Book: Стихи из моих миров



Мазова Наталия

Стихи из моих миров

Наталия Мазова

С Т И Х И И З М О И Х М И Р О В

РАЗДЕЛ I. СИЛИЙСКИЕ СТИХИ.

К читателю:

Сирэллиэ в моих текстах - цивилизация, существующая как на одноименной планете, так и в нескольких других мирах. Ее религия считается наиболее свободной от заблуждений, ее язык

(точнее, один из его диалектов) именуется Языком Служения и считается одним из трех магических. В повести "Янтарное имя" вариант этой цивилизации называется Силлек.

Андсира, или Единая - верховная ипостась божества (две другие именуются Мариллией и Скиталицей), почитаемого наравне с мужским вариантом Троицы.

Большая часть приведенных ниже стихов написана как бы "изнутри" этой культуры, в пространстве ее ассоциативных рядов, вплоть до того, что несколько стихотворений изначально писались на языке силиэ и лишь потом были переведены на русский.

* * *

Зимними холодными ночами

Две звезды над миром высоки.

Первой - не согреть меня лучами,

А другой я не подам руки.

Долгими безрадостными днями

Два пути мне видятся в бреду

Первый не манит меня огнями,

А другим я просто не пойду.

И над краем белого рассвета

Промелькнет в холодной тишине

Дева Ночи или Имя Света

Все равно... Решать-то надо мне.

Я не спорю, елкой в снег врастая,

Я не плачу, боль свою дразня

Ни черта мой выбор не меняет,

Все давно решили за меня...

29.01.93

* * *

Нас тревожность весны

опьяняла не хуже коктейля,

Таял снег, лился дождь,

и так трепетны были ветра...

Ох, безумные сны!

Ты явился на прошлой неделе,

Ты сегодня уйдешь

но в залог мне оставишь вчера.

Между явью и сном

опускаются руки на плечи.

Слезы в зеркале глаз:

"Сумасшедшая!" Кровь на губах...

И моля лишь о том,

чтобы вечностью стал этот вечер,

Я в какой уже раз

забываю про совесть и страх.

Я бессонная ночь,

я свеча, что сгорать не желает,

Я дыханье земли,

пробужденной тобою от сна,

Я безумная дочь

Той, что судьбы людские сплетает,

И из влажной дали

я к тебе прикоснусь, как весна.

На заре ты уйдешь

и не тайна, что снова вернешься

В темный мир терпких грез,

в непокой этих мартовских дней.

Ты весну мою пьешь

и теперь никогда не напьешься,

Веть от горечи слез

только мучит нас жажда сильней...

16.03.93

* * *

В этом утре, в дождливом тумане

Таю я, словно льдинка в стакане,

В золотистом этирском вине.

Окна плачут - не знаю, по мне ли

И звенят за туманом апреля

Голоса в непроявленном сне.

Этот город - рисунок в тетради.

На него слишком долго не глядя,

Открываю рисунок другой

И сквозь тень под названием "город"

Проступают Алланнские горы

Синеватой далекой стеной

Ветер пахнет маняще-опасно.

Это утро до боли неясно,

Как виденья в усталом бреду.

Я по улицам влажным шагаю,

Я собрание Сутей листаю

По Москве и по Кирмен иду...

23.03.93

* * *

Пока я жарко билась

В тисках больного сна,

На землю опустилась

Прозрачная весна.

И стелется по веткам

Зеленый легкий дым,

И утро стало чистым,

И небо - голубым.

И как-то непривычно

Зеленые весной,

Гуляют электрички,

И можно на одной

Уехать в Земли Ночи,

А может, в Лигодол,

Где возле храма Сиры

Душистый лорн зацвел.

12.05.93

Обычай

Я жила без богов - я любила его!

Только мне изменило мое божество.

Он к любви потянулся - чужой, не моей,

И тогда я пришла и сказала: "Убей!"

Вот поднимется меч, и не дрогнет рука...

Я закрыла глаза. Жизнь была коротка...

Только... меч опустил он и прячет свой взгляд:

"Не могу я убить. Не могу! Виноват,

Но вот так - не врага, не с клинком, не в бою...

Отпусти! Пред тобой на колени встаю!"

И сама я его отпустила. Прости,

Но любви моей с трусостью не по пути.

Я жила без богов. Буду жить без друзей.

Недобитая - может быть, стану сильней.

Ничего не забыв и все так же любя,

Я на свете искать буду ЛУЧШЕ тебя.

30.11.92

Пляска Танщующей жрицы

Зажгите свечи, и звезды зажгите!

Сегодня ночью для вас танцует

Прекрасная Алла* из храма Андсиры

С кожей, как темное серебро.

О люди Долквира, смотрите на Аллу,

Смотрите с восторгом и изумленьем

Раз в год в нее вселяется Сира,

И в каждом шаге ее - огонь!

Стекайтесь скорее на главную площадь!

Сейчас она начинает свой танец,

Ступая по черным зеркальным плитам

Легко, как будто по облакам...

Море огней - то факелы светят,

Море голов - то замерли люди,

А музыка громче и все быстрее

Как сердце выдержит этот ритм?

Одна - в толпе, на земле и на небе,

Под тонким сиреневым покрывалом

Так беззащитно гибкое тело,

И кровь струится музыке в такт.

А там, во дворах, столы с угощеньем

Но не позволит Андсира пройтись ей

Босыми ногами в безумном танце

По мясу с кровью и по вину...

- Зажгите свечи, и звезды зажгите!

Сегодня женится мой любимый,

И перед тем, как запляшет пламя,**

В последний раз я пляшу для вас!

Минута, две - и умолкнут лютни,

Бросайте же Алле белый шиповник,

Не ждите, когда на черные плиты

К вашим ногам она упадет!

...Кружись же, Алла, пока не устала,

Танцуй, пока мертвая не упала,

Любимый женится, и наградой

За танец жизни ей будет смерть.

За звездный танец во славу Сиры,

За танец Сиры - мы платим жизнью,

За танец жизни - мы платим смертью,

За танец смерти - любви... платить...

22.12.92

* Allae (силиэ) - 1) чистый; 2) взятый в наивысшем проявлении.

** Имеется в виду погребальный костер.

Мистика

Не твоя. И ничья. Страшный свет за окном.

Не убить и убитой не быть...

Память ходит кругами и плачет о том,

Кто не хочет, не может любить.

Не твоя. Как змея ускользнула из рук,

Алой лентой метнулась в ночи

Та любовь, что проклятием сделалась вдруг.

Вот и все. Вот теперь - замолчи.

"Не твоя," - звон ручья в середине зимы,

Отступившей под яростью слез.

Те, кто в небе - не мы, там под крыльями тьмы

Те слова, что не ты произнес.

Не твоя. И ничья. И сама не своя

Тень огня да на белой стене...

И блестит в темноте наконечник копья,

Имя веры* в забытой стране.

3.02.93

* Игра слов: Aih-las - "Наконечник Копья", название одной

из ярких звезд силийского неба; ayglaes - вера.

Morn kervitar

Всадники черных драконов

В небо взмывают с рассветом,

Крыльями трогают небо,

Гасят последние звезды.

Горы укрыты туманом,

Мир предрассветно спокоен,

Люди еще не проснулись,

Сны их исполнены света.

Всадники кружат над лесом,

И на поляне олени

Прочь убегают в испуге,

Только завидя драконов.

А по тропинке меж сосен

Едет усталая дева,

Конь ее, всадников чуя,

Ржет с непонятной тревогой.

Дева не смотрит на небо

Слишком темны ее мысли,

Переполняет ей сердце

Плач заклинаний и песен:

"Милый, хороший, любимый!

Пусть я твоею не стала

Память не выбросишь в воду,

В огненном рве не расплавишь..."

В небе летит Черный Всадник

Ниже, чем все остальные,

Думает с тайной печалью:

"Дева, прекрасная дева!

Ни на земле, ни на небе

Не отыщу я покоя,

Не осушив твои слезы.

Что же с тобою мне делать?

Может, слететь к тебе в сосны

И посадить на дракона,

Вместе с тобою умчаться

В мир, где ты плакать не будешь?"

В небе летит Черный Всадник.

Дева тропинкою едет.

Конь ее в утреннем свете

Кажется розово-белым.

Всадники прочь улетают,

Ночь их уносит на запад.

Люди, проснувшись с улыбкой,

Вряд ли посмотрят на небо,

Лишь менестрель беззаботный

Взмахи крыла угадает

В солнечном утреннем небе

И посвятит им балладу.

1.04.93

Loyni nae morn kervitar

Королева черных драконов,

Королева-воин Долквира,

Ты прекрасна, ты совершенна,

Словно высечена из камня.

Ты опасней стрелы летящей

И нежнее бутона каллы,

Взгляд твой - отблеск холодной стали

И не знают улыбки губы.

Ты придешь в долину под вечер,

Ты скользнешь внимательным взглядом

По моей потертой одежде

И зайдешь помолиться в храме.

Черный плащ упадет, как крылья.

Не чета ты обычным смертным,

Королева, воин, но ведьмой

Никогда, никогда не будешь!

Ты затихнешь в безмолвном плаче,

И тогда я пленю твою душу,

И возьму себе твое тело,

И уйду из храма - тобою.

(Но собою - останусь в храме.

И порой глаза поднимая

К К'ерма Наски, я буду думать:

Как живешь ты, ставшая мною?)

9.01.94

Сонет к Эдите Монтадэ

Белый мрамор упрятав под черное платье

Мертвым камнем давно стало женское тело,

Ты идешь, и твой путь усыпают проклятья,

Но давно ты не просишь иного удела.

Мстить всей жизнью... И стиснуты зубы до боли

Слишком дорог подарок коварной Айлучи.*

На губах слезы высохли коркой из соли,

Потому-то они так светлы и так жгучи.

Никого нет вокруг ни сильней, ни красивей,

И с влюбленным в тебя единение скрепит

Упоительный знак, аметист тайной власти...

Только можно ли стать хоть на каплю счастливей,

Заковав свою шею в жемчужные цепи,

Заключив в каждой бусинке чье-то несчастье?

24.04.93

* Сил. Aie-lucyin - "Звезда Бегущая". Олицетворение лжи,

один из сильнейших демонов.

1245, Herminelle d'Allamar

Вот мы и встретились в Лангедоке,

Эрминель, жена моя...

Рябиновым вином и горькоцветом

Не встретишь ты меня, как подобает

Всем женихам встречать своих невест,

И преклонив колено предо мною,

Атласной лентой рук мне не повяжешь.

И посреди широкого двора

Несуществующего ныне замка

Не зазвучат напевы флейт и лютней,

Не выйду я к тебе в зеленом платье,

Не буду вторить музыке движеньем,

И цвета твоей крови не увижу,

Пролитой в древней Пляске Двух Когтей.

И не сорвутся с губ моих вовеки

Извечные обетные слова:

"Под синим небом, на земле зеленой,

Перед глазами всех, кто хочет видеть,

Тебе, мой лорд, я клятву приношу,

К твоим ногам свое слагаю сердце,

Рука к руке сплетаю наши судьбы

Лишь ты один их властен расплести".

Не будет этого - так что же будет?

Мы встретимся в многоколонном зале,

Прикрытые обличьем здешних мест.

Короткий взгляд и радость узнаванья

И вот уже сплетаются объятья

Перед глазами... (им какое дело?)

И просто, весело, не пряча взгляда,

Ты скажешь мне: "Ну здравствуй,

Эрминель!"

24.11.94

"ПЕРЕВОД С ПРИДУМАННОГО" Подстрочник:

Gilmorn Keirnar Гилморн Кеирнар.

On Gradil (nae "Anraelae lendiae") Из цикла "Гавань плена".

Мae dayro on raem - mon, mae dayro! Не говори мне "нет", не говори!

La aendom mae-o vaeyan ete, Вечер ведь еще не ночь,

Aen aelanar nae lorno nimriae Еще цветы белого лорна

Mir-mae irantoi on-ve maerel, Не раскрылись в небо,

Aem maerel o-lunniae, eyr la А небо голубое, лишь одна

Aelen o-xisiae vel lokam, Звезда ярка на нем,

Nay nellar khaennoi aejth aetaynat - Но улицы полны народа,

Ae raedu asti an tiannat! И мы владеем часами/временем.

Nay ao daray on raem - mon, Но ты говоришь мне - нет,

Jthaldar ye-o aekoraes morn, Потому что мрак быстр,

Ae vaeyan ye-llo ve raedam И ночь прольет на нас

Na gillae nimriae, gilmorn! Белый свет, Сияние Мрака,

Naef nell ye-limmo na doim... Чтобы улица стала рекой!

Aen aestar khaennoi aoli staer. И сердце твое полно боли.

Anraelae mae-o aoli rand, Анрэла не твоя родина,

Nay ao faenn gilmorn xalt rae - Но ты боишься Сияния Мрака, как и я

Mon, ao faenn Gilmorn, faenn raem... Нет, ты боишься Гилморна, боишься меня...

Литературный перевод:

Не говори мне "нет", не говори!

Еще не ночь, а только светлый вечер,

И белые цветы на ветках лорна

Лишь открываются навстречу небу,

Что медленно синеет, и на нем

Одна звезда горит и не мигает,

А улицы еще полны народа,

И властны мы остановить мгновенье!

Но ты опять ответила мне "нет"

Ведь быстро ночь летит на крыльях Тени,

И вот уж темнота над нами льет

Сиянье Мрака, белое безумье,

И улица вмиг сделалась рекой...

И сердце твое боль переполняет.

Анрэла ведь не родина твоя,

Но ты луны боишься, как и я,

Боишься ты луны - или меня?

12.01.93

Примечание: планета Сирэллиэ не имела спутника, поэтому

лунный свет крайне плохо воздействует на психику любому

представителю этой расы. Гилморн (букв. "свет тьмы")

стандартная метафора лунного света, а также распространенное

имя уроженца колонии Гавань, обладавшей спутником размером

приблизительно с Луну.

--------------------------------------------------------------

РАЗДЕЛ II. СТИХИ ЭЛЕНДИС АРГИНОЛЬ

(Большая часть этих стихов не вошла в роман "Исповедь

травы".)

* * *

И снова не будет света

В разрывах туч фиолетовых,

Заплачет осеннее небо

О тех, кого рядом нету

В ту ночь на излете лета.

И стены тонкими станут,

И звезды странного цвета

В забвенье, как в воду канут.

Утихнут пустые споры

И все мы иными станем,

И молча в окна заглянем,

Где свет одиноких фар

Дрожит на асфальте влажном,

И в том отголоске спора

Неважное станет важным...

Так плакал осенний Город,

Струясь по ночной листве,

Стекая по мокрой траве,

И ветви вздыхали печально,

И в этом шелесте веток

Я слышала плач по лету...

А дождь бахромой хрустальной

Глаза фонарей закроет,

Слепые окна затянет

И тайну ночь не откроет,

И снова меня обманет.

Тот дождь, напоенный светом,

Всю ночь мне в окно стучался

Так Город прощался с летом.

Так Город со мной прощался.

10.09.92

Эленд - Флетчеру

Одиночество в талом снегу,

Гонит боль по зеркальному кругу...

Никогда я понять не смогу,

Отчего нас так тянет друг к другу.

Через ночи без сна в поездах,

Через все лабиринты и Тени,

Сквозь усталость, что стынет в глазах,

Я сбегу к тебе вниз по ступеням.

Время стало. Мы снова вдвоем.

Тонко пахнет сосновая хвоя.

Наш покой охранит старый дом

Он так любит, когда я с тобою!

Будут свечи гореть до утра...

Через день я скажу:

"Мне пора".

2.03.95

* * *

По утрам к домам сползается туман.

Мир в кольце.

Я читаю обещанье новых ран

На невидимом лице.

Черной тушью силуэты в молоке

Ветви лип.

Все бы бросить да умчаться налегке

Через край земли...

Пока волосы туман мне целовал,

Век усталых касался ветер

Кто из вас по мне тосковал,

Ответьте!

Вас так много... А я - одна.

Это снова весна.

Гулкость шорохов в тумане - как пророчество:

Одиночество...

Опять?!

До краев налита чаша - ожидание.

Что рифмуется - страдание

Или все-таки свидание?

Как узнать?

Через поле, через воду, через грязь

Вижу Цель!

А вокруг туман шевелится, смеясь...

Кто расскажет мне, что сбудется в конце?

Я - в кольце.

6.03.95

* * *

...Мудрость гласила:

"Люби только то, что есть"...

Сколько вас было?

Пожалуй, больше, чем шесть.

Вон, галерея!

Слева - те, кто любил,

Ну а правее

те, кто любимым был.

Новое имя

страдалец или герой?

Я между ними

давно иду, как сквозь строй.

Неосторожна

люди зовут это "грех":

Разве возможно

любить - по-разному - всех?!

Выбор богатый:

дракон, и медведь, и кот...

Жребий проклятый...

Кто ж в середину шагнет?

Взгляды без счета,

на губах застывают слова...

Словно ворота,

впереди поджидают - два.

Плащ за плечами

ветер взметнул крылом...

Стала меж вами.

По крайней мере, тепло.

12.03.95

* * *

Братцы, это ж страшный сон!

Хуже, милый, это счастье...

Неоплатные долги

Недоплаканного лета

Возвращают на круги

Не хочу жалеть об этом.

Полусумрак, полусвет

И дыханье дождевое

Здесь меня сегодня нет.

И стоит среди побед

Бастион, не взятый с бою.

А тоска острей - с утра,

Есть Узор, да нет дороги...

Осознала не вчера:

Не святые мы, не боги.

Но молчанием слова

Оттеняют грани смысла.

Я спокойна и права.

Жду, чтоб выросла трава,

И вычеркиваю числа.

28-29.03.95

* * *

Золотую листву заплетаю я в венок,

Ягоды рябины в нем кораллами горят.

Замечательный венец, а для чьей головы?

Увенчать тебя - ты не примешь мой дар,

Увенчать себя - мой праздник миновал...

Опьянил ты меня печалью, не вином,

Не похмельем давит - солью губы жжет.

Тонко пахнет мята, да настой горчит.

Поищу я в том запахе потерянный покой,

Попытаюсь тем отваром исцелить тоску...

Но спокойна я с виду - пусть беснуется гроза,

И глаза мои сухи - за меня плачет небо.

А в дорогу вплетена лента цветом, как кровь,

А куда ведет дорога - я не знаю сама,

Только знаю, что по ней ты за мной не идешь...

25-26.06.95

* * *

...Вот так к земле приникнуть и лежать,

Забыв про все, не проронив ни звука,

Чтоб лес осенний ласковей, чем мать,

Меня рассветной гулкостью баюкал.

Но вновь открылась худшая из ран

И на душе не делается легче.

Стекает с листьев вечность, как туман...

Прости - от одиночества не лечат.

11.09.95

БОЛЬШИЕ ДОРОГИ

I

У башни из кости слоновой

Давно пожелтели стены,

И тихо в ней, очень тихо,

Лишь голуби стонут на крыше.

Завешены ее стены

Коричневым, серым, зеленым,

И ни друзей, ни гостей

одинока хозяйка.

Взгляни из окна на небо,

На поле и ленту реки,

Найди золотую точку

В лесной коричневой щетке

То купол забытого храма.

А если смотреть направо,

Увидишь далекий Город,

Обычно он тает в тумане,

Но ярок перед грозою.

А что там, за горизонтом,

Куда не достигнуть взгляду?

А как живут за рекою,

Куда не дойти ногами

Ходить по воде не умею,

Мостов же в помине нету?

Тихо в башне. Хозяйка

Склонилась над толстой книгой.

А где-то в далеких землях

Идут непонятные войны,

А где-то люди не спят

И песни поют до рассвета.

А где-то ее не ждут,

А где-то дождаться не могут,

Пока она в своей башне

Танцует под музыку снов.

А кто-то идет по дороге,

Которой я знать не знаю,

Но над кроватью хозяйки

Висят косы из трав

с той же пыльной дороги.

27.01.95

II

...А в лугах цветет купальница,

А в лугах роса ложится,

Летний вечер чуть туманится...

Поезд через Сути мчится.

Ожиданье чуть горчащее,

Тишина - как в миг творения.

Знаю, это - настоящее,

Навсегда и без сомнения.

Путь за Грань... Дыханье теплое

В светлом воздухе рассеяно.

А меня, пушинку тополя,

Южным ветром гонит к северу.

26.05.95

III

То ли сон

танец по мху серебристого цвета,

То ли явь

сосны и ели, Зеленое Пламя...

Я молчу.

Дай мне ответ, уходящее лето:

Будет ли новая встреча с друзьями?

Где искать

вас, растворившихся в шорохах леса?

Мне знаком

голос, рожденный из трепета веток,

Зов листвы:

"Гилрос Таллэссин, о Гилрос Таллэссин!.."

Кто я теперь? Как всегда, нет ответа.

В час, когда

тучи раздвинет закатная рана,

Тронь струну...



Пепел остался - огонь умирает...

В древний миф,

тающим облаком в толщу тумана

Я ухожу из усталого рая.

17.08.95

* * *

"Улыбнись, сражайся, умри."

Клинок обнаженный,

Песня огня,

Легенда - для мира,

Сон - для меня.

Там, где будешь ты быстрым волком,

Дай мне стать бегущею ланью!

Чашу снов до краев наполню

Я тобой, твоими словами...

Тень одела тебя крылами.

Под закатной яростью неба

Струны трону ладонью ветра

И спою о том, кем ты не был,

Воин Жизни, воин рассвета.

Долог путь от зимы до лета...

Но отбросив все, чем богата,

И покой променяв на счастье,

Рассеку я мечом заката

Лунный свет на твоем запястье.

Как спастись от соблазна власти?

Знайте все, кто пал на колени,

Опустив бессильные руки:

Ваша ночь - не темнее Тени,

Ваша боль - не больней разлуки!

Нет стрелы на согнутом луке...

Клинок обнаженный,

Песня огня,

Спасенье - для мира,

Крест - для меня.

2.02.96

* * *

Рассвет золотые травы

Расчесывал гребнем ветра.

Тебя позвала я с башни

Вновь не было мне ответа.

А в небе сплелись узором

Обрывки неспетых песен,

И мне, белокрылой чайке,

Вдруг мир показался тесен...

Когда-то меня учили

Словами играть опасно,

Но я выбирать не стану

Меж черным и темно-красным.

Мой меч - осока с болота,

Иного мне и не надо,

И плащ мой соткан из пыли,

И ты - не моя награда.

Но ветви столетних сосен

Опять пожирает пламя

И значит, судьба нам снова

Встречаться в небе глазами.

Пока не забыто Имя

Древнейшего Откровенья,

Тебе - или нам обоим

Наш бог дарует прощенье.

18-19.09.96

Странное*

Господин мой ясноглазый, светлый рыцарь,

Я судьбе своей противиться не смею,

Только все, на что способна я - влюбиться,

Ведь любить я совершенно не умею.

Повелитель мой, сияющий, как пламя,

У меня всего-то есть - душа и тело,

Но одно с другим срастить я не сумела,

И тяжелый лед смыкается над нами.

Я судьбу свою в глазах твоих читаю

Только холод мой хранят сырые стены,

И когда придет весна, я не растаю,

Мой прекрасный, мой воистину бесценный...

10.03.98

* Стихотворение написано для романа "Звезда Таро".

--------------------------------------------------------------

РАЗДЕЛ III. СТИХИ, ПОСВЯЩЕННЫЕ ДРУГИМ ПЕРСОНАЖАМ

JAMMA'H DARGIS, или

Возвращение блудной Королевы*

I

А время Королев уже уходит.

В июле мокнут скошенные травы,

И тихо плачут под окном деревья,

И тишина в моем усталом доме

Тебе на плечи тяжестью ложится.

Все девы из Страны Зеленых Речек

Давным-давно не девы, а супруги,

И дети их на улицах играют

С детьми иных, враждебных нам народов.

И нет того разрушенного замка,

Где сами мы девчонками играли

На этом месте строятся коттеджи.

Куст белых роз, любимый мой шиповник,

Не обратив особого внимания,

Сломали проходившим мимо танком,

Да и потом о нем не пожалели.

Переменилось все... Лишь я осталась,

Последняя из всех, такой, как прежде.

Я почему-то больше не меняюсь,

Как те поля, как травы и деревья,

Что окружают город, как оправа

Последняя, кто мог их голос слышать,

Последняя из живших здесь в то время,

Когда землею правили Две Чистых...

Одна - мертва. Другая - стала Темной.

Ни об одной из них не вспоминают

Те люди, что когда-то им молились...

Мой город обречен - я это знаю,

Но я одна не в силах что-то сделать.

Увы! Моя дорога - в земли Юга.

Там люди еще помнят Королев...

19.07.93

II

Была зима, и падал мокрый снег.

На город опускался стылый вечер,

А я бежала через парк туда,

Где в доме небольшом желтели окна.

Я знала, там живут мои друзья,

Которых я полжизни не видала.

Я знала, что сейчас они сидят

Вокруг стола в большом уютном зале

И говорят о битвах и походах,

Которые прошла я с ними вместе,

И что-то напевают под гитару,

И несказанно будут рады мне.

Я, торопясь, взбежала на крыльцо,

Стряхнула снег с волос и капюшона

И распахнула дверь в заветный дом.

Но что я там увидела! О небо!

Знакомых было двое или трое,

Но ни один меня не узнавал.

Гораздо больше было незнакомых,

И в полумраке темно-золотом

Там на полу сидели эльфы в джинсах

И пили чай с малиновым вареньем,

И странные проблемы обсуждали.

Меня спросили: "Ты из Средиземья?"

Да, прежде мне ни эльф, ни человек

Не задавал столь глупого вопроса!

Я эльфам имя назвала свое

Им ничего оно не говорило.

Я разговоров их не понимала

Они моих не слушали пророчеств.

Наивные... Такою я была

Тому назад две или три эпохи.

Но вот открылась дверь, и в дом вошел

Мой старый друг, что звал меня сестрою

И в прошлой нашей жизни, в дождь и холод,

Делил со мной одну тарелку супа.

Я ожидала радости, восторга,

Пожатия руки... Не тут-то было!

Меня окинув взглядом удивленным,

Он произнес спокойно: "Ты вернулась?

А мы уже считали тебя мертвой,

И даже как-то справили поминки.

А наша проповедница сказала,

Что ни к чему нам больше королевы

У нас тут демократия давно".

И те, что до сих пор не узнавали,

Поддакнули ему: "Да-да, конечно"

И посмотрели сквозь меня на эльфов.

...Была зима, и падал мокрый снег.

22.01.93

III

Огромный зал. Высокий потолок,

Приподнятый куда-то в бесконечность.

Холодные гранитные колонны

И дымный полумрак от ста свечей.

В руке пустой бокал. Сегодня свадьба

Выходит замуж леди Залов Ночи.

Здесь люди пьют багровое вино,

От хохота и песен стонут стены,

И на полу пятнистые собаки

Обгладывают брошенные кости.

Но я чужда их буйному веселью,

Ведь я - лишь тень на дне их странных снов,

Которую сперва забыли люди,

А после и сказанья потеряли,

И я привыкла... Поднимаю взгляд

Не кровь, а золото в моем бокале

И тихий голос: "Пейте, Королева!"

Кто он? И как посмел меня узнать?

Ведь пять эпох бесследно пролетели

С тех пор, как здесь стояли мы со Светлой

И диктовали смертным свою волю!

И был тогда на мне зеленый плащ,

Сейчас же цвет моей одежды - черный,

Чтоб из толпы гостей не выделяться,

А уж лицо - и вовсе не похоже...

Я обернулась. Стройный, смуглый воин

В кольчуге черной, с лютней за спиною

И дерзкою улыбкой на лице:

"Что, Королева, не узнала? Странно!

Когда-то был я менестрелем Юга,

Сейчас - простой наемник в Залах Ночи.

Ну, вспомни - лес у Озера Туманов,

Я у костра пел песню о пиратах,

А ты сидела рядом на бревне,

Расчесывала кудри и смеялась".

Как будто вспышка света озарила

Мне память - и припомнила я имя

И вьющиеся волосы до плеч...

Он проследил мой взгляд: "Так получилось,

Пришлось остричься - волосы сгорели

И голову повязывать платком,

Чтоб в зеркало смотреть, не раздражаясь".

Я допила вино. "За три эпохи

Ты не забыл моей любимой песни?"

Он словно ждал все время этой просьбы

И серые нахальные глаза

Вдруг потеплели, и коснувшись лютни,

Запел он: "Что такое Мир за Гранью?

Это дождь"...

4.12.93

* Jamma'h Dargis (букв. Богиня под Тенью) - обозначение на

Высокой речи Скиталицы, второй ипостаси Единой.

________

ПОСВЯЩЕНИЯ ЛИВАРКУ ТАХ-СЕРРАИСУ

(Предположительно написаны различными его возлюбленными.

Большая часть этих стихов вошла в повесть "Янтарное имя".)

* * *

...Просто - пройти через два моста

И повернуть направо...

Просто - понять, что душа пуста,

Но на губах отрава.

Просто - зайти, посетить, побыть

Юной и светозарной,

А уходя, на столе забыть

Отблеск горько-янтарный.

Просто - нежданное повстречать

И проводить без гнева.

Просто - в десятый раз промолчать...

...И повернуть налево.

27-28.01.97

* * *

Предел страсти - песня, и

провалиться мне в преисподнюю,

если я не дошел до него!

(Tanith Lee)

Гитара в руках менестреля - мое оправданье

За горько-хмельную надежду на новое чудо,

За золото губ и запястий, за жажду свиданья,

За блеск воспаленного взгляда (пустое - простуда!)...

Гитара - мое оправданье. Я внешне спокойна,

Я даже способна принять куртуазную позу:

"Мой бард, преклонения Ваша баллада достойна!

Я Вас не люблю, но на память дарую Вам розу".

Вот только мое подсознанье об этом не знает

Ведь мед не рифмуется с медью, лишь лед ему пара

И холод январский объятий кольцо замыкает,

И кожу с души мне струною сдирает гитара

В руках менестреля...

1-2.02.97

* * *

В бесплодном феврале - лишь ты стихов достоин,

И значит, на уста наложена печать.

Прости, что не мудра... Но так уж мир устроен:

Пожарищам дано травою прорастать.

Дано? Опять - "Да, но..." Шагаю торопливо,

Без спутника сквозь ночь идти осуждена.

...Ну ладно бы трава, а то опять крапива!

И ладно бы зима - неделю как весна...

6.03.97

Знаки Зодиака

1. Знак зачатия - Рыба.

Только камень, да ветер над стылой равниной,

Цепенеет вода, невозможен костер...

Под окном у тебя не пылать мне рябиной

Ведь окно твое смотрит в колодезный двор.

Здесь, в тени отсыревшей, и солнце не греет,

И окно не горит - и приходится мне

Ждать да стыть на ветру... Неужели старею

С каждым годом все меньше я верю весне...

2. Знак рождения - Стрелец.

Ты опять в черно-алом... Безумные краски,

Крылья ночи над раной - закатной чертой...

Но пред Видящей Суть притворяться напрасно

Не укрыть под плащом этот свет золотой.

Ты об этом не знаешь, и право, так лучше,

Но рассветной порой - ты не слышал, ты спал

Я вплела тебе в волосы солнечный лучик,

Чтобы зиму твою этот свет озарял.

17.05.97

Merry Christmas

Подарю я тепло своих рук

Не Ему - воску цвета огня

С затаенной надеждой: а вдруг

Он услышит меня?

Подарю я дыханья тепло

Не Ему, а кристаллу в руках.

Все, чем был для меня Он - прошло,

И в ладонях лишь прах...

Подарю я три тысячи слов

Не Ему, а тому, кто прочтет,

Чтоб не жил за пределами снов

Тот, чьи волосы - мед.

Подарю я свое естество

Не Ему, а тому, кто любим.

Минет ночь, и придет Рождество...

Бог мой, слышишь?

Будь с Ним!

24.12.97

* * *

...Снова виденье

в душном и долгом бреду:

Выжженной степью,

плача, на запад бреду.

Солнце заходит,

но на курганах - огни...

Я на свободе,

видно, последние дни.

Волны о берег

бьются с извечной мольбой.

Кто мне поверит,

что я не вижусь с тобой?

Ветер над морем

в горло вбивает слова.

С ветром не спорю

вряд ли останусь жива...

11.03.98

* * *

В бокале - шипучий хрусталь,

И глаз в полутьме не увидеть...

Поведай мне, как ты устал,

Скажи, что не хочешь обидеть.

Как трудно с тобой говорить!

Ты встал и слегка улыбнулся:

"Прости - мне пора уходить..."

Дежурно губами коснулся

Ты левой - бессильной - руки,

И вспышка в глазах не спугнула

Бесцветно-белесой тоски,

Присевшей на краешке стула.

8.05.98

* * *

У меня нет права быть несчастною,

Но счастливой быть - не получается...

Встречи наши - тающе нечастые,

Разговор, не начавшись, кончается.

Для чего мешать мне людям занятым?

...Но усну - встает передо мною

Огненное, пляшущее зарево

И на город движется стеною...

28-29.05.98

* * *

Слова не отлиты из золота

Неверный свет, напрасный труд,

Как крик в ночи, грозой расколотой,

Никем не поняты, умрут.

Плетись, узор воспоминания...

Слова - и больше ничего.

Не рухнет небо от признания,

Что я, увы, люблю его.

Слова не отлиты - обструганы:

"Январский лед", "янтарный мед"...

И ткнусь в ладони перепуганно:

Не дай-то Бог - прочтет, поймет!

12-13.12.98

СЛОВА

"Почему мир несовершенен, Господи?!"

Бог знает, почему. Но не говорит.

И душа, так и не дождавшись

ответа, возвращается в тело,

стоящее в очереди за молоком.

(Сергей Бережной)

Триста тысяч слов в узор сплести?

Я умею, это мне в забаву!

И смеюсь, роняя из горсти

Кровь, перебродившую в отраву...

Кто сказал: "Не твори кумира?"

Не послушалась я - творю

И бреду по пыльному миру,

Опоздавшая к январю.

Снова ветер придет с залива,

Как свечу, задует зарю...

До утра мне будет тоскливо:

Опоздала я к янтарю.

Распахните мне дверь в ту зиму,

Где не тлею я, а горю!

Но дорога проходит мимо,

Уводя меня к алтарю...

Повелитель мой, триста лет

(Да какие триста - пятьсот!)

Я ищу в темноте твой след,

Что в огонь меня приведет.

Ты ушел и с собой унес

Нерожденные витражи,

И ответом на мой вопрос

Повторение хуже лжи...

"Ни при солнце и ни при луне

Воедино мне не слиться с вами..."

Что ж, гордись - ты воспитал во мне

Страх перед красивыми словами!

23-29.04.99

________

СЕРЕБРЯНАЯ ТРИЛОГИЯ

(посвящение некому рокеру, под песни

которого был придуман Лугхад Безумец)

I

"Тот, что принес огонь"

(Tanith Lee)

Не зная времени ветра,

Не веря в огонь весны,

Сжимать в руке до рассвета

Клинок холодной войны,

И взглядом лаская небо,

Угадывать на земле

Твой Город Огня и Снега

В летящем встречном стекле,

Надеть любимое платье

И молча шептать домам

Рождественское заклятье,

Где город, ночь и зима,

Забрать свою долю сказки,

Уйти, убежать, не быть

Но след серебряной краски

На веках уже не смыть,

И снова взор мой усталый

Измерит звездную высь...

Безумие в черном и алом,

Помедли! Остановись!

...Лавина волос в цвет меди

И пальцы, сбитые в кровь.

"Сегодня мы с моей леди

Поем в переходе метро".

14.12.95

II

Я сочинила про тебя сверкающую сказку,

А может быть, не про тебя, а может, и не я...

Я перепутала с лицом серебряную маску,

И вот отныне и всегда - я только тень твоя.

Ты снял кольцо... коснулся струн... запел - и замирая,

Я сквозь метель, как сквозь вуаль, в глаза твои гляжу.

Так много сказок про любовь - но среди них одна есть,

Которую я никогда тебе не расскажу.

Ночь, пламя, роза, серебро - браслеты на запястьях

(И сколько раз вам повторять - под ними шрамов нет!)

У ветра, бившего в лицо, был мятный привкус счастья,

Но оплыла свечою ночь, и наступил рассвет...

И минул год. И вновь судьба дарует нам свиданье.

...И это тот, кто прежде был - Нездешний, сын Огня?!

Безумный эльф, великий маг - что скажешь в оправданье?

Певец ты - но не чародей. Ты не потряс меня.

И я шагнула в мокрый снег, и тем замкнула сказку,

Которую не про тебя придумала не я...

Я сделала живым лицом загадочную маску,

И ты - творение мое. Ты только тень моя.

15.12.96

III. Сладкозвучный серебряный блюз

(хотя, может быть, вовсе рок-н-ролл)

для моего знакомого ангела

Ты носишь янтарное имя,

на плечах твоих черный плащ,

Но твои волосы

излучают свой собственный свет...

Однажды я тосковала

ты пришел и велел мне: "Плачь!"

С тех пор, к сожаленью, прошло уже несколько лет.

И я без цели гоню коня,

А ты - как зарево большого огня,

И когда меня в зале нет

ты поешь без меня.

Ты был луною над лесом

и кинжалом в руке моей,

А твоим именем

и сейчас я творю чудеса...

Ты заточил меня в город

изо льда и ночных огней,

Но я не считаю, что это и есть небеса.

На этом льду я - отблеск огня,

А ты все гонишь и гонишь коня,

Но когда меня в зале нет

ты поешь для меня.

Ты стал героем легенды,

только я совсем ни при чем

Твоим заклятиям

не дано этот мир сокрушить.

И кто из нас чьей был тенью,

кто кого одарил мечом,

Нам в этом столетье, пожалуй, уже не решить.

И я все так же гоню коня,

А ты стал отсветом вчерашнего дня,

И когда меня в зале нет

ты поешь без огня.

12.01.98

Лугхад - Элендис

(заклятие гребня)

Творящая торжественный обряд,

Как Жизнь желанна, как Огонь опасна,

Вплетаешь ты в свой праздничный наряд

Зеленый, золотой, багряно-красный.

Как свечи, эти листья догорят,

Но верю - гибель будет не напрасной.

Смотрел я - и нашел тебя прекрасной,

Моя сестра, я твой безумный брат.

Огонь и Жизнь, как лист и гроздь рябины!

За танец твой, что силу излучает,

Лишь малым одарить тебя дано

Так пусть не золото тебя венчает,

Но камень, в коем слиты воедино

И лета мед, и осени вино!

4.09.95

Элори-Арензу, хозяину Замка-без-Лица

Мой Темный лорд, мой бред ночных желаний,

Застывший в серебристом ореоле,

Изысканный, изящный, утонченный,

С насмешливой улыбкой на устах,

Любовник, чье лицо закрыто маской,

А губы жгут сильнее кислоты

Я не люблю тебя. Как не люблю

Девятую кассету Щербакова,

Историю о графе Монте-Кристо,

Вино, и кофе, и "хот-дог" с горчицей,

Как не люблю я петербургский центр

Все, что помимо выбора нас манит,

Постыдно обличая слабость воли,

В чем, словно в алхимической реторте,

Отрада перемешана с отравой

То церковь скромно именует "грех".

Мой лорд греха, мой демон сладострастья,

Я знаю это и, по крайней мере,

На скользкой грани между сном и явью,

Где отлетает прочь ненужный разум

Я не люблю тебя. Я лишь желаю

И в этом отдаю себе отчет...

30.03.2000

--------------------------------------------------------------

РАЗДЕЛ IV. ПРОСТО СТИХИ

Степень отношения к моим мирам в этом разделе очень разная

- от нулевой до самой непосредственной. В большинстве случаев

из моей прозы взята образность, но не повод для высказывания.

* * *

Не знаю, на что я надеюсь,

Тревожусь, не верю и жду...

Пойду погуляю, развеюсь,

К восьми я обратно приду.

Опять на бумагу упала

Дождинка, а может, слеза...

В тумане я вдруг повстречала

Большие чужие глаза.

И не было слов - только взгляды,

А в них - и любовь, и печаль.

Пройти бы по жизни с ним рядом,

Да кто мне позволит? Как жаль!

Не знаю, чего я хотела,

Не помню, куда забрела,

С ним рядом не шла, а летела...

К восьми я домой не пришла.

На карте страны этой нету,

В истории нет этих лет,

Где между весною и летом

Мы песней встречали рассвет,

В каком-то лесу ночевали,

В траве потеряли три дня,

И нашу любовь освещали

Небесные брызги огня.

3.05.91

19 АВГУСТА 1991 Г.

Вот и нету оков

а к свободам народ не готов...

(А. Градский)

Много слухов и слов. То одно, то другое...

И в бессмысленной панике гаснет надежда

И на то, что удастся остаться собою,

И на то, что, возможно, все будет, как прежде.

Мы сегодня ненужным увидим из завтра,

Отступают мечты под событий лавиной,

Жизнь, а может быть, сон оборвется внезапно

Только вера с надеждой ни в чем не повинны.

Дай мне, Господи, силы на дно не скатиться,

Сквозь туман угадать то, что было и будет,

И с врагом пострашнее ушедших сразиться



А друзья, я-то знаю, меня не осудят...

Не туман и не мрак - все окутано тайной,

Сквозь нее проступает лишь отблеск кровавый.

Этот цвет нам конец предвещает печальный:

Кто за море уйдет, кто погибнет без славы.

Только выбора нет, хоть глаза и открыты,

И дорога моя всех других тяжелее,

Потому что не все еще песни забыты,

Потому что под Тенью я жить не сумею.

19.08.91

КОЛДОВСКОЙ МИР

- Ты сам знаешь, что мы не

называем своих имен людям.

- Людям? И кто...

(А. Нортон)

I

Аметист в моем кольце налился кровью,

Словно век не заживающая рана

Это знак, на мне поставленный любовью.

Темнота. Глаза прикованы к экрану.

А в экране - свет зелено-золотистый...

Бесполезны заклинанья... Силы тают...

Кто сказал, что кровь не может быть лучистой?

Кто сказал, что эту кровь дожди смывают?

30.10.92

II

Цвет мой - зеленый и черный.

Имя мне - Та, что творит.

Взгляд мой просяще-упорный

Ярче, чем звезды, горит.

Пламя в глазах заметалось,

Пламя лесного костра...

Спи, чтобы сном показалось

Все, что случилось вчера.

Небом и лесом хранимый,

Наших боявшийся встреч

Спи! В эту ночь, мой любимый,

Я буду сон твой беречь.

6.11.92

III

Я не огонь, а воду заклинала,

Чтоб ты водой сквозь пальцы не ушел.

Заветную траву в венок вплетала,

И на волнах река его качала,

И в этот миг мне было хорошо.

Глаза к луне и звездам поднимаю,

В журчании реки себя забыв,

Мне ветер треплет волосы... Я знаю

В ту ночь ты вдруг услышал мой призыв.

И вспомнил то, что навсегда забыто,

И над водою наклониться смог

Вбирая в себя запах аконита,

Ты руку протянул и взял венок.

8.11.92

IV

Ночью фиолетовой, безлунной

На песке ножом чертила руны...

Мне судьбы своей не избежать.

Стыла в сердце пустота предзимья,

Губы рвало в кровь мне твое имя...

Я не захотела умирать.

Травы приворотные - под снегом.

Да и кто сумеет оберегом

Воскресить не бывшую любовь?

Стонет в сердце песня-заклинанье...

Буду жить. Сотру воспоминанья.

Прошлому - не возродиться вновь.

5.11.92

Из цикла "НОЧНАЯ КОРОЛЕВА"

IV. Наваждение

Это не было сном или явью.

Я не знаю, когда это было

Память тает в осеннем тумане,

В предрассветной холодной дали.

Из ненужности ожиданий,

Из размытых утренних красок

Не поднимется на поверхность

Ничего, кроме светлого неба.

Только небо, высокое небо,

Где сверкают колючие звезды,

Только пена скомканных листьев

И земля в покрывале тумана.

Золотой остывающий вечер

Как начало большой дороги,

Невозможность первого шага

Застывает во взгляде и в небе.

И тогда этот взгляд поранит,

Словно боль недопетой песни

И неясность последнего слова

Захлебнувшейся плачем молитвы.

А печаль пополам со страхом,

Что тоскою зовется от века,

В грудь вонзится стрелой внезапной,

Заползет гадюкой под сердце,

И сама я, и мозг, и тело,

Ожиданием переполнюсь.

Так земли иссохшей поверхность

Жадно ловит любую влагу.

Но ни капли дождя не прольется

В духоту измятой постели,

Но никто не услышит мой голос,

То глухой, то от слез звенящий...

Растеряло созвездия небо,

И земля притворилась небом,

Чтоб огней искусственной сетью

Заменить нам бездонность ночи.

Растеряла события память,

И, раздвинув завесу забвенья,

Нахожу я лишь клочья листьев

И холодный осколок рассвета.

9.10.91

* * *

Кто я? Имени не зная,

Что звучит на небесах,

Мне судьба - идти до края,

Взяв с собою только страх.

Звезды с веток облетели,

Листья спрятались под тьмой.

Мои истинные цели

Непонятны мне самой...

31.01.93

* * *

Люби, люби меня прошлой осенью,

Люби увядшими травами.

Зимой холодной друзья меня бросили

И все оказались правыми.

А мир вокруг теперь черно-белый,

Из мира исчезла радуга...

Люби, как раньше, люби неумело,

Люби, печалясь и радуясь.

Пока земля незнакома со снегом,

Пока туман над полянами

Люби, люби меня прошлым летом,

Цветов букетами пьяными,

Холодным дождем, лесным наваждением,

Дорогой, пройденной вместе

Люби, не познавшую наслаждения,

Люби, не допевшую песни.

На берегу колдовского озера,

Под старой заветной сосною

Люби меня вечерами поздними,

Люби меня прошлой весною,

Чтоб ночь до небес отогнать кострами,

Чтоб петь и смеяться с другими

Люби меня, потерявшую память,

Люби, лишенную имени.

В холодном небе - луна и звезды,

А утром металась вьюга...

Люби же меня, скоро будет поздно,

Люби, пока мы друг с другом,

Пока не оделся наш город тьмою,

Пока от огней блестящий

Люби, люби меня прошлой зимою,

Чтоб не любить настоящей!

3.01.93

* * *

Кем я была до своего рожденья?

В какой из жизней ближних предавала?

За что теперь достойна осужденья?

Ответа нет. А в памяти - провалы...

Я в мир пришла, смешав весну и осень,

Недобрый смех и нежность пониманья,

Но я - из тех, кто никогда не просит,

Но я - из тех, кто молча ждет свиданья.

Ты мой любимый - и мое проклятье!

В чем я виновна - небо не ответит.

Меня, как хмель, опутали заклятья,

И плачет над землей осенний ветер.

Но ярче звезд, что так сверкали ночью,

Зажегся взгляд оттенка мокрых листьев

И долго море света мне пророчил,

И был, как сон в мерцанье золотистом...

Не Королева, даже не принцесса,

Но выплачу свой долг - я так решила,

Чтоб не бродить по жизни, как по лесу,

Возненавидев тех, кого любила.

4.03.93

* * *

В этом городе вечная ночь

Обступила продрогшие стены.

Я прошу, не гони меня прочь

Из тобой сотворенной Вселенной.

В этом городе плачут дома

И дожди бесконечно-усталы,

Светом окон прорезана тьма

Но его так немыслимо мало!

Я по улицам мокрым прошла,

Я в закрытые двери стучалась,

Но тебя я нигде не нашла,

Не увидела, как ни пыталась.

Я вернулась под медленный дождь,

Я у ночи спросила совета

И узнала: ты скоро придешь,

Только нужно ли будет мне это?

6.03.93

Город-под-Тенью (Минас-Тирит)

Город мой гордый, таким же, как прежде,

Ты сквозь столетия видишься мне:

Белое Древо - на черной одежде,

Черная копоть - на белой стене.

Мы - сочетание света и мрака,

Память веков, как похмелье, мутна.

День передышки, и снова - атака...

Горы - наш дом. Наша участь - война.

Свет или тьма - ты изменником не был,

Но не вернуть времена Королей...

Город мой древний! В стремлении к небу

Ты обречен умирать на земле.

В дыме пожарищ не видно просвета.

Изнемогая в кровавой борьбе

Щит против мрака - и щит против света

Гондор давно уже сам по себе!

Море, как эльфы, вовек не оплачем

Родины нашей оно не вернет,

Эльфам не верим - а как же иначе?

Смертного эльф никогда не поймет.

Смотрим надменно - мол, высшая раса,

Что б ни случилось, мы будем стоять!

Прошлым гордимся - да только напрасно,

Прежними нам никогда не бывать.

Лишь убивать обучаясь с рожденья,

Руки привыкли к мечу - не к перу...

Город мой вечный, за чьи прегрешенья

Зло ты разишь, изменяя добру?

Мрачные тени по улицам бродят,

Страхом встает из-за спин Нуменор.

Снова о гибели речи заводит

Старый наместник, седой Денэтор.

Вся наша жизнь - среди отблесков стали,

В вечном бою притупляется боль...

Гондор, мы смертные! Ждать мы устали!

Где же предсказанный новый Король?!

14.02.93

Песенка

...И губ ее огонь,

И серых глаз печаль,

И узкая ладонь

И ничего не жаль.

Таволгой пахли ночные поляны,

Звездная высь тишину осеняла.

Вышла она из завесы тумана,

Сделала шаг - и моею не стала.

И яркий свет костра

В лучах огромных глаз

Не дожил до утра,

Чуть дрогнул и погас.

Вечно в узорах теней меж стволами

Чьи-то ладони полны лунным светом.

Женщину-тень не удержишь - как пламя

Но обнимал, не жалея об этом.

И губ ее вино,

И тонкая рука

Все это мне дано,

Как память, на века.

Что бы отныне со мной ни случилось,

Буду всегда, пусть сто раз это грешно,

Благодарить за великую милость:

Смертному - знаться с одной из Нездешних.

...Мелькнув, умчались прочь,

Скользнули меж ветвей

Две тени: леди Ночь

И лорд ее кровей...

2-3.09.94

Подражание древним

Черная собака живет на свалке,

Воет на луну она каждый вечер,

И луна, заслышав тоску собачью,

Прячется в тучи.

Бродят кошки драные по помойкам,

Боевая песнь их как плач ребенка,

Если соберутся они для драки

Уши заткните!

Вот и я сижу и смотрю на небо,

Как собака, вою, как кошка, плачу

Все равно за тысячу километров

Ты не услышишь...

21.01.95

"I only want to say..."

(предпасхальное)

Время зеленого дыма.

Длиться ему - три дня.

Что-то проходит мимо,

Не подождав меня.

Улиц переплетенье...

Мягкий вечерний свет

Дарит мне утешенье

И усмиряет бред.

Помню, апрель был серым,

Бело-зеленым - май...

Как обрела я веру,

Лучше не вспоминай.

Верной - была и буду,

Просто хочу узнать:

В мире, не ждущем чуда,

Стоит ли воскресать?

22.04.95

* * *

Мир ослепительно ярок перед дождем,

А горизонт оттеняет свинцовая мгла.

Выйди на башню, мой господин,

взгляд устреми на юг!

Меч из серебряной стали - это река,

Ножны зеленого бархата - поле и лес.

Над зелеными полями,

на белом коне

Королева лета,

всадница грозы...

Юго-восточный ветер сбивает с ног,

Треплет, как волосы, ветви плакучих ив.

Выйди на башню, мой господин,

ветру подставь лицо!

Видела я: над башней взметнулся, как флаг,

Серый твой плащ - такого же цвета, как дождь.

Над зелеными полями,

на белом коне

Королева лета,

всадница грозы...

Вот уже в двух шагах живая стена,

Первые капли холодом лоб обожгли.

Выйди на башню, мой господин,

с ливнем соединись!

Небо упало на землю - чтоб передать

В шуме дождя и ветра страстный призыв.

Над зелеными полями,

на белом коне

Королевой лета

я к тебе лечу!

30.04.95

Письмо в прошлое

Повелитель, я пришла из Света

А откуда ты пришел, не знаю.

Ночью все и вся тебе подвластно

Только ночью ты меня не встретишь.

И дороги наши параллельны,

Да и дело вовсе не в дорогах:

Я в пути - а ты стоял на месте,

Беззаботно время упуская.

Миновали годы, повелитель,

Я с другим сплела траву объятий,

Глаз твоих сверкающая сила

Надо мной давно уже не властна.

Ты один - достойная мне пара,

Только есть закон, что нас превыше:

День и ночь расколоты грозою,

Не сойтись вовек им даже в танце.

Кто прочертит по земле дорогу,

По которой ты ко мне вернешься?

Я же не вернусь к тебе вовеки

Слишком хорошо тебя я знаю.

14.07.95

Игра (Эмбер-95, Ульяновск)

Но Эру все знал лучше всех

Он забрал меня в майя...

(Л. Лобарев)

Вновь первобытный страх.

Тесно словам в стихах,

Тесно душе в игре...

Слышишь, на Черной горе

Струны гитары звенят

Тонкий печальный яд,

Давних друзей голоса...

В пламени небеса,

Сквозь золотой закат

Я не вернусь назад,

Время не пустишь вспять

Проще меня не ждать.

Снова зеленый плащ

Мечется среди чащ,

И на скрещенье дорог

Белый единорог.

Может быть, это я,

Может, лишь тень моя,

Тающий силуэт...

Двое за ним - след в след.

Словно по облакам,

Черной дороги шрам

Тянется сквозь туман

В глубь неизвестных стран.

Пламя костра в ночи.

Жертвенник, три свечи.

Все на коленях. Вдруг

Женщина входит в круг.

Музыки рваный ритм.

Взгляда не прячь - смотри!

Пляшет танец войны

Жрица Кровавой луны,

Руки свивая в кольцо...

Скрыла вуаль лицо.

Внешность свою тая,

Женщина в черном - я.

Может быть, это сон

В безднах иных времен?

Пыль застилает взор.

Так уж соткался Узор.

Выбран сейчас, как встарь,

Знак для меня - янтарь,

Но золотой его цвет

Больше похож на бред.

Карты сданы в каре.

Мы лишь фигуры в игре

На перекрестке миров

Змей и Единорог.

17.07.95

* * *

Шелест шелка, посох из ореха,

Улицы под серой сетью ливня

И трамвай, что через центр не ходит,

Гости, платья, споры, песни, блестки,

Разговоры за полночь на кухне

И наутро - грязная посуда,

Водка и пельмени со сметаной,

Жженый сахар в обгорелой ложке,

Чтение в неубранной постели,

Голос обезумевшего барда,

Сквозь помехи бьющий по колонкам,

Скомканная зелень покрывала,

Ласковые руки и улыбка,

Город, уводящий в отраженья,

Горечь догорающего лета,

Счастье - смесь покоя с непокоем...

Месяц я была твоей женою.

31.08.95

Вечная Жрица

...И помнятся мне Тени - ярче Света...

Я помню все. Но кто меня запомнил?

Я чья-то неоконченная песня,

Я стебель мяты, ветка бересклета,

Тень чайки, промелькнувшая в закате.

Я Слова своего - ничуть не больше,

Я Королева - но без королевства,

Изгнанница, бродячая актриса,

Служившая неведомой богине.

Одета в черное, в плаще зеленом,

Ходила я по городам и странам,

И как умела, не прося награды,

Приемля восхищенье и насмешку,

Один лишь дар дарила людям - Слово

И снова уходила, не прощаясь.

Летели дни и годы... Незаметно

Из девочки я женщиною стала

И с грустью осознала, что прекрасна.

Я помню всех - костры, шатры, поляны,

Прикосновенье рук, влюбленный шепот

И ничего сверх этого... И быстро

Меня бросали. Я бросала реже.

Я всем "люблю" исправно говорила,

Но знала: это только полуправда

Дороже всех любимых мне - дорога...

И вот я там, откуда начинала.

Замкнулся круг. На посох из ореха

Дорогу намотала я, как пряжу,

По временам, мирам, балладам, мифам

Имен собрала более десятка,

Чужие судьбы с ходу примеряя,

А на свою давно махнув рукою...

Опять ничья. Опять - сама с собою.

6.10.95

* * *

Я уйду из этого мира

Между первой и третьей стражей,

Прочь - на гребне растущей ночи,

На крыле февральского ливня.

Разорвется ткань мирозданья

Ветхий шелк под острым кинжалом,

А в разрыве - небо и ветер,

И корона лучей над Башней...

Я уйду из этого мира,

Как вода сквозь песок уходит,

Изумрудным, лиловым, синим

Вспыхнут кольца на тонких пальцах.

Шаг - в пятно под уличной лампой,

Ибо это и есть Круг Света,

Шаг - и "здесь" превратится в "где-то",

Шаг - и станет "сейчас" "когда-то"...

Я уйду из этого мира,

Из зимы своей двадцать третьей,

Пролечу звездою сквозь полночь,

Прозвеню растаявшей льдинкой...

Не ищи меня среди смертных,

Но ищи меня между строчек

(Все равно, молитвы иль песни)

Я ушла из этого мира...

19.02.96

Черная этика*

Холодная капля летит с небес

И разбивается о меня,

Умирает - и чтобы родиться вновь,

Меня познает, становится мной,

Вбирает запах моих волос,

Жар воспаленных растресканных губ,

Тела тепло, и усталость глаз,

И чуть-чуть коричневой краски с век

И горячая капля летит с ресниц

И разбивается об асфальт...

28.01.97

* "Черная этика" - соционический аспект, обозначающий

эмоции. В информагии, которую используют мои герои, ему

соответствует Соленая или Подвижная Вода.

Заклятие Пути

Я объяснить понятно не смогу

Одна из многих на дорогах Тени

К кому стремлюсь и от чего бегу

(И так уже десяток воплощений)...

Заброшен храм, и крошатся ступени...

Я безоружна. Я стою в кругу,

В груди своей молитву берегу

За всех, кто жизнью брошен на колени.

"Я вас люблю..." А жизнь влечет меня

Изгибами не мной сплетенных саг,

Не разрешая новой встречи с вами...

Наемник, еретик, безумец, маг

Я создана из ветра и огня,

Но вам для пьедестала нужен Камень.

29.02.97*

* Дата - правильная!!!

* * *

...Добиваю - как добываю

Небеса не себе в награду.

Добиваю - как допиваю

За Спасителя чашу яду.

Добиваю - и разбиваю

Отражение неба в луже,

Закрываю и забываю...

Дело сделано. Ты - не нужен.

6.03.97

* * *

Недоступна печали и гневу

Ты в венце из сплетений и слов,

Королева моя, королева,

Госпожа неувиденных снов.

Только дрогнула твердь под ногами,

Осознанье пришло, как беда:

Ты меня уводила словами

В никуда, в никуда, в никуда...

То, что было - лишь соль на реснице,

То, что есть - не поможет в пути,

То, что будет - не с нами случится...

О, прости меня, леди, прости!

2-3.11.97

* * *

Севке Мартыненко

Пляшет, пляшет в огне саламандра,

Словно пламя нежнее воды...

Берегитесь ее, чародеи

Доведет она вас до беды!

Заключив ее в круг заклинаний,

В золотое, как солнце, кольцо,

Никогда не встречайтесь с ней взглядом,

Отводите в испуге лицо.

Только в зеркале можно увидеть,

И при этом остаться собой,

Желто-алое гибкое тело

Не из плоти - из Сути самой.

А иначе - о светлые боги!

Та, что пляшет в безумном огне,

Просто выпьет из глаз ваших силу

И расступятся стены пред ней,

И, разбитые молнией с неба,

Золотые оковы падут,

И развалины рухнувшей башни

Вас, смеясь, под собой погребут.

29.06.98

Набережная

(ордусские стихи)

Перед рассветом в серебряном небе

Зримы дороги ветров.

Плещет и плещет волна о ступени.

Холоден мокрый гранит.

Тихо, торжественно - мир в ожиданьи...

Чуть розовеет восток.

Крылья расправив, уносятся в небо

Духи ночного дождя.

30.06.98

Дождь в Питере

Плоть растворяется в тумане,

А светлый дождь ее смывает...

Когда же город-сон устанет

Манить нас призраками рая?

Одно - река и мостовая.

Все растворяется в тумане.

Все звуки - гулки и невнятны,

И на стеклянном фоне света

Ни лиц, ни рук - цветные пятна

Да смазанные силуэты.

Так плачу я. Так плачет лето

О чем-то, людям непонятном.

Весь зонт в слезах... И расцветают

Дома, как серые тюльпаны.

Но в створе улиц проступает,

Как золотой клинок трехгранный,

Игла - вонзившись в плоть тумана,

Одна она в стекле не тает.

29.07.98

Напоминание

В каждом истинном имени символов - шесть,

В каждом истинном пламени - солнца клочок...

Ты, несущий по миру спасения весть

Приготовься на душах оставить ожог.

Приготовься блестящую черную нить

Перевить с золотой и продеть сквозь ушко,

И у Бога просить об одном - не убить,

Потому что убить тебе - слишком легко.

Приготовься собрать в свои руки всю власть,

Стать Огнем и Водой

И не принятым пасть.

13-14.08.98

* * *

...Снова стиснуть в своей ладони

Обнаженные нервы ночи

И навалится, как удушье,

Мир звенящий, такой далекий,

Где я плачу, а ты хохочешь.

Ты давно не кинжал под сердце

Ты осиновый кол в позвоночник.

Память, память, родная сволочь,

Ты по тверди, как соль, непрочной,

Проведи меня невредимой,

Доведи до края земли,

Где волна истязает берег

Отголоском забытых строчек:

"Те, кто сзади - уже уходят,

Те, кто прежде - уже ушли..."

11-12.10.98

* * *

Если небо тучами затянуто,

Свет небесный не имеет цвета.

Что за несуразная примета

Снова ощущать себя обманутой!

Буду в чьи-то окна я заглядывать,

Проходя по улице вечерней,

Стынут звезды на небесной черни,

И того, что я могу - не надо вам...

Много толще даже волос тоненький

Грани меж забвеньем и удачей...

Можно, я кому-нибудь поплачусь

Не как соционик соционику?

26.10.98

* * *

Пригоршня жизни во мне

я ею больна

В изменчивой тишине,

где плещет волна.

Покой, как ночь, осенил,

давая понять:

Игралище странных сил

неважная мать...

Преддверие темных снов

само - не уйдет...

В сплетении сотен слов,

в чаду торфяных дымов

означенный год.

24.07.99

Псевдовосточное

Вызывая огонь на себя,

Выбирал я судьбу - для себя.

Знать бы, что утечет, словно ливень сквозь пальцы,

Время выбора лишь за себя!

Выбирая любовь для себя,

Имена призывал - не любя.

Знать бы раньше, что будет тот день мною проклят,

Когда вплел в свою пряжу тебя!

Убивая твой свет - для себя,

Я опять выбирал за тебя...

О всеблагий Создатель, когда ты всесилен

Научи меня жить, не губя!

26.08.99

ОСЕНЬ В ХАРЬКОВЕ

Алине Немировой

1

Только и дела, что встать да умыться,

Счастье - ковер из листвы под ногами...

Водораздел между "двадцать" и "тридцать"

Этот барьер мы придумали сами.

Ах, эти клены (да хоть бы и сосны),

Ах, эти странные добрые люди!

В капле прозрачного черного воска

Вязнем мы обе - и смерти не будет...

2

Имя твое - осень,

Цвет твой - кровь...

(Э. Дикинсон)

Хмель и дикий виноград,

Плети красного с зеленым...

Заблудился в красках взгляд,

Мудрым став и просветленным.

Тишь, как будто ты оглох,

Лишь, как реквием по лету,

Умирает слабый вздох:

Ах, у нас такого нету...

Обещанием любви

По незыблемым законам

Юг - в бериллах и крови,

Север - в золоте червонном.

3

У осени в ваших краях - утонченный вкус:

Изысканно-бледны краски, прозрачна даль.

Когда-нибудь я, бесспорно, сюда вернусь,

Но вряд ли этой порою - и очень жаль.

У осени в наших краях - невеселый нрав:

Рассвет из-за туч с дождем сочится, как гной,

И тающе-горький запах уснувших трав

Уже не вдохнуть, и не вспомнить себя самой...

14.10.99

* * *

Синие сумерки, алый блеск...

Как тут спешить - иду еле-еле,

А под ногами то хруст, то плеск.

В городе - бал декабрьской метели.

Год начинается с цифры два

Крутится жизнь, не считаясь с нами.

С Хэллоуина до Рождества

В городе снег танцует с огнями.

Лава машин через мост течет

Светлой рекой, как время сквозь вечность.

Слышите, слышите - стынет лед!

Слушайте, слушайте этот вечер...

Синие улицы, алый свет...

Ангел танцует на льду канала

Ведьма с моста глядит ему вслед

Сквозь круговерть декабрьского бала.

С Хэллоуина до Рождества

Вечность...

11.12.99

Сонет Мастера

Лишь тень всего, что так меня влечет

Неверное, кривое отраженье,

Я тот, кто отдает себе отчет,

Мой долг - разъять любое озаренье.

Но мне наградой - пламя вдохновенья.

Пусть первый приз, и слава, и почет,

Как горсть песка, сквозь пальцы утечет

Что в том? Я тронул истину Творенья!

Я - солнце на обочине дорог*

И вряд ли перейду через порог,

Растратив жизнь в попытках сделать это...

Но высоты превыше - глубина,

Которая пребудет холодна,

Как сталь клинка или строка сонета.

27.04.2000

* астрологическая метафора знака Рыб

КЛЮЧИ НА ЗОЛОТОМ ПОДНОСЕ

- Вазкор, - сказала я, - ты

человек...

(Tanith Lee)

1

Выплетаю Узор в три цвета

На воде, окрашенной в рай...

Ты просил у меня совета?

Карты розданы - так играй!

Растворяясь в ритме движений,

Глубь зеркал прими за окно

Пусть мой танец меж отражений

Опьянит тебя, как вино.

Сутки делим мы без обмана:

Солнце - мне, а тебе - Луна.

Не к лицу мне делаться пьяной,

Допивай за двоих до дна!

2

Нечаянною радостью

Нежданная игра...

Смешав полынь со сладостью,

Не жди себе добра.

Не золотое - черное

Во мне тебя манит,

Но гонит Жизнь упорная

Травинку сквозь гранит.

Тебе со мной не справиться,

Не потеряв лица:

Пока мне это нравится,

Не медь на небе плавится

Железо для кольца.

1.10.2000

* * *

Лист лозы под левым браслетом

Обернулся пальцем каштана...

Пусть негаданно, пусть нежданно

Нам не должно жалеть об этом.

Как положено, день - осенний...

Пусть мы жили долгие годы

На пространстве Страстной субботы,

Но за ней грядет

Воскресенье.

19.10.2000

* * *

Выбери мне сказку про меня

Из десятка и еще десятка...

Днем - гроза, да ночью без осадков,

Как вино меж сном и явью сладко!

Выбери мне сказку для меня.

Подтверди достоинство Огня.

Выбери мне сказку про тебя

Из того, о чем совсем не знаю.

Тронь - сухою веткой запылаю,

В том огне я лишь приобретаю

Ты умеешь трогать, не губя...

Расскажи мне сказку про себя.

Выбери прекрасные слова,

Что тебе покорны и подвластны

И вдвойне от этого прекрасны!

Ты и я - мы вместе не напрасны,

Так используй древние права:

Выбери для нас двоих слова.

Выбери единственный цветок

Из сирени, роз и прочих лилий,

Что летят под ноги в изобилье:

На ладони белого раскрылья

Золотой пушистый колосок

И вплети в творенье, как в венок.

8.07.01

Имланское стихотворение, не

вошедшее в роман "Золотое Солнце"

...В медную прядь не вплетают жасмин,

Только в черную.

Просишь, о чем не просил ни один

Я покорная.

Губы, как глина, навек запеклись,

Жест твой выверен...

Жизнь, словно смерть, или сон, словно жизнь

Я ли выбрала?

8.07.01

ТИПА ВИСЫ

Лезвие золотое...

Август. Двадцать шестое.*

(Ф. Г. Лорка)

Ложись, вельва, на бочок,

Пусть приснится Рагнарек...

(Е. Хаецкая)

Ветер пахнет гарью

Ветер не с залива,

Не успев родиться,

Жжет ребенок землю.

Будет очень больно

В огненные годы

Плачем ран грядущим

Поколенье входит.

Ветер пахнет гарью,

Веет сон зловещий

Мертвою сосною

Путь перегорожен.

Время тает в ветре,

Капает по капле,

Горечь режет горло

Мужа дома нету...

Ветер пахнет гарью,

Горько пахнет вереск,

Платит город виру

Гордости и вере.

Время веет гневом,

Вечность нижет висы,

Вечер пахнет гарью

Утро плачет кровью.

26.08.02

* Читавшие повесть "Золотая Герань" помнят, что в этот

день родилась Элендис. А еще это Наталиин день (не по

православному, а по общехристиански).

--------------------------------------------------------------

РАЗДЕЛ V. ФОРМОТВОРЧЕСТВО.

Как уважающий себя филолог, я пробовала и сонет, и

сафическую строфу, и даже хокку. Но поскольку я еще и фантаст,

в какой-то момент мне показалось мало всего этого...

ЛИСАН*

Не спрятать голодного взгляда

Под затканным звездами газом,

Не спрятать греховных мыслей

Под вымученной насмешкой,

Не спрятать имя Мария

Под скромным вседневным "Мара"

И тела не упокоить

Под грудой опавших листьев...

Не можешь любить - не влюбляйся.

Пламя мое - живое,

Рыжий пугливый звереныш,

А значит, ему, как и всем нам,

Чтоб жить, надо чем-то питаться.

Но, если кормить его вволю,

Зверек вырастает в зверя,

А если нет ему пищи,

Зверек потихоньку звереет...

И кто решит, что опасней?

Земля с воспаленной кожей

Заснула, как спят больные,

Сквозь бред ощущая холод

И в тесный комочек сжимаясь

А небо, ее любимый,

Глядит на нее равнодушно,

Подругу свою не желая

Прикрыть одеялом снега...

Как я на нее похожа!

12.12.96

* Написано для повести "Золотая Герань".

Впоследствии форма "лисан" приобрела еще и рифмовку

(европеизированный вариант, что-то вроде наших ритмизованных

танка).

* * *

Совершенства достигла в умении

Испоганить себе настроение,

И щемящее чувство неловкости

Словно "золото на голубом"...

Если знаешь: в огне твоя истина

Очень трудно добраться до пристани,

Но труднее - в предчувствии колкости

Не писать пожеланья в альбом!

Ерунда. Ты опять не о том...

24.09.99

РИОЛАНДСКИЕ КЛЮЧИ*

* * *

Вдали - как здесь, сегодня - словно встарь

Скажу о том, кем никогда ты не был.

Нам не делить с тобой вина и хлеба

Я лишь цветы кладу на твой алтарь.

Янтарь и небо. Небо и янтарь...

* * *

Мой Бог, моей молитвы не отринь!

Я пред тобой, как все мы, виновата,

Но если жизнь смятением объята

Пусть каждый выберет из двух святынь!

Полынь и мята. Мята и полынь...

7.02.97

* * *

Для вас - кто ждет совсем не короля,

Кто на мужчин не расставляет сети

Я лишь соблазн. Но мне и быть в ответе,

Когда не смогут поделить руля

Земля и ветер, ветер и земля...

* * *

Молчи, когда звучат мои Cлова

И платье вьется по ветру, как знамя,

Но после - губы отыщи губами

И дай забыть, что снова не права!

Трава и пламя. Пламя и трава...

16.07.97

* * *

Струной гитары зазвеню, лишь тронь

Но Ты не тронешь, неприступно светел...

И словно стон, опять звенит в рассвете:

"Скачи быстрей, мой верный резвый конь..."

Огонь и Ветер. Ветер и Огонь...

26.10.97

* * *

Благоуханна тьма, и сон глубок,

И ты не Страж, и я не Королева.

Но даже это не причина гнева

А то, что не сплетаются в венок

Вьюнок и древо, древо и вьюнок...

11.02.2000

* * *

Словами "катастрофа" и "беда"

Играть легко - но слишком некрасиво.

Я небо о подсказке не просила,

Но так и не сумела угадать:

Звезда - иль Сила? Сила и Звезда...

20.10.01

* Эту форму пятистишия придумала не я, а некая девушка из

Белгорода по имени Светлана. Но мне это до того понравилось...

Обычно я использую ее как смысловую заставку к прозаическому

тексту.

ПРОЗАИЧЕСКИЕ ФРАГМЕНТЫ

(что-то типа стихов в прозе...)

* * *

...Мир летнего дождя, когда исчезают все краски, кроме двух - черной и зеленой. Черный сверкающий асфальт, черная, пропитанная влагой земля - и изумрудная, невозможная зелень травы и листьев. Все остальное - не мир, а мы в нем. Дождь прикрывает мир сверкающей сетью, но все вокруг необыкновенно светло и отчетливо, потому что за размытой дождевой вуалью все те же два цвета, черный и зеленый. И над ними - бледно-серое, серебристое небо, все покрывающее светлым куполом неизбывной печали, все прощающее в неверном свете черно-зеленого дня... Тогда откуда же это неистовство вокруг нас, бешенство водяных струй, все сметающих на своем пути в попытке (и не без успеха) сделать небо и землю одним?! "Что наверху, то и внизу" - эти слова начертаны дождем на Изумрудной скрижали листвы. И обостряются чувства, слышнее звуки, резче запахи, и все это на фоне удивительной, животворной свежести, для восприятия которой, кажется, дождь сотворил нам шестое чувство. Небо плачет - но эти слезы животворны, и мир оживает, пробуждается под ними, пронзительной своей чистотой заставляя чувства напрягаться почти до боли...

Не такова ли и ты, моя Сирэллиэ?

12.06.94

Подражание "Биографиям трубадуров"

Ан-де-Тианне

Алаида Ле Грие была дочерью богатого купца из Каркассона, который торговал шелком и иными дорогими тканями. Говорят, что была она не только хороша собой, но и для девицы ее звания прекрасно образована. И многие любили Алаиду, но ни на чью любовь не ответила она, и никто не знает, кому посвящала она свои канцоны.

Однажды молодой рыцарь, именем Бертран де Гийяр, пришел занять в долг у ее отца. Но купца не было дома, и Алаида предложила рыцарю подождать. Бертран же увидел на полке сборник ее канцон, и не зная, с кем говорит, сказал: "С тех пор, как услышал я эти канцоны, одно желание у меня поцеловать ту руку, что написала эти слова, и те губы, что произнесли их". Тогда Алаида вспыхнула и сказала: "Сеньор мой и господин, не так уж несбыточно твое желание, ибо та, что сложила их - перед тобою". Услышав это, Бертран поклялся Алаиде, что всегда будет любить ее, и только ее, и не надо ему иной дамы, будь она хоть герцогиней...

Так Алаида Ле Грие стала женою Бертрана де Гийяра и, если верить людям, это был счастливый брак. Но мир много потерял от того, ибо, выйдя замуж, никогда больше не писала она прекрасных канцон.

13.06.94,

исправлено 22.12.97

* * *

Meredith

Идемте со мной. Идите за мной, сестренки, и я научу вас всему, что умею сама.

Вы пойдете за мной в залы, где ночью горит свет и звучит гитара, где собирается круг людей, разучившихся быть друзьями. Скользят мимо бархатных кресел изысканные дамы в платьях, расшитых драгоценными камнями, шелестят черные плащи, водопад золота и серебра слепит глаза... Я научу вас не смотреть в глаза этим людям, научу заводить с ними беседу о своем, научу отбирать у каждого лучшее, чем он владеет, потому что вам это нужнее, чем ему. Я научу вас видеть эту толпу так, как вижу ее я, и вы тоже будете отводить глаза от цепкого чужого взгляда, в котором так много презрения и так мало желания понять...

Я научу вас гасить это сияние Словами, мягко вплетать свою нить, серую или зеленую, в это сверкающее великолепие. Я дам вам в руки оружие, о силе которого мало кто ведает здесь, в кругу, где вечно звенят скрещенные клинки самолюбий.

Вы вскинете на плечи свои нехитрые пожитки и полезете за мною на третью полку в грязном вагоне, чтобы, проснувшись на рассвете, увидеть новые, неведомые города, свежие в невинности утра, безмолвием своим зовущие вас отрешиться от боли и неудобств, скинув оковы пыльных квартир, забыть все в трепете первых лучей и встать лицом к лицу с этой безмолвной песней. Вы шагнете за мной в корону зеленых гор, под благоухающий полог леса, вы забудете все, что не важно, и однажды, глядя друг другу в глаза, в венках из лесных цветов, назовете себя своими истинными именами, а прежние бросите, как ненужный хлам.

Вы встанете рядом со мной у ночного костра, и заглянете в звездное небо, и тонкое полотно тумана, пронизанное лунным светом, ляжет плащом на ваши плечи. И звенящая под звездами песня отберет у вас душу, и перекроит ее по своему усмотрению, и вы навсегда станете чужими миру обычному и своими - Миру Света. Вы на земле познаете то, что все религии мира обещают где-то и когда-то, и отныне будете вечно читать не те книги и молиться не тем богам.

Вы ворветесь за мною в пылающие крепости, ощутите рукоять клинка в своей ладони, вы сумеете сами выбрать свою сторону в великой битве, что не прекращается никогда - и склонившись над упавшим другом, захлебнувшись собственной болью, вы навсегда разучитесь предавать. Вы познаете весь калейдоскоп многочисленных Сутей и научитесь листать их, как книгу. И, если достанет вам сил и тепла души, займете в каждой из них подобающее вам место.

Я научу вас искать и находить людей на этих просторах, запоминать строку из песни, оброненное слово, руку, поданную при переходе моста, небрежно повязанную ленту, и складывать эти воспоминания в тайники своего сердца, любуясь ими в одиночку или с друзьями и ничего не прося взамен. Я научу вас благодарить за особый взгляд - особыми словами, медленным кивком головы - за глоток вина и обжигающим чаем в закопченной кружке - за любимую песню, меняться кольцами со случайными людьми и ни о чем не жалеть.

А еще я научу вас слушать, как выбивают монотонный ритм по натянутой палатке падающие капли, и спать на полу в зале ожидания, и месяцами не входить под иную крышу, чем крыша вокзала, и вышивать в поезде, и...

И когда на наш громкий и странный разговор будут оборачиваться случайные люди, вы поймете, что пути назад нет. Идите за мной, и единственная благодарность, которой я попрошу - не прокляните меня в тот миг, когда неизбывная боль перервет ваше дыхание. Ибо и я когда-то заплатила...

7.07.94

Паладину

Не спрашивай, что я делала эти одиннадцать дней. Я плакала, пела, любила, ездила, рассказывала - в общем, я жила. Недаром так потускнело серебряное кольцо на моей руке...

Я могу только гадать, какой ты запомнил меня в последний раз. Под звездным покрывалом - такой ли? Специально для тебя я надела это черное платье и россыпь сверкающих украшений, и ты, замирая, припадал к моим ногам и играл витым браслетом на тонком запястье. Но ведь я никогда не была Леди Ночь, не принадлежала ей - ты понял это уже потом, когда я сидела, купаясь в сером свете, и из всех драгоценностей на мне осталась лишь серебряная цепочка. Я не знала, каким ты видишь мое тело, этот мой облик, но наверное, это было прекрасно - я читала это в твоем взгляде, в твоих чуть дрогнувших губах.

Я еще помню это - ведь я никогда ничего не забываю - но сейчас над лесом стоит полная луна, и ноги мои босы, а подол длинной зеленой юбки намочила роса. Не удивительно ли, что эта танцовщица из дикого племени тоже я? Но музыка играет с моим телом, как морская волна, и я кружусь по поляне, залитой звездным светом, пьяная, но не от вина. Юбка моя развевается, звенят браслеты на обнаженных руках, высокий гребень покачивается в такт пляске под музыку звезд.

Руки мои простерты в священном жесте - правая в сторону и вверх, левая в сторону. Ибо сказано: тот, от кого ты берешь, выше тебя, тот, кому ты даешь, равен тебе. А я отдаю то, что взяла, я лишь среднее звено в этой цепи, и неведомая сила несет меня. Я одна знаю, кому принадлежит моя правая рука, но в танце вполне можно ухватиться за левую... Песня ночи безмолвна, но сильнее ее страстный призыв:

"Встань и иди!"

И ты выходишь на край поляны и замираешь... Сегодня ты в черном, серебряная повязка прикрывает твои волосы - но мы уже давно узнаем друг друга по глазам. Ты еще не вспомнил. Твой взгляд удивленно скользит по гриве моих волос, зачесанных на сторону, по длинной подвеске в левом ухе. Не туда смотришь... Смелей же, лови мой взор! Даже обведенные черной тенью, эти глаза остались моими. Узнал, угадал - смущенная улыбка просияла на твоих губах. Так шагни же в круг, возьми мою левую руку - она твоя, ибо ты один равен мне - тот, чьих имен не исчислить, но первое было Асменаль!

Ты целуешь меня... Осторожнее! Разве ты забыл, как однажды обжег губы о цепочку?

7.02.95

Легенда о влюбленном ветре

Все ближе зеленый ветер!..

Зачем толпа собралась на рыночной площади? Видно, снова пляшет Эмерит, красавица из красавиц. Слышите звуки бубна? Под жарким полуденным солнцем, в пыли, раскаленной июлем, танцует смуглая Эмерит, Солнце Ночи.

Хэй-о, Эмер, Эмерит! Плечи твои заласканы солнцем, зацелованы солнцем руки, ветви плакучей ивы, и ноги твои, не знающие сандалий. Черна твоя одежда, но чернее волосы твои - атласный лепесток ночи. Подобна гибкому стеблю, подобна змее и кошке, подобна цветку тюльпана - таков твой танец, Эмерит! Глаза твои - два солнца, такие же золотые.

Ай, Эмерит, для всех ты - и ни для кого! Кто обнимал золотые плечи, не скрытые ночью шелка, кто ласкал обнаженные руки, кто целовал твои губы? Ветер, один только ветер, что налетает из дальних степей, неся с собой запах мяты и чабреца. Никто тебе не под стать, и никого ты не любишь, красавица из красавиц...

Пришел в наш город ветер-бродяга, увидел пляску Эмерит, коснулся ее одежды - и полюбил ее страстно.

Хэй, молодой чужестранец в зеленой одежде - ты как юный колос на майском ветру, такой же тонкий и гибкий. Светлые твои волосы тронуты солнцем рассвета. Гляди же во все глаза на ту, которой нет равных! Огонь искрометных глаз, ливень ночных волос, вихрь черного шелка - таков твой танец, Эмерит! Но что это? Впервые опустились черные ресницы, румянец окрасил щеки - неужели и ты влюбилась, Солнце Ночи?

Хэй-о, Эмер, Эмерит! Ночью, зеленой и душной, крадучись, спускаешься ты к ручью, что обсажен кипарисами. Плакучие ивы свесили пряди волос нерасчесанных - под ними ждет тебя любимый. Не подглядывал я, но видел сплетение рук и объятий. Не подслушивал я, но слышал жаркий шепот: "Люблю..." - или то ветер шелестел в ветвях кипарисов?

Ай, ветер-бродяга - зачем ты стал человеком? Чтоб коснуться тела под черным шелком, чтоб снять поцелуем пыль с ножки, не знавшей сандалий... У неба есть звезды, тысячи глаз, а у деревьев есть уши. К чему же искать того, кто вас выдал?

Есть у Эмерит два брата - один рыбак, другой наемник. И незавидна участь того, кто посягнет на честь их сестры!

Перед самым рассветом, когда утихает ветер, выследили братья Эмерит с ее возлюбленным. Но не обнажил клинка молодой чужестранец со светлыми волосами - был он безоружен, когда достал его нож брата-наемника. Кровь запятнала одежду, алая на зеленом, и умер без стона бродяга... Горе вам, братья Эмерит - зачем вы убили ветер?!

И опустился на город зной - ни облачка, ни дуновения. Жара придавила город каменною плитой. Солнце, всюду одно лишь солнце, и листья деревьев стали как жесть - солнце сожгло их зелень, больше не дают они тени. Висят паруса рыбацких лодок - как выйти в море без ветра? И опустела рыночная площадь. Где ты, красавица из красавиц, Эмерит, Солнце Ночи?

Стоит над ручьем серый камень. Им стала танцовщица в горе, увидев, как умер безмолвно тот, кого она полюбила...

Застыл на века в оцепенении проклятый город...

24.09.95

* *

Когда я умру - а в этот раз я, наверное, еще умру - на моей могиле вырастет трава. Тонкий стебелек перечной мяты с буроватыми листьями, вкус которых будет одновременно нежным и обжигающим. Он пробьется наружу, даже если накрыть мою могилу базальтовой плитой. Представляешь - тонкая пахучая травинка, растущая прямо из черного камня!

А в ночи полнолуния, если только не будет дождя, ты увидишь сидящего на камне призрака - юношу со светлыми волосами и раскосыми глазами лесного эльфа. И если очень повезет, ты услышишь, как он напевает, перебирая струны гитары:

"Я ухожу за ней..."

Приходи и ты ко мне, но обязательно в третью неделю сентября и не раньше, чем проводишь свою двадцатую весну. И принеси с собой кисть рябины. Четыре или пять ягод положи на камень, остальное съешь.

И тогда я буду окончательно уверена, что, когда я снова вернусь в этот мир, мне будут рады. А в том, что я вернусь, не может быть никаких сомнений. Ведь каждую весну из земли вновь прорастает зеленая трава...

Только дождись меня, сестренка! Обещаешь?

6.05.96

* * *

Какое это имеет значение - сейчас? Он был красив и не похож на простых смертных, он был из тех, перед кем нельзя не склониться. О таких, как он, мечтают в семнадцать лет - а я была не старше, и так гордилась, что из всех - умных, прекрасных и светлых - он выбрал именно меня!

И когда он протянул мне руку - я ухватилась за нее обеими, но пальцы мои сомкнулись на остро отточенном лезвии меча. И сталь изранила мои руки, и кровь капала с них в траву... А он выдернул меч, причинив тем самым дополнительную боль, и ушел во тьму, лишь одарив меня на прощание грустной улыбкой.

Я не проклинаю и не осуждаю - его. Он был тем, кем он был, он не был простым смертным...

Но ладони мои кровоточили, и я не находила себе места от боли, и вот однажды, в безумии ночи, посмела бросить вызов Тому, кто все видит и понимает. Сделай же что-нибудь, крикнула я в отчаянии, или я перестану верить в Твою благость!

И тогда разверзлись небеса, и раздался Голос - мудрый и, верно, оттого печальный:

"Что проку в слезах твоих? Лишь время лечит эти раны - но нет лучшего целителя, и поверь мне, что и следа не останется на твоих ладонях..."

"Время?" - переспросила я. "Когда-то оно настанет, это время - а больно мне СЕЙЧАС! Если не можешь исцелить - заставь хотя бы забыть!"

"Тогда держи," - и в мои израненные руки лег тот самый меч.

"Я не хочу мести!" - воскликнула я.

"Я знаю," - отозвался Голос. "Всегда и везде ты хотела лишь одного силы. Сила этого человека была в его мече. Достаточный ли это выкуп за ту боль, что он причинил тебе?"

"О да!" - усмехнулась я и сомкнула руки на обтянутой кожей рукояти кожа мгновенно напиталась кровью. "Клянусь, что никогда не посмею употребить эту силу ради неугодного Тебе деяния!"

"Лучше не клянись," - Голос стал еще печальнее. "Ибо любой силой надо научиться владеть."

"Я научусь!" - пылко воскликнула я. "Дни и ночи буду проводить я в упражнениях, ни на минуту не выпуская меч из рук!"

"Знай же," - сурово сказал Голос, - "что ладони твои не заживут, пока ты держишь в руках этот меч! И чем больше будешь упражняться, тем больше будут они кровоточить! Ты все еще хочешь взять его - ты, что просила меня об избавлении от боли?"

Я задумалась. Но меч так удобно лежал в руках, что выше моих сил было от него отказаться - а о будущем как-то не думалось... И, пока я стояла в размышлениях, небеса снова закрылись, и лишь коснулся моего слуха слабый отзвук Голоса:

"Ты выбрала. И выбор этот непросто будет переиграть!"

И с тех пор я верна этому выбору, которого, по сути, не делала... Поначалу меч в моих руках вызывал лишь насмешки, но шли годы, мастерство мое росло, и со мной начали считаться. А обещание не осквернять меча неугодным небесам деянием я держала... старалась держать, ведь я простая смертная и не получила Меры в придачу к обретенной силе...

Вот только ни те, во славу кого я поднимала свой меч, ни те, кому не удалось от него уйти, не видели крови, капающей с моих ладоней в каждой схватке. Никто не знает, что, прежде чем причинить боль кому-то, я обречена причинить ее себе. Все видят только сверкающее лезвие, только быстрый полет клинка и усмешку на моих губах...

И это очень правильно, что не видят. Так честнее. В конце концов, у меня был выбор. А чье-то сострадание способно привести лишь к тому, что я выпущу свой меч из рук в самый ответственный момент.

Разве что с клавиатуры кровь стирать очень обременительно - она же между клавишами затекает...

26.04.97


home | Стихи из моих миров | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу