Book: Отчаянная помощница для смутьяна



Отчаянная помощница для смутьяна

Annotation

Большому боссу необходим личный помощник. Какие требования? Послушная, незаметная, исполнительная, непривлекательная работница. Зарплата высокая, и перспективы карьерного роста хорошие. Мне подходит!






ГЛАВА 1

— Девочки, вы слышали? Андрей Радов вернулся из Китая! Говорят, он стал еще красивее, чем был.

Украдкой вытираю слезы, пряча голову за монитор. Опять не к месту вспомнила про своего бывшего супруга. Его тоже зовут Андрей. Сколько же можно! Хватит убиваться по этому предателю. Соберись, Ксюша. Он не достоин этих слез.

— Говорят, Радов отказывается от всех кандидаток в его помощницы, — вещает Марина — довольно известная в наших кругах красавица и роковая женщина. В соседнем отделе работает. К нам в кадры обычно чай пить приходит и посплетничать. — Предлагают мужчину на эту должность ему — тоже не хочет, говорит, с женщинами все-таки приятнее иметь дело.

— А что его не устраивает в кандидатках? — полюбопытствовала моя коллега Оля. Прислушиваюсь к разговору постольку-поскольку, лишь бы отвлечься от грустных мыслей.

— Да кто его знает? Видимо, недостаточно хороши. Я решилась. Завтра пойду к Андрею на собеседование. Одену свой самый сексуальный деловой костюм. Вдруг повезет, — громким шепотом поведала Марина. — Да и вообще интересно собственными глазами взглянуть на Радова. Все-таки три с половиной года прошло с тех пор, как он от нас уехал.

Вот клуши. Хотя у Марины все может получится, все-таки она очень красивая и уверенная в себе.

На работе задержалась допоздна — домой ну совсем не тянет. Там меня ждет только мой вредный пушистый кот Себастьян и воспоминания о вскоре уже бывшем муже. Кружка Андрея, наши фотографии, общая кровать, в которой мы провели немало запоминающихся ночей, на которой я потом и застала Андрея с этой… малолетней дистрофичкой.

В квартире пусто, как и в моей душе. Прошла уже неделя с того ужасного момента, как я застала тут мужа с любовницей, но легче не становится ни капли. Прошла на кухню. Мой толстый рыжий котяра крутится возле ног, мешая идти. Есть хочет.

Насыпала Себастьяну его корм и сама, сев за стол, открыла пакеты с едой из фастфуда. Буду в очередной раз горе заедать. Утешает на какое-то время. А потом опять муки совести, что перевела, и ни на грамм не похудела, а только еще набрала.

Ну вот, стало хорошо, после обильного ужина, только мне кажется, что сейчас лопну. Отправилась греться и отмокать в ванной.

Выхожу. Телу хорошо, тело счастливо. Душа все равно болит. Звонок.

Взяла оставленный на стиральной машине телефон. Почти уже бывший звонит. Формально, развода еще не было.

— Да, — мой голос сух.

— Привет, Ксюша, — голос почти бывшего мужа вкрадчив и мягок. — Как у тебя дела? Как ты?

— Все нормально. Что тебе надо?

— Просто позвонил поинтересоваться. Я за тебя волнуюсь. Ты мой близкий человек. А еще такая… впечатлительная, несамостоятельная, нежная. Как тепличный цветок. Как ты без меня уже целую неделю, не представляю. Наверное, уже к родителям своим под крыло вернулась?

С каждым словом Андрея закипаю все больше.

— Знаешь, что, членистоногий, все у меня просто прекрасно. Живу и радуюсь. Вольная жизнь началась. Вон, ванну принимаю, готовлюсь. Скоро любовник должен прийти.

Андрей расхохотался.

— К тебе? Любовник? Не смеши, плюшечка моя любимая. Ты на такое не решишься. Случайные связи — это точно не для тебя. Я тебя почти год обхаживал, прежде чем ты мне хоть что-то позволила в плане интима. Да и… мягко говоря ты сейчас совсем не в форме для того чтобы любовника заводить. Точнее в форме. В форме пышечки.

— Я поняла. Ты поиздеваться звонишь. Все, пока.

— Подожди! Я что хотел предложить. Давай ты перестаешь уже дурить. Я завтра приеду к тебе вечером, мы нормально поговорим. Ну да, есть у меня любовница, ну а у кого ее нет, я же нормальный мужик. Но к тебе я привык, да и жалко мне тебя откровенно. Кому ты нужна кроме меня.

— Нет. Не смей приезжать!

— Приеду обязательно.

— Нет!

— Да.

— Нет.

— Да.

Сбросила вызов. Андрей звонит опять. Отключила телефон и в чем есть — то есть в одном полотенце, побежала к компьютеру. Надо найти контакты фирм, которые замки меняют. Завтра на утро отпрошусь, пусть у меня замки сменят, а то у моего благоверного ключи есть. Еще действительно заявится завтра с вещами и под ручку со своей фифой, не выгонишь. А квартира моя, хорошая, большая, с новым ремонтом — подарок родителей на нашу с Андреем свадьбу. Вообще квартира когда-то дедушке с бабушкой принадлежала, а теперь на родителей записана, так что Андрюша от развода ничего не выиграет — только потеряет — он у меня бизнесмен, есть машина, своя небольшая фирма, недавно на общие деньги купили участок мы с ним за городок, хотели дачу строить — ведь детишек уже планировали…

Наверняка мой папа, когда о разводе узнает, еще и свою долю (основную) из уставного капитала фирмы заберет, и с госзаказами для компании перестанет помогать — папа у меня довольно важный чиновник, и наша свадьба с Андреем, в свое время немало помогла муженьку подняться.

Завтра буду до ночи сидеть на работе, чтобы даже случайно не пересечься с Андреем.

Нашла и вызвала на утро мастера и со спокойной душой шлепаю босиком обратно в ванную. Проходя в коридоре мимо большого зеркала остановилась. Замерла напротив зеркальной поверхности, а потом, глубоко вздохнув, все-таки решилась и сбросила полотенце.

Вообще Андрей всегда любил давить на мою самооценку, но тут он абсолютно прав. Я толстая.

В принципе, я вообще никогда худой и не была, меня всегда можно было назвать милым пухляшом, знатоки говорили, что стоит мне похудеть, и я стану красавицей, но мне это было не нужно, я всегда устраивала себя такая, какая есть, но вот после свадьбы… да, я разъелась. Увлеклась кулинарией. Все хотела удивить чем-нибудь этаким Андрея и порадовать, но в итоге большую часть приготовленного съедала я сама, поскольку муж мой, в отличие от меня, за фигурой тщательно следит.

Нет, так жить больше нельзя. Я ужасна. Лицо сейчас треснет, глаза заплыли и кажутся маленькими, густые брови совсем плохо выглядя — надо идти к косметологу на коррекцию. Большой живот, обвисшие бока, огромная попа с прогрессирующим целлюлитом. Да… зато грудь большущая. И тяжелая. Единственное, что могло бы хоть немного придать моему печальному виду прелести — волосы. Они у меня длинной по пояс, густые, насыщенного медово-золотистого оттенка, но после в ванной не успели еще высохнуть, и висят темными грустными сосульками. Из достоинств у меня что. Глаза ясного голубого цвета, молочная кожа, которую не берет ни один за край, максимум, покраснею. Правильная форма лица… правда этого сейчас не видно. Носик прямой и аккуратный. Губы пухлые. Этакая я русская лебедушка. В потенциале. Потому что лебеди ни разу не толстые.

Когда-то мама пыталась уговорить меня начать худеть, аргументировала это тем, что быть толстой вредно для здоровья, и мне еще рожать. Даже предложила сходить в клинику и проверить здоровье. Так там меня обследовали, и оказалось, что здоровье у меня отменное, никаких проблем. Доктор еще, похоже, явный любитель девушек в теле, посоветовал моей маме не заниматься ерундой и оставить меня в покое. Да… было это года три назад. Сейчас же все изменилось в худшую сторону. И дело тут не только в моем внешнем виде. Я слишком во всем доверилась Андрею, переложив ответственность за свою жизнь на него, а до этого почти за каждым моим шагом следили родители — поздний единственный ребенок, любимица. Я всегда была вкусно накормлена и балована сладким. Меня никогда ничего не заставляли делать по дому, все возможные проблемы решали до того, как они вообще возникнут.

В школе мне удалось немного наверстать упущенное и получить немного самостоятельности. Правда по совету родителей дружила только с хорошими девочками заучками, и сама, в общем-то, такой была. Никаких бурных страстей в школе не пережила, тихо мирно закончила ее с золотой медалью. Затем университет… тоже с красной коркой и хорошее теплое место по знакомству в большой известной компании. Вышла замуж. Все, казалось бы жизнь удалась.

Еще раз с отвращением посмотрела на себя в зеркало. Вернулась в ванную, высушила голову, вышла.

Спать не хочется. Есть наоборот, снова жутко хочется, но не буду.

Зашла в спальню, достала блокнот, ручку и села на кровать. Заголовок выела пафосный вверху страницы: «План моего изменения».

Пункт первый. Выделила жирным. «Похудеть».

Пункт второй. Тут я зависла, задумавшись, как лучше написать. «Стать независимой, самостоятельной и непредсказуемой». Да, именно непредсказуемой. Вся моя жизнь всегда была тщательно распланирована, везде лежат подушки безопасности. Но стоило только случиться чему-то плохому — измена Андрея, и я поняла, что живу в карточном домике, да, тщательно выстроенном, но готовом в любой момент рассыпаться, и рассчитывать нужно только на себя. Надо самой разрушить окончательно этот домик и выйти наконец в большой мир, в котором тысячи дорог и вольный ветер… так, что-то я опять в пафоса навожу.

Пункт третий. «Найти себе нового хорошего мужчину». Подумала, подумала и зачеркнула. Не нужен мне сейчас мужчина. Это тогда вновь все по кругу — встречи, свадьба, дом и кухня. Да и после Андрея, мне кажется, я вообще не смогу на мужской пол смотреть.

Стало чуть легче. Завтра начну разрабатывать и уточнять первые два пункта. Нужно будет внести уточнения. Резко я свою жизнь не поменяю и сама не изменюсь, но надо будет постоянно над собой работать. И главное — перестать уже столько есть. Ничего, я человек неглупый, найду способы как добиться результата. Вот только силу воли откуда взять?

Тем не менее твердо решила. Стану худой, стройной, красивой, независимой и буду жить на полную катушку. Андрей себе еще все локти обкусает, что променял меня на другую.

Утро. Плотный завтрак. Ну… меня сегодня целый день не будет. Надо подкрепится. Пришел мастер, сделал свою работу. Теперь у меня новый замок. Я счастлива до неприличия. Насыпала коту побольше еды и воды подлила, хотя если надо, Себа и в туалет у меня может забраться, чтобы попить — в этом плане не гордый. Сколько уже пыталась отучить от этой дурной привычки — не получается. Вообще у моего кота характер почти как у мужа…

Приехала на работу, а там… трагедия.

Как раз обед, все наши в кафе собрались все наши. Впервые вижу, как Марина плачет навзрыд, размазывая по щекам тушь. Марина не одна такая. Еще пара красивых девиц тоже выглядят весьма расстроенными.

— Что там? — полюбопытствовала я своей соседки по столику Ирины.

— Да, Радов этот бушевал сегодня — как к нему кандидатки потянулись, так и началось. Не знаю, что там с Мариной, но вон ту брюнетку вообще в одном нижнем белье выгнал из кабинета. То ли так подшутил, то ли она решила раздеться, чтобы доказать свою профпригодность. Радов орал страшно после прихода третьей кандидатки. Скандал еще тот получился. Андрей Александрович мужик, конечно, красивый, но смутьян еще тот. И главное непонятно, что его не устраивает в кандидатках? Недостаточно красивые что ли? Или к китаянкам привык?

— А сам он не говорит, какая помощница ему нужна? — почему-то история с акционером меня заинтересовала.

— Не-а. Кричит только: «Дайте мне нормальную помощницу!», и все.

Я хмыкнула.

Глубоко задумалась. А может тоже попробовать себя на должность помощницы этого Радова? Нет, вряд ли, конечно, он меня возьмет, да и на самом деле, меня мое место вполне устраивает — сижу тихо за компьютером, ищу по резюме подходящих кандидатов на работу в нашей компании, приглашаю на собеседование, которое провожу уже не я. Приятно чувствовать себя этаким охотником за головами. Однако на должности уже засиделась, особого ума она не требует, риска никакого, приключений никаких. Буду подыскивать себе новое занятие, а на собеседование к Радову схожу, как на приключение. Небольшая встряска мне не повредит.

Интересно, Андрей Александрович на меня тоже наорет? На меня еще никто никогда не орал, впрочем, я тоже почти никогда не повышала голос. Это будет любопытный садомазохистский эксперимент. М-да.

Надо сегодня идти, а то передумаю.

— О чем задумалась? — полюбопытствовала Ирина.

— Да вот тоже наверное схожу сегодня на собеседование к Андрею Александровичу.

Ирину удивленно округлила глаза.

— Зачем?!

— Ну… мне кажется, что в перспективе я вполне нормальная помощница, — которой просто отчаянно необходимо почувствовать себя живой.

Когда пришла в свой отдел, подошла к девушке, что занимается внутренними переводами сотрудников и подбором помощника для Радова, в частности. Записалась на собеседование К Андрею Александровичу и пошла к своему непосредственному начальнику отпрашиваться на данное мероприятие. В итоге к трем часам о моем небольшом развлечении узнали почти все, кому не лень. Меня реально отговаривали… не позориться, аргументируя тем, что такую как я Радов себе в помощники не возьмет. Такому как Андрей Александрович ведь нужна тощая красивая модель, и это точно не я.

Со мной увязалась целая толпа коллег с телефонами, чтобы «поддержать», а на самом деле запечатлеть мой фееричный вылет из кабинета Радова, и выложить на неофициальный сайт компании. Да, добрые у меня сослуживцы.

А я со спокойной душой, наслаждаясь возникшим вокруг меня ажиотажем, поднимаюсь на лифте почти на самый верх. Говорят, Андрею Александровичу после приезда выделили новый кабинет, на пару этажей повыше, и наделили большей ответственностью, поскольку в Китае он очень хорошо себя показал.

Вот я у кабинета с красивой деревянной дверью, мне дают какие-то нелепые советы коллеги. Советуют, в какую позу лучше встать, чтобы показать себя в наиболее выгодном ракурсе, но все это больше похоже на насмешку.

Захожу, быстро оглядываюсь. Кабинет действительно большой, красивый, мебель из текла и натурального дерева, насыщенно-коричевого цвета. Мне нравится. Довольно уютная и современная приемная. Сюда бы еще зелени… так, не о том думаю. Надо, уже решаю, куда горшки с цветами ставить.

Постучалась в дверь кабинета, получила разрешение войти, сказанное бархатным мужским голосом с легкой хрипотцой.

Зашла, узрев сидящего за столом мужчину. Слухи не врут, Радов действительно очень хорош собой, куда симпатичнее моего мужа, который тоже считается красавцем.

Радов смотрит на меня с какой-то опаской.

Подхожу ближе.

— Здравствуйте, Андрей Александрович. Меня зовут Ксения Михайловна, — замолчала, не зная, что еще сказать. Дело мое уже заранее принесли из кадров.

Радов долго молчит, сверля меня изучающим взглядом.

— Так, Ксения Михайловна, признавайтесь, раздеваться планируете?

Удивлённо округлила глаза.

— Нет.

— Уже хорошо. Соблазнить меня планируете? — Радов произносит свои вопросы с очень серьёзным лицом, хотя все происходящее больше похоже на шутку. Где я и где этот красавчик, он на меня даже не посмотрит, да мне и не надо.

— Нет.

— Замечательно. Может, замуж хотите?

— Я замужем.

— Чудесно.

Это не собеседование, а какой-то фарс. Начинаю злиться. Вся робость уходит на второй план.

— Я вам нравлюсь? — прямо спросил у меня Радов.

— Внешне вы очень симпатичный. Если вы об этом, что касается вашего внутреннего мира — не могу сказать, нравится он мне или нет, я вас не знаю.

— То есть… я вам все-таки нравлюсь?

— Нет!

— Почему? — а вот это уже произнесено с некоторой долей удивления.

— У меня муж есть, — который отбил у меня все желание симпатизировать мужскому полу.

— Хм, — Андрей Александрович вновь меня пристально с придиркой осмотрел.

— Так, вы работаете в компании два с лишним года, — мужчина заглянул в мое дело. — Замужем. Образование на уровне. Не в моем вку… Вы мне подходите. Работы накопилось много из-за того что долго не могли найти помощника, так что приступает к свои обязанностям сегодня же. Я договорюсь с вашим руководством. Час вам на то чтобы перехать с вещами в приемную и обжиться. Меня слушаться, как родного папу. С графиком сильно зверствовал не буду, при случае и отпущу пораньше, но порой и придется задержаться. Также возможны совместные командировки и выездные встречи. Вопросы есть?

— А-а-а… — сказать, что я удивлена, значит ничего не сказать. Как быстро Андрей Александрович принял решение. — А зарплата какая?

Радов назвал сумму, от которой у меня в очередной раз округлились глаза. Вот это да.

— Жду вас через час, Ксения Михайловна, у меня будут для вас задания.

Все еще оглушенная новостью, поплелась на выход.

Правда, из обители теперь уже своего босса, вылетела на самой большой скорости из тех, что может развить мое объемное тело.



— Куда?! — возмущенно возопили мои коллеги, не успев толком меня сфотографировать. Некогда мне интервью давать — всего час на переезд.

Забегаю в лифт, который открылся почти сразу после нажатия на кнопку — видимо, кто-то из моих коллег только приехал.

Наконец есть возможность отдышаться. Пробежала всего ничего, а словно кросс школьный сдала.

Вместе со мной в лифт набиваются почти все мои сослуживцы. Становится очень тесно. Пара человек еще пытается влезть, но их выпихивают, аргументируя тем, что лифт столько не увезет, и места уже нет. Надеюсь, не застрянем, и так чувствую себя как объемная такая медуза в банке со шпротами.

— Ну что там? — нетерпеливо интересуются у меня коллеги. — Чего ты так долго у него была?

— Меня приняли на должность помощника, — скромно ответила я.

— Что?! — Что?! Не может быть!

— Может, — так надо изобразить гордый таинственный вид.

— Но как?! — почти одновременно восклицают сослуживцы.

— Я знаю стопроцентный способ понравиться Андрею Александровичу, — с мечтательной улыбкой, «по секрету» говорю я. Вот это я жгу сегодня. Сама от себя не ожидала.

— Какой?! — у девушек, да и у некоторых мужчин, зажглись в предвкушении глаза.

— Интервью дам только тем, кто поможет с переездом в приемную Радова, при этом только без записывающих устройств, — это я перестраховываюсь, чтобы меня потом не подставили, а слухи это не доказательства.

Стоит ли говорить, что переехала я гораздо быстрее, чем за час? Вот что с людьми любопытство делает. Я сама даже пальцем не пошевелила, только командовала, какие вещи брать и куда что упаковывать.

Всего-то три коробки вещей получилось. Кое-какие документы, любимая офисная канцелярия, кружка, кое-что из запасной одежды и обуви, горшки с моими любимыми цветами, с которыми я просто не могу расстаться. Ну и разнокалиберных статуэток — это моя страсть, дома и на работе у меня полно милых сердцу фигурок людей и животных, что я собираю еще с детства. Правда, с появлением в моей жизни кота и мужа, то и дела нечаянно разбивающих все хрупкие предметы, коллекция значительно сократилась. Я еще монеты коллекционирую и книги, но это уже только дома храниться.

Когда дело было сделано, меня утащили в курилку, я не курю, но это единственное место, помимо кафе, где можно собраться всем заинтересованным лицам, но так как время не обеденное выбрали это вариант.

— Рассказывай, — сложив на подоконнике выключенные телефоны, пятеро помогавших мне коллег посмотрели на меня как на великого учителя и гуру.

Главное, не засмеяться не вовремя.

— Андрею Александровичу нравятся пышечки, — с соответствующим моменту серьезным лицом, поведала я. — Так и сказал. Говорит: «Надоели эти воблы сушеные без груди и попы, схватиться не за что, ущипнуть негде. А ты, Ксюшенька, девушка видная, коса твоя золотая мне уж очень приглянулась. Подходишь. Наконец ко мне хоть кого-то нормального прислали, а не скелет, который откармливать надо. Так что работай у меня, будешь глаза радовать, а если ущипну тебя иногда за мягкое место, так ты не обижайся, это я от душевной радости».

На лицах коллег чистый шок. Ну вот и все, началась в нашей компании, похоже, новая эра — все заинтересованные красотки теперь себе попы начнут отращивать.

ГЛАВА 2

Я умиляюсь с этих доверчивых людей. А мне казалось всегда, что это я наивная.

На самом деле я очень рада, что сменила работу. После собеседования с Андреем Александровичем еще ни разу не взгрустнула и поплакать не тянуло. Только смеяться и прыгать до потолка от радости. Если мой почти бывший узнает, сколько я теперь буду зарабатывать, он обалдеет.

Вскоре я уже вновь появилась перед светлыми голубыми глазами своего нового начальника. Строгий какой у меня с виду босс, смотрит на меня очень серьезно, если не сказать хмуро. Начинаю бояться

— Обжились, Ксения Михайловна?

— Почти, Андрей Александрович.

— Хорошо. Ваше первое задание.

— Когда я только приехал, моя первая помощница на испытательном сроке, обиделась, когда я решил её уволить, и напоследок переворошила все дела. Теперь она уже здесь не работает, но архив с документами надо привести в порядок. Дело долгое и кропотливое, срок даю неделю, чтобы управиться. Далее. Мне нужно срочно подготовить документы…

От Андрея Александровича я вышла загруженная работой по самую макушку, и главное, почти все надо сделать быстро, так как срочно. Объем такой, с каким я за месяц справлялась на старом месте, а тут все надо за пару дней сделать. И вот тут я начала задумываться, что, возможно, сменить место работы было не такой уж хорошей идеей. На этой должности спокойной жизни не будет, как и отдыха.

Печально вздохнула и приступила к работе. Сначала срочные дела.

К семи часам мой начальник засобирался домой. Вышел из кабинета, требовательно на меня посмотрел.

— Ксения Михайловна, вы домой собираетесь?

— Я еще немного задержусь, с вашего позволения, Андрей Александрович. Хочу закончить несколько дел.

Радов посмотрел на меня более чем одобрительно.

— Хорошо. Оставайтесь. Стоит отметь, что пока я вашей работой и усердием, Ксения Михайловна, доволен.

Босс ушел. Я в который раз посмотрела на экран своего телефона. Мой благоверный опять звонит. Уже девять пропущенных от мужа. Наверное, около часа ждет меня под дверью.

Андрей сейчас наверняка в бешенстве. Домой идти страшно.

Просидела до позднего вечера. Из еды у меня после переезда только чай, кофе, какие-то карамельки — этого добра на скрытой миникухне, стилизованной под шкаф, полно. С собой только старая горькая шоколадка, которую я до сих пор не съела как раз из-за того что она горькая. Оказывается, с голодухи, а не есть с обеда для меня уже серьезное испытание, и горький шоколад сладок.

Последние полчаса уже не работаю, а просто брожу по сети, читая про различные диеты и советы бывалых дам на форумах. Скопировала и распечатала себе несколько видов диет и заодно адрес клиники и номер диетолога, которого посоветовала одна бывшая барышня в теле. Если у самой ничего не получится, обращусь к профессионалам. Худеть надо правильно.

Тем не менее, кушать уже хочется невероятно сильно, а от одной мысли, что завтра я решила сидеть на одном кефире и яблоках, мне становиться плохо.

Почти десять. Делать нечего. Не на работе же ночевать. Отправилась домой.

Сорок минут, и я почти на месте. В родной двор захожу, словно на вражескую территорию.

Внимательно оглядываюсь. Машину муженька не заметила, но это ничего не значит, у нас во дворе вечно все занято в плане парковки.

У подъезда обнаружила знакомую бабулю-старожилу, которая на своем посту с утра и до позднего вечера. А если ее нет на лавочке, значит патрулирует окрестности.

— Ольга Тимофеевна, здравствуйте, — поздоровалась я с бабулей.

Бабушка профессионально прищурила один свой глаз.

— А, Ксюшенька, здравствуй.

— Что-то вы припозднились, почти одиннадцать, а вы все гуляете, — весна уже вступила в свои права, достаточно тепло, но не вечером.

— Да, я смотрю, ты тоже, Ксюшенька, домой не торопишься, — хитро ответила бабка.

И тут у меня возникла гениальная идея. Сначала пошлю своего лазутчика, проверить, чист ли путь к квартире. Баба Оля, такая, если надо, лишнего не скажет, а пенсии сейчас маленькие. Зарылась в сумку, выуживая оттуда кошелек. Так, сколько сейчас стоят услуги разведчика? Сто рублей? Пятьсот?

— Ольга Тимофеевна, у меня к вам просьба…

Сошлись на трехстах рублях. Баба Оля, вооружившись лейкой, поехала на мой этаж. Там у нас на лестничной клетке как раз цветы стоят — это я поставила когда-то из тех, что похуже, чтобы коридор стал уютнее.

Стою, жду у подъезда. Через некоторое время звонок.

— Все чисто. Иди. Расскажешь, чего с мужем не поделила? Уже неделю не ночует. С любовницей небось застукала?

— Вы знаете про нее?

— Конечно. Уже почти полгода к вам таскает эту девку, но ты знаешь, я в чужие дела, если не просят, не лезу.

— Понятно, спасибо, — ну вот, настроение снова на нуле.

Пришла домой. Одна моя отрада — кот. Подошел, встретил, подарил укоризненно взгляд — кушать наверняка сильно хочет. Идём, мой хороший.

Вымыв руки, первым делом зашла на кухню, насыпала коту корм, а себе достала из полки, где Андрей хранит свою коллекцию алкоголя, самый дорогой коньяк, на который муж надышаться не может, облизывается, но сам не пьет — бережёт до особого случая.

Откупорила бутылочку, достала из морозилке пачку пельменей и поставила их вариться. Я итак сегодня достаточно выдержала, наверняка завтра, несмотря на тяжелый поздний ужин, весы покажут минус килограмм.

Когда все было готово, села за стол. Мое одиночество скрасил Себа, что запрыгнул на стул напротив. Голова кота забавно выглядывает над поверхностью стола, Себастиан внимательно с участием смотрит на меня своими желтыми глазами.

Отсалютовала коту рюмкой коньяка.

— Твое здоровье, Себа.

Дожила. С котом пью коллекционный коньяк мужа.

Выпила рюмку. Съела пельмени. Ну вот, жизнь начала казаться лучше.

Взяла бутылку, пошла в туалет, и не дрогнувшей рукой вылила всю оставшуюся драгоценную жидкость в унитаз. Кайф. Жаль, не вижу лицо Андрея при этом действе.

Теперь можно спокойно идти в спальню рыдать.

На следующий день пришла на работу задолго до появления начальства. Когда в приемную зашел Андрей Александрович, получила в свою сторону новый одобрительный взгляд и пожелание доброго утра.

— Проявляете трудовой энтузиазм. Хорошо.

Не проявляю. Спалось плохо, подскочила спозаранку и решила выйти пораньше, а то вдруг Андрей мой решит с утра подкараулить. Встала, когда была еще дома, на весы, и те показали, что за вчерашний день не произошло никаких изменений. Я не поправилась, но и не похудела.

Время до обеда прошло в жуткой запаре. Давно я так активно и усердно не работала. Пожалуй, только в студенческие годы. Еще и кушать страшно хочется — с утра только кефир выпила, теперь жду перерыва, чтобы с наслаждением вгрызться в прихваченные из дома яблоки.

Помимо того, что я необычайно много работала, мне пришлось находиться бок о бок с Андреем Александровичем почти все время. Честно сказать, находиться в постоянном контакте с мужчиной, помимо мужа и отца, мне раньше не приходилось. Как-то так сложилось, что и в школе я сидела всегда с девочками, и в университете у нас была женская группа, да и на моем прежнем месте у нас коллектив был чисто женский.

С интересом наблюдаю за своим начальником. Андрей Александрович только пытается казаться строгим и серьезным, но за всей напускной серьезностью легко проглядывается живой веселый человек. Радов порывист, любит все делать быстро, легко зажигается новой интересной идеей, легок на подъем. А еще у моего босса невероятно обаятельная улыбка, и я понимаю, что мне хочется, чтобы начальник обращал на меня внимание как можно чаще, поскольку при разговоре он может так тепло улыбаться и смотреть на тебя ласково-ласково, что ты волей-неволей начинаешь чувствовать себя значимой и красивой, и готова в лепешку расшибиться, чтобы не разочаровать Радова. Все же слава дамского угодника у Андрея Александровича заслуженная и добивается девушек этот мужчина не только красивой внешностью и деньгами.

За время до обеда я успела сбегать в несколько отделов, чтобы подписать кое-какие бумаги, вместе с начальником была на совещание, которое Радов проводил для начальников отделов — сидела скромно в стороне и записывала ключевые моменты встречи, пока мой босс песочил начальников, правда, некоторых и хвалил, но все больше ругал.

После совещания, едва поспевая за широкими быстрыми шагами Андрея Александровича, с интересом прислушиваюсь к тому, что мужчина бормочет себе по нос:

— Распустились. Меня всего три года не было, а тут такое. Генеральному вообще все равно, он заграницей теперь все время отсиживается. Гайне всех в страхе раньше держал, но, гад такой, ушел, теперь свою компанию конкурирующую создает и всех нормальных сотрудников к себе переманивает, да сопли своим мелким подтирает. Всю ответственность на меня скидывают. Я им тут, крайний что ли?

Гайне? Кто это? Знакомая фамилия. А, Чудовище. Мне о нем рассказывали. Живая легенда нашей компании, правда, я этого чудовищного мужчину не застала, когда пришла сюда работать, он уже в компании не появлялся.

Остановились, ждем лифта. Незаметно пытаюсь отдышаться после гонки, устроенной Радовым.

Тут босс неожиданно обратил все внимание на меня. Замерла, поскольку настроение у Андрея Александровича после совещания плохое, и сейчас на меня мужчина смотрит хмуро. Наверное, прицепится к чему-нибудь и ругать начнет.

— Ксения Михайловна.

— Да, Андрей Александрович.

— Мне неудобно каждый раз выговаривать ваше полное имя.

Удивленно хлопаю глазами.

— Вы не против, если между собой я буду называть вас только по имени?

— Хорошо.

— Тогда… Ксения… нет. Ксюша, — постановил Радов, придирчиво меня оглядывая.

— Лучше Ксения, — промямлила я, чувствуя, что начинаю дико краснеть, на моей коже это особенно заметно, но босс на меня и не смотрит, задумчиво уставившись в закрытые двери лифта.

Пришел пустой лифт. Мы с начальником вошли.

— Кстати, ты на роликах умеешь кататься? — задал вдруг новый неожиданный вопрос Радов.

А я думала, что еще больше босс удивить меня не сможет. Смог. Кстати. Мы уже на «ты», как я посмотрю, перешли.

— Скорее нет, чем да. В детстве немного каталась из интереса. А что?

— Да, просто вспомнилось… сейчас тебе придется много ходить по моим поручениям, часто из одного конца здания в другой. Была у нас одна оригинальная девушка, что решила не бегать туда-сюда, а ездить. На роликах. Хорошая была идея. Правда инициатива не прижилась в итоге, вот сейчас подумываю, может разрешить у нас такое передвижение по зданию.

— Андрей Александрович.

— Да? — ха, а мне, похоже, никто не разрешал фамильярничать.

— А вы можете?

— Что могу?

— Разрешить?

— Да. Вскоре я фактически стану исполняющим обязанности генерального директора компании.

О, круто. А это я хорошо устроилась. Но с моими лишними килограммами действительно надо что-то делать — с таким весом особо не побегаешь, сразу одышка, и вид у меня непрезентабельный.

В обед со скоростью света расправилась с двумя яблоками и кефиром. Почему-то есть не только не перестало хотеться, а наоборот, голод усилился.

Настроение на нуле из-за зверского желания что-нибудь съесть. Пью воду, в кафе не иду встречаться с коллегами, иначе точно что-нибудь себе куплю перекусить. На нахожу себе места. Хочется на стену лезть. Это не голод, это ломка какая-то. То-о-ортик. Хочу тортик. И кусок жареного сочного мяса с белым соусом и жареной золотистой картошечкой.

Это ад!

Надо как-то отвлечься, поработать… не могу работать на голодный желудок.

Звонок на мобильный. О, муж мой. Отвечу. У меня сейчас такой настроение, мама не горюй.

Нажала подключение, и без всякого приветствия на меня тут же стал орать Андрей:

— Какого хрена! Где тебя, черт возьми, носит! Я тебя весь вечер под дверью прождал! Ты зачем сменила замки?! — последний вопрос вылился в яростный рык. А я не впечатлена.

— У любовника я была. Как раз того, что ко мне позавчера приходил, а ты не поверил… ну а если серьезно, то можешь домой не таскаться, я пока у подруги поживу, а то не могу спать на нашей кровати, как вспомню, чем ты на ней занимался со своей… Чувствую. Скоро ремонт придется делать и мебель менять. Мне тут разведка донесла, что ты уже полгода к нам гостью водил, не думаю, что только на кровати куролесили, — спокойно, немного язвительно, но в то же время достаточно уверенно произнесла я. Все, больше никаких соплей и страданий. Не дождется.

Кажется, мой муж охе… кхм, обалдел. Тишина длилась долго.

Не выдержала первой.

— Я как от подруги вернусь, тебе сразу позвоню. На развод подавать поедем.

— Ксюша, ты что, серьезно?

— А ты что думал? Я тебя прощу, все это проглочу, и будем жить как раньше? Только втроем, да? Ты, я и она. Ты меня совсем за тряпку считаешь?

— Почему втроем?

— Ты же сейчас с ней живешь, верно? И что-то не бросил, как только я обо всем узнала.

— Я брошу ее. Мне же надо сейчас где-то жить, не в офисе же…

Отключила вызов. Как меня бесит Андрей. А ведь я этого человека любила. До чертиков. И думала, как же мне повезло. Все готова была для него сделать. Да кроме работы и мужа у меня вообще больше не оставалось интересов. Как только приходила с работы — сразу убираться, стирать, гладить, готовить любимые блюда мужа бросалась, чтобы когда он поздно вечером придет домой, чувствовал уют и мою заботу. А оказывается, надо было больше за фигурой следить и себя ценить.



Ну вот, уже даже аппетит пропал. Что значит, мотивация. За то время, что я буду у «подруги», надо похудеть так, чтобы у благоверного при встрече челюсть отвисла.

Весь день я держалась на выбранной мной диете, но когда уже ехала домой меня буквально сбил с ног аромат курочки-гриль в палатке, где продают изделия с восточной кухней — пирожки, шаурму, и курицу в том числе.

Я проиграла своему собственному телу. Купила себе одну аппетитно пахнущую хрустящую маленькую курочку.

Дома, когда настало время ужина, мы с котом сели за стол и жадно уставились на вкусно выглядящий сверток, из которого доносится одуряющий аромат. Дрожащими руками развернула сначала коричневый бумажный пакет, шуршащий тоже почему-то вкусно и аппетитно, а затем и фольгу — такое предвкушение и радость у меня, словно подарок открываю. И вот она — золотистая хрустящая курочка с нежным белым мясом.

Стоит отдать себе должное, съела я совсем немного, и жирную кожицу не трогала — жалко дневных усилий и мучений. Большую часть курицы в итоги умял обжора-кот. Даже косточки не оставил без внимания.

Следующим утром в приподнятом настроении иду на работу. Пятница, скоро выходные, и несмотря на вечерний срыв утром весы показали минус полтора килограмма.

Кушать, правда, хочется еще сильнее, чем вчера.

На работе день прошел супер активно, правда живот стал не просто ныть от голода, а нещадно болеть. Прямо до слез. Во второй половине дня даже босс заметил мое состояние. Когда зашла к Андрею Александровичу подписать бумаги, тот поинтересовался:

— Ксюша, ты чего такая грустная? Смотреть больно, — да, начальник ко мне не прислушался, так и зовет Ксюшей, а мне понравилось. Так по родному. И вообще в устах босса так мило и ласково звучит, что сразу хочется улыбнуться.

Почему-то не стала скрывать, да и что такого?

— На диету села, — печально поведала я. Вообще, у кого что болит, тот о том и говорит.

— Глупостями занимаешься, ты и так хороша, на вот, — Андрей Александрович открыл один из ящиком своего стола, достал оттуда большую красиво упакованную шоколадку. — Ешь, и не изводи себя. А если уж так хочется худеть, то лучше больше спортом занимайся.

— Спасибо, не нужно, — ну вот, я опять краснею, еще и начальника на шоколадку, получается, раскрутила.

— Так, бери, и не спорь. Кушай хорошо, голодные обмороки мне тут не нужны.

Взяла угощение и пошла к себе. Чуть позже, сидя за столом, рассматриваю шоколадку. Настоящий бельгийский шоколад, похоже. Молочная. Все как я люблю.

Ладно. Один кусочек.

К концу рабочего дня съела почти всю шоколадку и записалась на завтра к диетологу. Не получится у меня худеть самой. Пусть подберут правильную диету исходя из особенностей организма. Заодно и здоровье проверю.

Вечером мне опять названивал муж, пытался уговорить меня перестать показывать свою гордость, наконец, встретиться и поговорить. Не вняла. Нормально поужинала. Вот не получается у меня дома худеть. В офисе еще куда ни шло, там отвлекаешься, но дома, наедине с котом, который вполне одобряет мое увлечение едой… пора Себастьяна тоже на диету сажать, а то слишком жирный стал, и ведь не кастрированный, летом на родительской даче с кошками только так гуляет.

Кот явно заподозрил седьмым чувством, что я планирую ему какую-то гадость, зашипел на меня и убежал. Ну… бег это полезно, а шипи, не шипи, все равно есть будет только то, что дам.

Этой ночью я поплакала, но уже как-то без надрыва. Время лечит.

Утром с каким-то затаенным ожиданием чуда пришла в клинику. Внутри все выглядит современно. Чистенько, приятно. Вежливый персонал быстро меня оформил и указал, куда идти. Чувствую, дорого мне обойдется посещение этого место, но, думаю, оно того стоит, к тому же зарплата у меня теперь куда выше.

Встретила меня сухопарая, весьма строгая, с виду женщина. По рукам дала бы ей лет сорок-пятьдесят, но вот по лицу и фигуре — настоящая девочка.

Диетолог меня внимательно оглядела. Я сразу как-то застеснялась своего располневшего неуклюжего вида. Нервно сцепила руки, втянула голову в плечи и словно школьница жду, когда меня отчитает учитель.

— Меня зовут Нелли Николаевна. Прежде чем провести консультацию, я назначаю обычно обследование. Вы хотите его пройти?

— Да.

— Тогда я сейчас выпишу, какие вы должны знать анализы и каких врачей пройти, а после мы поговорим. У нас в лаборатории сделают все быстро, так что, думаю, через пару часов мы с вами вновь встретимся.

И началось. Прошла почти полную диспансеризацию в итоге, потратив немалую сумму только на оценку своего здоровья и тела. Как и предполагала диетолог, вернулась через два часа.

У Нелли Николаевны была взвешена и обмеряна, после врач долго смотрела мою новенькую карту.

— Так, ну что, Ксения Михайловна, цель вашего визита ко мне? — диетолог смотрит на меня очень внимательно и серьезно.

Я изумилась.

— Ну… я хочу похудеть. Я думала, вы сможете назначить мне подходящую диету.

— В вашем случае этого будет мало. Вы сильного запустили свое тело. Идет большая нагрузка на почки, сердце, ноги. Организм быстрее изнашивается и стареет. А вы ведь еще не рожали. Но в перспективе планируете?

— В перспективе, конечно.

— Хорошо. Расскажите мне сначала, как вы обычно питаетесь.

И началось. Диетолог расспросила меня не только о моем питании, но и образе жизни, работе, увлечениях, причинах, из-за которых я пришла к выводу, что пора начать худеть. На причинах я не удержалась и расплакалась. Такое ощущение, что не к диетологу пришла, а на прием к психологу.

— Видите ли, Ксения. Ваше желание стать лучше и похудеть, безусловно, прекрасно, но этого недостаточно. Вы, конечно, можете сесть на диету и похудеть, однако вскоре, вероятнее всего, сброшенные килограммы вернуться, причем вес станет еще больше, чем сейчас.

— Почему?

— Неправильная мотивация к диете — раз. Неправильное понимание того, что вам действительно нужно — два.

— Не понимаю.

— С мотивацией все просто. Из-за чего вы вдруг решили похудеть?

— Ну, мне изменил муж и…

— Назло, верно? Чтобы пожалел, понял, как ошибся, верно?

— Да.

— Как только результат вами будет достигнут, но муж, вдруг ни о чем не пожалеет, или даже пожалеет, что дальше? Новый стресс? Или потеря мотивации к дальнейшим изменениям?

— И что вы предлагаете?

— Нужно найти положительный стимул. Цель, достигнув которой, заставит вас в итоге не бросить все, а поддерживать заданный темп. Подумайте, что это может быть.

— А можете привести пример?

— Это может быть опять же мужчина. Но другой. Которого, возможно еще нет, но когда-нибудь появится, стоит вам привести себя в порядок и найти гармонию, тот мужчина, которого вы захотите добиться, а добившись, будете поддерживать ради него форму. Это ваше здоровье, которое вы хотите сохранить ради себя и своих близких. Ваш будущий ребенок, который может, не появится, если не станете поддерживать тело в форме.

Ого, да Нелли Николаевна уже мощно меня замотивировала.

— А что насчет второго пункта?

— Вам нужно не просто сесть на диету и что-там не есть, а в корне изменить свой образ жизни.

И это далеко не быстрый процесс и тема не для одного посещения. Значит так. Я готова вас взять в свою спецпрограмму и заниматься вами. Скажу сразу. Беру я далеко не всех, поскольку будет тяжело и трудно вам, а порой и мне, но в вас я вижу потенциал.

— Что за программа? — робко поинтересовалась я.

— Программа рассчитана на год и быстрых результатов не дает, но те кто сумел ее пройти всегда остаются довольны. Под моим руководством, если будете следовать моим рекомендациям, то и похудеете, и жизнь ваша очень изменится.

— В лучшую сторону?

— Это вы решите для себя сами. Весь этот год я буду с вами на постоянной связи. Первые три месяца мы будем видеться часто, а после перейдем на общение по телефону и через интернет. Я стану на этот год вашей второй мамой, подругой, феей, персональной злой ведьмой, тренером и психологом.

— Это звучит интересно, но не может быть все так замечательно.

— Да, есть минусы. Первое, это цена программы. Моя работа и работа специалистов клиники, которых я периодически буду привлекать, стоит дорого. Опять же дополнительные оздоровительные косметические процедуры. И не стоит забывать о неустойке, если вы срываетесь и перестаете над собой работать, тайно или явно решив отказаться от программы.

Нелли протянула мне прейскурант, который я быстро пробежала глазами, взглянув на итоговые суммы. Ого!

— А почему такая большая сумма неустойки?

— Как дополнительная мотивация вам не отказываться от программы.

— Но я ведь могу формально не отказываться от программы.

— Формально — да, но за вас все скажет ваше тело. Там в договоре, если решитесь подписывать его, все прописано. Если в течение отчетного месяца ваш вес не снижается, а только растет, мы имеем право в одностороннем порядке разорвать договор и получить с вас неустойку.

Как-то это все подозрительно.

— Есть еще какие-то минусы?

— Да, — женщина сделала паузу, тем самым словно выделяя значимость последующих слов. — Легко не будет. Особенно в первое время. Да что там. Вы будете испытывать боль, моральную и физическую, каждый день будете буквально ломать себя, распрощавшись с прежней спокойной жизнью и вырабатывая новые привычки и жизненные ценности. Это действительно тяжело, и далеко не каждый сможет себя переломить. Но. Я постараюсь сделать все от меня зависящее, чтобы провести вас через этот путь, и тогда каждый шаг в вашей новой жизни, с каждым разом будет даваться вам все легче и легче.

Сижу ошеломленная и напуганная. Придя сюда, я думала, что получу пару советов и подходящую диету, а сейчас у меня такое ощущение, словно мне сделку с дьяволом предлагают.

Просидела у диетолога еще часа полтора, выясняя все нюансы и получая первые инструкции. Выходила из клиники я все такая же потерянная и ошеломленная. Сама не знаю, как я на это согласилась, но, похоже, с завтрашнего дня начинается моя новая жизнь.

ГЛАВА 3

Весь оставшийся день я проводила подготовку. Освободила холодильник от лишних вредных продуктов. Вечером мне должны доставить готовый набор еды на неделю. Буду питаться только тем, что привезут, по часам, запивая все большим количеством воды. Нелли сказала, что сейчас важно выработать правильные пищевые привычки и чтобы ничего не путать и лишнего не позволять, первые три месяца мне вот так все будут готовить, затем уберут полдники — самое простое, и я уже должна буду сама заботится о подборе еды, затем постепенно перейду на самостоятельную готовку завтраков, ужинов и наконец обедов.

Идея готовой еды мне нравится — часто готовить нет времени, особенно себе на работу, вот и срываешься на всякий фастфуд.

А еще на эту неделю у меня два задания. Первое — гулять на улице минимум один час в день. Можно разбить это время, но главное — проводить это время на улице не сидя, а в пешей прогулке. Можно больше, меньше нельзя. Второе — подыскивать спортивную секцию, в которую я хотела бы ходить.

Вечером с интересом разглядываю коробочки с приведенной мне готовой едой. На этикетках изображены очень красивые и аппетитные блюда, названия тоже весьма завлекательные. Например, курочка по-фламандски под белым соусом. Уже хочется попробовать. Взглянула на состав — на первый взгляд, никаких вредных ингредиентов. Во всяком случае, никаких химических названий и буквенных сокращений не обнаружила.

Сгрудила посылку в холодильник и задумчиво посмотрела на кота. Себастиану сегодня повезло. Когда разбирала холодильник, всю еду было жалко выбрасывать, и пушистику перепало.

Интересно, как мой котик отнесется к тому, что я заведу еще одного четвероногого друга? Собаку. Маленькую. А то одной гулять грустно, а так будет компаньон. Места в квартире, с уходом мужа теперь предостаточно, а гулять я теперь похоже стану постоянно.

В воскресенье я проснулась с ощущением, что вот она, началась моя новая жизнь. Диетолог дела мне свой номер телефона, чтобы звонила ей, как только почувствую, что собираюсь съесть что-то помимо нового рациона, она проконсультирует, что можно, и в каком количестве. Но я честно надеюсь продержаться, не съев ничего лишнего.

В этот день я много гуляла, гораздо больше, чем час — погода на улице хорошая, становится постепенно теплее, весенний воздух по-особенному приятен.

Я выдержала! Есть, конечно, хотелось, но не так чтобы очень сильно. Не то что на этих ужасных кефирных днях.

Из секций меня заинтересовали: аква- аэробика в бассейне, танцевальный кружок (исключительно из-за близости к дому), занятия фитнессом в том же спортивном клубе, где и бассейн, ну и… секция шахмат. Шахматы ведь у нас тоже вроде как спорт? Только сомневаюсь, что этот вид спорта Нелли одобрит.

В понедельник утром результат на весах меня окрылил и впечатлил. Боже! Я сбросила полтора килограмма!

На работу пришла в отличнейшем настроении, немного опоздав — долго крутилась в зеркале, оценивая свою похудевшую фигуру и то, как на ней теперь одежда смотрится. Пока изменений особо не приметила, но ощущение счастья и победы над собой просто непередаваемые.

Зайдя в приемную, застала скандал.

— Пошла вон отсюда! Совсем крыша поехала?!

Злой Радов выводит из своего кабинета какую-то девицу, держа ее под локоть. Успела отметить глубокий вырез на кофточке девушки, ее яркий боевой раскрас на лице, обиженно надутые губы, а еше весьма внушительные верхние и нижние девяносто. Невольно посмотрела на свою грудь и успокоилась. Нет, у меня больше. Правда талия у незнакомки просто шикарная, такая узкая, что фигура становится похожа на песочные часы. Эффектная девушка, ничего не скажешь.

Босс выгнал гостью за дверь, запер приемную, обернулся и грозно на меня посмотрел.

Мужчина подошел к моему столу. Замерла. Вот такой хмурый начальник меня пугает.

— Так, Ксю… нет, Ксюшу ругать невозможно. Ксения Михайловна, вы почему опаздываете и мне приходится лично разбираться с посетителями, которые даже не по работе пришли? Выговор вам, Ксения Михайловна. Опоздаете еще раз — штраф, в третий раз можете сюда не приходить. Сразу в кадры, писать заявление о переводе. И на будущее, не пропускайте ко мне тех, кто пришел не по рабочим вопросам. К кому надо по личным делам я и сам способен подойти. Все понятно?

— Да, Андрей Александрович.

— Отлично.

Радов пошел к себе, напоследок громко хлопнув дверью.

Ух.

Теперь всегда заранее приходить на работу буду. Нет, ну как Андрей Александрович эту красотку решительно выставил! Меня прямо гордость берет за начальника. Душка Радов только до тех пор, пока его все устраивает, а если что не так — никому мало не покажется. Надо изучить все привычки босса, чтобы не попасть впросак.

Эх, а обед еще не скоро.

Не знаю, как дожила до обеда. Второй день новой диеты дается мне гораздо труднее, чем первый, и хоть еда вкусная, но моему организму ее катастрофически не хватает. Если удастся похудеть, то надо действительно очень постараться больше не толстеть, потому что это настоящая пытка. Жизнь вообще не в радость становится.

Босс куда-то убежал обедать, а я, за какие-то секунды расправившись с содержимым лотка из клиники, поняла, что сидеть в приемной всю оставшееся до конца перерыва время, просто не смогу. Кушать все равно сильно хочется, того и гляди начну искать, чтобы еще съесть. Надо куда-то сходить и отвлечься. В кафе не вариант, так хоть и весело можно убить время. Пойду по улице хоть просто пройдусь. Тут ведь парк неподалеку. Хотя бы полчасика погуляю. Как раз можно будет приплюсовать проезд между домом и работой, и я выполнила на сегодня задание диетолога по прогулкам.

Когда спускалась в лифте на первый этаж, в кабину зашли несколько знакомых, и среди них оказалась Марина с каким-то смутно знакомым худощавым высоким парнем, кажется, он как-то приходил ко мне компьютер чинить… не уверена.

Марина, стоила ей меня заметить, как-то хищно на меня взглянула.

Неудавшаяся помощница Радова со своим спутником доехали до первого этажа и вышли вместе со мной. Марина тут же меня окликнула:

— Ксюша! Привет. Ты куда? — подошла ко мне парочка. И если парень смотрит на меня с любопытством и интересом, то Марина как-то так многообещающе.

— Прогуляться по парку. Погода хорошая.

— О, а мы с Женечкой тоже собрались погулять. Идем вместе, так веселее будет.

Точно веселее? Не знаю. Судя по взгляду Марины, меня сейчас будут пытать, и это как-то не весело.

Дошли до парка, остановились у ларька с мороженым. Марина взяла себе только воду, Женя купил рожок и неожиданно предложил купить мороженое и мне. Я удивилась и отказалась. Хотя до этого сама планировала, по примеру Марины, купить себе воды. Даже не знаю, отчего вдруг застеснялась и не стала заявлять, что заплачу сама.

— Ну как тебе работается у нашего смутьяна? — словно невзначай поинтересовалась у меня Марина, когда мы неспешно побрели по парковой аллее.

— Нормально, — осторожно ответила я. — Все устраивает.

— Слухи ходят, что Радов теперь по девушкам пышных форм сохнет. Не пристает к тебе?

— Нет. Даже не пытается.

— Вот я и говорю, что ерунда это все. А у нас все килограммы кинулись набирать.

— Ты тоже?

— Нет, конечно. Делать мне нечего, ради Радова портить себе фигуру.

— Почему портить? — вклинился в разговор Женя, который, как я заметила, то и дело бросает на меня украдкой взгляды. — Что хорошего в тощих плоских скелетах?

— Я разве плоская? — возмутилась Марина, подсунув под нос Жене свою немаленькую грудь.

— Попы у тебя вообще нет, — оглядев Маринину грудь, с видом эксперта, заявил мужчина.

— Ой, сам на себя посмотри. Жердь двухметровая.

— А у тебя грудь искусственная…

Перебранка у Марины с Женей, как я заметила, без огонька, видимо, подобные пикировки у этих двух в порядке вещей.

— Марин, — позвала я коллегу.

— Да?

— А что Андрею Александровичу не понравилось, когда ты собеседование проходила? Что приставала? Радов, похоже, против интриг на работе.

— Не-е-ет. Не приставала я к нему. Вообще нормально сначала говорить начали. Я уже начала надеяться, что у меня все получится, но тут Радов заговорил о тех временах, когда он работал в компании до отъезда в Китай. Поговорили о выдающихся работниках компании. Так хорошо со мной ведь общался, словно мы на одном уровне. Андрей перевел тему на последний корпоратив, где он был, посвященный дню рождения компании. Я сразу Лерку вспомнила. Пожаловалась в шутку Радову, что чтобы она смогла пойти на праздник, отдала ей свое платье, а иначе бы вообще домой поехала. Платье мое оказалось «счастливым», ведь после корпоратива, Лера, краснея, сказала, что платье испортилось. Я сразу предположила, кто бы мог испортить это платье, ведь вскоре Чудовище с Беллой нашей поженились.

Марина стиснула бутылку с водой так, что та прогнулась.

— Вот после этого и началось. Радов наорал на меня, полностью разобрал мое личное дело, сделав вывод, что я никчемный сотрудник, который только для должности уборщицы подойдет. Ну подумаешь, у меня нет высшего… еще предположения делал, как именно я нынешнюю свою должность получила… в общем опустил по полной и выгнал, сказав, чтобы больше на глаза не попадалась, и что скоро отправит проверяющих из кадров, чтобы оценили, соответствуют ли мои знания занимаемой должности.

— Ужас, — искренне сказала я.

— Да нормально. Никто в итоге меня так проверять не пришел. Радов, видимо, остыл. И я так полагаю, в те времена он по Лерке тоже сох… Ого! Лера!

Из-за поворота нам навстречу вышла колоритная компания. Первым идет, гордо важно ступая, огромный серый пес, который везет на своей спине двух совсем мелких хохочущих мальчишек, следом идет молодая мама, толкающая перед собой коляску, бело-розового цвета, а рядом с мамочкой идет пара — дородная женщина в летах и пожилой мужчина одетый, словно какой-нибудь джентльмен из старых фильмов.

— Лер, привет! — радостно произнесла Марина и метнулась навстречу девушке с коляской.

Получается, это та самая помощница, о которой у нас в компании ходят легенды. Красавица, покорившая сердце неприступного Чудовища. И никак иначе.

С интересом всматриваюсь в Леру, пока Женя и Марина непринужденно с ней болтают. Старшая пара, следит за мальчишками и дают возможность девушке поговорить со знакомыми. Хотя какая девушка, скорее женщина, но выглядит очень молодо. Лицо милое, взгляд теплый, лучистый, счастливый. Такая улыбчивая, открытая. С первого мгновения Валерия располагает к себе, с ней хочется общаться и общаться, заряжаясь от нее теплом и позитивом, словно от батарейки. Этого Гайне можно понять, мимо такой девушки трудно пройти. Я это чудовище не знаю, и не видела ни разу, но еще не известно, кому больше повезло, Лере, «удачно» вышедшей замуж, или этому, по слухам, злому ледяному боссу.

Меня тоже представили Валерии. Мы немного пообщались и разошлись, поскольку малышка в коляске расплакалась. Ребенку всего пара месяцев, такой милая девочка, просто невероятно. Меня кольнула мысль, что тоже вот так хочу. Двоих сыновей и девочку. И собаку можно. Только не такую большую.

Встреча с ушедшей в декрет сотрудницей компании, оставило приятное теплое ощущение в груди.

Вот моя первая мотивация. Худеть нужно для собственного здоровья, чтобы родить себе хорошего малыша и быть ему лучшей мамой.

К концу обеденного перерыва вернулись обратно в компанию. На первом этаже, когда Марина отошла с кем-то поздороваться, Женя протянул мне визитку со своими контактами.

— Вот. Если вдруг компьютер сломается, или станет грустно и захочется сходить с кем-нибудь в кино, звони.

— Спасибо, — приятно удивлена.

Определенно, стоит чаще выходить на прогулки. Столько новых интересных знакомств.

Ближе к окончанию рабочего дня, в приемную зашел незнакомый мне мужчина. Хорошо одет, не пожилой, но «в летах», волосы уже посеребрены сединой, но выглядит отлично, подтянутый, высокий стройный. А улыбка какая.

— Здравствуйте, девушка, не знаю вашего имени…

— Ксения Михайловна. Здравствуйте.

— Приятно познакомится, вы, видимо, новая помощница Андрея Александровича. У вашего начальника никого сейчас нет? Можно зайти?

— Вы по какому вопросу?

— По личному. Я только недавно приехал, некогда соблюдать формальности.

В голове просигналил тревожный звоночек. Радов сегодня утром требовал у меня, чтобы я никого по личным вопросам не пускала, ведь босс сам решает эти дела, и раз Андрей Александрович не предупреждал меня об этом посетителе.

— Извините, Андрей Александрович не принимает.

— Да? — очень удивился посетитель. — Почему?

— Андрей Александрович не принимает по личным вопросам. Если хотите, я запишу ваши данные и то что хотите ему передать. Если посчитает нужным, Андрей Александрович с вами свяжется.

— Как интересно, — на лице мужчины появилась ненормально широкая улыбка. Лукаво на меня посматривая, посетитель вкрадчиво у меня спросил. — А если я все-таки сейчас пойду и попробую ворваться в кабинет Андрея Александровича, вы что будете делать?

Какой странный человек. Воображение уже рисует мне, как я бегу, и перекрываю этому мужчине проход, широко расставив руки, грудью вставая на защиту покоя своего босса.

К счастью, обошлось. Из своего кабинета вышел мой шеф, заметил незваного посетителя и широко улыбнулся:

— Кого я вижу?! Неужели. Герман Олегович все-таки решил, наконец, проведать свое детище.

Выпала в осадок. Это генеральный?!

Герман Олегович смеется. Мой босс недоумевает.

— Что так рассмешило?

— Ты с каких это пор по личным вопросам не принимаешь? Меня тут чуть взашей не выгнали, когда я сказал, что по личному делу.

Радов смотрит на меня с большим таким удивлением. Втянула голову в плечи и всерьез подумываю о том, чтобы уползти под стол.

Радов откашлялся, тоже насмешливо на меня посмотрев. Кажется, пронесло. Ругать увольнять не будут.

Мужчины зашли в кабинет. Отнесла большим боссам чай и сладости. А генеральный то у нас весьма симпатичный мужчина.

Почти две недели жила спокойно, обживаясь на новом рабочем месте, продолжая привыкать жить в одиночестве, без чьей-либо поддержки.

Теперь каждый день гуляю, перезнакомилась и подружилась со всеми бабушками, что обычно дежурят у подъезда. Удивительное дело, оказывается, те тоже большие любительницы пеших прогулок по району, а уж как поболтать любят. Так что гулять мне скучно, собаку заводить необходимость отпала. Когда рассказала своим новым “подружкам”, что села на диету, те разделились на два лагеря, в первом меня активно поддерживают, сочувствуют ситуации с мужем и уже предлагают познакомить с чудесными мальчиками — чьими-то там сыновьями, то вторая половина кричит, что худеть ни в коем случае не надо, так хороша, муж дурак, и тоже все предлагают с кем-то познакомить. Бабки спорят, ругаются. Жизнь бьет ключом.

Каждый день общаюсь с диетологом. Мне реально тяжело не есть. Пару раз чуть не дошло до срыва, но Нелли каждый раз меня вытаскивает и возвращает на путь истинный.

Теперь днем я вообще не скучаю. Времени просто нет. Каждый день — это работа и борьба с собой. И только по ночам в пустой постели мне вновь становится тяжело и одиноко, часто подолгу не могу уснуть, все вспоминая и вспоминая тот момент, как застукала мужа. Когда возьму отпуск, сделаю ремонт в квартире, чтобы все поменять, и уже ничто не напоминало об измене и изменнике.

А ведь я так и не решилась рассказать обо всем родителям. Не хочу, чтобы меня жалели. Еще и папа наверняка настоит, чтобы возвращалась жить в семью. А мне просто необходимо начать жить самостоятельно.

Нелли говорит, что со следующей недели я должна начать бегать по утрам. Кошмар.

Я уже похудела на семь килограммов. Мне кажется, что результат очень хороший, но диетолог советует не слишком радоваться, поскольку поначалу всегда больше уходит, а чем меньше во мне будет веса, тем труднее его будет сбросить.

Сегодня пришлось сильно задержаться в офисе. Андрей Александрович попросил. Мы с боссом работали допоздна почти бок о бок. Начальник разбирался в присланных ему отчетах, а я все сортировала, вносила в реестр и записывала замечания шефа о том, какие поправки в отчеты нужно внести, кого отругать, кого похвалить по итогам, что изменить в работе отделов. Исходя из мыслей босса, делаю вывод, что Андрей Александрович задумал реструктуризировать компанию. Скоро могут начаться сокращения, отделы станут перекраиваться. Возможно даже немного измениться профиль компании, начнем не только закупать товары в Китае, но им производить свои. Серьезно.

Окончили работу только в одиннадцатом часу. завтра большое совещание в актовом зале состоится. Радов будет удивлять, сообщая сотрудникам о своих решениях. Погулять мне точно не удастся — делать это ночью в одиночестве не собираюсь. Не настолько рисковый человек.

Готовлюсь к выходу. За окном уже давно стемнело. Из своего кабинета появляется Радов.

— Ксюша, а ты где живешь? — неожиданно интересуется у меня босс.

Не знаю почему, но все внутри сжалось от непонятного волнения. Назвала адрес.

— О, надо же. Ты, оказывается, совсем недалеко от меня живешь. На машине, если по нормальной дороге, минут пятнадцать ехать. Давай я тебя подвезу, а то совесть меня съест, что так поздно тебя одну отпустил.

И что мне ответить?

— Спасибо.

Когда спускались вместе в лифте, Радов шутливо поинтересовался:

— Муж, если увидит, как тебя подвозит другой мужчина, не заругается?

Пусть только попробует.

Не стала озвучивать начальнику свой ответ, лишь неопределенно пожала плечами.

На парковке Андрей Александрович подвел меня к невероятно шикарной спортивной машине бордового цвета. Это нечто невероятное! Низкая посадка, большие колеса, агрессивный, но в то же время очень стильный дизайн. Авто словно смотрит на меня с хищным прищуром фар.

— Андрей Александрович, это ваш автомобиль? — восхищенный вздох и восторженный взгляд не скрываю. Обхожу машину с разных сторон, любуясь.

— Да. Как вернулся, купил новую. Эта немного мощнее, ну и новее по внутреннему устройству. Нравится машина? — босс не скрывает улыбки, видно, что ему доставляет удовольствие мой неприкрытый восторг.

— Она бесподобна! — ответила более чем искренне.

Радов открыл мне дверь со стороны пассажира.

— Садись. Любишь скорость?

— Не знаю.

— Хочешь узнать? — это что провокация?!

— Может быть и хочу, но точно не в городе, где могут и наказать за высокую скорость, и дороги часто не приспособлены для быстрой езды.

Сажусь в салон. Эх, тесно тут. С моими нынешними габаритами я сюда не вписываюсь. Здесь должна сидеть худосочная длинноногая красотка в красном коротком платье.

— Молодец, правильно мыслишь, — похвалил меня босс, садясь рядом и заводя машину.

Шеф не гонит, и я чувствую себя вполне спокойно. Вообще заметила, что рядом с Андреем Александровичем я не испытываю теперь никакого смущения. Привыкла к фамильярной манере Радова общаться.

Пока едем, босс рассказывает мне веселую историю из своей жизни в Китае. Мне кажется, что босс расположен ко мне вполне дружески, как женщину не рассматривает, но как приятельницу и соратницу вполне. И такое положение меня более чем устраивает. В работе же Андрей Александрович хочет от меня участия, внимания, порой, молчаливого сочувствия, когда босс делится своим недовольством, какой-то такой женской мягкой заботы о нем в виде вкусного чая, правильно и аккуратно разложенных на столе бумаг, и все это я готова давать боссу с большим удовольствием. Кажется, Радов сейчас, как и я, не стремится к отношениям, но при этом хочет создать себе комфортную спокойную атмосферу и подобрать верного соратника. Так что мы с Андреем Александровичем, можно сказать, нашли друг друга. С мужчинами, мне кажется, я еще долго не смогу заводить какие-то нормальные отношения — это надо вновь привыкать к другому человеку, бояться, что тот может предать оттолкнуть, изменить, и только спустя, наверное, долгие годы, начать верить. Так что свою нерастраченную заботу, тепло и внимание мне шефу не жалко дарить.

Подъехали к моему подъезду. Поблагодарила босса за то, что подвез. Опять припозднившаяся Ольга Тимофеевна, что сидит в гордом одиночестве на лавке у подъезда, как увидела меня, выходящей из супердорогой спортивной машины, округлила глаза так, что кажется, они у нее сейчас сравняются по размеру с блюдцами. Как бы удар бабушку не хватил.

— Добрый вечер, Ольга Тимофеевна, — когда машина босса уехала, подошла к бабушке.

— Здравствуй, Ксюшенька. А ты молодец. Честно, не ожидала. И времени даром не теряешь, и такого ухажера себе сразу нашла. За стеклом не очень хорошо видно, но что красавец-мужчина, сразу понятно, и при деньгах.

— Да не ухажер это, Ольга Тимофеевна. Куда мне до таких красавцев. Это начальник мой новый. Подвез, потому что задержал сильно на работе.

— Ох, ничего себе у тебя начальники. Но ты ртом, да глазами не хлопай. Девка видная. Женатый?

— Нет.

— Ну, все, окручивай, да себе в хозяйство забирай.

— Ольга Тимофеевна, шеф мой, может и не женат, а вот я еще пока очень даже замужем. Да и так красавцам нужны худосочные модели, а не такая, как я.

— Ой, дура ты Ксюшка. Вот уверена я, что начальник этот твой тебя еще не раз подвезет, а если сам не дурак, то и увезет в итоге. А замужем ты именно то пока.

Не стал разубеждать бабушку. Человек старый, живет в своих иллюзиях.

— Я пойду, Ольга Тимофеевна, доброй ночи.

— Иди, Ксюшенька, и тебе доброй ночи.

Следующее утро стало историческим для нашей компании. И скандальным. Что там. Как только бригаду людей в форме не вызвали, удивительно.

ГЛАВА 4

Все началось на большом утреннем совещании, куда пригласили всех начальников крупных отделов, в том числе приехали и руководители филиалов. Для акционеров присутствие на совещаниях данного вида, не обязательно, но сегодня появились все. Только генерального нет.

Сперва все проходило как обычно. Начальники ключевых отделов выступили с докладом об успехах вверенных им подразделений и внесенных коррективах в работу. Ближе к середине совещания на сцену вышел мой дорогой босс. Подошел к трибуне, одарил всех спокойной уверенной улыбкой — думаю, сердца присутствующих в зале, в небольшом числе, женщин, затрепетали.

— Приветствую всех присутствующих на совещании. К сожалению, наш генеральный директор Герман Олегович сегодня не смог приехать, однако все свои пожелания и поручения передал мне, я же озвучу их от его имени. Итак, первое. Герман Олегович подписал приказ о назначении меня его первым заместителем.

В зале поднялся ропот. Да, Андрея Александровича многие всерьез не воспринимают, считая его дамским угодником, волокитой, мало интересующимся делами компании, но лично я теперь точно знаю, что это мнение ошибочно. Даже по части женщин. Не знаю, как в личное время, а на работе босс сдержан, к себе никого не водит, наоборот — прогоняет.

Послышались неуверенные хлопки.

Далее Радов озвучил еще несколько приказов генерального и перешел к главному.

— Итак, у меня две новости. Хорошая и плохая. Первая, на мой взгляд, хорошая. Мы частично перепрофилируем компанию. Будет открыт новый филиал — наша производственная база. В данный момент идут переговоры о покупке завода, где будет производиться мелкая бытовая техника под маркой нашей компании.

Вот теперь в зале настоящие овации. Еще бы. Новость действительно грандиозная, если не сказать историческая для нашей компании.

Когда волнения поутихли, Радов продолжил.

— Теперь к плохим новостям. Не секрет, что в последние полтора года продажи компании снизились, аппарат управления, стал громоздким, а многие отделения неэффективными. В связи с этим, было принять решение провести реорганизацию компании. Уже точно определено, что часть отделений будут сокращены или вовсе упразднены. Также будет проводиться проверка сотрудников на профпригодность и те, кто ее не пройдет, окажутся уволенными.

В зале поднялся шум.

— Это еще не все. В утешение могу сказать, что в связи с тем, что вскоре должен будет открыт новый филиал, те сотрудники, что попадут под сокращение не из-за своих профессиональных качеств, могут быть переведены, если изъявят желание, могут быть переведены туда. На этом у меня все.

У Андрея Александровича может и все, только вот вопросов у начальников сразу возникло море, чувствуют некоторые, что под ними стулья горят.

Вот тут и началась свара. Особо ретивые и скандальные стали обвинять самого Радова в некомпетентности, перешли к оскорблениям и требовали предоставить доказательства того, что Герман Олегович действительно сделал моего босса заместителем.

Андрей Александрович в долгу не остался, и хлестко отбился от всех оскорбленных, сумев парой остров слов, что у него нашлась для каждого, доказать некомпетентность самих недовольных, что взъярило итак уже накрученных начальников еще больше.

Один дядя реально полез на сцену выяснять отношения с Андреем Александровичем. Я так испугалась, и чуть не бросилась к своему шефу на помощь. Хорошо не успела — а то позор был бы для босса — женщина полезла защищать. Вовремя появилась охрана, которую, видимо специально позвали, ожидая чего-то подобного.

Начальника отдела скрутили и увели. Все, этому задире, наверняка здесь больше работать не придется. Тем не менее, скандал в зале все еще набирает обороты.

Руководители желают знать, кого из них планируют увольнять, и чьи отделы сокращать. Поскольку отношения у Радова с большинством этих боссов не самые лучшие — мой шеф на язык порой излишне острый, а подчиненные его реальное в последние время часто выводили из себя, многие подозревают, что Андрей Александрович так им мстит и убирать будет только неугодных себе. И отчасти они правы, поскольку в планах шефа создать под себя свою команду, а не терпеть рядом чьих-то наглых, порой излишне ретивых ставленников.

Босс достойно выдержал прессинг, не перешел на крик, и сумел в итоге поставить всех буянов на место, но да, смута поднялась еще та.

Мне пару раз приходилось выходить на сцену — приносила шефу воду и данные по отчетам. Никто не расходится, хотя выделенное для совещания время уже давно закончилось. На большом экране, с помощью компьютера, Радов устроил целую презентацию, наглядно демонстрируя в цифрах дела компании и доказывая необходимость перемен. Удивительно, но в итоге боссу удалось утихомирить людей и склонить многих на свою сторону. Люди стали расходиться, но, чувствую, будут еще волны недовольства, а уж когда начнутся увольнения, вообще кошмар.

Подошла к шефу, когда-то спустился со сцены. Сочувственно смотрю на мужчину.

— Да уж. Во что я позволил себя втянуть? Куда лезу? Раньше никаких проблем же не было, живи и наслаждайся.

Опять мой босс говорит мысли вслух. Забавная привычка.

— А почему позволили?

— Что? — Радов сфокусирован взгляд на мне.

— Вы говорите, что позволили себя втянуть. Почему?

— Да если бы я сам знал. Привык я к этой компании. Не хочу, чтобы все развалилось. Постепенно выкупаю сейчас акции, чтобы стать основным акционером.

Интересно.

— Ну что, Ксюша, работать я сейчас не готов, так что поехали.

— Куда? В ресторан. Надо выпить. Поставишь мне компанию.

— Я не пью.

— Ага.

— Я не смогу с вами поехать, потому что у меня там работа… — судорожно вспоминаю, список дел. В ресторан мне сейчас точно нельзя, могу сорваться. Да и ездить со своим боссом по ресторанам в качестве собутыльницы, как-то не по-деловому.

— Так, я ваш начальник, Ксения Михайловна, и официально приказываю вам отложить дела и поехать со мной на деловой обед, — якобы строго произнес Радов, хотя у самого в глазах веселые бесенята пляшут.

Ну, если так.

И вот мы с Андреем Александровичем в ресторане, сидим друг напротив друга.

Доехали на его мега крутой машине. Еще немного, и я привыкну ездить в супердорогих автомобилях.

Держу в руке бокал вина. Сама не пойму, как это получилось, но Радов незаметно меня заговорил, все заказал и разлил по бокалам. Еще босс хотел мне плотный обед заказать, но тут я была на чеку. Да, придется пропустить свой специальный прием пищи в контейнере, но мы с Нелли заранее обговорили подобные непредвиденные случаи, и список продуктов, которые мне можно есть, и их примерное количество. Так что в качестве обеда у меня сейчас листовой салат и минералка. Вино, правда, совсем не вписывается… но тут уже ничего не поделаешь. С боссом еще в машине обговорили, что если приглашает меня он, то и платит соответственно тоже он.

Радов, утолив первый голод, а взял он, в отличие от меня, более чем солидные порции разных вкусностей, от одного вида которых у меня слюни текут, обратил внимание на вино. Мужчина подхватил свой бокал и поднял вверх.

— Ну что, Ксюшенька, выпьем за грядущие глобальные изменения в компании.

Пусть они принесут только благо.

Чокнулись. Сделала один несмелый глоток, второй. Без особого энтузиазма жую салат.

Какой у меня все-таки шеф красивый. Повезет кому-то когда-нибудь.

— Ну, что, Ксюша, расскажи может о себе что-нибудь. А то ты теперь мой самый близкий соратник, а я о тебе ничего не знаю.

— Что рассказать? — я растерялась. Это мы сюда приехали, чтобы обо мне что ли говорить?

— Что хочешь. Какие у тебя увлечения?

Не без смущения поведала Радову о своем увлечении домашними растениями, рассказала о домашних коллекциях, коте, даже про то что записалась на годовой курс похудения, за что меня босс пожурил и стал пытаться положить в свой салат кусочки мяса из своей тарелки.

Объяснила Андрею Александровичу, что программа похудения комплексная, и не так чтобы сильно голодаю и буду полноценно заниматься спортом.

— Ксюш, а почему ты про мужа своего не рассказываешь? Просто странно. О коте говорила, а о муже ни полслова.

— Ну… а что о нем говорить? — к этому моменту я, незаметно для себя, выпила вина уже бокала три, и голова начала немного кружится.

— Давно вы женаты? Кем он работает? Как воспринял твою новую работу, возможность частых командировок и ненормированный рабочий график?

— Никак не воспринял. Он об этом всем не знает. Его Андрей, кстати, тоже зовут.

— Как так не знает? — удивился Радов.

— А вот так. Мы разошлись недавно.

— Почему?

Почему я все это говорю шефу, а?

— Застукала его с любовницей в нашей постели, — и все, меня понесло. Вылила боссу в деталях все свое горе.

Не быть мне разведчиком.

Чокнулись.

— Знаешь, Ксюша, я, конечно, мужчина. Сам грешен, женщин люблю, но он не прав.

Женился, значит все, никаких походов на сторону. Если что не устраивает, поговори с женой, а если не удается все решить, уходи, а не вот так предавай.

Всхлипнула.

— Эй-эй-эй. Ну, ка, перестань. Давай еще выпьем.

— Вы же за рулем.

— А, на такси на работу вернемся. Мне так и так уже нельзя.

Чокнулись.

— Слушай, — Радов, после непродолжительного молчания, вдруг посветлел лицом и явно загорелся какой-то идеей. — А давай я тебя с одним своим другом познакомлю? Классный мужик. Очень советую. Не понравится, та просто пообщаетесь, отвлечешься.

— Меня? — удивленно хлопаю глаза. Вот такого предложения я от своего босса точно не ожидала. — Нет, спасибо, мне не нужно. Я вообще пока не хочу искать себе кого-то. Хочу передохнуть, привести себя в форму…

— Глупости. Сегодня вечером едем веселиться. Можешь не спорить, я твой начальник, ты-ы должна меня слушаться.

Фыркнула. Хороший все-таки у меня шеф.

— Так, выпьем за то, чтобы негатива в нашей жизни было куда меньше, чем позитива, — произнес босс тост. Нет, это реально мой босс?

Чокнулись.

На работу вернулись с Андреем Александровичем вполне довольные и счастливые. Я, правда, заметила, что меня немного ведет, но эту проблему я решила — шла по клеточкам на полу, следя за тем, чтобы не отклоняться с курса, и передвигаться по одной полосе. А вот шефу, кажется, все ни по чем, и выпитая доза алкоголя никак особо не сказалась на его организме.

В коридоре перед приемной шефа уже караулит толпа взволнованных посетителей. Ох, мамочки.

На Радова смотрят с укором. Еще бы, огорошил акционер всех новостями и смылся, а люди потеряны, волнуются.

Так, надеюсь от меня не сильно вином несет. Сделав серьезное строгое лицо, чтобы никто не догадался, захожу в приемную.

Радов зашел в кабинет, напоследок мне подмигнув. И потянулись посетители в кабинет моего начальника. На меня поглядывают с подозрением, но, надеюсь, я ничем себя не выдаю.

Один раз возникли проблемы, когда к Радову, для “делового” разговора, попыталась пробиться жаркая накрашенная пышечка примерно моих габаритов.

— Извините Андрей Александрович не принимает, — надеюсь, в этот раз я не ошибусь также, как с генеральным. Такой позор тогда был. — Назовите мне свое имя, цель визита и контактные данные, я свяжусь с вами, как только Андрей Александрович сможет принять вас.

— Что значит, не принимает? — надулась девица. — Всех принимает а меня нет.

Может, это ты меня пускать не хочешь, чтобы конкуренции не было?

Чуть не подавилась смешком. Видимо это все отголоски моего заявления, что Радову нравятся пышечки.

Извините, не поняла вашего вопроса. Вы будете оставлять данные?

Девушка просверлила меня недовольным взглядом и… оставила контакт, то и дело ревниво поглядывая на дверь кабинета моего босса. Конкретную цель визита посетительница так и не обозначила. Думаю, это не последняя ласточка-завоевательница красавца-акционера, и мне надо быть начеку. Все-таки на моих плечах важная миссия — охрана начальника от интимных посягательств во время рабочего процесса. Да, кому рассказать, не поверят.

Перед окончанием рабочего дня позвонил муж. На вызов не ответила, и теперь всерьез раздумывая, а не сменить ли мне номер.

— Ксюша, собирайся, — Радов показался из своего кабинета и смотрит на меня с заговорщическим видом. — На сегодня мы работу заканчиваем.

— Андрей Александрович, может, я лучше домой?

— Так, никаких домой. Я все сказал. Нас уже ждут, причем уже тут, машина приехала.

Ну, Андрей Александрович. Да кому я нужна? Давайте вы один.

Ксюша перестань. Не зли меня. Пять минут тебе на сборы.

Вот к чему приводят откровенные беседы с начальством. Теперь босс собрался устраивать мою личную жизнь.

На улице мы с начальником подошли к припаркованному на обочине темно-синему джипу, сели в автомобиль. Радов усадил меня на заднее сиденье, а сам сел спереди на пассажирское.

Водитель и босс обменялись крепкими рукопожатиями. Чувствую себя жутко неуютно, и с каждой секундой это ощущение усиливается.

Водитель — большой бородатый мужчина, накачанный такой. Борода на самом деле короткая, но черная, такая… заросшая, словно мужчина просто забыл побриться, волосы на голове густые, взъерошенные, руки волосатые. Вот это экземпляр.

Рядом с таким дядей даже я покажусь нежной Дюймовочкой.

Мужчина повернулся ко мне, приветливо улыбнулся, протянув для рукопожатия и мне. А глаза у водителя карие, добрые, и уже не так страшно. Робко пожала предложенную руку.

— Алексей.

— Ксения.

Машина тронулась с места.

Мне на телефон пришло сообщение. О, это от босса.

«Я Алексея давно и хорошо знаю, классный мужик, любит блондинок с формами, а уж золотоволосых и голубоглазых… я уже вижу, что ты ему понравилась, так что все, просто так не отстанет, ты попала». И куча смайликов в конце сообщения.

Послала шеф в ответ смайлик в виде рассерженного чертика. Все-таки странное у меня с боссом общение…

Всю дорогу я отмалчивалась, слушая веселый треп мужчин. Мы приехали на известную в городе смотровую площадку, где уже гуляет много народа и царит непринужденная атмосфера.

Мужчины сразу повели меня в свою компанию, знакомится… опять с мужчинами.

Да сколько у Радова друзей. Тут и байкеры есть. Девушки в мужской компании тоже присутствуют — чьи-то возлюбленные, но держится особняком, либо со своими мужчины чуть в стороне, либо с подругами.

Уже наметила одну женскую компанию, к которой решила для вида прикрепиться и переждать, поскольку большое мужское общество меня очень смущает, но тут меня взяли в оборот. Оторвали от любимого дорогого босса, узнали, что я еще ни разу не ездила на двухколесном транспорте, и понеслось. Моих испуганных возражений никто не слушал, взяли и усадили на байк к кому-то совсем уж бородатому и страшному на вид дядьке.

— Ксения, не бойтесь, — смеясь, успокаивает меня Алексей, словно невзначай гладя ладонью по моей спине. — Уверен, вам понравится. В следующий раз я тоже возьму байк и покатаемся уже нормально, сейчас просто попробуете.

Наверное, у меня сейчас глаза размером с блюдца, еще и выгляжу перепуганный, поскольку Алексей улыбается все шире и шире.

Может, все-таки не надо?

Надо, Ксюша, надо. Вадим, езжай. Только пару кругов сделай, и не сильно гони.

Бросила последний умоляющий взгляд на стоящего неподалеку босса. Может, хоть Радов спасет от этого ужаса, но шеф мне лишь одобрительно кивнул.

Байкер завел мотор и сорвался с места. Завизжала, как поросенок.

Вцепилась в куртку мужчины мертвой хваткой, тем не менее, все оказалось не так ужасно. Да, поначалу было страшно, ощущения новые, непривычные, но потом ничего, даже понравилось. Когда приехала на место стоянки байкеров, так и вовсе собой загордилась.

Мужчины меня встретили одобрительным улюлюканьем и свистками, и помогли слезть с мотоцикла в четыре руки. Понимаю, что это самое мужское общество мне начинает нравиться.

Очень весело провела время, в компании меня неожиданно хорошо приняли, видимо помогла рекомендация Радова. Смеюсь и болтаю с новыми знакомыми на равных, возле меня все время крутится Алексей. Друг моего босса присматривает, заботится — купил вот только что себе и мне по бутылке воды.

Нагулялась вволю, смотрела уличные представления, гонки, смеялась, общалась, еще несколько раз прокатилась на байках, обменялась номерами телефонов с Алексеем… хотя ничего такого с мужчиной не планирую, но надо признать, он мне симпатичен. И вот, на стадии обмена номерами, достав из сумочки свой телефон, обнаружила двенадцать пропущенных вызовов от своего благоверного.

Настроение у меня веселое, я опьянена свежим весенним воздухом и вкусила свободы, потому, когда муж в очередной раз мне позвонил, отошла на несколько шагов от своих новых друзей, подошла к краю смотровой площадки, оперлась на удобный каменный бордюр и приняла вызов.

— Алло.

Ксюша, где тебя черти носят? — злым голосом проорал мне на ухо Андрей.

— Тебе какая разница? — я спокойна, любуюсь потрясающим видом ночного города.

— Я звонил тебе весь день. Трудно было ответить? В итоге обзвонил всех твоих подруг, они даже не подозревают о нашем расставании, хотя теперь начали.

Звонил на домашний, тоже не берешь. Сейчас подъехал к дому, дверной звонок уже сорвал, и ничего. Ты думаешь, я не волнуюсь?!

— Понимаешь, тебя теперь не должно волновать, где я, с кем, что делаю, что со мной. Все, мы разошлись. Я и ты взрослые самостоятельные люди. Давать отчеты о себе я готова, только своим родителям, и то, не всегда.

Где ты? — голос злой, полный холодной, едва сдерживаемой ярости.

Я. Гуляю.

Где? Я за тобой заеду.

Еще чего.

Ты скоро приедешь?

— Не знаю, может, вообще не приеду, как пойдет, — это чтобы под дверью не ждал, ночные разборки мне точно ни к чему.

Не знаю. Возможно.

Где, черт побери, ты гуляешь?!

Не твое дело, — гулкий звук удара.

Не надо мне угрожать.

Я не угрожаю, а предупреждаю.

Андрей отключился. Ну вот, такое хорошее настроение муженек испортил. Почему-то в последнее время Андрей только все портит.

— Ты завтра вечером будешь дома? — Андрей едва сдерживается, похоже, чтобы не начать на меня орать.

— Значит так, завтра в восемь к тебе приеду поговорить, если тебя не будет тебе же хуже.

Смахнула невольно набежавшие слезы, обернулась, и чуть нос к носу не столкнулась со своим боссом.

Проблемы? — поинтересовался у меня начальник.

— Нет. Проблем нет.

— А что там про угрозы было?

— Ничего.

— Ксюш, ну я серьезно. Если нужна будет помощь, ты говори.

— Спасибо, но я как-нибудь сама.

— Ты, кстати, ребятам моим очень понравилась. Просят тебя еще привозить. Хотя тут и Алексей уже рвется быть извозчиком. Как он тебе? Не против, если он тебя сегодня до дома подвезет.

— С Алексеем я еще толком не общалась, к тому же я сейчас не хочу заводить ни с кем отношений. А насчет подвезти… я не против.

— Хорошо, заодно пообщаетесь. Ты не бойся, Алексей очень порядочный, довезет в целости и сохранности, я если что, ему тоже внушение сделал, чтобы не приставал.

Фыркнула.

— Спасибо.

И вот, в довольно поздний час, я еду вместе с Алексеем к себе домой.

Волнительно. Нервно тереблю ручку сумки.

В салоне авто тишина, даже музыка не играет.

— Ксюша, вы такая напряженная, что я и сам начинаю нервничать, — мы остановились на очередном светофоре, и Алексей повернулся ко мне, подарив улыбку и теплый взгляд.

— Мне кажется, что вам уж точно нервничать нет причины. Вы большой, сильный, уверенный в себе мужчина.

Алексей начал улыбаться еще шире, чувствую, сказала я что-то не то.

Другу босса все-таки удалось меня разговорить к концу поездки. Про свою работу мужчина не захотел мне рассказывать, а вот про увлечения поведал. Алексей любит кататься на лыжах, любит машины, мотоциклы, занимается борьбой. Да уж, начальник мне действительно стоящий образец мужского племени подогнал, вот только я Алексею не соответствую. Не спортивная, пухлая, зажатая, с комплексами. Но ничего, с программой моего диетолога хотя бы первые два пункта я постараюсь исправить, а там может и третий автоматически исправится.

Рассказала немного о себе, оказывается, Алексей уже знает про мою ситуацию с мужем — мой болтливый начальник рассказал.

— Тебе обязательно надо отвлечься, — со знанием дела произнес мой кавалер. — Давай на выходных съездим… за город. Погода, думаю, отличная будет. Я часто по выходным собираю друзей и еду к себе на дачу. Будут друзья с женами, даже дети.

Выедем в субботу рано утром, в воскресенье уже вернемся. Среди развлечений — шашлык на мангале, рыбалка — это по желанию, кто хочет, у меня дом почти у самой реки стоит, хорошая компания, песни под гитару.

— Боюсь, я не…

— Ваш начальник тоже будет, и наверняка не позволит, чтобы его помощницу кто-либо обидел, — по-доброму усмехнулся мой новый знакомец. — Это я говорю на тот случай, если вы стесняетесь незнакомого общества и опасаетесь меня, хотя, поверьте, бояться совершенно нечего.

— Я подумаю, ладно?

— Конечно. Номер ваш у меня есть. И… может, уже перейдем на «ты»?

— Буду рада, — улыбнулась я.

Мы с Алексеем подъехали к моему дому. Мужчина открыл мне дверь и помог выбраться из машины, настоял, что проводит до подъезда, дабы потом отчитаться своему другу Андрею, что доставил его помощницу прямо до дома в целости и сохранности.

Пока шли до подъезда, услышала, как где-то неподалеку резко сорвалась с места машина и… марка и серебристый цвет автомобиля напомнил мне машину моего мужа. Совпадение или нет?

Алексей, как и собирался, довел меня до двери и вежливо попрощался. Хорошие все-таки у Андрея Александровича друзья. И босс у меня просто замечательный.

Только зайдя в квартиру, поймала себя на мысли, что за весь этот замечательный вечер вообще не думала о еде, и хоть есть хочется, особенно сейчас, но я вполне могу себя сдерживать, и это не мучительно тяжело.

ГЛАВА 5

На следующий день на работу не пришла, а прилетела. Старалась, работала, чай и кофе для любимого шефа готовила с душой. Я вот, все-таки начинаю думать, что мужчины не такие уж плохие и коварные существа.

Ближе к концу рабочего дня мне неожиданно позвонила Ольга Тимофеевна.

— Здравствуйте, Ольга Тимофеевна, что-то случилось?

— Здравствуй, Ксюшенька. Звоню вот предупредить, тут твой муж приехал. Наши говорят, уже полчаса возле подъезда в машине сидит. Наверное, тебя караулит, — четко доложила мне разведка.

— Спасибо, Ольга Тимофеевна, учту.

— Приедешь с ним поговорить?

— Не знаю. Не хочется, но, похоже, придется. Домой то я к себе хочу попасть. Странно вообще, мы договаривались с Андреем на другое время. Он хотел в восемь подъехать, а сейчас только пять часов, зачем столько ждать?

— Точно караулит. Ой, ну злит меня твой муженек. Ладно, не буду тебя больше отвлекать, Ксюшенька.

Через полчаса новый звонок от Ольги Тимофеевны.

— Ксюша! Быстрее приезжай!

— Что случилось? К твоему подъехали на газели какие-то мужики. Сейчас вошли в дом. Я подошла к оставшемуся в газели водителю, это слесари! Штурмом брать решил жилплощадь! А тебе сюрприз вечером сделать. Вызывай полицию, приезжай!

Попрощалась с Ольгой Тимофеевной. Заметалась по приемной, не зная, за что сначала взяться? Звонит в полицию? Отпрашиваться у босса? Звонить мужу требовать прекратить взлом? Может отцу позвонить? Надо же собираться…

Кстати о боссе. Не сразу заметила, что мой начальник вышел из кабинет и с круглыми от удивления глазами наблюдает за моими метаниями.

— А… Андрей Александрович, можно у вас отпроситься домой? Мне правда нужно. Это срочно.

— Что случилось?

— Ну, у меня там дома… кран сорвало, соседей заливаю, еще, кажется, утюг забыла выключить.

Радов фыркнул и, похоже, мне не поверил.

— Тогда поеду с тобой, помогу, чем смогу. Да интересно посмотреть на потоп одновременно с пожаром.

— Оно того не стоит. У вас же сейчас деловая встреча. С китайцами! Ее никак нельзя пропустить.

— Это да… ладно, давай так. Езжай сейчас, а я тебя чуть позже догоню. Постараюсь быстрее с делами разделаться. Возможно, если не будет пробок, еще раньше, чем ты приеду.

— Но…

— Не спорь. Когда мне что-то любопытно, меня ничто не остановит.

Да уж, задача усложняется. Надеюсь, мне удастся потушить свой пожар и потом до приезда босса. Не хочу, чтобы Андрей Александрович застал грязный скандал.

— Я тогда поеду?

— Езжай, конечно. Только найди секретаря себе на замену на время деловой встречи.

Время, время. Чувствую, как оно ускользает. Наверное, муж уже вовсю начал вскрывать квартиру.

Торопилась, как могла, но поезд в метро силой мысли разогнать до сверхскорости не получилось.

Приехала к дому, поднялась на лифте на свой этаж, а там… людно. Почти митинг.

На лестничной клетке возле квартиры столпились все мои знакомые бабушки, буквально грудью встав на защиту двери, на крики, видимо, вышли соседи, и теперь наблюдают за шоу, ну и муж мой, со своими работниками, соответственно тоже тут.

Кивнула в знак благодарности Ольге Тимофеевне, та в ответ, сжала руку в кулак, в знаке: “Мы еще повоюем”. В исполнении бабушки, божьего-одуванчика, выглядело очень смешно.

— Андрей, ты что делаешь? — я подошла к недовольному злому мужу.

— Собираюсь попасть к себе домой.

— Это уже не твой дом. Забирай своих людей и уходи.

— Ага, сейчас.

— Я полицию вызову.

— Вызывай, я твой муж, в семейные разборки они не лезут.

— Я отцу пожалуюсь.

— И тогда он обо всем узнает и заберет тебя домой, а квартиру сдаст. Ты ведь этого тоже не хочешь, верно?

— Зачем тебе все это надо?!

— Нечего к нам всяких мужиков водить. Я возвращаюсь.

— Как это ты возвращаешься? А моего мнения спросить не нужно? Я вот совершенно против.

— Что с мужиками понравилось гулять?

— Не твое дело.

— Ладно, мы квиты, я привел, ты привела. Давай мириться и жить нормально, как раньше.

— Это ты таким способом помириться решил? Оригинально.

— Слушай, все. Хочешь, давай мне ключ от квартиры, и тихо решим вопрос. К ночи, уверен, уже помиримся.

Жутко злюсь.

— Уходи отсюда. Я не желаю с тобой не то что жить, разговаривать.

— Вот еще. Ты моя жена, пока что, а значит, жить мы будем вместе.

Все, придется звонить отцу. Не хотелось мне этого делать.

— Я против. У меня на Ксению и ее свободное время несколько иные планы, — мне на талию, точнее на то место, где, примерно, она должна быть, легла мужская рука. — И почти бывший муж в них никак не входит.

Сердце екнуло. С недоверием смотрю на Радова. Зачем босс решил вмешаться в этот конфликт?

— А ты еще кто? — муж настроен агрессивно. Очень агрессивно. А тут еще и красная тряпка для быка.

— Ксюша, ты не говорила еще про меня? — с улыбкой интересуется шеф.

— А нужно было? — не понимаю, какую игру затеял Андрей Александрович.

— Нет, конечно. Полюбопытствовал просто. Правильно, зачем тебе рассказывать обо мне своему почти бывшему. Кстати, я настаиваю на том, чтобы ты уже завтра с утра подала документы на развод. Сколько можно тянуть? А то видишь, как наглеть начинает твой бывший. Я тебя даже сам завтра отвезу, куда надо и помогу быстро все оформить. Разведут в два счета.

Мой, точнее уже не мой Андрей покраснел от злости.

— Убери руки от моей жены! — атмосфера ощутимо накаляется. Соседи блаженствуют. Бабушки счастливы. Работники Андрея в ступоре, но тоже смотрят с любопытством. А мне сквозь землю провалиться хочется. Любит мой босс такие публичные разборки и выводить людей из себя.

— С чего это вдруг, — Радов неожиданно обнимает меня уже не одной, а двумя руками, крепко стиснув в объятиях. Чуть не задохнулась. Сильный какой. Андрей Александрович — провокатор. — Ты, мужик, свой шанс упустил. Теперь не мешай другим.

— Да ты кто вообще такой?!

Я в ужасе! Муж кинулся на босса!

Кинулся то муж на Радова, но такое ощущение, что на меня, поскольку стою чуть впереди, все еще в обнимку с боссом.

Андрей Александрович быстро выводит меня с траектории удара и встречает моего занесшего кулак мужа каким-то хитрым приемом, из-за которого «мой» Андрей оказывается откинут в сторону. Муж вновь бросается на начальника, еще больше распаленный. Бабушки заохали, кто-то из женщин испугано вскрикнул. Я вообще визжу на одной ноте: «Андрей Алесандрови-и-ич!».

Переживаю за начальника, но и за мужа, блин, страшно, просто как за живого человека.

Муж снова нападает и в ту же секунду оказывается животом на полу, прижатый к плитке коленом Радова и всем весом начальника. Шеф вывернул Андрею руку, и муж орет, как… женщина.

Пусти! Пусти гад!

Вместо того чтобы отпустить, босс заламывает мужу руку еще сильнее, отчего тот орет уже как резаный. Закрываю лицо ладонями. Мне плохо.

— Да, замолчи ты уже, я тебя сильно больно не делаю. Женщина и то бы так не орала, — насмешливо произнес Радов, и муж резко замолчал. — Значит так, если узнаю, что достаешь Ксюшу и делаешь что-то против ее воли, шутить уже с тобой не буду. Чтобы близко рядом с ней и ее домом не появлялся. Максимум, можешь только ей звонить, и если она на что-то согласиться, то только благодаря твоему красноречию.

Босс поднял с пола Андрея, и со все также держа его неестественно выгнутую руку, проводил до лифта, запихнув в открывшиеся двери.

— Я полицию вызову! — пригрозил мой почти бывший, когда двери стали закрываться. Видимо в безопасности себя почувствовал.

— Вызывай. Как ты там сказал? В семейные разборки полиция не вмешивается? — Радов придержал створки лифта и те вновь открылись. — Давай, звони, — похоже босс был здесь дольше, чем я ожидала. Наверное, среди соседей затесался.

— Я побои сниму и тебя засажу.

— О, это еще интереснее. Побоев то у тебя как таковых нет.

Двери лифта все-таки закрылись. Муж уехал.

Секундная тишина, и гром оваций. Соседи, бабули и слесари аплодируют моему боссу.

Радов раскланивается и подходит ко мне. Круглыми глазами смотрю на шеф. Это реально мой босс?

— Ну что, Ксения, справился я с твоим потопом и пожаром?

— Справились.

— Ну и хорошо. Чашечку чая герой заслужил?

— Да… конечно.

Соседи начали постепенно расходиться. Шеф удостоился похвалы от бабушек и соседок, мужчины пожали Радову руку. Ольга Тимофеевна мне на прощание подмигнула. Чувствую, скоро меня ждет допрос с пристрастием.

Впервые мое обиталище посещает мужчина не родственник. Кот не в счет, да и Себа практически член семьи.

Кот настороженно наблюдает за гостем с кухни. К Себастьяну сейчас лучше не подходить — он когда голодный, то не в духе, а теперь кот практически всегда недоедает. Раньше то помимо корма ему доставалась много вкусняшек с хозяйского стола, а теперь ничего. Вчера мне в тапочки напрудил. Мстит, зараза.

С интересом наблюдаю за начальником. Радов разулся, надел тапки мужа, который я ему подсунула, и пошел… нет, не чай пить, а на экскурсию. Я хвостом за шефом, мне и самой интересно увидеть реакцию Андрея Александровича.

Босс обошел все комнаты, долго любовался моими коллекциями, дошло до того, что я открыла ящик, достав из него все свои сокровища, и гордо продемонстрировала начальнику редкие монеты — кажется, шеф действительно заинтересовался.

А потом Андрей Александрович пришел на кухню.

— Ах вот ты какой, Себастян. Да… хорош. Такой величественный и большой. А какая шерсть…

Кот с интересом прислушивается к словам пришельца. Вообще у меня кот на лесть падок.

— Ксюша, а ты чего кота своего не кормишь? Вон уже как давно пришли.

Все, Себа куплен с потрохами.

Кот накормлен и доволен жизнью. Пьем чай. Мне стыдно, но к чаю, кроме огурцов и яблок я начальнику больше ничего предложить не могу, но тот, кажется, не против пустого чая.

— Андрей Александрович, вы так лихо уложили мужа моего, причем без драки.

— Мордобой, конечно, приятнее, но неэффективен. В Китае я занялся каратэ, причем брал уроки у настоящих мастеров. Заодно познав философию не только боя, но и жизни. Хотя не до конца. До спокойствия и уравновешенности мне еще далеко.

Радов сидит себе, пьет чай, кота наглаживает. Себя забрался к моему боссу на колени, и теперь с довольной мордой котяра на меня поглядывает, мол, молодец, хозяйка, наконец в доме мужик снова есть, глядишь, скоро и питаться нормально начнем.

Не начнем, котик, и мужик этот тут ненадолго.

— А как вы так быстро приехали?

— Так не появились Китайцы. Представляешь, в аварию попали. Один из китайцев шишку поставил на лбу, и все дружно поехали в больницу, поддержать товарища и проверить, нет ли у него сотрясения мозга. По мне, так у них всех этот диагноз.

Начальник допил свой напиток и встал.

— Ладно, приятно было побывать в гостях, но мне пора. На работу можешь сегодня не возвращаться. А завтра утром можешь приехать чуть попозже — даю тебе задание — съездить в загс и подать документы на развод. Или ты хочешь еще с мужем сойтись?

— Не хочу. Никогда и ни за что. Скажите, а вы поедете к Алексею на дачу?

— Да, а что?

— Меня ваш друг тоже пригласил, думаю, ехать или не стоит.

— Конечно, стоит. Хорошо проведем время.

Босс ушел, и хотя он был тут совсем недолго, я почему-то остро ощущаю в квартире аромат одеколона начальника. Или мне кажется? Не пойму.

Себастьян грустно мяукает, гуляя от двери холодильника до входной двери, и обратно вот уже минут десять. Нет, котик, не оправдаются твои надежды, этот мужчина не вернется, и колбасу тебе не принесет.

Следующим утром я поехала подать документы на развод. Только не в загс, а в суд. В загсе, оказывается, документы не принимают, если одна из сторон против развода. Позвонив мужу удостоверилась — действительно против. Приехала на работу с опозданием, поскольку пришлось до собирать некоторые документы, и съездить в домоуправление за справкой.

Отработала как обычно, только пришлось просидеть до позднего вечера — работы прибавилось из-за задуманной Андреем Александровичем реорганизации компании. В кабинет начальника теперь организовано целое паломничество людей, всем что-то срочно нужно, а меня стали просто таки заваливать шоколадками и другими мелкими презентами, в основном что-то из еды и алкогольных напитков — видимо решили, что еда, это лучший путь к сердцу пышечки.

Заботливо складываю все подарочки в буфет. Будет неприкосновенный запас на разные случаи жизни. Облизываюсь на все эти вкусности, но пока держусь.

Вечером позвонил Алексей с вопросом, поеду ли я и заезжать ли за мной?

Неожиданно для самой себя дала согласие. Захотелось развеяться, да и Алексей этот мне все-таки понравился — хороший, внимательный, спокойный. Ничего серьезного я не хочу, но возможно стоит еще пообщаться и присмотреться к мужчине.

По дороге домой неожиданно поняла одну важную вещь. Мне нечего надеть.

Дома переворошила весь шкаф и примерила всю имеющуюся одежду. Старая одежда на мне теперь висит, не так чтобы очень уж сильно, но все равно смотрится, так будто с чужого плеча снято. И вообще что-то мне мой гардероб разонравился. Какие-то бабушкины вещи, причем обновок себе давно не покупала.

Раньше не было повода провести ревизию, и я данной проблемы как-то не замечала.

Теперь извечный вопрос. Что делать? Уже слишком поздно. Магазины одежды наверняка закрыты, выезжаю завтра очень рано. И если даже заказать что-то в интернете — все равно вряд ли быстро доставят, да и не люблю я по интернету заказывать.

Ответ нашла в сети. В большом городе можно найти все что угодно. В данном случае я нашла круглосуточно работающий торговый центр, правда на другом конце города.

Еду в магазин и сама себе поражаюсь. Ночь, а я вместо того чтобы спокойно себе спать, ищу приключения на одно место, только ради того чтобы завтра постараться лучше выглядеть перед Алексеем и его друзьями. Раньше за мной подобных порывов не наблюдалось, да и раньше не пустили бы меня ни родители, ни, потом уже, муж, куда-то одну на ночь глядя.

Чувствую себя этакой карманной бунтаркой.

Пока гуляла по торговому центру, мерила и покупала себе обновки, в голове звучала мелодия из известного фильма про красотку с панели, нашедшую свою большую любовь.

Шопинг неожиданно очень сильно поднял настроение, а уж наметившиеся изменения в лучшую сторону в фигуре, так и вовсе окрылили.

Устала страшно. Наверное, уже за одну эту прогулку пару кило сбросила. На пути к дому, проходя мимо круглосуточной, как выяснилось, палатки с курочкой гриль, купила одну, саму маленькую.

С наслаждением вдохнула аромат жареной птицы, а дома вручила всю курочку коту. Решила по примеру начальника, задобрить Себу. Кот взглянул меня с такой благодарностью… если бы Себастьян мог заплакать, он бы сделал это.

Вскоре я уже юркнула в теплую уютную постель, мечтая, чтобы поскорее наступило завтра, за мной заехал Алексей, я вышла к нему вся такая в обновках, еще немного постройневшая… он бы одарил меня восхищенным взглядом.

Звонок. Очень удивилась. Уже почти час ночи. Кому я так срочно понадобилась?

Достаю из под подушки телефон. О, Андрей, тот который почти бывший муж. Взять не взять?

Приняла вызов. Интересно, что мужу вдруг понадобилось в такое время.

— Алло.

— О-о-о, моя Ксюшенька-а-а, — пьяно протянул Андрей, почти не слышу его, из-за музыки, что играет там, где находится муж. — Ксюш, ты. правда, что ли разводиться решила?

— А раньше тебе это было не очевидно? Я хочу спать. Есть что-то по существу?

— Ты дома?

— Предположим.

— Одна?

— Не важно.

— Одна, иначе бы трубку вряд ли взяла… я сейчас приеду.

— Только попробуй.

— Ксюш, я по тебе скучаю. Мне тебя не хватает. Ты меня больше совсем-совсем не любишь? Я тебя очень. Давай я приеду, и мы поговорим.

— Алкоголь смелости придал? Нет, и еще раз нет. Не смей ко мне приезжать, и больше не звони мен не по делу. Все.

— Ксю-у-уша…

Сбросила вызов. Новый звонок. Пару секунд помедитировав над экраном, отключила телефон совсем.

Ночью меня никто не будил звонками в дверь, и я нормально выспалась. В половину седьмого утра прозвенел будильник. Через час за мной уже должен приехать Алексей.

Привела себя в порядок, пока не завтракаю — еще слишком рано для этого.

Озаботилась одной проблемой. Надо брать с собой готовую еду на два дня, а там же будут шашлыки, общий стол… буду смотреться как белая ворона, из-за того что ничего не ем и не пью, что остальные. К тому же холодильник наверняка будет общедоступен, кто-нибудь может съесть мои контейнеры, и придется изощряться. Ладно, посмотрим. Не сидеть же дома из-за подобных мелких неудобств.

Собрала сумку, оделась. В дверь позвонили.

Спешу открыть, с радостным предвкушением, на ходу натягивая теплый жакет. Что-то Алексей раньше чуть приехал.

Ой. На пороге вместо Алексея стоит улыбающийся Андрей Александрович.

На пару мгновений застыла, любуясь своим шефом. Сегодня на боссе далеко не деловой костюм. Под красивой черной кожаной курткой вполне обычная серая обычная футболка, сидящая так, что видно великолепное рельефное тело шефа, синие джинсы и серые брендовые кроссовки дополняют образ. Начальник стоит, опершись рукой на дверной косяк и улыбается.

— Ксюш, привет. Готова?

— Почему вы приехали, а не Алексей? — наконец отмерла я.

— А ты сильно по этому поводу расстроилась? — лукаво поинтересовался босс.

— Я просто интересуюсь.

— Представляешь, опять дорожное происшествие. Прокололо колесо, машину занесло и в итоге небольшая авария. Все нормально, только Алексей задерживается на неопределенное время и попросил, чтобы я тебя забрал.

Вообще он сам тебе звонил, чтобы об этом сказать, но не дозвонился. Блин, точно. До сих пор телефон не включила.

— Андрей Александрович, а ничего что мы на дачу едем, а хозяин дома там присутствовать не будет?

— Да вообще нормально. Леха подъедет, а там нас его работники встретят.

— Тогда хорошо.

Собрала последние вещи, подсыпала Себастьяну, встретившему Радова, как своего, корма, и подлила воды. Вечером и завтра утром зайдет Ольга Тимофеевна, чтобы подкормить моего пушистика.

Радов отнял у меня спортивную сумку, когда закрывала квартиру, и так ее и не отдал.

Забыла о вездесущих бабушках. Вроде бы так рано, а они уже на посту и бдят.

Когда вышла вместе с боссом, что галантно придержал мне дверь, те окинули нашу пару очень внимательными оценивающими взглядами. Шефа тут теперь знают, потому Андрей Александрович удостоился теплых улыбок, да что там, с ним поздоровались, словно со своим лучшим соседом. А уж когда мы с начальником подошли к его супер крутой машине, и Радов опять открыл мне дверь… резко обернулась, чтобы посмотреть на бабушек — те стоят с открытыми ртами, на лицах застыл шок.

Даже бывалых, много что повидавших бабушек, можно удивить.

ГЛАВА 6

Поездка прошла замечательно. Радов много шутил, и вообще был в приподнятом настроении, а когда выехали из города на скоростную трассу, босс показал класс. У меня дыхание перехватывало от восторга. Быстрая езда мне понравилась. Такое ощущение, что все остальные машины стоят на месте, и только мы едем, ловко их обходя. Наверное, шеф сильно превысил скорость, явно красуясь, наверное, много штрафов ему прилетит, но да… быстрая езда — это удовольствие в чистом виде.

Приехали в живописную лесную местность. Подъехали к настоящей усадьбе. Большой красивый деревянный дом, забор метра три, не меньше. И это дача Алексея? А мне казалось, что статус и состояние мужчины куда скромнее, вроде бы Алексей такой… нормальный, понятный. Хотя Андрей Александрович только на работе ставит себя высоко, а вне ее — веселый адекватный мужчина.

Мы с боссом были первыми гостями, но дом быстро стал заполняться гостями. В какой-то момент я оказалась предоставлена сама себе.

Растерянно брожу по мощеным дорожкам на территории усадьбы. Теперь, приехав сюда, жалею об этом. Кроме начальника и Алексея я тут никого не знаю. За боссом хвостом постоянно ходить я не буду, а Алексея наверняка вновь буду смущаться — мужчина явно мне не по статусу ни в каком плане. Я не красавица, не молоденькая девочка, огромного приданного за мной нет, будущая разведенка, только что дети отсутствуют.

С кем-то из гостей подружиться пока не удалось, и, боюсь, не получится — я общалась в основном только с женщинами, и как-то у нас не сложилось. На меня смотрят с удивлением и легкой брезгливостью. Как-то так получилось, что все присутствующие здесь дамы, как на подбор — худые, невероятно ухоженные, с пухлыми губами, пальцами, унизанными драгоценными кольцами, дорогой праздничной одеждой. В общем, меня не приняли. От слова совсем. Дресс-код, видимо не тот. Я-то ехала на дачу, где будут рыбачить, готовить шашлыки и петь песни под гитару, вот и одевалась, красиво, по моему мнению, но просто, а тут светская тусовка на свежем воздухе.

Жутко хочется уехать, но я пока держусь, жду Алексея.

Когда вечером приехал Алексей, стало только хуже. Мужчина прибыл не один, а со спутницей. И все, как описывал мне Андрей Александрович, относительно вкусов своего друга — блондинка, правда крашеная, глаза голубы, формы у девушки тоже шикарные — грудь, попа большие, но при этом все равно худенькая, хоть… грудь, как и губы, на мой дилетантский взгляд — имеют искусственное происхождение, но какая разница.

Девушка буквально повисла на Алексеем, и он, кажется, вполне отвечает ей взаимностью, покровительственно улыбается. А когда Алексей увидел меня — послал покровительственную улыбку и вежливо поздоровался. Все.

Вот ерунда вроде, а подкосило меня гораздо сильнее, чем после того, как застала мужа с любовницей. Заперлась в отведенной мне маленькой комнате легла на кровать и горько заплакала.

На самом деле я никому, кроме родителей не нужна. Я страшная, толстая клуша.

Давлюсь рыданиями, пытаясь хоть как-то приглушить их подушкой, и тут мне в дверь раздается стук. В балконную дверь!

Быстро укрылась одеялом с головой, оставив снаружи только нос и один глаз. Осторожно, но вместе с тем громко интересуюсь:

— Кто там?

— Одинокий заблудившийся ночной странник.

Мой смешок больше вышел похожим на хрюканье. Голос своего шефа я узнала сразу.

— Пусти, пожалуйста, незнакомая добрая дева, в свою обитель.

— Не могу.

— Почему?

— Добрым девам не положено пускать в свою опочивальню одиноких ночных странников.

— Пожалуйста, пусти. Укрытие мне нужно… ненадолго. Клянусь своей честью и мужским достоинством, что не посягну на твою добродетель.

Мой босс — лучший. Всего пару фраз, и я уже забыла о печали.

— Открыт балкон мой, путник, проходи, но помни, о своем ты обещании.

— Благодарю — Радов проходит в комнату, подходит ко мне.

Полностью прячусь под одеялом.

— Ксюш, я не пойму, это ты или нет? Голос похож.

— Я.

— Повезло мне. Слушай, я тут посижу у тебя немного. Тут балкон с соседней спальней смежный, но эта моя комната и туда могу нагрянуть.

— Сидите, мне не жалко.

— А ты сама чего тут? Там вечер в самом разгаре, все веселятся.

Чувствую, как с моей головы начинает медленно сползать покрывало. Это босс, похоже наглеет.

— Не хочу, — пытаюсь вернуть одеяло на место.

— Эй, ты что, из-за Лехи расстроилась? Да плюнь. Он в аварию сегодня с этой девицей попал, полмашины ей разнес, а самого тачка почти не повредилась. Пока ждали патрульную службу, разговорились, подружились, ну и дальше пошло поехало. Почти любовь с первого взгляда, тут уж ничего не поделаешь. Ксюш, ну сними ты одеяло с головы, — Радов пощекотал мне пятку.

— Нет, — я сейчас наверняка ужасно выгляжу — опухшее зареванное лицо, красные глаза.

— Ну, как знаешь.

— А вы, почему прячетесь?

— «Невеста» моя прознала, что я здесь, прикатила неожиданно. Вот и скрываюсь.

— У вас есть невеста? — удивилась я. Босс никогда еще об этом не упоминал.

— Нет у меня ее, нет. Но вон она сама, ее и мои родители думают иначе.

— Как так?

— Женить меня хотят на Леночке, поскольку родители ее очень уж влиятельные и богатые. Сама Леночка тоже за меня не прочь замуж выскочить, ну и ее родители с моими будут более чем рады породнится.

— А вы не хотите?

— Да, боже упаси. Несколько лет назад это дамочка сохла и бегала за одним очень неприятным мне субъектом, а как только он женился, сразу на меня переключилась, хотя до этого даже не замечала.

— Почему вы прямо не скажете о своем нежелании?

— Бизнес. Ее и моим родителям ссориться нельзя — у них много совместных проект, расторжение которых принесет всем немалые убытки. Жду теперь, чтобы все само постепенно утряслось, Лене надоело быть вечной невестой, и нашла себе, наконец, мужика, который ее любить будет.

Да уж.

— Нет, так невозможно! Надо валить отсюда, — произнес босс и решительно встал. — Я уезжаю. Ксюш, проверь, пожалуйста, коридор чист?

— Ой, а можно я с вами?!

— Да пожалуйста. Чего, совсем здесь не понравилось?

— Домой хочется.

Подскочила с кровати, забыв о своем плачевном виде, вытащила из шкафа не разобранную сумку. Все, я готова.

— Эй! Андрей Александрович, вы что делаете? — не знаю, что больше — возмущена я или удивлена. — Зачем меня за косу дернули?

— Не удержался. Давно хочется. На работе такое нельзя позволять, но вдруг подумалось, что здесь можно. Коса у тебя, конечно, шикарная, Ксюш.

— Спасибо, — убрала косу подальше от шаловливых рук начальника.

И вот вечер. Пустой коридор. Мы с Радовым крадемся, словно два каких-нибудь ниндзя.

Плохой, правда, из меня ниндзя.

Топчу как слон, неповоротлива.

— Тихо, — Андрей Александрович прижимает палец к губам. Нам предстоит пройти мимо гостиной с открытыми дверями, где сидят гости.

— Может в окно? — делаю я необычное для себя предложение. Мы уже спустились на первый этаже, так что можно попробовать.

Не стоит. Просто быстро проскочили. Ты первая.

Получаю мощный тычок в спину и буквально пролетаю мимо открытых дверей. Через секунду рядом оказывается Радов.

— Ну вот видишь, не заметили. А ты а окно хотела.

Вышли из дома идем к стоянке. Андрей то и дело оглядывается.

— В кусты, быстро!

— Я не… — поздно, босс уже впихнул меня вместе с собой за туи, высаженные плотным забором возле дорожки, за ними оказались еже и пышные низкие заросли можжевельника. Все эти кусты хорошо знаю из-за родителей, которые очень любят высаживать их у себя на даче.

Сидим на корточках. Начальник орлиным взором пытается что-то разглядеть на дорожке.

— Андрей Алекс…

— Тише!

— Андрей Александрович, — существенно понизила голос, — Мне то зачем прятаться?

— За компанию.

— Мне тут неудобно сидеть, — сижу с боссом бок о бок, кусты колются, чувствую себя глупо.

— Премию хочешь?

— Предположим.

— Так, а что это вы тут делаете? — между туй проникла голова Алексея.

— Производственное совещание, — сходу ответил мой босс. — Леха, уйди, не пали контору. Там Лена неподалеку, меня ищет.

— И ты спрятался от Лены… в кусты.

— Да!

— С Ксюшей.

— Что тебя удивляет?

— Нет, ничего. Я пошел.

Мне тоже любопытно, поэтому тянусь за шефом, наконец сумев разглядеть стоящую на ступеньках красивую молодую женщину, к ней и идет Алексей останавливается на секунду, а затем идет в дом.

Незнакомка как-то вдруг резко поворачивает голову в сторону нашего с боссом укрытия.

— Ах, он гад такой. Сдал. Бежим! — Радов схватил меня за руку и ломанулся сквозь кусты можжевельника.

Скачу по кустам, словно бешеный заяц. Вслед несется громкий злой женский крик:

— Андрей!

Побежали с шефом еще быстрее — уж очень зло кричит.

Мы уже на стоянке, автомобиль начальника с краю, можно выехать без проблем, вот только ворота закрыты. Радов подскакивает к какому-то работяге, пихает тому в руку крупную купюру со словами:

— Открывай ворота, быстро!

Работяга довольно улыбается, нажимает на кнопку возле ворот и те плавно начинают распахиваться.

Андрей Александрович вновь хватает меня за руку, добегаем до машины, садимся.

Рев мотора, автомобиль срывается с места и выезжает из еще не до конца открытых ворот. Мне кажется, что я все еще слышу женские крики, хотя за шумом двигателя этого не понять точно.

— Да, чувствую, скоро мне отец звонить будет. И орать. Но согласись, оно того стоило.

Предпочла промолчать. До сих пор не могу отойти от бега. Тяжело дышу, пытаясь перевести дыхание. Неожиданно для себя начинаю смеяться. Смех какой-то нервный, если не сказать истерический. Но смеюсь от души. Не помню, чтобы мне приходилось когда-либо так развлекаться.

Смех не прекращается. Какие-то эмоциональные качели. То плачу навзрыд, то хохочу. Надо свериться с лунным графиком, может, все дело в нем.

Радов периодически поглядывает на меня, широко при этом улыбаясь.

Когда немного успокоилась, босс замечает:

— А с Лехой, похоже, не все потеряно у тебя. Приревновал. Иначе бы не сдал. Не захотел нас наедине в кустах оставлять.

— Нет уж, спасибо, такого счастья не надо.

— Ну, ты с плеча не руби, можно с Алексеем просто дружить, присматриваться.

— А можно музыку включить? — не хочу разговаривать на тему Алексея.

— Конечно, — Радов включил радио. Зазвучал заводной мотив. — Сейчас на трассу выедем, машин мало… будем проверять, насколько любишь скорость?

— Да!

Машина постепенно набирает скорость. Звук мотора и музыка словно погружают в транс. За окном уже ночь. Огни фонарей, освещающих дорогу, мелькают с невероятной быстротой.

Мое сердце поет, а душа, кажется, парит с той же скоростью, что автомобиль по дороге. Кажется, что мы действительно не едем, а летим. Хочется кричать от удовольствия. В такие моменты начинаешь понимать, что такое счастье, и для чего стоит жить.

Поездка домой закончилась слишком быстро. Автомобиль Радова остановился перед домом. На этот раз, к счастью, свидетелей моего появления нет, бабушки все спят. Забираю сумку с заднего сидения.

— Давай провожу, — предлагает босс.

— Не нужно, у нас в доме спокойно. Спасибо вам, Андрей Александрович.

— Да за что? Подумаешь, подвез. Еще и в свои проблемы немного втянул.

— Нет, правда, спасибо. За все.

Выхожу из машины, у подъездной двери оборачиваюсь, так как не слышу звука мотора и колес уезжающего автомобиля. Авто стоит на месте. Открываю дверь.

Начальник сигналит на прощание и только после этого уезжает. Классный у меня шеф.

Больше я ни о чем не переживаю.

Следующим утром, в самую рань вышла из дома, одетая в спортивный костюм. Вставила в уши белые капельки наушников, включила музыку, побежала.

Зачем ждать понедельника для новых начинаний?

ГЛАВА 7

Не скажу, что прямо очень хорошо бегала — выдохлась быстро, вскоре перейдя на бег, но ведь бегала же. В будние дни придется бегать в парке возле компании, до начала работы, чтобы сэкономить время — если пораньше выезжать, можно спокойно доехать в еще свободном метро, да и и на маршрутке, что идет от дома до метро, точно в пробку не попаду.

Переодеваться и мыться после пробежек буду в женской душевой при нашем корпоративном спортзале — он вроде всегда открыт для всех желающих позаниматься спортом в свободное время, я, честно сказать, там еще ни разу не бывала.

Весь оставшийся день гуляла и приводила квартиру в порядок. Надо бы ремонт все-таки сделать. Старый интерьер надоел и угнетает.

Когда гуляла, чуть не сорвалась. Так мороженого захотелось, просто невозможно. Позвонила диетологу и та спасла меня от срыва. С трудом отлипла от витрины палатки с холодным лакомством.

И вот, на следующее утро, в совсем уж несусветную рань, подъехала к работе. Оставила сумку с вещами и охраны, что с любопытством расспросили у меня, чего это то сотрудница так рано приехала и куда вновь собирается. Скрывать не стала, объяснила, что теперь буду все время по утрам пробежки устраивать. Пара охранников придирчиво прошлись взглядами по моей фигуре, покивали и пожелали удачи, одобрив начинание.

Да, вот как раз одобрения от охранников мне и не хватало. Вышла из здания, перешла через дорогу и побежала.

А таких спортсменов, как я, в парке много. И бегают и на уличных тренажерах занимаются люди. Белой вороной себя не чувствую.

Уставшая, но жутко довольная собой, возвращаюсь после легкой пробежки обратно на работу. Чувствую себя просто замечательно. Гордость за себя, ходить стало легче, ощущаю в себе больше энергии, свежим воздухом надышалась. Хочется улыбаться всем вокруг.

Когда почти дошла до работы, и уже собралась переходить дорогу, рядом затормозила машина. Ой, босс.

— Ксюш, привет, — Андрей Александрович припарковался недалеко от перехода, вышел из авто и подошел ко мне. — Ты чего это здесь в таком спортивном виде?

Смущенно одернула край своей серой толстовки. Вот не хотелось мне встречать своего шикарного босса в таком «спортивном» виде. Наверняка лицо все красное и запотевшее, старый спортивный костюм еще со студенческих времен, сидящий на мне теперь в обтяжку, не накрашена, растрепана. А шеф смотрит так ласково и по-доброму.

Вообще я хотела купить себе новый красивый спортивный костюм, когда еще похудею — в качестве награды за собственные заслуги.

— Я бегала. Теперь всегда хочу перед началом работы пробежки устраивать.

— Какая ты молодец! Правильно. Я вот после приезда из Китая совсем забросил спорт и занятия. Иногда только в фитнесс-клуб поздно вечером удается выбраться, — Радов помолчал. — Знаешь, что? Я с тобой буду бегать. В компании веселее, да и стимул выше. Заодно покажу тебе классную китайскую разминку. Будем всегда ее перед пробежкой делать. В парке, кажется, уличные тренажеры установлены? Можем и на них позаниматься. А еще пару приемов тебе покажу… надо же мне на ком-то отрабатывать, чтобы навыки не потерялись.

У меня глаза на лоб полезли. Срочно думаю, как отделаться от компании босса. Пока из меня так себе бегун, позориться еще больше, я не хочу, а уж с дополнительной нагрузкой… я уже молчу про то, что шеф собирается отрабатывать на мне свои каратистские навыки.

— Андрей Александрович, может быть не стоит?

— Почему это?

— Ну… — судорожно ищу причину, чтобы отказаться от общества босса. — Еще что-нибудь не то о нас на работе подумают.

— Не думаю.

Настал мой черед задать тот же вопрос, что и недавно шеф.

— Почему это?

Андрей Александрович замялся, но все-таки нехотя произнес:

— Все знают, что у меня несколько иные вкусы на женщин. На тебя вряд ли подумают плохо, отчасти поэтому тебя и взял, чтобы слухи не цеплялись.

Да, поздно, босс. Теперь большинство сотрудников компании считают, что ваши вкусы поменялись.

— А, ну тогда, да, — с умным видом киваю я.

— Ксюш, ты не обиделась?

Я то нет, главное, чтобы вы, Андрей Александрович, в случае чего, в будущем не обиделись, а то это чревато для меня потерей работы.

— Нет, что вы.

— Ну и хорошо. Тогда завтра встречаемся на этом же месте, только раньше на…

— Сорок минут. У меня пробежка столько времени занимает.

— Час. У нас же еще разминка теперь будет.

Печально вздохнула.

Шеф у меня хоть и классный, но… отказов вообще не знает и не принимает.

Босс вернулся к своей машине и вскоре укатил в сторону парковки, а я поплелась дальше, обдумывая свои перспективы.

В принципе, ничего страшного. С Андреем Александровичем я точно не буду халтурить, даже всячески стану стараться показать себя с лучшей стороны.

Только теперь надо срочно ехать покупать себе хотя бы пару новых спортивных костюмов. В старом я точно больше не покажусь перед шефом.

Придя на рабочее место, приступила к выполнению своей уже ставшей привычной работы. Край сознания царапнула мысль, что не поинтересовалась у босса, все ли нормально у него после того побега от невесты. Впрочем, это ведь не мое дело. Да и шеф сегодня веселый, так что вряд ли та выходка имела для него серьезные последствия.

Ближе к обеду в приемную решительно зашла красивая, хорошо одетая молодая женщина, показавшаяся мне смутно знакомой.

— Здравствуйте, — сухо поздоровалась посетительница. — Андрей Александрович у себя?

— Здравствуйте. Вы по какому вопросу?

— По личному.

— Да, у себя, но по личным вопросам Андрей Александрович сейчас не принимает. Вы можете оставить мне свои контактные данные…

Посетительница как-то очень подозрительно в меня всматривается, а потом заявляет:

Меня примет, — женщина решительно идет к двери кабинета моего шефа.

— За нарушение порядка, могут наказать вплоть до увольнения, — предупреждаю я, судорожно размышляя о том, что делать. Меня сам Андрей Александрович уволит, если не смогу задержать нежелательную посетительницу.

— Мне как-то без разницы. Я все равно здесь не работаю, безразлично бросила — женщина.

— А как же вы прошли тогда сюда? — что же делать? Чувствую, это какая-то подстава для шефа. — Стойте! — незваная гостья уже берется за ручку двери. — Андрей Александрович… занят.

Последние фразы практически кричу, одновременно включая кнопку на телефоне для связи с шефом. Все, босс хотя бы предупрежден и знает, что я сделала все, что смогла. Ну не с ручкой же мне на гостью бросаться. Хотя… степлер и канцелярский нож при желании и должном умении могут сойти за холодное оружие.

Не слушая меня, женщина заходит в кабинет.

Вся превратилась в слух, но пока до меня никаких звуков не доносится. Вообще в кабинете у шефа наверняка хорошая звукоизоляция.

Проходит одна минута, другая.

Нет, я так не могу. Быстро варю кофе, ставлю на поднос и иду к боссу.

Набравшись смелости, захожу. Вижу удивительную картину.

Шеф практически лежит на столе, над ним нависает посетительница и, схватив Радова за галстук, пытается притянуть его к себе. Вероятнее всего, чтобы поцеловать. Босс молча, но отчаянно сопротивляется. И вроде бы Андрей Александрович сильнее и ловчее, но явно не хочет причинить своей незваной посетительнице вред, но женщина очень упорная, вцепилась в моего начальника, как клещ.

Я не знаю, что мне делать, то ли смеяться и не мешать — может это у босса игры такие интимные с этой женщиной, или все-таки спасать Андрея Александровича. Просто шеф же у меня каратист, хотел бы, уже уложил дамочку на лопатки, обездвиживающие, но нет, терпит.

— Андрей Александрович, вам сливки и сахар для кофе принести или как обычно?

Никакой реакции, на меня никто не обратил внимая.

Эх, шеф все-таки выглядит таким несчастным…

Звук упавшего подноса и разбившихся чашек был подобен грому. Околобрачные игры прекратились, на меня обратили внимание. Наступила тишина.

— Ой, — произнесла я смущенно.

Женщина отошла от Андрея Александровича.

— Пусть она выйдет! — приказала незваная гостья моему боссу.

— Ксения Михайловна, выйдите, пожалуйста, — строго приказал Радов. Ого как шеф попал, раз позволяет собой помыкать, — при этом во взгляде начальника горит мольба о помощи.

— Конечно, Андрей Александрович, — под разочарованным взглядом шефа и торжествующим — гарпии, вышла их кабинета.

Не волнуйтесь, босс, мы своих не бросаем. Позвонила в хозяйственный отдел и срочно вызвала уборщицу в кабинет начальника. Также вызвонила нескольких начальников отделов, сообщив, что Андрей Александрович тоже очень срочно вызывает их на совещание у себя в кабинете.

Чуть позже, когда разъяренная полураздетая посетительница выскочила из кабинета на пару с пожилой смущенной уборщицей и ухмыляющимся начальником аналитического отдела, поняла, что, наверное, разного рода руководителей вмешивать не стоило, опять слухи всякие пойдут, но я это сделала из расчета на то, что если уборщицу без проблем выгонят, то начальников вряд ли.

Посетительница, поправив одежду и кинув мне на прощание многообещающий мстительный взгляд, ушла, не попрощавшись. Чувствую, нажила себе врага. Зато наградой мне было счастливое лицо босса. Радов, выйдя из кабинета, подошел к моему столу взял мою руку и крепко ее пожал.

— Спасибо, Ксюш, выручила.

— Не за что. Вы же мне тоже недавно похожим образом помогли. А кто это был?

— Да Лена эта, невеста моя самоназванная.

Упс, эта та, у кого очень богатые и влиятельные родители?

Поторопилась я с помощью. Если еще Лена узнает, с кем именно ее жених по кустам отсиживался, не сносить мне головы. Хотя… все равно точно также поступила бы. Как представлю, что шефа эта дама могла снасильничать…

— Шеф, а почему вы не защищались?

— За то что было в выходные получил строгий выговор от отца, — хмыкнул Радов. — Не могу его сейчас подводить, серьезный проект ведет, партнер в лице Лениного отца очень нужен. Она видимо знает, что я сейчас не смог бы ей отказать. Вот и пришла получать… удовлетворение и заявления в вечной любви.

— И что, удовлетворили бы?

— Ну, почему нет, у меня пока все работает отлично, Лена женщина внешне привлекательная. Мне, в принципе не трудно. Только целовать ее очень уж не хотелось.

Эх, в чем-то я понимаю босса — у самой отец довольно авторитарный, может заставить делать, что не хочется, еще и должен останешься. Но… папа бы не стал заставлять меня делать что-то ради своих финансовых интересов. Правда, когда узнает про развод с Андреем, помимо переезда в родительское гнездо наверняка займется поиском мне какого-нибудь перспективного жениха, и постарается настоять на своем выборе, раз мой оказался неверным, причем во всех смыслах.

Хотя может быть я сгущаю краски.

— В общем, Ксюша, а сегодня вечером, надо снять стресс, — отвлекает меня от собственных мыслей голос Радова.

— Каким образом? — настороженно интересуюсь.

— Ну, сначала заедем поужинать в какой-нибудь ресторанчик. Позвоню Алексею, пусть тоже подъезжаем. Устроим ему разборку. А там дальше как пойдет, либо гулять поедем, либо в больницу его отвезем, ушибы залечивать.

Вот теперь серьезно испугалась.

— Может не надо?

— Надо, Ксюша, надо. Алексей нас с тобой обидел? Обидел. Вот пусть и объясниться.

— Меня он ничем не обижал.

— А плакала под одеялом ты просто так тогда?

— Я не плакала.

— Да, конечно.

Вечер. Еду в ресторан вместе со своим шефом чтобы выяснять отношения с его же другом.

Сижу тихо. Думаю. Пытаюсь понять, что же не так. О, вот, поймала мысль. Андрея Александровича в моей жизни стало как-то очень много. Такое чувство, что меня записали в “дружки”, моим мнением при этом особо не интересуясь. Успела немного узнать шефа и могу предположить, почему так получилось. Друзей мужского пола у моего начальника полно, девушек для любовных утех, полагаю, тоже, а вот друзей… некоторым женщинам иногда нравится заводить друга-гея, чтобы и моду обсудить, и парня не смог отбить, и вообще просто прикольно. А если вдруг и отобьет кого, то жалеть в таком случае точно не стоит. Вот и для Радова я кто-то вроде… да, подружки, причем мне еще и приказывать можно, в связи с моим подчиненным положением.

Для себя поняла еще одну вещь. С боссом ходить в ресторан нельзя. Это же искушение в чистом виде. Начальник заказал себе несколько блюд, в основном мясных, салаты, соленья, соусы, сок. Все выглядит просто до жути аппетитно и вкусно. У меня слюни так и текут. А уж, с каким аппетитом и видимым удовольствием Андрей Александрович ест… это издевательство.

Давлюсь овощным салатом и водой.

Вскоре, к столику, за которым расположились мы с шефом, подходит его друг Алексей.

— Вот он, предатель, — ехидно произнес босс, — ну-ка, посмотри нам с Ксюшей в глаза.

— Каюсь, виновен, — признает Алексей и жестом фокусника достает из-за широкой спины большой букет цветов и бутылку коньяка.

Цветы вручены мне, коньяк шеф. Радов придирчиво осмотрел свой презент.

— Ладно, прощаю. Ксюша?

Сделала вид что глубоко задумалась. Нет, меня цветочками, что сегодня-завтра завянут, не купить.

Гордо отвернулась. Хотя по идее, я тут не самая пострадавшая сторона.

Рядом со мной на стул опустился мужчина, слишком близко сел, вплотную.

Ощущаю теплого чужого тела и терпкий аромат мужских духов. Вкрадчивый голос Алексея мне на ухо.

— Позвольте мне загладить свою вину. Всем иногда нужен второй шанс. Приглашаю сегодня прогуляться вместе. Обещаю, Ксения, вы не пожалеете. Будет очень интересно.

Отодвинулась. По коже мурашки забегали. Как-то… давно уже у меня мужчины не было, организм вполне однозначно реагирует на мужскую близость. Вот только с Алексеем я встречаться не хочу.

— Я не в обиде на вас, так что не стоит ничего заглаживать, — спокойно ответила. И действительно, если какая-то обида и была, то уже ушла.

— Тогда просто давайте погуляем сегодня?

— Нет, — ответила четко и уверенно.

— Все же обижены, — прищурился Алексей.

— Ни капли.

— Кстати, Леха, а что там с твоей нимфой, в которую ты врезался в тот день? — решил, что пора вмешаться Радов.

— Ничего, все нормально. Все машины застрахованы, никаких проблем.

— Я не об этом. Мне казалось… у вас там роман закрутился.

Алексей смотрит на моего босса с досадой.

— Тебе показалось.

— Да? Но ты же сам говорил мне…

— Тебе. Показалось, — выразительный взгляд Алексея в мою сторону, мол не при ней, а я будто ничего не замечаю. — Сейчас у нас ничего нет, и не будет.

Женское любопытство взыграло. Чем же не угодила Алексею та красотка?

В ресторане с мужчинами, конечно, еще посидела, но вот когда босс со своим другом собрались ехать гулять дальше, поняла, что пора мне отчаливать из этой компании. Намекнула, что мне нужно уходить. Шеф и Алексей взбунтовались.

Андрей так и вовсе опять воспользовался своим начальственным положением, сказав, чтобы я расценивала предстоящую гулянку как деловые переговоры.

— Андрей Александрович, у меня мужчина дома не кормленный.

— Кто? — грозно нахмурил брови Алексей.

— Себастьян.

— Иностранец? — удивился мой сосед по столу.

— Кот, — ответил за меня шеф.

— Что, кот? — не понял Алексей.

— Себастьян — это кот. Интеллигентный, пушистый, важный. Хороший такой котяра, большой.

Растаяла. Себа — моя слабость. Приятно получить о любимце лестную оценку.

— A-а. Ну, ничего, подождет немного, — улыбнулся Алексеюшка — а вот он бы моему Себе наверняка не понравился. Себастьян не терпит пренебрежения к своей персоне.

— Ну ладно, пойду тогда носик припудрю перед выездом, — встала из-за стола.

— О, правильно, Ксюш, повеселимся, — улыбнулся мне Радов.

Конечно-конечно.

Ушла в направлении женского туалета, но до него не дошла, свернула к выходу. Надеюсь, завтра меня босс за этот номер не четвертует.

Вышла из ресторана, спросила дорогу до метро и спокойно потрусила в нужном направлении.

Через десять минут звонок от шефа. Принимаю вызов.

Вкрадчивый голос мне в ухо:

— Ксюшенька, а ты где? — у Андрея Александровича такой приятный голос, мягкий баритон. Можно слушать и слушать. И все было бы хорошо, если не так страшно.

— Я немного заблудилась.

— Где заблудилась? В туалете? Значит так, мы уже собираемся. Подходи.

— Не смогу.

— Почему?

— Ну… там где я нахожусь… кажется, я уже не в ресторане. И… шеф, что-то я так устала, что спать и домой хочется.

— Ксюша! Возвращайся.

— Ой, шеф… алло… не слышу, что вы говорите. Что-то связь барахлит. Я просто в метро захожу.

— Та-а-ак. Ксюш, ну хватит тебе.

— Андрей Александрович, ну зачем я вам. Давайте без меня. Пожалуйста.

— Послушай, если ты из-за Алексея… он отошел. В общем, я все узнал. Та дамочка ему действительно понравилась, но сейчас он и думать о ней забыл. Там все кончено. Сразу на него повесилась, сама проявила инициативу и практически изнасиловала его там на даче. Алексею легкодоступные не нравятся совсем.

Сейчас все его мысли о тебе.

— Тем более. Все, Андрей Александрович, я вне зоны доступа. До свидания.

Спокойно еду домой. Все проблемы — завтра. А сегодня уютный плед, теплый кот на коленях и интересная книжка. Можно еще чай. Без сахара. Вот мой идеальный вечер. И чтобы никаких мужчин поблизости.

Выхожу из маршрутки, неспешно иду к дому. Почти дохожу до подъезда, и тут случается неприятное.

На дороге показалась до боли знакомая машина. Это автомобиль моего мужа.

Пока еще мужа. Машина останавливается рядом со мной, открывается дверца, из авто вылезает довольный Андрей, а вместе с ним целый ворох цветных воздушных гелевых шариков в виде сердечек.

— Уже несколько часов тебя с работы поджидаю, причем стоял неподалеку от остановки, чтобы меня бабули не засекли. Это тебе, — мне протягивает огромный шариковый букет. — Ксюша, я люблю тебя. Еще раз прошу меня простить. У меня тут тебе еще подарок…

Поскольку я так и не взяла шарики, ошеломленная всем происходящим, Андрей неловко полез за чем-то в карман брюк. Но ошеломлена я не столько сюрпризом мужа, сколько тем, что заметила, как за серебристой машиной мужа крались два других автомобиля — синий внедорожник и бордовый спорткар. Сейчас два автомобили припарковались поблизости.

Кажется, у меня сейчас случится инфаркт. Босс вместе с Алексеем выходят из своих машин.

В моем сознании все происходит как в замедленной съемке. Босс с другом идет, Андрей вытаскивает из кармана какие-то билеты и бархатную коробочку. Замечаю вывернувшую из-за угла дома Ольгу Тимофеевну, у которой в каждой руке по пакету с продуктами. Бабушке со стороны явно очень хорошо видно всю диспозицию. Ольга Тимофеевна от удивления роняет свои пакеты, что-то там громко звякает, разбиваясь. Рот у бабушки открывается, явно выдыхая звук: «О-о-о», глаза широко и удивленно распахнуты.

Один мой муж пока ничего не замечает и не осознает патовую ситуацию.

Улыбается. Что-то мне Андрея уже жалко стало. Серьезно.

— Ксюша, это тебе, — муж вновь протягивает мне шарики и коробочку. Давай начнем все заново. Устроим медовый месяц. Я купил путевку на острова, где мы будем только вдвоем. А еще лазурный океан и белый песок.

— Андрей… — не успела предупредить. По бокам от моего неблаговерного появились Андрей и Алексей.

Алексей выхватил из рук мужа коробочку, открыл ее, придирчиво осмотрел колечко…

— Фианиты, — вынес вердикт друг моего босса. — Дешевка. У меня просто бизнес ювелирный, я в этом разбираюсь.

— Так, Ксения. Отпуск в ближайшее время вам дать не смогу, даже не просите.

Сами знаете, какой у нас сейчас аврал на… ближайшие пару лет.

Мужчины обошли моего остолбеневшего от такой наглости пока еще мужа и подошли ко мне, с двух сторон взяв под локотки.

— Ну что, покормим кота и дальше гулять? — поинтересовался Алексей у меня и Андрея Александровича.

— Ну, можем и у Ксюши посидеть, только в магазин продуктовый надо будет сбегать, а то холодильник пустой наверняка.

— Ксюша… — почти бывший до сих пор пребывает в состоянии шока. Стараюсь незаметно выдрать свои конечности из тисков рук окруживших меня двух закадычных друзей, но безуспешно. Все, поймали, теперь попудрить носик точно не отпустят. Вдруг муж, очнувшись, гневно вскрикивает. — Ты что, сразу с этими двумя?! И водишь их к нам домой?

— Мужик, я тебе больше скажу, твой бывший кот практически ест с моих рук и души во мне не чает, — подмигнул шеф Андрею.

Признание про кота добило мужа. Себа особо супруга моего не любил, гладить ему себя почти никогда не давал, и отношения у них были почти напряженные — кот в последнее время стал гадить в обувь Андрея, теперь я уже догадываюсь из-за чего, и Себастьяну доставались тычки и пинки от разгневанного мужа — мы по этому поводу ругались.

— Так, все. Ксения, я звоню твоему отцу. Развела притон. Пусть забирает тебя домой. Мне плевать, что он узнает. — шарики улетают в небо, коробочка, которую Алексей все-таки вернул мужу, летит на асфальт, супруг наступает на нее, раздавливая. А бумаги — видимо путевку, Андрей спрятал в карман, видимо самому еще пригодится — теперь с любовницей полетит. — Толстуха. Сиди со своими родителями всю оставшуюся жизнь. А эти просто развлекаются, сразу видно. Ничего, отец твой всю эту шайку-лейку разгонит.

Муж разворачивается, чтобы гордо уйти, и ловит волшебный пендаль на мягкое место от Алексея.

Не удержался, — честно признается друг моего босса.

Драки не случилось. Андрей гневно глянул на обступивших меня мужчин, но к ним не полез. Шустро ушел к своему автомобилю.

— Ха, беги, подлый трус, — весело произнес Радов. — Ну что? Идем кота кормить?

Эй, Ксюш, ты чего плачешь? Из-за этого му… пустозвона?

Он папе позвонит. Это конец.

Конец моей самостоятельной жизни, диете — мама и бабушка так вкусно готовят, что удержать не будет никаких сил, а еще спокойной жизни — мама будет постоянно жалеть, постоянно напоминая о муже, папа орать и ругаться — на Андрея же, но от этого не легче. Не хочу домой.

— Да какой конец? Подумаешь… — добродушно произносит Алексей.

Полчаса спустя.

Я на кухне. Мужчины отпаивают меня чаем. Кот в шоке — сразу два мужика в доме.

Но Себа все равно доволен — его накормили сразу же, как только представилась такая возможность, Андрей еще, под ревнивым взглядом Алексея, приласкал Себастьяна, почесал за ухом и рассказал, какой тот хороший. Алексей присматривается к Себе, видимо понял, что кот в этой квартире играет немаловажную роль, и, чувствую, скоро мой знакомый, вновь набивающийся в ухажеры, побежит в магазин за взяткой.

— Так, ну и чего ты боишься? Ну, прикажут родители переезжать к ним, откажешься.

Не выгонят же они тебя отсюда, — успокаивает меня босс. Я уже давно не плачу — это была первая реакция. Сейчас мне уже смешно. Кому рассказать, не поверят.

Мой крутой начальник сидит на моей кухне с котом на коленях и утешает свою помощницу.

— Они тогда сами сюда переедут. Для присмотра.

— Бред.

— Для кого бред, а для кого реальность.

— Ты совершеннолетняя, снимай квартиру, — горячо произнес шеф.

— Так и придется сделать, — вздохнула. — Только все равно спокойно жить не дадут.

Будут навещать, советовать, указывать. У меня родственники хорошие, только излишне заботливые, — и от этой заботы иногда вешаться хочется. Мужа, мне кажется, я тоже душила этой заботой.

Ну, ничего, не конец света, — постарался утешить Алексей.

Вскоре друг босса, как и предполагала, ушел в магазин за вкусняшками, а мы с шефом остались наедине. Мило беседуем с Андреем Александровичем, шеф ненавязчиво, но подробно расспрашивает о моей жизни, и наконец, взрывается:

— Как, ты в клубе еще ни разу не была?!

— Нет, а что мне там делать?

— Как что, развлекаться.

— Это развлечение не по мне, — ну, когда-то в юности мне может и хотелось попасть ночью в клуб, но родители не пускали, а я в этом плане всегда была послушной девочкой — сказали опасно и рано еще, значит рано, а потом уже и не хотелось.

— Поехали! Сейчас Леха подойдет и едем. Докажу тебе, как ты не права.

— Никуда я не поеду, — категорично заявила я.

— Поедешь.

— Нет.

— Ничего, сейчас Леха явится, вдвоем тебя уговорим. Так, значит, ты и курить никогда не пробовала?

— Нет, а надо?

— Ну, это опустим.

— А экстремальными видами спорта пробовала заниматься? Хотя бы на лыжах каталась? На байдарках сплавлялась? С парашютом прыгала?.. — вновь отрицательно качаю головой. — С крутой горки на велосипеде или на роликах съезжала?

Задумалась.

— Нет, — я всегда была очень послушной хорошей девочкой.

Пришел Алексей с пакетами, полными еды. Думала, сейчас начнутся двойные уговоры и увещевания поехать в какой-нибудь клуб — тусить, пить, познавать новое, но Алексей неожиданно меня поддержал:

— Нечего Ксюше там делать, — ворчливо произнес мужчина, скармливая счастливому коту докторскую колбасу. — Туда приходят только чтобы себе пару на ночь найти, да напиться.

— Ну а мы поедем веселиться, — возразил Радов. — Потанцуем.

— Под современную клубную музыку особо не потанцуешь.

— Ну, это да…

В этом споре Алексей победил, и мужчины так никуда и не поехали. Круглыми глазами наблюдала за тем, как открывается пиво и режутся бутерброды.

Ошалевший от счастья кот, к слову, все равно предпочел сидеть на коленях моего шефа. Меня же радует то, что папа до сих пор не позвонил. Это означает, что муж пока сам не решился нас еще сдать — видимо на что-то надеется.

ГЛАВА 8

Сидим, болтаем. Хорошо сидим, надо отметить. Мне нравится, несмотря на то, что почти ничего не ем. Компания такая, что о пище можно и забыть.

В какой-то момент заметила, что босс под столом поймал кончик моей косы и на автомате то теребит ее, то на палец волосы накручивает. Как можно более аккуратно и незаметно свою косу забрала и перекинула на другое плечо, ближе к Алексею. Шеф, кажется, даже и не заметил, как у него отняли игрушку, при этом также не заметив до этого, что ее сцапал.

Сидим дальше. Проходит минут двадцать. Чувствую, что-то не так. Осматриваюсь. Оп-па. Кончик косы неведомым образом опять оказался в руках Андрея Александровича. Вот как?!

Забрала тихонечко.

Время позднее. Мужчины постепенно перешли с общих на студенческие темы. Оказывается, Андрей и Алексей вместе учились в университете, и им есть, что вспомнить. Сцеживаю зевки.

— Кхм. Спать уже хочется, — аккуратно намекаю я. — Вставать завтра рано.

— Иди-иди, Ксюш, — на секунду отрываясь от интересного разговора с другом, произносит Радов. Оба мужчины уже изрядно выпили пиво, глаза осоловевшие у них.

— Кхм. Ну а… вы? — по домам вообще-то пора. Пусть такси вызывают и едут.

— Мы еще немного посидим, хорошо?

— Ну… — оставлять на кухне двух почти пьяных мужиков и идти спать?

А и ладно. Любимому боссу можно все.

— Андрей Александрович, я вам сейчас запасной ключ принесу. Когда закончите, дверь за собой закроете, а утром на работе мне ключ отдадите.

— Конечно-конечно.

В очередной раз вытащила косы из цепких рук начальника и пошла за ключом.

Совершила все ночные приготовления и заперлась у себя в спальне. Упала на постель. Судя по звукам, друзья все еще заседают на моей кухне. Фыркнула. Кому рассказать, что мой мега-босс со своим тоже весьма крутым другом тут у меня по-простому пьянствуют, не поверят. Надо было на телефон хоть заснять.

Утро. Звенит будильник. С трудом открываю глаза. Умываюсь, собираюсь на работу. На кухне бардак, пустые бутылки, грязная посуда. Вечером уже уберу.

Проходя мимо гостиной, застала удивительную картину.

Диван, на нем два тела, лежащие валетом. Один плед на двоих.

Вот это да. О, сверху, на спинке дивана примостился и спит Себа. Вот сейчас точно сфотографирую на память, и потом, если босс не будет пораньше домой отпускать — буду этим фото шантажировать.

По домам так никто не уехал.

Сфотографировала.

Подхожу к той части дивана, где расположился шеф. Трясу начальника за плечо.

— Андрей Александрович, вставайте, вам на работу пора.

— Ксюшенька, я сегодня задержусь, — сонно произносит мужчина, не открывая глаз.

— Андрей Александрович, — едва сдерживаюсь от хохота. — Я против, чтобы вы у меня дома задерживались в мое отсутствие. К тому же вы обещали сегодня со мной побегать.

— Так, а где я?

— У меня дома.

— Что я здесь делаю?

— Мне это тоже очень интересно.

— Мы с тобой переспали?

Все-таки не сдержала смешок.

— Мы — нет. Но вот чем вы тут со своим другом ночью занимались, что в итоге теперь вместе спите, мне неизвестно. У Алексея лучше спросите.

— Хм. Чего ты сейчас от меня хочешь? — все еще хмурый и сонный начальник пытается укрыться пледом и отвернуться от меня.

Тяжко вздыхаю.

— Я уже сказала. Мне на работу надо, а то мой шеф ругаться на меня за опоздание будет.

— Так езжай.

— Не могу.

— Почему?

— Помимо того, что я против, чтобы вы тут оставались спать, пока я на вас работаю? Вы со мной бегать хотели.

— Ксюшенька, милая… отстань, а? Голова трещит.

Понятно. Сходила на кухню за водой и таблетками от головы. Подумав, прихватила со стола открытую, но не до конца приконченную бутылку пива. Пусть босс сам решает, чем ему лучше лечиться.

— Шеф. Ше-е-эф. Да не буду я к вам с вопросами приставать. Повернитесь.

Нехотя Радов все-таки вынырнул из под пледа, уже не хмуро на меня смотря.

— Что?

— Вот, — указала пальцем на табуретку с пачкой таблеток и напитками. Алексею ведь тоже лечение понадобиться. — Таблетки от головы. Я пошла, ключи от квартиры у вас есть. Добрых снов.

— Ксюша, ты ангел, моя лучшая помощница, — сонно пробормотал босс, хватаясь за бутылку. — Иди, милая, не волнуйся. Квартира под присмотром, кота накормлю.

— Вот спасибо, — насмешливо фыркнула я.

Бегать пришлось одной, а потом придумывать причины отсутствия босса на рабочем месте. Посетителей к начальнику, сегодня был шквал. И всем срочно. А я что? Бедную пухленькую Ксюшу чуть не порвали на маленькие и худенькие.

Ближе к обеду соизволил появиться мой помяты любимый босс. Радов хмур, небрит и с початой бутылкой пива в руке.

— Ну как тут? Все нормально?

— Да, шеф.

— Хорошо.

— Домой сегодня вместе поедем. К тебе. На такси, — Андрей Александрович фыркнул. — Не делай такие круглые глаза. Мне машину нужно забрать, перегнал ее на платную стоянку, все-таки слишком она приметная и дорогая, не хочу дразнить народ, но вот до работы бы я не рискнул ехать — еще не все выветрилось. Кота, кстати, накормил.

— Алексей уехал?

— Нет.

— Э… почему?

— У него выходной сегодня, — с легкой завистью произнес шеф.

— И что, что выходной? — почему у меня в квартире нужно его проводить?!

— А чего мотаться? Дождется нас и поедем уже нормально погуляем, как и хотели.

— Опять?

— Что значит: “Опять”? Вчера, из-за того что кто-то сбежал, прогулки так и не вышло.

— Может, не надо?

Босс окинул меня тяжелым, строгим взглядом. На мгновение даже стало страшно.

— Ксения Михайловна, вы что, уклоняетесь от вечернего производственного совещания?

Подавилась воздухом.

— Андрей Александрович, так не честно.

— Честно, Ксюша. Мало ли когда мне может понадобиться мой личный помощник.

— Tы против?

Отказ Радов не примет, мужчина сейчас явно дал мне это понять. Либо играю на его условиях, либо уже не считаюсь личным помощником.

— Нет, Андрей Александрович, не против.

— Ну, вот и хорошо. Сделай мне, пожалуйста кофе.

Хлопнула дверь, босс удалился к себе в кабинет.

Хочется что-нибудь разбить. Вместо этого беру телефон и звоню себе домой.

— Алло, — голос Алексея такой хриплый, сонный. Сексульный? Ну, да, это тоже.

Чуть откашлялась в попытке изменить свой голос.

— Андрей, ты дома? Как хорошо. Мы сейчас с Мишей к вам заедем. Завезем соленья и бабушка пирожки напекла очень вкусные, просила вам передать.

Посидим тогда, чай попьем, поболтаем. А то по телефону это не то…

— Не понял. Вы кто? — судя по голосу, Алексей уже напрягся. Чует подставу.

Тихо давлюсь смехом.

— Андрюша, ты что, спишь еще? Не узнал спросонья? Это же я, Вера Павловна, тёща твоя любимая. Так, в общем, я предупредила, мы минут через пятнадцать-двадцать приедем.

Отключила звонок. Интересно, что там сейчас Алексей делает? Понял, что это подстава или подумал, что действительно сейчас мои родители приедут? Если поверил, то сейчас носится по квартире одеваясь. Надеюсь, уедет.

Через минут пять из своего кабинета выходит растерянный босс.

— Ксюш, тут родители тебе домой звонили, сказали, что едут в гости. Алексей интересуется, ему как, уходить, или твоим новым женихом представляться?

Вот наглость.

— Кхм, а что, Алексей настолько бесстрашный?

— Вот и я думаю, что как-то не время еще. Тогда я говорю ему, чтобы уходил, хорошо?

— Ладно.

Сегодняшний рабочий день выдался очень напряженным — горячее утро без начальника, а потом и день с начальником. Реорганизация уже началась. Специалисты прибыли на прошлой недели, а уже сегодня начались сообщения о первых увольнения. Недовольных масса. Вновь вспыхивают скандалы, причем все шишки летят на моего дорогого босса, ведь, по идее, он же затеял весь этот процесс. Чувствую, скоро из скандально известного героя-любовника и покорителя женских сердец, Радов превратится… тоже в скандально известного человека, но только печально известного. В того, кто принес смуту и хаос в кампанию.

Забыла в итоге сегодня пообедать, хорошо, шеф не забыл, что нужно полноценно питаться и отдыхать, а потому постановил:

— Пусть хоть на головах тут стоят и истерят, что меня нет. Рабочий день закончен.

— Ксюш, собирайся, поехали.

Рисковый у меня босс. Вся компания в истерике, а ему хоть бы что.

Такси подъехало к дому.

— Ксюш, у тебя проблем с родителями то не было? Они же приехали, а им никто не открыл? — поинтересовался шеф, идя со мной по улице.

— А? Да… все нормально. Сказала маме, что она, видимо, ошиблась номером, или неправильно соединили. А Андрей, сказала, что вообще в длительную командировку уехал.

— Понятно, молодец. Я заметил, ты вообще находчивая.

Насторожилась. Как-то уж очень ехидно босс произнес последнюю фразу.

— Ну, я пойду? — спросила я, когда довела шефа до парковки.

— Иди, Ксюшенька.

— А… как же производственное совещание?

— Что, ты уже захотела поехать?

— Нет, просто вы же настаивали.

— Мне нужно домой заехать, переодеться, ну а там посмотрим. Позвоню тебе через часик.

О, ну, здорово. Спокойно хоть вечер проведу.

Повезло, в этот раз бабушек у подъезда не наблюдается. Видимо на обходе. Но, чувствую, ждет меня скоро допрос с пристрастием.

Захожу домой. Встречает меня Себастьян и вкусный запах жареной курочки — его я ни с чем не перепутаю. С кухни доносятся звуки включенного телевизора, а еще оттуда слышаться шаги, и в коридор выглядывает улыбающийся Алексей, на мужчине надет мой любимый красный фартук.

Моя челюсть так и отвисла.

— Алексей, а что вы здесь делаете?

— Ксения, давайте перейдем на «ты». Полагаю, исходя из данной ситуации, обращаться друг к другу официально уже неуместно.

Я бы поспорила, но не буду. Сейчас меня волнует другое.

— Хорошо. Я задала вопрос.

— Ксюша, честно ушел из твоей квартиры, но у подъезда столкнулся с Ольгой Тимофеевной — тогда я еще не знал, что ее так зовут, остановила, спросила не я ли шапку потерял… сам не понял, как она ловко вовлекла меня в разговор.

Простоял с ней не меньше получаса. Речь и тебе там заходила… меня выпытывали о моих намерениях в твоем отношении. Я объяснил, что пока мы… дружим. Тут еще речь зашла о том, что хотел подождать тебя с работы, но должны приехать твои родители, а может и уже приехали, чтобы завести еду, на что Ольга Тимофеевна заметила, что знает их в лицо, и пока никто не проходил. В общем, мы подумали, и решили подождать. Ну не задержаться же твои родители у закрытой двери пустой квартиры. В итоге, спустя еще полчаса никто не приехал, бабушка осталась сидеть у подъезда, а я сходил еще раз в магазин, потом поднялся в квартиру, прибрался тут немного после наших вчерашних посиделок… у тебя тут кран в ванной подтекал. Я починил. И полочка.

— Что полочка? — нахожусь в полной прострации.

— Немного подправил. Она криво весела и плохо держалась. А, ну и несколько перегоревших лампочек заодно поменял, — отчитался Леша, и только после этого спросил. — Ничего что я тут похозяйничал? — и глаза у мужчины… как у моего кота, когда он очень хочет кушать. Только ни капли не трогает. Себа — милый, а Алексей большой такой бородатый дядя. На самом деле мой мир разбился вдребезги еще на моменте перечисления полочки. Стою в полном шоке, слов нет.

— Ксюш, а с родителями… это ты ведь мне утром звонила?

— Я, — не стала скрывать и отпираться.

— Ага. А зачем?

— Хотела, чтобы вы ушли.

— Почему? — и опять этот взгляд кота.

— Я против, чтобы мало знакомый мужчина хозяйничал у меня в доме, к тому же вечером не хотела никуда ехать, — ну вот, надеюсь, максимально прямо и честно.

Обидится и ладно. Зато, может, дойдет, наконец.

Жду реакции. Приходит секунда, вторая. Алексей думает, а потом широко улыбатся и неожиданно выдает:

— Значит, надо познакомиться поближе. А ехать я тоже сегодня никуда не хочу.

Весь мужской род такой непробиваемый?

— Алексей.

— Ксюша, мы же теперь не официально общаемся. Можно просто Леша.

— Алексей.

— Пожалуйста. Один шанс, — вот чувствует мужчина, что собираюсь его выпроваживать. Ладно, что уж я. Не буду превращаться в мужененавистницу.

Когда еще такая компания интересная у меня будет. Успею в компании одного Себы дома насидеться.

— Леша, ты зачем курицу приготовил? — чуть не оговорилась. Смотрела один хороший фильм, так там с той же интонацией про сбритые усы спрашивали.

— А что такое?

— Я вообще-то на диете. Это издевательство такое изощренное?

— Не-е-ет. Я… себе. И коту.

— А, ну тогда ладно.

Зашла к себе в комнату, переоделась в домашнее платье, задержалась у зеркала, тщательно причесалась… обновила макияж, брызнула на себя духами. Так еще бы тапочки домашние сменить на летние туфельки.

Вот зачем я это делаю, а?

Мужчина в доме. Вот зачем. Пусть, будущего с этим мужчиной я не вижу, но просто почувствовать себя женщиной, что может кого-то заинтересовать… хочется.

Оценила свой внешний вид в зеркале. Отметила, что платье на мне стало висеть уже так заметно, а еще месяц назад я не могла его натянуть.

Встала к зеркалу боком, втянулась живот, выпятила грудь, встала на цыпочки. А я вроде симпатичнее все-таки становлюсь.

Еще немного подумав, распустила косу. Еще подумала. Заплела обратно.

Блин! Я же сегодня утром взвесится забыла, со всеми этими неожиданными находками двух несознательных тел на диване.

Тихонечко вышла из комнаты. Судя по звукам, Алексей уже на кухне. Переобулась в туфли.

Предстала пред светлые очи своего навязчивого гостя. Алексей улыбнулся мне радостно, опять пытаясь смотреть, как Себастьян. Мое каменное сердце не дрогнуло. Села за стол и постаралась отразить на своем лице самые печальные и грустные эмоции.

— Что такое? — заботливо поинтересовался Алексей.

— Пахнет тут так вку-у-усно.

— Ну, — мужчина смотрит виновато. — Тебе же можно что-то кушать? Давай, ты то что можно сейчас съешь, и пойдем в парк погуляем, а тут пока все выветрится.

С подозрением смотрю на Алексея.

— Ты меня на свидание так приглашаешь?

— А если и да, то что?

— Я не готова к свиданиям.

— Тогда другой вопрос. Я тебе симпатичен? Нравлюсь тебе? — напрямую спросил Алексей.

— Ну… — тяну с ответом. Чем дольше тяну, тем больше в удивлении округляются глаза Леши. Видимо, этот самоуверенный самец не ожидал с моей стороны сомнений. — Ты симпатичный, приятный в общении… — замялась.

— Но? — не выдержал Алексей.

— Мне не понравилась ситуация с той девушкой у тебя на даче.

— А что с ней не так?

Так, надо же и босса не выдать, что он мне информацию слил про причины охлаждения интереса Леши к той красотке.

— Мне показалось, что у тебя с ней все серьезно. И тут вдруг ты предлагаешь свидание мне. Со стороны ты кажешься… ветреным. И ненадежным. Мне уже одного моего ненадежного мужа выше крыше хватило.

Алексей поперхнулся воздухом.

— Ну, я согласен, что поступал не слишком ответственно в тот день, однако на мне и не лежит каких-то серьезных обязательств. Пока я свободен, могу себе позволить быть переменчивым, но сравнивать меня со своим мужем не стоит. У меня были серьезные отношения — когда я с кем-то именно встречался, то ни за что не позволял себе измены. Ксюша, скажу честно. Ты меня заинтересовала, мне хочется с тобой пообщаться поближе. Я не буду настаивать, если ты против, но прошу все же дать мне шанс. Только встречи и общение, хорошо? И мы не будем называть их свиданиями.

— А как тогда?

— Ну… можно — культурные мероприятия, встречи по интересам.

— Дружеские посиделки? — решила добавить я вариант. Стало смешно.

Алексей сморщился.

— Нет. Мне не нравится слово дружеские. Пусть будет: душевные посиделки. Хорошо?

— Ладно.

— То есть, ты согласна?

— Хорошо. Душевная прогулка в парке. Так подойдет.

Мужчина победно улыбнулся, глаза его коварно заблестели. Ну-ну.

Мы действительно сходили с Алексеем в дворовый парк, со множеством детских площадок и гуляющих мамочек, и только там я поняла, в чём именно было коварство моего ухажера. В парке нам встретилось много моих знакомых. Бабушки в основном. Периодически пришлось останавливаться, чтобы поздороваться. И в итоге приходилось со всеми знакомить с бабулями такого милого приветливого со всеми Алексея. В глазах бабушек уже через минуту общения с моим кавалером можно было прочитать на лицах блаженное выражение — чувствую, скоро мне все уши прожужжат, какой у меня новый знакомый хороший, и вообще, что как только разведусь, теряться не надо — сразу брать и вести под венец следующего кандидата.

А где-то спустя час позвонил мой босс.

— Ксюш, ну что, как дела?

— Все хорошо, Андрей Александрович. — Алексей еще у тебя?

— Ну… не совсем. Мы гуляем.

— Дай, пожалуйста, ему трубку, а то он свой телефон не берет.

— Леша, тебя.

Алексей забирает у меня маленький белый телефончик.

— Да? Привет еще раз, — молчание, Алексей слушает. — Нет. Нет. Я против, — взгляд в мою сторону. — Нет. — в этот раз мой спутник надолго замолкает, слушая, что ему говорит Андрей. — Ладно, ладно. Через полчаса.

Мужчина возвращает мне телефон.

— Ксюша, как ты смотришь на то чтобы съездить в караоке?

В глазах Алексея я вижу ожидание и предвкушение… отказа. Такое ощущение, что ухажер мой против этой поездки и надеется, что я сама откажусь ехать.

— Отличная идея, — а что мне терять? Что-то я уже начинаю входить во вкус. С мужем моим мы в последнее время вообще никуда не ходили — он приходил домой поздно и уставший.

— Уверена?

— Да.

— Тогда едем, — вздохнул мой спутник и повел меня в ту сторону, где оставил свою машину.

Приехали в симпатичный ресторанчик, оформленный в китайском стиле, где нас, за одним из столиков уже поджидал мой горячо любимый шеф.

Села на длинный широкий диван. Рядом пристроился хмурый Алексей.

— Ну, вот я и нашел альтернативу клубу, — первым делом довольно заявил Радов. — здесь и музыка, и потанцевать можно, и публика приличная. Снять кого-то на ночь здесь не самоцель, как правило.

— А ты считаешь, что Ксюше вообще все это нужно? — Леша выглядит все так же хмуро. — Она домашняя девушка, а ты, такое впечатление, задался целью сделать из нее оторву.

— А какая разница, что считаю я? Давай у самой Ксюши спросим, что ей нужно, а что нет.

Спорщики дружно воззрились на меня. На лице каждого мужчины ожидание.

— Если бы мне это было не нужно, то меня бы здесь и не было, — просто ответила я.

Босс мне подмигнул, Алексей поморщился, словно кислый лимон съел. — А оторвой я все равно вряд ли стану.

— Ксюша, я бы на твоем месте не зарекался, я вижу в тебе потенциал, — шутливо произнес мой шеф.

Мужчины заказали в основном только напитки. Андрей с Алексеем болтают между собой, обсуждая какие-то свои, часто деловые темы, а я с интересом наблюдаю за посетителями, что выступают в караоке. Атмосфера приятная. Мои соседи по столико дружно приняли решение, что выпивают оба — шеф сюда на такси приехал, а Алексей с моего позволения, решил, что обратно вызовем тоже такси.

Постепенно спутники мои доходят до нужной для выступления кондиции. К слову, в ресторане становится все более шумно и весело, а песни для исполнения, выбираются задорные, что так и хочется танцевать.

Первым в нашей небольшой компании решается выступить Алексей. У моего кавалера приятный низкий голос с хрипотцей, слушать одно удовольствие.

Признаться честно, я была очарована.

— Ну что же, пойду и я, что ли спою, — произнес шеф, залпом допивая стопку своего горячительного напитка.

Интересно-интересно. С готовностью достаю телефон. Будем у меня второе видео в новую коллекцию под условным названием: «Босс вне работы».

— О, ты снимала на видео? — интересуется Алексей, садясь рядом со мной.

— Тебя — нет. Тебя слушала и наслаждалась.

— А с Андреем что? — со странной интонацией интересуется у меня мой брутальный собеседник.

— Компромат снимаю на шефа, чтобы раньше иногда с работы отпускал. Только не сдавай меня, пожалуйста.

Радов уже выбрал себе песню и запел. Разговоры и шум в ресторане сразу утихли.

Я поражена. Оказывается, Андрей поет так… что сердце мое невольно замирает, а потом бьется часто-часто. Приятный баритон, душевное исполнение, подача, улыбка.

Шеф поет песню “Love Me Tender” уровень исполнения более чем хороший.

Под конец песни зрители взрываются бурными аплодисментами. Радовали не отпускают, и он поёт еще пару песен. Так, перехожу, все-таки в категорию преданных фанаток Андрея Александровича. Только тайных — своих поклонниц босс от себя отгоняет. Ну а я не опасная, так, только пару раз сфотографирую, да на видео сниму.

Радов вернулся за стол. Шеф, кажется, вполне доволен жизнью. Хорошо, что Алексей рядом и я сдерживают, мой кавалер не поймет, если я сейчас щенячьим взглядом буду смотреть на начальника и визжать нечто: “Босс, вы супер! Дайте автограф! А хотя нет, не надо, образец вашей подписи у меня есть на работе”.

На сцену вышел новый певец, заиграла медленная композиция.

— Ксюша, можно пригласить тебя на танец, — спрашивает Алексей вставая и протягивая мне руку.

Не хотелось мне танцевать, но и отказывать Алексею показалось не очень красивым.

И вот, я танцую с высоким плечистым вполне себе привлекательным мужчиной.

Мы тихо разговариваем, Алексей бережно обнимает меня за талию. Очень даже приятные ощущения.

В какой-то момент Алексей наклоняется, шепчет комплименты мне на ушко… что-то про глаза, волосы, душу… при этом прижимает к себе мужчина все крепче. Вдруг понимаю, что у меня уже давно мужчины не было и что я теперь почти свободная женщина…

ГЛАВА 9

Песня закончилась, вернулись за столик, где нас уже поджидал Радов с какой-то девушкой.

— Отлично смотритесь вместе, — отметил шеф, глядя на меня и Лешу. — А я тут познакомился с одной очаровательной леди. Юлия.

Итак, Юля. Миниатюрная симпатичная брюнетка в коротеньком черном платье. Босс уже приобнял за талию свою новую знакомую.

За столом завязался общий непринужденный разговор. Все расслабились, мужчины продолжают пить алкоголь, к ним вполне охотно присоединилась и Юля. Одна я не при деле — мне на моей диете горячительные напитки запрещены, поскольку, оказывается, они очень калорийные.

В какой-то момент Алексей ушел, чтобы спеть мне песню — это он сам так сказал, а Юля пошла в женскую уборную.

— Я вот тут подумал, — босс подсел ко мне. — А почему ты машину не водишь?

— Так у меня прав нет.

— Плохо.

— Почему?

— Ну вот как удобно было бы — все равно же не пьешь, трезвый водитель, в случае чего, всегда под рукой.

— Так вы же можете позволить себе нанять постоянного водителя.

— Нет, это мне ни к чему, люблю сам водить.

— А вы что, на все свои пьянки меня планируете брать? — поскольку шеф уже достаточно выпил, не боюсь говорить насмешливо и открыто.

— Конечно. Ты же моя личная помощница, а значит обязана мне во всем помогать. Так что… давай я тебя отправлю на учебу. Все официально оформим. Как курсы повышения квалификации. Пойдешь у меня на права учиться.

— Может, не надо?

— Надо, Ксюша, надо.

Задумалась. А действительно, почему нет? Учебу, я так понимаю, мне оплатят. Получу права, поднакоплю денег — с новой зарплатой это вполне реально, и куплю себе машину.

В воображении сразу появилась картинка, как я, спустя где-нибудь полгода, подъезжаю к своему дому на… желтенькой машине, там меня у подъезда каким-то случайным образом видит бывший муж.

Выхожу из машины вся такая стройная и красивая и прохожу вся такая крутая мимо остолбеневшего Андрея, у которого челюсть самым неприличным образом.

Отогнала от себя видение, затянутое розовой дымкой.

— Знаете, а действительно. Пойду учиться. И машину себе куплю.

— Отлично! — Радов достает телефон, что-то в него записывая.

— А что вы пишете?

— Напоминание. А то могу завтра и не вспомнить, о чем мы говорили. Так… ну а машину ты какую хочешь?

— Не знаю, я в них не разбираюсь. Не очень дорогую.

Глаза Андрея Александровича хищно загорелись.

— Я тебе помогу с выбором.

У нас с боссом завязался интересный разговор об автомобилях. Шеф в этой теме очень хорошо подкован, так что с удовольствием слушаю босса, расспрашивая обо всех деталях — про сами, машины, где и как лучше покупать, что надо учесть при покупке.

Кто-то громко откашлялся. Оглядываюсь. Рядом сидят Юля и Алексей. Юля выглядит обиженно, а Леша недовольно и напряженно.

Осознала вдруг, что сижу со своим боссом бок о бок, непозволительно близко, я бы сказала. Андрей Александрович еще и захватил опять мою косу, даже сейчас продолжая ее то накручивать себе на руку, то распускать и снова накручивать.

— Ксюш, я вообще-то для тебя выступал. Ты меня хоть слушала? — с упреком произносит Алексей, встает, подходит ко мне, берет за руку и пересаживает на другой диван. Подальше от Радова.

— Извини, нет, увлеклась разговором.

— Что же такое интересное вы тут с Андреем обсуждали?

— Ксюша идет учиться, чтобы получить права, — за меня ответил шеф, уже тоже пересевший поближе к Юле.

— Да? Это здорово, — Алексей тоже оживился, узнав тему разговора, но напряженно подглядывать на своего друга не перестал. Почувствовала, как позади меня, на спинку дивана опустилась рука Леши. — А с чего вдруг?

Я хмыкнула.

— Да вот, решила, что мне просто необходима подработка. Буду предоставлять услугу трезвый водитель.

— Хм, — теперь Алексей с претензией смотрит на моего босса, видимо сразу догадавшись, кому тут особо требуется трезвый водитель. — Понятно.

Разговор как-то так резко прервался. Шеф стал больше уделять внимания своей новой знакомой, а Леша стал расспрашивать меня про машину, правда, все больше интересуясь тем какие авто мне нравятся.

Через минут десять.

— Андрюх, пойдем, выйдем. Покурим, — вдруг предложил Алексей.

Какое-то седьмое чувство подсказало мне, что здесь что-то неладно. Шеф же не…

— Так я же не курю. Да и ты вроде бросил не так давно, — мой босс тоже выглядит удивленным.

— Да просто свежим воздухом подышим. А то что-то жарко здесь.

— Ну, пойдем, — мой начальник встал, мужчины ушли.

— Разбираться пойдут, — со знанием дела, сказала Юля, попивая коктейль через соломинку.

— В чем?

— Как в чем? В тебе.

— А зачем во мне разбираться?

— Ну это я так. Не в тебе, а по поводу тебя. Кто на что претендует, разбираться.

— Что тут разбираться, не пойму.

— Ну как. Двое мужчин. Обоим ты интересна. Только один явно претендует на тебя, а другой фривольно себя ведет, — объяснила спокойно Юля и тут же обвиняюще спросила. — Ты почему с Андреем кокетничаешь?

— Кто, я?!

— Сидели тут, ворковали. Если что, то Андрей — мой. Некрасиво с твоей стороны за двумя бегать. При том, вообще непонятно, что эти два шикарных холостых мужика в тебе нашли, — высказалась Юля, и с ожиданием на меня смотрит. Хочет объяснения, чем, по ее мнению, я привлекла мужчин?

— В постели хороша. Огонь просто, — брякнула я. У Юли лицо от удивления вытянулось.

Встала. Обеспокоена. Неужели правда Алексей что-то себе напридумывал? Ну ерунда же полная. Пойду шефа выручать, а то еще поссорятся.

Благо, стол уже оплачен заранее, так что проблем с выходом нет.

На улице уже ночь. Довольно прохладно. Леша и Андрей вполне мирно стоят на крыльце. Алексей курит.

— О, Ксюша, а ты чего вышла? Здесь холодно, — заботливо интересуется Алексей, сам мужчина стоит в одной рубашке.

— Да вот, тоже захотелось подышать свежим воздухом. Все нормально?

— Конечно. Ну, что, возвращаемся в ресторан уже может? Я докурил.

— Я, наверное, домой поеду, — отстраненно произнес мой босс. Как-то шеф больше не выглядит расслабленно и весело. — Завтра вставать на работу рано. Не мне одному, кстати.

— Ага, то есть собираемся. Всем надо, это да, — довольно произнес Алексей.

— Решайте сами. Мое такси уже подъехало, так что, я прощаюсь. Хорошо вам с Ксюшей провести остаток вечера.

Радов сделал шаг в сторону дороги.

— Погоди, а как же Юля? — недоуменно произнес Леша.

— А что, Юля? Не зацепила.

Радов ушел.

— Ксюш, тебе вещи какие-то нужно забрать из ресторана?

— Нет, у меня все с собой.

— Хорошо, тогда сейчас до машины моей дойдем, я заберу там кое-что, и провожу тебя до дома на такси.

— А с Юлей не будем прощаться? — она ведь вроде бы ждет нас всех за столиком.

— Нет, а зачем?

Вот уж действительно. Вздохнула. Это мужчины.

Сели с Лешей в такси. Мой кавалер всю дорогу не давал мне скучать, выводя на диалог, когда подъехали к моему дому, Алексей попросил таксиста подождать, а сам пошел провожать меня до подъезда.

— Здравствуйте, Ольга Тимофеевна, — хором поздоровались мы с Лешей.

— И вам, здравствуйте, — степенно отозвалась бабушка, с одобрением поглядывая на нашу пару. — Ой, что-то я припозднилась. Спать пойду. Вы тоже идите. Это полезно для здоровья.

Алексей хмыкнул. Ольга Тимофеевна ушла так быстро, словно и не стояла только что перед нами. Все, теперь у подъезда тишина и покой.

— Спасибо за этот вечер, — произнес Леша, заглядывая мне в глаза.

— Тебе спасибо, — чувствую себя неудобно — Алексей взял меня за руку, и отпускать не торопится.

— Ксюш, а что ты делаешь завтра вечером?

— Ну… еще пока точно не знаю.

— Давай, может, сходим куда-нибудь? В кино, например.

— Я, в принципе, не против, но не знаю, как у меня будет со временем.

— Тогда завтра еще тебе позвоню. Договорились?

— Да.

Алексей наклонился и поцеловал меня в щеку, пощекотав ее жесткой щетиной.

Поднялась в квартиру. Настроение… приподнятое. Более чем. Пусть, с Алексеем я ничего такого не хочу, но сам факт наличия мужчины, которому я нравлюсь, вдохновляет на дальнейшие подвиги по совершенствованию своего тела и образа жизни.

Утром, когда будильник зазвенел в несусветную рань, вдохновения у меня заметно поубавилось. Как я отдирала себя от кровати — отдельная история. Каждый шаг — боль. Жутко лень, хочется спать и кушать, причем можно все вместе.

Умылась ледяной водой, но помогло мало. Сейчас бы кофе, но нельзя. Максимум, по моей диете, разрешен только чай, и то увлекаться им нельзя, лучше воды ничего, оказывается, быть не может.

С замиранием сердца подхожу к весам. Встаю. Ого-го-гошечки!

Даже сразу проснулась окончательно. Не взвешивалась же всего пару дней. Весы показывают поразительный результат. В последнее время, вес стал снижаться все медленнее, порой и вовсе застывая на одной цифре, но сегодня просто чудо.

Сбросила два килограмма.

Я герой! Все, кушать уже не так сильно хочется. Быстро собралась и припевая в хорошем настроении отправилась на работу. Проблема только одна, так и не купила себе новый спортивный костюм, но ничего. Штаны одела старые, майку почти новую нашла, а потрепанную куртку одевать не стану — уже достаточно тепло.

От метро иду вприпрыжку, весело напевая песню собственного сочинения:

— Скоро обновлю я гардрероб-роб-роб-роб! Будет у меня, ха-ха-ха, полный шкаф вещей, новеньких, красивеньких, любименьких вещей, ура-ура-ура! Кто молодец? Я молодец? Я молодец!

— Дец-дец-дец? — прервал кто-то мою песню.

Резко оборачиваюсь. Позади меня стоит мой шеф в спортивном костюме, и широко весело улыбается.

Вот позорище то. Чувствую, как мое лицо заливает краска стыда.

Радов расхохотался.

— Да ладно тебе, Ксюш. Мне понравилось. И чего ты в караоке отказывалась петь?

Хорошо же получается. Ну что, готова к спортивно массовому мероприятию?

— Мне только вещи на пост охраны занести.

— Хорошо, жду здесь.

Пытаюсь хоть как-то взять себя в руки и успокоиться. Теперь босс наверняка считает, что у меня не все в порядке с головой.

Вернулась.

— Ну что, побежали? — бодро поинтересовался шеф, и не ожидая ответа, припустил в сторону парка. Вздохнув, побежала за своим дорогим начальником.

То, что идея совместных пробежек была плохой, я знала сразу, но сейчас убедилась наверняка. Сначала легкая пробежка до тихой площадке, где шеф провел для нас разминку. Босс не был бы боссом, если бы тут же не взял все командование на себя, указывая, как и что мне надо делать. Эта «простая» по словам шефа, разминка, чувствую, уже завтра мне аукнется — с кровати не смогу встать от боли во всем теле. А потом мы приступили непосредственно к пробежке. Шеф бежит себе спокойно, словно и не устает совсем. Я честно пыталась не ударить в грязь лицом, и достаточно долго (минуты три), бежала с начальником на одном уровне, но потом бросила это неблагодарное дело, постепенно став замедляться, а потом и вовсе остановившись. Тяжело дышу, пытаясь восстановить дыхание. Сердце бьется как бешеное.

— Ксюша, ты чего? — рядом оказался шеф. В голосе Радова озабоченность… мужчина кладет мне руку на плечо, и так приятно вдруг становится, тепло.

— Оставьте меня шеф, а сами бегите, — сдавленным голосом произнесла я.

Пересмотрела я героических фильмов в детстве, это да. — Мне уже ни что не поможет. Если что, найдете потом мое тело вон под той березой, которую в данный момент метит маленький рыжий шпиц.

— Ксюша! — возмутился шеф. — Я товарищей не бросаю. Забирайся ко мне на спину, я тебя потащу, мой раненый сослуживец.

Меня пробивает нервный смех, меньше всего ожидала, что начальник поддержит шутку.

Нести себя отказалась. К счастью, босс настаивать не стал, лишь подхватил под руку, и пошли мы неспешно по аллеям парка. Погода теплая, вокруг весна, красота.

— Ну все, я готова дальше бежать, — через какое-то время отважно заявила я. — Только давайте все-таки раздельно бегать. У нас разные ритмы. Я пока способно на тихую спокойную пробежку с частыми пешими передышками, а вам нужно быстро.

— Ерунда, — отмахнулся начальник. — Будем в твоем ритме бегать пока, я совершенно не против, ну и постепенно, со временем, увеличим темп.

Побежали. Стараюсь не отвлекаться на бегущего рядом мужчину, на которого оборачиваются все встреченные нами представительницы прекрасного пола.

После пробежки вернулись с боссом на ту не многолюдную площадку, с которой начинали разминку.

— Ну все, разогрелись, теперь буду учить тебя различным приемам. В основном самообороны.

Печально вздохнула. Вот и самое страшное началось.

— Андрей Александрович, а может, вы еще с кем-нибудь будете тренировать эти приемы?

— А на что мне тогда личная помощница? — Фыркнул мужчина.

— Ну… кофе приносить, например.

— Этого мало. Все, больше никаких пререканий и сомнений. Показываю прием. По возможности запоминаешь, и отрабатываем.

Опять я оказалась права. Это было форменное издевательство. Мне заламывали руки, швыряли на землю, тискали — исключительно в обучающих целях, но от этого не легче.

Под конец, запыхавшаяся, немного несчастная, встаю с земли, куда меня в очередной раз отправил мой собственный босс.

Отряхиваюсь от пыли. Вот теперь зато я рада, что не успела прикупить новый спортивный костюм. Сам шеф, к слову, выглядит не лучше, так как позволял себя ронять, для отработки мною новых приемов.

— Мата не хватает, — вздохнул Радов.

— Это точно, — активно поддержала я высказывание шефа. — Крепкого такого, забористого мата.

Начальник фыркнул.

— Нет, я про другой мат. Запомнила хоть что-то из того, что я показывал.

— Ничего, — с каким-то мрачным удовлетворением ответила я.

— Не беда, завтра повторим. Постепенно выработается мышечная память.

Мышечная память у меня на падения и тычки только выработается. Никогда не понимала, что хорошего во всех этих драках. Зато теперь у меня, кажется, будет знание, как правильно выворачивать человеку руки, но зачем мне оно, если с мужем мы теперь вместе не живем.

Охрана на входе смотрела на меня и шефа огромными удивленными глазами. Как я понимаю ребят. Один из главных акционеров фирмы вместе со своей помощницей является в спортивном, запыленном и весьма встрепанном виде. О чем подумала охрана, даже представить боюсь. Я ушла в душевую спортивного зала, а шеф к себе — у больших начальников есть личные санузлы.

Сегодняшний рабочий день выдался не менее горячим, прошлые. Народ ходит весь нервный, злой.

Сотрудников начали тестировать на профпригодность, что не добавляет никому хорошего настроения. Сегодня знакомые обрывали мне телефон, слезной прося спустится пообедать в кафе. Людям нужна информация, а кто, как не личный помощник нынешнего заместителя генерального может ее дать. Выпрашивают встречи у меня уже давно, и сегодня все-таки решилась. Чай попью, успокою, как могу, всех знакомых. Спустилась любимое офисное кафе, нашла своих друзей и коллег по совместительству. Подошла к столику и ужаснулась. На столе шикарный торт, множество салатиков, три бутылки мартини, соки, тарелки с сырами, колбасами и прочими закусками.

— Это что такое? Как-то не тянет на простой офисный обед, — говорю, а сама чувствую, как у меня слюнки текут. Не ожидала я тут такой подставы. Похоже, мне хотят дать взятку тортом.

— Ну а что? Посидим нормально, поболтаем, — сказала Клавдия, дородная женщина из финансового отдела. — Разве повод всегда нужен, чтобы хорошим людям вместе отдохнуть хорошо.

— Извините ребят, но я тогда пошла. На диете сейчас сижу строгой, так что как-нибудь без меня.

Сделала шаг, чтобы уходить. Народ всполошился. Первым делом со стола исчез торт, затем салаты и все остальное. Остался только чай и минералка.

Села за стол, составленный из нескольких маленьких столиков. Если до этого казалось, что здесь праздничное пиршество, то теперь настоящее деловое совещание.

— Задавайте свои вопросы, — кивнула я. В данный момент чувствую себя словно звезда, решившая дать интервью.

Вопросов оказалось очень много. Взволнованные люди выспрашивали о планах начальства относительно среднего и низшего звена сотрудников компании, про тесты на квалификацию, уровень зарплаты, будут ли премии, изменится ли социальный пакет… с кем встречается Андрей Александрович, и так далее. Как могла, успокоила народ.

Пришлось значительно задержаться на обеде, под конец буквально выдирая себя из цепких лап коллег.

— Да нормальные там тесты, ничего сложно, если знаешь свою специальность… нет, я еще не сдавала, но листала некоторые… нет… да. Хорошо. Извините, мне пора меня начальник убьет, и так уже сильно опоздала.

Вырвалась. Проверила, цела ли одежда и части тела, а то такое ощущение, во всяком случае в моральном плане, что попала в водоем к пираньям, что так и норовят оторвать от меня кусочек информации, а вместе с ним и еще чего прихватить.

Когда вернулась на рабочее место, босс сразу вызвал меня к себе, посмотрел сурово, но про опоздание так ничего и не сказал. Мне дали несколько заданий и предупредили:

— У нас через полтора часа встреча с китайцами. Подготовь все к их приему.

Испугалась, но виду не подала. С китайцами мне дел еще не приходилось иметь.

Уже будучи на рабочем месте, позвонила «послам», так у нас между собой называют отдел по работе с зарубежными партнерами, там у нас обитают переводчики и культурологи.

— Алло, а с кем можно проконсультироваться относительно регламента встречи с иностранными партнерами?

И вот, спустя какое-то время, стою за плечом шефа, общающегося с иностранными коллегами без всяких переводчиков. Своим боссом я восхищена. Радов говорит легко и непринужденно, улыбается, шутит — китайцы, что поначалу изображали из себя людей без эмоций, смеются. Общение складывается, похоже, более чем приятное. На меня китайцы посматривают с любопытством и интересом. Мужским интересом, надо отметить. Мне кажется, их заинтересовала моя русская внешность — высокая, со светлыми волосами, голубыми глазами, молочного цвета кожей, с пышными формами… Опускаю взгляд в пол, некоторые взгляды азиатских мужчин уж слишком откровенно проходятся по моей фигуре и лицу.

Разговоры вдруг затихают, из-за чего я тут же поднимаю взгляд. Китайские партнеры, конечно, все еще ведут беседу с Радовым, но все больше отвлекаются, смотря куда-то в район груди или рук моего начальника. Стало очень любопытно. Приблизилась совсем уж вплотную к своему начальнику и заглянула через плечо. Как шеф это делает? Зачем? Как можно было умудриться поймать кончик моей косы, при том что я стояла на достаточном расстоянии, и теперь, кажется, совершенно не замечать, что играешь с чужими волосами, накручивая их себе то на палец, то на ручку. Стараюсь незаметно вытянуть косу из рук начальника, но шеф свою добычу отдавать не стремиться. Оглядываюсь на китайцев и понимаю, что за моими попытками освободить волосы более чем пристально наблюдают. Ситуация патовая. Наклоняюсь к уху босса.

— Андрей Александрович, отпустите, пожалуйста, мою косу. Ваши партнеры смотрят.

— Кхм, — моя коса выскользнула из рук начальника. Радов откашлялся, что-то сказал своим партнер заулыбались. Кажется, все нормально.

ГЛАВА 10

Радов после переговоров сделал вид, что ничего такого не произошло, в принципе, и правда не произошло, но все-таки хоть какого-то комментария от босса я ожидала, но нет.

Сменить косу я могу на… хвост, но волосы тогда будут везде лезть, и это меня раздражает. Убирать все в какую-нибудь прическу-улитку тяжко каждый день, и не слишком хорошо на мне смотрится, потом еще и голова отваливается под конец дня от сконцентрированного на макушке веса волос.

А стричь жалко и только из-за босса я этого делать не буду.

Придя на рабочее место, начала потихоньку готовиться к тому чтобы уходить с работы. Звонок от Алексея.

— Да.

— Ксюша, привет. Ну что, ты свободна сегодня? — поинтересовался у меня Алексей.

— В принципе, если ничего непредвиденного не случится, то скоро уже буду выходить с работы. Минут через сорок, думаю. Единственное, я сегодня так устала, что больше всего меня сейчас тянет оказаться дома, на диване у телевизора, чем куда-то ехать.

— Я тебя понял, Ксюш. Давай тогда я сейчас за тобой заеду, отвезу домой, а там дальше посмотрим. Хорошо?

Приятная неожиданность. Меня домой отвезут, и не придется толкаться в метро, ждать маршрутку… хотя диетолог советовала мне больше ходить.

— Хорошо, — сегодня ходьба отменяется.

Бреду по безлюдному ныне коридору. Шеф еще решил задержаться, но меня отпустил. Около наших красивых, современных и невероятно быстрых лифтов, нажав на кнопку вызова, стою и мирно жду когда подъедет кабинка, двери распахнуться и это еще приблизит меня к встрече с Алексеем. Жду ли я эту встречу, предвкушая ее? Скорее нет, чем да. Понимаю, что выходя из кабинета, не посмотрела в зеркало, чтобы проверить, как выгляжу. Не волнуюсь. Может, такая заморозка в чувствах лишь из-за того, что до сих пор не отошла от разрыва с мужем? Возможно.

Рядом со мной встал неприметный такой мужчина в сером костюме. Я бы и не обратила на этого мужчину внимание, если бы он сам ко мне не обратился.

— Ксения Михайловна?

— Да?

— Меня зовут Константин и у меня к вам деловой разговор. Мы можем пройти в одну из приемных?

— А… вы из какого отдела?

— Не из какого. Я здесь по частному делу.

— Именно ко мне?

— Да, к вам.

— По какому вопросу?

— Финансовому.

— Ну… хорошо.

Я на работе, тут охрана, камеры, так что вряд ли это какой-нибудь маньяк или киллер от мужа… на всякий случай засунула руку в карман с телефоном и включила запись. Если дядя с каким-то угрозами от Андрея, будет в суде чем козырнуть.

Зашли в ближайшую приемную, а там… еще один дядя сидит. Напряглась. Слишком на засаду похоже.

— Что вам нужно?

— Только поговорить и сделать весьма интересное предложение. Присаживайтесь, — дружелюбно произнес Константин.

Все-таки опустилась в черное офисное кресло, жду.

— Разговор пойдет о вашем начальнике. Андрее Александровича Радове, — начал тот, второй мужчина, что уже был в приемной.

Следующие десять минут мне рассказывали, какой у меня плохой безответственный начальник, который топит компанию и старается сделать все, чтобы пустить по миру всех сотрудников. Сижу в тихом шоке.

— Мы представители неравнодушных к проблемам компании людей, что хотят устранить Андрея Александровича от руля и вернуть прежние порядки. Ничего больше. Никакого вреда вашему начальнику причинено не будет.

— Для чего вам я?

— В скором времени мы передадим вам папку с бумаги и скажем, когда ее нужно будет подложить на стол к вашему начальнику.

Так, ну теперь почти все понятно.

— Что мне за это будет? — по деловому интересуюсь я.

— Денежное вознаграждение, весьма солидное. Причем независимо от успеха операции, треть суммы будет заранее переведена на любой указанный вами счет, — мой собеседник берет со стола бумагу и ручку, пишет сумму. Ого! Да на эту сумму, даже ее треть, можно дом купить, большой такой. С машиной.

Что это? Проверка на вшивость от моего начальника? Реально готовящаяся подстава? Только кого? Босса? Или меня? Ну, чтобы дискредитировать и поставить на место помощника своего человека.

Делаю вид, что с интересом разглядываю бумажку с написанной на ней суммой. Надо принимать какое-то решение.

— Какие у меня гарантии, что это не подстава и не чей-то розыгрыш? — с сомнением произношу я.

— На ваш официальный банковский счет уже переведена часть суммы. Лишь за то, что согласились с нами поговорить. Можете проверить хоть сейчас.

— Позже, обязательно, — у меня телефон в режиме записи стоит, светить ни к чему. Изображаю этакую таинственность, мол так и задумано.

— Ну что, мы договорились? — интересуется мой собеседник.

— Если сумма окажется переведенной, то да. Я так понимаю, во вторую нашу встречу вы передадите папку и переведете вторую часть денег?

— Совершенно верно. Думаю, не стоит говорить, что о нашем разговоре вам лучше молчать? Для вашего здоровья же лучше. К тому же мы в этой компании не работаем и никак с ней не связаны, и, по сути, посторонние наемные люди, лишь посредники, так что навредить нам ваша словесная несдержанность никак не сможет.

По спине пробежали мурашки. У меня мороз по коже от этих двоих. Испуг даже изображать не пришлось.

— Хорошо, чувствую, мы поняли друг друга. Мы вам позвоним, когда придет время.

Вновь на ватных ногах иду к лифтам. Мужчины остались в приемной. Жаль, не сфотографировать их. Не бегу обратно к шефу в офис только потому что опасаюсь, что меня могут увидеть эти дядечки.

Сердце колотится, как бешеное. Ничего не замечая вокруг, выхожу из здания компании, бреду в сторону перехода к парку. Можно уже боссу позвонить, или стоит скрыться где-нибудь в зарослях, и уже из кустов просить Андрея Александровича о срочном внеочередном совещании?

Рядом останавливается синяя машина. Не успела ступить на зебру.

— Ксюша! Ты почему не позвонила предупредить, что уже выходишь? — из синей машины выходит Алексей, обходит ее и открывает переднюю пассажирскую дверцу. — Прошу садись.

С облегчением устремилась к автомобилю друга своего начальника, и только в салоне почувствовала себя в безопасности.

— Ксюш, это тебе, — Леша тянется к заднему сиденью и достает оттуда шикарный букет алых роз.

— Спасибо, — на автомате чмокнула Алексея в колючую щеку.

— Ну что, как себя чувствуешь? Готова к тому чтобы хорошо провести время в кино, или сегодня домашние посиделки? Я кстати, и против домашних посиделок, ничего не имею против, — шутливо отметил мой ухажер. — Кот меня вроде нормально воспринимает…

— Леша, я согласна на все что угодно, только можно с нами Андрей Александрович поедет?

Судя по лицу Алексея, такого поворота он совсем не ожидал. Мужчина в ступоре.

— У меня важный разговор к шефу.

— А на работе недостаточно было времени для разговоров?

— Достаточно, но тут форс-мажор. Я позвоню Андрею?

— Звони, — пожал плечами Леша, кажется, он обиделся.

Набираю номер.

— Алло.

— Андрей Александрович! Вы еще на работе?

— Да. Что случилось, Ксюш?

— Мы тут с Алексеем у перехода в парк вас ждем. Очень нужно с вами переговорить. Действительно срочно. Можете спуститься? Хотя нет. Мы с Алексеем отъедем в какой-нибудь ресторан здесь неподалеку, а вы туда либо подъедет, либо подойдете. Нельзя, чтобы видели, что мы с вами встретились.

— Ты меня заинтриговала. Ладно, перезвони, как в ресторан зайдёте.

Отключила вызов, захожу в интернет, чтобы проверить, действительно ли пополнился баланс моей банковской карты.

— Что все-таки случилось? — Алексей выглядит уже не обиженно, а заинтересованно.

— Пока не представляю, но точно, что ничего хорошего, — о, ну вот. Деньги переведены.

Уже через двадцать минут сидим за круглым столиком в очень помпезном немноголюдном ресторане. На меня с требовательным ожиданием смотрят двое мужчин.

— Ну что там, Ксюш? — по-доброму интересуется Радов.

— Тут такое дело… я не знаю, можно ли говорить при Алексее. Это касаемо работы.

Шеф смерил своего друга долгим оценивающим взглядом. Леша поднимает в удивлении брови.

— Мне выйти? Не мешать вам вдвоем вести личные беседы на рабочие темы? — язвительность в голосе Алексея мешается с раздражением.

— Ладно, оставайся, — махнул рукой Андрей, давая свое дозволение. — Ксюша?

— Шеф, когда я домой пошла, мне навстречу вышел мужчина…

Все рассказала, продемонстрировала запись разговора.

— Я проверила, деньги на счет пришли, — закончила свой рассказ.

— А я в… — босс произнес не слишком хорошее слово, обозначающее, что он в крайней степени шокирован.

— И я, — добавил Леша.

— И я, — робко поддакнула. — Босс, что делать будем? Мне как, соглашаться или нет?

Деньги лишними никогда не бывают, только, чувствую, меня за них и прикопать в каком-нибудь лесочке могут.

— Бери, конечно, — с готовностью ответил начальник. — Только мне процент не забудь отстегнуть за охрану своей персоны. Ну а если серьезно. Надо делать облаву, ловить всех с поличным, пытать, узнавать пароли, явки…

— Конечно, надо, — кивнул Алексей. — У тебя есть те, кто этим сможет заняться? Отца попросишь? Если хочешь, у меня есть кое-какие связи, ювелирка — такое дело, где часто все неспокойно. Могу помочь. Отследим, с какого счета Ксюше переслали деньги, эти двое, когда вновь приедут, тоже будут взяты под наблюдение.

— Отлично! Я тоже кое с кем свяжусь. Отца не хочу привлекать, не исключено, что он организатор — у нас с ним в последнее время отношения обострились, возможно хочет так проучить. Еще надо будет охрану компании проверить. Если пропустили этих двоих за взятку — уволю всех.

— Правильно, — кивнул Леша и тут же с беспокойством уточнил. — Ты что, Ксюшу хочешь привлечь к этому делу?

— А что поделать? Иначе мы потеряем все ниточки. Ксюш, ты не против? Обещаю, я обеспечу достойную охрану тебе. Незаметно и круглосуточную.

— Да, конечно. Я понимаю, что это для дела, — ответила я и тут же шутливо добавила. — Но на большую премию от вас я рассчитываю.

— Премия будет огромной, — пообещал шеф. — Ты молодец! Не ожидал, если честно.

— Спасибо, — польщенно произнесла я. Почему-то во мне сидит уверенность, что ничего плохого со мной не произойдет.

— Так, — Алексей сурово сдвинул брови. — Мне все это не нравится. Ксюша, будет лучше, если мы временно съедемся, хочешь ты ко мне, хочешь — я к тебе. И буду увозить и привозить с работы, а если я не смогу, то твой начальник, что не боится рисковать ценной помощницей.

Выпала в осадок. Вот такого поворота совсем не ожидала.

Вот теперь, наверное, лицо сильно вытянулось у меня.

— Я против! Охрана же какая-то будет? Будет. Зачем мне еще и дома охранник?

— Затем. Вот пусть Андрей подтвердит, что необходимо. Начальника то ты слушаешь? — Алексей требовательно смотрит на ухмыляющегося в этот момент друга, явно рассчитывая, что Радов его поддержит, и уже вместе они меня точно уговорят, надавив авторитетом.

— Ну… — шеф замолчал, это я его под столом ногой пнула. Знаю, что своих непосредственных руководителей бить нельзя, но это был жест отчаяния. — Кхм.

Даже не знаю, что сказать. У Ксюши есть право на личную жизнь, и если она не хочет, заставить мы ее не можем. Проведем инструктаж по технике домашней безопасности, организуем доставку на автомобиле от дома до работы и обратно.

Когда у нас не получается, можно и специального водителя нанять. Не думаю, что ждать хода от этих подстрекателей придется долго. Я думаю, от силы дня два-три и в этот период нельзя показывать, что вокруг Ксюши какая-то особая активность, это скорее после понадобится защита.

— Так я о том и говорю. Мое присутствие точно не покажется подозрительным, — настаивает на своем Алексей, явно недовольный тем, что Андрей не стал с ним полностью соглашаться.

— В любом случае, решать Ксюше, — пожал плечами босс.

Мужчины внимательно на меня смотрят, ожидая моего ответа. А я в растерянности. Жить то хочется, причем долго.

— Леша, спасибо тебе большое за заботу, мне очень приятно, но я не готова пока с кем-то съезжаться, даже временно. На самом деле, мне долго нужно привыкать к новым людям, чтобы делить с ними пространство. В крайнем случае, я к родителям перееду, ну или уж совсем в крайнем, мужа обратно верну, — шутливо окончила я. Нет, мужа точно не позовут, даже если буду находиться на грани жизни и смерти.

— Не надо мужа! — хором воскликнули два моих соседа по столику. Я понимаю, Алексей, а шеф то чего так против?

Следующий час мужчины кого-то обзванивали, совещались, а я тихонечко жевала листовой салат, запивая его водой. Вкусно так. Когда есть хочется, все вкусно.

— Ладно, Андрей, все основное, что мог, я сделал. Мы с Ксюшей пойдем. Мы тут в кино собирались…

— В кино? Здорово. А на какой фильм? — живо так поинтересовался шеф.

— Какая разница? — с подозрением спрашивает Леша.

— Да вот, с вами хочу пойти. Не хочется одному пока оставаться. Возьмёте третьим лишним?

— Андрей, — мой ухажер недоволен. — Тебе что, некому позвонить, чтобы одному не остаться?

— Это уже не то будет. Вы то знаете о проблеме, по душам поговорить можно. После кино я проставляюсь. Поедем ко мне. Я покажу тебе Легче, какие у меня новые компьютерные игры в золотой коллекции, а тебе Ксюш… ты же монеты коллекционируешь? Я тоже. Еще картины, книги и модели машин. Ну что, согласны?

— Ладно, — вздохнул Алексей. — Все равно уже вечер наперекосяк пошел.

Спустя где-то час, нахожусь кинотеатре, смотрю фильм и пытаюсь понять, как так получилось, что с двух сторон меня зажали два шикарных мужчины, дружно поглощающих попкорн из огромных бумажных вёдер.

Совершила страшное преступление. Стянула из Лешиного ведерка горсточку попкорна. Сижу, наслаждаюсь жизнью. Видел бы меня сейчас мой муж. Или мама хотя бы.

Еще не могу понять, как согласилась пойти на ужастик. Я же такие фильмы могу смотреть только из-под одеяла, закрыв глаза и уши. Хотя нет, знаю почему. Босс убедил. Сказал, что с таким сопровождением, как у меня — в виде двух бравых молодцы, страшно быть не может. Ерунда! Сейчас точно могу сказать. Страшно, и еше как.

В момент, когда из-за угла выскочила страшная зубастая тварюшка, рефлективно уткнулась в крепкое мужское плечо. Меня по голове ласково погладила широкая ладонь.

— Ксюш, не бойся. Уже все страшное закончилось, — весело произнес начальник.

— Ксюша! — возмущенный возглас Алексея. — Андрей, убери от нее руки.

Осознание, к кому я в данный момент прижимаюсь, пришло быстро и неотвратимо.

— Извините, Андрей Александрович, — отстранилась от крепкого плеча.

— Ничего, мне даже понравилось. Если вдруг еще будет очень страшно, мое плечо всегда к твоим услугам — шутливо произнес мой шеф.

— Кхм, — Алексей кашлянул, но так ничего в ответ и не сказал.

Мои щеки горят невозможно как. Собралась, и весь оставшийся сеанс тщательно контролировала реакции своего тела и, когда становилось страшно, закрывала глаза, а порой и уши. В один такой раз я не отняла руки от ушей, но чуть ослабила хватку, решив сначала проверить, закончили кричать, или нет — закончили, еще и кое-что интересное узнала.

— Она забавно кино смотрит. Сопереживает. И смешно и мило. Такая непосредственная, — произносит мой босс тихо.

— Это да. Андрей, я ведь тебя уже просил.

— Хватит уже ревновать. Не отбиваю я ее у тебя. Что мне, женщин, что ли мало? Не в моем она вкусе. И сейчас мне нормальная помощница нужна, а не любовница офисная.

Отнимаю руки от ушей. В принципе, ничего нового я не узнала.

Не буду больше на ужастики ходить, не мое.

После кино попыталась придумать всяческие отмазки, чтобы не ехать домой к шефу. Сама не знаю почему, но настроение подпортилось, но опять меня волшебным образом уговорили ехать, еще и было принято решение заехать ко мне — Себу покормить. Похоже, Себастьян теперь не только мой любимец. Мне кажется, я уже начинаю привыкать к обществу этих двух мужчин, и когда остаюсь одна, становится как-то пусто, а тут жизнь бьет ключом.

Когда втроем зашли домой, мужчины принялись сюсюкаться с моим пушистым ленивым зверем, а я пошла переодеться. Выйдя из спальни, застала всех мужчин — как пушистых, так и не очень, в коридоре. Себа с комфортом расположился на руках моего босса.

— Ксюш, я тут спросить хотел? — обратился ко мне шеф, можно мы кота с собой в гости возьмём?

— Зачем? — удивленно округлила глаза я.

— Да… ну представь. Кот ведь у тебя в основном дома сидит в четырех стенах. Это же мучение. Пусть обстановку немного сменит. Тоже попирует с нами. У нас мужская солидарность. Леха вот тоже хочет Себастьяна захватить.

С подозрением смотрю на мужчин.

— Вы что, пили?

— Нет, конечно! За руль же садиться. Ну что, можно?

— Да, пожалуйста. Только лоток кошачий взять не забудьте.

Мужчины — странные существа, только начинаю осознавать, насколько они другие. Непонятные. Женской душе и логике вообще далеко до мужской по степени загадочности. Сели по машинам. Кот со мной и Алексеем томится в специальной переноске на заднем сиденье. Едем куда-то в сторону центра, и приехали в итоге к невысокому, явно элитному дому, расположенному на набережной. Поднимаемся на современном бесшумном лифте на третий этаж, где Радов проводит нас к двери в свою квартиру и вскоре гостеприимно ее распахивает.

Осторожно сунула свой любопытный нос в чужое жилище. Креативно тут. Квартира оформлена в таком… американском что ли стиле. Этакая мужская берлога. В центральной гостинной стоят низкие диванчики, на полу шкура… коровы? Ни одной свободной стены — везде подвесные открытые стеллажи, уставленные книгами и всякой всячиной. Почему-то первым делом зависла возле маски американского супер-героя Железного человека. А мне казалось, что это я неистовый коллекционер всякой ерунды. Отметила, что несмотря на обилие вещей на полках все чисто, ни одной пылинки. Видимо кто-то приходит к шефу убираться. Да и сама по себе комната не захламлена, все на своих местах. Подошла к панорамным окнам, из которых открывается чудесный вид на ночную реку, освещенную фонарями. Вот так бы стояла тут часами и любовалась.

— Нравится? — громко поинтересовался у меня босс. Обернулась. В данный момент шеф включает огромную плазму, после чего идет к одному из стеллажей и достает оттуда джойстики и какие-то диски. Алексея я не заметила поблизости.

— Да, очень. У вас здесь… хорошо.

— Спасибо.

Вскоре Радов заказал еды из ресторана, причем у меня создалось впечатление, что ее количества на месяц хватит. Не озабоченные фигурой мужчины, устроили настоящее пиршество. Молча им завидовала, до тех пор, пока меня не начали потихоньку спаивать. Началось все с глоточка сухого вина. “За компанию”. На голодный желудок и глоток вина хороший такой эффект дал. Сразу стало так все хорошо. И мужу отчего-то вдруг захотелось позвонить. Даже взялась за телефон, но потом передумала. Не настолько я пьяна. Сидим душевно, общаемся. Шеф тискает млеющего от такого внимания объевшегося кота, Алексей же — осознала неожиданно, обнимает меня за талию и сидит близко-близко.

— Ксюш, а пойдем я тебе коллекцию монет покажу, — внес совсем уж странное предложение Алексей.

Мы с начальником очень удивились.

— Леш, а ты что, знаешь где у меня деньги лежат?

Лешенька недовольно смотрит на своего друга.

— Нет, не знаю. Это я спутал немного. А хотел показать… — Алексей тянет время, явно не зная, что придумать. Мы с Андреем терпеливо ждем ответа, но вот, шеф не выдерживает.

— Уборную?

— Да!

Смешок подавить не смогла, так же, как и Радов широкую улыбку.

— Так, Лехе сегодня больше не наливаем. Ксюш, будешь еще вино?

Пить отказалась, как и Алексей. Радов, оставшись в одиночестве, тоже решил, что хватит. Мужчины пошли смотреть какие-то игрушки в гостиную, а я… в уборную. На экскурсию, ага.

У шефа, как мне удалось выяснить опытным путем, квартира весьма просторная, пятикомнатная, с тремя санузлами. Круто, очень даже.

Просидели полночи за болтовней и какой-то ерундой. Даже в карты играли. Шеф подначивал играть на желание, но его никто не поддержал. И вот, поздно-поздно ночью, воспользовавшись душевой начальника и завернувшись в махровый халат, иду в комнату, что мне выделили для ночевки. Настроение хорошее. Сидели душевно. Алексей то и дело, словно невзначай, меня касался — то мою руку своей накроет, то бедром прижмется, то по волосам проведет легко, нагнется близко-близко. Приручает, похоже, чтобы, значит, привыкла к нему. А я ведь уже не девочка давно. К мужской ласке приучена, и мне ее не хватает теперь сильно, и тут такое соблазнение активное. Все же Алексей весьма напорист. Знаем друг друга всего ничего… с другой стороны, а чего мне почти бывшему мужу верность хранить?

Перед дверью моей комнаты стоит Алексей.

— Леша, ты что это? — делаю шаг назад. Не дура, все поняла, но к такому повороту еще не готова.

— Спокойной ночи пожелать пришел, — Лешенька наступает.

— Спасибо. И тебе спокойной. Можно я пройду к себе в комнату?

— Иди, конечно. Только на ночь поцелую…

Сорвалась на бег. Мне бы только до гостиной добраться, там, кажется, шеф еще с котом сидит.

Увы, бегун из меня никакой, Алексей догнал в два шага и прижал к стене.

ГЛАВА 11

Леша приблизил свое лицо к моему. На меня мощно так пахнуло алкогольными парами.

— Леш, ты пьян. Пусти.

— Не так уж и пьян. Ксюша, я тебе хоть немного нравлюсь?

Еще бы спросил, уважаю ли я его.

— Сейчас? Сейчас — нет.

— А кто тебе нравится? — прозвучало ревниво. — Андрюха?

— Мне нравятся трезвые, воспитанные, честные, порядочные люди. Если Андрей Александрович такой, то да — нравится, если нет — то нет. Отпусти меня.

Алексей на пару мгновений задумался, и в итоге изрек.

— Значит, Андрей не нравится.

— Откуда такой вывод?

— Андрей часто нетрезвый, не всегда порядочный, и далеко не всегда честный. Хотя, может, после его поездки в Китай что-то и изменилось. Я еще не успел понять… Ксюш, можно я тебя поцелую?

— Нет.

— А я все равно поцелую.

Не успела даже пискнуть, как Алексей уже сделал то, что сказал.

Ну… мне нравится. Леша целуется весьма умело, действует напористо, еще и сжимает так крепко и властно, и я бы даже увлеклась процессом, возможно, но от запаха алкоголя как-то не добавляет ситуации романтичности, но это ладно, а вот борода раздражает, причём сильно и в прямом смысле. Борода Алексея жутко колючая, а кожа у меня нежная. Неприятно.

Если я все-таки стану серьезно встречаться с Алексеем, то только с одним условием — придется Алешке сбрить усы.

Постепенно, благодаря умелым действиям своего коварного, не совсем трезвого соблазнителя, все-таки втягивают в поцелуй и начинаю на него отвечать, закинув руки Алексею на плечи. Мужчина расслабляется и переходит к куда более активным действиям, а именно — обнимает и ласкает мое тело, постепенно задирает халат, кладет руку на грудь, с явным наслаждением до боли ее сжимая…

— Ой! — Леша скорчился, схватившись за свой детородный орган.

Гордо перекинула косу с одного плеча на другое, поправила халат на груди, и степенно направилась к своей комнате, думая о том, есть ли там дверной замок. Если нет — придется как-то шкаф двигать.

— Стоять, — раздалось за спиной раздражение.

Инстинкты сработали на отлично. Я побежала, причем не в комнату, так как не знаю, есть ли там нормальный замок, ведь если действительно нет, то окажусь в ловушке.

На этот раз куда более успешно бегу в гостиную, а за мной шустро ковыляет Алексей, плохо я ему ударила, ой, плохо. Мне кажется, я слишком добрая, из-за чего и страдаю обычно.

В гостиной шеф сидит в кресле, боком к окну и задумчиво смотрит в никуда. На коленях у Радова мой кот. Себу, похоже, окончательно у меня переманили. Шеф отчего-то сейчас сам на себя не похож, обычно улыбается, бодр и весел, а тут какой-то уставший и грустный.

Мне некогда размышлять о причинах такого состояния босса, забегаю за спинку кресла теперь очень удивленного начальника.

— Андрей Александрович, помогите!

Наличие в комнате третьего человека ни на секунду не остановило Алексея, мужчина ринулся вслед за мной за кресло, я оббегаю вокруг данного предмета мебели по кругу, используя кресло в качестве препятствия на пути мужчине.

— Все равно догоню! — раненым медведем ревет Леша.

Сил что-то отвечать нет, истерически хохочу. Уже изрядно запыхалась.

— Так, а ну, прекратили здесь брачные игры! неожиданно и громко рявкнул босс. Я даже споткнулась, и чуть не упала, но вовремя схватилась за спинку кресла.

Мы с Алексеем замерли и, кажется, смотрим на Радова, словно два нашкодивших котенка.

— Значит вот что. Во-первых, меня в свои игры не надо втягивать. Во-вторых, у себя дома делайте что хотите и как хотите. Ксюша, ты либо согласна — и вы тихо уединяетесь, либо нет — и расходитесь по разным комнатам и ведете себя прилично.

— Я не согласна!

— На что? — уточнил шеф.

— На это самое. Уединение вместе с Алексеем, потому сюда и прибежала вообще-то.

— Ага. Ну, все идите. Хотя нет. Ксюша, ты иди, а тебя, Алексей, я попрошу остаться.

— Доброй ночи, — попрощалась я с мужчинами и волне довольная отправилась спать.

На простой замок у меня дверь закрывается, как я выяснила, но конструкция такова, что этот замок можно достаточно легко провернуть с другой стороны, так что это скорее формальность, чем реальная преграда.

Тем не менее остаток ночи прошел более чем спокойно, а утром, проснувшись нереально рано от звонка будильника на телефоне, в полусонном состоянии кое-как собралась. На шикарной суперсовременной кухне вместо того чтобы, как когда-то до диеты, попить крепкий кофе с четырьмя ложками сахара, выпила стакан воды и заварила себе быструю кашу из своего диетического набора. Ну все, можно ехать на работу. Только надо решить, что мне делать с вещами, прихваченными из дома, котом… ну и кто за мной дверь закроет.

В гостиной никого нет, в квартире полная тишина. Все еще спят. А мне надо.

Так, ну где хозяйская спальня, мне уже известно. Подхожу к нужной двери, стучусь. Умираю от смущения.

Никакого ответа. Стучусь громче. Опять ничего. Ну… может Андрей у Алексея? Ага, ночует.

Набираюсь смелости, нажимаю на ручку двери. Не заперто. Чувствуя себя шпионом на вражеской территории, заглядываю внутрь помещения.

Ох, ты ж!

Быстро захлопываю за собой дверь. Снаружи. Сердце колотится, как сумасшедшая.

Там шеф! Спит. Голый. Абсолютно весь. Причем поверх одеяла. А на животе у Радова вполне мирно, свернувшись клубочком, спит мой Себа.

Постояла. Подумала еще немного. Успокоилась и… заглянула в спальню вновь.

Сфотографировала спящего шефа. Это я так — себе на память. Никакого компромата. У моего босса божественное тело. Ни одного лишнего жирка. Не то что у меня. А какие кубики…

Зачем я сфотографировала своего шефа? Сама не пойму. Чувствую себя извращенкой.

То и дело озираясь по сторонам, вернулась на кухню. Опять немного подумала и меня, наконец, озарила нормальна идея. Сделала кофе, как шеф любит, слепила бутерброды на скорую руку, салатик… так не увлекаться, а то сейчас еще муку могу начать искать для блинов. На такой кухне творить кулинарные шедевры одно удовольствие.

Ну, все готово. Звоню боссу на мобильный.

— Да? — голос начальника хриплый и сонный.

— Андрей Александрович, доброе утро. Я так понимаю, сегодня вы на пробежку не пойдете, но мне нужно, чтобы кто-то закрыл за мной дверь в ваше жилище и отвез вещи и кота ко мне домой. Я вам кофе сделала и завтрак, — бодро отрапортовала я.

Пять минут. Жди, — шеф отключился.

И действительно, уже через пять минут дорогой начальник появился предо мной вполне бодрый, свежий (явно после душа, поскольку волосы слегка влажные).

Одет Радов в спортивный костюм, в руке ключи.

— Сейчас выезжаем. Лехе позже вставать, за ним уборщица закроет. Вещи твои в машину возьмем, вечером до дома подвезу. А кот… может, пусть пока тут побудет? — произнес босс, уже приступая к завтраку.

Очень удивилась.

— Андрей Александрович, а зачем вам Себа? — кот, кстати, пришел на кухню вместе с моим шефом. Нарезала котейке кусочки вчерашней курочки и налила в блюдце молока.

— Котов и кошек вообще люблю, но дома у родителей их никогда не было — у мамы астма и вообще нелюбовь ко всякой живности, а сейчас не завожу себе кота, поскольку свои вещи люблю еще больше — сама видишь, сколько всего у меня хранится на полках, а также чистоту и отсутствие запаха. Твой же Себастьян на удивление воспитан и флегматичен, по стенам и полкам не прыгает, занавески не дерет, не лезет во все углы. Ну и вообще нахожу его очаровательным собу…собеседником.

Собеседник — это да. Себа словно все понимает. Сядет напротив, посмотрит внимательно, выслушает. Ну и не котенок уже, спокойный. Да даже когда котенком был, особых безобразий за Себастьяном не наблюдала.

— Извините, пожалуйста, но кота я и сама люблю, так что вынуждена отказать, — никогда бы не подумала, что стану делить своего котейку с начальством.

— Ксюш, ну давай на недельку оставишь, а я тебе еще премию…

— Нет. Друзей не продаю.

Шеф натуральнейшим образом надулся. Надо же, обиделся. Но Себу не за какие коврижки не отдам.

На кухню неожиданно заходит Алексей.

— Завтракаете? — хмуро интересуется мужчина. Видимо, ночь у Леши не задалась.

— Да, а ты чего так рано встал? — с удивлением интересуется Андрей. — Ксюша тут такой салат вкусный приготовила. Присоединяйся.

Алексей все таким же хмурым взглядом осмотрел стол и выдал:

— Не буду. Здесь порция на одного человека. И готовили не мне.

Леша с ожиданием на меня смотрит. А я что? У меня начальник тут только один. К тому же еще и пока муж есть. Так что пусть Алексей сам себе бутерброды и кофе делает. Я еще ночной инцидент не забыла.

Пауза и гнетущее молчание. Атмосферу разряжает босс, весело хмыкнув.

— Похоже, Лех, за ночные приключения ты еще не прощен. Советую готовить как минимум букет цветов.

И вновь тишина.

— Извини меня, Ксюша, был не прав, — Алексей выглядит как раскаявшийся медведь — такой большой мохнатый дядя с грустными глазами. Опять Леша пытается сделать глаза как у кота, но в его исполнении это определенно медведь, а не кот.

Кивнула, принимая извинения. Но готовить все равно не буду.

Алексей с печальным вздохом идет за едой к стального цвета супер-современному холодильнику. Кстати, холодильник — чудо техники, у него панель управления плазменная на верхней дверце, и можно выбрать разные режимы хранения продуктов. Меня до глубины души поразил режим “диета” — это когда дверцы холодильника блокируются на ночь, а на дневное время можно выбрать, когда именно дверцы будут открываться. То есть, приемы пищи будут строго по часам — не успел, значит опоздал. Еще холодильник может сообщать, какие продукты заканчиваются, и передать сообщение об этом тебе на телефон.

Себу все-таки пришлось оставить в доме у шефа. Не на работу же кота с собой забирать.

На удивление, шеф оказался вполне готов к утренней пробежке и последующему надругательством над моим бедным рыхлым телом.

После вчерашних занятий у меня и так все болело нереально, а теперь все еще гораздо хуже. Но я не ною. Во всяком случае вслух. После уведенного в спальне начальника невольно хочется соответствовать.

Несмотря на столь необычное и активное утро, день пошел вполне обычно и спокойно. Только под конец, когда спускалась на лифте, чтобы зайти по делу в один из отделов, столкнулась с Мариной, чуть позже вошедшей в лифт.

Коллега окинула меня внимательным взглядом и изрекла:

— Ксюша, привет, да ты, смотрю, похудела.

На меня обернулись все стоящие в лифте люди — семь человек и тоже зачем-то стали меня оглядывать. Смутилась от такого внимания. Марина, к слову, первая из посторонних людей, кто что-то заметил.

— На диету села? — со знанием дела интересуется Марина. — Правильно, это ты молодец, себя запускать не надо.

— Уже заметно? Ты первая, кто на работе мне об этом говорит.

— Я всегда все подмечаю, а будущих декретниц — только так. Гордо произнесла Марина. — На какой диете сидишь?

Весь оставшийся путь на удивление очень интересно и активно болтала с коллегой про современные диеты. А ведь раньше мы совсем не общались — не было общих тем.

— Женю ты кстати зацепила, — напоследок весело произнесла Марина, когда я выходила из лифта. — Уверена, не будь ты замужем, уже пришел бы к тебе компьютер чинить, у которого внезапно бы сбились все сетевые настройки.

Настроение вдруг взлетело до немыслимых высот. Я худею. Я нравлюсь мужчинам. Мир не рухнул после расставания с мужем, а лишь заиграл новыми красками.

Уезжаю с работы я сегодня поздно вечером и вместе с шефом. Решили, что сначала заедем к Андрею Александровичу за моим котом, и после шеф завезет меня домой.

Как сказал сам босс, ничего криминального в том, что начальник подвозит сотрудницу ничего особенного страшного у нас на работе не найдут, это обычная практика.

И вот, едем мы с шефом мирно в его машине, я расслабилась, слушаю музыку, любуюсь на вечерний город за окном. Рядом с боссом чувствую себя на удивление комфортно. Молчание такое уютное.

И тут звонок. Достаю телефон, а там отображается номер папы. Ничего не подозревая, отвечаю на вызов.

— Ксюша, ты где? — сурово интересуется родитель. Начало мне уже не нравится. Дело запахло жареным.

— Я… а что такое? Что-то случилось? — у меня душа ушла в пятки.

— Я задал вопрос. Будь любезна на него ответить, — голос папы все также сух и строг.

— С работы еду. Скоро уже буду у дома.

— Почему так поздно? Впрочем, об этом потом. Где сейчас Андрей?

На этот вопрос у меня нет ответа. Соврать как обычно? Чувствую, в этот раз не стоит.

До боли закусила губу.

— Я не знаю где Андрей.

— Сейчас тоже подъезжаю к твоему дому. Хочу с тобой поговорить, — сурово произнес папа. Похоже, почти бывший все-таки не выдержал и сделал подлянку.

— Пап, тебе Андрей звонил?

— Не по телефону, — отец сбросил вызов.

У меня задрожали руки. Внутренне настраиваюсь на тяжелый разговор. Буду отстаивать свою независимость как могу. Мне ведь еще попеняют что молчала, а потом еще врала.

— Ксюш, что такое?

— Папа звонил. Видимо, все узнал. Едет ко мне.

— О-о-о. Держись. Я уверен, ты справишься. В конце концов, твои родители не должны за тебя все решать и давить. Ты уже взрослая, самостоятельная девочка.

— Ты мне вот что скажи. Вещи будешь из машины забирать?

— Думаю… лучше не стоит. И высадите меня пораньше, за пару двор от дома. Не хочу, чтобы папа увидел.

Шеф хмыкнул.

— Ксюш, нельзя же…

— Сейчас и так нелегкий разговор предстоит. Не хочу давать лишних аргументов, что мне не стоит жить одной.

— Странно, но ладно. Знаешь, давай я тебя подожду, что ли. Как закончишь разговор, позвони мне, я занесу. Пока в ресторан съежу поужинать.

— Как хотите, — задумыватьсяься о причинах такой доброты шефа не стала. Сейчас меня волнуют другие проблемы.

Уже, будучи в доме, заходя в лиф, поняла, что трясет меня уже всю. Родные стены не помогают. Когда двери старенького лифта уже начали закрываться, их остановила мужская рука, и в кабинку вошел мой папа — высокий, немного грузный, ныне полностью седой мужчина.

— Здравствуй, пап.

— Здравствуй, дочь.

Едем наверх в тяжелой давящей тишине. Двери открылись, первая выскочила наружу, подбежала к квартире, став суетливо открывать дверь. Ключи чуть из рук не выпали. Папа молча ждет.

Заходим ко мне домой.

— Где кот? — первым делом спросил папа.

И вот что отвечать?

— Андрей забрал, — и вот хочу заметить, ни капли сейчас не соврала.

— Да? Странно. Мне казалось, он не особо привязан к Себастьяну.

Мы прошли на кухню, сели за стол.

— Пап, кушать хочешь?

— Нет, — отец поджал губы. Вновь повисло тяжелое молчание. У успокоительного, которое можно гладить нет — я бы сейчас кота, наверное, задушила от волнения.

— Знаешь, Ксюша, я всегда думал, что ты мне и маме доверяешь, а мы можем доверять тебе, — отец говорит медленно, холодно и сурово. Каждое слово папы словно камень, который падает мне в душу.

Это был один из самых тяжелых разговоров в моей жизни. Папе действительно позвонил муж и преподнес все так: у нас семейная жизнь не клеится, ребенка никак не получается завести, я стала злая и отчужденная, в семье раскол, Андрей делал все что мог, но в итоге завел симпатию на стороне, исключительно в поисках тепла, и это была ошибка. Да, Андрей хочет вернуться и наладить отношения, но я, такая нехорошая, домой не пускаю, и мало того, завела себе несколько любовников и подала на развод. Роковая женщина я в общем.

Хорошо еще, что папа не уговаривал меня вернуться к мужу, но разбор полетов устроил по полной. Кое-как пыталась оправдаться и объяснить, как все обстоит на самом деле, но доверие я к себе подорвала, так что отец постановил — я возвращаюсь в семейное гнездо, что делать с Андреем разбираемся, но сам папа против, чтобы я возвращалась к мужу. Квартиру сдаем, а там дальше видно будет.

Вот примерно с этого момента и начался главный скандал. Переезжать обратно к родителям я категорически отказалась. Папа в не менее категорическом тоне заявил, что делать из квартиры бордель не позволит, и вообще дома мне будет лучше. Я все-таки не выдержала, расплакалась, и отец стал давить еще сильнее, чувствуя свою скорую победу, но в этот раз прогадал. Все равно отказалась собирать вещи и ехать вместе с родителем. Папа же не любит, когда что-то идет не по его сценарию, он у меня человек крайне авторитарный, так что ушел, хлопнув дверью, напоследок заявив, что уже в ближайшие дни в квартиру заедут новые жильцы.

Сижу на полу, некрасиво с подвыванием плачу над своей судьбой, хотя еще недавно вполне хорошо себя ощущала. Больнее всего могут делать близкие. Отец почти убедил меня, что я не могу и не должна жить одна, потому что я слабая и мягкотелая, любой может на меня влиять. Но ведь я не поддалась папе, а значит не так уж он и прав, верно? Где мой пушистый коти-и-ик…

Звонок телефона. Кое-как встаю и достаю телефон из сумки. Звонит шеф. С ужасом понимаю, что прошло уже часа полтора с момента нашего расставания.

Наверное, злится босс.

Нет, не злится. Сочувствует.

— Ну ты как, Ксюш? К чему с отцом пришли?

— Все… нормально.

— А чего голос такой грустный?

— Андрей Александрович, можно я вещи потом заберу? И… можете пока оставить у себя у кота.

Обреченно оглядываюсь по сторонам. Сколько же у меня вещей. Потребуется огромная грузовая машина, чтобы все вывезти. Еще бы понять, куда именно выезжать. Жилье необходимо найти и снять в кратчайшие сроки. А я привыкла к этому району, и просторной квартире.

— Не пришли к взаимопониманию? — сочувственно поинтересовался у меня Радов, с которым я все еще на связи, и о котором успела забыть.

— Не пришли. Буду выезжать через пару дней из дома. Муж все-таки меня сдал, еще и расписал все в таких красках…

— Ну, ничего, все бывает. Можно из любой жизненной ситуации извлечь урок и пользу. Я вот что подумал. Хочешь, переезжай ко мне.

Я, как бы так мягко сказать, удивилась.

— Зачем к вам?

— Место под твои коллекции у меня найдется, комнату выделю. Мне уже надоело питаться в ресторанах. Будешь мне домашнюю еду готовить. Хотя бы завтраки, ну и ужины, когда есть возможность. Ну и кот соответственно тоже может пожить. Я не говорю, что на все время. Просто зачем снимать квартиру, если ты все равно скоро — я в этом уверен на все сто процентов, помириться с родителями. Знаю о чем говорю. Ты покажешь им свой характер тем, что переедешь, вскоре они начнут переживать где ты и как, а после и сами будут умолять, чтобы вернулась хотя бы в квартиру. Вот увидишь.

Максимум, месяц даю на ваше примирение. А если не помиритесь, сам помогу тебе найти и снять без всякой спешки квартиру.

— Андрей Александрович… это все из-за кота? — шокировано интересуюсь я.

— Ну…

Понятно.

— Спасибо, но нет.

— Как знаешь. Мое предложение в силе.

— А как бы вы объяснили мой переезд Алексею? — хотя после вчерашнего Леша мне и не звонит что-то. Обиделся все-таки.

— Да вот это проблема. Узнает — прибьет меня, — весело произнес шеф.

С другой стороны, ну прибьет и прибьет. Сам виноват, что ушами хлопал. Сейчас бы уже могла к нему переезжать, действуй он правильно.

— Вот и не правда. Я долго привыкаю к новым людям. Муж за мной долго очень ухаживал, прежде чем я на что-то решилась.

— Ерунда! Это ты подсознательно чувствовала, что не твой человек, вот и сомневалась. Полюбила бы по настоящему, бросилась бы в омут с головой без оглядки.

— Ну… не знаю. Мне кажется, у мужчин и женщин процессы протекания влюбленности по разному происходят…

Шеф меня заболтал так, что я и думать забыла о текущих проблемах. Лежу на полу, дискутирую с боссом на тему мужской и женской любви, смеюсь. Чудесный все-таки у меня начальник — умеет отвлечь и переключить на позитив.

После разговора с шефом, приободренная, сразу направилась к компьютеру. Мне предстоит бессонная ночь. Нужно найти толкового риелтора и место, где можно недорого снять квартиру. Хм. Желательно в том же доме, где и сейчас живу — к району привыкла, да и вещи будет легче перевозить.

Итог моих ночных бдений весьма печален. Мой дом — хоть и считается стареньким, но расположен в хорошем месте, так что цены на квартиры тут более чем приличные. А мне бы квартирку побольше надо — со всем моим коллекционным добром, да и жалко кому-то отдавать каждый месяц весьма круглую сумму денег — ведь мне теперь надо будет копить деньги, чтобы купить собственное жилье.

Просмотрела предложения с окраин города и за его окраинами — вот это уже вполне реально с моей зарплатой. Можно найти хороший вариант, вот только до работы долго добираться будет, но что поделать — вот она, цена независимости.

Все, завтра звоню вроде бы приличному по отзывам риелтору и еду, как появится возможность, смотреть подходящие варианты квартир.

Так не плакать. Привычный мир рушится. По дому, к которому успела привыкнуть, буду очень тосковать, но на обломках старой построю новую жизнь, с куда более прочным фундаментом.

ГЛАВА 12

В новой жизни утро добрым не бывает. Голодная, не выспавшаяся, без кота, на птичьих правах в квартире — в любой момент может кто-нибудь приехать смотреть квартиру.

Когда приехала к работе и встретила шефа, ждущего меня у входа в парк, первым делом поинтересовалась:

— Ну как там Себа? Скучает, наверное, по мне, не ест…

— Все нормально, не волнуйся. Всю курицу вчера умял.

Да… похоже, у кого-кого, а у кота дела идут отлично.

Настроения бегать не было совсем, так что вскоре я сошла с дорожки рядом с небольшим прудом, и села прямо на землю с недавно пробившейся сочной зеленой травкой и подставило лицо теплым весенним лучам, с наслаждением зажмурившись.

— Андрей Александрович, бегите без меня. Я тут пока посижу. Хочу подумать.

Рядом со мной тихо опустился шеф. Плечо начальника едва ощутимо касается моего.

— А хорошо тут, — произнес Радов.

Приоткрыла один глаз и покосилась на начальника — мужчина тоже запрокинул голову к небу и широко беззаботно улыбается. Почему босс такой красивый, а?

Поймала себя на мысли, что хочу положить голову шефу на плечо. Вот только мой порыв Радов вряд ли оценит.

Взяла всю волю в кулак. Такие как я домашние клуши не для таких крутых мужчин. Даже мечтать нет смысла о начальнике. И не буду.

Прошло несколько удивительно насыщенных дней. Уже через пару суток мне позвонил риелтор отца с предупреждением, что вечером он приведет клиентов смотреть мое гнездышко. К этому моменту я уже подобрала себе квартиру на окраине города. Осталось только заключить договор, заплатить за проживание и переезжать. Совершенно иная проблема возникла тогда, когда начала паковать и собирать вещи.

У меня нереально много вещей! Вот теперь не понимаю, зачем мне столько. А еще лично купленная дорогая мебель. Кровать супружеская то ладно, оставлю, неудачливая она, но вот все остальное оставлять новым жильцам не хочется. Одной тяжело все упаковывать и собирать. Заказала бригаду грузчиков с машиной на выходной день. Не представляю, как с этими мужчинами буду контактировать.

Алексей мне так и не звонит. Как сказал шеф — ухажер мой уехал на несколько дней по работе, а не названивает специально. Тактика такая, чтобы заставить меня думать о поклоннике, переживать и в итоге встретить с распростертыми объятиями. Ну, это так босс предполагает, зная все мужские тактики покорения объекта желания…

Ночи провожу за разбором своего хлама. Надо решить, что выбросить, и не тащить на новую квартиру, но… сердце кровью обливается. Кажется, что все нужно. Все память и ценность. Я излишне сентиментальна. Даже детские игрушки храню.

Так. Ну, почти со всей одеждой из шкафа можно смело расставаться, причем с радостью — ведь мне теперь даже не так давно покупаемая одежда стала великовата, но новые вещи я куплю уже после переезда. Игрушки можно раздарить соседским детям, в детский сад или детдом. А вот все остальное куда девать? Жизнь — боль. Снимать буду двухкомнатную квартиру — одна комната для той самой жизни, а вторая склад под вещи и мебель, и то все не влезет.

Настала суббота. День великого переселения. Я вся на нервах. Большее количество своего скарба упаковала, часть отнесла на свалку. Скоро подъедут грузчики. Подошла Ольга Тимофеевна — провожать, да так сердечно прощались, что расстроилась еще больше.

Звонок. О, шеф.

— Ксюш, ты упоминала, что у тебя сегодня переезд. Я приехал помочь. Уже внизу у подъезда стою.

У меня от удивления дар речи пропал.

Прокашлялась.

— Андрей Александрович, но зачем? Вам это не по статусу и зачем вам напрягаться и тратить свое время…

Радов фыркнул.

— Давай я сам буду решать, что мне по статусу, а что нет. Я с тобой вижусь чаще и дольше, чем со своей новой любовницей. Уж помочь в трудную минуту способен. Тем более ты, кажется, грузчиков нанимала? Вот. Мне остается заниматься привычным делом — руководить.

— Спасибо! — я чуть опять не расплакалась. Такой помощи от шефа я никак не ожидала.

— Ой, перестань, — кажется, мой начальник засмущался.

Радов поднялся ко мне домой. Напоила своего добровольного помощника чаем, приехали грузчики и понеслось. Все общение с мужчинами шеф взял на себя. Мне оставалась только хлопать глазами и наблюдать, как пустеет квартира.

Вещей столько, что в две газели все не влезло. Придется делать еще одну ходку. Едем на новую квартиру. Я в машине и чувствую себя в ней уже как-то так привычно и не так тесно в ней как раньше, поскольку привожу свои габариты в норму.

— Да, далеко же ты собралась, — произносит шеф, оглядываясь вокруг. Когда мы приехали на место и вышли из автомобиля. Дом сам по себе новый, и метро недалеко. На этом плюсы заканчиваются — район промышленный, завод неподалеку, с одной стороны дома шумная автотрасса, с другой же — железная дорога. Поблизости нет ни магазинов, ни аптек, ни поликлиник… ничего.

— Я решила копить, чтобы свою квартиру купить, — практически оправдываясь, произнесла я.

Радов одним из первых поднимается в квартиру, оглядывается.

— Ты на какой срок уже оплатила эту квартиру?

— Три месяца. Первые два и последний.

— Знаешь что. Давай закинем сюда всю твою мебель и большую часть вещей и… поедем ко мне. Не понравится — в любой момент сюда вернешься. Тут у тебя работы по распаковки и обустройству жилища на месяц, если одной все делать, а у меня уже все готово для жизни, Себа по тебе скучает. По вечерам будем развлекаться и гулять.

Как и Радов до этого, внимательно оглядела пока еще пустое, чужое мне помещение, и неожиданно для самой себя спросила:

— А я вас точно не стесню? У вас же личная жизнь, а тут я.

— Все мы взрослые люди. У тебя есть личная жизнь, у меня. Разберемся.

— Поехали к вам, — счастливо выдохнула я, обрадованная тем, что не придется все выходные распаковываться. У меня будет хорошая компания и готовое шикарное место жительства, пусть и временное.

Радов победно усмехнулся. Разобрались с мебелью и вещами — я все равно проследила за тем, чтобы поставили все так, чтобы в случае чего приехать сюда и сразу жить. Но вообще хотя бы от мебели надо потихоньку избавляться. Может, завтра приеду сюда снова и сфотографирую все хоть немного ценные вещи — попробую распродать все через специальные сайты в интернете.

Уже под вечер несмело захожу в квартиру своего начальника. Меня с радостно задранным хвостом встречаем Себастьян, сначала меня, а потом шефа, и смотрю я на это дело с изрядной долей ревности. Мой кот еще никогда так явно не демонстрировал свою симпатию никому, кроме меня.

— Так, ну проходи, располагайся и чувствуй себя как дома, — шеф ведет себя, как гостеприимный хозяин. Твоя комната та, в которой ты уже ночевала. Обживайся пока.

— Спасибо, — мы с Андреем Александровичем заезжали поесть в ресторан — вернее шеф ел ресторанную еду, а я, немного стесняясь, достала контейнер со своей готовой едой.

Вроде шеф поужинал достаточно плотно, но все же поинтересовалась. — Кушать хотите?

Я так понимаю, готовка теперь моя новая обязанность как у личного помощника.

— А ты не устала? — живо так интересуется шеф. Явно чего-то хочет.

Устала, конечно, но что не сделаешь ради любимого босса, потратившего на меня свой выходной.

— Нет. Еще полна сил и энергии.

— Тогда… может, приготовишь… пирог? Яблочный с корицей. У меня все ингредиенты есть, — вот теперь я в этой жизни видела все самое удивительное — шеф тоже состроил такие большие глаза, как у кота, и, надо признать, получилось у него это гораздо лучше, чем у Леши. Да что там, у Радова прирожденный талант строить очаровательный манящий и притягивающий внимание взгляд, ради которого сдаешь все, что угодно… так. Собраться!

— Конечно, легко.

Спать легла поздно, но со спокойной душой. Испекла на скорую руку пирог, который шеф съел в один присест. Попили дорогой китайский душистый чай, вместе с боссом в гостиной посмотрели фильм и разошлись спать. Кот увязался вслед за Андреем Александровичем, и Себу я за это простила. Очень хорошо понимаю сейчас кота и его желания.

Рано утром в воскресный денек вышла на пробежку по новым местам. Бежать вдоль набережной одно удовольствие.

Босс на пробежку не пошел, еще и отругал, что звоню ему в такую рань в воскресенье и чего-то требую.

После утреннего спортивного мероприятия приняла душ, переоделась и отправилась к диетологу — у меня сегодня запись.

— Ну что я могу сказать, — после того, как я была измерена и взвешена, Нелли Ивановна пригласила меня за стол побеседовать. — Темпы похудения у вас очень хорошие. Вы молодец. Так держать надо и дальше. — Спасибо, — польщенно произнесла я.

— Помните я говорила вам подобрать спортивные секции по вкусу?

— Да…

— В ближайшее время записывайтесь куда вам больше нравится, график посещения выбираете сами, но ходить нужно хотя бы два раза в неделю при любых обстоятельствах. Очень рекомендую вам бассейн и аква-аэробику, но если хотите что-то другое, ничего страшного, главное, чтобы вам секция нравилась и вы получали удовольствие от занятий.

И все бы хорошо, но из-за переезда надо срочно снова искать, какие спортивные секции есть в округе.

Решила не откладывать поиск секций. По дороге в свой новый дом, просмотрела через телефон, все, что есть в районе. В основном только дорогие фитнес клубы, а я теперь в режиме жесткой экономии. Больше всего мое внимание привлекла школа современных танцев, находящаяся в двух шагах от дома начальника. И цены вроде демократичные. Сразу позвонила в школу, задала пару уточняющих вопросов и записалась на первое занятие уже сегодня вечером. Вообще танцы — это не мое, но попробую, не понравится, уйду и буду еще что-нибудь искать.

В квартире меня встретили двое злых, от того что голодные, мужчин. Один мужчина маленький и пушистый, другой большой и небритый.

— Извините не успела ничего сделать — с утра занята. Что хотите? Может, омлет?

Радов поморщился.

— Нет, только не омлет, не яичница и не пельмени, — жарко произнес шеф.

— Ну, тогда может… кашу? — босс морщится. — С пирожками, — лицо Андрея Александровича светлеет.

— Чудесно! — на что я подписалась, а? Тут такие завтраки надо готовить, что потянут на обед вместе с ужином. На самом деле мне весело, а уж видеть, с каким удовольствием шеф вчера слопал пирог — душа радуется. Мне вообще нравится, когда то что я приготовила съедено, и по достоинству оценено.

Пока готовила, начальник вместе с котом сидели вместе со мной на кухне, шеф даже иногда принимал посильное участие в готовке, живо интересуясь, как и что я делаю. По ходу действия Радов расспросил о том, что делала сегодня утром.

— О, значит, на танцы записалась, молодец. Учись. Потом все-таки выедем в клуб, проверим, чему там обучили.

От этих слов начальника, у меня холодок по спине пробежал. Буду надеется, что современные танцы в моем исполнении шеф никогда не увидит. Это будет позор века. Радов и так уже услышал, как я пою всякую фигню.

После обильного завтрака, заметно подобревший шеф поинтересовался:

— Кстати о курсах. Ты уже записалась на вождение?

— Нет.

— Почему?

— Я, если честно, не восприняла тот разговор всерьез. И вообще передумала.

— Почему это? — возмутился босс.

— Ну, где я, и где автомобиль? В моей семье ни одна женщина сама машину не водит. Тогда меня захватил азарт, но на трезвую голову — вообще не представляю себя за рулем.

— Глупости. Собирайся, поехали.

— Куда?

— За город. Знаю одну площадку хорошую. Я докажу тебе, что водить ты сможешь. Там и речка неподалеку… мясо бы взять для шашлыка, у меня есть мангал раскладной…

— Андрей Александрович, какой мангал? Вы что предлагаете, нам вдвоем пикнику строить у реки? — у меня, наверное, глаза сейчас по пять копеек.

— Шикарная идея, да? Погода уже хорошая. Воскресенье. Отдохнем культурно.

— Вдвоем?

— А что такого? — удивился Радов. — Мы живем теперь. Вдвоем, — шеф выделил последнее слово так, что я вдруг осознала весь ужас и нескромность ситуации. — Вернее втроем. Себастьяна не стоит забывать. Почему нельзя и на шашлык вместе отправится?

— Может, вам лучше с кем-нибудь из друзей съездить?

— Да, это хорошая идея. Сейчас мужиков обзвоню. Но ты тоже едешь.

Хоть так.

— Шеф, а я вам для чего?

— Овощи нарежешь.

Вообще-то я в глобальном плане спрашивала, ну да ладно.

За город мы действительно поехали, и там, шеф меня, конечно за руль своей машины не посадил, да я бы и не села, но босс вызвал своего знакомого инструктора с его личным авто, специально оборудованным для обучения. Инструктор открыл шлагбаум и мы попали на площадку, где учатся водить чайники. Радов оставил меня на попечение своего знакомого, а сам уехал закупать мясо. И выбирать место для пикника.

Учитель вождения оказался на редкость спокойным и флегматичным лысеющим дядей в годах. Объяснил все максимально спокойно. Несмотря на мой страх, я уже к концу занятия каталась на площадке по кругу на первой скорости и даже пыталась объезжать препятствия — специальные флажки, с разных сторон. Мне даже понравилось, но когда вышла из машины, ноги были словно ватные, руки дрожали — это из-за того что я так сильно руль сжимала.

Эх, видели бы меня сейчас родители. Да и муж тоже. Домашняя девочка учится водить машину, живет в гостях у какого-то мужика, с которым оформлены только трудовые отношения, гуляет по ресторан и барам в мужских компаниях, катается на мотоциклах, худеет, хорошеет, собирается квартиру покупать сама, да что там, и машину тоже, аферы какие-тона на работе поддерживает… что дальше? Родители бы наверняка решили, что начну пьянствовать, курить и употреблять запрещенные вещества, а… может летом посетить какую-нибудь страну? Экзотическую. Или организовать себе какой-нибудь экстремальный тур. Помню, шеф очень удивлялся, что в моей жизни нет места риску… это босс на меня плохо влияет.

И вот, тот, кто на меня плохо влияет, заехал за мной и отвез к реке, инструктор, кстати, тоже с нами поехал, причем еще и успел меня перед шефом похвалить, сказав, что для первого раза я справилась отлично. Мне похвала оказалась удивительно приятна, а одобрение в глазах шефа, еще больше.

На речке оказалась целая тусовка — у реки развернули палатку, неподалеку припаркованных пять баков и около шести машин. Народу очень много, причем и девушек тоже много. Кто-то уже рискнул и теперь с визгом купается в холодной речке, играет музыка, от трех небольших мангалов поднимается дымок… много у моего босса друзей-приятелей.

Шефа сразу же похитили приятели, кажется, собравшиеся уломать моего начальника искупаться. Мне тихо отсидеться в стороне тоже не дали — среди друзей Радова оказалось на удивление много тех, с кем и я знакома. Так что день провела очень весело и в мужской компании. За мной стали активно ухлестывать два холостых байкера, устроив спор, кто отвезет меня обратно в город. Сама не понимаю, как так получилось, я вроде, ни с кем не кокетничала и не флиртовала, но ведь обратили же внимание.

Ситуацию спас Радов — подсел рядом на расстеленное покрывало, поставил рядом тарелки с овощами и шашлыком.

— Извините, мужики, домой девушку везу я. И это, можете нам с Ксюшей стаканчики принести и бутылку с водой. Все равно ведь сейчас вставать будете.

— Мы вставать не собирались, — недовольно пробасил один из моих ухажеров.

— Уверены?

Недолгое молчание, собеседники смеряют друг друга тяжелыми взглядами, и как итог, байкеры встают и уходят.

— Ксюш, ничего, что я твоих воздыхателей прогнал? Мне показалось, ты какая-то грустная, а эти наседали, — спросил шеф, уже начав с аппетитом умирать мясо.

Стянула с тарелки огурец.

— Ничего. Спасибо. А домой скоро поедем, а то мне вечером еще на танцы.

— Еще часик побудем и поедем.

Мирно сидим с начальником бок о бок, кушаем, любуемся на речку, болтаем, греемся на солнышке, никого не трогаем. В какой-то момент заметила, что моя коса опять оказалась в руках Радова.

— Шеф, а почему вы девушку свою не позвали сюда?

— Какую девушку? У меня нет девушки. — Но вы ведь упоминали про… — замялась.

— Любовницу? Так любовница может девушкой и не быть.

Во мне разыгралось чисто женское любопытство.

— А девушку почему себе не заводите?

— Не хочу, — Радов ответил так, что я сразу поняла, что вопросов на эту тему лучше больше не задавать.

— Привет, — раздалось за моей спиной.

Обернулась, а там… Алексей собственной персоной, и отчего-то с виду очень злой.

— О, Леш, привет, — я улыбнулась мужчине.

— Здорово, Леха, — шеф тоже обернулся к другу, но особой радости или удивления по поводу появления здесь Алексея не проявил.

— Андрей, можно тебя на минутку. Хочу с тобой поговорить, — сухо произнес Алексей. Что-то мне такое начало не нравится. С тревогой взглянула на начальника.

— Идем.

Мужчины отходят, встают в стороне от общей компании, о чем-то беседуют и тут неожиданно Алексей замахивается, целясь моему шефу в челюсть, но босс ловко уходит с траектории удара, делает Лёше подсечку, тот падает и уже не встает — Радов навалился на своего друга сверху, беря руки Леши в захват. Все произошло очень быстро.

К Андрею и Леши тут же побежали почти все, кто находится сейчас на поляне, но шеф остановил всех окриком:

Все нормально. Это я Лехе прием показывал. Идите. Мы только поговорим еще.

Народ не особо поверил, но разошелся. Я с беспокойством топчусь неподалеку, решаюсь подойти, но мне перекрывает дорогу один из мужчин и уводит подальше, со словами, что ребята взрослые, сами разберутся. Девушкам нечего лезть в мужские разборки.

Спустя какое-то то время когда ко мне подходит беззаботно улыбающийся Радов.

— Ну что, Ксюш, хочешь, поехали уже сейчас. Что-то меня уже не тянет здесь находится.

— А из-за чего вы с Лешей повздорили?

— Ну… из-за тебя. Алексей думает, что я за тобой ухаживаю, причём он просил этого не делать, а я, получается, делаю. Хотя я так не считаю. Еще… он сегодня утром вернулся из командировки, я это знал, но сюда его не пригласил. Леха узнал о пикнике через знакомых.

— А почему вы его не пригласили?

— Да обидно за тебя стало. Он тебя игнорирует, но при этом, когда проигнорировали его — ему не понравилось. Надо иногда учить людей. А в лицо он мне попытался дать, когда узнал, что ты теперь у меня живешь.

— Зачем вы ему сказали?

— Смысл тянуть и копить тайны? Лучше сразу за все получить, а потом остыть и нормально помириться. Извини, не хотел, чтобы у тебя с Лехой разладилось. Тем более из-за меня.

— Ничего, все к лучшему. Мне кажется, Алексей не мой человек. Как-то сразу все не так пошло.

— Хочешь, кого другого тебе найдем? — с готовностью предложил мой начальник.

Садимся в машину шефа и, посигналив на прощание всем, кто еще отдыхает, уезжаем с берега.

Я фыркнула.

— Нет, спасибо. Вы уже помогли. Особенно когда разогнали тех двух байкеров. А если серьезно, не нужны мне отношения сейчас, я вам уже говорила. Сначала нужно восстановить себя в душевном и физическом плане.

— А я думаю, что все это ерунда. Всегда нужен тот, для кого хочется меняться и становится лучше.

— Да вы… романтик.

Настала очередь Радова фыркать.

— Я? Ни капли.

ГЛАВА 13

Вечером собралась на танцы. Надела свой спортивный костюм, в которым бегаю. Когда же доберусь все-таки до магазинов? Следующая рабочая неделя обещает быть напряженной, выходные тоже забиты — буду избавляться от вещей основательно.

Все, полная решимости, иду на танцы, немного страшно, боюсь опозориться. И тут зазвонил телефон. О, папочка мой.

— Алло.

— Здравствуй, дочь.

— Здравствуй, папа.

— Риелтор сказала, что ты уже съехала.

— Да.

— Куда?

— Не важно.

— Что значит, неважно? — сразу рассердился отец.

— Вот так. Решила на новом месте жительства настоящий бордель устроить, так что зачем мне адрес говорить, еще приедете не вовремя, а у меня клиент.

— Ксюша!

— Пап, извини, но я обижена. Ты со мной не считаешься. Больше я никак не завишу от семьи и… мне нужно время. Вся эта история с Андреем и так далась мне нелегко, теперь ты еще решил давить. Дай мне время прийти в себя. И домой я жить не перееду. Ни за что.

— Как знаешь, — холодно ответил папа и отключился. Обиделся.

Как будто я не обижаюсь.

Администраторы в танцевальном клубе встретили меня очень приветливо, все показали. В раздевалке только переобулась в чистые сменные кроссовки. Выхожу в зал для танцев, там уже много народу собралось. Оглядываюсь и понимаю, что что-то не так. Нет, обилие высоких зеркал на всех стенах я ожидала, но воткнутые шесты в центре зала ни коим образом. И главное, на занятие пришли только девушки в не слишком-то спортивной форме — большинство в облегающих боди, колготках или коротеньких облегающих шортах, туфлях на шпильках. И все девушки такие красивые, сексуальные, стройные. Куда я попала вообще?

— Извините, — подошла к одной из девушек. — А что тут сейчас за занятие?

— Стрипданс, — девушка с недоумением меня рассматривает.

— Странно. Мне сказали, тут проводятся современные танцы.

— Ну так это и есть современный танец. По воскресеньям и четвергам у нас стрип, среда и суббота — гоу-гоу, вторник джампстайл и хип-хоп, в пятницу танец живота, а и по выходным с утра у нас тут еще латина.

— Понятно, спасибо, — развернулась, направившись к выходу.

— Эй! Ты куда?

— Пойду я… домой.

— Почему? Зачем тогда сюда приходила.

— Не знала, какие именно тут танцы. Стрипданс — это не мое.

— Откуда ты знаешь? Пробовала?

— Нет, и не хочется.

— Ну и зря. Вот тебе зачем танцевать?

— Для фигуры и тонуса.

— Посмотри — у всех кто занимается — хорошая фигура, нагрузка на все мышцы очень хорошая, при этом заниматься может и новичок. На занятиях ты развиваешь свою пластику, гибкость. Глубже начинаешь чувствовать свою женственность и сексуальность. Ну и будет чем разнообразить потом досуг вместе со своим избранником. Разве плохо?

— Пожалуй, неплохо.

— Тогда вставай в ряд. И не смей никуда уходить. У нас тут микс всех направлений в стрипе в том числе и на пилоне. Тебе понравится, я уверена. Меня Лена, кстати, зовут. А ты, наверное, Ксюша, да? — девушка захлопала в ладоши и командным голосом громко произнесла. — Так, девочки, занимаем свои места и начинаем!

Оказалось, что я разговаривала с совсем юной но более чем профессиональной учительницей стрипданса.

Чувствую себя коровой среди ланей. Ужасно неповоротливой тучной коровой. Движения получаются лишь отдаленно похожими на то, что делают остальные девушки, не понимаю, откуда у них столько энергии, гибкости и прыгучести. По мне, так это ад. Про шест, на котором и секунды не продержалась, вообще молчу.

Тем не менее, любуюсь танцовщицами. Видно, что здесь сложившийся коллектив, и большинство уже скорее профи. Мне понравилось, танцы красивые, девушки на удивление доброжелательны и улыбчивы. С одной девушкой после занятия познакомилась поближе, так она, оказывается, преподавательница в детском саду.

Домой к шефу вернулась уставшая, но полная решимости походить еще на танцы. Как сказали девочки, поначалу у неподготовленного человека вообще мало что получается.

Все тело ломит, а завтра наверняка будет нещадно болеть.

— Ну как сходила, понравилось?

— Да, понравилось, — чувствую, как щеки неудержимо краснеют.

— Я бы тоже как-нибудь сходил, движения новые выучил бы.

Краснею еще сильнее.

— Мне кажется, вам не стоит.

— Почему это?

— Мне кажется, вы и так хорошо танцуете.

Да уж, если родители вдруг узнают, как и с кем я теперь живу, посчитают наверняка свою дочь падшей женщиной, хотя в действительности все довольно невинно. Ну, подумаешь, я теперь учусь стриптиз танцевать. С кем ни бывает.

Ночью Андрей Александрович, как это ни дико звучит, звал смотреть фильм в гостиную, но я не пошла. Как-то это все-таки слишком. Ночью, вдвоем… и пусть шеф меня как женщину и не воспринимает, но я то его вполне. И если у Радова дома я хожу всегда полностью одетой теперь, не позволяя себе выйти в коридор даже в закрытом халате, то босс ничего на своей территории не стесняется. По утрам я теперь могу лицезреть шефа в одних шортах. Мое чувство прекрасного поет от счастья, а рука так и тянется к телефону, в очередной раз запечатлеть своего великолепного сложенного начальника.

Утром проснувшись, ощутила нереальную боль во всем теле. Когда я бегала, мышцы тоже болели, но в основном только ноги, а тут словно каждый миллиметр тела. Будто вчера не танцевала, а в драке участвовала.

Валяюсь в кровати, не в силах встать. Надо, наверное, разминку провести, размяться, но я действительно не в состоянии подняться. Каждое движение — боль.

Звонок на мобильный, он у меня рядом, поскольку завожу на нем будильник. О, шеф.

Нажимаю кнопку, чтобы принять вызов и сразу включаю громкую связь, чтобы не напрягать лишний раз мышцы.

— Ксюша, ты почему не выходишь? Я тебя жду, между прочим, — недовольно интересуется шеф.

— Начальник, — хриплю я. — Разрешите на сегодня отпроситься с работы. Я… можно сказать, приболела.

— Чем это? — с этим вопросом Радов бесцеремонно вламывается в мою комнату.

Сам по себе факт присутствия босса в моей спальне не так уж страшен — сплю я в такой пижаме, что выглядит куда как приличнее повседневного костюма. Но я в кровати, женщина, ныне слабая и беззащитная. И не важно что добровольно соседствую со своим начальником.

— Андрей Александрович… выйдите, пожалуйста. Вы меня смущаете.

— Сначала скажи, что случилось, — вместо того чтобы уходить, Радов подходит и садиться на край кровати. Паника.

Перезанималась. Все мышцы болят. Я немного полежу, отойду и встану. Идите.

— А, вот в чем проблема. Знакомо. Массаж нужен разогревающий, тогда быстро все пройдет. И разминка, — шеф коварно улыбнулся и откинул одело с моей спины (со спины, поскольку лежу в данный момент на животе). — Хочешь, массаж сделаю?

— Не-е-ет!

— Почему это «нет»? Что мне, трудно девушке массаж, что ли сделать, — чувствую, как мне на спину опустились теплые ладони.

— Пожалуйста, не надо! Андрей Александрович, вы меня смущаете.

— Эх, Ксюша, нельзя быть такой скромной, — с моей спины руки пропали, и как-то так стало сразу их не хватать, теплых таких, заботливых. О чем я думаю? — Ладно. Ну, хочешь, я тебя в ванную отнесу. Полежишь в горячей воде, тоже хороший вариант.

— Да! Лучше так. Хотя, нет.

— Ну а тут что не так?

— Я тяжелая. Вы меня не донесете.

Радов фыркнул, в этот раз чувствую, как одна рука шефа проникает мне… под живот, и другая просовывается под колени. Вот опять я краснею жутко. А босс, кажется, что так легко и без особых усилий переворачивает ю, поднимает и несет меня к выходу из комнаты.

— Ну вот, и ничего не тяжелая, — шеф опускает меня в ванную прямо с одеялом.

— Помочь раздеться?

— Нет.

— Ну, одеяло заберу?

— Забирайте.

— Бегать сегодня будем?

С немым укором смотрю на босса, он что, издевается?

— А что? Ты вот мне вчера бегать предлагала. И в то утро, когда мы с Лехой у тебя на диване ночевали. Я все прекрасно помню.

В общем, вы не злопамятный, вы просто злой и память у вас хорошая, верно?

— Истину говоришь. Короче я поехал. Съем то, что со вчера еще осталось, так и быть. Подъезжаю на работу, как сможешь. Рассчитываю на твою сознательность.

Радов, к моему облегчению, вышел из ванной, и я, кряхтя и охая как старушка, принялась разоблачаться. Чувствую, тяжелый у меня сегодня день будет.

Как оказалось, напророчила я себе верно. Нет, поначалу все шло достаточно ровно. Кое-как доехала до работы, от дома шефа получается гораздо ближе, чем от моего прежнего дома ехать, ну и быстрее соответственно. Успела поработать час до обеденного перерыва, после перекусила, и тут случилось то самое страшное — мне на телефон позвонил неизвестный номер.

— Алло.

— Ксения Михайловна, здравствуйте. Это Константин. Помните, не так давно у нас с вами состоялся один разговор…

— Помню, — севшим хриплым голосом произнесла я.

— Не могли бы вы спуститься на два этажа вниз. Я встречу вас у лифта.

— Да, хорошо.

Мой собеседник тут же отключился.

Сердце бешено колотится в груди. Страшно.

Первым делом зашла в кабинет босса. Как сказал шеф, после секретной проверки, никаких подслушивающих устройств выявлено не было, но лучше поостеречься, мало ли когда и где мне нужно будет сообщить информацию, потому для срочных сообщений у нас теперь есть своя кодировка.

У Радова в кабинете в данный момент находится семь крупных начальников, мужчины совещаются. Подхожу к боссу, ставлю перед ним чашечку кофе, и, чувствуя себя несколько… глуповато, произношу:

— Андрей Александрович, там, на улице дождь собирается. Не забудьте взять желтый зонт.

Шеф, оторванный от важного разговора, фокусирует взгляд сначала на меня, а затем на окно, где светит яркое солнце, и нет ни облачка.

— Не понял, зачем мне зонт? — к разговору стали прислушиваться остальные присутствующие в кабинете начальники.

Поворачиваюсь к гостям босса… спиной и бросаю на шефа многозначительные взгляд, как можно шире округляю и выпучиваю глаза. Как можно было забыть кодовые слова, которые сам же и придумал.

— Не просто зонт, а желтый. Вы забыли?

— У меня нет желтого зонта. Ксения Михайловна, вам плохо? Глаза болят? Голова?

Я уже на грани отчаяния, когда замечаю, что босс с трудом сдерживает улыбку.

Уголки губ мужчины подрагивают, грозя расползтись в широкую ухмылку.

Обиделась. У меня тут все серьезно, а шеф шутить изволит. Развернулась, чтобы уходить. Едва сдержала порыв пнуть куда-нибудь своего начальника.

— Ксения, подождите. Кажется, я понял о каком зонте речь. Я сейчас сделаю один звонок и можете спокойно забирать зонт.

С гулко бьющимся сердцем иду, куда требуется.

У лифта меня встречает знакомый уже мужчина, опять в таком же сером костюме.

— Прошу идти за мной, Ксения Михайловна, — улыбается мне Константин так снисхдительно-доброжелательно. Мой страх, похоже, не укрылся от собеседника.

Меня вновь приводят в приемную, где меня, как и в прошлый раз ждет все тот же мужчина. На столе лежит вполне обычная с виду, но довольно толстая папка.

— Присаживайтесь, Ксения Михайловна, — любезная крокодилья улыбка второго переговорщика заставляет мои поджилки трястись.

В этот раз я долго не задержалась в приемной. Мне дали подробные указания, куда, как и во сколько положить папку и перевели денег на счет, и уже собирались отпускать меня с миром, но тут воспротивилась я.

— У вас какие-то вопросы? — удивленно произнес Константин, когда я не встала и не пошла к выходу.

— Да, — набираю в грудь побольше воздуха и мужества. — Мне нужно больше денег в качестве аванса. Вдруг это все-таки вы меня, хотите тоже подставить. Тогда меня уволят, и денег я отправлено вас вряд ли еще дождусь, даже если все будет в порядке. Так что мне нужно больше именно сейчас, а не потом. Будущее слишком зыбко.

Еще бы. Если пойдет по плану шефа, этих двоих и халявных денег я точно больше не увижу, а мне квартиру надо покупать еще. Большую и желательно ближе к работе, а тут жилье бешеных денег стоит. Так что иду ва-банк и пытаюсь обыграть самих шулеров.

Страшно мне до обморока, но как-то еще держусь и пытаюсь не показывать свои эмоции.

Константин недовольно скривился.

— Никаких дополнительных денег. Такого не предусмотрено регламентом нашей встречи. Все расписано. Остальное будет только после того как все сделаете. Мы и так сейчас вам платим, по сути, за воздух.

— Что же, тогда нам больше нечего обсуждать, — встаю, так и не притронувшись к папке и разворачиваются, чтобы уйти. Это чистой воды блеф. Боссу нужна эта папка и я ее в любом случае заполучу.

— Стойте! — второй переговорщик достает из кармана телефон, с кем-то минут пять разговаривает, объясняя ситуацию и отключается. Мысленно поставила себе еще один плюсик, возможно наблюдатели шефа сумеют отследить и подслушать разговор, получив для себя дополнительную информацию.

— Через пару минут тридцать процентов от оставшейся суммы будет переведена вам на счёт.

Я кивнула, выдала немного, проверила со своего телефона баланс счёта, взяла папку, коротко попрощалась и вышла из приемной.

Мне нужно ведро валерьянки, и запивать ее лучше коньяком. Вся вспотела даже.

В кабинете начальника уже никого нет кроме самого шефа. Наверняка Радов быстро всех спровадил после моего ухода.

— Так, Ксюша, иди сюда, буду ждать твою мужественный руку. Я слышал весь разговор, и я в восхищении.

— Спасибо, — подхожу к шефу и протягиваю ему папку, Радов ее забирает и успевает сцапать мою руку, сначала крепко ее пожав, а потом и вовсе поцеловав в запястье. Мое тело словно молнией прошло. Так приятно мне еще ни от одного поцелуя мужа не было.

Вырвала руку, хотя босс и так уже ее особо не удерживал, поскольку успел распахнуть папку и всецело уделил внимание ее содержимому.

Не ухожу. Стою рядом, заглядываю шефу через плечо. Мне тоже интересно.

Так, какие-то цифры, договор на продажу… не успела прочитать чего, начальник быстро перелистнул. О, подписи в конце совсем как у босса…

Радов резко захлопнул папку.

— Вот это была бы подстава, — шокировано произнес начальник.

— Что там?

— Я только пролистал, позже буду подробнее смотреть. Кто-то решил обвинить меня в незаконной продаже активов компании и черных сделках.

— Но вы ведь этого не делали?

— Нет, конечно.

— Значит, бумаги ненастоящие и вы смогли бы доказать обратное, верно?

— Да, возможно смог, хотя наверняка соответствующие «доказательства» уже готовы. Пока разбирались бы во всем, меня бы отстранили от должности на неопределенный срок, и не факт, что вернули бы обратно. Еще и отец бы получил возможность диктовать свои условия с этой женитьбой из-за моего пошатнувшегося положения, наверняка предложил бы свою помощь… небескорыстно, само собой. Возможности и деньги у него есть… Это все отец подстроил!

— Вы, правда, так думаете?

— Уверен.

— Но это ведь ваш папа, вряд ли.

— И что? Вон, твой не постеснялся на тебя давить и шантажировать. В этом у нас родители похожи.

Ну и… что вы намерены делать?

— Пока отцу ничего предъявлять не стану. Посмотрим сначала, каковы будут итоги расследования, и что узнают мои люди, — шеф взглянул на свои шикарные и явно баснословно дороги наручные часы. — Так, ну что, через час ко мне должны уже нагрянуть с проверкой, если те двое не обманули. Папочку, пожалуй, оставлю ради забавы, только содержание изменю. Вот это будет развлечение. Какая ты у меня все-таки молодец, Ксюш. И ничего не бойся, ты под колпаком. Охрана бдит.

— А если киллера наймут, и издалека меня кто-нибудь пристрелит? — разыгралось мое воображение.

— Ты не такая важная фигура, чтобы так рисковать. Шантажировать и угрожать, чтобы деньги вернула — легко. Остальное вряд ли. Если это все-таки мой отец заказал подставу, то можешь вообще не волноваться. Он еще и порадуется, что у меня такие люди надежные, как бы странно это сейчас не прозвучало.

Мне стало немного спокойнее.

Неожиданная проверка из внутренней службы контроля, подвластной непосредственно генеральному директору компании, явилась точно в срок. Рылись в кабинете начальника мужчины в серых костюмах до поздней ночи. У меня тоже, кстати все документы и архивы перепроверили. Надеялись, видимо, найти хоть что-нибудь, ведь в серой папке не оказалось ничего ценного.

Проверка ушла, так ничего не найдя криминального, кроме мужских журналов с голыми девицами, что Радов специально положил в сейф с наиболее важными документами, дабы порадовать проверяющих хоть какой-то «грязной и порочащей информацией».

ГЛАВА 14

Моя жизнь на новом месте постепенно вошла в нормальную колею. Первую неделю было, конечно, тяжело привыкать к новому месту жительства и своему соседу, что по совместительству еще и мой дорогой начальник. Для себя решила, что буду пользоваться добротой босса, пока не выгонит, но, надеюсь, все сумму на новую квартиру скоплю раньше, чем это произойдет.

Заметила, что бег и издевательства, которые шеф называет тренировками карате, даются мне все легче. Хожу теперь на стрипданс два раза в неделю, и подумываю еще на какой-нибудь вид танцев записаться. Мне понравилось, хотя я пока абсолютно не пластична, неповоротлива и вообще с трудом запоминаю все движения. Коллектив там хороший, девчонки веселые, а желание красиво танцевать, как остальные, только растет.

Пару раз на неделе шеф уезжал на ночь глядя куда-то. Куда — не сообщал, а возвращался босс под утро. Я так подозреваю, это начальник любовницу, а может и любовниц навещает.

А так, вечера Радов проводит либо дома, либо с друзьями и со мной, если удается уговорить меня погулять, а это удается почти всегда, поскольку начальнику трудно отказать, когда речь заходит о “деловых командировках”.

Каждое утро теперь готовлю кушать, а если получается, то и вечером тоже, и меня это совершенно не напрягает. И даже попробовать съеденное не тянет — я получаю удовольствие просто от того, что готовлю и что мои блюда с наслаждением едят.

Увы, но организаторов подлянки для моего босса вычислить не удалось там изначально заказчики осторожничали, действовали через посредников и имен не называли, зато фирму, предоставляющую криминальные услуги накрыли.

Теперь шеф постоянно настороже и ждет любых подстав.

В это воскресенье вновь еду к своему диетологу — доложить об успехах и неудачах на тернистом пути к стройной фигуре, получить новые задания и отчитаться об исполнении старых. А еще поговорить. Нелли с успехом заменяет мне психолога.

— Чудесно. Ксения, вы не перестаете меня радовать, — похвалила меня диетолог после контрольных процедур и отчета. — Какую вы секцию для себя интересную выбрали, признаться, не ожидала.

— Я тоже не ожидала. Нелли.

— Да?

— Близится день моего развода, и от одной этой мысли… тянет чем-нибудь каллорийным закусить. Что делать?

— Заменить удовольствие и утешение, что приносит еда, другим утешением. Порадуйте себя лучше какими-то приятными косметическими процедурами, сделайте новую прическу, купите новую красивую одежду, на оздоровительный массаж опять же, сходите. И вы получите удовольствие и ваше тело получит необходимый отдых.

— Хорошо, поняла. Постараюсь справится. Еще вопрос. Вы говорили про мотивацию, и что приводить себя в порядок надо для себя, а не из чувства мести. Но сейчас мне очень хочется выглядеть шикарно, чтобы в день развода муж увидел меня и понял, насколько был неправ.

Нелли какое-то время молчала, а потом выдала:

— Я и сама пережила развод и прекрасно вас понимаю. Уделайте вашего мужа по полной программе. Когда вы едете разводиться?

— Послезавтра во второй половине дня.

— Советую купить утягивающий корсет, сделать профессиональный макияж и прическу у специалиста. Одежда и аксессуары тоже должны быть на уровне, — произнесла Нелли с азартом.

— Я еще могла бы попросить кого-то из знакомых мужчин, — а у меня благодаря шефу их теперь много. — Подвезти меня на хорошей машине, а потом забрать после суда.

— Идеально!

Нелли дала мне визитку какого-то хорошего стилиста, к которому посоветовала обратиться для выбора одежды в зал суда. Эндрю. Надо же. Еще один Андрей на мою голову.

Позвонила стилисту еще в медицинском центре. Сказала от кого я, чего хочу и почему. Эндрю проникся моей историей и согласился встретиться сегодня же в большом торговом центре. Уточнила стоимость услуг стилиста и печально вздохнула. Опять мой кошелек поредеет. Выписанная начальников премия за ту серую папку уйдет, похоже на новый гардероб и приготовление к торжественному мероприятию под названием развод. Чувствую, в суде я буду выглядеть лучше, чем в загсе в день своей свадьбы.

Эндрю при встрече весьма скептичн меня оглядел, печально вздохнул и сказал:

— Ладно, будем работать, но, делай что хочешь, а чтобы к дню суда скинула еще хотя бы три килограмма.

Хотя бы. Не есть мне нельзя — у меня специальная программа, да и не смогу я питаться только водой и воздухом. Значит, придется усерднее спортом заниматься.

Весь день провела вне дома, бегая по магазинам и салонам вместе с Эндрю. Стилист, обладающий яркой привлекательной внешностью и повадками человека нетрадиционной половой ориентации (но при этом зачем-то уверяющий меня, что он совершенно нормальный), решил меня поддержать и сам никуда поесть не заглядывал, устроив нам настоящий марафон.

А потом еще поехала все-таки на танцы, хотя сил уже никаких не осталось, но килограммы к торжественному мероприятию надо срочно сбрасывать. Потом отдохну. После.

Домой еле доползла. Шефа в квартире не обнаружила, чему очень обрадовалась. Не придется ничего готовить, значит.

Где-то через час, еще и получила от Радова сообщение, чтобы сегодня ужин не делала и не волновалась, он будет поздно, а может и вообще не придет — встретился со старым товарищем, прибывшим в город всего на пару дней в командировку. Прекрасно.

Перед сном заглядываю в зеркало. В этот раз не с затаенным страхом, а с любопытством. Я изменилась. Похудела. Не так чтобы невероятно, до параметров худышки мне еще очень далеко, но уже не бесформенное целлюлитное желе. Попа подтянулась, бока и живот стали меньше.

Больше всего радует лицо — уже не такое пухлое и круглое, глаза уже не смотрятся заплывшими, и визуально кажутся больше в них появился блеск… голодный блеск.

На щеках здоровый румянец от ежедневных прогулок кожа совсем чуть-чуть, но загорела.

Волосы пока стилист решил не трогать, только концы подравняли. Эндрю вообще странно себя повел, когда по его требованию распустила косу — выпучил глаза, запустил руки мне волосы и с наслаждением несколько раз пропустил их сквозь пальцы. Признаю, мне было приятно, а Эндрю посоветовал мне шевелюру и дальше отращивать. Может, стилист мой и правда нормальной ориентации…

На моем теле не осталось ни одного лишнего волоска. Даже там, где я в принципе их в небольшом количестве допускала… процедура удаления мне не понравилась.

Вряд ли еще решусь на подобный эксперимент.

Помимо прочего из нарощенного у меня теперь ресницы — кокетливо похлопала этими опахалами. Поднялся небольшой ветерок. Или мне показалось?

Неплохо. Когда сделают красивую прическу и макияж, возможно, вообще красоткой стану.

Эндрю оказался еще тем шопоголиком и провел мне мастер-класс, какая косметика и одежда должна быть у каждой женщины. Так что теперь мне ещё предстоит разобрать кучу пакетов с купленной косметикой и одеждой. Мы даже со стилистом мне новую спортивную форму купили, и Эндрю потребовал, чтобы все старые вещи я сожгла и больше не носила.

Легла спать с улыбкой на устах. Скоро развод, а я счастлива. Завтра вечером у меня новый забег со стилистом по разным процедурам. А на послезавтра я уже всерьез подумываю отпроситься с работы — прическа и макияж могут занять немало времени.

На следующее утро как обычно встала пораньше. Все тело болит после вчерашних подвигов, но не так сильно, как раньше, привыкает.

Сегодня у меня усиленная пробежка, хотя после вчерашнего дня весь показали минус полтора килограмма. Шикарно.

Легкой походкой от бедра (благодаря танцам я теперь так умею) отправилась в сторону работы. Шеф так и не появился дома, а значит на пробежку вряд ли явится, да и на работу наверняка опоздает.

АНДРЕЙ РАДОВ

Голова трещит просто невозможно. Вчера весь день сидел с другом в ресторане. Болтали, пили пиво. Хорошо, в общем-то, сидели. Когда дошёл до кондиции, ко мне подскочила симпатичная официантка и “случайно” вылила мне на штаны сок, а потом так усердно начала его оттирать в области гениталий в надежде на то, что обращу на нее внимание…

Я обратил. Слишком уж трюк знакомый, помнится, одна обидчивая помощница его тоже использовала, только в иных целях. Склоненная темноволосая головка в области моего паха и вовсе разбудила воображение, так что сидеть мы продолжили в гостинице у друга уже в расширившейся компании — мой соратник вызвонил какую-то свою старую подругу, ну и я с официанточкой. Хотя изначально ничем таким заниматься не собирался.

Приложил холодную бутылку минералки к голове. Вот зря поехал. Теперь голова весь день болеть будет. И вообще надо уже переставать за темненькими гоняться.

На блондинок что ли переключиться? Хотя они не в моем вкусе.

Такси подъезжает к работе. Сбежал из гостиничного номера как можно раньше, дав официантке щедрые чаевые. Кажется, девушка не в обиде и более чем довольна осталась.

Водитель остановил машину и припарковался неподалеку от входа в здание компании. Расплачиваюсь. Вдруг водила, судя по виду, горячих южных кровей, до этого что-то внимательно рассматривающий в окне, цыкнул и произнес:

Ва-а-ах, смотри, какая дэ-э-эвушка.

Проследил за взглядом водителя, но саму девушку не увидел, только круглый аппетитный зад какой-то спортсменки в светло-розовых облегающих лосинах, нагнувшейся завязать шнурки на ослепительно белых кроссовках. Еще заметил, что это блондинка по кончикам длинных волос, свешивающихся с плеча.

Еще раз оценил попу незнакомки. Я ведь подумал, что надо переключаться на блондинок? Похоже, мысли материальны.

Девушка поднялась, поправила высокий хвост вместо привычной косы… черт возьми! Это Ксюша?! Моя смешная, пухленькая и неповоротливая Ксюша?

Рассматриваю помощницу очень внимательно. Да, не худышка, но, оказывается, талия есть, грудь и попа вообще шикарны. Длинные волосы так и тянет потрогать, но об этом я знал. И трогал. Но вот все остальное как-то не замечал.

Не понимаю. Я точно помню, что Ксюша всегда двигалась неторопливо, немного неуклюже и словно стесняясь каждого своего шага.

Сейчас же помощница вполне уверенно ступает в сторону парка, бедра плавно покачиваются, шаг широкий, но не резкий, а раньше Ксюша все-таки ходила этак в перевалочку. Спину помощница держит прямо, подбородок гордо задран, плечи расправлены.

— Эй, что, тоже понравилась? — ухмыляется водитель. — Может, догнать? Спрошу, не нужен ли ее маме зять.

Хмуро взглянул на разговорчивого водителя.

— Не нужен. Есть у нее муж, — впихнул мужчине деньги, и вышел из авто, громко хлопнув дверью.

— Эу, это ты, что ли, муж? Ну, извини, не знал.

Такси уехало, а я побежал догонять Ксюшу. А ведь бегать сегодня не собирался.

— Ксюш, привет, — подлетаю к девушке сзади, едва сумев сдержать поры и приобнять помощницу за талию. Что за неуместные инстинкты?

— Здравствуйте, Андрей Александрович, — обернувшись, Ксюша радостно так, открыто, и очень искренне мне улыбнулась. Приятно.

— А ты чего сегодня такая… — теряюсь. Скажу, что красивая, так обидится еще, что в другие дни думал, что некрасивая. Нет, я так не думал, скорее… — не обычная?

Смотрю на Ксюшу с подозрением. Неужели ради меня приоделась. Если тоже решилась включится в гонку по моему охмурению, я этого не переживу. В качестве помощницы мне Ксения нужнее.

— Так мне завтра на развод ехать с мужем, вчера весь день по торговым центрам бегала, в поисках подходящего костюма для такого мероприятия. Заодно и подзакупила одежду на работу и для спорта. Я ведь похудела, старые вещи теперь на мне висят.

— Понятно… а почему косу не заплела? — странные вопросы, знаю. Но должен удостоверится.

Оп-па. Отпустил кончик Ксюшиного хвоста. Опять я руки свои не контролирую.

— Лень было, — просто призналась помощница. — Вчера так устала, что сегодня еле встала. Даже расчесываться не хотелось. Я как на работу приду, все заплету. Правда.

— Да можешь и не заплетать, я так спросил, из интереса. Ну что, побежали?

Ксюша в удивлении округлила глаза.

— Вы ведь не в форме.

— И что? Кроссовки и джинсы для бега подойдут, — на работе у меня запасные костюмы дожидаются.

— Шеф, извините, но выглядите вы неважно. Может, вам лучше на лавочке посидеть? Минералки попить? — кивнула моя заботливая помощница на бутылку воды в моих руках. Во мне взыграло странное упрямство.

— Нет. Бежим.

Пробежка прошла как обычно, только постоянно ловил себя на том, что слежу за тем, как колышется грудь Ксюши при беге. Завлекательно так колышется. А когда Ксюша в узких местах дорожки вырывалась вперед, любовался ее попой, которую то и дело хлестал кончик хвоста помощницы…

Еще заметил, как такие же как мы в столь ранний час спортсмены мужского пола сворачивают головы в Ксюшину сторону. Все как один. Ни одного равнодушного мужчины я так и не встретил.

Гораздо хуже мне пришлось уже после пробежки. Во время обработки приёмов.

Ксюша, на удивление пыталась держаться, даже сопротивляться и контратаковать, но в итоге как обычно оказалась поваленной на траву.

Навалился на девушку сверху, фиксируя руки. Ксюша еще трепыхается подо мной, пытается скинуть. Жутко просто, до невозможности завожу, хотя провел ночь с официанткой и был вполне сыт и удовлетворен.

Что же такое? Боялся, что Ксюша будет меня соблазнять, а сам поудобнее сел на помощницу и под видом тренировки во всю её лапаю.

— Андрей Александрович, пустите, я сдаюсь, — со сдавленным смехом молит о пощаде Ксюша, все еще пытаясь хотя бы перевернуться с живота на спину, но практически не сопротивляется.

Вот черт.

Соскочил с Ксюши и отвернулся, чтобы никак не выдать свое возбуждение. Еще немного, и я намотал бы одной рукой волосы помощницы себе на кулак, а другой бы полез к ней под майку, проверять, действительно ли грудь такая пышная, и насколько мягкая, упругая, и как хорошо ляжет в ладонь…

Чувствую себя каким-то озабоченным мальчишкой.

Так, все, это надо прекращать. А еще как-нибудь намекнуть Ксюше, что незачем одевать такую облегающую одежду. Как хорошо было раньше. В ее прежнем спортивном костюме я ни на что не обращал внимания, и, что еще приятнее, остальные мужчины тоже не обращали. А теперь обращают. И это меня раздражает. Но спать с Ксюшей не буду. Не хочу портить полностью устраивают еще меня полуформальные приятельские отношения сексом. Потом всегда начинаются претензии, завышенные ожидания, ревность. Но вот как-то про одежду Ксюше надо намекнуть. Нечего привлекать внимание всяких придурков и похотливых кобелей. Да-а-а, таких, как я, как раз.

КСЮША

Неторопливо бредем с шефом по парку в сторону работу. Я стараюсь прибавить шаг, ведь работа не ждет, но босс медлит, явно никуда не спеша и получая удовольствие от хорошей погоды и прогулки, поэтому приходится приноравливаться к темпу начальника.

— Волнуешься из-за развода? — интересуется у меня Радов.

— В принципе, не очень. Уже перегорела. Андрей Александрович, можно у вас на завтра отпроситься? Нужно кое-что подготовить к разводу…

— Банкет? — усмехнулся начальник.

— В том числе.

— Ладно. Во сколько у тебя данное мероприятие?

— В двенадцать.

— Хочешь, могу подвезти и проводить, — хитро прищурился шеф. — побесим немного твоего почти бывшего.

— М-м-м… спасибо! — я обрадовалась. Мой Андрей наверняка шефа после нескольких стычек не переваривает, а если увидит авто моего начальника, вообще будет в ауте.

— Тебе Леха, кстати, звонит? — вдруг спросил босс со странной интонацией.

— Нет, а вам?

— И мне нет. Видимо, сильно обиделся.

Поймала себя на том, что иду с шефом так близко, что наши руки соприкасаются.

Осталось только что пальцы переплести. А ведь дорога широкая, необходимости идти вплотную друг к другу нет, но зато так приятно.

Сделала шаг в сторону от шефа. Начальник никак не отреагировал на это мое действие. Идем дальше, мирно разговариваем обо всем понемногу. Так заговорила, что только спустя какое-то время заметила, что шеф держит меня под руку. Опять же ничего такого, раньше, кажется, дамы постоянно опирались на локти своих кавалеров при ходьбе. Но то раньше, и я иду не с кавалером, а с боссом своим.

Как-то отреагировать не успела. Из-за поворота вышла Валерия — молодая мама, с которой не так давно познакомила меня Марина. Я улыбнулась, а шеф почему-то сразу напрягся.

Валерия, завидев нас, остановилась, посмотрела, подумала… развернулась и сбежала. Ого, вот это да.

Радов тоже какое-то время постоял, а потом пошел дальше, как ни в чем не бывало.

— Шеф, а почему Валерия сбежала?

— Вы знакомы?

— Один раз встретила в этом парке в обед — нас коллеги друг другу представили. Так что?

— Не знаю, может, о чем-то срочном вспомнила? — безразлично пожал плечами босс.

— Вы ее знаете?

— Да, были знакомы.

Вот что-то мне подсказывает, что не все так легко и просто, как говорит шеф, но это его дело.

После странной встречи начальник продолжать болтовню не захотел и вообще значительно ускорился, правда руку мою так и не отпустил, а я, чувствуя, что настроение у босса испортилось, не стала пытаться ее высвободить.

Уже на работе, когда привела себя в порядок, переоделась и привела зашла к начальнику получить задания и заодно занесла чай, шеф внимательно и как-то печально меня оглядел, печально вздохнул, но ничего не сказал.

Что? Не нравится мой новый деловой костюм? Вообще вроде бы ничего так должно смотреться. Стилист, несмотря на все мои раздражения, заставил купить себе обтягивающую юбку-карандаш, длинной чуть ниже колена. Думала, с моей огромной филейной частью будет ужасно смотреться, но терпимо. Видимо туфли на высоких каблуках визуально улучшают вид. Но туфли на высокой шпильке носить тяжело, поэтому одеваю их только в приемной, а для выхода переобуваюсь в удобные туфельки на невысоком устойчивом каблуке.

Сегодня в обед решила спуститься в кафе. Не столько чтобы поесть, сколько для того чтобы узнать, заметит кто-то из знакомых изменения во мне или нет. Шеф вот заметил, но как-то не особо ему, похоже, понравилось, то и дело бросает в мою сторону хмурые взгляды.

Заметила, что на меня с интересом посматривают некоторые мужчины еще когда ехала в лифте да и девушки, нет-нет, да задерживают на мне оценивающий взгляд.

Захожу в любимую кафешку сотрудников среднего звена компании — тут уютно, вкусно кормят и отличный вид на холл через стеклянные витрины. В зале яблоку негде упасть.

Оглядываюсь в поисках места.

— Ксюша, иди к нам! — ближе всего ко входу и соответственно ко мне столик, за которым сидим Марина, Евгений и еще какая-то незнакомая мне девушка. Есть один свободный стул. Почему бы и нет. Мне только чай взять, всю остальную еду я с собой принесла в красивой, расписной, специально вчера купленной герметичной коробочке для ланчей. Меня Эндрю даже на такие мелочи развел, зато теперь чувствую себя уверенней со своей готовой едой. Главное ведь все подать красиво и модно.

— Прекрасно выглядишь! — Марина сразу хищно меня оглядела и вынесла вердикт, когда я села за стол. — Вот, что с людьми развод делает. Правильно, так и надо. Ты теперь вновь на рынке невест будешь.

— Откуда знаешь про развод? — удивилась я.

— Земля слухами полнится, — довольно прищурилась Марина, а я почему-то сразу подумала, что когда-нибудь эта красотка будет сидеть у своего подъезда, приняв пост у какой-нибудь Ольги Тимофеевны.

— Ты разводишься? — удивленного спрашивает Женя, очень внимательно меня рассматривая. Марина тихонечко хмыкает и толкает меня коленкой под столом, это она про то намекает, что я Жене нравлюсь?

— Да. причем уже завтра.

— Хорошо… точнее я хотел сказать плохо. Или.

— Да все нормально. Даже хорошо.

— Конечно, хорошо, вон, в какую красавицу превращается, — довольно поддакнула Марина. — Ксюш, тебе наверное моральная поддержка понадобится все равно после развода. Хочешь, завтра вечером сходим вместе в бар? Напьемся, будем орать что все мужики козлы (кроме Женечки, конечно. Женечка у нас чудо) и потанцуем на барной стойке. Кать, и ты, давай, присоединяйся.

— Эм… — протянула я. Хотела сказать, что завтра вторник, день не для ночных веселий, да и не собираюсь так развод праздновать, но не успела.

— Эх, мне что, опять всех развозить придется и быть самым трезвым? — печально вздохнул Женя. — Ладно. Но только ради Ксюши.

Евгений открыто и очень тепло мне улыбнулся. Я подумала, подумала и промолчала. В конце концов, почему бы и нет?

Вернулась после обеда на рабочее место. Настроение хорошее. Как-то так совершенно случайно получилось, что все отведенное на прием пищи время просидела в кафе, болтая с коллегами и… флиртуя с Женечкой. Я не хотела, оно как-то само получилось. Точнее Женя как-то так все время обращал на меня внимание, что-то спрашивал, шутил… а я отвечала, чувствуя его подлинный интерес ко мне.

Усердно, в поте лица тружусь. Скоро уже конец рабочего дня. И тут заходит в приемную девушка-красавица, молоденькая, красивая. Только макияжа, на мой вкус, у посетительницы слишком много на лице, а так все хорошо, только платье ей бы нужно руками придерживать — того и гляди грудь оголится — декольте ну очень рискованное. Интуиция подсказывает, что эта девушка пришла не по работе.

Печально вздохнула. Опять мне барышень отгонять, похоже.

— Здравствуйте, вы по какому вопросу? — надо сразу узнать, а то вдруг очередная невеста какая-нибудь шефа, а я не в курсе. Будет потом казус.

— Я… с документами. Мне их лично надо передать, — девушка демонстрирует мне черную папку.

— От кого? — с папками я теперь вообще осторожна. После той серой.

— От Александра Ярославовича Невского.

— Кого-кого? — признаться, великие князья в нашей компании еще замечены не были.

— Ну… мне так коллеги сказали. Это же один из руководителей, верно? — девушка замялась.

— Ну, то что Александр Невский — руководитель, это безусловно. Только он уже умер, причем давно. Если, конечно, речь не об однофамильце идет.

— Да? — расстроилась посетительница. — Хотя, наверное, об однофамильце. Так я пройду?

— Покажите, пожалуйста, что в папке.

— Я не могу. Это только лично.

— Тогда вы не пройдете. У меня по этому поводу тоже личное распоряжение начальника.

— Извините, но мне надо, — девушка вдруг на всех порах рванула к кабинету моего начальника, а я живо представила, как шеф меня потом отчитывает, что не остановила девушка.

Ну что же, я теперь уже не та Ксюша, могу и грудью встать на защиту кабинета начальника.

Выскочила из-за стола босиком — девица туфлей на огромной шпильке не сняла, так что преимущество от быстрого рывка вперед быстро потеряла.

— Стойте! — догоняю посетительницу, хватаю за руку и оттаскиваю от двери начальника, так девушка разворачивается и направляет в меня настоящий нож, который вытащила из папки!

Недавно приобретенные рефлексы сработали безукоризненно — перехватила руку агрессивной девушки за запястье и вывернула кисть, заставив красавицу сдавленно закричать, выронить нож и опуститься на колени.

Держу руку девушки заломленной за спиной. Только сейчас испугалась.

— Андрей Александрович!

ГЛАВА 15

У шефа глаза на лоб полезли, когда он вышел и узрел представшую перед ним картину. Помощница скрутила какую-то девицу, и держит ее на полу. Девица кричит и плачет одновременно.

— Карина? — недоуменно произнес босс. Ага, шеф с посетительницей знаком. Вот как чувствовала.

— Андрей Александрович, эта девушка настойчиво пыталась к вам проникнуть якобы по работе, а когда я попыталась ее остановить, набросилась на меня с ножом.

— Карина, это правда? — шеф обескуражен.

— Ксюш, отпусти ее.

Босс у меня рисковый, но его дело. Отпустив, сразу отошла от притихшей девушки как можно дальше. Мало ли, может, она еще какое-то оружие где-нибудь прячет.

— Карин, объяснись, — потребовал босс от все еще сидящей на полу красотки.

Девушка вместо слов молча открыла черную папку.

От любопытства шею себе чуть не свернула, вытягивая ее. Так, там, кажется, фотографии в папки, но что именно изображено на фото мне не видно. Делаю шаг поближе к парочке. Посмотреть то хочется.

Шеф заметил мое приближение.

— Ксюша, выйди пожалуйста, — мужчина присел на корточки рядом с моей несостоявшийся убийцей, и взял папку в руки, окончательно закрывая вид на фотографии.

Вот так всегда. Как девиц всяких обезвреживания, это я, а как что-то любопытное, так сразу: “Ксюша, выйди”.

Вообще могли бы и в кабинете босса уединиться. Зачем меня выгонять?

Уже закрывая дверь приемной, услышала холодный, какой-то мертвый голос Радова:

— Карина, ты же знаешь, что я никогда и ничего тебе не обещал. То что у меня есть другие женщины, не должно тебя волновать. У меня еще и невеста даже есть…

Закрыла дверь. Надеюсь, шеф выживет. Нож, наверное, все-таки надо было забрать.

Долго гуляла по отделам. Поболтали с коллегами, забрала кое-какие бумаги для шефа. Заметила, что люди стали понемногу успокаиваться. Кого надо уже уволили, а оставшимся даже немного зарплату подняли за счет тех, кто ушел. Жизнь компании начинает входить в привычную колею.

Время на часах показывает, что уже можно было бы и домой идти. Шеф хоть бы позвонил, сказал, можно приходить или нет.

Ладно, пойду так, без приглашения. А вообще девицу бы ту в полицию сдать за нападение с холодным оружием.

В приемной тихо и пусто. Надеюсь, шеф живой. Надо собираться, но надо бы все же проверить, как там мой босс.

Осторожно без стука открыла дверь кабинета, ожидая увидеть там все что угодно. От сцены горячего примирения до пары трупов.

О, шеф жив, это уже радует. Начальник сидит за рабочим столом и пьет нечто алкогольное. Один.

— Андрей Александрович, можно я пойду?

— Да… едем. Такси уже вызвал.

Радов встает и нетвердой походкой идет в мою сторону. Ого, как босс наж… набрался. А если кто увидит? Охрана точно. Хотя с репутацией моего шефа и не такое себе можно позволить.

— Шеф, а та девушка где? Труп прятать не надо? — шутливо интересуюсь.

— А что, поможешь? — начальник остановился около меня, пытливо заглядывая мне в лицо.

— Конечно! Вы же мой любимый шеф, — с таким особо нетрезвый Радовым могу говорить куда смелее.

— Приятно-то как, — мы с начальником выходим из кабинета, босс на удивление, с первого раза закрывает дверь.

По пути нам с шефом особо никто не встретился, да и босс не привлекал к себе внимание — был молчалив и хмур.

У Радова дома я поспешила к себе в комнату. Хоть мне и любопытно узнать про ту девицу, но расспросы потом, когда у начальства настроение хорошим станет.

— Ксюш, посиди со мной, — неожиданно попросил Радов и посмотрел так грустно. Даже в таком настроении босс безжалостно пользуется своим обаянием.

И вот, сижу я с шефом и Себастьяном в гостинной, начальник хлещет коньяк и говорит. Мы с котом внимательно слушаем.

— Представляешь. Она меня решила покалечить. Хотела лицо порезать. Хорошо еще не догадалась кислоту взять. Хотя скорее ей просто хотелось быстрее отомстить, вот и взяла, то что легче достать.

— Она наняла тех, кто за вами следил?

— Нет. Это опять чья-то подстава. Карине сегодня передали фотографии с моих вчерашних гуляний, а так же обеспечили возможностью пройти ко мне на работу. Опять на работу. Я уволю теперь всю охрану и найму спецназовцев.

— Шеф, а почему ей фотографии передали, а не, скажем, вашей невесте?

— Не знаю. Карина считалась моей официальной любовницей. Раньше я ее брал на встречи с друзьями, но ей мои друзья не особо нравились, да и она им тоже — тупой куклой назвали, так что не сложилось.

Помолчали.

— И главное ведь, я ничего ей не обещал, но всем обеспечивал, она знала про свой статус. И тут такая ревность вдруг взыграла. И это не говоря уже о том, что я сам знаю, что она периодически встречалась с другими мужиками.

Вот в этом плане я шефу совершенно не сочувствую. Ревность и не на такие поступки может толкнуть. Главное, на мой взгляд, в любых отношениях быть порядочным, и не делать так, как не хотел бы, чтобы сделали тебе.

Осознала вдруг, что на достаточно просторном диване мы с шефом сидим друг к другу слишком тесно. Более того, рука начальника лежит на спинке дивана за моей головой. Еще чуть-чуть, и мужская рука окажется у меня на плечах. Или не окажется.

Уже будучи опытной, ищу взглядом кончик своей косы и не нахожу — часть волос уже за спинкой дивана, и кончик их уже наверняка “прихватизирован”.

Отодвинулась от начальника подальше.

— Андрей Александрович, мне кажется, вам стоит поговорить с тем своим другом, с которым вы вчера встречались. Возможно он заметил кого-то подозрительного рядом.

— Поговорю обязательно. Ксюш.

— Да?

— Ты меня осуждаешь? По лицу твоему вижу, — шеф придвигается ко мне ближе, а мне отодвигатся уже некуда — диван закончился.

— Не то чтобы осуждала. Это ваше дело, как обращаться со своими женщинами, — максимально отодвинулась. Если вскочу с дивана резко, будет плохо смотреться. — Давайте я вам чай сделаю успокаивающий и покушать. Что-нибудь вкусное. Мне раньше всегда помогало снять стресс вкусная еда.

Встала с дивана не резко, но все-таки достаточно поспешно.

— Хочу торт, — задумчиво произнес Радов, внимательно на меня глядя. — Клубничный, с взбитыми сливками.

Так, надо от шефа алкоголь прятать, причем срочно.

— Сделаю, шеф, только вы… может, пойдете пока отдохнете? Торт не быстро делается, — а желательно бы Радову еще и поспать.

— Ксюша, ты у меня золото, — начальник встал с дивана. Андрей Александрович, кажется, уже забыл о проблемах и весело ухмыляется. — Ладно, пойду к себе. Позовешь, когда приготовишь.

— Конечно.

— И это… ты не думай. Я конечно, всегда считался любителем женщин, но на самом деле, не больше, чем остальные их люблю, просто это скорее на меня дамы падки.

Вот если я женюсь, то буду всегда жене верен.

— Да-да. Я ничего и не думаю, — идите уже, дорогой шеф спать. Идите.

Сходила в расположенный неподалеку от дома супермаркет, так как дома клубники не оказалось, заодно прикупила еще продуктов, из числа тех, что требует ответа меня умный холодильник, сигнализирующим, когда минимум внесенных в его базу наименований продуктов подходит только к концу.

Босс уснул — я проверяла, при этом уже особо не стесняюсь, когда вижу начальника полураздетым или голым — привыкла, даже рука уже к фотоаппарату на мобильник не тянется. Радов сам особого стеснения не испытывает, часто щеголяя передо мной с голым торсом. Особенно по утрам после душа — шеф выходит к завтраку в одних шортах, с еще мокрой головой, такой как… бог.

Торт я приготовила, но заказчик вкусности спит, а коту щелкнула по носу, когда Себа запрыгнул на стул и потянулся к взбитым сливками на торте.

Будет сюрприз шефу на утро.

На следующий день встала очень рано и сразу отправилась в салон, превращать себя в подобие роковой красавицы.

Близится час “икс”.

Встретилась с Эндрю. В салоне стилист дал указания мастерам, как меня лучше накрасить, и какую прическу сделать. Передние пряди мне переплели в красивые косы и закрепили их сзади, остальные волосы завили и зачесали назад, оставив распущенными. Получилось очень красиво. Долго любовалась на прическу в зеркало, не в силах оторвать взгляда. Все хорошо, только делать всю эту красоту очень уж долго, но иногда можно.

Под конец я в отдельной комнатки достала из пакета взятую с собой одежду и надела. Позвонил с работы шеф, уточнив, откуда меня нужно забрать. Голос у начальника вполне бодрый и деловой.

Итак. На мне утягивающий талию корсет, в котором трудно сгибаться и сидеть, но фигура сразу выиграла несколько плюсов. Кремовые туфли на высокой танкетке и с открытым носиком. Уже достаточно тепло, но Эндрю настоял, чтобы надела утягивающие чулки. Белье на мне сегодня тоже зачем-то красивое и новое. Как сказал стилист-для полноты вхождения в образ.

Белое приталенное платье с рукавами три четверти и длинной чуть выше колена смотрится достаточно просто, но потрясающе. Такое элегантное, романтичное и в то же время деловое — для бракоразводного процесса самое то. Вместо клатча у меня бежевая кожаная папка с документами, что тоже весьма неплохо. В ушах красивые крупные сережки с белыми камнями, на шее золотая цепочка с кулоном в комплект к сережкам. От меня потрясающе пахнет дорогими духами, мой маникюр и макияж (кажется легким, ненавязчивым, весенним) безупречны. А глаза! Благодаря диете и умелым рукам визажистов они стали казаться очень большими, цвет радужки невозможно голубой, а взгляд глубокий, с таинственным, а не голодным блеском.

Мне кажется, я вообще еще никогда так красиво не выглядела. И пусть крупновата, но все равно хорошо, тело уже не такое рыхлое, а в правильно подобранной одежде и вовсе недостатки почти не видны.

— Грандиозно! — прокомментировал мое появление Эндрю после переодевания.

Работники салона тоже весьма одобрительно меня оглядели. — Признаться, даже не ожидал, что выйдет настолько хорошо. Удачи тебе сегодня.

— Спасибо!

Позвонил шеф, сказал, что подъехал. Вместе с Эндрю, которому тоже в салоне делать уже было нечего, вышли на улицу. Попрощалась со стилистом очень тепло, мы даже обнялись. Эндрю просил, в случае чего, вновь к нему обращатся, пообещав хорошую скидку на свои услуги, а когда я показала, на какой машине поеду в суд, и какой… отчего-то злой мужчина, ждущий меня, облокотившись на капот этой машины ждет, Эндрю восхищенно присвистнул, и выдал крепкое непечатное выражение, казалось бы не свойственное его возвышенной, любящей все эстетическое, натуре.

— Кто это? — первым делом хмуро поинтересовался шеф, кивнув в сторону уходящего к своей машине стилиста.

— Это Эндрю, мой стилист. Помог подобрать одежду в суд, — я, если честно, обиделась. Конечно, Андрей Александрович мой босс, но мог бы хоть что-нибудь сказать, по поводу моего внешнего вида. Видимо, я действительно совсем не во вкусе шефа даже в улучшенном варианте.

— А почему вы с ним обжимались?

— Эм… разве? Да, обнялись на прощание, и все. А что такое?

— Ничего, — начальник открыл передо мной переднюю дверь пассажирского сиденья своего авто.

— Андрей Александрович, скажите хоть, как мужчина, я нормально выгляжу? — все-таки не выдержала и задала волнующий меня вопрос, при этом не торопясь садиться внутрь салона.

— Ксюш, об этом можешь даже и не спрашивать. Ты в любой одежде хорошо выглядишь, а сейчас особенно прекрасна, — вполне искренне произнес шеф и нетерпеливо добавил. — Ты садишься?

Вот знает мой начальник, как с женским полом обращаться. Чувствую, как улыбка сама собой озаряет мое лицо.

В машине, когда ехали к месту назначения, босс сообщил:

— С Кариной я разобрался. Она тебя никак не побеспокоит. Премия за спасения меня, будет с зарплатой. Ну и помимо премии, предлагаю в выходные, съездить куда-нибудь отдохнуть нормально. А то одни стрессы.

— Андрей Александрович, у меня танцы в выходные и встреча с диетологом. Не хочу пропускать.

— К танцам твоим мы успеем вернуться, они ведь в воскресенье вечером? А диетолога наверняка можно перенести или не сходить один раз. Отдыхать тоже надо нормально.

— Я подумаю, хорошо? Или это опять будет считаться как… деловая командировка?

— Ну… подумай, — в устах шефа позволения подумать прозвучало примерно так: “Ты подумай, а я решу”.

Подъехали к зданию, где будет проходить суд.

— О, вон, твоего мужа вижу, — обрадовался начальник, глядя куда-то в боковое окно.

— Сейчас прямо около него припаркуюсь.

— Может, не стоит? — сама не знаю почему, но испугалась. Вообще не люблю конфликты, да и как-то злить своего почти бывшего не хочется.

— Конечно же, стоит, — шеф включил громко музыку и стал парковать машину.

Когда машина полностью открылась, собираюсь выходить. Я уже заметила мужа, стоящего возле главного входа с сигаретой в руке. Андрей закурил? Надо же.

— Эй, сиди, я открою.

Шеф обходит машину, галантно открывает мне дверь… нет, начальник и раньше порой так делал, но далеко не всегда. Выходить из автомобиля начальника я всегда стараюсь быстро и сама.

Взглядом следила за мужем. Андрей изначально обратил внимание на приехавшую яркую и дорогую машину, нахмурился, когда из нее вышел печально знакомый ему мужчину, а затем, когда из автомобиля вышла я, брови мужа удивленно поползли вверх, а челюсть отвисла. Реально отвисла. Сигарета мужа выпала у него изо рта.

Отвела взгляд как можно быстрее, чтобы не пересечься им со своим почти бывшим.

— Так, ну что, свою миссию я почти выполнил, звони, когда тебя забирать надо будет.

— Хорошо, спасибо.

Сделала шаг в сторону здания суда и своего пока еще мужа.

— Подожди-ка, — босс поймал меня за руку и вернул обратно. — Это еще не все.

Мужские руки оказываются у меня на талии, Радов привлекает меня к себе и крепко-крепко обнимает. Мне даже дышать становиться трудно.

— Что…

— Поцелуй на прощание. Для мужа.

В животе запорхали бабочки, все внутри сжалось так сладко и томно, но при этом стало ещё страшнее. Целоваться с шефом! Как после такого с ним жить?

Босс с коварной улыбкой соблазнителя медленно ко мне наклоняется, явно получая удовольствие от моей растерянности и волнения. Чувствую, как ладонь шефа, поглаживая, с талии по спине поднимается вверх и зарывается в мои волосы, крепко их сжимая.

— Нет, нет, нет, — тихо молю я. — Андрей Алексан… — не успела договорить и объяснить, почему нет.

Шеф поцеловал меня, его губы, такие, твердые, властные, нетерпеливо коснулись и смяли мои нежные, пухлые. Язык босса, такой требовательный, сразу пошел в наступление, проникая меж моих сжатых губ и завоевывая себе пространство.

Несмотря на бесцеремонность Радова, а все равно вышел очень нежный, легким и… быстрым. Не успела я почувствовать, каково это, целоваться со своим боссом, как поцелуй уже закончился. Шеф словно специально меня раздразнил. Или мне так понравилось, что показалось все слишком быстро и мало. Организм требует продолжения начатого.

Стою ошеломленная, а Радов все еще меня обнимает, и весь такой довольный, как мой Себа, когда сливок объестся.

— Ну вот, ничего страшного, а ты боялась, — тихо проговорил шеф.

— Я не боялась.

— Волновалась. Я это заметил, — босс наконец выпустил меня из объятий, а я еле стою — ноги подкашиваются. — Ладно, иди, а то опоздаеш на заседание, и еще не разведут.

Посмотрела в сторону здания суда. Мужа на крыльце нет.

— Ушел. Сразу, как только мы целоваться начали, — произнес шеф.

— Я… пойду, — неуверенно произнесла я.

— Иди, — одобрительно кивнул шеф. — Удачи на суде.

— С-с-спасибо.

— Не за что. В случае чего, всегда готов помочь еще своей спасительнице.

Как помочь? Поцелуями при муже? Не буду уточнять.

На негнущихся ногах ухожу все дальше от босса. Что это такое было вообще? Это нормально? А в отношения начальник-подчиненная хоть как-то вписывается? Да хотя бы просто в дружеские.

Радов ведет себя так, словно все в рамках приятельских отношений, но вот что-то сомневаюсь, что он бы стал целовать какого-нибудь мужика, чтобы выручить.

Мне вот поцелуй дружеским не кажется. У меня до сих пор дрожат коленки и в животе все сладко сводит. Возможно, это лишь из-за того, такая реакция, что у меня давно не было мужчины, но зачем провоцировать без пяти минут разведенную женщину?

У дверей в зал суда меня поджидает убийственно злой муж. Ласково улыбнулась Андрею.

— Ну вот, скоро мы станем свободными людьми. Правда, замечательно? — спокойно произнесла я.

Это мы еще посмотрим, — мрачно ответил мой почти бывший.

— А что посмотрим? Зачем я тебе? Отцу ты меня уже сдал, квартира теперь не вернется, даже если вдруг чудесным образом вновь сойдемся. Машину оставь себе. Какие-то вещи? Да тоже забирай. К делам твоей фирмы я не имею никакого отношения, а папа уже все знает, так что ты с ним решай лучше, как и что будет дальше.

— Слушай, да не нужно мне ничего. Я изменил, ты изменила. Квиты. Все равно тебя люблю. Возвращайся. Снимем квартиру, начнем все с чистого листа.

— С чего ты взял, что я тебе изменяла? Впрочем, не важно. Мой ответ — нет. Я не хочу с тобой сходиться ни при каких обстоятельствах.

— Это из-за него, да? Этого красавчика на дорогом авто?

— Нет, это из-за тебя. С предателем я жить не стану.

Двери в зал суда открыли, и я поспешила уйти от супруга подальше, войдя в зал суда.

Суд длился около сорока минут, в течение которых мой муж вдохновенно вещал, как меня любит, не хочет развода и молил об отсрочке. Целое представление устроил.

Я тоже держала позицию, высказала все спокойно, но категорично.

Итог. Суд развод не дал. и назначал второе заседание через три месяца.

Вот такая печаль. Можно было не готовиться усердно. Я еще не свободная женщина, но, через три месяца, если моя или супруга позиция не изменится, нас обязательно разведут.

Позвонила шефу, попросив заехать за мной, а то муж смотрит уж слишком многообещающе, явно собираясь навязаться в попутчики.

— Андрей… отстань, а?

Муж схватил меня за локоть, останавливая.

— Пусти, мне больно!

— Ксюша, мне тоже больно. Только в душе. Я бросил Свету. Сейчас снимаю квартиру. Переезжай ко мне, начнем все заново на новом месте.

Муж отпустил мою руку и я спешу дальше. Главное, не оставаться с мужем наедине, а то еще больше приставать начнет. У меня и так настроение плохое из-за того что развод не дали. Из-за Андрея теперь вот придется отменять вечеринку по случаю развода. Ага, по случаю развода вечеринка отменяется, а вот по случаю продолжения семейной жизни — назначается.

Тем не менее стало любопытно, давно ли супруг с любовницей расстался, и кто стал инициатором этого расставания. В душе злорадствую. Совсем немного.

На улице с облегчением заметила автомобиль шефа.

Радостно заулыбалась. Честно, вот сама собой улыбка на лице появилась. Сейчас поедем с боссом домой, там Себа, вкусности, которые шеф будет с удовольствием есть, а я с не меньшим удовольствием смотреть. Посиделки у телевизора или болтовня. А потом еще и в бар надо собираться…

Вот Андрюша наоборот лицом потемнел, кулаки сжал. Ревнивец какой. Видимо, муж думает, что это Радов у меня любовник.

— Не знаю, как вы познакомились, и почему встречаетесь, но… сразу видно, что этот мужчина не твой. Вы слишком разные, это сразу видно, хотя ты и стараешься, как я посмотрю, для него хорошо выглядеть. Этот… сразу видно, что женщины на него пачками вешаются. Этого твоего красавчика уведут, чтобы ты ни делала. Да и что ты можешь ему предложить? Домашние посиделки с пирогом? Ему это не нужно, не оценит. А я ценю. И люблю.

— Пироги? — фыркнула я. — Пока, Андрей.

Заметила, что Радов вышел из машины и уже идет к нам. А муж все задерживает меня своими разговорами, еще конфликт опять какой-нибудь случится, если мой задиристый босс решит пообщаться с моим почти бывшим. Потому резко прервала беседу и, не слушая ответ супруга, устремившись навстречу дорогому начальству.

Кажется, муж что-то кричал, про то, что останусь я одна, брошенная и несчастная.

Одной, на самом деле, тоже неплохо. Я это недавно только поняла, хотя прочувствовать особо не успела. Начальник в принципе быстро к рукам прибрал и кота, и меня заодно.

— Все нормально, Ксюш? — уточняет шеф, когда я к нему подхожу. Муж остался где-то позади и больше от него ничего не слышно.

— Да.

— Ну что, тебя можно поздравить? А то ты какая-то грустная? Бывший настроение испортил?

— Почти бывший. Нас не развели. Андрей настоял и дали отсрочку в три месяца, а потом будет решающее заседание.

— Ничего. Подождем. Не долго осталось, — сочувственно произнес шеф.

Подождем? А кто еще кроме меня будет ждать? Босс? Ему то это зачем?

ГЛАВА 16

Вернулись домой. Я достала из холодильника свой готовый обед, а шеф… еще не тронутый клубничный торт.

— Знаешь, Ксюша, это шедевр, — восторженно произнес начальник, облизываясь на мое кулинарное творение. — Твой муж — идиот.

Приятно так мне душе сразу стало, тепло.

И вот сидим мы с шефом за столом друг напротив друга, а между нами торт. Красивый такой большой торт с призывно торчащей из него клубничкой. Неподалеку с несчастным видом крутится вечно голодный Себа.

Протягиваю шефу флакон со взбитыми сливками.

Радов с какой-то странной улыбкой на устах и таким задумчиво-хитрым взглядом, бутылочку медленно из моих рук вытягивает, отрезает себе кусок торта, поддевает с него вилкой одну из клубничек и, внимательно глядя мне в глаза нажимает на кнопку флакона с взбитыми сливками. Клубника тут же украшается белой воздушной шапочкой. Коварный прищур и дразнящая улыбка шефа неподражаемы. Босс кладет клубнику в рот и с явным наслаждением, смакуя, ее жует.

— Очень сочная и сладкая, — прокомментировал свои вкусовые ощущения начальник.

Невозможно покраснела. Я вдруг понимаю, что безумно хочу… торт. И клубнику, и взбитые сливки. И чего-нибудь такого хочу. В спальне. Можно даже с клубникой и взбитыми сливками.

Двойное удовольствие, ага. И поесть и по… кхм. Что-то воображение разыгралось, а все бессовестный шеф.

— Ксюш, а ты то будешь есть? — спрашивает вдруг Радов, отвлекаясь от поглощения своего куска торта.

— Я же уже съела свой обед, — печально отвечаю, гипнотизируя взглядом лакомство. — И я на диете.

— Ну, просто клубнику то можно? Хотя бы несколько штучек? — говоря это, бессовестный шеф поддевает со своего куска торта одну клубнику вилкой и подносит к моему лицу. — Действительно очень вкусно, не пробуя, ты многое упускаешь, — эту фразу босс произнес как-то совсем уж двусмысленно, и вновь взгляд у Радова такой… дьявольский.

Пальцами снимаю действительно очень сочную и красивую крупную красную клубнику с вилки и, под пристальным наблюдением шефа, кладу себе в рот.

Жмурюсь от удовольствия. Как давно я не ела что-то настолько вкусное, сладкое и не пресное. Воздержание в еде, как по мне, еще хуже, чем интимной близости с мужчиной. Конкретно сейчас я наслаждаюсь клубникой больше, чем от обычной близости с мужем.

Открыла глаза с мыслью о том, что съем еще одну клубнику, и все…

Босс, откинувшись на спинку стула и сложив руки на груди, запрокинув голову, глядит в потолок. Чего это шеф?

— Андрей Александрович? — осторожно произношу я.

— Это становится все труднее и труднее, — тихо пробормотал начальник.

— Что? — не поняла я.

Радов возвращает взгляд ко мне.

— Да так, я не тебе.

Стянула с торта еще одну ягоду и встала. Потом лучше съем, не при шеф, а то так действительно доиграться можно.

— Ну ладно. Я тогда пойду немного отдохнуть перед выходом.

— А ты куда-то собираешься? — удивился босс. — Вечером?

— Да, мы с коллегами решили немного посидеть в баре.

— С кем это?

— Ну… а какая разница?

— Интересно.

— Там будет… Марина, вы ее, кстати, знаете, она пробовала устроиться к вам помощницей как раз незадолго до меня. Еще будут Катя… и Женя.

— Девичник, значит, намечается? — с понимающей улыбкой произносит шеф.

Как бы… не совсем. Женя у нас вполне себе мужского пола сотрудник, вроде бы.

— Понятно. Стресс после суда снимать будешь? Тогда придется новый фильм сегодня без тебя смотреть, — спокойно произнес начальник и мне почему-то так грустно сразу стало. Тут кот, босс, фильм интересный, мягкий диван, а потом и теплая постель.

Взяла себя в руки. Нечего все время дома сидеть.

Когда наступил вечер, решила, что одену то же платье, что и в суд. Прическа сохранилась, макияж подправила, вместо папки, взяла сумку, прихватила еще легкую кожаную куртку, все-таки ночью прохладно.

Полюбовались на себя в зеркало. Если смотреть под определенным углом и живот посильнее втянуть, я вообще красотка.

Выхожу из своей комнаты, прощаюсь на ходу с шефом и котом, что сидят в гостиной и смотрят вместе телевизор. Обуваюсь.

— Ксюша, подожди, — ко мне подходит Радов. — Ты что, прямо в этой одежде так и пойдешь?

— Да, а что?

— Нет, ничего. В какой бар собираешься?

Сказала название.

— Андрей Александрович, я пойду. Там такси уже приехало и ждет…

— Секунду. Во сколько возвращаться собираешься?

— Не знаю.

Шеф нахмурился.

— Как это не знаешь?

— Ну, как дело пойдет. Если будет скучно, то может уже через час, а если нормально, то может и до утра погуляю, — ощущения, словно перед папочкой отчитываюсь.

— Держи телефон рядом с собой. Я могу позвонить.

— Зачем?

— По работе, блин. Все, иди уже Ксюш.

И пошла. Такси привезло меня на одну из центральных улиц. Созвонилась с Мариной и встретилась со всей компанией возле входа в бар.

— Ох, Ксюша, ну ты просто красотка! — прокомментировала Марина мой внешний вид.

Поздоровалась со всеми, обменявшись парой слов и сообщив грустную. Для себя новость, что все еще замужняя женщина. Зачем мы с коллегами прошли в сам бар, где уже играет живая музыка, и отметила за заранее заказанный столик. Отметила, что Женя предпочел место рядом со мной.

— Так, ну что, получается, мы сегодня пьем по другому поводу? — весело произнесла Марина, призывно глядя на официанта.

— Получается так, — покивала я, краем глаза наблюдая за Женей, что в данный момент листает меню. Вообще симпатичный мужчина, правда, худощавый, рядом с ним я наверняка не смотрюсь, тем не менее, сейчас думаю, что в принципе, если Евгений проявит инициативу, можно пообщаться с ним теснее. Не для чего-то серьезного, а так… для здоровья.

— Я, пожалуй, начну с мартини, — произносит главная заводила в нашей небольшой компании, она же Марина. — Кать, Ксюш, а вы что будете?

Мне пить нельзя. Вообще. На диете моей это лишние калории и вероятность ослабление контроля и силы воли в плане еды. Ну, и от выпивки быстро дурной становлюсь.

— Тоже мартини, — решительно сказала я. Буду стресс снимать после суда, общения с мужем, шефом и клубничным тортом. Иногда можно, или даже скорее нужно выпить.

Стадия первая. Весело общаемся с коллегами, пьем, доходим до нужной кондиции.

Стадия вторая. Идем танцевать. Марина с Катей зажигают и активно ловят кавалеров у барной стойки. Я настолько раскрепощенной себя не чувствую и держусь ближе к трезвому Жене, что вместо выпивки курил кальян.

Стадия третья. Сидим с Женей у бара, опять болтаем, знакомимся друг с другом поближе. Наши с Женей коленки, кстати, тоже уже знакомятся, касаясь друг друга.

Наш гениальный (по дошедших до меня слухам) программист угощает меня алкогольными коктейлями. Чувствую, что-то интересное завязывается.

Стадия…

Звонок. Достаю из сумки телефон. О, надо же, шеф звонит.

Извиняюсь перед Евгением и отхожу для разговора в коридор, где дамская комната, там хоть чуть-чуть потише.

— Алло.

— Ксюша.

— Шеф, а чего это вы так поздно звоните? — пьяненько интересуюсь я. По моей нынешней логике уже время к часу ночи близится, время сна, а начальник чего-то бодрствует, хотя сегодня вроде никуда не собирался.

Вот именно, что поздно. Ты где?

— В баре еще. Ну и подумаешь, поздно. Тут еще полно народа. Все в самом разгаре.

Ксюша, тебе завтра на работу рано вставать, хватит, возвращайся уже.

— Извините, босс, но у меня на остаток ночи несколько иные планы. Вы за меня не переживайте. Спите спокойно. Я либо утром приеду, скорее всего, либо сразу на работу.

— Какие это у тебя планы? — голос Радова ледяной. Я даже на миг протрезвела.

Где-то в районе груди все внутри сжалось от страха и попа отчего-то зазудела. Но чего я вдруг испугалась? Мне вроде бояться то и нечего.

— Я, возможно, у Жени переночую, — произнесла я и зачем-то добавила. — Мы еще на завтра в кино договорились сходить, — когда пьяная, совсем дурная.

— Зачем тебе ночевать у Жени? — не понял меня шеф. — Тебе есть где ночевать.

Ксюш, прекращай, а? Возвращайся.

Я взрослый самостоятельный человек. Я даже отца уже не слушаю.

— Взрослый, взрослый. Ксюша, поздно ведь, я по голосу слышу, что ты не трезвая.

Не надо искать себе приключений на одно место, ладно?

— Нет, — отрезала я и сбросила вызов, переведя телефон на беззвучный режим.

Что вообще такое? Вот он минус совместного проживания с кем-то. Сразу начинаются претензии, стоит только немного загулять. Босс у меня, конечно, хороший, понимаю, что за меня волнуется. Но мне надоело быть хорошей девочкой и делать как правильно и безопасно.

Вернулась к Жене.

— Кто звонил? — полюбопытствовал мой новый приятель.

— Папочка заботливый. Пытался домой загнать.

— О, так ты сейчас с родителями живешь?

Стадия четвертая. Пожалуй, мне уже хватит пить. Забыв о Жене, зажигаю вместе с девчонками на танцполе. Так я праздную свою независимость и заодно сбрасывают калории. Мне уже никто не нужен, мне и так хорошо. Марина целуется с каким-то мужиком, со мной и Катей пытаются познакомиться двое мужчин, явно друзей, зазывают нас с Катей за свой столик. Уже почти соглашаемся с моей коллегой, но приходит мрачный Женя и утаскивает нас за наш столик.

Теперь Евгений уговаривает нас с Катей собираться домой, мы с Катюшкой (с девушкой мы успели как-то вдруг сдружиться) обороняемся и требуем продолжения банкета. Нам с Катей из-за другого столика во всю подмигиваю давешние кавалеры.

Женя печально вздыхает.

Тут за наш столик плюхается радостная Марина.

— А меня домой отвозить не надо. Меня есть кому это сделать, — довольно заявила коллега.

Тот красавчик, — с любопытством спросила Катя.

— Да. Классный, правда?

— Очень!

— Учены

— А видела какие у него часы? Я узнала, он… — привычные обсуждения и сплетни.

Отвлеклась, поскольку Женя взял меня за руку.

— Ксюш, ну что, может, поедем? — Евгений проникновенно заглядывает мне в глаза и наклоняется, наклоняется… сейчас поцелует. Замерла в ожидании. Сейчас узнаю, это босс так классно целуется, что у меня ноги подкашиваются, или это реакция неудовлетворенного организма.

Ничего не происходит. Открываю глаза, которые, оказывается, успела прикрыть.

Оказывается, все мои коллеги отвлеклись от своих дел и смотрят на… моего шефа, что стоит возле нашего столика.

Как-то у меня в горле сразу пересохло и руки затряслись. Сама не знаю зачем, пока мои коллеги все еще в шоке, а босс молчит, залезла в сумочку, достав оттуда телефон. Пятнадцать пропущенных звонков от шефа. Мне крышка.

Поднимаю взгляд на начальника. Шеф смотрит совсем нехорошо, а потом вдруг улыбается, чем, лично меня, пугает еще больше.

— Приветствую. Зашел в бар отдохнуть, мест уже свободных нет, а тут вижу знакомые лица. Разрешите присесть?

Все молчат и смотрят на меня, словно это я должна решить, можно или нет.

— Конечно, Андрей Александрович, садитесь, будем рады, за всех ответила я, — начальству не отказывают даже во внерабочее время. Радов опустился на стул напротив меня. — Знакомьтесь. Марина, вы, должно быть, знаете, это Екатерина, а это… Евгений, — кажется, я в… том самом месте, на котором сидят.

Шеф прищурился, глядя на моего кавалера.

— Женя, значит, да?

Мне срочно нужно выпить. Начальство обманывать нехорошо. Хотя в данном случае Радов сам обманулся, я просто не стала разубеждать. Но как-то неудобно все равно получилось. Тем более, что я открыла свои планы на ночевку у Евгения.

Сидим все притихшие, чувствуем себя некомфортно рядом с начальством. Марина так и вовсе постаралась сделаться как можно более незаметной, ее настроение передалось и Кате. Женя просто молчит. И я просто молчу. А шеф спокойно заказал себе только… минералку, что означает, что приехал он сюда на машине и задерживаться здесь не собирается.

Так, Марина при Радове, похоже, не пьет, а выпить ей уже принесли. Нагло, не спрашивая разрешения, схватила Маринину рюмку текилы и залпом выпила, забыв про соль и лимон.

Приятное тепло разлилось по телу. Ну вот, теперь хорошо и не страшно.

— Раз уж так получилось, давайте знакомится ближе. Ксению с Мариной знаю.

Екатерина… кажется, вы в бухгалтерии работаете? А вы, Евгений, у нас кто такой?

— как-то так мягко, почти ласково проговорил шеф.

— Я программист, — Женя, с виду, совершенно спокоен. Хотя чего ему бояться то?

— А, понятно. Хорошо. Я запомню.

И вновь над столиком повисла тяжелое молчание.

— Может, танцевать пойдем? — робко предложила я, глядя на девочек.

— Отличная идея, — ответил мне Радов, вставая из-за стола. Я вообще-то начальника не имела ввиду, предлагая идти танцевать.

Умоляюще смотрю на коллег, но все тихонечко сидят, инициативы не проявляя.

Даже Женя. Приходится вставать и идти с боссом на танцпол.

Погружаемся в толпу танцующих, я неуверенно останавливаюсь. Танцевать при шефе я стесняюсь.

А вот босс не останавливается, заметив, что я встала, подхватывает меня под руку и ведет дальше, в сторону выхода.

— Андрей Александрович, вы куда? — торможу ногами, но поезд по фамилии Радов не остановить.

— Женя, да? — шеф не оборачивается, бормочет что-то себе под нос.

— Андрей Александрович! — сейчас пытаюсь вырвать свою руку. — Вы что, за мной приехали?

Нет, отдохнуть. А то чего это я дома, как старый пень сижу.

— Тогда почему вы идете в сторону выхода? Я не хочу домой, — и оставаться наедине с шефом тоже.

Босс остановился, опять очень нехорошо на меня посмотрел, и сказал:

— Хочешь танцевать? Ладно, идем танцевать.

И я вдруг поняла, что хочу домой. Очень-очень хочу, но заявлять об этом поздно.

Вернулись на танцпол.

— Танцуй, — приказывает мне шеф.

— А чего вы мне приказываете?

— Я твой начальник, когда хочу, тогда и приказываю. Ты же и сама этого хотела. Давай.

Деспотичный, какой у меня босс.

Шаркнула ножкой, пару раз неуверенно помялась. Под пристальным взглядом начальника чувствую себя глупо. Вдруг сразу вспомнилось, что танцую я как корова.

— Все, натанцевалась? — резко спрашивает босс.

Композиция с быстрой сменилась на медленную.

— Все, пошли.

Шеф взял меня за руку и вновь ведет к выходу, ему наперерез выходит один из наших с Катей поклонников, с которыми мы усердно перемигивались. Словно и не замечая, что я не одна, мужчина подходит и интересуется:

Можно пригласить вас на танец?

Хотела ответить некстати появившемуся поклоннику, что уже ухожу, но за меня ответил босс:

— Нет, она уже приглашена, — произнес босс, и я тут же оказалась в кольце рук своего босса. Как… неожиданно. И очень приятно. После поцелуя с шефом, я, оказывается, буквально таю в его объятиях. Так тепло, уютно, волнующе.

— Ты почему меня обманула, а? — миролюбиво поинтересовался шеф.

— Женя.

— Умолчала. Давно ты с ним знакома?

— Не очень.

— И собиралась переспать?

— А что?

— Просто странно. Почему тогда не Алексей. Уж он то явно лучше этого хлюпика. Но Алексея ты предпочитала держать на расстоянии.

Хм, не объяснять же боссу, что это воздержание, и он сам меня довел до такого состояния своим поцелуем и каждодневным домашним раздетым видом, что я уже готова на стену лезть и искать приключения на одно место, ради удовлетворения физических потребностей.

— Чего молчишь?

— У меня сейчас такое состояние, что будь на месте Жени Алексей, то обратила бы внимание на него.

— Это, какое такое состояние?

— Когда выпил и после суда.

— Ага, то есть… разрядка нужна?

— Ну, примерно так, — обрадовалась. Отговорилась вроде. Во всяком случае, мне так кажется.

— Наутро жалеть ведь будешь. По опыту говорю. К тому же я успел тебя немного узнать — ты точно пожалеешь. Не в твоих правилах короткие интрижки, верно?

Может, и буду жалеть, что сделала, а может, наоборот, пожалею, что не сделала.

Предпочла промолчать.

— В общем, как начальник и старший более опытный товарищ, выношу решение. Мы едем домой.

Надула недовольно губы, на что Радов лишь усмехнулся. На самом деле в таких тесных объятиях с шефом мне уже совершенно ничего не хочется делать с Женей.

Медленный танец закончился, к сожалению, слишком быстро. Шеф вновь потянул меня туда, куда считает нужным, уводя от коротких интрижек и разврата, но тут заиграла настолько веселая заводная музыка, что моей все еще не трезвый организм настойчиво потребовал танцев.

Иду, пританцовывая, улыбаюсь, шеф оборачивается, смотрит на это дело и больше никуда не идет, тоже начав улыбаться. Плюнув на стеснение, танцую, как могу и умею. Зато мне весело, а если начальника что-то смущает, пусть не смотрит.

Оглядываюсь. Босса нет поблизости. Ну и замечательно. Весело скачу, как корова на лугу в так музыке, и мне хорошо.

После третьей композиции, я выдохлась, огляделась, нашла шефа у барной стойки — босс, облокотившись на столешницу, что-то пьет и смотрит на меня, а к нему клеится какая-то симпатичная миниатюрная брюнетка, но тот ее словно и не замечает.

Подошла к начальнику.

— Ну что, выпустила пар?

— Да, такая музыка замечательная.

— Прекрасно. Ксюш, я спать хочу.

— И я.

— Можем ехать?

— Да.

— Спасибо, — усмехнулся Радов.

В машине, увозимая шефом домой, достала телефон и позвонила Марине, сообщив о том, что ушла, и чтобы за меня не волновались.

— Ты со своим начальником уехала? — как бы невзначай поинтересовалась Марина.

— А то я Радова в баре тоже что-то не наблюдаю.

Подстава. Беспомощно смотрю на шефа, словно он может мне посоветовать, как ответить, не слыша при этом весь разговор. Не люблю врать.

Мы вышли вместе, шеф еще куда-то поехал, а я на такси села.

— A-а, понятно, — мне кажется, или коллега если и поверила мне, то не до конца. — Мне Жене что-нибудь передать?

— Нет, не надо.

— Может, номер ему твой дать?

— Зачем?

— Действительно. Ну ладно, пока. Хорошей ночи.

Вот точно я где-то себя сдала. Утром на трезвую голову над этим подумаю.

Радов паркуется недалеко от дома на охраняемой стоянке. Тут всего пару минут ходьбы до жилища начальника.

Идем мы с шефом по улице. Ночь, тишина, тепло, огни большого города и река рядом. Свежий запах ночи и воды будоражит кровь. Забыв о том, куда шла, подхожу к каменному парапету, облокачиваюсь на него и любуюсь на блики света от фонарей на воде. Стояла бы так и стояла.

— Ксюша, ты опять? Пойдем уже, — шеф подходит ко мне вплотную. Очень близко.

Радов сзади. Одно мое случайное движение и мы соприкоснемся.

— Хорошо тут, правда? — спрашиваю у босса тихо.

— Хорошо, а в теплой постели еще лучше, — особенно, если не один в ней.

— Шеф, а вам нравится жить в городе? — мне совершенно не хочется уходить, поэтому тяну время.

Нравится, но всю оставшуюся жизнь я здесь не планирую жить.

— Да? — удивилась я настолько, что, забыв о реке, повернулась к шефу, оказавшись с ним нос к носу. — А где же еще?

Начальник пожал плечами.

— Однажды, как и родители, куплю или даже сам построю себе дом и там буду жить с семьей. Где-нибудь не так чтобы очень далеко от города, но место выберу живописное, и чтобы река рядом.

— Надо же, мне вы представляетесь истинно городским жителем.

— Иногда все не так, кажется на первый взгляд, верно?

— Возможно.

Босс взял меня за руку и повел дальше.

— Шеф.

— М-м?

— А лошадей вы у себя будете заводить? Природа ведь, большой дом, это модно, говорят.

— Не знаю, может и заведу. Тут я все-таки предпочитаю железных коней.

— Шеф.

— Да?

— А коров? Свиней?

— Ксюша…

Утром проснулась с жутко больной головой, сухим горлом и ощущением, что хочу не на работу, а только спать. Сутки напролет.

ГЛАВА 17

На кухню выползла никакая, а там уже шеф и кот. Босс колдует над плитой. Судя по запаху, яичница готовится.

— О, Ксюша! — обернувшись, воскликнул до противного бодрый шеф. — Кушать будешь?

Ого, вот это да. Босс мне есть готовит. Точнее не только мне, но все же.

— Нет, спасибо, у меня своя еда, — произношу тихо и хрипло и устремляюсь к чайнику. Пить.

— Ах, да, точно. Все время забываю. Нам, кстати, выходить уже через пятнадцать минут. Сегодня, надо будет тебе новый прием показать и побегать подольше.

— Шеф, вы издеваетесь? — какой мне сейчас бег и приемы. Я сразу на работу поползу.

— Ну а что? Ты ведь пыталась меня тогда поднять со своего дивана, где я с Лехой спал и заставить пойти на пробежку. Чем я хуже, — весело произнес начальник.

— Шеф, я что спросить хотела. А почему я в вашей кровати проснулась?

— Ты не помнишь? — осторожно так уточняет босс.

— Нет. Я помню, мы вернулись домой, потом долго еще сидели в гостиной, болтали. Вы принесли какое-то крутое вино из своих коллекционных запасов, со словами, что в такие ночи и надо открывать коллекционные бутылки, мы продегустировать напиток, а потом… я то ли в ванну собиралась идти, то ли спать.

— А-а-а… ну так ты и пошла в ванну и спать, только комнату, видимо, перепутала. Я пошел к себе чуть позже, захожу, а ты там спишь, ну я и пошел в другую спальню ночевать. Девушкам ведь надо уступать.

С подозрением смотрю на шефа, кажется, что он что-то не договаривает. Вообще, ничего криминального я, проснувшись, не заметила. Спала в том же платье, в котором и уходила гулять, одета полностью, даже умыта — косметики на лице нет. Так что Радову мне предъявить нечего, да даже если бы и было, то предпочла бы молчать.

Но что-то тут не так.

Позавтракали с шефом и не спеша отправились на работу. Босс тоже сегодня отказался заниматься спортом. Из-за меня график сбиваем. Голова уже почти не болит, поскольку приняла таблетку, но спать хочется невероятно.

В обед мне позвонила Марина и таинственным голосом предложила вместе посидеть в кафе. Коллега меня, конечно, заинтриговала своей таинственностью, но от предложения отказалась — за пять минут до звонка от Марины из кабинета вышел шеф и не менее таинственным голосом предложил запереться и поспать в обеденный перерыв на диванах в переговорной зоне. Босс даже пледы где-то взял. Стесняться предложения Радова, после того, как утром проснулась в его постели, посчитала бессмысленным, к тому же идея поспать оказалась слишком заманчивой. Так что отказалась от предложения своей коллеги, тем более, и так догадываюсь, о чем она хочет поговорить — о моих неуставных отношениях с боссом.

Вот что я скажу Марине? «Мой начальник нереально классный, даже в бар за мной приехал, чтобы уберечь от глупостей, а теперь еще в обед и выспаться предлагает на своем диване перегулявшей помощнице. В общем, люблю своего босса». Исключительно как босса люблю. Да…

Спустя какое-то время лежу, укутавшись в плед по самый нос, на диване, установленном напротив, мой шеф. Закинув руки за голову и забыв о пледе, Радов лежит на боку и смотрит на меня, а я на шефа, а он на меня. Долго. Что-то странное опять творится, и сна никакого из-за взгляда начальника.

— Ксюш, ты чего не спишь? — спрашивает начальник спустя пару минут наших гляделок.

— Не знаю, не хочется, — попробуй тут усни.

— В карты будешь играть?

— Я все же попробую заснуть.

— Ну ладно.

Накрылась пледом с головой и вообще отвернулась, уткнувшись носом в спинку дивана. Вот так определенно легче. Заснула, по ощущениям, всего за пару минут.

— Ксюш, просыпайся. Мне не хочется тебя будить, но надо. Скоро посетители пойдут, да и партнеры в скором времени должны приехать.

Чувствую, как мою косу самым наглым образом теребят.

— Шеф, давайте я вам кусочек отрежу?

— Кусочек чего?

— Косы моей, — распахиваю глаза. Начальник склонился надо мной и с улыбкой вновь разглядывает.

— Нет, так не интересно. Уже не те ощущения будут.

— Да вы эстет, шеф. А вы какие косы вообще больше теребить предпочитаете?

— Ну… — начальник присаживается на диван, по-хозяйски отодвинув чуть мне ноги, и, при этом, так и не выпустив добычи, в виде моей шевелюры, из своих рук. — Коса должна быть длинной. Как минимум по пояс. Толстой, золотистого цвета, мягкой на ощупь, а при движении головы своей обладательницы — пытаться сбежать. От последнего пункта у меня пробуждается охотничий инстинкт.

— Охотничий инстинкт? Это интересно. Просто мне сразу представляется котенок, гоняющийся за бантиком.

— Примерно так как раз и есть.

— Шеф, это ненормально.

— И что?

Вот и правда. Мало ли у кого какие свои странные привычки. Босс вот тут сейчас признался в своем нездоровом увлечении косами.

После работы, поздно вечером, жутко усталые еде с шефом к нему домой. Все, сегодня точно ни на какие спортивные и развлекательные мероприятия не иду.

Приду, что-нибудь быстро начальнику приготовлю и спать завалюсь.

И тут слышу звонок своего мобильного. Беру телефон, а там высвечивается незнакомый номер. Может, супруг?

— Алло.

— Ксюша, привет, это Женя. Я у Марины взял твой телефон. Помнишь, мы сегодня в кино сходить хотели? Ну, так как? Все в силе? — произнес Евгений нейтрально.

Поразилась. Никак не ожидала звонка от Жени. Естественно я никуда не пойду.

Случайно кинула взгляд в сторону шефа. Мы стоим на светофоре. Босс смотрит на меня, зло сощурив глаза. Неужели услышал слова Евгения? Ну а что в них такого?

Завороженно гляжу на шефа, как кролик на удава, забыв о телефонном разговоре.

Радов медленно, отрицательно покачал головой. Что-то мне все страшнее и страшнее становится.

— Жень, извини, не смогу. Я что-то устала. Буду отсыпаться сегодня.

— Тогда завтра? Или лучше в выходные?

— Не могу ничего обещать, посмотрим ближе к делу.

— Ладно. Звони, если что, номер у тебя теперь есть.

Женя отключился. Светофор зажегся зеленым, и тогда только шеф отвернул от меня голову. Машина тронулась с места. Что это было вообще? Реакцию босса имею ввиду.

— Ксюша, я против личных… романтических отношений на работе. По опыту говорю, что зачастую это ни к чему хорошему не приводит, так что встречаться с этим Женей я тебе запрещаю.

Вот это да.

— А с кем-то вне работы, значит, можно?

— Конечно. Я же сам тебя с Лехой знакомил.

Обиделась. Запрет, как по мне, глупый. Почему нельзя? Я же только во внерабочее время стала бы встречаться с Женей и работе это никак не помешало.

Но теперь у меня надзор нравственности еще и в личное время.

Надулась и отвернулась к окну. Может, съехать от шефа в свой двухкомнатный склад на окраине?

Чисто из принципа. Тогда буду встречаться с кем хочу и как хочу. Вот только беда в том, что на самом деле я ни с кем встречаться и не хочу. Вчерашний эпизод с Женей был скорее мимолетным капризом. Да и у босса мне жить комфортно, не одиноко, а еще и часто очень весело. Готовка не напрягает, от этого занятия я получаю удовольствие. Так что никуда я резко не сорвусь и даже не представляю, как буду съезжать от Радова, после того, как накоплю и куплю себе свою собственную квартиру.

Всю оставшуюся дорогу не разговаривала с боссом, а тот словно этого и не замечал. Придя домой, как и планировала, быстро что-то приготовила и ушла спать. Надо уделять сейчас больше внимания себе и возвращаться в режим. А обижаться на мужчин — дело неблагодарное.

Рабочая неделя прошла относительно спокойно. Была пара выездных встреч, один небольшой скандальчик с якобы беременной от шефа девушкой (все оказалось ошибкой и переиначенными слухами — там даже сама девушка не догадывалась о том, что она беременна, пока к ней в кабинет не пришел мой босс выяснять, как могла забеременеть от него сотрудница, с которой он встречался четыре года назад.

Вообще, про моего шефа очень любят придумывать разные сплетни и приписывать очередные романы. Возможно, реальность такова, что шеф и с половиной тех девушек не встречался, но о которых говорит молва. До меня даже стали доходить слуги, что в любовницы записали и меня, приписывая изменения в моей фигуре в лучшую сторону активным… М-м-м интимным встречам с собственным шефом.

Богатое воображение у народа.

В пятницу вечером, уже будучи дома, шеф, с которым я в последнее время разговариваю только по деловым вопросам (не знаю, как так получилось, сначала я на босса обижалась, потом и шеф вдруг стал вести себя отстраненно и исключительно по деловому), вдруг отдал приказ:

— Так, Ксения Михайловна. Готовьтесь, завтра выезжаем на природу. Вы меня сопровождаете. В воскресенье приедем. И еще. У вас есть загранпаспорт?

— Есть, а что?

— Я подумываю взять отпуск через месяц-два. У вас есть пожелания, куда бы вы хотели съездить?

— Нет… а причем тут я? Зачем вам помощник в отдыхе?

— Чтобы нескучно было. А вы что, откажетесь от полностью проплаченного отпуска с продуманной культурной программой, в какой-нибудь экзотической стране?

Молчу, не зная, что ответить. Предложение заманчивое, но что-то смущает.

— Я так и думал. Вы в восторге. Верно, Ксения Михайловна?

— Ну…

В общем, в этот день мне не удалось убедить шефа, что отдыхать помощникам и их начальникам нужно раздельно.

А утром, когда пошла умываться, услышала, как босс с кем-то громко ругается в гостиной.

После омовений, босс все еще ругался, поэтому мое любопытство не выдержала, пошла узнавать, в чем там дело.

Оказалось, что в гостиной шеф по телефону жарко с кем-то спорит, отказываясь куда-то ехать, а по окончание разговора, босс зло запульнул телефон в диван.

— Шеф, что случилось?

— Наша поездка отменяется. Едем сегодня к моим родителям.

— И я с вами? — изумилась. Состояние мое близится к обмороку.

— Обязательно. Мне нужна моральная поддержка. А если вдруг совсем насядут, станешь на один вечер невестой. Беременной. Тройней.

Покачнулась.

— За что?

— Ни за что. Ты ведь моя помощница? Вот и помогай. Не бросишь же ты своего шефа одного в беде? Нам предстоит настоящий кошмар. Мало того, что отец навязанную мне невесту пригласил, решив поиграть в миротворца, еще и с Гайне придется встречаться и со всем его семейством. Тут отец тоже поставил ультиматум — мирится, а то ведь мы с Виктором почти как братья… тьфу!

— Вы так не любите этого… Гайне?

— Да. Он меня бесит. Это уже на уровне инстинктов. Так что твоя коса мне будет очень необходима для успокоения нервов.

Бедная моя коса. Бедная я.

— А одеваться как?

— Хм… давай вместе выбирать. Лучше вечерний светский наряд, но так, чтобы и по лужайке было удобно гулять.

— Андрей Александрович, можно я не поеду?

— Не бойся Ксюш, тебя я прикрою, ты только рядом будь.

И косу вовремя предоставляй. Ха.

Едем за город. Шеф лично перерыл мой гардероб и выбрал светло-голубое платье, удобные туфельки к нему и… чулки с кружевной окантовкой. Когда дело дошло до нижнего белья, выгнала веселящегося босса из спальни.

Шеф нервный, злой, машину ведет резко, не разговаривает. Мне уже самой хочется босс косу в руки всунуть, а тот такой начальник для меня слишком непривычный.

Мы подъехали к большому красивому дому. Шеф помог мне выбраться из машины и с обреченным видом повел в дом.

— Комнату тебе твою показывать не буду, поскольку оставаться ночевать тут не намерен. Закинем вещи ко мне и… пойдем поздороваемся с родителями, а потом я покажу тебе дом и окрестности.

К моменту непосредственного знакомства с родителями, волнение шефа передалось и мне. Такое ощущение, словно я и правда девушка Радова, и это первая знаковая встреча с родственниками жениха. Бредовые какие-то мысли.

Вот у мужа моего, почти бывшего, родители живут далеко отсюда, на юге, и видела я их крайне редко — впервые познакомились только на свадьбе. Мне кажется, Андрей стесняется своих простых рабочих родителей из глубинки, а по мне, вполне милые люди — потом как-то ездила к ним в гости — у них хороший уютный небольшой дом и большой участок, каждый миллиметр которого засажен цветами, фруктами и овощами.

— Мама, папа, здравствуйте! Рад вас видеть. Сразу разрешите представить. Моя личная помощница — Ксения Михайловна.

Реакция была неоднозначной.

— Андрей, ты почему так холодно с нами говоришь? — расстроенно произнесла мама, меня полностью проигнорировав.

— Здравствуй, Андрей. Тебя к нам и не затянешь совсем. Так, Ксения Михайловна, значит? Личная помощница… — мужчина усмехнулся. — Надеюсь, это не такая же помощница, по функциям, как у Виктора?

Радов младший прищурился нехорошо и… промолчал.

Улыбка пропала с лица главы семьи.

— Что, такая же? Только не говори, что женился мне назло.

— Я вообще ничего говорить не буду, — спокойно ответил мой шеф, хотя я, уже хорошо успев узнать босса, буквально чувствую, как тот напряжен.

— Учти, брак на Артемьевой почти жизненно необходим. Если что, и развестись заставлю, пригрозил отец Андрея. — Единственное, что меня может остановить, это если твоя пассия беременна тройней.

Шеф поперхнулся, не сумев скрыть смешка. Только сегодня с утра разговор зашел о тройне. Вот что значит, отец и сын. Мысли сходятся.

Невольно улыбнулась, а Радов-старший, глядя на мою и своего сына реакцию, побледнел.

Что, беременна?.. Тройней?!

— Конечно. Решил сразу нагнать упущенное холостые годы, — неожиданно шеф по-хозяйски обнимает меня за талию. — Ну, мы с помощницей моей пойдем. Покажу ей дом. Должна же она знать, в какие условия будет детей летом к бабке с дедом отправлять.

— Ты шутишь, — облегченной выдохнул Радов-старший. — Иначе бы говорил по-другому и не уходил. В общем, я тебя предупредил. И не забудь сегодня подойти к Гайне и попробовать помириться. А то с той ссоры, и они не стремятся ездить в гости, и ты совсем перестал дома бывать, еще и в Китай сбежал.

Глава семейства кинул на меня такой серьезный оценивающий взгляд, а мама моего босса с полным непониманием на лице смотрит то на мужа, то на сына.

Узнала, кажется, кое-что интересное. Мой босс уехал в Китай… из-за ссоры с Виктором Гайне? Любопытно.

ГЛАВА 18

Не надоедаю боссу с расспросами — потом, когда окажемся дома в спокойной обстановке, постараюсь расспросить начальнака, что же там за ссора такая вышла когда-то. А пока гуляем неспешно со злым шефом по дому его родителей. Рука Радова так и не покинула моей талии и меня это напрягает.

Напрягает не сама рука, а то, какие ощущения я при этом испытываю. Слишком приятно. К такому можно быстро привыкнуть, а отвыкать потом будет тяжело. А шефу то что? Ухватил вместо успокоительное косы талию, и ладно. Тоже ведь наверняка успокаивает.

Несколько раз попыталась осторожно снять с себя руку шефа, а то ставшие прибывать в дом гости косо поглядывают на меня и сына хозяина дома. Попытки не увенчались успехом. Радов, словно и не замечая, каждый раз лишь сжимал мою талию еще крепче. Решила, что пора требовать освобождения.

Мы как раз вышли на улицу, здесь дышится легко, шеф наверняка уже подуспокоился…

Тут нам с боссом под ноги выбежали из-за угла двое мальчишек, и не успев затормозить, врезались в меня и шефа.

Следом за малышами показался из-за угла статный красивый мужчина. Одет незнакомец в белую рубашку, воротник которой распахнут, а рукава подвернуты до локтя. Внешность… великолепная, если не сказать больше. Идеальная. Мужчина напоминает ожившую статую — настолько правильные черты лица и тела.

Рука на моей талии сжалась еще крепче. Мне даже дышать трудно стало.

Мужчины молча меряются взглядами, мальчишки весело галдя бегают друг за другом вокруг меня и шефа.

Наконец мой босс нехотя произносит:

— Привет. Знаю, прошлое не исправить, но я хочу извиниться. Был не прав.

Гайне ответил не сразу, выдержал паузу, сверля Андрея внимательным холодным взглядом.

— Мне не нужны извинения за прошлое. Мне важно настоящее. Если ты не…

— Понял-понял, — шеф почему-то оглянулся на меня. — Никаких провокаций, претензий скандалов. Счастья вашей большой семье.

— Хорошо. Познакомишь со своей спутницей? Дима, Денис, быстро побежали руки мыть, а то еда остывает, а мама скучает. И не балуйтесь в ванной.

Мальчишки испарились из поля зрения, а из-за угла вышел знакомый серый дог и потрусил за ребятами. Большая хвостатая нянька? Здорово.

— Это Ксения… моя девушка, — вдруг выдал шеф.

Пораженно смотрю на босса, чего это он вдруг?

— Рад знакомству, Ксения, — равнодушно произнес Гайне — мне кажется, это у него манера общения такая, сдержанная. — Андрей, а я слышал, что у тебя невеста есть.

— Ленка что ли? Не смеши.

— Твой отец уверен в обратном.

— Да скорее Ксюша родит, чем я на Лене женюсь. Ты Ленку сам знаешь.

— Знаю, но твой отец, когда нужно, может быть очень убедительным.

— Поэтому пока тяну время. Все еще есть надежда, что Ленка найдет себе другую жертву. Пока для всех, Ксюша моя помощница, тебе сказал по старой дружбе.

— Да ну? Спасибо, конечно.

С веселым гиком обратно прибежали мальчишки и на скорости влетели в своего папу, повиснув у него на руках. Гайне преобразился. Взгляд мужчины потеплел.

— Помыли руки? Хорошо. Тогда идем кушать. Приятно было побеседовать, — Виктор Гайне кивнул мне и боссу.

— Шеф, а зачем вы меня…

Босс, продолжая меня удерживать за талию, увлек с дорожки к стене дома, прислонил к ней и навис сверху.

— Он тебе понравился?

— Кто?

— Гайне.

— Ну, да. Вроде бы нормальный челове…

— Ага. Понятно. Я видел, что ты на него с интересом смотрела.

Радов заметно помрачнел. Я еле удержалась от веселого фырка. Мой босс, любимец и баловень почти у всех женщин, кажется, сомневается в себе.

— Шеф, вы лучше.

— Ну, конечно. Чем же?

— Тем, что вы мой самый замечательный начальник. Красивый, добрый, веселый. С вами никогда не скучно. Вы очень обаятельны, умеете радоваться этой жизни, ходить по грани, рисковать, жить на полной скорости. А еще защитник своих сотрудниц от их же мужей. А еще Себа вас просто обожает, а он вообще в людях разбирается.

— Увы, коты часто весьма не постоянны в своих симпатиях, и любят именно того, кто их кормит, а ласку свою так и вовсе готовы подарить любому, — шеф уже улыбается, вальяжно, и вместе с тем хитро, а еще… Радов взял мою косу и с явным удовольствием, прищурившись, накручивает себе на руку. Лицо босса медленно приближается к моему.

Чего это? Что происходит? Не может быть.

— Себа не такой, — тихим охрипшим голосом произношу я. Сердце замерло. Мне волнительно да такой степени, что даже шелохнуться не могу.

— Я знаю, Ксюш, знаю… — ласково говорит шеф и целует меня в лоб. — Хорошо, что ты у меня есть. Идем.

С облегчением вздохнула. Показалось. Вот только теперь губы показывает от чувства фантомного поцелуя, которому не суждено свершится. К счастью.

Если бы босс меня сейчас поцеловал… а не знаю, чтобы я делала. Но мне спокойнее без поцелуев.

Босс взял меня за руку и повел куда-то за дом. Нет, так тоже не нормально. Идем, как какая-то парочка, взявшись за руки, но ведь это мой начальник.

Шеф, так зачем вы меня своей девушкой представили?

— Иначе не мог. Гайне бы тогда серьезно меня не воспринял. Ну и к тому же все равно у меня такая репутация, что тут и так все думают, то я с тобой сплю, помощница ты мне, или нет.

А-а-а, ну раз так, то тогда конечно. М-да.

— А что у вас за ссора была?

— Об этом я говорить не хочу, — отрезал Радов.

Мы вышли на поляну, где уже выставлены белые ажурные уличные столы и готовится барбекю. Пока здесь мало людей. Заметила сразу четко Гайне — Валерия, Виктор и их мальчишки ужинают, мелкие члены семьи велело что-то лепечут и периодически отвлекаюсь от еды, чтобы устроить потасовку. Весело.

Еще за столом сидит подросток, завидев моего шефа, он радостно заулыбались, вскочил из-за стола и понесся в сторону Радова, в мгновение ока оказавшись рядом. Босс и подросток обнялись.

— Привет, Артем,

— Привет! Ты почему вообще перестал заезжать?

— Ну, почему, вообще? Я же сейчас здесь.

— Если бы папа не надавил, то ты бы и не приехал, а я и так осенью уезжаю в Европу учиться, мог бы и почаще заезжать.

— Так и ты ко мне в гости заезжай. Или не пускают? Ну да, старший брат плохому научит — в гонках покажет, как принимать участие, по клубам затаскает…

Глаза подростка загорелись.

— Что, правда затаскаешь?

— Ну… ты уже достаточно взрослый, что-нибудь такое организую.

— Можно тогда к тебе на следующих выходных приехать?

— Конечно. Ксюша, знакомься, это мой брат Артем. Артем, это Ксюша.

Парень очаровательно улыбнулся.

— Привет, Ксюша.

— Привет, — улыбнулась в ответ я. Мальчик обаятельный очень.

— Вы встречаетесь? — спросил Артем, обращаясь к Андрею.

— Да, — твердо ответил босс.

Братья поболтали еще немного, а потом деятельный Артем потащил моего шефа в свою комнату, показывать какие-то собранные им модели кораблей.

Я не пошла, мне неудобно быть третьей в общении братьев. Босс нахмурился, явно не желая оставлять меня одну, но потом все же решился, сказав, что только на пару минут заглянет к Артёму, а потом сразу обратно.

Осталась одна. Присела за столик и с тоской поглядываю на готовящееся поваров мясо. Запах умопомрачительный, живот ноет от голода. Моя еда осталась в сумке в комнате шефа, одна я не пойду, босс просил дождаться его здесь. Может, плюнуть на все и съесть пару кусочков мяса? Соблазн нереальный.

— Привет, — к моему столику подошла Лера. — Тебя ведь Ксюша зовут, если мне не изменяет память.

— Да. Нас Марина в парке познакомила.

— Ты тут одна сидишь, такая грустная. Хочешь, садись к нам за столик.

— Спасибо.

Приняла приглашение, чтобы хоть как-то отвлечь себя и не оставаться наедине с мясом.

На удивление, семейство Гайне приняло меня очень хорошо. С Лерой мы разговорились сначала о работе, а потом и обо всем на свете. Оказывается, младшая девочка осталась сегодня дома вместе с заботливой домоуправительницей (именно так звучит должность), а мамочке дали немного отдохнуть. Вот и сейчас, в основном именно глава семейства возится с мальчишками, невозможно мило с ними играет, а дети звонко радостно хохочут.

Невозможно трогательная картина.

Завороженно наблюдаю за мальчиками. Я бы хотела девочек, с косичками… ха, троих малышек.

— Ты так на детей смотришь, — таинственно прошептал мне на ухо… шеф. Мне на плечо опустилась мужская рука. — Учти, в декрет в ближайшее время им нельзя.

Вот реструктуризация в компании будет проведена, и тогда можно будет обсудить.

— Я тебе твой ужин захватил.

Передо мной на стол опустилась герметичная термо-коробочка с ужином.

На душе так тепло стало. Я даже простила сразу шефу, что он рылся в моей сумке, чтобы взять еду. Ведь подумал же обо мне.

— Спасибо, — чувствую, как на лице у меня появляется улыбка, наверняка вид у меня сейчас дебильно-счастливый.

— Не за что, — босс чмокнул меня в макушку и сел рядом. — Здравствуйте, Валерия, — сухо поздоровался шеф с молодой мамочкой. — Ничего, если я тоже присоединюсь к вашей компании?

С интересом наблюдаю за реакцией Леры. В прошлый раз, завидев моего босса, Гайне сбежала, ну, во всяком случае, я так предполагаю.

— Ничего — коротко ответила Лера и опустила взгляд, к ней подсел Виктор.

Мальчишки пока устроили беготню по поляне.

Как мне подсказывает интуиция, тут не обошлось без… какой-то любовной истории.

— Андрей, а давно вы с Ксенией встречаетесь? — вдруг спросил Гайне.

Шеф задумался ненадолго, словно что-то подсчитывая в уме. Мне стало интересно.

— С начала весны. Хорошо помню тут день… и бессонная ночь. И то, как на утро Ксюша пыталась заставить пойти побегать в парк.

О, вот значит, где шеф решил поставить точку отсчета наших с ним «отношений».

— Как интересно. Знаешь, я думал, у тебя несколько иной вкус. Ксения, не в обиду вам, вы очень колоритная вполне привлекательная девушка, но ваш образ… не модельный, — Гайне с подозрением смотрит на Андрея.

Хорошо понимаю, о чем говорит Виктор, я худышкой никогда не стану, сколько бы, не худела — некоторая массивность и формы никуда не денутся — попа и грудь, так точно. Невольно закрадывается вопрос, что тогда нашел во мне Андрей.

Шеф совершенно бессовестным образом погладил меня голове, отчего чуть не замурлыкала, и притянул мою голову себе на плечо, руку же опустив плавно на плечо и приобняв. Босс, так нельзя, для вас это игра, а я так и влюбиться могу.

Я понял, что выбирал не тех, и Ксюшин типаж — лучший.

Я поняла, ложь заразна. Когда-то я врала коллегам, про предпочтения Радова, теперь сам босс врет в подобном ключе. Если когда-нибудь шеф узнает про мои слова, то обвинить уже не сможет, сам признал.

— А еще, — шеф решил продолжить свою мысль. — Предпочтения могут быть одни, но про все это забывается, когда появляется настоящая любовь.

— О, то есть ты любишь Ксению? — прямо спросил Гайне.

Андрей замер, и спустя пару секунд молчания, произнес:

— Да.

Атмосфера за столом такая напряженная. Кажется, еще немного, полетят искры и начнется пожар. Зная своего шефа… он злится, но из последних сил держит себя в руках.

Виктор неожиданно тепло улыбнулся.

— Рад за тебя. На мой взгляд, Ксения чудесная и милая девушка.

На удивление, несмотря на напряженное начало, дальше разговор пошел вполне мирно и даже активно. Босс рассказывал о своей поездке в Китай и о нынешних делах компании, а чета Гайне все больше рассказывала про детей, делясь забавными случаями из жизни. Мы с Лерой смеялись и все больше болтали на свои, девичьи темы, и пили чай, а мужчины затеяли возню с мальчишками.

Подошел еще и брат Андрея — Артем, также присоединились к веселым мальчишеским шалостям.

— Удивительно, — ко мне неожиданно подсел глава семейства Радовым. — Чтобы Виктор и Андрей нормально вместе общались больше пары минут — такого, кажется, даже в их детстве не было.

Молчу, ожидая продолжения рассуждений Александра Радова. Я уже поняла, что роль мне тут отведена маленькая, и в основном слушательницы. Вздохну с облегчением, когда уеду из этого дома.

— В общем, я заметил, что Андрей становится спокойнее под твоим влиянием, — да?!

Хотя… коса… возможно-возможно. — И поэтому не стану пока удалять тебя из его окружения. Хорошие отношения с сыном и дополнительные рычаги влияния на него, все-таки важнее… вот только сейчас приедет его невеста с родителями, а тут уже все гости в курсе, что ты, его девушка, да и сам Андрей того и гляди Юлии об этом сообщит. Намечается скандал. Твои предложения, чтобы его избежать?

— Мои? — изумилась я.

— Твои. Мне же надо оценить степень сообразительности новой потенциальной невесты сына, еще и беременной тройней — глупые нам не нужны, глупые не смогут достойно детей воспитывать. Итак.

— А… Андрей говорил, что вам очень нужен союз с этой семьей. Вы готовы от него отказаться?

— Нет, не готов. Но пути отступления придется готовить, причем срочно. Андрей как всегда ломает мне все планы. Хоть бы раз побыл хорошим мальчиком. Но учти, теперь с тебя будет большой спрос.

Радость какая. Не было забот, так обеспечили. Начинаю задумываться о том, что работа у меня уж слишком экстремальная. То девица чуть не зарезала, то шпионом приходится подрабатывать, то девушку, беременную тройней изображать, то, теперь, еще и нейтрализовать формальную невесту нужно.

В общем, либо просить повышения зарплаты, либо уходить на более спокойную должность.

— Отец? — возле стола возник мой шеф, хмуро глядя на родственника. — Ты чего здесь?

— Да вот, с мамой своих будущих трех внуков решил пообщаться. Уже ухожу, не надо на меня так грозно смотреть, — мужчина хмыкнул и поднялся со стула.

— Что он тебе сказал? — спросил Радов, садясь на тот стул, где только недавно сидел его отец.

— Сказал, что от невесты неугодной вас освобождает, но дело нужно решить тихо и мирно.

— Что, так и сказал?

— Примерно.

— А почему именно тебе?

— Не знаю. Испытывает, видимо. Вот конкретно сейчас мне нужно решить, как замять скандал, который разразился, как только появится здесь Елена со своими родителями.

— И? Есть идеи?

— Нет. Мне кажется, это неизбежно. Разве что одна совсем бредовая идея есть.

— Какая?

— У вас есть сигнализация пожарная?

— Да.

— Можно организовать… пожар. Несерьезный, и чтобы сирена на весь дом… гостей попросить по домам разъехаться, потому что неясно, из-за чего произошло возгорание. Еще возможно, что есть утечка газа. Ну или кто-то случайно распылил перцовый баллончик. У меня, кстати, есть с собой баллон. В общем, ЧП организовать.

— Супер. Сейчас все сделаю, проверяем результат и уносим отсюда ноги.

— Шеф, может, не надо? Я пошутила.

— Все равно хорошо. Не бойся, Ксюш, мы с Артемом сейчас все быстро проверяем и кого надо предупредим.

Спустя полчаса из дома стали доноситься звуки пожарной сирены, а из одного окна повалил густой черный дым.

Еще спустя минут десять, выезжаю из гнезда Радовых вместе с жутко довольным боссом.

У меня шеф сущий ребенок. Каверзу совершил и счастлив.

— Ксюш, извини, что втянул тебя во все это. И… в общем не воспринимай ничего сказанного сегодня у родителей всерьез. Хорошо?

Это мне босс намекает на то, чтобы не раскатывала губу, я не его девушка и любви между нами нет? Да я и так это знаю. И ни на что не рассчитываю. Где я, и где шеф?

Вопреки собственным правильным мыслям стало как-то грустно и тоскливо.

Сегодня, когда Радов меня обнимал, держал за руку… мне было хорошо. Был драйв, кураж… и бабочки в животе летали. Я нервничала, но в то же время было интересно играть вместе с шефом в парочку.

Всю оставшуюся дорогу мы с боссом не разговаривали — тот включил музыку громче и перестал улыбаться.

Когда мы занесли вещи домой, шеф приласкал кота, сказал, что есть не будет, поскольку сейчас уезжает, и приедет только завтра, ближе к обеду. Радов с кем-то созвонился с кем-то, с кем, не знаю, но собеседника он называл крошкой, а после попрощался и уехал, весь такой серьезный, если не сказать кислый.

Осталась одна в пустой, большой и чужой квартире. Состояние вдруг меня обуяло такое… что хочется некрасиво разрыдаться на полу, сетуя на свое одиночеству. Не иначе, месячные скоро.

Чтобы хоть как-то прийти в себя, переоделась в спортивный костюм и отправилась гулять по набережной. Проветрить голову просто необходимо.

Неспешная прогулка и созерцание текущей воды успокаивают, но какая-то странная ноющая боль внутри остается. Иду и иду не в силах остановиться. Словно в какой-то транс погрузилась. Остановилась только тогда, когда ко мне обратился незнакомый мужчина с предложением познакомиться.

Оказывается, уже почти стемнело, я неизвестно где, места не особо знакомые. Кое-как отвязалась от не сильно симпатичного и излишне настойчивого мужчины, дав ему неправильный номер своего телефона и сбежала.

Немного поплутав, определила свое местоположение и поняла, что забралась очень далеко. Придется вызывать такси.

Километров двенадцать прошла, не меньше.

Уже будучи в теплой машине залезла через телефон в интернет и заказала себе на дом… большой красивый торт. Все еще грустно и есть хочется ужасно. Сегодня я согрешу. Осознанно.

ГЛАВА 19

Что же меня не отпускает до сих пор? Знаю, что из-за шефа, все, но это глупость, у меня с боссом ничего нет, не было и не будет.

Опять телефон звонит. Надо же, Женя.

— Алло, — вяло произношу я. Машина уже подъехала к дому. На автомате расплачиваюсь с водителем и выхожу.

— Ксюша, привет. Захотелось тебе позвонить. Помнишь, ты говорила, что на выходных может быть, будешь свободна? Ну, так что? А то я посмотрел программу, сейчас новый фильм хороший вышел. Комедия. Пойдем?

— Знаешь… я только если прямо сейчас смогу. Мне только переодеться после прогулку.

— Отлично! Давай тогда я заеду за тобой…

— Нет. Скажи, какой кинотеатр, я возьму такси.

— Почему?

— Не хочу перед папой светиться.

— А, ну ладно.

Дома переоделась, заново вызвала такси и договорилась с консьержем, что если меня дома не будет, то он примет торт — за посылку я уже расплатилась через интернет в полном объеме.

Будет у меня не вечерний пир, а ночной.

Такси за мной приехало то самое, что и недавно привезло, не успел водитель далеко уехать. Чувствую, как, наконец, в жилах начинает закипать кровь. Для меня ведь это настоящий экстрим ехать одной, на ночь глядя, чтобы встретится с малознакомым мне мужчиной. Да, конечно, это тихий и спокойный Женя, коллега, с которым наверняка будет вполне безопасно, но все же. О, еще и нарушаю запрет босса о неформальных встречах с коллегами мужского пола. Да, я, оказывается, еще та экстремалка!

Нерво хихикаю. Водитель с подозрением косится на меня в зеркало заднего вида.

Себе мой коллега взял попкорн и жутко калорийный газированный напиток. Я есть хочу жутко, поскольку дома не перекусывала, но брать попкорн не решилась. Меня и так наверняка уже ждет дома потрясающая калорийная бомба. Тортик я взяла с коньячной пропиткой, так что еще и напьюсь…

Фильм, оказался не особо смешным, но один раз посмотреть можно, тем более, когда рядом сидит мужчина, который якобы случайно задевает ногой твою ногу, а потом нежно берет за руку.

Ближе к середине фильма в сумочке настойчиво завибрировал телефон. Босс звонит.

Может не брать? А вдруг что-то срочное? Успешное нападение очередной любовницы, например, и шеф лежит сейчас где-то, истекая кровью. Или связанный в подвале.

Ну, у меня и воображение.

Решила ответить, быстро объяснить, что говорить не могу и отключится. Если вдруг проблемы, шеф сразу скажет.

— Алло, — тихо прошептала я.

— Ты где? — раздался ледяной пугающий голос Радова.

— В кино. У вас что-то срочное? А то я не могу говорить.

— С кем?

— Что, «с кем»?

— С кем ты в кино?

Покосилась на запрещенного Женечку, увлеченно глядящего на экран.

— Одна, а что?

— Ничего. Я приезжаю домой, консьерж отдает мне торт для тебя, а тебя самой дома нет, хотя уже ночь, поздно. Что за дела?

— А вы сами, почему дома? Вроде бы не собирались приезжать.

— Передумал. Ты в каком кинотеатре? Далеко? Долго еще до конца фильма осталось? Я за тобой заеду.

— Вы чего? Не надо за мной заезжать. Я не хочу пока домой. Сама приеду.

— Одна, ночью? Это опасно.

— Я рискну, — фыркнула. — Да и вообще, какая вам разница, даже если со мной что-то случится? Извините, больше не могу говорить, на меня уже ругаются.

— Ксю… — сбросила вызов и отключила телефон. Испытываю непонятное чувство удовлетворения. Тем, что шеф дома, недоволен, что меня там нет, и что беспокоится. А с Женей я сегодня подольше погуляю.

Досмотрели с Женей фильм, кавалер мой, когда мы неспешно отправились к выходу из зала, предложил не расходится и посидеть в каком-нибудь кафе. С радостью согласилась, начиная осознавать, что торт, возможно, меня так и не дождется — злой шеф в отместку все съест. Но ничего, закажу какой-нибудь легкий салат, а на десерт, так и быть — шарик ванильного мороженого. М-м-м…

Выходит из полутьме в светлый коридор. Женечка уже успел сцапать меня под локоток. Весело обсуждаем фильм, и тут…

У меня перехватило дыхание, а душа ушла в пятки. В коридоре, прямо напротив меня с Женей, облокотившись на стену и сложив руки на груди, стоит мой босс. Злющий босс.

А у меня Женечка запрещенный, телефон выключенный.

Как же меня шеф нашел?!

— Ксюша, ты тоже это видишь? Там твой начальник стоит? — произносит вслух страшные вопросы Женя.

— Да.

— А что он здесь делает?

— Понятия не имею.

Радов отлепился от стены и неумолимо стал приближаться к нам.

Да что за ерунда? Мне босс кто? Мама? Папа? Муж? Смешно. А если Андрей сейчас начнет ругаться, уволюсь и съеду, как бы трудно мне из-за этого не было.

— Андрей Александрович, какая неожиданная встреча, — произнес Женя.

— Да, это точно. Признаться, тоже не ожидал. Мне Ксения говорила, что в кино одна будет, — оп-па, подстава.

— А что? Ксения вам отчитывается, чем занимается в свободное время?

— Как правило, да. Мы ведь вместе живем. Я волнуюсь, если Ксения одна ночью куда-то едет. А что у вас такое удивленное лицо. Ксения Михайловна разве вам не сказала, с кем живет?

Пауза. Страшная тяжелая пауза. У меня какое-то странное онемение. Язык не поворачивается что-то сказать. Мужчины тоже молчат. Шеф сверлит Женю тяжелым взглядом.

Мне кажется, в этой ситуации я поступила как истинная женщина. Всхлипнула, закрыла лицо руками и ушла. Понимайте, как хотите.

Что самое интересное, за мной никто не пошел. Мужчины остались на месте, по всей видимости, выяснять отношения.

Почему-то сразу стало за Женечку страшно, но успокоила себя — в кинотеатре полно людей, если начнется драка, разнимут, да и шеф со своими приемчиками, вряд ли будет устраивать потасовку, по чьей бы инициативе она не началась.

Иду, дорогу видно плохо, так как перед глазами все расплывается от слез. Мне оби-и-идно.

Почти дошла до выхода, как меня обняли сзади за талию и потянули в сторону укромной ниши с диванчиком, где сейчас никого нет.

— Андрей Александрович, пустите, я не хочу вас видеть, — руки Радова я уже могу узнать не оборачиваясь. Пытаюсь отцепить от себя шефа, однако разжать стальную хватку невозможно.

— А я хочу.

Босс уселся на диван и утянул меня за собой. Сразу повернулась к шефу лицо, чтобы тот не видел моего наверняка красного и опухшего от слез лица. Радов же, лишь теснее прижал к себе.

— Ну чего ты плачешь? Что такого случилось?

Как это что?

— Вы меня опозорили, свидание испортили. Теперь еще и в компании такие слухи пойдут, что лучше сразу увольняться. Я, кстати, увольняюсь, и уезжаю.

— Ну, во-первых, Женя будет молчать, а даже если и не будет — я в курсе слухов о себе, про нас и так уже всякие слухи выдумывают причем с самого начала — как раз стали обсуждать, что у меня вкусы изменились… в общем, ничего страшного. А то что я Евгению сказал про совместное проживание — не надо было мне врать, что ты одна. В следующий раз будешь думать. Я, между прочим, правда, волновался. Позвонил тем, кто раньше за тобой присматривал (сейчас наблюдение сняли за ненадобностью), мне выдали твои координаты.

— Я все равно уезжаю и увольняюсь.

— Ксюш, ну кто тебе даст то это сделать? — Радов обнял меня еще крепче, — Ты же моя любимая помощница, еще и в комплекте с потрясающим котом. Да, конечно, начальник тебе не сахар достался, еще и собственник — не люблю, когда на кого-то или что-то мое покушаются другие мужчины. Честное слово, я буду сдерживаться в дальнейшем. Но как уже говорил, я против, чтобы ты встречалась с кем-то на работе. Я знаю, меня это будет очень злить и провоцировать. Найдем тебе кого-нибудь, если хочешь, но только вне работы. Пожалуйста. А если хочется просто в кино сходить, так сходим. Завтра же. И еще куда-нибудь съездим. В зоопарк хочешь? Я там сто лет не был. Себу возьмем, пусть на старших собратьев посмотрит… и вообще, торт же дома. Я не пробовал, но вряд ли ты закажешь невкусный. И кот ждет, зачем ему стрессы с переездом.

Шеф продолжает шептать мне на ушко всякую не особо связную, успокаивающую ерунду, одной рукой продолжает обнимать, гладит по голове, каким-то образом умудрившись почти полностью растрепать мне косу. И вот так в обнимку мы полулежим на диванчике в полутемной нише. Если это отношения начальник-подчиненная, то… это весьма оригинальные отношения.

— Андрей Александрович, пустите, — уже достаточно спокойно произнесла я.

— А ты не будешь убегать и увольняться? — спросил босс.

— Если вы больше не станете лезть в мою личную жизнь и решать, с кем мне можно встречаться, а с кем нет, то не буду. А еще приезжать неожиданно в места моих свиданий.

— Хорошо, но при условии, что с работы ты ни с кем встречаться не станешь.

— Ладно.

Отчего-то так и продолжаем сидеть на диване, не шелохнувшись.

— Шеф, а почему вы раньше все-таки приехали?

— Там, где я был, мне стало скучно. Да и не душевно. Мне кажется, я старею. Больше начинаю ценить дом, уют и тех, у кого есть мозги и мягкий добрый характер. Ну что, встаем?

В объятиях босса я уже пригрелась, вставать и куда-то идти не хочется, но надо. Я уже успокоилась, но за Женю все равно обидно. Я конечно, к коллеге чувствами не загорелась, но я вообще не помню, чтобы к кому-то когда-нибудь быстро воспылала чувствами. Вдруг, Женя этот моя пара?

— Андрей Александрович, а если вдруг Евгений уволится, или я со временем, то можно тогда нам будет…

— Слушай, а давай к торту еще чай какой-нибудь новый купим? Китайские хорошие, но мне уже надоели.

Шеф сделал вид, что меня не услышал, поспешно встал и, взяв за руку, повел на выход.

Может, это и странно, но настроение, наконец, повысилось, а ноющая тоска, что этим вечером поселилась в душе, пропала. Улыбаюсь.

Все-таки объятия шефа сильно влияют на мое критическое мышление — в них я таю, как шоколадка на солнце. И что-то этих объятий и прикосновений в последнее время стало много. Это нужно прекращать, неправильно так делать.

Вытащила свою руку из ладони большой теплой ладони босса.

— Что? — тут же отреагировал начальник, останавливаясь. Вот нельзя было просто промолчать?

— Ничего. А что такое? — ушла я в несознанку.

— Ты все еще обижаешься?

— Не без этого.

Радов провел нас по стоянке и около своей машины галантно распахнул мне дверь с такой улыбкой… доброй. Похоже, режим "босс лапочка и обольститель" включен на полную мощность.

По дороге мы заехали в круглосуточный супермаркет, где начальник лично выбрал самый, хороший по его мнению, чай, клубнику, которой как раз сейчас самый сезон, а мне, предварительно узнав, что разрешено по диете, накупил еще яблок и… предложил выбрать любое домашнее растение в цветочном отделе. Свое растительное богатство я на съемную квартиру не перевезла — раздала знакомым бабушкам, а что-то и вовсе оставила в подъезде. Это была боль и одновременно необходимость для вступления в новую жизнь. У Радова вот дома цветов совсем нет, да и не стал бы он за ними ухаживать. Расчувствовалась и зависла у орхидей, не зная, какой цвета лучше выбрать — все нравятся. Босс решил мои сомнения, предложив купить по одной каждого цвета.

Это так начальник привязывает меня к своему дому? Как показала практика, цветы меня не остановят, в крайнем случае, с собой заберу — в одной руке будет кот, в другой горшки, а в зубах сумка с одеждой.

Все равно приятно очень.

Дома нас шефом радостно встретил кот. Босс, все еще не вышедший из режима очарования всех и вся, сам заварили чай, помыл клубнику и яблоки, выложив их в красивые вазочки, а под конец, торжественно достал из холодильника довольно крупный и жутко красивый торт, поставив его на стол между нами. Опять торт. И клубника.

— Поделишься тортом или сама все съешь? — деловито поинтересовался шеф.

— Да я уже и не хочу. Сами все ешьте.

— Так не пойдет. Ты же торт себе зачем-то купила, — босс лично отрезает кусочек торта и кладет мне на тарелку. Тут же ко мне пододвигается чашка ароматного черного чая. — Ешь. Все, что набрала лишнего сожжем. Я помогу, — прозвучало…двусмысленно.

— Как поможете?

Накалываю кусочек торта на вилку, медленно подношу ко рту и, довольно сожмурившись, кладу лакомство в рот. Восхитительно. Торт просто тает во рту. Это даже лучше клубники. Чистый сладкий грех. Только на диете вкус привычных и даже приевшихся блюд начинает играть новыми оттенками удовольствия.

— У тебя здесь крем, — тихо произносит босс, и я чувствую прикосновение мужских пальцев к моим губам.

Распахиваю глаза. Шеф же не торопится убирать руку, медленно проводит пальцем по моим губам, и взгляд у начальника такой изучающий, словно в данный момент босс проводит для себя какой-то важный эксперимент.

Время словно замирает.

— Шеф, если вы сейчас руку не уберете, я вам палец укушу, — пригрозила я.

Радов отнял руку от моих губ. На лице мужчины кривая ухмылка.

— Считаешь, мой палец вкуснее, чем торт?

— Считаю, что в последнее время между нами непозволительно много прикосновений. Это неправильно.

— Ты права.

— Андрей Александрович, я спать. Хороших снов, — сказала я, резко вставая и подхватывая чашку с чаем и тарелку с куском торта.

— Ты спать в обнимку с тортом будешь? — подозрительно интересуется босс. — Или со мной посидеть не хочешь.

— Я сначала помоюсь и в ванной доем. Два удовольствия сразу, — хочется стукнуть себя по голове. Что я несу? Взгляды шефа меня слишком волнуют, мысли путается, я паникую.

— Есть торт нежась в горячей ванне? — взгляд босса стал… задумчиво-хищным.

Иначе и не назовешь.

Все же, показалось, поскольку больше никаких необычных действий шеф в этот вечер больше не производил. Вот только на утро…

— Ксюша, вставай, — меня тормошат за ногу.

— Шеф, ночь на дворе, вы чего?

— Не ночь, пять утра, вставай.

— Не встану. И вообще, выйдете из моей комнаты, я не одета.

Сворачиваюсь в клубок и прячу голову под подушку. Мой босс — изверг, чего ему неймется?

— Я тебе обещал, что сегодня вчерашний торт мы сожжем? Я обещания выполняю.

— Вставай. Побежим по набережной. А дома уже на мягком ковре… отработаем приемы.

— Зачем так рано? Воскресенье. Я в семь планировала пробежку, а затем к диетологу ехать.

— Сегодня будет усиленная тренировка — долгая, после нее надо будет хорошо передохнуть. Заодно выберем фильм, на который пойдем.

— Какой фильм?

— Да вот встретил тебя вчера возле кинотеатра и понял, что тоже в кино хочу.

— Шеф.

— Да?

— Уйдите.

— Нет, — мне пощекотали пятку. — Выбирай. Или ты сейчас встаешь, либо я ложусь. Рядом.

Делаю вид, что ничего не услышала, и уже вновь начинаю быстро погружаться в сон. Может, начальник мне просто привиделся? Ночной кошмар…

Рядом кто-то ложится и кладет на меня руку… а затем и ногу.

— Андрей Александрович!

— Я предупреждал.

Сбросила с себя конечности начальника и села. Шеф уютно примостился у меня на постели и делает вид, что спит. Как-то сразу проснулась.

— Ладно, идем.

— Да я уже как-то передумал.

— Шеф, вставайте, — тормошу начальника за плечо. — Это моя постель, не надо в ней спать.

— Ты же в моей спала кровати, а я вот в твоей еще нет. Исправляю упущение.

— Не смешно, — решила что надо вставать и идти в душ, но босс схватил меня за руку и опрокинул на кровать.

— Ты спать хотела, — хрипло прошептал мне на ухо Радов.

Шеф надежно зафиксировал меня в кольце своих рук так, что и не выбраться.

— Я одна спать хотела. И вообще это не похоже на то, что вы держите дистанцию.

Шеф печально вздохнул.

— Вот умеешь ты, Ксюш, портить настроение. Ладно, встаем.

А мне вновь не хочется вставать, и так хорошо, но боссу я об этом не скажу.

Половина шестого утра. Небо хмурое, мы с шефом хмурые. Холодно, сонно.

— Ну что, побежали, — мрачно приказал Радов.

Шеф гонял меня сегодня, как никогда. Не жалел ни себя, ни меня. В босса словно демон вселился, превратив его из моего обычного веселого начальника в безжалостного тренера.

Не знаю, как выдержала разминку и гонку. Возможно, мое тело действительно стало сильнее благодаря тренировкам, а возможно совесть помогла — все-таки тортик я вечером съела… два кусочка. Но утром, встав на весы, обнаружила, что не только не набрала лишних килограмм, но еще и сбросила немного, но все равно.

— Шеф, вы зверь, — все-таки высказалась я, тяжело дыша, когда мы поднимались в квартиру начальника.

Еще не все, осталась отработка приемов.

Радов уже не выглядит таким хмурым, как в начале пробежки, видимо, спортивное мероприятие его только взбодрило и подняло настроение.

И вот мы дома, на ковре. Себа расположился неподалеку — на спинке дивана и с интересом наблюдает за мной и своим новым кормильцем.

— Может не надо? — жалобно смотрю на начальника. Мне на сегодня хватит физической нагрузки, а ведь еще на танцы.

— Надо, Ксюша, надо, — жестко отвечает шеф, и с первым же приемом я оказываюсь на мягком ковре.

Спустя десять минут издевательств надо мной.

— Ксюша, хватит халтурить, — босс сидит на мне, я же расплющена по ковру, признаков жизни не подаю. Изучаю носом ворс.

— Я не халтурю, шеф, я труп.

— Не ври мне, трупы ничего не чувствуют.

Проходит секунда, другая…

— Шеф, перестаньте меня по попе гладить!

— Ага, вот видишь, точно не труп.

— Шеф!

— Руки уберу только тогда, когда ты сама их сбросишь.

Вот это стимул к борьбе.

Пытаюсь сбросить с себя для начала своего начальника, но силы неравны. В это время мою попу полностью ощупали и, наконец, дали возможность встать.

Подскочила и кинулась мстить за поруганную честь, вспоминая самые каверзные приемы, но уже вскоре вновь оказалась повержена и в еще более… нескромном положении — стоя на коленях, одной рукой опираюсь на ковер, другая рука заломлена назад, а Радов сзади, вплотную ко мне пристроился. Вот, черт.

Мне кажется или… нет, мне не кажется.

Шеф, а что это такое упирается мне в попу?

Втайне все же надеюсь на ответ, что это фонарик.

— А что ты хотела, Ксюш? Ты женщина, я мужчина. Утро, что тоже немаловажно. Ты привлекательна, женщина в самом соку… я не старик, и не… хм, человек, которому на женщин плевать. Мы у меня дома одни, ты в облегающих лосинах, на ковре, ты подо мной… Так что с кем не бывает. Главное, я полностью держу себя в руках.

— Босс, вы не себя держите в руках, а меня. Все. Хватит уже на сегодня отрабатывать приемы.

Меня трясет, но не от страха, а совершенно от иных чувств. Нереализованная уже довольно долго потребность в мужчине, только усиливается. Я никогда не хотела заняться «этим» столь сильно, как сейчас. Воображение так и вовсе разыгралось.

Уже буквально увидела, как шеф стягивает с меня эти самые лосины и…

Но с боссом ни-ни. Не хочу стать очередной постельной грелкой у своего начальника и в итоге разбить себе сердце.

ГЛАВА 20

Начальник отпустил меня и с недовольным лицом ушел в сторону своей комнаты. Вот что-то мне подсказывает, что встреча с Крошкою до логичного конца у него не была доведена, иначе бы шеф сейчас мне не рассказывал про женщин, мужчин и утро.

После горячего душа и отдыха отправилась к диетологу. Босс решил делать вид, что ничего такого не произошло, и ведет себя как обычно, я поддерживаю его игру.

— Так ну что, результаты хорошие, вы очень радуете меня, Ксения. Вынесла вердикт диетолог после всех проверок. Восемьдесят килограмм при вашем росте и комплекции уже достаточно хорошо. Вы сбросили уже двадцать с лишним килограмм и можно переходить на следующий этап. Полдники вам больше не будут привозить, теперь об этом заботитесь вы сами. Список разрешенных для полдника продуктов и порциях я вам сейчас выдам и все подробно объясню. И еще. Старайтесь постепенно усиливать физические нагрузки. Как дела на личном фронте?

— С мужем пока не развелась. Суд дал отсрочку на три месяца, но супруг явно был поражен изменениями во мне. Спасибо вам за стилиста.

— Ну а есть ли романтические отношения с кем-то?

— Нет, — печально вздохнула. — Был один… но не сложилось что-то. Еще вчера на свидание с коллегой пошла, но приехал мой начальник и все испортил, и, кажется, коллегу запугал.

Глаза Нэлли удивленно округлились.

— А почему ваш начальник вмешивается в ваши свидания?

— Ну, я живу с ним и…

Брови диетолога взлетели вверх.

— Вы не рассказывали, что уже не одна живете.

— Так получилось. Долго объяснять.

— У нас еще есть время. Я слушаю.

Пришлось рассказывать. Диетолог мне сейчас еще и как личный психолог помогает.

Нелли слушала мои объяснения с непроницаемым лицом. Под конец не выдержала и спросила:

— Это странно, да? Неправильно.

— Ну… об этом мне судить трудно, но ситуация интересная, и ничего плохого я в ней не вижу.

— Да?

— Главное, жизнь ваша стала определенно более насыщенной, вам некогда упираться своими как душевными, так и физическими страданиями, и начальник ваш явно этому способствует. Продолжайте в том же духе. А с отношением к своему сожителю, полагаю, со временем разберетесь.

Стало легче. Действительно, чего я так загрузилась по поводу босса. Как будет, так и будет. Я почти свободна. Даже если с начальником у меня что-то произойдёт, и в итоге мое сердце будет разбито, жалеть не стану. Лучше жалеть о том, что было, чем о том, чего не было.

Может… мне соблазнить своего босса?

Ого, до чего додумалась. Это все утренний спарринг на ковре виноват. Но идея неплоха сама по себе. Мне кажется, близость с шефом стала бы незабываемой.

Но. Не с моим нынешним телом. Мне стыдно ложиться с Радовым в постель. Надо работать дальше над собой, это раз (и не факт еще, что удастся шефа соблазнить, не умею я этого), и готовить пути отступления это два. Дораспродать все свои вещи и коллекции, что связывают меня по рукам и ногам, ну и обзавестись своим нормальным жильем. Пусть хоть малюсенькая квартирка будет, но только моя и Себы, ну и в месте хорошо.

Вообще мечты о собственном боссе — глупость несусветная. Запрещаю себе думать о начальнике.

Шеф хотел сходить в кино, но после диетолога мне босс не позвонил, и ничего конкретного, соответственно, не предложил. А до занятий танцами у меня еще полно времени. По пути к метро заметила вывеску спасалона и… завернула туда. А почему нет? Можно и побаловать себя, как советовала дитолог. Заказала себе омолаживающие и подтягивающие кожу процедуры. В салоне провела часа три, не меньше, там мне сделали еще массаж и посидела в сауне. Домой я буквально летела, обновленная и свежая, и пусть денег в спа оставила немало, но оно определенно того стоило.

Босса дома не оказалось. Я поужинала и отправилась на танцы, где учительница объявила неожиданную новость: через полтора месяца у нас выступление в клубе, и, как говорится, танцуют все. Условия — одежды минимум, но раздеваться не надо, а еще активное использование пилона. Преподавательница уже подготовила танец и с сегодняшнего дня мы его будем разучивать.

Не-е-ет. Сцена это не мое. В день выступления обязательно заболею, но не бросать школу из-за этого не стану.

На этот раз, придя домой, застала шефа в гостиной.

— О, Ксюша, — босс оторвал взгляд от планшета. Взглянула на экран. Какие-то таблицы и схемы. Шеф устало потер глаза. — Уже вернулась. Ну что, в кино идем?

— Я… не знаю, — не представляю теперь, как вести себя с Радовым.

— Ну, значит, идем, — выключая планшет, произнес мой властный босс.

Молча ушла, приняла душ и переоделась. Радов ждет меня уже около выхода.

Всю дорогу до кинотеатра, мы с начальником молчали. Между нами воцарилось напряжение. Нет больше той простоты и естественности, что была раньше при нашем общении. Хочется все вернуть обратно.

Что-то часто я стала ходить в кино. С мужем в последний раз мы в кино, наверное, года полтора назад ездили. Развод определенно идет мне на пользу.

Удивительно, но время мы с шефом провели хорошо. Все же с начальником ходить в кино одно удовольствие. Лучшие места, приятный кавалер… не взявший себе поп-корн, чтобы поддержать меня. А еще начальник вскоре расслабился и весь фильм шептал мне на ухо ехидные комментарии по поводу происходящего на экране. В фильме была одна постельный сцена, так я ухохоталась, настолько босс смешно отзывался о действиях героя. Само собой, коса моя на время сеанса перекочевала в руки шефа.

Прошел месяц.

Сижу на работе и в очередной раз сбрасываю звонок от Андрея. Своего никак не желающего становиться бывшим мужа. Андрей в последние две недели стал излишне настойчивым. Звонит постоянно. Пришлось симку менять, так супруг каким-то образом узнал мой рабочий номер и теперь названивает прямо в приемную, молит о встрече, грозится, что приедет на работу ко мне и устроит скандал, если не соглашусь. Босс мой в курсе ситуации, и она его жутко раздражает. Пару раз шеф уже пытался выхватить у меня телефон, чтобы поговорить с Андреем, но я не дала. Во-первых, это не шефа, дело, а во-вторых, если муж узнает, что мой "любовник” еще и мой начальник, скандала точно не избежать.

Из кабинета выходит шеф, с прищуром смотрит на вытащенные из рабочего телефона батарейки.

— Опять звонил?

— Да.

— Это уже становится не только твоим личным делом, — процедил босс. — Нам по работе не могут звонить.

— Я разберусь. Обещаю. Сегодня.

— Как?

— Встречусь с ним.

— И что это даст?

Промолчала. Ничего не даст, знаю.

— Соглашайся. Я с тобой поеду.

— Но…

— Поприсутствую. Может, правда что-то интересное хочет сказать. А если приставать начнет, объясню, что к чему еще раз.

— Не надо, — грустно прошу я. Не хочется никаких разборок.

Прошедший месяц оказался для меня невероятно плодотворным. Шеф все-таки запихнул меня на курсы вождения, через день хожу на танцы, каждый день пробежки, спарринги, прогулки и… адская работа.

Последнее время приходится вкалывать за четверых. Началась череда внеплановых проверок, на нас кто-то натравил налоговую, пожарный надзор, ростехнадзор еще и вскоре ожидается трудовая инспекция. Наверняка кто-то из уволенных мстит. Еще и реорганизация эта никак не заканчивается. Мы с шефом вообще забыли о спокойной жизни, рано встаем на пробежку, затем напряженная работа, после которой возвращаешься домой никакой… босс отдыхает, а я часто еще и танцы иду. Как-то шеф сказал, что я просто герой. В выходные ведь тоже спорт никто не отменял, как и вождение, которое перенеслось на выходные из-за проблем в компании.

С шефом с последнего с того похода в кинотеатр ничего сверхординарного у нас не случилось. Мы как… приятели. Хорошие приятели, которые вместе работают. Только босс мужчина и… босс. А я женщина и помощница. У нас бывают такие теплые совместные вечера, когда мы просто болтаем, пьем чай или смотрим вместе телевизор, а рядом любимый Себа…

Один раз мы, усталые, так и уснули, уставшие, за просмотром фильма. В гостиной, на диване. Шеф уснул первый — уронил голову мне на плечо, и почти сразу извернулся, ложась поудобнее, и подминая меня под себя. Я же… ничего тогда не сделала. Не разбудила начальника, не отодвинула. Лишь дотянулась до пульта и выключила телевизор. Долго не могла уснуть, слушая размеренное дыхание начальника и пытаясь сосчитать удары его сердца, а утром проснулась в своей кровати.

— Одну не пущу, — предупредил босс. Не сразу поняла, о чем речь, так увлеклась воспоминаниями о спящем начальнике. А тут вопрос с неугомонным мужем. — Назначай встречу на выходные с ним.

— Хорошо, — забота начальника не знает границ.

Сегодня, кстати, буду поздно, можешь меня не ждать и ничего не готовить.

Напряглась. Давно шеф не уходил на ночь из дома без пояснений, что к друзьям, да и с новым графиком так уставали, что гулять Радов не стремился, а тут… среда.

И к любовнице? Или еще к кому?

Вопросительно смотрю на шефа, но тот не стал что-либо пояснять, развернулся и ушел в свой кабинет. Вот же… нехороший человек.

Вечером осталась хозяйкой в большой квартире. Переделала все дела, попила чай… и начали мучать мысли о том, где и с кем сейчас мой шеф. Надо отвлечься.

Сегодня у меня нет танцев, но скоро выступление и тренировка не помешает, особенно с учетом того, что я в группе отстающая.

Включила музыку. Громко, очень громко. У босса отличная шумоизоляция, соседи не прибегут, а мне надо. Для души.

В который раз напомнила себе, что надо купить себе новый костюм для выступления, старый уже висит на мне. Вообще, я уже поняла, что покупать себе новый гардероб во время диеты невыгодно. Все, что я приобрела вместе со стилистом Эндрю уже можно выкидывать — безбожно велико. Хожу на работу как пугало в одежде словно с чужого плеча, а купить новые вещи — нет ни времени, ни лишних денег.

Танец мне уже дается довольно хорошо, все движения помню, только с гибкостью большие проблемы, но я над этим работаю. Куда хуже у меня обстоят дела с трюками на пилоне.

Вот как раз на шесте мне бы и отработать движения, а то у нас вечно очередь на него. Девочек в группе семнадцать человек, а пилонов всего четыре.

Жаль, у шефа нет пилона. Хотя… оценивающе взглянула на кухонную стойку, по типу барной, из которой торчит достаточно высокий шест, соединенный с крышей кухни. Выдержит эта палка нагрузку в моем… лице?

Если босс узнает, то убьет меня.

Взгромоздилась босиком на стол. Стол выдержал. Уже надежда есть. Проверила шест, держится крепко. Ну… с богом.

Хорошая у босса мебель, прочная. Отрабатываю под музыку одно упражнение за другим, не столько танцую, сколько упорно тренируюсь.

Вот, самое сложное для меня — зажать шест между ног и, придерживаясь за него одной рукой, повиснуть параллельно полу, но не спиной вниз, а боком. Проворачиваюсь, зависаю. Наконец-то у меня получается это упражнение — способствует спокойная обстановка. Улыбаясь победно, оглядываюсь и вижу двух мужчин застывших на пороге кухни с отвисшими челюстями. Это мой босс и…Алексей.

Я в ужасе, мужчины в шоке. Музыка грохочет. Слезла со своего импровизированного шеста, торопливо спрыгнула со стола и понеслась к себе в комнату. Алексей с Радовым пропустили меня мимо себя молча, и при этом неотрывно за мной наблюдая.

В комнате прислонилась спиной к двери. Сердце бешено колотится. Неудобно как получилось.

Хохотнула. Один раз, другой. И вот я уже от души заливисто смеюсь. Вот у мужчины были лица! Мне кажется, их мир перевернулся. От меня такого точно никто не ожидал. Вот только как теперь боссу в глаза смотреть?

Стоп. А что тут Алексей делает?

Надеваю халат, прямо поверх своего танцевального купальника, открываю дверь, чтобы выйти, а на пороге злой шеф.

— Куда? — строго спрашивает начальник.

— К вам.

Меня хмуро оглядели.

— В халате неприлично. Оденься нормально.

Серьезно? Халат у меня максимально закрытый, хоть и смотрится по-домашнему.

Раньше у начальника не было претензий по этому поводу.

— Ладно. Извините, что воспользовалась вашей кухней не по назначению. Я уже упоминала, что у нас там на танцах выступление скоро, и важно много тренироваться… а почему здесь Алексей? — решила поскорее замять тему.

— С Алексеем я помирился. Мы уже пару раз созванивались, а сегодня встретились и нормально поговорили, решив отметить примирение у меня. Ксюш, а ты мне никогда подробно не рассказывала про свои танцы. Ты что, черт меня подери, стриптиз учишься танцевать? Когда ты говорила про современные танцы, я совершенно иное представлял.

— Я тоже несколько иное, а когда пришла в танцевальную студию, оказалось, что современные танцы понятие весьма широкое. Мне понравилось, я осталась, но вам рассказывать не хотелось.

— Ксюш… ты полна сюрпризов. Не за что не подумал бы, что ты можешь творить такие штуки. Слушай, может быть, у себя посидишь? Леха пьяный, еще и не до конца обиду простил, бузить начнет.

— Но я то с ним не ссорилась, — заметила я, одновременно пытаясь просочиться мимо перегородившего мне проход босса. — Да и пьяные лица мне не привыкать видеть. Пойду хоть поздороваюсь. Давно Алексея не видела, соскучилась.

— Соскучилась, значит, да? Халат переодень, — Радов, недовольно поджав губы, ушел.

Залезла в шкаф и в итоге выбрала синее платье-мешок с широким поясом.

Единственное платье, что не будет на мне висеть из-за свободного кроя.

Благодаря поясу подчеркну талию, а благодаря большому вырезу на груди…

Как мне кажется, халат все-таки был приличнее.

После танцев коса сильно растрепалась, но перезаплетать ее не стала — не до того. Подкрасила ресницы. Сама не знаю зачем.

— Ксюша! — Алексей подскочил со стула, стоило мне появиться на кухне. Шеф со своим другом уже успели расставить на столешнице купленные закуски и раскупорить бутылку коньяка. — Я тебя и не узнал, когда увидел. Ты очень сильно похудела. Выглядишь потрясающе.

Мужчина подошел ко мне и заключил в медвежьи объятия, от которых я чуть не задохнулась.

— Признавайся, — шепчет мне на ухо Леша. — У тебя с Андрюхой что-то есть?

— С чего ты вообще это взял?

— Так есть или нет?

— Нет.

— Вы чего там шепчетесь? Долго еще обниматься намерены? — голос шефа раздраженный.

— А завидовать не надо, — фыркнул довольный Леша, отпуская меня и ведя к столу.

И вовсе Алексей не пьяный, держится хорошо.

Мы сели за стол и вскоре мужчины накинулись на меня с вопросами о моих

занятиях танцами.

— Да уж. А я главное захожу, ты танцуешь. Вообще обалдел. Мир перевернулся. Реально. Еще думаю, зачем меня Андрюха притащил, если у вас тут все так интересно, — взахлеб делится Алексей своими впечатлениями. Мужчина сидит рядом со мной почти вплотную, еще и положив руку на спинку моего стула. Я не против. Я простая, изголодавшаяся по мужчинам женщина. Еще немного, и стану на шефа бросаться, а это точно нехорошо. Пусть лучше Алексей. — И что, говоришь, выступление через две недели? Танцевать будешь?

— Нет, конечно. Хотя наша учительница хочет, чтобы были все. Для меня даже облегченную версию танца придумала, но так, чтобы это было не особо заметно. Там же много девушек будет выступать, если специально не следить, то разницы и не заметишь.

— А почему нет? Это же так круто. Какой клуб, я бы хотел на это посмотреть?

— Ксюша права. Зачем ей это выступление? Это же пошлость, — цедит слова сквозь зубы мой начальник, попивая коньяк.

— Пошлость? И это мне говорит человек, который при покупке квартиры решил оставить часть интерьера прежнего хозяина, и вмонтировал шест для стриптиза в кухню.

— Тогда мне показалось это забавным, — буркнул шеф.

Да? Серьезно? То, есть на кухне реальный пилон? Ну, надо же.

— Чего ты смеешься? — спросил у меня босс «грозно».

— Ладно, признаю, смешно, — улыбнулся начальник. — Но как твой босс я выступать тебе запрещаю. Еще кто-нибудь снимет на видео твои танцы, попадет ролек на сайт компании… и все репутация испорчена. У нас только так находят скандальные новости.

— Какой ты суровый начальник, — шутливо произнес Алексей. — А вдруг это Ксюшино призвание, а ты ей крылья подрезаешь. Как по мне, так у Ксюши явный талант.

— Талант стриптизерши? Так я не против, шест есть, пусть занимается. Но не для широкой публики.

— Для тебя одного что ли? Ар… лицо не треснет? Я тогда к тебе каждый вечер приезжать буду.

— Кстати, Лех, а тебе ведь уже пора. Домой. Посидели, и хватит, — с нажимом произнес мой шеф.

— Какое там «домой»? Я вообще-то у тебя с ночевкой оставаться планировал. Забыл? — Алексей бросил хищный взгляд в мою сторону, я в ответ тоже ему глазками стрельнула. В этот раз я готова к экспериментам и в салочки играть не стану. Как минимум поцелуй у меня с Лешей сегодня состоится, а уж как дальше пойдет, посмотрим.

— Так. Ну все, хватит, — Радов неожиданно встал из-за стола. — Сколько можно терпеть? Леха, собрался и домой поехал. Быстро!

— Андрей, ты чего? — удивился Алексей.

— Ничего. Я тут ваши вздохи и обжимания наблюдать не собираюсь.

— Ну так и не надо, — Леша обиженно поджал губы и встал. — Мы с Ксюшей уедем.

— Ксюша остается, — мрачно произнес Радов, затем посмотрел на меня и мягко добавил. — Если хочет. А если не хочет… — шеф послал мне такой многообещающий нехороший взгляд, что я сразу поняла. Хочу. Во избежание, так сказать.

— Ксюш, поехали от этого негостеприимного сноба. Ночь только начинается. Повеселимся, а он тут пусть один тухнет.

— Я… спать уже хочу. Завтра предстоит трудный рабочий день.

— Ерунда. До сна еще есть время. Ты со мной?

Колеблюсь. На Алексея у меня уже появились определенные планы.

— Лех, пошли выйдем покурить, — неожиданно произнес мой некурящий шеф.

— Пойдем, — Алексей странно глядит на Радова. Этак с прищуром, словно что-то для себя понял.

Не нравится мне это.

— Может, не надо курить? — нервно спрашиваю.

Алексей успокоительно погладил меня по плечу.

— Да мы сейчас придем, Ксюш. Пять минут всего.

Мужчины покинули квартиру.

ГЛАВА 21

Проходит одна минута, вторая, третья…

Подхожу к входной двери, заглядывают в глазок… и тут мне в лоб врезается открывающаяся дверь.

— Ой, — потираю лоб.

— Ударилась? — обеспокоенно спрашивает Андрей, заходя в квартиру и закрывая за собой дверь. Один заходит.

— А где Леша?

— Он уехал, — босс подозрительно потирает челюсть.

— Как уехал? И даже со мной не попрощался?

— Забудь о Лехе.

— В смысле? Как забыть? Почему?

— Потому что, — Андрей подходит ко мне вплотную и прижимает к стене.

— Андрей Александрович, вы чего? — у меня паника. Радов обнял меня за талию и со всей силы вдавливает своим телом в дверь.

— Я. Устал.

— От чего?

— Держать себя в руках. Все, Ксюша. Ты попала. Никаких больше Алексеев, Евгениев и прочих.

Ответить не успела.

Андрей наклонился и… поцеловал меня. Нет, не в лоб. В губы. По-настоящему.

Я улетела мгновенно. Это настоящий взрыв ощущений и эмоций. Оказывается, чем дольше терпишь, тем ярче все воспринимается. Радов целуется так, что у меня реально крышу сносит и потряхивает.

Андрей замер, его губы напротив моих, наши лбы соприкасаются. Радов тяжело дышит и, кажется, пытается взять себя в руки. Мужчина обнял мое лицо руками.

— Пойдем ко мне в спальню.

— Нет.

— Да. Можешь даже не пытаться мне врать, я чувствую, ты хочешь меня также сильно, как и я тебя.

Отстранилась, насколько это возможно, и влепила шефу звонкую пощечину.

Андрей ошеломлен, смотрит на меня непонимающим взглядом.

— За что?

— Я не просила меня поцеловать. Мы не встречаемся. Вы мой начальник, но вашей секретуткой я быть не собираюсь, — в душе я плачу. Согласна, я на все согласна, как бы это ни называлось, и какие бы последствия не несло. Но спать с шефом не буду. Он, красавец с идеальным телом, и я. Мне гордость не позволит. Лучше пусть ничего никогда не случится, чем Андрей увидит мое рыхлое тело.

Босс нехорошо прищурился и криво улыбнулся. В глазах мужчины запылал опасный огонь.

— Ты права Ксюша.

— Да? — растерялась я, в тайне надеясь, что меня все-таки будут уговаривать передумать. Ну, или приставать начнет, или даже ругаться.

— Да. Пойдем, кино посмотрим, что ли? Я же фильм новый купил. Про пиратов.

— Я… ну… наверное пойду к себе.

— Да, брось. Подумаешь. Все всё поняли. Давай без обид. Как с моей, так и с твоей стороны.

— Хорошо… — признаться, сбита с толку.

Радов усаживает меня на диван, включает фильм, предварительно сбегав на кухню за легкой закуской и пивом для себя. Шеф садиться рядом.

Фильм начался, но я только лишь делаю вид, что его смотрю. Все мои мысли занимает человек, сидящий рядом. А человек, кажется, действительно смотрит фильм, фыркает над шутками героев. Оби-и-идно У меня от поцелуя коленки до сих пор трясутся и мир словно перевернулся, а для шефа, похоже, это ничего и не значило. Алексея прогнал, собственнические инстинкты удовлетворил, и хорошо.

Да… я сама не знаю, что мне надо. Хочу я продолжения поцелуя, не хочу.

Босс вдруг нагнулся ко мне, точнее не ко мне — это, оказывается, начальник за пультом тянется через меня.

Шея начальника возле моего носа. Пахнет элитным мужским парфюмом. Грудная клетка босса вжимается в мою… пышную грудную клетку. Шеф все никак до пульта не дотянется. А, нет, дотянулся, вернулся на свое место, сделал громче звук на телевизоре. Сидим, смотрим кино дальше.

Пытаюсь смотреть фильм. Гормоны бушуют. Через какое-то время вдруг осознаю, что мы с Радовым сидим вплотную друг к другу, и мужская рука покоится у меня на ноге. Как так? Когда босс успел? Я и не заметила.

Рука шефа, словно невзначай, поглаживает мою ногу через платье от колена и выше, гораздо выше, а потом снова к колену. Не в силах остановить безобразие. Замерла и делаю вид, словно ничего не происходит. Какой там фильм, тут гораздо интереснее кино.

— Шеф, — все таки нервно шепчу я спустя несколько минут, когда бессовестный Радов осторожно, словно невзначай, подмял меня под себя окончательно. Сначала это была вторая рука начальника, что легла на спинку дивана и тоже словно невзначай дотронулась до моей шеи, а кончики мужских пальцев пощекотали-погладили легонько, но на этом не остановились — Радовские пальцы проникли мне в волосы и нежно помассировали затылок. Я чуть не замурлыкала. И это ведь с учетом того, что на ноге рука босса тоже движение не прекращала, с каждым новым оборотом поглаживания становились все смелее и откровение.

Мое дыхание перестало быть спокойным еще тогда, наверняка с головой меня выдавая, тем не менее, я все продолжала пытаться сидеть, словно ничего не происходит. Тогда Радов придвинулся еще ближе, правда, куда уж ближе, практически навалился, как раз и подмяв под себя и ту руку, что была на моей ноге, просунув мне под попу.

— Шеф, — вновь хрипло шепчу я, пока начальник увлеченно мнет мне попу с такой силой, что синяки, наверное, останутся, но это жутко заводит.

— Тише, Ксюш, — шикнул на меня босс. Не мешай фильм смотреть.

Радов действительно увлеченно так пялится в телевизор, в то время как его тело… окончательно укладывает меня на диван и ловко вклинивается у меня между ног. Пожалела, что не надела колготки или спортивные штаны, или джинсы… платье уже давно оказалось задранным по пояс. Джинсы Радова трутся о мои голые ноги и это тоже очень возбуждает. Да меня сейчас, кажется вообще каждое движение начальника заставляет пылать.

— Шеф, ну не надо, — кажется, радовский пиратский корабль окончательно берет меня на абордаж, прям как в фильме сейчас.

— Ксюш, а я тебе говорил, что мне безумно нравится твоя попа? От нее просто взгляд оторвать невозможно. Особенно во время пробежек.

Андрей неспешно, этак демонстративно, расстегивает ремень у себя на джинсах. На лице мужчины играет улыбка. Этакая ленивая улыбка самоуверенного соблазнителя, немного хитрая и вместе с тем веселая. Довольная, одним словом.

Сделала рывок, попытавшись оттолкнуть от себя босса и сбежать. Моя, наверное, последняя попытка прекратить творящееся безобразие.

— Э, нет, Ксюша, ничего у тебя не выйдет. Не убежишь, да и куда ты денешься от меня в моей же квартире, м? — босс не то что не дал мне рыпнуться, еще и придавил рукой посильнее к дивану. — Кстати, ты в курсе, что уже моя девушка?

Чувствую, как мои глаза широко округляются, при виде того, как начальник окончательно расстегивает джинсы и спускает их вниз вместе с нижним бельем, демонстрируя мне свой… полностью готовый к работе агрегат. На краю мозга пронеслась веселая мыслишка — ведь больше, чем у моего мужа, гораздо больше.

Шеф, я не могу быть вашей девушкой, потому что вы мой босс, а я замужем.

— Ты не можешь быть просто моей помощницей, увидев моего… дружка, живя в моей квартире и вскоре занявшись со мной горячим страстным… улетным сексом. Ты будешь либо любовницей, либо моей девушкой. Кем именно, выбирать уже тебе.

Теперь босс занялся поясом на моем платье, с легкостью его сняв, и на секунду замер.

— Ксюш, Себастьян за нами так пристально наблюдает. Мне даже неудобно становится.

На кота и его любовь к вуаеризму мне сейчас совершенно плевать — привыкла за время жизни с мужем к нездоровому любопытству Себы во время этого процесса между мной и супругом… там скорее больше муж нервничал по этому вопросу и прогонял кота из спальни.

— Шеф, давайте все же не будем этого делать. И раздевать меня не нужно.

— Хочешь посмотреть еще фильм? — участливо поинтересовался Андрей, стягивая с меня трусики.

— Нет, — мрачно ответила. Фильмов на сегодня точно мне хватит.

Шеф наклонился, фактически лег на меня и поцеловал, сразу напрочь выбив вообще все мысли из головы и погрузив в океан ощущений. Нереальных ощущений. Губы начальника, его наглый самоуверенный язык, его смелые руки, ловко стягивающие с меня платье, его… член, трущийся о мое самое сокровенное место.

Радов начинает медленно двигать бедрами, вверх-вниз, еще не проникая в меня, но дразня кончиком своего "дружка”, в то же время Андрей не прерывает свои умопомрачительные поцелуи. Я уже не думаю о стеснении. Поддаюсь навстречу. Умираю от нетерпения.

— Ксю… ша, — мы с Андреем слились. Мужчина медленно задвигался. — Ксюша, нам надо в спальню.

— Зачем? — тяжело дышу. Мне уже не хочется останавливаться. Я меня крышу совсем снесло. Обвила шефа ногами и обняла за шею. Хочу своего босса. Еще ближе, еще глубже… сильнее. Но босс медлит, хотя и не перестает двигаться, а с каким наслаждением Андрей приник к моей груди, целуя. Я улетаю.

— У меня там контрацептивы, — уже тоже с трудом произносит мой начальник. — Или я сбегаю. Подождешь?.. Какая же ты вкусная, — Андрей схватил меня за зад посильнее и… вопреки своим же словам, стал двигаться все быстрее и быстрее во мне, с неустанной энергией и силой вколачивая своего дружка в меня.

— Андре-е-ей, — занервничала уже я, только нормально нервничать уже не получается. Меня уносит. Да…

Ох. Меня накрыла волна ощущений. Что это? Такого удовольствия я с мужем никогда не испытывала, он у меня был первым и единственным мужчиной и…никогда.

Плаваю в нирване. Полностью дезориентирована. Старательно запоминаю новые необычные ощущения, а то вдруг такого у меня больше никогда не повторится.

Радов, делает последние сильные толчки, замирает… и довольный жизнью наваливается на меня сверху, устраивает мою голову у себя на плече и обнимает.

— Сейчас отдохнем немного и снова повторим. Уже нормально и с чувством, с толком, с расстановкой. Я просто взорвался. Давно никого не было. Ха, если мы сейчас тройню не заделали, я очень удивлюсь.

Мигом выплыла из сладкой неги. Дернулась собираясь вырваться. Накрыло осознание всего, что сейчас произошло. И… шеф, со всем своим шикарным телом почти одет остался — вон, и рубашка на месте, полностью застегнутая, а совершенно голая! И уже возможно немного беременная. Что за подстава?

— Эй, ты куда? — шеф вернул меня на место.

— Домой.

— Куда это домой? Ты и так дома.

— К родителям.

— С чего вдруг? Я вообще-то тебя никуда отпускать не собираюсь.

У меня паника.

— Вдруг я беременна? Зачем вы это сделали?

— Давно, кстати, можно уже на ты, — шеф совершенно спокоен, с задумчивым видом дотронулся до одной моей груди, обхватил рукой, приподнял… — большая какая, — с просто жутким довольством в голосе произнес мой пошлый шеф и потянулся к объекту измерений. Босс взял в рот кнчик груди и с явным наслаждением стал посасывать, легонечко прикусывая. Я вздрогнула, крепко вцепившись в плечи Андрея. Да что же такое. В низу живота у меня все сладко сжалось лишь от этой простой ласки. — А уж когда молоко придет, еще больше станет. Всем троим точно хватит, — весело прошептал мужчина, когда оторвался от груди.

Что?! Стукнула шефа по плечу и уже активно стала выбираться из его объятий.

— Ксю… ну Ксюша. Спокойно. Я шучу. Ты же у меня хорошая девочка. Лежи смирно, дядя Радов что-то снова сильно возбудился, а твои трепыхания вызывают охотничий инстинкт. Сейчас ведь опять незащищенный секс случится.

— Вот еще. Только попробуйте.

— И что, если попробую? — широко улыбается начальник, прижимая меня к себе все крепче, крепче и крепче. Вот уже и вновь чувствую восставшее достоинство Андрея у себя практически между ног.

— С мужем не разведусь, — брякнула первое, что пришло в голову. Ха, и возможных детей на мужа запишу. Месть два в одном. Я тоже, шучу, конечно, так делать не собираюсь. И вообще заводить детей пока все-таки не собираюсь, тем более, во множественном числе.

— Только попробуй, — угрожающе повторил Радов мои же слова. — Тогда быстро вдовой станешь. Я привык все радикально решать.

— Я заметила. Вы не ответили. Зачем вы это сделали? — ерзаю, пытаясь отодвинуться подальше от воинственно настроенного шефа… во всех местах настроенного.

— Если ко мне на «ты» начнешь обращаться, отвечу.

— Хорошо, — ощущаю себя очень скованно. Ни за чтобы не подумала еще час назад, что, вдруг пересплю сегодня с шефом. Взглядом нашла свое платье на спинке дивана. Стянула одежду вниз, прикрыв себе грудь, что предположительно будет кормить минимум троих Радовских наследников. Мне бы ванну…

Шеф платье у меня из рук вырвал и закинул далеко-далеко.

— Мне так больше нравися, — пояснил свою позицию босс. — Я еще не все рассмотрел. Что касаемо, зачем и почему. Ты сладкая, нежная, страстная. Так стонала. Я не сдержался, это раз. Ты мне нравишься, дети — цветы жизни, я не против, если они вдруг они у нас появятся, лучше с тобой, чем с кем-то другим, это два. И три — мне как-то звонил отец, сказал, что твою кандидатуру, на тот случай, если ты и правда окажешься беременной, одобряет, правда я не понял, с чего вдруг. Возможно, отец захотел срочно внуков, и решил, что дать мне выбор — либо нежелательная мне женитьба на Лене, либо внуки ему.

— Да… и ты решил, что лучше сделать мне ребенка, чтобы решить свою проблему? — вот теперь я окончательно обиделась. И вообще, я сейчас голая и уязвимая.

— Нет. Я решил, что нечего тебя лапать каким-то левым мужикам, а дальше все как-то само собой получилось. Я это решил, еще, когда мы с Лехой зашли на кухню, а ты там полураздетая на шесте, и коса так заманчиво колышется… и не только коса.

В общем, решить то решил, а как вам с Лешей об этом деликатно сказать, так и не придумал. Деликатность — это вообще не мое. Я еще пытался сдерживаться за столом, а потом подумал, что…

— «Хватит это терпеть». Я слышала.

— Ага.

— И что дальше?

— А дальше нас ждет долгая, умопомрачительная ночь и…

— Мне нужно в аптеку.

— Зачем это?

— Таблетки покупать. И в душ бы еще перед этим зайти.

Сбрасываю с себя руку и ногу Радова, которые шеф уже успел на меня закинуть.

— Я с тобой.

— В аптеку?

— И в душ.

Шеф шустро вскакивает с дивана, подхватывает на руки и… несет в свою личную ванну.

— Я против совместных купаний, — на всякий случай говорю я.

— А я очень даже не против.

— Андрей.

— Ксюша.

— Андрей!

Вместо ответа мужчина меня поцеловал. Ну… ладно. Совместный душ это тоже интересно.

Личный Радовский душ мне очень нравится. Ну… когда шефа не было, я как-то проникала в его душевую. Нет, не мылась, просто поглядеть, что и как. Это практически отдельная комнатка, выложенная мраморной плиткой, со стеклянной дверцей в качестве входа в рай с тропическим дождем, обеспечивающимся за счет специальных душевых насадок, вмонтированных в потолок и стены.

Босс поставил меня в центре душа, быстро разделся сам и включил душ на полную мощность. Струи воды хлынули на нас почти со всех сторон. Ощущения… жутко приятные.

— Здорово, да? По утрам, если нужно срочно взбодрится или перестать думать о своей соседке и партнерше по спаррингу, я его также включаю. Только вода ледяная.

Шеф обнял меня крепко и… все. Стоим, молчим, наслаждаемся. Вода массирует, греет, снимает напряжение. Сейчас мне тепло не только снаружи, но и где-то внутри. А сердце бьется так быстро-быстро.

Несмело обняла своего босса в ответ. Что я делаю, что делаю? Хотя у меня с шефом уже все было, дружка видела в деле. Могу и обнять.

Андрей дернулся, что-то сделал, и в душе заиграла музыка. Вот это уже совсем запрещенный прием. Песню узнала сразу. Это “Love Me Tender”, та композиция, что исполнял когда-то Радов в караоке. Это… это просто…

— Потанцуем? — предложил Андрей.

Танец медленный и очень чувственный, при этом совершенно простой — мы двигаемся по кругу в такт музыке. Ладони Андрея скользят по моей спине.

— Ты очень сексуальная, Ксюш, — шепчет мне на ухо Андрей. — Хочу тебя. Сейчас.

Я оказываюсь прижата к влажной теплой стене. Радов опускается передо мной на колени, берет за бедра, целует живот… что-то беззвучно шепчет мне в пупок и прокладывает дорожку поцелуев вниз, губы босса дотрагиваются до моей… подружки.

Все. Мой нервный смех портит момент.

— Что? — удивленно интересуется Радов, поднимаю голову.

— Если у тебя дружок, то у меня кто? Подружка ведь, да?

Хохочу в голос. Истерически. Блин, сейчас шеф подумает, что у меня крыша поехала. Хотя… да, едет.

— Шеф… — не могу говорить, смех мешает, но попытаюсь. Отдельными словами. — А… как думаете… думаешь… наши… друзья, сдружаться?

Босс вздохнул, встал и взял гель для душа.

— Уже подружились, Ксюш. И еще не раз дружить и общаться будут, — босс активно намыливает тело, только не свое, а мое, почему-то.

— Андрей, а можно я сама помоюсь? — прикрываю грудь руками и… втягиваю в себя живот. Шефу ничего не надо втягивать, у него кубики.

Руки мне развели. Музыку шеф выключил. Я даже смеяться перестала.

— Почему? Я хочу тебя трогать, любоваться тобой.

— Да чем там любоваться?

Радов с недоумением на меня смотрит.

— Как это чем?

ГЛАВА 22

Андрей берет меня за руку и заставляет меня покрутиться из стороны в сторону. Мой живот все еще втянут. Свободной рукой перекинула мокрую косу себе на грудь. Плохое, конечно, прикрытие.

— Сколько ты сейчас весишь, Ксюш?

— Много.

— Ну сколько?

— Семьдесят два килограмма, — краснея, призналась я.

— Ну и отлично. Больше и не надо сбрасывать, а то еще попа пропадет. Лично меня все устраивает. Спортом, конечно, будем заниматься, это полезно, но голодать не надо. Ксюша, ты посмотри на себя. Ты же у меня красавица, — Андрей открыл дверцу душа и взял два полотенца — одно для себя, другое для меня, быстро вытер свое тело… и заодно мое.

Стою, как безвольная кукла, позволяя шефу делать со мной все, что ему заблагорассудится. Правда, в своё полотенце вцепилась, как в спасательный круг. Вот оно, прикрытие.

Босс выдрал полотенце из моих рук и подвел к большому зеркалу, удивительным образом еще не запотевшее.

— Смотри.

Зеркало отражает меня и Радова. Голых.

Мужчина встает сзади и обхватывает руками мою грудь, чуть ее приподнимая и с явным удовольствием мнет молочного цвета полушария, бесстыдно теребит розовые соски. Вновь неудержимо краснею.

— Когда мы бегаем в парке, я очень жалею, что у меня нет ружья, — признался Андрей. — Чтобы отстреливать всех мужиков, что на тебя пялятся. Ксюш, у тебя есть все, что нужно. Шикарная грудь, попа, волосы, длинные ноги. Мне нравится твое лицо, губы, голубые глаза. Про волосы надо говорить, или сама догадаешься?

Мне в попу недвусмысленно упирается член Андрея.

— Ну вот. Еще какие-то сомнения в том, что у тебя есть, чем любоваться, остались? — босс толкает меня вперед, прижимая к зеркалу.

— Ай, — Андрей вошел в меня резко и неожиданно. — Андрей!

— Да, Ксюш? Ты такая горячая, влажная. Удержаться невозможно, — Радов смотрит на меня через зеркало. В глазах мужчины пылает огонь, и от этого огня я сама начинаю плавиться. Босс обхватывает мои бедра и начинает двигаться. Сначала медленно, но темп постепенно ускоряется.

Зажмурилась. Возле зеркала мне этим еще никогда не приходилось заниматься. Это смущает, и в то же время очень возбуждает.

Андрей действует уверенно и напористо, умело доводя себя и меня до пика. Мне до сих пор не верится в происходящее. Я и мой босс. Подумать только.

— Да, Ксюша, да, — Андрей берет меня за косу и тянет ее вниз, отчего я закидываю голову, и Радов целует меня в шею.

На меня вновь, как и от первой близости с Андреем, нахлынул водоворот ощущений.

Вслед за мной, хрипло, тяжело дыша завершает и Радов. Какое-то время стоим, замерев, возле зеркала.

— Какая ты страстная, — вдруг произносит шеф. — Твое тело так чутко реагирует на любую мою ласку.

Босс проводит костяшками пальцев по моей шее, спускается вниз, обводя грудь, чем вызывает толпы мурашек по моему телу, затем спускается еще ниже и еще… уже сама, крепко прижимаюсь к Радову и откидываю голову ему на плечо. Я чувствую, что Андрей еще во мне. Наслаждение невероятное.

— Потрясающе, — комментирует Радов и целует меня в плечо.

Запоздало понимаю, что до спальни мы опять не дошли.

Из ванны мы с шефом вышли уставшие, но довольные.

Кушать хочется жутко после всего, но поздно вечером перекусы устраивать нельзя. Только водичку пить остается.

— Чай будешь? — лениво так интересуется шеф.

— Нет, — еле переставляя ногами иду в свою комнату. Покрепче затягиваю пояс длинного мужского халата, который стянула у босса в душе.

— Ты куда? — спрашивает Андрей.

— К себе.

— Зачем?

— Одеваться.

— А смысл? Все равно скоро снова раздеваться.

— Я в аптеку.

Радов что-то пробормотал себе под нос. Кажется, это что-то нецензурное. А еще, кажется, были слова упрямая, упорная, выносливая…

Полностью одевшись, вышла в гостиную, где оказался не менее одетый улыбающийся шеф, поигрывающий связкой ключей от квартиры.

— Ну, пойдем что ли.

Ближайшая аптека в соседнем доме, до нее мы с шефом дошли за минуту, вот только она оказалась закрыта.

— Я знаю, где тут круглосуточная аптека, Отсюда минут пятнадцать пешком. Пойдем туда? — беспечно интересуется Радов.

— Да.

Неспешно бредем по набережной. Босс ведет нас по одному ему известному маршруту. Радов взял меня за руку и переплел наши пальцы.

Мне так хорошо сейчас, спокойно, в душе словно разливается приятное тепло, грозя разрастись до немыслимых масштабов. Хочется широко улыбаться и танцевать. Вечер замечательный, такой спокойный. Погода теплая. Все вокруг кажется таким волшебным и романтичным… или я попросту влюбилась.

— Андрей.

— Да, Ксюш? — босс идет прямо, вот только смотрит на небо и улыбается… широко.

— Ты это серьезно по поводу детей?

— Почему нет? Я уже не юнец, чтобы бояться заводить семью.

— Почему со мной?

Радов перестал созерцать небо, повернув голову ко мне.

— На этот вопрос я отвечу тебе позже. Хорошо?

— Почему не сейчас?

— Пока не готов. Вон, смотри, твоя аптека.

Мужчина перевел нас через дорогу и завел в здание — Ну, бери, что тебе нужно скорее. Я, кстати, намерен сегодня все-таки досмотреть фильм, а после вновь заняться кое-чем интересным. Предлагаю нарушить опять твою диету и купить мороженое. Как ты на это смотришь? Можешь не волноваться, я позабочусь, чтобы набранные калории ты быстро сожгла и… отнюдь не пробежку в этот раз.

Мне сейчас как-то не до мороженого.

— Может, вы нужные таблетки купите? — спрашиваю нервно. Мне отчего-то стыдно.

— А мне они зачем? Нет уж, ты хотела, так что давай сама, — шеф сует мне в руку крупную купюру.

Встаю в небольшую очередь. Передо мной лишь один мужчина покупает лекарства. И тут за мной пристраивается еще какая-то женщина, вот блин.

— Что вам? — интересуется аптекарь, когда подходит моя очередь. Понимаю всю глубину подставы начальника. Как спросить? Что именно в таких случаях берут.

Надо было хотя бы в интернете прочитать информацию, пока шли, а я в романтику с головой ушла.

— Мне… средство, для прерывания возможной беременности, — промямлила я.

Чувствую, что мое лицо пылает.

— Простите, я вас не расслышала.

Щелкнула входная дверь, и за женщиной в очередь встал молодой мужчина.

Собираю волю в кулак, произношу четко:

— Мне средство для прерывания возможной беременности на ранней стадии.

— Какое?

— А какие у вас имеются?

— У вас есть рецепт?

— Нет.

— Подобные средства обычно подбираются индивидуально. И, как правило, по рекомендации врача.

— А без рекомендации можно что-то взять? Универсальное.

— Не советую.

Вот же, блин. Вышла из очереди, провожаемая любопытными взглядами покупателей. Скорее отсюда.

— Ну что, купила? — Радов ждал меня возле аптеки.

— Нет.

— Что так?

— Порекомендовали сначала с врачом проконсультироваться по поводу таблеток.

— Врачи уже сейчас вряд ли работают. Только завтра уже теперь.

— Нет, — выдохнула я.

— Что, нет?

— Не пойду к врачу.

— Да? Почему?

— В конце концов, я не против детей, и я тоже в том возрасте, когда надо бы уже заводить детей.

— Ты серьезно? — шеф очень удивился и вместе с тем обрадовался.

— Вполне, — Радов обнял меня и закружил.

Нет, не быть мне романтической личностью. Во-первых, сейчас, когда прошел шок, вспомнила, что скоро у меня месячные должны начаться, так что дни не опасные в плане возможной беременности, во-вторых, я и правда не против детей, в третьих, если они вдруг и появятся, то… генетика у них будет хорошая, ведь папочка у них будет просто красавец, в-четвертых, даже если у нас с боссом не сложится, в нем, и в том, что детей своих он не бросит и будет полностью обеспечивать, я уверена.

Так что, и боссу приятно, и мне, а главное, никаких таблеток.

На обратном пути шеф попросив меня немного его подождать, заглянул в супермаркет, а вышел оттуда, держа в руке два больших вафельных рожка с мороженым, а в другой большой букет роз нежного розового цвета.

— Это тебе, — мне вручили цветы и рожок с мороженым.

Как же приятно. Повисла у Андрея на шее. Мне уже улыбаться больно, поскольку улыбка не сходит с лица.

— Спасибо, — поцеловала шефа в щеку, Андрею же это было мало, мужчина дотянулся до моих губ и поцеловал очень страстно и жадно.

Стоим на улице и долго целуемся, как какие-нибудь подростки.

Все-таки здорово, что муж мне изменил, иначе бы вряд ли стала работать у Радова, столько всего бы и за всю оставшуюся жизнь не испробовала, а главное, никогда бы не почувствовала вот такие, настоящие сильные эмоции, когда в дрожь бросает лишь от одного мужского прикосновения, когда коленки подкашиваются, в животе порхают бабочки, а душа стремится воспарить в небеса.

Болтая о всякой ерунде и неспешно поедая вкусное мороженое, дошли до дома.

Первым делом мы посетили, наконец, спальню Андрея. По просьбе босса, под его жадным взглядом я распустила косу и полностью разделась. Шеф, не отрывая от меня завороженного взгляда, уложил на кровать, расправил волос так, что они словно разметались по постели, полюбовался на это дело и… навалился на меня сверху, принявшись жадно целовать и ласкать мое тело, не давая проявить инициативу самой. Мне оставалось только тихо стонать и плавиться от прикосновений Андрея.

— Какой же он дурак… — не понимаю, шепчет ли это босс, или мне кажется — я уже в том состоянии, когда реальность находится где-то за гранью. Шеф невероятно меня распалил и завел. Андрей проникает в меня. Ощущения такие сладкие, порочные и вместе с тем долгожданные. С готовностью поддаюсь на встречу. — И я тоже дурак. Зачем так долго было терпеть?

Ранее утро. Где-то звонит мой будильник, установленный на телефоне. У меня нет сил на то чтобы открыть глаза и пошевелиться. Нахлынули воспоминания. Такая горячая ночь. Начальник, оказывается, мне достался страстный, неутомимый и с фантазией. Узнала для себя много нового и интересного. Мне кажется, за эту ночь я должна сразу килограмм десять сбросить.

— Ксюша, выключи уже наконец, свой будильник, — раздается сбоку от меня сонный приказ начальника. — Мы на работу сегодня не идем.

Честно пытаюсь разлепить глаза и, чтобы встать, стараюсь сбросить с себя тяжелую руку ногу босса, которые те на меня взвалил. Получается плохо.

— Ладно, лежи, я сам.

— Телефон, кажется, в сумке, а сумка на полу, — лениво поясняю я.

Шевеление на кровати, быстрые звуки шагов, и вскоре будильник перестает пиликать.

На какое-то время установилась мертвая тишина, уже начала вновь засыпать, когда услышала тихие смешки Андрея.

Открываю глаза. Радов роется в моем телефоне.

— Ксюш, а это когда ты меня голым сфоткать успела?

Сон пропал тут же, его вспугнул ужас. Резко села, широко распахнув глаза. Так и есть. Радов с моим телефоном.

— Андрей, отдай! — сделала рывок, попытавшись схватить свой гаджет, но шеф вовремя убрал руку с телефоном, а свободной рукой уложил меня вновь на кровать, и там зафиксировал. Вырываюсь, как могу. — Андрей!

— Ксюш, да у тебя целая коллекция моих фоток и видео.

Заиграла знакомая мелодия и голос.

— О, а это из караоке, когда я выступал, — звук прервался. — Так… а Лехиной записи тут нет и фотографий его тоже. Тут только мои фотки и Себастьяна.

Запоздало понимаю, что на папку с фотографиями надо было хотя бы пароль ставить.

Спряталась под одеялом. Вот позор то.

— Знаешь, Ксюш, у меня далекое чувство. Я в шоке, но все равно очень приятно. Признайся. Ты в меня влюблена. И уже очень давно судя по тому, когда сделано первое фото.

— Нет. Просто ты фотогеничный, вот и все. Я получала эстетическое чувство наслаждения от красивых фотографий.

— И видео?

— Да.

— То есть, ты в меня ни капельки не влюблена?

— Нет.

— Даже сейчас? — с моей головы стянули одеяло

— Ну… — к такому вопросу я оказалась не готова.

— Так влюблена или нет?

— А ты? — надо переводить стрелки.

— Я — очень даже, — слышу щелчок, словно у фотоаппарата, оглядываюсь. Андрей держит в руках уже свой телефон, наведенный на меня.

— Ты что делаешь?

— Я тоже хочу большую коллекцию твоих фотографий. Желательно в голом виде. А то совещания, порой, такие долгие и скучные, будет, чем себя порадовать.

— Андрей, — укоризненно произношу я, вновь натягивая на себя одеяло. Я точно не фотогеничннач, к тому же со сна, неумытая и нечесаная. Так. Стоп. Шеф сказал, что влюблен в меня?! Сердце екнуло и забилось чаще.

Мне под одеяло просунулась рука босса, с зажатым в пальцах телефоном.

— Смотри, я тоже тебя фотографировал.

Взяла в руки телефон, а там и правда моя фотография. На фото я в парке, в розовых лосинах, нагнулась завязать кроссовок. Вид сзади. Да… не думала, что в лосинах так провокационные смотрюсь.

Полистала немного фотоальбом Радова, найдя там еще пару своих фото из парка.

Приятно так. У шефа же в основном фотографии автомобилей, с работы документов и несколько фото с друзьями. Никаких крошек, кроме бомбочки-Ксюши в розовых лосинах — Ксюш, так ты на вопрос не ответила, — напомнил мне босс.

Зарылась в одеяло сильнее, еще и подушкой заодно прикрылась.

— Ксюша-а-а, говори, а то пытать буду, — чувствую, как с меня начинают снимать одеяло, только не с головы, а с ног.

Одеяло оказалось задранным мне по пояс. Андрей просунул руку мне под живот и приподнял, так что теперь я стою на карачках, опираясь на локти и грудь. А ведь спала и проснулась я голая — шеф, похоже передал мне эту привычку от себя, так как под утро я и не подумала пойти и что-нибудь на себя надеть.

Почувствовала, как Андрей обхватив руками мою попу и… приставил к ней ствол своего оружия. Или точнее орудия. Орудия будущих сладких пыток.

— Ты продолжаешь молчать? — уточнил у меня Андрей.

— Я пока не готова ответить на этот вопрос, — использовала вчерашнюю отговорку Радова на один из моих вопросов.

— Ну что же, тогда придется пытать, — чувствую, как в меня мягко проникает орудие пыток. Такое… порочное удовольствие.

Примерно к тому моменту, когда пытки достигли своего апогея, а коварный Андрей резко прекратил меня пытать, отказываясь продолжать, пока я не дам признательные показания, пришлось каяться и сознаваться. Да, влюбленность, граничащая с обожанием у меня определенно имеется.

Радов был жутко доволен.

За поздним завтраком мне и шефу на телефон стали названивать с работы, прося нашего большого босса срочно явиться в компанию. У нас ЧП. В главный офис нагрянула полиция с обыском. В одном из магазинов нашей сети была произведена контрольная закупка и обнаружен запрещенный товар.

Босс ругается последними словами, мы собрались в считанные секунды.

— Андрей, не волнуйся. Все в порядке будет. Ты же произвел чистку и проверку всей документации, как в нашем офисе, так и в филиалах. У нас ничего не найдут, а то что в магазине нашли — это единичный случай. Возможно подстава или виновато исключительно руководство магазина, или вообще непосредственно продавцы, — успокаиваю своего дорогого шефа как могу.

— Конечно не найдут. В этом я спокоен. После того случая с папкой, на моей территории мышь без моего ведома не проскочит. Другой вопрос, что репутацию мне и компании в глазах партнеров подпортить, несмотря на любые итоги расследования. Еще и генеральный наш расстроится, а они с отцом часто созваниваются, папа снова начнет на меня давить со свадьбой на Лене, поскольку ее влиятельный отец всегда прикроет и поможет с раскруткой… начинаю уже думать, что все неприятности идут от Лениной семьи. Мстят, наверняка и явно намекают, чтобы одумался. Раньше думал на отца, но он в последнее время смягчился.

— А можно как-то проверить твои предложения?

— Лезть в ту семью? Разве что вызвать Лену на разговор, окончательно заявить, что ей ничего не светит и посмотреть, какая будет реакция, может, что и вскроется, а может, и нет.

Босс погрузился в мрачные раздумья, настроение Андрея испортилось, и надолго.

Весь день и всю ночь мы провели в компании. Полицейская проверка дотошно проверяла всю документацию компании. Сотрудники все ходили нервные и напуганные.

Пожалуй, один из самых тяжелых дней мне выдался за все время работы в компании. Еще и главный полицейский такой неприятный тип оказался, все у нас вынюхивал, допрашивал, с шефом моим часа на три в кабинете заперся.

Само собой, что после беседы с полицейским, босс был совсем не в духе, даже боялась к нему подходить, кофе и документы носила шефу с величайшей осторожностью, расспросами не надоедаела, понимая, что сейчас не до меня.

Наконец, ближе к утру злые недовольные полицейские все-таки уехали, не сумев найти ничего для себя интересного, однако проверку всех магазинов сети назначили. Мы понесем убытки из-за подборченной репутации и остановки работы магазинов на время проверок, еще и судебное разбирательство предстоит по поводу найденной запрещенной продукции.

Заварила себе и шефу успокаивающего чаю. Спать хочется ужасно, но я еще держусь.

— Ксения Михайловна, принесите мне кофе, — сухо потребовал шеф, связавшись со мной по служебному телефону.

Когда с подносом зашла в кабинет начальника, тот потребовал:

— Заприте за собой дверь, Ксения Михайловна.

— Зачем?

— У меня будет с вами приватный разговор, — шеф криво усмехнулся.

Естественно, я насторожилась, но дверь, как и было велено, закрыла.

Медленно подхожу к столу босса, ставлю поднос на столешницу.

— Я вас слушаю, Андрей Александрович.

Андрей взял чашку кофе, сделал глоток и поморщился.

— Слишком сладкий и не слишком горячий. Снимите пиджак, Ксения Михайловна.

— Зачем?

— Слушайте своего босса. Я требую беспрекословного подчинения. Вы еще и провинились — плохой кофе мне принесли.

Снимаю пиджак.

— Расстегиваю и блузку. Медленно.

— Андрей, мы дома этим не можем заняться?

— Так, Ксюша, мне надо отвлечься. Не мешай моим сексуальным фантазиям. Знаешь, как долго я мечтал о чем-то подобном с тех пор, как ты стала носить облегающую одежду?

Ладно-ладно. Чего не сделаешь ради любимого шефа.

Расстегиваю, как было велено, блузку и интересуюсь:

— Могу я забрать подписанные документы? Ох, здесь так жарко.

— Забирайте, — босс не отрывает взгляда от моей груди. Чувствую себя героиней порнофильма. Да, шеф мой затейник.

Подхожу к рабочему столу, живописно наклоняясь, якобы за документами, выставляя перед Радовым свою провокационную, по его же словам, филейную часть.

Увлеченно роюсь в документах, словно и не замечая, как шеф гладит меня по попе, расстегивает юбку…

— Ох, шеф, что вы делаете? — патетично вопрошаю я, когда Радов уложил меня резко на стол и придавил к нему своим телом. Юбка уже валяется где-то на полу, бюстгалтер расстегнут, а трусики быстро снимаются.

— Ксюш, я буду… немного груб, ибо слегка зол. Ты не обижайся и не обращай внимания, — шеф схватил меня за косу, накрутил ее на кулак и потянул на себя, заставив меня запрокинуть голову.

Шею обжег поцелуй.

— М-м-м, вид мне сейчас открывается просто шикарный. Сам себе завидую. Хочу тебя все время и во всех позах. — Андрей, вошел в меня довольно резко и грубо, беря свое с силой, жадностью и какой-то злостью. — Да… ты такая сладкая.

Стол трясется и ходит ходуном, вцепилась в его края. Закусила губу, чтобы не кричать громко. Не к месту вновь подумалось о том, что развод с мужем только во благо. Такого дикого секса с мужем я бы точно никогда не испытала.

ГЛАВА 23

Всю оставшуюся неделю большую часть времени я вместе с боссом проводила на работе. Шеф в основном ходил злой и загруженный, на всех рычал и добрел только тогда, когда оказывался дома с Себой и мной под боком, ну и после совместной близости — это, где бы ни находились.

— Я все же решил встретиться с Леной.

Пятница, вечер. Мы с Радовым и Себастьяном валяемся в кровати. Я переехала в спальню шефа еще с той памятной ночи, когда стала девушкой своего босса.

— Да? И что ты ей скажешь?

— Честно и открыто поговорю, скажу, что жениться на ней не намерен.

— Просто так? Без всяких основательных причин не намерен?

— Про тебя я не скажу, не хочу ставить под удар. Про разрешение отца тоже не скажу, иначе с отцом Лены рассорится в пух и прах.

— Если у тебя не будет серьезных причин для отказа, твои слова не воспримут всерьез и могут лишь усилить давление.

— Знаю, — мрачно ответил Радов. — Но пора уже заканчивать эту историю с Леной, надоело и уже вообще не смешно.

— Когда ты планируешь с ней встретиться?

— В воскресенье, днем. В субботу у нас ведь встреча с твоим неугомонным почти бывшим.

— О, с последними событиями совсем об этом забыла, — поморщилась. Так не хочется с Андреем встречаться.

— Не волнуйся, я тебя в обиду не дам. Ты главное только сама ему глазки не строй и не флиртуй.

— Зачем мне это?

— Ну, мало ли… как, кстати, ты себя чувствуешь?

— Хорошо, а что?

— На всякий случай интересуюсь, тройню ведь как-никак ожидается. Мало ли, может уже признаки какие чувствуешь… — Радов погладил меня по животу, глядя на него с таким умилением.

Фыркнула.

— Андрей, мне кажется, нам пора прекращать заниматься незащищенной любовью. И… у меня начинает потягивать живот, а это обычно верный признак скорых месячных. Не те дни для зачатия.

— Но-но. Я бы не торопился с выводами, шанс еще есть, — Андрей притянул меня к себе ближе. — В следующем месяце, если что, тогда попробуем.

— Андрей, не хочу ничего пока пробовать. Ты сам говорил как-то, что в декрет мне пока рано, еще не закончился год моей программы по снижению веса, да и вообще я до сих пор замужем.

— Вот правда, Ксюш, все это такие глупости, на самом деле. Все решаемо. И худеть тебе больше не надо, я уже говорил, и так хорошо.

— То есть, ты уже определился, что хочешь детей и именно от меня, — спрашиваю с недоверием. Ну не могу я поверить, что босс настолько серьезно ко мне настроен.

— Почему, нет? Я тебя знаю, как человека, достаточно давно, чтобы можно было принять такое решение, в сексе мне все нравится, чувства есть.

— Может, ты и жениться готов? — хитрым прищуром, интересуюсь я.

— Да легко. Только ты сначала разведись.

— Не-е-ет, извини, Андрей, но если возможность появления детей я еще готова обсудить, то замуж точно не собираюсь. У меня на замужество выработалась аллергия. Хочу побыть вольной пташкой, испить глоток свободы, попробовать всякое разное…

— Я тебе дам, всякое разное. Чтобы никаких других мужиков, кроме меня, — Андрей грозно навис надо мной. — Это понятно? Я очень ревнивый, сразу говорю.

— О, уже трепещу, — настроение поднялось до немыслимых высот. Мой мега-крутой любимый босс хочет от меня детей и жениться не прочь. На мне! Домашней Ксюшке-плюшке. Ну, уже, может и не плюшке, но все равно сдобной особе.

На следующий день с огромной неохотой отправилась на встречу с мужем. В этот раз особо не наряжалась — у меня появился ревнивый молодой человек, который проследил, чтобы я выглядела достаточно хорошо, но не провокационно.

Муж мой уже сидит в назначенном месте за столиком в кафе и курит. Судя по пепельнице, уже достаточно давно сидит — окурков скопилось немало. На столе лежит толстая папка с какими-то документами.

— Привет, — я около мужа, сажусь за столик, а рядом со мной шеф.

— Ксюша? — супруг удивленно в меня вглядывается, — Тебя совсем стало не узнать, ты сильно похудела, глаза горят и ты стала… как-то, грациознее, что ли.

— Спасибо, — решила умолчать о том, что Андрюша тоже сильно похудел и осунулся. — Давай сразу к делу. Что ты хотел?

— Я при нем говорить не буду, — супруг хмуро взглянул в сторону безмятежно улыбающегося Радова.

— Что так?

— У меня к тебе личное дело.

— Можешь Андрея не стесняться, у меня все равно нет секретов, если не хочешь при нем говорить, то мы пойдем.

Демонстративно встаю. Радов тоже поднимается.

— Стойте, — муж кривится, но слово уже сказано. Что же за дело такое у Андрея важное.

Присаживаюсь обратно.

— В общем так. Я решил предложить тебе стать акционером моей фирмы. Ты будешь получать пятнадцать процентов от ее дохода.

Очень удивилась. Я многого ожидала, но чтобы такое.

— С чего вдруг такая щедрость? Это же твоя фирма, ты сам все организовал, создал и вложил личный капитал. Я ни на что не претендую.

— Я… считаю, что так будет честнее. Ты всегда мне помогала, поддерживала.

— Все равно не понимаю этого внезапного приступа щедрости. Мы, конечно, подробно не обсуждали все, но еще когда ты уходил, то взял половину денег из общей копилки, уехал на своей машине, а фирма так и вовсе была оформлена на тебя еще до нашей свадьбы. Я не в претензии.

— Ксюша, деньги лишними не бывают, я же говорю, хочу загладить свою вину.

— С фирмой что-то не так? — с подозрением интересуюсь.

— Нет, все нормально, если не веришь — я принес с собой все отчеты, можешь посмотреть.

— А что Ксюша должна будет делать, как акционер? Должна будет появляться в этой вашей фирме, участвовать в ее делах? — спрашивает с не меньшим подозрением в голосе у мужа Радов.

— Желательно, ведь за Ксюшей будет наравне со мной право подписи в случае любых крупных сделок и глобальных изменениях в работе фирмы, которые потребуется подтвердить, — с неохотой отвечает на вопрос моего шефа Андрей.

— И как часто надо будет приезжать? — это уже я любопытствую, не то чтобы меня сильно заинтересовало предложение Андрея. Где-то тут есть подвох, но, как правильно заметил муж, деньги лишними никогда не бывают, и хотя бы просто выслушать почти бывшего надо.

— Ну… несколько раз в месяц хотя бы, можно во внерабочее время. Только надо будет созваниваться, чтобы время и место встречи назначить.

Мы с шефом переглянулись. Радов сурово нахмурился, взгляд заледенел.

— Нет, извини, мне это не подходит. Я отказываюсь. Это все, что ты хотел мне сказать?

— Почему? — муж обескуражен. — Я предлагаю очень хорошие условия, тебе и делать ничего не придется, только ставить свою подпись на документах.

— Если это ты такой способ придумал, чтобы возобновить наше общение, то не получится, я уже не один раз твердо сказала, что прошлые отношения уже не вернуть.

— Да не собираюсь я тебя возвращать! — взорвался супруг — Дура!

Оп-па, Андрюша смотрит испуганно, видимо поняв, что окончательно сорвал переговоры.

Собираюсь вставать, но меня останавливает босс, просто кладя свою ладонь мне на руку. Замираю. Муж зло смотрит на наши с шефом руки. Обстановка накаляется.

— Еще вопрос, — мой нынешний Андрей говорит. — Ваши доводы вызывают откровенное недоверие. Может, все-таки тогда скажете, в чем настоящая выгода, если речь не идет о встречах с Ксюшей. Если мы будем знать настоящие причины, то, возможно все-таки Ксюша подумает над предложением. Не надо держать Ксению за дурочку, и тогда начнется нормальный разговор.

— Если ты, Ксюш, станешь акционером фирмы, то я не лишусь госзаказов через твоего отца, — выдохнул супруг. — Мы долго вели с Михаилом Родионовичем переговоры, и в итоге твой отец поставил условие — либо ты получаешь какую-то выгоду от деятельности фирмы, либо сотрудничество оканчивается.

— A-а, вот в чем дело, — кивнула я. Что же, вот в это верю, вполне в духе отца. Наверняка папе в чем-то выгодно сотрудничество с Андреем, но вот так просто помогать уже не родственнику, папа точно не станет, а вот если я буду задействована… чувствую, папа мириться со мной хочет.

— И что? Теперь ты согласна?

— Стоп, — вмешался Радов. — А я не понял, кто у нас папа?

Настал черед мне переглядываться с мужем.

Впрочем, у меня теперь с моим дорогим боссом нет тем, о которых лучше молчать.

— Папа у меня чиновник в Минобороны. В департаменте имущественных отношений.

— Ага, а бывшему твоему, значит, заказы какие-то от Минобороны перепадают? Неужели оружие изготовляет?

Весело фыркнула.

— Какое оружие? Мебель. В основном стулья.

Что-то мой подозрительно довольно улыбается.

— Андрей, что?

— Нет, ничего, — Радов улыбается все также широко, и это очень подозрительно.

С мужем мы в итоге еще немного поговорили, но разошлись ни с чем. Я пообещала подумать, не став ничего подписывать, а когда с боссом сели в его машину, Радов уверенно произнес:

— Отказывайся.

— Почему? — нет, я в принципе и так уже для себя все решила — не хочу, у меня новая жизнь, и в ней нет места бывшему мужу ни в каком виде, даже ради денег, но мнение шефа интересно.

— Я так сказал. Не нравится мне этот Андрей. Совсем.

— А деньги?

— Деньги решают не все.

Едем домой. Какое-то время в машине тихо. Даже музыка не играет.

— Какой у тебя все-таки муж противный. Как ты могла на него повестись, Ксюш? Нет, вроде внешность смазливая, подтянутый, этакий итальянский кудрявый мачо, но вместе вы вообще не смотритель. Он еще скользкий такой, глаза бегают. — Андрей долго и красиво за мной ухаживал.

Взглянула в боковое зеркало автомобиля. Конечно, мы с мужем вместе не смотримся — он темненький, кудрявый, со смуглой кожей и худой, и я, бледная дылда.

Я и с шефом то не особо смотрюсь, хотя… еще килограмм десять хотя бы скинуть, и будет вполне приемлемо.

— Андрей, а почему ты так странно улыбался, когда узнал про моего отца?

— Да я просто про своего сразу подумал. Наверняка ведь мой отец выяснил про твою семью все что только можно еще на той выходной вечеринке. А я еще удивлялся, с чего вдруг такая щедрость и доброта. Наверняка уже просчитал свою выгоду, у меня папа ничего просто так, без нее, не делает. Теперь мне с Леной будет проще общаться.

— Да? Считаешь, что проще? Вряд ли тебе мой папа если что поможет, он тебя даже не знает, — фыркнула я. — Да и чем помогать?

— Все равно мне морально будет легче, — беззаботно ухмыльнулся Андрей.

— По мне, так ничего хорошего. Папа у меня строгий, от него трудно получить поблажки. И вообще мы с ним уже давно не разговаривали. Мне только мама тайком периодически названивает, узнает как у меня дела.

— Мириться то с отцом не думаешь? — с какой-то очень хитрой улыбкой интересуется Радов.

— Нет! Еще чего.

— Да ладно тебе, родителей не выбирают. Лучше какой-никакой мир, чем больная ссора.

— А чего это ты так радеешь за мир? В понимании моего родителя мир наступит только тогда, когда я вернусь в лоно семьи. Ты этого хочешь?

— Нет, конечно, но, думаю, до этого не дойдет. Хочешь, я попробую вас помирить? Я с папами вообще легко общий язык нахожу.

— Не в моем случае. У меня реально папа очень строгий. И вряд ли потерпит рядом со мной мужчину «друга». К тому же не хочу я мириться.

— Что, совсем-совсем не хочешь? Это же твой папа. Попробовать стоит. Думаю, он сам хочет помириться, но принципы не позволяют.

— Зря так думаешь.

— Спорим? И кстати, с чего это ты меня как друга представлять будешь?

— А как? — затаила дыхание.

— Вообще желательно, как будущего отца наших детей, — фыркнул Радов. — А если серьезно… А как ты сама бы хотела? Но сразу предупреждаю, другом я точно не буду.

— Любимым боссом?

— Очень любимым?

— Очень-очень.

— Хорошо, — шеф выглядит невероятно довольным, сразу поймал мою руку и крепко сжал. — Но для встречи с родителями представлять меня боссом будет как-то странно. Ладно. Давай так. Встреча с родителями все же должна когда-нибудь состояться, но для начала станешь свободной от прежнего брака девушкой, а к тому сроку… думаю, мы уже точно определимся, как меня представлять.

Многообещающий взгляд Радова, которым тот меня мельком окинул, меня и напугал, и взбудоражил. Неужели… у Андрея серьезные планы в моем отношении? А готова ли я к этим серьезным планам?

Весь оставшийся путь рассказывала шефу о своей семье, о том, кто родители, и другие родственники, чем занимаются, что любят, где живут. Похоже, Андрей решил серьезно подойти к делу знакомства с моей семьей. Приятно, но все равно страшно. Как-то все быстро закрутилось.

Оставшуюся часть этого выходного дня мы с шефом провели просто замечательно — в постели. Кроватный досуг мне более чем понравился, здесь тебе и отдых, и фитнесс, и свидание, посещение домашнего кинотеатра и даже постельный пикник — последнее особенно нравилось Себе, что периодически нас с Радовым навещал. Κнигοлюб.нεт

Вообще, жизнь налаживается. У меня крутая работа, хорошая зарплата, супер-босс, весьма интересные перспективы в будущем, я успешно работаю над собой.

Вот только перспектива тройни пока так и висит надо мной.

Следующим утром кое-как собрала волю в кулак, отправилась на пробежку, а после нее к своему диетологу.

— Ксения, да вы сияете! — с порога заметила Нелли. Вот, муж не обратил внимания, а не особо мне близкая женщина, сразу. А вообще я еще утром отметила на своем лице неестественно широкую улыбку, шальной взгляд, румяные щеки. Мне кажется, я даже еще похорошела и похудела, хотя весы не показали особо сильного снижения веса. На прием к диетологу я приехала в кои-то веки с распущенными волосами, а еще надев легкое кокетливое весеннее платье нежного розового цвета. Сегодня мне на улице и в транспорте мужчины постоянно оказывали знаки внимания, пропускали, уступали место, двое мужчин еще и подошли познакомиться, но получили вежливый отказ.

— Рассказывайте, Ксения. Впрочем, я и так догадываюсь. Вы похожи на влюбленного человека. Вряд ли вас вновь покорил бывший муж, значит… начальник?

— Да!

С Нелли мы проговорили куда дольше положенного времени. Говорили по душам, как… лучшие подруги. Строгий врач Нелли Николаевна, которую вначале я даже немного побаивалась, оказалась очень хорошим, душевным и вполне адекватным человеком.

От диетолога я вышла с весьма необычным заданием. Я должна что-то кардинально поменять в своей жизни. Вновь. Это должно быть что-то, к чему я привыкла чуть ли не с детства. Возможно, какая-то привычка, ритуал. Что-то, к чему я давно привыкла, но на самом деле мне это нужно, и можно в принципе поменять. Зачем? В жизни вообще иногда стоит что-то менять, пробовать новое, идти на эксперименты. Я вот уже не так давно попробовала — сначала насильно, с помощью мужа. Поступок супруга запустил цепочку для моих изменений, и цепочку надо продолжать, чтобы не было застоя, чтобы жизнь играла новыми красками и хотелось больше двигаться и к чему-то стремиться.

На обратном пути, голову сломала, пытаясь придумать, чтобы кардинально изменить у себя. И мне в итоге пришла на ум просто гениальная идея. Я покрашусь и обрежу волосы! Покрашусь тоже кардинально. В брюнетку. А волосы укорочу до плеч. Не буду больше хорошей правильной девочкой с косичкой, что так нравилась маме.

Класс! Это будет интересно, голове станет легче, не надо будет подолгу сидеть в ванной, промывая, суша и причесывая волосы.

Зайдя домой, сразу завалилась в постель к дорогому шефу и поделиться своей идеей насчет волос, ожидая похвалы и одобрения, ведь Андрей всегда поддерживал любые мои эксперименты и стремления стать "плохой” девочкой.

Очень удивилась, когда поддержки от Радова не получила. Более того, стоило Андрею меня выслушать, и разразилась целая буря.

— Не смей ничего делать с волосами!

— Обрежу! — мой голос дрожит от обиды, я уже готова расплакаться, но твердо стою на своем.

— Только попробуй!

— И что ты сделаешь?

— Я тебя из дома не выпущу, и спрячу подальше все острые предметы. Для твоего же блага, заметь. А еще буду любить тебя дни и ночи напролет, чтобы ты сильно уставала и думать забыла о такой ерунде.

Ну… вообще звучит заманчиво.

— Все равно ведь отрежу. Тогда сразу разонравлюсь тебе, да?

— Нет, конечно. Но косу не отрезай.

— Почему? Это ведь всего лишь волосы. Новые отрастут.

— Ты что! — возмутился Андрей, схватил мою косу и прижал к своей груди. — Это же моя прелесть. Нельзя ее отрезать и красить. Как я тогда на совещаниях и у родителей успокаиваться буду? Нет уж. Делай, что хочешь, но косу не трогай. Я помощницу, может, себе специально с косой брал. Без косы уже будет некомплект.

По щекам потекли горячие слезы.

— Тебе важна не я, а коса. Будь иначе, ты бы меня поддержал, — в голове засело упрямое решение: теперь точно обрежу, и будь, что будет.

— Ксюш, ну хватит глупости говорить, — шеф усадил меня на кровать, а сам встал передо мной на колени, прижавшись к коленками вплотную и обняв руками мою попу. — Пожалуйста, не надо ничего резать, пусть растет себе хоть до пола. Жалко ведь.

— Длинные волосы мыть тяжело, а еще сушить и расчесывать.

— Я тебе буду помогать периодически. И вообще за косу буду доплачивать.

— Нет.

— Ну все, сама напросилась.

Радов сделал резкий выпад, повалил меня на кровать и ложась на меня сверху.

— Если ты хочешь исполнить свою угрозу насчет моего обессиливания и запирания, то не получится. У тебя сегодня встреча с Леной.

Босс нахмурился еще больше.

— Точно.

В общем, следующие два часа прошли весьма нервно. Андрей орал на меня, упрашивал, шантажировать, предлагал альтернативы… и в итоге добился своего. Пришлось клятвенно поклясться, что косу обижать не стану, во всяком случае в ближайшее время. Взамен мы решили, что… скоро поедем в отпуск, и там займёмся каким-нибудь экстремальным видом спорта, это и станет еще одним изменением в моей жизни. Ну и в ближайшее время Андрей пообещал свозить меня в клуб, чтобы познать запретное. Что именно за “запретное” босс мне не пояснил.

ГЛАВА 24

Настал тот момент, когда приходится провожать своего дорогого шефа на встречу с этой его почти бывшей невестой. Сердце ноет и тревожно стучит. Плохое предчувствие меня не покидает.

— Может, мне с тобой поехать? Встреча в ресторане? Я в машине подожду.

— А какой смысл в этом, Ксюш? — Андрей целует меня в нос и нежно обнимает. — Не переживай. Просто поговорю с ней и все. Ну не монстр же она, должна понять, что если мужчина в ней не заинтересован, то давить дальше глупо.

И вот, мой дорогой и любимый босс ушел, оставив меня в ужасном состоянии — состоянии ожидания.

Каждая минута тянется неимоверно долго. Чтобы хоть как-то отвлечь себя, наготовила боссу еды, почистила папки в компьютере и заодно подготовила на завтра пару документов.

Все. Больше не придумала себе дел. Уже темнеть начало, а Андрея все нет. Сижу в кресле возле панорамного окна, нервно глажу Себу и жду, напряженно вглядываясь в прохожих и проезжающие машины, а вдруг босс покажется. Сама Андрею не звоню, чтобы не помешать возможно в ответственый момент, но от шефа звонка жду, но тот все не звонит.

Наконец, спустя бесконечность, из-за поворота показался мой шеф. Андрей идет легкой танцующей походкой, улыбается, руки в карманах, а под мышкой зажат букет цветов. Выдохнула. Все в порядке.

Радов поднял голову и… посмотрел прямо на меня. Босс улыбнулся еще шире и помахал вытащенным из подмышки букетом.

Помахала рукой шефу в ответ, а еще взяла Себу и прислонила того к окну, мол не только я жду, но и кот, в ответ на это Радов достал из кармана пакетик дорогого кошачьего корма, которым я иногда балую Себастьяна. Предусмотрительный у меня шеф, всем подарки взял. Наверняка и папой будет таким же…

Из-за поворота выехала белая большая машина. Обратила внимание на автомобиль сразу, поскольку тот подозрительно медленно ехал по дороге, словно крался.

Радов послал мне воздушный поцелуй, и… машина резко набрала скорость, заехав на тротуар и, не сбавляя скорости, стала стремительно приближаться к Андрею.

Испуганно вскрикнула, бросив кота и жестикулируя шефу об опасности, но тот Андрей и сам уже обернулся.

У босса не так много вариантов, чтобы попутаться уйти от столкновения — выбежать на дорогу, но туда машина может последовать за ним, либо забраться на каменный борт речного ограждения.

Все происходит невероятно быстро.

Андрей успел запрыгнуть на бортик, в который тут же по касательной врезался белый джип. Босс покачнулся и упал, не сумев удержаться. Кажется, машина сильно задела шефу ноги.

Покореженый белый джип постоял пару секунд, а затем вновь сорвался с места, уезжая с места преступления.

Меня трясет. Голос пропал. Не могу даже кричать.

Не помню точно, как оказалась на улице. Кажется, бежала как никогда быстро.

У бортика уже столпилось несколько человек.

Люди показывают руками на реку, кто-то кричит. Я у ограждения. Мое сердце даже не замерло — остановилось. Андрей из последних сил держится на поверхности воды и гребет руками к закованному в камень берегу, но что-то явно не так, то и дело шеф уходит под воду. Ноги. Шеф может быть ранен. Самое плохое то, что подъема для выхода из воды здесь нет, и просто так на берег не выбраться.

Мне никогда еще не было так страшно. Люди продолжают что-то кричать, но на выручку Радову никто не торопится. Нужен круг, или что-то, что позволило бы…

Босс, так и не доплыв до борта, вдруг начал тонуть.

— Андрей! — с диким надрывным криком я не раздумывая перегнулась через борт и прыгнула в воду.

Прыгнула удачно, оказавшись рядом со своим дорогим человеком. Сама держусь на воде так себе, не моя стихия, но все-таки плавать умею — папа заставил в детстве научиться, с формулировкой, что его дочь должна уметь это делать, и когда-то я обижалась даже за то, что меня заставлял делать то, что не хочу. Как я теперь благодарна папе! Обязательно помирюсь с папулечкой за науку плавания и… оказания помощи на воде.

Нырнула, поймала и подхватила начальника, не успевшего уйти глубоко под воду, за шиворот, и вытянула наверх, сама легла на спину, а голову Андрея уложила себе на грудь, помогая ему также лежа держаться на поверхности воды. Над водой остались наши лица. Надеюсь, что помощь скоро придет. Может, круг все-таки раздобудут.

Ого. Отсюда кажется, что я прыгнула просто с огромной высоты. Головы людей, выглядывающие из-за ограждения такие маленькие.

— Шеф, вы чего это, тонуть, что ли вздумали? А кто тройню воспитывать будет? Кстати, нам бы раздеться, чтобы одежда вниз не тянула. Впрочем, я то в лосинах и футболке, это ладно. Тапочки, вообще, похоже дома остались, а вот тебе Андрей сейчас надо пиджак снять и обувь хотя бы… — кажется, от нервов у меня началось словесное недержание.

Радов откашлялся и тихим хриплым голосом произнес, прерывая мой нервный монолог.

— Спасибо, Ксюш. Не ожидал. Честно.

— Почему это не ожидали?

— Ну, обычно девушки меня не спасать стремятся, а стараются убить или ударить, за свои обиды, как Лена вот сейчас, или Карина с ножом, или…

— Андрей, что с ногами? Ты обувь сможешь снять?

— Вряд ли. В данный момент я ног совсем не чувствую.

Вот это плохо, очень плохо. Мне едва удается подавить подступающую панику.

Радов молчит, как мне кажется, экономит силы, но молчание еще больше меня пугает, но главное, я чувствую дыхание Андрея, стук сердца под моей рукой, и вот это успокаивает.

Мне становится все труднее и труднее держать босса. Радов помогает мне по мере сил.

К счастью, вскоре я услышала звуки сирен. Помощь близко.

Нас с боссом вытащили достаточно быстро. Спасатели подъехали на катере, а и уже на борту Андрею стали оказывать первую помощь, и уже на набережной, когда шефа погрузили на носилки и стали заносить в машину, меня отпустило. Все будет хорошо. Верно ведь?

Голова закружилась, в ушах зашумело, а перед глазами все начало темнеть.

— Ксюша! — последнее, что я услышала, был обеспокоенный вскрик Андрея.

Очнулась на не особо мягкой постели. Оглядевшись, поняла, что нахожусь, скорее всего, в палате. Эм. Зачем мне в отдельную палату? Подумаешь, в обморок упала. Могли и на месте в чувство привести.

Андрей! Что с Андреем? Как он, где он?

Вскакиваю с кровати, и у меня перед глазами все кружится. Ну и ничего страшного. Плохо то, что, я в больничном халате, причем на голое тело. Где моя мокрая одежда, не известно. Ладно, это тоже мелочи.

Выхожу в пустой коридор, в конце которого замечаю медсестру и лифт. Радостно бреду к женщине, и тут створки лифта открываются… и я в шоке, поскольку из него выходят мой папа с мамой, а еще родители Радова. Причем мой отец громко ругается с отцом Андрея.

— Ксюшенька! — первой меня замечает мама.

Мама стремительно бежит в мою сторону, раскрыв объятия. У меня первый порыв тоже был бежать, только в противоположную от родителей сторону. Попа чует неприятности, первый признак которых — мой папа, ругающийся с Радовым.

— Как же мы испугались, когда нам позвонили и сообщили, что ты в больнице! — мама крепко меня обняла.

— Да, у меня все в порядке. А кто позвонил?

— Отец того молодого человека, которого ты так отважно спасала, — с осуждением произнесла мама. Да-да, помню. Риск, по мнению мамы — дело неблагородное, и очень даже вредное. Особенно, если речь идет обо мне.

Как он? Как Андрей? Ну, тот, кого я спасала? С ним все хорошо?

— Я точно не знаю, но вроде живой, — отмахнулась мама. — Ты сама как? Я тут тебе одежду привезла и покушать. Божечки! Похудела то ты как!

— Мама… — печально вздохнула, кое-как выбралась из крепких материнских объятий и направилась к отцу, в данный момент молча наблюдающему за мной. Чета Радовых уже успела уйти.

— Привет, пап, — несмело подошла к отцу. — Извини меня, ладно?

Заглядываю папе в глаза. Я не забыла. По сути, Радов жив благодаря тому, что когда-то папа научил меня плавать. Родители могут быть неправы в чем-то, но это родители. Любимые, дорогие, и желающие тебе только добра.

Отец молча раскрыл объятия. С облегчением вздохнула и крепко-крепко обняла папу. Ну вот, теперь все правильно и хорошо в отношении с родителями. Осталось только выяснить, как там мой любимый босс.

Чувствую, как по щекам текут горячие слезы.

— Спасибо, пап.

— Ну, ты что. Я сам виноват. Старый дурак. Забыл, что моя девочка уже взрослая, верно?

Папа гладит меня по голове, и от этого так хорошо. Шмыгнула носом. И тут отец продолжил уже другим, куда более строгим тоном.

— Только я не понял. Почему только сейчас я узнаю, что ты живешь с неизвестным мне мужчиной, беременна от него? Тройней. И так собой рискуешь при всем при том.

— Ну… у тройни же должен быть отец, — хочется стукнуть себя по лбу. Что я говорю.

И это своему строгому папе. — Ладно, мне нужно бежать.

Куда? К будущему отцу, конечно. Надо удостовериться, что с ним все в порядке.

— А с тобой самой все хорошо? Мне сказали, ты провела много времени в этой грязной воде, еще и этот непонятный обморок… вдруг что-то с моими внуками? — отец выглядит действительно взволнованным и хмурым.

Разговор становится все более абсурдным. Оборачиваюсь к маме.

— Мам, дай одежду, пожалуйста. А насчет беременности — это все домыслы. Тем более тройней.

Но все же вероятность есть? — нервно спросила мама, отдавая мне нужный пакет.

— Ну… — захлопнула дверь своей палаты. Ужас-ужас. Не думала, что придется обсуждать с родителями эту тему столь рано, да еще и в такой обстановке. Папа вообще, кажется, в полном шоке, даже не ругается.

Спустя двадцать минут мы с родителями уже были у палаты Андрея. Чувствую, теперь мне от папы с мамой так просто будет не отвязаться — меня теперь могут, если что-то пойдет не так, вообще скрутить и насильно домой увезти. Да… папа может, он у меня военный, боевой науке обучен. Интересно, чье кунг-фу круче? Андрея или папино?

Из палаты моего дорого шефа выходят его родители. Что у отца, что у матери Андрея, лица хмурые и обеспокоенные, но стоит им завидеть меня, и выражения их лиц преображаются. Появляются широкие приветливые улыбки. Вот это да.

— Ксюша, как ты? Как себя чувствуешь? — интересуется Радов-старший.

— Хорошо. Как Андрей.

— Ничего, все нормально.

— Как… ноги?

— Ходить будет. Левая нога — перелом лодыжки, вторая просто вывих. Врачи обещают, что через пару месяцев уже бегать будет.

Облегченно выдохнула. По щекам покатились слезы.

— Ну-ну, — папа Радова неожиданно обнял меня, прижав к груди и погладив по голове. — Ладно, Ксюшенька, ты иди, а мы с твоими родителями пока пообщаемся.

Выступим в качестве сватов, с твоего позволения. Андрей твердо сказал, что из больницы ты выйдешь только его невестой.

У меня натуральным образом отвисла челюсть. Александр Данилович мне подмигнул и подтолкнул к двери палаты.

Так… сейчас главное не думать о реакции своих родителей, судя по всему Радов-старший решил взять их на себя. Да, похоже, тут тоже скоро начнется бой и война авторитетов.

В палате Андрей лежит один. Шеф такой бледный, усталый, родной… любимый.

Радов сразу меня заметил и улыбнулся, приглашающе распахнув объятия.

Стремительно приблизилась к боссу, стараясь не смотреть на его ноги, чтобы не плакать. Осторожно присела на край кровати и положила голову шефу на грудь, заодно обняв Андрея за талию. Радов в ответ обнял меня, и положил свой подбородок мне на макушку. Вот так хорошо. Вот так правильно. Чувствую, как мерно бьется сердце Андрея, и уже одно только это делает меня безмерно счастливой.

— Ксюш.

— Да?

— Ты выйдешь за меня замуж?

Я всхлипнула.

— Да.

Надо же. После измены мужа я думала, что никому и никогда больше не смогу полностью раскрыть свое сердце. А замуж и подавно второй раз не выйду.

Мы долго так и сидели молча. Слова были просто не нужны. Но любопытство пересилило.

— Ты сказал отцу про Лену?

— Конечно. Папа сразу дал указание своим людям разобраться. Сейчас он заходил сказать, что Лена успела, при поддержке родителей, улететь заграницу, но отец грозится и оттуда ее достать, сейчас землю носом роет, разбираясь в этом деле. Я рассказал о делах в компании и подставах. Теперь у нас есть четкое подозрение, что все шло со стороны Лены и ее родственников.

— Что же такого ты Лене сказал на встрече, что она решила так отомстить?

— Да ничего такого. Мне кажется, у нее крыша поехала. Она, конечно, красивая, но вот характер не удался. Мужики, даже самые терпеливые и заинтересованные в приданом, бросают. А еще когда-то с ней переспал, чтобы задеть одного знакомого, в которого Лена на тот момент была влюблена, как кошка, но и его ни капли не задел, и ее внимание на себя перевел. Что значит, не рой яму другому, сам в нее попадешь. На набережной она похоже заметила тебя в окне… и все тормоза полетели.

Да уж. Отвернула лицо от Андрея. Понимаю и знаю, что шеф много с кем до меня спал, но все равно неприятно. А вдруг с этим Андреем случится тоже, что и с прошлым? Босс же любит женское внимание.

— Ксюша.

— Что?

— Ты чего это от меня отвернулась?

— Просто.

— Тогда повернись ко мне.

— Нет.

— Почему?

— Не хочу.

— Ксю-у-уш.

— Что?

— Ты меня любишь?

— Люблю.

— Сильно?

— Сильно.

— Хорошо! А я тебя, еще больше. Ксю-у-уш.

— Да?

— А поцеловать бедного больного начальника? Приласкать? Знаешь, в больничной палате я еще ни разу не пробовал знаешь, чего…

— Тут двери не закрываются, — сразу прервала я полет Радовской фантазии.

— Ну, это мало когда меня останавливало. Так поцелуешь?

Подняла голову и приблизила свое лицо к лицу Андрея.

— Андрей, ты мне изменять будешь когда-нибудь? — спросила серьезно, без шуток.

— Нет, — так же серьезно ответил дорогой босс. — Клянусь.

Ну… стало определенно легче. Рискну. Поверю. В последний раз.

Палата у Андрея оказалась просто супер-вип, так что я смогла оставаться в ней до вечера. Андрей все-таки совратил меня самым коварным образом. Вот уж кому даже травмы не помеха для постельных геройств, но это был настоящий экстрим.

Я то и дело ждала, что дверь палаты откроется, и войдет либо врач, либо кто-то из родителей.

Обошлось. Радов, несмотря на происшествие, теперь вообще такой веселый, беззаботный. По телефону рабочие вопросы вмиг решает, уже свадьбу планировать будущую начал, где и что.

Мои родители, убедившись, что со мной все в порядке, уехали… домой к Александру Даниловичу. Не иначе как проводить мероприятия сватовские. Мой папа уже подобрел. Кажется, Радов старший нашел подход к суровому генералу, коим является мой папочка. Андрея отмазали, перенеся знакомство с родителями на то время, когда пострадавшего выпишут из больницы.

Ксюш, ну не уходи, — Радов держит меня за руку, не желая отпускать.

— Андрей, я только переночую дома, а утром буду уже здесь. Палата одноместная и всех необходимых вещей нет. Завтра и тебе и себе все привезу. К тому же Себу надо покормить, и я не помню, закрыла дверь, когда выбегала, или нет. Кот может убежать или воры залезть.

— Ладно, — шеф вздохнул тяжко и обиженно.

Поцеловала своего чудесного начальника на прощание и… поцелуй затянулся.

Что-что, а целуется мой босс великолепно. Еще немного, и меня совратят на то чтобы остаться. Как будто мне хочется уходить.

— Я уже привык с тобой спать, — печально произносит Радов, с неохотой, все-таки отпуская меня. — С тобой и с котом.

Я тоже привыкла.

— Ну… давай я съезжу домой, все возьму и приеду обратно?

— С котом?

— Без.

— По темноте на такси? Нет уж. Езжай домой. Потерплю, — самоотверженно произнес Андрей. Мой герой.

Утром обнаружила… что не беременна. Как и предполагала, начались месячные. Чувствую, шеф расстроится.

Даже в палату теперь заходить боюсь. Причем, сама расстроилась. Что-то все так носились с этими предположениями о тройне, что я сама невольно прониклась, но, мне кажется, рано пока. Вот доведу курс своего обновления и похудения до конца, и тогда смело вперед, к детям.

— Ксюш, что случилось? — Андрей удивительным образом понял, что что-то не так, стоило мне зайти.

Не буду тянуть.

— Андрей… я не беременна. Сегодня месячные начались.

Радов выдохнул.

— Я думал, что похуже. Расстроилась? Да, не переживай. Не в этот раз, так в другой. Если не сразу трое, так по очереди, — с усмешкой произнес босс.

— Ну, вообще я хотела предложить больше этим не заниматься без защиты. И детей вообще отложить на какое-то время.

Андрей сложил руки на груди и непреклонно произнес:

— Нет, ни за что.

Вздохнула. Чувствую, намечается новый скандал. Но в отличие от косы, этот пункт я намерена отвоевать.

Спорим и ругаемся с Радовым с каким-то особым смаком. Кажется, боссу доставляет удовольствие со мной дискутировать, но так, чтобы при этом я была под боком, а коса в его руке. Как по мне. Тема для спора вообще приятная.

Мужчина хочет от меня детей, этот мужчина мой жених, к тому же далеко не бедный красавец, умный и с юмором. В общем, самооценка моя поднимается до невиданных высот. И сейчас мне так хорошо, я так рада, что все обошлось, что… постепенно, кажется, начинаю сдавать позиции насчет детей, но только в мыслях.

Формально, на словах, я все еще держусь. Посмотрим, как получится, когда красные дни закончатся. Андрей ведь может довести меня до такого состояния, что забуду обо всем, не то что о предохранении.

ГЛАВА 25

Андрей очень быстро пошел на поправку. В больнице так и вовсе не выдержал и недели, сбежав домой, к домашней еде, Себастьяну и видеоиграм на большом экране. А еще через неделю… шеф торжественно вручил мне права на мое имя (это притом, что хоть я и отучилась в школе вождения, но до экзамена у официальных органов так и не добралась). Размер подставы я очень скоро осознала.

— Ну вот, как чувствовал, что мне реально понадобится личный водитель, — довольно заявил Радов.

Мы с шефом стоим возле его супер-крутой машины. В моих руках ключ автомобиля, который я нервно тереблю.

— Андрей, может не стоит? Я боюсь. Давай такси вызовем. На работу слишком далеко ехать. Я не смогу.

— Ксюша, не волнуйся, я буду рядом. Бояться совершенно нечего, — самоуверенно заявил шеф. — Я спрашивал, твой учитель тебя очень хвалил.

— Анре-е-ей…

— Все, садись, я сказал.

Когда мы все-таки доехали до работы, первым, несмотря на травмы, из автомобиля выскочил Радов, тихо ругаясь сквозь зубы. Я же вся взмокла, словно кросс бегала. Нервное это дело — машину водить.

— Ну что, Андрей? Больше ты не станешь сажать меня за руль? — покаянно спрашиваю у начальника, подходя к нему.

— Буду, конечно, — Радов устало улыбается. — Но, пожалуй, пока потренируемся на маршрутах попроще, а то так все нервные клетки можно убить.

— Машину жалко.

— Да, эту царапину на бампере быстро сведут, не переживай, — босс медленно выдыхает. Слова это одно, а вот эмоции совсем другое.

Как бы там ни было, веду себя очень-очень тихо, и стараюсь босса лишний раз не раздражать. Андрей передвигается на костылях. С парковки мы выходим в главный холл и идем к лифтам. Передо мной и шефом люди почтительно расступаются. Слышаться слова поддержки и пожелания скорого выздоровления. У нас в компании трудно что-то скрыть, про то, что случилось с большим боссом, все узнали уже в день происшествия. Про меня и Андрея тоже уже знают. Первой ласточкой стала Марина, позвонившая мне, и весело потребовавшая приглашение на свадьбу для себя и всех наших общих знакомых.

Сейчас очень хорошо видно, что несмотря на вспыльчивость и острый язык, Радов всеобщий любимчик. Сочувтвуют действительно искренне. Нет ни одного человека, кто не знал бы этого начальника в лицо, и заодно пару баек о нем и его любовных похождениях, выдуманных или настоящих.

В кабинет к себе Радов зашел уже в прекрасном настроении. Всегда приятно, если про тебя все знают, помнят и любят.

— Так. Ксюш, сегодня у нас переговоры с китайцами обязательно. Еще раздам несколько указаний, подпишу документы и бежим отсюда. Надо морально к вечеру еще подготовиться.

Да, вечер Андрею предстоит нервный. Знакомство с моими родителями, это серьезно.

Хотя Радов-старший уже максимально подготовил для сына почву. Папа с Александром Даниловичем уже чуть ли не лучшие друзья, вместе на рыбалку ездили, созваниваются. Шеф по секрету признался мне, что его отец может найти подход к любому человеку, если захочет, и это основа процветания его бизнеса.

— Предлагаю завтра поехать загород. Дом отдыха я уже присмотрел. Отдохнем в эти выходные, я стресс сниму после знакомства с генералом Аквиловым, — шутливо предложил Андрей. — Заодно в спокойной обстановке начнем свадьбу планировать. Думаю, поженимся на следующий день после твоего развода, согласна? Кстати, насчет уже почти бывшего. Ты решила, что ответишь на его предложение о сотрудничестве?

— Насчет Андрея — не хочу с ним сотрудничать. Если уж в браке у нас этого сотрудничества не вышло, то в остальном и подавно. Нет у меня больше доверия к Андрею, поэтому связываться не буду. Пусть сам выкручивается, как хочет.

— Мудро, — кивнул Радов.

— Свадьба… пусть будет на следующий день, я не против. А вот насчёт выходных — не получится. У меня танцы и диетолог.

Андрей поморщился.

— Не ходи ты больше к этому диетологу, — после моей идеи отрезать волосы, Андрей стал моего врача недолюбливать. Сильно. В прошлое воскресенье так и не дал мне съездить к Нелли, строя из себя несчастного больного человека, за которым надо ухаживать, холить и лелеять, и уж точно не бросать надолго. — Тебе и худеть больше не надо, ты и так у меня хороша.

Радов хозяйским взглядом оглядел мои формы.

— Хочется схватить тебя, помять и поглубже за… кхм. В общем не надо тебе никуда ехать. Ты — шикарна, — шеф нагнулся ко мне, взял в руки волосы и погладил — сегодня я решила помучиться и сделала себе высокий хвост вместо обычной косы. Раньше такая прическа как-то не смотрелась, но после похудения смотрится весьма интересно.

— Еще десять килограммов, — упрямо произнесла я. — А после начнется стадия, для закрепления результата, с процедурами полезными для кожи и организма. К тому же у меня там такой договор со штрафами в случае отказа от диеты, что… да я и не хочу отказываться.

— А если забеременеешь?

— Как? Мы же теперь предохраняемся. — А вдруг?

— Тогда и буду думать, — что-то не нравится мне это: “А вдруг”, в исполнении Андрея.

— Андрей, учти, я тебе доверяю, и если ты специально что-то сделаешь…

— Специально — нет, но ведь всякое бывает. Я тебя никак обманывать не собираюсь.

Ладно. Успокоилась.

Вечером, мы с Радовым, нарядно одетые явились пред грозные очи моего отца.

Родители встретили нас в дверях квартиры. Мама моего шефа сразу одобрила, а по лицу ее это поняла — мама оглядела Андрея с головы до ног, и в глазах ее вспыхнул чистый восторг.

А вот папа смотрит сурово и оценивающе на Андрея.

— Здравствуйте… Андрей. Уже много о вас наслышан, — отец протягивает руку для знакомства.

Радов поудобнее ставит один костыль, опираясь на него всем весом, чтобы освободить другую руку, и отвечает на крепкое рукопожатие.

— Здравствуйте, Михаил Олегович, очень рад знакомству, — твердо ответил жених.

Испытание началось.

Нас с Андреем сразу позвали за накрытый стол.

Тест первый.

— Андрей, вам что налить выпить?

— Я бы не отказался от коньяка, — Андрей предупрежден, папа трезвенников и язвенников не терпит. Но вот и загульных пьяниц тоже. Тут важно сохранить баланс.

Радов непринужденно улыбается и держится уверенно. Горжусь боссом. Обычно один папин недовольный вид может внушать страх и ужас в сердца окружающих.

За стол этим вечером сели я с Андреем, родители, бабушка и мамин брат. Стол, кстати, ломится от разнообразных домашних вкусностей. Это… невозможно. Вон бабушкины соленья, а вон мамин фирменный салат и запеченная в духовке утка, золотая корочка которой вызывает у меня эстетическое наслаждение и нереальное желание вкусить хотя бы кусочек, хотя бы…

Держаться, держаться.

— Ксюшенька, а почему ты ничего не ешь? — обеспокоенно спрашивает бабушка.

— Я ем, ба, — показала свою тарелку полную свежих овощей и парочкой отварных картофелин.

— Да это разве еда? — возмутилась бабушка.

— Мам, Ксюша на диете, не приставай к ней, — моя мама одобрительно на меня посмотрела. В общем-то, в семье только родительница и пыталась бороться за мою фигуру, но не слишком успешно, каждый день готовя что-нибудь вкусненькое.

— Вот глупости выдумали, — проворчала ба. — Зачем ей худеть? Ты посмотри на нее, как осунулась вся.

— Кстати, — вступил в разговор мой отец. — Это вы, Андрей, повлияли так на Ксюшу, что она стала худеть?

Это тест номер два.

— Что вы, Михаил Олегович, мне и так все в Ксюше нравится, это ее инициатива, — скромно ответил жених, заработав еще пару очков себе. — Но, хочу заметить, Ксюша стала не просто худеть, а вести здоровый образ жизни. Мы каждый день бегаем по утрам, и Ксюша стала заниматься танцами.

Да… хорошо, что кроме Андрея никто тут не в курсе, какими именно.

— Понятно… Андрей. А что там с этой Леной? Нашли эту девушку?

В некотором роде это тоже тест. Папа обиды редко забывает.

— Нашли. И более того. В мою сторону, в последнее время было много… скажем так попыток подставить, очернить и просто причинить неприятности. Это все инициатива Лены и ее семьи. Мой отец очень долго сотрудничал с Лениным отцом, но теперь, после всего, что нам удалось выяснить, папа полностью разорвал отношения с партнером, несмотря на то, что это понесло за собой большие убытки.

В нашей семье куда больше цениться порядочность и честность.

В целом, как мне кажется, семейный ужин прошел хорошо. На Андрея папа не сильно наседал, но чтобы отец не спрашивал, всегда несло двойной смысл с целью проверить моего жениха. По мне, так Радов выдержал все проверки великолепно. Мой прошлый Андрей так не мог, и в итоге всегда скатывался в лесть и безбожно лебезил перед отцом, что моего папу всегда дико раздражало.

Под конец мы уже просто пили чай и обсуждали детали будущей свадьбы. И что-то мне становится страшно, поскольку с прошлым Андреем у нас была более чем скромная тихая свадьба (с его стороны родственников почти не было, друзей тоже, большими финансами почти бывший тогда тоже не мог похвастаться) здесь намечается что-то грандиозное. Радов-старший женит старшего сына, а друзей у отца моего жениха очень много, родственников тоже немало, а уж желания устроить сыну свадьбу с размахом зашкаливает. Мой босс не против. Мой босс любит веселье и большие мероприятия. Мой босс пригласил уже всех своих друзей, знакомых и коллег. Ну и мои родители тоже вдруг вдохновились энтузиазмом четы Радовых и… мне страшно.

Когда мы с шефом уже собирались уходить от родителей, испытание устроила мама.

— Андрей. Вы любите мою дочь? — очень серьезно спросила родительница, глядя моему жениху в глаза.

— Очень.

От всей ситуации со свадьбой очень выиграл мой, уже точно бывший муж.

Поскольку на Андрея надавил папа, пообещав еще год помогать с заказами, при условии, что супруг даст мне развод раньше и добровольно, так что уже через полторы недели после памятной семейной встречи я стала свободной женщиной, но как от этого факта бесился мой бывший — не передать. Когда мы встретились с Андрюшей в загсе, тот весь ядом исходил, ведь повод, по которому мне понадобилось ускорить развод, ему уже стал известен.

Подготовка к свадьбе шла очень активно и была больше похожа на какое-то сумасшествие. Жутко от всего устала, нервничала, куда-то все время ездила, что-то выбирала, решала…

Зато за два месяца скинула десять килограмм, даже особо и не заметив, хотя диетолог утверждала, что их будет сбросить труднее всего. За день до свадьбы еще полкило сбросила… жизнь с Андреем такая. Все в вечном движении.

На днях, как раз незадолго до свадебного дня, жениху моему сняли гипс. Мы специально все рассчитали по времени так, чтобы Андрей на свадьбе был уже полностью здоров.

Странно, вот вроде бы замуж уже выходила, а нервничаю, даже больше, чем в первый раз. Невольно сравниваю свою первую и вторую свадьбы.

Сегодня я… просто потрясающе красива. Кипельно-белое платье прошито серебряными нитями и украшено камнями, в этот теплый погожий день сияющими на солнце невероятно ярко. Причем, платье не пышное, ноги облегает, до колена, в конце расходясь, словно хвост у русалки. Прическу мне выбрал будущий муж — заказал косу. Вот только сегодня у меня коса особенная, очень сложная и красивая. Похудела я все-таки очень сильно. Сама себя не узнаю. Окончательно исчез второй подбородок, скулы четко очерчены, руки худенькие, талия, ко всему прочему еще и затянутая в корсет, и вовсе стала очень узкой.

В зеркало я любовалась очень долго, пытаясь понять, кого же сама себе в этом платье и с новой прической напоминаю, а потом в голове щелкнуло. Есть такой мультик, кажется, «Холодное сердце» называется, и вот видела там девушку, с белыми волосами и в похожем платье. Сказочно!

Сама свадьба… Андрей приехал за мной в родительский дом на белой большой машине. За женихом тянулась огромная вереница по свадебному украшенных машин его друзей, создавая на дорогу пробку.

Первая часть свадьбы мне очень понравилась. Было просто весело. Мы катались по городу, заезжая в различные «свадебные места», где фотографировались, пили, вешали замки, запускали голубей и просто дурачились. Я не знаю, как Андрей это сделал, но шафером у него был… Алексей. Мужчины все-таки помирились — когда, мне неизвестно, все внимание было приковано к подготовке торжества.

Мы приехали в итоге в шикарный загородный отель, где нас встретили родители и толпа гостей. Поскольку к моменту встречи с родственниками Андрей успел меня изрядно напоить, я уже ничего не боялась, и поздравления знакомых, малознакомых и совсем незнакомых людей встречала с открытой радостной улыбкой.

Конечно, все было очень красиво и празднично. Большие белые шатры для гостей установили на берегу реки. Регистрация была выездная. Мы с Андреем держались за руки, стоя под цветочной аркой и приносили друг другу клятвы. Я официально стала Ксенией Радовой.

Свадебные гуляния не буду описывать, было здорово, хоть и утомительно.

Вечером веселье лишь проложило разгораться, хотя я уже чувствую, что подхожу к грани. Вот и Андрей устал — вижу по глазам, мы много танцевали, а ногу перегружать пока нельзя.

Вот, мужа, весело хохоча, увели куда-то его друзья. Какой-то сюрприз задумали.

Сижу без жениха уже довольно долго, еще немного, и начну искать.

И тут ко мне подошла незнакомая девушка, с ее приходом моя волшебная сказка разбилась вдребезги.

Девушка подошла ко мне как раз в тот момент, когда рядом никого не было, вручила цветы и…

— Он не твой. Мой и только мой. Я беременна. У нас будет ребенок. Мы занимались сейчас знаешь чем? Сексом. Прямо на вашей свадьбе. И до нее много раз. Он мой. Он любит меня. А с тобой… я не знаю, почему он с тобой.

С непониманием смотрю на девушку. Красивая. Черные длинные волосы, загорелая, с накачанными, как сейчас модно, губами, накрашенными ярко-красной помадой. Взгляд незнакомки мне не нравится, есть в нем что-то безумное. Кажется, еще немного, и девушка бросится на меня, чтобы выцарапать мне глаза своими длинными нарощенными ногтями алого цвета.

Ответить ничего не успела, к столу подошли опоздавшие родственники с маминой стороны, чтобы вручить подарки, на секунду перекрыв мне обзор на незнакомку, а когда отошли, той и след простыл.

Сижу, оглушенная. Как так? Правда или нет? Опыт подсказывает, что мужчины способны на все, но глупое сердце хочет верить, что это неправда.

В любом случае, надо попытаться во всем разобраться.

В ушах шумит. Праздник вокруг, но я больше не являюсь частью это праздника.

Мне страшно. Очень страшно.

Спустя какое-то время, на пустой стул рядом со мной опустился подвыпивший, расслабленный Андрей.

Рука мужа опустилась на спинку моего стула, Андрей близко-близко, и буквально дышит мне в шею, пока не ощущая моего напряжения.

— Скоро торт, говорят, должны вынести. Мы с парнями заглядывали на кухню, он просто огромен. Скоро ребята будут выступать, я тоже немного поучавствую, ты сильно не удивляйся. После торта предлагаю сбежать в номер. Все эти “горько” очень возбудили. Знаешь, не за что бы не подумал, что на моей собственной свадьбе будет Гайне со всей своей семьей, более того, мы будем вполне нормально общаться. Но это ладно. Представляешь, что младшенький учудил? Артем, брат мой. Мне сейчас отец рассказал. Артемка наш взбрыкнул, отказался в Европу ехать учиться. Решил певцом стать. В каком-то кастинге участвовал, и его берется продвигать какой-то крутой продюсер. Отец в шоке, давит на Артёма, но тот твердо стоит на своем. Я прям братом горжусь. У нас с Артемом одинаково хорошие вокальные данные, да и у отца голос шикарный, вот только, когда я в подростковом возрасте решил собрать свою группу и поехать с гастролями по стране, папа быстро меня приструнил и подрезал крылья, объяснив, что все капризы только после учебы, а после мне уже и самому не хотелось ничего.

Внимательно смотрю на Андрея? Сказать сейчас? Застать врасплох и посмотреть на реакцию.

Муж ведь близко, от него приятно пахнет духами. Не моими духами. Или мне лишь так кажется.

В принципе, ничего подозрительного.

Андрею очень идет его светло-серый костюм и белая рубашка… со следом поцелуя на воротнике. Поцелуя ярко-красной помадой.

— Значит… сюрприз друзья готовят? И ты так долго им помогал?

— Ну, меня еще родственники сцапали, общались, в туалет зашел. А что?

Андрей смотрит на меня честными глазами, но сейчас, обострившимся восприятием, ощутила недомолвку, муж сказал не все.

Не хочу устраивать выяснения отношений прямо здесь, на свадьбе, на глазах у всех. Но… мне просто надо уйти и подумать.

— Ничего. Пойду носик припудрю в дамской комнате.

— Тебя проводить? Ты что-то бледная совсем.

— Не надо.

ГЛАВА 26

В туалет я не попала, поскольку там оказалась небольшая очередь, а мне необходимо уединение. Отослала свою свидетельницу — старую подружку еще со школы, за водой и пудрой, которую благополучно забыла.

Насилу улыбаясь всем встречным людям, вполне благополучно дошла до стоянки. Народ уже изрядно выпил, поэтому не особо удивлялся, за какой надобностью невеста гуляет не центре праздника, а на его закоулках.

Здесь тише, и людей совсем нет. Прижалась спиной к черному боку чьей-то черной большой машины.

По щеке покатилась первая, так тщательно сдерживаемая до этого, слеза. Я не знаю, правду ли сказала та девица, или нет. Первая проверка, и я понимаю, что, кажется, Андрею верить до конца не могу. Не из-за самого Андрея, а из-за своих собственных комплексов. Так что… если то, что сказала девушка правда. Все плохо и новый развод, а если неправда, то… я все равно уже успела, хоть и частично в это поверить, а значит про доверия в нашей новой семье и говорить нечего.

Ну вот, перед глазами уже все расплывается от слез. Я так устала.

Слышу тихий звук, такое легкое жужжание.

— Э-э-эх, какая красивая невеста, и плачет, — это, оказывается, с тихим звуком опустилось переднее окно со стороны водителя джипа.

Из окошка машины, к которой я так беззаботно прислонилась высунулась голова мужчины кавказкой наружности.

— Что, красавица, жених обидел? Это он зря. Таких девушек обижать нельзя. Хочешь, садись, увезу тебя отсюда подальше, а жених пусть ищет, раз не ценит. Я то точно плакать не заставлю. В ресторане посидим, поболтаем.

Задумалась на мгновение. Вообще уехать хочется очень сильно и прямо сейчас. Не выяснять ничего с Андреем, не портить праздник, который уже не ощущаю.

Но с незнакомым подозрительным дядей я тоже не поеду. Такси, что ли вызвать? Ну так сюда вряд ли быстро приедет, да и там тоже незнакомые дяди. К тому же, наверное, все-таки придется отыграть роль счастливой невесты, чтобы не было скандала. Ведь столько гостей. Зачем давать людям повод для грязных сплетен.

Осторожно отлипаю от машины.

— Нет, спасибо. Я пойду.

— Ой, да ладно, я по глазам вижу, что хочешь уехать. Садись.

— Ксюша! — ну вот, долго я в одиночестве не пробыла. Это Андрей меня зовет, он еще далеко, идет от шатров в мою сторону, но даже издалека можно заметить, что муж выглядит хмуро.

Делаю шаг вперед. Не хочу сейчас видеть Андрея, но ничего не поделаешь. Еще заметит, что я плакала. Тушь наверняка потекла.

— Ай, — щелкнула дверь, меня схватили за талию и затащили в машину, на заднее сиденье. Я даже среагировать не успела, настолько все было неожиданно.

Оглядевшись, поняла, что в машине не одна, а целых три лица кавказской наружности.

— Похищение невесты! — весело возопил водитель, заиграла громко задорная восточная мелодия и машина резко газанула с места.

Удивительно, но джип спокойно выехал через открытые ворота, охрана никак не препятствовала.

Оборачиваюсь, но в заднее стекло мало что видно, а Андрея тем более.

— А почему нас выпустили? — на удивление очень спокойно интересуюсь я. Перегорела, видимо.

— Еще бы они хозяина отеля не выпустили, — самодовольно ответил водитель. Подметила дорогие часы своего похитителя.

— Сына хозяина, — с усмешкой уточнил мужчина, сидящий на пассажирском сидении справа от водителя. — Да ты не бойся. Мы так шутим. Не хочешь с нами ехать, так сейчас отъедем подальше да высадим. Хочешь, возвращайся, хочешь еще куда едет, а хочешь с нами. Мы девушек не обижает и с нами весело. На такси, если что, денег дадим. Но какая свадьба без похищения невесты

Тем более такой очаровательной, с большими… голубыми глазами и плачущей.

— Да я и не боюсь, — спокойно пожала плечами. — Зря вы это затеяли. Вы моих родственников не знаете.

— А ты наших, — самодовольно заметил водитель. — Меня Арсен зовут. Кто знает, возможно, твой новый будущий муж.

Ну вот еще. Если я с Андреем и разведусь, то замуж снова больше никогда не выйду. Не заманят. Да и не везет мне в замужестве.

— Оу-оу, уже погоня, — вскричал водитель. — Белый свадебный джип. Пристегнитесь там сзади.

Вот теперь я действительно начала переживать. Надеюсь, Андрей не сам за рулем, а то он же пьяный.

Автомобиль ускорился, явно нарушая положенную скорость. Сердце заколотилось чаще, это я когда с Андреем, то не боюсь быстрой езды, а вот с этими незнакомцами очень даже трушу.

Плохо, что нет телефона. Успокоить хоть немного мужа. А то ведь так и в аварию недолго попасть.

— Есть телефон, — спросила у своего соседа — мохнатого неулыбчивого дядечки.

— Не дам, — отрезал этот гамадрил.

Спустя десять минут бешеной погони и нарушения всех правил дорожного движения, водитель вскрикнул:

— Держитесь, сейчас оторвемся!

Не знаю почему, но рефлексы заставили меня со всей силы вцепиться в соседа. Бородач, кажется, офигел. Так, заодно обыщу его на предмет телефона…

— А-а-а!

Машина резко свернула с дороги на обочину, и прямо в овраг по кочкам помчалась.

— Не визжи так сильно мне на ухо, — проворчал сосед, когда автомобиль, проехав через какое-то болото и лесок, выехал на проселочную дорогу.

— Не лапай меня, — проворчала я.

— Кто, я лапаю?!

— Ну не я же.

— Оторвались! — возликовал водитель. Э— Не решились за нами ехать.

Я тоже обрадовалась. Это значит, что за рулем точно не Андрей. Мой любитель гонок бы точно рискнул, еще и на нетрезвую голову.

Спустя минут двадцать, когда мои похитители точно убедились, что погони за ними нет, машина остановилась на перекрестке возле сельского магазина.

— Может, все-таки в ресторан? — водитель обернулась ко мне, окинув оценивающим взглядом.

— Нет, спасибо.

— Может, хоть номер телефона оставишь? Мало ли, когда со свадьбы придется еще убегать.

— Я и не убегала, меня украли, — взялась за ручку двери, и тут громко взревели сирены.

— Ого! Три патрульных машины.

Я не успела выскочить. Джип вновь сорвался с места.

Заговорил сосед водителя.

— Я не понял, а почему сразу три машины. Да, мы нарушали правила, это, возможно, заметили и передали, но чтобы сразу такая погоня… странно.

— Это папа, наверное, поднял тревогу, — флегматично заметила я.

— А кто папа? — напряженно поинтересовались с переднего сидения.

— Генерал, — ответила все также флегматично и с нотками грусти.

Маты понеслись со всех сторон.

— Ты почему сразу не сказала? — возмущенно спросил бородач.

— Я пыталась.

— Держитесь! Там пробка.

Автомобиль сильно вильнул, и меня вжало в соседа. С ужасом наблюдаю за тем, как мы несемся под вой сирен по встречный, а на нас, с громкими предупреждающими гудками едет огромный грузовик.

— А-а-а! — ору я.

— А-а-а! — орет мой сосед. Мы крепко с бородачом вцепились друг в друга.

— А-а-а! — орут на передних сидениях.

Автомобиль вновь резко виляет и съезжает на обочину.

И ладно бы, джип остановился, но нет, мчится дальше.

— За нами хвост уже из пяти патрульных машин! — восторженно кричит водитель. Куда я попала? Кавказцы-камикадзе.

— Пожалуйста, остановитесь, пока не поздно, — молю я. — Все равно же догонят.

Только хуже делаете.

— Нельзя. Я курил. И немножечко пил. Не рассчитывал, что куда-то далеко поеду, думали, только до магазина. Будем до последнего биться.

Я в шоке.

— Может, тогда с кем-нибудь местами поменяетесь?

— Вешать свою вину на других? Не-е-ет. К тому же, остальные еще сильнее пили.

Погоня длится по моим внутренним ощущениям уже долго. Я уже горло сорвала от крика, а моих похитителей все никак не могут изловить. Видно, что Арсен хорошо ориентируется на местности. Но, зная моего папу, скоро к погоне присоединяться вертолеты.

Вдруг, со встречного ряда, черному джипу наперерез вылетает белый, с цветочками и шариками на капоте и крыше.

Арсен едва успел затормозить. Заскрипели тормоза. Машина, наконец, остановилась.

— Они что там, идиоты?! — возмущенно кричит водитель. — Как так можно? Чуть авария не случилась!

Ну… на себя бы сначала посмотрел.

Арсен пытается объехать свадебный автомобиль, но тут сзади подъезжают патрульные и берут черный джип в кольцо.

Все, попались.

Сердце колотится, как бешеное. Какие там измены и дети любовниц, все отошло на второй план. Я жива и здорова, а это главное. Меня реально трясет. С бородачом мы до сих пор обнимаемся.

Из белой машины выскакивают Андрей — с переднего пассажирского сидения, Алексей — с водительского, и… мой папа с заднего пассажирского. Прямо трое на трое.

Выглядит жутко злым, да и остальные мужчины тоже. Муж быстро сокращает расстояние до автомобиля кавказцев.

— Ну, что делать будем? Может, невесту заложницей представим, чтобы нам дали уехать? — интересуется спокойно сосед водителя.

— Я оружие сегодня с собой не брал, — со вздохом признается водитель. — Даже ножа нет.

Перекрестилась.

И, наконец, отлипла от соседа, а то муж еще не то подумает, хотя… какая разница, у Андрея вон, вообще следы помады на воротнике.

Подумала, и вновь обняла своего гамадрила.

— Ты чего? — Вытаращил на меня глаза сосед.

— Потом поймешь, — когда Андрей кунг-фу свое на тебе применит. А нечего мне было в телефоне отказывать. Вон, супруг мой уже кажется, заприметил, что меня обнимают.

— Выходим, — произнес водитель.

Мужчины выскочили из автомобиля, бородач вытащил заодно и меня. Арсен что-то хотел, подняв руки ладонями вверх, сказать приблизившемуся Андрею, но не успел — получил в мор… в лицо точнее.

За Арсена вступился его друг — тот что с переднего сидения, вернее попытался, поскольку тут же был уложен на асфальт взбешенным Радовым, беднягу муж еще и попинал. Что интересно, что сотрудники патрульной службы, что отец с Алексеем, приближаться не торопятся, лишь с интересом наблюдают.

Андрей с предвкушением посмотрел на держащего меня за руку громилу.

Бородач попятился, спешно руку мою отпустив.

Муж быстро сократил расстояние и на удивление ловко и скоро также уложил громилу на лопатки, хотя тот отчаянно сопротивлялся, размахивая кулачищами. Все-таки карате — это круто.

Настал мой черед.

— Ты в порядке? — Андрей все еще хмурый и злой, обнимать меня не торопится.

— Да.

— Почему ты ушла?

— Нужно было одной побыть. Нарваться на этих ребят точно не рассчитывала.

— Почему? — Андрей спросил с такой интонацией и посмотрел так, что у меня мурашки по коже побежали.

— Ко мне подошла девушка. Темненькая такая. С ярко-красной помадой на губах, — выразительно посмотрела на воротник мужа. — Сказала, что беременна и что ты спишь с ней на постоянной основе. И что даже на свадьбе успел переспать.

— И ты сразу поверила?

— Причины не доверять мужчинам после первого замужества у меня есть. Но… ты явно что-то недоговаривал, и эта помада на твоем воротнике…

— Ксюша! Да, это бывшая моя любовница, но я сто лет ее не видел, я даже не знал, что она на свадьбе будет. Сама ко мне целоваться полезла, причем при всех. Твой отец свидетель. Я ее отшил. Тебе не сказал, чтобы не расстраивать, ты и так ведь наверняка думаешь, что я бабник. А беременной она от меня никак не может быть. Это что, беременность три года длится? Сомневаюсь.

Фу-у-ух. Полегчало. Потянулась к Андрею, чтобы обнять и поцеловать, но тот обиженно отстранился.

— Надо было со мной поговорить, а не уходить. Мало ли еще что случится, что теперь, бегать друг от друга будем? Ты совсем мне не доверяешь?

— Доверяю, Андрей. Тебе доверяю, но… не знаю. Все равно очень страшно вновь обжечься.

Муж крепко меня обнял.

— Ничего, я терпеливый и помогу тебе вновь начать верить. Вместе. Все время и всегда. Разбираемся во всех недомолвках всегда сразу. Договорились?

— Да.

По моим щекам текут слезы. Крепко-крепко обнимаю Андрея и прячу лицо у него на груди.

Странный гул в округе нарастает. Я сначала думала, что это от волнения у меня в ушах шумит, но не так же громко. Подняла голову вверх, удивленно воззрившись в небо. Вертолет.

— Эх, не понадобился, — вздохнул папа, он, оказывается, стоит рядом. — Но ничего. Я сейчас договорюсь. Будет вам еще один свадебный подарок. Полетаете.

P.S.

Годовую диету свою я все-таки завершила, но в несколько измененном виде, поскольку вскоре, во время медового месяца, забеременела. Никаких штрафных я не получила, Нелли лишь изменила программу моего питания, с учетом беременности, поскольку в этот время вдвойне важно правильно питаться.

Тройни не получилось с первого раза, родилась очаровательная девочка — блондинка с голубыми глазами, от которой папочка просто без ума и ужасно балует.

Планируем теперь сыновей.


home | Отчаянная помощница для смутьяна | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 51
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу