Book: Повелитель драконов Мистары



Гуннарссон Торарин

Повелитель драконов Мистары

Торарин ГУННАРССОН

ХРОНИКИ ПОВЕЛИТЕЛЯ ДРАКОНОВ I

Повелитель драконов Мистары

Перевод с английского: А.Вироховский

Пролог

Действительно, это была история, рассказанная для того, чтобы вдохновить сердце, ищущее приключений, переполнить его славой и скорбью о могучих деяниях тех старых лет. Это были события, эхо от которых прошло через длинные коридоры истории чтобы потрясти молчаливые могилы достойных королей и самые основы наций, некоторые из которых сохранили их в своей памяти, других пробудили к жизни, а третьи уничтожив, и даже память о них потерялась в пыли веков. Именно тогда начался Век Дракона, когда старейшая из рас вдруг проснулась из своего долгого смертельного сна, и обнаружилось, что она мудрая и сильная.

Все началось однажды ночью,когда горы и долины Хайланда спокойно спали под первым зимним снегом. Зимы были долги и приходили рано в эту северную страну. Ночи были темны и смертельно холодны.

В тот вечер, когда начинается наш рассказ, солнце рано село за горными кряжами и вершинами, окружающими Хайланд с запада, неприятный полумрак залил землю, горы отбрасывали длинные тени на холмы и долины. Самые отдаленные поселения севера накрыли темные, молчаливые тени огромных гор, места, где люди не жили и не часто рисковали появляться. Это были дикие земли, которые все еще принадлежали сами себе и страшным ночным созданием, которые,если верить слухам, охотно появлялись там. Этим вечером с севера примчался холодный ветер, сбросивший снег с тяжело нагруженных ветвей сосен.

Не многие отваживались на путешествия в этих диких местах, однако в этот вечер по холмам пробирались четыре путешественника. Снегопады начались неожиданно рано в этом году, и Каарстел,лесник, отправился именно в этот день на шахты, находившиеся в нижних отрогах гор чтобы забрать шахтера и его сыновей обратно в деревню, так как они могли оказаться в ловушке, если бы снег перекрыл все горные тропы. Хотя ночь была ясная и холодная, снег мог пойти в любое время.

Когда начался снегопад, шахтер и оба его сына дробили породу в глубине самой длинной из шахт, тяжело работая в полной темноте и не имея понятия о погоде снаружи. Они были неприятно удивлены, когда появился Каарстел спасать их, неуверенные, что есть необходомость бежать. Тем не менее, они закрыли свою шахту и свой подъемник, и последовали за лесником вниз по уже трудно проходимым тропам, даже зная, что им не вернуться в деревню до наступления темноты.

Они были Флэмы, старинная раса со славным прошлым, теперь живущая в ссылке в этой странных местах, спокойный и трудолюбивый народ,отчаявшийся построить будущее, похожее на прошлое, - именно поэтому шахтер и его сыновья посвятили себя этой тяжелой работе. Когда-то, восемьдесят лет назад, Флэмы впервые появились у северных границ Хайланда, когда лесник был еще ребенком. Этот край так и остался дикой и незнакомой страной даже для тех, кто прожил здесь всю жизнь.

Вообще то они были очень осторожным народом, рассчитывая в основном на себя, а не на чью-то защиту. Армия герцога в этой области состояла из мелких гарнизонов и волшебников-самоучек. Гоблинов изредко видели в горах ближе к северу, и гораздо чаще видели драконов, когда они парили над вершинами гор подобно огромным орлам, оседлав ветер. Но в основном жители были предоставлены сами себе, чему они были очень довольны. Путешественники не осмеливались оставаться на ночь в глуши, где никто не мог помочь им. Работа лесника состояла в основном в беседах с приезжими, которых он пытался убедить держаться от границы подальше, а потом в поиске их, заблудившихся в лесу. Люди деревни очень уважали его, а многие открыто восхищались им, так как много лет подряд он ходил по этому странному лесу и всегда благополучно возвращался, что, однако, было на самом деле не так удивительно, как они это думали. Что касается сегодняшнего вечера, он не слишком волновался. На протяжении долгого пути вниз от шахты до деревни, местность была не такая уж и дикая, попадались фермы и пастбища. Разнообразные злые твари, и в обычное время достаточно редкие, безусловно находились в своих норах под снегом.

Внезапный раскат грома сломал что-то на высотке позади путешественников, эхо заметалась среди холмов и отрогов гор. Каарстел мгновенно замер на крутом и опасном участке пути, и дал знак своим товарищам молчать, пока он быстро осмотрится. Вечернее небо быстро темнело, на нем появились первые звезды, но облаков не было видно, за исключением небольших клочков, плывших по ветру над горами на север. Не было ни длительного грохота, ни белой пыли ни в одной из горных долин, по которым можно было бы определить лавину. В конце концов лесник решил, что это был небольшой камнепад где-то выше них, едва ли что-то большее, чем сдвиг массивных валунов. Затем они заметили яркую вспышку света в одном из ущельев повыше, не больше двух миль от того места, где они стояли.

В следующее мгновение дракон, черный на фоне вечернего неба, с шумом и грохотом ринулся вниз из ущелья. На долю секунды жизнь остановилась, путники с ужасом глядели на приближающуюся смерть. Затем дракон резко поднялся в небо, описал широкий круг, лениво пошевелив крылом, и нырнул обратно в ущелье. В следующее мгновение снова ударила золотая вспышка света, сопровождаемая раскатом грома.

- Дракон, - сказал один из сыновей шахтера с боязливым восхищением.

- Нас это не касается, - решительно ответил Каарстел. - Сегодня этот парень не охотится. Он не тронет нас. Драконы не животные, знаешь ли. На самом деле они очень умные. Они не едят сырое мясо, если у них есть выбор. Те, которые могут испускать пламя, используют его при охоте, так что они не только ловят добычу, но и готовят ее одновременно. И они предпочитают лосей.

- Кажется, ты знаешь много чего о драконах, - заметил шахтер.

- Я жил на юге, когда был молод, около поселения эльфов, - сказал лесник. - Они научили меня многим вещам.

- Эльфы? - сказал с презрением старший сын. - Да что они знают?

- Они много чего знают о земле, - ответил ему лесник. Флэмы хорошо ладили с эльфами, с которыми делили тот же самый край, но большинство людей знали эльфов лишь понаслышке, и считали их бледными, хилыми созданиями. Они даже не подозревали, что эльфы придерживались точно такого же мнения о них.

Однако, не единственный дракон, а целая стая охотилась в небесах этой ночью. Это стало ужасающе ясно, так как вспышки драконьего огня следовали одна за одной, часто с промежутком в несколько секунд, в то время как гром их атак слился в единый рев, похожий на завывания летней бури. Драконы ходили кругами над ущельем, иногда четверо или пятеро вместе. Лесник начал думать, что возможно драконы сражались, и не между собой, а с чем-то на земле, или, быть может, они что-то там искали и доведенные до отчаяния использовали все средства, чтобы найти это. Более того, их цель похоже двигалась вдоль ущелья. Скоро она должна была появиться на открытом горном склоне. Если драконы рассвирепеют, они могут наброситься на все, что движется, особенно учитывая, что стремительно темнело.

- Я все еще не слишком обеспокоен,так как они достаточно далеко,но думается мне, что нам надо спускаться вниз со всей возможной скоростью, сказал Каарстел остальным.

- Не можем ли мы спускаться прямо по склону? - спросил шахтер. - Ведь тропа проходит слишком близко от ущелья. А если мы пойдем прямо вниз, то укроемся среди валунов.

Лесник покачал головой. - Они,кажется, ищут что-то, и не думаю, что нас. В любом случае, идя по тропе мы спустимся быстрее. Немного удачи, и мы минуем склон прежде, чем они приблизятся.

И они припустили вперед быстрым шагом, переходя на бег там, где тропинка позволяла это, но в основном пробираясь между огромными кусками скал. Здесь не было дорог, только эта узкая и опасная тропа, ведущая к шахтам в нижних отрогах гор. Однако она должна была быть проходимой для лошадей с тяжелыми вьюками, когда старатели возвращались в деревню. Поэтому тропа постоянно петляла, обходя наиболее опасные препятствия.

Все они почувствовали себя немного безопаснее, когда кончился открытый склон и они достигли леса. Драконы атаковали уже не так часто, как раньше, вспышки золотого пламени и грохот грома стали реже, но не прекратились полностью. Теперь огромные чудовища искали что-то на верхних склонах,носясь вперед и назад едва ли в миле от путешественников. Иногда, когда какой либо из драконов закладывал особенно крутой вираж, он пролетал прямо над тропой, и они должны были скрываться под деревьями до тех пор, пока он не пролетит.

Теперь, когда ущелье не мешало видеть драконов, лесник осмелился сосчитать их. По меньшей мере дюжина. Зачастую один из них спускался пониже и пускал огненную струю в какое либо глубокое, скрытое место между камней, и во время этой вспышки лесник заметил, что это были красные драконы, племя с ужасной репутацией. Красные, зеленые и черные были мародерами, драконами склонными к насилию, хотя и не обязательно злыми. Эльфы рассказывали Каарстелу, что золотые драконы багородны и мудры, белые и голубые миролюбивы, если их не трогать, но все драконы могут быть жестокими, надменным и и смертельно опасными, если их задеть. Но он даже не мог себе представить, что именно они могли искать с таким ожесточением.

Каарстел помедлил,так как увидел что-то движущееся среди камней перед ними, внезапно освещенных вспышкой пламени. Он остановился и вгляделся попристальней. Он не был полностью уверен в том,что увидел, и поначалу он решил про себя, что это просто какое-то дикое животное, спающее свою жизнь. Потом,при следующей вспышке, он заметил ее справа от себя, она стояла в тени, прильнув к покрытым снегом скалам, всего в сотне ярдов от них. Это была высокая,худая женщина, возможно эльфийка, судя по одежде,хотя любая стройная фигура в облегающем плаще могла сойти за эльфа в этом свете.

И все таки это было невероятно - одинокая женщина,спускающяяся вниз с диких гор, зимой, преследуемая драконами. Лесник опять остановился. Его первым побуждением было бежать к ней на помощь, но врожденная предусмотрительность заставила его помедлить. За ней охотилась дюжина драконов,которые вероятно хотели убить ее, а он не мог привести такую смертельную угрозу в деревню. Он бросил быстрый взгляд налево, где огни Греца уже были ясно различимы в холодном воздухе не дальше, чем в пяти миль от них. Драконы все еще прочесывали склон, вероятно думая, что она еще там, в нескольких сотнях ярдов выше. Возможно он мог бы спустить ее на тропинку незамеченный ими.

- Вы остаетесь здесь. Не двигаться, - сказал он своим компаньонам. - Я приведу ее сюда.

Он знал, что может потребоваться какое-то время, так как это был почти отвесный склон, нависший как стена над тропой, на котором там и здесь виднелись огромные валуны. Странная женщина стояла почти на вершине склона, очевидно не зная, как спуститься, хотя, быть может, она была ранена или изнурена. Лесник знал, что он сможет найти путь наверх, и чувствовал, что сможет спуститься с ней обратно на тропу достаточно легко. Тени от валунов обеспечат укрытие от нежелательных взглядов сверху, так как на склоне было мало деревьев. Двигаясь бесшумно и незаметно, он почти наткнулся на нее, выйдя из темноты, и она так резко повернулась к нему, что лесник отшатнулся, чтобы сохранить между ними рассояние. Кожанная одежда и плащ свидетельствовали, что оне не эльф. Кроме того, она не могла быть из любого эльфийского племени, о котором он когда нибудь слушал, так как она была выше его. Оне не была и слишком бледной, хотя ее черные волосы и темные глаза заставляли предположить, что она также не из Флэм. В ней чувствовалось подлинное благородство, более мужественное и сердечное, чем у эльфов. Ее одежда была опалена драконьим огнем, но она сама казалась невредимой.

Тем не менее, она вела себя так, как если бы была ранена или, возможно, на пределе своих сил, хотя она и не выглядела слабой. Потом лесник заметил, что она беременна. Она что-то сказала ему кратко, чистым и благородным голосом, но он не понял ни единого слова.

Он покачал головой. - Я не знаю вашего языка.

Теперь пришла ее очередь качать головой, очевидно она не понимала его слов. Лесник взял ее за руку и начал помогать ей спуститься вниз, используя покрытые снегом валуны, и похоже она хотела идти с ним. Возможно она нашла новые силы, опираясь на его руку, но вниз она спустилась с этого предательского обрыва быстро и без жалоб.

Тем не менее спуск забрал ее последние силы, и только железная воля поддерживала ее, когда они вновь пошли по тропе по направлению к поселку. Хотя внешне она выглядела невредимой, ясно было без разговоров, что ее ужасное состояние объясняется не только полным изнеможением. Каарстел, увидев ее первые шаги по тропе, начал бояться за ее жизнь, так как в ее отчаянном состоянии даже пять миль были чересчур длинным путем. К счастью, сыновья шахтера были здоровенные, крепкие парни, и они были способны помочь ей на всем пути через лес. Когда лесник взглянул назад несколькими минутами позже, он с радостью заметил, что драконы прекратили свои огненные атаки и занялись методичным прочесыванием более доступных ущелий и долин, к югу от гор. Он испытал огромное облегчение, что его благотворительность не принесет опасность в поселок.

Лесник, однако, не учел, что люди в поселке также видели пламя и слышали гром драконьих атак. Когда Каарстел поднялся на небольшой холм, с которого он мог видеть уже недалекие дома через просветы в ветвях деревьев,он увидел, что вся деревня сверкала огнями, и цепочка факелов быстро двигалась по дороге в его направлении. В поселке располагался небольшой гарнизон, и вероятно мэр созвал всех крепких мужчин, которых сумел найти.

Это был не слишком мудрый ответ на присутствие драконов, особенно сейчас, когда горы были освещены огнем огромных чудовищ, но лесник не удивился. Флэм были спокойны, практичны и решительны, но могли быть безумно храбрыми и жестокими, если необходимо, как и дварфы. Возможно, только вид мэра во главе его сил заставит драконов поискать свою жертву подальше в горах.

Как только путешественники вышли на дорогу, Каарстел приказал остановиться. Сыновья шахтера осторожно помогли женщине сесть. Она выглядела еще более истощенной, и тяжело дышала. Внезапно лесника поразила неприятная мысль, что она вот-вот родит. Впрочем, он видел,что сельчане будут здесь через минуту или две, и она больше не будет на его попечении. Когда процессия приблизилась, загадочная леди попыталась встать, и Каарстел поторопился помочь ей.

Солдаты гарнизона прискакали спустя несколько мгновений, и Мэр Аальстен был среди них,одетый в крепкие кожаные доспехи. Он остановился перед лесником и спрыгнул с лошади. - Мы проверили всех, и оказалось, что тебя нет, ну мы и решили, что драконы явились по твою душу.

- Я не стою таких усилий, - сказал нетерпеливо Каарстел. - Эта леди не говорит по нашему, но она плохо себя чувствует, и я боюсь, что она скоро родит. Я верю, что мы должны взять ее в деревню и помочь.

Мэр все понял с первого взгляда. - Рискнем, - согласился он. - Мы поместим ее в моем доме. Но я надеюсь, что мы найдем кого либо, чей язык похож на ее, так как я очень хочу знать, почему банда драконов охотится за ней в горах посреди зимы. И не из простого любопытства. Может быть наша безопасность зависит от этого.

Странная леди оказалась слишком слабой,чтобы ехать на лошади, и солдаты нарубили ветви, чтобы сделать носилки для нее. Пока они работали,мэр и лесник поднялись на вершину холма, чтобы еще раз взглянуть на горы. Повсюду была темнота, и вершины гор черной зазубренной стеной уходили в черное небо. Если драконы и были где то поблизости, их было не видно. По меньшей мере на сегодня страшная угроза миновала их, а при удаче драконы и не вернутся.

Для сэра Джорджа Керби это был еще один приятный вечерок дома, в основном потому, что он был увлечен интересной книгой и не менее интересной бутылкой вишневого ликера, чтобы замечать что либо снаружи его собственной двери. Очень жаль, так как он упустил возможность посмотреть на драконов вблизи, как он это любил. В сущности, драконы ему очень нравились, и он знал о них больше, чем кто либо другой, и уж точно больше, чем любой в деревне. Было время, когда он знал драконов очень хорошо, и даже считал одного или двух своими друзьями, но с того времени утекло много воды, возможно больше, чем он осмеливался признаться себе.

Конечно, он держал это в секрете. Вряд ли народ поверит старому человеку, который вдруг заявляет, что имел друзей среди драконов. И даже если они поверят ему, вряд ли человек, дружески общавшийся с драконами, будет популярен среди обывателей, большинство из которых смотрело на драконов с ужасом и предубеждением. Сэр Джордж был полон такого рода секретов, но благоразумно держал язык за зубами и сохранял замечательные отношения с соседями.



Впрочем, его уважала вся деревня. Фактически, он знимался бизнесом, так как открыл, что если все полюбят его, а он будет честным и надежным партнером, тогда они станут торговать с ним. Сэр Джордж называл себя стариком и, если хотел, мог выглядеть соответствующим образом. Он был высок и широк в кости, но не толст, и в действительности невероятно силен и весьма подвижен. У него было круглое лицо, блестящие глаза и большой нос, похожий на клюв сокола, так что он выглядел весьма благородно и дружелюбно, тип характера, которым большинство людей не обладает, но любит. Фермеры, кузнецы и ремесленники любили и уважали его, и он был как дома выпивая с ними эль, или бродя с ними по дикой стране, но он мог быть также изыскан и небрежен, как южный лорд.

Все звали его Сэр Джордж, потому что он сам так называл себя, и это имя идеально подходило ему. Когда его спрашивали о прошлом,он обычно отвечал, что когда-то он был Сэр Джордж Кирби, Рыцарь Ордена Пути в Даркине, и что ушел в отставку несколько лет назад после тяжелой раны, полученой в бою. И действительно, у Сэра Джорфжа не было кисти левой руки, хотя он всегда носил кожанную манжету, намертво соединенную с обрубком руки, в которую он мог вставлять любой инструмент или оружие. Как он сам объяснял, эту штуку сделал для него мастер-дварф из Денгара, что за Рокхоумом.

Люди не сомневались в нем, хотя и поглядывали на него с хитринкой, когда Сэр Джордж заявлял, что он всего лишь странствующий торговец, который приехал на север для пограничной торговли. А все из-за того, что хотя он и был очевидно богат, никто в деревне не заключал с ним какой-либо сделки. Он частенько уезжал, в основном со странно выглядевшими воинами и волшебниками, которых он называл своими друзьями, и сельчане думали про себя, что он скорее всего искатель приключений. Но он был настолько благожелателен и уважаем, что вопрос о его профессии вежливо не поднимался.

То, в чем жители деревни были уверены, что Сэр Джордж был мудрый и добрый человек, хороший товарищ в путешествии, и знал обо всем на свете не хуже, чем иной волшебник. Так что, когда случалось что-то такое, чего они не понимали и не могли с этим справиться, немедленно бежали за ним. Поэтому неудивительно, что кто-то постучал в его дверь поздно ночью. Он отложил книгу в сторону, допил остаток вишневого ликера и пошел посмотреть, кто это явился к нему в этот поздний час. За дверью он нашел Каарстела, лесника, выглядевшего очень взволнованным.

- Сэр Джордж, мэр был бы очень благодарен, если бы ты пришел к нему прямо сейчас, - начал объяснять лесник, не дожидаясь вопросов. - Ты знаешь, этим вечером я нашел странную женщину, бродившую по склонам гор. И за ней гналась банда очень разозленных красных драконов.

- Драконов? - спросил Сэр Джордж. - Что же она могла такого сделать, чтобы досадить драконам?

- Мы не знаем, - ответил лесник. - Проблема в том, что мы не знаем ее языка. И мы даже не знаем, какой она расы. Так что мы подумали, что может быть ты, как всегда, знаешь это, ведь ты много путешествовал. И маг говорит, что ты должен поторопиться, так как он опасается, что она в любой момент может ... уйти.

- Так драконы достали ее? - с ужасом сказал Сэр Джордж.

Каарстел печально кивнул. - Маг сказал,что она попала под удар драконьего хвоста, который сломал ей спину, и только ее собственная магия дала ей возможность идти. Но она очень плоха. И к тому же беременна., ты понимаешь.

Сэр Джордж мгновенно понял, что за этим простым рассказом скрывается целая история, обещающая быть чрезвычайно интересной,но наверняка он ничего не узнает, стоя здесь на пороге. Он поторопился надеть шляпу и плащ, и быстро последовал за лесником по темным улицам к дому мэра. По дороге он во всех подробностях услышал как Каарстел увидел драконов, атакующих горы и нашел женщину на нижних склонах гор. Сэр Джордж подумал, что было что-то тревожное в этой странной леди, которая оказалась достаточно могущественна, чтобы выстоять в бою с дюжиной красных драконов, хотя это и может стоить ей жизни. В отличии от лесника он знал драконов намного лучше, и понимал, что скорее счастье, а не магия, уберегло ее от их атак. Мэр и деревенский маг вышли, чтобы встретить его в прихожей, когда он и лесник наконец пришли.

Добрый вечер, Райд, - приветствовал Сэр Джордж мэра. - Кажется, у тебя проблема,а?

Это самое странное событие, которое я когда-либо видел, а ведь я в Греце со дня основания, - сказал мэр. - Наша проблема в том, что эта иностранная леди вероятно покинет нас, но останется ее ребенок, а у нас нет ни малейшего понятия, кто она и откуда пришла.

- Действительно ли это может случиться? - спросил Сэр Джордж. - Мне сказали, что у нее только сломана спина.

- Да, и еще много других повреждений, - согласился Эран Мерстаад. Хотя его называли магом, на самом деле он был полуобразованным магом-самоучкой, и держал бакалейную лавку.Он занимался врачеванием в деревне за отсутствием кого нибудь получше.

- Она должна быть волшебницей огромного таланта и силы. Она сражалась с этими драконами в жесточайшей битве и победила, хотя это может стоить ей жизни.

- Я также подозреваю это, - согласился Сэр Джордж.

- Опытный целитель мог бы спасти ее, - печально признался маг. - К сожалению, у меня нет ни знаний ни опыта.

- Ты не должен винить себя за это, - уверил его Сэр Джордж, затем опять повернулся к мэру. - Ты сказал, что не распознал ее расу?

- Да, это так, хотя я признаюсь, что наш народ появился не так давно в этом краю, - сказал мэр Аальстен. - Она меднокожая как Флэмы, но ее волосы и глаза черны как ночь, а это в высшей степени необычно для нашего народа. Ты мог бы подумать, что она из какого то странного эльфийского племени, или даже полуэльф, судя по слегка заостренным глазам и ушам. Ее одежда также похожа на эльфийскую.

- Это может быть, - опять согласился Сэр Джордж. - Есть несколько эльфийских племен на юге, да и у нас, в Хайланде, которые темнее, чем остальные. Но эльфы, которые живут за горами, в Вендере, очень бледные.

- Возможно, но я бы поклялся , что она кто угодно, но не эльф, настаивал мэр Аальстен. - Она высока - выше всех в этой комнате, включая тебя. Я бы сказал, что она по меньшей мере шесть футов, может быть даже больше. Может она и худая, зато сильная и мускулистая, как воин. Ни у одного эльфа, о котором я когда нибудь слышал, не было ни такого роста, ни таких мышц.

Сэр Джордж потряс головой. - Есть старинная ветвь сильных и высоких эльфов, далеко на северо-запад отсюда, за Гибореанскими Пределами, хотя я никогда не слышал, что их внешний вид сильно отличается от других эльфов. Она не может быть и смешенной крови, полуэльфом, так как такого не существует в природе. Ребенок будет или эльф или человек, в зависимости от родителей.

- И я поклянусь, что она не эльф, - сказал мэр Аальстен. - Ее ребенок имеет те же особенности, что и она, так что они присущи ее расе.

Сэр Джордж глубоко вздохнул,как если бы предвидел неприятности. - Я полагаю, что лучшее, что я могу сделать, это посмотреть на эту женщину и поговорить с ней, если смогу.

Они провели его в одну из задних комнат дома, где женщина лежала,по видимому спящая, в большой кровати, укрытая теплым ватным одеялом. Она была одета в белую льняную рубашку, которая безусловно принадлежала самому мэру, вероятно единственная одежда в доме достаточно большая для нее. Она была в точности такая, как они описали ее - высокая,худая женщина, котороя могла бы быть эльфом, буть она ниже на голову. Его более опытный взор немедленно отметил, что черты ее лица, удлиненные и элегантные, однако не были по-настоящему утонченными.Уши были слегка заострены и отличались по форме от человеческих, но никак не могли принадлежать эльфу. Глаза были большие, темные, благородные и выразительные. За всю свою долгую жизнь Сэр Джордж видел такие глаза только однажды.

Она открыла свои глаза и немедленно впилась в него взглядом, как если бы узнала. Потом она заговорила с ним на странном языке, каждое слово которого звучало старинно и благородно, и было похоже на те слова, которые использовали маги при заклинаниях. Она указала жестом, Сэр Джордж приблизился, взял стул и сел рядом с ней. Хотя она и казалась на пределе своих сил,она говорила быстро, почти отчаянно, ей надо было много что сказать, а времени почти не осталось. Сэр Джордж сосредоточенно слушал, изредка говоря одно,два слова. Остальные могли только терпеливо ждать, чувствуя, как впрочем и с самого начала, что эта замечательная, странная леди была настоящей загадкой.

Наконец Сэр Джордж повернулся к остальным. - Я думаю, она хочет, чтобы мы принесли ее ребенка, и я верю, что мы должны поторопиться.

Мгновением позже появилась жена мэра с ребенком, аккуратно завернутом в теплое,мягкое одеяло. Сэр Джордж перехватил ее быстрый, любопытный взгляд. Ребенок проснулся, но не плакал и был спокоен. Как и говорил мэр, он был той же самой расы, что и мать, с тусклой медной кожей, редкими пепельно серыми и черными волосами. Он был странно изящен и мускулист для новорожденного,но возможно по той же самой причине, по которой он носил необычные, элегантные черты своей матери, включая те самые слегка заостренные уши. А его темные глаза казались даже большими, чем у нее, и невероятно привлекательными.

Жена мэра осторожно вложила ребенка в руки леди.Та какое то время просто держала его,ничего не говоря, но выглядя при этом счастливой и удовлетворенной. Потом она в последний раз повернулась к Сэру Джорджу и что то сказала на своем певучем языке. Он кивнул, встал, взял мэра за руку и не говоря ни слова пошел к двери, оставив странную женщину на попечение мага Мерстаада и жены мэра. Затем так же спокойно он закрыл за собой дверь.

- Ну, кто она? - возбужденно спросил мэр Аальстен.

- Э? - Сэр Джордж с усилием оторвался от своих мыслей. - О, на самом деле я мало что могу тебе о ней сказать.

- Но вы разговаривали достаточно долго.

Он покачал головой. - Я едва ли понимал то, что она говорила, и я не знаю, понимала ли она меня. Но она чувствовала огромную потребность выговориться, и я дал это ей. В силу сложившихся обстоятельств это единственное, что я мог сделать для нее.

Мэр выглядел почти отчаявшимся. - Ты что-то знаешь, я надеюсь, или догадываешься. Наш народ не так давно пришел сюда, и мы не знакомы с людьми этого края и с их историей, особенно если речь идет о далеких или скрытных народах. Поэтому я оценю даже твои предположения.

Сэр Джордж медленно кивнул. - Хорошо, я верю, что она принадлежит к старинной и благородной расе, мало известной в большом мире. Ты можешь безусловно относиться к ней как к леди, хотя я не могу сказать тебе что-либо определенное о ее титулах или власти, которую она имела в своей стране.

- Будет ли ее народ искать ее? спросил мэр.

- Нет, это в высшей степени сомнительно, - ответил Сэр Джордж. - Но даже если они это и сделают, ты можешь ожидать только их благодарности. Теперь о твоей проблеме - драконах. Скорее всего они думают, что убили ее, пока она ползала по ямам и щелям в горах. На твоем месте я бы не слишком волновался.

Мэр казался не слишком успокоенным.Он привык доверять Сэру Джорджу, но драконы были ужасными врагами. Их стая могла наброситься на деревню ночью и уничтожить ее в одно мгновение. Маленькое поселение не сможет сражаться с дюжиной драконов, как ни готовься. Горная гряда была самой опасной частью королевства,но также и защищала, и поселенцы надеялись в основном на себя. Сэр Джордж сейчас не хотел даже обсуждать степень опасности, боясь что мужество Флэмов уступит их практичности и предусмотрительности. В таком случае мэр мог без колебаний отправить странную леди и ее ребенка обратно в глушь. В действительности уже слишком поздно решать: вмешиваться или нет.

Действительно слишком поздно... В следующий момент, жена мэра вышла, сопя и всхлипывая, из спальни,неся ребенка. Эран Мерстаад медленно шел следом за ней,выглядя печально и как бы злясь на себя за недостаток умения. Сэр Джордж приподнялся, и еще раз взглянул на странного ребенка с большими, темными глазами, почему то чувствуя себя слегка виноватым. Ребенок, подобный этому, должен жить среди своей расы, и жить их жизнью, но тут уж ничего не поделаешь. Отослать его домой означало передать его в руки врагов, решивших убить его, и Сэр Джордж даже не знал, где это.

- Его имя Тельвин, - сказал старый рыцарь. - Это все, что я могу рассказать тебе о нем. Обращайтесь с ним хорошо ради храбрости и решительности его матери. А теперь, если ты меня извинишь, я сделал все, что мог и пошел домой.

- Но что мы должны делать с ним? - в отчаянии спросил мэр.

Сэр Джордж надел шляпу, потом обернулся и посмотрел на мэра. - Я думаю, ты должен это знать лучше меня. Ты знаешь, у меня никогда не было детей, и я не могу рассказать тебе, как с ними обращаться.

- Но что нам делать с драконами, если они явятся сюда за ребенком или матерью?

- Послать за мной, - сказал Сэр Джордж, уже выйдя за дверь. - Не пытайтесь справиться с ними сами.

И он ушел в ночь, выглядя совершенно беззаботным. Но когда он пришел домой, он уселся в свое любимое кресло и провел пол ночи в компании с тремя бутылками вишнего ликера, думая о драконах.

***

На следующее утро Сэр Джордж встал пораньше. Мэр пришел постучать в его дверь с рассветом, но он ожидал этого, рано поднялся и приготовился к приему гостей. Так же он ни мало не удивился, увидя, что мер серьезен, озабочен и слегка испуган, да и похоже не слишком хорошо спал. Сэр Джордж провел его сразу в гостинную и усадил таким образом, чтобы теплое питье и тарелка с восхитительными свежими булочками были у него под рукой, рассчитывая одновременно отвлечь его и привести в более спокойное состояние духа. Мэр Аальстен уставился на экзотическую обстановку гостинной, сердце большого дома, наполненную странными и замечательными вещами. Как и все деревенские, мэр всегда поражался этим домом, и неважно сколько раз он уже бывал здесь.

- Ну, Райд, что тебя тревожит? - неожиданно резко спросил Сэр Джордж, как будто атакуя не приготовившегося врага. Тебя тревожит ребенок, его мать или драконы, а может все вместе?

- Откровенно говоря, драконы, - отозвался мэр.

- Я так и думал.

- Я не очень то много могу сделать, чтобы защитить народ от атаки банды драконов, - объяснил мэр. - Единственное, что мне пришло в голову эвакуация в Аалбанфорд, где, как ты знаешь, расположен основной гарнизон, но это означает длинное путешествие по снегу. Так что я и подумал, может быть ты расскажешь мне о драконах, и насколько велика опасность, по твоему. Настойчивы ли драконы в преследовании своих жертв?

- О, драконы могут быть очень настойчивы, - сказал Сэр Джордж, беря стул и садясь по другую сторону камина. - Они живут долго - настолько долго, что даже эльфы кажутся недолговечными по сравнению с ними. Но в отличии от эльфов, они действуют быстро, не откладывая дела в долгий ящик, и не успокаиваются, до тех пор пока дело не сделано. Особенно они целеустремлены, когда злы или напуганы.

Мэр Аальстен выглядел более испуганным, чем когда бы то ни было. - И как ты думаешь, они привяжутся к нам?

Сэр Джордж пожал плечами. - Откровенно говоря, я верю, что они удовлетворены тем, что убили своего врага, и улетели домой. Если бы они заподозрили, что их жертва ускользнула,они были бы здесь уже давно, так как кроме деревни ей больше некуда податься. И по меньшей мере, мы бы увидели, как они носятся над горами.

- И все-таки, если они появятся? - спросил мэр, понемногу успокаиваясь. -Что мы сможем сделать тогда?

- Вы - ничего, за одним исключением: послать за мной как можно быстрее.Я знаю, что сказать им.

Аальстен заинтересованно взглянул на Сэра Джорджа. - Ты думаешь, что сможешь обмануть их?

- Я не собираюсь обманывать их, - спокойно объяснил Сэр Джордж. - Если они придут и будут спрашивать, а они всегда так поступают перед атакой, я скажу им правду. Женщина, которую они ищут, умерла прошлой ночью.Это должно понравиться им, и они вернуться домой.

- А если они спросят о ребенке? - спросил мэр.

- Вот тогда я начну врать. - Он отмел проблему широким жестом. - Если женщина мертва, почему их должен беспокоить ребенок?

- А ты сможешь?

- Конечно. Как мне представляется, у нас только три возможности. Или мы сражаемся, что невозможно, или мы бежим, что непрактично и смертельно опасно, или мы убеждаем драконов оставить нас. Как ты видишь, я не пакую чемоданов, не правда ли? Если ты мне позволишь похвастаться, я думаю, что являюсь единственным человеком в деревне способным уговорить драконов убраться.

- Так вот почему ты сказал мне прошлой ночью послать за тобой, если драконы появятся, - сказал мэр и впервые слегка улыбнулся. - Это счастье для всех нас, что у нас есть такой человек, как ты, который может оставить в дураках даже дракона.

Сэр Джордж решил про себя, что это комплимент, а не оскорбление. Итак, что ты собираешься делать с ребенком?

- Я полагаю, мы оставим его в деревне и будем воспитывать как нашего собственного, если кто-нибудь не предложит что-либо лучшее.



- Может быть кто-то захочет усыновить его? - спросил Сэр Джордж.

- О, нет. Он будет расти под опекой деревни, - сказал мэр. - Возможно ты не знаешь, но старинный закон Флэмов запрещает усыновление, чтобы защитить право наследования настоящих детей, которых,впрочем, может и не быть.

- Мне представляется, что это чересчур, возьмем для примера меня. У меня нет наследника, и нет никаких шансов, что он когда-нибудь появиться.

- Хорошо, в таком случае ты можешь выбрать кого-то своим наследником, и он получит твое имя и состояние после твоей смерти, но не раньше.

Очевидно Сэр Джордж погрузился в какую-то глубокую битву с самим собой, пытаясь решиться на поступок, которого он то ли боялся, то ли ненавидел. Хорошо, ребенок не будет ни наследником Флэмов, ни моим. Но ты мог бы поселить его у меня, и дать возможность парочке доброжелательных иностранцев усыновить его.

- Джордж, добрый люд этой деревни никогда не разрешит мне это, и даже страшно подумать, что Герцог Аальбан или Волшебники Флэмов сказали бы о таком неслыханном деле, - сказал Мэр Аальтен, отвергая предложение Сэра Джорджа. - Наш закон свят для нас. Он был с нами прежде, чем наш народ пришел в этот мир, и он одно из того немногого, что мы унесем с собой. Он требует, чтобы мы заботились о парне как о сыне нашего народа. И имей в виду, что то, что он пожелает сделать со своей жизнью, как только ему исполниться шестнадцать, целиком "его собственное дело".

- Да... пожалуй, - подумав согласился Сэр Джордж. - И к тому же я не слишком много времени провожу дома.

В действительности, когда он обдумывал этот разговор ночью, он ожидал именно такого развития событий, все сработало как ожидалось... возможно даже лучше. Он никогда не задерживался в одном месте надолго, и конечно не собирался оставаться в этой убогой пограничной деревушке дольше, чем нужно. Хотя, подумал он, возможно он мог бы подождать. Во всяком случае его любопытство было возбуждено и он мог бы находиться поблизости.

Первая Глава

Хотя Тельвин прожил в деревне Грец все годы своей короткой жизни, он не принадлежал ей, и знал это. Проблема была в том, что у него не было никаких идей о том, где его место, и мэр наверняка не разрешил бы ему уйти, даже если бы и были. Так что он оставался там, где он был и рос, понемногу разочаровываясь в жизни, в точности так же как деревня разочаровалось в нем.

Большинство юношей, становясь немного взрослее,начинают думать, что все то, что их окружает, вовсе не их. Они представляют себя наследниками королей или лордов,волшебников или, в крайнем случае, героев или еще какие либо глупости. И они уверены, что станут выдающимися личностями, переполненными храбростью и мудростью, и еще множеством великих и замечательных качеств, если взрослые не остановят их, говоря чем заниматься, и разрешат им самим выбирать свой путь. Тогда бы они ушли и совешали потрясающие дела, уверенно путешествовали бы за тысячи лиг чтобы бороться с армией кобольдов, и это было бы просто замечательно по сравнению с ненавистной домашней работой. Но этот народ, среди которого они росли, лучше усядеться задницей на горячую плиту, чем поведает им страшную тайну их настоящего происхождения, даст им кольцо и секретную карту, и пошлет искать свою судьбу. Таким образом они и вырастали фермерами,купцами и ремесленниками, в точности как родители.

Разница в случае с Тельвином была в том, что он абсолютно точно знал, что не принадлежит деревне. Он в действительности пришел из неизвестной страны далеко отсюда, и он действительно был потомком благородной, но загадочной расы, и всякий в деревне это также знал. Но ничего хорошего он с этого не имел. Деревенские не дали ему карту, или какой-нибудь другой загадочный предмет, который у них быть может был, не раскрыли ему загадку его рождения и не отослали его домой, потому что сами не знали кто он такой и где его дом. Они не могли ответить на его вопросы, но зато они и не упрекали его ни в чем, и будучи в сущности очень порядочным народом, чувствовали сябя ответственными за него.

Частенько кто-либо из них говорил, что они не знают, что делать с ним, но это уж точно не было правдой. То, что они хотели, - сделать его похожим на них самих, а, естественно, люди деревни считали себя лучшим народом в мире. И все эти годы он старался изо всех сил стать таким, каким он должен быть, но по прежнему не понимал, что же он такое.

В любом случае, если Тельвин был предназначен судьбой для великой и полной приключений жизни, он был уверен, что взял очень плохой разгон, а скоро он будет слишком стар, чтобы что-то начинать. Возможно, потому что он все-таки жил, а не мечтал, Тельвин смотрел на ситуацию более трезво. Изредка обдумывая свое нынешнее положение, он действительно не ожидал, что кто-нибудь в деревне знает мрачные тайны его наследия и откроет их ему, когда он станет постарше. Не ожидал он и вооруженного рыцаря из его потерянного королевства, который внезапно появится в деревне и заберет его. В мечтах он не видел себя знатным, прославленным или богатым. Единственное, чего он хотел, получить шанс самому выбрать себе судьбу, а не вести бессмысленное существование в чуждом ему окружении.

Если Тельвин думал время от времени, что взрослые придираются к нему, он был частично прав. Испытания были возможностью сблизить его с Флэмами, которые сами были относительно новым народом в Хайланде. Вот если бы он оказался в Даркине или в далеком Тайатисе, в этих старых, космополитических странах, населенных многими разнообразными расами,он подвергался бы меньшему давлению.

Флэм нашли его, заботились о нем, но они не могли разрешить ему стать полностью одним из них. Он был сведущ в магии, но они не учили его этому искусству, так как он не был Флэм. Он хотел бы учиться наукам, но среди Флэм только волшебники могли открывать важные книги. Вместо этого, настаивали они, он должен изучать что-нибудь "практичное".

Были какие-то смутные предположения,что он мог бы быть результатом увлечения какой-нибудь эльфийки, и действительно, одно время это была его секретная надежда, так как у эльфов безусловно где-то в мире есть дом. Конечно,он не знал тогда, что эльфы вообще относятся к иностранцам с подозрением, а к чужим эльфам в особенности. Но к шестнадцати годам он вырос слишком высоким и крепким, чтобы быть эльфом, и угрожал стать еще выше и еще мускулистее.

Его можно было бы принять за одного из Флэмов, так как,подобно им, кожа у него была медного цвета, такой же сильный и высокий, по юношески угловатый, но с благородными чертами лица. Однако его густые волосы были черны как смоль, тогда как Флэмы были чаще всего блондины или рыжеволосы. У него уже начала пробиваться борода, но не было даже намека на волосы между ног. Но самой замечательной чертой его внешнего облика были глаза,почти наверняка не являвшиеся человеческими,черные как ночь и такие глубокие,что приводили любого, смотревшего в них, в замешательство. Так что его звали Тельвин Лисий Глаз. И еще одна особенность, которую большинство людей предпочитало не замечать: та часть глаза,которая у обычных людей белая, была у него синей, цвета чистейшего сапфира. Люди говорили ему, что он выглядит точно так же, как его мать, в те редкие моменты, когда они вообще упоминали эту загадочную женщину.

Деревенский люд продолжал пытаться подготовить место для Тельвина, и научить его,например, торговать, что позволило бы ему жить с ними, как своему. Это было бессмысленно, так как все знали, что он уйдет, и будет делать то, что захочет, когда вырастет, но для Флэмов важно было намерение, так как традиция и практичность диктовали им как себя вести. Он сам хотел бы быть магом, но это было запрещено. Он с удовольствием стал бы воином, но и это противоречило Закону Флэмов. Кто-то попытался научить его работе с кожей, но очень быстро оказалось, что его нос слишком чувствителен для краски и дубления.

Один из деревенских ювелиров взял его в ученики, но тут оказалось, что он видит все как-то странно, не правильно. Сам он открыл это в школе. Он мог прочитать открытую книгу на другой стороне класса, но только не у себя под носом. Возможно, он мог бы стать шахтером или дровосеком - когда дело доходило до простой тяжелой работы, силы у него хватало - но это было слишком опасно, и никто из деревенских не хотел подвергать сироту новым опасностям.

В целом,он смотрел на будущее довольно мрачно, как бы застряв между занятиями, которыми он хотел бы заниматься, но ему не разрешали, и профессиями, заниматься которыми мешали особенности его неизвестной расы.

Возможно его жизнь могла бы быть легче, если бы он действительно хотел попытаться приспособится, но он мог думать только о том, что принадлежит к чему-то совсем другому. Так и получилось, что ранней весной в возрасте пятнадцати лет нашел себя в подвешенном состоянии, без будущего.

Зимой все работы практически останавливались. Сначала фермеры, шахтеры и лесорубы отступали перед снегом, а позже и ремесленники,превратив запасы в законченные изделия, начинали бегать по соседям в поисках новых, но увы... Ювелир сдался в середине зимы, когда его запасы золота,серебра и драгоценных камней, добытых в горах, закончились, и он отправил Тельвина обратно в объятия мэра, так сказать, до тех пор пока тот не найдет для него что-то другое. Мэр, в свою очередь, отрядил его наблюдать за домом Сэра Джорджа, пока старый рыцарь отсутствовал, в основном для того, чтобы хоть чем-то его занять.

Снег покрыл землю, затем растаял,первое теплое дыхание весны пробудило деревья и появилась новая зеленая трава, когда Каарстел, лесник, предложил у сопровождать его во время выходов. Шахтеры возврашались обратно в горы, дровосеки в лес. Все это означало для лесника много работы по очистке отдаленных троп и проверке того, что ничего злого не проникло в лес зимой. Каарстел был уже староват, хотя и не желал признавать это, и еще не просил Герцога Аальбана прислать помошника. Но помощь здоровенного, сильного парня могла быть полезной, а юный Тельвин был единственный неработающий юноша в деревне.

Со своей стороны, Тельвин обрадовался новой работе, так как он любил бывать в глуши. Он наслаждался дремучим лесом, его огромными деревьями, тенями и покоем. Но особенно он любил высокие горы,стоя на вершине которых он ощущал всей кожей холодный ветер и глядя вниз видел поля и леса, простершиеся далеко внизу. Когда он взглядывал вниз с какого-нибудь отвесного утеса или каменного шпиля, он почти чувствовал, что мог бы прыгнуть в воздух и лететь на крыльях ветра. К сожалению он быстро обнаружил, что любой намек на возможность стать лесником вежливо не замечается или сразу отвергается, так что и эта карьера, увы, закрыта для сироты иностранного происхождения.

- Был ли твой народ первым из тех, кто пришел в эту землю? - спросил Тельвин однажды утром, когда они со старым лесником шли по горной тропинке. Он уже знал ответ на свой вопрос, но это всегда был хороший способ навести лесника на рассказ о добрых старых временах.

- Один из первых, - ответил Каарстел, пока они медленно карабкались в гору. -Эльфы пришли сюда раньше, и намного - две, быть может три тысячи лет назад. Что-то ужасное случилось там, где они жили в те годы, но эльфы не говорят об этом. Когда мы прибыли, спустя века, здесь были небольшие группы скитальцев да дикие эльфы, которые жили здесь, на севере. Они ушли, когда мы появились.

- И куда? - спросил Тельвин. Эльфы редко заходили в деревню, но он думал что любит их.

- Некоторые подались на юг Хайланда, или даже еще дальше к югу, в темные леса Эльфхейма, чтобы жить вместе с родичами. Другие пересекли северные горы и поселились в Вендаре, в холодных,пустынных землях, где только эльфы и могут выжить, и продолжают жить так, как привыкли. Я думаю, что в этих лесах осталось еще несколько тех, первых эльфов, хотя я неуверен в этом, потому что ни разу их не видел.

Они подошли к месту, где с дерева упало несколько огромных ветвей, не выдержав тяжести зимнего снега. Ветви упали прямо на тропинку, но кто-то разрубил их топором, отбросив куски в сторону. Свежие щепки еще лежали на дороге,только чуть чуть потемнев.

- Шахтеры расчистили себе путь, вероятно когда вели свои пони с запасами, - высказал Каарстел то, что и так было ясно. - Народ использующий дороги, заботится о них ради собственного удобства. Ну а мы должны убедиться, что никакое злое создание не проникло в лес зимой.

- Это возможно? - спросил Тельвин, поспешая следом за лесником. - Я имею в виду, что последняя зима была тяжелой. И кажется мне, что огры и гоблины вряд ли найдут в снегу больше, чем другие.

- Да, в общем-то ты прав, - согласился лесник. - Мы сделали несколько облав тогда, в мои юные годы, когда впервые пришли на эту землю. В целом нам повезло, мы были здесь практически одни, хотя время от времени я находил следы бандитов. Тогда я поднимал гарнизон, и мы охотились на них. Обычно, они старались убежать как можно дальше. Мы редко находили что-нибудь.

- Бывало, что они атаковали фермы или шахты?

- Последний раз три года назад, - объяснил Каарстел. - Большинство фермеров возвращается на ночь в деревню, а шахтеры построили маленькие крепости при входе на шахты, так что они легко могут закрыться в них и ждать, пока опасность не пройдет. Вот у поселенцов в северо-восточной части Хайланда были трудные времена, так как они живут в самой опасной части гор. И конечно им приходится иметь дело с Этенгаром. Я бы поклялся, что сами кланы не имеют ничего против поселенцев, но юные воины постоянно собираются в банды и уходят на разведку, они всегда могут найти способ попасть в неприятности, даже если и не ищут их специально.

Внезапно они вышли из леса на более высокую часть дороги, где она шла вдоль обрыва под высоким скалистым обрывом, из которого торчали там и здесь огромные серые каменные глыбы. Лесник остановился и несколько мгновений стоял неподвижно,оглядывая местность,в основном утес справа от него. Тропа шла вперед и заканчивалась в глубокой выемке между двумя высоченными пиками. Тельвин прошел немного вперед, чтобы разглядеть получше. Теперь он ясно увидел ущелье с обратной стороны деревни, хотя только отсюда он заметил, что из него есть выход. Но он никогда не осмелится проехать там верхом, так как путь был очень узок и петлял между скалами.

- Именно здесь я нашел твою мать пятнадцать лет назад, - наконец сказал Каарстел. - Драконы охотились на нее вон там, в каньоне, выдыхая пламя между скал. Я полагаю, что она спустилась вниз из него, а они думали, что она все еще там, внутри. Это была опасная ночь. У нас не было ни малейшего шанса узнать, собираются ли они напасть на нас, но они улетели на юг, и никогда больше не вернулись в деревню.

- Почему? спросил Тельвин. - Ясно, что именно в деревне надо было искать.

- Возможно, именно потому, что было естественно идти в деревню, а эти драконы были уверены, что она скорее будет прятаться,а не пойдет туда, где люди и свет. Сэр Джордж всегда был уверен, что драконы в конце концов решили, что убили ее, и перестали искать. Это кажется достаточно убедительно.

- Как ты думаешь, моя мама перешла горы? - спросил Тельвин с ноткой зависти. Он, конечно, хорошо знал эту историю, но но еще никогда не слышал ее от того, кто на самом деле был там.

- Это возможно, - согласился лесник. - Но я всегда спрашивал себя, действительно ли она перевалила через горы, а не пришла с юга. Это могло бы объяснить, почему драконы не вернулись. С той стороны гор нет ничего, ни на север, ни на восток. Холодная, пустынная земла, леса и равнины, никого, кроме банд диких эльфов, да и тех не шибко много. Есть Лесное Королевство, но это очень далеко, на берегу моря у Гибореанских Пределов. Сэр Джордж был там и убедился, что там живут обыкновенные эльфы. А ты может быть человек, может нет, но не эльф, это точно.

- В школе мы учили о Блэкмуре, - сказал Тельвин. - Я знаю, считается, что Блэкмур был полностью уничтожен и опустился в море тысячи лет назад, но быть может какая-то часть от него сохранилась?

- Возможно, - пожал плечами лесник. - Я не слишком много знаю об этом, чтобы сказать да или нет. Но народ Блэкмура имел очень плохую репутацию, и я никак не могу представить твою мать одной из них. Она была настоящая леди. Я никогда не видел такой как она с тех пор.

Ну вот, а Тельвин часто воображал себя наследником погибшего Блэкмура. Было без счету неизвестных рас из неизвестных земель в этом мире,но из всех них Блэкмур казался самым вероятным претендентом, но... Но несмотря на все мечты и желания, он был слишком практичен, чтобы верить в такие вещи или придавать слишком много значения этим глупым предположениям. Однако было так приятно помечтать об этом.

Тельвин быстро убедился, что у лесника - лучшая работа в деревне. За исключением Сэра Джорджа конечно, но тот только жил в деревне, а работал где-то в другом месте. Тельвину казалось, что нет ничего лучше, чем бродить по горам, холмам и лесам.

Конечно, он не забывал, что лесник проводит много времени снаружи, в дождь,снег и жестокие осенние и зимние ветры, что он сильно рисковал, когда выслеживал различных монстров и вообще всяких негодяев, которые приходили в эту землю. И хотя он не говорил об этом, Тельвин знал об огромном риске, на который пошел Каарстел, спасая его мать, и поэтому он очень уважал старика.

Был уже поздний вечер, когда они начали спускаться вниз и только с наступлением темноты они вернулись в деревню. Тельвин перекусил вместе с Каарстелом. Он чувствовал что задержался сишком долго, слушая истории старого человека, но не особенно волновался, зная что его ждут не раньше ночи. Он поторопился к дому Сэра Джорджа, убедился что все в порядке, а затем отправился к дому мэра,где жил в настоящее время.

Как всегда помня о своих домашних обязанностях, он задержался во дворе, собрав тяжелую связку поленьев для утреннего очага. Высокий и сильный для своего возраста, он сумел натаскать достаточно дров для всего дома за пару, другую ходок.

Тельвин сложил дрова в ящик за очагом в кухне и в гостинной, где в последнее время обычно зажигали огонь на ночь. Весна только настала, и ночи еще были холодные, особенно когда небо было ясным, а ветер холодным. Дом мэра был довольно велик, но почти пуст, так как его дочь вышла замуж, а сын уехал на юг. Мэр Аальстен был самый богатый человек в деревне, не считая, конечно, Сэра Джорджа. Аальстену здорово везло в торговле.

Мэр не использовал свою должность для каких-либо махинаций или афер, так как это было бы недостойно с точки зрения традиций Флэмов, но зато отлично знал всех людей в деревне, что они делают и в чем нуждаются. Впрочем, он был богат только по суровым стандартам границы, жил просто и удобно, но по сравнению с торговцами с юга, грубо и неизысканно.

Мэр держал только одну служанку,более старшую девушку, с которой Тельвин учился в школе несколько лет назад, и по ночам она уходила к себе домой. Тельвин с удовольствием занимался своими домашними обязанностями. Он поддерживал, например, огонь по ночам, да и вообще любил быть полезным и помогать по мере сил. Подобно Леснику Каарстелу, мэр и остальные сельчане пошли на страшный риск, спасая его мать и дав приют ему самому. За это он был им весьма признателен, хотя и разочарован их попытками сделать из него человека, подобного им. Этой ночью он нашел мэра одиноко сидевшим в своей рабочей комнате и поруженного в изучение огромных торговых гроссбухов, освещенных золотым светом нефтяной лампы.

- А, это ты, парень. Как прошел день? - спросил Мэр Аальстен, по прежнему глядя в книгу.

- Лесник показал мне где он нашел мою мать, - сказал Тельвин. - Я всегда знал, что он здорово рисковал, спуская ее вниз, но он никогда не признавался в этом.

- Он замечательный, храбрый человек. Многие в деревне обязаны ему жизнью, - согласился мэр и откинулся на стул. - Ты знаешь, Тельвин, в этом году ты станешь совершеннолетним, и ты уже слишком взрослый, чтобы пытаться стать чьим-либо учеником. Мне кажется, ты просто наслаждаешься временем, которое ты проводишь с лесником.

- Да, это правда, - радостно подтвердил Тельвин, спрашивая себя, неужели ему повезло.

- К сожалению,ты не Флэм по крови, и не был обьявлен полноправным гражданином лордом страны, и, согласно закону, не можешь находиться на должности, за которую платит корона, - продолжал мэр Аальстен. - Это ты понимаешь, черт побери?

- Да, теперь понимаю, - согласился Тельвин. Это объясняло, почему так много заманчивых карьер было не для него. Когда он был совсем маленьким, он всегда думал, что законы Флэмов справедливы для всех, как ему и говорили взрослые. Теперь-то он понял, что Флэмы были замкнутым кланом, и их законы были предназначены для изгнания странников, подобно ему.

- Первые караваны с драгоценными камнями и рудой уже спустились с гор, - заметил мэр. - Дал Ферстаан сказал, что ему нужна помощь в кузнице, и он хочет, чтобы ты пришел к нему завтра утром и начал работать с ним. Конечно, это зависит от тебя. Ты ведь справишься с горном, не правда ли?

- Надеюсь, - согласился Тельвин, стараясь чтобы в его голос не закралось сомнение. - У меня есть опыт работы с огнем у ювелира. Это тоже самое, только размерами побольше, я полагаю.

- Работа кузнеца кажется подходящим выбором для парня твоих габаритов и силы, особенно учитывая что ты еще растешь. - Мэр помедлил, обдумывая то, что он собирался сказать. - Откровенно говоря, я не думаю, что ты станешь кузнецом. Сэр Джордж положил на тебя глаз, и я уверен, что у него есть планы на тебя, когда тебе исполнится шестнадцать. Но у нас есть свои причины делать все именно так, как мы и делаем. С нашей стороны мы чувствуем себя обязанными обеспечить тебе нормальную жизнь, насколько это допускают наши законы и обычаи. Кроме того Сэр Джордж всегда заботился о твоем образовании, и не только о школе, но и об ученичестве, по одному ему известной причине. Он всегда оплачивал большую часть расходов на твое обучение и содержание. Он даже хотел усыновить тебя, когда ты только появился на свет.

- Усыновить? - спросил Тельвин, пораженный до глубины души.

- Естественно, это запрещено законом, который никогда не помогает тебе, увы, - сказал мэр, достаточно смелое заявление для ревностного поборника традиций Флэмов. - И ты стал бы его наследником, если бы он не вернулся из одного из своих путешествий. Но правда и то, что Сэр Джордж ведет весьма опасную жизнь, как бы он там не хотел, чтобы мы поверили в обратное, а мы должны считаться с возможностью, что тебе придется самому искать себе занятие, если что-либо случится с ним.

- Я совершенно не представляю, чем занимается Сэр Джордж, - заметил Тельвин.

- Если быть абсолютно честным, я тоже. Он любит подчеркивать, что он торговец, но многие считают его авантюристом, и никто не сможет их переубедить. Добрые люди этой деревни думают, что ты должен научиться честной торговле,а не пытаться подражать старому рыцарю. Сэр Джордж мой друг, но я обязан действовать согласуясь с желаниями народа, а не по собственной воле, хотя,кстати, мне было бы намного легче,если бы эти самые добрые люди вложили в твое воспитание кое-что существеннее, чем просто советы. Как я тебе уже говорил, то, чем ты займешься, когда станешь взрослым, исключительно твое собственное дело. Так что поработай в кузнице до тех пор, пока Сэр Джордж не заберет тебя с собой, или Дал Ферстаан выгонит на улицу.

- Я думаю, что я понял, - сказал Тельвин, стараясь, чтобы в его голосе не прозвучала обида. - Все дело в том, что иногда я просто не могу делать всю эту работу правильно.

- Ну, ты действительно здорово отличаешься от нас, - сказал мэр. Возможно, что у твоего народа есть свои способы делать вещи, которые подходят только для них ... и для тебя.

Тельвин отправился в свою комнату собираться, так как он должен был отправиться к кузнецу завтра рано утром. Когда же он подумал о том, что может стать кем-то другим, чем обычным деревенским ремесленником или лавочником, его душа наполнилась надеждой и радостью. Если он потерпит еще один год, то сможет сам выбрать себе будущее. Но одновременно он ощущал разочарование, глубокое разочарование во Флэмах, которым всегда доверял. Конечно, он по-прежнему был благодарен им за спасение своей матери от драконов и попечение о нем самом. Но он злился на людей, которым было наплевать на его будущее, и которые тем не менее диктовали ему условия жизни, даже не пытаясь понять, что лучше для него самого.

По меньшей мере теперь он может следующие несколько месяцев занять свою голову, обдумывая будущее. Был ли Сэр Джордж странствующим торговцем или авантюристом, Тельвин подумал что обрадуется, став таким же. Единственная проблемка была в том, что он понятия не имел ни о том, ни о другом занятии, и это означало, что впереди еще годы ученичества. Но зато в конце концов он будет делать то, что ему нравится.

Тельвин пришел в свой новый дом сразу после рассвета, на следующее утро, когда Дал Ферстаан только начал разжигать огонь в кузнице. Первый караван с рудой только что спустился из горных шахт. Один из больших ящиков для сырья был уже полон, и грязные джутовые мешки, в которых грузчики переносили руду, были сложены на полу и развязаны,готовые быть заново заполненными. Лавка кузнеца стояла на самом краю деревни вместе несколькими другими лавками. Это не только предохраняло другие дома от дыма и грохота кузницы, но и позволяло первым получать припасы, так как лавка находилась рядом с главной дорогой.

Дал Ферстаан пришел в деревню незадолго до рождения Тельвина. Он учился в нижнем Хайланде, где было много кузнецов и мало металлов. Обычно кузнецами были высокие, крепко-сбитые люди, а Дал был невысок, но кряжист и силен. Он был абсолютно лыс,имел круглое, приятное лицо и густую бороду, что повергало в шок всех, видевших его впервые. Он был умелый и усердный мастер, и относился к юному Тельвину с большей симпатией, чем большинство суровых,недоверчивых Флэмов.

На самом деле, лучшим другом Тельвина был Сельмар,единственный сын Дал Ферстаана. Но Сельмар,увы, унаследовал от кузнеца его невысокий рост,а от матери хрупкое сложение, будучи маленьким, болезненным ребенком. Он получил и талант отца к работе с металлом,но не его силу. Вот так и получилось, что Сельмар стал недавно учеником ювелира, а Тельвин теперь учеником кузнеца.

Этим утром Сельмар уже направлялся к ювелиру, когда появился Тельвин. Сельмар остановился, и повернул обратно, притворяясь удивленным. - Что такое? Мой отец обычно не дает милостеню.

- Я пришел, чтобы повстречаться с джентельменом Флэмов, - ответил Тельвин.

- И ты думаешь, что способен заметить наковальню у себя под носом?

- Может быть мне поможет то, что я высок, да и руки у меня длинные, ответил Тельвин серьезно. Когда он был помоложе, думали, что у него дальнозоркость. Тогда же в деревне появился Маг Эддан, который начал учить и лечить жителей. Он попробовал пару заклинаний, пытаясь исправить зрение Тельвина. Однако магия не дала никакого эффекта, доказав, что эта была особенность его организма, а не какая то болезнь.

- Я думаю, что ты справишься, - сказал более серьезно Сельмар. - Не бойся отца. У тебя есть проблемы, но ты не боишься работы. Это все, что он требует от учеников.

Тельвин знал, что это правда, так как он часто бывал в доме Ферстаана в течении этих лет, и даже немного жил тут время от времени. И он всегда обнаруживал, что это счастливый дом, с дружелюбными людьми, которые были ему рады, и он, в свою очередь, чувствовал себя легко и радостно, и никто никогда не напоминал ему, что он не Флэм. Он нашел Дал Ферстаана на кухне, готовившегося к рабочему дню.

- А, вот и ты,парень. Готов к работе?

- Мне нужно только момент чтобы переодеться, - согласился Тельвин.

- У тебя есть куча времени, пацан, - сказал ему Ферстаан. - Занимай-ка ты комнату Сельмара. Его ученичество уже близко к концу, и он будет жить в доме ювелира.

Дал Ферстаан действительно был очень добрым человеком, он никогда не обвинял или стыдил своего сына за то, что он вырос тщедушным и неспособным быть кузнецом. Он всегда старался помочь Сельмару освоить работу ювелира, и никогда не намекал тому, что он дружит с неудачником. Даже нескольких минут в этом доме хватило Тельвину чтобы почувствовать себя более терпимым по отношению к Флэмам, несмотря на его предыдущие предчувствия.

Благодаря своему краткому опыты работы с ювелиром и тому, что он жил в этом доме, когда был моложе, Тельвин знал, что его ждет. Так как первые караваны с рудой только что прибыли, еще никто не успел отобрать лучшую породу и очистить ее. Руда покупалась у шахтеров ради металла, находящегося в ней, и за лучшую руду теребовали большую цену, так что шахтеры делали, все что могли, чтобы удалить ненужную породу. Большая часть металла, добываемого на границе, шла на юг, в Хайланд,где и перерабатывалась. Расстояние и состояние дорог было таким, что для торговцев было выгоднее платить за обработку руды на месте и вести на юг уже металлические болванки. Это означало,что руда должна быть очищена кузнецами. В Греце было несколько кузнецов, и по большей части они занимались переплавкой руды в слитки, а не изготовлением законченных изделий.

В свою очередь, процесс очистки зависел от металла. Железо было одним из самых трудных, так как практически никогда не было чистым, а удаление примесей требовало тяжелой работы,много времени и очень горячего огня. Вначале было необходимо зажечь достаточно горячий огонь,и все деревенские торговцы углем уже приготовили огромные деревянные клети, заполненные древесным углем, чтобы обеспечить им литейные. Руда нагревалась, продувалась воздухом, подаваемом снизу, металл становился жидким и через измельченный камень стекал вниз, где и остывал, превращаясь в слитки.

Дал Ферстаан и двое его помошников возились с огнем, но поначалу их усилия были мало удачны из-за отсутствия практики зимой. Тельвин,с его силой и упорством, должен был работать с одним из гигантских мехов, прокачивая воздух через руду и одновременно поддерживая жар в горне. Меха должны были работать медленными, равномерными движениями, направляя воздух в точности нужной интенсивности.

Дал Ферстаан подошел, чтобы бросить взгляд на меха. Кажется, ему понравилось. - Ты все делаешь правильно, Лисий Глаз.

Тельвин был рад сделать что-либо полезное, для разнообразия. А так всегда тоже самое, и он думал, что если бы ослы имели руки, их можно было бы научить выполнять ту же самую работу.

Перн, один из подмастерий кузнеца, пришел через какое то время дать ему отдохнуть. Другой подмастерье, Дала, показал ему, как расположить формы, чтобы получить собранное железо. Слитки отливались в точности так же, как и остальные металлические изделия. Но поскольку они были только полуфабрикатом, и в будущем должны были быть переплавлены для дальнейшей обработки,они отливались самым простым методом, требовавшем минимум усилий и времени. Формы для них готовились из песка, который располагался на большом поддоне, и в него с силой вдавливался выдолбленный камень. Получавшиеся таким образом отливки были одинаковы по форме и весу. Их было на удивление мало,особенно учитывая слова Дал Ферстаана, что он всегда готовит немного больше чем нужно, на всякий случай. За день тяжелой работы делали немного грубых железных болванок.

Тельвин вернулся к мехам. В середине утра Дал Ферстаана вызвали к посетителям, он оставил двух юных подмастерьев наблюдать за топкой. Они теперь были в середине длинного процесса,руда плавилась в горне, так что какое то время они просто отдыхали, пока кузнец не вернулся в кузницу. Ближе к полдню поднялся холодный, бодрящий ветер. Комната с топкой была отделена от собственно кузницы, которая представляла из себя длинную пристройку, соединенную с остальным домом дверью в самом его конце. Ее стены представляли из себя деревянные панели, подвешенные к потолку на петлях, достаточно большие и открытые, чтобы дать возможность дыму и копоти легко уходить из кузницы.

Незадолго до полдня, когда была очередь Тельвина стоять у мехов, он обратил внимание на Мага Эддана, стоящего у внешней двери кузницы. Волшебник появился в деревне только несколько лет назад, но Тельвин хорошо его знал, так он был учителем для старших учеников и одновременно местным врачом. Он был молод для волшебника его ранга, знающ, хотя и не хватал звезд с неба. Он пришел на границу чтобы доказать свой профессионализм не соревнуясь со своими собратьями-магами. Возможно именно из-за своей молодости он старался выглядеть сурово, постоянно командуя, и не добивался уважения своих учеников. Он расчесывал свои жгуче-красные волосы на манер львиной гривы, и всегда одевался в темные одежду, подражая стилю лордов Флэмов. Еще он носил длинный, элегантный камзол с тугим воротником и короткую накидку.

Заметив, что Тельвин увидел его, он собирался сказать ему что-то, но в этот момент к нему подошли мэр и Дал Ферстаан. Они быстро обменялись несколькими словами. Мэр Аальстен умышленно встал позади двери, так что его не было видно изнутри. Потом мэр и волшебник вместе отправились обратно в деревню. Кузнец немного постоял, погруженный в свои мысли. Наконец он шагнул внутрь.

- Перн,Меррон... можете вы двое присмотреть за горном несколько минут, пока я не переговорю с Тельвином? - спросил он.

Тельвин передал меха одному из подмастерий, потом торопливо пошел за кузнецом вокруг пристройки к кухне. Он знал, что случилось что-то плохое, так как кузнец казался взволнованным. И он подумал, что может угадать причину тревоги. Видимо мудрые деревенские умы изобрели еще одно ограничение, которое должно было сделать его жизнь еще немного тяжелее, естестественно ради его собственного благополучия. Все мысли о терпимости по отношению к Флэмам, которые он тщательно лелеял, немедленно исчезли. До этого он предполагал, возможно по простоте, что они просто придерживаются буквы их закона, ограничивающего права иностранцев. Но теперь он начал спрашивать себя,а не делают ли они намеренно его жизнь все труднее и труднее, в надежде что в конце концов он уедет.

Дал Ферстаан уселся в кресло во главе кухонного стола, жестом предлагая у сесть рядом с ним. - Я перейду прямо к делу, парень. Кое-кто в деревне, и Маг Эддан в частности, кажется убеждены, что в конце концов нашли работу, подходящую тебе, и они настаивают, чтобы я заключил с тобой пятилетний контракт на ученичество. Я думаю, ты знаешь, что это означает.

- Это означает,что вы получаете меня в свое полное распоряжение на следующие пять лет,и я не смогу уйти, если не выкуплю остаток моего контракта, - сказал Тельвин, все еще пытаясь понять, почему это вдруг ему предложили такой договор. Подписав, он будет в доме кузнеца как в тюрьме, контракт будет держать его на цепи, не давая изменить жизнь, пока ему не стукнет двадцать. А тогда, он опасался, будет уже слишком поздно что-либо менять.

- За всем этим стоит Маг Эддан, если ты спросишь меня, - продолжал кузнец. - С чего это вдруг он так озабочен именно сейчас, ведь ты закончил школу больше двух лет назад. Это наверняка хорошо-продуманный заговор, с целью удержать тебя на честной работе и спасти от Сэра Джорджа, который увлечет тебя в дикую и загадочную жизнь, хотя, конечно, все в деревне ему доверяют и уважают. Мэр, кажется, очень недоволен, но его заставили, и он предложил несколько условий, которые сделают твою жизнь немного легче.

- Он это сделал? - спросил Тельвин, приободрившись.

- Да. Они не просили меня купить твой контракт, но в роли опекунов они дадут его мне. Это единственная причина, почему я вообще пошел на все это. Так как я не собираюсь что-нибудь заработать на этом, я могу назначить мою собственную цену для выкупа контракта, ну скажем одно медное пенни,что соответствует букве закона. И думается мне, что тебе будет лучше быть здесь, у меня, чем в любом другом доме в деревне, не считая,конечно, Сэра Джорджа.

- Я согласен, - сказал Тельвин, опять ощущая немного больше терпимости к Флэмам, чем мгновение раньше. Эти два акта скудоумной суровости и великого благородства потрясли его и заставили задуматься. И он решил, что в будущем будет опираться только на тех Флэмов, в которых он уверен, на друзей, но только на них и ни на кого больше.

- Ну, все не так плохо, как могло бы быть, - сказал Дал Ферстаан, вставая. - Что ты скажешь? Я думаю, мы должны немедленно вернуться к работе прежде чем эти неуклюжие подмастерья задули горн.

Вторая Глава

Наступил первый день весны. Увы, обычно природа мало считалась с календарем и не слишком старалась соответствовать ему. В прошлом году, к примеру, в ночь на весенний фестиваль, толпа разбилась на несколько мелких групп и отправилась по домам, потому что снег был слишком глубок для танцев. Но в этом году весна обогнала календарь, а зима спряталась на месяц раньше праздника весны, и все кругом были в хорошем настрении.

Все, но не Тельвин. Весенний фестиваль проходил очень похоже и на праздник урожая и на праздники середины зимы и лета. Тельвин считался слишком молодым, чтобы пить, а танцевать с ним не хотел никто. На танцы собирались все юноши и деревушки деревни,и,под пристальным наблюдением взрослых, решали, кто из них кому нравится. Но девушки никогда не хотели танцевать с Тельвином, так как знали, что родители это не одобрят. Так что, с точки зрения Тельвина, это был еще один заговор Флэмов с целью уберечь его именно от того, что он больше всего хочет, и сохранить для себя своих дочек и свои традиции.

Он пришел на танцы с Сельмаром Ферстааном,с которым сговорился его отец, понимавший, что Тельвин придет туда только с друзьями, или не придет вообще. Тельвин был высок,силен и довольно красив, в нем чувствовалось что-то благородное и загадочное. Девушки глядели на него как кролик на удава, будучи в одиночестве, или шушукая и хихикая, если собирались парочками-троечками.

Согласно традициям Флэмов, девушки приглашали юношей на танец, но Тельвина не пригласили ни разу. Зато Сельмара, который был худ и бледен,а его густые красные волосы лежали комками, пригласили по меньшей мере дюжину раз. На самом деле Сельмар делал все даже слишком хорошо для себя. Он быстро заметил, что все девушки спрашивают его о Тельвине, так что он понял, каким образом ему досталось так много танцев. И когда ночь кончилась, он решил, что и Тельвин должен оценить комизм положения.

- Ты можешь, если захочешь, встретиться с одной из девушек, - сказал Сельмар. - Они все хотят поговорить с тобой - и возможно больше, чем поговорить, если ты понимаешь, о чем я.

- И зачем это мне? - спросил Тельвин. - Они хотят просто насплетничать обо мне своим друзьям. Если бы их отцы узнали об этом, я имел бы длинный разговор с мэром и этим много о себе возомнившем волшебником. И это еще было бы самое меньшее из моих неприятностей.

- Нет, если ты будешь осторожен, - возразил Сельмар. - Теперь, слушай сюда. Мериланда, дочка ювелира, без ума от меня. Она приглашала меня уже четыре раза. Она поспрашивала тайком и нашла девушку,которая заинтересовалась тобой и чьих родителей не смущает переспектива иметь в семье высокого, умного иностранца, который кажется предназначен судьбой для громких дел. Мы вовсе не пачка невыносимых снобов, ты знаешь. Только некоторые, с которыми, увы, ты всегда имеешь дело.

- Если ты думаешь, что оно того стоит, - согласился неохотно Тельвин.

- Через несколько минут ты исчезнешь, и я сделаю, что могу, - сказал Сельмар, подмигивая.

Тельвин кивнул. - Я пойду и проверю дом Сэра Джорджа.

И он беззвучно растворился в тенях так, что никто из взроскых этого не заметил. Прошло уже больше двух недель, а Тельвин по-прежнему был в плохом настроении из-за этого контракта на ученичество у Дал Ферстаана. Правда, и Дал Ферстаан и его семья, и даже оба подмастерья старались как могли, чтобы он чувствовал себя как дома, да и работа в литейной шла хорошо. Конечно, все, что он делал, сводилось к помощи в превращении руды в железные болванки.

Он был доволен, что закончил требуемую обычаем учебу в школе раньше других учеников его возраста, и ему больше не надо туда идти и видеть лицо Мага Эддана. Он решил, что волшебник, самопровозглашенный защитник традиций Флэмов, сделает все, что в его силах, чтобы выгнать юного Тельвина из деревни. Напрасные усилия! Тельвин уже давно решил, что он уйдет в тот же день, когда ему исполниться шестнадцать, или, в крайнем случае, следующей весной.

И еще ему было страшно интересно, какие виды имел на него Сэр Джордж, особенно после того, как он узнал, что старый рыцарь сделал его своим наследником и даже намеривался усыновить его. Он часто спрашивал себя, кем в действительности был Сэр Джордж Кирби, - был ли он богатый, загадочный авантюрист, как считали все вокруг, или странствующий торговец, как он сам себя называл. В любом случае, Тельвин не сомневался, что ему будет лучше житься вместе со старым рыцарем. На этот раз Сэра Джорджа не было слишком долго, как он и предупреждал, уезжая предыдущей ранней осенью, и было совершенно непонятно, когда же он вернется.

Внезапно Тельвин остановился, отрываясь от давно привычных мыслей. Когда он завернул за угол, он увидел бледный желтый свет в одном из задних окон дома, хотя весь остальной дом был погружен во тьму. Он быстро решил, что какой-нибудь вор дождался,пока все не ушли на танцы, и сейчас грабит дом. Тельвин не колебался, повинуясь какому то жестокому инстинкту, властно толкавшему его вперед. Используя свой ключ,он аккуратно открыл переднюю дверь, выбрав именно этот вход, так как он был далеко от комнаты со светом, находившейся в задней части дома. Войдя в дверь, он вооружился дорожным посохом,который Сэр Джордж хранил здесь.

Спокойно закрыв дверь, он немного постоял, чутко вслушиваясь в тишину. Его странной формы уши были необычно чувствительны, а его большие,темные глаза давали ему, возможность видеть в темноте почти так же хорошо как днем. Эльфы также могли видеть в темноте, и Тельвин всегда старался скрыть эту свою особенность,так как народ считал его достаточно странным и без этого.

Прислушавшись, он убедился, что кто-то медленно и осторожно крадется через холл по направлению к двери на противоположном конце комнаты, в которой он находился. Похоже он вошел не так бесшумно, как думал. По меньшей мере вор будет вынужден встретиться с ним в темноте, где у Тельвина будет преимущество.

Спустя еще мгновение женская фигура появилась в двери на противоположном конце комнаты. Женщина очевидно считала, что темнота скрывает ее. Она была молода, но более высокой женщины Тельвин не видел за всю свою жизнь, она была даже на несколько дюймов выше его самого. Хотя она и носила свободную одежду, скрывающие ее формы, она казалось очень стройной, даже худой. Ее рост означал, что она не может быть эльфом, следовательно у нее нет его способности видеть в темноте. Похоже, ему придется постоянно отступать, так как она у нее более длинные руки.И у нее наверняка больший опыт в подобных делах, так как в ее руке блеснул длинный клинок с узким лезвием. Хотя Тельвин был храбр, он не был дураком. Он знал, что нужно оставаться спокойным, если он хочет выиграть этот бой.

Высокая женщина вошла в комнату, потом остановилась, вероятно подойдя достаточно близко, чтобы различить в темноте его силуэт. - Вор, - громко закричала она.

Ну и ну, просто замечательно, когда враг представляется. Тельвин изо всех сил ударил посохом по лезвию ее меча, надеясь застать ее врасплох и выбить меч из ее руки. Зазвененел металл, но он недооценил ее силы. Она в свою очередь широко размахнулась мечом, но клинок не задел него, очевидно удар был предназначен чтобы удержать его на расстоянии. Тут осознал, что она вероятно знала, что сражается с соперником, у которого нет настоящего оружия.

Бой продолжался серией жестких но неловких ударов и выпадов, смешной фехтовальный матч в темноте ее длинного легкого меча против его посоха. Тельвин собирался взять врага в плен, так как он мог себе представить, что сказал бы мэр, если бы он убил кого бы то ни было в доме Сэра Джорджа. С ее стороны это был бой на жизнь или смерть, но она не видела так хорошо в темноте, как он. Спустя какое то время Тельвин решил, что он должен выбить этот меч из ее руки, иначе ему будет плохо.

Он спросил себя, а не сможет ли проскочить под мечом и достать ее. Резкий удар по голове, и дело кончено. Внезапно он уловил движение позади себя и повернулся,чтобы увидеть вторую фигуру, намного меньше первой, крадущуюся к нему в темноте. Тельвин вздрогнул от неожиданности. "Ловушка", мелькнуло у него в голове. В то же мгновение он резко махнул своим посохом, и со страшным грохотом металлический конец посоха врезался в шлем. Маленькая фигура постояла еще мгновение, будто удивляясь чему-то, и с еще большим грохотом рухнула на деревянный пол.

- Коринн! - закричала женщина.

Тельвин воспользовался тем, что она отвлеклась и концом посоха ударил по рукоятке меча,выбив его из ее руки. Меч пролетел через всю комнату и воткнулся острием в столб за дверью. Перехватив посох, он быстрым заключительным движением ударил женщину по голове, но значительно мягче, ведь на ней не было шлема. Но ей хватило и этого. Потом он повернулся, осознав что кто-то бежит в холл, неся в руке маленькую лампу. Тельвин расслабился только тогда, когда увидел, что это Сэр Джордж. Тогда он прикинул, что бы это значило и решил, что расслабился рановато.

- Тельвин! - воскликнул Сэр Джордж, увидев поле боя. Затем он быстро осмотрел комнату, держа лампу в руках. - Черт побери! По меньшей мере вроде ничего не сломано.

- Не считая их голов, - сказал Тельвин, видя,однако,что высокая женщина уже зашевелилась. - Они... они ваши друзья?

- Да, если они живы, - сказал Сэр Джордж, вглядываясь в женщину. Пригляди за ними, а я схожу за лечебным питьем. Нет, лучше я побуду здесь,а ты принесешь питье. Ты знаешь, где я его держу.

Тельвин поторопился принести небольшую темную бутылку,еще не открытую, из ликерного шкафчика в гостинной. Когда он вернулся, женщина уже сидела, прислонясь к стене, морщась от боли. Сэр Джордж взял бутылку, и, держа ее под носом у девушки, вынул ненадолго пробку таким образом, чтобы маленькое, льдисто-белое облачко выплыло наружу. Высокая женщина вдохнула его и перестала морщиться, но продолжала потирать себе голову. Тельвин увидел, что она совсем молода, хотя и старше, чем он, и весьма хорошенькая. По ее внешнему виду, особенно по стройному сложению, блестящим голубым глазам и длинным,мягким волосам, можно было предположить, что она из племени варваров Северных Пределов.

Сэр Джордж поторопился подойти ко второму противнику Тельвина, который оказался дварфом. Он тоже был весьма молод, и одет в обычную одежду, простую и прочную. Его боевой топор валялся рядом с ним. Простой железный шлем, обитый кожей, спас его от более серьезных увечий. Тельвин нашел шлем за стулом, на нем была здоровенная вмятина. Дварф был без сознания. Он с трудом проглотил лечебное питье, и казалось не пришел в себя даже после того, как Сэр Джордж проводил его в гостинную и дал стакан вина. Высокая женщина села в большой стул на дальнем конце комнаты и уставилась на Тельвина поверх стакана с элем. Тельвин остался стоять как можно дальше от них обоих.

- Теперь, когда все устаканилось, я предполагаю что пришло время преставиться, - объявил Сэр Джордж. - Это Тельвин Лисий Глаз. Я вам говорил о нем.

- Странный парень с тяжелой палкой, - сказала высокая женщина, все еще морщась и потирая голову. В ее голосе не было акцента Северных пределов, как ожидал Тельвин. Вместо этого, ее голос звучал как у Титиан. Учитывая предыдущие события, он промолчал.

- Тельвин, это Сольвейг Бело-Золотая, иначе известная как Сольвейг Г-Не-Произносить, - продолжал Сэр Джордж.

- Джордж! - сказала Сольвейг, переведя свой взгляд на него.

Старый рыцарь заметил, что Тельвин не понял шутки. - На языке Северных Пределов последний звук ее имени не произносится. Там вообще не прозносят последние звуки. И этот довольно-таки ошеломленный малый - Коринн, сын Дорика, иначе известный как Убийца Медведей.

- Очень рад повстречаться с тобой, - сказал дварф так сухо, что было трудно понять, говорит он с издевкой или нет.

- Ну, как твои дела? Я не обнаружил следов твоих предыдущих визитов, так что я решил, что ты на танцах и оттягиваешься на полную катушку. Как там было?

- Ужасно... по меньшей мере для меня. Ни одна из девушек не хотела танцевать со мной.

Сольвейг взглянула на него. - Они вероятно боятся тебя.

- Это старая проблема, быть иностранцем в этой стране, - объяснил Тельвин. - Я слишком поздно понял, насколько в действительности Флэмы замкнуты и высокомерны.

- Ну, мы все иностранцы здесь. Может быть устроим свои собственные маленькие танцы? - Сэр Джордж взглянул на Сольвейг, которая все еще болезнено морщилась. - Нет, пожалуй нет. Ты все еще у ювелира?

- Нет, все упирается в ту же проблему, что и с чтением, - ответил он. Я не могу ясно различить что-то, что близко, и не могу делать тонкую работу, так должен отодвинуться подальше, чтобы рассмотреть ее. Дал Ферстаан попросил меня помочь ему в литейной,но маг Эддан убедил мэра заключить пятилетний контракт на мое ученичество. Так как Мастер Ферстаан не должен платить за мой контракт, он сказал, что я могу выкупить его в любой момент за пенни. Я храню пенни под подушкой.

Сэру Джорджу пришлось скрыть усмешку. - Ты никогда не будешь кузнецом, сынок. Но сейчас тебе лучше оставаться здесь. Тяжелая работа разовьет твою силу, а обработка метелла на наковальне придаст ловкость твоим рукам. Это поможет тебе в будущем, когда придет время начать обучаться сражаться.

- Начать? - воскликнула недоверчиво Сольвейг.

- У парнишки природные способности, - объяснил ей Сэр Джордж.

- Так что у вас есть планы на меня? - спросил Тельвин с надеждой.

- Конечно, у меня есть планы, - старый рыцарь утвердительно кивнул, одновременно пытаясь открыть бутылку своего любимого вишневого ликера. Потом он передал ее Тельвину. - Открой ее, парень. Проблема в том, что у Флэмы могут делать с тобой что хочешь, согласно их великому и могучему закону, и они не дают мне заняться твоим обучением, пока ты несовершеннолетний. Я просил их отдать тебя мне в ученики. Это невозможно, сказали мне, ты на попечении деревни и не можешь уехать из нее. Как будто бы мы не знаем когда твой день рождения. Отсчитай семь недель назад от праздника середины зимы, и с этого дня ты принадлежишь самому себе.

- Иногда я думаю, что буду уже слишком стар, чтобы бы сделать что-нибудь, - сказал Тельвин, открывая бутылку и передавая ее Сэру Джорджу.

- Глупости! - Сэр Джордж принял из маленького стакана, и тяжело опустился в свое любимое кресло. Какое-то мгновение он сидел и думал, поглаживая деревянную ручку кресла маленьким крючком, который он носил на манжете своего левого рукава. - Парень, я боюсь, мы должны уехать на несколько дней. Мы ввязались в одно дело, которое займет нас на остаток года, и некоторые люди ждут нас на юге.

- А что со мной? - с надеждой спросил Тельвин. - Я знаю, нет смысла проситься идти с вами,так как тогда закон Флэмов повернется к нам обоим своей плохой стороной и уничтожит всякую возможность вести дела здесь. Но я бы очень хотел начать тренироваться для того будущего, которое вы имеете в виду для меня.

- Каким оно будет, вот что я имею в виду, - сказал Сэр Джордж. Проблема в том, что добрые люди этой деревни настойчиво стремяться пристроить тебя туда, куда они этого хотят,так что тебе придется пока остаться у кузнеца. Если что то и изменится, то только к худшему. Я собираюсь поговорить с Мастером Ферстааном, чтобы дать тебе возможность заниматься в тайне от них.Я пришлю тебе мешок с книгами из моей собственной коллекции, и я хочу, чтобы ты их прочитал до конца года.

- Книги? - спросил Тельвин, заинтересованный этой идеей. Чтение было тяжелым трудом, но он любил его.

- Есть много чего, что я хочу, чтобы ты знал. И самое главное побольше истории. История и география в книгах Флэмов служит только их собственным целям. И если тебе случиться прочитать что-либо,что не согласуется с твоим прежним образованием, я хочу чтобы ты знал, что моим книгам можно доверять. Стой, кто-то есть за дверью.

- Я посмотрю, кто это, - предложил Тельвин.

Он поторопился к передней двери, спрашивая себя, кто еще мог заметить свет в доме. Но когда он открыл дверь, он обнаружил Сельмара Ферстаана с Мериландой, ждущих на пороге. Еще одна девушка стояла позади них, в темноте. Сельмар и Мериланда разом заглянули внутрь и уставились на меч Сольвейг, который все еще торчал из дверного косяка. Вероятно, тяжелого удара по голове было достаточно, чтобы она забыла о нем.

- Я смотрю, ты тут развлекаешься, - заметил Сельмар.

- Сэр Джордж вернулся, - объяснил Тельвин. - Мы разговариваем.

- Можете поговорить завтра, - тихо сказал Сельмар. - Мы нашли для тебя девушку, - он заговорил еще тише. - Перенна сказала, что она поцелует тебя.

Тельвин просто не знал, что ему делать. Если бы это был бы кто-нибудь другой, а не Перенна Талстая, ему было бы легче сказать нет.

***

Сэр Джордж и его странные компаньоны побыли в деревне только пару дней, а потом уехали. У Тельвина сложилось впечатление, что они бы вообще не вернулись обратно, если бы им не было что-то надо в деревне, без сомнения какая нибудь странная вещь из коллекции старого рыцаря, но сам он никогда не узнает что именно, а спрашивать он не хотел. Это был бизнес Сэра Джорджа, и не важно как сильно желал Тельвин стать его частью.

Еще до их отъезда Тельвин сделал несколько походов из дома Сэра Джорджа в дом Ферстаана с книгами, которые Сэр Джордж выбрал для него. Некоторые из них выглядели довольно древними, другие были совсем новыми, но все они были большими и тяжелыми. Он с воодушевлением начал их читать, так как ему было интересно узнать о внешнем мире то, что Флэмы старательно скрывали или изменяли в угоду себе.

Тельвин также помирился, насколько это было возможно, с Сольвейг Бело-Золотой, которая очевидно получила свое имя за светло-золотой цвет волос. Тельвин знал,что люди Северных Пределов получают свои имена тем же манером, что и дварфы, но Сольвейг никогда не упоминала имя своей семьи, или говорила, что была чьей-то дочерью. К его большому удивлению, он близко сошелся с Коринном, а ведь обычно дварфы не торопятся приобретать новых друзей. Возможно, что лучший способ завоевать уважение дварфа - победить его в честном бою.

Когда они уехали, жизнь Тельвина опять пошла по накатанной колее. Как и раньше, он проводил много времени, поддерживая огонь и качая меха. Он быстро освоил эту работу и скоро мог сам управлять всем процессом. Дал Ферстаан договорился с двумя группами шахтеров, что будет покупать всю руду, которую они добывали. В результате дважды в неделю приходил небольшой караван с вьючными лошадьми, нагруженными мешками со свежей рудой, готовой к переработке, а раз в месяц появлялся торговец с юга, закупавший все железо, которое они производили.

Когда у Дал Ферстаана было время, он подзывал Тельвина к наковальне, и учил его высокому исскусству работы с металлом. Уже скоро юный подмастерье мог сам делать дверные петли, ручки и другие различные простые предметы.

Мастер Ферстаан также сдержал слово, данное Сэру Джорджу, и каждый день выделял Тельвину какое-то время для книг. Высшее образование Тельвина держалось в строжайшем секрете из страха, что узнай о нем кто-то из жителей, особенно Маг Эддан, ему безусловно запретили бы читать "эти возмутительные книги". Вначале Тельвин опасался, что это чтение будет похоже на школьные уроки, которые были глупыми, бесконечными упражнениями в чтении, письме и математике, прерываемые только мучительными попытками запомнить исторические даты и тому подобную ерунду.

Однако эти книги оказались намного интереснее. В отличие от твердолобых магов, книги объясняли, почему события пошли так, а не иначе. Книги, написанные дварфами и гномами,рассказали ему много чего о работе с металлом и о механизмах, которые Мастер Ферстаан никогда не смог бы даже вообразить. Уже скоро Тельвин стал подозревать, что он знает об истории этого мира больше, чем большинство магов Флэм, хотя он при этом чувствовал, что эти маги огня попросту не хотели знать больше. Они были вполне довольны собственной картиной мира.

И еще одно обстоятельство, на которое Тельвин немедленно обратил внимание. Сэр Джордж дал ему немного книг по магии, в том числе и книгу заклинаний. Это не могла быть ошибка. Хотя старый рычарь и не говорил ему ничего об этом, повидиму предполагалось, что он обучится любой магии, какой сможет. Он знал, что обычно практикующие маги не были самоучками, но он точно решил попытаться. И он делал то, что книга говорила ему, держа книгу заклинаний всегда под рукой, так чтобы он мог запомнить магические формулы. Он начал тайно практиковаться в магии, еще больше опасаясь того, что Маг Эддан мог бы узнать об этом.

Сэр Джордж нагрянул в деревню в полдень сразу после середины лета, вместе с двумя новыми компаньонами, каждый из которых вел на поводу вьючную лошадь. Старый рыцарь задержался ненадолго около кузницы сказать Тельвину, что тот нужен. Это было сюрпризом для Тельвина, так как он еще не был активным членом группы. Он даже не мог себе представить, что именно они ждут от него. Он поспешил придти в дом Сэра Джорджа так быстро, как возможно, задержавшись только на несколько мгновениний помыться и переодеться после дня работы в кузнице. Конечно, он слегка нервничал. Он надеялся, что Сольвейг и Коринн уже забыли обстоятельства их первой встречи.

На двери дома Тельвин нашел записку, в которой говорилось, чтобы он поспешил в таверну как можно быстрее. Когда он прибежал в гостиницу Две Ели, оказалось, что все уже собрались в большом отдельном кабинете, который находился за общей залой. Быстро оглядевшись, он увидел, что здесь собрались все взрослые мужчины деревни, и еще кое-какой народ. Хотя он вошел последним, собрание еще не началось. Маг Эддан, одетый как всегда с претензией на благородство, только сейчас занял свое место в темном углу рядом с камином. Маг, казалось, был доволен, устроившись в своем безопасном углу, подальше от подозрительной компании иностранцев. Мэр Аальстен сидел на своем обычном почетном месте, выглядя очень больным и нянча в руках кружку с элем, верный знак того, что что-то не в порядке. Так как все стулья были заняты, Тельвин присоединился к Сольвейг и Коринну, стоявших отдельно около стены. Сольвейг проявила достаточно такта, не надев свое причудливое вооружение, но ее трудно было не заметить при любых обстоятельствах. Сэр Джордж, который обсуждал достоинство вина с хозяином гостиницы, выглядел даже еще более необычно, чем компания, с которой он путешествовал последнее время. Жители деревни привыкли к нему за все эти годы,но теперь они видели его без всех тех ухищрений, к которым он прибегал раньше. Старый рыцарь надел крючок на манжету своей левой руки, и казался намного меньше ростом, чем обычно.

- Как идут дела в деревне? - внезапно спросил Сэр Джордж. Что-то в его голосе указывало, что это не пустое любопытство.

- Все довольно хорошо, - осторожно признал мэр. - В этом году довольно ранняя весна, погода нас балует, все тихо-мирно.

- Не видел ли кто-нибудь драконов в горах?

Мэр Аальстен едва не подпрыгнул при упоминании драконов. - Благие небеса, нет... и в предшествующие годы тоже, насколько я знаю. А что, мы должны были?

- Я должен сразу перейти к сути дела, - продолжал Сэр Джордж, видя, что он уже достаточно запугал мэра. - Мы прибыли быстрее, чем новости, но они не намного отстали от нас. Группы драконов атакуют фермы, шахты и даже маленькие поселки на восточной границе, вдоль края Вендарианского Кряжа в направлении Равнин Этенгара. И так как их логова на другой стороне Восточного Предела за Горами Колосса, то мы говорим о действительно отдаленной и огромной области.

После этого он должен был выждать какое то время; все сразу загалдели, обращаясь друг к другу. Тельвин же испугался, как впрочем и остальные. Его первая мысль была, что драконы ищут именно его.

- Драконы движутся по направлению к нам? - спросил мэр Аальстен.

- Я не могу сказать ни да ни нет, - ответил Сэр Джордж. - Это зависит от причин, по которым они вышли из своей обычной добровольной изоляции, и начали атаковать поселения хорошо организованными группами. Это необычное поведение драконов.

- Что ж тут так необычного, когда драконы атакуют деревни? - спросил кто-то.

Сэр Джордж потряс головой. - Необычно то, что драконы делают зто организованными группами. Драконы - одиночки по натуре. Они объединяются только в ответ на что-нибудь, что они рассматривают как великое событие, а организуются в группы для боя только в ответ на великую угрозу. Я не могу даже вообразить, что могло случиться в этой части мира такого, чтобы они сочли это угрозой.

- Быть может, это реакция на наше недавнее появление в этих землях, спросил мэр. - Я спрашиваю себя, а что если наше продвижение вдоль границы, рытье шахт и все такое прочее, они расценили как вторжение на их терреторию.

- Нет, не думаю, - ответил Сэр Джордж. - В этих местах поселения были тысячи лет, как и шахты. Вспомните, что здесь тысячелетиями жили эльфы, а Вендарианский Кряж - родина основной ветви гномов, хотя они и расползлись по миру за последние десятилетия.

- Тогда я должен задать еще один вопрос, тяжело вздохнул мэр. - Может быть это как-то связано с событиями, прозошедшими у нас шестнадцать лет назад?

Сэр Джордж опять потряс головой. - Нет, это в высшей степени сомнительно. Скорее всего это случайное совпадение.

- Я не счишком уверен в этом, - заметил Маг Эддан, в первый раз вмешиваясь в разговор. - Мы по прежнему не знаем ничего о той замечательной расе, которая дала нам юного Тельвина и его мать, но я припоминаю рассказы о там, что его мать пришла из-за гор. Драконы то ли боялись, то ли ненавидели ее так сильно, что объединись в банду и охотились за ней, но она владела сильнейшей магией и выжила после всех их атак. Это наводит меня на подозрение, что мать Тельвина происходила из расы невероятно могущественных волшебников, которая воюет с драконами уже целую вечность.

- Если вы думаете, что я из расы могучих магов, почему вы отказываетеь учить меня магии? - тут же встрял Тельвин.

- Я никогда не осмелюсь... ради твоего же благополучия, - возразил Эддан. - Некоторые расы используют особую форму магии, так как они рождаются с ней. Наш народ использует так интенсивно магию огня просто потому, что мы не в состоянии использовать никакую другую магию. Обучение магии, противоречащей твоей собственной природе, могло бы быть катастрофой для тебя.

Тельвин заметил, что Сэр Джордж хотел что-то возразить, но удержался и промолчал, поэтому и он поступил так же.

- С моей точки зрения, - продолжал Эддан, - как события шестнадцатилетней давности, так и нынешние рейды драконов на наши поселения, могут быть отголосками древней войны или соперничества, доныне не известных в этой части мира.

- Это может быть, - равнодушно согласился Сэр Джордж.

- Но что мы должны делать в таком случае? - спросил мэр. - Кто-нибудь имеет понятие, каким образом мы можем защитить деревню от этих чудовищ?

- Драконы не чудовища, - сказал Сэр Джордж. - Да, я знаю, что ваш народ редко сталкивался с настоящими драконами. Большинство легенд описывает их как огромных злых бестий, которые едят людей и сторожат мифические сокровища. Если в легенде какой нибудь герой хочет добыть сокровища,или магический артефакт, или просто завоевать репутацию воина, все, что нужно сделать, - найти дракона и убить его. Но вы должны знать, что драконы старейшая раса в этом мире,что в целом они очень умны и очень мало кого среди них я бы назвал по настоящему злыми. И именно это драконы думают о себе. Единственные драконы, от которых люди должны бежать со всех ног, это те, которые по-настоящему злы, да и они охотятся в основном для развлечения.

- Все это не слишком приятно, - объявил староста. - Но что мы сможем сделать, если они придут сюда?

- Уйти с их дороги, - ответил Сэр Джордж. - У нас нет ни силы ни магии сражаться даже с одним драконом, по меньшей мере без страшных потерь. Вот мой совет: эти драконы еще далеко отсюда, вы не должны пока слишком волноваться из-за них. Это проблема эрцгерцога королевства, Совета Герцогов и Магов. Но, если придет весть, что они направляются сюда, вам необходимо найти безопасное место, где люди деревни могли бы укрыться,с добрым запасом еды и материалов, которые понадобятся в том случае, если деревня будет разрушена.

Сэр Джордж старался как мог, но люди даже не хотели слушать, что именно он предлагал им. Все они хотели защищать свои дома,но правда была в том, что они не могли сделать ничего, если драконы пойдут в направлении деревни. Через какое то время он решил остановиться и дать им возможность самим решать, что им делать, так как следовать его советам они не собирались. Они склонялись к тому, чтобы потребовать от Герцога Аальбана сделать что-нибудь для защиты границы, или дать эрцгерцогу власть для защиты всего Хайланда. Сэр Джордж тихо сказал своим компаньонам, что Герцог Аальбан, как и остальные герцоги, скорее будет биться с драконами сам, чем проголосует за увеличение власти эрцгерцога.

Наконец Сэр Джордж сказал, что они могут уйти, так как их знания и их советы никому не нужны. Было уже темно, хотя в разгар лета ночь приходила очень поздно в этих северных краях. Так что они отступили в гостинную дома Сэра Джорджа, единственное место в округе, где можно было найти бутылочку его любимого вишневого ликера. Тельвин заметил, что Сольвейг и Коринн очень удивились тому, что Флэмы так переволновались.

- Я спрашиваю себя, чего мы вообще волнуемся, - прокомментировал Сэр Джордж, усевшись в свое любимое креско со стаканом в руке, поглаживая,как всегда, деревянную ручку кресла кончиком своего крюка. - Все, что они в состоянии сделать, это просто ждать до тех пор, пока герцог не соизволит сказать им о драконах.

- Последуют ли они вашему совету? - спросил Коринн. Будучи дварфом, он конечно привык к упрямым головам.

- О, я уверен, что последуют - если драконы подойдут поближе, и у них будет время, они решат, что это их собственная идея. Проблема в том, что у меня нет ни малейшего представления, преследуют ли драконы какую-либо цель, или просто крушат все подряд по соседству с ними.

- Может быть они ищут мою мать или меня? - спросил Тельвин. - Я понимаю, что вы бы не хотели это допускать перед советом деревни, зная, как подозрительно относятся Флэмы к иностранцам.

- А ты на самом деле так думаешь, не правда ли? - спросил Сэр Джордж. Нет, мой ответ на вопрос был абсолютно честен. Если, по какой-то причине, драконы решили возобновить охоту на тебя или твою матушку, они бы знали, где искать. То, что они в двух сотнях миль отсюда, а не здесь, доказывает, что события не связаны между собой.

- Что вы думаете относительно теории Мага Эддана про мою расу? спросил Тельвин. - Могла ли быть какая-то старинная вражда между моим народом и драконами?

- Я считаю, что это маловероятно, - твердо ответил Сэр Джордж. - Как ты можешь догадаться, я не слишком много знаю о драконах. Почти все, что большинство людей знает о драконах, идет от историй,которые они слышали. В этих историях говориться,насколько жестоки драконы, но герой всегда убивает дракона в конце, потому что так устроены все истории. В реальной жизни дракон побеждает почти всегда. Помимо того, что драконы велики,быстры и хорошо вооружены, они также весьма умны и живут очень долгое время. Все вместе делает взрослых драконов наиболее могущественными и опытными магами в мире.Я не могу себе представить любую другую расу, специализирующуюся на войне с драконами.

- Однако это могло бы объяснить, почему загадочная раса Тельвина почти неизвестна в этом мире, - сухо прокоментировал Коринн.

- Мне сказали, что моя мать сражалась с бандой драконов и победила их, - упорствовал Тельвин.

- Она не победила их, она сбежала от них, - сказал Сэр Джордж. - Это далеко не то же самое, хотя я должен признать, что она проявила замечательное магическое дарование. Тем не менее, я сомневаюсь в теории Мага Эддана. Я пытался найти учителя магии для тебя,не Флэма, но не сумел. Читал ли ты книги по магии, которые я тебе дал?

- О, да, - сказал Тельвин. - Я не смог найти достаточно времени для практики, тем не менее я уже выучил пять базовых заклинаний.

И он произнес заклинание света из книги Сэра Джорджа, вызвав яркую вспышку. Старый рыцарь отреагировал на это с такой тревогой, что Тельвин испугался, что сделал что-то не правильно.

- Вау, постой-ка! - воскликнул Сэр Джордж, снимая свой крюк и пряча его под подушечкой своего кресла, пока свет, вызванный заклинанием, не потух. Что ты имел в виду, когда сказал, что выучил пять заклинаний? Я дал тебе книги по истории и общую теорию магии. В этих книгах нет ни одного настоящего заклинания.

- Но они есть... в черной книге заклинаний, - возразил Тельвин.

- Что за книга заклинаний? - спросил Сэр Джордж. - У меня нет никакой дополнительной книги заклинаний, так что я уверен, что ее не могло быть среди книг, которые я дал тебе. В любом случае, ты не мог где-нибудь взять чью-то книгу заклинаний и использовать ее.

- Я никогда не слышала, чтобы кто-нибудь мог научиться магии сам, добавила Сольвейг.

- Да, есть определенные ситуации, которые настоятельно склоняют человека или его расу к использованию магии, - сказал Сэр Джордж. Затем он замолчал и погрузился в свои мысли. Кажется, у него пропало всякое желание обсуждать этот вопрос дальше. Тельвин наблюдал за ним, подозревая, что он догадался, откуда взялась эта книга.

- Имеет отношение народ Тельвина ко всем этим делам или нет, сейчас главная проблема - драконы, - сказал Коринн. - Есть у вас какая-либо идея, почему они атакуют?

Сэр Джордж покачал головой. - Слишком трудно угадать. На самом деле я бы не удивился, если мы вообще никогда этого не узнаем. Если бы оказалось, что там только красные и черные, я бы не слишком волновался. Они могли повздорить друг с другом, или с гоблинами или с кобольдами по поводу добычи в древних послениях гномов в горах, хотя по большей части эти поселения или разграблены или уже давно заброшены. А может они преследуют ренегата, который сбежал от них. В любом случае эти ренегаты безумны по определению.

Он заметил, что Тельвин, кажется, полон вопросов. - Парень, драконы очень гордая раса, и они очень гордятся и преданы их Бессмертному, известному всем остальным только как Великий, который связывает их всех в единое целое, как расу и как нацию. Теперь, внутри великой Нации Драконов существуют Скрытые Королевства драконов, в которых драконы одной породы клянутся в верности одному из них, обычно мудрому и способному вождю, ради их взаимного процветания и поддержки. Даже склонные к хаосу красные,зеленые и черные обычно не осмеливаются нарушать закон драконов.

- Но всегда есть насильники-ренегаты,жадные драконы, чья гордость так раздулась, что они стремяться сделаться королями, а то и самим Бессмертным. Они заручаются поддержкой меньших драконов, обычно таких же злых и безумных, как и они сами. Но если ренегаты начинают атаковать драконов, принадлежащих к одному из Скрытых Королевств, другие драконы объединяются в группы и преследуют ренегата и его сторонников. Конечно, так как большинство драконов предпочитает одиночество, эти ренегаты и есть те единственные драконы, которых знает мир. И как убеждено большинство народу, все драконы ведут себя как ренегаты.

- Бывает ли так, что Королевство драконов воюет с другой расой? спросил Коринн.

- Только как самооборона, или как возмездие за какое-либо особенно злое дело, направленное против них, - сказал Сэр Джордж. - Единственная причина, которую я себе представить, - действия Магов Флэмов, которые могли спровоцировать драконов каким-нибудь неизвестным мне образом. Они крайне заносчивы и высокомерны, и настолько закостенели в своей ненависти к Альфатианам, что могли попытаться сделать что-нибудь особенно глупое, например взять дракона в плен и использовать в битве как оружие. Я мог бы сказать больше о ситуации, когда я узнаю какие виды драконов участвуют в атаках.

- Вы имеете в виду золотых? - спросила Сольвейг.

Сэр Джордж медленно кивнул. - Если среди них есть золотые, это будет означать долгую,тяжелую и кровопролитную войну.

Третья Глава

Если мудрые деревенские головы и старались убедить себя, что Сэр Джордж ошибается насчет драконов и их недавней деятельности, то следующее утро принесло известия, с которыми было трудно поспорить. Рота солдат Герцога Аальбана под предводительством юного капитана прискакала в Гретц около полудня. Капитан был высок, хорош собой и цедил слова с таким видом, как будто он разговаривает с толпой неотесанных крестьян. Тельвин бегал с поручением для кузнеца, видел их прибытие в гарнизон, и получил много удовольствия, наблюдая за этой сценой.

Так как Флэмы могли быть надменны и смотреть свысока один на другого под малейшим предлогом, то можно себе представить положение маленького пограничного города по отношению к жителям более молодого,и еще меньшего по размерам поселка. Тельвин нашел наиболее интересным то, что иерархия Флэмов была так хорошо организована, что мэр и его друзья признавали и принимали их подчиненное положение.

Капитан герцогской роты мало что сказал им, и ничто из его слов не успокоило народ. Группы красных драконов атаковали поселки, фермы и шахты на дальней северо-восточной границе. Они нападали на кочевников Этенгара. Кажется, что они не были в состоянии открытой войны, так как драконы легко могли бы причинить намного больший ущерб, чем они реально причиняли, так что пока все это рассматривалось как инциденты. Несмотря на ожидания крестьян, рота не имела приказа остаться в деревне и усилить местный гарнизон. Солдаты были нужны на северо-востоке, где драконы скорее всего атакуют вначале.

Всем жителям посоветовали быть настороже. Деревня, фермы и шахты не должны были привлекать внимание к себе, и для этого капитан посоветовал не зажигать свет по ночам и закрывать ставни. Все путешественники должны были как можно быстрее миновать открытые места и быть осторожным с их собственными кострами в ночи. Так объявил Герцог Аальбан, который был уверен в своей способности держать ситуацию под контролем.

Когда Тельвин пересказал эти новости Сэру Джорджу, тот, казалось, очень обрадовался. - Именно то,что я и предсказывал. Герцог Аальбан знает, что не может ничего сделать с драконами, но он также не хочет дать даже на йоту большую власть эрцгерцогу. Все, что он может сделать с "инцидентом", это делать вид, что он что-то делает.

- Я не понимаю, - возразил Тельвин. - Почему Герцог Аальбан боится эрцгерцога? Разве он не поклялся ему в полной преданности?

- Ты должен представить себе, как обычно происходят дела в королевстве, - сказал ему Сэр Джордж. Он сидел в своем любимом кресле в гостинной и разглядывал бутылку вишневого ликера - не пил, а именно разглядывал закрытую бутылку. - Именно таким образом дела совершаются у Флэмов, по меньшей мере насколько я в состоянии это понять, и я не уверен, что даже они сами разбитаются в этом лучше. По традиции власть всегда колеблется между королем и магами огня.

- Но Флэмы сотни лет странствовали в самых странных местах, прежде чем они пришли в этот мир. Все это время они путешествовали большими группами под руководством человека, которого мы называем герцогом. Старинное значение этого слова - военный вождь или великий капитан, а вовсе не титул потомственного аристократа. Они не могли быть настоящим королевством в течении веков странствий, и я подозреваю,что их связывало вместе только их огромная и ни с чем не сранимая ненависть к Альфатианам и желание найти и уничтожить их старинного врага. Но ты должен это знать, я надеюсь.

- Да, нас учили этому в школе, - согласился Тельвин. - Флэмы и Альфатиане бились в страшной войне, и уничтожили свой собственный мир. Выжившие с обеих сторон сбежали в другие миры через ворота. Альфатиане попали сюда первыми, пятнадцать столетий назад, и основали великую империю на востоке. Флэмы прибыли всего несколько столетий назад, нашли своего старинного врага и решили оставаться здесь до тех пор, пока не станут достаточно сильны чтобы возобновить войну, которая вероятно уничтожит и этот мир.

- Пройдет много, много времени, прежде чем Флэмы смогут сражаться с Альфатией... если вообще смогут, - сказала Сольвейг Бело-Золотая. Альфатия - империя, равная по силе Тиатису, тогда как Флэмы пока очень маленькая, грубая и бедная толпа бродяг.

- И самое вероятное, что Альфатиане найдут и уничтожат Флэмов задолго до того, - добавил Сэр Джордж. - И еще одно соображение: несмотря на сильное желание, Флэмы сами не очень-то сотрудничают в построении своего великого королевства. Герцоги были их единственными вождями во время странствий и они не хотят перемен. Они все хотят быть королем, но ни один из них не потерпит королем кого-либо другого.

- Так что вместо настоящего короля,они решили учредить титул эрцгерцога, как формального главы королевства, но у него нет ни большой власти ни земель. Фактически, большую часть времени у него нет никакой власти. И только во время великого кризиса он получит власть командовать всеми герцогскими домами Флэм, включая эльфийские земли на юге. Но эрцгерцог будет иметь только ту власть и военную силу, которая предоставлена ему герцогами, и по большей части они предпочитают сохранить все для себя.

- Но рейды драконов могут все изменить, - заметил Тельвин.

- В этом-то вся и проблема, - согласился Сэр Джордж. - Северные герцоги нуждаются в силах южных в добавление к своим собственным чтобы сражаться с драконами. И если вы думаете что северные герцоги действуют неохотно, подумайте об южных герцогах, которым вообще ничего не угрожает, по меньшей мере сейчас. Теперь, в добавление ко всей этой неразберихе у нас есть еще огненные маги, у которых есть хорошие причины поддерживать эрцгерцога. Во первых, они спят и видят единое королевство, как лучший путь вернуть расе прежнюю силу, чтобы они могли возобновить войну с Альфатианами. Во-вторых,у них появится отличный шанс забрать власть от эрцгерцога к себе, так как они твердо убеждены, что они и только они являются истинными руководителями народа Флэмов. Контролировать герцогов они не в состоянии. У герцогов и так слишком много политических врагов, и у них большой опыт сохранения существующего положения.

- И для борьбы с драконами волшебники абсолютно необходимы, - добавил Коринн.

- Именно так, и преимущество эрцгерцога в том, что волшебники всегда были связаны только с ним, - продолжал Сэр Джордж. - Запомните мои слова. Следующий ход будет за волшебниками. Как именно они собираются действовать мы скоро увидим. Они могут попытаться добиться больше власти для эрцгерцога, и следовательно для себя. Или, они могут упереться и не делать ничего, пока не станет совсем плохо и герцоги настолько испугаются, что дадут эрцгерцогу такую власть, что ее непросто будет вернуть назад.

После этих слов Тельвин начал понимать что такое политика. Насколько он мог судить, это был коварный путь совершать безнравственные поступки или получать какие-либо выгоды для себя, не нарушая закон. Можно сказать, что он очень хорошо понял политику и политиков, не правда ли?

Прошли дни и недели, дела шли все хуже и хуже. Согласно более точным данным, драконы все глубже и глубже вторгались в королевство. Однако эти отчеты и успокаивали более мудрые и практичные умы, такие как у Сэра Джорджа. Было совсем мало человеческих жертв, так как драконы обычно обрушивались на свою жертву с огромным шумом и яростью, но очень медленно, давая людям возможность убежать. Иногда ущерб от них был чисто символический,в других же случаях они уничтожали поселение полностью. Но если, как говориться, отсутствие новостей хорошая новость, то, увы, многие находили любые новости о драконах тревожными и угрожающими.

Влияние драконов и паника, которую они с собой принесли, распространились на большую часть королевства, в основном благодаря вестям об их появлении и частично потому что сами драконы,кажется, пытались вызвать у людей страх. Уже скоро можно было видеть драконов, летящих парами или по одиночке, возможно как раведчики или патрули, почти в любой части Хайланда. На самой границе драконы-разведчики показывались в небе над деревней каждую неделю. Флэмы-поселенцы начали готовиться к худшему. Мэр и Маг Эддан приняли план Сэра Джорджа по поготовке скрытых убежищ с припасами в горах, причем они были полностью убеждены, что это их собственная идея.

Не пришлось долго ждать и исполнения последнего предсказания Сэра Джорджа. Спустя три недели после первого предупреждения группа из высших магов огня, сопровождаемая ротой солдат, прибыла с юга. Они объявили, что прибыли из самого Браера, где находились эрцгерцог и главы их ордена, с намерением исследовать драконов. Поначалу это вызвало легкое недоумение, так как они двигались не в том направлении, путешествуя на северо-запад от Браера, в провинцию герцога Аальбана. Далекая от центра деревня Гретц, хотя и располагалась на восточной границе, была также весьма далека и от места реальных атак драконов.

Но волшебники объяснили, что собираются отправиться вдоль линии гор, так как таким образом они пройдут и через земли герцога Аальбана и вдоль границы, прежде чем достигнут места настоящих атак. Двигаясь таким путем они уж точно ничего не упустят, добавил один из них. Однако крестьяне дружно решили,что благородные волшебники Флэмов просто медлят, или в лучшем случае чересчур академично подходят к делу, тогда как сейчас нужен быстрый ответ.

Маги и их охранники провели в деревне ночь, громко жалуясь на плохие условия и что судьба волшебника - быть всегда несчастным. После чего даже самые тупые жители деревни засомневались в их способности справиться с драконами. Со своей стороны Тельвин обрадовался, что никто не связывает нынешние бедствия с ним,его матерью и странными событиями, случившимися много лет назад. Но все-таки он не мог избавиться от чувства вины, от подозрения, что он как-то виноват во всем этом.

Он безусловно не хотел, чтобы маги открыли, что он принадлежит к какой-то неизвестной расе, которая, быть может, издревле воюет с драконами. Однако он был достаточно практичен чтобы признать, что подмастерье кузнеца и начинающий маг не имеет понятия о том, как сражаться с драконами. Можно было, конечно, вообразить себя магом огня, бросающем огненные шары в драконов и заставляющем их убраться. Волшебники уехали на следующий день. Драконов по прежнему можно было видеть пару раз в неделю, но они не нападали. Лето постепенно переходило в осень, которая всегда наступала рано в Хайланде, и жизнь в деревне вернулась в обычное русло.

Как-то вечером Сэр Джордж сказал Тельвину, что скоро он, Коринн и Сольвейг должны уехать. Тельвин хотел бы спросить, куда они едут и с какой целью, так как это было необычно для торговцев уезжать осенью и возвращаться весной. Ему казалось, что он уже достаточно взрослый, чтобы говорить на равных со старым рыцарем. Но это могло нарушить молчаливое доверие между ними, и он решил,что еще не время. Все изменится,когда Сэр Джордж вернется следующей весной, во всяком случае он надеялся на это, а он будет совершеннолетним.

- Как твои занятия? - спросил его Сэр Джордж как-то днем, когда они, болтая ни о чем, возвращались после короткой прогулки в лес.

- Все хорошо, - ответил Тельвин. - Вы знаете, станная штука. Когда я учился в школе, я с большим трудом выучивал новые вещи. Ведь с моим зрением трудно читать книги. Но сейчас я могу сесть и недолго почитать, и внезапно оказывается, что за час я выучил больше, чем раньше за неделю.

- Возможно, учить что-либо легче, если ты знешь, почему учишь это.

- О, это я вообще не представляю, просто мне кажется, что это будет полезно для меня, - настаивал на своем Тельвин.

- Нда, это вышибает мою маленькую теорию прямиком за дверь, - сказал Сэр Джордж,чему то радуясь. - Как дела с магией? Ведь ты все еще учишь магию?

- Да, и это тоже идет неплохо. И вот что интересно. Я всегда думал, что маг должен иметь хорошую память и уметь произносить заклинания. Но все становится намного легче, когда ты приходишь к пониманию заклинаний, изучая историю и теорию магии. Я пришел к выводу, что для всего в жизни есть причина, и все события связаны между собой тысячами невидимых нитей. Поначалу все кажется слишком запутанным и сложным, но потом, по мере постижения причин событий, становится значительно более ясным и даже управляемым.

- Хорошо, что-то ты уже знаешь, - заметил Сэр Джордж, внимательно рассматривая дерево. - Я планирую совсем другую работу для тебя, когда я вернусь следующей весной, и я бы хотел, чтобы ты был готов. Я не имею в виду, чтобы ты остовался слишком долго у кузнеца, так как тебе нужно время для занятий,время, которое будет очень трудно найти в будущем.

- Я изо всех сил стараюсь быть терпеливым, - сказал Тельвин, надеясь, что в его голосе не слышно жалобных ноток. - Значит вы действительно не вернетесь домой до весны?

- Нет, это скучное,грязное дело, и к тому же длинное путешествие, объяснил рыцарь. - Весь путь до Тиатиса и обратно. Доставить Сольвейг домой - достаточно сложная проблема.

Тельвин был поражен. - Но я думал, что Сольвейг из Северных Пределов. Ну конечно, иногда она говорит и действует как Тиатиане.

- Я не думаю, что ты встречал достаточно Тиатиан. У Сольвейг,кстати, те же проблемы, что и у тебя. Сюда она пришла конечно из Северных Пределов. Она родилась там. Но ее отправили в Тиатис очень раннем возрасте. Фактически, как рабыню.

- Рабыню?

- Да, почти, - сказал Сэр Джордж. - Политика в Северных Пределах, надо сказать, дело весьма опасное. Если Сольвейг и знает правду об этом деле, она хранит это в секрете. Самое вероятное, что ее собственная семья или клан были уничтожены своими политическими врагами, но ее пощадили из-за ее юного возраста и продали в рабство в Тиатис. Или может быть, что она была похищена врагами ее семьи в качестве мести или провокации. Возможно также, что она была продана тайно своим собственным кланом, потому что ее присутствие порождало проблемы, например она была наследником по женской линии, или незаконорожденной, или неудобным наследником по тысяче других причин. Не было бы ничего необычного и в том, что ее собственный клан тайно продал ее только для того, чтобы обвинить другой клан в убийстве и похищении. Там такие вещи случаются на каждом шагу.

- Не могу себе преставить Сольвейг рабыней, - заметил Тельвин.

- Она ей и не была. Видишь ли, она была куплена и впоследствии удочерена одной очень богатой и могущественной семьей в которой было два сына и не было дочерей. Наружная респектабельность - это все в социальных кругах Тиатиса, и всякая великая семья должна иметь по меньшей мере одну дочку замечательной красоты, чтобы войти в высшее общество. Я никогда не видел, чтобы там были дурнушки. Во все случаях ее приобрели со специальной целью, что-то вроде элегантной виллы или новой яхты, больше чем игрушка, но меньше чем родная дочка.

Тельвин оценил ситуацию. Ей дали все блага жизни, а он никогда не получал ничего ни от кого.

- Естественно, что Сольвейг сама усложнила себе жизнь, - продолжал Сэр Джордж. - Она продолжала расти, оставаясь при этом потрясающей красавицей, и в конце концов на пять размеров переросла то, что у них считается хорошим тоном. И к тому же в ней бьется неукротимое сердце Северных воинов. И она начала брать уроки боя, тренируясь как гладиатор в Тиатисе, и только потому, что хотела быть лучшей. Она никогда, впрочем, не выходила на арену, так как это означало бы ужасное унижение для ее приемной семьи.

- А она хотела стать гладиатором? - спросил Тельвин, вспоминая многочисленные рассказы, которые он слышал об этом.

- Нет конечно, это ужасная жизнь, - сказал Сэр Джордж. - Она хотела самого лучшего обучения. Я надеюсь убедить ее потренировать тебя, правда не сейчас. Ты добился ее вынужденного уважения, так как оказался способен обезоружить ее.

- Да, но у меня было преимущество, - согласился Тельвин. - Я могу видеть в темноте.

- Возможно, но она намного опытнее тебя, и в твоих руках был только посох. Не недооценивай своих способностей, парень. Из тебя получится великий воин.Я только надеюсь, что ты на этом не остановишься, так как ты в состоянии стать великим человеком.

Тельвин почувствовал желание возразить, но подумал, что будет лучше, если он промолчит. Его жизнь в деревне заставила его почувствовать себя совершенно бесполезным, и не только из-за его физической неспособности делать так много всяких вещей, но и потому, что Флэмы на каждом шагу объявляли его неспособным ни на что, впрочем даже не пытаясь это проверить. Было так много случаев, когда ему не разрешали даже попробовать, и все только потому, что он не был Флэм. Ему приходилось каждый раз напоминать себе,что это не его вина, что он не их крови, что он, вероятно, способен даже на большее, чем он мог надеяться. Сэр Джордж очевидно верил,что он способен на очень многое. А когда он задумывался над этим, он осознавал, что мнение Сэра Джорджа надо уважать, а мнение местных...

Так и пошли дни, в течении которых Тельвин работал в литейной, а по ночам читал книги.Если удавалось, он ускользал, чтобы провести время с Сэром Джорджем, Сольвейг и дварфом Коринном. Вот и лето мгновенно сменилось осенью,что было достаточно характерно для севера, когда внезапный холодный шторм обрушился на деревню с северных гор. Солнце светило, но не грело, и холодные порывы ветра продували насквозь лес,покрывая деревья золотыми и красными листьями. Тельвин знал, что Сэр Джордж и его компаньоны скоро уедут, и опять его жизнь в деревне будет пуста и печальна, пока старый рыцарь не вернется следующей весной.

Тельвин был так поглощен собой, что он не заметил бы даже, если бы мародерствующие драконы заполнили бы весь мир. Но драконы не заполнили ни мир, ни Хайланд, ни даже какую-нибудь ферму или поселение в сотне миль от крошечной деревушки Гретц. Как-то днем поселенцы приостановили подготовку к сбору урожая и наступающей зиме и осознали, что не видели драконов в небе по меньшей мере неделю. Когда они к тому же сообразили, что уже много дней не было сообщений о новых атаках драконов, они начали надеяться, что вторжение закончилось. Возможно драконы устали от всех этих дел и отправились отдохнуть на зиму. Это была замечательно утешающая мысль, так как все знали, что лучший способ избавиться от драконов, и на самом деле единственный, если они сами решат вернуться к себе.

Конечно, остался вопрос: возобновят ли драконы свои атаки следующей весной или летом. Даже у Сэра Джорджа не было своего мнения на этот счет, так как он не имел ни малейшего понятия, почему они начали атаковать. Все, что он мог сказать, что только экстраординарные обстоятельства заставили драконов действовать подобным образом. Все причины, как бы не были они замечательны, вероятно за зиму не исчезнут, из чего следовало, что на следующий год драконы будут не в лучшем расположении духа.

Но для себя лично он неохотно решил, что если атаки возобновятся на следующий год, тогда ему придется самому заняться этой проблемой и решить, что он мог бы сделать. Что касается Тельвина, то для него самой замечательной и самой волнующей новостью стало то, что Сольвейг и Коринн приняли его в свой мир.

Наконец пришел день, когда Сэр Джордж и его компаньоны стали готовиться к отъезду. Тельвин делал что мог, чтобы помочь им готовиться, как можно скорее заканчивая домашние дела и работу в литейной, чтобы быть в их полном распоряжении. В тот же день пришла новость из Аальбансфорда,предназначенная для деревенского гарнизона, что часть магов огня, посланных исследовать атаки драконов, вернулась, и что они объявят о своих открытиях, когда будут проезжать через деревню по дороге в Браер.

Их заключения оказались весьма простыми: драконы ушли, так что возможно лучше всего подождать и посмотреть, вернутся ли они на следующий год. После долгой паузы, вызванной изумлением, Сэр Джордж тщательно обдумал эту немудреную мысль и завис где-то между восхищением и негодованием. Тельвин был удивлен значительно меньше. Он очень хорошо научился понимать Флэмов за это время, и знал их любовь к простым решениям.

- Ну хорошо, по меньшей мере я могу уехать ненадолго не беспокоясь о тебе, - сказал Сэр Джордж на следующее утро, когда они вместе ждали его компаньонов пред домом. Каждый из них держал двух вьючных лошадей. - Если драконы вернутся до моего приезда, я надеюсь, что ты будешь умным мальчиком.

- Уйти с их пути? - уточнил Тельвин.

- Ты должен держаться от драконов как можно дальше, - сказал ему старый рыцарь. - Проблемы, которые были у драконов с твоей матерью, может быть давно позабыты, а может быть и нет. Всегда помни, что ты очень похож на твою мать, и дракон, только увидев тебя, мгновенно распознает, что ты за птица.

- Я запомню, - пообещал Тельвин. - Если драконы будут угрожать деревне, есть ли в вашем доме что-нибудь, что я дожен попытаться спасти?

- Ну, ты знаешь, где лежат основные сокровища, - сказал Сэр Джордж. Но первым делом позаботься о себе. Подобно драконам, лучшую часть моего состояния я храню в хорошо укрытом месте.

Сэр Джордж неловко забрался в седло, так как имея одну руку не так-то просто удерживать равновесие, и Тельвин помог ему взять в повод двух вьючных лошадей. Сольвейг и Коринн забрались на своих лошадей сами, хотя дварфу потребовалось использовать специальное стремя, подвешенное ниже обычных стремян и похожее на те, которым пользуются рыцари в полном вооружении, садясь на коня. Дварфы нечасто ездят на обычного размера лошадях, предпочитая крепких маленьких пони, но Коринн поскакал с грацией настоящего наездника, как только оказался в седле.

- Жди нас весной, - сказал Сэр Джордж Тельвину. - Я не могу тебе сказать точно когда именно, но я надеюсь вернуться достаточно рано. Береги себя и не забывай о книгах.

Тельвин отступил назад и печально смотрел, как Сэр Джордж и его компаньоны уезжают на восход, поворачивая на главную дорогу, которая вела в лес, потом в Аальбансфорд, на юг, в сердце королевства, и за границу. Больше всего на свете он хотел быть с ними. Даже если приключения были так опасны, как ему говорили. Даже если Сэр Джордж был старым немощным торговцем, которым он хотел казаться, и наиболее волнующи событием в его жизни был торг из-за цен на шерсть. Все было лучше, чем оставаться здесь. Тельвин подумал, что он растет и к зиме будет выше всех, кого он знал. И в следующий раз, когда странная маленькая компания будет покидать поселок, он будет с ними.

***

Тельвин подумал, что у него никогда не было такого замечательного дня рождения. Празднование было весьма скромным, как обычно, но оно означало, что ему исполнилось шестнадцать и наконец-то он стал совершеннолетним. Дал Ферстаан даже предоставил ему всех своих подмастерий для подготовки к празднику. Не то, чтобы это значило слишком много, так как ранние снегопады уже перекрыли дороги, и новая руда уже не поступала из шахт. А без постоянной подпитки свежей рудой не пройдет и несколько дней, как литейная будет вынуждена закрыться на зиму. Что в свою очередь означало, что впереди много дней без работы, а большинство из них и без повода попраздновать.

Сельмар Ферстаан, который всегда был лучшим другом Тельвина среди всех мальчишек деревни, присоединился к празднику. Мила Ферстаан,мать Сельмара, приготовила по такому случаю особенно вкусный обед, что было замечательно само по себе, так как она была искуснейшим гравером по металлу, но не слишком умелой поварихой. После еды открыли бутылку замечательного Даркинского вина и выпили за будущее Тельвина. Потом произошло то, чего все ждали уже давно: Дал Ферстаан принес небольшой кошелек с монетами, и положил на стол перед Тельвином.

- Это твоя плата за работу в течении последнего года, согласно твоему контракту об ученичестве, - сказал кузнец. - Я с самого начала знал, что ты не захочешь остаться. Ты работал здесь хорошо, и, я надеюсь, не жалеешь об этом. Однако я подозреваю, что у тебя совсем другие плане на будущее.

- Да, это так, - согласился Тельвин. - Или, по меньшей мере, эти планы приготовлены для меня, хотя я не знаю, какие они в точности. Однако я надеюсь, что то, что Сэр Джордж предложит мне, будет та самая жизнь, которую я предпочитаю.

- Ну, мы все надеемся на это, - поддержал его Дал Ферстаан. - И под конец, выполняя обещание, которое я дал, когда ты пришел сюда в первый раз, я разрешаю тебе выкупить твой контракт за одно медное пенни, которое больше того, что я заплатил за него. Таким образом все требования закона соблюдены и ты свободен идти туда, куда захочешь.

- Я долго ждал момента стать самому себе боссом, - признался Тельвин.

- Вот он и настал, - сказал кузнец. - И это будет тебе полезно во всех отношениях, так как ты оставался под опекой совета деревни до тех пор, пока был связан этим контрактом об ученичестве.

Тельвин заплатил кузнецу медное пенни, которое он давно уже отложил для этой цели и сегодня принес с собой. Он даже не догадывался, что контракт дает совету деревни право командовать им даже теперь, когда он стал совершеннолетним. Следовательно, выкупить контракт было даже важнее, чем его совершеннолетие. Затем Дал Ферстаан дал ему контракт, который был написан на отличном пергаменте, скатан трубочкой и перевязан черной лентой.

- Ну все, теперь он у тебя, - сказал кузнец. - Ты можешь остаться здесь, или переехать в другой дом, как пожелаешь. Я буду по прежнему платить тебе зарплату подмастерья, за работу, которую ты делаешь, но ее не будет много до следующей весны.

Тельвин быстро обдумал ситуацию. - Я думаю, что лучше всего переехать в дом Сэра Джорджа. Он хотел, чтобы я побольше времени проводил с книгами, впереди длинная зима, которая как раз и подходит для этого. Но я думаю также, что я буду продолжать помогать вам в кузнице, так как некоторым людям в деревне не понравится, если я буду безработным.

- Конечно, есть законы Флэмов против безработных., - сказал медленно Мастер Ферстаан, выглядя озабоченно. После чего Тельвин слегка удивился, как это он не провел все это годы в тюрьме, учитывая такое количество законов.

Тельвин был вынужден дождаться шестнадцатилетия, чтобы переехать в дом Сэра Джорджа, но он даже не надеялся, что это будет этой ночью. Вряд ли это было вежливо, так как это могло выглядеть так, что он с трудом дождался возможности сбежать из дома Ферстаана. Однако Сельмар прыгал и настаивал, чтобы помочь ему упаковаться, а старшие Ферстааны не возражали. Упаковывать в общем то было особенно нечего, если не считать книг, которые Сэр Джордж дал ему. Но оба подмастерья помогли ему перенести книги на ручную тележку, и через несколько минут Тельвин был уже в дороге. Улицы деревни были уже темны и пусты,так как ночь приходила рано в последние дни осени. Сельмар настоял на том, чтобы пойти с ним и помочь устроиться. Они оба чувствовали себя подобно парочке неопытных воров, пытающихся утащить свою добычу, в то время как они толкали скрепящую, неповоротливую тележку и старались не вывалить ее содержимое в грязь. Тельвин был уверен, что они шумят так, что сейчас сюда сбежится весь гарнизон, особенно учитывая последние волнения из-за драконов. Но они не встретили никого. Ни одна пара глаз не высунулась из дверей и окон посмотреть, что случилось. И это было замечательно, так как Тельвин давно устал от назойливых Флэмов, сующих свой нос в его дела.

- Ну, наконец-то это случилось, - сказал Сельмар. - Я знал, что однажды ты уедешь, но всегда казалось, что это еще очень не скоро. Но время пришло.

- Я еще не уезжаю, - отозвался Тельвин. - Ни через неделю, ни через месяц. Да и потом я буду уезжать не навсегда. До тех пор, пока Сэр Джордж будет жить в деревне, я надеюсь что тоже буду здесь.

- Слушай, а что правда в историях о Сэре Джордже? - внезапно спросил Сельмар. - Действительно ли он был рыцарем, а нынче стал торговцем? Если кто-нибудь и знает это наверняка, то только ты.

- Ну, я уверен, что когда-то он был рыцарем, - сказал Тельвин. - Он все еще хранит свое старое оружие, сделанное под его размер, эмблему ордена и все такое прочее. Я не видел ничего, чтобы говорило, что он не торговец, и он никогда не рассказывал мне о о каких-либо других приключениях, чем путешествия по диким и незнакомым местам. Очень может быть, что он торговец, но он торгует необычными товарами. Его дом полон всякими странными штуками и древними атрефактами.

- Многие говорят, что он авантюрист или искатель приключений, он и его странные компаньоны.

- Смотри, я не знаю этого наверняка, - возразил Тельвин. - Сэр Джордж как-то сказал, что Сольвейг - один из лучших бойцов, которых он знает. Я охотно поверю, что она искатель приключений,но я не знаю ничего о Коринне, за исключением того, что он очень молод для дварфа, а в остальном спокойный, умный парень. Они все называют его Убийцей Медведей.

- И они твои друзья? - недоверчиво спросил Сельмар. - Мне они кажутся жутко загадочными.

- Сельмар, я и сам жутко загадочен, - напомнил ему Тельвин. Сельмар только оскалил зубы.

Они достигли парадной двери дома Сэра Джорджа. Войдя внутрь, он устроился в одной из пяти комнат для гостей - Сэр Джордж предвидел,строя дом, что у него будет много гостей, - и перенес туда свою одежду и прочие вещи. Книги он перенес в гостинную, так как ему казалось, что это самое подходящее место для чтения. Это был большой,пустынный дом, и он будет в нем один одинешенек во время долгой, мрачной зимы, но, подумал Тельвин, он будет наслаждаться приключением быть целиком и полностью свободным, первый раз в жизни.

- Ну вот,ты и здесь, - заметил Сельмар, стоя пред парадной дверью, готовый уйти. - Ты уверен, у тебя здесь не будет проблем? Ведь ты будешь один.

- Конечно, - ответил Тельвин не колеблясь. - Я умею готовить и заботиться о себе. Я достаточно часто делал это для Сэра Джорджа и его команды. У меня есть зарплата, и я знаю, где купить все, что мне надо.

- А ты уверен, что Сэр Джордж одобрит то, что ты поселился в доме без его ведома?

- Безусловно. Он сказал мне перед отъездом, что я могу. Я же его наследник, ты знаешь. Пока я держусь подальше от его рубашек и вишневого ликера, мне всегда рады здесь, - усмехнулся Тельвин. - Ты слишком беспокоишься, Сельмар. А может ты боишься Сэра Джорджа?

- Ты знаешь, это большой,старый,пустой дом, - поежился Сельмар.

Тельвин немного постоял у открытой двери, смотря как Сельмар торопится в ночь, таща за собой тележку обратно в кузницу. Он не сразу осознал, что его друг действительно боится за него, а может Сельмару кажется, что как Сэр Джордж, так и его дом чем-то опасны. Друзья Тельвина выросли вместе с ним и, в отличии от многих взрослых, считали его своим. А так как Флэмы были в высшей степени практичным,рассудительным народом,было очень лего пробудить их инстиктивное недоверие к иностранцам. Иногда он спрашивал себя, быть может они приобрели эту особенность характера во время Веков Странствий, пятнадцати столетий непрерывного передвижения из мира в мир, после того как они уничтожили свой собственный в древней войне.За это время они должны были видеть много странных мест, людей и существ.

Интересно, а его они тоже считают странным? Тельвин решил, что сегодня он беспокоится об этом больше, чем обычно.

Внезапно он осознал, что сыт по горло Флэмами, их холодными, нетерпимыми законами и их мелочными, подчиненными традициям, способами существования. Теперь, когда он стал совершеннолетним и получил обратно свой контракт, у них больше нет ни права ни средств принимать за него решения или диктовать, как ему жить, что он должен знать и чем заниматься. Свобода была чем-то новым для него, и он еще не привык к ней.

Тельвин уже собирался вернуться в дом, когда увидел, что кто-то наблюдает за ним из-за угла дома Джитипуса на другой стороне улицы, высокая фигура в темной одежде. Вглядевшись повнимательнее, от узнал Мага Эддана, одетого в его обычную длинную черную мантию с тугим прямым воротничком. Хотя Тельвин и скрывал это от всех, кроме Сэра Джорджа, способность видеть в темноте служила ему хорошо. Поняв, что его увидели и скорее всего узнали, волшебник решил перестать прятаться и шагнул вперед.

- Уже переехал на новое место? - спокойно спросил Маг Эддан. - Я подозревал, что ты это сделаешь.

- Именно за этим вы пришли сюда? - спросил Тельвин, осмеливаясь говорить как взрослый человек.

- Нет, другие заботы погнали меня из дому в эту ночь, - сказал волшебник. - Я хорошо воспринимаю магию, и не так давно я обнаружил, что кто-то в деревне использует ее.Когда я почуствовал, что этот кто-то учится магии, мне не было нужды гадать, кто это был.

- Ну, это я, и что с того? - безмятежно признал Тельвин.

- Кто учил тебя? - резко спросил Эддан. - Сэр Джордж?

- Я сам учу себя. Сэр Джордж дал мне книги.

- Ты сам? - Маг Эддан помедлил несколько мгновений, выглядя удивленным и растерянным. - Я запрещаю тебе заниматься магией. У меня есть для этого свои причины, большинство из которых касаются твоего собственного благополучия. Я настаиваю, чтобы ты остановился.

- Сегодня я стал совершеннолетним, - напомнил ему Тельвин. - И получил назад мой контракт. Согласно закону Флэм, я свободен и могу делать то, что хочу.

- Да, это так, - согласился Маг Эддан, затем помедлил, пытаясь овладеть ситуацией. Теперь он даже казался менее враждебным. - Ну, допустим, это даже хорошо. Пока ты был ребенком, на мне лежала ответственность за защиту тебя от опасностей. Родители могут разрешить ребенку немного рискнуть, когда риск становится необходимой частью обучения, но опекун должен быть строже, чем родители. Как ты сказал, ответственность и решения теперь на тебе. Но ты полностью осознаешь степень риска?

- Да, я верю, что осознаю, - отозвался Тельвин, удивленный внезапным изменением позиции волшебника.

- И тем не менее ты считаешь, что игра стоит свеч, - сказал маг, немного подумал и одобрительно кивнул. - Мне нравится твое желание изучать магию. Но ты должен быть очень осторожен. Если у тебя возникнут какие-либо проблемы, приходи ко мне. Я лучше бы обучил тебя сам, чем ты будешь экспериментировать на свой собственный страх и риск.

Резко повернувшись, Маг Эддан ушел в темноту. Тельвин понаблюдал за ним какое-то время, прикидывая, насколько он может доверять волшебнику. Затем он закрыл дверь и отправился в свою новую квартиру распаковывать вещи, с удовольствием думая о том, как он напугает мага, показав ему, чего он достиг спустя несколько месяцев. Конечно, он знал чем он рискует; книги постоянно подчеркивали это. Во всем, что касается магии,недостакок знания был самой опасной вещью в мире.

Четвертая глава

Приход весны оказался временем больших ожиданий. Для народа, живущего на северной границе Хайланда, весна пришла вместе со страхом и неопределенностью. Возобновят ли драконы свои атаки в новом году, а может быть перенесут разрушение южнее, в сердце королевства? Для Тельвина весна принесла только нетерпеливое ожидание возвращения Сэра Джорджа и его компаньонов из их последнего путешшествия.Тогда возможно начнется, наконец, собственная жизнь Тельвина.

Тельвин ожидал, что его жизнь станет легче, когда он станет совершеннолетним, что Флэмы будут уважать как его права, так и его способность принимать свои собственные решения. С опозданием он осознал, что должен был знать их получше. Флэмы в основном были добрый народ, и если их не сбивала с толку подозрительность, они всегда старались помочь, по меньшей мере в том смысле, как они понимали помощь.

Народ деревни мгновенно заметил, что он переехал в дом Сэра Джорджа,и хотя это не было так уж неожиданно,так как он был наследником старого рыцаря, это вызвало вспышку энтузиазма и большого интереса к юному Тельвину и к его переспективам. Это оживило также никогда не умиравшие спекуляции, насколько богат Сэр Джордж и какое же у него состояние. Вскоре к нему все относились как к богатейшему человеку в Хайланде. Хотя у него уже был самый большой и удобный дом в деревне, вскоре начали циркулировать слухи,что это только место для отдыха и уединения, место, где он разрабатывает свои секретные планы или скрывается от своих завистников и врагов. Начали говорить что у него вероятно, есть роскошные дворцы в Даркине, где он жил прежде,или даже в Тиатисе, что именно там он проводит долгие месяцы, когда его нет в деревне.

И вот в центр всех этих слухов и предположений попал Тельвин, который внезапно обнаружил, что из деревенского неудачника превратился в наследника огромной торговой империи и богатейшего неудачника в мире. Конечно, он не верил ни единому слову в этих сплетнях; он знал, что Джордж Кирби был состоятелен и даже богат, по стандартам границы, но ни в коем случае не был торговым принцем. В результате внезапно Тельвин не мог выйти из дома без того, чтобы кто-нибудь не представил ему одну из созревших деревенских дочерей.

Конечно, все предрассудки Флэмов никуда не делись. Никто не хотел брака своей собственной дочери с иностранцем неизвестного происхождения и расы, и неважно как много денег он мог унаследовать, поэтому ему предлагали дочерей их друзей и соседей. По меньшей мере, так как они не пытались женить его на собственных дочерях, это могло доказать, что они действительно заботились об его собственных интересах, а не хотели получить с этого какой нибудь доход. Так и получилось, что у половины людей в деревне не было времени поговорить с другой половиной, но зато было время поговорить за них с Тельвином.

Пришедшая весна вернула всех на работу. Вскоре первые караваны с рудой спустились с гор и углежоги вернулись в лес. Дал Ферстаан спросил Тельвина, не мог бы он помочь в литейной. Когда это произошло Тельвин уже очень хотел помочь. Он провел всю длинную зиму закопавшись в книги и только совсем недавно одолел последнюю из тех книг, которые Сэр Джордж отложил для него, а заодно прочитал еще несколько. Он был убежден, что если он не вырвется из из этого огромного, пустынного дома и хоть немного не отдохнет от книг,с ним случится что-то ужасное. В любом случае он стал чересчур нервным, чтобы читать книги, частично из-за нетерпеливого ожидания возвращения Сэра Джорджа, а частично из-за надоедливого желания соседей подсунуть ему невесту. В такой ситуации литейка оказалась лучшим местом для развлечения. Он приходил туда и с остервенением бил тяжелым кузнечным молотом, пока не начинал чувствовать себя лучше.

Однако, что бы ни приготовило это смутное время для Сэра Джорджа, оно же позаботилось, чтобы он ничего не упустил. Когда волна яростных выдумок и рассуждений про Тельвина и Сэра Джорджа достигла максимума, рыцарь и его компаньоны прискакали в деревню в ожидании долгожданного и заслуженного отдыха. Одна из наиболее существенных причин,по которой Сэр Джордж поселился здесь, был мир и спокойствие границы, а также постоянная невозмутимость поселенцев. Он знал Флэмов достаточно долго и верил, что вряд ли они способны удивить его. Он даже не успел распаковать ни одного узла, когда Тельвин прибежал во весь дух из кузницы.

- Сэр Джордж, вы должны забрать меня отсюда, пока я не сошел с ума! закричал Тельвин еще с порога, даже не поприветствовав старого рыцаря.

Впервые в жизни старый джентельмен потерял дар речи. - Что? - наконец выговорил он с трудом. - Почему ты решил сойти с ума?

- Потому что они не дают мне прохода! - Тельвин без приглашения уселся на кровать. - Я переехал сюда сразу после дня рождения, для того, чтобы побольше читать. И пошли разговоры, что я ваш наследник,слухи,намеки и вообще. А сегодня все говорят, что вы на самом деле самый могущественный, загадочный и богатый купец в мире и они все пытаются женить меня на дочери соседа или приятеля.

- Но не на своей собственной? - спросил Сэр Джордж. Тельвин ответил мрачным взглядом. - Нет, я полагаю, что нет. Я же иностранец здесь, как и ты. Интереснейшая особенность. Флэмы вообще ненавидят волноваться и увлекаться чем бы то ни было, кроме, разве что, драконов. Для группы людей,преданных идее уничтожения своих врагов и мировому господству,они не слишком то хорошо справляются со стрессом. Хмм, теперь ты наконец взрослый. Я полагаю, что твой первый шаг - избавиться от литейной.

- Я получил мой контракт на день рождения, - объяснил Тельвин. - Мастер Ферстаан сдержал слово и продал мне его за одно медное пенни.Он также дал мне возможность поработать, но я знаю, что он хотел бы знать наверняка, что я собираюсь делать и нужен ли ему новый подмастерье.

- Отлично, с этого и начнем, - сказал Сэр Джордж. - Почему бы тебе не сбегать и не сказать Дал Ферстаану, что начиная с сегодняшнего дня я предложил тебе другую работу. А там посмотрим, что мы можем еще сделать завтра, чтобы ты мог жить спокойнее.

Остальные вообще не имели настроения говорить.Вместо этого они молчали во время обеда и, попозже, в гостинной; впрочем, это было обычное состояние для Сольвейг Бело-Золотой и вечное для Коринна. Даже Сэр Джордж сидел один, погруженный в свои мысли, а уж это точно не было обычным состоянием для него. Но не имело смысла волноваться или беспокоится, так как Тельвин был уверен, что они просто устали после долгого путешествия. Он делал все что мог для них, а остальное могло и подождать.

Они, однако, вернулись не одни, и так как Тельвин не был в доме во время их прибытия, он не сразу заметил нового гостя Сэра Джорджа. Новый член их компании был курьезный маленький человек, который был представлен как Маг Перрантин, хотя он очевидно не был Флэмом и не принадлежал братству магов огня. Несмотря на опасения Тельвина, он совсем не был похож на подозрительных, замкнутых магов Флэмов. Напротив, он был приятный малый,и они сразу почувствовали друг к другу взаимную симпатию. Перрантин был невысок и ничем не выделялся, больше походя на робкого приказчика, чем на мастера-мага, как Сэр Джордж представил его. Его волосы были седые и редкие, но он не был ни стар, ни толст, каким он казался на первый взгляд. Он знал Сэра Джорджа уже много лет, еще с тех времен времен, когда рыцарь жил в Даркине, хотя Перрантин ни разу не был на севере, насколько Тельвин мог вспомнить.

Маг был единственным, кто оживлял этот вечер. Впервые увидив коллекцию артефактов и всяких диковинных вещей Сэра Джорджа, он с энтузиазмом накинулся на нее. В темном углу комнаты спрятался небольшой стеклянный ларец, и маг, заметив его, немедленно уставился на большое, украшенное драгоценными камнями колье внутри. - Я говорю тебе, Джордж, это недавняя работа.

- Любопытно, что ты говоришь это, - прокомментировал Сэр Джордж. - По моему, это очень древняя штука.

- Альфиане, и одна из ранних династий, судя по качеству работы, радостно продолжал маг, не обращая внимания на Сэра Джорджа. Тельвин был знаком с этой вещицей, и всегда думал, что работа грубая, камни, хоть и большие, но плохо ограненные.

- Это было сделано для одного из величайших императоров Альфии, Демасиса Червертого, - объяснил старый рыцарь. - Странная форма камней не случайна, а преследует определенную цель. Каждый из сорока двух больших зеленых камней предохраняет от сорока двух легендарных ядов, использовавшихся древними Альфианами для политических убийств. Это сработало как надо, и Демасис спокойно правил, уверенный, что его не отравят. Однако в нашем случае его враги ухитрились обмануть магию,заключенную в ожерелье, и отравили воду в бассейне, в котором он купался, так как только в это время он не надевал ожерелье.

- Очень умно! - восхитился Перрантин. - Но каким образом она досталась тебе?

- Ну, его наследник владел амулетом в форме диска, который никогда не снимал.Я предполагаю, что этот, будучи просто лишним, был подарен какому-либо королю варваров, который в свою очередь отдал его еще кому-то и так, постепенно, он оказался в руках Этенгардцев, которые вообще не представляли себе, что это такое. Как и я, кстати, пока не провел исследования.

- Ты когда нибудь проверял его?

- Никогда, - воскликнул Сэр Джордж. - После примерно пятнадцати столетий, я не верю,что эта защита все еще действует.

Перрантин наморщил нос, соглашаясь. Тельвин знал, что для Сэра Джорджа коллекционирование исторических предметов было чем-то вроде хобби. Но он даже не мог себе представить, что старый рыцарь и его друг были так поглощены этой страстью, а предметы в этой коллекции, которые Тельвин считал безделушками и диковинками, обладали огромной ценностью и были по настоящему редки. Перрантин продолжил тщательное изучение собрания, изучая одну вещь за другой.

Наконец маг вернулся в свое кресло у камина, вероятно решив отложить дальнейшее исследование коллекции на завтра. Тельвин уселся на стул, тогда как в распораяжении остальных были кресла и диван. Он заметил, что Перрантин изучает его, почти так же, как он изучал предметы из коллекции Сэра Джорджа.

- Так что ты и есть юный протеже Джорджа Кирби, - заметил маг.

- Не уверен, что можно использовать это слово, - сказал Тельвин. Он не был абсолютно уверен, что это значит, но предполагал.

- Жители деревни всегда имели свои собственные идеи о том, что лучше всего для меня, и они никогда не разрешали Сэру Джорджу полностью руководить моим воспитанием.

- Я слышал, что ты самостоятельно учишься магии, - быстро продолжил Перрантин.

- Да, вы правы, - согласился Тельвин. - Когда я нашел книги по магии среди книг, которые Сэр Джордж дал мне, я подумал, что это возможно.

- Это невозможно, никто не в состоянии изучать магию самостоятельно, твердо сказал маг, наморщив лоб. - У тебя были какие-либо трудности?

- Нет, практически нет. - Он заколебался. - Однажды пришел Маг Эддан и захотел узнать, что я делаю. Вначале он потребовал, чтобы я вообще перестал учить магию, а в конце предложил свою помощь, если у меня возникнут проблемы. Но я никогда не обращался к нему за помощью, и не думаю, что это мне нужно.

- И я не думаю. Эти маги огня скользкий народ, помешанные на том, чтобы заполучить любую силу, которая поможет им вновь построить их старинное государство. - Маг помедлил,проницательно глядя на Тельвина. - Ты понимаешь, что делаешь, или просто тупо произносишь заклинания?

- О, я прочитал все книги о магии, которые есть здесь, - сказал Тельвин.

Перрантин повернулся к Сэру Джорджу. - Ты заставил меня проделать весь этот путь чтобы научить магии парня, который не нуждается в учителе? Чем я могу помочь ему, как ты думаешь?

Сэр Джордж пожал плечами. - Я надеялся, что твои указания помогут ему продвигаться быстрее. И с меньшим риском для жизни, если так можно выразиться. Ведь у него вообще не было ни одного настоящего учителя, неважно почему. Я намеривался ввести его в мир магии, вот почему я дал ему все эти книги.

Перрантин вздохнул и взглянул на Тельвина. - Нет сомнения, что тебе еще многое надо освоить. Я уже сейчас вижу, что ты не хочешь быть практикующим магом, но это не означает, что ты не должен знать все, что с этим связано. Я, например, тоже не занимаюсь практической магией, но я очень хорошо ее знаю, и люди зовут меня волшебником. Джордж говорит, что ты любишь усердно работать.

Теперь Тельвин пожал плечами. - Я люблю скорее делать что-то, чем сидеть сложа руки. Я слишком долго жил среди Флэмов.

***

На следующее утро Тельвин поднялся рано, чтобы успеть приготовить завтрак. Сэр Джордж не держал слуг,и Тельвин был все еще не уверен в своем собственном положении. Он чувствовал необходимость каким-нибудь способом заработать свою полезность и пока не считал себя членом компании Сэра Джорджа. К тому же ему было неясно, какую роль он будет играть в группе, так как он все еще не понимал, чем они вообще занимаются. Сольвейг и дварф были, конечно, воинами, Перрантин - волшебником и историком Ясно, что такие люди были необходимы как торговцам экзотикой и антиквариатом, какими они,по видимому были, так и искателям приключений и авантюристам, какими их считали все кругом.

Сэр Джордж пришел в столовую первый и терпеливо дождался появления Сольвейг. Ему не пришлось долго ждать. Когда Сольвейг вошла в кухню и тут же подошла к плите, чтобы попробывать тост, Сэр Джордж жестом показал Тельвину, что можно подавать на стол. Юный новобранец быстро уставил стол тарелками, чувствуя, что сейчас что-то будет.

- Ты знаешь, я только что рассказывал юному Тельвину о твоем замечательном воинском таланте, - сказал Сэр Джордж, когда Сольвейг села напротив рыцаря.

- Да, потрясающая история, - согласился Тельвин, добавив в голос энтузиазма.

Сольвейг помедлила, затем,прищурившись, пристально поглядела на старого рыцаря. Она выглядела так,как обычно и выглядят те, кто встают слишком рано, а ее длинные волосы были нерасчесаны и неуложены. На ней было только тяжелое платье из белого хлопка, однако предназначенное для людей пониже ростом, так что оно полностью открывало ее невероятно длинные ноги. Тельвин обратил внимание, что ее ноги были бледными, как брюхо мертвой рыбы. Девушки с севера загорали не слишком быстро.

- И мы подумали, что ты будешь замечательным учителем для Тельвина, так как вы оба сильны и высоки, - продолжил Сэр Джордж.

Взгляд Сольвейг помрачнел и стал почти угрожающим; Тельвин даже и забыл, как здорово она умела говорить своими глазами. - Джордж, вы способны даже дварфу продать его собственную бороду, и я всегда восхищалась этим вашим талантом, но я уже знаю все ваши трюки, и сейчас вы выглядите подобно банде орков, старающихся проскользнуть через лавку с женской одеждой. Я вовсе не собираюсь учить этого здоровенного юного облома сражаться.

- Я бы хотел, чтобы он учился у лучшего учителя, - настаивал Сэр Джордж. - У него несомненный талант к этому делу, ты же знаешь.

- Ничего я не знаю.

- Но ты же видела его в бою, - напомнил ей Сэр Джордж. - Вспомни об обстоятельствах вашей первой встречи.

Сольвейг нахмурилась. Тельвин вспомнил, что тогда она была глубоко потрясена. - Да, он быстрый и умный парень, и не теряет голову в бою.

- И ты же знаешь, что своих сыновей у меня нет...

- Наконец-то вы сказали это, - проворчала она.

- Но парень мой наследник. Я хочу, чтобы он был готов.

- Тогда вы сами и учите его сражаться, - процедила Сольвейг. - Ведь раньше вы были рыцарем.

- Ну что ж, возможно я и буду! - демонстративно объявил Сэр Джордж.

- Вы? - сказала недоверчиво Сольвейг. - Да у вас терпение, как у яка в жару. Вы даже не умеете сражаться как нормальные люди, ведь вы научились сами использовать всякие приспособления, которые вы прикрепляете к обрубку вашей руки.

- Я научу его так, как учили меня. Я сделаю из него настоящего рыцаря, - сказал Сэр Джордж, взмахнув своим крючком над столом, подобно коту, оскалившему зубы. - Не волнуйся, дитя, я знал все об искусстве боя, когда тебя не было даже в проекте.

Сольвейг опять прищурилась, ей очевидно не понравилось, что ее назвали ребенком. - Очень хорошо, вы добились своего. Я буду его учить. Но я буду это делать так, как надо. А вы, видимо, хотите из него сделать и мага и воина?

- У парня большие способности, и я хочу, чтобы его как следует обучили, - сказал Сэр Джордж и как-то безнадежно взмахнул руками. - Ну, хорошо, я даю тебе возможность попробовать. Но только потому, что я знаю, насколько ты хороша.

- Только поэтому, - самодовольно согласилась Сольвейг.

Тельвин сидел, смотрел и не верил собственным ушам. Сольвейг была права: Сэр Джордж действительно мог продать дварфу его собственную бороду. К счастью для рыцаря, она еще не полностью проснулась, и не обратила внимание на свои собственные слова. Очевидно Сэр Джордж знал, что ранним утром она еще плохо соображает, и именно тогда напал на нее с коварством охотящейся лисы.

Сразу же после завтрака Сэр Джордж объявил, что первым делом нужно найти для Тельвина подходящий меч. К изумлению Тельвина они вместе отправились к Дал Ферстаану. Но когда Тельвин обдумал это, то понял, что удивляться нечему. Мастер кузнец выглядел невероятно довольным, когда они пришли, подобно человеку, знающему интересную тайну.

- Сэр Джордж уже говорил со мной прошлой осенью, что ты станешь взрослым, - сказал он. - Он сказал мне, что ты будешь путешествовать с ним и попросил меня сделать для тебя лучший меч, который я смогу.

- Я благодарен тебе, Дал Ферстаан, за все, что ты сделал, так как мне никогда бы не разрешили воспитывать паренька самому, - искренне сказал Сэр Джордж.

- Я сделал самое лучшее, на что способен, - сказал Мастер Ферстаан. Он вынул меч из чехла и протянул рукояткой вперед Тельвину. - Я никогда не смог бы выплавить такую чистую сталь. Этот металл я купил у торговца с юга. И работал над мечом всю зиму.

Тельвин восхищенно уставился на оружие. Меч, хотя и длинный, был замечательно сбаласирован. Рукоятку украшала массивная гарда,полированная полоса металла, слегка изогнутая вниз и похожая по форме на наконечник стрелы. Сама рукоятка была достаточно длинная, чтобы можно было держать меч двумя руками, но не чересчур, так как тогда было бы неудобно держать меч одной рукой. Металл блестел и переливался на свету, как тщательно отполированное серебро. По обоим сторонам клинка был выгравиран дракон,вытянувшийся во всю длину.

- Я сделал клинок больше, чем обычно, - объяснил кузнец, немного помолчав. - Я знал, что с таким ростом ты легко используешь его длину и вес. И конечно, пока ты качал меха и орудовал молотом, ты стал очень сильным, и легко поднимешь и более тяжелый меч.

- Он...великолепен, - сказал в восхищении Тельвин.

Меч был такой длины, что Тельвин не мог повесить его на поясе,и должен был носить его на спине. Он всегда ожидал, что когда он наденет настоящий меч, то почувствует себя настоящим искателем приключений, но, увы, он чувствовал себя скорее неловко с чудовищным мечом, колотившим его по загривку. Деревенский люд теперь всегда будет смотреть на него, как на ребенка, и к тому же довольно глупого. Этот меч заставил его почувствовать себя подобно избалованному ребенку, игравшем с чем-то, что ему не принадлежало.

Конечно, он не мог учиться сражаться настоящим мечом. Для учебы он подобрал среди отходов лесопилки пару жердей, из которых после обработки получилось два деревянных меча, и несколько тонких планок, из которых сделал деревянные щиты. И не важно, что они выглядели, как грубые детские игрушки. Сэр Джордж имел в виду силу и размеры не только Тельвина, но и Сольвейг, так что они идеально подходили для них обоих.

Сэр Джордж был уверен, что он сумел бы научить Тельвина, всему, в чем парень нуждался, так как он все-таки был рыцарем. Но у него и так было слишком много забот в то короткое время, которое он собирался провести дома, да и надо было чем-то занять и Сольвейг и Тельвина. К тому же, если Сольвейг будет тренировать Тельвина, то и Коринн будет вынужден научить парня дварфской манере боя с коротким мечом,топором и дубиной.

- Я надеюсь. что ты уже учился владеть оружием, - сказал Сэр Джордж.

- Ну да, - ответил Тельвин. - Мы учили немного в школе. Я был лучше остальных, но мне не разрешили учить что-либо, кроме самых элементарных приемов.

Внезапно раздался крик. - Сэр Джордж!

Он остановился, когда увидел женщину средних лет, бегущую со всех ног к ним. - Сэр Джордж, Я только что узнала, что ты вернулся домой.

- Вчера вечером, - ответил Сэр Джордж. Было очевидно, что он говорит с человеком, которого не помнит.

- И ты теперь живешь один в этом огромном доме!

- Не целиком один, - сказал Сэр Джордж, ощущая дискомфорт. Насколько он знал у него дома всегда жила целая команда авантюристов.

- Ну, если тебе будет совсем одиноко,обрати внимание на Вдову Варсреел, - сказала женщина. - Она замечательно готовит, и у нее три сильных парня, но она еще не настолько стара, чтобы не подарить тебе одного или двух. Ты же знаешь, где она живет, верно?

- Да, конечно. Спасибо. - Сэр Джордж резко повернулся и пошел дальше, выглядя напуганным и сбитым с толку. Спустя несколько мгновений, он взглянул на Тельвина. - Ты предупреждал меня, что жители дервни собираются женить тебя на дочерях соседей. Похоже, что теперь они перенесли свое внимание на меня. Жизнь была значительно проще, когда они думали,что я неисправимый плут.

- Так вы собираетесь познакомиться с Вдовой Варсреел? - невинно поинтересовался Тельвин.

- Конечно нет! - в ужасе воскликнул Сэр Джордж.

- Хорошо, а то я уже начал переживать за свое легендарное наследство.

***

Первый урок Тельвина по бою на мечах начался сразу после обеда и длился до вечера. Несмотря на видимое недовольство этим утром, Сольвейг подошла к делу с терпением и сосредоточенностью и оказалась замечательным учителем. Не желая давать представление всей деревне, они решили слегка углубиться в лес. Сольвейг выбрала небольшую поляну, и Коринн устроился рядом, на большом камне.

Не прошло много времени, а Тельвин уже почувствовал себя разочарованным. Он мог держаться, когда был свободен и следовал своим инстинктам, или выдумывал на ходу свою собственную стратегию. Он не мог состязаться с Сольвейг в бою по правилам, но и ей было не так то просто победить его. Обладая опытом и подготовкой гладиатора, она могла в считанные секунды разоружить среднего мечника, но Тельвин был также высок и силен, как она, и достаточно быстр. Однако для него оказалась неожиданно трудно выполнять стандартные движения и обычные приемы военной или гладиаторской тренировки. Когда пришло время показывать, чему он научился, он начал гадать, что он может, а чего нет, и потерял уверенноть в собственных силах.

- Давай немного отдохнем, - сказала Сольвейг после часа занятий. Она уселась на один из камней, разбросанных по поляне.

- Надеюсь, Перрантину со мной больше повезет, - разочарованно сказал Тельвин. - Я не знаю, сумею ли я когда-либо освоить все это.

- Глупости, - сухо ответила Сольвейг. - Ты что, всерьез думаешь, что выучишь все сразу за один день? Я обучаю тебя так, как обучали меня, а я тренировалась месяцами.

- Мне кажется, что мне понадобятся годы, - сказал Тельвин.

- Не очень-то беспокойся, - спокойно ответила девушка. - Фехтование с мечом очень похоже на магию в одном отношении: если ты хочешь делать это хорошо, ты должен в него поверить. Неужели все эти люди действительно никогда не верили, что ты спосен что-то сделать правильно?

Тельвин был удивлен, услышав такое от нее и сильно сконфужен. - Это так заметно?

- Возможно я не должна говорить этого, - продолжала Сольвейг. - Более жесткий мастер сказал бы, что я тебя порчу. Но за всю мою жизнь я видела только одного человека, который показал такой большой природный талант к работе с мечом, и это я сама.

Тельвин понял, чего это ей стоило, особенно учитывая, что он был,вероятно, ее первым учеником.

Во всяком случае Тельвин надеялся, что Сэр Джордж и его компаньоны пробудут дома достаточно долго, чтобы он смог научиться как можно большему. Он и без Сольвейг знал, что нужны многие недели, если не месяцы, практики, чтобы стать опытным бойцом. Тельвин подозревал однако, что не пройдет много времени и они уедут снова, и он не был абсолютно уверен, что на этот раз отправится вместе с ними. Он вполне мог представить себя остающимся и на этот раз наблюдать за домом, со стопкой книг и твердыми указаниями практиковаться в заклинаниях и феховании.

Когда это произошло, оказалось, что по меньшей мере в чем-то он был прав. Через две недели после приезда Сэра Джорджа вернулись драконы. Пока еще не было сообщений о настоящих атаках,но драконов можно было регулярно видеть в небе северного Хайланда, медленно пролетающих над фермами и дервнями, как это они делали в прошлом году. Хотя власти молчали об атаках, люди не сомневались, что что первые удары могут последовать в любое время. И чем раньше они начнутся, тем более вероятно, что драконы достигнут деревни раньше, чем осень прекратит их атаки. Так что народ деревни перестал заниматься повседневными делами и начал носить запасы в укромные места в горах.

Тельвин заметил, что Сэр Джордж очевидно был озабочен этими новостями, но не напуган и взволнован, как жители деревни. Старый рыцарь созвал всех своих компаньонов в гостинной в тот самый вечер, когда пришли первые новости о драконах. Он выбрал бутылку своего любимого вишневого ликера, которую Тельвин принес и открыл по его просьбе. Это был зловещий знак, котрый знали все. Это случалась только тогда, когда Сэр Джордж что-то очень серьезно обдумывал, так как только в это время он разрешал кому-то другому прикосаться к его драгоценным бутылкам.

- Драконы, - проворчал Сэр Джордж.

- Ну, Джордж, ты как всегда, переходишь прямо к сути дела, - сказал Перрантин, смотря на свой стакан, который он медленно крутил в руке. - Ты действительно считаешь, что мы можем что-то сделать, или просто жалуешься?

- Это-то и проблема, - встряла Сольвейг. - Все жалуются на драконов, но никто нечего не может сделать.

- Замечательно, - объявил Сэр Джордж. - По правде говоря, я склонен думать, что мы сами должны разобраться во всем. Единственная защита Хайланда - свора герцогов, надеющихся, что драконы уйдут сами, и эти придурочные волшебники огня. Да в этой комнате больше разумных людей, чем во всем остальном Хайланде.

- Верно, - согласился Перрантин. - Но там еще чертовски много драконов, а ты уже не тот юный рыцарь, что раньше. У тебя есть хотя бы кусочек идеи, что им надо?

Сэр Джордж безнадежно покачал головой. - Я должен узнать намного больше о ситуации - как много драконов вовлечено в атаки, их цели, кто у них во главе. Но,если честно, я в первую очередь думаю о бизнесе.

- Вот это нравится мне больше, - заметил Коринн, поднимая голову.

- Мне кажется, что мы сможем сочетать наш бизнес с другими делами, как мы обычно и действовали, - продолжал старый рыцарь. - Что мы знаем о ситуации? Драконы приходят с самых северных гор, атакуя кланы Этенгара в далеких северных степях, а затем набрасываются на пограничные поселения Хайланда. Судя по тому, что мы знаем, эти драконы могли бы атаковать поселки вдоль Вендарианского кряжа, а также в Землях Хелданника и за их пределами.

- Я думаю, что если бы это произошло, мы бы услышали об этом прошлой осенью, когда были в Тиатисе или Рокхольме, - сказала Сольвейг. - Подобные новости летят на крыльях ветра.

- Не уверен, - заметил Сэр Джордж. - Там уж очень дикие земли. Но, в любом случае, моя точка зрения, что все атаки происходят вдоль линии гор. И Провал Торкина находится прямо на линии известных атак.

- Если Провал Торкина еще существует, - задумчиво сказал Перрантин. Города гномов исчезают один за другим.

- Сольвейг, Коринн и я были в Провале Торкина примерно два года назад, - сказал Сэр Джордж. - Слишком много вложено в это дело,чтобы вот так, просто, пустить все на ветер. Но я думаю, что если Провал Торкина был атакован, гномы могли попытаться эвакуировать его в то краткое время, которое у них было между открытием дорог после зимы и возвращением драконов весной.

- Но Провал Торкина - один из самых больших подземных городов гномов, запротестовал Тельвин. - Что могут драконы сделать городу, находящемуся внутри горы? Коринн, как дварфы ответили бы на такую атаку?

- Обычно мы просто закрываем ворота и остаемся внутри, - ответил Коринн. - Одинокий дракон, или небольшая группа достаточно скоро улетают. Однако большая группа драконов, настроенная решительно, могла бы продолжить атаку и оказаться внутри. Но даже и тогда дварфы будут сражаться, и весьма успешно, так как там слишком узко для драконов.

- В нашем случае ситуация немного другая, - сказал Сэр Джордж. - Провал Торкина намного более уязвим, чем гномы могли себе представить, драконов очень много, а гномы никогда не были хорошими бойцами. Их обычный ответ на длительную осаду: отступить и сбежать. Они также с упоением тратят время на перепрятывание или эвакуацию своих сокровищ, и обычно они стараются забрать их с собой, если дела идут плохо. Так что гномы Провала будут очень благодарны, если кто-нибудь, кого они знают и доверяют, поможет им спасти их сокровища. Вот бизнес, который я имел в виду. Заодно мы сможем узнать побольше о драконах. Это другая часть нашего бизнеса.

- Ну что ж, я бы согласился взглянуть поближе на сокровища гномов, даже если придется вернуть их назад, - заметил Перрантин. - Когда ты рассчитываешь выехать?

- Надо было бы это сделать неделю назад, - сказал Сэр Джордж. - Так что, я был бы очень рад выехать завтра. И я думаю, что сегодня еще не слишком поздно и можно поискать лошадь для Тельвина.

- Ваше желание - приказ для нас, - сказала Сольвейг и встала. - Коринн и я сбегаем в конюшню и взглянем, что там есть.

Тельвин испытывал смешанные чувства. Хотя его и вдохновляла мысль о долгожданном первом путешествие с Сэром Джорджем, он внезапно осознал, что боится драконов больше всего на свете. Драконы были его величайшим страхом всю жизнь, но всегда они оставались отдаленной угрозой. И ему даже в голову не могло придти, что драконы будут частью его первого приключения, и страх перед ними отравил ему всю радость. Он собрал стаканы с вишневым ликером, собираясь перелить его обратно в бытулку, когда Сэра Джорджа не будет в комнате. Сольвейг и Коринн отправились за лошадью, так как было еще не позно, и конюший мог быть еще в стойлах, ожидая запоздалого путешественника, нуждающегося в свежем коне. Тельвин поторопился в свою комнату, собирать вещи.

Сирота на попечении деревни, у него было не слишком много вещей, так как Флэмы были довольно забывчивы, если дело касалось благотворительности. Но Сэр Джордж всегда заботился, чтобы у него была хорошая одежда. У него всегда были две пары штанов и три рубашки на каждый день. Обувь была отдельной песней. Как и все деревенские мальчишки, он ходил босиком почти всю жизнь, и не удосужился поменять эту привычку, когда стал взрослым. Так что у него была только одна пара сапог для зимы. Ясно, что к завтрашнему утру никакой сапожник не сможет ему сделать новую обувь. К счастью, у Сольвейг была пара запасных сапог для верховой езды, которые она ни разу не надевала, и обыкновенные ботинки, только слегка великоватые для него. Сольвейг принесла ему кожанную сумку и объяснила, как лучше уложить в ней вещи. Позже он нашел Сэра Джорджа, сидевшего в одиночестве в гостинной, погруженного в свои мысли. Трудно сказать почему, но Тельвину показалось, что драконы заботили старого рыцаря больше, чем он это показывал.

- Ты долго ждал этого, - заметил Сэр Джордж.

- Да, разумеется, - согласился Тельвин. - Но я не ожидал, что это будет так опасно Я надеюсь, что не подведу.

- Мы сделаем все возможное, чтобы избежать опасности.

- А вы действительно торговец? - внезапно выпалил Тельвин.

- Торговец? - переспросил Сэр Джордж. - Ну, это слово кажется мне слишком скучным, чтобы описать то, чем мы занимаемся. Мы посредники и любители античности... бродячие рыцари под знаменами древней истории. Но это необычный бизнес, который требует необычных талантов. Вот почему мне нужны такие люди, как Сольвейг и Коринн.

- Так значит вы не банда авантюристов? - Сэр Джордж усмехнулся. - Я полагаю, это зависит от того, как ты взглянешь на это. Ты мог бы сказать, что мы действуем в пограничной области между обычными торговцами и настящими любителями острых ощущений. Мы - профессионалы. Ты не разочарован,а?

- Нет... совсем нет, - сказал задумчиво Тельвин. - Теперь я наконец уверен, что если я и попал в компанию авантюристов, они, по меньшей мере, профессионалы в своем деле.

Пятая Глава

Следующее утро было солнечным, с обещанием ясного, холодного дня, то что надо для начала путешествия. Тельвин поднялся еще затемно, возбужденный своим первым будущим приключением. Он быстро оделся и был готов к выходу прежде, чем остальные выбрались из кровати. Пока остальные вставали, он успел приготовить горячий завтрак, и у него еще осталось время убраться в доме. Затем он помог собраться остальным. Быстро натянул сапоги... и растянулся на первом же шагу.

Сольвейг и Сэр Джордж привели вьючных лошадей, которых надо было нагрузить первыми, потом отправились обратно в конюшню седлать лошадей на всю группу. Сольвейг делала большую часть работы, так как не так-то просто накидывать попоны одной рукой. Сэр Джордж казался совершенно довольным собой, мрачные мысли, тревожившие его вчера, исчезли, так как он всегда предпочитал путешествовать, чем сидеть дома. Сольвейг была спокойна, хотя и двигалась немного замедленно. Утро никогда не было ее лучшим временем дня. Появился Коринн и начал деловито упаковывать вещи. Маг Перрантин перевернул в последний раз весь дом, мигая как сова из дупла.

Сольвейг и Сэр Джордж наконец-то вернулись из конюшни, ведя своих лошадей и, отдельно, коня для Тельвина. Лошадь была самая обыкновенная:темно-коричневая, с большими черными глазами и довольно нервными ушами. Но Тельвину показалось, что это замечательное,грациозное и сильное животное, и безусловно самая лучшая лошадь, которую он когда бы то ни было видел.

- Безусловно, он замечателен, - сказал Тельвин, принимая поводья. - Как его зовут?

- Ее имя - Каденс, - резко сказала Сольвейг. Она передала Коринну поводья его лошади, затем повернулась, чтобы идти обратно в конюшню, но внезапно развернулась и взглянула на Тельвина. - Ты когда-нибудь имел дело с лошадьми?

- Ну, не слишком много раз, - нехотя ответил Тельвин. - В деревне не так много лошадей. Флэмы не часто пользуются ими, ну они и не хотели учить меня ездить верхом.

- Сплошные не, - прокомментировала Сольвейг. Внезапно ее взгляд стал более сосредоточенным. - А ты вообще когда-нибудь садился в седло?

- Я... не ездил раньше, - неохотно выдавил из себя Тельвин. - Но я знаю, как это делается. Я прочитал кучу книг об этом, так что теорию я знаю.

- О, бог мой, - тихо сказал сам себе Сэр Джордж, затем повернулся к Магу Перрантин, который стоял, прислонясь к стене с закрытыми глазами. - По моему ты когда-то изучал медицинскую магию. Что у тебя есть для человека, впервые садящегося на лошадь?

- Жалость, - ответил Перрантин.

Тельвин начал думать, что у него настоящие неприятности, и он подозревал уже, где и как у него будет болеть вечером. Сэр Джордж постарался решить проблему как можно лучше, поспешив в дом и вернувшись с мягким старым полотенцем, которое он сложил пополам и положил поперек седла. Сольвейг нашла это довольно смешным. Тельвин вскарабкался в седло, твердо решив спасти свою раненую гордость. Он сделал это достаточно хорошо для первого раза.Единственной проблемой была Каденс, которая, поводя своими нервными ушами, отказывалась двигаться с места. Она не сумела сбросить его с себя, хотя и пыталась, но Тельвин предпочел спуститься на землю добровольно, а не лететь кувырком.

- Очень странно, - заметила Сольвейг. - Она не возражала, когда я ездила на ней верхом прошлой ночью.

- Дай мне поговорить с ней, - сказал Сэр Джордж, отводя лошадь в сторону. Похоже, они действительно о чем-то немного поговорили; Тельвин пристально вглядывался, стараясь перенять секреты общения с лошадьми.

После этого разговара Каденс больше не возражала против нового всадника. Когда Тельвин вернулся в седло,она немного подергала ушами и взглянула на него через плечо, прежде чем решилась сделать самое лучшее, что возможно в этой ситуации. Остальные взобрались в свои седла, каждый взял в руку повод от вьючной лошади, и спустя несколько мгновений они уже двигались вперед. Вот тут-то Тельвин и осознал разницу между теорией и практикой верховой езды. Каденс замечательно решила проблему, полность игнорируя его и просто следуя за остальными.

Спустя полмили езды Сэр Джордж внезапно опомнился и послал Сольвейг назад закрыть парадную дверь дома.

***

Тельвин всегда думал, что он неплохо знает географию Хайланда, так как он учил ее в школе и вслушивался в разговоры путешественников. География была гордостью Флэмов, каждый из них знал наизусть имена и положение всех городов и деревень королевства. Аальбансфорд был главным городом и резиденцией герцога Аальбана, и одним из первых поселений, основанных Флэмами, когда они пришли в этот мир.По общему мнению это делало его одним из главных городов Хайланда. Тельвин обычно скакал ближе к центру группы, позади Перрантина, и во время поездки маг интенсивно обучал своего юного ученика. Тельвин не хотел быть волшебником. Профессиональные маги имели мало времени на что бы то ни было, кроме изучения магии, а Тельвину не хотелось посвящать магии всю жизнь. Но у него все здорово получалось, он очень быстро выучивал заклинания и принципы магии, и рассчитывал, что будет весьма подкован в этом искусстве, которое ему, видимо,пригодится в жизни.

Вся их дорога до Аальбансфорда заняла ровно один день, они скакали легко и быстро. Тельвин был очень впечатлен милями фермерских земель, мимо которых они проезжали, свежевспаханные поля, окруженные аккуратными каменными стенами с полосами хорошо ухоженных плодовых садов между ними, для защиты от весенних и осенних ветров.

Аальбансфорд был в три или четыре раза больше Гретца,и достатчно велик,чтобы считаться городом, но намного меньше, чем ожидал увидеть Тельвин. Однако тогда он еще не знал,конечно, что дома большинства фермеров стояли на их собственной земле и они не возвращались на ночь в город, как фермеры его деревни. Здесь были цивиллизованные земли, и люди почти не опасались ужасных тварей из лесов и гор. Здесь был даже замок, резиденция герцога Аальбана, вскарабкавшийся на гору над городом. Хотя даже Тельвин сообразил, что это был не очень-то замок, скорее простой форт, но у него была пара башен, верхушки которых были украшены знаменами, развевавшимися под холодным ночным ветром, и окнами, из-за которых струился уютный желтый свет.

Мало городов в Хайланде были больше этого. В каком-то смысле весь Хайланд был границей, и ни одному его городу не было и ста лет. Именно тогда Флэмы впервые появились на этой земле, банда, бежавшая из мира, который они сами разрушили. Их первым местом в этом мире был Браастар,старейший и все еще самый большой город, но вскоре после прибытия герцоги,которые вели семь групп ссыльных Флэмов в их странствиях, отправилились в глушь, чтобы там основать свои собственные города. Область герцога Аальбана была ничем не меньше остальных, заполняя равнину между гор на северо-западном углу Хайланда, хотя в нее входили только три города, если считать за город и Гретц, и еще несколько маленьких деревушек.

Хайланд рос медленно, в основном потому, что Флэмы решили сохранить эти земли для себя и неохотно разрешали селиться иностранцам. Тельвин не понимал этого раньше,но сейчас до него дошло, что стабильность на этой земле было понятие новое и хрупкое, и недавние атаки драконов легко могли разрушить все. Все магазины были уже закрыты и заперты на засов, когда они вьехали в город на закате дня, но теплый свет лился из окон домов. В целом, решил Тельвин, люди здесь жили почти так же, как и в его родной деревне, ну может чуть-чуть богаче. Сэр Джордж повел их через темные улицы к гостинице, большому двухэтажному зданию с множеством окон и большой конюшней для лошадей. Все остальные хорошо знали это место и немедленно повели своих лошадей в стойла; Каденс последовала за ними без колебаний.

Тельвин попытался спрыгнуть с лошади в тот момент, когда он оказались во дворе, собираясь помочь спуститься другим и почистить лошадей. К его великому удивлению его ноги не хотели двигаться, и когда он все-таки их уговорил, они мучительно протестовали. Конечно, он не в первый раз спешивался в этот длинный день. Они трижды останавливались, чтобы дать отдохнуть лошадям, и каждый раз он чувствовал боль в икрах. Когда же в конце концов он оказался на земле, то едва мог стоять.

Теперь он понял до конца, почему все были так озабочены сегодня утром. Сегодня ночью он не мог быть полезным никому, скорее компаньоны должны были помочь ему войти в гостиницу, где усадили его за стол, а сами отправились заниматься лошадями. Гостиница была большая и комфортабельная, бар помещался отдельно от большого зала для еды.

Тельвин не слишком хорошо спал ночью. На следующее утро он почувствовал себя еще хуже. На самом деле он смог сесть в седло только после того, как Перрантин использовал магические средства чтобы облегчить его страдания. У него была мазь,которой он тщательно смазал нижнию часть спины Тельвина,и боль в икрах ослабела и как бы растворилась, хотя, как объяснил маг, теперь должны были исчезнуть не только боль,но и вообще все ощущения. Впрочем, Тельвину на это было наплевать.

В этот день они слегка отклонились к востоку, чтобы заехать в маленький город Трааген. Трааген был резиденцией герцога Веербина, и,подобно Аальбанфорду, располагался на берегу реки, рядом с мостом, пересекавшим ее. На следующий день они поехали прямиком на север, через холмистую,лесистую местность, которая быстро вывела их из более обжитой части королевства снова на границу.

В тот же день они увидели первых драконов.Своими острыми глазами Тельвин увидел их первым, группу из трех красных драконов, летящих близко один к другому на восток. Сэр Джордж тоже увидел их, как только Тельвин сказал ему, куда глядеть. Драконы размеренно летели им навстречу, так что и другие скоро увидели их. Сэр Джордж предложил им остаться под защитой деревьев, так как драконы видят не хуже, чем Тельвин.

К счастью, эти отдаленные земли были покрыты густым лесом, так что можно было ехать незаметно даже тогда, когда драконы подлетели совсем близко. Они укрыли лошадей под большими деревьями, и в это время огромные создания пролетели не дальше, чем в миле от них. С этого расстояния Тельвин ясно видел драконов, неторопливо взмахиваюших своими огромными крыльями, в то время как их головы поворачивались вперед и назад, изучая местность. Они выглядели не ужасными, а скорее грациозными и даже благородными созданиями.

Внезапно драконы повернули и начали медленно планировать, направляясь прямо к тому месту, где компаньоны скрывались под деревьями. Сэр Джордж жестом приказал всем завести лошадей еще дальше под деревья. Тельвин побелел от страха, слишком хорошо зная, что он не сможет защититься от трех драконов.

Драконы разделились и сели на большие прогалины между деревьями с таким рассчетом, чтобы окружить путешественников и отрезать им путь к бегству. Компаньоны старались не шевелиться, укрытые в самой густой части леса. Лошади боязливо дергались и ржали, и Тельвину приходилось крепко держать поводья Каденс, которая старалась вырваться и убежать. Внезапно он резко повернулся, когда увидел одного из красных драконов всего в сотне ярдов от себя, пристально смотрящего на него под нижними ветвями дерева.

Помертвев от страха, Тельвин толкнул Каденс еще глубже в кусты, так что дракон не мог видеть его. Он слишком хорошо помнил историю, как драконы охотились за его матерью вплоть до ее смерти. Если этот дракон отчетливо рассмотрит его и распознает его расу, Тельвин был почти уверен, что его ждет та же судьба. Но после долгого, наполненного ужасом мгновения дракон отступил, расправил свои широкие крылья и взлетел в воздух, другие быстро последовали за ним.

- И что это было? - спросила Сольвейг. - Запугивание? Не слишком похоже на драконов, по меньшей мере насколько я знаю.

- Мне тоже показалось, что они решили нагнать на нас страху, задумчиво сказал Сэр Джордж. - Хотя ,возможно, они решили, что мы не стоим их усилий.

Они подождали несколько минут, давая возможность лошадям придти в себя, после чего отправились дальше. Тельвин старался, чтобы остальные не заметили, что его всего трясет от пережитого ужаса. Ему было стыдно, но он был уверен, что его присутствие делало их положение еще более опасным.Драконы могли игнорировать всю их команду, но только до тех пор, пока они не узнают его.

Долгий день скачки привел их наконец в Нордеен, небольшой пограничный городок, похожий на Грец. Нордеен был самым большим из всех поселений, атакованных в прошлом году, хотя город и нельзя было назвать уничтоженным рейдами. За пределами поселка они проехали через области, где были фермы, сожженные драконами, хотя большинство из ферм были обитаемы и казались нетронутыми. Как сказал Сэр Джордж, у драконов были другие цели, а не тотальное уничтожение.

Они остановились в единственной гостинице, и Сэр Джордж быстро заказал горячий ужин, как только они позаботились о лошадях и отнесли вещи в свои комнаты. Но еще до еды он попытался выяснить все, что здесь знают о драконах и об их нападениях на местных жителей. Ему не пришлось долго искать. Трактирщик имел много чего сказать о драконах, и довольно громко. Сэр Джордж выяснил все, что он хотел узнать и вернулся к столу еще до того, как им принесли ужин.

- Да, это все весьма интересно, - сказал он, присоединившись к остальным. - Наш добрый трактирщик с большой радостью сообщил мне, что дела идут все хуже и хуже. Его бизнес очень сильно зависит от торговцев с юга, которые каждый год привозят свои товары в обмен на металл,лес и меха, которые они везут обратно. Но в этом году торговцы не приехали. Слишком многие из них были атакованы во время пути, товары уничтожены или присвоены драконами, а некоторые уже никогда не вернутся домой.

- Я не могу бросить в них камень за это, - заметил Коринн. - Жить хочется всем.

- Точно, - согласился Сэр Джордж. - Конечно, многие из шахт и маленьких поселков были разорены за последний год, так что в любом случае товаров для обмена в городе стало меньше. В настоящее время герцог Арделан делает все, что в его силах, чтобы сохранить самые новые поселения на другой стороне Восточного Предела, посылая туда солдат больше, чем он может содержать. Трактирщик считает, что восточные поселения были бы эвакуированы еще в прошлом году, но ранний снег перекрыл дорогу прежде, чем люди собрались уходить.

- А что теперь, когда дороги открылись? - спросила Сольвейг.

- Я думаю, что восточные поселения немного успокоились во время зимы, сказал Сэр Джордж. - Но все это скоро опять изменится, так как драконы вернулись. Еще не было настоящих атак, но я сомневаюсь, что кто-нибудь всерьез считает, что их не будет. Скорее солдаты герцога должны удержать людей от бегства.

- Это возможно, - согласился Перрантин. - Конечно, так как драконы атаковали все, что движется по дорогам в прошлом году, поселенцы будут стремиться остаться, чем убежать. Два или три дракона на каждом конце дороги эффективно отрежут Восточный Предел от цивилизации.

- Я рассчитываю, что до этого дело еще не дошло, - возразил Сэр Джордж. - Я собираюсь быть там уже завтра ночью, и это долгий,тяжелый путь.

На лице Сольвейг, которая уже проходила эту дорогу, было написано сомнение, но она не сказала ничего. На следующее утро Сэр Джордж уже не казался таким уверенным в себе,хотя он встал и пустился в дорогу очень рано. Зато Тельвин вновь почуствовал себя взрослым. В первый раз за несколько последних дней он сумел сесть в седло без помощи мази Мага Перрантина.

Они почти сразу выехали из холмистой местности и скакали два или три часа через густой лес, чьи высокие, старые деревья были здорово похожи на те, которых Тельвин знал по дому. Горы начали неуклонно приближаться, становясь все выше и темнее по мере того, как утреннее солнце медленно вставало из-за них. Скоро Тельвин заметил, что дорога ведет их прямо в глубокое ущелье между гор,туда, где кряжи и пики справой стороны почти касались северных гор слева. Когда они подъехали поближе,он увидел, что разрыв между двумя линиями гор, хотя и довольно узкий, был не просто глубоким ущелем, а долиной. Земля между горами была холмистой,с глубокими ямами и большими грудами камней, которые падали со склонов, разрушаемых временем. В долине рос довольно густой лес, протянувшийся на несколько миль. И даже еще интереснее, долина шла абсолютно прямо, насколько он мог видеть,сорокамильная стрела, пронзившая горы насквозь. Это и был Восточный Предел,узкая долина, соединявшая Хайланд со Степями Этенгара.

Они остановились на отдых при входе в долину. Теперь, когда Тельвин был снова способен двигаться, Сольвейг заставила его попрактиковаться с мечом, пока есть время. Тельвин и не подумал жаловаться. Он очень хотел побыстрее научиться владеть мечом, да и было просто приятно размяться после долгих часов в седле.

Но скоро они снова тронулись в путь, так как Сэр Джордж хотел пройти через проход в этот же день. Тельвин с интересом смотел на высокие каменные стены, между которыми они медленно, но неклонно двигались вперед. Нижние склоны круто лезли вверх от дна долины, иногда покрытые травой, как будто кто-то набросил зеленый веер на серые и черные камни, и такие крутые, что Тельвин не хотел бы карабкаться по ним. Тем не менее подниматься в горы было легче всего именно по ним, так как в других местах Восточный Предел был окаймлен пиками, кряжами или огромными отвесными каменными утесами. По мере движения к середине дно долины постепенно повышалось. Тельвин решил, что потом оно будет также равномерно понижаться.

- Я думаю,что все это сделал лед, - заметил Маг Перрантин, когда они скакали вдоль каменной стены.

- Лед? - недоверчиво спросил Тельвин. Слова мага показались ему полной чушью.

- Хайланд когда то был замерзшей, пустынной страной, - объяснил Перрантин. - Потом огромные ледники начали спускаться с гор, сглаживая утесы и образуя глубокие долины, которые мы видим сейчас. В этом случае, ледники, возникшие по обе стороны гор после обильных снегопадов, двинулись вниз в долину в форме двух ледяных потоков, один двинулся на восток, в равнины, а другой на запад, в Хайланд. Первоначально эта долина была еще глубже ,чем сейчас, но с тех пор она наполнилась каменными обломками и землей, смытых с гор потоками.

- И все это сделал лед? - переспросил Тельвин, все еще пораженный этой мыслью. - Но камень гораздо тверже, чем лед.

- А ты представь себе ледник весом с маленькую гору. Есть еще места в мире, такие как северный Норвольд, где ты все еще можешь видеть как это происходит. Конечно, падение Блэкмура и Огненный Дождь изменили форму мира навсегда, в Хайланде стало теплее и ледник отступил на север где-то восемь столетий назад. И тогда сюда пришли эльфы, где и прожили в мире и уединение примерно пять столетий. То, что случилось потом, в точности неизвестно, так как никто не выжил, но эльфы каким-то образом нашли и запустили древнее устройство Блэкмура.

- А что оно делает? - спросил Тельвин.

- Волшебники Блэкмура создали много удивительных устройств, которые делают самые различные вещи, - объяснил Перрантин. - Но самыми знаменитыми были их военные устройства, которые взрываются с невероятной силой. Взрыв выбрасывает потоки огня на мили вокруг, а дым и пыль, оставшиеся после взрыва, распространяют болезни и смерть еще многие годы. Пыль от взрыва, устроенного эльфами,была разнесена ветрами на восток к Горам Колосса и далеко в Ступени Этенгара вплоть до Горы Мира, так что даже сейчас это очень страшное место.

- Да. Кстати, у Перри тоже есть устройство Блэкмура, - сказал Сэр Джордж, в его голосе послышалось беспокойство и даже Коринн выглядел немного напуганным.

- Я знаю, что это, - сказал Перрантин,защищаясь. - Я считаю, что оно не опасно.

Равнина медленно поднялась до своей высшей точки, потом начала так же медленно спускаться. Они достигли середины ущелья в полдень, что сильно удивило как Сэра Джорджа, так и Сольвейг, которые даже не сразу поняли, что они так много проехали. Оба признались, что дорога сильно изменилась с того времени, как они путешествовали по ней в последний раз. Она расширилась и улучшилась, и вела через лес почти не петляя. Множество больших и малых обломков скал были убраны с нее, через быстрые потоки, текущие с гор, были переброшены надежные мосты.Ничего удивительного, что герцог Арделан так боялся потерять восточные поселения из-за драконов, после того,что он так много сделал для освоения новой терретории.

Несмотря на первоначальные сомнения,они прошли через Восточный Предел в тот же самый день, хотя была уже ночь, когда они вышли из него между двумя огромными горными массивами. Горы слева, отрог Вендарианского кряжа, быстро повернули на север, однако Горы Колосса справа сопровождали их еще несколько миль. Местность перед ними по форме напоминала большой карман, почти полностью окруженный горами, и переходила на юго-востоке в Равнины Этенгара.

Хотя лошади и устали, Сэр Джордж настоял на том, чтобы они проехали еще несколько миль за Предел. Местность была в тени гор, и тьма быстро накрыла ее. Однако даже и тогда отблески дневного света слабо мерцали в небе на востоке, над черным барьером гор. Зато когда они достигли густого леса за Пределом, вокруг было темно, как в полночь. Лошади медленно двигались вперед, пытаясь не сбиться с дороги в темноте. Казалось, что ехать дальше просто бессмысленно.

Наконец, когда они достигли небольшой поляны, где сверху на них глядели равнодушные звезды, даже Сэр Джордж созрел для отдыха. Тельвин мог видеть, как выдыхаемый им воздух,белый и замерзший, поднимается в ночное небо. Да, давно он не ночевал в теплой кровати. Потом что-то очень далекое привлекло его взгляд.

- Огни, - предупредил он остальных. - Там, в горах. Есть здесь поселения или гарнизоны?

Сэр Джордж метнулся к Тельвину и уставился на огни, горевшие на высоких склона Гор Колосса, которые они уже миновали. Затем он коротко выругался на каком-то иностранном языке. - Я не верю своим глазам! Это драконы зажгли эти огни, больше некому. Никто другой не осмелится ночью зажечь даже свечку в этих местах. Они выставили стражу при входе в Предел.Теперь мы знаем, почему никто даже не пытается выйти из него.

- Мы прошли мимо, пользуясь темнотой, - заметила Сольвейг. - И мы были где то в четверти мили от одного из этих огней, но тогда они не горели.Я думаю, что возвратиться домой будет непросто.

- Ты можешь видеть самих драконов? - спросил Сэр Джордж.

Тельвин взглянул попристальнее. - Нет. Они, должно быть, находятся подальше от огней.

- Я также не вижу их, - согласился Коринн.

- Тельвин видит в темноте не хуже дварфа, но я сомневаюсь, что кто-нибудь, кроме дракона, может видеть так далеко, - сказал Сэр Джордж. Если ты их не видишь, тогда и они скорее всего нас не видят. Именно поэтому я и стремился пройти через Предел как можно быстрее. Однако теперь жизнь стала поопаснее для нас. Мы должны быть более осторожны, даже если это означает потерю времени. Парень, тебе придется постоянно наблюдать за небом и за высокими местами на нашем пути.

Тельвин не был уверен, что хочет отвечать за безопасность группы. В конце концов он был только ученик, и без опыта. Но он был вынужден признать, что он лучше всего подходит для наблюдения, так что он должен делать все, что в его силах. То, что драконы находятся прямо позади них, придало всем силы, и они согласились проехать еще немного этой ночью. Тельвин и Коринн поехали впереди, чтобы быть проводниками,так как в темноте они видели как днем. К тому же дорога оставалась хорошей,благодаря заботам герцога Арделана, теперь возможно напрасным, открыть восточные земли для колонизации.

Так они и ехали еще два дня. Тельвин с некоторым удивлением обнаружил, что уже не скучает по уюту гостиницы. Он был молод и силен, а в его жилах текла крепкая кровь, не важно какого рода. И это было хорошо, так как им приходилось объезжать стороной любое, даже самое маленькое, поселение. Около любого из них он всегда обнаруживал дракона, наблюдающего из засады. Частенько они медленно кружили в холодных горных ветрах на большом расстоянии от группы. Несколько раз в день группы драконов медленно пролетали над лесом. Постоянно они видели одиноких драконов, наблюдающих за дорогой из укрытия, или слившегося с каким-нибудь склоном, а то и спрятавшегося на лесистой верхушке холма. Однако не было ни малейшего знака, что драконы атакуют поселения; повсюду были следы прошлогодних атак, и ни единого свежего шрама. Везде тоже самое, но казалось, что лучше всего не испытывать судьбу. Путешественники старались не выходить из леса, даже если приходилось сходить с дороги.

Тельвин вынужден был признать, что ему нравится смотреть на драконов, если, конечно, они далеко. Ему казалось, что он видит что-то смутно знакомое, но позабытое, и вообще это зрелище заставляло его чувствовать возбуждение и печаль одновременно. Он решил, что это могло быть из-за какой-то неизвестной связи между драконами и его расой. Конечно, он знал, что любые узы, которые, как он чувствовал, связывали его с драконами, его собственные, а не его загадочной расы, но он теперь знал и то, что они могли будить в нем глубокий, все поглощающий страх. А ведь еще оставалась весьма реальная опасность что, завидев его, драконы попытаются сжечь его, или растерзать, как это случилось с его мамой. Все, что он мог сделать держаться от них подальше. Но было очень неприятно думать, что его сметртельные враги были единственными существами, которые могли бы ему рассказать о самом себе.

Несмотря на все предосторожности, они пересекли широкую долину восточной границы за пару дней. Это привело их к подножию великого Вендарианского Кряжа, который тянулся на северо-восток больше чем на две сотни миль прежде, чем начинал дробиться на ряд более мелких гор, включая Менгул и, дальше на север, запрещенные Горы Зубов Червя. Сэр Джордж собирался оставаться у подножия гор, не заходя в степь и держаться как можно дальше от кочевников Этенгара. Он намеривался повернуть на север, в горы, когда они найдут старую дорогу, ведущую в Провал Торкина.

Оставив за собой последние приграничные поселения, они очутились в абсолютно дикой местности. Кто бы им не повстречался сейчас, лучше было бы с ним не встречаться. Сэр Джордж не боялся племен Этенгара. Он торговал с ними, его знали и уважали, редкая честь. Однако встреча с любым племенем потребовала бы разнообразных и длительных церемоний. Наибольшей опасностью в этих землях были банды гуманоидов, орков или гоблинов и, так как они ехали на восток, можно было повстречаться с кобольдами и даже троллями. Их единственная надежда, достаточно неожиданная, была в том, что разбушевавшиеся драконы стали такой страшной угрозой,что могли буквально выгнать всех прочих опасных созданий из гор. По ту сторону границы с Хайландом,сами драконы в действительности стали меньшим из зол. Их все еще можно было видеть достаточно часто,пролетающих над горами, всегда с ветром, но их внимание было сфокусировано дальше на западе.

Здесь вообще не было путей.В другое время Сэр Джордж направился бы прямо в степи, используя свое положение среди кочевников Этенгара. Но, согласно сообщениям, драконы нападали и на племена в прошлом году,так что степи в этом году уже не были безопасным местом. Они двигались, весьма медленно,по изрезанной,каменистой земле, и не могли найти дорогу в горы в течении почти пяти суток со дня выезда из Хайланда. В середине пятого дня они остановились, когда Сэр Джордж и Сольвейг нашли дорогу.

- Явные признаки недавнего движения, - заметила Сольвейг. - Следы повозок и тележек. Несколько лошадей. Еще больше следов людей... в основном гномов. Все следы примерно двухнедельные,возможно более старые. В этом году сухая весна.

- Тогда Провал Торкина уже необитаем, - заключил Сэр Джордж. - Все это очень напоминает бегство,хотя это могли бы быть следы первых торговцев после открытия дорог.Однако,учитывая что горы кишат драконами, я не думаю, что это следы обычного каравана.

- Но это может свидетельствовать, что кто-то ездит в Провал Торкина и обратно, и доостаточно часто, - сказал Перрантин. - Я думаю, наши шансы растут.

Сэр Джордж остановился на мгновение, задумчиво глядя на северные горы. Как раз сейчас драконов не было видно,но они постоянно летели туда-сюда на протяжении всех этих пяти дней. - Это будет трудный путь. У нас больше не будет леса, что бы спрятаться от них, и у нас есть все основания ожидать, что драконы пристально наблюдают за Провалом Торкина. Быть может, он в осаде. Возможно мы и повстречаем кого-нибудь, едущего из города, кто сможет рассказать нам о положении там, но если нет, то это само по себе скажет нам, что случилось самое худшее.

- Что, если драконы закрыли город? - спросил Коринн.

- Тогда мы должны сделать все, что в наших силах. Мы пришли сюда в темноте, и мы способны проделать этот же трюк опять.

Город находился не очень далеко он них, не более, чем в тридцати пяти милях, но в этих горах это означало медленный,трудный путь, несмотря на сносную дорогу. Сэр Джордж не ожидал,что они приедут в Провал Торкина раньше полуночи следующего дня. Было много драконов, носившихся в небе, в основном довольно далеко, да и по дороге было много укрытий. Многие из высоких склонов бывали покрыты глубокой зеленой травой в более теплое время года, а другие заросли высокими соснами, не дающими конечно такое же надежное укрытие, как более низко лежащие леса, но достаточно хорошее. И пока путешественники медленно двигались по каменистой, изрезанной земле, всегда наготове были глубокие тени, где можно было переждать, пока опасность не минует. Пики и высокие кряжи были еще белы после зимних снегопадов, и снежные карманы остались еще в темных местах среди каменных глыб. Следующее утро началось с нашествия серых облаков,которые продолжали собираться до тех пор, пока, где-то к полудню, небо не стало абсолютно серым и хмурым, срезав верхушки самых высоких кряжей и вершин. Затем облака стали опускаться все ниже и ниже. Тельвин был разочарован, так как он он все время ждал появления триады - конусов Трех Огнедышащих Вулканов, которые поднимаются сразу за Пиком Торкина. Зато низкие, тяжелые облака скрыли их от драконов.

- Если не ошибаюсь, где-то к ночи будет сильнейший снегопад, - сказал Сэр Джордж.

- Мы должны попытаться ехать очень быстро, - предложила Сольвейг. Конечно, лошади быстрее устанут,но у них будет время отдохнуть, прежде чем мы отправимся обратно.

- О, я не имел в виду снег, - объяснил старый рыцарь. - Это может быть неудобно, но может помочь нам пройти незамеченными через главные ворота. Если,конечно,драконы не сидят прямо перед воротами.

Перрантин скорчил гримасу. - Джордж,ты думаешь обо всем, не правда ли?

Как и предсказывал Сэр Джордж, облака опускались все ниже и ниже.Ночь пришла вместе с падением первой снежинки. Тельвин сначала пытался ехать,опустив голову, чтобы защититься от ледяного ветра, но он знал, что должен всегда быть настороже, особенно после того, как Сэр Джордж поставил его во главе каравана. Но даже его замечательное зрение не могло проникнуть дальше, чем на дюжину ярдов вперед. Облака устроились на верхушках гор, так что они неторопливо плыли через глубокий, плотный туман, в то время как падал снег, медленный и тяжелый.

Тельвину все время казалось, что опасность подстерегает его,скрытая в ночи, всего в нескольких ярдах впереди. Он не мог знать, сидят ли драконы в засаде около ворот Провала Торкина, или ни одного из них нет на сотни миль вокруг. Он боялся потерять дорогу в темноте,что заставило бы компаньонов пережидать шторм в любом убежище, которое удалось бы найти, да и лошади могли запросто свалиться в предательскую яму.

Тельвин не спрашивал Сэра Джорджа, не лучше ли остановиться или вернуться назад, так как он вскоре осознал, что уже слишком поздно. Сэр Джордж обронил, что Провал Торкина был не более чем в пяти милях от них, когда начался снегопад. Каденс шла, опустив голову к земле, но упрямо сохраняла медленный, но равномерный шаг. Тельвин уже давно решил, что это экстроординарная лошадь, но ведь он мало знал лошадей. Он выполнял свою работу, упрямо вглядываясь в туманную, наполненную снегом темноту впереди, готовый поднять тревогу при малейшей опасности.

Темные силуэты огромных камней внезапно выплыли из темноты. Тельвин почти остановился, увидев,что эти валуны, несомненно упавшие во время недавнего камнепада, были аккуратно убраны с дороги так, чтобы повозка ,запряженная парой лошадей, могла свободно проехать. Мгновением позже Каденс остановилась сама,так как темнота перед ней стала стеной из камня, а дорога исчезала в темном устье широкой пещеры или, пожалуй,тоннеля.

Вглядевшись пристальнее, Тельвин заметул,что спустя всего несколько ярдов тоннель заканчивается массивной метеллической дверью. И сама дверь и окружающие ее камни почернели от пламени, причем осколки камня были разбросаны по полу туннеля, а некоторые впечатаны в сам утес. Когда он спешился и подошел поближе стало ясно,что дверь вся исцарапана и частично покорежена. Очевидно,что драконы пытались прорваться внутрь. Тельвин произнес заклинание и осветил дверь магическим огнем.

- Провал Торкина, - сказал Сэр Джордж.

В этот момент огромная металлическая дверь медленно скользнула в сторону. Золотистый свет полился из небольшого отверстия, полностью ослепив Тельвина. Мгновением позже в отверстии появился гном, глядя на них с огромным удивлением.

- Сэр Джордж Кирби! Клянусь бородой своего отца! - воскликнул он.

- Паркон? - спросил Сэр Джордж.

- Милостевые небеса! Входи поскорее, - снова воскликнул Паркон, показывая кому-то жестом открыть дверь пошире. - Это не та ночь, чтобы такой старый рыцарь, как ты, был снаружи, должен я сказать.

Массивная дверь медленно ушла внутрь, и компаньоны ввели лошадей внутрь. Пройдя пару дюжин ярдов, они оказались в зале невероятных размеров. Судя как по внешнему виду так и по запаху это была конюшня, ряды стойл протянулись вдоль стен, разделенные грудами соломы и ящиками с зерном. Несколько пустых повозок и тележек примостились по углам. Новый караван уже был подготовлен: дюжина гномов, одетых в золотые одежды и несущих огромные пакеты, вместе с семью тележками, нагруженными доверха, в которые были запряжены коренастые,сильные пони.

Тельвин никогда еще не видел гномов. Они здорово походили на дварфов, но не такие приземистые. У большинства были большие, длинные носы, а те, кто постарше,носили короткие белые бороды. Паркон быстро провел их к одной из стен, где были пустые стойла, а юные гномы помогли с лошадями и упряжью.

- Как ты узнал, что мы снаружи? - спросил заинтригованный Сэр Джордж.

- А я и не знал, - возразил Паркон. - Как ты видишь, мы пытаемся отправить караван через главные ворота под прикрытием шторма.У нас есть и другие, более надежные выходы, но только через этот мы можем вывести повозки и тележки.

- Ага, значит драконы взялись за вас всерьез?

- Они безжалостны, - ответил гном. - Но я могу тебе рассказать об этом попозже. Но что привело тебя сюда в такое время?

- Мы пришли разузнать о драконах и посмотреть, не можем ли мы чем-либо помочь вам, - ответил Сэр Джордж.

- Тогда ты прибыл вовремя.

Расседлав Каденс, Тельвин немного постоял, глядя как гномы выскальзывают через ворота в темноту. Перед ними лежал длинный, тяжелый путь, и они не осмелятся остановиться, пока снег не кончится, или они окажутся в безопасном месте от нападения с воздуха. Но уж лучше шторм, чем драконы.

Шестая глава

Провал Торкина был не похож ни на что, что видел Тельвин во время спокойной жизни на границе. Он всегда знал,что его родная деревенька в Хайланде была весьма далекой и отсталой, но теперь он начал подозревать, что вообще Флэмы довольно примитивный народ. Подземный город гномов вовсе не был сетью естественных пещер, как он ожидал, судя по услышанным историям. Если залы и комнаты из серо-коричневого камня и были первоначально естественными кавернами, гномы уже очень давно прорыли и расширили проходы,которые теперь стали намного ровнее и удобнее, чем естественные. Пол был гладкий, высокие потолки поддерживались колоннами из коричнегого камня. Было совершенно непонятно, откуда берется свет, так как не было ни ламп, ни факелов или костров. Тельвин решил, что здесь замешана магия.

Молодые гномы в стойлах уверили путешественников,что они позаботяттся о лошадях,так что компаньоны взяли свои вещи и последовали за Парконом во внутренние помещения. Тельвин быстро заметил повсюду следы разрушения.

Многие из стен и потолков были покарежены и сломаны, груды разбитых камней были аккуратно сложены в сторонке.

Было очевидно, что Провал Торкина подвергается постоянным атакам, сейчас дела плохи, а худшее еще впереди. Вначале он не мог даже вообразить, каким образом даже такие огромные создания,как драконы,могут атаковать подземный город, разве что при помощи магии. Пока они шли все глубже в пещеры,он начал понимать, что город странно пуст. Те немногие комнаты, которые они проходили, были брошены, вся обстановка вывезена, хотя в туннелях он ясно слышал гул работающих машин.

Хотя Провал Торкина и был уже наполовину эвакуирован, тем не менее не было недостатка в полностью обставленных комнатах для гостей. Паркон привел их в настоящую гостиницу, где каждый выбрал уютную комнату себе по вкусу. Тельвин помылся, потом, используя эту небольшую передышку, распаковал свои вещи и переоделся, первый раз за много дней. Когда он вышел из своей комнаты, оказалось, что гномы уже накрыли на стол в большой общей гостинной в центре всех этих аппартаментов. Сольвейг и Коринн уже сидели за столом рядом с Парконом, а Сэр Джордж и маг просоединились к ним на мгновение позже.

- Паркон, ты конечно помнишь Сольвейг Бело-Золотую и Коринна, Убийцу Медведей, сын Дорика, - сказал Сэр Джордж, заняв свое место за столом. - И я тебе рассказывал о Маге Перрантине, моем старом товарище, знатоке истории и антиквариата. И, наконец, это мой наследник, Тельвин Лисий Глаз.

- Да, припоминаю, ты мне рассказывал о нем в последний раз, - сказал Паркон, откровенно изучая Тельвина. - Парень непонятного рода и племени.

- Может быть во мне кровь Блэкмура, но это только предположение, объяснил Тельвин.

- Если это так, то ты сам по себе антиквариат, - сказал, ухмыляясь,старый гном. - Я Паркон Лайтхаммер. На этом этапе эвакуации, в котором вы нас нашли, я возглавляю Провал Торкина.

- Так твой народ решил покинуть Провал? - спросил Сэр Джордж.

- Драконы не оставили нам выбора, - устало ответил Паркон. - Наше положение здесь не слишком прочно, ты же знаешь. Мы боялись, что они могут перерезать всю торговлю с внешним миром, но теперь, похоже, они собираются обрушить наши собственные туннели на наши головы.

- Я заметил разрушения, - согласился Коринн. - Мне стало страшно,когда я увидел, что драконы способны сделать с городом, вырубленным в толще камня. В прошлом, мы, дварфы, всегда были способны устоять против таких атак, но теперь я опасаюсь, что даже Рокхольм будет в опасности, если драконы перенесут свои атаки на наши земли.

- Я не могу предсказать, что случиться с вашим народом в этом случае, уверил его Паркон. - Ваши города вырублены в твердом, древнем камне. Как ты видишь, Провал Торкина построен внутри камня, который принесли сюда потоки лавы со всей округи. Мы обнаружили, что здесь легко рыть, так как это очень мягкий, рыхлый камень, что разрешило нам построить город из залов и тоннелей, непохожий ни на один из городов дварфов или гномов. Наши механизмы способны прогрызть путь через этот камень, как будто это пирог. Но этот камень весьма подвижен и нестабилен. Взрывы драконьего огня сотрясают всю нашу гору, вплоть до самых глубоких тоннелей.

- Можно ли спасти город, если драконы перестанут нападать на вас? спросил Сэр Джордж.

Паркон медленно покачал головой. - Мы больше не осмелимся жить здесь, так как мы поняли, что мы были так счастливы только из-за своей слепоты. Это район вулканов, очень неустойчивый. Если драконы и не разрушат Провал Торкина до конца, это сможет сделать землятресение, вызванное извержением какого-либо вулкана.

- А вы знаете, почему драконы атакуют, да еще с таким ожесточением?

- Не имеем ни малейшего понятия. Сначала мы думали, что они хотят завладеть нашими сокровищами, но потом узнали, что они нападают на все земли: от Хелданника до Хайланда. - Паркон на какое-то мгновение заколебался, обдумывая что-то очень важное, потом продолжил. - Сэр Джордж, здесь находятся некоторые из наших наиболее древних сокровищ, которые мы не осмеливаемся увезти сами. Ты и твои компаньоны имеете большой опыт в подобных делах. Не взялись ли вы вывести наши древние сокровища в безопасное место?

- Ну, я полагаю, мы могли бы взяться за это, - осторожно согласился Сэр Джордж. - Если, конечно, вы доверите их нам.

- Само собой разумеется, - уверил его гном.

Тельвин был не слишком уверен, что за сокровища гномы хотят увезти отсюда. Вспоминая истории о гномах и их любви к изобретению бесполезных или исключительно сложных устройств, он был вообще не уверен, что именно они называют сокровищами. Они любили золота,серебро и драгоценные камни не меньше дварфов, так что не исключено, что эти древние сокровища были такого рода. Проблема была в том, что драконы тоже любили все это, а легенды гласили, что любой дракон мог учуять золото на расстоянии мили. А если это правда, то бегать по этой дикой местности, усердно посещаемой драконами, с такими сокровищами было не самой разумной вещью в мире. Правда, это не было разумной вещью ни при каких обстоятельствах, так что их положение не слишком сильно ухудшится.

На следующее утро Перрантин и Сэр Джордж пошли вместе с гномами посмотреть, как они выбирают и упаковывают сокровища, и вероятно обсудить вопрос о цене за такую услугу. В Провале Торкина было мало народу, но много товаров, так было слишком много чего, что гномы не могли забрать во время эвакуации. В таких обстоятельствах они могли позволить себе быть шедрыми, так как в противном случае все просто достанется драконам.

Пока старшие члены команды были заняты, Тельвину оставалось только гулять по Провалу Торкина в компании Сольвейг и Коринна. Пожалуй в первый раз, с тех пор как он встретил Коринна, дварф был не просто дружелюбен, но весьма разговорчив. Возможно потому, что он был в своей родной стихии, под землей, где чувствовал себя как дома. Он настоял, что именно он будет гидом Тельвина в прогулке по городу, так как это очень важный урок и он один может провести его как надо.

- Как сказал Мастер Паркон последней ночью, это место не похоже ни на один из городов гномов или дварфов, - объяснил он, ведя их через коридоры. Чаще всего как гномы, так и дварфы находят естественные пещеры большого размера и строят дома и дворцы внутри них, очень похожие на те, которые воздвигают на земле. Выкопать самим комнаты и переходы таких размеров совершенно невозможно, даже при помощи роющих устройств. Но этот вулканический камень очень мягок, так что гномы без особых проблем превратили естественные туннели в залы и комнаты огромных размеров, причем тщательно обработанные и отполированные.

- Преимущество такого способа действия, конечно, в том, что получается много места для жилья, а под земей найти свободное место - всегда проблема. Это интереснейшее и уникальное место, и как жаль, что оно будет уничтожено. Но я не уверен, что хотел бы видеть еще один город, подобный этому.

Он привел их в одну из больших комнат, осмотрелся, потом указал вверх. - Здесь, вы видите? Гномы знали с самого начала, что этому естественному камню нельзя доверять, он ненадежен в таких больших залах, так что они построили поддерживающие колонны, шпили и балки, удерживающие на себе основной вес. В некоторые места они поставили подпорки, вырезанные из гранита, привезенного из других гор, но потом они нашли кое-что полегче. Вы обратили внимамание на форму колонн и балок?

- Они сделаны похожими на деревья, - сказал Тельвин.

- Это и есть деревья, - сказал ему Коринн. - Балки и перекрытия, и даже опорные колонны - это настоящие деревья. Их ставят на место, а потом гномы используя магию, превращают дерево в камень.

- Очень умно, если знаешь как, - заметил Тельвин. - Но, как я понимаю, ничто из этого не способно спасти город сейчас.

- Ты прав, я проверил это. Драконьи атаки заставляют камень треснуть, открываются длинные,глубокие щели, некоторые из них проходят через всю гору.

Коринн уверенно вел компаньонов через проходы, хотя Тельвин знал, что он тольковторой раз попал в Провал Торкина. Наверное, работал замечательный инстинкт дварфов. Со своей стороны, Тельвину было страшно жалко видеть, во что превратился большой и великий Провал Торкина, как много уже потеряно, не говоря о том, как много уничтожено и разрушено. Но самая печальная и в то же время самая удивительная вещь, которую он заметил, было то, что гномами управлял какой-то странный, но настойчивый инстинкт. Хотя они не могли надеятся вывести все свои пожитки прежде, чем потолок обрушится на их головы, кузнецы и ремесленники все еще работали изо всех сил, делая все новые и новые изделия.

Еще более замечательно, по меньшей мере для Тельвина, был простой факт, что Провал Торкина был больше, чем любой другой наземный город, который он видел. Здесь было восемь полных уровней, три выше того, на котором они находились, и четыре ниже. Каждый уровень состоял из комнат и коридоров, бегущих во всех направлениях через огромное плато, образованное древними лавовыми потоками. Если бы все эти тунели и комнаты поставить рядом на поверхности, они покрыли бы площадь огромного города.

Естественно, многие из этих проходов вначале были естественными тоннелями, так что гномам не потревовалось выкапывать их всех. Были даже две далекие от центра секции с длинными, извилистыми туннелями из черного обсидана, черными, как смола и гладкими ,как стекло. Глубоко в сердце города брали свое начало туннели, ведшие в окружающие горы, иногда по несколько миль в длину, где гномы разрабатывали залежи чистейших металлов, особенно золота и серебра, так редких в других частях мира.

В самом конце Коринн привел их к огромным помещениям, которые прежде были сердцем подземного города. Это залы лежали почти на прямой линии от главных ворот, через ряд естественных пещер, они сформировались еще в древности в самом центре плато, но были расширены и обработаны гномами за много лет. Самая внутренняя из них было также и самой большой, великий зал Провала. В то время, как фасад этого зала был изрезан серией выступов, террас и длинными, массивными скатами и каменными мостами, сзади была естестественная каверна огромного размера, больше чем три сотни футов в центре. Подземная река вырывалась из стены рядом с полом, падая длинной,туманной струей в маленький, глубокий бассейн, из которого вытекала через не видимые сверху туннели. Это и был Провал Торкина, который дал имя городу гномов.

- Заднюю половину зала и сам Провал создала природа, - объяснил Коринн. - Подземный поток идет из комнаты, где он вращает водяное колесо, от которого работают машины гномов. Есть еще одно водяное колесо,которое поворачивает другие машины пониже, там, где поток выходит из бассейна через узкую трубу. Так что провал не только чудо красоты, но и источник энергии и силы, а заодно и освежитель воздуха, который иначе был бы весь грязный и нездоровый от дыма всех этих устройств.

- Вода из бассейна отводится в точности с такой скоростью, чтобы не он не переполнился? - спросил Тельвин.

- В точности. Конечно, есть еще дополнительные трубы немного выше, так что если что-нибудь случиться с основной трубой, наводнения все равно не будет.

Коринн стоял на пешеходном мостике рядом с Провалом так,чтобы быть лицом к центру зала. Туман, влажный и холодный, стоял над провалом, и звук от длинного, узкого занавеса воды, падающей в бассейн был не так громок, как ожидал Тельвин, возможно потому, что вода, достигая басеейна, скорее напоминала сильный дождь чем непрерывную струю. Потом Коринн поднял руки ко рту и издал звук, который Тельвин никогда не слышал, хотя и допускал, что это могла быть песня.

- Замечательное дварфское искусство йоделинга, - объяснил Коринн, наслаждаясь очевидным удивлением компаньонов. - Конечно, вы слышали об этом.

- Да, я слышал об этом, - согласился Тельвин, - но я никогда не слышал ни одного йоделя раньше.

- Ты должен услышать его от дварфа, только тогда ты услышишь его правильно, - сказал Коринн. - Я думал, что могу попытаться, так эта часть города более или менее пустынна. Ты не против?

- Против? Я бы хотел, чтобы ты научил меня.

Лицо дварфа выражало полное удовлетворение.

***

Сэр Джордж быстро заключил с гномами сделку, но они были вынуждены отложить свой отъезд на несколько дней из-за погоды. Тельвин был уверен, что ниже, не далее чем в пятидесяти милях от них,идет нудный,холодный дождь. Дома, в Хайланде, народ готовится к весеннему севу,первые караваны с рудой уже прибыли из рудников, и углежоги уже привезли из леса уголь для литейной. Но здесь, в горах, все было иначе. Снег,начавшийся в ту памятную ночь, падал и весь следующий день, и день после него. Но даже если бы снег перестал идти, они не могли бы выехать, так как такой глубокий снег перекрыл все дороги. Им пришлось ждать три дня до прекращения снегопада, и еще два, пока солнце не растопило достаточно снега, чтобы можно были проехать.

К счастью, у Тельвина не было времени на скуку. Перрантин продолжал помогать ему изучать магию, а Сольвейг настояла на ежедневных совместных тренировках. Хотя он не ожидал, что дварф воспримет его слова всерьез, Коринн более чем желал научить его йодлингу. У Тельвина был хороший,сильный голос и он учился быстро.Дварфы очень тщательно выбирают себе друзей, и очень медленно сходятся с ними, так что Тельвин был благодарен судьбе за такую возможность.

Тем не менее, они не могли оставаться в городе слишком долго, так драконы могли вернуться каждую минуту. Гномы могли провести их через проходы к одному из небольших, хорошо укрытых входов в Провал Торкина. Но даже и тогда, чем быстрее они выедут, тем больше у них шансов ускользнуть от драконов, так как единственный скрытый вход, где они могли провести лошадей,находился в двух или трех милях от главных ворот. После их отъезда гномы собирались укрыться и какое-то время выжидать. Некоторые из их туннелей заходили на мили в окружающие горы, а шахтерские туннели сами по себе были довольно вместительными после столетий разработки. Они только что обнаружили еще один пласт мягкого камня,и собирались провести следующие несколько недель копая тоннели своими машинами с таким рассчетом, чтобы отрыть новый выход из города милях в двадцати пяти отсюда, так чтобы они смогли эвакуировать весь город из-под длинного носа драконов.

Сэр Джордж был не уверен, что драконы дадут гномам на это время. Им не надо было уничтожать город снаружи; камень был слишком мягок, так что, используя магию или силу, они могли взломать главные ворота в любой момент, когда им заблагорассудится. Он посоветовал гномам перенести товары и сокровища прямо в шахты, где они могли бы работать и пробивать туннели наружу, чтобы покинуть Провал Торкина вместе. Но Сэр Джордж и его компаньоны увозили последние из древнейших и ценнейших сокровищ, так что гномы были довольны и этим.

- Ты передашь наши сокровища в руки наших агентов в Браере так быстро, как сможешь? - в последний раз спросил Паркон уже перед самым отъездом.

- Я клянусь тебе в этом, - торжественно ответил Сэр Джордж. - Ты можешь верить мне хотя бы по той причине, что я не хочу иметь всю расу гномов,охотящейся за моей головой.

- О, твоя честность вне сомнений, - настойчиво сказал Паркон. - Я просто не знаю, увидимся ли мы снова. Эта земля была не слишком добра к нам последние несколько лет, наши города погибали один за друим. У нас есть крепости в других землях, там, где наша раса процветает. Я думаю, что ты знаешь, какие места я имею в виду.

- Я еще навещу тебя в вашем новом доме, - сказал старый рыцарь. Просто помни то, что я тебе сказал о драконах. Вы должны защищаться получше после всех этих событий.

Гномы открыли последние большие замки и запорки на тайных воротах, потом приоткрыли массивную створку. Тельвин выскользнул в проход и быстро огляделся, так как он лучше всех видел скрытую опасность. Для отъезда они выбрали ночь, собираюсь ускользнуть от драконов в темноте. Потайные ворота выводили в короткий туннель, похожий на естественную пещеру, едва ли дюжину ярдов в глубину, которая в свою очередь выводила в небольшую расселину около русла глубокой, узкой горной реки, где наполовину замерзший поток тек под покровом покрытых снегом ветвей сосен. Поскольку это место было укрыто от солнца большую часть дня, снег здесь был все еще глубок. Тем не менее, Тельвин ясно видел, где можно пройти скрытно по снегу вдоль реки. Ночь была морозная, но небо было ясное и наполнено звездами.

Так как не было очевидной опасности, он вернулся за остальными. Драконы, осаждавшие Провал Торкина, были велики, и обычно следили за ним днем. Но безлунной ночью все драконы были черны, и, естественно, трудно было их увидеть. Тем не менее, во время их пребывания в не было ни одной атаки, так что была веская причина надеяться, что они обратили свое внимание на что-то другое. Безусловно, были разведчики, наблюдавшие за главными воротам, но наверняка только за ними.

- Гномы сказали, что надо идти по долине вниз по течению первые пять миль, - сказал Сэр Джордж.

- Солнце встанет прежде, чем мы достигнем конца, - сказал Тельвин. Самый глубокий снег внутри долины. Я боюсь,что мы не сможем ехать на лошадях и лучше идти пешком.

- Это вероятно самое лучшее, - согласился Сэр Джордж, потом взглянул на массивные ворота, медленно закрывавшиеся за ними. - Если мы вернемся обратно, как вы думаете, кто-нибудь услышит нас, если мы постучим?

Тельвина послали вперед разведчиком, пока остальные шли сзади, ведя в поводу лошадей. Для перевозки сокровищ гномы Провала Торкина дали им еще трех вьючных лошадей. Ни Сэр Джордж ни Сольвейг не были особенно рады иметь лошадей, на которых должна была уйти большая часть их припасов. Новые лошади несли только корм, которого должно было хватить до Хайланда. Ни в одной из старых историй, которые Тельвин прочитал, не упоминалось, что лошади едят так много и что такое количества корма надо вести с собой, если путешествуешь в местности, где лошади не могут пастись.

Как бы лестно это ни было, Тельвин не слишком радовался тому, что опять отвечает за безопасность отряда. Сольвейг была их лучшим разведчиком, но его зрение было намного лучше, особенно в темноте. Не удивительно, что он опять оказался впереди. Долина была глубокая и очень узкая, и даже ему было непросто находить дорогу, глубоко погребенную под большими сугробами. Некоторые из этих сугробов были были так велики, что приходилось буквально пробиваться через них. За собой он оставлял четкий след, Каденс следовала за ним по пятам.

Долина стала еще более замечательна с появлением луны, маленькие пузыри пробивались через замерзший поток, снег свисал с вершин деревьев, оставляя странные тени на скалах.

Да, это было медленное продвижение сквозь ночь и снег. Тельвин прикинул, что они пожалуй делают не больше мили в час, во всяком случае он на это надеялся. Он вырос в горах и в глуши, и он знал, чего ожидать. Судя по объяснениям гномов, скоро они должны оказаться в месте, где главная дорога будет над ними, широкой дугой врезываясь в крутой склон. Когда он обогнул очередную скалу, протиснувшись между ней и потоком,он увидел в тридцати ярдах над собой край дороги.

Затем он резко остановился, и отшатнулся обратно, в тень скалы. Прямо на скальной полке, через которую шла дорога, расположился дракон. Сердце Тельвина ушло в пятки и он вновь был во власти ужаса, как тогда, когда дракон глядел на него через ветви деревьев. С такого расстояния дракон узнает его в долю секунды.

Тропинка была слишком узкой, чтобы Каденс могла развернуться. Он заставил ее медленно идти задом. Войдя под прикрытие ближайшего дерева, Тельвин отважился на второй взгляд. Нет, он не ошибся, дракон действительно находился там, на дороге. Он отчетливо видел его массивный зад, спину и хвост. К счастью, он лежал мордой в другую сторону, хвост обвился вокруг него, так что Тельвин мог видеть только его часть. Похоже, он спал.

- Назад, сказал он Каденс. - И не звука.

Каким то образом он сумел развернуть лошадь, и они осторожно пустились в обратный путь, в долину. Не было ни малейшего знака, что дракон заметил их. О драконах говорили, как о невероятно умных и коварных существах, но большинство историй, которые он слышал, имели мало отношения к реальной жизни. Он встретил группу пройдя не больше сотни ярдов и жестом показал соблюдать тишину.

- Там дракон на главной дороге выше долины, - шепотом объяснил он.

- Большой? - спросила Сольвейг.

Тельвин удивленно взглянул на нее. - Они бывают разного размера?

- Любой размер плохая новость для нас, - сказал Сэр Джордж. - Можно ли обойти его?

- Нет, единственный путь через эту долину, - сказал Тельвин. - Но я думаю, мы можем пройти вдоль нее, по очереди, одна лошадь за раз. Дракон лежит на дороге, в тридцати ярдах выше дна долины, и мы только дважды будем на открытом месте, прежде чем достигнем деревьев на той стороне. И еще, я думаю, что дракон спит.

- Это предположение сгубило много путешественников, - заметил Перрантин.

- Каденс и я здорово шумели, прежде чем я увидел его. Могут драконы слышать лучше, чем я?

- Ну, в твоем слухе я совсем не уверен, - согласился Сэр Джордж. - На вскидку, я бы сказал нет. Подобно орлам и соколам драконы имеют невероятно острое зрение.Оно помогает им охотиться в воздухе. Тем самым, у них нет нужды в остром слухе, так как шум крыльев заглушает любой звук.

- Очень удачно, иначе чудовище уже было бы здесь, - сказал нетерпеливо Коринн.

- Драконы не чудовища, - упрямо поправил его старый рыцарь, затем задумчиво посмотрел на Тельвина. - По правде говоря, у нас нет особого выбора, так что рискнем. Даже если мы вернемся, я сомневаюсь, что мы сумеем достучаться до гномов не привлекая внимание драконов. А гномы никогда не осмелятся открыть ворота, опасаясь ловушки. Перри, у тебя есть какое-либо заклинание, которое, хоть ненадолго, помешает лошадям ржать?

- Есть, в принципе. Я решил взять с собой успокаивающее зелье после того, как в последний раз мы оказались в похожем положении, - сказал Перрантин, заглянув в свой мешок. Это не снотворное, животные не заснут, не бойтесь, но будут загипнотизированы. Лошади не будут ничего хотеть, или осозновать, кроме того, что мы от них потребуем. Они не будут шуметь,но их надо будет вести очень аккуратно, так как они ничего не будут видеть.

Так как зелье действовало не больше часа, было решено немедленно идти вперед, наложив на лошадей заклинание, иначе лошади бы шумели, нервничая в присутствии дракона. Помимо пяти верховых лошадей, у них было еще семь вьючных, и каждую надо было вести отдельно. У Тельвина по прежнему не было большого опыта общения с лошадьми, и он бы не хотел даже пытаться при других обстоятельствах. Тем не менее, его выбрали идти первым, так как он лучше всех видел опасность.

Перрантин дал ему небольшую темную бутылочку, содержащую успокаивающее зелье.

- Если лошади начнут волноваться, дай им немного этого.Оно действует не слишком долго, помни об этом. Зато они станут послушными, и когда действие зелья закончится, смогут скакать почти нормально. Если дракон погонится за тобой, дай и ему это.

- Как?

- Просто отвинти крышку и брось в него, - объяснил маг. - Если он попробует его, или даже просто вдохнет, то потеряет к тебе интерес, хотя и не надолго.

Каденс стояла как статуя, низко опустив голову, хотя достаточно быстро отреагировала, когда Тельвин взял ее поводья. Ее глаза были широко открыты, но она кажется не видела куда ступает, когда он начал двигаться по тропе. Это не слишком обнадеживало, так как он не знал состояния тропы за утесом, да и сама тропа могла быть скрыта под снегом. Если бы какая-нибудь из лошадей споткнется о невидимый камень, или попадет ногой в полынью, это был бы конец.

Тельвин подвел Каденс очень близко к краю леска, остановился у самого последнего дерева и тщательно осмотрелся. Дракон был в точности в том же месте, где и раньше, так что он решил провести Каденс по узкому, запорошенному снегом выступу, который шел между основанием утеса и речкой. Он отметил несколько больших камней под снегом, и без сомнений были еще, которых он не видел отсюда. Наконец он шагнул вперед, ощупывая снег ногой перед каждым шагом. Кроме того он вел Каденс так, чтобы она оставляла на снегу ясный след, по которому могли пройти другие. Слишком медлить он тоже не мог, ведь другие должны были скоро пройти по его следам. Открытая часть пути была примерно шестьдесят ярдов,но у тем не менее он потратил почти полчаса на расстояние, которое в обычных условиях проскочил бы за несколько минут. Хуже того, он не мог видеть дракона, так как шел по длинной дуге вдоль середины утеса. Наконец он ввел Каденс под деревья на другой стороне и привязал ее поводья к ветке. Потом поторопился обратно на край поляны и осмотрелся.

Кто-то еще шел через открытый участок тропы и уже прошел середину. Теперь,когда он глядел назад, расстояние не казалось таким большим. Он посмотрел вверх, туда, где дракон лежал на дороге и по видимому спал. С этого угла он видел не только его широкую спину, но и часть его плечей. Было более чем достаточно света звезд, чтобы понять, что это красный дракон, хотя он не видел ни головы,ни шеи. Когда он взглянул обратно на тропу,он увидел, что это Сольвейг.

- Я возьму твою лошадь с собой и отведу дальше по тропе, - прошептала она, когда оказалась рядом с ним. - Сэр Джордж остался сзади присмотреть за вьючными лошадями. Коринн будет следующим. Как только пройдет маг, ты должен вернуться за лошадьми.

Дварф уже вел свою лошадь, начав в тот миг, когда Сольвейг достигла деревьев. Подобно Тельвину, он хорошо видел в темноте,но его короткий рост мешал ему, когда приходилось иметь дело с лошадьми. Потом Перрантин провел своего коня. Хотя он и не выглядел бывалым путешественником, он был хладнокровен и собран. Тельвин подозревал, но он не колеблясь бросился бы в битву с драконом, чтобы спасти старинные артефакты гномов. Когда маг благополучно пересек открытое место,они отвели лошадей подальше вглубь леса и оставили Перрантина наблюдать за ними. Затем Тельвин вернулся за вьючными лошадими,которых было семь, включая три, данные гномами. Потребовалось какое-то время, чтобы безопасно провести их.

Каждый проход по тропе был быстрее предыдущего, так как снег уплотнялся все больше. И они торопились изо всех сил, так как действие зелья, которое успокоило лошадей, скоро дожно было закончиться, а давать им вторую порцию не хотелось. В нынешнем состоянии лошади могли только слепо переставлять ноги, повинуясь поводьям. Для скачки они должны видеть и чувствовать каждый шаг, и должны быть способны реагировать на неожиданности.

Тельвин шел со второй вьючной лошадью, когда уловил внезапную вспышку света за собой,на краткое мгновение высветившую камни,деревья, и длинные тени на них. Он быстро повернулся, со страхом ожидая увидеть дракона, извергающего пламя.

Но не увидел ничего. Мгновением позже глубокий, рокочущий удар грома заставил заколебаться камни вокруг, затряслась сама гора, но это не был обычный гром. Пока Тельвин ждал, последовала вторая вспышка света, потом еще, не дальше четырех-пяти миль отсюда, небо над узкой долиной взорвалось светом. Драконы снова атаковали Провал Торкина.

На дороге над ним, дракон сел и вытянул свою большую голову на север. Возможно с высоты своего роста он видел других таких же, парящих над плато и крушащих камень взрывами своего огненного дыхания. Тельвин завел лошадь, которую он вел, в тень утеса, насколько это было возможно, отчаянно надеясь, что дракон слишком увлечен далекой атакой своих собратьев чтобы смотреть вниз, в ручей. Прошла еще секунда, дракон расправил свои огромные крылья и прыгнул прямо с края дороги,пронесясь над головой Тельвина. Усиленно махая крыльями, дракон поймал восходящий поток и полетел на север. Спустя мгновение он исчез.

Несмотря на охвативший его ужас Тельвин подумал,что никогда не видел такого величественного зрелища. Кроме того, он был более чем благодарен зелью мага, так как прекрасно представлял себе, как лошадь отреагировала бы на такое представление. Если драконы сейчас заняты атакой Провала Торкина в нескольких милях на север, то самое лучшее, что они могут предпринять, двигаться вперед так долго, как возможно, под прикрытием ночи. Он отвел вьючную лошадь к остальным, быстро уверил Перрантина, что все живы и пустился обратно. На полпути он встретил Сольвейг, с Коринном за ее спиной.

- Осталась последняя вьючная лошадь, плюс лошадь Сэра Джорджа, - быстро сказал он ей. - Мы должны убираться отсюда как можно быстрее.

Сэру Джорджу не надо было объяснять, что происходит. Теперь уже не надо было соблюдать тишину, так что он привязал поводья последней вьючной лошади к своему седлу и был уже в пути. Однако на узкой части тропинки, рядом с потоком, поводья ослабли, и вторая лошадь, ничего не видя, ступила в поток. Тельвин поторопился подхватить повод, прежде чем она наткнулась на мокрые,льдистые камни. Далекие вспышки продолжали освещать ночное небо, громовое эхо металось в горах.

Тельвин и Сэр Джордж нашли своих товарищей стоящими под небольшой группой укрытых снегом сосен в нескольких сотнях ярдах от поляны. Все лошади, все еще под действием зелья, стояли спокойные и неподвижные, как статуи. Перрантин и Сольвейг стояли рядом со своими жеребцами, почти такие же неподвижные, как и их лошади. Тельвинподумал, что они вряд ли видят много в темноте под деревьями.

- Провалу Торкина осталось немного времени, - сказал Сэр Джордж. - То ли драконы потеряли терпение, то ли эти игры служат каким-то их целям.

- Я не слишком хорошо знакома с драконами, сознаюсь, - сказала Сольвейг. - Но у меня создалось впечатление, то эти взрывы намного сильнее, чем обычный драконий огонь.

- Драконы владеют магией, которая происходит из их сущности, - объяснил Перрантин. - Подобно эльфам, почти все они до некоторой степени используют магию, так что заклинания являются их природным оружием, или, во всяком случае, увеличивают их мощь. У меня нет личного опыта, конечно, но так мне говорили.

- И я могу угадать, кто говорил вам, - сказала Сольвейг.

- Очень хорошо, проницательная ты наша, - сказал Сэр Джордж. - Ну, и как долго лошади будут в таком состоянии?

- О, еще немного, и они вернуться, - сказал Перрантин.

- Мы больше не можем ждать. Мы поведем лошадей в поводу, пока они не очнуться. Если я не ошибаюсь, мы теперь можем идти прямо по дороге.

Тельвина опять поставили первым, чтобы он торил путь в темноте, но тепрерь все было намного проще. Они все верили, что драконы заняты атакой на Провал Торкина, хотя могли и ошибаться. Тельвин, однако, не расслабился, и продолжал выискивать знаки малейшей опасности. Тропа шла вдоль реки еще с четверть мили, потом резко повернула и устремилась вверх, чтобы наконец выйти на основную дорогу. Удостоверившись, что нет немедленной опасности, он вернулся назад и стал помогать провести вьючных лошадей. К счастью, действие зелья закончилось, иначе подъем был бы весьма трудной задачей.

Бледный свет начал освещать утреннее небо, когда они собрались на дороге, хотя солнце еще не выглянуло из-за высоких восточных гор. Вспышли драконьего огня начали слабеть,хотя эхо взрывов еще гуляло по горам. Но и при этом слабом свете Тельвин сумел рассмотреть темные силуэты драконов, парящих над горами несколькими милями севернее.

- Драконы вероятно уверены, что все жители заперты внутри города, и не осмелятся высунуть нос наружу, - сказал Сэр Джордж. - Тем не менее, мы должны двигать отсюда как можно быстрее и быть готовым спрятаться куда-нибудь, если они начнут летать над большей областью. Мы даже не сможем спать спокойно этой ночью, если не достигнем леса в нижних отрогах гор, а до него еще мили и мили.

Наконец-то Тельвину не надо было ехать первым. Теперь его поставили сзади, чтобы он посматривал на небо за ними. Лошади были довольно свежие, хотя они шли не слишком быстро, и не могли скакать. Самый тяжелый участок пути, с глубоким снегом и ледяными глыбами, остался позади, в той памятной долине. Дорога же впереди была почти чистая в свете утреннего солнца, особенно после того, как они проехали несколько миль вниз.

Если лошади смогут выдержать этот темп, то к ночи они будут уже у поднижия гор, как и надеялся Сэр Джордж. Тельвину очень хотелось выбраться из гор не только из-за драконов, но и из-за холода. Самое большое в мире удобство, как представлялось ему теперь, - спуститься туда, где уже весна, где есть густой лес, в котором можно спрятаться от надоевших драконов.

Седьмая глава

Он был рад снова оказаться дома. Он никогда не поверил бы раньше, что такое может случиться и, учитывая сложившиеся обстоятельства, было трудно принять это. Приключения влияют на тебя как-то по своему, особенно когда искатели приключений скисают.

Конечно, помогало понимание того, что они здесь не надолго. У Сэра Джорджа на руках были старинные сокровища гномов, и он из-за этого изрядно нервничал. Он хотел избавиться от них прежде, чем кто бы то ни было узнал об этом. Если герцог Аальбан, эрцгерцог или волшебники Флэмов узнают, что он привез их сюда, будут серьезные неприятности. По меньшей мере они могли потребовать налог на ввоз сокровищ. Сэр Джордж не обсуждал вопросы налога с гномами, было не до того. Зато теперь он был обеспокоен, что именно закон Флэмов говорит об обладании такими вещами, а доверял он этому закону еще меньше, чем Тельвин.

Так получилось,что Сэр Джордж поначалу беспокоился не о сокровищах, а как бы избежать встречи с драконами. Они сумели вернуться через Восточный Предел тем же путем, что и в первый раз, петляя и кружа, не замеченные драконами. Хотя в этом году еще не было нападений западнее Прохода, драконов часто видели в северной половине Хайланда. До первых настоящих атак оставались считанные дни.

Теперь же угроза со стороны драконов удвоила опасения Сэра Джорджа за сокровища гномов. Он решил для себя, что драконы не смогут определить, что сокровища находятся у него и явиться за ними. Он уверил Тельвина, что легенды врут и драконы не могут унюхать золото за много миль. Однако совсем скоро он должен везти сокровища на юг, и лучше бы сделать это не дожидаясь атак драконов.

В первую же ночь после возвращения Сэр Джордж собрал всех вместе, чтобы обсудить ситуацию и решить, что делать дальше. Тельвин принес каждому его любимый напиток, прежде чем Сэр Джордж распечатал бутылку своего любимого вишневого ликера. Тельвин старался быть полезным как в мелких так и в крупных делах.

- Джордж, я догадываюсь, что тебя беспокоят драконы, - заметил Перрантин. - Провались они пропадом, мне тоже не по себе, но ты знаешь о драконах больше всех в мире. Что именно так тревожит тебя теперь?

- Да, чем больше я узнаю о положении дел, тем больше оно мне не нравится, - согласился старый рыцарь. - Драконы не воюют без очень веской причины. Так как, клянусь этим вишневым ликером, такой причины нет, следовательно что-то произошло между самими драконами.

- Какие нибудь догадки, что это может быть? - спросил Перрантин.

- Как я могу гадать? Меня никогда не посвящали в политику драконов. В теории я знаю, как они ведут свои дела,но я не знаю ничего об их нынешних вождях или об их нынешней политике. В течении столетий, или даже тысячелетий, они шли своим собственным путем, у них были свои собственные заботы, и они почти не пересекались с королевствами людей, эльфов или дварфов. Единственные, кто вступал в контакты с внешним миром, были ренегаты, сумашедшие драконы, нарушившиеся драконьи законы ради своих корыстных целей.

- Единственные контакты в этой части мира, - заметил Тельвин.

- Ты вероятно намекаешь на твою неизвестную расу? - спросил Сэр Джордж. - Если твой народ все еще существует,он не живет в этой части мира. И я просто не вижу, как события в другой части света могут заставить драконов атаковать совершенно незначительные поселки в центре нашего захолустья. Да вы только взгляните: драконы нападают на горы в земле Хелданника, на Провал Торкина,на северные хребты вдоль Равнин Этенгара, и здесь, на границах Хайланда. Да это все окраины цивилизации,а за Вендарианским Кряжем вообще нет никакой цивилизации.

- Не кажется ли тебе, что драконы просто хотят завладеть этими землями? - спросил Перрантин. - Цивилизация подошла вплотную к этим местам совсем недавно.

- Только здесь, в Хайланде, - возразил Сэр Джордж. - Провал Торкина был основан около тысячи лет назад, а Этенгардцы живут на своих равнинах и того больше. Я согласен, что это может быть, если драконы решили, что горы и земли за ними принадлежат им, и они сражаются, чтобы это доказать. Но в любом случае я убежден, что это не их официальная цель. Из всех сообщений следует, что это в основном красные драконы, и совсем немного черных и зеленых. Никто не видел ни одного белого или голубого, и определенно нет золотых. Я допускаю, что остальные просто сидят и дают возможность более беспокойным племенам делать грязную рабту, но то, что другие племена не участвуют, говорит мне, что Нация Драконов еще не решила воевать.

- Вы говорили о Нации Драконов и Скрытых Королевствах Драконов и раньше, - сказал Тельвин. - Где они? И кто-нибудь знает это?

- Ну, они не "скрыты" в обычном понимании этого слова, - объяснил Сэр Джордж. - Драконы ведь не похожи на другие расы, которые селятся на куске земли, рисуют границы на карте и называют его своим. Их королевства - это их союз, и драконы одного союза совсем необязательно живут вместе, они могут быть раскиданы на огромной площади мира. Таким образом, их королевства заключают в себе куски других народов, места типа Рокхольма или Даркина, где люди могут даже не подозревать об их присутствии, и конечно их королевства могут пересекаться одно с другим. В некоторых из их любимых мест вы можете найти шесть или восемь королевств, благополучно существующих на одном клочке земли, и это не является для них какой-то проблемой. Их королевства называются скрытыми, потому что вы не найдете их ни на одной карте, и они могут быть в любом месте, даже в том, которое вы сами называете домом, но вы никогда не узнаете об этом.

- Но тогда и Хайланд может быть частью какого-нибудь королевства драконов? - спросил Тельвин.

- Само собой разумеется, - согласился Сэр Джордж. - Область, занимаемая любым из этих королевств, зависит только от того, живут ли в ней драконы, состоящие в альянсе, и изменяется довольно часто. Драконы перемещаются с места на место значительно чаще, чем думает большинство людей, так что размеры королевств меняются все время. Теперь, если вы все еще считаете, что новые поселения людей в этих областях вызвали гнев драконов, я так не думаю. Земли, уже давно занятые людьми, значительно более интересны.

- Быть может они нуждаются в стадах коров для еды, - предположил Коринн.

- Нет, не думаю, - возразил ему Сэр Джордж. - Они предпочитают лосей и оленей, а коров и лошадей едят только в крайнем случае. И они не едят людей, так как это против их законов. Только ренегаты могут слопать кого-нибудь, в основном для того, чтобы потрясти своих компаньонов. Но, как я уже сказал, ренегаты все сумашедшие.

- Тогда выходит, что драконы, участвующие в атаках, не ренегаты? спросил Перрантин.

- Конечно нет. Ренегаты убивают и уничтожают исключительно ради убийства и разрушения. А эти атаки хорошо рассчитаны, даже сдержанны. У них что-то на уме, какая-то цель, или политика, которую мы еще узнаем.

- Но тогда можно предположить, что за всем этим стоит Нация Драконов, заметил Перрантин.

- Не обязательно, - опять возразил Сэр Джордж. - Драконы не люди,у них очень долгое детство и они медленно растут всю свою жизнь, которая может длиться тысячи лет. Однако у них есть и естественный предел для размера, и стать еще больше они могут только при помощи магии, так как только мудрейшие и наиболее могущественные драконы-маги продолжают расти. В любом случае, драконы, которых я видел во время всех наших треволнений, довольно молоды,судя по их размерам.

- То есть это были маленькие драконы? - воскликнул потрясенный Тельвин.

- Взрослые, но довольно молодые, - обьяснил Сэр Джордж. - Там нет ни более старых драконов, ни золотых, любого размера. Так что можно предположить, что это юные сорвиголовы, которые хотят показать себя и не очень-то слушаются своих старейшин. Они зачастую проводят политику, популярную среди драконов, но официально не одобренную Парламентом. Конечно, время от времени Парламент даже рад разрешить юным драконам проводить политику, которую их старейшины никогда не одобрят официально.

- Это и есть наша ситуация? - спросила Сольвейг.

Сэр Джордж сделал небольшой глоток из своего стакана и кивнул головой. - Это хорошо объясняет, почему более юные драконы атакуют согласно какому-то плану, хотя их цель по прежнему непонятна.

- О, это просто великолепно, - заметила Сольвейг с оттенком сарказма в голосе. - Даже драконы играют в политику. Уничтожены мои последние иллюзии, что в некотором странном уголке мира существует место, свободное от политики и политиков.

- Драконья политика обычно почти незаметна, так как в этом мире есть мало чего, чего драконы хотят, - сказал Сэр Джордж. - И вот именно это и беспокоит меня. Эти драконы чего-то хотят, но я не могу вообразить, чего именно.Я просто не вижу надежды выяснить это. Единственный путь - спросить дракона. Перри, как лучше всего сделать это?

Перрантин пожал плечами. - Очень вежливо спросить? Если честно, откуда мне это знать?

- Обычный метод - попытаться подчинить дракона, победив его в битве. При всем моем уважении к нашей в высшей степени почтенной компании, ни у кого из нас нет даже тени шанса сделать это. Тогда я спросил себя, а не можем ли мы сделать то же самое при помощи магии. Предложения?

- Да, до этого мой котелок не допер, - сказал маг. - Полагаю, мне нужно исследовать это дело.

В результате Перрантин обложился всеми книгами по магии, которые он смог найти в довольно-таки обширной библитеке Сэра Джорджа. Понравилась ли ему или нет идея охоты на дракона, его неодолимо увлекла любая сложная задача, особенно если она включала темные или особенные аспекты магии. Эта требовала обоих. У него не было большой надежды найти то, что он хотел, здесь, хотя библиотека Сэра Джорджа состояла из редких и необычных книг, собранных в течении многих лет постоянных путешествий. Но у него была пара дней, пока остальные готовились к путешествию на юг, чтобы найти гномов и передать им сокровища Провала Торкина. Все это время Перрантин и потратил на то чтобы понять, может ли он что-нибудь найти здесь.

Сольвейг и Коринн отнеслись к идее поохотиться на дракона с большим скепсисом, и понятно почему. Хотя оба они и были хорошо образованны, весьма умны, и при случае могли щегольнуть хорошими манерами, все-таки они были просто искатели приключений, наемники на службе у старого рыцаря. А раз так, их работа предполагала риск, и даже большой риск, но риск по какой-нибудь веской причине и суливший большое вознаграждение. Так они с удовольствием участвовали в путешествии в Провал Торкина, несмотря на все опасности, поскольку это было очень выгодно.Однако схватить дракона только для того, чтбы его выслушать, было не только очень опасно, но и не сулило никакой выгоды.

Тельвин не брался предсказать, чем завершится это разногласие во мнениях. При других обстоятельствах он ожидал бы, что Сольвейг и Коринн, наемники на службе у Сэра Джорджа, исполнят его желание. Но их отношения больше походили на сотрудничество, каждый предлагал свое мнение и имел право голоса для окончательного решения. Он спрашивал себя, будет ли решение принято большинством голосов, и отступит ли Сэр Джордж перед желаниями других, если они проголосуют против него. И что будет, если Сэр Джордж продолжит настаивать, а остальные откажутся идти.

Тельвину также была неясна его собственная позиция. Он мог быть наследником Сэра Джорджа, но совершенно не понимал свою роль в группе полноправный партнер, ученик, а может быть наемный помошник? К нему относились как ко всем остальным членам группы, хотя никто не обсуждал с ним зарплату, или проценты дохода, которую он мог бы получить за их дельце с гномами.

И самое главное, он не знал что и подумать о последнем предложении Сэра Джорджа. Его первое впечатление было, что лично он должен держаться от драконов как можно дальше, учитывая ту ярость, которую они испытывали к его покойной маме. Затем он осознал, что если они каким-либо образом подчинят и разговорят дракона, у него появится шанс спросить это создание о маме и о его расе. С другой стороны, возможно было бы лучше сохранить эти секреты только для себя.

Он использовал то малое время, что у него было, чтобы погрузиться в учебу.Так как Перрантин был занят своим исследованием, Тельвин должен был сам изучать магию, хотя у него и без этого было что делать. Сольвейг продолжала учить его сражаться мечом, особенно теперь, когда она почувствовала, что ее обучение приносит хорошие плоды. Тельвин еще не сражался мечом в настоящей битве,но он хорошо показал себя в весьма опасных ситуациях. В действительности он даже не осознавал, как хорошо он вел себя во время путешествия в Провал Торкина. Он сам считал, что все видели его многочисленные ошибки, большинство из которых существовало только в его собственном воображении.

***

Мэр Аальстен появился в середине утра, и сразу стало ясно, что он очень взволнован. Сэр Джордж провел его в гостинную, и Тельвин предложил ему свежее печенье и стакан наливки. Одна из причин, по которой мэр и Сэр Джордж никогда не имели проблем между собой, состояла в том, что оба обожали вишневый ликер. Тельвин часто спрашивал себя, что было бы в противном случае.

- Сэр Джордж, драконы вернулись, - объявил мэр.

- Да, я заметил, - сказал старый рыцарь. - Ты хочешь сказать мне, что были новые атаки?

- Да, в том то и дело. Множество домов сожжено вокруг Нордеена, и немножко в самом городе. А только что герцог Аальбан сказал, что драконы закрыли путь через Восточный Предел.

- Да, я знаю об этом уже больше двух недель. - спокойно ответил Сэр Джордж. - Я был там.

- Тогда, возможно, нечего так сильно переживать, - сказал Мэр Аальстен, заметно успокоившись. - Герцог Аальбан прислал письмо, где он пишет, что хотя драконы вернулись и атаки возобновились, в этом году они не выглядят такими агрессивными.

На этот раз Сэр Джордж выглядел заметно удивленным. - Герцог говорит это? Интересно, почему он так думает? Напротив, закрытие Восточного Предела наводит меня на мысль, что драконы стали действовать намного решительнее.

- Но волшебники говорят, что драконы в этом году уже не так агрессивны, - мэр выглядел сконфуженным. - Они бы не говорили так, если бы это было не правдой. Я полагаю, что они вникли в это дело.

- А я подозреваю, что они просто хотят защитить людей от паники, сказал Сэр Джордж кратко, почти брезгливо. - Будет лучше, если вы сохраните мои слова в тайне, мэр, но вы действительно должны быть готовы эвакуировать всю деревню в те скрытые места в горах, которые вы приготовили в прошлом году. Мы были в Провале Торкина еще несколько дней назад, это один из величайших подземных городов гномов за Восточным Пределом. Город был наполовину разрушен. Когда мы уезжали, мы видели как драконы рвут горы, как если бы это был муравейник.

- Но это ужасно, - воскликнул мэр. - Я слышал о Провале Торкина, но наши люди всегда уверяли, что город давно заброшен.

- Скорее всего он будет заброшен. Мы были там, чтобы понять, что мы можем сделать с драконами и их атаками, и то, что мы выяснили, очень мне не нравится. Драконы атакуют от Хайланда до земель Хелданника, и возможно и за их пределами. Драконы осадили Провал Торкина задолго до того, как они появились в Хайланде в прошлом году. Лично мне представляется, что после разрушения Провала Торкина, драконы перенесут свое внимание на нас.

- Но я уверен, что волшебники что-нибудь сделают с этим.

Сэр Джордж улыбнулся как-то неопределенно. - Ваш народ все еще новичок в этом мире, и ваши волшебники не знакомы с драконами. Вот почему я ищу средство сам.

Когда Мэр Аальстен уходил, он выглядел не счастливее чем прежде. По меньшей мере он теперь знал, к чему готовиться и что он может предпринять, хотя Сэр Джордж и не был уверен, что он перестал надеяться на помощь герцога и волшебников. У Сэра Джорджа все еще остались инстинкты рыцаря, которые требовали от него сделать все возможное дла защиты слабых, даже если он знал, что скорее всего они пренебрегут его советами.

- Залетят ли драконы так далеко? - спросил Тельвин, когда дверь за мэром закрылась.

- Это зависит от того, с какой скоростью идет выполнение их планов, ответил Сэр Джордж,когда они вернулись в гостинную. - Я не могу это узнать, пока я не знаю их планов. Проблема в том, что если драконы решатся на настоящую войну, они легко опустошат Хайланд за несколько дней. Вы можете сражаться с одним драконом, или даже с двумя или тремя, но нет такой силы в мире, которая может сражаться со всей расой. Возможно, если они продемонстрируют всю свою мощь, тогда они и скажут нам, чего они хотят.

- Это и было бы лучшим решением, - сказал Маг Перрантин. Он сидел в углу гостинной,читая большую книгу, написанную на каком-то странном языке. Было бы намного легче дать им то, что они хотят, чем сражаться с ними.

- Если бы мы могли пораньше начать говорить с ними, мы могли бы найти менее жестокое решение, - сказал Сэр Джордж. - Проблема в том, что я ожидаю, что драконы будут значительно более разумными, чем кто-либо другой мог бы быть.

- Похоже на правду, - согласился Перрантин и вернулся к своей книге.

- Должны ли вы были говорить мэру, что пытаетесь сами решить эту проблему? - спросил Тельвин. - Он может сказать Магу Эддану, потом слово полетит к герцогу или Волшебникам Флэмов. Мне бы не хотелось, чтобы кто-нибудь сувал нос в наши дела, и неважно, насколько они неспособны ни на что.

- Да, может быть ты и прав, - согласился Сэр Джордж. - Однако, я не стану переживать из-за этого. Очень скоро мы уезжаем.

Сэр Джордж сказал тогда, что он вероятно должен что-то сделать с драконами и, похоже, он окончательно решил, что нужно попытаться. Конечно, Тельвин знал его достаточно хорошо, чтобы быть уверенным, что старый рыцать не будет заниматься глупостями, или пойдет на чрезмерный риск. Если Перрантин не сможет найти достаточно надежный способ подчинить дракона при помощи магии, он совершит эту попытку сам. Сольвейг и Коринн тоже знали это не хуже Тельвина, и быть может поэтому удержались от того, чтобы резко отвергнуть предложение Сэра Джорджа об охоте на дракона. Они решили сперва выждать и увидеть, что за план будет предложен, если вообще будет, и взвесить возможный риск и шансы на успех. Но пока оба относились к этой идее без энтузиазма.

После ужина этой же ночью Сэр Джордж обратился к Перрантину с очень важным вопросом. Казалось маловероятным, что маг найдет способ справиться с дракономи, или что он вообще сможет сказать что-нибудь об этом. Но Перрантин не сказал ничего, хотя и и оторвался от книги. Он сидел за столом, тер покрасневшие глаза и выглядел как человек, который читает слишком много.

- Перри, я действительно должен получить от тебя ответ, - сказал Сэр Джордж. - Время идет, и мы обязаны доставить сокровища так быстро, как только возможно. Мы можем еще подождать день или два,если нужно, но могу ли я узнать, нашел ли ты хоть что-нибудь, похожее на ответ.

- Тогда ты можешь начать собираться, - сказал маг. - Я сделал все, что в моих силах. Я просмотрел все книги,которые у тебя есть, и тем не менее не нашел даже намека на то, что мы ищем.

Сольвейг и Коринн немедленно стали выглядеть намного счастливее, но Сэр Джордж нахмурился и казался подавленным. - Так что же, нет никакой возможности подчинить дракона при помощи магии?

- Напротив, я почти убежден, что такой способ есть, - объяснил Перрантин. - Я сказал только, что твоя библиотека, как бы замечательна она не была, недостаточно велика для такого специфического поиска. Драконы живут в этом мире и заботятся о себе так долго, что почти не было необходимости прибегать к магии, чтобы бороться с ними. Насколько я могу судить, драконов мало кто видел последние пятьсот лет, после падения Блэкмура и Огненного Дождя. По меньшей мере.

- Скорее всего дольше, я думаю, - сказал Сэр Джордж. - Я сам не слишком хорошо знаю древнюю историю драконов, но что-то очень гадкое и грязное случилось с ними во время века Блэкмура, примерно за двести лет до его падения. Волшебники Блэкмура пошли на драконов войной и победили их. Это практически все, что я знаю об этой истории, кроме того, что волшебники навязали драконам очень унизительные условия мира, и драконы подчиняются им до сих пор.

- Да, ты мне это уже рассказывал, - нетерпеливо сказал Перрантин. - Но какая разница, скажу я тебе. Они знали, как сражаться с драконами, но их тайны умерли вместе ними. Падение Блэкмура почти уничтожило мир, так что можешь себе представить, какие могущественные заклинания не вошли ни одну из книг. Конечно, кое-что из их магии может быть переоткрыто, или другие заклинания или магические артефакты можно использовать против драконов. Мне нужна более обширная библиотека, библиотека посвященная изучению магии.

- У нас просто нет времени на дорогу обратно в Даркин, - заявил Сэр Джордж.

- Ну, есть другая возможность, - сказал Перрантин. - Так уж получилось, что одна из богатейших библиотек по магии в этой части мира, возможно третья или четвертая по размеру, находится в нескольких днях пути, в Браере. Нам туда все равно нужно ехать, чтобы отдать сокровища гномов.

- В Браере? - переспросил удивленный и явно не поверивший Коринн. - Как это может быть? Флэмы появились здесь не больше ста лет назад.

- Волшебники огня постарались, - объяснил маг. - Это все из-за Альфиан. Флэмы так ненавидят Альфиан, что все волшебники, и эрцгерцог за компанию, всегда ищут средство борьбы с ними. По настоящему смешно то, что Альфиане даже не знают, что Флэмы здесь, иначе они бы устроили в Хайланде такое, что нынешние атаки драконов на их фоне показались бы булавочными уколами.

- Тогда, я опасаюсь, Альфиане уже знают об их присутствии, - сказала Сольвейг. - Вы не можете сохранить существование целой нации в тайне, и в тоже время торговать с этой частью мира. Я считаю, что Альфиане просто решили не обращать на них внимание. Флэмы странствовали через различные миры сотни лет, лелея свою ненависть, но Альфиане осели здесь пять столетий назад и заняты своими собственными делами. Я подозреваю, что их старинная вражда с Флэмами давно уже превратилась в легенду.

- Это звучит очень правдоподобно, - согласился Сэр Джордж.

- Сейчас с Альфианами соперничают Тиатине, - добавила Сольвейг. Тиатине знают их как облупленных. Конечно, я не сомневаюсь, что они могли бы сокрушить Флэмов, но возможно желают этого не больше, чем подчинить остальной мир. А сражаться с Флэмами сейчас означало бы идти через Даркин или Эльфхейм, а к этому они еще не готовы.

- Как бы то ни было, драконы остаются нашей основной поблемой, напомнил им Перрантин. - У волшебников огня есть далеко идущие планы, но для того, чтобы выполнить их, им нужна сила. Поэтому они собрали одну из самых больших библиотек в мире. Их агенты рыщут по всем основным школам магии и мастерским ведущих магов этой части мира.

- А разрешат ли они вам войти в нее? - спросил Тельвин. - Флэмы не любят выдавать свои тайны.

- Прежде они давали мне это сделать.

Пока Перрантин объяснял ситуацию, Сольвейг ерзала на своем стуле, как будто ее взрывчатый северный темперамент рвался наружу. Как только он закончил, она взглянула на Сэра Джорджа, в глазах блеснул намек на ее знаменитый взгляд. - Почему это должно нас интересовать? При всех наших великих профессиональных притязаниях, мы на самом деле только группа знаменитых собирателей античности. А это дело обещает огромный риск, и никакого дохода.

- Разве ты сама не озабочена нынешним положением дел? - спросил Сэр Джордж.

- Конечно озабочена Я стараюсь быть профессионалом, хотя я и простой наемник. Если было бы что-то, что мы можем сделать, я рада помочь Но мне представляется, что вы предлагаете нашей пятерке прогуляться в центр вторжения драконов, не говоря уже о волшебниках Флэмах.

- Я вовсе не предлагаю идти на неоправданный риск, - возразил Сэр Джордж. - Я вообще не могу оценить степень риска, пока наш добрый маг не нашел магию, которая нам необходима Вот когда он предложит нам лучшее, что он смог найти, тогда мы будем знать точно, как обстоят дела и что мы можем сделать Я же не прошу тебя совершить этот поход сейчас. Я надеюсь,что Перри найдет что-нибудь, что имеет большие шансы на успех при минимальном риске. Если он не сумеет, я не буду заниматься этим дальше.

- Звучит весьма разумно, - осторожно заметил Коринн.

- Да, но волшебники Флэмов должны были сделать это сами, - заметила Сольвейг. - Это их обязанность в этой стране. Наши возможности ограничены, и никто нам не заплатит за это. Где же наша выгода?

- Буйства драконов не слишком способствуют бизнесу, - сказал Сэр Джордж. - Если они сделают путешествия невозможными, мы все должны искать новое дело.

- Лично у меня есть другие возможности, - сказала Сольвейг, как отрезала.

- И драконы славятся своим богатством, - продолжил Сэр Джордж.

Коринн немедлено заинтересовался. Дварфы, как известно, мечтают по ночам о легендарных сокровищах драконов. Впрочем, драконы мечтают по ночам о легендарных сокровищах дварфов, так что в целом сохраняется равновесие.

- Как вы сказали, мы можем подождать пока Перри что-нибудь найдет для нас, - наконец осторожно согласилась Сольвейг. - И тем не менее, Джордж, я все еще не понимаю, зачем вам это надо. Вы же не можете всерьез рассчитывать на сокровища драконов или какое-либо другое вознаграждение. Факт, что вы помешаны на драконах, и мы оба знаем почему. Вы что, ожидаете узнать глубочайшие секреты драконов?

- Да, должен сознаться,у меня есть большие надежды, - откровенно ответил Сэр Джордж. - Моя самая великая надежда, великая мечта такова: ты сама сказала,что я знаю о драконах больше всех в мире и никто, кроме меня, не сможет попытаться договориться с драконами и решить проблемы,стоящие перед ними, переговорами, а не войной. И должен сказать,что я очень заинтересован этим величайшим и труднейшим приключением в моей карьере, приключением, как будто специально придуманным для того, чтобы я смог продемонстрировать все свои таланты.

Сольвейг медленно кивнула, хотя и с видимым недовольством. - Пожалуй теперь я понимаю ваши резоны получше и надеюсь, что вы не дадите им повлиять на ваше окончательное решение. Как вы и сказали, мы все еще не знаем, сможем ли мы найти достаточно разумный план. Только в Браере мы сможем решиться на что-то, недели через две, когда Перри поищет как следует в библиотеке Флэмов.

- Это все,что я прошу, - спокойно повторил Сэр Джордж. - Теперь, когда все готово, я верю, что в наших интересах уехать в Браер завтра утром.

Тельвин торопливо собирался, едва успев вымыться после ужина. Подготовиться к поездке даже за пару часов было совсем не сложно, так как они все знали, что скоро уезжают и были почти готовы.Старинные сокровища гномов были тщательно упакованы уже давно. Лошадиная упряжь лежала в стойлах, и мешки с дополнительным провиантом и прочие необходимые мелочи были готовы. Все,что осталось - собрать одежду,навъючить лошадей и вперед.

Размышляя о Сэре Джордже и его странной компании, Тельвин не знал,что и подумать. Именно тогда, когда он окончательно примирился с мыслью, что его компаньоны просто группа выдающихся торговцев антиквариатом, а не банда оголтелых авантюристов, тут-то они и преподнесли ему сюрприз. Поездка в Провал Торкина была опасна, рискована и выгодна, но поймать дракона - это кое-что другое. Он вообще не чувствовал себя готовым участвовать в таком приключении, хотя его замечательное зрение делало его ценным членом группы.

И он все еще боялся драконов. Раньше он часто спрашивал себя, действительно ли он потомок древней расы Блэкмура, хотя и не мог понять, почему это сделало его народ врагом драконов. С тех пор, как Сэр Джордж рассказал смутные легенды о войне между Блэкмуром и драконами, он решил, что нашел ключик к проблеме. Война была три тысячи лет назад, но она все еще свежа в памяти драконов, которые живут сотни, а то и тысячи лет.

Было многое такое, что только драконы могли рассказать ему о нем самом, подтвердить или опровергнуть, подозрения о нем и его расе. Оставалась одна единственная проблемка - познакомиться с драконом и спросить его. А он по-прежнему не мог забыть как ожесточенно драконы охотились на его мать.

Он был в стойлах, проверяя снаряжение, когда вошла Сольвейг. Она остановилась на секунду, когда увидела его, затем взглянула пристальнее.

- Что с тобой,парень? Неужто ожидание встречи лицом к лицу с драконом сделал тебя таким нервным?

- У меня есть для этого причина.

Она кивнула. - Я вероятно знаю о твоем прошлом столько же, как и ты, и я понимаю твое состояние. Тем не менее, если ты хочешь узнать все о твоем прошлом, есть только один путь.Я не могу осуждать тебя за твой страх перед драконами. Меня они тоже пугают до смерти. Никто из нас не трус, но у каждого из нас достаточно воображения, чтобы знать, что мы должны боятся их.

- Да, я понимаю, - согласился Тельвин. - Кроме того, у нас есть еще кое-что общее, я думаю. Мы оба выросли в месте,которое нам не принадлежит.

- Я не знаю, кто кому принадлежит, - возразила Сольвейг. - Я допускаю, что тебе не за что любить Флэмов, даже если бы ты захотел.Но Тиатис был домом для меня. Я понимаю их людей и понимаю, как там делаются дела. Авантюризм, который живет во мне, погнал меня прочь на какое-то время от их политики, всей сложности и двуличности их жизни, но я могу играть в эти игры ничуть не хуже любого из них. Сравнивая себя с настоящими кочевниками,я не вижу в себе так уж много от варваров.

- У тебя была мысль вернуться обратно в Северные Пределы? - спросил Тельвин.

- Да, - сказала она ему, пакуя вещи. - Я думала об этом, но сомневаюсь, что хочу. Взгляни, это именно то, чем мы отличаемся друг от друга. Я выгляжу как жительница Нордланда, и я могла бы стать ею, назваться одним из их имен, носить их оружие, сражаться с ними, но при этом постоянно скрывать, кто я такая на самом деле. Я знаю, что мой народ - грубые, жестокие варвары и у меня с ними мало общего. Когда мне надоест жизнь авантюриста, я почти наверняка вернусь обратно в Тиасис и снова стану Валерией Дорани. Ты в другом положени. Сэр Джордж был весьма восхищен твоей мамой и всегда утверждал, что она была великой волшебницей и настоящей леди. Это заставляет предположить, что твой народ - очень достойные люди.

- Это не слишком волнует меня, - отозвался Тельвин. - Я не боюсь вернуться домой, но найти свой дом я могу только при помощи драконов и только в том случае, если они захотят это сделать. Я даже не уверен, что я хочу, чтобы Перрантин нашел то, что нам надо.

- Тогда готовься стать лицом к лицу с драконом, - ответила Сольвейг. Я не сомеваюсь, что Перри найдет в точности то, что он ищет. По моему опыту, эта парочка всегда находит неприятности на свою задницу.

Восьмая Глава

Первый день начался в точности так же, как и их поездка на восток, в Провал Торкина. Они выехали рано и ехали без приключений до вечера, пока не приехали в Аальбанфорд. Там они провели ночь в той же самой гостинице и утром, убедившись, что в их мешках хватает корма для лошадей, поехали дальше.Но в этот раз они не поехали по главной дороге,на восток, а пересекли мост над рекой и направились прямиком по бездорожью на юг, по направлению к далекой линии гор, изгибавшихся на восток.

Вскоре они нашли дорогу на юг через лес, ясную и четкую, что делало путешествие легким и быстрым, хотя дорога и не была достаточно широка для повозок или телег. Все остальные уже ездили по ней и хорошо ее знали. Сэр Джордж объяснил Тельвину, почему он выбрал именно ее. Во первых, она она была короче основной дороги, так что следуя по ней они экономили день или два. Кроме того, так они уже находились на той же стороне реки, что и Браер. Единственный мост дальше на юг как раз сейчас ремонтировали.

Дорога также хорошо защищала их от драконов и излишего внимания герцогов, которые могли полюбопытстовать, что именно они везут. Из всех возможных опасностей Сэр Джордж больше всего опасался того, что с них могли потребовать налог за провоз сокровищ гномов. Естетвенно, они не могли заплатить налог на настоящую стоимость таких ценностей: скорее всего пришлось бы отдать часть сокровищ, а то и весь груз могли конфисковать, как контрабанду. В самом лучшем случае они потеряли бы часть сокровищ и запятнали бы навсегда профессиональную репутацию и доверие к себе. В худшем случае их посадили бы в тюрьму, как контрабандистов и воров.

Через пару часов они выбрались на узкую дорожку между краем гор и рекой Аальбан, после чего ехали медленно и осторожно, так как они были в диком краю, в отрогах гор над рекой. Из этого места они выбрались не раньше полудня, хотя и проехли не больше пяти миль, но лошади быстро уставали на каменистой,неровной почве. Вторую половину дня они ехали по холмистой, обильно поросшей лесом земле, хотя характер этих лесов сильно отличался темных,сосновых, северных лесов. Лошади нуждались в отдыхе после трудного учатка над рекой и в этот день они не проехли много. Достигнув густого южного леса они остановились на ночлег.

На следующий день Тельвин ожидал,что они спустятся с холмов и поедут по равнине, но это был не тот случай. Сэр Джордж объявил, что они будут держаться холмов сегодня и завтра, а спустятся на равнину только в последний день, непосредственно перед Браером. Путешествие по холмам было медленее, зато таким образом они оставили драконов позади себя. Тельвин сообразил это уже вечером, когда отметил, что не видел весь день их обычных патрулей.

В этом не было ничего особенного, но было просто приятно не видеть их хотя бы один день за последние неколько недель. В прошлом году драконы ограничивались атаками северного Хайланда, однако их патрули летали над всем королевстом. Вероятно драконы совсем не патрулировали почти необитаемую центральную часть Хайланда. Возможно помогла погода. Рано утром небо заволокли облака, поначалу белые и высокие,затем они начали темнеть и опускаться,угрожая дождем.Дождь начался с холодного тяжелого тумана, уже после полудня, когда они ехали полями за небольшой деревушкой Бераан.

Это село было даже меньше, чем родная деревня Тельвина на севере. В эту неприятную,дождливую погоду оно казалось тихим, печально-выглядящем местом. Тем не менее, они были рады увидеть ее, так как это означало,что они могут провести эту холодную,мокрую ночь в теплой и сухой гостиничной постели.

Дождь шел большую часть ночи, но к счастью не сильный, так что дорога была ненамного хуже, чем утром. И что еще приятнее, под утро дождь кончился, облака начали расходиться и небо очистились. На следующий день они спустились с холмов, проведя ночь на опушке леса и вступили на равнины, оставив за собой лесистые пригорки,заросшие нежной зеленой травой.Теперь большую часть дня они скакали по абсолютно открытой местности, на которой только изредка встречались небольшие группы деревьев, едва ли достойные имени леса. Возможно, что драконы действительно остались на севере, так как вот уже третий день они не видели ни одного.

После полудня они оставили за собой и равнины, и оказались в почти плоской местности, где однако уже были настоящие леса, впрочем там и тут попадались небрежно раскиданные фермы. Дом фермера обычно стоял в конце длинной дороги, рядом были амбары и стойла, аккуратные поля были окружены изгородями из дерева и камня. Тельвин ясно видел, что дома были старше, чем те, которые он знал по северу. Они выглядели намного уютнее и благоустроеннее, чем более новые, но построенные на земле, отвоеванной у дикой природы. Теперь он стал поспокойнее, предвкушая скорую встречу с цивилизацией.

Ему не пришлось долго ждать. После почти часовой хорошей скачки через поля, они оказались в пригороде Браера. Тельвину это показалось невероятно беспечным. В случае опасности люди с ферм не смогли бы быстро укрыться за городскими стенами. Он упустил из виду, что в этом, более цивилизованном месте, было мало опасностей, с которыми фермеры не смогли бы справиться, ну разве что вторжение армии или атака драконов. Наконец они миновали последнюю рощу и стены города оказались не дальше пары миль от них.

Теперь Тельвин рассмотрел город Браер и увидел,что он совсем не похож на чудесные места в отдаленных странах, как их описывали. Стены,башни и верхушки домов были сделаны из скучного серого камня, твердого и надежного, но не слишком красивого. Город лежал у слияния рек Аальбан и Арест, которая начиналась в горах на западных границах Хайланда,а потом бурным потоком спускалась на равнину.

Две трети города были окружены высокой,монолитной стеной из того же серого камня, широкой дугой бежавшей от западного берега Ареста к восточному. Две из наиболее важных структур Хайланда распологались в Браере, дворец эрцгерцога и Академия. Но внешне они не впечатляли. Оба были длинными, унылыми строениями, построенными с таким рассчетом, что их сильно укрепленная внешняя стена одновременно являлась частью городской стены. Оба, как и внешняя стена, были просто и надежно сооружены из каменных блоков и выглядели очень приземленно, совсем не похожими на роскошные дворцы Даркина и Тиатиса, картинки с которыми Тельвин видел в книгах.

Единственный вход в город по суше был через городские ворота, которые сами по себе были чем-то чудовищным. Вся южная часть города располагалась лицом к северному берегу слияния двух рек, и даже подходы к нему были сильно укреплены. Не осталось ни клочка природного берега. Большинство из городских складов и других больших зданий, наружные стены которых были выстроены из того же серого камня,резко спускались в воду, во всем копируя дворец эрцгерцога и Академию, и не давали возможности причалить даже маленькой лодочке. Каменные причалы, где могли приставать речные суда, располагались в промежутках между домами,и даже их можно было легко защитить в случае опасности. Город был окружен большим пустым пространством, которое полностью просматривалось со стен, а некоторые пустые места внутри города легко превращались в болото.

Скача по пустым улицам, они пересекли несколько участков, где пока еще была открытая земля.В городе было несколько таких мест, одно недалеко от северных ворот, прямо за рынком и маленькими магазинами, распологавшимися внутри ворот. Однако самые большие находилось в сердце Браера, которое несколько оптимистично называлось городским парком. Они были мрачны и лесисты, и ни одно из них не казалось безопасным, и не только потому, что они выглядели естественным местом обитания городских воров и лесных хищников, но и потому, что почва в них была мокрая и грязная, нормальное состояние всей области между двумя реками.Если бы не усилия волшебников с их убивающими паразитов зельями, Браер был бы безнадежно погружен в череду инфекций.

Первые впечатления Тельвина от города были смешанные. Он привык к холодному, свежему горному воздуху и небольшим приграничным поселениям. Кроме того, у него был великолепный нюх, особенно на людей, и он подумал,что пахнет слишком большим количеством людей, живущих вместе, слишком большим количеством животных, и слишком много дыма исходит от домашних очагов и плит. Он понимал, да и товарищи сказали ему, что в сущности Браер небольшой, простой городок, по сравнению с великими городами мира. Возможно даже хорошо, что его вхождение в цивилизацию будет постепенным. Они пересекли восточные кварталы города, направляясь к гостинице, которую хорошо знали, квартал магазинов и эксцентричных, удобных домов средне-зажиточных торговцев и мастеров-ремесленников.

Они могли привезти старинные сокровища гномов в это место, так как здесь было самое надежное место в Браере, по меньшей мере пока никто не знал, что у них с собой товары невероятной ценности. Еще одно преимущество гостиницы состояло в том, что она находилась в нескольких минутах ходьбы от Академии, где Перрантин собирался провести несколько следующих дней, работая в огромной библиотеке Волшебников Флэмов. Было далеко за подень когда они наконец оказались в своих комнатах, слишком поздно, чтобы Сэр Джордж мог попытаться связаться с агентами гномов, которые должны были забрать сокровища. Когда стало темно, они перенесли тюки с сокровищами в свои комнаты так скрытно, как только возможно. Как всегда, Тельвина поселили в одной большой комнате с Коринном и Сольвейг, так что самые молодые члены команды были вместе, а Сэр Джордж и Перрантин могут просидеть хоть полночи, если захотят, погруженные в темные разговоры и профессиональные дебаты.

Разные члены группы отправились на следующее утро по разным направлениям. Маг Перрантин оделся таким образом, чтобы выглядеть как можно более солидно и поторопился провести день в библиотеке Академии Волшебства. Он даже взял с собой свой обед, что указывало на его самые серьезные намерения. Сэр Джордж отправился в квартал торговцев на поиски агентов гномов, которым он должен был передать сокровища Провала Торкина из рук в руки. Это должен был стать отосительно простой и быстрый бизнес, так как все переговоры и платежи уже были сделаны. Они все вздохнут спокойно, когда избавятся от них. Остальные, естественно, остались в гостинице стеречь сокровища.

Тельвин знал, что Браер не был многонациональным городом по мировым стандартам. Флэмы хотели сохранить Хайланд для себя. Хотя они и поощряли торговлю, но не разрешали слишком многим иностранным купцам одновременно находиться в землях, которые они считали своими. Коринн, Сольвейг и даже Тельвин, судя по их внешнему виду, очевидно были иностранцами. Здешний люд не проявлял враждебность открыто, и скорее всего до этого дело никогда не дойдет, но было тысяча способов заставить иностранцев почувствовать себя незванными гостями. Так что никто из их компании и не рвался выйти наружу и посмотреть город, в котором к тому же на первый взгляд было мало что интересного. Так что сидеть и ждать в гостинице было не трудно.

Сэр Джордж вернулся перед полуднем и спокойно сообщил остальным, что все приготовления для передачи сокровищ сделаны. Через день или два группа гномов и их телохранителей, приехавших в Хайланд за металлом, остановится на ночь в гостинице. В этот же вечер они они возьмут несколько мешков в стойла, когда пойдут ухаживать за лошадями. На следующее утро они уедут с несколькими мешками провианта, которых у них не было, когда они приехали. Так как они уже побывали в таможне, когда входили в город, никто не проверит их мешки на обратном пути.

Перрантин вернулся поздно вечером, вероятно просидев в библиотеке вплоть до закрытия. Пока он не нашел то,что хотел, но был настроен очень решительно.

- Волшебники хорошо поработали с того времени, когда я был здесь последний раз, - объяснил он. - Хотя и говорят, что большую часть книг они украли из других коллекций, зато они очень любезно составили подробный каталог.

- Естественно, что они это сделали, - усмехнулся Сэр Джордж. - Они украли эти книги в первую очередь для того, чтобы извлечь из них все, что может оказаться полезным. Они должны точно знать, чем владеют.

- В результате поиск идет намного быстрее и легче, чем я рассчитывал, продолжил Перрантин. - Если я не найду то, что нам надо, за три дня, можно со спокойной совестью сказать, что этого здесь нет.

- Три дня? - задумчиво повторил старый рыцарь. - Ты можешь спокойно держать пари, что агенты эрцгерцога или волшебников уже пасут нас. Ну, возможно не нас лично, а наш бизнес. Если мы ничето не будем делать эти три дня, это вызовет нездоровый интерес. Я должен что-либо сделать, дать им на что посмотреть,пока ты обыскиваешь эту ворованную библиотеку.

- Они тебя уже отметили, я уверен, - сказал маг.

- Возможно, но я хочу, чтобы они решили, что вы все просто отдыхаете, ожидая моих указаний. Я же, со своей стороны, займусь своей обычной охотой в тех магазинах, в которых меня обычно и видят, буду искать антиквариат, болтать с нашими старыми друзьями и знакомыми. В точности как я обычно это делаю.

- Я не люблю, когда мне приносят жертвы, - заметил маг сухо.

- И тем не менее, в данном случае это то,что надо.

Следующий день прошел без проишествий. Перрантин вернулся в библиотеку продолжать поиски, Сэр Джордж отправился в город делать вид, что занимается бизнесом. Остальные сидели не выходя из гостиницы, сторожа сокровища Провала Торкина. Как и было предсказано, небольшая группа гномов и их вооруженных телохранителей прибыла в гостиницу после полудня. Этим же вечером, когда они спустились к лошадям поухаживать за лошадями, Тельвин помог Коринну и Сольвейг спустить мешки, содержавшие сокровища. Вскоре после этого в конюшне появились гномы, ухаживающие за своими лошадями, и мешки с сокровищами незаметно перекочевали из одних стойл в другие.

Теперь все почувствовали себя в значительно лучшей ситуации, учитывая неприятности, в которые они могли бы быть вовлечены, если бы кто-нибудь узнал об этих сокровищах. Конечно, они еще не полностью избежали опасности, так как гномы должны были еще вывести сокровища из Браера, и чтобы никто этого не заметил. Перрантин чуть не получил инфаркт, когда вернувшись вечером из библиотеки, обнаружил, что артефакты исчезли, а он так хотел полюбоваться ими в последний раз. С падением последнего из великих городов гномов, такие сокровища не скоро увидят в этой части мира. А сейчас их везут упакованными в мешки из-под корма.

Наконец-то на следующий день не нужно было сидеть и сторожить сокровища, и у Тельвина появилась возможность посмотреть Браер. Они пошли в город, одевшись как можно скромнее, хотя никакая одежда не могла скрыть того, что они иностранцы. Тельвин утешался только тем, что на фоне Сольвейг и Коринна вряд ли кто заметит что-либо необычное в нем.

Тем не менее они были одеты достаточно хорошо чтобы посещать самые дорогие магазины, не привлекая настороженного внимания продавцов или городских стражей. Они были, к тому же, компаньонами Сэра Джорджа Кирби, продавца антиквариата и сокровищ. Чтобы показать, что он истинный наследник старого рыцаря, Тельвин начал с опозданием учиться оценивать драгоценные камни и антиквариат. Его довольно краткое ученичество у ювелира в его родной деревне научило его основам оценки произведений ювелирного искусства, а его обучение у Сэра Джорджа добавило еще знаний.

Еще Тельвин хотел бы посмотреть литейные, так как он слышал, что в Браере, где был излишек волшебников, кузнецы используют скорее магию,чем дерево и древесный уголь, для поддержания пламени в горнах. Его интерес как к драгоценностям, так и к литейным полностью разделял Коринн, как впрочем все честные дварфы, а Сольвейг достаточно терпимо отнеслась к их идее пройтись по кузницам. В Браере все грязные поизводства, вроде кузнечных, литейных,дубильных и прочих, сопровождавшихся дымом,грязью и не самыми приятными запахами, были сконцентрированы в южной части города, на том широком клочке земли, где две реки встречались вместе.

В данном случае слухи оказались верны. Топки горнов и литейных действительно подогревались каким-то магическим образом, который конечно давал намного меньше дыма, чем обычные методы. Волшебники Флэмов отлично разбирались в многих формах магии, и они создали настолько простой и эффективный процесс, что даже не требовалось присутствие мага для того, чтобы он работал. Проблема была в том, что Тельвин не видел, как это сделано, а кузнецы и не думали открывать свои секреты группе иностранцев. Коринн тем не менее не был особенно впечатлен. Позже он объяснил, что у дварфов есть свои пути делать тоже самое.

Сэр Джордж уже ждал их в гостинице, когда они вернулись после полудня. Весь день он делал вид, что занимается своим обычным бизнесом, и на удивление удачно. Флэмы предложили ему их старинные ювелирные изделия, сделанные еще в старом мире, а новое поколение ювелиров-флэмов предложило новые вещицы. Их форма и стиль были чем-то новым в этом мире, и мог бы хорошо заработать, продав их богатым аристократам в Даркине и Тиатисе.Но он не хотел ничего приобретать, пока он еще не знал, ввяжется ли он в дело с драконами.

Перрантин вернулся намного позже в значительно лучшем настроении.Он с трудом сдерживал себя, пока они не собрались в отдельном кабинет гостиницы пообедать. С собой он принес небольшую стопку бумаг.

- Я наконец нашел то, что искал и в самом банальном месте, - объяснил он оживленно. - Помните, я говорил вам, что волшебники огня составили тщательный каталог своих книг? Все, что мне оставалось сделать, поискать в разделе о драконах. Абсолютно просто.

- Прелестно, - прошептал Сэр Джордж, наполовину заинтересованно и наполовину скучая.

- В их библиотеке тайных знаний самое лучшее - традиция, - сказал маг решительно. - И Флэмы ничего не знают лучше и всегда сообразуют с ней свои действия. Это определенно намного эффективнее, но я все еще не уверен, что рад тому, что это стало тенденцией.

Старый рыцарь кивнул. - Если бы волшебники знали, что они делают, это оставило бы без работы половину из них.

Перрантин какое то мгновение помедлил, но затем энтузиазм понес его дальше. - В любом случае, сегодня я пробежался через копию старинных эльфийских текстов о драконах. Это один из тех самых легендарных сорока восьми томов, составленных самим Илсудалем во время эльфийского Века Странствий, в попытке собрать и восстановить старинные знания и магию Эвергруна времен до их союза с людьми Блэкмура.

- Эльфы помнят Блэкмур? - возбужденно спросил Тельвин.

- Не слишком хорошо, - объяснил Перрантин. - Безусловно, большинство из того, что мы знаем о Блэкмуре, известно по рукописям и легендам эльфов. Проблема в том, что они решили забыть большую часть того, что знали. Видишь ли, в то время эльфы по большей части жили на юге, очень далеко от Блэкмура, и контакты между ними начались позже. Эти контакты привели к жестоким дебатам эльфов о своем будущем. Многие приветствовали ученых Блэкмура, тогда как другие постоянно вспоминали страшные разрушения, которое не правильное использование этого знания принесло на их собственные старинные земли. Раскол остался даже после падения Блэкмура, так как некоторые эльфы желали использовать это недавно обретенное знание для построения нового эльфийского государства. Но в то же время большинство эльфов придерживались очень жесткого мнения о Блэкмуре и его науке.

- Именно поэтому, ради твоего же спокойствия,никогда не говори эльфу, что ты мог бы просиходить от этого проклятого народа, - сказал Сэр Джордж Тельвину. - Далее, вождем тех эльфов, которые верили,что их единственная надежда лежит в возвращение старых дней, был Илсундаль, который увел верных ему эльфов на север, чтобы найти новую родину, построить там то, чем был Эвергрюн.

- Эльфхейм? - спросил Коринн.

- Их первым государством было Лесное Королевство, на дальнем северо-востоке, - сказал ему маг. - Твои дварфы пытались не замечать эльфов и все, что с ними связано.

Коринн пожал плечами, но ничего не сказал.

- Но почему они все это бросили и ушли? - спросил Тельвин.

- Потому что от Эвергрюна не осталось ничего, - объяснил маг. Огненный Дождь уничтожил все, и сама земля была глубоко погребена под слоем льда, а форма мира изменилась. Конечно, Илсундаль и его последователи хорошо помнили время перед падением Блэкмура, ведь эльфы живут так долго, и к тому же они не забыли старых волшебников и ученых, которые вспоминали Эвергрюн таким, каким он был до знакомства с людьми Блэкмура. Естественно, они понимали, что если хотят вернуть старые времена, первая вешь, которую необходимо сделать, - сесть рядом и записать всю науку и всю магию, о которой они когда либо слышали, прежде ,чем все это будет позабыто. Они прекрасно понимали, что переселение будет долгим и трудным, и что самая большая опасность в пути грозит тем кто постарше и знаниям, которыми они обладают. Вот почему они составили эти сорок восемь томов Хаймслейда, Пути Земли.

- Ты нашел все сорок восемь томов в библиотеке? - спросил Сэр Джордж.

- Да, как это ни удивительно. Я не могу себе даже представить, каким образом волшебники огня сумели стянуть полный набор у эльфов Эльфхейма. Ведь не-эльфам запрещено видеть даже копию Хаймслейда.

- Ты мог бы сделать состояние, продавая копии волшебникам и ученым всего мира, - задумчиво сказал Сэр Джордж. - Я не сомневаюсь, что Флэмы не имеют ни малейшего понятия о настоящей ценности того, чем обладают. Перри,нам нужно вернуться в библиотеку через несколько дней.

- Но если волшебники Блэкмура передали эльфам так много науки и магии, тогда многое из того, что было известно в Блэкмуре о драконах, должно быть также известно эльфам, - сказал Тельвин, возвращаясь к предмету разговора. Записали ли они это знание в свои книги?

- Вот именно, один из томов Хаймслейда содержит длинную главу, целиком посвященную драконам, - ответил Перрантин. - Эльфы, которые писали этот том, вряд ли знали, какие знания были эльфийские, а что пришло от волшебников Блэкмура, да это и не важно. Драконы были врагами Блэкмура, но это вовсе не сделало их союзниками эльфов. Безусловно, эльфы и драконы оставили друг друга в покое очень, очень давно.

- Это не важно, - нетерпеливо сказала Сольвейг. - Что именно эта глава говорит о драконах?

Перрантин взглянул на нее как-то неуютно. - Не имею ни малейшего понятия. Я не говорю на Высоком Эльфийском.

Сэр Джордж пробормотал несколько грязно звучащих слов на непонятном языке. - Тогда почему, клянусь бородой Бератесиса, ты решил, что нашел главу о драконах?

- Из-за иллюстраций. Их там масса и все они посвящены драконам.

- Ты сможешь сделать копию текста?

Перрантин протянул им пачку листов бумаги, каждый лист содержал страницу из большой главы. Тельвин взглянул из-за спины старого рыцаря и увидел, что качество копий было таково, включая иллюстрации, как если бы маг вырвал страницы из книги.

- Как вы сделали это? - спросил он.

- Простое волшебство, - объяснил маг. - Ты просто кладешь чистый лист бумаги на страницу, которую ты хочешь скопировать, и говоришь магичекие слова. У меня есть магический свиток с заклинанием, так что я не должен учить это заклинание заново каждый раз. Я скопирую его для тебя, когда мы будем дома.

- Ну, все это действительно о драконах, - заметил Сэр Джордж. - Здесь сказано, что драконы были первыми, кто пришел в этот мир тысячи лет назад из других планов реальности. Это подтверждает то, что я всегда подозревал.

- А что это? - спросил Перрантин.

- Этот Илсундаль был совершенно чокнутый и был неспособен отличить факт от мистического бреда, - заявил старый рыцарь, выглядя достаточно обескураженно. - Черт побери, возможно он никогда не слышал, или ему не понравилась история, которую сами драконы рассказывают о своем происхождении.

- Он мог просто повторить ту чушь, которую ему рассказали, - заметила Сольвейг.

- Не исключено, - согласился Сэр Джордж. - У эльфов есть привычка взять любую глупую идею и биться за нее, стараясь чтобы она заработала, а Илсундаль превратил это занятие в искусство. Он решил, что дело Деревьев из Уфа заработает, а ведь даже если бы он стал бессмертным, этого бы ничего не дало. Да, после такого замечательного начала, я спрашиваю себя, можем ли мы доверять тому, что Хаймслейд говорит о драконах.

- Я полагаю, мы можем по меньшей мере изучить текст и тогда увидим, сказал обескураженный Перрантин. У него было так много надежды после находки легендарного Хаймслейда, источника всех знаний, легендарного среди волшебников, по меньшей мере.

Сэр Джордж и Перрантин провели весь вечер, разбираясь в главе о драконах. Поначалу, несмотря на все их усилия, они не могли найти чего-либо интересного. Как выразился Сэр Джордж, история эльфов была просто замечательной из-за отсутствия в ней столкновений с драконами, но не потому, что эльфы знали как справляться с драконами, но потому что драконы не имели причин иметь дело с эльфами.

Как это бывает, ключ, который они искали, был найден в более свежей части истории эльфов. Эльфхейм был землей магии, сотворенной эльфами для своих собственных нужд, и в нем было несколько мест с опасной, неконтроллируемой магией. Большинство из них были ворота через пространство и время. Изредка, без всякого предупреждения, странные и опасные создания из других миров, другого времени и даже из других планов существования появлялись там, создания как магические, так и вполне естственные. Еще хуже, многие из этих созданий были гибридами, кошмарной смесью двух или трех разных пород, а некоторые были ужасными монстрами, причем многие из наиболее смертельных форм этих фантастических бестий имели драконоподобную форму.

Когда такие создания внезапно появлялись и тут же убегали в леса Эльфхейма, эльфы были вынуждены сражаться с ними. С некоторыми можно было сражаться обычным образом - выследить и затем убить копьем, луком и мечом. Других можно было победить только при помощи магии.

Отсюда следовало, что у эльфов должны были быть какие-то способы подчинить и даже уничтожить тварей, сравнимых по силе и размерам с драконами. И если Волшебники Флэма сумели раздобыть полную копию Хаймслейда, они вероятно имели другие, более новые книги, также украденные у эльфов, со знаниями и магией, которые могли сказать как можно иметь дело с драконами, не сражаясь с ними. Если бы это не получилось, Перрантин мог бы продолжить свои изыскания. Как он сказал, каталог был исключительно подробный. Тельвин хотел бы выучить что-нибудь новенькое, но понимал, что его распросы сильно замедлят дело. Когда Сольвейг и Коринн собрались спать, он отправился вместе с ними.

Сольвейг тяжело вздохнула. - Я думаю, что мы сейчас на пути в Эльфхейм. Я предвкушаю увидеть Сэра Джорджа, пытающимся уговорить эльфов раскрыть их глубочайшие секреты. Вот это будет похоже на битву двух коварных и безжалостных сил.

- Ты когда-нибудь была в Эльфхейме? - спросил Коринн, усевшись на конце своей кровати.

- Однажды, еще до того, как мы объединились, - ответила она, выгибая свою длинную спину. - Это бы просто опыт. Я не против очутиться там снова, но у меня нет ни малейшего желания сделать это прямо сейчас. А вы должны быть в хорошей форме, если собираетесь иметь дело с эльфами на их собственной земле.Я не думаю, что дварфы привыкли иметь дело с эльфами, не правда ли?

Коринн пожал плечами. - Лично у меня не было каких-либо проблем с эльфами, по меньшей мере с теми немногими, которых я встречал. Я же Сирклист, вспомни. Жить и торговать, это кредо нашей семьи. Если я и тревожусь того, что мы должны ехать в Эльфхейм, то только немного за себя, согласен. Но причины для этого не лежат на поверхности.

- У тебя не будет проблем с эльфами, если это тебя тревожит, - сказала она ему. - Однако, у тебя бы было мало удачи в делах, если бы ты поехал один. Но эльфы знают и доверют Сэру Джорджу. Его бизнес требует от него знать секреты людей и видеть их сокровища, так что он старается изо всех сил завоевать доверие всех. И как одному из его компаньонов, тебе также будут доверять.

- А мне? - встрял Тельвин. - Я ужасно боялся, что драконы узнают, кто я такой. Должен ли я опасаться эльфов?

- Очень сомневаюсь, - ответила Сольвейг. - Ты же не знаешь сам, имеешь ли ты какое-либо отношение к людям из Блэкмура, так что я сомневаюсь, что эльфы узнают это. Какая бы ни была причина, о которой драконы охотились за твоей матерью, здесь ситуация совершенно другая.

- Но веришь ли ты сама, что мы на пути в Эльфхейм - спросил Коринн. Кажется, наши старшие думают, что могут найти здесь все, что им нужно.

- Без понятия, - задумчиво протянула Сольвейг. - Но мне кажется, что через пару дней мы уже будем в пути. Эта парочка замечательно умеет находить неприятности, а потом избавляться от них. Так что я никогда не волнуюсь, вернемся ли мы из очередных неприятностей, которые они нашли.

Перрантин вернулся в гостинницу в середине утра и буквально потребовал, чтобы Сэр Джордж и остальные немедленно отправились с ним в библиотеку. Академия состояла из большого центрального здания, резиденции волшебников, и двух меньших строений, соединенных с главным. Северное здание было библиотекой, связанной с разиденцией волшебников флигелем, в котором жили студенты, в то время как южное здание и его флигель были настоящей Школой Магии.

Они вошли через главные двери Академии в большой зал резиденции волшебников. Огромность Академии заставляла ожидать величия и богатства внутренней отделки, но не тут то было. И главный зал и комнаты были массивными, но выглядели какими-то незаконченными, как если бы все тот же простой серый камень ожидал красивой облицовки мрамором, или каким-нибудь другим элегантным материалом. Сама библиотека была отделана богато украшенными панелями и балками, сделанными из твердого дерева лесов Хайланда, продукта, который был раскошен и дешев.

За всю свою жизнь Тельвин никогда не видел так много книг. Только на первом уровне было несколько больших комнат, каждая из которых занимала два этажа здания, причем второй ярус имел форму огороженной дорожки, открытой в центре. Ряд за рядом стояли массивные полки из того же твердого дерева, высотой в десять футов, в центральной секции каждой комнаты. Он отметил, что полки были заполнены только наполовину, а некоторые секции вообще были абсолютно пусты. Вероятно Волшебники Флэма все еще заносили в каталог их новые приобретения.

Наружные стены имели узкие, высокие окна,перед каждым из них стоял стол, освещаемый дневным светом. Рядом с каждым столом стояли два стенда, один прямо перед ним, другой справа, с книжными полками на каждом. Однако волшебники приходили со своими книгами, по меньшей мере те, кто был настроен на серьезные занятия. Они нашли Перрантин одиноко сидящим в уголке зала. Он не скучал, ожидая прибытия Сэра Джорджа; напротив, он был так увлечен чтением, что даже не заметил их прихода.

- Джордж, мы на верном пути, - негромко воскликнул он, когда заметил их приход. - Эльфы действительно умели подчинять монстров, используя для этого уже существующие заклинания, но адаптируя их к гигантским размерам тварей. Я верю, что нашел их оригинальные заклинания. Кажется, есть много путей запугать дракона.

Тельвин хотел спросить, будет ли мудро попробовать это заклинание. Лично ему казалось, то лучше этого не делать.

- Как ты думаешь, ты сможешь найти именно то, что нам надо? - спросил Сэр Джордж.

- Ну, в этом я не так уверен, - согласился Перрантин. - Зато я убедился, что маги Эльфхейма всегда умели распространить их заклинания так, что они могли справиться с самыми большими и могучими чудовищами, которые выскакивали из мест с плохой магией, и описание этих чудовищ более или менее подходит к драконам.

- Тогда не должны ли мы отправиться в гости к кому-нибудь, у кого есть такое заклинание? - спросил Сэр Джордж. - Ты знаешь, я способен уговорить эльфов дать нам попользоваться таким заклинанием, если мы объясним им, зачем оно нам нужно.

- Возможно, но я надеюсь что нет. У меня достаточно опыта, чтобы самому усилить масштаб такого заклинания. Мы же говорили о создании магических артефактов, ты знаешь.

Они остановились, замолчав, когда взвод солдат в блестящей, новенькой форме Стажей Дворца Эрцгерцога промаршировал через комнату, их высокие сапоги звонко цокали по каменному полу. Все путешественники одновременно решили, что солдаты этцгерцога пришли обсудить вопрос о старинных сокровищах гномов. Тельвин сглотнул, решив про себя, что его короткая карьера авантюриста и путешественника преждевременно закончится в тюрьме. Капитан стражи подошел к Сэру Джорджу и встал по стойке смирно, приветствуя старого рыцаря.

- Имею ли я честь обратиться к Сэру Джорджу Кирби, бывшему рыцарю Даркина, а теперь достопочтенному жителю нашего государства, и его спутникам? - вежливо спросил он.

- Да, это я, - согласился Сэр Джордж.

- Тогда я уполномочен передать вам официальное приглашение, - сказал юный солдат, вручая Сэру Джорджу сверток, перевязанный черной ленточкой. - Я прошу вас пойти со мной для аудиенции с Эрцгерцогом Маарстеном.

- Самим эрцгерцогом? - спросил Сэр Джордж со страхом. Если Маарстен готов говорить с ним лично, тогда вероятно дела совсем плохи.

Девятая глава

Сэр Джордж не был чересчур обнадежен тем, что эрцгерцог прислал такое вежливое приглашение. Просто именно таким путем дела обычно и происходили: с необычными преступниками обращались необычно вежливо. Как бывший рыцарь и нынешний торговец дорогими товарами он мог ожидать соответствующего уважения так долго, как он продолжал быть достойным его. Он знал, что они будут говорить "пожалуйста" и "благодарю вас", даже когда они поведут его в тюрьму или возможно на виселицу. Единственное преимущество в его положении состояло в том, что власти должны сначала выслушать все аргументы, которые он скажет в свою защиту.

Конечно, тот факт, что это было приглашение, а не ордер на арест, обнадеживал. Эрцгерцог мог бы решить, что самое лучшее в его положении поддерживать добрые отношения с гномами и их союзниками, дварфами, и быть великодушным. Если он, волшебники или герцоги конфискуют хотя бы часть сокровищ Провала Торкина, торговля металлами в Хайланде очень сильно пострадает. Он мог бы даже поздравить гномов со спасением сокровищ, и все, что он хочет от Сэра Джорджа, чтобы тот ответил на несколько трудных вопросов.

Сначала их отвели ко дворцу эрцгерцога, находившимся на другом конце города, который был даже более примитивным зданием, чем Академия, и попросили подождать ауедиенции. После весьма короткого ожидания,их проводили в личную приемную эрцгерцога, что дало Сэру Джорджу возможность предположить, что на ауедиенции будут только эрцгерцог и, возможно, кто-нибудь из его ближайших советников. Приемная оказалась довольно большой комнатой, богато украшенной темными панелями из темного дерева и обставленной той же массивной мебелью, как и библиотека, Академия и которая использовалась везде и всегда в истории Флэмов.

Эрцгерцог Маарстен был моложе, чем они ожидали, вероятно не старше Сольвейг. Он обладал характернутыми, даже подчеркнутыми чертами аристократии Флэмов, совершенно не походя на сухую, хищную внешность волшебников, которые чаще всего происходили из мелкой аристократии или старинных купеческих семей. У него были раскошные рыжие волосы, характерные для его расы, в его случае он носил настоящую львиную гриву, подчеркнутую сюртуком с жестким воротником, согласно традиции Флэмов. Он знал, как преподнести себя, так что казался выше и более величественнее, чем позволял его довольно скромный рост. Тельвин мгновенно осознал, что Маг Эддан из его родной деревни был бледной имитацией его.

Эрцгерцог сидел за массивным столом, но он был не один. В большом кресле за его спиной устроился высокий человек, по виду и одежде типичный волшебник Флэов. Тельвин занервничал, оказавшись в такой компании, вспомнив смутные, но постоянные несправедливости, от которых он всегда страдал, ограничения закона Флэмов, а также ту подозрительность, которую Эддан проявлял в отношении его. И еще хуже, волшебник уже обратил на него внимание и сейчас пристально рассматривал.

- Я эрцгерцог Джерридан Маарстен, - сказал юноша, затем указал на волшебника. - Маг Бвен Калестраан, Старший Волшебник Государственной Академии.

Сэр Джордж поклонился. - Я Сэр Джордж Кирби, бывший рыцарь Ордена Дороги из Даркина. Мой компаньон, Маг Перрантин, мой партнер по бизнесу. Наши помошники, Сольвейг Бело-Золотая и Коринн Убийца Медведей, Сын Дорика.

- Сольвейг Бело-Золотая, - задумчиво протянул Маарстен. - Это кажется мне скорее титулом чем именем, хотя я вижу, почему ты получила его. Ведь ты из Северных Пределов?

- Я происхожу из этого народа, - ответила она. - Но по настоящему я Валерия из Дома Дораниус, первого семейства Тиатиса, и возможно вы оцените, почему я выбрала это имя для себя, когда я путешествую за границей.

- Ты должна была взять у твоего отца серые волосы, - сказал он, улыбаясь. В этот момент он выглядел совсем мальчишкой. - Потом перевел взгляд на Тельвина. - Ты, кажется, не был представлен.

- Тельвин Лисий Глаз, мой юный подмастерье и наследник, - быстро объяснил Сэр Джордж.

- Еще одно замечательное имя. Ведь ты не Флэм, не правда ли, парень?

- Нет, сир, - ответил Тельвин, вспоминая о разумной осторожности при упоминании своего происхождения. - Я сирота неизвестной расы, но родился в Хайланде и прожил здесь всю жизнь.

- Хорошо, вы все можете сесть, - сказал Маарстен, указывая на различные стулья, беспорядочно стоящие в комнате. - Сэр Джордж, если ты и маг не против, сядьте здесь, напротив меня, разговор будет в основном с вами обоими.

Все расселись, Сэр Джордж и Перрантин перед столом, там, где было им указано. Тельвин уселся как можно дальше от Мага Калестраан, в темном углу приемной.

- Полагаю, я должен перейти прямо к делу, - сказал Маарстен. - Мне рассказали, что ваши люди читают и немного изучают книги о драконах.

Сэр Джордж был так поражен, что чуть не свалился со стула. Он готовился отвечать на очень трудные вопросы о сокровищах гномов, и был совершенно не готов к такому повороту событий.

- Конечно, наша библиотека открыта для всех ученых вообще, и особенно для магов, - продолжал эрцгерцог. - Вы не совершили никакого преступления, и мы никоим образом не рассматриваем вас как преступников. Сэр Джордж, ты живешь на севере, и ты знаешь не хуже меня угрозу, которые драконы представляют для людей этой земли. Я даже приветствую твое желание сделать что-нибудь, чтобы решить эту проблему. Не сомневаюсь, что ты веришь в свою способность справиться с этой задачей, но ты должен понять и наше положение тоже. У нас нет никаких гарантий, что ты способен на это, и мы должны быть уверены, что ты не сделаешь ситуацию еще хуже.

- Да, я могу понять ваши резоны, - согласился Сэр Джордж. - Но как вы узнали, что мы ищем информацию о драконах?

- Мы отслеживаем, как люди используют библиотеку, что читают, для того, чтобы лучше помогать людям, приобретая новые книги, - объяснил Маг Калестраан. - Наши библиотекари, возвращая на полки книги, которые вы читали, использовали простое заклинание, которое заставляет книги раскрыться на последней прочитанной странице. Таким образом они и заметили весьма тревожную тенденцию в тех книгах, которые вы читали.

Тельвин запомнил этот комментарий, но при этом отметил, что Флэмы, как всегда, нашли замечательное извинение собственной низости. Однако в данных обстоятельствах, он едва ли мог проклинать их за излишнюю подозрительность.

- Я думаю, что теперь мы можем перейти к делу, - сказал Маарстен. - Что вы узнали? Конечно вы понимаете, что наши волшебники изучали те же самые тексты еще в прошлом году.

- Мы нашли в точности то, что искали, - спокойно ответил Сэр Джордж. Мы искали путь подчинить дракона при помощи магии, так чтобы с ним можно было бы поговорить, и понять, что происходит на самом деле. Мы можем предпологать все, что угодно, но драконы хотят чего-то, что не видно из их действий, и только они знают, чего именно.

Маарстен тщательно обдумал эту мысль. - Да, похоже есть что-то мудрое в том, что ты сказал. Нам и в голову не пришло, должен признаться, что мы могли бы вести переговоры с драконами.

- Ваш народ сравнительно недавно появился в этом мире, - добавил Сэр Джордж. - У вас нет большого опыта общения с драконами, и вы попросту не знаете, что большая часть того, что книги говорят вам, это легенды, слухи и ложные концепции. Драконы всегда были моей личной областью исследования, и я знаю о них больше, чем большинство из величайших магов и ученых, потому что я черпаю информацию прямо из источника. Я могу сказать вам, что если у вас было мало счастья в попытке справиться с драконами, это потому, что вы слушали тех, кого ошибочно считаете знатоком в этой области.

- Я готов согласиться, что все, что мы знаем о драконах - истории и легенды, и настоящих исторических фактов о реальных драконах у нас почти нет, - уступил Калестраан. - Но почему вы решили ввязаться в это дело?

- Ну, с практической точки зрения, драконы плохо влияют на бизнес, мой и любой другой. Но я к тому же и бывший странствующий рыцарь, и полагаю, во мне еще остался инстинкт защиты слабых. Зная так много о драконах, я нахожусь в лучшем положение, чем вы, и способен что-то сделать. Поэтому я чувствую, что это мой долг, моя обязанность: попытаться.

- Очень похвально, я полагаю, - согласился Эрцгерцог Маарстен. - Я прав, считая, что ваша основная цель вовсе не легендарные сокровища драконов. Или, кстати, это тоже только легенда?

- Нет, драконы весьма богаты, - ответил Сэр Джордж. - Однако, если мы подчиним дракона, это вовсе не означает, что мы завоевали право на его сокровища. Единственный путь заставить дракона поделиться сокровищем - убить его, и это случается очень часто в легендах и очень редко в жизни. Лично я не готов быть глупым до такой степени. Зарезать дракона или поговорить с ним - две совершенно разные вещи. Если мы не сможем найти приемлимый путь заставить дракона поговорить с нами, мы не собираемся устраивать охоту на него.

- Вы все выглядите умными, знающими и решительным людьми, - сказал эрцгерцог. - Я считаю, что мы можем извлечь пользу из твоего совета. В то же самое время я не могу разрешить вам идти охотиться на драконов до тех пор, пока есть возможность изучить все самым тщательным образом и решить, что лучше. До того времени, я не вижу причин, почему бы вам не остаться здесь. Во дворце хватит комнат на всех.

- Если это не затруднит вас, - осторожно сказал Сэр Джордж.

- Ни в малейшей степени, - настойчиво сказал Маарстен. - Ты и твой друг смогут работать вместе с нашими волшебниками, отделять фантазию от фактов и попытаться найти магические или дипломатические способы совладать с драконами.

План Маарстена не понравился кажется никому, кроме самого эрцгерцога. Сэр Джордж четко осознал, что они будут под домашним арестом, чтобы предохранить их от попытки недозволенной деятельности, но он был не в том положении, чтобы протестовать, так как альтернативой были тесные камеры в государственной тюрьме. Калестраану тоже это не понравилось, но он счел за благо не протестовать. При этом он, по всей видимости, думал, что они не более, чем банда авантюристов, которых надо гнать в три шеи. Эрцгерцог Маарстен быть может считал также, но все же сообразил, что они дали ценный совет, и решил не выбрасывать их на улицу, пока не поймет, можно ли им воспользоваться.

Делать нечего, пришлось сходить в гостиницу и перенести все свои вещи во дворец эрцгрцога. По меньшей мере они были избавлены от унизительного эскорта стражи. Действительно, они были свободны приходить и уходить когда захочется, лишь бы не пытались уйти все вместе. Их разместили в дипломатическом крыле дворца, в большой, хорошо оборудованной части дворца, предназначенной для приезжающих сановников. Тельвин получил отдельную комнату, более раскошную, чем у него когда нибудь была за всю его жизнь.

Было совсем неплохо, что за ними не следили, иначе они немедленно попали бы в неприятности из-за Сэра Джорджа. Он держался мнения, что здесь происходит больше, чем кажется. Волшебники огня действительно изучали те же самые тексты в прошлом году, но не было каких-нибудь свидетельств того, что они что-либо нашли. Они не сделали попытки контролировать даже одного дракона, по меньшей мере об этот никто не знал. Сэру Джорджу было интересно узнать, что именно они сделали. Он также хотел бы узнать, почему эрцгерцог практически отдал весь этот вопрос в их руки, хотя решение содержать всю компанию Сэра Джорджа под домашним арестом для получения совета, который они могли предложить, заставляло предположить, что Эрцгерцог Маарстен очень обеспокоен.

Единственной проблемой было то, что собственное исследование Сэра Джорджа не пошло далеко. У него никогда не было слишком много знакомств среди Флэмов. В свое время он решил поселиться в этой стране, так как она была слишком новой, слишком отдаленной и слишком бедной, чтобы что-нибудь серьезное могло случиться в ней, и была одной из тех немногих мест, про которые ты можешь быть уверен: за время твоего отсуствия там ничего не произойдет. Конечно, сейчас страна резко изменилась, не в лучшую сторону. Перрантин проводил дни в Академии, сравнивая свои заметки и находки с результатами поиска местных влшебников, но он допускал, что они не очень-то продвинулись, благодаря полному равнодушию большей части волшебников. Как заметил Сэр Джордж, у волшебников было много серьезных проблем, но очень мало желания их решать.

Так получилось, что Коринну удалось найти ответы на их личные проблемы. Дварфы не быстро заводят друзей, даже среди своих, и они могут быть подозрительны и недоверчивы один к другому. Но эта ситуация очень быстро меняется за границей, и два дварфа, путешествующие вместе по чужим странам, могут немедленно стать настоящими братьями перед лицом враждебных иностранцев, даже если они из двух соперничающих кланов.

Все, что он должен быть сделать - поискать посла из Рокхольма под предлогом, что ему нужно послать письмо домой со следующим дипломатическим курьером. Договариваясь, Коринн отпустил несколько нелестных выражений в адрес Флэмов. Все дела были немедленно позабыты, посол принес бутылку, два стакана и коробочку с печеньем, после чего они приятно провели весь полдень, обсуждая политику, Флэмов и различные ограничения дя иностранцев.

Тем же вечером после ужина, когда в дворце эрцгерцога было темно и спокойно, все собрались, как обычно, в комнате Сэра Джорджа, чтобы обсудить события дня. И Коринну было чего рассказать друзьям.

- Все это довольно интересно, если вы,конечно, любите политику, - начал он, глядя на Сольвейг. - Я подозреваю, что драконы не могли найти худшего времени для своих атак с точки зрения волшебников. Есть слух, что они сформировали команду, во главе с эрцгерцогом и собой, и собирались захватить власть. Атаки драконов разрушили все их планы и застали их настолько врасплох, что они до сих пор не могут придти в себя.

- Быть может это просто умная теория посла дварфов? - спросил Сэр Джордж. - Эрцгерцог Маарстен должен был бы знать об этом.

- Он и знал, - подтвердил Коринн. - Он был в курсе плана, потому что власть должна была быть передана в его собственные руки, как этого и хотели волшебники. Вы рассказывали нам раньше, что волшебники хотят, чтобы Хайланд стал богатым, влиятельным государством для достижения своих собственных целей, и Маарстен полностью согласен с ними. Посол сказал, что Маарстен по своему честный и открытый человек, но вы должны разделять его идеалы. Он не очень-то хочет власти для себя, но верит, что Хайланду нужен король, и его личная цель - сделать Хайланд настоящим королевством еще при жизни.

- Все это не очень связано с нашими нынешними проблемами, но вы должны быть в курсе дела, чтобы понять происходящуе события, - продолжал он. Посол сказал несколько слов о том, что в Хайланде должно было стать неспокойно, но драконы сумели это сделать первыми. Волшебники не делали ничего против драконьих рейдов в прошлом году потому, что они заключили, что драконы просто немного выбились из колеи. После обсуждения дела они пришли к выводу, что за зиму драконы забудут о своих намереньях, а любые действия против них только спровоцируют настоящую войну. Сейчас драконы вернулись, но волшебники то ли не хотят, то ли неспособны что-то сделать против них.

- Может ли посол предположить, почему они себя так ведут? - спросила Сольвейг. - И какое объяснение они предлагают эрцгерцогу?

- Нет, это остается абсолютной загадкой, - ответил Коринн. - Наиболее популярное предположение среди простого народа, герцогов и даже иностранных посланников то, что волшебники пытались сделать все, чтобы найти ответ, но они просто не в состоянии.

- Ну, мы можем быть уверены, что Эрцгерцог Маарстен хочет найти ответ, - задумчиво сказал Перрантин. - Я подозреваю, что дела дошли до такой точки, что Маарстен может требовать все, что он хочет, и герцоги должны подчиняться.Если он действительно такой сознательный человек и заботится о процветании Хайланда, тогда он должен что-то сделать и предохранить свой народ от дальнейшего разорения страны.

- Если он не почувствует, что нуждется в спасении репутации волшебников для того, чтобы завершить свою попытку стать королем, - добавил Сэр Джордж. - Откровенно говоря, волшебники - его единственные союзники. За исключением Браера и Браастера, которые не контролируются герцогами, люди Хайланда приносят присягу на верность своему собственному герцогу.

- В этом то все и дело, - сказал Коринн, немного нервничая. - Кажется Калестраан прибежал к Маарстену в бешенном гневе позавчера ночью, когда ему донесли, чем мы занимаемся. Вероятно,он объяснил ему, почему нас надо остановить раз и навсегда.

- Ну и почему? - спросила Сольвейг. - Если мы можем спасти репутацию их волшебников, что же в этом такого?

- Из страха, что мы можем преуспеть, как не невероятно это звучит, сказал Коринн. - Волшебникам необходимо что-то сделать для спасения их репутации, но им необходимо это сделать самим. Если вдруг банда торговцев антиквариатом сможет добиться того, чего вся великая Академия не смогла, несмотря на все ее усилия, они будут выглядеть не очень-то хорошо.

- Да, я вижу, - сказал Сэр Джордж, почесывая голову своим протезом. -Эрцгерцогу нужно шило, чтобы заставить волшебников что-то сделать. Он позвал нас надеясь, что мы и будем таким шилом, возможно даже рассчитывая, что мы действительно можем преложить что-либо полезное. Приказав нам помогать волшебникам, он теперь способен приказать и волшебникам искать решение, нравится это им или нет.

Сольвейг кивнула. - А привлекая волшебников, он не только заставляет их передать нам все нужные книги, но и дает им возможность завоевать доверие народа, если мы преуспеем.

- И избежать проклятий, если мы не сумеем, - добавил Сэр Джордж. - Ну, теперь я точно знаю, что нужно сделать в такой ситуации.

- Посол дварфов сказал, что в дипломатических кругах хорошо известно, что волшебники верят, что они контролируют Эрцгерцога Маарстена, - сказал Коринн. - Вероятно это так в некоторых вопросах, но только до известной степени, так что они могут советовать ему только то, что он и сам хочет. Так что теперь мы видим сами, что это он контролирует их, и очень неплохо.

На следующее утро Сэр Джордж был еще более уверен в том, что он знет, что нужно делать. Когда Перрантин был готов к визиту в Академию для продолжения исследования, Сэр Джордж решил идти с ним. Это казалось совершенно естественным, ведь он был экспертом в области драконов, но у него была совсем другая цель. Он настоял, чтобы Тельвин пошел пошел с ним, хотя это не слишком понравилось его юному наследнику. Тельвин предпочитал держаться подальше от волшебников огня, особенно от Калестраана.

Получилось так, что Сэр Джордж почти не угадал уже второй раз подряд. Калестраан хотел сравнить заметки о драконах и уже послал за ним, хотя старый рыцарь покинул свою комнату до того, как прибежал посланец. И даже прежде, чем Сэр Джордж мог спросить, его проводили в личную комнату Калестраана в основном здании Школы Магии.

Флэмы всегда все строили одинаково. И личная комната Калестраана была как две капли воды похожа на личную комнату Маарстена. Как и у эрцгерцога, она была широка и украшена деревянными панелями. Основное отличие было в том, что в комнате мага было больше книг, исторических вещей и мистических предметом, в беспорядке разбросанных на каждой полке, столе и вообще на любой ровной поверхности. Сэр Джордж подумал, что он легко найдет много таких-же мест, хотя у Тельвина комната вызвала смутный страх. Калестраан сидел за своим столом, выглядя загадочно и угрожающе в своем черном комзоле с тугим высоким воротником.

- Твой друг рассказал нам совершенно замечательные вещи о драконах, причем он утверждает, что узнал их от тебя, - сказал волшебник. - Я хотел бы знать, каким образом ты стал обладателем такого знания.

- Ну, раньше я был странствующим рыцарем, - сказал Сэр Джордж, как если бы это что-то объясняло. - У рыцарей профессиональный интерес к драконам.

- Достаточно справедливо, - согласился Калестраан, - но твоя информация о драконах выходит далеко за рамки обычного или даже профессионального интереса. Я не хочу произвести на тебя впечатления, что сомневаюсь в твоей честности и искренности, но прежде, чем я смогу полностью довериться этой информации, я должен знать, как ты добыл такое знание о драконах, каким не обладают даже эксперты.

- Да, это разумно, - согласился Сэр Джордж. - Видишь ли, я получил всю информацию из одного источника, к которому был близок. Слышал ли ты когда-нибудь о драконьих родственниках.

- Ты имеешь в виду циввернов?

- Нет, я говорю о драках.

Калестраан выглядел удивленным. - Я слышал кое-что об этом, но это были только слухи об их существовании.

- Нет, они существуют на самом деле, - твердо сказал Сэр Джордж. - В этой стране их никогда не видели по двум причинам, и первая из них - их вообще трудно увидеть в их природном виде. Они - метаморфы, способны принимать форму человека, эльфа или дварфа. Флэмы люди, но у них также есть нечто особенное, присущее только им, и драки не могут принять их облик. Обычно они живут среди людей, чей облик они любят принимать, что остаться неузнанными. Они редко злы по настоящему, но всегда достаточно аморальны, и многие из них становятся профессиональными ворами. И они невероятно умны.

- Ты знаешь, как отличить их? - спросил Калестраан.

- Надо знать куда смотреть. Теперь, есть три типа драков, которые являются родственниками драконов. Чаще всего в цивилизованных странах встречаются люди-драки, которые могут принимать облик человека. Лесные драки могут превращаться в эльфов, и обычно живут в эльфийских лесах. И, конечно, есть еще холодные или ледяные драки, которые не любят дневного света. Они прикидываются дварфами и гномами.

- Редкие, одинокие создания, насколько я могу себе представить, сказал волшебник.

- Действительно редкие, но едва ли одинокие, - объяснил Сэр Джордж. Ведь они драконы, и принадлежат великой Нации Драконов, хотя и чувствуют себя неуютно среди своих двоюродных братьев. Будучи по природе очень общительными, они очень часто, почти всегда меняют вид, и тайно живут среди приютивших их рас. Обычно они ведут тихую, зачастую скрытную жизнь, опасаясь разоблачения. Как я уже сказал, многие из них становятся замечательными профессиональными ворами, или работают в тавернах, или выдают себя за путешественников и искателей приключений. А люди-драки часто работают в конюшнях, так как хорошо понимают лошадей.

- Все это очень интересно, - протянул Калестраан. - Случалось ли тебе распознать драка?

Сэр Джордж взглянул немного смущенно. - Ты должен понять,конечно, что я не могу предать существо, доверившееся мне.

- Естественно. Кто он был мне совершенно все равно.

Старый рыцарь кивнул. - Много лет назад я познакомился с богатым рыцарем Даркина, который был драком. Он был, ты мог бы сказать, особым драком, так как он не просто жил между людей, но на самом деле стал частью этого мира.То, что он был человеко-драком ни коим образом не уменьшало его возможностей или рыцарской чести, и ты мог доверять ему также, как и остальным рыцарям.

- Ну, слово драка это почти слово самого дракона, - согласился Калестраан. -Я не хочу казаться враждебным, но откровенно говоря, мы не добились большого успеха в попытке найти заклинание, которое было бы эффективно против драконов.

- Мне очень странно и удивительно слышать это, - сказал Сэр Джордж. - Я прожил в этой стране достаточно долго, чтобы знать, что ваш народ специализируется в магии огня, которая, естественно предположить, является эффективным оружием против любого дракона. Прав ли я предполагая, что ваши волшебники на самом деле пытались сразиться с драконом в прошлом году?

На этот раз пришел черед смутиться Калестраану. - Да, мы пытались. Мы сильно опасались за эффективность нашей магии, так что мы не объявляли публично о том, что мы попытаемся сразиться с драконом, только о том, что мы ... собираем информацию о них. Мы не хотели давать народу обещания, которые, быть может, не способны выполнить. Самое лучшее, что я могу сказать о случившемся, - драконы разрешили нашим волшебникам ретироваться. Как я понимаю, с их стороны это был был жест не милосердия, но горделивого превосходства.

- Так и есть, частично, - согласился Сэр Джордж. - Но такой жест вполне укладывается в границы драконьих законов. Драконы сражаются только тогда, когда попытки решить какой-нибудь важный вопрос другими путями не удаются. Они очень высоко ценят свою жизнь и не слишком часто бьются насмерть. Но то, что ты сказал, очень интересно. Это первый знак того, что эти драконы подчиняются своим законам, а отсюда немедленно следует,что они может быть и бунтари, но не полные ренегаты, а это хороший признак. Это означает, что ними можно договориться.

- Что возвращает нас обратно к тому, что ты хочешь подчинить дракона, заключил Калестраан. - Теперь это кажется еще более обещающим.

- Возможно. Так ты сказал что волшебники ничего не добились?

Калестраан выглядел крайне недовольно, когда такой щекотливый вопрос выплыл снова. - Я не хочу, чтобы чтобы это вышло из этой комнаты.

- Разумеется.

Маг нахмурился. - Если быть абсолютно честным, у нас всегда возникают большие проблемы, когда мы адаптируем магию для этого мира. Самые разнообразные заклинания и магические артефакты из нашего родного мира здесь действуют как-то не так, если действуют вообще. Мы делаем все, что возможно, мы основали Браер, как центр нашей силы, и здесь мы можем очень много, как мы и привыкли. Но как только мы покидаем центр магии, наша сила падает. Северная граница очень далеко, и наши заклинания тем менее эффективны, чем дальше на север. Мы не состоянии сражаться с драконами там, где они находятся, и тем более мы не можем позволить себе ждать, когда они придут к нам. Вот почему мы неспособны действовать.

- Да, я понимаю, - задумчиво прокомментировал Сэр Джордж. - Это касается только вашей магии огня, или вообще любой магии, которую вы пытались использовать?

- Естественно, нашей собственной огненной маги, - твердо сказал волшебник. - Мы уделяем все на внимание совершенствованию нашей природной магии, а не изучению других магических систем.

- Тогда я не понимаю, зачем вы собрали одну из величайших библиотек в известном мире, если отбросить идею о том, что вы просто любите книги, объявил Сэр Джордж. - Здесь у вас имеется огромное знание. И, я могу добавить, волшебник, больше любого другого способный помочь вам. Перрантин может и не величайший маг на свете, но он невероятно хорош в решении проблем магического характера, в основном потому, что он обладает огромными знаниями в самых разных областях, в то время как большинство волшебников специализируются только на их собственном виде магии.

Маг Калестраан нахмурился и ничего не ответил.

- Вперед, старина! - воскликнул Сэр Джордж. - Я полностью понимаю твое положение. Ты должен сделать что-то, чтобы сохранить вашу репутацию среди народа Хайланда незапятнанной и возместить уже нанесенный ущерб. Естественно, ты хочешь также вернуть те области, которые вы с таким трудом обустроили за эти годы, и которые драконы отбирают у вас, кусок за куском. Говоря совершенно откровенно, между мной и тобой, разве это не так?

Калестраан медленно кивнул.

- Ну, теперь все не так уж плохо, - заверил его старый рыцарь. - Все, что нужно сделать - заставить ваших самых лучших волшебников помочь Перри найти хороший способ подчинить дракона, а потом послать нас сделать это. Если мы преуспеем, вы сможете приписать себе большую часть славы, и ваша репутация будет значительно лучше, чем сейчас. Если у нас ничего не получиться, самое вероятное, что никто не услышит о нас всех снова, и вам не будет причинен ни малейший вред.

Калестраан какое-то мгновение переваривал эту идею, затем проницательно взглянул на старого рыцаря. - Я думаю, что должен принять твое предложение, так как я ничего не теряю и могу много выиграть. Но я все еще хочу знать, что ты хочешь заработать на этом деле. Ведь вы были готовы сделать все сами, не заключая с нами никаких сделок.

- Ответ, который я дал эрцгерцогу, абсолютно честен, - стоял на своем Сэр Джордж. - Я могу быть дураком, так сильно рискуя, и дважды дураком, ведя моих друзей навстречу такой опасности. Они знают, что могут пойти со мной или нет, как им захочется, но и я никуда не пойду, пока у меня не будет план с большими шансами на успех. Ты определенно можешь понять такое чувства долга. Это, я уверен, твое собственное чувство долга, которое заставляет тебя отбросить в сторону твою уязвленную гордость за свои возможности и возможности твоего ордена, и принять помощь иносттранцев. Я не могу вообразить дварфа или эльфа, поставившего долг выше гордости, и большая часть людей точно такие же.

Калестраан каким-то образом выглядел одновременно польщенным и смущенным, слишком поздно осознав, что его мотивы может быть и не так благородны. Но какими бы не были его мотивы, Сэр Джордж был убежден, что волшебник оценил его план. После этого разговора дела сразу пошли лучше. Все ресурсы Академии были брошены на решение проблемы, лучшие волшебники и ученые Флэмов были призваны на помощь Перрантину, который неожиданно оказался слегка обалдевшим капитаном дружной, пышущей рвением команды, и они изо всех сил углубились в работу.

Уже на следующий день после полудня в решении проблемы произошел сильный рывок вперед. Когда Перрантин вернулся во дворец эрцгерцога этим вечером, чобы поужинать вместе с компаньонами, он все еще мигал после часов напряженного изучения старинных текстов. Было трудно сказать, доволен он или нет, так как почти всегда он думал о чем-то другом.

- Вы знаете, я действительно должен найти заклинание для усталых глаз, - сказал он, когда они все собрались на ужин в комнате Сэра Джорджа.

- Мне кажется, ты должен позаботиться о своем зрении, - заметил Коринн.

- О, для этого у меня есть заклинание, - ответил маг. - При той жизни, что я веду, я вынужден использовать его каждые три года.

- Не слишком ли рано спросить тебя, добились ли вы какого-либо прогресса, - поинтересовался Сэр Джордж.

- Нет, совсем не рано, - ответил Перрантин, мигая в два раза быстрее. Фактически, я полагаю, мы будем готовы к отъезду через три дня. Когда мы стали спрашивать себя, как именно магическое устройство может напугать дракона, возможный ответ привел нас назад, к эльфам Эльфхейма, которые использовали магию, чтобы сражаться с монстрами, которые были бы иначе неуязвимы. Ответ стал очевидным, как только мы осознали, что именно мы ищем. Эльфы использовали артефакты, которые являются инструментами энтропии, и это единственная вещь, которая может испугать дракона.

- А также и меня, - проворчал Сэр Джордж. Сольвейг и Коринн были согласны с ним, и Тельвин мог понять почему. Сфера энтропии была абсолютным аружием для разрушения, существуя только для того, чтобы разрушать. По этой причине энтропия была наиболее опасной из всех сил, которые поддавались контролю, так как ее способность к разрушению могла легко обратиться на того, кто использовал ее. Маг должен был быть настоящим порождением зла и полностью сумашедшим, чтобы изучать и использовать магию, основанную на силах энтропии, хотя результаты такого исследования можно было иногда использовать и в добрых целях, но с величайшей осторожностью.

- Хорошо, мне это тоже не слишком нравится, - ответил Перрантин. - Я никогда не работал с силой энтропии раньше. Самое лучшее - предоставить эти вещи самим себе, если у тебя есть выбор. Но у нас нет другой возможности. Так что так тому и быть. Я хочу попробовать это средство, так как у меня есть все основания верить, что оно сработает. Как я говорил, эльфы используют его время от времени.

- Тогда я тоже желаю попробовать, - добавил Сэр Джордж. - Но что скажут остальные? Вы все были приглашены быть частью этого, и я желаю, чтобы вы остались, но я могу понять, почему вы могли бы возражать против драконов, или инструментов энтропии, или их обоих вместе.

Сольвейг нахмурилась. - Если Перри думает,что его устройство сработает, тогда я хочу верить ему. Никаких обид, Джордж, но в этом вопросе его мнение для меня важнее. Я могу видеть, что при всех своих храбрых разговора о победах над старинным врагом, у Флэмов нет достаточно мужества, чтобы сделать что-то самим. И кто-то другой должен действовать, пока еще не поздно, пока их собственным землям еще ничего не угрожает. Откровенно говоря, если это подчинит дракона, я не хотела бы упустить возможность помочь миру.

Коринн только кивнул.

Тельвин был поражен, когда Сэр Джордж повернулся к нему. - Я полагаю, что я всегда иду туда же, куда и вы, - сказал он.

- У тебя есть серьезные причины опасаться встречи с драконом, напомнил ему старый рыцарь.

- Я знаю, - согласился он, - и тем не менее иду.

- А что с эрцгерцогом? - внезапно спросила Сольвейг. - Калестраан посоветовал ему задержать нас из страха того, что может случиться.

- И посоветует ему отпустить нас, - сказал Сэр Джордж. - Те же доводы, которые сработали с магом, сработают и с его хозяином. Ты должна помнить, что он уже потерял надежду, что кто-нибудь сможет хоть что-то сделать с драконами. В настоящий момент мы - его единственный шанс.

- Но он может потребовать от своих волшебников выполнить эту работу, настаивала на своем Сольвейг. - Флэмы знамениты своей подозрительностью и высокомерием по отношению к иностранцам. Мне кажется, что он хотел бы, чтобы его люди сделали это.

- Ну, если он этого захочет, добро пожаловать, - заявил Сэр Джордж. - Я хочу, чтобы это было сделано, и не обязательно мной. Однако я опасаюсь, что мы будем виноваты, если эти некомпетентные волшебники огня все перепутают.

- Есть ли у вас еще опасения? - спросил Коринн.

- Да...эрцгерцог может послать с нами своих собственных волшебников. Это создаст нам много проблем.

Десятая глава

Любопытно, что волшебники огня могли быстро найти оружие, когда они были как следует заинтересованы. Действительно, Перрантин чувствовал что есть что-то странное во всем этом деле. И пока он руководил поисками магического артефакта, он проникся уверенностью, что они могли все сделать и без него. Даже если допустить, что они были сильно расстроены тем, что их собственная магия огня не работала как следует за пределами их земель, было достаточно легко найти другую магию, которая сработает так, как описано в книгах. Перрантин был вынужден согласиться с Сэром Джорджем, что Волшебники Флэмов либо самые трусливые существа во вселенной, либо у них есть собственные причины почему они не могут, или не хотят, сражаться с драконами. Волшебники были широко известны своей храбростью, но также и тем, что они искусно умели проникать в чужие секреты, храня собственные.

Это была не самая лучшая ситуация, но все-таки достаточно хорошая, и они работали над проблемой вместе. Конечно, как только необходимая магия была найдена и приспособлена для их целей, сам магический артефакт еще должен был быть изготовлен. Оказалось, что это не так то легко. Хотя его было необходимо создать до ухода, конечная доводка не могла быть сделана в Браере. Как инструмент энтропии, он мог быть наделен своими специфическими качествами только там, где силы энтропии открыто вторгались в физический мир. Хорошая новость была в том, что ближайшее нужное место, Гора Мира, было не очень далеко, в центре степей Этенгара. Плохой новостью была сама Гора Мира.

- О, мой бог, - воскликнул Сэр Джордж. - Вот это оружие, и почему мы должны взять его туда?

- В действительности это только шест, с могущественным артефактом на верхушке, в нашем случае это фигурка дракона, сделанная из магического металла., - объяснил Перрантин. - Когда мы поместим верхушку шеста в пустоту между реальностями, металл станет проводником сил энтропии.

- И это устрашит дракона? - спросил Сэр Джордж. - Меня оно уже пугает.

- Драконы очень восприимчивы к силам энтропии., - продолжал маг. - Хотя драконы и смертны, они также магические создания. Обычно смешение природного и магического дает дополнительную силу. Однако, силы энтропии вызывают их разделение, оставляя каждую из них в отдельности слабой и неэффективной.

Сольвейг нахмурилась. - Я не уверена, но думаю, что ты только что сказал нам, что твой шест энтропии сделает дракона физически и магически слабым.

- Очень слабым, - согласился Перрантин. - Если приложить много силы, шест может заставить как физические, так и магические силы дракона исчезнуть и это убьет его. Этот артефакт может быть полезен против любого магического существа, или против любого, использующего магию.

Несмотря на то, что все было готово, оставалась последняя проблема перед отъездом. Сэр Джордж должен был убедить Эрцгерцога Маарстена отпустить их. Ведь их все еще держали под домашним арестом, чтобы помешать им делать как раз то, что они собирались сделать. Но Сэр Джордж не волновался. Он приготовил все свои аргументы и Бвен Калестраан должен был ему помочь по ходу дела. Опять их провели в личную комнату эрцгерцога, хотя все остальные только слушали, пока Сэр Джордж и Калестраан объясняли свой план и то, каким образом атрефакт должен сработать. Однако на Маарстена все это не произвело особого впечатления.

- Ты же знаешь, что я хотел держать твоих людей здесь, чтобы они сделали это дело, - сказал он, когда они закончили объяснения. - Ты также знаешь, что я держу вас под стражей, чтобы вы не сделали что-нибудь, что принесет ярость драконов на эту землю. Можешь ли ты гарантировать мне, что твой план сработает?

- Ну, в этом случае нельзя на сто процентов гарантировать успех, ответил Сэр Джордж. - Но я убежден, что эта штука сработает.

Калестраан медленно кивнул. - Я также уверен, что у артефакта есть сила подчинить дракона, и я верю, что эти люди достаточно опытны и ответственны, чтобы правильно им воспользоваться.

- Допустим, - неожиданно легко уступил Маарстен. - Но я опасаюсь, что вы вызовете гнев драконов независимо от того, получится это или нет. Я верю, что если вы продемонстрируете драконам, что у вас есть средство победить их, тогда их собственная лучшая политика будет в то, чтобы напасть на нас большими силами. Так, во всяком случае, поступил бы я сам.

- На самом деле во всем мире нет оружия, которое могло бы победить всех драконов одновременно, - возразил Сэр Джордж. - Если вы продолжите ничего не делать против них из страха оскорбить их, тогда они уничтожат вас. Положение у вас такое, что хуже не бывает.

- Но быть может возможно воевать с драконами и надеяться на победу?

- Нет, вы не можете победить, - решительно заявил старый рыцарь. - Если вы помните, единственная причина, по которой мы желаем подчинить дракона, поговорить с ним о том, что происходит. И это единственный путь, чтобы начать переговоры. Если же вы предпочитаете поражение, я легко смогу сообщить им, что вы сдаетесь. Это может сработать не хуже других методов, так как, согласно драконьим законам, капитуляция подразумевает переговоры.

- Я не желаю сдаваться, - возразил эрцгерцог.

- Тогда я могу предложить вам кое-что получше, - сказал Сэр Джордж. -Никто из нас не является Флэмом. Мы можем сделать дело, и драконы никогда не узнают, что вы в нем участвуете. Если мы потерпим поражение, мы берем на себя всю ответственность и все последствия. Но если мы победим, вы воспользуетесь плодами нашего труда, и получите большую часть славы, за то, что поддержали нас.

Маарстен нахмурился. - Мне представляется, что если я одобрю ваш план, мне придеться разрешить тебе вести переговоры с драконами о судьбе части Хайланда.

- Не только Хайланда, но также и племен Этенгара, гномов, нескольких баронств земель Хелданника, и вообще всех тех, кто страдает от атак драконов, - напомнил ему Сэр Джордж. - Вы можете довериться мне, я не предложу ничего такого, что бы вы не поддержали.

- О, прекрасно, - обрадованно воскликнул эрцгерцог. - Я начинаю верить, что ты можешь убедить всю расу драконов отдать их сокровища, рога и дома в пещерах. Только не забывай об ответственности, которую ты на себя взвалил. По всей видимости это наш единственный шанс добиться мира с драконами. Если же ты потерпишь поражение, все что нам остается - сражаться с ними.

Тельвин знал, что Флэмам будет непросто добиться поддержки сильных союзников. Даркин и Тиатис находились слишком далеко от атак и не видели нужды в войне. Кланы Этенгара и Йалараума были раздроблены и, как союзники, скорее мешали, чем помогали. Дварфы и эльфы вообще не любили создавать союзы с кем бы то ни было, а уж со Флэмами в особенности, даже если у них и были бы неприятности с драконами, а ведь их пока не было. Эрцгерцог Маарстен стоял перед фактом, что Хайланд будет почти полностью разрушен прежде, чем ему удастся получить помощь от любого из этих государств.

Теперь, когда Маарстен дал им свое благословление, они немедленно получили все, в чем нуждались, и еще больше. Некоторые из их лошадей были заменены новыми, более сильными, в том числе и Каденс Тельвина. Ему это не слишком понравилось, так как он привык к Каденс и считал ее особенно разумным животным, несмотря на все уверения Сольвейг, что она вполне средняя кобыла. Его новая лошадь была также коричневой кобылой, внешне очень похожей на Каденс, но больше и мощнее. И к тому же моложе.

Тельвину выдали новую одежду, включая кольчужную рубашку, сделанную из тонких, прочных колец. Он подумал, что будет в ней выглядеть очень внушительно. К его разочарованию оказалось, что она довольно тяжелая и носить ее непросто, хотя он и подумал, что такая штука может пригодиться. Удивительно но это называлось легкой броней. Сольвейг носила свою собственную, более тяжелую броню с легкостью, хотя и не надевала ее, если не было точно известно, что она может понадобиться. Коринн также надевал что-то свое, но Сэр Джордж и Перрантин также получили легкую броню. У них вообще-то не было привычки носить ее, но оба согласились, что иметь ее на всякий случай - хорошая идея. Пока Сэр Джордж заказывал специальное оружие, которое ему требовалось и могло быть подсоединено к его протезу, Тельвин и Перрантин получили ножи с длинным, тонким лезвием и в придачу к ним металлические щиты.

Учитывая обстоятельства их соглашения с Эрцгерцогом Маарстеном, они не могли уехать под гром фанфар. Вместо этого они незаметно ускользнули ранним утром, холодным и туманным. Немногие заметили их отъезд, и еще меньше народу из прислуги дворца эрцгерцога и узкого круга ученых Академии вообще знали, что они были здесь, или о том, что они получили помощь от Флэмов. Они были полностью и безусловно сами по себе. Но они и собирались совешить задуманное в одиночку.

На этот раз они направились из Браера на восток,пересекли реку при помощи большого парома, заменявшего мост, который Флэмы не сумели достроить. Затем они проскакали через невысокие холмы, покрытые негустыми лесами, земля, населенная эльфами, не так давно появившимися в Хайланде. Многие из них убежали на юг,спасаясь от возрастающего потока поселенцев. Здесь не было настоящих дорог, но тропинки были достаточно твердые и скакать было легко и приятно, хотя Тельвин так и не увидел ни одного эльфа. У Сэра Джорджа были свои собственные соображения, как нужно ехать, поэтому они проехали южнее огромных Гор Колосса, обходя далеко стороной опасные Проклятые Земли. Такой путь должен был вывести их на юго-западный угол Степей Этенгара, по которым им предстояло проехать много долгих миль по великим степям, покрытым густой травой, прежде чем они окажутся у подножия Горы Мира.

Пересекая равнины, Сэр Джордж опасался не драконов или каких-нибудь других неприятностей, но только кланов Этенгара. Он был в замечательных отношениях с Этенгаром и постоянно торговал с кланами, но, как он постоянно утверждал, лучше всего было иметь дело с ними, когда ты торгуешь с ними. Их гостеприимство съедало кучу времени, а путешествие через степи всегда требовало заключить мир, с подходящими случаю церемониями, с каждым кланом, которой они повстречают по дороге. Пересечь степи и достичь Горы Мира было короче и проще с севера, но это означало проход через Восточный Предел, как они ехали к Провалу Торкина, а этот путь был под контролем драконов.

Тельвин провел первый день пытаясь найти взаимопонимание со своей новой лошадью. Его опыт общения с лошадьми был еще не велик, поэтому он не смог оценить мнение Сольвейг о его первой лошади, а ведь она оказалась права. Его новая кобыла была очень нервозна и кажется имела свое собственное мнение о своем новом всаднике, так что она волновалась и прядала ушами всякий раз, когда он пытался управлять ею. К счастью Сэр Джордж имел свой собственный подход к лошадям. Он отошел с ней в сторонку, прошептал ей на ухо что-то успокаивающее, и сумел одновременно улучшить как ее настроение, так и мнение о Тельвине. Так они заключили сделку, и Тельвин смог наконец увидеть сам все ее преимущества над предыдущей лошадью. Так как никто не сказал ему ее имя,он решил назвать ее Каденс. Это было проще запомнить.

Тропы эльфов были настолько хороши,что они летели, как на крыльях и к концу первого дня уже увидели Горы Колосса. Следуя этими тропами они заехали в дикую, холмистую местность, продвигаться по которой пришлось уже намного медленнее. Кроме того они приблизились к северной границе Проклятых Земель, по которой бродили банды орков и гоблинов, и во избежание неприятностей Сэр Джордж убедил компанию двигаться поспокойнее. Для ночного отдыха они выбрали низкое место между двух холмов, окруженное деревьями и осколками камней, но даже тогда он не разрешил развести костер. Риск, что свет заметят в темноте был достаточно велик, но запах готовящейся пищи был намного опаснее.

Большую часть следующего дня они ехали по дикой, холмистой земле вдоль юго-восточного края гор,после того, как ясно различимая эльфийская тропа слилась с обычной торговой дорогой. Между Хайландом и Этенгаром не было торговли, дорога служила для немногочисленных купцов, торговавших с Рокхольмом. Большинство путешественников предпочитало намного болеее безопасную дорогу дальше на юг, через Даркин, для того, чтобы добраться от северных границ Эльфхайма в Рокхольм с юга. У эрцгерцога были смутные планы основать вдоль подножия гор несколько фортов, чтобы держать дорогу всегда открытой, но герцоги с прохладцей отнеслись к этому проекту, а своими силами он сделать ничего не мог. В результате дорога оставалась дикой и опасной, так что только купцы время от времени пользовались ею, справедливо полагая, что такое нерегулярное движение сильно удивит орков.

На следующее утро, как только солнце встало и начало припекать, они выехали из леса. Теперь, когда они оказались на верхушке очередного холма, они смогли увидеть Ступени Этенгара, во всем великолепии простершиеся перед ними. Равнины начались абсолютно внезапно, похожие на огромное море зеленой травы, которое омывало подножия каменистых, лесистых холмов с запада. Тельвин увидел, как ему и рассказывали, мягкие, округлые холмы,с длинными, пологими откосами, так что от вершины до следующей надо было идти не меньше полумили, и земля была больше похожа на ряд последовательных подьемов и спусков. Его первой реакцией было удивление - как что-то настолько плоское можно было назвать ступенями.

Даже Сэру Джорджу было непросто находить дорогу в степях, несмотря на знакомство с областью. Хотя он никогда и не утверждал этого, он безусловно верил, что самый быстрый путь через ступени был не самый прямой, а самый скрытный. Его первым планом было путешествие почти прямо на север. Их цель находилась в северных степях, но значительно дальше на восток. Реки уже раздулись от весеннего таянья снегов на горных вершинах. Тельвину сказали, что это те самые реки, которые были только сухими, каменистыми руслами во время их поездки в Провал Торкина.

Тем не менее, они не могли ехать прямо на север, так как немедленно столкнулись бы с серьезными проблемами. Наиболее серьезной опасностью на северо-западе были гоблины Госте, небольшое, но очень зловредное племя, в то время как различные банды хобгоблинов и орков рыскали на юге, вдоль границы Проклятых Земель. Эти разрозненные банды выглядели и жили подобно кланам Этенгара, скакали на огромных волках и прочих злых созданиях, чаще чем на лошадях, и были очень опасны из-за своих ужасных обычаев. Однако в целом, они были умнее и терпимее своих более жестоких собратьев в других частях мира.

Было еще несколько областей с плохой магией, которых надо было избегать любой ценой. В этих местах странные, обычно злые, создания появлялись и исчезали прямо на глазах в самое неожиданное время. Хотя Сэр Джордж и не был уверен, насколько опасны эти места, но он знал их все и понимал, что нужно избегать их во что бы то ни стало.

В полдень второго дня пути через ступени, они задержались на мгновение, увидев в небе пару смутных силуэтов, которые выглядели похожими на лошадей. Тельвин подумал, что это могли быть легендарные летучие лошади, так как открытые, травянистые ступени идеально подходили таким созданиям. Он долго провожал их взглядом, забыв, что его зрение много лучше, чем у его компаньонов. Через какое-то время два странных силуэта вернулись и пролетели ближе, хотя и достаточно далеко от них. В этот раз он сумел рассмотреть, что у них были крылья и головы огромных орлов, с характерными изогнутыми клювами, но тела могучих львов. Он решил, что это должны быть грифоны. Он также решил, что пришло время предостеречь своих товарищей.

- Действительно, грифоны, - согласился Сэр Джордж. Он также не страдал близорукостью. - Редкие животные в большинстве стран, но довольно обычные здесь. Их любимая пища - лошади и здесь, в степях, больше диких лошадей, чем где бы то ни было.

- Я слышала, что грифоны нападают на любую лошадь, которую заметят, нервно сказала Сольвейг. - Мы в опасности?

- Не думаю, - ответил старый рыцарь. - Они должны были увидеть нас довольно давно. И хотя я допускаю, что они пролетели достаточно близко, они не свернули со своего пути. Если они недавно насытились, они не будут нападать на лошадей под седлом.

- Хотел бы я, чтобы наш артефакт был уже готов, - добавил Перрантин,заметив, что Сольвейг вытащила свой лук. - Вряд ли что-нибудь другое способно напугать пару грифонов. А группа таких существ,говорят, может заставить отступить даже дракона.

Сэр Джордж пренебрежительно фыркнул. - Не уверен. Конечно, грифоны быстрее, чем самый проворный дракон,но не слишком хорошо вооружены. Дракон может ударить издалека своим огненным дыханием, а грифон должен приблизиться к врагу вплотную, чтобы использовать клюв и лапы. Да и они против драконьей брони не слишком эффективны.

Так или иначе, грифоны решили не связываться с ними и улетели на северо-восток.

- Возможно ли, что мы увидим дракона? - спросила Сольвейг.

- Вот поэтому мы и не едем северным путем, хотя я рад, что ты это спросила, - сказал Сэр Джордж. - Мы знаем, что драконы совершали набеги на кланы и их стада, но, как мне представляется, они просто спускались с гор на север в поисках пищи. Если у них есть выбор, они не очень любят лошадей или яков. Так как в Ступенях их как раз очень много, они не должны слишком часто появляться здесь.

Не было необходимости повторять, что если дракон все-таки появится, они ничего не смогут с ним сделать. Здесь не было места, где можно спрятаться; трава была еще слишком короткая в это время, в отличии от разгара лета, когда трава будет выше человеческого роста. Несмотря на успокоительные слова Сэра Джорджа, все время от времени бросали взгляд на небо и на низкие верхушки ближайших холмов. Тем не менее только через два дня они увидели что-то новенькое и достаточно странное. Тельвин, как всегда, увидел это первым. Они быстро приближались с севера,однако были еще очень далеки,так что даже он видел только смутные силуэты небольших, изящных лошадей. Учитывая его замечательное зрение, был шанс надеяться, что всадники их еще не видят. Сэр Джордж быстро привел всю компанию в прогалину между холмов, хотя это была весьма плохая защита, если банда пройдет достаточно близко от них.

- Ты можешь сказать кто это? - спросил Перрантин.

Сэр Джордж покачал головой. - Я не разглядел достаточно хорошо ни одежды, ни сбруи, а их лица еще хуже. Я даже не уверен, что это люди. Парень?

- Они скакали на лошадях, - сказал Тельвин. - Если не ошибаюсь, это ни орки или гоблины, а люди. Я думаю, это Этенгарцы.

- Мы в опасности? - спросил Коринн.

Сэр Джордж нахмурился. - Это зависит от того, насколько быстро мне удастся заговорить их.

Дварф побледнел, но затем широко улыбнулся. - Тогда нам не о чем беспокоиться.

Тельвин спокойно ждал вместе со всеми. Хотя окружающие холмы были достаточно низкими, он больше не видел приближающихся всадников. Их было не больше дюжины, но этого было вполне достаточно, чтобы причинить группе много неприятностей. Этенгарцы были широко известны как замечательные стрелки из лука и великолепные наездники.

Всадники появились на верхушке холма едва ли в четверти мили от них, так что теперь ни у кого не осталось сомнений, куда они направлятся. На скаку они вскидывали руки, вставали в седлах и вообще прямо-таки светились от радости. Некоторые демонстрировали свое искусство наездника, выделывая различные кульбиты. Естественно, такие жесты при виде странников не обязательно были знаками дружбы, особенно у народов, подобных Этенгару. Тельвин отметил, что никто из всадников не вынул оружие. Его товарищи также держали руки далеко от их собственного оружия, хотя никто из них и не радовался возникшей ситуации.

Только Сэр Джордж осмелился двинутся навстречу, показывая жестами что он друг и здесь по торговым делам, но это было уже не нужно. Когда всадники подскакали поближе, они узнали его и в восторге начали выкрикивать его имя. Еще больше они обрадовались, узнав Сольвейг. Этенгарцы были маленькими, стройными людьми, с красивыми черными волосами и тонкими чертами лица. Была какая-то странность в форме их темных глаз, что-то такое, что Тельвин не мог определить, что отличало их от всех людей, которых он видел раньше. Почти все были молоды, не старше его самого, и только один взрослый, с раскошными усами, которые свисали длинными, узкими прядями по обе стороны его рта.

После того, как начальные восторги поутихли, всадники стали поспокойнее и заставили своих лошадей встать в линию перед путешественниками. Затем они одновременно поклонились и один из них, очевидно командир группы, спрыгнул с седла и прошел несколько шагов вперед, ведя лошадь на поводу. Сэр Джордж и Сольвейг поступили также. После нескольких слов на языке Ступеней, сказанных меденно и с сильным акцентом, Сольвейг вернулась на свою лошадь, оставив Сэра Джорджа договариваться с вожаком.

- Ну, похоже нам здорово повезло, - кратко сказала она остальным. - Сэр Джордж и я были в клане этих людей три года назад, и они хорошо запомнили нас. Этенгарцы нашли , что у Сэра Джорджа замечательный и очаровательный характер, и они любят его, как любимого дядю. Сомневаюсь, что мой характер можно назвать замечательным. - Но все это делают, - уверил ее Коринн.

Сольвейг скорчила гримасу. - У каждого из нас довольно странный и необычный характер. Тем не менее, мы все приглашены на в их лагерь на небольшое торжество в нашу честь и нам обещают теплое место на ночь. Клан стоит лагерем недалеко отсюда на северо-восток.

- Собирается ли Сэр Джордж принять это предложение? - поинтересовался Перрантин. Он не казался слишком довольным им, но похоже заранее смирился.

- Да, я подозреваю, что примет, - ответила Сольвейг. - Мы очень много выиграем, если поступим так. Можно будет пополнить запасы еды для лошадей. Кроме того, Сэр Джордж надеется, что ему предложат тотем безопасного прохода. Если путешественника награждают этим тотемом, все остальные кланы будут относиться с почтением к нему и его товарищам.

Сэр Джордж вернулся мгновением позже с выражением стоического смирения, застывшего на его лице. Впрочем, это выражение всегда было на лице тех, кто общался с эренгарцами. - Нас ждут на обед. Я полагаю, что оно того стоит. Мы сможем получить еду для лошадей, припасы для себя и добрый совет.

- Есть ли что-нибудь, что я должен знать о гостепреимстве в Этенгаре? спросил Тельвин, который чувствовал себя неуютно, видя реакцию других.

- Нет, они могут быть жестокими врагами, а могут быть и самыми гостепреимными и любезными хозяевами на свете, - объяснил старый рыцарь, садясь в седло. - Однако то, что они едят, не всем понравится. Я ел яков раньше, и, клянусь, их не зря так называют.

Они вернулись в седла и быстро поскакали через покрытые травой холмы, сопровожаемые эскортом юных воинов. Этенгарцы,похоже, получали бесконечное удовольствие, демонстрируя свое мастерство в верховой езде, которое действительно впечатляло. Глядя на них Тельвин почувствовал замешательство, помятуя о своем собственном умении. Замешательство быстро перешло в настоящие страдания, когда они заметили его и начали что-то показывать ему жестами и кричать. Поначалу он решил, что им не понравился его внешний вид. Потом он убедил себя, что они интересуются им потому, что он самый молодой в команде, и почти одного с ними возраста.

- Они хотят, чтобы ты скакал вместе с ними, - сказал ему Сэр Джордж.

- Они понимают, что я не слишком хорош в этом? - спросил Тельвин.

- Некоторые вещи очевидны сами по себе, - ответил старый рыцарь, слегка поддразнивая Тельвина. - Я думаю, тебе лучше поездить с ними. Они будут судить тебя не за твои способности, а за твою готовность попытаться. Они может и не покажут этого, но тем не менее будут очень польщены, если ты поиграешь с ними в их игры.

Тельвин, хотя и по прежнему страдающий, мягко направил свою лошадь, чтобы присоединиться к юным воинам. Он совершенно забыл, что эта Каденсе вовсе не была той спокойной, уравновешанной лошадью, на которой он скакал в Провал Торкина, и что она уже и так чересчур возбуждена игривым поведением этих странных, грубых лошадей Ступеней. Отвечая на легкий посыл, она немедленно перешла на быструю рысь, игриво прыгнула вперед и помчалась так, что почти полетела над землей. Юные этенгардцы ответили взрывом восторга, затем помчались вслед, что добавило Каденс еще прыти. Шаг за шагом погоня быстро переросла в гонку, так что Каденс понеслась во весь дух. Возможно, она думала что она крупнее и сильнее, а ее ноги длиннее, чем у этих диких лошадей степей, и она решила показать этим пони, кто она такая. Так что она решила оставить остальных далеко позади, но тут резко остановилась и Тельвин почувствовал, что взмывает в воздух и скачет один.

Также внезапно его скачка закончилась. Хотя он и не имел понятия как это произошло, он обнаружил что висит в воздухе. Это длилось достаточно долго, так что он успел сообразить что падает, и пока он разрывался между желанием лететь дальше и страхом, что будет при приземлении, он тяжело упал на спину. Удар выбил весь воздух из легких и он еще долго катился по траве с вершины холма. Последние несколько ярдов закончились коротким,жестким ударом, но холм был достаточно пологим и он ничего себе не повредил.

Каденс появилась мгновением позже, смотря на него со смутной тревогой с высоты своего роста. Потом она облизала его своим мокрым языком, как если бы проверяла, нет ли у него сломанных костей. Этенгардцы появились спустя несколько мгновений. Они спрыгнули с лошадей и начали ощупывать его в поисках травм. Быстро стало ясно, что у него нет особых повреждений, и он даже не очень потрясен падением. Молодая весенняя трава, все еще мокрая от утренней росы, смягчила удар. Они помогли ему встать на ноги, после чего радостно засмеялись.

В этот момент появилась Сольвейг. - Ну, как ты, в порядке?

- Замечательно, - огрызнулся он, еще более смущенный своим неумением скакать на лошади. - Что случилось?

- Твоя лошадь чихнула, - объяснила она. - Чих ослабил ремни на ее животе, удерживающие седло, и оно слетело.

Прокрутив в голове все, что произошло, он начал понимать, почему этенгадцы так радуются. Чем больше он обдумывал это, тем больше понимал, что ему таки удалось произвести впечатление на этенгардцев, и наверно единственным путем, очередной поворот его несчастливой судьбы. Скалящие зубы этенгардцы быстро затянули подпругу и помогли ему вернуться в седло. Потом вся компания поскакала дальше,хотя и помедленней, чем прежде.

Лагерь клана находился в двух милях езды. Тельвин знал, что этенгардцы не строят постоянных поселений, но кочуют вместе со своими наполовину дикими стадами по степям, останавливаясь то на несколько дней, а то и на несколько месяцев. Когда лагерь появился из-за очередного холма, Тельвин отметил большой круг шатров с крышами, похожимн низкие,плоские купола, которые были намного прочнее обыкновенных палаток. Решетка из тонких шестов ставилась по кругу, потом другие шесты соединяли их с верхушкой центрального столба, и это служило основой всей конструкции. Снаружи все это было покрыто толстой стеной тяжелых,грубых шкур и циновками из жесткого войлока или матами. Они назывались юртами, и стояли компактными группами, с крыш свешивались лошадиные хвосты. Группы пустых повозок стояли снаружи лагеря.

Сам лагерь охранялся, и был довольно хорошо защищен. Он стоял в глубокой впадине между низких холмов. На верхушке каждого холма находились воины, внимательно изучавшие окружающие степи на мили вокруг. Группы юношей непрерывно патрулировали степи; одна из таких групп и повстречалась с компанией Сэра Джорджа. Они должны были первыми заметить любого приближающегося врага, чтобы позвать остальных воинов племени или самим справиться с проблемой.

Когда они объявили о гостях, все племя немедленно зашумело, предвкушая немедленный праздник. Тельвин начал понимать, что он ошибся, считая что этенгардцы самые дружелюбные люди на свете. Правда состояла в том, что они хранили все свое дружелюбие только для тех немногих людей, которым доверяли. В принципе они не относились хорошо ни к кому, и особенно друг к другу. В этих степях кланам и племенам легче поверить иноземцам, так как они не претендуют на источники воды и лучшие земли для выпаса скота.

Прожив всю жизнь с подозрительными Флэмами, Тельвину было очень странно видеть такое подчеркнутое гостепреимство по отношению к абсолютно незнакомым людям. Не успели он и его товарищи въехать в лагерь, как к их лошадям тут же потянулось много рук, жаждущих позаботится о них и о корме для них. Женщина в костюме воина выскочила из одной из центральных юрт и раскинула широко руки с криком абсолютного счастья, предназначенного исключительно Сэру Джорджу. Даже среди своей невысоких соплеменников она выделялась малым ростом и дородной фигурой.

- Джеордж, старый волк, - закричала она, коверкая от волнения его имя. - Что ты делаешь здесь?

- Приехал навестить тебя, конечно, - выкрикнул в ответ Сэр Джордж, заставляя себя быть как можно любезнее. - Ну, друзья, это Сиронтай, военный вождь племени.

- Замечательная женщина, - прошептал Перрантин сквозь зубы, так что только Сэр Джордж мог слышать его.

- Да ты все еще путешествуешь с твоей высокой, бледной дочкой, заметила Сиронтай.

Сольвейг повернулась к остальным и оскалилась. Если бы она была волчицей, можно было бы сказать, что она обнажила свои клыки. То, что она сказала при этом, лучше не повторять здесь.

- А это мой наследник, Тельвин Лисий Глаз, - добавил Сэр Джордж, заметив, что Сиронтай внимательно смотрит на Тельвина.

- Лисий Глаз? - повторила она, затем повернулась к другим и перевела имя для них. Судя по одобрительным кивкам и перешептованию, этенгардцам имя понравилось. Тельвин попытался не слишком покраснеть от смущения.

- Разрешите мне представить других членов моей группы, - продолжил Сэр Джордж, желая закончить это как можно быстрее. - Это Коринн Убийца Медведей, доблестный воин. И наконец Маг Перрантин, мой старинный друг и торговый партнер, волшебник, ученый и благородный человек.

Сиронтай перевела все своему народу, затем снова повернулась к Сэру Джорджу. - Вы все обязаны, конечно, отпраздновать с нами всю эту ночь. Будет только лучшая еда из того, что у нас есть, так у нас нет достаточно времени пригоровить настоящий праздник в вашу честь. Но зато будет много музыки и песен.

- Этого достаточно, уверяю тебя, - сказал Сэр Джордж. - Я должен тебе сказать, что мы здесь по очень срочному и важному делу. Но это я расскажу тебе позже. Мы должны уехать уже завтра утром.

- Тем более вы обязаны провести эту ночь в покое и мире. О ваших лошадях позаботяться, - сказала Сиронтай.

Всех остальных уже уводили люди племени, причем каждый настаивал, что иностранец проведет ночь в его юрте. К удивлению Тельвина, Сиронтай подождала немного, а потом подошла к нему, хотя самые юные члены племени уже громко объявили, что он будет этой ночью в их юрте, предназначенной для молодых воинов.

- Сэр Джеордж такая старая лапочка, - сказала она нежно. - Вот почему мы не можем сопротивляться искушению поддразнить его.

- Поддразнить его? - удивленно повторил Тельвина.

- Я следую за ним как влюбленная невеста, - объяснила она. - Ты сам видишь, как это достает его. Это просто чудесно.

Тельвин был склонен согласиться. Судя по реакции Перрантина и лукавому выражению на лице Сольвейг, Сэр Джордж был единственный, кому не слишком нравилась эта игра. Он был слишком занят своими боязливыми отговорками, чтобы понять ее.

Одиннадцатая Глава

Этенгардцы устроили пир в центре поселка, так как не было ни одной достаточно большой юрты, которая могла бы вместить всех. Они тщательно готовились к празднику весь день и весь вечер. Когда все было готово, все высыпали из юрт, надев свои лучшие наряды и драгоценности, так что теперь они выглядели даже еще более странно и вульгарно, чем обычно. Воины, как старые так и молодые, надели доспехи из твердой кожи и свои круглые железные шапки, обшитые по краям мехом, тогда как другие носили тяжелые платья с ярким, замысловатым орнаментом или юбки и жакеты вместе со свободными,собранными в складку штанами, сделанными из плотного войлока. Сэр Джордж объяснил Тельвину, что каждый клан имеет свой собственный орнамент и свои цвета,так что этенгардцы с одного взгляда опредеделяют клан друг друга.

Наконец все уселись и начался пир, который подтвердил самые худшие опасения Сэра Джорджа. Действительно оказалось, что единственным блюдом, худшим чем свежий як, был як, зажаренный предыдущей ночью, но оставшийся от обеда. Тельвин старался не судить слишком строго,понимая, что в Ступенях не было возможности разнообразить еду, и этенгардцы наверняка подают самое лучшее, что у них есть. Основная проблема была в том, что они хотели приготовить все, что тольо удавалось найти. В конце концов он решил, что если бы он ел такую пищу всю жизнь, она наверняка показалась бы ему вкусной. Он также слышал, что эльфийская еда была чем-то таким, что можно пропустить.

Как только с едой было покончено, все члены племени начали веселиться и, судя по их виду, они не собирались заканчивать никогда. Небольшая группа музыкантов уселась немного в стороне, играя замысловатую, смутную музыку на странных инструментах. Часто одна из юных девушек начинала петь высоким, чистым глосом, или небольшая группа девушек вставали и танцевала какой-нибудь медленный танец. Потом два-три молодых воина выпрыгивали в круг и исполняли свой собственный дикий танец, быстрый и очень сложный, чтобы показать свою силу и ловкость, и чем то похожий на те трюки, которые они выполняли в седле.

По ходу ночи танцы сменились разнузданными прыжками, так как исполнители выпили слишком много, чтобы оставаться трезвыми. Этенгардцы особенно любили чистый самогон, вкус которого был еще хуже, чем запах. Он хранился в наполовину обработанных коженных фляжках, вероятно для того, чтобы кожа придала ему дополнительный вкус. Сэр Джордж предупредил Тельвина об этом питье раньше, развив свою собственную теорию, что оно было приправлено холодным потом беременных кобыл. Старый рыцарь также передал ему маленькие фляжки, которые он легко мог спрятать в одежде, чтобы незаметно сливать туда свою порцию питья.

- Что бы ты не делал, не пей больше одного глотка, - объяснил он. Если ты не воспользешься этим приемом, ты не сможешь нечего есть минимум три дня. Когда-то я думал продавать эту штуку в Даркин, как средство для похудания.

Чем дольше длился пир, тем счатливее и веселее становились этенгардцы, все больше размякая по действием самогона и песен. Тельвин,наблюдая за Сиронтай, вспомнил ее признание, что она и люди племени развлекаются, поддразнивая старого рыцаря. Она предусмотрительно уселась с одной стороны от Сэра Джорджа, а с другой сидел хилый и мудрый престарелый шаман Ягату. Теперь, когда все были настроены дружелюбно, Сэр Джордж решил, что пришло время немного поговорить о делах.

- Скверные вещи происходят во внешнем виде, - начал он. - Драконы нападают на северные поселения Хайланда. Они еще не ведут открытую войну, но уничтожают одинокие фермы и амбары, сжигают дома или даже части города. Они атакуют путников на дорогах, что совсем не хорошо для бизнеса. Не так давно я слышал, что драконы напали и на землю Хелданника.

- Замечательно, - воскликнул Ягату с большим удовлетворением. Люди Этенгарда никогда не были в хороших отношениях с народом Хелданника.

- Однако теперь я пересекаю ступени с опаской, - продолжал Сэр Джордж. - В других странах можно укрыться в горах и лесах, но в степях спрятаться негде.

- Да, это проблема, - неохотно уступила Сиронтай. - Они атакуют северные ступени, обычно недалеко от великих гор севера. Уничтожают юрты и повозки. Но хуже всего, что они кормятся нашими стадами. Хотя лошади и пугаются их до смерти, они не убили до сих пор ни одного человека. По меньшей мере это показывает, что они хоть немного цивилизованы.

- Именно это я и стараюсь объяснить людям, - заметил Сэр Джордж.

- Мало кто из кланов нынче рискует забираться далеко на север, продолжала она. - Мы знаем об атаках в других странах, и что у других людей более тяжелое время, чем у нас. Мы надеемся, что драконы не перенесут войну сюда. У нас мало что есть такого, чего бы они желали. Но мы не осмелеваемся слишком надеяться.

- Когда я был молод, в клане Гостай стало слишком много воинов и они попытались перекочевать южнее, в степи, - сказал Ягату. - Его слова казались не связанными с драконами поначалу, хотя остальные терпеливо ждали продолжения. - Теперь гоблины между нами и северными горами, и драконы атакуют их. Мы использовали одного или двух драконов в те дни.

- Как ни много я уважаю драконов, я считаю, что они служат только самим себе, - сказал Сэр Джордж. - Я много путешестввовал, и я много знаю о драконах. Я знаю, что драконы обычно не делают ничего без причины, и безусловно должна быть причина того, что мы имеем теперь. Вот я и подумал. что если бы я мог поговорить с драконом, и он сказал бы мне, в чем дело, мы могли бы найти путь прекратить эти атаки.

- У тебя должна быть сильная вера в твою способность говорить, если ты думаешь, что можешь запросто поболтать с драконом, - сказала Сиронтай. Все остальные, сидящие рядом с ними, перестали слушать и казались весьма удивленными.

- Да, это не так то легко, - согласился Сэр Джордж. - Я не думаю, что дракон прямо так выложит мне то, что я хочу узнать. Но драконы живут по своим собственным законам, и они очень строго соблюдают их, даже если они побеждены. Если ты сумеешь победить дракона в бою,он обычно будет служить тебе до тех пор, пока ты не запросишь что-либо невыполнимое. При этом он всегда будет стараться найти путь избавиться от тебя.

- Ага, я начала понимать тебя, - объявила Сиронтай. - Я могла бы спросить, не собираешься ли ты найти дракона и сразиться с ним. Но при всем уважении к твоим компаньонам, это было бы глупо. Твое намерение, я полагаю, найти какой-нибудь способ так ослабить дракона, чтобы ты смог спросить его то, что ты хочешь узнать.

- Ты поняла правильно, - согласился Сэр Джордж. - Мой компаньон, Перрантин, великий ученый. Он искал в самых древних книгах, советовался в величайшими волшебниками, и нашел способ сделать магический артефакт, чья мошь достаточна для того, чтобы испугать дракона и заставить его подчиниться.

- Тогда ты едешь не в ту сторону, - сказала она. - Если у тебя есть такая штука, ты сможешь быстро найти дракона, если поедешь на север.

- Да, у нас есть такая вещь, но она еще не готова. Заклинания огромной силы должны быть произнесены над этим устройством, и единственное место, где эти заключительные заклинания можно произнести, находится на Горе Мира, в Земле Черного Песка.

После этих слов все этенгардцы потеряли дар речи. А Сиронтай выглядела настолько испуганной,что Тельвин сам напугался. Он вспомнил, что это был простой народ и вероятно очень суеверный. Всю жизнь он прожил среди Флэмов, которые были слишком практичны, чтобы разрешить своим страхам править собой, так что он не привык находиться среди суеверных людей. Сэр Джордж как то сказал ему, что в мире так много настоящих чудовищ, что ни к чему тратить свое время на монстров, которые не существуют. Из того немногого, что он знал, он мог понять, как Гора Мира смогла стать источником этих страхов.

- Сэр Джеордж, мы всегда думали о тебе как о мастере-торговце, сказала медленно Сиронтай, обретя наконец голос. - Мы знаем, что ты один из умнейших людей, честный и щедрый, а также великий ученый. Но мы никогда не думали, что ты и твои компаньоны - великие герои, что вы осмелитесь на такое опасное путешествие.

Услышав это, Тельвин уверился, что он должен еще боятся больше, чем он думал.

- Так ты считаешь нашу поездку слишком опасной? - спросил Сэр Джордж.

Она подумала несколько долгих мгновений, прежде, чем ответить. - Шаманы нашего народа ездят туда время от времени, и тела наших великих ханов лежат в белом дворце рядом с вершиной Горы Мира. Но это путешествия со специальной целью, часть того взаимопонимания, которое уже давно существует между нашим народом и духами этого места. Я признаюсь, что никогда не пошла бы туда без серьезной причины. Но я полагаю, что твоя причина более, чем серьезна, так как твоя поездка может принести великую пользу нашему народу, если нападения драконов прекратятся. Так что я думаю, что ты сможешь договориться с духами.

- Я думаю, что осознаю опасность, - сказал Сэр Джордж. - Чтобы достичь Горы Мира мы должны сперва пересечь Землю Черных Песков, опасное место, где невозможно найти еду и воду для людей и животных. Земля Черных Песков - это место безумных и неугомонных духов, но ее можно пересечь, если знаешь как. Потом мы должны подняться на саму гору, но только в том случае, если наша цель будет угодна духам.

- Да, это все так, - согласилась с ним Сиронтай. - Это будет очень трудное и опасное путешествие при любых обстоятельствах, но я верю, что вы сможете его совершить.

Компаньоны хорошо отдохнули этой ночью, каждый из них был гостем в какой-либо юрте. Конечно это жилье вряд ли могло соперничать с мягкой кроватью в уютной гостинице, но было явно лучше их обычной стоянки в глуши. На следующее утро они встали на рассвете и получили много мелких подарков, в основном еду и другие припасы. Потом привели лошадей, уже оседланных, с мешками, наполненными свежим кормом. Затем, пока все люди лагеря стояли и наблюдали за их отъездом, Сиронтай принесла очень странную вещь, связку из четырех небольших треугольных флагов,похожих на вымпелы, каждый из которых имел свой орнамент и свой цвет. Все они были прикреплены на верхушке длинного и узкого деревянного древка.

Это будет наш последний подарок при расставании, Джеордж, в знак понимания того, что тебе нужно быстро и безопасно проехать через Ступени, объяснила она. - Такой тотем ты можешь увидеть один или два раза за всю жизнь. Он говорит другим кланам и племенам, что мы объявили тебя нашим великим и священным гостем, и никто тебя не потревожит. Есть много тотемов безопасного путешествия, но этот один из наиболее священных, и никто не осмелится игнорировать его, так как он означает, что ты путешествуешь по делам исключительной важности.

- А другие кланы признают этот томем, ведь он будет в руках у чужака? спросил Сэр Джордж.

- Тут нет проблемы, - возразила Сиронтай. - Тотемы безопасного прохода даются иностранцам, которые должны пересечь Ступени быстро и безопасно, только тогда, когда их цель очель важна для нас. Хотя я не сомневаюсь, что могу доверять тебе полностью, ты не должен использовать этот тотем без необходимости. Если позже ты вернешься к своим обычным делам и используешь этот тотем просто для того, чтобы гарантировать себе безопасность или скорость, гнев Этенгара будет ужасен.

- Не бойся, я не злоупотреблю твоим доверием, - успокоил ее Сэр Джордж. - Если все будет хорошо, тогда вскоре я верну тебе его.

- Мы будем тебе очень благодарны. Тотем хранился в нашем племени в течении всей нашей истории, больше лет, чем мы можем сосчитать.

Компаньоны вернулись в степи, немного отдохнувшие после ночи, проведенной в относительном конфорте. Время от времени тот, кто скакал первым, вынимал тотем безопасного прохода и поднимал его как можно выше, так что его отчетливо можно были видеть за много миль. Сэр Джордж не очень беспокоился о встрече с другими кланами Этенгара, он знал обычаи этой земли и знал, как нужно себя вести. Но эти же обычаи требовали от него воспользоваться гостепреимством любого племени, которое они повстречают, которое могло оказаться далеко не таким приятным, как их первая, хотя и короткая ночная остановка. Однако никто из этенгардцев не приблизится к ним, пока они несут тотем.

После ночи, проведенной с племенем Сиронтай, им нужно было только три дня, чтобы достичь границы Земли Черных Песков. Дни в степях не отличаются друг от друга, всегда те же самые подъемы и спуски низких холмов, или земля настолько плоская, что даже взгляд Тельвина без помех добегал до горизонта и исчезал в далекой дымке. Единственное изменение было, когда они пересекали реку Стрил, непростое дело, так как течение в реки было быстрым и вода стояла высоко после таяния снегов в северных горах. Скоро после этого они почти незаметно спустились в кольцо холмов, окружающее большую низину, известную как Море Цветов, заночевав этой ночью на берегу озера Такай. Озеро было почти пустым, только начав наполняться водой от весенних дождей, и должно было опять высохнуть в разгар летней жары. Следующим утром они ехали вдоль берега озера прямо на север, затем пересекли Море Цветов. Хотя еще и не было цветов этой ранней весной, зато трава здесь была гуще и зеленее, чем в любом другом месте степи. Тельвин был уверен, что он видел верхушку огромной, темной горы, поднимающейся над холмами далеко на востоке. Этой ночью они встали лагерем среди холмов на восточной границе низменности.

На восходе следующего дня даже Перрантин увидел темный силуэт Горы Мира, когда солнце встало прямо за ней. В это утро Тельвин решил маленькую загадку. Когда они ночевали в глуши, Сольвейг вставала рано утром, быстро собирала вещи и была готова к отъезду чуть ли не раньше всех. Но он хорошо помнил, как медленно и неохотно она вставала дома, и поражался такой перемене в ее поведении. Этим утром он скакал позади нее. Чтобы защититься от яркого солнца, она надела широкую соломенную шляпу с мягкими полями которая обычно лежала, свернутая, в ее мешке. Тельвин решился спросить ее об этой маленькой загадке.

- Я всегда встаю рано утром, - объяснила она. - Когда у тебя такая длинная спина, не очень-то удобно спать на на земле.

Тельвин нахмурился, обдумывая ее ответ. - Но твоя спина не длинее моей. Просто у тебя очень длинные ноги.

Слишком поздно он осознал, что был чересчур фамильярен, показав, что он рассмотрел ее пропорции, но ей его замечание понравилось. Поглядев на Сэра Джорджа, который скакал во главе группы, она понизила голос. - Когда мы дома, Сэр Джордж разрешает нам вставать немного попозже, так он любит вечером поговорить и выпить это ужасное вишневое шерри. Однако в пути мы ложимся спать очень быстро после остановки.

- Точно, - согласился он.

- И кроме того, что у нас спины одной длины, моя спина беспокоит меня, - добавила она. - Я ее сломала четыре года назад, неудачно упав с лошади, и она уже никогда не будет такой, как раньше.

Тельвин мысленно содрогнулся, вспомнив свое падение с Каденс несколько дней назад.

- Ты сломала спину, упав с лошади?

- Это было вскоре после того, как я встретила Сэра Джорджа, - объяснила она. - На нас напали, и меня выбили из седла.Я пришла в себя через несколько часов, когда битва уже закончилась, и Сэр Джордж благополучно перенес меня в пастушью хижину, которую он нашел в лесу. Он быстро вылечил мою спину,хотя никогда не признавался, как это ему удалось. Восстановление сломанной спины, да к тому же так быстро, требует отличного знания лечебных заклинаний. Сэр Джордж всегда утверждал, что были повреждены только кости, а не нерв,но я не уверена, что верю ему. Хотя он обычно стоит сзади и разрешает Перрантину заниматься всеми делами, связанными с магией, я знаю, что он сам очень опытный и искуссный маг.

- Это, кстати, объясняет, почему у него оказались все книги, необходимые для начального обучения магии, - сказал Тельвин.

- История, которую я тебе рассказала, случилась во время моей первой встречи с Сэром Джорджем, - добавила она. - Он был тогда вместе с Сэром Давидом Саутсвортом. Я полагаю, ты никогда не встречался с ним.

- Сэр Джордж говорил о нем, но я никогда не знал, что случилось с ним.

- Никто из нас не знает, - сказала Сольвейг. - Он ушел в свой бизнес и не вернулся. В то время, когда я впервые повстречала Сэра Джорджа и Сэра Давида, им был нужен воин и проводник, чтобы помочь им вернуть себе некоторые артефакты, которые они откопали, и меня им порекомендовали. Однако нам этого не удалось, по меньшей мере тогда. Сэр Джордж взял меня в свой городской дом, который у него есть в торговом квартале Даркина, и держал там до тех пор, пока я не выздоровела.

- Очень благородно с его стороны.

- Ну, на самом деле он оставил мне ключ от дома и уехал по по торговым делам на четыре недели, - сказала она, улыбнувшись. - Оставил бы ты замечательно обставленный дом в наиболее элегантном городе мира высоченной дикарке-воину, которую встретил первый раз в жизни? Я решила, что любой такой человек сумашедший, до такой степени доверяя мне.

- Однако это звучит очень похоже на Сэра Джорджа, - сказал Тельвин. Тем не менее, я всегда спрашивал себя, кто такой этот старый друг Сэра Джорджа, который ушел и не вернулся.

- Сэр Давид Саутсворт также раньше был рыцарем Даркина, но еще в юности он полюбил приключения и сокровища. Он предпочитал вести жизнь настоящего искателя приключений, так что тогда он путешествовал с Сэром Джорджем совершенно случайно. Лично мне представляется, что он был чересчур уверен в себе. Он ввязывался в самые опасные ситуации без всякой подготовки и всегда полагаясь только на себя. Но жизнь торговца всегда изобилует опасностями.

Тельвин подумал, что по правде говоря, путешествия в глуши всегда опасны. Так как цель их нынешнего похода была настолько опасна, что он просто забыл, что и сама поездка тоже таит немалый риск. Последние несколько дней он чувствовал себя в полной безопасности, так как прошло немало дней с того момента, как они видели дракона в послений раз. Но они не были конечно в полной безопасности. В степи было много мерзких созданий грифоны,огры,гоблины.Он также внезапно подумал, что совершенно не представляет,что их ждет на Горе Мира, хотя сама мысль о ней испугала этенгардцев.

Все утро они скакали через последние холмы, окружавшие Море Цветов. Когда же они наконец опять выбрались в степи, Гора Мира была видна совершенно отчетливо, могучий пик, похожий на купол вулкана, одиноко высился прямо перед ними. До Земли Черных Песков оставалось не больше двадцати миль. Тельвин был уверен, что он уже видит далеко-далеко черную и голую почву. Отсюда казалось, что воздух над ней мерцает от жары,хотя весеннее утро был довольно холодное. Сама гора находилась на расстоянии тридцать пять - сорок миль дальше. Сэр Джордж, который скакал первым и нес тотем, повернул слегка к югу.

- Мы не будем пересекать Черные Пески больше, чем нужно, - объяснил он, когда они остановилсь отдохнуть. - Земля Черных Песков значительно шире на восток и запад, так что нам пришлось бы ехать по ней миль сорок, если бы мы ехали в прежнем направлении. А если мы поедем с юга, нам придется сделать не больше двадцати миль, хотя это и означает дополнительный день езды через степи.

- Это так важно? - спросил Коринн. - Что нас там ждет? Мой дом на юге от этих степей, и мы слышали много рассказов об этих землях. Лично я слышал, что Земля Черных Песков является местом великой магии и великого зла, но никаких подробностей я не знаю.

- Я думаю, что мы найдем ее менее опасной, чем гласят легенды, ответил Сэр Джордж. - Так частенько случется с легендами. На самом деле я тоже не знаю в точности, чего нам ожидать, так как я никогда не был здесь раньше. Но этенгардцы бывают здесь, особенно шаманы. Они все говорят в один голос, что с опасностью вполне можно совладать. если ты пришел с доброй целью и высоко держишь голову.

- А если мы поедем с севера, расстояние будет меньше? - спросил Перрантин.

- Почти тоже самое. Проблема в том,что земля к северу от Черных Песков контролируется ограми. А здесь есть несколько мест с плохой магией, которые мы должны избегать.

Когда они снова отправились в путь, Сэр Джордж повернул еще больше на юг. Неясная темная полоса, которая отмечала Землю Черных Песков медленно приближалась, но Сэр Джордж забирал все больше и больше на юг, так что она всегда оставалась на том же расстоянии от них, где то в пяти милях левее. Было неприятно ехать так близко от нее, даже хотя вокруг все еще была зеленая трава степей. Тельвин обнаружил. что невольно он взглядывает время от времени туда, возможно бессознательно выискивая опасность. Его замечательное зрение давало ему возможность заметить любой движущийся предмет на мили от него. Но сколько бы он не вглядывался, он не видел никакого движения среди мрачных скал и низких песчаных холмов, так как туман постоянно обманывал даже его острый глаз.

Сэр Джордж пустил лошадей шагом, чтобы они отдохнули перед Землей Черных Песков. И пока они медленно двигались вперед, темный силуэт Горы Мира также медленно приближался к ним слева. Этой ночью они разбили лагерь во впадине между холмов, где они были хоть как то скрыты от взглядов, хотя и там степь была чересчур плоской, чтобы можно было хорошо укрыться. Странное место, находившееся только в пяти милях к северу, казалось еще более страшным, чем обычно, и никто, даже дварф, не спал спокойно. А ведь Коринн мог спать где угодно и когда угодно. А то, что лошади постоянно нервно вздрагивали, заставляло всех думать, что есть какая-то причина для страхов, рождавшихся в их воображении.

Следующий день ничем не отличался от предыдущего, за исключением того, что они угроза, исходящая от Земли Черных Песков, казалось стала совсем близко, а огромный черный слуэт Горы Мира становился все выше и как бы нависал над этой странной местностью. Пока они скакали, гора придвигалась все влиже и ближе слева, пока не оказалась прямо на севере от них.И вот после полудня великая гора оказалась у них за спиной. Теперь они повернули на север, и гора после дня езды стала ближе, чем когда бы ти ни было раньше, возможно в двадцати милях. Они были где то в четырех-пяти милях от края Черных Песков.

Местность здесь была более холмистой, так что теперь, когда они разбили лагерь в глубокой впадине между холмов, они оказались полность скрыты от любого взгляда. Тем не менее они не осмелились развести костер. Земля Черных Песков представлялась еще более страшной, чем обычно; казалось, что она терпеливо ждет когда кто-нибудь осмелится войти в нее. Все поторопились заняться лошадями прежде, чем разбить лагерь.

- Я боюсь ложиться спать в месте, подобном этому, - пожаловался Тельвин.

- Ты провел всю жизнь в северных лесах, - отозвалась Сольвейг. - Тебе не хватает деревьев.

- Мне также не хватает места, где можно безопасно зажечь костер, сказал он. - Я не понимаю, как этенгардцы ухитряются находить достаточно дерева для огня.

Сольвейг удивленно взглянула на него и хотела что-то сказать, но потом передумала.Она, по видимому, решила, что ему это лучше не знать.

Когда они уселись за свой холодный ужин, Тельвин решил, что пришло время поговорить о Земле Черных Песков. Завтра они должны были войти в нее, и он хотел знать, что их может ожидать.Он хотел спросить это раньше, но уважение к старшим мешало ему до сих пор. Ведь Коринн уже спрашивал об этом, и Сэр Джордж не сказал ничего определенного, за исключением того, что он ожидает меньше опасностей, чем описывается в легендах. У Сэра Джорджа не было привычки умышленно уклоняться от вопросов друзей, но он очень здорово умел менять предмет беседы.

В этот раз Коринн уже приготовился настаивать на прямых ответах. Как он говорил раньше, его детство прошло рядом с Этенгаром, и его история и легенды были частью его образования. Он боялся Земли Черных Песков больше, чем хотел показать.

- Честно говоря, я не знаю что сказать, - ответил Сэр Джордж. Говорят, что здесь странные чудовища и монстры охотятся среди дюн и скал Черных Песков, не считая духов в форме монстров. Вот почему я хотел бы пересечь их в наиболее узком месте.

- Вы сказали, что шаманы время от времени ездят к Горе Мира, - сказал Коринн. - Они делают что-то особенное, чтобы пройти невредимыми?

- Не знаю, - сказал Сэр Джордж и взглянул на Перрантина.

Маг пожал плечами. - Наверняка я знаю только то, что Гора Мира - ворота в мир духов,нацелеленных на Этенгард. Когда-то давно этенгардцами руководили добрые духи,которые научили их большей части их нынешних обычаев,законов и ремесел. Именно из-за близости Горы Мира, Земля Черных Песков буквально кишит духами.

- Духами? - переспросил Тельвин. - Что вы имеете в виду под духами? Призраков?

- Благие небеса, конечно нет! - воскликнул Перрантин. - Эти духи магические существа, пришедшие с других планов реальности, если пользоваться техническим термином. Ворота на Горе Мира породили тесную связь между нашими мирами и многие из них шляются вперед и назад через эту землю. Некоторые из первоначальных духов связали свою жизнь с этой землей, по меньшей мере в это верят этенгардцы, а самые великие из них подобны Бессмертным. Но многие меньшие духи просто путешествуют между мирами.

- А эти меньшие духи опасные существа? - спросил Тельвин.

- Некоторые из них исключительно опасны, - подтвердил маг. - Они, можно сказать, просто бесконечно злы, даже безумны. Но влияние великих духов заставляет их держаться в определенных рамках, по меньшей мере большую часть времени.

- Однако шаманы способны совершать свои священные поезди относительно безопасно, - добавил Сэр Джордж. - Должно быть добрые духи действуют как их стражи и отгоняют злых. Вот почему я надеюсь, что они найдут нашу цель доброй и полезной и защитят нас,особенно если мы войдем с тотемом безопасного прохода на виду. Я ожидаю, что он произведет сильное впечатление как на духов, так и на другие кланы Этенгара.

- А если мы не произведем хорошего впечатления на духов? поинтересовался Коринн.

- Я не верю, что мы должны беспокоиться об этом, - возразил старый рыцарь. - Этенгардцы хоронят тела своих великих ханов рядом с мостом в мир духов на Горе Мира, так что они они способны ездить туда и возвращаться целыми и невредимыми. Быть может злые духи не связываются с большими группами людей.

- Большими группами? - спросила Сольвейг оглядываясь, как если бы она ожидала найти еще кого-нибудь в лагере. - Мы - большая группа?

- Имейте в виду, что это будет трудный кусок, - продолжал Сэр Джордж. На обратном пути у нас будет артефакт с энтропией, чтобы защитить нас. То, что способно устрашить дракона, должно быть эффективно и против духов.

- Я думаю, что эти духи страшно могущественны, - сказал Тельвин. - Ведь их присутствие опустошило эту землю.

- Духи не делали этого, - сказал Сэр Джордж. - Они заключены в Земле Черных Песков как в клетке, но не они породили ее. Достаточно странно, но это дело рук эльфов. Ты вероятно слышал, что эльфы древнего Хайланда нашли и активировали древнее устройство Блэкмура.

- Да, я это знаю, - быстро ответил Тельвин. - Взрыв опустошил весь Хайланд, который оставался необитаемым вплоть до появления Флэмов несколько столетий назад.

- Хайланду еще повезло, - объяснил Сэр Джордж. - Дым и ветер унесли самые худшие магические излучения на восток через горы Хайлада, в степи. Так пыль взрыва осела в северных степях, и сырая магия породила Землю Черных Песков.

На следующее утро они поднялись рано и опять пустились в путь,на этот раз прямо к Горе Мира через Землю Черных Песков, по прежнему совершенно не представляя, что их ждет. Так что они предпочли получше подготовиться к путешествию в такое опасную и пустынную месттность, и запасли побольше воды и корма для лошадей. Было маловероятно, что они смогут найти воду или корм для лошадей там, так что они целиком зависели от своих запасов. Сэр Джордж гарантировал, что они будут там не более двух дней, самое большее три. Так что их запасов было более чем достаточно.

Тельвин скакал впереди вместе с Сэром Джорджем, изо всех сил выискивая своим замечательным зрением малейшие признаки опасности среди Черных Песков. Однако смотреть было не на что. Марево, которое постоянно весело над Землей Черных Песков, было еще плотнее, чем обычно, так что он видел вдаль не больше мили. Гора Мира, которая находилась не дальше, чем в двадцати милях, выглядела дальше, чем два дня назад. Даже не было нужды в словах Сэра Джорджа, который сказал ему, что сегодня что-то необычное висит в воздухе. Он надеялся, что это просто изменение погоды, возможно намек на незбежные весенние дожди, так как солнце казалось сверкает меньше обычного, а небо было бледным и пасмурным.

Тельвин отметил, что никто не говорил. Лошади нервничали, нервно прядали ушами и тоже молчали. По короткой весенней траве пробегали волны от порывов холодного, почти сырого ветра, который казалось напевал печальную и грустную мелодию. Постепенно он стал чувствовать, как весь мир ждет чего-то. Возможно, это только погода; он надеялся, что в той смертельной земле впереди они не встретят ничего более неприятного, чем завывания весеннего урагана.И тем не менее, он не мог отделаться от чувства, что их ждут, что что-то очень злое поджидает их у входа в его владения.

Затем, без всякого предупреждения, огромный зигзаг молнии вырвал из тьмы силуэт Горы Мира, ударив прямо с ясного неба. Во все стороны полетели лучи света, осветив на многие мили все вокруг, над каждой скалой и каждой дюной зажглась искрящяяся, танцующая дуга. Тельвин, который глядел прямо на молнию в момент вспышки, был вынужден зажмуриться, перед его чувствительными зрачками плавали цветные пятна. Он пытался, но не мог открыть непослушные глаза, ожидая грома, который никак не приходил. Когда он в конце концов все же сумел снова сфокусировать свои глаза, он увидел черные как ночь, крутящиеся облака, которые разбегались от Горы Мира во все стороны, похожие на чернильные потоки на бледном небе.

- Замечательно, - сказал Сэр Джордж сам себе.

- Вы знаете, что это? - спросила Сольвейг, подскакав на лошади поближе к ним.

- Этенгардцы называют это Ветром Черного Безумия, - объяснил он, оправившись от потрясения. - Говорят, что эти ветры вызывают сумашедствие, но эффект непредсказуем. Разные люди подвержены ему в разной степени, а на некоторых он не действует вообще. Так бывает один или два раза в год, и всегда сопровождается замечательной вспышкой молнии над Землей Черных Песков. Как мне представляется, эта была осбенно впечатляющей.

Перрантин заметно побледнел. - Ты говоришь, что это случается только раз или два за год,а теперь оно специально ждало того утра, когда мы появимся?

- Нда... довольно таки подозрительно, не правда ли? Я подозреваю, что это может быть следствием каких-то раздоров между духами, которые относятся к нам не слишком дружелюбно.

- Что вы предлагаете? - спросил Коринн.

Сэр Джордж пожал плечами. - Полагаю, мы должны взять ноги в руки и бежать как зайцы. Именно так делают этенгардцы, когда видят молнию над Землей Черных Песков. Проблема в том, что ветры не ограничиваются только этим местом. Они влагополучно вырываются и в степи. По меньшей мере опасность тем меньше, чем быстрее ты едешь.

Невозможно было заставить лошадей скакать слишком быстро и слишком долго, несмотря на такое отчаянное положение, или они могли бы вообще остаться без лошадей. Лучшее, что можно было сделать, - заставить лошадей перейти на рысь, которой они могли скакать много миль. Но даже и так они знали, что совсем ускользнуть от ветров не удасться. Вспышка была слишком сильной, а ветры дули слишком быстро. Их лучшая надежда была ускакать так далеко, как только возможно, так что последствия будут минимальны. Тельвин поглядывал на скаку назад, видя стену из черных облаков, распространяющуюся от Горы Мира, подобно волнам в бассейне от брошенного камня. Темные, тяжелые облака разбухали прямо на глазах. Между ними вспыхивали время от времени вспышки молний, иногда ударяя в землю внизу.

Тельвин мог видеть и ветры, движущиеся ниже черного полога облаков, поднимающие темно-серое одеяло из пыли и песка, когда они проходили над дюнами или скалами. Марево, которое постоянно висело над местностью, стало черной мглой. Он нервно сглотнул, зная, что через несколько минут ветры обрушатся на них, но решил пока не предупреждать своих товарищей. Все равно невозможно было что-нибудь сделать. Перрантин склонился в седле, отчаянно пытаясь читать одну из книг по магии, в надежде найти заклинание, которое сможет их защитить .

Теперь Тельвин мог видеть, как первые порывы ветра перевалили через границу Черных Песков и ворвались в степь. Крутящийся смерч, наполненный пылью внезапно стал полосой ветра, стремительно несущегося через траву над верхушками низких холмов. Он решил, что пришло время предупредить остальных. Если они собираются сделать что-либо для защиты самих себя, сейчас самое время.

- Ветры сзади нас, - воскликнул он. - Они будут здесь через несколько минут.

- Нам нужно использовать наш последний шанс, - сказал Сэр Джордж, хотя его голос звучал довольно скептически. - Перри, у тебя есть зелье, которое мы использовали на лошадях, возвращаясь из Провала Торкина.

- Конечно есть, - ответил маг. - Но я не уверен, что оно подходит в этой ситуации. Кроме того эффект от него продлится не больше часа, а повторное использование смертельно опасно.

- Я думаю, мы можем использовать его только тогда, когда кто-нибудь из нас выкажет признаки помешательства, - объяснил Сэр Джордж. - Этенгардцы говорят, что ветры действуют только на некоторых из группы, и не на всех сразу.

- Сэр Джордж! - внезапно крикнул Тельвин.

Остальные буквально подпрыгнули при этом предостережении, так как они смотрели назад, на ветры, мечущися по степи. Они только что взобрались на вершину очереднего низкого холма, и три больших, довольно странных силуэта ждали их прямо на пути, в нескольких сотнях ярдов впереди.

Тельвин подумал вначале, что сумашедствие уже схватило его и он больше не может доверять своим глазам. Он мог поклясться, что видит три фигуры, имевшие тела высоких, массивных мужчин или возможно гигантов-огров, выше Сольвейг на голову, но покрытых толстой, густой шерстью и имевшие уродливые головы яков, завершающиеся парой шороких, ветвящихся рогов. Он моргнул, надеясь, что видение исчезнет, а потом снова уставился на них, на этот раз убедившись, что это не были гиганты-огры, или какие либо другие злые создания. Они носили точно такие же доспехи из твердой кожи с простыми украшениями как и этенгардцы, с точно такими же свободными штанами из темного войлока, но их глаза дико сверкали и ноздри их широких носов светились, когда они вдыхали. Зрение Тельвина было слишком хорошо, чтобы не заметить на таком расстоянии эти подробности. Двое из людей-яков, которые были побольше, держали огромное копье с головкой из металла, на одном боку висел длинный, изогнутый клинок по форме напоминающий скимитар, а с другой стороны свисал тяжелый боевой молот. Самый маленький из троицы нес лук и на боку его висел скимитар, большой, как широкий меч.

Сэр Джордж окинул быстрым взглядом всю эту замечательную компанию, и приказал своей группе остановиться.

- Ты тоже их видишь? - спросил он,очевидно успокоившись. - Хорошо, теперь мы предупрежены.

- Мы в опасности? - спросила Сольвейг, разглядывая странных воинов. Те спокойно ждали,не проявляя видимой заинтересованности или враждебности.

- Не думаю, - сказал наконец Сэр Джордж. - Я слышал истории что, во время великой нужды, шаманы Этенгара призывают трех братьев-яков для защиты своего клана. Единственная причина, по которой они могут быть здесь, помочь нам.

- Это духи? - спросил Тельвина.

- Действительно, это так, - сказал Сэр Джордж.

Они поскакали вперед, на этот раз помедленнее и с большей осторожностью, чем раньше. Когда они приблизились, Тельвин увидел что братья-яки даже выше и массивнее, чем он думал. Самый высокий из них вышел вперед, приветствуя приближающихся путешественников.

- Сэр Джордж Кирби и компания? - сказал он голосом, похожем на бычий рев.

- К вашим услугам, - вежливо сказал Сэр Джордж.

- Очень хорошо, - ответил человек-як. - Вы можете называть меня Рогатая Голова. Мои братья: Расколотая нога, тот что маленький, с луком, и Грохочущее Брюхо. Как вы уже догадались, мы принимаем эту форму, когда входим в мир смертных, потому что люди этой земли ожидают ее от нас.

- Тогда вы пришли помочь нам? - спросил Сэр Джордж.

- Нас послали помочь вам, - ответил Рогатая Голова. - Есть очень много духов в этой земле, некоторые больше, некоторые меньше, некоторые злые, а некоторые нет. Ваше путешествие слишком важно для людей этой земли, так как сами они не в состоянии избавиться от гнева драконов. Некоторые из нас, злые, были бы рады увидеть уничтожение земель травы, и они предпочитают, чтобы вы потерпели поражение.Те же, которые добрые, решили, что вы должны победить.

- Знаете ли вы, почему драконы атакуют? - спросил Сэр Джордж, увидев возможность получить ключ к этой тайне.

- Нет, никто из нас не знает. Духи земли привязаны к земле, и мы не можем видеть события, которые случаются в других странах. Вот почему ваше путешествие так важно.

Тельвин нахмурился. Теперь у него нет возможности узнать у духов что-нибудь о себе.

- Тогда вы можете безопасно проводить нас на Гору Мира? - спросил Сэр Джордж.

- Поэтому нас и послали сюда, - ответил Рогатая Голова. - Пока ваши люди с нами, вам нечего бояться Ветра Черного Безумия. Земля травы принадлежит добрым духам, и наша воля правит здесь. Земля Черных Песков это место, где духи зла очень сильны. Там нам будет посложнее, но мы пройдем.

... С этими словами Брат-Як положил свое оружие на плечи и отправился вперед, обратно на север, прямо в ураган черных облаков, ветра и молний, которые зловеще нависли над Землей Черных Песков. Сэр Джордж и компаньоны какое то долгое мгновение сидели в седлах и смотрели на него. Внезапность этих событий оставила у них неопределенное ощущение, могут ли они доверять этим огромным, мрачным существам.

- Ты знаешь, парень, - сказал наконец Сэр Джордж, - мои путешествия становятся все более и более сложными, с тех пор, как я начал брать тебя с собой.

- Надеюсь, сэр, что вы не проклинаете меня за это, - парировал Тельвин. - Так что мы будем делать теперь? Мы идем за ними?

- Я не вижу, почему нет, - ответил старый рыцарь. - Не смотри в рот подаренному яку, как я всегда говорю, особенно если этот подарок от духа.

Не успели они повернуться лицом к Земле Черных Песков, как ударил первый порыв ветра. Он был суров, холоден и мокр, как и полагается первому ветру урагана, и Сэр Джордж постоял мгновение под его напором, наклонившись против ветра до тех пор, пока он не превратился в холодный,проливной дождь. Он взглянул вперед и увидел, что черные облака скоро окажутся прямо над ними.

Двенадцатая Глава

Ветер был такой, что казалось он не прекратится никогда. Тельвин молча скакал последним, часто привставая в седле, чтобы взглянуть на Землю Черных Песков. Огромное покрывало черных,яростных облаков полностью покрыло местность, насколько он мог видеть, и скрыло от взора Гору Мира. Облака вроде бы не вылезали за границы области,и не грозили настоящим опустошительным смерчем пройтись по степи. Они просто нависли над пустынными песками, чего-то ожидая или даже бросая вызов каждому, кто посмеет не остановиться. Молнии вспыхивали вдоль кромки туч,внезапные вспышки света, на мгновение освещавшие черные холмы и скалы скрытой под ними земли.

Тельвин все еще не доверял полностью Братьям-Якам, и насколько он мог видеть, Сэр Джордж также поглядывал на них с недоверием. Однако оставался тот простой факт,что либо они идут с ними, либо не идут вообще, так как у них не было надежды на победу в бою со злыми духами на их собственной земле. Холодный, промозглый ветер продолжал биться в них, огромные роящиеся водой тучи собирались прямо перед ними, хотя облака еще не накрыли их, и они скакали в свете прекрасного весеннего утра.

Перрантин молчаливо кипел от разочарования, так как не мог задать сотни вопросов, которые вертелись у него на языке. Подобно своим друзьям он не осмеливался запросто болтать с Братьями - Яками. Три воина-духа были высоки и могучи, а их холодные, лишенные малейших эмоций манеры делали их пугающей компанией. Их присутствие пугало Тельвина несмотря на все его усилия, хотя теперь он меньше боялся их настоящих врагов, имея рядом такую защиту.

После часа езды, хотя и не такой быстрой, как раньше, они снова очутились там, где они были, когда ударила первая молния, предупреждая их о ветрах. А еще через час они в первый раз пересекли границу Земли Черных Песков. По мере приближения к границе степная трава становилась короче, бледнее и суше, как если бы ужасное влияние со стороны песков старалось убить любую жизнь, которая осмеливалась приблизиться к ним. Братья-Яки, по дороге поедавшие целые пригорошни травы и любых полевых цветов, с презрением отказались от этого пастбища. Тут же, на расстоянии менее ста ярдов, трава уступила место унылым, черно-серым пескам. Когда последний желтый клочек травы остался позади,вокруг не было видно ни малейшего признака жизни.

- Двенадцать миль до подножия горы. Мы не будем подниматься на нее ночью, - объявил Рогатая Голова. Он, единственный из всех трех, иногда что-то говорил. - Мы подождем до утра. Подъем на гору и спуск занимают весь день, и вам нельзя быть там ночью.

Когда они вошли в Землю Черных Песков, над ними тут-же навис неприятный покров из черных туч, как бы грозивший им чем-то ужасным. Здесь не было красок,огромные зазубренные скалы поднимались подобно черным островам из моря песка и пыли лишь немногим ниже черного неба. Молнии продолжали сверкать, освещая облака или ударяя в землю, иногда весьма близко от них, но Братья-Яки не обращали на них внимание, как если бы само их присутствие было достаточной защитой от любых опасностей. Тельвин заметил с некоторым интересом, что как бы близко не ударила молния, он не слышал ничего, кроме негромкого шипения. Холодный, промозглый ветер не прекращался,гоняя песок и грязь между дюнами.

По меньшей мере Черный Песок был достаточно тверд, и лошади сравнительно легко скакали по нему. Первый раз, когда они остановились, чтобы дать отдохнуть своим животным, Тельвин обнаружил, что песок становился очень сыпучий, сухой и вообще предательский, стоило ему отойти на несколько ярдов в сторону от группы. Было ясно, что Братья-Яки используют все свои магические силы, чтоб сделать их путешествие как быстрым, так и легким.

Поначалу они проезжали только над низкими холмами черного песка. Затем появились камни. Поначалу небольшие, с зазубренными краями, они только немного поднимали свои головы из песка, но уже через пару миль появились огромные валуны, которые нависали над лошадями. Эти огромные камни были абсолютно черны и как-то странно тусклы, с большим количеством острых, обломанных граней. Они напомнили Тельвину обсидан и другие вулканические камни, которые он видел в Провале Торкина. Он представил себе, как какая-то невидимая сила заставляет эти камни появляться из песка, давя на них из-под земли, и они начинают вылезать наружу, но пока еще наполовину погребены в песке.

Это привело Тельвина к устрашившей его мысли. Он с трудом мог себе представить сырую магию в такой концентрации, что она могла сжечь мили открытой земли до основания, плавя даже камень. И тем не менее именно так и было здесь, вызванное магическими дымом и грязью, оставшимися после взрыва старинного устройства Блэкмура. Теперь он мог понять, как волшебники Блэкмура почти уничтожили мир. И если он действительно потомок этой старинной расы, ничего удивительного, что драконы, живущие века и обладающие долгой памятью, так ненавидят его род. Для них события, произошедшие двадцать пять столетий назад, то же, что для него позавчера. Он понял, наконец, почему так опасно говорить о его возможном происхождении кому бы то ни было, и решил больше никогда не упоминать об этом любому, кроме его компаньонов.

В полдень Сэр Джордж попросил Братьев-Яков дать им несколько минут отдохнуть, хотя бы ради лошадей, если не людей. Эта замечательная троица шла убийственным шагом. Три духа оглянулись, затем встали так, чтобы защищать отдыхавших компаньонов. Сэр Джордж почувствовал себя вынужденным, пока остальные торопливо ели, предложить их трем стражам хоть что нибудь, даже если это было зерно, запасенное для лошадей. Братья-Яки вежливо отказались, хотя были видно, что они были бы не прочь.

- Они говорят, что нам понадобиться все наши запасы в последующие дни, - объяснил он,присоединившись к остальным. - Я подозреваю, что по своей природе они вообще не нуждаются в еде.

- Они всегда так надменны? - осторожно спросил Перрантин, стараясь чтобы духи его не услышали.

- На самом деле они довольно тупы и сварливы, - сказал ему Сэр Джордж. - По всей видимости они решили, что такое поведение важно, или даже небходимо, когда имеешь дело с Этенгардом. Я думаю, что поскольку мы иностранцы и довольно много знаем о магии и магических существах, такое поведение по отношению к нам не делает им чести.

- Как они обычно выглядят? - спросил Перрантин, не в силах сдержать свое любопытство.

- Когда их призывают служить шаману Этенгара, их нужно постоянно отрывать от пастбища, особенно если есть цветы, которые они очень любят, и их нужно постоянно погонять подобно животным, или они стараются забыть, для чего их призвали. И, насколько я помню, у них также есть неодолимая тяга к тасканию повозок.

Сольвейг с трудом удержалась от смеха.

- Вы должны помнить, что этенгардцы глядят на магию и магические существа, как шаманы, - продолжал Сэр Джордж. - С их точки зрения все в мире служит выражением чего-то. Согласно их философии, простые,знакомые вещи являются символами более сложных и все это для того, чтобы их можно было легче понять. Духи также приспосабливают свой внешний вид и свое поведение, чтобы быть более понятными этим людям.

Если Братья-Яки действительно воины во враждебной стране, то они распоряжаются силами, вполне достаточными чтобы устрашить их врагов. За их продвижением наблюдало много глаз, Тельвин был уверен в этом. Во время скачки он часто ощущал присутствие чего-то чужого совсем близко от себя, напряженного и готового к атаке, и тем не менее не осмеливающегося на это. Черные облака с молниями не уменьшились за день, но наоборот стали еще чернее и тяжелее, когда они приблизились вплотную к Горе Мира.

Гора Мира была довольно скромной высоты по сравнению с великими вершинами севера, поднимаясь не больше, чем на три-четыре или тысячи футов над черной равниной, хотя казалась, что она невероятно высока, так как она высилась одна над гладкой степью. Последнюю пару дней Тельвин предвкушал, как они подъезжают к ней, наблюдая, как гора постепенно вырастает перед ним. А сейчас большая часть горы была скрыта черными тучами.Даже большая часть ее нижних откосов терялась в дымке и тумане. Они осознали, что начали карабкаться в гору только тогда, когда земля начала подниматься под ними где-то после полудня, становясь более крутой и даже более каменистой, чем раньше.

В это время Братья-Яки проделали нечто совершенно неожиданное: они резко повернули на восток и пошли вдоль подножия горы. Начиналась ночь, темнота быстро опускалась на землю, но их стражи продолжали идти твердым шагом, даже несмотря на почти полное отсутствие света. Они были очень решительны, и очевидно хорошо знали куда идти. Когда уже не было видно ни зги, они внезапно оказались в небольшой выемке между огромными скалами, за которой дорога вела к невидимой сейчас вершине. Братья-Яки остановились у края выемки, и распределились, собираясь охранять путников всю ночь.

- Сегодня мы не пойдем дальше, - объявил Рогатая Голова. - Здесь вы можете остановиться на ночь. Вы можете также безопасно развести огонь, если хотите.

Тельвин был уверен, что никогда у него не было такого неудобного ночлега, даже во время поездки в Провал Торкина. Чувство, что на тебя постоянно смотрят, стало еще сильней. Он мог слышать звуки невидимых существ, движущихся в темноте, скользящих по песку и камням. Всю ночь выл ветер, а молнии били из невидимых облаков. Он чувствовал бы себя лучше, если бы их единственной защитой не были три яка с этенгардским оружием, несмотря на все их магические способности. Однако Братья-Яки подтвердили свою репутацию, выстояв на страже всю ночь. Не однажды они подходили к одной из сторон выемки и грозили какой-то невидимой опасности, пока она не уходила.

Твердая, каменистая почва была намного менее удобной кроватью, чем мягкая степная трава. Но как бы ужасна и неудобна не была ночь, Тельвин не обрадовался утреннему восходу. Новый день означал долгий подъем на Гору Мира. Утро выдалось точно такое же, как и предыдущее, такое же туманное и серое. Те же черные тучи нависали у них над головами, а между ними все также вспыхивали молнии.

- Очень странно, - сказал Тельвин, пока они собирали свои вещи. - Я был способен видеть гору последние три дня пути, и не видел в небе ни одного облачка. Как долго это может продлиться?

- Я и сам немного удивлен, - согласился Перрантин. - Это представление устроено в нашу честь, но так как оно не только не остановило нас, но даже и не замедлило, я не вижу, для чего оно вообще.

- Из-за этой погоды у нас будет очень трудная дорога вверх, в гору, заметил Сэр Джордж. - Духи могут самое плохое приберечь для того момента, когда мы будем наверху. А этот ветер может перейти в настоящий ураган.

Братья-Яки подошли и встали лицом к ним. Очевидно они собирались сказать что-то важное. Рогатая Голова сделал шаг вперед. - Сегодня вы должны подняться на гору. Мы не можем идти с вами.

- Не можете? - спросил Сэр Джордж. - Почему?

- Мы духи, привязанные к степи, и это место чужое для нас, - ответил Рогатая Голова. - Но я могу сказать тебе, что делать. Меньшие духи не хотят, чтобы вы легко поднялись. Но среди вас есть один, который носит отметину Бессмертных и духи должны уважать его.

- Тельвин? - быстро спросил Сэр Джордж, к большому удивлению парня.

Рогатая Голова кивнул. - Идите вперед по этому пути, пока не придете в узкое место.Там вы увидете белый дворец, который намного выше вас. Там будет ужасный дух, который встретит вас, страж моста, и он не захочет, чтобы вы вошли во дворец. Вы должны поговорить с ним. Он поймет, почему вы здесь, так что у него не будет возможности сбить вас с толку, но вы должны убедить его помочь вам.

- Сэр Джордж в этом очень хорош, - заметил Коринн.

- Да, даже духи знают это, - согласился Рогатая Голова, к большому замешательству старого рыцаря. - Когда вы выполните свою задачу, возвращайтесь сюда, и мы отведем вас обратно.

Больше об этом нечего было говорить. Ясно, что духи играют по своим правилам, и лучше не спрашивать их ни о чем, а просто принимать предложенную помощь. Путешественники влезли на лошадей и начали медленный, долгий подъем в гору. Въючных лошадей было решено оставить на попечение стражей, так как было похоже, что запасы в их мешках не понадобятся, а дополнительные лошади будут только мешать в пути. Сердце Тельвина было наполнено дурными предчувствиями. Он полагал, что Братья-Яки пойдут с ними до вершины. Что бы он ни думал об них, он ясно видел, что они были способны защитить их от любой опасности. Теперь же он почувствовал себя совершенно беззащитным.

Облака закрыли все вокруг, струясь по склонам горы как серый туман. По меньшей мере они не были черными, как он опасался. Пряди тумана, выплывавшие из темноты, были белыми, как у обычного облака, но темнели так быстро, что это не могло быть естественным. Дневной свет стал темным внутри облачного покрывала, темнее чем у подножия горы, и чернее любого урагана, который Тельвин видел в своей жизни. Они скакали в глубокой, серой мгле, время от времени освещавшейся только вспышками молний. С каждым новым разрядом в груди Тельвина рос страх, что однажды эта молния попадет в их группу. У него не было никакого способа узнать, как много силы злые духи могут использовать против них.

Первая атака враждебных духов началась через час после начала подъема и застала их врасплох, несмотря на то, что они были предупреждены. Тельвин скакал почти последним, имея только Коринна у себя за спиной. Внезапно дварф закричал и сделал какое-то фантастическое движение, которое Тельвин видел только кончиком глаза. В тот же момент все осадили своих лошадей и повернулись, чтобы взглянуть назад. То, что Тельвин увидел, было парой невероятно длинных рук, которые вынырнули из темноты и потянулись к Сольвейг. Та одним быстрым движением выхватила свой меч и взмахнула им, и руки исчезли во мраке.

Но это было только началом. Они пытались ехать дальше, и время от времени атаки повторялись с неприятной регулярностью - то появлялось еще больше рук, а то и ужасные лица выплывали из темноты. Руки никогда никого не хватали, рожи только грозили, но угроза была нешуточной. Постоянные атаки не только тревожили всадников, испытывали их терпение и мужество, но и страшно пугали лошадей. Даже хотя злые духи не могли напасть на них прямо, они создавали постоянную опасность, что одна из испуганных лошадей может сделать фатальный неверный шаг на этом предательском пути.

Через какое-то время одна особенно противная харя с рогами и огромными клыками выплыла из темноты прямо на дорогу и пара сильных рук потянулась к Сэру Джорджу. Тот вытащил меч и сделал пару угрожающих жестов, но его лошадь была слишком напугана, чтобы приблизиться к духу. Разочарованный, бывший рыцарь спрыгнул с нее и храбро пошел на видение. Только после этого оно наконец соизволило удалиться.

- Это становится просто невозможным, - заметил он, когда остальные присоединились к нему.

- Ну, Братья-Яки сказали, что духи должны уважать одного из нас, сказал Перрантин, глядя на Тельвина. - Парень, к тебе ведь духи не пристают?

Тельвин почти подпрыгнул от удивления. - Нет... что вы имеете в виду, я не верю, что они меня бояться.

- И тем не менее это так, - добавил Коринн. - Я заметил.

- Замечательно, тогда мы пустим Тельвина первым, в авангарде, - сказал Сэр Джордж. - Этого будет достаточно, чтобы открыть нам путь. А вы все, внимательно смотрите за лошадями.

Тельвин пустил свою лошадь первой, хотя ему и не хотелось этого делать. Это было похоже на ту ночь вне Провала Торкина, когда он обнаружил, чтобы ищет извинение, например возраст и отсутствие опыта, почему ему не хочется выполнять свое задание, очень похожее на это. Рогатая Голова сказал, что духи будут уважать его, и Сэр Джордж верил ему, но сам Тельвин не настолько верил духам, чтобы поступать согласно их советам. Не было никаких причин почему они должны уважать его, если не считать загадки, связанной с его неизвестной расой.

Он скакал впереди своих товарищей, очищая путь от угрожающих духов прежде, чем чья нибудь лошадь позади могла напугаться, но не слишком далеко, чтобы духе не могли вклиниться между ним и остальными. Его сомнения немедленно переросли в глубокий,непрекращающийся страх. В холодной ветре он ощущал холод и неуверенность, а немногие ярды, отделявшие его от компаньонов, оставили ему чувство жестокого одиночества. Духи продолжали появляться на дороге перед ним, но держались от него подальше и с тех пор, как он занял место впереди, только наполовину появлялись из темноты. Похоже, духи действительно распознали его. Что бы там они не рассмотрели, этого было достаточно, чтобы держаться на почтительном расстоянии от него.

Когда-нибудь, - подумал Тельвин, - ему будет очень стыдно, что он чувствовал себя таким одиноким.

Бесконечный подъем, скачка в темноте, угрожающие чудовищные морды. Время от времени Тельвин смотрел назад. Сэр Джордж чувствовал себя хорошо, и казалось перестал беспоиться о чем бы то ни было. Перрантин постоянно поглядывал в свою книгу заклинаний, когда он мог довериться лошади. Коринн и Сольвейг выглядели бледными и взволнованными, как и сам Тельвин, опасливо и боязливо поглядывая по сторонам.

Тельвин больше всего опасался не за друзей, но за их лошадей. В их широко распахнутых глазах плескался страх, волнение и ужас, а пара лошадей уже была в мыле. Тельвин надеялся, что они уже в конце пути, так как он видел, что лошади сдерживаются только волей всадников, и он сомневался, что животные могут долго выносить этот пробирающий до костей страх. Но духи, похоже, становились все сильнее по мере того, как они приближались к вершине, воротам в их план бытия. Он помнил, что духи были странными и могущественными существами, не похожими на существа из его мира, и решительно не хотел сделать ошибку из-за слишком большой уверенности в себе.

Время текло медленно, так медленно, что он был уверен что день уже прошел и настала ночь. Бесконечная темнота легко заставляла забыть, что теплое солнце еще где-то светит над этими холодными, черными облаками. Тельвину страстно хотелось увидеть даже проблеск солнечного света. Слишком уж много безобразных и страшных харь глядело на них и старалось затянуть к себе, в темноту, так что они просто перестали реагировать на них.

По мере приближении к вершине, дорога становилась все круче. Тельвин начал надеяться, что они могут в конце концов достичь верхушки горы. В какой-то момент духи отступили в темноту и исчезли,стонущий ветер внезапно и без предупреждений утих. Компаньоны отановили своих лошадей в центре тропы и уставились в темный туман, окружавший их. В этот момент они они были неуверены, действительно ли они достигли своей цели, или они должны приготовиться к новой, еще более опасной атаке.

Тогда какой-то силуэт выплыл из мрака перед ними.Постепенно стало ясно, что это женщина, по меньшей мере таков был ее внешний вид. Когда она приблизилась еще ближе, они смогли увидеть, что она одета в эльфийскую одежду, тунику и штаны из мягкой кожи,короткий плащ,подбитый раскошной шерстью, но она не была эльфийкой. Она была высока и черноволоса, с бледной, коричневой кожей, которая отливала золотом, глаза были очень велики и черны, как ночь. Тельвин еще спрашивал себя, что бы это странное видение означает, когда Сэр Джордж подскакал к нему. Старый рыцарь смотрел на видение, словно не веря своим глазам.

- Вы...вы знете ее? - робко спросил Тельвин.

- Да, действительно, я знаю ее, мальчик, - сказал Сэр Джордж, спустившись с лошади. - Это твоя мать.

Тельвин сглотнул, чувствую как его сердце внезапно забилось в груди. В первый момент он был так поражен, что даже не знал, что думать, застигнутый врасплох. Он также спрыгнул с седла, тут же забыл о своей лошади, подошел к Сэру Джорджу и встал позади него.

Странная женщина остановилась в нескольких ярдах от них и протянула к нему свою руку. - Тельвин?

Он опять сглотнул и кивнул, обнаружив, что не в силах говорить.

- Я хотела, но мне пришлось оставить тебя неподготовленным, - нежно сказала она теплым и звучным голосом. - Мне очень жаль, но я не могу защитить тебя от драконов.

- Но ты спасла меня от драконов еще до моего рождения, - возразил Тельвин, потрясенный ее угрызениями совести.

- Ты не должен так бояться драконов, - продолжала его мать. - Они твои смертельные враги, и останутся ими еще много, много лет, и ты должен остерегаться их. Но твоя судьба неразрывно связана с драконами, и придет день, когда ты помиришься с ними навсегда.

- Но... кто я? - горячо спросил Тельвин. - Кто я такой? Я хочу домой.

- Я знаю, что ты хочешь это знать, - сказала она, нежно и печально. - Я не могу сказать тебе, как я хочу ответить на твои вопросы и успокоить твое сердце. Но я не осмеливаюсь, так как правда будет опасна для тебя, если ты узнаешь ее слишком быстро. Я могу сказать тебе только одно: ты можешь доверять Сэру Джорджу во всем.

- Я даже не знаю как тебя зовут! - в отчаянии выпалил Тельвин.

Она улыбнулась. - Меня зовут Арбендаль.

Она подняла руки в жесте, который Тельвин не понял. Колеблясь, он сделал шаг вперед к ней, но в следующий момент ее фигура внезапно расплылась, приняв форму огромного золотого дракона. Лошади заржали в ужасе и забили в воздухе подковами, тогда как дракон уселся на ягодицы,приподнял свои крылья, согнул свою длинную шею и уставился на них. Тельвин ответил инстинктивно, подняв руки между угрожающим драконом и своими друзьями. Холодный ветер прошел над горой, разрывая призрак дракона, который подобно паутине растаял в темноте.

Тельвин опустил руки, его сердце разрывалось от одиночества и сожаления. Он никогда не узнает, что еще она бы могла ему сказать, хотя на первый взгляд она сказала ему все, что могла. Он машинально отметил, что Сэр Джордж старается успокоить их дрожащих от страха лошадей. Наконец он пришел в себя, поторопился взть поводья Каденс и тянул ее голову вниз до тех пор пока не смог потереться об ее нос, чтобы успокоить ее. Наконец он повернулся к старому рыцарю.

- Это действительно была моя мать, или просто трюк злых духов? спросил он.

- Я верю, что это была она, - искренне ответил Сэр Джордж. - Духи попытались бы обмануть тебя. Самое вероятное, что она способна появляться здесь, потому что это место находится рядом с воротами в другие планы реальности.

- Но моя мать не говорила ни на одном из известных языков, запротестовал Тельвин.

- Для призрака это не проблема, - ответил Сэр Джордж. - Я понимаю, что это шокирует тебя.

- Я никак не ожидал... - начал Тельвин, уставившись в землю. - Я ... я никогда не думал о моей матери. Я считал, что лучше всего не думать о ней, так как она не может быть со мной. Я никогда не думал, что она заботится обо мне.

- Парень, с тобой все в порядке? - ласково спросил его Сэр Джордж.

- Не знаю, - сказал он, медленно покачивая головой. - Я ... я просто хочу сделать свою работу и уйти.

- Все в порядке, парень, - уверил его Сэр Джордж. - Теперь я поскачу вместе с тобой. Нет больше причин для тебя быть одному впереди.

Компаньоны вернулись в седла и продолжили подъем. Верный своему слову, Сэр Джордж остался радом с Тельвином, и время от времени старый рыцарь должен был удерживать лошадей на тропе, так как Тельвин глубоко погрузился в собственные мысли. Он чувствовал, что мог бы сидеть и плакать часами, что вся его жизнь - огромная, пустая дыра, и все, в чем он нуждался или хотел в своей жизни, он никогда не получит. Он никогда не разрешал себе тосковать по матери или чувствовать себя как-то ближе к ней, и он понял, что теперь он должен был сохранять это расстояние чтобы защитить себя от своего собственного одиночества и неопределенности.

Но встреча с матерью уничтожила этот барьер, разрешив годам страха и одиночества хлынуть внутрь. Теперь более, чем когда бы то ни было, он хотел знать кто он, кем была его мать, и почему драконы так ненавидят их. Поначалу ему представлялось, что он не узнал ничего нового, но, поразмыслив, осознал, что мать сказала ему кое-что очень важное. Драконы были не только ее врагами, но и его тоже.

В конце концов он пришел в себя и понял, что пока он был погружен в свои мысли, прошло много времени. Духи перестали мешать их компании с того момента, как появился призрак его мамы, но путь стал еще круче и тяжелее, а темнота подобралась к ним еще ближе, чем раньше.

Они выехали на одно из мест, которые он особенно не любил,где дорога шла узкой ленточкой, темный камень горы нависал слева, справа была пропасть, заполненная туманной темнотой, слегка подсвеченной только отдаленными вспышками молний. Для того, чтобы сделать их дела еще хуже, именно в этом месте тропа резко взбиралась вверх. Однако он мог видеть конец этого участка пути, исчезающего в глубокой, узкой тени между скалами из черного камня.

Тельвин просигналил остальным быть готовым к чему угодно, и они двинулись вперед помедленнее. И в этот момент холодный как лед ветер обрушился на них. Черные облака закружились, как в водовороте, и лицо, больше и отвратительнее которого они еще не видели, появилось перед ними. Лошади заржали и в ужасе встали на дыбы. Тельвин даже не осмелился прямо взглянуть в чудовищное лицо, только бросил быстрый взгляд и немедленно отвел глаза, но даже и так увидел разинутый рот, наполненный мокрыми клыками и окруженный колушащимися щупальцами, и огромные выпуклые глаза, из которых медленно сочилась зеленая слизь. К счастью, все остальное осталось скрытым в темноте.

- Я страж дворца и моста, - объявило лицо голосом, который потряс каждый камень. - Почему вы здесь? Вы даже не люди этой земли.

Сэр Джордж спустился с лошади и вышел вперед. - Просим прощения за вторжение, но Братья-Яки привели нас в это место и сказали нам, что вы уже знаете, кто мы и почему мы здесь.

- Да, это так, - согласился страж. По-видимому честность с духом даже с такой величины вполне разрешалась. - И за кого вы стараетесь себя выдать? Я вижу не одного, а пятерых дураков убежденных в там, что все эти умные словеса сделают их непобедимыми против силы, намного превосходящей их собственную.

- Наш мир стоит на пороге неслыханной войны, - сказал ему старый рыцарь. - Мы должны попытаться.

- Тогда расскажи мне о твоих собственных мотивах, - сказал ему страж. У тебя есть мальчик, и ты убежден, что он ключ, который откроет все мои тайны, хотя ты не имеешь ни малейшего понятия, кто он такой.

- Он мой наследник, - возразил Сэр Джордж. - И я отношусь к нему, как к своему собственному сыну.

- Тогда ради этого парня, я рассмотрю твою просьбу, - объявил страж. Ты желаешь сделать талисман из сил энтропии. Что это тебе даст? Скажи мне, и тогда я скажу тебе, в моих ли силах помочь тебе.

Теперь уже Перрантин выдвинулся вперед. Он был слишком полон профессиональным интересом, чтобы бояться стража. - У меня есть посох, набалдашник которого сделан из уникального металла. Если его вынести из-под влияния этого мира, поместить в пустоту между мирами, тогда он станет воротами, открытыми наружу, каналом и фокусом сил энтропии.

Страж очевидно сомневался. - Замечательно. И каким образом это может помочь вам?

- В своих исследованиях я открыл, что эльфы используют подобные артефакты для того, чтобы сражаться с монстрами, которые бродят по их стране.

- Похоже, ты веришь в его ценность, - сказал страж, все еще сомневаясь. - Покажи мне артефакт.

Перрантин спустился с лошади и начал рыться в своем тюке. Он вынул из него небольшую деревянную коробку и открыл ее медным ключом, потом вынул из нее блестящий красный чехол из плотного сукна. Затем взял деревянный посох, привязанный к седлу, опустил один конец во что-то, скрытое внутри плотного полотняного чехла, сам с очевидной неохотой прикасаясь к этой вещи. Другой конец посоха он поставил на придорожный камень, и укрепил его при помощи глины. Только после этого он снял чехол. Тельвин увидел эту штуку в первый раз,фигурку из тусклого серого металла в виде дракона, с отливающим красным глазами из сапфиров. Дракон выглядел так, как если бы он приземлился на верхушку посоха, его ноги вцепились в головку посоха, а в руках он держал огромный,багрово-красный камень.

- Дай мне проверить эту штуку, - объявил страж. Перрантин осторожно подошел к нему, держа посох перед собой. Страж бросил на него быстрый взгляд. - Да, то что ты хочешь,может быть сделано. Вы все можете пройти через мост.

Страж вернулся в темные облака, оставив путешественников одних в темноте. Туман слегка поредел перед ними, открыв широкий выступ, подвешенный над темной бездной. Небольшой камень сорвался с края выступа, беззвучно исчезнув в темноте.

- И это все? - спросил Перрантин, пока они торопливо возвращались в седла. - Пройдя весь этот путь и испытав столько неприятностей, я ожидал немного большего спора.

- О, Перри, заткнись, пожалуйста, - сказал ему Сэр Джордж. Он все еще был возбужден после тяжелых вопросов, которые страж задавал ему.Затем он обернулся к магу. - Что мы должны делать сейчас?

- Я должен выехать на мост, - сказал Перрантин. - Вся идея - подержать эту штуку в воротах между реальностями. Все, что я должен сделать, - выехать на ту сторону моста и держать ее.

Дорога провела их через проход, сделала последний крутой поворот, и они оказались на обширном каменном выступе,прислонившимся к горе. Дальше дорога пересекала выступ и вилась дальше, к невидимой отсюда вершине горы. К краю выступа прилепился простой каменный мост, быстро исчезающий в облаках. Перрантин повернул свою лошадь в центре выступа и смело направился к концу моста, держа посох перед собой.

Тельвин спрыгнул на землю, чтобы подержать поводья лошади мага. Оглянувшись назад он заметил Сольвейг, стоящую около него и нервно глядящую в ночь. Она выглядела усталой, даже измученной. Ее темные глаза были утомлены,соломенные волосы выбились из косы, которую она всегда носила во время пути.

- Ты в порядке? - озабоченно спросил он.

- Просто устала от всего этого, - сказала она, затем пристально взглянула на него. - Я могу то же самое спросить у тебя.

Тельвин неопределенно улыбнулся. - Я переживу. Просто сейчас я чувствую себя... опустошенным. Ты учишь, как много для тебя значат друзья, когда у тебя нет никого другого.

- Мы никогда не ушли бы так далеко друг без друга., - сказала ему Сольвейг. -Духи никогда не дали бы нам пройти по одиночке.

- Ты так думаешь? - спросил он. - Как бы страшны они ни были, духи на самом деле не могут причинить вред кому бы то ни было.

- Причинить вред кому бы то ни было? - недоверчиво переспросила она. Злые духи, которые населяют эту гору, умеют мучить людей. Перри верит, что единственная причина, по которой мы сумели взобраться на гору, это наш артефакт, который уже имеет достаточную силу, чтобы заставить их держаться подальше. Я даже не могу вообразить, какой силой ты обладаешь, если даже такие твари стараются держаться от тебя подальше.

- А как этенгардцы справляются с ними? - спросил Тельвин. - Они ведь страшно суеверны, такое зрелище может довести их до смерти.

- Они доверяют своим шаманам, - объяснила Сольвейг. - Сэр Джордж говорит, что они никогда не входят в Землю Черного Песка без шамана, который ведет их. Он думал, что Сиронтай напомнит нам об этом, но та видимо решила, что мы знаем, что делаем.

Перрантин поднялся на мост, быстро заглянув в свою книгу заклинаний и список инструкций, которые он вынул из своего рюкзака. Он встал на самом конце моста и уставился в туман. Выслушав последние наставления Сэра Джорджа, он поднял посох высоко в воздух и начал нараспев декламировать последние заклинания. Все остальные не только не слышали его слов, но даже его фигура стала выглядеть какой-то размытой. Затем он медленно опустил посох так, чтобы он почти коснулся камней моста, но не достиг их. Молнии вырвались из окружающих их облаков,следы тонкие белого света сплелись и взорвались, достигнув головки посоха. Все остальные отвернулись, почти ослепленные вспышкой.

Перрантину удалось каким-то образом удержать посох, хотя даже он не ожидал такой реакции. Когда он наконец пришел в себя,большой красный кристал, который металлический дракон держал в руках, светился в темноте бледным красным светом.

Перрантин так мигал и щурился, что Сэр Джордж должен был вывести его с моста туда, где Тельвин держал его лошадь. Он нашел чехол и надел его на фигурку на гловке посоха, не дотрагиваясь до нее, затем туго затянул завязки.

- Я думаю, мы должны спуститься с горы как можно быстрее, - сказал им Сэр Джордж. - Я не слишком хочу снова общаться со стражем. Я подозреваю, кстати, что мы найдем Братьев-Яков значительно менеее странными. Тельвин, ты снова поедешь первым.

Тельвин взобрался в седло и направил свою лошадь в обратный путь, задержавшись лишь на мгновение, чтобы подождать остальных. Как только все были готовы, он снова поехал уже знакомым путем вниз через длинную узкую щель прохода. Когда он обернулся в следующий раз, то с удивлением обнаружил, что проход исчез, две отвесных каменных глыбы сомкнулись в единую монолитную стену, как если бы никогда и не раздвигались. Он все еще надеялся увидеть, пускай и не сейчас, огромный дворец из белого мрамора, стоящий на вершине горы Мира.

Затем он заметил смутный силуэт дракона, сидевшего на вершине утеса над ними, едва видного через темноту и туман. Товарищи заметили его реакцию и остановили своих лошадей. Все уставились на него, с ужасом ожидая атаки, но Тельвин осознал, что скорее всего это дух-дракон. Хотя он оказался способен развеять призрак его матери, он не сможет угрожать им так, как мог бы настоящий дракон. Так как никакой немедленной угрозы для них не было, Сэр Джордж потребовал, чтобы компаньоны двигались дальше.

Тельвин не мог удержаться, и несколько раз оглядывался назад, пока дорога не повернула и дракон исчез, закрытый утесом. Определенно, это что-то значило, но Тельвин еще не слишком разбирался во всех этих делах, чтобы найти ответы. В какой-то момент он даже спросил себя, что именно этот дух-дракон может сделать с ним и его друзьями, и расскажет ли он обычным драконам о том, что они делали на Горе Мира.

Тринадцатая Глава

Компаньоны вернулись в то же самый лагерь,где они ночевали прошлой ночью, в голую каменную лощину у подножия горы. По меньшеи мере они спали немного удобнее, чем вчера. Черные облака начали подниматься, пока они спускались с горы, так что небо было ясное и после-полуденное солнце изливало на них тепло и свет, пока они не достигли подножия горы. Весь характер Земли Черного Песка изменился с подъемом облаков, как если бы многие злые духо отправились спать. Но осталась все та же выжженная, опасная земля, и они не осмелились отказаться от защиты Братьев-Яков.

Их три невероятных проводника ждали их на следующее утро, готовые вывести из этой предательской местности. Но прежде, чем тронуться в путь, Сэр Джордж собрал всех для быстрого обсуждения их намерений.

- Теперь, когда артефакт у нас, нам осталоась только одна задача начал Сэр Джордж. - Мы должны найти дракона. Но, как мне кажется, единственный вопрос - готовы ли мы к этому, или сначала надо сделать что-нибудь другое.

Перрантин громко вздохнул. - После того, через что мы прошли, иметь дело с драконом будет легко. Какие могут быть другие дела? Что касается запасов, у нас есть еда и припасы для лошадей по меньшей мере на три недели. А когда мы выедем из Земли Черного Песка, легко найдем пастбище для лошадей.

- Так ты думаешь, что надо немедленно направиться на поиски дракона?

- Не вижу, почему нет, - ответил маг. - И я говорю как тот дурак, который должен использовать посох против дракона.

- Я согласна с дураком, - добавила Сольвейг. - Мы знаем, что надо сделать. Давайте сделаем это.

Коринн кивнул. - Помните, что время не ждет, и если мы подчиним дракона, это вовсе не означает что мы выиграли войну. Мы только узнаем как иметь дело с драконами, только и всего. После этого еще многое надо будет сделать.

- В точности мои мысли, - согласился Сэр Джордж. - Тельвин?

- Я все еще не уверен, достаточно ли мудро для меня показаться дракону, - неохотно выдавил из себя тот. - Но я полагаю, что мы можем решить что делать, когда придет время.

- Тогда наша следующая задача - выбрать место, где мы будем охотиться на дракона, - продолжал Сэр Джордж. - Или, точнее, где мы скорее всего найдем дракона в ситуации, когда преимущество будет у нас. Я предлагаю вернуться в Провал Торкина. Я полагаю, что город захвачен драконами какое-то время назад. Если это так, мы скорее всего найдем одного-двух драконов, стоящих на страже в больших залах. Если мы сумеем застать дракона одного в подземелье в узком месте, где он не может летать и двигаться достаточно быстро, он не осмелится использовать свое пламя против нас. В то же самое время там много мелких туннелей, по которым мы сможем сбежать, если дела пойдут плохо.

Сольвейг тяжело вздохнула. - Ну, я полагаю, что это будет круто сидеть на куче и ждать пока дракон появится, а потом помахать ему нашей палочкой, если ему вздумается напасть на нас. Кстати, на каком расстоянии она действует?

- Откуда мне знать? - спросил Перрантин. - Не слишком большом, я полагаю. Не больше нескольких ярдов. При этих обстоятельствах, я согласен, что Провал Торкина - лучший выбор.

- Провал Торкина находится примерно в пяти днях езды на северо-запад отсюда, - сказал старый рыцарь. - Самый быстрый и легкий путь - вернуться на запад через северные степи, прежде чем повернуть на север по направлению к Вендарианскому Кряжу.

- Мы можем двинуться на северо-запад прямо отсюда, - объявил Рогатая Голова, подходя ближе и возвышаясь, как башня над ними. - С нами вы будете в безопасности, мы можем идти прямо к горам на север и запад через Черный Песок, даже если это более длинный путь. Если мы выедем сейчас, этой ночью вы сможете стать лагерем на мягкой траве.

Это действительно было разумное предложение, и сулило немало преимуществ. Можно было съэкономить день пути вдоль края Земли Черного Песка. Хотя оно и означало более долгую дорогу через сам Черный Песок, это не было проблемой, пока Братья-Яки вели и отпугивали злые создания и духов, охотившихся в этих местах. Так что они резво тронулись в путь, надеясь пересечь Землю Черного Песка только за один день. Братья-Яки могли идти очень быстрым шагом столько, сколько нужно. Даже Сэр Джордж не знал точно, куда они их ведут, но подозревал, что что где-то в двадцати пяти милях прямо перед ними начинаются горы. Это был долгий, трудный путь для лошадей. Дымка снова повисла над землей, хотя чувство опасности стало меньше.

Тельвин смог увидеть конец песков и зеленую траву степей сразу после полудня, но уже была ночь, когда они достигли их. Опять им пришлось около мили ехать по бледной, жухлой траве, прежде чем они достигли настоящей зеленой травы степей, среди которых желтели небольшие полевые цветы. Эти цветы были любимым лакомством Грохочущего Брюха, который срывал и ел их везде, где только их видел.

Этой ночью они встали лагерем на границе степей, дав воможность лошадям попастись от души после весьма скудных порций, которые они получали в Земле Черного Песка. На следующее утро компаньоны приготовились к длинному броску через северные степи к горам Вендарианского Кряжа и Провалу Торкина. Сэр Джордж порылся в своем дорожном мешке и вынул тотем безопасного прохода. Из уважения к этенгардцам, он снял флаг с древка и держал его внутри, чтобы не повредить. Этим утром он собирался в последний раз поговорить с Братьями-Яками.

- Нет больше злых созданий ни в этом месте, ни вдоль вашего дальнейшего пути, - объявил Рогатая Голова. - Если вы будете в опасности, мы вернемся. Теперь мы должны отдохнуть. Хотя это может и незаметно, но мы использовали очень много магии, чтобы защитить вас.

- Мы хорошо понимаем, что вы для нас сделали, - ответул ему Сэр Джордж. -И мы очень вам благодарны.

- Мы не можем помочь вам, когда вы покинете степи, так как здесь наша земля, а северные горы не наша, - продолжал Рогатая Голова. - Но если дела пойдут плохо, и драконы будут преследовать вас, вы можете вернуться в степи. Добрые духи этой земли сделают так, что мы сможем помочь вам.

Наконец они закончили собирать вещи, а Братья-Яки стояли и спокойно наблюдали, как они уезжают. Когда путешественники обернулись, их уже не было.

Через северные степи они проехали без приключений. В первый день своего двухдневнего пути они несколько раз замечали всадников Этенгара, но всадники всегда уважали их тотем безопасного прохода и не приближались. Когда же они пересекли реку Стрил и подошли совсем близко в к великим горам восточного Вендарианского Кряжа, они вообще не увидели никого. Жители этого района полностью сбежали из него.

По мере приближения к горам, степи становились все более неровными, холмы поднимались и опускались, подьемов и спусков становилось все больше и больше. В таких местах они были неспособны увидеть опасность издали, за исключением моментов, когда они находились на верхушках холмов. По меньшей мере холмы были еще не так круты и высоки, чтобы было необходимо объезжать их, и они продолжали двигаться довольно быстро. Здесь было более чем достаточно богатых пастбищ для лошадей, так что они сумели сохранить свои ограниченные запасы фуража на будущее. Да и воды хватало, благодаря многочисленным холодным, чистым потокам, текущим с гор.

Когда горы стали совсем близко, Тельвин начал думать о битве, которая им предстоит. Он мог видеть драконов, пролетающих над Вендарианским Кряжем задолго до остальных, даже хотя до гор оставался еще день пути. Он не был в этом до конца уверен, так как они приближались с другого направления, но горы Трех Огней и Провал Торкина похоже стали областью, населенной только драконами. Увидев третьего подряд дракона, парящего над горами, он спросил себя, возможно ли, что город гномов еще не пал. А еще вопрос, на который не было ответа: смогут ли они при таком количестве драконов поблизости, изолировать одного из них и подчинить.

Но даже и в таком случае, проблема с подчинением дракона не очень волновала Тельвина. Он тревожился о том, какая роль будет отведена ему. Кроме того он постоянно думал о своей маме и ее битве с красными драконами, битве, в которой она победила ценой жизни. Он опасался, что драконы Провала Торкина узнают его. Он не мог забыть и духа-дракона, наблюдавшего за ним на Горе Мира. Он хорошо понимал, что меньше всего на свете ему нужна драконья ярость, переходящая в безустанную охоту на него до его смерти. Хотя его мать и была могучей волшебницей, могущей сражаться с целой бандой драконов, он знал, что его собственное магическое умение, увы, весьма ограничено.

- Почему ты выглядишь таким озабоченным? - спросила Сольвейг, подскакав к нему поближе. -Ты опять думаешь о драконах?

- Я все думаю о том духе-драконе, который прогнал призрак моей мамы, а потом смотрел на нас, когда мы спускались с горы. Я уверен, что он узнал меня. Вот я и спрашиваю себя, может ли обычный дракон узнать меня точно так же, как и этот.

- Это далеко не тоже самое, - сказала ему Сольвейг. - У духов есть свои пути узнавать вещи. Они спрашивают других духов, или заглядывают в твои мысли. Вот почему, кстати, страж знал о тебе и о Сэре Джордже. Драконы, которых мы встретим, могут быть огромны и могучи, но они все же обычные смертные твари.

- Но у этих драконов есть причина знать меня, - заметил Тельвин.

- Я верю, что ты совершенно прав, желая чтобы драконы тебя не видели, сказала Сольвейг. - Да у тебя и нет причин показываться им. Перри и Сэр Джордж выполнят задачу подчинения дракона с помощью артефакта. Мы, остальные, будем просто смотреть.

Именно тогда Тельвин пришел к выводу, что его потерянное наследство может быть чем-либо, что он предпочел бы не знать, что его прошлое само вылезет когда-нибудь перед ним. И еще он решил, что никогда не покажется на глаза драконам, однако не мог отделаться от чувства, что скоро он узнает что-то, что ему лучше не знать.

Он постарался отделаться от этих мыслей, подозревая, что только запугивает сам себя. Определенно Перрантин и Сэр Джордж поболтают с драконом и они снова пустятся в путь. Дракон никогда и не узнает, что Тельвин там был. И все-таки он был уверен, что загадка его происхождения и его странной связи с драконами имеет простое, логичное объяснение. Он напомнил себе, что никогда не думал чересчур много о своем странном прошлом, пока был моложе, так что с чего бы это вдруг воображать о себе всякие странные вещи теперь.

Они направлялись прямиком на север по направлению к горам. Пока они скакали по покрытым травой холмам степей, земля постоянно поднималась, резко переходя в лесистые предгорья и низкие откосы Вендарианского Кряжа. Сэр Джордж и Сольвейг, поправляя друг друга, вывели всю компанию почти точно на каменистую дорогу, ведущую вниз из Провала Торкина. Они оказались в лесу очень вовремя, так как спустя короткое время три красных дракона медленно проплыли над отрогами гор, как бы охраняя южную границу Вендарианского Кряжа. Если бы путешественники были бы еще в степи, всего в нескольких милях от леса, их бы точно заметили.

Сэр Джордж приказал остановиться только спустя пару часов после того, как дорога начала карабкаться в предгорья. В ту ночь они разбили лагерь немного пораньше, выбрав место среди деревьев и обломков скал с таким рассчетом, что бы их было не видно сверху. Только тогда Сэр Джордж снял тотем безопасного прохода с древка и, аккуратно сложив, убрал его в один из вещевых мешков. Они тщательно проверили своих коней и их сбрую, убедились, что ни одна из лошадей не потеряла подкову, что было бы очень опасно теперь, когда они сменили мягкую траву степей на твердый камень гор. Затем Сэр Джордж собрал всех вместе чтобы решить проблему: как лучше всего попасть в город гномов.

- Мы не можем просто так взять и въехать в главные ворота, - напомнил он им. - Это было очень опасно в последний раз, когда мы были здесь, а ведь нам помог запоздалый зимний шторм, который загнал драконов в укрытие и помог нам проскочить.

Сольвейг энергично согласилась. - Наша единственная надежда - найти такой путь в город и обратно, о котором драконы не знают. Я думала об этом, и верю, что наша единственная надежда - вернуться в Провал Торкина тем же путем, которым мы выходили из него тогда, когда были в нем последний раз. То хорошо укрытое ущелье даст нам возможность быть невидимым сверху последние несколько миль пути. Об этих воротах драконы могут не знать, так как они слишком малы для них.

- Да, похоже это единственный способ, - согласился Сэр Джордж.

- Нам будет не очень-то хорошо входить со всеми нашими лошадями, добавила она. - Я предлагаю устроить скрытый лагерь неподолеку от ворот и оставить там лошадей и большую часть экипировки, и один или двое из нас будут его сторожить. Остальные войдут в город. Если у нас будут проблемы, и нужно будет быстро бежать, ущелье снова может спасти нас.

- Разве бегство не будет опасно при любых обстоятельствах? - спросил Тельвин. - Мы будем в безопасности только если подчиним дракона, но потом нам придется быстро уходить, и мы не можем взять его с собой. Будет ли он уважать условия перемирия и хранить мир, когда мы уже не будет принуждать его к этому силой?

- Драконье право очень запутанно в этом вопросе, - сказал Сэр Джордж. Дракон, который сдался, обычно будет хранить мир, когда его освободят, хотя, скорее всего, он просто будет ждать, пока не представится возможность отомстить. Но имейте в виду, что у нас есть оружие, чья сила способна победить дракона. Это означает, между прочим, что оно может и убить дракона. Я надеюсь, что драконы это оценят, и мы сможем успешно сражаться, если понадобится. Ты согласен со мной, Перри?

Перрантин безнадежно пожал плечами. - Мне нечего сказать. Просто найдите мне дракона и дайте подойти к нему достаточо близко, чтобы я мог сделать свое дело. Я оставляю вам найти путь, как это сделать.

- Кто останется сзади сторожить лошадей? - спросил Коринн.

- Перри должен идти, и я думаю, что я тоже, - сказал Сэр Джордж. - Я хотел бы, чтобы Сольвейг пошла с нами, чтобы помочь нам войти и выйти из ущелья.

- Я мог бы остаться сторожить лагерь, - сказал Тельвин. - В любом случае мне лучше держаться от драконов подальше.

- И я могу остаться, - добавил Коринн. - Я не сложен для лазания по горам. И вы можете назвать меня сентиментальным дураком, но у меня не хватает мужества взглянуть на разрушенный Провал Торкина.

- Я понимаю, - согласился Сэр Джордж. - Я сам был бы рад не видеть это. Но если ты считаешь, что можешь управиться с лагерем один, я предпочел бы взять Тельвина с нами.

- Я могу стать большой проблемой для вас, - сказал Тельвин.

- Я не думаю, что ты можешь навлечь на нас больше опасностей, чем мы уже нашли сами, - сказал ему старый рыцарь. - Я согласен, что ты не должен показываться любому дракону, которого мы повстречаем, но я думаю, что ты должен там быть. Твое прошлое и, возможно, твое будущее неразрывно связано с драконами, и сейчас самое время поискать какие-нибудь ответы. Впрочем, я оставляю это целиком на твое усмотрение.

Тельвин уперся взглядом в землю, потом вздохнул. - Вы правы. Осторожность говорит мне остаться сзади, но я должен знать. Когда-нибудь я захочу пойти домой, и не важно какой он, мой настоящий дом.

Возможно, если бы они знали Провал Торкина лучше, они могли бы придумать лучший план, а так они были рады и этому. Самая опасная часть путешествия предстояла завтра, так как они должны были идти по дороге в разгар дня до того места, где можно было устроить лагерь. Предстояло ехать целый день, останавливаясь в укрытии под защитой скал и валунов, когда драконы будут поблизости. Во время их последнего путешествия сюда высоты были покрыты снегом, стояли последние дни зимы. Теперь была весна, хотя здесь было холоднее, чем в степях ниже, и последние клочки снега оставались только в самых глубоких впадинах между скалами. Стойкие трава и мох зеленели повсюду, усеянные крошечными белыми, желтыми и розовыми цветами.

Но только драконы, занятые какими-то своими делами, двигались на восток или запад вдоль Вендарианского Кряжа. Пролетая маленькими группами или поодиночке, драконы поднимались повыше длинными, неторопливыми взмахами широких крыльев, чтобы избежать внезапных порывов ветра, который мог их сбросить с высоты. Они определенно не были на страже, так как летели прямо, и даже не смотрели вниз. Вообще не было видно драконов-разведчиков в области Провала Торкина, разве что где-то высоко в воздухе, или, возможно, на каком-нибудь высоком пике или скальном карнизе. Все это говорило о том, что город гномов пал, и возможно уже давно. Было даже возможно, что драконы вообще оставили Провал Торкина, перенеся внимание в другие места.

Путешественники смогли, без особых проблем, найти тропку, ведущую вниз с основной дороги в ущелье. Тельвин хорошо помнил это место еще с их последнего визита. Он мог видеть ту высокую скальную полку, где в засаде лежал спящий дракон. Посмотрев вниз он увидел тот узкий путь у подножия скал, где он вел лошадей. Они повели своих лошадей вниз на тот же путь, чувствуя себя намного лучше теперь, когда они уже не были на открытом месте. Самое лучшее место для устройства лагеря , где они могли оставить лошадей и снаряжение, было прямо здесь, в тесной сосновой роще, которая заполняла нижний конец ущелья. Ручей с громким шумом бился между валунами, набросанными между деревьями, его грохот должен был скрыть обычный шум, производимый лошадями. Тогда, когда они были здесь, дно ущелья было укрыто глубоким снегом, а теперь Тельвин смог разглядеть поверхность ущелья как следует. Одна вещь, которую он не видел раньше, и котороя могла оказаться полезной, была в том, что дорога шла дальше вниз по ущелью. Так как она уводила вниз от главной дороги, она должна была вести куда-нибудь. По меньшей мере она вела в правильном направлении, вниз с гор. Если им будет нужна хорошо укрытая дорога во время бегства, то они могли бы пойти этим путем.

Ночь они провели в лагере, так как было уже поздно. На следущее утро они сделали последние приготовления. Те, кто должен был идти,переоделись во все темное, чтобы быть невидимыми в плохо освещенных коридорах города гномов. Они оставили или прикрыли одеждой все, что было сделано из металла, так как это могло их выдать внезапным отблеском света или шумом. Потом Сэр Джордж переговорил с Коринном. Они должны были постараться вернуться к ночи, так что их отступление из Провала Торкина будет под покровом тьмы. Дварф должен был оседлать их лошадей, и подготовиться к немедленному бегству раньше, чем драконы поднимут шум.

Остальные начали подьем по узкому ущелью к потайным воротам в Провал Торкина. Расстояние было не велико, не больше пяти миль, хотя в первый раз казалось намного больше. Даже не торопясь, они достигли ворот к полудню. Без сомнения, это было то самое место. Все очень хорошо запомнили небольшую пещеру с обратной стороны огромного серого валуна, окруженного крупными булыжниками. Сэр Джордж подошел поближе, чтобы лучше видеть. Через минуту он позвал Тельвина, чтобы тот зажег магический огонь. Вскоре они вернулись обратно, совершенно ошеломленные.

- Ну что? Ворота уничтожены? - спросила Сольвейг, уже убежденная, что у них неприятности. Ведь не было ни малейшего знака, что драконы атаковали или обнаружили эти ворота. - Вы забыли как открыть ворота?

- Невозможно открыть ворота снаружи, - довольно мрачно сообщил Сэр Джордж. - Это путь для бегства. Гномы совершенно специально сделали так, чтобы было невозможно открыть их снаружи для защиты от воров, которые могли попытаться украсть их секреты. Это-то я и забыл.

Сольвейг округлила глаза. - О, умоляю вас! Среди множества ваших талантов безусловно есть и навыки умелого вора. Разве вы не смогли найти щеколду?

- Что ты полагаешь я могу сделать? - проворчал Сэр Джордж. - Я знаю, как гномы делают свои дела. Проблема с односторонней дверью, по меньшей мере с точки зрения вора, в том, что она не может быть открыта снаружи никем и ничем.

- Тогда что вы предлагаете? - спросила она. - Мы в тупике?

- Нет... мы просто должны добраться до главных ворот, - объяснил он. У нас там не должно быть каких-либо проблем.

- Ого! Проблем с замками, вы имеете в виду.

- Нет, конечно нет, посколько я полагаю, что драконы открыли главные ворота, когда ворвались в город. И я не думаю, что мы найдем там драконов, если ты это имеешь в виду. Они нынче владеют этим местом, и только идиот может полезть в главные волота.

- Тогда все это означает, что это дорога для нас, - сухо сказала Сольвейг.

И они начали медленно и долго карабкаться по крутому склону ущелья вверх, на скальный уступ. Поначалу путь был весьма труден, так как склон был усеян огромными валунами, чахлыми деревьями и кустами. Ближе к вершине утес стал почти отвесным, и пришлось пережить немало неприятных минут,пока они не забрались на его каменистю верхушку. Сэр Джордж был вынужден заменить изящный протез руки, который он обычно носил, на более крепкий, из страха погнуть или даже сломать его. Еще труднее пришлось Перрантину, который был скорее ученый, чем путешественник. Но когда они наконец добрались до верха, то были потрясены, обнаружив себя прямо на широкой площадке перед главными воротами Провала Торкина. Они помнили, что им пришлось пройти довольно большое расстояние, чтобы достичь тайных ворот изнутри, и поэтому ожидали, что между двумя воротами по меньшей мере одна-две мили.

Главные ворота Провала Торкина были выломаны. Драконы ломали непрочный камень утеса до тех пор, пока не обнажилась стальная рама огромной скользящей двери, и показали совершенно невероятную силу, выломав ворота целиком из горы и забросив их в сторону. Это сразу отвечало на вопрос, пал ли город гномов или нет. Путешественники быстро скользнули в разрущенные ворота, опасаясь оставаться на открытом месте.

Сэр Джордж сделал несколько шагов внутрь, потом остановился. - Как-то здесь странно пахнет, или мне это кажется?

- Вам кажется, Джордж, - сказала ему Сольвейг с совершенно невинным лицом.

Все вошли внутрь, убедившись, что ни один дракон не поджидает их в засаде рядом с дверью. Здесь было слишком много мест, где можно было укрыться, разнообразные склады и стойла вместе с большими комнатами, которые служили конюшней подземному городу. Ни одно из них, однако, не могло скрыть даже очень маленького дракона. Животные все исчезли, да и вообще не осталось ничего, за исключением пары небольших повозок. Если Сэр Джордж что-то почуял, то запах мог доноситься из конюшни. Но не было ни малейшего признака битвы, за исключением разрушенных главных ворот. Возможно, что никто и не собирался защищать ворота. То ли гномы все полностью эвакуировались, то ли последовали совету и забаррикадировались в отдаленных проходах.

- Я спрашиваю себя, а были ли вообще драконы здесь, - сказала Сольвейг. - Некоторые из световых шаров работают до сих пор.

- Боюсь, что это ничего не значит, - ответил ей Сэр Джордж. - У гномов есть машины, которые поддерживают магию, заключенную во многие из их устройств. Свет все еще горит в большинстве из их покинутых городов, и будет гореть еще столетия.

Если драконы и были здесь, то они не разорили подземный город, как этого ожидал Тельвин. Провал Торкина был нечто большее, чем просто вереница огромных пещер, как большинство городов гномов и дварфов. Многие из его более маленьких комнат были вырублены в мягком вулканическом камне. Из-за этого здесь было не слишком много мест, куда существо, размером с дракона, вообще могло войти, даже если это был маленький дракон. Так что единственной частью города, открытой для них, была цепочка основных залов и широких коридоров, лежащих на прямой линии и ведущих в сердце большого плато, внутри которого был Зал Провала. Возможно, драконы посмотрели, как мало места для них, и ушли. А если даже один дракон и остался, было очень мало мест, где он мог бы быть.

- Теперь тихо, - предупредил остальных Сэр Джордж. - Если бы я был дракон, я бы двигался всю дорогу спиной вперед. Самое вероятное место для лежбища - Зал Провала, так как падающая вода создает там приятную свежесть и холод.

- Разве драконы не любят тепло? - спросил Тельвин.

Сэр Джордж покачал головой. - Драконы рождены, чтобы парить в небесах на крыльях ветра, а там довольно-таки холодно. И у такого большого, активного существа нет проблем сохранить свое собственное тепло. Ты же знаешь из легенд, что все драконы проводят большую часть своего времени в своих норах, весьма холодных местах под землей, без солнца. А теперь ни слова.

Когда они вошли поглубже в галереи, Тельвин очень быстро убедился, что Провал Торкина очень серьезно пострадал от атак драконов. Он припомнил последний приступ, который начался в то утро, когда они убегали из города, и драконов, парящих над плато, и снова и снова извергавших из себя грохочущие, как молнии, потоки огня. Слабый вулканический камень плато не мог устоять перед такими атаками, в стенах образовались огромные трещины или даже разломы, которые они видели еще в прошлый раз.

Теперь, однако, разрушения были намного хуже. Цепочка главных комнат была еще в сравнительно хорошем состоянии, так как их своды были укреплены массивными колоннами и балками, поддерживавшими хрупкий природный камень. Но и здесь новые трещины появились между колоннами, а небольшие куски стен и потолка просто исчезли. Боковые же коридоры, большинство из которых было слишком мало, чтобы требовать дополнительных опор, были в ужасном состоянии. Потолки некоторых из них вообще обрушились. Некоторые световые шары еще действали, хотя большинство было уничтожено, и в коридорах было темнее и мрачнее, чем раньше. Интересно, что обломки в основных коридорах были убраны в стороны, или лежали грудами в темных углах, хотя в более маленьких проходах они валялись повсюду. Это наводило на мысль, что драконы приходят сюда достаточно часто, чтобы поддерживать чистоту.

Они были уже недалеко от конца анфилады основных залов, и казалось, что если они и найдут драконов, то те будут в точности там где, согласно предсказанию Сэра Джорджа, они и должны быть. Из предосторожности Сэр Джордж повел свою команду на галерею,опоясывающую Зал Провала сверху. Относительно высокие массивные каменные перила, ограждавшие галерею, могли дать им хоть какую-то защиту, как скрыв их во время приближения к цели, так и от атаки, если дела пойдут плохо.

По меньшей мере сам провал был на месте. Они могли слышать его глухой грохот уже в галереях задолго до самого Зала Провала. Тельвин вспомнил свой первый визит сюда - энтузиазм Коринна, как дварф учил его йодлю, как йодль эхом отдавался в зале. Когда наконец из-за перилл он смог рассмотреть помещение, то увидел, что Зал Провала почти не пострадал. Разрушения были крайне незначительны. Поток все также тек по своему руслу,его ледяная горная вода низвергалась в узкий желоб, вся в своей собственной холодной дымке, и большой бассейн ниже был также на нужном уровне. Единственное настоящее различие было в том, что на полу, за бассейном, спали два красных дракона большой самец и самка.

Тельвин боязливо отступил назад от перил, вернувшись в глубокую тень прохода за его спиной. За вся свою жизнь он никогда не видел живого дракона так близко от себя, и вид этих двух созданий пробудил все его инстинктивные страхи. По меньшей мере он был рад тому, что на этот раз не он пойдет первым.

Перрантин уселся на пол, положив свой рюкзак на перила. Он аккуратно убрал чехол, покрывающий головку посоха. Красный камень, который держала в руках фигурка дракона, был зловеще-багровым, а сапфировые глаза сверкали своим собственным светом. - Я считаю, что мы должны использовать эту штуку до того, как они проснутся.

- Можем мы их взять сразу обоих? - спросил Сэр Джордж.

- Я не уверен, что это нам поможет, - ответил маг. - Если мы подчиним первого, второй будет под большим впечатлением от увиденного. У них нет досточно места для полета. А кроме того, у нас весьма небольшой выбор, не правда ли? Если мы будем сидеть и ждать, пока один уйдет, мы только рискуем быть обнаруженными.

- Достаточно верно, - согласился Сэр Джордж. - Тельвин, приготовься вывести нас отсюда, так как ты единственный, кто может хорошо видеть в темноте. Но ни в коем случае не показывай себе дракону.

Перрантин и Сэр Джордж осторожно прошли под прикрытием перил к дальней стене Зала, где начиналась широкая лестница, ведущая вниз. Соблюдая осторожность на каждом шагу они двигались беззвучно, но медленно, причем маг держал свой посох перед собой. Тельвин и Сольвейг следили за ними из своего укрытия на галерее, переживая почти так же, как если бы они сами стояли лицом к лицу с драконами. Они могли только ждать, их сердца и животы трепетали от страха, зная слишком хороо, как мало они могут помочь, если события примут дурной оборот.

Ближайший к ним ним дракон, огромный самец, лежал прямо за нижним концом лестницы так, что его нос оказался буквально в нескольких ярдах от последней ступеньки. Через какое-то время Перрантин остановился и знаком показал что Сэр Джордж должен остаться сзади и что дальше он пойдет один. Тельвин усмехнулся про себя, храбрость мага казалась безгранична, и это было тем более удивительно, что он совсем не выглядел храбрецом. Но дракон знал о посетителях уже тогда, когда они были на лестнице, он поднял свою большую голову и взглянул на них.

- Что вам надо здесь? - спросил он наконец. - Гномы ушли, и забрали лучшую часть своих сокровищ с собой.

- Мы пришли задать тебе пару вопросов, - ответил Перрантин, пытаясь, чтобы его голос звучал твердо, но не оскорбительно. - Я предпочел бы, чтобы ты просто сказал нам то, что мы хотим узнать, но я готов использовать против тебя этот артефакт с силой энтропии. Потом мы уйдем.

Дракон округлил глаза и громко вздохнул, как бы умоляя драконьего бога послать ему терпение. - Боюсь, что ты должен показать мне, как этот артефакт действует.

- Пожалуйста, но я тебя предупредил, - ответил Перрантин.

С этими словами он сделал четыре быстрых шага вперед и ткнул дракона в кончик носа головкой посоха. Произошла небольшая вспышка бело-голубого света, но не слишком впечатляющая. Дракон отдернул свою голову в испуге, пару раз потер нос, глубоко вздохнул и чихнул. Перрантин глянул на посох в недоумении, понимая, что выделенной им силы недостаточно, чтобы поразить дракона. У Тельвина екнуло сердце, когда он понял, что произошла катастрофа. Едва ли средство, которое заставило дракона чихнуть, сможет его подчинить.

- Да, это один из тех дней, - сказал самому себе Перрантин, отдавая посох Сэру Джорджу. - Время для Плана Номер Два.

Пока дракон тряс головой, маг сунул руку в карман и вытащил кусок белой ткани и небольшую коричневую бутылку. Тельвин подумал, что он узнает бытылку содержащую зелье, вызывающее гипнотический контроль. Когда дракон протянул голову вниз, чтобы посмотреть на своих противников, Перрантин швырнул свой лоскут прямо ему в лицо, опять целясь в кончик носа. Дракон вздрогнул, на его лице появилось очень удивленное выражение, потом он опустился на пол и замер,глядя в никуда бессмысленным взглядом.

Магу Перрантину действительно удалось подчинить дракона, хотя и не тем способом, который он собирался использовать. Если бы они знали заранее, что это сработает, можно было бы попробовать его раньше. Однако иметь подчиненного дракона и быть способным удержать и распросить его, это не одно и тоже. Второй дракон проревел яростный вызов, поднялся и приготовился к атаке. Сэр Джордж и маг уже бежали, спасая свои жизни.

- Быстро, назад к главным воротам, - громко крикнул Сэр Джордж, исчезая вместе с Перрантином в темных коридорах ниже галереи.

Сольвейг и Тельвин поняли, что это предупреждение для них, и изо всех сил метнулись в темный коридор за галлереей, который вел в том же направлении, как и тот, в который вбежали их компаньоны. Второй дракон заметил их движение и бросился в битву. Схватившись передними лапами за перила, которые начали рушиться под его весом, он сунул свою голову в тот же коридор. Коридор был достаточно широк и туда влезла не только его голова , но и большая часть длинной шеи. Но, к счастью для беглецов, они были уже вне пределов досягаемости. Тельвин бежал так быстро, как только мог, подхлестываемый к тому же ужасной мыслью, что дракон может наполнить туннель пламенем.

Но коридор оказался слишком тесным, для того, чтобы дракон смог достаточно вздохнуть и пустить в хол свое природное оружие. К тому же хрупкий камень, и так ослабевший во время атак на подземный город, внезапно начал рушиться, пыль и обломки камней посыпались на голову дракону. Тот отпрянул, невредимый, но должно было пройти несколько минут прежде, чем он сумеет полностью освободиться.

Сольвейг и Тельвин выбежали на другую сторону открытой галереи, слетели по лестнице, ведущей вниз, и нашли остальных, ждущих их.

- Я опасался, что вы мертвы! - воскликнул Сэр Джордж, увидев их.

- Только в ваших мечтах, - ответила Сольвейг, когда она и Тельвин скатились со ступенек. - Тогда вы могли бы не заплатить мне.

- За эту работу я тебе точно не заплачу, - напомнил ей старый рыцарь, который заставил ее остановиться на момент, чтобы она пришла в себя. Затем он задумался, игнорируя ее. - Мы должны найти проход, ведущий к тайным воротам.

- Однако вы сказали, чтобы мы бежали к главным воротам, - удивился Тельвин.

- Это именно то, что должен подумать дракон, - объяснил ему Сэр Джордж.

Они были в отчаянии. Первый дракон выбыл из боя по меньшей мере на час, и в данный момент лежал бесчувственным бревном, которое можно не замечать. Но второй дракон очень скоро освободится, и будет преследовать их, полный ярости. То, что им было нужно сейчас, так это найти боковой коридор и исчезнуть в нем прежде, чем он окажется настолько близко от них, что сможет заметить, куда они идут. Но то, на что они вообще не рассчитывали, оказалось третьим драконом, который быстро приближался к ним с другой стороны, застигнув их врасплох.

Этот дракон был еще больше, чем другие два, он был так велик, что его сложенные крылья только с трудом пролезали в проходы между залами. Как раз в центре такого прохода они его и заметили, и у них не было надежды попытаться исчезнуть мгновенно. Он заторопился, заметив их, стремясь достичь открытого места, где он мог сражаться. Очень быстро он оказался в большом открытом зале, и выпрямился, усевшись на свои огромные ягодицы у входа в зал, сторожа единственный путь из зала.

Затем он немного помедлил, уставившись на них в полном недоумении. Затем он вытянул свою голову вперед так, что его глаза смотрели прямо в глаза Тельвина, слишком близко, чтобы хоть один из них мог отчетливо разглядеть другого. Тельвин отпрыгнул назад, настолько переполненный своим инстинктивным ужасом перед драконами, что едва не потерял сознание. Драконы нашли его и признали в нем своего врага, так что он не сомневался, что ему осталось жить считанные мгновения. В этот момент дракон слегка отдернул голову и на его лице появилось выражение сильнейшего удивления, даже испуга.

- Пророчество, - воскрикнул он. - Предсказанный жив. Пророчество еще может исполниться.

- Убей его, - пророкотала самка из отдаленного коридора, и ее силуэт внезапно появился из темноты. - Убей его сейчас.

- Я должен взять их в плен, - сказал другой дракон, потом глянул вниз. - Предатель, какова твоя роль во всей этой истории? На что ты рассчитывал, приведя его к нам?

- Я уверен, что не знаю, о чем ты говоришь, и это абсолютная правда, возразил Сэр Джордж, его голос звучал очень искренне. - Я никогда не слышал ни о каком Пророчестве.

- Дурак! - прошипел ему дракон, потом опять пристально уставился на Тельвина. - Я убью тебя сейчас, и Пророчество вместе с тобой.

Большой красный дракон должен был придержать свое пламя зная, что если он использует его в таком замкнутом пространстве, то уничтожит их всех. Вместо этого он вытянул свою огромную голову вперед, чтобы растерзать свою жертву. В тот же момент Сэр Джордж внезапно замерцал, изменил свою форму, и на его месте оказался драк, похожий на небольшого коричнего дракона, с могучими задними ногами, способный так же быстро бегать как и летать. Но этот драк уже никогда не полетит снова, так как у него не было кончика левого крыла. Драк сгрупировался и бросился вперед. Как пушечное ядро он пролетел над Тельвином и врезался в длинный нос дракона.

Сэр Джордж-драк был не намного больше, чем Сэр Джордж-человек, так что его атака была не слишком успешной. У драков нет огненного дыхания настоящих драконов, а их мелкие зубы не способны прокусить толстую кожу красного дракона. Дракон жестко тряхнул головой, и Сэр Джордж отлетел к каменной стене зала. Но в этот момен атаковал Тельвин. Он конечно был потрясен трансформацией, но он знал, что старый рыцарь атаковал дракона, чтобы спасти его. Действуя в ярости, не понимая, что он делает, он поднял руки и шагнул вперед. Дракон оказался с ним лицом к лицу, их взгляды встретились, каждый старался удержать другого в это мгновение. Внезапно красный дракон замер, скованный каким-то гипнотическим заклинанием.

Тельвин повернулся лицом к самке, но та заколебалась и бросилась обратно в тьму, неуверенная в своих силах. Это дало компаньонам время перестроиться. Сольвейг поторопилась помочь Сэру Джорджу подняться с пола. Поначалу он двигался замедленно, но потом, придя в себя, внезапно вернулся к своему обычному виду. По реакции остальных членов компании Тельвин понял, что он был единственным, кто не знал, что втайне Сэр Джордж был человеком-драком. На какое-то мгновение Тельвин почувствовал подозрительность по отношению к старому рыцарю, который, благодаря своему родству с драконами, был связан тесными узами с его смертельными врагами. Но затем Тельвин вспомнил, что его мать сказала ему, что он может доверять Сэру Джорджу во всем, и ничто не могло заставить его думать иначе.

У Сэра Джорджа был сильный ушиб, и с этого момента Тельвин стал командовать их компанией, послав остальных вперед, вокруг тела подчиненного дракона, в коридор за ним. Сам он оставался сзади, не отрывая глаз от самки, которая глазела на него из глубокой тени противоположного коридора. В этот момент только его присутствие удерживало ее от атаки. Она узнала и боялась его, хотя он и не знал, почему.

Идя спиной вперед, Тельвин скользнул в узкое пространство между лежащим неподвижно драконом и стеной прохода, потом повернулся и побежал вслед за товарищами. Неподвижный дракон был очень эффективным барьером, который мешал самке броситься на них, и давал им возможность сбежать. Только теперь, когда момент отчаяния прошел, Тельвин начал понимать, что он только что сделал. То, что он никак не мог понять, как он смог сделать такие вещи, так как его познания в магии никак не могли дать ему такую огромную силу. И он опять испугался, на этот раз самого себя.

Через какое-то время они достигли следующего большого зала, который раньше был рыночной площадью. Здесь тоже была галерея на втором уровне, и оба уровня были точкой пересечения нескольких кородоров. Теперь, по меньшей мере, они точно знали, где они находятся. Самый большой из правых коридоров вел в внутренние комнаты и, в конечном счете, к тайным воротам. Достигнув центра зала Тельвин повернулся лицом к темному проходу, из которого они вышли, и снова поднял руки. Едва видимая магическая аура окружила его, мерцая во тьме, копье света вылетело из его руки и ударило в потолок. Хрупкий камень не выдержал и рухнул, закрыв отверстие.

- Это должно задержать их на какое-то время, хотя и не так долго, как я бы хотел, - сказал Сэр Джордж. - Проход слишком тесный, и у них есть только одна возможность очистить его - использовать собственные головы, чтобы пробиться через булыжник.

- Как долго они будут под заклинанием? - спросила Сольвейг.

- Тот, которого уложил Перрантин, будет лежать еще добрую часть часа, как и любой другой на его месте, - ответил он. - Парень же использовал заклинание удержание против второго, а ведь это заклинание не работает против существа, размером с дракона, во всяком случае так всегда думали. Дракон может сломать его сам, или даже самка может сделать это для него.

- Не можем ли мы теперь выйти через главные ворота? - спросил Перрантин. - Мы все должны выбраться из города до того, как эти бестии вырвутся на свободу.

- Нет, тайные ворота - все еще наша лучшая возможность, - ответил Сэр Джордж. - Нам нужно сбить их со следа, а для этого нам нужно прикрытие ущелья во время бегства.

Затем он повернулся к Тельвину, который был слишком поражен всем случившимся, чтобы знать что делать, по меньшей мере до тех пор, пока он не найдет во всем этом какой-то смысл. На какое-то мгновение старый рыцарь выглядел очень печальным, зная что, на первый взгляд, он предал доверие Тельвина. Он сожалел что дело зашло гораздо дальше, чем он предвидел, когда все это началось больше, чем семнадцать лет назад.

- Пошли, парень, - сказал он. - Мы должны вывести остальных из этого ужасного места. Потом у нас будет очень долгий разговор обо всем, что здесь произошло.

Четырнадцатая Глава

Сэр Джордж понял, что идея искать тайные ворота была не слишком хороша только тогда, когда было слишком поздно возвращаться назад из страха, что драконы уже освободились. Провал Торкина здорово поколотили во время осады, большое количество проходов разрушилось. Он помнил, как близко скрытая дверь была к основным воротам. Но если длинный последний коридор, ведущий к тайным воротам, окажется блокирован, то обходного пути не было. У них не останется другой возможности, кроме возвращения обратно и попытки поймать свой шанс с драконами.

Проход действительно оказался поврежденным, и световые шары были почти полностью разрушены. Но путь был открыт, и они нашли наконец внутренние комнаты и тайные ворота. Сэр Джордж открыл и замок и щеколду, убедившись в последний раз, что не пропустил какой-нибудь защелки. Потом он открыл тяжелую дверь, которая была сделана в форме пробки, причем ее узкий конец был устроен так, что таран не смог бы его вышибить снаружи, даже если бы он и был обнаружен. Сольвейг и Тельвин вышли первыми, всматриваясь и вслушиваясь в поисках любого намека на дракона, но все было чисто. Если драконы уже освободились, возможно они обыскивали главную дорогу в поисках любого следа своей жертвы.

Тем не менее, Тельвин спрашивал себя, откуда взялся третий дракон,пришел ли он снаружи, услышав призывы остальных, или был где-то во внутренних залах, и они не заметили его в темноте. Еще его интересовало, действительно ли было только три дракона на страже Провала Торкина, или их было больше, скрывавшихся где-то выше, на пиках и горных отрогах. Обдумав это, он решил что скорее верно второе. В последние три дня он сам видел драконов, во множестве летящих над Вендариансим Кряжем, и еще большее количество может появиться на призыв к охоте. Их единственная надежда убраться отсюда как можно быстрее. Самое лучшее, что они могли сделать идти вдоль ущелья до лагеря, пять миль или больше, прежде чем досигнут Коринна и их лошадей.

Тельвин оставался спокойным, несмотря на все случившееся, он твердо приказал себе сосредоточиться на решении текущих проблем. Он даже не осмеливался подумать о том, что случилось во время их встречи с драконами, зная, как легко он отвлечется от реальности. По меньшей мере он получил ответ на один из величайших вопросов своей жизни; драконы действительно знают его, и они не колеблясь убьют его, как только увидят. Но у него по-прежнему нет ни малейшего понятия, кто он такой, и есть новая загадка о Пророчестве, которое касается его.

Уже начиналась ночь, когда они достигли лагеря, и темнота постепенно опускалась на ущелье с окружающих гор. Коринн уже оседлал лошадей и навьючил на них походные мешки не дожидаясь их возвращения, так как предвидел, что потребуется быстро сматывать удочки. - Ну, что вы узнали? - спросил дварф.

- Мы поняли, что никогда не попытаемся это сделать снова, - сказал Сэр Джордж, оглядываясь по сторонам. - Я думаю, мы должны вернуться на дорогу и постараться спуститься с гор под покровом темноты. Я допускаю, что у нас не слишком много шансов.

- И я тоже, - добавил Тельвин. - Я заметил еще раньше, что тропинка продолжается вниз, как русло ручья, после соединения с главной дорогой. Я думаю, ручей приведет нас куда-нибудь. Я спрашиваю себя, не лучше ли нам остаться под защитой ручья, хотя путь будет дольше и тяжелее.

- Это вероятно самое лучшее, - согласился старый рыцарь. - Даже если ущелье заведет нас в глухомань, это все равно будет лучше, чем пытаться идти по главной дороге. Наше первоначальное предположение, что защита посоха сможет вывести нас из гор, оказалось не больше, чем заблуждением. Тельвин, ты сможешь вместе с Коринном вести нас и держать глаза открытыми?

- Никаких проблем, - ответил тот.

Очень скоро у них оказался повод порадоваться, что они не пошли по главной дороге. Где-то через час, когда было уже совершенно темно, Тельвин увидел темный силуэт дракона, летящего над дорогой позади них, и сделавшего быстрый нырок вниз, чтобы проверить какой-то признак их бегства. Спустя полчаса он увидел еще двух драконов, на этот раз быстро пролетевших над дорогой по направлению к Провалу Торкина. К счастью, их узкий ручей повернул на запад, а сама дорога продолжала идти на юг, так как очень быстро после этого они увидели отдаленные вспышки пламени. Тельвин припомнил, как старый лесник рассказывал ему о смертельной охоте драконов на его мать, и о вспышках огня в горах, в попытке выгнать ее из укрытия. Он понял, что драконы Провала Торкина пытаются проделать тоже самое сейчас.

В конце концов они почувствовали себя безопаснее, так как ручей вел на юго-запад, оставляя вспышки пламени далеко позади. Как они и ожидали, идти по ручью было трудно, часто попадались камни и рытвины, так что в таких местах приходилось слезать с лошадей и вести лошадей в поводу. Через несколько миль ручей расширился, превратился в мелкую речушку.

Хотя ручей уже и не защищал их, как раньше, они в случае необходимости могли спрятаться под темными склонами ущелья. Кроме того стали попадаться островки деревьев, куда можно было завести лошадей, если опасность будет уже рядом, но это был еще не тот лес, который бы они хотели. Они были все еще высоко на каменных, продуваемых ветром высотах, и деревья росли только в более защищенных от ветра местах. Все полагались на Тельвина, который постоянно изучал небо, чтобы предупредить их о приближающейся опасности. Спустя какое-то время Сэр Джордж подъехал к Тельвину и пристроился прямо за ним.

- Кажется, ты воспринял это хорошо, - заметил старый рыцарь.

- Я все еще немного сконфужен, - отозвался Тельвин. - Я знаю, что призрак моей мамы сказал мне, что я связан с драконами тесными узами. Возможно из-за этого я оказался лучше готов к встрече с ними, чем ожидал.

- Ты должен был бы сейчас фонтанировать вопросами.

Он пожал плечами. - Да, возможно, но я думаю, что они подождут до лучших времен. Я понял, что все остальные уже знают, что вы драк, и это полностью удовлетворило меня. Я надеюсь, что вы не проклинаете меня за то, что мне были больше интересны мои секреты, чем ваши.

Сэр Джордж улыбнулся. - Сейчас самое время поговорить о моих секретах. И я знаю ответы на загадки о себе. Твои же тайны требуют значительно большего изучения.

- Вы всегда были загадкой для меня, и я принимал это, - сказал Тельвин. - Но как много, из того что я знаю, правда?

- Все, я надеюсь, - ответил он. - Я старше, чем выгляжу, мне что-то около двух столетий, хотя это не возраст для драка. И я действительно был рыцарем Даркина. Даже дважды, под разными именами.

- Я припоминаю историю, которую вы рассказали Калестраану о рыцаре, который в тайне был человеком-драком, - сказал Тельвин. - Прошлой ночью я понял, что вы говорили о себе.

- Это правда, - подтвердил Сэр Джордж. - И ты должен помнить то, что я сказал о драках: большинство из них лишено амбиций, робко, даже застенчиво. Боюсь, что я нетипичный представитель моего народа. Я начинал довольно обычно, для драка, выучившись быть вором, и хорошим вором. Это привело меня к моему нынешнему бизнесу, торговле антиквариатом, так как такие вещицы всегда привлекали меня. Я уже не помню, как так получилось, но я захотел стать рыцарем. Я изменил внешность, выдал себя за оруженосца, и очень скоро стал настоящим рыцарем. Это было великое время, и такая жизнь была по мне. Я люблю путешествовать и что-то делать.

- Почему же вы вышли в отставку? - спросил Тельвин.

- Не потому, что я этого хотел. Но я был рыцарем около сорока лет, и люди начали удивляться тому, что за это время я не постарел. Я должен был на время исчезнуть, так что я занялся антиквариатом.

- Именно тогда я начал изучать драконов, так как они всегда меня интересовали. В свое время я даже познакомился с некоторыми из них. Но мне хотелось снова стать рыцарем и, через много лет, я вернулся в Даркин уже новой личностью, которую ты хорошо знаешь. Я действительно потерял свою руку в честном бою, и это заставило меня вернуться обратно к моему бизнесу, снова стать торговцем антиквариатом. Кстати, это было семьдесят лет назад.

- Вы сказали, что были знакомы с несколькими драконами? - спросил Тельвин.

- Да, и это было больше века назад. С тех пор они не один раз переменили место. Я не представляю, где искать тех немногих, которых я знал, и думаю что безопаснее даже не пытаться. Это драконы научили меня магии, что не типично для драка.

- Вы цените их очень высоко, - заметил Тельвин. - И всегда ценили.

- Конечно, - согласился Сэр Джордж. - Драконы могут быть величайшими, благороднейшими, самыми замечательными существами в этом мире, хотя я понимаю, почему ты не слишком хочешь повстречаться с ними.

Наконец-то Тельвин осознал ту двойственную преданность, которая жила в старом рыцаре. Сэр Джордж разрывался между своей природной преданностью драконам, которые были его родственниками и которыми он восхищался за их мудрость и благородство, которые видел в них, и его долгом, как рыцаря, защищать невинные создания от любой опасности - даже от драконов. Тельвин понял, почему Сэр Джордж так хотел найти способ отвратить их от злых дел, даже защитить - от самих себя. Но теперь он также знал что, без всякого сомнения, он никогда не позволит себе пренебречь своим долгом, несмотря на все свое восхищение драконами. Он будет сражаться с ними, если понадобится.

- Почему вы не хотели рассказать все это раньше? - спросил он.

- На самом деле я все время думал об этом, - ответил Сэр Джордж. - Я не хотел хранить в тайне от тебя такой секрет. Но драконы убили твою мать, и они с удовольствием убили бы и тебя, так что я понимаю, что у тебя нет особых причин любить кого-то, похожего на них.

- Дракон назвал вас предателем, - заметил Тельвин. - Вы что, не выполнили ваш долг перед Нацией Драконов?

- Нет, согласно букве драконьих законов. - ответил Сэр Джордж. - Но я думаю, что красный дракон полагал, что я должен был привести тебя им много лет назад, как и подобает робкому драку. И как я, спрашивается, должен был об этом узнать? Это освобождает меня от любой вины в этом деле.

- Я бы не хотел, чтобы у вас были неприятности с драконами из-за меня, - сказал ему Тельвин.

Сэр Джордж усмехнулся. - Я и так уже имею достаточно проблем с драконами по собственной инициативе.

В эту ночь они проехали больше, чем ожидали, так как после полуночи тропа повернула на юг и быстро привела их вниз, в лесистые нижные склоны, где они были в безопасности. Это был длинный день и длинная ночь для всех. Последние два-три часа Коринн уже полностью полагался на то, что Тельвин найдет путь в темноте, так как дварф с трудом сидел в седле. Тельвин же держался молодцом.

Уже перед самым рассветом они попали в густой сосновый лес, где они были в полной безопасности. К их огромному удивлению они внезапно наткнулись на хижину, торчащую стреди деревьев, к которой примыкали грубые стойла для лошадей. По всей видимости это была дорожная станция, построенная гномами и расположенная как раз в дне езды от Провала Торкина.

После того, как Тельвин помог устроить лошадей, он поел, первый раз за все это время, лег и уснул, первый раз с позапрошлой ночи. Во сне он видел драконов, они мчались за ним среди гор, выбрасывая языки пламени. Проснувшись вечером, он обнаружил, что большинство в их компании находится, как и он, в дурном настроении. Особенно недовольным выглядел Перрантин; он сидел на камнях за камином, глядя на свой любимый посох с энтропией. Сольвейг выглядела так, как если бы она слишком много выпила и теперь пыталась бороться с последствиями. Сэра Джорджа даже не было в хижине, и только Коринн сохранял свое обычное спокойствие. Он ведь не был в Провале Торкина.

Сэр Джордж вошел через мгновение, аккуратно прикрыв за собой простую деревянную дверь. - Мир полон драконов. Наши три друга тяжело поработали, и созвали все свои войска. Я бы не удивился, если бы здесь оказалось по меньшей мере три дюжины драконов.

- Моя вина, - хмуро сказал Тельвин.

- Да, похоже ты прав, - согласился Сэр Джордж. - Ну, на самом деле все равно, три дракона или три сотни, так как они ищут нас на востоке отсюда. Мы снова можем идти, если будем осторожны, и я бы сильно рекомендовал убраться из этого места, пока мы в состоянии, но мы должны подождать еще часок, до полной темноты. Перри, в чем дело?

- Да, этот посох с энтропией, - ответил маг. - Я не могу себе представить, почему все пошло не так. Ты знаешь, я начинаю думать, что Волшебники Флэмов не отличат своей головы от головы дикообраза.

- Вспомни, однако, как ты сам восхищался поначалу этим артефактом с энтропией, - напомнил ему Сэр Джордж. - Единственная причина, по которой ты решил им воспользоваться, состоит в том, что эльфы вроде бы используют нечто похожее против своих собственных монстров. Даже дух-страж на Горе Мира сомневался в нем.

- Но книги говорят, что это должно работать, - стоял на своем Перрантин. - Я сам нашел ссылки, так что я знаю, что они абсолютно верны.

- Да, я видел эти ссылки. Эльфы используют артефакт с энтропией против странных гибридных монстров, которые иногда появляются в местах с темной магией. Но эти монстры сотворены магией, и конечно особенно восприимчивы к силам, которые их породили. Драконы же создания нашего мира и отлично защищены своей собственной магией.

- Но мы нашли ссылки на случаи, когда это сработало.

- Волшебники Хайланда нашли и перевели для тебя эти ссылки, - напомнил ему Сэр Джордж. - Они вдохновили нас. Они так боялись потерять свою репутацию в случае, если кто-нибудь другой установит мир с драконами, что снабдили нас ложной информацией и послали с бесполезным артефактом только для того, чтобы мы нашли нашу смерть в поединке с драконами. Единственное, что спасло нас, немного счатья, которое мы никак не могли ожидать.

- Посол дварфов сказал, что волшебники боятся потери своего престижа и влияния больше всего на свете, даже больше, чем драконов, - добавил Коринн. - В течении тех сотен лет, что они в Хайланде, они все время пытаются вырвать власть у герцогов и править сами.

Перрантин тяжело вздохнул. - Да, теперь я это вижу. Все это дело, дескать они не хотят, чтобы кто-нибудь потревожил драконов из страха возмездия, было не чем иным, как заговором Калестраана, пытавшимся помешать нам победить. Но посылка с бесполезным артефактом не кажется ли тебе чересчур сложным путем, чтобы избавиться от нас? Он мог просто попросить, чтобы эрцгерцог посадил нас в тюрьму.

- Я подозреваю, что и это должно было послужить его целям, - сказал Сэр Джордж. - Когда волшебники расскажут, что мы потерпели поражение даже после всех наших приготовлений, тогда они окажутся в состоянии потребовать от герцогов больше власти во имя эрцгерцога и получить ее. Дураки! Похоже они готовы получить власть в то самое время, когда драконы уничтожат их всех.

- О, прекрасно, - громко воскрикнула Сольвейг, одновременно пошевелив маленький костер, который горел в камине. - Теперь мы не можем идти домой, по меньшей мере обратно в Хайланд. Наше возвращение стало бы огромным затруднением для волшебников.

- Кто сказал, что мы идем домой? - спросил Сэр Джордж. - Мы не узнали то, что хотели узнать, зато мы узнали кое-что другое, не менее ценное. Драконы перепуганы насмерть каким-то Пророчеством, и у нас есть объект Пророчества прямо здесь, с нами.

Тельвин удивленно посмотрел на него. - Вы всегда знали о Пророчестве, не правда ли?

Старый рыцарь покачал головой. - Вчера я впервые услышыл о нем. Я никогда даже не подозревал о таких вещах. Я всегда верил, что с тобой связано что-то особенное, учитывая обстоятельства твоего рождения. Так как я знаю пару вещей о драконах, я просто решил, что должен позаботиться о твоей безопасности и посмотреть, что из этого выйдет. Я все еще не могу сказать тебе, кто ты такой, и почему ты являешься объектом важного Пророчества, или чем это Пророчество может быть. Я надеюсь, что ты не думаешь, что я использую тебя или что я забочусь о тебе в надежде получить какую-либо выгоду от тебя.

- Я знаю кое-что лучшее, и уже давно, - сказал Тельвин. - Я убедился за эти годы, что вначале тайна моего рождения привлекла ко мне ваше внимание, и уже давно я решил для себя, что вас интерес ко мне - скорее желание помочь, а не подталкивание меня навстречу моей судьбе.

- Я рад, что ты оценил это различие, - сухо заметил Сэр Джордж. - Я надеюсь, что ты не слишком взбудоражен.

- Нет, я не могу сказать, что слишком потрясен, - согласился Тельвин. Хотя я должен был быть выведен из равновесия, учитывая все, что случилось. Но я всегда чего-то ждал, как бы находился между прошлым и будущим, всегда жил с чувством, что однажды что-то должно случиться. Да это почти облегчение, больше не гадать о себе.

- Для меня это выглядит так, что наше приключение еще не окончилось, заметила Сольвейг, тщательно перебирая кусочки сухого дерева и подкладывая их в огонь. - Коринн, думается мне, что пришло время приготовить то, что будет нашей последней горячей пищей на долгое время.

- Посмотрим, - осторожно заметил Сэр Джордж. - Парень, я не попрошу тебя стать частью любой попытки найти значение этого Пророчества, до тех пор, пока мы не обсудим все как следует и у нас не будет хоть каких-нибудь соображений, что оно может содержать.

- Мы могли бы спросить дракона, - прокоментировала Сольвейг, все еще в плохом настроении. - По меньшей мере мы доказали, что можем подчинить дракона или двух, если, конечно, мы не используем артефакт, предназначенный для этого.

- Клянусь бородой Денварфа, о чем вы говорите? - спросил Коринн. Никто не рассказал, что случилось там. Вам действително удалось подчинить дракона?

- Наш добрый волшебник сумел подчинить одного при помощи своего зелья, - сказал Сэр Джордж. - Тельвин поймал второго заклинанием удержания.Я бы сказал, что мы победили, но там был еще третий дракон, просто выходивший из себя, чтобы оспорить эту точку зрения.

- Заклинанием удержания? - переспросила Сольвейг. - Я не очень то уверена в том, что именно там произошло, после того, как Сэр Джордж превратился в драка и прыгнул на нос дракону. Я знаю, что парень учит магию, но я думаю, что заклинание, способное сдержать разъяренного дракона, далеко за пределами его возможностей.

- В точности, - согласился Перрантин. - Он никак не мог воспользоваться этим заклинанием. Его нет в его книге заклинаний. Я могу поклясться в этом, так как сам недавно снабдил его заклинаниями. Поэтому ему было негде выучить такое заклинание. То, что он использовал, это заклинание жрецов, правда нижнего уровня, но с силой достаточной, чтобы удержать дракона.

Тельвин был удивлен больше всех. - Но как я могу использовать жреческое заклинание? Я не жрец.

- Ты не обычный жрец, - сказал Сэр Джордж, уже сделавший для себя далеко идущие выводы. - По определению, жрец посвещает свою жизнь служению одному из Бессмертных или, по меньшей мере, какому-либо великому делу. Но бывают крайне редкие случаи, во времена большой нужды, когда один из бессмертных сам выбирает себе представителя.

- И это то, что случилось со мной? - спросил Тельвин.

- Это объясняет очень много вещей, - сказал Сэр Джордж. - Мы знаем, что один из Бессмертных выбрал тебя для службы ему, так как он спас тебя, даровав тебе мощь жреца и научив использовать заклинание удержания. Но мы не знаем, кто из Бессмертных вовлечен в это дело. Мы также знаем, что ты объект Пророчества, которое так пугает драконов. Но мы не знаем само Пророчество. Если мы сложим эти два факта вместе, мы сможем сделать немного хороших предположений о тех частях, которые мы не знаем. Если Бессмертный выступил против стратегии драконов, выбрав тебя своим жрецом и представителем, если он решил таким образом разрушить все их планы, тогда они, в свою очередь, должны быть обеспокоены Пророчеством. Нет нужды повторять, что они хотят покончить с тобой прежде, чем у тебя появится шанс вмешаться.

Иными словами, подумал Тельвин, они убъют его как только увидят, как убили мать, пытаясь предотвратить его рождение. Очевидно он решили, что он умер, или вообще не родился, хотя Пророчество обеспокоило их настолько, что они за все это время на забыли о нем. Внезапно он понял многие события своей жизни намного лучше, если не до конца.

- Но как Тельвин может быть жрецом? - спросила Сольвейг. - Он не следует заветам жрецов. Помимо того, что он не знает своего покровителя, он использует заточенное оружие. Я сама учила его пользоваться мечом. Я всегда думала, что жрецам запрещено использовать заточенное оружие.

- В большинстве случаев, - согласился Сэр Джордж. - Однако бывают исключения. Последователи Одина в Северных Пределах используют мечи и топоры, любимое оружие богов Севера. Этих людей можно назвать скорее шаманами, чем жрецами, но во многом это одно и тоже. Но это приводит нас к очень любопытному вопросу.

Тельвин встрепенулся. - Какому?

- Я думаю о жреческих заклинаниях, которые ты использовал там, в Провале Торкина. Особенно об одном, заклинании удержания. Перри, поправь меня, если я ошибаюсь, но разве это не правда, что обычное заклинание удержания не сработает на существе, которое много больше того, кто использует заклинание? Так что это совершенно необычное жреческое заклинание, даже если оставить в стороне тот замечательный факт, что ты не получил это заклинание во время медитации. Жрецы обычно так не действуют.

- Были совершенно необычные обстоятельства, - напомнил ему Перрантин. -Лично у меня создалось впечатление, что его патрон просто дал ему силу для спасения его самого. Он использовал заточенное оружие потому, что у него не было ни единой причины не использовать его, и патрон разрешил это ему. Мы должны подождать, чтобы увидеть, действительно ли он будет продолжать демонстрировать экстраординарные таланты прежде, чем придем к каким-нибудь выводам.

- Должен ли я начать вести себя, как жрец? - спросил Тельвин. Он вообще был незнаком со жрецами, так как они старались избегать насыщенных магией мест, типа Хайланда. Во всех рассказах, которые он когда-либо слышал или читал о жрецах, они всегда казались похожи на довольных собой грубиянов.

- Не думаю, - сказал ему Сэр Джордж. - Если бы твой покровитель хотел, чтобы ты вел себя, как жрец, он нашел бы путь сделать так с самого начала твоей жизни. Однако это не отвечает на один тревожащий меня вопрос о тебе. Кто дал тебе книгу заклинаний?

Тельвин удивленно посмотрел на него. - Я всегда думал, что вы.

- На самом деле не я, - возразил старый рыцарь. - Я собирался ждать, пока не приедет Перри и научит тебя ею пользоваться. Это очень пугает меня, видишь ли. Твой патрон дал тебе мощь жреца, но также дал тебе книгу заклинаний, чтобы сделать тебя умелым магом. Это не только весьма необычно, но и довольно таки опасно для кого бы то ни было совмещать оба типа магии. Ты действительно потомок совершенно замечательной расы. Теперь я понимаю, каким образом твоя мать сумела защитить себя от группы драконов. Если она могла использовать заклинания обеих типов, она могла также воспользоваться силой Бессмертного, чтобы пережить эти атаки.

Тельвин вздрогнул, поражаясь тому, как быстро его жизнь стала столь сложной и запутанной. Он всегда мечтал об огромной силе и власти, которой могла обладать его раса, основываясь на том, что ему рассказывали о поступках его матери, но он также думал, что он никогда не овладеет ими, пока не откроет, кто он такой и не вернется к своему народу. Теперь, похоже, сила уже его, но принесла она с собой только большую ответственность и еще большую опасность. Он не сожалел, что получил ее, по меньшей мере пока, но он должен работать над этим, и у него есть, чего бояться.

- Это то, что вы хотели, чтобы я знал, прежде, чем решусь на что-либо? - спросил он. - Я просто не вижу выбора. Теперь, когда драконы знают обо мне, они не оставят меня в покое. Моя лучшая надежда - открыть значение Пророчества и исполнить его.

- Боюсь, что у тебя нет другого пути, - согласился Сэр Джордж. - Но мы могли бы спрятать тебя, если ты захочешь. Я могу отвезти тебя далекие земли, где ты сможешь жить спокойно. Но если один из Бессмертных выбрал тебя для службы ему, он найдет способ вовлечь тебя в Пророчество, хочешь ты того или нет. Именно так происходят такие вещи.

Тельвин покачал головой. - Я думаю, что мы должны попытаться понять в первую очередь, что именно Пророчество требует от меня. Я чувствую себя намного лучше во всем, что касается драконов, теперь когда я знаю, что Бессмертный стоит у меня за спиной. Это довольно таки надежная компания, как вы думаете?

Сэр Джордж засмеялся. - Дa ты, я вижу, оптимист. Ну, мы должны с чего-то начать. Это опять нас возвращает нас к вопросу, кто может сказать нам о Пророчестве. Драконы знают, конечно, но я не рекомендовал бы возвращаться к ним. Они настолько боятся этого Пророчества, что готовы на все, лишь бы победить его. Я хорошо знаю драконов, и я знаю, когда к ним можно приближаться без опасений, и что лучше даже не пытаться, когда они ведут себя непредсказуемо.

- Какие альтернативы у нас есть? - спросила Сольвейг.

- Насколько я могу судить, только Бессмертные и драконы знают о Пророчестве. Бессмертный заварил всю эту кашу, скажете вы, и таком случае нам было бы легче, если бы один из них поговорил с нами. Перри, есть ли какой-либо способ для Тельвина поговорить со своим Бессмертным покровителем?

- Скорее всего должен быть другой способ, - ответил маг. - Бессмертный может поговорить со своим любимым жрецом в любой момент, когда захочет. Покровитель Тельвина или не хочет или уже не может говорить с ним. Нужно иметь в виду, что Бессмертные должны соблюдать некоторые очень строгие правила, которые ограничивают их участие в делах смертных. Патрон Тельвина уже зашел далеко за границы этих правил, выбрав себе представителя, который не был его жрецом. Возможно, он не может до сих пор признать связь со своим представителем, поговорив с ним.

- Тогда какой прок от того, что у него есть свой человек? - спросил Сэр Джордж. - Нет, он должен был оставить нам какой-то путь найти то, что нам нужно узнать, чтобы могли действовать согласно его желаниям. Можешь ты попытаться помочь Тельвину связаться с его патроном?

- Нет, не слишком хорошо, - признался Перрантин. - Самое лучшее оставить это другому жрецу, желательно из его собственного ордена. Но в этом случае у нас есть выбор. Мы имеем несколько альтернатив. Мы можем попытаться найти старшего жреца ордена, посвященного одному из Бессмертных, связанного с его покровителем. Этот жрец сможет связаться со своим покровителем, а мы получим информацию из вторых рук. Так обычно действуют в подобных случаях.

- Но ведь мы не знаем, кто покровитель Тельвина, как же мы можем знать, кто из Бессмертных его союзник? - спросила Сольвейг.

- Но мы можем угадать, - напомнил им Перрантин. - Альянсы между Бессмертными всегда временны, ради общих нужд и целей. Мы можем спросить себя, кто из Бессмертных может быть против агрессии драконов, в частности кто из Бессмертных является покровителем расы или нации, которые страдают от атак драконов. Они бьют в основном по Хайланду, но Флэмы новы в этом мире, и у них нет своего Бессмертного патрона. Великие духи Этенгара уже продемонстировали, что ничего об этом не знают, когда Братья-Яки настаивали, что не могут сказать Тельвину, кто он такой.

- Кагъяр, - сказал Коринн. - Кагъяр - Бессмертный покровитель дварфов, а драконы-ренегаты всегда были врагами дварфов. Кагьяр определенно будет противиться их планам.

- Может быть, - осторожно сказал Сэр Джордж. - Я сам думал об этом. Но сначала, я думаю, Тельвин должен попытаться связаться со своим покровителем. Мы сможем решить проблему сидя на месте, хотя я сомневаюсь, что это будет так просто.

Хотя никто из них и не был особенно счастлив возникшей ситуацией, Перрантин взял Тельвина в тихое место в лесу, недалеко от хижины, и попытался помочь парню связаться с покровителем. Проблема была в том, что Перрантин был волшебник, а не жрец; он никак не мог научить кого бы то ни было искусству связи с высшим существом, потому сам не имел ни малейшего понятия о том, как это делать. Так как ни один из них не рассчитывал на успех, они не были разочарованы. Тельвин сел под деревом и попытался впасть в медитацию, которая является фокусом отрицательной концентрации. И нельзя сказать, что он был совсем на не правильном пути; после часа интенсивной отрицательной концентрации он выучил пять новых жреческих заклинаний нижнего уровня, что весьма впечатляюще для начинающего. Но он не сумел связаться ни с кем, за исключенией собственного желудка, так как сильно проголодался.

Остальные собирали вещи, чтобы уехать, как только они вернутся. Хотя они еще не решили, куда направиться, все согласились с тем, что нужно бежать от драконов так быстро, как только возможно. По меньшей мере Сольвейг сохранила их ужин теплым. Ночь уже настала, и во время пути они будут в безопасности.

- Нет счастья? - спросил Сэр Джордж.

- Я бы так не сказал, - кисло заметил Перрантин. - Парень теперь может меньше страдать от ран, сопротивляться холоду, обнаружить зло и защитить себя от него, и зажечь свет.

- Свет я могу зажечь и при помощи магического заклинания, - сказал Тельвин. Он чувствовал себя чуть ли не мошенником, выучив так много заклинаний так быстро.

- Я думаю, ты должен продолжать пытаться, - сказал ему Сэр Джордж. Это будет для тебя хорошая практика. Но в любом случае я бы рекомендовал, чтобы мы начали двигаться к тому, что нам надо узнать, с другой стороны. Я считаю, что нам надо поискать помощи высшего жреца, который сочуственно отнесется к нашим нуждам.

- Я все еще рекомендую Кагъяра, - высказался Коринн. - Существует древняя вражда между дварфами и драконами. Кагъяр очень заботится о благосостоянии дварфов. Хотя драконы еще не угрожают Рокхольму, это произойдет, рано или поздно. Я верю, что Кагъяр,подобно духам Этенгарда, увидит необходимость что-то сделать, чтобы защитить свой народ. Я верю, что он поможет нам.

- А я не уверен, - сказал Сэр Джордж. - Подобно дварфам, Кагъяр предпочитает изоляцию. Он может не захотеть помочь иностранцам, если решит, что подземные холды дварфов настолько сильны, что драконы обломают об них зубы. Я был внутри и снаружи Рокхольма почти за двести лет до твоего рождения,и кое-что знаю об этом.

- Тогда у вас есть что предложить? - спросил Коринн.

- Да, у меня есть идея, - сказал он. - Мне случалось знать жреца высшей категории, члена ордена леса, посвященного Терре, который живет в одном из священных мест Терры, в лесах Эльфхейма.

- Эльф? - недовольно спросил Коринн. Уже этого одного было достаточно, чтобы убедить его, что его план лучше.

- Я вообще первый раз слышу, что бывают эльфы-жрецы, - заметила Сольвейг.

- Существует довольно много эльфов-жрецов, - ответил ей Сэр Джордж. -Большинство из них служат своим собственным Бессмертным, Исундаль и Мэлиден, хотя более старшая Бессмертная, Терра, почитается как верховный покровитель всей природы, особенно лесистых земель и густых лесов. Терра идеально подходит для наших целей, так как всегда очень любила драконов. Она даже поддержала единственного Бессмертного-дракона, известного как Великий.

- Если она так любит драконов, почему она будет помогать нам? - спросил Перрантин. - Скорее она пошлет драконов по нашим следам.

- Нет, в это я не верю, - стоял на своем старый рыцарь. - Она никогда не одобряла любые планы драконов, связанные с захватом власти, и она безусловно не одобряет их атаки на людей. Даже если она ничего не может сделать сама, она поддержит любой план, направленный против этих атак, чтобы все снова вернулось под ее контроль.

- Но это означает путешествие в Эльфхейм, - пожаловался Коринн.

Сэр Джордж улыбнулся. - Чтобы поднять тебе настроение, имей в виду, что Рокхольм находится прямо между нами и Эльфхеймом. Я собираюсь остановиться в Денгаре в любом случае, чтобы пополнить наши припасы.

- Великий, - внезапно сказал Перрантин, как если бы разговаривал сам с собой. - Что ты можешь сказать о нем, Джордж. Если ты хочешь знать, что происходит, почему бы не обратиться прямо к источнику? Есть ли какой-нибудь способ заставить Великого поговорить с нами. Я имею в виду, что ты должен все это знать.

- Я же не жрец, ты знаешь, - ответил тот, слегка смущенно. - И не дракон. Я только драк, родственник драконов. Согласно закону я принадлежу к великой Нации Драконов и следовательно у меня есть определенные права. Но драки вообще не очень-то хорошо себя чувствуют в компании своих великих братьев. Мы ходим своими путями, и есть много драконьих секретов, о которых мы не имеем ни малейшего понятия. Я знаю больше, чем другие, потому что я один из тех немногих, кто искал компанию драконов.

- То есть ты не знаешь, как с ним связаться?

- Это было бы слишком хорошо.

- Ну, а сам Великий? - спросил Перрантин. - Он стоит за них, или он, возможно, противостоит им?

- Ты имеешь в виду атаки драконов? - спросил Сэр Джордж. - Я верю, что он должен быть против них, насколько мое мнение можно принимать в рассчет. Великий в основном миролюбив и великодушен, как бывший ученик Терры, и я всегда считал, что его главный интерес, как покровителя драконов, - защищать их. Я не раз спрашивал себя, с тех пор как все это началось, почему Великий не пытается сам положить этому конец, или быть может пытается, но драконы отказались признавать его власть.

Маг был просто потрясен. - Отказались признавать его власть? Драконы могут отважиться оказаться от своего Бессмертного?

- Они могут и сделают, если им будет это удобно. Взрослый дракон на вершине своей мощи, особенно один из драконов-жрецов, находится только в шаге или двух от того, чтобы стать Бессмертным. Среди драконов жрецы обычно намного могущественнее, чем маги, потому что жрец может быть и великолепным магом. Насколько я знаю, эта ситуация уникальна и присуща только драконам.

- Но я, вероятно, также жрец и маг, - напомнил ему Тельвин. - Но кто бы я ни был, я не дракон.

- Достаточно похоже на правду, - согласился Сэр Джордж. - Факт, что тебя родили, и ты не вылупился доказывает это. Дракона можно заставить принять форму человека, а некоторые даже делают это по собственной воле, но он должен родиться драконом. Ты можешь спать спокойно, так как ты не вылупился. Мэр Аальстен сказал бы тебе это в противном случае.

- Мэр Аальстен выбросил бы меня обратно в глушь, если бы я появился из драконьего яйца, - заметил Тельвин.

- И я бы тоже знал это, потому что дракон всегда может распознать другого дракона, или родственника дракона, с первого взгляда. Вот почему тот дракон в Провале Торкина назвал меня предателем, даже еще до того, как я принял мою настоящую форму.

- Тогда это значит, что я, может быть, являюсь отдаленным родственником эльфов, - решил Тельвин.

На сегодня они должны были закончить болтовню. Сэр Джордж не мог разрешить им сидеть и обсуждать возможности дальше, так как ночь уже настала, и нужно было двигаться в путь. Эта ночь должна была быть намного безопаснее прошлой, так как они уже спустились с нижних отрогов гор в лес, там где драконам было совсем не просто найти их. Сэр Джордж хотел спуститься с гор и оказаться в степях еще до рассвета, иначе они должны были бы остановиться раньше и ждать следующей ночи, прежде чем осмелиться покинуть безопасный лес.

Драконы все еще искали на востоке, вдоль основной дороги, ведущей в Провал Торкина. Тельвин даже в темноте мог видеть на мили вдаль, и он нервозно посматривал на них, опасаясь, что они в любой момент могут расширить свой безнадежный поиск на окружающие горы. В первый раз он наконец понял, почему они боятся и навидят его.

Пятнадцатая Глава

Он не знал, как тошнотворны могут быть плоские, травянистые, безликие степи до тех пор пока не вернулся в них. Его утешало только то, что что он никогда не был здесь ни зимой, когда в открытых всем ветрам степях было даже холоднее, чем на покрытых снегом высоты, ни в страшную летнюю жару. Но они собирались пересечь их как можно быстрее, пять дней быстрой езды с севера на юг через Ступени Этенгара.

После недолгого спора с самим собой, Сэр Джордж вытащил тотем безопасного прохода и вернул его на вершину длинного, тонкого шеста. Хотя их предыдущий поиск закончился, они все еще занимались делом которое, если они преуспеют, принесет Этенгару большую пользу. По оценке Сэра Джорджа это можно было принять в рассчет. А поскольку они несли тотем, кланы должны были разрешить им скакать без помех.

Время несется быстро, и у них было много загадок, которые было необходимо решить. Если число драконов, летающих вдоль Вендарианского кряжа, могло служить каким-нибудь знаком, северный Хайланд был уже под жестокой осадой. Другие страны скорее всего тоже уже страдали от атак драконов, и никто из них не сможет избавиться от них, пока они не поймут смысл Пророчества и не будут действовать согласно ему. Однако сейчас самой главной их проблемой была нехватка припасов. Своих замечательных лошадей они пасли на свежей весенней траве степей, чтобы сохранить корм для трудной дороги через горы Рокхольма.

Тельвину было чем занять свою голову во время этой долгой езды. Тем не менее он так и не сумел представить себе, какую роль он может сыграть в Пророчестве, которое предполагало, что у него есть сила, способная нарушить планы драконов. Быть может он должен снова подумать о своей неизвестной расе, которая стала теперь еще более загадочной, когда он узнал о своей невероятной способности быть одновременно магом и жрецом. Его мать обладала той же силой, а возможно и намного большей.

Он вспомнил тех немногих людей, которые ее знали. Мэр Аальстен, старый лесник и особенно Сэр Джордж, все они описывали его мать как настоящую леди. Хотя они и не поняли ни одного слова из ее речи, они настаивали, что все в ней доказывало ее достоинство, благородство и величие. Он спрашивал себя, не было ли такое отношение к ней следствием ее величавого достоинства высшей жрицы, в присутствии ее Бессмертного покровителя.

Тут было две мелких проблемки с идеей, что он может унаследовать такую силу. Во первых, нужно было много лет учебы чтобы стать либо квалифицированным волшебником, либо могущественным высшим жрецом, а еще больше, чтобы стать ими обоими, ведь если он не будет по меньшей мере так же могуществен, как его мать, ему не пережить свою собственную битву с драконами.

Во вторых необходимо узнать как можно больше о Пророчестве, как и о себе самом. В конце концов возможно, что его роль в Пророчестве вовсе не сводится к сражениям с драконами. Может быть он вообще должен делать что-то абсолютно другое. Сэр Джордж верил, что драконы чего-то хотят; может быть он найдет это для них.

Постепенно он пришел к выводу, что должен ждать, пока не узнает побольше, прежде чем гадать, чего ему ждать. О осознал, что ему может не понравиться то, что его ожидает, и спрашивал себя, есть ли у него право отказаться. Жрец должен решить, что он хочет служить, но потом его долг требует от него, что он должен сделать то, что от него ожидают, оставляя в стороне всякие личные обстоятельства, включая его собственную жизнь. Самый большой страх Тельвина был в том, что его долг, как жреца, уже решил все за него, не оставив ему выбора.

Он подумал, что он был великолепным дополнением к их компании: неудачливой высоченной женщине-варвару, воспитанной в одной из первых семей Тиатиса, юному дварфу, средних лет волшебнику, торговавшему антиквариатом и однорукому человеку-драку, вообразившему себя рыцарем. И добавлением к этой странной смеси был он, Тельвин, сирота неизвестной расы, ни маг ни жрец, но частично и то и это, и к тому же выбранный предствителем Бессмертного, который не объявил себя. Не удивительно, что волшебники Флэмов запудрили им мозги, накачав ложной информацией, и спроводили как можно дальше, радуясь, что избавились от такой банды эксцентриков.

- Не думаете ли вы, что волшебники огня знали о нас больше, чем мы сами о себе знаем? - спросил Тельвин, когда он и Сэр Джордж оказались рядом.

- Э? - спросил Сэр Джордж, отрываясь от своих собственных мыслей. Нет, я так не думаю. Да и еще, если бы они знали о Пророчестве, они бы сохранили тебя для своих собственных целей.

- Если только результат этого Пророчества не что-то такое, что они не хотят, - на лице Тельвина внезапно появилось удивленное выражение. - Вы знаете, мне это еще не удалось до сих пор, но может быть я найду, кто я и что я. Мой покровитель может быть мне скажет это, даже если Пророчество не исполнится.

- Это возможно, - осторожно согласился Сэр Джордж. - Вот почему мы должны держаться вместе, ты и я. Я не совсем человек, да я и не хочу им быть, но я уж точно не дракон. А ты даже не знаешь кто ты. У нас есть кое-что общее, видишь ли.

Так всю дорогу одни и те же мысли крутились в голове Тельвина.

Через какое то время он смог увидеть далекие очертания гор, поднявшихся над простиравшейся перед ними степью, высокие, заостренные пики северо-западного Рокхольма, которые были известны как Алтан Терес. Компаньоны еще раз свернули на восток и ехали суровыми, безлесыми предгорьями, пока не достигли берегов реки Стирдаль, которая втекала в степи через глубокий проход между горами, вытекая из холодных глубин Озера Стейл, одного из двух великих озер земли дварфов. Здесь они наконец вышли на тропу, которая должна была постепенно вывести их из степей, на первый взгляд больше похожую на след, оставленный бродячим стадом или прошедшим племенем.

Эта тропинка гордо именовалась Дорогой Стирдаль, и широкими петлями вела путешественников на юг через через голое предгорье в глубокое ущелье, из которого вытекала река. Этой ночью, вскоре после того, как они вышли на дорогу, они в последний раз расположились на ночевку на границе степей. На следующее утро они пересекли узкую ленту холмов и, пройдя узким проходом, оказались в довольно густом лесу. Сразу после полудня они пересекли реку по большому каменному мосту, построенному дварфами. Хотя торговля между дварфами и Этенгаром была невелика, так как дварфы мало чего хотели из степей, трудолюбивые дварфы сделали все возможное чтобы поддержать ее. Они вообще построили некоторые из лучших дорог и мостов в мире, и ухаживали за ними, не жалея сил и времени.

Дварфы очень зависели от торговли, намного больше, чем они хотели допустить. Не будучи ни фермерами ни владельцами стад, не имея ни земли ни подходящего склада характера, они были обязаны торговать, чтобы есть. Как нация кузнецов, работников по металлу и ювелиров, они отчаянно нуждались в сбыте продуктов своего труда, иначе их подземелья скоро были бы переполнены готовыми изделиями. Этенгардцы, напротив, не умели ни варить металл ни работать с ним, из-за своей кочевой жизни, так что они очень зависели от дварфов во всем, что касается оружия и вообще металлических предметов.

Остаток дня они скакали через холмистую и лесистую местность, которая привела их в проход между северными склонами Алтан Терез и Шпорой Дварфа на восточной стороне реки. Когда они выехали на небольшую лесную поляну, Тельвин смог взглянуть вперед и увидел большой форт из темного камня, горделиво возвышавшийся в высшей точке наиболее узкой части дороги. Проход Денварфа был слишком широк, чтобы дварфы могли построить крепость, которая перегородила бы весь проход, который был никак не менее пяти миль шириной. Тем не менее, Форт Денварф был так же велик, как и любой из фортов, стороживших три основные дороги в Рокхольм. И гарнизон здесь был ничуть не меньше, чем в Замке Каррак на юге, который сторожил единственную дорогу ведущую в дикие, опасные и пустынные земли Йалараума, хотя это место было намного легче защитить.

- Это должен быть Форт Денварф, - сказал ему Сэр Джордж. - Рак Денварф, на языке дварфов. Форт стережет проход в степи.Это не слишком касается этенгардцев, которые выучили давным-давно, что их тактика мало эффективна против дварфов. Но есть еще огры и хобгоблины в больших количествах в предгорьях и лесах перед фортом. Если им что-то взбредет в голову, они собираются и приходят прямо в горы, чтобы грабить шахтерские поселки и фермы вокруг Озера Стейл.

- Как выглядит здесь местность? - спросил Тельвин.

- Очень похоже на место твоего рождения, но не так холодно и слегка более цивилизовано. Огромные горы с маленькими деревнями, не похожих, правда, на твою, так как они обслуживают множество мелких шахт в горах, быстрые реки, текущие с высот и густые леса между небольшими скоплениями ферм.

- Я вообще не знал, что есть дварфы-фермеры, - сказал Тельвин.

- Фермерами становятся только дварфы, изгнанные из клана, - объяснил Коринн. Сейчас он скакал впереди, так как часовые дварфов должны были заметить его и дать им проехать. - Это парии, часто преступники и предатели, или народ, изгнанный кланом за трусость, лень или коварство. Самые отпетые негодяи покидают Рокхольм, чтобы никогда не вернуться. Те же, которые все-таки возвращаются, должны заниматься работой, которую никто не хочет делать. Для дварфов это чаще всего означает фермерство.

- У каждого живого существа есть свои достоинства и недостатки, сказал ему Сэр Джордж. - Даже у Бессмертных.

Коринн коротко хохотнул. - Парень никогда не был в этой стране. Нужно рассказать ему, чего ждать, и что ожидает его, чтобы было поспокойнее. Вы хотите сказать ему?

- Тебе лучше знать чего ждать, если ты уже не рассказал этого.

- Тогда я попытаюсь рассказать все беспристрастно. - Он взглянул через плечо на своего юного компаньона. - Тебе не следует ожидать, что дварфы, и я в том числе, ведут себя в своей собственной стране так же, как дварфы в других местах. Дварфы, которые не знают тебя, будут холодны и недружелюбны. Говори с ними честно, доверчиво и вежливо, и все будет замечательно. Ты можешь говорить о бизнесе, или о вещах, касающихся их собственной профессии, но никогда не пытайся молиться. Помни, что тебя нет друзей в этой стране, так как здесь трудно найти друзей. Дварф должен знать и уважать другого дварфа долгое время, месяцы или даже годы,прежде чем он осмелится назвать его другом. И хотя мне больно говорить это, большинство дварфов презирает другие расы. В этом отношении мы очень похожи на эльфов.

- Не в точности как эльфы, - прервал его Сэр Джордж. - Эльфы меряют свое презрение, считая одни расы хуже, другие лучше, но всегда ставя себя на верхушку. Дварфы же презирают все расы без исключения. Они просто никогда не объединяются с иностранцами. Я подозреваю, что это своего рода инстинкт.

- Это правда, - согласился Коринн. - Но сейчас дварфы менее подозрительны и замкнуты, чем мы были в прошлом. Мы сейчас в процессе экспансии, основания поселений дварфов в других землях. В настоящее время правит Клан Сирклист. Даробан - Пятый король из Клана Сирклист. Сирклист клан торговцев, которые живо интересуются внешним миром. Не ради любопытства, но из-за неограниченных возможностей, которые есть у нас для торговли со внешним миром. Есть огромный спрос во внешнем мире для нашего сверхизобилия изделий, а в других странах есть камни и металлы, которые редки дома.

Быстро приближался вечер. Солнце уже садилось за восточными горами, когда они подъехали к небольшому, хорошо укрепленному аванпосту. Он располагался на вершине долгого,пологого подъема, так что наблюдатели с аванпоста могли видеть дорогу почти на милю, достаточно далеко для того, чтобы заранее понять кто едет и подготовиться к встрече, если понадобится. Тельвин решил, что аванпост стоит здесь только для наблюдения за дорогой, так как не было дороги через проход, которая была бы не видна из аванпоста. Судя по его размерам там не мог быть большой гарнизон, чтобы сопротивляться вторжению. Дело стражей было послать весть в главный форт, до которого было четыре мили на юг. Некоторые солдаты, вооруженные тяжеловесным оружием дварфов, стояли за воротами и молча смотрели на проезжающую компанию.

Когда уже стало темно,они увидели свет в окнах большой крепости прямо перед ними. Тельвин подумал, что он бы не отказался хорошо поесть и мягко поспать.

- Сегодня мы проведем ночь на настоящей кровати, в первый раз со времемени отъезда из Браера, - сказал Коринн.

- Здесь есть постоялый двор, - спросил Тельвин, - или нас пригласят в крепость?

- Здесь нет гостинницы, - ответил дварф. - Когда комендант Форта Денварфа узнает, что мы путешествуем по делам огромной важности, он не откажется принять нас.

- И мы должны рассказать ему все? - спросил Тельвин.

- Я не собираюсь рассказывать ему все, - возразил Коринн. - Возможно, более точно сказать, что он не откажет мне. Ты знаешь мое имя?

Тельвин кивнул. - Ты Коринн Убийца Медведей, сын Дорика.

Дварф повернулся к нему лицом. - Я второй сын Дорика, а Дорика, сына Къюрика, иначе называют Королем Даробаном Пятым. Я не распространяюсь об этом, когда путешествую за границей, но я младший сын короля Рокхольма. Другие знают об этом, хотя и хранят мою тайну.

- Почему я всегда все узнаю последним? - пожаловался Тельвин.

- Потому что это твое первое путешествие с нами, - сказал ему Сэр Джордж. - Каждые две недели в седле ты зарабатываешь на новую тайну.

Коринн усмехнулся. - Возможно вскоре ты узнаешь все, так как ты должен пойти со мной ко двору моего отца. Понимаешь, мой старший брат, Доринн, должен унаследовать трон отца, который уже очень стар. Но Доринн был тяжело ранен в битве два года назад в Сломанных Землях. Он еще не совсем здоров, а возможно он навсегда останется слишком слаб, чтобы получить поддержку, в которой он нуждается, чтобы стать королем. На тот случай, если он не сумеет полность оправиться, мой отец начал готовить меня для этой роли с тем, чтобы я был готов, если потребуется.

- Странствие в компании человека-драка, который торгует антиквариатом, и бледной женщины-варвара - подходящий способ подготовки для будущего короля дварфов? - недоверчиво спросил Тельвин.

Коринн усмехнулся опять. - Так получилось случайно. Но было задумано, что путешествие инкогнито в роли искателя приключений поможет мне лучше познакомиться с другими землями и расами. Так как торговля - основное занятие двафов Сирклиста, она исключительно важна для нас. Я знал Сэра Джорджа и Сольвейг по их прошлым визитам в Денгар, и я подумал, что было бы замечательно путешествовать вместе с ними. Их трудно назвать обычными путешественниками, и я многому научился в их компании. Я рассказал им, что мне предстоит время странствий, и они согласились хранить мою тайну.

Тельвин быстро оценил преимущества путешествия по стране дварфов вместе с наследным принцем. Когда комендант Форта Денварфа вышел на двор чтобы встретить их, Коринн по-секрету показал ему символ своей власти и потребовал приюта на ночь. Больше их никто ни о чем не спрашивал. Лошадей немедленно увели на конюшню, путешественникам предоставили ванны с теплой водой, горячую еду и мягкие кровати. Естественно, что в пограничной крепости было не слишком много комнат для приема гостей, хотя никто из компаньонов не имел повода для жалоб. Коринн и Тельвин получили одну комнату на двоих, дав Сольвейг редкую возможность пожить одной, и рыцарь с магом также поселились вместе.

- Я начинаю беспокоиться, - лениво заметил Тельвин попозже вечером. -У нас есть принц, дочь из одного из первых семейств Тиатиса, рыцарь, волшебник. А я, достоин ли я такой компании?

- Ты на своем месте, - успокоил его Коринн. - Но я должен предупредить тебя об одной вещи. Всегда была враждебность между дварфами и чужеземными магами, и волшебников совсем не жалуют здесь. Лучше всего не упоминать, что ты учишь магию. Ты не будешь в опасности, даже если об этом узнают, но на тебя будут глядеть с подозрением.

- А Перрантин?

- Его здесь знают, но как ученого, - объяснил Коринн. - Да , имей в виду, тот факт, что ты жрец - это плюс, особенно так как твой покровитель противостоит агрессии драконов.

- Жрецы Кагъяра, они могут нам помочь? - с любопытством спросил Тельвин.

- Я верю, что они сделают для нас все, что в их силах.

Тельвин никогда не видел, чтобы Коринн говорил так много и так откровенно. Хотя дварфы медленно заводят друзей, похоже что дружба крепнет, когда они делятся секретами. Конечно Тельвин понимал, что Коринн никогда не поделится своей тайной с кем бы то ни было, кроме друга. С ужасом Тельвин вспомнил их первую встречу в доме Сэра Джорджа, когда он по ошибке принял Коринна и Сольвейг за воров, и так ударил дварфа по голове, что тот потерял сознание на добрую пару минут. Смешно, но поражение в битве похоже вселило к нему уважение как в дварфе, так и в женщине-воине.

На следующий день они пересекли реку по каменному мосту сразу за Фортом Денварф и снова поехали на юг. Дорога привела их к подножию гор. Тельвин даже не понимал, почему дорога удалялась от реки так далеко вглубь страны, по меньшей мере на восемь миль, разве что это приводило дорогу поближе к маленьким горным деревням и шахтам, а также многим мелким постам и гарнизонам, расположенным на высотах. Он припомнил рассказ об особенно опасной области, Алтан Тепез, любимом месте для набегов огров и гоблинов и подумал, что, скорее всего, все эти дварфы - стража северо-западной границы.

Дорога снова нырнула с высот обратно на равнину где-то через десять миль, спустившись в приятную местность негустых рощ и полян с мягкой травой. Еще через полчаса езды Дорога Стирдаль внезапно уперлась в поросший лесом перекресток и объединилась с Дорогой Стайл. Сделав еще нескольких миль на восток они в последний раз пересекли Реку Стирдаль. Дорога Стайл соединяла два самых больших города в Рокхольме, начинаясь в городе Стайл на северо-восточном побережье великого Озера Стайл и заканчиваясь в Денгаре. Единственным большим городом, стоящим прямо на дороге, был Эвемур, далеко на юге, но вдоль нее было разбросано много мелких деревушек.

Они скакали так долго, как только могли через ночь, в надежде уехать достаточно далеко, с тем, чтобы оказаться в Денгаре на следующий день. Ночь они провели в маленькой чистой гостинице в одной из деревень. Широкая, плоская местность на восток от озера была одним из лучших мест для фермерства во всем Рокхольме. После утверждения Коринна, что фермеры были изгнанниками и преступниками нации дварфов, Тельвин ожидал найти запущенную, больную и возможно опасную местность. Вместо этого он обнаружил маленькие, аккуратные деревни и фермерские дома, идеально ухоженные поля, окруженные изгородями из камня и дерева, и разделенные узкими полосками леса. Вероятно, даже отбросы общества дварфов не могли подавить свое природные стремления к аккуратности и эффективности, и они работали изо всех сил даже выполняя самые презренные дела.

К середине дня они достигли Эвемура, задержавшись там на час, чтобы поесть и дать отдохнуть лошадям. В первый раз в своей жизни Тельвин видел город дварфов. Эвемур был даже меньше, чем небольшой городок фермеров, и он был почти разочарован обнаружив что, за исключением нескольких складов, город был построенен на земле. Он был просто поражен открыв что, значительно чаще чем утверждали легенды, дварфы жили на поверхности земли, как и другие народы.

Покинув Эвемур, Дорога Стайл повела их на север через последние поля и пастбища , прежде чем достигла гор. Тельвин не мог дождаться, когда же они будут в Денгаре, так как Коринн сказал ему, что они собираются посетить нижний город. Верхний город он мог видеть уже за пять миль от него, хотя послеполуденный свет уже начал исчезать в тени гор. Верхний Денгар, как называлась надземная часть города, выстроенный на поверхности низкого плато, удобно устроился напротив одного из самых крутых и величественных пиков, которые Тельвин когда либо видел. Единственный подход к нему вел через длинный, извилистый подъем.

- Это Вершина Эверест, - сказал ему Коринн, когда они ехали вместе. - В то далекое время сразу вслед за Огненным Дождем, Кагъяр пробудил первых дварфов на высоких склонах Вершины Эверест. Там они повстречали Денварфа, который был послан, чтобы быть их первым учителем и защитником. Он был первым королем нашего народа в течении четырех сотен лет.

- Долгое время даже для дварфа, - заметил Тельвин.

- Денварф был не такой, как другие дварфы. Сила и мудрость Кагъяра жила в нем, и он оставался с нами до тех пор, пока наш народ не окреп и мы не стали готовы сами позаботиться о себе.

Все три великие торговые дороги Рокхольма, Дорога Стайл с запада, Дорога Стирдаль с юга и Дорога Эвекарр с востока объединялись вместе не доходя до подъема, ведущего в единственные ворота Денгара, которые поэтому именовались Ворота Трех Дорог. Форт у ворот показался Тельвину невероятно большим, но Коринн объяснил, что внутренность форта служит как огромная ловушка для любого врага, который сумеет ворваться во внешние ворота. Коринн представился страже у ворот, предъявив знаки своего клана, и тут же их лошади были помещены в стойла, а три молодых,сильных солдата были отряжены нести их дорожные мешки, и они начали спускаться в нижний город.

Пройдя через весь верхний город, они очутились на площади, называемой Гранд Плаза, которая была последним форпостом перед входом в пещеры. Длинный, извилистый туннель, больше чем полмили длиной, привел их из верхнего города к входу в верхнюю пещеру. Это была первая из основных пещер города, Сердце Дварфа, просторное естественное помещение, больше полутора миль в длину. Оно и было основой нижнего города.

Тельвин следом за остальными прошел по длинной прямой дорожке в центр пещеры к длинным рядам домов дварфов, с их странной формой и низкими дверьми. Это место было совершенно непохоже на аккуратные залы и проходы Провала Торкина, а было подземным городом с улицами и домами, заполнившим всю площадь огромной пещеры, в точности как в тех историях, которые Тельвин читал и слышал еще маленьким мальчиком. Множество жителей стояло, наблюдая за ними. Тельвин заметил, что среди них не было ни одного не-дварфа, и вообразил себе, что они, наверное, должны быть замечательным зрелищем для народа, который крайне редко видит иностранцев.

Наконец они добрались до королевского дворца, еще одного странного, тяжеловесного строения, двор которого между внешней и внутренней стеной был замечательным садом камней, наполненным мостиками через маленькие ручейки и гротами с невиданными грибами. Коринна узнали еще раньше, чем он смог представиться. Он что-то коротко сказал камергеру на языке дварфов, и немедленно появились слуги, которые отвели их в предназначенные им комнаты.

Никто не сказал Тельвину, что его ждет или что сейчас произойдет. Он решил, что его могут вскоре позвать на ужин, или возможно на встречу с семьей Коринна. Поэтому он помылся как можно быстрее,хотя не думал, что сможет когда-нибудь избавиться от дорожной пыли в волосах, потом одел куртку и штаны, которые хранил на дне своего дорожного мешка для особых случаев. Слуга появился вскоре после этого, чтобы проводить его к ужину.

Этой ночью ужин был подан в личной комнате короля, так как Коринн уже попросил передать своему отцу, что им надо поговорить конфиденциально. Сэр Джордж и Сольвейг уже были там, хотя Перрантин еще не появился. Король Даробан сидел во главе единственного в комнате длинного стола, престарелый дварф, почти лысый, с бородой, белой как снег. Коринн сидел слева от него. Напротив сидел дварф, который несомненно был его братом. Доринн был слегка старше брата, дварф, только что вошедший в возраст зрелости. До своего ранения он был высоким и сильным, полная противоположность Коринну, который был весьма среднего роста, даже по стандартам своего племени. Однако сейчас спина Доринна была согнута даже когда он сидел, а левой рукой он вообще не мог пользоваться. К тому же за время своей долгой болезни он стал худым и слабым.

- Так это и есть тот парень, что страшит драконов, - сказал Король Даробан, когда Тельвин вошел. Его голос не был ни насмешивым, ни неприветливым. - Как ты и сказал, он не принадлежит ни к одной расе, которую я знаю.

- Я и сам этого не знаю, - согласился Тельвин, занимая предложенное ему место. - У меня есть смутное подозрение, что я каким-то боком связан с эльфами.

- У тебе есть какие-то свойства общие с эльфами? - слегка настороженно спросил Даробан.

- Ну, помимо моего острого зрения, только слегка похожая внешность, объяснил он. - Я не верю, что обладаю какими-то эльфийскими качествами, которые могли бы обеспокоить дварфов.

Дварфы от души засмеялись, и Даробан громче всех. - Хорошо сказано. Признаюсь, в твоей внешности есть что-то эльфийское, но только те черты, которые наиболее благородны. У эльфов есть свои добродетели; я же не слепой, и не важно, что они много в чем ошибаются. Но вернемся к Пророчеству, которое упомянул мой сын. Что ты сам думаешь об этом?

- Ну, я действительно не знаю, что и думать, - вынужден был признаться Тельвин. Он пытался выглядеть естественно и свободно, хотя стул был слишком мал, а стол слишком низок. - Когда я узнаю больше о Пророчестве, тогда у меня будет мысль получше, а сейчас я знаю только то, что оно выводит из себя драконов. И я думаю, что у меня нет выбора в этом деле.

- Ты боишься? - спросил дварф.

- Я боюсь драконов, но это естестественно. Но я не боюсь Пророчества, потому что оно скажет мне кто я или откуда я взялся. Я очень хотел бы однажды вернуться домой, если бы я только знал, где мой дом.

Даробан какое-то время посидел, откинувшись на спинку стула и взвешивая возможности. - Я уважаю твою позицию. Насколько я вижу ты чувствуешь, что должен сделать все что ты в состоянии, при условии что у тебя есть способность прекратить атаки драконов. Теперь ты можешь полностью посвятить себя этой цели, или ты хочешь сначала узнать, какое будущее тебя ждет по этому Пророчеству и что оно потребует от тебя?

- Да, тут есть над чем подумать, - сказал Тельвин. - Я бы оценил ваше отношение к этой дилемме.

- Ну что ж, как король дварфов я должен в первую очередь учитывать интересы нашего народа, - задумчиво сказал Даробан. - Если ты на самом деле объект Пророчества, которое спасет мое королевство от атак драконов, тогда твои интересы - мои интересы. Как твой компаньон и друг, мой сын поклялся в твоем стремлении к добру, и я удовлетворен. Поэтому я и вся нация дварфов сделаем все, чтобы помочь тебе открыть значени этого Пророчества.

- Мы высоко ценим это, - сказал Сэр Джордж, заговорив в первый раз. Нам очень нужна помощь. Если перейти прямо к сути дела, не будете ли вы возражать против нашей поездки в Эльфхейм для консультации со жрецом, который может помочь нам?

Король постарался не вздрогнуть. - Если это необходимо, я не возражаю. Как я уже сказал, я не слеп к достоинстам эльфов. Сказано, что обязанности жреца могут заставить его переступить через его долг к расе или народу, если он стремится к еще большему добру. Я должен рассказать тебе, что красные драконы пролетают над нашей страной каждые несколько дней, осматривая наши города и наши дороги. Есть ли у тебя идеи, когда нам ждать первых атак?

Сэр Джордж покачал головой. - Я должен честно признаться, что не знаю. Самое пристальное внимание драконов сосредоточено сейчас на северном Хайланде. Теперь, когда они знают о Тельвине и смысле Пророчества, они боятся, что оно может исполниться, и они должны буквально вылезти из кожи, но найти его. А если это так, то они могут возобновить поиски в последнем месте, где они видели его мать, далеко на запад отсюда.

- Так что чья-та злая судьба работает на нас? - спросил король. - Из всех земель в этой части света Рокхольм лучше всех приспособлен для защиты от атак драконов. Но после того, как я услышал твой рассказ об осаде Провала Торкина, я уже не так уверен в этом. Время от времени мы имели дело с ренегатом или двумя, соблазненными слухами о наших сокровищах., и обнаружили, что нам достаточно просто защитититься от них. Я подозреваю, что мы сами сбили себя с толку, вообразив, что равны драконам. Эта ошибка может дорого стоить нам.

- Драконы имеют более чем достаточно силы, чтобы уничтожить любую нацию в мире, - сказал Сэр Джордж. - Если они захотят, они могут пролететь ураганом через Рокхольм или Тиатис за неделю, оставляя за собой развалины городов и разбитые армии. Вот почему я утверждаю, что драконы пока еще не воюют с нами, если они вообще намерены воевать.

- Тогда что мы можем сделать? - спросил Даробан.

- В точности то, что вы делаете сейчас, - ответил ему рыцарь. Готовтесь, делайте запасы, обучайтесь и надейтесь на Пророчество. Только Бессмертные могут встать против ярости драконов, и я могу вас уверить, что Кагъяр и покровители других рас не собираются стоять в сторонке и разрешить драконам уничтожить этот мир. Пророчество - это ответ Бессмертных. Я подозреваю что это единственный шанс заключить мир с драконами, не доводя дело до войны.

- Их внимание сосредоточено главным образом на Хайланде, - сказал Перрантин, наконец-то входя и занимая свое место. Он присоединился к разговору, как если бы он был здесь все время. - Я все более и более убеждаюсь, что это не случайное совпадение. Флэмы - новый народ в этом мире, и они принесли с собой свою собственную магию. Когда мы были в Браере, я получил достаточно намеков чтобы подозревать, что эти волшебники огня обладают магией, весьма могущественной и возможно более опасной, чем они сами думают. Это могло настроить драконов против них.

Разговор прервался, когда слуги внесли ужин. Тельвин взглянул на еду с подозрением. Он любил приключения и всегда был готов попробовать что-нибудь новенькое, но он обрадовался, когда увидел, что не было этих странных грибов, которых дварфы, по-видимому, обожали.

После ужина Тельвин решил прогуляться по дворцу. Это было не так то просто из-за маленьких размеров всего в городе дварфов, особенно потолков, которые были только чуть-чуть выше его головы, и дверей, которые были так низки, что ему приходилось сгибаться, входя в них. Он знал, впрочем, что Сольвейг было еще хуже, так как она не могла стоять прямо нигде, кроме самых больших залов.

В пещерах Денгара было ни темно ни светло, но вечные сумерки от сияния факелов и магических ламп. Для остальных здесь было темно, даже сумрачно и угнетающе. Но способность Тельвина видеть в темноте была по меньшей мере такая же, как у дварфов, и поэтому у него не было с этим проблем.

- Тельвин!

Он услышал, как голос Коринна зовет его. Он взглянул и увидел двух сыновей Дорика вместе в той части сада, которая была частично скрыта абстрактыми каменными формами. Коринн стоял, а его брат Доринн сидел на каменной скамье.

- Я вижу, ты пережил первую встречу с нашим отцом, - сказал Коринн. Ну, что ты думаешь?

- Я нашел, что король - человек с открытым умом и замечательно рассудительный, - ответил Тельвин. - Признаюсь, я слышал много нелестных отзывов о дварфах, что они могут быть холодными и подозрительными к иностранцам, но я не заметил ничего такого.

- Наш отец очень расположен к тебе, - сказал Доринн. - И я могу добавить, что мой брат поклялся, что ты был ему добрым другом и храбрым товарищем, два качества, которые дварфы ценят больше всего. И все это нужно было сказать отцу, чтобы он принял тебя.

- Я польщен, - сказал Тельвин.

- Даже если так, ты заслужил это, - настойчиво сказал Коринн. - Я снова буду сопровождать нашу команду, когда мы выедем. Мой отец согласился с этим.

- Мне казалось, что ты не останешься с нами, - удивленно сказал Тельвин.

- И мне тоже, - сказал Коринн. - У меня была одна цель попутешествовать в других странах как обыкновенный искатель приключений. Это был способ поездить и посмотреть другие страны и других людей самому. Очевидно, что совсем другое дело - участвовать в походе для того, чтобы открыть и выполнить Пророчество такого огромного значения. Как у сына короля, у меня есть долг перед моим королевством и моим народом. Сейчас мой долг требует от меня помогать тебе изо всех сил.

- Я польщен, - сказал Тельвин и Коринн понял это.

- Брат, не мог бы ты принести мне что-нибудь выпить из погреба? попросил Доринн.

- Конечно, - сказал Коринн с поклоном, потом усмехнулся Тельвину. - Но я боюсь, что у нас нет вишневого ликера.

Доринн подождал, пока его брат не изчез во дворце, потом повернулся к Тельвину. - Я боюсь, что мой брат найдет меня слишком откровенным, но это не важно. Есть кое-что что ты должен знать о Коринне, а он не сможет вот так запросто сказать тебе. Ты сам видел, что наш отец очень стар. Хотя его здоровье по-прежнему остается очень хорошим, он должен быть в форме по меньшей мере еще девять лет, чтобы быть сильным королем. Ты знаешь, я ведь не старший сын Дорика. У меня был старший брат, который конечно должен был стать следующим королем. Когда он погиб бою сорок лет назад, я стал наследником. Но мой отец пожелал еще одного ребенка, на случай, если что-нибудь случится со мной. Жизнь сына короля в Рокхольме - опасная жизнь.

- Да, я начинаю это понимать, - отозвался Тельвин.

- Наши родители были уже стары, и они уже не надеялись иметь иметь еще одного ребенка, - продолжал Доринн. - Но когда родился Коринн, все казалось замечательно. Потом я был ранен в бою в Сломанных Землях, и мы стали лицом к лицу с возможностью, что я никогда не буду способен стать королем. Я не могу быть королем сейчас, так как король Рокхольма должен быть готов служить. Но он должен быть взрослым, а Коринну только сорок один. Дварф не считается совершеннолетним, пока ему не исполнится пятьдесят лет. До этого возраста его не будут рассматривать всерьез, если будет необходимо выбрать нового короля.

- Вероятно ли, что это будет проблемой? - спросил Тельвин. - У тебя еще есть время восстановиться.

- Почти наверняка. Я говорю тебе по секрету, что мои шансы на восстановление, на то, чтобы стать королем, близки к нулю. Мы должны быть готовы. Если никто из сыновей Дорика не будет признан достойным, королевский сан будет передан в другой клан. Мы наслаждались временем экспансии и преуспевания, в основном потому, что Клан Сирклист посвятил себя торговле. Все может закончиться , если Клан Эверест получит королевский сан.

- Я понимаю твои опасения, - согласился с ним Тельвин. - Разве ничего не может помочь? Ты пытался обратиться к целителям из других стран?

Доринн нахмурился. - Мы не говорим об этом с иностранцами, но дварфы не поддаются магии, включая магическое целительство. Маги не в состоянии помочь мне. Наши жрецы сделали все возможное и, если будет на то воля Кагъяра, я выздоровлю. Но у Кагъяра могут быть и другие планы. Вот почему Коринн должен вернуться к нам целым и невредимым. Я прошу тебя, как его друга, чтобы ты присмотрел за ним.

- Я это сделаю, - пообещал Тельвин, - если он разрешит мне.

Шестнадцатая Глава

Сэр Джордж объявил, что они проведут дополнительный день в Денгаре, чтобы отдохнуть, хотя он больше беспокоился о лошадях, а не об их всадниках. Лошади доскакали из Браера до Горы Мира, поднялись к руинам Провала Торкина, потом спустились через степи к центру Рокхольма. Они были хорошей породы, но еще более замечательно было то, что ни с одной из них не возникло никаких проблем. Король лично распорядился,чтобы за ними ухаживали лучшим образом. Коринн же предложил своему юному товарищу посмотреть нижний город Денгара, благо есть такая возможность. Сэр Джордж, Сольвейг и Перрантин уже бывали здесь раньше, по делам бизнеса, когда они впервые повстречали Коринна. Поскольку она была намного выше дварфов, Сольвейг чувствовала себя с ними неуютно, пока не познакомилась с ним. Коринн не возвращался домой два года, с тех пор, как присоединился к группе Сэра Джорджа.

- Коринн всегда восхищался Сольвейг, - объяснил Сэр Джордж во время завтрака, пока они обсуждали план посмотреть город. - Его всегда потрясает, что ее ноги также длинны, как он сам.

- Это не совсем точно, - прокомментировал Перрантин. - Он на четыре фута выше. Если они встанут рядом, его макушка будет прямо под ее грудью.

- Где он сможет насладиться замечательным зрелищем, - добавил Сэр Джордж, так как именно этой тактики он и Перрантин обычно придерживались, и она работала.

Коринн начал свою экскурсию прямо с внешней стороны дворцовой стены. Он объяснил, что пять из шести разных кланов владеют частями Денгара, так что те иногда похожи на вооруженные лагери. Основное сопротивление королевской политике идет из Сената, и здание Сената находится сразу на запад от королевского дворца. Все кланы имели своих представителей в Сенате, голосуя за новые законы, представляемые на рассмотрение королю и обсуждая законы, исходящие от короля. Хотя короли не слишком любили Сенат, они понимали,что разрешение кланам иметь голос и власть в Сенате - единственная вещь, отделявшая Рокхольм от гражданской войны. В своей собственной политике кланы предпочитали быть маленькой нацией внутри большой.

Самой непосредственной заботой Короля Дагобара и его наследников был могущественный Клан Эверест. Как объяснил Коринн, они более или менее владели Денгаром, как над, так и под землей. Первый король Рокхольма после легендарного Денварфа был из Клана Эверест, и с тех пор этот клан дал больше королей, чем все другие, вместе взятые. В результате весь северный конец основной пещеры был крепостью Эвереста в течении столетий. Огромные дома и особняки богатейших семей Эвереста стояли сразу на юг от дворца, очень похожие на линию вражеских укреплений. Принадлежавшие Эвересту насосные станции и комлекс зданий Королевской Стражи также располагались рядом с дворцом, и как по традиции, так и по закону Королевская Стража состояла целиком из юных дварфов Эвереста.

Все это заставляло короля и его семью чувствовать себя как на острове, окруженном морем недоброжелательности. Кланы Эверест и Сирклист не были в общем-то в оппозиции друг к другу, так как они оба были богатыми торговыми кланами, заинтересованные в коммерции и процветании нации. На самом деле, благодаря общим интересам и целям они часто объединялись с Кланом Скаррад против других кланов. Но дварфы Эвереста никак не могли забыть, что они занимали трон чаще, чем кто бы то ни было с начала истории дварфов, и хотели его обратно. Даробан I получил корону после голосования в Сенате, когда в Эвересте не было претендента на трон, способного внушать доверие, самый большой позор для Клана Эверест за многие века.

Военный Клан Торкрест, который доминировал в армии Рокхольма, имеет свою крепость в верхнем Денгаре и всегда старался держаться подальше от склок, сохраняя хорошие отношения со всеми кланами. Небольшой Клан Бухродер, в основном посвятивший себя служению Кагьяру в качестве жрецов, занимает район сразу за центром главной пещеры. Клан Хурварф занимает Пещеру Бегущей Реки к востоку от главной пещеры, Сердца Дварфа. Они консерватораторы,по большей части шахтеры и инженеры. Они всеми силами противятся контактам с другими расами и внешним миром, и таким образом находятся в оппозиции правлению Клана Сирклист и их политики экспансии и торговли. У Клана Скаррад вообще нет своей крепости в Денгаре. Они - кузнецы и механики нации дварфов, искуссные в науках, особенно в архитектуре и машинах. Из-за того, что они ценят торговлю с внешним миром как рынок для своих изделий и своих талантов, они поддерживают короля.

- Теперь ты можешь оценить, почему так важно, чтобы я или мой брат занял трон после нашего отца, - сказал Коринн. - Поскольку наш клан получил власть относительно недавно, у нас нет веса традиции, которая поддержала бы нас. Я осмелюсь сказать, что Эверест вырастил целую конюшню своих кандидатов с того дня, как Доринн был ранен.

- Мне кажется, что Даробана уважают, даже любят, - заметила Сольвейг. Это тоже должно чего-то стоить.

- Не слишком много, - ответил Коринн. - Это правда, что Рокхольм процветает под долгим управлением моего отца, и это было время мира. Но возможность войны с драконами повредила престижу нашей семьи. Проблема с драконами может породить разнообразные последствия, каждое из которых может стать политической катастрофой для нас. Торкрест может потребовать выбрать военного короля, без сомнения одного из них, чтобы встать лицом к лицу с враждебным внешним миром. Хурварф может захотеть выслать всех иностранцев, закрыть ворота наших городов и зарыться под землю. И они могут сказать, что именно политика нашего клана привела к волнениям.

- Если только наследник из Клана Сирклист не сумеет сыграть важную роль в осуществлении Пророчества, которое обещает положить конец агрессии драконов, - хладнокровно заметила Сольвейг. - Я достаточно хорошо разбираюсь в политике. Я выросла как дочь в одном из первых семейств Тиатиса, где политика как искусство, так и религия.

- То, что ты сказала - правда, - согласился Коринн. - Если наш поход увенчается успехом, тогда честь, которую я заработаю за мое участие, гарантирует мое право быть наследником или право моего брата поддержать меня. Пророчество затрагивает Бессмертных, что означает, что наш поход получает безусловную поддержку жрецов, и всего клана Бухродер в придачу. А желания жрецов очень сильно влияют на политику других кланов, особенно Торкреста и Хурварфа,которые в противном случае предпочтут короля из Эвереста.

- То, что ты только что сказал, означает, что успех или неудача нашего путешествия может определить, кто будет следующим королем Рокхольма, сказал Тельвин, устрашенный этой мыслью.

- Поход - наш секрет, - сказал Коринн. - Самое лучшее для нашей компании, если наша цель останется неизвестной, как нашим врагам, так и нашим сюзникам. Мой отец сохранит нашу тайну. Помимо него, только члены королевской семьи и высшие жрецы будут знать о нем.

Тельвин выучил много нового о политике за это время, хотя и был напуган тем, что он узнал. Он не любил политику, когда жил с Флэмами. Их предрассудки и бесконечные ограничения убедили его, что нация Флэмов наиболее робкий и ограниченный народ в мире. Кланы дварфов и их борьба за власть почти сравняли их с Флэмами в этом отношении. Он всегда думал о дварфах, как о твердом и практичном народе, слишком занятом своими делами чтобы чересчур много думать о политических схемах.

Он начал думать, что в этом мире нет такого места, где честный народ относится друг к другу с прямотой и достоинством, где все свободно могут прожить свою жизнь в мире и безопасности. Дварфы разочаровали его. Он часто слышал, как Сольвейг рассказывала о безжалостной политике первых семей Тиатиса, Сэр Джордж говорил тоже самое о Даркине, и он знал, что эльфы были одержимы своей страстью к судам. Даже племена и кланы Этенгара постоянно воевали друг с другом, за почти однаковые части степей. Он уже начал вохищаться драконами, которые были по крайней мере честны.

Коринн продолжал свои объяснения политических фракций и союзов кланов и как они помогают сохранить целым Денгар и даже сам Рокхольм. Когда он закончил, его экскурсия по городу стала более обыкновенной, такой, какую Тельвин и ожидал в первую очередь. Тур продолжился в крепости Клана Сирклист в Поющих Залах. Поначалу Тельвин был обманут этим именем и вообразил себе, что это из-за любви дварфов к йодлингу. Он даже увидел в своем воображении целые хоры дварфов, старательно поющих все мелодии из нотных томов, которые они сумели раздобыть.

Настоящая причина такого необычного названия оказалсь абсолютно иной. Пещера примыкала к горной стене, в камне которой были прорезаны длинные, узкие шахты. Сильные ветры с верхних откосов врываясь в эти тунелли порождали глухие, жуткие завывания, которые дварфы, дав волю своему воображению,называли пением. По той же причине Поющие Залы были самой холодной частью города, но дварфы Клана Сирклист не жаловались ни на холод, ни на шум, так как их пещера была совсем рядом с входом в нижний город, обеспечивая легкую траспортировку их товаров для торговли в Верхний Денгар.

Коринн сократил свою экскурсию через Денгар на пару мест. Пещеру Бегущей Реки они обошли как можно дальше, так как Клан Хурварф не любил, когда иноземцы оказывались рядом с их крепостью. Точно так же Пещера Черного Озера на западной стороне города была закрыта для посетителей. Эта небольшая пещера почти полностью была наполнена водами большого озера, питаемого подземными источниками. Пещера была собственностью Клана Эверест, который, используя избыток влаги, выращивал в ней гигантские грибы. Эти грибы росли исключительно быстро; Коринн утверждал, что, если необходимо, дварфы могут закрыть ворота и жить под землей многие годы, питаясь одними грибами.

Одной из проблем Денгара, по меньшей мере для Тельвина и Сольвейг,было то, что все магазины находились в верхнем городе. Поэтому, переходя из пещеры в пещеру, они видели одну и ту же картину - тяжело работающих дварфов, получающих истинное наслаждение от своей работы. Дварфы носили простую, темную одежду, так что Тельвина и Сольвейг оделись так же, надеясь избежать повышенного внимания. Напрасные усилия. Постоянные косые взгляды сопровождали их, как если бы они были экзотическими животными в зоопарке.

Во дворец они вернулись к обеду. Коринн пообещал, что северные пещеры Денгара, старый город и Кристаллическое Озеро будут более интересными. Но когда обед уже почти закончился, а он все еще не вернулся, она начали думать, что какое-то дело потребовало его присутствия.

Тельвин обедал вместе с Сольвейг на закрытой терассе в северной части дворца. Глядя с террассы, он скоро открыл, почему дварфы делают крыши в своих подземных домах. Потолок пещеры всегда был мокрым от воды, которая конденсировалась там и капля за каплей подала вниз, на дома. Эта часть Пещеры Сердце Дварфа имела высокий потолок, похожий на огромный купол, и Тельвин был удивлен увидев, что были дома, гнездившиеся на выступах выше них.

- Взгляни-ка на это, - воскликнул он. - Дварфы живут там, наверху.

Сольвейг подошла к перилам терассы и вгляделась. - Я полагаю, они научились быть осторожными. Но это определенно придает новое значение выражению: иметь соседей, падающих на тебя.

В этот момент появился Сэр Джордж, благосклонно поглядывая кругом. Коринн шлет свои извинения. Он сказал, что поведет вас в задние пещеры позже, если будет время. Кстати, есть какая-то причина, что вы шляетесь босиком?

- Это была идея Тельвина, - сказала Сольвейг. - Она помогла мне решить проблему с потолками. Сапоги делают тебя по крайней мере на дюйм выше.

- Для вас обоих дюйм похож на камень на вершине холма. И это помогло? спросил Сэр Джордж, усевшись за стол.

- Без сапог легче ходить согнувшись, - ответила Сольвейг. - И я не бьюсь головой в дверь так часто, как раньше.

- Что случилось с Коринном, - спросил Тельвин, меняя тему. - Произошло что-то важное?

- Да, я подозреваю, - ответил Сэр Джордж. - У меня сложилось впечатление, что король консультируется с жрецами Кагъяра по поводу Пророчества. Коринна позвали, по-видимому, чтобы он был свидетелем.

- Это плохо для нас? - спросила Сольвейг.

- Нет, я надеюсь, что нет. И если Кагъяр соизволит рассказать своим жрецам о Пророчестве, это избавит нас от поездки в Эльфхейм.

Тельвин не знал как иметь дело со жрецами. Он никогда не общался ни с одним жрецом, так как у них было мало дела в Хайланде, а Флэмы не хотели их видеть ни под каким предлогом. В тех немногих историях, которые он слышал о них, они всегда держали себя высокомерно и холодно, и постоянно стремились пожертвовать жизнями и имуществом других ради достижения своих целей. Ему самому они казались воплощением всего того, что он не любил в волшебниках, только еще хуже, и он еще не встречал волшебника, который бы ему понравился, за исключением Перрантина. Однако он тут же напомнил себе, что его мать была жрецом и, очень вероятно, он сам тоже.

Сейчас он надеялся, что жрецы дварфов могут рассказать ему о Пророчестве без его личного участия. Он надеялся, также, что такие мысли не трусость. Ему нужна была компания жрецов, имевших знания и опыт, которых у него не было, если он хочет когда-нибудь стать настоящим жрецом.

Коринн появился только к ужину, так что им не удалось увидеть остаток города. Было похоже, что в этот раз они его и не увидят, так как Сэр Джордж хотел уехать завтра рано утром. Вернувшись, Коринн долго извинялся, так как дварфы не любили не выполнять свои обещания, но Тельвин и Сольвейг дружно уверили его, что их поход и угроза драконов должны быть на первом месте.

Однако этой ночью они почувствовали себя более, чем утешенными, так как Король Даробан развлекал гостей на настоящий дварфский манер, вместе с членами своей семьи и своим кланом. Было много песен и танцев, в которых дварфы не очень то хороши, и также много пива, которое дварфы изготовляют с большим искусством. Тельвин больше ел, чем пил, но Коринн сумел улестить его и он показал, чему успел научиться в дварфском йодлинге. Для новичка Тельвин выполнил все неплохо, несмотря на недостаток практики, и дварфы были очень польщены и впечатлены. Праздник, однако, закончился довольно рано, так как путешественники должны были уехать на восходе.

Тельвин с удовольствием предвидел свою последнюю ночь в настоящей кровати, хотя и слишком короткой, так как он не знал, когда у него будет другой шанс. Однако, как только он улегся и заснул, ему послышался негромкий стук в дверь. Думая, что уже рассвет, он надел рубашку и пошел открывать дверь, ожидая увидеть Сэра Джорджа и Сольвейг, ждущих его. К его изумлению, это оказался Коринн вместе с женщиной-дварфом, которую он никогда раньше не встречал.

- Да, это скромнее, чем белое платье Сольвейг, - сказал ему Коринн, откровенно наслаждавшийся его внешним видом. Рубашка Тельвина была выбрана исходя из нереальных ожиданий скорости его роста. - Можем мы войти? Это очень важно.

- Да...конечно, - сонно ответил Тельвин. - Пожалуйта, извините меня на секунду.

Он заторопился в темный угол комнаты, чтобы натянуть штаны. Когда он вернулся, оба его посетителя сняли чехол с магической лампы, стоявшей на маленьком круглом столе. Лампа давала достаточно света, чтобы все отчетливо могли видеть друг друга. Женщина-дварф села за стол, а Коринн остался стоять. Тельвин почувствовал что он должен сесть на оставшийся стул, иначе он будет возвышаться над ними, как башня. Женщина была довольно худа для дварфа, с прямыми черными волосами,которые она заплетала в единственную косу, очень похоже на то, как Сольвейг заплетала свои волосы. Ее глаза были черны, она носила темно-желтое платье с капюшоном, сейчас откинутым назад.

- Тельвин Лисий Глаз, это Кари, - сказал Коринн. То, что он не назвал ее полное имя, было, по-видимому, не случайно.

- Я - жрица Бессмертного Кагъяра, - объяснила женщина. - Когда мы действуем, как служители нашего ордена, мы не должны пользоваться полными именами. Чтобы показать, как я тебе доверяю, я скажу тебе мое полное имя: Кари, Дочь Гиласа, из Клана Бухродер.

- Я не могу сказать тебе мое настоящее имя, - сказал Тельвин. - Я сам его не знаю.

- Я понимаю, - заверила его Кари. - Мы пришли попросить тебя сделать кое-что, но только попросить. Ты можешь отказаться в любой момент, и не бойся оскорбить нас. Но я прошу тебя, чтобы наш визит остался в тайне, даже от твоих компаньонов.

- Сэр Джордж знает сущность того, что мы предложим тебе, - добавил Коринн.

- Я сохраню ваш секрет, - сказал Тельвин. Так как Сэр Джордж не возражал, то и он не видел причин отказываться. - На самом деле я подозреваю, что я знаю почему вы здесь.У вас есть какая-то причина думать, что Кагъяр может помочь решить загадку с Пророчеством.

- Ты прав, - согласилась Кари. - Твое Пророчество затрагивает безопасность как Рокхольма, так и дварфов в других странах. Это должно заботить Кагъяра. Он может ответить на твои вопросы . Хочешь ли ты попробовать?

- Конечно, - быстро ответил он. - Мне сказали, что я жрец, а я не знаю ничего об этом. Я хотел бы повстречать других жрецов и посмотреть, что они делают, хотя я знаю, что они не захотят посвящать меня в их секреты.

Кари не обиделась. - Я не знаю, кто твой покровитель, но он против разрушения, и это делает его союзником Кагъяра, по меньшей мере в этом деле. Мы поможем тебе всем, что в наших силах, если ты захочешь помочь нам. Может быть ты не знаешь, что все жрецы - воины. Мало кому из нас приходилось сражаться с оружием против врагов, но мы всегда готовы к защите своего народа. Правда, я говорю только о законных орденах, так как есть Бессмертные, приверженые злу и завоеваниям, и их жрецы действуют как главы армий и бандитских шаек. Тем не менее, насколько я могу судить о тебе, я готова поклясться, что ты принадлежишь к законному ордену. У тебя есть чувства защитника, даже великого вождя. Боишься ли ты Пророчества? Оно может потребовать от тебя весьма мужественных решений.

- У меня нет выбора, - сказал Тельвин. - Драконы знают меня. Я очень сомневаюсь, что могу вечно бегать от них. Как бы страшно не было это Пророчество, оно - моя лучшая защита.

- Боюсь, что ты прав, - согласилась Кари. - Ты должен понимать, что я не могу обещать тебе успех, но мы сделаем все, что в наших силах. - Если ты захочешь, мы отправимся в святое для Кагъяра место, где его присутствие очень сильно. Это длинное путешествие, и оно займет большую часть ночи. Когда мы вернемся, мы используем заклинание восстановления, так что утром ты будешь себя чувствовать так, как будто проспал всю ночь.

- Тогда вперед, - сказал Тельвин. - Я должен что-то взять с собой?

- Ничего, кроме себя, - сказала она ему. - Нельзя брать ни оружие, ни магические артефакты, ни любые другие артефакты, которые могут быть символом любого Бессмертного, кроме, конечно, Кагъяра. Мне сказали, что ты, к тому же, маг. Не бери, я тебя прошу, твою книгу заклинаний. Это, в общем-то, не опасно, но может разрушить все наши усилия.

Из дворца они вышли так тихо, как смогли. Хотя внимания стражи они и не избежали, но присутствие Коринна позволило избежать лишних вопросов.

Нижний Денгар спал. Лампы были притушены, и только отдаленное удары молота и другой техники дварфов можно было услышать в огромной пещере. Кари повела их тем путем, которым они уже шли, когда выходили из дворца - прямо по направлению ко второй великой пещере Нижнего Города, Пещере Кристаллического Озера. Из всех пещер города она была самой длинной, а ее потолок был раза в три выше, чем свод Пещеры Сердце Дварфа.

Но эта пещера не была так обжита, как остальные, так как большую ее часть занимало обширное озеро с ледяной горной водой, Кристаллическое Оз