Book: Кромсая Защиту



Лесной Александр & Чугунов Никита

Кромсая Защиту

Зверел в дни смуты род людской,

Объят бессмысленной враждой;

Всех грызла зависть; страх-злодей

Друг с другом стравливал людей

Батлер

Фрэнсис Шир не считал себя грозой трущобных кварталов. В его банде было всего четверо головорезов, и, естественно, держать в кулаке весь сектор бродяг, проституток, наркоманов и другого отребья Лондонского дна с таким количеством бойцов было попросту невозможно. Но Шир мечтал быть «крутым» — ему снились фешенебельные рестораны, дорогие автомобили, натуральные продукты, казино, круизные лайнеры и качественные наркотики. Он грезил о том, чтобы просыпаться утром и видеть с собой на кровати пышногрудую фотомодель, а не затасканную третьесортную проститутку за двадцать кред, у которой мед-карта испещрена отметками о десятке венерических заболеваний.

Родители Фрэнсиса никогда не были аристократами (оно и понятно — что делать представителям высокого сословия в трущобах?), все их мечты вертелись вокруг очередной дозы наркоты или бутылки спиртного. Но Фрэнсис предаваться мечтаниям о большем, и верил, что когда-нибудь он сумеет вырваться из этих отвратительных кварталов, где каждый подъезд пропитан запахом пота, рвоты и низкопробной синтетической марихуаны. Купит себе титул барона, будет жить на верхних уровнях в секторах для преуспевающих бизнесменов и дворян. Возможно, изредка станет посещать балы и вызывать на дуэли напыщенных аристократишек где будут преподавать им уроки суровой жизни, которым сам обучился в трущобах…

Наверное, эта самая жажда хорошей жизни и заставляла Фрэнсиса собирать свою группу и катить в салоне монорельса к богатым кварталам, для того, чтобы вытряхнуть из какого-нибудь зажравшегося толстосума пару купюр или обчистить кассу небольшого магазинчика, стоявшего на окраине сектора — подальше от легавых и камер наблюдения.

Фрэнсису минуло двадцать один год, за свою короткую жизнь он легально не заработал и креды — честная работа (как частенько выражался отец Фрэнсиса, который сейчас сидел в тюряге и ждал прочистки мозгов) не к лицу настоящему мужчине, крутой должен брать от этой жизни всё своей силой. И Фрэнсис, следуя совету «папы», брал. Отнимал силой, потому что ничего другого ему и не оставалось — жителям дна не найти хорошей работы, у них нет нормального образования, нет квалификации и знаний. Обычно те, кто родился в трущобных секторах, как правило, в них и умирали, те, кто сумел дожить до сорока считались долгожителями. А максимум, на какую работу они могут надеяться, это должность уборщика в крохотной фирме, у которой нет денег на покупку дройда-убощика… И такое положение не устраивало молодого, но крепкого парня по имени Фрэнсис Шир, в жилах которого текла горячая кровь и обладавшего задатками проницательного лидера.

Сегодня Фрэнсис решил пойти на «дело», обзвонил четвёрку своих ребят и назначил встречу на десять вечера в подземке. Они отправятся в «преуспевающий» сектор к жирненьким и непуганым толстячкам. Прижмут обрюзгшего слюнтяя или какую-нибудь старую сучку, снимут часы, золотые побрякушки, вынут из кармана кошелёк и даже, возможно, не станут никого долбить кулаками и возить мордой об асфальт…

Фрэнсис ухмыльнулся своим мыслям.

Шир ненавидел и завидовал тем, кто жил за пределами трущоб, даже так называемым представителям среднего класса, прослойки между нищими и богатыми, которая становилась с каждым днём всё тоньше и тоньше. Они живут в нормальных квартирах, а не в свинарниках и не тесных кластерных комнатёнках размером три на три, они смотрят телевизоры, у них есть нормальная работа и почти всегда водятся деньги. Эти люди могли себе позволить на праздники или семейные торжества купить сочные фрукты, апельсиновый сок не из концентратов, выдержанное вино… У них в просторных квартирах стояли личные терминалы, видеодвойки или голографические проекторы… Но ничего, сегодня банда немного наварится за счёт одного из представителей среднего класса…

Фрэнсис умел выколачивать из людей деньги, для этого у парня в левом предплечье находилась обойма из пяти стальных «пёрышек» — единственная операция, на которую у него хватило денег. За имплантацию «пневмо-вкладыша» и изменение мускульного аппарата левой руки у Фрэнсиса ушли все кредитки, что он накопил за девять месяцев грабежа. Оперировали Шира в одной из теневых клиник, спрятанной от прозорливых копов и экзекуторов, в одном из кластерных домов — перегородки между маленькими комнатёнками были сломаны и современная лаборатория, укомплектованная лучшим оборудованием, расстелилась на несколько этажей. Клиника расположилась в ничем не приметной и неотличимой снаружи от своих соседей, общаги класса «улей». Креды, заработанные Фрэнсисом нелёгким и с большим риском для жизни криминальным трудом, уплыли в карман хирургов азиатов. Но парень еще ни разу не пожалел о потраченной сумме — плоское двенадцатисантиметровое перо из высокоуглеродистой стали, выпущенное «вкладышем» пробивало насквозь двухдюймовую доску.

Хотя даже без металла в кулаке и особых модификаций тела Фрэнсис мог переломать рёбра любому человеку, по крайней мере, в своём квартале он уделывал (и не раз) патрули «мясников» и даже киберов, несмотря на все их улучшения, усовершенствования и модернизации организма. Но следует заметить, что киберы ему попадались не самой высокой пробы — «навороченные» модификанты редко шарятся в трущобах…

Фрэнсис стоял, прислонившись к фонарному столбу перед входом в подземку. Во рту парня дымилась дешёвая сигарета, мысли его блуждали далеко: "Я вылезу из этого дна, зубами прогрызу путь наверх. Сейчас накопить немного деньжат, чтобы хватило на небольшую партию наркотиков, затем продать их… Постепенно буду раскручиваться. Но для начала мне нужен стартовый капитал…"

От этих мыслей его оторвал крик знакомого голоса:

— Фрэнс, заждался? — Шир сплюнул дотлевшую сигарету на землю и повернулся лицом в сторону, откуда раздался крик.

Гэн был в метрах тридцати от входа в подземку и твёрдой походкой направлялся к Фрэнсису; на обезображенном дворовыми разборками лице сияла, оголяющая гнилые зубы, улыбка. За тёмным силуэтом маячили ещё три фигуры бритый наголо Руперт, как всегда в своём зелёном с кислотными оттенками комбинезоне, Джулиан в потёртых джинсах и короткой куртке из искусственной кожи и худощавый Мартин, одетый в длинный замызганный плащ-хамелеон.

Фрэнсис еле сдержал гримасу презрения — эта четвёрка была ему отвратительна, он якшался с этими уродами только потому, что они исполняли его приказы. В одиночку он бы не смог реализовать все свои планы, оттого он и терпел этих ублюдков. Гэн — двадцатитрёхлетний наркоман со стажем; Джулиан неполноценный кретин, и Шир держал его в банде только из-за его брата; если отстрелить этому дебилу голову то, наверное, он всё равно останется жив — мозг не пострадает; Руперт — брат Джулиана, здоровенный детина и махающий кулаками не хуже самого Фрэнсиса, но по умственному развитию ушедший чуть дальше своего брата; Мартин, пожалуй, был единственным из этой четвёрки у кого присутствовали под черепной коробкой хоть какие-то извилины — девятнадцатилетний парень шарил в электронике похлещи всякого техна из корпораций. Но и он недавно подсел на марихуану — скоро превратится в такого же придурка с высушенным мозгом каким стал Гэн…

— Ребята, рад вас видеть! — Фрэнсис расплылся в добродушной улыбке и поздоровался за руку с каждым, когда четвёрка парней подошла к своему «начальнику».

Шир как всегда лицемерил:

— Как у тебя, Гэн, дела? Карман не сильно оскудел, за эту неделю? — Нужно всегда поддерживать имидж «хорошего» босса — что бы твои подчинённые тебя любили, но иногда следует ставить на место слишком ретивых. Ставить людей на место Шир тоже умел…

Гэн подмигнул Фрэнсису, и разинул пасть — изо рта наркомана воняло тухлыми яйцами:

— Ну, после сегодняшней ночки, я надеюсь, у меня зашуршит пара кредиток в кармане?

Фрэнсис подмигнул в ответ:

— Я тоже на это надеюсь, старина. — Шир перевёл взгляд на дебила Джулиана: — А ты за братом хорошо приглядываешь?

Идиот улыбнулся своему «командиру», и невнятно пролепетал по слогам, заикаясь:

— К…К… Ко-нех-но… Ф… Ф-рэн-с.

Фрэнсис похлопал дебила по плечу и повернулся лицом к его брату переростку:

— У тебя, Руперт, всё по старому? Наверняка снова набил морду какому-нибудь пройдохе мяснику?

Здоровяк пророкотал в ответ:

— Да не говори! Достали, эти чёртовы охотники за органами! Шастают по кварталу, всё ищут бродяг… Того и гляди в дома к нормальному народу заходить начнут.

У Фрэнсиса мелькнула мысль: "Может и в правду в мясники податься? Можно будет заколачивать неплохое бабло — стоит подумать…". Но ответил амбалу со здоровенными кулаками он совсем другое:

— Сволочи они! Говорят, это они твоего дядю Фила по запчастям разобрали. При этих словах, Фрэнсис покачал головой, и перевёл взгляд на последнего члена своей шайки. У него Шир оживлённо поинтересовался: — А ты, Мартин, уже подал заявление о приёме на работу?

Мартин, услышав вопрос, опустил голову но ничего не сказал — за него ответил Гэн:

— Да эти уроды из «Элерона» не взяли его! Он все тесты им на отлично сдал! А им, видите ли, не понравилось, что он родом из трущоб!

Фрэнсис тяжело вздохнул, все восприняли это как сожаление участи друга, хотя на самом деле у Шира мелькала едкая мыслишка: "И не возьмут тебя никуда! Кому ты нужен, плесень?!"…

— Соболезную, Мартин. У тебя золотые руки и светлая голова — что этим подонкам из корпорации ещё нужно? — у Фрэнсиса фраза получилась по настоящему горькой, в ней сквозила обида за друга. Сдержав театральную паузу, он добавил: Ну да ничего — сегодня мы отомстим за тебя!

Руперт, Джулиан и Гэн загалдели: "Отомстим, не переживай, Мартин!", а Фрэнсис Шир в это время думал: "Какие же вы придурки!". Четвёрка ребят удивлялась: какой хороший парень этот Фрэнсис — поддержит, когда нужно, поможет, если что… отличный он парень!

Из Шира получился бы славный политик — для того, чтобы виртуозно лицемерить, как это делал он, следует обладать хорошими актёрскими способностями и незаурядным талантом — лгать людям в лицо. Но это было меньшее, на что был способен Фрэнсис ради того, чтобы выползти с самого дна…

* * *

Из душной подземки Фрэнсис в компании своих «приятелей» выбрались в двенадцатом часу ночи. Поднявшись, по скользящему вверх элеватору, на поверхность и ступив ногами на асфальт, Шир первым делом огляделся по сторонам двенадцатый сектор Лондона был деловым районом, в рабочие будни по его широким тротуарам суетилось множество разномастных клерков, рекламных агентов из всяческих контор и фирм. Здесь витал запах денег и большого бизнеса, кожей ощущались призраки интриг и страстей, вьющихся от крупных контрактов и покупок контрольных пакетов акций. Вся деловая жизнь Лондона танцевала и вертелась за стенами высоких небоскрёбов из стекла, пластика и бетона. Но это было днём, а ночью этот сектор почти вымирал. Людей становилось очень мало, изредка можно было встретить патрульные машины полиции, а байки экзекуторов ещё реже. Всё это было только на руку пятёрке отчаянных парней из трущобных кварталов.

В поисках ночной дичи городские шакалы бродили по ярко освещённым улицам, но районы, где решались судьбы всемогущих корпораций, были пустынны — ни машин, ни людей. Только раз мимо притаившихся молодых бандитов в одной из улочек, проехал мотоцикл экзекутора, Шир вместе с парнями дождались, когда рокот двигателя смолкнет вдалеке, и двинулись дальше. Добычу они сумели отыскать только во втором часу ночи — человек в дорогом плаще из натуральной кожи замер каменным изваянием у кирпичной стены, он выглядел неодушевлённым манекеном, позабытым хозяином на улице. Глаза незнакомца были закрыты, а губы слегка шевелились, нашептывая что-то в темноту. У ног человека стоял небольшой приборчик — что-то вроде миниатюрной спутниковой тарелочки…

Имя этого человека было Герхард Коллер — виртуальный террорист, член элитной группы кибернаймитов. Но пятеро жителей трущоб не знали что перед ними профи…

* * *

— Муссин, займи позицию. Колонна появится в твоей зоне через пятьсот сорок секунд, — прошипела горошина динамика в ухе наёмника.

Бен, следуя инструкциям командира, вылез из серого трёхколёсного Фолька. В руках наёмник держал громоздкий, снятый со стационарной платформы и переделанный для ручного использования, трёхзарядный зенитный комплекс «Прадо-717» с мощной цифровой оптикой и весьма качественным разрешением. Бен прислонил Прадо к кару, и вытащил из Фолька восьмидесятикилограммовый ящик из свинца — внутри хранилось девять снарядов для 717-ого. Осторожно и не спеша, чтобы ненароком не обжечься, наёмник вогнал в зенитку три тяжёлых снаряда, похожие больше на миниатюрные ракеты. Движения кибера были чёткими, чувствовалось, что он уже занимался этим не один раз. Невыразительные зеркальные небоскрёбы с тысячей офисов в своём чреве безмолвно наблюдали за действиями наймита. Автомобиль с форсированной ходовой частью и укреплённым корпусом ровно рокотал электродвигателем, включенные фары присоединились к фонарным столбам и ярко освещали улицу.

Некоторые люди ошибочно называли Прадо противотанковой винтовкой, но этот зенитный комплекс был создан специально для снайперской стрельбы по авиации. Снаряды из обеднённого урана в титановой оболочке пробивали танк насквозь, а дальнобойность оружия стала основной причиной, почему многие снайперы стали работать с 717-ым, но для его применения было одно обязательное условие стрелявший должен быть киборгом с нехилой мускулатурой и мощными сервомоторами. Прадо, перегруженный компенсаторами, при выстреле мог сбить отдачей слона с ног, а не то что обычного человека.

Бен, с зениткой в руках, пересёк тёмную улицу, подключил шлейф от винтовки к нейроразъёму на запястье правой руки и присел за гидрантом. Камуфляжная форма активировала интеллектуальную чешую, и Бен почти растворился в темноте. В глазах мир померк, и зрение вернулось через мгновение уже сразу в двух плоскостях: он одновременно видел через оптику винтовки, и второе зрение исходило в мозг от видеосенсов, заменявших Муссину настоящие глаза. Впрочем, оружие ему сегодня не должно потребоваться — стрелять обязаны снайперы, а Прадо в руках Муссина, был только для подстраховки — вдруг что-нибудь да не сладиться…

Затем Бен подключился к своему Фольку, взял управление на себя и отдал бортовому компьютеру автомобиля несколько приказов. Теперь Муссин обладал сразу тремя точками обзора, и это был не предел возможностей кибера — он мог одновременно руководить семью объектами и анализировать обстановку более чем с дюжины видеокамер. Трёхколёсный вездеход, управляемый Беном, тронулся с места и покатил по дороге, через метров триста автомобиль развернулся и замер, Мусин отключил Фольку фары и заглушил двигатель.

Все приготовления сделаны и Бен отдал рапорт о готовности, в волосок микрофона прилипший к губе:

— Хью, я на месте.

Динамик в ухе зашипел электростатическими помехами и выдал голос Хьюго Авариса:

— Отлично, три бронированных фургона прибудут в зону твоей прямой видимости в течении двухсот секунд. Накимура и Грейди тоже готовы. Когда увидишь броневики, сразу дашь сигнал, и Коллер отрубит связь между сейфом, охраной и базой.

— Понял. Отбой. — Бен Муссин неподвижно замер, вживлённый в мозг человека аналитический микрокомпьютер, заправленный несколькими программными пакетами, оценивал обстановку с трёх точек наблюдения…

* * *

Фрэнсис следил за странным незнакомцем уже минут десять, ребята топтались за спиной Шира, поминутно о чём-то перешептываясь. Лидер банды, наконец, решился — они прищучат этого мужичка, в карманах у него наверняка должны быть бабки. Одежда на человеке была довольно стильная и дорогая, значит он при деньгах. Да и на асфальте рядом с мужиком лежал какой-то приборчик, требующий конфискации

— Марти, готовь пушку. Руперт, Ган, пошли, Джул, постой здесь, если увидишь копов, шумнёшь.

Тройка бандитов тронулась к своей жертве. Мартин шёл за ними, отставая на метров десять — под плащом у худощавого юноши был двуствольный обрез. Антиквариат, патроны на который было очень сложно достать, но другого огнестрельного оружия у банды не было.

Фрэнсис двигался уверено и быстро, через минуту они подошли почти вплотную к незнакомцу, а тот, как ни в чём не бывало, стоял, закрыв глаза и что-то шептал в пустоту.

— Эй, мистер! — Крикнул Шир, оказавшись в паре метров от незнакомца. Человек открыл глаза и удивлённо посмотрел на четверых парней. Фрэнсис заметил, что глаза незнакомца были как будто покрыты мелкой сеткой золотых нитей, а от виска тянулся тонкий проводок к тарелке на асфальте. Да он виртуальщик с кремнием в мозгах! А тарелка, подключенная к височному нейроразъёму, настроена на ближайший ретранслятор — за такую штуку можно было выручить хорошие деньги у барыг. Такой чувак, как парень с микрокомпьютером в башке, точно должен держать в кармане хорошие деньги!



— Ты это мне?

— А ты видишь кого-нибудь ещё на этой улице? — С усмешкой на губах ответил Фрэнсис, делая ударение на слове «ещё». Руперт остановился справа от незнакомца — отсекая тому отступление. Мартин начал обходить человека слева, обрез юного бездельника прятался в складках плаща.

Незнакомец выглядел спокойным, словно ему было наплевать на четверых парней в поношенной одежде и трёхдневной щетиной на лицах. Он, ничего не ответив, закрыл глаза и снова стал что-то еле слышно нашептывать. Фрэнсис чуть не потерял дар речи от такого поведения:

— Эй, кекс! Я с тобой разговариваю!

Незнакомец, не открывая глаз, произнёс:

— В левом кармане плаща.

Фрэнсис совсем взбесился, от такого спокойствия.

— Да ты оборзел, зараза! — с этими словами Мартин подбежал к незнакомцу, а два спиленных ствола уткнулись джентльмену в горло. — Гони бабки, сука! И плащ снимай, урод, недоделанный!

Незнакомец, всё так же стоя с закрытыми глазами, точно сомнамбула, безразличным тоном произнёс:

— Я ведь уже сказал — деньги в левом кармане. А плащ я вам не могу отдать на улице прохладно. Простыну ещё…

Фрэнсис закипел от гнева. Этот выскочка не боялся их, от него исходило равнодушие и какой-то холод, внушающий самому Ширу страх. Обозлившись на самого себя за эти нелепые чувства, Фрэнсис бросился к незнакомцу, а его левая ладонь, сжатая в кулак, рванулась к лицу мужчины. Шир пнул стоявшую на его пути тарелку ногой, и она улетела в сторону, а проводок отсоединился от виска незнакомца и юркнул вслед за дорогой антенной…

Руперт последовал примеру Шира…

— Напрасно. — Произнёс мужчина и его веки, чуть дрогнув, разомкнулись выпуская на волю ослепительный свет…

* * *

Аварис сидел у края бордюра, на крыше высокого шестидесятиэтажного здания. В руках наёмника покоилась зенитная установка Прадо-717.

Этой ночью группа должна выполнить заказ. Цель: три инкассаторских броневика, в одном, из которых находился толстостенный сейф. Кто придумал перевозить крупные суммы кредиток из одного банка в другой глубокой ночью, Аварис не знал, да и думать об этом ему не хотелось — дело наёмника было маленькое… Исполнить детально разработанный заказчиком план операции и всего-то. Оружием, транспортом, оборудованием и амуницией их снабдили, полностью расписанный до мелочей план заказчика лишал наёмников любой импровизации — все роли разрисованы по секундам, и это превращало пятёрку бойцов в актёров, отыгрывающих пьесу по сценарию, который написал таинственный Хайд. Хотя Аварис не жаловался — Хайд пользовался услугами группы в четвёртый раз и постоянно давал точный план действий. Хьюго вместе с бойцами не отступали от схем Хайда и до сих пор исполняли заказы «чисто» и без пыли, так что не доверять Хайду причин не было.

Нынешняя операция была довольно сложна в исполнении — трёхосные автомобили инкассации были весьма крепкими штучками, броня на этих машинках толще, чем на танках. У каждого автомобиля по два независимых двигателя — электро и дизель, кроме всего прочего у них было как автопилотируемое управление, так и ручное. Даже с вырубленной электроникой они могли ехать под руководством водителя. В добавок, в каждой тачке сидят, кроме водилы, ещё по четвёрке неслабо вооружённых охранников… Суммируя всё это, получаем — mission impossible. Но Хайд предложил группе план, решающий эту зубодробительную головоломку — два кибера на крышах в качестве снайперов, два человека на земле, два автомобиля с полным салоном взрывчатки и один сетевик могли ограбить бронированные фургоны. И через минуту пятёрка киберов приступит к осуществлению этого занятия.

Хьюго был командиром группы наёмников и сейчас переговаривался с бойцами через микрофон:

— Муссин, разгоняй машинку. Броневики вырулят в твою зону через шестьдесят секунд.

Сквозь треск статических помех, Аварис услышал голос Бена:

— Окей.

Аварис переключился на канал Грейди:

— Майкл, заводи Фольк, он скоро понадобится.

— Есть.

Затем черёд Накимуры:

— Хидетоси, объявляю готовность номер ноль.

— Хорошо.

Последним в группе наёмников был Коллер — единственный специалист группы по взлому защиты компьютерной безопасности, в прошлом виртуальный террорист одиночка.

— Герхард, приготовься, скоро придётся отрубить связь между машинами.

— Хью, у меня тут неучтённые операцией факторы.

Аварис чуть не выронил тяжёлый Прадо из рук, услышав от хакера эту фразу. Вся операция была продумана до тонкостей и на непредвиденные осложнения не была рассчитана. Будет скверно, если из-за какого-то пустяка весь план сорвётся.

— Что случилось?!

— Четверо уличных шакалов пытаются меня ограбить. — в голосе Герхарда не было и тени паники.

— Твою мать! Сможешь справиться?

— Ну, не знаю… троих я может и успею уделать. Но четвёртого — никак. Я сейчас на семьдесят процентов загружен в Матрицу и только тридцать настроены на реальность. В двухзадачном режиме, да ещё с таким распределением ресурсов, у меня понижены рефлексы до обычного уровня. Так что нужна помощь…

Аварис обратился к внутреннему таймеру — до начала операции остались жалкие двадцать секунд. Мозг кибера работал на бешеных оборотах. Наконец, Хьюго нашёл решение, он переключился на канал Хидетоси и скороговоркой проговорил:

— Накимура, ты находишься на здании, с которого видно Герхарда. Отстрели тех мудаков, которые его трясут. У тебя пять секунд!

Японец не стал тратить время на расспросы…

* * *

Глаза незнакомца мигнули яркой, броской, эффектно белоснежной парой сверхновых и зрительные нервы Фрэнсиса Шира парализовало — боевые видеосенсы со встроенной вспышкой, по всем внешним параметрам напоминавшие обыкновенные глаза, частенько использовались десантниками, но откуда такая модификация у человека в штатском?!

Кулак ослеплённого Фрэнсиса впустую рассёк воздух — незнакомец не был тормозным хлюпиком и присев, избежал повреждений, правая рука неизвестного мужчины мелькнула в воздухе и выбила обрез у Мартина из рук. Удар Шира не достиг своей цели, и по инерции предводитель банды пролетел над незнакомцем. Мужчина, двигаясь с немыслимой скоростью, ухватил Фрэнсиса за куртку и запустил в Руперта точно игрушку, а сам развернулся лицом к Мартину и нанёс серию ударов по корпусу, завершив атаку мощным апперкотом, раздробив челюсти и проломив бедолаге череп…

Фрэнсис врезался в амбала, и вдвоём они покатились по асфальту… Откуда-то раздался выстрел… голова Гэна, кинувшегося было на подмогу приятелям, взорвалась — урановый снаряд, выпущенный снайпером из Прадо с крыши здания стоявшего в трёх кварталах от места потасовки, не теряя скорости прошил череп наркомана и глубоко вошёл в асфальтовое покрытие дороги…

Фрэнсис резко вскочил с земли на ноги, зрение успело вернуться к бандиту, и он мельком увидел как тело Мартина взлетело от удара незнакомца, а голова Гэна лопнула мыльным пузырём. Ни удивляться, ни молиться времени не осталось, и Фрэнсис активизировал дополнительные мышцы на левом предплечье, почувствовал как кулак заблокировался в запястье. Через мгновение из металлического прямоугольника между средним и безымянным пальцем выскользнула сталь. Тонкая стрела разрезала воздух и вонзилась незнакомцу в грудь… Раздался скрёжет словно стрела чиркнула по металлу. В голове Фрэнсиса мелькнула запоздавшая догадка: "Кибер…"

Ещё один гром выстрела и Руперт больше не поднимется с асфальта никогда Хидетоси редко промахивался…

Незнакомец на сверхскорости ринулся к последнему бандиту. Шир не успел даже отреагировать на приближение виртуальщика, а его грудная клетка вместе с рёбрами уже превратились в острые осколки дроблёных костей.

Краем уха, через туман болевого шока, Фрэнсис услышал ещё один выстрел последний предназначался Джулиану, который в страхе замер на противоположной стороне улице и не знал, как поступить…

На весь бой ушло ровно пять секунд — Коллер и Накимура были профессионалами, впрочем, как и остальные члены отряда…

* * *

Коллер, проломив грудную клетку бандита, не стал терять время на добивание — времени было в обрез. Из раны на груди стекали струйки крови, разорванные стрелой бандита мышцы срастутся в течении двадцати часов — Герхард регенерировал быстрее, чем любая пустынная ящерица, поэтому он даже не обращал на пустяковое ранение и грамма внимания. Герхард подскочил к валявшейся на земле антенне и установил её на асфальте, благо тарелка не пострадала от пинка хулигана. Шлейф антенны он воткнул в височный разъём и скорректировал тарелку на ближайший сетевой ретранслятор. Спустя мгновение он вновь был в Матрице. Словно фоном Коллер услышал голос Авариса:

— Герхард, подрубайся к броневикам! Отключай их от базы! Мы подняли шум раньше времени — скоро сюда нагрянут полицейские патрули и экзекуто… — Но взломщик уже не слышал командира, он стал чистым потоком информации и скользил по Сети.

В Матрице время движется с другой скорость — здесь оно тянется резиной, и в реальности может пройти секунда, но в Матрице эта секунда длится очень долго. Сквозь ретранслятор Герхард вынырнул возле гейта систем Федеральной Службы Инкассации. Он ввёл пароли к гейту, этой информацией группу наёмников снабдил заказчик, и вошёл в локальную сеть. Внутри системы он активировал несколько смертоносных для электроники программ, тоже, кстати, принадлежащих Хайду, теперь три плетущихся по ночному бизнес сектору автомобиля были слепы. Вирусы выжгли почти всю информацию на серверах, оставив только необходимый минимум для работы Герхарда, и броневики перестали получать сигнал от базы, водители в машинах запаниковали. Но это были только цветочки — Коллер, в режиме супервизора используя доступную сеть инкассаторов, просочился в бортовые компьютеры автомобилей и отрубил всю электронику броневиков, заставляя водителей взяться за баранку и управлять машинами вручную. Затем Коллер уничтожил даже тот самый "необходимый минимум" — сеть инкассаторов стала бесполезной рухлядью металлолома, без единого байта информации внутри систем…

Муссин и Грейди присоединились к атаке: два начинённых взрывчаткой дистанционно управляемых Фолька понеслись к колонне броневиков с обеих сторон, и вот трёхколёсные спортивные авто уже почти заключили в объятия инкассаторские автомобили. Тиски сомкнулись… Два удара и ослепительные взрывы слились в одну какофонию звука и света, ударная волна пышущим жаром прокатилась по улице, вышибая зеркальные стёкла и оплавляя прозрачный пластик на зданиях, а сопровождающие сейф автомобили завертелись в воздухе обломками брони… Машина, ехавшая по центру, была блокирована между двумя полыхающими собратьями. Ей позволили уцелеть… ненадолго — ведь в броневике находились деньги…

Теперь настал черёд снайперов. Прадо в руках Авариса грохнул выстрелом, и урановый снаряд рассёк воздух, прошил насквозь крышу автомобиля и не дал водителю сейфа шанса прорваться через импровизированную баррикаду горящих броневиков сопровождения. Четверо бойцов в машине с трудом осмыслили что крепкая броня не спасёт их от зенитных установок, и открыв дверь, вывалились из автомобиля… В этом месте план имел самое слабое звено, шёл расчёт на психологию бойцов в фургоне — откроют ли они машину… Но Хайд был прав: чувство опасности и животный инстинкт выживания толкает людей на глупые поступки, и Накимура с Аварисом расстреляли четверых охранников фургона за считанные секунды…

Хьюго, закончив отстрел мишеней, с сожалением отшвырнул 717-ый в сторону и скинул свёрнутую верёвку вниз. Быстрое скольжение по вертикальной стене и ботинки на шнуровке хлопнули об асфальт, с противоположного здания спустился Накимура. Вдвоём бойцы подскочили к открытым дверцам фургона и вытащили из него восьмисоткилограммовый сейф. Аварис и Накимура, разбежавшись, швырнули тяжёлую конструкцию, и сейф, перелетев огненный заслон из пылающего броневика, шлёпнулся на огромную резиновую подушку, накачанную воздухом, предварительно расстеленную Грейди и Муссином. Затем Хьюго присел, сгруппировывая и подготавливая мышцы ног для быстрого сокращения, и сверхусилем совершил невероятный прыжок через пылающую баррикаду, пролетая сквозь ревущее пламя наёмник слегка опалил волосы и с перекатом через плечо приземлился уже на другой стороне. Накимура сделав двойное сальто в воздухе, опустился рядом, амортизируя падение таким же кувырком что и Аварис. Муссин и Грейди не теряли времени зря, и втащив сейф в пятидверный Мастерроад, дожидались двоих наёмников в машине.

Накимура, вскочив на ноги, юркнул в распахнутую заднюю дверь джипа, Аварис же заскочил на переднее сиденье, разместившись рядом с водителем. Как только вся четвёрка киберов оказалась в автомобиле, Грейди, весело прокричав "Йййааахууу!!!", нажал на педаль акселератора, и широкие покрышки с визгом шлифанули по асфальту. Оставляя чёрныё ленты на дороге и запах палёной резины в воздухе, машина, с наёмниками в салоне, сорвалась с места и устремилась в темноту. Киберам ещё надо было забрать Коллера, прежде чем район наполнится воем сирен, гудением двигателей полицейских каров и строгими криками, вырывающихся из лужёных глоток исполнителей закона…

* * *

Незнакомец сидел рядом с лежащим на асфальте и всё ещё живым грабителем. Несколько минут назад виртуальщик вышел из Матрицы, и теперь молчаливо наблюдал, как неудачного бандита покидают последние капли жизни. Он смотрел в чёрные глаза Фрэнсиса и просто молчал. О чем он думал? Кто знает… Может быть вспоминал, каким он сам был в молодости, возможно, размышлял о том, что пятёрке мелких хулиганов из трущоб сегодняшней ночью не повезло… А быть может, он был садистом-извращенцем, и ему нравилось смотреть как умирают люди.

Фрэнсис попытался поднять левую руку, чтобы выстрелить из «вкладыша» в это спокойное лицо злополучной дичи. Но искалеченное тело отказалось повиноваться и вместо резкого движения кулака ответило солёной струйкой красной жидкости из губ. Перемолотые осколки рёбер вонзились в лёгкие, и Шир закашлялся, отхаркивая темно-алые сгустки собственной крови. А незнакомец всё также смотрел на бывшего предводителя дворовой банды. В его взгляде не было эмоций, только бесчувственная пустота и холод стеклянистого айсберга.

— На что ты смотришь? Думаешь о том, как хорошо, что мы нарвались на тебя, а не на какого-нибудь старичка и понесли заслуженное наказание за свои грешки? Слова давались Ширу с трудом, и парень зашёлся в новом приступе кровавого кашля.

Незнакомец покачал головой и ответил:

— Тебе с парнями просто не повезло. Можешь мне не поверить, но я знаю, что такое быть на отшибе жизни. Моя юность прошла в южном Боне, на самом дне… Ты ведь трущобник? Можешь не отвечать, я и так вижу, ты родом из нищих кварталов. Парень, я мало, чем отличаюсь от тебя — ты грабишь и я занимаюсь тем же…

Фрэнсис алыми от крови губами ухмыльнулся:

— Ну-ну…

Незнакомец словно не слышал ехидной реплики Шира:

— Поэтому то я и предложил взять деньги… Я ведь отпускал вас — не хотел никого убивать, ночь и без того подарила этому району много смертей… А ты решил забрать плащ силой, какой в этом был смысл? Он был тебе так нужен? Сомневаюсь. Ты хотел показать мне, кто диктует условия на улице, желал унизить. Унизить богатенького ночного бизнесменишку… Кто же знал что я кибер, да ещё под прикрытием снайпера…

— Может, ты ещё извинишься? — Даже почти переступив через порог врат Ада, Фрэнсис язвил. Последние минуты жизни стоило прожить весело… Жаль только, что ему было не смешно чувствовать, как при каждом вздохе в груди хрустят и перекатываются под кожей расщеплённые кости, но Шир благодарил бога уже за то что боли не ощущалось.

А незнакомец словно разговаривал сам с собой, ему, наверное, даже дела не было до слов умирающего парня:

— Ты не виноват в том, что встал на тропинку хищников, вместо того чтобы брести в стаде, тебя во многом подстегнуло общество, хотя система является здесь не самой злостной виновницей — дело в нас самих. Я думал над этим вопросом долго, поверь, на зоне времени у меня было более чем предостаточно. За мелкое сетевое хулиганство я отмотал четыре года — в те времена преступников ещё не подвергали корректировке… Так вот, я пришёл к результатам, что деструктивное начало заложено с рождения в таких как мы, у всякого человека в молодости случаются периоды бунтарства, так называемый юношеский максимализм. Но наша порода это нечто совсем другое — мы разрушители во плоти, мы умеем разбивать и кромсать но наших сил и интеллекта не хватит на созидание… Мы хищники. Наверное, из тебя получился бы неплохой солдат — я когда тебя увидел, сразу понял, что наркотиками ты не балуешься и движения у тебя отточенные. Возможно, в будущем тебя ждала карьера профессионального бойца или наёмника… Однако… Каждый человек рождается бета-версией, но чистой и перспективной, главным является пройти весь путь сторонясь всевозможных жизненных капканов при этом не растеряв собственного потенциала. У тебя были хорошие задатки, но ты их лишился. Потому что на тропинке тебе повстречались более крупные звери. Ты угодил в одну из, гостеприимно распахнутых, жизнью ловушек… Мне в этом плане повезло больше, я сумел избежать подобных столкновений, хотя тут играет не маловажную роль удача и трезвый расчёт. Пройдя своей дорогой, я обрёл новые возможности, финансы, любимое дело, взлом сетей и пороховую гарь… Тебя я сожрал по чистой случайности — называй свою смерть, как хочешь, судьбой или нелепым стечением обстоятельств. Хотя ты достиг бы предела в любом случае, и тут уже не важно рано ли или поздно. И я, и ты — люди одного сорта, я начал раньше и закончу чуть позже, ты же умрёшь сегодня, так и не реализовав себя на все сто — то ли интуиция тебя подвела, то ли мозгов оказалось мало…



Фрэнсис молча слушал весь это бред. Он не мог понять, что же ему пытался втолковать его убийца. С чего он решил, что в нём и Шире есть что-то общее? И главное — зачем он разводил это словоблудие? Какая разница Фрэнсису от всех этих мудрствований и глобальных истин, если в ближайшие пять минут он умрёт? Незнакомца, Шир уже успел возвести в ранг психопата — никто другой не стал бы разговаривать с бандитом, которого несколько минут назад самолично изувечил и обрек растянуться бездыханным трупом на столе патологоанатома или в одном из холодильников морга.

Но Фрэнсис слушал. Слушал, потому что ничего другого ему не оставалось.

Незнакомец меж тем продолжал:

— …такие люди, как мы с тобой, не сходят с дистанции. Они пробегают далеко за финишную прямую и бегут до тех пор, пока не иссякнут силы или их не проглотят другие — более молодые и выносливые, либо более опытные и матёрые. С тобой произошло последнее… Иногда они попадают под копыта бегущего стада, их сметает социум, и таких, как минимум ждёт коррекция личности или прижигание мозгов, максимум — смерть. Что из этого дряннее ещё можно поспорить — потерять свою естественную индивидуальность и идти в общем потоке стада со сломленной волей и жить с подмененной психикой гораздо хуже, чем один раз умереть. Я повторяюсь во многом жизнь таких людей как мы зависит от фортуны…

Умирающий грабитель потерял всякий интерес к затянувшемуся монологу ненормального виртуала, Шир закрыл глаза и думал о своей судьбе. Мысли Фрэнсиса вертелись вокруг его недавних желаний. Жизнь в дорогих отелях, красное вино, сладкие фрукты, красивые женщины, титул барона… Всё это оказалось для него недосягаемым, удача отвернулась от парня по имени Фрэнсис Шир. Он не умер в родном квартале от передозировки низкопробным наркотиком, его не прирезали в пьяной драке и не разобрали на запчасти охотники за человеческими органами, он умрёт в бизнес-секторе… Угаснет из-за крохотной несуразности — овечка стоявшая на улице забытым манекеном, оказалась на пробу клыкастым волком. Незнакомец всё так же говорил и говорил, не останавливаясь ни на секунду.

— …на твоём месте я бы не сожалел о завершении своего пути. Смерть неизбежна, мы движемся к ней в течение всей человеческой жизни, несознательно мы к ней стремимся, потому что она единственный неизменный в любое время и при любых условиях маяк. Ты и твои друзья нашли свой предел раньше меня, я буду жить, но у меня нет уверенности, что жизнь притягательнее смерти. Возможно, в окончании и содержится смысл всего пути. И если это так…

Фрэнсис затуманенным мозгом осознал, что что-то изменилось в окружающей обстановке, через несколько секунд он понял — убийца больше не вещал в темноту бесцветным голосом умные размышления, виртуал умолк. С трудом Шир разлепил тяжёлые веки.

Машина ехала с выключенными фарами, джип быстро сократил расстояние и резко затормозил напротив незнакомца, стоявшего на краю проезжей части. Задняя дверь открылась, и виртуальщик уже почти залез в автомобиль, как внезапно снова соскочил с подножки и подбежал к истекающему кровью Фрэнсису.

— Парень, извини — свидетелей быть не должно…

Молниеносное движение, и кулак кибера проломил Фрэнсису височную кость. Мгновенная и безболезненная смерть, добавившая в изувеченном теле к осколкам грудной клетки ещё и кашицу из мозга, вдоволь приправленную фрагментами костных тканей черепа…

У котёнка есть шанс вырасти и стать взрослым львом, но ему никогда не стоит забывать, что пока он не отрастил длинные клыки, не обзавёлся пышной серебренной гривой и не приобрёл стальные серповидные когти, ему не стоит встречаться на дороге со взрослым самцом. Жаль, что в наши дни и львы и котята ходят под шкурой самозабвенно блеющих баранов — в стаде их очень трудно отличить даже от травоядных, а не то что друг от друга…

Теперь все дела были сделаны. И Мастерроад с ревущим двигателем, захлёбываясь топливом, унёсся прочь с места преступления. В скором времени вдалеке послышались тревожные завывания сирен — доблестные стражи порядка мчались на всех парах, люди ехавшие в полицейских машинах были полны решимости: наказать виновных и принести с собой правосудие. Только они, как это очень часто бывает, опять опоздали…

* * *

Фрэнсис Шир мнил себя исключением, он был лидером и намеревался по разлагающимся трупам вскарабкаться на самую вершину респектабельности и взять от этой жизни все блага силой. Но он ошибался, ошибался точно так же как и многие другие, возомнившие себя элиминированием из правил. Каждый человек обладает своими желаниями, грёзами, целями, но жизнь вполне возможно имеет на этот счёт другие виды и не обязательно, что она разделяет мнение человека. Многие, очень многие люди готовы на любые подлости, если они помогут воплотить их мечты в реальность, но они упустили из вида, что Судьба может и не согласиться с таким раскладом. Она, с кривой полуулыбкой на обожённых губах, перетасует колоду на своё усмотрение, и у игрока окажется на руках одна шушера. Стоит ли говорить, что козыри в этой игре человеку не причитаются. И тут уже не имеет значения кем ты был в жизни, праведником или грешником, ибо безмолвному фатуму наплевать как на запросы, так и на альтруистические цели омерзительной твари с гордым именем «человек». Судьба незатейливо подкидывает скотине очередную проблему и стоя в стороне, не проронив и слова, остекленевшими глазами наблюдает за смешными телодвижениями и попытками недавней мартышки прыгнуть выше своей головы. Смотрит, каким же образом крошечная букашка с гигантским самомнением, ложно мнящее себя разумным существом, сумеет выкрутиться из этой ситуации…

Ну а если обезьяна не осилит новой трудности — не беда, у Судьбы осталось ещё много игрушек, благо люди размножаются не хуже кроликов…

[Конец блока]

[Глава 01-0] [Логический блок II — Книга Иуды]

Шприц, наполненный прозрачной жидкостью, слегка подрагивал в моих пальцах. Я облизнул пересохшие губы, не решаясь воткнуть в вены «рэфл». Благодаря этому наркотику мне на целый час гарантированы кошачьи рефлексы и бычья сила… плюс к этим двум одночасовым улучшениям ещё одно побочное — подсаженная печень, но это уже, к великому моему сожаленью, не на шестьдесят минут — больной печёнкой я буду страдать всю оставшуюся жизнь… И что-то в этом все-таки есть — час мне обеспечен, а о длине жизни я в последнее время все равно уже мало задумываюсь. Благо, там размышлять то и незачем, такая у меня нынче собачья жизнь.

Рэфл — комплексный набор тяжёлых стимуляторов, разработанный, где-то в недрах секретных лабораторий нашими доблестными вояками. Боевой наркотик, применяемый десантниками перед опасными заданиями или серьёзными заварушками. Одна порция рэфла превращала человека в напряжённое до пределов животное, машину для хладнокровных убийств. И сейчас я собирался вогнать в себя дозу этой заразы. Но это был, пожалуй, мой единственный выход, разве что кроме как собственноручно сдаться в лапы правоохранительных органов.

Ещё каких-то тридцать минут назад всё было спокойно. Жидкокристаллические дисплеи очков рисовали перед глазами оцифрованные картинки виртуальности, хотя для меня эти картинки были больше чем реальность — я находился в Матрице. Отстукивая пальцами на клавиатуре «Дварфа» управляющие команды, сидя на прогнившем деревянном ящике и прислонившись спиной к высокой пластиковой цистерне, я не замечал этого убогого антуража вокруг, потому что моё сознание было совсем в другом месте. В мире, где отсутствуют даже понятия запаха, вкуса, телесного ощущения и есть только звук и изображение. Хотя у меня есть только одно чувство — зрение, но это скорее уже мои капризы чем ошибки в Матрице… Я скользил по Сети — чуть ли не в параллельном мире, где даже время течёт совсем с другой скоростью.

Двигаясь к нужному мне серверу, я то и дело получал от других членов группы отчёты о проделанной работе и рапорты о текущем состоянии операции:

"GiFt: Пробит канал в защите сервера, данные открыты для редактирования"

"ShIV: Симуляция прорыва на сервер 2 прошла успешно — менты засуетились"

"Revaz: Симуляции прорывов на сервера 7, 11 и 9 выполнены"

"GiFt: Гружу сервера левыми пакетами с удалённых узлов. Менты в полной жопе"

"SAN-singer: Я тебя прикрыл зеркалом. Можешь делать всё что угодно — ты невидимка для админов на ближайшие пятьдесят минут, до того момента как их церберы раскусят твою маскировку"

Ребята работали профессионально, с такой группой поддержки мне можно не беспокоится о своей шкуре. Сейчас администраторы заняты тремя грубыми взломами их обеспечили Реваз и Шив. Под этот шумок Гифт открыл мне доступ к нужному каталогу, а Санс прикрыл проникновение неслабой защитой. И всё это в густой тишине — я всегда работаю без звука, это позволяет не терять связь с действительностью и окружающая обстановка в реале оценивается гораздо лучше и позволяет адекватно реагировать на внезапные осложнения…

Стекая каплей ртути, минуя злобные сторожевые программы-церберы, моё тело просочилось в милицейскую базу данных. Осмотревшись, я включил авто-поиск по тексту. Через несколько секунд мне удалось найти нужные папки, всего их было семь. Так, отлично. Я начал потихоньку затирать информацию, некоторые дела только редактировал…

Всегда плохо — когда взлом неудачен. Не знаю, каким образом, но ментовские комп гуру вычислили проникновение и определили место дислокации взломщика. Как же они мастерски это сделали! Не стали отрубать от своих систем, а выслали штурмовую группу в точку моего входа в сеть — для того, что бы я не волновался и не смылся раньше времени. Всё гениальное в этом мире — просто. Для меня, однако, разница несущественная. В самом деле, один черт — поймает тебя гениальный сыщик с помощью дедукции и обострённой интуиции, или тупой постовой, который документы проверяет со скуки, а его размышления на дежурстве сводятся к водке и бабам…

К Нету я подключился конечно же не с домашнего компьютера. Пришлось отыскать заброшенный склад с ещё функционирующей телефонией, и войти в Сеть оттуда. Как же меня всё-таки вычислили, да ещё так быстро? Ведь я по меньшей мере запутал следы через дюжину серваков, правда, потеряв при этом солидную скорость. Мне казалось, что я вполне хорошо себя защитил — группа должна была подстраховывать и снабдить хорошим прикрытием для моих шалостей. Как оказалось я зря так надеялся на ребят и теперь за свою дурость и за легкомысленность всей группы мне придется расплачиваться своей печенью (или свободой — смотря как выкручусь). Ну ничего, на группу я потом наеду — совсем расслабились пацаны, даже защитой нормальной не сумели снабдить…

Пальцы дрожали, крохотная капля рэфла на конце иглы вздрогнула и, соскользнув по металлу, опала на пластик…

Десяток минут назад, когда ещё рылся в ментовской базе данных и пытался затереть дело одного парня, я услышал усиленный мегафоном до громового раската голос: "Сдавайтесь. Сопротивление бесполезно. Вы окружены. С поднятыми руками, медленно выходите из здания". Тут любой вздрогнет, растеряется. А я ведь тоже человек. Хотя зря они так, отупели нынче опера — теперь-то я в курсе их присутствия. Нет, чтобы по-человечески, без мегафонного рёва, тихонько прокрасться в склад, взять хакера свеженьким и тёпленьким, который в созерцании собственного гения пялиться в жидкокристаллические очки, подключенные к буку. Эх, зря они так — теперь у меня ещё есть время всадить в себя «рэфл».

Вроде всегда перед делом тщательно готовился к внезапным неожиданностям, детально продумывал план отступления. Брал с собой портативный автомат на случай конфликта с органами власти, а на самый крайняк и дозу «рэфла», да коробочку разнокалиберных стимпаков… А вот когда в действительности нарываешься на неприятности, то понимаешь, что все твои планы и ломаного гроша не стоят. Чёрт знает, как себя вести, когда обложили со всех сторон, а на соседних крышах примостились снайперы… Самый, конечно, простой выход — заорать "Мама!", вытащить автомат и, закрыв глаза, нажать на гашетку, паля во всё что движется. Только это, как-никак, будет "сопротивление при аресте" и менты поступят вполне логично (и даже справедливо), просто пристрелив меня непокорного… Нет, не так нужно выходить сухим из воды, совсем не так. Главное в подобных ситуациях не терять самообладания, если придётся стрелять — дави на спусковой крючок, но не убивай. Иначе судить будут гораздо круче…

Убивать мне приходилось, но это было давно, еще когда служил в армии. Нет, не боевым хакером, я тогда мало разбирался в ломе — обычным солдатом. С дуру, по молодости, подался в рекруты. Думал, что настоящие мужики обязаны пройти эту школу. Должны быть свирепыми, храбрыми солдатами, рьяно защищающими матушку Россию. Ну, эту дурь из меня товарищи «дедушки» мигом выбили, мордой об унитаз и коваными сапогами армейского образца с рифленой подошвой. Но и убивать меня научили. Не любить родину, не защищать гражданских, кричать не "Ура!", а орать благим матом, выскакивая из окопа и вперёд, прыгая словно бешеный кенгуру через рытвины, мешки с песком и трупы однополчан. Нестись с «калашом» в руках на штурм укреплений, под свист пуль и грохот артиллерии. А когда прорвешься и в магазине голяк, тогда сапёрской лопаткой руби. Методично так, с безразличием машешь острой лопаткой, кромсая черепушки, словно свинину разделываешь. Потому что перед атакой наглотался агрессивной наркоты, на которую командиры сквозь пальцы смотрят, и поэтому тебе сейчас всё по барабану…

И что это я сентиментальными воспоминаниями вдруг проникся? Непроизвольно вырвался истерический смешок: Сижу здесь между прогнивших ящиков в огромном складе, сжимая пальцами пластиковый шприц с запрещённым наркотиком, а думаю, о том как несправедливо ко мне отнеслась отчизна… Идиот.

Вдохнув полной грудью, я закатал рукав, несколько раз согнул и разогнул руку, крепко сжав ладонь в кулак — что бы вены слегка выделились сквозь кожу на фоне мышц. Секунду медлил, затем решительным, но плавным движением ввёл тонкую иглу в пульсирующий под загорелой кожей шнур, и выдавил отраву из шприца в вену.

Теперь осталось немного — просто подождать.

Но подождать мне не дали. Массивные, четырёхметровой высоты, ворота со скрипом разошлись в стороны. В ту же секунду, с противоположной стороны, дверь чёрного входа распахнулась и с размаху ударилась об стену. В склад с обеих сторон заскакивал вооружённый народ в синей форме. Не спецназ, закованный в броню с головы до ног, а обычные менты в кевларовых бронниках, годящихся только разве что против малокалиберных пистолетов и ножичков. Ведь они пришли брать очкастого малолетку хакера, а не вооружённого автоматом виртуал-террориста и экс-военного в одном лице…

Я нырнул в тёмный проход между двумя огромными пластиковыми контейнерами. Этими ящиками склад был завален под потолок. Пустые полимерные, деревянные и металлические контейнеры, цистерны и бочки образовывали огромный лабиринт с тесными улочками. Отыскать одного человека (меня то есть) среди этого хлама будет нелегко.

Миниатюрный «Дварф-400», с помощью которого мне удалось проникнуть в милицейские базы данных, я уложил в кожанку, очки-виртуалки сунул туда же.

Из кобуры, под курткой, выудил автомат — А-10, отечественныя разработка, гордость, можно сказать, Тульских Оружейных Заводов. Помещается под курткой, а сила и скорострельность такая, что можно дрова рубить. Совершив несколько манипуляций, я выдвинул приклад, навинтил массивный глушитель и вставил удлинённый не по стандарту магазин на шестьдесят две пули с реактивным ускорением.

Я всегда детально продумывал план отступления. Так было и на этот раз. В просторном помещении помимо главных ворот и дверей чёрного входа, был ещё один выход — люк по середине склада, укрытый со всех сторон всяческим хламом, ведущий в хитросплетения городской канализации. Неприятно конечно, но куда деваться? Через люк я и собирался унести отсюда свою драгоценную голову…

Неожиданно на меня нашла тёплая волна эйфории. Это рэфл. Наркотик, наконец, растворился в крови и начал действовать. Тепло разливалось по телу, медленно поглощая плоть, миллиметр за миллиметром. Кончики пальцев слегка покалывало, судорога пробежала волной от ладоней по предплечью, забралась на спину, охватила грудь, и уже очень-очень медленно протекла по шее и резко рванула в виски. Взрыв в голове, бесконечная смерть, ощущение, словно мозг выгорел дотла. Мир только что обратился в прах, его больше не стало…

Всё тело напряглось, мышцы скрутились в тугие комки, жилы загудели. Сейчас во мне больше не осталось человека, я машина. Кости что хромированный металл, вены с бегущей по ним кровью — тугие гидроприводы; сердце — насос; мозг холодный, расчётливый процессор.

Вся окружающая реальность стала резкой до неимоверности, я видел каждую трещинку на поверхности деревянного ящика, стоящего передо мной, каждую изъеденную насекомыми выемку. Всё до мельчайших деталей. Предметы сделались контрастнее, насыщённее цветом. Зрение обострилось до максимума. Слух тоже претерпел изменения, я различал любой маломальский шорох — это осторожно прокрадывались между пустых контейнеров и пластиковых цистерн люди, облачённые в лёгкие бронежилеты, сжимающие в руках игломёты с парализующим зарядом. Они сегодня убивать не собирались — ведь хакер в принципе и не преступник вовсе… так мелюзга пузатая. Нет убивать меня они не желали. А вот я, грязный подонок, твердо решил: если будут мешать, накажу негодников.

Ну что же, ставки сделаны господа. Вспомним, чему нас учили товарищи дедушки в великой и могучей Армии Российской Федерации…

* * *

Из лабиринта городской канализации я выбрался на поверхность через четыре часа блужданий. Весь мокрый, насквозь провонявший разномастным букетом фекалий и помоев, немного несчастный и чрезвычайно недовольный техническим состоянием канализационных туннелей города.

Я никого не убил. Покалечил троих, стреляя по конечностям, но не убил. Их залатают — хирурги сегодня просто чудеса умеют делать. Я не хладнокровный киллер, я даже не полноценный хакер — без группы я никто… Но несмотря на всё это я переступаю тонкую черту закона ради денег… ради проклятых кредиток…

Модные «Casio» не последней модели показывали четыре часа утра. На улице людей не было, на работу ещё рано, до вечно бодрствующего центра отсюда далеко, а до трущобного Западного Сектора с его наркоманами, головорезами и проститутками обоих полов было ещё дальше, так что в этой глухомани вряд ли я кого встречу. Надеюсь что вряд ли…

Пошатываясь, я вышел из тёмного переулка. Грудь горела огнём. Причиной были семь крохотных кровоточащих ранок, оставленных мне на память игломётом доброго дяденьки милиционера (ну да ничего — у него теперь обе руки долго заживать будут). Упасть мне не давали только стимуляторы из коробочки, что лежала у меня во внутреннем кармане куртки. Её содержимое успело опустеть на треть, и в ней не хватало преимущественно красных пилюль. Я уже закрыл глаза на свой организм, за пару часов успев вогнать в него до кучи биохимического яда (Ой, боже мой, я же месяц после этого в постели валяться буду!).

Я покрутил головой, осматривая обступившие со всех сторон приземистые пятиэтажные дома, мозг долго пытался понять, в какую дыру занесло его тело?

Эх, родной Владивосток, что же получается — никак мне заблудиться удалось? Вокруг одноликие, ничего не говорившие мне дома с металлизированными стёклами, рядом какой-то ухоженный скверик. В этом районе мне никогда раньше бывать не приходилось, это точно.

Склад, в котором я обрабатывал ментовский сервак, был довольно далеко от центра, а по широким канализационным трубам я шёл на восток, целенаправленно выбрав сторону подальше от трущобных районов, значит сейчас я нахожусь где-то на окраине города — в одном из спальных кварталов. Только вот где?

Я, цепляясь за стены, проковылял чуть дальше. Дома вокруг были мутными, я их видел словно через очки с рифленым стеклом. Постепенно в глазах начало рябить и мутнеть.

Не нарваться бы на одну из роллер-банд, а то эти малолетние неформалы быстренько упакуют меня (в таком состоянии я даже автомат вытащить не успею) своими телескопическими дубинками — причём отдубасят так сказать ради всплеска адреналина в крови.

Суровые нынче времена настали… Хотя когда они были мягкими в матушке России?

Краем слуха я уловил ровный рокот работающего электродвигателя. Шум приближался, привлекая внимание. Организм начал потихоньку «срубаться», стимуляторы уже не справлялись с парализующим зельем. Чувствовал я себя хуже побитой дворняги, собачтя у меня жизнь, не жизнь — существование…

Пожалуй, так бы отключился на улице, если бы маршрутное робо-такси не катило на встречу по широкой дороге, ослепляя глаза фарами. С трудом, оторвав плечо от стены, я подошёл к обочине и вытянул руку.

Яркие фары высветили контур человека, стоящего на тротуаре с поднятой рукой, компьютер проанализировал изображение и приказал автоматике остановится.

Машина послушно затормозила, единственная дверь гостеприимно отъехала в сторону, приглашая пассажира сесть на мягкое, обтянутое не рвущимся и не сгораемым синтетическим волокном, трёхместное сиденье.

С последних сил я затолкал своё много страдальческое тело в нутро такси. И в конец обессиленный развалился на сиденье. Я знал, что сейчас несколько миниатюрных видео глазков записывают все мои действия, затем видеозапись в конце смены при перезарядке аккумуляторов в быстром просмотре промотают люди (возможно… нет, скорей всего — менты, будут искать скрывшегося преступника).

— Пожалуйста, введите маршрут. — Из затуманенных размышлений выдернул меня оцифрованный голос такси, пробивающийся сквозь динамик, размещённый под потолком.

Плоский жидкокристаллический экран, расплывался в глазах. Я напряг зрение, силясь разглядеть в мутных образах карту города с написанными мелкими буквами названиями улиц. Наконец, изображение сфокусировалось, и я ткнул пальцем по сенсорной панели, указывая точку высадки. В самый дальний конец города от моего нынешнего пребывания, немного подумав, я добавил ещё пару точек, выбрав их вслепую. А затем, подтверждая решение, ткнул в нарисованную кнопочку «Да». Тут же на дисплее всплыла крупным шрифтом цена поездки и просьба вставить кредитный чип государственного образца в слот приёмника.

Что я неукоснительно и сделал. После чего снова согласился (надавив вездесущую кнопочку «Да» на экране сенсорной панели) на то, что бы с моего счёта в Государственном Банке сняли нужную сумму для оплаты проезда.

Спрятанные от моих глаз микрокамеры старательно всё записали. Робо-такси задвинуло дверь, и медленно тронулось, максимальная скорость у этих машинок всего шестьдесят километров в час (хотя мне кажется — гораздо больше, просто надо покопаться в ПО и снять блокировку), но зато эти крошки никогда не застаиваются в пробках — отличная навигационная программа отслеживает ситуацию по всей дорожной сети города, начиная от аварий на дорогах вплоть до сигналов светофоров и состояния асфальтового покрытия. Вот благодаря навигатору, такси и удаётся в некоторых случаях соперничать с метрополитеном.

Сознание медленно покидало мозг, но для этого ещё было рано. Нельзя сейчас отключаться! Никак нельзя! Я через "не могу" вытащил из кармана «Дварфа» и вытянул из чёрного пластикового корпуса шнур прямого подключения. Затем нагнулся и пошарил под сиденьем, во всех робо-такси там располагается гнездо для включения и программирования бортового компьютера (разрешено, разумеется, только техперсоналу на автобазе).

Джек шнура со щелчком вошёл в гнездо, и на экране «Дварфа» появился запрос пароля. Я включил интеллектуальный переборщик. У обычного подборщика паролей при ресурсах «Дварфа» на это дело уйдет приблизительно около двух лет. Но какой-то умный парнишка, скрывающийся под ником «GDR_13», два месяца назад вычислил общий алгоритм построения паролей у робо-такси и написал софтину для подбора шифра, её то я сейчас и использую. Называется кстати «free_tax». Говорят, что компания владелица этих такси, сейчас переделывает алгоритм генерации паролей, однако не думаю, что их новшество будет долго оставаться секретом — вновь найдётся шустрый программист и напишет новую версию «free_tax».

Прилежные видеокамеры записали и мою шалость с подключением.

Пока машина, почти бесшумно скользила по дороге, а "бесплатное такси" воевало с паролем, я мог отдохнуть. Настроив в программе, звуковой сигнал по максимуму я собирался расслабиться, теперь, когда пароль будет успешно подобран из «Дварфа» раздастся противный, но очень громкий писк, и, если усну, меня разбудит мой верный бук (по крайней мере, надеюсь на это).

Когда проснусь, перепрограммирую компьютер автомобиля и доеду до дома, а затем сотру видео со своим изображением и скопирую на её место какую-нибудь старую запись из архива такси, после чего затру лог файлы и отправлю такси выполнять старые маршруты со всеми остановками и эмуляциями провоза пассажиров (коих, разумеется, не будет). Пусть ребята на таксобазе голову вечерком поломают…

Я откинулся назад и посмотрел в потолок. Обшивка из несгораемого волокна стала таять в подступившей ко мне со всех сторон темноте…

* * *

— Ты живой? Нажрался как свинья и залез в тачку…

Проснулся я как ни странно не от звукового сигнала. Кто-то настойчиво тормошил меня за плечо, сквозь мрак и шум в голове пробивался, нудный, скрипучий как не смазанное колесо голос:

— Эй, приятель вставай, не задерживай такси — мне тоже ехать надо.

Голова раскалывалась зверски, да еще, какой-то урод вцепился пальцами в плечо и трясёт пуще вибратора.

Я с трудом разлепил веки, что бы разглядеть нахала. Первым, что я увидел была обшивка сиденья, во сне перевернулся, наверное, лицом вниз. Тряска перешла, чуть ли не в рукоприкладство — меня легонько постучали костяшками пальцев по макушке. Тут любой взбесится.

Я поднял неимоверно тяжёлую голову и перевернул не менее тяжёлое тело, и наконец установил визуальный контакт с «вибратором».

Худощавый парень был одет в тёмные штаны, клетчатый пиджак и белую рубашку, на носу очки с затемнёнными стёклами. На вид лет двадцать. Увидев, что я подал признаки жизни, он вначале отпрянул, выбрался из такси и встал возле открытой дверцы, жестом приглашая меня выйти, а затем опять схамил своим скрипучим голосом:

— Папаша, вываливайся из машины, я на работу опаздываю!

Не обращая на молодого грубияна внимания, я сел, протёр заспанные глаза, выглянул из машины, солнце уже поднялось довольно высоко, и теперь счастливый желток ярко резал глаза, выглядывая между девятиэтажными зданиями. Взглянув на часы, я обнаружил, что сейчас восемь сорок три. Да уж, вот тебе и звуковой сигнал на полную мощность. Проспал четыре часа с лишним.

"Дварф" валялся в закрытом состоянии на полу машины, шнур всё так же тянулся из корпуса и терялся под сиденьем. Значит всё в порядке.

После этих умозаключений и проверок я, наконец, перевёл взгляд на заждавшегося парня. Наказать наглеца, конечно, стоило, вот только всё тело невыносимо ломит, да и голову мигрень одолела. Поэтому я не торопясь, придвинулся к выходу и поставил ноги на асфальтовую дорожку.

Парень, наверное, точно опаздывал или был закоренелым мудаком (а скорее всего и то и другое), но вновь кинул мне в лицо неприятную фразу:

— Блядь, тебя долго ждать?!

Моя правая нога (только этого и ждавшая) оторвала ступню от пыльного асфальта и на мгновение, с ускорением в несколько «же», состыковалась с пахом говорившего.

Парень рухнул, как от выстрела крупнокалиберного револьвера, скорчившись в пыли зажимая обеими руками свои «драгоценности». Из пасти валявшегося, раздался уже не такой скрипучий фальцет:

— Мммаааммм…

Брезгливо посмотрев на урода, я забрал ноги во внутренности машины и щёлкнул по кнопке с надписью «door». Дверь послушно закрылась.

— Пожалуйста, введите маршрут. — Где-то я уже это слышал? Улыбнувшись, указал на дисплее пункт назначения, подтвердил его и хотел, было сунуть кредитный чип в слот оплаты, размещённый справа от дисплея, как обнаружил — в карманах его нет. Перепроверив везде, куда только могло сунуть моё больное воображение чип, но ничего не нашёл. Не было его, ну хоть ты тресни — тю-тю!

Ну что за жизнь! Всего трясёт — отходняк после применения рэфла и стимпаков давал о себе знать, через пару часов будет ещё хуже! В голове словно миксером взбили — раскалывается просто чудовищно! Да ещё и креду потерял… Тут и пришло озарение — парень.

Ах, паршивец! Я надавил на кнопку «door», дверь отъехала в сторону, выпуская меня наружу. Немного задержавшись, нажал клавишу "expect 5 min".

Парень уже оклемался от моего удара, и теперь стоял в паре метров от дороги, отряхивая брюки от пыли. Услышав глухой лязг открывающейся двери такси, он вздрогнул и поднял на меня взгляд. Страха в глазах не было, скорее раздражение и злость.

— Чего тебе, нарк, ещё надо?

Без слов я выскочил из тачки и ухватил молодого человека за грудки. Улица была безлюдна, что мне и требовалось. Рубашка на хаме протестующе затрещала:

— Сам отдашь, али тебя встряхнуть? — И приподнял парня чуть вверх, тротуара он касался теперь лишь кончиками туфлей.

— Пошёл на хер, мудак! — Каждое слово парень чеканил, как гвозди забивал. Что-то твёрдое и прямоугольное впечаталось мне в рёбра слева. Пистолет… хотя нет, обычный игломёт — слишком узкий ствол — быстро уяснил я. Да ты крут, щенок!

— А теперь плавно и спокойно поставь меня на место. — Сказано было медленно, парень видно принимал меня за дебила (хотя при моём росте, короткой стрижке и бульдожьей физиономии на интеллектуала я походил меньше всего на свете).

Он наверно офигел от той скорости, с какой его лицо встретилось с тротуаром. Я ухватился за плечо пиджака и перевернул грубияна на спину, лицо парня после «заземления» об асфальт не выглядело привлекательным — нос я ему точно сломал, над бровью появился рваный шрам. Китайский пневматический игломёт, с немецким названием «Вольфган-67» (полсотни зарядов в обойме, прицельная стрельба — четыре метра, для ношения не требует регистрации и разрешения) прижался к переносице своего бывшего владельца.

— Где гос-креда? — Настала моя очередь чеканить слова. — Не говорю, что игла из этой «пукалки» пробьет череп, но глаз вполне сгодится…

Дрожащей рукой парень молча вытащил из внутреннего кармана пиджака креду и протянул мне. Я, не отрывая глаз от распластанного на асфальте щенка, вынул из «Вольфгана» газовый баллончик, отшвырнул его подальше, и нажал на спусковой крючок.

Маленькая стрела звякнула об тротуар в паре сантиметрах от виска парня. У второй иглы силёнок ни на что не хватит и сжатым газом для выстрела ей уже подпитаться не откуда.

Бросив ставшее бесполезным оружие на грудь парня (тот аж охнул) я ужом нырнул в преданно ждавшее меня такси. Дверь скользнула, отрезая меня от внешнего мира, и машина тронулась…

Чё за фигня? Я же ещё не оплатил! И только тут я увидел свой чип. Он, оставленный перед ночной «отключкой», терпеливо дожидался меня в слоте чип-приёмника.

В руках у меня был точно такой же чип. Но вместо моей фамилии, имени и личного индекса там были выбиты: Пентковский Михаил Ярославович… затем вереница цифр чужого индекса… Твою мать… Бывает же… Этот придурок отдал мне свой чип.

* * *

До дома мне таки удалось добраться. Робо-такси отправилось в долгое странствие по мегаполису, с населением в сорок миллионов человек, позабыв навсегда, что сегодня на нем прокатился Алексей Домбраускас. Перепрограммированный автомобиль плавно отъехал от тротуара и пустился выполнять запутанный маршрут, вложенный в него моими шаловливыми пальчиками.

Отработавший свой хлеб «Дварф» с вирт-очками лежал в глубоком кармане кожаной куртке. Миниатюрный А-10, готовый в любой момент выпрыгнуть из кобуры, успокаивающе прижимался сбоку к груди.

Я провожал взглядом напичканную электроникой машину до тех пор, пока такси не скрылось за поворотом. Теперь можно и домой. Невольно я содрогнулся, вспомнив что, сейчас придется топать по лестнице (лифт как всегда не работает) до восьмого этажа.

Расплата организма от передозировки стимуляторами ещё не началась, но через часик мне будет, ну прямо очень «хорошо».

Уныло я потащил бренное тело к подъезду. Прошёл через пластиковые панели входных дверей и начал долгое и болезненное восхождение к восьмому этажу. Собачья жизнь…

[Глава 02-0]

Экран замигал желтым, и, было задремавший, Хьюго Аварис мигом очнулся. Размеренно-скучная полоса его жизни вот-вот должна была закончиться. Желтый свет означал — пришло письмо от работодателя. Такого он ждал уже почти месяц.

Не то, что он уж очень любил работать — в детстве мамочка никак не могла заставить его ходить в школу, в институт Аварис так и не поступил, а уж таскать ящики на складе — увольте. Тем не менее, без дела он сидеть не любил, и поэтому в возрасте двадцати лет угодил в Штрафной Батальон Армии Независимой Республики Техас. Угодил прямиком из тюрьмы — но, может быть, это и к лучшему. Сидеть пришлось еще минимум лет десять, и поэтому Аварис с радостью воспринял предложение пойти под пули Настоящей Американской Армии. Повезло ему, надо сказать, страшно. В первом же бою он и еще парочка отъявленных головорезов ухитрились захватить целый и невредимый танк противника, но вместо того, чтобы вернуться с трофеем на родную базу, отправились прямиком за линию фронта. Прежде чем противник раскусил их замысловатые маневры, экипаж ухитрился сжечь две пограничные деревни и взорвать мост, стратегически существенного значения. Но фортуна во все времена была вздорной шлюхой, и солдатам не могло везти вечно их обнаружили. Когда башню танка сорвало артиллерийским снарядом и в бронированный корпус ударил ракетный дуплет, экипаж "того, что осталось от боевой машины" осознал — их дело дрянь. Хьюго видел, как одного из его товарищей по оружию разорвало в клочья свинцовым шквалом пулеметных очередей (бедолага решил выбраться из пылающего танка). Истекающий кровью, Аварис с раздробленными коленными суставами, уже успел распрощаться с жизнью и прочитать молитву "Отче Наш" — у него и у Грейди (его второй приятель с которым они спёрли танк) не было никаких шансов выбраться из этой заварушки. Но отчаявшийся Хьюго тогда ещё не знал — насколько Майкл Грейди любит свою жизнь и как этот весёлый парень относится к дружбе. Взвалив на плечо покалеченного Авариса, Грейди выскочил из танка и дал дёру — в дальнейшем Хьюго называл их спасение "благоволением свыше" (по-другому было попросту невозможно объяснить каким образом долговязому Грейди удалось выдернуть Авариса и из танка, и из жуткой переделки). С тех пор Аварис доверял Грейди как родному брату, он знал, что Майкл никогда его не подведёт и не «продаст» ни за какие деньги. На родину, успешно отразившую наскоки американского империализма, друзья вернулись героями и были заштопаны (причем в прямом смысле) за счет государства. Однако, как они не искали, достойной работы — её ветераны так и не нашли. Ни Хьюго, ни Майк не страдали излишним гуманизмом и с лёгкой руки организовали частный бизнес — охоту за богатыми туристами.

На своем третьем деле Аварис и Грейди чуть не погорели. Немецкий бизнесмен Герхард Коллер оказался вовсе и не бизнесменом, а крупным специалистом в сфере компьютерных преступлений — иначе говоря, террористом. Нападавших он принял за агентов службы безопасности, и не ухлопал их лишь благодаря пресловутому везению. А разобравшись, предложил работать вместе с ним — ему, видите ли, нужны были люди. Аварис сначала онемел от такого высокомерия — но потом выяснилось, что Коллер сам предлагал свои услуги в качестве хакера. Именно он и свел Авариса (единогласно избранного командиром) с Хайдом.

Кто таков был Хайд — не знал никто. Даже Бенни Муссин — четвертый член группы, со всеми своими связями в «Моссаде» не сумел определить подлинную личность Хайда. Не смог этого выяснить и Хидетоси Накимура. Японец, присоединившийся к команде "по идейным соображениям", был мастером доставать информацию, если захочет — но, по всей видимости, на этот раз одного хотения оказалось недостаточно. В ход были пущены огромные средства, подключено великое множество агентов, но тщетно. Аварис согласился прекратить поиски лишь тогда, когда нашел в своей прихожей голову одного из подручных Муссина, который предыдущим вечером звонил из Израиля. К голове была приложена короткая записка: "Х… поймаешь!"

Грейди, обладавший поистине тонким чувством юмора, долго смеялся.

Однако Коллер клятвенно заверил Хьюго, что Хайд заслуживает всяческого доверия, и, после долгих колебаний, Аварис согласился на сотрудничество.

И теперь в активе группы были уже четыре операции под началом Хайда; сложности они были невероятной, но все проходило как по маслу, денег работодатель не жалел, и в глубине души Аварис думал, что Хайд — это его личный ангел хранитель, или воплотившееся везение — да мало ли что! Хоть счастливым билетом его назови, суть не изменится.

Правда, насчет воплотившегося…никто этого Хайда в глаза не видел, включая Коллера. Более того, сам немец весьма уклончиво отвечал на вопросы об истории его знакомства с таинственным незнакомцем. Муссин и Накимура уже начали подозревать самое худшее — немец, что-то скрывает и не договаривает. Однако проблема с подозрением Коллера в «нечистоплотности» по отношению к товарищам была быстро разрешена — Грейди вколол Коллеру дозу мутированного скополамина, и хакер выложил все как на духу…вернее, показал свое вопиющее незнание. С Хайдом он познакомился случайно — ко всему прочему немец не видел его ни разу (и не слышал, если уж на то пошло). Хайд всегда выходил на связь только по сети.

Ну и черт с ним, с Хайдом. Важны лишь деньги да работоспособность имплантированных киберчастей, из которых наши герои состояли каждый процентов на восемьдесят, а остальное… остальное приложится.

И вот теперь экран мигал желтым светом, прикрепленный к сообщению файл постепенно скачивался, а Аварис гадал, каким же будет новое задание. Хьюго, в предвкушении нового приключения, не мигая смотрел на ползущую полоску состояния перекачки письма. Когда строчка доползла до конца, а цифры над ней показали 100 процентов, экран высветил:

"Download complete."

"Wait. Decoding Message…"

"Decoding Complete."

И вот он — файл задания, сулящего свежую работёнку и много-много денег (Хайд платил очень хорошо, и Хьюго с командой это несказанно радовало).

"Добрый день, уважаемый г-н Аварис. Предлагаю Вам следующее задание.

Место-город Владивосток, Российская Федерация. Краткая сущность задания нападения на укрепленный особняк, уничтожение трех (3) человек, изъятие объекта из сейфа.

Приложения — возможный план нападения, план особняка, ТТХ телохранителей хозяина особняка, код сейфа, внешнее описание объекта."

Так, подумал Аварис — Владивосток…а, это Накимура говорил, на востоке, рядом с Японией. Что ж, согласны…а когда там мы должны быть готовы? Э, да времени еще полно. Ну что ж, ознакомимся со схемой действий…

План, на самом деле, был очень прост.

Особняк обнесен трехметровой оградой, и проникнуть внутрь можно только через главные ворота. Ворота запираются ровно в 21:00, при попытке открыть ворота снаружи после этого времени включаются автоматическая система обороны периметр находиться под наблюдением шестнадцати видеокамер при поддержке пулимётов «Zeus-2». Кроме того, охрана осуществляется девятью сторожевыми собаками модели "Берштайн-Джагер GM-13".

Ага…неплохо. Наемнику операция почему-то перестала нравиться. С такими штучками как генетически выведенные твари мы уже сталкивались, надо будет позаботиться о какой-нибудь защите…хотя какая там защита, если такой песик перегрызает на раз рельсу?! Придется перестрелять раньше чем они успеют подойти достаточно близко…еще бы узнать, какое оружие брать…

Однако Аварис зря беспокоился. Хайд, при всей своей загадочности, умел разрабатывать планы. Все электричество в доме будет отключено, даже местная резервная подстанция. Оперативная база уже готова — маленький домик недалеко от особняка ("Что же это он специально для нас купил, что ли?"), и оружие там будет — у Авариса даже слюнки потекли, когда он увидел, какое именно оружие. Нет-нет, хоть что-нибудь, а надо стибрить — такие вещицы на дороге не валяются. И это притом что группа могла купить любое оружие по своему вкусу. Тем не менее, хотя бы для коллекции…

О транспорте было сказано коротко — обеспечат. Впрочем, вот в этом-то глава наемников и не сомневался. В крайнем случае можно дотопать на своих двоих.

"Как в этом анекдоте…тьфу, не помню, а ведь смешной анекдот. Накимура в последнем письме рассказывал, русский анекдот, кстати… как там было то… вспомнил: "За такие деньги подъезд можешь не называть"! Ну, точно! Правильно русские говорят!"

Хорошее настроение возвращалось.

"Сразу видно, что все пройдет успешно, а собаки — черт с ними! Мы из них отбивные сделаем".

Аварис улыбнулся.

Улыбка, однако, быстро растаяла, когда он начал читать о телохранителях хозяина. Один из них — некто Грин, особого интереса не представлял, ну разве что видел в темноте благодаря своим видеосенсам с вмонтированным прибором ночного видения, да ещё мог быстро бегать — в груди стоял бустер кровообращения.

"Ну, допустим, его мы тоже на раз положим. Мы все в темноте видим не хуже…и бегаем быстрее — хотя куда ты Грин в доме разбежишься?! Для команды ты не большая проблема — комплектующие устаревшие, софт в башке ещё допотопнее. В отличие от тебя — мы сделаны из другого теста, так сказать держимся на гребне технократического прогресса. Так что, друг, при всей твоей крутости мы сильнее".

Второй телохранитель, однако, вполне оправдывал свое прозвище — Танк. Имени его Аварис выговорить бы все равно не смог, а вот прозвище вполне хорошо описывало содержание этого кибера. Танк. Черт знает, как с таким разбираться. Усовершенствован он был почти так же, как наемники, разве что корпус не так сильно укреплён. Вот все остальное…

Придется долбить по корпусу. Что само по себе конечно же легко. Только вот, даже без радикальных модификаций — тела у всех киборгов достаточно крепкие, и критически повредить их весьма сложно.

Но все-таки самые большие опасения в Хьюго возникали не по поводу этого телохранителя — Танк при всех своих начинках оставался человеком, улучшенным и изменённым но всё же человеком. Его действия можно предугадать… А вот собаки это не люди, поведение животных зачастую непредсказуемо — трудно понять что ожидать от саблезубой твари в следующую минуту…

Аварис вспомнил одно из дел. Не под началом Хайда, другое, когда надо было похитить одну большую шишку из правительства Республики…как ее бишь…Сенегал. Даже не простую шишку ведь, а самого президента. Сначала казалось, что все будет просто — какие у недавних обезьян могут быть приемы против тяжеловооруженного кибер-десанта? И действительно, до президентского дворца в джунглях наемники добрались проще простого, по пути перемолотив большую часть объединенных сил Сенегала, состоявших из регулярной армии, президентской гвардии и агентов службы безопасности. Да и сам дворец они расчистили без труда. Но вот в подвале наёмников ждало самое серьезное испытание за всю их карьеру на поприще солдат фортуны. В тёмных катакомбах на них навалилось около дюжины «чего-то» страшного, выглядевшего как…ну, как помесь гориллы со здоровенным ящером. Позже Коллер, самый сведущий в науках из всей группы, так и не смог распознать что же это были за твари. По всей видимости, «нечто» было выведено генетически. Так или иначе, убивать эти штуки умели ничуть не хуже киборгов — если не сказать лучше. Твари были настолько быстрыми, что даже видеосенсы не успевали фиксировать движения лохматых монстров, только клацанье огромных челюстей раздавалось по тесному подвалу.

Аварис посмотрел на свою правую руку — под псевдоплотью у наёмника был голимый металл. Да, руку с костными суставами из вольфрамомолибденового сплава одна из этих тварей ему перекусила. После этой истории всей команде были сделаны операции по замене конечностей на керамитово-корундовые с сапфировым напылением, влетевшие в копеечку. Зато теперь…теперь Аварис даже руку поцарапать не сможет… даже если очень сильно захочет.

Так или иначе, это была их первая проваленная миссия. Правда, и то хорошо, что все живы остались. А ведь могли их обезьяны загрызть, еще как могли. И загрызли бы, если бы не взорвал Грейди у себя в руках плазменную гранату. Небольшой ураган огня сжег всех тварей на месте, потрепал наемников, а сам Грейди…от него остался лишь оплавившийся кулек. — одна черепная коробка и позвоночник (эти две вещи у всех наёмников были из чистого ферротитана, не даром они выложили за эту модификацию черепа и позвоночника по шесть сотен кусков). Мозг Грейди, к счастью, уцелел (получил конечно же сотрясение — но с ним разобрались медики) — и вот теперь Майкл щеголяет новым туловищем, и хвастливо заявляет, что в его организме нет ни молекулы органики — разве что только мозг. Аварис таким словам улыбается, но никогда его не одергивает. Все-таки, это дань их дружбы. Началась она еще в том затертом году, когда Грейди выволок его из горящего танка, а не смылся; что ж, Аварис отплатил Грейди той же монетой когда тащил одной рукой тяжеленный мешок с останками — а ведь он не знал еще, можно ли восстановить друга. А если нельзя — что, оставить его на съедение обезьянам? Ну уж нет! Как бы он смотрел, после этого ребятам в глаза?

Самое обидное, что сенегальский президент сгорел вместе с со своими тварями. Он, как оказалось, прятался в том же подвале. А нанимателю старикашка требовался живьем, и поэтому толстопузый хмырь напрочь отказался выплатить вторую часть оговоренной суммы — Аварис, немного консерватор по натуре, без задатка выполнял только задания Хайда. Сначала глава наемников немного обиделся, но потом вдруг оказалось, что в накладе после этой операции они не остались. На их банковский счет стали поступать суммы — не то, чтобы уж очень большие, но порядочные, и их было много — от различных африканских стран с благодарностями за уничтожение президента и регулярной армии вместе с ним. Видимо, чертов старикашка был у соседей как бельмо на глазу. Аварис был представлен к Ордену Иностранного Легиона Камеруна, а Грейди к Медали за Отвагу ЮАР. Стали поступать деньги от восторженных почитателей группы. (Аварис даже подумывал об организации фан-клуба, но Коллер вовремя указал на возможные проблемы с властями). И, наконец, не реже раза в месяц каждый из наемников стал получать по е-мейлу предложения руки и сердца от какой-нибудь чернокожей фанатки. Впрочем, в комплекте с письмами обычно шли весьма откровенные видеоролики и чеки на достаточно солидные суммы, поэтому никто не раздражался.

Аварис с удивлением обнаружил, что начинает отвлекаться. Итак, где он остановился? На втором телохранителе. Ну да ладно, как-нибудь и с ним справятся. Может быть, опять использовать трюк Грейди с плазменной бомбой? Это надо обмозговать.

Код сейфа — запомнить… а теперь — сообщить всей группе о том, что скоро будем веселиться, переслать все планы и свои соображения, и затем спать, спать, спать…

[Глава 03-0]

Вечером того же дня, когда меня подстрелили менты, в мою квартиру наведался Танк — личный телохранитель Марата. Мой работодатель хотел знать, смогли мы справиться с заданием или нет. То что он прислал Сашу, а не просто позвонил было своего рода проявлением уважения (хотя я этого жеста так и не понимал — по телефону ведь и быстрее и удобнее). Когда я шатающейся походкой подошёл к входной двери, и отворил массивную створку, Александр шагнул в квартиру и улыбаясь протянул руку:

— Здорова Лёш. — Вместо ответа на приветствие я пошатнулся. Александр, только сейчас увидев в каком я нахожусь хреновом состоянии, подскочил и вовремя подхватил, не давая мне шлёпнутся на паркетный пол.

— Спасибо… старина. — Мой собственный голос казался мне чужим — настолько он был тихим и вялым.

Осторожно придерживая за плечи Саша повёл меня в спальню и аккуратно помог лечь на кровать (в которой надо сказать я провалялся с утра), сам телохранитель сел на край расправленной пастели. Обеспокоено Саша всмотрелся в мои глаза, приложил ладонь к раскаленному лбу.

Такой заботы от этого здоровяка я не ожидал — все-таки хороших парней к себе на работу берёт Марат. Хотя с другой стороны — стоит мафиози моргнуть и этот с виду добродушный парень, напичканный электроникой, наверняка заправски ломает рёбра и вышибает мозги недругам своего шефа.

Негодующим тоном Сашка пророкотал:

— Ты что же чайник делаешь?! Тебе в больницу нужно! Что стряслось?

Только тут глаза телохрантителя натолкнулись на семь крохотных ранок на моей груди. Иглы я вытащил ещё когда брёл по канализации, а добравшись до дома сразу же обработал обеззараживающим раствором. Но, не смотря на проделанные манипуляции вражьи ранки, всё время жгло.

Хотя это жжение было сущей ерундой по сравнению с чудовищным отходняком после стимуляторов и рэфла: весь трясусь словно от лихорадки, слабость во всём теле, при каждом движении голову пронзает боль, при воспоминание о еде начинает тошнить (меня бы вырвало, но всё что было в желудке я уже отблевал вместе с желчью).

Саша оторвал глаза от игловых ран и посмотрел мне в глаза:

— Менты? — скорее не вопрос, а утверждение прозвучало в голосе здоровяка (Саша был чуть меньше меня ростом но гораздо шире в плечах, и кличка у него была соответствующая — Танк). Я молча кивнул головой.

— Яд? — Вопрос вызвал у меня улыбку, если бы игломёты были заряжены ядовитыми зарядами, меня бы уже на этом свете не было. Саша забывает что я простой человек, это он у нас в Японию летал — сейчас у него восемьдесят три процента тела модифицировано, нейрохирурги натолкали в него просто массу кибернетической начинки. Танк теперь и в правду стал танком — для него и иглы ерунда и мелкокалиберные пули тоже не проблема, разве только если по глазам попасть, да и то он сонаром может пользоваться — не хуже летучей мыши. Совсем забыл Саша что такое быть обычным смертным, нет Танк это не яд — я отрицательно покачал головой и с трудом выдавил шёпот:

— Парализующие…

Соколов удивлённо посмотрел на меня:

— А чё же тебя тогда так колбасит?! Словно кролик трясешься!

Я сглотнул горькую слюну, и ответил:

— Рэфл и стимпаки… До хрена тяжёлых стимпаков.

Саша молча встал, вынул из кармана мобильник, набрал какой то номер и кидая на меня из под насупившихся бровей, беспокойные взгляды заговорил по телефону:

— Это Танк тебя беспокоит… Ага… Прям сейчас сможешь приехать? Срочно… Да тут у одного передоз… Возьми обязательно… Слушай адрес… Песчаная восемь дробь один, квартира шестьдесят семь… шестьдесят семь… Жду.

Положив телефон в карман, Танк тяжело вздохнул и снова опустился на край кровати:

— Сейчас приедет один мужик — доктор, к нему все наши пацаны обращаются, ежели дырку получат в неположенном месте. А теперь взломщик экстракласса рассказывай — как ты докатился до жизни такой?

Слова еле выбирались из моих губ:

— Я… Мы вчера облажались… Передай Марату мои извинения… и скажи что группа провалила операцию. Менты вычислили место откуда я ползал по их сетке и выслали штурм группу… Еле ноги унёс…

Танк махнул рукой:

— Да ладно, ху#ня! Вы не часто ошибаетесь — гораздо хуже то что тебя чуть не прижучили. Марат тобой дорожит — у тебя классная группа. Завалят тебя, он потом сто лет будет искать таких же спецов. Если вы и проваливаете задания значит они на самом деле сложновастые, к тому же — вы за два года всего раз пять лажанулись. Но Марат тебя точно убъёт. Сколько раз он тебе говорил, возьми себе телохранителя! Ты же бабок получаешь — хоть самосвалами грузи! Группу как минимум два раза в неделю на операции таскаешь! А бывает ведь — каждый день пацанов гоняешь! Марат раньше с тебя вообще оху#вал — ты как чёрт пашешь, клянчишь постоянно новую работу, а живёшь в задрипанной квартире, одеваешься как бамлак, жрёшь третьесортные полуфабрикаты…

Я поднял, ставшую невыносимо тяжёлой, ладонь, прерывая монолог телохранителя:

— Не надо, Санёк. Ты же знаешь… — Да, Александр знал. Знал, почему получая за выполненные операции зачастую суммы с четыремя нулями, я ютился в двухкомнатной квартирке; носил не чёрный костюм тройку, а потёртые джинсы; знал он и то что я так и не купил себе спортивный авто, хотя давно мечтал. Он и Марат были в курсе, почему я на всём экономил, но они меня не понимали.

Саша угомонился, и извиняющимся тоном, не глядя мне в глаза, пробормотал:

— Прости… просто жалко видеть как нормальный мужик собственноручно себя гробит. Тебе бы отдохнуть пару месячишков, слетал бы за бугор или лучше в каком ни будь курортном санатории полежал. Спишь по четыре часа в сутки, всё сидишь за дисплеем — мозгуешь, нет что бы в баньку с тёлочками сходить или там, на природу, за город съездить — шашлычки, свежий воздух. Сколько мы с Грином и пацанами тебя звали? Организм то у тебя не железный — один кофе хлещешь, да стимуляторы пачками глотаешь. Аукнется ведь — ни каких бабок не хватит на новые органы для восстановления.

По моему лицу пробежала тень улыбки:

— Ничего, скоро всё это закончится… Ещё пара месяцев и баста… почти вся нужная сумма собрана.

Саша кинул на меня хмурый взгляд:

— Только вот в таком состоянии — Танк демонстративно ткнул в меня пальцем. — Ты ни черта сделать не сможешь. Говорю тебе — отдохни и хлопцам своим дай передышку. Они небось тоже за#бались в конец.

Я снова улыбнулся, потому что как раз собирался поинтересоваться у Саши насчёт свежей работы:

— Санёк… Марат ничего… насчёт работы не говорил? — язык у меня еле ворочался во рту. Проклятая передозировка!

Танк хотел ответить но словно поперхнулся словами и просто отрицательно замотал головой, мол: "Нет не говорил". Как-то хитро и уж больно интенсивно получилось у него это движение. Ох, юлит киборг, врёт же бугай!

— Ты УВЕРЕН? — спросил я с нажимом.

Танк, тяжело вздохнув, запустил широкую ладонь во внутренний карман пиджака и немножко покопавшись, вытащил толстый конверт:

— Вот… Лёшка, может все-таки отдохнёшь? — говоря эти слова, Танк уже знал, какой я дам ответ.

— Нет… потом… отдыхать буду. — и протянул руку к конверту, Саша нехотя отдал мне важные бумажки спрятанные от любопытных глаз в толстом и плотном конверте. Я уже давно предлагал Марату пользоваться е-мэйлом — удобней и намного быстрее, но мой работодатель считал компьютеры слишком сложной штукой и поэтому старательно избегал с ними тесного общения. Хотя в наш век "Великого Бума Информационных Технологий" — знание компьютеров стало практически жизненно необходимым (но чудаки существовали во все времена).

Я вскрыл конверт и достал листок, стандартного формата А4. На первой странице был отпечатан (хорошо — что не от руки написан, а то Марат и такие фокусы иногда выкидывал) краткий брифинг, сетевые координаты сервера и что с ним следовало сделать. Задание было довольно простым (на первый взгляд всё кажется элементарным) — сломать защиту сервера такого-то скопировать такие-то файлы из такой-то директории на свой компьютер, а затем уничтожить всю информацию, хранящуюся на сервере, причём уничтожить хорошо — без малейшего шанса на восстановление. Глупый и не интересный взлом, хотя в принципе — смотря какая защита будет стоять…

Голос Танка оторвал меня от чтения:

— Если ты мне не пообещаешь, что этим делом будут заниматься только твои пацаны — без тебя, то я заберу конверт, честно слово! Мамой клянусь!

Немного подумав я согласно кивнул. Дело было не сложным и моего обязательного участия в нём не требовалось, да и взломщиком я был не важным — я скорее хороший организатор и тактик взлома чем хакер, так что ребята справятся и без меня, главное обрисовать им общий план действий…

Неожиданно в дверь позвонили, мы с Соколовым переглянулись, и телохранитель поднялся с кровати, я согнув несколько раз листок бумаги засунул его под кровать вместе с конвертом (ничего более умного в голову не пришло, а положить его куда ни будь стоило — незачем смущать гостей):

— Наверно это Димка. — Сообщил полушёпотом мне Саша и направился к двери, находу выдёргивая из под пиджака массивный пистолет (вроде как чехословацкий «Скорпион», только вот уверен я в этом не был). По-видимому, Димой звали того самого доктора которому Танк звонил четверть часа назад, а то что Саша вытащил пистолет значило — телохранитель не был убежден в том что за дверью действительно стоит док.

Я услышал как лязгнул замок и дверь со скрипом отворилась, затем Сашкин голос:

— Быстро ты.

И уже не знакомый мне мужской баритон:

— Успешно прокатился, представляешь себе — ни одной пробки на дороге. Ну и где больной?

В комнату вошёл Александр, пистолета в руках у него уже не было, следом за ним в спальню прошёл темноволосый мужчина с короткой бородкой, лет тридцати-тридцати пяти (хотя кто его знает — в наше время ни за что нельзя ручаться). В левой руке он держал объёмный кейс. Незнакомец подошёл к кровати, поставил чемоданчик на пол, улыбнулся и коротко представился, протягивая руку:

— Дмитрий.

Я с трудом пожал протянутую ладонь, рука у доктора была сильной, и рукопожатие получилось крепким (или может это я — совсем зачах да ослаб?):

— Алексей.

Дмитрий с интересом оглядел раны на моей груди, скептически покачал головой, затем присел на край кровати потрогал пульс и внимательно всмотрелся в мои глаза, как будто что-то в них выискивал. Танк всё это время молчаливо стоял рядом, затем нерешительно произнёс:

— Ну, я пойду. Ты Лёха давай выздоравливай быстрее. Диман хороший специалист, он тебя мигом на ноги поставит. Ну, бывайте мужики! — с этими словами Саша попятился в сторону прихожей.

Дмитрий бросил через плечо:

— Счастливо.

Я же только кивнул на прощанье — даже говорить сил не осталось. Саша вышел из комнаты, лязгнул замок, входная дверь негромко скрипнула, раздался стук удаляющихся каблуков, затем вновь хлопок двери и лязг закрывшегося электроникой замка.

Дмитрий оказался весьма немногословным человеком, все действия делал быстро и чётко. Доставал из кейса различные приспособления, несколько раз вкалывал в вены какие препараты, брал кровь на анализ — в общем делал то что обычно делают все нормальные медики в обычных клиниках. Но если в больницах целители с дипломом обычно расспрашивают больного о разной ерунде — для того чтобы разрядить обстановку, то Дмитрий не спрашивал ни о чём — он привык работать с криминалом. Привык заштопывать в своей подпольной клинике людей, не интересуясь откуда они получили эту сквозную рану, где потеряли пальцы или каким образом им удалось получить ожог на лице и лишиться зрения. Ему не нужны их секреты — он просто делает свою работу и получает за это хорошие деньги.

Когда часы над кроватью стали показывать двадцать минут одиннадцатого, и за окном стало темно (уличные фонари были выбиты дворовой шпаной), Дмитрий закончил затянувшееся обследование. Медик сложил все инструменты и приборы в кейс и вытащил из него десяток небольших прямоугольников каждый размером не больше спичечного коробка и толщиной в пол сантиметра.

— Это автоматические аптечки с биомонитором для детоксикации, закрепляется на коже в области печени. Менять каждые шесть часов. Хотя в вашем случае я бы рекомендовал облепиться этими аптечками с ног до головы и менял бы их каждые пятнадцать минут. — произнёс доктор и улыбнулся своей шутке. — Приборы достаточно дорогостоящие, используются военными медиками в полевых условиях советую применять их экономно. Рекомендую пить только чистую воду и питаться исключительно витаминизированным протеином, (когда Дмитрий произнёс эти слова, я поморщился — витаминизированный протеин представляет собой отвратительную на вкус кашу, есть которую практически невозможно) разумеется, больше никаких стимуляторов и наркотиков. Ваш организм и так сильно загрязнён химией, незачем усугублять и без того критическое состояние. А вообще вам следует пройти полную детоксикацию в больнице. У меня есть несколько знакомых, которые могут вам помочь в этом деле без всяких бюрократических справок и анкет.

— Нет спасибо… я лучше буду… лечиться дома. — С трудом выговаривая слова ответил я на предложение доктора. Детоксикация в больнице означала сон в анабиозе на целый месяц, умные механизмы и электроника будут в это время выводить из моего организма токсины и ядовитую химию. Сон в один месяц был для меня не допустимой роскошью, не мог я себе позволить проваляться в больнице такой срок. Вот ещё хорошенько поработаю, доберу нужную сумму, а потом можно подумать и о детоксикации.

Интересно

— Воля ваша. Я зайду завтра — принесу ещё детоксирующих аптечек и протеин.

Дмитрий поднялся с постели, кейс внушительных размеров он сжимал в левой руке. Доктор уже намеревался попрощаться и выйти из комнаты, как я его остановил:

— Я вам, наверное, должен…

Док улыбнулся и покачал головой:

— Нет. Алексей, вы пока ничего не должны — когда я полностью подниму вас на ноги, тогда то вы и оплатите лечение. — Он сделал шаг к выходу, но я снова его задержал:

— Дмитрий, извините… у вас нет с собой какого ни будь… препарата — что бы я прямо сейчас мог… нормально функционировать? Двигаться, работать… — Работа меня ждала, это точно — под кроватью лежал конверт и листок с заданием, прямо так излучая горячие волны напоминания — ты должен сделать этот сервер, выполнив работу ты ещё на несколько тысяч приблизишься к полутора миллионам…

Доктор возмущёно вскинул брови:

— Есть разумеется, но это стимуляторы! А их вам нельзя употреблять!

— Дмитрий, мне… нужно чтобы… сегодня я был… в форме.

Доктор закрыл глаза и пальцами провел по векам — наверное он устал и чертовски хотел спать, а тут я ещё привязался…

— Хорошо, вы конечно даже понятия не имеете что делаете со своим телом, но я вколю вам ампулу ЦэЭс. Раствор подействует в течении получаса — вы будете ощущать бодрость, боль пропадёт из тела, тоже самое случиться и с мигренью. Вам будет казаться что всё отлично, но наутро Алексей вы будете жалеть, что попросили меня об этом одолжении… Кстати, вот мой телефон и адрес — если будут осложнения немедленно звоните… — пластиковую карточку доктор положил на столик, стоящий рядом с кроватью.

* * *

Все мои сбережения находились у Марата, я ему доверял полностью, да и проценты у него были солиднее чем в любом банке. Согласитесь — на торговле оружием и человеческими органами, проституции и наркотиках получишь гораздо больше прибыли, чем на тех же дивидендах от акций или игре на бирже. Марат давал гарантии, гарантии в человеческих органах — единственной незаконной но свободно конвертируемой валюте на чёрном рынке, потому что клонирование человека и его органов до сих пор оставалась вне закона, хотя других материальных ценностей не осталось. Даже универсальные креды — принимаемые в любом банке и любой стране поддаются инфляции, что уже было один раз… Человеческие органы и наркотики не подвергались спадам в цене — за этим чутко следили криминальные структуры, они не позволят случится краху на своих рынках. Содержать капиталовложения, в чём-либо другом было просто глупо: биржам никто не доверяет, акции нефтяных компаний падают с каждым днём на несколько пунктов — "чёрное золото" уже не в цене, все известные источники почти истощены; тоже самое творилось и с природным газом; золото или драгоценные камни — кому они нужны если по качеству и по чистоте они уступают синтезированным? Добыча древесины доживает свои последние дни — даже в отсталой от основного мира по технологическому прогрессу России, которая до не давних пор была основным поставщиком дерева, с неба падают кислотные дожди и экологические показатели атмосферы находятся давно ниже нормы. Вкладывать деньги в землю или фермерство? Земли становятся бесплодными и выжженными радиацией клочками пустыни; сельское хозяйство умирает, ещё года три и оно станет трупом — натуральные продукты станет уделом "состоятельных граждан", а остальные будут давиться искусственно выращенными в подземных государственных плантациях белками. Электронике и кибер-технологиям тоже доверяют горстки людей — правительство не хочет изменять стародавние антимонопольные законы, благодаря этому среди крупных корпораций нет явного лидера: сегодня на вершине айсберга одна фирма, а завтра она уже на задворках большого бизнеса — новые технологии слишком стремительны в своём развитии. В наши дни ни в чём нельзя быть уверенным… Абсолютно ни в чём. Поэтому я выбрал Марата — он сумеет удержать мои финансы на плаву и не моё это дело, в каком виде будут содержаться эти деньги: в лёгких, почках, печени или наркотиках, оружии и рабах… Главное чтобы я сумел заплатить за операцию.

Остальным мембрам группы я переводил деньги на их счета. Хотя Реваза и Гифта я убедил оставлять некоторые суммы у нашего работодателя — в случае непредвиденных трудностей с законом мы могли воспользоваться этими деньгами, как заблагорассудится, да и благодаря связям Марата можно не беспокоится о получении новеньких паспортов или визы в любую точку грязного шарика под названием Земля.

Я сидел в мягком кресле за столом — моё рабочее место. Чувствовал я себя довольно хорошо — зелье, вколотое мне в вену Дмитрием, действовало весьма эффективно. Те аптечки которые мне дал доктор я не стал пока использовать — если бы я приклеил одну из них к себе, то действие стимулятора бы значительно снизилось. Аптечка бы попросту высосала через кожу всю химию — и стимулятор приносящий мне сейчас облегчение был бы вычищен из организма. Я вновь бы стал чувствовать себя чрезвычайно разбитым и обессиленным, а этого мне не нужно было ни в коем случае.

Прямо передо мной на столе грациозно расположился семнадцати дюймовый дисплей и массивный корпус системного блока от которого тянулись всевозможные провода к клавиатуре, шлему виртуальной реальности, цифровым перчаткам, микрофону, видеокамере… В общем, ко всем тем вещам, без которых не обходиться ни один уважающий себя сетевик.

Компьютер был единственным предметом на котором я никогда не экономил этого требовала специфика работы, да и откровенно говоря, мне гораздо больше нравилось сидеть за компьютером излучающем во все стороны мощность и силу, а не тупо созерцать как медленно происходит загрузка на допотопных машинах.

Кнопка «power» клацнула и из прямоугольного системника раздалось нарастающее жужжание кулера, Лампочка питания удивлённо моргнула на пластиковом корпусе, а по клавиатуре пробежало три огонька — железный зверь с кремниевым мозгом провёл диагностику своих причиндалов и, найдя всё на положенных местах, начал загрузку.

Я не одел шлем виртуалки, глаза и без того болели, даже цифровые перчатки не стал натягивать на ладони — заходил как в старые добрые времена, с помощью одной клавиатуры да дисплея, без всяких вирт-примочек и программ визуальных галлюцинаций для создания полноценной Матрицы.

Матрица появилась лет двадцать назад — виртуальный мир дающий гораздо больше возможностей чем обычный Инет, хотя разумеется современная сеть и Матрица в частности выросли из Интернета, точно так же как последний родился благодаря Арпанет. Теперь Матрица и Инет существовали параллельно, но с каждым днём поклонников "Второго Уровня", как ещё иногда называли Матрицу, становилось всё больше. А появление всочных нейроконтактов сделало Матрицу ещё более реалистичней, и программист обладающий такой модификацией тела работал в шесть-семь раз быстрее чем обычный топчущий виртуальную клаву руками.

Для входа в Матрицу нужны лишь цифровые перчатки, шлем виртуальной реальности, наушники, микрофон и некоторый специфический софт. Благодаря всей этой перечисленной ерунде пользователь может подключиться к Инету уже в другой форме — не просто видеть странички сайтов, а напрямую скользить по Сети, сводя к минимуму ввод команд. Но это для обычных пользователей. Опытный же программист может натворить в Матрице гораздо больше дел, потому как Виртуальность штука тонкая и благодаря её гибкости можно видеть ВСЁ. Когда я говорю всё — значит всё, начиная от сторожевых систем и заканчивая закрытыми данными, то есть если в инете можно попросту спрятать какой ни будь сервер то в Матрице такая штука не пройдёт — сетевик со стаже заметит хотя бы контуры замаскированного объекта… В общем это трудно объяснить — необходимо видеть.

Сейчас мне не нужны были те широкие возможности, что давала Матрица — я всего-то хотел скинуть одно письмецо…

Когда компьютер загрузил операционку я ловко пробежал пальцами по клавишам и зашёл в текстовой редактор. Перепечатал текст задания с листка бумаги в файл я наверное минут за десять, затем всё это дело сохранил и осталось только влезть в сеть и скинуть этот файл на сервер группы.

У нас было строгое правило — выходить на связь ровно в 18 часов по московскому времени два раза в неделю, для того что бы все члены группы своевременно получали новое задание (если оно имеется) своевременно.

* * *

Наконец цифровой зверь вышел в сеть, и я мигом заскочил на сервак, СКоБа написанная Гифтом запросила логин и пароль, я ввёл и то и другое, затем забежал в директорию новых проектов, удалил старый файл с планом атаки на ментовский сервак (который мы так «удачно» провалили) и скинул зашифрованный нашим общим ключом файл. Криптованный файлик содержал в себе брифинг следующей операции, которую нужно было провернуть в ближайшие сроки.

К файлу я приклеил небольшой комментарий:

"Товарищи, пожалуйста, ознакомьтесь с содержимым данного файла, в нём я детально изложил новое задание.

P.S. Я не смогу участвовать в операции — у меня внеурочный отпуск. Чувствую себя весьма паршиво, вчера подорвал здоровье. В детали вдаваться не буду"

После этих не хитрых процедур я залез на закрытый канал старой доброй «болталки», закреплённый на нашем серваке и обнаружил знакомые ники. Реваз увидев моё присутствие, тут же накинулся с вопросом:

"Revaz: Мастодонт, как у тебя дела? В последний раз мы распрощались в сильной спешке. Проблем не было?"

"SAN-Singer: Revaz, если он здесь, значит жив здоров."

"ShIV: Маст, ты в порядке?"

Я улыбнулся — странный мы народ сетевики. Ни разу не виделись, видеоизображения никогда не передавали, да что там видео — фотографий даже нет, но почему-то считаем друг друга друзьями.

Если бы я зашёл на канал через Матрицу, то видел бы троих людей мирно беседующих в просторной комнате, слышал бы их голоса. Но сейчас я не в виртуальности, а в обычном Инете, ничуть не изменившегося за последних пол сотни лет — всё элементарно, просто и доступно на поверхностном уровне… Не так как Матрице.

Минуя голосовую передачу, я стал пальцами бегать по клаве. Кнопки с лёгкими щелчками утопали в корпусе клавиатуры, а на дисплее засветился ровным шрифтом мой ответ:

"Здравствуйте господа взломщики. Рад, что почти все в сборе. Не хватает только товарища Гифта, думаю ждать его не будем — он прочитает лог чата в архиве. Так вот — есть следующий заказ, детали как всегда в криптованном файле в проектах, прошу зайти и ознакомиться. Доношу до общего сведения: вчерашнюю операцию мы провалили".

Не успел я отправить это сообщение, как Санс забрался ко мне в приватное окошко, Реваз и Шив его вопрос не видели:

"За последнее дело мы получим бабло?"

Улыбка растаяла с губ. Смотря на голубой экран и видя эту строчку, я понял одно — мы далеко не друзья, нас волнуют только собственное благосостояние и счета в банках, мы друг для друга не больше чем средства для существования в реальном мире. Вся дружба начинается и заканчивается прямо здесь — в сети. Мы деловые партнёры, в разговорах обсуждаем чаще всего детали грядущих операций, распределяем роли каждого в проекте, готовим план действий, делим предстоящий взлом на ступени, оговариваем суммы гонораров. Нас связывает только две нити деньги и хак. Нет, мы не близкие друзья и даже не дальние, мы просто партнёры. Отдельные индивиды, находящиеся в полезном симбиозе друг с другом. Совершенно разные люди, объединённые в одну группу, в единый организм. По одиночке мы представляем собой не самых навороченных хакеров, но вместе мы уже внушительная сила…

Не глядя на клавиатуру, я отбил по пластиковым клавишам:

"Нет, мы не доделали работу. Я недоделал. Не успел затереть все семь досье, только четыре. Так что на получение гонорара за операцию можно даже и не рассчитывать".

SAN-Singer: "Я выполнил всё что от меня зависело, и считаю что отработал свои деньги. Поэтому мне кажется, ты должен выплатить причитающуюся мне сумму".

Mstdont: "Санс, нам никто не оплачивает проваленные операции".

SAN-Singer: "Послушай, разве я что то провалил? Разве я где-то ошибся? Нет, мой друг — я всё сделал как надо!"

Я негодовал — какого чёрта Санс привязался с бабками? Это ведь не его, а меня чуть не взяли менты! Я с трудом заставил себя успокоиться и отбил по клаве ответ:

Mstdont: "Послушай Санс — ты молодец, ты обеспечил мне хорошую маскировку для атаки, но меня засекли. Возможно, либо ты, либо я чего-то напутали. Возможно — нас подставили. Но как бы там ни было — меня вычислили. Сам бы я не стал об этом упоминать, но если ты так настойчив, то знай: меня чуть не повязали! Пришлось натуральным образом отстреливаться. А значит, кто-то из нас прокололся. Если прокололся один, следовательно — прокололась вся группа. Мы не учли какой то мелочи при разработке плана. Я не сверх гений в тактике хакерских атак — я человек. Вы профессионалы и если я где-то ошибаюсь, то вашей прямой обязанностью является указать мне мои ошибки. Никто не получит деньги за не выполненную работу. На этом вопрос о гонорарах за прошлую операцию исчерпан".

Обменявшись с Сансом репликами, я закрыл приватное окошко и переключил внимание на основное окно, в котором о чём-то беседовали Шив и Реваз.

Во мне кипела злость. Хорошо, что в чате невозможно уловить эмоции собеседника, иначе бы мы в конец разругались с Сансом. Мы были знакомы с ним довольно долго, можно сказать с него и началась наша работа хакерами.

Два года назад я остро нуждался в деньгах. Я обратился к своему знакомому, который имел хорошие связи с уголовным миром, и попросил работу. В то время я был согласен на любой труд, за который платили хорошие деньги. Тогда то я и выполнил первый заказ. Тогда то я и понял, что не являюсь хакером — просто хороший спец по программированию и системам безопасности, но не достаточно квалифицированный для их взлома. Пришлось искать помощи со стороны — я мог благодаря Марату (тот самый человек связанный с криминальными структурами) находить работу, а настоящие хакеры её исполнять. Санс был первым членом группы которого мне удалось найти и мы на пару успешно выполнили денежный заказ. В течении года мы работали вместе, но так и не встречались в реале. Хотя как-то я предложил увидеться, в конечном итоге ведь мы почти родные люди — так долго проработали вместе и заработали неплохие деньги, ко всему прочему мы жили в одном городе, и ехать в принципе за тридевять земель было не нужно. К моему удивлению Санс тут же согласился на коннект в реале, заявляя что в принципе давно пора нормально познакомиться. Мы договорились о встрече на следующие выходные, решив посидеть в каком-нибудь уютном и спокойном баре. После этого хакер неожиданно пропал, мы так и не увиделись — Санс исчез на целых четыре недели. Я уже успел похоронить сетевого друга и соратника по взломам и нашёл нового партнёра — Шива. Он был приблизительно на равных с Сансом в области security, но правда никогда не писал свой софт, и это был минус. Санс спустя почти месяц после своего исчезновения, появился неожиданно. Шива он воспринял со спокойной душой — мы уже давненько думали подыскать ещё одного человека, заказы в последнее время стали более солидными, и выполнить их вдвоём становилось труднее. На все мои вопросы — куда он исчезал, Санс отмалчивался, стал более замкнутым, в чатах, вирт-конференциях и письмах перестал кидать различные шутки, как частенько бывало в прошлом. За тот месяц что отсутствовал — он успел сильно измениться. Я вновь подкинул ему идею встретиться, но Санс как-то чересчур враждебно воспринял предложение и сказал, что будет лучше для нас обоих если мы не будем знать друг друга в лицо. Пришлось съесть это заявление, но в голове постоянно возникали вопросы — что с ним такое?

По мере усложнения заказов росла и группа — появился Реваз, затем Гифт. Последний был наиболее ценной для группы находкой — он был настоящим гением. Говоря гений — я не шучу, его познания в области security были обширней и глубже чем у всей нашей группы взятой в полной составе (да ещё умноженные на два). Гифт кодит просто высококлассный боевой софт за считанные дни, с новыми СКоБами разбирается как заправский патологоанатом со свежим трупом, а про написание скриптов вообще нечего говорить. Одним словом — монстр.

Несколько минут я тупорыло созерцал диалог на экране, между Шивом и Ревазом, не вникая в суть чата (Санс после нашего разговора куда то пропал наверное отрубил связь, раздраженный что не получил денег). Голову не покидала мысль — почему Санс в последнее время так агрессивен, даже не в последнее время — он уже целый год совсем не тот человек, каким был раньше…

Наконец я обратил внимание на бегущие по дисплею строчки, и стал молча наблюдать, не отвлекая парочку от любопытной болтовни по поводу новой версии Urz. Реваз всячески защищал эту систему криптования, а Шив напротив критиковал, особенно возмущаясь тем что авторы программы пошли на поводу у ФБР и создали в последней версии универсальный ключ для расшифровки сообщений закодированных Urz. Хотя ключ известен единицам, но как говорится: что знают двое, то знают все.

ShIV: "Этим своим поступком, авторы попросту вышибли Urz с рынка систем криптования! Какой дурак станет пользоваться новой версией Urz (даже будь она в тысячу раз лучше и удобней предыдущей), если заведомо знает что информация не защищена полностью! Уж лучше он продолжить использовать старую, но проверенную временем версию с кривым, неудобным, тормозным интерфейсом, но зато на сто процентов уверенный — его послание не прочтёт никто".

Revaz: "Народ будет юзать новую версию Urz что бы ты не говорил, использовать её станут люди которым нечего скрывать — обычные пользователи, бодрые и любопытные неттеры".

ShIV: "У тебя странная логика — зачем вообще тогда криптовать сообщение? Если тебе нечего скрывать и твои письма не несут в себе никакой секретной информации? Но что бы ты не ответил, я останусь считать что ФБРовцы этим своим поступком попросту плюют на демократию и неприкосновенность личной жизни. А программистов кодящих последнюю Urz отныне я объявляю просто ничтожными типами, получившими взятку от правительства".

Revaz: "Надо влезть в шкуру ФБР, благодаря Urz любой наркодилер может договориться о сбыте партии наркоты со своим партнёром через Инет, или торговцы человеческими органами, или… да мало ли какие бандюги сейчас безнаказанно ведут переписку с себе подобными используя для шифровки Urz? ФБР пытается закрыть этот способ общения, и я вполне с ними согласен. А что до авторов Urz — их тоже понять можно, судебные разборки сыплются на них одна за другой, а сделка с ФБР наверняка закончит эти неприятности с законом".

ShIV: "Между прочим среди этих самых, как ты выразился, бандюг использующих URZ находишься ты сам. Или, по твоему мнению, хак это не преступление?"

Я усмехнулся, вот так наши великие мыслители, именуемые узких кругах Ревазом и Шивом, частенько засиживаются в сети, наперебой разжевывая друг для друга свои точки зрения. Философы хреновы, нет что бы кинуться читать брифинг поставленной перед ними задачи на завтрашний день, они сидят и базарят о всякой ерунде…

Revaz: "Не сравнивай преступление в сфере информационных технологий и преступление в реале. Это совсем разные вещи. Хак это демонстрация твоих познаний, способностей и умений, это соревнование между системой защиты и тобой — взломщиком. В конечном итоге люди, занимающиеся несанкционированным проникновением на удалённые системы, т. е. хакеры. Люди пишущие запрещённые законом, деструктивные программы, таких как вирусы, трояны, черви и тому подобный боевой софт, т. е. вирмейкеры, программисты-кодеры. Эти две категории людей являются той самой прослойкой, которая заставляет прогрессировать информационные технологии (особенно в сфере компьютерной безопасности). Согласись: многие ошибки и дыры в ОСях (да и в другом разнообразном софте), так бы и остались сверкать уродствами и багами — не будь на свете хакеров. А преступления в реале, такие как убийства, изнасилования, воровство, рэкет не несут ни капли прогресса человечеству. Мы (хакеры) не так опасны для общества, как пытаются высветить это дело пресса и государство".

ShIV: "Реваз, ты сам то понял что сказал? Ты заявил что хакеры и другой компьютерно продвинутый народ, по сути, информационные преступники (я приписываю к ним и нас с тобой), заставляют развиваться системы компьютерной безопасности и программирование в целом, а так же что мы не настолько опасны чем физические преступники в реальной жизни. Так?"

Revaz: "Совершенно точно. Но если брать таких хакеров как мы, т. е. не просто фанатов хакеров, а выручающих материальную выгоду из своих познаний в компьютерных технологиях (в последнее время, как это не прискорбно таких становится большинство), то, бесспорно, мы не несём такого явного прогресса как вольные профи. Но ещё лет двадцать назад хакеры были, так сказать, не настолько корыстны и работали скорее из любви к своему делу, чем ради денег".

ShIV: " После всего тобою сказанного возникает закономерный вопрос — зачем нужна компьютерная защита?"

Секунду Реваз не отвечал, раздумывая, затем на экране появилось:

Revaz: "Против промышленных шпионов, несознательных общественных элементов, компьютерных вандалов, простых идиотов. Против несанкционированного доступа в сеть и для сохранности системы от внезапных вирусных атак или сбоев, да и вообще для предотвращения незапланированных ситуаций с фатальным для системы результатом, в следствии коего может произойти частичная или полная потеря жизненно важной (или не очень) информации".

ShIV: "А кто может объединить в себе всех вышеперечисленных людей и совершить упомянутые тобой действия?"

Реваз вновь замялся, но все-таки экран высветил его ответ:

Revaz: "Я понял к чему ты клонишь. Ты хочешь, что бы я сейчас написал ХАКЕРЫ. Тем самым, заявляя, что хакеры являются людьми, ради которых и существуют системы безопасности. То есть, ты пытаешься мне доказать: Не было бы хакеров и других сетевых убийц то не было бы тогда и нужды в системах защиты компьютерных систем. Я прав?".

ShIV: "Приблизительно похоже на то что я хотел тебе втолковать."

Я просидел минут десять, наблюдая за мыслительными происками двух взломщиков. Нет, ну честное слово — дети! Наконец я вмешался в занудный диалог:

Mstdont: "Господа, я гляжу вам заняться нечем? Брифинг давненько ждёт когда же, наконец доблестные информационные убийцы и великие умы человечества обратят на него своё снисходительное внимание. МЛИН, РЕЩЕ СКАЧИВАЙТЕ ФАЙЛ, И ЧТОБЫ ДУХУ ВАШЕГО ЗДЕСЬ НЕ БЫЛО! Как всегда с поправками в план действий за пятнадцать минут до операции привяжетесь!"

Revaz: "Окей, окей. Что ты так разнервничался? Сейчас договорим и посмотрим задание".

ShIV: "Что с тобой творится, Маст? Какая собака тебя укусила?"

Сказал бы я что со мной случилось. Им бы наркоты обожраться и получить пол дюжины иголок в грудь, они бы не так разнервничались. Я взял себя в руки и выдавил по клавишам сообщение, клавиатура скрипела от каждого нажатия, прося пощады:

"Я просто хочу что бы группа функционировала нормально, вчерашний провал наглядно показал насколько все обленились. Мы не в первый раз совершаем ошибку, но такой большой косяк сотворили только вчера. Буду краток — меня чуть не сцапали менты, я думаю это достаточный повод для наездов. Короче: примитесь за работу и заканчивайте полемику на отвлечённые темы. И вообще где шляется Гифт?! Время для связи, по-моему, чётко обусловлено! Всем бай! Ломать сервер будете сами — я ухожу на недельный отдых, когда провернёте операцию — сообщите, я пока в сети появляться не буду. Приятного анализа брифинга, и если к вам в ближайшее время обратится вышеназванный товарищ Гифт, просьба передать ему моё мнение по поводу его натуры — он ПОЛНЫЙ КОЗЁЛ".

Отбив гневную тираду я с силой вдавил кнопку пауэр на лицевой панели системного блока, грубо выключая компьютер и обрубая связь с сетью.

[Глава 04-0]

Если человек ложится спать в половине десятого, а засыпает без десяти три это о чем-нибудь, да говорит. Какие могут быть объяснения для такого поведения? Вариантов просто масса, но я приведу только пару: "лег спать" с прекрасной девушкой — уснуть в такой ситуации будет кощунством (а тому, кто все-таки сможет, надобно без зазрения совести плюнуть в глаз). Но я бодрствую не по этой причине. Еще человек может мучаться бессонницей, чисто по медицинским причинам или от волнения. Смотреть в потолок, крутиться, вертеться, вставать и пить воду — всё это уже ближе к истине — особенно "по медицинским причинам" — но опять же этот вариант ко мне не относится.

В моём случае виновницей оказалась чёртова детоксирующая аптечка с биомонитором…

Откровенно говоря — просто адская мука, терпеть мерно пульсирующий на животе детоксикатор. Конечно, медленные такие, ласковые движения могут здорово убаюкать… но у детоксикаторов они не совсем медленные, и совсем неласковые. Фактически, каждый толчок (за минуту около сорока пяти) сопровождается небольшим укольчиком, который, в общем-то, почти безболезненный. Только вот сорок пять почти безболезненных уколов, произведенных за одну минуту, имеют отвратительное свойство превращаться в один достаточно болезненный, а шестьдесят достаточно болезненных за час…в общем, уснул я только около трёх часов ночи — когда аптечка отключилась, выработав ресурс. Хорошо, что лечение уже почти закончилось. Завтра можно встать с постели и довольствоваться просто таблетками. Правда, протеиновую диету док мне ещё пока не отменил, но по сравнению с поперёк горла (точнее живота) вставшими аптечками это сущий пустяк.

Однако, в таком блаженном состоянии полудремы мне удалось побыть недолго часа полтора. Это, естественно, не сказалось радужным образом на моем настроении, особенно если учитывать, что эта ночь не была первой бессонной. Фактически, она была пятой. А если учитывать события, предшествующие этой череде ночей…

Пять дней я находился в так называемом отпуске — к компьютеру не подходил, лежал на кровати, спал, читал книжки (бумажные такие штучки с листочками анархизм), глядел телевизор, жевал мерзкую протеиновую кашу, запивал её минералкой и менял осточертевшие детоксикаторы. Организм потихоньку поднабирался сил и с каждым днём послерэфловое похмелье меня отпускало всё сильней и сильней. Каждый день, ближе к обеду ко мне заходил Дмитрий — проверял моё состояние, да приносил протеин с аптечками, изредка звонил Танк — любопытствовал иду ли я на поправку…

Хорошо всё таки быть живым, не то что во время отходняка после стимуляторов да рэфла… Чуть ведь не скопытился…

Ладно, надо признать, что я сам себя довел до столь плачевного состояния. Просто мне очень нужны деньги, поэтому и связался с Маратом и его кодлой. А так…вот накоплю еще чуть-чуть, и тогда…тогда жизнь моя, надо думать, наконец наладится. Наташку восстановлю, компьютерный терроризм брошу, тем более что острых ощущений мне на всю оставшуюся жизнь хватит. Одни детоксикаторы и парализующие иголки чего стоят, и это если не брать в расчет гонку по канализации (от воспоминаний о ней аж вызванная лекарствами тошнота проходит), а ведь в перспективе светит еще пересадка печени, подсаженной «рэфлом». Дмитрий, конечно, свое дело знает, но он не гений — а хотя бы и гений, органы можно восстановить только в клинике, а все эти детоксикаторы, протеин и прочая лабуда — так, мертвому припарки, глистогонка, судебная медицина… Ненавижу этих костоправов, придумают какую-нибудь дрянь и начинают: "Радикальное лечение…высокие результаты…практически полная безопасность…" А вот вколоть бы создателю, скажем, «рэфла» в задницу пол-шприца его «боевого» детища и посмотреть, как этот кекс забегает. Долго будет бегать, а потом наверняка заболеет и, надо думать, может и "коньки отбросит". А все почему? — да потому, что когда делал свою химию, о людях не думал! Если «рэфл» принимать ежедневно в течении одной недели — человек становится латентным покойником. У него нарушится обмен веществ, не выдержит сердце, психика сомнётся и изменится до неузнаваемости. И самое интересное после семидневного срока бросать уже нельзя, и дело тут даже не в психологическом или физическом привыкании — просто организм не сможет войти в «норму», человек под «рэфлом» это уже не человек, он в большей степени животное, но животное с перестроенной человеческой психикой. И бросить такому индивиду «рэфл» будет равносильно смерти — необратимое изменение сознания и тела, лишившись внешней подпитки требуемых химических соединений, перестанет функционировать. Сердце привыкшее работать в три раза быстрее чем у обычных людей, начнёт сбиваться с ритма; мускулатура привыкшая сокращаться за сотые доли секунды, начнёт давать сбои и возникнут судороги; обмен веществ увеличенный в несколько раз перестанет справляться со своими функциями; мозг привыкший анализировать обстановку на сверх-скорости впадёт в кому. Вот такая судьба ждёт несчастных людишек, часто употребляющих «рэфл».

Подобные мысли о вреде технического прогресса вконец меня успокоили, и в уже неконтролируемый мозг полезли из подсознания совершенно нецезурные образы, как вдруг точно под ухом тренькнул звонок. Ну конечно — друзья-товарищи-хакеры прислали новости. Хорошие ли, плохие — не суть важно, только вот сон сразу улетел, а настроение, если оценивать его по десятибалльной шкале, снизилось где-то до минус восемнадцати.

Я поднялся с кровати и кинул взгляд на стол, на котором пристроился мой драгоценный друг с кремниевым мозгом. На дисплее мигало окошко вызова и имя человека, который пытался меня достать: Реваз.

* * *

Для того что бы пообщаться с соратником по взлому, мне не обязательно заходить в виртуальность (хотя в Матрице всё выглядит гораздо симпатичней), достаточно элементарной прогаммки-пагера, та же ICQ — чудом дожившая до наших дней програмулина, вполне сгодиться.

"Привет, Мастодонт!" — Весело отстучал комп — если, конечно, можно что-нибудь весело напечатать. — "Как самочувствие?"

"Да просто прекрасно, Реваз! Знаешь, как эти ёб…замечательные аптечки поднимают настроение?" — Как жаль, что невозможно в чате передать сарказм… болезненный сарказм.

"Ладно-ладно, суть уловил. А я тебе собирался о деле рассказать…"

"Да чего уж там, рассказывай. Кстати, за резкий тон извини (хотя какой резкий тон в чате?), я просто сегодня не спал всю ночь практически. И все болит ужасно. Правда, полегче, чем вчера, но все же…"

"Понятненько…значит, слушай. Работа простой оказалось. Всего-то навести шухер в системах безопасности и слежения, да мы все это одним махом сделали, и тебе беспокоиться вовсе не о чем, потому что Гифт…"

Реваз еще что-то писал, но я отвлекся. Все это выглядело уж очень странно. Не странно даже, наверное, а необычно — это я про рассказ Реваза. Конечно, Реваз, как всякий восточный человек, весьма разговорчив и любит, надо заметить, преувеличить свои заслуги, но обычно он сначала говорит, как все прошло, а потом начинает восхищаться героизмом — как своим, так и чужим. Надо отдать ему должное, до славы он жаден, но и поделить ее не прочь. А сейчас…по делу еще ничего, и ощущение словно пытается Реваз навесить мне лапшу на уши. Что это он думает, что я не знаю подробностей операции, которую сам же разрабатывал?

Треп еще продолжался. Реваз уже успел напечатать целую страницу с рассказом о том, какой Гифт талантливый хакер и как бы тяжело пришлось им всем без него.

"Тпру…остынь, мой грузинский друг. Ты по существу рассказывай, как дело прошло".

"Ну я же говорю…навести шухер в системе безопасности одной конторы."

"РЕВАЗ! Я прошу сообщить не суть дела, а то, как оно ПРОШЛО. И просто нюхом чую, что вляпались вы в неприятности. Это последнее дело, знаешь ли. Если кого-нибудь из нас накроют…хана всем. Поэтому быстренько изложи ФАКТЫ".

"Догадливый ты, черт. Да ничего старшного нет, мы с Шивом отвлекали внимание, ну там, сервер закидать массивами пакетов, церберов натравить, или…"

"РЕВАЗ! Я знаю, как отвлекают внимание!"

"Так вот, а Гифт с Сансом должны были саму диверсию осуществить, причем мы решили так, что Гифт, как более сведущий, будет вполнять основную часть, а Санс его прикроет. Ну, подсадной уткой побудет. В случае чего, безопасники ему впичкают какой-нибудь из своих спецвирусов, знаешь, типа «Backfire» или "Die Brandmauer", и он будет симулировать дескать находиться в полном дауне, админы, на радостях, что завалили очередного хакера, пойдут водку пить и оставят только интеллектуальную систему слежения…а ведь Гифт их как орешки щелкает!"

"План прекрасный, ошибок вроде нет — так что это ты так разнервничался?"

"Да то, что Санс на связь не вышел. Гифта чуть не спалили, нам пришлось брать огонь на себя, и если бы не я…"

Все сразу стало ясно. Выходит, пошаливают нервишки у команды. Ну, то что Реваз разошелся, объяснить можно. Если спалят за таким делом, ему впаяют лет пять минимум, а то и побольше. Как там: "…в составе группы… по предварительному сговору… неоднократно…" Эге, да тут под двадцатник может набежать! Так что с нервами все понятно. А вот Санс… Обиделся, что денег мы не получили за прошлое дело? Вряд ли. Или решил всех сдать? Возможно… Но какой толк ему то с этого?

И внезапно в моем мозгу выкристаллизовалась идея. Не идея даже, а абсолютно логичная гипотеза. Начали мы выполнять заказные взломы вместе с Сансом на пару. Затем мы решили встретиться, Санс был обеими руками за встречу в реале. Потом пропал на четыре недели, а когда объявился вновь, его поведение резко изменилось — из весельчака и балагура он стал молчаливым и угрюмым. Даже манера разговаривать изменилась… Но ведь знает он ник (это несложно узнать, допустим) и пароль на наш сервак (что сложнее). И о прошлых операциях знает… Нет не может быть — Санс по моей гипотезе получился не тем человеком которого я знал… Нет, Санс все таки тот самый Санс… Но почему он не ломал с ребятами сервак? Для чего он не вышел на связь и подставил группу? Неужели под личиной Санса выступает кто-то другой, но кто? Представители, так сказать… правоохранительных органов? Каких? Менты — вполне возможно, но только вот возможностей у них маловато… да и не в их стиле, они в основном действуют по принципу "с ходу в морду". Может ФСБ? Это как раз их профиль, может, кто-нибудь из команды уже внесен в общую базу данных федералов… Может, и на меня у них информация есть? И агентов секретных они очень любят, и возможности есть… так что вполне. Кто еще может нами интересоваться? Служба внешней разведки, Министерства обороны? Да, это, в принципе, их методы. Только по профилю мы им никак не походим. Или они решили, что скромные хакеры — японские шпионы? Тогда зачем им, скажите на милость, стирать в базах досье мафиози, локального значения, да и не самого крутого из местных? Зачем им запарывать службу безопасности местной конторы, о которой и в России не всякий слышал? Мда, не проходит этот вариант. Правда, еще один есть. На мой вкус, самый неприятный — мафия. Другая группировка. Прознали они, понимаешь, что есть у Марата своя хак группа — и решили ее убрать. Просто потому, что представляет она потенциальнцю опасность. Или хотя бы из зависти. А уж методами они никакими не погнушаются, и уж не знаю, как другие, но я скорее предпочту сдаться властям, благо слова "принцип гуманизма" для них кое-что значат, в отличии от мафии для которой это вообще пустой звук. Так что я уж предпочту поваляться в тюремном госпитале со сломанными ногами, чем в обыкновенном морге со сломанным позвоночником и свёрнутой шеей.

А чтобы все это предотвратить, я лучше займусь проблемкой нашего друга Санса — провентилирую, так сказать.

Попрощавшись с Ревазом, я надел перчатки с тактильными датчиками, нахлобучил шлем виртуалки и загрузил софт для входа в Матрицу. Перед глазами замелькали тысячи кадров, через пару секунд я перестал ощущать тело виртуальность затянула меня и растворила в светящихся линиях, развернувшейся Сети. Теперь я стал цифровым клочком на бескрайних просторах информационных полей, со всеми их острыми пирамидами открытых баз данных и неоновыми кубами изолированных систем…

* * *

Недельный отпуск мне явно помог, чувствовал я себя как нельзя замечательно, да и соскучился надо сказать по Виртуальности просто жутко.

Я скользил по информационной магистрали, обтекая незадачливые тела других пользователей сети. Несколько раз проносился сквозь шлюзы коммерческих гиперскоростных линий — удовольствие для богатых или для умных… людей умеющих обводить вокруг пальца идентификационные гейты, главным в таких манёврах не нарваться на Ищеек, Пауков или Нет-копов…

Вынырнул я рядом с обелиском системы Санса.

Чёрный монолит ничем не пробиваемой защиты навис надо мной мрачной скалой. Для начала попробуем обычные сканеры — бесполезное занятие, но вдруг обнаружу крохотную дыру? Сорок минут я ползал по внешнему шлюзу Сансовй системы, перепробовал всевозможные порт и скрипт сканеры — тщетно, Санс какой никакой а специалист, против него такие вещи не прокатывают… Может попытать подобрать пароль? Идиотская идея. Её воплощать в реальность я не стал — глупо, Санс не ламух какой-нибудь у него пароль уж точно по словарю не подберёшь… а мною любимый "полный перебор" не подойдёт — на шлюзе есть секундная задержка, а это значит что за минуту я смогу вводить по шестьдесят паролей… При таком раскладе подбор будет продолжаться вечность…

Требуется что-то другое… Внутрь мне забраться нужно, очень нужно — я либо выясню что Санс не тот за кого себя выдаёт, либо я найду ответы — почему он подставил группу в последней операции и почему он так сильно изменился…

Неожиданно шлюз на мгновение стал полупрозрачным и сквозь него вылетел цилиндр — электронное письмо. Цилиндрик пролетел мимо меня и упорхнул со скоростью света к почтовому каналу…

У меня сразу же появилась идея — отправить Сансу небольшое письмецо с тяжёлой артиллерией на борту — триггером «ищейкой» и вир-генератором. Откроет Санс послание, триггер сработает и отворит мне шлюз, а генератор вирусов атакует СКоБу Санса. Всего на десяток секунд — прежде чем система защиты, справится с крохотной армией стелс полиморфов и захлопнет шлюз… Неплохая идея, правда вот навряд ли запустит Санс моё письмо в полноценном режиме исполняемых инструкций. Хотя попытаться стоит…

Только я собирался реализовать свою идею, как по шлюзу пробежали волны и он вновь, потеряв плотность, стал полупрозрачным. Сквозь шлюз просочился трёхмерный кубик, подлетел ко мне и пискнул, на одной из его граней появилась надпись:

"Input Ring"

Кто-то хотел со мной пообщаться, я запросил имя вызывающего абонента и на грани кубика возникло имя:

"SAN-singer"

Ну конечно же Санс, вызов то из его системы — нет от рэфла я стал тормозом, это однозначно! Любопытно — что он мне поведает?

"Connecting"

Кубик разросся и наплыл на меня… Темнота была всего пару секунд, затем перед глазами замелькали яркие цветные пятна, словно лужицы расплывшейся нефти на воде, и вскоре я оказался в просторной комнате. Помещение без окон и дверей, со скудной мебелью внутри — журнальным столиком посередине и двумя мягкими креслами рядом со столиком

Я опустился в одно из предоставленных сидений.

"User (SAN-Singer) is now…online"

Над вторым креслом заклубился туман и секунду спустя в нём сидел Санс.

— Хай, Санс! Как здоровье? — это был не мой голос, программа на домашнем компьютере воспринимала слова, сказанные мной в микрофон, а затем пропускала через голосовой синтезатор изменяя тембр и тон. Модель тела, в которой я предстал перед Сансом, была тоже не моей реальной. Сейчас я выглядел как длинноволосый, высокий с крепким телосложением блондин, с интеллигентным лицом и тёмными очками на переносице.

— Просто прекрасно! — эта фраза показалась мне странно знакомой, по-моему, я отвечал точно так же Ревазу. — Как ты?

Этот облик Санса я уже видел — невысокий и щуплый на вид, возраст, где-то около двадцати пяти, со светлыми волосами и аккуратной коротенькой бородкой. Тоже, наверное, не настоящее тело. Привыкли мы прятаться за пустыми и невыразительными масками, не выдавая своей истинной внешности, свято следу древней поговорке: "В Сети следует быть параноиком". Собачья жизнь…

— Со мной всё в порядке. Зачем ты хотел со мной поговорить?

— Маст, я тебя конечно уважаю. Но мне не нравится: когда с моей защиты пытаются снять «пробы» и ковыряются в СКоБе и шлюзе сканерами.

Значит мой дружище засёк что я прощупывал его территорию. Не могу сказать что это меня удивило, я ведь и не старался прятаться. Хотя Санс всё равно лучше шарит во взломах и защите.

— А вот мне было интересно мне, что же такое с тобой случилось, что ты на операцию не вышел? Знаешь, наши друзья, заметь, Санс, говорю это без иронии едва не попались. И угадай, по чьей вине?

— По моей. — Это было именно утверждение. — Мне жаль. Очень жаль.

— Да брось, Санс, все обошлось! — на этот раз я говорил с иронией. — Лучше расскажи, почему ты не объявился?

— Не мог.

— Ах, не мог? А почему, это мне будет позволено узнать?!

— Будет тебе. Я…

— Да, что "ТЫ"?!

— Не перебивай, пожалуйста…Маст. Сейчас все будет. Помнишь, мы с тобой хотели встретиться?

— Да, помню, конечно. — я понемногу остывал.

— Так вот, если ты помнишь, мы так и не увиделись, а потом я напрочь отказался от встречи. Мы не встретились тогда, и я не вышел на связь во время прошлой операции примерно по одной и той же причине. Надеюсь, больше подобное не повторится. В любом случае виноват я, и поэтому готов компенсировать материально, причинённые ребятам неудобства. И все-таки у меня есть одна просьба к тебе — не надо больше царапать мой шлюз, все равно тебе не по зубам его расколоть. Всё пока. Отбой.

С этими словами Санс флюоресцирующей дымкой растворился в воздухе, оставив меня в комнате одного, в программе поддерживающей шифровку и приватность нашего разговора, отслеживающей любое стороннее подключение или попытку подслушать беседу. Я несколько секунд неподвижно сидел в кресле и смотрел в одну точку висевшей в воздухе прямо передо мной.

Вот такие вот дела. Про причину я ничего не узнал, вдобавок в моей гипотезе появилась трещина. В самом деле, если даже Санс стал агентом — вернее, был заменен на агента, почему он встречаться отказался? Ведь его фотки у меня нет и никогда не было. Ошибочка вышла, мелкое бытовое недоразумение. Паникёр я стал, да ещё и параноик…

Зря я думал, что Санс не чист на руку. Просто у парня проблемы, вот и всё. У всех нас проблемы, без них в жизни никак не обойтись. И я тоже не исключение из правил — моя проблема возникла два года назад…

* * *

Никогда не забуду тот день. Я вдоволь наплававшись в Сети возвращался с работы домой. Вышел за две остановки из вагона монорельса — было около семи, я ещё успевал забежать в цветочный магазин и купить Наташке пышный букет лилий. Белых лилий — её любимые цветы, её любимый цвет.

В кармане брюк у меня лежала крохотная коробочка из ювелирного магазина подарок на годовщину. Мы прожили целый год и за это время ни разу не поругались, знакомые и друзья смотрели на нас с потаённой завистью. У нас всё было хорошо и я и она были слишком тактичными, и мы слишком сильно любили друг друга, для того чтобы сориться по пустякам… мы никогда не сорились. Всё было так прекрасно — мир был для меня ярким и необычным, когда она находилась рядом. Она сияла от избытка чувств, а я блестел в ответ…

Удар был силён… Он лучом лазерного рентгена вспорол мозг и выжег все мысли, коробочка с платиновым колечком внутри выпала из ладони, цветы рассыпались мёртвыми бабочками по ковру, смотрясь контрастными белыми кляксами на тёмном фоне — Наташа в больнице…

Маленький спортивный скутер вылетел на проезжую часть внезапно — что-то случилось с рулевым управлением… Водитель бензовоза попытался вывернуть руль вместо того чтобы нажать на тормоз и это оказалось фатальной ошибкой… Девять человек погибло, четверо раненых, одна женщина в критическом состоянии — взрыв воспламенённого топлива был виден издалека…

Всё остальное происходило как будто не со мной — я не плакал, не крушил в ярости мебель в квартире, а просто опустился на пол и не знал что делать… Наталья пострадала в этой аварии сильно. По сути от неё осталась только верхняя часть тела… Как долго доктора сумеют держать её на этом свете — одному Богу известно… но явно не очень долго…

Затем в мою голову пришло решение — кри-сон.

Все деньги с нашего счёта ушли на сверхскоростную доставку тела в Токио и оплату двух месячного крио-сна. Затем были остервенелые поиски высокооплачиваемой работы, я потерял на этом почти месяц и вдруг, как снег на голову, в моей жизни появился Марат. Человек решающий почти все мои проблемы. Он предложил «грязную» работу, за которую был намерен хорошо заплатить… и я согласился.

С тех пор минуло почти два года, два отвратительных года без Наташки. Как же я устал просыпаться в одиночестве, устал не видеть её милой улыбки, скучать без двух ярких звёздочек с пляшущими чёртиками в зрачках… Но скоро всё изменится, абсолютно всё — хвала Всевышнему, что я накопил почти всю сумму. Деньги у Марата и за их целостность я могу не волноваться. Ещё пару месяцев и мы снова будем вместе…

Марат всегда удивлялся — зачем мне тратить такую сумму на женщину. Собственно говоря Наталья даже не была моей законной женой — обычный гражданский брак… Марату было непостижимо и недоступно — любить. Он не верил что можно быть преданным и верным целых два года, не верил он и в то что в разлуке чувства только крепнут. Ему всё это казалось глупостью… А мне его просто жаль — он ущербный человек, с атрофированными эмоциями, и мёртвыми чувствами…

К чёрту их всех! Марата с его эмоциональным тупиком, Санса с его загадками…

* * *

Я чувствовал себя не просто хорошо, а очень хорошо! Утро этого дня было прекрасным — солнышко ярко светит, мысли о Сансе позабылись. Группа дело сделала, а это главное. Нужно звякнуть Марату и сообщить что всё здорово! Тенью мелькнули нехорошие мысли по поводу Наташки, но к ним я уже привык — ложусь и просыпаюсь каждое утро только с одной мыслью об оставшихся деньгах — всего сто двадцать тысяч и всё, наконец, мучительная разлука придёт к финалу… Образ Натальи сверкнул и я вернулся к реальности — нужно звонить Марату. Сто двадцать тысяч по сравнению с тем что мне было нужно в начале, это мелочь… Внезапно ко мне пришла одна идея — а не одолжить ли мне остаток у Марата, в принципе, для него это и не деньги вовсе. Может и вправду не откажет?

За последнее дельце наш "хомо спонсерус" — Марат то бишь, обещал богатое вознаграждение. Так что следует ему напомнить, пока он этого не запамятовал.

Привычно настучав на телефонной трубке номер своего работодателя, и подождав пару секунд, я услышал знакомый голос, и даже удивился, что трубку взяла не очередная пассия — в народе именуемя "секретарь на дому" (их у Марата как блох на собаке, и все разные и всех он мне представляет как приходящих. Действительно, на ночь они уходят. Правда, не всегда. Обычно раза три в неделю остаются, благо их босс — и мой босс, к счастью, временный — платит очень хорошие сверхурочные плюс премии за выполнение «несекретарской» работы). К телефону подошёл сам Марат, со своим слегка гнусавым голосом:

— Аллё.

— Здравствуйте, господин Кожевников…

— Лёха, ты что ли? — По голосу чувствовалось, что Марат в добром расположении духа, эт хорошо.

— Так точно, Ваше сиятельство! Как здоровье?

— Какой я тебе сиятельство, старик?! У меня то всё в ажуре. Ты давай лучше рассказывай, как у тебя дела. А то Сашка говорит что в последний раз когда тебя видел ты выглядел как вяленый кактус. Сейчас то выздоровел?

— Ага.

— Рад это слышать.

— У тебя то, как бизнес продвигается?

— Ничего, потихоньку… Танк мне тут рассказал про твои приключения…так я на тебя не в обиде, что ты со своими пацанами работу не выполнил — бог с этими досье. Более того, тебе хочу премию за героизм выплатить.

Опа! Это было кстати! Премия это всегда хорошо, люблю премии. Но всё же надо его ввести в курс дела насчёт последней операции:

— Благодарю, за вознаграждение… Марат, я вот чего тебе звоню — дельце твоё последнее ребята обстряпали как нужно. Так что ждём…

— О чём речь! Всё получите — за хорошую работу я хорошо плачу! Ты же меня знаешь!

— Да, Марат, спасибо тебе огромное. Я ведь как раз насчет денег. Мне же, вроде, совсем немного накопить осталось…ну, до той суммы…да еще очередной взнос в клинику платить скоро…ты мне денег не одолжишь?

— Да конечно, там тебе тысяч сто ведь надо? Мало, то есть, — Марат хихикнул. — Приезжай завтра, получишь все что надо — мне сегодня вечером кассу привезут, ну ты короче понял — мне одному их не пропить… Заберешь титановый чемоданчик с бабками, а то чё мне с ним делать то?

Это была шутка. Мы дружно посмеялись. Марат был не простым «авторитетом», он был держателем общака и все деньги с прибрежного городка под названием Владивосток стекались к нему… Раз в две недели к его дому подъезжал бронированный фургон и в дом заносили кейс битком набитый крупными купюрами. Деньги обычно хранились в особняке всего нескольких часов, реже сутки а затем рассасывались по каналам Марата для «стирки». Схема эта была мне смутно ясна, но какая мне разница — моё дело маленткое…

— Вот спасибо, Марат, я тебе потом все отработаю хоть в трехкратном размере…

— Да забей на это, я тебе эти деньги так отдаю. И никаких «но», понял? Все, завтра с утреца звякни эдак, в часов в десять — договоримся о встрече. Ну, бывай!

— Счастливо. — Я готов был прыгать от восторга и радости! Наташка, Мы скоро будем вместе!

О таком я и не мечтал. Оставалось одно — дожить до утра следующего дня, не умереть от нетерпения. Ну это дело поправимое, сейчас мы подключим новый детоксикатор, тяпнем успокоительного и включим себе какой-нибудь боевичок бездумный. Эх, чёрт — сейчас только одиннадцать часов — впереди почти целые сутки…

Я промаялся весь день, менял два раза авто-аптечки и постоянно кидал взгляды на часы — время всегда течет гораздо медленнее, когда чего то ждёшь. Но пришёл вечер и я побыстрее лёг в кровать, чтобы проснуться на утро и первым делом связаться с Маратом.

Засыпая, я отклеил детоксикатор и швырнул его в стенку — достал ублюдок! Последней мыслью было "Может жизнь и не такая уж хреновая вещь?"…

[Глава 05-0]

Ночи во Владивостоке всегда влажные и душные что, разумеется, не способствует душевному спокойствию его обитателей и гостей. Причём последние, с непривычки к подобному климату, страдают гораздо больше первых.

К половине одиннадцатого все уже успели порядком завестись — особенно Муссин, который был весьма вспыльчивым мужиком — южная кровь давала о себе знать.

— Ну где машина?! — нервно вопросил он в шестой раз за последние пять минут и нервно потряс автоматом. Здоровый немецкий Г-3 выглядел игрушкой в механических лапах-пусть сверху они и были покрыты псевдоплотью.

— Я уже в пятый раз тебе отвечаю. — сказал Аварис, стараясь не раздражаться — командир во всем должен быть примером для отряда. — Ещё рано. Даже если машина придет сейчас, мы же не хотим явиться в гости раньше времени. Или ты желаешь, что бы тебе оказали теплый прием?

При упоминании о теплом приеме Грейди нервно ухмыльнулся.

— Да, помню-помню, Хью. Сенегал, обезьяны…

— Помнишь — и ладно. Не начинай. Думай лучше о хорошем…

— Где машина, Хью? — Грейди попытался пошутить, но Аварис не был расположен смеяться и уже примеривался закатить Майклу выговор, но тут в комнату вбежал вахтенный — Коллер, и доложил:

— Приближается машина, маленький джип "Мицубиси. Не успел немец договорить этой фразы, как снаружи раздался скрип тормозов.

— Накимура, — бросил Аварис спокойно сидевшему на полу в позе лотоса японцу, — иди с Колером — проверь, нет ли подвоха. Шофера — ко мне!

Через три минуты два кибера ввели в комнату невысокого паренька лет восемнадцати. Аварис захотел было сорвать на юном водителе злость и пару раз двинуть кулаком под рёбра молокососу — за то что заставил ждать. Но затем Хьюго заставил себя успокоится и решил расспросить мальчишку про Хайда. И развлечение с одной стороны, и небольшой шанс выяснить что-нибудь про «человека-загадку». Говорил Аварис тихим угрожающим шёпотом на английском — программу русского транслита, к сожалению, он так и не установил в свой аналитический компьютер, и теперь даже несколько жалел о своём промахе.

Паренек, к великому удивлению Хьюго ничуть не испугался, спокойно так сидел и на ломанном английском отвечал на все вопросы. О своем нанимателе ничего толком рассказать не смог. Говорил что заказ на угон получил по е-мейлу, денег было обещано немерено, подумал, подумал — и согласился. В город мальчишка ушел на своих двоих, насвистывая какой-то незнакомый мотивчик. Хотя обычно, после общения с одним из наёмников (даже по дружески) люди уходили с опущенной головой, бегающими глазами и сильно заикаясь; но ещё никогда они при расставании с киборгами не насвистывали незатейливых мелодий. Накимура всегда говорил, что все русские-сумасшедшие. Теперь Аварис, после общения с одним из представителей этой национальности, был склонен согласиться с невозмутимым японцем.

До особняка наемники доехали безо всяких приключений — впрочем, они вполне осознавали, что в их работе это и к лучшему. Приключения находят их сами.

Оставив машину за четыре сотни метров до особняка, наёмники прошли остаток пути пешком.

Отряд в полном составе залёг недалеко от дома, командир наёмников разглядывал виллу. Благодаря имплантированным видеосенсам он мог не таскать с собой бинокля — имплантированная электроника давала двадцатикратное увеличение и Аварис видел каждую трещинку на кирпичном заборе, оцеплявшем двухэтажное здание по периметру. Ограждение было украшено напаянными чёрными иероглифами из пластика и керамики. Венчался трёхметровый забор острыми стальными стержнями в виде декоративных шипов разной длины — с одной стороны это украшение придавало неподражаемый и стильный вид ограждению, с другой стороны исключало проникновение на территорию через забор — металл наверняка под напряжением… был, до того как отключили электроэнергию.

Дом цели стоял на отшибе, и ни одного огонька не было видно. Видимо, подручные Хайда хорошо потрудились, подготавливая наступление основных сил. Камеры наблюдения на кобраподобных столбах безжизненно поникли и не светились контрольными лампочками, а автоматические ворота были настежь распахнуты. Проезд между толстыми створками был метров шесть — два грузовика одновременно проедут. Аварис посмотрел на толщину створок — впечатляюще. Хорошие ворота, просто отличные — танком их не выбьешь. Да, подумал Аварис, такой дом без поддержки и солидной подготовки штурмовать — гиблое дело. А так…задания Хайда всегда шли как по маслу, может, и на это раз выгорит. Но в душе уже звенело незнакомое — или практически забытое чувство тревоги. Что-то, да будет.

— Одно ясно, — прошептал Грейди. — Пялясь на дом, мы внутрь не войдем.

В ответ на эту шутку Аварис только закатил глаза — Майкл самое время нашел для своих колкостей. Чтоб ему руки оторвало!

— Прекратить болтовню. Муссин, обработай всех аэрозолем.

— Тот, который с феромонами для блокировки обоняния? — У Муссина была одна идиотская черта — переспрашивать даже очевидные приказы…

— Нет, конечно — это тот, который приманивает хищников запахом свежей крови. КРЕТИН! КОНЕЧНО С БЛОКИРОВКОЙ! — Аварис произнёс эту фразу шёпотом, но слова получились ядовитыми — Муссин весь как-то сник и принялся суетливо исполнять приказы начальника. Хьюго сам не понимал, почему он так сильно нервничал. Хотя нет, он-то как раз и понимал причины своего беспокойства — псы. Во всём виноваты, эти чёртовы псы. Таких тварей, как собаки на территории виллы, он сильно боялся — а всё из-за этих треклятых горилл в Сенегале… Страшная сила эта генная инженерия, таких уродливых тварей генетики насоздавали, аж тошнит при одном только их виде. Плохо конечно будет — если собачки нас засекут. Сразу вляпаемся в дерьмо, и пиши пропало.

Когда Муссин закончил распылять на костюмы наёмников аэрозоль, Хьюго отдал приказ и четвёрка вооружённых бойцов тронулась за командиром к входным воротам. Боевики двигались бесшумно, ботинки на мягкой подошве беззвучно ступали по асфальтовому покрытию, не издавая ни малейшего шороха.

Тёмные силуэты киберов тонули во мраке, ладони обтянутые кожаными перчатками крепко сжимали рукояти короткоствольных автоматов, готовые в любой момент сдавить указательные пальцы на спусковых крючках и выплеснуть в темноту горсти раскалённого свинца.

Достигнув раскрытых ворот, бойцы на мгновение замерли и разошлись цепью, разбивая внутренний двор на квадраты обстрела — Муссин прижался к левой створке, Накимура к правой и присел на колено, Грейди, Коллер и Аварис по центру. Под прицелом наёмников находился каждый квадратный сантиметр территории виллы и весь фасад здания — покажись сейчас противник и от него и мокрого места не останется… Но вилла, погруженная в темноту, молчала…

Несколько секунд бойцы изучающе вглядывались в причудливые тени, отбрасываемые домом и высокими насаждениями деревьев — не затаились ли собачки между ними? Но нет — всё было чисто.

Без слов, синхронно тройка наёмников двинулась лёгким бегом вперёд Накимура и Муссин остались на своих местах, прикрывая пересекающих двор солдат от возможной атаки.

Достигнув парадного входа, Аварис и Грейди встали к стене спиной по бокам от входной двери и навели автоматы в сторону двора — теперь их черёд прикрывать Муссина и Накимуру от потенциальной угрозы. Коллер тем временем воевал с замком с помощью отмычек.

Две туманные фигуры, не видимые на фоне тёмных ворот тут же двинулись в сторону особняка. Щелчок, поддавшегося усилиям немца, замка произошёл одновременно с приходом японца и араба. Дверь с лёгким скрипом отворилась, и бойцы один за другим проскользнули в дом.

Аварис и Грейди возглавляли группу, за ними шли Муссин и Накимура, Коллер был замыкающим. По пути наёмники открывали все двери — предварительно послушав, что за ними происходит. Людей пока обнаружено не было. Внезапно Грейди замер:

— Следующая комната справа. Малопонятные звуки, — Майкл был обладателем самой высокочувствительной акустической системы, среди всей команды.

Аварис вслушался.

— Малопонятные, говоришь? А по-моему, мы нашли одного клиента. Это биобустер работает в спящем режиме. Похоже, один из телохранителей — тот, что послабее.

Дверь оказалась незапертой.

Эх, Станислав Гринченко по прозвищу Грин, утратил ты свои профессиональные навыки. И спишь, вместо того, чтобы босса охранять, и запасной пульт контроля отключил, чтобы он тебе своим пиканьем спать не мешал, и даже дверь не запер. Хоть бы о себе позаботился…

Подобный промах Грин, честно говоря, допустил всего второй раз в жизни — и надо же было такому случиться, что именно в один из таких исключительных дней вышла из строя сигнализация и дом подвергся атаке — да как!

Если бы Станислав Гринченко пережил эту ночь, он бы, без сомнения, принял бы все к сведению, и подобная оплошность никогда не повторилась. Но пуля из «Беретты» с глушителем, направленным точно в глаз, прервала работу мозга, и обдумывать ошибки стало некому. Станислав Гринченко умер.

Больше на первом этаже никого не оказалось. Правда, в последнюю комнату судя по плану, большую гостиную проникнуть, не удалось. На дверном замке мигала крошечная красная точка — автономная сигнализация работала. Правда, ее возможностей явно не могло хватить на то, чтобы причинить наемникам сколь-нибудь значимые неприятности, но все же… А попасть туда было надо. Там — сейф.

— По плану в эту комнату можно зайти со второго этажа. — подал голос Герхард.

— Накимура, Коллер, Грейди за мной. Муссин оставайся держи первый этаж. Приказной тон у Хьюго выработался уже давно.

Комнат на втором этаже оказалось гораздо меньше. К тому же практически сразу наемники услыхали могучий храп, доносящийся из-за одной из дверей. По всей видимости, третья справа. К двери, однако, подойти не успели. Это было даже к лучшему. Храп внезапно прекратился, через мгновение дверь открылась, и из комнаты вышел человек. Судя по виду — не киборг. К тому же роста он был небольшого.

— Грин! Ты где? Какого дьявола свет не пашет?

Человек пошел вглубь коридора, ко второй лестнице в гостиную. Хьюго тихо прошипел:

— Накимура, взять.

Маленький японец тенью скользнул за человеком. Тот даже не понял что произошло — три удара согнутыми пальцами в области затылка, седьмого и шестнадцатого позвонка раздробили человеку позвоночник. Послышалось легкое всхлипывание, ноги жертвы дернулись, и Накимура осторожно, без стука, опустил тело на пол. Аварис всмотрелся в лицо. Клиент. Теперь остался только один телохранитель. Но сначала — сейф.

Вот уже и гостиная — благо комнат на втором этаже мало. Но где все-таки второй телохранитель?

* * *

Танк лежал на кровати с широко открытыми глазами — он спал, и отключенные видеосенсоры не мешали ему в этом. Органическая структура нуждалась во сне, но второй половине человека — той, где плоть заменяли сервомоторы, синтетическая мускулатура и металл не требовался отдых. Мозг телохранителя погрузился в буйную фантазию снов, человеческая основа могла спать спокойно — аналитический компьютер, вживлённый в серое вещество под ферротитановым черепом, позаботиться о безопасности своего хозяина…

Больше всего, в таком состоянии киборг напоминал свёрнутую пружину — стоит возникнуть малейшему внешнему раздражителю, и имплантант со скоростью света обработает тревожный сигнал. Компьютер проанализирует и сравнит со своей обширной базой данных поступивший звук и нейро-импульсом разбудит органическую половину человека в случае потенциальной угрозы для жизни — пружина, подталкиваемая силой упругости, моментально развернётся, и Танк вмиг вскочит с постели, готовый отразить угрозу.

Компьютер тратил незначительно количество ресурсов тела на обработку сенсорных ощущений, в основном электроника сканировала звуковые частоты. Аудио раздражителей было множество, но компьютер их игнорировал, в память процессора были прошиты все эти звуки — начиная от храпа Марата, заканчивая подвыванием псов и жужжание насекомых. Электроника отсеивала эти незначительные и безопасные для жизни организма сигналы…

Саша проснулся внезапно, прерывая сон в одно мгновение и переводя организм в боевое состояние. Его аудиосенсоры расчленили из тысячи шорохов и звуков спящего дома один — взволнованный голос Марата. К сожалению, БАК не сумел в точности распознать, что произнёс хозяин, только еле уловимый невнятный тембр… Надо проверить.

Телохранитель, стараясь издавать как можно меньше шума, сполз с пастели, правая ладонь нырнула под кровать и нашарила холодный приклад ручного пулемёта. Танк не был параноиком, остерегающимся каждого малопонятного звука, и ПК он держал под кроватью не из за шизофренических соображений — просто Танк всегда был хорошим телохранителем…

* * *

— А-А-А-Й!

Ноги Грейди внезапно подломились и конвульсивно задергались, основание шеи у него почти полностью было перебито разрывной пулей.

Из темноты за спиной началась плотная стрельба, две очереди угодили прямиком Коллеру в спину, сшибая немца с ног и роняя его на спину. Пули разорвали кожу, мышцы и остановились только воткнувшись в твёрдые сочленения широких металлических рёбер — сегментарная эндо-броня выручала Герхарда уже не один раз. Немец с ревом оттолкнулся локтями об пол, уводя тело с линии огня, затем перевернулся на живот и открыл ответную пальбу из автомата.

Аварис вжался в стену и прокричал:

— Залечь вдоль стен! Вести огонь!

В ответ из темноты раздалась ещё одна пулемётная очередь, Хьюго попустил голову и откликнулся пулемёту свинцом из Г-3…

* * *

Чёрная сука со странной и короткой кличкой Фо лежала на заднем дворе, утомлённо прикрыв глаза. Сегодня она устала — весь день они вместе с сестрёнками бегали по двору в поисках чужаков… Сколько Фо себя помнила, ей ни разу не удалось укусить ни одного чужака — все кто заходил на территорию хозяина были друзьями и Фо ещё ни разу не слышала Сигнала…

Когда она была ещё молодой, её обучал приказам суровый хозяин с электроплетью в руках. Он и научили Фо узнавать звук Сигнала, этот звук с тех пор стал самой главной частью её жизни. Можно сказать — он был смыслом существования собаки. Когда Фо в компании сестрёнок привезли в это место, она думала что, будет слышать Сигнал каждый день, и каждый день она будет набрасываться на врагов нового хозяина и с хрустом раскусывать им шеи. Но Сигнал всё не звучал и не звучал, Фо уже совсем отчаялась когда-нибудь его услышать…

Фо не боялась выстрелов и атаки ультразвуковой волной, Фо не умела ощущать боли или страха — ей эти чувства были не постижимы. Германские генетики долго корпели над моделью "Берштайн-Джагер GM", но четырёхлетнее изучение ДНК кавказской сторожевой оправдало себя. Ген-дизайн позволил создать Берштайн-Джагер — породу собаки с укреплённым скелетом, гиперразвитой мускулатурой, модернизированными рефлексами, обладающую иммунитетом почти ко всем болезням и многим ядам. Азиатский Конфликт был во многом предрешён именно благодаря этим псам, точнее одному из их подклассов — военной модели GM-11 именуемой в народе "Разрывной Ищейкой". GM-11 использовались как живые мины и переносчики вируса Хизед-6, заразы убивающего обычного человека за четыре часа…

Фо уснула, ей снились красивые яркие собачьи сны — она бежала между высокими деревьями, впереди неё мелькала спина чужака. Рядом неслись сёстры, вместе они настигли добычу и набросились на неё…

Фо услышала странный шум, собака слышала такой только на тренировках когда хозяин брал в руки какую то штуку и она издавала громкое рычание… Но это не сигнал — значит спать можно спокойно…

Раздался Сигнал. Фо во сне только что перекусила ногу чужака, сладкая кровь приятно оросила морду… СИГНАЛ! Ультразвуковой колеблющийся высокочастотный писк! Собака вскочила на лапы не веря в случившееся, но через секунду она уже неслась к хозяину — он разрешил убивать! Рядом с Фо бежали её сёстры, кто-то из собак зарычал, предвкушая смерть чужака, Фо рыкнула в ответ…

Фо не стала искать вход в жилище хозяина, она пошла по короткому пути собака разбежавшись устремилась к одному из большущих окон… прыгнула и всем весом ударилась в бронированный триплекс. От удара стекло только потрескалась, а Фо отшвырнуло на землю… Поднявшись на лапы Фо вновь разбежалась и прыгнула в треснувший стеклопакет. На этот раз стекло не выдержало…

* * *

Из темноты послышался тонкий свист — ультразвуковой сигнал не различимый человеческим ухом, но киберы его отчётливо слышали. "Что за чёрт?" — мелькнула в голове командира наёмников мысль, и практически сразу вместе со звуком лопающихся бронированных стекол к Аварису пришло понимание — парень, стреляющий из темноты, звал собак. Разбивающиеся окна — звери прыгают в окна.

Плотность огня в коридоре достигла неимоверного предела, казалось, воздух сам по себе стал металлическим. Накимура задергался, на секунду Аварису показалось, что он получил серьезное ранение — но нет, японец лежал без движения секунд десять, потом очнулся, и принялся вновь палить в темноту.

Муссин отстреливался на первом этаже от собак… Псины остервенело бежали на кибера оскалив пасти. Наёмник не успевал нажимать на гашетку и переводить автомат с одной собаки на другую… Одну из сук он подпусти слишком близко — тварь прыгнула на него и ударила лапами в грудь, сбивая Муссина с ног, челюсти щёлкнули в паре сантиметров от незащищённого горла. Бен саданул животное автоматом — снизу вверх. Дуло вонзилось в шею собаки, пробив лохматую шерсть и шкуру, наёмник слегка повернул ствол, направляя его в мозг и выпустил короткую очередь… Черепная коробка хищника взорвалась, расплёскивая в стороны осколки черепа и мозга. Стодвадцати килограммовая зверюга придавила кибера к полу

Бен столкнул с себя звериную тушу и поднялся с пола. Ему чертовски повезло, что это была последняя из пяти тварей — остальные устремились по лестнице на второй этаж…

* * *

Хорошо хоть, ни одна собака не прорвалась сквозь пули, подумал Аварис какой-то частью мозга. И внезапно из темноты, озаряемой вспышками пламени, на него понеслась огромная клыкастая морда — казалось, что кроме семисантиметровых зубов в ней ничего нет.

"Берштайн-Джагер ГМ-13" — живучая порода, но сквозь шквал пуль пройти сумела лишь одна собака. Она в прыжке оскалила пасть, намереваясь вцепиться командиру наёмников в горло. Пули изрешетили хищнику бока и грудь, пёс уже умирал, но он бы рожден убийцей и даже его последним желанием было хотя бы почувствовать вкус крови врага на своих клыках. Не удалось сбыться и этой собачьей мечте — очередь из Г-3 развалила летевшую на Хьюго псину практически пополам, и одновременно с этим Коллер издал ужасный рев снова (Аварис слышал его до этого дня всего один раз — в подвале президентского дворца) и внезапно стрельба замолкла… Кажется, наёмники завалили последнего телохранителя.

Аварис поднялся с пола, боевики последовали его примеру. Встали все… кроме Майкла.

— Какие потери? — осведомился командир невероятно хриплым голосом.

Хидетоси осмотрел Майкла и отдал короткий отчёт:

— Позвонок перебит, но аналитик включил систему капсуляции. Вырастим новое тело — можно будет реанимировать. А это уже своё отработало — надо голову отделить.

— Понятно, приступай. Что еще?

— У меня немного череп поврежден, — сообщил Накимура таким тоном, будто говорил о разбитом носе. — Так, царапины. А у него, — японец показал на Коллера. — у него десяток пуль в спине, но жизненно важные органы не задеты. Через неделю как новенький будет.

По лестнице тяжёлой поступью поднялся Муссин.

— Я больше никогда не свяжусь с генетиками! — проворчал Бен. — Мне чуть горло не перекусила одна из этих сук!

— Ну, главное то что ты живой… Теперь господа нам осталось только вскрыть сейф.

И они вскрыли сейф. В нём был всего лишь титановый кейс — судя по весу, с чем-то ценным, но легким — настоящая находка для мародера.

И внезапно послышался шум.

— Вертолет. — Хьюго распознал удары острого винта по воздуху.

Обычно Аварис не волновался — но сейчас… Операция прошла явно и с сучком и задоринкой, и ведь не исключено, что прилетели именно друзья.

— Эй, наёмнички, — послышался веселый голос, странно, кстати, знакомый. Вам привет от мистера Хайда! Давайте загружайтесь! — Сказано было на ломанном английском, но смысл фразы поняли все.

Винтокрылая машина стремительно удалялась от разгромленного особняка, уносила с собой четырёх слегка потрепанных наёмников, голову Грейди и… кейс из титана. Аварис не думал о том — что в этом металлическом ящичке, да и не хотел он об этом думать — это заботы Хайда. Но если бы он и сумел заглянуть внутрь, то обнаружил в кейсе только аккуратные стопки банкнот — деньги. В чемоданчике лежали простые деньги — деньги, по вине которых погибло три человека… и возможно погибнут ещё…

Всю обратную дорогу Аварис ломал голову только над одной проблемой — кто же такой этот Хайд?

[Глава 06-0]

Когда на животе не трепещет мотыльком (крупным и плотоядным) детоксикатор, человек может очень хорошо выспаться за весьма малое количество времени. А если он еще и не спал почти неделю…так или иначе, заснул я очень быстро, и проснулся чуть ли не в шесть часов, чего со мной не случалось с достопамятных времен службы в родимой армии. Тем более обидно, что Марат просил позвонить в десять часов-теперь придется в полной мере испытать на себе действие законов Мерфи. Длительность минуты, как известно, зависит от того, с какой стороны двери в ванную вы находитесь. В данный конкретный момент я находился именно с другой стороны. Делать было абсолютно нечего. Есть на завтрак (в который раз!) противную протеиновую кашицу уже осточертело, а другого мне ничего нельзя…завтрак на сегодня отменяется. А жаль, можно было полчаса времени убить. Что еще? Вот, горячий душ.

Несмотря на то, что плохое настроение в последнее время било все рекорды, душ меня настолько взбодрил, что я даже стал что-то напевать и принял сакраментальное решение прибраться в квартире. Сил моих, правда, хватило только на одну комнату. Большего, однако, и не требовалось. В ее комнате был идеальный порядок — с того самого дня, на кухне я бывал не то, чтобы уж очень часто, и никогда в еде не привередничал — довольствовался бутербродами и в последнее время протеиновой кашей.

9:00. Еще часик продержаться и денежки у нас. Слоняться без дела надоело пришлось лезть в Сеть, хоть какое-то занятие…

Интернет, правда, большим количеством интересных новостей не обрадовал, наверное, тоже по закону Мерфи — или, если по-русски, подлости. Опять угнанный самолет, опять повышение цен на топливо, опять революция свершилась — хоть слава богу не у нас. Наконец, нашлась интересная тема — международный терроризм, ведь в последнее время он стал синонимом хакерства, а это как-никак мой профиль. Хотя…все равно одна байда. Два взрыва в Московском куполе — разрушено германское посольство; в Лондоне произошёл очередной терракт — ирландцы не дают англичанам покоя; в Штатах за минувший день приговорено к смертной казни двенадцать человек — Судебные Исполнители приводят приговор в действие прямо на месте… Всё это было… Разве что дискуссии о новой версии URZ — но это так, второй свежести. Принцип тут действует такой — когда кто-нибудь умный изобретает суперзащиту, то кто-нибудь другой, не менее умный, теряет сон и аппетит, и изо всех сил пытается ее раскурочить. И ладно еще, если за шуршащие зеленые бумажки-правда, кредитные чипы сейчас не шуршат, но выражение осталось, а то просто из любви к искусству. А тот первый умный (их сейчас много развелось — умник на умнике сидит и умником погоняет), узнав о таком паскудстве, начинает рвать на себе волосы и с налитыми от бешенства и долгого сидения перед монитором кровью глазами садится писать ответ второму умнику. Воистину, не наука и торговля-двигатели прогресса, а простая злость-ну, и месть. Эх, фактически я-то тоже живу чтобы отомстить-тому водителю бензовоза в частности…а в общем — в общем судьбе. Хотя это как получится. В армии об меня табуретки раскалывали-а о судьбу я сам могу расколоть череп. На раз.

9:43. Ну, что я еще не делал? Заняться абсолютно нечем…а, позвоню. Ничего страшного не будет.

В трубке — длинные гудки. Что, спят еще? Марат с какой-нибудь секретаршей может быть, но телохранители должны же ответить. Или телефон выключен? Ладно, на мобильник Марату позвоним. Гудки есть, ответа нет. Как сказал поэт: "Абонент не отвечает, головой в петле качает." Странно, странно. Только сглупил я — если Марат спит, то и на мобилу он не ответит. Да, тупеть после «рэфла» люди начинают катастрофически. Кто там у нас следующий в списке — Танк…

Звонок на сотовый телохранителя ничего не дал — только протяжные гудки. И этот не отвечает. Странно все это, почему телефоны включены, а ответа нет. Они что там, все оглохли? Или какую-нибудь групповуху сообразили, да так увлеклись, что забыли мобильники выключить? Чушь, конечно. Может, хоть Грин откликнется?

Грин не отозвался. Что же это такое, граждане? В душе заворочались червячки беспокойства…

Придется ехать так, без звонка. Только вот кто бы мне объяснил, почему никто не отвечает на звонки, почему никто не обращает внимания на звонки сразу трех мобильников? В голове внезапно возникла картинка — Марат, Танк и Грин, жертвы особо жестокого убийства, лежат в ряд на полу. Осматривает их медэксперт, а телефончики тоже тут, рядышком. Звонят они, только умный следователь из угрозыска отвечать не спешит — а сейчас он просто мой номерок записал и через некоторое время придут за мной приятные люди в темно-синей форме и отведут в отделение — побеседовать. К червячкам беспокойства прибавилась белесая плесень паники… Я мотнул головой, отгоняя бредовые идеи — никто и никогда не посягнет на жизнь Марата. Напасть на него — равносильно самоубийству, потому как вся Владивостокская Братва перероет все помойки города в поисках шалопаев. Да и прижучить нашего друга мафиози не так уж легко — у него в ограде носится десяток саблезубых носорогов, по ошибке названных собаками с генетическими изменениями…

Берштайн-Джагер он их вроде называл.

Я ещё раз посмотрел на часы, затем вновь попытался связаться по телефону с Маратом и получив немногословные гудки в трубке отправился за дверь…

* * *

Марат жил на окраине Владивостока, путь до его дома неблизкий — но на такси можно доехать достаточно быстро, благо район этот такой…малонаселенный. Никто не хочет жить рядом с мафиози, это проверено временем. И им же проверено, что те, кто отказался от неплохого места, очень часто бываю правы. Разборки, облавы… себе дороже.

Через пару часов робо-такси затормозило и услужливо открыло дверь, я вылез из машины. Что за хрень?! Шагать ещё метров триста, на горизонте выглядывала из за верхушек деревьев только крыша Мартовского особняка! Опять навигатор в такси барахлит?! Вначале я хотел забраться в автомобиль и доехать до дома, но затем забив на машину решил малость прогуляться. Вставив чип гос-креда в слот приёмника я оплатил двухчасовой простой и покинул машину…

На пригорок я взбежал единым духом, но надорванная печень сразу напомнила о себе — поплохело мне так, что пришлось сесть прямо в грязь (что поделаешь — дожди во Владивостоке не редкость) и отдышаться. Ничего, сейчас я увижу лучшее лекарство от стрессов — деньги. Я посмотрел на представший перед моим взором трёхметровую ограду и спрятавшийся за нею дом, кирпичный забор окружал всю территорию виллы и войти в ограду можно было только одним путём — через массивные ворота… Ох!

Внимание мое поразила одна деталь. В принципе, ничего нового в унылом ландшафте не появилось. Только вот автоматические ворота внезапно раздвинулись. Такого на моей памяти еще не было, Марат никогда не открывал двери, пока его не попросят. Другое дело, что даже тогда он двери открывал далеко не всегда, и благодаря этому счастливо избежал пары покушений. Но, может, решил мне сделать маленький сюрприз? Дескать, вот они, родные пенаты!

Ворота медленно задвинулись. Я так понял, что с программой праздника это мало совместимо. Придется искать другое объяснение — поэтому посижу-ка я пока на травке и обмозгую сию проблему. Предчувствия у меня, надо сказать, были самые нехорошие. Да и если бы я был в самом радужном настроении, то во двор я бы не стал заходить без приглашения. Нет у меня никакого желания схлестнуться с теми гибридами крокодила и тигра — по недоразумению названными собаками — что разгуливают у Марата во дворе.

Посидев минут десять — ворота за это время продемонстрировали свое гостеприимство еще несколько раз — я, наконец, решил действовать. Сейчас вот подойдем, аккуратно внутрь заглянем и пройдем в дом, буде собачки не обнаружатся. Что будет если обнаружаться? — боюсь, что у Алексея Домбраускаса будет два варианта — либо стать рекордсменом мира в беге, либо пасть в неравном бою…или лучше сказать — бойне.

Преисполненный такими мрачными мыслями, я встал и пошел к дому.

Но то, что я там увидел, превзошло все мои ожидания. Нет, я не был разорван в клочья или застрелен по ошибке. А обнаружил я: что входная дверь была открыта настежь, бронированные стеклопакеты на первом этаже были разбиты, мёртвые псы GM-13 лежали на лестничном пролёте, в коридоре первого этажа и на полу второго, а весь коридор был залит алой кровью животных…

Словно в безумном кошмаре я с остекленевшими глазами брёл по зданию. Настенные панели в холе и на втором этаже были изуродованы пулевыми отверстиями… Дорогие гобелены и картины на стенах изодраны в клочья и залиты кровью… Но всего этого я уже не замечал — потому как разум не хотел верить в этот ужас…

Первым кого я увидел, из людей, был Марат — окоченевший труп в махровом синем халате лежал на полу ничком. Я перевернул тело на спину: остекленевшие глаза моего бывшего работодателя были открыты, в них ещё блестели остатки удивления, а рот был открыт, словно человек что-то хотел сказать… В шоке я отошёл от трупа и шаркающей походкой проковылял дальше, в глубь здания…

Тело Танка было буквально искромсано пулями — ни единого живого места… в лицо кибера я старался не смотреть… Особняк вдруг показался мне ужасным сном… Не знаю сколько я бродил по дому, но я заходил во все попадавшие на глаза двери… Затем я вспомнил про деньги…

Эта мысль словно раскалённой иглой вонзилась в мозг и заставила тело двигаться на реактивных скоростях. Я пробежал в спальню Марата, мне было известно что сейф был спрятан за одной из картин. Влетев в чужую спальню, я чуть не упал… картина в позолоченной раме валялась на полу, а толстостенный несгораемый сейф улыбался мне открытым нутром… Сейф был абсолютно пуст…

В полной растерянности я стоял посреди спальни. Мыслей не было, так обрывки, осколки. Паника потихоньку выползла откуда то из глубин сознания и начала поедать мозг… Что я теперь делать буду? Ведь в этом сейфе должен лежать титановый чемоданчик… Я же хотел одолжить у Марата последние сто двадцать штук и взять все свои сбережения, а затем лететь в Токио… Заплатить японским медикам и восстановить тело Наташи…

Глаза стали предательски мокрыми… Как же так? Как же так? Два года каторги пропали?! Ноги превратились в вату и я осел на ковёр… Этого не может быть — всё это кошмар, «рэфл» всё ещё не вышел из крови и… Это не может быть реальностью, не должно быть…

По щекам побежали тонкие ручейки влаги… Я сидел на полу не в силах оторвать взгляд от открытого сейфа… Полтора миллиона… Неужели ещё два года? Снова копить, снова спать по три часа в сутки… Снова без Наташи…

Придется все начинать сначала…тяжело, конечно, но…годика через два…да нет, лет через пять все исправим…мама родная, чуть не закричал я — мне же через две недели взнос платить в клинику! Семьдесят кусков, матерь божья! Я ж таких денег и за месяц не скоплю без работы — а какая теперь работа, если Марат в коридоре со сломанной шеей валяется?!

А ведь Наташку отключат, обязательно отключат без денег! Узкоглазые ублюдки не получив оплаты попросту вырубят её от установки жизнеобеспечения! До конца месяца осталось три недели! Три недели и затем всё — конец! Обхватив голову руками, я сидел на корточках и медленно раскачивался, тело бил озноб…

Я не помню как шёл по зданию, я не помню как наткнулся на Грина — бедняге выстрелили в глаз, голова была повёрнута набок и из глазницы вытекала серая кашеца мозга… Я не останавливаясь прошёл мимо тела Марата… Всё в том же полусне я наткнулся на обезглавленное тело в камуфляжной форме… Я даже не придал этому моменту нисколько внимания… В полузабытье я бесцельно блуждал по дому…

Очнулся я только возле трупа Сашки, и ты тоже старина отдыхаешь на том свете… Не помогли тебе все твои кибер навороты и импланты… Ни капельки не помогли…

Сашка был пожалуй единственным кого я в действительности уважал — он хоть и был бандитом и работал на Марата, но всё же он оставался хорошим человеком справедливым, честным… А теперь его тоже нет… Напичканное электроникой, металлом и искусственными железами тело неподвижно полусидело на полу, прислонившись спиной стене…

Левая рука Танка сжалась в кулак. Я ошарашено посмотрел на конечность не в силах поверить в произошедшее… Контакты наверное замкнули и сервомоторы сработали… Ладонь разжалась… Я смотрел на руку не моргая в течении секунды… Танк кажется, был ещё жив… Или я начал бредить?

Когда рука разжалась в очередной раз, я не стал думать о бреде или галлюцинациях. Перекинув двухсоткилограммовую тушу кибера через плечо я потащил его на гнущихся ногах к машине…

Сашок, ты держись пожалуйста — мы ещё наёдём тех блядей, которые Марата пришили. И с тобой всё в порядке будет… Вместе мы их с тобой найдём! Деньги отымем! Наташку восстановим! Ты только держись, хорошо?! Собачья жизнь…

* * *

Машину нещадно заносило на поворотах, взбешённое робо-такси ревело выжатым до предела двигателем. Автомобиль проносился на запрещающие знаки и игнорировал красные сигналы светофора — благодаря моим стараниям в навигационном компьютере перестали существовать эти понятия, как и все правила дорожного движения заодно. Единственно важной вещью для такси стала сумасшедшая скорость и манёвренность. По кратчайшему маршруту автомобиль, надрывая маломощный движок, летел к дому Дмитрия. Программа навигатор еле успевала отслеживать окружающую обстановку на дороге, в самый последний момент уводила машину в сторону избегая столкновений с другими автомобилями. Вокруг раздавались истеричные завывания клаксонов — водилы дорогих иномарок и дешевеньких, но от этого не менее дорогих в душе, отечественных развалюх в страхе щемились к обочине, видя безумную гонку жёлтого монстра с надписью «TAXI» на лобовом стекле.

Я не отрываясь смотрел на изувеченное лицо неподвижно лежащего Танка. Хотя это трудно было назвать лицом — кожи почти не осталось, только оголённый хромированный череп с вмятинами и царапинами, нижняя челюсть вообще отсутствовала, в верхней осталось лишь пара металлокерамических зубов — все остальные были выбиты или раздроблены пулями.

…А машина летела. Летела сквозь город, объезжая на всех парах медленно плетущиеся автомобили и нередко выезжая на встречную полосу. Лавлировала с мастерством автогонщика между жидкотопливными сородичами и рвалась к цели. Она нёсла в себе живого человека, с детоксирующей аптечкой над печенью, и почти мёртвое тело киборга. По существу робо-такси было наплевать, будь оно даже совсем пустым, оно бы точно так же неслось по дороге — перепрограммированный навигатор не знал что такое превышение скорости…

Машину встряхнуло в очередной раз, и я отвернулся от искалеченного лица. Ничего Саша мы тебя залатаем, ты же говорил что Дима — хороший доктор, он поможет. Поможет дружище, вылечит тебя, вот увидишь — обязательно вылечит. К горлу подкатил комок — ни вдохнуть, ни выдохнуть. Слова сами вырвались из губ:

— Сашка — ты только главное не умирай, пожалуйста, не умирай. Не надо тебе на тот свет — рано ещё, рано. Ни к чему тебе братишка туда. Совсем ни к чему… — , на глазах вновь навернулись проклятые слёзы. Что же это твориться то? Ну почему? Зачем?

Несколько раз автомобиль встряхнуло и такси замерло — мы приехали к дому доктора. Я с трудом выволок киборга из машины, закинул его на плечо и не закрывая дверцы робо-такси побежал к нужному дому. Мимо людей с удивлёнными глазами, мимо фонарных столбов, мимо мусорных бачков. Быстрее, быстрее… Сашка ты держись, держись приятель…

С тяжёлой ношей на плече я буквально взлетел по лестнице на третий этаж, а вот и квартира дока. Палец судорожно надавил на пластиковую кнопку дверного звонка и не отпускал — чириканье залило подъезд и разлетелось по лестничной клетке, дробясь на тысячи осколков о ступени и стены.

Ну же док! Ну пожалуйста! Глаза опять стали влажными… Господь, я редко чего-то просил у тебя! Ну пожалуйста, Всевышний! Ты, проклятый чёртов божок — Я УМОЛЯЮ ТЕБЯ! Чего тебе стоит?!!

И дверь, лязгнув механической начинкой замка, открылась…

* * *

Я неподвижно лежал, на широкой и мягкой пастели. Таблетки данные мне Дмитрием ещё не начали действовать, но даже без пилюль приносящих эфемерное забвение в голове кружилась пустота. Пустота и ничего более. У меня не было сил даже о чём-либо думать, у меня не было мыслей, один лишь вакуум расползся по черепной коробке, жадно пожирая слова и думы.

Веки дрогнули и медленно сомкнулись, а ласковая темнота принесла на своих крыльях беззлобные сны. Проваливаясь в многогранную иллюзию чарующих грёз, я успел мелькнуть крохотной искрой мысли: "Милая, мы найдём их. И Сашка тоже выкарабкается…"

* * *

В соседней комнате, заставленной громоздкими приборами с сотнями крохотных лампочек на серых корпусах, хлопотал человек. Посреди домашнего хирургического кабинета на операционном столе неподвижно лежало тело, и человек в белом халате суетился возле него.

Дмитрий вскрыл киберу грудь, и теперь копаясь в крови и внутренних органах, меняя поочерёдно хирургический скальпель на лазерный ланцет, разрезал металл рёбер и твёрдосплавденные пластины. Пот каплями стекал по лицу доктора — он битых три часа возился с телом. Начинённый железом и электроникой, полумеханический человек не хотело оживать.

По существу тело кибера уже умерло, умерло ещё несколько часов назад слишком велики были повреждения. Но мозг поверженного Танка находился в своеобразной коме — когда имплантированный БАК зафиксировал чрезмерное количество травм и критических ранений в организме, компьютер включил функцию капсуляции мозга. БАК отсёк все нервные окончания и ввёл в мозг небольшую дозу химического раствора в результате которой сознание впало в анабиоз. Законсервированный в черепной коробке мозг мог протянуть в таком состоянии около пяти дней — за это время его нужно либо пересадить в новое тело, либо подключить к установке жизнеобеспечения, иначе последует необратимое отмирание клеток.

Сейчас доктор пытался проделать невозможное — он хотел оживить это тело. Дмитрий не был счастливым обладателем установки жизнеобеспечения и крио-сна, стоившей порядка двадцати миллионов кред, и уж тем более он не мог пересадить мозг в другое тело (подобные операции проводились не в домашних клиниках, а если быть честными они вообще не проводились в России — только Япония достигла такого уровня в нейрохирургии). Поэтому то Дмитрий и пытался реанимировать мозг кибера — доктор предварительно восстановил и залатал жизненно важные органы Танка и теперь старался активировать мозг. Но вживлённый БАК не давал этого сделать компьютер считал, что тело находиться в плохом состоянии (да, чёрт возьми — он был на все сто процентов прав!) и поэтому не снимал блокады с мозга. Дмитрий мог отключить БАК и проделать всё вручную, но он боялся этого — а что если цифровой аналитик прав? Стоит ему расконсервировать мозг и финиш?! Сознание человека получит сильнейший шок и впадёт в настоящую кому?!

Дьявол! Дьявол! Дьявол! Но делать что-то было нужно — в анабиозе мозг пробудет пять дней… нет — уже четыре, а после этого срока кончится заряд автономной капсуляции и клетки серого вещества начнут отмирать. Но что же делать?!

Дмитрий понял, как нужно поступить — не самое хорошее решение, но в этой ситуации сойдёт хотя бы оно.

Дмитрию пришлось пойти на этот шаг. Видит бог — он старался! Но все попытки воскресить кибера не увенчались успехом, доктор принял единственное решение, которое могло спасти всё ещё живое сознание Танка. Мозг киборг пострадал — парню пол сотни раз заехали в голову автоматными очередями, и черепная коробка из ферротитана не сильно помогла. Несколькими пулями была раздавлена затылочная область черепа — Танк, не смотря на все современные технологии, больше никогда не сможет ни ходить, ни двигаться. Медицина в силах воссоздать новое тело, трансплантировать новые органы, или вживить аналитический компьютер, но при всём этом мозг переделать невозможно. Если пострадает серая плямба в голове, то тут не поможет ни один нейрохирург — человек либо останется навсегда парализованным калекой и не сможет использовать повреждённые участки мозга, либо…

Доктор тяжело вздохнул и сделал надрез на шее кибера — сейчас он отделит голову человека и отвезёт в обычной спортивной сумке в клинику одного своего приятеля. В клинике сделают сложную и весьма дорогостоящую операцию (доктор надеялся что на счету у Танка ещё есть деньги) — мы конечно не Япония но тоже кое что умеем. Операция, которая спасёт сознание, мозг, и жизнь Танку. Хотя кто знает — удовлетворит ли кибера, такой результат? Как он воспримет произошедшие с его телом изменения?

Доктор трудился над спиной киборга — делал на коже два надреза вдоль позвоночника, а в голове у него мелькнула мысль: "Операция — хоть какой-то выход из этого положения. Только вот после этой операции в Танке останется мало от человека. Совсем мало. Почти ничего…"

* * *

Проснувшись на утро, мне показалось, что вчерашний день мне только приснился — не было разгромленного особняка, не было трупов Марата и Грина, не было пустого сейфа, не было сумасшедшей гонки по городу… Лгу самому себе…. Было, всё было и всё я помню.

Я поднялся с кровати, на душе было паршиво. Отчаянье улетучилось, паника пропала, только один мутный осадок остался в сердце. Одевшись, я открыл дверь и вышел из комнаты, предоставленной мне доком.

В лаборатории никого не было… тело на операционном столе, заставило меня замереть, я почувствовал, как мои глаза буквально полезли на лоб! Это было тело Танка! Без головы!

Перевёрнутое на спину, обнажённое с раскуроченной спиной тело — кошмары вчерашнего дня не хотели меня отпускать, или я схожу с ума или твориться, что-то до отвращения ужасное… Я медленно подошёл к залитому алыми пятнами столу… В сознание никак не умещалалось ВСЁ это… лишённая головы шея… и почти раскроенное пополам тело с торчащими из спины рёбрами… Голова закружилась, мир несколько раз пошатнулся и тошнота подкатила к горлу… ЧТО ЭТО ТАКОЕ???

Словно через ватные затычки ко мне пробился приглушённый голос:

— Алексей?

Белые стены заставленного аппаратурой кабинета качались всё сильней и сильней, я обернулся на звук. В дверном проёме стоял доктор…

— Ах ты, подонок… — я подскочил к этому мяснику и ударом кулака в живот заставил сложиться тщедушное тело пополам.

Дмитрий упал на колени и в ту же секунду меня, что-то укололо в бедро. На этот раз мир пошатнулся гораздо сильней, и я с грохотом рухнул на пол. Прежде чем темнота сомкнулась надо мной я успел увидеть нахмуренное лицо дока, в руке у него блестел крохотный инжектор…

* * *

— Извините за подонка и за то, что я вас ударил.

— Ну, в следующий раз вы вначале во всём разберитесь, а потом уж с кулаками прыгайте. — Ответил мне Дима.

Мы сидели в зале на удобных креслах, две чашки горячего кофе (натурального!) дымились паром на рядом стоящем столике из стекла.

— Ещё раз извините. Сильно я вас?

Дмитрий улыбнулся, пригубил из фарфоровой чашечки чёрной жидкости и ответил:

— Не слабо, Алёша. Хорошо хоть у меня инжектор со снотворным в руках был, а то ведь отделали бы Вы меня по первому числу. У нас между прочим и весовые категории совсем разные.

Мне осталось, только молча взять со стола чашку с кофе и отхлебнуть горячий напиток.

Как сказал доктор, Танк сейчас находился в какой-то клинике, точнее — в клинике находилась главная часть Александра. Мозг должны были пересадить в новое тело — старое уже ни на что не годилось. Дмитрий сообщил, что Саша немного пострадал в перестрелке, и теперь я увижу его в несколько другом виде. Что именно имел в виду док — я не совсем понял, но кто же разберётся в этих современных кибер-технологиях?

После того как Дима заверил, что с Танком всё будет в порядке, меня стала больше тревожить другая проблема — где достать деньги на содержание в крио-сне сознания моей супруги? Первоначальная паника пропала — как сказал Дмитрий это заслуга вчерашних таблеток.

Теперь сознание было кристально чистым и я пытался найти выход из создавшегося положения. Может занять у ребят из группы? Сто штук на земле не валяются…

Воспоминания о группе породили новые проблемы: теперь, пожалуй, наше братство сетевых преступников распадётся — я не смогу добывать такую работу, какой нас обеспечивал Марат. А больше связей с криминалом у меня нет. Разве что Танк, как выйдет из больницы, поможет. Хотя — навряд ли, он был только телохранителем и наверняка не знаком с теми людьми, что приносили Марату заказы на взлом.

Я отпил чуть остывший кофе и поставил чашку на столик:

— Дима, мне конечно не ловко… но вы не знаете людей которым бы понадобились услуги специалистов по компьютерным взло… Я хотел сказать: специалистов в области компьютерной безопасности.

Дмитрий последовал моему примеру и опустил полупустую чашку на журнальный столик:

— Вы имеете в виду хакеров?

Док, оказывается, немного разбирался в этом деле. Сразу в лоб, без всяких "специалистов по компьютерной безопасности" — нужно все вещи называть своими именами…

— Совершенно верно.

— Точно не знаю, но на людей такого профиля, как мне казалось, всегда был спрос.

— Нет, найти работу мы, разумеется, можем. Но нам нужна гарантия: всё будет без проблем, никаких подстав и чтобы деньги за выполненные задания были уплачены вовремя. — Я решил быть откровенным, если док сумеет разыскать для группы работу, нужно быть честным перед ним.

— Хорошо Алексей, я постараюсь, что-нибудь для вас найти.

— Буду очень признателен, спасибо. — Возможно мне удалось решить одну проблему, теперь вторая. — Дмитрий, когда я смогу повидать Александра?

С Танком мне было нужно поговорить. Он видел грабителей и мог многое рассказать — возможно, ещё удастся найти этих людей. На милицию рассчитывать не приходилось: даже если они и отыщут убийц вместе с деньгами, я то уж точно не получу своих кред обратно.

Доктор устало потёр переносицу — он, в отличие от меня, не спал сегодняшней ночью и был утомлён:

— К вечеру операция будет закончена, но для психологического восстановления потребуется около недели. Ему ещё предстоит привыкнуть к… своей новой форме существования. За это время он будет подвержен гипнотерапии, эти процедуры нужны для избежания нервного срыва.

Дима меня несколько заинтриговал, но уточнять я не стал. Неделя это слишком большой срок. За семь дней может произойти много чего…

* * *

Я понятия не имел — что мне делать. Сидеть, сложа руки, и терять драгоценное время? Обратиться в ментуру? Оба варианта не годились. Ну почему это произошло со мной?! Что же делать?

Я уехал из квартиры Дмитрия и вернулся домой. Не разуваясь прошёл на кухню и сидел среди бытовой техники уже битых два часа.

Наверно лекарство, что давал мне вчера док, уже растворились в крови и на место спокойствия пришло отчаянье…

Словно умалишённый, спрятав лицо в ладонях, я ритмично раскачивался на двух ножка табурета. С улицы доносились городские звуки: шум въезжающих во двор автомобилей, гомон ребятни, птичье щебетанье, голоса людей. Голоса у которых не было таких проблем как у меня… Они не были преступниками, их жёны не лежали в дорогостоящих клиниках, у них не отняли последнюю надежду…

Всё также покачиваясь, я убрал ладони от лица. По губам пробежала тень улыбки: Почему жизнь такая, какая она есть? Ведь счастье было так близко. На расстоянии жалких ста тысяч кредов… А теперь? Теперь его не стало, счастье уплыло, развеялось, растворилось. Оставив взамен только тоску и вакуум. Почему я? Неужели я не достоин быть счастливым? Почему?

Я поднялся со стула и прошёл в спальню, достал из серванта гранёный стакан, початую двухлитровую бутылку коньяка и вернулся с этими трофеями на кухню. Зубами оторвав алюминиевую пробку я наполнил стакан до краёв. С минуту я вглядывался в грани прозрачного стакана, отыскивая среди бурой жидкости ответы на свои вопросы. Затем махом опрокинул в себя напиток из далёкой Грузии и вдавил одним глотком противную жидкость в пищевод. Поморщился, давненько я не притрагивался к алкоголю — всё стимуляторы да стимуляторы. Снова плеснул из бутылки в стакан. Вторая порция прошла немного лучше. Третью я наливать не стал — присосался к горлышку и втягивал омерзительную жидкость большими глотками.

В душе безысходность. Полная и неумолимая безнадёга. Всё в моей жизни перевернулось с ног на голову, на данный момент положение вещей было настолько плохо, что я даже не хотел об этом думать…

* * *

Последующие дни слились в один серый тоскливый бред. Я вливал в себя огромное количество спиртного, тратил последние деньги с креды на оплату доставки водки и закуски, стараясь не думать о завтрашнем дне. Время утекало через горлышко очередной бутылки ко мне в желудок, часы выливались за минутами, дни проносились за часами. Мне никто не звонил — а кому я собственно нужен? Марат отдыхает на том свете, Танк валяется в клинике, а больше друзей у меня и не было… Да пошли они все! В Сеть я не вылезал, компьютер не включал и вообще напрочь забросил группу… И они тоже пошли куда подальше! Всем наплевать на меня?! Да не очень то и нужно!

Я уткнулся лбом в кухонный стол и закрыл глаза. Алкоголь затуманил сознание, но не дал ни грамма облегчения. Поэтому я потянулся вновь к бутылке «беленькой» которая терпеливо дожидалась — когда же я к ней притронусь. Трясущиеся пальцы обхватили прозрачный сосуд и я потянул полупустую бутылку на себя, она почему то не захотела ко мне ползти и упала на бок, выплёскивая на грязный стол своё содержимое. Вот дерьмо! Бутылка скатилась по столу и грохнулась на пол, разбрызгивая вокруг себя осколки стекла и водку… Дерьмо… Да и ты тоже пошла в задницу!

Все ополчились против меня! Даже водка! А мне никто не нужен! Слышите! Никто! Я сам по себе! Я вспомнил Наташку — как нам было хорошо вместе, как же я был счастлив рядом с ней. Мне вдруг стало жалко Алексея Домбраускаса — хорошего тридцатилетнего мужика, в чьих жилах текла русская и литовская кровь поровну, и я вновь уронил голову на холодный стол, прямо в лужицу прозрачной жидкости воняющей спиртным. Пошли они все! Все кроме Наташки… Наташенька, милая, зачем ты так со мной поступила? Я ведь люблю тебя…

* * *

Разбудило меня противное чириканье дверного звонка, я поднял свинцовую голову со стола и тяжело поднялся с табурета. Во рту была маленькая пустыня Гоби — хотелось пить; голова раскалывалась — внутри, словно сотня папуасов били в здоровенные тамтамы — все синдромы жестокого похмелья на лицо.

Я обвёл мутным взглядом маленькую кухню. В помещении царил хаос: стол был залит какой-то ерундой, раковина чуть ли не трескалась от горы грязной посуды, на полу валялись осколки стекла. Сколько я был в запое? В голове шумел туман — я ничего не мог вспомнить. Вот чёрт!

В дверь вновь позвонили, отрывая меня от размышлений.

Токсины алкоголя ещё не вышли из организма и я, шатаясь точно математический маятник, двинулся к входным дверям.

За порогом оказался Дмитрий, в руках он сжимал объёмный, цилиндрической формы, предмет:

— Добрый день, Алесей.

Я отошёл в сторону и сделал приглашающий жест рукой:

— Здравствуйте. Проходите, не обращайте внимания на беспорядок.

Доктор вошёл в квартиру и произнёс:

— Я вам звонил, но никто не подходил к телефону…

Я кинул недоумённый взгляд на дока, затем посмотрел на телефон, висевший в прихожей на стене… телефонный провод был с корнем вырван из розетки. Теперь понятно — почему я не слышал звонков.

Дмитрий проследил за моим взглядом и нарушил затянувшуюся паузу, протягивая мне тот самый цилиндр, что держал всё это время в руках:

— Вот возьмите…

Я с удивлением принял предмет, цилиндр весил килограммов семь и был похож на металлическую коробку. На корпусе у него было десяток различных разъёмов и лампочек.

— Что это за ерунда? — Я был заинтригован.

— Это… это… Лучше подключите это… устройство к компьютеру. У вас ведь дома он есть? Вы ведь вроде как специалист…

Я без слов прошёл в спальню с неведомым устройством в руках. Доктор, брезгливо взглянув на давно немытый пол, не снимая обуви, последовал за мной.

Когда я, следуя инструкциям дока, воткнул нужные компьютерные шлейфы в соответствующие разъёмы металлического цилиндра и включил компьютер, Дмитрий дал мне небольшой оптический диск и попросил установить с него некоторый софт на свою систему.

Я с опаской посмотрел на миниатюрный диск — никогда не любил ставить непроверенное программное обеспечение (вдруг троян или ещё чего похуже?). Немного поколебавшись, я всё же вложил блестящий носитель информации в считывающую деку и установил указанные доктором программы. Затем запустил их.

На экран выскочило чёрное окошко с надписью по середине: "LSL connect", через пару секунд надпись пропала и вместо неё появилось… лицо Соколова!

Танк улыбнулся и раскрыл рот, а стерео колонки компьютера произнесли Сашкиным голосом:

— Привет.

* * *

Я уже давно слышал о локальных системах жизнеобеспечения — небольших приспособлениях для поддержания мозга в рабочем состоянии, мне даже предлагали использовать подобное устройство для Натальи, я отказался — было бы слишком жестоко хранить любимую женщину в консервной банке, уж пусть лучше её сознание видит красивые крио-сны…

А теперь передо мной был Танк, собственной персоной — замурованный в железный цилиндр, с десятками разъёмов на корпусе. Док ушёл, сказав что работы для хакеров пока нет… Дмитрий понял что нам нужно поговорить с глазу на глаз… Хотя какой здесь диалог — я просто смотрел на экран и не знал — что тут можно сказать?!

— Да не смотри ты на меня с такой жалостью! — Проронило Сашкино лицо с экрана.

— Да я не смотрю… — Я и на самом деле уже минут пять тупо пялился в дисплей, не сводя глаз с Танка. Боже ты мой — что же они с ним сделали? Похмелье у меня как рукой сняло — я был ошарашен…

— Ты думаешь, мне было легко узнать — во что я превратился? Да я бы к ядрёной матери разнёс ту клинику в которой меня оперировали… были бы у меня руки. Ты хоть знаешь, как это ужасно — проснуться и ничего не видеть, не слышать, не чувствовать? По началу вообще думал — крыша съедет… потом полегчало… смирился. — Из динамиков раздался печальный вздох. — Хирурги, которые меня оперировали всё мне объяснили, отныне я железная болванка. Сказали, что работу мне теперь легко найти — таких как я везде берут… А когда денег поднакоплю смогу купить нормальное тело…

Я слушал молча — слов не было. Опять накатила пустота, пустота и отчаянье. Я то рассчитывал, что Сашка подсобит мне в поисках подонков… Два здоровых мужика сумели бы найти ниточки в этом шерстяном клубке пропитанном кровью, и я на пару с Танком выбил бы свои деньги из любого… А теперь оказывается — вот как. Каким образом он интересно мне поможет? Ему самому нянька нужна: кто-то должен вводить капсулы с питательным раствором, менять кислородные баллончики, вставлять свежие энерго-накопители.

Я опустил голову, почувствовал как постарел лет на сорок. Ощутил своё ничтожество, насколько я крохотная капля в этом мире, настолько малюсенькая, что если пропаду, то никто и не заметит.

— Лёха ты чего? — Санёк наблюдал за мной через окуляр цифровой камеры. "Человек- цилиндрик", скорей всего он так и останется на всю жизнь калекой новое тело стоит слишком дорого, по крайней мере я копил эти деньги два года на сумасшедшей каторге… хотя какое это имеет теперь значение? Этих денег больше нет. Я их никогда не увижу… А Наташку отключат…

— Всё — зэ энд… — Мой голос осип и был словно хрип алкаша с прожженными никотином лёгкими.

Волны потерянных мыслей нахлынули на сознание, мозг захлебнулся пустотой отчаянья. Окружающий мир вдруг стал невероятно тесным для меня. Словно картинка на монохромном дисплее, он потерял цвет и стал однообразно блеклым. Кто я такой? Зачем вообще живу?

Я в трансе поднялся со стула, подошёл к окну. Яркое летнее солнце освещало двор, отражаясь от стекол стоящих под окном автомобилей. Внизу ходили люди, обременённые своими проблемами, своими повседневными хлопотами…

Отдёрнув прозрачные шторы в сторону, я открыл окно. Тёплый ветерок, наполненный запахом переработанного топлива, порхнул в лицо.

— Лёха? — Голос Танка прорывался до меня как будто из другого мира, а я не обращал на него внимания.

Ну почему — всё так, как есть? Ведь было же когда и мне хорошо?! Я, вот точно так же как эти проходящие под моим окном люди, не был обременён лишними мыслями о высоких материях, был спокоен, имел нормальную работу программиста и лазил в Виртуальности с удовольствием и азартом, у меня была любимая жена, мы подумывали о ребёнке… Сыне… А сейчас… Теперь этого ничего нет… и никогда не будет…

Погружённый в собственные мысли я забрался на подоконник. За два года преступной жизни я стал поганым человеком… ничуть не лучше тех кто убил Марата и Грина… Я негодяй, меня вынудила эта жизнь стать преступником… А тех кто ограбил особняк — может быть тоже судьба прижала… Хотя впрочем какая разница? Между нами нет абсолютно никаких различий, мы все сволочи и подонки…

— Лёха кончай с ума сходить!

И Танк тоже точно такой же… мы одинаковы… мы живём ради себя… Танк охранял Марата ради денег… Я занимался ломом ради денег… Люди убившие Марата сделали это ради денег… Мы все похожи… Наш мир вращается вокруг толстых пачек банковских дензнаков, пластика кредитных карточек, кремниевых чипов с прошитыми кредами… Мы алчные подонки, эгоисты до мозга костей… И Наташу я хотел восстановить только ради себя — потому что, я её любил, мне было с ней хорошо…

Я сел на край подоконника, свесив ноги за окно — внизу тридцать метров пыльного загазованного воздуха и твёрдый асфальт. Отчаянье разъело в душе огромную дыру и провалилось в неё, уволакивая за собой шлейф здравого смысла. Я наблюдал за собой как будто со стороны — немое кино из прошлого века. Персонаж, исполняющий весь фильм вторую роль, решил покончить жизнь самоубийством.

Мне гораздо легче умереть сейчас, чем страдать после того как узкоглазые япошки отрубят Наталью от своей системы крио-сна и мозг любимой умрёт… По крайней мере сейчас она ещё жива, если конечно это можно назвать жизнью… А через пару недель мы встретимся на том свете… Интересно — существует ли рай? О чёрт, мне это не грозит — я то умру самоубийцей, да ещё и преступником… Значит мы не встретимся…

Пустая, никчёмная жизнь… Глупо оставаться и прозябать в этой проклятой вселенной…Незачем… Каждый ищет в своём существовании смысл, а есть ли он? Я видел смысл в том что бы воскресить Наталью, мне казалось стоит нам вновь воссоединиться и всё будет хорошо… А теперь эта иллюзия пропала… Испарилась и не оставила ничего… Жизнь без смысла, какой резон продолжать жить не имея даже тени надежды?

Вот сейчас я сделаю одно неловкое движение и сорвусь вниз — проблемы решаться раз и навсегда. Никаких больше хлопот… Ничего…

Под ногами мельтешили человеческие фигурки — им нет до меня дела, мне нет дела до них… Каждый живёт в своем собственном, обособленном от других мире… замыкаясь в скорлупу шизофрении — мы не замечаем своей болезни, но она есть… люди отдаляются от действительности — хотя кто может сказать что мир таков, каким его видит большинство людей… Мнение толпы не всегда совпадает с реальным положением вещей — спросите у бедняги Коперника… Жизнь каждого человека кажется логичной кривой с изгибами экстремумов, со своими взлётами и падениями, максимумами и минимумами… Но в реальности человек сам не знает — к чему он идёт, к чему стремится… Абсурдная логика — мы не ведаем собственных желаний… Мне казалось что у меня было одна настоящая цель — снова быть вместе с Натальей… Когда понимаешь что мишень вновь отдалилась — теряешь последние силы… Вместе с энергией я потерял разум… За два года я очень устал и начинать всё сначала — не хватает сил…

Одно движение и моё тело соскользнёт в пропасть, за пару секунд пролетит расстояние до земли и плюхнется на твёрдый асфальт… Панацея от моих недугов смерть… Всего одно движение…

Я краем сознания уловил крики Танка:

— ИДИОТ! НАМ ПОМОГУТ НАЙТИ ТЕХ ПАРНЕЙ, ЧТО ЗАМОЧИЛИ МАРАТА! КРЕТИН, ОСТАНОВИСЬ! ИХ БРАТВА ЗА СЧИТАННЫЕ ДНИ ОТЫЩЕТ!

Я повернулся в сторону железного цилиндра, затем перевёл взгляд на дисплей:

— Как помогут? — Сашкины крики, наконец, вывели меня из ступора.

Лицо на экране протяжно вздохнуло, а колонки выдали очередную порция ругательства:

— Лёха, ты всегда был дебилом, дебилом и останешься! Ты думал Братва спустит кому-то с рук кражу Владивостокского общака? Да они всю округу на уши поставят! И найдут мудаков ограбивших Марата!

Бредовые мысли о самоубийстве сгинули, и я соскользнул с подоконника в комнату.

* * *

Танк дал мне искру надежды, теперь я был готов цепляться хотя бы за неё. Призрачная, еле уловимая, но всё равно — надежда. Если нам будет помогать мафия, то это хорошо — у них намного больше возможностей, чем у меня. Да, чёрт возьми! Мы отыщем ублюдков! Сомнём гадов как бумажные игрушки оригами.

— Ну что, самоубийца, отошёл? — всё ещё было сложно привыкнуть к «новому» Сашке. Стоит эдакая цилиндрическая коробка из железа, мигает лампочками и зырит на тебя через видеокамеру.

Я улыбнулся:

— Отошёл Санёк… Спасибо что не дал прыгнуть.

— Ну и хорошо. Вот и ладушки. Смой всё дерьмо, накопившееся у тебя в башке, в унитаз и плюнь. Сейчас ты нужен на трезвую голову, понял фаталист?

Я кивнул. Крепко же ему досталось, а он ничего — держится. Не то, что я совсем расклеился, размяк. Чуть ведь и в правду не сиганул из окна, как какой-то прыщавый юнец, разочаровавшийся в жизни. Прав Танк — совсем я с катушек съехал, пить да глотать всякую дрянь нужно было меньше…

— Лёшка, сейчас нам с тобой нужно быстренько связаться с моими знакомыми… Тьфу ты! Я хотел сказать — с партнёрами Марата. Их люди уже наверняка рыщут по Владику и дёргают всех и каждого в ком есть хоть одна кибер-примочка. Я теряюсь в догадках — почему они ещё к тебе не заходили.

— Ты точно уверен, что те парни были киберами?

Танк скептически посмотрел на меня с дисплея, посмотрел на меня он конечно через видеокамеру, но казалось что прямо из дисплея:

— Да в каждом из них металла больше чем во мне и Грине вместе взятых… было. Ты бы видел — сколько я в них свинца засандалил, а им хоть бы хны. Я подстрелил одного… вроде как насмерть — как только я в него попал он, по крайней мере, больше не двигался. Хотя кто их знает — может у него, как и у меня череп из разряда «вечных».

Вспомнив обезглавленное тело, облачённое в камуфляжный комбинезон, одного из штурмовиков я ответил Танку:

— Я видел одного бойца… без головы.

Танк на экране снова вздохнул (по-моему, у него это входит в привычку вздыхать не существующими лёгкими):

— Значит восстановят. Жаль, а то получился бы хороший трупик.

— Танк ты сможешь воссоздать портреты боевиков, которые атаковали виллу?

Лицо на экране задумчиво посмотрело вверх и ответило с косой улыбкой:

— Разумеется! Таких уродов я вовек не забуду! Их было пятеро — все профи…

Танка прервал звонок в дверь. Мы с цифровой камерой переглянулись и спустя минуту, я уже открывал наружную дверь. Удар в грудь сбил меня с ног, воздух вылетел из лёгких со свистом, а рёбра неприятно хрустнули, я отлетел к противоположной стене хлопнувшись затылком об твёрдую поверхность и сполз по ней на паркет… В глазах хаосом плясали искры, я попытался подняться и не смог сильно меня треснули… Ударивший явно был кибером, уж очень резко и сильно получилось у него движение кулака, отправившее меня в аут…


home | Кромсая Защиту | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу