Book: Братья Дракона



Робин Уэйн БЕЙЛИ

БРАТЬЯ ДРАКОНА

Посвящается Марлис Дэвис и Кори Миллз,

всей компании из Киндред Спиритс,

Джерри Миллеру, Бобби-бармену и

Дайане, которая насчитала сорок шесть падающих звезд

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Ветер подул с темных гор и прошелестел по соснам и высоким кленам Катскиллской пустоши. Мягко посыпались иглы и листья, словно на краткий миг тихая музыка прервала шум небольшого водопада в глубине узкого мрачного ущелья и журчание текущего по нему ручья.

Редкие серые тучи, словно призрачные ангелы, мчались вдоль узкой полоски ночного неба, которая была видна со дна ущелья. Прямо над головой сияли яркие летние звезды — Вега, Денеб, Альтаир, из-за восточной стены начала выплывать полная луна.

Эрик Погловски тихо сидел у ручья на маленьком складном стульчике, любуясь небом и вслушиваясь в ночные звуки. Уже давно ему не доводилось наслаждаться подобным моментом. Он расстегнул красную клетчатую рубашку, чтобы почувствовать ветер кожей. Для Грин Каунти май был непривычно теплым, но от этого ночи, обычно холодные в горах, лишь стали приятнее.

Ветер подул немного сильнее и тут же снова почти прекратился. Нейлоновая палатка, рассчитанная на двоих весело надулась и сразу же опала. Эрик протянул руку, выключил колмановский фонарь, достал вторую банку «Будвейзера» из походной сумки-холодильника и открыл ее. Послышалось тихое шипение.

При выключенном фонаре звезды над головой стали казаться несколько ярче, но Эрик уже не обращал на них внимания. Он разглядывал восточный край ущелья, надеясь заметить хоть какой-нибудь признак присутствия своего безумного братца. Это по вине Роберта они заблудились: упрямец настоял, чтобы они сошли с заранее намеченного пути. Вообще-то Эрика это не особенно волновало. При свете дня отыскать дорогу будет нетрудно. И потом, они обнаружили это уединенное ущелье. Такие узкие лощины, любимые места туристов (ведь их так интересно осматривать!), не являются чем-то необычным для гор Катскилл.

Однако ничто не говорило о том, что именно здесь кто-то уже побывал до них. Не было ни троп, ни старых кострищ, ни мусора. Здесь был словно совершенно нетронутый мир. Эрик втайне радовался, что брат завел его сюда.

Он оглянулся в поисках Роберта, но сразу же вспомнил, что сидит в полном одиночестве. Роберт всегда неожиданно вскакивал и куда-то устремлялся. Буквально секунду назад они наслаждались ужином, опустив ноги в ручей, — и вдруг оказалось, что Роберт уже встал и обувается.

— Давай слазаем туда, — сказал он, глядя на восточный склон ущелья и завязывая шнурки.

Эрик сунул мешок с мусором в рюкзак и поднял глаза.

— В темноте? Ты что, свихнулся?

Впрочем, лучше было не спрашивать. Скалолазание было страстью Роберта. Одной из многочисленных страстей. Брат лишь подмигнул ему и скрылся во тьме. Точнее сказать, растаял. Они оба выросли в горах Катскилл, и Роберт мог двигаться по лесу тише, чем кто бы то ни было еще из знакомых Эрика.

Эрик снова опустился на парусиновый стульчик, чувствуя себя старым и жалея, что не отправился вместе с братом. Ему было тридцать всего, на пять лет больше, чем Роберту, но не отставать от брата оказалось тяжело. После дневного перехода болели икры и ступни, и это раздражало Эрика. Он-то надеялся, что работа почтальона неплохо помогает поддерживать форму.

Он поднял банку, сделал долгий глоток и нахмурился. «Слишком много пива», — сказал он себе, вылил остатки, смял банку и сунул ее в рюкзак.

Эрик вздохнул. День, однако, был просто отличный. Они с Робертом когда-то были очень близки, и теперь ему этого не хватало. Поездка из Манхэттена по 87-му шоссе и пеший переход в какой-то степени вернули былую близость. То, что вчера Роберт на ночь глядя позвонил ему в Челси, и — даже еще в большей степени — его предложение отправиться в этот поход удивили Эрика. К счастью, у него оказалось достаточно свободного времени.

Он снова поглядел на восток, высматривая брата, и, увидев его наконец, покачал головой со смешанным чувством восхищения, изумления и печали.

Роберт стоял на краю обрыва выпрямившись в полный рост, черный силуэт на ослепительно белом фоне абсолютно круглой луны. Медленно, с ленивой грацией он встал на правую ногу и вытянул левую, словно нанося боковой удар. Одновременно он вытянул сжатую в кулак левую руку.

Эрик зачарованно смотрел, как Роберт выполняет сорок два движения Ганкаку-ката и снова повторяет их одно за другим. Он уже давно не видел, чтобы брат делал что-либо подобное. Когда-то они вместе учились карате и дзюдо, но это было так давно.

Эрик неторопливо поднялся, не сводя глаз с Роберта. Когда Роберт начал повторять упражнения, Эрик последовал его примеру, сначала осторожно, вспоминая движения, потом с большей уверенностью. Блок со скрещенными руками, средний удар левой, правый удар, поворот. Его крепкие армейские ботинки рвали густую траву. Почти с таким же мастерством, как брат, он выполнил двойной удар ногой «нидан-гери», еще один блок со скрещенными руками и еще один поворот.

Было хорошо двигаться здесь, в темноте, на ночном воздухе. Глядя одним глазом на Роберта, он повторял движения, глубоко и с удовольствием дыша. Сверху донеслось эхо выкрика брата. Эрик, однако, не решился тревожить священную тишину лощины и предпочел двигаться беззвучно.

Но на двадцать пятом движении, стоя на левой ноге и прижав правую ступню к левому колену, Эрик замер. Внезапно он усмехнулся. Усмешка становилась шире, по мере того как он выходил из стойки, посматривая на брата. Глядя на безукоризненные движения Роберта, Эрик подумал, что его брат верен своему странному чувству юмора, и тихонько рассмеялся.

Ганкаку. Горный журавль. Так переводится название стиля. Он снова покачал головой, все еще усмехаясь, пока Роберт изображал стойку журавля на краю расселины.

Эрик вздохнул и сел. Он слишком долго учил новичков, детишек и домохозяек в общественном центре Даудсвилла. Основами он владел все еще хорошо, но более сложные вещи подзабыл. А Роберт продолжал учиться, да так увлеченно, что бросил аспирантуру в университете Нью-Йорка ради годичного путешествия на Восток. Даже только по одному силуэту Эрику было видно, что младший брат его превзошел.

Он вытер пот со лба и потянулся еще за одной банкой пива. Открыл, и пена потекла по стенке банки и по его руке в траву. Эрик не замечал этого. Он сделал глоток и продолжил смотреть на брата и поднимающуюся луну.

«Мне бы следовало позавидовать тебе, — подумал Эрик, наблюдая за непрерывно движущимся силуэтом. — Но я не завидую. Я просто хочу, чтобы все было немного иначе».

Он мог бы стать кем-то, как брат. Он тоже учился в университете Нью-Йорка. Защитился по геологии. Но все время, пока жил там, чувствовал, что его сокрушают бетон, грязь и бесконечные толпы. Сбежать в горы Катскилл было легко, и он остался здесь. Спрятался. Именно так, и теперь он это знал. Спрятался в горах от целого мира.

Увидев Роберта, он вспомнил об этом. Эрик не считал себя неудачником — его жалость к себе не зашла настолько далеко, — но и особых успехов у него не имелось. Он просто выжидал — и жал на педали, развозя почту.

А вот Роберт не упускал ни единой возможности. Он все-таки защитился и остался в Нью-Йорке, но при этом объездил Окинаву, Таиланд, Китай и другие волшебные места, о которых Эрик мог только мечтать.

Эрик снова поднял глаза и даже откинул голову, чтобы удобнее было любоваться на звезды, и плюхнулся со стульчика на землю.

— Ничего себе! — воскликнул кто-то. Эрик озадаченно повернул голову и увидел брата, который наклонился, чтобы помочь ему встать.

Роберт показал на груду банок.

— Целая упаковка! — сказал он, демонстрируя Эрику, что не зря защитил диссертацию и умеет считать. — все это, пока меня не было! Да ты пьян, братец!

— Не пьян, — тихо ответил Эрик и растерянно заморгал, уставившись на банки. Он не помнил, что выпил так много, не помнил, и как Роберт спускался. — Просто потерял равновесие. — Эрик поставил складной стульчик на место и снова сел. — Я смотрел на звезды и опрокинулся, вот и все.

— Да уж, — с сомнением в голосе сказал Роберт, снимая синюю рубашку и вытирая ею лицо. Пот поблескивал на его плечах и груди, пряди светлых вьющихся волос прилипли ко лбу. Он включил фонарь и сел на берегу ручья, собираясь вымыть ноги.

Эрик потянулся и снова выключил фонарь.

— Побережем батарейки, — буркнул он. И тут же более радостно добавил: — Эй, я читал твою новую книгу!

Роберт вытащил правую ногу из воды, подтянул ее и принялся растирать.

— «Тихий стук»? — спросил он с едва заметным пренебрежением.

— Ужас до чего страшная, — гордо заметил Эрик. — Нет ничего лучше славной истории о привидениях. Читатели ее просто с руками оторвут.

Роберт не ответил, продолжая массировать ногу. Едва слышный вздох слетел с его губ.

— Маме тоже понравилось. — Эрик открыл еще одну банку пива. — Даже больше, чем предпоследняя, «Мрачные предзнаменования».

Роберт фыркнул и негромко рассмеялся.

— Да уж, братец. Готов спорить, что ей понравилось. Мальчик встречает упыря, упырь съедает мальчика — естественно, во всех кровавых подробностях. — Он снова фыркнул. — Она складывает все мои романы в стопку на телевизоре, но никогда их не читает. Мы оба это знаем.

— Понимаешь, она не любит кошмары, — умиротворяюще заметил Эрик. — Тем не менее она гордится тобой и радуется, когда у тебя выходит новая книга. Все время хвалится тобой.

— А папа? — Легкий оттенок сарказма вернулся в голос Роберта, но на этот раз безо всякого веселья. — Он тоже хвалится мной?

На мгновение воцарилась тишина, нарушаемая лишь едва слышным шелестом листьев и шорохом ветра.

— Никогда не понимал, что между вами происходит, — признался Эрик. Он встал и принялся прохаживаться за спиной у Роберта. Отхлебнул пива и посмотрел на голую спину брата. — С чего это он так взъелся на твой псевдоним? Ведь многие писатели берут псевдонимы, разве не так? — Он сделал еще глоток. — Вот ведь упрямец!

Роберт не ответил. Он снова опустил правую ногу в воду и вытащил левую.

— Да ладно, не думай об этом.

Эрик словно не слышал его.

— Похоже, он считает, что ты запятнал честь семьи, сократив «Погловски» до «Поло». Но, черт, как же публиковаться с такой фамилией? Ты бы сам купил ужастик, подписанный «Погловски»?

— Он благочестивый католик, — буркнул Роберт, — и этим все сказано.

Эрик перестал расхаживать. Даже опьянение не помешало ему расслышать тон брата.

— А почему бы тебе завтра не наведаться к ним в Даудсвилл? — спросил он с надеждой. Роберт не виделся с отцом уже почти два года. Такая глупая эта ссора из-за фамилии.

— Нет, — прошептал Роберт и покачал головой.

— Но ты же приехал сюда!

— Ну и что с того! — Роберт, очевидно, разозлился. Он встал и надел рубашку, не удосужившись застегнуть ее, наклонился и дернул молнию у входа в палатку. Металлический скрежет неожиданно громко прозвучал в тишине ущелья. Роберт скользнул внутрь, его гнев был ощутим почти физически. Чуть позже он вылез из палатки.

— Слушай, — сказал Роберт извиняющимся тоном, — я позвонил тебе, потому что хотел ненадолго выбраться с Манхэттена. Надо было. Понимаешь?

— Почему? — Эрик болтал банкой пива, расплескивая содержимое. — По дороге ты не сказал почти ни единого слова. А потом на тропе опять развеселился, как ребенок. — Он наклонился вперед. — Я пьян, Бобби, но, черт подери, я не слеп. Год от тебя ни слуху ни духу — и вдруг звонишь среди ночи. — Он поднял руку, показывая, будто снимает трубку, и довольно похоже изобразил голос брата. — «Привет, я в Челси, на Седьмой авеню, давай встретимся, а?» Слушай, братец, я же знаю, когда тебя что-то беспокоит. И всегда знал. Да тебе же так худо, что и сказать невозможно, а ты все героя из себя строишь. — Он попробовал усмехнуться и подмигнул, меняя тон. — Как ее зовут?

Роберт нахмурился. Он вырвал банку из руки брата и отхлебнул, что само по себе было удивительно: Роберт вообще не употреблял алкоголь.

— Это не женщина, — сказал он, едва сдерживаясь. — Просто на меня что-то давит. У меня там рукопись, и конец все никак не выходит. Попробуй сам писать по две книги в год. Вот мне и захотелось выбраться из города.

Эрика это не обмануло, но он решил не настаивать. Роберт всегда отличался скрытностью, и приставать к нему с расспросами было просто бесполезно.

Он отобрал свое пиво и глотнул разок, не отрывая взгляда от Роберта, потом опустил банку и громко рыгнул.

— Ладно. Стало быть, проведем тихий уикенд на природе.

Роберт натянуто улыбнулся.

— Чем тише, тем лучше. А теперь заткнись. Мне надо поспать.

Он пригнулся и исчез в палатке. Послышался лязг длинной металлической молнии от спального мешка. Эрик снова сел.

— Я видел тебя над обрывом, — сказал он сквозь стенку палатки.

Показалась голова Роберта.

— Правда?

— Ганкаку, — ответил Эрик, отметая сомнения брата. — Даже отсюда было видно, что ты в отличной форме. Как Окинава?

Роберт приподнялся на локтях и опустил москитную сетку, прикрыв вход в палатку, потом снова устроился, упершись подбородком в ладони, и принял глубокомысленный вид.

— Роскошно. Впрочем, в Китае было лучше. Мы там пожили около месяца на обратном пути.

— Значит, около месяца, да? И кто это — «мы»?

Роберт прикусил губу.

— Еще один ученик. Борец, с которым я познакомился в школе Квонг Ну Доджо в Гейнсвилле, это во Флориде. Некий Скотт Силвер, увлекается контактными единоборствами. Мы вместе путешествовали вскладчину. Встретили несколько действительно замечательных инструкторов.

— Какая такая Флорида? — Эрик удивленно поднял брови и снова поднес банку к губам. — Что-то я не слышал, чтобы ты туда ездил.

— Ну, это была просто остановка в ходе рекламного тура с «Мрачными предзнаменованиями». Ничего особенного. Но я предпочитаю, попав в какой-нибудь город, выяснить, как там обстоят дела с боевыми искусствами. Так вот, школа Квонг Ну действительно впечатляет.

— И ты сказал этому парню, что собираешься на Окинаву?

— Вот именно. Скотт тоже туда хотел, но считал, что не может позволить себе такую поездку. Мы подумали и решили, что если скинемся, то сможем съездить на месяц и во время путешествия будем вместе тренироваться.

Снова подул ветер. Москитная сетка облепила лицо Роберта, и он откинул ее. Свет луны на мгновение отразился на его светлых волосах и бледной коже, потом большая туча закрыла небо над ущельем.

— Жаль, что тебя там не было, брат, — сказал Роберт.

— Жаль, что ты не позвал меня. — Эрик поставил банку и посмотрел вверх. По ночному небу, словно разъяренные духи, с запада на восток неслись тучи. — Знаешь, я бы поехал.

— Ты? — добродушно усмехнулся Роберт. — Покинул бы Даудсвилл? На целый год?

— Эй, но я же столько лет ходил в колледж в Нью-Йорке!

— Да уж, и при первой же возможности мчался на выходные домой. Ты был единственным студентом, который заплатил за парковку машины больше, чем за учебу.

Эрик прищурил один глаз и искоса посмотрел на брата. Он прикрыл пальцем дырочку в крышке и встряхнул банку.

— А ты откуда знаешь, желторотик? Да когда я защитил диплом, ты и первокурсником-то еще не был.

— Зато стал в колледже легендой. — Он попытался застегнуть вход в палатку, и тут Эрик наклонился вперед. — О нет! Эрик! Нет!

Пиво брызнуло из банки. Смеясь, Эрик встряхнул ее еще раз, окатив брата, стенку палатки и оба спальных мешка, а потом быстро заполз внутрь.

Роберт тут же потянулся за банкой. Его реакция была молниеносна, но Эрик оказался быстрее: его пальцы успели сомкнуться на запястье Роберта. Остатки пива окатили обоих.

— Вот, не такой уж я и старый, — рассмеялся Эрик, не отпуская запястье брата.

— Возможно, но что с того? — Прежде чем Эрик успел отреагировать, Роберт высвободил руку простым приемом айкидо, потом схватил Эрика за шею и впечатал левую ногу ему в живот.

— Томо-наге! — радостно крикнул он, отклоняясь назад и выполняя классический бросок дзюдо.

Эрик застонал и рухнул. Швы маленькой нейлоновой палатки громко треснули, колышки выскочили из земли. Палатка накрыла обоих, как лопнувший воздушный шар, и заколыхалась от их возни. Потом наружу высунулись две головы; хохот и тяжелое дыхание постепенно стихли.

— Это всегда был мой любимый бросок, — признался Роберт.

Эрик высунулся из-под того, что раньше было палаткой.

— Ну вот, — вздохнул он, — я-то как раз собирался купить что-нибудь попрочнее, с каркасом, но не успел.

— Ничего, и эту еще можно спасти.

Братья выбрались наружу. Роберт поднял один из погнутых колышков и осмотрел стягивающую его веревочную петлю.

— Пока, однако, нам придется ночевать в пропитанных пивом спальниках.

— Давай вытащим их, может, быстрее высохнут.

Роберт собрался было включить фонарь, и тут…

— Смотри! — тихо сказал он, вглядываясь во тьму. — Там, в глубине ущелья. — Он выпрямился, немного отошел от лагеря и снова остановился.

Эрик выронил конец спального мешка, который он пытался вытянуть из рухнувшей палатки, и подошел к брату.



— Ну и дела! Водопад светится!

Плечом к плечу братья стояли и смотрели на странное явление. Водопад приглушенно рокотал, и за шорохом относимых ветром листьев этот звук был почти неразличим. Но вода мерцала, переливаясь неяркими оттенками зеленого.

— Ты же у нас геолог, — сказал Роберт, не оглядываясь на брата. — Это что, лишайники так люминесцируют?

— Ужастики пишешь ты, значит, это по твоей части, — парировал Эрик. Он выучился геологии, но настоящим ученым себя не считал и уж во всяком случае не мог объяснить то, что видел.

Роберт положил руку на плечо брата. Это был бессознательный жест, знак того уровня отношений, которых так долго не хватало Эрику.

Прежде чем оба они успели заговорить, мерцание погасло. Водопад было немного слышно, но не более. Эрик задержал дыхание и сделал первое, что пришло ему в голову. Он включил фонарь и…

— Что за чертовщина? — При ярком свете его лицо казалось еще бледнее.

Роберт исчез. Эрик похолодел — явно не от ветра. Он схватил фонарь и бросился сквозь густые заросли вдоль берега ручья к водопаду. Ежевика царапала его голые икры, низкие ветви хлестали по лицу, под ноги то и дело попадались коряги, но он несся вперед, уверенный, что Роберт где-то впереди.

— Роберт! — звал он. — Роберт! — Свет фонаря рассекал темноту. — Ответь же мне, черт бы тебя побрал!

И вот он достиг водопада. Собственно, это была полоска воды всего фута в четыре шириной — в горах Катскилл таких много. Водопад тихо рокотал, стекая каскадом с шестидесятифутовой песчаниковой стены. Легкие брызги, висящие в воздухе, быстро намочили лицо Эрика.

— Роберт! — снова крикнул он с замирающим сердцем.

— Здесь я, — ответил Роберт.

Эрик сразу же направил фонарь на звук голоса.

— Где?

Роберт коснулся его плеча. Эрик вздрогнул.

— Бобби! Прекрати сейчас же! Хоть шуми, что ли, когда двигаешься. — Эрик вытер лицо и притворился, что убивает москита. — Дьявол, это был самый обыкновенный лунный свет. — Он попытался отдышаться и найти хоть какое-нибудь рациональное объяснение. — Ага! Свет упал сюда вот под таким углом — и все дела.

— Нет, — тихо сказал Роберт, вглядываясь в падающую воду. — Я видел кого-то.

— Да ты рехнулся. Не мог ты никого здесь увидеть — лес слишком густой.

— Не здесь, — загадочно ответил Роберт. Он медленно обернулся и устремил взгляд в темноту. — У палатки. Он… Нет, быть такого не может.

— Чего «такого»? — огрызнулся Эрик. Немедленного ответа не последовало, и он схватил брата за руку. Роберт дрожал.

— Скотт, — наконец сказал он тихим шепотом. — Кажется, я видел Скотта.

— Ты явно таскал у меня пиво. В этой проклятой глуши нет никого, кроме нас.

Роберт медленно повернулся. Фонарь осветил его лицо; глаза казались темными провалами и придавали ему жутковатый вид.

— Тогда кому-то из нас не хватило еще кварты. — Он нагнулся и показал на землю. Трава была забрызгана темной липкой жидкостью.

Эрик прикусил губу и потрогал жидкость указательным пальцем, потом пригляделся повнимательнее.

— Кровь. Следы крови.

— Они ведут к водопаду, — прибавил Роберт.

— И откуда они, по-твоему? — спросил Эрик, вытирая пальцы сначала о траву, потом о шорты. — Быть такого не может, чтобы твой приятель Скотт пришел сюда вслед за нами.

— Конечно, — сказал Роберт и сделал еще несколько шагов. Эрик бросился за ним с фонарем. — Смотри. — Роберт остановился, снова нагнулся и поднял серебряный медальон на тонкой цепочке.

Медальон напоминал по форме старомодное двустороннее лезвие бритвы и ярко сиял в свете фонаря. Одна сторона была отполирована до зеркального блеска, на другой была надпись на каком-то иностранном языке. Когда Роберт повернул медальон, надпись отразила свет странными зеленовато-серебристыми лучами.

— Ты хоть что-нибудь понимаешь? — спросил Эрик, разглядывая необычную вещицу. Тоненькая цепочка оказалась на удивление крепкой. Он вернул медальон брату.

Роберт поднял его за цепочку и покрутил. Сияющие лучи расходились во все стороны. Внезапно он выключил фонарь, и ущелье погрузилось во тьму. Когда глаза немного привыкли, он взглянул на брата и покачал головой.

— Заметил? Он мокрый. В звеньях цепочки еще осталась вода.

— Роса?

Роберт провел ладонью по траве.

— Да нет. — И он снова обернулся к водопаду.

— Слушай, — Эрик поскреб затылок, — эта штуковина, может быть, пролежала здесь не один день.

Роберт насмешливо покосился на него.

— Он слишком блестит. Не потускнел и даже не запачкался, просто мокрый.

Эрик сглотнул. Вдруг каждая тень показалась чьим-то укрытием, каждое дуновение ветерка чьим-то шепотом. Тучи неслись по небу в неверном свете луны. Эрик пригляделся к краю ущелья, пытаясь обнаружить хоть какое-нибудь движение. Порыв ветра прошелестел в листьях, и он вздрогнул.

— Думаешь, это и правда твой приятель Скотт дурачит нас?

Роберт быстро взглянул на брата и отвернулся.

— Нет. — Выражение его лица сделалось жестким, все мускулы были напряжены. Эрик подумал, что никогда не видел брата таким.

— Бобби? — обеспокоенно окликнул он Роберта.

— Пошли.

Не говоря больше ни слова, Роберт встал, забрал у Эрика фонарь, включил его и направился по кровавому следу. След был прерывистым — то лист измазан, то на стволе поваленного дерева пятно.

Так они пришли к водопаду.

Эрик и Роберт встали рядом. Тонкая водная завеса переливалась в свете фонаря. Внизу было маленькое озерцо, из которого вытекал ручей. Роберт снова опустился на колени. Камни на краю озерца были забрызганы кровью.

Эрик раздраженно отмахнулся от стайки мошек, которых привлекла кровь.

— Вот вам и уикенд!

Роберт взял медальон за цепочку и покрутил его. Вещица влажно блеснула.

— Подожди меня здесь.

— Ну уж нет! — Эрик схватил брата за руку. — Раз уж вляпались, давай вместе.

И они двинулись по берегу озерца к водопаду. Свет фонаря отражался в воде. Там где-то должна была быть пещера, но братья ее пока не замечали. Эрик, однако, твердо решил, что она существует. Горы Катскилл, настоящее геологическое чудо, были полны подобных мест, образовавшихся в результате схода ледников и выветривания.

— Прямо как в твоей книжке, — бросил Эрик, пытаясь заглянуть за водопад. Ледяная вода плеснула ему в лицо и за шиворот. Он вытянул вперед руку и убедился, что водопад не был широким.

Эрик выпрямился, глубоко вдохнул и вытряхнул воду из ушей.

— Там и правда пещера!

Роберт не колебался ни секунды. Он тут же шагнул вперед, намереваясь увидеть пещеру сам, и… исчез из виду.

Хоть Эрик и рассердился, но делать было нечего, и он отправился сквозь водяную преграду вслед за братом. Острые камни царапали плечи. Левый рукав надорвался по шву. Скользкое дно постепенно опускалось вниз. Эрик чуть не упал, но Роберт подхватил его.

Эрик восстановил равновесие, выругался и оттолкнул руку брата.

— Идиот! Когда соберешься сделать очередную глупость, предупреди меня.

Пещера была всего фута полтора шириной, но довольно высокая. Собственно, и не пещера даже, а расщелина в скале.

— Выруби свет, — сказал Роберт. Шум водопада, усиленный акустикой пещеры, почти перекрывал его голос.

Эрик недоверчиво взглянул на брата.

— Ты что, рехнулся?

— Выруби свет, — повторил Роберт голосом, лишенным всякого выражения.

Эрик недовольно заворчал, но фонарь выключил. К его немалому удивлению, они не оказались в полной темноте.

Из поднятого кулака Роберта струился зеленоватый свет, проникая сквозь пальцы и высвечивая кости. Внезапно Роберт разжал кулак. Медальон выскользнул и повис на цепочке. Он сиял, как изумрудная звезда, и стены пещеры отражали свет. У входа переливался поток воды. В противоположном конце пещера расширялась; стены не было видно, только далекий мерцающий белый свет.

Эрик медленно выдохнул и прижался к стене.

— Не думаю, что я готов к этому, Бобби. Я тихий почтальон из маленького городка.

Он слишком поздно осознал, что белый свет надвигается на них и что они не успеют выскочить наружу. Эрик быстро обхватил брата руками. В тот же миг белый свет обрушился на них, и кто-то закричал.

Холодный огонь обжег Эрика. Каждый нерв в его теле напрягся. Долгий, бесконечный вопль вырвался из его горла.

Все кончилось так же внезапно, как и началось. Эрик открыл глаза и огляделся. Зеленый свет исчез. Он поднял руку и ощупал лицо, ожидая обнаружить страшные ожоги, но их не было.

И тем не менее Эрик сразу понял, что они с Робертом попали в беду.

Водопад исчез. Небо, видное на выходе из пещеры, пылало, переливаясь оранжевым, красным, желтым, лиловым, а вплоть до далекого леса расстилался густой ковер зеленой травы.

Эрик почувствовал дыхание Роберта.

— Не думал, что ты можешь взять такую ноту. Фэй Рэй, и та гордилась бы.

Роберт направился к выходу. Эрик неуверенно последовал за братом. Снаружи дул теплый вечерний ветер. Никаких признаков водопада, озерца и ручья. И палатки не видно. Лес вдалеке тоже был какой-то незнакомый. А главное, не было ущелья.

— Понятия не имею, что стряслось, однако это точно не Катскилл, — сказал Роберт, глядя на край заходящего солнца.

Красный огненный шар словно поджег все вокруг. Роберт достал серебряный медальон и поболтал им в воздухе. Словно насмехаясь над братьями, вновь замелькали блики.

У Эрика екнуло сердце.

— Это не только не Катскилл, — сказал он, пытаясь прикрыть страх сарказмом, — это даже и не Канзас.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Роберт с замирающим сердцем смотрел вдаль. Небо пылало яркими красками заката. В двух сотнях ярдов начинался лес, за деревьями виднелись красивые горы. Воздух был все еще горяч. Ветер доносил сладковатый запах сосен, вереска и можжевельника. Роберт, однако, не обращал внимания на всю эту красоту — он настороженно вглядывался в лес, отмечая малейшее движение листьев и каждую тень.

У его ног пол пещеры и трава были запятнаны кровью. На уровне плеча на каменной стене виднелся кровавый отпечаток ладони. Роберт тщетно пытался убедить себя, что там, у палатки, был не Скотт. Но он видел его так же ясно, как сейчас — Эрика.

Он исподтишка поглядел на брата. Тот долго ощупывал стену пещеры, простукивал ее костяшками пальцев и наконец пнул с досадой.

— Сплошной камень!

Роберт попытался скрыть дрожь. Сколько ни бей в стену пещеры, дверь там не появится. Они попали сюда каким-то необычным способом. Он снова посмотрел на отпечаток ладони, который Эрик пока что не заметил. Чья это кровь? Не может быть, чтобы Скотта.

Он любил брата, но многое просто не умел ему сказать и стыдился этого, словно предательства. Первое, что сделал Эрик тогда в пещере, пытался защитить его. И вот теперь Роберту хотелось защитить Эрика. Вернуть его домой. Но возможно ли это? Он вынул медальон и вгляделся в надпись, потом снова перевел взгляд на отпечаток ладони.

— Нас сюда привели, брат. С какой-то целью.

— Что за бред! — Эрик продолжал отыскивать выход, но уже с меньшим энтузиазмом. — Кто еще привел?

Роберт задумался. Он был уверен, что видел лицо Скотта в тени за палаткой. Хотел окликнуть его, но слишком велик был шок, и он промолчал. А Скотт повернулся и умчался в темноту. Роберт ринулся следом, не сказав Эрику ни слова. Преследовал… пустоту.

— Не знаю, — соврал Роберт и устремил взгляд на восток, в горы.

Горы были странной окраски: в лиловых, синих и черных пятнах, словно какой-то художник впал в депрессию и вволю развернулся на гигантском холсте.

— Не понимаю, что происходит, — продолжил он, — но кто-то нас сюда привел. Сам подумай. Сначала я увидел… — Он замялся, не желая снова называть имя Скотта. — Я увидел кого-то в тени. Он исчез, а я нашел кровавый след. Потом медальон. И пещера. И вот мы здесь. Надо быть слепым или дураком, чтобы не усмотреть здесь какой-то умысел.

— Я не слепой, — отрезал Эрик, прекращая наконец поиски и подходя к брату. — И надеюсь, не дурак. Но пока что у нас сплошные вопросы без ответов.

Он осторожно вышел на открытый воздух и вгляделся в лес.

Роберт сунул медальон в левый передний карман шорт и вышел вслед за братом. Их обдувал теплый ветер, но в мокрой одежде было все-таки зябко.

— Не принимай все так близко к сердцу, — с деланным спокойствием в голосе сказал он. На самом деле Роберт был охвачен ужасом, таким, что даже в животе урчало. Казалось, что он это уже где-то видел, — однако ничто конкретно не было ему знакомо. От этого просто хотелось удрать назад в пещеру.

— Я жил с тобой и читал твои книги. — Эрик пожал плечами. — Я привык к странностям.

От Роберта не ускользнуло напряжение в голосе брата. Эрику тоже было страшно.

Когда они прошли несколько шагов, Эрик остановился, повернулся и окинул взглядом пещеру, потом тронул Роберта за плечо и показал рукой. Пещера находилась в отвесной скале, но не это привлекло внимания Эрика. На широком выступе над самым входом кто-то выстроил маленькую хижину. Она была явно сляпана наспех и могла развалиться от более или менее сильного порыва ветра.

— Откуда ты о ней узнал? — тихо спросил Роберт.

— Да не знал я ничего. Мы оставили фонарь в пещере, я хотел вернуться за ним — и вот, заметил. Как думаешь, кто-нибудь дома?

— Чтобы узнать, придется постучать. — Роберт мрачно покачал головой и принялся застегивать рубашку. Мокрая ткань липла к телу, но теплый ветерок должен был высушить ее довольно быстро. — Давай посмотрим, можно ли туда забраться.

И он принялся раздумывать, как бы это сделать, а Эрик помчался за фонарем к пещере.

В двадцати шагах к востоку от пещеры в мягком камне была высечена грубая лестница. Роберт помахал брату — фонарь был очень кстати: солнце уже заходило, освещая луг косыми лучами.

Роберт забрался первым и ждал Эрика. На западе в последних лучах солнца он с трудом различил очертания озера: свет был слишком ярким, и Роберт зажмурился и потер нос.

— Это что-то вроде караульной будки, — сказал Эрик. — Отсюда видно все вокруг.

Дверь хижины накренилась и повисла на единственной, изъеденной ржавчиной петле. Роберт толкнул ее, боясь, что она тут же отвалится, но та, глухо заскрипев по полу, отворилась.

Внутри были разве что пыль да паутина. Окна оказались заколочены. Сквозь многочисленные щели в стенах струились закатные лучи. Роберт прошел в середину единственной комнаты, и пол заскрипел под его тяжестью.

Эрик включил фонарь. В углу обнаружилась веревочная кровать с дырявой периной, полуистлевшие перья которой лениво шевелил сквозняк. В другом углу стоял грубо сколоченный деревянный стол более или менее квадратной формы и пара шатких стульев. На столе оказалось керамическое блюдо с трещиной, чашка и огарок свечи.

Эрик подошел к бочонку, стоящему рядом с кроватью, и открыл крышку.

— Вода.

И тут он заметил на поверхности противного вида пену и положил крышку на место.

— Для питья непригодна.

Он прошелся с фонарем по комнате и обнаружил у давно потухшего очага тонкий шест.

— Похоже на боевой посох бо. — Эрик отложил фонарь и поднял оружие. — Странная древесина. Чрезвычайно гибкая.

Он продолжил осмотр, не выпуская находку из рук.

Роберту удалось открыть одно окно. Ветер ворвался внутрь, сметая пыль и перья. Стало лишь ненамного светлее, но свежий воздух был приятной переменой. Роберт подошел к кровати. Если снять веревку с каркаса, она очень даже пригодится. Но… Только он тронул ее, как веревка рассыпалась в прах. Не повезло. Он направился к столу.

Эрик окликнул брата.

— Пойдем, Бобби. Здесь много лет как никого не было.

— Тогда кто это написал? — нервно спросил Роберт. У него пересохло в горле, все тело била мелкая дрожь. Он указал пальцем на стол.

Эрик поднес фонарь. На поверхности стола в толстом слое пыли были выведены буквы: Поло.

Роберт стер свое имя со стола и бросился вон из хижины, с наслаждением наполнив легкие теплым воздухом. Сердце учащенно билось. В ушах шумело. Поло. Скотт всегда называл его Поло!

Эрик выскочил за братом в широко распахнутую дверь.

— В чем дело, Бобби? Я и разглядеть-то ничего не успел.

Громкий скрежет заставил их обернуться. Внутри хижины что-то трещало и ломалось. Она накренилась под еще более немыслимым углом, в результате чего обрушилась крыша, и тут все сооружение повалилось подобно карточному домику.

— Ночлег погиб, — вздохнул Эрик, рассматривая руины.

— Наплевать на ночлег, — отрезал Роберт, направляясь в сторону ступеней. — Пойду посмотрю, что там внизу.

— Зачем? — сдавленным голосом спросил Эрик.

— Не знаю. Оставь меня в покое!

Роберт заторопился вниз по ступеням, ругая себя за то, что накричал на брата. Собственно, он не злился на Эрика, он просто боялся неизвестности. А бояться ему не нравилось, особенно в присутствии старшего брата.

Но сейчас он не стал об этом думать. Спустился и принялся изучать землю у входа в пещеру в поисках следов, крови или еще хоть чего-нибудь.

Он был абсолютно уверен, что кто-то заманил их с братом в пещеру. Имя, написанное в пыли, лишь подтверждало эту гипотезу. Но где они оказались и куда им было идти?

Он обернулся к опушке леса. Там было темно, как ночью. Он прошелся еще немного по лугу, приглядываясь к земле.



Эрик молча последовал за ним, и Роберта охватило смутное чувство вины.

— Давай вернемся, а завтра попробуем разобраться, куда мы попали и как вернуться домой.

Эрик долго смотрел на него, и ветер трепал его вьющиеся черные волосы, в глазах отражались последние солнечные лучи. Глаза у обоих братьев были зеленые, чистого изумрудного оттенка, и Роберт терпеть не мог, когда Эрик вот так пристально глядел ему в глаза. Но черты Эрика смягчились, он устало улыбнулся брату, взял фонарь под мышку и хлопнул Роберта по плечу. Вот и все. Он повернулся и зашагал обратно к пещере.

Где-то в лесу, справа от них, послышался треск. Братья замерли. Тишину сгущающихся сумерек разорвали непонятные жуткие звуки, очевидно принадлежащие какому-то животному.

У Роберта по спине пробежали мурашки. Он никогда в жизни не слышал ничего подобного и встревоженно глянул на брата. Эрик, крепко сжимая в руках фонарь и посох, напряженно всматривался в опушку.

Огромный черный зверь с блестящей шкурой и сверкающими красными глазами выскочил из леса и устремился прямо к ним. Он напоминал приземистую лошадь, но с острым черным рогом длиной в человеческую руку посреди лба.

— Скажи мне, что я все еще пьян! — крикнул Эрик. Роберт не стал терять время.

— Беги! — И он толкнул брата в сторону пещеры. Эрику не надо было повторять дважды. Он бросил фонарь и посох и помчался со всех ног. Роберт последовал за ним, работая руками и ногами изо всех сил, но при этом косясь в сторону странного зверя. Единорог несся с ошеломляющей скоростью, и они вполне могли не успеть добежать до пещеры. Не говоря Эрику ни слова, Роберт остановился и бросил короткий взгляд вслед брату, только чтобы убедиться, что Эрик продолжает бежать, затем повернулся к зверю и вскинул руки.

— Эй! Сюда, сукин ты сын!

Единорог бросился прямо на него. Роберт вслушался в стук копыт, глубоко вдохнул, сконцентрировался, борясь со страхом. Кончик смертоносного рога наклонился, целясь прямо ему в грудь.

Роберт едва успел отскочить и упал на землю, сделав перекат, потом вскочил на ноги и огляделся, готовясь к новой атаке.

Чудовище издало некий гневный звук, отдаленно напоминавший ржанье, и резко развернулось. Сердце Роберта забилось. Этот единорог совершенно не напоминал зверя из сказок. Его кожа была покрыта чешуей, как у змеи, и маслянисто блестела. Хвост тоже напоминал змеиный и со свистом рассекал воздух. Но глаза! Они, оказывается, пылали самым настоящим огнем.

Пугающая, смертоносная красота.

Зверь снова пошел в атаку. На этот раз Роберт повернулся и побежал к лесу, надеясь заманить противника подальше от Эрика. Не оглядываясь, он чувствовал, что зверь догоняет его и уже обжигает ему спину дыханием.

Роберт снова отскочил в сторону, покатился по земле и замер, дико озираясь. Эрик звал его по имени, спеша на помощь. Черт бы его побрал! Спрятался бы лучше в пещере. В последний момент Роберт заметил оброненный братом посох и кинулся за ним.

Единорог громко заверещал. Роберт прикинул расстояние, оставшееся до оружия, и понял, что его шансы невелики, но все же продолжал бежать. Земля дрожала под копытами зверя. В отчаянии Роберт прыгнул, и его руки сомкнулись на посохе.

Единым движением он вскочил, повернулся вокруг своей оси и ударил злобное животное со всей мочи. Деревянный посох попал единорогу по морде, но не нанес сколько-нибудь серьезного повреждения, лишь сломался пополам с громким треском. Слишком поздно Роберт попытался увернуться. Он избежал рога, но зверь отбросил его корпусом. Роберт рухнул наземь, ошеломленный, в голове у него звенело.

Чудовище торжествующе заревело и явно приготовилось его прикончить. Роберт попытался вдохнуть, заставить свое тело двигаться. Совсем близко он увидел глаза, копыта и опущенный рог зверя.

Внезапно между противниками появился Эрик. Он крикнул и вскинул руки, пытаясь дезориентировать единорога, но тот продолжал мчаться вперед. Эрик что-то проворчал и, улучив момент, схватился за рог обеими руками. Удар сбил его с ног, но рога он не отпустил.

Роберт едва успел откатиться в сторону. С трудом встав на колени, он в ужасе наблюдал, как чудовище, мотая шеей, вскинуло Эрика в воздух. Падая, Эрик сильно ушибся и вскрикнул от боли. Единорог встал на дыбы, собираясь его растоптать.

Не размышляя, Роберт прыгнул зверю на спину. Со всей силой он опустил зажатый в напряженной руке нож туда, где смыкались шея и голова единорога. Чудовище заревело. Сжав ногами бока зверя, схватив его за холку, Роберт в почти истерической ярости обрушивал на него удар за ударом. Единорог до смешного легко сбросил седока, и Роберт беспомощно упал, перекувырнувшись в воздухе. Острая боль пронзила его залитую кровью ладонь — он порезался о чешую.

Но более серьезная опасность заставила всякую мысль о боли улетучиться. Эрик вскочил, но даже не собирался бежать от вновь пошедшего в атаку единорога. Он только глубоко вдохнул, сжал кулаки перед грудью и медленно выдвинул их вперед, делая выдох и еще один вдох. Он сузил глаза до щелок и повернулся одним плечом к зверю.

— Эрик!

Но Эрик не обратил внимания на брата. Единорог несся на него, нагнув голову и сверкая рогом. Эрик крепко стоял на ногах. Его правая рука описала в воздухе высокую дугу. Он ждал, как ждет тореро в решающий момент. Роберт слышал лишь топот копыт и собственный пронзительный крик.

С почти торжественным спокойствием Эрик шагнул в сторону. Его поднятая правая рука обрушилась вниз в точно рассчитанном ударе. Послышались боевой выкрик и громкий треск.

Потерявший рог зверь заревел от боли. Из глаз его сыпались искры, из ноздрей шел дым. Эрик попытался отскочить в сторону, но чудовище, словно обладая человеческим разумом, повернуло голову и поймало его в прыжке.

Эрик со стоном рухнул наземь. Чудовище встало на дыбы, готовясь обрушить на него свои копыта. Эрик едва успел увернуться. Единорог снова встал на дыбы, и снова Эрик чудом избежал смерти.

Роберт услышал пронзительный вопль брата и противный стук копыт. В отчаянии он бросился на единорога и вдруг заметил лежащий в траве обломанный рог. Он поднял его и всадил зверю в шею. Хлынула густая жидкость, заливая его. Роберт нанес единорогу еще один удар — в бок — и всем телом навалился на оружие, вколачивая его глубже и глубже.

Зверь взвыл от боли и отбросил его. От удара оземь у Роберта искры из глаз посыпались. Невыносимая режущая боль обожгла правое плечо.

Единорог отшатнулся, подогнул правую переднюю ногу, рухнул на бок и забился в агонии. Рог все еще торчал у него в боку, из ран хлестала кровь. Огромная грудь тяжко вздымалась в безуспешных попытках вдохнуть. Вдруг зверь ненадолго затих, потом поднял голову, жалобно взвизгнул и издох.

Роберт перевернулся на бок, приподнялся и посмотрел на неподвижно лежащего брата. Окликнул его по имени раз, потом другой. Эрик не отвечал.

Роберт подполз к брату и приподнял его. Лицо Эрика было все в крови, мокрые от пота спутанные волосы тоже были испачканы кровью. От кромки волос до правой брови тянулась глубокая рана, рваные края которой уже начали опухать. С разрывающимся сердцем Роберт качал бесчувственное тело брата.

Когда Эрик слабо застонал, сердце Роберта замерло. Глаза его заволокли слезы, и он прижался щекой к щеке брата. Эрик немного повернул голову и положил ее на плечо Роберта. Ночь опускалась над ними. Раненого было некуда отнести, ничего нельзя было сделать, оставалось лишь сидеть вот так, обнимая его, и надеяться.

Одна за другой на бархатно-синем небе появились звезды. Эрик бы узнал и назвал каждую. В детстве он потратил не одну ночь, пытаясь научить братишку различать их, но Роберт толком ничего не усвоил.

Он опустил глаза и отвел прядь волос с лица Эрика. Со стороны леса подул легкий ветер, и листья зашуршали. Пара птиц — первых, которых Роберт заметил в небе чужой страны, вспорхнула с деревьев и исчезла в ночи. Сверчки затянули свою характерную песню.

Роберт сидел, раздумывая, что можно сделать. Эрик обязательно сумел бы ему помочь. Эрик всегда все знал. Но сейчас он и сам нуждался в помощи. Роберт боялся потревожить брата. Тот не шевелился. Роберт перевел взгляд на развалины хижины. В таком состоянии проку от нее никакого. Осталась только пещера.

И тут он вновь почувствовал боль собственных ран. Ушибленное плечо сильно ломило. Порез на правой руке пылал. Руки и ноги были покрыты ссадинами. Он скользнул языком по пересохшим губам и внезапно осознал, что мучим жаждой.

В темноте едва виднелась туша зверя, навлекшего на них все эти беды. Роберт снова поднял глаза к небу и попытался вспомнить названия хоть каких-нибудь звезд, словно это могло помочь брату. Но нет, ничего даже смутно знакомого. «Ригель», — подумал он и указал на одну яркую звезду свободной рукой.

— Ригель, — повторил он вслух, надеясь, что Эрик откроет глаза, усмехнется и поправит его. Но брат не шевелился.

Опухоль на лбу Эрика, там, куда его ударил копытом единорог, почернела и начинала приобретать угрожающие размеры. Роберт потрогал ее, рассмотрел внимательно и почувствовал все нарастающую тревогу. Он стер полой рубашки запекшуюся кровь и снова взглянул на вход в пещеру, убеждая себя, что брата надо перенести именно туда. Но нужен был свет, и он вспомнил о фонаре, который Эрик уронил где-то неподалеку. Как можно осторожнее он уложил брата на траву.

— Я скоро вернусь, — прошептал Роберт.

Но прежде чем он успел сделать хотя бы шаг, налетел порыв ветра, и над скалой появилось огромное, великолепное создание. Паря в воздухе, оно проплыло над лугом и направилось в сторону леса. Слабо светящиеся исполинские крылья плавно разрезали воздух.

Роберт разинув рот смотрел на гибкую шею и удивительно длинный изящный хвост. Небольшие, но сильные и снабженные внушительными когтями лапы зверя были поджаты. Желтое сияние, исходящее от крыльев, омывало землю.

Это было что-то невероятное — такой красоты Роберт в жизни не видел. Впрочем, о единороге он вначале подумал то же самое. И вот появляется еще одно чудище, а он один — ведь Эрик серьезно ранен!

Он мрачно огляделся в поисках оружия. В темноте не было видно, где лежит сломанный посох. Впрочем, от него едва ли была бы хоть какая-нибудь польза. Роберт подбежал к туше единорога и вырвал застрявший в ней рог. Теперь он был готов отразить новую атаку.

Высоко в небе чудище подняло крылья почти вертикально и, подобно огромному светящемуся древесному листу, опустилось на луг. Коснувшись земли, оно медленно сложило крылья. Мягкий желтый свет залил траву. Роберт не только увидел, но и, как ему показалось, почувствовал сверкающие гипнотические глаза, в которых, как и у единорога, светился почти человеческий ум.

Рядом с левым крылом зверя что-то зашевелилось. Маленькая черная тень метнулась и растаяла во мраке. Роберт схватил рог и подполз ближе к Эрику. Пригнувшись к земле, он принялся ждать.

В нескольких ярдах от них появилась какая-то фигура. Она быстро приближалась, размахивая руками. Роберт вскочил и приготовился к бою. Фигура резко остановилась и словно бы удивленно уставилась на него. Можно было разглядеть, как рука ее опустилась к поясу.

Роберт инстинктивно дернулся, и тут что-то с тихим свистом пронеслось мимо его уха. Еще раз. Что-то острое впилось ему в грудь.

Дротик! Плоть вокруг раны быстро немела; он поскорее вырвал оказавшийся совсем крошечным дротик из груди, но зрение его уже мутилось: яд подействовал очень быстро. С бьющимся сердцем он взглянул на брата, потом на едва заметного в темноте убийцу.

Он мог думать лишь об Эрике: как защитить брата? Следовало попробовать расправиться с незнакомцем как можно быстрее, пока еще есть силы.

Роберт покрыл расстояние между ними в три прыжка, уже чувствуя в груди еще один дротик. Незнакомец удалялся, но недостаточно быстро. Роберт уложил его своим фирменным ударом ногой по голове. Тот рухнул без стона. Роберт поднял ногу, собираясь обрушить каблук на незащищенное лицо врага.

Но дротики сделали свое дело: мир пошатнулся, лес, луг и звездное небо слились в сплошной круговерти. Роберт потерял равновесие и свалился в траву. Острые листья царапали его щеку, но пошевелиться было невозможно: холод сковал его. Кричать тоже не получалось.

На его лицо упала тень. Кто-то опустился рядом на колени. Через плечо незнакомца упали длинные волосы, коснувшись лица Роберта. Девушка! В свете звезд ее черты были едва различимы. Она перевернула его на спину, достала миниатюрную духовую трубку и приготовила еще один дротик.

Его тело было парализовано, но сознание оставалось ясным, и он постарался разглядеть своего противника получше. На ней была одежда из грубой черной кожи я такие же перчатки. Волосы поддерживала обвязанная вокруг головы белая лента. Еще кое-что бросилось Роберту в глаза. На шее у девушки была короткая серебряная цепочка с таким же медальоном, какой лежал у него в кармане, только поменьше.

Склонившись над ним, она что-то сказала на незнакомом языке, потерла висок, по которому пришелся удар, и не слишком дружелюбно посмотрела на Роберта, потом оставила его и приблизилась к Эрику. У Роберта не было никакой возможности остановить ее.

Он не мог пошевелиться, но ясно слышал биение огромных крыльев и краем глаза видел, как огромное животное грациозно поднимается в воздух. Но оно не улетело, лишь закружило над лугом, как странная гигантская светящаяся бабочка, паря на воздушных потоках.

Девушка снова склонилась над Робертом и вытащила дротик из его груди, аккуратно его вытерла и положила в чехольчик, вшитый в тыльную сторону правой перчатки. Роберт смотрел в небо и не обратил на это особого внимания.

Над скалой появились еще два крылатых существа, но если первое было янтарного цвета, то одно из вновь прибывших переливалось, как опал, а другое было словно из живого огня.

Девушка встала и пропела какую-то мелодию из четырех нот, и таинственные существа опустились на землю. Ветер, поднятый их крыльями, прошелестел над Робертом и взволновал траву подобно морской воде. Луг был теперь залит странным мерцающим цветом разных оттенков: звери потягивались и обмахивали себя крыльями.

Роберт услышал возбужденные голоса, девушка махала и кричала что-то в ответ. Двое, темноволосый мужчина тех же лет, что и Эрик, и мальчик лет четырнадцати, примчались с духовыми трубками и дротиками наготове, но вдруг быстро убрали оружие и наклонились осмотреть Роберта. Он чувствовал, как его грубо ощупывают, но не имел возможности сопротивляться.

Мужчина изумленно вскрикнул, обнаружив в кармане у Роберта серебряный медальон. Он поднял его за цепочку, продемонстрировал другим и начал что-то тихо говорить мальчику.

В этот момент девушка прервала его. Она подняла отломанный рог и показала на лежащую неподалеку тушу единорога. Оба ее товарища явно удивились; они умолкли и перевели взгляд на тушу, потом снова на Роберта и Эрика.

Девушка отдала какую-то команду. Мальчик и мужчина кивнули. Мальчик взял Роберта за ноги, а его старший товарищ — под мышки. Вместе они понесли его к одному из зверей, который явно этого ждал. Роберт не мог сопротивляться, он лишь старался успокоиться, внимательно все разглядывая.

Существа были верховыми животными. Прямо перед их сильными крыльями были надежно приторочены ремнями седла и вьюки, но поводьев Роберт не заметил. Его привязали к седлу янтарного зверя. Путы, однако, оказались на удивление мягкими; они проходили по груди и талии, в то время как руки оставались свободными. Чуть позже девушка села в седло рядом с ним, пристегнулась ремнем, наклонилась вперед и прошептала что-то ему на ухо на очень мелодичном незнакомом языке.

Из своего неудобного положения он видел, как мужчина и мальчик перенесли бесчувственное тело брата к опаловому зверю, но не стали связывать Эрика. С величайшей заботой, словно беспокоясь о его ранах, они положили его во что-то вроде люльки. Мальчик забрался в седло и крепко обхватил Эрика обеими руками. Голова раненого откинулась на плечо седока.

Страх покинул сердце Роберта. Кто бы ни были эти люди, они явно не собирались причинять им зло. Мужчина и мальчик несколько минут переговаривались вполголоса, потом мужчина ушел туда, где Роберт больше не мог его видеть. Все это время девушка гладила и растирала его спину и что-то тихо ему шептала. В ее голосе явно слышались ободряющие нотки.

Роберт не мог с точностью определить, сколько времени прошло. Наконец мужчина появился. Он принес фонарь и показал его женщине. Фонарь был выключен. Они осмотрели незнакомый предмет, обменялись несколькими фразами и положили его в седельную сумку девушки.

Девушка подождала, пока ее товарищ отойдет, и только тогда пропела одну ноту удивительно чистым сопрано, протянула ее немного и плавно поднялась на три ноты вверх. Ей ответили два звучных тенора.

У Роберта в животе похолодело, когда он обнаружил, что огромное животное под ним поднимается. Земля ушла куда-то вниз, и через несколько мгновений луг и скала с пещерой остались позади. Ветер проносился мимо и хлестал лицо Роберта.

Они поднялись выше, и тут обнаружилась еще одна удивительная вещь: в бледном сиянии над лесом зависла луна в два раза большего размера, чем земная, — луна другого, чужого мира. Голубоватый ореол, усеянный алмазными бликами, аркой поднимался в небе.

Девушка снова запела, взяв ряд прекрасных, совершенных нот. Ее верховое животное опустило крыло и повернуло. Луна и светящийся ореол исчезли из поля зрения Роберта, но теперь он мог видеть двух других всадников, один из которых поддерживал тело его брата.

Беспокойство прошло. «Это просто какой-то сон, — сказал он себе. — Безумие». И он шагнул в него еще до того, как позвонил Эрику.

Над головой проплывало звездное небо, но оно выглядело как-то непривычно, звезды складывались в совершенно незнакомые созвездия. Совсем рядом чувствовался мягкий бок, мощные мышцы животного, движение его огромных крыльев. Ветер доносил музыкальный голос и тонкий аромат девушки.

Это был сон. Или безумие. А может, то и другое.

Вдалеке возвышались горы. Древние, выветренные горы — может быть, Катскилл. Вон тот высокий сияющий пик — Две Вершины, а рядом — Покатая, где, говорят, великаны играли когда-то в кегли ветреными ночами.

Роберт беззвучно рассмеялся. «Дурак», — сказал он себе. Конечно, это не Эриковы любимые горы Катскилл. Факт остается фактом. Сон ли, безумие, что угодно, ясно одно: они были далеко, очень далеко от дома.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Несколько раз порывы холодного ветра будили Эрика. Каждый раз он вздрагивал, потом снова проваливался в беспокойный сон. В краткие периоды бодрствования, однако, образы мелькали перед ним, словно во сне. Вдалеке вздымались древние горы, и мир проносился мимо, словно он, Эрик, летел!

Череп раскалывался на куски. Боль пронзала правый бок. Зрение мутилось. Он попытался сесть, но обнаружил, что кто-то крепко его держит. Он опустил голову на чье-то мягкое плечо и потерял сознание.

И снова его разбудил ветер. Он захлопал глазами, в уголках губ мелькнула слабая улыбка. Замечательный сон! Красивый дракон, сияющий в ночи янтарным цветом, летел за ним. На шее зверя сидела девушка с развевающимися черными волосами и держала на коленях голову его брата, перебирая его светлые волосы. Золотистый свет заливал их обоих.

То, что его глаза были открыты, почти не казалось странным. Во сне так часто бывает. Может быть, не стоило открывать глаза? И что тогда? Он ощупал державшую его руку, пытаясь определить, кому она принадлежит, и вдруг снова отключился.

Новое пробуждение было резким и неожиданным. Вдоль позвоночника пробежал холодок. Такое чувство, словно идешь над пропастью по тончайшей, невидимой паутинке. Он заморгал, пытаясь сфокусировать зрение. В темноте вырисовывалось белое лицо. Женщина. Волосы клубились черным туманом, спадая ей на плечи. Ледяные глаза сияли, как звезды, губы были темно-красные, как рубин. Она смотрела на него с нескрываемой ненавистью.

— Значит, ты видишь меня, сын Парадейна, — прошелестел у него в ушах голос, похожий на дуновение ветра. И более мрачно: — Ты запомнишь меня лишь как часть своего бреда, но я иду за тобой.

Затем лицо и голос растворились в темноте, оставив в сердце Эрика странную тревогу. Он закричал, но звуки не складывались в слова. Чьи-то руки обхватили его еще крепче.

Эрик прищурился, пытаясь хоть что-то разглядеть, несмотря на страшную головную боль. Оказывается, он летел на драконе. Как и Роберт. Но у его зверя крылья были красивее.

Он лишь смутно слышал тихое пение позади, когда оно вдруг внезапно изменилось — от тихого и убаюкивающего, прогоняющего боль, до пронзительного. Дракон Эрика повернул в сторону и стал опускаться. Он скользнул над самыми горами, так что Эрик смог разглядеть раскачивающиеся на ветру высокие деревья и даже трепет листвы.

Он прислушался к песне, но не смог понять ни слова. Впрочем, может быть, слов и не было вовсе. Молодой мужской голос плавно переходил по всей гамме туда и обратно, и дракон, словно направляемый песней, поворачивал все левее, продолжая понемногу опускаться — почти к самым вершинам деревьев. Эрик вглядывался в густую листву, в уходящие вниз обрывы и узкие расщелины. Глубоко внизу река, похожая на серебряную ленту, переливалась в лунном свете.

Певец снова сменил тональность, и дракон отклонился вправо. Эрик мучительно пытался сообразить, кто его держит. Где он? Куда летит дракон? Кто эта женщина с ледяными глазами? Некоторые воспоминания казались удивительно ясными, но думать было трудно, слишком сильно болели голова и бок.

Мимо с гоготом пролетела стая гусей. Эрик с трудом приподнял руку и вяло отмахнулся. За спиной кто-то совсем молодой тихонько рассмеялся. Кто? Прежде чем Эрик успел еще хоть о чем-нибудь подумать, дракон снова спикировал вниз. Серебряная река отразила свет драконьих крыльев. Мимо промелькнули последние горы, и они понеслись над широкой долиной; Эрик смог различить очертания города.

Вновь совсем рядом появился второй дракон, почти касаясь первого кончиками крыльев. Эрик оглянулся в поисках брата и всадницы. Сквозь боль он смог разобрать, что голова Роберта уже не покоится у нее на коленях и что он привязан к седлу.

Снова песня изменилась. Голос стал ниже и глубже. Бок о бок драконы скользили над городом. Сияние их крыльев освещало улицы и крыши домов. Несмотря на ночь, люди не спали: окна то и дело распахивались, и из них выглядывали бледные лица. На улицу высыпали возбужденно переговаривающиеся мужчины и женщины. Сразу за городом драконы резко развернулись и опустились на землю так близко от города, что один из них, положив голову на землю, почти касался ею мостовой главной улицы.

Горожане окружили дракона, пытаясь потрогать его и крича что-то всадникам, но странная песня продолжалась.

Толпа умолкла и расступилась. Люди, однако, не успокоились, они по-прежнему были охвачены любопытством. Один мужчина посадил маленькую дочку себе на плечи, чтобы ей было лучше видно. Девочка заливисто смеялась и хлопала в ладоши.

Казалось, никто не боялся дракона. На лицах горожан красиво переливался свет, исходящий от его крыльев. Подошли трое мужчин и сняли Эрика с седла. В какой-то момент он чуть не соскользнул вниз, но его тут же подхватили и поставили на землю, поддерживая с обеих сторон. Ноги его подкосились.

Певец что-то крикнул. Коренастый человек с бородой, с руками толщиной в древесные стволы, в фартуке кузнеца, протиснулся вперед. Выкрикивая приказания на непонятном языке, он заставил всех отступить, потом заорал на тех, что держали Эрика, и мгновение спустя поднял раненого легко и осторожно, как хрупкую драгоценную куклу.

Боль снова пронзила голову и бок Эрика, и он чуть не вскрикнул, но сдержался — все-таки вокруг было столько незнакомых людей. Пока великан шагал сквозь толпу, Эрик оглянулся и увидел наконец всадника, выпрямившегося в седле, — худого темноволосого подростка. На мгновение их глаза встретились, потом тот легко соскочил на землю, и толпа сомкнулась вокруг него.

Эрик заволновался: где же брат? Второй дракон приземлился неподалеку, в поле за городом. Несколько человек убежали туда встречать всадников, но пока еще не вернулись.

Кузнец поднес его к какому-то дому, пинком сапога распахнул дверь и вошел. Тут же залаяла собака. Толпа приблизилась вплотную к порогу, но дальше не двинулась. Кузнец ногой захлопнул дверь. С низкого потолка свисали масляные лампы. В помещении имелось несколько столов и стульев. Привязанная в углу старая собака на тощих негнущихся лапах уставилась на него, вывалив язык. Она тявкнула и принялась скрести пол, пока из другой комнаты не появилась старая женщина и не дала ей пинка.

Очевидно, это была какая-то таверна: пахло прокисшим вином, на столах стояли немытые кружки. Эрик невольно подумал о пиве и облизнул губы, только сейчас в полной мере осознав, как хочется пить.

— Положите меня.

Гигант взглянул на него и ответил на своем непонятном языке. Вместо того чтобы положить раненого, он подошел к деревянной лестнице и направился по ней вверх. Ноги Эрика колотились о перила.

Он оказался в слабо освещенном коридоре на верхнем этаже. На стене в подсвечнике горела единственная свеча. Потолок над ней был основательно закопчен.

— Эй, парень, ты говоришь по-английски? — рявкнул Эрик. Он беспокоился за Роберта и не был настроен шутить.

Кузнец сочувственно посмотрел на него и покачал головой. Пол скрипел при каждом его шаге. Из нескольких дверей он выбрал одну и распахнул ее так же непочтительно, как и входную. Тут же с лестницы донеслись быстрые шаги и новый голос. Другой мужчина, значительно ниже и уже в плечах, спешил за ними, держа в одной руке толстый огарок свечи, в другой — ведро с водой. Физиономия у него была возбужденная; слов Эрик, естественно, не понял.

Гигант внес Эрика в темную комнату и положил на деревянную кровать с толстой пуховой периной. Простыни пахли душистыми травами. Низенький человек поставил свечу на стол, и стало немного светлее. Эрик застонал и опустил голову на мягкую подушку. Оба незнакомца замерли и с тревогой посмотрели на него.

Вдруг маленький принялся ругать товарища, решительно отстранил его и вынул из ведра кусок мокрой белой ткани, аккуратно отжал и положил на лоб Эрика. От этого прикосновения острая боль пронзила Эрика, он застонал, оттолкнул руку и попытался сесть. Кузнец подбежал, удержал его и сурово посмотрел в глаза.

Низенький непрестанно болтал, складывая очередную тряпицу и помещая ее на лоб Эрика. Эрик заставил себя лежать тихо, но поглядывал на обоих уголком глаза. Кузнец отошел и встал у двери, маленький взял из ведра свежий компресс.

И тут появилась старая женщина, морщинистая и растрепанная, в старом коричневом домотканом платье и выцветшем синем переднике. В одной руке она держала небольшой керамический сосуд. Она сказала что-то низенькому человеку и покосилась на кузнеца. Маленький сердито ответил, женщина показала ему язык и подошла к столу.

Она поставила сосуд рядом со свечой и вынула из кармана передника горсть мелких стружек, потом насыпала их в сосуд — все, кроме одной, которую поднесла к свече и держала так, пока та не задымилась, и только тогда бросила вслед за остальными. Из сосуда потянулся легкий белый дым, комнату наполнил острый запах.

Кузнец нахмурился и что-то сказал товарищу, который лишь терпеливо покачал головой в ответ и снова сменил компресс на лбу Эрика.

Женщина вынула из второго кармана пригоршню листьев и затянула какую-то мелодию. Обернувшись к дверям, она встряхнула листья, как игральные кости, и рассыпала их на пороге, а вторую пригоршню — по полу комнаты. Наконец она повернулась к низенькому, проворчала что-то, снова показала кузнецу язык и удалилась.

— Надо же, как воняет, — буркнул Эрик, сморщил нос и показал на сосуд.

Низенький человек обернулся и кивнул. Он что-то сказал кузнецу, и тот, по всей видимости, согласился. Гигант осторожно поднял дымящийся сосуд, очевидно очень горячий, и исчез за дверью.

Незнакомцы были добры и внимательны к нему, но мысли Эрика непрестанно возвращались к брату. Роберта где-то держали в плену, связанного. И вообще, что это за люди такие? Кто знает, может, он тут лежит спокойненько, а брата пытают.

Роберта нужно было срочно отыскать. Эта единственная мысль билась у него в голове, как большой колокол: «Найти Роберта. Найти Роберта».

Он приподнялся на локте и тихонько застонал. Между ним и дверью был лишь этот низенький человечек. Эрик еще приподнялся, и тут у него перед глазами все поплыло, накатила новая волна боли. Человечек наклонился над ним, осторожно пытаясь положить его как следует.

Эрик оттолкнул его руки и спустил ноги с кровати. Снова человечек попытался вернуть его на место, Эрик рассердился и грубо толкнул его.

— Мой брат! — невнятно сказал он и, шатаясь, поднялся на ноги, пытаясь побороть нахлынувшую тошноту. Человечек преградил ему путь и попробовал удержать, но Эрик пришел в ярость, сгреб своего стража и ударил об стену. Голова человечка треснула, как яичная скорлупа, и он повалился на пол, оставив на стене кровавый след.

Эрик доплелся до двери и с трудом заставил себя сомкнуть дрожащие пальцы на ручке, дернул ее обеими руками и, держась за стену, вышел в коридор.

Одна из боковых дверей отворилась, и кузнец встал у него на пути. Эрик не дал кузнецу возможности поднять тревогу, уложив его ударом в живот. Гигант выдохнул и согнулся пополам. Эрик ударил его правым локтем по затылку и ребром ладони по шее. Позвонки хрустнули. Пол дрогнул под тяжестью упавшего тела.

Эрик привалился спиной к стене, схватившись за голову, отчаянно пытаясь восстановить равновесие. Уже двое мертвецов. Нет, они его не остановят. Никто его не остановит. Надо найти Роберта, пока они не причинили брату вреда!

Лестница была где-то впереди. Пламя свечи плясало и дразнило его. Он ударил по ней со всей мочи, и его руку залил горячий воск, но Эрик думал только о лестнице и о Роберте.

На полпути вниз его глаза заволокла красная пелена. Он схватился за перила, пошатнулся и скорее съехал, чем сошел вниз, где едва не споткнулся о стул. Сердито буркнув, он отпихнул стул ногой, да так, что тот разлетелся в куски, ударившись о противоположную стену. Собака залаяла. Эрик облокотился о ближайший стол и огляделся в поисках выхода. Его зрение снова замутилось. Он крепко зажмурился и ущипнул себя за переносицу.

Шум и чье-то тяжелое дыхание заставили его обернуться. Это была всего лишь та старуха; она смотрела на него широко раскрытыми глазами, дрожа, вцепившись узловатыми пальцами в передник. Эрик оттолкнул стол и побежал к двери. Схватив железную ручку, он дернул ее и выскочил на улицу.

— Роберт! Роберт!

Боль захлестнула его, застлала глаза. Он едва мог видеть и думать и смутно осознавал, что не в состоянии помочь брату. Но боль гнала его вперед, он бежал.

— Роберт!

Теперь уже это был крик о помощи.

Драконы исчезли, но по темным улицам все еще бродили люди, поглядывая на него злыми глазами. Как он сразу не заметил? Они были чудовищами. К нему тянулись когтистые руки. Он оттолкнул их, закричал и… шатаясь, вышел на городскую площадь.

Двери домов и лавок распахнулись. Отовсюду к нему стекались чудовища, лупоглазые, голодные.

Эрик что-то почувствовал спиной. Низкая каменная стенка городского колодца. Он огляделся. Бежать было некуда. Круг чудовищ смыкался. Он приложил ладонь ко лбу, потом отнял и увидел, что она запачкана кровью. Роберт! Почему, ну почему так трудно собраться с мыслями?

Десятки злых безгубых лиц поплыли у него перед глазами. Руки рвали его одежду. Эрик резко обернулся, посмотрел в темный провал колодца и бросился в него.

Но это тоже не помогло ему найти брата. Она была там. Женщина с ледяными глазами. В темных глубинах она сидела на ониксовом троне и смеялась. Пряди угольно-черных волос змеились вокруг его агонизирующего тела. Стены колодца исчезли. Он висел в бездне, пойманный в паутину.

— Не сопротивляйся, сын Парадейна! — Ее голос обжигал мозг холодным огнем. — Несчастный глупец. Ты знаешь тайну, которую не должен знать.

Ее черные локоны скользили по его телу, связывая и как-то странно возбуждая. Она снова рассмеялась, воплощенное сладострастное зло. Змеи шелковистых волос притянули его ближе. Она облизнула рубиновые губы, лицо ее было белее зимнего снега.

— Ты хочешь меня, Эрик Погловски, — прошептала она. — Ты убил этих надоедливых дураков, чтобы прийти ко мне, чтобы угодить мне. Как легко тебе было отнять их жизни. Ты воин, мой воин.

— Кто ты? — закричал Эрик, пытаясь высвободиться из пут.

Она не ответила, она восседала на троне, излучая темную силу, и попросту играла им.

— Я пересоздам тебя по своему образу, и ты займешь место существа, которое помог убить. Разве это не достойная награда, сын Парадейна?

И тогда он заметил растущий у нее во лбу маленький рог, почти прикрытый вьющимися волосами. Она улыбнулась, разомкнув губы, демонстрируя крошечные острые клыки.

Эрик завопил. Ей не нужна была его кровь. Она пила его душу.

— Нет! — кричал он, но не мог сопротивляться. А она все смеялась и смеялась и, подобно пиявке, вытягивала из него тепло и жизнь. Он пытался усилием воли изгнать ее из своего сознания, однако…

Внезапно кто-то схватил его за руку и потянул за собой.

Кольца волос сомкнулись крепче, пытаясь его задушить, все же он смог повернуть голову и разглядеть, кто тянет его за руку. Сначала ему показалось, что это Роберт, но у молодого человека были прямые волосы и голубые глаза.

Незнакомец не смотрел на него, лишь тянул, пока кольца волос не ослабли. Темнота разверзлась, и раздался ужасный крик ярости.

Эрик наконец освободился. Он вцепился в руку незнакомца и повис в бездне. Женщина исчезла. Боль почти прошла, голова лишь немного ныла. Он снова попытался разглядеть своего спасителя. Ровесник Роберта, худой, жилистый, светловолосый…

Скотт?

Рука отпустила его. Эрик протяжно закричал и начал падать.

И оказался не на дне колодца, а в кровати, совершенно голый, прикрытый лишь тонкой простыней. Он медленно поднял руку и ощупал повязку у себя на голове. Свеча все еще горела на столе, но ведро исчезло.

Седая женщина сидела на стуле в глубине комнаты и спала, сложив руки на коленях, приоткрыв рот и склонив голову. На этот раз она сменила бесформенное коричневое платье на белое, такое же бесформенное. В слабом свете свечи она напоминала добрую старенькую бабушку.

Эрик обмотал простыню вокруг пояса и спустил ноги на пол. Он ожидал вновь почувствовать тошноту, но на этот раз ее не было. Прикусив губу, Эрик виновато обернулся к двери, думая, что увидит кровавый потек на стене. Кто-то смыл его. Он медленно вдохнул и выдохнул. Деревянный пол холодил босые ступни. Что-то хрустнуло под большим пальцем. Сухой лист. Весь пол был усыпан ими.

Женщина открыла глаза, вскочила, тревожно вскрикнула и показала на кровать.

Эрик уже устал драться.

— Пить хочется, — просто сказал он. Обнаружив, что его не поняли, он потрогал горло, соображая, каким мог бы быть подходящий жест.

Дверь открылась, и на пороге появилась чья-то тень. На него пристально смотрел кузнец. Живой и невредимый!

Седой гигант подошел и помог Эрику дойти до стула, потом сказал старухе что-то через плечо. Она исчезла и вскоре вернулась с дымящейся чашкой горячего отвара. Кузнец забрал чашку и под одобряющим взглядом женщины передал Эрику.

— Спасибо, — сказал Эрик.

Он сделал глоток густой горьковатой жидкости, не отрывая глаз, полных стыда и одновременно облегчения, от кузнеца.

Гигант протянул лапищу и похлопал Эрика по плечу, повернулся и вышел из комнаты. Старуха осталась еще ненадолго, глядя полубезумными глазами на Эрика, пока тот не отпил еще глоток. Потом улыбнулась беззубым ртом и последовала за кузнецом.

Оставшись в одиночестве, Эрик откинулся на спинку стула и принялся глядеть на мерцающий огонек свечи. При виде стены, о которую он разбил голову низенького человечка, его захлестнуло уныние. Он был рад, что не покалечил кузнеца, но не мог надеяться, что вторая жертва выжила. Конечно, кровь давно смыли, но звук, с которым треснул череп, забыть невозможно.

Он отпил еще глоток и начал размышлять. В голове клубились смутные образы, обрывки воспоминаний. Женщина с ледяными глазами. Он все еще чувствовал силу ее холодного взгляда.

Поплотнее укутавшись, чтобы согреться, он осторожно притронулся к ране. Опухоль на лбу еще не прошла; Эрик толком не мог сказать, что из произошедшего было реальностью, а что ночным кошмаром, бредом раненого.

Дверь тихо растворилась. Эрик посмотрел на нее с напряженным ожиданием. Очертания тени подсказали ему, кто пришел. Брат улыбался с порога.

— Роберт! — Эрик попытался встать.

— Сиди, тебе здорово досталось. — Роберт присел на корточки и накрыл ладонью руку старшего брата. — Зрение не пострадало?

— Во всяком случае, твою мерзкую рожу вижу прекрасно. — Эрик довольно улыбнулся. — Сначала перед глазами стояла какая-то муть, но потом полегчало.

Роберт сжал руку Эрика и поднялся на ноги.

— У тебя была контузия. Провалялся без сознания двое суток.

— Двое суток? — Эрик вздрогнул и схватился за голову.

— Да не дергайся ты так. Пиетка зашил тебе рану, но еще придется денек-другой поваляться в постели.

Роберт присел на край кровати, хлипкая рама заскрипела.

— А что у тебя с рукой?

Роберт поднял руку, пошевелил пальцами и пожал плечами.

— Порезался о чешую этого чертова зверя. Ничего особенного.

Эрик глубоко вздохнул и помрачнел.

— Значит, это был не сон. По крайней мере, отчасти.

Он поднес чашку с отваром к губам. Пар обжигал ноздри, и он потер кончик носа пальцем, молча разглядывая брата. Роберт был странно одет — в просторные штаны и рубашку со шнуровкой, сшитые из мягкой черной кожи, и сапоги до середины икр.

— Где мы, Бобби? — тихо спросил Эрик. В комнате было тепло, но он закутался в простыню и придерживал ее одной рукой: в другой была чашка. Его все еще била несильная дрожь.

— В Пейлноке, — ответил Роберт, пристально глядя на брата. Эрик сразу понял, что это было сказано абсолютно серьезно.

— Ты сказал: «Пейл нок»? [1] — переспросил он, нахмурившись.

Роберт кивнул и отвернулся, пытаясь скрыть беспокойство.

— Ну, это местное название. — Он показал на закрытое ставнями окно в ногах кровати. — Не возражаешь, если я открою?

Эрик покачал головой и отхлебнул еще глоток.

Роберт поднялся на ноги и распахнул окно. В комнату ворвался теплый ночной ветер.

В комнату кто-то заглянул. Низенький человечек с острыми чертами лица пристально смотрел на обоих братьев. Эрик глазам своим не верил. Живой! Значит, стену никто не отмывал, кровавого пятна и вовсе не было. «Интересно, — подумал Эрик, — а вставал ли я вообще с кровати? Ну и сон!»

Человечек что-то сказал Роберту и посмотрел на Эрика, потом широко улыбнулся и покинул комнату.

— Это Пиетка, — пояснил Роберт, снова усаживаясь на край кровати. — Хозяин заведения. И потом, во всей округе он единственный, кто хоть что-то понимает в медицине. Вот почему секурнен принесли тебя в этот город.

— Секурнен? — повторил Эрик и нахмурился. — Кто это? И ты понимаешь этого парня?

— Ну не очень, но какие-то слова уже усвоил. Секурнен — это те, кто ездит на драконах.

Эрик застонал и потер висок.

— Не скажу, что я очень рад это слышать. Давай-ка просто уйдем отсюда и отправимся домой.

Роберт снова отвел глаза. Он сдвинул брови, встал, прошел к окну и, опираясь на подоконник, выглянул на улицу. На фоне звездного неба отчетливо вырисовывались крыши ближайших домов. Роберт глубоко вздохнул.

— Я пока не могу уйти.

— Мы что, в плену?

— Конечно нет. С нами хорошо обращаются. Особенно со мной. Они что-то говорят о моих волосах и глазах. — Он помолчал, потирая подбородок. — Но есть еще одна причина…

— Писатель ищет новых впечатлений? — резко перебил Эрик. — Это безумное место, Бобби! Оно ненастоящее! У нас обоих галлюцинации!

— Настоящее, как дырка в твоей башке! Слушай, если ты боишься, я скажу им, что ты хочешь домой. Раз мы пришли сюда, должен быть и обратный путь.

— Этот серебряный медальон — наверное, в нем все дело? Он поможет нам вернуться.

— Они его отобрали. Почему-то эта вещица очень важна для секурнен. У них у всех есть такие медальоны.

— И сколько их, этих секурнен?

— Я пока что видел троих: мужчину, девушку и мальчика. Тех, которые нас нашли. Но, наверно, есть и еще.

Усталость навалилась на Эрика. Он оглянулся, желая поставить куда-нибудь пустую чашку, но единственный стол был далеко, ближе к двери. Роберт опять замкнулся в себе — впрочем, этого следовало ожидать. Иногда братец бывал просто невыносим.

— Тебе что, трудно просто сесть и растолковать мне все по порядку? — спросил Эрик, поднял руку и потер левый висок. Было больно, но он почему-то то и дело тер его.

Роберт обернулся. Пламя свечи бросало отсветы на его бледное точеное лицо, тускло поблескивало в волосах, но он упорно не желал выходить из тени. Эрик вздрогнул, ему впервые пришло в голову, что брат похож на привидение.

— Подумай, брат, — неожиданно горячо сказал Роберт, потом подошел к двери и тихо закрыл ее. Когда он заговорил снова, голос его звучал намного тише. — Как называлась моя последняя книга? «Тихий стук», «Пейл нок». А как называется это место? Пейлнок. — Он снова принялся расхаживать по комнате, пол скрипел от каждого шага. Он то сжимал руки в кулаки, то нервно разминал пальцы. — Я не знаю, как это объяснить. Все выглядит каким-то знакомым. Смотрю на луну и на это голубое светящееся кольцо в небе, и все это словно отзывается во мне. Что-то ужасное и абсолютно непонятное.

Роберт сел на кровать и обхватил голову руками, потом так же резко вскочил и ушел к окну. Эрик почувствовал, что брат хочет сказать что-то еще, и затих, ожидая, пока Роберт перестанет бороться с собой.

И Роберт заговорил снова — мрачным, испуганным шепотом.

— Скотт здесь.

Он помолчал, не в силах справиться с собой.

— Да, это невозможно, но он здесь. Я ощущаю его присутствие и не могу уйти отсюда, пока не найду его.

Эрик никогда не видел брата таким сосредоточенным. Или таким испуганным. Бобби, горячая голова, отродясь ничего не боялся, лазал себе по скалам, болтался по миру и попадал в разные передряги. Но так…

— Кто такой Скотт, Бобби? — тихо спросил Эрик, нервно вертя пустую чашку в руках. Ему вспомнился незнакомец из ночного кошмара.

Роберт закусил губу и опять сел на кровать.

— Мы вместе путешествовали по Китаю. Я хотел забраться на одну гору, на ее вершине буддистский монастырь. Скотт до этого никогда не лазал по скалам, а тут еще дожди зарядили на целую неделю. Но ты же меня знаешь, — он невесело улыбнулся, — дождь меня не остановит.

— И ты полез? И потащил его с собой?

— Именно.

Эрик нахмурился:

— Он упал, да?

— Упал я, — поправил Роберт. — Мы уже прошли больше чем полпути, когда я поскользнулся. — Он снова отошел к окну, и Эрик был готов поспорить, что брат видит перед собой не крыши Пейлнока. — Я пролетел всего футов двадцать, но основательно расшиб себе левую лодыжку и колено. Скотт не пошел за помощью, он просто сам отнес меня вниз. — Роберт глубоко вздохнул, при свете свечи его лицо было белее простыни. — И вот он здесь, и я должен выяснить почему.

Роберт явно что-то скрывал. Эрик слишком хорошо знал брата, чтобы не почувствовать это.

— Ты ведь хотел еще что-то сказать, да?

Но Роберт лишь покачал головой.

— Нет. Скотт Силвер где-то здесь, и я должен найти его. — Он подошел и легко положил ладонь на руку Эрика. — Позже поговорим. Ты устал; я вернусь, когда ты немного отдохнешь.

Он забрал чашку и поставил ее на стол. Эрик был вынужден признать, что испытал облегчение, когда наконец его голова снова коснулась мягкой подушки.

Роберт подоткнул простыню.

— Поспи немного. Я скажу Фроне, чтобы приготовила тебе поесть.

— Подожди-ка. Это та ненормальная старуха? Как ты их понимаешь?

— Это мать Пиетки. Мы научились объясняться относительно самых простых вещей.

— Ты что-то недоговариваешь, Бобби. Что же?

Роберт помрачнел и на мгновение замер на пороге.

— Отдохни. Потом поговорим.

Эрику стало не по себе. Он прислушался к звуку удаляющихся шагов брата. Ветер ворвался в окно и пронесся по комнате, задув свечу. В воздухе запахло салом. Где-то в коридоре горела еще одна свеча. Ее далекий слабый свет просачивался под дверь.

— В гостях хорошо, а дома лучше, — бормотал Эрик, вглядываясь в темноту. — В гостях хорошо, а дома лучше. Черт, что же делать?

Где-то вдалеке жалобно заухала одинокая сова. Эрик прислушался. Ему не спалось. Наконец он встал, завернулся в простыню, подошел к окну и выглянул наружу. Город был погружен во тьму, ни в одном доме не горел свет. На фоне бархатистого неба вырисовывались черные крыши и трубы. На улице не было ни души.

По всей вероятности, было очень раннее утро. Эрик высунулся подальше, запрокинул голову, чтобы разглядеть небо. Ни одной знакомой звезды и тем более созвездия. Он плотнее завернулся в простыню, силясь унять дрожь, потом подтащил к окну стул и сел. Ветер трепал его волосы. По-летнему теплый, он доносил с гор запахи душистых трав. Самих гор в темноте не было видно — похоже, они просто находились с другой стороны, но их можно было почувствовать, как гигантскую тень, нависающую над городом.

Где-то залаяла собака.

Краем глаза он различил движение. Кто-то шел по улице. Молодой человек, вероятно, ровесник Роберта. Остановился, медленно повернулся и посмотрел вверх. Их взгляды встретились, но незнакомец тут же отвернулся и зашагал прочь. Эрик продолжил наблюдать за ним, но тот внезапно исчез, словно ночь поглотила его.

Собака перестала лаять.

Эрик привстал и оперся о подоконник, потом снова сел, задумчиво глядя в небо.

— Пейлнок, — прошептал он, словно прощупывая название этого странного мира, и постучал костяшками пальцев по подлокотнику. — «Тихий стук». — Он повторил название книги брата. Совпадение?

За окном опять заухала сова.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Роберт вышел из комнаты брата, тихо прикрыв за собой дверь. Поморщившись, он посмотрел на повязку на правой руке. Рана все еще болела, но он заставил себя не думать о боли.

Он тихо прошел по коридору мимо своей комнаты и спустился по лестнице. За столом сидели трое пожилых мужчин, они пили что-то из кружек и негромко переговаривались. Тут же был и Пиетка со своей дряхлой собакой. Внезапно разговор прервался, и старики посмотрели на Роберта, словно чего-то ожидая. Ему стало неловко. Пиетка хотел было встать, но Роберт покачал головой. Трактирщик снова сел. Роберт подошел к двери, распахнул ее и вышел на улицу.

Тишина сводила с ума. Ему остро не хватало не прекращающегося даже ночью городского шума Манхэттена. Роберт спустился с низенького крыльца и зашагал по улице. В воздухе витал запах реки и горных сосен. Тончайшая пыль клубилась под сапогами. Почти весь город спал, блуждания чужака никого не тревожили. Некоторые окна были открыты, но в них не было видно ни светильников, ни каких-либо признаков движения.

Он не выбрал себе никакого определенного маршрута и в конце концов оказался на самой окраине, там, где темной массой возвышались горы. Над их вершинами холодно мерцали звезды. Роберт прошел мимо последней изгороди, за которой сбились в кучу сонные овцы, потом — мимо небольшого участка обработанной земли. За городом дорога шла немного вверх. Он поднялся на холм и уселся на большой камень, подперев подбородок руками, и стал ждать, когда на небе появится луна и это странное прекрасное сияние.

Левое плечо ныло, но и о нем он постарался забыть: ничего, рано или поздно пройдет, и так уже стало лучше. Он немного подвигал рукой, пробуя подвижность сустава, и остался вполне ею удовлетворен.

Он оглянулся на темный город. Драконов не было видно. Мальчик и женщина мирно спали где-то в домах горожан, но Роберту не спалось. Он и так был по природе полуночник и у себя дома читал и работал за компьютером ночи напролет, а отсыпался днем — просто потому, что ему так больше нравилось. Он любил ночь.

Роберт слабо улыбнулся. Очень может быть, что сдать новый роман вовремя не удастся — издатель будет просто лопаться от ярости.

Луна прокралась по небу над вершинами гор и осветила крыши домов. Далеко, на противоположном конце города, поблескивала река. Роберт подобрал колени к груди и обхватил их руками. В плече что-то дернулось, но он не обратил на боль внимания, лишь начал потихоньку раскачиваться взад-вперед, пока совсем не успокоился. Он закрыл глаза.

Неизвестно откуда пришли мысли о Скотте. Роберт вспоминал, как они познакомились во Флориде. Скотт был тогда в новенькой белой форме, его техника казалась безупречной. На Тайване они ездили на рикшах, в Сингапуре плавали на сампанах — юрких плоскодонках с парусом и кормовым веслом, в Бангкоке бесконечно бродили по базарам. Роберт улыбнулся: славное было время.

Но тут подкралось более мрачное воспоминание: Скотт на тротуаре в Нью-Йорке, в крови, насмерть перепуганный, умоляет Роберта о помощи, вцепившись в его рубашку.

Роберт вздохнул, открыл глаза и прогнал непрошеный образ. Он прижал ладонь ко рту и подул сквозь пальцы. Вот так, успокойся. Да. Успокойся.

Но откуда-то из самого отдаленного уголка сердца продолжал слышаться голос: Поло. Эй, Поло.

Голос перекрыло чье-то тихое пение. Сначала оно казалось далеким, но постепенно приближалось, пока Роберт наконец не осознал, что оно звучит вовсе не в его сознании. Он оглянулся на скалы в поисках певца.

Никого не было. Пение тоже прекратилось, лишь ветер шелестел в траве.

Роберт опять посмотрел на город, решив, что у него слуховые галлюцинации. Возможно, он сходит с ума, да и есть от чего.

Но пение послышалось вновь. Это был точно не ветер! Он резко обернулся. Совсем недалеко по склону холма перемещался мерцающий белый огонек — может быть, свеча или нечто подобное. Роберт едва успел заметить огонек, как тот погас, — и песня тотчас же умолкла.

Роберт тихо соскользнул с камня и вгляделся в темноту. Ничего. Он сосредоточил взгляд на силуэте старого дерева, рядом с которым исчез огонек, потом тихо приблизился к дереву и обошел его. Никого. Он поднял глаза. Между широкими дрожащими листьями можно было различить звезды, но на ветвях тоже никого не было. Положив ладонь на шершавую кору, он прислонился к дереву.


Мой милый, куда ты? В какие края?

Останься со мною здесь, у ручья.

Твои глаза зеленее травы.

Чего ты боишься — меня ли, молвы?

Куда ты? В какие края?


Роберт вздрогнул и осмотрелся. Вокруг никого не было, и сколько он ни вглядывался, результат был тот же. Но песня была слышна вполне отчетливо. Он оставил дерево и осторожно прокрался вверх по склону холма.


Мой милый, останься, останься со мной,

Напейся с ладони водой ледяной,

Приляг, отдохни, ты, верно, устал?

Ни слова в ответ — молчаливы уста.

Мой милый, останься со мной.


Роберт снова заметил огонек, на этот раз чуть повыше. И как его можно было потерять? Огонек медленно раскачивался туда-сюда — может, это какой-то фонарь? Не похоже. Внезапно свет замер и взмыл вверх. Роберт заметил, что из-за огонька на него смотрит молодая женщина с длинными черными волосами, в развевающемся белом платье. Потом она исчезла, остался лишь огонек.

— Подожди! Не уходи!

Свет двигался по склону к маленькой рощице. Роберту очень хотелось посмотреть на женщину поближе, и он отправился следом. Он понял ее песню — она пела по-английски! Было просто необходимо узнать: кто она такая. Огонек замер снова, словно ей хотелось посмотреть, не отстал ли он, а потом исчез меж двух больших деревьев.

Зазвучала уже знакомая ему тоскливая убаюкивающая мелодия. Роберт огляделся. Горы отбрасывали длинные глубокие тени, достигающие крыш домов. Луна приближалась к зениту, вокруг нее вырисовывался светящийся лазурный ореол, но ни луна, ни звезды, ни ореол не проливали свет на землю, туда, где бродила женщина.

Он глубоко вдохнул и вошел в рощицу. Ветер шелестел в листьях, все еще звучало тихое пение. Прямо впереди Роберт заметил огонек, который тут же исчез за деревом. Он бесшумно двинулся следом, думая про себя: «Ну вот, не только ты умеешь играть в кошки-мышки».

Она вела его в глубь рощи, где деревья росли так густо, что уже невозможно было разглядеть горы или городок внизу. Мох слегка пружинил под ногами. Свет поминутно исчезал и появлялся уже на новом месте. Каждый раз Роберту казалось, что и песня умолкла навсегда, и каждый раз он ошибался.


Мой милый, увы, не вернется ко мне.

Лишь вздохи мои в ночной тишине

Слышны у лесного ручья. Мой милый, в какие края…


Роберт прислушался и озадаченно нахмурил брови. Песня была настоящей — ее порождали губы и горло молодой женщины из плоти и крови, а вот слова, казалось, рождались у него в сознании.

— Очень красиво, — сказал он как ни в чем не бывало, и голос его в тишине прозвучал до странности отчетливо. — Что это? Для кого ты поешь?

Он задержался за деревом, потом выглянул с другой стороны. Ее там не было, и огонька тоже.

— Для любимого. — Голос прозвучал в его сознании.

Она ждала его неподалеку, с глазами, полными веселья, и ее матово-бледное лицо сердечком было чуть искажено беззвучным смехом. Ветер дул, и тонкая белая ткань трепетала у нее на груди и у босых ног. Она улыбнулась, глядя на него, и подняла руки, словно приглашая подойти.

У нее не было ни фонаря, ни свечи.

— Кто ты? — настойчиво спросил Роберт. Он слегка насторожился, но все же приблизился к ней еще на шаг. Мир закачался перед глазами, он вскрикнул и почувствовал, что падает в какую-то яму.

Две сильные руки ухватили его за запястье. Роберт принялся отбиваться изо всех сил, но наконец совладал со страхом. Во рту у него была какая-то грязь. Отплевываясь, он принялся шарить свободной рукой в поисках точки опоры, пока не нащупал заросший травой край заброшенного колодца, в который чуть не провалился.

Он поднял голову, надеясь разглядеть того, кто его удержал от падения, но грязь посыпалась с края ямы, залепляя глаза. Он ругался, а кто-то тащил его вверх. Наконец Роберт смог вылезти и протер глаза.

Послышался знакомый голос, и чья-то рука мягко легла ему на плечо. Его спасла темноволосая девушка — секурнен. Она оттащила его еще на шаг от колодца.

Роберт сердито посмотрел на сирену, которая своим пением едва не погубила его.

— Почему…

Она лишь глядела на него печальными пустыми глазами, и слезы текли по ее бледным щекам. Женщина медленно опустила голову и закрыла лицо руками. Тишину нарушало лишь тихое всхлипывание.

Секурнен отпустила Роберта и сунула руку в маленький мешочек, висящий на поясе. Не отрывая взгляда от молодой женщины, стоящей на другом краю ямы, она достала пригоршню мелких сухих листьев, раскрошила их в ладони и рассеяла по ветру.

Подул ветер. Сирена растворялась в воздухе, словно дым, и у Роберта невольно перехватило дыхание. Плач постепенно затихал, фигура таяла на глазах, пока от нее не осталось одно лишь воспоминание.

У Роберта волосы встали дыбом.

— Что это?

Он забыл, что секурнен не понимает его языка. Не спрашивая разрешения, он вытащил у нее из мешочка еще немного листьев. Точно такие же он видел на полу комнаты брата, но не обратил на них особого внимания, решив, что старая Фрона, очевидно, не слишком старательно прибирается. Теперь-то он знал лучше.

Отбросив листья, он осторожно обошел колодец и встал там, где недавно исчезла сирена. В густой траве был едва заметен большой плоский камень — судя по всему, часть стены дома, который стоял здесь в незапамятные времена. Остался лишь изрядно попорченный фундамент, заросший травой и кустарником.

Но что случилось с домом? Его разрушили? Сгорел? Роща свято хранила свою тайну.

Секурнен подошла поближе.

— Лейккио, — сказала она.

Слово вызывало какие-то смутные воспоминания. Роберт повторил его про себя. Что-то подобное ему попадалось, когда он собирал материалы для последней книги. Финские языческие духи. Лейккио — пылающий. Он же — блуждающий огонек, призрачный свет.

Секурнен сказала что-то еще, пристально разглядывая лицо Роберта и все крепче сжимая его руку. Не нужно было знать язык, чтобы понять.

— Я с тобой, — быстро ответил он. Холодный пот выступил у него на лбу, и он вытер его с притворной непринужденностью. — Пойдем отсюда.

Роберт позволил ей вывести себя из рощи, и она не отпускала его руку, пока они не вышли снова на открытую местность. Он еще раз окинул взглядом город. Теперь было понятно, почему ночью на улицах ни души, почему так плотно захлопнуты ставни домов.

Он повнимательнее разглядел свою спутницу. На голову ниже его, она все-таки была довольно высокой для девушки. И довольно симпатичная на свой лад, хотя ее внешность можно было назвать несколько грубоватой. Тогда, во время их первой встречи, у нее были распущенные волосы, теперь же она заплела их в тугие косы.

Все эти дни ему доводилось видеть ее лишь издалека. Их с Эриком поместили у Пиетки, а девушка и мальчик ночевали в каком-то частном доме.

Он похлопал себя по груди.

— Роберт. Меня зовут Роберт.

Она сразу же поняла.

— Аланна.

У нее была красивая улыбка.

— Аланна, — повторил Роберт. Он положил ладонь себе на голову, потом ей и наконец опустил на несколько дюймов ниже, вопросительно глядя на девушку.

Она задумалась и вдруг опять заметно оживилась.

— Даниэль.

Значит, мальчика звали Даниэль. Роберта радовало, что они учатся понимать друг друга. И потом, так было легче забыть ужас, пережитый в роще. Он дотронулся до локтя Аланны и подошел к скалистому выступу, на котором сидел некоторое время назад.

— Скала. Это скала.

Но Аланне было неинтересно. Она что-то сказала на своем языке и изобразила удар ногой, словно бы просто так, потом повернулась к нему, примирительно улыбаясь, и потерла щеку.

— Извини, — сказал Роберт. Он опустил голову, чтобы выразить сожаление.

Но Аланна снова пнула что-то воображаемое ногой и быстро заговорила, выжидающе глядя на него.

Роберт поднял бровь. А, теперь ясно. Она не ждет от него извинений, только хочет, чтобы он выучил ее технике боя.

— Сначала подними колено, — сказал он, демонстрируя соответствующее движение. — Стой прямо, не горбись.

После нескольких попыток Аланна повторила удар более или менее правильно. Она оказалась способной ученицей. Он показал ей, как наносить удары ногой, и принялся наблюдать. Она выглядела на удивление сосредоточенной, и он стал подумывать о том, не начать ли учить ее по-настоящему.

Однако ему самому так и не удалось сосредоточиться. Роберт оглянулся в сторону рощи и гор. Он чувствовал их спиной. Можно было сколько угодно пытаться отвлечься, забыть, солгать себе, но факт оставался фактом: Роберту было страшно. Когда Аланна не могла его видеть, он оглядывался и чувствовал неприятный холодок в желудке. То, как эти горы напоминали Катскиллские, не могло не озадачивать. Такие же мрачные, словно населенные призраками.

Но не только это пугало и озадачивало его. При виде луны в сознании всплывало слово «Танадор». Откуда он его знал?

Аланна дотронулась до его руки, и он вздрогнул, смутившись, что так углубился в свои мысли. Она показала на далекий горизонт через крыши домов. В темном небе парил дракон, переливаясь огненными красками. Он подлетел поближе, и с востока показался второй дракон — Роберт узнал опалового «скакуна» Даниэля. Внезапно прямо за спиной зашумели крылья, и его омыл янтарный свет дракона Аланны, который пролетел над самыми горами и на мгновение закрыл собой луну.

Аланна закричала и знаком приказала ему следовать за ней. Они побежали с холма; все три дракона опустились на луг к югу от города. Точно так же, как и в прошлый раз, сонные горожане высыпали на улицу. Аланна не обращала внимания на их расспросы, пробегая вместе с Робертом по площади.

Когда они достигли окраины, появился Даниэль, босой и без рубашки. В поле три дракона нетерпеливо били крыльями. Навстречу двигались две фигуры: в одной из них Роберт узнал третьего секурнен, который спас их с братом.

Он похлопал Аланну по плечу, стремясь привлечь ее внимание.

— Роберт, — сказал он, указывая на себя. — Аланна, Даниэль. — С вопросительным взглядом он показал на их третьего товарища.

— Валис, — сразу же ответила она.

Тот, кто пришел с Валисом, был ниже ростом и старше, с покатыми плечами; тяжело дыша, он встал рядом с Аланной. Его гладкий череп поблескивал в лунном свете. Незнакомец был в мешковатых штанах из тонкого белого полотна и просторной рубашке. Длинная безрукавная куртка из какой-то темной материи висела на нем, как плащ.

Роберта удивил пронзительный, даже желчный взгляд старика. Тот посмотрел на него с неприкрытой насмешкой и подошел к Аланне. Роберт понял, что разговор идет о нем, но больше ничего не смог разобрать; он был изрядно обеспокоен; судя по реакции горожан, пожилой был важной персоной. Аланна подняла руки, и старик соприкоснулся с ней ладонями. Они обменялись еще парой фраз, потом повернулись и вместе зашагали по улице.

Даниэль схватил Роберта за руку. Мальчик улыбнулся ему и потащил вслед за Аланной. За ними последовали Валис и горожане. Наконец все остановились у заведения Пиетки. На пороге ждал Брин, кузнец. Он придержал дверь, пока Аланна и старик входили. Роберт, Даниэль и Валис тоже вошли. Остальным Брин вежливо, но твердо дал понять, что пора расходиться, и закрыл дверь.

В углу стояла Фрона; она явно нервничала, смотрела на всех широко раскрытыми глазами и вытирала руки о грязный передник. Она что-то быстро сказала, но никто не обратил внимания; впрочем, и она не пошла за ними по лестнице.

Вдруг распахнулась дверь в комнату Эрика, и оттуда высунулся Пиетка. Сначала он выглядел настороженным, потом широко улыбнулся и поднял руки, но старик отвел их и тепло обнял трактирщика.

Эрик приподнялся на локте.

— В чем дело, Бобби? — удивленно спросил он, пока все собирались в маленькой комнате.

— Не поверишь, братец. Я тут встретил одну особу, она пела по-английски, но отнюдь не блистала любезностью, а, напротив, заманила меня к заброшенному колодцу, в котором я едва не сгинул.

— Что? — Эрик попытался сесть, но старик удержал его и сам устроился на краю кровати. Пиетка подошел со свечой. — Да что же, наконец, происходит?

Аланна что-то шепнула мальчику, и он ушел, а вскоре вернулся, неся с собой какой-то длинный предмет, завернутый в ткань. Аланна забрала у него этот предмет, развязала веревки и сняла ткань. Свет заиграл на гладком, словно полированном роге.

Старик разглядывал рог вдумчиво и озадаченно, потом снова повернулся к Эрику. Он попросил Пиетку подойти ближе и посветить, потом приподнял правое веко Эрика большим пальцем.

— Тихо! — буркнул он, когда Эрик попытался отстраниться. — Не дергайся, гринго, я хочу тебе помочь. — Он начал осторожно снимать повязку.

— Ты говоришь по-английски! — изумленно воскликнул Роберт.

Пиетка что-то пробормотал. Старик нетерпеливо кивнул, разглядывая рану, которая покраснела и опухла. На коже выделялись шесть аккуратных стежков.

— Этот поганец — врач, — сказал Эрик Роберту.

— Меня зовут Родриго Диез, — сообщил врач с холодноватым достоинством. Он отвернулся и что-то сказал Пиетке, тот достал из кармана ножницы.

— А не кажется ли тебе, Родриго Диез, что их надо простерилизовать? — спросил Роберт.

Родриго Диез выпрямился и уничтожающе посмотрел на Роберта.

— Ах ты, америкашка несчастный. Ну до чего же вы там все избалованы. Эй, кто-нибудь видел, чтобы Пиетка стерилизовал иглу, накладывая швы? — Он снова нагнулся к Эрику с ножницами в руке. — Калоса — маленький городок рыбаков и фермеров. Здесь нет медицинского университета.

С ловкостью заправского хирурга он разрезал нитки. Показалась тонкая линия запекшейся крови. Диез внимательно осмотрел ее и ощупал опухоль; Эрик снова вздрогнул. Выступила крошечная капля крови.

— Больно, — сказал Эрик. Старый врач усмехнулся:

— Легендарный герой вроде тебя мог бы и потерпеть немного.

Он поднял руку над свечой, сжал ее в кулак, провел над нею другой рукой, потом разжал пальцы. У него на ладони лежал пестренький камешек. Пиетка ахнул. Эрик приподнялся, чтобы посмотреть. Все остальные тоже приблизились.

Это был кусочек матового кварца с небольшими темно-красными вкраплениями. Отполированный до блеска, он переливался в свете свечи. В комнате словно стало темнее.

— Нечего сказать, повезло нам, — сухо заметил Роберт, складывая руки на груди. — Он еще и колдун. Как говорится, и лечит, и развлекает.

— Если тебя не впечатляет, — парировал доктор, — подожди, пока не получишь счет.

Эрик почти не слушал. Он смотрел на ладонь старика, и глаза его блестели.

— Это кровавик, — тихо сказал он.

Родриго Диез поднял камень двумя пальцами и повернул к свету. Камень сиял. Старик указал Эрику на кровать. Эрик покладисто улегся, облизывая пересохшие губы в смутном ожидании. Диез поднес кристалл к ране, подержал немного, да так и оставил на виске.

— Что происходит? — нервно спросил Эрик. Роберт покачал головой. Работая над новой книгой, он изучал целительные свойства минералов. Конечно, верить в это всерьез было невозможно, но материал оказался интересным. Впрочем, объяснять что-либо брату было бесполезно.

— Лежи тихо, — сказал Роберт. — Мы тут уже и не такого насмотрелись.

Камень стал переливаться как-то иначе, словно наполнился изнутри красным свечением, когда старик что-то тихонько запел себе под нос. Роберт нагнулся ближе, но Аланна удержала его. Тон пения сменился, и цвет камня стал глубже. Родриго крепко зажмурился. Пение стало громче, Роберт уже кожей чувствовал вибрацию. Камень сиял ярче свечи, бросая на лица собравшихся странные отсветы.

Родриго умолк так внезапно, что Роберт вздрогнул. Врач открыл глаза и склонился над Эриком, который, казалось, погрузился в транс. Свечение камня постепенно ослабевало, он уже выглядел как обычный кровавик. Старик протянул руку и снял его со лба Эрика.

Эрик прикоснулся к ране.

— Боль ушла, — прошептал он и сел, изумленно глядя на брата.

Родриго заговорил с Пиеткой; тот выслушал его и направился к столу, где достал белую тряпицу из тазика с чистой водой, аккуратно отжал ее и вытер рану Эрика, снимая остатки запекшейся крови.

Остался лишь тонкий красный шрам, даже опухоль исчезла.

Пиетка что-то почтительно пробормотал. Валис и Аланна взволнованно переговаривались. Даниэль подошел, хлопнул Эрика по плечу и широко, по-мальчишески улыбнулся. Эрик удивленно переводил взгляд с одного лица на другое.

Роберт тихонько выскользнул в коридор и прислонился к стене. Он сжал ладони, подпер подбородок большими пальцами, приложив указательные к губам, и глубоко вздохнул. Сердце беспокойно билось. Он на мгновение прикрыл глаза и приказал себе успокоиться. Немного расслабившись, поднял раненую руку, чувствуя порез под повязкой. Потом снова сложил руки, и губы его сжались в тонкую линию.

Придя в себя, Роберт вернулся в комнату. Брат был уже на ногах.

— Просто невероятно! — крикнул Эрик, хлопая себя по лбу. — Вообще не болит! Черт, и бок тоже прошел.

Роберт кивнул.

— Спасибо, Родриго. Извини, если я был груб.

Старик медленно повернулся, и их взгляды встретились.

— Не стоит благодарности, гринго. — Тон его был уже не таким враждебным. Он встал и забрал рог у Аланны, потом ощупал его, мрачно усмехаясь, и вернул девушке. — Надо как можно скорее забрать вас отсюда.

Эрик запротестовал, прежде чем Роберт успел что-либо сказать.

— Док, я в высшей степени признателен, но мы никуда не пойдем, пока вы не ответите на несколько вопросов.

Диез, похоже, рассердился, но старался говорить спокойно.

— Тогда я отвечу на них как можно быстрее. Вы угодили в мир под названием Пейлнок и в настоящий момент находитесь в городе Калоса, населенном гуранами. Этот народ входит в союз, именуемый Владения Света. И вам грозит более серьезная опасность, чем вы можете себе представить. — Он показал на рог в руках у Аланны. — Вы убили чиморг и тем самым нажили врага, который ни перед чем не остановится, чтобы уничтожить вас. — Он помолчал и глубоко вздохнул, затем продолжил: — Вы сделали практически невозможное. Чиморг бессмертны, лишь секойе способны их убить. Но Валис говорит, что вы действительно убили его, и я ему верю. Надеюсь, вы откроете нам свою тайну.

— Кому «нам»? — спросил Эрик. — Народу Гуран?

— Если чиморг — это единорог, которого мы убили, — перебил Роберт, — то кто же тогда секойе?

— Вы называете их драконами. Ваше знание может помочь всем нам. Чиморг — не просто чудовища, они — глаза и уши нашего врага.

— Секойе, — повторил Роберт, и Аланна одобрительно кивнула.

Внезапно на улице кто-то пронзительно вскрикнул. Все побежали к окну выяснять, в чем дело. Десятка два людей в черных доспехах и масках неслись по улицам, размахивая сетями.

Валис растолкал всех и бросился в коридор. Даниэль последовал за ним.

— Дай ему какую-нибудь одежду! — крикнул врач трактирщику. Пиетка, на мгновение парализованный страхом, пришел в себя и помчался прочь.

Роберт резко отвернулся от окна.

— В чем дело? Кто эти парни?

Аланна побежала к дверям, но возглас старого доктора остановил ее. Они торопливо обменялись несколькими словами на языке Аланны, она кивнула и исчезла. Диез снова повернулся к Роберту.

— Я же говорил, гринго, у нас тут война.

Столб шипящего голубого пламени мелькнул в небе, озарив все ослепительно белым светом. От удара содрогнулась вся гостиница. Диез высунулся в окно. Роберт и Эрик тоже выглянули и…

Чиморг галопом несся по улице, вскидывая увенчанную рогом голову и издавая громкое ржание. Откуда-то с другой стороны появился еще один отряд солдат в черном. Сети свистели в воздухе, дубинки и деревянные посохи наносили удары с беспощадной точностью. Горожане с криком разбегались.

Высоко в небе переливался холодным светом черный силуэт женщины. Она смеялась и смеялась. Ее длинные волосы извивались, как живые; она протягивала руки, и с ее ладоней слетали молнии.

Роберт отшатнулся от окна и забился в угол, силясь унять дрожь. Шандал Карг, — звучало у него в сознании. — Шандал Карг! Но он не мог понять этих слов! Он знал лишь то, что они наполняли душу страхом. Даже не страхом, ужасом!

Еще одна молния распорола небо. Воздух затрещал. Вдруг дверь распахнулась, и на кровать упала охапка одежды. Пиетка не стая дожидаться благодарности и тут же куда-то испарился. Эрик быстро натянул одежду — такую же, как у Роберта.

Роберт кое-как совладал со страхом и тихонько вернулся к окну. Он с трудом мог заставить себя смотреть на страшную фигуру в небе.

— Что это? — спросил он придушенным голосом. Он не мог заставить себя сказать «кто» — это была не женщина.

Диез пристально посмотрел на Роберта. Его губы изогнулись, и с них слетели всего три слова:

— Это Сердце Тьмы.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Эрик последовал за братом и Родриго Диезом на улицу. Там царил хаос. Едва они успели выйти, как в воздухе просвистела сеть. Роберт оттолкнул старого врача и успел перехватить ее.

На него бросился рослый солдат. Черные латы поблескивали в отсветах пожара. Большие белые глаза виднелись из-под резной маски, закрывающей лицо. В руке у него было странное оружие — нечто вроде тяжелой дубинки из полированного дерева с утолщениями на обоих концах. Солдат угрожающе замахнулся дубинкой.

Эрик мгновенно подскочил и сделал блок. Оружие вылетело из руки бойца, едва не задев Диеза, который успел пригнуться, и ударилось о дверь гостиницы. Эрик нанес удар. Воин закричал, схватился за лицо и упал; из глаз его брызнула кровь.

— Это лак! — удивленно воскликнул Эрик. — Его доспехи из лака!

Родриго Диез схватил его за руку и потащил к стене. Отряд солдат пронесся мимо по улице, за ними с лаем бросилась собака.

— Они предназначены для того, чтобы отражать дротики, выпущенные из духовой трубки, и пугать бедных поселян, — сказал Родриго.

Небо снова озарила молния, и грохот сотряс гостиницу, в тени которой они прятались. Эрик уловил резкий запах дыма и услышал треск пламени. Калоса горела.

Из-за угла соседнего дома с криком выбежала женщина, прикрывая руками грудь. Лиф ее платья был разорван, по щеке текла кровь. Двое солдат гнались за ней по пятам. У одного была дубинка, другой крутил над головой сеть, готовясь к броску.

Роберт немой тенью скользнул мимо Эрика, чтобы перехватить этих двоих. От удара сетеносец врезался в своего напарника, и оба повалились на землю, так что женщине удалось ускользнуть. Человек с дубинкой попытался встать, и тут еще одна фигура метнулась через улицу. Длинная деревянная палка просвистела в воздухе и разбила его шлем.

Родриго Диез бросился вперед, крича что-то на местном наречии. Аланна — а это была она — на мгновение оперлась на свой посох и указала на двоих солдат, неподвижно лежащих на земле. Рог единорога, снова завернутый в кусок материи, висел у нее за плечом на кожаном ремне. Она нагнулась и сорвала одну маску, потом взглянула на Диеза. Они быстро и горячо о чем-то заспорили, и наконец старый врач покачал головой.

— О чем это она? — спросил Эрик.

— Плохи дела, американо. Эти солдаты — не те, за кого мы их приняли. — Он тревожно оглянулся. — Пошли, надо вывести вас отсюда.

Эрик и Роберт обменялись озадаченными взглядами. На них накатывались клубы дыма. Вопли и стоны наполняли ночной воздух. Все четверо помчались по улице. В воздухе просвистела еще одна сеть. Аланна крикнула, очевидно, нечто вроде «Берегитесь!» и отбила ее посохом.

Но прежде чем они успели сколько-нибудь продвинуться вперед, Роберт дал им знак спрятаться в дверном проеме. Чиморг проскакал мимо них, разбрасывая комья грязи тяжелыми копытами: на улицах Калосы не было мостовых. Из-за угла прямо ему навстречу выскочил солдат в черных латах и от неожиданности замер на мгновение. Единорог пробил ему грудь, торжествующе заревел, отбросил тело несчастного к стене ближайшего сарая и поскакал дальше. Новые молнии рассекли небо. Когда чудовище скрылось из виду, они двинулись вперед так быстро, насколько это было возможно, то и дело прячась в тени домов и в дверных проемах. Бой переместился на другую улицу, по крайней мере на некоторое время. Со стороны реки доносились громкие вопли.

— Куда мы? — спросил Эрик, заметив, что два солдата с дубинками тащат куда-то старика.

— Секойе ждут нас в поле, — свистящим шепотом объяснил Диез. Он тоже увидел старика. — Это Сумеек, — едва слышно сказал он и прикусил губу.

Над головой небо озарилось белым огнем. Раздавались все новые и новые раскаты грома. Внезапно город сотряс пронзительный крик, он становился громче и громче, перекрывая все остальные звуки.

Но Эрик все еще смотрел на старика и солдат.

— Так мы бежим или нет? — Он схватил врача за длинный рукав, потом отпустил. — Проклятье.

Роберт взглянул на него, и Эрик понял, что брат подумал о том же самом. Не говоря ни слова, они оба сорвались с места. Один из солдат заметил их. Он выпустил руку пленника и со всего маху ударил его по седой голове дубинкой. Старик с тихим стоном опустился в грязь, и солдаты приготовились принять вызов.

— Не убивайте их! — с отчаянием в голосе закричал Родриго.

Эрик легко увернулся от первого удара, просвистевшего мимо его головы, но другой солдат застал его врасплох. Дубинка успела задеть висок. Боль, однако, лишь разозлила его. Схватив противника за запястье, он резко крутанул и услышал, как хрустнула кость. Солдат выронил дубинку и закричал, но все же попытался ударить Эрика другой рукой. Эрик заметил это и сбил его с ног. За это время Роберт успел разделаться с первым солдатом.

— Неплохо, братишка, особенно для тренера домохозяек из заштатного городишки, — тихо сказал он, склоняясь над упавшим стариком и прикладывая два пальца к его шее. — Хотя этому малому мы так и не помогли.

— Он мертв? — спросил Эрик. Роберт кивнул.

— Вы что, не понимаете? — закричал Диез, подбегая к ним. — Они пришли за вами! Давайте-ка убираться отсюда! — Он схватил Роберта за воротник и потянул вверх.

Глаза Роберта сверкнули; вставая, он резко развернулся и грубо отпихнул Диеза.

— Он прав, Бобби, — придержал Эрик брата, глядя на лежащего в пыли Сумеека. Возможно, если бы они с Робертом не вступились за старика, он остался бы жив. Эта мысль была почти невыносима. — Местные даже не пытаются сопротивляться. Нам не остановить целую армию!

Роберт заскрежетал зубами и упрямо помотал головой. В этот момент Аланна громко вскрикнула, бросилась на Эрика и вместе с ним упала на землю. Тут же раздался резкий противный звук, который мгновенно оборвался, перейдя в глухое бульканье. Эрик приподнялся на локте, чтобы посмотреть.

Вилы торчали из груди солдата, которого он сбил с ног. Человек дергался, как приколотый булавкой жук, задыхаясь, потянулся к своей маске и сорвал ее. Кровь хлынула с губ, и жизнь покинула широко раскрытые, полные ужаса глаза.

Эрик встал и испуганно дотронулся до черенка вил, думая о том, какая же сила могла пригвоздить человека к плотно утоптанной земле.

— Черт, откуда оно прилетело?

Роберт сжал его руку.

— Готов поклясться, они только что лежали там, у сарая. Быть такого не может!

— Старый Сумеек отмщен, — сказал Диез с чувством мрачного удовлетворения. — А теперь пошли.

Словно в ответ на странный треск, который Эрик уже слышал, опять полыхнула молния.

— Что это?

Никто не ответил, все бежали по улице не оглядываясь. Эрик прижал ладонь к одному уху. Звук несколько напоминал детский свисток, но на трех чуть разных нотах. Звук этот ни на мгновение не прекращался, только становился все громче, немилосердно истязая мозг.

Впрочем, совершенно другой звук заставил Эрика остановиться в узком проулке. Сухой треск, крики боли и громкие проклятия. Сначала Эрику показалось, будто кто-то выстрелил из винтовки. Но откуда в Пейлноке взяться винтовке? При свете пожара он смог разглядеть, в чем дело.

Даниэль, ловко размахивая бичом, удерживал на расстоянии двоих солдат. Третий стоял на коленях в грязи, схватившись за лицо. Солдаты бешено размахивали дубинками, но не могли подойти ближе, несмотря на доспехи.

Роберт схватил посох Аланны и побежал туда. Он ударил без предупреждения, расколов шлем одного из солдат и сбив с ног другого противоположным концом шеста. Человек еще не успел упасть на землю, когда очередной удар обрушился на его маску.

Даниэль выскочил вперед и ухватился за посох обеими руками, сузил глаза до щелочек и что-то закричал. В красноватых отсветах пламени его лицо блестело от пота, мускулы были напряжены до предела. Секунду-другую Роберт и мальчик боролись за посох, потом Даниэль выпустил посох и окликнул Диеза.

— Нет! — сдавленным шепотом отозвался врач и бросился в переулок.

Эрик бежал вперед с Аланной. Он только что заметил фигуру, распростертую в пыли в дальнем конце переулка. Пиетка. Старому трактирщику было уже невозможно помочь. Густая кровь хлестала из раны не менее дюйма в диаметре у него над правым глазом.

— Да что же это такое! — простонал Родриго, склоняясь над телом друга. У него в глазах стояли слезы. Врач поднял голову убитого, укачивая ее в руках, и что-то сказал Даниэлю на местном наречии.

Даниэль ответил до странности спокойно, словно делал доклад, и бесстрастно посмотрел на труп, сворачивая свой бич.

Эрику это показалось не просто странным — неприятным.

— Что он сказал, док?

Диез объяснил, с трудом сдерживая слезы:

— Похоже, Пиетка и Фрона пытались спрятаться здесь, но солдаты их обнаружили. Пиетка пытался защитить мать, и его кто-то толкнул. — Он медленно выпрямился, подошел к стене и внимательно осмотрел ее. В стене торчал гвоздь, покрытый какой-то темной жидкостью. — Вот об это он и ударился.

Аланна позвала их с противоположного конца переулка. Она забрала у Роберта посох и охраняла проход.

— Сейчас тут опять начнутся бои, — устало проговорил Диез. — Нам нельзя здесь оставаться.

— Я его понесу, — предложил Эрик. Он попытался перекинуть тело трактирщика через плечо.

Диез схватил его за руку.

— Оставь его. Он бы понял.

Показалось еще двое солдат. Они тащили в сети отчаянно вопящую женщину. Аланна и Роберт, не сговариваясь, подскочили и уложили солдат. Роберт помог женщине высвободиться. Какое-то мгновение она смотрела на них с разинутым ртом, потом дотронулась до волос Роберта и убежала.

Эрик подбежал к брату. Пробегая мимо одного из упавших солдат, он заметил пустую черную глазницу: это поработал бич Даниэля.

Они снова выскочили на улицу. За спиной поднялась огненная стена. Все обернулись и сквозь дым и пламя увидели чиморг, с ревом топчущего тело человека в черных латах.

Эрик никогда не бывал на войне. Какофония звуков захлестнула его. Крики, треск пламени, грохот ломающихся балок, гром и молнии и этот ужасный свист стояли у него в ушах. Всюду, куда ни глянь, бежали или дрались перепуганные местные жители и солдаты. Коровы и овцы, свиньи и собаки блеяли, визжали и лаяли, разбегаясь из открытых загонов или сорвавшись с цепей. Небо словно покраснело от жара.

Наконец они достигли самой окраины Калосы. В поле за городом три дракона нетерпеливо били крыльями, вытягивая длинные шеи. Жуткий звук — это были их голоса. Драконы пели! Он посмотрел туда, куда были направлены их взгляды, и снова увидел женщину, которую Диез назвал Сердцем Тьмы.

Теперь она казалась меньше по размеру, но ничуть не менее опасной. Молнии все еще сверкали в ее руках, и холодный смех пронзал ночь. В небе вокруг нее словно образовалась черная дыра, куда ее все глубже и глубже загоняло пение драконов. Они пели все громче и на все более высоких нотах, и она становилась все дальше и дальше.

Но из дыры успела выскочить еще одна молния, которая поразила солдата в доспехах и сожгла его на месте.

— Теперь я понимаю! — воскликнул Родриго, глядя на обугленные останки.

Но объяснить ему не удалось. С другой стороны луга из травы поднялись солдаты с сетями и дубинками и побежали прямо на них. Еще один отряд зашел с тыла.

Эрик едва успел взглянуть на Роберта и пригнуться — прямо над головой просвистела сеть. Перед ним выросла высокая фигура с дубинкой. Он бросился вперед. Так вот, оказывается, что самое страшное на войне — узнать, на какую ярость ты способен.

Пока что все его бои были сплошной игрой, упражнением или соревнованием. Ну сходил в спортзал, ну потренировался, сам кого-то поучил, выиграл приз, отметил за бутылочкой пива с друзьями — и все. Такую жизнь он знал, и такого Эрика Погловски тоже.

А этого? Он подумал о Пиетке и с ужасом осознал, что хочет ударить этого солдата. Он ловко блокировал его удар и с криком впечатал локоть в солнечное сплетение солдата, испытывая почти чувственное удовольствие от хруста тонкой лакированной кирасы. Не раздумывая, он поднял правую ладонь и ее ребром со всей мочи ударил по шлему.

— Не убивай его! — закричал Родриго.

Еще двое солдат обрушились на Эрика. Первый замахнулся дубинкой. Эрик легко отбил удар; он чувствовал какую-то отстраненность, словно наблюдая за собой со стороны. Он быстро шагнул в сторону и лягнулся, повредив солдату колено. У второго воина было другое оружие: нечто вроде короткой веревки с тяжелым узлом на конце. Прежде чем Эрик смог восстановить равновесие, узел обжег его щеку. Не обращая внимания на боль, он с силой ударил врага прямо в лицо. Осколки маски разлетелись в разные стороны.

Эрик расслабился и огляделся в поисках брата. К его удивлению, к ним присоединилось несколько местных жителей. Они сражались неважно, но, по крайней мере, их ужас сменился яростью. Вместе с ними дрался посохом Валис. Они с Даниэлем стояли плечом к плечу, отражая удары, в то время как старый Родриго спрятался в тени ближайшего здания, глядя на происходящее глазами, полными страха и злости. Аланна потеряла посох. Она подобрала сеть и швыряла ее, пытаясь достать хоть до кого-нибудь. Рядом с ней сражалась еще одна темноволосая женщина.

Резкий вскрик заставил Эрика обернуться: Роберт выполнил блок с такой силой, что дубинка, вращаясь, вылетела из онемевшей руки солдата. Брат схватил противника, развернулся и уложил его наземь безупречным броском. Послышался треск костей, но Роберт уже сражался с другим воином. Он свалил его быстрым ударом ноги.

На лице Роберта застыло холодное невозмутимое выражение. Он не ждал, пока его атакуют, но шел навстречу и укладывал солдат одного за другим. Мимо него проскочил солдат в латах, явно собираясь напасть на калосанца. Роберт поймал его за горло согнутой в локте рукой, бросил на землю и ударил каблуком в грудь. Мимо головы Роберта просвистела еще одна дубинка. Даже на расстоянии Эрик услышал хруст и изумленный возглас солдата: удар был отбит.

Он невольно вспомнил, как в горах Катскилл брат выполнял серию движений на фоне полной луны. В этом было что-то отстраненное… нет, даже, пожалуй, потустороннее, чего он тогда не осознал. По прошествии времени все это выглядело как предзнаменование.

Что-то скользнуло по плечу Эрика, и он инстинктивно наклонился. Сеть просвистела в воздухе и опутала Аланну. Она сердито вскрикнула, увлекаемая наземь двумя солдатами. Прежде чем Эрик успел броситься на помощь, еще один боец напал на него, размахивая посохом, как копьем.

— Спасибо, — пробормотал Эрик, ухватывая посох за свободный конец. Он пнул солдата в грудь ногой и завладел оружием.

Аланна билась под сетью, лежа на земле, пока один из солдат пытался связать ей ноги.

Эрик ударил его по шлему. Шлем раскололся надвое, и солдат рухнул, придавив пленницу. Его напарник обернулся, выхватил из-за пояса сразу две дубинки и взмахнул ими.

Эрик поднял нижний конец посоха и изо всех сил ударил солдата в пах. Дубинки упали на землю. Солдат пронзительно вскрикнул, рухнул на колени и согнулся.

Аланна сбросила сеть и вскочила на ноги, но тут же снова пригнулась. Сети были повсюду. Половина жителей Калосы беспомощно лежала на земле, остальные разбегались, как испуганные кролики, надеясь найти убежище в горах. Солдаты в черном ждали их повсюду и ловили беглецов.

Родриго закричал. Двое солдат обнаружили старого врача и вытащили его из убежища. Он лягался, плевался и пытался укусить солдат.

Прежде чем Эрик успел пошевелиться, Роберт свалил одного солдата, но сила удара была такова, что наземь повалились все трое. Роберт нагнулся, сорвал шлем со второго солдата и вынул нож.

— Не убивай его! — крикнул Родриго, широко раскрыв полные ужаса глаза. Роберт, казалось, не расслышал, но вдруг встал и отвернулся. Пока он помогал старому доктору подняться, второй солдат нашарил дубинку! Роберт едва успел ударить его каблуком по лицу.

— Не убивай! — снова закричал врач, размахивая пальцем перед носом Роберта. — Нам не победить. Беги к секойе. Да беги же, наконец!

— И что, мы допустим, чтобы этих людей резали, как овец? — возмутился Эрик. — Нельзя нам бежать! — Он сам себе не верил — только что сам убеждал Роберта бежать и вот понял, что это просто невозможно.

Аланна что-то быстро сказала Диезу и показала на драконов.

— Нельзя их убивать! — крикнул врач Эрику.

С неба на них глядело безжалостное Сердце Тьмы. Из самых его глубин вырвалась электрическая змея. Родриго едва успел дать знак, чтобы все легли на землю. Совсем рядом что-то вспыхнуло и зашипело.

На долю секунды солдата в черных латах охватило пламя — и поглотило без остатка.

Диез пытался совладать со своими эмоциями, но это давалось ему явно с большим трудом. Он схватил обоих братьев за руки.

— Хватит! Пошли, пока Тьма не погубила нас!

— Нет! — яростно крикнул Роберт, не отрывая глаз от женщины в небе. — Нет!

Эрик успел одуматься.

— Остановись, Бобби! Силы не равны. Пошли!

— Их нельзя убивать! — снова закричал Диез. — Нельзя!

— С чего это? Она же поджарила того малого.

— Дело не в ней. Да, она убивает. Но солдаты…

— А Пиетка?

— Нельзя! — Родриго был почти что в истерике. Слезы катились по его старому лицу.

— Ладно. — Роберт смирился, но его все еще била дрожь. Он поднял глаза к небу и невольно ухватился за плечо Эрика, ища опоры. Когда минутная слабость прошла, он согласился: — Хорошо, пойдем, но по пути перебьем, кого только сможем.

Чуть поодаль в поле сражался Валис. Гиганту приходилось отгонять целый отряд солдат с сетями. Роберт и Эрик быстро помогли ему управиться с ними.

Они бросились бежать со всех ног. Трава доходила до колен, старый Диез не поспевал за своими товарищами, но солдатам, которые пытались этим воспользоваться, приходилось иметь дело с Робертом.

Даниэль беспокойно ждал их рядом с драконами. Он что-то сказал с виноватым видом Аланне и Валису и опустил голову. Эрик догадался, что мальчик потерял бич в пылу сражения.

— Передай ему, что стыдиться нечего, — сказал он Диезу. — Я видел его в бою. Просто он первый понял, что дело безнадежное.

Диез выполнил просьбу. Лицо Даниэля стало чуть менее мрачным.

Внезапно драконы прекратили пение. Эрик посмотрел на небо. Женская фигура исчезла. Да и была ли это женщина? Или всего лишь сон?

— Родриго, почему ты сказал тогда «дело не в ней»?

Старый врач обернулся и глянул через плечо в затянутое дымом небо.

— Эти солдаты не из ее Темных Земель, но из Царства Ночи. Она хотела уберечь вас от них. Для себя. — Он умолк, озадаченно поглядывая то на одного брата, то на другого. — Похоже, она предпочла бы убить вас, лишь бы нам не удалось узнать вашу тайну. — Он поскреб подбородок и нахмурился. — Интересно, почему она этого не сделала?

Роберт быстро вдохнул.

— Темные Земли. Царство Ночи. — Он смотрел на свои ладони с каким-то странным выражением лица. Рана на руке открылась, и повязка была в крови.

Эрик закусил губу.

— Я видел ее во сне. Думаю, она намеревается сделать с нами что-то гораздо худшее.

Роберт вскинул голову. От него не ускользнул ужас в глазах брата.

Валис закричал и показал на край луга. Прямо на них неслась группа солдат с дубинками и сетями. Аланна тоже заметила противника и пропела пронзительную ноту. Янтарный дракон пригнул шею. Не теряя времени, она поставила одну ногу в стремя и взлетела в седло. Роберт устроился у нее за спиной.

Валис и Даниэль подозвали своих драконов. Валис и Родриго сели на того, что был огненного цвета. Даниэль оседлал опалового, самого крупного и красивого, и протянул руку Эрику.

— Сейчас или никогда, братец! — крикнул Роберт, увидев, что Эрик опять колеблется. Эрик схватил Даниэля за руку и через мгновение был в седле.

Один за другим секойе поднялись в ночное небо. Воздух хлынул Эрику в лицо, в животе похолодело. Он крепче схватился за пояс Даниэля и почувствовал свернутый бич, который, оказывается, вовсе не был потерян.

Драконы поднимались все выше и выше. Далеко внизу Калоса горела, как печальная, одинокая звезда.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

О, горе, моя земля!

Что будет с тобой теперь

Под пятою у Царства Ночи,

Под игом Темных Земель?

Этим четверостишием он закончил свою последнюю книгу. Роберт повторял его снова и снова и никак не мог выкинуть из головы. Темные Земли. Он невольно вздрогнул. Царство Ночи.

Он отродясь ничего не боялся — по крайней мере, весьма настойчиво себя в этом убеждал. А вот сейчас как-то не получалось. Было такое ощущение, словно кто-то прогрызает себе путь наружу из его многострадального кишечника. Слишком уж много соответствий между его романом и этим странным миром. Слишком много всего знакомого в Пейлноке. Слишком много страшного.

Эта… эта женщина в небе. Почему его парализовал такой ужас при одном взгляде на нее? Даже при мысли о ней? Шандал Карг. Эти слова снова и снова звучали у него в сознании. Что это? Имя?

Да.

Ее имя.

Роберт крепко зажмурился и с трудом подавил крик. Боже, откуда вообще ему известно все это?

Он обнял стройную талию Аланны, прижался к ней теснее, пытаясь этой близостью отогнать страх. Физической силой она явно превосходила любую из женщин, которых ему доводилось знать. Ее бледное лицо и черные волосы сияли в свете огромных крыльев дракона. Он хотел взять это лицо в руки, прижаться щекой к ее щеке. Может статься, это помогло бы унять дрожь.

Но на плече Аланны висел на тонком ремешке завернутый в ткань рог единорога, словно напоминая, что зло не ушло, оно лишь затаилось и поджидает. Роберт сомкнул пальцы на роге. Нельзя поддаваться страху.

Ветер хлестал в лицо. Ночь была холодной, на редкость холодной. Кожаная одежда, конечно, защищала немного, но лицо горело, пальцы совсем онемели. Он спрятал их в складках туники Аланны.

Драконы летели на север, потом внезапно свернули на запад. Внизу проносились черные вершины гор. Даниэль и Эрик летели справа от Роберта, Валис и Диез — слева. Почти соприкасаясь кончиками крыльев, три дракона мчались сквозь ночь.

Роберт пытался отвлечься, любуясь прекрасными животными, но этого хватило ненадолго. Мрачные мысли мучили его, наполняли тревожными предчувствиями. Он вспомнил убитого Пиетку. И безумную старую Фрону, разбрасывающую листья по комнате его брата. Что с ней стало? И что стало с Брином? Он казался себе трусом, который сбежал, бросив их всех на произвол судьбы.

Роберт положил голову на ее плечо и поднял глаза к небу, туда, где светился голубой ореол, и прямо над ним — луна, уже начинающая идти на убыль.

Она называется Танадор. Но откуда он это знает?

Песня Аланны неуловимо изменилась. Горы остались позади. Дракон опустил левое крыло. У Роберта закружилась голова, на какое-то мгновение ему показалось, что они падают. Звезды завертелись над головой, и он закричал.

Аланна крепко взяла его за руки и притянула к себе. Он снова ощутил ее силу — ту, что спасла его из ямы, полной призраков, и почувствовал себя круглым дураком, испугавшимся невесть чего.

Теперь они летели на юг. Лента из темного серебра рассекала траву далеко внизу. Роберт увидел, как внизу проносятся три огонька, и не сразу сообразил, что это отражение драконов в реке.

Аланна отпустила его руки и заправила косы за воротник, чтобы они не хлестали его по лицу. Сделав это, она показала на земли за рекой.

— Килас! — крикнула Аланна и добавила что-то непонятное: — Гуран.

Роберт вроде бы понял, что она имеет в виду, — или решил, что понял. Страна к западу от реки называлась Килас, к востоку — Гуран. Родриго Диез говорил, что они попали к народу Гуран.

— Расул? — крикнул он в ответ. Во рту мгновенно пересохло. И как только можно петь на таком ветру? Он сглотнул и повторил в уме слово, которое только что произнес.

Что такое Расул? Город. Ответ пришел словно из закоулков сознания. Важное место. Откуда только он это знает?

Аланна показала на реку, потом вытянула палец вперед.

— Расул, — кивнув, повторила она.

Все понятно, река течет в Расул. Ее словно бы и не удивляло, что название ему знакомо. Да и удивляться, в общем, нечему — может, этот город упоминал Диез, Пиетка или еще кого-нибудь из местных.

Но ведь он точно знает, что услышал его только что впервые.

Аланна снова взяла его за руки и запела на глубокой низкой ноте. Роберт прислушался. Если это были слова, он не мог разобрать их. Ее голос словно рассекал ветер, и дракон послушно устремлялся вперед. Роберт даже запрокинул голову, чтобы лучше чувствовать потоки воздуха. Ему было уже не так холодно.

Далеко впереди другой дракон слабо мерцал на фоне темного неба, на востоке — еще один. Звери парили на широких крыльях, и казалось, что они замерли в полете. Роберт тронул Аланну за плечо и показал на них. Она кивнула и показала третьего, которого он еще не заметил. Он летел немного левее и так низко, что, казалось, мог срывать листву с деревьев. Сверху дракон походил на быстрокрылую тень, и только отсветы на вершинах деревьев выдавали его рубиновое свечение.

Аланна снова заговорила, и Роберт пожалел, что не знает ее языка. Внизу было видно, как река впадает в море или большое озеро. Мгновение спустя они оставили землю позади и заскользили над волнами. Аланна привстала и запела. Дракон опустился так низко, что едва не задевал крыльями воду.

Роберт обернулся, чтобы посмотреть, где рубиновый дракон. Тот летел прямо за ними, и всадник махал им рукой.

Он поднял глаза, надеясь увидеть брата, и оторопел: дракон Даниэля стремительно пикировал откуда-то сверху. Мальчик привстал на стременах, чуть откинувшись назад; Эрик вцепился в него с искаженным от страха лицом, закрыв глаза и истошно вопя.

Роберт уже решил было, что дракон врежется сейчас прямо в волны, но тот в самый последний момент плавно взмыл вверх. Кончики опаловых крыльев едва коснулись воды, подняв тонкую пелену брызг. Могучий хвост рассек волны и хлестнул воздух.

— Если Эрик уцелеет, — крикнул Роберт прямо в ухо Аланне, — он убьет мальчишку!

Чуть выше дракон Валиса мчался вперед без видимых усилий. «Странный этот Валис, — мелькнуло в голове у Роберта. — Тихий такой и почти сливается с окружающей средой — впрочем, этот дар наверняка стоил ему немалых усилий».

Пока он об этом думал, к ним присоединились два неведомо откуда взявшихся всадника на изумрудно-зеленых драконах.

Вскоре море или озеро осталось позади. Аланна постучала Роберта по колену, чтобы привлечь его внимание.

— Расул, — повторила она.

Поначалу он ничего не замечал. Затем прямо впереди показалось несколько крохотных светящихся точек, отчасти напоминающих огни современного города, хотя это, разумеется, было здесь абсолютно невозможно. А впрочем… Они ведь находились в Пейлноке, и слово «невозможно» звучало здесь по меньшей мере неуместно.

Огоньки быстро увеличивались. Еще два дракона с ленивой грацией парили над городом. Аланна снова запела, и ее дракон замедлил полет. Валис и изумрудные драконы промчались мимо, потом тоже сбавили скорость, и дракон Аланны догнал их.

Расул показался Роберту намного больше Калосы. Он с интересом вглядывался в сплетение бесчисленных улиц, где большинство зданий были низкими и темными, как правило, не выше двух этажей. Тем не менее в городе имелось немало высоких башен. Улицы освещали шары из странного цветного пламени. На некоторых крышах были такие же шары, только побольше.

В самом сердце города возвышалась башня. Аланна направила дракона прямо на нее, успокоительно похлопав Роберта по руке. До него донеслись непонятные слова, но об их значении можно было догадаться по интонации: Аланна возвращалась домой.

Дракон расправил крылья и принялся опускаться, делая постепенно сужающиеся круги. Прямо над башней он снова забил крыльями. В центре черепичной кровли на гигантском металлическом треножнике сиял огромный огненный шар. В его свете Роберт сумел разглядеть лишь широкий парапет на крыше башни. Дракон опускался, все остальные еще парили в воздухе.

Массивные когти вцепились в парапет. Крылья затрепетали, потом дракон тихо сложил их и, усевшись, словно птица на заборе, опустил шею.

Аланна снова похлопала Роберта по колену и заговорила. Ему не нужно было знать язык, чтобы понять ее. Почти неохотно он выпустил ее талию, перекинул ногу через шею дракона и соскочил с седла. До крыши было всего несколько футов, но приземлился он не слишком удачно и едва устоял на ногах.

Аланна отвязала от седла пару тюков, легко спрыгнула, что-то пропела дракону и помахала ему рукой. Животное легко взлетело, расправив крылья, и исчезло в ночи.

— Куда это он? — спросил Роберт, заметив, что дракон направляется к югу.

Не отвечая, Аланна закинула тюки за спину и подвела его к низенькому парапету, едва достающему до пояса. Во всех направлениях простирался Расул. Некоторые части города были темнее других. На юге было еще одно большое озеро или море.

Опаловый дракон Даниэля спланировал вниз, и Роберт услышал сильный голос мальчика и скрежет когтей о камень. Огромные крылья подняли настоящий ветер. Это было великолепное зрелище. Дракон сложил крылья и вытянул шею. Эрик соскользнул на крышу. Бледный, держась за живот и пошатываясь, он подошел к Роберту. Мальчик тут же улетел на своем драконе.

— Убью… Честное слово, убью его, — пробормотала несчастная жертва.

Яростное биение крыльев свидетельствовало о приближении Валиса. Он что-то кричал и пел басом. Дракон опустился невероятно быстро, выпустив когти в последний момент. Крылья затрепетали и сложились. Возможно, из уважения к старости Родриго дракон вытянул шею и положил голову прямо на крышу. Валис помог испанцу спуститься и тут же улетел.

Остальные драконы, видимо сопровождавшие их, развернулись и улетели прочь.

— Здорово, да? — спросил Родриго, пытаясь отдышаться.

Но Эрик не слушал. Он подошел к огромному, в два человеческих роста, треножнику, возвышающемуся в центре крыши. Наверху был большой шар, по всей видимости стеклянный. Наполняющая его жидкость мягко светилась.

— Что там такое внутри? — спросил Роберт.

— Считай, что драконья моча, — ответил Диез, пожимая плечами. — Для лучшего объяснения нет времени. Надо отвести вас к Флогису.

Аланна схватила Эрика за руку и потянула назад. Диез пробежал пальцами по внутренней поверхности одной из ног треножника и нашел потайной рычаг. Роберт услышал слабый шум механизма. Черепица тихонько задрожала. Часть крыши медленно поднялась, и показалась лестница, ведущая в хорошо освещенное помещение.

— Добро пожаловать в Шерен-Чад, — сказал Диез и заторопил их вниз по лестнице.

— Куда-куда? — недоверчиво переспросил Роберт. — Я думал, это Расул.

— В каждом городе Царства есть свой Шерен. Расслабься, американо. Вы тут не узники, мы вам не враги. — Он сардонически усмехнулся; его манеры ужасно раздражали Роберта. — Уж чего-чего, а врагов вы и так сумели здесь себе нажить предостаточно.

Спустившись, они оказались в комнате, освещенной двенадцатью небольшими шарами, располагавшимися через равные интервалы на простых оштукатуренных стенах. В центре стоял длинный стол. На нем были большие тазы с водой и стопки мягких полотенец. У стен стояло несколько шкафов.

— Мойтесь на здоровье, — сказал Родриго. — Особенно ты, Эрик Погловски, — а то все еще листьями воняешь.

— Листьями? — переспросил Роберт.

Диез что-то сказал Аланне. Она сбросила тюки на пол, сунула руку в мешочек на поясе и вынула пригоршню коричневатых листьев — таких, какими она отогнала блуждающий огонек, а старая Фрона засыпала пол в комнате Эрика.

— Листья кремат, — повторил Родриго. — Фантазмас не переносят их запаха.

— Чего? — спросил Эрик.

— Привидения, — перевел Роберт. Он немного понимал по-испански наряду с несколькими другими языками. Он взял лист с ладони Аланны и понюхал его. Запах был очень слабый и чуть напоминал мятный. Девушка забрала лист и положила его обратно в мешочек.

— Привидения, — подтвердил Родриго. — В Пейлноке они не редкость.

Больше они не сказали ни слова. Эрик намочил лицо и руки и принялся было вытираться, но Аланна протянула руку и покачала головой. Она показала на его рубашку. Он не понял, и тогда она схватилась за застежку его штанов. Эрик широко раскрыл глаза от изумления.

— Мойся целиком, амиго, — пояснил Диез, снимая рубашку. — Потом переоденешься в чистое. Давай быстрее, скоро рассвет. — Он что-то сказал Аланне. Она усмехнулась, сняла со спины рог единорога и переложила его в один из тюков, потом, посмотрев на Эрика, одним быстрым движением выскользнула из рубашки.

— О, черт, — пробормотал Эрик.

Роберту было интересно, что же сказал ей Диез, поскольку во время мытья она то и дело поглядывала на его брата, словно беззвучно посмеиваясь.

— Давай же, Эрик, — поторопил Родриго. — Быстрее. Наконец Эрик сдался и принялся снимать сапоги.

— У вас что, нет никаких… э-э… набедренных повязок или занавесок, чтобы отгородиться?

Он покраснел, как вареный рак.

Роберт невольно наблюдал за Аланной. У нее было совершенное тело, стройное и великолепно развитое. Капли воды сбегали вдоль ее позвоночника, когда она наклонялась и терла икры куском мокрой ткани. Казалось, она абсолютно не знает стыда. Роберт наспех помылся и завернулся в полотенце.

— Сюда! — крикнул Диез из глубины комнаты, где стояли шкафы. — Скорее! — Старый испанец все еще был раздет и даже не успел вытереться. — Выберите себе что-нибудь, да поторапливайтесь!

Шкафы, как оказалось, были полны аккуратно сложенной одежды из мягкой кожи, выгоревшей почти добела. Диез схватил две рубашки и кинул одну Роберту, другую — Эрику.

— Размер — какой уж есть. Нам надо торопиться.

— Что это за место? — спросил Роберт, но Диез деловито вытирался и, ясное дело, не ответил. Роберт пожал плечами и натянул рубашку.

Эрик поспешно натянул свою — к счастью, она сидела как вторая кожа. Рубашка Роберту была явно великовата, но он не стал искать другую, лишь закатал рукава до локтя. Аланна оказалась по соседству — она порылась в шкафу и кинула ему брюки. Они сидели куда лучше, и он заправил рубашку в штаны.

Когда все были более или менее одеты, Аланна подхватила свои тюки и направилась к двери в северной стене.

— А обуться? — крикнул Эрик.

— Позже! — отрезал Диез. Он направился к выходу, прихватив по дороге один из светящихся шаров, и, освещая им путь, вывел своих товарищей в узкий коридор.

Вскоре они дошли до еще одной лестницы. Диез спускался первым, Аланна замыкала шествие. Ступеньки были крутые и узкие. Внизу Диез распахнул тяжелую деревянную дверь. Следующий коридор был заполнен приглушенным желтоватым светом. На узком треножнике покоился единственный довольно тусклый шар. «Старый», — подумал Роберт. Свет их шара казался почти неприлично ярким. Стены коридора были украшены тяжелыми гобеленами, каменный пол холодил босые ноги путников.

Вдалеке виднелись две массивные, окованные железом двери, расписанные таинственными символами. У Роберта возникло странное предчувствие. Работая над своими романами, он немало читал о магии. Именно эти знаки не были ему знакомы, но навскидку они напоминали защитные руны.

Эрик вслед за ним подошел к дверям.

— Похоже на знаки, которые я видел в Пенсильвании на дверях амбаров.

— Гексаграммы, — шепотом добавил Роберт.

Диез взялся за кольцо дверного молотка и дважды ударил им. Глухой звук прокатился по коридору. На мгновение воцарилась тишина. Роберт увидел, что Диез снова поднимает кольцо, и ему стало не по себе, даже во рту пересохло.

Дверь со скрипом приоткрылась, замерла и наконец растворилась до конца.

Роберт почувствовал спиной ладонь Аланны и неохотно позволил провести себя внутрь. Страж ворот, рослый, грубоватого вида бритоголовый малый, во рту у которого сохранилось явно не более трех зубов, посмотрел на них сначала безо всякого выражения, но потом глаза его расширились от удивления и челюсть отвисла. Он хотел что-то сказать, но промолчал.

Роберту вновь стало не по себе. Его выбила из колеи реакция стража. Хуже: его охватил страх, такой же, как тогда в комнате Эрика, когда он впервые выглянул в окно и увидел… Имя было трудно произнести. Ее. Роберт непроизвольно сжал зубы — а думал, что расстался с этой привычкой много лет назад. Он заставил себя успокоиться, но все же невольно вздрогнул, когда за его спиной с шумом захлопнулась дверь.

В комнате было мрачно, жарко и душно. Воздух наполнял легкий дым; откуда-то сквозило, но Роберт не смог понять, откуда именно: здесь не было окон.

В центре комнаты на полу находилось изображение большого круга — такой же защитный знак, как на дверях, но более тщательно выполненный. Линии были проведены струйкой расплавленного золота. Внутри гексаграммы имелись разные другие знаки, все — незнакомые.

— Боже… — вырвалось у Эрика, когда он подошел к краю круга. Что-то удерживало его от желания шагнуть внутрь. Он смог лишь показать пальцем. По нарисованным на полу изображениям были разложены драгоценные камни — бриллианты, изумруды, рубины, сапфиры, такие крупные, каких ему никогда не доводилось видеть. Они переливались и мерцали в лучах светящегося шара Диеза.

Роберт медленно обернулся, почувствовав движение воздуха. Слева и справа от него, там, куда почти не проникало сияние шара, в стене бесшумно растворились узкие двери. Двенадцать фигур в белых одеяниях, с лицами, скрытыми под капюшонами, вышли практически беззвучно и встали в круг. Они не говорили ни слова и словно никого не замечали.

Слева пролился красный свет из стоящих рядом двух черных котлов на коротких когтистых лапах. Каждый котел украшала затейливая золотая кайма. Роберт мог бы поклясться, что раньше их там не было, но жара и дым, наполняющие комнату, исходили явно от них. Пламени не было видно. Роберт подался вперед, чтобы разглядеть их получше, но Аланна удержала его за руку и покачала головой.

— Что это вообще за место такое? — нервно пробормотал Эрик.

Аланна мягко заговорила, словно пытаясь успокоить их, но Роберту это не помогло. На его лбу выступил холодный пот. Одна капля поползла, как докучное насекомое, по виску и щеке. Руки непроизвольно напряглись, словно готовясь к удару.

Невероятно, но в комнате подул ветер. Дым заклубился, как живой. Свет рассеялся и померк, и темнота вокруг них сомкнулась, подобно чудовищной руке. По спине Роберта пробежала дрожь. Биение сердца ускорилось, и он едва не вскрикнул от ужасного воспоминания, полоснувшего мозг. Он отступил назад и почувствовал спиной ладонь Аланны. Это несколько успокоило его и придало силы.

— Не бойся, Роберто! — крикнул Диез, сузив глаза от ветра.

В центре гексаграммы клубы дыма стали складываться в какую-то фигуру. Она была все еще видна не вполне отчетливо, но на пришельцев уже уставились два горящих глаза. У Роберта подгибались колени. Существо прямо-таки излучало ярость, которую можно было почувствовать почти физически.

— Как вы убили единорога?

Голос разорвал сознание Роберта. Он схватился за левый висок и едва смог вдохнуть. Аланна была где-то у него за спиной. Она открыла один из своих тюков, достала все еще покрытый запекшейся кровью рог и положила на край золотого круга.

— Я тебя понимаю! — закричал Роберт, силясь побороть страх, и взглянул на Эрика. Тот кивнул: он тоже понял.

Вокруг рога заклубился дым, словно материализовавшаяся воля Флогиса, и поднял его на уровень глаз чудовища. Существо в центре круга не сделало ни единого движения, лишь пристально рассматривало вращающийся в воздухе рог.

— Я могу коснуться твоего мозга, сын Парадейна, мира, который вы именуете Землей.

— Почему бы и нет? — пробормотал Эрик, нервно ухмыляясь. — Это же все творится у меня в сознании.

Аланна что-то сказала Диезу, и старый врач закричал, перекрывая голосом ветер:

— Флогис! Полегче с ними! Они ведь ничего не понимают!

Но чудовище не обратило на старика ни малейшего внимания.

— Как вы убили того, кого убить невозможно?

— О чем ты? — нервно спросил Эрик.

— Чиморг может пасть только в бою с секойе. И все же вы убили его. Как вам это удалось?

Роберт с трудом подавил страх. Он обернулся и посмотрел на Аланну. В ее глазах горела неистовая решимость. На мгновение вспомнилось что-то темное и ужасное, но тут же исчезло из памяти. Он даже не смог бы сказать, что это было. Роберт чувствовал лишь гнев на себя за то, что поддался страху, а еще больше — на этого чертова Флогиса.

— Я просто отломал эту штуку! — воскликнул Эрик.

— А я пронзил его сердце, — добавил Роберт и схватил все еще парящий в воздухе рог. В конце концов, это был их с братом боевой трофей.

— И он умер?

По комнате опять загулял ветер. Дым клубился все сильнее, у Роберта щипало глаза, и ему снова стало очень не по себе.

— Прекрати! — заорал он, поднимая рог, как палицу. Ему откровенно не нравилось корчиться от страха и не нравились те, кто заставлял его это испытывать.

Ветер стих. Дым застыл в воздухе. Флогис пристально смотрел на них. Роберт чувствовал почти физическое давление на свой мозг. Потом существо переключило внимание на Эрика.

— Вы меня заинтриговали, сыны Парадейна. Вы сломали рог чиморг. Как?

Эрик пожал плечами, пытаясь казаться спокойным:

— Нам повезло.

Роберт почувствовал что-то вроде щекотки: очевидно, Флогису стало смешно.

— Я хочу спросить, что у вас было за оружие, Эрик Погловски.

Эрик покосился на брата.

— Руки, — сказал он. — Звучит малоправдоподобно и скорее в твоем стиле, да, Бобби?

Флогис молчал. Он явно не верил, и его ожидание застыло, словно молот, готовый нанести удар. Диез подошел к краю круга.

— Эти херманос [2] — искуснейшие воины, Флогис. Тебе не доводилось знать равных им. Так что, если парень говорит, что отломал рог голыми руками, соблаговоли ему верить.

Нависло тягостное молчание. Наконец Флогис заговорил, устремив суровый взгляд на Эрика.

— Я верю. Я вижу правду в уме этого человека.

Существо повернулось. Только тут Роберт осознал, что оно не касается пола, а парит в нескольких футах над ним. Его движения были мягкими, ведь оно полностью состояло из дыма. Оно протянуло руку и указало на котлы.

Дым тихо заколебался. Над каждым котлом начали постепенно вырисовываться фигуры.

— Пиетка! — закричал Диез.

Один из призраков поднял голову. В самом деле, он напоминал маленького трактирщика из Калосы.

— Твой друг Пиетка отмщен. И Сумеек тоже.

Второй призрак поднял руку в приветственном жесте. Это был седовласый старец.

Диез шагнул навстречу Пиетке.

— Старый друг…

— Не говори с ним. Он готовится к Ор-дхаму.

Диез остановился и, не отрывая взгляда от Пиетки, шагнул назад и встал рядом с Робертом.

— Я видел, как он погиб, — прошептал Роберт, беспокойно глядя на призрак Сумеека.

Родриго слабо пожал плечами.

— Это не тот мир, к которому ты привык.

Одного этого было достаточно, чтобы Роберт вновь занервничал. Он вспомнил, как старый врач сказал ему, что в Пейлноке привидения — это реальность. Роберт повернулся и с ужасом внезапного осознания уставился на Флогиса.

— Не бойтесь. Пиетка и Сумеек мертвы, но они пришли помочь вам, сыны Парадейна. Теперь все, кто ненавидит Тьму, назовут вас друзьями.

Призраки оторвались от светящихся котлов и проплыли по комнате туда, где стояли братья. Роберту снова стало страшно, и тут он почувствовал в своей руке руку Аланны, их пальцы переплелись.

— Секойе — извечные враги чиморг. Нарекаю вас, Эрик и Роберт Погловски, Братьями Секойе — Братьями Дракона.

Бежать было поздно. Призраки окружали их. Роберт попробовал задержать дыхание, но дым все равно проникал в ноздри и в легкие. На мгновение лицо Пиетки оказалось рядом с его собственным, и он вгляделся в темные провалы глаз привидения.

— Нет, не хочу! — закричал он и попытался освободиться от Аланны, но та крепко держала его за руку.

Холодный ветер ворвался в его мозг. В сознании мелькали образы из чужих воспоминаний — скорее всего принадлежащих Пиетке, и он смеялся и плакал, радовался и горевал, и все это случилось за единый миг. Он дрожал, не в силах освободиться от чьих-то невидимых пальцев, которые обследовали его, открыли самые глубины его существа и что-то туда вложили. Потом что-то почти нежно коснулось его, и страх рассеялся.

Пиетка улыбнулся и исчез, унося с собой воспоминания. Роберт испытал такой покой, какого уже давно не знал. Прямо перед ним в воздухе колебался клочок дыма, постепенно растворяясь.

Диез шагнул вперед и коснулся дыма, прощаясь с другом.

Роберт улыбнулся Аланне и перевел взгляд на брата. Эрик стоял в странной позе, напоминая тряпичную куклу на подпорках. Глаза его были закрыты. Он медленно открыл рот и выдохнул густой белый дым, который на мгновение принял форму Сумеека и растворился в воздухе.

— Роберт! — Аланна тревожно смотрела на него большими серьезными глазами. — Как ты себя чувствуешь?

Теперь он понимал ее язык. Это был дар, который ему оставил Пиетка.

— Он ушел, — тихо сказал Эрик на языке Пейлнока. Роберт знал, кого брат имел в виду. Не Сумеека, но Флогиса. В комнате стало спокойно, в воздухе более не пульсировал гнев. Он взглянул на пустой круг. Двенадцать фигур в белом молча опустили головы и вышли через узкие двери.

— Нет, — ответил Родриго. — Флогис все еще здесь. Но уже светает. Когда солнце восходит, духи исчезают.

Роберт снова почувствовал легкое дыхание где-то внутри себя. Флогис. Но призрак ничего не сказал, словно щадя его, и вскоре исчез.

— Ты назвал его духом, — сказал Эрик. Диез кивнул и повел их прочь.

— Верно. Он умер пятьсот лет назад.

Роберт оглянулся через плечо. «Что бы это значило?» — подумал он, все еще чувствуя на себе глаза Флогиса.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Эрик медленно пробудился от долгого беспокойного сна. Детали не смазались, ускользнули из памяти, словно легкие струйки дыма, но запомнилось лицо. Светлые волосы. Сияющие голубые глаза. Он уже когда-то видел во сне лицо этого человека, так похожего на его брата — и в то же время непохожего. Боль. Ему снилась боль. Этого парня? Или его собственная? Он не мог припомнить.

Он медленно приподнялся на локте и ощупал шрам над левой бровью. Настоящий. Все — настоящее. Он обвел комнату все еще сонными глазами. Лучи солнца проникали сквозь щели в ставнях, закрывающих единственное окно. Свеча уже давно догорела, и на столике у кровати осталось пятно воска.

Это было мрачное помещение с каменными стенами и потухшим очагом. Вероятно, зимой, когда огонь горел, здесь было веселее. Два стула с обивкой стояли у одной стены, шкаф и письменный стол — у другой. Рядом со шкафом на стене висело полированное зеркало, под ним — еще один маленький столик с тазиком и кувшином воды. В сущности, комнату немного оживляли лишь теплых тонов ручной работы ковры на полу, украшенные сложными волнообразными узорами.

Он сбросил легкое одеяло и встал. Голышом прошел к зеркалу. Так, так, срочно надо побриться. Растительность у него на лице нельзя было назвать густой, щетина скорее выглядела как грязь. Он налил воды в тазик и умылся.

В комнате было просто-таки на редкость мрачно и неуютно. Он распахнул ставни и невольно заморгал от яркого солнечного света. «Должно быть, уже перевалило за полдень», — подумал он, глядя на безоблачное небо. Дул легкий теплый ветер.

Далеко в вышине парил дракон. При дневном свете эти существа выглядели совершенно иначе. Эрик смотрел, как зверь медленно поднимается, описывая дугу, изгибая стройное серое тело. Крылья его были непрозрачны. И где только это фантастическое свечение? Впрочем, дракон и так выглядел весьма внушительно.

Внизу на улице был явно какой-то праздник. Люди танцевали, смеялись, толпились там и сям. Ветер доносил звуки музыки. Шум на мгновение перекрыло резкое хихиканье, напомнившее ему о старой Фроне.

Ее он тоже видел во сне, с этими неизбежными листьями, в застиранном голубом переднике.

Эрик отошел от окна и направился к шкафу. На одной полке, как оказалось, были аккуратно сложены несколько пар брюк. Он порылся в стопке, чуть усмехаясь. Все кожаные — черные, коричневые, какие-то светлые. Выбор рубашек был несколько более разнообразен: наряду с кожаными были и полотняные с длинными широкими рукавами и шнуровкой на груди. Он выбрал серые штаны и белую полотняную рубашку.

На нижней полке обнаружились его ботинки. Кто-то принес их сюда, пока он спал. Нагнувшись, он увидел и свои шорты. Все ясно. Тюки Аланны. Значит, они с Даниэлем прихватили его вещи из Калосы. Он решил их больше не надевать, разумно полагая, что шорты и грубые, тяжелые ботинки будут выглядеть в Пейлноке несколько неуместно.

Он поднял шорты: в карманах было кое-что, что могло еще пригодиться. И тут он сообразил, что шорты — не его, а брата. У Эрика в кармане был швейцарский армейский нож, а в этих штанах оказался старый бойскаутский перочинный ножик Роберта. И еще — бумажник.

В левом переднем кармане было несколько скомканных долларов и пригоршня мелочи. Но главное — какая-то аккуратно сложенная газетная вырезка, которая тут же привлекла его внимание. Откуда бы ей здесь взяться? Он бросил остальные вещи на кровать и принялся читать.


УБИЙСТВО В БАРЕ

Вчера вечером, около 22.20, на выходе из модного бара «Вест-Вилидж», на углу Седьмой авеню и Гроув Стрит, был застрелен молодой человек двадцати пяти лет.

Мужчина, который на данный момент еще не опознан, подвергся, согласно рассказам свидетелей, нападению пятерых подростков, причем без видимой причины. Свидетели сообщают, что, когда молодой человек оказал сопротивление, один из нападающих вынул пистолет и выстрелил в него три раза. Затем подростки скрылись.

Пострадавшего доставили на машине «Скорой помощи» в больницу Св. Викентия, где и была засвидетельствована его смерть от огнестрельных ранений в грудь.


Эрик перечитал заметку, думая, что бы все это могло значить. Статья была не вырвана, но аккуратно вырезана из центра страницы, так что дату было не определить. Ничуть не легче оказалось определить газету, хотя Эрику стиль напомнил легкомысленную болтовню некоторых корреспондентов «Нью-Йорк Таймс». Нахмурившись, он сложил вырезку и сунул обратно в карман.

Он поднял бумажник брата, внимательно рассмотрел и взвесил на ладони. Желанию открыть его было почти невозможно противостоять, но Эрик все же решил этого не делать и просто аккуратно разложил вещи Роберта по карманам шорт.

И тут в дверь постучали. Он как-то виновато подскочил.

— Да-да, войдите.

Это был Родриго Диез.

— А, ты уже на ногах.

Эрик аккуратно сложил шорты Роберта, положил их на кровать и направился к шкафу за сапогами.

— Я вообще привык вставать довольно рано.

— Я приказал не будить тебя. Ты устал и должен многое обдумать. Если считаешь, что готов, пойдем — я хочу, чтобы ты кое с кем познакомился.

Эрик зашнуровал сапоги и выпрямился.

— А что происходит там, снаружи?

Он сам удивлялся, с какой легкостью с его языка слетали слова на наречии Пейлнока.

Диез прошелся к окну и выглянул.

— Они узнали, что чиморг убит, — это серьезный удар по силам Тьмы, и нанесли его двое молодых людей, известные как Братья Дракона. — Старый испанец обернулся и скрестил руки на груди, чуть улыбаясь. — Весь Расул празднует. Ты и су хермано [3] — герои.

— Перестань употреблять испанские слова, — добродушно проговорил Эрик. — Я тебе не Роберт, это он знает кучу языков.

— Извини, Эрик. — Родриго всего второй раз называл его по имени и произносил второй слог так, словно только что увидел мышь.

— Да ладно. Впрочем, я полон любопытства. При первой встрече мне показалось, что мы тебе совсем не нравимся.

Диез вышел на середину комнаты. Он потер рукой подбородок и явно помрачнел.

— У меня была дочь. Младше, чем твой брат. Мы жили в Роте — это в Испании, — и она работала официанткой в кабаре. Туда часто приходили солдаты и матросы с американской военно-морской базы. Однажды, когда она после работы отправилась домой…

Диез остановился и сжал переносицу большим и указательным пальцами.

— Она всегда… — Старик помотал головой. — Несколько ваших матросов, американо…

— Понятно. Можешь не объяснять.

Диез сжал кулаки. Глаза его были открыты, но видели они явно не собеседника.

— Моя Палома… Она пыталась отбиваться, а потом вытащила из косметички пилку для ногтей.

Эрика ошеломило выражение лица врача и внезапно проступившая в его голосе ненависть. Впрочем, он и сам разделял этот гнев и чувствовал стыд за своих соотечественников.

— Они вырвали эту пилку из ее рук… она вонзилась вот сюда, — помолчав, сказал Родриго, показывая на горло. — Палома истекла кровью в грязном вонючем переулке, прежде чем кто-либо успел прийти на помощь.

— А матросы?

Родриго устало пожал плечами.

— Сидят где-то в тюрьме. Даже не знаю. Я попал в Пейлнок вскоре после суда. — Он поднял глаза на Эрика, гнев на его лице сменился усталостью. — Когда я увидел вас с Роберто, двух американцев, все это снова вспомнилось и… В общем, я был груб с вами и прошу прощения.

— Не стоит. Во всяком случае, я рад, что мы все прояснили.

— Я видел, как вы бились за жителей Калосы, и понял, что вы с братом хорошие люди.

Эрик перевел взгляд на штаны Роберта, лежащие на кровати, и закусил нижнюю губу. История Диеза до странности отчетливо перекликалась с газетной статьей. Внезапное нападение у кабаре или бара, оканчивающееся смертью. Его любопытство лишь возросло. Роберт был такой скрытный; Эрику хотелось расспросить брата, но он был не уверен, стоит ли.

— А как, собственно, ты попал в Пейлнок?

Родриго хлопнул себя по лбу.

— Долгая история. Не сейчас. Нас ждет Блор. Она невероятно толстая, но может многому тебя научить.

— Нечего сказать, повезло. Роберт дает уроки рукопашного боя прекрасной наезднице, а меня будет просвещать какая-то местная толстуха.

— Она тебе понравится, обещаю. Это помощница Флогиса. Вы поговорите, а потом мы поищем, чем бы тебя накормить.

Эрик вздрогнул.

— Что, опять привидение?

— Да нет, смертная. Ну, в том смысле, в каком ты это понимаешь.

Эрик задумался на секунду и вышел из комнаты вслед за Диезом. Они спустились на несколько этажей. В коридорах дул прохладный ветер. Башня Шерен-Чад более всего напоминала нагромождение больших комнат, поставленных друг на друга, дополненное несколькими помещениями поменьше и винтовыми лестницами. Архитектура была вполне функциональна, без каких-либо изысков. Стены были сложены из отлично подогнанных блоков, не скрепленных раствором. Тут и там виднелись деревянные перекрытия.

Эрик хлопнул по одной балке.

— Они тут не слишком озабочены дизайном, а?

Родриго не сбавил шаг и не оглянулся.

— Пейлнок охвачен войной, Эрик. Шерен-Чад — это нечто вроде генерального штаба.

— Война?

— Уже тысячу лет.

Они прошли под каменной аркой к очередному лестничному пролету.

— И кто враг? — Эрику вспомнились солдаты из Калосы.

— Тьма.

Он резко остановился перед простой деревянной дверью. Родриго распахнул ее и ввел своего спутника внутрь.

Вдоль стен круглой комнаты стояли стеллажи с книгами, с полдюжины больших столов в центре были завалены картами и открытыми томами. Еще несколько карт в деревянных рамах висели на гвоздях, вбитых в стены, а то и прямо в полки. Общий беспорядок дополняли свечные огарки. С потолка свисали на цепях несколько масляных ламп. В три распахнутых окна струились солнечный свет и чистый воздух, но в комнате все равно пахло чернилами и старой бумагой.

Невероятно толстая женщина в цветастой юбке неловко склонилась над самым большим столом посреди комнаты. Одно ее запястье украшала дюжина узких браслетов, в ухе была золотая серьга. Темные с сильной проседью волосы были собраны в пучок на затылке.

Она, похоже, не заметила, что к ней пришли.

— Блор, — тихо позвал Родриго.

Она оторвалась от работы и замерла с пером в руке, подслеповато глядя на Диеза, потом ее взгляд наконец сосредоточился, и полные губы разделила приятная улыбка. Она аккуратно отложила перо и подошла к гостям.

— А, Родриго. — Она тут же повернулась к Эрику и подняла обе ладони. — Добро пожаловать, Эрик Погловски, — холодновато-вежливо сказала она и вдруг, приглядевшись повнимательнее, воскликнула: — Клянусь Таэдрой, Матерью-драконицей, у него и правда зеленые глаза!

Эрик соприкоснулся с ней ладонями (он уже видел такое приветствие в Калосе) и улыбнулся, слегка смутившись от ее взгляда.

— Рад познакомиться, Блор.

— Подожди-ка, ты еще не видела его брата, — усмехнулся Родриго.

Блор просто не могла оторвать глаз от лица Эрика.

— Говоришь, у него светлые волосы? Каэша, разве это возможно? Неужели он тот самый?

Эрик слегка зарделся и отвел взгляд. Он озадаченно посмотрел на Диеза. О ком идет речь? Роберт — «тот самый» кто?

— Нет, каэша, — терпеливо объяснил старый врач. — Они с Парадейна. Довольно и того, что они герои.

Блор прикрыла ладонью рот и задумчиво покачала головой, продолжая смотреть на Эрика. Наконец она тихонько вздохнула и проводила мужчин к столу.

— Я писала историю утраты Терреборна. Печально потерять такое великое королевство.

— Куда хуже то, что враг — у наших северных границ, — мрачно добавил Родриго.

Блор энергично отодвинула стопку книг, чтобы показать Эрику и Родриго карту. Чернильница пошатнулась, но Блор с поражающей воображение быстротой протянула руку и удержала ее, со вздохом запечатала пробкой и поставила в безопасное место. Многочисленные браслеты тихонько зазвенели.

Эрик склонился над столом. Бумаги пахли свежими чернилами. Посреди всего этого хаоса лежала выполненная на холсте карта, вставленная в рамку; влажно блестело чернильное пятно.

Изображения на карте показались Эрику знакомыми. Настолько знакомыми, что челюсть отвисла. Выпрямившись, он ошарашенно поглядел на Родриго и Блор:

— Что это, черт побери?

Блор придвинулась ближе к столу.

— Континент Синнагар, — просто ответила она. Эрик почувствовал на себе взгляд Родриго и сердито покосился на испанца:

— Черта лысого, это же Северная Америка!

— Интересное сходство, не правда ли? — отозвался Диез. Он провел пальцем вдоль северо-восточного побережья, Великих озер и того, что могло бы быть северной границей Соединенных Штатов.

— Вот это, желтое, — Владения Света. А черное, — он показал на южные и западные территории, — Темные Земли и Царство Ночи.

— Между Владениями Света и Темными Землями идет жестокая вражда, — сообщила Блор.

— С этим разобрались. А что такое Царство Ночи? — Задав этот вопрос, Эрик недовольно смотрел на Диеза. Старик уже давно мог бы объяснить им с Робертом, что тут, в сущности, происходит.

— Тоже земли злого народа, но враждебные по отношению к Темным Землям. Там правит Керис Чатерит, имеющий виды на Ониксовый Трон Шримурны.

Эрик снова склонился над картой.

— А это что? — В Америке на этом месте находился Техас. — Вроде желтое, но почему-то изолировано от основных территорий.

— Королевство Ваниэль, большая и стратегически важная часть Владений Света, — терпеливо объяснила Блор. — Но эти земли осаждают оба наших врага.

— А это что? — Эрик провел пальцем по желтой дуге, заканчивающейся на полуострове Флорида. Здесь располагалось более дюжины никак не окрашенных племенных владений.

— Серые Королевства. На редкость непредсказуемые в своих склонностях, — ответила Блор.

— А это — Гуран, — сказал Родриго, показывая на большую северо-восточную страну, — и Терреборн. — Последний примерно соответствовал Квебеку, и как раз туда Блор недавно пролила чернила. — Калосу атаковали солдаты из Терреборна. Они прибыли на судах вот по этой реке.

Блор покачала головой.

— Терреборн долгое время был частью Владений Света. Мы толком не знаем, когда и как он отступился от нас.

— Как это «не знаем»? — возмутился Родриго. — Сама Шандал Карг из Темных Земель билась с их солдатами и напускала на них чиморг.

Блор прикрыла ладонью рот. На лице ее был написан неподдельный ужас.

— Не произноси это имя!

Диез осторожно взял ее руку в свою и поцеловал.

— Так или иначе, я сказал тебе правду. Солдаты были в масках, какие носят в Царстве Ночи, — они полагают, что если убьют кого-нибудь, то потом дух убитого их не узнает, — пояснил он Эрику. — Глупости, конечно, но и Керис Чатерит совершает глупость, бросая вызов Сердцу Тьмы.

— А ей-то что за дело? — удивилась Блор.

— Она не хотела, чтобы мы с Робертом попали к ним в руки, — отозвался Эрик. — У нее на нас свои виды. Мы убили ее любимого зверька. — Он нахмурился и повернулся к испанцу. — А откуда известно, что они пришли по реке?

Диез вздохнул.

— Ну, мы посоветовались с… вы это называете миром духов.

— Что? — Эрик отшатнулся от стола и потер шрам на лбу. — И вы хотите, чтобы я поверил в этот ваш бред? Духи какие-то, да еще и на вашей стороне! — Он ударил ладонью по столу. — Это безумие!

— Ты же сам видел Флогиса, Сумеека и Пиетку, — рассудительно сказал Родриго. — И благодаря Сумееку, который вошел в тебя на какой-то миг, ты можешь говорить на нашем языке. Роберто подтвердил бы тебе, что я прав, — он видел лейккио. Да ты и сам знаешь. Это не наш мир, Эрик Погловски, это Пейлнок, и здесь духи вполне реальны.

Эрик внезапно вспомнил, как выглянул из окна своей комнаты в Калосе и увидел на улице какого-то человека. Тот поднял взгляд, словно ожидал его увидеть, и исчез.

— А, так на вашей стороне еще и духи? Помнится, они приглядывали за нами в Калосе.

— Ну не все духи, конечно, — признала Блор. Она прошла к столу, порылась в кипе бумаг и вытащила тонкую книжку. — Это сложный вопрос. Родриго-каэша…

— Родриго — что? — переспросил Эрик. Он вполне освоил местное наречие, но еще не понимал смысла некоторых слов.

Диез слегка зарделся:

— Не то чтобы возлюбленный, но явно больше, чем просто друг. Задушевный друг, как говорят у вас в Америке.

Блор улыбнулась и протянула Эрику книгу, пахнущую пылью.

— Родриго-каэша объяснит тебе все, и эта книжка поможет. Но помни, Эрик Погловски, — ее лицо внезапно посерьезнело, — в Пейлноке ты должен быть чрезвычайно осторожным. Никогда не отнимай жизнь у другого человека!

Эрик вспомнил, как Родриго кричал на Роберта во время боя и каким оружием пользовались солдаты: у них были только сети, посохи, бичи и дубинки — ничего напоминающего клинок.

— Почему?

Он в жизни никого не убивал, да и не думал ни о чем подобном — во всяком случае, пока не попал в Пейлнок.

Блор дотронулась до руки Родриго. Их пальцы сплелись.

— Когда кто-то из нас умирает, — тихо сказала она, — наши духи ищут райского покоя. В раю дух отдыхает, пока не будет готов слиться с Ор-дхаму.

— Это ваш бог?

— Не в том смысле, какой ты вкладываешь в это слово, — сказал Диез. — Ор-дхаму — это ответственность. Это великая уравновешивающая сила, которая поддерживает порядок во вселенной. Некоторое время мы отдыхаем в раю, но потом все становимся частью Ор-дхаму.

Блор продолжила объяснения испанца:

— Кроме тех, кто пережил насильственную смерть или умер от несчастного случая. У тех — иной путь.

— Иной?

Родриго кивнул.

— Дух убитого становится дандо, ужасным призраком, который не может найти покоя, пока не отомстит своему убийце. Вот почему тебе нельзя убивать, Эрик. Вы с братом — великие воины, и все же вам надо быть осторожными.

Эрик нахмурился и снова принялся разглядывать карту.

— Так, а если убивать нельзя, то что у вас тут за война?

Блор пробежала рукой по волосам. Ее браслеты зазвенели, складки на полной руке задрожали.

— Вполне возможно уничтожить нацию чисто экономическими мерами. А можно и с помощью тайных служб заменить правительство.

— И все же вы сражаетесь, — настаивал Эрик. — Я был там! Я был в Калосе!

— Но ты не видел кровопролития, — напомнил Родриго.

— Пиетку убили! — воскликнул Эрик, но тут же умолк, вспомнив призрак маленького трактирщика. Флогис сказал, что Пиетка уже отомстил за себя. И потом, Сумеек и эти вилы, которые сами собой взмыли в воздух и пригвоздили убийцу к земле.

Он попытался выбросить эти образы из памяти, но тут ему на ум пришли Фрона и кузнец Брин.

— А что стало с другими жителями Калосы?

— Флогис сейчас пытается узнать их судьбу, — сказала Блор.

— Он не спит? Но ведь сейчас день.

Блор слабо улыбнулась:

— Флогис на самом деле никогда не спит, сын Парадейна. Ты пока что не можешь до конца осознать его силу. У него одна цель — одолеть Тьму. Днем это труднее, и он не теряет энергию на поддержание видимой оболочки. — Она замялась и прикусила губу, глядя на Диеза. — Боюсь, он так близко.

— Близко к чему? — спросил Эрик. Диез нахмурился и обнял Блор за плечи.

— Ты должен понять, — медленно сказал он, — что Флогис — дандо. Он служит Владениям Света лишь потому, что это единственный способ отомстить своему убийце. Ты же тогда почувствовал его гнев, а?

Эрик кивнул.

«Не просто гнев, — подумал он про себя, — а настоящее безумие».

— Дандо, который не может отомстить, с течением времени сходит с ума, — продолжал Диез. — Тогда он превращается в анку, духа, полного бессмысленной ярости. — Он взглянул на Блор и обнял ее еще крепче. — Некоторые из нас боятся, что Флогис приближается к этому состоянию. Все эти золотые круги и волшебные камни помогают ему удерживать власть над собой, и все же с каждым днем его борьба становится все более безнадежной.

— Но Сумеек и Пиетка отомстили за себя так быстро! А Флогис — он что, не знает своего убийцу?

Блор и Родриго обменялись взглядами.

— Дух всегда знает своего убийцу, — сказал Диез. — Но убийца Флогиса могущественнее всех волшебников мира. Это Сердце Тьмы, королева всех Темных Земель и, хотя Керис Чатерит станет это отрицать, Царства Ночи.

Блор отошла от Диеза, встала на солнце и обхватила себя руками, словно замерзла.

— Шандал Карг, — сказала она еле слышным шепотом.

Эрик повторил имя и принялся расхаживать по комнате. Повсюду на стенах висели карты. Он узнал Африку. Она тоже была разрисована черным и желтым, а незакрашенные куски показывали нейтральные государства.

Азия была вся черная, впрочем, как и Европа, за исключением Скандинавии и Греции.

«Как этот мир может быть так похож на наш?» — недоумевал он.

Южная Америка, кроме узкой полоски вдоль западного побережья, была черной.

— Ты совершенно прав, — сказал Родриго, подходя к нему. — Мы проигрываем войну.

Эрик вернулся к столу, на котором лежала карта Северной Америки, и молча склонился над ней.

Он изучал желтые территории и читал про себя названия: Гуран, Килас, Эгрен, Вормиста, Вирашай, Вистобим, Пилантим, Имансирит. Еще несколько. Окруженный врагами Ваниэль. Это были Владения Света.

Темные Земли и Царство Ночи занимали куда более обширную территорию: Даргра, Маркмор, Дуразадор, Ша-Дарк, Шримурна, Патмос, Чуле, Чол-Герод, Грив. И это было еще не все.

К Шримурне он пригляделся несколько внимательнее. Блор упоминала Ониксовый Трон. В его мире это могла быть Аризона. Где-то в районе Большого Каньона виднелся красный чернильный кружок.

— А это что такое? — спросил он, ткнув пальцем.

— Борага, — сказала Блор.

— Трон Тьмы, — перевел Диез. Впрочем, в этом не было особой надобности.

Эрик снова прикрыл глаза. Мир, охваченный войной — и какой странной войной. А он сам мог думать лишь о Пиетке, Сумееке, Фроне и Брине. Дух Сумеека словно все еще витал у него в мозгу. Перед глазами стояла та самая дубина, раскроившая голову старика, и он почти физически ощущал удар.

Сумеек отомстил.

А Эрик — нет.

— Не буду притворяться, что я все понял, — неуверенно сказал Эрик. — Это не мой мир и не моя война. — Он обеспокоенно посмотрел на Диеза и отошел от карты. — Но калосанцы были добры ко мне. Если на них напали потому, что кому-то понадобились братья Погловски, то я перед ними в долгу. — Он перевел взгляд на Блор. — Когда Флогис выяснит, куда забрали калосанцев — каковы бы ни были его личные цели, — я хочу знать об этом.

Он подошел к окну, чувствуя спиной взгляды Блор и Диеза, слыша, как они переговариваются. На залитых солнцем улицах Расула люди все еще пели и танцевали.

А он видел лишь тьму и слышал лишь крики и противный свист веревочных сетей в воздухе. И он думал о своем бегстве. Тогда он говорил Роберту, что так будет правильно, — но все изменилось.

Он повторил имя вполголоса:

— Шандал Карг.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Роберт, Аланна и Даниэль проталкивались сквозь толпу, заполняющую улицы Расула, стараясь не потерять друг друга из виду. Оглушительно били в барабаны и тамбурины, высокие звуки флейт и каких-то струнных инструментов сливались в неумолчный шум.

Несколько раз развеселившиеся женщины подхватывали Роберта и пытались потанцевать с ним, но заглядывали ему в лицо — и тут же отшатывались. И тогда Роберт ускорял шаг, испытывая странную неловкость.

— Это из-за твоих волос, — сказала Аланна, заправляя растрепавшиеся светлые пряди своего спутника под мягкую коричневую шапку. — И глаз.

Мимо пронесся вихрь танцоров в разноцветных одеяниях, отделив его от Аланны и Даниэля. Он медленно обернулся. Позади возвышался Шерен-Чад. Море незнакомых лиц. За время своих путешествий по Востоку он не сталкивался ни с чем подобным. Роберт чувствовал себя просто потерянным.

Кто-то схватил его за руку. Даниэль, улыбнувшись, потащил его туда, где ждала Аланна. Она облокотилась о дверь какой-то лавки, закрытой на время праздника. Губы ее были чуть изогнуты.

— Скоро это кончится, обещаю. Мне надо еще так много показать тебе, Роберт Погловски.

Поло, чуть было не поправил он, но передумал.

В этот день Роберт встал рано, еще на рассвете. Ему очень хотелось увидеть Расул при свете дня, и он быстро оделся и поднялся на крышу Шерен-Чада.

Столица Гурана сияла в солнечных лучах. Большинство зданий были выстроены из белого песчаника. Стены домов и мостовые сверкали. Необыкновенное зрелище. Туда, где лучи солнца падали прямо, было больно смотреть.

С высоты башни была видна вся округа. На востоке город поднимался на холмы, на юге простирался голубой океан, испещренный белыми точками парусов кораблей и рыбачьих лодок.

Улицы у подножья Шерен-Чада уже заполнял народ. Роберт сразу догадался, что в столице праздник, но лишь позже, когда за ним пришла Аланна, он узнал, что это чествуют их с братом.

— Давай я покажу тебе город, — сказала она с явной радостью.

Ее волосы трепал ветер, темные глаза сияли. Роберт отвернулся, чтобы не смущать ее пристальным взглядом.

В безоблачном небе парил дракон. При свете дня эти существа выглядели не менее внушительно. Большой дракон летел на юг, его тень накрывала веселых горожан. Наконец он исчез за крышами домов, и можно было лишь догадываться, что он приземлился где-то на побережье.

— Куда это он? — спросил Роберт, сам не замечая, что подумал вслух.

Аланна взволнованно дотронулась до его руки.

— Хочешь посмотреть гнездо?

— Не то слово. Покажи мне все-все.

Они покинули башню и растворились в толпе. Он хотел посмотреть город, но довольно скоро устал от шума и понял, что хочет пить. День был прекрасный, дул легкий ветерок, но на улицах он почти не чувствовался из-за скопления народа, и было очень жарко. Роберт вытер лицо тыльной стороной ладони.

И тут его кто-то толкнул и сбил с головы шапку. Седой старик в белых одеяниях, с волосами, струящимися по плечам, потрясенно глядел на него, пока наконец, не обращая внимания на толпу и на риск быть раздавленным, не бросился к ногам Роберта.

— Шаэ'алут!

Роберт попытался отвернуться, но толпа не дала. Он в отчаянии взглянул на Аланну. Старик схватил его за лодыжки и пытался целовать ноги. Люди оборачивались на крики безумца и что-то говорили друг другу.

Аланна ударила старика ногой по рукам. Люди оторопело смотрели на эту сцену. Аланна и Даниэль потащили Роберта прочь, оставив старика валяться на дороге и невнятно бормотать. Они попытались как можно скорее исчезнуть.

— Как он меня назвал? — спросил Роберт. — Я его не понял.

— Это слово на языке довен, — торопливо объяснил Даниэль, — но его используют паломники со всех Владений Света, и они приходят в Расул искать Шаэ'алут — Сына Утра.

Роберт уже начинал жалеть о том, что покинул Шерен-Чад. Со все возрастающей неловкостью он замечал реакцию горожан. В Калосе его внешность тоже привлекала внимание, но все же не такое.

— Чего они на меня пялятся?

— Весь город знает, что два зеленоглазых брата убили того, кого невозможно убить, — объяснила Аланна.

— А-а…

Даниэль шагал теперь впереди, расчищая путь.

— Ты просто не знаешь, что вы сделали, — сказал он через плечо. — Вы подарили им надежду.

Аланна увлекла Роберта в узкий переулок, такой узкий, что они могли идти только гуськом, задевая плечами белые стены. Но когда они вышли на другую улицу, оказалось, что там меньше народа. Еще квартал — и стало еще спокойнее.

— Куда это мы? — спросил Роберт, испытывая явное облегчение от того, что может шагать, ни на кого не наталкиваясь. На этой улице были открыты некоторые лавки. Путники миновали продавщицу корзин, седую старуху. Она покачала головой и ничего не сказала, лишь посмотрела им вслед прищуренными глазами. Роберт чувствовал ее взгляд спиной, пока не свернул за угол.

— Пора тебе и привыкнуть к всеобщему восхищению, — улыбнулась Аланна. Она вскинула голову и посмотрела на него уголком глаза. Роберту показалось, что она смеется над ним.

— Что это? — спросил он, показывая на здание, архитектура которого напоминала древнегреческую. Оно стояло на невысоком холме. Ряды сверкающих колонн поддерживали крышу и резной карниз. Длинная очередь терпеливо ожидающих входа в огромные бронзовые двери змеилась по склону.

— Это храм Таэдры, Матери-драконицы, — с почтением сказал Даниэль. — Здесь живет Сын Утра.

Роберт почесал в затылке, глядя, как люди заходят по одному.

— Похоже на церковь.

— Церковь? — озадаченно переспросила Аланна. — Я не понимаю, Роберт. Храм Таэдры — это место исцеления. Хочешь посмотреть?

Роберт кивнул, не скрывая интереса. На Востоке он посетил множество храмов, но на этот раз испытывал непривычное чувство — что-то вроде необъяснимого трепета. Он шел чуть позади своих спутников, пока они не пристроились в конец очереди. Люди посмотрели на Аланну, потом на Даниэля и словно бы узнали их.

И тут они заметили Роберта.

Женщина с маленьким ребенком на руках прикрыла рот ладонью и сделала шаг назад. Широкоплечий гигант крепко закрыл глаза и склонил голову, коснувшись плеча соседа; тот незамедлительно последовал его примеру. Кто-то зарылся лицом в складки своих белых одежд.

Роберту стало не по себе. Реакция, похожая на поклонение, — это было явно выше его сил. Толпа расступалась, пропуская их к воротам. Роберт старался ни на кого не смотреть, но чувствовал взгляды и явственно слышал шепот:

— Шаэ'алут.

— Сын Утра!

— Священный!

Когда Аланна, Даниэль и Роберт проходили, толпа тотчас же смыкалась у них за спиной. Роберт чувствовал легкое прикосновение множества рук. Он пытался отстраниться, стараясь, чтобы это не выглядело как оскорбление или признак испуга. Наконец он поймал Даниэля и Аланну за руки и притянул их к себе.

— Что это они делают?

— Они считают тебя Сыном Утра, — спокойно объяснила Аланна.

— А разве это не так? — Даниэль взглянул на него сияющими глазами, читающийся в них восторг пугал Роберта.

— Не понимаю, о чем ты говоришь. — Роберт нервно оглянулся. Они наконец подошли к дверям храма. — Вы знали, что так будет! Вы специально затащили меня сюда, чтобы выставить напоказ!

У подножия холма какая-то женщина запела высоким чистым голосом. Остальные подхватили песню, и она зазвучала, нарастая, словно какой-то гимн. Пальцы Аланны скользнули в его руку.

— Пусть они перестанут! — зашептал он, охваченный необъяснимым ужасом.

— Они ни за что не перестанут, — сказал из-за дверей чей-то голос — спокойный, кроткий, полный понимания и сочувствия. — Но ты не расстраивайся, они скоро поймут, что ты не Сын Утра.

Роберт обернулся и увидел дружелюбно улыбающегося худощавого мужчину средних лет, с короткими темными волосами, в простом белом одеянии. Единственным его украшением было ожерелье из разнообразных кристаллов. В правой руке незнакомец держал деревянный поднос с остатками хлеба. Аланна и Даниэль отломили по маленькому кусочку и съели.

Незнакомец коснулся локтя Роберта и провел его через порог в храм Таэдры. Потолок украшали большие светильники из цветного стекла. Не было ни алтаря, ни какого бы то ни было декора. На мягких подушках расположились десятки людей. На лбу одного лежал камень мутно-голубого цвета, на голой груди другого — кристалл кварца. Один человек, похоже, спал, и в его ладонях лежали два куска малахита.

Жрецы, такие же как его новый знакомый, тихо бродили по храму. Роберт просто не мог подобрать для этих людей иного названия. У каждого жреца был мешочек с камнями. Время от времени они останавливались, осматривали прихожан, заменяли кристаллы или что-то тихонько шептали. Когда лечение кончалось, жрец забирал камни, помогал исцелившемуся встать и приводил другого на освободившееся место.

— Ты сын Парадейна, — сказал жрец, стоявший рядом с Робертом. Он поставил поднос с хлебом на изящную подставку у входа и пристально посмотрел Роберту в глаза. Взгляд его, впрочем, был вполне спокоен. — Я слышал, что вы с братом оба зеленоглазые, но только у тебя светлые волосы.

— Вот именно; похоже, из-за этого на меня так пялятся. — Роберт пытался выглядеть беззаботным.

Жрец едва заметно улыбнулся.

— Это и правда большая редкость. — Их взгляды встретились, и жрец мягко взял Роберта за руку. — Отбрось свои страхи.

— И что, это действительно так, Отец? — тихо спросила Аланна, не в силах скрыть некоторого разочарования. — Он не Сын Утра?

Жрец посмотрел на Аланну и Даниэля с выражением бесконечного терпения.

— Глаза и волосы у него такие, как надо, но он не аэ'алут.

Голос жреца обладал каким-то гипнотическим эффектом. Роберт немного расслабился, хотя периодически чувствовал легкие уколы паники. Тем не менее он позволил провести себя дальше, в глубину храма. Жрец все еще держал его за руку, с другой стороны шла Аланна, за ними — Даниэль. Они подошли к лучу света, бьющему сквозь отверстие в потолке. Роберт лицом и шеей почувствовал тепло.

К ним приблизилось еще несколько жрецов. Некоторые прихожане сели, чтобы посмотреть, что происходит.

— Ты страдаешь от боли, — сказал жрец. Он взял у коллеги камень и вложил его в правую ладонь Роберта. Роберт вздрогнул. Рана на ладони от чешуи единорога еще не зажила. Но жрец крепко сомкнул его пальцы вокруг камня и начал напевать с закрытыми глазами. Постепенно к нему присоединились другие жрецы, прихожане и даже Аланна и Даниэль. Боль, о которой Роберт успел было позабыть, вспыхнула на миг и тут же исчезла без следа. Роберт озадаченно сгибал и разгибал пальцы, разглядывая то место, где только что был шрам. Ни следа.

Жрец взял его за левую руку.

— Позволь мне заняться и ею. Это старая рана, но я смогу справиться с ней.

Однако на этот раз Роберт отдернул руку.

— Нет.

Он прижал кулак к груди.

— Понимаю, понимаю. Это знак кровного братства, верно?

Роберт был поражен. Откуда жрецу все это известно?

Он разжал пальцы и вгляделся в тонкий белый рубец, пересекающий ладонь. Однажды дождливой ночью в Китае, в грязном гостиничном номере, он сам нанес себе порез, и Скотт Силвер сделал то же самое. Они соединили тогда ладони, преклонив колени на голом полу.

— Кто ты? — тихо спросил он. Жрец улыбнулся одними глазами.

— Я Тот, Кто Служит, — многозначительно ответил он.

— Служители Дома Исцеления не носят имен, — пояснила Аланна.

Роберт снова пригляделся к шраму, потом к здоровой теперь правой ладони. Он невольно вздрогнул, почувствовав, что некоторые прихожане все еще смотрят на него. Все эти люди приходили сюда за исцелением. За исцелением магией.

— Кого вы ждете? — нервно спросил он.

— Сына Утра, — с улыбкой сказал еще один жрец. Роберт огляделся.

— Кто такой Сын Утра?

Он снова чувствовал себя ребенком на уроке катехизиса.

— Совершеннейшее выражение всего лучшего, что есть в человеке, — ответил первый жрец. — Телесное воплощение Ор-дхаму.

Роберт нахмурился. Вообще-то, он не отличался особой доверчивостью, но чувствовал, что эти люди действительно владеют какой-то магией.

— Вы сказали, что ждете его. Он ушел?

Жрец отошел и опустился на колени рядом с беременной женщиной, чтобы осмотреть янтарную бусину, лежащую у нее на животе. Потом он поднял взгляд на Роберта.

— Ушел? Пожалуй, да, сын Парадейна. Он мертв.

Роберт отвернулся, чувствуя себя словно во сне. Не говоря ни слова, он покинул храм, но там его уже давно ждали. К нему снова потянулись тысячи рук, и раздалось монотонное пение.

Спустившись с холма, он обнаружил, что Аланна и Даниэль по-прежнему рядом.

— Пусть они перестанут, — сказал Роберт Аланне, на этот раз без каких-либо эмоций. Он словно смотрел на происходящее со стороны.

Она подняла на него большие влажные глаза и прикоснулась к его руке.

— Только ты можешь остановить их, Роберт, — горестно сказала она. Она ведь сама еще недавно считала его Сыном Утра. — Они сделают, как ты скажешь.

Он обрел силу в ее прикосновении и повернулся к тем, кто следовал за ним от самого Дома Исцеления. В их глазах была такая надежда. Но он не сможет ее оправдать. У Роберта пересохло во рту.

— Возвращайтесь в свой храм. Я не Сын Утра.

Пение мгновенно прекратилось. Воздух звенел от наступившей тишины. Роберт с трудом сглотнул и заговорил почти шепотом:

— Я не Шаэ'алут. Я просто Роберт Погловски.

— Но твои глаза! — воскликнула какая-то старая женщина.

Она потянулась к нему; он взял ее за руки и мягко остановил:

— Поверьте, я просто Роберт Погловски.

Толпа замерла. Даниэль потянул Роберта за рукав; Аланна кивнула, показывая, в каком направлении надо идти. Роберт бросил прощальный взгляд на храм и пошел за своими друзьями. Никто за ними не последовал.

— Извини, просто Роберт Погловски, — сказала Аланна, как только они свернули за угол и отошли еще на один квартал. — Я и сама втайне надеялась, что ты — Шаэ'алут.

Они вышли на большую площадь. Повсюду были лотки торговцев фруктами и овощами, на многочисленных телегах стояли деревянные клетки с курами, утками и кроликами. Фермеры торговались с горожанами. Когда Роберт прошел мимо, все изумленно оглянулись ему вслед.

— Расскажите мне о Сыне Утра, — очень серьезно попросил Роберт.

Мимо пробежала стайка ребятишек и тут же спряталась за телегой. Пожилая женщина с сонной кошкой на коленях пробормотала нечто вроде почтительного приветствия. В дальнем конце площади лениво бил ничем не украшенный фонтан.

Аланна подвела к нему своих спутников, окунула руку в воду и смочила себе шею.

— Ты хочешь знать, кто такой Сын Утра, — сказала она наконец. — Ну во-первых, у него зеленые глаза. — Она подарила Роберту быструю улыбку и отвернулась. — Впрочем, это ты уже понял. И волосы у него цвета солнца, как у тебя.

Они сложили руки «ковшиком» и напились из фонтана. Вода оказалась на удивление прохладной и вкусной. Роберт плеснул себе немного в лицо, и Даниэль последовал его примеру. Немного освежившись, друзья зашагали прочь.

— Хотя у каждого народа есть король или совет, Сын Утра — духовный вождь всех Владений Света, — продолжала Аланна.

— Подожди минутку, — перебил Роберт, подняв руку. Легкий ветер пронесся по улице и растрепал его волосы, принеся с собой запах воды и рыбы. Они приближались к океану. — Ты говоришь о нем в настоящем времени. Но жрец…

— Целитель, или Отец, — поправил Даниэль.

— Не суть, — резко отозвался Роберт. — Короче, Целитель сказал, что он мертв.

Аланна пригладила волосы рукой.

— Это правда. Он был стар, и силы его угасли. Но хотя его тело умерло, дух жив и вернется в новом воплощении. Сын Утра снова обретет силу. — Она посмотрела на запад. — Он впервые появится в Темных Землях и сокрушит Сердце Тьмы, а потом будет жить здесь, в Расуле.

— Похоже на легенду. — Роберт невольно усмехнулся.

— Это не легенда, — мягко сказал Даниэль, не глядя на Роберта. — Возможно, однажды ты почувствуешь на себе его силу. — На лице его появилось отрешенное выражение, из-за чего мальчик казался заметно старше своих лет. — Он призвал меня, когда Тьма едва не овладела моей душой. Маги Царства Ночи захватили мою родину, Чуле, и вся моя семья попала в плен. Я один смог бежать и пешком отправился через Придеет и Трилейн в Гуран и наконец в Расул. Мое сердце было наполнено болью и ненавистью к Шандал Карг и Керису Чатериту, но он забрал меня и отдал драконам. Это его ангелы.

— Драконы — его ангелы? — Роберту все это казалось необыкновенным и абсолютно невозможным, но он оставил свое мнение при себе.

— Никто, причастный злу и ненависти, не может ездить на секойе, — сказала Аланна. — Шандал Карг не имеет власти над ними. Драконы отворачиваются, когда слышат зов Сердца Тьмы.

Даниэль подхватил рассказ:

— Она не может получить драконов, но Тьме были нужны собственные боевые животные. За неимением никого более подходящего она создала чиморг.

Они снова свернули. Эта улица была несколько шире. Тут и там на деревянных столбах были растянуты рыбачьи сети. Мальчик-подросток взобрался на ящик и чинил одну такую сеть. Поблизости пожилая женщина сидела на подушке скрестив ноги и чистила рыбу. Сосредоточившись на работе, она не заметила Роберта. В одной руке у нее был нож, в другой — рыбина. Она на миг оторвалась, чтобы отогнать назойливых чаек, потом вернулась к работе.

— Она создала чиморг? — переспросил Роберт.

— Первыми чиморг были двенадцать мужчин, — объяснил Даниэль. — Генералы армии Тьмы. Но их души — то, что осталось от их душ, — были отняты, а тела искалечены и деформированы страшными заклятиями. Потом они породили других, себе подобных, и расселились по Пейлноку, преданно служа Тьме.

— Но мы убили явно не человека.

— Верно. В чиморг не осталось ничего человеческого, — ответила Аланна. — Они — чудовища в полном смысле слова.

— Пока вы с Эриком не прибыли сюда, — просиял Даниэль, — только драконы могли их убивать. Людям это было не под силу.

— Секойе и чиморг — естественные враги, — объяснила Аланна.

— Или неестественные, — усмехнулся Роберт. Прямо перед ними мачты, словно острые пики, пронзали небо. По улице прошли несколько рыбаков, неся улов в тяжелых ведрах, смеясь и болтая. Еще кто-то спешил к морю и едва заметил Роберта и секурнен.

Снова подул ветер, и Роберт чихнул. Он сразу понял, чего тут не хватает. Соли. В воздухе не пахло солью. Они подошли к причалу. Вода мягко покачивала корабли. В небе играли белокрылые птицы. Несколько кораблей стояло в доках, их голые мачты раскачивал ветер, но большая часть флота была в открытом море — вдали едва виднелись крошечные точки.

Роберт снова чихнул.

— Вода — пресная?

— Конечно, — сказала Аланна. Роберт озадаченно поскреб подбородок:

— А я-то думал, это океан.

Он подошел к самому краю причала и вгляделся в зеленоватую воду. Мелькнула большая рыба и тут же скрылась в глубине.

— Сюда, — сказала Аланна.

Они пошли на юг до конца набережной. Здесь начинался песчаный пляж. Время от времени попадались островки густой травы, у самой воды росли деревья. Роберта удивило, что это было единственное направление, в котором город не разрастался.

Низко над головой пролетел дракон. Он поднял настоящий вихрь, растрепавший их волосы и одежду. Трава пригнулась, деревья закачали ветвями. Здесь начинался довольно густой лес, и Роберт не смог разглядеть, откуда прилетел зверь.

— Осталось совсем недалеко, — радостно сообщил Даниэль.

Вскоре они нашли протоптанную тропинку. Навстречу им попалась молодая женщина; она напевала, неся на плечах крепкий шест с двумя большими глиняными кувшинами. Крышки кувшинов были опечатаны воском. Девушка не прервала пения, но улыбнулась, кивнула и зашагала дальше в Расул.

— Почему она такая счастливая? — спросил Роберт.

— Это грум, она ухаживает за драконами, — сказала Аланна. — Особая работа — и особая честь, если тебя для нее выбирают.

Над ними проплыла огромная тень. Еще один дракон — а может, и тот же самый — резко взмыл вверх, к солнцу, а потом сложил крылья и спикировал к морю. У Роберта перехватило дыхание. В последний момент крылья раскрылись. Из-за деревьев не было видно, что случилось дальше, но мгновение спустя дракон снова показался в небе.

Роберт ощутил знакомый запах — такой, какой исходил от одежды и волос Аланны, но гораздо сильнее.

Тропа стала шире. И тут они внезапно оказались на узкой песчаной косе. На песке лежали два серых дракона со вздутыми животами. Они покосились блестящими глазами на людей, вышедших из леса, и тут же безучастно отвернулись.

— Самки? — догадался Роберт. Вот и гнездо, о котором говорила Аланна. — Беременные самки?

Аланна и Даниэль одновременно кивнули, широко улыбаясь.

— Ты когда-нибудь доил дракона? — спросила девушка. Роберт так и не понял, шутит она или нет.

Около двадцати женщин хлопотали вокруг драконов. У некоторых из них были керамические кувшины, у других — что-то вроде деревянных скребков на длинных ручках. Одна из женщин прошлась скребком по нижней поверхности драконьего крыла, и потекла густая матовая жидкость. Другая женщина собрала жидкость в кувшин. Все это повторялось до тех пор, пока кувшин не наполнился, и тогда его запечатали воском.

— Секой'мелин, — сказала Аланна, подводя Роберта туда, где запечатывали кувшины. Он погрузил пальцы в один из сосудов. Жидкость напоминала теплый сироп с очень своеобразным запахом. Он вытер пальцы о тряпку, протянутую Даниэлем.

Служительница склонилась к Даниэлю, поглядывая на Роберта:

— Шаэ'алут?

Мальчик отрицательно помотал головой.

— Свет крыльев дракона привлекает особей противоположного пола, — пояснила Аланна, когда разочарованная служительница отошла в сторону. — Там, под кожей, множество маленьких мешочков, наполненных секой'мелин.

— Да его тут галлоны! — воскликнул Роберт, снова погружая пальцы в сосуд. На ощупь вещество напоминало жидкий бархат.

Даниэль усмехнулся:

— Ты же знаешь женщин, Роберт Погловски. Они немного не в себе, когда беременны. — Он увернулся от шутливого подзатыльника Аланны, но не замолчал. — Когда приходит время, самка секойе выделяет просто бездну секой'мелин.

— Служительницы его собирают, — сказала Аланна, и тут же Роберт перебил ее.

— Он светится, — сказал он, вспомнив маленькие светящиеся шары, которые видел в Шерен-Чаде, и большой шар на крыше. — Выходит, секой'мелин сохраняет свои качества, и вы используете его для освещения.

— Только в общественных местах, — уточнила Аланна. — в обычных домах мы довольствуемся свечами и лампами.

Роберт сообразил, что Родриго разыграл его, говоря о драконьей моче. Ну ничего, шутник еще поплатится. Над песчаной косой скользнула тень.

— А это что, будущий папаша?

— Трудно сказать, — усмехнулся Даниэль, — секойе не прочь погулять на стороне.

На этот раз ему не удалось увернуться от подзатыльника. Удар был нанесен шутя, но Даниэль потерял равновесие и смеясь рухнул на песок.

— Не подобает говорить об ангелах столь непочтительно, деточка, — с притворной серьезностью прокомментировал Роберт.

— Я тебе не деточка, Роберт Погловски. — Даниэль встал и отряхнулся. — А что, на Парадейне тоже есть ангелы?

— Боюсь, что нет. — Внезапно помрачнев, Роберт взглянул на шрам на левой ладони. На мгновение в памяти всплыло лицо Скотта, но он заставил себя отогнать воспоминания и посмотрел туда, где лежали драконы. Значит, гнездо. Надо же, звучит так по-домашнему.

Он обернулся и хлопнул мальчика по плечу.

— В нашем мире, Даниэль, Тьма победила уже настолько давно, что мы этого и не замечаем.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Эрик расхаживал взад-вперед вдоль низкого парапета на крыше Шерен-Чада. Влажный воздух был прохладен и спокоен. Улицы наполнил густой серый туман, и огни потускнели. Несколько горожан, спешивших по своим делам, казались тенями или призраками.

Призраки. Он провел весь день, читая книгу Блор. Губы Эрика сжались в узкую линию, лоб нахмурился. Он оперся ладонями о парапет и посмотрел в небо. Тучи зависали низко, словно тяжелое одеяло.

Ему не хотелось думать о призраках. Ему хотелось пива, и побольше. Дома в Даудсвилле он не осознавал эту потребность в полной мере и уж во всяком случае не считал себя алкоголиком. Он облизал губы и вытер лицо, влажное от тумана, тыльной стороной ладони, походил еще немного и подумал о том, как здорово было бы выпить ледяного «Будвейзера». Или «Короны». А еще лучше «Цзин Тао», он любил его больше всего…

Все лучше, чем думать о привидениях, тем более что они еще и эволюционируют. Дандо могут превращаться в анку, а то и в лейккио или полтергейстов. Эти последние со временем становятся баньши — если не чем-нибудь худшим. Вот, например, утбурды — духи убитых детей, шрикеры — духи принесенных в жертву животных, которых убийца может послать на любое злое дело.

Собственно говоря, он перестал верить в добро и зло много лет назад, примерно тогда же, когда потихоньку разочаровался в католицизме. Но теперь… Теперь все оказалось под вопросом. Он искал ответов — и боялся их.

Ему хотелось выпить.

Эрик хлопнул ладонью по парапету, последний раз взглянул на город и покинул крышу. Спустился на несколько лестничных пролетов, пройдя мимо умывальни, мимо комнаты Роберта, мимо своего собственного жилья. Он удивился, не обнаружив в коридорах ни единой живой души. Вчера-то здесь было полно народу.

На четвертом этаже Эрик нашел большую дверь, ведущую в столовую, и распахнул ее. Внутри было темно, но из того угла, где располагалась кухня, струился слабый свет. Он прошелся мимо низких, в восточном стиле столов и мягких подушек. К обеду сегодня подавали слабое красное вино, он от него отказался, а вот сейчас с удовольствием выпил бы.

Вдоль стен стояли многочисленные шкафы, буфеты и комоды. Порывшись, он обнаружил груды тарелок, горшков, сковородок, стаканов и кубков. Овощи и фрукты. Хлеб. Травы. Еще хлеб. И наконец, две початые бутылки. Удовлетворенно хмыкнув, он вернулся с ними в столовую.

Несколько окон были открыты, и он высунулся в одно из них, рискуя упасть, потом удобно устроился на широком подоконнике и закатал рукава, поставил одну бутылку на пол и вытащил зубами пробку из второй. Хлоп! Эрик швырнул ее в окно и, пока было видно, смотрел, как она падает, потом отпил глоток.

Он почувствовал что-то вроде вины и огляделся. Недавний обед был более чем сытным. Родриго и Блор представили его дюжине наездников, которые, кажется, жили здесь, если не были на боевом задании. Просто как монахи. Вот именно.

Он еще выпил.

Роберт, паршивец, опять замкнулся в себе. Весь обед молча пялился в окно, почти не ел даже. Аланна носилась с ним, как с писаной торбой, а он вел себя так, будто она — пустое место.

Черт, а она ничего. На обед она вышла в длинном платье с узкими рукавами и высоким воротником и заплела волосы. Появилась — и он только что рот не разинул, а то привык уже видеть ее в черной коже.

Диез прошептал ему в ухо:

— Девушка влюбилась.

«Зря ты так, девочка, — подумал Эрик. Он поставил бутылку и пожевал губу. — Уж я-то знаю своего братишку — лучше, чем он сам может предположить».

Вино было прескверное, и он безо всякого сожаления обнаружил, что первая бутылка опустела. Может, вторая будет получше. Он выдернул вторую пробку и выплюнул ее в окно. Нет, такая же гадость.

Он устроился поуютнее и вгляделся в небо, надеясь увидеть луну, которая показалась ему такой прекрасной. Но нет, тучи полностью скрыли ее, и весь мир был словно завернут в серое одеяло. Он поставил бутылку У себя в ногах и закрыл глаза.

Сначала он решил, что попросту опьянел. Звука открывающейся двери — вообще никакого звука — он не услышал, но в помещении определенно находился кто-то еще. По спине Эрика пробежал холодок. Он открыл глаза, силясь успокоиться, и медленно оглядел столовую.

Никого. Только свет, струящийся с кухни, недвусмысленно подтверждал, что Эрик здесь один. Посуда и подушки нетронуты. Так. Он понемногу успокоился.

Но в памяти почему-то всплыло лицо светловолосого парня. Знакомое лицо, из того сна. Скотт Силвер. Он и сам не знал причину своей уверенности, и все же… Это был друг Роберта.

Бутылка скатилась с подоконника на пол, зазвенела, словно падение не повредило ее, и опрокинулась. Вино выплеснулось, образовав темную лужицу.

У Эрика екнуло сердце. Он спрыгнул на пол, бегом пересек столовую, распахнул двери и бросился в коридор, потом — по лестнице через две ступеньки, поскользнулся и рухнул на четвереньки, замер на миг, переводя дух, и продолжил путь.

Он влетел в свою комнату, распахнул шкаф и схватил шорты Роберта. Порылся в карманах, достал вырезку и перечитал ее, громко ругаясь, когда слова плыли перед глазами.

Наконец он скомкал вырезку и прислонился к шкафу. Ох, это проклятое вино. Струится по жилам вместо крови.

Надо найти Роберта. Немедленно.

Он двинулся к выходу и остановился на полпути. Роберт, без рубашки, растрепанный, стоял на пороге с таким видом, как будто узрел привидение.

— Скотт!.. — начал он, подходя к брату.

— Что «Скотт»? — требовательно спросил Эрик, протягивая вырезку.

Роберт пристально посмотрел на скомканную бумажку.

— Я… Я просто видел его! Я спал и…

— Я тоже, Бобби! Я дважды его видел, клянусь. Он похож на твоего близнеца, да? Только глаза голубые.

Роберт дернул головой, что должно было означать кивок. Он потянулся к вырезке, но Эрик сжал кулак и отвел руку. Он был зол на брата за то, что тот скрывает от него что-то важное…

Быстрым движением он запустил вырезкой в Роберта. Бумажка ударилась о грудь его брата и упала на ковер.

— Кого это застрелили, Бобби? — спросил Эрик, когда Роберт наклонился поднять вырезку. — Скотта?

Его голос почти срывался на крик.

Роберт сжал вырезку в кулаке и выпрямился с каменным выражением лица. Но Эрика было невозможно обмануть: он слишком хорошо знал брата. Это была лишь маска, скрывающая ярость.

— Он мертв, Бобби? — заорал Эрик.

Роберт отвернулся и направился к выходу. Эрик не успел его обогнать, но пинком захлопнул дверь.

— Он мертв, да?

Роберт застонал, будто от боли. Искры посыпались из глаз Эрика, когда брат сбил его с ног ударом тыльной стороны ладони. Боль разогнала винные пары. Он приподнялся на локте и стер тоненькую струйку крови, стекающую с левого угла губ.

Роберт весь дрожал, лицо его покраснело.

— Да! — Он потряс вырезкой. — Нет! — Он замотал головой и отошел от Эрика. — Черт бы тебя побрал, Эрик! Я вообще ничего не знаю!

Эрик медленно сел, потирая подбородок. От удара и выпитого вина комната плыла перед глазами.

— Я пьян, Бобби, — извиняющимся тоном сказал он.

Роберт опустил глаза. Непроницаемая маска исчезла с его лица, но то, что увидел теперь Эрик, не было гневом. Это было страдание. Роберт прикусил губу, потом его рот сжался в тонкую линию. Эрик только сейчас осознал, что не помнит, когда последний раз видел брата плачущим.

Но и сейчас ничего подобного не произошло. Роберт просто протянул руку и помог брату встать.

— Что стряслось? — тихо спросил Эрик, приходя в себя. Он уселся на краю кровати, все еще глядя на брата.

Роберт отошел к двери, но, вопреки ожиданию, всего лишь облокотился о косяк и поглядел в сторону распахнутого окна.

— Мы вместе были в баре и вместе вышли из него. Я как раз уговорил Скотта переехать в Нью-Йорк, и он прожил там всего с неделю. — Он крепко зажмурился, потом открыл глаза, пристально посмотрел на вырезку и развернул ее. — Потом расстались, и я не успел пройти и полквартала, когда раздались крики, а потом — выстрелы. — Он потер лоб и глубоко вздохнул. — Он умер у меня на руках на этой чертовой грязной мостовой, Эрик.

Эрик кивнул. Вот, оказывается, в чем дело. Ему стало стыдно за нападки на брата. Хотелось что-то сказать, но он не знал, что именно.

Роберт дважды ударился головой о притолоку.

— Но я видел его в лощине, — сказал он с настойчивостью. — Клянусь. Он стоял рядом с палаткой и смотрел прямо на меня, потом отвернулся и убежал в лес.

— Это был его дух, — отозвался Эрик. Теперь он знал кое-что о подобных вещах. Они были не менее реальны, чем небо или воздух. Может, их нельзя потрогать, а иногда — даже увидеть, но это мало что меняет.

— Не думаю, — сказал Роберт, все еще глядя на вырезку.

— Это был его дух, — повторил Эрик. — Он привел нас сюда, в Пейлнок.

Роберт оттолкнулся от двери и прошел к окну, скрестив руки на груди.

— С чего это? Откуда ему знать про это место — даже его духу?

Эрик прижал большой палец к виску, стараясь привести мысли в порядок и проклиная себя за выпитое вино.

— Хороший вопрос, братишка. Но куда более интересно, откуда ты знал о Пейлноке.

Роберт замер.

— Ты пишешь книгу, название которой звучит в точности так же. Это что, совпадение? — Эрик встал. — Это рассказ о двенадцати злых духах. Ты что, знал, что изначально было только двенадцать чиморг?

Роберт озадаченно помотал головой.

— Я знал, что луна называется Танадор, а кольцо вокруг нее — Мианур, что означает путь в рай.

Эрик плюхнулся на стул.

— Что еще тебе известно? — Он сложил руки на животе и вытянул ноги. — Твой роман выглядит как дурацкий, запутанный путеводитель по этому миру.

Роберт нахмурился:

— Я ничего не знаю. Я просто не могу избавиться от чувства, что Скотт жив, понимаешь? Не мог же, в самом деле, призрак притащить в наш мир медальон?

Эрик пожал плечами.

— Сумеек же орудовал вилами.

Роберта это не убедило.

— Аланна сказала, что он сделал это в приступе ярости и что такое вообще случается крайне редко. А медальон… При чем тут ярость? Это чей-то план.

Эрик поднял на брата глаза.

— Ты же сам сказал: Скотт умер у тебя на руках.

Роберт еще больше нахмурился, помолчал и наконец ответил слабым шепотом:

— Я знаю. Это загадка. Но Эрик, — голос его стал тверже, — я не уйду отсюда, пока не разгадаю ее.

Эрик поднялся и встал рядом с братом. Они вместе смотрели во тьму. Наконец Эрик осторожно взглянул на Роберта и увидел его холодное решительное лицо. Непроницаемая маска вернулась на место. Уже этого было достаточно, чтобы понять: Роберт рассказал не все.

Внезапно что-то влетело в окно и устроилось у Эрика на руке. Крошечные зазубренные лапки прочно вцепились в кожу. Отблески свечи играли на тонких сетчатых крыльях и больших зеленых глазах. Уродливое маленькое существо издавало резкое стрекотание. Эрик усмехнулся:

— Цикада!

Роберт выдавил улыбку, очевидно, ценой немалых усилий. Еще одна цикада влетела в окно и села на спинку кровати. За окном нарастал шум. Появилось третье насекомое и устроилось на кожаной штанине Роберта.

Внезапно Эрик вскрикнул.

— Черт! — Он затряс рукой. — О черт!

Цикада не отпускала. Он попытался ее прихлопнуть, наконец сбросил на пол и раздавил каблуком.

— Укусила-таки, зараза!

Тонкая струйка крови стекала по его руке. Насекомые продолжали влетать в комнату. Одно с жужжанием кружило над свечой. Роберт тут же стряхнул цикаду со штанины и с хрустом наступил на нее. Эрик опустил рукава, чтобы защитить руки, и поскорее наглухо закрыл ставни.

Роберт заорал и хлопнул себя по спине. Насекомое пыталось впиться в его тело между лопатками. Эрик легко отодрал бешено дергающуюся цикаду и со всей мочи швырнул ее о стену.

Эрик полез в шкаф, достал ботинок и легко расправился с оставшимися цикадами.

— Вот, последняя, — удовлетворенно сказал он, прикончив цикаду, усевшуюся на стол возле свечи.

— Не думаю, — мрачно отозвался Роберт и показал на ставни. — Слышишь?

Ночь гудела, ставни тряслись от ударов бесчисленных цикад.

— Их там небось тысячи, — сказал Роберт. — Миллионы.

Другой, высокий трубный звук перекрыл пение цикад. Братья сразу же узнали его.

— Драконы! — воскликнул Эрик.

Они переглянулись. Эрик схватил с полки рубашку швырнул брату. Они оба кинулись к двери.

— Подожди! — Эрик заметил на полу нож брата, который выронил при падении, поднял его и протянул Роберту. — Не то чтобы что-то, но он острый.

Его собственный армейский нож лежал рядом с тазиком для умывания: Эрик побрился и оставил его сушиться.

— Ну разве мы не грозная парочка? — пробормотал он и выскочил в коридор.

В коридоре было уже полно одетых в кожу секурнен, они торопились к лестнице, ведущей наверх.

— Вот почему Скотт хотел меня предупредить! — казал Роберт, и они с братом побежали вслед за остальными.

— Он хотел предупредить тебя? — Эрик несся рядом, перескакивая через три ступеньки. Он думал о том, что случилось в столовой, о лице из снов. Может, друг Роберта хотел предупредить и его?

— Ну вроде того. Он появился во сне, и я почувствовал, что что-то не так.

Они поднимались с одного этажа на другой вслед а секурнен и слугами, несущими фонари, свечи и стеклянные шары. В умывальне толпился народ, стремящийся попасть по единственной лестнице на крышу.

Сверху доносилось пение. Эрик и Роберт выбежали на крышу. Воздух был наполнен жужжащими цикадами. Насекомые садились на зеленый шар с секой'мелин и почти заглушили его свет. Толстая цикада запуталась в волосах Эрика. Тот выругался, отодрал ее и раздавил.

— Что они делают? — закричал Роберт.

Все новые обитатели Шерен-Чада высыпали на крышу и вставали у парапета. Все они брались за руки и присоединялись к пению. Эрик разглядел Родриго и Даниэля. Он схватил брата за руку и побежал с ним к старому испанцу в надежде получить объяснение.

Но Диез и Даниэль лишь втащили братьев в круг.

— Пойте! — сказал им врач.

Эрик не знал слов. Это был какой-то гимн. Он быстро разобрался в мелодии и подхватил ее.

Держа за руки брата и Диеза, Эрик посмотрел через парапет. Жители Расула выбежали на улицы и на крыши домов. Они брались за руки и затягивали ту же песню. У Эрика перехватило дыхание.


Братья, довольно, довольно молчать,

Довольно скрываться в ночи!

С губ побледневших сорвите печать,

И пусть наша песнь прозвучит.


Эрик запел, отдавшись без остатка этому порыву. Цикады садились ему на руки. На одежду. На голову. Он чувствовал их тяжесть. Но были еще руки Роберта и Родриго. Что-то кольнуло его в щеку. Странное вибрирующее жужжание, краткое касание крыльев. Но он пел.


Пойте, дети и старики, —

Не запугать нас, нет!

Мы единством нашим крепки —

Залогом грядущих побед.


Аланна поднялась на крышу в том золотом струящемся платье, в котором выходила обедать. Ее черные волосы развевались, одеяние трепетало на ветру. На мгновение ее чистый голос перекрыл все остальные. Она влезла на парапет, раскинула руки и стояла там, словно распятая, потом вдруг бросилась вперед.

Эрик и Роберт одновременно вскрикнули, но Диез и Даниэль крепко их держали. Падающую Аланну подхватил янтарный дракон: он поднырнул снизу, девушка ухватилась за луку седла и тут же оказалась на спине могучего зверя.

Даниэль передал руку Роберта кому-то другому и тоже вскарабкался на парапет. На его лице не было и тени страха, только нечто вроде блаженства. Он прыгнул и вскоре взмыл вверх на своем опаловом драконе.


Братья, довольно, довольно молчать,

Довольно скрываться в ночи!


К ним присоединилось еще с полдюжины наездников. Они пели, и драконы вторили им. Эрик обменялся взглядами с братом. Роберт тоже пел! Он выучил слова.

Цикады по-прежнему жужжали, но не садились. Одна из них задела ухо Эрика, но не укусила. Живое коричневое облако висело над Расулом. Миллионы цикад. Но что-то изменилось. Диез был весь в крови от бесчисленных мелких укусов, но на его теле Эрик не заметил ни единого насекомого. С Робертом было то же самое.


С губ побледневших сорвите печать,

И пусть наша песнь прозвучит.


Эрик так и не понял, что именно произошло. Пение каким-то образом отогнало от них цикад. Весь Расул пел, охваченный единым порывом. Это было какое-то волшебство, и он сам был к этому причастен! Годы с трудом скрываемого одиночества и тайных страхов оказались позади. Он слишком долго прятался в своем мирке, никогда не покидая его, ни на что толком не решаясь, но теперь так никогда уже больше не будет. Интересно, чувствует ли то же самое Роберт? Господи, дай ему тоже это почувствовать!

Эрик едва успел подумать это, как по барабанным перепонкам ударил пронзительный вопль. Нет! Этот крик звучал не в ушах, а прямо в мозгу. Потом кто-то действительно вскрикнул. Эрик быстро обернулся. Крышу заливал свет.

Огромный шар, наполненный секой'мелин, ослепительно пылал. Все инстинктивно отшатнулись, прикрывая глаза, но бежать было некуда. Вершина шара взорвалась, разбрасывая осколки. Жидкость поднялась, шипя и пенясь. Потоки ее хлынули вверх, почти тут же испаряясь, наполняя ночь странной светящейся дымкой.

В центре «фонтана» корчилась огромная прозрачная фигура. Гигант открывал рот, испуская жуткие вопли, напрягая все силы. «Словно вылупляется из яйца», — подумал Эрик. Боль гиганта мешалась с яростью. Он протянул руку в небо, словно собираясь кого-то схватить. Цикады, летавшие над башней, обратились в сверкающие искры. Все бросились на пол или прижались к парапету, надеясь укрыться от посыпавшегося сверху горячего пепла.

Видение исчезло так же внезапно, как и возникло. Свет погас: секой'мелин испарился.

— Флогис! — закричал Родриго, вскакивая на ноги. Он и еще несколько человек, в том числе Эрик и Роберт, побежали к лестнице. Воздух продолжал звенеть от пения цикад, а жители Расула, не умолкая, исполняли гимн.

Старая Блор лежала навзничь на полу у входа в святилище Флогиса. Под ее правым глазом расплылся большой синяк — след удара о каменный пол.

— Каэша! — в отчаянии воскликнул Родриго. Валис схватил врача за руку:

— Назад!

Он показал на маленький сверкающий камушек, лежащий рядом с телом Блор:

— Это алмаз.

— И что? — спросил Роберт. Он тоже попытался приблизиться, но Эрик удержал его: Валис не остановил бы Диеза, если бы это не было опасно.

Диез обеспокоенно облизал губы:

— В руках знающего человека алмаз может вызвать глубокий транс. Кто-то напал на Флогиса… а сначала на Блор.

Эрик поглядел на испанца:

— А эти цикады — что-то вроде диверсии, да?

Диез не ответил. Сейчас он видел перед собой только Блор.

— Если мы приблизимся к тому камню, заклинание распространится и на нас.

— Если бы только не этот свет, — сказал Валис, показывая на два мерцающих шара слева и справа от двери. — Без света алмаз потерял бы силу.

Диез ломал руки:

— Что делать? Ведь к ним мы тоже не можем приблизиться!

— У тебя все еще с собой кровавик, который ты давал Эрику? Или другие камни? — спросил Роберт.

Родриго потянулся к мешочку, висящему на поясе.

— Конечно, — нетерпеливо ответил он. — Но это лечебные камни, они не помогут против магии алмаза.

Роберт протянул руку:

— Камень есть камень. Хочешь спасти свою подругу — тогда дай мне два камня.

Эрик сообразил, что задумал брат.

— Дай и мне один. Замечательно. Аметист, мой камень по гороскопу.

Роберт выбрал полированный тигровый глаз и взвесил его на ладони.

— Мой шар — слева. Правый — тебе.

— Конечно, я ведь всегда прав, — хмыкнул Эрик.

— Кроме тех случаев, когда ты не прав. Спокойно, Родриго. В детстве мы сбивали камешками банки. Так. А теперь отойдите, ребята.

Они бросили камни одновременно. Стеклянные шары разлетелись в куски. «Драконье молоко» зашипело, испаряясь. В воздухе зависла тонкая переливчатая дымка, через несколько мгновений уступив место полной темноте.

То и дело поскальзываясь, они прошли по осколкам. Откуда-то со стороны дверей Диез окликнул:

— Каэша!

— Найдите алмаз! — сказал Валис. Он ползал на четвереньках в поисках страшного камня. — Если сюда проникнет какой-то свет…

— Нашел! — закричал Диез. — Все в порядке, я спрятал его в мешочек.

Кто-то распахнул двери святилища, оттуда хлынул жутковатый алый свет. Диез стоял возле Блор на коленях.

Валис приблизился к входу:

— Ох! Мать-драконица!

Эрик и Роберт вошли в святилище за ним следом. Комнату наполнял леденящий холод; люди выдыхали клубящийся белый пар. Двенадцать мужчин и женщин в белом и толстый привратник лежали на полу. Валис подходил к ним по очереди и осматривал, надеясь найти у них признаки жизни.

Эрик сделал осторожный шаг к золотому кругу. Флогиса, похоже, здесь не было.

— Боже правый!

Эрик обернулся на голос брата и подошел поближе. У него в животе все сжалось, рука непроизвольно потянулась ко рту. Молодой человек отвернулся, с трудом удерживая рвоту.

Тело, которое скрыли от первого взгляда дверь и густая тень, теперь было отчетливо видно. Впрочем, какое там тело — от тела ничего не осталось, сплошное мясо, обрывки одежды и знакомая лакированная маска. На стене под самым потолком виднелось большое темное пятно.

Роберт сказал:

— Вот где он ударился.

Эрик вспомнил, как у себя в комнате швырнул цикаду о стену, как хрустнул ее панцирь и вылезли внутренности. Ему снова стало нехорошо.

— Чем же Флогис его ударил? — спросил он сквозь стиснутые зубы.

— Вот идиот! — ругнулся за его спиной Валис. Он склонился над лежащей у другого входа перевернутой шкатулкой, из которой рассыпались драгоценные камни и какие-то инструменты.

Эрик пошел посмотреть. Прямо перед дверью на полу виднелись какие-то знаки, сделанные, очевидно, мелом. Они напоминали золотые гексаграммы, но были нарисованы явно в спешке. Что-то мягко хрустнуло под ногой. Листья кремат!

— Значит, так. Листья, камни, инструменты, мел, — подытожил Валис, выпрямляясь. Он вздохнул и покачал головой. — Этот идиот пытался изгнать дух Флогиса.

— Похоже, Флогису это не слишком понравилось, — отозвался Роберт. — Вон того парня он раздавил как муху.

Эрик прикусил губу и огляделся. Он думал, что уже достаточно хорошо знает Шерен-Чад, благо бродил тут несколько дней, да и Родриго кое-что показал.

— И как он это сделал, Валис? Как он пролез сюда и добрался до всех? Это место кажется таким безопасным.

Он задумчиво поскреб затылок. Валис оттолкнул шкатулку носком ботинка, потом подошел к краю золотого круга.

— Знаете, он сам бы не справился. — Он повернулся лицом к товарищам. Рослый секурнен выглядел почти пугающе в кроваво-красных лучах. — В башне есть предатель.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Роберт провел еще одну бессонную ночь. Далеко не первую. Даже со счета сбился. В Шерен-Чаде снова было спокойно. Всех отпустили отдыхать, кроме Валиса, который взялся наводить порядок в святилище, и Родриго, лечившего пострадавших горожан.

Ему хотелось воздуха, хотелось сбежать из маленькой комнаты, и он поднялся по лестнице на крышу. Там оказалась Аланна, снова в кожаной форме. Она стояла спиной к нему, облокотившись о парапет, и тихонько напевала; темные волосы трепал ветер.

Три дракона величественно описывали круги над башней, словно подстраивая биение крыльев в такт мелодии.

— Ты управляешь ими, да? — тихонько спросил он, опуская ладонь ей на плечо. Аланна даже не вздрогнула, покачала головой и придвинулась ближе, она казалась почти безмятежной. Закончив песню, девушка улыбнулась.

— Никто не может управлять секойе. Я могу призвать их, вот и все.

Роберт показал на проплывающего мимо янтарного дракона:

— Я думал, он твой.

Отсветы широких крыльев упали на лицо Аланны. Она чуть усмехнулась:

— А, это Дымка. Скажем так: я принадлежу ему в той же степени, в какой он — мне. А вон тот, опаловый, — Тень. — Дракон Даниэля словно услышал свое имя и покосился на них блестящим глазом. — А это — Звезда, секойе Валиса.

Роберт чувствовал тепло ее тела. Ему было слегка не по себе, одновременно хотелось прижать ее к себе покрепче и оттолкнуть. Он прислушался к шелесту драконьих крыльев и попытался придумать, что бы такое сказать.

— У меня чуть не случился сердечный приступ, когда ты спрыгнула с башни, правда.

Она снова улыбнулась. Было все еще пасмурно, но сквозь туман тут и там виднелись светящиеся шары.

— Мы называем это «слиянием с Таэдрой». Оказываясь в воздухе, мы становимся единым целым с Матерью-драконицей.

— Это ваша богиня?

Девушка подняла на него удивленный взгляд.

— Богиня? Нет. — Аланна покачала головой и теснее прижалась к нему. — Таэдра — не богиня. Это чистое и совершенное воплощение Ор-дхаму.

На этот раз Роберт покачал головой.

— Я не понимаю, — прошептал он.

Они умолкли и еще долго стояли рядом, вглядываясь в сероватую мглу. Роберт боролся с непрошеными чувствами и воспоминаниями. Он думал о Скотте — живом или мертвом — и о том, как бы найти его.

А еще он думал о доме. Даудсвилл. Манхэттен. Квартира в Челси. Неоконченная книга. Сдавать надо, а ему — странное дело — все равно. Все это казалось теперь каким-то нереальным.

— Извините.

Они разом обернулись. На крыше показался Даниэль. Мальчик был похож на темную тень: с тех пор как большой шар был разбит, крышу освещали лишь лучи, проникающие с лестницы, и отблески крыльев пролетающих мимо драконов.

— Флогис в святилище. — Даниэль выглядел мрачнее, чем обычно. Он казался уже не ребенком, но воином. Усталым воином. — Ему непросто, так что пошли скорее.

Аланна взяла Роберта за руку и повела вслед за Даниэлем. Они спустились глубже, чем когда-либо доводилось бывать Роберту. Пройдя под высокой аркой, они пересекли большой темный зал и спустились еще по одной лестнице. Аланна и Даниэль легко находили путь в полной темноте. Еще три лестничных пролета. Воздух здесь был влажным и прохладным, стены оказались влажными на ощупь, и Роберт догадался, что они глубоко под землей.

Внезапно Аланна остановилась. Послышалось громкое лязганье металла. Роберт попытался хоть что-нибудь разглядеть, но безуспешно и вынужден был предоставить действовать своей спутнице. Со скрипом отворилась железная дверь. Внутреннюю комнату наполнял свет секой'мелин. Роберт вслед за друзьями вошел внутрь.

Эрик кивнул ему. Родриго едва покосился и бросил благовония на жаровню, белый клубящийся дым заполнил комнату. Блор тоже была здесь, синяк у нее на лбу почернел. Она ходила между двенадцатью завернутыми в холстину и положенными на помосты трупами с горшочком белой краски и пальцем свободной руки рисовала одинаковые знаки на лбу мертвецов: два соединенных полукруга. Крылья.

В глубине комнаты застыло огромное изваяние дракона, отлитое искусным мастером из чистого золота. Сквозь дым было видно, как отблески углей жаровни играют в алмазных глазах идола.

— Страшное время, — пробормотал Даниэль. — Совет Двенадцати уничтожен, Флогис обессилен.

Его молодой голос был полон горечи.

— Заткнись! — рявкнула Блор, на минуту прервав работу. — Слабость Флогиса — временная. — Затем, немного смягчившись, она показала на двенадцать тел рукой, держащей горшочек с краской. — И имей в виду, что вот об этом никто не должен знать, поэтому закрой рот, мальчик.

— Тише, Блор-каэша. — Родриго подошел и обнял ее одной рукой за плечи. — Почему ты не даешь мне вылечить твой ушиб?

Она сердито смахнула его руку и снова принялась за работу.

Роберт спросил:

— И насколько скверно обстоят наши дела?

— Очень скверно, Роберто, — устало отозвался Диез. — Совет Двенадцати был местным правительством и нашей последней линией обороны — все они были могущественные люди. Просто невозможно представить, что с ними так легко расправились.

— И что мы едва не потеряли Флогиса, — вставила Блор. Каждое ее слово звучало как проклятие. — Это моя вина! Как я могла не удержать одного человека!

— Все оказалось хуже, чем мы ожидали. — Голос донесся со стороны железной двери. Валис переступил порог в лучах светящихся шаров. — Насекомые не только отвлекли нас от святилища, кроме этого, они сожрали чуть не весь урожай и даже скот. Придется питаться рыбой.

Даниэль нахмурился.

— Шандал Карг совсем обнаглела, — прошипел он. Блор вспылила:

— Я же велела тебе заткнуться! Нашел место, где упоминать это ненавистное имя… Совсем мозги отшибло!

— Перестань мне указывать! — выкрикнул раскрасневшийся Даниэль. — Раскомандовалась!

Роберт прервал их перепалку:

— Сердце Тьмы не имеет к этому отношения. Хотите знать, почему ваше правительство оказалось не готово к нападению? — Блор, Даниэль и все остальные повернулись к нему. — Они следили не за тем врагом. — Он сунул руку за пазуху и вытащил маску, найденную в святилище. — Вот кого надо винить.

— Бред! — фыркнула Блор. — У Кериса Чатерита не хватит сил! Он бы не посмел напасть на нас!

Внезапно на жаровне вспыхнуло пламя, и заклубился белый дым.

— Наш Брат прав.

Роберт услышал голос у себя в сознании, но по выражениям лиц товарищей понял, что они услышали то же самое. В тени золотого изваяния Таэдры возникла прозрачная фигура.

— Флогис! — Блор поставила горшочек краски рядом с последним, двенадцатым трупом. Она повернулась к видению, нервно заламывая руки. На этот раз Флогис не источал безумную ярость, и его дух казался значительно меньше. Блор после минутного колебания приблизилась к нему.

Он поднял руку, останавливая ее.

— Мне трудно, — вновь раздался в голове Роберта голос Флогиса. — Я не могу говорить. Слушайте мои мысли — Он замолчал и ненадолго растворился в воздухе, потом снова появился. — В своем безудержном тщеславии Керис Чатерит осмелился сделать то, что не решалась сделать даже Шандал Карг. Эти тела — свидетельство его успеха. Пока мы ждали нападения с другой стороны, он стал сильнее. Роберт Погловски сказал правильно.

Вдруг заговорила Аланна:

— Тогда найти калосанцев еще более важно, чем мы думали.

Ее губы сжались в одну жесткую линию.

— Твоя сестра.

Слова падали на мозг Роберта холодными каплями, но он слушал со все возрастающим интересом.

— Сестра? — удивленно переспросил Эрик. — Я думал, в Калосе ты жила у друзей. Впрочем… Вместе с тобой там сражалась какая-то женщина.

— Марис, — с гордостью сказала Аланна.

— Она возглавит новый Совет. Это уже давно решено. Приведите ее сюда: я должен освободить таящуюся в ней силу.

— Можно подумать, ты знаешь, где она, — сказал Роберт.

Флогис заколебался воздухе. Пламя снова вспыхнуло, и, словно из бездны, хлынули слова.

— В Терреборне. Недалеко. Идите вдоль реки Шайла-мар. Но торопитесь.

— Сегодня же отбываем, — сказал Валис и знаком подозвал Даниэля. — Собери вещи и поднимайся на крышу.

Даниэль кивнул и удалился вслед за Валисом.

— Мы тоже идем, — сказал Эрик. — Солдаты пришли в Калосу за нами и убили моего друга.

— В Пейлноке хорошо понимают, что такое месть, сын Парадейна. Но нельзя отдаваться ей без остатка. Не я убил мага из Терреборна, который стремился изгнать мой дух, но разъяренные дандо членов Совета. Я едва успел проникнуть в его мозг и узнать кое-что о жителях Калосы.

— Я ищу не мести, — упрямо ответил Эрик. — Мы с братом хотим помочь.

Аланна вышла и встала в тени крыльев Таэдры. Она могла бы дотронуться до Флогиса… если до него вообще можно было дотронуться.

— Я возьму их, если ты не возражаешь. Я видела их в бою. Кроме Даниэля и Валиса, я никому так не доверяю.

Она обернулась и посмотрела Роберту в глаза.

— Оставьте нас одних — меня и Роберта Погловски.

— Флогис! — воскликнула Блор. — Я должна охранять тебя…

— Оставьте нас!

Внезапная ярость дандо обожгла их, словно горячий ветер. Блор отшатнулась и схватила труп за руку, ища хоть какую-то опору. Родриго подхватил ее сзади и вывел из святилища. Она была бледна как полотно.

Эрик остался на месте, лишь повернулся к брату, вопросительно глядя на него:

— Бобби?

Больше ничего не нужно было говорить. Роберт знал, что по первому же его слову брат останется, невзирая на угрозы Флогиса. Но в этом не было необходимости. Он больше не боялся дандо и полагал, что Флогис не желает ему зла.

— Иди, не беспокойся.

Брат на мгновение заколебался, но наконец все же покинул комнату рука об руку с Аланией. Роберт перевел дыхание. Он подошел к ближайшему помосту и облокотился на него, показывая Флогису раскрытые ладони.

— Вот ты и я.

Прозрачная фигура была до этого словно лишена глаз, но теперь Роберт разглядел две светящиеся красные точки.

— В прошлый раз я проникал в твой разум.

— И что? — Роберт пожал плечами. — Ты не очень-то далеко зашел.

Призрак кивнул.

— Вот это меня и беспокоит. Внутри тебя — тьма, в которой я не могу видеть.

— Ничем не могу помочь. — Роберт сделал над собой усилие, чтобы не рассердиться. — Если не доверяешь мне, так и скажи. Думаешь, это я впустил мага в Шерен-Чад?

Призраку явно стало смешно: Роберт ощутил это как странное щекотание в мозгу.

— Если бы я так подумал, на стене моего святилища было бы два грязных пятна.

Фигура заколебалась и снова стала практически невидима. На мгновение Роберт остался наедине с золотой драконицей и двенадцатью мертвыми телами. Потом Флогис вернулся.

— Мне трудно появляться здесь без магических кругов и знаков. Я стар.

Призрак выглядел бесконечно усталым.

— Позволь задать тебе вопрос. — Роберт выпрямился и скрестил руки на груди. — Ты не знаешь человека по имени Скотт Силвер?

Два красных глаза снова блеснули.

— Мне незнакомо это имя.

— Найди его. — Роберт испугался собственной решимости. — У тебя есть сила. Диез говорит, ты можешь общаться с миром духов. Если он мертв, я хочу это знать.

Флогис кивнул.

— Мы перед тобой в долгу за убийство чиморг. Я буду искать твоего друга Скотта Силвера. Но эта темнота внутри тебя — берегись, она может стать причиной большого зла.

Роберт нахмурился.

— Я не буду убивать, — пробормотал он.

— Ты уже убил.

— Чиморг не в счет!

Красные глаза пристально посмотрели на него, призрачный палец едва не ткнул в грудь. Слова Флогиса были остры, как осколок льдины.

— Ты убил человека.

Что-то с громким треском упало на пол. Роберт дернулся и, посмотрев вниз, увидел лакированную маску. Между ее глазниц пролегла длинная трещина.

Сердце забилось быстрее. Он поднял голову, но Флогис исчез. Роберт был один, если не считать мертвецов и золотого идола. Глаза драконицы обжигали его. Как глаза Флогиса.

Роберт закусил нижнюю губу и немного подождал. Дандо не возвращался.

— Флогис? — тихо позвал он.

Никто не ответил. Он крепко закрыл глаза и утонул в воспоминаниях: крик Скотта, тяжесть Скотта на его руке, последний вдох, пугающий взгляд, кровь.

Он невольно вскрикнул, словно от боли, растоптал маску и облокотился о помост, тяжело дыша, заставляя себя не думать об этом.

Роберт знал, что чувствовала Блор. Ответственность.

— Иди.

Слово пронеслось в голове, как легкое дуновение ветра. Он даже не был уверен, что слышал его. Обернулся — Флогиса не видно. Он подождал еще немного. Пробежал рукой по волосам — ладонь стала влажной от пота.

— Отлично, — сказал он вслух, на случай если дандо вдруг услышит. — Ты сказал, что доверяешь мне, Флогис. Я иду с Аланией. И Эрик тоже.

И он еще подождал, обводя взглядом комнату, присматриваясь к каждой тени, к каждой трещине. Но Флогис не появился, чтобы сказать ему «нет». Ну что ж, будем считать, что он ответил согласием. Роберт посмотрел на идола Таэдры, борясь с желанием опуститься на колени. Драконица с распростертыми крыльями неожиданно напомнила о распятии и католической юности. Но это было воспоминание не из приятных, и Роберт безжалостно отбросил его.

Светящиеся шары располагались по стенам святилища на железных кольцах. Он поднял один, взвесил на ладони и отправился наверх, освещая себе путь. Двумя лестничными пролетами выше он обнаружил Аланну. Она сидела на ступеньке, уткнувшись лицом в ладони.

— Ты слышала, о чем мы говорили?

— Нет. — Она поднялась и пошла наверх. Роберт поймал ее за плечи и резко развернул лицом к себе.

— Я знаю, кто Флогис сейчас, — сказал он, глядя в ее прекрасное лицо. — Скажи мне, кем он был.

— Магом. Возможно, самым могущественным в истории Пейлнока. Он правил страной, которую теперь называют Пайр. Пятьсот лет назад Шандал Карг послала свои армии на завоевание его королевства, и он легко отразил нападение. Тогда Шандал Карг пришла сама, обратила его в глыбу черного льда и убила. — Аланна помолчала, поднялась на ступеньку выше и продолжила: — Флогис жаждет мести, но она невозможна: Шандал Карг бессмертна, и можно лишь расстроить ее планы.

На верхнем этаже они остановились.

— А теперь умойся, Роберт. Найди в шкафу дорожную одежду — лучше кожаную. Приходи к нам на крышу, когда будешь готов.

Роберт сделал все, как она просила: с удовольствием помылся и даже побрился с помощью скаутского ножа, выбрал себе одежду из черной кожи, сунул нож за голенище сапога и отправился на крышу. На полдороге он остановился и быстро спустился на свой этаж, распахнул дверь и, войдя, тихо закрыл ее за собой. Его комната была точно такой же, как у Эрика, но над кроватью висел рог чиморг, всунутый в наспех сделанные из кожаного рукава ножны. Роберт взял рог и повесил у себя за плечом.

Не то чтобы это было настоящее оружие, но ведь больше ничто не могло убить чудовищных единорогов.

На крыше его уже ждали. В темном небе не было видно драконов. Эрик, Аланна и Даниэль стояли рядом с двумя тюками, третий был у Даниэля за спиной. Неподалеку тихо переговаривались Валис, Диез и Блор. Приблизившись, Роберт уловил обрывки разговора.

— … обязательно найди, — твердо сказал Валис, обращаясь к Блор. — Я доверяю лишь тебе. Больше — никому. Присмотри за Флогисом и найди предателя.

Блор мрачно кивнула.

— Вот они! — крикнул Даниэль и показал куда-то на восток. Со стороны гор к башне летела целая стая драконов, переливаясь самыми неожиданными оттенками.

На лестнице послышался шум. Показались двое секурнен с вещами. Чуть позже к ним присоединился третий и сбросил капюшон. Женщина. Коротко остриженные волосы, пронзительные глаза. Все трое были в черном, с серебряными медальонами.

Эрик, прикусив губу, изучал их взглядом:

— Кто это?

— Секурнен будут искать тех, кто станет править вместе с сестрой Аланны. Даниэль говорит, что всегда есть запасной состав Совета, — сказал Роберт.

— И что, они ожидают своего часа в бедности, среди простых людей?

Даниэль кивнул:

— Так они, по крайней мере, узнают жизнь тех, кем им предстоит править.

— Не совсем, — поправила Аланна. — Он немного преувеличивает — в Гуране и правда правительство выбирают, но там, откуда родом Даниэль, все было иначе. — Она поприветствовала троих наездников кивком, и тут появился еще один. — Пока мы будем искать Марис и жителей Калосы, они найдут еще одиннадцать членов Совета.

К ним подошел Родриго.

— Никогда еще за всю историю Гурана не приходилось собирать полностью новый Совет.

— Я хотел кое-что сказать тебе, — перебил Роберт. — Насколько я понял, на Расул еще никогда не нападали, так что тебе не стоит винить себя за недосмотр.

Диезу хотелось выслушать его, но тут рядом со старым врачом появился Валис.

— На что ты намекаешь, Роберт Погловски? Этот человек — преданный друг.

— Собственно, я предлагаю немедленно построить другое святилище для Флогиса. Где-нибудь в глубине Шерен-Чада. Пусть новым членам Совета будет куда отступать в случае нового нападения.

Диез поднял бровь и медленно покачал головой:

— Дураки мы были, что сами об этом не подумали. Я немедленно начну работы.

— Я тоже хочу кое-что предложить, — сказал Эрик, понизив голос. — Вот что, Родриго. Раз ты сам проведешь работы, никому не называй место. Знать о нем нам нет необходимости, да и предателю тоже.

Диез кивнул и заговорил еще тише:

— Обещаю. Флогис и я. И никто не заставит меня проговориться.

Крышу залили потоки света. Драконы приближались.

— Назад! — скомандовала Аланна. — Даниэль, позови Тень.

Мальчик отошел от стены и глубоко вдохнул, затем пропел несколько нот. Его дракона было легко отличить от других. Тень сложил крылья и опустился на парапет.

— А что, седла вы так и не снимаете? — поинтересовался Эрик.

— Почти никогда. Они делаются из мягкой драконьей кожи и не причиняют неудобств.

Глаза Роберта расширились от изумления, и он непроизвольно ощупал свою кожаную рубашку.

— Из драконьей кожи?

Аланна кивнула и передала один из тюков Даниэлю.

— Когда молодые секойе подрастают, они сбрасывают кожу. Мы шьем из нее одежду, и драконы чувствуют ее запах. Так между человеком и драконом возникают узы.

— Вы, наверно, заметили, — сказала Блор, что я и Родриго-каэша — что мы носим обычную одежду.

Эрик ощупал мягкий рукав своей рубашки.

— Но мы…

— Вы — Братья Дракона, — прервал его Диез. — Вы — секурнен, только не прошедшие обучение.

— Называйте их Братьями Дракона, если вам так будет угодно, — отозвался с седла Даниэль, — но не секурнен. У них нет драконов. — Он протянул руку Эрику. — Давай-ка полезай сюда.

Роберт хлопнул брата по плечу, не в силах подавить ухмылку.

— На этот раз держись покрепче, братец.

Эрик покривился, но принял руку мальчика, поставил ногу в стремя и вскочил в седло, крепко обхватив Даниэля за пояс.

— Не беспокойся за братишку, — сказала Аланна, — я хорошо о нем позабочусь!

Эрик слабо усмехнулся:

— Да уж.

Аланна снова дала всем знак отойти назад. Даниэль запел, и Тень, спрыгнув с парапета, закружил в воздухе. Роберту послышался протяжный стон отчаяния, и он снова ухмыльнулся.

— Теперь мы, — сказала Аланна. Она запрокинула голову и запела чистым, как хрусталь, голосом. В ответ Дымка отделился от остальных драконов и приземлился на башне. Она подхватила вещи и забралась в седло.

Прежде чем Роберт успел последовать за ней, Диез дотронулся до его руки. Они обменялись взглядами, потом Родриго протянул руку и потрогал острый конец рога, висящего за спиной Роберта.

— Будь осторожен, Роберто, — прошептал он тихо, чтобы никто не услышал. — Помни: Пейлнок — это не Земля. Я беспокоюсь за Эрика, но еще больше — за тебя.

Роберт замер.

— Я не боюсь.

Старый врач кивнул:

— Вот поэтому я и беспокоюсь.

Роберт раздраженно нахмурился и вскарабкался в седло позади Аланны, но, уже устроившись, заметил, что взгляд Диеза все еще устремлен на него. Более того: на него смотрели все собравшиеся.

— Расслабься, — сказала Аланна, пытаясь освободиться от руки, стиснувшей ее талию. — Еще задушишь.

Роберт что-то виновато пробормотал и немного разжал объятия. Она запела. Послышался скрежет когтей Дымки по камню. Янтарные крылья распростерлись и подняли их в воздух. Роберту чуть не стало худо, и, чтобы отвлечься, он принялся смотреть, как уходит вниз башня Шерен-Чад. Вскоре рядом появился Звезда, неся на себе Валиса.

Три дракона повернули на восток и полетели над ночным городом. Ветер хлестнул Роберта в лицо; он сжал седло ногами, крепче обнял Аланну и пристроил подбородок у нее на плече. Пряди ее волос щекотали его лицо. Он прислушался к ее пению.

Они пронеслись над горами, потом повернули на север. Вскоре Аланна умолкла, откинулась назад и положила голову ему на плечо. Облака начинали рассеиваться, на небе появились звезды. Мягкий серебристый свет луны заливал горные вершины. Льдистый Танадор. Голубой Мианур.

«Танадор и Мианур, — сонно подумал Роберт. — Откуда я знаю эти названия?» Впрочем, сейчас это было неважно. Важно было только тепло тела Аланны, запах ее волос, и времени словно не было, и земля проплывала под ними.

Внезапно драконы начали опускаться. Когда они приземлились, Роберт неохотно выпустил Аланну, и она, скользнув по драконьей шее, спрыгнула на мокрую от росы траву.

— А теперь давай тюки.

Он повернулся в седле и отстегнул ремни. Тюки оказались на удивление легкими, и она без труда их поймала.

— Лови меня! — весело крикнул он, собираясь прыгать.

Из-за крыла Дымки показался Эрик.

— Все, что угодно, золотце, — передразнил он брата, раскинул руки и громко, разочарованно вздохнул, когда Роберт приземлился с другой стороны.

Аланна пропела единственную резкую ноту. Дымка сложил крылья и плотно прижал их к телу, оставив людей в почти полной темноте. Тень и Звезда уже сложили крылья.

— Это и есть Терреборн? — спросил Роберт, разглядывая угрюмый пейзаж.

— Мы все еще в Гуране, — сказал Валис. — Оставим секойе здесь.

— Вон там река Шайламар, — сказала Аланна. — Мы пойдем пешком. Звери были бы слишком заметны.

Подошел Даниэль с вещами. Он достал пару перчаток и тоненькую трубочку и передал их Аланне. Свой хлыст мальчик обмотал вокруг пояса.

— Остальное здесь еда, — сообщил он и снова завязал тюк.

Роберт заметил, что Валис безоружен, — впрочем, как и они с Эриком. Если не считать перочинных ножей. Но у них, по крайней мере, есть их боевое искусство.

Склоны горного кряжа не были освещены луной. Трава намокла от росы. Роберт начал осторожно спускаться, за ним шли Аланна, Эрик, Даниэль и Валис. Он дождался всех внизу. Влажная земля пружинила под ногами. В воздухе пахло почвой и прохладной зеленью. По обеим сторонам тропы высились могучие деревья.

— Река вон там, — сказала Аланна. — До границы еще миля к северу. Если Флогис прав, калосанцев держат милях в десяти отсюда. Надо постараться успеть до рассвета.

Даниэль зашагал впереди всех, и они направились сквозь густые кусты и островки высокой травы, через болотистые участки, над которыми роились бесчисленные мошки. Разглядеть что-нибудь вдали было невозможно, но Роберт чувствовал запах воды.

Наконец они оказались на берегу реки. Шайламар неспешно катил свои воды меж темных берегов, змеясь, словно широкая серебристая лента, и тихонько журча. На водной глади отражались звезды. Роберт присел и задумчиво погрузил палец в реку. На родине отца в таких реках рыбачили деревенские мальчишки. Ему вспомнились походы с отцом, шипение поджаривающейся на костре форели.

— Пойдем, — шепнула на ухо Аланна. — Может, за рекой следят.

Роберт отбросил детские воспоминания и поспешил вслед за Даниэлем. Над рекой пронесся легкий ветерок и высушил капли пота у него на лбу. Ночной воздух буквально звенел от мириад насекомых.

Вдруг на их пути возник ручеек, впадающий в Шайламар. Его берега были скользкие и грязные, но на дне лежали камни, так что перейти оказалось нетрудно.

И тут Роберт почувствовал, как у него на затылке шевелятся волосы. Заметно похолодало. Он дернулся и со свистом втянул в себя воздух, а когда выдохнул, увидел облачко легкого пара. На мгновение стало теплее, но потом холод вернулся. Эрик тоже это почувствовал. Он коротко выругался сквозь сжатые зубы и обхватил себя руками.

— Даниэль? — произнесла Аланна с вопросительной интонацией, потянувшись к мешочку с листьями кремат, висевшему, как всегда, у нее на поясе.

Даниэль остановился и внимательно огляделся:

— Они здесь… повсюду.

— Кто? — дрожа спросил Эрик.

Из-за дерева не более чем в трех ярдах от них появилась прозрачная фигура. Она посмотрела на них безразличными немигающими глазами. Светлые волосы упали на лицо призрака, но тот не удосужился отвести их, просто стоял, совершенно нагой, не удаляясь и не приближаясь.

— Мы на зачарованной земле, — сказала Аланна. — Даже мертвым знакомо одиночество. Иногда самые старые души, те, что не могут найти дорогу в рай, собираются в особых местах — таких, как этот лес.

Валис положил руку на плечо Даниэля.

— Что ты чувствуешь? Они разгневаны?

Мальчик ответил не сразу. Он продолжал вглядываться во тьму.

— Безобидные духи. Тени и сквозняки.

— Это тень? — спросил Роберт, показывая кивком на нагую фигуру.

— Да, — сказала Аланна. — И вон там. — Там, куда она показала, стоял призрак старой женщины. — И вон там, повыше.

— Но почему мне так холодно?

— Из-за сквозняков. — Она обняла его покрепче. — Это самые старые духи, и у них не осталось ни сознания, ни воли. И облика тоже. Это просто сгустки холода.

— Так они безобидны?

— Конечно.

— Тогда пойдемте дальше. Я совсем замерз.

Он обогнал Даниэля и зашагал первым. Все еще было холодно, словно по его лицу и шее скользили чьи-то невидимые ледяные руки, ища тепла живой человеческой кожи. Сердце забилось быстрее. Отовсюду путников провожали взглядом бестелесные духи; он чувствовал это и старался идти быстрее.

— Похоже, ты их особенно заинтересовал, — заметил Даниэль.

— Нечего сказать, утешил. — Роберт ответил более резко, чем ему хотелось. — Ты их заметил, когда они еще не появились. Как?

— Тише! — прошептала Аланна. — Над водой звук разносится очень далеко.

— Это мой дар, — тихо ответил Даниэль. — Я чувствую, когда духи близко.

— Ты можешь разговаривать с ними?

Даниэль покачал головой:

— Флогис говорит, что когда-нибудь я этому научусь.

Роберт оглянулся через плечо. Тени все еще следовали за ними — не шли, но бесшумно плыли между деревьями, словно ленивые мотыльки, привлеченные теплом человеческого жилья.

— И долго они еще не отстанут? — спросил Эрик.

— Пока не потеряют интереса к нам, — ответил Валис, — или пока на пути не встретится еще какой-нибудь ручей. Они не могут пересекать текущую воду.

Роберт подумал о листьях кремат в мешочке у Аланны, но тут же понял, что она не станет тратить их на эти печальные безобидные существа. Она сама когда-то говорила, что листья могут как-то повредить духам. Но черт, он был готов на что угодно ради того, чтобы избавиться от этих ледяных прикосновений!

Призраки не пошли за ними далеко, всего лишь до ближайшего ручейка. Тени остановились на заросшем травой берегу и с тоской глядели им вслед, затем одна за другой растаяли в воздухе. Сквозняки тоже исчезли.

— Мне жаль их, — пробормотал Эрик.

— Это хорошо, Эрик Погловски, — ответил Валис. Его глубокий голос звучал до странности глухо. Валис крепко взял Эрика за плечо и тут же убрал руку. — Вот теперь я знаю, что мы можем стать друзьями.

Валис резко отвернулся и впереди всех зашагал по лесу.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Они стояли у слияния двух рек. Та, что поменьше, спускалась с далеких восточных гор и впадала в Шайламар. Реки были быстры и глубоки; в тишине путники отчетливо слышали шум воды.

— Это Чониа, — прошептала Аланна. — К северу отсюда начинается Терреборн.

И они пошли вверх по течению Чониа, пока не нашли место, где течение было не таким бурным. Валис остановился и, с опаской глядя на противоположный берег, порылся в тюке с вещами. Он извлек оттуда тонкую проволоку с железными кольцами на обоих концах и с ее помощью удивительно быстро и ловко спилил ближайшее молодое деревце, а потом и еще четыре. Братья достали ножи и помогли ему очистить деревца от веток. Получилось пять отличных посохов.

Мужчины работали молча. Аланна и Даниэль не отрывали глаз от другого берега. Терреборн был близко, и никто не мог чувствовать себя в безопасности.

Наконец работа была закончена.

— У вас есть поклажа, — сказал Эрик троим секурнен, пока все разувались, готовясь переходить реку вброд, — давайте мы пойдем впереди и позади вас.

И он первым шагнул в воду. Посохи пригодились не только как оружие: Эрик ощупывал своим дно реки и с его помощью пытался удержаться на ногах — течение было на редкость сильным. Роберт замыкал шествие. Вода была Эрику по грудь, и только Даниэлю приходилось время от времени вставать на цыпочки. Тем не менее мальчик не дал Роберту забрать у него поклажу, только вскинул голову и зашагал дальше, не жалуясь и не прося о помощи.

— Мы можем себе позволить остановиться и хотя бы выжать одежду? — тихо спросил Эрик, вглядываясь в лес. Тени здесь казались более темными и зловещими, чем на том берегу. Впрочем, может, у него просто нервы пошаливают… Да, конечно.

— И не только, сын Парадейна, — откликнулся Валис, доставая из мешка кожаную рубашку.

— Мы переоденемся, — шепнула Аланна, протягивая Эрику мягкую тунику из оленьей кожи, расшитую узорами из бисера. Он невольно провел по ней ладонью, любуясь искусной работой.

— Узоры обозначают твое положение в местном обществе, — объяснил Валис. — И пожалуйста, не забывай в присутствии незнакомых людей надевать капюшон: показывать кому-то свои волосы считается здесь оскорблением.

— Ага, поэтому многие сводят волосы на всем теле, — добавил Даниэль улыбаясь.

Аланна протянула тунику Роберту.

— А ты вообще лучше не снимай капюшон. И пожалуйста, не глядите с Эриком в глаза незнакомцам, ладно?

— Если что, говорить буду я, — сказал Валис. — Прикинемся торговцами: в конце концов, они много путешествуют, и привычки у них могут быть довольно странные. — Он натянул капюшон и вгляделся в лес. — Однако избегайте всего, что может привлечь к нам внимание, — особенно пока не найдем жителей Калосы.

Когда все переоделись в новые туники, брюки и сапоги, Аланна сложила мокрые вещи в свой мешок. Эрик с огорчением сообразил, что луну они в лесу не смогут увидеть и придется идти в темноте.

— Опаздываем, — сказал Валис. — Луна опустилась слишком низко, и если мы не поторопимся, то к рассвету не пройдем нужных десяти миль.

— Нам просто надо прибавить шаг, вот и все, — заметил Роберт, пристраивая рог чиморг за спиной на тонком ремешке. Он присел, зачерпнул ладонью воды и напился, затем вытер рот тыльной стороной руки. Остальные последовали его примеру.

Верный давним скаутским привычкам, Роберт бодро зашагал впереди всех. Эрик невольно усмехнулся, глядя на младшего брата, и плотнее натянул капюшон. Туника, как оказалось, отлично защищала от острых ветвей.

Вдруг Аланна схватила Роберта за рукав и потащила за дерево. Эрик прореагировал мгновенно: они с Даниэлем и Валисом почти одновременно упали на землю. Аланна осторожно выглянула из-за дерева и, приложив палец к губам, жестом предложила своим спутникам посмотреть.

Эрик слегка приподнялся на локтях. Поначалу он ничего не замечал, затем различил две красные светящиеся точки в зарослях на противоположном берегу Шайламара. Он задержал дыхание и опять прижался к земле, лишь через некоторое время решившись снова поднять голову, — слишком уж знакомы ему были эти красные точки.

Чиморг неторопливо спустился к кромке воды. Он подозрительно огляделся и втянул ноздрями воздух, потом опустил морду и принялся пить. Вода отражала сияние его глаз. Затем зверь поднял голову и посмотрел прямо туда, где притаились путники.

Эрик замер, боясь выдать себя малейшим движением. Уголком глаза он заметил, как его брат потянулся к рогу, однако вытаскивать не стал.

Чиморг вновь стал пить, растревожив водную гладь своим рогом, потом повернулся и исчез за деревьями.

— Видел? — прошептал Роберт, когда Эрик наконец поднялся на ноги.

— Вопрос в том, — отозвался тот, — видел ли он нас.

— Ш-ш-ш! — прервал их Валис. Он нахмурился и произнес еле слышно: — Чиморг может быть не один. У Тьмы тысячи глаз и ушей. Если Керис Чатерит уже владеет этой землей, не сомневайтесь, он следит за всем, что тут происходит.

Они снова тронулись в путь. Роберт шагал впереди так быстро, как только позволяли силы. Остальные беззвучно следовали за ним. Эрик отводил ветки от лица и разгонял мошкару, с опаской косясь одним глазом на противоположный берег. Лунный свет мерцал, отражаясь на водной глади Шайламара.

Вдруг что-то блеснуло впереди. Друзья с тревогой заметили, что это явно был не лунный свет. Огонек двигался. Роберт остановился и помахал товарищам, побуждая их поскорее спрятаться. Вместе они затаились в кустах и принялись наблюдать.

— Рыбак, — прошептала наконец Аланна. — Наверно, тащит сеть по дну.

Мимо проплыла маленькая лодка. На носу ее горел фонарь. Старик налегал на весла, другой, помоложе, сидел на корме, держа в руках нечто вроде дорожки — рыболовной снасти в виде длинного шнура, намотанного на плоскую деревяшку. Крючки, которыми был оснащен шнур, влажно поблескивали в желтом свете фонаря. Прежде чем начать ловить рыбу, молодой человек насадил на каждый крючок кусочек мяса.

Когда лодка скрылась из виду, они вышли из укрытия, все еще не смея говорить, зная, как далеко разносятся над рекой голоса. Только когда даже огонька уже не было видно, Валис прошептал Роберту:

— Ты молодец, но давай дальше я пойду первым. Думаю, мы приближаемся к нашей цели.

— Мы достигнем ее, когда освободим калосанцев, — мрачно сказал Эрик. — Все еще только начинается.

Вскоре они совершенно неожиданно наткнулись на небольшую деревушку. Темные жилища с трех сторон обступали леса. Аланна отбросила волосы назад и натянула капюшон.

— Обойдем или пойдем напрямик? — спросил Эрик.

— Не нравится мне здесь, — задумчиво ответила Аланна. — Больно уж тихо. Были бы здесь хоть собаки, что ли.

Эрику вспомнилась Калоса. Местные жители часто держали собак: животные могли обнаружить присутствие духов, незаметное для людей. Он дотронулся до плеча Даниэля.

— Чувствуешь что-нибудь?

Мальчик покачал головой.

Аланна сжала губы и направилась в деревню. Ни единой свечи или лампы, ни единой струйки дыма из труб. Она указала концом посоха на открытую дверь, болтающуюся на перекореженной петле. Когда они подошли, Аланна первая вошла внутрь, Валис за нею следом.

Над входом висел венок из сухих листьев. Эрик оторвал один и раскрошил между пальцами. Запах был слабый, но от этого не менее узнаваемый: кремат.

— Боязливый и суеверный народ, — пробормотал Даниэль.

Чуть позже Валис с Аланной вышли.

— Там все разбросано. Еда еще на столе, даже молоко недопито, но… полный разгром.

В другой хижине все было точно так же. И — ни души кругом.

— Лодок тоже не видно, — сообщил Даниэль. Эрик даже не заметил, что мальчик успел сбегать к реке: он двигался так же бесшумно, как Роберт.

Они оставили позади таинственную деревню и зашагали по лесу. Эрик, однако, все еще думал о рыбаках в лодке: откуда же они тогда?

Примерно через полчаса Валис снова остановил их. На другом берегу виднелись факелы и причал с разнообразными речными судами. По причалу прохаживались два стражника, одетые в черное. В ночи разносились звук их шагов по старому дереву и приглушенные голоса.

Чуть поодаль вырисовывались силуэты жилых домов и каких-то более внушительных зданий. В темноте было невозможно различить детали. Наверно, просто еще одна деревня, только побольше.

— Думаете, здесь? — спросил Эрик. Аланна кивнула:

— Должно быть. Не зря же тут стражники.

Роберт поторопил их:

— Ребята, уже почти утро. Может, перейдем в темноте, найдем укрытие и сходим на разведку?

Все согласились.

— Но здесь нет брода, — предупредила Аланна. Роберт шагнул в воду и поплыл, толкая посох впереди себя. Эрик наблюдал за причалом, пока все не отплыли. Он не боялся, что его заметят: стражники были слишком заняты разговором, а отблески факелов и тени на реке мешали им отчетливо видеть.

Он догнал Даниэля. Похоже, мальчику приходилось нелегко; он высоко поднял тюк с вещами над водой и греб одной рукой. Эрик поддержал его, и вместе они добрались до другого берега.

Роберт и Валис протянули им руки.

— Я упустил посох! — раздосадованно сказал Даниэль.

Роберт бросил беглый взгляд на причал.

— В лес! Живо!

Вскоре они нашли тропинку. Она бежала перпендикулярно реке, огибая деревню. Идя по ней, друзья прибавили шагу, тем более что в такой час риск неожиданной встречи не казался таким уж вероятным. Вскоре тропинка резко пошла вверх, и им пришлось карабкаться по каменистому обрыву.

Роберт справился быстрее всех: в конце концов, он занимался альпинизмом в разных частях света. Эрик невольно позавидовал брату. Он сам поднялся с трудом и совершенно выбился из сил.

На востоке занималась заря. Внизу из-за деревьев виднелась лишь окраина деревни. В некоторых окнах горел свет.

— Если пройдем еще немного, — шепнул Роберт, — сможем заглянуть прямо в их гостиные.

— В их — что? — переспросила Аланна.

— Ну, это такое выражение, — сказал Эрик.

И они зашагали дальше вдоль края обрыва, пока не дошли до того места, где тропинка обрывалась. Прямо под ними была деревня, слева — широкая долина.

Эрик разглядел внизу какую-то постройку, но не смог понять, что это такое. Было все еще очень темно.

— Давайте остановимся здесь, — предложил Роберт. Все согласились. Аланна поставила на землю мешок с мокрой одеждой и скинула с головы вышитый капюшон туники. Свою Роберт снял и как следует отжал. Бледный лунный свет играл на влажной коже. Аланна последовала его примеру, словно принимая вызов.

Эрик заметил, как они смотрели друг на друга, пока Аланна наконец не села, прислонившись спиной к дереву. Роберт еще какое-то время явно любовался ею, потом отвернулся.

— Ай-ай-ай, Бобби. — Эрик состроил постную мину. — Я вижу, ты совсем очарован.

Роберт насмешливо поглядел на него.

— Так как там поживает Кэти Дауд?

Он намекал на давний роман брата с девушкой, которую они оба знали с детства.

— Все еще командует Даудсвиллом, как некогда ее папаша, — ничуть не обидевшись, ответил Эрик.

Он развесил свою тунику на кусте и пристроился на земле там, где было помягче. У него болели ноги. Вот это разочарование: а ведь он был уверен, что работа почтальона позволяет ему поддерживать хорошую форму.

— Отдохните, ребята, — сказал Роберт, опираясь на посох. — Я буду сторожить первым.

Роберт коснулся плеча Эрика, и тот вскочил как ошпаренный.

— Что такое?

— Это же настоящий Дахау! — сказал Роберт, показывая на долину.

Солнце уже поднялось над деревьями. В небе — ни облачка. Эрик подполз к краю обрыва и замер, потрясенный.

Деревья в долине были почти начисто вырублены и пущены на постройку огромного загона с высокими стенами. Загона для людей. Эрик смог различить внутри мужчин, женщин и детей, свернувшихся на голой земле или прижавшихся к стенам. Кто-то бродил как потерянный, бессильно опустив руки. Все были раздеты и обриты наголо: им не дали даже никакого тряпья, чтобы укрыться от холода.

Пленники выглядели до крайности изможденными.

— Их морят голодом, — сказал Эрик Валису, который проснулся и подошел, привлеченный восклицанием Роберта.

— Это довольно безопасная форма убийства, — сказал Валис с отвращением. — Медленная смерть от голода. Ярость, которая могла бы подвигнуть дух на месть, сменяется полным отчаянием, и смерть кажется чуть ли не желанным избавлением. — Он сглотнул. — Я видел такие лагеря в Темных Землях. Туда можно войти, но нельзя выйти. Узников заводят в такой загон, и они никогда больше не видят своих мучителей. Их просто оставляют умирать.

— Вот теперь мы знаем, что стало с жителями той деревни, — проговорила Аланна. Теперь все собрались на обрыве и лежали рядом, опираясь на локти. — Они здесь.

Даниэль подполз к Эрику.

— Вся моя семья умерла в таком лагере. — Его лишенный эмоций голос звучал пугающе. Эрик взглянул на мальчика и успокаивающим жестом положил руку ему на голову. Даниэль никак не среагировал.

— Наши с Робертом бабушка и дедушка по отцу погибли так же.

— На Парадейне? — удивленно спросил Даниэль. Эрик кивнул:

— На Парадейне тоже бывают войны. Дахау — это такое ужасное место, где убивали тысячи и тысячи людей. — Эрик прикусил губу и замолчал. Его отец часто рассказывал им с братом эту историю. Погловски были поляки, не евреи, но и католики погибали в печах.

— У нас Тьма тоже разгулялась, — сказал Роберт.

— Мы знаем, — откликнулась Аланна. — Величайшие мыслители Пейлнока спорят о природе сил, правящих нашим миром. Много тысяч лет добро и зло скованы непрерывной борьбой. Философы говорят, что злая сила просачивается от нас к вам через какие-то врата, влияя на то, что происходит на Парадейне.

Роберт сел и сердито глянул на нее:

— Ты не знаешь землю. Наверняка источник зла именно у нас. Просто в Пейлноке оно приняло свою чистейшую форму.

Эрик удивленно посмотрел на младшего брата. Он никогда не замечал за ним подобного цинизма. Роберт изменился. Может быть, в связи со смертью этого Скотта Силвера?

Он снова перевел взгляд на лагерь пленных. Там не было ни малейших удобств. Узники спали и бродили среди собственных экскрементов, открытые солнцу и дождю. С одной стены текла струйка грязной воды. Они пили ее, замедляя приход смерти.

На каждом углу располагалась сторожевая башня с двумя воинами в масках и капюшонах. Конструкция тюрьмы не требовала более сильной охраны. Подобраться к ней незамеченным было невозможно.

Валис похлопал Эрика по плечу и указал ему на деревню. Отряд солдат в лакированных доспехах маршировал оттуда по направлению к лагерю. Эрику стало не по себе при воспоминании о гибели старого Сумеека; в душе шевельнулась ярость, которая — и он прекрасно это понимал — лишь отчасти принадлежала ему.

Когда солдаты подошли к стене, один из стражников обменялся парой фраз с командиром и поднял с пола башни бухту веревки, затем с криком сбросил один конец вовнутрь.

Эрик не мог понять, что происходит: все заслоняла стена. Но узники, которых он мог разглядеть, безразлично подняли глаза. Те, кто бродил, замерли на середине шага.

Чуть позже два стражника принялись тянуть веревку на себя. Наконец на пол башни шлепнулось мертвое тело.

Стражники развязали узел, вытащили веревку, проходившую у трупа под мышками, и выкинули его наружу.

— Какие мерзавцы! — выругался Эрик. Роберт смотрел молча, в лице — ни кровинки. На скулах его гуляли желваки.

От отряда отделились двое солдат. Они подхватили мертвеца за руки и за ноги и сбросили в узкий ров, который Эрик заметил только сейчас. За это время те, кто был на башне, подняли еще один труп — кажется, детский. Эрик услышал удар тела оземь и крепко закрыл глаза.

Кто-то сочувственно погладил его по руке. Даниэль.

— Смотрите! — сказал Роберт. — Кажется, это кузнец.

В самом деле, рослый голый человек мрачного вида припал к струйке воды. Без бороды и гривы темных с проседью волос Брина было трудно узнать, но это в самом деле был он.

— Действительно Брин! — с необычной для него эмоциональностью воскликнул Валис. — Мы нашли их!

Эрик коснулся тонкого шрама на лбу и вгляделся в лица узников, надеясь найти еще кого-нибудь знакомого. Пиетка умер, но где же безумная старая Фрона?

— Надо их освободить, — решительно сказал Роберт.

— И освободим, — отозвался Эрик. — Сегодня ночью. Что-нибудь придумаем. — Он отполз подальше от обрыва и сел, потирая ноющее плечо и думая о возможных путях освобождения жителей Калосы. Ничего конкретного в голову не приходило. Было, однако, ясно, что при свете дня лучше не начинать. Надо подождать, пока солнце зайдет.

— Давайте пока отдохнем.

Все присоединились к нему — все, кроме Роберта, который продолжал смотреть вниз.

— Иди сюда, Роберт-каэша, — позвала Аланна, но тот словно не слышал.

Эрик покосился на нее. Она снова натянула тунику, которая уже успела высохнуть. Он знал, что ей нравится его брат, но ласковое обращение на местном наречии все равно прозвучало довольно неожиданно.

Аланна заметила, что он за ней наблюдает, и встретилась с ним взглядом. Эрик понял это как приглашение и подсел поближе.

— Как тебе это удается? — спросил он. — Ты свежа, как роза, будто и не было этого ночного марш-броска через лес.

Она никак не отреагировала на комплимент, только оторвала взгляд от Роберта. Горькая усмешка покривила изящную линию губ.

— Боюсь я за него, — призналась она тихим шепотом, чтобы услышал только Эрик. — В душе твоего брата темно, Пейлнок может погубить его.

— Брось переживать, Роберт непотопляем! — провозгласил Эрик, потом посерьезнел. — Пойми, это же Роберт. Он всегда такой. Скрывает свои чувства и никого не подпускает слишком близко. Слушай, я знаю его лучше, чем кто бы то ни было, но даже мне неизвестны все его мысли.

— Темные мысли, — мрачно пробормотала Аланна, приведя этим Эрика в некоторое раздражение. Они оба молча посмотрели на Роберта; тот наконец сел и надел тунику, потом подвинул к себе поближе рог чиморг.

— Ты ведь сильно его любишь, да? — спросила Аланна.

Эрик невольно улыбнулся:

— Знаешь, когда он опубликовал свою первую книгу, я его поначалу просто возненавидел. Ведь это я в юности мечтал стать писателем. Точнее, поэтом. А он реализовал мою мечту, причем написал какую-то чушь собачью, за которую у нас хорошо платят. — Эрик покачал головой. — Эта его коммерческая белиберда — она была и в самом деле хорошо написана. Ну что я могу сказать? Это же мой младший братишка.

Аланна с улыбкой потрепала его по колену:

— Ты все еще пишешь стихи?

Эрик приложил палец к губам:

— Тс-с. Это наша с тобой тайна.

Она снова откинулась назад и поджала одну ногу.

— Готова спорить, он тоже знает. — Она задумчиво прикусила нижнюю губу. — Когда я познакомилась с вами, то думала, что он — Сын Утра.

— Но Сын Утра мертв.

Аланна отвлеклась на двух птиц, которые внезапно показались в небе. Описывая круги, они поднимались все выше и выше, потом исчезли за деревьями.

— Ты все еще не понимаешь? — спросила она наконец. — Для тебя это все равно что игра. — Глаза ее глядели неожиданно сурово. — Шаэ'алут — настоящий. Я смотрела в его глаза — изумрудные, как у тебя и Роберта, зеленые, как весна. Больше ни у кого в мире нет таких глаз. Его рука касалась моего лица. Я видела его силу, когда он, помогая людям, ходил по Гурану и другим землям. Я была тогда рядом с ним, Эрик Погловски!

— Но нельзя же умереть и возродиться!

— Это не Парадейн, — напомнила Аланна. — И когда ты только научишься думать свободнее? Здесь война, настоящая война между Светом и Тьмой, силами, воплощенными в Сыне Утра и Шандал Карг. Но они разные! Сын Утра живет и стареет, подобно человеку, слабеет и умирает. Некоторое время Шандал Карг правит безраздельно, бездушная и бессмертная, жаждущая власти над миром.

Внезапно Аланна повернулась всем телом к Эрику и отчеканила, пристально глядя ему в глаза:

— Настало время, Эрик Погловски, когда люди должны сражаться, чтобы не увидеть гибель мира. Пока Сын Утра не вернулся, сила Шандал Карг изливается из темных глубин Шримурны, грозя поглотить все и вся. — Она отодвинулась от него, подтянула колени к груди и обхватила их руками. — Представь, что народы Пейлнока — это шахматные фигуры. Пока Сына Утра на доске нет, Тьма может забрать их всех себе, и ему некуда будет возвращаться. Тогда добро навеки исчезнет из этого мира.

Аланна закрыла глаза и начала медленно раскачиваться, уткнувшись подбородком в колени.

— Скажи мне, Эрик Погловски, если Пейлнок падет и врата попадут в руки Шандал Карг, куда обратится Сердце Тьмы, чтобы насытить свою жажду власти? Не к вам ли?

Эрик не ответил. Он встал и посмотрел в сторону деревни. Некоторые вещи принять трудно, почти невозможно. Кое-что из того, о чем говорила Аланна, до странности напоминало отвергнутую им много лет назад католическую доктрину. Чиморг — демоны, секойе — ангелы этого мира. Но кто тогда Дьявол и кто — Спаситель? И что ему, Эрику, делать?

Он снял тунику с куста, натянул ее и, подхватив посох, зашагал вниз по тропе.

— Эй! — резким шепотом окликнул его Роберт, вставая. — В чем дело, брат?

— Ни в чем, — отрезал Эрик, чувствуя, что Даниэль и Валис подались вслед за ним. Аланна, однако, не пошевелилась. Она все еще сидела с закрытыми глазами. Он обернулся, взглянул на брата:

— Я по нужде, понял?

Когда товарищи скрылись из виду, он сошел с тропы в лес. Когда он уже собрался было снова выйти, прямо перед ним на землю шлепнулся темно-коричневый орех. Эрик поднял глаза. На ветке сидел похожий на елку зверек с надутыми щеками, покачивал хвостом и тихонько верещал, словно издеваясь. Эрик невольно улыбнулся.

Солнце пробивалось сквозь листву. В воздухе пахло влажной землей, мхом и корой. В высокой траве лежал полусгнивший ствол. Земля была усыпана опавшими листьями, тут и там виднелись крошечные лиловые цветы. Повсюду в лесу кипучая жизнь соседствовала с распадом.

Эрик не был религиозен, несмотря на старания родителей, в особенности отца. Роберт, повзрослев, открыто бунтовал против католицизма, а он сам просто потихоньку перестал верить. Эрик даже не помнил, когда именно это случилось. Слова Аланны растревожили его. Ее рассказ требовал от него на каком-то общем уровне принятия того, что он так долго отрицал.

Эрик снова огляделся и потер лоб. Пейлнок — не Земля, напомнил он себе, вот и Аланна тоже так говорит. Ну и хорошо, пока будем утешаться хоть этим. Тем более что на данный момент важнее всего придумать план освобождения узников.

«Я — почтальон, — думал он с отвращением, возвращаясь по узкой тропинке. — Родриго Диез хотя бы умеет лечить людей. А что могу я? Я, в сущности, обычный парень, а здесь, похоже, никто не нуждается в доставке писем».

Громкий треск заставил его остановиться и замереть. Эрик медленно осмотрелся. Внизу на склоне холма, наполовину скрытый деревьями, чиморг втянул ноздрями воздух. Рядом с ним в кустах показались два солдата с сетями и дубинками наготове.

Эрик пригнулся. Они пока что его не заметили. Передвигаясь как можно тише, он спрятался в тени деревьев.

По крутому склону поднимались десять человек в черных доспехах.

Под чьей-то ногой снова хрустнула ветка. Чуть левее первых двух солдат Эрик заметил еще двоих. И еще одного чиморг.

Эрик мысленно отругал себя за глупость. Надо же было догадаться разбить лагерь над обрывом, где и отступать-то некуда, — даже если отсюда хорошо видно, даже если все устали до последнего. И вот случилось то, чего и следовало ожидать, — их обнаружили. Обнаружили и поднимались по склону рассредоточившись — настоящая облава.

Эрика пугали не столько солдаты, сколько чиморг. На такой местности с ними толком не сразиться, да и бежать некуда. Странно, странно. Вроде бы они охотились на людей в черном там, в Калосе, а здесь люди и звери действовали словно бы заодно.

Как можно быстрее и тише, прячась за деревьями, Эрик побежал вверх по склону, напряженно думая, что же теперь делать. Ветка хлестнула его по лицу, оставив на левой щеке алый след. Он едва осознал боль, концентрируясь на поиске укрытия.

Эрик выбежал из леса к друзьям с таким облегчением, словно вынырнул из воды и глотнул наконец свежего воздуха. Но это было очень краткое облегчение. Его мозг бешено работал. С солдатами можно справиться, вот только что делать с этими треклятыми единорогами?

Роберт, однако, был готов принять с ними бой. Это Эрик знал так же твердо, как собственное имя.

Друзья едва успели сообразить, что он вернулся. Роберт все еще неотрывно смотрел на лагерь и деревню, лежа над обрывом. Эрик тут же подошел к брату, кинул посох в траву и лег рядом. Так, примерно триста футов.

— Ты бы смог спуститься отсюда?

Роберт удивленно посмотрел на него:

— Что?

— Ты же лазаешь по скалам лучше всех. — Эрик старался говорить спокойно. — Сам же сто раз мне хвастался. Вот и докажи. — Ветер трепал верхушки растущих на склоне деревьев. — Прошу тебя, спускайся как можно быстрее — отсюда стражники тебя не заметят. Встретимся внизу.

Роберт еще раз глянул вниз и нервно облизал губы, потом посмотрел прямо в глаза брата.

— В чем дело, Эрик? Что случилось?

Эрик положил ладонь ему на спину.

— Просто иди, Бобби. Сейчас. Верь мне и не задавай лишних вопросов.

Роберт смотрел на него несколько мгновений, показавшихся обоим вечностью, потом совершенно внезапно, испугав даже Эрика, повернулся спиной к обрыву и спустил вниз ноги.

— Что ты делаешь? — закричал Валис. Он бросился к Роберту и схватил его за руки.

— Немедленно отпусти его! — прошипел Эрик. — Он сможет!

Зеленые глаза Роберта расширились от ужаса: из-за Валиса он едва не сорвался.

— Послушай, Бобби, — сказал Эрик почти спокойно, сопротивляясь искушению оглянуться через плечо и прекрасно понимая, что солдаты уже готовы к атаке. — Спорим, ты уже нашел на что встать. — Сердце его отчаянно колотилось. — Ведь так?

Роберт снова облизал губы.

— Угу, — ответил он несколько неуверенно. — Нашел.

— Это вовсе не такой уж страшный обрыв. — Эрик силился улыбнуться. — А ты профессионал. — Он почувствовал, что Аланна опустилась рядом с ним на колени, хоть и не видел ее. Ему хотелось закричать: «Уйди, наблюдай лучше за тропой!» — но он не смел. По крайней мере пока Роберт не пустился в путь.

— У меня есть план, — сказал Роберт. В этом была доля правды.

— Я пойду по тропе, а ты спускайся здесь. Встретимся внизу.

Роберт помотал головой: страх его превратился в злость.

— Я не дурак, Эрик! Но я спущусь, чего бы это мне ни стоило. Этот идиот Валис чуть не сбил меня. — Валис все еще держал его за руки. — Пусти!

— Роберт! — обеспокоенно сказала Аланна.

— Ничего страшного. Эрик прав: это нетрудно. — Он посмотрел вниз и на мгновение заколебался. — И не такое бывало. А ты, братец, лучше придумай объяснение, пока мы не встретились.

— Не сомневайся, придумаю. А теперь давай!

И тут же голова Роберта исчезла за краем обрыва.

Эрик наклонился, наблюдая за спускающимся братом. Все это время он прислушивался к тревожным звукам из леса. Убедившись, что Роберт уже далеко, Эрик вскочил и потянул друзей за собой.

— Ты что, не в себе? — сурово спросила его Аланна.

— Как сказать. Но в лесу полно солдат и чиморг. Они идут вверх по тропе. Мы окружены. — Он вздохнул. Очень хотелось притянуть Даниэля к себе и взъерошить ему волосы, но Эрик знал, что мальчику это не понравится. — Роберт — единственный из нас, кто мог ускользнуть, но если бы я сказал ему правду, он не ушел бы.

Валис поднял свой посох. Аланна, однако, не двигалась с места.

— Тебе надо было убедиться, что он уйдет. — Она понимающе смотрела ему в глаза, сложив руки на груди, и, похоже, не сердилась.

— Если они убьют нас, он сможет спастись. Если попадем в плен — он останется на свободе. И если меня придется вытаскивать из пекла, я готов положиться на него больше, чем на кого бы то ни было. Теперь вопрос в том, что мы сможем сделать.

Аланна отошла к деревьям.

— Они солдаты, — сказала она через плечо, доставая из мешка духовую трубку. — Так пусть получат свою законную плату. [4]

Но из леса первыми появились не солдаты. Два чиморг, в блестящей на солнце чешуе, с пугающим спокойствием вышли из-за деревьев и встали, словно побуждая противника сделать первый шаг.

Эрик заставил себя разжать пальцы и выпустить посох. С одним зверем не исключено, что он бы еще и справился, но на открытой территории и при других обстоятельствах, а здесь и сейчас это было бы полным безрассудством, тем более что Эрик никак не мог подвергнуть риску жизни товарищей.

И тут он сообразил: эти чудовища не боятся убивать. Что за дух станет терять время, пытаясь отомстить зверю?

Друзья поняли и смысл его действий, и степень безнадежности ситуации. Они неохотно бросили оружие. И тут же взметнулась сеть, захлестнув Валиса. На тропе появились солдаты. Второй сетью поймали Эрика. Он даже не сопротивлялся, лишь поднял руку, чтобы прикрыть лицо.

Солдатам, очевидно, не казалось, что мальчик и девушка нуждаются в подобных мерах. Они схватили Аланну и Даниэля за руки. Она не отбивалась, но когда еще один бравый вояка попытался положить руку ей на грудь, отправила его на землю самым изящным и непринужденным ударом ноги в подбородок, какой приходилось наблюдать Эрику. Падая, солдат сбил двоих сослуживцев. Кровь брызнула из-под его маски. Эрик втайне понадеялся, что нахал прикусил себе язык.

Аланна широко и совершенно невинно улыбнулась тем, кто в этот момент выкручивал ей руки.

— Секурнен! — с отвращением сказал один из солдат, роясь в мешке Аланны. Он показал остальным мокрые одежды.

«Вот радость, — подумал Эрик. — Не только поймали, но и узнали».

— В этом нет необходимости, — сказал он солдату, который явно вознамерился сшибить его с ног. Эрик тяжело рухнул на землю. — Не думаю, что вам понятен тайный смысл слова «засранец», ребята.

Кто-то плюнул ему в лицо. Другой пнул под ребра.

— Впрочем, — он попытался свернуться, — есть вещи общепонятные.

Солдат сунул ему в рот кляп. Валиса, Даниэля и Аланну ждала та же участь. «Странная предосторожность, — подумал Эрик. — Эти парни командуют целой страной, чего им бояться?»

И вдруг один чиморг фыркнул и встал на дыбы, тяжело ударил в землю копытами и затряс гривой. Другой зверь приблизился к обрыву, ткнулся во что-то носом и громко, сердито заржал.

Солдат подбежал к нему и замер в испуге и замешательстве. Рука, которой он показывал на землю, дрожала. Наконец, собравшись с духом, воин наклонился и поднял рог, служивший Роберту кинжалом.

Эрик с досадой выругался. Роберт оставил свое единственное оружие там, откуда лежа наблюдал за лагерем.

Чиморг вставали на дыбы и рыли землю. Их ржание разносилось над долиной. Эрик закрыл глаза и устало опустил голову в траву. «Бывают в жизни такие дни, — подумал он, — что и просыпаться не стоит».

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

До Роберта донесся топот чиморг. Он замер на полпути вниз, ухватившись за выступ в скале, и посмотрел вверх. Звук, который привлек его, был слишком знакомым…

Эрик обманул его!

Роберт прижался к скале, пот стекал по его лицу и спине. Чиморг затихли. Он прислушался. Долгое время тишину нарушало лишь биение его собственного сердца и шумное дыхание. Потом — приглушенный разговор и резкие окрики наверху и снова тишина.

Прижавшись щекой к поверхности камня, Роберт мысленно ругал брата, не столько сердясь, сколько боясь за него. Он снова поднял глаза, думая о том, что происходит сейчас наверху. Шума драки не слышно. Несколько приглушенных голосов, да и те не принадлежат его друзьям. Тогда кто же там? Солдаты? Если Эрик заметил чиморг, то и солдат, наверно, тоже. И раз он не стал сражаться, то, видимо, потому, что не надеялся на успех.

«Он знал, знал, что я смогу спуститься. У меня одного был шанс бежать».

Роберт еще немного повисел неподвижно, полный сомнений, и его пальцы уже начинали уставать. Внезапно он осознал, какую великолепную мишень собой представляет. Повернул голову, окинул взглядом местность. Между деревней и лагерем было открытое пространство. Непонятно, заметили ли его уже солдаты, но если и не заметили, то точно сделают это, если только удосужатся посмотреть сюда.

Подниматься обратно смысла не было. Если Эрик не погиб, его уже утащили в лагерь или в деревню. Если даже он мертв, Роберту все равно придется заняться этими двумя пунктами. Но разве Эрик не обещал встретить его внизу? Стало быть, у брата была хоть какая-то надежда.

И Роберт уцепился за эту надежду. Он не хотел думать о возможной гибели Эрика. Оставалось лишь медленно, осторожно спускаться, продумывая каждый шаг. Иногда он подолгу висел на кончиках пальцев, нащупывая ногами следующую опору, но не чувствовал страха: в конце концов, не в первый раз. Ему даже нравилось.

Уже почти внизу он остановился и посмотрел в сторону леса. Если бы его заметили, то за деревьями уже давно сидели бы в засаде солдаты, и он угодил бы прямо к ним в руки. Густая листва не давала возможности разглядеть как следует, оставалось лишь рискнуть.

Он преодолел последние двенадцать футов и, сгруппировавшись, прыгнул на сухие листья. Под ногой громко хрустнула ветка. Роберт сразу же пустился бежать прочь от этого места, пока не спрятался за толстым черным древесным стволом, переводя дыхание, осторожно выглянул и никого не заметил.

Немного успокоившись, он подул на ободранные кончики пальцев и разделся до пояса. Тяжелая туника промокла от пота. Ветер приятно холодил кожу. Роберт Расстелил тунику на земле и сел, привалившись спиной к дереву. Теперь он мог позволить себе несколько минут отдыха.

Только сейчас он почувствовал, насколько сильно проголодался. В мешке Валиса вроде бы имелась еда, но все так вымотались и были настолько неспокойны, что и думать не могли о том, чтобы перекусить. Но хоть по крайней мере утолить жажду несложно: до реки — рукой подать.

Немного придя в себя, он встал, снова надел тунику и огляделся. Лагерь был к северу, деревня — к северо-западу, река — прямо впереди. Он направился к Шайламару, стараясь двигаться как можно тише, благо выучка помогала.

Вскоре нашлась и знакомая тропа. Он пересек ее и углубился в густой лес. Солнечные лучи проникали сквозь сплетение ветвей, было уже достаточно тепло. Он вполне мог бы идти без туники, если бы не необходимость маскировки. По той же причине, следуя совету Аланны, он убрал волосы под плотно прилегающий капюшон.

Роберт пробирался к реке, чтобы напиться в более или менее безопасном месте. К своему удивлению, он наткнулся на другую, более широкую тропу, ведущую к обрыву. По ней явно ходили больше и чаще. Трава была вытоптана, бурая земля основательно утрамбована. Тропа вела прямо к реке, слева Роберт разглядел меж деревьев голубые воды Шайламара. Он быстро пересек тропу и снова спрятался. Глотка пересохла так, что ему уже мерещился вкус воды на губах.

И тут послышались голоса. Он спрятался за деревом. Со стороны обрыва маршировал отряд солдат. Роберт лег за бугорком, откуда ему было все видно, но его самого мог заметить лишь очень внимательный наблюдатель.

Солдаты — их было более двадцати — шагали, даже не глядя в его сторону. С бьющимся сердцем он обнаружил среди них связанную Аланну, которую вели двое дюжих вояк. Впрочем, помочь было ничем нельзя, оставалось только смотреть. За Аланной тащили Даниэля, упакованного, как индейка перед Днем Благодарения. Еще четыре солдата волокли… два больших мешка? Нет, кажется, Эрика и Валиса. Он испустил вздох облегчения. Значит, все-таки живы.

Впрочем, миг облегчения был краток. Он огляделся по сторонам. Где чиморг? Он же явственно слышал их. Рука невольно потянулась к ножнам. Черт! Рог! Он его просто-напросто забыл на утесе.

Когда солдаты немного отошли, Роберт подумал о том, чтобы вернуться за рогом. В конце концов, это ведь единственное оружие против черных единорогов. Выбора, впрочем, у него не было. Оставалось лишь последовать за солдатами и выяснить, куда тащат его брата и друзей.

У реки отряд свернул к деревне. Роберт осторожно скользнул к воде и утолил жажду. Затем он вернулся в лес: на берегу было практически невозможно прятаться. Он с трудом различал тех, кого преследовал, но и не отставал.

На причале несли стражу два воина. Опираясь на посохи, они смотрели, как отряд вместе с пленными входил в деревню. Происходящее не слишком их заинтересовало, и часовые вернулись к своему разговору.

Роберт уже начал прикидывать, не зайти ли просто так в деревню, прикидываясь торговцем, но быстро отказался от этой мысли. Еще бы: здесь не было ни одного штатского — ни торговцев, ни рыбаков. Женщин и детей тоже не было. Одни солдаты. Местные жители, очевидно, находились в лагере.

Отряд скрылся из виду. Роберт лихорадочно думал, закусив губу; наконец решил как можно лучше осмотреть деревню со стороны леса. Это, однако, не слишком помогло: удалось разглядеть лишь дома, улицы и солдат. Солдат было к тому же больше, чем он предполагал.

Он устроился в кустах. Отсюда хоть что-то было видно. И где сейчас Эрик и остальные? Ну не в лагере же. Пока. В конце концов, шпионов обычно сначала допрашивают.

Роберт решил попробовать достать вражеские доспехи. Войти в деревню можно, лишь переодевшись солдатом. Там, на причале, двое часовых. Можно, конечно, справиться с ними быстро и тихо, но что дальше? Единственный способ заставить их молчать — это…

Убить их.

Он посмотрел на свои ладони. Да, силы немало, и мастерства тоже, но неужели все эти годы тренировок и путешествий пригодились лишь для того, чтобы сделать из него убийцу? Роберт выскочил из кустов и дрожа приник к стволу дерева.

Он уже и так убийца.

Роберт крепко зажмурился, руки непроизвольно сжались в кулаки. Мысленно он был снова в переулке близ Шеридан-стрит, между цветочным магазином и баром. Было темно, повсюду валялись пустые коробки, стояла страшная вонь, и он снова и снова бил этого сопляка по лицу, ломая кости. Тот уже давно не сопротивлялся, а он все бил и бил. Роберт ждал подходящего момента так давно. Ждал, пока этот подонок появится где-нибудь без компании, ждал и молился о том, что увидит в руках парня пистолет, из которого был убит Скотт.

И панк достал пистолет из того же кармана все той же куртки. Роберт выбил у него оружие одним точно рассчитанным ударом.

— Спасибо, — пробормотал он.

Все остальные удары он нанес руками, как по учебнику, и отделал парнишку так, что его родная мать бы не узнала, превратил лицо в сплошное кровавое месиво.

«Скотт, — подумал Роберт, запрокинув голову. Он открыл глаза, силясь отогнать воспоминания. — Я должен был спасти тебя. Я должен был двигаться быстрее!»

Несколько дней спустя он позвонил Эрику и позвал его в поход. Следовало выбираться из Нью-Йорка — не из страха быть пойманным, а просто чтобы не начать искать остальных членов банды.

Роберт снова закрыл глаза, на этот раз вспоминая путешествие на Окинаву и в Китай, их со Скоттом тренировки, славное время по возвращении в Америку. Он как раз уговорил Скотта переехать из Флориды в Нью-Йорк.

Роберт выглянул из-за дерева. Он уже перестал дрожать и смог более или менее спокойно наблюдать за солдатами, марширующими по улицам деревни. Он убил ради Скотта. А что он сможет сделать ради Эрика? Ради Аланны? Роберт боялся думать о том, каким может быть ответ. Может, именно поэтому ему не понравился Родриго Диез. Этот старый испанец каким-то чудом разглядел темную сторону его натуры. И Флогис тоже.

Прежде чем Роберт подумал о следующем движении, воздух наполнило громкое ржание чиморг. Неизвестно откуда подул очень сильный ветер, срывая листья с ветвей. Старое здание, неподалеку от которого прятался Роберт, пошатнулось. Закружилась пыль, попадая в глаза. Он натянул капюшон плотнее и чуть наклонил голову.

День стоял ясный, и тем более странно и страшно прозвучал раскат грома, тем более что воздух словно наэлектризовался. Роберту показалось, что волосы встают дыбом у него на голове. Из деревни доносились крики солдат. Снова грянул гром, перекрываемый ревом черных единорогов.

Ветер становился все резче, все холоднее. Сначала Роберту почудилось, будто мимо него пронесся какой-то призрак; потом солнце заметно потускнело. Он поднял глаза. В небе клубились черные тучи, пожирая солнце, выпивая его свет.

Молнии рисовали в небе огненные узоры. Деревья со скрипом гнулись на ветру. До Роберта донесся человеческий вопль; солдат упал на колени, потом распростерся на грязной улице.

Роберт больше не мог прятаться. Ему нужно было знать, что происходит. Он бросился прочь из леса, задержался на миг за углом дома и побежал по улице. Никто не обращал на него внимания. Улица выходила на большую площадь. Ее заполняли солдаты, лежащие на мостовой или стоящие на коленях с опущенными до самой земли головами.

Над площадью нависала круглая черная дыра, исторгающая разноцветные молнии. Прямо под ней стоял, подняв руки и запрокинув голову, рослый человек могучего сложения и выкрикивал что-то непонятное. Его черная мантия развевалась на ветру, чело украшала тонкая золотая диадема. В руке незнакомец сжимал пылающий рог чиморг, нацеленный в пустоту.

Позади странного человека виднелась повозка, на которой стояли Аланна, Валис и Даниэль, связанные, с кляпами во рту. Аланна безуспешно пыталась вырваться, не отводя взгляда от черной дыры.

Посередине на помосте лежал, раскинув руки, Эрик; то, что осталось от его одежды, валялось кучей на земле. Руки и ноги были привязаны к массивным осям повозки, голова — совсем рядом с тем местом, где стоял человек в черном. Эрик мучительным усилием выгибал спину, пытаясь увидеть, что происходит у него за спиной.

Человек в черном — жрец или, скорее, маг — подошел еще ближе к Эрику и поднял рог. Отблески огня играли на горле пленного.

Сердце Роберта сжалось. В мире, где духи убитых не находили покоя, не совершив мщения, человеческое жертвоприношение казалось чем-то невозможным. Брата надо было спасти. Но как? Никакое мастерство и отвага не помогут сокрушить столько солдат. А если его заметят, брату и друзьям точно придет конец.

У него оставался лишь один шанс. Быстрым движением Роберт откинул капюшон и ринулся на площадь.

Он был спокоен, как бывают спокойны обреченные. Он шел прямо навстречу жрецу. Павший ниц солдат оглянулся, когда над ним скользнула тень Роберта. Он вскочил, поднял дубинку и… замер с раскрытым ртом, опустив руки, дубинка выпала из онемевших пальцев. Другие вставали, смотрели и отступали.

Кто-то прошептал: «Шаэ'алут!» Имя пронеслось по всей площади.

— Посмотрите на его глаза! — крикнул один из солдат.

— Его волосы! — воскликнул другой.

Маг повернул голову. На расстоянии Роберт различил ярость в его темных глазах. Рука подняла рог, и снова заплясало пламя. Он показал пальцем на Роберта.

А Роберт шел и шел, до странности спокойный, будто всю жизнь прожил в ожидании этого момента. Здесь его ждала судьба, и он не испытывал ни страха, ни гнева. Брат силился увидеть происходящее, рискуя сломать позвоночник. Аланна бешено извивалась в своих путах.

Дыра в небе источала потоки энергии, поистине сверхчеловеческую ярость. Молнии стали еще ярче, точно кто-то пытался испугать Роберта, потом снова поблекли.

— Ты! — возопил жрец, выставив вперед указательный палец. — Здесь тебе не место! Твой час не настал!

Роберт более не ощущал ни ветра, ни жары. Пространство и время словно проходили сквозь него. Он видел жреца, рог и пустоту, но не ощущал ее присутствия. Шандал Карг тут не было.

Голоса солдат слились в единый испуганный хор:

— Шаэ'алут! Шаэ'алут!

— Здесь тебе не место! — бушевал маг. Язык Терреборна не слишком заметно отличался от гуранского. Он ткнул в сторону Роберта рогом, словно это могло остановить его. — Не сейчас! Я не готов!

— Я здесь, — ответил Роберт. Он говорил тихо, но голос его каким-то чудом разнесся по всей площади. Солдаты умолкли, прижались к стенам домов и друг к другу, так что площадь практически опустела.

Жрец снова занес рог над Эриком.

— Его душа принадлежит Сердцу Тьмы! Он убил священного чиморг!

— Ты лжешь. — Слова остановили руку жреца надежнее, чем тиски. — Ты ни Шандал Карг, ни ее слуга. Ты его не получишь.

— Тогда я возьму остальных! — Маг схватил Аланну за волосы и рывком запрокинул ей голову, обнажив белое горло. Она безуспешно пыталась освободиться.

— Нет, — все так же спокойно сказал Роберт. — Тебе нужен я.

Он остановился в нескольких шагах от повозки под умоляющим взглядом брата, но старался не смотреть на него — лишь в глаза жреца. Он медленно поднял ладони и опустился на колени, покорно опустив голову и… незаметно скользнув пальцами за голенище левого сапога.

Маг с недоверием посмотрел на пришельца, но остановился, осторожно шагнул ближе, сжимая рог, слегка пригнулся и сделал еще шаг.

Роберт закрыл глаза. В нем снова проснулся страх, мысли об Эрике… нет, о Скотте и о том мальчишке-панке. Темнота, нависшая над деревней, напомнила о ночи у бара на Гроув-стрит и о еще более непроглядной тьме, наполняющей его собственную душу.

Ледяная рука схватила Роберта за подбородок, и в ноздри проник запах смерти. Пришлось поднять голову. Роберт открыл глаза и с ужасом взглянул на белое, бескровное лицо того, кого считал магом или жрецом. Это был не человек.

С отчаянным криком он оттолкнул руку и вскочил, погрузив короткое лезвие ножа по самую рукоять в мягкую шею создания, потом выдернул его.

Похожее на жреца существо отшатнулось, схватившись за рану. Крови не было, из разреза хлынуло нечто вроде жидкой темной энергии, и струя становилась все шире. Голова запрокинулась, увеличивая разрез. Рог выпал из его рук. Руками, белыми, какой может быть лишь плоть мертвецов, маг схватился за край повозки и нашел Эрика.

Роберт снова закричал, увидев, как эти холодные пальцы сомкнулись на руке брата. Он подбежал, схватил мага за одежду у самой шеи и отбросил от повозки. Голова его оторвалась и покатилась по земле, но существо удержалось на ногах и снова заковыляло к борту телеги.

Оттуда, где стояли перепуганные солдаты, донеслись крики ужаса. Роберт оглянулся было, но, вспомнив, зачем он здесь, принялся разрезать веревки, которыми был связан Эрик.

Аланна дернулась и попыталась закричать. Он на мгновение прервал работу, чтобы освободить ее от кляпа. Девушка не стала тратить время на выражение благодарности и сразу запела чистым звучным голосом.

Как только правая рука Эрика освободилась, он сам вырвал кляп у себя изо рта.

— Мой нож! Там, в сапоге! — Он показал на изодранные остатки одежды. Роберт отдал свой нож брату и проверил сапоги. Швейцарский нож Эрика с красной рукояткой скользнул ему в руку.

— Освободи остальных, — сказал Эрик, разрезая свои путы. — Я сам.

Роберт бросился к Аланне. Ее запястья были ободраны до крови.

— Боже! — пробормотал он.

Она не обратила на него ни малейшего внимания, лишь пела, крепко закрыв глаза, пела, словно ничто в мире больше для нее не существовало.

Безголовый труп все вертелся на одном месте, расставив руки, словно танцуя. Его жизненная сила все еще хлестала из раны, но поток быстро ослабевал. Дыра в небе изменила форму и уже поглощала молнии, а не испускала их.

Солдаты поднялись с колен и зачарованно смотрели на происходящее. Роберт понял, что именно страх перед вертящимся безголовым трупом не дает им подойти. Он заработал быстрее, перерезая последние путы Аланны.

— Беги!

Она продолжала петь.

— У нее голос Таэдры, — сказал Валис. Роберт лишь наполовину разрезал веревку на его руках, но гигант, поднатужившись, порвал ее с громким стоном.

«Странно. Драконы остались в Гуране, более чем в десяти милях отсюда, на дальнем берегу Шайламара. Неужели Дымка слышит ее оттуда?» — Он предоставил Валису самому развязывать веревки на ногах.

Знакомый трубный звук заставил его обернуться. На площадь вылетел чиморг, сбив по дороге солдата. Он казался не таким большим, как те, которых Роберт видел прежде, но не менее страшным. Зверь яростно заржал, пригнул увенчанную рогом голову и поскакал к повозке.

— Берегись! — крикнул Даниэль, сбрасывая последние путы.

Роберт дико озирался в поисках рога. Этот треклятый труп забросил его куда-то во время своего безумного танца. Ну и ладно. Роберт схватил безголовое существо за руку, сбил с ног и высоко поднял. Пустая оболочка оказалась совсем легкой. Чиморг снова заржал, и тогда Роберт швырнул тело прямо на рог чудовища. Зверь врезался в пустую теперь повозку.

— Роберт! — крикнул вдруг Даниэль.

Он оглянулся, увидел рог в руке мальчика — и легко подхватил его на лету. Чиморг встал на дыбы, пытаясь сбросить страшную ношу. Роберт повернулся и изо всех сил вонзил оружие в грудь чудовища. Оно издало ужасный вопль, из раны хлынуло что-то черное. Роберт отскочил, но недостаточно быстро: зверь успел сбить его с ног.

Чиморг мотнул головой, отбросил мертвое тело, торжествующе заржал и помчался прямо на Роберта. Тот едва успел закатиться под телегу. Валис закричал и замахал руками, чтобы отвлечь зверя; Даниэль, не желая оставаться в стороне, бросил ему в глаза пригоршню песка.

— Бобби, ты живой? — крикнул Эрик, вскочив на повозку.

— Ага, отделался легким испугом. — Роберт сжимал окровавленный рог.

— Отвяжи веревку от оси!

Роберт сразу все понял и быстро сообразил, какой из узлов надо развязать.

— Готово!

Когда он выбрался из-под телеги, Эрик же размахивал лассо.

— Гони его сюда! Даниэль, берегись!

Зверь гнался за мальчиком, пригнув голову. Тот на бегу с лихорадочной быстротой разматывал хлыст. Наконец Даниэль отскочил в сторону и дважды хлестнул чиморг по носу.

— Совсем ненормальный! — пробурчал Эрик. Зверь, не обращая внимания на удары, атаковал снова. Даниэлю пришлось удирать еще быстрее.

Угрожающе размахивая рогом, Роберт попытался перехватить чудовище. Однако прежде чем он успел пробежать хоть несколько шагов, что-то просвистело в воздухе, и мощный порыв ветра ударил ему в лицо. Чиморг взвыл.

Огромные когти схватили зверя. Площадь озарило опаловое сияние. С яростным биением крыльев Тень описал дугу над селением, замер в воздухе и разорвал чиморг надвое, словно это был кусок луковой шелухи. Выпустив безжизненные останки, дракон издал нечто вроде победной песни; половина трупа провалилась сквозь крышу дома, другая с противным звуком плюхнулась на площадь.

Внезапно все небо заполнили драконы. Роберт оглянулся — Аланна куда-то пропала. Дюжина крылатых созданий атаковала деревню. Солдаты с криками разбегались. Их подхватывали, бросали наземь, разрывали в куски. Некоторые погибли от ударов крыльев и были завалены рушащимися зданиями. Сотни бежали в лес и к реке.

Один дракон повернулся к Роберту, и тот заглянул в его блестящие глаза, полные гнева. Ему стало не по себе при мысли о том, что зверь, похоже, не отличает друзей от врагов. Он поднял рог, свое единственное оружие.

Но тут словно ниоткуда появился Валис, обхватил Роберта обеими руками и запел. Дракон в тот же миг изменил направление и выместил свою ярость на каком-то доме.

Роберт обернулся в поисках Эрика. Для беспокойства, оказывается, не было повода: брат стоял рядом с Даниэлем, и мальчик пел, протянув руки к небу.

— Смотри, — сказал Валис на ухо Роберту. Улица, пересекающая площадь, вела прямо к загону.

Лагерь пленных высился в поле, подобно зловещему монументу. Но монумент уже пошатнулся. Вся передняя стена была разрушена. Аланна стояла и пела на одном из бревен. Узники высыпали на свободу, и более сильные помогали ослабевшим от голода товарищам. В воздухе парили три знакомых дракона. Дымка обрушился на западную стену и с грохотом сломал ее.

— Им нужна помощь! — крикнул Роберт, перекрывая голосом шум. Он схватил Валиса за руку и потянул за собой. Валис освободился, но побежал рядом. Эрик и Даниэль последовали за ними.

Очутившись перед первой группой освобожденных, Эрик крикнул:

— Стойте! Стойте, здесь безопасно!

Он подхватил спотыкающегося от слабости старика и помог ему сесть на землю.

— Стойте! — вторил ему Роберт, пытаясь остановить женщину, бегущую в лес. Она испуганно закричала и вырвалась. — Драконы нас не тронут, если мы будем вместе! Солдат больше нет! — Он показал на Валиса. — Это секурнен! Он разговаривает с драконами!

Песня Валиса успокоила бывших узников. Роберт разглядел среди пленных Брина и дал знак Эрику. Тот пробился сквозь толпу и хлопнул гиганта по плечу.

К ним приблизилась Аланна. Рядом с ней шла женщина, немного на нее похожая. Не красавица, она была по-своему хороша. Солдаты обрили ей голову, но не сломили ее гордый дух. Это была Марис, сестра Аланны.

Роберт продолжал внимательно вглядываться в толпу, но все не находил старую Фрону. Неужели она умерла?..

Аланна подошла к Роберту, обвила его руками за шею и положила голову на грудь. Он поцеловал ее в макушку, пригладил шелковистые волосы, взял руки в свои. Ее запястья были покрыты липкой кровью. Он дотронулся до них губами. В душе кипели чувства, которые он не понимал и не хотел понять, и он снова обнял ее. Марис стояла рядом и смотрела на них.

Еще один раскат грохота заставил его поднять глаза. Звезда сокрушил последнюю стену лагеря.

— Как они тебя услышали? — шепнул он на ухо Аланне.

Она устало пожала плечами:

— Вот так и услышали. Это мой дар.

— Дар? Такой, как у Даниэля?

— Другой.

— Она может призывать драконов, — объяснил Даниэль. Роберт и не слышал, как он подошел. — Я могу вызывать Тень, Валис — Звезду. Но Аланна может призвать их всех. — Он показал на жалкие руины селения, над которыми вились теперь всего с полдюжины драконов. — Даже диких. У нее голос Матери-драконицы.

Роберт крепче прижал к себе Аланну и погладил ее по волосам. Она лишь тихо вздохнула, как полностью обессилевший человек.

— Так, — Эрик повернулся к Валису, — интересно, а какой дар у тебя?

— Боюсь, что вы скоро узнаете сами, — отозвалась за друга Аланна.

Даниэль взял Эрика за руку и посмотрел в сторону разрушенной деревни. В небе больше не было никакой черной дыры. Даже облака начали рассеиваться, и показалось солнце.

Роберт вспомнил о Пиетке, и частица духа маленького трактирщика шевельнулась в нем. «Интересно, — подумал он, — чувствует ли Эрик Сумеека?» Жители Калосы и Терреборна были теперь свободны. Пиетка и Сумеек могли покоиться в мире. Он посмотрел на стоящую рядом Марис, исполненную спокойного достоинства, и невольно почувствовал гордость.

— Давайте отведем всех к лодкам, — сказал он. — Пора домой.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Но они еще не могли вернуться.

— Валис говорит, старая Фрона умерла, — сказал Даниэль, копаясь в руинах очередного здания. С невероятной для его возраста силой мальчик поднял один конец деревянной балки, перекрывающей вход. Эрик помог ему. — Она мне нравилась.

Эрик молча кивнул. Брин уже сказал ему. Безумная старая женщина спрыгнула с лодки в воду. Очевидно, смерть сына окончательно лишила ее рассудка. Стражники не пытались спасти ее, да и течение было слишком быстрым.

— Вот они! — внезапно закричал Даниэль.

Он показал на три знакомых мешка, виднеющихся среди останков обвалившейся крыши. Эрик с облегчением вздохнул. В конце концов, там лежала его одежда — пусть, может, и попорченная, но все лучше, чем тряпка вокруг бедер. Он потянулся к ближайшему мешку, но Даниэль выхватил его прямо из рук Эрика.

— Я видел, как солдат принес их сюда.

— Да что же у тебя там такое?

С тех пор как они покинули Расул, мальчишка не выпускал этот несчастный мешок из виду. Впрочем, Даниэль не ответил, и пришлось порыться в другом тюке.

Эрик невольно сморщил нос. Мокрая кожа издавала резкий запах. С другой стороны, набедренная повязка была явно не в его стиле. Он оделся как можно быстрее. Даниэль ждал его на улице с мешком за плечами, оглядываясь по сторонам.

— Это моя вина, — сказал он, мрачно покачав головой и сдвинув брови. На миг Эрику показалось, что парнишка вот-вот расплачется, но он ошибся.

— Не глупи. — Эрик взъерошил ему волосы. Но выражение лица Даниэля не смягчилось.

— Если бы я не потерял посох в реке… — Он прикусил губу и сглотнул. — Солдат, которого мы отнесли в ров… ты же его тоже узнал — да, это тот рыбак, которого мы видели прошлой ночью. Он был шпион, понимаешь? Возможно, мой посох насторожил его, а уж найти отпечатки наших ног на берегу было и вовсе нетрудно.

Эрик смотрел вдаль. Изо рва близ руин лагеря шел дым. В соответствии с законами Владений Света они сложили вместе тела солдат и их жертв и предали огню.

— Ты же не можешь быть уверен, что солдат и рыбак — одно лицо? — Он старался говорить убедительно, но сам немного сомневался. И все же не хотелось, чтобы мальчика мучило чувство вины. — На реке было темно. Они могли обнаружить нас и как-то иначе. Может, нас вообще унюхали чиморг, а?

Даниэль вздохнул и крепче схватился за лямки своего драгоценного заплечного мешка.

Эрик снова посмотрел на огонь. Валис и Брин все еще были там, они подбрасывали в ров бревна, оставшиеся от разрушенного лагеря. Ветер доносил запах дыма и горелой плоти.

— К этому можно привыкнуть, — сказал Даниэль, проследив за взглядом Эрика.

Эрик пристально взглянул в лицо мальчика. На этот раз — бесстрастное, тверже стали. Эрик называл его иногда «малыш» — зря, наверно: это был солдат тысячелетней войны, переживший смерть родителей и завоевание своей родины, прошедший через три страны. Солдат, сколько бы лет ему ни было на самом деле.

— Иногда, — сказал Эрик почти шепотом, — ты меня по-настоящему пугаешь. — Он подождал ответа и, не дождавшись, хлопнул паренька по плечу. — Ты из Чуле, да?

Даниэль кивнул.

— Как на твоем языке называют младшего брата?

— Мью, — подозрительно глядя на Эрика, ответил Даниэль.

— Мью, — повторил Эрик. Он снова взъерошил волосы мальчика, и тот наконец улыбнулся.

Аланна устало брела по улице со стороны реки. Кто-то перевязал ее запястья кусками мягкой ткани. За поясом у нее был рог единорога, такой же, как у Роберта.

— Давай спросим, как идут приготовления к отплытию, — предложил Эрик Даниэлю, и они подошли к ней.

— Марис уже собрала почти всех калосанцев, — сказала Аланна, кладя одну руку на рог и отбрасывая другой прядь волос со лба. — Местные ушли в леса. Самые слабые направляются вдоль реки в деревню, которую мы видели, с припасами, найденными в руинах.

— Они скажут всем, что их король мертв, — с одобрением в голосе сказал Даниэль. — Терреборн никогда не сдался бы темным силам. Керис Чатерит, должно быть, убил его и использовал его тело.

Эрик уже обсудил это с Валисом. Теперь он кое-что знал об оживленных трупах и о том, почему здесь все так стремятся похоронить своих мертвецов. Тем не менее оставалось непонятно, почему Керис Чатерит скрывался здесь, вблизи границ Гурана, и чего он ждал.

— Думаю, говорить будут не только об этом, — добавила Аланна. — Многие думают, что видели Сына Утра.

— А где Роберт? — спросил Эрик. Он не видел брата с тех пор, как они отнесли в ров последнее тело.

Аланна задумалась.

— Даниэль, поищи-ка Валиса. Может, сейчас ему понадобится твой дар.

Мальчик скорчил недовольную мину. Он прекрасно понимал, что это только предлог, но покладисто побрел ко рву.

— Он на причале, — сказала девушка, когда они остались одни. — Сказал, что хочет побыть один.

Эрик усмехнулся.

— Вечно он твердит одно и то же. Это вовсе не значит, что так оно и есть.

Он двинулся к реке, едва не налетев на кучу мусора. Все его мысли были заняты лишь братом. После того как пленные вышли на свободу, Роберт впал в глубокую задумчивость.

Аланна поспешила за Эриком, скользя сапогами по грязи, смешавшейся с кровью. Впрочем, мрачное выражение ее лица не имело никакого отношения к этой мерзости — Эрик успел достаточно хорошо изучить ее, чтобы быть в этом уверенным.

— Ты же весь вечер хотела что-то сказать. Да ты просто вне себя от ярости, потому что Бобби заколол это чудище.

— Разумеется, я вне себя! — Аланна поймала его за Руку и заставила остановиться. — Я же люблю его.

— Я не слепой.

— Слепой — в том, что касается законов Пейлнока. — Она наконец отпустила его руку, и гнев сменился выражением бесконечной усталости. Аланна приложила ладонь ко лбу. — Роберт ударил его ножом в горло, не зная, что это не человек. Человек или не человек — ему было все равно, несмотря на все предупреждения Родриго.

Эрик вскипел:

— Откуда ты знаешь, что он в тот момент думал? — Он мучительно пытался не терять контроль над собой, в конце концов, вокруг были люди. — Это так называемое привидение собиралось зарезать меня, как барана. И ты была бы следующей! — Он отвернулся и быстро зашагал по улице.

Аланна догнала его:

— Он же видел, на что способны дандо! Он рисковал своей жизнью!

Эрик остановился и ткнул пальцем ей в грудь:

— Ради спасения наших жизней, будь они неладны! Вся эта история с Сыном Утра едва не доконала его, но он смог использовать ее, чтобы спасти нас. — Глаза его сузились до щелок. — Оставь его в покое, Аланна. Если ты его так любишь, дай ему прийти в себя.

Все ее тело напряглось на мгновение, словно она хотела ударить его. Потом Аланна немного расслабилась и беспомощно развела руки:

— И что мне, по-твоему, делать?

— Не знаю, — сказал он одновременно нетерпеливо и с сожалением, потом протянул ей руку. Она накрыла его ладонь своей и устало улыбнулась. До реки они дошли молча.

Роберт сидел на причале в позе лотоса, устремив взгляд в небо, где играли две краснокрылые птицы. Лучи предзакатного солнца поблескивали в его волосах и на голых плечах. Когда Эрик и Аланна подошли, старые доски скрипнули, но он не пошевелился.

— У них есть лишь одно занятие — быть птицами, — сказал Роберт. — Больше им не о чем беспокоиться.

Птицы скользнули над водной гладью и исчезли в лесу.

Эрик и Аланна обменялись беспокойными взглядами. Роберт медленно опустил глаза и уронил левую руку на колено. На ладони лежал нож. Солнце отражалось в открытом лезвии и на маленькой серебряной эмблеме, украшающей потертую пластиковую рукоятку. Роберт поднял нож, вытянул под водой руку и заставил его балансировать на своем указательном пальце. Нож заколебался, на мгновение пришел в равновесие и с тихим плеском упал в реку.

— Вот что сейчас со мной, — с жутковатым спокойствием сообщил Роберт. — Не в равновесии.

Эрик опустился на колени и обнял его за плечи.

— Но это ведь оказался не человек, Бобби. И он был уже мертв. Ты никого не убивал.

Роберт вздрогнул.

Аланна наклонилась, и Эрик невольно отодвинулся. Она провела ладонью по шее Роберта и зашептала ему на ухо:

— Каэша.

Роберт высвободился из ее объятий и встал. Он долго глядел в прозрачные глубины Шайламара, потом обернулся:

— Я знал, что это не Сердце Тьмы. — На лице его были явственно написаны страх и решимость одновременно. — Знал это так же точно, как и ваши имена. Чувствовал это! Ничего не понимаю… — Он вскинул руки, уронил их, опять отвернулся к реке. — Я был здесь раньше.

— Но как, Бобби?..

Роберт отрезал:

— Я же сказал, что не знаю! — Он немного успокоился и поскреб затылок. — Здесь столько всего знакомого, но я ничего толком не помню. А надо бы. — Он сжал кулаки и помрачнел. — Я должен вспомнить все.

— Мы ведь никогда не были полностью уверены, что попали сюда лишь волей случая, — сказал Эрик.

— Вот именно, — согласился Роберт. — Это какой-то план. Но чей?

Эрик поскреб подбородок и нахмурился. У причала восемь больших длинных лодок, похожих на каноэ, и несколько маленьких. Часть суденышек уже отчалили и начали свой путь вниз по реке в Гуран. Но относительно много жителей Калосы все еще было здесь. Некоторые хотя бы смогли найти одежду в руинах или снять ее с убитых солдат. Марис пыталась успокоить их, разговаривала с ними, перевязывала раны.

— Не знаю, — сказал наконец Эрик со вздохом. — Но надо забрать отсюда этих людей. К утру вернутся солдаты, и потом, где-то еще бродит чиморг, — мы ведь убили только одного.

Роберт посмотрел на столпившихся у берега людей.

— А где наши?

— Рядом со рвом, — ответил Эрик. — Сейчас схожу за ними.

— Валис никуда не поедет, — отозвалась Аланна. Эрик сурово глянул на нее:

— Поедет, даже если мне придется отправить его в лодку пинком под зад.

Он шел по пустынной улице, пока не столкнулся уже на площади с Брином, Даниэлем и Валисом. Кузнец переоделся в мундир одного из солдат. Он выглядел измученным, но от этого не менее решительным.

— Надо выбираться отсюда, пока мы не напоролись на второго чиморг, — сказал Эрик.

Валис отмахнулся:

— Он не нападет на нас. Это глаза и уши Тьмы. Он будет смотреть на нас издалека, и в Шримурне узнают все.

— Странно, но меня это почему-то не успокаивает, — саркастически заметил Эрик. — И потом, разве вы не заметили, что эти чиморг служат Керису Чатериту?

— Ты ошибаешься, — возразил Брин. — Их породила Шандал Карг, Сердце Тьмы, — зачем им служить Керису Чатериту?

Валис положил руку на плечо кузнеца:

— В словах Эрика есть доля правды. Силы и амбиции Кериса Чатерита растут. Царство Ночи для нас не менее опасно, чем Темные Земли.

— Надо как можно скорее сообщить обо всем в Расул, — заметил Даниэль, задумчиво пожевывая травинку.

Эрик подытожил:

— Пора отправляться в путь. На лодках — пленные слишком ослабели, чтобы идти пешком.

Брин усмехнулся:

— Мой народ отлично позаботится о себе сам. Мы прирожденные гребцы. А вам, насколько я понимаю, сейчас важнее всего доставить Марис в Шерен-Чад.

Валис кивнул:

— Пусть тогда Брин поведет караван лодок по Шайламару через Великое озеро в Расул. Марис полетит на Звезде, и вы — с ней.

— А ты? — спросил Эрик.

— Я не могу уехать. Здесь воздух наполнен смертью. — Он сжал в кулаке серебряный медальон, висевший у него на шее. — Не только живые нуждаются во сне, Эрик Погловски.

— Тебя что, беспокоят души этих вояк?

Валис кивнул:

— Да, и тех несчастных узников, чьим душам медленная смерть не принесла успокоения. Я могу облегчить некоторым из них путь в рай.

— Так это и есть твой дар? Ты что, экзорцист? Изгоняешь бесов?

Валис пристально посмотрел на него, и Эрик понял, что зашел слишком далеко.

— Я жрец. Так же как Родриго исцеляет живых, я облегчаю страдания мертвых. Не то чтобы это был дар, скорее уж мой долг.

Эрик уставился в огонь, на душе было как-то скверно.

— Здесь много мертвецов.

Валис пожал плечами, и его жест невольно выдал усталость, которую Эрик прежде не замечал.

— Я смогу помочь лишь немногим, — ответил он, — но то, что возможно, я сделаю. Ты и твой брат — вы славные люди. — Он взял Эрика за руку. — Отвезите Марис в Расул. Брин оставит мне какую-нибудь лодчонку, и я вернусь, как только закончу.

Эрик понял, что Валиса не переубедить. Выругавшись про себя, он отправился к реке с Даниэлем и Брином. Забавно, в своем собственном мире он привык обходиться без друзей. Знакомые, ученики, коллеги — но не более. Но здесь ему как-то не хотелось оставлять Валиса одного.

По крайней мере, хоть Роберт пришел в себя. Почти все лодки уже отплыли. Он стоял по бедра в воде, помогая калосанцам. Марис протянула ему крошечного ребенка, мальчика, и он передал малыша матери, сидящей в лодке.

— Не занимайте самую маленькую, — крикнул Эрик. — Она понадобится Валису. Сестра Аланны полетит с нами.

Когда все расположились в лодках, Марис помахала им рукой на прощание, что-то шепнула на ухо Брину и поцеловала старого кузнеца в щеку. Потом она вернулась на берег и направилась к Эрику и Роберту. Немного старше Аланны, более худощавая. Она соприкоснулась с ними ладонями в прощальном жесте.

— Я не смогла встретиться с вами в своем родном селении, но Аланна хорошо говорила о вас обоих. — Она перевела полный уважения взгляд на Роберта. — Спасибо за спасение моего народа.

— Но это мы навлекли на него опасность.

Она взглянула на Аланну и снова улыбнулась.

— Ты права, сестра. Они все еще не понимают. — Марис сжала их руки. — Мы всю жизнь чувствовали себя в опасности. Кто бы ни решился бороться со злом, должен навек отречься от покоя.

Марис снова помахала вслед последней лодке. Брин встал на носу, и по его команде весла погрузились в воду — Лодка вышла на середину реки, и никто более не оборачивался.

— Ой… а где же Аланна? — спросил Эрик.

— Ушла созывать драконов, — отозвался Роберт, все еще провожая взглядом лодку.

Марис быстро зашагала к разрушенной деревне, вода капала с явно великоватых ей солдатских штанов.

Тень, Дымка и Звезда опустились на луг за деревней. Эрик не знал, где они пропадали все это время; дикие драконы, однако, уже разлетелись. Аланна ждала их на краю луга. Вдалеке, в клубах дыма, все еще поднимающихся изо рва, Эрик различил Валиса.

— Как не хочется оставлять его здесь одного, — уныло пробормотал Эрик.

Аланна помогла сестре забраться в седло, причем с немалыми усилиями: сразу было видно, что Марис никогда не доводилось летать на драконе. И все же было заметно, что она не боится огромного зверя.

— Мы будем рядом, — мягко сказала сестре Аланна. Марис кивнула и посмотрела в небо. Аланна запела, и Звезда поднялся в воздух. Марис запрокинула голову, глаза ее расширились, руки крепче ухватились за луку седла. Вскоре дракон скрылся за лесом.

Аланна и Роберт полетели следом на Дымке. Даниэль перевесил мешок на грудь. Эрик не сказал ни слова — он уже почти привык к скрытности мальчика, пристроившись в седле, он прошептал:

— Ты сможешь сделать круг в воздухе?

— Зачем? — удивился Даниэль.

— Пожалуйста.

Даниэль сразу понял. Он нахмурился, поколебался немного, но запел, и Тень взмыл в воздух. Они поднимались все выше и выше. Дым застилал глаза. Они сделали круг, и Эрик свесился с седла, чтобы было лучше видно.

Думая, что он один, Валис медленно вышел на середину луга. Некоторое время он просто стоял там, потом раскинул руки и закружился. Эрик и Даниэль не могли на таком расстоянии разглядеть лицо, но Эрику послышался громкий вой. Валис разорвал тунику у себя на груди, упал на колени и забарабанил кулаками по земле.

Эрику стало жутко, и он крепче схватился за своего спутника.

— Что с ним?

Тень распростер крылья и описал еще один круг.

— Валис вбирает в себя разгневанный дух и позволяет ему срывать ярость, пока тот не успокоится. Только тогда умерший сможет достичь рая.

— Неудивительно, что он не называет это даром.

— Это невероятно тяжело. Но он будет стараться до последнего, а затем — отсыпаться где-нибудь несколько дней и только потом отправится домой.

Валис сорвал с себя последние остатки одежды и распростерся на земле; даже сверху были видны кровавые полосы на его широкой груди.

— Он поранился!

Даниэль помотал головой:

— Это не страшно. Хуже, если он растеряет себя во всех этих душах.

Эрик призадумался, вспомнив о том, что случилось после его собственного контакта с духом Сумеека. Он говорил не на своем языке и даже не был уверен, что спас калосанцев по собственному желанию, а не по воле умершего.

— Пора лететь, — резко сказал Даниэль. Он запел, и дракон повернул на юг. — Валису не нравится, когда на него смотрят. Это слишком личное, понимаешь?

Эрик, конечно, понял. Но ему хотелось еще кое-что узнать.

— Что ты видишь там, внизу, мью? Я имею в виду твой дар.

Даниэль свесился с седла, рискуя упасть. Выпрямившись, он заговорил на удивление мрачно.

— Это ужасно. Столько нерастраченной ярости и горя. Повсюду духи. — Он помотал головой. — Это место еще долго будет гибельным.

Некоторое время оба летели в молчании. Эрик прислушивался к порывам ветра и биению драконьих крыльев, стараясь очистить свой ум от любых мыслей. Потом они пролетели над рекой Чониа, и Даниэль запел. Тень стал набирать скорость, пока земля внизу не слилась в одно пятно и Эрику не стало по-настоящему страшно. Но когда он прислушался к словам песни, страх исчез. Мальчик пел гимн Расула.


Братья, довольно, довольно молчать,

Довольно скрываться в ночи!

С губ побледневших сорвите печать,

И пусть наша песнь прозвучит.


— Это же просто песня! — крикнул Эрик, пытаясь объяснить сам себе реакцию дракона. — Как Тень ее понимает?

— Слова не имеют значения, все дело в музыке: она помогает открыть сознание и общаться. В Гуране и Киласе драконам поют, но в Вистовиме и Пилантиме играют на флейтах, а в Пилантиме — еще и на барабанах.

— А без музыки драконы глухи к вам?

Даниэль расхохотался:

— Они не глухие — это человек может оказаться немым.

Вскоре они нагнали остальных. Даниэль разошелся не на шутку и даже выскочил вперед. Эрик заметил, как нахмурилась Аланна. А ее сестре, похоже, было не страшно, Марис откровенно наслаждалась полетом. Впрочем, почему бы и нет? Он только сейчас осознал, что сам перестал бояться. Эрик запрокинул голову и громко рассмеялся.

Домой они летели куда быстрее, чем в Терреборн. Впереди расстилалось Великое озеро, но на его восточном берегу, там, где должен был находиться Расул, зависла темная туча.

— Черт! — Эрик хлопнул себя по бедру. — Даниэль, смотри!

Даниэль уже и так все видел — и тучу, и молнию. И девушки видели. Аланна пригнулась к шее дракона и заставила его лететь еще быстрее.

— Давай, Даниэль! — кричал Эрик, не в силах унять бешеное сердцебиение.

И тут, словно они пересекли какую-то границу, солнце исчезло. Крылья дракона засветились. Внизу на улицах, примыкающих к Шерен-Чаду, столпились люди с факелами, шарами и бутылочками секой'мелина. Взявшись за руки, они пели.

Даниэль направил дракона к башне.

— Не садись! — крикнул Эрик. — Мы спрыгнем!

Мальчик не стал возражать. Они спрыгнули на крышу башни. Эрик оцарапал щеку и сильно ушиб правую лодыжку, но заставил себя встать и пойти.

Даниэль уже подбежал к треножнику и приводил в действие механизм, отпирающий дверь. Эрик, хромая, последовал за своим юным другом. В тот же миг на парапет приземлился дракон Аланны и Роберта.

— Где Марис? — крикнул Эрик. Дверь со скрипом приоткрылась.

— Звезда будет кружиться, пока я не позову ее, — объяснила Аланна.

Даниэль нетерпеливо пнул дверь и уже готов был проскользнуть внутрь, но Эрик удержал его.

— Стой! Мы же не знаем, что там!

— Это все Керис Чатерит! — воскликнул мальчик. — Валис говорил, что в Шерен-Чаде предатель. Он сумел узнать, что Флогиса не охраняют!

Аланна кивнула. Дверь открылась полностью, и они помчались вниз по лестнице. Даниэль обогнал товарищей и замолотил кулаками по внутренней двери.

— Возможно, он прав, — сказала Аланна. — Остальные секурнен ищут новых членов Совета по всей стране. Здесь оставались только Родриго и Блор. Самое время для удара.

— Заперто! — крикнул с отчаянием в голосе Даниэль.

— Это не Шандал Карг, — пробормотал Роберт. — Я бы ее почувствовал.

— Наверно, это твой дар, — таинственно сказала Аланна.

Роберт схватил Даниэля за плечо и оттащил от двери.

— А мой дар, леди Аланна, это сила моего удара!

И он двумя мощными ударами ноги сокрушил деревянную дверь.

— Я возьму шар! — закричал Эрик, схватил стеклянный сосуд и, забыв о боли в ноге, зашагал вниз, прямо в святилище Флогиса.

Диез лежал ничком у полуоткрытых дверей. Изнутри помещение заливал красный мерцающий свет и клубился дым. Доносились какие-то нечеловеческие крики.

Аланна опустилась на колени рядом со старым испанцем. И тут Даниэль закричал:

— Берегитесь!

Слишком поздно. Толстая рука, увешанная браслетами, выбила светящийся шар из рук Эрика, и секой'мелин потек по полу, быстро испаряясь.

Эрик толком не успел сориентироваться в темноте, а Блор уже накинулась на него, обхватив руками и ногами, и вместе с ним упала на пол. Стекло хрустнуло у него под спиной, пальцы Блор угрожающе потянулись к глазам.

— Прочь! Отпусти меня! — закричал он.

— Флогис! — крикнул откуда-то Роберт. Раздался еще один нечеловеческий вопль, прокатилась такая знакомая волна ярости.

Внезапно Блор запрокинула голову. Эрик поднял глаза и увидел, что Аланна схватила толстую библиотекаршу за волосы, ударила кулаком и оттащила от Эрика.

— Помоги мне, господин! — кричала Блор, стоя на коленях.

Там, где стояли два котла, возникла черная дыра, источающая молнии, — такая же, как в небе над Терреборном. Толстая женщина на четвереньках подползла к шкатулке с инструментами, схватила кусок мела и попыталась провести линию на полу. Флогис снова закричал.

— Она хочет изгнать его! — воскликнула Аланна, снова схватила Блор за волосы, оттолкнула ее и стерла линию ногой.

Роберт вышел на середину комнаты и взглянул прямо в черную дыру.

— Остановись! Ты знаешь, кто я!

Мощный электрический разряд ударил Роберта в грудь, отбросив назад. Из сгустка тьмы послышался голос:

— Да, теперь я знаю, кто ты, сын Парадейна! Моя раба все мне рассказала.

По комнате прокатилась волна веселья, потом ее сменил гнев. Но это был не гнев дандо. Он исходил от Кериса Чатерита.

— Когда вы убили чиморг, я чувствовал только твоего брата. Даже теперь я чувствую лишь его мысли, не твои. В твоей голове словно черный щит, за который я не могу проникнуть. Я не знаю, кто вы такие, но если один из вас смог убить чиморг, а другой — противиться моей воле, тогда мне лучше поскорее прикончить вас обоих, а потом захватить Флогиса и Расул. И тогда я совершу то, на что не осмеливается даже Сердце Тьмы!

По груди Роберта расползалось багровое пятно, но глаза были открыты. Он покачнулся и застонал, ноги у него подкосились.

— Шандал Карг знает, что мы несокрушимы! — закричал Даниэль. Мальчик смог подползти совсем близко к черной дыре, сжимая в руках свое завернутое в мешок тайное сокровище. — Ты — чудовище, ты убил моих родителей и погубил мой народ!

— Жалкий червяк, — сказал голос. Блеснула молния и отбросила Даниэля назад с такой силой, что он ударился о противоположную стену. — Червяк, которого нужно раздавить.

Мальчик сел. Глаза его были полны боли и ненависти. Шатаясь, он поднялся на ноги и пошел к Керису Чатериту, оттолкнув Аланну, пытавшуюся его остановить.

— Я знаю тебя! — Он сунул руку в мешок. — Я знаю, почему ты нападаешь по ночам и прикрываешься темнотой. Я знаю, почему Блор разбила светящийся шар. Свет ранит тебя! Я сожгу тебя, чудовище! Я уничтожу тебя!

Даниэль отбросил мешок. В руках у него оказался фонарь Эрика и Роберта, о котором братья уже успели забыть. Мальчик нажал кнопку, и яркий белый свет залил святилище.

Керис Чатерит испустил громкий вопль. По комнате заметались молнии, одна обдала жаром руку Эрика. Молния была не слишком сильна, но оставила болезненный ожог.

Блор с трудом выпрямилась.

— Не-е-е-ет!

Она побежала к Даниэлю и попыталась выхватить у него фонарь, но Аланна снова сбила ее с ног.

— Гори, проклятый! — кричал Даниэль, подходя все ближе. Молнии обжигали его, но он не останавливался, даже пылая с головы до ног. Наконец он поднял фонарь и швырнул его в черную бездну.

Керис Чатерит снова возопил в агонии, и комнату наполнило его отчаяние. Вспышки молний немедленно прекратились, и на мгновение темный провал засиял, подобно гаснущей звезде. Эрик закричал, прикрыл ладонью глаза и упал.

Он не знал, как долго пролежал так без движения, пока Роберт не прошептал:

— Вставай, брат. Все закончилось.

Эрик открыл глаза. Единственным источником света были два котла, но и этого оказалось достаточно, чтобы разглядеть распростертое на полу дымящееся тело Даниэля. В воздухе тек знакомый запах — тот же, что во рву близ руин лагеря.

Он подполз к мальчику и замер, не прикасаясь к нему. Волосы и брови сгорели дотла, на правой скуле обнажилась кость. Правого глаза не было. От одежды остался пепел и обугленные лохмотья.

— Мью? — беспомощно позвал Эрик. Хотелось подхватить ребенка на руки, но он знал, какую боль это причинит. — Мью?

Ответа не было. Даниэль был мертв.

Сзади послышался какой-то шум. Аланна схватила Блор обеими руками за волосы и била головой об пол, пока Роберт ее не оттащил. После третьего удара библиотекарша уже не кричала. Она так и осталась лежать в луже крови.

Эрик задержал дыхание. Аланна выпрямилась и оттолкнула Роберта.

— Давай же! — Лицо ее было искажено яростью, руки сжались в кулаки.

Полупрозрачная душа Блор поднялась от тела и набросилась на Аланну, растопырив руки, но прежде чем она смогла напасть, между живой и мертвой женщинами появился другой дандо. Флогис, огромный и могучий, схватил маленькую душу Блор и разорвал на части, которые тут же вспыхнули и исчезли.

Аланну это вмешательство лишь разозлило. Она посмотрела на Флогиса и лишь постепенно поняла, что произошло. Роберт хотел ее обнять, но она оттолкнула его руки и убежала прочь.

Эрик посмотрел ей вслед, потом перевел взгляд на брата и наконец снова склонился над Даниэлем. Было ли это похоже на то, что испытывал Роберт, склоняясь над убитым Скоттом? Он поднял кулаки и обрушил их на каменный пол.

— Господи! О Господи!

Роберт подошел, опустился на колени и обнял его. Флогис исчез. Они остались вдвоем в темноте и долго плакали.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Одетый только в просторные штаны из мягкой белой кожи, Роберт медленно выполнял движения Ганкаку-ката; на влажной от пота коже играли красноватые отблески жаровен, стоящих по обе стороны от изваяния Таэдры.

Аланна двигалась рядом с ним, словно тень. Ей еще недоставало уверенности, но это должно было прийти со временем. Она училась быстро. Гибель Блор изменила ее: в гневе Аланна преступила свой кодекс и убила и вот теперь в перерывах между уроками снова и снова мысленно проигрывала всю сцену. Роберт знал, что ей еще долго будет от этого не избавиться.

Тишину святилища нарушил приглушенный вой. Они переглянулись.

— Тоскует, — сказала Аланна. Впрочем, и так все было ясно.

Крик дракона повторился, он достигал самых глубин Шерен-Чада. Уже много дней и ночей несчастное животное кружило над башней, лишь иногда исчезая за лесом, и звало Даниэля. Его крики разносились по всему городу.

Роберт подобрал с пола рубашку и вытерся ею.

— Достаточно.

Он был больше не настроен работать. Хотелось домой, в Даудсвилл.

Перекинув рубашку через плечо, Роберт покинул святилище и направился в свою комнату. Окно было распахнуто. Он растянулся на кровати, сложив руки за головой, и посмотрел наружу. День был ясный, безоблачный.

Несколько минут спустя он встал. Огромная тень закрыла свет. Дракон. Здесь его голос звучал намного отчетливее. Роберт понимал его боль, но ничем не мог помочь. Связь между человеком и секойе настолько прочна, что потерявший седока дракон либо умирает с голоду, либо дичает.

Он прошел в угол, плеснул воды в лицо. На противоположной стене висел рог чиморг в самодельных ножнах. И еще кое-что — серебряный медальон на цепочке. Роберт надел его. Металл слегка холодил кожу.

У Эрика тоже был такой — дар Флогиса. С медальоном для них был открыт портал между Парадейном и Пейлноком. Теперь дом казался куда ближе. Он мог отправиться туда в любой момент, вот только еще не решил, хочет ли этого прямо сейчас.

Натянув чистую рубашку, Роберт вышел в коридор и постучал в комнату брата. Никто не ответил. Конечно, Эрик был на крыше, но Роберт спустился в святилище Дандо. За две недели, прошедшие со дня гибели Даниэля, он проводил там немало времени в поисках ответа на свои вопросы. Это было непросто. И все же он никак не мог отделаться от мысли, что и прежде бывал в Пейлноке.

Он постучал в двери святилища. Они распахнулись, и старый Родриго с улыбкой приветствовал его:

— Роберто!

Рядом с ним появилась Марис.

— Заходи, Роберт. Мы тут как раз закончили занятия. — Ее негромкий, мягкий голос был наполнен уверенностью.

Одиннадцать человек в белых одеждах покинули комнату через другие двери, осталась одна Марис.

— Совет Гурана снова в сборе, да?

Марис кивнула.

— Последние двое прибыли сегодня ночью.

Он огляделся:

— Честно говоря, я надеялся увидеть Флогиса.

— Он тоже хочет видеть тебя, — ответил Диез. — Но сейчас день, и он не сможет принять телесный облик.

— Ерунда.

Роберт приготовился встретить уже почти привычную волну гнева. Из центра круга на него мрачно глядел призрак старого мага. Флогис витал в нескольких футах над полом, сложив на груди руки в широких рукавах.

— Ты что-то узнал? — спросил Роберт с большим нетерпением, чем за все прошедшие дни.

— Подойди к котлам. Загляни внутрь.

Роберт уже давно не боялся Флогиса. Он приблизился к одному из медных котлов и перегнулся через край. Алый свет теплой волной залил его лицо, но увидел он лишь зияющую пустоту.


О, горе, моя земля!

Что будет с тобой теперь

Под пятою у Царства Ночи,

Под игом Темных Земель?


Роберт сердито оглянулся:

— Откуда ты знаешь эти слова? Их написал я! Они из моего романа!

— О, горе, моя земля! Что будет с тобой теперь… — задумчиво повторил Флогис, явно не собираясь ничего объяснять. — Твой друг здесь, Роберт.

Дандо указал на котел. Темнота внутри закружилась, и показалось спокойное лицо Скотта; волосы его шевелились, словно в потоке воды.

— Я не знаю, жив он или мертв, но Скотт Силвер сейчас в Темных Землях.

— У нее?

— Думаю, да.

Марис подошла и дотронулась до его руки.

— Мне… очень жаль, Роберт.

Он смотрел в котел до тех пор, пока изображение не исчезло.

— Мы найдем его, Роберт Погловски. Новый Совет согласен. Ты много сделал для Гурана, и помочь тебе — наш долг. Мы освободим его — живого или мертвого.

«Скотт в ее руках, — подумал Роберт. — Живой или мертвый. Так сказал Флогис. Разгадка все так же далека, и остается лишь один способ узнать ее. Незаконный. Возможно, опасный. Но верный».

— Я отправляюсь домой, — объявил он, отходя от котла к краю золотого круга. — Я должен знать, что находится в могиле Скотта, — если там вообще что-нибудь есть.

— Используй портал рядом с Калосой, — предложила Марис. — Там всегда будет находиться страж из моего народа, чтобы помочь тебе. Так и было всегда, пока о портале не забыли.

Роберт вспомнил полуразвалившуюся хижину на скале и кивнул. Они с Флогисом уже говорили о портaлаx. Порталов в Пейлноке было много — известные и забытые, а то и вовсе еще неизвестные. Впрочем, пользоваться ими теперь было не так легко — из-за луны.

— Когда ты уходишь, сын Парадейна? — Флогис был опечален.

— Не знаю. Скоро. Надо обсудить это с Эриком.

Родриго подошел ближе:

— Он на крыше.

Роберт вздохнул:

— Знаю. Уже несколько дней там пропадает. Пойду взгляну, как он.

Роберт поблагодарил Флогиса, зная, как непросто было тому воплотиться при свете дня, и попрощался с Марис.

— Я пойду с тобой, если не возражаешь, — сказал Диез. — У меня кое-что есть для него.

Они вместе покинули святилище. Роберт сначала нахмурился, но лишь на миг.

— Родриго, мы с тобой не очень-то ладили, но мне хочется поблагодарить тебя за то, каким другом ты был Эрику.

— Да? Надеюсь, я и твой друг, Роберто.

Роберт вскинул голову:

— Ты… Блор ведь много значила для тебя, правда?

Старый врач опечалился, и Роберт пожалел о своем вопросе. Но Диез поднял глаза и покачал головой:

— Блор предала меня. Когда она напала на меня, в ее глазах была такая ненависть… Я решил, что Блор хочет меня убить.

— Она этого не хотела, — мягко напомнил Роберт. На самом деле Блор обездвижила Родриго маленьким дротиком, таким, какие иногда использовала Аланна. — Может, она была одержима Керисом Чатеритом как королем Терреборна?

Диез устало улыбнулся:

— Нет, Роберто. Я давно живу в Пейлноке и уже не раз видел такое. У каждого человека найдутся личные причины служить добру или злу. Я думал, что знаю Блор, но ошибался.

Роберт запустил механизм, открывающий двери, и вышел на крышу. Он заморгал от хлынувшего в глаза яркого света. На треножнике сиял новый шар, наполненный секой'мелин. Три дня назад его доставили сюда на паре драконов и осторожно опустили на веревках — впечатляющее зрелище.

Эрик не заметил появления брата. Он стоял облокотившись о парапет, напевая старую песню первых переселенцев далеким от совершенства баритоном и глядя, как Тень описывает бесконечные круги над башней. Дракон заметно похудел и от усталости едва шевелил крыльями — он не спал со дня гибели Даниэля и почти не ел.

Тень снова пролетел мимо, издавая жалобные вопли.

Роберт и Родриго переглянулись и подошли к Эрику. Бедняга был давно не брит и нуждался в горячей ванне.

— Давненько я не слышал «Фургонщика», — сказал Роберт наигранно спокойным тоном.

Эрик слегка пожал плечами.

— Я уже все попробовал. Все песни, какие знал. Валис говорит, что он умрет.

Роберт не знал, что и ответить. Он никогда не видел брата таким мрачным. Всех опечалила гибель Даниэля, но Эрика — больше всего. Даже возвращение Валиса не заставило его спуститься с крыши.

Диез порылся в мешочке, висящем на поясе, и вытащил какой-то предмет, завернутый в ткань.

— Драконы не берут себе второго седока, но я тебе кое-что принес. Роберт говорит, ты умеешь на ней играть.

Эрик развернул ткань. Это была маленькая губная гармошка из дерева и серебра.

— Я принес ее, когда в последний раз покидал Парадейн. Когда-то я играл на ней для своей маленькой дочки, а потом разучился. Может, ты сможешь?

Эрик молча кивнул. Диез похлопал его по плечу и отошел, оставив братьев одних.

— Я не позволю ему умереть, Бобби, — сказал Эрик. Он поднес гармонику к губам и подул. Несмотря на то что последний раз на ней играли много лет назад, звук был все такой же чистый.

И Роберт понял, что братом движет не отчаяние, но решимость. Даже днем, без свечения, дракон был великолепен, и потерять его было бы ужасно.

Но Эрика тоже не хотелось терять.

— Может, все-таки спустишься и поешь? Тени не полегчает от твоей голодовки.

— Нет. Он слышит меня. Вот упрямая зверюга! Он знает, что я здесь.

— Может, ему не нравится твое пение? Пока что ведь никому не нравилось, а? — попробовал пошутить Роберт.

— Я больше не буду петь.

И он заиграл какую-то печальную мелодию. Роберт узнал старый блюз «Хмурое воскресенье». Эрик играл, вкладывая всю душу, и, закончив, повторил еще раз.

Тень даже не поглядел на него ни разу.

Роберт заметил, что Родриго издали наблюдает за ними, и подошел к старику.

— Грустно, конечно, — сказал Диез, — но, по-моему, он бессилен. А ведь хорошо играет парень — может, хоть сам успокоится?

Роберт обиделся:

— Что ты понимаешь? Это не человек — железо!

Дракон снова закричал. Гармоника все играла. Внезапно Родриго громко выругался и бросился вперед:

— Что он делает?

Роберт крепко схватил его за руку:

— Оставь, не надо.

Продолжая играть, Эрик вскарабкался на парапет. Ветер трепал его спутанные волосы. Внезапно музыка прекратилась. Эрик весь напрягся и шагнул к краю.

— Что он делает? — снова закричал Диез. Старый врач вырвался и побежал к Эрику, но было уже поздно.

«Становится Таэдрой», — подумал Роберт.

Раскинув руки, Эрик прыгнул. На миг он застыл в воздухе, залитый солнечным светом, похожий на скульптуру ангела. Гармоника отразила луч света, и это выглядело так, словно в руке у Эрика был огненный меч.

Роберт тоже подбежал к парапету, но без страха: он был уверен в том, что увидит. И действительно, через несколько мгновений показался дракон с Эриком в седле. Бедняга сначала болтался, рискуя упасть, потом нашел стремена и уселся как следует.

— Ну вот, а еще называет меня безрассудным.

Эрик торжествующе поднял кулак и снова приложил гармонику к губам. С башни почти ничего не было слышно; Тень развернулся и полетел на восток, к голубым горам.

— Удивительно! — кричал Диез. — Так просто не бывает! Куда это они?

— В горы. — Роберт усмехнулся. — Его всегда тянет в горы от тоски или от радости. — Он хлопнул ладонями по парапету и прикусил губу, чтобы не расхохотаться. Ему было хорошо! — Какое-то время я не буду ему нужен, так что можно побывать дома.

Две фигурки в небе над Пейлноком становились все меньше и меньше.

— Ты не должен уходить без него. Вы же братья. Братья Дракона.

Роберт усмехнулся, вспомнив, как Эрик обычно обходился с Даниэлем. Он протянул руку и растрепал несуществующие волосы на лысой голове Диеза.

— Мы все Братья Дракона, старый ты зануда. Все, кто сражался вместе. И потом, Эрик здесь все равно что дома, а я вернусь. Но знаешь, я умираю с голоду, и никого не следует отсылать прочь без прощального пира.

Диез вздохнул:

— Так и быть, постараюсь что-нибудь устроить.

Он обнял Роберта за плечи, и они вместе спустились вниз.

Дверь медленно закрылась. Издалека доносились крики дракона и звуки серебряной гармоники.

Примечания

1

Тихий стук (англ. ).

2

Братья (исп. ).

3

Твой брат (исп. ).

4

Игра слов на созвучии soldier — солдат и sold — проданный; слово «солдат» происходит, кроме всего прочего, от названия монеты — сольдо, т. е. опять же связано с темой жалованья, платы. (Прим. перев. )


home | Братья Дракона | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу