему руку и приподняла немного подол юбки, чтобы подняться на подножку, как поймала на себе его дикий, не поддающийся описанию взгляд. Он наполнил ее нехорошим предчувствием какой-то опасности. Почти в панике она повернулась, чтобы поменяться с кем-нибудь местами, но Дэниэл вовремя поймал ее руку, и у нее не оставалось иного выбора, как сесть рядом.

— Удобно? — учтиво поинтересовался он, развязывая поводья. — Нам повезло с погодой.

Она кивнула, стараясь успокоить себя его приветливым тоном и вежливой улыбкой, хотя внутри у нее все продолжало сжиматься от неосознанного страха перед чем-то неизбежным. Все утро она пыталась убедить себя, что у нее просто разыгралось воображение. Он молчал. Она уже привыкла, что любой разговор между ними чередовался с длительными паузами, во время которых он глубоко погружался в свои мысли. Только после полудня он замедлил ход своего экипажа, позволив экипажу Гарри поравняться с ними.

— А сейчас мы с Кейт прощаемся с вами, — приветливо сказал он.

Гарри побледнел и беспокойно заерзал на сиденье.

— Что ты имеешь в виду? Куда вы едете?

— Это наше дело, — ответил Дэниэл тем же добродушным тоном. — Дорога в Лондон прямо перед тобой, — он хлыстом указал направление. — При удачном стечении обстоятельств вы, возможно, доберетесь до квартиры к полуночи. Если возникнут какие-то задержки, не задумываясь, останавливайтесь в гостинице. Это будет тяжелый день для Жасси.

— Ты не можешь нас так оставить! — Гарри потянулся к смертельно побледневшей Кейт, но Джим крепко схватил его за руку и вернул на место.

— Гарри! — рявкнул он. — Дэн не обязан подчиняться твоим указам.

— Правильно, Джим. — Лицо Дэниэла стало мрачным, и он натянул поводья, собираясь уезжать. — Я думаю, сейчас самое время нам с Кейт побыть наедине. Хорошего дня, Жас. Скоро встретимся в Лондоне. Удачной поездки!

Он стегнул лошадей, те рванули с места на большой скорости, повернули направо, и экипаж быстро скрылся из виду. Гарри пришел в себя.

— Господи! Как он мог так меня оттолкнуть? Что мне делать теперь? Я поеду за ними!

Он замахнулся хлыстом, но Джим вырвал его из рук Гарри.

— Делай так, как велел Дэниэл! — сказал он.

— Нет! — возразил Гарри, лицо его исказилось, он попытался отобрать хлыст, а Джим толкнул его локтем в грудь и забрал себе поводья.

— Я сам буду управлять экипажем. Ты в таком состоянии, что тебе нельзя доверить лошадей.

Сзади них тихонько плакала Жасси, ее никто не слышал. Гарри вцепился обеими руками в плащ Джима и резко дергал его.

— Неужели ты не понимаешь, для чего он увез ее, болван?

— Понимаю, — флегматично ответил Джим, направляя лошадей на перекрестке прямо. — Она его жена, хоть и незаконная.

— Он ей даже не нравится! — Голос Гарри охрип, горло сжималось. — Я знаю это!

— Я что-то не заметил, чтобы она пыталась выпрыгнуть из экипажа, а ты? — резко заявил Джим, полагая, что надо быть жестоким, чтобы оставаться добрым. Дэниэл решил положить конец тайным ухаживаниям Гарри. Кризис наступил и миновал. Теперь уже не оставалось пути назад. — Будь мужчиной, Гарри. Прими ситуацию. Миссис Уорвик сделала свой выбор.

Жасси сидела, понурив голову, на заднем сиденье и продолжала плакать. С Кейт она чувствовала себя в безопасности, готовая храбро смотреть в лицо будущему, зная, что есть человек, который защитит ее. Теперь Дэниэл увез подругу. От Гарри поддержки ждать не проходилось. Что он мог? Он сидел, обхватив руками голову, и горько рыдал.

В то время как экипаж катился по дороге в Лондон, Дэниэл уезжал в глубь страны. Кейт едва замечала мелькающие вдоль дороги деревушки и фермы. Раньше она наблюдала за каждой мелочью, начиная от птички и заканчивая крошечными цветами на живой изгороди. Теперь же она ни на чем не могла сфокусировать свой взгляд и видела только бегущих впереди лошадей. Даже звон сбруи не достигал ее ушей. Дэниэл почти не говорил, не пытаясь хоть как-то подготовить ее к тому, что ждет впереди. Она чувствовала себя как бы замороженной, зная, что никакие руки не отогреют ее без любви и нежности. Этот плачевный опыт она вынесла из своего брака.

Они совершили короткую остановку, чтобы отдохнуть и перекусить. Когда Кейт увидела перед собой тарелку жирного мясного бульона и хрустящий белый хлеб с желтым фермерским маслом, она едва могла проглотить пару ложек. Дэниэл быстро съел свою и ее порцию. Поменяв лошадей, они снова тронулись в путь.

— Куда мы едем? — спросила Кейт.

— Думаю, к вечеру доберемся до Винчестера, — ответил он.

Значит, это произойдет там. В древнем кафедральном городе. Когда на их пути появились указатели, он стал немного разговорчивее. Он рассказал ей, что Винчестер является центром коммерческой и религиозной значимости, и дилижансы разъезжаются из него во все части Англии. Она выжала из себя несколько комментариев, но ее замкнутость, возникающая всегда в периоды отчаяния или гнева, создала между ними напряженную атмосферу.

Экипаж загромыхал по булыжной мостовой Винчестера. Центральный кафедральный собор гордо возвышался над городом. Дэниэл въехал через арку во внутренний двор крупной оживленной гостиницы, в котором толпились пассажиры, садящиеся в дилижансы и высаживающиеся из них. Многие ожидали транспорта, облокотившись на перила, окружающие галерею, кто-то входил и выходил из нескольких огромных пивных. Кругом царили шум и суета, раздавались крики конюхов и топот нетерпеливых копыт. В воздухе витали ароматы жареного лука и мяса, эля и рыбного супа, доносящиеся из кухонных окон.

Кейт вошла вслед за Дэниэлом в облицованный дубом холл и села в кресло. Уорвик встал в очередь у стойки, ожидая, пока два человека перед ним решат свои дела. Буквально через несколько секунд он привлек к себе внимание служащего. Его вид всегда вызывал у окружающих желание немедленно ему услужить. Расписавшись в журнале, он получил ключ. После этого его отвлек разговор с клерком, вызвавший очередную задержку. Очевидно, решив вернуться обратно к стойке, Дэниэл остановился на полпути, передал ключи носильщику, ожидавшему его с багажом.

— Мне тут надо уладить еще одно дело, а вам нет необходимости ждать меня в этом шумном холле, обратился он к Кейт. — Носильщик покажет вам комнату, я подойду через пару минут.

Она поднялась вслед за носильщиком по темной лестнице и вошла в большую уютную комнату с коврами, резной мебелью и широкой кроватью, над которой свисали темно-бордовые занавески, перевязанные шнуром. Несомненно, он снял лучшую комнату в гостинице. Окна выходили не во внутренний двор, а в красивый фруктовый сад с наружной стороны здания. Разглядывая номер, она развязала ленты чепца и сняла его, аккуратно повесила в шкаф плащ и только успела закрыть дверцы, как вошел Дэниэл. Он положил шляпу на стул и остановился, глядя на нее с серьезным добрым выражением лица. В руках он держал только что купленный билет на дилижанс. И вдруг все ее тело пронзил жуткий страх. Она внезапно поняла все, что он хотел ей сказать, прежде чем он успел открыть рот.

— С этого момента наши пути расходятся, Кейт. Вы наконец обретаете свободу. Ваш брак с Фаррингтоном навсегда остался в прошлом, а наша фиктивная церемония ничем вас не связывает. Я купил билет на дилижанс, который позволит вам поехать в любое место Англии, какое вам понравится, — сообщил он, опустил руку в карман, достал оттуда сложенную бумагу и кожаный кошелек, в котором звенели монеты, и положил на постель. — В кошельке пятьдесят соверенов и чек из моего банка еще на сто. Деньги дадут вам чувство уверенности и возможность не спешить при устройстве на должность гувернантки, компаньонки или какую-нибудь иную по вашему желанию.

— Вы избавляетесь от меня, — только и могла пробормотать она, это единственное, что она поняла из его слов.

Он увидел безумный взгляд и мертвенно-бледное лицо. Наверняка она пришла в ужас от расставания с Гарри. Дэниэл истолковал ее реакцию именно так. Если бы поместье Уорвик досталось ему, у нее хватило бы времени безвозвратно поймать его брата в ловушку своей интригующей красотой, и освободить его было бы невероятно сложно.

— Вы должны понять, что рано или поздно я бы захотел свободы, — объяснил он. — Как я уже сказал, никакие узы нас не связывают. Даже если бы я унаследовал Уорвик, вы не пробыли бы со мной долго, хотя в этом случае я нашел бы вам работу. Я всегда говорил, что везу вас с собой только с одной целью — помочь мне получить наследство. Мне казалось, вы понимали, что наше знакомство не выльется в длительные личные отношения.

Возможно, и понимала, в самом начале. Ошеломленная, сейчас Кейт уже ни о чем не могла думать, она медленно прошла вперед и беспомощно подняла руки.

— Но почему вы привезли меня именно сюда? Почему я не могла расстаться с вами и с остальными в Лондоне? Я ни с кем даже проститься не успела.

— Все очень просто. Я не хотел, чтобы Гарри продолжал добиваться вас. Брат никогда бы не смирился с вашим уходом, нашел бы адрес или другую возможность связаться с вами. Он еще совсем юный, упрямый и романтичный, но скоро возмужает. У него вся жизнь впереди. Серьезная любовь в его возрасте и открытое сожительство с замужней женщиной, хоть и брошенной законным супругом, но не разведенной, разрушит все его шансы на успешную карьеру.

Кейт молча смотрела на Дэниэла. Гарри влюблен в нее? В ее душе зародились сомнения. Неужели она так жестоко ошиблась, принимая любовь за дружбу? К несчастью, она вдруг вспомнила один случай, — нет, два! — когда заметила в глазах юноши серьезное чувство. Оно так быстро исчезало за веселым смехом или шутливым замечанием, что она решила, что ей показалось. Или, если уж быть полностью искренней и правдивой, она хотела так думать?

Дэниэл принял ее молчание за полное согласие с его словами о чувствах Гарри, а, возможно, и ее собственных.

— Могу я просить вас никогда не предпринимать попыток увидеться с ним или написать ему?

Она кивнула, и он потер подбородок, полностью удовлетворенный. Женщина хотела передать самые лучшие пожелания Жасси, доброму Джиму и Гарри, но горло сжалось и пересохло. Ее руки безвольно повисли вдоль тела.

— Прощайте, Кейт.

Дэниэл поклонился и уже собрался уходить, однако ее молчание заставило его поколебаться, и он снова оглянулся в ее сторону. Она стояла не двигаясь, как будто выточенная изо льда, но ее мягкие, влажные, дрожащие и ранимые губы обожгли каждый нерв его тела осознанием ее бесконечной соблазнительности. Он отбросил в сторону шляпу и подошел к ней. Обхватив Кейт руками, он прижался к ее губам глубоким и полным страсти поцелуем, который наполнил ее одновременно счастьем и ужасом. Она закрыла глаза и, прижавшись к нему всем телом, отдалась во власть огненного, неистового чувства.

Когда он отпустил ее, она прижала обе руки к рвущемуся из груди сердцу и увидела, каким проникновенным стал его взгляд. Казалось, этот минутный порыв раскрыл ее для него гораздо больше, чем все предыдущие дни.

— Прощайте, Кейт, — снова повторил он, надел шляпу, вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.

Во внутреннем дворике Дэниэлу пришлось пропустить пару отъезжающих дилижансов, прежде чем он заметил конюха, охраняющего его экипаж. Заплатив за услуги, он взял в руки поводья и быстро выехал через арку на улицу. Через несколько ярдов он почувствовал смутное желание оглянуться и в последний раз увидеть очертания женщины в окне, но сдержал свой порыв. Он покончил с Кейт Уорвик. Странно, что он продолжал думать о ней под этим именем, и тут же поймал себя на мысли, что будет всегда вспоминать о ней именно так.

Через окно она наблюдала за его экипажем, мелькнувшим среди деревьев на фоне багрового неба и исчезнувшим за горизонтом. С тихим стоном Кейт отошла от окна и, подняв руки, прижалась кулаками и лбом к дубовой стене. Она стояла так, пока лоб и костяшки пальцев не онемели. Храбрость покинула ее. Она мечтала умереть и удивлялась, что все еще жива, несмотря на жестокую боль внутри. Всем сердцем она поняла, что любит человека, который только что покинул ее навсегда.

Она так и стояла, прислонившись к стене, пока не наступили сумерки и не зажглись фонари. Только тогда она очнулась и слабыми пальцами зажгла свечи. Кошелек, чек и билет на дилижанс лежали на кровати в том месте, куда он их положил. Она аккуратно поднесла чек к огню и сожгла его. Она не знала адреса его квартиры в Лондоне или какого-нибудь другого места, куда могла бы вернуть пятьдесят соверенов. Когда однажды она услышит о нем из сообщений об очередном поединке, тогда вернет ему все деньги, которые он ей оставил. Кейт приняла только билет на дилижанс, который умчит ее далеко от тех людей, которых она стала считать своей маленькой семьей.

На следующее утро дилижанс уносил ее прочь из Винчестера, глаза ее были усталыми после бессонной ночи. А в другом конце Англии выспавшийся Дэниэл уже вдыхал свежий морской воздух. Он подъезжал к Истхэмптону. Море заискрилось перед его глазами, а в памяти вдруг мелькнул образ Кейт, стоящей на берегу, мелькнул, но тут же исчез и забылся.

Глава 8

Дэниэл остановился в Истхэмптоне на две недели. За это время он получил все необходимые сведения о месте, начиная с его истории и заканчивая свойствами почвы, состоящей из плодородной земли главным образом благодаря красной глине, подходящей для производства кирпича. Ценной информацией поделился местный строитель, успешно удовлетворяющий свои собственные потребности, однако нуждающийся в дополнительном финансировании, чтобы открыть более крупное производство. Во время отлива строитель Артур Тэннер показал Дэниэлу глинистую субстанцию, которую обнажило море, смыв верхний тонкий слой песка. Эта глина замечательно подходила для производства цемента. И даже сами скалы представляли собой материал, идеальный для сооружения домов и стен.

— Нет нужды удаляться от берега в поисках необходимого строительного материала, — заметил Уорвик.

— Нет, сэр, — ответил Тэннер. — Материал можно брать прямо здесь, только потребуется рабочая сила, чтобы вынести его отсюда, а это стоит денег.

Постоянная изнуряющая борьба за платежеспособность наложила на его круглое, честное лицо глубокие морщины. Он был искусным мастером и отличным строителем, но знатные люди предпочитали иметь дело не с ним, а нанимать строителей из Маррелтона. В результате основная его работа ограничивалась незначительными перестройками и ремонтом крыш, а его заказчикам долгое время приходилось копить деньги, чтобы заплатить по счетам. Единственной важной своей работой за все эти годы он считал сооружение нового дома священника. Теперь он был очень благодарен приезжему за хвалебные слова в адрес его мастерства.

— Вы совершенно правы, — согласился Дэниэл с замечанием строителя. Он стоял, глубоко засунув руки в карманы, и, улыбаясь свежему морскому бризу, скользил взглядом по берегу. — Деньги! Деньги! Деньги! Это ключ ко всему.

Вторым другом Дэниэла стал священник Истхэмптона, честный ученый человек, с заботой и состраданием относящийся к своей пастве. Из книжного шкафа в своем доме преподобный Элиот Синглтон достал огромные тома истории Суссекса и показал Уорвику те страницы, в которых речь шла об Истхэмптоне. Записи о первых поселениях в этой области велись еще с саксонских времен. Скалистый риф, изгибающийся полукруглой дугой и заметный при низком отливе, образовывал тут безопасную якорную стоянку. Начиная с древних времен на протяжении веков местное население занималось рыболовством и фермерством, и — за исключением незначительных событий местного масштаба: участия населения в битве при Креси во время Столетней войны с Францией, территориальных и имущественных раздоров, сильных разливов моря — история Истхэмптона оставалась относительно спокойной.

— Никаких событий, будоражащих кровь, — заключил Элиот Синглтон, закрывая книгу.

Не достигнув еще и пятидесяти лет, он сильно страдал от ревматизма суставов, хоть внешне и старался не показывать мучащей его боли. По дому он передвигался с помощью костылей, а по своему приходу разъезжал в низкобортной двуколке, у которой местный кузнец соорудил специальную ступеньку, чтобы священнику легче было забираться внутрь. Он предложил Дэниэлу прокатиться и посмотреть местность, начиная с вековых могучих деревьев, заканчивая прекрасно сохранившейся великолепной средневековой конюшней. Недалеко от этой конюшни священник остановился перед симпатичным старым домиком с красно-коричневой шиферной крышей и закрытыми ставнями, стоящем в глубине заброшенного заросшего сада. Шиповник, ежевика и разнообразные цветы буйно разрослись вокруг стен, почти скрывая от глаз калитку.

— Присмотритесь к этому дому, — посоветовал Элиот. — При строительстве здания использовались лучшие суссекские «бриллианты». Это старое название дробленого кварца. Прямоугольный кварц, использованный при облицовке, блестит, как отполированный мрамор.

Дэниэл сошел с двуколки и вошел в калитку. Увлеченный своими исследованиями, он упустил из виду крошечную тупиковую улицу, на которой уединенно расположился дом, одной своей стороной смотрящий на море, а с остальных трех укрытый и защищенный огромными деревьями. Дробленый кварц, сверкающий сквозь разросшийся полусухой плющ, казался магическим материалом, хранящим в своих глубинах солнечный свет древних времен, тепло и вечную прочность. Дэниэл решил, что поселится здесь до тех пор, пока не построит Истхэмптон-Холл на вершине холма.

— Сколько времени дом пустует? — спросил он.

— Много лет. Его нежилой и заброшенный вид очень расстраивает мою жену. Только агенты Бартона приезжают время от времени проверить состояние лома.

— Он принадлежит сэру Гамильтону Бартону?

— Да, это летний домик времен его детства. Изначально это был небольшой коттедж, а отец Бартона достроил и расширил его. Сомневаюсь, что сэр Гамильтон помнит еще о его существовании. Здание начали ремонтировать около пятидесяти лет назад, и ремонт все еще не завершен.

— Слишком скромный дом для столь знатной семьи.

— Старый сэр Гамильтон человек без претензий, как и его отец, который всю свою жизнь оставался Джоном Блантом и начинал карьеру простым матросом. Сейчас семья достаточно знатная и предпочитает забыть о своем происхождении из простых торговцев, но старый джентльмен любит напомнить, откуда они родом.

— Вы так говорите, как будто хорошо его знаете, — заметил Дэниэл, положив руку на калитку.

— Да, знаю. Благодаря ему я стал жить в Истхэмптоне. Долгое время я служил в церкви его поместья, и он решил, что морской воздух сможет облегчить мои боли.

— Что-то он не очень благородно поступает со своими арендаторами.

— Нет идеальных людей, мистер Уорвик, а в каждом грешнике есть что-то хорошее. Сейчас он очень стар и мало осведомлен о том, что делается от его имени. Его агенты все держат в своих руках.

Дэниэл бодро подошел к двуколке, пыль кружилась вокруг его высоких сапог.

— Я узнаю имена этих агентов и приобрету дом, если его внутренний вид соответствует внешнему.

— У меня дома лежит ключ. С тех пор как Бартоны решили тут жить, они сделали запасной ключ на всякий случай. Строители Маррелтона пользуются им во время ремонта.

— С удовольствием поселюсь тут. Я хочу приобрести в собственность не только этот дом, но и земли.

Элиот вздохнул и откинулся на сиденье. Он чувствовал решительность и честолюбие Дэниэла Уорвика с того самого момента, как молодой боксер подошел к нему после утренней службы с просьбой предоставить всю информацию об Истхэмптоне. Эту же горящую искру почувствовала в нем и жена священника. Они приняли его гостеприимно, как и любого путешественника. Между собой они обсуждали его, гадали, кто он такой, и с удивлением чувствовали, что его энтузиазм непостижимым образом зажег в них надежду на возрождение деревни.

— Если ваша деятельность направлена на благо Истхэмптона и его жителей, я окажу вам любую посильную поддержку. Садитесь в двуколку и расскажите, что у вас на уме.

К тому времени как они добрались до дома священника, Дэниэл сообщил свой грандиозный план. За чаем и булочками со смородиной, которые испекла Сара Синглтон и недавно достала из печки, Элиот рассказал о тех трудностях и проблемах, с которыми предстояло столкнуться Дэниэлу.

— Должен предупредить вас, что знатные семьи, живущие в округе, окажут сопротивление любому вашему действию. Возможно, ветер уже донес до их ушей…

— Не дам им никакого шанса. Я долгое время жил в провинции и прекрасно осведомлен, какие сплетни вызывает любой приезжий. Хозяин гостиницы «Бегущий заяц» знает, что я прославленный боксер и приехал сюда по совету своего доктора отдохнуть после тяжелого боя. Он доволен, что я вернулся в Истхэмптон после предыдущего короткого визита, и полагает, что именно благодаря его рассказам о чудодейственном целебном эффекте здешнего морского воздуха я пришел к такому решению. Думаю, он уже всем рассказал, что я увлекаюсь коллекционированием артефактов и ископаемых, чем объясняется мой необычный интерес к морскому берегу и местной почве, — рассмеялся Дэниэл.

— Я вижу, вы уже подготовились к местному сопротивлению, только вы не понимаете всех опасных последствий. Знатные джентльмены не хотят никакого развития и прогресса за пределами своих владений. Зимой и во времена великих бедствий леди обеспечивают едой и одеждой бедноту прихода, а джентльмены даже пальцем не шевелят, чтобы обеспечить занятость населения, помимо нужд своих собственных имений. Их приказчики имеют возможность набирать прислугу из доступной дешевой рабочей силы, но людей, нуждающихся в работе, гораздо больше.

— Я намереваюсь все изменить, — заявил Дэниэл и подался вперед на своем стуле, забыв про чай и будочки. — Я обеспечу людей достойным жильем и работой, зимой и летом. Я снесу все лачуги, которые портят вид и создают неприятное впечатление. Лучший архитектор, которого я найму, воплотит на бумаге все мои идеи и планы. Обещаю вам, что подарю Истхэмптону новую жизнь.

— Я благословляю ваши благородные намерения, — честно ответил Элиот. — Но сможете ли вы убедить кредиторов финансировать столь рискованное начинание? Ведь это же не бокс.

Лицо Дэниэла выражало уверенность, ничто не могло поколебать его приподнятого настроения.

— У них — богатство, у меня — кулаки. — Он поднял их и засмеялся. — Мое обещание победить любого противника, которого они поставят передо мной, убедит их принять мои планы.

На губах Элиота, всегда сжатых от боли, появилась слабая улыбка.

— Среди духовенства найдется немало людей, способных, несмотря на все ваши благие намерения, осудить меня за то, что я сквозь пальцы смотрю на вашу профессию. По совести говоря, я не вижу никакого вреда в справедливом поединке двух честных бойцов, уважающих друг друга как личностей. «Лучше кулаки, чем шпага».

— Благодарю вас за это, — искренне произнес Дэниэл, протягивая священнику руку.

Они тепло пожали друг другу руки во взаимном уважении и симпатии. Час спустя Уорвик уже осматривал дом, в котором собирался жить. Его шаги гулко раздавались на дубовом полу просторных, обитых досками комнат. Дом оказался качественно построенным и прочным, в нем стоял сухой и сладковатый запах древесины. Дэниэл включил на кухне насос над раковиной, из которого сначала хлынул мутный ноток, обрызгав его с головы до ног, постепенно вода стала чистой и прозрачной. Он запер дом и еще раз исследовал сад, в конце которого обнаружил небольшой мостик через ручей, ведущей к давно заброшенному и полуразрушенному улью. Улыбаясь своим мыслям, он вернулся в дом священника, чтобы отдать ключ, а следующим утром выехал в Брайтон.


Сэр Жоффрей внимательно и напряженно слушал рассказ Дэниэла, начиная с того момента, как тот навсегда покинул поместье Уорвик. Ничего уже нельзя было изменить, оставалось только надеяться на лучшее. То, чего больше всего опасался сэр Жоффрей, не сбылось, и Дэниэл без задержек вернулся в мир бокса. В то же время он лишился того, что по праву принадлежало ему, и остался без какой-либо опоры. Финансирование никому не известной деревушки с безграничными возможностями, из которой Дэниэл собирался создать свою собственную империю, давало сэру Жоффрею великолепный шанс стать единоличным покровителем боксера, приобрести права на все проводимые бои и вытекающую оттуда финансовую выгоду.

— Земля достаточно дешевая, — комментировал сэр Жоффрей, просматривая бумаги, содержащие информацию, собранную Элиотом Синглтоном. — А мы сделаем ее еще дешевле.

Дэниэл прекрасно его понял.

— Индивидуальные покупки под разными именами, я прав?

— Точно. Я вижу, далеко не все имущество и не все земли принадлежат Бартону. У меня есть агенты, которые заселятся от твоего имени.

— А имущество Бартонов? Я полагаю, тут все пройдет проще. Семья мечтает избавиться от этих земель и продаст их без лишних вопросов.

— Необходим капитал!

Сэр Жоффрей отложил бумаги и вытянулся в кресле. Он пребывал в прекрасном настроении. Ничто не захватывало его сильнее, чем предприимчивое и дерзкое предприятие. В лучшие дни своей жизни он любил рисковать. Мысль, что он станет участником, хоть и не главным, грандиозной авантюры Дэниэла, вносила в его жизнь изюминку, азарт и возбуждение. Он даже забыл о том, что на своей дипломатической службе у короля подобных возбуждающих моментов у него было гораздо больше, чем у обычного человека.

— Тут я не вижу никаких сложностей. Благодаря моим связям мы с легкостью достанем необходимую сумму под очень низкий процент в добавление к тем деньгам, которые я готов ссудить тебе. Взамен я хочу стать покровителем и кредитором всех твоих боев.

Дэниэл едва мог поверить в столь успешный исход. Сэр Жоффрей был сильным и влиятельным человеком в банковских кругах города. Одного его одобрительного кивка хватило бы, чтобы наполнить золотом все сундуки.

— Вы очень щедры, сэр! — воскликнул Дэниэл.

Сэр Жоффрей покачал головой, в его искрящихся глазах промелькнул хитрый блеск.

— Я практичный человек и ничего не теряю. Финансовые проблемы не дадут тебе возможности сконцентрироваться на тренировках, и ты покажешь на ринге ужасные результаты. Этого любой ценой надо избежать! — Он отодвинул бумаги и сложил руки на груди. — Ни один банкир не даст тебе кредит на это рискованное предприятие, если ты не сможешь предоставить ему взамен серьезных гарантий. Если бы я отказал тебе, ты бы обратился к другим влиятельным людям фэнси и тем самым поставил крест на своей карьере боксера. Ведь они бы с жадностью начали эксплуатировать твой талант на ринге. В итоге ты оказался бы слишком слаб, чтобы стать чемпионом Англии. Это должно произойти в строго определенный момент, ни раньше, ни позже. — Он сжал ладонь в кулак и с триумфом потряс им. Только в этом случае ты победишь! Никто не сможет противостоять тебе!

Дэниэл со спокойной улыбкой принял похвалу.

— Я обратил внимание, что вы даже не попытались раскритиковать мой план, — заметил он.

Сэр Жоффрей усмехнулся и поднялся с кресла, чтобы наполнить мадерой стакан Дэниэла и свой.

— Я много раз видел тебя на ринге и давно уже понял: никто не может изменить ход твоих мыслей. В любом случае план хорош. Это даст тебе возможность спокойно уйти на отдых и роскошно жить, как ты того заслуживаешь, когда твоя боксерская карьера подойдет к концу. Вложение денег в эту богом забытую деревушку рано или поздно принесет такие плоды, которые с лихвой покроют все расходы.

С нежным хрустальным звоном сэр Жоффрей поставил пробку на место, поднял свой бокал и весело посмотрел на сидящего в кресле Дэниэла.

— Ты так же тверд в решении приобрести Истхэмптон, как и завоевать мисс Клодину Клейтон. В тот вечер, когда я представил вас друг другу в Морском Шатре, я увидел, что ты предназначил ее для себя. Истхэмптон разделит ее судьбу. А я прошу тебя стать чемпионом Англии и сделать это своей третьей победой.

Дэниэл встал и с широкой улыбкой поднял бокал.

— Все три победы станут моими, сэр Жоффрей. Клянусь вам.

Оба выпили за эту клятву. Ни один из них не сомневался в ее выполнении.


В тот же день они выехали в Лондон. Сэр Жоффрей намеревался связаться с банкирами, юристами и агентами, чтобы завертелись колесики задуманного Дэниэлом предприятия. Уорвик же планировал найти архитектора, проконсультироваться с ним, убедить в необходимости держать все полученные им сведения в тайне и отправить его в Истхэмптон под видом путешественника, чтобы тот мог спокойно оценить возможности местности. Пока не были подписаны все контракты и документы на право владения домом не оказались в кармане Дэниэла, он жил в резиденции сэра Жоффрея. Наибольшее удовольствие доставило ему оформление бумаг, закрепляющих за ним право владения холмом, на котором он планировал построить свой будущий замок. После завершения всех бумажных дел он отправился в свою лондонскую квартиру, состоящую из пяти комнат на втором этаже дома неподалеку от моста Черного монаха.

Уже на ступеньках лестницы его догнала Жасси, увидевшая брата еще на улице и вбежавшая в дом сразу после него.

— Дэниэл! Ты дома! — обрадовалась девушка и поскакала вверх по лестнице с сияющим от восторга лицом, давно забыв все свои обиды на брата. — Как ты? Вы были за границей? Мы уже столько времени ничего о вас не слышали. Где Кейт? Наверху?

Жасси уже опередила его, но он поймал сестру за руку.

— Кейт не со мной.

— Не с тобой? — непонимающе улыбнулась она и посмотрела вниз в холл, как будто ожидала увидеть тень Кейт в прямоугольнике солнечного света, проникающего через открытую входную дверь. — Ты оставил ее на улице? Она пошла по магазинам? Скажи мне, где она, и я побегу за ней…

— Каждый из нас поехал своей дорогой.

Жасси прислонилась к перилам лестницы и посмотрела на Дэниэла испуганными глазами.

— Я не верю тебе!

— Это правда. Нас с ней не связывали никакие законные узы. Я дал ей свободу.

— Но ее свобода заключалась в том, чтобы находиться рядом с нами. Я знаю это. Ей нельзя быть одной.

— Думаю, Кейт вполне способна позаботиться о себе и жить собственной жизнью.

Дэниэл переложил чемодан в другую руку и ободряющим жестом обнял сестру за плечи, но она отпрянула от него.

— Я смогу ей написать? Ты знаешь, где она?

Обвиняющее мнение сестры уже начинало раздражать Дэниэла, хоти он пытался сохранять терпение.

— Я не знаю, где она. Уверен, что Кейт уже успела забыть о нас за недели, прошедшие с момента нашего расставания в Винчестере в тот же самый день, как мы уехали от вас.

Несколько секунд Жасси молча смотрела на брата.

— Ты самый жестокий человек на свете, Дэниэл Уорвик! — воскликнула она.

Взмахнув юбками, девушка обошла его, сбежала вниз по лестнице и направилась к тренировочным комнатам, которые располагались в самом низу улицы.

Он предположил, что она побежала делиться новостями с Джимом и Гарри. Он надеялся, что у нее не вошло в привычку постоянно торчать в тренировочных комнатах, поскольку это не самое лучшее место для молоденькой девушки. По сути, он вообще не хотел, чтобы его сестра жила в этом районе. Чем раньше они переберутся в Истхэмптон, тем лучше.

Он как раз успел просмотреть все письма, которые накопились с момента его отъезда из Лондона, как в комнату вошли Жасси, Джим и Гарри. Джим искренне, но сдержанно поприветствовал Дэниэла.

— Рад видеть тебя, Дэн. Ты как раз вовремя. Мистер Джексон любезно предлагает тебе участвовать в бенефисе в Пяти Дворах в следующем месяце. Это позволит тебе заработать неплохую сумму.

Потрясающие новости. Участие в бенефисах давало боксерам возможность заработать неплохие деньги. Это было своего рода признание их заслуг перед боксом. Дэниэл никогда настолько не нуждался в каждом заработанном пенни, как сейчас.

Гарри даже не поздоровался с братом. Он сильно похудел и стал менее загорелым, с тех пор как покинул Брайтон. Дэниэл ждал от него негодующей тирады по поводу изгнания Кейт, но тот даже не произнес ее имени. В его лице появились решительность и серьезность, чего не замечалось в нем раньше.

— Я знаю, что ты хотел выделить некоторую сумму денег из известного нам источника, чтобы обучить меня какой-нибудь профессии, — перешел Гарри к делу, придерживаясь договоренности с Кейт никогда не упоминать больше вслух поместья Уорвик. — Я всегда боялся подобной перспективы. Я легко справляюсь с цифрами, да и вообще у меня много всяких способностей, но я не хочу посвящать несколько лет своей жизни обучению на доктора, юриста или кого-нибудь еще. Не хочу терять времени. Я всегда незаметно уклонялся от всех твоих планов относительно меня, а сейчас чувствую полную свободу самостоятельно принимать решения о своем будущем. Я хочу стать твоим администратором. Мы с Джимом уже обсуждали это, он меня полностью поддержал. Он верит в мои способности. Что скажешь? Соглашайся или нет, я не могу больше ждать, мне надо определиться.

Дэниэл неотрывно смотрел на брата. С того момента как Гарри присоединился к ним, он часто выручал Джима и помогал ему. К тому же со дня их расставания в нем появилась какая-то внутренняя сила, которой раньше ему недоставало.

Возможно, это его шанс. Первые несколько месяцев Джим будет направлять его и в самое ближайшее время станет ясно, подходит он для этой должности или нет. К тому же он прекрасно знал всю обратную сторону этой профессии. На лице Дэниэла появилась улыбка, и он кивнул.

— Очень хорошо. Я дам тебе шанс. И теперь только от тебя зависит, станешь ли ты лучшим администратором в боксерских кругах.

Гарри не выразил никакого восторга, а лишь серьезно наклонил голову и официально пожал брату руку. Джим откупорил бутылку, чтобы выпить за новое назначение. Жасси чмокнула Гарри в щеку, довольная, что тот получил возможность заниматься любимым делом. Однако в напряженной атмосфере, царившей в комнате, совсем не чувствовалось праздника. Дэниэл знал, что все трое злятся на него за то, что он не привез Кейт домой, но надеялся, что все это скоро забудется.

Он повел всю компанию в ресторан и за хорошим вином и вкусной едой решил, что настал момент посвятить их в свои планы.

— Думаю, пришла пора рассказать вам, что произошло за время моего отсутствия.

Поначалу все трое слушали его недоверчиво, а потом мнения разделились. Гарри, неожиданно для себя, загорелся энтузиазмом брата. Он увидел в этом проекте великолепный шанс построить карьеру и сделать состояние, проявив в полном масштабе свои таланты, после того, как Дэниэл покинет ринг. Все свои планы о будущем он неизменно связывал с Кейт, которую твердо решил найти и никуда не отпускать.

Джим воспринял этот проект как самореализацию Дэниэла, которая самым положительным образом должна была сказаться на его карьере и сделать его прекрасным боксером. Единственное, что волновало его, — проживание в этом районе мисс Клодины Клейтон, в которой он не мог не видеть потенциальной угрозы для своего воспитанника. Жасси хоть и находила Лондон подавляющим и мучительно шумным после умиротворенной атмосферы Девоншира, все же очень боялась переезда и тосковала по Кейт, в которой видела настоящего и верного друга.

Первый счет на продажу земли и имущества в Истхэмптоне был подписан и скреплен печатью в день бенефиса Дэниэла в Пяти Дворах. Уже с самого утра на улице Святого Мартина выстроилась очередь из экипажей, которая к концу дня растянулась до Лайсестерских полей. Более тысячи зрителей собралось на открытой площадке насладиться предстоящим зрелищем. Большинство джентльменов принадлежало высшей прослойке общества, среди них находился и сэр Жоффрей. Дэниэл участвовал в финальном показе, который сделал его богаче на несколько сотен фунтов.

К своему большому разочарованию, Дэниэл мог добавить последний счет к остальным, которые накапливались в течение всех этих месяцев, только после Рождества. Из экономии он сдал свою лондонскую квартиру, зная, что при необходимости всегда сможет воспользоваться апартаментами Военного союза — центра боксерских кругов. И на следующий день вся компания выехала в Истхэмптон. Джим управлял фургоном, нагруженным мебелью, коврами и прочими предметами быта. Гарри ехал в фаэтоне с Жасси, завершал процессию Дэниэл в своем экипаже.

Подъехав к дому ранними январскими сумерками, они обнаружили, что в окнах зажжен свет, из труб поднимается дым, а Элиот Синглтон стоит около калитки и приветливо машет им рукой. Из дверей выбежала его жена Сара, улыбаясь и широко раскинув руки.

— Немыслимо, если бы вы приехали в холодное помещение и ничего не нашли бы поесть, — объяснила она. — Весь дом с чердака до подвала сияет чистотой, я сделала все, что могла. Прошу вас не думать, что я злоупотребляю своими привилегиями.

Дэниэл сошел с экипажа, взял ее руку и галантно поднес к своим губам.

— Вы сама доброта. Когда я писал вам письмо с просьбой найти нескольких местных женщин, которые могли бы подготовить дом к нашему приезду, то совершенно не собирался возлагать весь груз на ваши плечи.

— Никакого груза, мистер Уорвик. А это ваша сестра? Как поживаете, мисс Уорвик? А вот и ваш брат, и мистер Пирс. Много хорошего слышала о вас.

Обмениваясь приветствиями, они вошли в дом. Женщина в чистом переднике, одна из тех, которую наняли в деревне убрать дом, ожидала их в холле и помогла Жасси снять плащ. Неопределенная улыбка мелькнула на лице Жасси, которая едва заметила женщину, разглядывая широко раскрытыми глазами помещение. Дом показался ей крошечным по сравнению с поместьем дяди, но гораздо более просторным по сравнению с лондонской квартирой брата. Ей понравились теплые деревянные стены, низкие черные брусья и широкие камины, в которых весело и гостеприимно плясал огонь. Отсутствие мебели мешало ей создать полную картину интерьера, пока она не вошла в обеденную комнату. Сюда Сара велела принести три своих карточных стола, расположив по обе стороны длинные деревянные скамейки. На чистых скатертях их ожидала холодная закуска и супница с дымящимся супом, который подогрели сразу, как только заметили приближающиеся экипажи в конце улицы.

Элиот, вовлеченный в общий разговор с Джимом и двумя братьями, никак не мог найти возможности переговорить с Дэниэлом наедине. Наконец, когда Джим и Гарри присоединились к Саре и Жасси в обеденной комнате, он оперся всем телом на костыли и сурово и разочарованно посмотрел на Дэниэла.

— Когда я соглашался помогать вам, — строго начал он, — то совершенно не представлял себе, что вы начнете плутовать и жульничать, выселяя некоторых наших мелких коммерсантов из их домов. Не говорите мне, что не знали о мнимом эксперте, рассказывающем сказки об оседании почвы и возможной опасности разрушения стен и потолков.

Дэниэл ласково взглянул на священника.

— Нам пришлось применить эти крайние меры в самом конце, когда закончились деньги, которые я смог занять. Ни один из этих людей нисколько не пострадал, оставив свои земли и дома. Только к Томасу Брауну никто не обращался, поскольку он сразу же обратился бы за советом к Александру Рэдклиффу, чего любой ценой нужно избежать. Как только слухи о коммерсантах, оставивших свои дома, достигнут его ушей, он тут же попытается приобрести дешевое жилье и сдать его в аренду, не считаясь с тем, что оно признано ненадежным.

— Человек, занимающийся мошенничеством, не может обвинять другого в нечестных действиях! — горячо сделал выговор Элиот. — В настоящее время вы стоите друг друга, сюда же я отношу всех ваших лондонских друзей, которые финансировали это рискованное начинание.

— Друга, не друзей, — педантично поправил Дэниэл, стараясь смягчить Элиота.

Чтобы воплотить в жизнь свой план, Дэниэлу необходимо было приобрести некоторые дома около долины, чтобы потом иметь возможность снести их. Он попытался сменить тему разговора:

— Кстати о Рэдклиффах. Не подскажете, они сейчас у себя, в своей резиденции?

— Да, насколько я знаю. Миссис Рэдклифф раздавала бедным еду и одежду на Рождество. С полной уверенностью сказать не могу, поскольку они не ходят на мои службы, а посещают церковь Катберт в Маррелтоне, — сообщил Элиот и громко стукнул костылем. — Не уходите от разговора. Я хочу, чтобы вы дали мне слово чести, что ни вы, ни те, кто действует от вашего имени, не опуститесь больше до сомнительных делишек в угоду своим интересам.

В этот момент очень своевременно в дверях появилась Сара, которая избавила Дэниэла от ответа Элиоту.

— Идите обедать, — заворчала она. — Иначе суп совсем остынет, и все мои усилия окажутся напрасными.

— Этого нельзя допустить, — улыбаясь, ответил Дэниэл и пошел в дом.

После еды Дэниэл и Джим, сняв пиджаки, начали разгружать мебель. Гарри помогал им. Вскоре ковры и половички лежали на полу, кровати, столы и стулья стояли на своих местах. Жасси и Сара, с помощью нанятой женщины, разложили матрасы и застелили постельное белье. К полуночи дом стал жилым, если не считать пары неповешенных картин и неразобранного ящика с посудой. Синглтоны к тому времени уже ушли домой. Элиот продолжал пребывать в мрачном настроении, но жене так ничего и не рассказал.

Дэниэл ушел спать последним. Утром он ожидал прибытия архитектора, с которым долго консультировался все эти месяцы, а также бригадира, нанятого для организации рабочей силы для расчистки местности. Уорвик чувствовал глубокое удовлетворение от того, что сам выбрал каменщиков, водопроводчиков, плотников и столяров, которые в свою очередь должны были составить себе бригады из местных рабочих. Он не желал иметь дело с субподрядчиком и решил контроль над всеми работами взять в свои руки, рассчитывая на надежную поддержку местного мастера Артура Тэннера. Его он предварительно вызвал в Лондон на конфиденциальный разговор, оплатив поездку в дилижансе туда и обратно. Его первое впечатление об Артуре как честном и здравомыслящем человеке не изменилось. Тэннер догадался, что за невинным интересом к ископаемым, повлекшим за собой многочисленные вопросы о составе почвы и песка, лежало что-то более серьезное. Он держал свои догадки при себе, терпеливо ожидая, что произойдет дальше.

Дрова в камине медленно догорали, Дэниэл разворошил их сапогом. Пламя вспыхнуло красно-золотым светом и тихо погасло. В доме было тепло и уютно, хотя на улице стоял лютый мороз. Он в очередной раз подумал, что зима — идеальное время года для приобретения всей необходимой рабочей силы, поскольку местные мужчины сидели без работы и с благодарностью принимали любую возможность заработать. Он нахмурился при мысли, за какое скудное жалованье ему приходилось нанимать людей, но выбора не оставалось. Расходы нужно сокращать. Настанет время, когда он начнет получать доход от местности, и тогда он даст всем рабочим достойную плату за труд.

Подойдя к окну, он отодвинул одну из занавесок, которые Жасси заказала по меркам Сары Синглтон, и посмотрел на мерцающее в лунном свете море. Вот и начало. Все пойдет именно так, как он запланировал. А в воскресенье он поедет в Маррелтон в церковь. Ему безумно хотелось увидеть лицо Клодины, когда она заметит его на соседней скамье. Он от души рассмеялся своим мыслям, рассмеялся, как человек, который уже чувствовал вкус победы.

Наверху, лежа в постели, Гарри услышал этот смех и в ярости ударил кулаком в подушку. Он ненавидел брата, ненавидел за то, что тот увез Кейт и бросил ее где-то одну. Еще хорошо, что они поселились в Суссексе. Он планировал каждую свободную минуту прочесывать всю близлежащую местность в поисках Кейт, твердо веря, что она вернется в знакомые места. В первую очередь он решил отправиться в ее родную деревню Хитфилд и навести справки у знавших ее. Там он наверняка получит хоть какую-нибудь информацию о девушке. Если же нет, то пойдет другими путями и даже спросит самого фермера Фаррингтона. Он перевернет все, ухватится за каждую ниточку, которая сможет привести его к Кейт. Только следует вести себя осторожно, чтобы не вызвать подозрений Дэниэла, иначе он потеряет все.

Жасси, расчесывая перед зеркалом волосы в своей комнате, тоже думала о Кейт, о том, что в ее присутствии все шло бы иначе. С утра Жасси придется начать вести домашнее хозяйство, без слуг, поскольку Дэниэл ясно дал понять, что бюджет их очень ограничен. Эта мысль ее пугала и расстраивала. Она никогда не закупала провизию, пока жила у дяди, не мыла посуду, не стирала, не убирала дом, всегда испытывала трудности, проверяя счета, которые ей приносили. Она понимала, что невозможность подвести баланс являлась следствием воровства слуг, а не ее неопытности. По сути, все хозяйство поместья Уорвик велось постоянно сменяющими одна другую экономками, пока в дом не въехала неряха Бесси и не начала вмешиваться в процесс. Это привело к еще менее удовлетворительным результатам.

Жасси подавила тяжелый вздох. В Лондоне Гарри и Джим потакали всем ее капризам, баловали, не позволяли одной гулять по окрестностям, состоящим из темных улочек и зловещих закоулков. Они сопровождали ее на местные рынки, где она находила для себя столько новых развлечений, что совершенно не обращала внимания на цены и качество товара, который они покупали.

В основном они обедали в ресторанах, подобных тому, куда их водил Дэниэл в день своего приезда, а дома готовил Джим. Прачка забирала все белье и возвращала его уже чистым и отглаженным. Гордость Уорвиков не позволяла ей просить совета у Сары Синглтон, такой способной, умелой и практичной женщины, которая конечно же стала бы презирать Жасси за ее глупость и невежество. А вот Кейт никогда бы не презирала ее, а с терпением и пониманием обучила бы ее всем домашним наукам.

Рука Жасси с щеткой скользнула по волосами и опустилась на подол юбки.

— Вернись к нам, где бы ты ни была сейчас, — прошептала девушка вслух, закрыв глаза. — Вернись домой, Кейт.


На следующий день морозным утром из всех домиков, лачуг и хибар Истхэмптона выходили люди. Женщины и дети толпились у дверей, наблюдая, как их мужья и отцы собираются в заброшенном загоне для скота. Пока в загоне никого не было, но прошлым вечером какой-то незнакомец приехал в гостиницу «Бегущий заяц». Острый людской глаз заметил у него переносной столик и складной стул и безошибочно угадал в нем бригадира. Слух мгновенно разнесся но деревне. Для всех, кто искал работу, уже стало привычным делом сидеть в загоне, поэтому и на этот раз люди собрались там же, не желая упускать своего шанса. Когда Бертрам Харди вышел из таверны в половине седьмого утра, то обнаружил более сотни мужчин и мальчишек, терпеливо ожидающих, не наймут ли их на какую-нибудь разовую работу, а если повезет, то и на всю зиму. Бригадир оглядел толпу жестким взглядом, благодаря своей опытности мгновенно отличая сильных работников от слабых и ленивых.

— Хорошо, — кивнул он. — Выстройтесь в одну линию, я собираюсь говорить с каждым лично, никакого вреда я вам не причиню. Парни, которые ждут от меня неприятностей и проблем, могут сразу уходить.

Люди послушались его и, тихо шаркая ногами, выстроились в очередь. Два мальчика забрали у него переносной столик и разложили его вместе со стулом, на который он присел, широко расставив ноги и разложив на столе бумагу и карандаши.

— Отлично. Подходите ко мне по одному.

Людям, ожидающим своей очереди, скучать не приходилось. Они с любопытством наблюдали, как в деревню медленно въезжали лошади, запряженные в телеги, груженные лопатами и кувалдами, тачками и веревками, пилами и кирками. Каждую лошадь вел человек Харди. Выбранные бригадиром кандидаты сразу же включались в работу: расчищали площади, сносили строения, выносили мусор. Целый день по деревне разносились звуки топоров и молотков, грохот рушащихся стен.

Дэниэл, Гарри и Джим повсеместно контролировали рабочих. Местные жители с недоверием наблюдали за развернувшейся безумной активностью из окон домов, из-за заборов или с улицы.

По деревне поползли абсурдные слухи. Одни говорили, что в долине начали добывать железную руду, другие считали, что тут планируют строить курорт для иностранцев, болеющих неприличными болезнями. Постепенно выяснились кое-какие факты. Уорвик занял заброшенный пивоваренный завод и превратил его в мастерскую для кузнецов, плотников, столяров и других ремесленников, а на прилегающем участке земли устроили завод по производству кирпичей. Чуть позже появился еще один слух, полностью лишенный здравого смысла. Некоторые возвышенные натуры скорбели об утрате привычной атмосферы. Говорили, что среди них появился враг, особенно опасный для представителей высшего и среднего классов: спекулянт с острым умом и жестокой тактикой, играющий роль простого боксера. В умах всех незаинтересованных в работе не возникало сомнений, что Истхэмптон скоро превратится в вульгарную и безвкусную ярмарку под властью этого ужасного человека.

Более практичные люди, особенно две старые девы, высказали страхи и жалобы случайно проезжающему мимо в своем экипаже наиболее могущественному человеку в этих краях, Александру Рэдклиффу, чья земля граничила с Истхэмптоном. Он выслушал первых жалобщиков с недоверием и решил, что незначительные работы по очистке местности вызвали такую бурю нелепых, ни на чем серьезном не основанных сплетен. Только к полудню новые жалобы возбудили у него нехорошие подозрения, и он лично выехал прояснить ситуацию.

Задав несколько вопросов встречающимся на пути рабочим, переговорив с Томасом Брауном, он понял, что слухи имеют под собой веское основание. Сидя в седле, он увидел вдалеке стоящего посреди долины Дэниэла, надменно отвернувшись, вонзил шпоры в бока своего коня и поскакал обратно в Рэдклифф-Холл. Там он незамедлительно написал своим юристам письмо с требованием как можно быстрее расследовать происходящее и добиться судебного решения, чтобы остановить начатое в Истхэмптоне строительство.

Дэниэл, пребывающий в замечательном настроении, пригласил архитектора домой на обед и сильно помрачнел, обнаружив, что Жасси приготовила нечто невразумительное. Супа и рыбы они на столе не увидели, зато обнаружили ростбиф, очень сильно зажаренный с одной стороны и практически сырой с другой. У них так и не получилось разрезать его на кусочки даже самыми острыми ножами. Девушка забыла посолить овощи, а пудинг оказался настолько клейким, что не хотел отлепляться от ложек. Создавалось впечатление, что с его помощью гораздо легче выдернуть больной зуб, чем при помощи привязанной к двери нитки. Зато Джим ел с удовольствием, заметив, что Жасси находилась в крайне взвинченном состоянии от недовольства Дэниэла, и в ее глазах опасно блестели слезы, готовые вот-вот пролиться от постигшей неудачи. После того как она свернула скатерть и удалилась на кухню, Джим, извинившись перед остальными, последовал за ней. Жасси с бледным лицом стояла среди руин из почерневших от сажи кастрюль, разлитого соуса и набросанных повсюду столовых ложек.

— О Джим, — всхлипнула она, опускаясь на стул, на котором лежал открытый мешок с мукой. — Я так старалась, но все вышло ужасно. А плита, — она беспомощным жестом указала на обуглившееся сооружение, стоящее около стены, — вообще живет какой-то самостоятельной жизнью. Она снова погасла, и у меня не осталось горячей воды ни для того, чтобы помыть посуду, ни для того, чтобы приготовить чай, а ведь Дэниэл с гостем сейчас перейдут в гостиную.

Джим успел подхватить мешок с мукой прежде, чем тот упал на пол.

— Не переживай. Они еще немного посидят за столом. Я сейчас разожгу плиту, — пообещал он, грузно опустился на колени, отодвинул решетку и поджег дрова. — Мои познания в кулинарии ограничены жареной ветчиной и вареной картошкой, советую тебе обратиться за помощью к миссис Синглтон…

— Нет! — заявила девушка, упрямства Уорвиков в Жасси было не меньше, чем гордости. — Я научусь сама, без ее помощи.

Пламя весело заурчало в плите, Джим поднялся с колен.

— Конечно, научишься, — согласился он с несколько наигранным воодушевлением, поскольку придерживался мнения, что хорошими поварами люди рождаются, а Жасси была полностью лишена каких-либо кулинарных способностей и давала мало надежды их желудкам насладиться вкусными блюдами. Ее неопытность проявлялась во всех хозяйственных делах: дом выглядел неубранным. Джим и сам не знал, по каким признакам он определил все это, но, войдя в помещение, у него возникло ощущение общего беспорядка. — Может, тебе нужна помощь по дому? Ведь ты же привыкла к этому.

— Нет, — категорично отрезала она. — Дэниэл уже все решил, и я не стану просить его. — Ее глаза вспыхнули враждебностью по отношению к брату, но тут же снова дружелюбно посмотрели на Джима. — Спасибо, что разжег огонь. Скоро нагреется вода, и я сделаю великолепный чай, раз уж не получилось все остальное.

Джим вернулся в столовую, а девушка достала из шкафа чайник, чашки и блюдца. Она положила чай в чайник и добавила кипяток. Молоко влила в кувшинчик, сахар всыпала в сахарницу. Поставила все на поднос, подхватив его, направилась к кухонной двери и внезапно поскользнулась на разлитом на полу масле. В столовой раздался страшный грохот, все подскочили и ринулись на кухню, где их глазам предстала полная отчаяния картина. Жасси истерично рыдала среди разбитой посуды, и не от полученных ушибов, как они предположили вначале.

— Дайте мне пройти! — крикнула она столпившимся вокруг нее мужчинам.

Растолкав их, она подобрала мокрые юбки и ринулась вон из кухни через холл вверх по лестнице в свою комнату, забрызгивая все вокруг себя чайными каплями. Дверь ее спальни хлопнула, и до них донеслись горестные всхлипывания. Джим и Гарри принялись за уборку кухни, а Дэниэл, проводив архитектора, поднялся к сестре.

— Жасси?

— Уйди.

Брат проигнорировал ее приказ и вошел. Она лежала поперек кровати в одних нижних юбках, ее мокрое платье валялось на полу.

— Я собираюсь нанять тебе в помощь служанку. Очевидно, что ты не можешь справиться со всем сама. Скорее всего, ту женщину, которую нашла миссис Синглтон.

— Я ее не хочу, — заявила Жасси, приподнялась и села прямо на кровати; она с облегчением и одновременно досадой восприняла решение Дэниэла.

— Я не хочу никого, выбранного Сарой Синглтон. Я считаю, что она ханжа, думает, что все знает и относится ко мне снисходительно.

— Ты рассуждаешь, как ребенок.

— Да это ты слепой. Ты думаешь, она из христианского милосердия вылизала весь дом к нашему приезду? Да она глаз от тебя отвести не могла, когда думала, что за ней никто не наблюдает!

Он не знал, да и не хотел знать, говорила сестра правду или нет, но не желал, чтобы глупые порывы жены причиняли боль доброму и искреннему Элиоту Синглтону.

— Советую тебе прикусить язык. Если это сделает тебя счастливой, ты можешь сама выбрать служанку. В деревне полно женщин, нуждающихся в работе.

Она с достоинством поднялась с кровати.

— Благодарю тебя. Поскольку я главная леди в этом доме, это моя привилегия. Уверена, тебя беспокоят дополнительные расходы, поэтому обещаю подойти к этому вопросу с умом. Помощь служанки даст мне время научиться готовить и делать закупки.

— Договорились, — он развернулся, чтобы уйти.

И тут слова сами собой сорвались у нее с языка:

— Вот если бы ты не прогнал Кейт…

Дэниэл оглянулся на сестру.

— Кейт ушла по своей собственной воле! — отрезал он. — И давай закроем эту тему! Я не хочу больше слышать ее имя!

Он захлопнул за собой дверь и со злостью подумал, что робость Жасси сменилась упрямым сопротивлением, и тут явно не обошлось без помощи Кейт.


В воскресенье утром Дэниэл сел в экипаж и направился в церковь Кутберта в Маррелтоне, уверенный, что Гарри еще спит. Он даже не представлял себе, что его брат находился уже на полпути к Хитфилду, приступив к поискам женщины, которую любил. Джим, тоже поднявшийся рано, тайком пытался убрать дом вместо Жасси, которая еще не вышла из своей комнаты. Служанку так до сих пор и не выбрали. Хоть в дом и приходили женщины, Дэниэл, по настоянию сестры, вынужден был всем давать отрицательный ответ, прикладывая все свои силы, чтобы оставаться терпеливым. Он не хотел разрушать установившееся с Жасси перемирие.

Подъехав к церкви, Дэниэл привязал лошадей и присел на скамеечку в церковном саду, ожидая прибытия Рэдклиффов. Их ландо вскоре подъехало, грум соскочил с подножки и открыл дверь, из которой показался Александр, подавший руку Оливии и Клодине. Оранжевый плащ девушки прекрасно гармонировал с танцующими в такт походке перьями ее широкополой коричневой шляпы. При виде этой яркой, как пламя, красавицы Дэниэл задохнулся от пронзившей его острой, почти физической боли.

Однако не только он поджидал Клодину. Из тени церковного крыльца вышел высокий мужчина аристократичной внешности, с задумчивыми серыми глазами, узким прямым носом и изящной бородкой, подчеркивающей классический овал лица. Его брови красиво выделялись на фоне волнистых белокурых волос. Модная, щегольская, со вкусом подобранная одежда, галстук, красиво повязанный под высоким, белым, как свежевыпавший снег, воротничком, создавали впечатление очень привлекательного мужчины. Несмотря на то что мягким чертам его загорелого лица не хватало мужской силы и остроты характера, Дэниэл заметил, что Клодина испытывала явное удовольствие от встречи с ним.

— Доброе утро, Лионел, — поприветствовала она, торопясь ему навстречу. — Мы же танцевали с вами всю ночь напролет, и вот вы снова передо мной. Вы хоть спали сегодня?

Он очаровательно улыбнулся:

— Моя дорогая Клодина, как может мужчина спать, если его голову переполняют мысли о вас?

Девушка кокетливо посмотрела на него и слегка коснулась пальчиком лацкана его пиджака в предостерегающем жесте.

— Ну, и таком случае не засните на проповеди.

Обменявшись несколькими фразами с Александром, Лионел предложил Клодине руку, и они вместе вошли и церковь. У Дэниэла создалось впечатление, что мужчины связаны давней дружбой. Они были приблизительно одного возраста, и Лионел явно жил недалеко от Рэдклифф-Холла.

Дэниэл выждал какое-то время и зашел в церковь. Заметив склоненную в молитве головку Клодины, он сел несколько левее на следующей скамье и устремил на девушку свой взгляд.

Она поднялась с колен и села, с улыбкой шепнув что-то Лионелу, который расположился рядом. Затем она начала искать гимны и псалмы в своем молитвеннике, перебирая пальцами закладки в виде шнурков. И вдруг ее рука застыла. Дэниэл наблюдал, как постепенно она начинала чувствовать на себе чей-то внимательный пронизывающий взгляд. Сначала она оглянулась в противоположном направлении, быстро оглядев собравшихся, улыбнулась и кивком поприветствовала некоторых знакомых. Неудовлетворенная результатом, она тайком бросила взгляд через другое плечо и встретилась глазами с Дэниэлом.

Если бы позади нее сидела Немезида, Клодина отреагировала бы также. Кровь хлынула к ее щекам, в глазах отразилась беспомощность. С трудом овладев собой, гордо взмахнув перьями на головке и вздернув подбородок, она отвернулась, но продолжала дрожать. Дэниэл видел это.

Служба началась. Клодина вставала на колени и садилась обратно на скамью, только делала все автоматически, постоянно ощущая его присутствие рядом. Он преследовал ее, даже был одержим ею. И именно этим объяснялось его внезапное вторжение в Истхэмптон, которое обсуждалось со всех сторон в кругах, в которых она вращалась. За всеми его словами и действиями стояло невысказанное безумное желание овладеть ею, даже против ее воли. Эта эротическая мысль заставила ее побледнеть.

Сыграв с ним оскорбительную шутку на балу в Морском Шатре, девушка хотела раз и навсегда поставить его на место, избавиться от него. Однако, когда он, преследуя ее, вскочил на подножку экипажа, как будто хотел вырвать ее оттуда, Клодину пронзил какой-то сладкий, ликующий ужас. А затем Александр столкнул его, и она увидела, как Дэниэл упал на мостовую. Вообразив, что он переломал себе все кости, Клодина в панике начала умолять Александра остановить экипаж и вернуться за ним. Никогда еще она не видела Александра настолько разгневанным. В конце концов он подавил ее своим гневом, ругая за то, что она опустилась до общения с простым людом. Она сидела мертвенно-бледная и дрожащая, только Оливия под покровом темноты крепко сжимала ее руку, стараясь хоть как-то утешить и подбодрить сестру. Оливия, втайне от Александра, отправила слугу в отель «Старый корабль» с приказом навести справки о состоянии Дэниэла Уорвика. Тот принес вести, что боксер вернулся в отель с помощью своих приятелей без переломов и серьезных повреждений.

Клодина вздохнула с облегчением, узнав, что на следующий день Дэниэл уехал из Брайтона. Она снова почувствовала свободу, и то напряженное возбуждение, в котором она пребывала, каждое мгновение ожидая встречи с ним, покинуло девушку. Вместе с его отъездом исчезла и та волнующая острота, которая так украшала ее однообразную жизнь. К счастью, в Брайтон вернулся Лионел Атвуд, который по состоянию здоровья какое-то время жил на своей вилле в Италии. Они встретились впервые, поскольку он покинул Англию незадолго до ее возвращения из Франции.

Лионел и Александр знали друг друга всю жизнь, и оставшееся время в Брайтоне они очень весело провели вчетвером, Клодина и думать забыла о Дэниэле. Лионел оказался великолепным мужчиной внешне и по характеру. Они оба увлекались музыкой и поэзией и нашли много общих тем. Постепенно они сдружились и по возвращении домой закружились в вихре совместных развлечений, поскольку каждая знатная семья в округе устраивала приемы и вечеринки в честь приезда Лионела. И вот сейчас Дэниэл снова вторгался в ее жизнь. Она предвидела, что его появление принесет лишь гибель и разрушение, но при этом чувствовала, что возвращалось знакомое сладкое и приятное ощущение восторга, возбуждающей любовной опасности.

Служба подошла к концу, и все потянулись к выходу. Клодина взяла под руку Лионела раньше, чем он успел ей это предложить. Они улыбнулись друг другу и, сказав пару слов священнику, вышли вместе с остальными прихожанами из церкви на свет бледного январского дня. Люди не спешили расходиться, знакомые приветствовали друг друга, обменивались новостями, вступали в разговор.

Дэниэл стоял в одиночестве, его темная фигура выделялась на фоне деревьев церковного двора. Клодина, изо всех сил старающаяся не обращать на него внимания, все же не выдержала и обернулась. На какое-то мгновение их взгляды встретились. Неожиданно для себя она отошла от своей группы и, не замечая нервного биения сердца, направилась к нему. Он снял шляпу, приветствуя девушку.

— Надеюсь, вы не сильно пострадали после своего падения в Брайтоне? — чистым голосом спросила она.

— Вы несколько поздно побеспокоились об этом, — хрипло ответил он. — Ваше беспокойство плохо вяжется с забывчивостью о данном в тот вечер обещании танцевать со мной. Все же я отвечу на вопрос. Слава богу, у меня есть друзья, и я быстро оправился от полученных по вине вашего зятя ушибов.

Она почувствовала своим долгом решительно защитить Александра.

— Вы вели себя безрассудно. Неудивительно, что муж моей сестры принял вас либо за разбойника, либо за злодея, задумавшего сыграть с нами нехорошую шутку.

Дэниэл прищурил глаза.

— Лицемерие вам не к лицу, мисс Клейтон. Не стоит играть со мной. Рэдклифф, прекрасно узнав меня, повел себя трусливо и не по-мужски.

Возмущенная этим замечанием, она внутренне согласилась с тем, что поведение Александра оставляло желать лучшего. Это мешало ей защищать его, но она не сдавалась.

— Очень глупо судить о характере Александра по этой стычке. Он ничего не боится. И если вы не лишены разума, сэр, то советую вам прекратить этот адский проект в Истхэмптоне и убраться с побережья. Против вас настроены абсолютно все в радиусе нескольких миль, и во главе ваших врагов стоит Александр.

Он невесело усмехнулся:

— Я всю жизнь занимаю оборонительную позицию. Осмелюсь напомнить вам, что я по профессии боксер, и преуспел в этом. Пусть Рэдклифф делает, что хочет, я не уеду отсюда.

— Почему вы предпочли выбрать Истхэмптон, а не какое-то другое место? — Вопрос слетел у нее с языка помимо ее воли. — Скажите мне, почему.

— Позвольте пригласить вас к себе в любое удобное время, чтобы я смог поделиться с вами своими планами. И вы сразу поймете все причины.

У нее не оставалось сомнений, что он приглашает ее на свидание, и она поняла, что следует прекращать разговор.

— Это даже не обсуждается, — твердо заявила девушка, с досадой ощущая, как покраснели ее щеки. — Хорошего дня.

Взмахнув юбками, она повернулась и неуверенной походкой пошла обратно к церкви, сопровождаемая многочисленными взглядами. Все прихожане, не успевшие разойтись после службы, стояли как статуи, повернув головы в сторону ее и Дэниэла, все разговоры стихли. Она знала, что их диалога никто не слышал, но в Дэниэле узнали того спекулянта из Истхэмптона, который в последние дни так будоражил умы. Вся гамма эмоций проступила на лицах собравшихся: интерес, любопытство, дружелюбие, враждебность, равнодушие.

Лицо Александра потемнело от гнева, но Оливия удержала его за рукав, боясь неприятной сцены перед собравшимися знакомыми. Муж неохотно уступил и позволил жене уговорить себя. Лионел, озадаченный тем, что Клодина знакома с этим самоуверенным боксером, который посмел нарушить многовековой уклад Истхэмптона, стоял в стороне от других, наблюдая, но ни во что не вмешиваясь. Она шла по направлению к нему с чувством огромного облегчения, неожиданно увидев в нем надежную гавань и защиту. Этот момент укрепил их дружбу в ее глазах и в сокровенных глубинах ее души гораздо сильнее, чем все их предыдущее общение. Она одарила его ослепительной улыбкой.

— Какая я глупая, — проговорила Клодина, беря его за руку. — Вообразила себя Жанной Д'Арк, спасающей Истхэмптон от врага, а моя миссия провалилась.

— Вы знаете этого парня? — недоверчиво спросил Лионел.

— Нас познакомил его покровитель, сэр Жоффрей Эденфильд на балу в Морском Шатре, — пояснила она и с опаской посмотрела на мужа сестры. — Я вижу, Александр сильно недоволен, что я возобновила столь неприятное знакомство, но я пошла на это исключительно из благих побуждений, — заявила она и обворожительно взглянула на своего спутника. — Защитите меня, Лионел.

— Всегда готов, моя дорогая Клодина.

Дэниэл наблюдал за их отъездом, довольный своими утренними достижениями. Если бы она не хотела, чтобы он преследовал ее, как охотник жертву, то никогда не заговорила бы с ним. Ее неуверенность давала ему преимущество. Гадая, сколько времени ей понадобится, чтобы принять его приглашение, он сел в экипаж и поехал домой.

Все следующие дни Дэниэл ждал Клодину, резко оборачиваясь, когда вдалеке мелькали перья чьей-то женской шляпки, и тщетно вглядывался в проезжающие мимо экипажи. Временами он был слишком занят с раннего утра до поздней ночи, чтобы думать о девушке. Чтобы держать себя в хорошей форме, он ежедневно совершал пробежки по побережью, Джим сопровождал его. Часто он работал топором или лопатой или совершал другую тяжелую физическую работу, укрепляя мускулы. Этот физический труд наряду с простыми рабочими еще более усилил дурное мнение у враждебно настроенного к нему знатного населения.

Архитектор уехал, доверив всю оставшуюся работу Артуру Тэннеру, отвечавшему всем требованиям его и Дэниэла. Харди как бригадир, привыкший иметь дело с важными напыщенными господами, с некоторым презрением относился к этому тихому, честному, добросовестному человеку, что не способствовало их дружбе. Это неминуемо создавало дополнительные проблемы и трудности.

Дэниэл и Джим отправили Гарри в Лондон на несколько дней, поручив ему заняться организацией нескольких поединков. Сэр Жоффрей, посвященный в качестве спонсора во все вопросы, написал Дэниэлу, что его брат организовал все очень грамотно, настаивая, чтобы бои проводились недалеко от Истхэмптона. Это исключало длительные отъезды с побережья.

Письмо пришло на несколько дней раньше появления самого Гарри. Когда брат наконец появился, Дэниэл выразил недовольство его длительным отсутствием.

— Где, черт возьми, тебя носило все это время? Ты должен был уехать из Лондона сразу по завершении всех дел. Я не намерен впустую оплачивать тебе комнату.

— Я уехал из Лондона сразу после того, как организовал последний бой, — агрессивно ответил Гарри, снимая шляпу и вешая ее на крючок. — У меня были свои дела.

Он снова искал Кейт. Тайком от Дэниэла он направился в Винчестер в гостиницу, где Кейт останавливалась с Дэниэлом. Но никто не мог помочь ему. Дилижансы непрерывно прибывали и отправлялись, люди постоянно менялись. Гарри обнаружил ее имя, записанное рукой Дэниэла в журнале гостиницы. Один из клерков вспомнил, что мужчина приобретал для нее билет на дилижанс, позволяющий путешествовать в радиусе трехсот миль в разных направлениях. В какой дилижанс села Кейт на следующее утро и в каком направлении уехала, клерк вспомнить не мог. На этом вся информация закончилась. Не теряя надежды, Гарри объехал все ближайшие остановки в пригороде Винчестера, но никто не вспомнил высокую белокурую молодую женщину, которую он искал, и никто не знал, по какой дороге она направилась. Глубоко разочарованный, Гарри вернулся домой и крайне остро воспринял замечание брата.

— Хм, — неудовлетворенный ответом, Дэниэл все же предпочел закрыть тему. — Садись к огню и расскажи в деталях о предстоящих поединках, поскольку сэр Жоффрей только кратко намекнул на них.

Дэниэл вернулся в гостиную, и Гарри последовал за ним, когда взгляд его упал на молодую служанку, поднимающуюся вверх по лестнице с грелкой в руках. Заметив, что он смотрит на нее, она остановилась и перегнулась через перила.

— Я скажу мисс Жасси, что вы вернулись, сэр. Сказать?

И ее последнем вопросе не было никакой необходимости, но она все же вызывающе задала его. Девушка оказалась юной и весьма симпатичной, с лукавым взглядом и алым ртом. Гарри удивился выбору Жасси, поскольку это легкомысленное создание не вызвало в нем никакой надежды на улучшения и ведении домашнего хозяйства.

— Да, дайте моей сестре знать, что я дома. Как вас зовут?

— Анни, сэр. Я работаю уже неделю.

Присев к огню на придвинутый Дэниэлом стул и отвечая на вопросы Джима, Гарри увлекся рассказом о предстоящих поединках и забыл о служанке.

Жасси уже собралась ложиться спать и колебалась, стоит ли спускаться, чтобы поприветствовать брата, пока Анни засовывала теплую грелку между ее простынями, чтобы согреть их.

— Думаю, что подожду до утра, — решила Жасси. — Сейчас пойдут скучные разговоры о боксе, я не хочу их слушать.

— Вам нравится смотреть, как дерется ваш брат, мисс? — спросила Анни, склонив голову набок, словно птичка.

— Никогда не видела и не желаю видеть, — вздрогнув, ответила Жасси, пытаясь расстегнуть крючки на своем платье.

— Позвольте, я вам помогу, — сказала Анни и подошла сзади. — Вы даже не представляете, что потеряли. Могу вам сказать, что бой — это великолепное зрелище с шумной орущей толпой, ударами и кровью.

Жасси широко раскрытыми глазами посмотрела на служанку.

— Это не место для женщин. На бокс ходят только мужчины.

Анни хихикнула:

— Я переодеваюсь в одежду своего брата и забавы ради иду на бой вместе с ним. Хотите, в следующий раз мы и вас нарядим и возьмем с собой.

Жасси покачала головой и рассмеялась над абсурдной идеей.

— Никогда. Если Дэниэлу причинят там боль, я сразу же разревусь и выдам себя.

Она шагнула из упавшего на пол платья, которое подобрала Анни.

— Если не хотите смотреть бой, придумаем что-нибудь еще, — шаловливо предложила служанка. — Пришла пора повеселиться. Из ваших рассказов я поняла, что ваша жизнь в Девоншире напоминала болото, да и сейчас она не лучше.

Повеселиться. Жасси закрыла глаза и тяжело вздохнула. Веселье означало для нее кавалеров, вечеринки, танцы и балы. Дядя, чей жестокий пуританский характер так странно противоречил его аморальности, считал танцы грехом, точно так же, как бокс — дьявольским видом спорта. И Жасси никогда не позволялось принимать приглашения, которые время от времени приносили в Уорвик. В Истхэмптоне она столкнулась с той же ситуацией, поскольку здесь к Дэниэлу относились, как к изгою. Она оказалась в тени дурной репутации брата точно так же, как и Гарри. Надеяться на то, что их примет местный высший свет, было абсурдно.

Основная причина, по которой она выбрала Анни среди большого количества женщин и девушек, ищущих работу горничной, заключалась в ее веселом и жизнелюбивом нраве. Она хоть немного разнообразила монотонную жизнь Жасси, в которую та снова окунулась после короткой лондонской передышки.

Несмотря на то что Анни совершала множество ошибок, поражала своей возмутительно безграмотной речью и вульгарными манерами, она всегда оставалась веселой, дружелюбной. Она с готовностью выполняла всю рутинную работу по дому, молча выслушивая недовольные замечания Дэниэла. Хотя кастрюли всегда оставались жирными, пол и ковры не подметались, мебель требовала полировки, все это меркло перед той жизнерадостностью, которой она скрасила жизнь одинокой девушки. Жасси испытывала удовольствие от книг, шитья, вышивания, игры на флейте, но чувствовала себя подавленной той рутинной домашней работой, которую взвалил на нее Дэниэл, как будто только ради этого она появилась на свет.

— Что за веселье ты придумала Анни? — с некоторой долей настороженности спросила Жасси; она никогда не знала, какая очередная проказа возникнет в богатом воображении Анни.

— Оставьте это мне, мисс, — озорно подмигнула Анни. — Очень скоро я устрою для вас настоящее развлечение.

На короткий момент в душе Жасси зародилось нехорошее предчувствие, которое тут же исчезло. Когда Анни вышла из комнаты, девушка задула свечу и заснула вполне счастливой.

Глава 9

Дэниэлу пришла пора участвовать в серии показательных боев, запланированных очень давно. Данное им слово джентльмена не позволяло отказаться от поединков, и они с Джимом начали собираться в дорогу, поручив Гарри контролировать проводимые в Истхэмптоне работы. Боевое турне, занимающее три недели, начиналось в Бристоле, продолжалось в Бате и заканчивалось в Леверхеде. И хоть Гарри прекрасно справлялся со своими обязанностями, тесно сотрудничая с сэром Жоффреем, он вдруг проявил огромную заинтересованность в развитии Истхэмптона. Он постоянно присутствовал то на одном рабочем участке, то на другом, решая проблемы, улаживая разногласия и приводя весомые доводы с замечательным терпением и тактом, чего так не хватало его брату. Именно он встретился с юристами и ревизорами Рэдклиффа, поскольку Дэниэл уехал в тот день в Маррелтон выяснять причину задержки поставок материала. Когда он вернулся, Гарри проинформировал его, что враждебная сторона отступила полностью побежденной, не найдя ни одного уязвимого места, чтобы остановить проводимые работы.

— В последний раз я уезжаю так надолго, — сказал Дэниэл, надевая пальто. — В дальнейшем надо соглашаться только на один показательный бой и исключить все туры. Ты знаешь адрес каждого места, где мы с Джимом планируем остановиться. Сразу же информируй нас, если что-нибудь произойдет.

— Тебе не о чем беспокоиться, — с беспечной самоуверенностью ответил Гарри. — Покажи этим городским жителям, как боксирует будущий чемпион, и привези домой много золота. Оно нам сейчас не помешает.

Дэниэл мрачно улыбнулся.

— Привезу. Надеюсь, я смогу раззадорить аппетиты зрителей настолько, чтобы они следовали за мной все турне, поддерживая в каждом последующем бое, — произнес он и обернулся к своему тренеру. — Готов?

— Да, парень, — ответил Джим с обычной дружелюбной улыбкой.

Он направился к ожидающему их экипажу, хотя, честно говоря, предпочел бы остаться дома в своем уютном кресле, вместо того чтобы ехать куда-то по этой морозной погоде, от которой у него ныли суставы. Он никогда даже не представлял себе, что ему так понравится Истхэмптон, и гадал, сможет ли он когда-нибудь осесть тут навсегда и оставить эту кочевую жизнь, которую он вел со дня смерти жены уже много лет. Он по-прежнему с энтузиазмом относился к карьере Дэниэла, с былым воодушевлением поддерживал его, но внутренне с большим облегчением воспринял порыв Гарри стать личным менеджером брата. Самому Джиму гораздо лучше удавалось решать споры на кулаках, нежели словесно. Он плотнее обмотал толстый шарф вокруг шеи, засунул руки поглубже в карманы и глубоко вдохнул морозный морской воздух. Ладно, три недели не такой уж долгий срок, и он с удовольствием посмотрит на молниеносные четкие удары Дэниэла.

Гарри не стал провожать их и уехал по своим делам, зато из окна верхнего этажа за ними наблюдали по-кошачьи прищуренные хитрые глазки Анни. Она радостно показала язык отъезжающему экипажу. За три недели она обретет полную власть над этой бледной девочкой Жасси, привяжет ее к себе если не навсегда, то на время своей работы в доме Уорвиков. В Гарри, который постоянно отлучался по каким-то своим делам втайне от чернобрового брата, она не видела препятствий к достижению поставленных ею целей.

В другом конце комнаты Жасси, писавшая что-то за письменным столом, повернулась на стуле.

— Ну что, уехали? — живо спросила она.

— Да, мисс, уехали.

— Тем лучше, — откровенно выдохнула Жасси, даже не предполагая, что озвучивала мысли Анни.

Этим вечером Гарри отсутствовал дома, и Анни уговорила Жасси пойти к ее друзьям на вечеринку. Жасси, затрепетав от волнения и восторга, одолжила служанке одно из лучших своих платьев. Они отправились в домик рыбака, стоящий на самом краю берега. Когда Анни открыла дверь и они зашли внутрь, Жасси с трудом удержалась, чтобы не сморщить нос от отвратительного запаха рыбы, пота, несвежей еды, табачного дыма и эля. Привыкнув к свету после уличной темноты, она забыла обо всем, увидев перед собой гостеприимную компанию из парней и девушек, сидящих за длинным дубовым столом, на котором стояли кувшины с элем и кружки. Приятная пожилая женщина вязала носок около огня.

— Хорошего вечера всем, — громко произнесла Анни. — Я привела с собой юную леди, у которой работаю. Мисс Жасси Уорвик.

Все поприветствовали девушку. Никто из молодых людей не поднялся со своего места, только один парень подвинулся на длинной скамье и освободил место для Жасси. Анни же села на стул в другом конце стола далеко от подруги. В компании все говорили громко, часто отпускали непристойности, но к Жасси все отнеслись дружелюбно и сразу же достали для нее из буфета чистую пивную кружку.

— А вот это правильно! — закричала Анни с другого конца стола. — Наполните-ка кружку мисс Жасси до краев.

Девушка запротестовала, не заметив, как Анни подмигнула парню, наливавшему эль из кувшина. Эль не нравился Жасси, только она не хотела показаться неблагодарной и сделала несколько больших глотков под общий ободряющий гам. Странная горьковатая жидкость, напоминающая отвратительное лекарство, обожгла ей горло. Спустя короткое время Жасси вдруг почувствовала приятную легкость, ее стеснительность исчезла, и она начала весело смеяться над их шутками. Она не могла вспомнить, чтобы когда-либо настолько себе нравилась. Девушка быстро познакомилась с сидящим рядом с ней юношей в одежде и обуви рыбака с наглыми глазами и обольстительной улыбкой. Она узнала, что его зовут Чарли Брент и живет он в рыбацкой деревне в нескольких милях от Истхэмптона. Жасси позволила его бедру тесно прижаться к ее и не убрала его руку со своей талии, не желая нарушать атмосферу дружелюбия, царившую в компании.

Когда Анни объявила, что пора уходить, Жасси испытала разочарование, что вечер так быстро закончился. Однако настроение девушки снова поднялось, когда Чарли неожиданно пошел провожать их.

— Я покажу вам дорогу в темноте, — объявил он, снимая с крючка свою шапку.

Когда за ними закрылась дверь, в комнате раздался взрыв хохота, но Жасси не успела задуматься об этом. От свежего ночного воздуха у нее закружилась голова, и она бы упала, если бы Чарли не подхватил ее. Но Анни что-то яростно прошептала ему, сама обняла Жасси и повела подругу к дому, позволив Чарли просто идти рядом.

В своей спальне Жасси сбросила одежду на пол и, ничего не убрав, улеглась в постель. Голова ее по-прежнему немного кружилась, но неудобства не доставляла, и девушка заснула с надеждой снова увидеть Чарли. Ее не волновало, что он простой рыбак, возможно, не умеет даже читать и писать.

Вечер за вечером проводила Жасси в компании своих новых друзей, пока Дэниэл отсутствовал. Желая преодолеть свою стеснительность, она всегда пила эль и уже не находила его невкусным, хотя вскоре поняла, что в эль ей тайком добавляли бренди, и именно этим объяснялось его магическое действие на нее. Вскоре помимо эля на столе стали появляться другие напитки, при виде которых Дэниэл пришел бы в страшное негодование. Однажды вечером Анни, снова одетая в голубое платье Жасси, которое уже по праву считала своим, выдвинула требование:

— А не пришло ли время и тебе что-нибудь поставить на стол? — предложила она.

Сбитая с толку, Жасси вначале не поняла вопроса.

— Что ты имеешь в виду?

— Нельзя постоянно пить чужое спиртное, пора внести и свою долю, как вы думаете?

Жасси испуганно прижала ладони к щекам.

— Ну конечно. Какая же я глупая. Завтра я дам тебе денег, и ты купишь эля…

— А не лучше ли взять бутылку из подвала? Хозяин ведь не заметит отсутствия одной бутылки, правда?

Тут Жасси проявила твердость:

— Я предпочитаю купить на свои деньги…

Анни вскочила с кресла и схватила со стула плащ Жасси.

— Я надену ваш плащ. Вам он сегодня не понадобится. Я не намерена терять уважение друзей, приводя с собой жадную подругу.

— Подожди! О, Анни! Не оставляй меня одну! — Жасси пришла в отчаяние при мысли, что она не увидит Чарли. — Умоляю тебя!

Анни остановилась и посмотрела на нее через плечо.

— Ну, я уже сказала вам…

— Я возьму бутылку из подвала! Даже две! Только не уходи без меня!

Анни торжествовала.

— Берите три! Никто не узнает.

С тех пор Жасси каждый вечер брала бутылку, пытаясь угадать, что больше всего понравится Чарли. Она не обращала внимания, что он не смаковал каждый глоток прекрасного портвейна Дэниэла, как это делали джентльмены, а выпивал напиток одним залпом. Затем вытирал рот тыльной стороной ладони и отпускал грубоватые замечания.

— Отличная микстура для жаждущего горла, Жасси, — часто говорил он. — В твоих закромах еще что-нибудь осталось?

Там всегда оставалось, девушка без колебаний приносила ему еще и еще. Она не задумывалась над тем, что Дэниэл рано или поздно обнаружит пропажу бутылок, предпочитая встречать несчастья по мере их поступления. Она больше не боялась брата, как раньше. И не могла простить ему того, как он обошелся с Кейт.

Все дни она теперь проводила в ожидании вечера в рыбацком домике, где царили вульгарные разговоры, громкий хриплый смех и свободные нравы. Благодаря своей невинности она не понимала очень многое из того, что там делалось и говорилось. Рядом всегда находилась бдительная, как дуэнья, Анни, что успокаивало Жасси, поскольку старушка, чье присутствие так обнадежило Жасси в первый вечер, больше не появлялась. Время от времени они играли в карты или в кости на деньги, порой сдвигали столы к стене и танцевали под гармонику, на которой играл друг Чарли. Именно там Жасси забыла все свои бальные па, которые разучивала в доме дяди, весело скакала и кружилась вместе с Чарли. Она всегда испытывала острое разочарование, когда он уходил рыбачить и не появлялся на вечеринке. Однажды он пришел очень поздно и сразу же устремил свой взгляд прямо на нее, как будто тосковал по ней не меньше, чем она по нему. Когда он тем же вечером провожал их с Анни домой, он спросил Жасси, скучала ли она.

— Да, — призналась Жасси, поеживаясь от холодного ночного воздуха в своем широком плаще с капюшоном.

Она чувствовала смущение от того, что Чарли задал этот вопрос в присутствии Анни, и не заметила, как они обменялись удовлетворенными взглядами.

— Если бы Чарли нашел хорошее место, где смог бы хранить свой улов, он не пропускал бы так часто наши вечеринки, — осторожно заметила Анни, краем глаза поглядывая на хозяйку. — Правда, Чарли?

— Ты права, — как бы мимоходом ответил тот. — Я хочу найти какую-нибудь отдельно стоящую хижину, которую смогу превратить в склад. Например, что-то наподобие конюшни около твоего дома, Жасси.

Сердце Жасси тревожно забилось. Она догадалась, что они говорили вовсе не о рыбе, а о контрабандном алкоголе, к которому относился и тот бренди, который они подливали в эль. Анни угадала мысли хозяйки.

— Помещение нужно всего на два-три дня, не больше. Никто ничего не заподозрит, уверяю тебя. Мы вывезем весь улов задолго до того, как хозяин вернется домой, и мистер Гарри тоже ничего не узнает.

— Можешь быть уверена в этом, — искренне заверил ее Чарли; он взял руку Жасси и крепко сжал ее, заглядывая ей в лицо. — Что скажешь? Это означает, что мы с тобой сможем проводить все время вместе.

Могла ли она отказать? Она кивнула и перевела дыхание.

— Хорошо, только обещайте мне, что Дэниэл никогда ничего не заподозрит.

Анни в восторге захлопала в ладоши, Чарли издал торжествующий крик, схватил Жасси за талию и закружился вместе с ней. Еще никогда она не чувствовала себя такой счастливой.

Они сдержали слово и никому не выдали тайну. Она не знала, сколько раз они пользовались конюшней, и не спрашивала об этом. Ей было достаточно, что однажды Анни тронула ее за плечо и сказала, что все прошло хорошо и беспокоиться больше не о чем.

С самого первого вечера Жасси заметила, что в домике постоянно появлялись мужчины. Они не присоединялись к их вечеринкам, а либо оставались на улице и затем уходили с одной из девочек, либо девушки быстро уводили их наверх. Жасси предположила, что наверху есть еще одна гостиная, которую она не видела.

— К девочкам постоянно приходят гости, — однажды вечером наивно заметила она Чарли, — а ведь они даже не живут здесь. Странно, что никто не ходит к мужской половине компании, правда?

Мгновение Чарли недоверчиво смотрел на подругу, а затем разразился громким хохотом, запрокинув назад голову и колотя себя кулаками по коленям. Он выглядел таким беспомощным, что вся компания захотела услышать шутку, вызвавшую столько веселья. Когда Чарли наконец смог говорить, вытирая мокрые от слез глаза и все еще задыхаясь от смеха, он повторил слова Жасси. Она думала, что они никогда не перестанут хохотать и улюлюкать. Это смутило ее окончательно и чуть не довело до слез. Анни наклонилась над столом, весело качая головой:

— Ты все узнаешь, Жасси. О да, дорогая, ты все узнаешь, — пообещала она.

Стены дома задрожали от нового приступа смеха. Не в силах выносить все это более, Жасси вскочила и кинулась к двери, но Чарли схватил ее за талию, посадил себе на колени и поцеловал сначала в щеку, затем в губы. Он впервые целовал ее. Она забыла обо всем на свете, не замечая, что его горло все еще сжимает смех, нежно обняла его за шею, будто стараясь еще крепче прижать его губы к своим.

— А ты сладкая штучка, действительно сладкая, — улыбнулся он, изумленный ее страстным ответом на поцелуй.

— Правда? — затаив дыхание, спросила она, мечтая услышать от него еще комплименты.

Никто больше не обращал на них никакого внимания, шутка забылась, и у нее создавалось ощущение, что они одни в комнате.

— Я же сказал.

Его губы снова нашли ее, а рука потянулась к груди, но тут неожиданно появилась Анни и стукнула его кулаком по голове.

— Не опережай события, — тихо заметила она и затем обернулась к Жасси: — Пора идти домой.

После этого вечера Чарли уже не ограничивался тем, что обнимал Жасси за талию. Его пальцы медленно ласкали и исследовали ее тело. Однажды его рука нырнула под стол и нащупала ее бедро сквозь ткань юбок. Оскорбленная в своей скромности, задыхаясь от его дерзости, она яростно отбросила его руку.

— Да, я испорченный мальчик, — хихикнул он, довольно глядя на нее. — Но ты настолько миленькая, что сложно удержаться.

После такого извинения весь ее гнев испарился. Любые его слова, хоть отдаленно напоминающие признание в любви, делали ее более хмельной и заставляли терять голову гораздо сильнее, чем любой алкоголь.

Для Гарри дни до возвращения Дэниэла пролетали так же быстро, как и для Жасси. Дома он только спал и завтракал. Поглощенный своими обязанностями в Истхэмптоне в течение всего дня, вечерами, когда появлялась такая возможность, он уезжал на поиски Кейт, в тщетной надежде хоть где-нибудь обнаружить ее следы.

В день накануне возвращения Дэниэла Гарри рано закончил работать. Отдав несколько распоряжений Тэннеру на вечер, он отправился домой, чтобы оседлать лошадь и приготовиться к дальней поездке. Войдя в холл, Гарри услышал чью-то веселую болтовню на кухне. Открыв дверь, он в изумлении обнаружил Жасси, пьющую чай с Анни и еще тремя юными хорошенькими деревенскими шлюшками, одна из которых приставала к нему прошлым вечером в «Бегущем зайце».

— Что за черт! — только и смог произнести он, потеряв дар речи от гнева.

Жасси резко поставила чашку на стол и вскочила.

— Эти девушки кое-что шили по моему заказу. Сегодня очень холодно, и снег идет, я просто предложила им выпить чего-нибудь горячего.

Ложь далась ей легко, но она не могла отделаться от мысли, что выглядит глупо как в глазах брата, так и в глазах своих приятельниц. Девушки заторопились уходить, завязывая ленты чепчиков и надевая плащи.

— Благодарим вас, сэр, — сказала одна из них. — Мы уже уходим.

Гарри кивнул Жасси, и она последовала за ним из кухни в холл. Он заметил, что она смотрит на него взволнованно и дерзко, но видел в этом иную причину.

— Я не собираюсь учить тебя правильно вести дом, только мне кажется, хозяйки не пьют чай со слугами и горничными. — У него язык не повернулся озвучить основное занятие деревенских швей. — Создания типа Анни очень быстро начинают извлекать для себя пользу из этого, презирая тебя за то, что ты общаешься с ними, как с равными. И дисциплине приходит конец.

Гарри мог бы не объяснять Жасси этих вещей. Хоть она и принимала гостеприимно этих девушек в своем доме, поняла, что Анни уже давно ведет себя с ней, как хозяйка со служанкой, очень напоминая своими манерами Бесси. Еще повезло, что сегодня они сидели на кухне, а не в гостиной. Анни очень часто пила чай именно там, но гостей все же принимала на кухне.

— В любом случае, они уже ушли, — холодно произнесла она, наблюдая из окна бредущих по тропинке подруг, опустивших головы под порывами ледяного ветра. — Что ты делаешь дома в такой час?

— Я собираюсь уехать сейчас по делам на всю ночь и планирую вернуться только к утру. Предупреждаю тебя, чтобы ты не беспокоилась.

Ей вдруг стало тревожно за него.

— А тебе обязательно ехать в такой мороз? Сегодня весь день шел снег. Закутайся теплее.

— У меня теплый плащ. Все хорошо, — успокоил он, взглянул на кухонную дверь и понизил голос, допуская, что Анни может подслушивать их разговор через замочную скважину: — Поставь свою служанку на место и не пей больше чай в ее компании.

Жасси не ответила, размышляя над тем, что она пила в компании Анни и более крепкие напитки, но Гарри не обратил внимания на ее молчание и вышел из комнаты за плащом и дорожными сапогами.

Снег все шел и шел, неумолимо напоминая о приходе суровой зимы. Гарри направлялся в Акфильд и на ферму Фаррингтона. Это была его последняя надежда. Стук лошадиных копыт сливался с ударами его сердца в одном имени — Кейт.

Проведя в Акфильде около трех часов, Гарри зашел в гостиницу и заказал себе бренди, чтобы согреться. Он сел около камина, смотря невидящим взглядом на огонь. Никогда не забудет он этой поездки. С помощью местного священника он поговорил со всеми, кто знал Кейт, начиная от ее портного, заканчивая доктором. Никто из них не видел Кейт с того самого дня, когда фермер Фаррингтон увез ее на аукцион. В конце концов Гарри с тяжелым сердцем направился к фермеру, не ожидая услышать там ничего хорошего для себя. Он и не услышал. Отъехав на небольшое расстояние от фермы, он остановился и еще раз посмотрел на то место, где Кейт познала всю бездну отчаяния. Он считал Акфильд своей последней надеждой, и только теперь понял, что это было последнее место во всей Англии и во всем мире, с которым она стала бы поддерживать связь. Он даже представить себе не мог, где искать ее. Разочарование тяжким грузом легло на его плечи, страдания разрывали душу. Взглянув на свой пустой стакан, он повернулся к бару.

— Хозяин! Еще бренди, двойной.


А тем временем в их доме Жасси помогала Анни вносить в гостиную дополнительные стулья. Воспользовавшись отсутствием Гарри, Анни позвала всю компанию в дом своих хозяев, что давно уже планировала.

— Ты не можешь привести их сюда, — протестовала Жасси. — Я не позволю этого.

Она пришла в ужас при мысли, что в доме ее брата будут беспечно разливать бренди, пачкать ковры рвотой и царапать каблуками поверхность стола. Ведь одна девушка, воображавшая себя танцовщицей, любила плясать на столе, буйно размахивая юбками.

— Да, я запрещаю.

Лицо Анни мгновенно утратило доброжелательность, ее глаза яростно сузились.

— Они придут сегодня ночью, и я поставлю на стол лучшее спиртное, какое найду в чулане. А если нет, — предупредила она с угрозой в голосе, — хозяин узнает, что его маленькая сестренка позволила хранить в конюшне контрабандный товар. Ты ведь не хочешь этого, правда?

Жасси чуть не упала в обморок от подобного заявления. Она знала Дэниэла и боялась не столько его ярости в свой адрес, сколько его решимости выяснить, кто вовлек ее в эти грязные делишки. И он не отступит, пока не докопается до правды, что грозит Чарли виселицей.

— Нет, не хочу, — тихо пролепетала она побледнев.

— Ну и хорошо, — снова стала приветливой и доброй Анни. — Подумай, что этот вечер дает тебе хороший шанс отплатить за гостеприимство, которое оказали тебе остальные.

Жасси с трудом удержалась от замечания, что она давно уже отплатила за гостеприимство теми многочисленными бутылками, которые Анни корзинами выносила из подвала. Служанка, правда, возвращала пустые бутылки обратно, наливала в них воду и, заткнув пробкой, клала в чулан на нижние полки. Жасси знала, что Дэниэл рано или поздно обнаружит воровство. Возможно, он подумает, что преступление случилось еще в лондонской квартире, когда бутылки упаковывали, и они с Анни смогут избежать обвинений. Джим же заметил однажды, как прачка стащила две бутылки портвейна Дэниэла. Но тем не менее Жасси приняла твердое решение не допустить никаких повреждений в доме во время вечеринки и собиралась попросить Чарли помочь ей в этом. Чарли. Один звук этого имени дарил ей блаженство. Надо найти этим вечером возможность уединиться. Она была уверена, что он ждал подходящего момента, чтобы признаться ей в любви. Затрепетав при одной мысли об этом, она счастливо запела, доставая бутылки из подвала.

Вечеринка началась спокойно. Компания, состоящая из двадцати человек, затихла в благоговейном страхе перед убранством дома: мягкими коврами вместо соломы, полированными полами вместо плитки, элегантной мебелью вместо примитивных столов и стульев. Помимо высоких пивных кружек Анни поставила на стол боевые трофеи Дэниэла с выгравированным серебром его именем и событием, по случаю которого ему вручили приз, заверив испуганную Жасси, что этим вещам не причинят никакого вреда. Постепенно вино и бренди полились рекой вместе с элем, который принесли в бочонке, и картина изменилась. Под влиянием алкоголя компания начала шуметь и хохотать. Все кричали, буянили, расплескивали напитки на стол и ковер, били бутылки.

Очарованная своим спутником, Жасси не обращала никакого внимания на происходящее. Они сидели отдельно от остальных за столиком у окна. Девушка наполняла стакан возлюбленного и, потягивая короткими глотками бренди, внимательно слушала его рассказы о море, стараясь не пропустить ни одного его слова среди хриплых песен, сопровождаемых стуком кружек о гладкую поверхность стола. Неожиданно раздался громкий удар, и девушка взволнованно вскочила. Один из парней сильно раскачался на стуле и упал назад вместе с девчонкой, сидящей у него на коленях. Чарли тоже встал, обнял Жасси за талию и привлек к себе.

— Они ничего не сломали, — улыбаясь, успокоил он девушку. — Давай поищем более тихое местечко для нас двоих.

Именно об этом она и мечтала. Они вышли в холл, закрыв за собой дверь в столовую. Жасси направилась в гостиную, но Чарли остановил ее.

— Не сюда, — прошептал он. — Наверх.

Она вспомнила, как однажды рассказала ему, что Дэниэл устроил себе наверху отдельный кабинет, обставленный как маленькая гостиная, но обычно она избегала той комнаты. Собираясь объяснить Чарли свои чувства, она вдруг услышала наверху стук каблуков, смех и торжествующий мужской крик, а затем где-то хлопнула дверь. Жасси поняла, что какая-то парочка решила уединиться в спальне Гарри. В тревоге она побежала вверх по лестнице и закричала:

— Эй, вы, спускайтесь вниз.

Чарли поймал ее и снова прижал к себе.

— Оставь их, малышка. Давай займемся более интересными вещами.

И он поцеловал ее так, как никогда не целовал раньше. Она почувствовала на своих губах его горячие мокрые губы. Его жадный язык проник ей в рот, а рука при этом тискала и сжимала нежные девичьи груди через тонкую ткань платья. Двумя руками Жасси сильно пихнула Чарли в грудь.

— Не надо! — хрипло воскликнула она.

Он рассмеялся и крепко прижал ее к стене. Его руки порвали ей юбку и нащупали нежную кожу бедра. Его мужское естество отвердело в страстном желании овладеть девушкой.

— Нет!

Жасси охватила паника. Оттолкнув его так сильно, что он отшатнулся назад и ухватился за перила, чтобы не скатиться вниз по лестнице, она подобрала длинные юбки и бросилась в свою спальню. Стены коридора медленно проплывали мимо, а дверь маячила где-то далеко-далеко, как в ужасном кошмаре. Чарли захохотал и побежал следом за девушкой, принимая ее поведение за увлекательную возбуждающую игру. С отчаянным всхлипом она наконец добралась до своей комнаты, влетела внутрь и, захлопнув за собой дверь, повернула ключ в замке в тот самый момент, как Чарли ухватился за ручку, дергая ее, чтобы открыть.

— Уходи! — Повернувшись лицом к двери, она медленно отступала к окну. — Убирайся, я сказала!

Его радостное настроение постепенно проходило, но он все еще не воспринимал серьезно ее слова.

— Ну, давай, малышка, впусти меня. Не заставляй своего Чарли мерзнуть в коридоре! — заговорил он вкрадчивым голосом.

— Я же сказала тебе, убирайся! И уведи с собой всех остальных!

Ответа не последовало. У Чарли наконец не осталось сомнений, что Жасси не играла с ним. Она недооценила силу вожделения, которое охватило его, ведь она безумно возбуждала молодого человека, и он не собирался отступать. Он снова подергал ручку, проверяя ее на прочность, а через мгновение мощный удар потряс тонкую деревянную дверь. В ужасе Жасси безумным взглядом оглядела комнату в поисках какого-нибудь подходящего предмета, чтобы загородить проход. Тут дверь жалобно скрипнула и затрещала от следующего удара могучего плеча Чарли. За вторым ударом последовал третий, слабое дерево уже практически раскололось, но замок еще держался. Еще одна попытка, и он ворвется внутрь.

Несколько мгновений она колебалась и трепетала, как пойманная в ловушку птичка, а затем распахнула окно. Ледяной ветер ворвался в комнату, задул пламя свечей в настенных канделябрах, окутал холодным покрывалом ее голые плечи и полуобнаженную грудь, которую едва прикрывал разорванный лиф тонкого платья. Не колеблясь более ни минуты, Жасси задрала юбки и перекинула ноги через подоконник. Внизу виднелся выступ окна гостиной. Отчаянно вцепившись пальцами в подоконник, девушка осторожно поставила ноги на покрытый шифером выступ и смогла свободно передвигаться по нему благодаря шероховатой поверхности. В это самое мгновение дверь наконец-то поддалась ударам Чарли, и он ворвался в комнату.

— Ты не спрячешься от меня! — взревел он, пытаясь разглядеть девушку в темноте спальни. — Я тебя найду!

Жасси отпустила подоконник, сделала несколько неуверенных шагов по шиферу и, порезав ладони о водосточный желоб, спрыгнула на землю. Чарли, преследуя подругу, появился в окне. Боже! Он гонится за ней!

Вскочив на ноги и подобрав полы длинной юбки, она бросилась бежать по узкой дорожке к калитке и выскочила на улицу. Высокие каблуки домашних туфель затрудняли ее движения, и девушка поняла, что он догонит ее прежде, чем она доберется до жилища соседей. Оставался только один выход: добежать до деревьев на изгибе улицы и, свернув к морю, укрыться на берегу среди скал.

Голос Чарли раздавался уже у калитки, он выкрикивал в ее адрес гнусные оскорбительные прозвища, об ужасном значении которых Жасси оставалось только догадываться. Напрягая последние силы, она добежала до деревьев, протиснулась сквозь тамарисковую изгородь и спрыгнула вниз к скалам, услышав его удаляющиеся дальше по улице шаги.

Получив эту временную передышку, девушка зарыдала от облегчения, понимая, что через несколько минут Чарли обо всем догадается и вернется. Ночь пугала своей непроглядной чернотой, на мерцающем, мокром от морского отлива песке четко отпечатывались ее следы.

Прячась между скал, она приблизилась к черной кромке поды. Не осмеливаясь свернуть к Истхэмптону, единственному источнику помощи, опасаясь, что Марли увидит ее с берега, она побрела по направлению к дому, задыхаясь, когда ледяные волны омывали ее ступни и охватывали колючими браслетами щиколотки. Ее длинные юбки намокли, зубы отчаянно стучали. Каждый мускул ее тела дрожал от холода и страха и, казалось, жил своей собственной жизнью. Она переходила от скалы к скале, припадала к ним в изнеможении, стараясь немного отдышаться, и брела дальше.

Неожиданно на пути попался подводный камень, обутая в туфлю нога подвернулась, она упала в море и долго барахталась в мелкой воде, прежде чем снова смогла подняться. Девушка так и брела вдоль берега, оставив далеко позади свой теплый дом с мерцающими сквозь ветви деревьев окнами. На нее нашло какое-то оцепенение. Она уже не чувствовала холода и, когда снова упала, долго стояла на коленях в воде. Волны кружились вокруг нее, мокрые локоны замерзшими сосульками свисали вдоль побледневшего изможденного лица, в голове не осталось ни одной мысли о спасении. Наконец Жасси поднялась и, шатаясь, побрела дальше, не заметив, как свернула и вышла из воды прямо на мокрый песок. Там она запуталась в мокрых юбках, плотно облепивших ее ноги, упала и больше уже не смогла подняться.


Дэниэл и Джим первыми вернулись домой на следующее утро. Мороз не спадал, снег продолжал падать. Благие намерения Гарри вернуться в Истхэмптон на рассвете утонули в бренди. Страдая от немилосердно мучившей его головной боли, он медленно трусил еще в самом начале улицы, когда Джим уже выпрягал лошадей из экипажа. В этот момент в доме раздался крик Дэниэла, и тренер, вбежав внутрь, застыл от ужаса и изумления, обозревая раскинувшуюся перед ним картину полного разрушения.

— Боже милосердный! Что же тут произошло? — хрипло воскликнул Джим. Он обернулся и увидел, как бледный, с яростно сверкающими глазами Дэниэл обследует одну комнату за другой. Повсюду валялись пустые бутылки и перевернутые стулья, на гладкой поверхности обеденного стола отпечатались глубокие следы от каблуков. Разгневанный Дэниэл остановился и молча поднял покореженную серебряную пивную кружку. Ее кто-то бросил в стену, на деревянной поверхности которой остался отпечаток. Хрустя рассыпанными под ногами осколками стекла, Дэниэл вышел из столовой, окинул беглым взглядом царивший на кухне беспорядок и начал подниматься вверх по лестнице. В этот момент в дом вошел Гарри, Дэниэл оглянулся на брата.

— Что, черт возьми, происходило под крышей моего дома?

Вид остолбеневшего Гарри, обозревающего картину разрухи в холле и столовой, показал, что тот знает не больше, чем они.

— Кто все это сделал? — потребовал он ответа, забывая, что ему задали тот же вопрос. — Я отсутствовал в Истхэмптоне со вчерашнего дня. А где Жасси?

— Я бы тоже хотел это знать, — мрачно ответил Дэниэл. — Я звал ее, но она не ответила.

Они втроем пошли наверх. Обнаружив разбитую дверь в спальне Жасси и раскрытое окно, в которое залетал снег, лица троих мужчин побледнели от ужаса. Тут во входную дверь позвонили. Дэниэл слетел вниз и впустил в дом обветренного пожилого рыбака. Одного взгляда на лицо мужчины хватило, чтобы понять, что тот принес плохие новости.

— Моя сестра? — с дрожью в голосе спросил Дэниэл.

— Не умерла, сэр, нет, но близка к этому, — последовал ответ. — У нее жуткая лихорадка, моя хозяйка сейчас ухаживает за ней в нашем доме. Я уже раз десять приходил сюда после того, как жена узнала девушку, только никто не открывал.

— Что случилось?

— Не знаю, сэр. Я спустился на берег проверить ловушки для омаров и обнаружил ее при свете фонаря. Сначала я подумал, что волны принесли на берег утопленницу с какого-нибудь потерпевшего крушение судна, а потом увидел, что она еще дышит, завернул в плащ и принес домой.

— Благодарю вас за то, что вы сделали. Я должен принести сестру домой. — Дэниэл обернулся к Гарри: — Беги к Саре Синглтон, а потом за доктором, Сара укажет тебе ближайшего. Джим, разведи огонь в комнате Жасси и положи грелку в ее кровать. Я сейчас принесу ее.

Четыре дня Жасси пролежала в жестокой лихорадке. Почти все время она находилась без сознания и в бреду постоянно выкрикивала одно и то же имя: Кейт. Сара, дежурившая у ее кровати, имела большой опыт в уходе за больными и умирающими. Она поняла, что это имя для Жасси единственная надежда на спасение.

Анни так и не нашли, но Дэниэлу не составило особого труда сопоставить факты, и он решил, что побег Жасси из дома прекратил царившую в доме попойку. Рассказ Гарри о трех деревенских шлюхах, которые пили чай с Жасси, привел к тому, что девушек разыскали. Все трое отрицали свое пребывание в доме в ту ночь, ссылаясь на многочисленных свидетелей, готовых подтвердить правдивость их слов, и утверждали, что не знают участников оргии. Дэниэл понимал, что они лгут, и хоть он мог довести дело до конца, решил оставить все как есть ради спасения Жасси. Он не хотел пятнать скандалом репутацию сестры, если она выживет, не желал омрачать мерзкими сплетнями ее последний путь, если умрет.

На четвертую ночь в болезни Жасси наступил кризис. Дэниэл сидел в офисе, устроенном над плотничьей мастерской бывшего пивоваренного завода, когда доложили о приходе посетительницы. Он медленно положил перо в чернильницу и встал. В комнату вошла Клодина, неся в руке корзину, покрытую кружевной накидкой, и остановилась, глядя ему прямо в лицо. Пылавшая в ней враждебность несколько смягчилась другими чувствами.

— Неожиданный сюрприз, мисс Клейтон, — он обошел стол и поставил перед ней красный кожаный стул. — Прошу вас, садитесь.

Она села, а он вернулся на свое место за столом.

— Вы пригласили меня посмотреть планы будущего Истхэмптона, — заговорила она. — Я решила прийти. А услышав, что мисс Уорвик тяжело больна воспалением легких, я принесла ей небольшой подарок.

Он принял из ее рук корзину, в которой увидел виноград и другие фрукты из оранжереи.

— Очень любезно с вашей стороны. Щедрый дар из Рэдклифф-Холла?

Она вспыхнула, услышав сарказм в его голосе.

— Нет, не из Холла. Это мой личный подарок для больной. Как она?

— Опасно больна. Мы не знаем, выживет ли она.

— Мне ужасно жаль. Возможно, мой визит не вовремя, я зайду в другой день… — Она сделала попытку встать, но Дэниэл остановил ее движением головы.

— Ничуть.

Его глаза следили за ней, не упуская ни одной мелочи. Несмотря на все ее горячее сопротивление, она созревала, как слива, ожидая, когда он сорвет ее. Но, сорвав, он раздавит этот фрукт, погубит его, отплатив за свою униженную гордость. Она предчувствовала готовящуюся ей участь, и все же пришла.

— Честно говоря, я не могу сосредоточиться на работе, зная, что моя сестра сейчас при смерти, — продолжил он, — и ваша компания сейчас очень кстати.

Повернувшись на стуле, он коснулся кончиками пальцев висящего на стене плана.

— Вот таким станет Истхэмптон в будущем, когда все работы подойдут к концу. А сначала я покажу вам гравюры, изображающие вид отдельных районов.

Целый час он комментировал разложенные перед Клодиной рисунки, склонившись вместе с ней над столом либо согнувшись перед ней и держа гравюры на уровне ее колен. Время от времени он касался ее кончиками пальцев, ловил ее взгляд, незаметно обнимал за талию. Затем пригласил ее подойти к висящему на стене плану и детально объяснил местонахождение каждого изображенного на гравюрах здания.

— Вот и все, — заключил он. — А теперь я с нетерпением жду вашего мнения.

Она слегка вздохнула.

— Вдохновляющее предприятие. Очень жаль, что оно обречено на провал.

Дэниэл не собирался показывать, что его разозлило ее замечание.

— Уверяю вас, вы ошибаетесь.

— Правда? — спросила она, отошла, поймала свое отражение в стекле, за которым висела картина с изображением Лондона, и поправила ленты шляпки, собираясь уходить. — Я предпочитаю разделять мнение Александра. Он и все вокруг утверждают, что вы скоро обанкротитесь. Проект Истхэмптона станет роковым для вас. — Знакомая издевка мелькнула в ее глазах. — Очень жаль, что я этого не увижу. Завтра мы уезжаем в Лондон до конца сезона, а в мае переедем на все лето в Брайтон. Александр, конечно, будет время от времени наносить сюда визиты, но я вернусь в Истхэмптон только после вашего отъезда.

Она сделала несколько быстрых шагов по направлению к двери, но не успела открыть ее, поскольку Дэниэл опередил девушку и положил свою тяжелую руку на медную ручку.

— Вы же знаете, что я отсюда не уеду, да вы и не хотите этого.

Ее глаза вспыхнули.

— Ваше самомнение невыносимо, мистер Уорвик, впрочем, как и ваши манеры, — бросила она презрительно.

Он открыл дверь, и она быстро спустилась вниз по лестнице во двор. Из окна было видно, что она приехала не в экипаже Рэдклиффов, а на пони, и правила сама. Надменно вскинув голову и гордо тряхнув перья ми на шляпке, она выехала через арку на улицу. Он был доволен ее отъездом из Истхэмптона. Ее присутствие действовало на него возбуждающе и отвлекало от дел.

В этот вечер Жасси вдруг пришла в себя. Когда вошел Дэниэл, она отвернулась от него и шепотом позвала Гарри. Сара позвала его и оставила брата и сестру наедине. Жасси говорила настолько тихим и слабым голосом, что Гарри пришлось вплотную наклониться к ее губам, чтобы хоть что-нибудь расслышать.

— Привези мне Кейт, прошептала девушка одними губами. — Я хочу, чтобы она ухаживала за мной.

Ее мольба болью отозвалась в его сердце,

— Я не знаю, где она. Никто не знает. Я искал ее везде, но не нашел.

Жасси выглядела тревожной и взволнованной, тщетно пытаясь поднять голову с подушки.

— Я знаю, где ты сможешь найти ее.

— Что?

— Я писала ей несколько раз, она задыхалась. Она никогда не отвечала, но письма не возвращались, и я знаю, что она получала их.

— Откуда ты узнала, куда надо писать? — быстро спросил он.

— В тот день в поместье Уорвик, когда Кейт помогала мне собирать вещи, она обмолвилась, что из всех живых родственников у нее осталась только кузина отца мисс Роза Карролл, живущая в поместье «Роза». — Жасси почти уже не могла дышать. — Она еще пошутила тогда, гадая, назвали ли поместье в честь кузины или в честь роз, растущих в саду.

— Где это поместье?

— В Ашфорде, в Кенте. — Лицо Жасси побледнело, на лбу и верхней губе выступили капельки пота. — Ты должен найти ее.

Глаза сестры потускнели, и она снова начала бредить. В этот момент в комнату вошла Сара, взглянула на Жасси и велела срочно ехать за доктором.

— У нее начался рецидив, — в волнении воскликнула женщина.

Гарри сообщил Дэниэлу и Джиму, что Жасси стало хуже, и поехал за доктором, а оттуда прямо в Кент, в Ашфорд, где без труда нашел поместье «Роза». Вскоре он уже громко стучал в дверь, которую местный искусный мастер вырезал в форме розы. В холле раздались торопливые шаги, дверь открылась, и на пороге появилась Кейт.

— Гарри! — медленно произносила она, и кровь отхлынула от ее лица.

Он вошел в дом, бережно взял ее руку и поднес к губам.

— Слава богу, я нашел вас. К сожалению, я привез печальные новости.

Ее лицо стало еще бледнее.

— Дэниэл?

— Нет, Жасси. Она лежит при смерти и зовет вас.

Кейт поднесла руку ко лбу. Глубокое потрясение и душевная боль отразились на ее лице.

— Я поеду. Расскажите, чем она больна. Я делаю лекарства на травах практически от всех болезней.

Кейт молча выслушала его краткий рассказ.

— Я дала Дэниэлу слово не искать контактов с вами, и это слово сдержала. Я поеду с вами сейчас, как сестра с братом, как друг и компаньон. Я пробуду с Жасси столько, сколько потребуется, чтобы спасти ей жизнь, но потом поклянитесь мне, что вы без дальнейших просьб и возражений позволите мне уехать.

— Клянусь, — торжественно пообещал Гарри, скрестив за спиной пальцы, прибегая к старой, как мир, уловке, позволяющей нарушить клятву.

Она кивнула, приняв его обещание.

— Я служу экономкой у своей тетушки, но она настолько добра, что без возражений отпустит меня. Пойду сообщу ей и соберу вещи. Как мы поедем?

— Верхом. Где у вас здесь можно купить хорошую лошадь?

Кейт указала, и вскоре он уже вернулся с симпатичной кобылой по имени Бонни. Женщина нежно попрощалась со своей тетушкой, хорошо сохранившейся пожилой леди, и через несколько минут они уже выехали из Ашфорда, надеясь, что не опоздают.

Утомленные долгой дорогой, они наконец добрались до Истхэмптона. Войдя в дом, Кейт быстро обнялась с Джимом и поспешила следом за Гарри на второй этаж в спальню Жасси. При виде посторонней женщины Сара нахмурилась и привстала со своего места. Гарри не обратил на нее никакого внимания, подошел к кровати сестры и нежно дотронулся до ее руки.

— Жасси, я привез к тебе Кейт.

Девушка лежала с закрытыми глазами, бледная и худая.

При звуках дорогого имени веки ее задрожали и медленно открылись. Кейт склонилась над ней и поцеловала в щеку.

— Я здесь, я рядом с тобой, — мягко и успокаивающе сказала она.

Жасси посмотрела на нее невидящим взглядом.

— Не дай мне умереть, Кейт, — чуть слышно прошептала она.

— Я не позволю тебе умереть, — Кейт смахнула слезу и крепко сжала руку девушки, как будто старалась отдать часть своего здоровья умирающей девушке. — Ты выздоровеешь. Я помогу тебе.

Войдя в дом, Дэниэл остолбенел при виде знакомого кожаного кошелька, лежащего на столе. Раскрыв его, он увидел внутри соверены. Ему даже не потребовалось пересчитывать деньги, он знал, что в кошельке их ровно пятьдесят. Услышав мягкие шаги наверху, он поднял голову и увидел знакомое строгое серьезное лицо Кейт.

— Вы же дали мне слово никогда не связываться ни с кем из Уорвиков.

— Я и не пыталась. Но Жасси догадалась, где я, и Гарри нашел меня. — В ее голосе звучала мольба. — Пожалуйста, Дэниэл, не прогоняйте меня. Жасси звала меня, звала даже в бреду.

— Да, мне говорила об этом женщина, которая за ней ухаживает, — резко ответил он, на его лице застыло непреклонное выражение.

— Позвольте мне остаться и сделать все возможное, чтобы спасти жизнь Жасси.

— Если вы спасете жизнь моей сестры, можете оставаться в нашем доме столько, сколько пожелаете, — произнес он, подумав несколько мгновений.

С этими словами он вышел из столовой, задумчивый и удивленный тем, с каким удовольствием вновь увидел Кейт. А у нее все дрожало внутри от радости и отчаяния одновременно. Всем сердцем она желала никогда не знать того, что открылось ей за время пребывания в Ашфорде. Слишком тяжелый груз ей приходилось нести.

Глава 10

Очень скоро всему Истхэмптону стало известно, что к Уорвикам приехала гостья, с появлением которой Жасси пошла на поправку. Все приняли Кейт за бедную родственницу, специально вызванную в Истхэмптон, чтобы ухаживать за больной, что часто практиковалось в случае тяжелой болезни или длительного выздоровления. Постепенно местные слухи дошли и до Клодины в Лондоне. Она была слишком поглощена бурным водоворотом светских развлечений, чтобы обращать внимание на чьи-то скромные домашние дела. Кейт рисовалась ее воображению мрачным, унылым созданием, нанятым Уорвиками в качестве экономки.

С появлением Кейт изменилось не только состояние больной, но и вся атмосфера в доме, где вещи наконец приобрели свой первоначальный вид. Кейт отполировала мебель и зеркала, почистила ковры, удалила с них пятна от вина и эля, оставленные незваными гостями после злосчастной вечеринки, о которой ей в деталях рассказала Жасси. Она отовсюду стерла пыль и специальной щеточкой, которую соорудил для нее Джим, удалила с темной полированной поверхности стола уродливые следы от каблуков. Женщина перевесила пару картин, чтобы скрыть царапины и повреждения на стенах. Потом отнесла мастеру в Маррелтоне изуродованные серебряные кружки Дэниэла, которые тот блестяще выправил.

Из дома исчез неприятный запах плесени, сальной посуды и несвежей еды. Трое мужчин, войдя в холл, вдохнули благоухающий аромат свежеиспеченных хрустящих булочек, свежего воска, сладкой ароматической смеси лаванды и сухих трав, повсюду разложенной Кейт. Они теперь с большим удовольствием садились за стол, наслаждаясь простыми, но превосходно приготовленными блюдами: сочным жарким, выпечкой, которая таяла во рту, ароматными тушеными овощами. Дэниэл забыл про строгую диету, установленную для него Джимом. В результате между двумя мужчинами начали возникать серьезные споры, которые Кейт смогла дипломатично уладить. Она взялась готовить отдельно для Дэниэла специальные диетические блюда, не ставшие от этого менее вкусными, и гармония восстановилась. Несмотря на временное освобождение от тренировок, Дэниэл по-прежнему оставался в превосходной физической форме, сохраняя великолепную гибкость, могучие мускулы и плоский живот. Он ежедневно в компании тренера совершал пробежки по берегу и тренировал удары на кожаной груше, подвешенной к крепкой балке в конюшне около дома.

Среди всех перемен в доме наибольшее удовольствие Дэниэлу доставило выздоровление сестры, которое началось после приезда Кейт. Отношение Жасси к брату тоже изменилось к лучшему. Несмотря на все еще существовавший между ними барьер, она уже могла приветливо общаться с ним, уютно устроившись в кресле-качалке под теплым пледом. Дэниэл догадывался, что сестра по-прежнему не доверяет ему и боится, что он снова прогонит Кейт, хоть он и не намеревался этого делать. Он дал ей возможность свободно жить в доме столько, сколько она сама пожелает, хотя в душе ждал, что она уедет сразу после окончательного выздоровления Жасси. Он по-прежнему остро воспринимал любое общение Кейт с Гарри. Хотя женщина и не поощряла брата, Дэниэл видел, что он влюблен до безумия, не может оторвать глаз от женщины. Он ухаживал за ней, пододвигал ей стул и никогда не возвращался домой с пустыми руками, принося с собой кружево, ленты, книгу или модный женский журнал. Все эти знаки внимания так дешево стоили, что Кейт просто не могла не принимать их. Джим пытался заступиться за Гарри.

— Послушай, Дэн, — однажды начал тренер, когда они вдвоем сидели в офисе Дэниэла. — Твой брат с ума сходит по Кейт. Может, настало время тебе смягчиться и позволить ему поступать так, как он считает нужным?

— Нет, — резко ответил Дэниэл, не поднимая глаз от лежащих перед ним на столе планов, которые он внимательно изучал, делая пометки пером.

— Но почему? В самом начале ты поступил совершенно правильно, не позволив ему купить Кейт на аукционе, потому что в то время он был еще молодым, глупым и безвольным парнем. Сейчас он изменился, ты же лучше меня это видишь. Одному богу известно, сколько раз он отстаивал твои интересы, защищая от происков врагов. Он уже делает хорошую карьеру и рано или поздно добьется всего, о чем мечтает.

— Да, и рано или поздно он бросит Кейт. Он не имеет права на ней жениться. Она никогда не сможет предъявить ему никаких требований и, зная Кейт, я думаю, не станет этого делать. Я не хочу, чтобы она окончила свои дни в каком-нибудь борделе, когда мой брат решит, что с него хватит и начнет искать себе подходящую партию.

Говоря все это, Дэниэл так и не поднял головы от плана. Джим вдруг покраснел, яростно вскочил со стула и так сильно стукнул кулаком по столу, что Дэниэл в изумлении отпрянул.

— Не надо мне рассказывать сказки о своем глубоком беспокойстве за судьбу леди. Я прекрасно тебя знаю. Ты считаешь, что она принадлежит тебе, как и этот дом принадлежит тебе, и двор, и весь курорт, который ты строишь, и деньги, которые сейчас звенят у тебя в кармане, — все принадлежит тебе. Ты никогда не позволишь никому другому владеть этим. Если бы я не считал тебя своим сыном, Дэн, клянусь, я бы сию минуту ушел отсюда навсегда и никогда бы больше тебя не видел!

Тренер вышел из офиса. Дэниэл покачал головой и снова погрузился в работу. Сейчас, за тем обилием проблем, которые предстояло решить, ему было не до Кейт. Проект наконец-то приобрел четкие очертания. Громкий стук молотков и звук пил несмолкаемо разносился по деревне. Запах цемента, кирпича, краски и древесины витал над крышами домов. Повсюду сновали мужчины с лопатами, лестницами и лотками для кирпичей на плечах. Фургоны непрерывно подвозили песок, гальку и другой необходимый материал.

Суровые мартовские ветра уступили место мягким теплым апрельским дождям. С наступлением солнечных дней сэр Жоффрей нанес свой первый официальный визит в Истхэмптон, чтобы посмотреть на проделанную работу. Дэниэл гордо показал ему совершенные преобразования. Сэр Жоффрей с интересом обнаружил, что зеленая долина, простиравшаяся от холма к морю, стала центром великолепного курорта.

— Здесь разобьют газоны и цветочные клумбы, — рассказывал Дэниэл, — вокруг которых вырастут дома, фундаменты для них уже заложены. А вон там я планирую построить прекрасные террасы и гордость курорта — Ассамблею.

— Великолепно!

Сэр Жоффрей с энтузиазмом слушал Дэниэла, отпуская замечания по поводу будущих магазинов и ресторанов. Они бродили вдоль всего берега, и Дэниэл указал место, где планировал воздвигнуть «Уорвик-отель».

— За отелем мы построим огромные конюшни и каретные сараи. А там, — он кивнул в сторону «Бегущего зайца — самая лучшая часть курорта. Ее я сдам в аренду для дальнейшего развития. Я хочу, чтобы однажды настали времена, когда крупные финансисты начнут конкурировать между собой за владение земельным имуществом, что повлечет дальнейший рост цен.

Сэр Жоффрей одобрительно кивнул. Когда они закончили осмотр, Дэниэл пригласил своего покровителя домой насладиться радушным гостеприимством Кейт.

Все лето работы не прекращались. Самым популярным развлечением у мужчин из окрестных деревень стало приводить своих жен и детей поглазеть на строительство. В «Бегущем зайце» шла оживленная торговля. Пекарь продавал в день столько булочек и пирожных, сколько раньше продавал за неделю. Люди устраивали пикники на лужайках и пляже.

Потянулся в Истхэмптон и народ из Маррелтона. Несколько предпринимателей настороженным, любопытным взглядом осматривали окрестности. Хотя местная знать по-прежнему враждебно воспринимала проект Дэниэла, некоторые их сыновья и дочери стали часто заглядывать в Истхэмптон понаблюдать за строительством. Чаще всего люди считали этот проект слишком грандиозным. Неудачи следовали одна за другой. Гарри делал все возможное, чтобы смягчить их последствия, принимая бразды правления в свои руки во время интенсивных тренировок Дэниэла перед серьезными поединками. К сожалению, многие рабочие продолжали вести себя нагло и непокорно, не используя или разворовывая большое количество материала. К тому же неизвестные злоумышленники наносили беспричинные повреждения имуществу, отодвигая дату окончания работ на неопределенный срок.


Летняя жара уступила место сентябрю, окрасившему природу в золотистые цвета осени. Дэниэл внимательно изучал наполовину возведенные стены Ассамблеи. В строительстве обнаружились серьезные погрешности, большую часть здания пришлось ломать, чтобы перестроить заново. Из-за этого откровенного вредительства Дэниэл пребывал в отвратительном настроении, несмотря на свою победу в последнем поединке, еще на один шаг приблизившую его к званию чемпиона. Он стоял, мрачно разглядывая кирпичную кладку, и вдруг за спиной раздался мелодичный женский голос.

— А вы все еще здесь, мистер Уорвик?

Он физически ощутил ее близость, но повернулся с безразличным, равнодушным видом. Клодина стояла в том месте, где предполагался вход, в украшенной перьями шляпке, в нежно-зеленом платье. Солнечный свет создавал вокруг нее светящуюся ауру. Элегантно ступив на мосток из досок, положенный вместо пола, она властно протянула ему руку. Он помог девушке спуститься на землю, но руки не отпустил, продолжая крепко сжимать топкие пальцы, как на балу в Морском Шатре.

— Вы же знаете, что я никогда не сдаюсь.

Они снова вступили в старую игру: один делал выпад, другой парировал его. Ее щеки пылали от сексуального возбуждения. Она наклонила к нему голову, ее глаза озорно сверкнули.

— Должна сказать, что все увиденное сегодня утром очень меня удивило, поскольку мое воображение не позволило воссоздать полную картину того, что вы показывали на плане. Вы больше не увидите никакой враждебности с моей стороны, но хочу предупредить, что Александр приступает к боевым действиям.

— Неужели мне следует бояться его? — хвастливо спросил Дэниэл.

— Он уже начал вредить вам.

В ее глазах появилась знакомая насмешка. Она желала использовать любую возможность, чтобы восторжествовать над ним.

— У вас уже возникли неприятности с рабочими, правда?

Он не ответил на этот вопрос, прекрасно понимая, что та заработная плата, которую получали его рабочие, была ниже прожиточного уровня, и он ожидал неприятностей каждую минуту.

— В любом стаде всегда найдется несколько подстрекателей, не желающих честно работать. Эти парни и все те, кто поддается их влиянию, забывают, что исключительно благодаря мне они могут зарабатывать себе на жизнь. Однако они быстро становятся очень покорными, стоит их уволить, — заявил он, и его глаза сузились при виде ее самодовольной улыбки. — Вы хотите сказать, что за всем этим стоит муж вашей сестры?

— Я знаю, что он отправил более дюжины агитаторов, чтобы возбудить недовольство среди ваших рабочих.

Дэниэл глубоко вздохнул.

— А что еще вы знаете?

Счет, который он собирался предъявить Александру, возрастал. Девушка провокационно отстранилась от него.

— Ха! Вы просите меня шпионить для вас, мистер Уорвик?

Он усмехнулся: так вот в чем заключалась ее игра — приезжать к нему под предлогом искренней обеспокоенности судьбой Истхэмптона.

— А вы согласны, мисс Клейтон?

— Я должна.

— Думаю, да.

Дэниэл вплотную приблизился к ней, повернул ее к себе и взял за руки. Вглядевшись в ее взволнованное, сердитое лицо, он понял, что она безумно скучала по нему. Все ее тело трепетало, влажные губы приоткрылись.

— Я стану шпионить, но из благородных побуждений. Я верю в то, что вы делаете для Истхэмптона и для всех живущих тут, — хрипло проговорила она.

— Понимаю, — любезно ответил он, уголки его губ дрогнули в едва заметной улыбке. — Какая же еще причина может стоять за этим?

Он прижал девушку к себе. Она закрыла глаза, как будто потеряла сознание в его объятиях, а все ее гибкое тело оставалось напряженным и трепещущим. Ее рука медленно погрузилась в его волосы, наклоняя его голову к своим губам в страстном желании. Их поцелуй длился долго, как будто они никак не могли насытиться друг другом, но в нем отсутствовал малейший намек на нежность.

Когда Дэниэл отпустил Клодину, та едва могла дышать, ее грудь бурно вздымалась. Она отступила на несколько шагов.

— Я приеду к вам сразу, как только получу свежие новости из вражеского лагеря, — как можно более небрежно произнесла она.

— Благодарю вас.

Он выглядел серьезным, или казался. Она едва смотрела на него. На этот раз Клодина уже без его помощи пробежала по деревянным настилам и быстро вышла на мягкий осенний солнечный свет. Через мгновение до него донесся удаляющийся топот копыт. Дэниэл улыбнулся — развязка приближалась.

По другую сторону долины Кейт прогуливалась вместе с Джимом, который помогал ей нести тяжелую корзину с продуктами. Она никогда не упускала шанса насладиться переменами, которые каждый день происходили в деревне. По ее мнению, Дэниэл создавал в Истхэмптоне великолепный курорт. В недостроенных террасах и домах, уже украшенных балконами и перилами в стиле акант, с козырьками и изгибающимися пролетами лестниц, она видела грациозную элегантность. «Уорвик-отель» прекрасно гармонировал с тонкими классическими колоннами, поддерживающими портик Ассамблеи. Разглядывая развернувшуюся перед ней картину, женщина вдруг услышала неодобрительное ворчание Джима при взгляде на рыжеволосую девушку, проскакавшую мимо них.

— Кто это? — обеспокоенно спросила она, ища подтверждения своим подозрениям, поскольку безошибочно узнала яркие кудри по описаниям Гарри.

— Мисс Клейтон из Рэдклифф-Холла, — мрачно ответил тренер. — Значит, она уже вернулась. Почему она никак не отстанет от него?

Даже если бы Кейт не поняла, кого имел в виду Джим, ей не потребовалось спрашивать. Лошадь Дэниэла стояла, привязанная к столбу около Ассамблеи. Она старалась не думать о том, что произошло между ним и Клодиной. Его отношение к самой Кейт оставалось неизменным. Временами он был вежлив и любезен, временами резок и груб, особенно когда заставал ее наедине с Гарри. Его реакция очень напоминала реакцию ревнивого мужчины, хотя за все месяцы ее пребывания в Истхэмптоне он только однажды посмотрел на нее так, как молодой полный сил мужчина может смотреть на женщину. Это произошло в жаркий летний день. В воздухе стояла предгрозовая духота. Подумав, что она одна дома, Кейт спустилась в холл босая и в одних нижних юбках, чтобы забрать черепаховый гребень, который Джим починил и оставил для нее на столе. Ее только что вымытые, высоко заколотые волосы полностью обнажали шею.

В тот момент, когда она подошла к небольшому столику, на котором лежал гребень, кухонная дверь открылась, и оттуда неожиданно вышел Дэниэл. Она не собиралась демонстрировать глупого смущения, решив, что ее нагота достаточно прикрыта, несмотря на обнаженные плечи и открывающуюся под кружевами грудь, обычно целомудренно скрытую под скромными платьями. Но его прямой откровенный взгляд заставил ее почувствовать себя полностью раздетой. Она сильно покраснела, быстро взяла со столика гребень и поспешила вверх по лестнице в свою комнату. Они не обменялись ни единым словом, но он смотрел на нее так, как после их прощального поцелуя в Винчестере. Женщина снова испытала острую боль и непреодолимую тоску.

— Вы все купили, миссис Уорвик?

Вопрос Джима вывел ее из задумчивости. Она вернулась в настоящее и улыбнулась своему спутнику, отбросив с лица завиток волос, выбившийся из прически под порывами морского ветра.

— Да, мне больше ничего не нужно, благодарю вас. Мы можем идти домой.

Она легко зашагала в сторону дома, где чувствовала себя спокойно, там была ее гавань.

Стоял холодный ноябрьский день, когда Кейт снова увидела пони Клодины у крыльца офиса Дэниэла. Кейт несла письмо, которое хотела лично отдать Дэниэлу, но передумала и оставила его клерку. С тяжелым, сжимающимся от необъяснимого страха сердцем она повернула назад к дому.

А Дэниэл, сидя за столом в своем офисе, едва взглянул на письмо, которое принес клерк, взял его и тут же отложил в сторону. Подождав, пока дверь в его кабинет снова закроется, он вернулся к прерванному разговору с Клодиной, которая сидела напротив него. Она уже второй раз приезжала к нему в офис, в первый раз под предлогом своей обеспокоенности попыткой Александра перекрыть центральную дорогу, ведущую в Истхэмптон, чего никогда не позволил бы закон. И сегодня она снова привезла бесполезный обрывок информации, основанный на глупых слухах. Единственное отличие от первого визита заключалось в том, что в прошлый раз она выглядела дружелюбной и довольной своей отчаянной смелостью, а сегодня каждый ее нерв вибрировал от напряженности и раздражения.

— А что, если ваш зять узнает о вашем приезде сюда? — спросил Дэниэл, внимательно глядя на нее.

Он подумал, что понял причину ее напряженности, которая исходила от нее, как и запах ее духов. И тут ему в голову пришла мысль об уединенном коттедже, который на днях освободили жильцы, как об идеальном месте для свиданий.

— Я очень рискую, — резко подтвердила она. — В обоих случаях я убеждала Александра, что еду к друзьям в усадьбу Атвуд, и действительно ехала туда после встречи с вами. И сегодня поеду тоже.

— К друзьям или к другу? — педантично уточнил он, подразумевая мужчину с внешностью поэта, которого видел с ней в церкви в Маррелтоне; с того дня он постарался разузнать о нем как можно больше.

Злобная гримаса исказила ее лицо.

— Дорогой друг, который устраивает бесчисленные празднества и торжества в мою честь. Мы с ним очень близки. Думаю, что я выйду за него замуж.

Ни один мускул на лице Дэниэла не дрогнул при этом сообщении. Он знал о Лионеле Атвуде и его отношении к Клодине практически все. Атвуд нуждался в наследнике, чтобы передать свое имя и состояние. Именно с этой целью Лионел вернулся из Италии, где среди дочерей аристократических семей так и не смог выбрать подходящую кандидатуру. Возможно, существовали и другие причины, по которым Лионел решил искать невесту в Англии, о них Дэниэл догадывался, но не располагал фактами.

— Рэдклифф одобряет этот брак?

Его хладнокровие удивило и разочаровало ее. Весь ее вид явно демонстрировал, что она оскорблена подобной спокойной реакцией вместо демонстрации бурной ревности, на которую она надеялась. Клодина сдвинула брови и вскинула подбородок.

— Рэдклиффы и Атвуды соседи на протяжении многих столетий, Александр и Лионел старые друзья. Мой зять очень хочет, чтобы я приняла предложение Лионела. Он уговаривает меня как можно быстрее объявить о помолвке, но я сказала ему, что не желаю спешить и хочу все обдумать, — раздраженно ответила она.

— У вас есть сомнения?

— Нет! Никаких сомнений! — вспыхнула она, взбешенная его спокойствием, вскочила со стула и собралась уходить. — Я не знаю никого более искреннего, доброго и внимательного к каждому моему желанию, чем Лионел. Никто не станет для меня лучшим мужем.

— Никто? — Он поднялся со своего места и, обойдя стол, встал прямо перед ней.

— Никак не вы, Дэниэл Уорвик!

— Что заставляет вас думать, что я когда-нибудь захочу видеть вас своей женой?

— Потому что вы никогда не сможете овладеть мной другим способом!

Дверь с грохотом захлопнулась за ней. Он присел на край стола и, запрокинув голову, весело рассмеялся, не воспринимая всерьез ее угрозу.

Спустя несколько недель Дэниэл уже не смеялся, прочитав в «Маррелтонской хронике» о ее помолвке с Лионелом Атвудом. Он скомкал газету и швырнул ее в угол кабинета. От сквозняка пламя сильнее вспыхнуло в камине, и слегка запахло дымом. После минутных раздумий он снова схватил газету и, разгладив мятую страницу, снова разложил ее на столе. Эта отчаянная попытка Клодины освободиться от него не только привела его в ярость, но и ошеломила своей глупостью.

Именно этот неудачный момент выбрала Кейт, когда пришла в его кабинет, чтобы поговорить о деле, уже давно не дававшем ей покоя, несмотря на предостережение Жасси. Раскрасневшись от холодного ветра, она быстро сбросила плащ и прямо с порога приступила к разговору.

— Ваши рабочие и их жены голодают при том жалованье, которое вы им платите! — горячо заявила она, сгорая от негодования.

Его глаза сверкнули стальным блеском под низкими темными бровями. Худшего времени для обсуждения этой наболевшей темы, о которой ей говорили со всех сторон, сложно было придумать.

— Я советую вам попридержать свой язык и не касаться тех тем, в которых вы ничего не понимаете, — процедил он сквозь зубы.

— Я все знаю об этом, — храбро ответила она, чувствуя свою правоту в деле, о котором решила ходатайствовать. — И не только я ношу корзины с едой семьям рабочих, но и леди из больших домов…

Он стукнул кулаком по ручке кресла.

— Вы осмелились пополнять кладовые рабочих продуктами с моего стола? — прогремел он.

— А вас не беспокоит, что несчастные люди страдают от голода и холода? — воскликнула она.

— Ах! — притворился он удивленным, в его голосе зазвучал сарказм. — Ну наконец-то вы стали называть вещи своими именами. Этой зимой они страдают от голода и холода, чего я не отрицаю. А вот все предыдущие годы они вообще сидели без работы, которой только я смог их обеспечить, и умирали от голода. В этом году никто не умрет от голода при отсутствии работы, только разве при собственной глупости и бесхозяйственности. Если бы я мог себе позволить платить им больше, чего не могу, до тех пор пока не начну получать прибыль, я бы сделал это.

— К тому времени, когда вы начнете получать доход, строительство закончится, и рабочие более не потребуются. Вы за их счет набиваете себе карманы. У меня есть немного личных денег из тех, что добрая тетушка платила мне за работу экономкой в Ашфорде. И каждый пенни я отдам страждущим.

— Оставьте ваши деньги при себе. В противном случае они плавно перетекут в карманы хозяина «Бегущего зайца» или того мошенника, который открыл небольшую пивнушку в конце улицы.

Она холодно, недоверчиво посмотрела на него.

— Как подобное может произойти?

Он раздраженно откинулся на своем стуле.

— Раз вы не верите мне, Кейт, ожидайте меня завтра в холле в четверть шестого, и я покажу, что имею в виду.

— Я буду готова сопровождать вас. — Она собралась уходить, но его следующие слова заставили ее остановиться.

— И постарайтесь больше никогда не вмешиваться в мои дела, — он яростно направил на нее палец. — С меня хватит! Хватит, я сказал!

Женщина повернулась, горя желанием дать ему отпор.

— И с меня тоже хватит! Вы даже не пытаетесь скрыть, что я тяжелое бремя для вас!

Он вскочил со стула.

— Ваше обвинение несправедливо! Я всегда обращался с вами вежливо. Разве я не позволил вам оставаться под крышей нашего дома так долго, как вы сами того пожелаете?

— Но разве вы не хотели, чтобы я рано или поздно уехала?

Он так сильно стукнул кулаком по столу, что ручки подпрыгнули, а газетная страница с объявлением, которое разозлило его, слетела от сквозняка на пол.

— Нет! И не надо искажать мои слова! Жасси словно подменили с тех пор, как вы вернулись. Она по-прежнему нуждается в вас. Без такого друга и советчика один бог знает, по какому пути она бы пошла. Она сбежала бы с первым попавшимся на ее пути Томом, Диком или Гарри!

— И что? Это должно меня утешать, по-вашему? Что я преуспела в той роли, которую легко могла бы играть любая женщина в три раза старше меня? Я вечный шип у вас в боку!

— Черт бы вас побрал! Я никогда еще не встречал женщины, которая настолько сильно выводила бы меня из себя!

Они стояли лицом к лицу, напряженные и возбужденные бурной ссорой.

— Вы не только искажаете смысл моих слов, но еще и приписываете мне те слова, которых я не говорил! — продолжил он.

— Шип! — яростно повторила она.

— Как заставить вас замолчать?

Неожиданно он обхватил ее лицо ладонями и сильно прижался губами к ее губам, вложив в поцелуй весь свой гнев, раздражение и чувство глубокого разочарования. Этот поцелуй настолько отличался от нежного, страстного поцелуя в Винчестере, что она, глубоко возмущенная и разгневанная, уперлась руками ему в грудь и оттолкнула его. Несколько мгновений они смотрели друг другу в глаза, а потом она выскочила из комнаты и, стуча каблуками, побежала вниз по лестнице.

Дэниэл едва не последовал за ней в смутном желании извиниться, но вместо этого снова рухнул в кресло, вынул из коробки сигару и зажег ее, нарушив тем самым строгий запрет Джима. Откинувшись на спинку кресла, он нахмурился и невидящим взглядом уставился на клубы ароматного дыма. Кейт волновала его. Живя в мире и согласии со всеми, она умудрялась постоянно конфликтовать с ним. Ее обвинения, что он относился к ней, как к шипу в своем боку, звучали несправедливо, но показывали, что она так же четко, как и он, ощущала существующие между ними трения. А ни на йоту не ослабевающая любовь к ней Гарри еще сильнее подогревала раздражение Дэниэла.

Гарри тешил себя надеждой, что никто не подозревает о его чувствах, а Кейт, надо отдать ей должное, ничем не поощряла его. Но что она на самом деле чувствовала к Гарри? Она оставалась загадкой, полной потаенных мыслей, жемчужиной, скрытой в устрице, которую никому не посчастливилось открыть. Факты, которые он знал о ее жизни, были ничтожны по сравнению с бесконечной тайной, которую ему никак не удавалось постигнуть, что бесило его неимоверно. Она оставалась для него неуловимой и интригующей, как зов сирены. По совести говоря, он не мог винить Гарри за его страстную влюбленность, поскольку Кейт не являлась обычной женщиной ни по внешности, ни по темпераменту. Только это не означало, что Дэниэл готов смириться с этой влюбленностью! Отнюдь нет! Он настроен так же решительно.

Дэниэл потянулся к пепельнице, чтобы стряхнуть пепел с сигареты. Его взгляд снова упал на газетную страницу, вызвавшую его раздражение. Мысли о Кейт мгновенно испарились из головы, уступив место гневу.

На следующее утро Кейт появилась в холле гораздо раньше назначенного Дэниэлом времени и ожидала, закутанная в теплый плащ с капюшоном, поскольку погода стояла влажная и холодная. Гарри, застегивая пальто, спустился вниз и в изумлении взглянул на женщину, быстрая радостная улыбка коснулась его губ. Обычно они с братом ранним утром выезжали осматривать объекты и в половине восьмого возвращались домой к завтраку. Горячие блюда уже ожидали их в столовой вместе с Кейт и Джимом. Жасси все еще завтракала в постели.

— Что вы делаете тут в такой час? — спросил он хриплым голосом, из которого еще не исчезли сонные нотки.

— Еду с вами на утренний осмотр, — улыбаясь, ответила она.

Порыв ледяного морского воздуха ворвался в холл и заиграл складками ее плаща, когда в дом вошел Дэниэл.

— Лошади оседланы, — не поприветствовав никого, он сразу перешел к делу. — Не будем терять времени.

Рядом с лошадьми братьев стояла Бонни, кобыла, которую Гарри купил для Кейт в Ашфорде и на которой она часто ездила. Братья подождали, пока она сядет в седло, и тронулись в путь: Дэниэл возглавлял процессию, Гарри ехал рядом с Кейт. По темной деревне тут и там мелькали огоньки фонарей — это деревенские мужчины шли на работу. Дэниэл и Гарри приступили к подробному осмотру, проверяя, все ли в порядке, доставлены ли необходимые для работы материалы, отмечали количество присутствующих рабочих. Кейт заподозрила неладное, когда они приблизились к бригадиру, выезжавшему в своем фургоне с кирпичного завода.

— Сколько сегодня ты насчитал, Харди? — резко спросил Дэниэл.

— Около сотни, сэр. Я еду в «Бегущий заяц».

— Мы с братом сами поедем туда. А ты отправляйся в пивнушку и проверь, сколько их там.

Дэниэл повернул лошадь, Гарри и Кейт галопом поскакали за ним. Около гостиницы Гарри помог Кейт спешиться, Дэниэл широко распахнул дверь. Их тени отразились в прямоугольном клочке света, который отбрасывал фонарь в утренних сумерках. Картина, представшая их глазам, изумила Кейт. В комнате висели клубы табачного дыма, среди которого толпились рабочие, многие были пьяны. Оживленный разговор мгновенно смолк при появлении Дэниэла. Работодатель и его брат нечасто бывали здесь, оставляя всю черную работу бригадиру Харди и его помощникам. Те всегда являлись вовремя, чтобы положить конец этим долгожданным теплым минутам, предшествовавшим длинному унылому дню, наполненному тяжелым трудом.

— Убирайтесь отсюда! — рявкнул Дэниэл.

Он не делал угрожающих жестов и не размахивал кнутом, который держал в руке, но его властный вид излучал такую страшную силу, что стоящие рядом с ним рабочие подались назад. Все остальные быстро проглотили содержимое своих стаканов и кружек и потянулись к выходу.

— Я плачу вам деньги не для того, чтобы вы промывали свои желудки в рабочее время. Каждый из вас уже полчаса назад должен был явиться на объект. На выход! — гремел его голос.

Кейт наблюдала, что они выходят, как стадо послушного скота под хлыстом пастуха. Только некоторые отстали, одни не могли заставить свои непослушные конечности двигаться быстрее, другие не торопились намеренно, дерзко вскинув головы и сохраняя на своих лицах упрямое выражение затаенных бунтарей. Женщина подумала, что они представляют собой крайне грустное зрелище в своих лохмотьях, подвязанных шнурками для сохранения тепла. И только скудный ломоть хлеба, завернутый в тряпичный лоскут, должен был поддержать их силы. Их ожидал тринадцатичасовой тяжелый день, по окончании которого они сложат инструменты и вернутся в свои жалкие жилища к изможденным женам и худым плачущим детям. Она сама часто посещала эти дома с корзинками, наполненными едой, порой в компании Элиота Синглтона, который постоянно навещал паству своего прихода. Хотя многие женщины выглядели неопрятными и ленивыми, ищущими утешения в бутылке с джином, Кейт испытывала только жалость и сочувствие к их скорбному существованию.

— Я пойду с ними, — сказал Гарри. — Порой пьяных приходится вытаскивать из канав и котлованов, выкопанных под фундаменты домов.

Дэниэл и Кейт остались в баре одни, если не считать хозяина, с легким звоном убирающего со столов пустую посуду. Дэниэл подошел к камину и разворошил сапогом тлеющие бревна, вызвав фейерверк искр. Пламя вспыхнуло с новой силой. Он снял перчатки и, положив их вместе с хлыстом на каминную полку, протянул к огню озябшие руки и обернулся к Кейт.

— Итак? Вы все еще испытываете сочувствие к этим лентяям? Ни одно утро не проходит без подобной неприятной процедуры. Я бы уже давно многих уволил, если бы это гарантировало уменьшение количества пьяных в других бригадах. Пьянство — проклятие низшего класса. Будь моя воля, держал бы все пивные закрытыми до конца рабочего дня.

Хозяин замедлил уборку и усмехнулся, уверенный, что закон никогда не допустит подобного.

— В таком случае наступят тяжелые времена для нашего брата, мистер Уорвик. Готов побиться об заклад, что вы, путешествуя по стране во время ваших боевых турниров, с удовольствием заезжаете в придорожные гостиницы в любое время суток, чтобы выпить что-нибудь согревающее. Это стало бы невозможным, если бы мы не работали в любое время равно для бедных и богатых.

Дэниэл проигнорировал бесцеремонное вторжение хозяина в их разговор, ожидая ответа Кейт. Размышляя над тем, что сказать, она подошла к огню, отблески пламени танцевали на складках ее плаща, отражая игру света и тени на лице. Грациозным движением она отбросила полы плаща и, следуя примеру Дэниэла, поднесла к огню руки. Неожиданно он снова ощутил знакомое очарование, вызванное неумышленной чувственностью каждого движения этой женщины, испытывая волнение и возбуждение, как в Винчестере или в тот жаркий день, когда застал ее, полуобнаженную, в холле. Не осознавая своего влияния на него, она спокойно и задумчиво смотрела на пламя.

— Многие из этих людей вынуждены преодолевать значительное расстояние, чтобы добраться до Истхэмптона. И я верю, что больше всего на свете они желают отдохнуть и освежиться.

В любое другое время он ответил бы ей саркастическим замечанием, но в этот момент она словно околдовала его.

— Как хорошо, что женщины не управляют бизнесом, — заговорил он непривычно нежно, — иначе они баловали бы своих работников, как капризных детей.

— Доброта не может быть неуместной, — задумчиво ответила она.

Его брови нахмурились. Он не считал себя полностью чуждым доброте, но всему есть предел. Схватив перчатки и хлыст, он отошел от огня.

— Мне еще нужно успеть сделать кое-какую работу до завтрака.

У входа в таверну они расстались: он уехал по делам, она поскакала домой. Днем Кейт снова вернулась на строительный двор, который сразу после приезда в Истхэмптон показал ей Гарри, и направилась к просторным складам, где хранилась древесина. Тщательно осмотрев огромное помещение, она решила, что оно идеально подходит для воплощения задуманного ею плана, который надеялась обсудить с Дэниэлом. Зайдя к нему в офис, она узнала от клерка, что мистер Уорвик уехал на пробежку вместе с Джимом Пирсом. Собравшись спускаться вниз, она на мгновение задержалась на верхней площадке, чтобы бросить взгляд на простиравшиеся перед ней поля. В конце улицы она увидела двух женщин, скачущих по направлению к берегу. Кейт предположила, что дамы решили насладиться ездой вдоль берега, и вдруг ее руки напряженно схватились за перила. Она заметила огненно-золотистые волосы под густыми перьями шляпки. Клодина Клейтон снова ехала на встречу с Дэниэлом.

Дэниэл с тренером почти завершили свои утренние упражнения и медленно прогуливались вдоль берега, когда заметили двух наездниц, галопом несущихся прямо на них. Дэниэл мгновенно узнал яркое пламя кудрей Клодины, а чуть позже понял, что ее сопровождала Оливия. Клодина не замедлила хода своей лошади и с суровым выражением лица пронеслась мимо Дэниэла, вздымая тучи песка. Он не отошел в сторону и поймал ее мрачный взгляд.

— Иди домой, — приказал он Джиму.

Тренер дернул его за рукав.

— Чем меньше ты будешь иметь с ней дело, тем лучше. Надо закончить пробежку.

— Черт бы тебя побрал! Делай, что я сказал!

Джим тяжело вздохнул, но воздержался от дальнейших возражений и легким шагом пошел прочь, пару раз оглянувшись в надежде, что Дэниэл одумается и последует за ним. Дэниэлу не пришлось долго ждать Клодину, через несколько мгновений она прискакала обратно. Его совершенно не волновало, каким образом она оправдала перед сестрой свое возвращение. Как только она остановила лошадь, он без разговоров обнял ее за талию и, спустив на землю, увел под прикрытие огромных скал, где их никто не мог увидеть. Там он прижал свои губы к ее в жгучем поцелуе. Ее руки обвились вокруг его шеи, а рот жадно раскрылся под напором его языка. Затем он схватил девушку за плечи и грубо отшвырнул назад к скале.

— Почему? — яростно взревел он. — Почему?

Ее влажные губы дрожали, она смотрела на него испуганными глазами, в которых блестели непролитые слезы.

— Вы мое проклятие, Уорвик! Я должна освободиться от вас! Лионел любит меня!

Дэниэл невесело рассмеялся.

— Вы не понимаете, о чем говорите!

— Он любит! Любит! Между нами нежнейшая дружба. Не то, что между мной и вами!

— А вы хотели бы узнать, что может быть между нами?

Ее возбужденное трепещущее тело дало ему ответ. Он почти уговорил ее и крепко прижал Клодину к себе.

— В конце деревни в Денвинском углу есть уединенный коттедж. Я выселил жильцов. Мы можем встретиться там… — поспешно шептал он.

— Нет! — В ее голосе отразилась непоколебимая воля, и она со всей силой оттолкнула его. — Я хочу, чтобы все закончилось, а не начиналось!

И вдруг выражение ее лица резко изменилось.

— Сюда едет Оливия, — заговорила она другим, тусклым голосом. — Она питает ко мне нежную сестринскую любовь и предпочтет сделать вид, что не поняла, для чего я возвращалась. Она ничего не скажет о сегодняшнем инциденте Александру.

Хотя Дэниэл сопровождал Клодину до ее лошади, Оливия обратилась к своей сестре так, как будто та стояла одна.

— Ты нашла свою упавшую перчатку, сестренка? Ах да, вижу, ты уже даже надела ее. В таком случае предлагаю поехать в другом направлении.

Клодина развернула лошадь, но прежде чем та успела тронуться, Дэниэл схватил ее за поводья.

— Послезавтра я уезжаю в Лондон, а оттуда на бой в Харлистскую пустошь. Я жду вас в коттедже, когда стемнеет.

Ее лицо злобно исказилось.

— Никогда! — прошипела она. — Никогда!

Сильно стегнув свою лошадь хлыстом, она последовала за сестрой.

Кейт надеялась вечером обсудить с Дэниэлом свою новую идею и сильно расстроилась, когда он ушел из дома сразу после обеда и не появился до поздней ночи.

Уже лежа в постели и читая при свете свечи, она услышала за дверью его тихие шаги. Ей показалось, что она не уловила в них легкой поступи мужчины, удовлетворенного вечером.

На следующий день, после тренировки на самодельном ринге, устроенном на зеленой лужайке перед домом, Джим устало опустился на дощатую скамейку перед баней.

Он снял боксерские перчатки, сложил руки на коленях и озвучил наконец одолевавшие его нехорошие мысли.

— Хочу напомнить тебе, что я все еще твой тренер, и ты должен следовать моим указаниям, с сегодняшнего дня постарайся сдерживать себя.

Дэниэл, окунув голову в ведро с водой, фыркнул сквозь пряди мокрых волос и потянулся за полотенцем.

— Поясни, — попросил он, нахмурив брови; его хорошее настроение постепенно угасало из-за зародившегося подозрения о том, что последует далее. — Ты говоришь загадками.

— Не надо играть со мной в кошки-мышки, — сурово ответил Джим. — Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю. Я слышал, во сколько ты пришел прошлой ночью. Это нарушает все твое расписание накануне поединка. Твои похождения связаны с женщиной, и я даже знаю ее имя. Постарайся не повторять вчерашнего вечера ни сегодня, ни по возвращении домой после боя.

Дэниэл отбросил в сторону влажное полотенце и потянулся за сухим.

— Для человека с одним глазом ты слишком тщательно все разглядел, — злобно ответил он. — Давай закроем эту тему и прекратим спорить. Где я провожу время — мое личное дело, и оно никого больше не касается, даже тебя.

— Дело, да? — презрительно усмехнулся Джим. — Ты выбрал правильное слово и не ошибся.

Дэниэл фыркнул и, накинув на себя одежду, скрылся за дверью бани. Тренер вскочил со скамейки и распахнул дверь.

— Эта рыжеволосая ведьма уничтожит твою жизнь! — заорал он. — Почему бы тебе не поискать кого-нибудь в своем доме? Твоя проблема в том, что ты заблудился в трех соснах.

Дэниэл не удостоил старого тренера ни взглядом, ни ответом.

Когда этим вечером они собрались на ужин, Кейт обратилась к Дэниэлу, сидевшему во главе стола.

— Я прошу вас уделить мне час для беседы с вами после обеда, — попросила она.

Дэниэл развернул хрустящую накрахмаленную салфетку и, полностью погруженный в свои мысли, неопределенно кивнул девушке.

— Он поговорит с вами, миссис Уорвик, — ответил за него Джим. — Он никуда не пойдет сегодня вечером. По правилам ему нужно ложиться рано накануне боя, а мы завтра уже отправляемся в путь.

— Почему вы сначала едете в Лондон? — спросила Жасси, сидящая по другую сторону стола.

— Сэр Жоффрей хочет видеть Дэниэла по правую руку от себя на большом обеде в боксерском клубе, куда мы едем, — ответил Гарри. — Этот жест равносилен объявлению Дэниэла кандидатом в чемпионы. Между членами клуба идет соперничество за право объявить бойца, которому они покровительствуют, лучшим боксером ринга. И большинство этих влиятельных людей соберутся в следующий понедельник на Харлистской пустоши, чтобы посмотреть борьбу Дэниэла с новым соперником, которого выставляют против него.

Жасси с удовольствием взглянула на старшего брата.

— Мои добрые пожелания тебе!

Дэниэл улыбнулся и поднял бокал.

— Благодарю тебя.

Сидящие за столом поняли, что все разногласия брата и сестры остались в прошлом.

Когда Кейт с помощью Жасси помыла посуду и вернулась в гостиную, где ее должен был ожидать Дэниэл, она никого там не обнаружила. Медленно присев на стул, она оперлась локтями о гладкую поверхность стола. Он воспользовался ее просьбой, чтобы освободиться от бдительного ока Джима и сбежать. Чтобы повидать кого? Она не хотела даже догадываться об этом. Страдая от мучительной душевной боли, женщина обхватила ладонями склоненную голову и закрыла глаза.

А тем временем в уединенном коттедже на окраине деревни всего в полумиле от границ с Рэдклифф-Холлом Дэниэл нетерпеливо ходил из угла в угол, поджидая свою гостью. Он не мог поверить, что Клодина не придет. Прошлым вечером ее отсутствие хоть и принесло разочарование, но все же не сильно удивило его. Он надеялся на ее появление следующим вечером. Коттедж представлял собой небольшое строение с низкой крышей без мебели, за исключением широкой, вделанной в стену кровати, покрытой свежим сеном. Сквозь плотно закрытые ставни не пробивалось ни сияние свечи, ни отблеск пламени в камине, который он растопил сразу же, как вошел в дом. В очередной раз достав из кармана часы, он отрыл их и проверил время. Почти полночь. Она не придет.

Он наклонился к камину, чтобы потушить огонь, как вдруг весь напрягся, прислушиваясь. Стукнула калитка. Но он не слышал звука копыт по изрезанной колеями дороге. Видимо, из предосторожности она спешилась на улице и оставила лошадь у обочины. Он выпрямился, наблюдая, как приподнимается щеколда, и дверь мягко приоткрывается, чтобы пропустить в дом женщину. Гостья сняла капюшон, и Дэниэл с удивлением увидел Оливию.

— Миссис Рэдклифф! — воскликнул он.

— Я не прошу у вас прощения за свое вторжение, — нервно начала она, — поскольку в ваших попытках соблазнить мою младшую сестру я не усматриваю никаких добрых намерений.

Он недоуменно вскинул брови.

— А я-то думал, это дело касается исключительно Клодины и меня, но вижу, она решила доверить все вам.

— Она совершенно растеряна, но я благодарю Небеса, что она не потеряла головы и сохранила достаточно здравого смысла, чтобы не рисковать своей репутацией и не ставить на карту всю свою дальнейшую жизнь, явившись в это место.

Ему пришло в голову, что, тайно приезжая в этот отдаленный коттедж на встречу с ним, Оливия и сама очень сильно рисковала не только вызвать безумную ярость мужа, но и опозориться перед слугами. Они могли по-своему истолковать ее ночной отъезд и начать сплетничать.

— Вы так и не сообщили мне цели вашего визита, — твердо заявил Дэниэл.

Она подняла руки и сложила перед собой ладони в отчаянной мольбе, которую еще больше усиливало несчастное выражение ее лица.

— Умоляю вас, не пытайтесь помешать свадьбе Клодины и Лионела. Исчезните из ее жизни и не стойте больше на ее пути.

И тут в один миг Дэниэл понял все. Он вспомнил выражение лица Оливии на балу, когда она наблюдала более чем дружеское общение своего мужа с Клодиной. Оливия до безумия боялась, что преследования Дэниэла расстроят помолвку или даже приведут к отмене свадьбы. Скорее всего, Оливия больше всего на свете хотела, чтобы сестра вышла замуж и навсегда покинула Рэдклифф-Холл и Александра. И она сделала вид, что не заметила его присутствия на берегу прошлым днем не только из сознательности и сестринской преданности.

— Лионел идеальный вариант для нее, — пылко продолжала она, не переводя дыхания. — Они замечательно подходят друг другу. Вы предприниматель, изгнанный из благородного общества, вы предали свой класс, но вы родились джентльменом, и я взываю к вашей чести и заклинаю вас оставить в покое мою сестру.

Дэниэл изо всех сил ударил кулаком по дубовой каминной доске, вздымая пыль.

— Она не должна выйти замуж за Атвуда! — Никто другой, кроме него, не имел права мстить, пусть даже и неосознанно. — Я подозреваю истинные мотивы вашего мужа. Желания его сердца не имеют ничего общего с семейным счастьем вашей сестры!

Это был предел того, что он мог позволить себе сказать ей, и, без сомнения, предел ее понимания. Как он и ожидал, она неверно истолковала его отношение к помолвке своей сестры.

— У вас нет никакого права из чувства ревности нападать на тех, кто думает исключительно о счастье Клодины, в то время как вы только и мечтаете обольстить ее! — воскликнула Оливия и встала. — Очевидно, все мои попытки воззвать к лучшей стороне вашей натуры оказались тщетными. Я не могу более задерживаться. Обещаю, что приложу все силы, чтобы ускорить свадьбу, защитив тем самым сестру от вашего безнравственного преследования!

Она уехала так же тихо и поспешно, как и приехала. Дэниэл потушил огонь в камине и запер коттедж. Предоставив лошади полную свободу самостоятельно выбирать дорогу, он погрузился в собственные мысли. Он недооценил силу воли Клодины. Она ни на дюйм не отступила от сказанных ему тогда в офисе слов: овладеть ею он сможет только после женитьбы. Почему нет? Действительно, почему бы и нет? Вся ситуация поворачивалась новой стороной. Он обдумает ее по пути в Лондон и перед боем на Харлистской пустоши.


Клодина сидела у камина в гостиной и ждала. Вдруг в холле раздались шаги, ручка повернулась и тяжелые двойные двери раскрылись, пропустив Александра. Он вернулся домой от соседей после игры в карты. Увидев его вместо своей сестры, которую Клодина ждала со смесью ликования и беспокойства, девушка подавила тяжелый вздох. Она трепетала от волнения, рисуя в своем воображении жестокое разочарование Дэниэла, когда он обнаружит, что вместо нее на свидание пришла Оливия. Однако, если он пообещает сестре никогда больше не видеть Клодину, то она почувствует разочарование гораздо более сильное, чем он. Как можно испытывать настолько страстное влечение к человеку, которого ненавидишь?

Александр улыбнулся, очень довольный, что застал Клодину одну. Несмотря на громадные размеры Рэдклифф-Холла, точное количество комнат которого она даже не знала, им редко удавалось остаться наедине. Оливия, как чопорный призрак, могла бесшумно появиться в любом конце дома в любое время. Порой создавалось впечатление, что в поместье живут сразу несколько сотен Оливий вместо одной главной леди. Александр быстро пересек гостиную и сел спиной к огню напротив Клодины, продолжая улыбаться. Пламя камина отбрасывало янтарные блики на его фрак.

— Разве дамская игра в карты закончилась так рано? — поинтересовался он, устремив на нее мягкий взгляд.

Ее вид всегда очаровывал Александра, даже околдовывал. Девушка пленила его сразу, как только он впервые увидел ее спускающейся по сходням в Дувре, куда она прибыла на почтовом судне из Франции. После он с удивлением вспоминал, насколько неохотно согласился встретить ее, не желая пропускать первую охоту сезона. Но Оливия лежала больная после выкидыша, и он не посмел расстраивать ее. Он решил сам поехать на пристань вместо слуги, отдав тем самым дань гостеприимства молоденькой свояченице, которую никогда не видел. И в тот момент она навсегда вошла в его жизнь с развевающимися перьями на шляпке, очаровав его своей свежестью, мерцающими гипнотическим блеском глазами, легкой шалостью, таящейся в соблазнительном изгибе ее розовых губ. Оливия, по отношению к которой все его желания давно угасли, казалась бледной тенью рядом с этим жизнерадостным колдовским созданием, которое поселилось в его доме.

Поначалу он старался не думать о ней слишком часто, но где бы они ни встречались: за завтраком ли, на лестнице или на светских вечеринках — она всегда представала его восторженному взору в магическом свете, постепенно покоряя и порабощая его. Не он один становился ее преданным рабом. Его мучили жестокие приступы ревности, каких он не знал со времен юности, когда другие мужчины смотрели на нее, преследовали ее, спрашивали его позволения ухаживать за ней с самыми серьезными и благородными намерениями и даже ссорились из-за нее. А эта кокетка прекрасно осознавала свою силу и пользовалась ею.

В конце концов Александр перестал сдерживаться и начал использовать любую возможность, чтобы обнять ее за тонкую талию, пользуясь своим правом зятя, удержать ее пальцы в своих дольше, чем требовалось, помогая ей выйти из экипажа, или крепко прижать ее к себе в моменты, когда за ними не наблюдали. Она не отталкивала его категорично, а играла с ним в древнюю игру, давно известную его искушенному, опытному в аморальных вопросах уму: то искушала его, то одергивала, то флиртовала, то негодовала, возмущенная его дерзостью. Она прочно поймала его на крючок, как неопытного юнца, страдающего от первой неразделенной любви.

Как часто происходит в подобных случаях, он не только терзал себя мыслями о ее неминуемом замужестве, но и пылал негодованием по отношению к своей супруге, как будто она являлась виновницей непреодолимого барьера между ним и его новой любовью. Порой он желал смерти Оливии, хотя это не разрешило бы ситуации, поскольку церковь запрещала брак со свояченицей. Он с облегчением заметил, что Клодина не спешила замуж. У них вошло в привычку обмениваться шутками о неудачливых поклонниках, которым он, по ее желанию, указывал на дверь. Тех, кого она всерьез рассматривала в качестве кандидатов в мужья, кому позволяла целовать себя или обнимать в густой тени оранжереи или в саду, залитом лунным светом, он ненавидел всеми фибрами души, страдая от ужасающих мук ревности, о которых она даже не подозревала.

Все три года, что Клодина жила под его крышей, она держала его в постоянном напряжении. В конце концов он вообще потерял способность контролировать себя, демонстрируя лютую ненависть к каждому, кто проявлял по отношению к свояченице повышенное внимание. И только к своему давнему другу Лионелу Атвуду он не испытывал враждебности, не представляя никаких серьезных отношений между ним и Клодиной. Они весело проводили время вчетвером в Брайтоне, а впоследствии и в поместье Атвуд. Невозможно было не любить Лионела, который, несмотря на свои немужские увлечения поэзией и другими странными занятиями, являлся прекрасным знатоком лошадей. Его замечательные конюшни, которые он пополнил после своего возвращения из-за границы, славились на всю округу. В довершение к этому он никогда не терял самообладания за игровым столом, весело проигрывал, скромно выигрывал, в ссорах никогда не бывал вздорным и задиристым, сохраняя благородное достоинство, ему свойственное. Несмотря на свою симпатию к другу, Александр испытал смешанные чувства, когда Лионел сообщил ему о своем намерении просить руки Клодины. Это произошло после ужина, на котором присутствовали только Оливия и Клодина, потом дамы удалились, оставив мужчин наедине.

— Я приложу все силы, чтобы сделать ее счастливой, — продолжал Лионел, приняв ошеломленное молчание Александра за одобрение. — За время своего пребывания в Италии я избавился от болезни легких, доктора заверили меня, что при постоянном уходе и внимании рецидивы более не повторятся, и я смогу жить спокойно. Все состояние Клодины останется в ее полном распоряжении, я на него не претендую. Поскольку у нас с ней множество общих интересов, то уверен, что смогу обеспечить ей достойную жизнь в поместье Атвуд.

Александр не сразу смог ответить другу. Облокотившись на стол, он потер пальцами лоб, чтобы выиграть время. Клодина никогда не будет счастлива с Лионелом. Ей нужен другой человек. Совсем, совсем другой! Ей нужен мужчина, который овладеет ею неистово, сможет воспламенить это эротическое, великолепное тело, удовлетворить все его страстные желания. Такой мужчина, как сам Александр. И тут в его голове медленно, как змея, выползающая из темной норы, начала зарождаться мысль, какую выгоду он сможет извлечь, если Клодина почувствует себя в поместье Атвуд тревожной, несчастливой и расстроенной. Он судорожно глотнул и заставил себя дружелюбно посмотреть на Лионела.

— У тебя есть основания думать, что она примет твое предложение?

— Совсем недавно она явно дала понять, что высоко меня ценит, — спокойно ответил тот. — Я совершенно уверен, что она даст положительный ответ.

Если бы кто-то другой заявил, что Клодина выбрала его себе в мужья, Александра охватили бы ревность и гнев, но перед ним сидел старый друг. Он протянул Лионелу свою руку Иуды и поощрительно улыбнулся.

— В таком случае желаю удачи в разговоре с ней. Уверяю тебя, что со своей стороны я окажу всяческую поддержку. Ты для нее лучшая партия.

Они пожали друг другу руки и закрыли тему, присоединившись к дамам, к счастью для Александра, поскольку он был не в состоянии обмениваться любезными репликами о семейном счастье и наследниках, обычными в таких случаях. На этот раз подобные слова не вызывали в нем ничего, кроме отвращения и ярости.

Ответ Клодины на его вопрос о дамской карточной игре пробудил его от воспоминаний.

— Головная боль вынудила тебя остаться дома? — уточнил Александр. — Именно по этой причине ты сидишь здесь одна в столь поздний час?

— Я чувствую себя лучше. Немного вздремнула на софе, и головная боль утихла. Пока мне не хочется спать.

Женщины всегда использовали головную боль в качестве универсального предлога, когда не хотели что-либо делать, однако он не показал недоверия, вызванного ее объяснением. Раньше у Оливии часто болела голова, но постепенно она поняла, что головные боли не приносят ей никакой выгоды, поскольку она еще не родила ему наследника. Хотя он уже давно потерял к ней интерес как к женщине, она являлась его женой, и он постоянно нуждался в ней.

— Неужели Оливия отказалась составить тебе компанию и ушла спать? — мягко спросил он. — Безрассудно с ее стороны.

Даже не безрассудно, а крайне необычно для жены, особенно если учесть, что она не могла не понимать, что рано или поздно он вернется домой и застанет Клодину одну. Оливия никогда не намекала мужу на слишком тесную дружбу между ним и сестрой, ни словом не обмолвилась, что ее что-то не устраивает, но он знал наверняка, что она постоянно об этом думает. Она испытала явное облегчение, когда Лионел и Клодина объявили о своей помолвке.

Девушка чинно сложила руки на юбке, ее кольцо с бриллиантами и сапфирами, подаренное Лионелом по случаю помолвки, ярко засверкало при свете камина и заиграло светлыми бликами на кремовой коже ее шеи и подбородка.

— Она уехала на карточную игру и до сих пор не вернулась. Мы не могли не явиться обе и разочаровать хозяйку.

Александр почувствовал, что сказка с головной болью еще не закончилась. У него не было причин не доверять ей, поскольку она расслабленно и спокойно улыбалась ему, откинувшись на мягкие подушки кресла. Но, войдя в комнату, он безошибочно уловил едва заметное напряжение в ее позе и взгляде, который она постоянно устремляла на дверь, в той искре испуга, которая пробежала по ее лицу при его появлении. Он предположил, что Клодина не очень довольна тем, что он застал ее одну. Подобное часто случалось, когда она пребывала в плохом настроении или у нее наступали критические дни. В такие моменты она вела себя раздраженно, порой даже жестоко, когда он начинал ласкать ее или дотрагивался губами до ее неясной кожи. Но сейчас он не видел ни ее упрямо надутых губ, ни нетерпеливого или — еще того хуже — злого блеска в глазах. Напротив, она искрилась дружелюбием, что он связывал с самыми сладостными мгновениями их отношений. Он решил прямо приступить к делу.

— Если бы я знал, что ты дезертировала, то остался бы дома сегодня вечером. — Александр пересел на подлокотник ее кресла и принялся нежно ласкать ее руку.

Клодина резко вскочила и заняла освобожденное им место около огня, положив руку на край каминной полки. Нет, не положила, а скорее вцепилась в нее, но продолжала улыбаться.

— Оливия должна вернуться с минуты на минуту, — поддразнила она его.

Она часто пользовалась этим трюком неминуемого вторжения его жены, чтобы придать опасность их кратковременным встречам либо оградить себя от него.

Этим вечером Александр не мог понять, какие мысли преобладали в ее голове.

— Мы услышим стук ее подъезжающего экипажа, — ответил он и обнял ее.

Клодина дрожала! Но не от внезапной страсти, которую он в ней пробудил, а от чего-то еще. От страха? Он никогда раньше не замечал в ней страха, и это воодушевило его. Он жадно поцеловал девушку, чувствуя полный контроль над ней, чего никогда не случалось раньше, и очень пожалел, что не запер на ключ двойные двери, когда входил в гостиную. По причине, известной ей одной, она не сопротивлялась ему, и он приготовился в полной мере использовать предоставленную ему возможность. Внезапно дверь открылась, и появилась Оливия, одетая в плащ.

Женщина застыла на месте и недоуменно смотрела на них. Они отпрянули друг от друга, но Клодина из чувства приличия изобразила стыд, прижав кончики пальцев к щекам. Александр взглянул на жену, как на преступницу, его покрасневшее лицо исказила злобная гримаса.

— Откуда ты приехала? — требовательно спросил он, сделав несколько грозных шагов в ее сторону. — Я не слышал стука экипажа во дворе.

Оливия надменно вскинула голову. Позже она позволит боли овладеть ей, позже она заплачет, но на данный момент она находилась в состоянии шока от той картины, которая предстала ее пораженному взгляду, несмотря на то что она сотни раз видела ее в своем воображении.

— А ты всегда прислушиваешься к подобным сигналам, оповещающим о моем приезде?

Александр замахнулся и сильно ударил жену по лицу. Его охватило непреодолимое отвращение при виде нее. Он ненавидел ее за то, что она, как ему казалось, похитила у него такой замечательный шанс. Резкий звук, раздавшийся в тихой комнате, вернул Клодине ее обычное самообладание. Она боялась, что Александр узнает, что они с Оливией затеяли в этот вечер. Она хотела тайно отомстить Дэниэлу, но не имела никаких плохих намерений по отношению к своей сестре. Оливия и так проявила чудеса храбрости, не только обманув Александра, даже осмелившись скакать одна, в темноте, впервые за всю свою жизнь. Клодина так много позволила Александру только для того, чтобы он не обратил внимания, одна лошадь или несколько въехали во двор. Ей даже в голову не могло прийти, что Оливия проявит чудеса осторожности и вернется настолько незаметно, но при этом тут же погубит все дело, бесхитростно зайдя в гостиную прямо в плаще, даже не удостоверившись, вернулся ли домой Александр. Кота в мешке утаить не удалось, и было бессмысленно продолжать придумывать какие-либо увертки. Клодина понимала, что ей во что бы то ни стало нужно переубедить Оливию, в дальнейшем союзничестве с которой она остро нуждалась.

— Оставь в покое мою дорогую сестру! — яростно велела она Александру, дергая его за рукав. Затем изящным жестом протянула, руки к Оливии. — Прости меня, — взмолилась она. — Я настолько обезумела, ожидая тебя, что едва могла соображать. Не понимая причины моего состояния, Александр почувствовал, что меня нужно утешить.

Оливия потеряла дар речи, слушая беззастенчивую ложь сестры и страдая от боли в щеке, к которой прижимала дрожащую руку. Александр, не понимая, во что ввязались эти две женщины без его ведома, повернулся к Клодине, ожидая от нее ответа, который не могла дать жена.

— Я требую объяснений, почему Оливия приходит домой пешком в столь поздний час?

На какую-то долю секунды ему пришла в голову абсурдная мысль, что его жена завела любовника. Он тут же отбросил эту идею, уверенный в ее надоедливой любви к нему, которая душила его, любви, более эмоциональной, нежели физической. Она никогда не станет изменять ему ни в его доме, ни за его пределами.

— Ради моего спасения Оливия ездила на встречу с Дэниэлом Уорвиком, — сообщила Клодина и ласково посмотрела на него.

— Что? — воскликнул Александр, и лицо его потемнело.

— Он продолжал преследовать меня. Если бы ты не сбросил его с подножки экипажа в Брайтоне, он бы давно отступил. — Она сама не верила в то, что говорила, но хотела, чтобы Александр почувствовал свою вину. — И в результате его настойчивость не ослабевала. Позавчера, когда мы с Оливией катались на лошадях, он заговорил со мной и назначил мне свидание.

— Он осмелился? — взвился Александр, чуть не сходя с ума от ревности.

Он не верил, что Клодина не поощряла этого парня, поскольку флиртовать для нее было так же естественно, как дышать. Каждым своим плавным движением, каждым изгибом прекрасного тела, каждым взмахом ресниц она манила и очаровывала, порой сама того не желая. Он никогда не забудет, каким собственническим взглядом смотрел на нее Уорвик во время их первой встречи, как будто она уже принадлежала ему, готовая отдаться. А это его собственническое отношение к ней в королевском дворце — ничто не унижало его сильнее.

— Где он предложил тебе встретиться? — уточнил он.

Клодина назвала место.

— Оливия проявила чудеса храбрости и отправилась туда. Она хотела убедить его оставить меня в покое.

Александр перевел взгляд на жену.

— Что он тебе ответил?

Оливия продолжала молча смотреть на мужа. Его беспокойство не имело к ней никакого отношения. Ему было неважно, что она рисковала упасть с лошади в темноте, заблудиться, что ее могли догнать эти грубые рабочие со стройки в Истхэмптоне, изнасиловать или убить. Немстительная по натуре, она в любом другом случае приложила бы все силы, чтобы простить и забыть, но за такой короткий промежуток времени ее успел предать и ударить муж, обмануть сестра и поставить на место упрямый Дэниэл Уорвик. Одним своим ответом она могла разом отомстить им всем и одержать собственную победу, предоставив им возможность наказать друг друга.

— Вам обоим следует остерегаться Дэниэла Уорвика, — четко произнесла она. — Он не доверяет тебе, Александр, и желает овладеть Клодиной. Пока она держит слово и собирается выйти замуж за Лионела, вы не избавитесь от него. Он уверен в своих силах и тверд в намерении добиться цели.

Она тихо повернулась на каблуках и вышла из комнаты, высоко подняв голову. Александр посмотрел на Клодину.

— Ты поощряла его! — обвинил он ее. — Ты, маленькая…

— Да как ты смеешь! — воскликнула она и отскочила от него, как будто более не могла выносить его близости. — Я делаю, что хочу, поощряю и отбиваю охоту по своему желанию. Это не твое дело. И хоть вы с Оливией несете ответственность за меня, пока я не вышла замуж, это касается только моего имущества и здоровья. Все остальное вы контролировать не имеете права. Я выйду замуж за Лионела, но только потому, что сама этого хочу, а не из желания кому-то что-то доказать!

Она бросилась вон из гостиной и побежала в свою комнату. Александр автоматически дошел до двери и посмотрел ей вслед. Он уничтожит Дэниэла Уорвика.

У него в голове уже родился план. Заручившись поддержкой нескольких соседей, которые оставят ему всю грязную работу, но свои обязательства выполнят без вопросов, он уничтожит собственность Дэниэла. Что касается намерения Клодины связать свою судьбу с Лионелом, он полностью одобрял его. Чем раньше она выйдет замуж, тем быстрее придет к нему в поисках того, чего не получит в браке.

Глава 11

Кейт, лишенная возможности обсудить с Дэниэлом свою идею до его отъезда в Лондон, решила действовать самостоятельно, без его одобрения. Она проигнорировала его приказ не вмешиваться более в его дела, поскольку твердо верила, что он одобрит ее начинание. Ну а если нет, она готова смело противостоять его раздражению, как делала уже не раз.

Долгой подготовки не требовалось. Она почистила большой самовар, который нашла в подвале, купила на свои деньги еще один, а также запас чая и отправилась на склад. Там с помощью слабоумного паренька по имени Нед, которого они наняли подметать двор, она соорудила из досок и брусьев длинный стол. Затем расставила на нем кружки и чашки, часть которых достала из буфета в доме, а часть купила в местных магазинах. Плиту для подогрева воды нашел для нее Нед.

— Спасибо за помощь, Нед. Первую чашку чая завтра я налью тебе, — радостно обратилась она к своему помощнику.

Его губы растянулись в широкой довольной улыбке. Внятно и четко говорить он не мог, производил горлом только какие-то искаженные звуки, поэтому часто служил мишенью для жестоких шуток окружающих. Но эта добрая леди, которая сочувствовала ему и специально для него принесла из дома свежеиспеченный хлеб и кусок фруктового пирога, осветила его душу ярким светом. Он чувствовал, что с ее появлением все здесь изменится к лучшему,

— А сейчас мне нужно зайти во все мастерские, — сказала она ему. — Ты пойдешь со мной?

Его глаза наполнились ужасом, он покачал головой и отступил: больше всего на свете oн боялся злых шуток, которые разыгрывали с ним рабочие. Кейт, неслучайно выбравшая его в помощники, догадалась о причине его страха. Она часто наблюдала, как умственно отсталых людей, подобных Неду, задирали и пинали. Она положила руку ему на плечо.

— Пойдем. Не бойся. Никто не причинит тебе никакого вреда. Ты мой помощник, и все об этом скоро узнают.

Несколько минут она уговаривала его набраться смелости, пока он наконец не вложил свою грязную руку в ее ладонь, облаченную в тонкую перчатку из нежной кремовой кожи. Медленной шаркающей походкой он тронулся в путь, Кейт старалась идти с ним рядом.

Сначала они зашли в кузнечный цех, наполненный дымом и копотью. Бледные мрачные лица повернулись к ним.

— Добрый день, джентльмены, — обратилась Кейт к рабочим, стараясь перекричать ужасный шум. — С завтрашнего дня в половине шестого утра на дровяном складе мы с моим помощником Недом будем рады предложить вам чай или кофе по одному фартингу за чашку. До встречи завтра утром.

Затем они отправились в душную и влажную мастерскую каменщиков. Кейт искренне сочувствовала рабочим, поскольку старое здание не предусматривало никакой вентиляции. Там женщина повторила свое объявление и направилась к плотникам, малярам, штукатурам, работающим над лепными украшениями, а затем в столярную мастерскую. Таща за собой Неда, она переходила от одной группы, которая складывала кирпичи, к тем, кто с помощью лошадей месил глину или бетон. Мужчины на ее слова реагировали по-разному: кто-то подавлял хохот, кто-то слушал с интересом, некоторые просто изумленно глазели. Затем она оставила Неда, оседлала кобылу и направилась на объекты, где снова повторила свое объявление. С чувством выполненного долга Кейт вернулась домой. Ей навстречу вышла Жасси.

— Все прошло хорошо? Надеюсь, ты позволишь мне присоединиться к тебе завтра и помочь?

— Это не место для тебя. Дэниэл никогда бы не позволил.

— Откуда ты знаешь, позволит ли он тебе разливать рабочим чай и кофе, когда вернется? — нежно заворчала Жасси.

Кейт сняла плащ.

— Позволит, если мой план заработает.

На следующее утро в половине шестого Кейт вошла на склад и обнаружила там Неда. Позже она узнала, что он бездомный сирота, проводящий ночи на кирпичном заводе, где укрывался от холода, ветра и бдительных глаз ночных сторожей. Этим утром она еще ни о чем не догадывалась и испытала искреннюю благодарность за то, что он растопил плиту и наполнил из насоса бочки. Время шло, на склад никто не приходил. Кейт и Нед сидели при свете двух фонарей, подвешенных к балке. Вода в самоварах кипела.

Когда Кейт уже начала думать, что весь ее план провалился, дверь вдруг открылась, и из серых утренних сумерек внутрь шагнуло несколько человек. Она открыла кран ближайшего самовара и стала наполнять чашки. Спустя короткое время на складе уже гудела толпа. Мужчины толкались, ожидая своей очереди, а потом отходили в сторону и, обхватив руками горячие кружки, маленькими глотками пили обжигающие напитки. Нед, неспособный удерживать чашки, принимал фартинги и очень злился, когда ему протягивали фальшивые монеты или пытались всучить отполированные морем камушки и старые пуговицы. Его яростные вспышки гнева, отчаянные жесты и невнятное бормотание привлекали внимание Кейт и стоящих поблизости мужчин, что вынуждало обманщиков смущенно отшучиваться и платить. В шесть часов раздался звон колокола, о начале рабочего дня, и мужчины покинули склад.

Ликующая Кейт улыбнулась Неду.

— Я думаю, все прошло хорошо, согласен?

Однако ее ликование быстро испарилось, когда на склад вошел бригадир. Они с Недом как раз заканчивали мыть посуду.

— Мне очень жаль разочаровывать вас, леди, но сегодня утром количество мужчин в пивной не уменьшилось. Боюсь, к вам пришли только те, кто обычно и так является на работу вовремя.

Ее радость мгновенно потухла.

— Совсем не уменьшилось, мистер Харди?

Он пожал плечами.

— Ну, возможно, полдюжины вместо дюжины.

Она сразу же повеселела.

— И все-таки все прошло успешно. Нельзя считать проделанную работу бесполезной. Горячие напитки принесли удовольствие тем, кто пришел к нам сегодня. Они сердечно благодарили нас, — сообщила она, вздохнула, опустила рукава и сняла передник. — Если кто-то из них нуждается в более крепких напитках, я должна им их предоставить.

— Миссис Уорвик! — сурово предупредил Харди. — Если мужчины начинают пить с утра, они потом весь оставшийся день прикладываются к бутылке. Очень часто несчастные случаи происходят именно с пьяными, которые не могут твердо стоять на ногах, как ваш Нед.

— Традиционно многие люди пьют за завтраком эль. Если мужчины не могут начать день с домашнего пива, они пытаются компенсировать это в течение дня. Если у них появится возможность приобрести пинту эля по самой низкой цене, которую я им предложу, они перестанут заходить в пивную по пути на работу и покупать там дешевый спирт. Рано или поздно я обнаружу всех хронических прогульщиков, а вы уже сами решите, что с ними делать. В результате сократится количество несчастных случаев, в которые вовлечены и другие рабочие отнюдь не по своей вине.

Он не имел привычки улыбаться, даже когда хотел продемонстрировать одобрение.

— Как скажете, миссис Уорвик, — ответил он, — слегка приподняв над головой шляпу.

Он уже собрался уходить, когда Кейт окликнула его.

— Если увидите мистера Тэннера, попросите его уделить мне пару минут. Я хочу, чтобы он посмотрел, можно ли что-нибудь сделать с вентиляционной системой тех строений, где работают кузнецы и каменщики. Жуткие условия разрушают их легкие, вы так не считаете?

Харди считал, что существует большая разница между женским здравым смыслом и женским даром вмешиваться не в свое дело.

— Да-да, — последовал уже менее дружелюбный ответ.

Он намеренно не передал Тэннеру ее просьбу, но на следующий день обнаружил рабочих, пробивающих стены мастерских под вентиляционные отверстия и выкладывающих печные трубы из взятых со стройки кирпичей. Харди даже боялся представить, что скажет мистер Уорвик после своего возвращения, когда увидит, что рабочие бросили срочную работу ради этих ненужных, отнимающих время переделок.

К концу недели количество посетителей утренних чаепитий значительно возросло. Кейт взяла в помощь двух мальчиков девяти-десяти лет, которые тоже работали на строительном дворе. В понедельник народу еще прибавилось.

Желающим выпить эля позволялось не более одной пинты, но никто не возмущался, поскольку Кейт уже успела заслужить всеобщее уважение. Тех, кто не следил за своим языком в ее присутствии, сурово одергивали товарищи. Зная человеческую природу, женщина понимала, что бочонки с элем следует держать под замком. Она пригласила плотников, чтобы те соорудили небольшое помещение в углу склада. Там построили раздвижные двери, за которыми хватало места не только для бочонков, но и для маленького столика, скамьи для мытья посуды и шкафчиков для чашек и кружек. Довольная проделанной работой, Кейт с гордостью по казала все Харди, когда тот явился к ней с утренним отчетом о нерадивых рабочих в пивной.

— Да, леди, — подтвердил он, разглядывая мрачным взглядом из-под кустистых бровей, во что превратился склад, и радуясь скорому возвращению хозяина. Он никогда не мог предугадать, что еще придет ей в голову, а этот болван Тэннер даже не пытался с ней спорить. — Я пришел сообщить вам, что застал сегодня в «Бегущем зайце» не более двадцати человек и еще нескольких в пивной. Это постоянные люди и среди них парочка интриганов. Я уже знаю их в лицо и собираюсь многих уволить в день выплаты жалованья.

На следующее утро, когда пробил колокол и мужчины разошлись, на складе послышались легкие шаги. Кейт, подогревающая воду для мытья посуды, обернулась и увидела в дверях рыжеволосую девушку в одежде для верховой езды. Клодина Клейтон.

— Миссис Кейт Уорвик? — спросила девушка неуверенно, так как предполагала, что экономка у Уорвиков гораздо старше.

— Да. — Кейт вышла ей навстречу.

— Нас тут могут услышать?

— У мальчиков острые уши. Давайте выйдем на улицу.

— Меня могут увидеть!

— Еще довольно темно, и все рабочие уже ушли на объекты, да мы можем отойти к заброшенным конюшням, если вас это устроит.

Это шаткое здание, каждую минуту готовое обвалиться, планировали снести, как только освободится рабочая сила. Там, под дырявым потолком, Клодина пояснила цель своего приезда.

— Я приехала предупредить Дэниэла. Я не осмелилась ехать к вам домой из опасения, что меня могут увидеть. Сюда же я добралась лесом и, надеюсь, никем незамеченная.

Папоротник и сухие листья прилипли к ее дорогой одежде, свидетельствуя, что она пробиралась сквозь живую изгородь, которая росла в нескольких ярдах от складов.

— Дэниэл в отъезде, — холодно и отстраненно заметила Кейт, стараясь скрыть свои эмоции, более глубокие, чем враждебность. Какую бы важную информацию Клодина ни привезла, для Кейт она олицетворяла собой опасность иного рода. — Сегодня у него поединок на Харлистской пустоши, а завтра, после отдыха, он вернется домой.

— Он должен вернуться сегодня! — Клодина в беспокойстве выглянула из конюшни, огляделась, а затем продолжила тихим, дрожащим голосом: — Я знаю о поединке, только я подслушала чужой разговор. Все, что он построил в Истхэмптоне, планируют уничтожить сегодня вечером. Хотят, чтобы Дэниэл вернулся домой и застал опустошение и дымящиеся руины.

— Кто посмел? — в ужасе воскликнула Кейт.

— Его враги. Влиятельные враги, которые могут нанять тех, кто согласится выполнить всю черную работу, — отчаянно пыталась убедить Клодина в необходимости принять меры. — Надо сообщить ему. Я бы сама поехала, но за каждым моим шагом следят. Я смогла убедить своего жениха сопровождать меня сегодня утром, и только это позволило мне встретиться с вами.

Она легко подошла к двери и оглянулась.

— Я более не могу задерживаться. Во что бы то ни стало предупредите Дэниэла.

— Я все сделаю.

Клодина поспешно ушла, а Кейт отправилась на поиски Тэннера.

— Мне срочно надо идти домой, — сказала она. — Пожалуйста, заприте склад вместо меня.

Каждый день она добиралась до складов по узенькой тропинке, тянущейся вдоль полей. Никогда еще этот путь не казался ей настолько долгим, как в это утро, когда она полушла, полубежала обратно домой. Жасси, прекрасно помнившая ущерб, нанесенный дому ее бывшими друзьями, побледнела как полотно, услышав рассказ Кейт, и побежала седлать Бонни, пока Кейт переодевалась в дорогу. Она еще долго стояла у калитки и смотрела вслед удаляющейся подруге.

К середине утра женщина добралась до Харлистской пустоши, бой начинался в одиннадцать. Узнав место проведения поединка, Кейт поскакала туда. Не желая расстраивать Дэниэла и мешать ему сконцентрироваться, она решила сообщить ему неприятные известия сразу после окончания поединка.

Приблизившись к площадке, она поняла, насколько глупо с ее стороны было надеяться, что сможет подъехать к рингу. На значительном расстоянии от себя она увидела небольшую возвышенность, превращенную в подобие сцены. Эту естественную площадку на paсстоянии десяти ярдов обтянули веревкой, с внутренней стороны которой ходил патруль с хлыстами, не позволяющий зрителям слишком близко подходить к рингу и мешать борцам. Дэниэл и его противник уже приехали и ждали момента, чтобы кинуть монету и определить, на какой стороне расположится каждый противник. Это было особенно важно в яркую солнечную погоду или в сильный дождь. Этот день выдался пасмурным и сухим. От ринга Кейт отделяла шумная многотысячная толпа, люди сидели в центре и стояли но бокам. Все это многолюдное сборище окружал двойной ряд фермерских фургонов: повозки внутреннего ряда стояли в специально выкопанных канавах, чтобы не загораживать зрелище для экипажей наружного ряда.

Кейт едва успела остановить Бонни, как уже привлекла к себе внимание ближайших соседей. Мужские взгляды также бесцеремонно разглядывали ее, как перед этим разглядывали ринг. Она решила отъехать подальше и дождаться окончания боя в каком-нибудь более удобном месте, как вдруг внимание толпы переключилось. Рядом с Кейт раздался стук колес подъехавшего экипажа, сопение и фырканье взмыленных, темных от пота лошадей. Из экипажа вылез суровый решительный джентльмен в шляпе, плотно нахлобученной на голову. Он держал в руках документ, скрепленный официальной печатью. Двое дородных парней тут же спрыгнули с заднего сиденья и, бесцеремонно расталкивая на своем пути толпу, ринулись за джентльменом, вызывая со всех сторон в свой адрес громкий рев недовольства и ярости. Боксерское прозвище судьи слетало с губ.

— Клюв! Проклятый Клюв!

Кейт быстро спешилась на обочине и привязала Бонни к ближайшей ограде. Решив воспользоваться тем, что все внимание толпы направлено на судью, она последовала за ним и двумя его телохранителями, которые нагло расталкивали поднявшихся со своих мест возбужденных мужчин. Дэниэл и все, кто находился с ним на ринге, подошли к веревкам, чувствуя, что в толпе происходит что-то неладное. Всем пришла в голову одна и та же догадка: кто-то подал жалобу властям, требуя, чтобы те запретили бой. Пробираясь среди людей, которые не замечали ее и старательно вытягивали шеи, пытаясь разглядеть, что происходит, Кейт подумала, что само провидение прислало сюда судью, чтобы отменить поединок. Благодаря этому Дэниэл сможет вернуться домой раньше и предотвратить уничтожение своего имущества.

Судья подошел к рингу, и толпа сомкнулась позади него. Зрители подались вперед, чтобы лучше слышать, Кейт очутилась в самой гуще, зажатая со всех сторон. Стоя на кончиках пальцев, она могла наблюдать за разворачивающимися событиями. Женщина не слышала, о чем говорили между собой судья, служащие и стоящие на ринге, но каждый из присутствующих и без слов мог прекрасно понять, что происходило, по бурному обсуждению, призывным жестам одних и суровому покачиванию головой других. Было очевидно, что судья не собирался сдавать своих позиций поборника закона. Кейт увидела, как Дэниэл перешагивает через веревочное ограждение, сопровождаемый Джимом и Гарри, чтобы уехать вместе с сэром Жоффреем Эденфильдом. Один из служащих вышел на ринг, поднес ладони ко рту.

— По распоряжению судьи проведение сегодня боя на пустоши запрещается, — громко объявил он, — всем приказано тихо и мирно разойтись.

Поднялся такой шум, что потребовалось несколько минут, чтобы волнение улеглось, и служащий мог договорить.

— Но у меня есть и хорошие новости. Фермер Наттон с фермы Барсден в полумиле от Льюиса в Суссексе предлагает нам одно из своих полей. Именно там мы возобновим поединок.

Только теперь Кейт поняла, почему Дэниэл и его противник так поспешно покинули ринг. Толпа вокруг нее зашевелилась, люди активно начали протискиваться к дороге и бежать в направлении Льюиса. Кейт чуть не упала и спаслась только благодаря какому-то незнакомцу, за руку которого схватилась, но тот вскоре вырвался, горя только одним желанием — добраться до Льюиса. Женщина попыталась сохранить равновесие и не споткнуться на неровной траве, боясь, что ее затопчут. Ее толкали, пихали, пинали локтями, ударяли тяжелыми сапогами. Выкрикивая имя Дэниэла, который не мог ее услышать, она беспомощно смотрела, как он пронесся мимо в экипаже сэра Жоффрея, за которым следовали экипажи с соперником Дэниэла, Джимом и Гарри и фаэтон помощника и секунданта второго бойца. Через минуту вся процессия скрылась из виду, оставив толпу далеко позади.

На дороге царил полный хаос. Многочисленные экипажи тщетно пытались тронуться в путь. Зрители залезали обратно в ландо, телеги, кабриолеты, двуколки и фаэтоны. Кейт стояла у обочины и никак не могла перейти дорогу, чтобы добраться до Бонни. Вокруг нее проносились экипажи, вздымая тучи пыли, и вставали на дыбы лошади под ударами нетерпеливых наездников. Неожиданно произошла вынужденная задержка движения в результате столкновения двух телег. Кейт быстро перебралась на другую сторону и не обнаружила Бонни! Какой-то негодяй украл ее, воспользовавшись шансом завладеть быстрым транспортом, оставленным без присмотра.

Она не стала лить напрасные слезы по своей дорогой кобыле, которую вымотал долгий путь из Истхэмптона и которая в данный момент, возможно, страдала от грубого обращения с ней чужого седока. Все вокруг бежали в город, и она побежала, вскоре осознав, что мысль купить или взять напрокат лошадь или занять свободное место в каком-нибудь транспортном средстве пришла в голову далеко не ей одной. Все гостиницы, конюшни и кузницы окружала плотная толпа, сквозь которую она даже не пыталась пробраться. Среди этой толпы находились не только люди, прибывшие в Харлистскую пустошь в дилижансах и желающие теперь попасть в Льюис, но и те, чьи лошади пали после долгих переездов или нуждались в длительном отдыхе. По той же причине не могли тронуться в путь и многие фургоны. Самыми злыми и нетерпеливыми оказались зрители, чьи экипажи после легких незначительных столкновений нуждались в ремонте или замене колес.

Когда хозяин подходил к окну и выкрикивал, что в его доме не осталось больше ни одной лошади и повозки, Кейт бросалась в другое место, но также поступали и все остальные. Толпа росла, усиливалось раздражение, вспыхивали ссоры, начинались драки. Осознав, что у нее нет никакого шанса найти лошадь, она оставила дальнейшие попытки и отправилась в Льюис пешком. Рядом с ней шли сотни мужчин всех социальных уровней и классов. Золото, звенящее в карманах богато одетых людей, не спасало их, и они брели по дороге вместе с простыми крестьянами. Многие величавые знатные джентльмены выглядели так, будто они уже много лет проделывали путь лишь от двери своего замка до дверцы экипажа. Но такова была непреодолимая страсть к боксу, которая в каждом мужчине вызывала безумие, ведущее его к новому месту, пока он не падал от изнеможения.

Завидев на своем пути ферму, многие мужчины отделялись от общего потока и одолевали просьбами сбитого с толку фермера, перебивая друг у друга цену. Кейт не пыталась следовать их примеру, понимая всю бесполезность подобных действий. Она шла дальше, стараясь экономить силы. Некоторые счастливчики подвергались освистыванию и насмешкам, часто завязывались драки. С разных ферм на главную дорогу, как ручейки, стекались странные повозки, настолько древние, что с них сыпалась солома и колеса шатались из стороны в сторону. Эти повозки вливались в общее движение и медленно катились в Льюис среди бредущих пешеходов.

Многие проезжающие мимо в экипажах или на лошадях бросали любопытные взгляды на респектабельную молодую женщину, находя ее присутствие среди такого количества мужчин странным, забавным или вызывающим. Попрошайки и нищие являлись неотъемлемой частью подобных мероприятий, но изящное создание с длинными блестящими локонами и холодным интригующим взглядом вызывало удивление. Она слышала в свой адрес вульгарные грубые крики и прозвища, некоторые мужчины выражали готовность посадить ее к себе на колени, за неимением свободного места. Поступали и более интимные предложения, которые она игнорировала, как глухая. Франты и щеголи махали ей своими шляпами из проносящихся мимо экипажей, ухмылялись и подмигивали, пока не скрывались из виду.

Кейт преодолевала милю за милей, пока совсем не выбилась из сил и не присела на придорожную траву, тяжело дыша от усталости. Пустись она в путь отдохнувшей, то не чувствовала бы себя настолько опустошенной, закаленная тяжелой работой в полях во времена своей юности, но она встала в пять утра и долго скакала из Истхэмптона. К тому же ее обувь для верховой езды совершенно не годились для пеших прогулок и сильно натерла ногу. По липкому ощущению в области своей ступни она предположила, что рана обильно кровоточила. Она позволила себе лишь несколько минут отдыха и продолжила путь. Она должна поговорить с Дэниэлом, чего бы ей это ни стоило. Слишком много стояло на кону.

Хотя по дороге все еще шли люди, однако толпа сильно поредела. Основная масса экипажей уже достигла Льюиса, но с боковых тропинок время от времени съезжали случайные повозки и вливались в общее движение. Их тут же останавливали опаздывающие на поединок люди и предлагали за аренду такие деньги, что хозяева не смели отказать. Одну из таких повозок, выезжающую из леса, неожиданно увидела Кейт через дыру в изгороди. Небольшую повозку везла свежая молоденькая лошадка, которой правил мальчик лет четырнадцати, школьные учебники лежали на свободном сиденье рядом с ним. Кейт подошла к тележке в тот момент, когда та замедлила ход при съезде на основную дорогу. Мальчику потребовалось всего лишь слегка потянуть за поводья, чтобы остановить лошадь, когда Кейт обратилась к нему с отчаянной просьбой.

— Пожалуйста, позвольте мне нанять ваш экипаж, чтобы попасть на поединок, который перенесли за пределы Льюиса. Это очень срочное дело, которое не имеет ничего общего с самим поединком. — Она поспешно развязала шнурок своего ридикюля и достала оттуда три соверена, которые захватила с собой на всякий случай. — Это все, что у меня есть, но мой муж даст вам еще, если мы доберемся до места.

Тут ее грубо отпихнули в сторону. Мужчины увидели мальчика и повозку, окружили ее со всех сторон, создавая такой шум, что лошадь начала нервно вращать глазами и вскидывать голову. Суммы, которые они предлагали, значительно превысили ее три соверена, к ногам мальчика падали кошельки.

— Подождите минуту! Джентльмены! Пожалуйста! — говорил мальчик тихим голосом, и Кейт догадалась, что перед ней сидит сын местного помещика или какого-нибудь знатного джентльмена; он посмотрел в ее сторону. — Вы говорили о деле чрезвычайной важности?

В ней снова ожила надежда.

— Мой муж один из боксеров, мне нужно передать ему срочное сообщение. Его имущество под угрозой.

— Могу я узнать ваше имя?

Она с гордостью ответила:

— Я миссис Дэниэл Уорвик.

Серьезное лицо мальчика осветила улыбка.

— Я с интересом слежу за карьерой вашего мужа. И почту за честь отвезти вас к нему, миссис Уорвик.

Услышав ее имя, несколько мужчин помогли ей сесть в повозку и сняли шляпы, отдавая дань уважения супруге известного боксера.

— Очень вам благодарна, — сказала она дрожащим от переполнявшего ее облегчения голосом. — Что касается платы…

— Не будем больше говорить об этом, — перебил он ее. — Мне как раз по пути с вами, и я надеюсь, что ваш муж выиграет сегодняшний бой.

Они еще немного поговорили о сопернике Дэниэла, Кэрри Рейде, который пользовался дурной славой в боксерских кругах, поскольку часто применял в борьбе запретные приемы. Потом перешли на другие темы, а вскоре подъехали к рингу. Кейт сошла на землю и поблагодарила мальчика, который приподнял шляпу и уехал. Хромая, она поковыляла по неровной траве, пятка сильно распухла в неудобной обуви, каждый шаг причинял ей мучительные страдания. Она остановилась позади толпы, при этом прекрасно видела весь ринг, обтянутый веревками, в самом конце поля. Само поле имело значительный уклон, что позволяло зрителям сидеть рядами, как в театре, и не загораживать обзор друг другу.

Шел десятый раунд, зловеще настроенная толпа громыхала и ревела, доброжелательности не было и в помине. Вскоре Кейт поняла почему. Информация, полученная oт мальчика, оказалась верной. Кэрри Рейд с готовностью пользовался запрещенными приемами, чтобы уничтожить противника и выиграть раунд. Она решила подойти поближе к рингу на случай, если Дэниэл нокаутирует противника и закончит бой, иначе восторженная толпа снова отрежет ее от него.

Задний план ринга представлял собой высокую плотную живую изгородь, закрывающую доступ к рингу с другого поля. Никому из зрителей не приходило в голову смотреть бой с той стороны, вытягивая шеи, раз с других сторон открывался замечательный вид на площадку. Кейт решила именно там дождаться окончания поединка. Со слезами на глазах от мучившей ее боли в ноге, она побрела вниз по склону. Никто даже не повернул головы в ее сторону, все внимание было приковано к боксерам. На границе двух полей тек бурлящий ручей, но берег оказался достаточно широким, чтобы она могла подойти к рингу. Вглядываясь сквозь листву, женщина заметила, что от борцов ее отделяли только сидящие на стульях судьи, арбитр, служащие и несколько джентльменов, среди которых находился и сэр Жоффрей. В одном углу ринга стояли Джим и Гарри, и другом секундант и помощник Кэрри Рейда. Все сосредоточенно смотрели на боксирующих Дэниэла и Кэрри, которые, казалось, были глухи к шуму толпы.

Впервые в жизни Кейт присутствовала на бое. Находясь в непосредственной близости от боксеров, она четко видела их кулаки, синяки, порезы и струящуюся из ран кровь. Хуже всего ей казался тошнотворный звук ударов, наносимых с такой силой и мощью, что заставлял ее вздрагивать. Дэниэл боролся, плотно сжав губы и не произнося ни слова, в то время как соперник дразнил и подкалывал его. Женщина с изумлением наблюдала, как хладнокровно игнорировал Дэниэл эти колкости и насмешки, зная, насколько быстро он выходил из себя за пределами ринга. Здесь же ее глазам предстал другой человек.

Неожиданно Кэрри, получив в результате мощного удара преимущество над Дэниэлом, отбросил его к веревкам и словно зажал в тиски.

— Ты, чемпион Англии! Ха! — Гигантский кулак Кэрри наносил Дэниэлу страшные удары в ребра. — Я покажу тебе, какой ты чемпион! Покажу!

Удары следовали один за другим, оставляя уродливые кровоподтеки. Волны протеста прокатились по рядам.

— Нечестно! Нечестно!

В поисках опоры Кейт схватилась за ветку, безумно боясь, что в результате этой страшной атаки Дэниэл останется с переломанными ребрами. Борьба становилась все более жестокой, но в конце концов Дэниэлу удалось освободиться. Как раз в этот момент Кэрри вскинул колено, и Дэниэл, согнувшись от ужасающей боли, повалился на дерн. Раунд закончился.

— Трус! Нечестно! Куда смотрят судьи! Нечестно! Нечестно! Нечестно!

Кэрри с важным видом отошел в свой угол, игнорируя свист и оскорбления разъяренной толпы. Джим и Гарри кинулись к Дэниэлу, чтобы помочь ему подняться, но он отверг их помощь и встал самостоятельно. В своем углу он сел на колено Гарри, бледный и измученный. Джим, обтирая его мокрой губкой, шептал на ухо необходимые советы. Дэниэл кивнул, сделал глоток из протянутой Гарри бутылки и через какое-то время выплюнул воду.

Полминуты истекли, и мужчины снова вышли на ринг. Дэниэл решил преподать своему противнику урок. С контролируемой убийственной жестокостью он стал наносить удары в лицо и голову Кэрри с такой скоростью, что тот в течение нескольких минут дергался, как кукла на веревочке, и постепенно отошел к веревкам. Кровь струилась из рассеченной брови Кэрри. Он взмахнул головой, собрался с силами и, подобно быку, ринулся на противника, сокрушив защиту Дэниэла и оттолкнув его к столбу. Шея Дэниэла оказалась на веревках, противник навалился на него всем своим телом, рискуя задушить.

Это была последний капли. Разъяренные зрители снесли наружное ограждение, создающее свободное пространство между публикой и рингом, и ринулись вперед. Охрана пустила в ход хлысты, пытаясь прекратить вторжение. Однако все попытки восстановить порядок только усиливали всеобщее волнение и раздували пламя. Кейт, испугавшись, что Дэниэла задушат прежде, чем кто-либо придет ему на помощь, пролезла сквозь изгородь и попала в самую гущу рукопашной схватки. Поняв, что пути к отступлению отрезаны, она прижалась к стульям судей, которые ожесточенно спорили между собой о прошедшем раунде. Возбужденные взволнованные мужчины не обращали на Кейт никакого внимания. Когда противники снова заняли свои позиции, судьи вскочили с места и потребовали очистить ринг. Но проще отдать приказ, чем его выполнить. Спасаясь от завязавшейся всеобщей драки, боясь, что она тоже пострадает, Кейт последовала за судьями и чудом избежала удара стулом, который один из охранников шнырнул во взбешенного зрителя, получив от него удар в грудь.

Начтен двенадцатый раунд чудовищного боя. Кэрри видел теперь только одним глазом, второй не открывался из-за струящейся из рассеченной брови крови. Дэниэл настроился на нокаут, нанося четкие удары поочередно правой и левой рукой. Незначительное пространство, не превышающее трех футов и окружности, оставленное боксерам для борьбы, затрудняло их движения, мешало нападать и защищаться, Со всех сторон их окружала вопящая толпа. Те, кто стоял ближе всех к рингу, толкали, пихали и били напиравших сзади, опасаясь попасть под ноги боксеров и получить от них случайный удар. Боксеры обливались потом, явно страдая от нехватки воздуха. Кэрри не осмеливался более использовать запрещенные приемы и дрался честно, постоянно занимая оборонительную позицию. Было очевидно, что Дэниэл выжидал удачный момент, чтобы нанести последний сокрушающий удар.

Позади Кейт бурлила другая битва: группа забывших обо всем на свете зрителей воевала с охранниками. Волнение набирало силу. Мощная волна отбросила Кейт, судей и стоявших рядом с ними людей далеко вперед, как обломки потерпевшего крушение судна. Женщину грубо толкнули в спину, и она оказалась в самых первых рядах, окружающих ринг. В то же самое мгновение Дэниэл случайно краем глаза заметил ее лицо. На секунду или две его концентрация ослабела, этого хватило Кэрри, чтобы воспользоваться ситуацией. Мощным ударом кулака он поразил Дэниэла в челюсть. Тот потерял сознание и рухнул на землю как подкошенный. Бой закончился: Кэрри победил.

Наиболее агрессивно настроенные зрители, разочарованные результатами поединка, крушили все на обратном пути в город, выражая тем самым свое возмущение и негодование. Они ломали заборы, били окна, кидали камни и кирпичи во все, что движется. Кейт ничего этого не видела. Она сидела в гостиной фермерского дома и слышала, как наверху заскрипел дощатый пол и Джим вошел к Дэниэлу. Послышался гул голосов: Дэниэл выслушивал подробный отчет о происшедшем.

Вытянув вперед распухшую забинтованную ногу, она сидела, облокотившись на ручку кресла и подперев пальцами лоб. Никогда она не забудет испуганный взгляд Дэниэла. Казалось, он не верил своим глазам. Когда он упал, Джим первым подбежал к нему и, опустившись на одно колено, вытянул по направлению к ней руку, отвергая ее желание помочь.

— Из-за вас он проиграл бой, — сказал тренер полным страдания и разочарования голосом. — Вы на неопределенное время отодвинули его от чемпионства. С таким же успехом вы могли просто сбросить его со скалы.

Гарри сразу же бросился к Кейт, даже не пытаясь помочь Джиму. Ему она сразу рассказала, по какой причине примчалась в Льюис. Гарри нахмурился, кивнул и сразу приступил к активным действиям. Он передал корзину и чемодан с вещами Дэниэла одному из ассистентов, приказав помочь Джиму поднять брата и уложить на носилки. Затем обратился к Кейт:

— Джим сейчас понесет Дэниэла в дом фермера. Идите за ним. Я постараюсь вернуться как можно скорее.

С этими словами он исчез в толпе, которая уже значительно поредела, несмотря на то что стычки и драки все еще продолжались.

С трудом передвигая ноги, Кейт похромала за Джимом, который шел рядом с раскачивающимися носилками, присматривая за Дэниэлом. От невыносимой боли она закусила губу. Вскоре тренер остановил носильщиков, желая удостовериться, что Дэниэл не вывалится из носилок, поскольку всей процессии предстояло пересекать ручей, чтобы перебраться на другой берег. Тут он впервые взглянул на Кейт. Он уже собрался идти дальше, но вдруг передумал и вернулся к ней.

— Что у вас с лодыжкой, миссис Уорвик? Вывихнули?

— Нет, Джим.

Она объяснила, что с ней, и, опережая следующий вопрос, вкратце изложила причину своего приезда. Тренер смутился и, поднеся руку ко лбу, отдал ей честь.

— Примите мои извинения за то, что грубо разговаривал с вами на ринге и не догадался, что отнюдь не праздная глупость привела вас сюда. Гарри сказал, куда он ушел? Нет? Ну хорошо, полагаю, нам не следует беспокоиться за него. А сейчас позвольте мне…

Джим наклонился к ней и, взяв ее на руки, быстрыми шагами догнал носильщиков. Тут он заметил, что Дэниэл приходит в себя, и снова поставил Кейт на землю.

— Опустите-ка носилки, — велел он носильщикам.

Дэниэл вдруг сел, поднял кулаки и начал дергать ногами, пытаясь сбросить с себя одеяло. Джим крепко схватил его за плечи и уложил обратно.

— Бой закончен, мой мальчик. Закончился на двенадцатом раунде.

Ошеломленный Дэниэл потряс головой, пытаясь привести в порядок мысли.

— Он успел меня догнать, когда я уже уничтожил его?

— Нет, Дэн. Все произошло иначе.

Взгляд Дэниэла стал вдруг острым.

— Неужели Кэрри одолел меня?

— Боюсь, что так, парень.

Дэниэл вскочил, пошатнулся и упал бы, если бы тренер не подхватил его. Затем он увидел Кейт, воспоминание о ее лице среди беснующейся людской толпы вдруг всплыло в его мозгу, и глаза засверкали от ярости.

— Вы! — зло процедил он сквозь зубы.

Ни один мускул на ее лице не дрогнул. Она выдержала его взгляд с холодным спокойствием, в очередной раз вызывая у него желание снять с нее эту маску и познать настоящую Кейт. Он не знал, что душа ее кричала от боли, мучительно переживая предстоящий разлад в их отношениях.

— Успокойся, Дэн, — посоветовал Джим. — Миссис Уорвик оказалась здесь по веским причинам, поэтому ложись на носилки и дай нам возможность донести тебя до фермерского дома. Там я все тебе расскажу.

Дэниэл старался сбросить с себя руку тренера.

— Не существует таких причин, которые позволили бы ей появиться на ринге. Черт бы тебя побрал, Джим, я пойду сам!

— Ты не в том состоянии, чтобы идти, так же, как и она. Ложись на носилки, хватит терять время.

Дэниэл успел сделать один неуверенный шаг, когда Джим толкнул его обратно на носилки и накрыл одеялом. Тот больше не сопротивлялся и пролежал весь оставшийся путь в задумчивом молчании. Тренер снова взял на руки Кейт и донес ее до фермы. Там он предоставил ее заботам доброй фермерской жены, а сам повел Дэниэла наверх, в спальню.

Хозяйка сняла с больной ноги Кейт обувь, ополоснула рану водой, чтобы уменьшить опухоль, и перевязала бинтом. Услышав стук копыт на улице, Кейт подняла голову и увидела Бонни, которую вел Гарри. Она радостно вскочила и захромала в холл. Когда жена фермера открыла дверь, Кейт импульсивно бросилась на шею Гарри и обняла его.

— Вы нашли Бонни!

В то же мгновение Гарри привлек ее к себе, наклонил голову и прижался щекой к се щеке.

— Я готов на все, чтобы сделать вас счастливой, — хрипло сказал он.

Только она собралась выбраться из его объятий, как резкий окрик Дэниэла с верхнего пролета лестницы заставил ее отскочить в сторону.

— Ты бы лучше пришел ко мне, чтобы обсудить опасный для нас замысел Рэдклиффа, а не гонялся за украденной кобылой, которую спокойно могли бы привести другие.

Гарри вспыхнул и шагнул по направлению к брату. Полностью одетый Дэниэл спускался по лестнице и на первый взгляд выглядел только чуть хуже обычного. Но его бледное как мел лицо, развязанный галстук, обнажавший шею с набухшими следами, оставленными веревкой, перевязанные бинтами руки — все показывало, что он пережил жестокий бой.

— Так уж случилось, брат, что пока я ездил по упомянутому тобой делу, то обнаружил кобылу и привел ее. Я заручился кое-какой поддержкой, уверен, ты это одобришь. Ты в состоянии ехать?

— Нет, он… — начал Джим.

— Мы уезжаем немедленно. Экипаж готов? — перебил его Дэниэл.

— Да.

С непроницаемым лицом Дэниэл прошел мимо Кейт, даже не взглянув на нее, и покинул дом фермера. Гарри расплатился с женой фермера за комнату, чай и прочие мелочи, которые она предоставила в их распоряжение. Джим собрал корзину, взял чемодан и снес их вниз. Кейт поскакала на одной ноге к ожидавшему их экипажу, но тренер передал все вещи Гарри и донес женщину на руках. Она не обнаружила Бонни во дворе, но, когда они сели в экипаж, Гарри объяснил, что уставшую кобылу вычистили, накормили, напоили конюхи фермера и поставили в конюшню с обещанием доставить ее в Истхэмптон на следующее утро.

— Хватит уже говорить о кобыле, — нетерпеливо рявкнул Дэниэл, сидя позади Гарри, держащего в руках поводья. — Теперь несись, как ветер, и расскажи мне, какую помощь ты нашел.

Хотя ферма находилась на том же расстоянии от Истхэмптона. что и Маррелтон, Гарри срезал две мили, свернув на проселочную дорогу, которую указал ему фермер. Благодаря этому они свободно объехали многочисленных пешеходов и экипажи, которые заполняли основные маршруты ближайших окрестностей. Несмотря на это, сумерки застали их еще в пути, и они вернулись в Истхэмптон в полнейшей темноте. Дом сверкал многочисленными огнями. Многие из тех, чьей поддержкой заручился Гарри, явились раньше их. Жасси встречала всех на пороге, из темноты появлялись все новые и новые экипажи. Когда Кейт вошла в дом, ей показалось, что все боксеры, которые когда-либо участвовали в боях, пришли защищать имущество Дэниэла.

Всем предстояла долгая ночь, особенно Кейт и Жасси, вынужденным сидеть дома в одиночестве и ждать. Через четверть часа Дэниэл, Гарри, Джим, боксеры, секунданты и все, так или иначе связанные с боксерскими кругами, владеющие кулаками и умеющие пользоваться дубинами, спрятались в каждом недостроенном здании и в каждом дворе, ожидая незваных гостей.

Женщины сидели на кухне и пили чай. Жасси жадно выслушивала рассказ Кейт о том, что случилось с ней в течение дня.

— А молодец Гарри, что собрал всех боксеров нам на помощь? — спросила она Кейт за второй чашкой чая.

— Согласна, — ответила та, выпрямляясь на стуле за кухонным столом.

Чтобы не заснуть, они коротали ночь в неудобных кухонных креслах. Жасси нежно улыбнулась подруге.

— Почему бы тебе не пойти и не вздремнуть немного? Бессмысленно бороться со сном, после всего что ты пережила. Я разбужу тебя, как только появятся какие-нибудь новости.

Кейт позволила себя уговорить, но предпочла не ложиться в постель, понимая, что в том состоянии полной изможденности, в котором она находилась, уже не сможет поднять голову с подушки. Вместо этого она взяла фонарь, прошла в гостиную и прилегла на софу. Только она опустила голову на подушку и блаженно погрузилась в объятия сна, как услышала слабый звук за окном. Она тут же проснулась, сердце ее тревожно колотилось. Кто-то лез сквозь растущие во дворе кусты, ломая ветки. Неужели Клодина ошиблась, думая, что их дому никто не причинит ущерба? Неужели дом тоже стал мишенью?

По распоряжению Дэниэла они закрыли все ставни и заперли дверь на засов. Сейчас они оказались в уязвимом положении в полностью изолированном доме, где никто не услышит их криков о помощи. Кейт бесшумно поднялась с софы, подошла к стене, сняла с нее саблю прадедушки Дэниэла, которой он сражался в битве при Бленхейме, и вынула ее из ножен. Гладкое острое лезвие блеснуло в темноте. Крепко сжав рукоятку, она прокралась на кухню. Жасси мыла посуду в раковине и с улыбкой обернулась.

— Я думала, что уговорила тебя поспать немного… — Звук ее голоса замер, когда она увидела, как Кейт поднесла палец к губам, хромая, подошла к лампе, погасила свет и приложила ухо к кухонной двери. Испуганная девушка нащупала в темноте руку Кейт.

— Что происходит? Там кто-то есть? — шепотом спросила она.

— Мне показалось, я что-то слышала около двери. Через кухонные ставни света не видно, но мы не можем рисковать. Они должны подумать, что мы спим.

В эту секунду щеколда поднялась, и кто-то ударил в дверь, пробуя крепость засова. Кейт зажала Жасси рот, чтобы та не закричала, и потащила ее на кухню.

— Ни звука! — зашептала она, убирая руку. — Возьми кочергу. Если возникнет необходимость, ты сможешь защититься.

— Слышишь! — с ужасом выдохнула Жасси. — В столовой разбилось окно, и они сейчас проникнут в дом!

— Я им помешаю, — ответила Кейт.

Она решительно вошла в столовую. В этот момент тяжелый удар сокрушил ставни и два мужских силуэта показались на фоне звездного неба, собираясь залезть в дом. Как эхо, те же звуки раздались и с кухни. Кейт и без предупреждающего крика Жасси поняла, что атака началась с обеих сторон.

— Отправляйтесь назад!

Сабля просвистела в воздухе. Мужчины, удивленные ее неожиданным появлением, на секунду застыли, а затем вскочили на подоконник и схватились за раму. Сабля блеснула в лунном свете и пронзила сапог одного из нападающих. Мужчина вскрикнул и упал назад, создав замешательство среди своих спутников. Тем временем Кейт нанесла второй удар, захлопнула ставни, и, вырвав кочергу из рук Жасси, укрепила засов.

— Они ломают кухонную дверь! — билась в истерике Жасси.

Кейт, скользя забинтованной ногой по полу, обошла Жасси и появилась на кухне как раз в тот момент, когда полдюжины незваных гостей взломали дверь и вошли внутрь. Как сумасшедшая, рубила она воздух саблей.

— Прочь из дома! Прочь! Прочь!

Ее сознание отмечало стоящих перед ней мужчин с тупыми жестокими лицами, которые отступили перед ее опасным оружием. Предупреждающий об опасности крик Жасси раздался слишком поздно. Чьи-то сильные руки схватили Кейт сзади, ударом по запястью выбили саблю из ее нервно дрожащих пальцев и отбросили на пол.

Она не могла разглядеть лица своего врага. Зажав ей рукой рот, он поволок ее через дверь в сад, второй человек точно так же схватил Жасси. В темноте ярко вспыхнул факел, осветив дрожащим оранжевым светом мужчин, поджигающих от него головешки. Кейт легко догадалась, какая участь ожидала дом. Она отчаянно боролась, но все ее усилия ни к чему не привели. Первый факел, брошенный в дом, пронесся в темноте, как комета, за ним последовал второй. И вдруг все вокруг изменилось.

Со всех сторон появились молчаливые боксеры и безжалостно обрушились на незваных гостей. Освобожденная Кейт услышала ужасающий треск челюсти своего обидчика под мощным ударом кулака. Повсюду сыпались страшные удары в ребра, желудки, лица; закрывались глаза, выбивались зубы, расплющивались носы. Кровь текла ручьями.

Кейт, стоящая на коленях на влажной от ночной росы траве, с трудом поднялась и подошла к освобожденной, беспомощно всхлипывающей Жасси.

— Пойдем! Мы должны потушить пожар! — крикнула она.

На кухне горел буфет. Кейт схватила ведро с водой, стоящее под раковиной, и погасила пламя, вызвав шипение и клубы дыма. Потом сунула в руки Жасси ведро:

— Качай воду!

Жасси осталась около раковины и принялась отчаянно качать воду из насоса, а Кейт взяла березовую метлу и побежала в столовую. Искореженные ставни раскачивались на петлях, кочерга валялась на полу, занавески и ковер были охвачены огнем. Рукояткой метлы женщина сняла с крючков карниз, который упал вниз, вызвав новые вспышки пламени. Подхватив нетронутый огнем каминный коврик, она потушила занавески. Отодвинув в сторону обеденный стол и расшвыряв стулья, она принялась колотить по пылающему ковру. Кашляя и задыхаясь от дыма, она приняла из рук Жасси ведро с водой, вылила ее на пламя и вернула обратно.

— Неси еще! Еще воды!

Когда Дэниэл вбежал в дом, то обнаружил Кейт, стоящую на коленях в темной задымленной комнате, с опущенной головой, в полном изнеможении. Рядом с ней лежала наполовину сгоревшая метла.

— Кейт!

Она подняла свое почерневшее лицо и взглянула на него покрасневшими от дыма глазами.

— Мне жаль, что из-за меня вы проиграли бой, — хриплым голосом проговорила она. Последние силы оставили ее, и она упала к его ногам.

Глава 12

Кейт спала много часов, время от времени открывая глаза, и снова засыпала. Когда она наконец проснулась, в комнату вошла Жасси, неся на подносе горячий шоколад. Подперев Кейт подушками, она уселась на ее постели и подробно рассказала о случившемся.

— Во всех местах, куда влезали эти преступники, они натыкались на поджидающих их боксеров. Джим рассказал, что они выскакивали из тени, словно призраки, быстро побеждая врагов, как произошло и у нас в саду. Дэниэл вызвал судью из Маррелтона. Всех, кого удалось схватить, обвинили в намеренном взломе и вторжении на чужую территорию с целью причинения ущерба имуществу. Все это дело устроили посредники, которые нашли исполнителей в трущобах Лондона. Мы можем только догадываться, что за нападением стоит Александр Рэдклифф, но его нельзя обвинить без доказательств.

— Как можно быть уверенным, что эти мужчины не откажутся давать показания?

Жасси хихикнула.

— Джим говорит, что еще никогда в жизни не видел настолько испуганных парней, готовых брата своего предать, чтобы избежать наказания.

— Что же за монстр этот Александр Рэдклифф, который спокойно пошел на то, чтобы мы с тобой заживо сгорели в доме?

— Основным условием оплаты был запрет любого кровопролития. Если бы все пошло по плану, нас бы вытащили из кроватей, бросили с завязанными глазами в саду, а дом сожгли бы дотла.

— А что с мужчиной, которому я проткнула ногу? спросила Кейт, при воспоминании об этом ее снова охватил ужас.

— Он лишился пальцев, но тебя не должна мучить совесть. За ним числится много случаев грабежа с насилием. Все судьи вздохнули с облегчением, что наконец-то смогли посадить его под замок.

— Что с домом?

— Незначительные повреждения на кухне, пламя попало на плитку, и ты его быстро потушила. Со столовой все прошло значительно хуже. Комнату придется полностью ремонтировать и даже кое-где менять доски на стенах и полу. Пока ее только почистили, и Дэниэл сразу же запер дверь. Он сказал, что не может сейчас отвлекать плотников от важной работы на стройке. Только стекольщики заменили разбитые стекла.

У Кейт все похолодело внутри при мысли, что она без разрешения Дэниэла позвала рабочих, чтобы соорудить подсобное помещение и шкафчики на складе. Ей пришло в голову, что он не одобрит ее поступка. Никто из рабочих не посмел ослушаться ее приказов, очевидно полагая, что она всего лишь озвучивает распоряжения хозяина.

— Кто разливал чай и эль рабочим, пока я спала? Кто именно?

— Нед и два мальчика. Некоторые мужчины помогали им.

— А что… что сказал Дэниэл?

— Боюсь, он был не очень доволен, — смутилась Жасси.

Кейт догадалась, что она выразилась очень сдержанно, и поняла, что ей в ближайшее время снова придется столкнуться с гневом и раздражением Дэниэла. Она выпила вторую чашку шоколада, чтобы подкрепить силы перед предстоящим тяжелым испытанием, и решила, не откладывая, пойти в офис, чтобы закрыть вопрос.

В это время Дэниэл, сидя на лошади на верховой тропе в глубине лесов, окружавших Рэдклифф-Холл, ожидал Клодину, которая каждое утро совершала одинокие прогулки вдоль холмов. Он увидел ее раньше, чем она его. Ее медового цвета амазонка мелькала среди стволов деревьев, и он поскакал навстречу. Губы Клодины изогнулись в насмешливой улыбке.

— Ба! Торжествующий герой! Вы и ваши знакомые боксеры быстро отпустили грехи тем, кто пытался уничтожить ваше имущество.

— Ваше предупреждение пришло очень вовремя!

— Предупреждение? Какое предупреждение?

Выражение притворной наивности на ее лице таило в себе насмешку.

— Никто нас здесь не услышит. Не бойтесь признаться и своем благородном поступке, — попросил он, развернул лошадь и поехал с ней рядом.

Она показала в улыбке свои маленькие белые зубки.

— Я делаю только то, что мне выгодно. Мне доставляет удовольствие наблюдать, как разрастается Истхэмптон. В отличие от Александра и его друзей я приветствую его развитие. Маррелтон безобразный старый город, он никогда не привлекал меня, я с нетерпением жду появления новых магазинов в Истхэмптоне, театра и концертного зала. Если вы построите себе неплохой дом, я не удержусь от соблазна нанести вам визит.

— Я собираюсь построить себе самый прекрасный дом на всем юге Англии.

Впервые Дэниэл упомянул, что планирует что-то лично для себя. И хоть все остальные знали о его намерениях, он редко говорил об этом, осознавая, что еще очень нескоро сможет начать строительство. Но мысленно он уже запланировал каждую комнату. Не проходило и дня без того, чтобы он не представлял на зеленом холме среди великолепных деревьев свой будущий дом.

— И где будет располагаться ваш дом? Около купальных машин мистера Брауна?

Временами он страстно желал ударить ее за эту провоцирующую надменность. Его лицо напряглось, на щеках выступили скулы.

— Нет. Данная честь выпала холму, возвышающемуся над Истхэмптоном.

Выбор Дэниэла произвел на нее впечатление, что она и показала, вскинув брови.

— У вас хороший вкус, сэр, — снисходительно заметила она. — Мне остается надеяться, что все пройдет согласно вашим замыслам.

Его усмешка выглядела такой же безрадостной, как и ее улыбка.

— Я всегда получаю то, что хочу.

— Это легче сказать, чем сделать.

Она взмахнула хлыстом и галопом пронеслась среди деревьев вниз по склону холма. Он немедленно последовал за ней, и они помчались как ветер. Лошадь Дэниэла была сильнее, но он старался держаться с ней рядом. Они перескакивали через маленькие речки и ручейки, брали низкие каменные стены, Клодина оживленно смеялась. Они разогнали отару овец, которые разлетелись при их внезапном появлении, как семена одуванчиков на ветру. Остановившись около заброшенной ветряной мельницы, откуда открывался великолепный вид во всех направлениях, они дали лошадям передохнуть. Клодина спешилась, сбросила шляпу и упала в густую траву.

Он лег с ней рядом, обхватил за тонкую талию и прижался к ее губам. Они целовались бурно и неистово, но когда он начал расстегивать пуговицы ее жакета, пытаясь добраться до нежной кожи, она изо всех сил оттолкнула его и вскочила на ноги. Прислонившись к древним камням мельницы и задыхаясь от возбуждения, она начала быстро застегивать жакет дрожащими пальцами.

— Нет, — выдохнула Клодина. — Я уже говорила вам раньше. Нет!

Дэниэл медленно пошел к ней, вытянув руки, чтобы перекрыть ей возможность убежать. Ветер играл его темными волосами, глаза весело блестели.

— Никто здесь не услышит ваших криков.

— Вы не осмелитесь!

— Это звучит как вызов!

Уорвик неумолимо приближался к ней, и она по-настоящему испугалась. Ей потребовалось собрать в кулак всю свою волю, чтобы вырваться из его объятий, из его сильных рук, ищущих нежные пальцы. Ее тело откликалось на каждую его ласку. Если он снова поцелует ее, она уже не сможет ему отказать. Дикий, опасный огонь внизу ее живота, который загорался каждый раз, когда она видела Дэниэла или слышала его голос, снова вспыхнет и поглотит ее своим пламенем. И как она после этого выйдет замуж за нежного, тихого Лионела, который смотрел на нее без страсти и читал ей любовные поэмы, написанные другими мужчинами, когда хотел выразить свою преданность? Порой Клодина думала, что остановила свой выбор на Лионеле, потому что он был полной противоположностью Дэниэлу и она искала в нем убежище и защиту.

Дэниэл подошел и встал между ней и лошадьми.

— Нет! — вновь воскликнула она, увернулась, выскользнула из его рук и побежала вниз по склону холма.

Неожиданно ее нога попала в кроличью нору. Девушка упала и покатилась, пока не оказалась в самом низу холма лицом в траве. Уорвик последовал за ней и остановился рядом. Клодина с вызовом посмотрела через плечо и увидела его высокий, темный силуэт, загораживающий облачное небо. Он стоял, уперев кулаки в бедра, и разглядывал ее, уверенный в своей власти. Когда он присел рядом, она вскрикнула и хотела откатиться от него, но Дэниэл схватил ее за руку.

— Вы боитесь саму себя. Вы и я желаем друг друга с того самого момента, когда я поставил ногу на подножку вашего экипажа и предложил вам знамя. Я овладею вами, это так же неизбежно, как смена дня и ночи. Я не стану насиловать вас, хотя меня и забавляет смотреть, как вы робеете, отказывая мне. Вы придете ко мне по своей собственной воле. Выходите за меня замуж, Клодина.

Все борющиеся в ней эмоции отразились на ее лице. Она хотела плюнуть в него, закричать, унизить, но всю любовь и ненависть к нему затопила бурная волна необъяснимой и непреодолимой страсти, которой она не могла сопротивляться. Она знала, что тонет, гибнет, и нашла в себе силы только на один истинно женский протест, полностью противоречивший обычной силе ее характера.

— Я помолвлена с Лионелом и не могу выйти за вас замуж. Александр никогда не позволит этого.

— Мы сбежим. Когда узел будет завязан, никто не сможет разлучить нас.

— Где? Когда? — спросила она и горячо прижалась к нему, забыв про гордость; он поднял ее на ноги и обнял.

— Сегодня я поеду в Маррелтон, добьюсь разрешения на брак и все устрою. Завтра мы обвенчаемся в церкви Святого Кутберта, в любой час, когда вы сможете приехать, не вызывая подозрений и преследования. Вы сможете это устроить?

Она кивнула:

— У Оливии и Александра свои планы на завтра, не связанные со мной. Я смогу свободно уехать после полудня.

— Я вас встречу в экипаже в конце той тропы, где мы сегодня скакали. Мы поженимся в два часа.

Они снова неистово поцеловались, ее руки обвили его за шею. Какая-то магическая сила влекла их друг к другу. Если бы она не дала согласие выйти за него замуж, он очень сомневался, нашел бы он в себе силы отпустить ее, настолько безумным было его желание, настолько воспламенены чувства.

На холме они расстались. Клодина настояла, чтобы он не провожал ее из опасения, что их могут заметить.

Она хотела, чтобы ничто не помешало их союзу, который сможет прекратить только смерть. Девушка ехала домой восторженная и воодушевленная, только сейчас осознав, что они говорили исключительно о подготовительных мероприятиях к их бракосочетанию, как будто ничто не могло ему препятствовать. Все будущее вращалось вокруг их свадебного ложа. Она звонко рассмеялась при мысли, что ступает на бурную тропу ссор, споров, столкновений их сложных характеров, но, несмотря на это, чувствовала себя освобожденной. Все, что некогда казалось ей исключительно важным: звание, положение в обществе, боязнь скандалов, тщательное следование этикету, — потеряло свою значимость. Ее деньги освободят его от долгов, которые неизбежно накопились у него из-за строительства в Истхэмптоне, и позволят извлекать чистую прибыль. Тогда они смогут в самое ближайшее время построить великолепный дом на вершине зеленого холма. Она подарит ему этот дом в качестве свадебного подарка.

Клодина продолжала улыбаться своим мыслям, въезжая в ворота Рэдклифф-Холла. Дэниэл ни слова не сказал о любви, но она догадалась, что он никогда еще не открывал сердца женщине и ждал определенного момента. Восхитительная дрожь пробежала по ее спине от предвкушения этого сладостного мгновения. Не будет нежных слов, бессмысленной болтовни при луне, нежного шепота. Она услышит твердые искренние слова любви настоящего мужчины к его женщине, древние, как язык Адама, страстные и исступленные, их эхо пронзит вечность.

Девушка испытала нечто вроде шока, когда увидела Лионела, поднимающегося по ступенькам их вычурного крыльца, на верху которых стояла Оливия. Клодина совершенно забыла, что его пригласили на обед. Она ни разу не вспомнила о нем с того самого момента, как встретила в лесу Дэниэла. Хотя обычно она не страдала угрызениями совести, но вдруг почувствовала раскаяние, представив, какое огорчение вызовет у него ее побег. Он был чувствительным, легко уязвимым человеком, одним из тех немногих, к кому она относилась с уважением и вниманием, скрывая свои коготки.

Некое подобие нежности шевельнулось в ней, когда он повернулся, услышав стук копыт. Она смотрела на него, пораженная замечательной красотой его лица, которое своей загорелой кожей и кудрявыми светлыми волосами, создающими вокруг головы золотистый ареол, походило на божественный лик, напоминая ей в очередной раз статую Аполлона в Париже. Он улыбнулся, не подозревая о вероломной измене, которую она запланировала, и заторопился ей навстречу, чтобы помочь спешиться.

— Дорогая Клодина. У меня великолепные новости! Новая книга стихов лорда Байрона пришла мне сегодня по почте. Я принес ее с собой и почитаю вам после обеда.

Она считала, что будет скучать по их совместному чтению. Она любила, закрыв глаза, слушать его голос, который каждое слово наделял особым значением. Девушка часто думала, что, родись он в бедной среде, то стал бы потрясающим актером. Мужчины по-разному ухаживают за женщинами. Она прекрасно понимала, что Лионел нисколько не виноват в своей сдержанности, навязанной обществом, в котором они вращались, и воспитанием джентльмена, которое побуждало его ставить ее на пьедестал и заставляло прятать свои чувства за стихотворениями Байрона и других поэтов.

— Я с удовольствием их послушаю, — ответила Клодина, взяла его под руку и вошла с ним в дом.

Александр вышел в холл, чтобы вместе с женой поприветствовать гостя, и вопросительно посмотрел на Клодину.

— Ты сегодня поздно вернулась. Далеко ездила?

Внезапно она поняла, с какой радостью оставит Александра с его ревнивыми собственническими вопросами. Удовольствие от игры с ним с переменами ее настроения, надутыми губками и флиртующими взглядами уже давно ослабело. Некрасивая сцена, произошедшая в ночь визита Оливии к Дэниэлу, стояла между ними, что Клодину вполне устраивало.

— Я ездила к ветряной мельнице, — ответила она. — Оттуда открывается великолепный вид в любое время года. Сейчас, весной, когда все оживает и расцветает, он особенный. Я бы провела там весь день, если бы могла.

— Могу я поехать туда с тобой? — тихим голосом спросил Александр, не опасаясь, что его услышат, поскольку Оливия и Лионел уже прошли в библиотеку.

Клодина жестоко улыбнулась.

— Ха, зять! Только мой жених имеет право находиться со мной в таком уединенном месте.

Он наблюдал, как она горделиво поднимается по лестнице в свою комнату, чтобы переодеться к обеду. Каждое ее движение было рассчитано на то, чтобы спровоцировать и наказать его.

Глава 13

Кейт прямо смотрела в лицо Дэниэлу, стоя перед столом в его офисе. Он пригласил ее сесть, и она грациозно опустилась на стул. Он учтиво спросил, чувствует ли она себя отдохнувшей, поинтересовался, как ее нога.

— Гораздо лучше, спасибо, — ответила она. — Я даже смогла надеть ботинок сегодня утром.

— Очень рад это слышать.

Его чрезмерная неожиданная вежливость напугала ее, но она твердо решила закрыть волновавший ее вопрос.

— Я пришла обсудить с вами раздачу чая и эля рабочим. Я надеюсь, вы это не запретите?

— Харди и Тэннер заверили меня, что ваш план привел к хорошим результатам. Я согласен, чтобы это мероприятие продолжалось, но, поскольку дела великолепно шли и в ваше отсутствие, то не вижу никаких причин вам появляться на складе каждый день.

Она с облегчением вытянулась на стуле.

— Но мне нравится там находиться. Кто-то же должен за все это отвечать…

Он перебил ее:

— Я позволил вам находиться в моем доме так долго, как вы сами того пожелаете. Однако это разрешение не распространяется на рабочие помещения.

Она закусила нижнюю губу.

— Это из-за той перестройки, которую я затеяла?

— Подсобное помещение, шкафчики и все остальное на складе не являлось острой необходимостью, но я вижу, что данные перемены направлены на усиление эффективности проекта. Принимая во внимание положительные результаты, о которых мне докладывали, я не стану возражать против этого, но, — тут его голос и глаза стали жесткими, — после всего, что я сказал вам в прошлый раз, вы осмелились снова взять дело в свои руки и заниматься состоянием мастерских, а это уже другой вопрос. Я запрещаю вам появляться на той территории.

Щеки женщины болезненно покраснели. Она бы легче восприняла пощечину, чем столь жесткий отказ.

— Вас совершенно не заботит здоровье ваших рабочих? — спросила она, поднявшись со стула.

Он встал и открыл для нее дверь.

— Я забочусь о том, чтобы Истхэмптон достроили к наплыву первых летних посетителей, — ответил он. — Все остальное не имеет значения.

В дверях Кейт остановилась и посмотрела ему прямо в лицо.

— Вы бессердечный человек, Дэниэл Уорвик. То, что вы жертвуете всем для удовлетворения ваших амбиций, не доведет вас до добра.

— А вот это уже моя забота.

После повторного отказа она вышла из его кабинета и побежала вниз по лестнице. Дверь захлопнулась, когда она уже находилась на последних ступеньках.

Дэниэл опоздал к обеду, но они ждали его, проинформированные, что он уехал в Маррелтон. Из сгоревшей столовой стол, шкаф и стулья перенесли в другую комнату на первом этаже, которая раньше стояла без мебели, так как ей редко пользовались. Дэниэл одобрил идею с переездом, когда они сели за стол. Разливая суп по тарелкам, Кейт подумала, что он выглядит удовлетворенным своим путешествием. Он был приветливым и расслабленным, с удовольствием смотрел на всех и весело смеялся.

Потом она подала в гостиную кофе, который Дэниэл и Гарри предпочитали модной в это время суток чашке чаю. Он нетерпеливо ждал, пока она накроет на стол и разольет напиток, сам передал чашки Жасси, брату и Джиму. Когда Кейт устроилась на софе с чашкой кофе, он поставил свою нетронутую на стол.

— То, что я скажу вам сейчас, предназначено только для ваших ушей и не должно выйти за пределы этой комнаты. Завтра в два часа пополудни я женюсь на Клодине Клейтон в церкви Святого Кутберта, — объявил он.

Чашка вместе с блюдцем выпали из дрожащих пальцев Кейт. Обжигающий кофе пролился ей прямо на платье, фарфор разбился вдребезги. Жасси бросилась за тряпкой. Кейт стояла и беспомощно смотрела, как подруга вытирает ее юбки, а Гарри собирает с пола кусочки фарфора и протирает ковер второй тряпкой, которую ему передала сестра.

— Как неосторожно с моей стороны, — пролепетала Кейт.

Сама она не поранилась, защищенная многочисленными нижними юбками, но теплая влага насквозь пропитала ткань, и она трясла юбками, чтобы немного подсушить их.

— Я и сам чуть было не уронил чашку, — проворчал Джим. — Ты с ума сошел, Дэн?

Гарри вдруг неожиданно поддержал брата, его лицо светилось радостью и ликованием.

— Я думаю, Дэниэлу чертовски повезло. Она потрясающе красива, никто не посмеет сказать обратное. Поздравляю, брат. — Он сердечно пожал брату руку. — Она околдовала тебя еще в Брайтоне. Вы идеально подходите друг другу. Я желаю вам взаимной любви, длинной и счастливой совместной жизни.

Дэниэл тепло поблагодарил Гарри и хлопнул его по плечу.

— Спасибо, брат. Ты сказал совершенную правду. Судьба порой выкидывает странные штучки. С первого взгляда на Клодину я мечтал о ней, и больше ни о ком. Она чувствовала то же, но обстоятельства против нас. Именно поэтому мы женимся втайне от Рэдклиффов. Даже если бы они не являлись ее законными опекунами, они бы все равно приложили все силы, чтобы не допустить нашего брака, — широко улыбнулся он. — Будешь моим шафером?

— С удовольствием! — обрадовался Гарри, снова пожал брату руку, и они вдвоем весело рассмеялись.

Остальные молчали, и хотя Дэниэл выжидающе смотрел на Джима, он так и не дождался от него поздравлений.

— Ну же, старый друг, — радостно воскликнул он, — благослови меня.

— Я уже сказал и могу повторить, — невозмутимо ответил тренер. — Ты сошел с ума. Я отлично тебя знаю, и все эти годы ты значил для меня больше, чем значил бы собственный сын. Я слышал, что леди помолвлена с мистером Атвудом. Если она обманула одного, то обманет и другого. Лучше пусть она выходит замуж за него. Она предназначена не для тебя.

Тирада Джима не испортила ликующего настроения Дэниэла. Он обменялся озорным взглядом с Гарри.

— Ты можешь сколько угодно запугивать меня на ринге, Джим, но здесь позволь мне самому принимать решение. Да, Клодина действительно собиралась выйти замуж за Атвуда по причинам, которые известны только ей и мне, и я не собираюсь их разглашать.

Жасси туго сжала в руке запачканную кофе тряпку.

— А она знает о Кейт? — поинтересовалась девушка.

Дэниэл поднял брови.

— А что она должна знать о Кейт? Если ты имеешь в виду, рассказывал ли я Клодине о том маскараде, который мы разыграли, чтобы получить наследство дяди, то я отвечаю — нет. Конечно, однажды она узнает об этом, как и обо всем остальном, что происходило с нашей семьей.

— Ты приведешь ее к нам домой? — с каменным лицом продолжала допрос Жасси.

— Естественно. Через несколько дней. После венчания в церкви мы сразу поедем в Лондон, чтобы избежать преследования Рэдклиффа и кого-нибудь еще. А в конце следующей недели я привезу свою жену к нам домой.

— А почему бы не подождать, пока ты не построишь свой большой дом для нее?

— Ты же знаешь, что я смогу начать строительство еще очень нескоро.

— Я не хочу видеть ее здесь, — заявила Жасси, игнорируя предостерегающий жест Кейт. — Мисс Клейтон ведь богата, не правда ли? Она может купить большое поместье где-нибудь неподалеку, и вы можете поселиться там.

Хорошее настроение и терпение Дэниэла испарилось в одно мгновение.

— Меня не интересует богатство Клодины. Я все приобретаю на свои деньги. Истхэмптон-Холл я собираюсь строить на прибыль, которую получу в будущем от этого строительства. А тем временем ты, Кейт, Гарри и Джим можете продолжать жить под этой крышей. Мы с Клодиной займем одну часть дома, а вы все — другую. Дом достаточно большой, чтобы позволить нам всем жить в нем независимо и гармонично, не мешая друг другу.

Выражение лица Жасси не изменилось.

— Джим прав! Ты сошел с ума! И не жди, что я скажу ей хоть слово! Я не намерена с ней разговаривать. Никогда!

Девушка отбросила в сторону тряпку и бросилась вон из комнаты. В напряженной тишине Кейт наклонилась, чтобы поднять мокрую тряпку, а Гарри через силу рассмеялся.

— Жасси скоро изменит свое мнение. Не обращай на нее внимания, Дэниэл. Пойдем в «Бегущий заяц» и выпьем по бутылочке. Мы же должны отпраздновать последнюю ночь твоей холостяцкой жизни.

— Пока никто не подозревает о причинах, — пошутил Дэниэл.

Гарри приложил палец к носу, и они снова рассмеялись. Хорошее расположение духа вернулось к Дэниэлу. Они пригласили Джима присоединиться к ним. Тренер собрался отказаться, поскольку мысль о том, чтобы нить за гибель Дэниэла, вызывала в нем отвращение. Однако в самый последний момент он передумал и принял приглашение. В его обязанности тренера входило следить за тем, что пьет Дэниэл, и контролировать, чтобы он оставался трезвым. В данном случае долг был превыше всего.

Услышав стук калитки, Жасси подошла к окну своей спальни и увидела Джима, выходящего с двумя братьями. Она отчаянно сжала руки, восприняв его уход как вероломное предательство. Неужели никто не понимал, что лучшая жена для Дэниэла Кейт? Неужели только она догадалась, что Кейт любит его? Тяжело вздохнув, она вышла из комнаты с намерением спуститься вниз, чтобы найти там подругу. Она увидела свет под дверью ее спальни и постучала.

— Кейт? Ты здесь? Можно войти?

Ответа не последовало. Жасси повернула ручку, вошла и испуганно вздрогнула.

Женщина лежала на постели лицом вниз. Все ее тело сотрясалось от рыданий. Кейт, которая никогда не плакала, никогда не сдавалась, всегда смотрела в лицо любым трудностям, совершенно потеряла самообладание, узнав, что завтра она навсегда потеряет Дэниэла.

— Кейт, Кейт. Не плачь. Пожалуйста, не рыдай так отчаянно. — Жасси бросилась к постели и встала на колени, но та продолжала рыдать, уткнув лицо в согнутую руку. Казалось, ее душа обливается слезами.

Кейт плакала так долго, что Жасси стала нервничать, испугавшись, что подруга умрет прямо у нее на глазах. Она слышала, что люди умирают от разрыва сердца. Снова и снова она уговаривала Кейт поднять голову и успокоиться. Поняв, что все уговоры бесполезны, она какое-то время молча сидела рядом.

— Когда ты впервые поняла, что любишь Дэниэла? — вдруг спросила она.

Услышав его имя, Кейт пошевелилась, задвигалась и медленно перевернулась на спину, закинув руку за голову. Слезы безостановочно текли но ее щекам.

— С того момента, как увидела его на рынке в Брайтоне, — сдавленным голосом ответила она. — Я не сразу поняла, что испытываю любовь. Тогда я подумала, что он самый красивый мужчина, которого когда-либо видела. Когда он пожелал купить меня, я восприняла это как чудо, как воплощение моей самой безумной мечты. Когда он заговорил со мной впервые, я почувствовала бесконечную теплоту в сердце и постепенно стала осознавать, что испытываю к нему нечто большее, чем благодарность. Когда он попросил пойти на фиктивный брак с ним и помочь получить наследство, я обрадовалась шансу хоть как-то отплатить ему за то, что он сделал для меня.

— Ты когда-нибудь любила раньше?

— Никогда. Я впервые познала всю сладость и муку любви.

— Ты надеялась, что Дэниэл полюбит тебя?

— Да, надеялась. Хоть и должна была догадаться по его отношению, по его беспристрастной учтивости и вежливости, что он ничего ко мне не чувствует и никогда не полюбит меня так, как я люблю его.

Жасси сжала руку Кейт.

— Ты справишься со своей любовью. И однажды встретишь кого-нибудь другого. Я тоже любила Чарли и думала, что умру за него, но вскоре излечилась, излечишься и ты.

Кейт повернула голову и посмотрела на Жасси. Ее веки задрожали в слабой попытке улыбнуться. Она думала о том, как отличалась первая невинная юношеская любовь от чувств зрелой молодой женщины, имеющей за плечами губительный опыт неудачного замужества.

— Как мило с твоей стороны стараться приободрить меня, — хрипло ответила она.

— Я собираюсь принести тебе целительный бокал бренди. — Девушка встала. — Он замечательно лечит от шока и прочих негативных эмоций.

К тому моменту, как она налила бренди и подошла к лестнице, чтобы идти наверх, Кейт уже сама спустилась в холл.

— Я не могла допустить, чтобы ты ухаживала за мной, как будто я больная, — храбро заявила она и вытерла следы слез со щек маленьким носовым платочком. — Мне кажется, ты налила мне слишком много.

— Ты выпьешь все до последней капли, — настаивала Жасси. — А потом мы обсудим, как нам жить под одной крышей с Клодиной.

Они сидели в гостиной перед камином, в котором медленно тлели угольки. Комнату мягко освещала лампа под розовым абажуром. Кейт маленькими глотками пила бренди, а Жасси заботливо смотрела на подругу. Когда бокал опустел, девушка с удовлетворением приняла его.

— Ну и хорошо. Уверена, ты чувствуешь себя сильнее и лучше сейчас. А теперь перейдем к Клодине. Мы можем жить в западном конце дома, а она пусть расставляет свою мебель в его восточной половине. Неважно, что сказал Дэниэл о ее деньгах, но она же наверняка не сможет обойтись без слуг, а в той части дома как раз есть подвальное помещение для них. Кладовая старого дворецкого послужит нам отличной кухней. Ты, я, Джим и Гарри можем пользоваться черной лестницей и никогда не сталкиваться с Клодиной и ее слугами.

Прежде чем Кейт успела что-либо ответить, голоса трех мужчин, вернувшихся из «Бегущего зайца» раздались в холле. Она вскочила.

— Дэниэл дома! Он не должен видеть меня в таком состоянии, — заволновалась она и в отчаянии поднесла кончики пальцев к покрасневшим глазам, ощутив опухшие, тяжелые веки. — Я не хочу, чтобы он знал, что я плакала. Жасси, обещай мне, что ты никогда не скажешь ему о том, что знаешь. Поклянись нашей дружбой, что ты никогда ни словом, ни намеком, ни взглядом не дашь понять Дэниэлу, что я люблю его.

Жасси не могла отказать Кейт, которая столько сделала для нее. Она поклялась, хоть и неохотно, убежденная, что поступает неправильно, связывая себя тайной, которую уже никогда никому ни при каких обстоятельствах не откроет. Голоса мужчин раздавались уже рядом с дверью.

— Не беспокойся, — быстро сказала Жасси Кейт, которая подошла к двери и вернулась обратно, не зная, как ей выйти из комнаты. — Я не позволю им войти сюда.

Девушка вышла в холл и закрыла за собой дверь гостиной. Джим оставался таким же трезвым, как и перед уходом, Дэниэл и Гарри выглядели весьма довольными проведенным вечером.

— Тихо, — прошептала Жасси, приложив палец к губам. — Кейт поднялась наверх вскоре после вашего ухода. Дайте ей отдохнуть после всего, что она пережила в ту ночь, когда тушила пожар.

Они кивнули, тихо пожелали друг другу спокойной ночи и поднялись в свои комнаты. Жасси просунула голову в гостиную.

— Скоро ты сможешь спокойно выйти. Дай им немного времени угомониться.

Кейт благодарно кивнула и снова села в кресло, ожидая, когда сможет спокойно пойти к себе, не встретив в холле или на лестнице Дэниэла. Через десять минут она уже собралась вставать, как дверь открылась. Она ожидала увидеть Жасси, вернувшуюся сообщить ей, что проход свободен, но в комнату с довольной улыбкой вошел Гарри.

— Вот вы где. Я хотел поговорить с вами сегодня ночью. Я стучал в вашу комнату, но вы не ответили. Сознаюсь, я открыл дверь и заглянул внутрь. Мне не стыдно признаться, что, если бы вы спали, я бы разбудил вас.

Он ее озадачил.

— Вы хотели сообщить мне что-то настолько важное, что не могло подождать до утра? Я не понимаю.

Он подошел и встал перед ней. Его лицо светилось от любви, которую он тщательно старался скрывать от нее все это время.

— Моя возлюбленная Кейт, вы конечно же понимаете, что означает для нас женитьба Дэниэла на Клодине. Вы освободились от него. Наконец-то освободились.

Он упал на колени и обнял ее за талию. — Барьер, разделявший нас, уничтожен, для меня больше нет причин скрывать от вас свою любовь. — Он радостно поцеловал ее руку, лежащую на коленях. — Как долго я ждал этого момента.

Она отшатнулась и вырвала из его ладони свою руку.

— Что вы такое говорите? Между нами ничего не изменилось. Совершенно ничего.

Он ослабил объятия, но продолжал смотреть на нее нежным взглядом, который она всегда находила милым и обезоруживающим. Его слова по-прежнему озадачивали ее.

— Неужели вы думаете, я не знаю, по какой причине вы так старательно удерживали меня на дистанции? Не только по требованию Дэниэла вы заставили меня принести все эти глупые клятвы в тот день в Ашфорде.

На какой-то момент она подумала, что не только Жасси догадалась о ее любви к Дэниэлу, пока Гарри, уверенный в своих чувствах, не добавил:

— Я вовсе не имею в виду, что нарушение клятвы, данной Клодине мистеру Атвуду, автоматически освобождает каждого из нас от обещаний.

Он снова привлек ее к себе, крепко сжал в объятиях и улыбнулся, видя озабоченное выражение на ее лице, заверяя ее нежным, полным любви взглядом, что он понимает гораздо больше, чем она готова сказать. Что это значит? Неужели? О, нет. Он не мог этого знать. Никто не владел той информацией, которую рассказала ей тетя сразу после ее приезда в Ашфорд и которую она с тех пор переживала день и ночь. Однако его следующие слова практически убедили ее.

— Вы не должны меня бояться. Дэниэл никогда не узнает правды от меня. Она умрет со мной.

— Расскажите мне, что вы знаете, — прошептала Кейт. Она не протестовала, когда он потянул ее на себя и усадил рядом на пол, обняв за плечи.

— Я обнаружил, какую шутку сыграла судьба, когда искал вас повсюду. В тот день я прибыл в Акфилд и заехал на ферму Фаррингтона.

Она в отчаянии застонала и уткнула лицо в ладони.

— Лучше бы вы проехали мимо.

Гарри нежно провел пальцами по ее волосам.

— Сначала я узнал, что никто не видел вас и ничего о вас не слышал с тех пор, как Жервис Фаррингтон увез вас на аукцион. Вернувшись, он почувствовал себя плохо. Через два дня его поразила острая боль в груди, и он умер прежде, чем подоспела помощь. Мне не составило труда узнать час его кончины. Местный врач подтвердил это. Фаррингтон умер на день раньше вашего бракосочетания с Дэниэлом в гостинице «Старый корабль».

Кейт подняла на него смятенное лицо.

— Но священник, который венчал нас, был лишен полномочий.

— Напротив, никто не лишал его духовного сана. Он был рукоположен на служение и имел полное право венчать вас. Вас с Дэниэлом соединяют законные узы, но только мы знаем правду.

— Вы уверены насчет преподобного отца Аппледора? Я утешала себя надеждами, что он мошенник и плут.

— Вы ошибались, — он гордился своим усердием. — Я читал церковные записи в Кентербери.

— Вы ведь никогда не скажете об этом Дэниэлу? — взмолилась она. — Он любит Клодину. Его счастье для меня важнее всего остального.

— Это первая клятва, которую я сдержу до конца своей жизни, — пылко пообещал Гарри, поднося к губам ее руки и целуя их.

На лице Кейт промелькнуло облегчение. Она взглянула на его сияющее страстью лицо и спросила:

— А что за вторая клятва?

— Любить и заботиться о вас, как о моей дорогой жене.

Кейт резко оттолкнула его, ее зрачки расширились.

— Что вы сказали?

— Никто никогда не узнает, что ваш брак с Дэниэлом законный, — горячо ответил он. Помимо нас, единственным свидетелем был Джим, но у него нет основании подозревать подвох. Что касается преподобного отца Аппледора, то он никогда больше не появится у нас на пути. Несколько месяцев назад его отправили в Австралию за растрату.

Женщина встала, оправила юбки и отошла от того места, где он продолжал стоять на коленях с выражением глубокой преданности на лице. Она резко покачала головой:

— Я только Дэниэлу могу дать шанс жениться на девушке, которую он выбрал. У меня самой нет такого права. И покончим с этим.

Гарри показалось, что он понял ее принципы.

— У нас нет необходимости проходить эту лицемерную процедуру в церкви. Мы уедем на несколько дней и скажем всем, что тоже решились на тайный побег. Мы не останемся в этом доме. Я куплю красивую новую виллу на берегу моря. Я люблю вас. И готов для вас на все.

Кейт тихо стояла, прижав пальцы к глазам, чтобы снова не расплакаться, потому что причиняла Гарри ту же боль, от которой страдала сама. Затем медленно опустила руки и посмотрела на него.

— Я не люблю вас. Всем сердцем я желала бы этого, но испытываю только дружбу и привязанность. И ни когда не почувствую большего.

Кейт говорила так тихо и решительно, что у него не осталось сомнений в ее искренности. Но она не смогла лишить его надежды и остановить.

— Неужели вы думали, я не осознавал, что вы не испытываете ко мне любви? Но она придет, дорогая, — убеждал он, приближаясь к ней на коленях, и обхватил ее за лодыжки, не давая уйти. — Моей любви хватит на двоих. Вы созданы для радости и удовольствия и обретете все это со мной.

— Нет, нет. Я же сказала вам. То, о чем вы просите, невозможно, — возразила она и попыталась высвободиться из его крепких рук, но у нее не хватило сил. — Вы еще слишком молоды и не разобрались в себе. У вас вся жизнь впереди…

— …чтобы разделить ее с вами. Вы ошибаетесь, считая меня безмозглым юнцом. Для меня нет ничего важнее вашего согласия стать моей. Позвольте помочь вам полюбить меня так, как я люблю вас.

Сердце ее разрывалось. Кейт оттолкнула Гарри в тщетной попытке освободиться.

— Перестаньте обманывать себя. Поверьте, что я положу конец даже нашей дружбе, если вы не примете мой окончательный отказ вступить с вами в какую-либо связь.

Мольба исходила из самой глубины его сердца.

— Я не могу без вас жить, Кейт!

Он еще сильнее обхватил ее ноги и зарылся лицом в юбки. Она так резко отшатнулась от него, что, не обнимай он крепко ее колени, Кейт неизбежно упала бы на пол. Собравшись с силами, она оттолкнула его и быстро поднялась по ступенькам, ища убежище в своей спальне.

— Кейт, Кейт. Простите меня. Я обидел вас?

Его мягкий, полный отчаяния голос раздавался под дверью ее комнаты. В своем раскаянии он даже не пытался повернуть ручку ее двери, а возможно, догадался, что она заперлась на ключ. Горькая улыбка тронула ее губы. Напугал ее? Не он. Не этот добрый юноша, глубоко влюбленный.

— Я простила и забыла, Гарри, — прошептала она из-за двери. — И не надо больше к этому возвращаться. Книга прочитана и закрыта.

Последовала пауза.

— Не для меня. Для меня закончилась только глава. Я не сдамся. Вы меня не заставите. Настанет день, когда мы оба порадуемся, что я не согласился уступить вам. Спокойной ночи, моя дорогая и единственная любовь.

В доме воцарилась сонная тишина. Только Кейт не могла заснуть, размышляя, что ей делать. Она знала, что после бракосочетания Дэниэла не сможет больше оставаться в этом доме. Его невысказанное желание, чтобы она уехала, осознавал он это или нет, заключалось в его резком запрете появляться на складе и вмешиваться в его дела. В любом случае она не могла оставаться под одной крышей с Дэниэлом и его женой.

Необходимо уехать далеко, в одну из колоний, где ее никто не сможет найти, и начать там новую жизнь. Только в этом случае она могла быть уверена, что Дэниэла не заподозрят в двоеженстве. Но прежде чем уехать, она должна найти брачный сертификат, который выдал им преподобный отец Аппледор. Дэниэл не делал копий, взял оригинал, чтобы показать его юристам поместья, которое он так и не унаследовал. Сертификат должен лежать в ящике стола на первом этаже. Ключ от стола хранился в общей связке, которая постоянно звенела в кармане его пальто. Ей во что бы то ни стало нужно достать сертификат этой ночью, потому что завтра он захватит все ключи с собой. Гарри имел дубликаты ко всем офисным и строительным помещениям. К моменту его возвращения домой Кейт уже планировала находиться на борту эмигрантского судна, направляющегося в Канаду.

Она тихо вышла из комнаты и спустилась по лестнице. Дэниэл небрежно бросил пальто на спинку стула, вместо того чтобы повесить его в шкаф. Она без труда нашла связку ключей в кармане и долго выбирала нужный ключ. Потом перебирала бумаги в поисках сертификата и обнаружила его в стопке писем, перевязанных ленточкой, которые, как ей показалось, имели отношение к поместью Уорвик и хранились для будущего, или о них просто забыли. По крайней мере, она теперь была уверена, что Дэниэл не вспомнит о брачном сертификате, который считал фальшивым, не имеющим никакой ценности клочком бумаги. Она снова заперла стол, убрала связку ключей в карман пальто и поднялась наверх. Прежде чем вернуться в свою комнату, она залезла на чердак, достала оттуда свой чемодан и большой саквояж, которые купил ей Дэниэл еще в Брайтоне. Она упаковала некоторые вещи, но потом усталость одолела ее, и она улеглась в постель.

Наутро Кейт встала в обычное время. Гарри одарил ее особой улыбкой, и она улыбнулась в ответ, думая, что юноша быстро забудет ее, встретив новую любовь. В душе она искренне пожелала ему счастья и занялась приготовлением завтрака. Джим пребывал в глубокой депрессии и после завтрака сразу же ушел на берег, где бесцельно бродил, останавливаясь время от времени, чтобы бросить камушек в воду, давая тем самым выход своему раздражению. Братья стояли в саду и обсуждали некоторые вопросы, касающиеся строительства, которым во время отсутствия Дэниэла планировал заниматься Гарри. Жасси не выходила из своей комнаты, чтобы пожелать удачи Дэниэлу, чем очень расстроила брата. Но Кейт, исполненная любви к нему, не могла отпустить его без прощального слова. Она вошла в холл как раз в тот момент, когда он закончил паковать свою сумку.

— Я желаю вам счастья, Дэниэл.

— Благодарю вас, Кейт, — ответил он, довольный тем, что подобно Жасси и Джиму она не проигнорировала его.

Шагнув на крыльцо в холодное яркое утро, он оглянулся и кинул на нее последний взгляд, который она запечатлела в памяти, как сладостную память о нем на все последующие годы. Потом братья уехали.

Она подбежала к окну и наблюдала, как они вывели лошадей из конюшни и ускакали прочь. Слез не осталось. Она все их выплакала прошлой ночью, на место горю пришло жуткое оцепенение. А чуть позже придет сильная сердечная боль и останется с ней до самой смерти.

Закончив паковаться, она надела шляпку и плащ, пошла искать Жасси. Девушка выросла и сильно повзрослела после неудачного романа с подлым Чарли и пережитого воспаления легких. Кейт знала, что на этот раз Жасси стойко примет ее отъезд, и не ошиблась.

— Я чувствовала, что ты уедешь сегодня, — уныло сказала девушка. — Я слышала, как прошлой ночью на чердаке скрипели доски, и догадалась, что ты там. Мне кажется, я еще вчера знала, что никакие мои рассуждения о разделении дома на две части не заставят тебя остаться. Куда ты едешь?

— Очень далеко.

— Ты напишешь мне?

— Нет, я не должна, но буду часто и с любовью вспоминать тебя, всех вас.

Они молча обнимали друг друга, когда в дом вошел Джим. Одного взгляда на его печальное лицо хватило Кейт, чтобы понять, что он догадался о ее намерениях.

— Я знал, что вы никогда не сможете жить под одной крышей с Дэниэлом и его женой. Ваша честность не позволит вам этого.

— Ни одна жена не захочет делить дом с женщиной, с которой сочетался браком ее муж, — ответила женщина, — даже если он поступил так, только чтобы сохранить наследство.

— Вы уже в пальто. Уже готовы ехать?

Кейт кивнула.

— Я собираюсь нанять какой-нибудь транспорт в «Бегущем зайце», который довезет меня до ближайшей остановки дилижансов.

— Я донесу ваш багаж.

Взвалив чемодан на плечо и взяв в руку саквояж, Джим вместе с Жасси проводили Кейт до пивной. Вскоре во внутренний дворик въехал дилижанс, который перевозил путешественников. Кейт обняла Жасси и Джима, тепло поцеловав в щеку, и заняла место в дилижансе. Слезы застилали ей глаза. Она повернулась на сиденье и долго махала мужчине и девушке, пока они не скрылись из виду. Кейт бросила последний взгляд на новый великолепный Истхэмптон, элегантный, несмотря на мелькающие кое-где красные пятна кирпичных неоштукатуренных стен.

Изящные навесы обрамляли арочные окна, отбрасывая кружевные тени на двери и каменные ступени. Недавно посаженные стройные деревья росли вместе со старыми великанами, очаровательно обрамляя газоны и сады, которые заменили грубую траву долины. Перед поворотом дороги Кейт оглянулась и посмотрела на холм, где Дэниэл планировал построить свой будущий дом. Повозка наконец въехала в лес, и Истхэмптон скрылся из виду.


Около двух часов дня Дэниэл, Клодина и Гарри подъехали к церкви Святого Курберта. Девушка с трудом удержалась, чтобы не нарядиться по случаю такого события. Здравый смысл подсказал ей, что не стоит привлекать слишком много внимания, и она вышла из Рэдклифф-Холла одетая для повседневной прогулки. На ней красовалась широкополая шляпа серебряного цвета, украшенная бархатными лентами и отделанная тесьмой того же оттенка, что приталенное пальто и полосатое платье. На крыльце церкви их уже встречал священник. Дэниэл предложил Клодине руку. Она положила облаченные в перчатку пальцы на его запястье и победоносно ответила на его торжествующий взгляд.

Они медленно вошли в церковь, вдыхая запах воска, цветов и старого дерева. Кроме них, священника, Гарри, который встал около передней скамьи, и еще одного служителя церкви, призванного выступать в роли второго свидетеля, в церкви никого не было.

Пара подошла к алтарю, священник открыл молитвенник, и служба началась. Ни один звук не нарушал тишину церкви, пока священник не перешел к словам, без которых не обходится ни одно венчание.

— Если кому-нибудь известны причины, по которым эта пара не может сочетаться законным браком, сообщите об этом сейчас или навсегда сохраните в тайне.

Прежде чем он успел продолжить, из-за хоров неожиданно вышла Жасси. Ее чистый голос звонко разнесся по всей церкви.

— У Дэниэла Уорвика уже есть жена. Его законная супруга Кейт Уорвик, на которой он женился в Брайтоне около восемнадцати месяцев назад.

Пораженный Дэниэл обернулся. Клодина вскрикнула и, побледнев как полотно, прижала пальцы к губам, священник захлопнул молитвенник. Только Гарри не выразил никакого удивления, а в отчаянии опустил голову и оперся рукой на спинку скамьи. Жасси шагнула вперед и подошла к алтарю.

— Это жестокая шутка? — хрипло обратился Дэниэл к сестре.

— Это правда. Жервис Фаррингтон скончался за двадцать четыре часа до того, как священник Аппледор обвенчал тебя с Кейт, — твердо повторила она то, что без зазрения совести подслушала прошлой ночью у дверей гостиной. — Вы связаны законными узами. Спроси Гарри, он подтвердит, что я говорю правду.

Гарри, почувствовав, что все глаза устремлены на него, поднял осунувшееся лицо.

— Жасси права. Кейт твоя жена, Дэниэл.

Настроение Клодины резко изменилось. Ее щеки внезапно порозовели, и она взглянула на Дэниэла с ядовитой ненавистью. Он унизил ее, оскорбил ее гордость, разрушил ее планы.

— Ты дьявол! Демон! Ты все знал! Ты не смог овладеть мной другим способом и придумал это жалкое бесчинство! Я ненавижу тебя! Ненавижу!

Взмахнув юбками, она повернулась и бросилась вон из церкви. Церковная дверь громко захлопнулась за ней. Дэниэл даже не пытался догнать невесту. Это бы только усложнило ситуацию. Он горько подумал о том, что Кейт снова вмешалась в его жизнь.

— Где Кейт? — спросил он мягким голосом, в котором таилась опасность.

— Она уехала, — судорожно ответила Жасси; сейчас, когда все закончилось, у нее подкашивались ноги, и она с трудом удерживалась от слез. — На этот раз навсегда. Никто из нас ее больше не увидит.

Его подбородок напрягся, глаза засверкали.

— Итак, она уехала, а ты все равно прибежала, чтобы все разрушить из злости и ненависти. Ты мне противна!

Он оттолкнул сестру и направился к выходу. Она пошатнулась и с криком, громко прозвучавшим в тишине церкви, упала между скамейками, ударившись головой и раскинув ноги в задравшихся белых юбках. Гарри, такой же разгневанный, как и его брат, бесцеремонно поднял ее и усадил на скамью. Пока священник подавал ей стакан воды, Гарри догнал Дэниэла уже у самой двери, схватил его за руку и заставил остановиться.

— Ты всегда думал, что можешь подчинить себе любого! — яростно крикнул Гарри брату, чье лицо до неузнаваемости исказил гнев. — Тебе всегда доставались сливки. Отец любил тебя больше, чем меня, мать испортила тебя, и даже Джим, появившись в поместье, выбрал именно тебя для тренировок. Ты даже Кейт у меня забрал, только из-за тебя она снова уехала. Моя потеря неизмерима!

Дэниэл схватил Гарри за горло.

— Ты осмелился говорить мне о потере! — взревел он. — Ты осмелился!

Он убрал руку, оттолкнул задыхающегося брата и вылетел из церкви так же быстро, как и Клодина.


Кейт проехала много миль. Когда наступил вечер, дилижанс въехал во внутренний двор большой гостиницы, где пассажиры получили возможность переночевать. Так как Кейт купила билет на дешевые места на крыше, то подумала, что ни один корабль на море не подвергается такой качке, как дилижанс на дороге. Ее не тошнило, но каждая мышца ныла, и после скромного ужина оно позволила себе такую роскошь, как принять горячую ванну. Полежав в теплой воде, женщина почувствовала себя освеженной и провела много времени перед зеркалом, расчесывая волосы, пока они не заструились по ее плечам как серебристый шелк.

Ванну с водой уже унесли, и Кейт собралась ложиться спать, когда вошла вторая горничная с грелкой в руках.

— Я заставила вас ждать? — беспокойно спросила девушка, откидывая покрывало и засовывая теплую грелку между прохладными простынями.

— Нет, вы пришли как раз вовремя.

Кейт сняла халат и положила его на стул.

— Благодарю вас. — Служанка снова расстелила простыни, чтобы сохранить тепло. — Мне кажется, скоро сюда поднимется ваш муж.

Кейт удивленно посмотрела на нее, не веря своим ушам.

— Что вы сказали?

Стоя уже у самых дверей, горничная оглянулась.

— Когда я проходила мимо холла, я слышала, как какой-то джентльмен интересовался, не остановилась ли здесь его жена, миссис Кейт Уорвик. Это ведь ваше имя?

Кейт побледнела.

— Возможно, здесь живет еще одна женщина с таким именем.

Горничная равнодушно пожала плечами и вышла. Тяжело вздохнув, Кейт взяла верхнюю простыню и откинула ее. Это совпадение. Иного объяснения она не находила. Вдруг дверь распахнулась, вошел Дэниэл с мрачным сердитым лицом и тяжелым странным взглядом. Он намеренно громко хлопнул дверью, закрывая ее.

— Итак, Кейт, — резко сказал он, мы теперь с вами законные супруги.

Она задохнулась от страха и соскользнула с кровати, босая и в одной ночной рубашке, пытаясь взять халат со стула, но он шагнул вперед и преградил ей дорогу.

— Как вы узнали? — прошептала она, отходя к изголовью кровати.

Он отбросил в сторону шляпу и хлыст, который держал в руках, и начал расстегивать пальто.

— Эта сказка может подождать. Достаточно того, что правда открылась, и обручальное кольцо, которое вы продолжаете носить на пальце, имеет полное право там находиться. Точно так же, как я имею право получить наконец то, в чем мне так долго отказывали.

Она выглядела так, как будто сейчас упадет в обморок. Все силы оставили ее, и она вцепилась руками в спинку кровати, чтобы не упасть.

— Я уезжаю. У вас не было никакой необходимости снова видеть меня. Все еще можно вернуть, если вы сейчас покинете эту комнату, эту гостиницу и забудете, что мы когда либо знали друг друга.

— Слишком поздно.

Дэниэл развязал галстук и расстегнул рубашку. Даже если бы не было слишком поздно, он бы не смог уехать от этой ночью. Несмотря на свой гнев, разочарование и слепую ярость, вызванные последними событиями, ее неосознанный чарующий магнетизм действовал на него с той же силой, что и раньше, когда он прятал от нее свою реакцию. У него перехватило дыхание, когда он открыл дверь и застал ее в таком милом растрепанном виде, так не похожем на ее обычную аккуратность, когда все ленточки завязаны и каждый волосок на своем месте. Ее силуэт в свете свечи слабо проглядывал сквозь тонкую белую ткань ночной сорочки. Светлые длинные волосы струились по плечам. Она показалась ему совершенно неотразимой. Его страстное желание затмило даже образ Клодины.

— Неужели я ничего не смогу сказать, чтобы заставить вас уйти? — умоляюще спросила она.

— Ничего, Кейт, — непреклонно ответил он, продолжая раздеваться.

Все ее тело пронзила дрожь. Повернувшись, она потушила свечу, но темнота не наступила. Полная луна мягко освещала комнату сквозь грубые тканевые занавески. Кейт сдалась и начала покорно расстегивать пуговицы ночной рубашки. Внутри нее все сжималось от страха. Жервис Фаррингтон не любил ее, он пользовался ее телом жестоко, наказывая за то, что она лишала его мужской силы, невольно сжимаясь от его близости и холодея в его грубых объятиях. В конце концов он окончательно возненавидел ее, несмотря на то что она никогда не хотела навредить ему. Она вздрогнула, когда рубашка упала к ее ногам.

— Кейт, — восторженно выдохнул ее имя Дэниэл. Он никогда еще не видел женщины, столь великолепно сложенной. Однако она выглядела холодной, как мраморная статуя, уголки ее губ дрожали, горло сжималось, как будто ее лишили голоса и обрекли на вечное молчание.

Скинув с себя последнюю одежду, он подошел к ней и нежно поднял на руки. Она судорожно вздрогнула и застыла. Каждый ее мускул напрягся, спина отвердела, но Дэниэл знал, что делать. Он стал покрывать легкими поцелуями ее глаза, виски, шею, мочки ушей. Постепенно, очень медленно, она начала оттаивать. Под его ласками статуя превращалась в женщину, мрамор стал теплой, вибрирующей плотью. Только после этого он уложил ее рядом с собой в постель. В ту ночь он впервые познал настоящую Кейт, ночь показалась ему самой страстной в его жизни.

Глава 14

Через два дня Дэниэл привез Кейт обратно в Истхэмптон. Если бы с наступлением дня Кейт не превращалась в сдержанное замкнутое создание, вечно ускользающее от него, а оставалась бы той женщиной, которая жарко целовала его ночами, он бы еще долго жил с ней в гостинице. Они прогуливались, наслаждаясь мягким весенним воздухом, и разговаривали. Время от времени Кейт останавливалась, собирала примулы и шла дальше, неся перед собой небольшой букетик, не осознавая, что хрупкие цветы повторяли цвет ее чудесных волос, которые в моменты их близости стекали как шелк между его пальцев на измятые подушки. Он рассказал ей о несостоявшемся венчании, о сокрушительных показаниях Жасси и Гарри, о том, как легко он напал на ее след, доехав до остановки дилижансов и узнав, что она отправилась в Бристоль.

— Почему Бристоль? — спросил он.

— Я собиралась плыть в Канаду и начать там новую жизнь. Чтобы ты мог свободно жениться на женщине, которую любишь.

Он не любил Клодину. Вернее, не испытывал того, что Кейт понимала под любовью. Он питал к ней низменное, неистовое чувство, она стала для него проклятием, от которого трудно избавиться. Он чувствовал себя обреченным, что сильно его расстраивало.

— Не надо больше говорить о том, что могло бы быть. Начинается твоя новая жизнь в нашем доме.

Она на мгновение закрыла глаза, испытывая благодарность, смешанную с болью.

— Я много думала об этом, — вздохнула она. — Ничего не изменится.

Блуждая по окрестностям, они вышли на луг, где резвились недавно родившиеся ягнята. Она радостно смеялась своим глубоким, мелодичным смехом над их шалостями, забыв на какое-то время о Дэниэле и обо всем на свете. Он мечтал увидеть в ее глазах улыбку и счастье, когда она вернулась к нему, чтобы продолжить прогулку, но все эмоции бесследно исчезли, как потухшее пламя свечи. Он вдруг осознал, что за все время их знакомства он не сказал и не сделал ничего, чтобы вызвать ее смех, которым она щедро одаривала Жасси, Джима и Гарри.

Дэниэл с изумлением понял, что до появления Кейт в их доме царила безрадостная, напряженная атмосфера, и задумался, почему эта мысль никогда не приходила ему в голову раньше. Она принесла в их дом душу, оживила его. А он не отблагодарил ее за это. Внезапно ему захотелось заключить смеющуюся Кейт в объятия. Но их разделяло слишком многое, и он не мог винить ее за это. Купив Кейт, он унизил ее, болезненно ранил ее гордость и дух независимости. Она совершенно правильно обвинила его когда-то в порыве гнева, что он воспринимает ее как ненужный груз, досадную помеху, поскольку он относился к ней далеко не так, как она заслуживала. Тем самым он установил определенный стиль их отношений. Но самый большой барьер, разделявший их, заключался в том, что она не была женщиной, на которой он собирался жениться. Он не был мужчиной, которого выбрала она.

— Кейт…

Он собирался предложить ей все начать сначала, с чистого листа, поскольку оба они оказались заперты в клетке брака, из которой нет выхода.

— Да? — спросила она, посмотрела на него светлыми голубыми глазами, которые в моменты страсти превращались в темные сапфиры, и ее взгляд показался ему непреодолимо далеким. Ему никогда не добраться до нее; он причинил ей непоправимую боль.

— Завтра мы возвращаемся в Истхэмптон, — сказал он.


Вид старого каменного здания, с которым она навсегда простилась в душе, растрогал ее до слез, а радость Жасси и Джима поселила счастье в ее сердце. Гарри не появлялся. Пока она распаковывала вещи и развешивала их в шкафу в большой спальне Дэниэла, которую она теперь делила с ним, Жасси рассказала ей, что, как только Дэниэл уехал искать ее с намерением привезти обратно, Гарри напился до беспамятства.

— А где Гарри сейчас?

— Сегодня он встал и вышел во двор в обычное время, но живет он теперь у Элиота и Сары Синглтон. Он сказал, что переедет отсюда раньше, чем Дэниэл привезет тебя обратно.

Кейт понимающе кивнула. Гарри было так же невыносимо находиться с ней и братом под одной крышей, с тех пор как их отношения приобрели законную силу, как и ей с Клодиной, если бы та появилась в доме в качестве жены Дэниэла.

Этой ночью, лежа в широкой резной постели рядом с мужем, властно закинувшим на нее свою руку, она прислушивалась к вечному шуму волн о берег и чувствовала себя настоящей хозяйкой дома. Она любила этот добрый хороший дом, который поддерживал ее с того момента, как впервые шагнула на его крыльцо.

Она повернула голову и ласково поцеловала Дэниэла в лоб. Ночами он шептал ей на ухо слова, исполненные страсти, но не любви. Он не осознавал, что она полностью раскрепостилась в постели не только потому, что он разрушил плотину и дал выход ее безумной сексуальности, но и потому, что обожала его. Он знал, что она не девственница, но не мог ласкать се более нежно и пылко, даже если бы любил.

В постели господствовала Кейт и не допускала туда Клодину, но все остальное время она не могла запретить ему думать о своей утерянной любви. Она никогда не забудет, как расстроенно звучал его голос, когда он предложил не касаться больше темы о том, что могло бы быть. Она переживала за него и страдала вместе с ним. Женщина понимала, что глупо желать, чтобы он полюбил ее всем сердцем, но это сильное желание всегда оставалось с ней, когда она думала о своем счастье, благодарная за все, что имела. Когда Дэниэл обнаружил, что она его законная жена, то не уклонился от законных обязанностей, а, отказавшись от своих предпочтений, последовал за ней и вернул ее, чтобы она заняла полноправное место рядом с ним. На этом фундаменте она построит целое здание. Она сделает их отношения настолько сильными, что они выдержат любой направленный против них удар, выдержат его страсть к другой женщине, выдержат ее боль и муку.

Элиот и Сара Синглтон первыми узнали, что Кейт жена Дэниэла. Они приехали к ним домой, чтобы поздравить их и преподнести свадебный подарок. Элиот знал, когда Дэниэл и Кейт поженились, а Сара, как и все, вообразила, что венчание состоялось во время их короткого отсутствия в Истхэмптоне. Несколько дней спустя Кейт увидела Гарри. Однажды утром он вошел на кухню, где она пекла яблочный пирог.

— Итак, мой брат наконец-то овладел вами, — резко выпалил он и напряженно сжал губы.

Она отложила в сторону нож, которым резала увядшие, пережившие зиму яблоки.

— Ни слова больше, иначе мы поссоримся.

— Я скажу вам одну важную вещь, только одну. После этого я замолчу надолго. Однажды, когда вы вспомните мои слова, знайте, что я их тоже не забыл. Настанет день, когда я завоюю вашу любовь. Дэниэл не любит вас и никогда не полюбит. Клодина вскружила ему голову, для него не существует других женщин. Он не беспокоится о вас. Я видел его лицо, когда Жасси прервала венчание. Если бы он мог избежать веревки, то пошел бы на убийство, чтобы избавиться от вас и вернуть свободу.

— Вы думаете, что рассказали мне о Дэниэле нечто такое, чего я не знала? — крикнула она, потеряв контроль.

В холле раздались поспешные шаги, и в кухню ворвалась Жасси с ручкой в руке: их эмоциональный разговор оторвал ее от письма.

— Что тут происходит? — требовательно спросила она брата. — Ты расстроил Кейт?

Гарри обиженно взглянул на сестру.

— До сих пор подслушиваешь у замочной скважины? — саркастически заметил он и вышел из дома.

Жасси вспыхнула.

— Я подслушала единственный раз в своей жизни, когда вернулась в гостиную сообщить тебе, что все уснули и ты можешь идти к себе. В тот момент Гарри говорил о священнике Аппледоре и твоем законном замужестве, что я и услышала. — Она покачала головой. — И я рада, что так поступила.

Кейт снова взяла нож и продолжила резать яблоки. Слова Гарри ранили ее сильнее, чем могло ранить острое лезвие. Чуть позже ее немного утешил ликующий Дэниэл, который пришел ей первой сообщить, что с утренней почтой он получил стопку хвалебных восторженных писем от заинтересованных бизнесменов, которые прочитали сообщение о реконструкции Истхэмптона в известной финансовой газете. Итак, детище Дэниэла выпустили в свет. Пришла пора переходить к активным действиям. Рискованное предприятие боксера не обанкротилось, как предсказывали многие, а открыло великолепные возможности для капиталовложений.

На следующий день в Истхэмптон устремился поток посетителей. Из Лондона и с севера приезжали бизнесмены с проницательными глазами и крупными счетами в банках. Всего за сутки соревнование за аренду и страхование имущества превратило перспективный курорт в национально известный. Наконец на счет Истхэмптона начали поступать деньги, с помощью которых Дэниэл смог очень быстро погасить свои громадные долги и ожидал скорый рост прибыли. Земля, которую он покупал за бесценок, за одну ночь астрономически скакнула в цене. Несколько крупных компаний по строительству гостиниц стали предъявлять права на территорию «Бегущего зайца», которую Дэниэл специально оставил нетронутой, надеясь на подобный исход.

На этой стадии Гарри оказал неоценимую помощь. Он собирал информацию о компаниях и давал мудрые, продуманные советы, что вдвойне укрепило позиции Дэниэла. В конечном итоге Дэниэл отстоял свой процент прибыли при строительстве. Это означало, что он может рассчитывать на внушительный доход из этого источника так же, как и из своего собственного заведения «Отель Уорвик». Когда громадная сумма денег попала на его счет, Дэниэл снова с удовольствием начал посматривать на зеленый холм, зная, что совсем скоро он сможет приступить к строительству собственного дома.

Во время всей этой суматохи он усиленно готовился к двум предстоящим боям. Дэниэлу необходимо было восстановить свою репутацию в боксерском мире, поскольку после победы над ним Кэрри Рейда пошел слух, что его карьера пережила пик успеха и пошла на спад. Чтобы сохранить престиж и поддержку влиятельных членов фэнси, чье совместное решение могло снова вернуть его на путь чемпионства, ему предстояло в минимальное количество раундов выиграть поединки и показать, что он не потерял ни крупинки своего мастерства.

Джим тренировал его так строго, как никогда, но Дэниэл не хотел сострадания и не ждал его. Они оба знали, что стояло на кону. Дэниэл боксировал, бегал, прыгал до тех пор, пока не натренировал каждый мускул и не отточил свои рефлексы. В результате первый бой он выиграл на восьмом раунде, а второй — на шестом. Фэнси едва могли поверить своим глазам. Деньги потекли рекой, это увеличило призовой фонд Дэниэла. В результате поединки, которые устраивались для него с известными боксерами, которых их покровители отозвали после его нокаутов, снова появились в списках. Казалось, жизнь начала налаживаться, и ничто уже не могло помешать его грандиозному успеху.


Теплым апрельским днем Клодина обвенчалась с Лионелом в частной часовне Рэдклифф-Холла. Это была самая богатая свадьба в округе. Многие гости, не знающие о вражде между истхэмптонским дельцом и хозяином Холла остановились в новом отеле Дэниэла, выходящем на море с противоположной стороны от «Бегущего зайца». Рядом копали фундамент для будущего отеля «Георг IV» — великолепного здания с колоннадами и арками, названного так в честь властвующего короля.

Клодина надеялась, что члены королевской фамилии почтят своим присутствием ее свадьбу, и не ошиблась. Одна из сестер его величества приехала, одетая очень неброско, что внутренне одобрила Клодина, поскольку хотела в этот знаменательный день превосходить всех своим внешним видом. Ее свадебное платье и кружевную вуаль в несколько ярдов длиной, украшенную крошечными жемчужинами и серебряной нитью, привезли из Парижа. Если бы она не уделяла столько внимания своему свадебному наряду и приданому, то сошла бы с ума.

Ненависть к Дэниэлу боролась в ней со страстным желанием, которое она не могла подавить. Она не видела его с того злополучного дня, когда убежала из церкви Святого Кутберта. До нее доходили сплетни, что у Дэниэла Уорвика появилась жена, молодая женщина, которая жила у них в доме и считалась дальней родственницей, поскольку носила то же имя. Прикрываясь веерами, дамы хихикали, что, без сомнения, он превратил Кейт Уорвик в честную женщину. Клодина, в которой бушевали ревность и злоба, едва сдерживалась, чтобы не закричать на них и не прекратить разговоры о Дэниэле, чье имя она не хотела больше слышать.

После свадебного обеда Клодина и Лионел покинули Рздклифф-Холл, осыпаемые рисом и лепестками роз. Они уезжали в Париж на почтовом пароходе, отправляющемся из Дувра. Все гости провожали их у ворот, а наиболее молодые и активные еще долго бежали по обе стороны открытого ландо, пока лошади не набрали скорость. Жених и невеста весело махали руками самым стойким, которые тоже отстали и остались стоять посреди улицы, тяжело дыша. Продолжая смеяться, Клодина повернулась на сиденье рядом с Лионелом, и внезапно вся ее радость исчезла. С противоположной стороны к ним приближался превосходный новый фаэтон, в котором ехал Дэниэл со своей женой. Клодина не могла оторвать от него взгляда. Лионел что-то говорил ей, но она не слышала и не видела ничего, кроме Дэниэла. Расстояние между ними стремительно уменьшалось.

Кейт наблюдала этот эпизод как в замедленной съемке, отдельные фрагменты сцены сменяли друг друга, как разноцветные стеклышки в детском калейдоскопе, меняющие оттенок на свету. Она видела, как Клодина и Дэниэл встретились взглядом, на их лицах появилось выражение враждебности и одновременно страстного желания. Когда ландо и фаэтон, стуча колесами и извергая тучи гравия, поравнялись, Клодина приподняла руку, как будто хотела заговорить или дотянуться до него. Экипажи разъехались, никто не оглянулся.

Кейт видела, как на виске у Дэниэла нервно подергивалась жилка, его подбородок напрягся. Она не сомневалась, что наблюдала молчаливый обмен клятвами в вечной любви и глубоком сочувствии. И тут уже ее подбородок решительно напрягся. У сердца свои желания, она не могла его принуждать, но продолжала надеяться, что однажды Дэниэл полюбит ее и избавится от своих чувств к Клодине. Несмотря на то что их имена стояли рядом в сертификате о браке, она не могла играть и притворяться. Она была собой со всеми своими ошибками и превыше всего ценила гордость и чувство собственного достоинства, которые заставили ее снова надеть на себя холодную маску, подобно дикобразу, который выставляет на врага свои колючки. Все же Дэниэл стал относиться к ней значительно лучше. И конечно же больше всего ее радовало чувство взаимного единения, когда они лежали рядом и их сердца бились в унисон. В такие моменты они принадлежали друг другу, отрезанные от всего мира в своем собственном раю.

Однажды ее позабавило одно его неправильное замечание, и она мягко рассмеялась. Он рассмеялся следом, заразившись ее весельем, крепко обнял ее, и они катались по широкой постели, как резвящиеся дети. Этот совместный смех открыл их друг для друга с новой стороны. На следующее утро он совершил нечто такое, чего никогда не делал раньше. Не успев выйти из дома, он вернулся обратно, обхватил ее лицо ладонями и поцеловал в губы. Весь день она пребывала в приподнятом настроении и старалась не испытывать разочарования, когда этот любовный эпизод больше не повторился.

Когда сверкающий колесами фаэтон вывез их на центральную улицу, Дэниэл, увидев ряд повозок с домашним скарбом под брезентовыми крышами, внезапно воскликнул:

— Смотри, Кейт! Ты видишь это? Приехали первые жители курорта!

Он направил лошадей вперед, и Кейт разделила его восторг, когда они догнали и проехали мимо пяти коротких процессий, принадлежащих нескольким семьям. Жены и дети сидели в фургонах и экипажах вместе с собаками, отчаянно лающими на фаэтон, птицами в клетках и котами в корзинках. Дэниэл поднял хлыст в знак приветствия, а Кейт помахала им. Оба они даже не подозревали, насколько экстравагантно выглядит их пара. В ответ им поднимали шляпы, улыбались и махали руками.

К тому времени, когда фаэтон достиг Истхэмптона, Дэниэл уже оправился от встречи с ландо молодоженов и полностью контролировал себя. Этим утром он решил опробовать новый фаэтон с украшенным позолотой верхом и одновременно показать Кейт несколько акров ранее пустующей земли, купленной им за бесценок. Если первый сезон нового курорта пройдет благополучно, эта земля должна стать гарантией его достатка, независимо от финансовой прибыли, получаемой из других источников.

— Мы станем богатыми, — удовлетворенно пообещал он жене.

Дела в доме уже пошли на поправку. Он настоял, чтобы Кейт взяла служанку. Столовую отремонтировали и обставили новой мебелью, приобрели новый фаэтон, соответствующий его положению будущего чемпиона Англии.

— Ты должна быть со мной завтра, когда я выкопаю первый комок земли в фундаменте Истхэмптон-Холла, и больше не вижу необходимости ждать. — Он досадно поморщился, когда увидел, что какой-то человек выскочил на середину дороги и преградил им путь, вытянув руки в разные стороны. — Что за черт?

При виде их Томас Браун выскочил из своего магазина, облаченный в грязный фартук, который топорщился на его коротком пузатом теле.

— С меня хватит, Уорвик! — задиристо закричал он. — Ты пытаешься выжить меня и честных людей, подобных мне, с места, где мы родились и выросли, где жили наши отцы и деды.

— В чем теперь проблема? — нетерпеливо спросил Дэниэл. Браун со своими бесконечными жалобами уже протоптал дорогу к дому и офису Дэниэла.

— Вон проблема. — Браун указал на раскинувшийся перед ними сад, где желтым ковром цвели нарциссы, по другую сторону которого рабочие красили магазин его конкурента под бдительным взглядом хозяина, который недавно переехал в Истхэмптон и привез с собой семью со всеми пожитками. — Вы и все эти ваши незваное гости отнимают кусок хлеба у местного населения.

— Долгое время у вас существовала монополия на торговлю, — твердо ответил Дэниэл. — Немного здоровой конкуренции не повредит, особенно если есть альтернатива. Моя цена за все ваше имущество осталась той же, что и несколько месяцев назад.

— Да! После того, как вы напугали всех владельцев магазинов и обрели полную власть над деревней, которая уже и не деревня вовсе, благодарю вас. Я не продаюсь.

— Пока еще нет, но все впереди. Когда я приобрету дворик перед вашим магазином, землю позади него и строения с обеих сторон, вы не найдете другого покупателя.

Дэниэл дернул поводья, и лошади тронулись. Браун погрозил кулаком вслед удаляющемуся фаэтону и вернулся в свой магазин.

Кейт одолели сомнения. Браун был упрямым человеком, который стойко охранял свое имущество от посягательств, и хоть она знала о его неблаговидных сделках и понимала, что от него лучше избавиться, ей казалось, что Дэниэл несколько переоценивает своего врага.

Месяц спустя, в начале мая, состоялось официальное открытие курорта. Леди Маргарет, которую вместе с сэром Жоффреем пригласили в качестве почетных гостей, разрезала белую ленточку, натянутую перед ступенями Ассамблеи. На открытии присутствовали многие выдающиеся личности. Дэниэл с удовольствием наблюдал, как естественно и очаровательно вела себя с гостями Кейт, никого не оставляя без внимания. Он подумал, что она выглядит самой элегантной среди всех присутствующих женщин в своем лазурного цвета платье и украшенной лентами шляпке, которые выгодно подчеркивали пепельный цвет ее волос и прекрасное сложение.

На большом обеде в Ассамблее, где хрусталь и серебро сверкали на покрытых белоснежными скатертями столах, Кейт сидела рядом с мистером Ланселотом Бартоном, членом парламента от избирателей в Йоркшире, внуком старого Гамильтона Бартона, который недавно умер. Именно у него Дэниэл купил дом и большую часть земель Истхэмптона. Мистер Бартон и его супруга с большим удовольствием приняли приглашение Дэниэла посетить церемонию. Мистеру Бартону так понравился курорт, что они заказали апартаменты на вторую половину сезона и планировали захватить с собой маленького сына и дочку. Произносили пышные речи, шампанское текло рекой. Дэниэл неожиданно поймал взгляд Кейт и поднял бокал с шампанским для нее одной. Это было самое счастливое мгновение за весь ее день.

Глава 15

Ярким солнечным июньским утром Клодина приехала в Истхэмптон в одном из экипажей Лионела. Днем раньше они вернулись из свадебного путешествия и в настоящее время едва разговаривали друг с другом, стараясь не показывать установившиеся между ними напряженные отношения Оливии и Александру, которые сразу же нанесли им визит, чтобы послушать рассказы о путешествии и выразить удовольствие по случаю их возвращения. Оливия, уверенная, что Клодина пребывает в состоянии блаженства в браке, где процветает преданность и взаимная привязанность, выглядела оживленной и жизнерадостной. Она была полна готовности дать совет своей младшей сестре по ведению хозяйства и отношению к слугам.

Александр, с которым Клодина помирилась незадолго до свадьбы, сдержанно поцеловал ее в щеку, но руки не выпускал долго и посмотрел ей в глаза очень многозначительно. Она же сравнивала его с очаровательными мужчинами за границей, с которыми обменивалась взглядами. Они, безусловно, с радостью начали бы ухаживать за ней, если бы не постоянное присутствие Лионела, и теперь она находила внимание Александра необычайно скучным. Она не понимала, как он мог забавлять ее и доставлять удовольствие своими заигрываниями.

— Останови здесь, — велела Клодина кучеру.

Грум, симпатичный молодой человек, спрыгнул с задней подножки кареты, чтобы открыть ей дверцу и помочь выйти. Следуя обычаям местной аристократии, Лионел подбирал своих слуг, особенно грумов и лакеев, по росту и внешности, чтобы они выглядели одинаково, выстраиваясь в ряд при исполнении своих обязанностей.

Клодина через калитку вышла в парк под тень старых деревьев, где не спеша прогуливались отдыхающие, обменивались приветствиями, вступали в разговор, как на Штейне в Брайтоне. Сама она не собиралась гулять, просто хотела посмотреть, как расцвел курорт, переживающий первый сезон. Тайком от Александра Оливия шепотом поведала Клодине, что все их знакомые уже давно забыли про враждебное отношение к Дэниэлу и благосклонно приняли перемены. В Истхэмптоне поселилось много влиятельных людей. Местный театр пользовался популярностью даже в лондонских кругах, в Ассамблее проводились веселые балы, и уже прошло три великолепных концерта, все билеты на которые мгновенно распродали.

Вертя в руках зонтик, который отбрасывал кружевную тень на ее шляпку из итальянской соломки с развевающимися голубыми лентами, Клодина внимательно разглядывала все вокруг и с удивлением обнаружила, что началось строительство дома на холме. Мечта Дэниэла осуществлялась. Насколько она могла судить, он намеревался воздвигнуть огромный замок, от которого вела извивающаяся дорога прямо к калиткам парка. С холма, где уже заложили фундамент, открывался потрясающий вид на море. У его подножия лежал как на ладони весь курорт, включая те его западные и восточные районы, где все еще велась стройка и воздвигались великолепные виллы и террасы.

Ей неохотно пришлось признать, что затея Дэниэла удалась.

Сохраненные величественные деревья освежали воздух, тамарисковая изгородь украшала вид. Ни одно здание не выглядело уродливым или безвкусным. Вблизи пляжа сохранили леса для тех, кто хотел насладиться нетронутой природой и игрой пенистых волн. Дома радовали глаз свежеокрашенными стенами пастельных тонов, на фоне которых сновали туда-сюда экипажи, мелькали зонтики отдыхающих, играли веселые дети под присмотром нянечек.

Внимание Клодины привлекла разноцветная витрина ближайшего магазина, и она подошла ближе. Полки поражали многообразием сувениров: фарфоровыми тарелками, веерами, шкатулками в виде ракушек, многочисленными изделиями из стекла, на которых красовались крошечные ручной работы изображения пляжа и курорта. Рядом с магазином находилась библиотека, куда она зашла, чтобы бросить взгляд в книгу посетителей, и обнаружила там много знаменитых, хорошо ей знакомых имен. Она прошла мимо Ассамблеи через прохладную тень колоннады, бросила взгляд на афиши, дошла до «Отеля Уорвик» с его великолепным видом на море. Там она села на террасе и заказала лимонад, наблюдая, как дети катаются на ослах на пляже. Купальные машины Томаса Брауна работали вовсю. Из воды раздавались веселые крики купающихся, которых хватали мощные женщины-ковши и погружали под воду. Клодина обратила внимание, что даже Браун покрасил свой магазин, чтобы не уступать новым, недавно открытым в округе.

Женский голос прервал ее размышления:

— Миссис Атвуд, какой неожиданный сюрприз. Когда вы вернулись домой из путешествия?

К ней подошла леди Маргарет. Клодина изобразила на лице восторженное удивление, притворяясь, что не знала, что сэр Жоффрей с женой отдыхали на курорте, хотя уже прочитала об этом в книге посетителей.

— Доброе утро, леди Эденфильд. Мы вернулись вчера. А вы одна? Прошу вас, присоединяйтесь ко мне и закажите что-нибудь освежающее.

Леди Маргарет села, шурша кремовыми шелковыми юбками.

— Благодарю вас, дорогая, но я ничего не хочу. Ну разве не прекрасен этот курорт? Мы с сэром Жоффреем приехали несколько дней назад, и должна сказать, что здесь гораздо лучше, чем в Брайтоне. Мы решили приобрести здесь летнюю резиденцию, но все еще никак не можем согласовать цену на землю, которую выбрали. Этими вопросами от имени брата занимается мистер Гарри Уорвик. Он много запрашивает, да нам еще приходится улаживать вопрос с конкурентами, поскольку не одни мы хотим иметь апартаменты с видом на море.

— Думаю, Дэниэл Уорвик пойдет навстречу своему покровителю.

— О да, конечно, — утвердительно кивнула леди Маргарет. — Но мистер Уорвик только вчера вернулся домой после очередного боя. Мой муж как раз сейчас обсуждает с ним этот вопрос.

— Мистер Уорвик одержал победу?

— Конечно. Блестящую победу, как рассказал мой муж. — Это его шестой удачный бой в этом году.

Она снова перешла на тему курорта, продолжая болтать до тех пор, пока сэр Жоффрей не вышел из дома Дэниэла и не направился к отелю.

— Вы придете сегодня вечером на бал в Ассамблею? Это очень интересное событие, смею вас заверить.

— К сожалению, мы уже приглашены, — отказалась Клодина.

— Как жаль. Мистер Уорвик и его замечательная супруга всегда приходят. Благодаря им балы больше напоминают частные мероприятия, где они играют роль хозяина и хозяйки.

Клодина удивленно вскинула брови.

— Боксер играет роль хозяина по отношению к аристократам?

— Мистер Уорвик родом из очень древней и уважаемой графской семьи, но и без этого он уже давно сгладил разрыв, ведя себя как джентльмен. Вы, конечно, знаете, что изначально местная знать с предубеждением относилась к мистеру Уорвику, поскольку они очень боялись развития Истхэмптона. Теперь тут отдыхает даже лондонское общество, их страхи рассеялись, и они с радостью готовы принимать мистера и миссис Уорвик. Однако, — тут ее лицо смягчила довольная улыбка, — нашего хорошего друга не так легко победить. Он ежедневно отклоняет приглашения, посещая только те дома, чьи хозяева не наносили ему оскорблений в свое время.

Сэр Жоффрей поднялся по ступенькам, собираясь увести жену, но пара ушла не сразу. Он обменялся любезностями с Клодиной, а от его супруги последовало еще одно приглашение.

— Поскольку вы не придете на бал в Ассамблею, мы будем очень рады, если вы завтра вечером поедете с нами кататься на лодках. Целый маленький флот спускают на воду. Это премилое зрелище: луна, цветные фонарики отражаются в море.

Клодина благосклонно согласилась. Оставшись одна, она улыбнулась, вспоминая то, что ей рассказали о Дэниэле. Как умно он поступил, разрушив все социальные барьеры, в своем неподражаемом стиле. Он выбил почву из-под ног у Александра и ему подобных. Месть сладка, и Дэниэл, наверное, каждый день радуется поражению Александра. Как чисто и аккуратно он все осуществил. И как вульгарно выглядел трусливый выпад Александра в Брайтоне.

Интересно, Дэниэл поедет кататься на лодках? Именно надежда его увидеть вынудила ее принять приглашение. Рано или поздно их пути пересекутся, и она не собиралась скрываться от него. Ее не волновало, сможет ли Лионел сопровождать ее на вечернее мероприятие. Его нежные эстетические вкусы, которые составляли такой контраст с манерами Дэниэла во время его ухаживания, наскучили ей и стали вызывать тошноту. Кроме того, его здоровье сильно ухудшилось, с тех пор как он умудрился подхватить простуду после лодочной прогулки по озеру в Швейцарии. Чтобы не беспокоить ее своим кашлем по номам, он переехал в другую комнату и лишь иногда посещал жену.

После подобных визитов она вела себя с ним достаточно резко, критиковала все его планы путешествий, осмотров достопримечательностей, которые он устраивал для ее удовольствия. Во время подобных вспышек плохого настроения ей открылась еще одна сторона его натуры, которую она не знала ранее. Несмотря на свою обычную мягкость, в моменты гнева он становился ужасно упрямым. Она вдруг осознала, что под бархатной перчаткой скрывается стальная рука. Это вынудило ее прекратить все ссоры с ним, в которых она находила отдушину и выход для своего сдерживаемого напряжения. Все, что он делал, раздражало ее. Она считала его полностью ответственным за их неудавшиеся отношения и совершенно не чувствовала себя виноватой.

Клодина вышла с террасы и пошла через парк к своему экипажу, рассматривая витрины магазинов. В аптеке ее внимание привлекла реклама нового сиропа от кашля, гарантирующая почти мгновенное смягчение боли и исцеление. Она не поверила неумеренным обещаниям, но в каком-то порыве великодушия все же решила купить сироп, чтобы хоть немного облегчить кашель Лионела. Она положила бутылочку в ридикюль и через полчаса уже направлялась в поместье Атвуд.

Дома она бросила ридикюль и зонтик на постель, откуда их сразу же забрала служанка, пока Клодина снимала шляпу и расчесывала волосы. Она совершенно забыла про сироп от кашля, поскольку Лионел пригласил на обед гостей, и ее голова была полностью занята ими. После обеда она принимала многочисленных знакомых, которые горели желанием повидать ее после возвращения. Вечером они с Лионелом поехали на праздничный ужин в Рэдклифф-Холл, устраиваемый в их честь. По пути Клодина рассказала мужу о приглашении Эденфильдов. Он колебался, без сомнения, вспомнив неудачный эпизод и Швейцарии, но, увидев, что она горит желанием поехать, согласился, при условии, что погода не изменится, море останется спокойным, а воздух мягким. Встретив в Рэдклифф Холле сердечный прием, они провели великолепный вечер, Клодина светилась счастьем, поскольку в своем новом, купленном в Париже платье выглядела красивее всех присутствующих женщин.

Утомленная насыщенным днем и недавним длительным путешествием, она готовилась ко сну. Служанка сняла с нее платье и расчесала волосы. Клодина легла в постель и уже почти задремала, как вдруг вспомнила о сиропе. Какое-то мгновение она колебалась и уже почти решила отложить дело до следующего утра, но неожиданно представила себе Лионела, измученного приступами кашля. Ее, излучающую здоровье, всегда расстраивал его болезненный вид. Желание положить конец этим спазматическим атакам и излечить его побудило се купить лекарство. Самоотверженно вздохнув, она откинула одеяло, всунула ноги в розовые тапочки и потянулась за халатом. Бутылочка с сиропом по-прежнему лежала в ридикюле. Клодина нахмурилась, раздраженная глупостью служанки, которая даже не задумалась над тем, что крошечная дамская сумочка необычно тяжелая, и не напомнила ей о лекарстве. Неся в руках свою покупку, она вышла в коридор.

Несколько свечей горели в канделябрах всю ночь, и она без труда добралась до комнаты мужа, которая находилась на значительном расстоянии от ее. Когда она подошла ближе, то услышала его кашель и с отвращением поморщилась. К счастью, основной приступ прошел, она решительно повернула ручку и открыла дверь.

Он стоял около постели одетый в халат и пил воду из графина. При звуках ее шагов он оглянулся с ужасом и изумлением, пролив несколько капель на серую парчу халата. Клодина вошла в комнату и протянула ему бутылочку.

— Попробуй этот сироп от кашля. Я купила его для тебя сегодня в Истхэмптоне… — Она вдруг осеклась, застыла и в ужасе смотрела на кровать, не веря своим глазам. Ее муж был не один. В постели, закинув руку под светловолосую кудрявую голову и разглядывая ее смеющимися глазами, лежал молодой грум, который ездил на задках ее экипажа.

Бутылочка выскользнула из рук Клодины и упала на пол, чудом не разбившись. Переводя взгляд расширенных глаз с грума на мужа и обратно, она начала медленно отступать к двери, как будто боясь, что сироп, просачивающийся через ослабленную пробку, испачкает ее юбки.

— Клодина… — нарушил зловещую тишину Лионел.

Она испустила не то стон, не то вздох, повернулась и выбежала вон из комнаты. Ее халат развевался, пока она бежала по коридору. Влетев в свою комнату, она заперлась на ключ и упала на колени. После пережитого шока силы оставили ее. Никогда он больше не дотронется до нее. Никогда. Как же много ускользнуло от ее внимания. Она вспомнила, как разгневался Дэниэл, когда узнал, что она решила выйти замуж за Лионела. Он сказал ей тогда, что она сошла с ума. Он слышал или догадался. Возможно, мужчины легче, чем женщины, могут угадать эту выходку природы, о которой не принято говорить вслух. Об этом ей шептали на ухо наиболее продвинутые ученики в школе.

Она поражалась своей наивности. Как она могла быть настолько слепой? С другой стороны, откуда она могла знать? Она медленно подняла голову, ее взгляд стал жестким. Александр знал. Они с Лионелом вместе учились в школе и дружили много лет. За эти годы сложно что-то скрыть. Александр намеренно поощрял ее выбор, в то время как к другим ее поклонникам всегда относился с презрением и пренебрежением, как к недостойным ее. Он всегда убеждал ее, что от всего сердца желает ей счастья. Ее счастье? Его похоть! Он не мог вынести мысли, что другой мужчина прикоснется к ней, и намеренно обрек ее на жизнь с мужчиной, который не способен подарить ей радость и удовлетворение. Она уронила голову на руки и зарыдала над своей бедой.

На следующий день Лионел нашел ее в саду, где она неподвижно сидела в тени деревьев, сложив руки на коленях. Она намеренно отвернулась, показывая, что присутствие мужа ей неприятно, но он сел с ней рядом на белую кованую скамью и положил руку на спинку.

— Поскольку у нас теперь нет секретов друг от друга, — спокойно начал он, — мы можем поговорить.

— Нам не о чем говорить, — ответила Клодина, по-прежнему не глядя в его сторону.

— Не согласен. Если это хоть немного утешит вас, то я уволил этого человека и услал далеко отсюда.

— Без сомнения, это хорошее решение.

Лионел проигнорировал ее язвительное замечание.

— Когда я женился на тебе, то верил, что ты меня любишь. Ты удивишься, но я испытывал к тебе искреннюю привязанность и надеялся, что мы станем хорошими друзьями и партнерами. Я наслаждался теми часами, которые мы проводили вместе, с нашими книгами и музыкой. Мне хотелось, чтобы все это продолжалось, но после нашей свадьбы мое общество вдруг стало скучным для тебя, а порой и неприятным.

Клодина насмешливо посмотрела на него.

— Я этого не отрицаю. И сейчас я тебе сообщаю, что с этого момента пойду своей дорогой, а ты своей. Мы не первая пара, пытавшаяся мириться с неприятными обстоятельствами, и не последняя.

Он закашлялся, отчего тени под глазами, постоянные с момента простуды, стали еще темнее. Лионел быстро поднес ко рту платок, но приступа не последовало, и он убрал его обратно в рукав.

— Ты можешь делать что пожелаешь, после того как родишь мне сына. Ради его безопасности не допускай скандалов.

Она резко вздохнула.

— На этой стороне нашего брака поставлен крест. Никогда больше…

— Я женился на тебе с одной-единственной целью — получить наследника. Это твой долг. После того, как ты его исполнишь, можешь убираться отсюда.

Внутри мужчины снова проявился стальной стержень. Он неторопливо поднялся со скамьи и пошел по аллее обратно к дому. Клодина смотрела вслед мужу. По ее телу пробежала дрожь при мысли о том положении, в котором она оказалась. Она не перенесет его прикосновения и не допустит этого. Сложив руки перед собой, она размышляла о своем несчастье. Если бы она забеременела во время их последней ночи, но этого, к сожалению, не произошло… Она должна найти выход из этой жуткой ситуации.

Весь следующий день, посещая различные мероприятия, они вели себя, как актеры, играющие свои роли. Он вел себя любезно по отношению к ней. Обстоятельства вынудили его жестоко заявить о том, чего он ждал от нее, что выходило за рамки его личных правил о хороших манерах. Сидя рядом с ним в гостях у общих знакомых, Клодина смотрела на него и не могла связать этого очаровательного элегантного мужчину с той омерзительной сценой, которую видела прошлой ночью.

Вечер выдался таким же теплым и нежным, как и день, поэтому поездка в Истхэмптон состоялась. Эденфильды приняли их в своих апартаментах в «Отеле Уорвик», там же к ним присоединились остальные приглашенные, пока подавали шампанское. После этого все общество, не торопясь, последовало к новой деревянной лестнице, ведущей на пляж, построенной вместо старого, покрытого водорослями спуска.

Перед гостями раскинулся замечательный вид. Лодки плавно покачивались на воде, украшенные бумажными фонариками и разноцветными лентами. Лодочники, которые купили у Дэниэла разрешение на пользование этой частью пляжа, чтобы катать желающих на лодках как днем, так и ночью, нарядились в соломенные шляпы и полосатые одежды, что делало их похожими на настоящих моряков. Множество приглашенных джентльменов и леди собралось на пляже. Готовые отчаливать, все весело приветствовали друг друга. Все это красочное элегантное общество с любопытством рассматривало местное население, собравшееся на берегу на почтительном расстоянии. Лунный свет и бледные пески пляжа давали достаточно света, но горящие факелы, закрепленные на высоких железных подставках, вставленных в песок, дополнительно освещали сцену.

В дрожащем зареве одного из них Клодина вдруг увидела Дэниэла, подающего руку Кейт, которая спускалась вниз по лестнице. За ними следовала его сестра с молодым человеком, в котором Клодина узнала юного сына одной состоятельной семьи, живущей неподалеку от Атвуд-Холла. Она не смотрела на Жасси и ее поклонника, все ее внимание было приковано к Дэниэлу и его жене, с которыми гости вступали в разговор, представляли приглашенных. Джентльмены кланялись Кейт и целовали ей руку. Дэниэл оглянулся, и Клодина поняла, что он заметил ее рядом с Эденфильдами. Оранжевый свет факела освещал одну половину его лица и оставлял в тени другую, пламя отражалось в его глазах. Клодина в порыве чувственности вдруг подумала, что он похож на дьявола, вышедшего из ада на охоту. И тут ее озарила идея, как выйти из сложившегося ужасного положения.

Намеренно и ненавязчиво она отделилась от своей группы и медленно пошла по берегу, как будто желая в одиночестве насладиться красотой моря, которое ласкало берег серебристо-золотыми волнами. Ей не пришлось долго ждать, через несколько минут Дэниэл уже стоял рядом.

Она медленно повернула голову и посмотрела на него без какого-либо выражения на лице.

— Я не простила вас за тот обман. И никогда не прощу. Так что не обольщайтесь на этот счет.

— Я никогда не обольщался на ваш счет, Клодина. Хочу только заметить, что обманул вас не я, а сама судьба.

Она знала, что это правда. Выражение его лица, когда Жасси выступила вперед, чтобы объявить о невозможности их брака, стояло у нее перед глазами. Когда первый приступ ярости миновал, она осознала, что он также не знал об этой странной игре обстоятельств.

Она снова взглянула на море.

— Сейчас я вижу в этом дурное предзнаменование. Судьба предостерегала меня от брака, заключенного либо из упрямой глупости, либо из безрассудной поспешности.

Уорвик даже не пытался сделать вид, что не понял Клодину.

— Мои соболезнования, — спокойно сказал он.

Она отступила назад, спасаясь от набежавшей волны, Дэниэл крепко сжал ладонью ее локоть.

— Мне необходимо поговорить с кем-нибудь, — торопливо прошептала она.

— Вы уже нашли собеседника.

— Но не здесь, — она взволнованно посмотрела через плечо и увидела, что леди уже идут на пристань, сопровождаемые джентльменами, собираясь спуститься в лодки. — Тот коттедж, куда Оливия приходила к вам на встречу, все еще существует?

— Да.

— В таком случае, сегодня ночью. После прогулки. Я должна сделать вид, что вернулась домой, прежде чем снова уйти.

— Я буду ждать до восхода солнца, если понадобится.

Она неторопливо направилась обратно к пристани, смеясь и протягивая обе руки джентльменам, которые опередили остальных в желании помочь последней оставшейся на берегу леди сесть в одну из трех лодок, зарезервированных для Эденфильдов и их гостей. Остальные лодки, полностью загруженные пассажирами, уже отплыли. Лодочники готовились оттолкнуть оставшиеся две лодки от причала и запрыгнуть на борт. Дэниэл, не обнаружив Кейт среди пассажиров, ожидающих отплытия, догадался, что ее лодка уже на полных парусах идет в открытое море. Тут он заметил, что сэр Жоффрей кивает ему, приглашая присоединиться к их компании. Он легко прыгнул на борт и сел рядом с леди Маргарет. Клодина, погруженная в занимательный разговор со своими соседями и сидящим рядом с ней мужем, кинула на него быстрый взгляд.

Кейт помахала Дэниэлу из своей лодки и опустила руку. Он не увидел ее, хоть и искал взглядом. Заметив, что он разговаривал с Клодиной на неосвещенной факелами половине пляжа, она поняла, почему он не успел присоединиться к ней. Сидящий с ней рядом Гарри, чье лицо превратилось в разноцветную маску от света, который отбрасывали висящие над его головой фонарики, тоже наблюдал эту встречу, поскольку находился на пляже, когда прибыли Клодина и Дэниэл.

— Смотрите, — удовлетворенно обратился он к Кейт, снижая голос до шепота, — из всех лодок Дэниэл выбрал именно ту, на борту которой находится Клодина Атвуд. Вы заметили, как они общались на пляже? Не успела она вернуться домой, как уже ищет встречи с ним. Это подтверждает, что она вышла замуж за Атвуда исключительно назло Дэниэлу.

— Но они не сидят вместе, — попыталась оправдать мужа Кейт.

— Это ничего не значит. Они же не могут флиртовать прямо под носом у ее супруга. Им крупно повезло, если никто, кроме вас и меня, не видел, как они ворковали наедине. Сплетни быстро распространяются.

— Достаточно, — гневно воскликнула она. — Вы сами сейчас занимаетесь именно этим.

Он добродушно рассмеялся и откинулся на спинку сиденья, решив, что уже заронил в нее подозрения и нет необходимости продолжать. Недавно Гарри изменил тактику, стараясь тщательно подобранными словами и косвенными намеками подорвать привязанность, которую Кейт питала к его брату, оставаясь глухой ко всему, что слышала. Он делал ставку на ее гордость и чувство независимости. Рано или поздно она обретет свободу и пойдет своим путем. Тогда он присоединится к ней. Он знал, что она несчастлива с Дэниэлом.

С момента их первой встречи он хорошо изучил выражение ее лица и всегда судил о ее настроении по цвету глаз.

Гарри считал, что знал Кейт лучше, чем кто бы то ни было, и это убеждение усиливало в нем чувство собственности по отношению к ней. Глядя на нее, он видел что ее жизнь заполняла пустота, ей катастрофически не хватало любви, которая ни имела ничего общего с тем, что происходило между ней и его братом в постели. Темная мучительная ревность струилась по его венам, завистливая ненависть к брату временами становилась физически ощутимой. Ему приходилось тайком отирать холодный пот, выступающий на висках и верхней губе. Часто он лаконично думал о том, что упускает свое предназначение в жизни, ему следует идти своим путем. Он владел собой лучше любого актера, когда улыбался, общался, кланялся, излучая добродушие, в то время как в его сердце жил убийца.

Кейт опустила палец в воду и наблюдала, как круги расходятся но воде, отражая разноцветные огоньки фонариков. Перед ее глазами стоял образ Дэниэла и Клодины, увлеченных, как два любовника, интимным разговором. Все ее существо наполняло дурное предчувствие, ужас, которого она никогда не испытывала ранее, и она испугалась. Неужели она его потеряет? Неужели надежда, которая дарила сладостную радость от каждой незначительной победы, от каждой его крошечной уступки, от каждого случайного любовного прикосновения, жила лишь в ее глупом воображении, а он оставался таким же далеким от нее, как и раньше?

Кейт глубоко вздохнула. От этого все ее тело вздрогнуло, как у всхлипывающего ребенка. Гарри с беспокойством наклонился к ней.

— Вы замерзли?

Ей проще было кивнуть, чем вступать в какие-либо разговоры. Он взял один из пледов, специально предназначенных для пассажиров, и накинул ей на колени. Она и правда похолодела от ужаса при мысли, что время, отведенное ей, чтобы по крупицам собирать любовь Дэниэла, истекло. Клодина вернулась и едва поманила пальчиком, как он тут же кинулся к ее ногам.

Кейт медленно подняла голову: никакое предчувствие ее не сломает. Предчувствие надо проигнорировать и отбросить в сторону, иначе поражение неизбежно. У нее есть козырь, который никакая Клодина не сможет побить. Именно на него она возложит все свои надежды, в нем вся ее сила, он не подведет ее.

Прогулка продолжалась более двух часов. Флотилия маленьких лодочек держалась на безопасном расстоянии от скал, стараясь не отплывать далеко от берега, пестрящего огнями коттеджей, разбросанных тут и там фермерских домов. Сам Истхэмптон под звездным небом напоминал раскрытую шкатулку со сверкающими на черном бархате драгоценными камнями. Лодка с Кейт и Гарри подошла к причалу самой последней, и Дэниэл уже ждал жену на берегу. Эденфильды и их гости ушли. Прощальные пожелания раздавались за тамарисковой изгородью, где стояли ожидающие их экипажи.

— Понравилась тебе прогулка? — автоматически спросил Дэниэл у Кейт, поглощенный собственными мыслями.

— Да, я получила большое удовольствие, — последовал спокойный ответ, хоть внутри ее снова парализовал страх.

Она с облегчением вздохнула, когда к ним присоединилась Жасси со своим кавалером, обменивающиеся веселыми замечаниями о поездке. Из-за изгороди вышел Джим, помахивая хлыстом, чтобы отвезти их домой. Кавалер Жасси проводил ее до коляски, назначил новую встречу на следующий день и отправился искать свой экипаж, Гарри ускакал верхом. Кейт села рядом с Жасси и, к своему ужасу, поняла, что Дэниэл не последовал за ней, а просто закрыл дверь.

— Ты не едешь домой? — спросила она.

Временами он задерживался, заезжая к знакомым в «Отель Уорвик» или в Ассамблею, либо на карточную игру. На этот раз она чувствовала, что он остается в городе с другой целью.

— Пока нет, — ответил муж, подавая Джиму сигнал, что можно ехать.

Он хотел отойти назад, но Кейт быстро схватила его за руку. Инстинкт подсказывал ей, что ни в коем случае нельзя отпускать его от себя этой ночью, иначе случится нечто ужасное, катастрофическое, что разлучит их навсегда.

— Дэниэл! — В ее голосе звучало отчаяние.

Он взглянул на нее так, как будто впервые увидел в этот вечер, целиком занятый Клодиной.

— Да?

— Не оставляй меня!

Он удивился:

— Что случилось?

Она взволнованно покачала головой, как будто потеряла способность внятно говорить.

— Я хотела кое-что открыть тебе сегодня вечером.

Он улыбнулся. Кейт всегда беспокоилась о бедных и нуждающихся, а это могло подождать до утра, другое дело — отчаяние Клодины.

— Я с удовольствием выслушаю твое тайное сообщение завтра, — заявил он и отнял у нее руку.

Она глубоко вздохнула, ее щеки покраснели.

— Неужели нет на свете ничего настолько важного, что заставило бы изменить твои планы на эту ночь?

Он прищурил глаза. Кейт превзошла саму себя. Он не позволит, чтобы от него требовали отчета о его делах. Ей нужно преподать урок.

— Нет, — холодно ответил он. — Я еду по своим делам и не отрываю вас от ваших.

Дэниэл резко повернулся и быстро пошел по направлению к отелю. Ома не смотрела ему вслед, сидела неестественно прямая и тихая, опустив глаза под пристальным взглядом обеспокоенного Джима, который повернулся и молча наблюдал неприятную сцену. Жасси тоже молчала, закусив губу, чтобы не разразиться гневной тирадой в адрес брата, посмевшего расстроить Кейт.

— Думаю, мы можем ехать домой, — с достоинством обратилась Кейт к Джиму.

Тренер стегнул лошадей хлыстом, и экипаж плавно тронулся с места. Оказавшись в спальне, Кейт даже не пыталась раздеться и лечь в постель. Ломая руки, она беспокойно ходила из угла в угол с напряженным выражением лица. Этой ночью она собиралась сказать Дэниэлу, что ждет ребенка. Этой ночью она думала привязать его к себе навсегда.

Подойдя к отелю, Дэниэл сразу направился к конюшням. Обычно он брал там лошадь, чтобы объехать территорию, и грум быстро привел ему лучшего скакуна. Дэниэл умчался со двора с такой скоростью, что не заметил своего брата, следящего за ним из тени деревьев. Через несколько секунд Гарри вскочил в седло и последовал за ним. Когда они выехали из Истхэмптона на проселочную дорогу, Гарри свернул на обочину, чтобы его брат не услышал стука копыт и не заподозрил, что за ним следят.

Клодина добралась к коттеджу только после полуночи. Дэниэл ждал ее и вышел на крыльцо, его силуэт четко вырисовывался на фоне освещенной свечой комнаты. Она тихо вошла в калитку и проскользнула мимо него в дом. Когда Дэниэл запер дверь и повернулся к ней, она уже сняла плащ и бросила его на пол.

— Вы дождались, как и обещали, — хрипло заметила она. У нее был безумный вид, волосы растрепались.

— Вы сомневались во мне?

Она покачала головой, при свете свечи ее глаза магически блестели. Все произошло так, как он и ожидал. Если она действительно собиралась рассказать ему о своих бедах, то после приезда ее решение изменилось. В жадном выражении ее глаз он прочел страстное желание, хоть и допускал, что существует иная, тайная причина ее прихода, о которой он не догадывался. Она вдруг резко вскрикнула, как самка, желающая самца, и бросилась в его объятия, прильнув губами к его губам. Они закружились в диком, безумном водовороте. Несколько минут их сплетенные тени отражались на стене в мерцающем пламени свечи, а затем он толкнул ее в темноту на покрытую сеном кровать, куда она упала и потянула его за собой. Постепенно свеча потухла.

Уже наступил рассвет, когда он поднял с пола ее плащ и накинул ей на плечи. Солнце медленно всходило над верхушками деревьев. Клодина осторожно выглянула из-за двери, чтобы удостовериться, что никто ее не видит. Дэниэл, полностью готовый к отъезду, вышел вместе с ней. Они взглянули друг на друга, воспоминание о прошедшей ночи обожгло из лица.

— Прощай! — прошептала она одними губами, почти неслышно.

Потом подобрала свои юбки, вышла из коттеджа и побежала по дороге, почти мгновенно скрывшись из виду.

Дэниэл запер дверь и пару мгновений задумчиво держал ключи на ладони, прежде чем положить их в карман. Странный подарок на память. Давно заброшенное строение скоро обвалится, потолок рухнет и похоронит в груде камней тайну о том, что здесь произошло.


Клодина добралась до Атвуд Холла и проскользнула внутрь через боковую дверь, которую оставила незапертой, Сняв туфли, она взяла их в руки и осторожно поднялась по лестнице босиком. Утренний свет проникал в окна и освещал коридор. Неуверенные солнечные лучи осторожно касались высоких каминных труб. Подойдя к двери своей спальни, она с облегчением вздохнула и, шелестя юбками, вошла в комнату, бесшумно закрыла дверь и прижалась к ней головой. Ее сердце безумно колотилось, рука, все еще лежавшая на ручке, дрожала. Она чувствовала себя в безопасности, во всех смыслах.

— Откуда ты пришла в такой час? — раздался резкий голос Лионела.

Близкая к панике, она обернулась. Лионел сидел на ее постели и халате с напряженным и бледным лицом. В ее сознании мелькнула мысль, что он пришел к ней ночью и не застал. Она одновременно испытала облегчение, что не оказалась дома, и сильный страх от его присутствия, но быстро взяла себя в руки и хладнокровно ответила:

— Я не могла заснуть и гуляла по саду.

— Ты лжешь! — закричал он, вскочил с постели и вцепился трясущейся рукой в ближайший столб кровати.

Клодина покачала головой.

— Почему я должна лгать? Мне стало нехорошо после морской прогулки, и я решила подышать свежим воздухом.

— В течение всей ночи? Твоя постель не тронута. На тебе все еще надето вчерашнее платье. — Он с угрожающим видом спустился с возвышения, на котором стояла кровать. — Я узнаю правду, даже если мне придется придушить тебя своими руками!

Лионел направился к ней. И хоть в душе Клодины царил хаос, посмотрела она на мужа дерзко и вызывающе.

— Я даже не представляю, что за дьявольские подозрения рождаются в твоей голове, — проговорила она. — У тебя нет никакого права обвинять меня в чем-либо. Именно ты превратил наш брак в полную фикцию…

Он схватил ее за горло.

— Куда ты ходила? С кем встречалась?

Она вдруг ужасно испугалась. В его руках заядлого наездника чувствовалась недюжинная сила. Он сжал ее горло с такой силой, что все отчаянные попытки жены ослабить его пальцы оказались тщетными. Ей пришла в голову только одна вещь, которую она могла сказать, чтобы он отпустил ее. Она пошла на риск, горячо надеясь, что этой ночью у нее все получилось.

— У женщины, которая носит под сердцем ребенка, случаются странные фантазии, — хрипло пробормотала она. — Одни страстно желают деликатесов, другие чувствуют себя в четырех стенах, как в ловушке, и часто стремятся на свежий воздух.

Лионел так резко отпустил ее, что она почти упала. Клодина так и не успела понять, подействовали ли ее слова, поскольку его охватил приступ кашля. Озабоченная исключительно собой, она жадными глотками вдыхала воздух, разглядывая в зеркале уродливые следы от его пальцев на своей нежной коже. Она бы так и не взглянула в его сторону, если бы он в приступе удушья не начал издавать те же леденящие душу звуки. Ее глаза расширились от ужаса и отвращения. Кровь струилась из его рта. Он покачнулся, в молчаливой мольбе протянул к ней руку. В этот момент его ноги подкосились, и он упал к ее ногам лицом вниз, забрызгав ковер своей кровью.

Она смотрела на него с чувством облегчения и ликования. Он умирал. Умирал. Судьба освобождала ее от него. Она услышала тихий истерический смех и вдруг осознала, что этот смех принадлежит ей. Впервые она осознала всю степень отвращения, которую испытывала к мужу. Внезапно она вздрогнула. Он протянул руку и вцепился ей в юбку. Она безжалостно выдернула юбку и вдруг услышала в коридоре шаги, торопливо приближающиеся к двери ее спальни. Один из слуг, вероятно, услышал звук падения. Один бог знает, что еще они могли услышать из их разговора на повышенных тонах. Она должна позвать на помощь.

— Помогите, помогите! — закричала она, подбегая к двери и широко распахивая ее, слуга в расстегнутом фланелевом жилете нерешительно стоял в коридоре.

— Быстро! — скомандовала Клодина. — Позовите доктора. У вашего хозяина приступ. Боюсь, он умирает.


Дэниэл медленно въехал в Истхэмптон, но, вместо того чтобы вернуться к Кейт, он повернул лошадь в сторону холма и направился к своему будущему дому. Там он спешился и с чувством глубокого удовлетворения долго бродил по огромным недостроенным комнатам, которые предстояло обить шелком и украсить мраморными каминами, а полы, покрытые опилками и стружками, отполировать до блеска. Он поднялся на второй этаж и, облокотившись на подоконник, оглядел свои земли, простирающиеся до искрящегося под лучами утреннего солнца моря. К подъезду Истхэмптон-Холла постепенно подъезжали рабочие. Группы мужчин тянулись к восточной и западной частям курорта, где все еще строили новые здания. Маляры уже приступили к покраске задней части «Отеля Георга IV». Над всем курортом витал дух процветания, который он оценил, бродя по улицам Брайтона в тот день, когда купил Кейт на базаре.

Кейт. При воспоминании о ней его взгляд стал задумчивым. Холодная, как лунный свет, жаркая, как огонь, чем больше она себя отдавала, тем загадочнее оставалась для него. Он вспомнил, как резко говорил с ней после морской прогулки. Его рассердило, что она сошла на берег вместе с Гарри, хоть он и не обратил на это должного внимания, поскольку все его мысли в тот момент заполняла Клодина. Без сомнений, его брат все сильнее и сильнее вкрадывался в доверие к Кейт. Как заноза в пальце доставляет дискомфорт, так и постоянное присутствие Гарри заставляло его обращаться с Кейт все более и более резко.

Дэниэл отошел от окна и направился к выходу, принимая утренние приветствия рабочих. Затем он вскочил в седло и поскакал к дому. Оставив лошадь в конюшне, он зашел в купальню, сбросил одежду, взял полотенце и отправился на пляж. Подойдя к морю, он зашел по пояс в воду и нырнул. Его темная голова снова появилась над волнами уже на расстоянии нескольких ярдов от берега.

Кейт наблюдала за ним из окна с выражением любви, обиды и гнева. Она не спала всю ночь, только что приняла ванну и переоделась в свежее хлопковое платье. Никогда еще Дэниэл не отсутствовал всю ночь. Даже когда игра затягивалась до утра, он в радостном возбуждении, поскольку редко проигрывал, возвращался к ней в постель рано утром, принося с собой запах вина и табака. Самые потрясающие моменты ее экстаза в его объятиях случались как раз в эти часы утренней любви. То, что он не вернулся к ней утром, как обычно, и избегал возвращаться домой, усилило ее подозрение, что этой ночью он предал ее.

Она отвернулась от окна и пошла на кухню. Молоденькая служанка уже проснулась и приступила к своим обязанностям. Кейт автоматически поставила блюда на плиту и приступила к приготовлению обильного завтрака, который всегда с таким удовольствием поглощали Дэниэл и Джим.

Она уже накрыла стол, когда услышала, как распахнулась входная дверь и кто-то вошел в дом. Это был не Дэниэл, который некоторое время назад уже поднялся в их спальню. Прежде, чем она успела поставить на стол серебряный кофейник и оглянуться, в холле прогремел хриплый пьяный голос.

— Дэниэл! — крикнул Гарри тоном, не предвещавшим ничего хорошего.

Джим, просматривающий около окна утреннюю газету, резко опустил ее на колени и тревожно взглянул на испуганную Кейт. Они оба появились в дверях и увидели Гарри, стоящего около лестницы, широко расставив ноги, в то время как Дэниэл показался наверху, поправляя манжеты свежей рубашки, выглядывающие из рукавов пиджака.

— Что случилось? — требовательно спросил он, с высоты взирая на брата. — Ты по поводу новых кирпичей? Я думал…

Гарри перебил его:

— Это все, о чем ты можешь думать? — презрительно усмехнулся он. — О своем курорте? Не могу поверить, что он занимает второе место в твоем сердце после миссис Атвуд.

Дэниэл уже наполовину спустился с лестницы, его лицо помрачнело. Кейт схватила Джима за руку, а он крепко сжал ее ладонь в ответ, заверяя, что готов вмешаться в конфликт братьев. Дэниэл продолжал спускаться в холл, но уже в более осторожном темпе.

— И ты по этой причине врываешься в мой дом в столь ранний час, чтобы упомянуть тут имя леди?

— Леди? — саркастически переспросил Гарри. — Да ты, оказывается, не знаешь значения этого слова. Вот Кейт леди, насколько я это понимаю. Она стоит миллиона тех дамочек, которые мнят себя более знатными по рождению. Но ты этого не понимаешь. — Он гордо поднял подбородок и агрессивно ткнул пальцем в брата. — Ты не заботишься о ней, и никогда не заботился. И сейчас у меня есть достаточно доказательств. Я хочу выкупить ее у тебя обратно. — Он опустил руку в карман и, достав оттуда кожаный кошелек, бросил его к ногам Дэниэла. Золотые монеты высыпались из него и покатились по всему холлу. — Двадцать одна гинея! У меня не хватило денег в тот день на базаре в Брайтоне, но сейчас они есть.

— Кейт моя жена, — с угрозой проговорил Дэниэл, — она не продается.

— Твоя жена? — Гарри получал явное удовольствие, повторяя выражения своего брата. — Для чего тебе жена, если ты проводишь ночи с Клодиной Атвуд в коттедже в Денвинском тупике?

Дэниэл с кулаками бросился на брата. Джим кинулся вперед. Он смог схватить Дэниэла за плечо и оттащить в сторону, но тот все же успел нанести Гарри в лицо сокрушающий удар, который заставил его отлететь к стене и упасть на одно колено. Кейт вскрикнула и бросилась на помощь Гарри, в то время как тренер изо всех сил старался удержать Дэниэла от дальнейших нападений.

— Перестань! Успокойся! Оставь брата в покое. Он пьян и не знает, что говорит.

Гарри медленно встал, упираясь одной рукой о стену, чтобы сохранить равновесие. Он взглянул на Кейт, ошибочно принимая за любовь и симпатию ее естественную обеспокоенность последствиями страшного удара, который разбил бы Гарри челюсть, если бы вовремя не вмешался Джим.

— Хоть я и пьян, но я соображаю, что говорю. Я следил за Дэниэлом, когда он ехал в коттедж, и видел, как миссис Атвуд зашла туда после него…

Он замолчал, поскольку Кейт, сверкая глазами, закрыла ему рот рукой.

— Уходите! — прошипела она. — Убирайтесь с глаз моих! Вам, братьям Уорвикам, неведом стыд. Вы готовы пользоваться любыми способами, чтобы добиться того, чего хотите. Пришла пора заканчивать с вами обоими. А сейчас уходите.

Гарри не двинулся с места, упрямо вытянув руку в сторону Дэниэла.

— Пусть он докажет, что я говорю неправду.

Джим больше не мог сдерживать Дэниэла. Он вырвался, схватил Гарри, выкинул его из дома на дорожку и с такой силой захлопнул дверь, что весь дом завибрировал. В спальне наверху проснулась Жасси, перевернулась на другой бок и снова заснула. Тренер тактично вышел из холла и отправился прогуляться, оставив Кейт и Дэниэла наедине. Дэниэл заговорил первым, ничего не отрицая и не извиняясь. Он не собирался оскорблять Кейт ложью. Он и так уже причинил ей достаточно вреда.

— Скажи мне, что ты имела в виду, когда говорила, что пора заканчивать с нами? — спросил он.

Ее глаза странно сверкали под вуалью холодных слез.

— Я имела в виду, что отныне пойду по жизни своим путем. Я решила, что больше никогда не стану подчиняться ни тебе, ни какому-либо другому мужчине.

— Но ты не уедешь отсюда?

Про себя он решил, что не позволит ей уехать, даже если она попытается, какие бы способы ему ни пришлось при этом использовать.

— Нет, — ответила Кейт. — У меня тут слишком много обязанностей.

Его озадачил странный ответ, но он не успел задуматься над ним, поскольку хотел задать еще один волновавший его вопрос:

— Что я могу сделать, чтобы исправить ситуацию?

Казалось, она смотрела на него откуда-то издалека.

— Ничего, — грустно сказала она. — Совсем ничего. Мы всегда были чужими друг для друга.

Она повернулась и прошла через столовую в сад, где опустилась на траву и прислонилась к дереву, перебирая пальцами растущие вокруг лютики.

Дэниэл хотел пойти за ней, взять ее на руки, положить ее голову к себе на плечо и успокоить, но не мог, поскольку Кейт явно дала понять, что он потерял ее. То, что произошло между ним и Клодиной этой темной эротической ночью, не имело ничего общего с его жизнью с Кейт, но это стояло за пределами ее понимания. Они с Клодиной держали друг друга в своеобразном рабстве с момента первой встречи и по-прежнему находились в зависимости друг от друга, хотели этого или нет.

Звук копыт на улице привлек внимание Дэниэла, он вышел посмотреть, кто входит в калитку, и увидел запыхавшегося Харди.

— Вам лучше пойти со мной, сэр. Там на берегу проблемы. Когда рабочие с фургонами, как обычно, направились на пляж, чтобы набрать гальку для строительных работ, Том Браун преградил им спуск. Он заявил, что только через его труп они смогу взять еще хоть камушек с берега.

Дэниэл, нахмурившись, отправился с Харди к морю. С Брауном и раньше уже возникали проблемы. Он с самого начала выступал против вывоза гальки с пляжа, что ставило в опасность его купальни, которые стало невозможно перевозить на более высокое место в случае прилива. Во время непогоды несколько купален уже затопило и унесло в море.

— Я заставлю их замолчать раз и навсегда, — сказал Дэниэл, вскидывая голову, и, услышав злобные крики со стороны купален, бросился бежать. Харди последовал за ним.

Кейт услышала шум и встала. Увидев сквозь деревья бегущего Дэниэла и его бригадира, она поняла, что случилось что-то серьезное. Возможно, несчастный случай. Она часто оказывала помощь пострадавшим, лечила все, начиная от ожогов и порезов, заканчивая падениями с лесов и переломами конечностей. В большинстве случаев она следила, чтобы за больными хорошо ухаживали, часто присматривала за ними сама. Поскольку финансовые дела Дэниэла наладились, она с легкостью убеждала его выплачивать потерпевшим компенсацию.

Кейт направилась к дому с намерением упаковать корзину с бинтами, опиумом и другими необходимыми при оказании первой медицинской помощи вещами, как вдруг из верхнего окна ее окликнула Жасси.

— Мне кажется, что около купален развернулась настоящая битва, — крикнула девушка, прикрывая от солнца глаза ладонью. — Я вижу рабочих Дэниэла, стоящих с телегами около спуска, им перегородила дорогу целая банда.

После драки требовалось много бинтов. Кейт кинулась в дом, достала из шкафа чистые сложенные льняные полоски, сложила их в корзину и выбежала из дома на улицу. Когда она достигла места происшествия, его уже окружала толпа зрителей, через которую ничего не удавалось разглядеть. Аккуратно прокладывая себе путь через плотное кольцо людей, она пробралась вперед и увидела, что дела обстояли именно так, как описала Жасси. Разгневанные возчики и грузчики пытались пробраться к единственному спуску, чья ширина позволяла вместить фургоны. Однако целая толпа орущих рассерженных мужчин, вооруженных дубинами и толстыми палками с торчащими во все стороны гвоздями во главе с Томом Брауном не пускала их. Около их ног лежали горы камней, приготовленные ранее. Дэниэл и Браун стояли друг напротив друга по разные стороны от покрытого водорослями спуска.

— Я уже говорил вам раньше, Уорвик, — орал Браун с красным от напряжения лицом, тряся перед собой кулаком, — у вас нет никакого права вывозить гальку с моей части пляжа.

— У меня есть полное право, как и у любого другого человека, брать с берега любые строительные материалы, которыми щедро одарила нас природа. А сейчас прикажи своим бездельникам и бродягам уйти с дороги, освободить проход для моих рабочих и их фургонов.

— Идите к дьяволу! — крикнул Браун и поднял с земли увесистый камень, который стал угрожающе подкидывать в руке.

Дэниэл глубоко вздохнул и обратился через плечо к стоящему ближе всех рабочему, юноше с живым веснушчатым лицом.

— Беги во двор и скажи плотникам, чтобы бросали работу и приступали к строительству купален для меня. Я намереваюсь разорить нашего местного болтуна до конца лета, — крикнул он.

Рабочие Дэниэла одобрительно рассмеялись, их поддержали зрители, кое-кто даже зааплодировал. Дэниэл усмехнулся, эта усмешка воспламеняла многих его противников на ринге. Браун не смог ее вынести и кинул в противника камень, который держал в руке, но боксер инстинктивно увернулся. Камень угодил прямо в плечо стоящего позади рабочего, который вскрикнул от боли и упал. Этого хватило, чтобы началась драка. Дэниэл и его сторонники начали с криками штурмовать спуск.

Возчики направили на своих противников лошадей, стегая их кнутами, остальные, вооружившись лопатами и заступами, орудовали ими, как копьями. Сторонники Брауна кидались камнями и обломками старой плотины, обратив в бегство зрителей.

Кейт подбежала к раненому мужчине, опасаясь, что у того сломана ключица. Она оказала ему первую помощь и кинулась к другой жертве, веснушчатому юноше, который не успел выполнить распоряжение своего хозяина, получив глубокую рану в лоб. Кейт присела около него на колени, перевязала порез, пообещав позднее наложить швы. Она вынуждена была кричать, поскольку шум вокруг заглушал ее голос. Лошади ржали от испуга, становились на дыбы и упирались. Отчаянный лай собак, привлеченных дракой, смешался с воплями дерущихся людей, лязгом лопат, ударами камней. Ситуация становилась все серьезнее, и Кейт, игнорируя грозящую ей опасность, переходила от одного пострадавшего к другому.

В разгар борьбы Дэниэл скинул порванное пальто и, обернувшись, обнаружил перед собой пять противников. Никто не решался нападать на него в одиночку. Все прекрасно знали и безумно боялись сокрушительной силы его боксерских кулаков, понимая, что одного его удара хватит, чтобы разбить челюсть, сломать нос и лишить сознания на целую неделю. Они били его дубинками, одна палка с гвоздем поцарапала его лоб, чудом не задев глаз. Его лицо, залитое кровью, выглядело так же ужасно, как и лица тех, кто испытал на себе силу его кулаков. Он дрался по всем правилам ринга. Его локти, колени и ступни причиняли столько же вреда, сколько и его кулаки. Завидев крепкого парня, который наступал на него с поднятой железной дубиной, Дэниэл ударил его в пах, и тот согнулся пополам и упал на спуск, по которому уже катился первый фургон. Кейт, занятая оказанием помощи, оглянулась как раз для того, чтобы увидеть, как тяжелое колесо переезжает ногу упавшего мужчины.

Ее не заботило, кто он и против кого выступает. Устремив взгляд на несчастного стонущего человека, она пробралась среди дерущихся мужчин и побежала вниз по спуску. Но не добежала. Лопата, которой орудовал один из рабочих, ударила ее прямо в лоб. Она не помнила, соскользнула ли со спуска или упала ребрами прямо на обросший ракушками барьер. Для нее наступила темнота, которая милостиво поглотила острую боль, слишком сильную, чтобы ее вынести.

Дэниэл краем глаза заметил мелькнувшее в толпе платье Кейт, но его предупреждающий крик раздался слишком поздно. Он опоздал. Он увидел случайный удар, беспомощно смотрел, как ее ноги соскальзывают с края спуска, как она наклоняется вперед, надает на выпирающую стойку и скатывается вниз на гальку.

— Кейт! — как безумный, выкрикнул он ее имя.

Раскидав в разные стороны тех, кто загораживал ему путь, он подбежал к ней. Джим, слишком поздно увидевший драку, мчался к ним со скоростью, на какую только был способен. Дэниэл с горестным стоном опустился на колени около Кейт. Тренер с посеревшим лицом подбежал к нему, чтобы помочь унести девушку, но Дэниэл сам нежно поднял ее на руки и снова застонал при виде ее побелевшего лица с сильным кровоподтеком на лбу.

— Боже всемогущий! Она мертва? — сдавленно проговорил Джим.

— Нет, нет. Она не может. Она не должна, — неистово закричал Дэниэл, как будто мог вдохнуть в нее жизнь.

С потемневшими от отчаяния глазами он прижал голову к ее груди. Не услышав ударов ее сердца, он решил, что Кейт умерла, и погрузился в такую безутешную скорбь, что чуть не сошел с ума. Он не мог жить без нее.

Но вдруг уловил слабое сердцебиение, и волна облегчения затопила его.

— Она жива, слава богу, — потрясенно пробормотал Дэниэл, накрывая жену своим пальто. — Найди носилки и пошли кого-нибудь за лондонским врачом, который остановился в отеле.

Он положил Кейт к себе на колени, крепко сжав ее нежную руку, не обращая внимания на проезжающие мимо фургоны, на побежденного Брауна и тех его приятелей, которым посчастливилось выйти из потасовки без ушибов и ран. Пострадавших и раненых рыбаки уложили на самодельные носилки и донесли до фургона, который специально выделили, чтобы отвезти их в город. Пришла Сара Синглтон, чтобы помочь раненым. Именно она распорядилась, чтобы принесли старую дверь, и уложили на нее Кейт Уорвик, чье мятое платье искрилось от мелких, переливающихся на солнце песчинок.

Глава 16

Долгое время Кейт находилась без сознания между жизнью и смертью. Доктор Фрамптон, лондонский врач, который приехал в Истхэмптон с целью стать младшим компаньоном в местной практике, пригласил своего коллегу, специализирующегося на подобных случаях. Кейт прооперировали прямо на низком кухонном столе, удалив сгусток крови. Операция прошла удачно, но вызвала лихорадку, что дало новый повод для беспокойства. Она лежала в кровати с остриженными волосами и забинтованной головой, и, казалось, тихо спала. В конце концов Кейт пришла в себя, вернулась из темных глубин забвения, как будто пробудилась от долгого сна. Она сразу вспомнила весь пережитый кошмар, который, казалось, все это время жил в ее сознании. Она потеряла Дэниэла. Он сделал свой выбор и отверг ее. А он, в свою очередь, потерял ее, поскольку она не станет обременять его и унижать себя в его глазах тщетными попытками наладить отношения, которые он разрушил по своей воле.

Все эти мысли пришли к ней, когда она еще лежала в полузабытье, прежде чем окончательно освободиться из плена теней, где так долго находилась. Именно поэтому она не спросила о Дэниэле и не выразила никакого желания увидеть его, когда наконец открыла глаза, с полной ясностью и пониманием увидела окружающие ее предметы и Жасси, читающую книгу у ее постели. Увидев, что Кейт ожила, девушка в восторге вскочила и уронила книгу на пол.

— Дорогая, дорогая Кейт. Теперь все будет хорошо.

— Я долго болела? — спросила Кейт и слабо улыбнулась.

— Несколько недель.

— Какой сегодня день?

— Последняя среда августа. — Жасси, заметив, как испугалась Кейт, услышав о столь длительном сроке, поняла причину ее волнения и поспешила успокоить подругу: — Ты не потеряла ребенка. Врач сразу же понял твое положение, за тобой был должный уход. Тебе повезло, что несчастный случай не произошел на более позднем сроке, иначе кто знает, какие последствия могли бы быть.

— Все уже знают о моем состоянии?

— Да. Радость Дэниэла омрачалась отчаянным беспокойством за тебя, но сейчас все в прошлом.

Многое в прошлом. Будущее таило новые надежды и обещания. Она просунула руку под одеяло и прижала ее к животу под мягким батистом ночной рубашки. У нее родится сын. Она уже чувствовала, что он упрямый и сильный, отказывающийся покоряться несчастьям, настоящий Уорвик. При мысли о том, что он ус пел пережить, она вдруг вспомнила о других событиях того злосчастного дня. Перед ее глазами, как в волшебном фонаре, одна за другой возникали картинки. Она снова увидела встающих на дыбы, ржущих лошадей, сражающихся мужчин, ужасные удары самодельных орудий.

— Что произошло тем утром на спуске? — беспокойно спросила она.

— Тебя случайно ударили, и ты упала со спуска на камни.

— Как все закончилось?

— Дэниэл за несколько дней соорудил свои купальни и поставил их на пляже.

— Но ведь там скалистый берег.

— Он велел взорвать все скалы и создал прекрасный песчаный пляж, что сразу же привлекло внимание всех клиентов Брауна, — хихикнула Жасси. — У кварца такое многообразие оттенков, что Дэниэл построил из него великолепную стену, окружающую парк со стороны долины. Кто-то в шутку поинтересовался у него, не собирается ли он превратить курорт в гигантский ринг, и Дэниэл тут же назвал сады Ринг-Парком.

Кейт с трудом воспринимала эти незначительные детали, все ее мысли были по-прежнему сконцентрированы на рукопашной схватке.

— Что с тем мужчиной, ногу которого переехало колесо? — спросила она.

Жасси положила прохладную руку ей на лоб, пытаясь успокоить.

— Ногу пришлось ампутировать, но он получил надлежащее лечение, и Дэниэл дал ему приличную сумму денег, так что его жена и дети не останутся без еды.

Кейт уже беспокоили другие мысли.

— Что с Гарри?

— Он уехал. В Лондон. Работая в Истхэмптоне, он наладил деловые связи со столицей и получил выгодное место в фирме, занимающейся продажей земли. Мы пишем друг другу. Я рассказываю ему о твоем самочувствии.

Жасси заколебалась, раздумывая, может ли она сказать Кейт всю правду. И решила, что новости о том, как Джим взял дело в свои руки и сообщил Гарри, что только он один оставался слепым и не замечал любви Кейт к Дэниэлу, могут подождать. Поскольку братья не разговаривали друг с другом, они не обменялись ни единым словом, и по этому поводу тоже. Когда Гарри зашел к Жасси попрощаться, он попросил ее подтвердить слова Джима.

— Я не могу ничего сказать, — ответила та, держа данное Кейт обещание.

— Когда Кейт выздоровеет, — упрямо проговорил он, — я вернусь и потребую от нее правду, но до этих пор ноги моей больше не будет в Истхэмптоне.

Кейт подавила вздох.

— Я молю бога, чтобы его новая жизнь дала ему то, чего я никогда бы не смогла дать.

Она повернула голову, посмотрела в окно и увидела кусочек ярко-голубого августовского неба и сияющее из-за занавесок солнце, наполняющее комнату янтарным светом. Она лежала не в спальне, а в бывшей детской.

— Почему я здесь? — поинтересовалась она.

— Доктор Фрамптон сказал, что ты нуждаешься в абсолютной тишине, а окна этой комнаты не выходят ни на море, ни на улицу. Еще с ней сообщаются две другие комнаты, где расположились дневная и ночная нянечки, которые постоянно присматривают за тобой.

— Уверена, что вы с Сарой Синглтон лучше любой профессиональной нянечки.

— О, это не те неряшливые создания, которых ты себе представляешь, две очень квалифицированные женщины безупречного поведения и аккуратности, которых доктор Фрамптон нанимает для особых пациентов. Дэниэл не пожалел денег, чтобы обеспечить тебе лучший уход и повышенное внимание. Он вел себя как сумасшедший во время твоей болезни. И в таком состоянии он участвовал в поединке две недели назад. Джим рассказывал, что никогда не видел ничего подобного. Дэниэл победил единственного своего конкурента на звание чемпиона на пятом раунде. Это состязание войдет в анналы бокса.

Кейт хотела сказать, что она рада его победе, но ее одолела усталость, и она погрузилась в спокойный сон. Через несколько минут в комнату больной вернулась нянечка, и Жасси шепотом поведала ей радостную новость. Внизу она столкнулась с Джимом и повисла у него на шее.

— Кейт пришла в сознание! И долго разговаривала со мной. Разве не чудесно?

На лице Джима появилась счастливая улыбка.

— Чудесно. Ты бежишь обрадовать Дэниэла? Я видел его в саду пять минут назад.

— Я конечно же пойду к нему, но она ни разу не спросила про него. Ни разу даже не упомянула его имя.

Джим сделал вид, что это ничего не значит.

— Ну, возможно, она вообще ни о ком не спрашивала, она ведь только пришла в себя.

— Она узнавала про Гарри.

Дэниэл, вошедший в этот момент в дом через боковой вход, услышал счастливый голос Жасси и сразу же догадался, в чем дело. Пока он шел через столовую в холл, он четко услышал последние фразы, которыми обменялись Джим и его сестра. Вся его радость мгновенно испарилась. Услышав его шаги, они обернулись как раз в тот момент, когда он резко повернулся на каблуках и снова вышел из дома. «Гарри», — мучительно подумал Дэниэл. Как он и подозревал, Кейт тайно любила именно Гарри, который создал этот несокрушимый, непреодолимый барьер между ними. Несмотря на то что она сказала тем ужасным днем, именно Гарри она хранила в своем сердце.

Жасси бросилась к двери, но брат уже скрылся из виду.

— Сейчас, когда Кейт лучше, ему уже неинтересно, — в сердцах воскликнула она. — А я-то рассказывала ей о его беспокойстве. Его заботила только совесть. Он боялся, что она умрет из-за его глупости, потому что именно он усугубил ситуацию на пляже, что привело к всеобщей драке.

— Я не знаю, — грустно ответил Джим, — мне кажется, я больше уже ничего о них не знаю.


А в поместье Атвуд другой больной тоже боролся за жизнь и мечтал выздороветь. Лионел снова отправлялся в Италию, возлагая последние надежды на целительную силу итальянского солнца. Поместье планировали закрыть сразу же после отъезда его и его жены. Мебель в большинстве комнат уже накрыли чехлами от пыли, а ценное серебро убрали в надежное место. Клодина, одетая в платье для путешествий, кинула последний взгляд в зеркало, поправила непослушные локоны и направилась к лестнице. Она воспользовалась сменой жилья и климата, а также своим новым положением как удачным предлогом для смены всего гардероба. По пути в библиотеку она обнаружила целую вереницу своих чемоданов и коробок, приготовленных для погрузки в экипаж.

Она с удовольствием покидала поместье, где чувствовала себя, как в тюрьме, поскольку вся светская жизнь резко оборвалась, как только прошел слух о болезни Лионела. Все предположили, что она постоянно проводит время около его постели, а позже, когда ему стало немного лучше, около его плетеного кресла на колесиках. Только Александр видел ее истинное отношение за терпеливой надеждой и отвагой, которые она демонстрировала тем, кто посещал их дом, чтобы осведомиться о состоянии больного. В качестве средства от скуки она придумала способ наказать Александра за то, что он поощрял ее вступить в этот омерзительный брак. Он до смешного легко попался на крючок. Лионел и Клодина уже давно попрощались с ним и с Оливией, но неприметная записка, которую она вложила в его руку, дала ей гарантию, что он еще посетит их дом.

Александр ждал ее в библиотеке. Он стоял у окна, когда Клодина зашла в комнату, и быстро подошел к двери, чтобы закрыть ее.

— Моя дорогая, — воскликнул он, обнял ее и поцеловал в щеку, в шею, и собирался поцеловать еще ниже, но она отстранилась от него, дразня и не выполняя своих невысказанных обещаний.

— Пожалуйста, Александр, — попросила она обманчиво мягким голосом. — Я хотела кое-что сказать вам, а у нас очень мало времени. Лионел скоро спустится вниз.

— Вы не изменили своего решения ехать с ним?

Он не представлял, как перенесет ее отсутствие. Он очень страдал, когда она уехала за границу на медовый месяц. И хоть Лионел приглашал их с Оливией приехать к ним погостить на Адриатическое побережье, он привык видеть Клодину каждый день под разными предлогами и будет очень по ней скучать. Однако она разрушила все его надежды.

— Нет, не изменила. Я всегда хотела побывать в Италии, но, если верить докторам, наше путешествие продлится недолго.

Именно этого Александр и боялся. Ужасное отчаяние вдруг наполнило его, он знал Лионела очень долго и никогда не желал ему смерти; напротив, совершенно независимо от их дружбы и давнишнего соседства, он хотел, чтобы мужа Клодины переполняли силы и здоровье. Он не хотел видеть ее юной богатой вдовой, страстно желая привязать ее к себе.

— Когда произойдет самое худшее — если когда-нибудь произойдет, — я стану вашим советчиком и опекуном, стану защищать вас от тех, кто захочет вами воспользоваться, — пообещал он с видом защитника и обнял ее за хрупкие плечи. — В будущем вам нужно рассчитывать только на меня.

— Но я не буду одна.

Ее заявление озадачило его.

— Что вы хотите сказать?

Она опустила ресницы, чтобы скрыть мелькнувшее в ее глазах ликование.

— У меня будет ребенок. Наследник, хвала Господу, Лионела.

Из-под ресниц она наблюдала, как медленно краснеет его лицо. Если она нуждалась в подтверждении его мотивам при выборе жениха для нее, то в этот момент последние ее сомнения исчезли.

— Я стану отцом вашему ребенку, — запинаясь, проговорил Александр.

— И мужем мне?

Как она и ожидала, он воспринял ее провока