Book: Дело упрямого свидетеля



Эрл Стенли Гарднер

«Дело упрямого свидетеля»

Купить книгу "Дело упрямого свидетеля" Гарднер Эрл Стенли

Джерри Бейн яростно тер глаза кулаками в надежде окончательно проснуться. Откинув одеяло, он спросил:

– Который час, Магз?

– Десять тридцать, сэр, – ответил Магз Магу.

Бейн спрыгнул с кровати, подбежал к открытому окну и принялся делать зарядку. Она представляла собой ряд быстрых танцевальных движений.

Магу молча наблюдал за ним взглядом человека, привыкшего фиксировать мельчайшие детали. Он впитывал в себя все происходившее вокруг, словно промокашка.

Джерри Бейн перестал танцевать. Вытянув руки вперед, он сделал несколько резких приседаний.

– Как у меня получается, Магз?

– Неплохо, – без энтузиазма ответил тот. – Вы просто не из тех, кто толстеет. Какая у вас талия? – поинтересовался он.

– Двадцать восемь.[1]

Последовавший за этим комментарий Магза был основан на пятидесяти годах скептических наблюдений.

– Все это хорошо, пока ты молод, и девушки сходят с ума от хорошего танцора. Но когда приближаешься к тому, что лично я называю возрастом вынужденной конкуренции, требуется мясо, чтобы компенсировать худобу. Когда я служил в полиции, нас учили: настоящая мощь требует мяса. Обратите внимание, не жира, а мяса и костей.

– Понятно, – иронически улыбнулся Бейн.

Магз бросил взгляд на свой пустой правый рукав и, помолчав, добавил:

– Конечно, сейчас я могу бить только одной рукой. Но этого будет вполне достаточно, если бить в нужное место и в нужное время… Что хотите на завтрак?

– Яйца-пашот и кофе… Что значит – в нужное время, Магз?

– Нужно бить первым, – пожал плечами Магз. Джерри весело захихикал.

– Не забудьте выпить апельсиновый сок, прежде чем пойдете в душ, – напомнил Магз. – Скоро сюда заявится ваш лучший друг Артур Арман Ансон.

Бейн рассмеялся:

– Не называй этот замшелый пень моим другом. Он всего лишь адвокат и распорядитель наследства моего дяди. Не больше. И часто не одобряет мои чувства… Что там у нас в почте?

– Вы заказывали фотографии в агентстве фотоновостей? – в свою очередь спросил Магз.

Джерри Бейн утвердительно кивнул.

– У меня возникла идея. Мой ответ Ансону, – объяснил он. Ведь фотографы агентства фиксируют все новости. Это – шустрые ребята. Так вот. Учитывая твою гениальную память, твое знание криминального мира, всевозможных проходимцев и святош, мне пришла в голову гениальная мысль. Мы займемся изучением фотоновостей. Другими словами, Магз, мы можем организовать дело. Конечно, не совсем обычное, но весьма прибыльное.

– И столь же опасное? – с интересом спросил Магз.

В ответ Джерри лишь пренебрежительно усмехнулся.

– Ты знаешь, Магз, – начал он, – что Артур Арман Ансон по завещанию моего дяди является распорядителем оставленного мне наследства. Так вот, у него хватило наглости заявить мне, что поэтому он может, если сочтет нужным, не дать мне оттуда ни цента… Ты представляешь?.. Те десять тысяч, которые мы получили сразу, – продолжал Джерри, – наверное, уже подходят к концу. Адвокат, само собой, будет упираться как бык, поэтому нам надо бить точно. По-снайперски. Он живет своими мозгами, а мы будем жить своей смекалкой. Вот так.

– Понятно, – сказал Магз, не меняя выражения лица.

– Ну что, этих десяти тысяч действительно уже нет? – прямо спросил Джерри.

Магз направился на кухню.

– Пойду присмотрю за кофе, – вместо ответа пробурчал он.

– Хорошо, присмотри, – понимающе улыбнулся Бейн.

Он уселся перед зеркалом, открыл пакет с фотографиями, выпил свой апельсиновый сок, затем включил в розетку электробритву…

– Ансон будет здесь с минуты на минуту, – напомнил Магз, выходя из кухни. – Надеюсь, вы не обидитесь на меня, если я скажу, что адвокату не понравится ваш вид в пижаме. Очень не понравится.

– Знаю. Этот старый огрызок решил, что имеет право указывать, как мне жить. И только потому, что назначен попечителем моего наследства… Кстати, а сколько у нас осталось на счету, Магз?

Магз старательно прочистил горло:

– Точно не помню, сэр.

Бейн выключил электробритву:

– Магз, какого черта ты мнешься?! Давай выкладывай!

– Извините, но вы перебрали триста восемьдесят семь долларов. Банк уже прислал официальное извещение…

– Не сомневаюсь, что банк поставил в известность об этом и Артура Ансона. Вот он и несется сюда со всех ног распинать меня, сыпать соль на открытые раны…

– Адвокат сжалится и простит вас, – предположил Магз без особой уверенности. Именно поэтому ваш дядя и сделал его попечителем.

– Ну уж нет! – возразил Джерри Бейн. – Кто-кто, но только не Ансон. Этот твердолобый сухарь полон решимости управлять моей жизнью. Приказывать, наставлять! Если я поддамся, то очень скоро стану еще одним Артуром Арманом Ансоном. С изрытым морщинами костлявым лицом, тонкими, как лезвие бритвы, губами и таким же острым взглядом; буду шаркать повсюду с клюкой и потертым портфелем. Да, кстати, Магз, – прервал философствования хозяин, – прости, но пока не знаю, как быть с твоей зарплатой. Ведь сегодня, кажется, день…

– Пусть вас это не беспокоит, – поспешно сказал Магз. – Когда вы меня подобрали, я торговал на улице карандашами и никогда не знал, где буду спать.

– Вопрос не в том, что ты делал, а в том, что ты делаешь… – дружелюбно бросил Бейн. – Ладно, сначала бакенбарды, затем душ, потом завтрак, и наконец – финансы.

Джерри Бейн снова включил бритву. Он приводил в порядок свою щеку, одновременно рассматривая фотографии, присланные агентством. Это были снимки размером восемь на десять на прекрасной глянцевой бумаге. На каждом было отпечатано стандартное предупреждение о необходимости уплаты кредита точно в срок и краткое содержание сюжета. Это чтобы новые редакторы имели возможность придумывать и использовать свои собственные заголовки. Первой Джерри отбросил фотографию автомобильной катастрофы.

– Боюсь, замысел этой картинки не очень хорош, Магз. Такое впечатление, что фоторепортеры носятся как сумасшедшие, высунув язык, и выискивают жуткие, пугающие людей подробности.

– Да, но при этом хотят этих самых людей кое-чему научить, – заметил Магз.

Бейн пожал плечами.

– В любом случае такие фотографии меня мало интересуют… Слушай, Магз, ты ведь известный глаз-алмаз. Будь другом, пробегись глазами по этим фотографиям, пока я приму душ. Мне просто не по себе, когда я смотрю на эти изувеченные тела и исковерканные автомобили. Посмотри, нет ли там какого-нибудь прохвоста, о котором ты можешь мне рассказать. Тогда мы с тобой подумаем, с какой стороны к нему подступиться.

– Я устарел, мистер Бейн. Конечно, в нашем деле появилась целая куча новеньких и шустрых, с тех пор как я…

– Знаю, знаю, – смеясь, перебил его Джерри. – Ты всегда плачешься. Но факт остается фактом – у тебя глаз-алмаз. Отсюда и твоя кличка. От твоей феноменальной способности все замечать и запоминать лица. Говорят, ты никогда не забываешь раз увиденного лица, раз услышанного имени или взаимосвязи между ними.

– Да, но всё в былые времена, – с сожалением протянул Магз. – Тогда у меня были обе руки, и я служил в полиции. А потом…

– Да-да, знаю, – снова перебил его Джерри. – А потом ты связался с политикой, потерял руку, запил и оказался на улице. Продавал карандаши.

– В общем-то так. Но у меня был хороший шанс после знакомства с господином по имени мистер Прайс, – не без сожаления в голосе заметил Магз Магу. – Ловкий такой парень, этот мистер Прайс, чем-то напоминал вас… Но я снова запил и…

– Зато сейчас ты на коне, – ободряюще произнес Бейн, внимательно изучая свое отражение в зеркале. – С бакенбардами, кажется, мы справились довольно успешно, – констатировал он. – Пойду приму душ. Потом и завтрак. А ты пока посмотри фотографии и попробуй найти там старого знакомца.

Все еще облаченный в пижаму, Джерри Бейн сел завтракать.

– Ну что там насчет фотографий, Магз? – отпив кофе, спросил он.

– Есть тут одна неплохая куколка, сэр. Почти голенькая. Это вам не автокатастрофы, уж поверьте.

– Дай-ка взглянуть, – заинтересовался хозяин. Магз передал ему фотографию красивой девушки в купальном костюме. Бейн бросил беглый взгляд на снимок, вслух прочел строки внизу: «Вчера участники заседания федерального суда весьма оживились, когда в ходе слушания дела о степени открытости купальника танцовщица ночного клуба Стелла Дарлинг продемонстрировала его суду. „Снимите этот предмет одежды, он будет свидетельством номер один со стороны истца“, – распорядился судья Аза Лансинг. „Не здесь! Не здесь! – поспешно добавил он. В то время как зал буквально сотрясался от хохота“.

Бейн присмотрелся к фотографии внимательнее:

– А что, эта крошка вполне ничего.

Магз согласно кивнул.

– И подставки что надо, – констатировал хозяин. Магз снова кивнул.

– А вот лицо не очень-то сочетается с ножками, – отметил Джерри. – Печальное какое-то, почти трагическое. Такое выражение лица можно увидеть на деревянной маске. Ну и что с этой куколкой?

– Была отличной девчонкой, когда я впервые узнал ее, – ответил Магз. – Победила на конкурсе красоты и стала мисс что-то в сорок третьем. А затем пошло-поехало. Захотела шикарной жизни, вышла замуж за неплохого паренька. Но затем вдруг влюбилась в другого. Муж застукал ее на измене, застрелил любовника. Но неписаный закон не помог ему, и он сел за решетку. Вдова отправилась на Запад, объявилась там в ночных клубах. Неплохой, по сути, человек, но слухи о прошлом не заставили себя долго ждать. Жаль. Ей никак не дают шанса начать все сначала. У сплетен длинные ноги…

Бейн задумчиво кивнул.

– Если разобраться, Магз, то ее мало что отличает от множества людей, которые смотрят на нее сверху вниз.

– Всего каких-то тридцать минут, – задумчиво сказал Магз. – Как кофе, сэр?

– Кофе просто превосходный… А при чем тут тридцать минут, Магз?

– Поезд, на котором ехал ее муж, мог ведь опоздать, сэр!

Джерри ухмыльнулся:

– Ну, что еще, Магз? Есть что-нибудь?

– Есть снимок, в котором мне не все ясно.

Магз передал хозяину фотографию. На ней – молодая женщина в магазине самообслуживания. Она обвиняюще тыкала пальцем в широкоплечего мужчину, который в свою очередь обвиняюще тыкал пальцем в нее. У ног женщины лежал пес. Покупки на прилавке рядом с кассой явно принадлежали мужчине.

– С чего это они тычут друг в друга? – поинтересовался Бейн.

– Прочтите сами.

«Обвинение обвинителя! В странном скандале, имевшем место вчера во второй половине дня, Бернис Кэлхаун 23-х лет, прож. на Сансет-роуд, 9305, обвинила Уильяма Л. Гордона 32-х лет, снимающего квартиру на Монаднок-Драйв, 505, в ограблении ювелирного магазина „Джувел каскет“ на Сансет-Уэй, 9316. Когда подозреваемый вошел в ее магазин самообслуживания, мисс Кэлхаун немедленно вызвала полицию. Она заявила, что видела, как Гордон с пистолетом в руке пятился из ювелирного магазина, угрожая оружием владельцу Харви Хаггарту. Напуганный появившейся патрульной машиной, Гордон заскочил в ее магазин. Под видом простого покупателя он схватил корзинку и стал класть в нее различные продукты. Прибывшую по вызову хозяйки магазина полицию ждала неожиданность: мало того, что у Гордона не нашли украденных драгоценностей, но и сам владелец ювелирного магазина Харви Хаггарт, читавший в момент якобы ограбления журнал, заявил, что понятия не имеет, о чем, собственно, идет речь. Никакого ограбления не было, все в полном порядке. Подозреваемый Гордон в свою очередь обвинил мисс Кэлхаун в шантаже и намерен подать на нее в суд за оскорбление чести и достоинства. Бернис Кэлхаун пользуется среди соседей хорошей репутацией. Магазин унаследовала от своего отца. И она весьма обеспокоена таким развитием событий. На фотографии, сделанной буквально через несколько минут после прибытия полиции, видно, как Бернис Кэлхаун (справа) обвиняет Гордона (слева), который в свою очередь обвиняет ее. Полиция тем не менее задержала мистера Уильяма Л. Гордона, ведется расследование».

– А вот это уже нечто, – сказал Бейн. – Что-нибудь знаешь о нем, Магз?

– Этот Гордон, – Магз ткнул мясистым пальцем в мужчину на фотографии, – жулик. Причем очень ловкий. Его называют Крыса Гордон, потому что он редко вылезает из норы и предпочитает работать в темноте.

– Думаешь, это провокация, чтобы тряхнуть Бернис Кэлхаун?

– Скорее всего, Крыса Гордон и Харви Хаггарт работают вместе и хотят оттяпать лицензию на ее магазин.

Бейн неодобрительно покачал головой: – Довольно грубый способ.

– Все, что срабатывает и дает результаты, нельзя считать неприемлемым, – констатировал Магз.

– Пожалуйста, займись этим, Магз, – задумчиво произнес Джерри Бейн. – Похоже, тут есть над чем поразмыслить. Мы на мели… Нам подворачивается мошенник или мошенники… красивая женщина… Проверь все это, хорошо?

– Хотите, чтобы я занялся ими прямо сейчас? – уточнил Магз Магу.

– Нет, прямо вчера, – пошутил хозяин. – В данном случае важно не упустить время. Приступай немедленно.

Ровно через десять минут после ухода слуги в дверь постучали.

Костяшками своих ледяных пальцев Артур Арман Ансон методично долбил в дверь. Джерри Бейн впустил его.

Приветствую вас, советник, – бодро произнес он. – Я только что позавтракал. Как насчет кофе?

– Благодарю вас. Я завтракал в шесть тридцать, – сказал адвокат.

– Это заметно, – подшутил Джерри Бейн.

– Что заметно? – не понял адвокат.

– Я хотел сказать… Ну, знаете, кто рано встает, тому Бог подает, кто рано ложится, тот рано встает… Ну и все такое прочее…

Ансон с чопорным видом уселся на стул с прямой спинкой. Поставил потертый портфель на стол рядом с собой.

– Я пришел во исполнение необходимого, но не самого приятного долга, – торжественно объявил он.

В его голосе слышалось, что ему более чем нравится исполнять этот долг.

– Давайте, давайте, я вполне готов выслушать ваши нравоучения.

– Это отнюдь не нравоучения, молодой человек. Я собираюсь высказать вам всего лишь несколько ценных замечаний.

– Давайте, давайте, высказывайте, – терпеливо повторил Джерри Бейн. – Однако не забывайте о некоей зависимости…

– Вы живете жизнью расточителя, – перебил его Артур Арман Ансон. – Вы, очевидно, уже успели полностью оправиться от ужасных последствий пребывания на японской каторге, от тех двух лет чудовищного недоедания. Иными словами, молодой человек, вам пора начать трудиться.

– И что же вы предлагаете? – подчеркнуто вежливо поинтересовался Джерри.

– Тяжелый физический труд, – как приговор, произнес Ансон.

– Простите, я что-то не совсем понимаю.

– Именно так я начинал свое дело. Работал киркой и лопатой на строительстве железной дороги и…

– И затем, полагаю, унаследовали деньги, – язвительно перебил его Джерри.

– Это не имеет ни малейшего отношения к делу, молодой человек! – воскликнул адвокат. – Я начал с самого низа и прошел весь путь до вершины. Вы же легкомысленно тратите свое время. Не думаю, чтобы вы ложились спать раньше одиннадцати или даже двенадцати ночи! Сейчас уже позднее утро, а вы все еще разгуливаете в пижаме! Более того, вы теснейшим образом общаетесь с отвратительным типом, с этим одноруким представителем преступного мира, который совсем недавно продавал карандаши на улицах нашего города!

– Он мне верен, и я им вполне доволен. Он мне даже нравится, – с вызовом заявил Джерри Бейн.

– Он отброс общества, никчемный, опустившийся человек! – яростно возразил Ансон. – По воле вашего дяди вам сразу же было выдано десять тысяч долларов. Однако остальной частью наследства поручено распоряжаться мне. В моей власти дать вам ровно столько, сколько я сочту нужным, полагая, что…

– Да-да, знаю, – перебил его Джерри. – Дядя боялся, что я потрачу все одним махом. Он хотел, чтобы вы выдавали мне наследство частями. Прекрасно. Как раз сейчас я на абсолютной мели. Выдайте мне очередную долю…

– Не знаю, чего именно хотел ваш дядя, молодой человек. Зато точно знаю, что намерен сделать я, – многозначительно произнес Ансон.

– И что же? – полюбопытствовал Бейн.

– Вы уже безбожно промотали десять тысяч долларов. Надо только видеть эти апартаменты, набитые пылесосами, электропосудомойками, прочими ультрасовременными штучками…

– Потому что у моего помощника только одна рука и я стараюсь…

– Вот именно, – прервал адвокат. – Из-за своего малопонятного пристрастия к этому отбросу общества вы бездарно растратили отпущенные вам деньги. Причем немалые. Как сообщили мне из банка, вы уже превысили свой кредитный счет! В силу всего вышесказанного, молодой человек, должен сообщить следующее: вам необходимо съехать с этой шикарной квартиры, снять где-нибудь обычную комнату и начать жить по средствам. Смените модные костюмы на рабочий комбинезон и займитесь физическим трудом. Мы вернемся к вашему вопросу через шесть месяцев. Через шесть, и не раньше. Сколько вы потратили за последние три месяца?

– У меня всегда было плохо со сложением, – замялся Джерри.



– Тогда попробуйте вычитание? – отрубил Ансон. На лице Бейна отразилось сожаление.

– А я как раз собирался передать вашей конторе интереснейшее дело, – сказал он. – Его просто невозможно проиграть.

В глазах Ансона промелькнула искорка интереса.

– Какое дело?

– Теперь уже не могу сказать, – вздохнул молодой человек.

– Значит, чушь. Наверняка я бы не прикоснулся к нему и десятиметровым шестом… Тем более что мое решение в любом случае останется неизменным.

– Прекрасное дело, – пропустив мимо ушей последние слова попечителя, мечтательно продолжал Бейн. – Дело о защите чести и достоинства. Обвиняемая молодая женщина совершенно невиновна. Вы получаете великолепную возможность элегантно, красиво изобличить противную сторону. В самую последнюю минуту процесса. Так сказать, поставить эффектную точку! Дело, в котором есть все, что надо.

– Кто клиент? – уже более заинтересованно спросил Ансон.

– Потрясающая, ослепительная красавица.

– Мне не надо, чтобы они потрясали. Не надо, чтобы они ослепляли. Мне надо, чтобы они платили, – холодно сказал Ансон и, чуть помолчав, добавил: – И совсем не важно, красивы они или нет.

Джерри Бейн широко улыбнулся:

– И все-таки подумайте, Ансон. Все, что требуется, плюс красота.

– Не думайте, что меня можно купить, молодой человек. Я проработал адвокатом слишком долго, чтобы клевать на подобные, с позволения сказать, соблазны. На все эти сказочные гонорары, которые никогда не становятся реальностью. На этих таинственных клиентов с их загадочными делами, которые почему-то никогда не доходят до дела. Вы получили мой ультиматум. Буду весьма признателен, если в течение ближайших сорока восьми часов узнаю, что вы приступили к работе. Тяжелой физической работе. В конце того периода времени, что мне покажется достаточным, я дам вам шанс стать так называемым «белым воротничком». Прощайте, сэр.

– И даже не выпьете чашечки кофе? – несколько обескураженный, спросил Джерри.

– Безусловно, нет. Я никогда ничего не ем и не пью между завтраком и обедом. – И Артур Арман Ансон громко захлопнул за собой входную дверь.

Войдя в квартиру, Магз Магу увидел Джерри Бейна, удобно расположившегося в кресле. Он был полностью погружен в чтение книги «Математика менеджмента». Рядом с ним на небольшом столике возле пепельницы лежала логарифмическая линейка. С ее помощью он проверял заключения автора. Магзу пришлось постоять перед креслом минуты две или три, прежде чем Бейн заметил его присутствие. Досадливо поерзав в кресле, он поднял на слугу глаза.

– Простите, сэр, не хотел отрывать вас. Но у меня очень интересная информация, – извиняющимся тоном произнес Магз.

– Говорил с ней? – сразу понял Джерри.

– Да, – кивнул Магз.

– И она действительно так красива, как преподносит газета?

Магз вытащил из конверта фотографию:

– Даже лучше. Эта была сделана в прошлом году на побережье.

Джерри Бейн, внимательно рассмотрев снимок, тихо присвистнул.

– Вот-вот, – сухо заметил Магз.

– Черт побери, как же тебе удалось раздобыть ее?

– Ну, во-первых, я выяснил одну вещь: магазин – это практически все, что у нее осталось, и ей отчаянно нужны деньги. Затем я сказал ей, что крупные оптовики собираются провести рекламную кампанию местных розничных магазинов. Для этого им нужны броские снимки. Поэтому, если у нее есть яркая, привлекательная фотография, то к ней пришлют человека, который сделает отличные снимки ее магазина. Да еще заплатит ей сто пятьдесят долларов за право публикации в престижных изданиях. Если же эта фотография не будет использована, она получит ее назад без каких-либо последствий.

Джерри Бейн еще раз оценил фотографию:

– Да, тут всего хватает – и здесь и там… Прямо закачаешься, правда, Магз?

– Да, прямо закачаешься, – повторил слуга.

– И, говоришь, у нее проблема с деньгами? – переспросил Бейн.

– Скорее всего, да, сэр. Готова даже продать свой магазин. Однако больше всего она обеспокоена судебным разбирательством на предмет защиты чести и достоинства.

– А с этим что, Магз?

– Понимаете, ей кажется, что она поторопилась с выводами. Уже не уверена, что видела пистолет. Видела только, что парень бросил что-то через ограду. Однако полиция там ничего не нашла. Честно говоря, сэр, мне кажется, она начинает думать, что ошиблась. Но она не ошиблась.

– Ты так думаешь?

Магз Магу качнул головой:

– Я видел этого Хаггарта, владельца ювелирного магазина. И знаю про него то, чего не знает полиция.

Джерри Бейн вопросительно посмотрел на слугу.

– Он жулик, причем хитрый как черт! Скупает здесь товары и воздушным путем переправляет их в розничные точки в разные концы страны.

– Что-то вроде ассоциации жуликов? – предположил Бейн.

Магз кивнул:

– Можно себе представить, что там произошло на самом деле. Этот Гордон, очевидно, раньше имел дела с Хаггартом. Тот в чем-то его надул. И он решил расквитаться своим способом. Хаггарту, разумеется, не хочется открыто признавать факт воровства, чтобы не описывать украденного…

– Дай-ка мне еще раз взглянуть на фотографию, Магз.

Магз передал ему снимок девушки в купальнике.

– Нет, не эту, – недовольно сказал Джерри. – Ту, где она обвиняет Крысу Гордона, а он обвиняет ее… Знаешь, Магз, у меня есть идея, как все это обыграть.

– Я в этом и не сомневался, – хитро улыбнулся слуга. – На такую только взглянуть, тут же возникают идеи…

Когда Джерри Бейн вошел в магазин, сидевшая за кассой Бернис Кэлхаун подняла голову от книги.

Он сразу отметил здоровый цвет лица. Ну и все остальное. Он был знаток в таких делах. Длинные соблазнительные контуры, красивые ноги. Хищная настороженность в глазах, нечто обманчивое, манящее, провоцирующее. Все идеально соответствовало общему облику. Изобразив обычного покупателя, Джерри взял корзинку и пошел вдоль рядов в поисках нужных продуктов.

– Могу вам чем-нибудь помочь? – тотчас подошла к нему хозяйка магазина, оценивающе оглядывая его.

Джерри Бейн, поблагодарив, отказался.

Тряхнув головой, девушка вернулась к своим счетам, которыми занималась, когда вошел Джерри. Обычно в это время посетителей бывало мало, и Бернис, как правило, занималась бумажными делами.

Предоставленный самому себе, Джерри Бейн не торопясь выбрал банку апельсинового сока и пакет овсяных хлопьев с изюмом. Бросил взгляд на консервные банки с едой для собак на прилавке, где Бернис корпела над своими счетами. Эти банки четко просматривались на фотографии агентства новостей. Затем посмотрел на часы. Вот-вот сюда позвонит Магз Магу, и Бернис Кэлхаун придется пойти к телефону в заднюю комнатку магазина. И если Магзу удастся задержать ее на две-три минуты, то появится реальный шанс…

Вот он – пронзительный звонок телефона! Бернис оторвалась от счетов, бросила быстрый взгляд на Джерри, с треском захлопнула кассу и заспешила к телефону. Он висел на стене в ее крошечном офисе в дальней части магазина.

Не теряя ни секунды драгоценного времени, Бейн подскочил к пирамиде из консервных банок собачьей еды. Они были установлены таким образом, чтобы этикетки бросались в глаза. Лишь на одной виднелся край этикетки. Ее-то Джерри сразу и вытащил. Так, банка, вскрыта. Внутри – остатки сухой еды, прилипшей к стенкам, и… царственное сияние драгоценных камней – рубинов, изумрудов, бриллиантов. Зрелище поистине неописуемое в своем королевском величии! Джерри Бейн моментально пересыпал ее содержимое во внутренний карман пиджака. Затем столь же быстро достал из другого кармана горсть поддельных камней, содранных с карнавального костюма времен своей бурной молодости, высыпал их в банку, а сверху положил несколько настоящих. – Для большего соблазна… Все. Теперь банку нужно было побыстрее вернуть на старое место. Затем вернуться к полке с пачками соков. Хозяйка уже возвращалась. Как звонко цокают ее каблучки! Джерри поставил на прилавок перед ней корзинку с покупками.

– Нашли все, что надо? – подчеркнуто вежливо спросила Бернис Кэлхаун. – Два шестнадцать.

Джерри протянул ей пять долларов. Она пробила чек.

– Искренне сочувствую вашей проблеме с судебным иском, – как бы между прочим сказал Джерри. – Но я мог бы вам помочь.

В это время девушка отсчитывала сдачу. Услышав слова Джерри, она замерла и, подняв голову, пристально посмотрела ему в глаза. – А вам-то что до этого? – спросила она с подозрением.

– Лично мне ничего. Просто хочу помочь, – пожал плечами Джерри.

Каким, интересно, образом? прищурилась Бернис.

– У меня есть друг. Очень хороший адвокат.

– Ах, это! – Хозяйка магазина презрительно передернула плечами.

– И если бы я поговорил с ним, не сомневаюсь, он согласился бы взяться за ваше дело за минимальную плату, – невозмутимо продолжал Бейн.

Она засмеялась. Злым, недобрым смехом.

– Знаю, знаю, ради моего честного лица… Или, быть может, фигуры? – сказала женщина.

Джерри Бейн дипломатично промолчал.

– Наверное, будет лучше предупредить вас. Сказать прямо. Боюсь, вас шантажируют или, что еще хуже, подставляют, – как можно безразличнее произнес он.

– Даже так? – Ее ледяной тон напоминал порыв ветра зимним утром. – Ваша откровенность меня удивляет, мистер… э… э…

– Мистер Бейн. Для друзей – Джерри, – охотно подсказал посетитель.

– О да, конечно же, мистер Бейн!

– Очевидно, вы не до конца осознаете, – продолжал Джерри, как бы не замечая ее язвительного тона, – но человек, которого вы обвинили в грабеже, хорошо известен полиции северных городов. У него нет официальных приводов в смысле отпечатков пальцев и тому подобного, но там, на севере, полиции о нем кое-что известно.

– Хотите сказать, это может пригодиться в моем деле? Я имею в виду иск о защите чести и всякого там достоинства? – проворковала женщина почти дружелюбно.

– Более чем пригодится. Это просто бесценно, – заверил ее Джерри.

– И есть конкретные доказательства? – захотела уточнить она.

– Думаю, смогу найти.

Хозяйка в раздумье медленно захлопнула кассу.

– Простите, а что, собственно, нужно вам? – прищурившись, спросила она.

Джерри небрежно отмахнулся:

– Просто хочу помочь хорошему человеку.

Молодая женщина рассмеялась.

– И что же мне делать? – сквозь смех спросила она. – Ловить вас на слове?

– Прежде всего рассказать, что произошло на самом деле… Все – до самых мелких подробностей, – ответил Джерри Бейн.

Бернис долго и внимательно смотрела ему в глаза. Колебалась. Затем решилась.

– С тех пор как умер мой отец, – начала она свой рассказ, – я очень и очень старалась сделать из этого магазина нечто. Увы! Нанимать продавца для такой крохотули было бессмысленно. Я делала и делаю все сама: заказываю, храню, учитываю, продаю. Все собственными руками. Абсолютно все. Сижу здесь с раннего утра и допоздна. Днем в перерывах между покупателями подвожу баланс… И вот что случилось позавчера. Я случайно, совершенно случайно глянула в окно. Видите, отсюда хорошо виден ювелирный магазин. Тот самый. Вообще-то я мало знаю об этом месте. Магазин и магазин. Но в нашем районе… Кто будет покупать драгоценности? А у мистера Хаггарта все получается. Почему? Конечно, он мало платит за аренду, но все-таки… В любом случае я случайно посмотрела в окно. Увидела со спины мужчину с пистолетом в руке. Может быть, – продолжала Бернис Кэлхаун с некоторым сомнением, – повторяю, может быть, увидела человека с поднятыми руками… там, в магазине. Затем мужчина выбежал на улицу и выбросил что-то через забор на пустырь… …И тут же замер от испуга. Не знаю, почему, но замер. Чего-то очень испугался. Весь прямо так напрягся… И все время оглядывался. Почему, не знаю, но видела точно.

– И что дальше?

– Он не побежал. Просто быстро пересек улицу и нырнул в мой магазин. Тут я увидела, что его испугало. – Это была проезжавшая патрульная машина. С красной мигалкой на крыше, с антенной. Все, как положено. Я тоже испугалась.

– Собака у вас тут есть? – поинтересовался вдруг Джерри.

– Да, но она очень ласковая. Как говорят, не защитница. Хотя, если на меня кто-нибудь нападет, то…

– Что сделал этот человек после того, как появился в вашем магазине?

– Прошелся по залу, изображая обычного покупателя. Брал с полок консервы, клал их в корзину. Но делал все это настолько нарочито, что мне сразу стало понятно: он просто тянул время… Я почему-то дико разволновалась и перестала толком соображать. Решила, что он тот самый грабитель… Сейчас у меня такой уверенности уже нет. Но тогда я сразу же побежала к телефону и вызвала полицию. Телефон в моем офисе в задней части магазина, поэтому мужчина не мог ничего услышать.

Джерри понимающе кивнул.

– Не очень-то удобно иметь связь так далеко. Ну, заказы и все такое прочее.

– Я никогда не делаю заказы по телефону, – сказала она. – Как раз это я и пыталась объяснить парню, который только что звонил. Он никак не мог понять, почему. Наверное, он англичанин. Знаете, такой птичий голосок.

Джерри довольно ухмыльнулся. Магз и его любовь к подражанию!

– Итак, значит, вы позвонили в полицию, – напомнил он девушке.

– Да. Сказала им, кто я такая. Сообщила, что какой-то мужчина только что пытался ограбить соседний ювелирный магазин, но испугался патрульной машины и заскочил в мой магазин. Я знала, что с патрульными маслинами поддерживается радиосвязь, поэтому предложила, чтобы водителю приказали вернуться сюда. – Так и произошло?

– Да. Почти сразу же. Минуты через четыре… Может, пять.

– А что произошло, когда приехала полиция?

– Машина остановилась прямо перед входом, из нее выпрыгнули полицейские с револьверами. Я указала на мужчину и обвинила его в попытке ограбления ювелирного магазина напротив. К тому времени мужчина уже набрал товаров и стоял у кассы, собираясь расплатиться. Он сообщил полиции свое имя – Гордон. Сказал, что я просто-напросто, очевидно, спятила. Что он действительно остановился у витрины ювелирного магазина – выбирал подарок для своей девушки. Но затем передумал и решил сначала купить продукты. Пистолета же у него вообще никогда в жизни не было. Полицейские обыскали его, но ничего не нашли. Тогда я посоветовала им сходить в ювелирный магазин «Джувел каскет». Даже предположила, что мистер Хаггарт, может быть, уже мертв…

– И что дальше? – подгонял девушку Джерри.

– А дальше случилось то, чего я до сих пор не могу понять. До сих пор! Мистер Хаггарт был у себя в магазине и заявил, что за последние пятнадцать – двадцать минут к нему никто не заходил. И тем более не пытался его ограбить… Я… я почувствовала себя просто идиоткой!

– Скажите, вы готовы пожертвовать некоторым временем? И сделать то, о чем я вас попрошу. При условии, конечно, что я обещаю вытащить вас из этой каши? – спросил Бейн.

– И что надо делать? – с готовностью откликнулась Бернис.

– Во-первых, закрыть магазин и пойти со мной к моему адвокату Артуру Ансону. Вы еще раз расскажете ему все, что произошло. После этого я попрошу вас, если он согласится вернуться с вами в магазин, оставаться рядом с ним, повторяю, рядом, все время, пока он будет здесь.

– А это еще зачем? – с подозрением спросила она.

Джерри ухмыльнулся:

– Пожалуйста, делайте все, как я прошу. И тогда вы получите хороший шанс выпутаться из всей этой истории.

Она несколько минут раздумывала. Затем сказала:

– Ладно, пусть будет по-вашему. Что, собственно, мне терять?

– Вот именно, – ответил Джерри Бейн и изобразил на лице солнечную улыбку.

Артур Арман Ансон был холоден, как гремучая змея.

– Джерри, я деловой человек, и у меня нет времени выслушивать ваши стенания. Не надейтесь, вы не получите ни…

– Простите, но я сообщил секретарше, что вас ждет клиент, – перебил его Бейн.

Ансон скептически усмехнулся:

– Узнаю знакомый подход. Однако учтите, я не боюсь данайцев, дары приносящих, и не намерен менять свое решение. Ни цента, ни единого цента, молодой человек! Пожалуйста, не забывайте об этом.

Джерри Бейн достал из портфеля фотографию девушки в купальном костюме:

– Это ваша клиентка.

Артур Ансон надел очки, рассмотрел снимок, скривив губы, хмыкнул.

Бейн достал еще одну фотографию. Ту, что получил от агентства фотоновостей.

– А теперь взгляните на эту. Прочтите подпись.

– Интересно, – пробурчал адвокат, посмотрев на фотографию, и снова хмыкнул: – Очень.

– Так вот, Магз Магу, человек, который работает у меня…

– Абсолютно антиобщественная личность! – резко перебил его Ансон.

– Имеет уникальную память на лица и события, – невозмутимо продолжал Джерри. – Ему достаточно было бросить один взгляд на снимок, и он сразу же признал в этом мужчине известного мошенника.

– Естественно! – согласился адвокат.

– В преступном мире его зовут Крыса Гордон. Он всегда работает исподтишка и такими хитрыми методами, что полиции до сих пор не удавалось поймать его на чем-нибудь. Сейчас его впервые за что-то задержали и сняли отпечатки пальцев. Впервые! Вот почему он вне себя от злости на Бернис Кэлхаун и даже собирается подать на нее в суд.



Ансон задумчиво провел кончиками костлявых пальцев по щеке:

– Доказать дурную репутацию – штука не из легких. Люди не хотят давать показания в суде. Впрочем, если молодая леди настаивает на встрече со мной и, главное, если готова дать соответствующий задаток и нанять квалифицированных детективов, то…

– Она не собирается платить вам ни цента, – перебил его Джерри.

Столь неожиданное сообщение вывело Артура Ансона из его обычного состояния профессиональной невозмутимости.

– Как это? Что вы сказали?

– Она не собирается платить вам ни цента, – твердо повторил Бейн.

Адвокат резко оттолкнул от себя фотографии.

– Тогда попросите ее убраться из моей конторы! – почти выкрикнул он. – Черт побери, Бейн…

– Да, но это дело все равно принесло бы вам хорошие деньги, – снова перебил его Бейн. – Ваша блистательная победа в суде сделает вам потрясающую рекламу!

– Я не нуждаюсь в рекламе, – возмутился адвокат. Бейн пожал плечами:

– Хуже от этого никогда не бывает. А теперь послушайте, что там было на самом деле. Владелец ювелирного магазина утверждает, что его не грабили. Бернис уверена, что грабили. Он врет. И вы сможете в суде разорвать его в клочья перекрестными вопросами. Равно как и…

– Равно как и доказать, что мой клиент – лжец, – продолжил адвокат.

– Нет, уверяю вас, женщина не лжет. Она прекрасная, честная девушка, которую пытаются запугать. И шантажировать.

Ансон решительно покачал головой:

– Если владелец ювелирного магазина утверждает, что его не грабили, это решает все. Без вопросов. Ваша молодая леди – лгунья и шантажистка. Уберите ее отсюда.

– Выслушайте же меня! – в отчаянии произнес Джерри. – Оба они мошенники. Самые настоящие.

– Оба? – переспросил адвокат.

– Да, оба. И тот и другой.

– Как интересно, – с иронией произнес Ансон. – Только потому, что их слова не совпадают с историей, рассказанной молодой женщиной, к которой вы, похоже, питаете нежные чувства…

– Неужели вы не видите? – снова перебил его Джерри. – Хаггарт содержит ювелирный магазин в бедном районе, где его оборот не может окупить даже накладные расходы! Магазин ему нужен только как прикрытие для каких-то других, нелегальных дел. Здесь он предстает перед всеми всего лишь мелким торговцем, продающим в основном бижутерию, ручки, зажигалки и прочую дребедень. На самом же деле занимается своими черными делами. Он скупщик краденого! Здесь, в бедном квартале, рядом с другими мелкими магазинчиками, у него есть прекрасная возможность не вызывая подозрений приходить в свой магазин практически в любое время. Даже поздно вечером или ночью. Ведь многие из соседей, не имеющих средств на содержание помощников, частенько поступают так же. Для него это отличные условия для незаконного бизнеса.

Второй, Гордон, тоже жулик. Он знает о темных делишках Хаггарта. Ему стало известно о приобретении Хаггартом крупной партии ворованных драгоценных камней. И он решил как следует тряхнуть владельца ювелирного магазина. Он был уверен: Хаггарт не осмелится заявить о пропаже в полицию. До этого момента они не были знакомы друг с другом. Поэтому Уильяму Гордону казалось, что опознать его будет некому. Но обычный жулик никогда бы не решился наезжать на барыгу, – продолжал Джерри Бейн. – У преступного мира свои законы и способы наказать наглеца. Однако Гордон не местный. Он посторонний, крыса, которая может куснуть и исчезнуть. Тем он и славится. За это его и называют Крыса Гордон.

– Ну и что же он сделал с добычей? – не без сарказма поинтересовался Ансон. – Вы же помните, полиция обыскала его.

– Да, обыскала. Но до этого он был в магазине самообслуживания, как минимум, минут пять или шесть. Один. Хозяйка выходила звонить. В полицию. Гордон понял, что попался и его единственный шанс – избавиться от награбленного.

– Интересно, где и как? – ехидно поинтересовался адвокат.

– Где-то в магазине… О, смотрите-ка! – воскликнул Джерри с деланным удивлением, будто эта мысль пришла к нему только что. – Что могло помешать ему, например, взять открывалку, вскрыть одну из банок и, вытряхнув содержимое, пересыпать туда камни?

– Даже так? – холодно усмехнулся Ансон. В его голосе сквозила издевка. – Типичные фантазии молодого повесы. Прямо так и хочется увидеть, как он открывает банку с консервированными персиками, выливает содержимое на пол и закладывает в пустую банку драгоценности… Затем полиция обыскивает все вокруг и ничего не находит. Полицейские даже не замечают кучу персиков на полу. Это вряд ли, молодой человек.

Бейн тяжело вздохнул.

– Слушайте, но ведь не обязательно же это банка с персиками. Ну а предположим, он вскрыл банку с сухой собачьей едой и высыпал содержимое на пол! Собака хозяйки тут же все сожрала бы, и тогда… Секундочку!

Джерри торопливо схватил фотографию, удивленно раскрыл глаза, будто увидел то, чего раньше не замечал.

– Смотрите! – воскликнул он. – Вот сюда. Пирамида банок с собачьей едой! И одна из них повернута этикеткой назад! Да, ее совсем не видно.

Теперь и Ансон, явно заинтересовавшись, тоже внимательно рассмотрел фотографию в газете.

– А это? – торжествующе воскликнул Джерри, тыкая пальцем в снимок. – Открывалка! Все подтверждается. Он взял открывалку… Я сам видел их, когда был там.

Скорее всего, когда хозяйка звонила по телефону в полицию… Адвокат выхватил фотографию из рук Джерри и сунул в ящик письменного стола.

– Молодой человек, – сухо сказал он, – ваша аргументация наивна, нематериальна и вообще, скорее всего, не более чем плод юношеской фантазии. Но вы привели сюда молодую женщину, которая нуждается в моей помощи. Она уже здесь, и я обязан хотя бы поговорить с ней. Но учтите, решение будет принято не на основании ваших доводов.

– Вот и прекрасно. Сейчас я ее приведу… – обрадовался Джерри.

– Ничего подобного, молодой человек, – остановил его Ансон. – Я не обсуждаю дела с клиентами в присутствии посторонних. Ваша миссия закончена. Мы побеседуем без свидетелей. Так что вы свободны, мистер Бейн. И, надеюсь, не забудете о конфиденциальности.

– Вам так необходима секретность?

– Это не секретность. Этого требует профессиональная репутация моей конторы. До свидания, молодой человек, – с раздражением произнес адвокат.

– До свидания, сэр, – с легким поклоном попрощался Бейн.



Стелла Дарлинг встретила Джерри Бейна осуждающим взглядом.

– По телефону вы предложили мне некую работу, связанную с позированием, – сказала она. – Я жду вас уже больше часа…

Бейн с поклоном развел руками:

– Простите, немного опоздал. Улаживал кое-какие вопросы со своими клиентами.

– Какого рода позирование вы мне можете предложить? – спросила женщина.

– Видите ли, мисс Дарлинг, буду с вами вполне откровенным. Это не совсем обычная работа… Она…

– Обнаженка? – не дослушав, спросила она.

– Нет-нет, ничего подобного, – поспешно успокоил ее Бейн.

– Как вы меня нашли?

– Видел вашу фотографию в купальнике. В суде.

– Понятно. – По ее интонации было ясно, что ей действительно многое понятно.

– Так вот, – продолжил Джерри, – я предлагаю вам работу, которую необходимо выполнить абсолютно точно. До последней буквы. Я дам вам листок с подробнейшими инструкциями, что и как нужно будет проделать.

Стелла Дарлинг пристально посмотрела на Бейна.

– Послушайте, – сказала она, – мне пришлось пройти через всякое. У меня прекрасное тело, и я стараюсь сделать на нем свое будущее… Пока позволяет возраст. Однажды я совершила ошибку. Победив на конкурсе красоты, возомнила, что тут же стану кинозвездой. Бросила школу, хваталась за все подряд… Господи, чего бы я сейчас не отдала, чтобы повернуть время назад и снова оказаться в школе!

– Если вы точно, абсолютно точно сделаете то, что я вас попрошу, – сказал Джерри, – возможно, у вас появится шанс осуществить свою мечту. Дело в том, что у меня родилась идея использовать совершенно новый вид сухой собачьей еды. Если все пойдет по моему плану, ее можно будет продать за приличную цену… Впрочем, сейчас нет времени на детали. Вот вам деньги – это плата за время, которое вам придется на все это потратить. Сделаете работу точно и хорошо, завтра получите намного больше. А теперь – за дело.

– Одежда обычная? – деловито осведомилась мисс Дарлинг.

– Обычная. Та, что на вас сейчас. Стелла оценивающе глянула на него:

– Знаете, фотомодели приходится заниматься самыми различными вещами. Можете без стеснения сказать, чего, собственно, вы от меня хотите. Не надо даже ничего писать. Просто скажите.

Джерри Бейн улыбнулся и покачал головой:

– Прочтите эти инструкции и точно следуйте им. Там все сказано.

Стелла Дарлинг взяла протянутый листок. Из-под длинных ресниц вновь одарила его долгим изучающим взглядом.

– Хорошо, пусть будет по-вашему. Бейн остановил проезжавшее такси.

– Вам надо ехать на Сансет-Уэй, – сказал он Стелле. – Инструкции можете прочитать по дороге.

Девушка согласно кивнула:

– Пока.

– Пока, – ответил Джерри, помог ей сесть в такси и захлопнул дверцу…



Когда Джерри Бейн вернулся домой, Магз Магу сидел на кухне и читал газету.

– Магз, – обратился хозяин к слуге, – что бы ты сделал, если бы вдруг оказался владельцем целой кучи ворованных драгоценных камней?

– Это зависит… – ответил тот, отрываясь от газеты.

– Зависит от чего? – не понял Джерри.

– От того, как я захочу поступить, – пояснил Магу. – Очень умно или умно только наполовину.

– Мне бы хотелось поступить очень умно, – мечтательно произнес Джерри.

Магз понимающе кивнул.

– Дело в том, что, если эти камни «горяченькие», придется искать перекупщика. Если же они уже «поостыли», возникает соблазн попробовать сбыть их небольшими партиями в разных местах. Но в любом случае это умно только наполовину.

– А что очень умно, Магз?

– Обратиться к страховым компаниям. Сказать, что ты, возможно, смог бы им помочь в розыске украденных камней.

– За это, естественно, хочешь соответствующую награду. И они заплатят? – усомнился Джерри.

– Если найти правильный подход, – продолжал пояснять Магз. – Если сочтут, что имеют дело с жуликом, то немного. А если примут за детектива с хорошей репутацией, то весьма щедро.

Бейн достал из кармана носовой платок, завязанный в большой узел, развязал и дал Магзу Магу возможность вдоволь насладиться игрой целой горсти драгоценных камней.

– Вот это да! – восхищенно прошептал тот.

– Я хочу быть очень умным, Магз.

– Хорошо, посмотрим, – сказал Магз, сгребая платок в свою здоровенную ладонь. – Думаю, я знаю, к кому обратиться… Кто-нибудь будет их искать?

– Боюсь, что да, – откровенно ответил Джерри Бейн. – Конечно, я попытался спутать им все карты. Кое-кто тоже может найти несколько таких камушков. Этот кое-кто эгоистичный и жадный. Скорее всего, он поступит умно только наполовину.

Магз Магу хищно сузил глаза:

– Этому кое-кому придется на собственной шкур убедиться, что преступный мир не так прост, как может показаться. Если этот кое-кто попытается всех надуть, может заказывать цветы на собственную могилу.

– Если же он по-настоящему честен, то, конечно, заявит о находке в полицию, – добавил Джерри.

– Думаете, он сделает это?

– Вряд ли, – с уверенностью отверг подобное предположение Магз.

Джерри сказал:

– Ладно, пусть поступает, как хочет. Мы будем работать под прикрытием.



Джерри Бейн удобно развалился в кресле с бокалом коктейля в руке, когда раздался робкий стук в дверь.

Магз открыл ее, и в прихожую вошла Бернис Кэлхаун.

– Добрый вечер, – поздоровалась хозяйка магазина самообслуживания. – Надеюсь, мистер Бейн дома? Мне надо поговорить с ним… Послушайте, вы же тот самый человек…

– Он дома, – прервал ее Магз. – Проходите. Увидев Джерри, женщина подбежала к нему и протянула ему обе руки:

– Мистер Бейн, случилось что-то совершенно невероятное! Я до сих пор хожу как в тумане.

– Садитесь и рассказывайте все по порядку, – галантно предложил ей Джерри. – Что вам налить: виски или коньяк?

– Виски с содовой, – не раздумывая ответила женщина.

Джерри кивнул Магзу и обратился с вопросом к гостье.

– Ну так что же случилось, Бернис?

Она сделала глоток виски и начала рассказывать:

– Сначала ваш адвокат мне совсем не понравился. Какой-то резкий, черствый. Назадавал мне кучу вопросов. Затем сказал, что лично явится в мой магазин и все там осмотрит. Но тут же при этом предупредил, что это дело его вряд ли заинтересует. Словом, какой-то желчный тип без единой капли человеческой симпатии…

– И что же дальше? – нетерпеливо спросил Бейн.

– А дальше адвокат поехал со мной в магазин. Я показала ему, кто где тогда стоял. Ну и все остальное. Он задал еще несколько дурацких вопросов, затем начал осматривать полки. Я, памятуя ваши слова, не отходила от него ни на шаг. Это, похоже, сильно ему не нравилось. Он даже пару раз пытался избавиться от меня, но я не поддалась и оставалась все время рядом.

– И что потом? – нетерпение Джерри нарастало.

– А потом в магазин зашла молодая женщина. Очень эффектная, ярко накрашенная… Она громко заявила, что ищет определенный сорт сухой еды для своей собаки. Ей сказали, что у меня есть как раз такой корм, поэтому она решила скупить сразу всю партию. Если, конечно, я согласна принять ее чек. Ее имя Стелла Дарлинг.

– Ну, а что было после? – спросил Джерри Бейн.

– Невероятная, очень странная вещь! – не скрывая искреннего удивления, воскликнула хозяйка магазина. – Адвокат вдруг отвел меня в сторону и настоятельно посоветовал не брать личных чеков. И тут же быстро прошел в мой офис и позвонил в свою контору.

– Продолжайте, пожалуйста.

– Так вот. Как выяснилось, в конторе у него как раз в это время находился клиент. Он искал какое-нибудь небольшое торговое дело. Такое, чтобы его мог вести один человек. А поскольку я уже говорила мистеру Ансону, что хотела бы продать свой магазин со всеми его запасами, то одно потянуло за собой другое… Ну знаете, как это бывает… Короче говоря, мистер Ансон переговорил с этим клиентом по телефону. И тут же, не сходя с места, от его имени купил у меня магазин! Со всеми товарами!

– А как вы решили вопрос с инвентарным учетом? – Джерри Бейн бросил быстрый взгляд на Магза Магу.

– Мистер Ансон выписал чек на основе моих собственных записей и немедленно стал их владельцем.

– Ну а что же эта мисс Дарлинг, которая хотела купить собачью еду? Адвокат продал ее ей? – с нескрываемым интересом спросил Джерри.

– Ни за что на свете. Он буквально вытолкал ее и: магазина, взял у меня ключи и запер его, – смеясь, ответила Бернис Кэлхаун.

Последовала непродолжительная пауза.

– Так что, – первой нарушила ее Бернис, – я пришла поблагодарить вас… лично.

Телефонный звонок прервал их оживленную беседу. Джерри снял трубку.

На другом конце провода послышался голос Артура Армана Ансона.

– Джерри, мальчик мой, я тут подумал немного… Ведь, собственно говоря, ты еще молод. К тому же эта война, по-видимому, не прошла для тебя даром. Мне кажется, молодость имеет право на снисхождение.

– Благодарю вас, сэр.

– Я покрыл твой долг банку и перевел тебе на счет несколько сот долларов, – продолжал адвокат. – Но, Джерри, мой мальчик, постарайся расходовать их бережливее…

– Спасибо, сэр, обязательно постараюсь.

– Да, Джерри, если увидишь мисс Кэлхаун, ну, ту молодую леди, владелицу бакалейного магазина, будь любезен, в беседе с ней даже не упоминай о твоей абсолютно нелепой идее. Она совершенно не подтвердилась.

– Не подтвердилась? – переспросил Джерри Бейн.

– Нет, мой мальчик, – уверенно сказал адвокат. – Я лично там побывал и все проверил. Включая банку, которая на фотографии стоит не совсем так, как остальные. Она оказалась точно такой же, как все другие: ничего, кроме собачьей еды. Да, кстати, так случилось, что один из моих клиентов очень заинтересовался магазином мисс Кэлхаун. И мне удалось быстро решить в ее пользу вопрос о продаже магазина.

– О, это просто замечательно, сэр! – воскликнул Джерри.

– Ничего особенного, – безразличным тоном продолжал Артур Арман Ансон. – И я рад, что именно так все получилось. Ведь твоей протеже вполне может грозить судебный иск. Поэтому сейчас Бернис Кэлхаун лучше уехать из штата, пока она не получила официального уведомления. В силу профессиональной этики я не мог дать ей подобный совет. Но ты при встрече с ней вполне можешь посоветовать ей покинуть штат. Немедленно! Понимаешь меня?

– Хотите сказать, что меня этические соображения не обременяют, сэр? – поинтересовался Джерри.

– Со мной трудно сравниться по части этических соображений, мой мальчик, – не без гордости ответил Ансон.

– Да, наверное. Хорошо, я передам ей. Так, думаете, ей следует уехать из штата?

– Пусть отправляется в путешествие. Причем немедленно! – настойчиво подтвердил адвокат.

– Я передам ей, – заверил его Джерри.

– Что ж, не буду тебя больше задерживать. Джерри громко рассмеялся:

– Можете спокойно задерживать… Кстати, сейчас что, время ложиться спать?

– Сейчас уже одиннадцатый час. Спокойной ночи, Джерри, – сухо сказал Ансон.

Джерри повесил трубку и повернулся к Бернис Кэлхаун.

– Учитывая сложившиеся обстоятельства, не устроить ли нам танцы при свечах? – с улыбкой предложил он.

Женщина нерешительно пожала плечами:

– Да, но я… я пришла всего лишь поблагодарить вас…

В разговор вмешался Магз Магу.

– Вы, случайно, не слышали по радио последние новости, сэр? – многозначительно спросил он.

Джерри Бейн резко вскинул голову: – А что, мне надо их знать?

– Думаю, надо, сэр.

Магз скосил глаза на Бернис.

– Давай, давай, – успокоил его Джерри. – Рано или поздно она все равно все узнает.

– Гордона, человека, которого арестовали в ее магазине, выпустили из каталажки. Кто-то внес за него залог. Его освободили час назад.

– Как интересно, – равнодушно заметил Джерри.

– Но полиция тут же встала перед новой загадкой, – размеренно и неторопливо продолжал Магз. – По словам очевидца, прямо у выхода из участка Гордона ждала машина. И человек, сидевший в ней, приказал ему: «Садись!» Но Гордон почему-то не очень хотел садиться. Он явно колебался, но затем все-таки сел. Уверенный, что Гордон сделал это под дулом пистолета сидевшего в машине мужчины, свидетель не поленился зайти в участок. Там он сообщил обо всем дежурному офицеру. Но проверить это было невозможно – машина уже уехала, а ее заляпанные грязью номерные знаки свидетель не разобрал.

1

28 дюймов – приблизительно 65 см.


Купить книгу "Дело упрямого свидетеля" Гарднер Эрл Стенли

home | Дело упрямого свидетеля | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу