Book: Нежный негодяй



Нежный негодяй

Линда Бартелл

Нежный негодяй

Благословляю сладость первой боли,

И в сердце, и в судьбе переворот,

И стрел любви рассчитанный полет,

Когда отбить удар не в нашей воле.

Франческо Петрарка (1304-1374)[1]

Пролог

8 июня 1478 — Монтеверди, Италия.

— Спаси его, Маддалена!

В тишине ночи слова прозвучали негромко, но настойчивость, с которой произнес их принц Монтеверди, глядя прямо в глаза пожилой женщине, придавала им вес.

— Обещаю тебе все в пределах моих возможностей.

Сверкнула молния, ее ослепительный огненный узор на какое-то мгновение превратил ночь в день, как будто само небо подкрепляло обещание принца.

Гроза ушла, оставив после себя только редкие вспышки молний и приглушенный рокот отдаленного грома. Мерцающий костер неясно освещал фигуры четырех человек.

Внезапно налетел ветер. Оживший огонь выхватил из тьмы лицо цыганки, окрашивая его в розовато-золотистый цвет, на резких, все еще красивых чертах заплясали тени, странные ярко-голубые глаза засияли, как два сапфира.

Дюранте де Алессандро опустил взгляд на раненого слугу, лежавшего между ними на одеяле.

— Ты должна спасти его, — с отчаянием тихо повторил он, глядя в ее глаза.

— Si, principe[2], а потом меня сожгут за колдовство, — она говорила с сильным цыганским акцентом.

— Фу! — усмешка исказила приятные черты принца. — Ты, конечно, должна знать, что я не суеверен, мой брат Витторио — тоже, — он кивнул в сторону второго мужчины. — Никто не узнает, как ты это делаешь, даю слово Алессандро, а если кто-то заинтересуется, ты будешь под моей защитой.

Раненый, лежащий на боку, тихо застонал, его темные ресницы дрогнули и снова замерли. Он вздохнул, не открывая глаз.

Данте почувствовал, как холодок страха коснулся сердца. Аристо умирал. Врачи Флоренции ничего не могли сделать, только качали головами, признавая свое бессилие. Но Аристо сам подал надежду своему хозяину.

— Мад-да-лена, — прошептал он, — Zingara.

Конечно, Маддалена была одной крови с Аристо — цыганка. И вот он здесь, со своим братом, буквально выпрашивает помощь у женщины по имени Маддалена.

— А почему ты хочешь спасти этого человека? Он ведь был лакеем зловредного епископа Флоренции. Человека, который тогда мог бы убить тебя и твою жену?

— Аристо спас мне жизнь, женщина. Неужели при твоей мудрости, твоем даре ясновидения, ты не понимаешь? Он спас от епископа la principessa[3]. Потом убил своего господина, чтобы спасти меня. Он хороший, смелый человек и нужен нашей семье. Аристо не должен умереть.

Цыганка пристально смотрела на него, будто хотела заглянуть в сердце, в самую душу. Принц уловил запах дыма и необычных духов. Ветер ласкал его лицо.

— Все, что в твоей власти, говоришь?

Данте взглянул на Аристо, подавив внезапное желание перескочить через костер и задушить эту женщину. Карлик наверняка Долго не протянет.

— Si.

Маддалена выпрямилась и подошла к лежащему Аристо. Склонившись над ним, осмотрела две кинжальные раны на спине.

— Тогда оставьте нас, сделаю все, что смогу. Пошлю за вами, если он будет вне опасности.

Данте хотел что-то сказать, но передумал. Тон был понятен — цыганка прогоняла их. Он медленно распрямился, взглянул еще раз на Аристо, повернулся и пошел к ожидающему его брату.


Кастелло Монтеверди — сентябрь 1478.

— Время пришло, Ваше Превосходительство.

Принц Монтеверди отложил перо и поднял глаза на маленького человека, возникшего напротив его стола. Несмотря на жутковатую манеру слуги появляться и исчезать почти бесшумно, Данте привык, что Аристо движется подобно тени, и не выразил удивления.

— Маддалена?

— Si, — дребезжащим голосом ответил слуга.

На какой-то миг принц уловил слабый запах розовой воды. «Боже мой», — он подавил улыбку, прикусив нижнюю губу. Но это все же лучше отвратительной асафетиды, которой раньше Аристо намазывал тело, чтобы отвратить зло.

Прежде чем Аристо успел ответить, Данте встал из-за стола. Солнце коснулось золотистых волос, очертило незаурядный профиль принца. Он подошел к Аристо. Контраст их роста и внешности был поразительным. Данте — высок и наделен чертами Адониса, слуга — карлик с заметным горбом и по-обезьяньи уродливым лицом.

Но теплые темные глаза говорили каждому, кто видел не только физический облик, что Аристо умный и добрый человек. Человек, который прошел ад и вышел из него живым. Человек, который не стал после этого хуже. Аристо покачал головой.

— Может, лучше, если бы вы дали мне умереть, principe, — спокойно сказал он. Данте помрачнел, его глаза сузились.

— Ну, ну, maestro[4]. Ничто не заставит меня пожалеть об обещании, данном Маддалене, а менее всего то, что ты живешь с семьей Алессандро в Кастелло Монтеверди.

Карлик покраснел от смущения и опустил глаза, чтобы вернуть спокойствие.

— Grazi[5], Ваше Превосходительство.

Данте положил руку на плечо Аристо.

— Теперь рассказывай. Что сказала Маддалена?

Карлик посмотрел в глаза хозяину.

— Она просит, чтобы вы дали клятву хранить в тайне то, что она расскажет… и ее просьбу.

Данте поднял брови, немного помолчал.

— Ты знаешь, в чем дело?

— Si. Но сначала я тоже поклялся хранить тайну.

— Очень хорошо… Клянусь именем Алессандро, что не открою того, что ты расскажешь мне, если таково желание Маддалены.

Аристо покачал головой.

— Боюсь, вы будете поражены, principe, — он помолчал, казалось, подбирая нужные слова. — Нелегко рассказать вам об этом, разве что поведать правду, какая ни есть. По крайней мере, правду по словам Маддалены.

Данте согласно кивнул.

— Похоже, за пять лет до своей смерти Джулиано де Медичи и дочь Маддалены Джиневра… она родила ему сына. Сама умерла при родах, заставив Маддалену пообещать не раскрывать, кто отец ребенка.

Кровь отхлынула от лица Данте.

— Сын Джулиано? — ошеломленно прошептал он.

— Она клянется.

Данте прислонился к столу, стараясь осознать значение новости.

— Почему же она до сих пор ничего не рассказывала?

Аристо пожал плечами.

— Похоже, до недавнего времени у нее не было подходящего случая. Кому цыганка могла доверить такой секрет, если не благородному человеку, поклявшемуся отплатить долг?

Данте нахмурился.

— Джулиано наверняка бы знал, если…

— Никто не знал, кроме Маддалены, Джиневры и той пары, что взяла ребенка на воспитание.

Дрожащей рукой Данте налил вина из графина, стоящего на массивном столе орехового дерева. Принц был заметно взволнован. Прежде чем выпить, он предложил вина Аристо, но тот отказался.

— Не могу в это поверить!

— Маддалена так и предполагала. Она просит, чтобы вы пришли в табор, когда вам будет удобно.

Данте резко, обернулся к карлику.

— Ты видел мальчика?

— Si, principe.

— И?..

— Вы должны увидеть сами, — ответил Аристо.

* * *

Снова Данте смотрел сквозь пламя огня на цыганку Маддалену. Маленькая изящная жаровня освещала вычурный интерьер деревянного фургона.

Было уже темно, когда принц прибыл сюда по просьбе Маддалены. Подъезжая к табору на белом жеребце, он замечал тут и там небольшие костры. До него доносился приглушенный шум голосов, но никто не приблизился, когда он остановился у фургона. Лай собаки, хныканье ребенка, шорох крыльев летучей мыши, промелькнувшей в листве деревьев, — все смешалось в единый шум. Дюранте де Алессандро, принц Монтеверди, поднялся по ступенькам, постучал в открытую дверь фургона и вошел, услышав приглашение Маддалены.

Он приехал, как и обещал, один не только потому, что должен сам увидеть мальчика, но и не хотел вызывать подозрения ни в отношении цыганки, ни в отношении ребенка.

На другой стороне табора кто-то затянул грустную любовную песню. Приглушенные мелодичные жалобы влюбленного вплывали через открытую дверь. Песню поддержали.

Несмотря на музыку, Данте ощущал вокруг себя некоторую настороженность. Однако молча ждал. Наконец Маддалена заговорила:

— Ты пришел увидеть мальчика, principe?

Данте кивнул.

Он будто снова переживал ту же сцену, что и три месяца назад, глядя, как мерцание огня играет ее чертами, отбрасывает тени на лицо и высвечивает пронзительную голубизну глаз. Странные глаза для цыганки, подумал Данте. По большей части они все смуглые и темноглазые. Однако, принц знал по опыту, в каждой человеческой расе встречаются отклонения — из-за каприза природы или смешения крови…

— Мой голубоглазый отец не цыган, он один из ваших, — неожиданно сказала Маддалена, словно читая его мысли. Потом слегка наклонилась вперед. — Ты согласился хранить тайну, si? Если так, тогда посвященных в нее будет четверо.

— Пятеро. Я ничего не скрываю от Карессы. Ей можно доверять.

Цыганка неохотно кивнула.

— Мне с трудом верится, что ты рассказала бы мне об этом, если бы не случай с Аристо.

— Так сказали звезды… ты все равно узнал бы, так или иначе. Я просто ждала нужного знака, principe.

В этом Данте не был уверен, но оставил свои мысли при себе.

— Где мальчик?

— Он не должен знать. Что хорошего, если ребенок будет желать недостижимого?

— Человек сам определяет свою судьбу и может стать таким, каким хочет.

— Может быть, но мальчик никогда не узнает. Ты уже поклялся в этом, Leone[6] — для выразительности Маддалена употребила старое прозвище, вероятно, чтобы напомнить о его репутации.

Цыганка повернула голову и что-то тихо сказала на своем родном языке.

Некоторое время были слышны только потрескивание жаровни да тихая, далекая песня. Затем из темноты появился маленький мальчик. На вид ему было лет пять, как и сказал Аристо, и когда малыш встал рядом с Маддаленой, у Данте перехватило дыхание. Ему показалось, что перед ним пяти-шестилетний Джулиано де Медичи.

Страшное волнение охватило Данте. Мальчик был так же красив, как Джулиано, даже еще красивее.

— Родриго, пожелай доброго вечера il principe, — мягко сказала бабушка.

Мальчик смотрел на раскаленную жаровню, длинные ресницы отбрасывали тень на нежную кожу.

Затем он медленно поднял глаза на гостя. Даже в полумраке Данте заметил, что глаза у него голубые, как лазурит, такие же, как у Маддалены. Под копной непослушных волос черты лица несли ту ясную красоту детства, которая обещала еще больше расцвести в зрелом возрасте.

«Должно быть, его мать была потрясающая красавица», — подумал Данте. Неудивительно, что беззаботный весельчак Джулиано любил ее… одну ночь или дольше.

— Buona sera[7], principe, — робко пробормотал мальчик, чертя босой ногой узор на коврике. Но его глаза с любопытством смотрели на принца.

— Buona sera a te, — ответил тот, с трудом приходя в себя и улыбаясь. Он протянул руку. — Подойди ближе, nino, чтобы мы могли получше познакомиться… si?

Глава 1

Монтеверди, 1491 г.

— Пронзи его!

Укрывшись за деревьями, Родриго да Валенти наблюдал за происходящим на поляне. Опасаясь, что не сможет ускользнуть незаметно, он в то же время не мог оторвать глаз от захватившего его зрелища.

Два юноши, оба немного старше, чем он сам, один с волосами светло-каштанового цвета, другой — блондин, упражнялись в фехтовании, том самом искусстве, которое так привлекало Родриго. То самое искусство, овладению которым il principe часами обучал его за пределами табора. Но здесь… здесь перед ним соревновались юноши, совершенно не подозревавшие о его присутствии, мастерски владевшие и техникой, и стратегией. Очевидно, сыновья аристократов. А потому, несомненно, одни из лучших фехтовальщиков.

Двое детей помоложе — мальчик и девочка — наблюдали за поединком и подбадривали сражающихся.

— Проткни его, Марио! — снова воскликнул мальчик.

Родриго машинально перевел взгляд на девочку в ожидании ее возгласа.

Но так и не расслышал, что именно она сказала, — только звук приятного, мелодичного, ангельского, по его представлению, голоса донесся до него.

На какое-то время он замер, забыв о соревновании и глядя только на девочку, на длинные, с мягкими завитками волосы и лицо, как у миниатюрной мадонны. От избытка чувств она подпрыгнула, хлопнув в ладоши, неопределенного цвета глаза возбуждено сверкали. Розовые губки сложились в восторженную улыбку, на щечках появились очаровательные ямочки, когда юноше, которого она подбадривала, удалось выбить шпагу из рук светловолосого противника.

— Bravo! — воскликнула девочка, но тут же прикрыла рот ладошкой и бросила взгляд на стоящего рядом мальчика.

— Тихо, Джульетта! — одернул тот. — А то еще узнают, что ты здесь, а не на занятиях, и папа отправит тебя в монастырь.

Девочка мгновенно притихла. Родриго видел, как радость сошла с нежного лица и на нем появилось, хотя и не сразу, более взрослое выражение — сдержанной, воспитанной дамы. Когда огонек в ее глазах померк, ему показалось, что тучка заволокла солнце. Он хотел крикнуть мальчику, чтобы тот оставил девочку в покое. Однако Родриго хорошо расслышал имя. Джульетта. Дочь принца. Тогда он — ее брат Никколо.

Юноша с каштановыми волосами отвернулся от своего обезоруженного противника и вложил шпагу в ножны.

— Придется тебе поработать над этим приемом, Марио, кажется, я совершенно…

— Нардо! — отчаянный крик Джульетты прорезал воздух. Марио схватил с земли свою шпагу и бросился на молодого человека, только что одержавшего над ним победу. Бернардо — сразу же промелькнула мысль в голове Родриго. Бернардо де Алессандро. Племянник принца.

Не раздумывая, Родриго выпрыгнул из-за кустов, чтобы прийти на помощь Бернардо. Нападать на человека со спины — верх трусости, так говорил Дюранте де Алессандро. Родриго никогда не сомневался в том, что говорил или делал принц Монтеверди… как и в серьезности намерений Марио.

Джульетта де Алессандро была поражена, когда из-за деревьев на краю поляны внезапно появился Родриго и атаковал Марио ди Корсини, с которым она была помолвлена.

Ее брат Никко попытался вмешаться, но Бернардо де Алессандро, быстро обернувшийся на крик, удержал своего младшего кузена за плечи.

— Нет, — тихо сказал он ему на ухо.

Тем временем Марио, будучи старше и опытнее напавшего, прижал его к земле. Родриго плюнул ему в лицо.

— Трус, — прорычал он, из разбитого носа текла кровь. — Ты напал со спины!

Прежде чем разъяренный Марио успел ответить, вмешался Бернардо.

— Ты поступил так же, — спокойно обратился он к Родриго и протянул Марио руку, помогая подняться. — Кроме того, ты ошибся, Марио — не трус. Просто любит иногда пошутить, — в карих глазах промелькнула снисходительная улыбка, он покачал головой и протянул руку Родриго.

Однако юноша был слишком потрясен совершенной ошибкой в отношении знатных молодых людей. Да еще в присутствии прекрасной женщины-ребенка, которая, бросив взгляд открытого обожания на Марио, презрительно посмотрела на Родриго как на пресмыкающееся.

Подчеркнуто отказавшись от протянутой руки Бернардо, Родриго неуклюже поднялся на ноги, внезапно осознав, как, должно быть, нелепо выглядит. И пахнет. Перед этим он чистил лошадей, которых Анд-реа, его приемный отец, получил в оплату за работу. Их нужно было привести в порядок, подкормить, обучить, а потом выгодно продать.

Родриго любил лошадей и умел обращаться с ними. После нескольких часов тяжелой работы он как раз шел к ручью в восточной части земель Монтеверди, чтобы искупаться. Сегодня ему исполнилось восемнадцать лет, и принц намекнул о сюрпризе. И вот в какое нелепое положение поставило его собственное любопытство.

Он уже открыл рот, собираясь извиниться, хотя всей душой противился проявлять сожаление перед надменным Марио, но тот не дал ему такой возможности.

— Ты выглядишь — и пахнешь — как Zingaro, — с презрительной гримасой заявил Марио и сморщил нос, будто почувствовал противный запах.

— Ты из табора? Того, которому Его Превосходительство щедро позволил пользоваться своей землей?

Родриго шумно втянул воздух, а Бернардо изумленно взглянул на друга. Джульетта продолжала смотреть на Родриго нахмурившись и поджав губки — явно неодобрительно.

Быстро наклонившись, Родриго схватил упавшую шпагу Марио и повернулся к нему.

— По крайней мере, мы достаточно тактичны, чтобы не оскорблять невольно ошибившегося человека.

— Человека? — Марио презрительно усмехнулся. — Я вижу не человека, а вонючего цыганенка с претензией на мужественность.

— Марио, — негромко предупредил Бернардо. — Хватит.

Марио отмахнулся от друга.

— А теперь, мальчик… верни мою шпагу! — он уверенно протянул руку.

— Почему бы тебе не позаимствовать ее у своего друга Бернардо? — Родриго бросил вызов вопреки здравому смыслу, пытаясь сдержать внезапно охвативший его гнев. — Посмотрим, обязательно ли мужчине пахнуть розами, чтобы уметь владеть оружием.

Марио ди Корсини воплощал в себе все, что, вопреки влиянию Дюранте де Алессандро, возмущало Родриго: богатство, положение в обществе, надменность и врожденное высокомерие.

Гнев, вызванный оскорблением, охватил его с такой силой, что под мышками и на лбу выступил пот. Он чувствовал, что волосы прилипли к влажному лицу, как у грязного мальчишки, стащившего товар из лавки и спасающегося бегством.

Но у него в руках шпага. Благодаря урокам Данте, она — как естественное продолжение его руки. По крайней мере, у него есть оружие против усмехающегося хлыща.



— Да кто ты такой? — спросил Никко. — Может, тот Zingaro, которого папа взял под свое покровительство? Родриго?

Этот вопрос на мгновение отвлек внимание Родриго. Он не подозревал, что кто-то за пределами табора знает о его отношениях с принцем.

— Si, — внезапно сказала Джульетта. — Внук Маддалены, цыганки, спасшей жизнь Аристо.

Родриго перевел взгляд на девочку и ее брата, но тут Марио язвительно добавил:

— Вероятно, родственничек этого кривого карлика? — он поднял одно плечо, сгорбился и заковылял вокруг Бернардо и Никколо, имитируя неуклюжую походку Аристо.

Родриго не заметил, как нахмурилась Джульетта при столь явном оскорблении слуги Алессандро, потому что в это мгновение Марио выхватил шпагу из ножен Бернардо, прежде чем тот распознал его намерения.

— Ну, Zingaro, вор, посмотрим, как ты защищаешься!

Джульетта тихо вскрикнула, а Бернардо шагнул к Родриго с намерением вмешаться. Очень необдуманно…

Родриго, чьи рефлексы обострились до предела, непроизвольно взмахнул шпагой в направлении Бернардо. Ее острие рассекло шелковый рукав, моментально наполнившийся кровью.

— Ну, ты… — Марио прыгнул вперед, направив оружие прямо в живот противника. Родриго отступил в сторону, на его рубашке показалась кровь. Он даже не почувствовал укола, но Марио воспользовался удачным приемом и напал снова. Родриго увернулся, шпага противника рассекла воздух возле его уха. Как сквозь туман до него донесся смех Никко.

— Посмотри, крутится, как волчок. У него нет ни одного шанса против Марио.

«Верно», — со злостью подумал Родриго, пригибаясь и не очень удачно парируя удар.

Не то чтобы у него не было шансов, скорее, более опытный соперник переигрывал его тактически. Хотя принц и давал Родриго уроки фехтования, но ведь Марио ди Корсини получил таких уроков в несколько раз больше. Кажется, признал Родриго, он откусил больше, чем сможет проглотить.

И все из-за гордости.

— Maledizione! — выругался Бернардо, сжимая окровавленную руку.

— Хватит!

Но Марио снова сделал выпад, целясь в живот Родриго, — смертельный удар.

В это мгновение Родриго вспомнил оборонительный прием, которому его научил Данте: ухватившись за рукоятку своей шпаги двумя руками, он из всех сил ударил по шпаге Марио, выбивая оружие из его рук. Свою шпагу он выронил тоже и вцепился в глотку врага. Тот отскочил назад, поскользнулся на лежащей ветке и, замахав руками, упал на ствол дуба.

Родриго отступил назад и остановился. Падая, Марио сильно ударился о дерево головой, дернулся и замер. Безвольное тело согнулось и сползло на землю, шея неестественно изогнулась.

Какое-то мгновение тишина казалась оглушительной. Молчание нарушил еще один свидетель драки. Не веря своим глазам, он только произнес:

— Madre dio![8]

Прежде чем кто-либо смог что-то сказать или сделать, Родриго оглянулся на говорившего.

И увидел принца Монтеверди верхом на крупном белом жеребце, красивое лицо всадника было искажено яростью.

* * *

— Его зовут Морелло. Это мой подарок к твоему дню рождения, — серьезно сказал Данте. — И теперь он унесет тебя во Францию… в безопасность.

Рука Родриго замерла в бархатной гриве коня.

— Вы отсылаете меня во Францию? — он сердито посмотрел на принца.

— Так лучше.

Юноша повернулся к Данте, его лицо напряглось от гнева. Сейчас он был чистым и выглядел прилично, но почувствовал себя таким же грязным, как и до этого.

— Лучше? Убежать и спрятаться, подобно преступнику? — пальцы сжались в кулаки. — Это был несчастный случай! Вы же видели!

— Попробуй объяснить это Корсини, Риго, — Данте говорил тихим напряженным голосом. Он был озабочен и хмурился.

Они стояли возле табора. Наступил вечер. Из горшков и котлов, висящих над кострами, доносились соблазнительные ароматы, но мужчины не чувствовали их.

Родриго никогда не сердился на Дюранте де Алессандро, потому что любил как отца… обожал. У него никогда не было ни малейшей причины сердиться. Но сейчас он злился.

— Вы хотите сказать — невозможно объяснить несчастный случай, в котором замешан Zingaro, — горько поправил юноша.

— Таких, как Корсини, не убедишь, что это не было убийством, — Данте провел рукой по волосам, очевидно подбирая правильные слова.

Родриго понимал, — нет правильных слов, чтобы скрыть столь отвратительную правду.

— Поехали, — наконец сказал принц, и они вскочили на коней.

От волнения Родриго даже не заметил прекрасное кожаное седло, не оценил в достаточной мере великолепное животное — эмоции захлестнули его.

Они отъехали от табора и углубились во владения Монтеверди. Расплавленный диск солнца опускался за горизонт. Данте остановился на краю лужайки. Солнце позолотило его волосы, и это напомнило Родриго Марио ди Корсини. Его снова охватило возмущение, он хорошо знал, что сейчас произойдет. И почему. Некоторое время они молчали, затем Данте сказал:

— Мужчина должен научиться такому поведению, чтобы оскорбления скатывались с него как с гуся вода. Не всегда, но иногда. Слово не причинит тебе вреда, если ты не поможешь ему в этом.

— Вы принц, мой господин, аристократ. Вам легко так говорить…

Данте посмотрел на него.

— Никогда не пользуйся таким оправданием, Риго. Это попахивает жалостью к себе. Человек не рождается благородным, а скорее, становится таким. Его имя при рождении ничего не значит, предки — тоже.

— Марио мог бы убить меня! Если вы верите своему племяннику, спросите его. Он все видел.

— Я ни в чем тебя не обвиняю, кроме того, что ты позволил Марио втянуть тебя в дуэль.

— Вас когда-нибудь называли «вонючкой» или «вором»?

Данте спешился и, подойдя к Морелло, погладил его морду. Поднял глаза на Родриго.

— Бывало, сын мой, меня называли и похуже…

Перед этими словами все вдруг отступило на задний план — «сын мой». Многих ли людей принц называет сыном? Многим ли говорит, что человек рождается со способностью стать по-настоящему благородным, а не получает благородство при рождении? Эмоции захватили Родриго, в горле пересохло.

— Тогда я… поеду, principe, — хрипло произнес он, сдерживая слезы. — Если таково ваше желание.

— Это не мое желание, но у нас нет выбора. Если ты останешься в Тоскании, Корсини могут объявить кровную месть моей семье за то, что я защищаю тебя.

Тревога охватила Родриго. Вендетта? Из-за него?

— Я не боюсь драться, даже умереть, но погибнут и невиновные. Зачем разжигать ненависть и проливать кровь, если этого можно избежать? Это здравый смысл, Риго, а не трусость, и не позволяй никому убеждать себя в обратном.

Родриго кивнул.

— Надолго? — спросил он, надеясь, что голос не выдаст его состояние.

— На несколько лет… пока все не уляжется… Пока не смогу уладить это дело.

Родриго почувствовал, что привычный мир рассыпается на части. Годы?

— А что, если я уеду с цыганами? Они кочуют по всей Италии…

Данте покачал головой, потом положил руку на плечо Родриго.

— Ты должен уехать далеко, в другую страну. Я пошлю тебя к людям, которых знаю. Станешь профессиональным солдатом в армии короля Карла. Будешь так занят, что тосковать по Италии не останется времени. А когда вернешься, станешь настоящим condottiere[9].

Родриго кивнул. Но вспомнил вдруг еще кое о чем. И это показалось самым важным, даже сейчас, когда он уезжал от всего, что знал и любил:

— Джульетта… — начал юноша, осмелев при упоминании ее имени. Он вздохнул и откашлялся, чувствуя, что краснеет.

— Si… плохо, что она видела смерть Марио. Она была бы в безопасности в монастыре, но ее мать не допустит этого.

— Вы объясните ей… и Никколо… что это был несчастный случай? Они молоды и… — Родриго умолк, слов не хватало.

— Я поговорю с ними. Нардо знает, что это произошло неумышленно. Он достаточно взрослый человек… и уравновешенный. Но молодые… — Данте покачал головой. — Марио ди Корсини погиб — этого не исправишь, но я найду другого мужа для моей Джетты, если тебя беспокоит именно это.

От этой мысли у Родриго почему-то сжало грудь, но он постарался не обращать внимания на такое странное чувство. Чтобы отвлечься, запустил пальцы в гриву Морелло.

— Он прекрасен, принц. Большое спасибо.

Данте кивнул и снова вскочил на Сирокко.

— Его отец — один из лучших, что были у Медичи.

— На этом коне вы участвовали в palio[10] в честь Джулиано де Медичи? И победили?

— Si, Джулиано… — пробормотал Данте дрогнувшим голосом, затем, как бы опомнившись, спросил: — Откуда ты знаешь? Ты же был совсем еще ребенком?

— Об этом знают все, мой господин. Эту историю будут рассказывать и после нашей смерти.

Родриго не очень много знал о Джулиано де Медичи: тот был для Данте как брат и считался самым искусным наездником в Тоскании. Флорентийцы любили его за добродушие, но в возрасте двадцати четырех лет он был заколот убийцами в соборе Санта-Мария дель Фьоре во время большой мессы. Принц Монтеверди тоже был там и помог укрыться Лоренцо де Медичи. Но не смог спасти младшего, Джулиано.

Однако у Родриго возникло чувство, что по какой-то причине учитель не хочет говорить об этом. Почему, он понять не мог, поэтому переменил тему разговора.

— Когда вы хотите, чтобы я уехал во Францию?

Лицо Данте посветлело.

— Риго, я не хочу, чтобы ты уезжал. Ни сейчас, ни когда-либо. Но ты должен, — наклонившись, поправил стремя, потом выпрямился. — Поехали. Испытай Морелло, потом соберешь вещи. Из Монтеверди нужно уехать до рассвета.

* * *

Каресса де Алессандро обняла плачущую дочь — пусть поплачет, гнев и горе уйдут со слезами. Она прижалась щекой к светлой голове Джульетты — контраст между ее черными волосами и золотистыми локонами дочери был поразителен.

— Успокойся, mia piccola[11] Jietta, — приговаривала она. — Моя маленькая Джетта… все будет хорошо, вот увидишь, — она поцеловала пылающую щеку дочери и снова обняла ее.

— Я уйду в монастырь, — дрогнувшим голосом объявила Джульетта. — Раз Марио нет, я не хочу никого другого.

— Это решит папа, cara[12]. Ты же знаешь.

— Папа поймет. Таких, как Марио, нет… он был похож на папу, такой же светловолосый и высокий. Красивый и…

— Джульетта, — Каресса отстранилась от дочери. Ей понятно горе девочки, но Джульетта не маленькая и должна думать. Она всего лишь на несколько лет моложе многих замужних женщин. — Ты знаешь, что браки устраиваются по политическим интересам. Твой. отец — принц Монтеверди, и обязан заботиться о благе своих людей. Он не может быть эгоистичным, и ты тоже.

Они сидели на каменной скамье во дворе. В воздухе стоял аромат лимона и жасмина, камни под ногами согреты солнцем. Поющий фонтан с Посейдоном, вооруженным трезубцем, в центре и четырьмя низвергающими воду дельфинами по периметру, приглушал разговор. Это было любимое место Карессы.

Джульетта, казалось, обдумывала слова матери. Она покусывала верхнюю губку, слезы почти остановились.

— И не теряй надежды, — сказала Каресса. — За кого и когда тебе выходить замуж, решит отец. И хотя ты, да и все мы, скорбишь по Марио, в конце концов обретешь утешение.

Их глаза встретились.

— Я поговорю с папой, — настойчиво повторила Джульетта, в сотый раз напомнив Карессе, как сильно избаловал ее отец. Необычный оттенок золотистых волос, унаследованный от матери Карессы, также навел ее на мысль, что Джульетта слишком подвержена вспышкам гнева. Данте всегда смягчал их лестью и уговорами.

— Папы сейчас здесь нет. Но, если бы и был, то…

— Где он? — прервала ее Джульетта. — С Корсини? — ее глаза потемнели от боли.

Каресса заколебалась, затем решила сказать правду.

— Я думаю, с Корсини твой дядя.

— Zio Витторио?

— Si, папа… он в таборе.

Джульетта нахмурилась.

— С этим… незаконнорожденным?

— Джульетта! — возмутилась Каресса. — Кто так говорит?

— Нардо.

— Бернардо? Он так сказал в твоем присутствии? И Никко, полагаю, тоже это слышал?

Джульетта покачала толовой, ее щеки горели. Она встала и направилась к фонтану. Каресса последовала за дочерью, решив дождаться ответа.

— Я слышала… как они с Марио однажды…

— Тебе не следует бывать в компании молодых людей! Ты подслушивала?

Старательно избегая встречаться взглядом с матерью, Джульетта водила пальцем по гладкому кар-рарскому мрамору, обрамляющему фонтан. Наконец она кивнула.

— Ужасно так говорить о ком-то, девочка. И Родриго да Валенти не таков.

Джульетта подняла глаза на мать.

— Почему папа вообще что-то делает для этого юноши? — недоуменно спросила она. — Черный, грязный, никчемный Zingaro…

Каресса подняла пальцами подбородок Джульетты и пытливо посмотрела ей в глаза:

— Папа придет в ярость, если услышит такое! Он скажет, что это позор для имени Алессандро.

— Марио говорил мне, что Zingari — никчемные, глупые и ленивые попрошайки и воры…

— Марио, упокой Господь его душу, был ограниченным юнцом, раз сказал такое. Каждый человек ценен по-своему, и кто ты такая, Джульетта Мария, чтобы судить кого-либо? Особенно Валенти, которого ты видела один раз?

Заметив, что мать начинает сердиться, а такое случалось с ней редко, Джульетта молчала.

— А Аристо? — спросила Каресса, нахмурившись и отпустив подбородок дочери. — Он чистокровный Zingaro, темный и уродливый. Он…

— Аристо не уродлив! — возмутилась Джульетта.

— А, понимаю… большинство людей не согласились бы с тобой. Но ты знаешь, что у Аристо добрая душа… и важно именно это, а не то, как он выглядит.

На лице Джульетты было упрямое выражение.

— Аристо хороший и добрый, и никогда никого не убивал.

— Твой отец сказал, что это был несчастный случай, даже Бернардо согласен с ним. Но ты почему-то обвиняешь этого мальчика! — мать покачала головой. — Надеюсь, только волнение заставляет тебя упорствовать в твоем суждении о человеке — и целом народе, — о котором ты ничего не знаешь. И вспомни, именно его бабушка спасла Аристо, А теперь, думаю, тебе надо пойти в часовню и помолиться за спасение души Марио, — Каресса встала, — и за умение проявлять в жизни любовь и терпимость, чему мы с отцом пытаемся тебя научить.

Она смотрела, как Джульетта неохотно прошла через двор. Каресса знала, несмотря на склоненную голову и показную покорность дочери, та борется с природным упрямством, доставшимся в наследство от предков.

Каресса была рада, что Родриго покидает Италию, хотя это, как считает Данте, причиняет ему боль. И дело не только в безопасности Родриго — время залечит страдания Джульетты, рассеет гнев.

Каресса знала: нравится это Джульетте или нет, когда-нибудь Родриго да Валенти войдет в ее жизнь благодаря Данте и его обещанию Маддалене.

А возможно, и по причине, более близкой сердцу ее мужа теперь, когда Марио ди Корсини мертв.

Глава 2

Монтеверди, август 1497 г.

Скоро, Джульетта. Скоро у тебя будет муж.

Эти слова колоколом звучали в голове Джульетты, острыми кинжалами терзали сердце и только подчеркивали тот факт, что ей уже семнадцать — время замужества прошло, а у нее все еще нет мужа. И вообще, приближается тот возраст, когда кое-кто начнет считать ее почтенной матроной.

Мама в первый раз вышла замуж, когда ей уже исполнилось семнадцать.

Да. Но мама — женщина спокойная, она смиренно принимает все, что дает жизнь… и делает то, что ей велят. Мама никогда не уходила в монастырь.

— Я не мама! — сама себе сказала девушка.

Что делает с ней отец, разочарованно подумала она. Или он намеренно унижает ее? Наказывает за какой-то грех, который его дочь невольно совершила?

Солнце село, и звездное небо напоминало узорчатый гобелен. Яркая, полная луна сияла, как новенький флорин. В ее ровном свете все различалось совершенно отчетливо.

Джульетта огляделась. Она стояла в самом темном месте, прижавшись к внешней стороне крепостной стены. Уже несколько месяцев она не уходила из дома тайком — наверное, переросла эту потребность.

Никакой опасности нет, убеждала себя девушка, она уже взрослая и имеет право уходить, когда ей хочется.

Нет у тебя такого права, говорил здравый смысл. Ты не замужем, значит, тобой распоряжается отец.

— И посмотри, куда это тебя завело, — с горечью пробормотала она. — Как переспелая олива, только и жду, что меня сорвут раньше, чем я упаду на землю и высохну.

Чтобы не дать эмоциям окончательно овладеть ею, Джульетта стала обдумывать свой побег. Еще раз попыталась вглядеться во тьму. Поблизости никого не было. По крайней мере, с этой стороны замка. Лес манил ее, бриз дышал листвой, полный ночных ароматов. Ухала сова.

Запоздало пожалев, что не надела более темную одежду, Джульетта осторожно покинула свое убежище у стены и побежала к лесу. Она пойдет в монастырь Санта-Лючия и посоветуется с монахинями. А заодно получит несколько часов свободы, сбежит от пустых обещаний отца, звенящих в голове.

Ее внимание привлекло пение, доносившееся с восточной окраины земель Монтеверди. Она ощутила слабый запах дыма. Вылазки в лес с Бернардо и Никко давно прекратились. Бернардо женат, а Никко слишком хитер, чтобы дурачиться. Да и потребность в таких прогулках с возрастом как-то ослабела, хотя и не исчезла вовсе. Ни в коей мере.

Монастырь находился на окраине городка Верди, к востоку от замка. Когда цыгане были в этой части Тоскании, то останавливались между замком и монастырем. Запах костра свидетельствовал, что сейчас они здесь.



Перед глазами возник образ Валенти, хотя до этого она не думала о нем. Память сохранила только непокорные черные волосы и необычные для Zingari глаза. Чем необычные, она не помнила.

Джульетта не видела его и ничего не слышала о нем с того трагического дня шесть лет назад. Он просто исчез, и отец никогда не упоминал о нем.

Внезапно вспыхнувшее любопытство подтолкнуло ее на звуки песни, собственные проблемы отступили на задний план. Раньше она никогда не была среди Zingari, никогда не видела, как те живут, и, если уж на то пошло, и самих никогда не видела, кроме Аристо и мальчика Валенти. Девушка, конечно, слышала о Маддалене и ее магии. Но отец сказал, что каких-то особенных способностей у Маддалены не больше, чем у него самого, а слухи о ней основаны на невежестве и страхе. И вообще, ведьм нет, сказал он дочери.

Чтобы отдышаться, Джульетта замедлила шаги. Ветки и колючки цеплялись за платье, путали волосы. Через листву кое-где пробивался лунный свет, так что, если идти не спеша, то путь найти можно.

Деревья вдруг расступились, и девушка оказалась на краю большой вырубки. Остановившись у огромного дуба, опять пожалела, что не оделась в темное, да и туника Никко с короткими штанами в лесу не помешали бы.

Большинство Zingari сидели у костров, оживленно разговаривая и жестикулируя. Несколько женщин убирали остатки ужина, два мальчика в цветных туниках и мешковатых бриджах дразнили дворняжку, перебрасывая над головой собаки мяч.

Интересно, которая из женщин Маддалена, подумала Джульетта, но тут ее внимание привлек один из мужчин.

Ему было лет двадцать пять или двадцать шесть. Он сидел у костра, скрестив ноги, недалеко от того места, где стояла Джульетта. Склонив темную голову, он перебирал струны лютни длинными пальцами. Это еще не была музыка, цыган просто проверял инструмент. По мере того, как игра становилась уверенней, всякая деятельность вокруг него прекратилась, голоса стихли. Внимание окружающих переключилось на музыканта, и тогда мужчина запел, аккомпанируя себе на лютне.

По какой-то необъяснимой причине Джульетта не могла отвести от него взгляд, полностью захваченная голосом и музыкой… и чем-то еще.

Певец обладал глубоким и сильным голосом, слова и музыка сплетались в чудесную мелодию. Язык, на котором он пел, не был ни итальянским, ни цыганским. Скорее, французским, его Джульетта знала поверхностно, да и мелодия была незнакома ей. Однако и музыка, и искусство исполнителя были прекрасны.

Джульетта восторженно следила, как его пальцы перебирают струны, как любовно музыкант держит инструмент. Когда через некоторое время певец поднял голову, у девушки сжалось сердце и пересохло во рту — настолько великолепен был профиль, который она увидела.

Он пел, глядя в ночь, и все это — незнакомый, но привлекающий профиль, сильные ясные линии шеи и подбородка — пробудило в сердце Джульетты странные, но глубокие желания. Она оставалась на месте, абсолютно очарованная и мужчиной, и его музыкой.

Его короткие волосы едва прикрывали уши, платье, более простое по фасону и цвету, чем у большинства цыган, среди которых он сидел, — скромная туника из светлой ткани и темные короткие штаны. Однако он чувствовал себя легко и уверенно, как среди своих.

Песня закончилась, и Джульетте стало грустно. Последовали аплодисменты и одобрительные возгласы. Девушке показалось, что певец покраснел, но уверенности не было, возможно, это была лишь игра света и теней.

К нему подошла Молодая женщина, красивая, с длинными, черными, как ночь, волосами. Из-под широкой юбки виднелись изящные ступни и лодыжки. Когда он поднял голову, женщина что-то сказала ему на ухо. Певец улыбнулся ей и кивнул, девушка опустилась возле него на колени, словно он собирался начать урок игры на лютне.

Ладони Джульетты непроизвольно сжались в кулаки. Ей стоило больших усилий оторвать взгляд от этой пары. Что на нее нашло? Она повернулась, чтобы продолжить путь в Санта-Лючию, но в этот миг раздался чей-то возглас. Мужчина средних лет, сидевший с противоположной стороны костра, встал и скрылся за одним из фургонов. При свете факелов и костров Джульетта смогла рассмотреть разноцветные узоры на его стенах. Самым необычным ей показалось то, что фургон был на колесах. Странный дом, не сравнить с ее собственным.

Мужчина вернулся из-за фургона, и все ее мысли о прекрасном певце улетучились. Dio mio![13] Или ей это только мерещится?

Вслед за цыганом на четырех лапах двигалось большое, неуклюжее, лохматое животное. Они приблизились к костру. Хозяин подал команду на совершенно незнакомом Джульетте языке, животное встало на задние лапы, размахивая передними в воздухе.

Девушка тихонько ахнула, но тут же успокоилась, увидев в руке цыгана поводок. Другой конец поводка был пристегнут к наморднику.

Джульетта изумленно наблюдала, как по команде хозяина животное начало исполнять разные трюки. Танцуя, оно несколько раз прошло по кругу, потом степенно поклонилось. Под аплодисменты животное село, приняло лакомство из рук хозяина и тяжело поднялось. Внезапно оно повернуло голову в сторону Джульетты…

…Девушка поняла, кто это. Она видела его в бродячем зверинце во Флоренции. Orso, вспомнился ей голос Карессы, называвшей различных животных юному Никко и пораженной Джульетте. Медведь.

Неужели он почуял ее? Медведь еще некоторое время смотрел в сторону девушки, пока хозяин не потянул его за поводок. Джульетта отступила на шаг, другой. У нее есть дело в Санта-Лючии и нечего подглядывать за цыганами. Но тут острый камень разрезал тонкую кожаную подошву туфельки и уколол нежную кожу ступни. Она вздрогнула, но продолжала осторожно пятиться…

Пока не наткнулась на что-то живое и едва сдержала крик — перед глазами все еще стоял медведь. Не будь такой дурой, мелькнуло в голове, здесь нет медведей.

Девушка рванулась в сторону, чтобы увернуться от того, кто был позади. Но резкое движение вызвало боль в раненой ноге, принявшей на себя вес тела, и колено подогнулось…

Чьи-то крепкие руки подхватили ее, не позволив упасть. Джульетта подняла глаза и увидела незнакомого мужчину, лицо которого было невозможно рассмотреть из-за темноты. Ладонью он закрыл ей рот, приглушая крик. Джульетта хотела вырваться, но мужская рука удержала ее за плечи.

— Отпустите меня! — тихим напряженным голосом сказала девушка. — Кто вы такой, чтобы…

Белозубая улыбка на темном лице заставила ее замолчать.

— Вернее, cara mia, кто вы?

Голос был низкий и звучал спокойно, с небольшим акцентом. Она не так уж испугалась, скорее, была смущена: одна в ночном лесу, подсматривает за людьми, о которых, действительно, ничего не знает.

Называть себя незнакомцу ей не хотелось — он вполне мог оказаться разбойником, а то и кем-нибудь похуже, — она уклонилась от ответа.

— Я первая спросила, сеньор. Вы пристаете ко мне.

— Ничего подобного, — с тихим смешком ответил тот. — Я просто гулял. Только собрался возвратиться, как тут вы…

Мужчина знал, кто она. Тысячи раз видел во сне — не ту девочку-подростка, которую помнил, а молодую женщину. Он был бы безмозглым идиотом, если бы не узнал ее, даже сейчас, через шесть долгих лет, в лесу, вблизи его табора.

Да, вот она появилась, будто по мановению руки его бабушки, и почти упала ему в руки. От нее сладко пахло — жасмином и женщиной. Джульетта де Алессандро… Запретная.

Полная тосканская луна и ласки соленого летнего бриза уже обострили его чувства, а тут еще эти мысли и женщина в руках — все смешалось в сильный любовный нектар.

— Пожалуйста, — тихо попросила Джульетта дрогнувшим голосом, — отпустите меня. Я… мне не следует быть здесь… с вами.

Она не хотела говорить такое вслух, но ведь он сам признал, что из табора. Бог знает, что этот человек может сделать с ней, в голове пронеслись отвратительные слухи, доходившие до нее, об этих странных Zingari. И вообще, люди, которые держат у себя медведей…

— Вас напугала Лили, медведица. Пьеро?

— Мне нужно идти, — настаивала девушка, стараясь не замечать дразнящей нотки в его голосе. Она отстранилась, стараясь не поддаваться панике, и почувствовала, что незнакомец убрал руки.

— Как пожелаете, госпожа, однако позвольте проводить вас.

— Нет!

Она обошла его и побежала в направлении замка, по крайней мере, ей так казалось.

Джульетта не прошла и двадцати шагов, как оказалась на небольшой, залитой лунным светом полянке. Здесь было светлее, но это не помогло — она наступила на ветку и чуть не упала. Сучок попал прямо в дыру на подошве, и острая боль пронзила ногу.

Мужчина шел позади — высокая темная фигура, освещенная со спины луной.

Dio! Фактически она беззащитна перед ним, в отчаянии подумала Джульетта. Но гордость не позволила показать страх.

— Если вы не перестанете пытаться испугать меня, я смогу вернуться… в Санта-Лючию, — высокомерно произнесла дочь принца.

Монастырь? Непохоже, судя по ее одежде и тому факту, что девушка одна в лесу.

— Согласен, вам следует быть… э, дома, — сказал он, — но, по крайней мере, давайте я отнесу вас.

— Нет! — она гордо выпрямилась. Позволить незнакомому мужчине нести ее? Взять на руки и…

— Или разрешите позаботиться о вашей ноге, а потом, возможно, вы сможете идти сама.

Это предложение показалось ей более приемлемым, и Джульетта согласно кивнула.

Мужчина склонился, опершись на колено, и без малейшего усилия поднял девушку на руки. Но как только он встал, она ощутила себя в крепких, твердых объятиях.

Джульетта поняла, что совершила ошибку, незнакомец держал ее надежно, но нежно, и его грудь, касаясь ее груди, обжигала. Она постаралась не замечать этого, а он уже свернул направо, унося ее от табора в направлении замка. Девушка попыталась освободиться.

— Сеньор, вы же не можете просто унести меня в лес и…

— Обещаю вернуть вас домой, госпожа, а я человек слова.

Он повернул голову, профиль тонко очерчивался на фоне неба. Теплое дыхание коснулось ее щеки.

— Кто вы? — спросила Джульетта, борясь е нарастающей тревогой, вызванной той легкостью, с которой она подчинилась его предложению. Она почувствовала, что мужчина пожал плечами.

— Человек… Ни больше, ни меньше.

Прекрасный ответ, с иронией подумала девушка, и ничего ей не разъяснил.

— Zingaro.

На какое-то мгновение показалось, будто слово повисло между ними в воздухе.

— Так говорят, — мягкий тембр его голоса стал жестче. Немногословный ответ. Только сейчас девушка узнала его. Он играл на лютне.

Джульетта открыла рот, но вдруг почувствовала близость воды — было слышно, как поток бежит по руслу, перекатываясь через камни. Лес поредел, берег серебрился в лунном свете. Девушка решила промолчать.

Мужчина посадил ее на бревно, лежащее поперек потока. Она окунула ступню в желанную прохладу и вспомнила о своей обуви.

— Мои туфли… — начала Джульетта.

—… погублены, — закончил за нее незнакомец с ноткой насмешки и наклонился, чтобы снять их. Он поставил туфли на бревно, взял раненую ногу, отметив, что девушка без чулок, и осторожно ощупал место вокруг пореза.

Никогда ни один мужчина не касался ее обнаженных ног. Одной рукой он держал щиколотку, другой исследовал ступню. Девушка почувствовала, как кровь приливает к щекам и машинально отдернула ногу, но при этом чуть не упала с бревна.

Мужчина бросил на нее быстрый взгляд из-под ресниц, так что она не успела рассмотреть его глаза.

— Пусть вода очистит ранку, — произнес он и снова опустил ее ногу в воду.

— Меня… меня будут искать, — выпалила Джульетта.

— Ваш муж, naturalmante[14].

Он сказал это намеренно и тут же обозвал себя романтическим глупцом. Конечно, она замужем. Невероятно, чтобы дочь принца, принимая во внимание ее возраст, чистоту и происхождение, не была замужем.

Однако Джульетта, вместо того, чтобы оскорбиться, отвернулась, горе нахлынуло на нее с новой силой. Распустившиеся волосы скрыли ее лицо от лунного света, но отчаяние девушки было вполне очевидным.

— Простите меня. Я не хотел вмешиваться в ваши дела, — он поднял ее ногу из воды и, прищурясь, снова оглядел ранку, Отважившись взглянуть на него, еще раз, Джульетта отметила, как красиво обрамляют темные волосы сильные, правильные черты его лица. В ярком свете дня, подумала она, и даже в мерцании костра он был бы на редкость красивым мужчиной, настолько же темный, насколько светлый ее отец.

— Я хотела сказать, что меня хватятся в монастыре, — сказал девушка, пытаясь отвлечься от своих мыслей. — В Санта-Лючии. Хочу посвятить свою жизнь Богу. Мой отец, очевидно, не думает, что я гожусь для замужества.

Мужчина взглянул на нее, необъяснимая надежда охватила его при этом неожиданном признании. Этого не может быть. Нет ничего проще, это он уже открыл в свои двадцать четыре года.

Конечно, нет, усмехнулся он про себя. Она не для тебя. Была и будет, независимо от того, замужем она или нет.

Он молча наблюдал за девушкой, не переставая массировать ногу, словно пытаясь унять боль. Девушка вдруг задрожала, хотя он не мог понять, почему. Плачет?

— Успокойся, cara, — голос звучал мягко. — Это не самое худшее.

Незнакомец сел рядом с ней, обнял дрожащие плечи — ее сотрясали рыдания. Джульетта склонила голову на его плечо, и внезапно его охватил огонь желания. Он прижался губами к ее волосам, вдыхая легкий, чистый аромат. Жасмин — действительно пьянящий запах, но этот аромат только подчеркивал ее собственный — уникальный и завораживающий. Она не для тебя, снова предупредил рассудок. Но, возможно, это единственный шанс.

В мире полно невинных молодых девушек, только и ждущих, чтобы их утешили. Он не поддался этому голосу. Джульетта подняла заплаканное лицо.

— Вы… вы очень добры, но мне стыдно, что я не сдержалась, — она нахмурилась.

— Никто не узнает, — его голос был тих. — Я сохраню ваши секреты.

Он не удержался и наклонился к ней. Их лица оказались совсем рядом, дыхание слилось.

Когда их губы встретились, Джульетта позабыла свою боль и обиду. Странное, волнующее чувство, подобное тому, что она испытала, глядя, как он играет, поднялось из самых глубин ее существа. Те немногие поцелуи тайком — она могла сосчитать их на пальцах одной руки — не могли ни в коей мере сравниться с этим.

Он коснулся ее бесконечно нежно, осторожно. Его рот играл с ней. Язык дразнил губы, двигаясь вдоль той сладкой линии, где они соединялись, все еще невинно сомкнутые.

Его пальцы погрузились в ее спутанные волосы, нежно притягивая к себе.

Джульетта почувствовала, как расслабляются губы, и его ищущий язык тут же воспользовался этим. Он коснулся ее языка, быстро отступил, коснулся опять, разжигая огонек желания, превращая его в ревущий костер. Его язык прошелся вдоль жемчужного ряда ее зубов, наполнил рот почти невыносимой сладостью.

Джульетта издала вздох наслаждения, и его рука, поддерживающая ее голову, стала поглаживать шелковистую кожу шеи. За рукой следовали губы, язык дразнил теплую, гладкую кожу, опаляя ее там, где касался. Он прильнул ртом к ложбинке между шеей и плечом, легко укусил, прежде чем прижаться лицом. Удерживая рвущуюся страсть, пытался овладеть собой, но жасмин дразнил ноздри, вторгался в мозг. Он представил ярость Leone, когда тот узнает, что его дочь соблазнил человек, не имевший права, как скажут многие, даже коснуться края ее платья.

Джульетта прижалась к нему, наслаждаясь новыми восхитительными ощущениями, неведомыми до сих пор. Боже, ей и не снились такие чувства, от которых горит все тело. Когда рука мужчины стала ласкать через шелк платья ее грудь, девушка почувствовала влагу между бедрами.

Со стоном самого чувственного желания она изгибалась под его пальцами, желая прижаться к мужчине всем телом.

Конечно, подумала девушка в минуту просветления, это цыганский искуситель, и она попалась в его безжалостную чувственную паутину. Но ей было все равно. Она хотела большего. Хотела того, в чем, как она теперь поняла, ей долго отказывали.

Через тонкую ткань платья Джульетта ощущала его горячее дыхание над своим соском, почувствовала, как тот отвердел.

Он взял его бутон вместе с влажной тканью между зубами, и на глаза девушки навернулись слезы.

— Cara, cara mia, — прошептал мужчина, снова целуя ее.

Горячие поцелуи покрывали ее глаза, щеки, подбородок. Девушка обняла его, руки ощутили, как широки плечи, скрытая рубашкой мощь восхитила Джульетту.

— Люби меня, — прошептала она.

Вдруг он просунул руку под ее колени и поднял с бревна. Перенес на берег и поставил на землю, крепко обнимая. Их тела слились.

Девушка провела пальцами по его волосам, вдыхая их чистоту и свежесть, ощутила силу мускулов шеи, плеч. По всем правилам ее следовало наказать за такое бесстыдство, но не только незнакомец пьянил ее, Джульетта сама была переполнена чувственным желанием, в котором долго себе отказывала. О таком мужчине можно только мечтать в целомудренной келье монастыря, с горечью подумала Джульетта. И если ей суждено провести остаток жизни обрученной с Христом, то уж пусть сейчас она узнает то, в чем ей решили отказать. Вот только девушка не была уверена, как помочь этому. Помогло вдохновение. Она тихонько застонала.

— Что? — заботливо спросил мужчина. — Нога?

— Да, — неожиданно легко и озорно солгала девушка, и подогнув раненую ногу, прижалась к нему.

Мужчина помог ей сесть на траву и придвинулся, чтобы снова осмотреть ранку. Опершись на локти, Джульетта бесстыдно откинулась назад, решив, что то, чего она хотела от этого человека, легче получить лежа.

Он посмотрел на нее, освещенную лунным светом, увидел нежный приоткрытый рот, готовый к поцелуям, тяжелые от желания веки и медленно поднес ногу девушки к своим губам. Во многих отношениях настоящая дочь своего отца, промелькнуло в его голове. Не только соблазнительница, чувственная, как Алессандро, но такая же и актриса — в свое время ее отец отлично исполнил свою роль, будучи тайным информатором Лоренцо де Медичи.

Он заметил, когда губы коснулись ее ступни, как взметнулись ресницы, приоткрылся рот, и едва заметно улыбнулся.

— Так лучше, cara?

Джульетта кивнула. Его губы слегка коснулись раны, посылая волны удовольствия, затем незаметно переместились к лодыжке, и все ее тело запело от ощущений, далеких от боли. Губы двинулись дальше — к икре, колену и чувствительной впадинке под ним, затем еще выше…

Джульетта потянула руку к его густым мягким волосам, сжала прядь в руке, остро чувствуя нарастающее напряжение. Мужчина уступил ей, отбросив край платья и белья, чтобы получить доступ к атласному бедру, доводя Джульетту до безумия…

Девушка тихо застонала, откидывая голову, дрожь пробежала по всему телу. Когда он остановился, Джульетта огорченно вскрикнула.

Его губы тут же заглушили протест, а рука опустилась на восхитительное возвышение внизу живота.

— Я не оставлю тебя так, — прошептал он мягким, словно бархатным голосом. Погладил шелковистую кожу, сдерживая себя, чтобы доставить наслаждение ей.

Какое мне дело, думал он, что эта молодая женщина — дочь принца Монтеверди? Разве Данте шесть лет назад не лишил его всего, что он знал и любил? Это было сделано ради тебя, напомнил голос разума. Нет!

Да! И не вина принца, что ты не послушался его и остался во Франции еще на два года после того, как тебя призвали вернуться!

Битва с самим собой… его пальцы ощутили тот хрупкий барьер, который оставлял ее девственницей. Даже почувствовав, что женщина под ним содрогнулась в экстазе, Родриго понимал, что не может вот так предать своего учителя и защитника.

Он и так поставил себя в затруднительное положение такой близостью с Джульеттой, но готов понести любое наказание, ведь с того самого дня, как впервые мельком увидел ее, ему нужна только она… и это стоило любой кары.

Джульетта обняла его за шею, их губы слились в глубоком наслаждении. Он прижал девушку к себе, чувствуя, как исчезает напряжение и на смену ему приходит полное расслабление.

Их волосы переплелись. Лежа на ее плече, он наслаждался тем, что никогда, как он прекрасно понимал, не повторится. И упивался ею, мягкой, уступчивой и удовлетворенной. Но молча согласился, что этого никогда-никогда больше не будет.

Глава 3

— Неблагодарный щенок! Шею бы ему свернул!

Под покровом сумерек, мягко опускающихся на Тосканию, Аристо заметил, что лицо хозяина горит от гнева. А когда заходящее солнце коснулось волос Данте, Аристо различил в них пряди серебра, единственное, что, кроме нескольких морщин у рта, указывало на приближение пятидесятого дня рождения. Принц нисколько не утратил своей энергии с того дня, когда Аристо впервые встретил его двадцать лет назад.

— Валенти? — спросил он, заранее зная ответ.

Данте бросил на слугу сердитый взгляд.

— А кто же еще? Если бы не он, я не таскался бы по всей Италии в поисках мужа для моей дочери! И особенно к Антонио Сарцано… — он посмотрел вперед, нахмурившись. — У меня были такие планы для него! Dio, душа страдает.

Аристо улыбнулся про себя, несмотря на то неудобство, которое причиняла ему верховая езда. Но для человека, которому он служит, Аристо прошел бы по раскаленным углям, не подав и вида.

— Кроме сына Сарцано, есть и другие подходящие молодые люди, Ваше Превосходительство, — заметил карлик, цепляясь за седло, когда его послушная лошадка споткнулась на выбоине.

Должно быть, подумал Аристо, с короткими, торчащими из-под плаща ногами, он выглядит, как большой жук, усевшийся на коня. Тем более сейчас, когда горб пригнул его к спине лошади.

Данте, всегда восприимчивый к состоянию слуги, испытующе взглянул на Аристо.

— Тебе удобно?

Это была их старая игра.

— Si.

Рот Данте скривился в усмешке.

— Оно и видно, — отозвался он. — Ты пройдешь муки ада, прежде чем признаешься, что тебе плохо, — и снова устремил взгляд на дорогу. — Конечно, есть и другие подходящие холостяки, но далеко не у всех настолько приятное лицо, как у Леона Сарцано. Для такой молодой женщины, как Джульетта, это очень важно.

Аристо только кивнул, держа свои мысли при себе. Джульетта ужасно избалована отцом. Не о внешности будущего мужа ей следует заботиться, а о том, насколько выгодным окажется брак для семьи Алессандро. И ей полезно было бы побыть до замужества в монастыре, хотя, разумеется, Данте не первый отец, воспитывающий дочь дома.

Да и кто бы мог обвинить il principe, думал карлик, ведь Джульетта такая живая и веселая девушка. Даже когда она ведет себя наилучшим образом, в ней чувствуется что-то дьявольское.

Чего доброго, еще довела бы добрых сестер в монастыре до пьянства или сама истосковалась бы по свободе, которую так ценила. Но во многих отношениях Джульетта такая несерьезная!

— Знаю, о чем ты думаешь, — нарушил его мысли Данте. — Что мать в ее возрасте была не такой.

— Не мне сравнивать, — ответил Аристо, однако признался себе, что мать Джульетты мало ценила внешность мужчин, даже в возрасте дочери. Каресса де Алессандро была первой, кто не обратил внимания на его уродство и непривлекательные черты. Она видела глубже и приняла Аристо наравне с другими людьми ее круга.

Госпожа Каресса дала ему шанс проявить доброту и благородство, и за это, да и за многое другое, он всегда будет любить ее.

— Карты Таро говорят, что Родриго скоро вернется.

Данте кисло посмотрел на него.

— Ты уже год так говоришь.

Аристо покачал головой.

— Я сердцем чувствую, что он или на пути домой, или…

— Или? — скептический взгляд сменился хмурым.

— Или уже здесь.

Данте отогнал муху от лица и вопросительно посмотрел на Аристо.

— Ты уверен, что твое сердце не болит от возраста? Может, самое время нанести визит Маддалене и посмотреть, в чем дело… хотя я не знаю, что хуже: то, что он намеренно задерживается во Франции, или то, что тайно вернулся.

— Утром я первым делом пойду туда, Ваше Превосходительство. Тогда вы будете знать, всерьез ли искать мужа для Моны Джульетты. Или ваши беды только начинаются.

* * *

Полностью пресыщенная Джульетта наслаждалась охватившей ее эйфорией: мужчина нес ее через лес на руках, а ей казалось, что она летит на облаке. Девушка даже не думала, куда ее несут… пока не оказалась на опушке леса напротив восточной стены замка Монтеверди. На нее нахлынула реальность.

Джульетта вдруг оказалась дома, в том самом месте, откуда бежала, а не в монастыре Санта-Лючия. Еще ужаснее, что она позволила незнакомцу такие вольности. Конечно, решила Джульетта, сама погубила свое замужество — безответственно отбросила добродетель в момент высшего экстаза.

Какое это имеет значение, усмехнулся сидящий в ней бесенок. Ты ведь шла в монастырь, помнишь? Бог не будет возражать против запачканной невесты. Как будто почувствовав ее нерешительность, мужчина спросил:

— Отнести к порогу?

Для девушки, охваченной раскаянием, слова прозвучали насмешкой, как будто ей напомнили — если он отнесет ее до самых ворот Монтеверди, то погубит репутацию окончательно. Ведь уже, наверное, полночь. Джульетта не имела понятия, как долго он нес ее на руках, словно какую-нибудь гулящую.

Дерзкая часть ее натуры хотела избавиться от этой мысли, как не имеющей значения. Ведь, скорее всего, она пострижется в монахини. Однако совесть решила иначе…

— Нет! — восклкнула Джульетта тихо, но выразительно.

Но так ли виновато и неуверенно прозвучал ее голос, как она себя чувствовала?

Прежде чем девушка смогла что-то добавить, он наклонился и легко коснулся ее губ. Тихо произнесенное «addio[15]» улетело с ночным бризом. Поцелуй был не крепким, но уверенным. Кроме легкой грусти в нем было что-то еще… смесь почтительности и насмешки — так ей показалось. Но почтительность она сразу же отбросила как невозможное. Разве может мужчина уважать женщину, которая отдалась ему, даже не зная его имени? А он знает ее имя?

— Сюда, — он обнял девушку за плечи одной рукой и наклонился, чтобы поднять ее. — Позвольте…

— Нет, — повторила Джульетта, отстраняясь. И так уже провела в его объятиях слишком много времени. Меньше всего ей хотелось сейчас, чтобы он нес ее к главной башне. Если их кто-нибудь увидит, то уж точно разверзнется преисподняя.

Стараясь не замечать острой боли в ноге, Джульетта повернулась, вышла из-за деревьев и довольно неосторожно побежала к замку, молясь, чтобы мужчина не последовал за ней. В данный момент это беспокоило девушку больше всего.

Ковыляя вперед, она незаметно оглянулась через плечо, но различила только высокий силуэт на том месте, где оставила его. Может быть, это была просто тень.

На полпути Джульетта вспомнила о страже: два человека у входа в замок и, возможно, еще несколько в четырех башнях.

Она пошла медленнее, глядя на башню. Но, как ни напрягала зрение, никого не увидела. Слишком поздно и темно, но и назад не повернешь. Если две башни с этой стороны не охранялись раньше, рассуждала беглянка, то они не охраняются и сейчас.

Джульетта подошла к маленькой двери, через которую покинула замок… и резко остановилась при виде человека, стоящего прямо у нее на пути. Он появился, как показалось Джульетте, ниоткуда, будто из воздуха. Послышался звон шпаги, которую он вытащил из ножен.

— Кто идет?

Джульетта узнала голос Паоло, капитана стражи, и тут же ответила нежнейшим голоском, но с грустью.

— Это я, Джетта, — надеясь своим детским именем вызвать симпатию, а не порицание.

— Мона Джульетта? — Паоло явно удивился и шагнул к ней, вглядываясь в темноту.

— Si. Я ушиблась. Повредила ногу и чуть не утонула в реке, пытаясь промыть рану.

Паоло вложил шпагу в ножны и взял девушку за руку.

— Сейчас все в порядке? — участливо спросил он.

— Да, кроме ноги. Вы поможете мне добраться до главной башни?

Какое-то время он колебался, долг брал верх над участием.

— Si, но что вы здесь делаете? Одна, за пределами замка, ночью?

Джульетта ухитрилась шмыгнуть носом, надеясь, что это разжалобит его.

— Я… я разозлилась на отца, — тихо призналась она. — Он еще не нашел мне мужа, я, наверное, самая старая девица в Тоскании!… И мы поссорились.

Ей показалось, капитан кивнул, и Джульетта обрадовалась, что он не стал расспрашивать о таких личных делах.

— Пойдемте, — Паоло повел ее к двери. — Не следует вам убегать, — упрекнул он. — Это ничего не решит.

— Знаю, — ответила девушка с раскаянием в голосе, одновременно испытывая чувство вины за столь явное преувеличение. Но она в таком отчаянном положении. — Я не убегала, просто мне нужно было побыть одной.

— Вы могли бы найти много уединенных мест в пределах замка, — несвойственное ему красноречие (обычно Паоло был немногословен) само по себе сказало Джульетте, какой, по его мнению, серьезный проступок она совершила. Они подошли к обитой деревом двери.

— Знаю, — вздохнула девушка, — но мне хотелось на воздух… подальше от Монтеверди, — и повернулась, пытаясь увидеть выражение его лица.

— Ты не скажешь папе, правда?

Каресса рассказывала Джульетте, как однажды улестила Паоло, и тот позволил ей не подчиниться приказаниям принца в его отсутствие. Паоло был жестоко наказан, потому что Каресса необдуманно подвергла опасности собственную жизнь и жизни еще нескольких человек. Она объяснила Джульетте, чтобы та запомнила: если ты поступил неправильно, то только усугубляешь дело, втягивая в обман других, чтобы прикрыть его. И, что не менее важно, нельзя подвергать испытанию верность слуг, заставляя их выбирать.

Совесть кольнула Джульетту, когда она вспомнила рассказ матери, ведь Паоло высекли кнутом, а Каресса так раскаивалась, что упросила мужа позволить ей вымолить у Паоло прощение и затем ухаживать за его ранами.

— Паоло? — шепнула она в наступившей тишине.

— Пожалуйста!

Помолчав, тот ответил:

— Вашего отца сейчас нет, так что я не могу ему рассказать, верно? — он осторожно открыл дверь. — Интересно, почему это здесь не заперто?

— А потом?

Джульетта увидела его усмешку под тенью стального шлема.

— Я старею, Мона Джульетта. Не всегда все помню, как раньше. Но только в этот раз, — добавил он более сурово. — А если вас увидит еще кто-то, объясняйтесь сами, — капитан слегка подтолкнул девушку внутрь.

— Запритесь. И позвольте ноге отдохнуть, — тихо и твердо он закрыл за ней дверь.

* * *

Джульетта ушла, а Родриго еще долго смотрел на замок Монтеверди. Здесь, среди деревьев, его одолевали противоречивые чувства. Прячусь, как ночной вор, подумал он, горько скривив губы. Как мужчина, Родриго мог понять и простить Данте де Алессандро, его действия шесть лет назад, но жгучее чувство, что его предали, все еще не ушло.

И все же любовь к принцу пробивалась сквозь пласты застарелой обиды и негодования, полустертые теперь временем и мудростью.

Но ощущение осталось. Будь Родриго знатным от рождения, Данте никогда бы не отослал его. И хотя он знал, что обстоятельства — это только прихоть судьбы, а не вина принца, но все еще страдал.

И помнил день своего унижения перед Джульеттой, Бернардо и Никко, будто это произошло лишь вчера. Смерть Марио ди Корсини была несчастным случаем, не больше.

… очевидно, принц считает, что я не подхожу для брака.

Он ощущал и свою вину за то, что лишил Джульетту жениха, ведь когда она говорила об этом, боль в ее голосе была слишком явной. Почему? Сейчас ей уже семнадцать или восемнадцать… неподходящий возраст для незамужней девушки, особенно знатной. Увидев, что Джульетта не возвращается, Родриго направился в лес, к табору. Ничего страшного не случится, если девушка умолчит о своем пребывании в лесу. Он сохранил ее девственность, криво усмехнулся Родриго, чувствуя, как спадает напряжение внизу живота. Если бы он сделал то, на что имеет право только муж… ну, сейчас слишком поздно сожалеть. Произошедшего не вернешь. Самая большая ее проблема — объяснить рану на ноге и потерю…

Родриго метнулся к ручью. В накале страсти он забыл о ее туфлях, Джульетта тоже забыла.

Туфли стояли на бревне, где их оставили. Родриго осмотрел разрез на тонкой кожаной подошве. Даже в темноте было видно пятно крови. Должно быть, ей больно, он пожалел, что не может помочь унять эту боль, отвлечь девушку.

Пальцы машинально сжали туфельку. Он сунул их за пазуху, повернулся и ушел.

Молча обходя костры и тех немногих, кто еще не спал, Родриго приблизился к фургону Маддалены. Зачерпнув ладонью воды в ведре у ступенек, умылся. Ему все еще было жарко, и купание в ручье было бы более кстати, с сожалением признал он.

Родриго вытирал руки полотенцем, когда в проеме двери появилась бабушка.

— Алессандро прибьет твое сердце к стене замка, — предупредила она, — теперь ты будешь иметь дело с принцем Монтеверди, а не только с семьей Корсини.

Он спокойно встретил ее взгляд, скрыв удивление.

— Я не сделал больше того, чего она хотела сама.

— А если она обвинит тебя в изнасиловании, что ты будешь делать тогда, мой милый Родриго? Вернешься во Францию?

— Нет.

Ему следовало знать — утаить что-то от Маддалены невозможно. Репутация ведьмы чего-нибудь да стоит. У нее был Дар, а кроме того, она читала по картам и звездам со сверхъестественной точностью.

Маддалена отступила вглубь фургона, освещенного фонарем. Она хмурилась, голубые глаза внимательно изучали внука.

— Никто больше не отошлет меня.

Маддалена погрозила ему пальцем.

— Никто тебя не будет отсылать, просто вынудят спасаться бегством, если не будешь осторожен. Ты не только не внял призывам принца Монтеверди, но и упорно не идешь к нему. А теперь еще осмелился заигрывать с его дочерью, — она отвернулась к столику, на котором были разложены карты Таро. — Его любовь к тебе не безгранична.

— Но ведь ты учила меня, что любовь не знает границ. Или любовь принца — другое дело?

— Да! Я также учила тебя, что кровь — не вода, а ты не его крови.

Родриго почувствовал, как в нем поднимается ярость.

— Я не нуждаюсь в напоминаниях.

— Так ты пойдешь к нему?

Родриго не ответил.

— Тебе придется отвечать за последствия, — бросила Маддалена через плечо. — И не только это, внук. Его дочь разобьет твое нежное цыганское сердце.

— Я ничего ей не сделал, — упорствовал он, не обращая внимания на последние слова. — Шла в Санта-Лючию, так она сказала. Я наткнулся на нее после того, как Пьеро начал показывать фокусы с Лили. Порезала ногу, я ей помог и доставил в Монтеверди.

— Внук, твое лицо все еще горит. Тело напряжено от неудовлетворенного желания… ты думаешь, я не вижу таких вещей?

Нет, конечно, он так не думал. Наоборот.

— Ничего не случилось.

Маддалена повернулась к нему. В свете фонаря блеснули серебряные пряди распущенных волос. Казалось, она нарочно не дает ему взглянуть на карты Таро, не подпускает к столику.

Она, безусловно, знает, что внук не верит в такую чепуху. Скорее уж признает ее ясновидящей, он сам иногда проявлял такие способности, хотя и в меньшей степени. Но не карты.

— Так девчонка хотела убежать в монастырь, — размышляла Маддалена. — Не удивительно, что она была как глина в твоих руках.

Заметно волнуясь, Родриго взъерошил волосы.

— Ты так говоришь, словно у меня вошло в привычку соблазнять невинных, — их глаза встретились. — Может, еще скажешь, что я убил сына Корсини, Маддалена? Если ты провидица, то определенно знаешь, что это был несчастный случай, — не дожидаясь ответа, Родриго продолжил. — Все время, что я был во Франции, я учился своему ремеслу: оттачивал искусство владения копьем и шпагой.

Маддалена подняла брови.

— О каком копье ты говоришь, внук? — тихо спросила она, бросая на него многозначительный взгляд.

Они снова посмотрели друг другу в глаза.

— О том, которым я пользуюсь, принимая участие во всевозможных турнирах, и пользуюсь успешно. Я о многом думал в последние годы… Знатные люди беззаботно забавляются с женщинами более низкого происхождения, но у меня, уверяю тебя, нет намерений плодить ублюдков по всей Тоскании, — Родриго усмехнулся. — У меня достаточно денег в парижских банках, чтобы убедительно доказать любому сомневающемуся, как именно я проводил время во Франции. Построить тебе виллу, бабушка? Или ты будешь до последнего кочевать по стране в этом тесном фургоне?

Маддалена опустилась на деревянную кровать, подвешенную на цепях к стене. Иногда та служила и столом, и стулом.

— Построишь себе дом, большую виллу, как ты сказал… возможно, если помиришься с принцем, — при этих словах она нахмурилась. — И если встреча с Джульеттой де Алессандро не будет иметь последствий.

Возможно, бабушка права. Пора встретиться с Данте. И будет лучше, не говоря уж — правильнее, пойти к нему самому, а не вынуждать принца искать его.

— Очень хорошо, — тихо сказал Родриго, думая о том, что сейчас делает Джульетта. — Утром я пошлю ему письмо.

* * *

Джульетта лежала в постели с открытыми глазами. Нога болела, несомненно, от того, что она шла пешком, а потом еще незаметно пробиралась через башню.

Девушка села.

Аристо. Он знает алхимию, надо попросить у него что-нибудь, чтобы облегчить боль и уснуть.

Тихое посапывание сказало ей, что молоденькая горничная Лиза крепко спит. Хорошо. Лиза ей не нужна, а то будет настаивать, чтобы самой выполнить поручение. Ее охватило какое-то странное беспокойство, нужно что-то делать, но что именно — она не была уверена. Джульетта протянула руку к спинке кровати, взяла платье и натянула его через голову. Но когда встала, боль в ноге усилилась. Решительно сжав зубы, Джульетта заковыляла к двери. Прохладный пол террасы остудил горячую, опухшую ногу. Отец, должно быть, уже вернулся, и карлик с ним, ведь Аристо редко бывал далеко от Данте. Джульетте показалось, что вскоре после того, как она легла, во дворе ржали лошади. А судя по тому, сколько времени она металась в постели, уже далеко за полночь — слишком поздно для обычных хождений.

В коридоре было прохладно и темно. Пробираясь к северо-восточной башне, Джульетта размышляла, что сказать карлику о ране, не выдавая своего побега в монастырь. Он очень хитрый, и мало что в замке проходит мимо его глаз и ушей.

Она приблизилась к башне и остановилась, чтобы заглянуть за угол. Комнаты слуг были на восточной стороне, около часовни. Поблизости никого не было. Прижимаясь к стене, девушка свернула за угол. Вдоль стены равномерно размещались факелы. И каждый раз, когда она проходила мимо одного из них, на противоположной стене мелькала ее тень. Подол платья слегка колебался от гуляющих по коридору сквозняков. Едкий запах горящего масла щипал ноздри.

Джульетта взглянула на открытую дверь часовни, мимо которой проходила, и в нерешительности остановилась. В часовне было несколько окон, выходящих на внешнюю, восточную стену.

Забыв о больной ноге, Джульетта вошла в часовню. Забыла она и об Аристо, и об объяснении, которое должна ему дать.

Тело отзывалось на мысли о человеке, доставившем ей наслаждение. Воспоминание о его губах, горячих прикосновениях к ее плоти вызвали жаркую волну в животе. Эта волна распространялась все ниже, разжигая угасшие было желания.

В слабом свете свечей Джульетта в отчаянии огляделась. Она должна еще раз увидеть его, хотя бы то место, где они расстались. Как будто этот мужчина околдовал ее, будто притягивал к себе через толстые стены замка.

Если бы не так болела нога, девушка в этот же миг с легкостью покинула бы замок и помчалась через ночь, чтобы снова увидеть его, пусть только из своего убежища у дуба.

Возле двери часовни Джульетта увидела стул. Посмотрела на два окна вверху, прикинула расстояние между ними и полом. Стул слишком низок, огорченно решила девушка. И стекло такое закопченное, что через него ничего не увидишь, глупышка, напомнил ей язвительный голос. Может быть, можно увидеть с башни?

Она прижалась щекой к шершавой побеленной стене, прохладной и успокаивающей. Огорчение постепенно проходило. Конечно. И даже если ее увидит стражник, можно сослаться на бессонницу и заявить, что ей нужно подышать свежим воздухом.

Джульетта оттолкнулась от стены, забыв свои первоначальные намерения, даже когда нога болью ответила на поспешные движения. Прохромала через часовню, не замечая запаха ладана и свечного воска, безмятежной тишины зала и утешающего вида алтаря с сияющими свечами, ее тянула какая-то могучая, невидимая сила.

«Что со мной?» — пульсировала в голове единственная мысль, когда Джульетта пошла к двери. Обогнула угол, порыв прохладного воздуха освежил лицо. И тут с кем-то столкнулась… Ощутился запах розовой воды, чьи-то крепкие руки не дали упасть.

— Мона Джульетта? Это вы? — в полумраке на нее щурился Аристо.

— Si, — смиренно ответила девушка.

Планы были расстроены.

— Что вы здесь делаете, madonna?

— О, я искала тебя, maestro, — бойко солгала девушка.

Обсидиановые[16] глаза карлика сузились.

— Меня? В часовне?

Все знали, что Аристо не религиозен. Духовен, как сказал однажды ее отец, но не религиозен. Он слишком пострадал от рук покойного епископа Флоренции, которого, в конце концов, убил почти двадцать лет назад. И с тех пор больше не входил в часовню. Не замечая глубокого смысла его простых слов, Джульетта добавила:

— Я шла к тебе, потому что поранила ногу. И мне… показалось, что я услышала запах роз.

— Понятно, — карлик кивнул, будто причина была убедительной, как, впрочем, и оказалось бы в обычных обстоятельствах.

— Вы можете ступать на нее?

— Я вполне могу идти. Но я порезала ногу о камень, и она так болит, что не могу уснуть, — ей удалось выжать слезу.

Так Джульетта и стояла, опустив ресницы, слезинка повисла на них и упала, как капля дождя.

Аристо, она это хорошо знала, не выносил слез, особенно ее и Карессы.

Карлик посмотрел на ее босые ноги, поднял глаза и вздохнул.

— Хорошо, идемте. Я посмотрю. А вы расскажете мне, как вы тут проказничали, пока не было Его Превосходительства.

Аристо взял ее руку и положил, на свой согнутый локоть. И хотя она верила в эффективность своих слез, Джульетте показалось, что пружины хитрой ловушки захлопнулись.

— Идемте, — повторил карлик и повел ее по коридору к своей комнате.

Глава 4

— Глазам не верю, — с мрачной иронией произнес Данте. — Блудный сын вернулся. Хотя время выбрал сам.

Но в душе принц был рад молодому человеку. Утро обещало чудесный день, и не только в отношении погоды. Какая бы ни была на то причина, но Родриго, как оказалось, решил явиться к нему сам, не дожидаясь, пока его найдет Аристо, И было видно, что сын Джулиано де Медичи рад возвращению, несмотря на годы разлуки и недовольство, подталкивавшее не прислушиваться к приказам Данте вернуться на родину.

— Трудно поверить, что вы считаете меня своим сыном, разве что в переносном смысле, Ваше Превосходительство, — в словах Родриго угадывалась горечь.

Ну вот, подумал Данте, вот корень проблемы, о существовании которой он подозревал с тех пор, как Родриго не послушался его и не вернулся в Тосканию.

— Ты всегда будешь для меня сыном, независимо от того, кем себя считаешь… или от степени твоего гнева. Сам прекрасно знаешь — мне пришлось сделать это ради твоей безопасности.

— А если бы я был Алессандро?

— Независимо от моих чувств к тебе, в глазах всех — особенно Корсини — ты был Zingaro. И кинжалы убийц нашли бы тебя через несколько дней после того случая, — принц прищурился и внимательно посмотрел на Родриго. — С другой стороны, все могло обернуться вендеттой против семьи Алессандро, и ты сам знаешь, через что мне пришлось когда-то пройти, чтобы положить конец вражде между семьями Алессандро и Корсини.

Родриго кивнул:

— Я никогда не хотел стать причиной вражды. Если какие-нибудь обвинения еще существуют, то пусть Корсини имеют дело с Валенти-мужчиной, а не подростком.

Данте очень хотелось обнять его. Радушно принять, несмотря на годы непонимания. Но принц не был уверен, что Родриго правильно воспримет любое физическое проявление чувств, и не хотел, чтобы этот молодой человек, которого он любит наравне с Никко-ло, чувствовал себя обязанным отвечать взаимностью только из уважения к титулу и положению Данте.

Приходится скрывать радость и хранить спокойствие, достойное принца.

Данте подошел к висевшему на стене портрету своего отца, покойного Родриго де Алессандро, и задумчиво посмотрел на него.

— Я когда-нибудь говорил тебе, что моего отца тоже звали Родриго?

— Нет.

— Достойное имя, — Данте повернулся к молодому человеку. — Тебе, как мужчине, оно подходит.

Родриго молчал.

— А что касается Корсини, то отец умер, большинство членов семьи погибло во время чумы несколько лет назад. Мать Марио, Габриэла, вернулась к своей семье в Рим, когда потеряла детей, — принц покачал головой, помрачнев. — Печальный конец, но я иногда думаю, а смог бы ты вернуться, если бы ближайшие родственники остались в живых?

— У меня есть свидетели, principe, в том числе и вы. Я не виновен в убийстве.

Данте кивнул.

— Так оно и есть. Мы это знаем. Но некоторые люди теряют рассудок, когда погибает их сын, каким бы ни был ребенок. Сказать по правде, через год после подписания брачного контракта мне пришлось не раз задуматься, ведь Сальваторе ди Корсини был деспотом… а кроме того, половина ублюдков в Тоскании — его. Каресса с самого начала относилась к этому союзу настороженно, и была права.

— Как она? — спросил Родриго. — И Никколо, и Джульетта?

— Хорошо. Все здоровы, хотя моя Джетта и недовольна, что я не выдал ее замуж.

Родриго перевел глаза на пейзаж за окном, не выдержав взгляда Данте.

— Просто удивительно, что такая девушка не замужем.

Данте, явно озадаченный, слегка нахмурился.

— Я хорошо помню ее ребенком. Если ваша дочь сейчас хотя бы наполовину так же красива, за такой приз стоит побороться, даже будь она бедной крестьянской девушкой.

Данте не спускал с него глаз, его крайне интересовало, как молодой человек отреагирует на упоминание о Джульетте. Наконец, овладев собой, Родриго взглянул на Данте.

Принц что-то пробормотал в ответ. Задумчивое выражение не покидало его лица. Он сменил тему:

— Несмотря ни на что, Риго, ты представить не можешь, как я счастлив снова видеть тебя, целого и невредимого, взрослого мужчину.

— Grazi. Я тоже.

«Что он чувствует на самом деле?» — подумал Данте, но решил не торопить события — время хорошо лечит.

— Хорошо, а что Леру и Фоше? Они обучали тебя всему, что умеют сами? И ты сможешь теперь превзойти меня, figlio mio[17]? — принц не сдержал улыбки.

Впервые за все это время и Родриго позволил себе улыбнуться. Губы слегка изогнулись, и Данте показалось, что он снова видит Джулиано де Медичи, только серьезного и более красивого.

— Посмотрим, а?

— Пошли, выпьешь со мной стаканчик требьянского? — Данте хлопнул в ладоши, и в двери появился слуга. — Приятно снова попробовать тосканского вина, хотя французы тоже делают отличное вино, — принц громко и с удовольствием рассмеялся. — Потом воспользуемся погодой и поедем по Монтеверди. Нам надо о многом поговорить, si? И, конечно, ты пообедаешь с нами сегодня вечером… нужно отпраздновать твое возвращение!

* * *

Где Аристо? Джульетта была готова впасть в панику.

Ее мать только что вышла вместе с Лизой, чтобы распорядиться насчет завтрака Джульетты. Несомненно, она останется проследить, чтобы дочь поела.

Сможет ли она долго оставаться в постели в такой чудесный день, размышляла Джульетта, с тоской глядя в окно. Сколько еще можно притворяться настолько нездоровой, чтобы не вставать… ведь это совершенно не в ее характере.

Благодаря Аристо боль утихла, и ей удалось поспать. Но нога так распухла, что утром, когда девушка проснулась, ей не удалось надеть даже самые свободные туфли. Отец все замечает, да еще этот любопытный Никко! Конечно, они обратят внимание на ее хромоту, не говоря уже о Карессе, всегда обеспокоенной малейшими недомоганиями детей.

Джульетта откинулась на взбитые подушки. Dio! У нее даже нет температуры для оправдания, вот как хорошо он промыл рану в реке!

По голубому клочку неба, доступному ее взгляду, плыли круглые облака. Мысли Джульетты снова вернулись к незнакомцу. Кто он? — наверное, в сотый раз подумала она. Утро уступило место дню, и ее негодование росло. Как он посмел! Ушла тьма, ушло очарование луны, ушли звуки леса, так волшебно, почти мистически звучавшие в спокойствии ночи.

Ушло и то чувственное желание, которое привело бы ее в восточную башню, не появись Аристо.

В ярком свете дня Джульетта испытала угрызения совести: она знала, что упустила свой лучший шанс найти приют в Санта-Лючии. И все ради краткого удовольствия лежать в объятиях мужчины и делать то, что вправе делать лишь муж и жена.

И ощутила, как горит лицо, как память о нем пробуждает трепет желания.

Вожделения! — сердито поправила она себя. Этот незнакомец мог оказаться вором — или еще хуже — убийцей. А оказался, мрачно подумала девушка, соблазнителем ничего не подозревающих женщин.

А чего ты ожидала от Zingaro? Несомненно, он такой же, как и тот бродяга, Родриго да Валенти, убивший твоего жениха и преспокойно исчезнувший.

Ее мысли были недобры и несправедливы, и Джульетта знала это. Но сейчас она хваталась за все, чтобы снять с себя вину не только за собственное поведение прошлой ночью, но и за незавидное положение незамужней женщины. И действительно, будь сейчас жив Марио ди Корсини, была бы она сейчас замужем, имела бы детей, как ее кузина Лючия, сестра Бернардо, и считалась бы самой обычной женщиной ее возраста и положения.

Так думала Джульетта, направляя свою вину, гнев и разочарование на цыганского мальчика Родриго. И на этого музыканта, так нагло игравшего ее добродетелью.

Возвратилась Каресса, за ней с подносом, уставленным соблазнительными лакомствами, шла Лиза. Служанка поставила поднос на колени Джульетте и отошла. Каресса присела на край большой кровати под балдахином.

Опасаясь встречаться с обеспокоенным взглядом матери, Джульетта решила проявить интерес к еде, но вспомнила, что обычно у больных не бывает аппетита.

Каресса положила ладонь на лоб дочери. Джульетта удивленно посмотрела на мать.

— У тебя нет температуры, nina, однако щеки горят.

Приглушенный кашель Лизы, перебиравшей в шкафу платья Джульетты, на миг отвлек их.

Надеясь, что в присутствии Карессы Лиза не будет доставать ее испачканную одежду, спрятанную ночью, Джульетта быстро пробормотала:

— Я сегодня почему-то очень хочу сладкого, мама, — и потянулась за небольшой чашей с засахаренным миндалем.

Каресса улыбнулась, ясные серые глаза заблестели.

— В этом нет ничего необычного, Джетта, ты всегда любила сладости. Необычно скорее то, что у больного, не встающего с постели, вообще есть аппетит.

Джульетта сунула в рот орешек миндаля, потом запоздало предложила угощение матери. Каресса отказалась:

— У меня есть новости, которые, возможно, ободрят тебя.

Джульетта вся превратилась в слух.

— Отец близок к решению относительно твоего замужества.

Рука Джульетты с миндалем застыла в воздухе. На память пришли слова Аристо: «Его Превосходительство сегодня вечером нанес визит Антонио Сарцано…» Однако, она не осмелилась спросить мать об этом, опасаясь выдать то, что узнала у Аристо. И потом, зачем бы это ей разговаривать с Аристо так поздно, когда все уже спят?

— Я и не думала, что он действительно ищет жениха, — с сарказмом ответила девушка. И тут же пожалела о сказанном, она знала, что мать — ее самый преданный союзник во всем.

— Perdonami[18], — вздохнула Джульетта и опустила ресницы. Выражение лица не изменилось, но мозг лихорадочно работал. Леон Сарцано был единственным неженатым сыном Сарцано. Светловолосый, высокий и красивый, как Марио ди Корсини, как ее отец, которого она обожала (в ее глазах ни один мужчина не мог сравниться с отцом). Семья Сарцано была богата, и Джульетта часто удивлялась, почему Данте не устроит ее брак с Леоном.

Леон Сарцано был первенцем в семье и вот уже более года вдовцом. Первая жена умерла при родах и оставила ему сына. Леону было всего двадцать семь лет — достаточно молодой, чтобы привлекать женщин. Хотя, как гласили слухи, он все еще оплакивает свою жену, которую очень любил… в наше время такое чувство в браке считается немодным.

— Джетта? Ты слушаешь?

Джульетта отвлеклась от мыслей о Леоне Сарцано и повернулась к матери, надеясь, что Каресса сочтет ее рассеянность следствием болезни и не догадается, что дочь уже строит всевозможные планы в отношении будущего мужа.

— Si, mamina, кто же он? — ее глаза заблестели.

Каресса слегка нахмурила лоб.

— Не мору тебе сказать, пока все не обговорено окончательно, nina.

Джульетта огорченно поджала губы, но опять вспомнила о своей болезни. Да и кто это может быть, подумала она, кроме Леона Сарцано?

— Ты довольна, Джетта?

Джульетта посмотрела на мать и пожала плечами.

— А как же? Мое нынешнее положение унизительно.

Каресса положила руку на плечо дочери.

— Дорогая, отец так любит тебя. Он не хочет расстаться с тобой, отправив в монастырь, не хочет просто отдать тебя за кого-нибудь, даже если это политически выгодно. Ты, конечно, ценишь такое отношение? — ее темные брови изогнулись. — Ты в постели, потому что злишься на Данте?

Чувство вины охватило Джульетту, краска стыда залила лицо. Девушка молчала, как бы признавая свою вину.

Каресса вздохнула и посмотрела в окно, в которое недавно глядела Джульетта, потом опустила взгляд на обручальное кольцо на левой руке, которое Данте надел ей двадцать лет назад.

— Я вышла замуж за Сильвио Роджерио, когда была еще старше, чем ты.

Девушка тут же пожалела о своих словах, такая боль прозвучала в голосе матери.

Как ни любила Каресса Данте, старая рана тупой болью все еще напоминала об убитом муже и потерянном ребенке.

— Прости, мама, я такая невнимательная, — с искренним раскаянием сказала Джульетта и мягко пожала руку матери. — Просто у меня другое положение, верно? Я дочь принца Монтеверди. Мне непристойно так долго быть незамужней.

Их глаза встретились.

— Так оно, наверное, и есть, по крайней мере, так тебе кажется, ведь ты горда, как львица, моя Джульетта. Как твой отец. Но ты должна научиться смирению, по крайней мере, внешнему, как пришлось сделать Данте.

— Но у него была веская причина! Он играл роль, и это помогло ему защитить интересы княжества, — дочь непокорно покачала головой, сама не замечая этого жеста. — Я не играю никакой роли, у меня нет такой далекой цели.

Каресса улыбнулась, увидев, как мило Джульетта надула губки.

— Верно, но твой отец позаботится о тебе, не сомневайся. В течение этого года ты станешь замужней женщиной, nina, и, даст Бог, найдешь удовлетворение, которое ищешь, — она отпустила руку дочери и поднялась.

— Это все, что я пока могу тебе сказать.

Надежда окрылила Джульетту. Глаза ее загорелись, на мгновение девушка позабыла, что ей нездоровится.

— А теперь, — Каресса наклонилась и коснулась губами лба девушки, — у меня много дел. Сегодня вечером у нас будут гости, и я надеюсь, что ты будешь чувствовать себя достаточно хорошо, чтобы быть с нами.

Мать вопросительно подняла брови, как бы намекая, что у нее есть серьезные сомнения относительно нездоровья Джульетты.

— Съешь сколько сможешь, — добавила она, уходя. — И вздремни. Может быть, ты проснешься достаточно здоровой и придешь позже? — Каресса направилась к двери, бросив любопытный взгляд на Лизу, которая все еще рылась в шкафу.

Когда дверь за ней закрылась, Джульетта прошипела:

— Лиза! Что ты делаешь?!

Девушка вынырнула из шкафа. Она раскраснелась, темные волосы выбились из узла на затылке.

— Я собиралась почистить платье, которое вы надевали прошлым вечером, но вспомнила, что это секрет. Ваша мать была здесь, и я не могла…

— Ладно, — прервала ее Джульетта.

Лиза была не самой сообразительной девушкой в Монтеверди, но ее мать, тоже служанка, очень преданна семье. Лиза, родившаяся вне брака, служила так же добросовестно. Она привязалась к Джульетте, и Каресса даже не думала перевести ее на черную работу. Лиза триумфально подняла скомканное платье.

— А туфли в нижнем ящике я прибрала, Мона Джульетта, — объявила служанка таким тоном, будто выполнила труднейшее поручение.

Джульетта увидела сырой подол и грязные пятна на лифе.

— Можно с ним что-нибудь сделать? — с сомнением поинтересовалась она, пока Лиза поворачивала платье другой стороной.

— Думаю, да. Постараюсь.

— Хорошо, попробуй, но никому не говори… и займись им здесь, а не в прачечной. Принеси горячей воды и посмотрим, но сначала поищи Аристо.

— Нога?

— Да, но никому не говори, слышишь?

Лиза энергично закивала головой, отложила платье и вышла из комнаты. Оставшись одна, Джульетта набросилась на еду.

Интересно, подумала девушка, где карлик, и кто будет вечером на обеде?

К тому времени, когда Аристо вернулся в Кастелло Монтеверди, Джульетта вся извелась.

Вечер приближался, нога по-прежнему болела, где Аристо — неизвестно. Девушка кипела от возмущения. Спросить у матери она никак не могла, Каресса захочет знать, зачем ей нужен Аристо. Джульетте было очень трудно лгать матери. Отцу тоже, но матери — еще труднее. И так уже солгала Карессе один раз.

Наконец, когда стало темнеть, девушка допрыгала до шкафа и уставилась на свои платья, нахмурившись так, что брови цвета мускатного ореха почти сошлись на переносице. Даже если придется прыгать по коридорам до столовой на одной ноге, она наденет лучшее платье и появится за обедом. Или Аристо мог бы отнести ее, мрачно подумала Джульетта, раз уж он не пришел помочь.

Леон Сарцано считался красивым мужчиной, хотя и немного грустным после смерти жены. Вероятно, это ее лучший — и может быть последний — шанс покончить с ненавистным и унизительным положением незамужней женщины. Да ведь покойная жена Сарцано, когда родила, даже не была старше Джульетты!

— Как ваша нога? — спросила Лиза, входя в комнату.

Джульетта покачала головой и высунула распухшую ногу из-под платья.

— Аристо так стремится позаботиться обо мне, что я умру от раны! — мрачно ответила она. — Больно не только ступать, я даже не могу надеть туфлю! Что толку от такого выбора платьев, если я не могу как следует одеться и пойти в зал?

— Мадонна Джульетта? — в дверях возник Аристо, напугав обеих девушек.

— Где ты был? — воскликнула Джульетта низким от отчаяния голосом. — Посмотри на мою ногу! И Леон Сарцано придет на обед… Думаю, папа собирается договариваться о помолвке, а я в таком ужасном положении!

Карлик вошел в комнату, и Джульетта заметила в его волосах и одежде застрявшие обрывки листьев и еще какой-то сор.

Казалось, он еще больше сгорбился, когда протянул ей маленький сверток.

— Простите, Мона Джульетта. Мне пришлось искать нужную траву по всему лесу, а потом еще готовить порошок.

— Все это время ты провел в лесу? — не поверила девушка.

— Да, — спокойно ответил Аристо. — Дошел до самого цыганского табора.

Цыганский табор?

Вихрь чувств закружил ее при мысли о ночном незнакомце и о том, чем они занимались. Какое-то томящее тепло охватило живот, покраснели щеки. Вспомнит ли она о нем, когда будет замужем? Не пожалеет ли, что не этот мужчина — ее муж?

Ты наверняка больше никогда его не увидишь, резко возразил ей голос рассудка.

— Мона Лиза, вы не принесете теплой воды? — и как всегда, когда Аристо обращался к ней так вежливо и формально, Лиза покраснела, смутилась и поспешила выполнить поручение.

Когда служанка ушла, карлик повернулся к Джульетте.

— Извините, мадонна, я не могу двигаться быстро, а поиски травы на четвереньках — дело нелегкое. Просить помощи я не осмелился, пришлось бы солгать.

Джульетта мгновенно простила его.

— Спасибо, Аристо. Жаль, что тебе больно, — и прикусила губу, сама в этом виновата. Сейчас он напоминал огромного паука, свернувшегося, готового защищаться.

— Смогу я присутствовать на обеде сегодня вечером? — это волновало ее прежде всего.

Аристо кивнул, положил сверток и наклонился осмотреть ногу.

— Порошок снимет опухоль и приглушит боль. Он сильнее того, что я применил вчера.

— После твоего лечения я спала как ребенок, — заверила Джульетта, — Но к утру нога опять распухла. Как я надену туфлю, Аристо? — огорчение было подлинным, ей не нужно было притворяться, как накануне с Паоло.

— Мы всегда сможем разрезать обувь, — карлик повернулся, чтобы принять от Лизы чашу с водой. — Она ведь будет скрыта платьем?

Девушка просияла, в глазах мелькнула надежда.

— Да! Ты такой умный! Я об этом даже не подумала. Ну вот, сегодняшний обед становится реальностью. Интересно, когда состоится церемония помолвки?

* * *

— Данте, ты полагаешь, что поступил мудро, пригласив Родриго вместе с Леоном Сарцано?

Охваченная беспокойством, Каресса не была уверена, что ее муж — обычно очень рассудительный — сейчас поступает правильно.

Данте подмигнул ей и привлек к себе. Он еще не оделся — на нем были только короткие штаны.

— Позволь мне стереть этот хмурый взгляд, dolсе[19], — он наклонился и поцеловал жену.

И, как всегда, когда муж целовал ее, Каресса позабыла обо всем. До сих пор… через двадцать лет после свадьбы. Он отпустил ее и заглянул в глаза.

— Доверься мне, cara. Ты всегда мне доверяла. Зачем же сомневаться теперь?

Каресса смотрела, как Данте надевает шелковую рубашку под цвет глаз, с шелестом скользящую по его телу.

— Но ведь здесь замешана твоя дочь, твое сокровище. А решение, принятое в спешке, не всегда лучшее.

— Верно, — согласился Данте. — Однако я увижу ее реакцию на обоих.

— Но почему, Данте? — на лицо Карессы будто набежала тучка. — Ведь ты уже решил… или передумал?

— Сандро тоже будет здесь. И Витторио, и Джанна. Типичное семейное собрание с немногими приглашенными друзьями. Я представлю это именно так.

Каресса прищурилась.

— А я — папа Римский!

Данте громко рассмеялся.

— Не представляешь, как я рад, что ты не он. Его Святейшество ни в чем с тобой не сравнится.

— Леон Сарцано — вовсе не друг семьи. А Родриго да Валенти еще никогда не оказывал нам честь присутствовать в Кастелло Монтеверди. Вечер может оказаться трудным, — Каресса вздохнула и уселась в кресло. Ее служанка Марина должна была причесать блестящие черные волосы хозяйки.

— С самого начала я была против этого.

Данте стоял рядом. Он уже надел короткий желтый камзол с завязками на рукавах, короткие разноцветные штаны — одна нога желтая, другая — синяя. Золотистые волосы аккуратно причесаны.

Карессу всегда изумляло, как супруг носит любую модную одежду, какой бы абсурдной она ни была на других. Иногда, думала Каресса, он делает это просто ради удовольствия посмотреть на реакцию окружающих.

Данте взглянул на нее, его глаза сияли любовью и восхищением, которые так ценила жена. Но сегодня они сияли и от предвкушения спектакля.

— Я пригласил Сарцано, не зная, что Родриго вернулся. Отказать ему было бы грубостью. А что касается Родриго… что ж, чем скорее семья познакомится с ним, тем лучше. Он больше не мальчик Zingaro, Каресса! Подожди, и увидишь сама! — Данте усмехнулся и потер руки. — Ей-Богу, отец мог бы им гордиться! Честолюбив, умен и более зрел, чем Джулиано в его возрасте, — улыбка поблекла при воспоминании о смерти друга в возрасте двадцати пяти лет.

Марина отступила на шаг и бросила оценивающий взгляд на прическу хозяйки, показывая тем самым, что ее работа окончена. Она подала Карессе маленький флакон любимых духов с запахом жасмина и, не говоря ни слова, ушла.

Каресса надушилась, закрыла флакон, поставила на столик, где находились ее пудра, щетка и расческа, и взяла мужа под руку. Мягкий светло-розовый шелк ее платья шелестел при каждом движении.

— Я никогда не сомневалась в твоем решении относительно мужа для Джульетты. Просто… меня тревожит состав гостей. Появление Родриго через столько лет так неожиданно… это будет потрясением.

Перед дверью они остановились, и Данте снова улыбнулся жене.

— Верь мне, amore mio[20]. Ты никогда не уклонялась от вызова… и я тоже. Мы будем решать проблемы, когда они возникнут.

Глава 5

— Персиковое, — предложила Лиза. — Оно так идет к вашим глазам.

Служанка вздохнула с облегчением, когда Джульетта согласно кивнула.

— Как сейчас ваша нога?

Присев на край кровати, Джульетта с грустью взглянула на больную ногу и позволила Лизе осмотреть ее более тщательно.

— Опухоль спала, — обрадовалась Джульетта, — только чуть покалывает, когда на нее ступаешь. Ну, с этим-то я справлюсь, — она бросила на Лизу заговорщический взгляд. — Если будет нужно, немного разрежем туфельку, как посоветовал Аристо, но, наверное, это не потребуется.

Лиза кивнула, помогая Джульетте надеть атласное нижнее платье, потом достала из шкафа верхнее платье без рукавов.

Оно было из шелка абрикосового цвета, с изящной шнуровкой по бокам и глубоким вырезом на груди. Оба платья сужались к талии, а чуть ниже расширялись, намекая на совершенство скрытых под ними форм. Верхнее имело еще одну шнуровку на спине, ослабляя или затягивая ее, можно было скрыть любые недостатки фигуры.

— Туфли оставим напоследок, — сказала Джульетта, когда Лиза начала расчесывать ей волосы. И добавила, изучая свое отражение в полированном металлическом зеркале. — Причеши вниз, а сзади заколи жемчужными гребнями, si?

Она слегка заискивала перед Лизой, потому что очень немногие отваживались на такую прическу. Но Джульетта по праву гордилась своими золотистыми, слегка вьющимися волосами и хотела показать их Леону Сарцано во всей красе. Восхищаясь прической, он, возможно, и не заметит, что она прихрамывает.

Выполнив желание хозяйки, Лиза вплела в золотистые локоны Джульетты несколько лент абрикосового цвета, расшитых мелким жемчугом, украсила маленькие ушки жемчужными серьгами, а на шею надела нитку более крупного жемчуга.

— Ах! — восхитилась Лиза и захлопала в ладоши.

— Che bella[21]!

С улыбкой приняв комплимент, Джульетта взяла мягкую кисточку из собольего меха и нанесла на щеки румяна, слегка подкрасила губы и встала. Осторожно ступая на больную ногу, она подошла, почти не испытав боли, к сундуку у кровати, где хранилась не поместившаяся в шкафу обувь.

С туфлями в руке девушка присела на кровать и надела их, сначала на здоровую ногу, затем на больную. Немного тесновато, но не больно. Лиза подала ей веер из перьев, и Джульетта встала. Она медленно прошла до двери, надеясь, что разрезать чудесную туфельку не придется, но готовая сделать это, если потребуется. Лиза открыла дверь.

— Едва заметно! — просияла она. Джульетта кивнула.

— Если ходить медленно, больше опираясь на левую ногу, то, думаю, все обойдется.

— Джетта! — воскликнул Никко, появляясь у двери. — Ты прекрасно выглядишь!

Джульетта тепло улыбнулась брату.

— Grazi, Никко, ты тоже.

Она подождала его ответа, но Никко стал слишком взрослым, чтобы поддаться добродушному поддразниванию.

— Согласен, sorella mia[22]. Мужчины по-своему так же прекрасны, как и женщины.

Он вошел. Теперь, став мужчиной, Никко напоминал ей дядю Витторио, в его глазах светилось восхищение и едва скрытое озорство.

— Чувствуешь себя лучше? — уже серьезно спросил он. — Лиза сказала, что ты весь день провела в постели. Или демонстрировала обиду на отца?

— Мне лучше, — с отсутствующим видом ответила Джульетта, ее мысли уже занимал Леон Сарцано.

Они свернули за угол, когда из столовой до них вдруг донеслись звуки лютни. Музыка сладкой болью напомнила ей о другом музыканте. Джульетта чуть не споткнулась.

— Должно быть, папа играет.

Никко покачал головой.

— Папа играет не так хорошо, nina, — он задумался. — Но кто это может быть? Из наших гостей никто не достиг такого совершенства… разве что Леон Сарцано?

Пленительные сладкие звуки плыли по коридору, обволакивая сердце Джульетты. Как и те, прошлым вечером…

На обед были приглашены только близкие, поэтому решили провести его в столовой, а не в большом зале. Столовая находилась непосредственно над кухней, и это было очень удобно.

Приветливо улыбаясь, Джульетта и Никко вошли в комнату. Их учили быть сердечными с любыми гостями Кастелло Монтеверди, А сегодня здесь, помимо прочих, присутствовал близкий друг отца Сандро Боттичелли[23], всеобщий любимец. Каресса подошла к дочери и обняла ее.

— Я так рада, что тебе лучше, nina, — отступив на шаг, мать оглядела дочь с головы до ног. — Ты чудесно выглядишь, — добавила она.

— Ты тоже, mamina, — в тон ей ответила девушка, как всегда восхищаясь красотой темных волос и полной безмятежностью матери. Каресса де Алессандро была самой спокойной женщиной из всех, кого знала Джульетта, часто сожалевшая о том, что не унаследовала эту черту материнского характера.

Данте подошел к ним вместе с Леоном Сарцано. При взгляде на человека, выбранного ей в мужья, сердце Джульетты забилось сильнее. Однако рядом с блистательным и внушительным Данте Леон казался каким-то безжизненным и явно проигрывал. У него только закончился траур, чего ты от него ждешь?

Тем не менее, ей удалось сохранить на лице улыбку, когда Данте, поцеловав дочь, представил ее Леону. Склонившись, гость поцеловал девушке руку, и Джульетта отметила красоту его волос цвета спелой пшеницы. Он выпрямился и с любопытством посмотрел на дочь принца карими глазами.

— Я очарован, — торжественно-спокойно произнес Сарцано, и Джульетта почувствовала, что все ее мечты и надежды рушатся.

Должно быть, что-то отразилось на ее лице, так как он улыбнулся, очевидно, осознав свою сдержанность при знакомстве с дочерью принца и своей возможной невестой. Приятная улыбка, решила Джульетта, а как зажглись грустные глаза! Странно, но ее отвлекали звуки лютни… да, дело именно в них. Как можно думать о Леоне Сарцано, когда глаза ищут источник этих невероятно соблазнительных звуков?

— Как ваш сын, Леон? — Данте попытался заполнить возникшую паузу. Лицо Сарцано просветлело.

— Прекрасно, principe. Даниэло не устает изумлять меня. Да только вчера…

Пока Леон описывал подвиги своего годовалого сына, Джульетта позволила себе бегло оглядеть комнату. Никко вел оживленную беседу с Сандро Боттичелли, знаменитым художником. Тот жестикулировал, указывая в противоположную сторону, где возле единственного окна стоял высокий темноволосый мужчина. Перебирая струны лютни, он смотрел на сгущающиеся за окном сумерки. Его профиль показался Джульетте странно знакомым. Она замерла.

—… представить тебя другому гостю, — услышала она голос Данте. — Никко, как мне кажется, собирается познакомиться сам, а другие уже представлены, — он взял Джульетту за руку. — Вы нас извините? — обратился принц к Сарцано в своей естественной обезоруживающей манере.

Леон кивнул, а подошедшая Каресса продолжила с ним разговор о его сыне.

Взяв Джульетту за руку, Данте повел ее к незнакомцу. Девушка забыла о больной ноге. Она забыла о правилах хорошего тона. Забыла обо всем, кроме того человека, который перестал играть на лютне и разговаривал с Сандро и Никко. Джульетта шла, опираясь на руку отца, а в голове роем проносились разрозненные мысли: это он… он играл тогда на лютне… он в ее доме. Ее тайный любовник из прошлой ночи. Мужчина, прервавший ее путь в монастырь, научивший ее тому, что привело в Санта-Лючию других женщин, что заставило их искупать свои плотские грехи.

Внезапно, как магнит к металлу, его взгляд скользнул мимо Сандро и Никко к Джульетте.

Как в тумане, девушка увидела, что Сандро и Никко расступились перед ними, услышала голос отца:

— Родриго, моя дочь Джульетта Мария.

— Мона Джульетта, — взгляд его ярких голубых глаз словно проник в нее. Взяв лютню в левую руку, Родриго другой рукой поднес к губам пальцы девушки. Какие у него длинные ресницы, успела подумать она, но тут…

Поцелуй опалил кожу и заставил ее слегка вздрогнуть. Волна тепла охватила руку, плечо, докатилась до щек, все тело невольно отозвалось на память о близости прошлой ночью. Но худшее оказалось впереди.

— И, Джульетта, позволь официально представить сеньора Родриго да Валенти.

Не выпуская руки и не сводя с нее глаз, Родриго да Валенти выпрямился, а в ее сознании осталось только имя. Валенти?

Она была ошеломлена. Zingaro, убивший Марио ди Корсини? Юноша, бесследно исчезнувший?

— Валенти? — донесся до нее голос Никко.

Конечно, усмехнулся внутренний голос, сам ведь почти признал, что он один из них. Ее тело напряглось, и девушка отдернула руку, словно ее укусили.

— Buena sera, — только и смогла выжать она из себя.

Джульетта чувствовала испытующий взгляд отца, видела, как потемнели глаза Валенти. Все равно. Словно высеченное из камня, лицо гостя окаменело еще больше. Инстинктивно она поняла, что он догадался о ее мыслях и тоже вспомнил тот трагический день.

—… хотел бы написать ваш портрет, сеньор, — Сандро Боттичелли всегда искал объекты для своих полотен. — Вы так напоминаете Il Superbo[24]. Хотя… — он замолчал, но Джульетта поняла, что хотел сказать художник, и в душе возмутилась.

II Superbo. Друг отца, Джулиано де Медичи. Конечно, презрительно решила она, этот цыган не может иметь ничего общего с таким человеком, как Джулиано де Медичи.

Какая-то часть ее сознания отметила, что нехорошо, несправедливо так думать о человеке, не зная его. Но она безжалостно позволила этому голосу утонуть в пучине ее встревоженных чувств.

—… вы полная противоположность Данте, — заключил Сандро. — Такие же прекрасные черты, но вы такой смуглый, а он светлый.

Джульетта отметила, что бронзовое лицо Родриго да Валенти немного покраснело. Он пожал мощными плечами и улыбнулся художнику.

— Grazi, маэстро Боттичелли. Учитывая вашу репутацию, это действительно комплимент.

— Не уверен, что мне нравится такое сравнение, — весело заметил Данте. — Но, если вы считаете его черты замечательными, посмотрим, что вы скажете о его владении шпагой. Dio mio, а какой наездник! Вернулся после обучения во Франции настоящим condottiere.

Джульетта наконец отвела глаза от Родриго да Валенти и взглянула на отца. Да он и вправду гордится этим… этим бродягой!

Но твой грех еще больше. Ты позволила этому человеку, которого якобы ненавидишь, убийце Марио ди Корсини, все, что женщина может позволить мужчине.

— Тогда мне придется вызвать вас, — Никко сразу понял намек отца. — Может, вы научились у этих французов кое-каким штучкам, которые отец мне не показал?

Предатель! Джульетта негодовала, переводя взгляд с Данте на Никколо… только не смотреть на Родриго да Валенти!

— Сыграйте что-нибудь, Родриго, — попросила Каресса.

Но на этот раз спокойный голос, как и присутствие Карессы де Алессандро, не подействовали на ее разгоряченную дочь: Джульетта только решила — еще один член семьи предал ее. То, что в их доме находится человек, виновный в смерти Марио, уже было достаточным потрясением, но с этим она еще могла справиться. Отец не раз говорил Никко и ей, что происшедшее было всего лишь несчастным случаем. Он сам оказался свидетелем гибели Корсини, и все, кто это видел, но думал иначе, были либо слепыми, либо идиотами. Их кузен Бернардо твердо поддерживал такое утверждение.

Но узнать, что этот человек — виновный или нет — обманул ее… Недостойно воспользовался тем, что она, поранив ногу, оказалась одна в лесу. Этого вполне достаточно, чтобы составить свое мнение. И вообще, сейчас он поступил так же, как и тогда, шесть лет назад, когда был вспыльчивым, горячим цыганским юношей. Мерзко.

Джульетта поймала себя на том, что смотрит, как Родриго улыбается хозяйке, как ослепительно блестят его ровные белые зубы на смуглом лице.

— Конечно, principessa. Что бы вы хотели услышать?

Каресса задумалась, и Джульетта, отведя взгляд от Родриго, отступила, пропуская мать вперед.

— Может быть, что-нибудь французское?

Джульетта не услышала ответа, она резко отвернулась, отказывая ему во внимании. Дядя Витторио и тетя Джанна, до этого разговаривавшие с Леоном Сарцано, подошли поближе к Валенти. А Джульетта направилась к Леону и взяла его под руку. Такое неожиданное внимание явно удивило Сарцано и он вопросительно посмотрел на девушку.

— Я хотела бы побольше узнать о… вашем маленьком Даниэло и обо всей семье, si? He очень-то интересно слушать еще одного музыканта, — солгала Джульетта, хотя на самом деле любила музыку и восхищалась талантливыми исполнителями. — Папа играет целыми днями. Хотя и не так хорошо.

— А нас не сочтут невежливыми? — нерешительно спросил Леон, явно польщенный внезапным вниманием Джульетты.

Девушка вызывающе вскинула голову… и совершенно случайно встретилась с суровым взглядом Данте. Она увидела такое крайнее неудовольствие на этом милом и обычно добродушном лице, что на мгновение осеклась.

Даже Джульетта поняла, что зашла слишком далеко.

— Хорошо, — девушка покорно вздохнула, — постоим здесь, сзади, — но чтобы всем было понятно, что ей гораздо интереснее Леон Сарцано, чем Родриго да Валенти, Джульетта непрерывно перешептывалась со своим соседом, не отваживаясь, однако, покинуть группу слушателей.

Только не поддаваться очарованию музыки. Этот человек уже доставил ей столько неприятностей, даже сейчас она не могла полностью переключить внимание на Леона. И этот голос…

Нет. Намного безопаснее общаться с Леоном Сарцано и, конечно, не столь унизительно для ее гордости. Однако возможный жених был слишком увлечен музыкой.

Наконец песня смолкла, наградой послужили восторженные аплодисменты. Родриго да Валенти поклонился и тут же с ним заговорил Никко. Если бы Джульетту не так захлестнули эмоции, она сочла бы этот разговор интересным. Ее брат увлекался фехтованием и считался одним из лучших. Едва умолкли последние звуки песни и не успели стихнуть аплодисменты, а Никко уже, как пиявка, присосался к Валенти.

— Вам не кажется странным, что кровожадный condottiere проявляет интерес к музыке? — обратилась Джульетта к Леону. Гости уже потихоньку подходили к столам.

Подошедший сзади принц не дал Сарцано времени на обдумывание ответа.

— Если бы не эти кровожадные condottieri, дочь, многие из нас не чувствовали бы себя в безопасности в собственных домах. Может быть, тебе следует знать о сражении у реки Таро.

Оба обернулись к нахмурившемуся Данте. К удивлению Джульетты, положение спас Леон.

— Совершенно верно, principe. И у профессионального солдата могут быть артистические наклонности. Сеньор Валенти отлично играет, да и поет отменно.

Джульетта взглянула на Сарцано и отметила, что подбородок у него вовсе не безвольный, как ей показалось вначале, а в карих глазах зажглась искорка интереса. Возможно, она ошиблась, определив его как скучного, унылого меланхолика. Что ж, тем лучше. Она предпочла бы уйти в монастырь, чем выйти замуж за безвольного человека.

Настроение Джульетты улучшилось, когда ее соседом за столом оказался Леон Сарцано. Но радость уступила место огорчению: с другой стороны Каресса усадила Родриго да Валенти. Возвращаясь на свое место у левого края стола, мать коснулась рукой плеча дочери. Слева от Валенти сел Никко, а Сандро Боттичелли, Джанна и Витторио де Алессандро заняли места напротив.

Обед не обещает ничего хорошего, подумала Джульетта, когда локоть Валенти случайно коснулся рукава ее платья. Словно десятки иголок впились в руку, и Джульетта, сжав зубы, попыталась незаметно отодвинуться подальше вправо.

Один раз Родриго да Валенти одурачил ее, но больше это ему не удастся. Она взяла бокал…

Исходившая от Джульетты враждебность заставила бы другого отступить. Родриго увидел гнев в глазах Данте и постарался занять соседку легкой беседой. Но только усугубил положение. Особенно когда негромко спросил:

— Как ваша нога?

Он физически почувствовал, как девушка напряглась, как залилась краской гнева, хотя ее рана действительно беспокоила Родриго и он не имел в виду ничего дурного. Впрочем, откуда ей знать?

В карих глазах Джульетты застыла обида. Тихим, приглушенным голосом она ответила:

— Grazi. Лучше, — губы сложились в улыбку, но глаза! Да, эти глаза выразили все, что было у нее на сердце. В них не было и намека на добродушие.

Родриго уставился на белоснежную скатерть. Конечно, у нее есть основания сердиться: позволил себе такое! Но ведь она осталась девственницей и может не опасаться, что кто-то узнает об их тайне. Скорее, Родриго умрет… но Джульетта ведь об этом не знает, И уж конечно, он не собирается извиняться за то, что познал с ней частицу рая на земле.

К счастью — или к несчастью, — Никколо засыпал его вопросами о Франции и французских приемах фехтования. И Каресса, как бы компенсируя сдержанность дочери, удостоила своим вниманием. А брат Данте Витторио, сидевший напротив, интересовался королем Франции Карлом и его армией. Ведь всего три года назад, когда французский монарх вознамерился поддержать притязания Анжу на Неаполитанское Королевство, эта армия прошла через всю Италию. Был ли Родриго в ее рядах, когда французы вступили во Флоренцию? Родриго заметил, что Джульетта тоже ждет ответа.

— Нет, милорд, — ответил он, радуясь тому, что предполагаемый «грех» не усилит враждебность. — Меня там не было.

— Это случилось в ту ночь, когда Пьетро де Медичи был вынужден бежать из Флоренции, — сообщил Леон. — Вы слышали об этом во Франции?

— Si. Печальный день для Республики.

Падение Медичи было особой темой для Алессандро. Данте сблизился с этой семьей, особенно с покойным Лоренцо. Сын Лоренцо Пьетро в отличие от отца был никудышным правителем.

— И Флоренция уже не та, — горько заявил Данте. — Этот горбоносый монах[25] воображает, что он выше папы. Чтоб ему сгореть вместе со своей ересью!

— Si, — сказал Никко и добавил, вероятно, чтобы просветить Родриго, — Савонарола был отлучен от церкви Его Святейшеством в июне. С тех пор он притих.

Некоторые из гостей устремили взоры на Боттичелли, одетого в темное свободное lucco вместо обычного для него яркого и веселого платья. Данте уже говорил Родриго, что Сандро попал под влияние Джироламо Савонаролы, он даже позволил, чтобы несколько его «безнравственных» картин были сожжены вместе с другими бесценными произведениями искусства как «дьявольские соблазны».

— Firenzi[26] нуждается в реформах после всех эксцессов, — настаивал обычно мягкий Сандро. Данте осушил бокал вина и посмотрел на художника.

— Не люблю спорить, когда обед еще не закончен, — достаточно вежливо, но твердо произнес он, — но я не считаю иллюстрированные книги и кубки, подсвечники и распятия в монастырях греховными.

— Он зашел так далеко, что даже подстрекал убить тех, кто выступает за возвращение Медичи, — скривился Витторио. — С каких это пор истинный христианин призывает к убийству?

— Когда боится… или если он слепой фанатик, — ответил Родриго, бросив взгляд на Боттичелли. Художник поднял руку.

— Вы вправе иметь свое мнение, signore, — обратился он к Родриго. — Вас не было несколько лет, за это время многое случилось.

— И полагаю, худшее еще впереди, — вступил в разговор Леон. — Опыт показывает, что доминиканцы так просто не уйдут. Ведь когда Его Святейшество попытался поставить тосканских доминиканцев под контроль Рима, чтобы затем отослать Савонаролу из Флоренции, монах отказался признать юрисдикцию папы Александра в этом вопросе.

Джульетта по-новому увидела Леона Сарцано. В разговоре за столом быстро проявились более интересные стороны его натуры. Хотя все мужчины любят поговорить о войне — оживляются даже более сдержанные, — эта новая грань человека, выбранного отцом ей в мужья, обрадовала девушку.

Может быть, ей еще удастся изгнать из своих мыслей соседа слева и насладиться вечером, несмотря на неловкое положение.

— Расскажите нам о французской армии, — нетерпеливо попросил Никко, когда подали первые блюда. — Я помню, как они маршировали по Флоренции во главе с Карлом.

Родриго принял от Джульетты блюдо с заливной куропаткой. Они посмотрели друг на друга.

Опущенные с притворной скромностью ресницы не смогли скрыть от него вспышку гнева в глубине глаз. Ее духи — жасмин — дразнили ноздри, а когда девушка отвернулась, он заметил прекрасную линию щеки.

— Легко недооценить человека, если судить по первому впечатлению. Карл невысок, и у него слегка подергиваются голова и руки. Даже походка многим не нравится — он хромает и сутулится.

— Аристо тоже неуклюж, но он прекрасный человек, — внезапно вмешалась Джульетта, воинственно глядя в глаза Родриго.

Тот кивком выразил свое согласие, в душе радуясь такому проявлению сострадания и терпимости, хотя и не в отношении его самого.

— Верно. Я бы не сказал, что французский король — прекрасный человек, — он усмехнулся уголком рта, вскинутые брови напомнили Джульетте о демоне с горящими голубыми глазами, — но определенно способен поддерживать армию в первоклассном состоянии. И уже серьезно добавил:

— Горе тому, кто поспешно судит о Карле Восьмом.

Эти многозначительные слова были адресованы Джульетте. И, несмотря на все усилия не поддаваться, она опять покраснела.

— Достаточно вспомнить сражение на реке Таро в девяносто пятом году, — ответил Данте. — Даже значительно уступая в численности, французская артиллерия и кавалерия разгромили нас.

Задержав немного взгляд на Джульетте, принц посмотрел на Родриго и Витторио, остановился на Леоне.

— Потери итальянцев после короткой и жестокой битвы были огромны. Печальное, жалкое зрелище при всех наших воображаемых добродетелях, талантах, богатстве, при всех мнимых умениях как военных инженеров. Мы не смогли противостоять наступлению французской армии, — Данте покачал головой. — Хвала Господу, Флоренция не участвовала в этом ужасающем фарсе, — кажется, это лучшее, что Савонарола сделал для Республики, сознательно или нет лебезя перед Карлом, объявляя его посланцем Бога и освободителем Флоренции. Без всякого сомнения, мы бы потеряли цвет флорентийской молодежи, если бы оказались вовлеченными в войну с Карлом.

Некоторое время все молчали. Тишину нарушила Джульетта.

— Не понимаю, что есть у французов, чего не достает нам! Чего не хватает нашим солдатам, почему они не могут защитить нас от неприятельской армии вроде этих варваров-французов?

Ее презрение было направлено против сидящего слева человека, который, как она считала, трусливо бежал во Францию, не только чтобы избежать возмездия, но и чтобы научиться чему-то у иностранцев. По мнению Джульетты, никакая чужая армия не могла сравниться с армией, состоящей из ее соотечественников. При этом, однако, девушка не думала, что ее замаскированное оскорбление заметит кто-либо, кроме отца. И, конечно, Родриго да Валенти.

— Будь так добр, Риго, — суровый тон Данте только подчеркивал вежливость слов, — сообщи моей дочери, чем, по-твоему, различаются французский и итальянский солдаты?

Родриго внутренне приготовился. Вероятнее всего, большинство сидящих за столом, особенно мужчины, точно знали, что он сейчас скажет. Женщины и, конечно, Джульетта, не знали. И вряд ли воспримут услышанное доброжелательно, с иронией решил он.

— Итальянский солдат, несомненно, может храбро сражаться, когда ему приходится это делать. Но большую часть времени он занят не столько войной, сколько грабежом — скорее увидишь, как он гонит копьем скот, чем стреляет во врага из арбалета. Когда итальянские артиллерийские части маршируют под дудку и барабан, они больше похожи на странствующих музыкантов в пестрых трико и щегольских камзолах, чем на солдат.

— Но разве в этом виноваты не командиры? — вмешался Леон Сарцано.

— Разумеется, — согласился Родриго. — Начинать нужно с них. Подобно французским командирам, они должны обучать своих людей, воспитывать их профессионалами, накапливая опыт. Они должны учить убивать, а не позировать и воровать.

В разговор поторопился вступить Никко.

— Отец говорит, их пушки стреляют металлическими, а не каменными ядрами. И они больше и тяжелее.

Родриго кивнул и, заметив, как сжались пальцы его соседки на пустом бокале, налил вина. Джульетта жестом поблагодарила, будучи не в состоянии ни говорить, ни смотреть на него, так что Родриго мог лишь созерцать ее безупречный профиль.

— А для перевозки пушек французы используют лошадей, а не медлительных быков, — добавил он, обращаясь к Никко. — Поэтому быстрее доходят до стен города и занимают позиции.

Родриго взглянул на Леона Сарцано, придвинувшегося к Джульетте, чтобы не пропустить ни слова из того, что он говорил. Но его взгляд столкнулся с презрительно прищуренными глазами девушки.

— И этим эффективным оружием они пользуются как в поле, так и при осаде городов, — он закончил, размышляя, увидит ли когда-нибудь в этих прекрасных глазах любовь и желание…

— Так что нам есть чем заняться, — произнес Витторио, оглядывая одного за другим всех мужчин. Данте кивнул.

— И прежде всего нашей Республикой. Ведь этот беспокойный монах уже убедил многих, что за советами нужно обращаться только к нему, как будто он сам Господь! А это значит, что поиски более разумного пути исключаются.

На этот раз никто не взглянул в сторону Сандро Боттичелли, и художник, очевидно понимая, что остался в меньшинстве среди противников Савонаролы, промолчал.

На серебряных подносах принесли красную жареную рыбу в соусе, за ней последовало заливное — очищенная от костей фаршированная вареная рыба. Прежде чем перейти к новому блюду — окуню, а затем дичи в остром соусе, — всем предложили свежие овощи и миндаль.

На некоторое время, пока гости ели, разговор утих. Перед десертом — лимонные конфеты и марципан — были предложены свежие фрукты. Затем Леон Сарцано обратился к Родриго:

— Я все думаю… Имя Валенти кажется мне знакомым. Не так ли звали того парня, который был замешан в историю с Марио ди Корсини несколько лет назад?

Глава 6

Последовавшая неловкая пауза подобно надвигающейся буре нарушила атмосферу непринужденности. В зале явственно ощущалось напряжение.

Никто не смотрел на Родриго — только Леон, в ожидании ответа на свой вопрос… и Джульетта.

Прежде чем Данте успел встать на его защиту, Родриго заговорил. Его голос звучал спокойно.

— Это был… это я, — он не удержался и взглянул на Джульетту. Ее глаза были очень близко и выжидательно смотрели на него. Отвечая Леону, он обращался к ней.

— Уверяю вас, Леон, я не убивал Марио ди Корсини. Это был несчастный случай. Здесь, за столом, есть три свидетеля, которые могут подтвердить мои слова.

Включая вас, сказали девушке его глаза, прежде чем Родриго повернулся к Леону.

— Если Родриго и виноват в чем-то, — вмешался Данте, — так только потому, что хотел защитить моего племянника Бернардо. Они с Марио фехтовали, а потом Бернардо отвернулся, и Марио в шутку — как мы предполагаем — напал на него. Риго, видевший все это, подумал другое.

Нардо! Родриго как будто снова услышал тревожный крик Джульетты. Страх, прозвучавший в нем, был таким же явным, как и нападение Марио на Бернардо де Алессандро.

— Должно быть, мы дали ему повод так думать, — холодно заметила Джульетта.

Никко подался вперед, собираясь ответить сестре, но его опередил Родриго.

— Я никогда не забуду, как вы вскрикнули, Мона Джульетта, пытаясь предупредить вашего кузена, — спокойно проговорил он.

— Si, — кивнул Никко, — теперь я тоже вспомнил. А ты, Джетта? Ты так закричала, словно его убивали, — он усмехнулся с выражением превосходства. — Конечно, ты тогда была юная и импульсивная, sorella… и тебе не следовало быть с нами.

Джульетта в смущении покраснела. Ей действительно не следовало быть с молодыми людьми, и конечно, хотя бы перед самой собой нужно признать, что лицемерно обвинять Родриго да Валенти, когда она сама на какое-то мгновение засомневалась в намерениях Марио.

— Мой сын говорил, что Корсини потерял равновесие и налетел на дерево. Неудачно упал и это стоило ему жизни, — Витторио де Алессандро обращался к Леону. — Бернардо всегда утверждал, что это был лишь несчастный случай. Данте с этим согласен, — он взглянул на Джульетту и потянулся за кувшином с вином.

В комнату вошел слуга и что-то сказал на ухо Карессе. Та кивнула. В углу столовой был заранее приготовленный помост. Чтобы обратить на себя внимание гостей, Каресса хлопнула в ладоши.

— Друзья мои, сегодня у нас есть для вас сюрприз. Оцените кулинарное искусство Марко за десертом, а Пьеро покажет нам, что умеет Лили.

Предвкушая новое зрелище, гости повернулись в сторону помоста, а Джульетте захотелось спрятаться, вжаться в сиденье, соскользнуть под стол.

Madre dio, мало того, что она сидит рядом с Родриго да Валенти, теперь ей еще навязывают это варварское развлечение. И еще одного Zingaro?

Или ты просто боишься других напоминаний о том, что случилось прошлой ночью?

Взоры всех были прикованы к маленькой сцене. Всех, кроме Джульетты. Прикрыв глаза, девушка мельком взглянула на Родриго… он смотрел на нее. Весело, как. показалось Джульетте. Она открыто посмотрела ему в глаза. Пусть увидит ее гнев, почувствует всю степень возмущения. Как смеет он смеяться над ней! Цыган! Бродяга!

Будто прочитав ее мысли, Родриго наклонился — слишком близко, как показалось Джульетте, — и тихо сказал:

— Я не смеюсь над вами, cara. Просто думаю, какое удовольствие доставит вам это представление, если Лили уже очаровала вас, — улыбка стала еще шире, а белизна зубов подчеркивала смуглый оттенок кожи. — Вам ведь нравятся животные?

Джульетта отважилась — принимая во внимание окружающую компанию и, особенно, всевидящего отца — повернуться и бросить тихо и раздраженно:

— Мошенник! Как вы смеете…

Возгласы удивления и восхищения заглушили ее слова. Родриго повернулся к сцене, так что ее шипение не достигло его ушей.

—… подарок Родриго, — объяснял Пьеро. Он стоял перед ними, держа Лили на поводке. — А ему медведицу отдал французский дворянин, когда игрушка переросла детей. Как я понял, бедняга собирался предоставить охотникам решать ее судьбу, но опасался гнева семьи, узнай они об этом правду. Совершенно случайно Родриго услышал об обреченном животном и выпросил «сюрприз» для своих родных в Италии — Лили к нему особенно привязана. Стоит Родриго заиграть на лютне, как она приходит в восторг… как и многие другие, насколько я заметил, — в его голосе звучала гордость.

Да он, как и Валенти, просто раздулся от сознания собственной важности, думала Джульетта. Это у них в крови.

Смуглый плотный Пьеро сказал медведице что-то непонятное, и животное село на огромные задние лапы, загребая воздух передними, что делало его похожим на большую собаку. Маленькие глазки осматривали комнату.

— Просит что-нибудь с вашего богатого стола, principe, — обратился Пьеро к Данте, повернувшему свой стул к помосту. — Простите ее, манеры восприняла от бывших французских хозяев.

Зрители рассмеялись.

— Она быстрее слушается, если команды на французском, — хитро подмигнул Пьеро, — но и цыганскому учится быстро.

— Двуязычный медведь! — воскликнул Никко, смеясь. — Да о ней будет говорить вся Тоскания!

— А лучшего учителя, чем Сандро, не найдешь, — сказал Данте, обращаясь к Пьеро. — Маэстро Боттичелли хорошо делает все, за что бы ни взялся. И к тому же дешево.

Джульетте, ничего не оставалось, как присоединиться ко всеобщему смеху и добродушному подшучиванию. Просидеть остаток вечера с угрюмым лицом — неприличная грубость. Даже она знала, когда нужно расслабиться в присутствии отца. Единственная дочь, Джульетта чаще всего могла полностью его очаровать, но чувствовала, когда заходила слишком далеко. Данте добрый и любящий, но не зря же его прозвали Leone, и она очень опасалась, что до него дойдет известие о ее побеге из замка прошлой ночью.

Кроме того, с чувством уязвленной гордости мрачно думала девушка, если Родриго да Валенти смог с такой легкостью выбросить из головы вчерашнюю встречу, если он ведет себя так, словно ничего значительного не произошло, то и она поступит так же.

Пьеро дал Лили тамбурин, и та принялась изо всех сил трясти его. Последовала еще одна команда, и медведица тяжело задвигалась по сцене, натягивая поводок. Какой громадный зверь по сравнению с Пьеро, подумала Джульетта. Однако, кажется, беспрекословно слушается его. Ужимки Лили сопровождались аплодисментами. Пьеро гордо улыбался.

— Вы бы видели ее с Риго, — как бы по секрету, вполголоса сообщил он.

Против воли Джульетта была очарована медведем. Ее так захватил неуклюжий танец зверя, что слов Пьеро она не услышала.

— Животное воняет, — шепнул ей Леон, сморщив нос. Джульетта кивнула, хотя и не обращала на это внимания. Смешно! Медведи же не моются в ванне, чтобы пощадить чувствительность людей!

— Может быть, побрызгать на нее розовой водой Аристо? — девушка бросила озорной взгляд в сторону слуги. Леон что-то проворчал, не поняв юмора.

Родриго отодвинул стул и встал. Джульетта видела, как он берет лютню и идет к сцене. Она поймала себя на том, что рассматривает его ноги, облаченные в штаны сапфирового цвета, грудь под двухцветным — сапфировым и алым — камзолом. Неудивительно, что глаза кажутся такими голубыми, размышляла девушка. Затем, будто опомнившись, перенесла внимание на Леона.

Первые же нежные аккорды вызвали аплодисменты, но также привлекли внимание Лили. Животное повернулось на звук и с очевидным интересом затопало к Родриго. Тот усмехнулся, а Пьеро воскликнул:

— Видите! Она просто преобразилась при звуках музыки, а может, сам Родриго так на нее действует.

По комнате прокатились смешки.

Несомненно, горько подумала Джульетта, чувствуя, как уходит хорошее настроение. Несомненно, он способен очаровать кого угодно, Включая тебя… И тут это произошло. Произошло пугающе быстро.

Отбросив тамбурин, Лили подняла огромную лапу как раз в тот момент, когда Родриго опустил голову к лютне.

— Риго! — тревожно воскликнул Данте.

Слишком поздно. Тот поднял голову, а медведица махнула лапой. Когти зверя задели щеку, прежде чем Родриго отклонился.

На лице мгновенно проступили две алые борозды. На долю секунды Джульетта остолбенела, и тут же ее охватил страх — медведь мог напасть снова.

Пьеро двумя руками изо всех сил тянул поводок, а Лили недовольно заворчала. Родриго отрицательно покачал головой и продолжал играть на лютне, тихонько напевая, будто ничего не случилось. Слова были французские, казалось, они успокоили животное.

Возвышаясь над ним, Лили стояла на площадке и пристально смотрела маленькими глазками. Ее огромное тело начало слегка раскачиваться из стороны в сторону под тихое, успокоительное пение. Все с облегчением вздохнули.

Джульетта не отрывала взгляда от раны на лице Родриго да Валенти, но страх постепенно ослабевал.

Ему будет больно улыбаться, а без этой светлой прекрасной улыбки мир потускнеет, внезапно подумала она.

Ты, как и медведица, попала под его чары… И сама прекрасно это понимаешь! Или нет?

Данте стоял, внимательно наблюдая за медведицей. Витторио тоже вскочил, а озабоченная Каресса смочила чистую салфетку в кувшине с водой и только ждала сигнала от мужа.

Вскоре песня закончилась, Лили спокойно уселась на задние лапы, не сводя глаз с Родриго. Когда замерли последние звуки, он обернулся.

— Пожалуйста, не беспокойтесь, — его голос звучал весело. — Она не хотела сделать что-то плохое, скорее, выражала свое… э… понимание музыки и языка детей, у которых росла еще малышкой.

Пьеро отвел Лили, теперь совершенно покорную, к краю сцены. Под вежливые негромкие аплодисменты в сопровождении слуги они вышли через боковую дверь. Родриго прислонил лютню к сцене, Данте и Каресса подошли к нему.

— Что с ней произошло? — спросил Данте, наблюдая, как его жена мягко вытирает кровь со щеки Родриго. Молодой человек улыбнулся и взял салфетку из рук Карессы.

— Неприятная работа для такой прекрасной дамы, principessa. А царапины пустячные.

— Животное опасно, — нахмурившись, заявил Леон. Данте проводил Карессу и Родриго к их местам.

— В общем-то, нет, — возразил гость, усаживаясь рядом с Джульеттой. — Пьеро хотел обрезать ей когти, но этим бы уменьшил ее ценность. А ведь с ее помощью он зарабатывает на жизнь. Потом, возможно, пожелал бы лишить ее клыков, хотя у Лили намордник… а кто будет платить, чтобы увидеть медведя без когтей и клыков?

Отвечая Леону, он почувствовал взгляд Джульетты и посмотрел на нее. На мгновение Родриго заметил в прекрасных глазах девушки тревогу. Как, должно быть, восхитительно быть любимым такой женщиной!

Что-то более нежное промелькнуло на ее лице, когда Джульетта взяла из его руки салфетку и коснулась раны на щеке, подражая матери. Их глаза встретились. Легкий румянец оживил лицо девушки.

Как в трансе, она вдруг оказалась не в силах отвести взгляд и с опозданием заметила рубиновую каплю крови, стекающую вниз на белую рубашку. Когда же спохватилась и вытерла кровь, одежда уже была испачкана.

Как раз в этот момент в комнату с маленьким ящичком в руках вошел Аристо. Вопросительно посмотрев на Данте, он по знаку хозяина направился к Родриго. Появление карлика разрушило чары, Джульетта опустила руку и положила салфетку.

— Это действительно необходимо? — уныло спросил Родриго.

— У вас кровотечение, сеньор, — просто ответил Аристо.

— Тогда я вас покину, — Родриго вопросительно посмотрел на хозяев.

— Этого не потребуется, — успокоил его Данте. — Аристо просто прижжет раны, чтобы остановить кровь, и ты будешь в полном порядке.

Именно это Аристо и делал. Процедура была неприятной, и Родриго стал смотреть на Джульетту, от резкой боли на глазах выступили слезы, жемчуг в волосах девушки начал расплываться, и, опустив взгляд, Валенти увидел, как сжались пальцы его соседки. Потом ее заслонил Аристо.

Родители старались сгладить ситуацию, но до сознания Джульетты доходили только обрывки разговора, сосредоточиться на нем девушка не могла. Не могла, пока слева, совсем рядом, Аристо обрабатывал рану Родриго да Валенти.

— Все, — карлик аккуратно поставил баночку с кровоостанавливающим бальзамом в ящик, сунул его под мышку и удалился. Родриго слегка поклонился ему.

— Спасибо, maestro, — и, обращаясь к гостям, добавил: — Простите за то, что отвлек от обеда.

— Не беспокойся, — Данте усмехнулся. — С момента твоего возвращения из Франции я все думал, а есть ли у тебя боевые шрамы. Теперь уж точно есть.

Никко и Леон рассмеялись, подавленное настроение исчезло.

— А правда, у вас есть боевые шрамы? — спросил Никко. Родриго рассмеялся.

— Посмотришь, когда пойдем купаться, у меня нет привычки… их демонстрировать.

— А у Никко не должно войти в привычку задавать такие вопросы… особенно в компании, где есть женщины, — упрекнула Каресса.

Никко вздохнул, получив заслуженное порицание, но его сестра этого не заметила. Она представила обнаженного Родриго да Валенти. Кровь застучала в висках, изгоняя заботу и сострадание, место которых заняло пьянящее чувство запретного желания. Воспоминания о прошлой ночи, о лунном свете, о береге реки… и их страсти возникли совершенно явственно.

Она резко обернулась к Леону Сарцано.

* * *

— Если в последние годы у меня и были какие-то сомнения, то теперь исчезли, — сказал Данте.

Каресса, расчесывающая длинные черные волосы, вопросительно посмотрела в зеркало на мужа.

— Относительно супруга для Джульетты, — объяснил тот.

Она положила расческу на столик, уставленный баночками и пузырьками, и повернулась к Данте. В ясных серых глазах блеснула радость, губы приоткрылись.

— Я понимаю так, что ты одобряешь, сага, — Данте вопросительно поднял брови и с кислой миной поинтересовался: — Или ты думаешь о ком-то другом, вроде Сарцано?

Каресса улыбнулась, на сердце потеплело. Наедине Данте всегда советовался с ней, признавая тем самым ее рассудительность и демонстрируя уважение к ее мнению.

— Мужчина, которого я бы выбрала для дочери, не тот, которого хочет она, но в нашем случае это не препятствие.

Данте подошел к жене, все еще полностью одетый, и поцеловал в макушку. Мягкими движениями начал поглаживать ее плечи.

— И…? — повторил он.

— Пройдет очень мало времени, и она возненавидит Леона Сарцано. У нее может даже возникнуть мысль об уходе в монастырь, лишь бы избежать того, что она считает серым, унылым существованием.

— Джульетта Мария не настолько безответственна. Надеюсь, мы кое-чему ее научили, — Данте помолчал, затем добавил: — Хотя и не секрет, что она избалована.

— А семья Леона не настолько богата и влиятельна, чтобы добавить что-нибудь к надежности и процветанию Монтеверди, — продолжила Каресса, довольная, что Данте признал своеволие дочери.

— Но их земли примыкают к нашим.

— Только небольшой участок.

— Времена сейчас смутные. Каждый союзник идет в счет.

— А когда времена были спокойными? Да и Сарцано слишком благоговеют перед тобой, чтобы выступить против. Я скорее представляю, как они прячутся за стенами Монтеверди, чем атакуют их.

— Ах, cara mia, — он вздохнул, поглаживая нежную кожу жены. — Ты так мудра.

— Во всех отношениях лучше иметь в семье такого человека, как Родриго да Валенти — профессиональный condottiere, абсолютно преданный тебе, хотя еще и обижается за прошлое. Все только выиграют от его любви к тебе… и потом, это ведь человек, в чьих жилах течет кровь Медичи. Когда я думаю о талантах его покойного дяди вести дела… о врожденных, полученных от отца, способностях самого Родриго притягивать к себе людей…

— Даже теперь, когда Медичи изгнаны из Республики?

Каресса кивнула:

— Бессмысленно выдавать Джульетту за кого-то другого.

Их глаза в зеркале встретились.

— И потом, конечно, очевидно, что Родриго влюблен в нее, несмотря на ужасное поведение Джульетты сегодня вечером. Я не думаю, что ты смог бы сделать лучший выбор.

Пальцы Данте прекратили свое движение, и Каресса увидела, как он нахмурился, вероятно, припоминая поведение дочери за обедом.

— Даже постаравшись, я бы не сказал лучше. Надеюсь, он все же примет предложение, несмотря на то, как она обошлась с ним. Не буду его винить, если он даже побьет ее, прежде чем женится!

И увидев, как опечалилась Каресса, как потемнели ее глаза, быстро поправился:

— Но Родриго не таков. Легко прощает ошибки, как и его отец, его трудно привести в ярость — в этом сила мужчины, я всегда так думал.

— Он изменился за последние шесть лет?

Данте кивнул, теперь его пальцы гладили волосы жены.

— Он научился воспринимать очевидные вещи, чего не умел делать в юности. Думаю, amore mio, он будет отличным мужем для Джульетты.

* * *

Прекрасное солнечное утро предвещало великолепный день. Чьи-то голоса снаружи вплыли через окно, нарушая легкий утренний сон Джульетты. Она глубже зарылась в подушку, еще бессознательно стараясь удержать тишину и дремоту, дарованную ей накануне с помощью Аристо. Но этому не суждено было случиться.

Легкий, но настойчивый стук в дверь полностью разбудил ее. Девушка села, придерживая одной рукой простыню, прикрывающую грудь, и протирая глаза. К двери поспешила Лиза, спавшая в небольшой прихожей. Кто же позволяет себе прервать ее сон после…

— Джетта! Просыпайся, piccola sorella! — Никко вошел в комнату и без колебаний направился прямо к сестре. Они и в этом возрасте оставались близки и свободно входили в спальни друг друга в любое время и по любому поводу.

Поверх рубашки он надел стальную кольчугу, пояс со шпагой, в руке держал небольшой круглый щит.

Какова бы ни была причина, но такое громкое появление брата вызвало раздражение Джульетты. Она долго не могла уснуть, правда, не из-за ноги. Забыться сном не давали мысли о Родриго да Валенти, чем она сама была недовольна. Теперь, вспомнив об этом, девушка опять нахмурилась.

— Что? Ты не рада видеть любимого брата? — спросил Никко.

— Единственного брата, — удачный ответ, настроение улучшилось и на лице заиграла улыбка.

Он присел на край кровати, положив щит на колени. На щите герб Алессандро — на золотом фоне черный конь, вставший на дыбы.

— Сколько бы братьев у тебя ни было, я буду любимым, nina. И когда женюсь на Джине и поселюсь в своем доме, ты будешь ужасно скучать.

Джульетта подтянула колени к груди, обхватила руками и положила на них подбородок. Это верно, подумала девушка, разглядывая брата сонными глазами. Но об этом ей думать не хотелось, как и о том, что он однажды станет принцем Монтеверди.

— А замок Монтеверди недостаточно хорош для тебя и твоей семьи?

— Конечно, хорош. Скорее, это тебе придется покинуть Монтеверди, когда выйдешь замуж.

Молю Бога, чтобы так и вышло, подумала Джульетта, имея в виду замужество, а не отъезд из дома.

— Конечно, Никко, я буду скучать… хотя ты, кажется, экипировался по-боевому, чтобы убедить меня в этом.

Он рассмеялся.

— Иногда я думаю, отцу стоило бы воспользоваться подобными средствами, чтобы держать тебя в узде, Джетта, но дело не в этом, — серые глаза возбужденно засияли. — Мы хотим устроить завтра несколько боевых состязаний в поле. Папа еще на заре послал Нардо и Анжело записки с приглашениями. А сегодня мы поупражняемся.

Джульетта просияла, сна как не бывало.

— Приедут Лючия с Анжело и Элизабета с Бернардо!

— И Леон Сдрцано с отцом, — добавил Никко. — Папа попросил их привезти с собой лучших condottieri, а Паоло дано поручение выбрать нескольких человек из наших, чтобы представлять Кастелло Монтеверди, — он легонько шлепнул сестру по ноге и вскочил, готовый покорить весь мир. — Папа говорит, что Родриго может многому нас научить, если придется самим обороняться, например, от французов.

Он отсалютовал и повернулся к двери.

Родриго? — растерянно подумала девушка.

А почему нет? Разве мужчины не ловили каждое слово, когда он говорил о войне, оружии, приемах борьбы?

Не успела она до конца обдумать неприятное известие, как услышала голос Лизы:

— Viene qui! viene qui![27]

Брат и сестра одновременно посмотрели на дверь. В комнату вбежал пушистый щенок на длинных лапках.

— Он нашел тебя! — рассмеялся Никко и, наклонившись, подхватил его одной рукой.

— Откуда он взялся? — спросила Джульетта, восхищаясь белоснежной шерсткой и мгновенно проникаясь симпатией к животному.

— Поклонник, — ответил Никко, поглаживая пушистую голову.

— Леон? — Джульетта взяла у Лизы небольшое запечатанное письмо.

Собачка уютно устроилась на руке у Никко, а Лиза укоризненно покачала головой.

— Нет…

Джульетта сломала восковую печать и перед глазами замелькали язвительные слова, исполненные каллиграфическим почерком:

«Познакомьтесь с Бо — верный друг убережет вас ночью от воров и разбойников…»

—… скорее, — продолжал Никко, нарушая ход ее мыслей, — синьор Родриго да Валенти. — Он усадил щенка возле Джульетты. — Говорит, что из Франции… какая-то горная собака… пастухи в Пиренеях уже несколько веков выращивают их. Вырастают очень большими… посмотри на лапы.

Джульетта внимательно оглядела лапы животного.

— Да, действительно, — согласилась она.

Первым импульсом было вернуть щенка хозяину, но острое желание оставить его у себя было не меньше. Собака не выбирает владельца… или того, кому ее дарят.

Но если Родриго да Валенти думает таким образом загладить вину за прошлую ночь…

Никко вышел из комнаты, а Джульетта посадила неотразимый пушистый клубочек себе на колени и погладила густой мех. Щенок поднял голову и посмотрел на нее темными глазами, в которых были и понимание, и озорство, и доверие, и обожание. Эти мгновения решили все.

— Бо, — прошептала Джульетта, наслаждаясь звучанием французского имени, данного щенку Родриго да Валенти. — Красивый, — перевела она и прижалась носом к носу животного. Розовый язычок пощекотал ей щеку.

Думая о человеке, имя которого звучало для нее анафемой, Джульетта не могла решить, какую найти причину (если она осмелится на это), чтобы провести утро в постели.

Глава 7

— Может, твое зелье подействует, — обратился Аристо к Маддалене. — К своему я стал совсем невосприимчив и теперь у меня постоянно болят суставы.

Особенно если ползать целый день по лесу, подумал он и состроил гримасу.

Аристо сблизился с Маддаленой несколько лет назад не только потому, что оба были Zingari. Они вместе проявляли интерес к алхимии и звездам. Аристо всегда считал, что Маддалена наделена даром ясновидения, и по сравнению с этим его предсказания казались детской игрой. Она спасла ему жизнь после тяжелого ранения.

После приезда Родриго да Валенти в Кастелло Монтеверди Аристо решил навестить Маддалену по собственным причинам. Цыганка кивнула.

— У меня его много. Буду рада поделиться, — она указала на стул. — Сан Джилиано?

Глаза карлика загорелись.

— Si… grazi. Но только одну чашечку.

— Правильно, особенно, если перед уходом примешь дозу лекарства.

Аристо посмотрел на свои изуродованные пальцы, размышляя, стоит ли рискнуть. Этот маленький обман, совершенно ему не свойственный, меньше волновал бы его, имей Аристо больше информации, вернее, уверенности, что Джульетта де Алессандро осталась девственницей.

— У тебя есть что-нибудь, чтобы приглушить боль в таком нежном месте… Скажем, в стопе?

Он видел, что Маддалена напряглась. Медленно подняла глаза.

— Кто-то из крестьян Монтеверди?

Прежде чем ответить, карлик долго молчал.

— Нет.

Цыганка подала ему чашу с вином.

— Умен… сказал, что хотел и не нарушил тайну пациента, да?

Аристо кивнул и поднес чашу к губам.

— Ты знаешь об этом что-нибудь?

— Только то, что Родриго доставил ее в Монтеверди, — ответила Маддалена. — Но это между нами. Не нужно, чтобы знал твой принц. Родриго заверил меня, что ничего плохого не случилось.

Аристо покачал темной головой.

— Мне это совсем не нравится. Слишком много секретов! Я служу Leone, а не кому-то, кто доверяет мне свои тайны!

— Мадонна Джульетта не кто-то. И я тоже. Если ничего плохого не случилось, то какой вред от того, что никто не узнает о ее… прогулке? С другой стороны, — добавила женщина, — принц должен знать, что его дочь несчастна. Бежала в Санта-Лючию, так она сказала.

Аристо встал и поставил чашу на стол.

— Скоро все изменится. Il principe нашел для нее мужа. Как только все будет обговорено, отец объявит ей.

При условии, что жених будет согласен, мысленно добавил он и отвернулся, чтобы не смотреть в пронзительные голубые глаза.

Его взгляд наткнулся на ряды полок со снадобьями, эликсирами, бальзамами и порошками. Если бы иметь их у себя в запасе, не пришлось бы, в случае надобности, ползать на четвереньках по лесу.

— Вот синяя бутылочка на средней полке, ты можешь взять ее. Три раза в день по маленькому глоточку при необходимости, — объяснила Маддалена и стала убирать пустые чаши и кувшин.

— Grazi.

Аристо уже протянул руку за бутылкой, когда заметил что-то желтое. Подошва туфельки, засунутой за кровать. Аристо даже моргнул, потом присмотрелся внимательнее — в этом скромном цыганском фургоне она была совсем не к месту.

Кожа подошвы в одном месте порвана, вокруг дыры темнело пятно. Другая туфелька была чистой.

Судя по цвету и коже, туфли принадлежали знатной даме… возможно, мадонне Карессе. Но, более вероятно, Джульетте. Может быть, их нашла Маддалена? Или это хранит Родриго?

Не глядя, карлик протянул руку за бутылкой на средней полке. Затем вынул пробку. Облегченно вздохнул — он сделал бы все, что угодно, лишь бы умерить боль, особенно разыгравшуюся после прогулки по лесу — и отпил совсем чуть-чуть. Бог с ними, с указаниями Маддалены, еще один скромный глоточек в дополнение. Он закупорил бутылочку, положил в висевший на поясе кошелек.

В это время Маддалена рылась в небольшом сундуке в передней части фуртона. Она выпрямилась, повернулась к нему и протянула пакетик с порошком.

— Раствори щепотку в теплой воде и смачивай ногу утром и вечером.

— Grazi, — повторил Аристо, взял пакет и собрался уходить.

— Ты не останешься? Мы давно не болтали…

Аристо уставился на нее. Соблазнительно. Она была Zingara… и очень нравилась ему. Дело не только в том, что у них общие интересы, она обращается с ним как с равным. Аристо тяжело вздохнул.

— Мне нельзя уходить далеко от Кастелло Монтеверди, Джульетта де Алессандро пытается скрыть свое ночное приключение и рану от il principe. Я в трудном положении, это значит…

Покачав лохматой головой, карлик спустился по ступеням и открыл дверь. Его походка теперь отличалась еще большей неуклюжестью, свидетельством чего стало опрокинутое ведро.

Dio, подумал он. Ведро катилось за ним, обдав край плаща водой.

Неожиданно он почувствовал себя как-то странно и остановился, чтобы прийти в себя.

— Аристо? — окликнула Маддалена, — в чем дело?

Он провел рукой по лицу и покрутил головой.

— Кажется, ничего, — карлик наклонился, чтобы поднять ведро, и вдруг мир вокруг него завертелся. В поле зрения попала молодая темноволосая цыганка, которая быстро подняла ведро.

— Эй, Маддалена, твое ведро хотело убежать.

— Grazi, — пробормотал Аристо и продолжил путь. Где-то позади слышался голос Маддалены.

— Аристо! — окликнул его неизвестно откуда взявшийся мужчина. — Послушай…

Карлик скосил на него глаза. Пьеро?

Внезапно перед Аристо как из тумана возникло огромное лохматое существо. Но вместо того, чтобы испугаться, карлик уставился на густой бурый мех, восхищаясь его красотой.

—… Лили, — человек что-то объяснял ему.

Женщина, размышлял Аристо, разглядывая медведицу.

— А… да, Лили! — губы сложились в глупую улыбку, боль в костях пропала. — Che bella! — пробормотал он, не спуская глаз с животного.

Чья-то рука легла сзади на плечо и повернула его. Маддалена… возвышалась, как башня. Никогда еще она так не притягивала его, яркие голубые глаза и длинные серебряные волосы… Почему он не замечал раньше?

— Аристо? Что с тобой?

Он потянулся за ее рукой.

— Со мной все хорошо, прекрасная Маддалена, твой образ — бальзам для моего сердца, — гость коснулся губами ее пальцев, ощутив сильный запах… лилии?

Аристо не заметил взгляда, которым обменялись Маддалена и Пьеро, уводивший медведицу.

— Ты — тоник для моих чресл, — добавил он еще многозначительнее. — Пойдешь на прогулку со мной, si, прекрасная Маддалена? Яви свою красоту лесу…

— Тоник? — женщина озадаченно нахмурилась.

Он вздохнул, сжал ее пальцы и посмотрел в глаза Маддалены. Женщина наклонилась, пытаясь нащупать в складках его плаща кошелек. Аристо захихикал.

— Ах, bella, ты тоже чувствуешь это! Не можешь ждать, да?

— Не глупи! — она вытащила бутылочку, которую он взял из ее запасов.

К ним подошла Лючиана, приемная мать Родриго.

— Что с ним, Маддалена?

— Принял не то лекарство, — цыганка едва сдерживала улыбку.

— Лекарство? — повторил Аристо. — Si. Никогда не пробовал такого чудесного снадобья, — не переставая смотреть на Маддалену, он широко улыбнулся Лючиане. — Ты ведь не заберешь мое лекарство, dolce, правда? — он протянул руку за бутылочкой.

— Ах нет, — предостерегла Маддалена, убирая ее подальше. — Ты получишь лекарство позже… сначала пойдем в фургон. Ты забыл другое снадобье.

— Другое…? В фургон…?

— Si.

— И тогда мы будем одни? — он еще раз поцеловал ей руку.

Маддалена опять кивнула, собираясь дать ему снотворное на то время, пока принятый по ошибке любовный напиток не потеряет силу.

— Попросить Андреа или Карло помочь тебе? Или кого-нибудь другого? — тихо спросила Лючиана.

Для своего роста карлик был необычайно силен и, конечно, если он разъярится, то положение станет трудным. Как раз в это время вновь появился Пьеро. Маддалена отрицательно покачала головой, — Думаю, нет… пока. — Если не злить его, дать надежду, Арието сделает все, что попросят, а потом уснет. — Пошли, maestro, — она повернулась к фургону.

— Иду, bella mia, — Аристо хитро улыбнулся и, неуклюже покачиваясь, последовал за ней. Когда-то эта походка напоминала Дюранте де Алессандро летучую мышь со сломанным крылом.

* * *

— Я собираю свою команду condottieri.

Данте задумчиво посмотрел на Родриго. Они ехали верхом по тропинке недалеко от замка. Принц покачал головой.

— Это слишком опасно, Риго.

Родриго, хотя и испытывал противоречивые чувства, рассмеялся. Он уже понял, что не может обижаться на Данте де Алессандро в его присутствии… особенно после прошлой ночи. Одно дело находиться в чужой стране за сотни миль, вдали друг от друга и семьи, и совсем другое — вернуться в Монтеверди под милостивое покровительство принца.

— Я уже договорился с Карло и некоторыми другими, ищущими более увлекательного и доходного образа жизни. Мой брат очень увлечен проектом и не простит мне, если я от него откажусь, — Родриго взглянул на Данте. Они уже подъезжали к табору Zingari. — Кроме того, чем мне еще заняться? Сельским хозяйством? Не хочу. Или скитаться по Италии с какой-нибудь шайкой, зарабатывать себе на жизнь тем, что точить оружие, или стать кузнецом, водить медведя, или играть на лютне?

Данте засмеялся.

— После прошлого вечера я сомневаюсь, что тебе повезет с медведями… Ну, а если серьезно, думаю, ты не прав. Ты слишком умен, чтобы вот так растратить свою жизнь. В твоих жилах течет благородная кровь, сознаешь ты это или нет.

Родриго нахмурился.

— Мои товарищи Zingari не считают, что растрачивают свою жизнь впустую. Тем не менее, она не для меня. А что до моего загадочного предка, не удивлюсь, если однажды узнаю, то он был contadino[28], какой-нибудь своенравный крестьянин, соблазнивший мою мать, — в голосе против желания послышался оттенок горечи.

Данте натянул поводья, Родриго последовал его примеру.

— Я слышу в твоем голосе жалость к себе? — на лице появилось выражение явного раздражения, несвойственное Данте. — Если так, то ты недостоин своего отца. Конечно же никакой крестьянский сын не смог бы достичь того, чего достиг ты.

— А уважающий себя крестьянин не разбрасывал бы так беззаботно семя, как мой, якобы благородный, отец. Честный contadino слишком занят работой, ему надо одеть и прокормить семью. Он не станет безответственно плодить нежеланных детей по всей Республике! — темные брови в гневе насупились. — Многое можно сказать о честном человеке низкого происхождения, возможно, больше, чем о многих благородных.

Данте молча смотрел на Родриго.

— И ведь это вы сказали мне, что человек не рождается благородным, а становится таковым, — конечно, принц не сможет отрицать то, что беззаботность знати, когда дело касается вопросов плоти, достойна порицания.

Хотя Данте был принцем и имел право — как позволял обычай — на внебрачные развлечения, Родриго никогда не верил, что он изменяет своей любимой Карессе. Но, хотя принц вел себя не так, как многие другие аристократы, он не мог открыто осуждать их, по крайней мере, в присутствии Родриго. Данте пришпорил коня.

— Мне нужен надежный человек, чтобы быть в курсе деятельности приора Сан-Марко…

— Савонаролы?

— Si. В июне он был отлучен папой от церкви — ты слышал об этом? — сейчас притих, что для него нехарактерно. Несомненно, планирует следующий шаг. Я хочу знать, что он замышляет. Хотя, по всей видимости, его сторонники теряют опору. Я полагаю, у него достаточно влияния, чтобы поставить Флоренцию на колени, еще больше ослабить Республику перед лицом врагов. Особенно сейчас, когда Медичи изгнаны. Тебя бы заинтересовало такое предложение?

Родриго пригнулся, чтобы не задеть головой свисающую ветку, — Звучит, по меньшей мере, заманчиво. Я мог бы подойти к делу с нескольких сторон, верно?

Данте согласно кивнул головой и усмехнулся.

— Ты мог бы стать самым приверженным последователем приора Сан-Марко, да? Или вступить в ряды Compagnacci — молодые люди из благородных семей. Они способны нанести Савонароле унижение, которое заставило бы его бежать из Флоренции. А потом я бы нанял тебя и твою компанию работать на меня, раз уж ты настаиваешь, чтобы быть наемником.

— А что Тристанj Босси и его люди?

Данте погрустнел.

— Босси умер два года назад. Многие из его людей постарели, потеряли энергию. Солдатам Монтеверди нужно влить свежую кровь.

Но быть изо дня в день рядом с Джульеттой де Алессандро — сплошная мука.

—… могу подумать об этом, — говорил Данте. — Необязательно отвечать сейчас, — они уже были возле табора и Данте указал на него. — Я бы хотел повидать твою бабушку. Сможем?

— Si. — Но мысли Родриго были далеко от Мад-далены. Сможет ли он отказаться от предложения принца? Не это ли одна из причин, что он держался в.стороне от Кастелло Монтеверди со времени возвращения? Гнев за прошлое, конечно, был частью нежелания появляться в замке. Но, несомненно, он не хотел встречаться с Джульеттой, понимая, что она никогда не будет принадлежать ему…

— Что там случилось? — спросил Данте, когда они подъехали к табору.

Родриго был удивлен, увидев, сколько людей толпились возле фургона бабушки, сам фургон угрожающе раскачивался.

— Маддалена! — воскликнул он и соскочил с Морелло. Не церемонясь, бросил принцу поводья, пробежал к фургону и, растолкав толпу, оказался у дверей.

— Что происходит? — спросил он у Марии, красивой цыганки, с которой был очень дружен в детстве.

— Аристо, — ответила Мария, прижимая ладони к щекам и огорченно качая головой. — Он пришел за Маддаленой.

Марко, угрюмый молодой человек, как тень следовавший за Марией, презрительно хмыкнул, но Родриго уже не слушал, двумя прыжками он поднялся на порог…

Пьеро и еще один мужчина изо всех сил старались прижать Аристо к полу. Карлик отчаянно сопротивлялся, его короткие кривые ноги били воздух.

— Что вы со мной делаете? Отпустите! — в яростных попытках вырваться он напоминал миниатюрного быка. — Маддалена! Где ты? Вернись ко мне! Ах! — боль и горе исказили его лицо до неузнаваемости. Двое мужчин с трудом удерживали его руки: хотя Аристо не отличался внушительными размерами, да и годы были уже не те, физическая сила карлика оставалась огромной.

Родриго почувствовал жалость, ведь до встречи с Данте Аристо так много страдал. Прежний хозяин хотел сделать из него карлика-шута, причинив немало физической боли и моральных страданий. Девятнадцать лет назад в жизни Аристо все изменилось, он восстал против хозяина. Преданный слуга принца и его семьи… и вот он здесь, горемыка, лежит на изуродованной спине, а два цыгана-здоровяка держат его за Руки.

— В чем дело? — Родриго прошел вглубь фургона и склонился над Аристо, чтобы тот мог увидеть его. Он почти физически чувствовал боль карлика.

Пьеро, не имея возможности вытереть мокрый от пота лоб, процедил сквозь зубы:

— Спроси Маддалену… этот… явно сошел с ума!

Другой мужчина, Рино, согласно кивнул.

— Он выпил не то снадобье, — Маддалена встала около Родриго. Она была явно озабочена.

— Он…?

— Нет, это не яд, а любовный напиток. Если бы удалось заставить его выпить вот это, — в руке она держала пузырек с жидкостью, похожей на молоко, — он бы уснул.

Родриго обратился к Рино:

— Дай-ка мне… — тот ослабил захват. — А теперь, Пьеро, давай перевернем его на бок, ты причиняешь ему боль.

— Per favore… пожалуйста, Родриго, — умолял Аристо, — отпусти меня. Я ничего не сделал. Только хотел увидеть…

— Я здесь, — Маддалена наклонилась и убрала волосы со лба карлика. Тот мгновенно успокоился. — Тебя отпустят, только выпей вот этот эликсир. И успокойся, Аристо, ты всех пугаешь своим поведением. Если хочешь погулять со мной в лесу, то должен слушаться, si? — она улыбнулась как юная соблазнительница.

— Что-нибудь болит? — спросил Родриго.

— Только мое сердце, — вздохнул Аристо, наблюдая, как Маддалена наливает эликсир в деревянную ложечку.

Чья-то фигура заслонила дверной проем, в фургоне потемнело. Родриго взглянул на вошедшего и не удивился, узнав принца.

Все молчали, пока Родриго помогал Аристо приподняться. Затем Пьеро отступил, а карлик поспешно выпил предложенную жидкость.

— Если ты так хочешь, bella mia, — сказал он Маддалене, — я сделаю для тебя все.

Увидев принца, толпа снаружи затихла, внутри тоже воцарилась тишина, как только он приблизился к своему верному слуге.

— Что происходит? Он ранен? — тихо спросил Данте, озабоченно глядя на Аристо. Тот, встретившись с глазами хозяина, едва заметно покраснел.

— Ваше Превосходительство, — сонно пробормотал он, — я пришел за лекарствами для своих больных костей… — не договорив, карлик закрыл глаза.

Маддалена опустилась возле него на колени.

— Не нужно ничего объяснять, мой Аристо, — ласково проговорил принц и вопросительно взглянул на Родриго.

— Ничего страшного, — ответила за него Маддалена. — Просто выпил не тот напиток — не что иное, как приворотное зелье. А выбирать пришлось между Лили и мной, — она добродушно усмехнулась.

— Прекрасная… прекрасная Лили, — пробормотал Аристо. — Но Маддалена… la bellissima…[29]

— Я заберу его домой, — Данте сокрушенно покачал головой. — Проснется в своей постели и, может быть, нам удастся успокоить его, уговорить… Ведь случившееся унизительно для него.

Родриго кивнул:

— Я помогу вам.

— Нет, — тихо, но настойчиво сказала Маддалена, прикрывая оголившиеся колени и бедра Аристо. — Пусть останется здесь, чтобы я могла наблюдать за ним. Действие приворотного зелья не угадаешь, тем более что он выпил больше чем один глоток, — она повернулась к Данте. — Вы согласны, principe?

Родриго обрадовался, что она спросила разрешения у принца. Он, как и все в таборе, знал, что его бабушка — сама себе хозяйка. Никто не может указывать ей, даже принц. Но знает ли об этом Данте? Уступит ли он ей?

— Над ним будут потешаться.

Маддалена не согласилась.

— Я позабочусь об этом, а когда он будет в порядке, отправлю домой.

Кажется, Данте был против, но, подумав, кивнул в знак согласия и поднялся. Остальные молча покинули фургон. Внезапно Родриго вспомнил о туфельках. Они были спрятаны как раз напротив того места, где лежал Аристо. Если Данте увидит…

Но принц поблагодарил Маддалену за заботу об Аристо.

— Каресса будет беспокоиться, обычно он всегда неподалеку. С вашего позволения, я ухожу, — Данте поклонился и бросил Родриго, — Увидимся завтра.

Глава 8

— Она здесь, — Карло передал Родриго копье. — Не ошибешься, таких волос нет ни у кого.

— Прекрасное обрамление для ее живого личика, — ответил Родриго, печально вздохнув. — Трудно представить, почему такая девушка не замужем, — он поудобнее устроился в седле и опустил глаза.

— А ты все никак не решишь, работать ли тебе на принца и быть рядом с его дочерью, сознавая, что она для тебя недоступна?

С нескрываемым удивлением Родриго посмотрел на Карло, которого называл братом. Неужели его мысли так легко прочесть?

— Лучше, если бы она уже была замужем, а? — тихо, с чувством продолжил Карло.

— Нет… лучше, если бы я остался во Франции, — признался Родриго.

— Ты увлекся призраком, брат. Памятью о девочке из прошлого. Не секрет, что Джульетта де Алессандро совершенно избалована, все это знают, но, конечно, человека, который хочет жениться на ней, это не охладит. Прекрасна и желанна… а ее отец — принц Монтеверди.

Родриго промолчал.

— Но ты же не всегда будешь здесь, — добавил Карло. — Кроме командования наемниками, Его Превосходительство даст тебе и другие поручения, ты ведь сам сказал, — он понимающе усмехнулся. — Найдем другую женщину. Вылечит сердце… и согреет постель ночью, si?

Родриго легонько похлопал Морелло, направляя его в сторону бойцового поля. Обернувшись через плечо к Карло, он ответил с горечью в голосе:

— Ценю твою заботу, но кажется, ты и сам не представляешь, за какое великое дело берешься ради меня.

— Так ты подарил ей щенка, чтобы тот ее защищал, да? От кого же? — Карло иронично рассмеялся. — Уж не от тебя ли самого?

— Поверь, брат, — поглаживая гриву коня, ответил Родриго. — Если бы у меня был хоть малейший шанс завоевать ее — если бы я имел на это право, — потребовалось бы нечто гораздо большее, чем трехмесячный щенок или даже взрослая собака, чтобы помешать мне.

— Бо никогда тебя не тронет. Он тебя любит, да и ты к нему привязался.

— Щенок еще достаточно молод, чтобы перенести любовь и преданность на Джульетту де Алессандро. Не хотел бы я оказаться на его пути через год.

Карло покачал головой и поднял руки, признавая свое поражение.

— Мария пришла посмотреть на тебя, — хитро улыбнувшись заметил он. — Вот это женщина, не то, что эти бледнолицые gorgio.

— А ревнивый Марко пришел посмотреть на Марию, — криво усмехнулся Родриго. — К тому же у меня нет планов относительно нее.

— Некоторые думают иначе.

Родриго негромко рассмеялся, и тут же раненая щека напомнила о себе. Для него смеяться и улыбаться было так же естественно, как дышать. А теперь и этого нельзя.

— Я не влюблен в Марию, — мягко возразил он, не обращая внимания на досадную боль. Затем тронул шпорами бока Морелло, и конь рванулся вперед.

Как бы я хотел, Карло, чтобы хоть на этот раз, недооценивая женщин, ты оказался прав. Однако, на всякий случай, он будет осторожен.

Прямоугольное поле, где им предстояло показать свое умение, было отмечено веревками с висящими на них цветными вымпелами, развевающимися на ветру подобно яркокрылым птицам.

По обе стороны поля в несколько ярусов стояли скамейки, а скромные навесы защищали зрителей от солнца и дождя. Неподалеку находилась палатка, которую называли «убежище», в ней участники могли надеть или снять доспехи, получить необходимую помощь или просто отдохнуть.

Времени на какие-то особые приготовления просто не хватило. А так как это не официальный турнир, то число и зрителей, и участников ожидалось небольшим.

Джульетта постаралась опоздать, но не осмелилась слишком задерживаться. К ее восторгу, сестра Бернардо Лючия прибыла вместе с мужем, и обменявшись новостями и сплетнями, молодые женщины направились к своим местам. Бернардо тоже был здесь, но без жены, так как Элизабета должна была скоро родить.

Джульетта вполуха слушала болтовню Лючии о событиях во Флоренции. Ее внимание привлек мужчина в черном и белом, ждущий с копьем своей очереди. Копьем нужно было попасть в небольшую мишень на конце шеста. В случае промаха мешок с песком, укрепленный на другом конце, сбивал неудачника с лошади.

Всего было пятнадцать или шестнадцать участников, в том числе Никколо, Бернардо, Витторио, Леон Сарцано, Данте и Родриго. Были здесь и несколько вассалов, а кроме того, Паоло с лучшими наемниками Монтеверди.

Стоял жаркий душный августовский день, редкое дуновение ветерка лишь слегка колебало воздух, насыщенный тяжелыми, густыми ароматами уходящего лета. По лазурному тосканскому небосводу изредка проплывали небольшие облака.

Участники не были полностью экипированы, доспехи в основном прикрывали грудь. Все сняли шлемы, ведь оружие применяли только тупое, а также, как подозревала Джульетта, из-за духоты. Конечно, если бы турнир был официальным, экипировка была бы серьезнее. А такие импровизированные состязания не требовали тяжелых доспехов ни для людей, ни для лошадей.

Чтобы придать происходящему шик, присущий любому турниру, каждый из мужчин сначала подъезжал к трибунам получить благословение дамы. Джульетта с удовлетворением отметила, что Родриго остался в стороне, наблюдая, как жены украшают лентами или яркими полосками материи мужей, а незамужние дамы — тех, кого выбрали сами. Когда Леон подъехал к Джульетте, она устроила целое представление, привязывая серебряную ленту к гриве его коня.

Кое-кто зааплодировал весьма экстравагантному способу показать благосклонность — такой материал был очень дорог. Опустив глаза, девушка украдкой взглянула на человека, которого решила полностью игнорировать. Темноволосая босая цыганская девушка — не та ли, которую Валенти обучал игре на лютне? — робко подошла к нему с алой лентой в руке. Даже со своего места Джульетта смогла увидеть теплую приветственную улыбку поощрения на лице Родриго. Он наклонился и принял ее знак отличия со всей подобающей торжественностью, щегольски отсалютовал, пришпорил жеребца и ускакал к другим участникам, собравшимся в дальнем конце поля.

Дерзость цыганки совершенно неожиданно вызвала раздражение Джульетты. Только тут она заметила маленькую группу Zingari, стоящих в стороне и, очевидно, пришедших посмотреть на происходящее. Среди них особенно выделялась высокая, красивая пожилая женщина, в длинных черных волосах которой сверкали серебряные пряди. Ее осанке позавидовала бы и королева. Маддалена, догадалась Джульетта, бабушка Родриго да Валенти.

При этой мысли девушка решительно отвернулась, обратив внимание на поле. Но происходящее там не давало возможности отвлечься от нежелательных мыслей и чувств. Каждый раз, когда наступала очередь Родриго да Валенти, Джульетта притворялась, что с величайшим интересом слушает возбужденную Лючию, однако ее глаза сами предательски обращались на звук удара копья о дерево. Уши отмечали аплодисменты, неизменно сопровождающие точный удар. Память воспроизводила яркие образы той ночи…

Из всех участников только Родриго и Данте ни разу не промахнулись. Леон, к удивлению Джульетты, был сбит с коня за тур до конца. Потом, к ужасу Лючии, ее отец неожиданно промахнулся… и свалился с лошади.

— Слишком стар для таких дел, — воскликнула она, в больших глазах отразилась тревога. — Ему почти пятьдесят! Анжело и Нардо в расцвете сил, а Никко еще моложе. Для них это естественно. Но зачем отцам, в их-то возрасте, доказывать свою удаль?

Джульетта улыбнулась.

— Так и будет до тех пор, пока они смогут сесть на коня, хотя у Паоло, кажется, больше здравого смысла. Посмотри, как начальник стражи со стороны наблюдает за соревнованиями.

Однако именно Паоло бросился к упавшему Витторио де Алессандро и помог подняться.

— Твой отец крепче, чем ты думаешь, Лючия, — обратилась Джанна к дочери, стараясь казаться невозмутимой. — Посмотри… твой брат знает, что отец не развалится, как марципан, и совершенно не беспокоится.

— Должно быть, я становлюсь чересчур заботливой, — вздохнула Лючия, поглядывая на двух малышей, играющих под присмотром Лизы. — Наверное, все женщины становятся такими, когда появляются дети, — она застенчиво улыбнулась.

Даже с этого расстояния Джульетта видела, как покраснел от смущения дядя. Он помахал Джанне рукой, будто прогоняя саму мысль о падении, и отошел в сторону, чтобы снова взобраться на коня.

Данте подъехал к нему и что-то сказал. Витторио рассмеялся, и братья вместе покинули поле, чтобы понаблюдать за более молодыми, не получившими еще достаточной порции ударов мешком. Джульетта видела, как снова и снова Родриго да Валенти поражает мишень, неустанно и безошибочно.

— Смотри, как задается, пытаясь затмить остальных, pavone, — негромко сказала она Лючии. — Павлин!

Лючия, не сводя с Родриго глаз, в ответ удивленно подняла брови:

— Этот, в скромной одежде? — она покачала головой. — Анжело сказал, что Валенти обучался во Франции. Все знают, какая у Карла прекрасная армия. Он поставил на колени все итальянские государства, это слова Анжело. Неудивительно, что Валенти такой умелый, — она прищурилась, продолжая смотреть на Родриго. — А он красивый, si? Как темный ангел…

Джульетта пожала плечами, чувствуя, как по спине заструился пот, хотя на ней было легкое платье, а над головой висел тент. Они не спасают от влажности, подумала девушка, и тут резкая боль в ноге внезапно напомнила ей о причине крайней нелюбви к Родриго.

— Если тебе нравятся Zingari, — и мысленно добавила — убийцы, прекрасно понимая, что единственная упорствует, ставя ему в вину смерть Марио ди Корсини.

С несвойственной ей целеустремленностью Джульетта отказывалась рассматривать причины и мотивы, заставляющие ее так поступать.

Девушка не заметила недоуменного взгляда Лючии, потому что была занята поисками недостатков у Валенти. Также не обратила внимания и на то, что Каресса пристально смотрит в ее сторону.

Каждый раз, когда Родриго поражал мишень, недовольство Джульетты возрастало. Подошли Данте и Витторио.

— Сейчас более важна артиллерия, — Данте принял от Карессы платок и промокнул влажный лоб. — Времена конных рыцарей миновали. Они должны спешиться и встретить противника в пехотном строю — это признано лучшими тактиками.

Он посмотрел на Джульетту.

— Сарцано считается умелым фехтовальщиком, — в глазах отца было какое-то молчаливое послание дочери, но понять его девушка не могла. — Но и Алессандро известны этим. Твой дедушка обучил нас с Витторио, я занимался с Нардо и Никко… и оказал некоторое влияние на Родриго, когда тот был юным.

Данте помолчал, затем вопросительно поднял бровь.

— Дочка, тебя не поразило его мастерство на поле? — и, не дождавшись ответа, добавил, — Никко просто боготворит его и сможет многому научиться…

— На меня, отец, благоприятное впечатление произвело мастерство Леона. Не понимаю, почему брат восхищается… — тут она решила, что лучше не оскорблять Родриго да Валенти, если отец и брат явно симпатизируют ему. — Э… восхищается сеньором Валенти, когда Леон не уступает тому и держится столь великолепно. У него прекрасные предки — настоящие урожденные дворяне, и такие манеры…

— А… понимаю. Ведь за свою долгую жизнь ты столько повидала, Джульетта, правда? — хотя в глазах Данте светилась насмешка, ответа он ждать не стал. Не обращаясь ни к кому в отдельности, принц сказал:

— Думаю, когда они закончат, мы возвратимся в замок — слишком жарко. А продолжим ближе к вечеру.

Джульетта смотрела, как мужчины один за другим выбывают Из соревнования. Каждый раз, когда Валенти сопутствовал успех, Джульетта злилась еще больше. Вдруг один из слуг привел на поводке Бо.

— Он скулил, madonna, — объяснил юный паж. — Марина приказала привести его к вам.

Он передал девушке поводок, и игривый щенок положил передние лапы на колени Джульетте. Неистово вертя хвостом, он тыкался маленьким черным носиком, обнюхивая все. Джульетта невольно рассмеялась, забыв свое раздражение.

— Он прекрасен, — отметила Лючия. При звуках ее голоса щенок настороженно поднял мордочку и посмотрел на женщину, а затем снова занялся своей хозяйкой. — Где ты его взяла? И что это за собака?

— Le grand chien de Montagne, — внезапно произнес мужской голос, — большая пиренейская горная собака.

Валенти. Джульетта узнала бы этот голос и этот беглый французский где угодно.

Лючия обернулась. Родриго почтительно стоял возле Джульетты, очевидно, ожидая приглашения присоединиться.

— А… вы, должно быть, сеньор Валенти, si?

Джульетта нехотя, сквозь зубы, представила их друг другу. Ее взгляд скользил по Родриго так, будто он был никто. Она вдруг заметила, что соседние места уже свободны.

Джульетта устремила взгляд на поле, так как Бо перенес внимание на бывшего владельца. Мужчины рассматривали рыцарские доспехи на противоположной стороне. Среди них был и Леон Сарцано.

Ее снова охватило раздражение, правда, теперь оно было направлено большей частью на Леона. Только бы Лючия осталась с ней, ей так не хочется находиться наедине с Родриго… хотя и на виду у всех.

— Для меня большая честь познакомиться с вами, — вежливо сказал Родриго, поднося к губам руку Лючии. Джульетта, не сумев придумать что-либо иное, была вынуждена пригласить его присоединиться к ним, чтобы не показаться невоспитанной.

— Пожалуйста, присоединяйтесь к нам, — услышала она как бы со стороны свой голос.

Девушка не могла отвести взгляд от красных полос на правой щеке Родриго. Он сел рядом с Лючией, и по какой-то необъяснимой причине вид оцарапанной щеки вызвал в глубине души Джульетты странное чувство.

— Так собака из Франции? — спросила Лючия.

— Да, мне подарил ее священник, который их специально разводит. Эти собаки служат пастухам для защиты от волков и медведей. Кроме того, они охраняют шато — замки.

Бо пробрался через колени Джульетты и Лючии, на миг отвлекая ее внимание, и с удовольствием свернулся на коленях Родриго, явно хорошо ему знакомых.

— Он привязан к вам, — заметила Лючия. Она взглянула на Джульетту, потом опять на Родриго и щенка. То, чего она не сказала, было ясно и без слов. Зачем же дарить такую собаку?

Прежде чем он успел ответить, Джульетта, вспомнив о хороших манерах, сказала:

— Grazi, signore. Благодарю вас за Бо.

Слова какое-то время словно висели в воздухе, они смотрели друг на друга.

— Не стоит благодарности.

— Я так понимаю, мы будем часто видеться, приезжая в Кастелло Монтеверди, — сказала Лючия.

Джульетта удивленно посмотрела на нее.

Слухами земля полнится, подумал Родриго, и ответил:

— Если я приму предложение Его Превосходительства. Ваш брат отличился на поле, — добавил он, меняя тему разговора. — Я познакомился с ним несколько лет назад и еще тогда обратил внимание на его прекрасное владение шпагой.

При упоминании об этом Джульетта замерла. Надо что-то придумать, чтобы избавиться от его присутствия.

— Спасибо, — улыбнулась Лючия. — Кстати, о Бернардо… — она бросила взгляд в сторону мужчин, толпившихся у повозки. — Он машет мне, — женщина встала и Родриго тоже галантно поднялся, держа на руках Бо. — Приятно было с вами познакомиться, сеньор да Валенти. Джульетта, мы увидимся позднее в замке, si?

И ушла.

Джульетта тоже встала. Родриго взял ее под руку. Девушка вздрогнула и похолодела.

— Простите мою смелость, — тихо промолвил он. — Но я подумал, возможно, вас заинтересует история этой породы собак.

Джульетта посмотрела на смуглые пальцы, касающиеся шелка рукава, потом подняла глаза.

— Я бы хотела знать, signore, о каком предложении вы говорили Лючии. Почему вас теперь будут постоянно видеть в Кастелло Монтеверди?

Он убрал руку, хотя, как показалось Джульетте, не потому, что этого хотела она, а потому, что сам так решил.

— Жаль, что эта перспектива не радует вас, — Родриго опустил на землю Бо, удерживая щенка на поводке. Джульетта в ярости посмотрела на него.

— Радует? Радует? — тихо, сквозь зубы процедила она. — После того, как вы воспользовались моим положением той ночью? Вы знали, кто я, однако осмелились соблазнить, как обычную…

Его голос был спокоен, но тверд.

— В вас нет ничего обычного, Мона Джульетта, как не было ничего обычного в том… в нашей встрече.

Девушка напряглась. Наверное, он считает ее idiota, падкой на такую бессовестную лесть.

Валенти видел, как меняется выражение ее лица, зная, что более опытная, зрелая женщина приняла бы эти слова за чистую монету.

Но не Джульетта де Алессандро. Тысячу раз дурак, но себя не переделаешь. Так случилось тогда, шесть лет назад, когда он выскочил из-за деревьев защищать семью Алессандро, несмотря на риск показаться глупцом.

Однако меньше всего ему хотелось огорчить Джульетту.

— Кто бы ни спросил, ничего не было.

— Я знаю, что было! Если бы не ваша щека… если бы мы были одни, я бы дала вам пощечину!

Голос совести шептал ей: А твое поведение после возвращения в замок?

Джульетта не вняла ему.

— Вас бы поняли, madonna, хотя теперь уже немного поздно. При всем уважении, я не думал, что вы будете так реагировать.

Джульетта осторожно огляделась, опасаясь, что их могли услышать. Она почувствовала, как капля пота скатилась по спине. Ей снова стало жарко.

— Если бы у вас было хоть на гран благородства, вы бы никогда не предположили, что я… что мне доставила удовольствие та встреча. Вот вам мой ответ, и он никогда не изменится!

Родриго отвернулся, невидящим взглядом уставился вдаль, лицо окаменело.

— На какое благородство может претендовать Zingaro перед лицом дочери принца?

Этот вопрос не требовал ответа, не столько даже сами слова, сколько их горечь. Здесь, с внезапным триумфом подумала она, здесь слабое место в его броне, в его раздражающей уверенности, неуместном юморе — сейчас-то он не улыбается! Не такой уж невозмутимый этот Родриго да Валенти, не такой уж спокойный, каким его все считают.

Проявление такой чувствительности там, где была задета гордость, оказалось бальзамом для Джульетты. Ей казалось, что он не придает значения ночному происшествию, тому, что являлось важнейшим событием в ее жизни. Просто причислил это к другим подобным трофеям, которые, она не сомневалась, собирал. Просто добавил ее к другим женщинам. О, как должно быть, он наслаждался ее падением! И вот теперь огорчен этим замечанием, тем, что поступил не как благородный человек.

А все потому, как он сказал, что в его жилах нет благородной крови… Цыган. Вероятно, она попала в самую уязвимую точку.

Все люди одинаковы, Джульетта. Не забывай об этом. Любой может подняться над обстоятельствами, потому что благородными не рождаются, а становятся.

Какая-то часть ее натуры игнорировала слова отца, потому что они не подходили к данному случаю. Родриго да Валенти — мошенник, негодяй, бродяга. Он без малейшего сомнения использовал ее неосведомленность в любовных делах. И все время знал, кто она, знал, какой пустой стала ее жизнь в то время, как сам весело устремился во Францию.

— А ваша жалость к себе только увеличивает число ваших недостатков, signore, — другая ее половина, еще способная отступить и осудить такое злое высказывание, тут же пожалела об этих словах.

Но было уже поздно. Невозможно, чтобы она извинилась перед человеком, нанесшим ей такое оскорбление. Родриго обернулся к ней, с его глаз будто спали шоры.

Неужели, думал он, чувствуя, как нарастает отчаяние, Джульетта де Алессандро, чей образ запечатлелся в его душе, на самом деле — лишь плод его собственной фантазии? Фантазии без реального воплощения, как и предполагал Карло? И этот образ он лелеял все эти годы! Неужели дочь Дюранте де Алессандро, его наставника и героя, может быть такой бесчувственной к другим? Такой несправедливой?

Под ее надменным взглядом ему хотелось уйти, но он не поддался. На мгновение Родриго да Валенти ощутил себя таким же грязным и недостойным, как и шесть лет назад, когда без всякой необходимости пришел на помощь Бернардо де Алессандро.

Но это длилось недолго. Что бы ни думала о нем дочь Данте, за последние годы он многому научился, в том числе и не сдаваться, не уступать жалости к себе. Его чувства к этой девушке переменятся, но для этого нужно время. Он для нее — никто, значит, свободен и волен идти куда угодно. Возможно, все к лучшему.

А время у него будет. И, вероятно, лучше всего отказаться от предложения Данте, по крайней мере, пока не утихнет боль в сердце.

Однако такое долгое чувство, даже увлечение, не проходит по приказу.

Джульетта почувствовала в нем какую-то перемену. Конечно, зашла слишком далеко и теперь ей импульсивно хотелось взять свои слова обратно. Ее мучила совесть, но ведь он первым поступил несправедливо. И этого не исправишь.

— Мои недостатки? — спокойно сказал он наконец и пожал плечами. — Кажется, да.

Родриго пристально посмотрел на нее, как бы желая лучше запомнить прекрасное, живое лицо. Прощание получилось молчаливое и грустное, более грустное, чем той ночью, когда он держал ее на руках. В ярком свете дня девушка, переполненная такой враждебностью, уже не была мечтой, нимфой из ночи.

Бо натянул поводок — кто-то приближался к ним. Но в этот бесконечный миг горящие синие глаза встретились с янтарными, в воздухе растворились невысказанные мысли и чувства.

— Ваши французские доспехи великолепны, signore! — напряженную тишину нарушил голос Леона Сарцано.

Родриго первым отвел глаза.

— Явился благородный кавалер, — сказал он еле слышно, глядя на подходившего Сарцано.

В его голосе прозвучала ирония, гнев рассеялся и его место заняла тупая боль утраты. Что ж, на его долю приходились более горькие разочарования и потери. Она не была твоей, так что ты ее не теряешь, верно?

Родриго кивнул, принимая комплимент Леона.

— К сожалению, честь изобретения столь искусной экипировки принадлежит не мне, — чувство полного крушения всех планов породило мимолетное желание заехать в лицо Леона Сарцано кулаком, но что это даст? Не исправить ни факта рождения, ни враждебности Джульетты.

Ни того, с горькой иронией подумал он, чему только что был свидетелем — его мечта, какой бы недосягаемой ни была, обратилась в пепел.

— Вы были просто чудесны на поле, — обратилась Джульетта к Сарцано, и какими же пустыми показались ей эти слова после напряженного выяснения отношений с Родриго да Валенти. Она попыталась еще раз:

— Если бы все мужчины в Италии были такими же, никто бы не смел говорить о превосходстве французской армии, не правда ли, сеньор да Валенти?

Ах ты маленькая плутовка, подумал он и вдруг, неизвестно почему, на сердце стало легко. С каким бесстыдством она поставила его в щекотливое положение, заставив делать комплимент человеку, за которого, очевидно, хочет выйти замуж. Человеку, который с большим восхищением смотрел на него, Родриго, чем на нее. Человеку, обладавшему, скорее, упорством и удачливостью, чем подлинным талантом, как во время утренних соревнований определил Родриго.

— Думаю, вы правы, — любезно согласился Родриго, едва сдерживаясь, чтобы не расхохотаться от такой вопиющей незаслуженной лести, что смутило бы и избалованную кокетку. Леон просиял от комплимента.

— Спасибо, Мона Джульетта… — легкий румянец смущения был почти незаметен на загорелых щеках, когда он встретился глазами с Родриго. — … сеньор да Валенти.

— Меня зовут Родриго, — мягко предложил тот, заметив, что благородному Леону Сарцано трудно называть его формально после совместно проведенного утра на пыльном бойцовом поле. Почесав Бо за ухом, он передал поводок Джульетте. — А теперь прошу извинить, Его Превосходительство призывает меня.

Кивнув огорченному Леону и слегка поклонившись Джульетте, он пошел прочь.

* * *

Старуха села отдельно от других, в конце импровизированных трибун. Было ясно, что она не из основной группы зрителей, но и не из цыган.

Женщина была одета по-крестьянски, распространяла вокруг себя запах асафетиды, отвратительно пахнущей смолы, используемой многими крестьянами, чтобы отгонять зло и болезни. Хотя, в данном случае, ею скорее пользовались, чтобы отогнать любопытных — особенно из знати, — которые могли приблизиться. При этом она знала, что ее присутствие не будет поставлено под сомнение благодаря великодушию принца Монтеверди.

Свободный капюшон скрывал волосы над грязным лицом, а необычайно яркие и живые глаза наблюдали за происходящим. Все это время женщина поглаживала черного кота, скрытого складками просторной накидки. Все ее внимание, несмотря на палящее солнце и жару, было целиком направлено на одного человека.

Каждый раз, когда он наносил точный удар по мишени, она хихикала, хотя ее сжигала ненависть. С этой ненавистью женщина встречала каждый рассвет в течение уже нескольких лет. Она преследовала этого человека даже во сне.

Когда соревнования были прерваны из-за жары, она соскользнула со скамейки, довольно проворно для сгорбленной древней старухи. Никто, казалось, и не заметил, как женщина направилась к лесу и скрылась среди деревьев.

— Но мы вернемся, да? — шепнула она коту. — Мы скоро вернемся.

Глава 9

Когда самая сильная жара спала, а все пообедали и отдохнули, решено было начать состязание в фехтовании. Именно здесь Родриго да Валенти показал свое мастерство.

Участники разбились на пары, проигравший выбывал, а победитель очередного поединка проходил дальше. В конце осталось четверо: Бернардо и Данте, Никко и Родриго.

— По крайней мере, семья Алессандро фехтует лучше, чем condottieri, — сказала Каресса Джульетте и Лючии.

— Si, — согласилась Лючия. — Но Анжело придется побольше попратиковаться с Нардо или Zio Данте, если хочет сохранить свою мужскую гордость.

Джульетта промолчала, негодуя в душе: Леон Сарцано уступил Родриго да Валенти. Какое право имеет этот бродяга быть среди победителей из семьи Алессандро?

Я оказал кое-какое влияние на Родриго, когда он был юным. Отец сказал это утром.

— Не у всех учителем был Дюранте де Алессандро, — заметила девушка.

Бо лежал на ее коленях, уткнувшись мордой в платье, и не шевелился, как будто понимал, что хозяйке не до него.

Взглянув на щенка, Джульетта вспомнила, как обрадовался Бо появлению Родриго… да так и оставался подле него, пока бывший хозяин не ушел.

Неудивительно, подумала она и почувствовала укол совести, ведь Бо принадлежал Родриго, они привыкли друг к другу.

Девушка нахмурилась, припоминая озадаченное выражение на лице Лючии. Тогда зачем он подарил его мне? Этого человека чертовски трудно понять.

Воздух прорезал звон стали — это сошлись Данте и его племянник. Соперники были равны: Бернардо на двадцать лет моложе, чем дядя, многому его научивший, однако Данте лучше владел мастерством. И когда он выбил шпагу из рук Бернардо, зрители зашумели — значит, Данте победил.

Джульетта взглянула на цыган, вернувшихся к окончанию состязаний. Среди них была девушка, чья лента все еще оставалась на рукаве Родриго, женщина, которую Джульетта определила как Маддалену, мужчина, выступавший в замке с медведицей, и еще несколько человек. Одеты они были пестро, но выглядели чистыми и опрятными. И снова Джульетте стало стыдно за недобрые мысли о них, когда дело касалось Родриго да Валенти. Они вели себя не более буйно, чем другие зрители, и восторженно приветствовали Валенти. Конечно. Ведь он один из них.

Поблизости она увидела Аристо, не сводившего глаз с Zingari. Особенно, насколько могла судить Джульетта, с Маддалены.

Маддалена? Красивая женщина, можно разглядеть даже издалека. Неужели Аристо нашел свою даму?

Ее внимание снова привлекли события на поле. В финал вышли Данте и Родриго, и Джульетта забеспокоилась об отце.

Ты опасаешься за принца Монтеверди, признанного мастера фехтования? Человека, чье присутствие, когда он был помоложе, оказывало честь любому турниру?

Моложе. Вот оно, ключевое слово. Джульетта украдкой посмотрела на мать. Каресса с легкой улыбкой наблюдала, как Данте и Родриго поговорили о чем-то, прежде чем разойтись. Паж предложил каждому из них воды. Родриго отпил глоток, усмехнулся и вылил остаток на голову. Данте, рассмеявшись, сделал то же. Даже с того места, где она сидела, Джульетта видела в глазах отца предвкушение боя. Соперничество, вот что больше всего нравилось Данте.

Прищурившись, девушка критически изучала Валенти… и вскоре забыла о недостатках, которые хотела найти. Мокрая рубашка, небрежно заправленная в черные короткие штаны, прилипла к телу, подчеркивая сильные плечи и грудь. Воображению не хватало модного камзола до бедер, хотя… Жаль, что у него не белые штаны. И тут же подавила в себе бесстыдную, похотливую мысль.

Виновато посмотрела в сторону матери. Но внимание Карессы было всецело обращено на мужа, зато Лючия, снова сидевшая рядом, отдала должное Валенти:

— Какой великолепный мужчина! Прекрасен, как Zio Данте, но такой смуглый!

— Темный дьявол, — еле слышно пробормотала Джульетта и добавила уже обычным голосом, — услышал бы тебя Анжело!

Лючия покраснела.

— Ну, мы ведь не новобрачные, — попыталась она защититься, но рассмеялась. — Однако постараюсь быть благоразумнее в суждениях, — и тут же добавила шепотом: — Посмотри на вон ту цыганочку, она так смотрит на Родриго, будто он сам Господь Бог. И ее лента У него на рукаве. Думаешь, он любит ее?

Джульетта посмотрела на Марию. И вздрогнула… Выражение лица девушки не могло быть ничем иным, как любовью. Интересно, каково любить кого-то постороннего, не из семьи? Любит ли Валенти эту девушку, как предположила Лючия? Целовал ли он ее, обнимал так же, как Джульетту? Эта мысль почему-то беспокоила ее.

—… говорят, что он поет, как ангел, и так же играет на лютне, — продолжала Лючия. В памяти Джульетты невольно зазвучал голос Родриго да Валенти.

— Наверное, можно сказать и так, хотя большинство песен — французские, и поет их он по-французски.

Лючия оторвала взгляд от Родриго и пристально посмотрела на кузину.

— Разве ты не считаешь, что он красив?

Джульетта пожала плечами.

— Если тебе нравятся ужасно самонадеянные и смуглые Zingari. Мне больше по вкусу Леон, настоящий джентльмен, и выглядит…

Внимание Джульетты отвлек Данте, что-то крикнувший Родриго. Тот ответил, но не успели его слова замереть, как Бо спрыгнул с колен Джульетты. Поводок соскользнул, и прежде чем она хоть что-то успела сделать, щенок уже миновал скамейки, увернулся от нескольких удивленных зрителей и радостно метнулся к Родриго.

Играя, Бо напал на ноги Валенти, и тогда тот вложил шпагу в ножны, взял собачку на руки. Джульетта видела, как он поднял щенка и слегка потряс. Девушка видела его широкую улыбку, тон, которым он что-то говорил Бо, звучал немного укоризненно, но слов разобрать было невозможно.

— Да он хочет защитить тебя! — добродушно заметил Данте. — Знает, кто победит.

Родриго улыбнулся в ответ.

— Скорее, заранее поздравляет меня, principe, — он посмотрел на трибуны, но молодая цыганка уже подбежала к нему.

Девушка что-то негромко сказала, они посмотрели друг на друга. Родриго кивнул и передал ей Бо, затем указал на Джульетту.

— Посмотри, — сказала Лючия. — Собирается вернуть его тебе.

— Щенок не может принадлежать мне, — внезапно решила Джульетта. — Я не знала, что они так близки. Вероятно, это первая собака Валенти, — девушка поджала губы, так как Мария уже подошла к ним и остановилась у нижней скамейки.

Запыхавшись, девушка обратилась к Джульетте.

— Perdonami, madonna, — оливкового цвета щеки мило покраснели. — Родриго приказал мне вернуть вам Бо.

Джульетта принужденно улыбнулась и заглянула в теплые, темные глаза цыганки. Нехотя протянула руку за щенком.

— Grazi… э?

— Мария, madonna.

— Grazi, Мария, но я вижу, Родриго любит, когда его обслуживают.

Лючия взглянула на Джульетту так, словно у той было две головы. Мария нахмурилась, явно озадаченная.

— Мона Джульетта?

— Я не имела представления, что Бо так привязан к сеньору да Валенти… Вероятно, это его первый хозяин, — произнесла девушка, потому что соседи, включая мать, смотрели в их сторону. — Я пока возьму его, но со стороны Валенти вообще жестоко отдавать его. После состязания мне придется его вернуть.

— Простите мою смелость, — Мария глубоко вздохнула, будто набираясь храбрости, — но Родриго хотел подарить вам что-нибудь, а Его Превосходительство сказал, что вы любите животных и у вас нет своей собаки.

А ты откуда это знаешь, хотела спросить Джульетта, но лишь сказала:

— И все же нехорошо с его стороны сбивать с толку Бо, какие бы добрые намерения у него ни были, — все это время дочь принца рассматривала лицо девушки и блестящие темные волосы, прикрывающие плечи.

Не смотри так, это грубо.

Она отвела взгляд от гладкой оливковой кожи Марии в разрезе простой красной блузки.

— У него есть еще только одно животное — Морелло, — объяснила Мария и опустила глаза, но, смущенная тем, что, защищая Родриго, так много о нем рассказала.

В разговор вступила незаметно подошедшая Каресса.

— Такая жертва выходила бы за пределы учтивости и даже привязанности, — улыбнулась она Марии. — Condottiere ведь очень зависит от своего коня, правда, Мария?

— Да, — Мария просияла.

Каресса могла сделать так, что любой, с кем она разговаривала чувствовал себя спокойно и значимо.

— Он мог бы подарить вам Лили, madonna — простодушно продолжала цыганка, нарушая размышления Джульетты, — но что бы вы делали с медведем?

Каресса и Лючия громко рассмеялись. Джульетта не видела ничего смешного в словах девушки, но выдавила улыбку:

— Спасибо, что вернули мне Бо…

— Начинают! — услышали они голос Никко, и Лючия подалась вперед, стараясь ничего не пропустить.

Застенчиво улыбнувшись и кивнув головой, Мария убежала.

Родриго обнажил шпагу и занял позицию напротив Данте. Он столкнулся с неожиданной дилеммой.

Биться по-настоящему и, возможно, одержать верх? Ведь если подыграть, Данте, конечно, все сразу поймет, принца Монтеверди так просто не проведешь. Но одержав победу, только еще больше разожжет враждебность Джульетты… если это вообще возможно.

Лучше не принимать Джульетту в расчет, разумно решил Родриго. Они уже скрестили шпаги и только ждали сигнала к началу. Даже если постараться, вряд ли можно усилить ее неприязнь. И это уже не имеет значения, ведь все выяснилось несколько часов назад.

Родриго знал, что, вероятно, победит. И дело не в тщеславии или самомнении. Он только что вернулся из страны, где вникал в малейшие тонкости фехтования под руководством прекрасных инструкторов, чтобы таким образом зарабатывать деньги.

Родриго заметил, что красная лента Марии все еще на рукаве. Он должен все отдать этому состязанию и доказать каждому, кто сомневается, что незаконнорожденный цыган может стать умелым condottiere. Помимо всего прочего.

Он принял решение. К черту незапятнанную репутацию Данте как превосходного бойца. И к черту его эгоистичную и избалованную дочь.

— До первой крови! — крикнул Данте.

Кое-кто из зрителей забеспокоился, послышались встревоженные голоса. Несмотря на только что принятое решение, Родриго в душе засомневался. Ему не хотелось ранить Данте, да и само состязание становится более опасным.

— Какие ставки? — успел спросить Витторио, пока бой еще не начался.

— Ставки между мной и Родриго, — ответил Данте.

Его глаза вызывающе блестели. Тихо, обращаясь только к Родриго, принц произнес слова, потрясшие его соперника:

— Рука моей дочери, Валенти.

Родриго в изумлении поднял брови. Данте кивнул.

— Если ты победишь, она твоя. И все, что полагается в таком случае мужу — приданое, престиж… Принимаешь?

Прежде чем Родриго успел осознать эти слова, подали сигнал, и Данте, воспользовавшись временным замешательством соперника, заставил его отступить.

Зрители приветствовали принца. С того места, где стояли цыгане, раздался голос Карло:

— Плохое начало, Риго, тебя этому учили во Франции?

Отступать? Нарочито язвительные слова брата вывели Родриго из шока от предложения принца. Он машинально занял оборонительную позицию и постарался выбросить из головы посторонние мысли.

Тем больше причин позволить ему победить, ведь уже решено, что Джульетта — последняя женщина, которую ты бы хотел для себя… Неужели?

Данте снова напал, ловко нанеся рубящий удар. Родриго увернулся с ловкостью танцора. Теперь уже аплодировали цыгане, но для него все окружающее вдруг исчезло. Остались лишь они вдвоем. Родриго сделал ложный выпад вправо, Данте предугадал маневр и, отклонившись влево, парировал удар.

— Ты всегда был хорош в финтах, — сказал принц.

— Это вы научили меня, — Родриго прыгнул вперед, стараясь выбить оружие из рук Данте.

Но тот описал шпагой дугу и, держа оружие двумя руками, нанес смертельный горизонтальный удар. Клинки встретились, сталь остановила сталь.

— Так вы хотите получить удовольствие? — усмехнулся Родриго.

— Покажи, чему тебя научили французские мастера! — вызывающе ответил Данте, нанося рубящий удар сверху вниз и заставляя Родриго делать прыжок в сторону.

— Так! — Валенти закружился, как дервиш.

Он провел тот же прием, и Данте так же ушел от удара. Но прежде чем принц нанес ответный укол, шпага Родриго, продолжая двигаться по кругу, рассекла рубашку противника. Принц с поразительной ловкостью отпрыгнул назад.

— Крови нет, — он покачал головой.

Родриго огорчился — ему не хотелось ранить Алессандро, даже легко. Нанести удар, который только бы разрезал кожу, чтобы показалась кровь, очень трудно, особенно когда имеешь дело с умелым противником, отдающим все силы борьбе.

Но непобедимых не бывает. С возрастом убеждаешься в этом все больше. Нужно забыть о своем близком знакомстве с соперником. Родриго не только хотел завоевать репутацию в Тоскании. Если по какой-то причине он позволит принцу победить, то не столько докажет этим свою любовь, сколько нанесет Данте оскорбление, ведь Алессандро поставил на кон руку своей дочери. Хотя, наверное, он говорил об этом не всерьез.

Мысли Родриго были прерваны новой атакой Данте. Шпаги скрестились, и несколько секунд соперники боролись лицом к лицу, оба одинакового роста, одинакового, как казалось, мастерства, но такие разные!

Зрители шумели, подбадривали, восторгались. Данте смотрел в глаза Родриго, как бы говоря: Ну, попробуй, одолей своего старого хозяина… и получишь в награду его дочь!

Конечно. Это доказательство любви принца, Данте явно хочет, чтобы Родриго вошел в семью Алессандро.

И внезапно, вдобавок к возбуждению и решимости, он почувствовал такой прилив энергии, что отбросил все чувства, мешающие победить.

Если он ранит Данте, никто его не обвинит, ведь хозяин Монтеверди сам предложил биться до первой крови.

Мощным рывком Родриго отбросил шпагу принца. Блеск металла в лучах заходящего солнца, звон и скрежет — все слилось в единую, хотя и не очень мелодичную, песню боя, пока еще бескровного.

Зрелище двух сражающихся мужчин принесло Джульетте волну воспоминаний. Марио ди Корсини, он был почти таким же светлым, как отец, а замечательная гибкость юного Родриго да Валенти уже тогда обещала перерасти в почти совершенное мастерство.

— Джетта? — услышала она ласковый голос Карессы.

Мать поменялась местами с Лючией и теперь сидела рядом с ней. Каресса положила руку на сжатый кулак дочери.

— Он убьет его, — пробормотала Джульетта. — Наверняка…

— Это дружеское состязание, дочка, а не смертельная дуэль, — мать гладила пальцы дочери, разжимала их, успокаивая. — Посмотри, как доволен твой отец!

Но Джульетта не могла смотреть на эту битву так, как это делала Каресса. Лица обоих фехтовальщиков блестели от пота, рубашки облепили тела.

Данте в третий или четвертый раз — Джульетта уже сбилась со счета — прыгнул в сторону, чтобы уйти от косого удара шпаги Родриго… и подвернул стопу.

В мгновение ока Валенти воспользовался ситуацией. Ухватив шпагу двумя руками, он нанес удар сверху, чтобы выбить оружие у соперника.

Данте отскочил назад, почти на безопасное расстояние. Но не совсем. Как молния, шпага Родриго со свистом прорезала воздух и зацепила локоть принца. На бледно-желтом рукаве сразу же выступила кровь. Zingari приветствовали успех Валенти ревом одобрения.

Родриго подал руку принцу, тот принял помощь недавнего противника и с ловкостью, отвергающей его возраст, поднялся на ноги. Несмотря на поражение, Данте усмехнулся:

— Мошенник, ты конечно понимаешь, что совершил?

Родриго бросил взгляд в ту сторону, где сидела Джульетта. Прелестное личико выражало беспокойство, очевидно, об отце. Он снова посмотрел на принца.

— Dio, теперь у меня есть подходящая работа, — и запрокинув голову, внезапно рассмеялся от необъяснимого восторга. — Скорее она пострижется в монахини, чем выйдет за меня замуж, — добавил он еле слышно, когда приступ смеха прошел.

Данте поднял шпагу, вложил ее в ножны и обнял Родриго за плечи. Так они и направились к трибунам.

— Джетта сама не знает, чего хочет, вернее, что ей нужно, — усмехнулся принц, вытирая рукой пот со лба.

— Вы серьезно? — спросил Родриго, страшась любого ответа.

— Да. Это было решено, figlio mio, еще когда ты уехал во Францию, — принц искоса посмотрел на Родриго. — Джульетта вряд ли оценит, что из-за твоего упрямства оставалась в девичестве целых два года.

Она не оценит ничего из того, что вы ей сегодня скажете, подумал Родриго, готовясь к худшему.

Праздник устроили в большом зале. Как всегда, Данте пригласил участников состязаний, а также великодушно включил в число приглашенных и цыган, чтобы все приняли участие в «особом чествовании», как он выразился.

Скорее, это была шумная веселая вечеринка, чем официальный обед, потому что принц находился в необычайно приподнятом настроении. В его глазах мелькало озорство, да и всем своим поведением он совсем не походил на человека, только что лишившегося титула лучшего фехтовальщика Тоскании.

Некоторые гости еще сидели за столом, когда начались танцы. Джульетта увидела, как Родриго отплясывает под бурные звуки тарантеллы не с кем иным, как с Марией. Танцевали они с такой живостью, что было ясно: он нисколько не ослабел после участия в состязаниях и все свое внимание уделял прекрасной цыганке.

Джульетта невольно залюбовалась его движениями. Родриго переоделся в темно-лиловые с белым штаны, длинные мускулистые ноги, казалось, не знали усталости. Глядя на них, девушка вновь ощутила странное чувство, напомнившее ту восхитительную лунную ночь.

Злясь на себя, она поискала взглядом Леона Сарцано. Ее предполагаемый жених с головой ушел в беседу с двумя своими вассалами. Говорит ли этот человек о чем-либо вообще, кроме как о сыне и о войне, раздраженно подумала Джульетта. Никко схватил ее за руки и повел за собой.

— Пошли, Джетта, покажем этим Zingari, что они не единственные, кто умеет танцевать тарантеллу.

Джульетта была рада делать все что угодно, лишь бы избавиться от распирающих ее раздражения и энергии. Она уступила без колебаний и с удовольствием отдалась энергичному танцу.

Как и отцу, ей нравились музыка и танцы, и в этом Джульетте не мешали ни застенчивость, ни приличия. Она хорошо танцевала и любила получать неизменные комплименты за грацию и ритмику.

Однако новый бальзам, изготовленный Аристо, все же не мог творить чудеса. Свежая повязка помогла Джульетте на какое-то время позабыть о ране, однако тарантелла — это уже чересчур. Сжав зубы и улыбаясь, девушка продолжала танцевать, решив не уступать какой-то босоногой цыганской потаскушке в развевающейся юбке. Она не отставала от Никко, волосы рассыпались по плечам, лицо сияло от возбуждения. Джульетта любила двигаться, любила внимание. И, конечно, развлечения…

В конце концов нога подвела ее. В какой-то момент она подвернулась, и Джульетта стала падать. Брат успел поддержать ее.

Но упасть не дали другие сильные руки, подхватившие Джульетту. О нет, с досадой подумала девушка, только бы не герой дня. Подняла голову и встретилась взглядом с Родриго да Валенти. Жаль, у нее нет крыльев улететь от этих глаз и объятий.

— Вам не нужно танцевать, cara, — укорил ее Родриго, неся через зал.

Встревоженный вид Марии, следовавшей вместе с Никко за ними, только подлил масла в огонь, разожженный таким унижением.

— Скажите, по какому праву вы позволяете себе такие вольности? — буквально прошипела она сквозь зубы, ощущая всем телом силу и мощь, исходившие от него.

— Perdonami, — извинился он, — я забылся.

— Кажется, это входит у вас в привычку, — голос прозвучал слишком резко. — Не ваши извинения, а привычка пользоваться девичьей слабостью.

Родриго усадил Джульетту за один из столов, сдвинутых к стене зала. Он обращался с ней так, словно она была из хрупкого муранского стекла. Однако все это не тронуло девушку, тем более когда за его плечом появилось лицо Марии.

— Вы ушиблись, Мона Джульетта? — озабоченно спросила молодая цыганка.

Джульетта уловила в ее голосе искренность и ей стало стыдно за злые мысли. Она принужденно улыбнулась Марии и стоящему рядом Никко.

— Я… я просто подвернула ногу, Мария. Ничего страшного.

Родриго отметил теплый взгляд и ласковый голос обращенные к Марии, и тут же простил тот нелюбезный тон, с которым девушка отвергла принесенное им извинение. Подошли Каресса и Аристо.

— Что случилось, nina? — спросила мать, а карлик склонился над девушкой, прикрыв от Карессы ее больную ногу.

Прежде чем ответить, Джульетта обменялась со слугой многозначительным взглядом.

— Просто растянула лодыжку, — ответила девушка, отмахиваясь от вопросов. — Не стоило пускаться танцевать тарантеллу, не попробовав сначала что-нибудь менее живое, si?

Родриго заметил, как улыбка оживила ее лицо. Наградит ли она хоть когда-нибудь такой улыбкой его? Романтичный глупец.

Закончилась тарантелла, музыканты встали, отложили инструменты и поклонились.

— Полагаю, Моне Джульетте следует на время покинуть зал, чтобы я мог позаботиться о ее ноге, — предложил Аристо.

— Дайте мне взглянуть, — попросила Каресса, но Родриго удержал ее за руку.

Впервые за время знакомства с Родриго да Валенти Джульетта была благодарна ему за быструю реакцию.

— Не беспокойтесь, я заметил, что все не так уж плохо, когда нес ее. Думаю, не стоит смущать девушку лишний раз, — добавил Родриго на ухо матери.

Каресса взглянула на пунцовые щеки дочери и решила, что та очень стесняется происшедшего. Она выпрямилась и кивнула, улыбнувшись Родриго.

— Тогда пойди с Аристо, — Каресса поправила волосы дочери. — Ты сможешь вернуться после.

— Мои добрые друзья и семья! — прогремел вдруг мужской голос.

Глаза всех присутствующих обратились к центральному столу. За ним стоял принц Монтеверди, держа в руке золотую чашу. Этот драматический жест как нельзя лучше подходил Дюранте де Алессандро.

В зале наступила тишина. Интересно, подумала Джульетта, что же такое важное собирается сообщить отец, даже прервал праздник. От танцев и вина Данте раскраснелся, глазами он искал Карессу.

Джульетта видела, как взгляд отца остановился на супруге, явление довольно частое, ведь принц открыто советовался с женой по всем делам и не обращал внимания на то, что думают об этом другие. Все смотрели на принца.

Джульетта вдруг подумала о Леоне. Тот сидел за одним из столов. Она напряглась. Может быть, это будет долгожданное объявление о помолвке?

На самом деле ты ведь не хочешь замуж за Леона? За весь день, да и вечер, он едва ли сказал тебе несколько слов.

Сама не зная почему, она перевела взгляд на Родриго да Валенти. Опустив ресницы, тот украдкой наблюдал за ней. Но так быстро поднял глаза на Данте, что девушка решила — ей просто показалось.

— В соответствии с моим исключительным настроением сегодня вечером я рад объявить о чрезвычайном событии — запоздалой помолвке нашей дочери Джульетты Марии… — он помолчал, усмехнувшись, и отпил глоток вина, затем протянул кубок в направлении Джульетты. — Поднимись, пожалуйста, сага mia.

Джульетта заподозрила неладное. Родриго повернулся к ней, в ярко-голубых глазах светилась открытая радость и нежность. Предчувствие беды нависло над ней дамокловым мечом, и даже лежащая на плече рука матери не успокаивала.

— Помолвке с… — Данте театрально сделал паузу, и у Джульетты зашумело в ушах, — сеньором Родриго да Валенти, — он снова поднял руку с кубком.

Шум в зале смешался со звоном в голове. Ошеломленная, все еще не веря услышанному, Джульетта уставилась на Родриго да Валенти.

Глава 10

Вероятно, у Джульетты было такое выражение лица, что Родриго мгновенно предложил ей руку и тихо сказал:

— Он призывает нас к себе. Вы можете идти? Вы можете идти? Вы можете идти?

Ее отец все разрушил, лишил последнего шанса на счастье, а этот еще спрашивает, может ли она идти. Родриго озабоченно нахмурился.

— Вас отнести?

О да, подумала девушка, и гнев помог сбросить оцепенение. Это-то ему нравится! Отнести ее на глазах у всех и каждого, как приз, выигранный на турнире!

Турнир? Приз? В ее смятенном сознании эти слова прозвучали тревожно, как удар колокола. Ставка между Родриго и мной… Нет, ее отец не может так необдуманно поступить с ней. А почему нет? Посмотри, как он стоит у стола… уверенный в себе, любимый всеми, щедрый хозяин Монтеверди. Глаза блестят, щеки горят — Leone явно счастлив.

Родриго вывел ее из убежища окружающих озабоченных лиц: Каресса… Никко… Аристо… цыганка… в толпе неожиданно появилось лицо Леона, возможно, слегка огорченного, но с восхищением взирающего на победителя.

Джульетта ничего не могла поделать и позволила Родриго да Валенти вести ее, как овцу на бойню. Она могла бы ругаться, визжать, рвать на себе волосы, царапать его лицо, чтобы раны кровоточили, но единственное, чего она добьется — выставит себя дурой.

Потому что все решено, она целиком во власти Дюранте де Алессандро. Если пожелает, он может отправить ее в монастырь или выдать замуж за лягушку. Он может заставить ее скрести полы, пока она не сотрет пальцы в кровь. Может усадить ее в кровать, уставить столы сладостями и еще приставить евнуха, пока она не сойдет с ума или не растолстеет, как сосиска.

Однако Джульетта знала, как любит ее отец, знала и то, что ей многое прощается из того, за что другие были бы наказаны.

Мелькнула мысль, что все бумаги, связанные с помолвкой, вряд ли подписаны. Она не сдастся без борьбы, ей не нужна эта пародия на замужество.

Девушка тяжело, даже яростно наступила на больную ногу — пусть ей будет плохо. Может быть, рана загноится, нога отсохнет и отвалится… даже Родриго да Валенти не нужна одноногая жена.

Приблизившись к столу, где ожидал принц, она отпустила руку Родриго и подняла голову. Скрывая боль и гнев, Джульетта подошла к отцу. Она из семьи Алессандро и на глазах у всех будет вести себя соответственно.

— Каресса! — позвал принц. — Никколо! Подойдите к нам!

Толпа гостей восторженно зашумела, и Джульетта догадалась, что мать и брат позади них. О, отец знал, как играть с людьми… как пользоваться моментом.

Он подошел, чтобы встретить их — церемонно поцеловал руку дочери, обнял Родриго и Никко. Приподнял Карессу и поцеловал, прежде чем отпустить.

И людям это нравилось. Им нравился принц. Им нравилась его семья. И все были в восторге от того, что для жизнерадостной прелестной Джульетты де Алессандро найден муж.

* * *

— Если вы думаете, что я смирюсь с этим, вы жестоко ошибаетесь, — тихо сказала Джульетта стоящему рядом Родриго.

Она сидела на диване в комнате родителей, положив укрытую легким покрывалом ногу на подушку. Данте в коридоре договаривался с каким-то человеком о составлении брачного контракта.

На какое-то время они остались одни, и Джульетта воспользовалась моментом, чтобы высечь этого развратника Родриго да Валенти.

Тот стоял возле небольшого письменного столика с бокалом вина в одной руке, другой поглаживая тонкое стекло. Его пальцы замерли при этих словах.

— Для меня это был такой же сюрприз, как и для вас.

Явно не поверив, девушка презрительно взглянула на него.

— Тогда скажите отцу, что вы отказываетесь!

Он слегка приподнял брови.

— У меня нет привычки оскорблять даму, madonna. Даже если она, возможно, заслуживает головомойки, — их взгляды встретились, и Джульетта почувствовала, как он притягивает ее. — И потом, надо быть совершенным идиотом, — спокойно продолжил Родриго, — чтобы отказаться от руки дочери принца Монтеверди, даже если бы та была уродлива, как ведьма, и остра на язык.

Девушка глубоко вздохнула.

— Скажите отцу, что вы не хотите жениться на мне, или…

Родриго на мгновение опустил ресницы, затем вновь взглянул на нее.

— Или что? — мягко спросил он.

Бросив быстрый взгляд на чуть приоткрытую дверь, она ответила:

— Или я расскажу отцу, что случилось той ночью.

В последовавшей за угрозой тишине из коридора донеслись голоса. Родриго подошел к дивану так близко, что Джульетта могла дотронуться до него. Он присел, и их глаза оказались на одном уровне.

— Вы можете рассказать ему что угодно, Джульетта mia, — его дыхание касалось ее щеки, а губы, казалось, ласкали ее имя, — но что бы вы ни рассказали, вы погубите себя.

Родриго видел, как девушка поджала губы, и ощутил ноющую боль сожаления. И все-таки он не позволит ей поменяться ролями и вынудить его защищаться, когда оба знают правду. Даже Джульетта де Алессандро должна признать свою долю вины, хотя бы перед самой собой. Он не позволит ей уйти от ответственности с помощью подобной тактики.

Родриго искренне надеялся, что на самом деле ее характер лучше. Должен быть лучше, Данте и Каресса не могли вырастить столь эгоистичного ребенка.

А ты наивный идиот, если рассчитываешь на здравый смысл, твое сердце опережает разум.

— Возможно, — ее глаза потемнели, — и особенно, когда имеешь дело с человеком низкого происхождения, ничего не знающим о хороших манерах.

Никогда за свои семнадцать лет она так уничижительно не отзывалась об обстоятельствах рождения другого человека. Одна ее часть испытала отвращение, но другая, темная и злая, одержала верх.

— Извините меня, сделайте милость, — тихо, с сарказмом ответил он, — но невежественный цыган не знал, что у некоторых особ ложь считается хорошими манерами, как и неприятие последствий своего… поведения.

— Несмотря на вашу угрозу, сеньор, я могу пойти в Санта-Лючию, — живо воскликнула Джульетта, — а вы будете вынуждены испытать гнев моего отца за вашу роль в нашей… встрече.

— Тогда, может быть, вам следует рассказать Его Превосходительству о своем желании служить Богу. Это, кажется, ваше давнее желание, при вашей чувственной натуре.

— Вы отвратительны! — бросила она сквозь зубы. Но и в гневе Джульетта поймала себя на том, что рассматривает заживающие раны на его щеке.

— С другой стороны, — продолжал Родриго, явно не задетый ее заявлением, — если я расскажу ему о том, что случилось у табора — вашу версию или мою — то он ведь воспользуется этим, как еще одним доказательством необходимости брака. И может даже принять меры к ускорению свадьбы.

Такое рассуждение разрушило чары и заставило ее опустить глаза на высунувшуюся из-под покрывала ногу. И что это на нее так подействовал вид раненой плоти? Неизвестно почему пальцы ноги замерзли, тогда как все тело хранило тепло гнева, вина и близости Родриго да Валенти, хотя последнее она бы отрицала.

— Вам холодно? — мягко спросил он. Не успела Джульетта ответить, как Родриго уже поправил покрывало, прикосновение его теплых пальцев показалось ей удивительно чувственным. Невольно девушка вспомнила, как совсем недавно он ухаживал за ее ногой, вызывая в ней вовсе не болезненные ощущения.

Она с трудом подавила желание отдернуть ногу, когда в комнату вошел отец. В его глазах мелькнула искорка, когда Родриго выпрямился, поправив покрывало.

— А… вижу, вы укрепляете знакомство. Бумаги будут готовы завтра, — и продолжил, не дождавшись ответа: — Выпьем за предстоящую свадьбу?

Родриго подозревал, что Данте знает об истинных чувствах дочери, но делает вид, что ничего не случилось. Надо будет воспользоваться этой тактикой.

Данте предложил Родриго еще вина и передал бокал Джульетте.

— Поможет от боли в лодыжке, дочь.

Принимая бокал, девушка внимательно посмотрела на отца, отметив жизнерадостность в его лице, в каждом движении. Как победитель битвы, мрачно подумала Джульетта. Оживлен даже больше, чем обычно, и причина этому понятна.

— Надеюсь, вы не решили мою судьбу на бойцовом поле? — ласково спросила она.

Брови Данте взметнулись, губы сложились в улыбку.

— Конечно нет, Джетта. Твое будущее благополучие слишком важно для нас с матерью, чтобы так, походя, решать этот вопрос, — принц поставил глиняный кувшин на стол и наклонился к дочери.

— Все было решено почти шесть лет назад, хотя даже Родриго не знал о моих намерениях, — Данте подошел к молодому человеку, обнял за плечи и с улыбкой посмотрел на него. — Эта пара — моя давнишняя мечта. По многим причинам это великий день для дома Алессандро.

Родриго скрыл свое лицо, низко наклонившись к бокалу.

— Вы льстите скромному солдату, principe, — тихо произнес он. — И, возможно, обижаете Мону Джульетту.

Джульетта ощутила, как полыхнуло жаром лицо, потому что он попал в точку. Она наблюдала, как он пьет, опускает бокал, поднимает на нее глаза. По неизвестной ей самой причине девушка не выдержала взгляда. Виновата ли в этом искренность голоса Родриго, показавшая, что он менее высокомерен, чем она хочет считать? Или все дело в том, что Родриго имеет какую-то необъяснимую власть над ней — и физически, и эмоционально, хотя она сопротивляется этому? Данте сжал плечо будущего зятя.

— Занятие человека ни в коей мере не является настоящим мерилом его ценности — эту философию я пытался внушить вам обоим. Сегодня днем ты продемонстрировал такое умение, что считать тебя скромным солдатом просто невозможно. Я удовлетворен тем, что видел и слышал, Риго, и с нетерпением ожидаю, когда ты войдешь в нашу семью. А что до обиды моей дочери, то это совершенно немыслимо, — слегка нахмурив лоб, он посмотрел на Джульетту.

Этот вопросительный взгляд заставил ее отвести глаза. Родриго отметил это.

— Разве что она затаила недовольство с того дня, когда несчастный случай стал причиной гибели Марио ди Корсини, — добавил Данте.

Расскажи ему! Расскажи все о прошлой ночи!

Но сделать это сама она не могла, Родриго был прав. Как бы ни заставляла гордость отрицать сей факт, разум напоминал — она виновна в равной с ним степени. Противоречие заключалось в том, что этот постыдный случай только углублял ее враждебность к жениху.

— Я знаю лучше, папа. Я была там.

Но это не означает, что я принимаю Валенти, добавила она про себя в молчаливом возмущении.

— Хорошо! Утром, как только документы будут готовы, мы сможем их подписать, — принц усмехнулся. — У меня такие планы! Никко мой наследник, si, и когда-нибудь станет прекрасным хозяином Монтеверди, но предстоящий союз моей дочери с человеком, которого я считаю вторым сыном, имеет для меня особое значение, — он помолчал, задумчиво глядя на Джульетту. — Причин откладывать свадьбу нет. Ты и так долго ждала, правда, nina?

— А что… Леон Сарцано?

— Сарцано? — Данте покачал головой. — Леон тебе не подходит. Понимаешь ты или нет, Джетта, но этот факт важен для нас с матерью. Ну, а теперь, не назначим ли мы день в октябре?

Отчаяние волной накрыло Джульетту. Октябрь? А сейчас уже почти сентябрь! Почему Леона Сарцано отбросили как возможного жениха одним кивком головы? Собираясь возразить, девушка открыла рот, но ее опередил Родриго:

— Сомневаюсь, что у нас хватит времени для должной подготовки, principe. И Моне Джульетте потребуется время, чтобы свыкнуться с этой… мыслью.

Джульетта не обратила внимания на великодушие подобного жеста, на сочувствие, смягчившее его лицо.

— После Рождества, — в панике выпалила она.

Данте кивнул, но Родриго возразил:

— Весна — вот время для свадьбы, не правда ли, madonna?

Девушка уставилась на него, не в силах что-либо сказать.

— Да, май — прекрасный месяц, — согласился Данте, пока Джульетта пыталась осмыслить решение. Решение, которое станет началом ее конца, в этом она была уверена.

— Очень хорошо, — заключил Данте, запечатлевая поцелуй на лбу дочери. — Свадьба состоится в начале мая.

* * *

— Итак, твое сокровенное желание сбывается. Ты возьмешь в жены восхитительную Джульетту и станешь членом семьи Алессандро, — Карло покивал головой в такт словам.

В этот миг он был похож на старого мудреца, сообщающего глубочайшую тайну юному ученику.

Они сидели у догорающего костра. Был предрассветный час, и Родриго уже устал бессонно ворочаться на своей постели в фургоне Маддалены. Он вышел, чтобы разобраться в собственных мыслях и чувствах… а по пути заметил в полутьме светло-желтые туфельки Джульетты, вид которых всколыхнул воспоминания… Сожаление о происшедшем усилилось. Хотя его мечта получить руку Джульетты скоро осуществится, любовь и уважение девушки, которые для него очень важны, могут уйти навсегда.

К тому же он, возможно, будет несчастлив в браке и разочарован в дочери Данте, его тревожила перспектива эмоционально ущербного союза. Родриго никогда не поддерживал идею женитьбы ради чего-либо, кроме настоящей любви — он был во многом романтиком. Достаточно повидав знать и разочаровавшись в ней, он не хотел искушать судьбу, женившись без взаимной любви.

Теперь Родриго не был беден и мог собрать собственную группу наемников. Но он понимал, что никогда не приспособится к аристократам, к которым питал двойственное чувство.

Данте де Алессандро внушил ему, что человек всегда должен стараться получить лучшее из возможного, однако опыт научил его принимать себя таким, какой есть, и ценить это.

Теперь он вдруг оказался в положении, которое многие, да и он сам, сочли бы завидным, и тем не менее опасался, что будет отвергнут любимой женщиной. Любимой и желанной, даже если бы она была дочерью простого крестьянина.

От этих мыслей заболела голова, Родриго подтянул колени к подбородку и невидящим взором уставился во тьму.

Как эхо его беспокойства, из темноты появился Карло, лучше, чем кто-либо другой, знавший своего друга.

— У тебя будет все, что только каждый может пожелать, — он уселся рядом. — Ты должен быть счастлив.

Родриго поднял голову и посмотрел в глаза приятеля.

— Но я не каждый. Помнишь, брат, что частенько говорила нам Маддалена, когда мы еще были детьми? Будьте осторожны с тем, о чем вы, молитесь, ибо вы можете это получить.

Карло негромко рассмеялся.

— Мне бы твои проблемы. Самое худшее, Риго, что может случиться — она не будет любить тебя, но это не так уж важно. Многие женщины охотно дадут тебе то, чего не даст она. Как только ты преодолеешь первоначальное разочарование, то все, что тебе от нее нужно, — ребенок, в котором течет кровь Алессандро. А остальное можешь получить на стороне.

Родриго отвернулся, лицо его было серьезным.

— Не давай мне советов, которым не следуешь сам.

— А… понимаю, — Карло устроился поудобнее, скрестив ноги. — Почему ты думаешь, что я бы так не поступил, оказавшись в таком положении? Только потому, что люблю Лауру и детей? Но это не значит, что я не искал бы утешения где-нибудь еще, если бы дело обстояло иначе.

В ответ Родриго только покачал головой. Карло положил руку на плечо друга.

— Тебе мешает гордость. Бери то, что предлагает жизнь, Риго… вернее, принц Монтеверди! — он усмехнулся. — Что ты теряешь? Свой отряд ты всегда сумеешь собрать, если захочешь. Сам знаешь, принц позволит тебе жить своей жизнью. Найдешь женщину, которая сможет заполнить пустоту в сердце. Никто тебя за это не осудит, только будь благоразумен.

Родриго пошевелил палочкой угли, наблюдая, как те оживают.

— Полагаю, люди сбиваются с пути истинного не только из-за недостатка любви.

— Конечно, из-за гораздо меньшего.

Они помолчали. Внезапно Родриго обернулся к другу, в темноте блеснула улыбка.

— Мы не приняли во внимание, что в душе я оптимист. Данте как-то намекнул, что мой отец был жизнерадостным человеком и передал мне эту черту, — видя, что Карло ждет продолжения, добавил: — Зачем тревожиться, когда передо мной весь мир на золотом подносе? Я ведь еще не пытался добиться ее любви. Так… несколько слов.

Карло кивнул.

— Я никогда тебе не говорил, но… — в голосе появилась нотка юмора, — ты очень привлекательный мужчина и лицом, и фигурой… хотя, конечно, по сравнению со мной тебе кое-чего не хватает. Но ведь внешность и игра на лютне помогут делу?

— Разумеется. А как я обращаюсь с медведями… Доказательства на лице.

— Своим пением ты мог бы растопить и ледяное сердце, — драматическим жестом Карло прижал руку к груди и закатил глаза. — Ах, Риго, в конце концов, надежда есть всегда! — он обнял Родриго за плечи.

В ночи раздался приглушенный смех, и когда друзья вернулись в свои постели, то оба крепко уснули.

* * *

Сестра Лукреция из Санта-Лючии предложила Zingaro холодного вина. Он согласился и сел напротив. Комната была не больше кельи, но немного лучше обставлена, чем непритязательные обители монахинь, а все потому, что добрая сестра была правой рукой престарелой и больной матери-настоятельницы.

А еще, как оказалось, у сестры Лукреции был свой собственный тайничок с золотом.

Они потягивали вино, поглядывая друг на друга и держа до поры до времени свои мысли при себе. Две свечи, укрепленные на стене, медленно оплывали, то и дело пламя колебалось, когда в комнату проникала струя воздуха. Тогда по побеленным стенам прыгали тени. Сами стены были голыми, только деревянное распятие редкой работы висело над маленьким столиком. Два высоких окна остались незатворенными, и через них в комнату иногда проникали звуки поздней ночи.

Женщина задумчиво посмотрела в окно, а цыган любовался ее профилем. Черты лица правильные, точеные, нет ни намека на смирение, уж скорее, некоторая надменность. Они были одни. Он подозревал, что под капюшоном скрывались густые каштановые волосы, подстать соболиным бровям. Загадочная сестра Лукреция. Нетрудно представить, чего ей стоило спрятать такие великолепные волосы от глаз людей!

Его интриговала ее личность, ее происхождение. Кто она? У него были связи, иногда он пользовался сетью информаторов, но о ней не знал ничего.

Между тем монахиня напоминала ему кого-то, кого он видел в прошлом, но точно вспомнить не удавалось. Из-за этого гость немного нервничал.

Однажды ему сказали, что она в близких отношениях с доминиканцем Савонаролой. Странный союз, если это правда. Ведь опьянненый властью праведный приор Сан-Марко избегал женщин. Внезапно ее пронзительные глаза буквально впились в него.

— У тебя есть для меня новости?

Он кивнул.

— Принц наконец-то выбрал мужа для своей дочери.

— И что из этого?

Он немного помолчал, намеренно затягивая ответ на ее презрительный вопрос. Она считает его ниже себя? Каким-то слабаком, которого можно оскорблять?

— Будущий муж — Валенти.

Карие глаза широко раскрылись.

— Нет!

— Да!

— Этого не может быть! — голос стал хриплым. — Он всего лишь Zingaro, к тому же незаконнорожденный!

— Это плохо… не по-христиански, сестра, — гость говорил с едким сарказмом. — Хотя мы можем лишь догадываться о личности его отца, но всегда считалось, что это был аристократ высокого ранга и положения.

— Не могу понять, как можно такое сохранить в тайне. Но полагаю, это всего лишь слухи, романтический вымысел.

Цыган пожал плечами, поднес вино к губам. Осушив чашу, произнес:

— Тогда зачем Дюранте де Алессандро выбирать Валенти в мужья для своей дочери?

Монахиня пожала плечами.

— Титул наследует сын, а не зять. Дюранте — дурак, несмотря ни на что, — она снова взглянула на цыгана. — Когда свадьба?

— В начале мая… сразу же после поста. Но с учетом того, что Джульетта де Алессандро недовольна долгими приготовлениями, не удивлюсь, если она состоится раньше.

Монахиня нахмурилась.

— Валенти не сможет стать членом семьи Алессандро. Родственники будут против принца. Кое-кто уже пытался свалить его… пока безуспешно. Не будем заниматься самообманом.

Она пошарила на поясе и положила руку на стол. Не успела убрать ее, как большая мужская рука накрыла сияющую монету.

Ясно, раздраженно подумал цыган, даже не хочет касаться его. Вряд ли она осмелилась бы держаться так высокомерно в присутствии игуменьи или даже кого-то другого. Однако тогда он был бы ей не нужен. Гость решил сдержать раздражение, но когда-нибудь сестра Лукреция пожалеет, что обращалась с ним как с лакеем.

Сейчас главное, чтобы она платила золотом за услуги.

Он в упор посмотрел на монахиню, и та не отвела глаза. Красота и подлость, подумал гость, не в силах отвести взгляд, будто перед ним была кобра. Губы монахини зашевелились, звук голоса отвлек цыгана от раздраженных мыслей.

— А что эта девушка, цыганка? Они по-прежнему близки, как в детстве?

— Мария? Si. Он смотрит на нее как на сестру, или, по крайней мере, так говорит, хотя все в таборе знают, что она предпочла бы большее, — мужчина говорил намеренно равнодушно, чтобы хозяйка не заподозрила, будто от нее что-то скрывают. — Девушка добра и простодушна, и скроет свои чувства, чтобы пощадить Родриго.

— Если она так его любит, то не сможет ничего скрыть. Глупышка. Ну, а этот Валенти очень привязан к ней? Будет ли сильно переживать, если… ей суждено умереть?

Zingaro вскинул голову. В тоне вопроса было что-то…

— Вы же не думаете…

Монахиня бросила на стол еще одну монету и наклонилась к нему.

— Тебе платят не за догадки о том, что я думаю! Будешь мешать, тебя легко заменить, — и угрожающе добавила: — Даже не пытайся думать о шантаже, потому что никто не поверит Zingaro, обвиняющему будущую аббатису.

В этом-то он нисколько не сомневался.

Глава 11

Затаив дыхание, Джульетта осторожно нажала на тяжелую деревянную дверь. Давно не открывавшаяся, та издала резкий скрип. Изнутри на нее пахнуло пылью, запустением и чем-то еще, довольно неприятным.

Страх неизвестности заставлял сердце учащенно биться, ведь она не только открыто нарушила волю отца. Воображение рисовало картины дерзкого похищения Карессы из этой же самой комнаты наймитами Стефано Руджерио, покойного епископа Флоренции, девятнадцать лет назад. В сознании всплыли слова Карессы: «маленькая пустая комнатка возле кладовой, а под ней позабытый туннель… ведет за крепостные стены к лесу…» Мать ужаснется, узнав, что сделала Джульетта.

Не дать эху прошлого запугать ее… не думать о матери… все это только уводит от цели. Нужно сосредоточиться и вспомнить все, что говорила Каресса относительно туннеля.

Джульетта вошла в комнату и осторожно притворила за собой дверь, постояла не двигаясь, прислушалась. Пусть глаза привыкнут к темноте после света факелов в коридорах башни, через которые она прошла, прежде чем попасть сюда. Слабые серебристые лучики лунного света едва пробивались сквозь ставни единственного окна. Оглядев комнату, девушка различила у стены очертания узкой кровати.

Глубоко вздохнув, Джульетта подошла к ней. Кровать придется отодвигать — нелегкий труд, как она подозревала, — ведь вход в туннель находится под ней, скрытый каменными плитами. Девушку охватили сомнения. Хватит ли сил? А какой будет шум! Но что еще оставалось?

Она опустилась на колени и осторожно заглянула под кровать. В нос моментально попала пыль, и Джульетта едва удержалась, чтобы не чихнуть. Потом снова уставилась в непроглядную тьму, силясь рассмотреть хоть что-нибудь.

Кровать была довольно высокая, под нее вполне можно залезть. Может, и отодвигать не придется.

Что-то прошуршало по полу за спиной. От страха волосы на голове встали дыбом. Нужно кое-что иное, чем просто мышь, чтобы отпугнуть меня, подумала девушка, нащупывая незакрепленные плиты, о которых упоминала Каресса. Первая же плита, попавшая под руку, поддалась усилию. Это обнадеживало.

Девушка принялась за дело. Работать приходилось на ощупь, ломая ногти и стирая в кровь пальцы. Откладывая в сторону по одной плите, Джульетта подумала о человеке, заставившем ее решиться на побег: Родриго да Валенти. После подписания бумаг, необходимых для бракосочетания, прошел уже месяц, но невеста редко видела своего жениха. Бывая в Кастелло Монтеверди, он либо запирался наедине с ее отцом, либо занимался с condottieri Алессандро, обучая их приемам боя и методам ведения войны. Казалось, Родриго умышленно избегал встреч с ней, но, оставаясь иногда с девушкой наедине, неизменно являл собой воплощение галантности.

В темноте Джульетта состроила гримасу, но тут же зажмурилась от боли, когда выскользнувшая плита прищемила два пальца.

Иногда он, по слухам, бывал во Флоренции, хотя причины поездок туда были совершенно неизвестны. Несомненно, думала девушка, прижимая ушибленные пальцы к губам и дуя на них, веселится в тавернах и распутничает, наверстывая упущенное.

Представив себе Родриго, обнимающего другую женщину, возможно, даже проститутку, она ощутила, как загорелось лицо, и удвоила усилия. От неудобного положения начала ныть спина, ушибленные пальцы болели. Интересно, а сможет ли она открыть вход настолько, чтобы можно было проскользнуть в туннель? А что, если там нет лестницы? Или она сгнила за столько лет?

* * *

Было уже поздно, когда Родриго покинул Кастелло Монтеверди. Они с Данте только что закончили обсуждение всего, что он видел и слышал во Флоренции за последние несколько дней. Родриго молча отсалютовал страже у выхода и у подъемного моста и вышел быстро и бесшумно, как тень.

Он шел вдоль южной стены замка в сторону леса, в голове все еще проносились обрывки разговора с принцем.

— Firenzi мрачнее, чем я ее помню, — говорил он принцу. — Это что, влияние монаха?

Данте кивнул, пальцы сжали перо, которым он писал, когда Родриго вошел в библиотеку. Очевидно, изучал счета. После слов молодого человека принц бросил прибор и, поглядев на портрет покойного отца, перевел глаза на Родриго.

— Никто из поколения моего отца не узнал бы сейчас город, — в словах звучала горечь. — О, чисто внешне он изменился мало, но подавлен дух. Флоренция напоминает пса, поджавшего хвост. Многие жители так же стараются угодить этому жалкому подобию священника!

Родриго кивнул и продолжил:

— Пока я был там, познакомился с некоторыми из Compagnacci. Вы о них слышали?

— Si. Группа молодых людей, по большей части из богатых семей. Их цель — доставить Савонароле как можно больше неприятностей.

— Верно. Они хотят дискредитировать приора, заставить его покинуть Флоренцию раз и навсегда. Но с тех пор, как в июне он укрылся в Сан-Марко, о нем ничего не слышно.

— Я удивлен, что ему хватило ума скрыться из виду, особенно после отлучения от церкви, — Данте скривил губы. — Можешь себе представить, наш Сандро, попав под влияние монаха, собственноручно увенчал своими, наиболее сладострастными картинами огромную пирамиду, которую потом сожгли флорентийцы, лишившиеся рассудка.

— Боттичелли?

— Si! — принц ударил кулаком по столу. — Был бы жив Лоренцо, он бы задал монаху! Картины Сандро прекрасны, а не похотливы! Трагическая и невыносимая утрата, — Данте нахмурился.

Родриго так и не удалось самому повидать монаха, так долго держащего Флоренцию в кулаке своими страшными пророчествами о предстоящем конце света и обещаниями спасения.

— Хотелось бы мне его увидеть, — он пожал плечами. — Нужно найти причину, чтобы разыскать его в Сан-Марко.

Они посмотрели друг на друга. Лицо Данте прояснилось, вдруг оба одновременно усмехнулись, вероятно, от одних и тех же мыслей.

— Compagnacci знают тебя под твоим настоящим именем? — спросил принц.

— Нет.

Данте кивнул.

— Правильно. Так же поступай, если пойдешь в Сан-Марко. Помнится, семья Сальваторе Корсини пожертвовала монастырю большие деньги. Называть свое имя будет неразумно, даже если те, кого пощадила чума, разбросаны по свету. Не нужно забывать об этом.

— Это был несчастный случай, — твердо произнес Родриго, перестав улыбаться, — и я вызову на дуэль каждого, кто будет утверждать иное.

Данте встал и, выйдя из-за стола, положил руку на плечо Родриго.

— Риго, обуздай свою гордость. Сейчас твое положение позволяет защищать имя и честь, si, но не рискуй своим будущим, руководствуйся хоть чуть-чуть здравым смыслом.

Родриго открыл было рот, но Данте сжал его плечо и добавил:

— Осторожность — оружие мудреца, нельзя недооценивать ее важность. И не считай осторожность поведением труса.

Конечно, принц был прав. Родриго и сам это понимал, но иногда врожденая горячность заставляла поступать вопреки. Об этом и думал молодой человек, обходя юго-восточную башню и направляясь к лесу. Дойдя до деревьев, он посмотрел на замок, думая о Джульетте, своей невесте.

Что сказал о ней Данте? Будь с ней терпелив, Риго. Она временами бывает своенравной и более дерзкой, чем приличествует молодой женщине ее возраста… Вот это уже не преувеличение.

… у нее нет того, что дает пребывание в монастыре. Я этого не допустил. Каресса до замужества жила дома, и мы решили так же растить Джульетту. Монастырь мог бы подавить ее дух…

При этих словах Родриго закашлялся, скрыв от принца свою реакцию. Однако Данте бросил на него подозрительный взгляд. Но Родрйго удалось сдержать себя и кивнуть. Было ясно, что общеизвестные рассудительность и здравомыслие Данте несколько отступают, когда речь заходит о его дочери.

Перед самым уходом Родриго заметил, что, судя по слухам, сторонники Савонаролы теряют влияние во Флоренции.

— Ты, наверное, знаешь, что в этом году в Тоскании плохой урожай, — Данте бросил взгляд на счета.

— Я сам видел, как один бедняга упал у ворот Signona[30]. Он был как скелет. Да и чума…

— Герой Савонаролы, французский король Карл, не выполняет своего обещания вернуть Пизу Флоренции. Для многих это доказательство, что приор вовсе не тот, за кого себя выдает, и не может выполнить обещанного, — принц в задумчивости сложил руки на груди. — Конечно, это не принесет ему поддержки даже уменьшит ее.

— Число его противников растет, — согласился Родриго. — Если вы считаете, что я должен продолжить начатое во Флоренции, то, по-моему, самое время разыскать его в Сан-Марко.

* * *

Лестница была на месте, гнилая и скрипящая, но вес Джульетты выдержала. Только последняя ступенька треснула, когда девушка уже достигла земли. Она вздрогнула, но все обошлось. Хорошо, что это была нижняя перекладина. В премиленьком положении она бы оказалась, если бы повредила ногу при попытке бежать из Монтеверди, да еще в таком месте.

Тьма в туннеле казалась непроглядной. Джульетта шагнула в сторону от лестницы и, протянув руку, нащупала грязную стену. Придерживаясь за нее, девушка осторожно двинулась вперед, затаив дыхание. Она понятия не имела, что ее ждет: какая-нибудь преграда или, возможно, животное.

Слегка поежившись при этой мысли, она постаралась изгнать ее из головы. Никакого желания знакомиться с возможными обитателями туннеля у нее не было.

А что, если выход блокирован? Что, если его умышленно замуровали еще несколько лет назад? Но нет, логика подсказывала, что такого не может быть, ведь тогда теряется весь смысл существования туннеля. А потребность в потайном выходе есть, ведь итальянские города-государства по-прежнему заняты политической распрей.

Каково кредо семьи Алессандро? — подумала девушка, пытаясь убедить саму себя, что ее усилия не напрасны.

Утратить бдительность — значит умереть. Эти слова ярко вспыхнули в сознании Джульетты, она так часто читала их на портрете дедушки. Даже в самые спокойные времена мудрость состоит в том, чтобы быть готовым к любым непредвиденным обстоятельствам. А ее отец — мудрый человек.

Что-то легкое обволокло ее лицо, и Джульетта замахала руками. Огромная паутина, а в ней множество каких-то мелких — и не очень — предметов, ставших добычей шелковистых нитей. Скорее удивившись, чем испугавшись, девушка принялась снимать, с себя обрывки опутавшей ее сети. От мысли, кем или чем могут оказаться эти предметы, она слегка запаниковала.

— Фу! — с отвращением воскликнула беглянка и рванулась вперед.

Это помогло. Вырвавшись из плена, Джульетта отряхнула остатки паутины и мусора и снова пошла вперед, нащупывая стену и надеясь, что препятствий больше не будет.

Выход из туннеля был закрыт какой-то плотной, как ей показалось, стеной мусора. Едва Джульетта принялась разгребать его, как грязь дождем посыпалась на нее. Но это просто невозможно — зайти так далеко и потерпеть неудачу, огорченно подумала девушка.

Словно в ответ на ее мысли стена внезапно поддалась, и Джульетту снова окатило пылью и грязью. Все это забило ей нос и рот, засыпало лицо. Выход должен быть, с этой мыслью девушка пробивалась вперед, задыхаясь и кашляя.

Джульетта просунула руку в образовавшееся отверстие и больно укололась. Вскрикнув, отдернула руку, но шипы уже впились в нежную кожу ладони.

Внезапно кусты, загораживающие выход, раздвинулись. Мужской голос пробормотал что-то невнятное, но его обладатель, видимо, столкнулся с теми же колючками.

Раздумывать, кто ее освободитель — честный человек или вор, а возможно, и похуже — было некогда. Джульетта считала само собой разумеющимся, что владения Монтеверди надежно охраняются патрулями и путь разбойникам перекрыт. Охваченная паникой, она на какое-то время забыла о планах побега и, думая только о том, как выбраться, ухватилась за предложенную руку. Ее весьма бесцеремонно протащили через цепляющийся за платье кустарник. И вот она уже под открытым небом, хотя и на коленях. О, этот благословенный прохладный и чистый ночной воздух!

Глотая его открытым ртом, Джульетта не ощущала ничего, кроме радости освобождения. Разметавшиеся волосы приятно гладили саднящее, расцарапанное лицо, руки и ноги ныли.

Она открыла глаза, уже привыкшие к кромешной тьме туннеля, и различила на фоне звездного неба мужскую фигуру. Прежде чем девушка успела что-либо сказать или сделать, ее подняли за локти и поставили на ноги.

— Madre dio! — раздался удивленный голос. — Джульетта!

Она вскинула голову и широко раскрытыми глазами уставилась на своего спасителя. Все страхи и боль сменились злостью и отчаянием, стоило ей узнать его. Ну и не везет! Дело приняло новый — нежелательный — оборот, недавние испытания показались пустяком.

Она не ответила, не могла ответить: гнев, отчаяние, разочарование и унижение сковали ее.

Именно Валенти был причиной того, что она оказалась в таком жалком положении, и вот он здесь, а все планы расстроены!

Джульетта отвернулась и закашлялась, а Родриго — совершенно неожиданно для нее — пригладил ее спутанные волосы и наклонился, рассматривая царапины на лице.

— Мона Джульетта, — голос прозвучал хрипло. — Вам больно?

И, не ожидая ответа, обнял и привлек к себе. Его объятие, как и раньше, подействовало на Джульетту магически. В груди разлилось тепло, ноги ослабели, и она прильнула к нему. Будто в душе пролился весенний дождь.

— Куда на этот раз? — шепнул он, решив воспользоваться подарком судьбы, хотя и подозревал, что мотивы ее побега далеки от романтики. — Вы снова являетесь передо мной, словно чудесная фантазия ночи. Неужели хотите таким, не совсем обычным, способом привлечь мое внимание?

Насмешливый тон жениха привел Джульетту в чувство. Она попыталась освободиться.

— Убирайтесь! Отпустите меня! — с жаром воскликнула девушка. — Куда я иду — это уже не ваша забота!

Она намеренно прибегла к такому высокомерному тону, хотя в глубине души презирала себя за это.

Как удается Родриго да Валенти разбудить в ней самое худшее, вынудить поступать подобно какой-то злючке, а не дочери принца Монтеверди? За все семнадцать лет своей жизни последние месяцы были самыми путаными и эмоционально насыщенными. И это только усиливало раздражение и глубокое презрение. Упрямство мешало Джульетте признать, что причиной ее гнева было не только его поведение при первой встрече.

То, что Родриго вызывает столь сильный чувственный отклик с ее стороны, девушка приписывала чему угодно, особенно тому, что в таком возрасте женщины уязвимы для любого мало-мальски привлекательного мужчины.

Но не Леона Сарцано, напомнил ей демон-искуситель. Он-то оставил тебя холодной, как кусок застывшего жира. Или ты забыла?

— Ну, теперь-то это моя забота, Мона Джульетта, — ласково прошептал Родриго ей на ухо, по-прежнему крепко обнимая. Она вдыхала запахи земли и осени, кожаного седла и чего-то особенного, мужского, крепкого и влекущего.

— Это так напоминает нашу первую встречу. Я только надеюсь, что вы, может быть, воспользовались туннелем для… rendez-vous[31] со мной.

Джульетта уставилась на него, на какое-то время потеряв дар речи от такой дерзости.

Ее губы приоткрылись, и Родриго не в силах был сопротивляться такому искушению. В конце концов, у него же есть право? Какой мужчина в здравом уме не воспользуется возможностью сорвать поцелуй у женщины, которая должна стать его женой? Так сделай это.

Раз уж она считает его бродягой и мошенником, так почему бы не поступить соответственно? Потому что ты не такой. Он не обратил внимания на эту мысль.

— Мое сердце Zingaro разбито, — прошептал Родриго, наклоняясь к ее лицу.

Она вдруг вспомнила непростительные слова, брошенные ею на турнире, и чувство вины охватило ее. Но анализировать это Джульетта уже не могла: их губы соприкоснулись. Внизу живота вспыхнул огонь и разлился по всему телу — в его руках она казалась мягкой глиной. В голове Джульетты беспорядочно мелькали мысли.

Скоро она навсегда избавится от него. Согласен он или нет, но она будет в безопасности за стенами Санта-Лючии. Так почему бы сейчас не насладиться запретным плодом этой невозможной близости? Ее тело уже отозвалось на ласку: губы стали мягче, а слабое предостережение — не шевели угли костра! — осталось неуслышанным.

Ты пытаешься смягчить свои жестокие слова? Или это только жалость?

Последней связной мыслью, прежде чем водоворот чувств захватил все тело и парализовал мозг, было: я никогда не смогу пожалеть его.

Желание нарастало, затопляло Родриго, словно бурный поток, разливалось с невероятной скоростью и сладостью, интуиция подсказывала, что сейчас их обоих захватило более сильное чувство, чем в первый раз. Он надеялся, что Джульеттой движет не только физическое желание, но уверенности не было. Родриго хотел бы, чтобы его влечение к девушке разлетелось как осенние листья, но сейчас оно потрясло его. Или он просто позволил себе это.

Родриго всегда гордился умением жестко контролировать себя, когда речь шла о женщинах. Он, конечно, не вел монашеский образ жизни, но предпочитал расходовать энергию в суровых тренировках и турнирах. За это получал золото, а ночью, обессиленный, падал в кровать и не разбрасывал семя по всей Франции.

До отъезда из Италии у Родриго перед глазами был редкий образец верности одной женщине — Дюранте де Алессандро, и хотя ему самому хранить верность было некому, он всегда помнил, каково быть незаконнорожденным. Давным-давно дал себе обещание — никогда не иметь внебрачных детей, ни при каких обстоятельствах. Однажды Родриго спросил Данте об отце, и тот ответил просто:

— Он умер, — и добавил: — Никогда не знал о тебе. Выбрось его из головы, Риго.

Возможно, когда-нибудь отец и объявился бы перед сыном, но где гарантии, что в его жизни что-нибудь изменилось бы? Родриго не хотел допустить такой ошибки. Даже любящие приемные родители не смогли ослабить боль, причиненную явной неразборчивостью отца, результатом которой стали смерть матери и его сиротство.

Но сейчас… Сейчас Джульетта де Алессандро лежала в его объятиях, и их желания совпадали. Почему бы не уступить неистовой страсти? Почему бы не сыграть роль негодяя, каким его считают, и не взять ее? Все равно скоро она станет его женой.

Неужели ты думаешь, что мужчина останется благородным, пользуясь слабостью женщины? Быстро же ты изменил свой кодекс поведения, и только потому, что тебя принимают в семью Алессандро. Ты уже готов поступить с женщиной, самой прекрасной на свете, так, как не поступал и с крестьянкой!

Пока Родриго пытался бороться со своими противоречивыми чувствами, его руки сами по себе ласкали тонкую талию, бедра, мягкую округлость груди. Через тонкий шелк ее кожа, казалось, обжигала пальцы, языки сталкивались, и в крови бушевал огонь. Родриго желал только одного — слиться с Джульеттой, стать ее частью и сделать любимую частью себя. Неразделимой.

Он крепче прижал девушку к себе, их бедра почти слились, как и ищущие друг друга языки. В голове билось: идиот! идиот! идиот! ты пропал! — но он игнорировал эту мысль.

Родриго действительно пропал. Сердце бешено колотилось, поток эмоций уносил его все дальше, туда, где уже не было никаких преград…

Джульетта чувствовала его горячее, пульсирующее желание. Такое же острое чувство, слегка смешанное со страхом, пронзало и ее тело.

Никогда она не была так близка с мужчиной… кроме одного случая ночью в жарком августе, когда едва не отдала свою девственность смуглому нежному незнакомцу.

Джульетта задрожала, ей хотелось большего. Прижаться обнаженным телом к его плоти, ощутить крепость мускулов, принять в себя его мужественность. «Боже, я схожу с ума! — мелькнула мысль, — а волю и контроль над собой уже потеряла.»

Огонь желания волна за волной накатывал на нее, пока самые интимные места ее тела не стали влажными. Она инстинктивно стремилась к тому восхитительному, что ощущалось близко, совсем близко. Ногти Джульетты впились в широкую, сильную спину Родриго, с губ слетел легкий стон экстаза и… разочарования.

Внезапно он прервал поцелуй. Прижал голову девушки к своей груди и держал так долго-долго, восстанавливая самообладание.

Чувство чести, внушенное в значительной степени Данте де Алессандро, в конце концов одержало верх над эгоистичными желаниями и физическими потребностями. Слишком глубоко укоренилось в нем уважение и верность принцу Монтеверди, чтобы отбросить их прочь в момент страсти, какой бы неистовой та ни была. Не желая больше совершать еще одну импульсивную ошибку, чуть было не лишившую его всего, что он знал и любил, Родриго да Валенти отточил свое самообладание до совершенства. И теперь оно сослужило хорошую службу, иначе он не был бы в силах прервать любовную игру.

Джульетта сначала была напугана резкой переменой его настроения. Ее поиск мучительного и неуловимого исполнения желаний был прерван Родриго да Валенти. Он оттолкнул ее от себя, несомненно, точно так же, как обходился с уличной женщиной, в услугах которой не нуждался.

Ее смущение стремительно росло и обогнало понемногу убывающее желание. По следам смущения пронесся гнев, девушка рванулась из крепких, но осторожных объятий, не ощущая ничего, кроме жгучего чувства унижения. Когда наконец Родриго взглянул на нее, ему следовало бы прочесть в глазах предупреждение: они сузились и горели яростью.

— Джульетта mia, — начал он, подыскивая слова, чтобы объяснить всю сложность своих чувств, смягчить ее гнев и успокоить попранную гордость.

Как хлыстом, она ударила его ладонью по щеке.

Глава 12

Подобно грому, удар расколол тишину ночи. Голова Родриго чуть дернулась в сторону — единственная реакция, за исключением, может быть, того, что пальцы чуть сильнее сжали ее плечо.

Но гнев уже закипал внутри… Она сохраняет свою гордость, а вот его не первый раз пытается уязвить. Слишком уж долго злится! А если к тому же все еще винит его в смерти Марио ди Корсини, то не стоит тратить силы, пытаясь убедить ее в обратном.

— Как вы смеете! — голос Джульетты дрожал.

Губы Родриго сжались в тонкую линию, и даже в свете луны Джульетта видела, как побагровела его смуглая кожа там, где она ударила.

— Как смею целовать вас? Или не целовать?

Девушка снова замахнулась, но теперь он был готов и перехватил запястье. С поднятыми руками они застыли, свирепо глядя друг на друга.

— Вы, мадам, при всех ваших претензиях на голубую кровь, грубы и бесчувственны. Я не просто разочарован в дочери моего наставника, но и встречал крестьян с лучшими манерами.

Не дав ей времени на ответ, Родриго усилил атаку.

— А что, собственно говоря, вы делаете здесь в полночь, у выхода из потайного туннеля, предназначенного для использования в чрезвычайных ситуациях?

Джульетта освободила руку из тисков его пальцев, открыла рот, собираясь резко возразить, но застыла от следующего вопроса:

— Куда именно вы идете, моя нетерпеливая невеста? Уж кому, как не вам, знать, как опасно бродить в лесу?

Ирония последних слов не прошла мимо ушей Джульетты, и ее гнев начал уступать место настоящему страху, что Валенти станет между ней и приютом Санта-Лючия. Что бы она ни рассказала.

Такой Родриго да Валенти — твердый, жестокий — был незнаком Джульетте, и это заставило ее призадуматься. Она должна попытаться запугать его чем-нибудь и заставить отпустить ее. Хотя впоследствии это могут поставить ей в вину. Даже если Валенти ничего не расскажет о постыдном поведении Джульетты в ту ночь…

С достоинством императрицы Джульетта выпрямилась и подняла голову, не замечая грязных полос на лице, сухих листьев и колючек в растрепанных локонах. Глядя прямо в глаза жениху, девушка сказала:

— Я иду в Санта-Лючию, чтобы стать монахиней. И ни вы, ни кто-нибудь другой не остановите меня. Если попытаетесь, я убегу снова и в конечном счете мне это удастся, — или погибну при этом, добавила она про себя.

Последовала напряженная тишина. Родриго не знал, что делать: то ли рассмеяться, то ли положить ее через колено и хорошенько отшлепать. Наконец он ответил:

— А почему вы думаете, что добрые сестры из Санта-Лючии примут такую невоспитанную девицу, как вы? Конечно, деньги вашего отца…

Джульетта оказалась совершенно не готова к такому вопросу. Скорее, она ожидала полного несогласия.

— Так вы дадите мне пройти? — спросила девушка, стараясь не обращать внимания на странное ощущение от его оскорбительных слов, что она резко упала в его глазах.

Это не имеет значения!

— Я не только от всей души одобряю вашу идею, дорогая, но и буду счастлив лично доставить вас туда.

Без лишних церемоний он наклонился, ухватил ее под колени и перебросил через плечо, — так поступает крестьянин с мешком зерна, приготовленным для рынка.

Быстрота и внезапность, с которой это было проделано, так ошеломили Джульетту, что поначалу она не сопротивлялась. Кроме того, девушка так ударилась животом о плечо своего жениха, что с трудом могла дышать.

Родриго быстро шел к лесу, а Джульетта все еще не могла прийти в себя. Кровь приливала к лицу, что только добавило неудобств. Охваченная паникой, она обрушила град ударов на его спину, но быстро поняла, что это совершенно бесполезно. Ветки хлестали по лицу и рукам, цеплялись за волосы.

Не думая больше о степени своей вины, Родриго крепко держал беглянку, сжав ее бедра руками. Как бы ни был он зол, но вовсе не хотел, чтобы она упала головой на землю. Если девушка при этом получит несколько синяков и царапин, пусть. Но ведь может быть и хуже.

— Отпустите меня! — голос звучал слабо, придушенно.

— Тихо! — предупредил Родриго, слегка обернувшись и ткнувшись носом в мягкую плоть. И будучи не в силах противостоять соблазну, слегка похлопал пленницу по заду, дабы придать словам убедительность.

Ответом был приглушенный крик ярости, недостаточно громкий, чтобы сойти за большее, чем кашель. Родриго шлепнул посильнее, давая понять, что не шутит.

— Вы подвергаете свой побег опасности, — предупредил он. — Или вы этого и хотите? А может, желаете вернуться в Кастелло Монтеверди, чтобы там послушали ваш концерт? А заодно выставите меня негодяем и успокоите свою гордость.

Концерт? Как он смеет!

— Мне не нужно, чтобы вы шли вместе со мной! — возмущенно ответила девушка, подкрепляя свои слова ударом по его ребрам. Однако занимаемое ею положение отнюдь не придавало убедительности сказанному. Да и не настолько Джульетта была охвачена яростью, чтобы не понимать его правоты. Если крики потревожат обитателей замка, отвечать придется перед отцом, и не из-за стен Санта-Лючии, а стоя перед родителями в главной башне Монтеверди. И тогда ей никогда не удастся избавиться от Родриго да Валенти!

— Я могу идти, сеньор! — прошипела она, с трудом приподнимаясь и повернув голову. Бесполезно, увидела только затылок. Ясно, негодяй серьезно настроен отнести ее в Санта-Лючию, и на его условиях.

За всю жизнь ее никогда не подвергали такому унижению. Прикусив губу, чтобы удержать немногие бранные слова, запавшие в память с тех пор, когда она проводила время с Никко и Бернардо, Джульетта приняла решение: если у Родриго да Валенти был хоть малейший шанс завоевать ее признание, то теперь такая возможность полностью потеряна.

* * *

Справедливость восторжествовала — сестра Лукреция теперь мать-настоятельница. Триумф вызвал не столько радость, сколько чувство удовлетворения.

В конце концов, ей было предназначено стать во главе Санта-Лючии, это — меньшее из того, чем Бог мог вознаградить ее за все несчастья. Некоторые скажут, что Он испытывал ее. Но сестра Лукреция давно пришла к выводу — Бог мстителен и помогает только тем, кто силен сам по себе, невзирая на враждебность противников. Если не брать от жизни то, что тебе нужно, мало шансов, что ты это получишь.

Она умна и красива, в ее жилах течет голубая кровь. Если слепо следовать примеру большинства, то пожнешь лишь тупую, нудную работу. Сестра Лукреция заслуживала лучшего.

Руководствуясь подобными открытиями, она многого достигла. Разве больная сестра Анна, мать-настоятельница, не приняла ее под свое крыло, не одарила своим полным доверием (что позволяло Лукреции время от времени запускать руку в монастырскую казну, пополняя собственный запас золота) и не позаботилась о том, чтобы после ее смерти монастырь возглавила именно Лукреция? А разве не она наткнулась на Zingaro, пожелавшего информировать ее о некоторых вещах в обмен на золото? И, кажется, ему можно доверять, хотя для его рода это необычно.

Ее мать, красавица с каштановыми волосами, в свое время допустила ошибку — влюбилась в сводного брата Сальваторе Корсини и родила от него. Она всегда говорила дочери, что та — особенная, что ей уготована особая жизнь. Ты — Корсини, признают тебя таковой или нет. Терпение и ум — и все придет в свое время.

И как же права оказалась мать! Сначала потребовала у любовника изрядную сумму за обещание избавиться от ребенка, потом — за молчание о его рождении (ведь эти праведные Корсини остерегались бы любого ребенка, рожденного в результате инцеста[32]). Она внушила дочери, что придет день, когда появится возможность поддержать огонь вендетты и отомстить за сводного брата Лукреции, Марио ди Корсини.

С тех пор прошло немало времени. Лукреция сама познала науку жизни и наметила собственный план действий. Наступит время, она отправится в Рим и предъявит Габриэле ди Корсини голову убийцы ее сына на подносе… как когда-то Саломея голову Иоанна Крестителя.

О, да! У нее были амбициозные планы, как раньше у матери, умевшей предугадывать подобные события и, по доходившим до Лукреции слухам, тайно поклонявшейся Князю Тьмы.

И был еще могущественный Джироламо Савонарола, всегда жаждущий ее симпатии и поддержки и согласный иногда сделать то же для Лукреции. Подозревал ли он о ее истинных мотивах? Возможно, помогая ей, приор таким образом выказывал благодарность семье Корсини за значительные пожертвования Сан-Марко в прошлом? Если так, то он был бы потрясен, узнав о секретной переписке монахини с папой Александром, чрезвычайно интересовавшимся деятельностью Савонаролы. Его Святейшество, по всей вероятности, счел бы удачей освободиться от этой колючки, доминиканца, и такую возможность даст ему осуществление планов Лукреции. Стук в дверь прервал ее мысли.

— Мать-настоятельница? — позвал тихий, взволнованный голос.

Кто смеет беспокоить ее в этот час? — подумала Лукреция с внезапным раздражением.

— Да?

Дверь отворилась, и в комнату вошла возбужденная сестра София, привратница. Маленькая, болезненного вида, обычно спокойная женщина. Сейчас ее головной убор съехал на бок, четки и распятие сбились к спине.

Ясно, что-то случилось.

— Простите, сес… мать-настоятельница, но у нас посетители.

— Посетители? В такой час? — голос Лукреции прозвучал спокойно, лишь каштановые брови слегка изогнулись.

— Это… это… — сестра София замолчала, очевидно, не зная, как сказать.

Лукреция встала.

— Пойдемте, сестра. Встретим этих… посетителей, — она последовала за монахиней по узким коридорам Санта-Лючии. В коричневых рясах, подобно двум привидениям, они бесшумно шли через залы. В глубокой тишине ночи единственным звуком был шорох мягких кожаных туфель по каменным полам. Тысячи ног проходили по этим коридорам в поисках душевного покоя, и еще тысячи пройдут, надеясь отыскать отдохновение и прибежище от горьких разочарований жизни.

Но это уже не будет касаться Лукреции, она не будет свидетелем этих приходов и уходов. Где-то глубоко внутри зарождалось и набирало силу, угрожая разорвать сердце, предчувствие. Кто бы ни пришел на этот раз в Санта-Лючию, он станет вестником ее будущего.

Подойдя к решетчатой калитке входа, сестра София выудила из складок одежды большой ключ. Лукреция остановила ее, пытаясь рассмотреть во тьме две фигуры по ту сторону калитки.

Ночной ветер донес тихое, унылое звяканье языка колокола. Свисавшая веревка извивалась на ветру, как змея, а шипящее и постреливающее пламя единственного факела, освещавшего пространство у ворот, причудливо танцевало.

Сестра Лукреция не замечала этого. Все ее внимание было устремлено на двух посетителей, молча стоящих перед ней. Левую щеку мужчины пересекали красные полоски, похоже, что ему дали крепкую пощечину. От обоих гостей прямо-таки исходило возбуждение. Боже! Что может заставить женщину ударить такого мужчину?

В следующее мгновение Лукреция узнала их. Высокий мужчина, чей образ запечатлелся в памяти совсем недавно… женщина, которую узнала бы везде. Но эта девушка никому не нужна. Не от ее присутствия сердце Лукреции забилось как вытащенная из воды форель.

Какая бы причина ни привела его сюда, но, словно кролик из шляпы фокусника, на ее пороге стоял Родриго да Валенти!.

И тут же другая мысль ворвалась в ее сознание. Как жаль, что он такой красавец, его не портит даже злость. У нее захватило дух от одного его вида.

Почти божественно красив, чтобы умереть преждевременно. Но не слишком.

Родриго молча смотрел, как невысокая монахиня вставляет большой металлический ключ в замок и медленно поворачивает его. Петли оказались хорошо смазанными, и дверь открылась бесшумно. Он обратился к другой, более импозантной из двух женщин, полагая, что именно она старшая.

— Простите за вторжение… э… мать-настоятельница?

Та кивнула, и он продолжил, из-за возбуждения не обращая внимания не еле слышное инстинктивное предупреждение, зазвучавшее в глубине сознания:

— Мона Джульетта ищет убежище в Санта-Лючии, а я встретил ее…

Родриго искоса посмотрел на Джульетту, взволнованную, но молчаливую. Девушка во все глаза рассматривала мать-настоятельницу, в чьи руки собиралась передать себя. Девушка явно пыталась держаться спокойно перед двумя монахинями. Губы благоговейно приоткрылись, усиливая эффект невинно очаровательного профиля. Ему до боли хотелось коснуться ее лица пальцами… губами… когда она не толкает его на грань безумия.

Взяв себя в руки, Джульетта не дала своему спутнику продолжить.

— Этот человек похитил меня, мать-настоятельница! Он…

— А я-то думал, что спас вас от смерти, — прервал Родриго, насмешливо посмотрев на свою невесту, — когда вы появились из грязи и мусора. Вы ведь бежали из дома через туннель. Да я запросто мог отправить вас на тот свет, приняв по ошибке за вылезающего из укрытия разбойника.

С несвойственным ему удовлетворением Родриго наблюдал, как побледнело лицо девушки, затем перевел взгляд на сестру Лукрецию, казалось, ждавшую продолжения.

— Я решил сопровождать ее сюда, — твердо добавил он. — Джульетта решила поступить в монастырь, хотя эти намерения не согласованы ни с ее отцом, принцем Монтеверди, ни с ее женихом, — он поклонился. — Родриго да Валенти, к вашим услугам.

Когда он выпрямился, настоятельница заговорила с улыбкой, не затронувшей, однако, ее миндалевидных карих глаз.

— Я сестра Лукреция, это сестра София. Приветствуем вас в Санта-Лючии. Ни один из детей Господа не будет отринут отсюда, в какое бы время дня или ночи ни пришел. Входите и отдохните, пока мы все обговорим. Джульетта ожидала, что матерью-настоятельницей окажется какая-нибудь древняя и сварливая старуха. Увидев в этом звании духовного вождя Санта-Лючии довольно молодую монахиню, она была приятно удивлена. Несомненно, здесь она будет счастлива вне досягаемости и деспотичного отца, и Родриго да Валенти.

Пока они шли за сестрой Лукрецией в здание, девушка язвительно смеялась про себя. Но опять внутренний голос зашептал: деспотичный отец? Он так любит тебя, что оставил до замужества дома, сотню раз смотрел сквозь пальцы, когда ты делала такое, чего не осмелились бы сделать большинство других девушек. Он боготворит землю, по которой ты ходишь! Не знает он, что произошло ночью, когда ты потеряла туфельки и едва не потеряла девственность. И даже если бы отец знал, ты не можешь винить только Родриго да Валенти.

— Холодного сидра? — вежливо спросила сестра Лукреция.

Джульетта оцепенело кивнула. Как бы она хотела, чтобы весь этот вечер оказался лишь дурным сном. Вот она здесь, грязная, растрепанная, и Валенти притащился следом, хотя, наконец-то, тоже не выглядит хладнокровным и безупречным. Оба словно только что после тайной встречи в лесу. Когда же она от него избавится!

Приняв от сестры Лукреции чашу сидра, девушка бросила на своего спутника гневный взгляд и только потом выпила.

Некоторое время, пока гости утоляли жажду, все молчали, однако атмосфера в комнате предвещала грозу. Неожиданно для Джульетты сестра Лукреция обратилась к ней:

— Итак, что насчет вашего похищения сеньором да Валенти?

Девушка выпрямилась на жестком деревянном стуле и взглянула на монахиню.

— Я попыталась уйти из Монтеверди без разрешения отца, — краска залила ее лицо. — Он хочет, чтобы я вышла замуж, — она метнула сердитый взгляд на Родриго, — за него.

Лукреция удивленно вскинула брови, но в разговор вступил Валенти.

— Мать-настоятельница, этого не хочу я, так как вижу насколько… непригодна Мона Джульетта на роль жены.

Естественно, оскорбительное замечание только подстегнуло гнев дочери принца Монтеверди. Она одарила жениха убийственным взглядом, но тот спокойно продолжил:

— Решение принял Дюранте де Алессандро, а я согласился… по очевидным причинам. Богатство отца и, конечно, значительное… э… приданое за изнеженную избалованную девчонку (Джульетта с шумом втянула воздух, но он не обратил внимания). Но, кажется, дама предпочитает выйти замуж за Леона Сарцано. Она никогда не попыталась бы бежать, если бы принц пожелал отдать дочь за него.

Сестра София благоразумно отступила, когда Лукреция обратилась к Джульетте.

— Это правда, Джульетта де Алессандро? В этом ли причина вашего побега из Кастелло Монтеверди? Чтобы избежать выполнения воли родителей?

Джульетта открыла рот, чтобы подтвердить, но остановилась. Слишком уж некрасиво выглядели ее поступки в глазах монахини. Необходимо что-то сказать в свое оправдание, но не хочется лгать.

— Скорее, чтобы посвятить жизнь служению Господу, — ответила Джульетта и смиренно, как ей казалось, опустила глаза. Родриго допил сидр и откашлялся.

— Думаю, мать-настоятельница, скорее, чтобы избежать брака со мной, — и добавил, обращаясь к Джульетте: — Не добавляйте к числу ваших прегрешений еще и ложь матери-настоятельнице, bambina[33]. Уверен, прежде чем надеть одеяние послушницы, вам придется сознаться не в одном грехе.

Пальцы Джульетты невольно задрожали, чашка упала на каменный пол.

— Дети, дети! — проговорила наконец Лукреция, очевидно опасаясь, что за словами последуют действия. — Джульетта, почему бы вам не пойти с сестрой Софией умыться и лечь в постель? Возможно, будет лучше, если я побеседую с сеньором да Валенти наедине. А утром, дитя мое, поговорю с вами.

Девушка решила, что необходимо быть любезной и не обращать внимания на слово «дитя» — что-то в последнее время ее слишком часто так называют — и наклонилась за чашкой. То же сделал и Родриго. Их руки соприкоснулись, и Джульетта отдернула свою, будто ее ужалили.

Девушка выпрямилась и снова увидела перед собой смеющиеся голубые глаза. Второй раз за последний час ей захотелось дать ему пощечину.

Это желание, даже потребность, было несвойственно ей и унизительно, но в то же время настолько непреодолимо, что она встала, хотя предложение сестры Лукреции пришлось ей не по вкусу, и процедила сквозь зубы:

— Как пожелаете, мать-настоятельница.

Не имеет значения, как она сюда попала, думала Джульетта, следуя за сестрой Софией и полностью игнорируя стоившего молча Валенти. Главное — оказаться здесь, достичь своей цели.

У двери девушка остановилась и обернулась, отметив при этом, как странно, прищурившись, сестра Лукреция рассматривает Родриго. На мгновение ее охватило смутное беспокойство, но тут же прошло. Даже на монахиню производят впечатление такие, как Валенти.

— Мать-настоятельница, вы напишете в Кастелло Монтеверди?

Монахиня оторвала глаза от гостя и повернулась к Джульетте.

— Письмо будет отправлено после утренней молитвы, — и кивнула.

— Вы, конечно, понимаете, что ее отец не долго будет все это терпеть?

Нахмурившись и не поднимая головы, Родриго ответил:

— Ему не понравится, но я, как жених, могу сказать свое слово в данном случае, — он посмотрел на Лукрецию. — Мы должны пожениться весной. Думаю, ей будет полезно пожить в Санта-Лючии до этого времени.

Настоятельница кивнула.

— А если Алессандро потребует вернуть дочь домой?

Гость немного помолчал.

— Вы можете напомнить ему о неприкосновенности убежища в любом из домов Господа. Я поговорю с принцем, чтобы успокоить его, но давайте условимся, я выделю монастырю пожертвования, превышающие затраты на пребывание девушки, и буду единственным посетителем, которого она сможет принимать.

Видя, что собеседница колеблется, он добавил:

— В знак моей признательности такие же щедрые пожертвования будут поступать в Санта-Лючию каждый год после нашей свадьбы.

Делая вид, что последнее заявление очень интересует ее, сестра Лукреция ответила:

— Хотя мы и испытываем нехватку рабочих рук, я требую, чтобы при ваших встречах присутствовала одна из сестер.

У Родриго возникло неприятное ощущение, будто эта женщина видит его насквозь. Он покачал головой.

— В этом не будет необходимости, до свадьбы я не намерен обижать свою невесту. Как вы могли заметить, — гость дотронулся до щеки, — пока риску подвергаюсь только я. У этой дамы темперамент еще тот.

Сестра Лукреция, подперев ладонью подбородок, пристально рассматривала его своими кошачьими глазами.

Родриго многое бы дал, чтобы прочитать ее мысли. И еще было что-то неуловимо знакомое в ее чертах. Где же они встречались? Или просто похожа на кого-то?

— Если я соглашусь на ваши условия, то вы должны дать торжественную клятву христианина, что никоим образом не скомпрометируете Джульетту де Алессандро, пока та находится среди нас.

— Даю слово, сестра, но у меня тоже есть обязательное требование.

Лукреция смотрела на него, не выдавая ничем своих мыслей. Ни удивления его смелостью, ни досады. Но Родриго показалось, что за этими загадочными глазами скрываются тайны. Он подозревал, что сестра не совсем та, за кого себя выдает, и уже не удивлялся, что такой молодой женщине удалось стать игуменьей Санта-Лючии.

Однако его очень удивило, что она разгадала его истинные чувства к Джульетте де Алессандро вопреки язвительным замечаниям.

— Как я уже сказал, моей невесте будет полезно пожить здесь несколько месяцев… научиться послушанию и смирению, качествам, не получившим должного развития из-за излишней опеки отца. Я прошу обращаться с ней наравне с другими. В общем… — многозначительное молчание. — У нас есть лишь полгода, чтобы убедить девушку в преимуществах брака со мной перед жизнью в монастыре, — он пожал плечами. — Думаю, вы понимаете.

Монахиня медленно поднялась, вышла из-за стола и остановилась перед прекрасным распятием на лишенной других украшений стене.

— Сеньор да Валенти, быть послушницей нелегко даже при самых благоприятных обстоятельствах. Нужно подготовиться к служению Богу, что исключает все другие стремления.

По спине гостя пробежал холодок беспокойства. Да слушала ли она его?

Лукреция резко обернулась.

— Как вы можете знать, что брак с вами предпочтительнее служения Богу? — спросила она и снова отвернулась.

— Джульетта будет жить здесь до месяца нашей свадьбы, — спокойно сказал Родриго, игнорируя ее последний вопрос. — Как я уже сказал, ей будет полезен суровый режим, но ни при каких обстоятельствах она не останется здесь навсегда и не примет обряд пострижения, хотя ей не обязательно знать об этом. Уверен, что, по крайней мере, с этим принц полностью согласится.

Игуменья взглянула на него горящими глазами. И хотя злобный свет тут же погас, однако Родриго успел заметить его, как заметил и насмешливый изгиб рта. Под апостольником, как подозревал Валенти, она скрывала роскошные каштановые волосы, но скрыть в себе женщину не могла. Решено, нужно немедленно навести о ней справки.

Но он, видимо, чем-то обидел ее, а сейчас, когда Джульетта под опекой этой женщины, нужно быть осторожным. Ее слова подтвердили догадку:

— Я не глупа, condottiere, и не хочу ссориться с одним из самых могущественных людей в Тоскании. Такой метод убеждения использовали раньше наиболее терпеливые патриархи, хотя, должна признать, впервые сталкиваюсь с женихом, подобным образом убеждающим невесту.

Родриго не мог понять, чем так обидел сестру Лукрецию, но интуитивно чувствовал — мать-настоятельница Санта-Лючии может быть смертельным врагом. Под благочестивой внешностью таились странные и темные мысли. А это презрение к мужчинам, прорвавшееся через лед спокойствия?

— Простите, мать-настоятельница, если каким-то образом обидел вас, — извинился он, слегка улыбнувшись. — Предоставьте Дюранте де Алессандро мне. Если что-то пойдет не так, я приму всю вину на себя. Даю слово, — гость встал. — Навещу вас через две недели, хорошо?

Лукреция шагнула к нему, дотронулась рукой до щеки. Жест напомнил ему о Джульетте, хотя в сравнении с этой миловидной, но загадочной паучихой дочь принца казалась невинным младенцем. У нее были холодные, как у покойника, пальцы.

— Позвольте позаботиться о вашем лице… может быть, холодный компресс на щеку?

— Не нужно, спасибо, — ее рука упала, словно монахиня осознала непозволительность жеста. — Я сам найду выход.

Родриго холодно поклонился — шорох камзола нарушил тишину комнаты, — повернулся и вышел.

Пока он проходил через зал к двери, ведущей во двор, ему в голову пришла неожиданная мысль: откуда она знает, что он condottiere?

Действительно, для монахини сестра Лукреция очень хорошо информирована.

Глава 13

— Куда ты проводил ее?

Родриго стоял перед принцем Монтеверди. Светало, и мужчины разговаривали в прихожей. Данте только что вышел из спальни, босой, взлохмаченный и одетый лишь в наспех натянутые штаны. Новость явно ошеломила его. Сейчас он так напоминал Родриго Джульетту, захваченную врасплох.

— В Санта-Лючию. Ее собственная идея. Уйдя от вас вчера вечером, я наткнулся на нее, когда она выбиралась из туннеля с той стороны стены.

Данте взъерошил волосы и недоверчиво покачал головой.

— Боже, ну зачем же пользоваться туннелем? Почему в Санта-Лючию? — он действительно был сбит с толку.

— Чтобы избежать брака.

Принц поднял глаза на Родриго, собираясь что-то спросить.

— Точнее, брака со мной.

Данте только отмахнулся от такого заявления своего будущего зятя и опустился на диван.

— Не верю, что она до сих пор винит тебя в смерти Марио ди Корсини. Просто…

— Может, и нет, — прервал Валенти, — но несомненно считает меня ответственным за запоздалое замужество. Ущемлена ее гордость, а я самый подходящий козел отпущения.

Данте снова покачал головой, но Родриго продолжал настаивать, ведь говорить о другой причине враждебности Джульетты он не мог.

— Да! Неужели вы не понимаете? Ей и не снилось, что вы дожидаетесь моего возвращения в Тосканию, чтобы выдать дочь замуж за меня, человека, не только лишившего ее жениха, но и незаконнорожденного цыгана. Не удивительно, что Джульетта ждала большего. Простите за мою прямоту, Ваше Превосходительство, но ведь она — дочь принца.

Данте немного оправился от удивления, его взгляд стал жестче.

— Джульетта ничего не знает о тебе, ведь твой отец мог быть императором!

— Или лесорубом.

— Чушь! И потом, моя дочь знает, что судить о человеке по его рождению нельзя.

Он хлопнул в ладоши, и у двери возник невысокий, чем-то напоминающий птицу человек, безупречно одетый по последней моде.

— Пико, мою одежду, пожалуйста. Что-нибудь подходящее для визита в Санта-Лючию, — он взглянул на Родриго. — Мы все уладим до вечера.

Родриго взял принца за руку.

— Думаю, следует оставить ее в покое. Недели за две до свадьбы…

Данте посмотрел на него как на сумасшедшего.

— Оставить в покое? В Санта-Лючии на шесть месяцев?

— Да. Пусть получит то, что, по ее мнению, ей нужно. Несколько уроков смирения не повредят.

Родриго понимал, что ступает на зыбкую почву. Дочь явно была слабым местом Дюранте де Алессандро. Принц отвел его руку.

— Моя Джульетта в этом ужасном монастыре? Да она же высохнет от скуки!

При мысли том, что девушка может от чего-нибудь высохнуть, молодой человек едва сдержал улыбку.

— Как ты можешь даже думать об этом? — возмущался Данте, не сводя с Родриго сердитых глаз, пока Пико помогал ему одеваться.

Но гость уже приял решение. Он глубоко вздохнул и скрестил руки на груди.

— Боюсь, что буду настаивать на своем, Ваше Превосходительство. Как жених я имею некоторые права в этом вопросе и думаю, кое-какой опыт пойдет ей на пользу.

И про себя добавил: мягко говоря.

Как раз в этот момент из спальни вышла Каресса. В отличие от мужа, она была полностью одета, но утренний туалет еще не был завершен. Длинные черные волосы свободно рассыпались по плечам, и Родриго впервые заметил в густых темных прядях нити серебра. Что-то в выражении ее лица неожиданно напомнило молодому человеку Джульетту. Хотя общепринятым считалось мнение, что дочь пошла в отца. Может, нахмуренный лоб?

— Я все слышала, Данте, вы так громко разговаривали. Полагаю, ты мог бы более серьезно отнестись к рекомендациям Родриго.

При ее появлении принц сразу же смягчился.

— Что? И ты тоже, cara?

— Я только прошу, чтобы ты выслушал его. Вы с нами позавтракаете? — обратилась она к гостю.

Тот кивнул, и Каресса спокойно, но уверенно предложила мужу:

— Не могли бы мы все обсудить за столом?

— Будь моя воля, мы бы вообще не садились есть, — пробормотал принц, с помощью Пико надевая прекрасную шелковую рубашку.

Пока он был занят одеждой, Каресса, не обращая внимания на недовольство супруга, продолжала:

— Тогда поговорим здесь. Ты, конечно, понимаешь, что Джульетте нужен хороший урок?

— Не хочу, чтобы моя дочь оставалась в монастыре ни одной секунды! Ты можешь сопровождать меня или нет, как хочешь, — принц наконец справился с рубашкой, и Пико подал ему голубой с желтым камзол.

— В таком случае, боюсь, мне придется снять с себя обязанности по брачному контракту, — отозвался Родриго.

Каресса будто предвидела заявление Валенти, настолько быстрым был ее ответ. Но слова предназначались Данте:

— Джульетта много раз за последнее время угрожала уходом в Санта-Лючию, хотя менее заботливые родители угрожали бы этим ей. Теперь, когда она сделала это, пусть попробует. Смысл именно в этом! Родриго понимает, я понимаю… Почему же ты не хочешь понять? Пока еще твои, далеко идущие планы относительно будущего дочери и Риго, не расстроены.

Принц перестал возиться с пряжкой ремня и, опустив руки, взглянул на жену. Когда Каресса умолкла, он перевел взгляд на молодого человека. Тот был мрачен.

Не дожидаясь, пока его отпустят, Пико выскользнул из комнаты.

— Валенти, ты, наверное, думаешь, что Лев потерял хватку? — Данте говорил тихо, напряженно. — Что из него уже песок сыплется, и поэтому смеешь угрожать мне?

Каресса прикусила нижнюю губу, но промолчала. Родриго покачал головой.

— Не угрожаю, принц. Только пользуюсь своими правами как жених Джульетты. Если вы так оберегаете ее, что не считаетесь с моим мнением, то после свадьбы поселяйтесь прямо в нашей спальне, чтобы заботиться о ней. Только я не буду это терпеть.

Дюранте де Алессандро побагровел от гнева.

— Ты много себе позволяешь, — тихо сказал он. — Многое поставлено на карту.

Родриго опасался худшего — потерять Джульетту, а вместе с ней и возможность стать членом семьи Алессандро, но держался за свое, считая себя правым, и поэтому не мог отказаться от своих слов. Молодой человек был готов жить собственной жизнью, без помощи принца Монтеверди. Он еще не отказался от планов организовать собственный отряд наемников. Несколько человек, в том числе Карло, горели желанием присоединиться к нему. Да и денег было достаточно, чтобы построить дом — небольшую виллу где-нибудь в Тоскании, о чем он уже давно мечтал. А пока, если потребуется, можно временно пожить во Флоренции, так как Zingari с приходом зимы собирались кочевать на юг.

Нет, ему не нужен ни Дюранте де Алессандро, ни его дочь, чтобы жить спокойно и добиваться тех немногих целей, которые считал важными.

— Хорошо, — Данте нарушил ход его мыслей. — Делай по-своему, — повернувшись спиной к Валенти, он попытался разжечь камин, резкие движения свидетельствовали о гневе хозяина замка. Когда угли разгорелись, принц подбросил лучину, а затем добавил душистое кедровое полено, взятое из медного ведра, стоявшего у камина. Вытерев руки, он повернулся к Родриго, который все еще не мог поверить услышанному.

— До середины апреля Джульетта остается в Санта-Лючии… при одном условии.

Молодой человек затаил дыхание, надеясь, что сможет принять предложение, не уступая своей позиции.

— Каком?

— Ты говоришь, что она отправилась в монастырь по собственному желанию?

Родриго кивнул. Конечно, Данте хорошо знал, что его дочь осмелилась пуститься в путь по старому и возможно, опасному туннелю не для того, чтобы подышать свежим воздухом. На какой-то миг у Валенти появилось искушение сказать, что попытки были и раньше, но он промолчал.

— Хорошо, но если она пожелает покинуть монастырь до апреля, ты позволишь ей вернуться в Монтеверди. Вот мое условие. Согласен?

Некоторое время Родриго не мог решиться. Излишняя гордость помешает Джульетте признать, что она совершила неверный выбор и, следовательно, для нее будет унизительно просить забрать ее из Санта-Лючии. Пусть даже девушка считает, что может принять пострижение.

— Согласен.

Теперь Валенти знал, что его отношения с Дюранте де Алессандро еще раз подверглись проверке на прочность, только на этот раз из-за различий во взглядах на поведение Джульетты. Данте явно не хотел признавать недостатки дочери, как и свое потворство ей на протяжении многих лет.

— И, конечно, ей будет позволено навещать нас так часто, как…

— Нет, — Каресса эхом отозвалась на мысли Родриго. — Раз уж она решила оставить дом, нельзя позволять ей прибегать сюда каждый раз, когда станет одиноко… или не понравится в Санта-Лючии.

Данте встревоженно обернулся к ней.

— Но ведь она будет там шесть месяцев! Каресса! Дочь никогда не была вдали от нас больше чем несколько часов.

Шелестя шелковыми юбками, жена подошла к принцу и положила руку на плечо.

— Если каждый раз, когда дочь пожелает навестить Монтеверди, ты будешь принимать ее с распростертыми объятиями, какой же это будет урок?

— Поймет, что лучше быть здесь!

Но, к облегчению Родриго, принц только покачал головой, признавая свое поражение — логика и рассуждения оппонентов убедили его. Будучи не всегда в достаточной мере строгим по отношению к дочери, Данте все же обладал здравым смыслом.

— Вижу, вы оба против меня, — мрачно заметил он, поворачивая к выходу. — Собственная жена и человек, которого я принял как сына.

Хозяин замка прошествовал к двери, а Каресса, будто извиняясь за мужа, грустно посмотрела на Родриго. Молодому человеку было жаль ее, но он твердо верил, что его линия поведения наилучшая для всех, включая Джульетту. Гость галантно предложил хозяйке руку и улыбнулся уголком рта: за последние месяцы ему стало ясно — Данте не способен сердиться на жену.

Они проследовали за принцем, и Родриго признал, что там, где дело касается Джульетты, Каресса — более надежный союзник, чем Данте. При этом он не удержался от вздоха сожаления: печально, что принц Монтеверди уже не так молод и гибок в суждениях.

* * *

С каждым днем пребывания в Санта-Лючии Джульетту все больше привлекала перспектива брака с Родриго да Валенти, хотя в течение нескольких недель она не признавалась в этом.

Становилось холодно и сыро, и девушка возненавидела продуваемые сквозняками коридоры, ходить по которым приходилось в неуклюжих открытых сандалиях — таково было требование к послушницам. Не полагалось им также ни накидки, ни плаща, так что завернуться было не во что. Хотя тяжелая ряса и оберегала от холода, Джульетта не возражала бы против дополнительной защиты от непогоды, особенно когда ее посылали по каким-нибудь делам на улицу.

Осень не отличалась особой суровостью, но дочь принца привыкла к теплу жаровни и потрескиванию углей в камине, изгонявшим сырость и промозглость из Кастелло Монтеверди. В Санта-Лючии ее приучали к тому, что комфорт обитательниц монастыря, особенно послушниц, не принимается во внимание. Такие вещи, как камины и дополнительная теплая одежда, — не самое главное в монастырской жизни, так что Джульетте, которую баловали со дня рождения, пришлось ко всему привыкать и приспосабливаться.

— Я же не буду меньше любить Бога, если мне тепло и я сыта, — как-то сказала она другой послушнице, сестре Луиджии, вскоре после своего не совсем обычного и унизительного прибытия в монастырь. Они сидели в трапезной, дожидаясь конца ужина. Разговаривать запрещалось. Тем не менее Джульетта именно этим и занималась, тихо шепча на ухо соседке.

Луиджия, воспитанная в здоровом уважении к правилам монастыря и в страхе перед монахинями, в ответ лишь слегка поджала губы и постучала ногой в сандалии по лодыжке Джульетты. Она даже не подняла глаза от чашки с polenta, густой овсяной кашей. Это прикосновение ногой, очевидно, служило предостережением, но та, кому оно адресовалось, не обратила на него внимания.

С соседнего стола, за которым сидела сестра Лукреция и другие монахини, донесся запах жареной колбасы. Послушница украдкой взглянула в ту сторону и заметила, кроме колбасы, еще и овощи. Что-то похожее на дичь. А по обе стороны стола стояли соусницы, из которых поднимались тонкие струйки горячего пара.

Довольно просто, но в сравнении с тем, что давали послушницам, настоящий пир. И как последний вызов, по крайней мере, для Джульетты, вдоль стола были расставлены глиняные кувшины с темным, густым вином… куда до него разбавленному водой сидру.

Луиджия еще раз, уже выразительнее, стукнула Джульетту по ноге. Слишком поздно. Сестра Елена, ответственная за новенькую и наблюдавшая за ней, подобно ястребу, только и ждущему малейшего проявления слабости у жертвы, поймала жадный взгляд подопечной. Именно своей наставнице и ее редкому таланту экономии девушка приписывала честь разведения сидра водой. Монахиня в упор уставилась на Джульетту, не сумевшую вовремя погасить голодный блеск глаз.

Третий удар по ноге заставил, наконец, дочь принца Монтеверди отвести взгляд от запретного. Девушка хотела рассердиться на соседку, но тут заметила, что на нее кто-то смотрит с главного стола. Зная заранее, кто это может быть, Джульетта приняла смиренную позу, более подобающую новенькой.

Быстро схватив ложку, она принялась за еду.

* * *

В течение первой недели Луиджия показала новенькой сад и познакомила с травами, которые сестра Маргарита использовала на кухне. Две монахини, обычно занимавшиеся с послушницами сбором трав, совещались о чем-то с сестрой Лукрецией, так что девушкам представился редкий случай поболтать.

— Моя семья живет во Флоренции. Отец — ткач, но у меня еще три сестры, поэтому для меня приданого не осталось, — рассказывала Луиджия. — Мне здесь не нравится, но что еще делать, разве только стать проституткой, — в последних словах прозвучала горечь.

Джульетта мгновенно прониклась симпатией к девушке. Ей даже стало стыдно за такое различие в положении.

— Я сама решила прийти сюда, — честно призналась она, почему-то чувствуя себя лицемеркой. — И мне тоже здесь не нравится.

Луиджия, высокая, гибкая девушка, примерно одного возраста с Джульеттой, изумленно уставилась на подругу:

— Но ты же красивая, да еще дочь принца. Тебе-то зачем становиться монахиней?

Не получив ответа, она смущенно прикрыла рот ладонью. Пальцы, испачканные землей, оставили на щеке грязный след.

— Прости, что лезу не в свои дела…

Джульетта вырвала нужный корень, стряхнула с него комки глины и тихо, не поднимая глаз, произнесла:

— Grazi, но моя мать говорит, что красота — это то, что у тебя внутри, в душе, а отец как-то заметил, что здоровое любопытство не приносит вреда. Даже если ты женщина.

Луиджия молчала, и Джульетта подняла голову. Девушки посмотрели друг на друга и обе неожиданно улыбнулись.

— Достаточно сказать, — добавила Джульетта, — что я не хотела выходить замуж за человека, выбранного отцом. Я здесь по своему желанию и, Боже! — это совсем не то, что мне представлялось.

— Услышала бы тебя сестра Елена… да она заставила бы тебя неделю стоять на коленях перед алтарем в часовне! — усмехнулась Луиджия.

— Christo al cielo[34]! — Джульетта притворно всплеснула руками. — Шутишь!

— Две недели, сестра Джульетта! — с притворной суровостью объявила подруга и не преминула поддразнить.

— Ну и влипли же вы, разве не знаете? — Джульетта вытерла рукавом испачканную щеку девушки. — А коров вы уже подоили?

— Коров?

— Si. Они еще скупее, чем некоторые монахини. Опасайся второй пеструшки.

При всех ограничениях монастырской жизни им удалось подружиться, и это стало единственным светлым пятном в унылом однообразии повседневности. Джульетта ужасно скучала по своей семье, постоянно думала обо всех. И, уж если быть до конца честной перед собой, ее мысли слишком часто обращались к Родриго да Валенти… его поцелуям.

И все же она упрямо объясняла эти мысли только нынешним образом жизни. Ей доставляли радость любые фантазии, отвлекавшие от тоскливой обыденности Санта-Лючии, даже если их героем становился человек, предназначенный ей в мужья.

Нужно научиться дисциплинировать себя, полностью отдаться своим обязанностям. Чтобы приспособиться к новой жизни, необходимо время. Все, что ей нужно, можно найти здесь, в Санта-Лючии…

* * *

Шла уже вторая неделя. После дневной службы Джульетта размышляла в своей келье. А точнее, с восхищением рассматривала иллюстрированный религиозный манускрипт, который ей дала сестра Лукреция. Девушка давно увлекалась искусством, и ей доставляло огромное удовольствие листать страницы, ярко украшенные библейскими сценами, потому что трудившийся над ними монах обладал настоящим талантом.

Она вспомнила, как обратилась к сестре Лукреции с просьбой, и как та неожиданно согласилась. Но еще более удивительны были слова, сопровождающие согласие: Я аплодирую женщине, которая интересуется чтением священных писаний, ведь женщины не ниже мужчин.

Тогда Джульетта сочла замечание странным, но чем больше думала над словами игуменьи, тем больше соглашалась с ними. Она не сказала настоятельнице, что ее, в основном, интересует живопись… кое-что лучше оставить невысказанным.

И теперь, восторгаясь иллюстрациями, девушка мысленно представила себе скромного монаха, который, запершись в своей келье, без устали работал… работал… умер, а талант его так никто и не оценил. Какой позор…

Внезапно до нее донеслись приглушенные звуки лютни. Джульетта поднял голову, чувствуя, как заколотилось сердце. Этого не может быть!

Она закрыла глаза, отгоняя звуки лютни, но дело было не в воображении. Девушка встала и выглянула из кельи. В холле никого не было. Джульетта вышла и направилась на звук. Музыка слышалась все явственней. Но играл явно не тот музыкант, которого она хотела бы слушать. Сейчас звучала погребальная мелодия.

Внезапно музыка оборвалась, и Джульетта замерла возле входа в комнату, где принимали гостей. Опасливо отступила на шаг, еще один. И уже собралась повернуться, когда из двери вышел человек в темном одеянии — монах.

Сначала он ничего не сказал, просто пристально посмотрел ей в глаза. Его собственные были удивительного зеленого цвета, они гипнотизировали девушку, притягивали к себе, но отнюдь не красотой, а необычайной пронзительностью.

Джульетту будто пригвоздили на месте, сверкающие зеленые очи проникли в ее сердце… душу… И тут девушка поняла, кто перед ней. Холодок предчувствия окутал все ее существо, дыхание перехватило.

Она никогда прежде не видела приора Сан-Марко, но много слышала о нем от своего отца, близкого семейству Медичи. Джироламо Савонарола, говорил Данте, презирал Медичи и все, что те олицетворяли.

— Кто ты? — резко спросил он.

— Джу… сестра Джульетта, — прошептала послушница, не столько опасаясь навлечь недовольство Савонаролы, сколько привлечь его внимание. — Можно, я позову мать-настоятельницу? — девушка знала, что любопытство здесь считается эквивалентом лености и стремилась хоть в чем-то оказаться полезной.

Казалось, приор не слышал ее. Он протянул руку, но наткнувшись на взгляд Джульетты, резко отдернул.

— Джульетта? — пробормотал Савонарола.

— Si, — его поведение было совершенно ошеломляющим, и девушка нахмурилась.

— Джульетта — кто?

— Де Алессандро.

К этому времени она уже отметила бледность его лица, подчеркивающую темные густые брови, уродливый нос и толстые мясистые губы. Худой, небольшого роста, чуть выше ее самой. Ряса поношенная, в заплатах.

— Это вы играли на лютне? — спросила девушка, чувствуя себя очень неловко и надеясь, что услышит отрет, а не очередной резкий вопрос.

Он кивнул, продолжая изучать ее лицо.

— Господу можно поклоняться через простую, незатейливую музыку.

Да, подумала Джульетта, только не через те заунывные гаммы, которыми славили Его вы.

Она кивнула.

— Дочь дьявола! — выкрикнул Савонарола.

Джульетта посмотрела на него, чувствуя, как ее опять охватывает оцепенение. Такие обвинения приводили женщин на костер за колдовство. И вот влиятельный — по крайней мере, так считают многие — монах заявляет, что она богоотступница.

Смущенная и оскорбленная его словами, девушка отпрянула. Внезапно ей стало страшно. Она даже не осмелилась рассмеяться в лицо этому нелепому человеку, хотя именно такова была ее первая реакция. Савонарола отказался повиноваться папе Александру, за что его отлучили от церкви. Конечно, он ничего не боится, даже гнева ее отца.

В мгновение ока Санта-Лючия перестала быть для нее приютом. Стены обители угрожающе надвинулись, стены тюрьмы… склепа. Он всего лишь человек.

Беспокойство обратилось в ярость и, ощущая прилив храбрости, девушка спросила:

— Почему вы так меня называете, отец Джироламо?

Брови приора гневно сошлись на переносице, он поднял руку и погрозил ей костлявым пальцем. В глубине зеленых глаз зажглись злобные красные огоньки.

— Ты — мираж, посланный дьяволом, как напоминание о величайшем искушении в моей жизни — Лаодамии.

Ошеломленная Джульетта напрягла память. Лаодамия… Лаодамия… Вспомнила!

Лаодамия Строци, дочь флорентийского изгнанника, надменная и величественная, она несколько лет тому назад отвергла любовь Савонаролы.

Неужели он думает, что Джульетта — это Лаодамия? Девушка гордо вскинула голову, выражение лица стало жестким, она вспомнила, что она — де Алессандро.

— Нет. Вы ошибаетесь. Я никто иная, как Джульетта де Алессандро. Спросите здесь любого.

— Отец Джироламо? Джульетта? — из-за спины приора показалась сестра Лукреция.

Не сводя с послушницы глаз, монах склонил голову набок.

— Да, сестра Лукреция, это я. Но скажите же, кто это… существо?

Девушка рассвирепела, страх улетучился. Существо? Само по себе слово не такое уж плохое, но этот снисходительный тон… Да сам он, настоятель Сан-Марко, существо! Посадить его на крышу собора, и он сойдет за горгулью, злобно взирающую вниз на ничего не подозревающую толпу!

Забыв о смирении, Джульетта открыла рот, но тут вмешалась сестра Лукреция.

— Это сестра Джульетта. Сестра, это отец Джироламо Савонарола, настоятель Сан-Марко, — и, не давая ни одному из них сказать ни слова, добавила: — Джульетта у нас недавно, всего несколько недель. Извините, отец, если по неведению она чем-то обидела вас. Ее семья погрязла в мирской суете.

— Si, — казалось, приор несколько смягчился, его взгляд прояснился. — Алессандро — безбожный род, тщеславный и распутный. Семья сия прониклась языческим вожделением к роскоши и удовольствиям. Они ничем не отличаются от тиранов Медичи, с которыми и предавались плотским утехам.

Но зато никто из моей семьи не навлек на себя гнев папы Римского, мысленно возразила девушка, опустив гневно горящие глаза. Никого из нас не отлучали от церкви.

Однако размышления гостя уже приняли другое направление. Повернувшись к Джульетте спиной, он обратился к настоятельнице.

— Мне нужно поговорить с вами, сестра, — и направился к комнате аббатисы. Поношенная ряса болталась на нем, как на вешалке. Сестра Лукреция кивнула послушнице.

— Возвращайтесь к своим обязанностям, сестра, — дав указание, она предостерегающе посмотрела на Джульетту и последовала за доминиканцем.

Однако вопреки здравому смыслу, девушка осталась на месте. Да этот монах — настоящий фанатик, правильно его так называют. Даже вердикт Его Святейшества не усмирил Савонаролу.

По спине пробежал холодок. В конце концов, приор Флоренции всего лишь человек. И как она слышала, он уже ступил на путь, ведущий к гибели.

Глава 14

— Сестра Джульетта!

Негромкий, но суровый голос заставил девушку вздрогнуть. Увидев недовольную сестру Елену, она невольно застонала. Уж точно эта женщина станет причиной ее бесславной кончины в Санта-Лючии, где изнуренную и истощенную бедняжку Джульетту найдут возле только что вычищенного до блеска ночного горшка. И, конечно, воняющую, как этот горшок.

— Что вы здесь делаете, сестра? — монахиня шипела в самое ухо Джульетте, и девушке пришлось достаточно резво сесть на холодном полу, чтобы избежать более громких упреков. — Ночь — для сна, день — для трудов и молитв!

— Да, сестра, — опустив глаза, пробормотала Джульетта. Интересно, сестра Елена хоть когда-нибудь в жизни смеялась или хотя бы улыбалась?

— Вы понимаете, где находитесь?

Конечно, понимаю, я здесь целый месяц и знаю все уголки обители, раздраженно подумала девушка. Но, притворяясь, будто и в самом деле не совсем понимает, где она, вопросительно огляделась по сторонам. В последнее время Джульетта часто пользовалась этой уловкой, разговаривая с сестрой Еленой.

Не дожидаясь, пока послушница определит свое местонахождение, монахиня продолжила:

— В гостиной. Здесь принимают посетителей! Представить только, сестра Лукреция принимает кого-то в этой комнате и находит вас, свернувшейся в уголке как какая-нибудь спящая собачка.

При этом упреке девушка вспыхнула от унижения.

— Вам не хватает прилежания! Это позор для Санта-Лючии, да и для вашей семьи тоже.

Несмотря на добрые намерения, Джульетта покраснела. Мысль о том, что она позорит имя Алессан-дро, была для нее невыносимой. Но, может быть, то, что она прилегла в углу гостиной и уснула, действительно позор для семьи. Девушка прикусила язык и подавила гордость.

— Да, сестра, — произнесла дочь принца самым смиренным тоном. — Я постараюсь.

Совершенно внезапно в животе заурчало, будто рык Лили нарушил тишину комнаты.

— Ваш аппетит просто постыден, — жестко добавила сестра Елена. — Толсты, как куропатка, да еще едите за пятерых. Нужно обуздывать желания и больше интересоваться духовным.

Едите за пятерых… Джульетта с трудом поборола порочное желание запустить в голову сестры Елены только что вычищенным горшком. Вместо этого она выпустила в монахиню искусный словесный заряд:

— Вы абсолютно правы, сестра. А если бы и другие служительницы Господа в Санта-Лючии последовали вашему примеру и поменьше ели и пили, то нам вообще не понадобились бы ночные горшки.

Джульетта метнула взгляд из-под ресниц на сестру Елену: лицо монахини выражало удивление и подозрительность. Она еще больше поджала губы и прищурилась. Девушка ничем не выдала своих чувств, дабы добрая сестра не придумала другого наказания, по сравнению с которым чистка горшка показалась бы удовольствием.

Сестра Елена не успела что-либо ответить, так как колокол возвестил вечерню. Джульетта в душе облегченно вздохнула, потому что этот звон означал окончание работы и приближение вечерней трапезы. Правда, сначала придется выдержать еще один, последний, час молитвы, когда так трудно не задремать. И только мысль о еде помогает бороться со сном. А самая радужная перспектива — после ужина улечься на узкую, жесткую кровать.

— Коровы мычат. Вам следовало бы не дремать, а подоить их.

Подоить четырех коров в тесном сарае? При этой мысли Джульетта вздохнула. Со столь непослушными животными ей еще не приходилось сталкиваться, и то, на что у других — например, у сестры Елены — уходило не больше часа, у нее отнимало целых три. Даже спустя неделю после начала исполнения этой обязанности Джульетта не могла похвастать тем, что мерзкие животные подчиняются ей. Неизвестно почему тон сестры Елены смягчился.

— Знаю, дитя, для вас это трудно, но каждый должен нести свое бремя, особенно в свете того, что мы этим летом во время чумы потеряли несколько наших возлюбленных сестер.

При открытом упоминании о смерти среди монахинь в Санта-Лючии — до сих пор об этом только шептались — Джульетта испытала чувство раскаяния. В конце концов, это ведь ее собственное решение, она молодая и здоровая, и конечно, могла сделать больше, чем пожилые сестры, проведшие здесь почти всю жизнь.

— Простите меня, сестра, — искренне сказала послушница. — Я присмотрю за коровами после вечерни.

Сестра Елена кивнула.

— А если поторопитесь, то сможете перехватить что-нибудь на кухне, пока все не остынет, — грубовато посоветовала она. — Я попрошу сестру Маргариту отложить вашу порцию.

Не успела Джульетта поблагодарить монахиню, как та повернулась и вышла.

После часа молитв Джульетта собралась идти в коровник. Мысль о еде — она лелеяла ее в течение всей вечерни — подстегнула решимость подоить коров без промедления. Все-таки, рассуждала девушка, пересекая двор с фонарем в руках, животных она любит, и те всегда отвечают ей взаимностью.

Во всяком случае, так было раньше, до встречи с коровами Санта-Лючии.

Дверь сарая была открыта, и едва послушница вошла, как в нос ударил тяжелый запах сена, животных и, особенно, коровьего навоза. Сморщившись, девушка повесила фонарь на гвоздь. Все четыре коровы мычали — верный признак того, что время дойки уже миновало.

От скорости работы зависит, удастся ли ей поесть. Джульетта закатала рукава, взяла чистый подойник и пододвинула низенький стульчик к костлявому боку первой коровы. Как же ее кличут? В первых двух стойлах находились пеструшки, но девушка не могла припомнить их кличек. Ладно, она и имена-то монахинь только-только выучила. Четыре коровы, определенно, не стояли в начале списка ее приоритетов.

Девушка уселась и принялась за работу, надеясь так или иначе внушить животным, что необходимо поспешить. Она дергала за соски, как учила сестра Елена, зная, что пройдет несколько минут, прежде чем появится молоко.

Но время шло, а усилия Джульетты оставались бесплодными.

— Ну, будете вы отдавать? — процедила девушка сквозь зубы. — Или я оставлю вас недоенными до утра! Корова не обращала внимания на угрозы, только крутила головой, да бросала на Джульетту недобрые взгляды. При этом животное жевало, не переставая, и казалось вполне довольным.

Но вот в стенку подойника ударила тонкая струйка молока. Девушка возликовала. От ужина ее отделяло каких-нибудь полтора часа.

Звук льющегося молока привлек в коровник черного кота матери-настоятельницы, и теперь он ходил вокруг и терся о юбку послушницы. Как бы не потревожил корову, подумала Джульетта, и отбросила его ногой в сторону. Но кот тут же вернулся.

Некоторое время девушка работала, не обращая внимания на незваного гостя, и это помогло. Вид и запах свежего молока отзывался урчанием в желудке, а белая струя, медленно наполняющая ведро, действовала завораживающе. Джульетту клонило ко сну. И как же она хотела чашку молока…

Внезапно измазанный навозом коровий хвост ударил девушку по щеке. Она живо вскочила, задев ногой подойник, и драгоценное молоко едва не вылилось. Первую пеструшку девушка додаивала, сидя прямо, как солдат, и искоса посматривая на вроде бы безобидный хвост, как будто он был живым существом. Взяв от коровы все молоко, Джульетта осторожно перенесла подойник из стойла в угол, чтобы нечаянно не опрокинуть его. Постояла, подняв руки, наклонилась, чтобы размять спину. Интересно, почему сестры — если не брать в расчет стоимость — не носят рясы из более удобного материала, например, из шелка? Конечно, рясы сестры Лукреции легче, девушка уже заметила, что одежда матери-настоятельницы по качеству намного лучше, чем у других монахинь.

С чувством хорошо выполненной работы и растущей уверенностью, что со второй коровой дело пойдет так же, Джульетта передвинула стул во второе стойло. Села и дружески, как ей казалось, заговорила с коровой. И только тогда вспомнила, что забыла принести другой подойник. Выразив свои чувства фразой, заимствованной у Никко, она быстро поднялась и повернулась.

Совершенно неожиданно корова лягнула ее задней ногой. Боль пронзила бедро, испугала и сбила дыхание. Джульетта отшатнулась, ударилась спиной о стену и сползла в сено. Апостольник почти закрыл глаза.

И только тогда она вспомнила предостережение Луиджии… слишком поздно.

Когда в голове прояснилось, Джульетта подумала, что, должно быть, выглядит так же нелепо и смешно, как и чувствует себя. Конечно, это не имело никакого значения, потому что увидеть ее могли только коровы.

Она в досаде сорвала с головы апостольник и отшвырнула его в сторону, потом с трудом поднялась, готовясь сражаться с пеструшкой. Девушка проковыляла за пустым подойником и в этот момент в сарай проникли слабые звуки лютни.

Джульетта остановилась и напряженно прислушалась. Мягкая, нежная, очаровательная, неотразимая, прекрасная музыка. И, конечно, она ничуть не походила на похоронные мелодии Савонаролы. Как лунатик, Джульетта двинулась к двери, мгновенно позабыв о коровах, молоке… пище.

На невысокой каменной стене, ограждавшей монастырь, сидел какой-то человек и играл на лютне, сидел с таким видом, будто игра на лютне на территории обители — самая естественная вещь в мире. Ноги поджаты, инструмент лежит на коленях, взгляд устремлен в темное вечернее небо.

Нежная музыка и знакомый силуэт подняли в глубине ее души бурю противоречивых эмоций. И прежде всего радость. Радость за такую желанную возможность отвлечься, пусть ненадолго, от однообразия тоскливой жизни, которую выбрала сама. Пусть даже эта возможность исходит от него.

После месяца, проведенного в Санта-Лючии, даже Родриго да Валенти — желанный посетитель.

Помимо всего прочего, нравилось это Джульетте или нет, condottiere обладал способностью притягивать к себе своей музыкой. Вот и сейчас девушка поймала себя на том, что неумолимо приближается к нему. Так хорошо обученный сокол безошибочно находит дорогу к руке хозяина.

У нее хватило ума признать, что, даже играй он так же плохо, как Савонарола, она все равно шла бы к нему. Музыкант заметил приближающуюся фигурку. Какое-то время выражение его лица оставалось непонятным, то ли из-за сгущающихся сумерек, то ли из-за сдержанности, но потом гость широко улыбнулся. В полумраке блеснули зубы.

— Buona notte[35], — Тихо сказал он. Пальцы замерли, стихли сладкие звуки музыки.

Родриго отложил лютню в сторону и напряженно вгляделся в полумрак.

— Per piacere, signore[36], не прекращайте, — тихо взмолилась Джульетта и украдкой посмотрела через плечо на здание монастыря, затем опять взглянула на него.

Ее неприкрытая радость оказалась для него совершенно неожиданной. Он, конечно, надеялся, что у невесты было время подумать о своих опрометчивых поступках и теперь она сожалеет о них. Но такой теплый прием удивил его… и вызвал некоторые подозрения.

Не слезая со стены, он внимательно посмотрел на девушку. На этот раз не было необходимости спорить с ней или в чем-то убеждать, уговаривать.

Ее лицо побледнело и осунулось, черты заострились, придавая Джульетте какой-то неземной вид. За месяц она значительно потеряла в весе, озабоченно заметил Родриго. Джульетта вообще хрупкая, на ней это отразилось очень сильно.

Уступая ее просьбе, гость снова взял лютню и стал что-то наигрывать, пытаясь одновременно получше рассмотреть девушку в наступающих сумерках.

— Не могли бы вы сыграть ту мелодию, что играли в таборе… в ту ночь?

Покраснела ли она при этих словах, сказать было трудно, но вот легкую дрожь в голосе Родриго все же заметил. На мгновение Джульетта прижала ко лбу ладонь, будто пыталась избавиться от боли или головокружения, но тотчас же опустила руку.

Боясь, что может обидеть ее — ему это было не трудно, усмехнулся про себя Родриго, — он стал тихонько наигрывать французскую любовную песню. Теперь, когда невеста была рядом, ему вовсе не хотелось привлекать внимание монахинь. Наверняка сестра Лукреция вспомнит об уговоре, если о его визите будет доложено, но больше всего ему не хотелось, чтобы при их встрече в качестве стража присутствовала какая-нибудь праведница.

На этот раз Родриго не пел, хотя пение для него было так же естественно, как и дыхание. Но Джульетта довольствовалась музыкой и не шевелилась, пока не стих последний аккорд. Девушка вздохнула и шагнула ближе к гостю.

— Как вы, Джульетта? — осмелился спросить Родриго, боясь нарушить атмосферу возникшей близости.

Вероятно, что-то встревожило ее, потому что ответом был шепот:

— Вы что-нибудь знаете о дойке коров? — и снова быстрый взгляд через плечо.

— Коров? — он отложил лютню и, улыбнувшись, соскочил со стены. — Полагаю, достаточно для солдата.

— Простите, — девушка разочарованно вздохнула. — Что condottiere знает о коровах? — она отвернулась с явной неохотой. — Я еще не закончила…

— Подождите, — Родриго подошел ближе и положил руку ей на плечо. — Zingari обычно держат одну или две коровы, особенно если в семье есть дети. Вам нужна помощь?

Джульетта с надеждой повернулась к нему.

— Да. Я не могу идти ужинать, пока не подою коров, а они… — в голосе послышались интонации прежней Джульетты. — Самые упрямые твари в мире!

— Не можете поужинать? — повторил гость недоверчиво.

Dio mio! Она же здесь всего четыре недели! Как же можно не давать человеку есть, если для решения проблемы достаточно помощи опытной монахини?

— Покажите мне их, — исходивший от девушки запах навоза и скотины заставил его улыбнуться в душе.

Джульетта вошла в коровник и, указав на вторую пеструшку, мрачно произнесла:

— Вот ту сестра Елена, наверное, специально обучила не слушаться. Да и характер у нее просто дьявольский.

— Не удивительно. Коровы глупы, cara. И к тому же упрямы. Но все же откликаются на добрые слова, а еще лучше на песню. С годами вы этому научитесь, — он не удержался от искушения напомнить о желании прожить всю жизнь в Санта-Лючии.

Она перевела взгляд с коровы на Родриго, в нем читалось отчаяние. Настроение гостя заметно поднялось. Возможно, есть надежда…

— Так она не отдает молоко? — спросил он, пытаясь хоть немного ободрить девушку. Стоило ее увидеть, и уже размяк, подумал Валенти, и обозвал себя глупцом. Джульетта недоуменно пожала плечами.

— Не знаю. Монахиня, которая присматривала за коровами, умерла летом, и нам не хватает людей. Мне никто не объяснил.

Она посмотрела на Родриго как на спасителя, и в этот момент напомнила ему ту Джульетту, шесть лет назад. Осматривая набухшее вымя коровы, Валенти краем глаза заметил, что девушка растирает бедро.

— Она вас лягнула?

— Ничего, — и, покачав головой, задумчиво посмотрела на задние ноги животного. — В общем-то, я сама виновата — забыла связать ей ноги.

Родриго кивнул, и Джульетта потянулась за висевшей на гвозде веревкой.

— Сначала отойдите, — посоветовал он, и когда девушка отступила, наклонился и уперся плечом в бок пеструшки. Та спокойно продолжала жевать сено.

Взяв протянутую девушкой веревку, Валенти ловко связал задние ноги коровы. Подтянул на место стул и, усмехнувшись, уселся на него.

— Ну, посмотрим, как она хочет нам помочь.

Через несколько секунд послышался приятный звук льющегося молока, а желудок Джульетты замутило в предвкушении ужина.

Девушка присела возле Родриго, завороженно глядя, как его гибкие пальцы выдаивают каждый сосок.

Отец когда-то говорил, что Zingari очень умелы в обращении с животными, и вот теперь она видела это собственными глазами. А есть ли вообще что-нибудь, чего не умеет Родриго да Валенти?

— Может, потому, что вы мужчина? — вслух размышляла Джульетта и, в ответ на его вопросительный взгляд, объяснила: — Если эти коровы родились здесь, в сарае, то ведь их никогда не касалась рука мужчины.

И только встретившись с ним глазами, поняла, что сказала. В этом сарае, которым владели и куда заходили только женщины, считавшие себя христовыми невестами, ее слова прозвучали, как святотатство. Джульетта покраснела до корней волос.

Руки Родриго замерли, лицо еще ближе приблизилось к девушке. Конечно, она не права. Коровы реагируют на толчок, так обычно делает теленок, требуя молока. Но Джульетта этого не знала. Они посмотрели друг на друга.

— Вы такого хотите для себя, Джульетта? — еле слышно спросил он, дыхание касалось ее волос. — Прожить здесь всю жизнь? Без детей? Без любви и поддержки мужа?

Она ждала, чувствуя его губы совсем рядом. Его теплое сладкое дыхание оказалось почему-то очень чувственным, несмотря на неподходящую обстановку.

Сама того не замечая, Джульетта облизала губы: неужели она из-за свой гордости променяла брак с этим красивым и до безумия соблазнительным мужчиной на жизнь, где нужно стоять на коленях на холодном полу и доить коров? Должно быть, сошла с ума. И конечно, это Бог напомнил о ее безумии, Бог прислал сюда Родриго да Валенти, как бы усиливая поразительный контраст с тупой повседневной рутиной монастырской жизни. Вся жизнь внезапно промелькнула перед ней, вспомнилась заповедь: Почитай отца твоего и мать твою. Она же почитала отца вопиющим непослушанием. Бросила ему вызов, отказавшись от брака с этим человеком. А почему? Из-за гордости.

Со времени гибели Марио ди Корсини грозила тем, что уйдет в Санта-Лючию. Теперь, оказавшись здесь, поняла, что совершила ошибку, но, тем не менее, отказывается это признать. Гордость не дает, делает такой неуступчивой.

Родриго нежно поцеловал девушку. Его язык скользнул по зубам, вызывая целый вихрь невольных эмоций.

— Джульетта? — его шепот развеял мысли, как ветер листья.

Пеструшка переступила с ноги на ногу, и Джульетта очнулась. Что будет, если ее обнаружат в сарае целующейся с Родриго да Валенти? Вечное проклятие за нарушение пятой заповеди.

С трудом ей удалось изобразить негодование, чтобы сделать выговор, прекрасно сознавая, что этот мужчина ворвался в ее жизнь, как свежий ветер.

— Вы себе позволяете такие вольности, signore, — произнесла Джульетта, но в предательском голосе не прозвучало порицания.

— Вы моя невеста, cara. Разве можно счесть за вольность невинный поцелуй?

Девушка слегка отодвинулась, пытаясь игнорировать крепнущую уверенность, что брак с Родриго да Валенти предпочтительнее пострижения в монахини.

— Я обручена с Христом, — возразила она, чувствуя себя последней лицемеркой. Жизнь в Санта-Лючии с ее монотонностью и лишениями все больше теряла свою привлекательность на протяжении этого месяца, а образ Родриго да Валенти все чаще прокрадывался в ее мысли, даже сны.

Действительно, думала девушка с присущим Алессандро юмором, condottiere в сияющих доспехах пришел спасти ее от упрямой коровы.

Джульетта улыбнулась, заметив, что ее жених снова принялся за работу. Сдерживаемый смех сорвался с ее губ, прозвучав в тишине коровника подобно колокольчику.

Родриго вопросительно взглянул на нее, и в его взгляде тоже запрыгали искорки веселья.

— Вы просто неблагодарны, если смеетесь над моим искусством доения. У меня нет привычки спасать юных дев… от коров, — он улыбнулся и забавно поднял бровь. — И если секрет выйдет наружу, то вся Тоскания будет смеяться надо мной.

— Ни одна душа не узнает, — отсмеявшись, пообещала девушка. — Но, пожалуйста, поторопитесь. Боюсь, сестра Елена съест мою порцию, если я замешкаюсь.

Гость посерьезнел и возобновил дойку, а Джульетта невольно залюбовалась его длинными, бронзовыми от загара пальцами на фоне розового вымени.

Родриго быстро закончил, отставил в сторону подойник и снял с коровы веревку. Когда он занялся третьей буренкой, девушка сказала:

— Я подою последнюю.

— Надеетесь поскорее избавиться от меня? И это после того, как я пришел вам на помощь?

Джульетта взглянула на него, испугавшись, что обидела, и не заметила поддразнивающую нотку в голосе. Почему он казался ей темным? Черный, как дьявол, напомнил ей внутренний голос.

— О нет, дело не в этом, — поспешно заверила Джульетта, — просто… я так проголодалась!

— Садитесь ко мне, и я не только подою обеих коров, но и спою вам песенку.

Девушка просияла.

— А еще, — добавил Родриго, видя ее радость и желая, чтобы она продолжала улыбаться, — я дам вам столько молока, сколько сможете выпить, и никто не узнает.

При мысли о свежем жирном молоке у девушки потекли слюнки. Привлекла и возможность перехитрить всеведущую сестру Елену.

Родриго усадил Джульетту на стул, а сам опустился на колено, чтобы закончить работу, пока Джульетта немного отдохнет, тайком поглядывая на жениха. При всей мягкости и очевидном добродушии Валенти был прежде всего мужчиной. Звук его голоса, сильная, красивая фигура, уверенность, проступавшая во всем, даже запах…

В эти спокойные минуты, пока он занимался делом, Джульетта вдруг осознала, что никого более привлекательного до сих пор в ее жизни не было. Родриго намного интереснее, чем Марио ди Корсини (хотя память о человеке — это совсем не то, что человек во плоти) и даже Леон Сарцано. Несомненно, сыграло свою роль и пребывание в монастыре, где Валенти оказался единственным существом мужского пола за долгие недели, даже коровы отнеслись к нему по-другому. Можно только представить, каким мужественным покажется ей любой через год жизни среди монахинь.

Но если быть честной до конца, внук Маддалены выделялся среди всех известных ей мужчин. Она же видела его на турнире, где Родриго победил всех, включая ее отца.

Когда Валенти объяснял достоинства французских доспехов, оружия, приемов, с каким вниманием слушали его другие, какое впечатление произвели на них его знания и опыт! Она сама полностью попала под очарование этого мужчины в ту ночь блаженства… и еще не один раз после этого.

Ах да… та ночь, когда Джульетта в первый раз бежала из Кастелло Монтеверди, злясь на отца за то, что так долго не замужем. И вот она здесь, в Санта-Лючии, отказывается выходить замуж за того, кого ей выбрали в мужья.

Ее одолевали сомнения. Правильно ли она поступает, упорно сопротивляясь браку с Родриго да Валенти? Но он ведь воспользовался тобой в ту ночь, напомнила ей гордость.

Нет, — впервые девушка посмотрела правде в глаза. Ее вина не меньше — ей хотелось любым способом отомстить отцу, и тут подвернулся Родриго.

Продолжая доить корову, он тихонько запел французскую песенку. Незнакомые слова затронули нежные струны в ее душе, всегда восприимчивой к красоте, и растрогали девушку до слез. Просто измучилась и проголодалась.

А вот буренке, казалось, сладкие звуки пришлись по вкусу: молоко побежало быстрее, а ее соседка перестала мычать.

Песня замерла, и Джульетта почувствовала на себе его взгляд. Ей удалось взять себя в руки и даже взглянуть на своего жениха. Бог наградил Родриго самыми изумительными глазами во всей Италии: широко раскрытые, глубокие, с густыми ресницами под черными крыльями бровей. Наверное, так выглядел гордый и прекрасный Люцифер перед своим падением. Голубизна этих глаз была столь пронзительна, что ей показалось, будто они смотрят прямо ей в душу.

Во рту пересохло, стало трудно дышать, а сердце отчаянно заколотилось…

Глава 15

— Ну, cara, еще одна, и наша задача решена.

Джульетта кивнула, приводя в порядок разрозненные мысли.

— Как… как там дома? — она так по всем скучала!

Родриго отвернулся, чтобы отнести полный подойник.

— Все здоровы и скучают без вас.

Снова навернулись слезы, и девушка была вынуждена отвернуться, скрывая горе.

— А Бо? — спросила она через плечо, пытаясь найти более веселую тему.

— Бо? — последний подойник уже стоял на месте. — Ну… растет не по дням, а по часам… и все еще отзывается на ваше имя.

Глядя, как она пытается казаться спокойной, Родриго вспомнил, с каким упорством Джульетта пыталась вернуть ему щенка. Бо явно понравился девушке, это проявлялось во всем, но та решила, что жестоко лишать его хозяина, к которому он уже привязался.

— Когда мы поженимся, Бо будет принадлежать нам обоим, — пошутил тогда Родриго.

Но Джульетта при упоминании о свадьбе только рассердилась, так что его попытка решить дело миром обернулась ссорой.

— Мое имя? — Джульетта повернулась к нему.

— Si.

Только теперь он понял, что придется объяснять, а время еще не пришло.

— Ну… однажды мы возились с детишками в таборе, и чтобы привлечь его внимание… — Родриго замялся, лгать не хотелось. — Ну, я и спросил Бо, где вы — «Dov, e Джульетта?», — а он поднял уши и побежал ко мне.

Изумленная девушка не знала, что дети в таборе — просто выдумка, как не знала, что Бо — единственный, при ком Родриго упоминал ее имя, будто щенок мог понять чувства хозяина. Она лишь видела, что Валенти смутился и покраснел.

— Вы его хозяин, он принадлежит вам, — подвинув стул к последней корове, Джульетта приготовилась начать работу.

— А молоко?

Девушка обернулась. Родриго снял с гвоздя ковш и наполнил молоком из подойника. Затем шагнул к ней и улыбаясь сказал:

— Вот… я обещал.

Джульетта приняла предложение с благодарностью и без церемоний все выпила. Сладкое, пенистое, божественное! Закончив, она подняла глаза на Родриго и протянула ему ковш, как ребенок, просящий добавки. Он правильно понял ее, и струйка молока побежала прямо в ковш. На этот раз Джульетта пила медленно, смакуя, и не опускала глаз. Острый голод прошел, она вспомнила о манерах.

— Grazi, — девушка вернула ковш и уже собиралась по недавней привычке вытереть губы рукавом рясы, но потом передумала.

Да этого и не требовалось. Кончиком пальца Родриго нежно провел по ее верхней губе, стирая капли, на миг задержался на щеке. Нарочито медленно поднес палец к губам и слизнул каплю молока.

От этой мимолетной ласки в глубине ее тела вспыхнул огонь желания, охвативший все ее существо, заставивший сердце биться быстрее, а потом сгустившийся внизу живота. Безвольная, не способная что-либо делать, Джульетта ждала, когда же он протянет руки и обнимет ее.

И если бы этого не случилось, она упала бы, как мешок, потому что с каждой секундой томительного ожидания силы и воля оставляли ее.

Прощает ее? Или все еще надеется завоевать престиж и богатство через брак с ней?

С годами вы этому научитесь… Но, если он полагает, что она на всю жизнь останется в Санта-Лючии, значит, сейчас просто развлекается!

Не зная, что и думать, Джульетта стояла, пока онемевшие пальцы не выпустили ковш, и тот упал на соломенную подстилку. Последняя невыдоенная корова замычала, но они не слышали.

Через рясу Родриго ощущал ее нежное тело, с иронией замечая, что никакие французские доспехи не защитили бы ее лучше, чем этот шерстяной саван. Трудно ласкать добрых сестер Санта-Лючии. И это правильно. Он еще успел подумать, что Джульетта де Алес-сандро — ахиллесова пята не только ее отца, но и его самого.

А потом все мысли смешались и отступили перед пьянящим ощущением — девушка обнимала его и отвечала на поцелуи.

— Боже милостивый! — воскликнул кто-то пронзительным голосом.

Родриго поднял голову. Несмотря на наслаждение, затуманившее рассудок, Джульетта сразу узнала, кто это. С горящими щеками и порозовевшими губами она отодвинулась от жениха. Рядом с ними стояла возмущенная сестра Елена.

— Что все это значит, сестра Джульетта? Вы должны доить коров, а не… а не… — монахиня открывала рот, как вытащенная из воды рыба, не находя достаточно сильных выражений для такого богохульства.

— Это я виноват, — спокойно сказал Родриго, становясь между Джульеттой и сестрой.

— Конечно, вы, — согласилась сестра Лукреция, выступая из-за спины сестры Елены.

При виде матери-настоятельницы Джульетта оторопела, зато ее гость не выразил абсолютно никакого удивления.

— Но, мать-настоятельница, это же мой жених… — овладев собой, девушка пыталась защитить Валенти, — вы ведь сами знаете. Я тоже виновата…

— Он был вашим женихом, — оборвала ее игуменья, — а сейчас — нет. Вы пришли сюда служить Христу, и этого больше не будет.

Она кивнула сестре Елене, и та стала убирать подойники, искоса поглядывая на Родриго, будто тот был сам сатана.

Игуменья, одетая для вечерней службы в белоснежную рясу с алой накидкой, величественно стояла перед молодыми людьми. Вышитый красный крест на ее груди дрожал от негодования, как казалось Джульетте. От нее исходил слабый запах свечного воска и ладана.

— Я принимаю на себя всю ответственность… — начал Родриго.

— Сестра Джульетта, — начала игуменья, не обращая на него внимания. — Если вы закончили работу, отправляйтесь прямо к себе.

Собираясь возразить, потому что ей очень хотелось есть, Джульетта открыла рот, но ничего не сказала и посмотрела на Родриго.

— Я помогу вам закончить, — спокойно сказал он, в его глазах девушка прочла утешение, ободрение и… что-то еще, более глубокое, от чего заколотилось сердце.

— Grazi, спасибо, сеньор, — она подобрала смятый апостольник, отряхнула солому и водрузила его на голову. Как будто солнце спряталось, подумал Родриго.

— Пойдемте со мной, — приказала ему сестра Лукреция. Оставив без внимания это распоряжение, Родриго взглянул на Джульетту, которая выжидательно переводила глаза с монахини на жениха и обратно. Валенти не собирался допустить, чтобы его запугивала настоятельница Санта-Лючии — или любой другой праведный церковник, тем более такой, кто больше походит на солдата, чем на служителя Бога.

Терпеливый в любых обстоятельствах, он и сейчас призывал на помощь всю свою выдержку, чтобы удержаться от резкого ответа.

— Смиренно прошу вас, мать-настоятельница, позволить мне подоить последнюю корову, чтобы Джульетта могла получить ужин. А подойник я занесу по пути к вам.

Некоторое время монахиня изучающе смотрела на него.

— Во-первых, у нас не дозволяется мирянам расхаживать по монастырю, особенно мужчинам. Во-вторых, сомневаюсь, что вы способны на смирение, сеньор да Валенти, учитывая вашу профессию.

Джульетта, присевшая возле последней коровы, выпрямилась и уставилась на сестру Лукрецию как на сумасшедшую, даже не позаботившись подавить вздох удивления.

Однако Родриго не был столь впечатлителен — он не удивился и не обиделся на колючую реплику. Эта женщина — просто змея в рясе, и не будь Джульетта под ее надзором, он ответил бы так же грубо. Но здесь затевалось что-то еще, и, как ему казалось, не столько в отношении его невесты, сколько его самого.

Что это означало, Валенти не имел ни малейшего понятия, но интуитивно чувствовал, что надо быть осторожным.

— Возможно, мать-настоятельница, но я со всем уважением к вам прошу позволить мне закончить работу за Джульетту. Подойник оставлю там, где вы прикажете. Снаружи здания. После этого я был бы счастлив поговорить с вами конфиденциально и принять наказание, если потребуется, за нарушение монастырских правил.

Она прищурилась.

— За вашу возлюбленную вы еще почистите стойла, condottiere.

Это уже был прямой вызов. Однако Родриго по-прежнему не считал положение безвыходным. Ему легче, да и быстрее, чем Джульетте, убрать здесь. Он и раньше выполнял грязную работу, никакой честный труд не отвращал его.

Родриго также понимал: если он желает покончить с противостоянием между ним и сестрой Лукрецией, то может с легкостью одержать верх — насильно забрать Джульетту из Санта-Лючии и положить конец пожертвованиям. Интересно, отдает ли аббатиса себе отчет в том, что, действуя под влиянием гнева, нанесет урон себе и монастырю.

— Согласен, если Джульетте будет позволено поесть и лечь спать.

Девушка вздохнула. Словесная перепалка держала ее в напряжении — глаза Джульетты горели. Родриго было приятно, что невеста хочет прийти на помощь, но в данный момент такое вмешательство ему не требовалось. К тому же ей не следует возбуждать гнев сестры Лукреции.

— И еще один момент, мать-настоятельница. В ваших глазах мы просто слабые люди с большими недостатками. Но, называя девушку лишь моей «возлюбленной», вы поступаете несправедливо не только по отношению к ней, но и оскорбляете глубину моих чувств и уважения к невесте.

Из темноты вышел черный кот и направился к Лукреции. Выгнув спину, животное потерлось о ноги хозяйки, и та наклонилась, чтобы взять его на руки.

Игуменья прижала любимца к себе и пристально посмотрела на Родриго. Карие глаза ее потемнели от ярости.

— У меня важная встреча, так что возможности поговорить с вами, сеньор да Валенти, не будет. Можете прийти ко мне — именно ко мне — утром или через день.

Не оглядываясь, Джульетта вышла из коровника, не попрощавшись с женихом и всем своим видом демонстрируя недовольство. Ее отправили спать, как ребенка!

Ничего не поделаешь, к раздражению Джульетты де Алессандро он давно привык. Родриго пожал плечами, а потом кивнул монахине:

— Как пожелаете, мать-настоятельница.

Но как только Джульетта вышла, аббатиса шагнула к нему и положила руку на его локоть.

— Простите, сын мой, — мягко сказала она. Карие глаза отсвечивали зеленым, как и у свернувшегося на груди кота. — Я иногда бываю резка. Последнее время меня беспокоит сердце, и сегодня я хочу проконсультироваться… э… насчет лекарства. Вы не будете сердиться?

Выражение ее лица стало вдруг простодушным, чего Родриго никак не ожидал. Но это не помогло. Чувства и опыт подсказывали: сестра Лукреция — хамелеон, она способна легко менять настроение и быстро «переделывать фасад». Явно мастерица в искусстве притворства и обмана.

— Конечно, мать-настоятельница, — ответил он, слегка улыбаясь, — никаких обид.

Не тратя времени даром, гость подоил последнюю корову и почистил коровник. У двери в обитель его встретила сестра Елена, к ногам которой он и поставил подойник. Весь вид монахини выражал явное неудовольствие, и Родриго не хотелось огорчать ее еще больше. Пусть не думает, что кто-то намеревается осквернить святая святых Санта-Лючии своим нежелательным присутствием. И еще не хотелось, чтобы из-за их поведения в коровнике она изливала злобу на Джульетту.

Он отступил, очень почтительно поклонился и направился к воротам. Подобрав лютню, спокойно удалился.

Однако вместо того, чтобы пойти к Морелло, привязанному подальше от любопытных глаз, Родриго выбрал большой раскидистый дуб напротив главного входа, спрятал лютню в ветвях и взобрался повыше, откуда была хорошо видна решетчатая калитка и любой, кто мог бы туда войти или выйти.

Уже стемнело, поднялся ветер. По небу бежали серые тучи, скрывая луну и звезды. Вечерня. Последний канонический час, добрые сестры должны возвращаться со службы.

Родриго ждал, ему было интересно, кто же придет «советовать лечение» сестре Лукреции. Сомнительно, что дело в больном сердце матери-настоятельницы. Скорее, вопрос стоит о ее душе.

Не такая уж большая загадка, что ей удалось всех одурачить — завоевать доверие тех, кто рядом, кто решал, кому быть во главе Санта-Лючии, когда наступит время. Церковь продажна снизу доверху, до самого папы Римского.

Но женщина напоминала кого-то, и, что гораздо важнее, Джульетта в ее власти. Родриго никоим образом не хотел подвергать девушку опасности, оставляя в монастыре. Но, если все подозрения безосновательны, лучше, чтобы Данте не знал об отнюдь не райской жизни его дочери в обители.

Одно дело, с мрачной иронией рассуждал он, убедить юную послушницу, что затворническое существование не для нее, и совсем другое — сообщить отцу правду.

Примерно через час Родриго услышал топот копыт. Он как раз изучал маленькие окошки здания, пытаясь угадать, какое из них принадлежит Джульетте. Валенти укрылся от пронизывающего ночного ветра плащом и в конце концов чуть не уснул. Сейчас бы в баню, мечтал condottiere, смыть пот и запах коровника, переодеться и обнять Джульетту. Тут его и потревожил стук копыт. Чуткое ухо солдата уловило, однако, некоторые особенности: скорее осел, чем лошадь. Вполне подходящий способ передвижения для какого-нибудь смиренного монаха.

Он уселся поудобнее, опершись ногой о крепкую ветку, и пристально всмотрелся в дорогу, ведущую из леса. Вскоре на ней показался жалкий всадник. Тонкие ноги, торчащие из-под монашеского одеяния, едва не волочились по земле. Черная ряса развевалась на ветру, и перед тем, как спешиться у ворот, человек на какой-то миг опустил капюшон, держась за поводья и седло. Порыв ветра открыл его лицо.

Никогда прежде Родриго не видел этого человека, но неоднократно слышал о нем. Однако ночью легко ошибиться, он не был уверен…

В просвете туч на несколько мгновений появилась луна. Подобно факелу, зажженному самим Господом, она призрачным светом залила фигуру на осле. Стало светло почти как днем, и Родриго четко увидел профиль приезжего.

Незнакомец неторопливо слез с осла, взглянул на луну и быстро водворил капюшон на место, скрывая лицо.

Но Родриго уже хорошо рассмотрел огромный горбатый нос, толстые губы и черные густые брови на бледном лице. И узнал.

Выразительный, хотя и неприятный, профиль принадлежал человеку, объявившему, что он только проводник воли божьей, инструмент, с помощью которого Флоренция и ее церковь сначала будут подвергнуты каре, а затем возродятся, чистые и непорочные.

Этот человек осмелился требовать казни тех, кто выступал за восстановление власти изгнанных Медичи. И заявил, что он выше самого папы. Приор Сан-Марко — Джироламо Савонарола.

* * *

— La Dama Fortuna[37], кажется, находит удовольствие, разбрасывая неприятности на твоем пути, когда ты в Тоскании, — улыбаясь, сказал Карло.

За внешней беззаботностью этих слов Валенти услышал тревогу брата, отразившуюся и во взгляде.

— Если ты так подозрителен в отношении аббатисы после последнего визита и опасаешься за безопасность Джульетты, то почему не расскажешь обо всем принцу, не заберешь ее из Санта-Лючии?

Родриго, только что вернувшийся из Кастелло Монтеверди, где долго беседовал с Данте, соскочил с Морелло и пошел пешком. Карло тоже спешился, чтобы идти рядом с другом. День выдался прохладный, пронизывающий ветер гнал по небу густые серые облака, из-за которых изредка проглядывало солнце.

— Риго, ты не уйдешь от ответа, шагая впереди, и тему разговора не переменишь, — продолжал Карло, намеренно понижая голос, чтобы заставить Родриго прислушаться к своим словам.

Валенти остановился и огляделся. Этот участок земли он купил у небогатого дворянина. Пусть и не очень большой, но здесь можно построить виллу. Мечта детства.

Окружавшая их красота заставила Карло умолкнуть. Полянку, на которой они стояли, окружал густой лес, а впереди, под холмом, журчал ручей, его мелодия утешала и давала надежду, обещая все удовольствия, какие только предполагает честная жизнь. Родриго поднял руку, указывая на вершину холма.

— Там, Карло, я построю Каза Валенти, — взволнованно произнес он. — Не такой большой и внушительный, как Кастелло Монтеверди, не такой неприступный, а легкий, воздушный. Место, чтобы растить детей и жить честной, простой жизнью.

Карло кивнул.

— Как Каза Кьяри?

— Si, подобно дому Каресса, хотя и не такой грандиозный.

— И что на это скажет Данте?

Родриго посмотрел на брата.

— Что он может сказать? Монтеверди отойдет Никколо. Конечно, если Джульетта захочет, мы какое-то время можем пожить там. Но Каза Валенти будет моим домом. Построенный по моему распоряжению, на мои деньги, для моей жены и детей, — он улыбнулся. — Ты и Лаура с детьми всегда будете желанными гостями в нем. Если ты собираешься работать на меня, тебе не придется путешествовать или жить в фургоне — места будет достаточно.

Карло нахмурился и задумчиво потер подбородок.

— К этой мысли надо привыкнуть. Я вижу с твоей стороны некоторое неудовлетворение кочевой жизнью? — он лукаво посмотрел на друга. — Я вот не могу забыть, что по моим жилам бежит кровь поколений Zingari. С другой стороны, тебе легче осесть на одном месте. Ты ведь только наполовину цыган, даже меньше, если отец Маддалены был gorgio, — Карло глубоко вздохнул и уже серьезно добавил: — А что Джульетта?

— Джульетта, — Родриго задумчиво опустил голову. Слово, сказанное шепотом, прозвучало как молитва.

Встретив взгляд друга, сказал уже обычным тоном:

— Постоянно думаю о ней. Но не могу же я прибежать к Данте и рассказать о своих подозрениях, у меня пока нет доказательств. И кем бы ни был Савонарола, но он не убийца, хотя и призывает к смерти Медичи. Во всяком случае монах не осмелится причинить вред дочери принца Монтеверди, — Родриго покачал головой. — Особенно теперь, когда его популярность падает. Полагаю, сейчас для него самое время пойти на какой-нибудь отчаянный шаг, чтобы привлечь сторонников.

— Ну, тогда ему нужно бросить вызов самому Его Святейшеству.

— Именно, — Родриго вздохнул. — Так что срочно во Флоренцию. Я должен быть там, когда Савонарола начнет действовать.

Карло кивнул, соглашаясь.

— Однако, — Валенти нахмурился, — если наш бесчестный приор — не убийца, то сестра Лукреция способна на все. Я просто чувствую в ней скрытую злобу и неприязнь, направленные против меня.

— Не представляю, почему. Но если ты прав, то она может достать тебя через Джульетту.

Родриго отрицательно покачал головой:

— Не думаю, вряд ли она осмелится тянуть за хвост Льва из Монтеверди, навредив его дочери.

Карло плотнее запахнул плащ, прячась от свежего ноябрьского ветра.

— Не знаю, Риго.

— А если Данте вернет Джульетту домой, — уверенно добавил Валенти, она обвинит в этом меня. Вся соль в том, чтобы у нее было время понять, чем она жертвует во имя религии.

Карло от души рассмеялся.

— Если бы подобное сказал кто-то другой, я бы решил, что все это пахнет обманом. Но тебя понимаю, хотя Мона Джульетта, конечно, сочла бы это вульгарным самодовольством и мужским высокомерием.

Родриго усмехнулся и, взяв Морелло за уздечку, пошел к ручью.

— Верно. Но ты же никому не расскажешь, — он многозначительно подмигнул другу.

— Никогда! Однако тебе нужно чаще бывать в Санта-Лючии… усилить свои методы… э… убеждения.

— Ты прямо читаешь мои мысли. В прошлый раз она встретила меня неожиданно тепло. Откровенно говоря, ее отношение изменилось, как по волшебству, а я не упустил такой момент. Если повезет, самое позднее к Рождеству она будет умолять забрать ее из Санта-Лючии. — Он усмехнулся. — Ну, если не умолять, то, по крайней мере, желать этого, — он задумался, опершись ногой о камень, пока Морелло пил из ручья. Глядя на быстрый поток, спросил:

— А что с Марией? Она нашлась?

— Нет, я надеялся, что ты, проведя столько времени во Флоренции, что-нибудь слышал. Лаура пыталась искать ее, но я не разрешил. Дважды разыскивали Марко и Джорджио, ее мать почти потеряла надежду. Девушка исчезла, или… мертва.

Родриго натянул поводья.

— Это я должен искать Марию. Ее мать слишком стара и слаба, а Марко и Джоржио я не верю, что они могут? Да и в любом случае, завтра весь табор уезжает. Возможно, поиски Марии могут помочь в работе, которую я делаю для Данте, — он напряженно размышлял, нахмурив брови.

— Марко полагает, что это ты виноват в исчезновении девушки, но он ревнует, как всякий отвергнутый поклонник. Обвиняет кого угодно, кроме себя самого. Джорджио никогда не был ее другом, просто они сдружились с Марко… — Карло замолчал, поглядывая на Родриго.

— И?.. — потребовал Валенти.

— По последним слухам, девушка нашла содержателя, может, поэтому ее и не видно.

Родриго нахмурился. Не будь он так близок с Марией в юности, возможно, ничего бы не произошло. Но единственный ребенок хворой вдовы Клариссы вызывал у него сострадание. Удивительно, что она не вышла замуж, пока он был во Франции. Теперь девушка и ее судьба беспокоили Валенти. Но как сказать девушке, которая с детства заменяла ему сестру, что ей нечего рассчитывать на большее? Что его чувства совсем не те, которые ей нужны?

Вероятно, он недооценил любовь милой и простодушной Марии.

— Не ставь все себе в вину, Риго, — говорил тем временем Карло. — Недавно она отказала Марко, но тот не дает никому подойти к ней. Все же видели, что у тебя с ней ничего не было. Достаточно собственных проблем, зачем добавлять чужие.

Родриго огорченно посмотрел на брата.

— Ушам своим не верю, считал тебя более отзывчивым.

Поняв, что сказал что-то не то, Карло ответил раздраженно:

— Ты ведь не можешь взять на себя ответственность за всех!

Перекинув через голову Морелло поводья, Вален-ти вскочил в седло и взглянул сверху на Карло.

— Нет, не могу. Никто не может, да и не должен. Но Мария — мой друг. То, что она женщина, ничего не меняет, — и наклонившись к другу, добавил: — То же самое я сделал бы для тебя, Данте, Маддалены…

— Ладно. И куда теперь? Табор снимается утром. Ты не хочешь…

— Если не вернусь к этому времени, передай всем от меня привет. Zingari вернутся — они всегда возвращаются, — а у меня срочное дело во Флоренции, — он наклонился и поправил стремя.

— А Джульетта?

— Я ненадолго, а она, надеюсь, пока в безопасности. — Ветер усилился, грозя сорвать с головы капюшон. — Может, ты понаблюдаешь несколько дней за тем, что происходит в Санта-Лючии?

Зная, что друг не откажет, Родриго повернул Морелло. Карло окликнул его:

— Я отведу фургон в Верди, как договорились. А ты поищи Марию и побыстрее возвращайся. Не очень-то мне хочется шнырять здесь!

— Grazi, amigo![38] — Родриго помахал ему рукой. — Только не давай аббатисе поймать себя… или сестре Елене! — он пришпорил жеребца и ускакал, прежде чем Карло успел что-либо ответить.

Глава 16

Лоснящийся черный жеребец несся по направлению к Флоренции, оставляя после себя темные клубы пыли. Всадник низко пригнулся к шее коня, побуждая того мчаться еще быстрее.

В придорожной канаве на мокрой траве лежала женщина. У нее был сильный жар, и ледяная сырость земли приятно холодила горевшее тело. Но теперь женщина замерзала на колючей постели.

Когда топот копыт стал стихать, она подняла голову и уставилась на дорогу. И всадник, и лошадь показались ей смутно знакомыми, но в сгущающихся сумерках, когда кровь стучала в висках, а перед глазами плыли огненные круги, сосредоточиться и вспомнить не удавалось.

Постепенно сквозь пелену, застилающую мозг, пробилось воспоминание. Родриго. Что-то в промчавшемся всаднике связало ее с Родриго да Валенти, и мысль о нем отозвалась болью, сравнимой только с той, что раздирала все ее тело. Воспоминание заставило подняться, подобно тем лиловым теням, что вставали в наступающей тьме, и с трудом выбраться на дорогу.

Пока она растерянно стояла, пытаясь собраться с мыслями, снова напомнили о себе руки и ноги, распухшие от укусов. Она уже протянула руку, чтобы почесаться, но пальцы замерли, едва коснувшись воспаленной кожи. Это не поможет, боль только усилится. Блохи и раньше кусали ее, но не так.

Матерь Божья, как больно! Необходимо найти помощь, иначе можно сойти с ума!

Во Флоренции есть врачи.

Нет… у нее нет денег, да и не осмелится — вдруг столкнется с тем, от кого убежала… Альберто Палмьери. Высокий, смуглый, красивый… и чем-то напоминает Родриго да Валенти. Когда она сходила с ума от горя, то поверила его россказням и позволила заманить себя во Флоренцию.

Именно ему она так глупо доверилась в отчаянной надежде залечить зияющую рану на сердце, а закончилось все тем, что стала его пленницей в грязной комнатенке вблизи доков Арно. Zingara puttana![39] Так он назвал ее, когда добился своего.

Ее охватил стыд, его смех все еще звучал в ушах, раскалывал голову.

Усилием воли отогнав эти беспокойные мысли, женщина сосредоточилась и медленно побрела в лес, в единственное место, куда осмелилась идти. Не к табору. Она опозорила себя, а значит, и свой народ, и ее могли забить камнями. В Кастелло Монтеверди тоже нельзя. Родриго часто бывает там, и лучше умереть, чем встретиться с ним. А может, действительно, лучше умереть.

Но инстинкт самосохранения все еще был силен. С голых ветвей деревьев стекали ледяные капли. Она дрожала от холода и слабости. Иди… иди… Это твоя единственная надежда. Издалека донесся вой какого-то зверя, звучавшее в нем отчаяние было сродни ее собственному. Дождь застилал глаза пеленой. Ничего не замечая, она шла вперед, туда, где ее, возможно, приютят. Только бы не сбиться с пути.

* * *

Шел холодный дождь. Крупные, тяжелые капли жалили лицо Джульетты каждый раз, когда она поднимала голову.

Держа в каждой руке по тяжелому ведру, она с трудом продвигалась к двери на кухню. Сейчас бы в сарай, к коровам! Там, по крайней мере, сухо и тепло.

Сегодня девушка опаздывала. Большинство сестер уже спали, но зато ей повезло — удалось поесть.

Ветер раздувал тяжелые юбки, рвал капюшон, хлопавший за спиной, завывал над самым ухом, но все же Джульетта услышала слабое звяканье колокольчика у ворот. Звон был беспорядочный, будто чья-то призрачная рука играла его языком. Ветер, решила послушница, и не стала даже смотреть в ту сторону.

Продолжая путь, девушка споткнулась. Молоко плеснулось через край ведра и стекло вниз на грязную землю. Не обращая внимания на бурю, Джульетта остановилась и поставила ведра. Если сестра Елена заметит на ведре потеки, не миновать лекции о неосторожности и расточительности. По меньшей мере. Девушка усердно вытерла деревянные ведра краем рясы и взялась за ручки. Выпрямившись, снова услышала негромкий, похожий на мяуканье, звук, едва различимый на фоне завывания ветра и дождя. Сначала она решила, что ей показалось, но звук повторился. Может, это колокольчик или кот матери-настоятельницы, вымокший насквозь под безжалостным ливнем.

Теперь ветер дул в спину, край капюшона больно хлестнул по щеке, Джульетта дернула головой и тут снова услышала звук. Она посмотрела в сторону ворот и заметила руку, вцепившуюся в решетку.

Поставив ведра, девушка побежала к воротам. Просители часто обращались в Санта-Лючию за пищей и лекарствами, так что первой мыслью послушницы было впустить беднягу, кто бы это ни был, и укрыть от дождя.

Уже подойдя поближе, девушка замешкалась, заподозрив неладное. Никого не видно, а сестра Елена предупреждала об обманщиках и разбойниках, прикидывающихся просителями, чтобы пробраться в обитель.

Потом до нее дошло, что ключ от ворот есть только у привратницы и сестры Лукреции. Джульетта подошла поближе, пытаясь разглядеть того, кто был с другой стороны, но достаточно далеко, чтобы цепкие руки, державшиеся за решетку, не смогли схватить ее саму.

И тут же устыдилась своих подозрений. Это была женщина, длинные черные волосы спутались, она стояла согнувшись, безвольно опустив голову. Мокрая накидка не позволяла рассмотреть ее получше. Незнакомка застонала, ее пальцы скользнули вниз по решетке.

— Кто вы? — крикнула Джульетта, пытаясь перекрыть шум бури, и откинула надоевший капюшон, постоянно сползающий на глаза.

Женщина с трудом подняла голову.

— Buona suora[40], — с трудом прохрипела она.

Эти прекрасные, сейчас лихорадочно горящие темные глаза были знакомы послушнице.

— Мария? — едва произнеся это имя, девушка ощутила какое-то мрачное предчувствие. — Это вы, Мария?

Веки женщины опустились, она еле слышно пробормотала:

— Да… помогите… прошу…

Мария не договорила, а Джульетта беспомощно смотрела на сползающую на землю цыганку. Сейчас упадет лицом в грязь — эта мысль опалила девушку, и она, спотыкаясь и путаясь в мокрых, облепляющих ноги юбках, забыв о ведрах, рванулась к главному зданию, где, как она знала, сестра Маргарита или кто-либо другой еще моет посуду.

Когда сестра София открыла замок и распахнула ворота, мать-настоятельница отступила в сторону. Джульетта бросилась к лежащей на земле Марии. Сестра Франческа, под чьим управлением находился лазарет, и Луиджия последовали за ней.

Джульетта опустилась на колени и с помощью Луиджии перевернула просительницу. Сестра Франческа склонилась над ней. Ливень уже ослабел, перейдя в мелкий дождик, но ветер не утихал.

— Чума, мать-настоятельница. Цыганка больна чумой.

Джульетта услышала, как ахнула за спиной Луиджия, но больше всего удивил вид сестры Лукреции. Ужас исказил ее лицо, прежде чем она смогла прийти в себя и найти выход в гневе. Монахиня отвернулась, и Джульетта подумала, что та собирается захлопнуть перед ними ворота.

— Ее нельзя впускать в Санта-Лючию! — приказала Лукреция. — Zingari здесь не место… Я не позволю, чтобы сестры умирали!

— Но, мать-настоятельница, — вступилась Джульетта, возмущенная услышанным. — Мы же не можем оставить ее здесь!

— Почему нет? — оборвала сестра Лукреция. — Как настоятельница, я ответственна за здоровье всех в этой обители. Взять ее сюда — безумие! — игуменья собралась уйти, но девушка шагнула к ней.

— Пожалуйста! Я присмотрю за ней.

— Дело не в этом! Нельзя допустить, чтобы она заразила остальных. Вы разве не знаете, что чума опустошает целые монастыри?

— Тогда… я позабочусь о ней в сарае… никому не нужно будет входить туда, пока женщина не выздоровеет.

В карих глазах Лукреции зажегся хитрый огонек. Наконец она произнесла:

— Хорошо. Вы можете ухаживать за ней в сарае. Пищу вам будут приносить. Вам запрещается выходить до тех пор, пока цыганке не станет лучше. Понятно?

Сестра Франческа бросила на нее обеспокоенный взгляд, но, вероятно, передумала и отступила от лежащей.

— А если она умрет? — спросила Джульетта.

Лукреция равнодушно пожала плечами.

— Не имеет значения. В любом случае, Zingari прокляты.

Несмотря на недобрые мысли о Родриго и его народе, иногда посещавшие ее, Джульетта почувствовала, как в ней поднимается негодование.

— А если выживет? — губы онемели, и вопрос дался девушке с трудом.

— Можете быть уверены, шансов у нее мало, — ответила Лукреция. — Но если такое чудо произойдет, вы подвергнетесь двухнедельному карантину, чтобы удостовериться, что болезнь не перешла к вам, — она кивнула Луиджии. — Помогите вашей подруге отнести Zingara в сарай, — прижав к лицу край плаща, настоятельница кивком указала сестре Софии на два ведра с молоком, все еще стоявшие там, где их оставила Джульетта, и поспешно вернулась в главное здание.

— Помоги мне, Луиджия, — обратилась девушка к подруге. Вторая послушница взяла Марию под колени, Джульетта обхватила плечи больной. На помощь пришла сестра Франческа, и девушка пробормотала:

— Grazi, suora.

Они медленно двинулись к коровнику и не заметили, как к воротам подошла привратница и закрыла их, потом подобно мышке скользнула в здание монастыря и захлопнула дверь.

Они уложили Марию на сено, и Джульетта, изрядно повозившись, зажгла фонарь. Едва пламя вспыхнуло, как сестра Франческа попятилась к выходу.

— Идемте, сестра Луиджия, — строго окликнула она послушницу. — Я дам вам медикаменты, чтобы облегчить страдания больной. И постельные принадлежности. Оставите их у двери снаружи, но не входите в сарай, иначе тоже подвергнетесь карантину.

— Si, — сказала Джульетта. — И пожалуйста, Луиджия, принеси мне накидку и одеяла.

Луиджия кивнула. Хотя она и была напугана, но уходить не хотела.

— Иди, Луиджия, — приказала подруга, обернувшись к Марии, забормотавшей что-то неразборчивое. — Только так ты сможешь помочь, не подвергая себя опасности.

Луиджия повернулась и вслед за сестрой Франческой вышла в дождливую ночь. Мария с т-рудом открыла глаза и уставилась на девушку:

— Где… где я?

— Это Санта-Лючия, Мария. Не беспокойся, я позабочусь о тебе, — ей удалось ободряюще улыбнуться.

— Как?.. — больная пыталась приподняться на локтях, недоверчиво глядя на дочь принца. — Джульетта?

Послушница кивнула:

— Теперь — сестра Джульетта, — она мягко уперлась рукой в грудь больной, не давая той подняться. — Не разговаривай. Тебе нужны вода, сухая одежда и отдых.

— Что вы здесь делаете? — будто не слыша, спросила Мария. — Вы же должны были… выйти замуж за Родриго. Как же?.. — веки ее задрожали, глаза закатились.

Джульетта убрала с лица цыганки спутанные волосы. Кожа Марии, невольно отметила девушка, была гладкой как бархат. Думаешь, он любит ее?

Внезапно на память пришли слова кузины Лючии. Ясно, что она любит Родриго и ничего плохого о нем не скажет. Подозрение закралось в сердце. Имеет ли ее жених какое-то отношение к нынешнему тяжелому положению Марии? Но нет, Родриго бы сказал…

Почему это он должен доверяться тебе?

Возвращаясь к вопросу, все еще висевшему в воздухе, Джульетта сказала:

— Я предпочла служить Богу.

Лгунья! Лицемерка!

Впервые на лице Марии появилось озабоченное выражение. Ресницы затрепетали, поднялись.

— Простите… но вы смеетесь надо мной. Какая нормальная женщина… в здравом уме… предпочтет монастырь Родриго да Валенти? Его объятиям?

Ее темные глаза наполнились слезами. Мария отвернулась, будто не желая больше смотреть на Джульетту.

— Он настоящий мужчина… и даже больше, — голос был слабым, но в словах слышалась убежденность.

— Конечно, — не могла не согласиться девушка, чувствуя, как кровь прилила к щекам. — А почему ты не в таборе?

— Палмьери, — прошептала цыганка. Девушка едва расслышала имя и наклонилась.

В это время в коровник вошла Луиджия. Джульетта предостерегающе подняла руку.

— Не подходи. Положи все у двери и… grazi, подруга.

Огорченная Луиджия кивнула.

— Осторожней, Джульетта. Пожалуйста, не заболей!

— У меня нет такого намерения. Но помолись за нас, хорошо?

— Не беспокойся, помолюсь. И благослови тебя Господь! — не совсем уверенно ответила Луиджия, отступила и, разрываемая противоречивыми чувствами, вышла из сарая.

Когда подруга ушла, девушка задумалась. Ее задача была нелегкой, она почти ничего не знала о лечении чумы. Но ей было известно, что болезнь смертельно опасна, причем некоторые виды — особенно.

Мария то ли спала, то ли потеряла сознание. Она лежала неспокойно: стонала, голова моталась из стороны в сторону. Врожденное чувство сострадания проснулось в дочери Данте де Алессандро и, отбросив страхи, девушка приступила к делу.

Раздев больную, укутала ее двумя одеялами. Сырую одежду сложила у двери. Интересно, передается ли чума через белье?

За работой Джульетте вспомнились слова аббатисы о цыганах и выражение отвращения на ее лице. Винить монахиню за то, что она боится чумы, нельзя, однако поведение явно не соответствовало званию. Монахине не к лицу предубеждение.

Но почему Мария пришла в Санта-Лючию, а не в табор? Разве что ее избегали, а может, и прогнали.

Хотя Джульетте с трудом верилось, что Маддалена отказалась бы ухаживать за больной.

Внезапно ее осенило. Конечно. Как и всегда, Zingari перебираются на зиму в более теплое место. Несомненно, они уже ушли. Но если так, то почему не взяли с собой Марию? Не могли же они ее бросить! Может быть, со временем Мария сама расскажет…

Джульетта вспотела, но сначала нужно было устроить больную, а уж потом думать о себе. Вытирая волосы цыганки скомканным полотенцем, девушка заметила на ее коже темные пятна. Сестра Франческа оказалась права, несомненно, это знаки чумы.

Отогнав мрачные мысли, Джульетта наполнила ведро водой из корыта и начала прикладывать мокрое полотенце к горячему телу больной, хотя вид темных пятен ужасал ее. Можно ли спасти молодую женщину? Удастся ли ей сделать это?

Только не сдаваться и молить о чуде. Чума убивает не всегда. Некоторые пережили ее и уже, как рассказывают, больше никогда не заболеют.

Удостоверившись, что Мария уснула и ей удобно, девушка положила полотенце в ведро и принялась изучать лекарства, принесенные сестрой Франческой.

Одна из коров замычала, и Джульетта беспокойно оглянулась. Как же они одиноки! Да, сарай — не место для больной. Иисус родился в яслях и спал там. Верно, но ведь ни мать, ни отец, ни ребенок не были больны.

Внезапно откуда-то из-за спины появился черный кот сестры Лукреции. На этот раз послушница впервые обрадовалась ему. Аристо рассказывал, что коты отгоняют чуму. Как им это удается, было загадкой, но многие верили, в том числе и ее мать. Девушка посмотрела на кота.

— Хорошо бы вас было десять, — ее рука погладила спину животного, кот в ответ привычно выгнулся и с явным удовольствием потерся о бедро Джульетты.

— А еще лучше, если бы ты был Бо, а я была в Кастелло Монтеверди. И готовилась к свадьбе…

* * *

Родриго не удалось найти Марию, хотя он и очень старался. Ему оставалось только с горечью признать, что в таком городе, как Флоренция, легко исчезнуть, особенно если не хочешь, чтобы тебя нашли.

Валенти предполагал, что девушка может быть уже мертва. Но винить себя он не мог, так как никогда не давал ей повода считать, что они могут пожениться.

В воскресенье Родриго уже серьезно подумывал о том, чтобы навестить Санта-Лючию, но чувство ответственности за Марию, за ее побег во Флоренцию удержало его. А утром он столкнулся с Андреа Ленци, одним из самых энергичных членов Compagnacci, который рассказал, что Большую Мессу в Санта-Мария дель Фьоре будет служить сам приор Сан-Марко — первое публичное выступление доминиканца после его отлучения в июне.

Из всех знакомых ему Compagnacci Андреа был наиболее близок Валенти. Родриго даже гостил в доме Ленци, где встретился со своим давнишним знакомым, отцом Антуаном, священником, изгнанным из Франции.

После полудня Родриго, Ленци и еще двое молодых мужчин шагали через Пьяцца Джованни к собору. И как всегда, это величественное сооружение с совершенно необычным, революционным куполом, спроектированным и возведенным Филиппо Брунеллески[41], вселило в Валенти чувство благоговейного трепета. Даже сейчас, одолеваемый столькими заботами, он не мог не ощутить всю незначительность человека перед столь внушительным зданием. И хотя Родриго знал о том, что произойдет внутри, им овладело величайшее миролюбие и смирение. Замысловатый узор белого, розового и зеленого мрамора во внешней отделке собора сиял под зимним солнцем, прекрасной работы кованые бронзовые двери и колокольня Джотто, парящая в небе — все это удостоилось лишь беглого взгляда молодых людей.

Поднимаясь в собор по четырем каменным ступенькам, идущим прямо с piazza[42], Родриго размышлял о Джироламо Савонароле. Этот фанатик, отлученный от церкви, настолько безрассуден, что собирается осквернить своим присутствием этот великолепный храм Бога. Подтверждается все, что молодой человек слышал об этом монахе после возвращения из Франции.

— Думаю, тебе понравится то, что мы припасли для приора Сан-Марко, — сказал ему Ленци, когда они вошли в собор.

Родриго искоса взглянул на него и усмехнулся.

— Хитрецы. А почему не заручились моей помощью?

Ленци, высокий худощавый юноша с прямыми каштановыми волосами, ниспадающими из-под красной бархатной шапочки, ответил:

— Все решилось в последнюю минуту… о намерениях доминиканца мы узнали только вчера вечером, — он подмигнул Родриго и пробормотал: — В следующий раз наверняка включим и тебя.

— Будем надеяться, что больше не понадобится, — заметил третий, Берто Кавалли.

— Не поверишь, пока не увидишь, Валенти, — добавил Таддео, еще один их товарищ. — Удивляйся тому, что мы придумали… вместе с доминиканцем!

Родриго кивнул, и они расположились в передней части собора, перед невысокими хорами, выложенными белым с прожилками мрамором. Народу было немного — явный знак, что сторонники Савонаролы не только теряют опору, но и число их уменьшается.

— Может быть, Его Святейшество пришлет войска, чтобы арестовать доминиканца, и мы избавимся от этого монаха раз и навсегда, — проворчал Ленци. И тут же просиял. — Или выставим его на обозрение вместе со львами на арене возле Палаццо Веккио.

Родриго посмотрел на него, вопросительно подняв брови.

— Конечно, если он обратит их в свою веру, — добавил Ленци, — даже папа не может отрицать, что Савонарола послан Богом.

— А если они съедят монаха? — усмехаясь, спросил Родриго.

— То окажут Республике большую услугу!

— Только если не начнут вещать его голосом! — воскликнул Таддео. Все рассмеялись.

— Можете быть уверены, — добавил Ленци, — ни один зверь не сможет переварить этого угрюмого церковника с кислой физиономией. Даже у льва будет несварение желудка.

— Что за вонь? — внезапно спросил Валенти. Он сморщил нос, казалось, запах исходит от алтаря. Или откуда-то еще?

— Это доминиканец. Сомневаюсь, что монах моется, — ответил Таддео.

Когда смех, вызванный этими словами, стих, все собрание замерло. В зловонном воздухе повисло ожидание, оно все нарастало, пока из боковой двери не появился Савонарола и не взошел на кафедру.

— А это что? — Родриго указал на серо-коричневую, как ему показалось, шкуру, висевшую там, где стоял монах. — Что…?

И понял. Все смотрели на него, озорно улыбаясь. Валенти бросил взгляд на Савонаролу.

— Так это…

Все трое кивнули.

—… шкура животного?

Они снова кивнули.

— Тухлая шкура осла, — объяснил Андрея Ленци. — Прекрасно, верно?

— Si, — сказал Кавалли. — Как говорится, если башмак, в данном случае, шкура — подходит, носи его! И смотрите… он даже не заметил! Явно лишен обоняния, это при таком-то клюве!

Но Родриго думал иначе. Доминиканец явно решил не подавать вида, чтобы не доставить удовольствия противникам, решившим высмеять его.

Отец Джироламо Савонарола почти сразу же завладел вниманием аудитории. Зеленые глаза горели. Сухой, как щепка, с бледной кожей, в заплатанной сутане, висевшей на нем, как на пугале, с неуклюжими жестами, он привлекал необычностью, страстностью, крайней искренностью своей проповеди. В этом ему было невозможно отказать.

—… должны покаяться, о, Флоренция, прежде чем гнев Господа падет на тебя!

Холодок предчувствия коснулся Родриго, он плотнее запахнулся в плащ, хотя и знал, что дело не в температуре.

— Все это мы слышали и раньше, — шепнул Ленци и драматически закатил глаза.

— Он такой мелкий, — произнес вслух Валенти, не отводя глаз от приора. — И неуклюжий. Трудно поверить, что у него так много последователей… и что он навлек гнев папы Александра.

Ленци согласился:

— И совершенно уродлив. Но, если слушать достаточно долго, можно понять, чем он привлекает, хотя его влияние и падает.

— Даже Сандро Боттичелли попал под его чары, — Родриго вспомнил слова Данте де Алессандро. — Как мне рассказывали, он сжег одну из своих бесценных картин.

— Да. Это случилось во время фестиваля. Монах назвал костер «жертвенным». Но дни его сочтены, и если мы сможем что-то сделать, падение Савонаролы неизбежно.

Кавалли наклонился к ним и зашипел:

— Им бы следовало забросать приора камнями!

—… неудовольствие Господа! — вещал Савонарола. — Скудный урожай и вспышка чумы — знаки божьего гнева на Его Святейшество в Риме! Я не могу больше верить папе Александру, но целиком вверяюсь Господу, который выбирает слабых, дабы поражать сильных. Его Святейшеству следует благоразумно позаботиться о своем собственном спасении.

— Нахален, надо отдать ему должное, — прокомментировал Родриго, оглядывая собравшихся. Многих увлек приор Сан-Марко, и это несмотря на то, что впал в немилость и подвергся отлучению. Других — их было меньше — проповедь раздражала, а большинство молодых людей — некоторых Валенти знал как Сompagnacci — были готовы наброситься на доминиканца и вышвырнуть его на piazza.

Кое-кто даже осмелился смеяться. Затем ударил барабан. Сторонники Савонаролы затеяли ссору с барабанщиком и его дружками.

— Убирайся в свою нору, болтун! Piagnone, лицемер!

Пронзительно закричала женщина, громко заплакал ребенок. Другие пытались успокоить крикунов.

— Смотрите! — внезапно воскликнул Андреа Ленци.

Родриго отвлекся от скандала и поднял голову вверх…

Глава 17

С нехорошим предчувствием направлялся Аристо в Санта-Лючию. Не то чтобы чего-то боялся, просто сама мысль оказаться в бастионе христианства была ему неприятна. Любые атрибуты религии живо напоминали о Стефано Руджерио, покойном епископе Флоренции, воспитавшем его. И пытавшемся железной волей искалечить душу Аристо.

Единственной причиной, почему карлик вообще собрался в монастырь, была тревога женщины, которую он обожал многие годы. Каресса де Алессандро очень хотела узнать, как живет ее дочь, и услышать это от близкого человека. Такого, с кем она была лучше знакома, чем с Родриго да Валенти. Мать Джульетты не просила Аристо, но, как ни пыталась, не смогла скрыть своего беспокойства ни от него, ни от принца.

Так что, когда Данте подавил свою гордость и нехотя объявил о намерении посетить дочь, Аристо галантно выступил вперед и предложил сделать это вместо него.

Поначалу принц и слышать об этом не хотел. Но когда Аристо намекнул, что такой шаг меньше скомпрометирует Данте, давшего клятву воздерживаться от визитов к Джульетте, пока она томится, как какой-нибудь треклятый мученик в затхлой обители, тот уступил.

И вот снова Аристо подскакивает на лошади, которая, казалось, нарочно выискивает каждую рытвину и каждый ухаб по дороге в Санта-Лючию.

От размышлений его отвлек отдаленный топот копыт. Резко натянув сильными руками небрежно отпущенные поводья, карлик чуть было не свалился через крестец лошади. Ноги взлетели в воздух, волосатые лодыжки оголились, прежде чем всадник сумел восстановить равновесие и заставил животное резко остановиться.

Склонив голову, Аристо прислушался, но в этот момент его лошадка ржанием нарушила окружающую тишину леса. Будь ноги длиннее, карлик лягнул бы скотину в челюсть, чтобы успокоить. А так пришлось ждать, скрипя зубами, пока она утихнет сама.

Расстояние между Аристо и другим всадником, судя по звуку, сокращалось, и верный слуга взялся за рукоять кинжала.

— Кто идет? — выкрикнул он, когда голые ветви деревьев на повороте закачались и стало понятно, что второй путник приближается.

Из-за поворота появился мужчина верхом на гнедом коне.

— Карло, Zingaro.

Всадник тоже остановился, присматриваясь к Аристо.

Слуга облегченно вздохнул и опустил рукоять кинжала. Карло. Брат Родриго да Валенти.

— Что вы здесь делаете, maestro? — спросил Карло, пришпоривая коня. — Может, решили присоединиться к монахиням? — он подмигнул и широко улыбнулся, останавливаясь рядом с Аристо.

— Только вместе с тобой, — парировал карлик, в глазах которого вспыхнули огоньки добродушного смеха. Ему нравился Карло, он вседа обращался с карликом как с равным.

— Так ты думаешь, их на нас хватит?

Аристо вздохнул тяжело, будто держал на сгорбленных плечах весь мир.

— Большинство из них не стоят беспокойства… кроме Моны Джульетты.

— Конечно, — Карло пожал плечами. — Но я слышал, аббатиса недурна.

— Ты не ответил на мой вопрос, Zingaro, — прервал Аристо, ему вдруг стало необходимо увидеть Джульетту лично. — А ты, наверно… — он не закончил фразу, внезапная мысль пришла в голову. — А почему ты не с табором?

Карло снова пожал плечами, поерзал в седле.

— Я перебрался в Верди, maestro, собираюсь работать в отряде Родриго, — он опустил глаза, решая, стоит ли продолжать. — Риго просил меня присмотреть за Санта-Лючией и… Моной Джульеттой.

Аристо нахмурился, вновь охваченный тревогой, хотя очевидное желание собеседника говорить в открытую порадовало его.

— У него есть причины для беспокойства?

Карло, помрачнев, поджал губы.

Карлик вопросительно наклонился, черты его обезьяноподобного лица исказились еще больше. С самого начала мысль о том, что Джульетта де Алессандро находится в Санта-Лючии, причиняла ему беспокойство, но он никому этого не высказывал.

— Ну?

— Риго видел в монастыре Савонаролу. Может, это и не опасно, но сам он планирует задержаться во Флоренции немного дольше обычного, поэтому и попросил меня…

— Почему?

Задетый требовательным тоном Аристо, Карло ограничился немногословным объяснением.

— Он ведь на службе у принца. Ты, наверное, знаешь больше, чем я.

Но, как и Карло, Аристо был Zingaro. И прекрасно знал о том, что цыган легко соврет, если этого требуют обстоятельства.

— Дело не в принце, ведь Валенти пропустил вчерашнее свидание с Его Превосходительством и вообще не должен был уезжать во Флоренцию, не получив указаний. На Родриго это не похоже, так сказал мой хозяин. Он обеспокоен и недоволен.

Прежде чем взяться за поводья, Карло с нарочитой беззаботностью оправил плащ, потом твердо посмотрел в глаза Аристо.

— Я не посвящен в дела брата.

— Этому-то я и не верю. И если ты мне сейчас все подробно не расскажешь, я поеду прямо в Кастелло Монтеверди и сообщу Его Превосходительству, что Родриго обеспокоен и поручил тебе не спускать глаз с Санта-Лючии, он предполагает, что Савонарола и аббатиса замышляют что-то скверное. Можешь быть уверен, ты и глазом моргнуть не успеешь, как принц вытащит Мону Джульетту из монастыря. А это, как я понимаю, идет вразрез с намерениями Валенти преподать ей урок смирения.

У Карло от удивления отвисла челюсть. Но он успел вовремя закрыть рот и спасти свое достоинство.

Ясно, его обошли.

— Риго во Флоренции, ищет Марию, девушку из табора. Она исчезла несколько недель назад, и с тех пор о ней ничего не слышно. Риго чувствует свою ответственность, хотя я считаю это абсурдным, — по лицу Карло пробежала тень раздражения.

Аристо кивнул.

— Тогда пошли. Между нами, мы ведь сможем… э… убедить аббатису позволить повидаться с Моной Джульеттой? В конце концов, я верный слуга принца Монтеверди, а ты — брат ее жениха, — он покачал головой, при упоминании имени цыганки на сердце легло тяжелое предчувствие. — С этой девушкой, Марией, что-то неладное. С Джульеттой тоже… и они обе каким-то образом связаны.

Не говоря больше ни слова, мужчины двинулись к Санта-Лючии.

* * *

… тяжелый сундук парил в воздухе.

У Родриго при виде нависшего над толпой груза перевернулось сердце. Конечно, сундук парил всего лишь мгновение, на самом деле он стремительно падал.

Предпринять что-то было уже невозможно.

С грохотом он ударился о каменный пол. Охваченные паникой люди разбегались от алтаря, устремляясь к двери, стремительность бегства усиливал топот ног по мозаичному полу.

Родриго и его друзья оказались в числе последних. Compagnacci явно упивались результатом своей последней выходки, а Валенти присматривался, нет ли раненых.

Перед дверью он обернулся: отец Джироламо Савонарола стоял у кафедры совершенно один с искаженным от гнева лицом.

Снаружи на piazza кричала и смеялась группа молодежи.

— Так вот что вы задумали, — укорил Родриго Ленци и его друзей. — Напугали добрых жителей Флоренции, — он покачал головой. — Кого-то могли и ранить.

— Добрые жители Флоренции, — возразил Кавалли, — либо посещают мессы в других церквях… либо остаются дома!

— За исключением, конечно, нас, — добавил Ленци, очень довольный тем, что они устроили.

— Может, теперь он воздержится от своих лекций, а? — размышлял Родриго. Они не спеша уходили от Санта-Мария дель Фьоре и уже почти рассеявшейся толпы. — Может, физическая угроза для него страшнее вердикта папы Александра?

Таддео хмыкнул.

— Этот идиот ничего не боится. Можно было бы избежать многих неприятностей, если бы сундук раздавил его как жука!

— Отец говорит, что Signoria решила просить приора не выступать больше с проповедями, — сообщил Берто Кавалли.

Недавно Родриго узнал, что отец Берто — член Signoria, так что Кавалли представлялся надежным источником информации.

— Риго? — внезапно обратился к нему Берто, будто в голову ему только что пришла потрясающая мысль. — Пойдем ко мне на обед! Будут и знакомые.

— И решим, что делать дальше, — добавил Таддео, лукаво улыбаясь.

Что делать? Он еще не нашел Марию, но предполагал, что несколько часов в доме Кавалли позволят добыть кое-какую информацию, полезную для Данте. Да и доверие к нему самому укрепится.

Конечно, еще несколько часов во Флоренции могут быть полезными. Он с нетерпением ждет встречи с Джульеттой, но вдруг удастся выяснить что-то относительно Марии?

— Ну? — настаивал Берто. — Что скажешь?

Родриго натянуто улыбнулся. Будем надеяться, что Карло сдержит слово и присмотрит за Санта-Лючией.

— Конечно, amigo. Grazi. Ни за что не пропущу подготовки еще одного покушения.

* * *

Карло позвонил в колокольчик, Аристо, оставшийся с лошадьми, наблюдал за ним издали. Прошло некоторое время, из здания появилась облаченная в светлую рясу фигура и поспешила к воротам.

— Buona sera, — сестра София поприветствовала Карло. Посетитель явно не обрадовал ее.

— Buona sera, добрая сестра, — ответил Карло. — Я пришел навестить сестру Джульетту. Можно мне повидать ее, э… сестра?..

Монахиня побледнела.

— София, — рассеянно ответила она. Бросив встревоженный взгляд через плечо в сторону сарая, привратница наконец сказала: — Сестре Джульетте нездоровится, и принимать посетителей она сейчас не может.

Карло изумленно вскинул брови.

— Нездоровится?

— Да. Она больна. Приходите в другой раз, — сестра София резко повернулась, что сразу же вызвало у Карло подозрения.

Краем глаза он заметил, что Аристо вприпрыжку мчится к ним, взволнованно размахивая руками.

— Я привел с собой человека, который, возможно, сумеет ей помочь, — только бы карлик ради дочери Данте переборол свое отвращение к святому месту. — Слуга принца — знаток алхимии, советы получал у самой Маддалены.

Но монахиня не обернулась.

— Я требую свидания с Моной Джульеттой! — скрипучий голос Аристо тоже не возымел действия. — Вы должны немедленно доложить аббатисе, если не хотите, чтобы принц Монтеверди сравнял с землей стены этой обители!

Сестра София наконец обернулась. И даже шагнула к воротам, сотрясаемым разъяренным карликом. Монахиня прищурилась от солнца. Колпак свалился с головы Аристо, открывая ее взору искаженные злобой черты.

— Я… я уже объяснила! Сестра Джульетта больна. Когда выздоровеет, тогда и сможет принимать гостей. А сейчас — нет.

И повернувшись к мужчинам спиной, поспешила к зданию. Еще одна монахиня появилась из погреба под сараем. В спешке, придерживая руками наполненный чем-то фартук, она позабыла притворить дверь. Бросив торопливый взгляд на гостей, сестра последовала за привратницей.

В отчаянии Аристо ударил кулаком по решетке.

— Тупоголовые бабы! Ну нет, я найду способ проникнуть в этот курятник! Посмотрим!

Карло взглянул на небо. День клонился к вечеру.

— Скоро стемнеет. Может, удастся перебраться через стену и поговорить с самой настоятельницей… убедить, как важно нам повидать Джульетту.

— Сомневаюсь, что смогу перебросить старые кости, — проворчал Аристо. — И потом, здесь что-то не так. Я это чувствую, — он покачал головой и устремил взор на главное здание, будто надеялся вытащить оттуда привратницу и заставить ее открыть ворота. — Нужно рассказать Его Превосходительству.

Карло знал — если принц прибудет в Санта-Лючию и обнаружит, что его дочь серьезно больна, его отношения с Родриго, и без того сейчас натянутые, будут в опасности. А если — не дай Бог! — Джульетта умрет?

О последствиях лучше не думать, потому что, в конце концов, кровь — не вода. Как бы Данте ни любил Родриго, дочь — свою плоть — и кровь он любит больше. И потом, это ведь Родриго привел девушку в Санта-Лючию, да еще против желания принца.

— Ты ничего не расскажешь Его Превосходительству, — начал Карло и запнулся — так посмотрел на него Аристо. — По крайней мере, не сейчас… я хочу сказать, ну чем можно заболеть в обители, отгороженной от всего мира?

— Ничем особенным… только чумой.

Кровь отхлынула от лица Карло.

— Если болезнь занести сюда, она уничтожит весь монастырь, — добавил Аристо.

— Родриго никогда не оставил бы невесту там, где ей что-то угрожает!

— Никто и не говорит, что он сделал это намеренно. А она здесь уже несколько недель. Чуму ведь могли занести и позже.

— Ты поднимаешь излишний шум! Давай подождем до заката, переберемся через стену — я могу один, если ты не хочешь, — он постучал по рукоятке кинжала.

Аристо пренебрежительно посмотрел на Карло.

— Конечно. Воин в полном облачении против стада овец, — он направился туда, где стояли лошади, и Карло подумал, что сейчас карлик сядет в седло и отправится в Кастелло Монтеверди. А жизнь Родриго да Валенти будет разбита.

Но вместо этого Аристо порылся в седельной сумке и вытащил небольшую баночку. Откупорил ее, закатал рукава и принялся намазывать содержимое на лицо, шею, руки.

Порыв ветра, и в нос ошеломленного Карло ударило отвратительное зловоние какого-то снадобья.

— Боже! — пробормотал он. — Что это?

— Асафетида.

Чувствуя, как его начинает тошнить, Карло саркастически заметил:

— Только неграмотные крестьяне пользуются этой гадостью. Ты же ученый человек.

Аристо приблизился к нему, протягивая баночку. Отступать некуда, за спиной ворота.

— Если ты умен, то тоже намажешься, Zingaro. Неизвестно, с чем мы столкнемся, так что не повредит.

— Это зависит от обоняния, — пробормотал Карло, решительно отстраняя протянутую руку. — Убери от меня эту вонючую дрянь! — он задержал дыхание и уже стал задыхаться, когда Аристо закупорил банку и спрятал ее в складках темного плаща. Конечно, подумал Карло, этого достаточно, чтобы никто и ничто не осмелились приблизиться к источнику подобного запаха. Возможно, даже чума отступит.

— Так ты остаешься со мной, а начинаем, как стемнеет?

— Si, хотя я бы поступил иначе, — Аристо повернулся к лесу, по направлению к Кастелло Монтеверди, — остается только надеяться, что Его Превосходительство не встревожится по поводу моего долгого отсутствия и не прискачет в Санта-Лючию самолично. С армией.

* * *

Обед был в самом разгаре, когда необъяснимое беспокойство овладело Родриго.

Вокруг сидели богатые молодые люди его возраста, на столе хватало вина и лакомств, а сеньор Кавалли пересчитывал голоса, чтобы сообщить Джироламо Савонароле о прекращении его проповедей, но Родриго вдруг испытал страх, внезапный, беспричинный и парализующий.

Кто-то задал вопрос, и Родриго с трудом смог найти что ответить.

— Perdonami, — извинился он перед служанкой, предлагавшей чашу с ароматной водой для омовения пальцев после куропатки в соусе. Он не имел понятия, как долго она ждала.

Валенти вытирал руки о предложенное полотенце, когда перед глазами встал образ Джульетты. Голоса слились в раздражающий гул. Вместе с образом невесты пришло понимание: то предчувствие в соборе относилось не к Джироламо Савонароле, оно касалось Джульетты.

Необходимо при первой же возможности, не тревожа хозяев, вернуться в Санта-Лючию… убедиться, что все в порядке.

* * *

— Убери свою ногу с моего лица, — прорычал Карло, — иначе я тебя отпущу вместе с твоей драгоценной асафетидой!

Под покровом сумерек мужчины привели в действие план по преодолению стены. Однако Карло так и не простил карлику этой гадости. Каждый вдох давался с трудом, опалял ноздри.

— Проклятье! Я же сказал, убери…

Нога Аристо, упиравшаяся в скулу Карло, внезапно соскользнула на плечо. Карлик искал за что ухватиться, наконец это ему удалось. Нога покинула место опоры, раздался вздох облегчения, и первый «гость» оказался на стене.

Карло легко последовал за ним и здесь, наверху, его недовольство карликом рассеялось.

Лицо Аристо блестело от пота, несмотря на вечерний холод, в глазах застыла боль. Будучи лет на двадцать старше Карло, Аристо все еще оставался очень сильным. Именно он подкатил огромный булыжник к стене обители. Но еще и забраться на стену! — все его изуродованное тело протестовало.

— Все в порядке, maestro?

Аристо молча кивнул. Показавшийся из-за туч месяц осветил его измученное лицо.

— Тяжело… дышать… — объяснил он. — Подожди чуть-чуть.

Где-то открылась дверь.

— Ляг и замри, — приказал Карло, и только тут понял, что горб карлика все равно будет заметен. — Тогда не двигайся.

К сараю торопливо двигались две фигуры, первая — с фонарем и узелком под мышкой. Вторая несла, как им показалось, поднос с едой. В сарай они не вошли, впрочем, со стены дверь не была видна. Но по тому, как быстро монахини вернулись, уже только с фонарем, Карло догадался, что сверток и поднос оставили у дверей.

Шли сестры торопливо и крадучись, чем напомнили привратницу, отказавшуюся впустить их.

Когда женщины скрылись в здании, Аристо сказал:

— В сарае, очевидно, кто-то есть, и, судя по всему, этот кто-то — больной. Больной настолько, что его пришлось изолировать.

— Может, они прячут какого-нибудь беглеца?

— Не похоже.

— Тогда я знаю, о чем ты думаешь, — прошептал Карло, — но этого просто не может быть!

Наконец восстановив дыхание, Аристо сел.

— Помоги мне слезть с этой проклятой стены, и мы все узнаем.

Карло не согласился.

— Останься. Я пойду один и…

— Нет! — карлик разозлился. — Что, если Мона Джульетта?..

— В коровнике? Невозможно!

Аристо подвинулся к краю стены и посмотрел вниз.

— Мой друг Zingaro, там, где властвует христианство, нет ничего невозможного, — он помрачнел. — Ну, ты первый, я за тобой.

* * *

Несмотря на постоянное внимание и помощь Джульетты, Мария умирала. Девушка понимала это. хотя ее опыт в том, что касалось болезней и смерти, был весьма ограничен.

Она истощила все силы, а неспособность спасти цыганку только увеличивала горькое разочарование в себе. Больная спала, дыхание было глубоким и неровным. Положив на лоб влажное полотенце и проверив, хорошо ли та укрыта, Джульетта прилегла на свою постель в сене.

Девушка закопалась поглубже, укрылась шерстяным одеялом, но холод и усталость не проходили, и даже не хватало сил забрать пищу с подноса.

Ешь! Ты должна есть, или тоже умрешь!

Собравшись с силами, она откинула одеяла и поднялась. Джульетта уже взяла в руки поднос, когда до нее донесся какой-то звук.

— Луиджия? — тихо спросила послушница, вглядываясь в ночные тени. — Это ты?

Никто не ответил. Вздохнув, она собралась закрыть дверь, но… две пары глаз смотрели на нее в упор, одна голова поверх другой.

Джульетта вздрогнула и чуть не выронила поднос. Страха не было, но вот нелепое желание захихикать побороть не удалось.

— Мона Джульетта! — послышался знакомый дребезжащий голос. Аристо проскользнул в дверь, за ним Карло.

При виде карлика Джульетту охватили радость и облегчение. На какое-то время она даже забыла о своей подопечной. А когда вспомнила, подняла руку.

— Нет! Не входите сюда! Чума!

Мужчины замерли, и тут девушка ощутила запах, исходящий от Аристо. Совсем не розовая вода. Но даже не наморщила нос — обстоятельства слишком серьезны, чтобы обращать внимание на такие мелочи.

А второй мужчина Zingaro, и довольно красивый. Вот на это она внимание обратила.

— Как вы здесь оказались? — обратилась Джульетта к Аристо.

— Ищем вас, а привратница сказала, что вы больны и не можете принимать посетителей. La principessa очень беспокоится, madonna, и ваш отец предложил навестить Санта-Лючию. Но мне удалось уговорить его послать верного слугу, — карлик приложил руку к сердцу, а потом кивнул в сторону своего спутника. — Это Карло, брат Родриго.

Карло поклонился.

— Госпожа… э… сестра Джульетта, — необходимости в объяснениях не было.

— Вам нужно уйти отсюда, — сказал Аристо, прежде чем девушка успела улыбнуться его товарищу.

Джульетта попятилась.

— Нет. Я не могу ее оставить.

— Кого? — спросил Карло. Как же она прекрасна, думал он, хотя и истощена, а возможно, и больна, если принять во внимание ее румянец. Только бы не это! Ряса была измята и испачкана, капюшон лежал на полу, а медно-золотистые кудри спутаны.

Девушка указала на укрытую одеялом фигуру в дальнем углу и с болью промолвила:

— Марию.

— Наша Мария? — оторопел Карло.

— Да, — прекрасные черты исказили горе и растерянность. — Я пробовала все! Но ничего не помогает, — она покачала головой. — Не могла же я позволить им оставить Марию в лесу. Может, если бы условия…

— Выйдите вместе с Карло, per favore, — попросил Аристо. — Дайте мне взглянуть.

— Теперь уже ничего не поделаешь, — печально прошептала Джульетта, — так что не рискуй.

— А вы? — карлик отмахнулся и присел возле больной.

Девушка сердито мотнула головой.

— Никто не пожелал ей помочь, сестра Лукреция хотела оставить ее за воротами под дождем. Я сама вызвалась помочь Марии. Они согласились, если она останется в этом сарае.

— Эта женщина, аббатиса, просто воплощение христианской добродетели, — бросил через плечо Аристо.

— Не знаю, почему она не со всеми Zingari, но, конечно, я не могла не помочь.

— Мария убежала во Флоренцию, — объяснил Карло. — Две недели назад… после вашей помолвки, — он сделал шаг в глубину коровника и прижал край плаща к лицу.

— Оставьте нас, — повторил Аристо, снимая с Марии одеяло, — оба.

— Только с тобой, — заупрямилась Джульетта, — не нужно рисковать жизнью.

Карлик резко обернулся, его глаза сверкали.

— У меня была чума. Вряд ли я подхвачу ее снова, — и, обращаясь к Карло, добавил: — Уведи ее, пожалуйста.

Цыган подошел ближе, и девушка, не желая подвергать его опасности, нехотя подчинилась.

Когда они вышли, сухой холодный воздух опьянил Джульетту. Чистый, бодрящий, но в последние дни она мало ела, плохо спала и постоянно мерзла. Сейчас ей требовались тепло, еда и отдых.

Джульетта задрожала и обхватила плечи руками.

— У вас есть накидка? — Карло уже снимал свой плащ.

— Там, внутри.

— Вот… — он укутал дрожащие плечи девушки. Потом посмотрел в сторону обители. — Вы ведь не захотите теперь возвращаться к этим эгоистичным женщинам, прячущимся за стенами, как трусливые зайцы?

Джульетта покачала головой.

— Родриго будет в ярости… я уж не говорю о вашем отце. Madre Dio!

— Почему она убежала? — этот вопрос тревожил девушку больше, чем возможная реакция отца. Закутавшись в плащ, Джульетта стала спиной к ветру.

Карло отвел ее за стену сарая.

— Поговорим об этом позже. Сейчас я бы хотел узнать, почему Марии здесь отказали в помощи. Почему оставили вас наедине с ней в холодном сарае, будто вы изгнанницы?

Вышедший наружу Аристо услышал последние слова.

— Больных чумой обычно прогоняют. И многие христиане полагают, что цыгане прокляты Богом. Так зачем беспокоиться из-за какой-то Zingara?

— Но это ведь варварство, — запротестовала Джульетта.

Карлик пожал плечами.

— Теперь все равно, она мертва. Больше ничего нельзя сделать.

Карло опустил голову, пальцы сжались в кулаки. Опечаленная Джульетта отвернулась. Она чувствовала себя беспомощной, несчастной, ей было холодно. А может, она сама заболела.

Громко, требовательно зазвонил колокольчик у ворот. Прервав скорбное молчание, он гремел в ночной тиши с грозной решительностью.

Глава 18

Джульетта обернулась в сторону ворот и увидела высокого мужчину, дергающего веревку колокольчика и…

Родриго. Боже милостивый, Родриго. Радость, горе, страх — все эти чувства разом заполнили ее.

— Риго, — тихо позвал Карло, потом погромче: — Риго!

В промежутках между ударами колокола Валенти услышал свое имя и пригляделся к теням у сарая. Пальцы разжались. К нему приближались Карло, Аристо и… Джульетта.

— Ради Бога, что?.. — начал он. — Карло? Что здесь происходит? Где привратница? Откройте же эти проклятые ворота! — решетка задрожала под его ударами.

Джульетта выбежала вперед и остановилась, не дойдя до ворот. Нужно прежде всего обезопасить его.

— Уходи, Родриго! Пожалуйста. Здесь… чума.

— Si, — подтвердил Карло. — Мы выпустим ее за ворота и тогда…

На мгновение Родриго замер. Сердце куда-то провалилось. Чума?! Здесь, в том месте, куда он поместил невесту, чтобы проучить ее?

Она сама направлялась в Санта-Лючию, когда ты ее встретил…

Нет. Это он во всем виноват.

— Джульетта! — сорвавшийся с губ звук, негромкий, но полный боли, страха и надежды, больше походил на стон. Взяв под уздцы взмыленного Морелло, Родриго быстро подвел жеребца к стене. Затем встал на седло и перепрыгнул через стену.

— Нет, Риго, держись подальше! — воскликнул Карло.

Поздно. Он соскочил на землю, спружинив при приземлении, и подбежал к ним. Крепкие руки сжали Джульетту, губы коснулись ее лба.

— Cara, cara mia, что случилось?

— Нам нужно поскорее уходить отсюда, — ответил Аристо. — Та женщина в сарае — Zingara Мария — умерла от чумы.

Родриго вскинул голову.

— Умерла? Здесь?

— Да, — подтвердил Карло. — Добрые сестры забились в обитель, пока госпожа Джульетта ухаживала за ней. Одна.

Впервые в жизни Родриго по-настоящему стало страшно. Страх холодными тисками сжимал сердце. Страх за любимую.

— Джульетта? — прошептал он, останавливаясь. Заглянул в лицо. Даже при скупом свете луны было видно, как бледна девушка. Щеки впали, нос заострился.

В отчаянии Родриго опустил руки.

— Ключ? — кивок в сторону обители.

Карло ответил:

— Нас не впустили.

Валенти почувствовал, как в нем закипает гнев. Он повернулся и обрушил на деревянную дверь град ударов.

— Ключ! Это Валенти, слышите? Сестра Лукреция! Дайте мне ключ или я разнесу дверь в щепки! — и снова град ударов по двери.

Некоторое время никто не отвечал, но после еще более страшных угроз у двери кто-то завозился. Она приоткрылась, и через каменный порог перебросили большой металлический ключ. Родриго поставил ногу между дверью и косяком, не давая ей закрыться.

— Если с госпожой Джульеттой что-то случится, вы поплатитесь собственной жизнью! — прорычал он. — И тогда никакие монастырские стены не остановят меня! Так ей и скажите!

Он убрал ногу, быстро поднял ключ и, круто повернувшись, направился к воротам.

— Ее нужно отвезти в замок, — заявил Аристо, едва поспевая за condottiere.

— Нет! — ключ повернулся в замке, ворота распахнулись. — Она принадлежит мне.

— А если у меня чума? — запротестовала Джульетта. — Я не могу позволить вам…

— Тихо, — Родриго поднял ее на руки. Dio! Она весила не больше, чем истощенный больной ребенок.

— Вы же не можете унести ее, словно какой-то мешок, — возразил Аристо.

Не отвечая карлику, Валенти посмотрел на брата.

— Ты займешься Марией?

— Si. Но куда ты?

— Не будешь знать, не скажешь Данте, верно? — он взглянул на Аристо, собиравшегося снова возразить. — А вы… — Родриго заметил открытую дверь в подвал, словно приглашающую войти. — Брат, присмотри за нашим другом. Мне потребуется еще несколько часов…

Карло все понял и широко улыбнулся. Аристо реагировал иначе.

— Maledizione[43]! He тронь меня! — предупредил он.

— Аристо! — голос Джульетты прозвучал едва слышно. Она нерешительно попыталась высвободиться из рук жениха. Бесполезно. Карлик оказался в меньшинстве.

— Храни вас Бог! — Карло кивнул и двинулся на Аристо. Родриго с драгоценной ношей зашагал прочь.

Аристо бросился за Валенти, но Карло оказался проворнее. Зная, как силен карлик, он наклонился и ударил его головой в живот. Застигнутый врасплох, тот охнул и свалился на плечо цыгана.

Карло быстро оглянулся — Родриго уже вышел за ворота и приближался к лошади.

Ожесточенно колотя ногами, Аристо чуть было не сбил Карло. Но тому удалось удержать карлика на плече, усилив захват, и дотащить противника до подвала. Родриго нужно помочь. Да и дел-то! Спрятать Аристо на несколько часов в подвале. Потом похоронить Марию.

Проклятия запертого в подвале карлика удержат монахинь на какое-то время на расстоянии. А он без помех предаст тело Марии земле.

* * *

Прижав девушку к себе, то и дело поглядывая на ее почти скрытое плащом лицо, Родриго гнал Морелло подальше от Санта-Лючии. Куда отвезти невесту? В какое безопасное место? Он отсеивал возможные варианты, как человек, ищущий жемчужину в песке.

В свою квартиру во Флоренции? Но Данте точно знает, где та находится. Далеко увозить нельзя, ведь теплая постель и уход нужны девушке как можно скорее. Нельзя терять ни минуты.

Поблизости городок Верди. Карло и Лаура примут их. Но это под самым носом у Данте. Да и подвергать опасности эту семью ему не хотелось. Других мест на примете не было, кроме маленькой taverna[44] с несколькими комнатками наверху. Но там Джульетту сразу же узнают. Конечно, есть еще одно решение…

Отец Антуан. Французский священник, изгнанный из страны за «еретические» исследования по медицине. Если кто и сможет вылечить Джульетту, если чьи познания больше, чем Аристо и Маддалены, то это именно его, отца Антуана, с которым Родриго познакомился во Франции.

Кроме того, что он искусный целитель, у него можно укрыться. Отцу Антуану повезло — его взял под свою защиту Ринальдо Ленци, наследник богатой семьи. Сейчас изгнанник обитал в небольшой вилле Ленци, расположенной между Монтеверди и Флоренцией.

Пользовались ею только летом. Валенти бывал там до того, как семья Ленци в сентябре вернулась во Флоренцию.

Вот она, надежда. Вместе с Джульеттой он будет надежно укрыт от посторонних глаз, ведь на вилле сейчас никого нет, может быть, только два-три человека из прислуги. И отец Антуан.

Да, он принес несчастье Марии, а теперь и Джульетте. Груз вины давил на сердце, ведь останься он во Франции, ничего бы этого не произошло. Кто ты такой, Родриго да Валенти, чтобы позволять себе то, что позволил в последние месяцы? Осмелился считать себя достойным, чтобы войти в семью Алессандро? Обмануть Джульетту и за ее спиной договариваться с аббатисой, чтобы преподать невесте урок смирения? Пойти против воли принца Монтеверди и самому доставить его дочь в Санта-Лючию? Мечтать о ней, когда тебя любила милая, простодушная Мария?

Родриго снова взглянул на Джульетту. Ветер отвернул с ее лица край капюшона. Казалось, девушка спала, если такое возможно при бешеной скачке, к которой он понуждал своего любимца. То ли больна, то ли устала. А может, и то, и другое. Холод ночи пробрался в его сердце, мысль о том, что девушка больна и может умереть, была невыносима. Если даже им не суждено пожениться — по какой бы то ни было причине — без ее улыбки мир опустеет.

А как жить без ее доброты, без ее участия, ведь, конечно, он в ней не ошибся. В глубине души Родриго всегда знал, что за личиной избалованной дочери принца скрывается истинная наследница Данте и Карессы. Недели, проведенные в Санта-Лючии, проявили все лучшее в ней, иначе и быть не могло.

И она подвергла свою жизнь опасности.

Валенти вонзил шпоры в бока Морелло, не беспокоясь о том, что может загнать великолепного жеребца. Главное — спасти жизнь девушки.

* * *

Родриго нашел отца Антуана в небольшом коттедже неподалеку от виллы. Ссыльный священник встретил его очень тепло.

— Pere Antoine![45] — выдохнул Валенти, переходя на язык, на котором говорил шесть лет. — Боюсь, у нее чума. Она ухаживала за женщиной, умершей от этой болезни, так что, если вы не захотите ее посмотреть, я…

— Входите, входите, — прервал его священник и, взяв Родриго за локоть, повел в комнату.

— Предупреждаю вас, отец, вы тоже подвергнетесь опасности заболеть, — продолжал настаивать Валенти, давая хозяину возможность отказаться и, кто знает, может быть, спасти свою жизнь. — Я готов ухаживать за ней сам, нам нужны приют и… чтобы об этом никто не знал.

— Чума меня не страшит, — спокойно сказал француз. — Я был в аду и вернулся оттуда, — после этих слов, говоривших о глубоких переживаниях отца Антуана, Родриго прекратил свои сдержанные протесты. Хозяин был лет на десять старше Валенти. Высокого роста, красивый, с прекрасной густой шевелюрой и гордой осанкой, он совсем не напоминал большинство служителей церкви. От него веяло умом и жизненной силой. Судя по всему, отец Антуан происходил из аристократической семьи.

Во Франции его окружала аура таинственности. Мужчин притягивала естественность и сила духа, а женщин — слухи о его трагическом прошлом и экзотические рассказы о жизни среди арабов. Даже будучи высланным из страны французским королем, он не выказал ни раскаяния, ни смирения и продолжал осуждать многое из того, что входило в практику врачей во Франции, включая и тех, кто пользовал короля Карла.

Обращавшиеся за помощью к отцу Антуану затем становились его ярыми сторонниками.

Священник показал гостю на кровать в углу комнаты.

— Положите ее здесь, — и когда Родриго наклонился, чтобы уложить девушку, спросил: — Ваша жена?

— Нет, падре. Моя невеста. Вы можете ей помочь?

Отец Антуан присел возле Джульетты.

— Принесите сюда фонарь, — попросил он и мягким движением убрал волосы с лица девушки; затем внимательно осмотрел ее руки, шею. Все это время Родриго стоял у ног невесты, наблюдая за священником.

— Вы ее любите? — внезапно спросил хозяин.

Чувства сковали грудь Родриго, даже дышать стало больно.

— Любовь — слишком слабое слово, чтобы выразить мои чувства, — охрипшим голосом ответил он.

— Тогда я предлагаю, mon fils[46], чтобы вы незамедлительно женились на ней, — падре забрал у Родриго фонарь и поставил на маленький прикроватный столик. Эти слова как нож пронзили сердце Валенти. Она умрет…

— По тому, как вы привезли ее сюда, я понял, что вы прячете девушку от семьи.

Родриго кивнул.

— Это дочь принца Монтеверди.

Отец Антуан снял со спинки кровати еще одно одеяло и укрыл им Джульетту.

— Если вы не поженитесь, то навсегда погубите ее репутацию. А ее отец — выживет девушка, или умрет — убьет вас. Но если девушка — ваша жена, то вы ответственны только перед самим собой, — священник испытующе взглянул на Родриго.

— Тогда я согласен, — ответил гость без колебаний и посмотрел на Джульетту. Отчаяние грозило разорвать сердце, но он прошептал:

— Я бы женился на ней сто раз, лишь бы это спасло жизнь.

Отец Антуан немного помолчал.

— Знаете, многие сомневаются, имею ли я право быть священником.

— Я не из их числа, — Родриго покачал головой.

Отец Антуан кивнул.

— Тогда дайте вашу руку.

* * *

Казалось, прошла вечность, прежде чем Аристо успокоился. Болело горло, да и все тело. Он устал. Теперь, рассуждая здраво, даже принц не найдет Родриго и госпожу Джульетту… слишком много прошло времени.

В глубине души Аристо знал, что Джульетта де Алессандро в хороших руках. Валенти, несомненно, любит ее. И конечно, ради нее сдвинет горы, хотя опытный глаз слуги не заметил следов чумы. Может, все не так плохо, как кажется.

В любом случае, устало размышлял карлик, от него зависит немногое. Ему осталось только ждать Данте или его людей. Они его отыщут, дело лишь во времени…

Он задремал.

И вздрогнул от скрипа двери. Карлик присмотрелся: на темном фоне неба виднелся светлый силуэт.

— Кто там? — прохрипел он.

Человек шагнул вперед. Карлик увидел искру и огонек свечи. Сверху на него смотрела юная монахиня. Совсем ребенок.

— Maestro? — прошептала она. — Аристо из Монтеверди?

— Si, — прошипел карлик.

Шурша юбками, девушка спустилась по лесенке к Аристо, сидящему со связанными руками. Наблюдая за ней, карлик недобрым словом вспомнил Карло, который даже не потрудился воспользоваться лестницей, когда забросил его сюда. Негодяй! Карло не слишком сильно связал его и сунул кляп в рот, но то ли не увидел в темноте лестницу, то ли слишком спешил, чтобы сопровождать пленника во временную темницу. Просто столкнул его, и тот упал на спину.

Свечу поднесли к лицу, Аристо невольно прищурился.

— Я сестра Луиджия. И я…

Она умолкла, наморщив нос. Но хорошие манеры одержали верх, и девушка храбро продолжила:

— Сестра Джульетта — моя подруга…

Ее глаза, как показалось Аристо, чуть не вылезли из орбит. Асафетида, вспомнил он, и постарался объяснить.

— Отгоняет злых духов и болезни.

Луиджия кивнула и поставила свечу на пол.

— Как долго здесь была больная? — спросил пленник, пока послушница развязывала ему руки.

— Четыре… почти пять дней, — веревка упала, руки были свободны. В серых глазах девушки застыла печаль. — Вы думаете, сестра Джульетта умрет?

Аристо покачал головой.

— Не знаю. Я не видел на ней признаков болезни.

Опершись одной рукой о стену, другой он ухватился за протянутую руку девушки и неуклюже поднялся на ноги.

— Если бы вы только помогли мне взобраться на лошадь, — проговорил карлик, сморщившись. Боль в разбитых суставах делала каждый шаг пыткой.

Сестра Луиджия тут же развеяла его надежды:

— Думаю, вашу лошадь забрала мать-настоятельница.

Карлик скрипнул зубами.

— Тогда будьте добры, сестра Луиджия, помогите мне выбраться из этой дыры и перебраться через стену. Если нужно, я пойду пешком в Монтеверди, чтобы рассказать Его Превосходительству о том, что случилось.

Послушница помогла ему подняться.

— Если бы у меня был ключ от ворот, я бы дала вам на время мула…

Договорить она не успела — топот копыт сотряс землю над ними. С потолка посыпалась пыль.

— Нет необходимости, — пробормотал Аристо. — Принц Монтеверди прибыл сам.

* * *

Джульетте снился Родриго — он поднимал ее на руки и уезжал с ней из монастыря. Девушке было тепло и спокойно. А еще она чувствовала себя любимой. И усталой. Случилось что-то трагическое, но что… вспомнить не могла.

Проснувшись, Джульетта услышала потрескивание камина и негромкие мужские голоса. Словно налитые свинцом, веки не желали подниматься…

Кто это так пристально смотрит на нее? Родриго да Валенти. Как прекрасны эти голубые глаза, подумала девушка, какая радость видеть его. Она попыталась произнести его имя, но голос не слушался.

Он держал ее за руку и улыбался. Другой мужчина — темноглазый и темноволосый священник — что-то говорил, а Родриго отвечал «Да».

Почему она противилась этому человеку? Его губы произносили какие-то знакомые слова.

Священник наклонился к ней и заговорил тихо и мягко:

— Желаете ли вы, Джульетта, взять этого мужчину…

— Я отвечу за нее, — нежно сказал Родриго.

Да они женятся! Действительно, она выходит замуж за Родриго да Валенти без всяких проволочек. Вот так, просто. Конечно, это сон… А может, это рай?

Джульетта попыталась подняться, но только чуть шевельнула губами. Да, на этот раз она не позволит своей гордости помешать счастью. Она желает этого, за последние недели уверенность только окрепла. Ничего в жизни Джульетта не желала так страстно.

Теперь можно и умереть, если такова воля Господа.

— Я беру… Родриго в мужья, — прошептала девушка, с трудом борясь со слабостью. Усталая, но счастливая. И лежит не на сене в сарае, а на чудесной перине, наверное, из пуха.

Джульетта отрешилась от всего, и хотя отзвуки трагических событий последних дней и часов стучались в сознание, пробиться они не смогли.

Родриго склонился над ней, а Джульетта подумала, что сейчас взлетит и через его манящие глаза сольется с душой своего жениха. С чего это она решила, что ненавидит Валенти? Почему?

Губы Родриго коснулись ее губ, нежно, как дыхание весеннего ветерка, но Джульетта не выдержала и уснула, она была слишком слаба.

Нахмурившись, Родриго вопросительно взглянул на отца Антуана.

— Всего лишь спит, — уверил тот. — Подбросьте дров и поставьте на решетку ведро чистой воды. Ее нужно как следует вымыть. Я дам ей бульону, чтобы укрепить силы, а потом девушка должна отдохнуть.

Родриго кивнул и направился к камину. На сердце лежал тяжелый камень предчувствия беды. Наклонившись за поленом, услышал голос отца Антуана:

— Чума не всегда смертельна. На Востоке считают, что некоторые виды опаснее других, а здесь я не заметил признаков затруднения дыхания. Это добрый знак.

Валенти кочергой пошевелил дрова в камине, поставил кипятиться воду и вернулся к кровати.

— Она была в монастыре? — поинтересовался священник.

— Да, — в голосе невольно прозвучал горечь. — Это я виноват. Хотел… преподать ей урок. Смирения. А нужно было самому пойти с ней в Санта-Лючию за тем же самым.

Отец Антуан, видимо, собирался как-то прокомментировать это горькое признание, но передумал.

— Так она ухаживала за больной?

Родриго кивнул.

— Si. За молодой цыганкой, обратившейся в обитель за помощью. Аббатиса отказала той и только согласилась изолировать обеих в сарае. Девушка умерла несколько часов назад.

— Весьма милосердно, — хозяин ненадолго задумался. — Вы видели тело? Вблизи?

— Нет. А что?

— Могло бы помочь определить, какая разновидность болезни может быть у вашей жены, — он взглянул на Джульетту. Впервые за последние несколько часов у Родриго появилась надежда. — Кажется, симптомов пока нет. Долго она находилась возле больной?

Валенти посчитал дни после посещения Санта-Лючии.

— Самое большое — пять, — ему хотелось обнять Джульетту, помочь выздороветь. Взять на себя ее болезнь.

— Ваш конь… Почему бы вам не заняться им, пока я позабочусь о девушке. Что бы ни говорили некоторые врачи, важно обмыть больного. Если вы не возражаете…

— Конечно, нет, — не колеблясь ответил Родриго. Он возбужденно потер щеку и покачал головой. — Совсем забыл о Морелло.

— Восточнее, на холме, конюшни Ленци. Там есть парень, который ежедневно ухаживает за лошадьми, Альфонсо. Скажите ему, что вас прислал падре Антуан. Но не называйте своего имени.

— Но…

— Успокойтесь, mon fils. Она истощена, но не от чумы. По крайней мере, пока.

* * *

В длинной шумной taverna Карло чувствовал себя, как человек, ждущий, когда же упадет топор палача. Вместе с десятками других таких же он пытался утопить свои беды в вине. В любой момент люди принца Монтеверди — а то и сам Дюранте де Алессандро — ворвутся сюда, чтобы расспросить его о карлике и, особенно, о Джульетте де Алессандро.

Вопрос лишь во времени, когда найдут Аристо, если уже не нашли, и узнают, что Карло и его семья в Верди. Даже при том, что слуга слышал, как Родриго отказался сообщить Карло, куда увозит Джульетту. Все равно принц может поджарить его или разорвать на кусочки, если захочет что-то узнать. В конце концов, его дочь, возможно, умирает.

Так что каждый раз, когда открывалась дверь, Карло застывал в ожидании наемников принца во главе с разъяренным Аристо.

Он тяжело вздохнул и уставился в кружку. Темно-красное вино напомнило о крови. Его собственной крови, с гримасой подумал он, если принц Монтеверди будет безжалостен.

Карло не столько беспокоился о себе, сколько о своей семье. При всей любви к Родриго он сознавал, что, пожалуй, стоило забрать Лауру и детей, уйти вместе с табором. И выждать…

— Карло.

Он вздрогнул. Но это оказался всего лишь Марко. Карло удивился. Возможно, все недооценивали чувства Марко к Марии, ведь другой причины, объясняющей его пребывание здесь, невозможно представить.

— Где она, Карло? А Валенти знает? Я потерял ее след во Флоренции, думаю, какой-нибудь briccone[47], сманил к себе, — Марко кивнул хозяину и попросил вина. Сел рядом с Карло и уронил голову на руки.

— Не могу больше винить Валенти. Он ее не поощрял, обращался уважительно, — Марко поднял голову и налитыми кровью глазами уставился вдаль.

Как ни занимали Карло собственные проблемы, ему стало жалко Марко. Видно, действительно, любит Марию, раз остался, чтобы искать ее… даже предполагая, что любимая с другим. Но то, что знал Карло, сокрушит его наверняка.

Хозяин taverna поставил перед цыганом кувшин. Тот поднял его и отпил прямо из горлышка.

— Марко, — начал Карло, вино облегчало его задачу. — Мария умерла. Я только что похоронил ее в Санта-Лючии.

Глава 19

Прямо на глазах у Джульетты кожа Марии стала темнеть. У нее было сильное внутреннее кровоизлияние, и Джульетта ничем не могла помочь.

Девушка побежала к двери сарая. Ноги не слушались. Пусть хоть кто-нибудь поможет ей! Сестра Франческа даст лекарств, а то и сама придет, как только Джульетта расскажет ей о тяжелом состоянии больной.

— Не оставляй меня… пожалуйста, не оставляй меня… — еле слышался голос цыганки.

Джульетта остановилась у порога, обернулась. О ужас! Белый костлявый скелет с висящими клочьями длинных черных волос — вот во что превратилась Мария. Скелет начал подниматься, жалобно протягивая бледную руку.

— Иди ко мне, Джульетта, иди ко мне…

Девушка в ужасе закричала.

— Тише, cara mia, — успокаивал чей-то знакомый нежный голос. — Это всего лишь сон. Ты со мной. В безопасности.

Джульетта с трудом села и открыла глаза. На нее озабоченно смотрел Родриго да Валенти.

— Но… Мария? Что?..

— Бог взял ее душу. Она умерла как раз перед тем, как я приехал за вами.

Лицо Джульетты исказило отчаяние.

— Как жаль!

Родриго обнял девушку и нежно привлек к себе.

— Ты сделала все, что могла. Теперь ей не больно… А вот тебе нужно набираться сил. Ты ведь постараешься ради меня?

Ей вдруг стало холодно, на теле выступил пот. Она поежилась. Удастся ли когда-нибудь согреться? Будто читая ее мысли, Родриго плотнее подоткнул одеяло.

— Отец Антуан говорит, что это от слабости, — успокоил он. — Не от чумы.

— Тебе не нужно быть здесь, — Джульетта попыталась оттолкнуть его, но в голосе не было уверенности. Втайне она была рада, что он рядом. — Я не хочу, чтобы ты заболел.

— Я здоров, dolce, и ты скоро тоже поправишься.

Джульетта не совсем поверила, но ей хотелось сделать ему приятное, и девушка улыбнулась.

— Где я? — веки снова начали тяжелеть.

— В доме друга. Ты согласна выпить бульон?

Девушка прижалась к его груди.

— Позже, — приглушенным голосом сказала она. — Я устала.

Родриго бережно опустил ее на подушки.

— Хорошо, отдыхай и выздоравливай, amore mio. Обещаю, ты никогда больше не замерзнешь.

* * *

К концу третьего дня настроение Родриго заметно улучшилось. Отец Антуан сказал, если у Джульетты до сих пор не появилось признаков чумы, то она избежала страшной болезни.

— Солдаты из Монтеверди появились на вилле Ленци, — рассказывал отец Антуан. — К счастью, в конюшню не заходили, — радость Валенти несколько омрачилась, ведь рано или поздно придется решать проблему с семьей Джульетты. Особенно с Данте.

К счастью примешивалось чувство вины.

— Но если бы и спросили, Альфонсо не знает вашего настоящего имени, — добавил священник.

— Они узнали бы Морелло. Так долго не продлится, — мрачно произнес Родриго. — Я знаю некоторых из этих людей — они одни из лучших в Тоскании.

Отец Антуан пожал плечами, темные галльские глаза оставались непроницаемыми.

— Пути Господа неисповедимы, не нам задавать вопросы. И потом, если вы доставите госпожу Джульетту в Монтеверди до того, как вас отыщут, у вас будет определенное преимущество.

Мужчины посмотрели на девушку.

— Через два-три дня она сможет ехать, — встретившись со скептическим взглядом гостя, священник добавил: — Не совсем, конечно, здорова, но добраться до Монтеверди сможет, учитывая, что лишнего времени у вас нет.

Родриго вдруг понял, что до сих пор не поблагодарил отца Антуана за гостеприимство.

— Падре, я многим вам обязан. Настанет день, когда я смогу помочь вам. Не забудьте об этом.

Француз отмахнулся, его глаза заискрились улыбкой.

— Я романтик настолько, насколько священник. Можно ли отказать двум влюбленным? — он задумчиво посмотрел в окно и пожал плечами. — Кто знает, кроме Бога? Возможно, придет время, когда мне понадобится ваша поддержка. Хотя, конечно, я помог вам не поэтому.

На следующий день он ушел, предположительно, с «обходом» в небольшую деревеньку поблизости, собираясь затем навестить вассалов Ленци, живущих на вилле круглый год. Родриго размышлял над признанием священника. Конечно, он романтик. И перед уходом намекнул, что задержится на ночь. А возможно, и на две. Правда, день выбрал не самый удачный — с утра моросил дождь. И серое, затянутое тучами небо не обещало ничего хорошего на ближайшее время.

На завтрак Джульетта выпила бульона, съела немного хлеба с вымоченным в вине сыром и уснула. Выспится ли она когда-нибудь? — подумал Родриго.

Когда начало темнеть, он взял лютню и принялся тихонько наигрывать.

Звуки чудесной, притягательной мелодии вплыли в сознание Джульетты. Они были знакомы ей и живо напоминали восхитительные моменты недавнего прошлого.

Ресницы затрепетали, поднялись… она проснулась в полутемной комнате. Узнала инструмент — лютня, и музыканта — Родриго да Валенти.

Глаза видели его, а память возвращала летнюю лунную ночь, когда он исполнял ту же мелодию. Память пробудила забытые — и новые — чувства, подтолкнула в мир, о котором девушка прежде только мечтала. Теперь Джульетта знала, почему так пламенно отвечала на его поцелуи, почему так реагировала на его музыку. Да она просто дурочка — отказывалась от того, что лежало под носом.

— Родриго… — Джульетта прошептала его имя, наслаждаясь самим звучанием. Он сидел у камина, склонившись к лютне, меньшей по размеру, чем его собственная, но тем не менее повинующейся длинным гибким пальцам.

Девушка села, откинула одеяло и только тут обнаружила, что на ней ничего не надето. Щеки порозовели, она смутилась. Как он близко! А она все это время голая. И еще чистая. Даже волосы вымыты и расчесаны. Джульетта чувствовала себя чистой, теплой и… живой.

И теперь ты замужем.

Правда ли это? Или все ей приснилось? Наверное, это был всего лишь сон, навеянный желанием уйти от действительности, болезни, смерти.

Боже, пусть это будет не сон.

Родриго поднял голову и посмотрел на нее. Их глаза встретились, и от его улыбки сердце Джульетты чуть не выскочило из груди.

— Наконец-то ты проснулась! — Родриго отложил лютню и поднялся.

Девушка смотрела, как он подходит. Во рту вдруг пересохло. Если они женаты… И одни… Где священник? — все это мелькало в рациональной части ее сознания.

Другой части было все равно. Когда он сел рядом, девушка вся замерла в ожидании, даже дыхание остановилось. Поймет ли он, что у нее на сердце?

После того, как ты так с ним обращалась? После всего, что ему сказала?

При воспоминании об этом лицо ее запылало, глаза опустились.

— Джульетта, dolce mia, — он ласково приподнял ее подбородок. — Не отворачивайся, cara. Я почти потерял тебя, так что теперь не хочу, чтобы нам что-то мешало, даже твоя внезапная робость.

В его голосе слышалось веселье. Подняв глаза, девушка поняла, что им владеют те же чувства. Она улыбнулась в ответ, все еще не решаясь спросить, действительно ли они женаты, несмотря на то, как он обращался к ней.

— Вы шутите, сеньор, — на ее щеках появились очаровательные ямочки.

Эти слова напомнили Родриго прежнюю Джульетту. Раз к ней вернулось ее кокетство, значит ей и вправду намного лучше.

— Теперь у меня есть все права, вы же это знаете, — его губы приблизились. — Вы моя жена.

Значит, это был не сон, успела подумать девушка, прежде чем все мысли затуманились.

— Почему? — любопытство, так свойственное Джульетте, одолело робость, его дыхание шевелило ее волосы.

— Потому что я почти потерял тебя, — его губы наконец прикоснулись к щеке. Прикосновение было кратким, легким, но обещало большее. Желание проснулось в ней, и руки непроизвольно обвили его шею.

— Ты голодна? — Родриго слегка отстранился. Это удивило ее. — Я совсем забылся, cara. Тебе нужно набираться сил.

— Я изголодалась, но не по пище, — Джульетта прижалась к нему, чувствуя, как простыня сползает с се груди, возбуждающе щекоча кожу.

— Тогда хотя бы немного вина, — хрипло произнес Валенти и неохотно отодвинулся. — Отец Антуан говорит, что оно полезно для крови, — Родриго наклонился к небольшому столику, где возле единственной горящей свечи стоял кувшин с красным вином. Налил рубиновой жидкости в кубок и передал Джульетте. — Выпей, любимая.

— Отец Антуан? — переспросила Джульетта, поднося кубок к губам. Он залюбовался длинными ресницами, на миг опустившимися на щеки.

Родриго кивнул и слабо улыбнулся.

— Священник, с которым я познакомился во Франции. Теперь живет здесь. Он нас и повенчал. А еще спас твою жизнь.

— Я должна его поблагодарить, — девушка вернула полупустой кубок. — И тебя тоже. Ты забрал меня из Санта-Лючии, — печаль снова омрачила ее лицо.

— Не думай об этом, — большим пальцем Родриго провел по ее нижней губе, снимая капельку вина. Кожа была прохладной и нежной, как шелк, и желание снова проснулось в нем. Прекрасная и хрупкая. Румянец оживил щеки и губы, карие глаза чисты и полны жизни, медно-золотистые пряди обрамляют лицо и спадают на плечи, как бы приглашая коснуться их, погладить безукоризненную кожу плеч, твердую округлость груди. Он ответил на приглашение.

Их взгляды слились, ее глаза затуманились. Нужно быть идиотом, чтобы не откликнуться на этот робкий призыв. В конце концов, он же мужчина и так давно ее любит.

Родриго наклонился к девушке, их губы снова соприкоснулись, на этот раз с большей откровенностью. Он ощутил вкус вина, выпитого ею, провел языком по нежной коже, сладость ее рта пьянила сильнее, чем любое вино… и она отозвалась, заставляя его забыть обо всем.

От него пахло дымом, одеколоном и чем-то еще специфическим — совершенно ошеломляющая смесь, подумала Джульетта. Это напомнило ей их первую ночь возле табора и подстегнуло воображение. Ее пальцы ощутили бугры мышц на шее и двинулись выше, к волосам.

Он застонал, его язык нежно скользнул по ее губам.

Огонь опалил живот, разлился по венам, затем по всему телу. Языки встретились, переплелись, отступили и встретились вновь. Она упивалась сладостными ощущениями. Так можно продолжать вечность, думала Джульетта.

Когда их губы разъединились, она на мгновение испытала огорчение, но его поцелуи уже покрывали все лицо, язык ласкал мочку уха, а желание, пульсирующее и горячее, вырвалось наружу. Ее руки гладили обнаженное тело, ей хотелось прижаться к нему и сделать что-то еще, чего девушка не знала. Ураган чувств охватил Джульетту, уносил туда, где рассудок уже бессилен.

Родриго уступил ей и выскользнул из рубашки. Она успела заметить поднятые руки и рельеф мускулатуры, будто высеченный из каррарского мрамора самим Донателло.

Он осторожно протянул к ней руку, но не решался действовать смелее и смотрел вопросительно.

— Люби меня, — прошептала она. Ею вдруг овладела томительная слабость. Джульетта немного приподнялась, покрывало сползло, обнажая все тело.

— Тебе холодно?

— Я вся горю, — прошептала она в ответ и откинулась на его руку. Опустив девушку на спину, он на мгновение снова приник к ее рту. Потом губы переместились к подбородку, шее, задержались в ложбинке, где бился пульс. Его язык смочил нежное углубление и продолжил путь по сладкой атласной впадине между грудей.

Когда он взял в рот сосок, Джульетта почувствовала между бедрами тепло и влагу. Его губы сжали этот бутон, и огонь, опаливший все ее существо, исторг из девушки тихий стон.

Дрова в камине потрескивали, шипели, гудели. Дождь лил, как будто на крыше танцевало сказочное существо. Джульетта не замечала ничего, ее оглушал стук собственного сердца. Даже в мечтах ей не представлялось такое наслаждение.

Ведь она любила этого мужчину. Любила давно, но не хотела признавать.

— Риго, — прошептала Джульетта и притянула его к себе. Желание нарастало. — Разденься, милый, я твоя…

Родриго почувствовал, как на глаза наворачиваются слезы. Боже, он и не надеялся когда-либо услышать от нее такие слова. За что ему это счастье?

— Ты уверена, что…

Девушка нетерпеливо потянула его пояс.

— В ту ночь ты не проявлял подобной заботливости, — напомнила Джульетта с удивительной откровенностью.

Родриго не удержался от смеха.

— Тогда тебе не нужно было восстанавливать силы, и вообще…

— Briccone! Я же порезала ногу!

— Но это же не помешало…

Ее глаза вдруг закрылись, и он умолк.

— Джульетта? — в голосе прозвучало беспокойство. — Джульетта? — он коснулся ее лица.

Ресницы взлетели, во взгляде смешалось самолюбие Алессандро и туман желания.

— Валенти, если вы не сделаете того, что требуется от мужа, клянусь, я усну на неделю! А вы будете заниматься любовью с лютней!

— Уж лютня, по крайней мере, не уснет, — грубоватым от волнения голосом ответил Родриго.

Он разделся и повернулся к Джульетте. Та рассматривала его.

— Che bello. Mio bello Zingaro. — в ее словах было и восхищение, и признательность, и благоговейная дань его красоте.

Покраснев, Родриго осторожно лег рядом.

— Нет, bellissima, это ты красавица.

Ответить ей не удалось — он уже целовал ее, гладил шелковистые пряди волос, ласкал шею, снова и снова убеждаясь, что она жива и здорова.

Прикосновение тел отозвалось в Джульетте новой волной огня.

— Ti amo[48], Джульетта mia. Dio mio, ты никогда не узнаешь… как сильно… как долго…

Девушка задвигалась под ним, так что у него перехватило дыхание.

— Долго? Что долго, мой муж?

— Не скажу, ты этого не заслуживаешь, — поддразнил Родриго, и Джульетта застонала. Но не от слов. Его рука достигла горячей, влажной укромной части ее тела и нежно погладила.

Как будто нарочно медлит, мучает, думала Джульетта сквозь туман страсти, и невольно подалась навстречу руке.

Изнутри росло давление, грозя свести ее с ума.

— С тех пор, как мне исполнилось восемнадцать лет, а тебе одиннадцать.

Он вошел в нее одним мягким, точным движением бедер, замер. Стон удовлетворения вырвался у Джульетты, но Родриго не двигался, наблюдая за ее реакцией. Только бы ей было хорошо, больше ничего не нужно. Хотя страсть подталкивала дальше… дальше…

Девушка широко раскрыла глаза. В них было все: экстаз, ожидание, приглашение.

Когда он полностью вошел в нее, Джульетта только прикрыла глаза. Она изогнулась под ним, как бы побуждая не останавливаться в страстном ритме, древнем, как само время, и естественном для каждой женщины со времен Евы.

Они летели на крыльях… пока не провалились в бездну напряжения, агонии. Под шум дождя, рокот далекого грома, завывание ветра.

Джульетта быстро достигла вершины наслаждения, почувствовав, как что-то разорвалось в ней, и мельчайшие частицы экстаза разлетелись по всему телу, вызывая дрожь каждой клеточки, каждого нерва.

Родриго испытал это счастье вторым. Ее крик прозвучал музыкой, ускорившей его экстаз. Выбросив в нее всего себя, он крепко обнял любимую, сливаясь с ней навеки.

И тут же, вспомнив о ее слабости, приподнялся на локтях, с нежной улыбкой глядя на Джульетту.

Она все-таки исполнила свою угрозу: удовлетворенная и довольная, его жена уснула.

* * *

В часовне монастыря Сан-Марко сестра Лукреция снова и снова мысленно возвращалась к тому унижению, которое ей пришлось пережить из-за какой-то цыганки.

Вернее, из-за вмешательства Родриго да Валенти.

И до этого была причина ненавидеть его, теперь чувство мести возросло в сотню раз. Но, если не получить помощи Савонаролы, придется бежать в Рим с пустыми руками, вместо того, чтобы триумфально предстать перед Габриэлой ди Корсини с головой Родриго да Валенти.

Привычный запах ладана отвлек ее от мрачных мыслей, она подняла голову и устремила взгляд на висящее перед алтарем распятие. Глаза сузились, но причиной был гнев, а не сосредоточенность на божественном. Монахиня вспомнила события той дьявольской ночи, когда ей пришлось спешно покидать Санта-Лючию. После того, как Валенти увез Джульетту де Алессандро, им пришлось целую вечность слушать завывания карлика (вероятно, тому удалось освободиться от кляпа). За это время цыган имел наглость выкопать на монастырском кладбище могилу для умершей цыганки и похоронить ее! И даже когда он ушел, добровольцев выпустить пленного слугу не нашлось. Все боялись чумы. Хотя, конечно, не будь ее запрета, кто-нибудь сделал бы это просто ради того, чтобы спокойно поспать.

— Чем дольше он там, возможно, тем лучше, — осмелилась заметить сестра София. Они вдвоем наблюдали за происходящим со второго этажа, где находились спальни. — Как только он освободится, так сразу поскачет в Монтеверди и поднимет шум. И, конечно, не умолчит о болезни сестры Джульетты и ее похищении.

Лукреция согласно кивнула, подозревая, что вероятность чумы у его дочери приведет принца в ярость больше, чем действия Валенти. Алессандро, конечно, возложит ответственность на нее. Но слова привратницы подали ей идею…

Когда Zingaro — очевидно, друг Валенти — закончил свое дело и уехал, Лукреция поняла, что лошадь карлика, судя по всему, осталась по ту сторону стены. Ей нужно бежать. Какую бы причину она ни придумала, как бы ни лгала и как бы ни поддерживали ее другие сестры, принц в лучшем случае бросит ее в темницу. Из аббатисы Санта-Лючия она превратится в узницу Монтеверди, с горечью подумала настоятельница. Как падший ангел.

Ей было трудно свыкнуться с мыслью, что вся тщательно спланированная жизнь превратилась в кромешный ад. А если Джульетта де Алессандро умрет от чумы…

Об этом лучше не думать.

Конечно, лошадь Аристо из Монтеверди послужит ее целям лучше, чем один из двух мулов, имевшихся в монастыре.

Поэтому, когда карлик стих, а сестры отправились спать, Лукреция выскользнула из обители и перелезла через стену. Не очень элегантно, но зато незаметно. Ключей от ворот было всего два, и один сестра София прятала под подушкой, а другой забрал Валенти, будь он проклят!

Лукреция ускакала, чувствуя за спиной дыхание принца Монтеверди. Денег у нее было мало, а еще нужно подкупить стражу, чтобы проникнуть ночью за стены Флоренции. Беспокоило ее и то, что теперь она брошена на милость человека, которого многие считают неистовым фанатиком. Человека, который может преспокойно забыть, как она терпеливо выслушивала его жалобы и обиды, утешала, успокаивала и поддерживала планы восстановить утерянные позиции и влияние над сибаритствующими флорентийцами. И даже вдохновляла на неподчинение Его Святейшеству.

Да, этот человек вполне может забыть щедрую финансовую поддержку, которую до своего падения оказывали Сан-Марко Корсини.

Что, если непредсказуемый Савонарола интерпретирует ее побег как противоречие воле Божьей? И даже передаст ее принцу Алессандро, чтобы завоевать милость такого влиятельного человека?

И снова Лукреция переменила ход мыслей, направив их на главное — побег.

Размышления прервал шорох шагов у алтаря. Отец Доменико, красивый, сильный мужчина, заменил сгоревшие свечи и поправил распятие.

Лукреция склонила голову, края капюшона коснулись щек. Она размышляла. Никто в Сан-Марко не возражал против ее присутствия, но ощущение одиночества и заброшенности не уходило. Единственный выход — связать себя с Савонаролой.

Как это сделать? Путь один, хотя и трудный — отец Джироламо избегает женщин. Но мать Лукреции была соблазнительницей и кое-какие знания передала дочери.

Беглая аббатиса Санта-Лючии обдумала все способы, с помощью которых женщина может завлечь и соблазнить мужчину. В конце концов, Джироламо Савонарола всего лишь человек… с человеческими потребностями. А ее считают миловидной, хотя и приходится скрывать свои прелести под складками рясы и грубого капюшона.

Лукреция подумала о своем стройном теле под бесформенными свободными одеяниями, о прекрасных каштановых волосах под чепцом и капюшоном. Подумала о духах и помадах, которые можно тайком приобрести в mercato[49] прямо здесь, во Флоренции. Конечно, нельзя, чтобы это заметили, ведь Лукреция вторглась в мужской монастырь, ее могут проклясть за привнесение мирских соблазнов. А кое-кто может и поддаться ее чарам… Если ей не удастся каким-либо образом сделать приора зависимым от себя, она обречена.

И опять Родриго да Валенти будет ответственен за гибель еще одного члена семьи Корсини, но этого она не допустит.

Глава 20

— Мы прочесали все окрестности, и никаких следов, — признал Данте упавшим голосом.

Каресса смотрела, как муж, сидевший за столом в библиотеке, нервно приглаживает волосы. Она отложила все проблемы, даже те, что постоянно отзывались болью в сердце. Впервые с тех пор, как Аристо рассказал о событиях в Санта-Лючии, Данте признал свое поражение, что было ему совершенно несвойственно.

Его поза — склоненная голова и сгорбленные плечи — только подчеркивали охватившее принца отчаяние.

* * *

— Первое — и самое главное — это большая вероятность того, что Джульетта… умерла. Второе — я, кажется, полностью ошибся в своем суждении о Родриго де Валенти, — он обернулся к жене, его яркие глаза потускнели. — Мало того, что он доставил Джульетту в Санта-Лючию и настаивал, чтобы она оставалась там против нашей воли, так теперь, когда ей требовался врач, увез неизвестно куда, — Данте гневно ударил кулаком по столу. — Будь он проклят!

Каресса подошла к мужу, положила руки на плечи, легонько погладила.

— Аристо не заметил внешних признаков болезни, — в сотый раз напомнила она. — И конечно, если бы Джульетта умерла, Родриго уведомил бы нас.

Мышцы под ее пальцами напряглись.

— Вовсе не обязательно. Такой трус мог оставить ее где угодно и сбежать во Францию.

Карессу охватило несвойственное ей раздражение.

— Тогда зачем ему нужно было забирать ее? — она отвернулась от мужа. — И действовал он не как трус, и ты в нем не ошибся. В глубине души сам понимаешь, что Родриго на такое не способен, — не поворачиваясь к мужу, Каресса смотрела вдаль невидящим взглядом. — Валенти любит ее. Наверное, с первой встречи. Поставь себя на его место. Забудь о гневе, Данте. Что бы ты сделал в подобной ситуации?

Тот задумался.

— Если бы любил тебя превыше всего и боялся потерять… — голос его окреп, — то сделал бы то же самое. И женился бы, чтобы хоть несколько часов ты была моей.

Каресса едва не расплакалась.

— Так или иначе, ты бы отвез меня к лучшему врачу, обеспечил бы помощь и уход, верно?

Почувствовав ее горе, Данте встал и подошел к жене, обнял, прижался лицом к темному ароматному водопаду волос.

— Perdonami, amore mio. Прости, любимая, что к твоему горю я добавил свои страхи. Просто я…

Принц умолк. За окном открывался по-зимнему унылый пейзаж.

— Утром поеду снова. Вероятно, не так уж тщательно искали, раз не нашли никаких следов.

Вдруг, как по мановению волшебной палочки, из леса показался гнедой жеребец с двумя всадниками, один мужчина шел пешком.

И тут же, как знамение, прозвучал тревожный сигнал рога, нарушив мирную тишину утра.

Каресса вздрогнула, увидев путников. Надежда заполнила сердце.

* * *

Еще до того, как протрубил рог, Родриго знал, что стража будет начеку. Поэтому нисколько не удивился, что к ним двинулись несколько человек в одежде серебристо-сапфировых цветов Алессандро, как только они показались из-за деревьев.

Он почувствовал, что Джульетта напряглась, и прошептал ей на ухо:

— Спокойно, cara mia.

Стража взяла их в кольцо, отрезав путь к отступлению.

— Тепленькая встреча, — сухо заметил отец Антуан, когда им приказали остановиться.

Во главе стражи стоял Паоло.

— Паоло! — восторженно воскликнула Джульетта, хотя выражение лица капитана осталось неприступным.

Но даже серьезность положения не смогла до конца погасить привязанность солдата к молодой хозяйке.

— Мона Джульетта, — грубовато сказал он. — Grazi a Dio!

Не зная, как теперь, после возвращения дочери хозяина, поступить с Родриго, он нерешительно посмотрел на него, затем бросил непроницаемый взгляд на отца Антуана и сдержанно кивнул.

— Госпожа Джульетта в добром здравии, как видите, — без церемоний обратился Родриго к Паоло. — Я бы хотел получить аудиенцию у принца. Это возможно?

— В темнице, si, — ответил тот. — У меня приказ арестовать вас.

Джульетта затаила дыхание и тут же почувствовала ободряющее пожатие мужа. Никакого желания томиться в тюрьме у Валенти не было.

— Вы не можете так поступить с Родриго, — оскорбленно бросила девушка. — Он мой…

Топот копыт заглушил ее слова.

— Думаю, ты сможешь вскоре все обсудить с твоим отцом, — заметил Валенти, всматриваясь в человека, несущегося к ним. — Если он не затопчет меня раньше, — тихо добавил он.

— Вы доставили его дочь домой в целости и сохранности, — заговорил вдруг отец Антуан. — Любой разумный человек простит старые обиды в свете подобного факта.

Джульетта обернулась к священнику.

— Когда дело касается меня, мой отец может поступить очень неразумно.

Стража расступилась перед принцем, а отец Антуан ответил:

— Будь у меня такая дочь, mon enfant[50], я бы, наверное, поступал так же.

Родриго услышал в голосе изгнанника тоску, но раздумывать времени не было. Перед ним был Дюранте де Алессандро, принц Монтеверди. Его красивое лицо выражало крайнее неудовольствие.

— Мне следовало бы зарубить тебя на месте! — тихо, с угрозой произнес он. — Независимо от того, что произошло после вашего отъезда из Санта-Лючии, твое черное сердце украсило бы стену замка!

— Плохо же ты выразил бы свою благодарность, папа, да еще и оставил бы меня вдовой, — вмешалась Джульетта. Прежде чем Родриго успел возразить, она соскользнула со спины Морелло и подошла к спешившемуся отцу. Заметив, как просветлело лицо Данте, Валенти подумал, что раздражение и гнев принца смягчатся, по крайней мере, в отношении дочери.

Отведя Джульетту в сторону, Данте осмотрел ее с головы до ног.

— Монашеское одеяние не идет тебе, — сердито сказал он. — И похудела, как щепка. А бледная, как привидение. Зачем пускаться в путь, если не совсем здорова? — принц посмотрел на Родриго. — Она ведь еще не оправилась, да?

— У нее не было чумы, Ваше Превосходительство, — ответил за друга отец Антуан.

Данте одарил священника презрительным взглядом.

— А вы кто?

— Это падре Антуан, — сказал Родриго. — Он спас Джульетте жизнь.

— Священник? И доктор к тому же?

Француз пожал плечами.

— Некоторым образом.

Получив столь загадочный ответ, Данте нахмурился и снова обратился к дочери. Сказанные ею слова вдруг дошли до него.

— Вдова? Так этот шарлатан обвенчал вас?

— Это уж совсем неуместно, — в голосе Родриго послышались стальные нотки.

— Сразу же после их прибытия, — невозмутимо ответил отец Антуан, не обращая внимания на оскорбление. — Чтобы спасти репутацию госпожи.

— Моя жена устала, principe, как видите, — вмешался Родриго. — Мы можем предложить ей и отцу Антуану чем-нибудь подкрепиться? Джульетте нужно отдохнуть.

— Готов вступить во владение Монтеверди? — злобно произнес Данте. — Ты похитил мою дочь, тайно женился на ней, да еще посмел вернуться, чтобы диктовать мне свою волю?

— Папа, пожалуйста! — взмолилась Джульетта. — Ты же сам собирался выдать меня за Родриго! Как ты не поймешь, что он сделал все только ради меня!

Данте хмуро посмотрел на нее.

— Нет, только из своих эгоистических побуждений, nina, но я и не ожидаю, что ты сейчас готова понять это. Ты все видишь в розовом свете, у тебя воспаление мозга, хотя этот церковник и уверяет, что ты здорова. Твоя мать с нетерпением ждет свою дочь. Не будем волновать ее, — он обнял Джульетту за талию и посадил на своего коня.

Родриго открыл было рот, чтобы возразить, но передумал. Что бы ни делал Данте, Джульетта — его законная жена, а до этого была законной невестой, и с этим принц ничего не может поделать.

Валенти помрачнел. Он был готов, если придется, бороться с ее отцом, только бы не расставаться с супругой. Их ничто не разлучит — ни болезнь, ни резкие слова, ни ее семья.

Все тронулись к замку. Отец Антуан наклонился и тихо сказал:

— Все не так уж плохо, mon fils. Затронута его гордость. Алессандро преодолеет свой гнев, вот увидите.

Данте ввел Джульетту в большой зал, а по замку со скоростью лесного пожара уже распространился слух, что она вернулась. Слуги и вассалы собрались поприветствовать ее. Были немедленно отправлены гонцы к Витторио и Джанне во Флоренцию, к Бернар-до и Лючии, отозваны те, кто искал молодых людей по всей Тоскании.

Никко крепко обнял сестру и тут же поспешно ослабил объятия, когда его новый шурин предостерегающе напомнил о слабости Джульетты.

Бо вприпрыжку вбежал в комнату, и девушке показалось, что он вырос раза в два. Щенок разрывался между хозяином и хозяйкой и устроил кавардак. Но никто не сердился.

А Каресса… Каресса радостно обняла дочь, слезы счастья текли по ее лицу.

— Я знала, что ты благополучно вернешься, — шептала она на ухо Джульетте. — Я верила в Бога… и Родриго.

Джульетта рассмеялась.

— Мне так жаль, что я причинила вам столько беспокойства, но когда Родриго подумал, что у меня чума… что я могу умереть, он буквально штурмом, в одиночку, напал на монастырь, чтобы взять ключ и увезти меня. Чудесный человек, и я его люблю.

— Я знаю, nina. Знаю уже давно.

Мать и дочь обменялись многозначительными взглядами, и Джульетта смущенно покраснела.

— Я ужасно с ним обращалась, mamina, — тихо сказала девушка.

— Теперь это в прошлом, cara. У тебя своя жизнь. И своя любовь. Спасибо Господу за вас.

В разгар импровизированного празднества Джульетта обратилась к Родриго с просьбой. Тот передал Данте, и принц поднял руку, призывая к тишине.

— Вы не скажете несколько слов, отец Антуан, за упокой души Марии?

— Красивая и милая девушка, — сказала Джульетта Карессе. Улыбка на ее лице уступила место печали. — Она не заслужила смерти… в сарае.

— Клянусь, я за нее отомщу, — пообещал Родриго и взглянул на Данте.

— Ну, конечно, аббатиса поплатится за бессердечное отношение к Марии и моей дочери. Мы будем искать ее, если нужно, по всей Италии.

Одобрительный гул прошел по залу, а отец Антуан на своем спотыкающемся итальянском произнес молитву. Его глубокий голос был слышен всем. В заключение он сказал:

— Месть должна исходить от Бога. Запомните, топ prince, иначе обоюдоострое лезвие мщения падет на того, кто поднимет его.

— Где Аристо? — спросила Джульетта у Карессы, когда они опять сели за стол.

— Да, где он? — повторил Валенти. — Я должен извиниться перед ним… Он не очень ушибся?

— Полагаю, он в темнице… навещает твоего друга Карло. Аристо в последнее время стал очень снисходительным, — опередил Карессу Данте. — Несомненно, под влиянием моей жены.

Джульетта нахмурилась, а Родриго замер.

— Вы посадили моего брата в тюрьму? — недоверчиво спросил он.

— Конечно. И еще одного, Марко. Только не говори, что они не знали о твоем местонахождении.

Джульетта почувствовала, как пальцы мужа сжали ее плечо. Она накрыла ладонью его руку, но по выражению его обычно спокойного лица поняла, что уже поздно.

— Аристо не единственный, кто изменился с годами. Но вы, principe, изменились не в лучшую сторону. Вы забрали человека от семьи? Человека, который ничего не знал? А Марко… да его вообще там не было!

В зале воцарилась мертвая тишина.

— Я посадил в темницу человека, который запер в подвале моего слугу, чтобы тот не смог рассказать мне обо всем. Это был сговор против меня.

Родриго подошел к Данте.

— Нет, не так! Он сделал это из любви ко мне, — Валенти гневно сжал кулаки. — Настаиваю, чтобы вы освободили его и Марко. Немедленно!

Данте сжал зубы, и Джульетта огорченно подумала, что дело дойдет до драки. Принц Монтеверди не привык получать приказы от других.

— Иди сам, раз уж ты чувствуешь себя здесь padrone[51]. Скажи страже, что я распорядился дать тебе ключ.

— Я провожу его, отец, — Никко встал между ними. Прежде чем последовать за Родриго, он умоляюще посмотрел на Данте.

Когда мужчины ушли, Джульетта попыталась встать. Но тяжелая рука принца не дала ей подняться.

— Ни к чему тебе посещать это сырое, промозглое место, дочь, ты ведь только что болела.

Девушка посмотрела на Карессу, но та отрицательно покачала головой. Принц обратился к отцу Антуану, осматривающему повязку на руке одного из стражников.

— Расскажите мне, добрый отец, — он указал священнику на поднос с вином, — как вы оказались в Тоскании? Где вы так хорошо обучились искусству исцеления? И где именно ухитрялись прятать Джульетту, пока мы бесплодно обыскивали весь район, не зная, жива она или нет?

* * *

Тюрьма под замком Монтеверди была лучше большинства других, ведь замок строился в этом веке, и там было достаточно места и воздуха. За ней к тому же присматривали.

Тем не менее сама мысль о том, что Карло заключен где-то из-за него, чрезвычайно беспокоила Родриго. Стражник Винсенте отдал Никко ключ. Сначала Валенти разговаривал с братом жены односложно, его мысли были заняты другим, и отвечать на расспросы о том, как им удалось ускользнуть от Данте, ему не хотелось.

—… хорошо обращались, — слова Никко вторглись в мрачные размышления Валенти. Молодой человек виновато смотрел на него.

Родриго выдавил из себя улыбку. Его шурин, очевидно, все еще относился к нему восторженно и пытался сгладить несправедливые слова отца. Он прекрасно выглядел — высокий, гибкий. С волосами песочного цвета и серыми глазами, Никко тем не менее напоминал Джульетту. Хотя темперамент у него был более спокойный, Валенти отметил признаки той же неукротимой натуры.

Родриго также признал, что у Никко есть очень хорошая черта — снисходительность. Если внутренняя сила и ум — неотъемлемые составные характера мужчины, особенно такого, которому суждено стать лидером, то способность прощать — тоже хорошее качество.

— Уверен, они получали все необходимое, — согласился Валенти, — но дело не в этом.

Они шли по длинному сырому коридору.

— Отец разъярился, был вне себя от гнева и горя. Даже не помню, когда видел его таким. Только мать и Аристо смогли убедить, что ты никогда не причинишь вреда интересам Джульетты.

— Я думал, у нее чума, — объяснил Родриго. — И боялся, что все будут в опасности, если привезти ее сюда.

Шаги гулким эхом отдавались в пустом коридоре, усиливая напряжение и беспокойство Родриго. Темницы, расположенные ниже уровня поверхности земли, были для него неприемлемы. Он все еще не простил себе, что приказал Карло запереть Аристо в подвале, лишив свежего воздуха и света. Как в склепе. Но решение пришлось принимать быстро, важно было выиграть время.

Сейчас, узнав, что сделал Данте с его братом и ни в чем не повинным Марко, Родриго не мог сказать Никко ничего ободряющего и едва сдерживал гнев.

— Здесь, — Никко замедлил шаг и указал на камеру справа. Он поднял факел повыше, и его спутник вгляделся в темноту за небольшой решеткой, установленной в тяжелой деревянной двери.

Стражи у двери не было. Никколо вставил в замочную скважину тяжелый металлический ключ и повернул его.

Дверь открылась, факел осветил камеру.

Посреди стоял маленький столик, по обе стороны которого сидели двое. Между ними шахматная доска.

— Ни свечи, ни факела. Как же вы играете? — осведомился Родриго.

— Моя свеча только что погасла, — раздался знакомый скрипучий голос. На свет вышел Аристо.

— Понятно. В своей щедрости принц Монтеверди позволил вам роскошь в виде одной единственной свечи. Не забыть бы поблагодарить, — Родриго не скрывал сарказма.

Карло поднялся, щурясь от яркого света, и шагнул вперед.

— Риго!

Они обнялись, затем Родриго осмотрел брата с ног до головы. Немного похудел, но выглядит неплохо. Марко тоже.

Родриго кивнул:

— Пошли отсюда. Поговорим при свете дня наверху, подальше от этого склепа, — он сделал знак Никко вести их к выходу.

* * *

Когда мужчины прошли в кабинет, Данте, к удивлению Родриго, извинился перед Карло и Марко.

—Раз вы ничего не знали, то заточение оказалось бесцельным. Я надеялся, что вы передумаете и предоставите мне необходимую информацию.

Он взглянул на Родриго.

— Мне следовало знать, что мой… зять не обременит вас подобными сведениями, — Данте перевел глаза на Карло. — Что касается вашей семьи, им сообщили, что вы задержаны и будете освобождены, как только Валенти вернет мою дочь.

Родриго краем глаза посмотрел на Марко. Угрюм как всегда. Валенти ему не доверял. А сейчас к тому же выглядит несчастным и подавленным. Как человек, потерявший любимую девушку, и все остальное не имеет значения. Впервые после возвращения из Франции Родриго почувствовал симпатию к молодому Zingaro. Исчезла, по крайней мере, пока, горячность, необдуманность поступков, склонность винить других, когда дела не идут так, как надо.

— Что касается вас, — продолжил Данте, — то я…

— У меня нет семьи, — уныло произнес Марко. Он был среднего роста, но плотный, с темными волосами и глазами, правильными чертами лица. — Я любил Марию, ту девушку, за которой с риском для жизни ухаживала Мона Джульетта. Я бы поблагодарил ее, mio principe, если можно.

— Конечно, — согласился Данте, — конечно, можно. Искренне сожалею, что Джетта не смогла помочь Марии.

Родриго искоса посмотрел на принца, но ни в голосе, ни в выражении лица не было ничего, кроме искреннего сочувствия.

— Когда вы лучше узнаете семью Алессандро, поймете, — сказал Валенти, — что доблесть у них в крови. То, что госпожа Джульетта рисковала жизнью, пытаясь спасти девушку, неудивительно.

Аристо слушал, стоя в тени. Теперь он заговорил:

— Но вопрос остается. Где эта паучиха-аббатиса? Ей за многое нужно ответить. Ведь это Его Превосходительство вызвал в монастырь врача на случай распространения болезни, он, а не эта ужасная баба.

Все посмотрели на него.

— Я несколько недель чувствовал, что в Санта-Лючии неладно. Наверное, с тех пор, как Лукреция стала матерью-настоятельницей. Ничего не говорил, Ваше Превосходительство, потому что не хотел беспричинно беспокоить. А потом было поздно.

— Найдем, — пообещал Данте, — даже если придется прочесать всю Италию, найдем эту женщину.

— А если она отправилась в Рим, под защиту папы? — спросил Карло.

— Не похоже, — отозвался Родриго. — Я видел в Санта-Лючии Савонаролу. Сомневаюсь, что папа поможет ей, учитывая ее отношения с приором.

— А если аббатиса доносит на Савонаролу? — предположил Данте. — Очевидно, эта женщина способна на все. В обмен на защиту папы Александра она может давать ему ценные сведения, а может, заманит приора в Рим, ведь папа пытается сделать это уже несколько месяцев.

— Это меня не удивит, — неожиданно сказал Марко. — Сестра Лукреция ни перед чем не остановится.

Родриго резко повернулся к нему.

— Так ты ее знаешь?

Последовала небольшая пауза.

— Скажем так, я знаком с ней.

— Знаешь что-нибудь о ее прошлом? — настаивал Валенти. Марко покачал головой, но едва заметно покраснел.

— Только то, что у нее есть золото.

В воздухе повисли незаданные вопросы, разговор прервался.

— Должно быть, давно запустила руку в монастырскую казну, — предположил Данте.

Марко пожал плечами.

— Si, — согласился Родриго. — Но, может быть, у нее богатый покровитель… или семья, — он отпил вина и поставил пустой бокал на стол. — Возможно, сестра Лукреция укрылась в Сан-Марко.

— С какой стати фанатику, избегающему женщин, принимать ее? — вслух размышлял Данте.

— У каждого свои слабости, — Карло поднял брови, намекая на что-то непристойное. — Говорят, аббатиса весьма хороша собой.

— Да, — с иронией отозвался Родриго, радуясь, что его добродушный брат не держит зла на принца Монтеверди. — Но землю населяют и красивые змеи. Часто бывает — чем красивее, тем опаснее. При ее внешности и хитрости… я думаю, они любовники. Или заговорщики. А может быть, и то, и другое.

Разговор был прерван стуком в дверь. Данте разрешил, и в комнату вошел слуга с подносом, на котором были сыр, хлеб, холодная колбаса, пять кубков из муранского стекла и два глиняных кувшина вина. Поднос поставили на стол, слуга разлил вино и вышел.

— Я бы не поставил на то, что они любовники, — возразил Марко.

— Судя по рассказу Родриго, — сказал Карло, — аббатиса, кажется, имеет зуб против него и почти не скрывает этого.

— Не представляю, почему, но когда мы найдем ее, причин ненавидеть меня будет гораздо больше.

Данте положил себе колбасы и теперь медленно жевал, размышляя.

— А какие-нибудь догадки есть?

— Конечно, — Родриго нахмурился. — Она имеет какое-то отношение к тому, что произошло шесть лет назад.

— Что за человек был старший Корсини? — спросил Карло. — Может, он успел наплодить ублюдков по всей Тоскании…

Родриго вопросительно смотрел на Данте, а внутри клокотала ярость. Подумать только, Джульетта, его Джульетта была под опекой этой женщины, и он сам привел туда свою невесту, даже не допуская мысли, что аббатиса может причинить ей зло.

— И мы ничего о ней не знаем.

— Пока ничего, — ответил Данте. — Но я еще не закончил поиски и расследование.

— Может быть, поставить людей на дорогах, ведущих во Флоренцию? Надеюсь, это еще не поздно.

— Si. Люди, которых я только что отозвал, искали тебя и Джульетту, а не беглую монахиню… возможно, переодетую. Пошлю свежие группы, а ты сможешь поехать во Флоренцию и продолжить свою работу, — в глазах Данте мелькнул вызов. — Если воздержишься от дальнейших шуток. Тайно наблюдать за Сан-Марко и его приором сейчас более важно, чем когда-либо.

Родриго улыбнулся Данте одними губами, но начинать спор заново не хотелось, тем более, что теперь забота отца о дочери была ему понятна. Теперь между ним и тестем установилось некоторое перемирие.

Он кивнул Данте:

— Как пожелаете.

— Я хотел бы присоединиться к тебе, — сказал Карло. — Мне начинает нравиться все это… но только после встречи с Лаурой и детьми.

— Еще один день не имеет значения, ведь дороги под наблюдением, — Родриго повернулся к принцу за подтверждением.

— И монастырь Сан-Марко тоже, — добавил Данте.

— Хорошо бы мне вернуть мою лошадку, — подал голос Аристо. Данте жестом подозвал его и вручил бокал вина. — Хотя мне так больно ездить верхом, — карлик вздохнул.

— Розовая вода больше идет тебе, чем асафетида, — ухмыльнулся Карло.

— Лишняя защита никогда не помешает, — попытался оправдаться Аристо. — Поэтому ты так энергично толкал меня в подвал?

— Si. Извини, что заставил тебя страдать, maestro, но этот запах… мне хотелось поскорее запрятать тебя в подвале.

Все рассмеялись, даже Аристо усмехнулся.

Только Марко остался таким же мрачным.

Глава 21

Ванну для Джульетты устроили в ее спальне, прямо перед горящим камином, и она наслаждалась теплой водой, смывающей усталость и огорчения последних дней. Девушка была счастлива. Так счастлива, что боялась, уж не снится ли ей, что она жена Родриго да Валенти. Вдруг это фантазия больного воображения, результат тайно лелеянных желаний. Состояние волшебное и столь же непрочное. Фигурки, украшающие камин, заплясали перед глазами. Тепло расслабило, веки налились свинцом, двигаться не хотелось.

Закрыв глаза, Джульетта позволила себе роскошь — вспомнить во всех деталях всю историю знакомства с Родриго, начиная с их первой встречи. Конечно, он не убивал Марио ди Корсини — теперь это понятно и ей. Но тогда она была еще совсем ребенком, трагический случай, лишивший ее жениха, вызвал ненависть к человеку, которого она посчитала убийцей.

А потом случилось то, что случилось. Вопреки воле отца она пыталась бежать в Санта-Лючию (не имея понятия о том, что представляет собой жизнь в монастыре). Поранила ногу, столкнулась с Родриго… и увлеклась им, даже поощрила. Из любопытства, ради удовлетворения своих созревших чувственных желаний.

В вас нет ничего обычного, Мона Джульетта, как не было ничего обычного в нашей встрече.

Это не было лестью, теперь она поняла. Воспоминание о презрительном отношении к жениху заставило поежиться от угрызений совести. Джульетта даже закрыла уши руками, лишь бы не слышать своих гадких слов, обращенных к любимому еще совсем недавно.

Где-то в глубине комнаты суетились Каресса и Лиза, и всплеск воды привлек внимание матери. Она моментально оказалась рядом, склонилась к дочери, обдавая ее ароматом жасмина. Dio! Бедняжка даже не могла припомнить, когда последний раз пользовалась духами.

— Что случилось, дорогая? — спросила Каресса. — Тебе плохо? Ты…

— Нет, — Джульетта слабо улыбнулась, прогоняя неприятные мысли, и подняла глаза. — Ущипни меня, чтобы я знала, что все это мне не снится.

Каресса облегчено вздохнула.

— Все реальность, доченька.

Джульетта внезапно нахмурилась, осознание вины выплескивалось, требуя выхода.

— Я так ужасно обращалась с ним, — голос дрогнул. — Я не заслужила такого счастья. И его тоже не заслужила.

— Успокойся, — Каресса погладила дочь по щеке. — И больше так не говори. Теперь ты его жена, и он любит тебя, ты тоже любишь его, а такое случается редко. Любовь прощает все.

Обдумывая слова матери, Джульетта промолчала.

— Я все наверстаю, восполню. Клянусь, он никогда не пожалеет, что я стала его женой. Родриго не обязан был жениться на мне, ведь я решила уйти в монастырь. Как же надо любить, чтобы не побояться гнева принца и жениться, зная, что невеста может умереть у тебя на руках?

Каресса ласково улыбнулась.

— Мне известен только один столь романтически настроенный мужчина.

Джульетта вздохнула и опять закрыла глаза.

— Конечно, это папа. Ваш роман и брак стали частью легенды, имя которой — Leone. В Алессандро все благородно…

Каресса подняла брови.

— Никто из нас не совершенен. И в семье Алессандро всякое бывало, иногда еще и хуже. К счастью, это не относится к твоему отцу. И к деду тоже. А теперь не пора ли вытираться? Ты ведь не хочешь простудиться?

Девушка неохотно пошевелилась. Но тут же вспомнила о муже. Надо поторопиться. В локоть вдруг ткнулся холодный черный нос, она вздрогнула.

— Бо! Ах ты мошенник!

Повзрослевший щенок смотрел на нее умными карими глазками. Он положил передние лапы на край ванны и помахивал хвостом. Длинный розовый язычок тянулся к щеке Джульетты.

— Хочешь поцеловать? Родриго так ревнив, что бросит тебя в темницу! — предостерегла девушка.

При имени хозяина уши щенка настороженно поднялись, он тихонько завыл и повернул мордочку к двери.

— Ну посмотрите, что вы наделали, Мона Джульетта, — Лиза всплеснула руками в притворном отчаянии. — Теперь он будет скрестись в дверь, искать сеньора Родриго, а вы простудитесь от сквозняка.

Но Бо, отойдя от ванны, не побежал к двери, а направился к деревянному шкафу, дверцы которого были слегка приоткрыты. Просунув в шкаф голову, он начал что-то обнюхивать, виляя хвостом.

Каресса подошла, держа в руках полотенце, и Джульетта встала. Совсем как в детстве, она позволила матери укутать себя и ступила на теплый коврик.

— Grazi, mamma, — сонно пробормотала дочь, пока Каресса энергично растирала ее. — Ты всегда делала это лучше всех.

Мать улыбнулась в ответ.

— Самое большое удовольствие для матери — заботиться о детях.

Лиза удивленно охнула. Джульетта повернулась в ее сторону — служанка застыла в ужасе. Бо тащил из шкафа испачканное и смятое шелковое платье, то самое, что было на ней в ночь побега, когда она встретила Родриго да Валенти, и которое Лиза должна была почистить и починить.

Краска стыда залила шею, потом лицо. Джульетта совсем о нем забыла, и Лиза, очевидно, тоже.

— Maledetto animale! — воскликнула служанка, пытаясь отнять у щенка добычу. — Проклятое животное!

Бо, вероятно решив, что с ним играют, тащил подол, Лиза же ухватилась за лиф, и платье во всей красе предстало перед глазами Карессы.

Боясь посмотреть на мать, Джульетта закрыла глаза и вознесла небу молитву. Стук в дверь спас положение, отвлекая внимание Карессы.

— Джульетта? — это был Родриго.

Каресса торопливо завернула дочь в простыню и выпрямилась.

— Войдите, — Бо тут же отпустил платье и прыгнул к двери. Но первым вошел Данте.

У Джульетты сердце ушло в пятки. Даже теперь она страшилась отцовского гнева. Если он узнает о ее попытке уйти в Санта-Лючию и амурных похождениях в ту ночь… Отец — властный человек. Может ли он аннулировать брак, если не простит?

Мужчины вошли, Родриго держался позади.

— Если мы не вовремя… — начал он извиняющимся тоном.

Данте беспечно отмахнулся от зятя.

— Ты только посмотри, в какую краску вогнал мою Джетту. Я думаю, сейчас самое время. В конце концов, ты теперь муж.

Краска, о которой говорил Данте, была вызвана видом предательского платья, а не смущением перед Родриго. Он ведь ухаживал за ней во время болезни.

И у них было две восхитительные ночи.

Краешком глаза Джульетта видела, как Лиза скрутила предательское платье, сунула в угол шкафа и захлопнула дверцы. По счастью, мужчины все свое внимание уделили ей и не смотрели на служанку.

Не сводя глаз с жены, Родриго наклонился и почесал Бо за ушами. Он нежно улыбался. Валенти уже переоделся в двухцветный — сапфировый с алым — камзол, так подчеркивающий синеву глаз и делающий их похожими на лазурит, который использовался древними египтянами.

— Как ты себя чувствуешь, nina? — Данте подошел к дочери и поцеловал в лоб.

— Хорошо, папа, — ответила девушка, чувствуя, как тянет холодком от приоткрытой двери. Она невольно поежилась, то ли от сквозняка, то ли от взгляда мужа — не знала и сама.

Родриго, всегда внимательный, когда дело касалось Джульетты, повернулся, чтобы закрыть дверь, а Данте оглядел комнату. Его взгляд задержался на Лизе, застывшей у шкафа как часовой. Принц кивнул ей и обратился к Карессе.

— Думаю, bellezza mia[52], нам следует оставить Джульетту с мужем, ты согласна?

Джульетта потупилась, почему-то смутившись перед родителями из-за своего нового положения. И чего-то еще.

— Но она еще не высохла, — выпалила со своего поста Лиза, как всегда с самыми лучшими намерениями. — И волосы мокрые! — служанка тут же прикрыла рот ладошкой, сожалея о своей смелости в присутствии принца.

Каресса успокаивающе посмотрела на нее.

— Ты права, Лиза. Поможешь Джульетте?

Данте взял жену за руку и бросил озорной взгляд на Родриго, все еще поглаживающего Бо и не отводящего глаз от жены.

— Может быть, ты хочешь, чтобы Лиза помогла Джульетте до конца, а, зять?

Лиза уже набросила на свою хозяйку еще одну простыню. В глазах принца Родриго прочел вызов.

— Grazi, principe, но — нет. Я предпочитаю делать это сам. Последнюю неделю с большим удовольствием только этим и занимался.

Джульетте показалось, что, несмотря на природную невозмутимость, он слегка покраснел.

— Хорошо, мы вас оставляем.

— А ужин пришлем позже, — целуя дочь в щеку, добавила Каресса.

— Если только не захотите присоединиться к нам, — с невинным видом заметил Данте.

— Джульетта устала, — ответил Родриго.

Данте кивнул.

— И, Джульетта….

— Si, папа?

— Я сказал Риго, что прощу его, если он согласится провести свадьбу в мае, как договорились. Ты одобряешь?

— Конечно, да, — она обрадовалась, подошла к отцу и, став на цыпочки, поцеловала в щеку. Тот на миг прижался лицом к ее еще влажным волосам, затем повернулся к двери.

Намекать Лизе не пришлось, та последовала за хозяевами, осторожно закрыв за собой двери.

* * *

Широкой, свободной походкой, которой всегда, хотя и неосознанно, восхищалась Джульетта, Родриго подошел к жене. Она не сразу заметила, что с его лица исчезла улыбка. Джульетта втайне любовалась туго обтягивающими голубыми штанами.

Лицу стало жарко… и телу тоже.

— Ты определенно замерзла, cara. Как это Лиза позволила тебе так долго стоять и не подала ни платья, ни сорочки?

Джульетта негромко рассмеялась, когда он нежно обнял ее.

— Вероятно, боялась открыть шкаф в присутствии родителей после того, что случилось перед вашим приходом.

— И что же это такое? — Родриго прижал жену к себе, поглаживая ее спину.

О нет, мама никогда так не делала, от его растираний по телу волнами разливалось тепло.

— Лиза позабыла почистить и починить платье, которое было на мне ночью, когда мы встретились. Бо вытащил его из шкафа, а мама стояла рядом.

Он взглянул на закрытый шкаф, потом на Бо, бродящего вокруг.

— Ты еще боишься, что они узнают об этом?

В его объятиях было спокойно и уютно, его сердце громко стучало.

— Не мамы, она-то сохранит наш секрет в тайне, особенно теперь, когда мы женаты. Но отец может прийти в ярость…

Родриго поцеловал ее в лоб.

— Это я во всем виноват и приму всю ответственность на себя, dolce mia. Насколько мне известно, все, что ты сделала, — это совершила небольшую прогулку после спора с отцом. Поранила ногу… Я случайно встретил тебя и настоял, чтобы промыть рану в ручье, а потом отвел тебя в замок. Беспокоиться не о чем. Ни сейчас, ни когда-либо.

Поглаживания замедлились, стали более интимными, и Джульетта закрыла глаза, чувствуя зарождающееся желание. Одна из простыней сползла, но девушка даже не заметила этого.

— Волосы, — прошептал он. — Нельзя ложиться в постель с мокрыми волосами.

Родриго поднял ее на руки, ногой пододвинул кресло из каштанового дерева поближе к камину и сел, держа ее на коленях. У Джульетты от его близости закружилась голова. Пальцы нежно массировали кожу, разглаживали волосы.

Вероятно, он лучше контролировал себя, потому что казался вполне спокойным и улыбался, встречаясь с ней взглядом. Так думала девушка, пытаясь сесть поудобнее, пока не ощутила что-то твердое.

Джульетта почувствовала, как он замер, и посмотрела на мужа сквозь опущенные ресницы. Родриго прикусил нижнюю губу, и она догадалась, как получить удовлетворение.

Джульетта подвинулась еще, чтобы прижаться бедром.

— Пожалуйста, condottiere, мне не очень мягко, — прошептала она, опустив глаза и сдвигая с бедра край простыни.

Его губы прижались к нежному изгибу шеи, язык нежно щекотал кожу, возбуждая волны желания.

— Родриго, — хрипло пробормотала она, — так волосы не сушат.

— Нет, моя маленькая ведьмочка, но дразнить мужчину — значит отвлекать его от дела. Если уж ты так любопытна, то займись сама, — он положил ее руку на свою возбужденную плоть, и Джульетта, ощутив под пальцами жар и твердость, содрогнулась. Его жар передался ей, пробежал, подобно ртути, по руке, распространился по телу. Она застонала и прильнула к мужу.

Ее рука медленно двигалась, лаская.

— Так хорошо, господин condottiere? Я угодила тебе?

— Я не господин, моя милая, но ты угодила мне… все, что ты делаешь, для меня радость.

Он целовал ее шею, покусывал мочку уха. Запах жасмина и еще чего-то особенного, что отличало ее от других женщин, щекотал ноздри. Никакой сон, никакие фантазии не могли сравниться с таким наслаждением.

Другой рукой она погладила его лицо.

— Ты господин моего сердца, Родриго да Валенти, и всегда им будешь. Запомни.

Свое обещание она подкрепила поцелуем, жадным поцелуем в губы, ее дыхание стало прерывистым. Джульетта задохнулась от собственной смелости и от его ответа.

Родриго перекинул ее ногу через свое бедро, и теперь они сидели лицом к лицу.

— Может быть, так тебе будет удобнее удовлетворить свое любопытство.

Теперь она была совершенно обнажена, но тепло камина грело спину, другое тепло согревало изнутри. Она поежилась, когда его язык проник в ухо. Между бедрами повлажнело — чувство было томительным и одновременно сладостным. Оно подтолкнуло ее к более смелым действиям.

— Принимаю приглашение, bello mio, — прошептала Джульетта и стала медленно развязывать шнуровку его пояса. — Но при одном условии.

— Si?

— Ты будешь носить длинные туники, чтобы другие женщины не видели то, что принадлежит мне и только мне.

Джульетта скорее почувствовала, чем услышала, как он рассмеялся.

— Понятно. Я должен выглядеть как чучело, лишь бы угодить жене-собственнице. Но если…

Он замер на полуслове, его плоть освободилась, но тут же попала в руки Джульетты. Огонь промчался по венам, заполнил все тело и улегся, горячий и пульсирующий. Ее руки грозили полностью лишить его контроля. Родриго откинул голову, наслаждаясь прикосновениями любимой.

Джульетта прижалась губами к его мускулистой шее. Провела языком по горлу, ощутила пульс, неровный, выдающий состояние.

— Возьми меня… здесь, сейчас, sposo mio, муж мой.

— Будет больно, — он подвинулся ближе, — моя жена и…

Но коснувшись своей плотью ее нежной кожи, замолк. Его палец проник во влажные шелковистые складки — она была уже готова. Боже! Его рука сильнее распаляла жар.

— Ты не причинишь мне боли, — поглаживая его, — сказала Джульетта.

Он обнял ее за бедра и осторожно прижал к себе. Джульетта подалась, принимая его в себя, сначала постепенно, потом резко, полностью.

Чувство соединения в этом положении было для нее новым, как будто он проник до самого сердца. Она ощутила его твердость, на мгновение засомневалась, сможет ли вместить его целиком.

Джульетта жадно двигалась, желая поглотить его… и задохнулась от внезапной боли. Родриго тут же замер.

— Ты ведь практически девственница, моя Джетта, — прошептал он, — пойдем в постель.

Она покачала головой, глаза сверкали желанием.

— Я не могу ждать, возьми меня здесь, amore mio, пожалуйста.

Не успела Джульетта запротестовать, как он еще крепче прижал ее к себе и встал, не нарушая их единства. Она обхватила его вокруг талии ногами, а он медленно и осторожно опустился на яркий восточный ковер перед камином.

Их глаза встретились, янтарь и сапфир, Родриго начал медленные, плавные ритмичные движения, захватывающие дух и обещающие рай на земле. Он приподнялся над ней, запрокинул голову и все повторял ее имя. Как зачарованная, Джульетта смотрела туда, где соединялись их тела, одновременно восхищаясь шириной его плеч, прекрасной мускулатурой тела, отливающего бронзой в свете камина. Он двигался с грацией животного, подводя ее к кульминации.

Затем Родриго прижался обнаженной грудью к ее груди и напряжение внутри Джульетты возросло до предела.

— Я всегда любил тебя, amore mio… anima mia. Ты мое сердце, моя душа. Ты была моей мечтой, моей надеждой, моим спасением. Даже смерть не разлучит нас, ее власть — лишь иллюзия в сравнении с силой моей любви.

Его слова могли показаться богохульством. Но сейчас Родриго это не волновало. Он говорил то, что думал, каждое слово подкрепляя движением тела. Он сам принес себя в жертву на алтарь любви. Как давно?

Ему казалось — целую вечность.

Эти слова, ритм мощных движений возносили ее на немыслимую высоту, внезапно в ней что-то взорвалось, разбрасывая по телу тысячи осколков наслаждения.

Вслед за ней Родриго в экстазе выкрикнул ее имя, выбрасывая в ее лоно свое семя, свою сущность, себя самого — запечатлеваясь в ней, навсегда отдавая себя.

* * *

Марко сидел в углу переполненной taverna, наблюдая за происходящим из-под опущенных ресниц. И слушал. Но не юную проститутку, сидящую у него на коленях… разве что, когда она говорила что-то интересное. Он не спешил. Времени у него больше чем предостаточно.

Марко служил у Валенти, по крайней мере, пока.

— Я заплачу, а ты постарайся узнать имя человека, сманившего Марию во Флоренцию, — сказал ему Родриго неделю назад. — Это меньшее, что можно сделать для моей сестры Zingara, а также Джульетты, пытавшейся спасти Марию.

Последние слова убедили Марко согласиться с этой мыслью, хотя, в сущности, он никогда не испытывал добрых чувств к Валенти, особенно после того, как Мария не захотела выйти за него замуж из-за возвращения Родриго из Франции.

Но Джульетта де Алессандро стала для Марко святой, ведь она ухаживала за Марией с риском для жизни, когда все другие отказались. Пока они сидели в темнице, Карло убедил его, что еще до того, как Родриго покинул Италию, любовный интерес проявляла только Мария.

— Мария была для меня сестрой, — сказал Валенти, его глаза потемнели от гнева. — И я позабочусь, чтобы убийца получил по заслугам. Джульетта сообщила, что девушка упомянула имя Палмьери.

Марко ничуть не волновало, что он договаривается с тем же самым человеком, информацию о котором еще недавно продавал сестре Лукреции. Бог стократ наказал его за это, так решил Zingaro, и теперь достаточно того, что он выслеживает убийцу Марии.

—… такой хорошенький, но такой злой! — говорила девушка, сидящая у него на коленях. Длинные крашеные волосы спускались по спине, а на лбу были выщипаны по моде, чтобы лоб казался выше.

Слово «злой» привлекло внимание Марко.

— Кто злой?

Девушка — ее звали Кристина — подперла кулачком подбородок, задумалась.

— Палмьери. Альберто Палмьери.

Его глаза мгновенно нашли высокого, хорошо одетого молодого аристократа. На коленях у него сидели две женщины, и сейчас он был занят тем, что выливал вино за лиф сначала одной, потом другой.

—… говорят, из Венеции. Тамошние власти изгнали его за грехи.

Палмьери.

Марко, прищурившись, посмотрел на него. Тот начал слизывать вино с соблазнительной груди одной из девушек, та восторженно пищала. Другой хотелось того же, и она в шутку стукнула его по руке, привлекая к себе внимание.

Но заработала увесистую пощечину. Девушка за мерла, ее лицо выражало обиду и изумление. Прежде чем вернуться к роскошным формам первой женщины, Палмьери быстро обвел взглядом taverna, встретившись глазами с Марко.

Zingaro почувствовал, что его сердце замерло. Холодок предчувствия пробежал по спине.

— Так почему злой? — спросил он с напускной беспечностью, видя, что Кристина мрачно уставилась на эту троицу.

Она пожала плечами.

— Говорят, он презирает проституток, соблазняет их золотом, а потом издевается над ними и выбрасывает на улицу, не дав ничего. — Внезапно она с подозрением посмотрела на него. — Ты не такой, правда?

Марко усмехнулся:

— Я люблю женщин. Зачем бесчестить того, кто дает удовольствие?

Она кивнула, подобострастно улыбнулась и положила руку ему на бедро. Марко остановил девушку.

— Сначала это, nina, — и положил на ее ладонь золотой флорин, потом убрал ее руку с бедра.

— Это чтобы ты чувствовала себя спокойно. А теперь расскажи мне о Палмьери.

Глава 22

— Говорят, недавно он заманил к себе домой молоденькую цыганочку, — сообщила Кристина, — вроде даже девственницу.

Марко с трудом сохранял спокойствие.

— И что с ней случилось?

Кристина пожала плечами.

— Никто не знает.

Посетители пивной начали расходиться. К этому времени Марко уже казалось, что еще немного, и он не вынесет шума, дыма, запаха потных человеческих тел в темном, непроветриваемом помещении. Наконец из taverna ушел и Палмьери с одной из двух женщин.

Марко ведь привык много времени проводить на свежем воздухе, кочуя с табором с места на место. Кроме того, он устал от девицы, взгромоздившейся на затекшее колено, и ее постоянных заигрываний. Она, видимо, считала, что флорин нужно отрабатывать не только разговором. Тем не менее он был благодарен за то, что узнал.

Бодрящий ночной воздух — все, что требовалось Марко, чтобы прогнать запахи taverna и освежить голову. Он намеревался проследить за Палмьери до его дома и там схватиться с ним. Даже рискуя своей жизнью. Его любимая Мария умерла, и если суждено погибнуть, пытаясь отомстить за нее, пусть так и будет.

Но Палмьери о чем-то заспорил со своей подружкой и, когда та упрямо отказалась идти с ним и попыталась освободиться от его хватки, затащил в узкий проулок.

Их крики слышал не только Марко. Цыган бросился в проход между двумя домами и остановился, дожидаясь, когда глаза привыкнут к темноте.

— Где этот негодяй? — голос прозвучал у самого уха.

— Si, — отозвался другой. — Хочу посчитаться за то, что в пивной он ударил Франческу.

Их трое против Палмьери, подумал Марко, это к лучшему. Не имеет значения, как сделано дело, лишь бы оно было сделано. У Палмьери шпага, это серьезнее, чем кинжал.

Девушка захныкала — она находилась где-то впереди, — и Марко осторожно, с кинжалом в руке, двинулся на звук. Двое его спутников шли рядом — молодой цыган не столько слышал их, сколько чувствовал. В сыром проулке ночной воздух казался еще холоднее, здесь никогда не светило солнце и стоял запах гниющего мусора и испражнений.

— Думаешь, я хочу, чтобы ты пачкала мою постель? — донесся до Марко презрительный голос Палмьери. Судя по всему, он немало выпил за вечер. — Уступишь здесь и сейчас, puttana, иначе пожалеешь.

— Нет! Per piacere, мне больно…

Один из мужчин, шедших сзади Марко, не смог выдержать криков женщины. Звук шагов, падение тела глухо прозвучали в мрачной атмосфере проулка, за ними послышался стон и приглушенный крик женщины.

Воздух со свистом рассекла шпага, хотя орудовать здесь ею неудобно, подумал Марко. Он отступил на пару шагов и наткнулся на второго приятеля.

— Даниэлло? — позвал тот.

— Даниэлло мертв, — прорычал Палмьери, — и с тобой будет то же, если не уберешься отсюда!

Его шпага просвистела в воздухе в сантиметре от груди Марко и, судя по всему, достала второго мужчину. Гибкий и проворный, цыган прижался к стене. Только бы успеть воспользоваться кинжалом, ведь любой Zingaro владеет им мастерски. Единственный шанс.

Во мраке виднелся силуэт врага. Он выдернул шпагу из тела раненого. Тот опустился на колени, проклиная Палмьери и тихо постанывая. Слева от Марко хныкала проститутка, вероятно, застывшая на месте от страха.

Палмьери повернулся — бледное пятно светлого камзола — и сделал выпад в сторону Марко…

… но наткнулся прямо на лезвие кинжала. Инерция движения удвоила силу удара, и оружие Zingaro вошло в тело по самую рукоятку.

— Это, — прошипел Марко, — за мою Марию, ты, мерзкая дрянь! — и изо всей силы повернул кинжал, вкладывая в это смертельное движение всю свою боль и гнев. Палмьери осел на землю, на губах выступила кровавая пена. Обеими руками Марко вытащил из его груди кинжал, испытывая злобное удовлетворение от звука рвущейся плоти.

Он повернулся к началу проулка и, сжав презрительно губы, забросил подальше окровавленный кинжал. Сделав несколько шагов, Марко наткнулся на небольшую группу людей, решавших, стоит ли идти в этот проулок. Он кивнул в сторону, где лежали тела, и, надвинув пониже капюшон, сказал:

— Там женщина и несколько раненых.

Не дожидаясь вопросов, Zingaro повернулся и растворился в ночи.

* * *

Отец Антуан остался в Кастелло Монтеверди на неделю, развлекая обитателей замка рассказами о своих путешествиях и бегстве из Франции.

— Мое имя предано анафеме во многих провинциях, — говорил он за обедом накануне своего отъезда, — но я решил, не отказываясь от своей веры, принимать веру других, как и те способы лечения, которые видел собственными глазами, а теперь практикую сам.

Священник замолчал, глядя на стоящий перед ним бокал с вином. Пламя свечи окрашивало его лицо в золотистый цвет. — Некоторые называют меня еретиком, так же, как и вашего Савонаролу.

— Савонарола не наш, — мрачно возразил Данте. — Он из Феррары. Судя по тому, что я видел, вы зря упоминаете его имя наравне с вашим.

Родриго слушал вполуха, потому что знал эту историю. Его мысли занимала жена, при виде которой всегда быстрее билось сердце, поднимались теплые, нежные чувства. Особенно сегодня, ведь утром он уезжал вместе с отцом Антуаном во Флоренцию: священнику нужно посоветоваться с Ленци, а Родриго продолжит знакомство с Compagnacci. Приближалось Рождество, и ожидалось, что Савонарола публично отвергнет вердикт папы Александра. Необходимо также разыскать сестру Лукрецию, даже если для этого придется ехать в Рим.

В этот вечер Джульетта надела прекрасное верхнее платье из розового атласа, вышитое нежными желтыми цветами. Нижнее было из желтого дамаста со скромным вырезом на груди. Как ей идет этот розовый теплый цвет! Как сияют счастьем и добротой чудесные янтарные глаза! И, слава Богу, она здорова.

На мгновение их глаза встретились, и Родриго подумал, что лучше всего им подходит слово «лучистые». Она быстро набрала свой прежний вес, потерянный в Санта-Лючии, и, к радости мужа, возвратилась и ее былая соблазнительность.

— Per favore, Padre, — обратился Никко к отцу Анту-ану, — расскажите, как вы познакомились с Родриго.

Услышав свое имя и увидев посветлевшее лицо Джульетты, Валенти оторвался от созерцания жены. Что случилось?

Взглянув на священника, он обнаружил, что и тот смотрит на него.

— Родриго, расскажи Никколо, как мы встретились, а то я ведь представлю тебя таким героем, что ты, чего доброго, смутишься, — его карие глаза вспыхнули.

Родриго на миг прикрыл глаза.

— Как я могу отказать вам и моему шурину? — он преувеличенно устало вздохнул. — Если откажусь, боюсь, уже никогда не услышу конца этой истории, даже после вашего отъезда, отец Антуан.

— А если тебе мало просьбы Никко, то я присоединяюсь, — Джульетта лукаво улыбнулась и, подперев рукой подбородок, внимательно посмотрела на мужа.

Родриго оглядел собравшихся. Глаза всех были устремлены на него: Витторио и Джанны, Бернардо и Лючии. Здесь же находились Карло с Лаурой. Как сказал принц, их тоже «приняли» в семью Алессандро в результате брака Родриго и Джульетты.

И, конечно, верный Аристо сидел поодаль, готовый, если потребуется, прислужить за столом. Ему тоже интересно. Понимает ли карлик, как любит его Данте? Ведь в других знатных семьях карлики и вообще люди с физическими отклонениями служат лишь шутами и клоунами.

Аристо же в семье принца Монтеверди никогда не подвергался насмешкам и унижениям. Его мнение всегда выслушивалось с вниманием, знания и опыт уважались. Для Данте свойственно ценить человека по уму и сердцу, а не по рождению и внешности. Да, принц сумел вознаградить своего слугу за те годы, которые тот провел у бывшего епископа Флоренции.

— Вижу, я в меньшинстве, — вздохнул Родриго, чувствуя, что ожидание достигло предела. — С двумя друзьями я был на юге Франции, у подножия Пиренеев. Мы собирались принять участие в турнире. Один из друзей, Жак, был так увлечен красотой гор, что убедил меня совершить восхождение после турнира. Осень подходила к концу…

— Это же опасно! — нахмурилась Джульетта. — И разве в горах в это время не бывает снега?

Родриго снисходительно улыбнулся.

— Cara, в Пиренеях всегда лежит снег, только зимой его больше.

— Но как величественны горы, — добавил отец Антуан, — снег чистый, свежий, первозданный, как в раю!

— Довольно холодный рай, — кисло заметил Родриго. — И опасный, особенно если вы неподходяще одеты или заблудились. И вообще, если относитесь к горам без должного уважения.

— Для меня и в Тоскании достаточно холодно, — поежилась Лючия. — Хотя снег, должно быть, прекрасен.

— Мы и не ведали, — продолжал Родриго, — что ночью случился обвал.

— Молодые и самонадеянные, — покачал головой отец Антуан. — Даже не позаботились взять проводника.

— Молодые и невежественные, — мягко поправил его Родриго. — Но в этом случае Бог был нашим проводником. Потому что он вывел нас к вам, падре Антуан.

Священник кивнул.

— Верно. Лавина снега погребла меня под собой. Даже mon shien[53] не могла до меня добраться.

— Собака и привлекла наше внимание, — объяснил Валенти. — Он расправил скатерть с вышитыми на ней лилиями, взгляд его стал задумчивым: — Такой прекрасной собаки я никогда не видел — белая, как лежащий вокруг снег, который она рыла. Подбежала к нам, залаяла, но не отгоняя, а словно хотела что-то сообщить. Что-то важное и срочное.

— Это был пес, — глаза отца Антуана затуманились. — Умное и храброе животное. Мне его не хватает.

— А что с ним случилось? — слегка нахмурилась Джульетта.

— Ты можешь подождать, Джетта? — мягко, но укоризненно сказал Никко, явно раздосадованный вмешательством женщины. — Пусть Риго рассказывает!

Получив выговор, Джульетта притихла, поджав губы и явно обидевшись на брата. Родриго знал, что долго она так не усидит, он уже чувствовал, как рой вопросов кружится в ее прелестной головке, и мысленно улыбнулся.

— И что потом? — не отступал Никко.

— Мы начали раскапывать снег. Из-за солнца он тяжелел, а это опасно для того, кто завален.

— Достаточно сказать, — вмешался священник, — что они нашли меня полумертвого, bien sur[54], но я крепче, чем выгляжу. А потом я подарил Родриго одного из щенков Бижу.

— Так Бо — сын настоящего героя! — восторженно воскликнула Лючия. — Как только я увидела его на турнире, сразу поняла, что он особенный!

Вероятно, услышав свое имя, Бо вылез из-под стола, где сидел у ног хозяина. Он ткнулся носом в бедро Родриго, стол покачнулся, и один из подсвечников опрокинулся. Свеча упала на скатерть, но положение спас Витторио де Алессандро, подхватив ее прежде, чем пламя успело перекинуться на скатерть и салфетки.

— Где твои манеры? — выбранил Родриго пса и приказал сесть.

— Его родитель не был таким буйным, — заметил отец Антуан, — но щенку еще нет и года. Поумнеет.

— А если нет, вы его заберете? — спросил Родриго.

— Не думаю, — вмешался Карло. — Он выживет доброго отца из дома, да и ест слишком много.

— Вы хотите сказать, что Ленци скупо снабжает вас продовольствием? — Данте наклонился к священнику. Тот рассмеялся, но прежде чем успел ответить, принц уже предложил с улыбкой:

— В таком случае, переходите работать ко мне. Я обеспечу вас лучше, чем Ринальдо Ленци, Padre, особенно после того, как вы спасли мою Джульетту.

— Вашу Джульетту спас Бог, — ответил отец Антуан. За столом воцарилось молчание. — Он не хотел, чтобы ваша дочь заболела, а потом прислал Родриго забрать ее из того ужасного места.

Последовала неловкая пауза, пока Каресса не сказала:

— Но ведь не все женщины в Санта-Лючии такие, как аббатиса, — она посмотрела на Джульетту.

— Нет, mamina. Только некоторые… — девушка подумала о сестре Елене, но без мстительной злости. — Все сестры неплохие, просто слишком суровы или введены в заблуждение, они не были злыми, — Джульетта вспомнила о Луиджии и взглянула на отца.

Будто в ответ на ее мысли, Данте отозвался:

— Я послал отца Микеле из Верди и еще одного представителя помочь в реорганизации обители. Если монахиням что-то нужно, пусть попросят.

При упоминании имени отца Микеле Джульетта оглянулась на отца Антуана.

— Вы ведь… пожалуйста, Padre, отслужите мессу на нашем венчании в мае, — она умоляюще посмотрела на священника, заранее зная, что тот ее поддержит.

Мельком девушка взглянула на Родриго, но в его глазах прочла лишь одобрение. И еще что-то, настолько нежное, что сердце забилось, как птица в клетке.

— Буду польщен, — отозвался священник, — если никто не будет возражать.

— Практика ведет к совершенству, — усмехнулся Карло. Темноволосая Лаура робко улыбнулась и покраснела. — Вы ведь уже один раз их венчали.

Все весело рассмеялись.

— Думаю, отец Микеле не обидится, — ответил Данте. — Он, конечно, давно к этому готовился, но, человек благородный и щедрый, не будет возражать против вашего участия в церемонии.

— А в качестве мирового судьи выступит мессир Магальди из Верди, — добавил Витторио. — На нашей свадьбе он произвел на всех очень большое впечатление.

— Самое большое впечатление — это то, что он еще жив, — ответил Данте. — Этот человек пьет за пятерых.

— Но ведь он не напился на нашей свадьбе? — Каресса притворно нахмурилась.

Джульетта машинально улыбнулась, хотя и не слушала. Она думала о том, что сказал отец. Что-то было не так, но что?

Давно к этому готовился, вот что он сказал.

Достаточно безобидное заявление, типичное для Данте. В присутствии гостей принц Монтеверди, конечно, не хотел упоминать, что свадьба была отложена на полгода, и тем самым смущать.

Так ли это? Она сомневалась, зная своего отца и то, что он отказался навещать ее в Санта-Лючии, проявляя неодобрение.

Джульетта задумчиво посмотрела на мужа. Как он хорош в белой рубашке, ярко-зеленом с черным камзоле. Контраст был поразительным, и девушка мысленно представила его длинные ноги в черных облегающих штанах, скрытые сейчас столом.

Прочь, прочь эти сладострастные мысли! Она попыталась успокоиться, избавиться от какого-то тревожного чувства. Родриго украдкой наблюдал за ней сквозь опущенные ресницы. Взгляд настороженный, а пальцы сжали ножку бокала.

Джульетта заметила этот взгляд, напряженность позы. Смутное беспокойство усилилось, превращаясь в подозрительность. Случится что-то неприятное.

Нет! Нельзя так думать о Родриго. Пусть ничто не испортит ее счастья. Несмотря ни на что, она вышла бы за него замуж сто раз, если бы это было нужно, и ни о чем не пожалела. Она любит его уже давно. Вот так.

— Папа? — вопрос прозвучал неожиданно, нарушив плавный ход разговора.

Что-то в голосе дочери встревожило Данте, но он снисходительно улыбнулся.

— Ты прервала нас, Джетта. Что-то важное?

Укор легкий, но Джульетта невольно покраснела.

— Разве ты не рассказал отцу Микеле о моем намерении постричься в монахини?

Данте растерянно взглянул на Карессу, потом на дочь.

— В общем-то, нет. Я надеялся, понимаешь ли, что ты передумаешь, проведя в Санта-Лючии некоторое время. Я не мог позволить тебе стать монахиней, ведь род Алессандро должен продолжаться.

— А Никко? Он ведь помолвлен… женится, у него будут дети.

На помощь пришла Каресса.

— Здесь не место обсуждать такие вещи, Джетта. Если тебе нужно что-то выяснить, поговори с отцом наедине.

— А если я погибну в битве, Джетта? — вмешался Никколо, огорчив этим мать. — Тогда твои дети будут наследниками Монтеверди, — он озорно улыбнулся. — А за стенами Санта-Лючии тебе вряд ли удалось бы произвести потомство!

— Конечно, удалось бы… и она не была бы первой, — пробормотал чуть слышно Аристо. — Чтоб им всем! Послышались смешки — все знали об отвращении карлика ко всем атрибутам христианства. Джульетта заставила себя выпить вина. Как ни раздражала ее властность отца, но причинять матери огорчение или смущать ее в присутствии гостей не хотелось. Конечно, Данте не позволил бы ей стать монахиней. Все нити ее жизни в его руках, иначе и быть не может.

— А если у меня будут только девочки? — продолжил Никко.

— Тогда Монтеверди будет управлять женщина, — твердо ответила Лючия. — Ты же знаешь, в этом нет ничего необычного. Мы на это способны.

— Тебе, кажется, нравится мое требьянское? — с лукавой усмешкой спросил Данте у Аристо.

— Вино смягчает боль, Ваше Превосходительство, — карлик икнул.

— А я-то думал, что Маддалена снабдила тебя лекарством, — удивился Родриго.

— Маддалена дала ему нечто большее, чем лекарство, — заметил Карло, чем вызвал смущение Аристо.

— Что бы это ни было, — Родриго попытался увести разговор от неприятного для карлика случая с любовным напитком, — но, кажется, сработало. Ты проворнее, чем шесть лет назад, когда я покидал Италию.

Аристо вышел из тени, где он сидел за резным столиком из кипариса, и потянулся за кувшином вина.

— Спасибо, сеньор, вы очень добры, — он опять икнул и хитро посмотрел на Карло. — Что бы ни дала мне Маддалена, это лучше любого возбуждающего.

К удивлению Родриго, лицо карлика расплылось в улыбке. Все рассмеялись, а Карло сказал:

— Ну, тогда весной, когда Маддалена вернется, она научит тебя преодолевать монастырские стены.

Аристо вздохнул, вероятно, при воспоминании о своих недавних похождениях, покачал головой и повернулся, чтобы налить еще вина.

— Оставь беднягу в покое, Карло, — укорила мужа Лаура. Она так напомнила Джульетте Марию — цветом волос, мягким голосом, — но мысли девушки вернулись к Аристо.

— Ты не пострадал тогда? — заботливо спросила она, на время забыв о своих мрачных мыслях. Девушка была привязана к карлику, а тот, в свою очередь, — обожал ее, как и Карессу.

Но Карло не дал ему ответить.

— Боюсь, что пострадал, когда я бросил его в подвал. Но выбора не было. — Он перевел взгляд с карлика на Джульетту. — Хотя, должен признать, что ты поквитался со мной, maestro, когда наступил мне на лицо, штурмуя стену.

Лючия радостно захлопала в ладоши, ее глаза засверкали, и Родриго подумал, какой чудесный дуэт они бы составили, будь Джульетта шестью годами старше! Наверное, перевернули бы вверх дном весь замок.

Очевидно, та же мысль пришла в голову Никко, потому что он наклонился к возбужденной кузине.

— Расскажите нам все, — попросила Лючия, обращаясь к Карло, — если, конечно, Аристо не обидится, — она посмотрела на Данте. — Zio[55]?

Данте перевел вопросительный взгляд на слугу. Карлик уклончиво пожал плечами, и принц сказал:

— Разумеется, Карло, попотчуй нас рассказом о событиях той ночи, а мы отдохнем перед танцами.

Родриго с трудом удержался, чтобы не закатить глаза, когда Карло с присущей цыганам любовью к повествованиям и природной склонностью к преувеличениям начал:

— О приближении некоего довольно зловонного субъекта к Санта-Лючии меня предупредил запах асафетиды. Поначалу я был уверен, что такую отвратительную вонь может издавать только горбоносый приор Сан-Марко…

* * *

Прислонившись к двери, Родриго смотрел, как легко Джульетта кружится у камина. Пламя отражалось на розовом платье, а тень на стене только подчеркивала стройность фигуры. Прядь волос растрепалась во время танцев в зале, и сейчас девушка, сбросив туфли, танцевала, вероятно, увлеченная музыкой тарантеллы, все еще звучащей в ушах.

Она походила на танцующую у костра цыганку, и Родриго с улыбкой поднял руку с кастаньетами, которые позаимствовал у одного из музыкантов.

Джульетта улыбнулась и спросила через плечо:

— Я грациознее Лили, мой господин?

— Конечно. И намного прекраснее, — отложив кастаньеты, подхватил ее за талию и закружил. Потом прижал к себе так, чтобы она соскользнула на пол, касаясь его тела.

Джульетта тихонько вздохнула.

— Ах, господин, у меня захватывает дух.

— Думаю, милая, ты слишком много сил расходуешь на танцы. Пока хватит.

— Интересно, что бы сказала сестра Елена, если бы увидела меня сейчас? — девушка рассмеялась. Родриго, прижав ее к себе, упивался запахом жасмина. Вино только ей на пользу.

— Несомненно, распростерлась бы у алтаря, молясь за твою погибшую душу, — прошептал он, прижимаясь к ней и чувствуя, как бьется ее сердце.

Джульетта заглянула в его глаза.

— Конечно, — выражение лица внезапно переменилось, веселье исчезло, сменившись беспокойством.

Ему бы следовало насторожиться, но тогда он думал о другом.

— Тебе не пора спать, preziosa mia[56]?

— Si. С тобой. Но сначала… мне нужно задать тебе один вопрос.

Он обнял ее сильнее.

— О чем же, милая? — его дыхание возбуждало, щекотало щеку, ухо.

Но вопрос застал Родриго врасплох.

— Если отец не собирался позволить мне стать монахиней, почему ты сказал тогда в сарае, когда доили коров, что с годами я пойму, какие они глупые и упрямые? Как будто я собиралась провести всю жизнь в обители?

Глава 23

Ритм его дыхания изменился почти незаметно. Она бы и не почувствовала, если бы губы Родриго не касались нежной кожи щеки. Он сжал ее чуть крепче, потом отстранился и заглянул в глаза.

— Ты ведь преднамеренно позволил мне поверить, что я могу стать монахиней. Почему не сказал правду?

— Ты не спрашивала. А в чем дело? Если бы спросила, я бы ответил, — Родриго насторожился. — А ты бы рассердилась.

— Все это время ты старался втереться ко мне в доверие, обманывал! — ее глаза потускнели от боли. — Всегда ли ты говоришь мне правду, Родриго да Валенти? Например, когда утверждаешь, что любишь? Любишь меня с тех пор…

— Что-то не припомню, чтобы «втирался» к кому-то в доверие, — перебил он. — Никогда. И я не лгал тебе, Джульетта. Но есть вещи, о которых лучше не говорить.

— Тогда вы лжете, сеньор. Умолчание — тоже ложь.

— Джульетта…

Она вырвалась из объятий Родриго и повернулась спиной.

— Если бы ты действительно любил меня, то не обманывал бы. Ты бы отвел меня к отцу, а не в Санта-Лючию. Убедил бы, что…

— Что… Что я не убивал Марио ди Корсини? Что я не незаконнорожденный, который и коснуться тебя не смеет? Что я бы скорее умер, чем признался кому-либо, что мы встретились возле табора в ту ночь? — он в отчаянии покачал головой, но она этого не видела. — Очень сомневаюсь.

— Поэтому позволил мне пойти в это ужасное место… — Джульетта обернулась, начиная кое-что понимать. — Конечно! Лучше выйти замуж за кого угодно, хоть за первого встречного, чем провести жизнь в Санта-Лючии!

Родриго шагнул к жене.

— Ты сама решила сбежать в обитель… Идея была не моя… и не твоего отца. Ты пожинала плоды собственных поступков. А я думал, что несколько месяцев в монастыре очень пойдут тебе на пользу.

— Если ты так обо мне думал, как ты мог любить меня?

— Идеальных людей нет. Может, я глупее других, но, если хочешь всю правду, я хотел научить тебя смирению.

Скрипнула дверь, и в комнату вбежал Бо. Как будто чувствуя ее настроение, щенок подбежал сначала к Джульетте. Девушка присела и зарылась лицом в густую белую шерстку, приятно остудившую разгоряченные щеки.

Научить смирению! Боже, да он такой же самодовольный и своевольный, как все мужчины! Как отец! Какое унижение девушка перенесла там, в сарае, с этими проклятыми коровами… и все это время он смеялся над ней, глядя, как проходит урок смирения. Такой великодушный, даже помог. Знал — в конце концов получит то, что хочет.

Слезы навернулись на глаза, хорошо, что из-за Бо их не видно. Образ Родриго — нежного, милого, достойного человека, которого она полюбила, — вдруг разлетелся вдребезги.

— Джульетта, — голос прозвучал совсем рядом, — ты неблагоразумна, cara, — подошел, погладил по волосам. Значит, готов уступить, уладить недоразумение. Однако гордость не позволяла, перед глазами стояло одно: она в замызганной рясе, грязных от навоза башмаках, в углу валяется смятый апостольник — свидетельство унизительной борьбы с четырьмя коровами за молоко ради скудного ужина.

А все потому, что он хотел научить ее смирению.

Чего ты хочешь, Джульетта? Прожить свою жизнь здесь? Без детей? Без любви и помощи мужа, всю оставшуюся жизнь? — вот что он спросил.

Он твердил ей эти слова, все время зная, что в мае она станет его женой.

И ее глупый ответ: «Я невеста Господа».

Джульетту захлестнул стыд, открыл старые раны, отбросил благоразумие.

— Ты все распланировал с той самой первой встречи. Любой благородный человек отвел бы меня в Кас-телло Монтеверди, а не занимался тем, чем ты… А ты!

— Мы занимались этим вместе, — его голос прозвучал тихо, напряженно, и не будь Джульетта так погружена в свое горе, то услышала бы в нем почтительность и глубину чувств.

Но она не слышала.

— Благородный человек…

Родриго больше не мог это переносить. Если бы такие слова говорил кто-то другой, но Джульетта… опять. Он оборвал ее.

— А ты, как я припоминаю, настоящая дама.

Его резкий тон хлестнул, как кнут. К подобному сарказму Джульетта не привыкла.

А следовало бы.

Но ответ Родриго только подстегнул ее, добавил масла в огонь. Джульетта поднялась, встала к мужу лицом, все чувства отступили перед подобным унижением.

Она обвиняюще подняла дрожащий палец.

— Да ты всего лишь приспособленец! Незаконнорожденный цыган, которому повезло втереться в доверие к моему отцу!

Джульетта испытала злобное удовлетворение от своих слов, будто нанеся точный удар. А в голове уже была другая мысль.

— Теперь я знаю, ты женился на мне по тому, что боялся потерять, да, но дело вовсе не в любви! Ты запаниковал. Рассчитывал на приличное приданое, престиж — а тут все уходит из-под носа.

Родриго подумал, что все время боялся этого, надеясь, что нынешние отношения отодвинут былое непонимание.

Но такого гнева не предвидел. Конечно, он знал, что Данте никогда не позволит дочери стать монахиней. И если девушка считала иначе, то заблуждалась. А теперь обвиняет его в собственной доверчивости.

Да, кажется, он сильно ошибся, полагая, что они могут быть счастливы, несмотря на все препятствия. Никогда ему не завоевать ее любви, она всегда будет возводить между ними стены, потому что считает его недостойным себя.

В последней отчаянной попытке Родриго тихо спросил:

— А если я попрошу у тебя прощения за обман? — он мысленно воззвал к Богу, надеясь, что жена примет извинение.

— Это включает и попытку преподать мне урок смирения?

Валенти покачал головой, помрачнел, чувствуя, что проиграл.

— Ты, разумеется, права. Во всем. Утром я уезжаю во Флоренцию, а ты можешь обратиться к отцу… аннулировать наш брак, если хочешь именно этого. Отец Антуан может сказать, что мы обвенчались по его настоянию. Это все решит.. Мы поженились… под принуждением, — голос дрогнул. — Не хочу жить с женой, постоянно упрекающей меня низким происхождением.

Родриго повернулся и вышел, за ним бежал Бо.

Когда дверь за ними закрылась, гнев Джульетты стал уступать место недоумению. Никогда он так не сердился, никогда не обращался с ней так официально, даже раньше, когда она говорила ему прямо в лицо недобрые слова.

Она бросилась на кровать, зарылась лицом в подушку и дала волю слезам. Как он мог так ее обмануть? Она рыдала, разжигая в себе гнев как защиту от неожиданных действий мужа. Какой наглец! Посоветовал обратиться к отцу за аннулированием брака! Как будто ни этот брак, ни она сама никогда для него ничего не значили. Женился под принуждением!

Что ж, пусть себе веселится, занимается своими condottieri. У него есть деньги — об этом говорил и он сам, и отец. Пусть создает себе престиж, только ведь это ничего не изменит, все равно он останется наполовину цыганом.

Ты знаешь, что кровь здесь ни при чем. Он такой же человек, как и все остальные. Принципы, заложенные воспитанием и окрепшие за время, проведенное в Санта-Лючии, противостояли упрямству и уязвленной женской гордости.

Но она упорно отказывалась признавать эти принципы.

Джульетта долго смотрела в камин. Внезапно ей показалось, что в коридоре послышались чьи-то шаги. Может, это возвращается Родриго? Сердце заколотилось, девушка села с опухшими, красными глазами…

И была горько разочарована. Всю ночь она металась и ворочалась, уже привыкнув спать с ним рядом, ощущая его близость и любовь. Он не пришел, и горе перешло в отчаяние, хотя Джульетта и не признавалась себе в этом. Сон сморил ее только на рассвете.

* * *

Родриго действительно проходил мимо спальни Джульетты. Он намеревался еще раз извиниться за то, что скрыл от нее правду. Но здравый смысл подсказал — теперь это ни к чему.

Дело сделано, а Джульетта де Алессандро редко проявляла благоразумие и снисходительность в отношении него.

Не следовало все же упоминать об аннулировании брака. Можно было объяснить, что она избалована, что в Санта-Лючии ее научили кое-чему полезному.

Но Джульетта ухаживала за больной Марией! При этой мысли все раздражение рассеялось.

Странно, думал Родриго, лежа в комнате отца Антуана, он до сих пор думает о жене, как о Джульетте де Алессандро, а не Валенти. Вероятно, рассудок восприимчивее романтичного цыганского сердца. Перешло от матери или даже от прабабушки, матери Маддалены. Не она ли когда-то любила голубоглазого gorgio?

Ладно, на несколько дней он уедет, а там видно будет. Вернется, извинится, и всю эту чепуху предаст забвению. Навсегда. По крайней мере, сейчас нужно надеяться на это.

Слушая посапывание священника, он позавидовал его спокойствию.

* * *

Родриго уже готовился к отъезду. Когда Джульетта не вышла к завтраку, он отправился к ней в комнату.

Перед этим на вопрос Данте ему пришлось ответить: «Я… мы немного разошлись во мнениях.» И, видя удивление принца, он пояснил: «Джетта злится и оскорблена тем, что я позволил ей думать, будто она станет монахиней».

— Глупый ребенок, — сказал Данте. — Но ничему другому она бы не поверила. У тебя не было выбора.

Родриго тихонько постучал и, не получив ответа, забеспокоился. Постучал еще раз, сильнее — тишина — и открыл дверь. Лизы не было видно. Пройдя в спальню, он увидел Джульетту. Она лежала на кровати, укрывшись с головой, лишь прядь медно-золотистых волос выбилась из-под одеяла. Бо поднял голову, помахал хвостом, но остался на месте.

Дьявол, а он-то волновался, где щенок провел ночь. Должно быть, пробрался в спальню и свернулся у ног хозяйки.

Подойдя поближе, Родриго понял, что жена крепко спит. Щеки порозовели, глаза опухли от слез. В нем что-то шевельнулось, может быть, раскаяние. Разве можно оставлять жену вот так? И это в первый месяц брака. Ясно, что ей было так же плохо, как и ему.

Родриго наклонился и коснулся губами щеки Джульетты, надеясь, что она проснется. Но она даже не пошевелилась.

Он выпрямился, заметив слезинку в уголке ее глаза.

— Ti amo, — прошептал Родриго. — Я люблю тебя. Per sempre… Навеки.

* * *

Родриго и Марко сидели за столом в доме, снятом на время во Флоренции. Интересно, что еще поведает этот молчаливый парень, ведь о смерти Палмьери он уже рассказал.

— Я уезжаю из Флоренции, — словно угадав мысли собеседника, сказал Марко. — Здесь мне нечего делать. Город не для меня. Я Zingaro.

Родриго кивнул.

— Так лучше, а то ведь кто-то из дружков Палмьери может узнать тебя. Если у него были такие же приятели, как он сам, они не замедлят отомстить.

Цыган пожал плечами, словно сомневался, что у такого человека вообще могут быть приятели. Он сидел не поднимая глаз и еще не прикасался к вину. Выглядел Марко плохо — усталый, грязный. Но, помимо явной скорби, Родриго заметил в нем то, чего не было раньше — какую-то умиротворенность. На рукаве рубашки виднелись следы крови, наверное, крови Палмьери. Видимо, цыган гордился ими.

— Да, свидетели были. Но я скоро уезжаю, хочу только сказать тебе одну вещь, — он умолк и посмотрел на Родриго, затем отвел глаза.

Карло, сидевший в стороне и молча потягивающий вино, не вмешивался в разговор.

— Я думаю, что аббатиса Лукреция из семьи Корсини, незаконнорожденная.

Ударь сейчас кто-нибудь Родриго молотом по голове, он не был бы так ошарашен. Карло подвинул стул к столу, скрип ножек по полу резко прозвучал в тишине.

— Но как…

— Ты никогда мне не нравился, Валенти, хотя в глубине души я знал, что ты не поощрял Марию. Я делаю это для Моны Джульетты. Не хочу, чтобы она стала вдовой.

Он выпил вино и вытер рот окровавленным рукавом. Родриго не торопил его, чувствуя, что Марко не закончил.

— До самого твоего возвращения из Франции я был ее информатором.

Карло закашлялся.

— Многого я ей сообщить не мог, но ее вопросы всегда касались тебя. Она хорошо платила, золотом, и я полагаю, собиралась устроить так, чтобы тебя убили. Я или кто-то другой. Наверное, после такого унижения ее планы не изменились, скорее, наоборот.

— Как же ты дошел до такого? — сквозь зубы процедил Карло.

Марко ответил, не сводя глаз с Родриго.

— Валенти — не наш. Все это знают. Да и принц не взял бы под свое крыло никудышного цыгана, не отдал бы ему свою дочь! И Мария не отстала бы от тебя. Даже когда ты был во Франции, она говорила только о тебе. Я хотел получить золото и убедить Марию, что могу обеспечить ее, как ты или любой другой. Может, взял бы деньги и уехал с ней из Тоскании.

— Но почему ты думаешь, что она Корсини? — нахмурившись спросил Родриго.

— А она не напоминает тебе Марио ди Корсини? Волосы и глаза другого цвета, насколько я помню — видел его раз или два, — но в чертах лица есть сходство. И ее самомнение… никакая contadina не держит себя так, а ведь Марио был таким же самонадеянным. Потом, ее необычный интерес к тебе… Почему это не может быть правдой?

Карло отодвинул стул и встал.

— Все аристократы самонадеянны, — пробормотал он и добавил: — Их предок — ты не помнишь, Риго, как его звали? — был очень высокомерен. И большой любитель женщин. Ходили слухи, что половина ублюдков Тоскании — его.

— Сальваторе, — тихо произнес Родриго, припоминая, что Данте как-то упоминал о нем. — Сальваторе ди Корсини.

Он встал и, подойдя к окну, выглянул на улицу. Никого, только две играющие собачонки.

Теперь Родриго понял причину враждебности аббатисы. Если подозрения Марко верны, то она — его враг. Кровь застыла при мысли, что Джульетта была в ее власти.

— Мать Марио, кажется, Габриэла — была блондинкой. А вот у отца волосы каштановые, — вслух размышлял Родриго.

— У Лукреции каштановые брови и ресницы, — вставил Марко, — и, бьюсь об заклад, волосы такого же цвета.

Родриго повернулся к Марко.

— Ценю твое сообщение — какая бы причина на это ни была. Я собирался посетить Сан-Марко, узнать, не сбежала ли Лукреция к Савонароле. И Данте, и я хотим, чтобы ее наказали, — он погладил чисто выбритый подбородок. — Теперь нам придется схватиться с ней, если только мы ее найдем.

* * *

Любуясь монастырем, Родриго думал, что сказал бы Козимо де Медичи, узнай, кто стоит во главе Сан-Марко, щедро переданном им городу в первой половине века. Его сын, Лоренцо де Медичи, терпимо относился к доминиканцам и даже спросил у приора благословения на смертном одре. Вспыльчивый Козимо, несомненно, бросил бы приора в Арно задолго до того, как тот набрал бы такую силу и влияние.

Родриго спешился и постучал в одну из дверей. Через несколько мгновений перед ним предстал монах в черном одеянии. Валенти попросил об аудиенции у приора и был впущен. Они шли по длинному коридору и на пересечении с другим проходом гость заметил фреску отца Анжелико.

Пройдя несколько дверей, Родриго оказался в приемной. Обстановка спартанская: через расположенные под потолком окна пробивался зимний свет, а из мебели только несколько табуретов.

Перед тем как уйти, монах сказал:

— Отдайте мне свое оружие, сеньор. Таковы правила Сан-Марко.

Родриго неохотно снял пояс со шпагой и передал священнику.

— И кинжал.

Пришлось уступить и, хотя в башмаке у него был спрятан еще один кинжал, поменьше, Валенти почувствовал раздражение. Даже в монастыре он испытывал беспокойство без атрибутов своей профессии.

Монах вышел, а Родриго успел уловить приглушенный гул голосов где-то внутри здания. Оставалось надеяться, что ждать приора придется не слишком долго. Конечно, если Савонарола проявит неуважение, то можно самому провести небольшое расследование под предлогом, что ему интересна жизнь обители, и что в прошлом он сам собирался посвятить свою жизнь служению Богу.

Неубедительный, конечно, предлог, чтобы совать нос в чужие дела, мысленно улыбнулся Родриго и почему-то вспомнил Джульетту. Не ту Джульетту, которая презрительно отвергла его, а Джульетту-послушницу, доившую коров в Санта-Лючии.

Примет ли она его когда-нибудь таким, какой он есть? Его охватило горькое разочарование. Как же неглубоки оказались ее чувства, если небольшой обман она превратила в высокую прочную стену непонимания, разделявшую их. Конечно, проблема лежит глубже. Может быть, она никогда и не обладала теми чертами характера, которые, как он предполагал, должна была унаследовать от родителей. Одна из этих черт — способность судить о человеке по более важным качествам, чем происхождение.

Следовательно, они никогда не смогут оправдать ожидания друг друга. Конечно, нет, идиот. Твои ожидания порождены воспоминаниями, усилены расстоянием и мечтами. Ты любишь призрак.

В дверь кто-то вошел, и Родриго машинально поднялся, не из уважения (ведь, помимо всего прочего, Савонарола был отлучен от церкви), а, скорее, готовясь к неприятной встрече.

— Валенти? — резким скрипучим голосом произнес приор.

Родриго кивнул, заметив напряженный взгляд зеленых глаз под темными густыми бровями. Невысокий, худой, некрасивый. Осторожно подбирая слова, гость сказал:

— Я ищу монахиню, аббатису Санта-Лючии.

Савонарола остановился.

— Здесь мужской монастырь, — с оттенком презрения сказал он. — Вы не туда обратились.

— То, что вы скрываете в монастыре преступницу, не укрепляет вашу репутацию, — возразил Родриго. — Не будь сестра Лукреция преступницей, она находилась бы в Санта-Лючии среди тех, кто нуждается в ее духовном руководстве.

Некоторое время Савонарола молчал. Валенти решил этим воспользоваться.

— Простите за резкость, отец Джироламо, но ваше влияние во Флоренции падает, вы сами были свидетелем тому во время последней службы. Как отлученный от церкви, вы, несомненно, считаете себя выше законов людей и Бога, — он сделал паузу. — Но, возможно, угроза принца Монтеверди обратиться в Signoria за разрешением на применение силы убедит вас в необходимости сотрудничества.

— В этот монастырь никто не может ни войти силой, ни забрать кого-либо отсюда! — зеленые глаза заблестели, все его тело задрожало от праведного гнева. — Ни Дюранте де Алессандро, ни Signoria не вправе сделать это!

— А как насчет самих жителей Флоренции? Если вы скрываете под этой крышей вашу любовницу, они имеют право гневаться. Разве вы не предупреждали их о последствиях путей греха? И однако…

— Она не моя любовница! — прошипел монах. — Даже она не может нарушить мой целибат! Я — сосуд Бога, чистый и незапятнанный!

Не желая спорить, так как он хотел всего лишь получить информацию, Родриго решил подойти с другой стороны.

— Кем бы она для вас ни была, я хочу поговорить с ней. Только и всего.

Такое внезапное отступление, должно быть, обескуражило Савонаролу. Он изумленно замигал и, казалось, потерял дар речи.

— Вы осуждаете ее за то, что она не признает богатых и продажных Zingaro, вы, который обречен на вечное проклятие?

Родриго прищурился. Внешне он остался спокоен, опыт научил его, что это наилучший способ иметь дело с фанатиками.

— Юная больная цыганка, которая просила о помощи, вряд ли была богатой и продажной. И у меня больше шансов попасть в paradiso[57], чем у вас, приор. Его Святейшество, конечно, согласится со мной.

Савонарола застыл, от лица отхлынула кровь.

— Вы смеете…

— Давайте рассмотрим то дело, за которым я пришел, и не будем обсуждать состояние моей души, хорошо? — оборвал его Родриго. — Да, отец Джироламо, я ведь полагал, что вы выше предрассудков — насчет цыган. Вы — духовный пастырь братьев Сан-Марко, провозгласивший себя спасителем Флоренции.

— Убирайтесь отсюда, богохульник, иначе вас выведут.

— Богохульство — против Бога, но не против приора монастыря.

Подняв руку, словно для удара, Савонарола шагнул к нему.

— Буду счастлив покинуть сие место, отец Джироламо, — совершенно искренне сказал Валенти, чувствуя, как по спине пробежали мурашки. — Но сначала хочу поговорить с сестрой Лукрецией, — он скрестил руки на груди. — Я не желаю лишать ее вашей защиты, только, как уже сказал, хочу поговорить. Мне нужно прояснить кое-что и сказать ей правду. Весь гнев против меня она перенесла на невинную больную цыганку и мою жену.

Савонарола бросил на него злобный взгляд, но Родриго не отреагировал. Он понимал, что привлекало некоторых людей в настоятеле, но и чувствовал его отчаяние. Ни репутация, ни чрезмерная энергия Савонаролы не испугали Родриго.

— Повторяю, ее здесь нет, — голос монаха вторгся в его сумбурные мысли.

— А я утверждаю, что вы лжете.

Воцарилась тишина, она наполнила комнату, объединяя их в одном чувстве — враждебности друг к другу.

— Вы можете поговорить с ней в часовне, — внезапно произнес Савонарола, прежде чем Родриго успел что-либо сказать, повернулся и покинул комнату.

Валенти следовало бы насторожиться при такой перемене. Но его мысли были заняты Джульеттой и их проблемами.

Когда Родриго вышел в коридор, холодок предчувствия пробежал по спине… далекий голос Маддалены позвал:

Риго, Риго, берегись!

Что-то тяжелое обрушилось на его затылок. Сознание раскололось на островки боли. Родриго тяжело упал на пол, погрузившись в темноту небытия.

Глава 24

Голоса звали, предупреждали, пугали. Перед ней возникла Маддалена. Где мой Риго? — голос был ужасен своей требовательностью, длинные, черные с серебром волосы развевались на холодном ветру. Он ушел от тебя с болью в сердце. Ты послала его на смерть… Слишком поздно, избалованная девчонка, слишком поздно… — синие глаза буравили Джульетту.

Где же Риго? Протянула руку — никого, она одна.

Совсем одна. Вокруг только ветер и тьма.

Какой-то слабый звук донесся до нее… Ближе, ближе, затем стих, опять приблизился. Негромкий вой, кто-то скулил, не человек, а… Где же все?

Джульетта села, ее всю трясло, но не от зимнего сквозняка, ведь в камине ярко пылал огонь. Ледяной холод был внутри.

— Лиза? — позвала девушка вполголоса. — Лиза?

И снова этот звук. На миг с ужасом подумала, что сон преследует ее наяву. У кровати возникла белая тень, поднялась на задние лапы и оперлась передними на перину.

Бо. Это его когти скребли по полу. Это он скулил. Пес уткнулся носом в щеку, потом помахал хвостом и рванулся к двери. Она прижала к груди одеяло, пытаясь унять дрожь. Бо стоял у двери, царапая ее когтями, потом затрусил назад к постели.

— Бо? Где Риго? Риго здесь?

Пес опять метнулся к двери. Джульетта быстро встала с постели, выхватила из шкафа домашнее платье. Натягивая его на ходу, поспешила к двери и только оказавшись в коридоре, тускло освещенном масляными лампами, задумалась. Если Родриго действительно вернулся из Флоренции, а она как ни в чем ни бывало бросится ему в объятия…

А почему нет? Ты его жена. Вы поспорили. Что может быть лучше, чем встретить его и показать, что не сердишься? Хорошенько все обдумала и…

— И решила, что он был прав, отведя меня в монастырь, когда я так с ним обошлась? — пробормотала девушка, стараясь не отставать от щенка. Что уж наверняка придется испытать, так это стыд за свое поведение и слова.

Я хотел научить тебя смирению. Эти слова словно пощечина выбили чувства унижения и предательства, которые Джульетта пыталась усмирить.

Но старые привычки легко не уходят, и прежде чем девушка осознала, что собирается делать, в ее голове мелькнула мысль: а кто он такой, чтобы учить ее?

Еще хуже то, что рассказал отец. Оказывается, Родриго угрожал отказаться от брака, если Данте не согласится с его условиями. Отец совершенно не хотел, чтобы она оставалась в Санта-Лючии. Только Родриго. Все эти мысли еще больше расстроили ее. В животе замутило, застучало сердце, подгоняемое нетерпением и страхом… и заново вспыхнувшим гневом.

Следуя за Бо к подвалу, где располагалась темница, она поняла, что уже не уснет…

Темница?

Джульетта замедлила шаги. Если Родриго вернулся, что ему делать в этой части Кастелло Монтеверди?

— Нет, — тихо сказала она щенку. — Сюда, Бо, — и свернула в крыло, где располагались комнаты слуг.

Пес не последовал за ней, однако Джульетта приняла это за типичное поведение подрастающего непослушного щенка.

Надо будет попросить у Аристо снотворное. Поспать, избавиться от кошмаров. Почувствовав, что замерзла, Джульетта ускорила шаги. Ну, конечно, забыла обуться. А все из-за этого сна и ночных шалостей Бо.

Аристо не ответил на стук. Она приоткрыла дверь. Маленькая комната пуста, в кровать не ложились, только на столике горела свеча.

Девушка нахмурилась. Где же он, ведь в замке все спят? Она оглянулась в том направлении, куда ее тащил Бо и вспомнила, что под башней у карлика мастерская. Там он частенько засиживался, смешивая эликсиры, мази и порошки. Когда Джульетта была ребенком, они с Никко проводили тут немало времени, слушая рассказы о разных препаратах и разглядывая астрологические схемы.

Уже закрывая дверь, девушка заметила пару маленьких остроносых башмаков. Она вернулась в комнату и примерила их. Было холодно, ноги застыли на каменном полу, так что о моде думать не приходилось. Обувь лишь чуточку жала.

Джульетта вышла и торопливо прошла по двум переходам, оказавшись у массивной деревянной двери, за которой находилась каменная лестница, ведущая вниз. Бо уже стоял тут, принюхиваясь к щели между полом и дверью. Пес фыркнул, задрал голову и посмотрел на хозяйку.

— Ну что там интересного? — она взялась за ручку и потянула дверь на себя. Из подземелья пахнуло пылью, сыростью и затхлостью, но лестница была освещена.

Там кто-то есть.

Насколько Джульетта знала, последними узниками были Карло и Марко. Может, и Аристо там…

Дверь в мастерскую была чуточку приоткрыта, слышались чьи-то голоса. Не давая щенку ворваться внутрь, Джульетта схватила его за ошейник. Интересно, кто это может быть?

— Тихо, — шепнула она Бо, надеясь, что тот поймет ее и даст возможность прислушаться.

—… говорю тебе, на юг! — звучал взволнованный женский голос. — Я вижу это, а Карло утверждает, что Риго — пленник Савонаролы. Я чувствую боль — он ранен. Без чувств. И, конечно, в руках этой женщины, Корсини. Посмотри сам!

— Но…

— Никогда и ни в чем я не была так уверена! У меня было видение… Саломея… голова мужчины на блюде. Но не здесь — южнее. В Риме. В этом весь смысл!

— Но причем тут Риго? — озадаченно спросил мужской голос.

— Она преподнесет его голову Корсини… по крайней мере, собирается. Я чувствую!

Джульетта не верила своим ушам. Риго в плену? Ранен? Корсини? Ее охватила тревога. Не дослушав ужасного предсказания, она медленно потянула ручку двери.

Петли противно заскрипели. В наступившей тишине этот звук раздался, подобно сигналу трубы. На какое-то мгновение фигуры людей, встревоженных внезапным вторжением, застыли: высокая женщина, оторвавшаяся от хрустального шара, около нее маленький горбатый Аристо и Карло.

Мельком Джульетта отметила с детства врезавшиеся в память полки с книгами и лекарствами, стол с астрологическими схемами, перегонные кубы и реторты, стеллажи с засушенными травами, кореньями, черепом и лапами какого-то животного и прочими атрибутами. В комнате стоял резкий запах каких-то алхимических веществ.

От этого запаха Джульетта наморщила нос, пальцы, державшие ошейник, разжались, Бо влетел в комнату как снежная лавина и бросился к Карло.

— Мадонна Джульетта, — промямлил явно ошеломленный Аристо. — Что вы здесь делаете?

— Нет, Аристо, — девушка вошла в комнату и устремила взгляд на Маддалену, — что вы здесь делаете с вашими… друзьями? Что с Родриго? В чем дело? — против воли в голосе прозвучала тревога.

— В чем дело? — Маддалена шагнула к девушке. — Если бы вы не прятались в Санта-Лючии, жизнь моего внука была бы вне опасности!

Гнев и убеждение, прозвучавшие в голосе цыганки, поразили девушку. И еще поза. Высокая и гордая, как королева, она явно лидировала в этой компании мужчин.

Она не потрудилась скрыть презрение, разглядывая Джульетту, а та, еще не отойдя ото сна, оказалась неготовой к такой встрече. Волосы, конечно, в беспорядке, платье, надетое впопыхах, наверное, задом наперед (сейчас она не осмелилась проверить это), на ногах башмаки Аристо.

Девушка чувствовала, что заливается румянцем, но доставить Маддалене удовольствие видеть ее смущение… Нет! В ней текла кровь многих поколений Алессандро, и та самая гордость, ставшая причиной ее ссоры с мужем, помогла сейчас, когда она столкнулась с царственной цыганкой.

Джульетта расправила плечи и подняла голову.

— Я не сделала ничего, что подвергло бы опасности моего мужа. И если Родриго в беде, я хочу помочь, а не обсуждать прошлое.

Маддалена подняла брови, но и только.

— Нужно сказать моему отцу, — предложила Джульетта.

— Он в Пизе и будет отсутствовать еще два дня, — напомнил Аристо.

— Можно послать гонца…

— Нет! Мы не нуждаемся в помощи Алессандро! — заявила Маддалена. — Риго попал в беду оттого, что связался с этой семьей. Хватит!

Джульетта разозлилась.

— Хотите вы этого или нет, но гонец будет послан, — ровным голосом произнесла она. — Риго мой муж, часть «этой семьи», и от помощи Алессандро только выиграет.

— Хватит спорить. Мы теряем драгоценное время, — вмешался Карло.

— Где он? — Джульетта прошла вглубь комнаты и с любопытством покосилась на лежащий среди астрологических схем хрустальный шар. — В Сан-Марко?

— Вначале он был там, — ответил Карло, — но Маддалена считает, что сестра Лукреция планирует переправить его на юг… возможно, в Рим, — он помолчал. — Мы думаем, что монахиня — из семейства Корсини, madonna, а все ее родственники в Риме.

Страх охватил Джульетту, его стальные когти впились в сердце. Если это правда, то конечно Лукреция везет Родриго туда с одной целью — отомстить за смерть Марио ди Корсини.

— Мы должны поторопиться, — настаивал Карло. — Марко встретил Маддалену на выезде из Флоренции и согласился остаться и понаблюдать за монастырем, пока она разыщет меня. А я был здесь, объяснял Аристо положение.

— Вы пошлете записку принцу, madonna? — спросил карлик, невзирая на предыдущие возражения цыганки.

— Да, мы скажем Паоло, когда будем выходить…

— А если он будет настаивать, чтобы послать с нами солдат? — спросил Карло.

— Тем лучше, нам потребуется помощь.

— Нам? — Аристо обеспокоенно нахмурился. — А если он не выпустит вас отсюда?

— Паоло мне не надсмотрщик. Я теперь замужняя женщина, и отец надо мной не властен. Скажу, что отправляюсь во Флоренцию с тремя сопровождающими.

Маддалена закуталась в плащ и прошла мимо Джульетты к двери.

— Нам не нужны gorgio, они только помешают. И не нужны посторонние, которые будут путаться в ногах.

Девушка положила руку на плечо Маддалены. Та пристально посмотрела ей в глаза, будто оценивая. Мускулы цыганки напряглись под пальцами Джульетты.

— Я пойду с вами, сеньора, можете быть уверены.

Маддалена взглянула на руку девушки и подняла глаза.

— Как хотите, — она повернулась к двери, бросив через плечо: — Но нам не нужна громыхающая армия: от этого преступники насторожатся и положение Риго ухудшится… если он еще жив.

Если он еще жив… Зловещие слова звучали в ее сознании, а в памяти вставал живой, веселый и жизнерадостный Родриго да Валенти. Неужто смерть, равнодушная, безразличная ко всему, украдет у нее мужа, оставив в памяти только образ?

Карло, похоже, не во всем был согласен с Маддаленой, но придержал язык. Джульетта этого не заметила.

Аристо передал хозяйке темный плащ с капюшоном.

— Не нравится мне это, madonna… и Его Превосходительство мне голову снимет, когда узнает. Но вы же все равно поступите по-своему, разве что связать вас.

Джульетта была ошеломлена: в прошлом карлик никогда не давал понять, что считает ее своевольной или упрямой. Может, он всегда так думал обо мне. Тут было над чем поразмыслить, на время отвлечься от Родриго и угрожающей ему опасности. Она вышла из комнаты вслед за Аристо, а Карло с Бо оказались последними.

* * *

Лукреция стояла у соломенного тюфяка, на котором лежал Родриго да Валенти. Темные волосы слиплись от крови, кровью были испачканы рубашка и камзол. Правая сторона лица и шеи исцарапана.

Монахиня положила руку на грудь раненого — он еще дышал. Если бы не кровоподтеки, можно было подумать, что Валенти спит. Этот мужчина с темными волосами и смуглой кожей, которую только подчеркивала белая простыня, возбуждал чувственные желания, хотя и был ее врагом.

Цыган он или нет, но мужчина замечательный!

Рука женщины задержалась на его груди. Как, должно быть, прекрасно это тело под одеждой!

А она-то серьезно намеревалась соблазнить такого человека, как Джироламо Савонарола. Да тот просто клоун по сравнению с этим condottiere. И ведь приор в ужасе отверг ее. Собственно говоря, с отвращением вспомнила Лукреция, его ужас был столь велик, что ей пришлось сдаться на его милость, как простой смертной, недостойной находиться в одной комнате с Избранным. Она вымолила прощение, одурачив его унизительной истерикой. А почему бы и нет? Ей нужно было добиться его покровительства, а возможно, и спасти свою жизнь.

В конце концов приор смягчился, вырвав согласие предоставить ему право найти убежище, пока она не будет готова продолжать свою деятельность. Савонарола также закрыл глаза на то, что Лукреция собиралась нанять человека для похищения Родриго да Валенти, рассчитывая, вероятно, что в случае провала этих планов может заявить о своей неосведомленности.

В общем, она чувствовала, что за всю ее помощь приор расплатился весьма скупо. Но Лукреции неожиданно повезло: она встретилась с отцом Доменико, одним из столпов Сан-Марко, человеком, ловившим каждое ее слово, готовым гореть за нее в аду. А это непременно произойдет, сказал он вскоре после того, как они начали тайно встречаться в совершенно неподходящих для свиданий местах в абсолютно неподходящее время. Лукреция намеренно выбирала самые священные уголки обители, это возбуждало ее, а охваченный страхом отец Доменико лишь слабо протестовал.

Чем больше он физически привязывался к ней, тем меньше, казалось, беспокоился о своей бессмертной душе и тем больше тревожился лишь о том, чтобы скрыть ее от глаз других братьев. Да, вожделение выделывает с мужчинами странные штуки, размышляла она. Впрочем, с женщинами тоже.

Родриго застонал, его голова слегка шевельнулась. Лукреция смочила губы пленника влажной тряпкой. К воде примешано снотворное. Дотрагиваться до этих прекрасно очерченных губ было приятно. Но внезапная вспышка желания, испугавшая и ошеломившая женщину, заставила ее прекратить это занятие.

Придя в себя, она пробормотала:

— Пока все хорошо, mio bello condottiere, но если ты не поведешь себя так, как я хочу… у меня припасено для тебя кое-что особенное, — Лукреция улыбнулась. — Смертельный подарок, на который я случайно наткнулась на mercato, контрабандно завезенный с острова Мурано. Интересно, какой бедняга отдал жизнь, чтобы мне досталась столь изысканная вещь?

Тихо, как привидение, вошел отец Доменико и встал возле нее. Высокий мужчина с правильными чертами лица и покладистым характером. Точнее, был таким, пока Лукреция не раздула уголья давно погасших страстей, под которыми таился костер неукротимых желаний.

Растрачивает себя понапрасну в монастыре, подумала она. Но это его проблемы.

Лукреция поднялась, и монах тихо спросил:

— Вы готовы?

Она кивнула. Жаль, что нет времени позабавиться с Родриго да Валенти, хотя для таких утех нужно, чтобы он был в сознании.

— Нужна повязка на глаза и кляп.

— Хорошо. Его жеребец запряжен в повозку…

Лукреция с яростью набросилась на него.

— Идиот! Жеребец выдаст нас прежде, чем мы доберемся до ворот города! Таких дорогих коней не впрягают в повозки!

Отец Доменико на мгновение обиделся.

— Я не глуп, сестра, и уже темно. Нужно всего лишь проехать мимо стражников у ворот, — он усмехнулся. — И может, вы почувствуете себя лучше, когда узнаете, что немного грязи, подрезанная грива и попона на спине превратили скакуна в старую заезженную клячу. А что до его высоких качеств… — монах хитро улыбнулся. — Ему дали снадобье вроде того, которым вы потчуете его хозяина. Правда, коня можно использовать. Медлительность объяснима возрастом. А вот за городом, на дороге, вы оцените его силу.

Лукреция повернулась к Доменико спиной и принялась засовывать в рот Валенти кляп, но почувствовала, как жадная рука монаха скользит по ее спине, ласкает грудь.

— Не сейчас! — резко предупредила она и завязала Родриго глаза. От ее неосторожного прикосновения раненый застонал. Отец Доменико помог посадить condottiere.

— Посмотрите, есть ли кто в коридоре.

Она подняла капюшон и приоткрыв дверь, выглянула. Отец Доменико взвалил Родриго на, плечо, крякнув от напряжения. Лукреция обернулась и увидела, что ее сообщник покачивается под тяжестью ноши.

— С виду не такой тяжелый, — пробормотал он сквозь зубы.

— А чего ты хотел от condottiere? — прошептала она, пока монах протискивался в дверь.

Что он пробормотал в ответ, Лукреция уже не слушала. Они бесшумно проследовали по коридору.

* * *

Уже наступил комендантский час, поэтому Марко старался держаться в тени. Он знал, что Родриго спрятан под соломой в повозке, между деревянными бочками с вином и медом. Главное — узнать, жив ли он. Ради госпожи Джульетты хотелось, чтобы был жив. После того как Марко встретился и поговорил с Маддаленой, он согласился вернуться во Флоренцию и, по возможности, помочь.

Так что когда двухколесная повозка медленно проехала мимо его укрытия неподалеку от Сан-Марко, молодой человек, пригнувшись, рванул за ней. Парой прыжков догнав экипаж, ухватился за задник, подтянулся и неслышно перевалился через борт. Стараясь не удариться головой о бочку, зарылся в солому.

Конечно, ничего не было видно, но бочки не двигались, вероятно, закрепленные колодками. Он протянул руку и наткнулся на человеческое тело. Теплое, грудь поднимается — значит жив. Марко нащупал лицо Валенти, что-то липкое, наверное, кровь.

— Родриго? — шепнул он в самое ухо пленника. — Ты меня слышишь? Это я, Марко.

Ответа не было.

Повозку тряхнуло, вероятно, колесо попало на камень. Рука Марко соскользнула на грудь Родриго. Тот застонал от боли, а Марко мысленно воззвал к небесам, чтобы бочки не сорвались. Иначе их обоих придавит или ранит. А то и сомнет.

Итак, что же делать? Можно, пользуясь внезапностью, убить обоих монахов, но, судя по всему, сейчас они приближаются к городским воротам. В случае неудачи, если поймают — верная смерть. Чего еще ожидать простому Zingaro, осмелившемуся убить двоих так называемых служителей Бога, хотя заняты они вовсе не благочестивым делом.

И потом, полночь только-только миновала, и городские ворота до утра будут закрыты. Следовательно, если только у Маддалены и Карло нет пропуска, позволяющего войти в город ночью, он просидит здесь, как в ловушке, до утра, поджидая их возле Сан-Марко.

Нет, их нужно ждать за городом, возле ворот, расположенных у дороги к Монтеверди — это самое верное. Порта Романа, Dio, довольно далеко!

Что бы он ни решил, нужно поспешить. Они уже подъезжают к воротам.

* * *

Рот был заполнен чем-то сухим, невозможно даже шевельнуть языком. Иногда его встряхивало, боль раскалывала голову, и все остальное отступало. Вокруг была абсолютная темнота, он лежал на спине в соломе и, насколько мог судить, находился в каком-то движущемся экипаже.

Родриго попытался вспомнить, как очутился в таком плачевном положении: в сознании мелькнул образ Джироламо Савонаролы… он выходит за монахом в коридор и… Вспомнить до конца не удалось — повозка подскочила в очередной раз, и сознание помутилось от боли. Рядом кто-то зашевелился, рука упала ему на грудь.

Наверное, охранник, подумал он и решил не двигаться. А может, еще один пленник, даже труп, чья рука случайно упала от толчка.

— Валенти, мне нужно уходить, — голос прозвучал у самого уха. Определенно, это теплое дыхание не может принадлежать трупу, да и голос знакомый. Родриго попытался что-нибудь сказать, но из пересохшего рта вырвалось только мычание. Конечно, во рту кляп.

Веревки на руках ослабли и упали, перерезанные кинжалом, потом были освобождены ноги. Наконец снята повязка, удерживающая кляп, хотя от боли он чуть не потерял сознание.

— Не геройствуй понапрасну, Валенти, — определенно, это голос Марко, — если только они не попытаются тебя убить. Ты не в том состоянии, насколько я понимаю. Мы вернемся…

— Ма-а-ар-ко, — прошептал Родриго, но зашуршала солома: цыган уже откатился к борту повозки. А потом то ли исчез, то ли затих.

Что ж, по крайней мере, он свободен от пут. А в башмаке спрятан небольшой кинжал… так надеялся Родриго.

Если бы только восстановить способность двигаться. Конечно, они чем-то опоили его: голова соображает медленно, восприятие неясное и причина, конечно, не только в ударе. Догадка превратилась в уверенность, когда, облизав губы, он ощутил странную горечь.

Повозка дернулась и остановилась — ворота, наверное. Обрывки разговора. У него появилось искушение постараться сесть и раскрыть гнусные планы братьев из Сан-Марко. На память пришло предостережение Марко. Надо пока оставаться на месте, восстановить сознание и силы, а потом можно будет незаметно выбраться из повозки. И спрятаться…

Спрятаться! Его охватило раздражение. Боже, да он же профессиональный солдат! Выбраться из повозки и спрятаться?

Не геройствуй понапрасну… так сказал Марко.

Выбраться (выползти или даже выпасть) из медленно едущей повозки — что же тут героического, подумал Родриго.

Повозка дернулась вперед. И сильный же у них мул!

—… такой бешеный и резвый, братья! — раздался грубый мужской голос. — Смотрите, не потеряйте груз. В следующий раз лучше запрягите мула! — замечание сопровождалось смехом. В холодном сыром воздухе он напомнил треск дерева. — Что вы ему дали? Ведерко требьянского?

Высокий мужской голос ответил:

— Это большой секрет, добрый человек. Отец Луис не говорит, но с лошадьми и мулами делает что хочет, — смех затих в отдалении, они выехали из города.

Монах с чувством юмора и его молчаливый спутник. Кто они, его враги?

Возможно, сейчас они тебе не по силам.

Такие мысли больше подходят медлительному Марко. Уязвленная гордость подталкивала: думай, как найти выход.

Время шло, повозка катилась все быстрее. Действительно, резвая лошадка.

— Тпру! — закричал возница.

Но вместо того чтобы остановиться, повозка так резко дернулась вперед, что Родриго бросило на одну из бочек. Боль отдалась в затылке с такой силой, что, несмотря на холод, его прошиб пот.

—… проходит? — сказал приглушенный голос. Отец Луис, но он ведь не говорит, удивился Родриго.

Повозка замерла, опять дернулась. Он попытался собраться, чтобы расслышать их разговор, доносящийся будто издалека.

—… не знаю, насколько еще хватит, — ответил другой голос.

— Идиот! — на этот раз волнение отца Луиса чувствовалось явственнее. И этот высокий голос… женщины?

— Ты ему мало дал! Кончится тем, что он нас убьет!

У Родриго появилась надежда. Непослушный конь — это же Морелло, его верный боевой друг.

И конечно же, он отказывается подчиняться двум глупым негодяям, додумавшимся до того, чтобы запрячь в повозку скакуна как какую-то ломовую лошадь.

Глава 25

Объяснить Паоло, почему они так поспешно покидают замок, да еще в такой ранний час, было довольно трудно. А уж когда Джульетта заявила, что тоже отправляется на помощь мужу, тут прямо преисподняя разверзлась.

И не только Паоло выражал сомнение в необходимости для девушки торопиться во Флоренцию среди ночи с тремя Zingari, пусть даже среди них верный слуга принца Монтеверди.

Так как Данте и Каресса в сопровождении Никко находились в Пизе, часовые соглашались со своим начальником и отказывались выпустить Джульетту — замужем она или нет — из Кастелло Монтеверди. Зато все, кроме одного-двух, горели желанием заменить хозяйку и кинуться на помощь Родриго да Валенти, которого хорошо знали и уважали.

Маддалена устроила настоящий скандал, угрожая наложить страшное проклятие на всех, если им не позволят выйти — с Джульеттой или без нее. Это не помогло, и тогда отчаявшийся Карло сгреб Паоло в охапку и приставил к его горлу кинжал. Так они и покинули замок.

Джульетта ужасно переживала из-за того, что пришлось угрожать начальнику стражи, но Маддалена прошипела ей на ухо:

— Прекрати хныкать, девочка! Если Родриго умрет, это будет по твоей милости — из-за твоего безумного, эгоистичного поведения… а теперь еще и глупой чувствительности! Карло не убийца, но страже не обязательно знать об этом, — и направилась к выходу, за ней следовал Карло с заложником, притихшая Джульетта. Последним ковылял Аристо.

Цыганка тут же растворилась в ночи как призрак, предоставив Карло и Аристо связать Паоло. Подобным образом обошлись и с двумя конюхами, а потом торопливо оседлали двух коней и отвели их к опушке леса. Все трое устремились за Маддаленой, зная, что Данте немедленно вызовут из Пизы, но предотвратить это было уже не в их власти.

Холодный ночной ветер раздувал плащ, позаимствованный Джульеттой у Аристо, обжигал лицо, но девушка думала лишь о том, что помощь отца была бы очень кстати, и, в отличие от Маддалены, считала, что вмешательство Данте только увеличило бы вероятность спасения жизни Родриго.

В памяти снова и снова звучали жестокие, злые слова, надменный, пренебрежительный тон, которым она несколько месяцев оскорбляла Родриго. Теперь ее жгло чувство вины и раскаяния. Неудивительно, что гордая цыганка не хочет иметь ничего общего с теми, кто высмеивал и проклинал ее народ только потому, что он живет иначе.

А ведь она, Джульетта, относилась к ним хуже других со времени первой встречи с Родриго, тогда, шесть лет назад. Dio al cielo![58] Как это Маддалена вообще разрешила ей сопровождать их?

* * *

На полпути во Флоренцию они устроили короткий привал. Наверное, предположила девушка, Карло хотел дать отдохнуть не только лошадям, но и женщинам. И Джульетте, и Маддалене не терпелось тронуться в путь, но он сказал:

— В любом случае мы не сможем войти в город до рассвета.

Чувство вины у Джульетты обернулось гневом.

— Мой отец мог бы снабдить нас пропуском!

— Но не из Пизы! — отрезала Маддалена. — Мы все еще ждали бы его возвращения.

— Будем надеяться, что Лукреции, если она решилась вывезти Родриго из Флоренции, тоже придется ждать утра, — успокоил их Карло.

Девушка была в смятении. Если бы только они оказались в городе, думала она, глядя в сторону Флоренции.

Маддалена вслух выразила опасения, терзавшие всех.

— Эта женщина ни перед чем не остановится, чтобы добиться своего. И конечно, клочок бумаги для нее не преграда! Она порочна и хитра. Уверена, они уже выбрались из города, пока мы тут разговариваем.

Пыхтя и отдуваясь, подъехал Аристо. По его лицу было видно, что для него поездка — тяжкое испытание. Он тяжело вздохнул и сильными руками натянул поводья. Ноги не доставали до стремян и, конечно, ехать было трудно. Девушка заметила, как смягчилось лицо Маддалены при появлении задыхающегося карлика.

— Ты пил сегодня снадобье? — требовательно спросила она.

Джульетта тут же спешилась и подошла к Аристо. Хотя угрожающая Родриго опасность почти парализовала чувства, забота о слуге стала для нее естественной.

— Аристо, позволь, я помогу тебе слезть с лошади.

— Спасибо, Мона Джульетта, — он покачал большой головой. — Но я сейчас… не могу двигаться, — последовал глубокий вздох. — Мне будет лучше, если я просто немного посижу.

— Maestro?

Аристо посмотрел на Маддалену.

— Нет, женщина, — несколько раздраженно ответил он. — Во всей этой суматохе я позабыл принять очередную дозу.

— Мне кажется, ты его носишь с собой, — пришла на помощь Джульетта, видя, что карлику не до этого.

Она протянула руку к его поясу:

— В кошельке? — пояс сбился, так что кошелек оказался на бедре. Аристо не успел и рта раскрыть, как девушка сунула в него руку и вытащила пузырек с жидкостью. — Это?

Карлик кивнул, и девушка, вынув пробку, протянула пузырек слуге.

— В виде исключения на этот раз два глотка, — посоветовала Маддалена, — но не больше.

Джульетта смотрела, как движется кадык Аристо, опасаясь, что бедняга проглотит все содержимое.

— Почему бы тебе не вернуться в Монтеверди? — мягко спросила девушка, когда слуга закупорил пузырек. — Там тебе будет лучше, а моим родителям…

— Не отсылайте его домой, как дворнягу с поджатым хвостом, madonna, — внезапно вмешался Карло. — Мужчина должен делать то, что считает необходимым, — он бросил на нее выразительный взгляд, как бы говоря: «Не отнимайте у него этого».

Джульетта вернула пузырек на место. Дыхание Аристо, кажется, восстановилось. Девушка от души посочувствовала карлику. При прежнем хозяине его жизнь была убогой. А потом он узнал Карессу. Джульетта помнила рассказ матери: Аристо стал меняться после встречи с ней… но был вынужден предать ее. Раскаяние придало карлику силу и смелость, чтобы увидеть епископа в истинном свете. Аристо стал думать, как разрубить связывающие их узы.

Со временем Данте тоже поверил в него. И обращался как с равным, а не уродом. Аристо отказался подчиняться Стефано Руджерио и спас жизнь Дюран-те де Алессандро, убив бывшего хозяина.

Понятно, что карлик предпочтет упасть с седла замертво, чем повернет назад к Монтеверди. И уж конечно Джульетта не отдаст ему такой приказ.

Ее мысли прервал Карло.

— Остается надеяться, что они еще не покинули Флоренцию. Но если им это удалось, и мы не встретим Марко до утра, то придется надеяться только на Бога.

— Что-нибудь придумаем, — с напускной уверенностью объявила Джульетта. — Нельзя допустить, чтобы городские ворота стали препятствием для меня на пути к Родриго, — в ее голосе звучало упорство, свойственное всей семье Алессандро.

Они снова пустились в путь во главе с Карло. Ворота приближались. Джульетта старалась не обращать внимания на боль в спине и бедрах, на ледяной ветер, не поддаваться сомнению и страху, способным довести до безумия.

Никогда еще за семнадцать лет жизни любимый человек не находился на пороге смерти.

* * *

— Вон… смотри! — закричала Маддалена, пытаясь перекрыть шум ветра. Там, куда она указывала, возле дороги, ведущей на юго-запад от ворот Порта Романа, горел небольшой костер.

Положив руку на эфес шпаги, Карло выехал вперед. Джульетта истово помолилась в душе.

— Это Марко, — проворчала цыганка, прежде чем Карло дал знак двигаться вперед.

От костра поднялся человек и двинулся им навстречу. Действительно, Марко. Слава Богу! — с облегчением подумала Джульетта.

Прежде чем Карло спешился, Марко сказал:

— Им удалось вывезти его из города в повозке. Времени терять нельзя.

— Сколько их? — спросил Карло.

— Два монаха.

— Один монах, — поправила Маддалена. — Другой — та женщина. А Риго еще жив? Ранен, но жив?

— Да. Мы можем их схватить, если тщательно все спланируем.

— Но у тебя нет лошади, — возразила Джульетта.

Цыган покачал головой и отошел, чтобы погасить костер.

— Я выбрался из города в одной повозке с Валенти, — бросил он через плечо. — Моя лошадь осталась в конюшне около монастыря.

— Поедешь с Моной Джульеттой, — распорядился Карло. — Она самая легкая.

Подойдя к девушке, Марко вопросительно посмотрел. В его глазах светилось глубокое уважение.

— Я грязный, madonna, и… — робко произнес цыган.

Джульетта молча усмехнулась, представив, как она, должно быть, выглядит — и пахнет — после долгой изнурительной скачки. Ей даже захотелось продемонстрировать ему свои башмаки, но что-то удержало ее. Дочь принца протянула молодому человеку руку, и ее новый спутник уселся позади.

Девушка и понятия не имела, как глубоко он ее уважает, что готов отдать за нее жизнь. Ведь Джульетта рисковала, ухаживая за его Марией.

* * *

Начало светать, чистое тосканское небо обещало ясный, но холодный день. Действие наркотика прошло, и Родриго чувствовал себя неплохо. Правда, теперь чертовски болела и кружилась голова, очевидно, зелье частично снимало боль. К тому же он замерз и от долгого лежания в скрюченной позе занемел, ведь дно повозки было покрыто лишь тонким слоем соломы. Плащ под ним сбился, но когда Валенти немного пришел в себя, удалось расправить его и прикрыться.

И поездка… Dio! Он никогда в жизни так не ездил! Однако Родриго был доволен и даже мрачно потешался над своими похитителями, которым Морелло доставил массу неприятностей. Так им и надо, будь они прокляты…

Повозка вдруг дернулась. Должно быть, Морелло подался назад, потому что экипаж резко остановился и накренился. Жеребец пронзительно заржал, Родриго чуть не ударился затылком о борт повозки, потом тихонько подтянулся на руках.

— Чертово животное! — воскликнул разъяренный женский голос, и до Валенти вдруг дошло, что «отец Луис» не кто иной, как аббатиса Лукреция. — Мы теряем время! — рассерженно крикнула она. — Идиот! Лучше бы взяли мула.

Ответ монаха не был слышен из-за ржания скакуна.

— Почему бы тебе не сойти и не взять его под уздцы? — сказала Лукреция. — Идея была твоя и…

— Помолчи, женщина!

Родриго прильнул к щелке, надеясь, что солома скрывает его от монахов, сидевших впереди. Если он собирается бежать, надо осмотреться. Ждать Марко и Карло придется еще долго, а похитители могли разделаться с ним в любую минуту.

Но конечно, мрачно подумал пленник, не без борьбы.

Родриго еще раз удостоверился — кинжал на месте. Просто чудо, что оружие удалось сохранить. Надежда есть…

Повозка опять накренилась, причем столь резко, что от удара сорвавшейся бочки боковая стенка сломалась, а пленника выбросило на дорогу. Он едва успел заползти под экипаж, как оставшиеся бочки стали выкатываться на землю.

Родриго сунул в рот два пальца, набрал воздуха и резко свистнул. Услышав знакомый сигнал, Морелло рванулся вперед и поскакал по дороге. Повозка, раскачиваясь из стороны в сторону, тряслась за ним.

Обоих «монахов» тоже выбросило из экипажа. Если бы они не были серьезно ранены, а возможно, и убиты, Родриго рассмеялся бы. Одна фигура в неестественной позе распростерлась на дороге. Вторая тоже замерла неподалеку.

Его похитители — возможные убийцы, но в смерти нет ничего смешного.

Он свистнул второй, третий раз. Морелло резко остановился и повернул к нему. При этом повозка опрокинулась, и жеребец неуклюже тащил ее за собой.

Родриго удалось сесть. Сейчас его волновало одно: распрячь коня и без седла доехать до Флоренции. Он огляделся и прислушался, не раздается ли стук копыт. Ведь вдоль старой дороги из Рима во Флоренцию полно разбойников, весьма неразборчивых в средствах наемников, обосновавшихся на прилегающих холмах. Стать их добычей в его нынешнем положении нетрудно. Вот уж не повезет — быть спасенным Морелло только для того, чтобы пасть жертвой грабителей.

Из двух ближайших бочек по дороге растекался мед, похожий на жидкий янтарь. И внезапно ему вспомнились глаза Джульетты, такие же янтарные. Она. Снова.

Всегда.

Нужно выбросить ее образ из головы. Что толку? Надо освободиться от ее власти, закалить глупое сердце, ведь если Данте и не согласится на аннулирование брака, она никогда не станет по-настоящему его. Никогда его не примет. Нужно понять, что ждать от нее любви не стоит…

Морелло беспокойно бил копытом. Достаточно мрачных мыслей! Есть другие проблемы. Конь, пытаясь избавиться от непривычного бремени, попятился. Повозка заскрежетала по камням.

— Спокойно, мой храбрый Морелло, — ласково произнес Родриго, поднимаясь на колени. Все завертелось перед глазами, но он все же встал на ноги. Постоял, пошатываясь, потом решительно двинулся к скакуну, медленно переставляя ноги.

Жеребец негромко заржал, помотал головой и фыркнул, как будто чувствуя, что с хозяином не все в порядке.

— Успокойся, малыш, — повторил Родриго, хватаясь за уздечку. Погладил морду и уткнулся в мокрую шею — мир снова завертелся, в голове застучало, словно кто-то бил по черепу молотом.

— Думаешь избежать правосудия, убийца? — произнес позади чей-то задыхающийся голос. — Убийца невинных!

Родриго поднял голову, а Морелло снова заржал и ударил о землю копытом. Ясно, чей это голос. Но ведь она лежала на дороге…

Валенти медленно шагнул в сторону — ни на что большее он не был способен — и бросил беглый взгляд на дорогу, туда, где лежали тела. Одно все еще распростерто в пыли, а другое…

Холодок пробежал по спине — смерть рядом, он ощущал это. Неловко повернулся к противнику… и чуть не потерял сознание от головокружения. Лицо мелькало перед глазами — он то видел ее, то не видел.

Но образ этой женщины навсегда запечатлелся в его памяти. Призрак из преисподней: окровавленные каштановые волосы грязными слипшимися прядями спадают вниз, одно веко разорвано и зрачок смотрит прямо из раны, бледное, перепачканное кровью и грязью лицо. Нос сломан и повернут под необычным углом к щеке, из разбитого рта стекает кровавая слюна.

Но самое страшное, от чего кровь застыла в жилах — жуткая ненависть в глазах. Никогда в жизни не доводилось ему видеть такого искаженного кипящей злобой лица, некогда красивого. Казалось, воздух дрожит от ее враждебности.

— Это был несчастный случай, Лукреция… есть свидетели. Ваша ненависть ни на чем не основана и…

— Я увезу тебя в Рим, Валенти, — изуродованный рот искривился в жуткой гримасе. Она даже не слышала его слов. — Отвезу к Габриэле ди Корсини. Только сначала убью тебя! — Лукреция подняла руку с зажатым в ней кинжалом.

Родриго заслонился левой рукой, но что-то в ее кривой ухмылке подсказало — это еще не все…

Из складок рясы с быстротой змеи метнулась другая рука, и Валенти успел заметить в лучах восходящего солнца блеск другого оружия. Ему показалось, что время остановилось, и в эту долю секунды между ними замер изящный стеклянный стилет, в полой рукоятке которого белела жидкость.

Яд.

В последнем отчаянном усилии он успел отбить удар, но сил было мало — стилет все же рассек одежду и оцарапал ребра. А потом разлетелся на тысячу осколков, пролившихся на дорогу смертельным дождем.

Сама по себе рана была незначительной и боль от нее не шла ни в какое сравнение с сознанием того, что страшный яд проник под кожу. Собрав последние силы, Родриго рванулся к горлу убийцы…

И смутно услышал отдаленный стук копыт.

Пальцы сжимали ее шею, а глаза смотрели на дорогу. Лукреция смеялась ему в лицо, что-то кричала, но он не слышал. В ушах нарастал гром (или это стук копыт?), апатия охватывала тело. Ноги подкосились, и Родриго медленно осел на землю, увлекая за собой монахиню. Раз уж ему суждено погибнуть, то и она будет гореть в аду.

Последнее, что видел Родриго, это четыре несущихся во весь опор всадника. Маленького человека, чьи ноги, казалось, торчали под прямым углом к лошади, и рядом солнце золотых прядей, развевавшихся на ветру как знамя.

Поздно, успел он подумать, прежде чем последние крупицы сознания уступили накатывающейся волне отравы.

Слишком поздно… слишком поздно… слишком…

* * *

Как только они остановились, Джульетта спрыгнула с коня, опередив Марко. Охваченная ужасом, она подбежала к упавшему Родриго. Краем глаза заметила Морелло, стоящего поодаль, нераспряженного, перевернутую повозку… чье-то тело дальше на дороге.

И женщину в монашеском одеянии, пытающуюся отползти от Родриго.

Лукреция!

Девушка опустилась на колени перед мужем. Подбежали остальные.

— Риго! — тихо позвала она, замирая от страха. На его лице и в волосах запекшаяся кровь, но…

— Не шевелись! — предупредил Карло Лукрецию, поднявшую к нему обезображенное лицо. Но его опередил Марко, кипевший холодной яростью.

— Оставь ее мне, — прорычал он, хватая монахиню за ворот рясы.

Ее глаза расширились.

— Ты.

Узнала.

— Si. Это я. А ты убила мою Марию, отказала ей в приюте и помощи в вашей святой обители, — он тряхнул ее с такой силой, что все тело безвольно замоталось из стороны в сторону.

— Грязный цыган, — бросила Лукреция. — Ты предал своих. Ты подлейший из подлых…

Не обращая ни на кого внимания, Маддалена рассматривала Родриго. Стоявшая рядом с ней Джульетта, услышав последние слова монахини, повернулась к ним и увидела, как женщина пытается ударить Mapко кинжалом. Попытка явно была обречена на неудачу. Он выбил из ее руки оружие и ударил кулаком в лицо. Монахиня упала на спину и затихла.

Не оглядываясь на нее, Марко подошел к другому монаху и склонился над ним.

— Что с Риго? — спросила Джульетта у Маддалены. — Я не вижу других ран, кроме…

— Яд! — ответила цыганка. — Помоги мне найти входное отверстие.

Женщины быстро обнаружили его на левом боку.

Маленьким кинжалом цыганка разрезала на Родриго одежду и наклонилась. Прильнув к ране ртом, стала отсасывать кровь, сплевывая на дорогу.

Яд. Это слово обрушилось на Джульетту. Беспомощно смотрела она, как бабушка ее мужа спасает ему жизнь. Потом присела, положила его голову себе на колени, заглянула в любимое лицо. Слезы подступили к глазам, его черты расплылись, а с губ Джульетты сорвалась мольба о спасении.

Если бы ты не убежала в Санта-Лючию, ничего этого не случилось бы.

Я знаю, что вы сделаете по-своему, если только не связать вас… слова Аристо пронзали, как стрелы.

Слезы капали на лицо Родриго.

— Помоги ему, Маддалена! — глухим голосом умоляла девушка. — Спаси его, per favore, — просила она, не зная, что повторяет слова отца, с которыми он давным-давно обратился к цыганке, когда жизнь Аристо висела на волоске.

Карлик вдруг оказался рядом. Неловко похлопал Джульетту по плечу, и она прижалась к его груди, к груди верного слуги, не раз рисковавшего из-за нее навлечь на себя неудовольствие принца. В его объятиях был покой, а слабый запах розовой воды напомнил о доме… любви родителей.

Джульетта больше не могла оставаться бездеятельной, пока Родриго лежит без сознания.

— Чем я могу помочь? — шепнула она Аристо. — Это моя вина, и если я потеряю его… — договорить девушка не смогла.

— Вина не твоя, — успокоил ее карлик. — Мы все виноваты.

— Надежда есть? — мрачно спросил Карло.

Маддалена наконец поднялась.

— Трудно быть уверенным, когда речь идет о яде. Я больше его не чувствую. Но все зависит от того, насколько он опасен и сколько уже впиталось в кровь.

— Думаю, мы подоспели вовремя, — Карло присел на корточки возле брата. — Рана свежая.

В его голосе Джульетта уловила надежду. Маддалена кивнула.

— Нужно доставить его куда-нибудь, где есть кровать, лекарства… И побыстрее.

Карло кивнул и встал, осторожно затолкав за пояс стеклянную рукоятку стилета. Кивнул Марко, и они вместе направились к Морелло и перевернутой повозке. Аристо пошел помочь им. Пока карлик держал жеребца за уздечку, двое других выпрягли повозку и подкатили к Родриго. Карло быстро впряг в нее лошадь Джульетты.

Девушка нехотя поднялась, глядя, как ее мужа поднимают и осторожно укладывают на солому. Она помогла Маддалене укутать его плащом, расправила солому и наотрез отказалась ехать верхом, покинув Родриго.

— Кто-нибудь должен позаботиться о лошади Карло. Или привязать ее сзади.

— О лошадях позаботились Марко и Аристо. Карло выжидательно посмотрел на Маддалену.

Та задумчиво кивнула ему.

— Лучше отвезти его во Флоренцию, чем в Монтеверди. Ближе.

Карло забрался на сиденье и дернул поводья, разворачивая экипаж.

— У него там есть дом, — сказал он.

— А Лукреция… и другой монах? — внезапно спросила Джульетта.

— Оба мертвы, — ответил Марко. Он оседлал лошадь Карло, а Морелло взял за поводья. Аристо проделал то же самое с конем, на котором ехала Маддалена.

— Пусть гниют на дороге в наказание за свое предательство, — старая цыганка презрительно тряхнула головой. Повозка тронулась.

Джульетта осторожно положила голову Родриго себе на колени. Только бы яд, проникший в кровь, не убил его!

Глава 26

Почти загнав измученных лошадей, они к полудню добрались до Флоренции. Родриго был жив, но бледен и неподвижен, дыхание оставалось неглубоким.

Карло и Марко отнесли его в дом, Маддалена отправила Аристо к аптекарю. Джульетта бесцельно ходила туда-сюда, моля Бога только об одном: чтобы Родриго стряхнул с себя этот тревожный летаргический сон. Она едва справилась с паникой, когда Маддалена влила ему в рот воды и похлопала по безжизненно-бледным щекам.

— Нельзя, чтобы он уснул, пока я не дам ему эликсир, за которым пошел Аристо.

Сначала Родриго захлебнулся, но Маддалена с помощью Карло усадила его и заставила выпить воду. Длинные черные ресницы затрепетали, больной попытался что-то сказать.

Джульетта сочла это добрым знаком. Ей ужасно хотелось поухаживать за мужем, но присутствие величественной цыганки почему-то пугало, что было нехарактерно для дочери принца. Она поправила постель и как страж стала у окна, ничего не видя, беспомощная и от этого злая.

Вернулся Аристо. Вдвоем с Маддаленой они смешали эликсир и заставили Родриго выпить. Потом дали еще воды, пока он не закашлялся и не замотал головой. Струйка жидкости текла по подбородку.

Один раз их взгляды встретились, но, кажется, он не узнал жену.

Близился вечер.

— Почему бы вам не приготовить ужин? — грубовато спросила Маддалена. — Мужчинам нужно наполнить желудки.

Джульетта выдержала ее хитрый взгляд, готовая возразить. И осталась на месте.

— Или такой труд не для principessa?

Девушка рассердилась. Титул прозвучал с сарказмом.

— Principessa — моя мать, сеньора, но не я. И готовить я умею, но не желаю отходить от мужа, кто бы мне ни приказывал.

Маддалена убрала со лба внука прядь волос.

— Пока вы ничем нам не помогли, — в ее синих глазах, когда она смотрела на дочь принца, было обвинение. — Откуда такое нежелание покинуть комнату?

— Вы не хотите, чтобы я помогала, — зло парировала Джульетта. — В конце концов, он мой муж.

— Поэтому и лежит здесь, борясь со смертью. Будь у него хоть капля здравого смысла, он проклял бы день, когда повстречал вас.

Прежде чем ответить, Джульетта помолчала, но справиться с чувством самобичевания не смогла.

— Уверена, что это так, потому что мой муж согласился аннулировать брак.

Зачем ей было нужно доверяться этой Zingara? Возможно, потому, что Маддалена любила внука и была единственной, с кем его связывали кровные узы. А возможно, ей хотелось таким образом искупить свою вину за причиненную Родриго боль, показать, что не такой уж он романтический глупец, каким его считает бабушка.

Цыганка пожала плечами.

— Это ваше дело. Если он выживет… — внезапно ее тон смягчился. — Сейчас Родриго спит, нам остается только ждать. Все в руках Господа.

Она вышла из комнаты, а Джульетта подошла к кровати. Возле нее стоял стул, но девушка опустилась на колени и взяла мужа за руку. Прижала к щеке, чувствуя ее холод. Слезы выступили на глазах, одна капнула на его руку.

— Останься с нами, любовь моя, — прошептала молодая женщина. — Я сделаю все, если ты останешься с нами, — прижалась губами к его пальцам и ощутила соль своих слез. — Все что угодно.

Все в руках Господа.

Вспомнив слова Маддалены, подняла лицо. В глаза бросилась maesta, изображение Мадонны над скромной узкой кроватью…

И ответ вдруг пришел, как божественное откровение. Теперь Джульетта знала, что нужно делать. Если Маддалена права, и жизнь Родриго висит на волоске, то это единственное…

Снизу донесся какой-то шум, но она уже сосредоточилась на молитве. Через несколько мгновений у двери послышался знакомый звук. Она подняла глаза. В комнату вбежал Бо.

— Бо! — прошептала она в оцепенении. Его чудесная шерсть была грязной, мокрой и чем-то заляпанной. На одну лапу щенок не ступал, но глаза оставались ясными и настороженными. Прыгнув к Джульетте, он помахал хвостом, а хозяйка почесала его за ушами одной рукой, боясь отпустить руку Родриго.

— Как ты сюда попал?

Но ответ был и так ясен. Пес пришел из Монтеверди в поисках хозяина.

Бо прижался к ее щеке холодным носом, потом вскочил на кровать и свернулся в ногах Родриго, не спуская с него глаз. Сначала Джульетта хотела прогнать щенка, ведь он мокрый и грязный. Но так наказать после столь смелого путешествия не хватило решимости. К тому же он никому не мешал и лежал в самом углу матраса, что тут плохого?

Взяв руку Родриго теперь уже двумя руками, она прижала ее к своему лбу, заключая сделку с Богом. Если Он оставит ее мужа в живых, она уговорит отца добиться у Его Святейшества аннулирования брака. Пусть Родриго будет свободен и найдет себе более достойную жену.

Сама она недостойна, теперь это ей ясно. Была предубежденной, надменной, предосудительной… и не раз позорила имя Алессандро. В общем, если быть до конца честной, ее поведение во многом оправдывало отрицательное мнение некоторых людей о знати.

Боже, она называла его цыганским ублюдком… швырнула ему в лицо его любовь, обвинила в том, что он охотится за приданым, жаждет войти в семью Алессандро ради престижа.

Единственно положительное, что можно занести на ее счет в отношении Zingari, это забота о Марии. Но и тут ей не повезло — несмотря на все старания, спасти девушку не удалось.

По щекам снова потекли слезы.

— Господи, пожалуйста, — шептала Джульетта, держа руку мужа так, будто от этого зависела его жизнь. — Обещаю просить отца об отмене брака. Он будет свободен… только пощади его. Пожалуйста! — она всхлипнула.

Так Джульетта и лежала на голом полу, плача и держа руку Родриго. В конце концов безжизненность и холод этой руки стали невыносимыми. Поднявшись на онемевших ногах, она осторожно легла рядом с мужем. Может, тепло ее тела хоть немного поможет.

Глядя на застывшие, но все еще привлекательные черты, она удивлялась, почему считала его темным дьяволом. И пришла к выводу, что это была единственная защита от его непреодолимого притяжения с той первой ночи. Так хотелось поцеловать эти губы, легко одаряющие улыбкой всех вокруг. И длинные ресницы, скрывающие голубизну глаз, прямой нос под дьявольски красивыми бровями… Но в самом Родриго ничего демонического не было, скорее, темный ангел.

Если останется жив, он уже не будет твоим.

— Но жизнь важнее всего, — судорожно прошептала девушка.

Джульетта положила руку на грудь мужа и прижалась к нему, почти касаясь губами его волос. Так и лежала, вдыхая запах его тела, его волосы щекотали ей лицо. Только бы Родриго справился с ядом, угрожающим жизни.

Снова и снова повторяла она слова любви… и свое обещание Богу.

* * *

Что-то холодное коснулось ее голого колена. Джульетта вздрогнула и очнулась. Еще горели две маленькие лампы на столе у кровати и на стене, но тишина снаружи и тьма в окне подсказали, что сейчас глубокая ночь.

Заскулил Бо, и Джульетта посмотрела на Родриго, не обратив внимания, что щенок перем