Book: Предназначенные любви, или Война Алой и Белой звёзд



Рубан Александр

Предназначенные любви, или Война Алой и Белой звёзд

Александр Рубан

Предназначенные любви, или Война Алой и Белой звёзд.

(Конспект ненаписанного романа).

Действующие лица:

Господь Бог, Всемилостивый и Всемогущий;

Лиз Невада, родившаяся в Сиэтле в 1918 году. В сентябре сорок второго ей должно было исполниться 24 года;

Петр Поморцев, родом из-под Северо-Троцка (бывш. Архангельск). Он был на семь лет старше Лиз;

и прочие разные люди.

Основные события.

Русский Петер Поморцев и Рыжая Лиз встретились в небе Аляски и полюбили друг друга. Три дня они прожили вместе и три месяца врозь, а умерли в один миг. Вместе со своим не рождённым сыном.

Вот, собственно, и всё. Остальное - подробности.

Первая половина 1942 года. Аляска. Советский Союз ведёт освободительную войну, осуществляя свои законные территориальные притязания.

Германию мы задавили походя, ещё в 36-м, не давши Гитлеру окрепнуть. Танковые армии Тухачевского прошли её от границы до границы, ведя незначительные бои. Так что, Эльзас и Лотарингию продолжает отспаривать у Франции уже не Германия, а Немецкая Советская Социалистическая Республика, добровольно вошедшая в состав СССР.

Скандинавия тоже наша, не говоря о всяких там Польшах. Австрия порыкивает, но поджимает хвост. Швейцария традиционно нейтральна. Дуче строит социализм оригинального толка в Народно-Демократической Италии. Родина Гомера ищет поддержки у буржуазных Франции и Великобритании, которым не до неё; поэтому Афины тоже на всякий случай дебатируют проекты оригинального социализма и похвально отзываются о дуче. Ну, а хата Испании - с краю. Таково в Европе.

Ближний Восток - дело тонкое, да и не слишком богат, чтобы обращать на него внимание. На Дальнем - свои заморочки. Япония чего-то хочет от Китая? Отдай Курильскую гряду коммунистической державе - и делай с Китаем всё, что тебе заблагорассудится, а про Манчжурию доспорим потом. Наша цель севернее - там золото и прочие природные ресурсы...

Как могло сие произойти?

Да так же, как всё в истории: от пустяка.

На третью (якобы отравленную) пулю прыгнул верный Бухарчик, и Ленин дожил аж до 1939 года. Пролетарского героя и философа хоронила вся страна, на карте которой появился город Бухаринабад (бывш. Кзыл-Орда), а спустя полгода был даже учреждён орден Бухарина. Правда, награждали им либо посмертно, либо высших чинов из личной охраны вождей...

А Николай Иванович Бухарин так и не успел написать свои экономические труды и составить разумную оппозицию Троцкому. До нэпа ещё кое-как без него додумались, но свернули примерно в то же самое время. Потому что трудовые армии Льва Давидовича Троцкого показали себя (показали-сь) гораздо более эффективными, чем буржуазное растление народа... К старости Владимир Ильич всё более склонялся пробовать различные пути, дабы было из чего сделать окончательный пролетарский выбор в пользу кратчайшего. Но он его всё-таки делал.

Зато хоть внутри себя при живом Ильиче почти что не грызлись. По крайней мере, не насмерть.

Интригана Иосифа Джугашвили (партийная кличка Сталин) тоже долго терпели, а в конце 1935-го, не вытерпев, с позором изгнали из партии и чуть было не шлёпнули под горячую руку. Но, демонстрируя пролетарское великодушие к подлецам, потомили пару лет в Таганке, да и сослали пожизненно в Норвежский Национальный Округ Скандинавской СФСР. Оттуда тёртый революционер бежал в Боливию, где занялся торговлей наркотиками и контрабандным импортом крокодиловой кожи: сколачивал капитал, потребный для свержения антимарксистской диктаторской клики в России. Сколачивать капитал оказалось интереснее, чем свергать клику, и он увлёкся. К моменту смерти Владимира Ильича мистер Коба уже богатенький, голыми руками его не возьмёшь, а все на свете революции ему до фени.

Короче говоря, к началу сороковых годов Советский Союз - индустриально мощная держава с нищим и голодным населением, до истерии преданным режиму. Снижение истерии чревато исчезновением преданности. Поэтому коммунисты-троцкисты, верные ленинцы, озабочены перманентным истреблением буржуазии и освобождением пролетариата в богатых приграничных странах. Поэтому военные таланты не пускаются в распыл почём зря, а пестуются и процветают. Поэтому вся страна, от Копенгагена до Магадана, как один человек, работает на мировую революцию и собирает крохи с разорённых буржуазных столов. Машина идёт вразнос.

Итак, война за Аляску.

Танковые армады прут по снегам Чукотки, а на мысе Дежнева затевается грандиозное военно-инженерное копошение. Американские ястребы остервенело бомбят сначала ледовые, а потом и понтонные переправы через Берингов пролив, но несколько танковых корпусов успевают прорваться и закрепиться. К началу лета, неуклонно расширяя плацдарм, легендарная Красная Армия занимает почти весь полуостров Сьюард.

Одновременно массированным морским десантом развёрнуто несколько аэродромов для дальних бомбардировщиков на островах архипелага Александра. Именно эти аэродромы окончательно умиротворяют Канаду. Если сначала она колебалась в позе выжидания, то теперь в категорической ноте отказалась предоставить Соединенным Штатам свои дороги и своё воздушное пространство. А переброске американских дивизий морским путём успешно препятствует Краснознамённый, ордена Якира Тихоокеанский флот. Население штата Аляска фактически предоставлено самому себе и готовится к ведению партизанской войны.

В апреле-мае основные схватки происходят в воздухе. Белозвёздные истребители сопровождают свои бомбовозы к русскому плацдарму, а краснозвёздные встречают, имея задачей не допустить.

На фоне этих подробностей и начинается центральная история романа, история любви.

Рыжая Лиз Невада, ас-истребитель ВВС США, сбивает русского аса-истребителя Петра Поморцева, который, расстреляв боезапас, уже удирал от неё, радуясь, что отвлёк на себя хотя бы одного аса. Сбитый Пётр Поморцев выбрасывается с парашютом на вражью территорию, а Рыжая Лиз, в пылу погони забывшая о горючке, делает вынужденную посадку рядом. Схватка асов продолжается на земле.

Пётр одолевает. Но, будучи не в силах застрелить красивую женщину, чуть не стреляется сам. Лиз препятствует его благородному порыву. Силой. Ей это удаётся довольно легко, поскольку Пётр ненадолго обезножел при неудачном приземлении.

На пути к ближайшему центру американской цивилизации (забытому Богом старательскому посёлку) пылкая американка влюбляется в русского Петера, которого ей приходится волочь на себе. В итоге первого этапа приключений она проводит русского Петера через партизанские кордоны к русскому плацдарму и отпускает восвояси. Женская суть плюс буржуазные предрассудки!

Впоследствии они следят за судьбами друг друга и успешно уклоняются от встреч в воздухе. Весь лётный и вспомогательный состав ВВС США (кроме высшего офицерства и генералитета) знает об этой любви двух асов и всячески способствует их невстречам.

- Где будет Петер? - спрашивает Лиз перед каждым боевым вылетом. И ей отвечают.

- Где Петер? - спрашивает она, едва коснувшись земли и откинув колпак "Эйр-Кобры". И техник, если не знает, бежит узнавать.

Петру Поморцеву, конечно, сложнее - но это уже его, советские подробности.

Таким был второй этап их любви.

А на последнем этапе жизни они, конечно, всё-таки встречаются. В небе над водами Берингова пролива. Два любящих друг друга врага. Два аса со звёздами на фюзеляжах - алой и белой.

Эпилог

Господь Бог заплакал, повернул время вспять и услал Бухарина на другой митинг.

Испания, 1936-й год. В Барселоне, в переполненном эвакопункте для тяжелораненых интербригадовцев, встретились и полюбили друг друга восемнадцатилетняя рыжая медсестричка из Сиэтла и компаньеро Поморцев - уже ас, уже Герой Советского Союза, но ещё не враг народа и не американский шпион...

Впрочем, это уже совсем другая история любви. И гораздо более печальная, ибо в ней приняли участие такие персонажи, как Сталин и Берия.





home | Предназначенные любви, или Война Алой и Белой звёзд | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу