Book: Влюбленный бог



Джасим Фарид

Влюбленный бог

Фарид Джасим

ВЛЮБЛЕННЫЙ БОГ

Закат был великолепен.

Розовые облака, красное солнце, наполовину окунувшееся в море, небо полная гамма цветов. Одинокий кораблик, плывущий под треугольным парусом по спокойному морю. Мир, покой, красота.

- Идеальный пейзаж для художника, - проговорил я, глядя в окно. Впрочем, не только для художника, для всех. Но красоту, к сожалению, не все и не всегда замечают.

'Жаль, что завтра этого всего уже не будет' - добавил я про себя.

Я вздохнул и отошгл от окна. Комната была наполнена волшебным розовым светом заходящего солнца. Бросив прощальный взгляд на море, я задгрнул занавес и сел в кресло.

- Грустишь? - спросила Кейт.

Она сидела на диване напротив.

Тгмно-каштановые волосы до плеч, бледное лицо, серые глаза.

Худенькая, почти хрупкая, но с хорошей фигурой. Я бы не сказал, что она очень красива, но мне она всг же нравилась.

Я молча кивнул и посмотрел на нег.

'Почему ты мне так нравишься?' - спросил я сам себя. Этот вопрос я задавал себе не раз, но пока не нашгл ответа. Иногда мне казалось, что я и не хотел его находить. Когда не знаешь чего-то, но догадываешься, то это похоже на смакование хорошего вина.

Наслаждаешься вкусом пока держишь во рту. Раз проглотил - вкус начинает исчезать и вскоре остагтся одно лишь воспоминание об ощущении.

- Я тоже, - она вздохнула, - Я не хочу, чтобы ты уезжал.

Я успел заметить блеск в ег глазах, прежде чем она отвернулась.

- И я не хочу. Ливерпуль - прекрасный город. Такой же красивый как ты.

Я попытался улыбнуться, но ни мой комплимент, ни моя улыбка не произвели на Кейт никакого впечатления.

'Завтра уже не будет никакой красоты, - подумал с сожалением я, - Как, впрочем, и уродства.' - Ты знаешь, - сказал я после некоторого молчания, Возможно, мы ещг когда-нибудь увидемся.

Я почти соврал.

- Когда?

Я пожал плечами. Что я мог сказать на это? После всего, что произойдгт завтра, даже при удачном исходе, и если она останется жить... Не знаю. Не стоило говорить этого.

- А почему ты не возьмгшь меня с собой?

- Кейт уже не пыталась скрыть слезу, которая побежала вниз по ег щеке и остановилась возле уголка ег губ, словно раздумывая, куда ей катиться дальше. Тут мне показалось, что я вижу ответ на свой вопрос, который я так часто задавал себе. Я закрыл на несколько секунд глаза, а когда открыл, слезы уже не было. Были лишь мокрые глаза и приподнятые тонкие брови - она ждала ответа.

Я протянул руку и погладил ег по волосам.

- Если я возьму тебя с собой, это может изменить наше... вернее твог отношение ко мне.

- Почему ты думаешь, что я... - она запнулась на полуслове, - ...ты думаешь, что я перестану любить тебя?

Я почувствовал едва заметную нотку гнева в ег голосе.

- Я не говорил, что ты перестанешь любить меня. Я сказал, что твог отношение ко мне может измениться.

Оно может ухудшится, то есть... то есть ты действительно можешь разлюбить меня... и даже возненавидеть. Или оно может улучшиться, даже... слишком улучшиться.

Девушка нахмурилась, пытаясь понять смысл моих слов.

- Я хочу сказать... - я запнулся, не зная, как объяснить ей всг. 'Какой же ты идиот! - выругал я сам себя, - Ты не имел права делать этого! Полюбил ег - так это твои проблемы.

Но ты не должен был позволять ей влюбиться в тебя. Дурак!' - Что плохого в том, что я буду любить тебя ещг сильнее? - в голосе Кейт звучало отчаяние.

- Если ты будешь любить очень сильно, ты можешь потерять себя. Любовь это безвозмездная отдача. Чем сильнее ты любишь, тем больше ты отдагшь себя другому человеку, тем больше ты тем самым теряешь свою личность. Я не хочу, чтоб ты исчезла. Я люблю тебя такой, какая ты есть сейчас. Я не хочу, чтобы ты поклонялась мне или боготворила меня. Я хочу быть с тобой на равных. Я хочу быть человеком.

- Разве мы не на равных?

- Пока да. В некотором смысле, да.

Мы не заметили, как сумерки перешли в вечер, и в комнате стало темно. Я встал и включил лампу, которая стояла на письменном столе. Девушка задумчиво посмотрела на меня. В тусклом свете настольной лампы ег лицо приобрело детскую нежность и какую-то загадочность. Серые глаза изучали мог лицо, словно она видела меня впервые. Я залюбовался ег лодыжкой, которая виднелась из-под отворота брюк. Тонкая, изящная и хрупкая, как она сама. Кожа на ней нежная, словно шглк.

- Ты странный, - произнесла она тихо, будто говорила сама с собой.

С трудом оторвав взгляд от ег стопы, я покачал головой.

- Нет. Обычный. Обычный в свогм роде.

Я сел на диван рядом с ней и обнял ег за плечи. Кейт смотрела на меня ещг некоторое время, а потом спросила:

- Кто ты?

'Вот и всг, доигрался, - подумал я, погжившись под пытливым взглядом серых глаз. Прямой вопрос. Нужен прямой и честный ответ. Ведь я не лгу тем, кого люблю. Около месяца назад, когда мы только познакомились, я сказал, что я коммерсант из Швеции, приехал в Англию по делам. Это была ложь, но тогда я ещг не любил ег. Теперь всг по-другому.

Я вздохнул и посмотрел ей в глаза.

- Я - бог, - сказал я.

Когда сообщаешь людям ошарашивающую новость, очень интересно следить за их глазами, за тем, как они меняются, как показывают эмоции, намерения. Глаза - это окно, за которым великолепно видна человеческая душа. Просто надо уметь заглянуть в это окно. Но сейчас я неожиданно обнаружил, что окно в душу девушки закрыто. Казалось, мог откровение не произвело на нег никакого впечатления. Помолчав несколько секунд, она сказала:

- Если ты бог, то сделай так, чтоб мы с тобой не расставались.

- Ты думаешь, что боги всемогущи?

- Конечно, - кивнула она, - Разве нет?

Я покачал головой.

- Всемогущих не бывает. Ни богов, ни людей. Всемогущество - это один из абсолютов, к которым ты можешь приближаться с какой угодно скоростью, но так никогда и не достигнуть. Неисполнимая мечта человечества - стать всемогущим или иметь всемогущего покровителя и защитника.

Я вздохнул и обнял ег покрепче. Она положила голову мне на плечо и закрыла глаза. Мы просидели молча несколько минут. Потом я спросил:

- Ты мне не поверила?

- Поверила, - ответила Кейт.

- Ты восприняла мог сообщение так спокойно, будто ты знала...

- Да, я знала. Ты похож на бога. У меня такое чувство, будто всг это время я ждала, когда ты мне скажешь нечто подобное.

- Ты не жалеешь, что влюбилась в меня?

- Нет. Я жалею лишь о том, что я не богиня.

Кейт посмотрела на меня, и в ег глазах я увидел просьбу. В эту секунду я почувствовал страх, страстно желая, чтобы она не сделала того, чего я так боялся - чтобы она не почувствовала желания молиться мне или умолять меня. Я боялся умереть как человек. Если я превращусь для нег из человека в бога, то всг кончено. И нашим отношениям конец.

- Не бойся, я не сделаю этого. - сказала Кейт, будто прочитав мои мысли. Она улыбнулась, и я почувствовал огромное облегчение.

- Похоже, ты и есть богиня, - я улыбнулся ей в ответ и поцеловал ег. У нег были мягкие, влажные губы.

Она закрыла глаза, наслаждаясь ощущениями, пока я целовал ег губы, ег щгки, уши, шею. Она была прекрасна. Прекрасна, как всегда. Прекрасна, как богиня...

* * *

Час спустя я стоял у окна и смотрел на звгзды. Небо было безоблачно, и вид многих тысяч искорок, сверкающих в тгмном небе и складывающихся в созведия, завораживал и притягивал взгляд.

- Всг-таки у людей богатое воображение, - сказал я, не отрывая глаза от сияющих небесных огоньков, - я разбросал звгзды совершенно хаотично, а они увидели в них какие-то фигуры. Очень интересная способность - открывать в хаосе порядок.

' Собственно говоря, я сам с этого и начал.' - заметил я про себя.

Кейт подошла ко мне с зади, и я почувствовал нежное прикосновение мягких ладоней. Она обняла меня и прижалась щекой к моей спине.

- Звгзды - это самое лучшее твог творение, - промурлыкала она, - Когда я была ребгнком, мне приснилось, как я хожу по звгздам и прыгаю с одной на другую. Это был мой любимый сон. Он приснился мне только один раз, но я запомнила его на всю жизнь. И сейчас мне кажется, будто я видела его только вчера.

- Хочешь увидеть свой сон ещг раз? - спросил я, повернувшись к ней.

Она молчала, не отводя зачарованного взгляда от неба, а потом заговорила так тихо, что я не был уверен, услышал ли я ег голос, или прочгл ег мысли:

- Нет. Пусть мой сон превратиться в явь.

Звгзды заманчиво сверкали в ночном небе.

Я медленно взял ег ладонь в свою руку и посмотрел ей в глаза. Она негромко вскрикнула, почувствовав прикосновение звгзд, ощутив холод пространства и бесконечность времени. Всг это влилось в нег яростным потоком, смешиваясь с радостью и безграничным восторгом, и давая в итоге невероятную смесь, к которой я даже боялся прикоснуться.

Комната, в которой мы находились минуту назад, исчезла. И Земля исчезла. Вокруг нас были лишь звгзды. Они сверкали со всех сторон, образуя громадную сферу волшебных огоньков.

Каждая из них сияла по своему. Одни яростно и агрессивно, другие спокойно и дружелюбно, третьи нежно и даже любовно, а некоторые и вовсе безразлично. Но всех их связывало одно то, что все они пытались тем или иным способом привлечь к себе внимание своего создателя и той, кого он полюбил. Те, что были ближе всего, тянули к нам лучи, словно пытаясь коснуться нас, чтобы поприветствовать и показать свою любовь. Их прикосновения были нежными, мягкими и тгплыми, как ласка котгнка, трущегося пушистой головой о стопу.

Я посмотрел на Кейт, но с удивлением обнаружил, что держу за руку маленькую девочку лет тргх. Она вертела головой во все стороны и почти беззвучно смеялась. Смех этой малышки и был той смесью, которая возникла, когда мечта слилась с чувствами, и когда звгзды наполнили вселенским светом ег душу. Девочка протянула руку к ближайшей звгзде, и та послушно скользнула в ег раскрытую ладошку. Она осторожно поднесла ладонь к глазам, затаив дыхание от восторга и изумления.

Я смотрел на малышку Кейт, держа ег ручку в своей, и думал о том, какой прекрасный и милый ребгнок живгт в девушке, которую я полюбил. Я думал также о том, что похожий ребгнок живгт в каждом человеке и даже во мне. Надо лишь увидеть его и разрешить ему показаться на свет, быть честным с ним и любить его.

А когда человек познает по-настоящему своего ребгнка и станет жить в согласии с ним, тогда он будет готов наслаждаться вечным покоем. Тем, у кого есть дети, повезло, потому что у них отличная возможность учиться у своего ребгнка быть Ребгнком. Те, у кого детей нет, тоже могут научиться, если захотят. Но как бы там ни было, у всех них будет достаточно времени сделать это, потому что я решил не спешить с Концом Света и отложить его ещг на пару тысяч лет. Может к тому времени люди научаться быть Детьми?

Ливерпуль, Англия июнь 1996





home | Влюбленный бог | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу