Book: Стажировка у троянцев



Владимир Подольский

Стажировка у Троянцев


Где я? Темно и не пошевелиться. Неужели в реанимационной капсуле? В этом геле, в котором раненый висит, как муха в меду? Ничего не помню, как я сюда угодил? Попробуем мыслить логически: попал в аварию? А где? Как всё болит! Нет, пожалуй, не всё, только голова. Но так, что боль отдаётся во всё тело. Сигнал к пульсации подаёт сердце: оно сокращается и посылает кровь по артериям. И через мизерную долю секунды волна давления достигает головы, мозга, естественно. Нам, правда, рассказывали, что сам мозг не имеет нервных окончаний. Как это не имеет? Он сам одно большое нервное окончание! Или начало? То есть, к боли он не чувствителен, вроде. Отчего же он с каждым ударом сердца взрывается этой бешеной болью? Которая мгновенно распространяется по всему телу, заставляя цепенеть его до самых кончиков пальцев рук и ног. Миг максимальной амплитуды и четверть секунды отдыха. В эти миллисекунды голова только едва ноет, а всё тело и вовсе не болит совершенно. И снова, повинуясь своей программе поддержания жизни, сердце посылает во все органы насыщенную кислородом кровь.

Ну, почему так по-дурацки? Почему Природа или Бог, кто там придумал эту систему? не позаботились о плавной подаче к потребителям топлива и окислителя. С помощью манжетного насоса, как в Сашкином птицелёте. Может, я на нём и разбился? Брат его усовершенствовал, как и всё, что попадает к нему в руки. Взахлёб рассказывал старшему брату, мне, то есть, что установил в насос какой-то новый моторчик, чуть ли не с неограниченным сроком службы и новую манжету от «Стрижа». И модернизировал программное обеспечение.

Завидует малой курсанту Звёздной Академии, вот и демонстрирует на каждом шагу, что и он не лыком шит: Сам ремонтирует своего «Голубя», старую отцовскую машину. «Голубь», это как раз то, что положено ему по лётной лицензии, машинка надёжная, но уж больно отцом залётанная. Зато, на нём практически невозможно разбиться, если только не попадёшь в шквал вблизи земли: Даже если сломается всё, крылья автоматически устанавливаются в положение планирования и «Голубь» обязательно доставит тебя на землю. Конечно, при посадке тряхнёт здорово, поскольку аэродинамическое качество у этого пузана не больно высокое и можно ещё налететь на дерево или стену дома, тут уж, как повезёт. Только это если всё сломается, чего никогда не бывает, и у Сашки не было ни разу. Всегда остаётся возможность маневрировать и избежать столкновений при вынужденной посадке.

Счастливый Сашка! Ведь недавно, казалось, дни напролёт играл с соседскими пацанами в агента Лекса и его верных друзей. А теперь и в школу на птицелёте! У меня так, в его возрасте, не было никакой надежды заполучить себе «Голубя», хотя бы и подержанного! Отец над ним трясся. Ещё бы! Три его месячные и немалые зарплаты! Правда, давал иногда полетать под своим строгим контролем и исключительно в безветренную погоду. И то, в наушниках постоянно звучал его неумолчный инструктаж:

«Вова! Плавнее вираж, сильно сваливаешься на крыло! Высоко забрался, спустись до тысячи метров! Программу посадки не забудь включить!» А Сашке максимум, что разрешал, посидеть в пилотском кресле и подержаться за джойстики. Как мне братан завидовал!

Посадка на «Голубе» самое сложное. То есть, не сама посадка, а красивая посадка, когда птицелёт, почти как обычный голубь зависает над самой крышей – у нас на крыше парковка – и, хлопая крыльями, садится на своё место. Такую посадку легко выполнить, если нагрузка не очень велика – пилот и минимум багажа. Если же багажа много, а «Голубь», кстати, одноместная машина, то садиться приходиться с пробегом. И взлетать тоже с разбега, хотя и небольшого.

В общем, теперь я понимаю, что это слабенький аппарат, зато надёжный и экономичный. Килограмм сахара на сто километров, это не расход. Это без взлёта, естественно, на взлёте расход большой. А если ещё и ветер попутный! Скорость, правда, не больше 130-и при безветрии, конечно. Зато летишь в своё удовольствие, всё разглядишь и где хочешь, сядешь.

Меньше расход только у «Птеродактиля». Но тот, скорее для спортсменов. С пилотом он не взлетает принципиально, если только под горку. Поэтому владелец, установив режим «Взлёт», сначала бежит рядом со своим аппаратом, уворачиваясь от ударов крыльев, потом под ним, а после, когда тот наберёт скорость и поднимется метра на полтора-два, вспрыгивает на лесенку и через люк в брюхе попадает в своё кресло. Естественно, таких экстремалов не много. По мне, так, не пристегнувшись и кнопки жать нельзя. Поэтому «Птеродактилей» больше не делают, но те, кто свои ещё не угробил, берегут их и нахваливают. Зато они могут часами парить в восходящих потоках. Тут «Голубь» им не конкурент. Но он и не для этого сконструирован.  

Не случайно «Голуби» так популярны у туристов. У нас места живописные, так они летом целыми стаями иногда летают. На крышах птицелётных заправок в наших краях рисуют белого голубя, туристы и садятся отдохнуть, да голубков своих покормить, напоить, на горшок посадить. Это они так шутят, на самом деле это называется «слить отработку». В полете, эта процедура запрещена, но некоторые грешат, кто понаглее. Салаги обычно.

Большинство «голубятников» используют свои машины в табельном режиме, летают, пока мускулатура у «Голубя» не состарится, а по прошествии примерно года интенсивной эксплуатации заменяют износившиеся мускульные тяги. Другие же, фанаты, вроде Сашки, пытаются форсировать искусственные мускулы, обмениваются рецептами смесей сахара и глюкозы, а то и переписывают программное обеспечение. Якобы, можно рассчитать более совершенную последовательность управляющих импульсов, чем заводская и повысить КПД и даже скорость полёта.

Ну, мне, как почти что профессионалу ясно, что ничего радикального из «Голубя» выжать не удастся: главное тут аэродинамика, а у этой птички она – увы! – не очень! Да она ей и не нужна, это машинка местного сообщения. Тем не менее, Сашка горел энтузиазмом и на мои возражения завалил меня файлами своего компьютерного моделирования. А когда я возразил, что «намоделировать можно что угодно, главное практика», с некоей, даже вроде бы снисходительной улыбкой бывалого конструктора предложил опробовать его модернизации самому.

Сразу не получилось, погостив дома пару дней, я поехал в гости к Стёпке, Степаниде, точнее. Да и завис у неё на три дня почти. Раньше, в прошлые каникулы, её мама называла меня иронически не иначе, как «космический зятёк» и прочила в мужья своей старшей дочке то одного, то другого добра молодца исключительно с земными профессиями. А теперь, нечем крыть! На третьем курсе Степанида, никого не спросив, кроме меня, конечно, выбрала специализацию «Космическая медицина». И во время одного из обычных телефонных разговоров с матерью случайно проговорилась, что она сейчас на Луне. Практические занятия, понимаешь!

Виктория Семёновна с некоторым трудом пережила крушение своих надежд, предусматривающих, кроме всего прочего, в перспективе, постоянное присутствие рядом в старости личного врача и смирилась с тем, что её дочка уже сама имеет право принимать такие решения. И сосредоточилась на пропаганде земного образа жизни среди её младший сестёр. Тех, к её удовлетворению, в Космос не тянуло. Пока, впрочем, ведь пример старшей сестры легко может пересилить материнские нотации. 

А вообще, это к делу не относится. Вернулся я домой со Степанидой, что называется, «показать невесту». Хотя, что её показывать? Мои и так знали её прекрасно, со школы ещё. Да нет, с детского сада. Выходит, просто погостить. Мы спрыгнули с бицикла и привели себя в порядок, и уже за обедом отец завёл со «снохой» сугубо специальный медицинский разговор. Он у меня и сам врач, только не космический, понятно, а эпидемиолог. Вроде ненавязчивого экзамена устроил. Папа у меня такой, обстоятельный. Я, правда, мало, что понял из этого собеседования. У нас только «скорую помощь» и «травматологию» дают, и то, конспективно.

Однако, судя по всему, Степанида этот экзамен выдержала, поскольку, когда она отвернулась на секунду, папа продемонстрировал мне международный знак одобрения – большой палец. Сашка нетактично рассмеялся, мама смутилась, а Степанида ничего не поняла. Ну и ладно, я ей потом всё равно всё рассказал…

Кажется, голову уже меньше дёргает и по гелю пошла вибрация: наверно включился автоматический массаж. Как бы узнать, в каком я состоянии? Руки и ноги, вроде, чувствую. Пальцами пошевелить могу, но не руками и ногами: они, кажется, пристёгнуты к чему-то. А вдруг, это всё фантомные ощущения? И от меня осталась только груда переломанных костей? Лицо у меня, по крайней мере, на воздухе. Только рот и нос прикрывает дыхательная маска. Я её чувствую. Пробую позвать кого-нибудь, но слышу только приглушённое мычание.

Тем не менее, мои попытки кто-то замечает: перед глазами открывается амбразура, и я немедленно зажмуриваюсь от потоков ослепительного света проникающих через неё. Кто-то заслоняет свет, и я слышу слабый голос, который меня что-то вопрошает. Я разбираю только интонацию, но не содержание этой речи и мычу в ответ:

- Не манимаю!

Рука, по-видимому, врача отстёгивает маску и при этом мне в рот попадает несколько капель солоноватой жидкости, регенеративного геля, скорее всего. Стоически отплёвываюсь, пытаюсь приоткрыть глаза, вижу руку и женское лицо, под медицинской маской. Что-то громко щёлкает, и я начинаю слышать: в моей камере, в геле, предусмотрены динамики. Интересный эффект, слышу, ни сколько ушами, сколько телом. Головой, в основном. Если вам это кажется забавным, то ложитесь в гель, и мы потом сравним наши ощущения.

Слышу я вопрос, задаваемый женским голосом:

- Как вы себя чувствуете?

Я себя чувствую, но как? Решаю ответить честно:

- Голова болит.

У лица под маской появляются морщинки около глаз, по-видимому, она улыбается:

- Это нормально! – доносится до меня её голос. – После летаргина всегда так. Сейчас я добавлю в систему обезболивающее, и всё пройдёт.

- Какого летаргина? – недоумеваю я. – Я вообще, где нахожусь? Что со мной случилось?

- Вы, молодой человек, находитесь в госпитале Селенограда. А что с вами произошло, вы должны вспомнить сами, так доктор сказал.

- А почему…?

- Так психологи рекомендуют. В общем, отдыхайте пилот, вам тут ещё сутки лежать, не меньше. Хотите, я вам музыку включу? Есть классическая и современная. Новая группа «Пасынки Вселенной», моей дочери нравится.

Я подумал, не попросить ли Штрауса, давно хотел переслушать в спокойной обстановке, но потом решил, что не стоит, примут ещё за сноба.

- Спасибо, – говорю. – Я лучше в тишине полежу, повспоминаю.

- Хорошо, как хотите, но я вам маску одену, – отвечает. – Не положено без маски: тут и смесь подаётся и газоанализатор и микрофон. Кричите, если, что, я услышу. Вы темноты не боитесь или вам лампочку включить?

Я только хмыкнул в ответ. Какой пилот боится темноты? Такого бы и близко к «Академии» не подпустили! 

И одела. И крышку закрыла. Лежу, вспоминаю, раз врачи рекомендуют. Летаргин, значит! Как же я под него угодил? То-то меня на птицелётах перемкнуло. Есть у летаргина такие незначительные побочные эффекты, психологические, в частности. Амнезия и подвисание воспоминаний. Но, говорят, быстро проходит, как и головная боль.

Так, значит птицелёты не причём. Нет их на Луне, по причине отсутствия воздушных пространств. А на Сашкином я всё-таки полетал. Действительно, что-то малой там здорово нахимичил: держит голубок свободно под 140 и не потеет. Больше я прибавлять не стал, поскольку ресурс мускулатуры нужно беречь: у Сашки скоро соревнования. Приземлился, помню, пожал парню руку, похвалил. Тот аж расцвёл: для него моя похвала дорогого стоит. Дальше, дальше….

А дальше – отпуск подошёл к концу. У Степки ещё раньше. Я отвёз её домой к суровой маме, помахал с бицикла…. Всем помахал – и маме и Стёпкиным смешливым сёстричкам, что на крыльцо высыпали – и вернулся. Дальше…. Всё как в тумане! Соревнования? Нет! Сашка ещё печалился, что я не смогу присутствовать. Очень ему передо мной хотелось покрасоваться с лентой победителя через плечо. Помню, что он победил, видел его улыбающуюся физиономию, эту красную ленту. Как же так? Я же там не мог быть! А! Точно, было электронное письмо с видео и фотографиями! И я его получил…. Где?

И тут в голове моей прояснилось, и я вспомнил: практика…





***

Практика мне выпала не больно завидная. Так посчитали некоторые мои одногруппники. А по мне, так нормально.

Пояс… Гигантский тор, расположенный между орбитами Марса и Юпитера. Как выражается наш планетолог «геометрическое место орбит». На виртуальной карте он кишит астероидами, от нескольких самых крупных, размерами, правда, поменьше Луны, до всякой мелочи. Впрочем, стоит установить на компе привычный космолётчику масштаб и выясняется, что астероид или просто камушек найдётся не в каждом миллиарде кубокилометров. А значительно реже. Пространство очень велико и пусто, даже в пределах нашей Системы, пилоты понимают это особенно чётко, а обыватели нет. Большинство крупных астероидов картографировано, прочие внесены в каталоги.

Распределяются они по Поясу почти равномерно, но есть и некоторые сгущения. Часть астероидов концентрируется в районе точек Лагранжа орбиты Юпитера, то есть одни опережают его по орбите на 60 градусов, а другие на столько же отстают. Даже специальные названия у них есть: «Троянцы» и «Греки». Впрочем, и сами эти группы довольно рыхлые: притяжение прочих планет пытается растащить их, но Юпитер зорко следит за своими вассалами. А прочие астероиды уже миллиарды лет тасует и перемешивает, не давая им соединиться в одну планету, как не дал он этому произойти на заре формирования Системы.

Мы полетели к «Троянцам», учёные собрались внимательно изучить эту группу, почти не затронутую промышленными разработками. От этого полёта не следовало ожидать особенных открытий, хотя, кто знает? Частный бизнес и мелкие предприниматели не то, что избегали точки Лагранжа, просто далековато они были от тамошних центров цивилизации: Юпитера, Марса, Цереры, Паллады и, уж, конечно Земли. Да, и не безопасно там было, ещё совсем недавно: многие отправившиеся туда в поисках новых месторождений старатели назад уже никогда не возвращались. Ходили слухи и о пиратах и вообще, разные сказки.

Пираты, впрочем, это вовсе не сказка, как не гоняются за ними ВКС ООН и России, такое впечатление, что они неистребимы. А, с другой стороны, как отличить респектабельных скупщиков или бригаду старателей, прибывших на Цереру на своей старенькой «Фудзи» для пополнения запаса рабочего тела и продажи добытого непосильным трудом, от этих самых пиратов? Документы в порядке, сведения о сделках в компе. Пиратского флага не наблюдается, а что до лазерных пушек, то это непременная принадлежность горнодобывающего старательского судна. Не кирками же им снимать пустую породу, чтобы добраться до богатой циркониевой или урановой жилы? А то и до алмазной трубки. Сведущие люди говорят, что часто старатель и пират, это вообще, одно и то же.

Потому и не суются честные работяги туда, где не болтается вблизи или, по крайней мере, на дистанции подлёта в несколько часов какой-нибудь патрульный «Меч». Хотя о самых одиозных проявлениях пиратства – грабеже пассажирских судов и яхт уже давно ничего не слышно. Ряды этих любителей быстрой наживы ВКС ООН, видимо, уже основательно проредило. Хорошо, конечно, жаль только, что я не смог принять в этом участия.

Вообще, никуда я не поспел: и всю Систему до пояса Койпера облетели до меня, и с пиратами чуть ли не покончили и даже в тоннели Макарова вышли и в других системах побывали тоже, без меня. И инопланетян впервые повстречал на Надежде знаменитый генерал Кондратенко, без малейшего участия курсанта Владимира Петрухина. Впрочем, тогда он полковником был, а я всего лишь стажёр, без пяти минут пилот или лейтенант ВКС. Но первое своё открытие ему посчастливилось сделать на третьем курсе нашей Академии, а я уже на пятом и пока ничего.

Повезло ему, однако! На хоженой-перехоженной Луне открыть базу репторов, вымерших миллионы лет назад! Притом, что ведущая к ней скальная лестница отчётливо видна даже на снимках допотопного «Орбитера». Но, интерпретировать это изображение правильно не сумели – трещина и трещина – до тех пор, пока курсант Кондратенко в поисках потерянного инструмента прямо на неё не спрыгнул. Водили нас на эту базу, потрясающе, слов нет! А рядом с ней, под воздушным куполом репторское судно «Дори». И его тоже откопал на комете Немезида, кто? Правильно, он, самый. Кто откопал, тот и имя дал!

Так! Опять меня на ретроспективы потянуло. Наверно всё ещё летаргин действует. Волю в кулак, отставим новую историю и вернёмся к новейшей».


***

Монорельсом до космодрома два часа с пересадками, затем челноком до «Орбиты-5». Билетов на этот рейс не было, но я уверенно прошёл к кассе и подал сидевшей там девушке в форме свою личную карточку, на которой было записано требование. Она улыбнулась мне, узнав коллегу – а я, естественно, был тоже в форме, правда, курсантской – и моментально вручила мне пластиковый билет на ближайший рейс. Я сдал в багаж свой чемодан и отправился в недолгое путешествие по подземной движущейся дорожке. Челнок оказался старой, но надёжной и заслуженной модели «Бумеранг». Их ещё выпускают, правда, с модификациями. Настоящая «рабочая лошадка» ближнего космоса. «Земля – орбита», «Орбита – Земля». Впрочем, «Бумеранг» может слетать и на лунную орбиту, всё же двигатель у него двухсистемный. Нас на нем и возили, – курсанты, как-нибудь потерпят двадцать часов без особых удобств!  

Стоящий около входного люка командир, молодой парень, выделив коллегу из толпы туристов, кивнул, пожал  мне руку и, достав из кармана радиостанцию, связался с терминалом, произнеся не очень понятные для меня слова:

- Я 641-й. Можете продать ещё один билет.

Пройдя в салон, и не успев, как следует призадуматься, что бы это значило, вдобавок, вертя головой в поисках своего места, я услышал голос стюардессы:

- Добрый день, пилот! Командир приглашает вас пройти в рубку!

«Ещё не пилот, а курсант!» - хотел я её поправить, но, почему-то не поправил, а прошёл вслед за ней в нос челнока. В кабине мне было предложено занять третий ложемент, позади пилотских, обычно пустующий.. Но он был оборудован и панелью управления и дисплеями, так, что при необходимости, я мог бы даже вести челнок.

Появился экипаж, мы познакомились. Оказалось, капитан тоже учился в моей «Академии» и, скорее всего, судя по его возрасту, мы с ним могли там пересекаться. Наверно, он сдавал выпускные экзамены, а я в это время вступительные. Или уже на первом курсе учился. Экипаж занял места, передо мной зажглись дисплеи, и началась предстартовая процедура. Приятный женский голос робота отвечал на вопросы командира и рапортовал о выполнении его команд. Вот запрошено и получено разрешение на рулёжку. Двигатели едва слышно взвыли. Челнок дрогнул и мягко покатился. На обзорном дисплее, охватывающем почти 360 градусов, панорама космопорта развернулась сначала в одну сторону, затем в другую. И вот сам космовокзал и прочие вспомогательные строения и ангары уже поплыли назад. Ещё один разворот и «Бумеранг-641» застыл в готовности в начале взлётной полосы.

- … разрешите взлёт! – доносится до меня сквозь шум, и я соображаю, что не надел гарнитуру. Тут же исправляю это упущение, шум уменьшается, зато радиопереговоры теперь слышны отлично.

- 641-й, взлёт разрешаю, время минус 45 секунд!

- Принято, взлёт разрешён! – тут же отвечает командир.

Челнок не самолёт, он не может стартовать раньше или позже оптимального времени, Спутник на орбите ждать не будет, любая задержка или преждевременный вылет чреваты излишним расходом рабочего тела и ресурса двигателей. Поэтому даже в расписаниях челноков время старта даётся с точностью до минуты. Это для пассажиров, а для пилотов и до секунды.

Ревут двигатели, пролетают объявленные три четверти минуты, дисплей обнуляется, и звучит доклад пилота:

- 641-й, стартую по графику!

Одновременно с толчком и началом разгона отвечает диспетчер:

- Принято, чистого Космоса!

Космический корабль слегка потряхивает, ускорение вдавливает меня в ложемент. Это ещё не ускорение! Только немного больше, чем при взлёте обычного самолёта. Тряска прекращается. Горизонт в центре дисплея уходит вниз, а по краям наоборот, поднимается. Есть отрыв от полосы. Прямо по курсу серая пелена облаков. Ещё несколько секунд, челнок пробивает облачность, и появляется солнце. Сегодня оно для меня сядет очень быстро. Мы летим на восток. Скоро будем на орбите!

Впрочем, обычное дело для человека конца 21-го столетия. Рутина. И не играет торжественно и волнующе «Так говорил Заратустра». Обычные люди, одни делают свою работу, другие летят по делам и на отдых. Думали ли наши предки лет сто тому назад, что всё будет так обыденно?

Облака быстро уходят вниз, небо темнеет, мне даже кажется, что я вижу звёзды. Но, нет, ещё рано. Бортовой комп докладывает:

- Идём по графику, отклонение в допустимых пределах. Переход на глюонную тягу через 170 секунд.

Дисплей показывает скорость около 800 метров в секунду. Всего одна десятая необходимой. Да, обычные самолётные двигатели на орбиту не вынесут, это азбука. Высота продолжает расти и на 15-и километрах включаются глюонники. Нос «Бумеранга» поднимается ещё выше, ускорение плавно возрастает до двух «G» и на высоте в 90 километров на изображении появляются помехи. Это нормально, работа глюонников создаёт на корпусе электрический заряд, который стекает в окружающую судно ионосферу.

Ускорение выбрано далеким от оптимального. Нас, курсантов, поднимали на 5-и «G» и никто не стонал. Но этот рейс пассажирский, а для обычных, нетренированных людей нормы лучше не превышать. Дисплеи уже зияют космической чернотой, солнце спешно закатилось за земной туманный горизонт. Двигатели смолкают, комп докладывает:

- На орбите, отклонение ноль.

Очень маленькое, значит. Наступает невесомость. То-то радости, наверно, в салоне! А может, кое-кому и нехорошо стало. Но стюардесса докладывает по селектору, что пассажиры чувствуют себя нормально и предлагает нам кофе. Приятно, чёрт побери, когда о тебе заботятся, как о настоящем пилоте. Я беру из её рук пластиковую «соску» с горячим напитком. С лимоном, как я и попросил!

На дисплее видны звёзды. Правда, только самые яркие, камеры специально так настроены. Всё великолепие звёздного неба можно было бы оценить только через иллюминатор. Но на «Бумеранге» таковых не наблюдается. Безопасность пассажиров превыше всего!

Пилоты не сидят без дела: низкие орбиты очень плотно заселены. Иногда приходится выполнять манёвры расхождения. Правда, в автоматическом режиме, но за любым компом нужен глаз да глаз. Теперь мы догоняем свою цель, спутниковый комплекс «Орбита-5» - базу научно-исследовательских флотов ООН и России. Она не так велика, как знаменитая «Орбита-7», которую можно наблюдать даже днём в виде туманного пятнышка. А ночью она сияет поярче Венеры. Но тоже, солидное сооружение. Ещё двадцать минут, и станция появляется в центре дисплея сначала как звёзда, явно смещающаяся относительно остальных, затем в виде продолговатого цилиндра. Скоро становится ясно, что это обычный тор, на оси которого, на причальных мачтах висят «припаркованные» суда. Мы со станцией в земной тени, но иллюминирована она здорово, как новогодняя ёлка.

Следует сеанс радиообмена с местным диспетчером, включаются носовые дюзы, а далее, процесс стыковки берёт на себя тандем двух компов: станционного и нашего. Ещё 15 минут и стыковка завершена. Открывается дверь в салон, и я вижу людскую сутолоку, сопровождаемую смехом, а порой и довольно крепкими выражениями – непривычные к невесомости пассажиры в относительном беспорядке покидают «Бумеранг». Хорошо ещё бывалая стюардесса освобождает их из кресел небольшими партиями. Прощаюсь с пилотами, благодарю их за приятное путешествие. Парни охотно жмут руки, кивают и улыбаются, но видно, что они устали. Да их работа ещё и не закончена: предстоит заправка рабочим телом и проверка всех систем. А через четыре – пять часов обратно, на Землю. Хорошо, если подремать успеют.

Вылетаю в салон, там пусто, людской шум доносится уже из шлюза. Его перебивает объявление по трансляции:

-… выдача багажа в секторе номер три.

Ага, это сектор с половинной силой тяжести. Разумно, представляю себе процедуру получения багажа в невесомости! Пролетаю мимо стюардессы. Её зовут Лена, так написано на бейджике. Благодарно киваю. Кстати, вряд ли она старше меня:

- Спасибо, Лена! Кофе у вас отличный!

- Погодите, пилот! – притормаживает меня она, открывает какую-то нишу и достаёт оттуда чемодан:

- Ваш?

- Да, мой! Спасибо вам ещё раз!

Ухватываю свою поклажу и, ещё раз кивнув, улетучиваюсь в шлюз. Хорошая девушка! На Стёпку похожа. И ей, ведь, пришлось слазить в багажный отсек и разыскать там мою ручную кладь. И, когда успела?


***

Я прибыл на «Ландау» за неделю до старта и с этого момента началась моя практика. Командир корабля, колоритный армянин, Сурен Оганисян вписал меня в судовую роль, активировал для меня личную штурманскую карточку, назначил вахты с учётом моей основной специализации, а что касается побочной, «жизнеобеспечения», то подчинил меня непосредственно главному механику – Геннадию Климову. Тот, худощавый, но жилистый дядечка, лет сорока пяти, въедливый и основательный запряг меня по полной программе: под его, часто непосредственным руководством я облазил все трюмы и межкорпусные пространства, где в основном и были расположены курируемые им установки. А теперь, на период полёта, и мной. Других помощников у меня не было: большинство членов экипажа ещё не вернулись из отпусков.

Впрочем, на климатизаторах и вентиляции с канализацией мы не зацикливались, Геннадий Михайлович почему-то считал своей обязанностью объяснять мне функции всех приборов и аппаратуры, встреченных нами в наших с ним походах. И объяснял так доходчиво и с таким знанием дела, что у меня в те моменты даже язык не поворачивался, слегка намекнуть Главмеху о желательности сосредоточится на более близких к моей специализации вопросах. Однако, он догадался и сам. Как-то, примерно на пятые сутки, когда мы с ним отмывались в душе после десятичасовой возни с внезапно зафонтанировавшим коллектором биологических отходов, он, глянув на мою унылую физиономию, заметил:

- Не журись, Володя! Поверь моему опыту, космонавт должен уметь делать всё. Рано или поздно от этого умения будет зависеть твоя жизнь и жизнь твоего экипажа или пассажиров. А. что до того, что некоторые виды работ довольно плохо пахнут, так это только в фантастических книжках грязную работу делают умные роботы. Нет пока ещё таких ловких роботов, и будут ли – неизвестно. На самом деле, самый универсальный инструмент – это человек. И ещё долго будет так. Согласен?

- Да, согласен, Геннадий Михайлович, просто я устал немного, – ответил я, выключив сушилку и выплывая из кабинки.

- Так отдыхай! Мы с тобой, что нужно было, сделали, – Главмех кинул мне полотенце. –  Завтра тебе выходной день, сходи тренажёры покрути, пока зал пустой. А стартуем, и вовсе, полегче будет!

Полегче не стало…  Впрочем, тренажёрный зал я тогда всё-таки посетил, не педали крутить, конечно, а помахать саблей. Мою, подаренную папой в честь поступления в Академию, я оставил дома. Но в зале оказался неплохой выбор тренировочного холодного оружия. Я с самого детства увлекаюсь, сказалось папино влияние. Он был в своё время даже каким-то там чемпионом, но соревнования бросил, поскольку они мешали учёбе. Зато своих сыновей сумел увлечь этим, в общем, то не очень современным видом спорта. Зато дающим фехтовальщику силу, ловкость и глазомер. Сашка, конечно, был мне не противник: больно мал и лёгок, но с отцом приходилось повозиться. И, когда я изредка брал над ним верх, это была настоящая победа, без дураков!

Конечно, бой в невесомости совсем не похож на бой на Земле. Любой замах рукой, а тем более, саблей, закручивает лишённое  опоры тело в обратном направлении. Похожий, нежелательный эффект вызывает и контакт сабли с оружием противника. Всё это было мне уже знакомо: как-никак курсант Звёздной Академии, с невесомостью на «ты» и всё такое…. Да и сабли в тренажёрном зале были лёгкие, наверно титановые. С моей казацкой не сравнить.

Я порезвился, разогреваясь, потом взял ещё в левую руку гантель. Мне пришло в голову, что реакцию тела можно частично компенсировать взмахами свободной руки. Попытался поработать над этой техникой, и после нескольких нечаянных головоломных пируэтов у меня стало немного получаться. Увлёкшись тренировкой, я не заметил прихода ещё одного любителя спорта. В зале раздались негромкие хлопки, я синхронно взмахнул саблей и гантелей и развёл их в стороны, останавливая вращение в нужной позиции. У входного люка завис неизвестный мне персонаж средних лет в видавшем виды тренировочном костюме. Хлопал в ладоши он.

- Привет! Неплохо! – мужчина благожелательно улыбнулся. – С гантелей, сам догадался?



- Здравствуйте…. Сам…

В последующем разговоре выяснилось, что зовут незнакомца Михаил, и, что он сотрудник московского института планетологии. Учёный, короче. Прибыл на «Ландау» сегодня, а вообще, это его девятый рейс. Приверженец катаны и шпаги. Разложил вещи в каюте и отправился потренироваться, а тут, вот, нежданный партнёр!

Мы взяли по бамбуковому мечу, причём, Михаил посоветовал мне заменить гантель на более тяжёлую, и пошли на сближение. Жаль, что у этого боя не было свидетелей, а камеру мы включить не догадались. Я бы эту запись с удовольствием послал папе, да и Степаниде. Мы скакали от пола до потолка, подобно бешеным орангутангам, отталкиваясь от этих поверхностей, когда ногами-руками, а порой и прочими частями тела. Слетались, обменивались парой ударов, нас закручивала реакция. Или сами закручивались, уходя от удара противника. Но останавливали вращение и снова устремлялись навстречу друг другу. Миша и вправду был хорош: получив примерно одинаковое число уколов и ударов, мы согласились на ничью и отправились в душ. Обменялись номерами коммуникаторов и договорились о последующих совместных тренировках. Жаль, что их больше так и не случилось.

В течение следующих суток подтянулись остальные пассажиры и отгулявшие отпуска члены экипажа. Коридор «Ландау» наполнился жизнерадостными людьми, а мне прибавилось работы, а точнее изменился её профиль: посыпались заявки на ремонт сантехники. Правда, теперь я был не один: под моим формальным руководством оказалось два бывалых матроса, умеющих моментально найти решение там, где я с час только бы думал, как подступиться к проблеме. И часто получалось, что был «подай-принеси» у своих, якобы, подчинённых. Я не обижался: учиться не зазорно ни у кого. Мало-помалу утряслись и сантехнические проблемы и тут мы, наконец, стартовали.

Теперь я ходил на вахту в штурманскую рубку и снова сидел в третьем ложементе, позади пилотов. Рабочее место было оборудовано точно так же, как и штурманское, достаточно было вставить в опознаватель свою пилотскую карточку, и…. Но случая пока не представилось.

Перед стартом, среди учёной братии разнёсся слух, что мы пойдём к своей цели через тоннель Макарова: в недавно обнаруженный земной портал, затем в коллектор Солнечной системы, а из него через юпитерианский портал, соответственно к Юпитеру. А оттуда уже к «Троянцам». Для этого судно оборудовано «открывашкой». Я загорелся, было, энтузиазмом, мог, ведь, оказаться первым на курсе, кто побывал там. Но быстро выяснилось, что «Ландау», хоть и не так велик, как «Менделеев», но в земной тоннель ему заходить пока рискованно. Не отработана процедура, то, сё…. В общем, пошли обычным маршрутом.

Многие дилетанты считают, что с появлением псевдоразумных компьютеров ценность работы штурманов космофлота сведена к нулю. Дескать, комп рассчитает любой маршрут, а ты сиди «Enter» нажимай. Это вовсе не так. Дело в том, что комп может выдать сотни вариантов маршрута, даже с учётом самой большой в Космосе ценности – не  считая жизни людей, конечно – ресурса глюонного реактора. Только, сплошь и рядом эти варианты оказываются неудобными. То слишком большие ускорения, то, наоборот – большое время полёта по инерции, а значит, в состоянии невесомости. Обе альтернативы сказываются не лучшим образом на самочувствии и здоровье обычных людей. Функция пилота и состоит в поиске оптимального маршрута.

Мне тоже предложили поучаствовать: выдали распечатку «дерева траекторий» и командир предложил отметить три лучшие по моему мнению. Я разволновался и провозился почти час. В итоге удостоился похвалы Оганесяна: две из трёх совпали с выбранными им и старшим помощником. И ещё он меня поругал, за то, что долго возился, и что если ждать меня, то за это время судно улетело бы так далеко, что всё снова пришлось бы пересчитывать. Насчёт третьей траектории они долго спорили, но сошлись на том, что меня ещё учить и учить. А, по-моему, она была лучшая из всех. Только я промолчал. Наступит и моё время.

Три недели перелёта, и вот они, «Троянцы». То есть, нет ничего, конечно, только на локаторах, и в оптике едва-едва. Да и то, просто несколько лишних движущихся звёздочек в оптике на фоне неподвижных. Ещё ближе и астероиды стали уверенно отмечаться на локаторах, но простым глазом по-прежнему, различить их было невозможно. Нашей первой целью был типичный представитель этого семейства. Имени у него не было, только зубодробительный буквенно-цифровой индекс. Мы называли его по последним трём цифрам: 216-й. Как и прочие его соратники, он описывал сложнейшую кривую в районе точки Лагранжа, сходную с трёхмерной фигурой Лиссажу. Вблизи астероид оказался сорокакилометровой глыбой, по форме напоминающей криво усечённый конус. Конечно, он вращался. В данном случае вокруг продольной оси, один оборот за 10 часов.

Садиться на поверхность было совершенно незачем, и «Ландау» завис в ста километрах от 216-го. Группа исследователей, уже облачённых в скафандры и с инструментами в руках, собралась в «холодном» трюме и готовилась уже погрузиться на вакуумную платформу, когда комп «сыграл» метеоритную тревогу. Относительная скорость метеорита оказалась не высока, вдобавок, он прошёл мимо. Расчёт показал, что этот камешек – спутник 216-го, что означало, что, скорее всего мы на этом астероиде не первые. Некто вёл на нём взрывные работы, в ходе которых такие, вот камешки взлетели с поверхности. Часть из них упала обратно, часть навсегда удалилась в Космос, а такие, вот, вышли на эллиптическую орбиту. К слову, век их автономного существования не долог, рано или поздно они, при очередном возвращении в перигей своей орбиты не пролетят мимо, а наткнутся на какой-либо выступ астероида, потеряют скорость и снова успокоятся на поверхности.

- Наверняка найдут стоянку «первобытного человека»! – пошутил капитан, когда на дисплее появилась вылетевшая из трюма, хоть и с опозданием, пустотная платформа.

Это решётчатое сооружение, в сущности, просто несущая рама для двигателей и укреплённых на ней подобий кресел, отправилось в облёт 216-го.

Пилот и пассажиры, общим числом семь человек. Вернулись они через четыре часа, пометив перспективные для бурения точки радиомаяками. И действительно обнаружили на астероиде следы человеческой деятельности: несколько шурфов, брошенный металлолом и всякий мусор. Исследования продолжались трое суток, и мне удалось принять участие в одном из последних полётов платформы. Порулить, правда, не дали, зато я сидел рядом с пилотом и внимательно наблюдал за его действиями. Кажется, ничего сложного: Пилотаж похожей, лунной платформы я сдал в своё время на «отлично». Отличие только в том, что при практически нулевой гравитации к астероиду довольно трудно причалить. Поэтому в днище аппарата имеется гарпунная пушка.

Следующим объектом исследований был  несколько больший астероид с индексом 303-й. Несколько часов полёта и он появился на дисплее во всей своей красе недопечённой миллиарды лет назад планетезимали. Формой, скорее напоминающий, э-э… бесформенную картофелину, он вращался довольно быстро, подставляя Солнцу свои торчащие пики и глубокие впадины между ними. Вот бы…

- Барахлит климатизатор «тёплого» трюма, – вдруг сообщил мне капитан Оганесян, прочитав появившийся на вспомогательном дисплее текст. – Так, что, ноги в руки и вперёд, стажёр. Ты один у меня не задействован сегодня.

- Есть, капитан!

Да, привалило! Я отстегнул ремни и поплёлся – если можно так описать полёт в невесомости – в каптёрку, где были уложены инструменты, с которыми я, можно сказать, уже сжился. По дороге я вызвал по коммуникатору Розу, на это имя откликался корабельный интеллект, и выяснил у неё подробности. Кажется ничего сложного, управлюсь часа за два.

В межобшивочном пространстве, где располагаются в основном аппараты жизнеобеспечения обычно холодно, и я влез в тёплый, замызганный комбинезон, надел защитный шлем с диагностическим дисплеем на забрале и, открыв сервисный люк, поплыл, лавируя в тесных пространствах, к месту поломки.

Тревога застала меня, когда я уже заканчивал работу: изношенная прокладка была заменена, осталось подтянуть шесть болтов. В тишине, нарушаемой только звяканьем ключа и моими, не всегда цензурными комментариями к происходящему, вдруг заорал коммуникатор:

- Принят сигнал спасения и безопасности! Приписанному к катеру личному составу срочно явиться к холодному трюму! Старт через 600 секунд! Повторяю…

Ключ сорвался с головки болта, выскользнул из моей дрогнувшей руки и, весело позванивая при соударениях с разными поверхностями, скрылся в недрах технологии. Я же приписан к экипажу катера! Успею или не успею? Должен успеть! Однако мой порыв быстро остудил всё тот же коммуникатор. Механический голос поперхнулся и замолк на полуслове. Секунда и переговорник заговорил уже спокойным капитанским голосом:

- Володя, слышишь меня? Где ты?

- Э.. тут… то есть, около климатизатора, мастер!

- Не успеешь! – констатировал капитан. – Ладно, не дёргайся, без тебя справятся. Заканчивай не спеша, и в рубку. Принято?

- Принято, мастер! А что случилось?

- У Розы спроси, некогда, – и капитан отключился.

И снова я пролетел! Другие, то есть, полетят кому-то на помощь, а я…. Ну, что за невезуха! Я вызвал Розу и расспросил её о причинах тревоги. Оказалось, что около 303-го «обнаружился лежащий в дрейфе аварийный «Фудзи»». Как только он увидел нас, тут же разразился просьбами о помощи: у них «повреждён двигатель, неполадки в жизнеобеспечении. Мы готовим к старту катер. Поправка: катер уже стартовал. Только что отправлено радио на Европу. Положено сразу же уведомлять власти о таких казусах».

Я попросил Розу дать картинку на мой диагностический дисплей и увидел наш «Бурундук», направляющийся к бугристому 303-му. Сам «Фудзи» виднелся на его фоне в виде яркого пятнышка. Вздохнув, я отправился на поиски злополучного ключа. Когда я закончил свою, так пришедшуюся некстати, но важную работу и снова включил картинку, оказалось, что «Ландау» и сам подошёл поближе к терпящему бедствие. Судя по всему, «Бурундук» – «наша белочка» – как называл его капитан, готовился к стыковке. По сравнению с немалым «Фудзи» он казался комаром рядом с жуком-оленем.

Внезапно что-то произошло. Экран полыхнул яркой вспышкой и потемнел. Тут же прозвучал доклад Розы:

- Катер атакован антипротонным зарядом. Телеметрия прервана. «Ландау» атако…

Бабахнуло и тряхнуло, заскрежетало. Я успел ухватиться за что-то невидимое в темноте. Судно, повело. На коммуникаторе загорелся красный огонёк – нет сети. Дисплей погас. Я включил нашлемный фонарик и, судорожно цепляясь за окружающие предметы, поспешил к ближайшему люку.

«На нас напали! Кто? Пираты? Скорей в рубку!» Я уже видел в темноте яркую полоску света из неплотно прикрытого люка, как ожил коммуникатор. Меня вызывал капитан. Я поразился спокойствию его голоса, правда, акцент стал заметнее:

- Володя! Ты, как, живой?

- Да, я уже выхожу в коридор.

- Отставить! Оставайся там, в каптёрке. Где твоя пилотская карточка?

- Со мной! А, что…?

- Володя! Нет времени. Слушай внимательно: на нас напали пираты. У них антипротонник. Они сожгли катер и сбили у нас антенну дальней связи. Нам защищаться нечем, и они могут спалить нас в любую секунду. Приказывают открыть входной люк. Я вынужден подчиниться. Ставлю Розу в защищённый режим, а свою карточку аннулирую. Понял?

- Так точно! А…?

- Запомни, Володя! Тебя нет в живых, ты погиб на катере вместе со Старшим! И со своей карточкой. Постарайся не попасть в плен. В крайнем случае, сломай карточку пополам. Всё! Они уже заходят в шлюз. Постарайся. Может быть, тебе удастся…

Коммуникатор замолчал и на нём снова загорелся индикатор «отсутствие сети». Похоже, кэп сделал, что хотел. Теперь Роза контролирует только простейшие функции. Всё остальное, будьте любезны, в ручном режиме! Хорошая фича, призванная усложнить жизнь несертифицированным претендентам на место пилота. Раньше, до его введения, пиратам или угонщикам достаточно было выведать у пилота пароль доступа, или, при невозможности этого, переустановить в компе ИИ на более сговорчивый, взломанный, принесённый с собой…

Но, что делать мне? Предположим, сюда никто не полезет. Ха! До тех пор, пока всё будет функционировать нормально. Мне, что же, продолжать об этом заботиться? Быть, эдаким, незаметным добрым гномом? В обмен на свободу? Впрочем, о какой свободе речь? Уведут «Ландау» в ручном режиме, куда им нужно, а там, не спеша, установят другой комп. И можно вылезать, лапки кверху. А что я могу сделать? Затопить их фекалиями? Эффектно, но не смертельно. Да, у меня же есть карточка! Попробуем, что она мне даст.

В каптёрке имелся терминал, правда, при мне его ни разу не включали. Работает ли? Оказалось, работает. На нём высветилась заставка операционной системы Розы и «малое» меню. Для входа в основное меню мне пришлось вставить в прорезь карточку. Роза ответила текстом на экране:

«Приветствую вас, стажёр Петрухин! Система работает в защищённом режиме. Необходимо произвести вашу полную идентификацию».

- Это, какую? – пробормотал я. И Роза отозвалась уже в акустическом режиме, дублируя, впрочем, сообщения на экране:

- Спасибо. Произведена идентификация по фонемам речи. Для полноценного функционирования системы рекомендую перевести её в обычный режим. Да?/Нет?

- Нет! – поспешно ответил я. – Можешь дать мне сигналы с видеокамер?

- Даю сигналы, стажёр.

Экран разделился на полтора десятка квадратов, и я, наконец, увидел, что творится на судне. Почему-то я ожидал увидеть классических пиратов: бородатых, увешанных оружием. В действительности это оказались рослые, как на подбор, молодые парни в одинаковых скафандрах неизвестной мне модели. Оружие у них, впрочем, было: какие-то короткоствольные автоматы. Они загоняли в каюты учёных и членов экипажа. Тех, кто выражал протест, подгоняли тычками кургузых стволов. И при этом переговаривались между собой…

- Сигнал только с шестой камеры! – дал я команду Розе.

Разноголосица звуковых сигналов утихла, и оказалось, что пираты общаются по-английски, и, кажется, с американским акцентом. Что это значит?

- Роза! Найди капитана!

- Для восстановления работы коммуникаторов необходимо выйти из защищённого режима. Да?/Нет?

- Нет! Найди, где он находится, и включи сигнал с камеры!

- Даю сигнал с камеры в рубке управления.

Появилась картинка, а с ней и звук:

- … не пираты, а космические силы Северо-Восточных штатов Америки! – вещал по-русски с тяжёлым акцентом, видимо, предводитель вторженцев – седой мужчина с симпатичным, волевым лицом.

Он сидел в «моём» ложементе, развёрнутом в сторону камеры, и уже без шлема. Капитан висел посреди рубки под прицелом двух автоматчиков. Ещё один, тоже без шлема, занял пилотское кресло и без устали колотил по клавишам.

«Работай, голубок, работай!» – мстительно подумал я.

- И как же вы, полковник Андерсон, объясняете неспровоцированное уничтожение катера и захват нашего мирного научного судна? Разве идёт война? – саркастически заметил мастер.

- Катер уничтожен по ошибке, капитан! – буркнул Андерсон. – Канонир не рассчитал заряд. Нужно было только обездвижить ваш катер и лишить его средств связи и наблюдения. Виновный уже наказан. Контроль над вашим судном взят во исполнение приказа командования. А я приказы не обсуждаю. Но в любом случае, дискриминации в космосе должен быть положен конец. Все нации имеют равные права на исследование и эксплуатацию всех доступных небесных тел.

- О какой дискриминации вы говорите, полковник? Это всего лишь разумная предосторожность. Неужели вы думаете, что мировое сообщество рискнёт предоставить вам космические технологии до тех пор, пока вы находитесь фактически в состоянии войны со своими ближайшими соседями: Южными штатами и Пасификом? Да и ваши отношения с Техасской республикой оставляют желать лучшего! Вы уже полвека не можете договориться с людьми, а требуете доступа на межзвёздные просторы?

- Разборки с ренегатами, это наше внутреннее дело… – начал, было, полковник, но Оганисян тут же прервал его:

- Вы можете называть их ренегатами, но это уже давно независимые государства, принятые в ООН. Чем раньше вы это поймёте…

Но теперь кэпа прервал полковник:

- Наши разговоры бесперспективны, я получил приказ и выполню его, несмотря на сюсюканье вашей коррумпированной ООН. Если вы отказываетесь сотрудничать, то… – полковник перешёл на английский. – Проводите капитана в его каюту!

Стражники подхватили кэпа под руки и, довольно уважительно, направили к люку. Однако, их командир взмахнул рукой, притормозив тем самым это движение и добавил, снова по-русски:

- Я уполномочен заявить, что правительство моей страны намерено выплатить все неустойки связанные с задержанием судна. И компенсации семьям погибших в результате несчастного случая.

Поскольку ответом на это великодушное заявление послужило только ироническое хмыканье Оганесяна, полковник сделал знак, и капитана увели. Главарь же налётчиков, именующий себя Андерсоном, повернулся к своему коллеге, продолжающему мучить клавиатуру:

- Как успехи, Самуэль?

Разговор между ними продолжился на таком странном жаргоне, что я, до сих пор считавший себя сведущим в английском, сначала растерялся. И не сразу начал разбирать эту смесь сленга и классического английского, который американцы считают своим языком. Суть диалога заключалось в том, что Самуэль, называемый также Сэмом, посетовал на предусмотрительность нехороших, в мягком переводе, «русских», заблокировавших работу корабельного ИИ. Которому, теперь для восстановления работоспособности требовалась пилотская карточка. Нет, полковник, капитанская испорчена. Старший помощник и стажёр, тоже бывшие обладателями таких карточек погибли на катере, поскольку входили в состав его экипажа. Нет, общий счёт пленных и погибших по судовой роли сходится. Проверить каюты помощника и стажёра на предмет карточек? Вы командир, распорядитесь!

Командир распорядился, рявкнув неразборчиво в свой армейский коммуникатор. Я не стал расстраиваться зрелищем предстоящего разгрома своей каюты, хотя мог включить камеру в ней. Я точно знал, что моя карточка при мне, да и Старшой со своей не расставался. Вместо этого я просканировал изображения с остальных камер и обнаружил, что учёные рассованы по своим одно-двухместным каютам, а экипаж томится в кают-компании. Все, кроме капитана, для него сделано исключение.

Поскольку автоматика не работает, захватчики просто сняли внутренние ручки со всех дверей, за которыми содержатся пленные. Или, интернированные, по терминологии полковника. Связи у меня нет, коммуникаторы у всех отобрали, да они и не работают. Правда, я могу взять под контроль «ближнюю» УКВ-связь, но это в общем случае сто тысяч км. А до ближайшей цивилизации под сотню миллионов!

Постепенно первая злость, особенно подстёгнутая предательским уничтожением катера, стала улетучиваться, и я обнаружил, что у меня, в сущности, глаза на мокром месте. Ведь эти сволочи, несмотря на оправдания, сожгли катер нарочно, чтобы было меньше возни с экипажем! Захотели бы взять их в плен, – какая проблема? – впусти людей в шлюз и на прицел! Куда они, безоружные, денутся? Я вспоминал ребят, правда, ещё полузнакомых, кроме Геннадия Михайловича, конечно, Старшого и улыбчивую Валентину Васильевну, врача. Большая редкость женщина в экипаже! Все этим потихоньку гордились. Теперь она тоже погибла… Семь человек, со мной восемь. Повезло.

Ладно, хватит кукситься! Они у меня ещё наплачутся, что не дожгли стажёра Владимира Петрухина! Я им ещё в страшных снах являться буду!

Подзадорив себя таким образом, я снова переключился на рубку. Полковник и Сэм теперь оба сидели в пилотских ложементах и вручную запускали глюонник. Из их разговора я понял, что они собираются увести «Ландау» на свою тайную базу, которая находится тоже где-то в «Троянцах», там пересидеть ожидаемый визит патрульного судна, которое должно сюда обязательно прилететь, по факту нашей пропажи. Мы ведь успели дать радио на базу «Европа». Встречаться в открытом космосе с каким-нибудь «Мечом» им вовсе не улыбалось.

Скоро явственный разворот корпуса и появившееся небольшое ускорение показали мне, что американцы сумели разобраться с ручным управлением и следуют за своей «Фудзи». Только такие полёты и возможны без ИИ. Затем они обсудили, как будут демонтировать «открывашку» тоннелей Макарова и как взламывать Розу, для получения карты тоннелей. Их в основном интересовало только это. Наши жизни их не интересовали. Я с содроганием понял из их общения, что в финале они предполагают разбить «Ландау» о какой-нибудь астероид вместе с экипажем. А пока мы им нужны на всякий случай, как заложники.

Нет, ну какие сволочи! В школе я проходил, конечно, как в тридцатых развалилось самое сильное государство на Земле – Соединённые Штаты Америки. Сейчас я, пожалуй, не готов был держать экзамен по их истории, но хорошо запомнил, что вся их сила держалась на финансовых махинациях, позволявших, по большому счёту, жить, эксплуатируя другие страны. Первый звонок прозвучал, когда рухнул доллар. Замена его на амеро позволила стране остаться на плаву, но полноценной заменой доллару новая валюта так и не стала. Американцам поменяли валюту один к одному. А прочим по грабительскому курсу.

Не забыв эти недавние финансовые потери, зарубежные банки не спешили набивать свои «корзины» новенькими амеро, а ориентировались на евро, иену и ещё, конечно, юань. Ему, правда, тоже скоро пришёл конец, но речь не об этом. А затем в полную силу заработала загадка века, таинственная компания «Clear Elements», и оказалось, что и любые запасы золота не гарантируют никому финансовое лидерство. Многие считали и до сих пор считают, что ею руководят инопланетяне. Особенно, в бывших США. Что чужие, якобы и создали её, чтобы эти США развалить. Мания величия в чистом виде. Так это, или не так, но держава не вынесла радикально меняющегося мирового порядка и новой экономической конъюнктуры и развалилась.

Вспыхнула «Вторая гражданская война», в которой, в отличие от первой не оказалось победителей. Хотя, выиграли все. По её итогам на территории бывших США обособились пять стран, ни одна из которых так и не достигла ни довоенного уровня экономического развития США, ни его уровня жизни населения. Говорить об их международном влиянии тоже не приходилось.

Но, амбиции сохранились. Память об имперском прошлом особенно не давала спокойно уснуть руководителям СВАШ, до сих пор считавших себя и только себя наследниками США, а прочих «мятежными провинциями». Конечно, им не предоставляли технологии конверсии материи, поскольку…. Впрочем, не в те дебри я полез. У них уже есть антипротонник и они его применяют, когда им захочется. Это от меня не зависит. Зависит дальнейшее.

Что я могу сделать? Партизанить? Так выкурят меня моментально, не сходя с места, тут не тайга и даже не белорусские леса. Стравят воздух, а у меня даже скафа нет. Нужно придумать нечто… Я, ведь, в сущности, единственный полный хозяин «Ландау». Что же предпринять, хотя бы с минимальными шансами на успех? И быстро, а то на их базе, наверно, народу побольше будет. На «Ландау» оккупантов человек двадцать.

- Роза, сколько на судне посторонних?

- Восемнадцать человек, стажёр.

- Дай мне картинки их расположения и сопровождай.

- Принято, стажёр.

Сопровождать не потребовалось: большинство захватчиков находилось в занятых ими каютах экипажа. Некоторые доедали сухой паёк, часть готовилось ко сну. Двое патрулировали коридор, один скучал в машинном отделении. Полковник и Сэм так и сидели в рубке.

Был бы я супергероем, вроде агента Лекса, обвешался бы бластерами и прошёл бы сквозь всех без единой царапины. Только, вот, нет у меня киношного бластера. Слава Богу, и у них тоже нет, так и не придумали пока переносных. Зато у них автоматы, и переть на них с голыми руками, или с саблей удовольствие ниже среднего. Никакого, в общем, удовольствия. Саблю то я себе добуду в спортзале, но дальше, что делать? Ничего пока не придумалось, и я решил вернуться к этой мысли попозже, а пока вооружиться. Пока только монтировкой, более грозного оружия в каптёрке не нашлось.

Пробираясь в межкорпусном пространстве к спортзалу, в размышлениях о холодном и огнестрельном оружии, я вдруг вспомнил о Михаиле: как он там? Подсоединившись к ближайшему коммуникационному порту, вызвал на дисплей картинку из его каюты. Миша лежал пристёгнутый к кушетке, и, казалось, дремал. Кстати, я нахожусь рядом с ним. Вроде, его каюта за стенкой. Постучать? Показалось или нет?

Нет: «Ландау» включил двигатели и пошёл с небольшим ускорением. Я мягко осел на некий  неопознанный в полумраке агрегат. Обратившись к Розе, я попросил её прокрутить запись последних пяти минут в рубке. Оказалось, на пиратском «Фудзи» приняли сигналы радиолокатора, возможно, патрульного судна спешащего к нам, о чём и сообщили Андерсену. И захватчики решили поторопиться, пока тот не увидел нас на своих экранах.

Предположим, это помощь и она близка. Можно уже давать «мэйдэй» и переложить всю ответственность на ВКС ООН или России. Только, вот, как поведут себя захватчики? Совсем я на их благожелательность не полагаюсь. Да ещё снаружи эта «Фудзи» с антипротонником!

Значит, времени осталось ещё меньше. Я постучал в стенку. Не ошибся: Миша открыл глаза и посмотрел прямо в объектив. Конечно, он думает, что за ним наблюдают враги: светодиодик горит, а кто, кроме них… Я снова постучал в стенку, одновременно поводив камерой из стороны в сторону, вроде, как в жесте отрицания. Мишины губы шевельнулись. Готов поклясться, он спросил: «Кто?» Жаль, у меня нет доступа к селекторной связи! Или есть?

Есть, конечно! Балда, недоучка, король унитазов!

- Роза! Дай селекторную связь с шестнадцатой каютой.

- В защищённом режиме доступна только симплексная связь.

- Ну, давай симплексную.

- Подключаю, говорите стажёр.

- Миша, слышишь меня? – негромко, чтобы не услышали в коридоре.

- Кто это? – вполне предсказуемо ответил тот. И тут же узнал, – Володя? Ты же погиб на катере!

- Все так думают, Миша, кроме капитана. И гады так думают. Не успел я на катер. Что делать будем?

- У тебя есть оружие?

- Монтировка.

- Да, слабовато…. У меня в рундуке шпага и катана. С катаной справишься? Только, как передать?

- Это как раз не проблема: видишь над санузлом крышку в обшивке. Она на четырёх болтах с накаткой, руками открутишь.

Миша кивнул в ответ и переместился к унитазу. Я в свою очередь принялся за демонтаж панели со своей стороны. У меня болтов было побольше, и когда секция обшивки отъехала в сторону, через прямоугольное отверстие уже лился свет и в нём мелькала Мишина озабоченная физиономия. Я пожал просунутую мне руку, принял хищно блеснувшее оружие, поведал последние новости и изложил товарищу едва сформировавшийся у меня план. Затем, предложив ему закрыть крышку и ждать сигнала, вернулся в каптёрку. Предстояло запрограммировать Розу.

Приказав ей принимать мои последующие команды устно, через расположенные по всему судну терминалы селекторов и не подтверждать выполнение приказов, я изложил ей план последующих действий и перешёл к самому трудному:

- Роза, ты знаешь принцип действия огнестрельного оружия?

- Знаю, стажёр.

- Ты понимаешь, что мне хотелось бы избежать попадания в меня пуль?

- Думаю, да! Это может вызвать вашу полную неремонтопригодность.

- Молодец, Роза! Именно, так!

Всё-таки хороши современные ИИ! Самое сложное оказалось позади, дальше пошло легче… Я записал сообщение и приказал Розе передавать его непрерывно на вызывном канале с момента начала операции. Вышел на связь с капитаном и коротко с ним посовещался.

- Давай, сынок, командуй! – подбодрил меня мастер. – И не лезь на рожон. Мы поддержим.

Как бы только так сделать? Я соединился со всеми каютами, не вступая в диалоги и не реагируя на восклицания, отдал приказы. Сейчас я командир! Ещё раз просмотрев коридор, вставил пилотскую карточку в считыватель:

- Роза! Отменяю защищённый режим. Начинаем!

Ответа не последовало, как я и приказал. Махина «Ландау» начала разворот на 180 градусов, меня бросило на стену. Вот балда! Всем приказал пристегнуться, а сам забыл! А если бы башкой? Представляю недоумение пиратов! Если кто доберётся сейчас до двери, то обнаружит, что она заблокирована компом. Каюты пленников я наоборот, приоткрыл, но приказал пока никому не выходить. Ускорение! Глюонник заныл и дал три «G» в течение пяти секунд. С огромным удовольствием наблюдал я в эти секунды на экране монитора, как двое часовых рухнули вдоль коридора, моментально превратившегося для них в вертикальную шахту. Прямо на люк машинного отделения. Уж не знаю, с какой скоростью они пришли в соприкосновение с этим массивным железом, но оба пока были живы: ворочались, подобно раздавленным жукам.  Тут на сцену вышел Михаил. Его каюта располагалась как раз в конце коридора, на чём и был в немалой степени основан мой план.

Известно, однако, что любые планы часто приходят в совершенную негодность при соприкосновении с реальностью. Так и в этот раз: не успел Миша в установившейся невесомости обезоружить ушибленных, как раздались приглушённые выстрелы: двое оккупантов пытались вскрыть заблокированную дверь. К тому времени, как я высунул нос из паттерны в коридор, там уже летали пули. Из взломанной двери торчали два автомата, не прицельно поливавших окружающее пространство длинными очередями. Стрелки, однако, благоразумно не выходили: Миша постреливал в них из-за двери своей каюты.

Тем временем, в пилотской кабине дела приняли скверный оборот: Находившихся там полковника и Сэма, первоначально, во время неожиданного для них манёвра, вытряхнуло из ложементов. Чему я злобно порадовался – «пристёгиваться нужно, суки!» А затем ещё и поболтало по тесной рубке и, наконец, прижало тремя «G» к входному люку. Нужно было брать их прямо сейчас. План и предусматривал, что Миша присоединится ко мне с трофейными автоматами, и мы повяжем врагов. Теперь это было невозможно, коридор ему не преодолеть. Хорошо хоть, враги сообразили, откуда ведётся огонь, и сосредоточили ответный в другой конец коридора. Миша отвечал одиночными, кажется, у него кончались патроны: запасные магазины он прихватить не успел. Или меня боялся зацепить. Я приготовился к рывку.

И тут стало ещё хуже. Открылась ещё одна каюта и трое пиратов с криками «свои, не стрелять!» вылетели в коридор и направились в его конец, прямо к Мишиной позиции. Сами они довольно плотно поливали очередями дверь машинного отделения и болтающиеся около неё изрешечённые пулями трупы своих подельников. Ещё один пялился в мою сторону, держа палец на спусковом крючке, но я не высовывался, вся картинка и так была у меня на шлемном мониторе.

- Роза, ускорение, три «G»! – проорал я, и пираты, повторив путь своих предшественников, рухнули на их окровавленные останки. Но с меньшим для нас успехом, поскольку не успели набрать оптимальную скорость, и в результате сохранили активность.

- Ребята, помогайте! – крикнул я, хотя и не имел в этот момент представления, чем тут можно помочь.

Хорошо, что команда и экипаж были полностью в курсе событий: картина битвы в коридоре транслировалась Розой на мониторы в каютах пленников. Несколько секунд ничего не происходило, пираты в скафандрах с псевдомускулатурой уже вставали и готовились ворваться в Мишину каюту, но открылось несколько дверей и в коридор полетели стулья, стол из кают-компании – как его так быстро  отвинтили? – какие-то чемоданы и прочие неопознанные предметы. Разгоняясь при трёх «G» до порядочной скорости, всё это обрушивалось на головы захватчиков и, в конце концов, погребло их. И снова вместе с оружием! Я дал команду снять ускорение, навалившаяся тяжесть исчезла. Теперь в рубку!

Миша, кажется, приоткрыл дверь – из-за  кучи было плохо видно – раздался выстрел и крик боли.

- Он жив?

- Михаил жив, получил пулевое ранение в ногу. Для жизни не опасно, – отрапортовала Роза. – В ответ уколол нападавшего острым предметом. Прогнозирую летальный исход.

- Это шпага! – пробормотал я, подгребая к рубке. – Молодец. Миша! Роза! Трансляцию на всё судно!

И блефанул по-английски, с добавлением некоторых русских слов:

- Сидеть тихо, такие и сякие, немазаные, сухие! А то гранату брошу!

Прозвучало с таким ужасным акцентом, что будь это в Академии нашего «англичанина» непременно хватил бы удар. Но в коридор больше никто не полез, каждый гад принял это, естественно, на свой счёт. Слыша за спиной взволнованную русскую речь и команды капитана, я сдвинул люк в рубку и влетел в неё. И оказался на прицеле.

Наивный! Автомат полковника так и остался около ложемента, и я посчитал его безоружным. Но у него был и пистолет. И сейчас я видел только чёрную дырку, равнодушно смотрящую даже не на меня, а куда-то внутрь.

- Умри, крыса! – пробормотал, не вступая в разговоры, традиционное американское проклятие Андерсон, и пистолет полыхнул неяркой вспышкой. Хлопок, но я жив! Спасибо тебе, Роза! Тебе, с твоими быстродействующими электронными мозгами, не составило труда вычислить будущую траекторию пули и включить за мгновение до выстрела двигатель коррекции. И я молодец, что задал тебе такую программу! «Ландау» повернуло на несколько градусов.

Пуля ударила мимо и завязла в стене. Я не стал ждать второго выстрела: заученный взмах катаны – всё же она легче казацкой селёдки! – и отсечённая кисть руки полковника, всё ещё сжимающая пистолет поплыла, вращаясь в дальний угол кабины. Из культи ударила тонкая струйка крови, оросившая Андерсону лоб, когда он поднёс её в недоумении к лицу. Глаза закатились и полковник упал в обморок. Правда, при невесомости падать некуда, так, что он просто поплыл по воздуху прочь. А где второй? Всё ещё безжизненно болтается под потолком, крепко его, наверно, приложило.

В люк уже влетали люди из команды, я же умостился в свой ложемент, вставил карточку в считыватель и дал Розе команду:

- Отменить действие особой программы, восстановить полномочия капитана Оганесяна!

- Есть, капитан! – ответила Роза.

Вот, побыл хоть немного капитаном! Будет, что рассказать. Я развернулся лицом к входящим…

Бабах! Сверкнула вспышка выстрела. Я увидел оскаленное лицо Самуэля, грамотно зафиксировавшегося в углу кабины.

Бабах! Он стреляет в меня? Замасленный комбез на животе весь в кровавых клочьях. Почему я почти не чувствую боли?

Бабах! Сейчас я ему! Где катана? Лицо врага расплывается и превращается в гротескную маску. Как холодно в рубке! Климатизатор сдох? Опять чинить! Вяло текут мысли. Хочется спать. Несмотря на холод. Я уже ничего не вижу. Кажется, меня тормошат. Отстаньте, дайте отдохнуть! Что-то трещит! Очередь? Снова враги? Я сейчас!

Минутное просветление, отчётливо слышу женский голос:

- На стол! Аккуратнее, у него повреждён позвоночник! Теперь дайте треть «G»! Систему! Летаргин, десять кубиков!

Доктор…. Она же на катере…. Или это я уже там, где она? И с этой мыслью я окончательно засыпаю.


***

Вот оно, как! Всё сам вспомнил! Надеюсь, меня полностью собрали? А летаргин, да! его колют в особо сложных случаях, когда пациент на грани. Хирургам удобнее, а больному всё равно: спи себе и спи, проснёшься здоровым. Так, включили селектор: щёлкнуло и зафонило.

- Больной, как вы себя чувствуете? Не спите?

Бормочу в ответ невнятное: «мамально». Всё равно маска не даёт говорить.

- Вот и хорошо! Будем вас извлекать, доктор разрешил. Сейчас промывку сделаем.

- Угу.

Зашумел насос, гель пришёл в движение. Его сменяет тёплая вода.

- Не горячо?

- Э…

- Вот и отлично!

Наконец крышка приподнимается. Я жмурюсь от потоков света. Ловкие руки освобождают меня от фиксаторов. Я сажусь в своём ложе – вроде, всё действует – на ощупь сбрасываю маску. Лицо тут же протирают влажным полотенцем. Спасибо! Пытаюсь приоткрыть рефлекторно зажмуренные глаза. Меня вдруг обнимают руки в белых рукавах, и кто-то неловко целует в щёку. Знакомый запах духов.

- Стёпка! А ты откуда тут?

- Прилетела! Бросила всё и прилетела!

- С ума сошла, тебя же исключат!

- Не, не исключат! Я с твоим генералом летела, он сказал, замолвит за меня словечко! А если выгонят, сказал, возьмёт в Академию.

- Ну, ты даёшь, Стёпка! Ой, извини, я тут голый!

- Что я тебя голым не видела?

- Ты тогда посмотри, мне там ничего важного не отстрелили? – глупо пошутил я.

- Ничего… Дурак!

И Степанида зарыдала. Держа её в объятьях я думал… Да ничего особенного я не думал. Просто мне было хорошо!

***

А вечером в выделенную нам со Степанидой комнату пришли гости: генерал Бондарь – начальник Академии, мастер Оганесян, а с ними ещё и Михаил, всё ещё прихрамывающий, несмотря на льготные условия лунной гравитации. И Валентина Васильевна! От них я узнал подробности этого странного дела, которые уже три недели смаковал Интернет и пресса всей Системы. И только я, лёжа под летаргином, был не в курсе.

Оказалось, «Бурундук» не сгорел под предательским ударом антипротонника пиратской «Фудзи». Даже герметичность удержал. Хотя его экипаж получил существенное лучевое поражение. Сейчас долечивается амбулаторно. Валентина их и долечивает, вместе с собой. У «белочки» взорвались водяные баки, и катер приобрёл настолько растерзанный вид, что пиратский канонир решил не тратить на него добивающий заряд.

Когда «Фудзи», а затем и «Ландау» ушли от злосчастного 303-его, экипаж продолжил борьбу за выживание. Главмех сумел восстановить повреждённую радиостанцию и послать сигнал бедствия. Ответ они получили почти сразу. По счастливой случайности в зоне ближней связи оказался патрульный «Меч», под командованием знаменитого борца с пиратами полковника Сколика.

Случайности? Не совсем. Своё счастье человек куёт сам. Вышло так, что ИИ «Меча» засёк вспышку, а поскольку на запросы никто Сколику не ответил, он изменил маршрут и направился к «Троянцам». И скоро его догнало предписание с Европы лететь именно туда, поскольку «Ландау» пропал со связи. Взяв на борт экипаж «Бурундука», Сколик направился по указанному ими вектору. А когда принял наш сигнал бедствия, был уже не более, чем в часе полёта. На «Ландау» его помощь не понадобилась, сами справились, зато он загнал «Фудзи» и после пары предупредительных арестовал остальных, сдавшихся в плен пиратов.

А далее, произведя допросы, по горячим следам отправился на штурм пиратской базы на не далёком астероиде, которую, естественно, тоже взял, пока пираты не успели сообразить, что происходит и не разбежались.

Правительство СВША отказалось признать пиратов своими военнослужащими, а полковник Андерсон и вовсе, по его заявлению, находится в розыске за совершённое преступление. Сами же СВША, по словам правительства, неизменно ратуют за мирный Космос, без дискриминации и насилия. Давший интересные показания «полковник», к сожалению, тихо умер в одиночке следственного изолятора в Женеве. С ним случился обширный инфаркт, а кнопка вызова дежурного в его камере оказалась неисправна. Видеозапись слежения тоже не показала ничего подозрительного.

Самуэля, вогнавшего мне в живот три пули, застрелил капитан Оганесян. Допрашивать в этом случае, было некого. Прочие же, взятые в плен пираты, в том числе экипаж «Фудзи» и уцелевшие при штурме базы, похоже, искренне считали себя военнослужащими, выполняющими особое задание своего командования. Мнения в трибунале ООН на их счёт разделились.

Меня штопала Валентина Васильевна, сама ещё не отошедшая от лучевого поражения. Разложила мою требуху на столе… Бррр! А затем уложила в реанимационную капсулу, где я и провёл почти три недели, причём первую с распоротым брюхом. Сейчас же я достиг по её словам «генетического оптимума», что бы это не значило. Даже швы на животе едва видны. Современная медицина, вообще, творит чудеса: ещё лет десять назад я остался бы инвалидом на всю оставшуюся жизнь, ездил бы в коляске и питался исключительно жидкой кашей.

Вечером, когда наши гости разошлись, напоследок туманно посоветовав мне «не напрягаться», я позвонил домой. Мама, конечно плакала, папа и Сашка завалили вопросами. Причём, папа, в основном о здоровье, а Сашка потребовал рассказа о пиратах. Завтра расскажу, под вечер. Утром мы вылетаем со Стёпкой на Землю, генерал предложил подбросить на своём челноке. Дело в том, что хотя по своей специальности «Жизнеобеспечение» я удостоился самых лестных рапортов капитана и Главмеха, но набрать необходимое число часов пилотирования мне так и не удалось. Нисколько не удалось. Поэтому я лечу с генералом вторым пилотом, и если не опозорюсь на этой несложной трассе «Луна – Земля», то можно считать, со стажировкой у меня всё в порядке. Уж, я завтра постараюсь!


***

Я уже давно крепко спал рядом с посапывающей, тёплой и такой родной Степанидой, когда тоненько запиликал коммуникатор. На его экранчике светилось: «Земля, Россия», а далее, шёл неизвестный мне номер. Комната невелика, я протянул руку и взял трубку:

- Алло…

- Доброй ночи! – забился в трубке жизнерадостный женский голос. – Это господин Петрухин?

- Да, это я, здравствуйте.

- Это Маруся. Как вы себя чувствуете?

- Вообще, хорошо. Только у нас уже ночь и я спал…

- А у нас уже утро! – парировала собеседница. – Не кладите трубку, соединяю!

Секретарша, наверно. Кому это я понадобился? В трубке тем временем прорезался солидный мужской голос:

- Владимир Юрьевич? Доброе утро!

- Да, с кем имею честь? То есть, доброе утро!

- Говорит генерал Кондратенко.

- …. Здравствуйте, господин генерал!

Сам Кондратенко! Ничего себе!

- Извините, что Маруся разбудила вас так рано, задержу не надолго. Ещё успеете выспаться.

- Ничего, господин генерал!

- Василий Петрович…

- Ничего, Василий Петрович, я уже почти выспался!

- Ну, и ладно! Дело, вот какое: я тут почитал про ваши приключения. Не затруднит завтра к 14-00 «Зулу» подъехать в Москве в штаб-квартиру ВКС? По кадровому вопросу? Пропуск будет ждать на вахте.

- Кадровому? Но у меня ещё экзамены…

- Кажется мне, пилот, что свои самые важные экзамены вы уже сдали. Да и время терпит. А в случае чего, я с Бондарем договорюсь. Итак?

- Буду, госп… Василий Петрович!

- Успеваешь?

- С запасом!

- Ну, жду. До завтра! Спокойной ночи!

- До свидания!

Я влез к Степаниде под тёплое одеяло, обуреваемый сразу десятком мыслей и соображений.

- Кто звонил? – сонно спросила она, укладывая на меня руку.

- Представляешь, сам Кондратенко!

- А! Вроде женщина…

- Секретарша.

- Ммм… Спим?

- Спим!

«Спать!» – приказал я себе. – «Завтра полёт!»

И заснул…



home | Стажировка у троянцев | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу