Book: Лояльный гражданин



Лояльный гражданин

Бангуолис Балашявичус

Лояльный гражданин

1

И в тот день после обеда Рате, подтягиваемая ликукйцим Урсом, вышла на прогулку. А когда она вернулась, робот-прислуга вручил ей толстый конверт. Рате вскрыла послание, вытащила толстую пластиковую, карточку и, едва глянув на текст, плюхнулась на стул.

2

Тетрас Джонтис, директор станции акклиматизации водорослей Дейнеры, после обеда вернулся на работу, насвистывая популярную песенку «Не уходи, моя милашка…». Ресторан «Дейнера» славился прекрасной кухней и безупречным обслуживанием (и клиенты, и кельнеры — только мужчины). Кроме того, сегодня Джонтис наконец-то встретился с одним нужным человеком из Центрального Координационного Управления…

Наша конституция утверждает, что положение любого человека в обществе его повышение или понижение в должности, если употреблять это бранное слово — карьера, — зависит только от деловых качеств и способностей конкретного лица. Это величайшее достижение цивилизации Кванки: электронный мозг Координационной службы знает о каждом ее жителе все и каждому воздает по заслугам.

Тетрас Джонтис считался лояльным гражданином, однако наивным его никто не называл. Тетрас уважал электронный мозг, но не верил, что и здесь нельзя прибегнуть к помощи друзей или добрых знакомых. Да, о деловых качествах человека судит электронный мозг. Говорят, он беспристрастен, правдив, неподкупен и так далее — как любая хорошо отлаженная машина. Однако кто обслуживает все оборудование, кто вводит в электронный мозг данные о том или другом гражданине, о его работе и личной жизни? Люди! А ведь любого из нас можно охарактеризовать и чуть лучше, и чуть хуже, можно некоторые заслуги забыть или посчитать их недостойными внимания, а некоторые грешки — вспомнить…

Вот и Бладас Дианас, человек, с которым сегодня обедал Джонтис, работал техником при электронном мозге. Встретились они совершенно случайно, хотя следует заметить, что Джонтис не просто так целый месяц ходил только в «Дейнеру». Он знал привычку техника каждый день обедать в другом ресторане и верно рассчитал, что рано или поздно тот заглянет и сюда. И наконец-то Джонтису повезло, как везет каждому, кто упорно идет к своей цели. Непринужденная беседа, хорошие манеры — кажется, техник остался доволен встречей. Между вторым и десертом Тетрас разузнал, где Бладас Дианас собирается обедать в ближайшие дни. Завтра и послезавтра — пока еще нет, торопиться не следует, а вот потом Джонтис случайно заглянет в «Бому». Пообедать… Одна встреча, вторая, третья. Через месяц можно будет техника и домой пригласить.

Вот тогда-то, в домашней обстановочке, Тетрас и поговорит о своей карьере — как бы между прочим. Засиделся он в кресле директора этих вонючих водорослей, хочется, как говорится, расти: есть теплые места, которые теперь занимают люди, нисколько не умнее и не деловитее его, Тетраса Джонтиса. Они только поизворотливее…

Тетрас вернулся в свой кабинет, но за письменный стол не торопился.

Он никогда не перерабатывался, кроме того, знал, что медики рекомендуют после обеда хотя бы с полчасика погулять. Вот Тетрас и вышагивал — от стены к окну и обратно, ходил неторопливо, солидно, заложив руки за спину, с гордо поднятой головой. Начальнику нельзя расслабляться, неважно, видят тебя подчиненные или нет; привычкавторая натура, поэтому следует всегда вести себя так, как подобает человеку твоего положения.

Спокойную прогулку Тетраса прервал щелчок правительственной линии. На столе появился толстый конверт, и Тетрас рысцой потрусил к нему. Он вытащил из конверта голубую карточку, глянул на нее и застыл.

Потом, рукой придерживаясь за стол, не глядя нашел кресло.

Это было вежливое приглашение явиться в Центральное Координационное Управление.

Тетрас осторожно положил карточку на стол и приказал себе успокоиться. Пока что ничего плохого не случилось и скорее всего не случится. Плохие вести обычно сообщают письмом, на беседу не приглашают.

Зачем начальству портить себе нервы, наблюдая за отрицательными эмоциями распекаемого?.. Нет, теперь, когда каждый житель Кванки обязан беречь здоровье, такого не бывает.

Тетрас опять взял в руки карточку. Теперь он уже успокоился и смог прочитать слова, напечатанные мелким шрифтом.

Он приглашен к Самому Начальнику Управления!

Это добрый знак. Его ждет повышение. Остается узнать — какое?

Вот когда Тетрас Джонтис от души пожалел, что не начал охотиться за техником Бладасом несколько раньше. Сегодня не пришлось бы волноваться.

До назначенного времени оставался целый час, однако Тетрас Джонтис поторопился ехать. Опаздывать в Центральное Координационное Управление не смеет никто.

3

В длинном коридоре Управления царствовала (воспользуемся метким штампом) кладбищенская тишина: то ли двери, белеющие по обе стороны коридора через каждые несколько метров, то ли чиновники сидели очень тихо; конечно, если теперь не обеденный перерыв; Тетрас Джонтис бывал в этом здании пять лет тому назад, когда его назначили директором станции, а ведь за это время все не раз перестраивалось.

Тетрас Джонтис ступал тихо, чтобы не нарушить благоговейную тишину. Дорогу он знал…

Кстати, и всем нам известно, что по традиции кабинет начальника следует искать в конце коридора. Шут его знает, почему так повелось: то ли чтобы подчиненные, сидящие поближе к входу, уберегли начальство от докучливых посетителей, то ли чтобы интересант, шагая по длинному коридору, успел проникнуться подобающим уважением к человеку, управляющему всем этим почтенным, сложным, а главное — очень нужным ему учреждением.

Открыв тяжелые двойные двери (тоже давняя традиция) и переступив через порог, Тетрас Джонтис оказался в просторной пустой комнате. Толстый ковер покрывал паркетный пол, по бокам, выстроенные по линеечке, стояли стулья, готовые принять целую армию посетителей, а на стене напротив дверей висел робот-секретарь. Едва лишь Тетрас переступил порог, как экран робота засветился и показалась улыбающаяся брюнетка.

Это был добрый знак: Тетрас знал, что в приемных больших начальников посетителей обычно встречают блондинки, и только для уважаемых интересантов подбираются картинки, соответствующие их индивидуальному вкусу.

— Почтенный Ванас Ливанас ждет вас, — мелодично прозвучало в приемной, хотя брюнетка на экране даже не открыла рта.

Странно, подумал Тетрас, в такой организации — и устаревшая модель, без синхронизации звука и изображения. Значит, начальство Управления выше таких мелочей.

Жизнь прекрасно вышколила Тетраса, научила, как где себя вести, поэтому его лицо никогда не выдавало подлинных мыслей своего хозяина, когда он общался с начальством. А изредка — и когда с подчиненными.

Щелкнул механизм, блокирующий дверь, и она распахнулась. Тетрас Джонтис вошел в кабинет начальника Центрального Координационного Управления.

Почтенный Ванас Ливанас встретил его стоя. Негигиеничная церемония рукопожатия была отменена лет пятьдесят тому назад, поэтому начальник только ласково кивнул и гостеприимно показал на кресло по другую сторону широкого стола.

— Пять лет безупречного руководства лабораторией акклиматизации водорослей Дейнеры, уважаемый Татрас Джонтис? — осведомился Ванас Ливанас, глядя сквозь Тетраса на дисплей.

Электронный мозг Координационной службы фиксирует мельчайшие подробности жизни каждого человека, скажем, сколько калорий он употребляет или в срок ли рассчитывается с государством, оплачивая счета; что уж тут говорить о служебных делах. Поэтому Джонтис понял, что начальнику подтверждения не нужны, но все равно торопливо кивнул.

— Потом вы пять лет успешно руководили станцией акклиматизации водорослей Дейнеры. — Теперь уж Ванас Ливанас вонзил взгляд прямо в Джонтиса.

Тетрас снова поспешно кивнул, распрямляя плечи и выпячивая грудь: да, он честно трудился, успешно руководил, под его началом станция планомерно акклиматизировала, смертность водорослей доведена до минимума, качество повышено… Однако он достоин большего. Кажется, почтенный Ванас Ливанас понимает, что Тетрас Джонтис — деловой человек, что ему уже тесно на старом месте, водоросли для него — слишком мелкий объект. Тетрас Джонтис заслуживает чего-нибудь покрупнее…

— В нашем прекрасном городе много сообразительных, деловых людей, словно читая мысли Тетраса, продолжил Ванас Ливанас. — Однако из тысяч кандидатов электронный мозг выбрал именно вас, уважаемый Тетрас Джонтис. Не спрашивайте меня, какие ваши личные качества перевесили чашу в вашу пользу: электронный мозг своих решений не комментирует. Важен сам факт: мозг выбрал вас на пост Координатора города.

Тетрас Джонтис мечтал гстать директором научно-исследовательского института акклиматизации водорослей Дейнеры, иногда подумывал о месте директора какого-нибудь крупного магазина или даже (вершина всех мечтаний!) заведующего базой. Но Координатором города! Человеком, которому подвластны и институты, и магазины, и даже базы! Тетрас вместе со всеми лояльными гражданами скорбел по поводу смерти Координатора города, знал о предстоящих выборах на вакантный пост, однако ему даже не снилось…

Надо сказать, что электронный мозг выбирает Координатора из числа всех постоянных жителей города. Здесь не имеет значения занимаемая должность кандидата, не требуется специальное образование. Главное и единственное, по сути дела, условие — чтобы до этого человек занимал руководящий пост. Если кандидат успешно руководил, скажем, баней, значит, он справится и с обязанностями Координатора. Остальное мелочи: кандидат должен быть вежливым, культурным, представительным на вид… но ведь все начальники такие.

Так что Джонтис оказался именно таким человеком.

— В нашей славной Кванке каждый гражданин занимает должность, соответствующую его способностям, — говорил Ванас Ливанас, провожая Тетраса до порога. — Я рад, что вы достойны поста Координатора. Верю, что на нем вы будете так же производительно и успешно работать на благо всех жителей города.

Тетрас Джонтис вышел из кабинета, забыв поблагодарить за хорошую новость. А может, он уже почувствовал себя Координатором города, человеком, которому благодарны все, а он сам никому и ни за что не должен?

К сожалению, случается, что Координатор бывает вынужден уйти со своего поста. Кто смещает его? Наверное, тот самый электронный мозг.

Придется заняться им…

Коридор Управления и теперь был пуст, и лишь возле стеклянных, только с одной стороны прозрачных дверей тихо беседовали двое. Когда Тетрас приблизился к ним, они замолчали и посмотрели на Тетраса, как ему показалось, с сочувствием. Неужели эти простачки подумали, что Тетрас получил взбучку? — Разве они не видели, как он счастлив?

4

На станцию акклиматизации водорослей Дейнеры Тетрас Джонтис возвращаться не стал, посчитав, что теперь куда важнее — обрадовать жену, а бумажки никуда не денутся, их можно будет и завтра передать…

Почему завтра, почему передать? Координатор города такой ерундой заниматься не станет!

Домой Тетрас прямо-таки летел — и в прямом, и в переносном смысле: едва он вышел из Управления, как ему тут же любезно предложили легкий гравилет. А когда он вышел из машины у своего дома, пилот вежливо осведомился, в котором часу завтра он должен прибыть за уважаемым Координатором.

Жена Тетраса сидела дома и ждала мужа. Так и должно было быть, ведь деловые качества и способности Тетраса позволяли его жене не работать. Однако теперь, когда Тетрас стал Координатором, придется и жене подыскать работу. Не в деньгах дело, Джонтисам их хватало и будет хватать; жене такого начальника полагается занимать почетный пост, она обязана регулярно общаться с простыми людьми, повышая авторитет мужа.

— Координатор города!.. — этими словами Тетрас начал свою речь, ими и закончил, пересчитав все достоинства будущей должности; нет, конечно, не все, ведь их так много. — Да, Координатор города! Разве я мог мечтать об этом?

И лишь теперь, нарадовавшись сам, муж заметил, что жена сидит, понурив голову, что она плохо слушает и думает о чем-то своем, даже не улыбается и, кажется, приготовилась заплакать.

— Что с тобой? — забеспокоился он — Заболела? — Иная мысль не могла прийти в голову Тетраса: если жена не радуется вместе с мужем, значит, она больна.

Рате покачала головой.

— Теперь я понимаю, — тихо проговорила она. — Теперь я понимаю, почему сегодня… — Она замолчала.

— Что — сегодня? — Тетрас наклонился, погладил ее волосы и покровительственно засмеялся. — Сегодня — пусть. Подождем до завтра и тогда разделаемся со всеми неприятностями. Не забывай: Координатор города может все.

— Этого даже Координатор не изменит, — сказала Рате и подала мужу красную карточку.

Тетрас двумя пальцами брезгливо взял карточку и прочитал:

«В течение года со дня получения настоящего извещения вы обязаны родить ребенка».

Осторожно положив карточку на стол, Тетрас даже не посмотрел на жену. Он прекрасно знал, что Демографический Комитет — самостоятельная организация с жестокими законами. Даже Координатор города не имеет права вмешиваться в его дела, и ничего изменить нельзя.

Демографический Комитет был создан в те незапамятные времена, когда мода на детей совсем прошла и возникла опасность, что вскоре в Кванке останутся одни старики, а потом — даже тех не останется… Сегодня Комитет имеет свои отделения во всех Районах Кванки, он наделен чрезвычайными полномочиями. Не выполнить приказ Демографического Комитета смеет только человек, которому нечего терять — ни хорошей работы, ни положения в обществе, потому что отказавшийся опускается на самое дно.

Если Джонтисы не согласятся завести ребенка, Тетрасу придется пойти чернорабочим — ничего больше делать он не умеет, только руководить, а руководить ему не разрешат… Нет, такой вариант неприемлем.

Надо найти выход, удовлетворяющий их обоих — и мужа, и жену. Тетрасу нельзя терять пост Координатора города (при этом он потеряет и свою бывшую работу), но терпеть дома ребенка…

— Не переживай, Рате, — сказал Тетрас. — Что-нибудь придумаем.

— Я целый день думала, — прикрыв лицо ладонями, глухо отозвалась жена.

Это, конечно, была немравда: конверт с красной карточкой Рате получила всего три часа назад. Но ведь женщины никогда не врут, просто они обладают буйной фантазией и любят приукрасить.

— Твои родственники, — многозначительно сказал Тетрас. — Я думаю о родственниках с твоей стороны. Нельзя ли тут зацепиться?

Рате недоуменно посмотрела на мужа.

— Не было ли среди них алкоголиков? — спрашивал Тетрас. — Или кретинов?

Рате покраснела.

— Не сердись, но это был бы лучший выход, — объяснил муж. — Я сегодня радовался бы, если б среди моих предков нашелся хоть один горький пьяница или преступник-рецидивист.

— Я о таких не слышала… но ведь они все проверили, — грустно отозвалась Рате.

«Они» — это Демографический Комитет, который таких ошибок не делает. Перед тем как отправить красную карточку, они скрупулезно проверяют здоровье будущих родителей, и не только их самих, но и предков. Это совсем несложно, ведь у Комитета тоже есть электронный мозг, связанный с поликлиниками, которые обязательно должны регулярно посещаться всеми гражданами, и Комитету известно, кто чем болел, кто в чем отличился. Поэтому здоровым гражданам, получившим красную карточку, уже не выкрутиться, не свалить беду на возможные рецидивы мнимых болезней. Демографический Комитет — отлично отрегулированный механизм, работающий без сбоев, потому что он связан с другими государственными механизмами. Таким образом государство печется о здоровье своих будущих граждан. Правда (к счастью), не все ждут приказов Демографического Комитета, и почему-то в большинстве это — не занимающие никаких высоких должностей, они обзаводятся наследниками, не ломая себе голову, хватит ли времени и средств на их воспитание, не будут ли они мешать жить; ну, а алкоголики, те уж рожают детей, не только не дожидаясь указаний или разрешений сверху, но и вообще без всякого счета…

Не следовало Тетрасу Джонтису расстраивать жену обещаниями. Он знал все это, но еще надеялся… Пока живет человек, до тех пор он на что-то надеется, хотя и так часто приходится разочаровываться… Тетрас не придумал, что еще сказать жене. Он встал и медленно вышел в другую комнату.



5

За окном был двор. Тетрас смотрел на бетонированный прямоугольник, окруженный со всех сторон железобетонными коробками, такими же, как и тот дом, в котором жили Джонтисы. На дворе было пусто и тихо. В домах вокруг двора, на котором не росли ни деревья, ни даже трава, не было детей. Взрослым тоже не хотелось выходить во двор. И зачем туда выходить, если даже посидеть негде? — Координатор города не будет жить в таком бетонном гробу… Тетрас подумал, что для него уже наверняка приготовлен особняк, и не гденибудь, а в респектабельном районе, на западе, возле парка или кладбища. Там живут все большие начальники, там не слышен гул товарных гравилетов, и дым совсем не чувствуется, потому что заводов близко нет, а ветер чаще всего дует с запада, со стороны леса. Тетрас несколько раз бывал в западном районе. Прекрасное место — мечта каждого гражданина… Только вот детей там многовато, больше, чем в других местах, конечно, за исключением рабочих кварталов.

Да, Рате права: выбор Тетраса Координатором города и красная карточка — не случайное совпадение. Один электронный мозг сообщил о своем решении другому, и вот вам результат.

Жаль, рано еще; Тетрас посоветовал бы жене пойти спать. Говорят, утро вечера мудренее…

Завтра думать будет поздно. Завтра Тетрас начинает работать на новом месте и приказал подать гравилет чуть пораньше. А самое главное — завтра Рате должна дать ответ. Конкретно: да или нет. Если нет, Тетрасу даже не стоит начинать новую работу, ибо чем выше поднимешься, тем больнее будет падать. А если да, тогда Рате придется рожать. С Демографическим Комитетом в жмурки не поиграешь, пройдет полгода, и он запросит поликлинику…

Кто-то мягко ткнулся в бок Тетраса.

— Это ты, Урс? — спросил Тетрас. — Видишь, брат, какие собачьи дела.

Он погладил ласкающегося пса, посмотрел в его преданные глаза и захотел пожаловаться ему на судьбу… Сдержался. Это было бы слишком сентиментально: жаловаться единственному настоящему другу, который все понимает, только ответить не может. Или это природа так придумала — чтобы понимающие не могли говорить?

Тетрас Джонтис опять пошел к жене. Собирался сказать ей чтонибудь приятное, развлечь, успокоить ее и себя… но едва лишь он переступил порог, как взгляд остановился на красной карточке, лежащей на столе. Она пылала огнем. Тетрас подсел к столу, взял карточку в руки.

Она была толстая, упругая и прохладная, даже холодная, хотя в комнате было тепло. И на улице теперь тепло, днем солнышко как следует припекает. Тетрас готов поклясться, что ему было жарко еще до того, как его вызвали в Центральное Координационное Управление. А вот карточка холодная. Интересно, из чего она сделана, — странная какая-то, вроде пластмассовая… Да неужели теперь стоит забивать себе голову такой ерундой? Не хочется думать о том, что написано на этой карточке, вот и стараешься отвлечься…

Рате все еще сидела в той же позе, в какой оставил ее Тетрас.

— Рате, — сказал Тетрас, не выпуская карточку из рук, — а может, мы сумели бы?…

— Что — сумели бы? — насторожилась жена.

— Приспособиться к ребенку.

Рате только прижала ладони к вискам.

— Что ты говоришь? Что ты говоришь? — заголосила она. — Тогда все рухнет. Все, к чему мъх привыкли. Никакой жизни не будет…

Тетрас промолчал. Рате права, говорить тут нечего. Не год — целое десятилетие они вили свое гнездышко. Не в материальном смысле; их гнездышко — это привычки, уклад, ббраз жизни, а все вместе это и называется счастьем.

— Но ведь другие как-то приноравливаются, — еще пытался спорить Тетрас, но так робко и нерешительно, что Рате даже не ответила мужу.

Тетрас прикусил губу. Он не мог найти подходящих слов и ждал, что еще скажет жена.

— Вспомни, хоть у одного из наших друзей есть дети? — заговорила Рате. — Ты знаешь таких? Мы спросили бы, счастливы ли они?

Среди близких друзей Тетраса таких не было. А обращаться просто к знакомым — разве они скажут правду, если даже на друзей иногда нельзя положиться?

— В западном районе у всех есть дети, — защищался Тетрас. — Или почти у всех.

— Вот поэтому… — Рате с ненавистью посмотрела на красную карточку.

— Да, бездетные не могут занимать высоких постов. Таков неписаный закон. А может, писаный. Возьми любую газету: если сфотографированы члены правительства, рядом с ними обязательно стоят дети.

— Откуда ты знаешь, что это не чужие? — иронически спросила Рате.

Какая-то спасительная мысль мышкой заскреблась в голове Тетраса.

Рядом была ниточка, ведущая из лабиринта. Сейчас надо схватить мышку за хвост, и она покажет выход…

Но тут Рате сказала:

— Хорошо, ты привыкнешь, мы оба привыкнем. Ведь когда ты станешь Координатором города, нам все равно придется менять образ жизни.

— Наконец-то ты сообразила, — обрадовался Тетрас, и все другие мысли словно ветром сдуло.

— Ведь тебе только кажется, что ты способен привыкнуть к ребенку, — с железной женской логикой продолжала Рате. — Только кажется. А я никогда не привыкну. Вечно крик, болезни, ссоры, беспорядок…

— Мы взяли бы робота-няню.

— Не уговаривай, не утруждай себя понапрасну. Главное — я никогда не соглашусь выглядеть так некрасиво. Толстой… Ведь это не на день, не на неделю. Говорят, что это портит фигуру, она уже не восстанавливается…

Тетрас прожил с Рате десять лет, поэтому знал, когда стоит утруждать себя, а когда нет. Он понял, что не сумеет уговорить жену.

Тетрас встал и поспешно вышел. В другой комнате прижал лоб к холодному оконному стеклу. Замер. Мертвая тишина стояла в доме Джонтисов. Такая же, как в коридоре Центрального Координационного Управления: кладбищенская.

А если ребенок? Тогда ни тишины, ни покоя. Кажется, дети даже по ночам кричат. Как Тетрас будет работать Координатором города, если не сможет отдохнуть, выспаться? И днем-ребенка на привязи держать не станешь, он будет бегать по всем комнатам, мешать. Никакого порядка.

И шум, вечный шум.

Или, скажем, приходят гости. К Координатору города они часто будут приходить. Высокие! Накрытый стол, тихая музыка, утонченная беседа… и тут в комнату влетает орущий ребенок…

Нет, не подумали высшие власти, что Координатору города прежде всего требуется покой — для блага всех жителей города. Ему требуется покой, чтобы другие могли спокойно растить своих детей.

6

Тетрас Джонтис лег в постель, хотя еще было светло. О сне и речи не могло быть. Тетрас смотрел на потолок, белый и ровный, без единой трещинки и пятнышка, поэтому не вызывающий никаких ценных мыслей.

Вдруг дверь резко распахнулась и снова закрылась со стуком. Рате улыбалась, а Тетрас смотрел на жену, выпучив глаза.

— Ты… ты согласна? — это была первая мысль, пришедшая мужу в голову. Спросил Тетрас и испугался: вдруг он уговорил жену, вдруг она согласится? Тетрас уже признался себе, что не хочет этого; он просто не видит выхода.

— Меня надо было выбирать Координатором, а не тебя, — гордо сказала Рате. — Я придумала.

— Что еще ты придумала? — ничего не понимающий Тетрас уже вздохнул с облегчением и решил, что ему следует разозлиться: — Электронный мозг лучше знает, кого куда выбирать, поэтому лучше не возникай…

— А ты выбирай выражения… Вставай. Поедешь к своему новому знакомому из Координационного Управления, поговоришь с ним, — категорично приказала Рате. — Выкручиваются как-то люди, ты же сам говорил, что даже в западном районе не у всех есть дети.

— Бладас Дианас — не юрист, а техник, — по инерции возразил Тетрас.

— Техник электронного мозга, а не какая-нибудь шавка, — уточнила Рате. — Одевайся. Я уже вызвала такси.

И Тетрас не раздумывая стал одеваться. Он всегда ощущал прилив сил, когда путь для достижения желанной цели казался ясным и конкретным, и, наоборот, становился вялым и сонным, когда этот путь таял в тумане, когда требовалось поломать голову. В таких случаях его обычно выручала жена конечно, только в семейных делах, потому что на работе у Тетраса был заместитель. А теперь все было ясно: поехать и поговорить!

Тетрас Джонтис, с завтрашнего дня Координатор города, не спеша вышел на улицу, с достоинством сел в ожидающий его гравилет и, назвав пилоту адрес, умиротворенно закрыл глаза.

Нет, Тетрас не из простачков, его голыми руками не возьмешь И адрес техника он узнал заблаговременно. Подстраховался! Как будто чувствовал, что адрес понадобится ему раньше, чем техник сам пригласит его в гости.

Поднявшись над крышами, гравилет повернул в сторону западного района. Этого Тетрас не ждал. Конечно, в городе уйма улиц и улочек, названия всех не запомнишь, но чтобы техник жил рядом с начальством…

А ведь Тетрас должен был догадаться! Многие ли могут позволить себе каждый день обедать в лучших ресторанах (Тетрасу пришлось раскошелиться, чтобы встретиться с техником в интимной обстановке), многие ли так свободно ориентируются в меню, заказывают такие дорогие блюда (ведь Тетрас не из бедняков, но все дни, за исключением последнего, он поднимался из-за стола голодный, даже голоднее, чем пришел, потому что растягивал свой скромный заказ на целый час). А как техник одевается! Сразу видно, что он ходит к лучшему портному города, к которому не каждый желающий попадет. Разве такой человек будет жить рядом с простыми смертными?

С другой стороны — у многих денег куры не клюют, однако попасть в западный район они не могут. И пусть утверждают, что техники государством не правят, что этим занимается электронный мозг; почему тогда техники живут в западном районе?

Да, Тетрас, люди правду говорят: все зависит от тех, кто присматривает за мозгом, — от техников. Какому начальнику хочется, чтобы мозг ни с того ни с сего «забраковал» его? А застраховаться от таких неприятностей лучше всего заранее, вот каждый и старается угодить техникам.

Таковы порядки. И ты, Тетрас, став Координатором города, их не изменишь. Не станешь менять, не захочешь терять свое место. Если, конечно, еще станешь Координатором, — добавил Тетрас про себя и вышел из гравилета, приземлившегося возле нарядного здания. Квартира в реставрированном особняке двадцатого века, занимающая три этажа. Живет техник…

Тетрас Джонтис подошел к воротам и нажал на кнопку. Представился. На вопрос, по какому он делу, ответить не смог, только хмыкнул, а потом объяснил, что дело это конфиденциальное, поэтому он хочет побеседовать с уважаемым хозяином с глазу на глаз.

Ворота без скрипа раздвинулись, и Тетрас Джонтис по дорожке, усыпанной мраморной крошкой, пошел к парадному входу. Шел и чувствовал, как за ним внимательно наблюдает робот-охранник.

7

Робот-мажордом встретил Тетраса Джонтиса у входа и проводил его по пустому коридору до лестницы и по ней — до кабинета хозяина. Здесь ничто не напоминало о профессии Бладаса Дианаса, разве что только техническая литература. Однако Тетрас даже не посмотрел на полочку с информационными блоками. Его взгляд бегал по стенам, увешанным картинами в богатых рамах, по хрусталю, сверкающему в застекленных шкафах, остановился на массивном старинном столе — красное дерево, не иначе… Вот такую мебель и Тетрас заведет себе. И позолоченные рамы для картин. И вообще…

Лишь теперь Тетрас заметил в кабинете и самого хозяина.

Бладас Дианас стоял за широким столом из красного дерева и улыбался. Он заметил, как растерялся гость, оказавшись в такой роскошной обстановке, и не торопил его.

Усевшись в кресло, любезно предложенное хозяином, Тетрас рассказал все по порядку — и о своем визите в Центральное Координационное Управление, и о красной карточке, которую получила жена. Он уже хотел изложить свою просьбу, как вдруг замолчал: а вдруг это противоречит законам и о таком нелояльном поведении Тетраса Джонтиса техник донесет электронному мозгу?

Бладас Дианас побарабанил пальцами по столу.

— Если я правильно понял вас, — сказал он, не дождавшись, когда Тетрас осмелится изложить свою просьбу, — пост Координатора города для вас — желанный А вот детей заводить вы не желаете.

— Да, уважаемый Бладас Дианас. Однако…

— Оба ваших желания понятны и естественны, — успокоил Тетраса техник.

Тетрас с облегчением вздохнул: он не сказал ничего лишнего. Думать можно все, и поворчать можно, когда тебя слышит только жена или собственная собака, но вести себя надо как полагается…

— Закон допускает такую возможность, — продолжал Бладас Дианас. — Вам следует найти заместительницу.

— Простите? Я не понял…

— Конечно, не официальную. Найдите семью, которая согласится иметь ребенка, и дело в шляпе, — засмеялся хозяин. — Они заменят вас, но при единственном условии: в семье уже должно быть не менее двух детей. Тогда вы сообщите о своей «находке» в Демографический Комитет, семья тоже письменно подтвердит свое согласие, и после этого Демографический Комитет навсегда оставит вас в покое…

— А где найти такую семью? — робко спросил Тетрас.

— Кофе? Коньяк? — предложил Бладас Дианас.

Тетрас не успел отказаться, как в дверь уже вкатилась тележка с подносом. Видимо, техник заранее, когда гость еще только подходил к парадной двери, дал указание своим автоматам. Тетрасу пришлось взять рюмку.

— К сожалению, тут я бессилен помочь вам, — подождав, пока Тетрас пригубит рюмку, словно подсластив свой ответ коньяком, огорчил гостя Бладас. — Не знаюсь с такими.

— Времени мало… — Тетрас, обжигаясь, пил кофе. — Завтра надо дать ответ.

— Да, мало. Государству выгодно, когда больше детей, поэтому требуется отвечать незамедлительно. Но обычно люди заранее предусматривают такой вариант.

Тетрас Джонтис грустно кивнул и встал. Он торопился.

— У нас уже была на примете подходящая семья, когда мы получили красную карточку, — говорил Бладас Дианас, провожая гостя по лестнице. — Как видите, нам удалось найти такую. Но больше детей они не желают.

— А может?.. — в глазах Тетраса засветилась надежда.

— Нет, я гарантирую. — Хозяин улыбнулся. — Им больше ничто не требуется.

— А… что обычно требует такая семья? — спросил Тетрас и подумал, что он зря теряет время на разговоры, ведь сначала надо найти «заместительницу». Но опять же: если найдешь — уже будешь знать, что предлагать.

— Разные бывают продавцы, разные и покупатели. — Бладас Дианас снова загадочно улыбнулся. — Спрос и предложение — основа коммерции…

А в вашем случае главным будет то, что с просьбой обращается будущий Координатор города…

Задавая вопрос, Тетрас надеялся хотя бы узнать, как отблагодарил своих добродетелей Бладас Дианас, однако техник не понял этого — или не пожелал выдавать секрет. А спросить напрямик Тетрас не посмел.

Уже с порога Тетрас, спохватившись, повернулся к хозяину:

— Простите, а чем я отблагодарю вас за совет?

— Это мелочь. В будущем мы еще не раз встретимся… если вы станете Координатором города.

Загадочная улыбка техника электронного мозга Бладаса Дианаса провожала Тетраса, пока он шел по тропинке до ворот, потом сел в гравилет (в этом районе таксисты послушно ждали пассажиров) и, сказав пилоту свой адрес, закрыл глаза.

Гравилет пролетел несколько кварталов, когда Тетрас решил позвонить жене. А вдруг, пока он вернется домой, Рате что-нибудь придумает, вдруг она свяжется с друзьями и найдет такую семью. Времени у них совсем мало, поздно уже, а беспокоить людей после полуночи… Хуже всего, что с сонными труднее договориться.

8

Рате встретила мужа в прихожей и даже рот открыть ему не позволила, сразу выпалила:

— Иди в комнату и приготовься. Он уже едет.

— Кто он? — не понял Тетрас.

— Я нашла человека, который согласился заменить нас. Это Сакас Райтис.

Тетрас вспомнил маленького тридцатилетнего мужчину с прилизанными волосами, прикрывающими раннюю плешь, с вечным цветком в петлице тщательно отутюженного пиджака. Кажется, когда-то Рате училась вместе с ним, с тех пор они и знакомы… Сакас Райтис был человеком другого круга, и прежде всего потому, что имел троих детей. Тетрас считал, что Сакас даже при желании не мог бы ходить на всякие встречи и пирушки, где как раз и завязываются полезные знакомства. Тетрас даже не знал, где работает Сакас. А служба у того была неплохая, потому что только пособием, которое государство выплачивает за детей (хотя оно приличное, половина зарплаты Тетраса), не объяснишь широкий образ жизни Сакаса. Однако, вот что странно: хотя Сакас, кажется, нигде не, бывал, но все его знали, эта фамилия часто звучала в разговоре: «Сакас Райтис сделает, Сакас Райтис это может…» Даже Тетрас здоровался с ним, и ведь не только потому, что они живут в одном районе; мало ли соседей, которых Тетрас не знает и знать не желает?

Но что потребует («попросит» в данном случае не годится) Сакас Райтис? Денег? У Джонтисов сбережений нет. Если Райтис согласится получить эту сумму по частям, тогда позже, когда Тетрас начнет получать зарплату Координатора… А может, он захочет получить другое теплое местечко? И это не проблема, Тетрас не сомневается, что Координатор сумеет сделать все: Бладас Дианас поможет! Если только Райтис поверит ему на слово. Записку давать нельзя…



Раздался звонок, и Рате, поправляя прическу, бросилась к двери.

— В гостиную его нечего приглашать, — зло буркнул Тетрас. — На кухне поговорим.

Рате только пожала плечами. Тетрас и сам сообразил, что говорит глупости, однако никак не мог перебороть неожиданно возникшее чувство брезгливости к человеку, который может так много…

Тетрас услышал, как открылась наружная дверь и Рате сказала гостю:

— Мы ждем вас. Пожалуйте в гостиную.

Она вошла в комнату вслед за гостем и строго подмигнула мужу: молчи, так надо.

Тетрас и сам знал, что так надо.

Сакас Райтис прошагал прямо в гостиную.

Чувствует себя как дома, подумал Тетрас. Если б у меня было любимое кресло, он обязательно уселся бы в него… В голову лезли ненужные мысли. При чем тут какое-то кресло?

— …Где трое, там и четверо, — говорил гость. — Только поначалу трудно, а потом они, кажется, сами растут.

— Святая истина! — горячо согласился Тетрас. Если для Райтиса все так просто, может быть, он не станет требовать чего-то особенного, может быть, они договорятся по-соседски. — У вас как раз трое, будет четвертый…

— Э! — засмеялся Райтис. — Вижу, вы хотите все взвалить на меня, а сами — в кусты.

— Мы поможем вам, — пообещала Рате.

— Помощь в туманном будущем мне не нужна. Знаете, наобещает человек золотые горы, а потом позабудет. Подумает: зачем? Обойдется…

Тетрас протестующе замахал руками, глянул на жену — не молчи, объясняй, что мы не такие. Рате ласково наклонилась к Райтису, однако тот лишь отодвинулся.

— Я хочу все получить немедленно, — твердо сказал он.

— А ваша жена согласится с вашими условиями? — спросила Рате.

— Чего хочу я, того хочет и моя жена.

— Хорошо, — Тетрас уже начал злиться, хотя прекрасно понимал, что нельзя показывать свое раздражение. — Говорите коротко и ясно: чего и сколько.

— Ваш товар — ваша цена.

Тетрас несколько растерялся: он приготовился торговаться, а тут… Ну разве не издевательство называть это его товаром?

— Кое-какие деньги у нас есть, мы не нищие, — издалека начал Тетрас, сообразив, что теперь он без труда сможет получить кредит. — А потом, когда я стану Координатором города, появится больше возможностей отблагодарить…

Гость не выдержал:

— Вижу, цену придется установить мне. Это будет справедливо: ведь я беру у вас ненужный товар, который будет только мешать мне.

— Говорите, — Тетрас энергично потер лицо ладонями, стараясь скрыть волнение.

— Боюсь испугать.

— Я не трус.

— Приятно иметь дело с настоящим мужчиной — Райтис помолчал — Вы, наверно, не знаете, что любую должность можно передать другому человеку. Вашу тоже. Короче: я хочу быть Координатором города.

Последовала длинная пауза. Гость поднялся.

— Есть три варианта, — сказал он и принялся не спеша загибать пальцы. Или вы родите ребенка и станете Координатором города, или откажетесь выполнять приказ и потеряете все, или откажетесь от места Координатора в мою пользу и останетесь на прежней работе… А теперь я прощаюсь: дел много. Позвоните мне, когда решите. Только не забывайте: ответ вы должны дать до утра.

Райтиса проводила Рате — Тетрас даже не пошевелился. У него не было сил. Как бы он поступил, если б у него не дрожали ноги? Вышвырнул бы Райтиеа за дверь? Нет, скорее всего вежливо проводил бы и попросил бы подождать до утра…

Потом Тетрас вспомнил странную улыбку Бладаса Дианаса. Вот почему так многозначительно усмехался техник: он знал, что можно потребовать от Тетраса! Техникам такое не грозит, чтобы стать техником, надо не один год учиться, а Координатором города… оказывается, управляет тот, кто поизворотливее. Что ж, все логично, руководителю требуется именно это качество.

Вернулась Рате. Постояла, не дождалась от Тетраса ни одного слова и пошла на кухню заказывать завтрак. По привычке.

9

Во втором часу ночи Тетрас вскочил на ноги. Он стоял на полу возле кровати и часто моргал.

— Что с тобой? — Рате села в постели и включила свет.

— Подожди… — Муж потер лоб.

— Тебе что-то приснилось?

— Ты Анду знаешь? Анду Кайнайку?

Рате вспыхнула:

— Так она тебе приснилась? Тебе снятся такие женщины?

— Погоди, Рате. Это наше спасение. Ты знаешь, сколько у нее детей?

— И все без отца. — Рате никак не могла понять, куда клонит муж.

Кстати, любая женщина, ночью услышавшая от мужа имя Анды Кайнайке, реагировала бы точно так же. Слава Анды гремела на весь район.

Женщины славу Анды считали незавидной (мужчины свое мнение держали при себе). У нее было четверо детей, все, как говорили соседи, от разных отцов, и, наверное, только сама мать знала, кто чей отец. Но скорее всего Анда не забивала себе голову такой ерундой.

— Я побегу к ней. Это недалеко. — Тетрас поспешно одевался.

Рате сидела, прижав руки к груди.

— С ума сошел, — простонала она.

— Четверо у нее уже есть, вдруг она согласится и пятого родить, — не слушая жену, лихорадочно объяснял Тетрас. — Я ничего не пожалею, а Координатором города она точно не захочет стать. Ей и так всего хватает Здесь Тетрас подумал, что нелегко будет уговорить женщину, у которой все есть, но тут же успокоил себя:-Ничего, как-нибудь… А ты спи.

Дверь захлопнулась, и Рате осталась одна.

А Тетрас пробежал по своей улице и повернул налево. Здесь было довольно темно: в целях экономии электроэнергии по указанию городских властей после полуночи в некоторых районах горел только каждый второй фонарь. Тетрас бежал, стараясь не топать и держаться поближе к заборам, чтобы его не видели, хотя тут можно было столкнуться с воркующей парочкой или изнывающими от скуки юнцами. А такие столкновения редко бывают приятными.

Дорога поднималась в гору. Тетрас почувствовал, что он приближается к цели: здесь уже не было канализации, и в нос ударил специфический запах. Дело в том, что единственными сооружениями, для постройки которых не требовались разрешение властей и проект, были сортиры, поэтому каждый возводил их там, где ему удобнее: поближе к тропинке, подальше от собственных окон.

Тетрасу сильно повезло: он не встретил ни одного человека. Можно сказать, что ему повезло дважды: собираясь к Анде, Тетрас приготовился долго стучаться, будить людей, а прибежал к ее дому — и увидел светлые окйа.

Дверь тут же распахнулась перед Тетрасом, едва он сказал, что ему нужна Анда. Тетрас вошел в темную прихожую, стукнулся о какой-то жесткий предмет и, переступив через порог, немного прищурился. Только немного, потому что свет засиженной мухами лампочки был довольно тусклый.

Мать Анды, впустившая Тетраса, куда-то исчезла.

За столом сидели трое: Анда и два мужика. Точнее, мужики полулежали на столе, они тяжело подняли головы от тарелок с объедками, глянули на Тетраса мутными глазами и снова уснули.

Анда долго смотрела на Тетраса. Наконец узнала.

— Сосе-ед… — протянула. — Садись. Выпьешь? Наверно, впервые у меня?

— Я по делу, — попытался отказаться Тетрас.;

— Раз по делу, тогда пей. — Анда нетвердой рукой наполнила стакан розовой жидкостью.

Тетрас был готов к любым испытаниям, он должен был преодолеть все преграды, поэтому резко поднял стакан и, задержав дыхание, выпил.

И даже не поперхнулся.

— Закуси! — посоветовала Анда.

Тетрас не разглядел на столе ничего съедобного.

— Вот хлеб. Ведь не жрать пришел.

— Поговорить надо. — Тетрас нерешительно посмотрел на посапывающих мужиков.

— Эти уже ни на что не годятся, — пренебрежительно сказала Анда и наклонилась к Тетрасу.

Путаясь и запинаясь, Тетрас поделился своей бедой. Конечно, он не проговорился, что взамен за такую услугу можно потребовать его место.

Говорил, уставившись в свои ботинки. А когда кончил и поднял взгляд, увидел, что Анда криво усмехается.

— По нашим бабам пришел? — вдруг заорал один мужик и, пытаясь встать, схватился за бутылку. — Изуродую!

Анда спокойно схватила дружка за шиворот, вырвала бутылку и осторожно поставила ее на стол. Потом приподняла мужика и, ногой выбив из-под него стул, толкнула в угол. Тот мешком рухнул на пол.

— Дрыхни, если пить не умеешь, — зло сказала Анда. — Ходит тут всякая шваль…

Тетрас тяжело дышал. Анда посмотрела на него с сочувствием:

— Впервые в такой компашке? Не бойся, с этими я справлюсь.

— Я не боюсь… Что же ты ответишь? Я бы ничего не пожалел.

— А что я с тебя возьму? За детей получаю больше, чем ты за то, что в конторе задницей стул протираешь. Государство платит. За то, что не дура, в одиночках хожу. Зачем надрываться? Мужиков — сколько хочешь, и прибирать за ними не надо. Денег мало будет — еще рожу, а что там бабы болтают — мне наплевать. От зависти они!.. Ну, что ты можешь мне дать?

Тетрас молча встал.

— Погоди, не торопись. Не горит. — Анда посмотрела на мужиков — на храпящего в углу, на пускающего пузыри в тарелку и подошла к Тетрасу. Идем. Не бойся, они не проснутся.

Анда крепко взяла его за руку, и Тетрас послушно последовал за ней.

Он оправдался перед собой, что подчиняется силе.

А когда рассвело, Анда подсела к столу и притянула к себе засаленную тетрадку.

— Ручка у тебя есть? — спросила у Тетраса. — Давай ее сюда, конторщик. Да слезай с кровати, не стесняйся. Напишу я тебе обязательство, а ты неси его в это управление и чеши на работу. Координируй мою жизнь.

Тетрас молча стоял за спиной у Анды, пока она писала обязательство в течение года родить ребенка в счет Тетраса Джонтиса. Потом Тетрас аккуратно сложил вырванный из тетради листок, сунул его в карман пиджака, висевшего на спинке стула, и стал одеваться.

— Но все равно: если что потребуется, говори, я в долгу не останусь, на прощание сказал Тетрас.

— А ты уже рассчитался. Это ж мечта — иметь в своей коллекции Координатора города. Будет чем похвастаться… Не бойся, не буду, все равно никто не поверит.

Анда рассмеялась. Ее смех провожал Тетраса, пока он прошел через другую комнату, где теперь оба мужика мирно храпели в углу, пока на ощупь нашел дорогу через темную прихожую. Этот смех он еще слышал и на улице.

Когда Тетрас вернулся домой, его встретил Урс. Пес облаял хозяина, словно не узнав его.

Рате дома не было.

Тетрас не знал, что думать. Он несколько раз обошел все комнаты, потом сел в спальне и уставился на пустую кровать.

Рате вернулась через час. Бросив плащ на стул, она подала мужу сложенный пополам листок бумаги.

Это тоже было обязательство родить ребенка в пользу Джонтисов.

Под ним подписался какой-то Вендюс Ишкис.

И тут загудел видеофон. К нему подошел Тетрас.

— Все улажено, уважаемый Координатор, — бодро говорил Бладас Дианас. Сегодня я пришел на работу чуть пораньше и связался с одним техником из Демографического Комитета… — Тут Бладас сделал многозначительную паузу. — После просмотра данных выяснились некоторые новые детали. Словом, вы можете спокойно работать. Демографический Комитет не имеет к вам никаких претензий.

10

С тех пор прошел год, и неизвестно, вспоминает ли теперь эту ночь Тетрас Джонтис: ведь он, как и его жена Рате, способен быстро забьюать неприятные вещи (правда, никто не знает, приятны или нет ему эти воспоминания). Сегодня Тетрас Джонтис успешно трудится на посту Координатора города, он повышает благосостояние жителей и борется за высокую мораль. Рате стала вице-президентом Спортивного Общества и теперь открывает все важные соревнования, а потом поднимается в ложу, где сидит справа от своего мужа. Аида Кайнайке родила мальчика… Нет, и все-таки злые эти бабы: они болтают, что Анда назвала ребенка Тетрасом, хотя так зовут ее третьего сына, и это чистое совпадение. Зато Анда Кайнайке получила право носить на груди эмалированную бляху и везде проходить без очереди, а на спортивные соревнования — бесплатно.

О Вендюсе Ишкисе Тетрас больше никогда ничего не слышал.

Уже год, как жизнь Джонтисов тихо струится по новому руслу.


home | Лояльный гражданин | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу