Book: Дети ночи



Дети ночи

Дэн Симмонс

Дети ночи

Купить книгу "Дети ночи" Симмонс Дэн

– Так что, режиму Чаушеску действительно конец? – спросил он у Фортуны.

Глава 1


Дети ночи

Мы вылетели в Бухарест почти сразу же, как закончилась стрельба, и приземлились в аэропорту «Отопени» вскоре после полуночи 29 декабря 1989 года. Нашу группу из шести человек, составлявших полуофициальный Международный наблюдательный контингент, встретили возле моего самолета «Лир». Для меня к трапу подкатили инвалидное кресло, но я отмахнулся и дошел до микроавтобуса сам, что было непросто. Нас провели через толчею, которая с начала румынской революции считалась таможней, а затем посадили в микроавтобус Национального бюро по туризму, предназначенный для особо важных лиц. Нам предстояла девятимильная поездка до города.

Встречавшая нас Донна Уэкслер из американского посольства показала на два пулевых отверстия в стене, возле которой стоял микроавтобус, но все и думать об этом забыли, когда проезжали по кольцевой развязке, соединяющей аэропорт с шоссе, и доктор Эймсли просто показал в окно.

Вдоль основного проезда, где в обычных условиях стояли бы такси, расположились танки советского образца, длинные стволы которых были направлены в сторону въезда на территорию аэропорта. Шоссе и крышу здания аэропорта обрамляли мешки с песком, а натриевые лампы желтоватым светом освещали каски и оружие солдат-охранников, оставляя в тени их лица. Другие люди – кто в форме регулярной армии, кто в пестрой одежде революционной милиции – спали возле танков. На какое-то мгновение создалась полная иллюзия, будто все дорожки усеяны трупами румын, и я затаил дыхание, медленно выдохнув лишь после того, как один из «трупов» потянулся, а другой закурил сигарету.

– На прошлой неделе они отбили несколько контратак войск режима и сил секуритате, – шепнула Донна Уэкслер. По ее тону было ясно, что для нее это волнующая тема.

Раду Фортуна, маленький человечек, торопливо представленный нам возле аэропорта в качестве гида и уполномоченного переходного правительства, повернулся на своем сиденье и широко улыбнулся, словно его нимало не трогало происходящее.

– Они убивать много секуритате, – громко сказал он, улыбнувшись еще шире. – В три раза больше людей Чаушеску пытались взять аэропорт… В три раза больше их убили.

Уэкслер кивнула и натянуто улыбнулась, явно почувствовав себя не в своей тарелке. Доктор Эймсли перегнулся через проход. Отблеск последней натриевой лампы осветил на несколько секунд его лысину, а потом мы въехали в темноту пустого шоссе.

Я увидел только слабый отсвет улыбки румына во внезапно наступившей темноте.

– Чаушеску конец, да-да, – подтвердил он. – Вы знаете, они взяли его и эту его суку жену в Тырговиште… сделать… как вы это называть?… суд.

Раду Фортуна опять засмеялся, и смех его звучал одновременно и по-детски, и жестоко. Меня слегка знобило. Автобус не отапливался.

– Они делать суд, – продолжал Фортуна, – и прокурор говорить: «Вы оба сумасшедшие?» Понимаете, если Чаушеску и миссис Чаушеску сумасшедшие, тогда, может быть, армия просто отправить их в психушку на сто лет, как делают наши русские друзья. Понимаете? Но Чаушеску говорить: «Что? Что? Сумасшедшие… Как вы сметь! Это грязная провокация!» А его жена, она говорить: «Как вы можете такое говорить Матери вашего народа?» Тогда прокурор говорить: «О’кей, никто из вас не сумасшедший. Вы сами сказать». И тогда солдаты, они тянуть соломинки – так много хотеть это сделать. Потом счастливцы выводить обоих Чаушеску во двор и стреляют им в головы много раз. – Фортуна довольно хохотнул, будто вспомнил любимый анекдот. – Да, режиму конец, – сказал он доктору Эймсли. – Может быть, несколько тысяч секу-ритате, они этого еще не знать и продолжать стрелять в людей, но это скоро закончится. Проблема побольше: что делать с каждым третьим человеком, который шпионить для старого правительства, а?

Фортуна снова хохотнул, и в свете фар неожиданно появившегося встречного армейского грузовика я увидел, как он пожал плечами. Стекла с внутренней стороны начали покрываться изморозью. Руки у меня закоченели, и я почти перестал ощущать пальцы ног в нелепых туфлях, которые надел утром. Когда мы въехали в город, я процарапал дырочку в инее на стекле.

– Я знать, что все вы очень важные люди с Запада, – сказал Раду Фортуна. Изо рта у него – словно покидающая тело душа – вырвалось и поднялось к потолку салона туманное облачко. – Я знать, вы знаменитый западный миллиардер, мистер Вернор Дикон Трент, который платить за этот визит, – он кивком показал на меня, – но я бояться забыть некоторые имена. Донна Уэкслер всех представила.

– Доктор Эймсли от Всемирной Организации Здравоохранения… Отец Майкл О’Рурк представляет здесь одновременно Чикагскую епархию и Фонд спасения детей.

– Ага, хорошо иметь здесь священник, – заметил Фортуна, и в его голосе мне послышалось что-то вроде иронии.

– Доктор Леонард Пэксли, заслуженный профессор Принстонского университета, – продолжала Уэкслер. – Лауреат Нобелевской премии за 1978 год в области экономики…

Фортуна поклонился престарелому лауреату. Пэксли не проронил ни слова во время полета из Франкфурта, а сейчас казался потерянным в необъятном пальто и складках шарфа; он походил на старика, ищущего скамейку в парке.

– Мы приветствовать вас, – сказал Фортуна, – хоть у нас в стране и нет экономики в настоящее время.

– Черт возьми, неужели здесь всегда такой холод? – послышался голос из недр шерстяных складок. Нобелевский лауреат и заслуженный профессор топнул маленькой ножкой. – Холодина такая, что и у бронзового бульдога кое-что отмерзло бы.

– …Мистер Карл Берри, представляющий АТТ – Американскую телеграфную и телефонную компанию… – торопливо продолжала Уэкслер.

Сидевший рядом со мной коротышка бизнесмен вынул трубку изо рта, выпустил вверх струю дыма и, кивнув в сторону Фортуны, опять принялся курить, будто трубка была необходимым источником тепла. Передо мной на мгновение мелькнуло нелепое видение: все семеро сидящих в этом автобусе сбились в кучу вокруг тлеющих в трубке Берри угольков.

– …И вы сказали, что помните нашего спонсора, мистера Трента, – закончила Уэкслер.

– Да-а-а, – протянул Раду Фортуна. Глаза его блеснули, когда он посмотрел на меня сквозь

дым трубки Берри и облачко пара от собственного дыхания. Я почти разглядел свое отражение в его сверкнувших зрачках: некий очень старый человек с глубоко посаженными глазами, еще более ввалившимися после утомительной поездки, с каким-то скособоченным телом, облаченным в дорогие костюм и пальто. Уверен, что на вид я был старше Пэксли, старше Мафусаила… старше самого Господа Бога.

– Кажется, вы уже бывать в Румыния? – спросил Фортуна.

Я обратил внимание на неестественный блеск глаз нашего гида, когда мы въехали в освещенную часть города. Сразу после войны мне довелось побывать в Германии. Сейчас картина, открывавшаяся из окна впереди Фортуны, напоминала увиденное там. На Дворцовой площади стояло множество танков, черные громады которых могли бы показаться безжизненными грудами холодного металла, если бы башня одного из них не повернулась вслед нашему микроавтобусу, когда мы проехали мимо. Были здесь и покрытые копотью останки автомобилей, и по крайней мере один бронетранспортер, представлявший собой всего лишь гору обугленного железа. Повернув налево, мы миновали Центральную университетскую библиотеку. Ее золоченый купол и затейливая крыша обрушились в пространство между испачканными сажей, выщербленными стенами.

– Да, – ответил я. – Я бывал здесь раньше. Фортуна наклонился в мою сторону.

– А может быть, на этот раз одна из ваших корпораций будет открывать здесь завод, а?

– Может быть. Его взгляд неотступно следил за мной.

– Мы здесь очень дешево работать, – шепнул он так тихо, что я сомневаюсь, слышал ли его кто-нибудь еще, кроме Карла Берри. – Очень дешево. Работа здесь очень дешевый. Жизнь здесь очень дешевый.

Мы свернули налево с пустынной площади Виктории, потом еще раз, но уже направо, на бульвар Николае Бэл-ческу, и вот наш микроавтобус со скрипом остановился перед самым высоким зданием города – двадцатидвухэтажным отелем «Интерконтиненталь».

– Утром, господа, – сказал Фортуна, поднимаясь и показывая рукой в сторону освещенного вестибюля, – мы будем смотреть новую Румынию. Желаю вам сна без сновидений.

Глава 2


Дети ночи

Весь следующий день наша группа потратила на встречи с «официальными лицами» переходного правительства, в основном членами недавно созданного Фронта национального спасения. День был настолько сумрачным, что включилось автоматическое уличное освещение вдоль широких бульваров Бэлческу и Республики. Здания не отапливались или, по крайней мере, этого не ощущалось. Те мужчины и женщины, с которыми мы разговаривали, выглядели практически одинаково в своих не по росту больших однообразных шерстяных пальто тусклых расцветок. К концу дня мы успели переговорить с каким-то Джуреску, двумя Тисманяну, одним Боросойю (который, как в конце концов выяснилось, не имел никакого отношения к новому правительству и был арестован почти сразу же после нашего ухода), несколькими генералами, в том числе с Попеску, Лупоем и Дьюржу, и, наконец, с истинными руководителями, среди которых были Петре Роман, премьер-министр переходного правительства, а также Ион Илиеску и Думитру Мазилу, президент и вице-президент при режиме Чаушеску.

Все они высказывали одну и ту же мысль: «Мы несем ответственность за нацию, и любые рекомендации для наших учреждений и организаций будут восприняты с бесконечной благодарностью». Официальные лица обращались ко мне с величайшим почтением, потому что не только знали мое имя, но и представляли себе объемы стоявших за мной капиталов. Тем не менее даже это подобострастное внимание носило оттенок какой-то растерянности. Они напоминали лунатиков среди хаоса.

Возвращаясь в тот вечер в «Интерконтиненталь», мы видели, как толпа – в основном из конторских работников, уже покинувших свои каменные ульи в центре города, – била и пинала троих мужчин и женщину. Раду Фортуна ухмыльнулся и показал на широкую площадь перед отелем.

– Вон там… на Университетской площади на прошлой неделе… когда люди выходить на демонстрацию и петь – знаете? Армейские танки давить людей, еще больше стрелять. Эти, наверное, информаторы секуритате.

Прежде чем микроавтобус остановился перед отелем, мы заметили, как солдаты в форме уводили, подгоняя прикладами автоматов, предполагаемых информаторов, а толпа сопровождала их плевками и пинками.

– Нельзя сделать омлет, не разбив яйца, – пробормотал наш заслуженный профессор.

Отец О’Рурк стрельнул в него взглядом, а Раду Фортуна поощрительно хохотнул.

– Мы думали, Чаушеску получше приготовился к осаде, – сказал после ужина доктор Эймсли.

Мы оставались в ресторане, поскольку здесь, казалось, было теплее, чем в наших номерах. По большому залу бесцельно бродили официанты и несколько военных. Репортеры управились с ужином быстро, издавая при этом максимум шума, и вскоре отправились в какое-то другое место, куда обычно ходят напиваться и говорить друг другу циничные вещи.

Раду Фортуна присоединился к нам, когда подавали кофе, и сейчас он обнажил в фирменной улыбке щербатые зубы.

– Вы хотеть видеть, как Чаушеску готовиться?

Доктор Эймсли, отец О’Рурк и я кивнули в знак согласия. Карл Берри решил пойти в свой номер, чтобы дожидаться там звонка из Штатов, а за ним последовал доктор Пэксли, бормоча под нос, что нужно пораньше лечь спать, Фортуна вывел нас троих на холод и по темным улицам повел к закопченным стенам президентского дворца. Из тени появился ополченец, поднял ствол своего АК-47 и окликнул нас лающим голосом, но Фортуна что-то спокойно сказал, и всех пропустили.

Во дворце не было света, не считая случайных огоньков в огромных, раскиданных повсюду бочках, в которых спали или сбились в кучу, чтобы согреться, солдаты и ополченцы. Кругом поломанная мебель, с окон двадцатифутовой высоты содраны портьеры, пол усеян бумажками, а строгий кафель испещрен темными полосами. Фортуна провел нас по узкому залу, через ряд комнат жилого вида и остановился перед чем-то вроде стенного шкафа без каких-либо пометок на дверцах. Внутри шкаф площадью фута в четыре оказался пустым, если не считать трех фонарей на полке. Фортуна зажег фонари, протянул один из них Эймсли, а другой мне, после чего прикоснулся к окантовке в верхней части задней стенки. Панель медленно сдвинулась в сторону, открывая каменную лестницу.

– Мистер Трент, – заговорил Фортуна, глядя на мою трость и трясущиеся руки старого человека. Свет фонаря отбрасывал на стены дрожащие тени. – Здесь много ступеней. Может быть… – Он потянулся к фонарю.

– Ничего, справлюсь, – буркнул я сквозь зубы. Фонарь остался у меня.

Раду Фортуна пожал плечами и повел нас вниз.

Следующие полчаса прошли как во сне, почти вне реальности. Лестница спускалась в гулкие подземелья, откуда расходился лабиринт каменных тоннелей и других лестниц. Когда Фортуна вел нас по этому лабиринту, свет фонарей отражался от сводчатых потолков и гладких стен.

– Бог ты мой, – пробормотал Эймсли минут через десять ходьбы, – это тянется на мили.

– Да-да, – улыбнулся Раду Фортуна– На много миль. Здесь были складские помещения с автоматами на

полках и висящими на крюках противогазами; командные пункты с радиостанциями и выглядывающими из темноты телемониторами, причем некоторые из них были разбиты, будто некие сумасшедшие с топорами вымещали на них ярость, а другие – все еще под прозрачными пластиковыми чехлами – ожидали только операторов, которые бы их включили; были здесь и казармы с койками, печками и керосиновыми обогревателями, вызвавшими у нас зависть. Некоторые помещения оставались практически нетронутыми, другие явно были исходным пунктом панического бегства или местом не менее панических перестрелок. Стены и пол одного из таких бункеров были заляпаны кровью, потеки которой при свете наших фонарей выглядели скорее черными, чем бурыми. В дальних уголках тоннелей еще оставались трупы: одни плавали в лужах крови, стекавшей из люков сверху, другие валялись за наспех сооруженными на перекрестках подземных улиц баррикадами. Под каменными сводами пахло, как в лавке мясника.

– Секуритате, – сказал Фортуна и плюнул на тело в коричневой рубашке, лежавшее ничком в подернутой ледком луже. – Они разбегаться здесь, как крысы, и мы кончать их, как крыс. Понимаете?

Отец О’Рурк присел на корточки рядом с одним из трупов и склонил голову. Он довольно долго оставался в таком положении, а потом перекрестился и поднялся. Я вспомнил, как кто-то говорил, что этот бородатый священник был во Вьетнаме.

– Но Чаушеску не стал скрываться в этом… укреплении? – спросил доктор Эймсли.

– Нет, – улыбнулся Фортуна. Доктор огляделся.

– Но ради Бога скажите почему? Если бы он отсюда руководил вооруженным сопротивлением, то смог бы продержаться несколько месяцев.

Фортуна пожал плечами.

– Я не знать… Это чудовище, он сбежал на вертолете. Он лететь… так? Летел, да… он летел в Тырговиште, семьдесят километров отсюда… Понимаете? Там другие люди его видеть и его суку жену и сажать в машина. Они ловить.

Доктор Эймсли поднес фонарь к входу в другой тоннель, откуда веяло страшным зловонием, и тут же отдернул руку

– Но я не понимаю почему…

Фортуна подошел поближе, и резкий свет выхватил из темноты застарелый шрам на его шее, который я заметил только теперь.

– Они говорить, его… советник… Темный Советник… сказал ему не ходить сюда. – Он усмехнулся.

Отец О’Рурк посмотрел на румына.

– Темный Советник. Звучит так, будто консультантом у него был сам дьявол.

Раду Фортуна кивнул.

– А что, дьявол сбежал? – хмыкнул доктор Эймсли. – Или он среди тех бедолаг, что мы там видели?

Наш провожатый не ответил и вошел в один из четырех тоннелей, расходящихся от этого места. Каменная лестница уходила вверх.

– К Национальному театру, – негромко сказал он, показав рукой. – Он поврежден, но не разрушен. Ваш отель рядом.

Священник, доктор и я начали взбираться по лестнице при свете фонарей, отбрасывавших наши тени на пятнадцать футов вверх по закругленным каменным стенам. Отец О’Рурк остановился и посмотрел вниз, на Фортуну.

– А вы не идете? Маленький проводник улыбнулся и покачал головой.

– Завтра мы везти вас туда, где все это началось. Завтра мы ехать в Трансильванию.

– Трансильвания… – повторил доктор Эймсли. – Убежище Белы Лугоши.[1]

Он повернулся, чтобы сказать что-то Фортуне, но маленький человечек уже исчез. Ни звук шагов, ни отсвет фонаря не указывали, по какому из тоннелей он ушел.



Глава 3


Дети ночи

Полет в Тимишоару, город примерно с трехсоттысячным населением в Западной Трансильвании, на стареньком, восстановленном турбовинтовом «Туполеве», теперь принадлежащем государственной авиакомпании «Та-ром», доставил нам немало неприятных минут. Власти не позволили передвигаться по стране на моем «Лире». Нам повезло: вылет задержался всего на полтора часа. Большую часть пути мы летели в облаках, а салон самолета не освещался, но это не имело значения, потому что стюардесс не было и никто не надоедал нам предложениями еды или легкой закуски. Доктор Пэксли почти все время ворчал или стенал, но рев двигателей и скрип металла, когда самолет, раскачиваясь и подскакивая, преодолевал восходящие воздушные потоки и грозовые тучи, почти полностью заглушали его жалобы.

Сразу после взлета, за несколько секунд до входа в облака, Фортуна перегнулся через проход и показал в иллюминатор на покрытый снегом остров посреди какого-то озера милях в двадцати к северу от Бухареста.

– Снагов, – сказал он, наблюдая за выражением моего лица.

Глянув вниз, я успел заметить темную церковь, перед тем как облака закрыли вид, и перевел взгляд на Фортуну.

– И что?

– Здесь похоронен Влад Цепеш, – пояснил Фортуна, все еще наблюдая за мной.

Он именно так и произнес: «Цепеш».

Я кивнул. Фортуна, несмотря на тусклый свет, погрузился в чтение одного из взятых у нас номеров журнала «Тайм», хотя для меня так и осталось загадкой, как можно читать или просто на чем-то сосредоточиться при такой болтанке. Через минуту сзади ко мне наклонился Карл Берри и шепотом спросил:

– А кто это такой, Влад Цепеш? Кто-нибудь из погибших в боях?

В салоне было так темно, что я едва различал лицо Берри в нескольких дюймах от себя.

– Дракула, – ответил я представителю АТТ. Берри разочарованно выдохнул и, откинувшись на

спинку кресла пристегнулся ремнем, так как болтанка стала нестерпимой.

– Влад Прокалыватель, – прошептал я, ни к кому не обращаясь.

Электричество отсутствовало, так что помещение морга охлаждалось самым простым и практичным способом: все высокие окна были распахнуты настежь. Грязные стекла, темно-зеленые стены и сплошная низкая облачность словно поглощали и без того неяркий свет. Однако его вполне хватало, чтобы разглядеть трупы, наваленные на столы и занимавшие чуть ли не каждый дюйм кафельного пола. Чтобы добраться до Фортуны и румынского врача, стоявших в центре помещения, нам пришлось идти кружным путем, осторожно ступая среди босых ног, белых лиц и вздувшихся животов. В длинном зале находилось не менее трехсот-четырехсот тел…

– Почему эти люди не похоронены? – требовательно спросил отец О’Рурк, прикрывая лицо шарфом. В его голосе звучали гневные нотки. – Ведь после бойни прошла уже по крайней мере неделя, верно?

Фортуна перевел его слова тимишоарскому врачу, который в ответ лишь пожал плечами. Фортуна сделал тот же неопределенный жест.

– Одиннадцать дней, как секуритате это делать, – пояснил он. – Похороны скоро. Э-э… как вы говорить?… власти здесь хотеть показать западным журналистам и таким очень важным людям, как вы. Смотрите, смотрите. – Он раскинул руки почти гордым жестом шеф-повара, демонстрирующего накрытые для банкета столы.

Перед нами лежал труп пожилого человека. Кисти рук и ступни у него были ампутированы чем-то не слишком острым. В нижней части живота и на гениталиях виднелись ожоги, а на груди – открытые раны, напомнившие мне фотографии марсианских рек и вершин, сделанные «Викингом».

Румынский доктор заговорил. Фортуна перевел:

– Он говорить, секуритате играть с кислотой. Понимаете? А вот…

На полу лежала молодая женщина, полностью одетая, если не считать того, что платье на ней было разодрано от груди до промежности. То, что я поначалу принял за еще один слой разрезанных красных тряпок, оказалось окаймленными запекшейся кровью стенками распоротого живота и чрева. На коленях у нее, как отброшенная кукла, лежал семимесячный плод, который мог бы стать мальчиком.

– Сюда, – скомандовал Фортуна и, пробравшись между изуродованными телами, показал рукой.

Мальчику было, скорее всего, лет десять. За неделю с лишним пребывания в промороженном помещении его тело раздулось и приобрело окраску крапчатого, с мраморными разводами пергамента; на запястьях и щиколотках еще оставалась колючая проволока. Руки у него были с такой силой скручены за спиной, что плечевые суставы оказались полностью вывернутыми. Веки мальчика облепили мухи, и из-за отложенных ими яиц казалось, будто на глазах у ребенка бельма.

Заслуженный профессор Пэксли издал какой-то звук и шатающейся походкой пошел прочь из зала, едва не наступая на тела, выложенные здесь на обозрение. В какой-то момент мне почудилось, что в штанину профессора вцепилась скрюченная рука какого-то старика.

Отец О’Рурк схватил Фортуну за отвороты пальто, чуть не оторвав маленького человечка от пола.

– Чего ради вы все это нам показываете?! Фортуна ухмыльнулся.

– Это еще не все, святой отец. Пойдемте.

– Чаушеску называли вампиром, – сказала Донна Уэкслер, прилетевшая позже, чтобы к нам присоединиться.

– Отсюда, из Тимишоары, все и пошло, – проговорил Карл Берри, попыхивая трубкой и оглядывая серое небо, серые здания, серую слякоть на улице и таких же серых людей.

– Здесь, в Тимишоаре, по сути дела, и зрел заключительный взрыв, – продолжала Уэкслер. – В течение какого-то времени молодое поколение становилось все неспокойнее. Воистину, создав это поколение, Чаушеску подписал себе смертный приговор.

– Создав поколение?… – повторил отец О’Рурк хмуро. – Поясните.

Уэкслер объяснила. В середине шестидесятых годов Чаушеску запретил аборты, прекратил импорт противозачаточных средств и объявил, что иметь много детей – обязанность женщины перед государством. Более существенно было то, что правительство выплачивало премии за рождение детей и снижало налоги для семей, выполнявших призыв руководства к повышению рождаемости. Супруги, имевшие менее пяти детей, подвергались штрафам и усиленному налогообложению. Как рассказала Уэкслер, с 1966-го по 1976 год рождаемость повысилась на сорок процентов, причем одновременно резко возросла и детская смертность.

– Вот этот-то избыток молодых людей в возрасте от двадцати и старше к концу восьмидесятых и стал силой революции, – сказала Донна Уэкслер. – У них не было ни работы, ни шансов на высшее образование, ни даже возможности получить приличное жилье. Именно они и организовывали первые акции протестов в Тимишоаре и других местах.

Отец О’Рурк кивнул.

– Ирония судьбы… но похоже на правду.

– Конечно, – продолжала Уэкслер, остановившись у вокзала, – в большинстве крестьянских семей не могли прокормить лишних детей… – Она замолчала, изобразив дипломатическое замешательство.

– И что же происходило с этими детьми? – спросил я.

Вечер еще не наступил, но дневной свет уже перешел в зимние сумерки. Уличные фонари на этом участке центрального проспекта Тимишоары не горели. Где-то вдали на железнодорожных путях загудел тепловоз.

Дама из посольства в ответ покачала головой, но Раду Фортуна подошел поближе.

– Мы поедем на поезде в Себеш, Копша-Микэ и Сигишоару, – сказал улыбающийся румын. – Вы увидеть, куда деваться дети.

Зимний вечер за окнами вагона сменился зимней ночью. Поезд шел через горы, неровные, как изъеденные зубы, – тогда я не мог вспомнить, был ли это Фэгэраш или Бучеджи, – и унылая картина беспорядочно разбросанных деревушек и покосившихся ферм пропадала в темноте, лишь иногда озаряемой отсветами керосиновых ламп в далеких окнах. На секунду меня охватило ощущение, что я перенесся в пятнадцатый век, еду по горам в карете в замок на реке Арджеш, спешу через эти перевалы в погоне за врагами, которые…

Вздрогнув, я вышел из полудремотного состояния. Был канун Нового года, последняя ночь года одна тысяча девятьсот восемьдесят девятого, и с рассветом наступит то, что считается последней декадой тысячелетия. Но за окнами так и оставался пейзаж пятнадцатого века. Единственными признаками современной цивилизации при отъезде вечером из Тимишоары были одинокие военные грузовики на заснеженных дорогах да редкие провода, змеившиеся над деревьями. Потом исчезли и эти скудные напоминания, и остались лишь деревни, керосиновые лампы, холод и случайные телеги на резиновом ходу, запряженные костлявыми лошадьми, да их закутанные в темное сукно возницы. Были пустыми даже улицы деревень, через которые без остановок проскакивал поезд. Я заметил, что некоторые поселки лежат в совершенной темноте, хотя нет еще и десяти вечера, и, придвинувшись поближе к окну и счистив иней, увидел, что деревня, по которой мы ехали, была мертвой: снесенные бульдозерами дома, взорванные каменные стены, обрушенные фермы.

– Систематизация, – шепнул Раду Фортуна, до этого сидевший молча через проход от меня. Он грыз луковицу.

Пояснений я не просил, но наш гид и уполномоченный улыбнулся и продолжил:

– Чаушеску хотеть разрушить старое. Он ломать деревни, перемещать тысячи людей в города… В места вроде бульвара Победы Социализма в Бухаресте… километры и километры высоких жилых домов. Только дома, они не закончены, когда он переселять людей туда. Нет тепла.

Нет воды. Нет электричества… Он продавать электричество в другие страны, вы понимаете. Поэтому люди из деревни, у них здесь маленький домик, жить семьей три, может быть, четыре сотни лет, но теперь жить на девятом этаже плохой кирпичный дом в чужом город… Нет окна, дуть холодный ветер. Приходится носить воду за милю, потом по лестнице на девятый этаж.

Он откусил от луковицы большой кусок и кивнул почти удовлетворительно.

– Систематизация… – И пошел по задымленному проходу.

Годы уходили в ночь. Я опять задремал, потому что не выспался предыдущей ночью и в самолете вчера тоже не спал… но все же вздрогнул и пробудился, когда рядом со мной уселся профессор Пэксли.

– Чертовски холодно, – шепотом сообщил он, поплотнее закутываясь в шарф. – Можно было надеяться, что от всех этих чертовых крестьян, козлов и цыплят – всего, что есть в этом так называемом вагоне первого класса, – станет немножко теплее. Но тепла здесь не больше, чем в сиське покойной мадам Чаушеску.

Я согласно прикрыл веки.

– На самом деле, – заговорщически прошептал Пэксли, – все не так плохо, как они говорят.

– Вы насчет холода? – спросил я.

– Нет-нет. Насчет экономики. Чаушеску, наверное, единственный в нашем столетии национальный лидер, который действительно выплатил внешний долг своей страны. Конечно, ему приходилось отправлять в другие страны продукты, электроэнергию, товары, но сейчас у Румынии нет внешнего долга. Совсем нет.

– М-м-м, – промычал я, пытаясь вспомнить обрывки сна, увиденного за несколько секунд дремоты. Что-то насчет крови и железа.

– Положительный торговый баланс в один миллиард семьсот миллионов долларов, – бубнил Пэксли, придвинувшись достаточно близко, чтобы я мог определить, что сегодня на ужин он тоже ел лук. – И они не должны ничего ни Западу, ни русским. Невероятно.

– Но люди голодают, – тихо сказал я.

Напротив нас спали Уэкслер и отец О’Рурк. Бородатый священник что-то бормотал, будто сопротивляясь дурному сну.

Пэксли отмахнулся от моего замечания.

– Вы знаете, сколько немцы собираются инвестировать в модернизацию инфраструктуры на востоке страны, когда произойдет объединение Германии? – Не дожидаясь ответа, он продолжил: – Сто миллиардов немецких марок… И это только для того, чтобы запустить машину. А что касается Румынии, то здесь инфраструктура в таком жалком состоянии, что и разрушать-то особо нечего. Просто отказаться от промышленного безумия, которым так гордился Чаушеску, использовать дешевую рабочую силу… Бог ты мой, да они почти крепостные… И строить любую, какую пожелаете, производственную инфраструктуру. Южнокорейская модель, Мексика… открытие возможностей для западной корпорации, которая не хочет упустить свой шанс.

Я сделал вид, что снова задремал, и в конце концов профессор побрел по проходу в поисках кого-нибудь еще, кому бы он мог растолковать экономическую сторону жизни. В темноте мелькали деревни, а мы тем временем забирались все дальше в горы Трансильвании.

В Себеш мы приехали еще до рассвета, и там нас встретил какой-то мелкий чиновник, чтобы доставить в приют.

Нет, «приют» – слишком мягкое слово. Это был пакгауз, отапливавшийся не лучше уже виденных нами мясных складов, ничем не отделанный, если не считать грязных кафельных полов и обшарпанных стен, выкрашенных примерно до уровня глаз в тошнотворный зеленый цвет, а выше – в лепрозный серый. Главный зал тянулся не меньше чем на сотню метров. Он был забит кроватками.

И опять слишком деликатное слово. Не кроватками, а низкими металлическими клетками без верха. В клетках находились дети от грудничков до десятилеток. Они казались не способными ходить. Все были голые или в засаленных лохмотьях. Многие кричали, некоторые тихо плакали, и в воздух поднимался пар от их дыхания. Женщины из персонала с суровыми лицами, в затейливых головных уборах, покуривая сигареты стояли по краям этого громадного скотного двора для человеческих существ, изредка прохаживаясь между клеток, чтобы грубо сунуть бутылочку какому-нибудь ребенку – иногда даже семи-восьмилетнему, – но чаще для того, чтобы шлепком призвать ребенка к тишине.

Чиновник и непрерывно курящий администратор «приюта» разразились длинными речами, которые Фортуна не потрудился перевести, после чего нас провели через зал и распахнули высокие двери.

Еще одно, большее, помещение вело в заполненное холодом пространство. Лучи скудного утреннего света освещали клетки и лица тех, кто в них находился. В этом зале, очевидно, было не меньше тысячи детей до двух лет. Некоторые плакали, и их жалкое хныканье эхом отдавалось в выложенном кафелем помещении, но большинство казались слишком слабыми и вялыми даже для того, чтобы плакать, лежа на тонких загаженных подстилках. Некоторые от голода больше походили на зародышей. Другие выглядели мертвыми.

Раду Фортуна оглянулся и сложил ручки. Он улыбался.

– Видите, куда деваться дети, да?

Глава 4


Дети ночи

В Сибиу мы нашли спрятанных детей. В этом центральном городе Трансильвании со стосемидесятитысяч-ным населением имелось четыре приюта, каждый из которых по сравнению с приютом в Себеше был еще больше и представлял собой еще более печальное зрелище. Доктор Эймсли потребовал, чтобы нас допустили к детям, зараженным СПИД.

Администратор детского дома номер триста девятнадцать на улице Четаций – старинного сооружения без окон, расположенного под сенью городских стен шестнадцатого века, наотрез отказался признать само существование детей со СПИД. Он отказался признать наше право вообще заходить в приют. Некоторое время он даже отрицал, что является администратором детского дома номер триста девятнадцать, несмотря на надпись на двери кабинета и табличку на рабочем столе.

Фортуна показал ему наши документы и разрешения-допуски, дополненные личной просьбой о содействии временного премьер-министра Романа, президента Или-еску и вице-президента Мазилу.

Администратор шмыгнул носом, затянулся короткой сигареткой, затем покачал головой и что-то произнес не допускающим возражений тоном.

– Мои приказы идти от Министерство здравоохранения, – перевел Раду Фортуна.

Почти час ушел на то, чтобы дозвониться до столицы, но Фортуне в конечном итоге удалось переговорить с премьер-министром, а тот позвонил в Министерство здравоохранения, где пообещали немедленно связаться с детским домом номер триста девятнадцать. Прошло чуть больше двух часов, прежде чем позвонили из министерства; администратор буркнул что-то Фортуне, швырнул окурок на грязный кафель пола, и без того ими усеянный, бросил пару слов санитару и подал Фортуне огромное кольцо с ключами.

Отделение СПИД находилось за четырьмя последовательно расположенными запертыми дверями. Здесь не было ни медсестер, ни врачей… вообще никого из взрослых. Не было здесь и кроваток: младенцы и маленькие дети сидели на кафельном полу или боролись за место на одном из полудюжины незастеленных, загаженных матрацев, брошенных у дальней стены. Дети были голыми, с обритыми головами. Комната без окон освещалась несколькими ничем не прикрытыми сорокаваттными лампочками, развешанными через тридцать-сорок футов. Некоторые из малышей скучились в кружках тусклого света, поднимая опухшие глаза вверх, как к солнцу, но большинство лежали в глубокой тени. Когда мы открыли стальную дверь, дети постарше стали на четвереньках разбегаться от света.

Полы раз в несколько дней явно поливались из шланга – на выщербленном кафеле виднелись разводы и потеки, – и это было так же очевидно, как и то, что никакие прочие санитарные мероприятия здесь не проводились. Донна Уэкслер, доктор Пэксли и мистер Берри развернулись и сбежали, не выдержав вони. Доктор Эймсли чертыхнулся и ударил кулаком по каменной стене. Отец О’Рурк сначала просто смотрел – его ирландская физиономия постепенно наливалась яростью, – а потом стал переходить от ребенка к ребенку, прикасаясь к головкам, шепотом разговаривая с ними на непонятном им языке, беря их на руки. Наблюдая за происходящим, я не мог отделаться от мысли, что этих детей никогда не брали на руки и, возможно, к ним даже никогда не прикасались. Раду Фортуна, вошедший в помещение вслед за нами, не улыбался.



– Товарищ Чаушеску нам говорил, что СПИД – капиталистическая болезнь, – шепнул он. – В Румынии нет официальных случаев СПИД. Ни одного.

– О Господи, Господи, – бормотал доктор Эймсли, медленно двигаясь по комнате. – У многих из них прогрессирующая стадия СПИД. А еще они страдают от недоедания и авитаминоза.

Он поднял голову. За стеклами очков на глазах блестели слезы.

– Как долго они здесь находятся? Фортуна пожал плечами.

– Большинство, наверное, с самого рождения. Родители привозить их сюда. Дети не выходить из этот комната, поэтому так мало уметь ходить. Никто не держать их, когда они пытаться.

Доктор Эймсли разразился потоком ругательств, которые, казалось, клубятся в морозном воздухе. Фортуна кивнул.

– Но кто-нибудь зафиксировал документально эти… эту… трагедию? – спросил доктор Эймсли сдавленным голосом.

Теперь Фортуна улыбнулся.

– О да, да. Доктор Патраску из Института вирусологии имени Стефана С. Николау. Он говорить, это происходить три… может быть, четыре года назад. Первый ребенок, что он проверить, был заражен. Я думаю, шесть из следующие четырнадцать тоже болеть СПИД. Все города, все государственные детские дома, где он был… много-много больные дети.

Доктор Эймсли оторвался от разглядывания с помощью карманного фонарика-ручки глаз ребенка, находившегося в коматозном состоянии. Медленно выпрямившись, он сгреб Фортуну за отвороты пальто, и какую-то секунду я не сомневался, что Эймсли ударит нашего маленького гида.

– Но скажи, Бога ради, парень, он кому-нибудь об этом говорил?

Фортуна равнодушно смотрел на доктора.

– О да, да. Доктор Патраску, он говорить министру здравоохранения. Они говорить ему прекратить немедленно. Они отменять совещание по СПИД, который доктор планировать… Потом они сжигать его записи и… как вы говорить?… как маленькие планы для собраний… программы. Они конфисковать напечатанные программы и сжигать их.

Отец О’Рурк опустил на пол двухлетнюю девочку. Ее тонкие ручонки потянулись к священнику, и она издавала при этом неясные, требовательные звуки – просьбу опять взять ее на руки. Он поднял ребенка, крепко прижав к щеке ее лысую, неровную головку.

– Будь они прокляты, – шептал священник молитвенным голосом. – Будь проклято это министерство. Будь прокляты эти сукины дети там, внизу. Будь проклят навеки Чаушеску. Чтоб им всем гореть в аду.

Доктор Эймсли глядел на малыша, состоявшего, казалось, из одних ребер и вздутого живота.

– Этот ребенок умер.

Он снова обратился к Фортуне.

– Как это могло случиться? Ведь среди основной массы населения СПИД не мог здесь получить широкое распространение. Или это дети наркоманов?

В глазах доктора я прочел и другой вопрос: откуда столько детей наркоманов в стране, где средняя семья даже на питание не имеет достаточно средств и где хранение наркотиков карается смертью?

– Пойдемте, – сказал Фортуна и повел нас с доктором из обиталища смерти. Отец О’Рурк остался: он брал на руки и гладил одного ребенка за другим.

Внизу, в «палате для здоровых», отличавшейся от приюта в Себеше только размерами – металлических кроваток-клетушек здесь было не меньше тысячи, – медсестры вяло переходили от ребенка к ребенку, совали им бутылку с жидкостью, напоминающей обезжиренное молоко, а затем, как только ребенок начинал сосать, делали ему укол. Потом сестра вытирала иглу тряпкой, которую носила за поясом, втыкала ее в большой флакон на подносе и делала укол следующему ребенку.

– Матерь Божья, – прошептал Эймсли. – У вас нет одноразовых шприцев?

Фортуна развел руками.

– Капиталистическая роскошь.

Лицо Эймсли приобрело такой багровый оттенок, что я подумал, не хватит ли его сейчас удар.

– А что вы скажете тогда насчет элементарных автоклавов?

Фортуна пожал плечами и спросил что-то у ближайшей сестры. Она коротко ответила и продолжила делать уколы.

– Она говорить, автоклав сломан. Сломался. Послан на ремонт в Министерство здравоохранения, – перевел Фортуна.

– Когда? – прорычал Эймсли.

– Он сломан четыре года, – сказал Фортуна, после того как окликнул поглощенную своим занятием женщину. Отвечая, она даже не обернулась. – Она говорить, что это было за четыре года до того, как его отправить для ремонта в прошлом году.

Доктор Эймсли приблизился к ребенку шести-семи лет, посасывавшему бутылочку, лежа в кровати. Смесь по виду напоминала мутно-белую водицу.

– А что это они колют, витамины?

– Да нет, – сказал Фортуна. – Кровь.

Доктор Эймсли замер, потом медленно повернулся.

– Кровь?

– Да-да. Кровь взрослых. Она делает маленькие дети сильными. Министерство здравоохранения одобрять… Они говорить, это очень… как это у вас?… передовая медицина.

Эймсли шагнул в сторону сестры, потом – к Фортуне, затем резко развернулся в мою сторону с таким видом, словно убил бы обоих, будь они поближе.

– Кровь взрослых, Трент! Господи Иисусе. Да ведь эта теория умерла вместе с газовыми фонарями и котелками. Бог ты мой, неужели они не понимают?…

Он снова повернулся к Фортуне.

– Фортуна, где они берут эту… взрослую кровь?

– Ее жертвовать… нет, не то слово. Не жертвовать – продавать, да. Те люди в больших городах, у которых совсем нет денег, они продавать кровь для детей. Пятнадцать лей за один раз.

Доктор Эймсли издал какой-то хриплый горловой звук, вскоре перешедший во всхлипы. Закрыв глаза рукой, он, пошатываясь, отступил назад и прислонился к тележке, заставленной бутылками с темной жидкостью.

– Платные доноры, – шепотом говорил он сам себе. – Бродяги… наркоманы… проститутки… И это вводят детям в государственных детских домах многоразовыми нестерилизованными шприцами.

Эймсли всхлипывал все громче, затем присел на грязные полотенца, все еще прикрывая глаза рукой. Из груди у него вырвались звуки, похожие на смех.

– Сколько… – начал было он, закашлялся и, наконец, спросил у Фортуны: – Сколько было инфицированных СПИД по оценкам этого самого Патраску?

Фортуна нахмурился, напрягая память.

– Думаю, наверное, он найти восемьсот из первые две тысяча. После этого цифры больше.

Держа ладонь козырьком, Эймсли прошептал:

– Сорок процентов. А сколько здесь… вообще детей в приютах?

Наш гид пожал плечами.

– Министерство здравоохранения говорить, может быть, двести тысяч. Я думаю, больше… может, миллион. Может, больше.

Доктор Эймсли не поднимал глаз и ничего не говорил. Его горловые всхлипы становились все громче, и я понял, что это вовсе не смех, а рыдания.

Глава 5


Дети ночи

В предвечерние сумерки мы вшестером выехали в северном направлении, в Сигишоару. Отец О’Рурк остался в приюте в Сибиу. По дороге Фортуна собирался сделать остановку в каком-то маленьком городишке.

– Мистер Трент, вам понравиться Копша-Микэ. Это для вас мы туда заехать.

Продолжая смотреть на проплывающие за окном разрушенные деревни, я спросил:

– Опять приюты?

– Нет-нет. Я хочу сказать, да… в Копша-Микэ есть приют, но мы туда не идем. Это маленький город… шесть тысяч человек. Но это причина вы приехать в нашу страну, да?

Я все же повернулся посмотреть на него.

– Промышленность? Фортуна засмеялся.

– Ах да… Копша-Микэ очень промышленный город. Как очень многие наши города. А этот так близко от Си-гишоары, где родился Темный Советник товарища Чау-шеску.

– Темный Советник, – повторил я. – Что за чертовщину вы несете? Хотите сказать, что советником у Чау-шеску был Влад Цепеш?

Гид промолчал.

Сигишоара – это прекрасно сохранившийся средневековый город, где даже автомобиль на узких мощеных улочках выглядит чудовищем из другого мира. Холмы вокруг Сигишоары усеяны полуразрушенными башнями и укреплениями, которые по живописности не идут ни в какое сравнение с полудюжиной сохранившихся в Тран-сильвании замков, выдававшихся впечатлительным туристам с твердой валютой за замки Дракулы. Но старый дом на Музейной площади действительно был местом рождения Влада Дракулы, где он жил с 1431 по 1435 год. Когда я видел этот дом много лет тому назад, наверху был ресторан, а внизу – винный подвал.

Фортуна потянулся и отправился на поиски съестного. Доктор Эймсли, слышавший наш разговор, подсел ко мне.

– Вы верите этому человеку? – шепотом спросил он. – Теперь он готов рассказывать вам страшилки про Дракулу. Господи Иисусе!

Я кивнул и стал смотреть на горы и долины, в серой монотонности проплывавшие за окном. Здесь ощущалась некая первозданность, какой я не встречал нигде в мире, хоть и посетил бессчетное множество стран. Горные склоны, глубокие расселины и деревья казались бесформенными, искореженными – будто нечто, пытающееся вырваться с картин Иеронима Босха.

– Я бы предпочел иметь дело с Дракулой, – продолжал милейший доктор. – Попробуйте представить, мистер Трент… Если бы мы объявили, что Влад Прокалыва-тель жив и терзает в Трансильвании людей, тогда… черт возьми… сюда примчались бы десятки тысяч репортеров. Станции спутниковой связи на городской площади в Си-биу стали бы передавать сообщения по всем каналам новостей в Америке. Весь мир затаил бы дыхание от любопытства… Но то, что происходит в реальности, десятки тысяч погибших мужчин и женщин, сотни тысяч детей, брошенных в приюты, где их ждет… Черт возьми!.. Я кивнул, не глядя на него.

– Обыденность зла, – прошептал я.

– Что?

– Обыденность зла. – С мрачной улыбкой я повернулся к врачу: – Дракула стал бы сенсацией. А положение сотен тысяч жертв политического безумия, бюрократизма, глупости – это просто… неудобство.

В Копша-Микэ мы приехали незадолго до наступления темноты, и я сразу же понял, почему это «мой» город. На время получасовой стоянки Уэкслер, Эймсли и Пэксли остались в поезде; только у Карла Берри и у меня здесь были дела. Фортуна вел нас.

Деревня – для города это поселение было слишком мало – расположилась в широкой долине меж старых гор. На склонах лежал снег, но черный. Черными были и сосульки, свисавшие с крыш. Под ногами, на немощеных дорогах черно-серая слякоть. И все закрывала непрозрачная пелена черного воздуха, будто в свете умирающего дня порхали мириады микроскопических мотыльков. Навстречу шли мужчины и женщины в черных пальто и шалях. Они тащили за собой тяжелые тележки или вели за руку детей, и лица у этих людей были тоже черными. В центре деревни я обнаружил, что мы все пробираемся по слою пепла и сажи толщиной не меньше трех дюймов. Я видел действующие вулканы в Южной Америке и в других местах, где пепел и полночное небо выглядели точно так же.

– Это… как вы это говорить… завод автопокрышек, – сказал Раду Фортуна, показывая рукой в сторону черного промышленного комплекса, напоминавшего разлегшегося дракона. – Он делать черный порошок для резиновые изделия… Работает двадцать четыре часа в сутки. Небо здесь всегда такое… – Он гордым жестом обвел окутавшую все и вся черную мглу. Карл Берри закашлялся.

– Боже милостивый, как только здесь можно жить?

– Здесь долго не жить, – ответил Фортуна. – Большинство старые люди, как вы и я, у них свинцовое отравление. У маленькие дети… как будет это слово? Всегда кашлять?

– Астма, – подсказал Берри.

– Да, у маленькие дети астма. Младенцы рождаться с сердцами… как вы говорить?… реформированные?

– Деформированными, – поправил его Берри.

Я остановился в сотне ярдов от черных заборов и черных стен завода. Вся деревня казалась черным рисунком на сером фоне. Даже свет ламп не пробивался сквозь закопченные сажей окна.

– Почему это «мой» город, Фортуна? – спросил я. Он вытянул руку в сторону завода. Линии его ладони

уже почернели от сажи, а манжет белой рубашки стал серым.

– Чаушеску уже нет. Завод больше не должен делать резиновые вещи для Восточная Германия, Польша, СССР… Вы хотеть делать вещи, которые надо вашей компании? Нет… как вы говорить?… нет структуры по защите окружающей среды… Нет правил, которые запрещать делать вещи так, как вы хотеть, и выбрасывать отходы, куда вы хотеть. Итак, вы хотеть?

Я долго стоял в черном снегу и мог бы стоять еще дольше, но поезд подал гудок, возвещающий об отправлении через две минуты.

– Возможно, – сказал я. – Всего лишь возможно. Мы побрели по пеплу обратно.

Глава 6


Дети ночи

Донна Уэкслер, доктор Эймсли, Карл Берри и наш заслуженный профессор доктор Леонард Пэксли уехали из Сигишоары на ожидавшем их микроавтобусе обратно в Бухарест. Я остался. Утро было хмурым; тяжелые тучи скапливались над долиной, окутывая окружающие хребты колышущейся дымкой. Серые камни городских стен с одиннадцатью каменными башнями слились, казалось, с серыми небесами, плотно накрыв средневековый город куполом мрака. Поздно позавтракав, я залил термос, прошел через площадь старого города и поднялся по древним ступеням к дому на Музейной площади. Железные двери винного подвала были заперты, узкие двери первого этажа плотно закрыты тяжелыми ставнями. Старик, сидевший на скамейке через улицу, сообщил мне, что ресторан не работает уже несколько лет, что власти сначала собирались превратить дом в музей, а потом решили, что зарубежные гости не будут платить валютой за просмотр ветхого дома, хотя бы и того, в котором пять веков назад жил Влад Дракула. Туристы предпочитали большие старинные замки на сотню миль ближе к Бухаресту – замки, построенные столетия спустя после отречения Влада Цепеша.

Я опять перешел улицу, дождался, пока старик покормит голубей и уйдет, и отодвинул массивный брус, запиравший ставни. Оконца в дверях были такими же черными, как душа Копша-Микэ. Я поскребся в стекло, которому минуло несколько веков.

Фортуна открыл дверь и провел меня внутрь. Большинство столов и стульев были навалены на неровную стойку, от них к закопченным потолочным балкам тянулась паутина. Фортуна быстро стащил вниз один стол, установил его на каменном полу в центре помещения, потом смахнул пыль с двух стульев, и мы сели.

– Вам понравилась поездка? – спросил он по-румынски.

– Да, – ответил я на том же языке, – но мне показалось, что вы несколько перегнули палку.

Фортуна пожал плечами. Зайдя за стойку, он протер две оловянные кружки и поставил их на стол. Я кашлянул.

– Признали бы вы во мне члена Семьи – там, в аэропорту, – если б не знали? – спросил я.

Мой недавний гид позволил себе ухмыльнуться.

– Конечно.

Я нахмурился.

– Но каким образом? У меня нет акцента, я много лет прожил в Америке.

– Ваши манеры, – сказал Фортуна. Румынское слово будто ненароком слетело с его языка. – Они слишком хороши для американца.

Я вздохнул. Фортуна полез под стол и извлек оттуда бурдюк с вином, но я сделал отрицательный жест и, вытащив термос из кармана пальто, наполнил обе кружки. Раду Фортуна кивнул; выглядел он так же серьезно, как и все три последних дня. Мы сдвинули кружки.

– Skoal, – сказал я.

Питье оказалось очень неплохим; свежим, еще сохраняющим температуру тела. До свертывания, когда появляется привкус горечи, было еще далеко.

Фортуна осушил кружку, вытер усы и одобрительно кивнул.

– Ваша компания купит завод в Копша-Микэ? – спросил он.

– Да. Или наш консорциум привлечет к этому европейские инвестиции.

– Вкладчики Семьи будут счастливы, – улыбнулся Фортуна. – Пройдет лет двадцать пять, прежде чем эта страна сможет позволить себе роскошь беспокоиться об окружающей среде… и о здоровье людей.

– Десять лет, – возразил я. – Забота об экологии заразна.

Фортуна сделал жест руками и плечами – особый трансильванский жест, которого я не видел уже много лет.

– Кстати о заразе, – сказал я. – То, как обстоят дела с приютами, иначе как кошмаром не назовешь.

Маленький человечек кивнул. Тусклый свет от двери за моей спиной освещал его лицо.

– Мы не располагаем такой роскошью, как ваша американская плазма или частные донорские банки крови. Государству пришлось позаботиться о запасах.

– Но СПИД… – начал было я.

– Будет локализован. Благодаря гуманным порывам вашего доктора Эймсли и отца О’Рурка. В течение нескольких следующих месяцев американское телевидение будет передавать спецвыпуск в «60 минутах», в «20/20» и во всяких прочих программах, которые появились у вас со времени моей последней поездки. Американцы сентиментальны. Общественность поднимет вой. Потечет помощь от разных организаций и тех богатеев, которым больше нечем заняться. Семьи начнут усыновлять больных детей, платить бешеные деньги за их доставку в Штаты, а местные станции будут брать интервью у матерей, рыдающих от счастья.

Я кивнул. Фортуна продолжал.

– Ваши американские медики, плюс британские, и западногерманские наводнят Карпаты, Бучеджи, Фэгэ-раш… А мы «обнаружим» еще много приютов и больниц, еще такие же изоляторы. За два года это будет локализовано.

– Но они могут забрать значительное количество ваших… емкостей… с собой, – мягко сказал я.

Фортуна улыбнулся и снова пожал плечами.

– Есть еще. Всегда найдется еще. Даже в вашей стране, где подростки убегают из дома, а фотографии пропавших детей помещают на молочных упаковках. Разве не так?

Допив из кружки, я поднялся и шагнул к свету.

– Те времена прошли. Выживание равняется умеренности. Все члены Семьи должны это однажды усвоить. – Я повернулся к Фортуне, и мой голос зазвучал более гневно, чем я ожидал: – Иначе что? Опять инфекция? Рост Семьи, более быстрый, чем рост раковых клеток, более страшный, чем СПИД? Ограничиваясь, мы сохраняем равновесие. Если же продолжать… размножаться, останутся одни охотники без добычи – обреченные на голод, как когда-то кролики на острове Пасхи.

Фортуна поднял руки ладонями вперед.

– Не стоит спорить. Нам это известно. Поэтому Ча-ушеску пришлось уйти. Поэтому-то мы его и сбросили. Ведь вы ему и отсоветовали идти в тоннель, где бы он добрался до кнопок, с помощью которых мог уничтожить весь Бухарест.

Какое-то мгновение я только смотрел на маленького человечка, а когда я заговорил, голос мой звучал очень устало.

– И все же будете ли вы мне подчиняться? После стольких лет?

Глаза Фортуны ярко блестели.

– О да.

– А вы знаете, почему я вернулся?

Фортуна встал и двинулся в сторону темного коридора, откуда начиналась еще более темная лестница. Он показал наверх и повел меня в темноту, в последний раз исполняя при мне роль гида.

Помещение служило кладовой над рестораном для туристов. Пять веков назад здесь была спальня. Моя спальня.

Другие члены Семьи, которых я не видел уже несколько десятилетий, если не столетий, ждали здесь. Облачением им служили темные одежды, которые использовались лишь для наиболее торжественных церемоний Семьи.

Моя кровать тоже ждала меня. Над ней висел мой портрет, написанный во время заточения в Вышеграде в 1465 году. Я задержался на мгновение, чтобы взглянуть на изображение: на меня смотрел венгерский аристократ: соболий воротник отделан золотой парчой, накидка застегнута на золотые пуговицы, шелковая шапочка обшита по моде того времени девятью рядами жемчуга и крепится застежкой в форме звезды с большим топазом в центре… Лицо очень знакомое и одновременно поразительно чужое: длинный орлиный нос, зеленые глаза – настолько большие, что кажутся гротескными, широкие брови и еще более широкие усы, слишком большая нижняя губа над выступающим подбородком… Все вместе создавало высокомерный и вызывающий беспокойство образ.

Фортуна меня узнал. Несмотря на годы, на разрушающее действие возраста и произведенные пластическими операциями изменения – несмотря ни на что.

– Отец, – прошептал стоявший у окна старик.

Я всматривался в его лицо, часто моргая от усталости. Мне трудно было точно вспомнить его имя… Возможно, один из кузенов моих добринских братьев. Последний раз я видел его во время Церемонии более полутора столетий тому назад, когда уезжал в Америку.

Он вышел вперед и робко прикоснулся к моей руке. Я кивнул, достал из кармана перстень и надел его на палец.

Все в комнате преклонили колени. Я слышал хруст и щелканье древних суставов.

Добринский кузен встал и поднял к свету тяжелый медальон.

Мне был знаком этот медальон. Он представлял собой символ ордена Дракона, тайного общества, появившегося в 1387 году и реорганизованного в 1408-м. Золотой медальон на золотой цепи имел форму дракона, свернувшегося в кольцо, с открытой пастью, растопыренными лапами, поднятыми крыльями; хвост закручивается к голове, а вся фигура переплетается с двойным крестом. На кресте – два девиза ордена: «О quam misericors est Deus» («О, как милосерден Господь») и «Justus et Pius» («Справедливый и благочестивый»).

Мой отец был посвящен в орден Дракона 8 февраля 1431 года… В тот год, когда я появился на свет. Будучи дра-конистом, последователем «draco», то есть «дракона» по-латыни, он носил этот знак на щите, а также чеканил его на своих монетах. Поэтому мой отец и получил имя Влад Дракула; «dracul» на моем родном языке означает «дракон» и «дьявол» одновременно. «Dracula» – «сын дракона».

Добринский брат повесил медальон мне на шею. Я ощутил тяжесть золота, тянущего меня вниз. Около дюжины находившихся в комнате мужчин пропели короткий гимн и стали подходить ко мне по одному, чтобы поцеловать перстень, после чего возвращались на свои места.

– Я устал, – сказал я. Голос мой напоминал шорох древнего пергамента.

Тогда они сгрудились вокруг, освободили меня от медальона и дорогого костюма, а затем бережно облачили в льняную ночную рубашку. Добринец отбросил с кровати льняное покрывало. Исполненный благодарности, я лег в постель и откинулся на высокие подушки.

Раду Фортуна придвинулся поближе.

– Ты приехал домой, чтобы умереть, Отец. В его словах не прозвучало вопроса. У меня не было ни

нужды, ни сил, чтобы кивнуть.

Старик, который мог быть одним их прочих добрин-ских братьев, подошел к кровати, опустился на колено, еще раз поцеловал мой перстень и произнес:

– В таком случае, Отец, не пора ли подумать о рождении нового Князя и его Посвящении?

Я посмотрел на этого человека, представив себе, как бы Влад Цепеш с висевшего над моей головой портрета посадил бы его на кол или выпустил из него потроха за столь неделикатный вопрос.

Но я в ответ лишь кивнул.

– Это будет сделано, – сказал Раду Фортуна. – Женщина и повитуха для него уже подобраны.

Я прикрыл глаза, подавив улыбку. Сперма собрана много десятилетий назад и объявлена жизнеспособной. Мне оставалось лишь уповать на то, что им удалось ее сохранить в этой полумертвой злополучной стране, где даже надежда имела мизерные шансы на выживание. Я не испытывал ни малейшего желания знать грубые подробности подбора и осеменения.

– Мы начнем подготовку к Посвящению, – сказал старик, которого я знавал когда-то как молодого князя Михню.

Настойчивости в его голосе не было, и я понял почему. Мое умирание будет медленным процессом. Болезнь, с которой я живу так давно, легко меня не отпустит. Даже теперь, когда болезнь поистаскалась и одряхлела от времени, она руководит моей жизнью и сопротивляется ласковому призыву смерти.

С этого дня перестаю пить кровь. Я принял решение, и оно останется неизменным. Вновь переступив порог этого дома, взойдя на древнее ложе, по своей воле я отсюда не уйду.

Но даже при соблюдении поста неутомимая способность моего тела исцелять себя, продлевать собственное существование будет сопротивляться моему желанию умереть. Еще год или два, а то и больше я буду находиться на смертном одре, прежде чем мой дух и притаившееся на уровне клеток стремление продолжать уступит неизбежной необходимости закончить.

Я решил, что буду жить до тех пор, пока не появится на свет новый Князь и не совершится обряд Посвящения, – сколько бы месяцев или лет ни прошло до этого момента.

Однако к тому времени я не буду уже престарелым, но вполне живым Вернором Диконом Трентом: я стану лишь мумифицированной карикатурой на человека со странным лицом, изображенного на портрете над моей кроватью.

Не открывая глаз, я поглубже вдавливаюсь в подушки и кладу желтоватые пальцы поверх покрывала. Старейшие члены Семьи один за другим подходят, чтобы в последний раз поцеловать мой перстень, а затем начинают перешептываться и переговариваться вполголоса в соседнем зале, как крестьяне на похоронах.

Внизу, на древних ступенях дома, в котором родился, я слышу легкое поскрипывание и пошаркивание, когда остальные члены Семьи длинной чередой поднимаются наверх в благоговейном молчании, чтобы посмотреть на меня – как на какую-нибудь мумию из музея, как на опустошенное, пожелтевшее в своей гробнице восковое тело Ленина, – и поцеловать перстень и медальон ордена Дракона.

Я позволяю себе уплыть в сны.

Чувствую, как они роятся вокруг меня, эти сны о минувших временах, иногда – о лучших временах, а чаще всего – о временах страшных. Я ощущаю их тяжесть, тяжесть этих снов крови и железа и отдаюсь им, впав в тревожное забытье, в то время как в памяти моей чередой проходят последние дни, шаркая, будто любопытные и скорбные члены моей Семьи – Семьи Детей Ночи.

Глава 7


Дети ночи

Доктор Кейт Нойман сходила с ума. Она вышла из детского отделения, прошла через изолятор, где выздоравливали ее восемь больных гепатитом В, постояла перед никак не обозначенной комнатой для умирающих младенцев, заглянув при этом в окошко и стукнув кулаком по косяку, после чего стремительно направилась в сторону ординаторской.

Помещения бухарестской Первой окружной больницы напоминали Кейт старую переплетную фабрику в Массачусетсе, где она как-то проработала целое лето, чтобы скопить достаточную сумму на учебу в Гарварде: те же коридоры, выкрашенные в грязно-зеленый цвет, такой же потрескавшийся и замызганный линолеум, такие же гнусные люминесцентные лампы, дающие неровный жидкий свет; по вестибюлю прохаживались мужчины того же, что и на фабрике, пошиба: с небритыми физиономиями, развинченными походками и самодовольными, похотливыми взглядами искоса.

Кейт Нойман была сыта по горло. Прошло шесть недель с тех пор, как она приехала в Румынию для «короткой консультационной поездки», сорок восемь часов с того времени, как она спала, и почти двадцать четыре часа после того, как она принимала душ. Сколько дней она не выходила на улицу, на солнце, и не сосчитать, а с того момента, как она видела умирающим последнего ребенка из комнаты без таблички, прошло лишь несколько минут. Для Кейт Нойман всего этого было достаточно.

Она ворвалась в дверь ординаторской и остановилась, тяжело дыша, оглядывая обращенные к ней озадаченные лица врачей – в основном смуглолицых мужчин; многие были в хирургических костюмах не первой свежести и с жиденькими усиками. Их сонный вид не вводил Кейт в заблуждение, поскольку она знала, что долгое пребывание в палатах здесь ни при чем: большинство врачей имели короткий рабочий день и недосыпали лишь из-за того, что вели так называемую ночную жизнь в послереволюционном Бухаресте. На дальнем конце кушетки Кейт заметила синие джинсы и почувствовала облегчение оттого, что вернулся ее румынский приятель и переводчик Лучан Форся, но тут человек подался вперед, и она увидела, что это не Лучан, а всего лишь американский священник, которого дети называли отцом Майком, и гнев, подобно черной приливной волне, вновь захлестнул Кейт.

Заметив у бака с горячей водой администратора больницы, господина Попеску, она обрушила свое негодование на него.

– Сегодня мы потеряли еще одного ребенка. Еще одного ребенка не стало. Девочка умерла совершенно бессмысленно, мистер Попеску.

Круглолицый администратор взглянул на нее, моргнул и помешал ложечкой чай. Кейт была уверена, что он ее понимает.

– Не хотите ли узнать причину? – спросила она. Двое педиатров начали пробираться к выходу, но Кейт

встала в дверном проеме, подняв руку жестом регулировщика.

– Всe должны это услышать, – тихо сказала она, не отрывая взгляда от Попеску. – Неужели никто не хочет знать, почему мы потеряли сегодня еще одного ребенка?

Администратор облизнул губы.

– Доктор Нойман… вы… наверное… очень устали, да? Кейт не сводила с него глаз.

– Мы потеряли маленькую девочку в девятой палате. – Голос у нее был таким же безжизненным, как и взгляд. – Она умерла от эмболии, потому что кто-то небрежно делал внутривенное вливание… чертовски простое, рутинное вливание… И толстая сестра, от которой несет чесноком, вогнала пузырек воздуха прямо в сердце ребенку.

– Imi pare foarte rаu, – пробормотал господин По-песку, – nu am ln^eles.

– Черта с два не понимаете! – бросила Кейт, почувствовав, что ее гнев превращается во что-то острое, хорошо заточенное. – Отлично все понимаете.

Она повернулась и окинула взглядом дюжину уставившихся на нее медиков.

– Вы все понимаете. Эти слова очень легко понять… Небрежность, халатность, неряшливость! Это уже третий за месяц ребенок, которого мы теряем исключительно из-за дурацкой некомпетентности.

Кейт взглянула в лица ближайших к ней педиатров.

– А вы где были?

Тот, что повыше, повернулся к своему коллеге и с ухмылкой сказал что-то шепотом по-румынски. Слова «tiganesc» и «corcitura» прозвучали вполне отчетливо.

Кейт шагнула к нему, с трудом подавляя в себе желание врезать прямо по густым усам.

– Я знаю, что девочка была цыганской полукровкой, дерьмо ты собачье.

Она сделала еще один шаг, и румын, хоть и был дюймов на пять выше ее и фунтов на семьдесят тяжелее, вжался в стену.

– Еще я знаю, что вы продаете выживших детей американским проходимцам, которые рыщут вокруг, – сказала Кейт педиатру, нацелив палец так, будто собиралась проткнуть ему грудь. В следующее мгновение она отвернулась, словно ее оттолкнул исходивший от него запах. – И чем занимаются остальные, я тоже знаю. – Ее исполненный отвращения голос звучал настолько измученно, что она сама еле его узнавала. – Самое малое, что вы могли сделать, – это спасти больше детей…

Двое стоявших у входа педиатров торопливо выскочили из ординаторской. Другие врачи тоже оставили чай и потихоньку покинули помещение. Попеску подошел ближе и сделал попытку прикоснуться к руке Кейт, но передумал.

– Вы очень устали, мисс Нойман…

– Доктор Нойман, – произнесла Кейт, не поднимая глаз. – И если, Попеску, уход в палатах не станет лучше, если еще хоть один ребенок умрет из-за небрежности, ей-богу я пошлю доклад в ЮНИСЕФ, Общество по усыновлению и спасению детей и во все прочие организации, на которых вы греете руки… Такой доклад, что вы от американцев впредь гроша ломаного не получите и ваши ненасытные друзья пошлют вас в то место, которое нынче заменяет в Румынии ГУЛАГ.

Попеску покраснел, побледнел, опять покраснел, попытался на ощупь поставить, чашку на стол сзади, уронил ее и, прошипев что-то по-румынски, шаткой походкой вышел.

Кейт Нойман постояла еще немного, по-прежнему упершись взглядом в пол, потом подошла к столу, подняла чашку и поставила ее в нишу над баком с горячей водой. Почувствовав утомление, накатывающее медленными волнами, она закрыла глаза.

– Ваша работа здесь почти закончена? – подал голос американец.

Кейт отреагировала незамедлительно. Бородатый священник все еще сидел на кушетке; его синие джинсы, серая футболка и кроссовки выглядели неуместно и несколько нелепо.

– Да. Еще неделя – и я уеду при любом раскладе. Священник кивнул, допил чай и отставил кружку с отбитыми краями.

– Я наблюдал за вами, – мягко сказал он. Кейт посмотрела на него. Она всегда недолюбливала

верующих, а целомудренные попы раздражали ее больше всего. Священники казались ей бесполезным анахронизмом – колдунами, сменившими страшные маски на белые стоячие воротнички и расточающими фальшивую заботу, стервятниками, вьющимися над больными и умирающими.

Кейт осознала, насколько она устала.

– А я за вами не наблюдала, – тихо сказала она, – но видела, как вы общаетесь с только что поступившими детьми. Дети к вам тянутся.

Отец О’Рурк кивнул.

– А вы спасаете им жизнь.

Он подошел к окну и отодвинул плотные шторы. Насыщенный свет вечернего солнца залил комнату – возможно, впервые за несколько лет.

Кейт моргнула и потерла глаза.

– Смотрите-ка, доктор Нойман, совсем как днем. Может быть, прогуляемся?

– Нет необходимости… – начала было Кейт, пытаясь рассердиться на него за столь самоуверенный тон, но не смогла. Эмоций у нее осталось не больше, чем заряда в подсевшем аккумуляторе.

– Хорошо, – сказала она.

Они вместе вышли из больницы навстречу бухарестскому вечеру.

Глава 8


Дети ночи

Обычно Кейт добиралась до своей квартиры на такси уже затемно, но сейчас они шли пешком и она жмурилась от густого вечернего света, падающего на стены домов. Ей казалось, будто раньше она никогда не видела Бухареста.

– Значит, вы остановились не в отеле? – спросил священник.

Кейт стряхнула с себя задумчивость.

– Нет. Фонд снял для меня небольшую квартирку на улице Штирбей Водэ. – Она назвала адрес.

– А… – произнес он. – Это прямо рядом с садом Чиш-миджиу.

– Рядом с чем? – переспросила Кейт.

– Сад Чишмиджиу. Одно из моих любимых мест в городе.

Кейт покачала головой.

– Ни разу не была. – Она криво улыбнулась. – Не слишком-то много я видела с тех пор, как сюда приехала. Вне больницы я провела всего три дня, да и те проспала.

– А когда вы приехали? – спросил он.

Сейчас они шли по оживленному бульвару Бэлческу, и Кейт заметила, что отец О’Рурк прихрамывает. Здесь, на тротуаре возле университета, тени были более глубокими, а воздух – прохладным.

– Гмм… четвертого апреля. О Господи!

– Понимаю, – сказал отец О’Рурк– В больнице день кажется неделей. Неделя – вечностью.

Когда они дошли до площади Виктории, Кейт вдруг остановилась и нахмурилась.

– Какое сегодня число?

– Пятнадцатое мая, – ответил священник. – Среда.

– Я обещала вернуться в Центр по контролю за заболеваниями к двадцатому. Они прислали мне билеты. Совсем забыла, что уже так скоро…

Она тряхнула головой и обвела взглядом площадь. Позади виднелась церковь Крецулеску, вся в лесах, сквозь которые проглядывали пулевые выбоины на закопченном фасаде. Дворец Республики на противоположной стороне получил еще более серьезные повреждения. Над входом с колоннами висели красные и белые флаги, но двери и разбитые окна были заколочены досками. Справа находился отель «Атене-палас», который функционировал, но некоторые окна зияли провалами, а строчки пулевых отверстий напоминали шрамы от иглы на коже наркомана.

– ЦКЗ? – переспросил О’Рурк– Так вы из Атланты?

– Из Боулдера, в Колорадо, – ответила Кейт. – Головная контора все еще в Атланте, но в течение нескольких лет там же располагался и Центр по контролю за заболеваниями. Филиал в Боулдере появился сравнительно недавно.

Они пересекли площадь Виктории на зеленый свет и пошли по улице Штирбей Водэ. Перед отелем «Бухарест» на них налетели три цыганки. Целуя собственные руки, протягивая младенцев и похлопывая Кейт по плечу, они наперебой повторяли:

– Роr la bambina… Роr la bambina…

Кейт полезла в карман, но отец О’Рурк уже наскреб мелочи для каждой. Цыганки скорчили физиономии, увидев монеты, бросили что-то на своем наречии и поспешили вновь занять места перед отелем. За всем этим безразлично наблюдали от входа валютчики в джинсах и кожаных куртках.

Штирбей Водэ была поуже, но также забита громыхающими по булыжнику и разбитому асфальту дешевыми «дачиями», а также «мерседесами» и БМВ, принадлежавшими местной мафии. Кейт снова обратила внимание на легкую хромоту священника, однако решила ничего не спрашивать.

– А вы откуда?… – вместо этого поинтересовалась она, прикидывая, стоит ли добавлять «святой отец». Но язык у нее так и не повернулся.

Улыбка тронула уголки губ священника.

– Орден, в котором я работаю, располагается в Чикаго, и здесь я выполняю поручения Чикагской епархии, хотя уже довольно давно не бывал там. В последние годы я много времени провел в Центральной и Южной Америке. А еще раньше – в Африке.

Кейт взглянула влево, узнала улицу Тринадцатого Декабря и сообразила, что до дому ей осталось один-два квартала. При свете дня улица имела совсем иной вид, чем по вечерам.

– Значит, вы что-то вроде специалиста по Третьему миру, – констатировала она, чувствуя себя слишком усталой, чтобы сосредоточиться на разговоре. Тем не менее английская речь доставляла ей удовольствие.

– Что-то вроде, – согласился отец О’Рурк

– И вы специализируетесь на сиротских приютах по всему миру?

– Не совсем. Если у меня и есть специальность, то это дети. Иными словами я стараюсь отыскивать их в приютах и больницах.

Кейт понимающе кивнула. Лучи света, отразившись от зданий, упали на несколько ореховых деревьев вдоль улицы, окутав их золотисто-оранжевым ореолом. Воздух был насыщен типичными для любого крупного восточноевропейского города запахами: неочищенные выхлопные газы, сточные воды, гниющие отходы… Но в прохладном вечернем ветерке ощущалась и свежесть зелени вперемешку с ароматом цветов.

– Неужели на улице здесь может быть так хорошо? Кажется, за все время мне запомнились только дождь и холод, – тихо сказала Кейт.

Отец О’Рурк улыбнулся.

– Погода с начала мая почти летняя. А деревья на улицах к северу отсюда – просто что-то невероятное.

Кейт остановилась.

– Номер пять. Это мой дом. – Она протянула руку. – Ну что ж, спасибо за прогулку, за беседу… м-м-м… святой отец.

Священник смотрел на нее, не подавая руки. Выражение его лица казалось несколько непонятным, замкнутым, будто он спорил о чем-то с самим собой. Кейт впервые заметила, какие у него удивительно ясные серые глаза.

– Парк там, недалеко, – сказал О’Рурк, показывая вдоль Штирбей Водэ. – Меньше квартала отсюда. Вход в парк трудновато заметить, если не знаешь, где он. Я понимаю, вы измотаны, но…

Кейт действительно чувствовала себя как выжатый лимон, да и настроение было паршивое. Кроме того, этот целомудренный поп в джинсах ничуть не казался ей соблазнительным, несмотря на поразительно красивые глаза. И все же впервые за несколько недель она говорила не о медицине и с удивлением поймала себя на том, что не испытывает желания закончить прогулку.

– Да-да, конечно, – кивнула она. – Покажите мне парк.

Сад Чишмиджиу заставил Кейт вспомнить собственные представления о том, каким когда-то, десятки лет тому назад, был Центральный парк в Нью-Йорке, еще до того, как по ночам в нем воцарилось насилие, а днем – суета. Чишмиджиу был настоящим городским оазисом, потаенной жизнью деревьев, воды, цветов и игры света в листве.

Они прошли через узкую калитку в высоком заборе, которую Кейт прежде не замечала, спустились по лестнице между высоких валунов и оказались в лабиринте мощеных тропок и булыжных дорожек. Несмотря на обширные размеры, от всех уголков парка веяло уютом: ручеек, протекающий под каменным арочным мостиком, переходящий затем в широкую тенистую заводь; неухоженная длинная лужайка, явно не тронутая косой садовника и радующая глаз буйством диких цветов; игровая площадка, звенящая голосами детей, одетых еще по-зимнему; присматривающие за ними бабушки сидят на длинных скамейках, а вокруг каменных столов и лавок собрались кучками мужчины, наблюдающие за шахматной игрой; со стороны украшенного разноцветными огнями ресторана на островке доносятся звуки смеха.

– Чудесно! – воскликнула Кейт.

Миновав шумную детскую площадку, они прошлись по восточному берегу заводи, взошли на бетонный мостик и остановились, чтобы понаблюдать за парочками, катавшимися на лодках внизу.

Отец О’Рурк кивнул и облокотился на парапет.

– Всегда проще видеть в чем-то лишь одну сторону. Бухарест, возможно, и трудно полюбить, но у него есть и свои достоинства.

Кейт смотрела на проплывающую внизу парочку: молодой человек сражался с тяжелыми веслами, стараясь в то же время выглядеть непринужденно, а его девушка откинулась на носу в томной – или казавшейся ей томной – позе. На вид лодка была такого же размера, что и спасательная шлюпка QE-2, и казалась такой же легкой в управлении. Парочка уже почти скрылась за поворотом, когда взмокшему молодому человеку пришлось, ругнувшись, навалиться на весла, дабы избежать столкновения с водным велосипедом.

– Такое впечатление, что и Чаушеску, и революция остались в далеком прошлом, правда? – сказала Кейт. – Трудно поверить, что этим людям пришлось так долго прожить при одном из жесточайших диктаторов в мире.

Священник кивнул.

– А вы видели новый президентский дворец и бульвар Победы Социализма?

Кейт попыталась напрячь свои уставшие извилины.

– Кажется, нет, – ответила она.

– Вам обязательно надо побывать там до отъезда. По отстраненному взгляду серых глаз отца О’Рурка

могло показаться, что в душе он ведет какой-то внутренний диалог.

– Это новый район Бухареста, что он построил? Священник снова кивнул.

– Он напоминает мне архитектурные опусы, которые Альберт Шпеер делал для Гитлера. – Голос его звучал очень тихо. – Берлин в том виде, каким он должен был стать после окончательного триумфа Третьего рейха. А президентский дворец, возможно, крупнейшее жилое здание в мире… Вот только сейчас там никого не осталось. Новый режим никак не сообразит, какого черта с ним делать. А весь бульвар – это нагромождение белоснежных конторских и жилых комплексов – частично Третий рейх, частично «корейская готика», частично Римская империя. Они уничтожают то, что когда-то было красивейшей частью города, как боевые машины марсиан. Старые постройки по соседству исчезли навсегда… сгинули, как сам Чаушеску. – Он потер щеку. – Не хотите немного посидеть?

Они подошли к скамейке. Закат уже совсем погас, отсвечивая лишь в самых высоких облаках, но сумерки плавно переходили в ночь – теплый вечер поздней весны медленно угасал. Несколько фонарей освещали длинную извилистую дорожку.

– У вас нога разболелась, – заметила Кейт. Отец О’Рурк улыбнулся.

– Эта нога не может болеть. – Он приподнял левую штанину над длинным носком и, постучав по розовому пластику протеза, добавил: – До колена. А то, что выше, иногда доставляет чертовские неприятности.

Кейт закусила губу.

– Авария?

– В некотором роде. Что-то типа аварии в масштабах страны. Вьетнам.

Невероятно! Во время войны Кейт еще ходила в школу, а священник, на ее взгляд, был чуть ли не моложе ее. Теперь она повнимательнее всмотрелась в его лицо над темной бородой и, разглядев паутинку морщинок вокруг глаз, впервые по-настоящему увидела этого человека и пришла к выводу, что ему, по всей вероятности, сорок с небольшим.

– Мне очень жаль, что так случилось, – сказала она.

– Мне тоже, – засмеялся священник.

– Мина? – В интернатуре Кейт познакомилась с одним блестящим врачом, специализировавшимся при Комиссии по делам ветеранов.

– Не совсем, – ответил О’Рурк.

В его голосе не слышалось неловкости или неуверенности, с которыми Кейт нередко приходилось сталкиваться во время бесед с ветеранами Вьетнама. «Какие бы кошмары ни мучили его из-за войны, – подумала она, – сейчас он свободен от них».

– Я был тоннельной крысой, – пояснил О’Рурк– Нашел там одного из Национальной вьетнамской армии, а он оказался не просто покойником, а миной-ловушкой.

Кейт не имела понятия, что такое «тоннельная крыса», но спрашивать не стала.

– В больнице вы с детьми просто чудеса творите, – сменил тему беседы священник. – После вашего появления там в два раза снизилась смертность от гепатита.

– Все равно ситуация пока оставляет желать лучшего, – откликнулась Кейт.

Заметив нотку раздражения в своем голосе, она сделала глубокий вдох. Следующая фраза прозвучала гораздо мягче:

– А вы сколько уже в Румынии… м-м-м?… Он поскреб бороду.

– Почему бы вам не называть меня Майком?

Кейт хотела что-то сказать, но остановилась в замешательстве. «Майк» было ненамного лучше, чем «святой отец».

Священник усмехнулся.

– Ладно. А если просто О’Рурк? В армии вполне проходило.

– Хорошо… мистер О’Рурк. – Кейт протянула руку– Нойман.

Рукопожатие у него было твердым, но Кейт подспудно ощутила в нем деликатность.

– Хорошо, миссис Нойман. Отвечаю на вопрос… В Румынии я бывал наездами в течение последних полутора лет.

– И все это время имели дело с детьми? – удивилась Кейт.

– В основном.

Он подался вперед, машинально поглаживая колено. Мимо проплыла еще одна лодка. Из ресторана на острове доносилась рок-музыка – слышались какие-то неразборчивые слова.

– Первым делом надо было перевести наиболее серьезно больных детей в больницы… Ну, вы знаете, какие условия в государственных детских домах.

Кейт дотронулась до отяжелевших век. К ее удивлению, болезненное ощущение измотанности постепенно отступало, сменяясь обычной усталостью.

– Больницы немногим лучше, – заметила она. Отец О’Рурк не смотрел на нее.

– Больницы для партийной элиты оснащены гораздо лучше. Вы их видели?

– Никогда.

– Их нет в официальном списке Минздрава. И вывесок на них нет. Но медицинское обслуживание и оборудование на порядок опережают то, что вы наблюдали в районных больницах, где работали.

Кейт повернула голову, чтобы посмотреть на прогуливающуюся под ручку пару. Между ветвями над дорожкой сгущалась темнота.

– Но ведь в этих элитных больницах нет детей, мистер О’Рурк?

– Брошенных детей нет. Лишь несколько откормленных малышей с тонзиллитом.

Парочка скрылась за поворотом извилистой дорожки, но Кейт продолжала смотреть в том же направлении. Жизнерадостные звуки парка, казалось, таяли вдали.

– Черт побери, – тихо прошептала она. – И что же нам делать? Шесть с лишним сотен этих самых государственных учреждений… Двести тысяч, а то и больше детей в них… Пятьдесят процентов заражено гепатитом В, почти столько же в некоторых из этих гнусных дыр дают положительные анализы на ВИЧ. Что делать, мистер О’Рурк?

Священник пристально всматривался в ее лицо при угасающем свете.

– Деньги и помощь с Запада уже кое-кому помогли. Кейт лишь фыркнула.

– Да-да, – подтвердил О’Рурк. – Детей больше не загоняют в клетки, как раньше, когда я приехал сюда с миссией, организованной Вернором Диконом Трентом.

– Конечно, – согласилась Кейт. – Теперь они брошены на произвол судьбы и растут прикованными к чистым железным кроваткам.

– А еще остается надежда на усыновление… – начал священник.

Кейт повернулась к нему.

– И вы тоже участвуете в этой гадкой комедии? Вы поставляете здоровых румынских детей этим отъевшимся на говядине новообращенным американским ублюдкам? В этом и состоит ваша роль?

Отец О’Рурк не отреагировал на эту вспышку гнева. Его лицо оставалось безмятежным. Когда он заговорил, голос его звучал мягко;

– Вы хотите, миссис Нойман, узнать мою роль во всем этом?

Кейт чувствовала, как внутри у нее поднимается волна ярости. Дети страдают, умирают тысячами… десятками тысяч… а этот анахронизм со стоячим воротничком участвует в Большом Детском Базаре, чисто коммерческом предприятии, которым заправляют убийцы и бывшие стукачи, составляющие костяк гнусной мафии этой страны.

– Да, – наконец произнесла она, справившись с собой. – Объясните мне вашу роль.

Не говоря больше ни слова, отец О’Рурк поднялся со скамейки и повел ее из парка. Город уже погрузился в темноту.

Глава 9


Дети ночи

Питешти казался стеной огня, выросшей в ночи. На многие мили вдоль горизонта на северо-востоке протянулась полоса перегонных вышек, резервуаров, охлаждающих башен, ажурных лесов, и пламя вздымалось от тысячи клапанов, темных куполов, черных зданий. Это был город нефтепереработки, насколько знала Кейт, но чем ближе они подъезжали к нему, тем больше он походил на преисподнюю.

От парка они дошли до здания ЮНИСЕФ, где О’Рур-ку была предоставлена комната, и здесь он переоделся. Свое одеяние он назвал «костюмом ниндзя для священника»: черная рубаха, черное пальто, черные брюки, стоячий воротничок. Он посадил Кейт в маленькую «дачию», стоявшую за готическим зданием, и они с грохотом покатили по мощенным кирпичом и булыжником мостовым к отелю «Лидо» на бульваре Генерала Магеру. Не останавливаясь, О’Рурк свернул на улицу Росетти и обогнул квартал, каждый раз притормаживая возле затемненного отеля.

– А что мы… – начала было Кейт, когда они в третий раз медленно проезжали мимо.

– Подождите… Вот там, – указал О’Рурк.

Из отеля вышла пара, судя по одежде – с Запада; они разговаривали с высоким мужчиной в кожаном пальто. Потом все трое уселись на заднее сиденье «мерседеса», стоявшего у тротуара там, где стоянка запрещена. О’Рурк свернул в тень под деревьями на улице Франклин и выключил габаритные огни. Как только «мерседес» влился в поредевший поток машин, священник последовал за ним.

– Ваши друзья? – спросила Кейт, которой не очень-то понравились эти шпионские игры.

Зубы О’Рурка казались ослепительно белыми на фоне бороды.

– Конечно. Американцы. Я знал, что они встречаются с этим парнем примерно в это время.

– По поводу усыновления?

– Точно.

– И вы в этом участвуете?

О’Рурк метнул в ее сторону быстрый взгляд.

– Еще нет.

Они следовали за «мерседесом» по бульвару Генерала Магеру, пока он не перешел в бульвар Николае Бэлческу, затем в западном направлении от круговой развязки Университетской площади по широкому бульвару Республики, перешедшему в бульвар Георгиу-Дежа. Переехав через забетонированный канал, который когда-то был рекой Дымбовицей, они продолжали путь на запад через район жилых домов сталинского типа и электронных заводов. Улицы были широкими и почти пустыми, если не считать отдельных прохожих в темной одежде, случайных такси да громоздких троллейбусов. Повсюду на мостовых зияли многочисленные глубокие выбоины. Скорость здесь была ограничена пятьюдесятью километрами, но «мерседес» вскоре разогнался до сотни, и О’Рурку пришлось подстегнуть свою «дачию», чтобы не отстать.

– Вас остановит полиция, – предостерегла Кейт.

Священник кивком указал на бардачок:

– Там четыре пачки «Кента» для такого случая.

Он вывернул руль, чтобы не наехать на пешеходов, стоявших посреди бульвара. Улицу тускло озарял слабый желтый свет редких натриевых фонарей.

Внезапно мрачные жилые кварталы поредели, потом вообще исчезли, и они оказались за городом, разогнавшись еще быстрее, чтобы не потерять из виду габаритные огни «мерседеса». Кейт успела разглядеть промелькнувший знак: «А-1, ШОССЕ БУХАРЕСТ – ПИТЕШТИ, ПИТЕШТИ, 113 KM».

Поездка заняла чуть меньше часа, и все это время они почти не разговаривали: Кейт была настолько вымотана, что с трудом ворочала языком, а О’Рурк, по-видимому, предавался своим мыслям. Дорога представляла собой некое подобие американской автострады между штатами, но совершенно разбитой и без обочины. Местность по сторонам дороги утопала во тьме, и лишь кое-где в отдалении от шоссе виднелись огни деревень, такие хилые, словно там горели лишь несколько керосиновых ламп.

Тем большим потрясением оказалось ярко светящееся в ночи зарево над Питешти.

«Мерседес» свернул на первое же ответвление от шоссе в сторону города, и О’Рурк прибавил скорость, чтобы сократить расстояние. Вскоре дорога вывела их на плохо освещенный проспект, а затем – на узкую улочку, совсем лишенную света. Жилые кварталы здесь выглядели еще более зловеще, чем в Бухаресте. Хотя не было и десяти вечера, сквозь занавески виднелись лишь несколько огоньков. Оштукатуренные здания были освещены неровным оранжевым сиянием, отражавшимся от низких туч. Кейт и О’Рурк закрыли окна в машине, но едкие испарения от нефтеперегонных заводов все равно проникали в салон. От них слезились глаза и першило в горле. У Кейт снова мелькнула мысль об аде.

«Мерседес» свернул в еще более узкий переулок и остановился. О’Рурк прижал «дачию» к краю мостовой сразу за перекрестком.

– И что дальше? – спросила Кейт.

– Оставайтесь здесь или пойдемте со мной, – ответил он.

Кейт выбралась из машины и последовала за священником через улицу к жилому массиву. С затемненных верхних этажей доносились звуки включенных радиоприемников или телевизоров. Несмотря на адское сияние сверху, весенний воздух был весьма прохладен. Лифт в подъезде не работал; они услышали шаги, гулко раздававшиеся на лестнице. О’Рурк жестом призвал Кейт поторопиться, и она вприпрыжку побежала за ним по ступенькам. Вверху грохотала тяжелая поступь четырех человек, но О’Рурк шел почти неслышно. Кейт заметила, что он остался в кроссовках, и даже слегка улыбнулась, хоть и начинала задыхаться от напряжения.

Они остановились на шестом этаже, который в Америке считался бы седьмым. О’Рурк открыл дверь на лестничной площадке, и их окутали застарелые кухонные запахи, не менее едкие, чем вонь от нефтеперегонки на улице. В узком коридоре эхом отдавались голоса.

О’Рурк попросил Кейт оставаться на месте, а сам бесшумно двинулся по коридору, сливаясь с тенью между тусклыми пятнами света. У нее невольно промелькнула мысль о поразительной точности выражения: «костюм ниндзя для священника».

Несмотря на его приказ, а скорее, вследствие его Кейт пошла за святым отцом по коридору, останавливаясь в самых темных местах. Она уже примерно представляла, какую картину увидит у открытой двери квартиры… И предчувствие ее не обмануло.

Там стояли чета американцев и двое румын в кожаных куртках, которые исполняли роль переводчиков и од-новременно спорили о чем-то с жильцами квартиры – мужчиной и женщиной. Трое маленьких детей вцепились в юбку матери, а из открытой двери спальни доносился плач младенца. Квартирка была небольшой, захламленной и грязной, потертый ковер усеивали раскиданные горшки и кастрюли, словно ими только что играли детишки. В спертом воздухе стоял густой запах жареной пищи и грязных пеленок.

Кейт еще раз выглянула из-за косяка. О’Рурк был уже практически в квартире, но пока еще не замеченный спорившими в освещенной комнате людьми. Румыны, доставившие сюда американцев, представляли собой типичных мафиози: один – с бандитскими усиками, другой – с трехдневной щетиной, оба с сальными волосами, в модных джинсах и шелковых рубахах под кожаными куртками, и у обоих наглый, вызывающий вид, знакомый Кейт по трем континентам.

Хозяева квартиры были пониже ростом, с нездоровыми желтовато-бледными лицами; жена, с темными кругами под глазами, стояла с отчаявшимся видом, а муж беспрерывно тараторил, и часто мелькавшая на его губах улыбка напоминала скорее нервный тик. Молодые светловолосые американцы, небрежно одетые в «Лэндз Энд», выглядели ошеломленными. Она все время наклонялась, чтобы обнять детишек или одарить их улыбкой, но те прятались за родительскими спинами или убегали в темную спальню.

– Сколько за этого? – спросил американец, протянув руку, чтобы потрепать по волосам трех-четырехлет-него мальчугана, прильнувшего к матери. Мальчик резко отпрянул. Более рослый из румын отрывисто переговорил с отцом семейства и с ухмылкой сказал:

– Он говорить, сто тысяч лей и «турбо».

– Турбо? – переспросила американка, быстро заморгав.

– Автомобиль «турбо», – пояснил тот, что был ниже и смуглее. Когда он усмехнулся, на свету блеснул золотой зуб.

Американец достал записную книжку-калькулятор и принялся быстро считать.

– Сто тысяч лей – это, милая, примерно тысяча шестьсот шестьдесят шесть долларов по официальному курсу, – сообщил он жене. – М-м-м… Но по курсу черного рынка это будет около пятисот зеленых. А насчет машины… не знаю…

Высокий снова ухмыльнулся.

– Нет-нет. Все, что они просить, – сто тысяч лей. Нет платить. Эти цыгане… видите? Очень жадные люди. Цыганенок не стоить сто тысяч лей. Эти маленькие дети стоить еще меньше. Мы предлагать тридцать тысяч, говорить им: если они говорить «нет», мы идти другое место.

Он повернулся и довольно грубо пихнул отца семейства в грудь. Тот выдавил улыбку, прислушиваясь к лающим звукам румынского языка.

Кейт поняла лишь несколько слов: Америка, доллары, дурак, власти.

Американка же в это время приблизилась к двери в темную спальню и теперь пыталась вытащить оттуда на свет двухлетнюю девочку. Ее муж всецело погрузился в расчеты на калькуляторе; при свете лампочки без плафона лоб у него лоснился от пота.

– Ага, – сказал высокий. – Маленькая девочка, очень здоровая… Они соглашаться на сорок пять тысяч лей. Могут отдать сегодня. Сразу.

Американка закрыла глаза и прошептала:

– Хвала Господу!

Ее муж моргнул и провел языком по губам. Коренастый ухмыльнулся своему коллеге.

– Это незаконно, – объявил О’Рурк, входя в комнату.

Американцы подскочили с довольно глупым видом. Провожатые набычились и шагнули вперед. Цыган посмотрел на жену, и лица у обоих выражали горькое разочарование из-за явно уплывающих денег.

– Это незаконно, – повторил священник, – да и необходимости в этом нет. – Он встал между посредниками и американской парой. – Существуют детские дома, где вы можете произвести усыновление на законных основаниях.

– Cine sinte^i dumneavoastra? – злобно спросил высокий. – Се este aceasta?

О’Рурк не удостоил его вниманием и обратился прямо к американке.

– Ни один из этих детей не подлежит усыновлению и не нуждается в нем. Их родители работают на заводе. А эти двое… – он небрежно махнул левой рукой в сторону румын, будто брезгуя даже взглянуть на них, – шпана… бандиты, которые занимаются продажей чужих детей. Подумайте, пожалуйста, что вы делаете.

– Мы… – начал американец, снова облизнув губы. – Мы не собирались…

Его жена, казалось, вот-вот расплачется.

– Так тяжело получить визу на больного ребенка, – пожаловалась она. Акцент у нее был то ли оклахомский, то ли техасский.

– Заткнись! – заорал высокий.

Его крик был адресован О’Рурку, а не американской паре. Он сделал три шага и замахнулся так, будто собирался размазать священника по стене.

Кейт видела, как О’Рурк повернулся, стремительно перехватил запястье занесенной над ним руки и стал медленно давить ее книзу. Румын дернулся, попытался высвободить руку, но тщетно. Его лицо налилось кровью, а башмаки скребли по полу в поисках лучшей опоры, однако перехваченная рука продолжала опускаться, пока О’Рурк не прижал все еще сжатый кулак к боку своего противника. Лицо румына было уже не красным, а почти свекольного цвета. В попытках вырваться он всем телом содрогался от напряжения. Выражение же лица священника оставалось неизменным.

Коренастый выхватил из кармана выкидной нож и шагнул вперед. Высокий что-то отрывисто бросил ему как раз в тот момент, когда хозяева квартиры начали кричать, а американка – плакать. О’Рурк отпустил руку румына, и Кейт увидела, как тот хватает ртом воздух и разминает пальцы. Затем он рявкнул что-то еще, и его напарник, спрятав нож, погнал ошеломленных американцев из квартиры. Вся компания проскользнула мимо стоявшей в дверях Кейт, будто ее вообще не существовало. Дети рыдали вместе со своей мамашей. Отец семейства стоял, потирая небритую щеку, как после пощечины.

– Imi pare foarte rau, – сказал О’Рурк цыганам, что Кейт поняла как «мне очень жаль». – Noapte buna, – добавил он, выходя из квартиры, что означало «спокойной ночи».

Дверь захлопнулась. Священник и Кейт стояли в коридоре, глядя друг на друга.

– А вы не хотите перехватить этих американцев? – спросила она. – И отвезти их в Бухарест?

– Зачем?

– Ну, они могут поехать еще куда-нибудь с этими… с этими сволочами. Кончится тем, что они утащат другого ребенка прямо из кровати.

О’Рурк покачал головой.

– Сегодня вряд ли. Все это, так сказать, сбило их планы на вечер. Я завтра позвоню им в «Лидо».

Кейт посмотрела в темный лестничный проем.

– А вы не боитесь, что вас поджидает один из этих подонков?

Ей показалось, что подобная мысль весьма позабавила священника и он улыбнулся. Но улыбка тут же сошла с его лица.

– Не думаю, – мягко сказал он, и в его голосе прозвучало почти неуловимое сожаление. – У них сейчас голова болит о том, как бы поскорее доставить этих голубочков домой, утешить их да провернуть новое дельце.

Кейт кивнула и пошла за священником вниз по лестнице, мечтая поскорее покинуть провонявший мочой, чесноком и безысходностью дом.

Хоть Кейт очень устала, тем не менее по пути в Бухарест она не могла удержаться от расспросов. «Дачия» представляла собой сочетание грохота в коробке передач, стонов в механизмах и скрипа пружин, а воздух свистел даже при закрытых окнах, так что им приходилось едва ли не кричать.

– Я знала, что большинство американских пар в конце концов платят за здоровых детей, – сказала она. – Но только не могла представить, что это происходит так цинично.

О’Рурк кивнул, не отрывая глаз от темной дороги. Стена пламени над Питешти осталась далеко позади.

– Вы бы видели, как все это выглядит, когда их привозят в какую-нибудь бедную цыганскую деревню, – сдавленным тоном произнес он. – Это превращается в аукцион… в своего рода барахолку.

– Они что, в основном имеют дела с цыганами?

В голосе Кейт слышалась откровенная усталость. Она поймала себя на том, что очень хочет закурить, хотя отказалась от сигарет еще в юности.

– Чаще всего. Это люди довольно бедные, отчаявшиеся, и к властям обращаются не слишком охотно, если их припугнуть.

Кейт смотрела на редкие огоньки деревни километрах в двух от шоссе. Свет фар часто выхватывал из темноты сломанные автомобили, брошенные в траве вдоль дороги. Когда они ехали в Питешти, она заметила, что на каждые один-два километра приходится по меньшей мере по одному неисправному грузовику или легковушке.

– А эти возжаждавшие отцовства и материнства американцы когда-нибудь усыновляют детей из приютов?

– Иногда, – ответил священник. – Но сами знаете, сколько тут трудностей.

Кейт кивнула.

– Половина детей больны. Остальные в основном или моторно отсталые, или умственно ущербные. А американское посольство больному не даст визу. – Она вдруг рассмеялась и сама поразилась резкости своего смеха. – Какое дерьмо.

– Да, – согласился О’Рурк

Неожиданно для себя Кейт стала рассказывать священнику о тех детях, которым пыталась помочь, о детях, умирающих из-за недостатка квалифицированной медицинской помощи, из-за скудного питания, отсутствия сострадания и компетентности со стороны румынского больничного персонала. Она рассказала ему о ребенке в изоляторе Первой окружной больницы, о брошенном, безымянном, беспомощном малыше, который после переливания крови пошел было на поправку, но вскоре опять стал чахнуть из-за какого-то расстройства иммунитета, которое Кейт не могла ни локализовать, ни диагностировать имеющимся в ее распоряжении примитивным оборудованием.

– Это не СПИД, – сказала она. – Не просто анемия или гепатит, не нарушения иммунной системы, связанные с заболеваниями к крови – с ними я знакома, с редкими в том числе. Убеждена, что в Штатах, с тем оборудованием и персоналом, которыми я располагаю в Боулдерском ЦКЗ, я смогла бы локализовать, квалифицировать и остановить заболевание. Но у этого ребенка никого нет, и здешние власти никогда не заплатят за перевозку его в Штаты или не дадут визу, если я возьму расходы на себя. – Она резко потерла щеку. – Ему семь месяцев, он зависит от меня и умирает… А я ничего не могу сделать.

Кейт с удивлением обнаружила, что щека у нее мокрая от слез. Она отвернулась от священника.

– А почему вы его не усыновите? – тихо спросил О’Рурк.

Она повернулась и изумленно посмотрела на него, но он больше ничего не сказал. Кейт тоже не произнесла ни слова. Так, в молчании, они и въехали в затемненный Бухарест.

Глава 10


Дети ночи

Румыны не давали имен подкидышам. Брошенный семимесячный ребенок в изоляторе Первой окружной больницы, судя по записям, переведенным для Кейт Лу-чаном, был зарегистрирован как «несовершеннолетний пациент мужского пола номер 2613». Медкарты большинства детей содержали сведения о том, кем были их родители, или кто оставил их в детском доме или больнице, или, по крайней мере, где их обнаружили, но в медкарте пациента номер 2613 подобная информация отсутствовала полностью.

Кейт просмотрела эти записи предыдущей ночью, вернувшись из Питешти с отцом О’Рурком. Она поблагодарила его за поездку, когда он, уже за полночь, высадил ее перед домом. Они больше не обсуждали его брошенное вскользь предложение насчет усыновления. Кейт никак не могла отделаться от мысли, что священник, возможно, пошутил.

Но все же, прежде чем рухнуть в кровать, она проглядела свои записи.

«Несовершеннолетний пациент мужского пола номер 2613» был доставлен в Первую окружную больницу Бухареста, после того как врачи детской больницы в Тырго-виште не смогли диагностировать болезнь, явно угрожавшую его жизни. В число симптомов входили потеря веса, апатия, рвота, отказ от молочных смесей и некое расстройство иммунной системы, из-за чего любая простуда или вирус гриппа представляли для ребенка смертельную опасность. Анализ крови не выявил гепатита или других дисфункций печени. Не указывал он и на анемию, но количество лейкоцитов было гораздо ниже нормы. Переливания крови, начатые в пять месяцев, казалось, дали надежду на чудесное выздоровление: почти две недели ребенок пил из бутылочки и набирал вес, а реакция на аллергический тест показала положительную динамику иммунной системы. Но потом вновь начались проблемы с иммунитетом, и все вернулось на круги своя. Последующие переливания приносили все более краткосрочные улучшения в состоянии больного. Пять недель назад ребенка перевели из Тырговиште в Бухарест, и почти все это время Кейт Нойман боролась лишь за сохранение его жизни.

Она вошла в изолятор. Толстая сестра с заячьей губой стояла у детской кроватки и кормила ребенка; вернее, она курила сигарету и смотрела куда-то в сторону, одновременно тыкая протиснутой через прутья кроватки бутылкой с соской ему в щеку. Он при этом слабо попискивал и не обращал на соску никакого внимания.

– Убирайтесь, – сказала Кейт и повторила то же самое по-румынски.

Сестра засунула бутылочку в грязный карман халата, одарила Кейт злорадной улыбкой и, стряхнув пепел с сигареты, неторопливо вышла.

Кейт взяла ребенка на руки и огляделась в поисках качалки, которую она раздобыла для этой палаты. Качалка опять исчезла. Тогда она присела на холодный радиатор под окном и, нежно покачивая, стала убаюкивать малыша. «Нужно срочно назначить внутривенное питание», – подумала Кейт. Последнее переливание крови принесло облегчение лишь на пять дней.

Ребенок остановил взгляд на ее лице и перестал плакать. Он был таким крошечным, что ему вполне можно было дать не семь месяцев, а семь недель. Маленькие ручки и ножки казались почти прозрачными, большие глаза пристально смотрели на Кейт, как бы ожидая ответа на какой-то заданный вопрос.

Кейт достала бутылочку с заранее подогретой смесью и попыталась вставить соску в маленький ротик. Малыш отворачивался, не желая есть, но каждый раз его взгляд возвращался к ней. Тогда она поставила бутылочку на подоконник и стала его просто баюкать. Глаза ребенка медленно закрылись, а частое дыхание перешло в спокойное сонное посапывание.

Она покачала его еще немного, напевая колыбельную, которую ей пела мать:

Тихо, дитя, не говори ни слова,

Мама купит тебе пересмешника.

А если пересмешник будет петь,

Мама купит тебе бриллиантовое кольцо.

Вдруг Кейт умолкла и приблизила к себе лицо малыша. Она вдыхала детский запах, ощущала шелковистость реденьких темных волосиков. Его частое дыхание обдавало теплом ее щеку.

– Не бойся, Джошуа, – шептала она. – Не бойся, малыш. Я не допущу, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Я не дам тебе пропасть.

На следующее утро, после шестнадцатичасовой смены и лишь трех часов сна, Кейт отправилась в красивое министерское здание, чтобы начать бесконечную бумажную волокиту, связанную с усыновлением.

Возвращаясь в тот день в госпиталь, она встретила на лестнице Лучана Форсю. Он горячо обнял ее, крепко поцеловал в щеку и отступил на шаг.

– Неужели это правда? – спросил он. – Ты хочешь усыновить ребенка из третьего изолятора?

Кейт лишилась дара речи. Она еще никому ничего не говорила об этом, кроме министерских чиновников сегодня утром. Ей пора бы уже привыкнуть к тому, что здесь, кажется, все знают обо всем и обо всех.

– Это правда, – ответила она. Лучан усмехнулся и снова обнял ее.

Кейт не могла не улыбнуться в ответ. Этому румыну, студенту-медику, было двадцать с небольшим, но она никогда не воспринимала его ни как румына, ни как студента. Сегодня Лучан был одет в гавайскую рубашку от «Рейн Спунер» с большими розовыми цветами, вареные джинсы «Кэлвин Клейн» и кроссовки «Найк». Его аккуратно подстриженные волосы чуть-чуть не дотягивали до прически панка, а на руке красовался дорогой, но неброский «Ролекс». Лицо Лучана выглядело слишком загорелым для студента-медика, глаза казались слишком ясными и живыми для румына, а английский был беглым и насыщенным идиомами. Кейт частенько думала о том, что, будь она помоложе лет на пятнадцать, даже на десять, ей, возможно, не удалось бы устоять перед его обаянием. А сейчас она считала его своим единственным настоящим другом в этой странной, печальной стране.

– Великолепно! – воскликнул Лучан все с той же улыбкой, вызванной известием о ее предстоящем материнстве. – Если мы с тобой поженимся, то таким образом обзаведемся ребенком без всяких усилий и долгого ожидания. Я всегда говорил, что «Поляроид» должен заняться производством детей.

Кейт хлопнула его по плечу.

– Успокойся, – сказала она. – Как твои заключительные экзамены?

– Мои заключительные экзамены заключительно закончились, – выпалил Лучан. Он взял ее за руку и повел вверх по лестнице. – Расскажи-ка, как все прошло в министерстве. Тебя заставили ждать несколько часов?

– Конечно.

Они миновали высокую дверь и оказались в сумрачном, гулком вестибюле больницы. Ожидавшие своей очереди будущие пациенты занимали все скамейки вдоль длинного коридора. Каталки со спящими или коматозными больными стояли, как затертые на стоянке автомобили, и на них никто не обращал внимания. Пахло эфиром и лекарствами.

– И когда ты заполнила бумаги, тебя заставили ждать еще несколько часов?

В обращенных на нее голубых глазах Лучана можно было прочесть что-то вроде сочетания веселости с… чем? Симпатией? Любовью? Кейт отбросила эту мысль.

– В общем-то, нет. Как только я заполнила бланки, они действовали вполне квалифицированно. Я имела дело лишь с одним человеком. Он сказал, что все ускорит, и теперь я понимаю, что так оно и оказалось. Странно, да?

Лучан скорчил смешную рожицу. Кейт иногда казалось, что парню с таким остроумием и такой мимикой лучше бы стать комедийным актером, а не врачом.

– Странно! – воскликнул он. – Это беспрецедентно! Неслыханно! Квалифицированный чиновник в Бухаресте!.. Бог ты мой! Ты мне еще скажи, что в рядах Фронта национального спасения есть хоть один истинный патриот!

Он говорил так громко, что два больничных администратора, шедших впереди по коридору, недовольно оглянулись.

– Кроме шуток, – продолжал Лучан, поглаживая ей руку. – Назови мне имя этого чиновника. Может, мне тоже когда-нибудь понадобится квалифицированная помощь.

Кейт знала отца Лучана, известного поэта, интеллектуала и критика режима, в то время как мать юноши по иронии судьбы была связана с номенклатурой – партийной элитой, которая имела возможность отовариваться в магазинах для начальства и обладала прочими особыми привилегиями. Кейт иногда казалось, что Лучан лично знаком с каждым из двух с половиной миллионов жителей Бухареста. Несмотря на то что семья пользовалась привилегиями, молодой Форсю откровенно презирал и режим Чаушеску, и тот, который пришел ему на смену.

– Кажется, его фамилия Станку, – сказала она. – Да, Станку.

– Ага, как у писателя, который умер семнадцать лет назад. Не удивительно, что он хороший человек. Хотя ему еще подрастать и подрастать до имени Станку.

– Расти и расти, – машинально поправила Кейт. Она вспомнила проворного чиновника, вспомнила,

как он с кем-то созванивался, рылся в бумагах, заверял ее, что румынская выездная виза для ребенка будет готова к восьми тридцати на следующее утро. Когда Кейт затронула скользкий вопрос о здоровье Джошуа – сейчас она уже воспринимала ребенка только как Джошуа, хотя и не могла объяснить, почему выбрала именно это имя, – господин Станку не стал вдаваться в подробности и лишь заметил, что с этим вопросом трудности могут возникнуть только в американском посольстве.

Они поднялись в лифте на третий этаж и взяли из шкафа чистые халаты и маски. Лучан указал на бахилы – нечто вроде носков огромного размера, которые больничный персонал надевал на обувь для работы в изоляторе.

– Достаточно и масок, – сказала Кейт.

По утренней сводке уровень лейкоцитов у Джошуа был умеренно низким.

– Привет, Сильвер, – бросил Лучан, завязывая маску. Кейт покачала головой. Она знала, что Лучан когда-то

ездил с отцом в Америку, но провел там всего несколько дней. Откуда он знает про Одинокого Ковбоя?

Лучан, казалось, прочел ее мысли. Она увидела по его глазам, что он ухмыляется под маской.

– Записи одной старой радиопостановки, – пояснил он. – Кое-что я привез из Нью-Йорка несколько лет тому назад.

– Когда был еще ребенком, – уточнила Кейт.

Как только Лучан начинал казаться ей слишком привлекательным, она заставляла себя вспомнить, что он еще не родился, когда был убит президент Кеннеди, и что ему было всего три года, когда убили Роберта Кеннеди и Мартина Лютера Кинга. Думая об этом, Кейт ощущала себя очень старой, хотя в год гибели президента ей самой исполнилось всего десять лет, а когда застрелили Бобби, она еще ходила в школу.

Лучан пожал плечами.

– Ладно, старушка. Один – ноль. Так мы будем смотреть твоего ребенка?

Кейт пошла вперед. Ее вдруг холодной волной окатило предчувствие, что Джошуа лежит в своей кроватке уже мертвый и остывший.

Ребенок был жив. Он лежал на спине, сцепив маленькие ручонки, и смотрел на Кейт снизу широко раскрытыми глазами. «Несовершеннолетний пациент мужского пола номер 2613» – вскоре он станет Джошуа Артуром Нойманом – был голеньким, если не считать сбившейся тонкой пеленки, и походил на маленького птенчика, выпавшего из гнезда раньше времени: вздутый живот, выступающие под бледной, розоватой кожей ребра, тоненькие искривленные пальчики… В том месте, где пластырь удерживал иглу капельницы, бросалась в глаза заметная припухлость.

Кейт хотела было проверить капельницу, но Лучан опередил ее, подрегулировав опытной рукой приток раствора

Кейт перегнулась через бортик кроватки и, склонившись к ребенку, нежно поцеловала его в щечку.

– Подожди еще несколько дней, малыш.

Ребенок сморщился, будто вот-вот готовый расплакаться, но вместо этого вздохнул. Теперь он перевел взгляд на Лучана, тоже наклонившегося над кроваткой.

– Эй, парень, – сказал Лучан театральным шепотом, – выступает Нил Даймонд. – И он промычал несколько тактов из песни «Прибытие в Америку».

Кейт сняла металлическую табличку, висевшую на гвоздике у кроватки в ногах малыша, и нахмурилась, пробежав глазами записи, появившиеся за время ее отсутствия.

– Наконец-то они удосужились сделать анализ крови, который я просила еще три недели тому назад, – сказала она. – Я бы сама его сделала, будь в этой чертовой дыре приличный микроскоп.

– И что там? – спросил Лучан, щекоча пальцем животик ребенка.

– Такое же низкое количество Т-лимфоцитов, что и раньше, – ответила Кейт. – А еще подтверждается критический дефицит аденозиндезаминазы.

Лучан вдруг выпрямился, изобразив деланное внимание, закрыл глаза и затараторил скороговоркой, будто на экзамене:

– Аденозиндезаминаза… Жизненно важный фермент, необходимый для расщепления токсичных побочных продуктов обычного метаболизма… отсутствующего при таких редких расстройствах, как дефицит аденозиндезаминазы.

Он открыл глаза и уже серьезным тоном сказал:

– Извини, Кейт. Это ведь неизлечимо?

– Теперь излечимо, – отрезала Кейт, швырнув табличку на батарею отопления с такой силой, что лязг металла эхом прокатился по небольшому помещению. – Это весьма редкое нарушение… возможно, меньше трех десятков детей во всем мире… Но средство есть. В Штатах мы пользуемся…

– Искусственным ферментом ПЕГ-АДА, – договорил за нее Лучан. – Но я сомневаюсь, что в Румынии есть ПЕГ-АДА. Возможно, его нет во всей Восточной Европе.

– Даже в партийных больницах?

Лучан медленно покачал головой. Кейт обратила внимание на то, какой у него мужественный подбородок, насколько гладкая кожа на щеках. Чтобы прочитать лабораторный анализ, он надел круглые очки в черепаховой оправе, но вместо придания солидности и серьезности они преобразили его в совершенного мальчишку.

– Я могу заказать этот фермент в Америке или через Красный Крест, – сказала Кейт. – Но к тому времени, когда посылка пробьется через все препоны и проволочки, пройдет не меньше месяца, а Джошуа может умереть от какого-нибудь вируса. Нет, быстрее получится, если я увезу его с собой… – Она помолчала. – Вообще-то ты молодец, Лучан. Знать о дефиците аденозиндезамина-зы… Большинство практикующих врачей в Штатах об этом и слыхом не слыхивали. Что ты получил на выпускном экзамене?

– Четыре целых ноль десятых. Выдающиеся результаты во всех областях, в том числе и в делах любовных. – Лучан опять наклонился над кроваткой. – Ну что, малыш. Давай-ка, двигай вместе со своей трансильванской попкой в Боулдер, чтобы мамаша доктор Нойман всадила тебе в нее дозу ПЕГ-АДА.

Джошуа в своей кроватке, казалось, обдумывал эти слова, после чего сцепил кулачки покрепче, сморщился и громко заплакал.

Глава 11


Дети ночи

В американское посольство Кейт отправилась на следующее утро. Сначала она прошла по бульвару Бэлческу до приметного здания отеля «Интерконтиненталь», потом квартал по улице Батиштя до улицы Тудора Аргези. Хотя еще не было и девяти, на узком тротуаре уже выстроились люди. Испытывая чувство вины, но зная, что у нее нет нескольких часов или дней чтобы выстаивать в очереди, Кейт прошла вперед. Румынские солдаты взглянули на ее паспорт и махнули в сторону калитки, где стоял морской пехотинец. Тот кивнул, вошел в телефонную будку и начал что-то говорить в черную трубку.

Кейт посмотрела через улицу, где у кирпичной стены выстроились несколько участников акции протеста. На стене висел стяг с надписью: «КВВ. МЫ ОЖИДАЕМ ИММИГРАЦИОННОЙ ВИЗЫ. 1982–1987». В руках у людей были плакаты: «ГОЛОДОВКА. ДАЙТЕ ИММИГРАЦИОННЫЕ ВИЗЫ», «ГДЕ СПРАВЕДЛИВОСТЬ?», «ОСТАНОВИТЬ НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ», «ВАШИНГТОН СКАЗАЛ “ДА”. ПОЧЕМУ РУМЫНИЯ СКАЗАЛА “НЕТ”?», «ЧТО ГОВОРИТ АМЕРИКАНСКОЕ КОНСУЛЬСТВО?»

Пехотинец вернулся, румынский солдат открыл черную металлическую калитку, и Кейт вошла в посольский двор, кивая с извиняющимся видом терпеливо стоящим в очереди людям.

Оказавшись внутри, она прошла через металлодетек-тор типа тех, что устанавливаются в аэропортах, отдала сумочку для проверки, после чего подверглась осмотру уже с помощью портативного металлоискателя, которым по ней водил скучающий охранник. Сумочку ей вернули и пропустили в дверь на первом этаже посольства.

Некогда просторный зал теперь был разделен на комнату ожидания и десяток служебных отсеков. Везде выстроились очереди: самую длинную составляли румыны, ожидавшие виз в дальнем конце помещения; американцы же стояли в очередях поменьше у каждого окошка. В комнате ожидания было восемь рядов стульев, бо’льшую часть которых занимали американки с румынскими младенцами и маленькими детишками. Царившие здесь шум и разноголосица выбивали из колеи. Пока Кейт ожидала своей очереди на запись у дежурного чиновника, сердце у нее заныло от ощущения безнадежности затеянного.

Через два с половиной часа неприятное предчувствие получило подтверждение. За это время Кейт успела переговорить с четырьмя служащими посольства и пригрозила поднять шум, если ей не позволят встретиться с кем-нибудь более высокопоставленным. К ней спустился некто из канцелярии посла, выдвинул складной металлический стул, оседлал его, улыбнулся и медленно, с расстановкой объяснил ей то же самое, что и предыдущие четыре чиновника.

– Мы просто не можем пускать в Штаты детей со СПИД, – убедительно говорил этот человек.

У него были безукоризненные зубы, безукоризненная стрижка, безукоризненная стрелка на серых брюках. Он невнятно представился – что-то вроде Кэрли, Коули или Кроули.

– Проблема СПИД в Соединенных Штатах и так достаточно серьезна. Наверняка вы это понимаете, миссис… м-м-м… Нойман.

– Доктор Нойман, – в очередной раз поправила Кейт. – У этого ребенка нет СПИД. Я специалист по заболеваниям крови и могу поручиться.

Чиновник поджал губы и медленно кивнул, как бы оценивая какие-то факты, труднодоступные для его понимания.

– А Троянская клиника это подтверждает?

Кейт фыркнула. Троянская клиника представляла собой самую обычную поликлинику, для которой стало подарком судьбы, что на нее пал выбор американского посольства в проведении лабораторных анализов на гепатит В и СПИД перед выдачей виз. Кейт скорее поверила бы прогнозам астролога, чем выводам лаборантов Троянской клиники.

– Я это подтверждаю, – сказала она. – Пять недель назад мы делали анализ на ВИЧ в Первой окружной больнице. Одновременно мы исключили СПИД и выявили отсутствие гепатита. У меня имеются результаты анализов, подтвержденные и письменно заверенные докторами Первой окружной больницы Рагревску и Григореску, главным патологом и его помощником.

Посольский – Кэрли? Коули? нет, все-таки Кроули – поджал губы, снова кивнул и сказал:

– Но нам все же обязательно требуется заключение Троянской клиники о том, что ребенок здоров. И, разумеется, письменное разрешение на усыновление хотя бы от одного из его родителей.

– Черт побери, – сказала Кейт, наклонившись вперед так резко, что мистер Кроули чуть не свалился со стула. – Во-первых, повторяю в десятый раз: сведений о родителях ребенка не имеется – ни об отце, ни о матери. Никаких сведений. Он был брошен. Покинут. Оставлен умирать. Даже в детском доме в Тырговиште не знают, кто принес его туда. Во-вторых, ребенок не здоров – это одна из причин, по которой я забираю его в Штаты.

Я уже раз пятнадцать это объясняла. Но он не заразен. У него нет гепатита В. У него нет СПИД. Никаких заразных болезней. Насколько мы знаем, у ребенка нарушение иммунной системы, которое, скорее всего, носит генетический характер и почти наверняка приведет его к смерти, если вы не разрешите мне доставить его туда, где я смогу ему помочь.

Чиновник кивнул, снова поджал губы, побарабанил карандашом по столу и, скрестив руки, сказал:

– Что ж, миссис Нойман, мы бы с радостью вам помогли, но процедура в случае со столь… столь необычным ребенком займет не меньше месяца и просьба о выдаче визы, скорее всего, будет отклонена без письменного разрешения матери ребенка и справки о здоровье из Троянской клиники. А вы не рассматривали возможность усыновления здорового ребенка?

Если бы Кейт закричала, ее крик был бы слышен на улице. Если бы она позволила себе закричать!

Когда охранник провожал ее к выходу, в комнате ожидания Кейт заметила знакомый «костюм ниндзя» – черный силуэт среди пастельных тонов летней одежды американцев и серых одеяний румын.

– Мистер О’Рурк!

Священник обернулся, улыбка тронула его губы, но тут же погасла, едва он увидел ее лицо. Он быстро пересек многолюдное помещение и, подойдя к Кейт, жестом отослал охранника. Тот, слегка поколебавшись, отпустил руку Кейт. Отец О’Рурк подвел ее к стулу в самом спокойном уголке зала и, смахнув с него стопку бумаг, усадил. Когда священник отошел, Кейт чуть не бросилась за ним следом, но вскоре он вернулся, неся бумажный стаканчик с холодной водой, которую она с благодарностью выпила.

– Что случилось, миссис Нойман? – Голос его звучал мягко, а серые глаза пристально изучали лицо Кейт.

Пока она говорила, какую-то отстраненную часть ее рассудка мучила мысль: это и есть исповедь? Это и есть то, что дает религия… перекладывание всех твоих проблем на чьи-то плечи? Кейт так не думала.

Выслушав ее, О’Рурк кивнул.

– А вы уверены, что румынские чиновники поторопятся с оформлением документов ребенка к вашему отъезду, даже если американцы не расшевелятся?

Кейт энергично кивнула. Опустив глаза, она с удивлением обнаружила, что все еще сжимает в руках бумажный стаканчик.

– А сколько надо на лапу? – спросил О’Рурк. – Румынскому чиновнику, я имею в виду.

Кейт нахмурилась.

– Нисколько. То есть я ожидала каких-то… ожидала, что придется заплатить пять-шесть тысяч долларов… но не пришлось. Мистер Станку, чиновник из министерства… он не упомянул, а я… нет.

Священник с минуту переваривал эту новость. В его глазах Кейт прочла недоверие и вытащила из сумочки ворох документов.

– Вот, взгляните, мистер О’Рурк. Они были готовы уже сегодня утром. Лучан говорит, они отвечают всем официальным требованиям и этого вполне достаточно. Я пыталась показывать их посольским чинушам… нашим чинушам… но эти безмозглые сучьи дети так задирают носы, что…

Она замолчала и вздохнула.

– Ничего, миссис Нойман, ничего. – Священник деликатно, но твердо положил ладонь на руку Кейт. – Подождите-ка здесь немножко, ладно?

Он принес ей еще один стакан воды. Но Кейт не могла пить – она чувствовала, что злость комом стоит в горле, как тошнота. Много лет она не теряла контроля над ситуацией до такой степени.

Отец О’Рурк просунул голову в ближайшее окошко.

– Донна, можно воспользоваться твоим кабинетом? Да-да, всего пару минут, честно. Я сниму трубку, если позвонит его превосходительство. Спасибо, Донна, ты – чудо.

Кейт удивленно заморгала сквозь слезы, увидев, как из кабинки выходит молодая женщина. О’Рурк подмигнул ей и проскользнул внутрь. Кейт услышала, что он просит оператора на коммутаторе вывести его на линию спутниковой связи со Штатами, и узнала код округа Колумбия – 202.

Разговор продолжался не больше двух минут, и она улавливала только обрывки из него, поскольку мысленно все время возвращалась к тому, что ей следовало сказать мистеру Кроули из посольства.

– Привет, Джим… Да, Майк О’Рурк, верно… Отлично, все отлично… А ты как? Нет, на этот раз не из Лимы и не из Сантьяго… Из Бухареста. Точно.

Кейт закрыла глаза. Она, одна из первых пятнадцати гематологов Западного полушария, слушает, как какой-то приходский священник треплется с кем-то из своих старых приятелей, – возможно, с другим священником из Джорджтаунского университета или еще откуда-нибудь…

– …Совершенно верно, – сказал О’Рурк в трубку. До Кейт дошло, что он сумел объяснить ее затруднения с визой не более чем в десяти словах.

– Именно так, Джим… Мозги у тебя еще мхом не заросли со времен велосипедных дозоров. Она одна из немногих американок, что я повидал здесь за полтора года, и она хочет усыновить действительно приютского ребенка, очень больного… Больной, но совершенно не заразный… а этот хрен из отдела виз вставляет палки в колеса. Да… Согласен, вопрос жизни и смерти.

Кейт почувствовала, как ее обдало холодом, когда она услышала это из чужих уст. Джошуа. Умер. Она вспомнила крошечные пальчики, доверчивые глаза… И словно вновь воочию увидела бесчисленные безымянные могилки возле детских домов и больниц в Бухаресте и других местах.

– Хорошо, Джимми… Тебе того же, старик… Кев, думаю, пока в Хьюстоне… А Дейл работает над очередной книжкой в Грэнд-Тетоне или еще где-нибудь… Нет-нет, у Лоренса это уже третья свадьба, он приглашал меня. У них был какой-то знаменитый гонщик, который подрабатывает в качестве дзен-гуру. Он-то и провел церемонию… И тебе, амиго. Еще позвоню.

О’Рурк вышел из кабинки и коснулся ее колена жестом отца, успокаивающего плачущего ребенка. Кейт подавила распиравшую ее злость. Она стала вспоминать знакомых гематологов, администраторов из ЦКЗ, репортеров, газетчиков, медицинских обозревателей. Среди них наверняка найдется кто-нибудь с большим весом, чем джорджтаунский приятель О’Рурка. Кто-нибудь окажет давление на Госдепартамент. За три дня?

– Я провожу вас до больницы, – сказал священник.

– Хорошо, – согласилась Кейт. Прежде чем они вышли из здания посольства, она сжала его локоть под черным рукавом пальто. – Спасибо, мистер О’Рурк. Спасибо за попытку помочь.

– Ради Бога, миссис Нойман…

Они были уже в дверях, когда сверху буквально слетел по ступенькам мистер Кроули. Он так спешил, что почти скользил по мраморному полу. Волосы его растрепались, галстук съехал набок, на раскрасневшемся лице выделялось бледное пятно вокруг рта, а в глазах было такое выражение, что Кейт подумала, уж не полное ли и окончательное крушение карьеры только что привиделось этому чиновнику с ускользающей фамилией.

– Миссис… м-м-м… доктор Нойман! – воскликнул он с явным облегчением в голосе. – Я рад, что мне удалось перехватить вас. Произошло недоразумение… Боюсь, я сам допустил ошибку.

Он протянул ей ворох бумаг.

– Мы устроим так, что заявление на визу будет рассмотрено до завтрашнего утра. Эта временная виза должна удовлетворить румынские власти, если у них возникнут какие-нибудь вопросы…

Уже позже, по дороге в больницу, Кейт спросила О’Рурка:

– Кстати, а что вы делали в посольстве?

– Приходил по делам.

– Что-нибудь насчет сомнительных усыновлений?

Он пожал плечами. У Кейт вдруг совершенно некстати мелькнула мысль, что он в своем черном наряде с белым воротничком выглядит очень опрятным, симпатичным мужчиной, настоящим ирландцем.

– Иногда, – сказал священник, – я не только препятствую, но и содействую.

– Вы очень помогли мне. Возможно даже, что вы дали Джошуа последний шанс выжить.

Кейт помолчала, глядя на поток машин, проносящихся по бульвару Бэлческу.

– А как фамилия вашего друга Джима? Отец О’Рурк потер подбородок.

– Извольте. Харлен.

– Сенатор Харлен? Сенатор Джеймс Харлен, возглавляющий Комитет по иностранным делам?… Которого госсекретарь Бейкер хотел взять заместителем, хоть он и из другой партии? Тот, которого в восемьдесят восьмом году Дукакис чуть не назначил кандидатом в вице-президенты вместо Ллойда Бентсена?

Священник улыбнулся.

– Джимми оказался прав, когда решил, что это будет не лучшим ходом. Я же хотел, чтобы он баллотировался, и это лишь показывает мою наивность. Но он собирается дождаться девяносто шестого года и выйти на выборы… не в роли вице-президента. Из демократов только он да Куомо обладают всеми необходимыми для президента качествами… А у Джимми, мне кажется, для этого хватит и энергии, и новых идей.

– И вы с ним друзья, – сказала Кейт, лишь потом сообразив, насколько глупо это прозвучало.

– Были друзьями. Давным-давно.

О’Рурк смотрел в сторону Национального бюро по туризму на противоположной стороне бульвара, но взгляд у него был отсутствующий.

– Если бы я верила в чудеса, то сказала бы, что они постоянно происходят со мной в последнее время, – призналась Кейт.

При этих словах ее охватило странное чувство. «Это правда. Это не сон. У меня будет ребенок». Она испытывала то же ощущение, что и в юности, когда, преодолевая страх, стояла на краю пятнадцатифутового трамплина в Кенморском муниципальном бассейне: и прыгнуть боязно, и отступать гордость не позволяет.

– Единственным чудом кажется то, что румынский чиновник из министерства оказывает услугу без взятки, – задумчиво произнес О’Рурк.

Заметив, что она дрожит, он хотел было взять ее за руку, но передумал. Кейт почувствовала на себе его внимательный взгляд.

– Знаете, миссис Нойман, если мальчику суждено выжить, то чудеса придется делать вам.

– Знаю, – ответила она. Затем, осознав, что, кажется, не произнесла это вслух,

повторила громко и отчетливо:

– Я знаю.

Глава 12

Дети ночи

Кейт и Джошуа должны были вылететь в Соединенные Штаты в понедельник, двадцатого мая, но еще накануне вечером, в воскресенье, она не сомневалась, что их не выпустят из страны.

ЮНИСЕФ, который совместно с Международным фондом помощи ЦКЗ патронировал ее шестинедельную поездку в Румынию, заранее прислал ей билет на рейс «Пан-Америкэн», а поскольку в аэропорту Отопени не принимали телефонных подтверждений заказов, Кейт чуть ли не каждый час звонила в Национальное бюро по туризму, чтобы убедиться в его правильности. Мало того, она заставила Лучана два раза съездить в аэропорт в субботу и три – в воскресенье, дабы удостовериться, что рейс не отменен, а ее место забронировано. Хотя Джошуа отдельный билет был не нужен, она попросила Лучана проверить и это.

Мистер Станку – низенький, краснощекий, жизнерадостный человек, представляющий собой полную противоположность стереотипу восточноевропейского бюрократа и ни в чем не похожий на других встречавшихся Кейт румынских чиновников, – подтвердил, что выездная виза Джошуа оформлена правильно и имеет законную силу. На формальном требовании насчет получения согласия одного из родителей никто не настаивал. С румынской стороны процедура усыновления оказалась на удивление простой.

Американское посольство действовало медленнее, но в субботу днем мистер Кроули уже оформил выездную визу для Джошуа. Лучан приносил в больницу фотоаппарат, чтобы снять ребенка, но оказалось, что фотография не нужна. В США все формальности будут завершены в Центре по усыновлению в Скалистых горах, штаб-квартира которого располагается в Денвере, и потому у Кейт вряд ли возникнут проблемы, когда она окажется на месте.

Поначалу главный администратор Первой окружной больницы господин Попеску был не очень-то доволен тем, что эта вспыльчивая американка забирает одного из его подопечных, причем ничего не заплатив ему за такую возможность; но звонки из Министерства здравоохранения и заверения румынских педиатров в том, что у ребенка почти нет шансов выжить, а его дальнейшее содержание повлечет за собой лишь дополнительные расходы для больницы, успокоили его до такой степени, что в последний день работы Кейт он только глуповато ей улыбался.

Все бумаги были наконец оформлены. «Пан-Амери-кэн» получила уведомление, что в США перевозят очень больного ребенка, и приготовила во Франкфурте дополнительное медицинское оборудование. В самолет Кейт взяла свой медицинский саквояж, укомплектованный запасами из Красного Креста, а также контрабандными одноразовыми шприцами в стерильных упаковках, внутривенными капельницами и антибиотиками из Западной Германии, которые Лучан каким-то образом стянул из мединститута. Кейт была очень растрогана, поскольку знала, какие деньги за все это можно выручить на черном рынке.

И хотя ее нет-нет да и посещала мысль о том, что все эти припасы должны бы остаться в Румынии и помочь хоть нескольким из многих тысяч больных детей здесь, она гнала эту мысль прочь и знала, что пойдет на все, украдет что угодно, сметет на своем пути любого, лишь бы спасти Джошуа. Для самой Кейт, почти двадцать лет свято соблюдавшей врачебную этику, собственное поведение стало потрясением.

Она с четверга пыталась дозвониться до Тома, своего бывшего мужа, но автоответчик в Боулдере выдавал одну и ту же запись, сделанную его низким, веселым, мальчишеским голосом, сообщавшую, что он спускается по реке Арканзас и вернется, когда вернется. Желающим предлагалось оставить сообщение. Кейт оставила четыре сообщения, каждое из которых было чуть более связным, чем предыдущее.

Ее разрыв с Томом, случившийся шесть лет назад, имел скорее спокойный, чем драматический, характер и произошел мирно, без злобы. Они вошли в тот один процент разведенных, чьи взаимоотношения становятся более дружескими после развода, и частенько встречались, чтобы поужинать или выпить вместе после работы. Тому недавно стукнуло сорок, но он продолжал оставаться здоровым, как тот бык из поговорки, и привлекательным на манер Тома Сойера. В конце концов он осознал, что так и не повзрослел. В Боулдере он работал инструктором по водному туризму, но по совместительству мог быть и альпинистом, и велогонщиком, и проводником в Гималаях, и фотографом-пейзажистом. Занимавшая все его время профессия искателя приключений служила идеальным оправданием того – как он и сам уже признал, – что он так и не стал взрослым.

А что касается Кейт, то за последние месяцы она выросла даже слишком, и ее чересчур уж взрослая часть души вытеснила все те остатки ребячества, которые роднили их с Томом в старые времена. Разговоров о воссоединении они не вели – Кейт не сомневалась, что ни один из них не способен представить себе совместную жизнь по второму кругу, – но общались гораздо раскованнее, и куда непринужденнее обменивались своими небольшими проблемами и большими секретами. Много лет они уверяли друг друга, каждый по своим соображениям, что дети в их жизни не нужны, и вот теперь доктор Кейт Ной-ман, тридцати восьми лет, везет домой ребенка.

Позвонив в воскресенье вечером, Том застал ее в квартире на улице Штирбей Водэ. Его поход на плотах был удачным. Полученное от Кейт сообщение показалось ему невероятным. Голос Тома представлял собой обычную смесь мальчишеской энергии и боулдерского энтузиазма. Услышав его, Кейт чуть не заплакала.

– Боюсь, ничего не получится, – сказала она. Связь была ужасной. Отраженные звуки, задержки,

глухие шумы, свойственные трансатлантическим переговорам, усугублялись шорохом, скрежетом, щелканьем и прочими помехами румынской телефонной связи. И все же Том ее слышал.

– Почему ты сомневаешься, если с бумагами порядок? Ребенок… Джошуа… Ты хочешь сказать, с ним что-то не то?

– Нет, сейчас он в порядке.

– Тогда что?…

– Я не знаю, – вздохнула Кейт.

Она сообразила, что если в Бухаресте сейчас семь часов вечера – насыщенный майский свет заливал орех за окном, – тогда в Боулдере должно быть десять утра.

– Я просто ужасно боюсь, что ничего не получится. Что нас что-нибудь… остановит.

Голос Тома звучал серьезно как никогда.

– Это на тебя не похоже, Кэт. Что случилось с той Железной Леди, которую я знал и любил? С той женщиной, которая хотела исцелить весь мир, даже если он не захочет исцеляться?

Мягкость его тона не соответствовала словам, а «Кэт» заставило ее вздрогнуть. Так он называл ее в ранние дни замужества, когда они предавались любовным утехам.

– Это из-за обстановки, – сказала она. – Тут начинаешь чувствовать себя параноиком. Кто-то мне говорил, что во времена Чаушеску каждый третий или четвертый в стране служил платным осведомителем. – В телефоне пощелкивало и посвистывало. Огромное расстояние гулом отдавалось в проводах. – Я вдруг подумала, что нам не стоит говорить по телефону.

– Жучки? Запись разговоров? КГБ – или как оно там называется у румын? – донесся голос Тома сквозь треск помех. – Черт с ними.

– А счета за телефон? – Кейт сделала попытку улыбнуться.

– Ладно, и на АТТ тоже плевать. И на Эм-Си-Ай. Или с кем там у меня договор?

Кейт все же улыбнулась. Во времена замужества за телефон всегда приходилось платить ей. Том редко представлял себе, кому они платят и за что. А кто сейчас, интересно, оплачивает его счета?

– Во сколько ты будешь завтра в Степлтоне? Голос Тома был еле слышен из-за шумов на линии. Кейт закрыла глаза и вслух стала вспоминать маршрут:

– Из Бухареста на Франкфурт через Варшаву рейсом 170 в семь десять утра. Из Франкфурта рейсом 67 в десять тридцать утра прибытием в аэропорт Кеннеди в час ноль пять дня. Потом из Кеннеди рейсом 97 прибытием в Денвер в семь пятьдесят восемь вечера.

– Ого, – сказал Том. – Тяжелый день для малыша. Да и для мамаши.

В наступившей секундной паузе слышен был лишь приглушенный шум на линии.

– Я буду встречать тебя в Степлтоне, Кейт.

– Не стоит…

– Я буду тебя встречать. Кейт не стала спорить.

– Спасибо, Том, – сказала она. – Ах да… захвати с собой сиденье для машины.

– Что захватить?

– Сиденье для ребенка в машине. Послышался приглушенный смешок. Том чертыхнулся.

– Отлично, – сказал он наконец. – Я весь день буду искать это дурацкое сиденье. Считай, что оно у тебя есть, Кэт. Я тебя люблю. До завтра.

Он резко положил трубку, что всегда заставало Кейт врасплох. Внезапно наступившая после разговора тишина была невыносимой. Она в сотый раз мерила шагами комнату, проверяя багаж – все упаковано, кроме пижамы и туалетных принадлежностей, – в пятидесятый раз просмотрела бумаги в дорожной куртке типа «сафари в банановой республике»: паспорт, ее виза, виза Джошуа, документы на усыновление, заверенные министерством и американским посольством, сертификат о прививках, справка об инфекционных заболеваниях, письмо из канцелярии господина Станку с просьбой оказать помощь при лечении и аналогичное письмо от ведомства Кроули из американского посольства. Все на месте. Все проштамповано, утверждено, заверено и запечатано.

Но что-нибудь обязательно будет не так. Она точно знала. Любые шаги в подъезде или во дворе дома могли принадлежать какому-нибудь чиновнику с известием: Джошуа умер, после того как она оставила его мирно спящим в больничной кроватке. Или министерство отменило разрешение. Или…

Что-нибудь обязательно случится.

Кейт приняла предложение Лучана отвезти ее в аэропорт. У отца О’Рурка с утра были какие-то дела в Тырго-виште, городке в пятидесяти милях к северу от столицы, но он обещал, что подъедет к больнице к шести утра, когда она планировала забрать оттуда Джошуа. Все было продумано, обговорено, упаковано… Она даже заставила Лучана помочь ей разобраться с расписанием «Восточного экспресса» на Будапешт – на тот случай, если авиакомпании «Пан-Америкэн» и «Таром» вдруг перестанут обслуживать Бухарест… Но все же Кейт не оставляли мучительные сомнения: что-нибудь обязательно должно случиться.

В десять вечера она надела пижаму, почистила зубы, поставила будильник на 4:45 и забралась в постель, зная, что не уснет. Уставившись в потолок, она пыталась представить, как спит Джошуа – на спине или на животе?… Закреплена ли капельница, которая должна напоследок подкрепить его силы перед завтрашними испытаниями?…

Для Кейт началась долгая бессонная ночь ожидания.

Дети ночи

Сны крови и железа

Я смотрел из этих окошек… этих маленьких окошек, через которые сейчас до меня доходит так мало света… Я стоял возле них, когда мне было три или четыре года, и смотрел, как из переполненной тюрьмы на Ратушной площади через улицу к месту казни в Ювелирной башне вели воров, разбойников, убийц и злостных неплательщиков. Я вспоминаю лица этих людей, этих обреченных: немытые, с покрасневшими глазами, изможденные, бородатые и грубые… Как только до них доходило, что жить им остается лишь несколько минут, что вот-вот на шею им набросят веревку и палач столкнет их с помоста, несчастные принимались отчаянно озираться вокруг. Я вспоминаю, как однажды видел трех женщин, которых содержали отдельно в тюрьме Ратушной башни, как свежим осенним утром их вывели оттуда в цепях, провели через площадь на улицу, потом вниз, по вымощенному булыжником холму, и они скрылись от моего любопытного взгляда. Но какие это были мгновения, секунды безыскусного зрелища, когда я стоял в комнате отца, которая одновременно служила и залом суда, и личными покоями… О, эти нескончаемые мгновения экстаза!

Женщины, как и мужчины, были одеты в грязные лохмотья. Я видел их груди под обрывками ветхой коричневой ткани. Тела их покрывала тюремная грязь и потеки крови – следы грубого обращения тюремщиков. Но груди их были белыми и беззащитными. Я видел, как мелькают грязные ноги и бледные бедра; я увидел темное пятно меж бедер, когда упала самая старая из них, раскинув ноги и заскользив по булыжникам, в то время как стражник тащил их, визжащих и вопящих, на длинной цепи. Но больше всего мне запомнились их глаза… такие же перепуганные, как и у заключенных-мужчин, раскрытые так широко, что белки, окружавшие темные радужки, делали их похожими на глаза кобылицы, которая понесла, почуяв запах свежей крови или присутствие жеребца.

Именно тогда я впервые ощутил возбуждение – нарастание нервной дрожи в груди при виде того, как осознание неизбежности смерти нисходит на этих мужчин и женщин, – возбуждение и пульсирующую чистоту этого чувства. Я вспоминаю, как перестали меня держать ослабевшие ноги и я упал на отцовское ложе возле этого самого окна. Сердце мое бешено колотилось, а образы этих напряженных, обреченных мужчин и женщин неизгладимо стояли у меня перед глазами даже после того, как от их криков осталось лишь эхо, а затем и оно растаяло в прохладном воздухе, проникающем в раскрытые окна отцовской комнаты.

Отец мой, Влад Дракула, приговорил этих людей к повешению. Точнее, утвердил приговор всего лишь кивком или движением руки. Именно отец создал, а теперь исполнял законы, обрекающие на смерть этих людей. Именно он навел на них ужас, призвав Смерть, пульсирующее биение которой ощущалось на площади внизу.

Я вспоминаю, как лежал на том ложе, чувствовал, как мое сердце медленно возвращается к нормальному состоянию, ощущал первую вспышку замешательства – следствие странного возбуждения… Я лежал в комнате и думал: «Когда-нибудь и я стану обладателем этой власти».

Именно в этой комнате я впервые пил из Чаши, когда мне исполнилось четыре года. Я отчетливо все помню. Матери не было. Той ночью присутствовал отец с пятью другими мужчинами, одетыми в церемониальные облачения драконистов – зелено-красные, с капюшонами, которых я до того ни разу не видел. Я вспоминаю яркий гобелен позади отцовского трона, вывешиваемый только на эту ночь: огромный дракон, свернувшийся в золотое чешуйчатое кольцо, разинул устрашающую пасть, расправил крылья с могучими лапами, оканчивающимися алчно скрюченными когтями. Я вспоминаю свет факелов и невнятно произносимые ритуальные формулы ордена Дракона. Вспоминаю, как подносили Чашу… вкус первой крови. Вспоминаю сны, посетившие меня той ночью.

Именно в этой комнате в 1436 году от Рождества Христова, когда мне было пять лет, я слышал, как отец объявил всему двору о намерении завладеть землями и титулом своего умершего единокровного брата Александра Алди и стать, таким образом, первым полновластным князем Валахии. Я вспоминаю стук подкованных копыт, разносящийся в зимнем воздухе, скрип кожи, смертоносное позвякивание железа о железо, когда той декабрьской ночью мимо наших окон проходила конница. Я вспоминаю, как любил великолепие столичного города Тырговиште… В памяти воскресает чувственное восприятие итальянских, венгерских, латинских слов, выученных там, и каждый новый звук, отдающийся во рту насыщенным вкусом крови. Я помню волнение, охватывавшее меня во время суховатых занятий по истории, которые вели боярин-наставник и старые монахи. Сколь скоротечным оказалось то чудесное время!

Мне было двенадцать лет, когда отец отдал меня и моего единокровного брата Раду в заложники турецкому султану Мураду. Возможно, когда мы ехали в Галлиполи на встречу с султаном, он не собирался так поступить. Однако, едва мы достигли городских ворот, отец был схвачен людьми султана и позже отец поклялся на Библии и Коране, что не будет противиться его воле, а в подтверждение этой клятвы нас оставили при дворе правителя. Раду было всего восемь лет, и я помню его слезы, когда нас в повозке под охраной отправили из Галлиполи в крепость Эгригоз, что в западной Анатолии, в провинции Караман.

Я не плакал.

Я вспоминаю, какой холодной была та зима, насколько непривычной казалась тамошняя пища, как слуги, следившие за нашими желаниями, еще и запирали двери в наши покои, едва только ранние сумерки опускались на этот город в горах. Я вспоминаю, как поражены были люди султана, когда им объяснили обряд Чаши, но они восприняли это как еще один варварский обычай, присущий христианству. А поскольку их тюрьмы были переполнены преступниками, рабами и военнопленными, ожидавшими смерти, отыскать жертвы оказалось делом нетрудным. Впоследствии нас перевезли в Токат, а еще позже – в Адрианополь, где мы жили и взрослели в обществе султана.

Мурад считался жестоким человеком, но все же он был менее жесток, чем наш отец и относился к нам в большей степени по-отечески. Помню, однажды он коснулся моей щеки, когда я, волнуясь, показывал ему, как летает и нападает сокол, которого я помогал дрессировать. Его неожиданное легкое прикосновение было довольно продолжительным.

К концу моего шестилетнего пребывания там я чаще стал думать на турецком, чем на родном языке, и даже теперь, когда силы мои угасают, а сознание мутится, мои полусонные мысли облечены в турецкие слова.

Раду с детства имел приятную внешность и остался красавчиком к моменту появления первых признаков мужественности. Я же был уродлив. Раду пресмыкался перед нашими наставниками – философами и учеными. Я же сопротивлялся их усилиям воспитать нас в духе византийской культуры. Раду избегал Чаши, в то время как я испытывал потребность пить из нее сначала еженедельно, а не раз в месяц, а затем и ежедневно. Раду доставались поощрения и ласки от наших тюремщиков и наставников, а на мою долю приходились лишь побои. К тринадцати годам Раду научился угождать и женщинам из гарема, и мужчинам-придворным, что приходили в наши покои поздно ночью.

Я ненавидел своего сводного брата, и он отвечал мне ненавистью, смешанной с презрением. Мы оба понимали, что если выживем – а каждый из нас был преисполнен решимости сделать это по-своему, – то когда-нибудь станем врагами и соперниками из-за отцовского трона.

Раду шел к трону своим путем, сделавшись фаворитом султана Мурада II и гаремным юношей у его преемника Мехмеда. Он оставался в Турции до 1462 года: в свои двадцать семь Раду все еще считался красавчиком, но уже не мог быть гаремным юношей. Когда султан пообещал ему титул моего отца, выяснилось, что на трон претендует некто более дерзкий и изобретательный. Претендентом оказался я.

Я вспоминаю тот день – мне уже исполнилось шестнадцать, – когда до нас, находившихся при дворе султана, дошло известие о смерти отца. Случилось это поздней осенью 1447 года Казан, вернейший стольник моего отца, пять дней скакал до Адрианополя, чтобы принести эту весть. Подробности были немногочисленными, но печальными. Подстрекаемые алчным королем Венгрии Хунь-яди и его валахским союзником боярином Владиславом II, жители Тырговиште подняли мятеж. Мой родной брат Мирча был схвачен в Тырговиште и заживо зарыт в землю. Моего отца Влада Дракулу выследили и убили в болотах Балтени, неподалеку от Бухареста. Казан сообщил нам, что тело отца доставлено в тайную часовню в окрестностях Тырговиште.

Казан, чьи старческие глаза слезились больше обычного, вручил мне два предмета. Отец попросил передать их мне в качестве наследства, когда они бежали к Дунаю, а по пятам за ними следовали убийцы. Наследство состояло из превосходного меча толедской работы, подаренного отцу в Нюрнберге императором Сигизмундом в год моего рождения, и золотого медальона в виде дракона, полученного отцом при вступлении в орден Дракона.

Повесив медальон на шею и подняв высоко над головой меч, клинок которого блеснул при свете факелов, я произнес клятву перед лицом Казана, и только Казана.

«Клянусь кровью Христа и кровью Чаши, – воскликнул я твердым голосом, – что Влад Дракула будет отмщен и я самолично выпущу кровь Владислава и выпью ее, а те, кто задумал и осуществил предательство, оплачут тот день, когда они убили Влада Дракулу и сделали своим врагом Влада Дракулу, Сына Дракона. До этого дня они не знали истинного страха. И я клянусь кровью Христа и кровью Чаши, и пусть все силы Небес и Преисподней придут ко мне на помощь в этом святом деле».

Я вложил меч в ножны, похлопал по плечу плачущего стольника и вернулся в свои покои, где лежал, не смыкая глаз, и обдумывал планы побега от султана и мести Владиславу и Хуньяди.

И теперь я лежу и не сплю, думая о том, что как клинки из толедской стали закаляются в огнедышащей печи, так и люди закаляются в горниле боли, потерь и страха. И так же, как и мечи искусной работы, людские клинки, закаленные таким образом, не теряют смертоносной остроты в течение столетий.

Свет погас. Я делаю вид, что сплю.

Глава 13


Дети ночи

Колорадский филиал Центра по контролю за заболеваниями занимал здания на предгорье над Боулдером, в зеленом поясе под геологическим образованием, известным как Флатироны. Местные жители по привычке называли этот комплекс НЦАИ, поскольку в течение двадцати пяти лет здесь размещался Национальный центр атмосферных исследований. Когда год назад НЦАИ стало тесно в этих стенах и он переехал на новое место в городе внизу, ЦКЗ успел перехватить комплекс для своих нужд.

Здание было спроектировано И. М. Пеем и построено из той же темно-красной породы, из которой состояли огромные, наклоненно вздымавшиеся глыбы Флатиронов, нависавших над Боулдером. Замысел архитектора основывался на том, что напоминающий песчаник материал будет выветриваться с такой же скоростью, как и сами Флатироны, вследствие чего здания «растворятся» в окружающей среде. Расчет Пея в основном подтверждался. Хотя ночью огни в окнах ЦКЗ были отчетливо видны на фоне скал и лесов зеленого пояса, в дневное время туристы, скользнув взглядом по комплексу, часто оставались в полной уверенности, что это всего лишь еще одно необычное скальное образование, каких немало на всем протяжении Передней Цепи.

Кейт Нойман любила свой офис в Боулдерском ЦКЗ, и возвращение из Бухареста заставило ее увидеть прелесть этого места другими глазами. Ее кабинет располагался в северо-западной части современного здания, спроектированного Пеем в виде чередующихся вертикальных пластин и нависающих коробок из сланца и песчаника, с большими окнами. Сидя за рабочим столом, Кейт могла видеть огромную стену первых трех Флатиронов, уходящих на север, расположенные у их подножия луга с колышущейся волнами травой и сосновые леса у подножия Флатиронов, хребты горного массива Фаунтен, выглядывающие из-под тонкого слоя почвы, подобно гребню стегозавра, и даже сами прерии, начинающиеся от Боулдера и на всем обозримом пространстве простирающиеся на север и восток. Ее бывший муж Том говорил, что Флати-роны были когда-то слоями осадочных пород под дном древнего внутреннего моря, поднятыми на поверхность примерно шестьдесят миллионов лет тому назад могучими горообразовательными процессами, происходившими в западном направлении от Скалистых гор. Теперь вид Флатиронов всегда напоминал Кейт бетонные плиты дорожки, вытесненные корнями деревьев.

Тропа начиналась сразу же от черного хода ЦКЗ, а за следующим хребтом виднелась более широкая Тропа Столовой горы. Под окном Кейт тут же появился олень, который принялся пощипывать травку, а сотрудники сообщили, что этим летом видели пуму, притаившуюся в ветвях деревьев не дальше сотни футов от здания.

Кейт, однако, не было никакого дела до всего этого. Она не обращала внимания на кучи бумаг, скопившиеся на ее столе, на курсор, мигавший на экране компьютера, а думала о своем сыне. Она думала о Джошуа.

Так и не заснув в ту последнюю ночь в Бухаресте, Кейт собрала свои вещи, поймала на темной и мокрой улице такси и поехала в больницу, чтобы посидеть рядом с Джошуа, пока не наступит время отъезда в аэропорт. Лифт в больнице не работал, и она побежала по лестнице, вдруг почему-то решив, что застанет кроватку в третьем изоляторе пустой.

Джошуа спал. Последняя порция крови, прописанная ему Кейт накануне, вернула ребенку совершенно здоровый вид. Она уселась на холодную батарею, подперев подбородок кулаком, и смотрела, как спит ее приемный сын, пока первые лучи рассвета не забрезжили в грязных окнах.

Лучан заехал за ними в больницу. Бумажной волокиты здесь оказалось напоследок гораздо меньше, чем опасалась Кейт. Отец О’Рурк, как и обещал, приехал с ними попрощаться. Когда они со священником пожимали друг другу руки на ступеньках у выхода, Кейт не удержалась и поцеловала его в щеку. О’Рурк улыбнулся, задержал ее лицо в своих ладонях, а потом – она даже не успела ничего подумать или возразить – благословил Джошуа, легонько прикоснувшись к его лбу большим пальцем и быстро перекрестив.

– Я буду думать о вас, – тихо сказал О’Рурк, открывая переднюю дверь «дачии» для Кейт с ребенком. Затем взглянул на Лучана: – Езжайте поосторожнее, слышите?

Лучан только улыбнулся в ответ.

Дорога в аэропорт была почти пустой. Джошуа проснулся, но не заплакал, а лишь смотрел вверх своими большими, темными, вопрошающими глазами, лежа на руках у Кейт. Лучан, по-видимому, почувствовал тревожное состояние Кейт.

– Хочешь, расскажу один новый анекдот про Чаушес-ку? Нет, правда, совсем свеженький.

Кейт слабо улыбнулась. Потрепанные щетки устало стирали дождевые капли с ветрового стекла.

– А ты не боишься, что у тебя в машине есть микрофоны? – спросила она.

Лучан ухмыльнулся.

– Они работали бы не лучше, чем вся эта куча хлама, – ответил он. – Кроме того, Фронт национального спасения не имеет ничего против анекдотов про Чаушес-ку. А вот когда мы про НФС рассказываем, тогда они на ушах стоят.

– Ладно, – вздохнула Кейт, получше укутывая ребенка в легкое одеяло. – Давай свой бородатый анекдот.

– Ну вот. Незадолго до революции Великий Вождь просыпается как-то в прекрасном настроении и выходит на балкон, чтобы поздороваться с солнцем. «Доброе утро, солнце», – говорит он. И можешь себе представить, до чего он удивился, когда солнце ему ответило: «Доброе утро, господин президент». Чаушеску бежит в комнату и расталкивает Елену. «Проснись! – кричит он. – Теперь меня даже солнце зауважало». – «Замечательно», – говорит жена Вождя и переворачивается на другой бок. Чаушеску, испугавшись, уж не сошел ли он с ума, днем опять выходит на балкон. «Добрый день, солнце», – говорит он. А солнце опять почтительно отвечает: «Добрый день, господин президент…»

– Конец у этого анекдота есть? – перебила его Кейт. Далеко впереди уже замаячил въезд в аэропорт. Дождь

усилился. Она стала опасаться, как бы не отменили рейс «Пан-Америкэн» до Варшавы.

– «Добрый день, господин президент», – ответило солнце днем, – продолжал Лучан. Он включил поворот-ник и, не обращая внимания на то, что лампочка не зажглась, въехал на длинную подъездную дорожку. – Чаушеску так разволновался, что захотел и Елену вытащить на балкон, но она как раз занималась макияжем. Наконец, уже ближе к закату, он все-таки убедил ее. «Смотри и слушай, – сказал он жене, которая вдобавок была еще и председателем Национального совета по науке и технике. – Солнце меня уважает». Он повернулся в сторону чудесного заката. «Добрый вечер, солнце», – сказал он. «Пошел в задницу», – ответило солнце. Чаушеску очень расстроился и потребовал объяснений. «Как же так? Утром и днем ты обращалось со мной вполне почтительно, – лопочет он, – а теперь меня обругало. Почему?»

Кейт заметила свободное место в ряду машин, выстроившихся вдоль изгиба дорожки, выходящей к зданию аэропорта, но не успела показать, как Лучан уже довольно ловко притер машину параллельно уже стоящей. При этом он не потерял нить своего рассказа.

– «Почему ты меня так оскорбило?» – не унимается наш Вождь. «Ты, дерьмо собачье, – отвечает солнце. – Сейчас-то я на Западе».

Лучан обошел вокруг машины и, пока Кейт с ребенком выходила, держал над ними зонтик. Кейт улыбкой выразила свою признательность – больше за его доброту, чем за анекдот. Они вместе пошли к зданию аэропорта. Лучан нес чемодан и держал зонтик, а Кейт несла сумку на плече и ребенка.

– У трансильванцев есть пословица про анекдоты вроде моего, – сказал Лучан: – Ridem noi ridem, dar purceaua e moarta in co§ar.

– И что это означает?

Они вошли под тяжелый бетонный козырек здания аэропорта. Охранники в серой форме с автоматами равнодушно скользнули по ним взглядом.

– Это означает… Мы все смеемся, но поросенок в корзине сдох.

Лучан сложил зонтик, стряхнул с него воду и открыл плечом входную дверь.

Внутри все оставалось таким же гнетущим, как и в день прилета Кейт: обширное бетонное гулкое пространство, грязное и замусоренное, охраняемое солдатами. Слева – обшарпанные длинные столы и неработающий транспортер таможни для прибывающих. Везде пусто. Впереди – контрольные пункты и занавешенные кабинки, через которые предстояло пройти Кейт и Джошуа. Лишь после этого они смогут взойти на борт самолета «Пан-Америкэн».

Лучан поставил вещи на первый стол для досмотра и повернулся к ней. Провожающих дальше не пускали.

– Ну… ладно… – начал он и замолчал.

Кейт еще ни разу не видела, чтобы ее юному другу и переводчику не хватало слов. Она обняла его свободной рукой и поцеловала. Он моргнул и легонько, робко коснулся ее спины. Служащий за стойкой с надписью «ПАСПОРТНЫЙ КОНТРОЛЬ» что-то отрывисто произнес, и Лучан отстранился, не сводя взгляда с Кейт. Ей показалось, что в глазах юноши, странным образом напоминавших в тот момент глаза Джошуа, застыл немой вопрос.

Чиновник сказал еще что-то, уже громче. Лучан наконец перевел взгляд и огрызнулся:

– Lasa-ma in pace![2]

На какую-то долю секунды чиновник будто остолбенел от столь злостного неповиновения, но быстро пришел в себя и щелкнул пальцами. Тут же появились три дюжих молодца в форме.

Кейт уловила что-то вроде отчаяния в глазах Лучана. Она снова обняла друга, одновременно неловким движением вытаскивая свой паспорт и, словно волшебный амулет, выставляя его перед охранником.

Волшебство помогло… во всяком случае, на время. Охранники колебались. Чиновник что-то злобно рявкнул

Лучану и скрестил руки. Охранники посмотрели на него, потом – опять на Лучана и Кейт.

– Прошу прощения, – обратилась к ним Кейт. – Но мой друг очень расстроился. Мы тяжело переживаем разлуку. Лучан, скажи джентльмену, что у нас есть для него кое-что…

Лучан не сводил глаз с чиновника, но заговорил, когда Кейт ущипнула его за руку.

– Что? Ой… aveЈi dreptate, imi pare rau… Avem ceva pentru dumnneavocestra.

Кейт разобрала фразу, означавшую: «Я думал о вас». Эти слова служили вежливым предисловием к взятке – одним из правил повсеместно распространенной в Румынии игры «Как подступиться». Она вытащила из сумки три блока «Кента» и передала Лучану, который, в свою очередь, вручил их чиновнику на паспортном контроле.

Страж границы моргнул, нахмурился, но смахнул коробки с глаз долой. Отослав охранников, он бегло осмотрел багаж Кейт, одновременно задавая ей вопросы, после чего свалил вещи на видавшую виды тележку для багажа и сделал разрешающий жест. Кейт машинально шагнула вперед и вздрогнула, услышав, как захлопнулась калитка.

Она обернулась к Лучану, но вдруг поняла, что нахлынувшие чувства не дают ей сказать ни слова. Джошуа у нее на руках забеспокоился, заворочался и покраснел, что предвещало плач.

– Я… – заговорила она и замолчала, чувствуя себя последней идиоткой, но даже не пытаясь скрыть слезы. Кейт и не помнила, когда последний раз плакала на людях.

– Эй, крошка, полный порядок! – крикнул Лучан, идеально копируя акцент южнокалифорнийского серфера. – Я найду тебя и Джоша, когда приеду в Штаты на стажировку. Пока, ребята…

Он перегнулся через барьер и коснулся ее пальцев. Чиновник на паспортном контроле что-то сказал, и Лучан кивнул, не отводя взгляда от Кейт и ребенка. Потом он повернулся и пошел, не оглядываясь, через пустое пространство зала.

Кейт пронесла Джошуа по узкому коридору и вышла в зону вылета и прибытия. Из невидимых громкоговорителей доносились звуки народной румынской музыки в детском исполнении, но голоса были такие пронзительные, а запись сделана с такими шумами и искажениями, что радости это доставляло мало. У Кейт мелькнула шальная мысль о хоре людей, подвергшихся пыткам. Здесь было еще с дюжину пассажиров, ожидающих объявления о посадке. По их неказистой одежде Кейт определила, что это или румынские чиновники, направляющиеся в Варшаву, или поляки, возвращающиеся домой. Она не увидела ни американцев, ни немцев, ни англичан – ни одного туриста.

Беспокойно озираясь, Кейт остановилась немного в стороне от всей группы. Огромное пространство зала предназначалось для сотен людей, и сводчатый потолок уходил вверх футов на шестьдесят, если не больше. Любой скрип обуви или кашель отдавались беспощадным эхом. У северной стены виднелись несколько киосков – пункт обмена валюты по официальному курсу, Национальное бюро по туризму с запыленной эмблемой, – но возле них никого не было. Большинство в ожидании посадки курили и поглядывали украдкой на вооруженных охранников, стоявших возле лестницы на нижний этаж, у калиток и таможенных стоек. Кроме того, охранники расхаживали по двое с автоматами на изготовку по пустынному залу.

Джошуа снова заворочался, но Кейт быстренько его покачала, поворковала и дала пустышку. Она пожалела о том, что у нее самой нет пустышки для успокоения, и это дурацкое желание вдруг помогло ей понять, почему в полицейских государствах Восточной Европы так много заядлых курильщиков.

Она подошла к высокому узкому окну. На площадке перед зданием аэропорта стояли два самолета: тот, что поменьше, – явно какой-то правительственный; другой лайнер, похожий на «ДС-9», ожидает их с Джошуа, чтобы доставить в Варшаву, откуда они продолжат свой путь до Франкфурта. Между самолетами проехали несколько тяжелых бронетранспортеров, выпустив в насыщенный туманом воздух густые клубы дыма. Кейт увидела и танки, расставленные вдоль взлетной полосы, разглядела пушки под маскировочной сетью. Солдаты в серой униформе толпились возле грузовиков и вокруг костров, разведенных в каких-то бочках.

Поодаль вдоль заросшей сорняками взлетной полосы выстроились в линию реактивные самолеты авиакомпании «Таром». Эти лайнеры, отдаленно напоминавшие «Боинги-727», явно знавали лучшие времена до того, как были здесь брошены: ржавые, с латками на крыльях и фюзеляжах; у одного были спущены два колеса. Кейт вдруг разглядела расхаживающих под самолетами вооруженных охранников, пытающихся укрыться от проливного дождя, и невольно вздрогнула, сообразив, что эти самолеты почти наверняка все еще летают.

Она очень порадовалась тому, что заплатила почти вдвое больше, чтобы лететь до Варшавы и Франкфурта самолетом не румынской авиакомпании, а «Пан-Амери-кэн».

– Миссис Нойман?

Она резко обернулась и увидела перед собой двух агентов службы безопасности в черных кожаных пальто. Неподалеку стояли три солдата с автоматами.

– Миссис Нойман? – повторил агент, который был повыше ростом.

Кейт кивнула. Помимо ее воли на ум пришли сцены из старых фильмов про войну, где гестаповцы задерживали отъезжающих. Она внутренне содрогнулась, живо представив себе, каково это – находиться в таком обществе, когда у тебя на пальто нашита желтая звезда Давида, а в паспорте стоит штамп «Jude». Кейт ожидала, что эти типы – самые настоящие современные гестаповцы – потребуют предъявить документы.

– Ваш паспорт, – бросил высокий. Лицо его было изрыто оспинами, а зубы имели коричневый оттенок.

Она подала ему паспорт, постаравшись ничем не выдать тревогу, когда он, не глядя, сунул его в карман.

– Сюда, – сказал он, показав в сторону отгороженной занавесками ниши.

– Что все это… – начала было Кейт, но замолчала, когда второй агент тронул ее за локоть. Она отдернула руку и последовала за высоким по усеянному мусором полу. Остальные ожидающие, покуривая и выпуская клубы дыма, наблюдали за происходящим.

В огороженной нише их встретила женщина-агент. Она показалась Кейт бесцветным подобием Мартины Навратиловой с ужасной прической. Но все легкомысленные сравнения тут же вылетели у нее из головы, как только Кейт поняла, что это мужеподобное чудовище собирается ее обыскивать.

Рябой вынул из кармана паспорт, долго разглядывал документ, не забыв проверить даже его прошивку, потом бросил что-то по-румынски своим коллегам и повернулся к Кейт.

– Вы усыновить ребенок, да?

Кейт ощутила секундное замешательство, не будучи уверенной в том, что этот человек не шутит каким-то странным образом. Потом сказала:

– Да, я усыновила этого ребенка. Теперь он мой сын.

Оба агента перелистали паспорт и просмотрели пачку вложенных в него документов и справок. Наконец рябой верзила поднял глаза и посмотрел на Кейт.

– Здесь нет знак родитель.

Кейт поняла, что он имел в виду подпись родителей. По новым румынским законам в случае усыновления румынского ребенка требовалась по меньшей мере подпись одного из настоящих родителей. С этим правилом Кейт была полностью согласна.

– Да, здесь нет подписи, – сказала она, медленно и отчетливо выговаривая слова, – но это лишь потому, что его настоящих родителей не удалось разыскать. Этот ребенок из детского дома. Брошенный.

Рябой прищурился.

– Чтобы ребенок усыновить, вы должны иметь знак родителей.

Кейт кивнула и улыбнулась, собрав все силы, чтобы не закричать.

– Да, я знаю, – сказала она, – но считается, что у этого ребенка нет родителей. – Она протянула руку и ткнула пальцем в бумагу. – Вот, смотрите, здесь есть документ, где говорится, что в данном случае подпись родителей не требуется. Он подписан… вот… заместителем министра внутренних дел. А здесь – министром здравоохранения… смотрите, вот здесь. – Она показала на розовый бланк. – А вот подписи администратора того детского дома, где находился Джошуа, и специального уполномоченного при Первой окружной больнице.

Агент нахмурился и почти презрительно перелистал документы. Кейт поняла, что за высокомерными манерами скрывается непроходимая глупость. «О Господи, – подумала она, – как бы мне хотелось, чтобы здесь оказался Лучан. Или кто-нибудь из посольства… Или отец О’Рурк. Почему я вспомнила сейчас О’Рурка?» Она тряхнула головой и стала смотреть на троих агентов, всем своим видом выражая спокойное презрение, но без вызова.

– Alles ist in Ordnung,[3] – сказала она, даже не заметив, что перешла на немецкий. Почему-то этот язык сейчас показался ей более соответствующим моменту.

Женщина-агент вытянула вперед руки и что-то сказала.

– Ребенок, – пояснил рябой. – Дайте ей ребенка.

– Нет, – ответила Кейт спокойно, но твердо, хотя спокойствия-то у нее в душе как раз и не было. Сказать «нет» секуристам – значило дать повод прибегнуть к насилию, даже в Румынии, где больше не было Чаушеску.

Мужчины-агенты нахмурились. Женщина нетерпеливо щелкнула пальцами и снова протянула руки.

– Нет, – твердо повторила Кейт. Ей представилось, как агентша уносит Джошуа, а двое

других удерживают ее. Она вдруг поняла, что ее запросто могут разлучить с ребенком и она никогда больше его не увидит.

– Нет, – снова повторила Кейт.

Внутри у нее бушевала буря, но внешне она оставалась непреклонной и спокойной. Она улыбнулась обоим мужчинам и кивнула на Джошуа.

– Видите, он спит. Я не хочу его будить. Скажите, что вам нужно, и я все сделаю, но пусть он остается у меня.

Высокий покачал головой и бросил что-то женщине. Та, скрестив руки, отрывисто ответила. Он огрызнулся, хлопнул по паспорту Кейт, пошуршал остальными бумагами и приказал:

– Снимите с ребенка одеяло и одежду. Кейт моргнула, ощутив, как в воздухе, подобно заряженным ионам перед грозой, скапливается злоба, но промолчала. Она развернула на Джошуа одеяло и расстегнула курточку.

Ребенок проснулся и заплакал.

– Тихо, тихо, – зашептала Кейт, свободной рукой кладя одеяло и курточку на замызганную стойку.

Женщина что-то сказала.

– Снять пеленки, – пояснил высокий.

Кейт переводила взгляд с одного лица на другое, пытаясь отыскать хоть тень улыбки, но напрасно. Пальцы у нее слегка дрожали, когда она расстегивала английские булавки: даже в посольстве ей не смогли помочь с одноразовыми пеленками. Наконец она подняла Джошуа, уже голеньким. Без одежды он выглядел еще более болезненным: бледная кожа, выпирающие ребра, кровоподтеки на худеньких ручках в тех местах, куда ставили капельницу и вливали кровь. Его крошечные гениталии сморщились от холода, а на руках и груди появились мурашки.

Кейт крепко прижала Джошуа к себе и посмотрела на женщину.

– Все в порядке? Убедились, что мы не вывозим государственные ценности и золотые слитки?

Женщина окинула Кейт равнодушным взглядом, прощупала курточку и одеяльце, брезгливо покосилась на пеленки и, бросив что-то рябому, вышла из кабинки.

– Холодно, – заметила Кейт. – Я должна его одеть.

Она быстро завернула ребенка. Визгливый громкоговоритель в зале сквозь шум помех объявил о посадке на ее рейс. Кейт услышала, как пассажиры зашагали вниз по лестнице к выходу.

– Ждите, – велел рябой. Он бросил паспорт и бумаги Кейт на стойку и вышел вместе со своим напарником.

Кейт смотрела из-за ширмы, покачивая Джошуа. Зал ожидания опустел. Единственные часы, что висели над дверью, показывали 7:04. Время вылета 7:10. Ни одного из тех троих, что были с ней в кабинке, видно не было.

Она прерывисто вздохнула и погладила ребенка. Он дышал часто и неровно, будто снова замерзал.

– Тс-с-с, – прошептала Кейт. – Все нормально, малыш.

Она знала, что трактор, который тащит к самолету прицеп с пассажирами, вот-вот тронется. Как бы подтверждая это, из динамиков раздалось неразборчивое, но настойчивое объявление.

Не оглядываясь, Кейт сгребла бумаги со стойки, крепко прижала к себе Джошуа, вышла из кабинки и зашагала по бескрайнему пространству зала, высоко держа голову и глядя вперед. Два скучающих охранника возле лестницы заметили ее приближение и прищурились, глядя на нее сквозь сигаретный дым. Стремительно, но без суеты, Кейт показала паспорт и посадочный талон. Молодой охранник пропустил ее взмахом руки.

Внизу, возле лестницы, слонялся еще один охранник. Кейт видела, как последние пассажиры уже заходят в прицеп, стоявший снаружи. Выпуская клубы дыма, завелся двигатель трактора. Не отводя взгляда от двери, она пошла вперед.

– Стоп!

Кейт остановилась, медленно повернулась и, сделав над собой усилие, улыбнулась. Джошуа у нее на руках ворочался, но не плакал.

– Паспорт. – Маленькие глазки охранника сверкали на толстой физиономии, пухлые пальцы барабанили по стойке.

Кейт молча протянула ему паспорт, стараясь ничем не выдать беспокойства, пока румын внимательно просматривал документ. Прицеп с багажом уже отъехал. Пассажирский прицеп должен был вот-вот тронуться. Наверху, на лестнице послышались голоса и шаги.

– Мы можем опоздать, – тихо сказала она охраннику.

Тот поднял свои свинячьи глазки и хмуро оглядел Кейт и ребенка.

С полминуты ей пришлось в молчании выдерживать этот взгляд. В бытность свою практикующим хирургом Кейт часто одним движением глаз поверх хирургической маски заставляла коллег и медсестер поторопиться. Так она сделала и сейчас, вложив в свой взгляд, обращенный на охранника, всю властность, приобретенную ею в течение жизни и профессиональной деятельности.

Толстяк опустил глаза, проставил в паспорте последний штамп и резко протянул ей документ. Кейт с трудом удержалась, чтобы не побежать с Джошуа на руках. Прицеп уже начал движение в сторону самолета, но остановился и подождал, пока она дойдет и поднимется внутрь. Поляки и румыны смотрели на нее равнодушно.

В самолет они сели минут за двенадцать до того, как он вырулил к началу взлетной полосы, но Кейт казалось, что время словно остановилось. Через забрызганный дождевыми каплями иллюминатор она видела двух агентов безопасности в кожаных куртках, которые переговаривались и покуривали у подножия лестницы. Это были не те, что задержали ее в здании аэропорта, но они имели портативные радиопередатчики. Кейт закрыла глаза. Ей хотелось молиться, а она не делала этого лет с десяти.

Три аэродромных техника убрали трап, и самолет вырулил к началу пустой взлетной полосы. За все время, что они находились в аэропорту, ни один другой самолет не взлетал и не садился. Набирая скорость, лайнер помчался по залатанной дорожке.

Кейт почти не дышала, пока не убрали шасси и Бухарест не превратился в беспорядочное оставшееся где-то позади скопление поднимающихся над ореховыми деревьями белых зданий. Ее руки перестали дрожать, только когда она убедилась, что лайнер покинул воздушное пространство Румынии. Даже в Варшаве она чувствовала, как колотится сердце, пока не сменились экипажи и самолет не взял курс на Франкфурт.

Наконец из динамиков раздался голос пилота, говорившего с американским акцентом:

– Дамы и господа, наш полет проходит на высоте двадцать три тысячи футов. Мы только что миновали город Лодзь и примерно через… м-м-м… пять минут пересечем границу Германии. Погода довольно неприятная, как вы, полагаю, заметили, но мы уже вышли из грозового фронта, а из Франкфурта передают, что там солнечно и тепло, температура тридцать один градус по Цельсию, ветер западный, скорость ветра – восемь миль в час. Надеемся, ваш полет будет приятным.

В небольшой иллюминатор вдруг ворвался сноп солнечного света. Кейт поцеловала Джошуа и позволила себе расплакаться.

Кейт Нойман отвела взгляд от затемненного окна в здании ЦКЗ и подняла трубку. Она даже не могла определить, как долго звонил телефон. Кейт смутно вспомнила, как некоторое время назад в дверь заглянула секретарша и сказала ей, что спускается в кафе на ленч.

– Доктор Нойман, слушаю.

– Кейт, это Алан Стивенс из центра визуализации. Я получил самые свежие картинки по результатам последнего обследования твоего сынишки.

– И что? – Кейт обнаружила, что машинально рисует в блокноте концентрические круги, которые уже почти полностью закрыли страницу. – Что там, Алан?

Последовала короткая пауза, во время которой она представила себе рыжеволосого инженера, сидящего в окружении многочисленных светящихся мониторов и с лежащим перед ним на пульте недоеденным сандвичем.

– Пожалуй, Кейт, тебе лучше спуститься. Сама увидишь.

На длинной консоли стояли шесть видеомониторов, показывающих слегка различающиеся изображения внутренних органов девятимесячного Джошуа Ноймана. Это были не рентгеновские снимки, а сложные картинки, полученные с помощью магнитно-резонансной аппаратуры Алана. Кейт рассмотрела селезенку, печень, изгибы тонкой кишки, кривую нижней границы желудка…

– Что это? – спросила она, ткнув пальцем в середину экрана.

– Именно, – сказал Алан, поправляя очки с толстыми стеклами и откусывая от своего сэндвича. – А теперь давай сравним это с результатами компьютерной томографии, полученными три недели назад.

Кейт смотрела, как на видеодисплейных терминалах совмещаются, увеличиваются, разворачиваются в трех измерениях изображения, чтобы можно было поближе разглядеть нижнюю часть желудка; как слои выстилки желудка выделяются дополнительными цветами, а потом пробегают во временной последовательности с цифровым усилением. Казалось, что на стенке желудка Джошуа растет некий придаток или абсцесс.

– Язва? – спросила Кейт, хотя уже за мгновение до этого знала: это не язва. Магнитно-резонансное изображение показывало твердую структуру аномалии. Она почувствовала холодок в груди.

– Нет, – ответил Алан, глотнув холодного кофе. Он вдруг увидел выражение лица Кейт, вскочил и пододвинул ей стул. – Садись, – сказал он. – Это и не опухоль.

– Разве? – Кейт почувствовала, что головокружение почти прекратилось. – Но что же еще?

– Смотри. Вот увеличенная серия томограмм магнитно-резонансного исследования на прошлой неделе.

Нижняя граница желудка опять имела нормальный вид. Число окрашенных слоев множилось, снова появился абсцесс, увеличился до размеров аппендикса и снова начал уменьшаться.

– Самопроизвольный рост? – спросила Кейт.

– То же явление, разница только во времени. – Алан показал на колонку дат справа от изображения. – Замечаешь связь?

Сначала Кейт ничего не заметила. Потом она придвинулась поближе к экрану и потерла верхнюю губу.

– В этот день Джошуа получал плазму… – Она крутанулась на стуле к тому монитору, где застыло неподвижное изображение предыдущего цикла, и, проведя пальцем по экрану, добавила: – А в этот день три недели назад ему было сделано переливание крови. Значит, изображения показывают какие-то изменения внутренних органов ребенка, когда он получает кровь?

Алан отхватил от сандвича добрый кусок и кивнул.

– Не просто изменения, Кейт, а некий базовый адаптационный процесс. Это образование никуда не исчезает, оно лишь становится более заметным, когда поглощает кровь…

– Поглощает кровь?! – Кейт сама удивилась невольно вырвавшемуся возгласу. Уже тише она продолжала: – Но, Алан, он ведь не поглощает кровь стенками желудка. Мы делаем Джошуа внутривенные инъекции… Мы же не даем ребенку бутылочку с кровью!

Алан кивнул, не обратив внимания на иронию в ее голосе.

– Все верно, но этот адаптационный… орган… или как там его… поглощает кровь, в чем нет никаких сомнений. Взгляни.

Он нажал несколько клавиш, и на всех шести мониторах возле аномального вздутия мигнул свет.

– В этом месте стенки кишечника насыщены венами и артериями. Их обилие служит одной из причин того, что возникновение язвы здесь проблематично. Но в данном случае, – он коснулся изображения опухолеоб-разного вздутия, – эту штуку питает такая разветвленная артериальная система, какой я никогда не видел. И она поглощает кровь – можешь не сомневаться. Кейт отодвинулась вместе со стулом.

– О Господи, – прошептала она. Алан поправил очки и продолжил:

– Но ты взгляни и на другие данные. Интересно не поглощение крови. Просмотри самую последнюю серию картинок. Дальше происходит что-то невероятное.

Кейт смотрела немигающим взглядом на новую серию томограмм и мерцающие колонки цифр. Когда все закончилось, она продолжала сидеть неподвижно и молча.

– Кейт, – шепнул Алан. В голосе его звучал почти благоговейный страх. – Что здесь происходит?

Кейт не сводила глаз с экрана.

– Не знаю, – ответила она наконец. – Ей-богу, не знаю.

Но все же где-то на уровне подсознания, тренированной интуиции, снискавшей ей славу одного из лучших диагностов ЦКЗ, Кейт знала. И это знание наполнило ее смертельным страхом и одновременно каким-то странным, восторженным возбуждением.

Глава 14


Дети ночи

Дом Кейт Нойман стоял на высоком лугу в шести милях от Солнечного каньона над Боулдером. Кейт никогда не любила каньоны – она терпеть не могла нехватку солнечного света, особенно зимой; не нравилась ей и постоянная зависимость от угрозы оползней, если вдруг какому-нибудь валуну вздумается скатиться вниз по склону. Но за несколько миль до поворота к ее дому дорога выходила из широкой тени Солнечного каньона и бежала среди высоких хребтов. Кейт считала расположение своего дома почти идеальным: по обе стороны простирались высокогорные луга, окаймленные осинами и соснами, покрытые снегом вершины Индейских пиков Скалистых гор вырисовывались милях в десяти к западу, а по ночам к югу от Флатиронов она могла видеть огни Боулдера и Денвера.

Они с Томом купили этот дом за год до развода, и, хотя все ее доходы уходили на погашение кредита, Кейт испытывала благодарность к бывшему мужу за идею присмотреть домик именно здесь. Само по себе это сооружение было большим и современным, но терялось на фоне скал и деревьев на горных склонах. Окна дома выходили на все четыре стороны, а с чудесной террасы можно было смотреть вниз, на Флатироны. И хотя жилая территория в шесть сотен акров насчитывала лишь несколько домов, путь к ней преграждали ворота, которые могли открыть только местные жители после того, как гость свяжется с ними по переговорному устройству. Посетители обычно приходили в изумление при виде грубой гравийной дороги, начинавшейся сразу за воротами, но все, кто жил здесь круглый год, имели полноприводные машины – только на таких можно было пробиться зимой по снегу на высоте в семь тысяч футов.

В то июльское утро, через неделю после разговора с Аланом, Кейт встала, пробежала свои обычные три четверти мили по извилистой дорожке за домом, потом приняла душ. Облачившись в нехитрый повседневный наряд, состоявший из джинсов, легких туфель и мужской белой рубашки – костюм или платье она надевала лишь для важных визитов или во время командировок, – Кейт позавтракала вместе с Джули и Джошуа. Джули Стрик-ленд, двадцатитрехлетняя студентка-выпускница, корпела в настоящее время над диссертацией, посвященной влиянию загрязнения окружающей среды на цветы трех видов, растущих лишь на альпийских лугах. С Джули Кейт познакомилась три года назад благодаря Тому: тогда девушка целое лето провела в его туристской группе, бродившей по наиболее труднодоступным горным районам Колорадо. Кейт почти не сомневалась, что Джули и Том в то лето некоторое время спали вместе, но почему-то ее это не волновало. Вскоре после знакомства они подружились. Джули оказалась уравновешенной особой, но заводной, эрудированной и забавной. В обмен на то, что она присматривала за Джошуа пять дней в неделю, Джули была предоставлена собственная комната в доме Кейт, площадь которой составляла пять тысяч квадратных футов. Кроме того, она без зазрения совести работала в отсутствие хозяйки на ее компьютере, свободно располагала временем в выходные дни для походов в поле, а также получала символическое жалованье, позволявшее ей покупать бензин для своего допотопного джипа.

Такой расклад вполне устраивал обеих женщин, но Кейт уже начинала с беспокойством подумывать о том, что к зиме Джули закончит свою диссертацию. Кейт всегда сочувствовала работающим матерям, вынужденным изыскивать возможности для присмотра за детьми в дневное время, а теперь и у нее самой возникла эта головная боль: кто же заменит Джули?

Однако в это прекрасное летнее утро, когда солнце уже раскинуло свои лучи над долинами и поднялось на востоке над вершинами гор, Кейт выбросила из головы все донимавшие ее мысли и, не торопясь, кормила Джошуа овсянкой.

Джули выглянула из-за половины «Денвер пост».

– На работу ты сегодня поедешь на «чероки» или «миате»?

Кейт едва сдержала улыбку. Она собиралась поехать на «миате», но знала, как Джули любит носиться по каньону на красном роудстере.

– М-м-м… пожалуй, на джипе. Тебе ничего не надо купить, прежде чем ты завезешь Джоша в ЦКЗ?

Услышав свое имя, ребенок заулыбался и начал греметь ложкой по подносу. Кейт вытерла кашу у него с подбородка.

– Я думала остановиться возле «Кинг-суперс» на Столовой горе. Так ты не против, чтобы я поехала на «миате»?

– Не забудь поставить детское сиденье.

Джули скорчила гримасу, как бы говоря: «Не стоило напоминать».

– Извини, – улыбнулась Кейт. – Материнский инстинкт.

Она произнесла это в шутку, но тут же осознала, что не шутит.

– Джошу нравится открытая машина, – сказала Джули. Она взяла ложку и сделала вид, что хочет съесть его кашу.

Джошуа всем своим видом изобразил радость по этому поводу.

Джули взглянула на Кейт.

– Хочешь, чтобы я привезла его ровно в одиннадцать?

– Примерно, – ответила Кейт, посмотрев на часы и убирая посуду. – Мы зарезервировали оборудование для магнитно-резонансного исследования до часа дня, так что ничего страшного, если и задержишься на несколько минут… – Она показала на тарелку с недоеденной кашей: – Не возражаешь, если…

– Угу, – ответила Джули, шутливо подмигнув Джошуа. – Мы любим кушать вместе, верно, малыш? – Затем повернулась к Кейт. – А эта штука, которая магнитно-резонансная, ребенку не повредит?

Кейт задержалась у двери.

– Нет. То же самое, что и раньше. Просто картинки. – «Картинки чего?» – спрашивала она у себя в сотый раз. – Домой я его привезу вовремя, ко сну.

Спускаться по каньону на «чероки» было не так интересно, как на «миате», срезая углы, но Кейт настолько задумалась, что даже не замечала разницы. В офисе она первым делом попросила секретаршу ни с кем ее не соединять и дозвониться до института Трюдо в Саранаке, штат Нью-Йорк. Это было небольшое исследовательское учреждение, но Кейт знала, что там провели несколько отличных работ по причинным механизмам клеточного иммунитета, связанного с лимфоцитной физиологией. Кроме того, она была знакома и с директором института Полом Сэмпсоном.

– Пол, – сказала она, миновав регистраторов и секретарей, – говорит Кейт Нойман. У меня для тебя есть задачка.

Она знала, что Пол питает слабость к разного рода головоломкам. Эта черта роднила его со многими исследователями в медицине.

– Давай, – откликнулся Пол Сэмпсон.

– У нас есть один ребенок восьми с половиной месяцев. Его нашли в румынском приюте. Физически он выглядит примерно на пять месяцев. Психическое и эмоциональное развитие вроде в норме. У него имеются перемежающиеся приступы хронического поноса, стойкий стоматит, некоторая задержка моторики, хронические бактериальные инфекции в сочетании с отитозной средой. Твой диагноз?

Ответ последовал без долгих колебаний.

– Ну, Кейт, раз ты утверждаешь, что это задачка, то СПИД исключен. С учетом румынского приюта это было бы слишком просто. Значит, говоришь, что-то интересное?

– Так точно, – ответила Кейт. На поляну под окнами ЦКЗ вышло семейство оленей с белыми хвостиками и принялось пощипывать травку.

– Обследование сделано в Румынии или здесь?

– И там и тут.

– Отлично, тогда можно не слишком сомневаться в результатах.

Наступило молчание, сопровождаемое негромким звуком: Пол пожевывал свою трубку. Курить он бросил года два назад, но когда думал, трубка была при нем.

– А как насчет количества лимфоцитов и бета-клеток?

– Лимфоциты, бета-клетки, гамма-глобулин почти не регистрируются, – ответила Кейт. Записи обследования лежали у нее на столе, но ей не требовалось в них заглядывать. – Сывороточный альфа-глобулин и иммуно-гло-булин М заметно понизились…

– Гм, – произнес Пол, – похоже на швейцарский тип гипогаммаглобулинемии. Печально… болезнь редкая… Но на задачку, пожалуй, не тянет.

Кейт посмотрела на оленя: он замер на месте, когда мимо него по извилистой дорожке проехал автомобиль к стоянке ЦКЗ, потом олень снова принялся щипать травку.

– Это еще не все, Пол. Я согласна, что симптомы напоминают тяжелый случай комбинированного иммунодефицита швейцарского типа, но содержание лейкоцитов тоже низкое… меньше трехсот на единицу.

Пол присвистнул.

– Странно. Я хочу сказать, что так называемый «детский» случай швейцарского иммунодефицита вполне банален. Но, судя по твоему описанию, у этого бедного румынского ребенка три или четыре типа комбинированного иммунодефицита – швейцарского типа, гипо-гаммаглобулинемия с лимфоцитами В и ретикулярная дисгенезия. Кажется, я еще ни разу не видел пациента больше чем с одним из этих проявлений. Сама гипогам-маглобулинемия, конечно, редкость, не больше двух с половиной десятков детишек во всем мире… – Перечислив эти очевидные вещи, он замолчал. – Что-нибудь еще, Кейт?

Она подавила желание вздохнуть.

– Боюсь, что да. У ребенка наблюдается значительный дефицит аденозиндезаминазы – АДА.

– Еще и это? – перебил ее врач на другом конце провода. Она услышала, как стукнули его зубы по чубуку, и представила страдальческое выражение его лица. – У бедняжки все четыре разновидности гипогаммаглобулинемии. Симптомы обычно проявляются между третьим и шестым месяцами. Сколько ему, ты сказала?

– Почти девять.

Кейт подумала об «именинном пироге», который Джули должна купить в «Кинг-суперс». Они ежемесячно отмечали «день рождения» Джошуа. Она жалела, что не хватало времени самой купить пирог.

– Девять месяцев… – задумчиво проговорил Пол. – Не пойму, как этот парень столько протянул… Он больше не вырастет.

Кейт содрогнулась.

– Таков твой прогноз, Пол?

Она отчетливо представила, как ее коллега устало выпрямился в кресле и положил свою трубку на стол.

– Ты же знаешь, я не могу делать прогнозы, не видя пациента и не проведя его обследование. Но, Кейт… чтобы присутствовали признаки всех четырех типов… Я имею в виду, что если бы только АДА, это уже само по себе… А делали гаплоидентичный трансплантат костного мозга?

– Близнеца у него нет, – тихо ответила Кейт. – Вообще нет ни братьев, ни сестер. Приют не смог отыскать даже родителей. Обеспечить тканевую совместимость невозможно.

Последовала секундная пауза.

– Что ж, можешь продолжать инъекции АДА для частичного восстановления иммунных функций. А еще – уколы фактора переноса и экстракта зобной железы. Недавно Маллиген, Гросвельд и другие провели работы по генной терапии. У них есть реальные достижения по выращиванию некоторых видов ретровирусов, вырабатывающих АДА…

Его голос прервался, и Кейт договорила за него:

– Но при наличии всех четырех типов гипогамма-глобулинемии шансов избежать появления смертоносных микроорганизмов, даже если генная терапия увеличит сопротивляемость, почти нет. Да, Пол?

– Но послушай, Кейт, ты же не хуже меня знаешь, что ребенку с таким букетом диагнозов достаточно одной инфекции… обычной ветряной оспы, кори с пневмонией Гехта, вируса цитомегалии или аденовирусной инфекции… да самой обычной простуды – и его нет. Их эн-теропатия с потерей белка усугубляет проблему. Это все равно что смазать горку и скатиться по ней на вощеной бумаге.

Сэмпсон остановился перевести дыхание. Он был явно расстроен.

– Я знаю, Пол, – тихо проговорила Кейт. – И я тоже так делала.

– Что делала?

– Смазывала горку на детской площадке и съезжала на вощеной бумаге.

Она услышала, как он снова начал жевать трубку.

– Кейт, ты ведешь этого ребенка… лично, я хочу сказать?

– Да.

– Что ж, я бы возложил надежды на уже имеющиеся исследования по генной терапии и уповал на лучшее. В конце концов, можно попробовать бороться обычным методом восстановления иммунитета. Я передам по факсу все, что у нас есть по работе Маллигена.

– Спасибо, Пол, – сказала Кейт. Пока она не смотрела в окно, олень ушел в сосновый лес. – Пол, а что ты скажешь, когда узнаешь, что симптомы у ребенка носят периодический характер?

– Периодический? Ты имеешь в виду различия в степени тяжести?

– Нет, я имею в виду буквально периодический. Они появляются, достигают пика, а потом исчезают под воздействием собственных защитных механизмов организма ребенка.

На этот раз молчание длилось не меньше минуты.

– Аутоиммуногенное восстановление? Лейкоциты восстанавливаются с нуля? Поднимаются уровни лимфоцитов и бета-клеток? Уровни гамма-глобулина возвращаются в нормальное состояние у ребенка с гипогаммагло-булинемией при трех сотнях лимфоцитов на единицу? Без трансплантации гаплоидентичного костного мозга, без генной терапии ретровирусом АДА?

– Совершенно верно, – ответила Кейт, переводя дыхание. – Ничего, кроме переливаний крови.

– Переливаний крови?! – Его голос сорвался почти на визг. – До диагноза или после?

– До.

– Чушь какая-то, – произнес ученый. Кейт никогда не слышала от него ругательств или грубых слов. – Полнейшая чушь. Во-первых, аутоиммуногенное восстановление может быть только в комиксах. Во-вторых, любая живая вакцина или переливания необлученной крови до диагноза почти наверняка должны были погубить его… не говоря уж о том, чтобы дать какое-то волшебное исцеление. Ты же знаешь, что может случиться после алло-генического переливания: летальный исход в результате отторжения организмом трансплантата, гангренозная генерализованная вакциния… Да какого черта я все это перечисляю – ты сама знаешь, что будет. Здесь что-то не то… или неверный диагноз со стороны румын, или полный провал теории о Т-лимфоцитах, или еще что-то.

– Да, – согласилась Кейт, знавшая о достоверности исходной информации. – Извини, Пол, что отняла у тебя столько времени. Просто я во всем этом, кажется, немного запуталась.

– Нечего скромничать. Если кто-нибудь в этом и сможет разобраться, то только ты, Кейт, – заключил Сэмпсон.

– Спасибо, Пол. Я тебе скоро позвоню. – Она положила трубку и посмотрела на опустевший луг.

Два часа спустя, когда вошла секретарша и сказала, что приехала Джули, Кейт так и сидела, глядя в окно.

После пятнадцати лет работы врачом Кейт считала, что нет более печального зрелища, чем маленький ребенок в окружении современного медицинского оборудования. А теперь, уже в качестве матери, наблюдающей за своим собственным малышом, оказавшимся во власти острых иголок, устрашающего вида аппаратов и прочих медицинских атрибутов, она сочла картину еще более угнетающей.

Джули появилась на пороге зареванной и все время извинялась. Прошло несколько минут, прежде чем до Кейт дошло, что случилось. Девушка на секунду оставила Джошуа без присмотра на переднем сиденье «миаты» – «пока я укладывала именинный пирог в эту красивую коробочку», – и ребенок вывалился, ударившись лбом о центральную стойку. Крови было немного, Джошуа уже не плакал, но Джули все никак не могла успокоиться.

Кейт утешила ее, сказав, что ссадина совсем маленькая, хотя шишка должна вздуться порядочная, после чего устроила небольшую суматоху, в которой приняли участие Джошуа, Джули, секретарша Кейт Арлин, сосед по офису Боб Андерхилл – один из ведущих специалистов в мире по наследственной несфероцитозной гемолитической анемии – и его секретарь Кэлвин. Причиной суматохи стали поиски какого-нибудь антисептика и бинта. Кейт показалось забавным – да и Джули начала хихикать сквозь слезы, – что они находятся в Центре по контролю за заболеваниями в Скалистых горах, исследовательском учреждении стоимостью в шестьсот миллионов долларов, с оснащенными по последнему слову техники медицинскими лабораториями и уникальным диагностическим оборудованием… и не могут отыскать мерку-ро-хрома или перевязочных бинтов.

Наконец они нашли какой-то аэрозольный антисептик и пластырь в офисе главного администратора (тот был заядлым бегуном, но при этом часто падал), Кэлвин раздобыл для Джошуа конфетку, Джули ушла немного повеселевшей, а Кейт отнесла ребенка вниз, в располагавшийся в подвале центр визуализации.

Когда центр переехал в здание НЦАИ, доктор Мобер-ли – главный администратор и специалист в области эпидемиологии – решительно возражал против установки магнитно-резонансной аппаратуры в том же здании, где на втором этаже располагались два компьютера «Крей», краса и гордость ЦКЗ. Моберли и другие знали, что на заре магнитно-резонансных исследований ошибки в экранировании приводили к тому, что переставали ходить наручные часы, а на улице глохли автомобили. Во всяком случае, так гласило предание. Доктор Моберли не хотел подвергать риску компьютеры, на приобретение которых ушла значительная часть бюджета ЦКЗ в Скалистых горах.

Алан Стивенс и другие инженеры убедили администратора в том, что электронным мозгам нет никакой угрозы со стороны магнитно-резонансной и томографической аппаратуры. Алан показал, как оборудованный в подвале центр визуализации можно полностью изолировать от остального мира, сделав буквально комнату в комнате. Поскольку доктор Моберли все еще сомневался, Алан привлек патологов и ребят из биолаборатории, которые с пеной у рта доказали, что магнитно-резонансная и томографическая аппаратура хотя и не является предметом первой необходимости для пациентов, но крайне нужна для работы с трупами как людей, так и животных – чем в основном и приходилось заниматься отделению патологии и биолаборатории. Моберли согласился.

Алан встретил Кейт в подвальной лаборатории центра визуализации. Джошуа уже бывал здесь и не испугался, хотя на этот раз его подстерегала неприятная неожиданность в лице медсестры Тери Хэллоуэй с катетером и иглой. Малыш отчаянно вопил, пока в его худенькую ручонку вводили иглу. Кейт старалась сдержать эмоции. Она и сама могла бы сделать переливание, но у Тери рука была легче. Как и следовало ожидать, Джошуа вскоре затих и спокойно лег на спину, хлопая глазами. Алан и Кейт прочно закрепили его голову подушками и широкой лентой примотали ручонки к столу. Зрелище было малоприятным, но они не могли позволить, чтобы он вертелся во время томографического обследования: это могло привести к смещению устанавливаемых Тери биосенсоров, непрерывно следящих за физиологическими изменениями.

Пока шли приготовления, Кейт наклонилась к Джошуа и попробовала отвлечь ребенка, играя и разговаривая с его любимой мягкой игрушкой, одноглазым медвежонком Пухом. Он почти не заметил, как Тери проколола ему палец для первого из многочисленных анализов крови. Сестра кивнула Кейт, улыбнулась Джошуа и поспешила в соседнюю лабораторию.

В конце концов Кейт положила Пуха рядом с сынишкой и вышла, закрыв за собой массивные двери. Она направилась в аппаратную к Алану, где стояли мониторы.

– Насморк от крика или опять грипп? – спросил Алан.

– Уже три или четыре дня, – ответила Кейт. – Да еще и диарея возобновилась.

Алан кивнул и показал на датчик биосенсора.

– Температура у него приближается к ста градусам.[4] И взгляни на результаты первого анализа, который взяла Тери.

Информация из лаборатории передавалась напрямую в контрольное помещение МР/КТ обследования. Согласно первому анализу, у Джошуа обнаружился характерный для гипогаммаглобулинемии недостаток белых кровяных телец, а также хрестоматийное падение уровня лимфоцитов, бета-клеток и гамма-глобулина. Более того, увеличилось количество печеночных ферментов и появились признаки электролитического дисбаланса.

– На мой взгляд, похоже на трансплантационную болезнь, – сказал Алан.

Кейт задумчиво постучала карандашом по зубу.

– Пожалуй… Если не считать того, что с момента последнего переливания прошел почти месяц, а тогда у ребенка не наблюдалось трансплантационного отторжения. У него проблемы не с вливаемой кровью… Такое впечатление, что он хочет отвергнуть свою собственную систему.

Она посмотрела на монитор. Привязанный к столику Джошуа выглядел таким хрупким и беззащитным, его рот был раскрыт в крике, но звук сюда не доходил. Кейт включила переговорное устройство и взяла микрофон, чтобы Джошуа услышал ее.

– Все хорошо… мама здесь… все хорошо. Она кивнула Алану.

– Давай заканчивать, чтобы вытащить его оттуда. Пальцы Алана забегали по клавишам пульта, как по

клавиатуре какого-нибудь «Вурлицера». Столик с Джошуа задвинулся в тор томографа, и у Кейт возникло сюрреалистическое ощущение, что в жерло пластмассовой пушки заряжают маленький снарядик в виде крошечного человечка. Она видела на дисплее, что капельница полностью открыта для подачи крови, а потом биосенсоры начали передавать данные о реакции на это организма Джошуа. На мониторах стали возникать трехмерные изображения его печени, селезенки и лимфатических узлов.

– Чтобы сделать все как надо, – произнес Алан, переводя взгляд с монитора на монитор, – мы должны сканировать селезенку с использованием коллоида 99 м или подвергнутых термообработке эритроцитов для получения подробной картинки селезеночной ткани.

– Слишком инвазивно, – бросила Кейт, не отрывая взгляда от колонок биосенсорных данных. – Остановимся на томографии, магнитно-резонансном и ультразвуковом обследовании, – добавила она уже более мягким голосом. – Я не хочу, чтобы его подвергали чему-то, помимо того, что абсолютно необходимо.

Алан согласно кивнул.

– Ладно, – сказал он, – сканирование подходит к желудочной стенке… так, правильно… вот.

Кейт подалась вперед, уставившись на центральный монитор, и нахмурилась.

– Я не вижу аномалии, которую мы обнаружили в прошлый раз.

– Томограф не берет то, что меньше двух сантиметров, – заметил Алан. – Здесь мы имеем дело со слегка волокнистой массой, обладающей меньшими размерами и плотностью, чем большинство опухолей. Ультразвуковое обследование на изотопах с лейкоцитами, меченными радиоактивным цитратом галлия и индия, покажет, есть ли повод для беспокойства, но томография дает нам лишь намек на наличие абсцесса… Вот, видишь тень?

Кейт видела, но лишь потому, что Алан ткнул пальцем в нужное место на экране. Это была тень от тени. Она снова посмотрела на биосенсорные данные.

– Бог ты мой, – прошептала она, – у него температура сто три,[5] причем все еще поднимается. Останови. Я пойду туда.

Алан удержал ее за руку.

– Нет, погоди… у меня предчувствие, Кейт. В прошлый раз мы не отслеживали температуру, просто делали картинки. Мне кажется, то, что происходит с перераспределением крови в тот теневой орган на желудочной стенке, сжигает много энергии.

– И его сжигает тоже, – сказала Кейт. – Выключай. Алан положил руку на красную кнопку основного выключателя, но тут же убрал ее и показал на экран.

– Смотри.

Температура у Джошуа зависла на ста трех с половиной градусах, но остальные датчики показывали что-то невообразимое. Кровяное давление подскочило, стабилизировалось, опять подскочило. Пульс участился раза в полтора по сравнению с нормой. Кривая сопротивляемости кожных покровов представляла собой зубчатую горную гряду.

Кейт склонилась над пультом, открыв рот.

– Что происходит?

Алан поправил очки на носу и показал на главный монитор.

Тень на стенке желудка Джошуа превратилась в насыщенную венами и капиллярами массу. Сканер показывал пучок нервов не меньше трех сантиметров в поперечнике, но продолжавший расти.

– Он стабилизируется, – произнес Алан напряженным голосом.

Кейт и сама все видела. Температура, давление крови, пульс и другие жизненно важные показатели возвращались в нормальное состояние.

– Первую серию мы закончили, – сказал Алан.

На мониторе было видно, как столик выкатился назад. Джошуа слегка извивался в своих путах, но не плакал.

Алан взглянул на Кейт поверх очков.

– Пойдешь с Тери за новой порцией крови для вливания или с картинками на сегодня завязываем?

Кейт почти не раздумывала. В ней боролись мать и врач: первая хотела сейчас же забрать сына из этого орудия пытки и увезти домой, в то же время как врач должна была выяснить, что именно старается убить ребенка, и выяснить это тоже немедленно.

– Вызывай Тери, – сказала она, уже направившись к дверям. – Скажи ей, что я помогу взять следующую пробу крови.

Три серии заняли меньше пятидесяти минут. Джошуа промочил пеленки – катетер, закрепленный для взятия мочи на анализ, переполнился, – но в остальном, если не считать обиды за то, что его так долго продержали привязанным, ребенок выглядел вполне нормально. Кейт подняла его на руки и покачивала, пока Алан и Тери снимали биосенсоры. Тери взяла заключительную порцию крови, опять проткнув Джошуа большой палец на ножке, и маленькое помещение огласилось его воплями.

Когда они покидали центр визуализации, Алан сказал:

– Я прогоню всю серию в разных вариантах, и часам к восьми улучшенные видеозаписи будут готовы к просмотру. С чего начинать: с уровня лимфоцитов или кривой аденозиндезаминазы?

– Со второго, – сказала Кейт. – Но мне надо, чтобы везде были отчетливо видны перекрестные ссылки.

Алан кивнул и сделал пометку в маленьком блокноте.

– Все лабораторные данные будут к шести, – сказала Тери. – Я прослежу, чтобы ими занялась лично Донна Макферсон.

Кейт потрепала медсестру свободной рукой по плечу. Тери фыркнула и, заметив, что повязка на лбу у Джошуа ослабла из-за трения о подушки, отодрала ее.

– Ну что, сладенький? Пожалуй, тебе эта штука уже не понадобится.

Алан уловил в лице Кейт какую-то неуверенность и внезапную настороженность.

– Что-нибудь не так? – заботливо спросил он.

Кейт постаралась, чтобы ее голос звучал спокойно и ровно:

– Ничего. Я просто подумала, как бы ему не сбить режим сна.

Она в первый раз за полдня улыбнулась и повернула голову сына к свету. Придвинувшись ближе, Кейт поцеловала его и с расстояния нескольких дюймов внимательно осмотрела сладко пахнущую кожу маленького лобика. Досадный ушиб и ссадина, полученные им больше двух часов тому назад, исчезли. Ни кровоподтека, ни признака гематомы, ни малейшего покраснения – то есть ничего, что должно бы держаться неделю-другую, не меньше. Ранки как будто и не было.

– Очевидно, получится что-то сногсшибательное, – сказал Алан, возвращаясь к пульту. – Не дождусь, пока будет готово.

– Я тоже, – произнесла Кейт, глядя малышу в глаза и отмечая, что у нее дико колотится сердце. – Я тоже.

Глава 15


Дети ночи

В субботу утром Том прикатил на своем «лендрове-ре» к дому Кейт. Она загрузила в рюкзак все необходимое для пикника, Том усадил Джошуа в заплечный мешок, и они в спокойном темпе прошли милю до Лысой горы. Теоретически Лысая гора относилась к системе городских парков Боулдера, но находилась достаточно далеко от города, что позволяло не наталкиваться там на каждом шагу на любителей пикников и пеших прогулок. Кейт очень нравилось, что гора была чуть повыше ее дома и отсюда открывалась более широкая панорама высоких холмов и долин.

Июльское солнце припекало довольно сильно, и, подымаясь по склону, они несколько раз делали привал, чтобы освежиться под прохладным ветерком. На одной из таких остановок Кейт вдруг увидела как бы сторонним взглядом всех троих: веселого и довольного Джошуа на широкой спине Тома, своего бывшего мужа, который ничуть не запыхался, и себя с развевающимися на ветру волосами и загоревшими на солнце босыми ногами. Она ощутила боль потери, зная, что эта семья могла бы быть реальной.

С вершины Лысой горы, почти безлесой, открывался еще более впечатляющий вид. Кейт расстелила одеяло, опустила на него Джошуа, а Том принялся раскладывать все для пикника. Небосвод сиял безупречной голубизной. На востоке над долинами поднимался нагретый воздух, и Кейт видела солнечные блики от ветровых стекол машин на узкой полоске шоссе Боулдер – Денвер. Лишь на западе, на Индейских вершинах, еще оставались небольшие пятна снега.

– Чертовы яйца! – воскликнул Том. – Ух ты, вкуснятина!

Кейт терпеть не могла «чертовы яйца», но помнила, как их любил Том. Она взяла французскую булку, разрезала вдоль и положила внутрь несколько ломтиков индейки. Джошуа не обратил внимания на еду. Он пополз через колено Тома, пытаясь удрать с одеяла и выбраться на травку.

Кейт затеяла одну старую игру, которой они с Томом обычно забавлялись во время вылазок на природу.

– Что это там за дерево? – спросила она. Том даже не оглянулся.

– Сосна желтая.

– А я и так знала, – сказала Кейт.

– Тогда спроси что-нибудь потруднее.

Она зачерпнула горсть рассыпчатой, с камешками, земли, на которой они сидели.

– А как называется вот это?

– Грязь, – ответил Том, занятый сооружением великанского сэндвича.

– Вперед, Бальбоа, – сказала Кейт, – оставайся тихим. – Это была их старая глупая шутка.

Том зачерпнул свободной рукой немного земли.

– Это называется грасс, – сказал он. – Раскрошенный гранит, из которого состоят эти горы.

– А кто его раскрошил? – Кейт редко уставала от такой игры. Большую часть своих познаний о природе она почерпнула из разговоров с Томом.

– Гранит? – Том откусил добрый кусок от сэндвича. – Расширение и сжатие льда. Корни растений. Кислота из грибницы этих лишайников. Со временем живые организмы высосут все дерьмо из любой горы. Потом органические вещества разлагаются, потом в них появляется всякая живность и продолжает удобрять почву когда разлагается в свою очередь, и – voila! – грязь.

Кейт провела рукой по реденькой траве и низким сорнякам, по которым ползал Джошуа.

– А это что?

– Цветок-одеяло, – ответил Том, продолжая жевать. – А эта штука с зазубринами, на которую ты не пускаешь Джошуа, – колючая джилия. А эти маленькие острые хреновинки – стебли белой омелы и покрывной прицветник резиновой травы. Вон та дрянь на скале – струпный лишай. А для всего остального есть одно условное наименование…

– Какое?

– Трава, – ответил Том, вновь откусывая от сэндвича. Кейт вздохнула и откинулась на одеяло, чувствуя, как

палящее солнце обжигает кожу. Ветерок колыхал высокую траву, освежал ее тело и пропадал, оставляя ее опять наедине с солнцем. Кейт понимала, что в принципе не должна быть слишком довольной, когда муж – бывший, а ребенок – больной, но сейчас все казалось замечательным.

Она приоткрыла один глаз и посмотрела на Тома. Светлые волосы, и так редкие на макушке, поредели еще немного, и теперь его вечный загар перебрался чуть выше по лбу. Но во всем остальном он выглядел точно таким же мальчишкой-переростком, которого она повстречала и полюбила пятнадцать лет назад. Он по-прежнему находился в отличной форме, и вид у него был до неприличия здоровый, а рельефные симметричные предплечья обладали мускулатурой, какая встречается только у альпинистов. Розовощекое лицо без морщин озаряла приятная, открытая улыбка человека, довольного не только тем, где он, но и тем, кто он. Каждый день Том встречал так, будто только что появился на планете Земля, свежий и отдохнувший, и будто ему столько надо сделать и посмотреть, что едва ли хватит двадцати четырех часов в сутки. Но в то же время Кейт отдавала должное его спокойствию и неторопливости. Жизнь с ним напоминала восхождение на гору – неуклонное, без натуги, с передышками, чтобы разглядеть все цветы вокруг и вспомнить их названия. Но при этом нечего было и думать о возвращении, не дойдя до цели.

Теперь Кейт понимала: в том, что они так и не сошлись на какой-то общей идее, была некая справедливость.

У Джошуа подломились ручки, и он упал лицом в траву. Том поднял его и усадил на мягкую землю. Ребенок посидел с минуту, удерживая равновесие, а потом закачался. Он снова начал ползать, останавливаясь лишь для того, чтобы попробовать на вкус землю, по которой передвигался. Она ему не понравилась.

– Тебе не кажется, что парнишка вот-вот пойдет? – спросил Том, наблюдая за ним.

Кейт жевала сорванную травинку.

– Он уже ходил бы, если б не задержка с моторикой. А пока он отстает на несколько месяцев. Дай Бог, чтобы он пошел месяцев в четырнадцать.

Том налил себе и ей кофе из термоса.

– Ну ладно, рассказала бы о результатах обследования. Я жду уже целую неделю.

Кейт поднесла к подбородку пластиковую чашечку, вдыхая насыщенный аромат кофе.

– Результаты ошеломляющие, – сказала она. Том поднял бровь.

– Ты имеешь в виду, что-то не получилось?

– Да нет, данные точные. Просто результаты невероятные.

– Объясни.

Он откинулся на одеяле и оперся на локоть. В его ясных голубых глазах светилось внимание.

Кейт настроилась объяснять все достаточно доходчиво. Несмотря на интерес Тома к природе и понимание основ медицины, дальше оказания первой медицинской помощи его познания не шли.

– Помнишь, – начала Кейт, – я тебе говорила про циклическую природу иммунного дефицита Джоша и о ее связи с переливаниями, которые ему делают?

– Да. Но ты сказала, что дело не в этом. Ведь иммунной системе ребенка должен вроде бы помочь костный мозг, а не кровь?

– Верно. Я просмотрела результаты наших последних обследований, и теперь нет никаких сомнений в том, что переливание крови чудесным образом восстановило его иммунную систему. В течение часа после вливания цельной крови БКТ Джошуа вернулись к норме…

– Что такое БКТ? – перебил Том, который одновременно слушал и наблюдал за ползающим по траве ребенком.

– Белые кровяные тельца, – пояснила Кейт, сделав глоток кофе. – Более того, уровень лимфоцитов и бета-клеток тоже пришел в норму. Собственно говоря, даже превысил норму. Уровень гамма-глобулина достиг пика. А самое невообразимое – это то, что фермент, о котором я тебе говорила… Помнишь, которого не хватало у него в организме?

– Аденозин и еще что-то, – сказал Том.

– Аденозиндезаминаза. Правильно. Так вот, уровень АДА тоже вернулся к норме через час после переливания.

Том нахмурился.

– Но ведь это хорошо… Разве нет?

– Великолепно, – сказала Кейт, стараясь не поддаваться эмоциям, – но это невозможно.

– Почему?

Кейт подняла веточку и нарисовала кружок на каменистой земле, будто графиком можно было все объяснить.

– Нехватка АДА – это генетическая патология, – сказала она. – Ген АДА находится в двадцатой хромосоме. Причины токсичности метаболитов аденозина не совсем ясны, но мы знаем, что это имеет какое-то отношение к подавлению редуктазы нуклеотида дезоксиаденозинтри-фосфатом…

– Стоп-стоп-стоп! – Том поднял руку– Вернемся к тому, почему это невозможно.

– Извини. – Кейт стерла с земли кружок и закорючки. – Речь идет о генетическом дефекте, Том. Ген или есть, или его нет. Мы можем посмотреть на эритроциты Джошуа и увидеть, вырабатывают ли они АДА или нет.

– И как, вырабатывают? Кейт прикусила губу.

– Нет. То есть не вырабатывают естественным образом. Но после переливания его иммунная система вдруг активизируется и начинает производить АДА с бешеной скоростью.

Том кивнул.

– И ты не понимаешь, откуда у него берется способность производить эту штуку. Я имею в виду, ведь нельзя взять ген из чужой крови, верно?

– Абсолютно. Единственный способ пересадить этот выделяющий АДА ген ребенку с гипогаммаглобулинеми-ей – за счет трансплантации костного мозга от близнеца или при помощи новомодных методов генной терапии, которые только что разработаны: человеческий ген внедряется в организм больного посредством вируса…

Том моргнул.

– Вируса? А разве больному от этого не станет еще хуже?

Кейт покачала головой.

– Вирус не обязательно должен быть вредным. На деле большинство из них безвредны. А для генной терапии ретровирусы незаменимы.

Том присвистнул.

– Ретровирусы?… Мы вроде уже вступили на территорию СПИД?

Кейт кивнула.

– Именно поэтому метод генной терапии так интересен. Ретровирус иммунодефицита нас пугает, потому что он смертельно опасен, но клонированный ретровирус, который используют генные терапевты, безвреден. Ретровирусы даже не разрушают клетку, в которую внедряются. Они просто проникают в нее, разворачивают там собственную генетическую программу и позволяют клетке и дальше заниматься своим делом.

Том сел и налил им обоим еще кофе. Джошуа прополз полный круг, а теперь вернулся поиграть со шнурками Тома. Он тянул один из них, пока тот не развязался. Том усмехнулся и развязал для него второй шнурок.

– Значит, говоришь, эта самая генная терапия может спасти Джошуа жизнь за счет внедрения безопасного ретровируса, чтобы обмануть клетки и заставить их вырабатывать АДА?

– Мы могли бы это сделать, – сказала Кейт, потягивая кофе и глядя перед собой невидящими глазами, – но в этом нет необходимости. Его организм каким-то образом расщепляет генетическую структуру вливаемой крови, отыскивает там необходимые для преодоления иммунного дефицита собственного организма клеточные кирпичики и разносит их в течение часа по своим системам.

– Как это происходит? – спросил Том и потрепал пушок на макушке у Джошуа.

– У нас нет ни малейшего представления. Ах да, мы обнаружили то, что Алан назвал «теневым органом»: уплотнение на желудочной стенке, которое, возможно, является именно тем местом, где кровь поглощается и разлагается на генетические составляющие. Кроме того, я предполагаю, что в организме Джошуа содержится свой нейтральный вирус для распространения новой генетической информации… Но истинный механизм мне непонятен.

Том подхватил ребенка и высоко поднял его. На лице Джошуа мелькнула тревога, тут же уступившая место выражению полного восторга. Том подкинул его и усадил на траву.

– Кейт, – выдохнул он, – ты хочешь сказать, что твой ребенок представляет собой какого-то мутанта?

Кейт задумчиво доставала из сумки баночки с яблочным соком и морковным пюре для малыша.

– Да, – наконец ответила она, – кажется, именно это я и хочу сказать.

Том протянул руку и коснулся ее запястья.

– Но раз мутация позволяет его организму одолевать этот… как его там… дефицит и решать проблемы иммунной системы, то тогда она может справиться и с…

– Со СПИД, – закончила за него Кейт жестким тоном. – И с раком. И еще Бог знает с какими напастями, которые терзают человечество испокон веков.

– Господи Иисусе, – прошептал Том, глядя на Джошуа странным взглядом.

– Да, – сказала Кейт и открыла банку с яблочным соком.

В ту ночь Кейт не ожидала, что это случится. За все время после развода они несколько раз были близки к тому, чтобы заняться любовью, но ничего подобного так и не произошло. То новое, что возникло между ними, казалось им слишком важным, чтобы рисковать, возобновив постельные отношения, которые, как они оба понимали, закончатся эмоциональным тупиком.

Но в эту субботнюю ночь все было иначе. В доме кроме них оставался лишь Джошуа: Джули отправилась собирать альпийские цветы куда-то в район Лейк-Сити. Они поджарили цыпленка во дворе, а потом переместились на западную сторону террасы, чтобы посмотреть на закат солнца к северу от пика Лонга, и сидели, попивая вино и болтая, пока небо не покрылось звездами. Все получилось вполне естественно, когда Том отставил свой бокал, взял Кейт за руку и повел в спальню, принадлежавшую до развода им обоим.

Их близость оказалась скоротечной, но исполненной нежности, усугубленной беззастенчивостью, какая может появиться лишь в результате тесного знакомства с телом партнера. Но был во всем этом и легкий привкус печали, когда они, уже позже, лежали в объятиях друг друга.

Через некоторое время после полуночи Том шепнул:

– Лучше, если я уеду?

Кейт повернулась и положила руку ему на грудь. Том жил уже не в окрестностях Боулдера, а в какой-то подремонтированной хижине возле перевала Роллинз, в часе езды от Боулдерского каньона к югу от Горного шоссе. При одной мысли о том, что ему придется так далеко ехать ночью, у нее сжалось сердце.

– Нет, – так же шепотом ответила она, – все нормально. Джули вернется не раньше завтрашнего вечера. Еда у нас есть, а «Таймс» должен принести Тоби, когда утром придет делать спутниковую антенну.

Том нежно коснулся ее щеки. Одним из немногих устоявшихся ритуалов их семейной жизни было удовольствие, которое они получали неторопливым воскресным утром, попивая кофе с булочками и почитывая «Нью-Йорк таймс».

Он поцеловал ее в губы.

– Спасибо, Кэт. Спокойной ночи.

– И тебе, – пробормотала она, уже проваливаясь в безмятежный сон.

Проснулась она внезапно и окончательно. Будильник показывал три часа сорок восемь минут ночи. Кейт была уверена, что слышала какой-то звук. Она почти сразу вспомнила, что Том остался у нее, и решила было, что это он бродит по дому, но, сев на кровати, обнаружила, что он тоже сидит и прислушивается. Из холла снова донесся какой-то звук.

Том прикрыл ей рот рукой и, наклонившись поближе, шепотом спросил:

– Джули может там быть, если вдруг вернулась пораньше?

Очередной тихий звук послышался уже из столовой. Кейт покачала головой. Она сама еле расслышала свой шепот из-за бешеных ударов сердца.

– Ее комнаты внизу. Она никогда не поднимается наверх ночью.

Кейт увидела силуэт головы Тома, возникший на фоне звездного света с террасы. В столовой слегка громыхнул стул, скрипнули половицы в дальнем конце коридора.

Том бесшумно выскользнул из постели, но снова склонился над ее ухом:

– Ружье там, где я его оставлял?

Кейт не сразу поняла вопрос, но потом вспомнила их давний спор: Том настаивал, чтобы она держала ружье у себя, если собирается жить здесь одна. Они сошлись на том, что он положит ружье в самый дальний угол кладовки. Поначалу Кейт хотела избавиться от опасной штуковины, но потом мысль об этом вылетела у нее из головы. Она кивнула.

– Ты его зарядила, как я говорил? – спросил Том.

В коридоре снова скрипнуло, и сердце Кейт застучало еще сильнее. Она отрицательно мотнула головой.

– Дьявол! – шепотом ругнулся Том. Он сидел на корточках рядом с кроватью. Его губы опять коснулись ее уха: – А коробка с патронами все еще на верхней полке?

– Кажется…

Во рту у Кейт пересохло, она изо всех сил старалась не пропустить ни звука, а когда вдруг послышался скрип двери, пулей вылетела из кровати.

– Это в детской! – в полный голос воскликнула она. Том передвигался с невероятной быстротой. Дверь

кладовой отъехала в сторону с таким грохотом, что Кейт чуть не закричала. Том включил свет, схватил ружье и желтую коробку с патронами и, прежде чем Кейт успела выскочить из спальни и рвануть по коридору, упер ладонь ей в грудь и заорал:

– У нас есть оружие!

Они услышали, как распахнулась дверь в комнату Джошуа.

В мгновение ока Том с уже заряженным ружьем выбежал из спальни и помчался по коридору, на ходу включая свет. Кейт неслась за ним почти по пятам. Влетев в комнату Джошуа, они застыли.

Высокий человек в черном наклонился над кроваткой. За секунду перед тем, как Том врубил в комнате свет, Кейт видела лишь темный силуэт, нависший над ребенком. Худое лицо непрошеного гостя освещал ночник рядом с кроваткой. Его длинные пальцы в перчатках тянулись к ее сыну.

Том щелкнул выключателем и прицелился.

– Не двигайся, сучье отродье! – повелительно рявкнул он сильным голосом. Он все еще был обнаженным, но при этом не казался беззащитным. Его тело, наоборот, выглядело загорелым и мощным.

На голове пришельца было некое подобие черного подшлемника, но лицо оставалось открытым: рот в виде широкой щели, длинный нос, нависающие брови и глаза, показавшиеся Кейт пустыми черными провалами. «Это кошмарный сон», – подумала она, ощущая гулкие удары бешено колотящегося сердца.

Кейт не сомневалась, что нежданный визитер прикроется ребенком вместо щита, но он взглянул на Тома черными провалами глаз, а потом поднял свои паучьи руки и отступил от кроватки. Том переместился левее, чтобы в ребенка не попала шальная пуля, а Кейт скользнула за ним вдоль стены.

– Стоять! – приказал Том, досылая патрон. Дальше все произошло почти мгновенно. Кейт уже

приходилось убеждаться в молниеносной реакции Тома – когда он успел перехватить плотогона, чуть не свалившегося в стремнину; когда он учил ее лазать по скалам и успел подстраховать от падения; когда они скользили вниз по снежному полю, и он успел прыгнуть, чтобы предотвратить ее столкновение со скалой, – но человек в черном передвигался настолько быстро, что даже Том не сумел отреагировать. В одну секунду злоумышленник, сделав кувырок на ковре, преодолел разделяющие их десять футов – и вот он уже выскочил прямо под ружейным дулом и тянет руки к горлу Тома.

Кейт не знала никого сильнее Тома, но незваный гость поднял его словно пушинку и швырнул через комнату. На пол грохнулась стойка с подвесными игрушками. Том врезался в репродукцию Уайета, висевшую на дальней стене, быстро вскочил и откатился в сторону, в то время как человек в черном собрался прыгнуть на него. Каким-то чудом Тому удалось удержать ружье.

– Кейт, ложись!

Она рванула было к кроватке, но по команде Тома упала на пол. И тут Кейт заметила блеск на фоне черных перчаток и поняла, что это нож. Ее вопль и выстрел прозвучали одновременно.

Прыжок негодяя в черном теперь выглядел как на кинопленке, прокручиваемой в обратную сторону: он подлетел вверх, откинулся назад, врезавшись в стену в том месте, где только что стояла Кейт, и сполз на пол. На обоях с уточками и самолетиками осталась полоса крови и клочки черной шерсти.

Кейт подбежала к кроватке и схватила Джошуа. Ребенок кричал, испуганный резкими звуками. Он покраснел от натуги, но был цел и невредим.

Том поднялся на ноги. Левая рука у него явно была повреждена. Он осторожно приблизился к лежавшему человеку. Кейт заметила нож, валявшийся на ковре. Она еще ни разу не видела чего-либо столь же смертоносного вида при таких небольших размерах. Вместо обычной рукоятки с перекладиной нож имел плоскую ручку, которая, как предположила Кейт, должна плотно прилегать к ладони.

– Осторожней! – вскрикнула она, когда Том перевернул ногой обмякшее тело.

У нее перехватило дыхание. Пуля пробила дырку – чуть ли не фут в поперечнике – в верхней части живота нападавшего, а некоторые дробинки еще и посекли ему лицо и шею. Крови было много. Кейт долго смотрела на все это, пока в ней не заговорил врач. Она поцеловала Джошуа, уложила его обратно в кроватку и присела на корточки рядом с телом. Край ее шелковой ночной рубашки попал в кровь. Резко откинув подол рубашки в сторону, она надорвала ворот черного свитера налетчика и попыталась прощупать пульс у основания шеи. Пульса не было. Глаза его были слегка приоткрыты, но зрачки закатились так, что виднелись одни лишь белки.

– Позвони по 911 и скажи, чтобы прислали городскую неотложку, – сказала Кейт. Она запрокинула голову черного человека, чтобы прочистить рот для искусственного дыхания.

– Боже мой, Кейт, не нужно откачивать этого подонка! Да он кроме всего прочего еще и мертв.

– Знаю, – ответила она, – но попробовать все равно надо.

Том чертыхнулся и поставил ружье к стене. Взяв на руки Джошуа, он направился с ним к двери. Кейт подавила внезапный приступ тошноты и наклонилась пониже к телу.

Глаза мертвеца вдруг открылись, как у филина. Кейт взвизгнула, а он отпихнул ее в сторону, пошатываясь встал на ноги и двинулся к Тому с ребенком.

Том непроизвольно отвернулся, закрывая телом Джошуа. Человек мешком свалился ему на спину, а Джошуа упал на пол и с отчаянным ревом откатился под кровать.

Человек в черном отшвырнул Тома к стене и кинулся на него, пытаясь дотянуться длинными пальцами до горла. Том встретил нападающего вытянутой рукой с раскрытой ладонью и практически сплющил его нос, как переспелый помидор. Человек зарычал – это был первый звук, что услышала от него Кейт, – и отбросил Тома на десять футов через открытую раздвижную дверь на балкон. Потом он резко развернулся, напомнив Кейт гигантского паука, и пополз на четвереньках под кроватку, чтобы добраться до Джошуа.

Первым и самым сильным желанием Кейт было бежать к ребенку. Но разум взял верх над инстинктом, и она потянулась за ружьем, стоявшим у стены.

Злодей заметил ее движение. Он оставил надрывающегося от крика Джошуа и направился к ней.

Потом Кейт уже не помнила, как досылала патрон и поднимала оружие, как нажимала на спусковой крючок. Но она никогда не забудет ужасную вспышку и последовавшее за ним зрелище: человека, отброшенного назад, сквозь стекло раздвижной двери, и его изогнутое под жутким углом, распростертое на балконе тело. Том только что поднялся на колени и теперь прикрывался от разлетающихся осколков.

Пошатываясь, Кейт встала на ноги и шагнула вперед, всматриваясь в неподвижно лежавшего незнакомца. Выстрелом ему почти оторвало руку от туловища. Она видела вылезшие наружу ребра.

– Кэт! – заорал Том в то самое мгновение, когда вновь ожившее чудовище молниеносно рванулось к Кейт и вцепилось в ее лодыжку.

Она грохнулась на спину, ударившись головой о ножку кроватки. Монстр в черном ворвался в комнату через разбитую дверь, действуя одной лишь правой рукой.

Оглушенная, почти невменяемая, Кейт забыла и о клятве Гиппократа, и о пожизненном обязательстве ни при каких обстоятельствах не прибегать к насилию. Она подняла ружье, вогнала в ствол последний патрон и выстрелила в упор в грудь негодяя как раз в тот момент, когда он пробрался мимо нее и потянулся за Джошуа.

На этот раз выстрелом его выбросило в дверь. Он пролетел террасу, перевалился через ограду и упал с шестидесятифутовой высоты в расщелину, на дне которой протекала река.

Кейт как во сне схватила на руки все еще плачущего, но невредимого Джошуа и прижала его к себе. Она смутно помнила, как Том, обнимая, успокаивал ее, потом отвел ее в освещенную гостиную и вызвал полицию.

Глава 16


Дети ночи

Много лет назад, во время стажировки, Кейт пришлось поработать на «скорой помощи», но сейчас она видела врачей «скорой помощи» за работой на месте происшествия будто впервые. Они прибыли минут за десять до появления полиции и, казалось, восприняли забрызганную кровью и усыпанную битым стеклом детскую как должное. Один из них спустился в расщелину на поиски следов преступника, а оставшиеся мужчина и женщина вправили Тому вывихнутый плечевой сустав и удалили из спины осколки стекла. Затем они осмотрели Кейт с Джошуа и нашли, что с ними все в порядке. В ожидании следующей волны официальных лиц Кейт и Том натянули на себя первое, что попало под руку из одежды.

Три машины полиции Боулдера и вездеход шерифа приехали одновременно. Синие и красные мигалки заливали светом луг и отражались в окнах. Врачи хотели заставить Тома поехать в больницу, но он отказался; детективы допрашивали Тома в одной комнате, а Кейт – в другой. Она ни на минуту не выпускала Джошуа из рук.

Затем Том и Кейт набросили на плечи куртки, завернули Джошуа в толстое одеяло и вышли на край террасы, чтобы посмотреть, как полицейские с мощными фонарями обыскивают расщелину.

– Здесь не меньше восьмидесяти футов, – сказал шериф, – а в поток никак не попасть, кроме как с этого обрыва.

– Здесь меньше шестидесяти футов, – возразил Том, стоя на краю отвесного утеса из гранита и песчаника.

Кустарник был поломан и помят. Кейт слышала шум воды на дне расщелины; она так привыкла к этому звуку, что обычно не замечала его.

– Течением тело могло снести вниз, – произнес старший детектив боулдерской полиции. Это был молодой бородатый человек, наскоро одетый в футболку, хлопчатобумажные штаны и вельветовый пиджак.

– В это время поток довольно мелок, – сказал Том. – В самых глубоких местах не больше шести-восьми дюймов.

Детектив пожал плечами. Люди шерифа в это время крепили перлоновую веревку на стволе желтой сосны, растущей на краю обрыва.

– Вы уверены, что этот человек вам незнаком? – спросил сержант-детектив в третий раз.

– Да. Я в этом уверена, – ответила Кейт. Джошуа, с соской во рту, спал, затерявшись в складках одеяла.

– И вы не знаете, как он проник в дом?

– Шериф сказал, что кухонная дверь была взломана. – Кейт оглянулась. – Верно, шериф?

Тот кивнул.

– Стекло в двери вырезано. Оба внутренних запора открыты. Работа довольно профессиональная.

Детектив что-то записал и посмотрел туда, где люди шерифа и медики спорили о том, как лучше закрепить веревку. Полицейские в форме прошлись по краю расщелины, светя фонарями вниз, в темноту.

Из дома вышел старший детектив с пластиковым мешочком в руке. Остановившись рядом с Кейт, он поднес мешочек к свету.

– Знаете, что это? Кейт покачала головой.

– Экзотический кистевой нож, – сказал он, показав, как надо держать стальную ручку, чтобы лезвие при этом высовывалось между суставами двух пальцев. Детектив повернулся к Тому.

– Когда он бросился на вас, нож был у него в руке?

– Да. Извините, лейтенант, минуточку.

Том подошел к помощникам шерифа и спокойно показал, как нужно связывать концы перлоновой веревки. Потом он позаимствовал у врача брезентовый ремень и защелкнул карабин, будто демонстрируя, как готовиться к спуску.

– Эй! – завопил помощник, когда Том с перевязанной рукой подался назад и элегантно соскользнул с края утеса.

Врач закрепил на себе свою веревку и последовал за ним. Полицейские освещали их обоих, пока они спускались по скале и мягко приземлились в кусты и заросли карликового можжевельника у основания утеса. Том поднял голову и помахал здоровой рукой. Помощники засуетились, торопливо пристегнулись и поспешили вниз.

Солнце взошло еще до окончания поисков. Кейт отнесла Джошуа в дом и уложила на свою кровать. Когда она вернулась, то увидела, что Том легко поднимается по утесу с помощью лишь одной руки, в то время как врач и помощники шерифа пыхтят и сопят, держась за веревку обеими.

Том выбрался на террасу, отстегнул карабин и покачал головой.

– Тела нет, – выдохнул помощник, переваливаясь через край. – Много крови и поломанных веток, а тела нет.

Сержант-детектив достал блокнот и приблизился к Кейт. Вид у него был усталый; ослепительный утренний свет искрился на серой щетине.

– Мэм, вы уверены, что оба раза попали в этого парня?

– Три раза, – ответил Том, обнимая Кейт здоровой рукой. – Два выстрела – меньше чем с четырех футов.

Детектив покачал головой и отошел к обрыву.

– Тогда найти тело – лишь вопрос времени, – сказал он. – И, может быть, удастся узнать, кто он такой и почему пытался выкрасть вашего ребенка.

Том кивнул и пошел в дом вместе с Кейт.

В понедельник Кен Моберли вызвал Кейт к себе. Это приглашение не было для нее неожиданным.

Моберли был главным администратором ЦКЗ в Скалистых горах. Его кабинет был единственным во всем комплексе помещением без единого окна. Кен утверждал, что пейзаж отвлекает его. Иногда Кейт думала о том, что такой выбор рабочего помещения многое говорит о характере этого человека: спокойного, преданного делу, скромного, компетентного, фанатично увлекающегося лишь бегом на длинные дистанции.

Он жестом предложил ей сесть, а сам подался вперед и сложил руки на столе. Пиджак его висел на спинке кресла, галстук был ослаблен, рукава закатаны.

– Кейт, я слышал, что у вас случилось в субботу ночью. Это ужасно, просто ужасно, когда в дом вламываются вот так. С вами и с ребенком ничего не случилось?

Кейт заверила его, что с ними все в порядке.

– А полиция не поймала злоумышленника?

– Нет. Ниже по течению, примерно в миле от дома, нашли какие-то следы. Предполагают, что там он выбрался из воды… Но ничего определенного. Еще полиция объявила о розыске на основе описания, которое дали мы с Томом.

– А как себя чувствует ваш бывший муж?

– Нормально. Немного повредил руку, но сегодня утром уже поднимал ею гири. – Кейт помолчала. – Том останется с нами… с Джули, с ребенком и со мной, пока не найдут того… или, по крайней мере, пока мы не придем в себя.

Моберли похлопал карандашом по щеке.

– Ну хорошо, хорошо. Знаете, Кейт, как ни забавно, всю свою сознательную жизнь я был против смертной казни, но если бы я вдруг проснулся, как вы, и обнаружил кого-то в комнате моего ребенка… я, не раздумывая, прикончил бы этого человека на месте.

Он положил карандаш на стол, явно испытывая замешательство.

– Кен, я ценю ваше участие, но, по-моему, вы хотели поговорить со мной о чем-то другом.

Администратор откинулся назад и сложил ладони.

– Да, Кейт, хотел. К сожалению, у меня еще не было возможности сказать вам, что вы отлично поработали во время этой командировки в Румынию… и отчет сделали хороший. Я надеялся, что вы возглавите программу по гепатиту В в Колорадо-Спрингс… Дело в том, что Боб Ан-дерхилл не способен… Поймите меня правильно, но…

– Но я потратила слишком много времени и средств центра на своего сына, – мягко договорила за него Кейт.

Администратор потер ладони.

– Это вполне объяснимо, Кейт. Просто я хотел обговорить с вами кое-какие варианты. В Денверской детской больнице у меня есть товарищ, Дик Клемптон, и он один их лучших специалистов по АДА в…

Кейт открыла портфель, достала объемистую папку и подвинула ее через стол шефу. Моберли моргнул.

– Почитайте, Кен, – сказала она.

Не говоря ни слова, он достал из кармана рубашки очки и начал читать. После третьей страницы он снял очки и посмотрел на Кейт.

– Это твердо установленный факт?

Она кивнула.

– Вы же видите, кем подписаны результаты визуального и лабораторного обследований. Донна Макферсон дважды делала анализы. Нет никаких сомнений, что организм больного… организм Джошуа… каким-то образом усваивает генетические компоненты для восстановления собственной иммунной системы.

Моберли перелистал оставшиеся страницы, пропуская технические детали и читая только заключения.

– Бог ты мой! – выдохнул он наконец. – Вы консультировались с кем-нибудь за пределами нашего центра?

– Мне удалось, не раскрывая подробностей, выяснить кое-что у Ямасты из Международного центра по междисциплинарным исследованиям в области иммунологии при Джорджтаунском университете, у Беннета из университета в Буффало, у Пола Сэмпсона из института Трю-до… В общем, многих хороших людей.

– И что?

– Ни у одного из них нет даже гипотезы по поводу того, как ребенку с тяжелым комбинированным иммунодефицитом удается за счет использования в качестве катализатора одной лишь донорской крови добиться спонтанной ремиссии столь явно выраженной гипогам-маглобулинемии.

Моберли задумчиво потер нижнюю губу дужкой очков.

– А у вас? Я имею в виду – у вас есть гипотеза?

Кейт глубоко вздохнула. Она еще ни с кем это не обсуждала, но теперь все зависит от разговора с шефом. Она не думала о том, что это может привести к каким-то эпохальным открытиям и как-то повлияет на ее работу. Кейт заботило лишь спасение жизни Джошуа.

– Да, – произнесла она. – У меня есть теория на этот счет. – Кейт уже не могла сидеть и встала, опершись на спинку кресла. – Кен, представьте себе группу людей – допустим, обширную семью, – которая живет в каком-нибудь глухом районе в некой восточноевропейской стране. Предположим, что в этой семье распространен тяжелый, но известный науке случай комбинированного иммунодефицита… причем в форме, сочетающей все четыре варианта: ретикулярная дисгенезия, швейцарский тип, дефицит АДА и комбинированный иммунодефицит с лимфоцитами В. Моберли кивнул.

– Но мне кажется, что такая семья вымерла бы за одно поколение.

– Да, – согласилась Кейт, подавшись вперед, – если бы в этой семье не произошла мутация на клеточном или физиологическом уровне, передающаяся лишь через рецессивные гены, которая позволяет усваивать генетический материал из донорской крови для преодоления их собственного иммунодефицита. Такая группа могла бы жить столетиями, оставаясь вне поля зрения медицинских инстанций. А если учесть редкость появления двойного рецессива, есть основания предположить, что отдельные особи могут появляться на свет или с комбинированным иммунодефицитом, или с мутационной компенсацией.

– Ладно, – сказал Моберли, – допустим, что в мире есть люди – их крайне мало – с такой иммунной реакцией. И усыновленный вами ребенок – один из них. Но как этот механизм работает?

Кейт широкими мазками обрисовала полученные данные. Хотя Моберли давно работал администратором, а не практикующим врачом, она говорила с ним не как с профаном – для этого он был слишком умен и осведомлен в медицинских аспектах темы, – но и не позволяла себе увязнуть ни в сугубо технических подробностях, ни в беспочвенных домыслах.

– Одним словом, – подвела она итог, – все это говорит о следующем: во-первых, организм Джошуа обладает способностью приспосабливать донорскую кровь для восстановления собственной иммунной системы; во-вторых, в его организме есть нечто – возможно, это то особое образование в выстилке желудка, «теневой орган», который выявил Алан, – где расщепляется кровь; в-третьих, элементарный генетический материал распространяется по организму для катализа иммунной системы.

– Каким образом? – спросил Моберли, у которого горели глаза.

Кейт лекторским жестом развела руками.

– Передающим компонентом заболевания Джошуа является, скорее всего, ретровирус… нечто не менее живучее, чем ВИЧ, но оказывающее на организм противоположное ВИЧ действие. По имеющимся у нас данным, мы знаем, что распространение происходит весьма стремительно и гораздо агрессивнее, чем ВИЧ, даже в наиболее вирулентных стадиях.

– Так должно быть, – перебил Моберли, – если только это имеет значение для выживания семьи или семей с симптомами комбинированного иммунодефицита, где появилась такая мутация. Медленное восстановление иммунитета было бы бесполезным, поскольку за это время даже легкая простуда может привести к летальному исходу.

– Совершенно верно, – подтвердила Кейт, которой не удавалось скрыть волнение. – Но если удастся выделить вирус-мутант… клонировать его… то тогда…

Закончить она уже не могла, хоть это и было необходимо.

У Моберли бегали глаза, голос его дрожал.

– Об этом еще рано говорить, Кейт. Вы сами понимаете: то, о чем мы с вами думаем, пока только предположение.

– Да, но…

Он предостерегающе поднял руку.

– Но этот путь ведет к потрясающим… просто сверхъестественным результатам. – Моберли закрыл папку и подвинул ее через стол к Кейт. – Что вам требуется?

Кейт почти упала в кресло.

– Мне нужно время для работы над этим проектом. Мы дадим ему условное наименование… м-м-м… положим, РР или Р-3.

Моберли вопросительно поднял бровь.

– «РР» означает «работа с ретровирусом» или «румынское решение». А «Р-3» – «румынский рецессивный ретровирус».

– Время у вас будет, – пообещал Моберли. – И средства. Даже если мне придется продать один из компьютеров. Что еще?

Кейт уже все продумала.

– Дальнейшее использование центра визуализации, патологии и хоть одной лаборатории шестого класса, – сказала она, – и лучшие специалисты при них.

– А биолаборатория шестого класса для чего? – спросил Моберли.

Дорогое, тщательно охраняемое оборудование этой лаборатории использовалось лишь для работы с наиболее опасными токсинами и вирусами, а также экспериментов по рекомбинации ДНК.

– Ах да, – сообразил он почти сразу, – вы попытаетесь выделить и клонировать ретровирус.

Мысль об этом подействовала на него отрезвляюще.

– Ладно, – сказал Моберли после некоторых раздумий. – Можете брать Чандру.

Кейт оценила широту этого неожиданного жеста. Сьюзен Маккей Чандра считалась в ЦКЗ звездой первой величины, одним из двух или трех лучших специалистов по вирусам и ретровирусам. Обычно она работала в Атланте, но когда-то проводила опыты в Боулдерском ЦКЗ. «Что ж, – подумала Кейт, – я и просила все самое лучшее».

– Нам придется доложить об этом в Комиссию по биоэтике, – вздохнул Моберли.

Кейт вскочила с места.

– Нет! Ради Бога… я хочу сказать… – Она успокоилась. – Кен, подумайте… Мы ведь не проводим экспериментов над людьми.

Моберли нахмурился.

– Но ваш сын…

– Прошел несколько расширенных, но очень элементарных медицинских обследований, – договорила Кейт. – Ему еще придется подвергнуться некоторым процедурам: анализ крови и мочи, томография, ультразвук, возможно магнитно-резонансное обследование и, может быть, изотонная сцинтиграфия, если окажется, что ко всему этому имеет отношение костный мозг… Хотя я бы предпочла обойтись без нее, поскольку визуализация костного мозга может оказаться неприятной… Но мы не экспериментируем! Просто производим обычную диагностику для определения типа и степени тяжести иммунодефицита, имеющегося у данного больного. А комиссия свяжет нас по рукам и ногам на месяцы… если не на годы.

– Да, но…

– Если мы выявим ретровирус Р-3 и если удастся клонировать его, чтобы воспользоваться для исследований по ВИЧ или онкологии, – умоляющим голосом продолжила Кейт, – то тогда мы сможем обратиться в комиссию. Нам придется это сделать. Но в этом случае уже не останется никаких сомнений насчет необходимости экспериментов с людьми.

Кен Моберли кивнул и, обойдя стол, подошел к ней. Кейт поднялась навстречу. К ее изумлению, он поцеловал ее в щеку.

– Вперед, – сказал он. – С десяти часов утра сегодняшнего дня вы официально занимаетесь проектом PP. Берта оформит все бумаги. И еще, Кейт… Если вам или вашей семье понадобится какая-нибудь помощь в связи с субботним происшествием, только скажите… мы все сделаем.

Он проводил ее до дверей кабинета. Уже выйдя, Кейт покачала головой. Дело было не только в важности состоявшегося разговора – она вдруг обнаружила, что на несколько минут совершенно забыла о «субботнем происшествии».

Кейт поспешила к себе, чтобы набросать состав группы и план предстоящих действий. Работала она лихорадочно, чуть ли не одержимо, хотя боялась признаться даже себе самой: это лишь потому, что стоило едва прикрыть веки, как вспоминались бледное лицо и темные провалы глаз ночного визитера. Если бы она позволила себе думать о чем-нибудь, кроме работы, она все время видела бы эти черные глазницы, обращенные на ее спящего сынишку.

С молодым полицейским детективом Кейт и Том встретились во время обеденного перерыва во вторник. Лейтенанта звали Брайс Петерсон, и теперь, при свете дня, Кейт увидела, что его отличали не только борода и неряшливая одежда, но и хвост, в который были собраны сзади длинные волосы, – Том называл подобные прически «куриная башка».

Ничего нового эта встреча не принесла. Вопросы лейтенанта не выходили за рамки того, о чем и Кейт, и Том уже рассказывали полиции, а у самого детектива никакой дополнительной информации не было.

– Вы уверены, что не знакомы с этим типом? – спросил лейтенант Петерсон. – Даже случайно не встречали?

Том вздохнул и провел рукой по редеющим волосам – признак, насколько знала Кейт, что он вот-вот вспылит.

– Мы не знаем его, никогда не встречали, не видели и не имели с ним никаких отношений, – сквозь зубы процедил Том. Его голубые глаза потемнели. – Но мы узнали бы преступника, если бы вы его поймали. Вам что-нибудь удалось для этого сделать, лейтенант?

Детектив рассеянно подергал себя за ус.

– Но ведь вы не смогли отыскать в компьютере кого-нибудь на него похожего…

Кейт слегка удивилась, когда накануне вечером им с Томом показывали изображения на экране терминала визуальной индикации: она ожидала, что придется рыться в фотографиях, как это обычно показывали в старых телефильмах.

– Нет, – подтвердила она. – Ни на одной картинке не было никого, хоть в какой-то степени напоминающего этого человека.

– А вы уверены, что смогли бы узнать его, если бы встретили еще раз? – спросил лейтенант. Его немного гнусавый голос слегка раздражал.

– Мы уже сказали, что смогли бы, – отрезал Том. – А вы бы нам все-таки поведали, что же, черт возьми, с ним произошло.

Лейтенант покопался в каких-то бумагах, как будто ответ содержался именно в них. Хотя бумаги лежали к ней вверх ногами, Кейт успела разглядеть, что они относятся к каким-то другим делам.

– Очевидно, грабитель был ранен, но не очень серьезно, потому что сумел скрыться, – сказал детектив. – Мы предупредили все больницы в округе на тот случай, если он обратится за помощью.

– Ранен? – переспросила Кейт. – Лейтенант, в этого человека стреляли три раза в упор из ружья!

– «Ремингтон» двенадцатого калибра, заряженный патронами с шестым зарядом, – сухо уточнил Том.

– Из ружья, – продолжала Кейт, стараясь, чтобы ее голос звучал ровно и убедительно. Ей это удалось. – При первом выстреле он получил обширное ранение грудной полости и серьезные повреждения шеи и челюсти. Вторым выстрелом ему почти оторвало руку и обнажило ребра. Лейтенант, я своими глазами видела эти ранения. Одному Богу известно, что с ним стало после третьего выстрела… и падения. Вы же сами видели, что скала там почти отвесная.

Детектив кивнул и окинул ее тяжелым взглядом. Кейт знала женщин, считавших такой утомленный взгляд из-под нависших век, свойственный некоторым мужчинам, возбуждающим… но она всегда понимала, что за этим не кроется ничего, кроме глупости.

– И что? – спросил лейтенант.

– Почему тогда мы говорим, что он ранен? – жестко поинтересовалась Кейт. – Почему не возникает вопроса, кто унес тело и зачем?

Лейтенант вздохнул с видом человека, бесконечно уставшего от дилетантских рассуждений.

Прежде чем Кейт успела сказать что-нибудь злое, Том ладонью накрыл ее руку.

– Почему вы называете его грабителем? – негромко спросил он. – Почему речь не идет о попытке похищения ребенка?

Лейтенант медленно поднял на него глаза.

– Нет доказательств того, что этот человек пытался совершить похищение.

– Но ведь он был в детской! – закричала Кейт. – Он тянулся к ребенку!

Молодой полицейский безучастно смотрел на нее.

– Послушайте, – заговорил Том, явно старавшийся избежать дальнейшего обострения беседы, – мы понимаем, что отпечатков пальцев нет, поскольку он был в перчатках. Его портрета в вашем компьютере тоже нет. Но ведь у вас имеются образцы крови с камней и растений в расщелине… обрывки одежды, оставленные во время падения… Разве это никак нельзя использовать? Или передать ФБР?

Лейтенант моргнул.

– А почему вы считаете, что ФБР должно заняться делом местного значения?

Кейт скрипнула зубами.

– А разве ФБР не занимается похищениями или попытками похищений?

Лейтенант уже не моргал.

– Но, доктор Нойман, у нас нет доказательств того, что мы имеем дело с попыткой похищения. Вы живете в благополучном районе. У вас в доме много дорогих произведений искусства, электроники, серебра… Очевидно, это и было целью…

– Пойдем, Кейт, – сказал Том, поднимаясь и беря ее за руку. – У тебя закончился перерыв, а у меня – терпение. Лейтенант, если появится что новое, дайте нам знать, хорошо?

Лейтенант Петерсон наградил их взглядом в лучших традициях Дона Джонсона.

Когда они уже ехали к ЦКЗ, Том открыл бардачок и подал Кейт небольшую деревянную коробочку.

– Открой, – сказал он.

Она открыла и молча посмотрела на бывшего мужа.

– Девятимиллиметровый полуавтоматический браунинг, – пояснил Том. – Я раздобыл его у Неда в спортивном магазине. Завтра после работы мы куда-нибудь отъедем и потренируемся. С сегодняшнего дня он всегда должен быть в тумбочке возле твоей кровати.

Кейт ничего не сказала. Она вдруг увидела перед собой бледное лицо и черные глаза и – наверное, уже в сотый раз с того воскресного утра – с трудом подавила дрожь.

Сьюзен Маккей Чандра появилась в Боулдере в четверг и особой радости по этому поводу не испытывала. Кейт всегда считала ее красавицей: от отца-индуса Чандра унаследовала миниатюрную фигуру, кожу кофейного оттенка и иссиня-черные волосы, но ярко-голубые глаза и вспыльчивый характер ей достались от матери-шотландки. Получасовая поездка от денверского аэропорта «Степл-тон» до Боулдера довела ее почти до точки кипения.

– Нойман, вы не представляете, какое значение имеет моя работа в Атланте по ВИЧ, – бросила она Кейт, которая сказала водителю, что сама подвезет вирусолога.

– Представляю, – мягко возразила Кейт. – Я слежу за всеми вашими материалами, что проходят по сети, и читаю отрывки из бюллетеней еще до того, как их отпечатают на бумаге.

Чандра скрестила руки. Лесть нисколько ее не тронула.

– Тогда вы должны понимать, что это настоящий идиотизм – вытаскивать меня оттуда для какого-то паршивого проекта, в то время как каждая неделя моего отсутствия там может стоить жизни тысячам людей.

Кейт медленно кивнула.

– Послушайте, – сказала она. – Дайте мне всего два часа. Нет… пусть будет полтора часа. Если я не смогу вас ни в чем убедить до полудня, то тогда кормлю обедом в «Флэгстаф-Хаус», беру билет первого класса на трехчасовой рейс «Дельты» обратно в Атланту и сама отвожу в аэропорт.

Враждебности в голубых глазах Чандры не было, одна лишь непреклонность.

– Круто сказано, Нойман. Но вы зря теряете время. Боюсь, убедить меня оторваться от моей команды может только что-нибудь не меньшего значения, чем Второе пришествие.

Знакомство с материалами в офисе Кейт заняло у нее меньше часа.

– Господи Иисусе!.. – только и смогла прошептать Чандра, когда они закрыли последнюю папку. – Этот ребенок может оказаться биологическим аналогом Розетт-ского камня.

По рукам Кейт пробежали мурашки.

– Ну что, останетесь? По крайней мере до тех пор, пока мы не придумаем способ выделить этот ретрови-рус?

– Останусь ли я? – расхохоталась Чандра. – Да попробуйте теперь от меня избавиться, Нойман. Когда мы можем попасть в лабораторию класса VI?

Кейт взглянула на часы.

– Через десять минут будет не слишком поздно? Чандра на мгновение задержалась у окна, глядя на

Флатироны.

– Пожалуй, можно отложить часа на полтора. Я думаю пригласить вас на обед в «Флэгстаф-Хаус». Теперь нам, возможно, не скоро удастся нормально поесть.

Через четыре дня пришло письмо от Лучана. Кейт прочитала его, вернувшись с работы в полдесятого вечера. У нее еле хватило сил зайти – в заново покрашенную детскую проведать Джошуа. Потом она приняла душ, пожелала спокойной ночи Джули, прошла в кабинет, где Том готовил список для похода по каньону, и перебрала почту. При виде письма от Лучана она почувствовала, как у нее неожиданно и непривычно похолодело в груди. Письмо было послано по международной федеральной почте.

«Дорогие Кейт и малыш Джош!

Лето в Бухаресте продолжается, рынки после вашего отъезда стали еще беднее, жара здесь ужасная, и я тоже остаюсь здесь. Стажировки в Америке не будет – во всяком случае, этой осенью. Мой дядюшка и его семья не в состоянии ссудить меня средствами, а у отца имеется только поэтическая слава, но совсем нет денег (как же иначе! ведь он поэт!), и ни один американский университет не предложил мне стипендии, несмотря на твое убедительное (хорошо, если искреннее) рекомендательное письмо, где ты меня представила величайшей находкой для медицины после Джонаса Солка.

Впрочем, хватит о моих делах. Проведу еще одну веселую зиму в распрекрасном Бухаресте, а по весне снова начну эту волокиту с заявлением на стажировку.

А как поживает мой любимый гематолог со своим новым сыночком? Надеюсь, вы получите это послание, находясь в добром здравии. Меня беспокоило бы состояние Джоша, если бы не безграничная вера в твои способности, Кейт, а также в почти сверхъестественные возможности медицины в США.

Между прочим, я тебе не рассказывал анекдот про то, как наш последний неоплаканный Верховный Лидер ходил с женой в районную больницу, чтобы полечиться от геморроя у беспартийного врача?

Или рассказывал? Странно, что-то не припомню.

Кейт, на прошлой неделе произошло нечто необычное и вызывающее некоторое беспокойство.

Ты помнишь, что этим летом я подрабатывал в качестве ассистента на анатомических курсах повышения квалификации у доктора Попеску? Довольно скучное занятие, но зато, немного покромсав скальпелем, я избавился от некоторых страхов. В общем, одна из самых неприятных моих обязанностей – рано утром отправляться в городской морг, рыться среди невостребованных трупов и подбирать самых лучших покойничков для новых студентов. (Это то, что я смог получить благодаря пятилетней учебе и семейному состоянию.)

В прошлую пятницу я прохаживался по секциям холодильника и пытался что-нибудь отобрать из своего обычного набора почивших в бозе наркоманов, невостребованных жертв аварий и скончавшихся от недоедания крестьян, как вдруг столкнулся с очень странным случаем. Тело, доставленное несколько недель назад, оставалось невостребованным, и на нем стояла метка о назначении кремации на следующий день после моего визита. Официальной причиной смерти считались “множественные разрывы тканей в результате несчастного случая”, но достаточно было одного взгляда, чтобы понять: никакого несчастного случая с этим человеком не произошло.

Из тела была полностью выкачана кровь. Не большая часть, а вся кровь. Кейт, ты знаешь, что при несчастном случае это практически невозможно. Тело принадлежало человеку лет пятидесяти с лишним, а точнее, ближе к шестидесяти. На нем было больше дюжины сделанных до наступления смерти разрезов: на туловище, ногах, запястьях и шее. Все разрезы чистые, как от скальпеля, располагались возле основных артерий. Одна рана отличалась от остальных: очень грязная, проходящая от левой щиколотки, разрывающая нижнюю часть большой и малой берцовых костей; такая же рана была на правой ноге. Вокруг небольших ранок располагались странные вторичные синюшные следы. То есть они казались странными, пока я вдруг не сообразил, как умер этот человек.

Он был поднят вверх ногами и насажен на что-то вроде крюка для подвешивания туш на бойне, и крюк этот пропущен через основные кости в нижней части таза. Пока он там висел, еще живой, судя по всему, один или несколько человек сделали эти мастерские разрезы вдоль главных артерий. За короткое время, должно быть, он потерял огромное количество крови.

Но что поражает – и беспокоит – еще больше, так это происхождение вдавленных и синюшных следов вокруг ран, похожих на отпечатки зубов. Не укусы, а скорее засосы, оставшиеся в тех местах, где с полдесятка людей прижимались к этим ранам губами и языками, пока поглощали кровь жертвы. Как нас учили, Кейт, сколько там крови в человеческом организме? Кварт шесть, кажется?

Но есть в этой восхитительной румынской сказочке еще одна подробность. Лицо этого человека было избито и обезображено, но еще узнаваемо. Это был наш пропавший замминистра, о котором газеты писали, что он сбежал на Запад с несколькими тысячами прикарманенных долларов. Это твой мистер Станку, Кейт, – тот самый любезный чиновник с фамилией покойного писателя. Тот, который помог вам с Джошуа получить визу в невероятно короткое время.

Что ж, теперь господин Станку никому уже не поможет. Я ни с кем не говорил о своем жутком открытии. Господин Станку был кремирован на следующий день в печи для нищих.

И зачем я докучаю тебе такими страстями в этот, я уверен, чудесный, солнечный день в Колорадо?

Не знаю. Но будь осторожна, Кейт. Береги себя и нашего крошечного друга. Нехорошие у нас места, и иногда здесь случаются вещи, над которыми даже я не смею шутить.

Из Бухареста с любовью».

В конце письма Лучан нарисовал большую улыбающуюся рожицу под дождевой тучей.

Несколько минут Кейт просидела неподвижно с письмом в руках, глядя в темноту за окном, куда не доходил свет от крыльца. Потом она поднялась, прошла мимо Тома, склонившегося над снаряжением, разложенным на полу, дошла по коридору до спальни и, выдвинув ящик тумбочки, достала заряженный браунинг. Она так и сидела на краю кровати, когда полчаса спустя ее нашел Том.

Глава 17


Дети ночи

Такого сырого и дождливого лета, как в 1991 году, в Боулдере никто не помнил, но к концу августа дожди прекратились, и склоны холмов ниже зданий ЦКЗ оставались коричневыми. Лужайка за домом Кейт стала пыльной и пожелтела, а городские газоны требовали ежедневной поливки. Как только местные дети стали возвращаться в школы на неделе, предшествовавшей Дню труда, что казалось родившейся и выросшей в Массачусетсе Кейт страшно преждевременным, погода установилась жаркая и сухая, почти летняя.

Кейт ничего этого не замечала. Мир за стенами ее офиса и лабораторий ЦКЗ казался ей все более нереальным. Она вставала до восхода, на работу приезжала к семи утра, а домой редко возвращалась раньше десяти-один-надцати часов, и при всей любви к солнцу и хорошей погоде она не удивилась бы, обнаружив, что уже середина зимы.

Кейт помнила лишь несколько событий за месяц, не связанных с исследованиями. Когда она показала Тому письмо от Лучана, он вышел из себя и поинтересовался, чего добивается этот «грязный сукин сын»: уж не хочет ли он перепугать ее до смерти?

В поход по каньону Том отправился в августе, но при каждой возможности звонил. По возвращении он несколько дней прожил в доме, затем перебрался со всеми своими пожитками в квартиру в Боулдере, минутах в десяти езды. Он по-прежнему приходил почти каждый вечер: поначалу – поговорить с Кейт, а потом, когда она стала все дольше задерживаться в лаборатории, навещал Джули и Джошуа, прежде чем отправиться к себе.

Несколько раз звонил и заходил лейтенант Петерсон или сержант постарше, но лишь затем, чтобы сообщить об отсутствии чего-либо нового в деле. В конце концов Кейт велела секретарше не беспокоить ее, когда звонят из полиции, разве что у них появятся какие-нибудь новости. Новости не появились.

Кейт помнила о телефонном звонке, заставшем ее дома в конце лета.

– Миссис Нойман? Это вы?

Была уже почти полночь, она только что вошла – чертовски уставшая, но возбужденная, навестила, как обычно, Джошуа, налила себе охлажденного чая и теперь разогревала ужин в микроволновой печи. Телефонный звонок заставил ее вздрогнуть. Голос в трубке показался ей слегка знакомым, но утомленный рассудок отказывался определить, кто это.

– Миссис Нойман? Прошу прощения, что звоню так поздно, но ваша няня сказала, раньше одиннадцати вы не приедете.

– Мистер О’Рурк! – она вдруг узнала этот мягкий среднезападный акцент. – Как вы поживаете? Вы звоните из Бухареста?

– Нет, из другого серого городишки Второго мира… из Чикаго. Я вернулся на Землю на некоторое время.

– Замечательно. – Кейт села на табуретку и отставила чай. Она не ожидала, что так обрадуется, услышав голос священника. – Когда вы вернулись из Румынии?

– На прошлой неделе. Я совершил что-то вроде циркового турне по приходам страны, пытаясь собрать денег на предстоящую программу помощи. Теперь это не так-то просто, ведь Румыния уже давно сошла с первых полос. Лето выдалось жарким… по количеству новостей.

Кейт представила, каким диким круговоротом событий стал весь год. Сначала война в Заливе, потом национальные торжества по случаю ее быстрого завершения, б ольшую часть которых она пропустила, пока вкалывала в Румынии, а теперь еще и переворот в Советском Союзе. Две недели назад в утренней газете объявили о смещении Горбачева из-за болезни. В ту ночь, когда она включила краткий выпуск Си-эн-эн, сообщили, что Горби под стражей, а заговор может потерпеть неудачу. В следующий раз, когда она оторвалась от работы, чтобы послушать новости, – двадцать первого августа, в среду, – то узнала, что Горбачев вроде снова у власти, а старый СССР разваливается навсегда.

Сейчас до Кейт дошло, что она ни разу не задумывалась о том, каким образом весь этот бардак может повлиять на положение детских домов в Румынии.

– Да, – сказала она наконец, – довольно жарким.

– А у вас как? – спросил О’Рурк. – Работы много?

Кейт улыбнулась его вопросу. Она уже почти привыкла к восемнадцатичасовому рабочему дню. Это напоминало ей последипломную стажировку, хотя тогда она была гораздо моложе, а силы восстанавливались быстрее.

– Пока удается жить довольно спокойно, – ответила она, сама удивившись своим словам.

– Отлично. А Джошуа как?

Кейт уловила нотку тревоги в голосе священника и поняла, что этот вопрос дался ему нелегко. Уезжая из Румынии, она обещала писать и сообщать о малейших изменениях в самочувствии ребенка. Она помнила, насколько плохо выглядел Джош при отъезде, и сообразила, что священник, должно быть, готов услышать весть о его смерти.

– Джошуа в порядке, – ответила она. – Его состояние стабилизировалось, хотя приблизительно раз в три недели все еще требуются переливания крови. – Она помолчала. – Мы проводим кое-какие опыты в связи с его заболеванием.

– Хорошо, – только и сказал О’Рурк. Он явно надеялся услышать больше. – В общем-то я не просто так позвонил в такую позднотищу.

Кейт покосилась на кухонные часы и сообразила, что в Чикаго уже около часа ночи.

– В этом месяце – двадцать шестого сентября, если точно, – я приеду в Денверский совет церквей выпрашивать деньги и хотел бы узнать, согласитесь ли вы встретиться за чашечкой кофе или еще где-нибудь. Я пробуду в Денвере все выходные.

Кейт почувствовала, как у нее участилось сердцебиение, и недовольно нахмурилась.

– Да, конечно, – ответила она. – Должна признаться, что сейчас я страшно занята, и в сентябре, наверное, тоже работы будет не меньше, но если вам удастся как-нибудь вечером выбраться в Боулдер… Может быть, в пятницу, двадцать седьмого сентября, вы приедете сюда и посмотрите Джоша?

– Это было бы замечательно.

Они быстро обговорили подробности. О’Рурк будет на машине, так что ему не составит труда добраться от Денвера до Боулдера. Закончив с этим, они на секунду замолчали.

– Ну что ж, – сказал священник. – Пожалуй, пора позволить вам отдохнуть.

– И вам, – ответила Кейт.

В его голосе слышалась усталость. Наступил неловкий момент, когда никто из них не осмеливался первым закончить разговор.

– Миссис Нойман, – произнес О’Рурк, – вам очень повезло, что вы успели вывезти ребенка. Ведь вы знаете, что правительство запретило усыновления примерно через неделю после вашего отъезда.

– Да, знаю.

– В общем… вам повезло.

Кейт попыталась изобразить беспечность.

– Никогда не думала, что священники верят в удачу. Разве вы не считаете, что все… как бы это сказать?… предопределено?

О’Рурк вздохнул.

– Иногда, – устало сказал он, – мне кажется, что единственное, во что можно верить и за что можно молиться, – это удача.

Он явно старался придать своему голосу твердость.

– Как бы там ни было, надеюсь увидеть вас и Джошуа на следующей неделе. Я позвоню из Денвера, и тогда мы уточним наши планы.

В прощальные фразы они постарались вложить как можно больше бодрости. После этого Кейт сидела в темном доме и вслушивалась в ночную тишину.

Работы над проектом РР велись по нескольким направлениям, и каждое из них вгоняло Кейт в дрожь и пугало ее.

В то время как она отвечала за весь проект в целом, Чандра фактически возглавляла работу по выявлению ретровируса, Боб Андерхилл и Алан Стивенс занимались наблюдениями за поглощающим кровь «теневым органом» Джошуа, а сама Кейт пыталась выяснить, каким способом организм Джошуа выделяет из донорской крови РНК и преобразует ее в провирусную ДНК, готовую распространиться по клеточным ядрам и всему организму. Ее второй, более насущной, задачей было изобретение способа заставить работать этот же иммуновосста-навливающий механизм без миссированных вливаний цельной крови каждые три недели.

Работа с Чандрой в лаборатории класса VI позволяла узнать много нового. Специалисту по ВИЧ потребовалось меньше двух суток, чтобы в ЦКЗ заработала и вошла в режим ее «вирусная фабрика». Кейт позволила Чандре беспрепятственно экспериментировать еще три дня, прежде чем явилась за результатами.

Чандра показывала Кейт самую закрытую часть биолаборатории, где они расхаживали в герметичных комбинезонах с волочащимися кислородными шлангами.

– Понимаете, – сказала Чандра, – лет десять назад попытку выделить вирус Д нам пришлось бы начинать с нуля.

– Вирус Д? – переспросила Кейт по переговорному устройству.

– Вирус Джошуа, – пояснила Чандра. – В любом случае даже пять лет назад нам пришлось бы перерыть кучу материала, чтобы найти, от чего плясать. Но исследования последних лет по ВИЧ позволяют значительно сократить этот путь.

Кейт слегка отвлекало шипение кислорода в шланге и вид техников, работавших в перчатках и с дистанционными манипуляторами, но она сосредоточилась и стала внимательно слушать.

– Вам известно, что ретровирусы являются просто вирусами РНК, выделяющими свои генные производные, после того как их РНК преобразуется в ДНК за счет обратной транскриптазы…

Кейт почти не слушала, как Чандра внушительно растолковывала элементарные вещи, поскольку знала: она всегда так начинала свои объяснения. Кейт лишь кивала головой в громоздком шлеме.

– Итак, – продолжала Чандра, – полимераза делает однонитевую ДНК-копию из вирусной РНК, а затем – вторую ДНК-копию, используя при этом первый образец в качестве шаблона. Рибонуклеаза уничтожает первоначальную вирусную РНК. Затем эта новая, внедряющаяся, ДНК перемещается в клеточное ядро и под влиянием фермента вирусной интегразы интегрируется с геном хозяина, оставаясь там в качестве провируса.

Кейт терпеливо ждала.

– Предположим, что вирус Д ведет себя точно так же, как и любой другой ретровирус. – Чандра, подняла кювету с культурой и поднесла ее поближе к Кейт. – Мы лишь догадываемся, что он повторяет жизненный цикл ВИЧ… или, возможно, ВИЧ – это мутация вируса Д. Этого мы не знаем. В любом случае, мы исходим из предположения, что вирус Д следует по пути наименьшего сопротивления и связывает граммположительный глико-протеин-120 в рецепторы антигенных маркеров хелпер-ных Т-лимфоцитов, мононуклеарные фагоциты и клетки цитотрофобласта. Мои исследования показали, что наш старый знакомый ВИЧ без антигенных маркеров никогда не инфицирует клетки, однако в отношении вируса Д нам это не известно. Но антигенный маркер по-прежнему является очевидной исходной точкой.

Кейт поняла сразу. Провирус иммунодефицита инфицировал клетки и блокировал иммунную реакцию; а вирус Д, судя по рассуждениям Чандры, так же разрушал РНК, так же трансформировал ее в ДНК и так же внедрялся в клеточные ядра, но не подавлял, а усиливал иммунную систему клетки.

– Вы предполагаете тот же вектор для провирусной интеграции, – заметила Кейт, – но пытаетесь отыскать его следы после трансформации.

– Конечно, – подтвердила Чандра– Мы можем сравнить клетки после обратной транскриптазы с контрольными культурами и узнать, как действует эта чертовщина. – Она взглянула на Кейт. – Вирус Д, я хочу сказать.

Кейт провела рукой по стойке и остановилась напротив культивируемых образцов крови Джошуа. Только на этой стойке было тридцать четыре одинаковых культуры. Подальше выстроились ряды образцов крови с культурами ВИЧ и комбинированного иммунодефицита, присланные из ЦКЗ Атланты.

– А это для чего? – спросила она.

– Если предположить, что вирус Д не делает различий между инфицированными комбинированным иммунодефицитом клетками, то тогда, с точки зрения теории, мы смогли бы наблюдать за процессом связывания клеток антигенных маркеров хелперных Т-лимфоцитов в культивированных ранее моделях комбинированного иммунодефицита.

Кейт посмотрела на собеседницу – их лица разделяли два слоя пластика шлемов. На данный момент эксперименты продолжались всего несколько дней, но ей требовались ответы для собственной работы.

– Вам удалось убедиться в своих предположениях? – спросила она, стараясь, чтобы голос звучал ровно.

– Черта с два, – ругнулась Чандра.

Она хотела было потереть нос и лишь потом вспомнила, что пластиковое окошко костюма не позволит ей этого сделать.

– Прошу прощения. Ах да… мы зафиксировали связывание Д и с пораженными комбинированным иммунодефицитом клетками больного, и с образцами культур. Это весьма напоминает модель ВИЧ.

Чандра относилась к тому типу исследователей, которые теряли почти весь интерес к предыдущим этапам проекта, как только они завершались. Но Кейт намеренно позволила ей поработать несколько дней, не отвлекая на доклады и отчеты; теперь же она ждала результатов.

– Когда ВИЧ связывается с антигенным маркером, – сказала Кейт, глядя на образцы культур своего приемного сына, будто могла рассмотреть идущие там процессы, – инфекция Т-лимфоцитов оказывает некоторое цитопа-тическое воздействие и, очевидно, способствует появлению… следов – так вы их, кажется, называете? Таких как образование многоядерной синктии в виде гликопроте-ина-120 на поверхности зараженных клеток с антигенными маркерами других клеток-носителей антигенных маркеров. В этом состоит, по крайней мере частично, причина того, что мы наблюдаем резкую потерю хелперных Т-лимфоцитов, несмотря на то что ретровирус иммунодефицита инфицирует в крови… аж одну из десяти тысяч клеток.

Чандра смотрела на нее, будто забыла, что Кейт занималась гематологическими исследованиями.

– И что? Кейт старалась говорить не слишком резко.

– Так вы наблюдаете эту же самую формацию синк-тии?

Чандра помотала головой.

– Я помогала внедрять лечение ВИЧ-инфицированных инъекциями рекомбинантного растворимого протеина антигенного маркера, чтобы приостановить на этом этапе развитие болезни за счет замедления формации синктии. Но в случае с вирусом Д это не сработает.

У Кейт екнуло сердце.

– Почему?

– Фермент интегразы вируса Д не переносит вторгающуюся транскрибированную ДНК, как мы привыкли наблюдать в подобных случаях.

Сквозь пластик на Кейт глядели очень умные и очень яркие глаза Чандры.

– Каково соотношение? – спросила Кейт. Если оно слишком мало, то шансов клонировать искусственный вирус Д остается совсем немного.

– Из первой сотни проверенных проб, – в голосе Чандры появилось напряжение, – мы определяем инфекцию с вероятностью девяносто восемь и девять десятых процента.

Кейт будто получила удар под дых. Убедившись, что стойка позади нее пуста, она присела.

– Девяносто восемь и девять десятых?

– По самым скромным подсчетам.

Кейт покачала головой. СПИД, чтобы убить человека, достаточно инфицировать один из тысячи или десяти тысяч лейкоцитов. Вирус Д оказался настолько стойким, что перепрограммировал почти все клетки организма хозяина в течение считанных часов после заражения.

– А цитотоксичность? – спросила Кейт. Столь стремительное и всеобъемлющее заражение клеточного ядра должно иметь ужасные побочные эффекты.

Чандра пожала плечами.

– С точки зрения микробиологии… ноль. Конечно, процесс переноса и трансфекции требует массу энергии… что вы и подтвердили, выявив повышение температуры тела ребенка в ходе этого процесса. После поглощения крови и реконструкции ребенок представляет собой химико-генетический плавильный тигель. Но фактически все происходит в основном за несколько часов, хотя, судя по нашим предварительным исследованиям, для окончательной генетической ассимиляции нужна примерно неделя.

Кейт показала рукой в перчатке на другие культуры.

– А образцы ВИЧ? Чандра моргнула.

– Поскольку нам хорошо знакома диагностика ВИЧ посредством вирусного детектирования, я использую этот способ для вторичной проверки. Мы берем кровь больного – пардон, кровь Джошуа – и культивируем ее совместно с матрицами комбинированного иммунодефицита и СПИД, используя клеточную цепочку или обычные лимфоциты антигенного маркера, стимулированные фитогемагглютинином и интерлейкином-2. С вирусом иммунодефицита мы делаем пробу по некоторым культурам на ревертазу, на присутствие антигена р24. Потом мы все это перепроверяем с культурами комбинированного иммунодефицита и культурами Джошуа, сделанными в это же время.

– Каковы результаты?

– В культурах вируса Д ревертаза вполне просматривается, хотя, как я говорила, без цитотоксичности. Анализ на антиген р24 с вирусом Д не срабатывает, что очень обидно, потому что у больных с ВИЧ антиген иногда можно обнаружить прямо в образце крови с помощью ферментного иммуносорбентного анализа.

Кейт кивнула. Она тоже надеялась на то, что этот относительно простой способ будет для них доступен.

Как бы для того, чтобы успокоить Кейт, Чандра торопливо продолжила:

– Мы еще не отказались от предположения, что вирус Д создает антитело Д, даже при том что результаты инфекции скорее иммуновосстанавливающие, чем имму-ноподавляющие. Это антитело мы должны вам предоставить сегодня или завтра.

Кейт оглянулась на десяток техников, работавших во внешней лаборатории. Хотя по сравнению с внутренней лабораторией класса VI там стояла жара, все техники работали в халатах, масках, матерчатых бахилах и резиновых перчатках. Кейт знала, что лаборатория полностью герметична, причем давление в ее помещении ниже, чем во всем здании. Если вдруг возникнет утечка, то воздух пойдет внутрь. Последствия нетрудно представить…

– Какими методиками вы пользуетесь для выделения антитела? – спросила Кейт.

– Самыми обычными – иммунологическим анализом, западным высевом, иммунофлюоресценцией, радио-иммунопреципитацией

Голос Чандры выдавал ее желание поскорее вернуться к работе.

– Отлично, – сухо подытожила Кейт. – С этого момента я хотела бы получать ежедневные доклады… Можете взять Кэлвина, чтобы он ходил за вами и печатал, если хотите, – быстро добавила она, пытаясь сразу отсечь возможные возражения. – Но работа Боба по абсорбции крови и мои исследования гемоглобина будут напрямую зависеть от ваших успехов. Поэтому нам и нужна самая оперативная информация. А еще я хотела бы, чтобы вы делали мне устные получасовые сообщения по понедельникам или субботам.

Кейт увидела вспышку гнева в глазах Чандры – вовсе не из-за работы по выходным, поскольку та и так вкалывала семь дней в неделю. Нет, Чандру бесила одна мысль о том, что ей придется тратить время на объяснение своей работы. Но победил профессионализм, и она только кивнула. Ведь Кейт запросто могла, если бы захотела, лишить Чандру любимых игрушек и занятий.

В пятницу, пятого сентября, антитело вируса Д было выделено и помечено. К среде, одиннадцатому сентября, был идентифицирован и сам ретровирус Д. Два дня спустя Чандра начала попытки клонирования ретровируса. В тот же день она раскрыла свой тайный план по совместному культивированию образцов ВИЧ. Неожиданностью для Кейт это не стало: наоборот, она удивилась бы, замысли ярая исследовательница ВИЧ что-либо иное. А поскольку это никак не замедляло проект РР, Кейт не возражала.

Алан Стивенс и Боб Андерхилл завершили разработку предполагаемой схемы поглощающего органа к четвергу, девятнадцатому сентября, а совещание всех участников работ было назначено на среду, двадцать пятое сентября, чтобы каждый мог послушать и высказаться. К этому моменту собрать всю команду было ненамного легче, чем свести вместе дюжину политических лидеров со всего мира.

Работа Кейт над механизмом передачи ДНК и поисками заменителя крови тоже продвигалась вполне успешно. Ей казалось, что даже слишком. И не только потому, что она уже видела способ излечения Джошуа от комбинированного иммунодефицита, но и потому, что была уверена: ее работа поможет Чандре совершить прорыв на участке ВИЧ.

Однако все шло слишком уж хорошо. Хоть суеверием Кейт никогда не отличалась, в глубине души ее не оставляла тревога и мучило предчувствие, что количество боли во вселенной скоро восстановится до прежнего уровня.

А потом, воскресным вечером двадцать второго сентября – для Кейт это был еще один обычный рабочий день, – календарь ее электронного секретаря «Уизард» сообщил ей, что понедельник следующей недели будет днем осеннего равноденствия, что во вторник у Джошуа день рождения – или, во всяком случае, именно так они сами решили – и что в конце недели им нанесет визит отец Майкл О’Рурк.

Кейт не сомневалась, что ей найдется о чем ему рассказать, даже если не вдаваться в детали исследований. Но вот чего она не знала, так это того, что через неделю ее жизнь изменится навсегда.

Глава 18

Дети ночи

Во вторник Кейт приехала домой пораньше – на «день рождения» Джошуа. Ему исполнилось одиннадцать месяцев. Идея о ежемесячном празднике принадлежала Джули и возникла в то время, когда еще не было уверенности, что ребенок проживет лишнюю неделю. Двадцать четвертое Кейт выбрала наугад, но ей нравилась некая законченность этого числа.

В вечернем выпуске новостей Си-би-эс рассказывали о румынских шахтерах, захватывавших поезда, чтобы добраться до Бухареста, где они продолжали бесчинства, выражая стихийный протест против правительства. Кейт припомнила, что год назад нынешний режим, дабы запугать свой собственный народ, уже пользовался услугами «шахтеров», многие из которых были агентами секурита-те. Она смотрела по телевизору, как бьют окна, швыряют в дома бутылки с зажигательной смесью, как взламывают двери, и не могла понять, что же все-таки происходит в этой несчастной стране. Она радовалась тому, что ей и О’Рурку удалось выбраться оттуда, и надеялась, что Лучан и его семья сумели скрыться.

Джошуа понравился пирог. Он не дожидался, пока Кейт или Джули спокойно покормят его с ложечки, а залез в кусок руками и вскоре размазал по лицу добрую половину того, что лежало перед ним на тарелке. Потом, вытерев малышу щечки и рот и опустив его на пол, чтобы он мог поиграть, Кейт оглядела сына если не критическим, то, по крайней мере, медицинским взглядом.

Внешне Джош являл собой идеал здорового ребенка: пухленький, розовощекий, с ясными глазами; вместо венчика темного пушка у него на головке начинали пробиваться уже настоящие волосики. Но она понимала, что это проявление последней стадии его «здорового» цикла: примерно через неделю опять начнутся понос и апатия, за которыми последует упадок сил. До следующего переливания.

Кейт наблюдала за ребенком, который лежал на спине и возился с деревянной игрушкой: два пингвина на деревянной тележке хлопают резиновыми крыльями и щелкают клювами, когда колеса вращаются. Игрушка не слишком-то современная, но почему-то она приводила Джошуа в восторг.

Кейт знала из своих книжек по уходу за детьми и из разговоров с другими мамашами, что в одиннадцать месяцев ребенок должен уметь самостоятельно сидеть, стоять, а иногда даже ходить. Джошуа пока только учился ползать. Она знала, что одиннадцатимесячные уже должны натягивать на себя кое-что из одежды, держать ложку и произносить несколько слов, в том числе и «мама», а также понимать слово «нет». Джошуа не управлялся ни с ложкой, ни с одеждой, совершенно не говорил, если не считать случайного лепета, а «нет» он слышал редко. Он оставался нерешительным ребенком и с точки зрения общения. Хотя ему явно было хорошо и уютно с Кейт и Джу-ли, с Томом он начал чувствовать себя непринужденно лишь через несколько недель.

Джошуа бросил игрушку с пингвинами, перекатился на живот и пополз к столовой.

– Он еще и не то успел разведать, – сообщила Джу-ли с набитым пирогом ртом. – Сегодня утром он направился к выходу, как только я его выпустила из кроватки.

Кейт улыбнулась. Ни она, ни Джули не считали Джошуа умственно отсталым в результате ущербного младенчества, а лишь признавали, что у него задержка в моторике. Кейт советовалась по меньшей мере с тремя друзьями, специалистами в области развития детей, и у каждого было свое мнение по поводу долговременных последствий пятимесячного пребывания ребенка в румынском приюте и больнице. Двое из специалистов видели Джошуа, и оба пришли к тому, что он выглядит вполне нормальным и достаточно здоровым, однако мелковат для своего возраста и медленно развивается. И вот теперь, наблюдая, как сын ползет по ковру, издавая звуки, напоминающие гул самолета, Кейт видела перед собой скорее вполне довольного жизнью восьми-девятимесячного малыша, чем одиннадцатимесячного ребенка, чей «день рождения» они сегодня отмечали.

Позже, укладывая Джошуа в кроватку, Кейт взяла его на руки в последний раз, погладила по спинке, вдыхая аромат детского тельца, и прикоснулась щекой к мягким волосикам. Его ручонка скользила по ее лицу. Судя по ровному дыханию, он уже уснул и видел сны, какие могут сниться только в его нежном возрасте.

Кейт уложила Джошуа на живот, укрыла и пошла поболтать с Джули, прежде чем они разойдутся по комнатам и усядутся за свои компьютеры.

В среду в конференц-зале без окон рядом с лабораторией визуализации собрались все три группы, участвовавшие в проекте PP. Кроме руководителей групп и их заместителей присутствовали директор Моберли и еще двое из руководства ЦКЗ.

Совещание открыли Боб Андерхилл и Алан Стивенс сообщением об абсорбирующем органе. Когда они закончили, в зале воцарилась гробовая тишина.

Первым заговорил Кен Моберли.

– Итак, вы утверждаете, что этот ребенок… Джошуа… обладает некой особой приспособляемостью выстилки желудка, с помощью которой он может поглощать кровь в качестве питания.

Андерхилл кивнул.

– Но мы считаем это предназначение второстепенным. Основной целью существования мутации является расщепление крови на составляющие, чтобы ретровирус, который Чандра и Нойман называют вирусом Д, смог наиболее эффективным образом начать распределение заимствованной РНК для иммуновосстановительных целей.

Моберли покусывал дорогую перьевую ручку.

– Но для того, чтобы этот механизм работал, ребенок должен глотать кровь.

Алан Стивенс покачал головой.

– Нет. Кровь направляется по капиллярам абсорбирующего органа независимо от способа введения ее в организм. По нашим оценкам, при заглатывании крови процесс начинается на несколько часов позже, чем при переливании, но мы, естественно, таких экспериментов не ставили…

Стивенс замолчал, бросив взгляд в сторону Кейт. Потом он заглянул в свои записи, прокашлялся и продолжил:

– Никто не испытывает желания давать больному кровь для заглатывания, хотя, если мы собираемся и дальше изучать абсорбирующий орган, это придется сделать.

Моберли нахмурился.

– Я не… вижу смысла в необходимости пить кровь для поддержания жизни. Я хочу сказать, это наводит на мысли о… м-м-м…

Кейт поднялась с места.

– О вампирах? – спросила она. – О Беле Лугоши? Среди собравшихся прокатился нервный смешок.

– С тех пор как начался этот проект, мы только и слышали такие шуточки или сами шутили по этому поводу, – с улыбкой сказала Кейт, разряжая обстановку, – что вполне естественно, учитывая, где родился Джошуа. В Трансильвании, в стране вампиров. И у этого могут быть причины.

Она кивнула Чандре.

Вирусолог встала, при помощи дистанционного управления погасила свет и вставила слайд в проектор.

– На этих таблицах схематически представлена семья, или клан, на протяжении более чем двадцати поколений – начиная примерно с пятнадцатого века и до сегодняшнего дня. Здесь показано распространение в семье мутации вируса Д. Если считать их характерной чертой рецессивную природу и вспомнить о высокой смертности, которую легко объяснить исходя из расстройства иммунной системы, связанного с данной чертой, то можно понять, почему эта мутация не получила широкого распространения.

Все присутствующие старались разобраться в длинных цепочках роста гипотетической семьи, причем линия мутации вируса Д для большей наглядности была выделена красным.

Секунд через тридцать Боб Андерхилл присвистнул:

– Я-то думал, это какая-то новая мутация, иначе о ней было бы известно, но здесь показано, что ей уже несколько столетий и она никогда широко не распространялась.

Чандра кивнула и сменила слайд.

– Предположив распространение мутации за счет браков и генетического рассеяния, мы все равно можем говорить о сравнительно небольшой группе потомков изначальной пары производителей – от трехсот до двух тысяч особей во всем мире. – Чандра бросила взгляд на Кейт. – И если предположить, что болезнь продолжается и после младенческого возраста – а оснований думать иначе у нас нет, – то эти люди должны регулярно получать для переливаний цельную кровь, чтобы выжить уже будучи взрослыми.

Первой нарушила молчание одна из представительниц «высших чинов» ЦКЗ Дебора Роулингс, врач и администратор в одном лице.

– Но ведь в пятнадцатом веке не было переливаний крови… да и в последующие, вплоть до двадцатого…

Она замолчала. Кейт поднялась в луче света от проектора.

– Совершенно верно. Для того чтобы эта особенность вообще передавалась, членам семьи приходилось поглощать кровь. Буквально поить кровью своих детей, если эти дети являлись носителями рецессивно-рецессивного вируса Д. А оказывать помощь особям с вирусом Д за счет переливания крови стало возможным лишь в нашем столетии.

Она сделала почти минутную паузу, чтобы сказанное лучше дошло до врачей и администраторов.

– Это вампиры, – сказал Кен Моберли. – Легенда имеет реальную основу.

Кейт кивнула.

– Но не клыкастые ночные чудовища, – сказала она, – а члены семьи, которым приходится поглощать человеческую кровь, чтобы выжить при их нарушенной иммунной системе. При этом может наблюдаться стремление к сохранению тайны, к солидарности, к родственным бракам, в результате чего рецессивно-рецессивные особенности должны встречаться еще чаще, подобно гемофилии, поразившей королевские дома Европы.

Ассистент-вирусолог Чарли Тейт неуверенно поднял руку, как школьник. Кейт сделала паузу.

– Есть вопрос, Чарли?

Молодой человек поправил круглые очки.

– Как же, черт возьми… я хочу сказать… как первый носитель вируса Д обнаружил, что его… или ее… может спасти кровь?… То есть каким образом вообще кто-то начал пить кровь?

– Есть сведения о том, что в средние века некоторые знатные женщины купались в крови, потому что, согласно поверьям, их кожа от этого становилась красивее. Масаи до сих пор пьют кровь льва, чтобы получить его отвагу. Кровь до последних десятилетий была источником суеверий и страха. – Кейт сделала секундную паузу, взглянув на Чандру. – А теперь, с появлением СПИД, кровь снова становится символом ужаса и тайны.

Она вздохнула, потерла щеку и тихо продолжила:

– Нам неизвестно, Чарли, как все началось. Но как только это обнаружилось, у носителей вируса Д уже не оставалось выбора… Или добывать человеческую кровь, или погибнуть. Частично моя работа направлена на то, чтобы положить конец этому процессу. Кажется, решение уже найдено.

На экране появился новый слайд Собравшиеся невольно захихикали: на них смотрела огромная свиная морда. Кейт улыбнулась.

– Большинство из вас знают о достигнутом в июне успехе Ди-Эн-Экс в вопросе заменителя человеческой крови…

Кен Моберли поднял вверх авторучку.

– Кейт, боюсь, вам придется немного освежить нашу перегруженную чиновничью память.

– Ди-Эн-Экс – небольшая биотехнологическая лаборатория в Принстоне, в штате Нью-Джерси, – пояснила Кейт. – В июне этого года они усовершенствовали способ получения человеческого гемоглобина у свиней за счет применения генной инженерии. Они передали результаты в Управление по контролю за качеством пищевых продуктов и медикаментов и уже сейчас добиваются разрешения на эксперименты с людьми.

Моберли постучал авторучкой по нижней губе.

– А каким образом этот самый искусственный гемоглобин содействует исследованиям по вирусу Д?

– Собственно говоря, это не искусственный гемоглобин, – ответила Кейт, – просто он вырабатывается вне организма человека.

Она снова передвинула кассету со слайдами.

– Здесь вы видите упрощенную схему процесса. Кстати, я консультировалась с моим старым другом доктором Леонардом Саттерманом, главным консультантом Ди-Эн-Экс в области гематологии, а также с доктором Робертом Уинслоу, возглавляющим отдел гематологии Министерства обороны при Леттерманском институте в Сан-Франциско. Таким образом, мы заручились поддержкой и стараемся обходить запатентованные разработки Ди-Эн-Экс. – Кейт покосилась на администраторов. – Вернемся к схеме. Исследователи выделяют два человеческих гена, ответственных за выработку гемоглобина в человеческом организме. Гемоглобин, как вам известно, является компонентом крови, разносящим кислород по организму. Итак, эти гены, выделившие генетическую информацию, затем копируются и вводятся однодневным эмбрионам свиней, взятых из особей-доноров. После этого эмбрионы помещаются в матку другой свиньи, где вызревают до обычного срока и появляются на свет в виде нормальных, здоровых поросят. Их единственная особенность состоит в том, что эти поросята являются носителями человеческой ДНК, которая заставляет их наряду с собственной кровью вырабатывать человеческий гемоглобин.

– Простите, Кейт, – перебил Боб Андерхилл. – А каково здесь процентное соотношение?

Кейт начала было отвечать, но остановилась, чтобы уточнить:

– Соотношение чего, Боб? Количества свиней, у которых возможно подобное трансгенетическое изменение, или количества человеческого гемоглобина, который способны вырабатывать удачные особи?

Боб развел руками.

– И того и другого.

– Подобную операцию можно успешно провести примерно с пятью свиньями на тысячу, – ответила Кейт. – И у каждой из них носителями гемоглобина человеческого типа являются около пятнадцати процентов клеток крови. Но Ди-Эн-Экс работает над тем, чтобы довести это соотношение процентов до пятидесяти от общего количества клеток.

Она немного подождала, но дальнейших вопросов не последовало. Кейт опять передвинула слайд.

– Как видите, истинное достижение Ди-Эн-Экс вовсе не в области генной инженерии… здесь все было довольно просто. На самом деле их самый большой успех в том, что они запатентовали процесс очищения свиной крови, который позволяет получать полезный для человека гемоглобин. Именно это взволновало моих друзей, доктора Леонарда Саттермана и доктора Джерри Сэнд-лера из гематологического отдела Красного Креста.

Кейт убрала слайд и с минуту стояла в луче ослепительного света.

– Только представьте! Найти заменитель человеческой крови… Но мало того, этот заменитель еще и гораздо практичнее цельной крови или плазмы.

– Почему? – спросила Дебора Роулингс.

– Эритроциты цельной крови имеют недолговечную оболочку. Вне организма они должны храниться в охлажденном состоянии, но даже при этом портятся примерно через месяц. Кроме того, каждая клетка несет иммунный код организма, и поэтому типы крови должны совпадать, чтобы избежать отторжения. Чистый гемоглобин лишен этих недостатков. Как химическое вещество, он хранится месяцами, а последние опыты показали, что его можно даже сушить путем вымораживания и хранить неопределенно долго. Доктор Уинслоу из Министерства обороны считает, что при наличии такого оксигенизиро-ванного заменителя крови можно было бы спасти примерно одну пятую из пятидесяти тысяч погибших во Вьетнаме.

– Но плазма хранится не хуже, – возразила Роулингс, – и для нее не требуются методы генной инженерии.

– Согласна, – ответила Кейт, – однако для получения плазмы требуются доноры-люди. Доступность плазмы ограничена теми же факторами, из-за которых иногда невозможно получить цельную кровь. А для человеческого гемоглобина, производимого этим способом, требуются только свиньи.

– Много свиней, – вставил Алан Стивенс.

– Ди-Эн-Экс считает, что примерно четырех миллионов свиней достаточно для обеспечения качественной кровью всего населения США, – тихо сказала Кейт. – А достичь такого поголовья свиней-доноров можно всего года за два.

Боб Андерхилл снова присвистнул. Моберли поднял авторучку как жезл.

– Кейт, я понял, какое отношение это может иметь к проекту PP. Теоретически возможно ввести пациенту с иммунодефицитом, вызванным вирусом Д, свиную кровь с генетическими изменениями, но мне кажется, что это бесполезно.

Кейт кивнула.

– Вы правы, Кен. В процессе, разработанном Ди-Эн-Экс, выделены лишь те гены, которые управляют выработкой гемоглобина. А вот в чем состоит мое предложение.

Кейт нажала на кнопку, и на экране появился последний слайд. Она дала присутствующим время хорошенько рассмотреть его.

– Как видите, – сказала она наконец, отметив некое волнение в своем голосе, – то, что я сделала, основывается на работах Ричарда Маллигэна, Тома Маниатиса и Фрэнка Гросвельда по трансплантации бетаглобиновых генов через ретровирус для восстановления иммунной системы. Эти работы сосредоточены на лечении бета-та-лассемии и дефицита аденозиндезаминазы, хотя у них есть потрясающие результаты, связанные с реиммуниза-цией опухолеинфильтрующих ОИЛ с гормонами интер-лейкина-2. Они помещали их обратно в организм больных и наблюдали, как реиммунизированные клетки атакуют опухоли.

– Но вы-то занимаетесь не опухолями, – сказал Чарли Тейт.

– Верно, – согласилась Кейт. – Но я воспользовалась теми же методиками клонирования и ввода ретровиру-сов, чтобы выделить регуляторные гены, закодированные для клеточных и гуморальных реакций специфических антигенов.

– Комбинированный иммунодефицит, – очень тихо произнес Кен Моберли. – Целый ряд врожденных заболеваний, связанных с иммунодефицитом.

– Да, – сказала Кейт, которую слегка раздражало, что ее голос выдает волнение. Она откашлялась. – Используя в качестве модели-носителя полученный по методу Ди-Эн-Экс человеческий гемоглобин… полученный от свиней, прошу отметить, не от людей… мне удалось клонировать и приспособить обычные гены АДА для воздействия на дефицит аденозиндезаминазы, а необходимую человеческую ДНК – на остальные три типа комбинированного иммунодефицита. Заменитель крови Ди-Эн-Экс – отличный носитель. Кроме того, он представляет чистую, хорошо оксигенизированную кровь, которой не обязательно совпадать по типу с кровью пациента, а введенная посредством вирусов ДНК должна ликвидировать симптомы ТКИД

Наступила длительная, почти полная тишина.

Первым заговорил Боб Андерхилл:

– Кейт, это позволит вирусу Д продолжать восстановление иммунной системы ребенка… уже без применения человеческой крови. Один вопрос. Откуда ты взяла ДНК, чтобы клонировать ее для АДА, В-лимфоцитов и других генов для восстановления иммунитета?

Кейт моргнула.

– Из своей крови, – ответила она пресекшимся голосом.

Она выключила проектор и немного выждала, чтобы взять себя в руки, прежде чем включить свет в зале. Некоторые из присутствующих начали тереть глаза из-за яркого освещения.

– Кен, – спросила Кейт уже твердым голосом, – когда мы сможем начать опыты с людьми?

Моберли повертел авторучку в руках.

– Заявку в Управление по контролю за качеством пищевых продуктов и медикаментов мы можем подать хоть сейчас. Но из-за патента Ди-Эн-Экс и сложности данного случая вся процедура, как мне кажется, займет примерно год, а то и больше.

Кейт кивнула и села. Она так и не решилась сказать, что в нарушение всех канонов профессиональной этики накануне вечером сделала своему приемному сыну инъекцию усовершенствованного гемоглобина Ди-Эн-Экс. Джошуа спал хорошо и утром чувствовал себя вполне нормально.

Слово взял Моберли.

– Результаты достигнуты впечатляющие, – сказал он. – Я незамедлительно сообщу обо всем в ЦКЗ Атланты, и мы начнем обсуждение по вопросу возможного участия ВОЗ и других организаций.

Кейт живо представила, как толпа исследователей начнет прочесывать Румынию и прочие восточноевропейские страны в поисках других носителей вируса Д.

– Доктор Чандра, – обратился Моберли, – не могли бы вы заодно проинформировать нас об исследованиях вируса Д в связи с вашими работами по СПИД?

– Нет, – отрезала Чандра. Моберли кивнул и откашлялся.

– Ну, хорошо. Но, может быть, в скором времени?…

– Может быть, – согласилась Чандра.

Кен Моберли засунул авторучку в карман рубашки и сцепил пальцы.

– Что ж, на этом все. Как я понимаю, все желают поскорее вернуться к работе. Я только хочу сказать…

Зал опустел еще до того, как он закончил.

Том появился около шести вечера. Кейт сначала глазам своим не поверила, потому что он никогда еще не приходил к ней в ЦКЗ, а потом у нее вдруг бешено заколотилось сердце.

– Джошуа? Что-нибудь случилось? Бывший муж поднял бровь.

– Ничего не случилось. Расслабься. Просто приехал… а Джош и Джули возятся в грязи возле дома. С ними все в порядке.

Кейт отстранилась от компьютера.

– Почему же ты приехал тогда?

– Да вот решил, что сегодня подходящий вечер, чтобы поужинать с тобой где-нибудь.

Она сняла очки и потерла глаза.

– Спасибо, Том, я очень благодарна за приглашение. Но мне еще нужно поработать пару часов, прежде чем…

– Я заказал места в «Себантоне», – мягко сказал он, по-прежнему стоя у двери.

Кейт выключила компьютер, повесила халат на вешалку и надела блейзер, в котором утром была на совещании.

– Мне придется съездить домой. Помыться, покормить Джошуа.

– Джошуа накормлен. Джули с готовностью согласилась сегодня уложить ребенка. Оставь свой «чероки» на стоянке, а утром я тебя подброшу на работу. Скорей собирайся – и поедем. Места заказаны на шесть тридцать.

В самом Боулдере ресторанов имелось предостаточно. Большинство из них были средненькими, несколько – очень неплохими, а один или два – просто отличными. Но «Себантон» не относился ни к первым, ни к вторым, ни к третьим, потому что находился не в Боулдере. Этот французский ресторан приютился на главной улице Лонгмона, ничем не примечательного скотоводческого городка в двенадцати милях от Боулдера по Диагональному шоссе. Даже отыскать ресторанчик было непросто, потому что он спрятался между уродливыми магазинными фасадами, где когда-то находилась городская аптека, универмаг или хозяйственный магазин, а теперь – блошиные рынки и магазины чучел. Несмотря на то что «Себантон» выглядел снаружи неказисто, это был лучший французский ресторан в Колорадо, а может быть, и во всем районе Скалистых гор. Гурманом себя Кейт не считала, однако от приглашения в «Себантон» никогда не отказывалась.

Через два часа за окнами ресторана стемнело и небольшой зальчик освещался лишь свечами. Кейт улыбнулась при виде кофе и ватрушки, появившихся на столе, пока она отходила поговорить по телефону.

– Как там Джули и Джош? – поинтересовался Том.

– Оба в порядке. Она уложила Джоша часов в восемь. Джули сказала, что он весь день проползал возле дома и, похоже, чувствует себя отлично. – Кейт склонилась над столиком. – Ну ладно, Томми, выкладывай. По какому поводу?

Он откинулся на спинку стула и обеими руками взял чашку с кофе.

– Разве обязательно нужен повод?

– Не обязательно, но я уверена, что повод есть. Ты всегда чуть-чуть краснеешь, когда затеваешь что-нибудь. Сегодня ты мог бы сойти за Санта-Клауса.

Том поставил кофе, кашлянул, сцепил пальцы, расцепил, затем скрестил руки.

– Ну, в общем да. Я хочу сказать… Я все думал, как ты там одна на своей горе… никого рядом, кроме Джули. Да и она уедет в декабре.

Кейт слегка прикусила губу.

– Ничего страшного, Том. Найду кого-нибудь. Кроме того, в лаборатории скоро уже не будет такой запарки, и у меня появится больше времени для…

Том мотнул головой и подался вперед.

– Нет, Кэт, я не про то. Не с того начал. Я имею в виду… как ты посмотришь на то, чтобы я к тебе перебрался на некоторое время? Не насовсем, а лишь на несколько недель или месяцев. Просто посмотреть… – Он умолк. Лицо у него было краснее обоев в викторианском стиле на стенах зала.

Кейт глубоко вздохнула. Она знала, что им с Томом не суждено начать все сначала. Она любила его… всегда любила… так или иначе… но не сомневалась, что их брак был ошибкой, сдвигом по фазе, союзом, не принесшим ничего, кроме путаницы в дружеских отношениях. В этом она была уверена.

«А ведь он изменился, – подумала Кейт. – С Джошуа он совсем другой. Черт возьми, да я и сама изменилась».

– Слушай, – сказал Том, – сейчас можешь не отвечать. Затея, наверное, дурацкая. Я говорю не о воссоединении, а о…

Он запнулся.

Кейт положила ладонь на его руку, отметив, насколько маленькой и белой кажется ее рука на фоне его массивной, загорелой клешни.

– Том, мне эта идея кажется не слишком удачной… но я в этом уже не уверена. Просто не уверена.

Он улыбнулся ей – той самой мальчишеской, беззаботной улыбкой, от которой у нее голова закружилась при первом знакомстве.

– Слушай, Кэт, давай-ка отложим это на время. Или, еще лучше… давай поговорим за рюмочкой. У тебя остался тот бренди, что Гаррисоны присылали из Англии к прошлому Рождеству?

Она кивнула.

– Но завтра рабочий день…

– А послезавтра приезжает твой… как его там?… приятель-священник, – договорил Том с улыбкой. – Ничего. Дернем по одной. Может, по две. А потом я потихонечку поеду вниз, в свою конуру. Годится?

– Годится, – ответила Кейт, почувствовав, как от выпитого вина у нее немного кружится голова. Она встала, вцепившись пальцами в край стола.

– Я уже пьяна, – сообщила она. Том прикоснулся к ее спине.

– Ты просто вымоталась, Кэт. После Румынии ты работаешь по восемьдесят часов в неделю. Я бы тебя сегодня все равно оттуда вытащил, даже если б мне нечего было сказать.

Она потрепала его по щеке.

– Ты прелесть.

– Так точно, – согласился Том. – Наверное, ты и развелась-то со мной только поэтому.

Когда-то Кейт дала Тому карточку для электронного замка на воротах, и теперь он воспользовался ею, чтобы не беспокоить Джули, которая наверняка еще сидела над своей диссертацией. Было всего девять вечера, но уже совсем стемнело и лишь несколько звезд светили сверху холодным светом, выглядывая из-за облаков.

– Мы не отметили Осеннее равноденствие на этой неделе, – тихо сказала Кейт, пока они тряслись на «ленд-ровере» по неровной дороге. Праздник Равноденствия был одним из придуманных Томом праздников, каждый из которых начинался как шутка, но потом становился традицией на все годы совместной жизни.

– Еще не поздно отметить, – заметил Том. – Просто мы стараемся не… Подожди-ка.

Он остановил машину, как только они миновали последний поворот перед домом, и Кейт сразу же поняла почему: в доме не горел ни один огонек – не только в окнах, но и на крыльце, в гараже, на террасе.

– Что за дьявол! – шепотом ругнулся Том. У Кейт екнуло сердце.

– За лето пару раз уже отключался свет… Том медленно вел «лендровер» вперед.

– Ты не заметила, у Бедриджей свет есть?

Кейт повернулась, чтобы посмотреть через лужайку на дом ближайших соседей примерно в четверти мили.

– Вроде нет. Но это еще ничего не значит… они в Европе.

Когда они повернули на слегка покатую подъездную дорожку, фары «лендровера» высветили темный гараж, крытый переход и часть террасы. Том выключил фары и сидел еще с минуту.

– Въездные ворота работали, – сказал он. – Я что-то не помню: там есть резервный генератор?

– Не знаю, – ответила Кейт.

«Джули должна была нас услышать, – подумала она. – Она вот-вот выйдет к двери».

С этой стороны дома ни на первом этаже, ни в окнах наверху не было ни проблеска света, даже от свечи. «Джули работает в кабинете рядом с моей комнатой – комнатой Джошуа, – пока я не приеду домой. Отсюда мы не увидим свет, если она там».

– Оставайся в машине, – бросил Том после некоторой паузы.

– Черта с два, – возразила Кейт, открывая дверцу.

Том что-то буркнул, но вытащил ключи. Когда они подошли к входной двери на три фута, послышался перепуганный голос Джули:

– Не подходите! У меня пистолет!

– Джули! – закричала Кейт. – Это мы! Что случилось? Открывай скорее!

Дверь распахнулась, и в темноту ударил луч от фонаря, осветивший сначала лицо Кейт, потом – Тома.

– Быстрее… входите! – сказала Джули.

Том захлопнул и запер дверь, когда они вошли. Джули прижимала к себе Джошуа, одновременно удерживая в левой руке фонарь, а в правой – браунинг. Том забрал у нее оружие, пока она возбужденно шептала:

– Минут двадцать назад… я работала на компьютере… везде погас свет… Я искала в столовой фонарь и свечи, когда увидела тени на террасе, услышала шепот мужчин…

– Сколько их было? – очень тихо спросил Том.

Кейт взяла у нее ребенка, Джули выключила фонарь, и все трое взрослых сбились в кучу в темном коридоре.

Джули, силуэт которой едва вырисовывался в темноте, покачала головой.

– Не знаю… трое или четверо, не меньше. Сначала я решила, что это электрики пришли чинить свет… а потом они начали барабанить в дверь на террасе. – Голос у нее пресекся. Кейт коснулась ее плеча, пока Джули делала несколько глубоких вдохов. – В общем, я вбежала в спальню, схватила Джоша и пистолет и опять вернулась в холл, как раз когда они били стекло в двери террасы. Я заорала, что у меня пистолет, а потом они пропали. Я пробежалась по дому, чтобы посмотреть, закрыты ли окна, и… Телефон молчит, Том, я только что пробовала.

Он снял трубку телефонного аппарата в холле, секунду послушал, кивнул и положил трубку обратно.

– В общем, – снова заговорила Джули, – минуты через две я услышала шум мотора и увидела свет фар. По звуку на «чероки» непохоже, а… Ох, Господи, как я рада, что вы приехали.

Забрав фонарь у Джули, Том с пистолетом в руке переходил из комнаты в комнату, а женщины держались за ним. Он ненадолго включал свет и почти сразу же выключал фонарь. Кейт заметила битые стекла около раздвижной двери на террасу, но сама дверь была заперта. Они прошли мимо кухни к кабинету, а от кабинета – в спальню.

Том отдал Кейт браунинг, зашел в кладовку при спальне и через минуту появился оттуда с ружьем и коробкой патронов.

– Пошли, – сказал он. – Уходим отсюда.

Пока Том прыжками преодолевал десять шагов до «лендровера», Кейт казалось, что кусты и валуны по обеим сторонам подъездной дорожки шевелятся. Она увидела, что капот машины слегка приоткрыт, и одновременно услышала, как Том ругнулся. Он все же сел за руль, но стартер даже не щелкнул, фары тоже не загорелись. Он подбежал к ним, держа ружье на изготовку.

– Тихо, – сказала Кейт. – Слышите?

Со стороны кухни донесся какой-то звук: что-то сломалось или свалилось с лестницы на нижний этаж, где была комната Джули и гостевая.

– «Миата», – шепнул Том и повел их по коридору в темную кухню, а оттуда по крытому переходу в гараж.

Громко щелкнуло реле холодильника. Кейт подскочила и направила в его сторону пистолет, прежде чем сообразила, что это за звук. Джошуа заворочался и начал тихонечко плакать.

– Тс-с-с, – прошептала Кейт. – Тихо, малыш, все хорошо.

Они шли по переходу в тусклом свете, пробивавшемся в окна с обеих сторон. Первым шел Том, за ним – Кейт, Джули держалась сзади. Из дома у них за спиной снова раздался какой-то звук.

Том ногой распахнул дверь гаража, сунул в проем ружье и быстро обвел фонарем все пространство. Луч света выхватил стеллажи, закрытые ворота, распахнутую боковую дверь и «миату» с открытым капотом, под которым виднелись вырванные провода.

Они вернулись в переход-коридор и присели там. Том погасил фонарь.

– Эй, – шепнула Джули, у которой заметно стучали зубы, – все равно она лишь двухместная. – Она схватила Кейт за руку, которой та держала ребенка. – Это просто баловство.

– Тихо, – мягко, но настойчиво сказал Том.

Они тесно прижались друг к другу, сидя на корточках под окнами перехода рядом с гаражной дверью, и глядели на приоткрытую дверь кухни, от которой их отделяло футов пятнадцать кафельного пола. Кейт прислушалась, но не смогла ничего разобрать из-за хныканья Джошуа. Она покачала и погладила ребенка, все еще чувствуя ладонь Джули у себя на руке.

В темном проеме кухни что-то мелькнуло. Том тут же включил фонарь, и его ружье громыхнуло раньше, чем Джули взвизгнула, а ребенок заплакал.

Белое лицо и длинные пальцы исчезли из дверного проема за секунду до того, как выстрелом оторвало кусок дверной рамы. Кейт была уверена в этом. Еще она была уверена, что это то самое лицо, которое она видела в спальне Джошуа два месяца назад.

Том выключил свет, но прежде Кейт успела встретиться с ним взглядом и заметить в его глазах изумление. Он тоже узнал этого человека.

Из гаража послышался какой-то скрип и скребущий звук. Пытаясь успокоить и ребенка, и свое бешено колотящееся сердце, Кейт тихонько приподнялась и выглянула из окна. По двору от перехода до обрыва с невероятной быстротой перемещались две темные фигуры. Том тоже их заметил и выругался.

– Нам надо выбраться и сначала попасть на луг, а оттуда – на дорогу.

Кейт кивнула. Все, что угодно, только не это замкнутое пространство перехода, где на них могли напасть с обеих сторон. При тусклом свете из окна она посмотрела на пистолет в своей руке. «Неужели я и вправду смогу в кого-то стрелять?» Другая часть ее рассудка ответила почти немедленно: «Ты уже стреляла в человека. И если он придет за тобой или за Джошуа, ты снова выстрелишь в него». Она даже прищурилась от ослепительной отчетливости мысли, прорезавшей, как прожектор в тумане, путаницу из противоречащих друг другу понятий о долге, о клятве Гиппократа и леденящих душу страхов: «Ты сделаешь то, что нужно сделать». Кейт посмотрела на пистолет и почти спокойно отметила, что рука у нее не дрожит.

– Пошли, – поднимаясь, шепнул Том.

В коридоре была дверь, выходившая на дорожку между гаражом и входной дверью дома, но Том не успел ее открыть: все произошло сразу.

Из кухни опять появилась темная фигура. Том крутанулся в ту сторону, опустил ружье к бедру и выстрелил. В этот момент окно позади них разлетелось вдребезги, и двое мужчин в черном ввалились в коридор через высаженное стекло. Кейт подняла пистолет, одновременно пытаясь прикрыть Джошуа от массы разлетающихся осколков.

Кто-то успел проскочить к ним. Том передернул затвор и повернулся к налетчику.

Джули закричала, когда из гаража показались руки в перчатках, схватили ее за волосы и потащили в темноту.

Снова громыхнуло ружье. Один из нападавших что-то крикнул на незнакомом языке. Кейт попятилась в угол, думая прежде всего о том, как защитить Джошуа от мелькающих темных фигур, хрустящего стекла и внезапно появившегося в проеме кухонной двери языка пламени. Согнувшись, она прокралась в гараж, держа браунинг в вытянутой руке и пытаясь разглядеть в темноте отбивающуюся Джули и налетчика.

– Джули! – завопила Кейт. – Падай!

Небольшая тень откатилась в сторону. Белое пятно лица мужчины повернулось к Кейт. Она выстрелила три раза, чувствуя, как с каждым выстрелом пистолет в руке задирается все выше. Джошуа пронзительно завизжал у нее под ухом. Она прижала его покрепче и окликнула:

– Джули?

Позади снова прогремел выстрел. Кейт бросилась к двери и на фоне огня из кухни увидела, что трое мужчин в черном пытаются справиться с Томом. Ружья у него в руках не было. Не успела она и рта раскрыть, чтобы заговорить, завопить или зарыдать, как он крикнул: «Беги, Кэт», а потом клубок борющихся тел рухнул на пол.

Что-то зашевелилось в гараже, но Кейт не могла определить, была ли это Джули. Один из мужчин в черном потянулся к ее пистолету.

Кейт выстрелила три раза, темный силуэт пропал, а на его месте появился другой. Она прицелилась прямо в белое лицо, убедилась, что это не Том, и выстрелила еще два раза. Лицо дернулось и исчезло, будто его смахнула невидимая рука.

Еще двое поднялись с пола. Тома среди них не было. Из гаража показалась мужская рука. Кейт подняла пистолет и нажала на курок. Раздался лишь щелчок бойка. Тяжелая рука вцепилась ей в лодыжку.

– Том! – всхлипнула она, затем обхватила Джошуа обеими руками и бросилась в разбитое окно.

Кейт тяжело упала на клумбу, чувствуя, что у нее перехватило дыхание. Ребенку не хватало духу даже на крик. Она быстро поднялась и помчалась через двор за гараж, чтобы добраться до осин возле подъездной дорожки.

Двое в черном загородили ей дорогу. Кейт резко затормозила, развернулась и побежала к балкону и дверям на нижний этаж.

У дома стояли еще три черных фигуры. Пламя окрашивало окна бывшей детской в оранжевый цвет. Ни Тома, ни Джули видно не было.

– Боже милостивый, – прошептала Кейт, пятясь к краю утеса. Джошуа негромко плакал. Она поддерживала ему затылок свободной рукой.

Пять фигур приближались к ней, пока не обступили ее полукругом, вынуждая отходить назад. Во внезапно наступившей тишине Кейт слышала потрескивание огня и тихое журчание воды в шестидесяти футах внизу.

– Том! – закричала она. Но ответа не было.

Один из мужчин шагнул вперед, и Кейт узнала бледное, жестокое лицо ночного визитера. Он почти печально покачал головой и потянулся за Джошуа.

Кейт резко развернулась и приготовилась прыгать, думая лишь о том, как смягчить падение и защитить своим телом Джошуа, и надеясь упасть в кусты. Она сделала шаг в пустоту…

Ее оттащила назад вцепившаяся в волосы рука в перчатке. Кейт кричала и пыталась царапаться свободной рукой. Кто-то вырвал у нее ребенка. Она издала звук, больше похожий на стон, чем на крик, повернулась лицом к нападавшему и попыталась укусить его.

Человек в черном подержал ее какое-то мгновение на вытянутой руке. Лицо его оставалось бесстрастным. Потом он отвесил ей тяжелую затрещину, ухватил покрепче за волосы, раскрутил ее, поднял и швырнул далеко через край утеса.

Кейт ощутила какое-то совершенно дикое возбуждение. «Я могу схватиться за ветку!» – думала она, пролетая над верхушками освещенных пламенем деревьев. Но падение было слишком стремительным, и паника охватила ее, когда она летела вниз головой сквозь заросли ветвей, которые рвали одежду, раздирали кожу на плечах.

Потом она ударилась обо что-то более твердое, чем ветка, и руку пронзила адская боль.

А потом она уже ничего не чувствовала.

Дети ночи

Сны крови и железа

Враги всегда недооценивали меня. И им всегда приходилось жестоко расплачиваться за это.

Осенний свет проникает сквозь небольшие окна моей спальни, перемещается по шероховатой белой стене, по широким половицам, по смятому покрывалу на моей кровати… По моей тюрьме.

Я умираю здесь уже много лет, целую вечность. Они перешептываются между собой, думая, что я не слышу тревоги в их голосах. Я знаю о существовании некоторых трудностей с церемонией передачи Власти – Церемонией Посвящения. Они боятся сказать мне об этих трудностях; боятся расстроить меня и ускорить уход в небытие. Они боятся, что я умру до Церемонии.

Не думаю. Привычка жить, какую бы боль это ни причиняло, не так легко исчезает после стольких веков. Я не могу больше ходить, едва шевелю рукой, но мое проклятое тело продолжает попытки самовосстановления, хоть я и не участвовал в Причастии после возвращения домой более полутора лет тому назад.

Наверное, я скоро спрошу, о чем эти разговоры шепотом, что за тревожная суета вокруг. Наверное, это мои враги снова поднимают голову. А враги всегда недооценивали меня.

Мое правление началось в августе 1456 года, и церемония коронации проходила в соборе Тырговиште, в том городе, где правил мой отец. Я сам придумал себе титул: Князь Влад, Сын Влада Великого, Суверен и Властитель Угро-Валахии и Герцогств Амлас и Фэгэраш. После моего побега от султана и в знак признания моего союза с боярами Трансильвании Янош Хуньяди решил, что будет мудро с его стороны организовать возвращение Дра-кулы на трон.

Поначалу мой голос звучал мягко, умиротворяюще. В письме, адресованном мэру и членам городского совета Брашова через месяц после моего восхождения на престол, я воспользовался изысканнейшей латынью, обращаясь к ним как к «honesti viri, fratres, amici et visini nostri sinceri», то есть как к «честным мужам, братьям, друзьям и добрым соседям». Через два года большинство жирных бюргеров будут извиваться на кольях, куда я их посажу.

Мне приятно, что даже бездна минувших лет не стерла из моей памяти то пасхальное воскресенье года 1457-го. Я пригласил бояр с женами – тех, что считали, будто я правлю по их милости, – на великий праздник в Тырговиште. После пасхальной службы мои гости проследовали в зал, где для них и их жен были накрыты столы с изысканнейшими яствами. Я позволил им закончить пир. Потом появился сам, верхом, сопровождаемый сотней преданнейших воинов. Это был чудесный весенний день, гораздо теплее обычного. Небо было синим, ужасно синим. Я помню, как бояре приветствовали меня, как их жены махали кружевными платочками, а дети забирались на плечи, чтобы получше разглядеть своего благодетеля. В ответ на их приветствия я снял шапку с перьями. Этого сигнала ждали воины.

Самых старых бояр с женами я приказал посадить на колья, установленные за городской стеной, в то время как ничего не подозревавшие глупцы находились на службе. Этот вид казни не являлся моим изобретением – иногда к нему прибегал мой отец, – но после того дня я стал известен под именем Влад Цепеш – Влад Про-калыватель. Не могу сказать, чтобы мне не нравился этот титул.

В то время как пожилые бояре и их жены еще извивались на кольях, я погнал толпу бояр покрепче к своему замку на реке Арджеш, милях в пятидесяти от города. Слабые не выдержали трехдневного перехода без пищи, но в них я и не нуждался. Оставшихся в живых – самых сильных – я заставил отстраивать Замок Дракулы.

Замок был старым и заброшенным, с полуразрушенными башнями, с обвалившимися стенами. Я набрел на него и прятался здесь, когда спасался бегством от султана и Хуньяди, и тогда же на этом месте решил отстроить его уже как Замок Дракулы, дабы в будущем он стал моим гнездом и последним прибежищем.

Местоположение замка было превосходным: на высоком уступе над рекой Арджеш, прорезавшей глубокое ущелье из Валахии через горы Фэгэраш до юга Трансиль-вании. Через Арджеш к замку вела единственная дорога – узкая, опасная даже в лучшее время года, легко защищаемая. Никакой неприятель – ни турок, ни христианин – не сможет незамеченным проникнуть ко мне.

Но сначала его надо восстановить.

Вдоль реки были построены печи для обжига кирпичей, и оттуда они подавались вверх от мужчины к мужчине или от женщины к женщине по живой цепочке, состоявшей из бояр-рабов, вызывавших изумление у местных крестьян своим видом, поскольку на них все еще оставались лохмотья праздничных боярских нарядов.

Под моим руководством на этих древних сербских развалинах были отстроены пять башен, две из которых возвышались над вершиной горы, а три прочие находились пониже, с северной стороны. И без того толстые стены стали вдвое толще за счет кирпича и камня, чтобы выдержать самый мощный обстрел турецких пушек. Наружные стены имели не менее восьмидесяти футов в высоту, а поскольку они являлись продолжением утеса, то казалось, что замок окружен сплошной тысячефутовой стеной. Центральные внутренние дворы и донжоны уместились в пространстве между огромными башнями, согласуясь с неровностями вершины утеса, имевшей в самом широком месте не больше сотни футов. Огромный земляной вал протянулся от южной стороны скалы, и лишь деревянный мостик вел от того вала до привратной башни. Центральная часть моста всегда была поднята и сконструирована таким образом, что ее можно было не только опускать для прохода в замок, но и в случае необходимости сбрасываться в ущелье. Для этого достаточно было обрубить два толстых каната.

Посреди Замка Дракулы я заставил нескольких невольников-бояр углубить колодец, чтобы он опускался на тысячефутовую глубину до подземного притока Ардже-ша. Этот невидимый глазу поток прорезал в скале полости, и я велел устроить из того колодца подземные ходы до пещер, выходивших к Арджешу в тысяче футов ниже по течению. Даже в наши дни, как мне рассказывали, местные крестьяне называют пещеры вдоль реки pivnita, или «подвал». Воистину, все эти подземные ходы, подземные части башен, пещеры и пыточные камеры можно было назвать «подвалом» Замка Дракулы.

Не многие из бояр дожили до окончания продолжавшихся четыре месяца работ. Я приказал посадить их на колья рядами на утесах, выходивших в сторону деревни.

Летом 1457 года я перешел Карпаты по перевалу близ Брана. Хуньяди завяз в жестокой битве с турками под Белградом, но у меня оставались и другие долги. На равнине вблизи Тырговиште я атаковал отступавшее войско Владислава II, убийцы моего отца. Я разгромил его одной атакой. Когда он молил о пощаде, я вогнал ему снизу в подбородок меч, который пронзил его мозг и вышел из темени. Его череп я вывесил до конца лета на вершине самой высокой стены Тырговиште. Об этом слагали песни. Я испил Причастие из обезглавленного тела Владислава.

Имя моим врагам – легион. С самого начала я знал, что должен каждому внушить уважение и страх, если хочу выжить.

В ту зиму генуэзские посланцы при моем дворе сняли шляпы, но оставили на головах скуфейки. Когда я вежливо поинтересовался, почему они остаются в моем присутствии с покрытой головой, один из них ответил: «Таков наш обычай. Мы не обязаны снимать скуфейки ни при каких обстоятельствах и ни перед кем, будь это сам султан или император Священной Римской империи».

Я помню, как рассудительно покивал.

«По правде говоря, мне хотелось бы признать ваш обычай», – сказал я наконец.

Посланцы заулыбались и поклонились, так и не сняв скуфейки.

«И усугубить его», – добавил я.

Я кликнул стражников, выбрал самые длинные гвозди, какие только нашлись, и велел вбивать их по кругу, по краям скуфейки в череп каждому визжащему посланцу. По первому гвоздю я вбил сам, приговаривая, как молитву: «Смотрите, как Влад Дракула усугубляет ваш обычай».

Ко мне привели женщину, нарушившую мой указ, предписывавший всем девицам княжества сохранять девственность до получения позволения владетельного князя лишиться ее. Я выбрал железный штырь длиной пять футов и держал его над огнем, пока он не раскалился докрасна. В то время как за мной наблюдали присутствовавшие на ужине гости, в том числе и послы шести соседних государств, я ввел докрасна раскаленный штырь во влагалище той женщине, а затем протолкнул его дальше, через ее внутренности, пока он не вышел в разинутый в вопле рот.

Я укрепил остров Снагов к северу от деревни Бухарест, расширив и достроив находившийся там древний монастырь. В центральном зале я велел выложить пол из квадратных плит красного и черного цвета в шахматном порядке. Потехи ради я приказал группе придворных бегать по этому полу, в то время как оркестр играл быструю мелодию, а воины окружили зал по периметру, выставив копья внутрь, чтобы никто не сбежал. Каждый из придворных должен был выбрать себе одну плиту.

К концу мелодии я опустил тяжелый рычаг. Несколько плит откинулись вниз, открывая кричащим придворным путь в ловушку, на дне которой, на тридцатифутовой глубине, торчали заостренные колья. Почти пять столетий спустя, в 1932 году, один мой приятель-археолог прислал мне фотографии с раскопок на острове Снагов: еще видны были остатки кольев, еще лежали сложенные ровными рядами черепа.

На третью зиму после восстановления Замка Дра-кулы одна из моих наложниц заявила о своей беременности, надеясь получить преимущество перед своими товарками. Заподозрив, что она лжет, я предложил ей подвергнуться испытанию. Когда она отказалась, я велел привести ее в главный зал, где собрался весь двор. Она клялась в любви, уверяла, что сожалеет о своей ошибке, но я приказал телохранителям приступать. Они распороли ей чрево от лобка до грудины, отвернув в стороны мышцы и плоть, пока она извивалась, еще живая.

«Засвидетельствуйте все это! – кричал я, обращаясь к присутствующим, которые застыли вокруг с побелевшими лицами. Слова мои эхом отдавались от каменных стен. – Пусть весь мир видит, каков был Влад Дракула!»

Глава 19


Дети ночи

Боль Кейт осознала раньше, чем что бы то ни было. Она не понимала, кто она, где она и почему мир состоит лишь из бесчисленных клинков боли, вонзающихся в тело.

Она поднималась с огромной глубины, ощущая воду поверх лица на дне… на дне чего?… после падения – единственного, казалось, что осталось в ее памяти из предыдущей жизни. Она вспомнила, как вынырнула из воды, как начала карабкаться вверх, держа за спиной поврежденную левую руку, пробираясь через грязь, крапиву, раскрошенную труху осины, колючий пиньон…

«Я помню огонь. Я помню запах пожарища. Я помню другие тела при свете санитарных и пожарных машин…»

Кейт судорожно глотнула воздух и очнулась, ошеломленно моргая. Белый потолок. Белая кровать. Вмятый мешочек действующей капельницы. Белые стены и серые медицинские мониторы.

Отец О’Рурк наклонился ближе и коснулся ее неповрежденной руки над пластиковым браслетом капельницы.

– Все хорошо, – шепнул он.

Кейт попыталась что-то сказать, но обнаружила, что язык совсем пересох, а губы сильно опухли. Она отчаянно замотала головой из стороны в сторону.

На бородатом лице священника промелькнула обеспокоенность, а глаза подернулись печалью.

– Все хорошо, Кейт, – снова прошептал он.

Она опять мотнула головой и провела языком по губам. С таким же успехом можно было попытаться говорить с набитым ватой ртом, но ей все же удалось издать какие-то звуки. Нужно было успеть кое-что объяснить О’Рурку, прежде чем она снова провалится в забытье под действием боли и лекарств.

– Нет, – прохрипела она после долгих усилий.

О’Рурк обхватил ладонями ее здоровую руку Она попыталась повернуться и услышала, как капельница задребезжала на стойке.

– Нет, не хорошо. Не хорошо.

О’Рурк кивнул, продолжая сжимать ее руку. Он понял.

Кейт перестала сопротивляться и позволила водовороту увлечь ее на самое дно.

Молодой детектив – лейтенант Петерсон, как вспомнила Кейт, несмотря на пелену от боли и лекарств, – пришел утром. Сержант постарше, с печальным лицом, остался стоять у двери, а лейтенант уселся в пустовавшее кресло для посетителей.

– Миссис Нойман?… – окликнул ее детектив.

Он жевал мятную жвачку, и ее щелканье на зубах напомнило Кейт звук, который издавала ее левая рука, когда она карабкалась вверх прошлой ночью. «Нет, позапрошлой, – поправила она себя, собрав все силы, чтобы сосредоточиться. – Сегодня суббота. Был четверг, когда закончилась твоя жизнь. Сегодня же суббота».

– Миссис Нойман?… Вы не спите? Кейт кивнула.

– Вы можете разговаривать? Вы меня понимаете?

Она снова кивнула.

Лейтенант облизнул губы и оглянулся на сержанта, который задумчиво стоял у двери.

– Тогда, миссис Нойман, у меня к вам несколько вопросов, – сказал лейтенант, открывая небольшой блокнот.

– Доктор, – произнесла Кейт. Он поднял брови.

– Вы хотите, чтобы я позвал доктора? Вам нехорошо?

– Доктор, – повторила Кейт, скрипя зубами от боли в челюсти и шее. – Доктор Нойман.

Лейтенант слегка закатил глаза и щелкнул шариковой ручкой.

– Хорошо… доктор Нойман, не расскажете ли мне, что произошло в четверг вечером?

– Вы расскажите, – проскрипела Кейт. Лейтенант уставился на нее.

Она перевела дух. Прошло несколько часов после последнего укола, и сейчас все тело пронзала неимоверная боль.

– Скажите мне, что произошло, – проговорила она. – Том погиб? Джули погибла? Ребенок погиб?

Лейтенант поджал губы.

– Миссис Нойман… сейчас мы должны сосредоточиться на том, чтобы выяснить некоторые подробности, необходимые для расследования. Вам нужно постараться выздороветь. Скоро должен прийти ваш знакомый священник, отец… как там его?…

Кейт с поразившей лейтенанта силой схватила его за запястье здоровой рукой.

– Том погиб? – проскрежетала она. – Джули погибла? Ребенок погиб?

Петерсон с трудом расцепил ее пальцы.

– Послушайте, миссис… доктор Нойман. Моя работа состоит в том, чтобы выяснить как можно больше…

– Да, – сказал пожилой сержант, переведя взгляд на Кейт. – Да, доктор Нойман. Ваш бывший муж и мисс Стрикленд погибли. И, боюсь, ваш приемный сын тоже погиб во время пожара.

Кейт закрыла глаза. «Те тела на носилках, когда в отсветах пожара меня грузили в машину… Угольно-черная кожа, раздвинутые почерневшие губы, сверкающие зубы… и маленькое тело в прозрачном пластиковом мешке для маленьких тел… Мне это не приснилось».

Кейт открыла глаза и успела перехватить взгляд, которым детектив Петерсон наградил сержанта. Явно раздраженный, лейтенант повернулся к ней.

– Мои соболезнования, доктор Нойман. – Он снова щелкнул ручкой. – А теперь расскажите, пожалуйста, все, что сможете вспомнить о том вечере.

Стараясь удержаться на поверхности накатывавших одна за другой волн боли в руке и голове, преодолевая водовороты, которые грозили затянуть ее обратно, вниз, в темную, готовую принять и поглотить глубину, Кейт начала рассказывать все, что помнила, старательно выговаривая каждое слово.

Когда она открыла глаза, была уже ночь. Белый ночник в стеклянной панели над ее головой служил единственным источником света. О’Рурк опустил книгу, которую читал, и придвинул кресло поближе. На нем был тот же свитер, что и в Бухаресте.

– Привет, – шепнул он.

Кейт находилась между сознанием и забытьем. Она постаралась прийти в себя.

– Это из-за повреждения головы, – тихо пояснил О’Рурк. – Доктор рассказывал о последствиях сотрясения мозга, но вы, кажется, были без сознания и не слышали его объяснений.

– Не мертвый, – с усилием проговорила Кейт. О’Рурк прикусил губу, потом кивнул.

– Да, вы живы.

Она сердито тряхнула головой.

– Ребенок… Джошуа… – Почему-то у нее заболела челюсть при звуке «дж» в имени сына, но она все равно его произнесла: – Джошуа… не мертвый.

О’Рурк сжал ей руку. Кейт не ответила на его пожатие.

– Не мертвый, – повторила она шепотом на тот случай, если вдруг кто-нибудь из людей в черном притаился за шторой или за дверью. – Джошуа… – От боли у нее закружилась голова. – Джошуа не умер.

О’Рурк промолчал.

– Вы поможете, – прошептала она. – Обещайте.

– Обещаю, – ответил священник.

Когда в воскресенье утром пришел Кен Моберли, Кейт была одна. Превозмогая боль, она собралась с силами, намереваясь поговорить с ним, но, едва увидев его лицо, поняла, что сейчас ей будет еще хуже. Даже выражая соболезнования, Моберли весь так и светился фальшивым оптимизмом и напускной бодростью.

– Слава Богу, что вы уцелели, Кейт! – воскликнул он, поправляя очки и вертя в руках принесенный букет цветов. – Слава Богу, что вы живы!

Кейт приложила ладонь к толстому слою бинтов на правом виске. От этого вроде предметы в палате не так плясали перед глазами.

– Кен, что случилось? – Она с удивлением отметила, что собственный голос уже не кажется ей чужим.

Он так и застыл у вазы, в которую собирался поставить цветы.

– Что случилось, Кен? Ведь что-то еще было. Скажите. Пожалуйста.

Моберли обмяк. Он придвинул кресло и рухнул в него. Когда он начал говорить, на глазах у него за стеклами очков выступили слезы.

– Кейт, кто-то вломился в лабораторию в тот же вечер, когда… в тот же вечер. Они устроили погром в биолаборатории, сорвали печати, сожгли бумаги, разбили компьютеры, украли дискеты…

Кейт продолжала слушать. Только из-за оборудования и программ он не стал бы плакать.

– Чандра… – Его голос прервался.

– Они убили ее, – сказала Кейт. Это не было вопросом.

Моберли кивнул и снял очки.

– ФБР… Ох, Кейт, простите ради Бога. Врач и психолог сказали, что вам пока не нужно об этом говорить, а…

– Кого еще? – спросила Кейт, положив ладонь на его

руку.

Моберли судорожно вздохнул.

– Чарли Тейта. Они с Сьюзен еще работали, когда налетчики проникли туда, миновав охрану.

– Что с культурами вируса Д? С образцами крови Джошуа? – спросила Кейт, поморщившись от боли, которую ей по-прежнему причинял звук «дж».

– Уничтожены, – ответил Моберли. – ФБР считает, что их спустили в канализацию еще до поджога.

– А клонированные копии? – Глаза Кейт закрылись, и она увидела Сьюзен Маккей Чандру, склонившуюся над окуляром электронного микроскопа, и Чарли Тейта, со смехом рассказывающего что-то у нее за спиной. – Они добрались до клонированных копий в лаборатории шестого класса?

– Пропало все, – ответил Моберли. – Ни у кого и мысли не было отсылать куда-то культуры на этом этапе. Если бы я только… – Он умолк и коснулся кончиками пальцев здоровой руки Кейт. – Простите, Кейт. Вам и так пришлось столько пережить, а от всего этого вам станет еще хуже. Постарайтесь ни о чем не думать и выздоравливайте. ФБР найдет этих людей… кто бы они ни были, ФБР их разыщет…

– Нет, – прошептала она.

– Вы о чем? – Моберли придвинул к кровати кресло, ножки которого проскрежетали по кафельному полу. – О чем вы, Кейт?

Но она закрыла глаза и сделала вид, что впала в беспамятство.

Пришли и ушли сотрудники ФБР, заглянули два врача, человек десять друзей и сослуживцев навестили Кейт и сидели у нее, пока всех не выгнала рыжая медсестра. И лишь отец О’Рурк оставался в палате, когда последние лучи сентябрьского солнца окрасили оранжевым цветом восточную стену. Кейт открыла глаза и посмотрела на священника. Он стоял возле окна, опершись на радиатор, и, казалось, был погружен в размышления. Низкие лучи предзакатного солнца проходили вдоль каньона и падали на западное крыло больницы. Еще не было семи, но в больнице стояла тишина воскресного вечера.

– Мистер О’Рурк, – окликнула Кейт. Священник отошел от окна и сел в кресло рядом с кроватью.

– Вы сделаете для меня кое-что? – шепотом спросила Кейт.

– Да.

– Помогите мне найти тех, кто убил Тома и Джули… Почерневшие тела, отслаивающаяся чешуйками плоть,

напоминающая поверхность обугленного бревна. Их тела от огня съежились, стали меньше. Ломкие руки, застывшие в боксерском жесте. Сверкание зубов в безгубой улыбке.

– Да, – сказал О’Рурк.

– Но не только, – прошептала Кейт, хватая его здоровой рукой за рукав свитера. – Помогите мне найти Джошуа.

Она почувствовала его колебания.

– Нет, – сказала она уже не шепотом, но не срываясь на истерические нотки. – Сгоревший ребенок не Джош… слишком большой. Поверьте. Поможете найти?

Священник раздумывал лишь несколько секунд, затем пожал ее руку.

– Да, – ответил он. А потом, когда солнечный свет внезапно пропал на восточной стене и за окном сразу стемнело, добавил: – Да, помогу.

Кейт заснула, по-прежнему сжимая в пальцах рукав его свитера.

Глава 20


Дети ночи

Из больницы Кейт вышла в понедельник, 30 сентября, хотя голова все еще сильно болела, левая рука оставалась в гипсе, а врачи просили ее задержаться хотя бы на сутки. Она чувствовала, что не может позволить себе провести еще двадцать четыре часа в постели.

Поскольку несгоревшая часть дома пропахла дымом и была подпорчена водой и Кейт ни при каких обстоятельствах не хотелось туда возвращаться, она сняла номер в отеле «Харвест-Хаус», неподалеку от ЦКЗ. О’Рурк и кое-кто из друзей принесли одежду из не затронутой огнем спальни, а секретарша Арлин купила несколько новых вещей. Кейт оделась в новое.

Останки Джули Стрикленд после вскрытия и опознания отправили в Милуоки, на ее родину. Кейт разговаривала по телефону с родителями Джули в понедельник вечером и после этого примерно час пролежала в темноте у себя в номере. Ей хотелось плакать, ей нужно было поплакать, но она не могла это сделать.

Тело Тома кремировали во вторник, 1 октября. Когда-то он говорил друзьям о своем желании, чтобы его пепел развеяли над Континентальным Водоразделом в центре штата, и после недолгой церемонии в боулдерском крематории караван из почти сорока машин, в основном вездеходов, отправился в сторону Буэна-Виста – исполнять его волю. Кейт чувствовала себя недостаточно хорошо, чтобы поехать вместе со всеми. Отец О’Рурк отвез ее в отель. Ее продолжали навещать агенты ФБР – они пытались вытянуть все новые и новые подробности. Будто поверив ее рассказу о людях в черном, возможно румынах, по неизвестным причинам стремившихся похитить румынского сироту, они пообещали Кейт, что все пограничные контрольно-пропускные пункты будут предупреждены. Единственное, чего они не смогли ей объяснить, – о ком будут предупреждены эти самые пункты. Во вторник вечером Кейт разговаривала с Моберли по телефону и от него узнала, что тело Чандры отправили мужу и семье в Атланту. Он поведал ей и некоторые подробности о похоронах Чарли Тейта в Денвере.

– Как оказалось, Чарли был страстным астрономом-любителем, – говорил Моберли тихим голосом. – В воскресенье вечером я ходил на церемонию прощания в планетарий при Денверском историческом музее. Вся церемония – с короткими речами друзей и священника унитаристской церкви – проходила в демонстрационном зале, и вверху горели лишь созвездия. Когда надгробные речи закончились, на небе вдруг зажглась яркая звезда. Вдова Чарли – вы ведь помните Донну, Кейт? – так вот, Донна встала и объяснила, что свет этой звезды шел до Земли сорок два года – начиная с 1949-го, когда родился Чарли… возможно, даже со дня его рождения… и дошел только на этой неделе. В общем, звезда становилась все ярче и ярче, пока купол не окрасился в такой нежный молочный цвет… знаете, как бывает перед рассветом… и мы выходили при этом восхитительном свете. А надгробный камень… да, эпитафия очень трогательная.

Моберли помолчал.

– И что же в ней, Кен? – спросила Кейт. Он кашлянул.

– Чарли написал себе эпитафию уже давным-давно. Там есть такие слова: «Я слишком любил звезды, чтобы бояться ночи». – На какое-то мгновение наступила пауза. – Кейт, вы еще слушаете?

– Да, – ответила она. – Я слушаю, Кен. Поговорим завтра.

Кейт потребовала вторичного, более тщательного, обследования трупа найденного в сгоревшем доме ребенка, чему поначалу воспротивился коронер графства. Тело было обнаружено в обрушившейся части дома, когда огонь уже погас сам по себе (при этом Кейт выяснила, что она почти полтора часа выбиралась по крутому склону со сломанной рукой и с сотрясением мозга и ее подобрали уже после того, как нашли тела), и там мало что осталось для анализа: ни зубов для сличения с картой – да и самой карты не было, – ни возможности точно определить причину смерти из-за страшных ожогов и обширных внутренних повреждений, полученных в результате падения стены. После первичного осмотра коронер дал заключение: «смерть от ожогов и других повреждений, связанных с пожаром» – и занялся вскрытием остальных жертв этого страшного пожара.

– Проведите анализ еще раз, и потщательнее, – сказала Кейт ошеломленному коронеру. – Или я сама этим займусь. Нам требуется образец крови, полная рентгеновская съемка, магнитно-резонансное просвечивание внутренних органов, образцы выстилки желудка и верхнего кишечника. Это чрезвычайно важно и для расследования, проводимого ФБР, и для работ ЦКЗ по выявлению болезненного вируса. Если вы опять допустите промашку, то обе эти организации от вас не отцепятся. Повторите. И сделайте все как можно скрупулезнее.

Коронер разозлился, но подчинился. 2 октября, в среду, Кейт принесла пухлый отчет в центр визуализации ЦКЗ. Все обрадовались ее появлению, но у нее не было времени на сантименты. Она лишь мельком взглянула на опечатанные лаборатории класса VI, где погибли Чандра и Чарли Тейт, и даже не присела в своем кабинете, после того как убедилась, что все дискеты, папки с материалами и отчеты по проекту исчезли. С Аланом Стивенсом она встретилась в конференц-зале, который только что был заново покрашен, но где еще оставался запах дыма.

– Кейт, я очень сожалею… – начал рыжий инженер.

– Спасибо, Алан. – Она придвинула к нему отчет о вскрытии. – Это делал коронер графства. Как думаешь, нам не понадобится все повторять?

Алан прикусил губу и перелистал скрепленные страницы.

– Нет, – сказал он наконец. – Заключения написаны коряво, но данные выглядят вполне достоверно.

– Этот ребенок может оказаться Джошуа? Инженер поправил очки на вздернутом носу.

– Тот же пол, возраст… примерно те же физические данные… да и другому ребенку в доме вроде неоткуда было взяться.

Он заглянул в раздел «Образцы крови» и кивнул.

– Кейт, нет ничего удивительного в том, что при таких ожогах и столь значительных механических повреждениях в теле осталось так мало крови.

– Это я понимаю, – как можно терпеливее ответила Кейт. Она не стала говорить о своей стажировке в службе «скорой помощи» и совместной учебе с одним из лучших патологов страны до того, как выбрала гематологию. – Но чтобы вся кровь исчезла или испарилась? Как ты считаешь, Алан?

– Согласен, несколько необычно. Но ничего невероятного.

– Ладно, – произнесла Кейт, подавая ему другую папку с рентгеновскими снимками и распечаткой МРИ. – Это Джошуа?

Алан почти тридцать минут рассматривал картинки и сравнивал их с распечатками и изображениями в памяти компьютера. Когда он закончил, они вернулись в конференц-зал.

– И что? – спросила Кейт.

Лицо Алана приняло почти несчастное выражение.

– Я не могу наверняка выявить аномалию желудочной стенки… ведь ты же видишь, какие у него внутренние повреждения. На ребенка, наверное, упала стойка. Но пробы ткани подтверждают идентичность. Я имею в виду клеточную патологию.

– Клеточная патология, – повторила Кейт, вставая. – Но не обязательно та же, что у Джошуа?

Алан снял очки и, прищурившись, посмотрел на нее. Лицо его было беззащитным и печальным.

– Не обязательно… И вообще, с этими посмертными данными ни в чем нельзя быть уверенным… уж ты-то должна знать. Но шансы на то, что другой ребенок того же возраста, со столь же необычной клеточной патологией найден в том же доме…

Кейт встала и направилась к двери.

– Это значит лишь то, что кто-то из них пожертвовал своим ребенком, – бросила она.

Алан уставился на нее.

– Чьим – своим?

– Да нет, это я так, – ответила Кейт. Алан поднялся, держа в руках папки.

– А это заберешь?

Она мотнула головой и вышла.

Ребенка похоронили на красивом кладбище неподалеку от Лайонса, небольшой деревушки у подножия гор, где иногда прогуливались Кейт и Том. Когда она заказывала памятник, торговец показал ей фотографию образца из искусно отделанного камня с ангельским детским личиком, ягненком и переплетенными цветами.

Кейт отрицательно покачала головой.

– Нужен простой камень. Без всяких украшений. Торговец понимающе закивал.

– А имя покойного для надписи… Ах да… Джошуа Ной-ман. – Он кашлянул. – Я… м-м-м… читал в газетах об этой трагедии, доктор Нойман. Приношу глубочайшие соболезнования.

– Нет, – ответила Кейт, и ее безжизненный голос заставил старика посмотреть на нее поверх очков. – Не надо имени. Напишите просто: «Неизвестный румынский ребенок».

В пятницу, 4 октября, Кейт сняла все пятнадцать тысяч восемьсот тридцать долларов со своего сберегательного счета, еще две тысячи двести – с чекового, уложила бо’ль-шую часть наличности в папки с какими-то бумагами, а папки засунула в наплечную сумку, затолкала оставшиеся купюры в кошелек, доехала на автобусе до международного аэропорта «Стэплтон» и села на рейс «Юнайтед» до Нью-Йорка, имея в кармане билеты на транзитный рейс до Вены.

Самолет уже отъехал от здания аэропорта, когда на свободное место рядом с Кейт плюхнулся человек в черном.

– Опаздываете, – заметила Кейт. – Я уж стала бояться, что вы передумали.

– Ни в коем случае, – возразил О’Рурк. – Я же обещал.

Кейт закусила губу. Ей приходилось делать усилия, чтобы сосредоточиться. Головная боль несколько дней назад немного улеглась, но все еще давала о себе знать.

– Ну что, ваш друг-сенатор связался с человеком из посольства в Бухаресте?

О’Рурк кивнул. Вид у священника был усталый.

– А этот парень из посольства найдет Лучана?

– Да. Постарается. Для этого выбрали человека, который… м-м-м… имеет некоторые навыки в исполнении деликатных поручений.

– Понятно, ЦРУ, – констатировала Кейт. Она потерла лоб здоровой рукой. – Мне все кажется, что я о чем-то забыла.

О’Рурк внимательно посмотрел на нее.

– Все, о чем вы просили, сделано. Лучан будет знать, где и когда с нами встретиться. Мои друзья из церкви Ма-тиаша в Будапеште установили контакт с цыганами. Все, о чем мы говорили, улажено.

Кейт продолжала машинально тереть лоб.

– И все же… у меня такое чувство, что я о чем-то забыла.

О’Рурк придвинулся поближе.

– Вы забыли, вероятно, о том, что вам требуется время для траура.

Кейт резко откинулась назад, отвернувшись к иллюминатору будто для того, чтобы понаблюдать за взлетом, а потом посмотрела на священника.

– Нет… я чувствую… То есть я хочу сказать, что смерть Тома, Джули, Чандры сидит во мне как боль, причем более реальная, чем боль физическая… Но пока я не могу тратить на это время. Пока не могу.

Серые глаза О’Рурка внимательно разглядывали ее.

– А Джошуа? Кейт поджала губы.

– А Джошуа жив. Священник почти незаметно кивнул.

– Но если нам не удастся его найти? В легкой улыбке Кейт не было ни теплоты, ни добродушия – только решимость.

– Мы найдем его. Клянусь могилами друзей, которых только что похоронила, клянусь Богом, в которого вы верите, что мы отыщем Джошуа. И привезем его обратно домой.

Кейт отвернулась и стала смотреть на уплывающие на запад равнины Колорадо, но еще долго чувствовала на себе неотступный взгляд О’Рурка.

Глава 21


Дети ночи

Кейт еще ни разу не была в Вене, и сейчас, несмотря на некоторую усталость после полета и сумбурность впечатлений, город ей понравился: чудесная старинная архитектура, соседствующая с суперсовременными сооружениями, парками и садами, расположенными вдоль кольцевых дорог старого города; спокойный достаток, удобство, чистота и очевидная забота о красоте, культивируемая столетиями. У нее промелькнула мысль о том, что неплохо было бы приехать в Вену как-нибудь в другой раз, когда она будет вполне здорова.

Они прилетели вскоре после рассвета и на такси доехали до «Отель де Франс» у ворот Шоттентор, неподалеку от Рузвельт-плац и собора, который О’Рурк назвал «Вотивкирхе».

– Вы не впервые в Вене, – заметила Кейт, стараясь преодолеть головную боль и послеполетную заторможенность.

– Даже в таких благополучных городах, как Вена, есть приюты, – ответил О’Рурк. – Подождите, я зарегистрирую нас обоих.

Их номера находились на пятом этаже современной части отеля, расположенной за основным корпусом, построенным в позапрошлом веке. Кейт молча рассматривала серый ковер, серые стены, тиковую мебель и прочую обстановку в духе двадцать первого столетия.

О’Рурк отпустил рассыльного, сказав ему что-то по-немецки, и направился в свой номер, но Кейт остановила его у двери.

– Майк… то есть святой отец… подождите минутку.

Они стояли в узком коридоре. В огромных окнах, напоминающих оранжерейные, открывался вид на черепичные крыши и старые дворики.

– Мистер О’Рурк, – заговорила Кейт, стараясь вырваться из тисков усталости и печали, – я забыла рассчитаться с вами за билет и за… за все это. – Она слабым жестом обвела коридор.

Кейт знала, что священник одолжил деньги у процветающего друга детства. Первый раз за всю неделю он улыбнулся. На фоне черной бороды сверкнули белые зубы.

– Дейл – писатель, и ему некуда девать легкие заработки. Он был счастлив дать взаймы.

– Нет-нет, я все равно расплачусь с вами за… за все, – возразила она, слыша, насколько измученно звучит ее голос. Она нахмурилась. – Вы не говорили мне, когда мы все это обсуждали… что думает ваша епархия, ваш епископ – или кто там у вас начальник? – что они думают о цели вашей поездки?

О’Рурк продолжал улыбаться.

– Отпуск, – ответил он. – Шесть лет без отдыха. Все, начиная с его преосвященства и администратора ВОЗ, с которым я работал, и кончая моей домохозяйкой в Эванстоне, считают просто замечательным, что я наконец решил развеяться.

Кейт устало привалилась к косяку.

– А что будет с вашей репутацией, если вдруг станет известно, что вы разъезжаете по Европе с женщиной?

О’Рурк подбросил в воздух и поймал звякнувшие на лету ключи от номера. В поездку он отправился с единственной кожаной сумкой и теперь забросил ее на плечо с непринужденностью бывалого путешественника.

– Моя репутация подскочит до недосягаемой высоты, если меня вдруг увидит сейчас кто-нибудь из семинарских товарищей или преподавателей. Меня всегда считали слишком серьезным. А теперь поспите, а потом мы отправимся на поздний обед или ранний ужин – в зависимости от того, когда вы встанете. Договорились, миссис Нойман?

– Договорились, мистер О’Рурк

Она посмотрела, как он, посвистывая, шагает по коридору, и успела отметить его легкую хромоту, прежде чем закрыла дверь и заперлась на замок.

Встреча с цыганами в Будапеште была назначена на воскресный вечер, и О’Рурк заказал билеты на катер с подводными крыльями по маршруту Вена – Бухарест на воскресенье, 6 октября, в восемь утра.

– Последний день навигации для катеров, – сообщил он, когда они прогуливались по Ратхаус-парку на следующее утро. – Зима скоро.

Кейт кивнула, но, откровенно говоря, не слишком поверила. День был теплый, не меньше двадцати градусов, а великолепие осенней листвы в парках и вдоль Ринг-штрассе лишь придавало всему совершенство. Состоянию души Кейт больше бы соответствовали холод и дождь.

– У нас есть целый день, – негромко произнес священник, как бы извиняясь за то, что вынужден прервать ее мысли. – Есть идеи? Но лучше всего, конечно, вам было бы сейчас отдохнуть.

– Нет, – твердо ответила Кейт. Ей стало тошно от одной мысли, что придется валяться в номере.

– Что ж, тогда можно сходить в художественно-исторический музей – там отличное собрание. А еще нынешний год – год памяти Моцарта.

– Вы, помнится, говорили, что в этом музее есть портрет настоящего Дракулы? – спросила Кейт.

Она перечитала о правителях Трансильвании все, что смогла найти, после того как три месяца назад определила заболевание Джошуа.

– Да… кажется. Пойдемте, еще успеем на трамвай номер один.

Под портретом висела табличка: «VLAD IV, TZEPESCH: WOIWODE DER WALACHEI, GEST. 1477, DEUTSCH 16. JH». Ниже была табличка поменьше с надписью на немецком и английском: «Получено во временное пользование из музея Амбрас, Инсбрук».

Кейт вгляделась в лицо на портрете в натуральную величину. Она профессионально отметила большие, слегка навыкате глаза, возможно связанные с болезнью щитовидки, сильно развитую челюсть и выступающую губу, что обычно указывает на умственную отсталость или некоторые разновидности гипофизных и костных заболеваний. «Платиспондилолиз? Разновидность характерной аномалии, связанной с тимусной дисплазией и другими признаками ТКИД?»

– Жестокие глаза, верно? – спросил священник. Он стоял, заложив руки за спину и слегка покачиваясь на каблуках.

От неожиданности Кейт чуть не вздрогнула.

– Я об этом не думала, – призналась она и внимательно посмотрела на портрет, но уже без профессиональной предвзятости. – Нет, – сказала она наконец, – особой жестокости я не замечаю. Пожалуй… высокомерие. Но он же был князем.

– Да, воеводой Валахии, – согласился О’Рурк. – Самое ужасное во всех зверствах Влада Прокалывателя – это то, что для своего времени они были более или менее в порядке вещей. За счет этого князья оставались князьями.

Он повернулся и перехватил задумчивый взгляд Кейт.

– Так вы действительно думаете, что этот Бела Луго-ши имеет отношение к происхождению болезни Джошуа?

Кейт попыталась изобразить улыбку.

– Глупо, да? Но ведь вам теперь знакомо клиническое описание иммуновосстановительного процесса, который поддерживает болезнь. Поглощение крови. Увеличение продолжительности жизни. Удивительная способность к самовосстановлению… почти аутотомирование.

– Что такое аутото?… что это?

– Аутотомирование – защитная реакция некоторых рептилий, например саламандр, когда они отбрасывают хвост, а потом он снова отрастает, – пояснила Кейт. Как только она начала мыслить медицинскими категориями, голова почти перестала болеть. Отступила и темная пелена печали. – Нам не очень-то много известно о регенеративных возможностях саламандр. Мы знаем лишь, что все это происходит на клеточном уровне и требует огромного количества энергии.

О’Рурк кивнул в сторону портрета.

– А что, может быть, в королевскую родословную Влада и затесалась какая-нибудь саламандра?

Кейт потерла лоб.

– Я понимаю, что это дико.

На мгновение она прикрыла глаза. В музее стоял гул шагов, кашля, немецкой речи, звучавшей так же резко, как кашель, случайного смеха, казавшегося таким же безумным, как и ее состояние.

– Давайте присядем, – предложил священник. Взяв Кейт за руку, он повел ее в закуток на втором

этаже, где подавали кофе и пирожные. Он выбрал столик подальше от основного потока экскурсантов.

На какое-то время у Кейт все поплыло перед глазами, и лишь после того, как священник заставил ее сделать еще глоток крепкого венского кофе, окружающие предметы вновь обрели резкие очертания.

– Вы действительно верите, что легенды о Дракуле могут иметь какое-то отношение к… похищению Джошуа? – спросил он почти шепотом.

Кейт вздохнула.

– Я понимаю, что это выглядит нелепо… но если болезнь сохранялась в пределах семьи… если она требовала двойного рецессива для проявления, а ее носителям нужна была человеческая кровь, чтобы выжить… – Она замолчала, устремив взгляд вдоль коридора, в направлении зала, где висел портрет.

– Небольшая королевская семья, – продолжал О’Рурк, – которой необходимо соблюдение тайны из-за характера их заболевания и совершенных преступлений, обладает достаточными средствами и властью, чтобы устранять недругов и сохранять тайну… Достаточными даже для того, чтобы послать в Америку похитителей и убийц, которые выкрадывают ребенка… ребенка, усыновленного по ошибке.

Кейт опустила глаза.

– Я понимаю. Это… это бред. О’Рурк отхлебнул из чашки.

– Верно, – сказал он. – Такое впечатление может создаться, если только вы не принадлежите к церкви, которая в течение нескольких столетий занималась секретной перепиской как раз о такой злодейской семье, ведущей затворническую жизнь. О семье, которая появилась в Восточной Европе полтысячелетия тому назад.

Кейт резко подняла голову, отчего почувствовала острую боль. Сердце у нее заколотилось, но она не обратила на это внимания.

– Вы хотите сказать…

О’Рурк поставил чашку и предостерегающе поднял палец.

– Для обоснования теории данных пока недостаточно, – сказал он. – Если только… если только не увязать все с одним странным совпадением: со встречей с неким человеком, очень напоминающим постаревшего, непогребенного Влада Цепеша.

Кейт потеряла дар речи и только смотрела на него.

О’Рурк полез в карман пальто и извлек оттуда небольшой конверт с шестью цветными фотографиями. Фон был явно восточноевропейским: сумрачный промышленный город, средневековая улица, выстроившиеся вдоль обочины «дачии». Интуиция подсказала Кейт, что фотографии были сделаны в Румынии. Но ее внимание привлек человек на переднем плане – очень старый, на что однозначно указывала его поза, изгиб спины, иссохшее тело, угадывавшееся под просторной одеждой. Несмотря на то что черты его лица, достаточно отчетливо видимого между лацканами дорогого пальто и полями фетровой шляпы, как бы размылись под воздействием времени и болезней, они казались знакомыми: нет усов, но зато широкая верхняя губа, выпяченная челюсть, ввалившиеся, но все равно слегка навыкате глаза.

– Кто это? – шепнула Кейт. О’Рурк сунул фотографии обратно в карман.

– Один господин, с которым я впервые приехал в Румынию года два назад. Его имя вы, вероятно, слышали.

Прямо у них за спиной какая-то пара громко заспорила по-немецки. Футах в трех от Кейт и священника стояли американцы, судя по небрежной одежде, и наблюдали за ними, явно с нетерпением ожидая, когда освободится столик.

О’Рурк встал и протянул Кейт руку.

– Пойдемте отсюда. Я знаю местечко поспокойнее.

На открытках Кейт, как и любой человек, уже видела это большое колесо. Но в действительности оно оказалось куда лучше. Они с О’Рурком были единственными пассажирами в гондоле, где свободно разместились бы человек двадцать. Пространство гондолы было заставлено накрытыми для гостей, но пустующими в данный момент столиками. Медленно вращаясь, колесо подняло их до высшей точки – на высоту примерно двухсот футов – и остановилось, пока внизу занимали места новые пассажиры.

– Прямо колесо Ферриса, – сказала Кейт.

– Piesenrad, – откликнулся священник, облокотившись на перила и глядя в открытое окно на осеннюю листву, горящую в последних лучах осеннего заката. – Что означает «гигантское колесо».

Как только он это сказал, облака погасли, небо стало сначала бледнеть, а потом – темнеть. Гондола медленно двигалась вниз, миновала посадочную площадку, и вскоре они снова оказались над верхушками деревьев.

По всему городу зажглись огни. Неожиданно осветились башни соборов. Возле Дуная Кейт узнала модернистские небоскребы городка ООН: Сьюзен Маккей Чандра однажды рассказывала ей, как волновалась, когда впервые участвовала в конференции в штаб-квартире ооновского комитета по инфекционным заболеваниям.

Кейт нахмурилась, на секунду закрыв глаза, потом посмотрела на О’Рурка.

– Ну хорошо, расскажите мне все-таки об этом человеке.

– Вернор Дикон Трент. Слыхали про такого?

– Конечно. Это миллиардер-отшельник, вроде Говарда Хьюза, который сделал состояние на… На чем? На электроприборах? Отелях? Еще он владеет большим художественным музеем его имени возле Биг-Сура. А разве он не умер в прошлом году?

О’Рурк покачал головой. Гондола устремилась вниз, и стали слышны звуки нескольких еще работающих аттракционов.

– Мистер Трент финансировал миссию, с которой приехал и я. В ее составе был один босс из ВОЗ, покойный Леонард Пэксли из Принстона, еще пара тяжеловесов. И приехали мы в Румынию сразу после революции. Подчеркиваю: сразу после. Труп Чаушеску еще не остыл. В общем, в Штаты я вернулся в феврале прошлого года, чтобы организовать по линии церкви кое-какую помощь для приютов, а до отъезда из Чикаго в мае того же года прочитал, что мистера Трента хватил удар и что он живет уединенно где-то в Калифорнии. Но когда я видел его в последний раз, он был еще в Румынии.

– Все верно, – сказала Кейт. – Время вмешалось в сражение за контроль над его империей. Он утратил дееспособность, но не умер.

Она поежилась от внезапно налетевшего прохладного ветерка.

О’Рурк прикрыл окно.

– Насколько я знаю, он еще жив. Но в тот раз, когда мы впервые приехали в Бухарест, я был поражен сходством мистера Вернора Дикона Трента со старинным портретом Влада Цепеша.

– Фамильное сходство, – заметила Кейт. Священник кивнул.

– Но то полотно, что мы видели сегодня, всего лишь копия… сделанная лет через сто после смерти Влада Цепеша. Этот портрет может оказаться неточным.

Кейт посмотрела на огни старого города. Снизу доносились крики и визг катавшихся на американских горках.

– Но если это все же фамильное сходство, то тогда должна быть связь с… чем-то.

Последние слова прозвучали неуклюже – Кейт это почувствовала и прикрыла глаза.

– В Румынии примерно двадцать четыре миллиона жителей, – тихо сказал О’Рурк. – А ее площадь составляет около сотни тысяч квадратных миль. Нам придется откуда-нибудь начинать, даже если все наши предположения ни черта не стоят.

Кейт открыла глаза.

– Мистер О’Рурк, а вам не надо говорить «аве Мария» или что-нибудь в этом роде, когда вы ругаетесь? Я имею в виду – каяться не надо?

Он потер щеку, но не улыбнулся.

– Я даю себе некоторые послабления… раз уж не могу отпустить грехи. – Он посмотрел на часы. – Седьмой час, миссис Нойман. Нам бы где-нибудь поужинать да лечь пораньше. По расписанию катер отходит в восемь, а австрийцы – народ точный.

Глава 22


Дети ночи

Катер был аккуратненький, закрытый со всех сторон. В переднем салоне размещалось с полдюжины рядов по пять мест с каждой стороны прохода. Когда затарахтели двигатели и судно медленно отошло от причала, за широкими окнами открылась панорама обоих берегов Дуная. Старинный город очень быстро остался позади, и лишь охотничьи и рыбацкие хижины напоминали о присутствии человека, да и те вскоре пропали, и только лес тянулся вдоль берегов.

Кейт заглянула в расписание «Дунайского общества судоходства» и, увидев, что плавание до Будапешта займет пять часов, сказала О’Рурку:

– Может быть, нам надо было сразу полететь? Священник повернулся к ней. Он был одет в джинсы,

хлопчатобумажную рубашку и авиационную куртку из хорошо задубленной кожи.

– Сразу в Бухарест?

Кейт отрицательно качнула головой.

– Мне все кажется, что меня не пустят в страну. Но можно было полететь в Будапешт.

– Да, но цыгане все равно не будут с нами встречаться раньше сегодняшнего вечера. – О’Рурк окинул взглядом южный берег. Судно разогналось до тридцати пяти узлов и поднялось на передних крыльях. Шло оно удивительно ровно. – Так мы хоть рассмотрим здешние красоты.

Теплые солнечные лучи нагрели салон, Кейт почти задремала, а судно тем временем несло их к северо-востоку по излучине Дуная в районе Братиславы. Молодой женский голос объявил по громкоговорителю, что справа от них уже венгерский берег, а Чехословакия остается слева. Осень, казалось, уже вовсю хозяйничала в здешних прибрежных лесах, и многие деревья стояли без листьев. Когда они повернули к югу, небо начало заволакивать тучами, и падавший на Кейт солнечный свет сначала потускнел, а потом и вовсе пропал. В салон стали нагнетать теплый воздух, чтобы не пустить холод снаружи.

О’Рурк позаботился о том, чтобы в отеле им приготовили еду в дорогу, и теперь они открыли запечатанные коробочки и набросились на салат и ростбиф.

А Дунай уже описал петлю и тек на юг, углубляясь в венгерскую территорию.

Когда они перекусили, О’Рурк заметил:

– Эти места известны под названием Дунайский Поворот. Он имеет огромное значение еще со времен римлян… На этих берегах у них были собственные дома. Много веков здесь проходила граница империи.

Кейт посмотрела на поросшую лесом равнину и без труда представила северо-восточный берег пределом познанного мира. Холодный ветер кружил листья и бросал их на серую, подернутую зыбью поверхность реки.

– Смотрите, – сказал О’Рурк и показал направо. – Вышеград. Эту крепость построили венгерские короли в тринадцатом или четырнадцатом веке. Ее занял король Матиаш на исходе пятнадцатого столетия.

Повернув голову, Кейт увидела древние крепостные сооружения на холме и широкую стену, спускавшуюся к реке от башни, казавшейся еще более старой, чем крепость.

– Здесь сидел в заточении с 1462 по 1474 год наш общий друг Влад Дракула, – сказал священник. – Король Матиаш держал его под домашним арестом большую часть последних лет его жизни.

Кейт развернулась, чтобы осмотреть старинную стену и башню на уплывающем назад правом берегу. Она продолжала смотреть и после того, как укрепления пропали из виду, затем опять повернулась к своему спутнику.

– Так вы считаете, что я не совсем свихнулась, интересуясь семейством Дракулы? Скажите честно, мистер О’Рурк.

– Я не думаю, что вы окончательно сошли с ума, – ответил он. – Не совсем.

Кейт изобразила улыбку.

– Скажите мне одну вещь.

– Пожалуйста.

– Откуда вы столько всего знаете? Вы всегда были таким смышленым?

Священник поскреб короткую бородку и расхохотался. Кейт вдруг обнаружила, что ей приятно слышать этот простой, искренний смех.

– Эх, Кейт… если бы вы только знали… Он бросил взгляд в окно.

– Рос я в небольшом городке в центральном Иллинойсе, – сказал он наконец. – И некоторые из моих друзей детства были по-настоящему смышлеными.

– Если в числе тех ребятишек из захолустья сенатор Харлен и тот писатель, то нетрудно поверить.

О’Рурк улыбнулся.

– Я бы мог вам рассказать кое-что о Харлене, но в общем-то вы правы: в нашем немногочисленном обществе действительно имелось несколько довольно неглупых ребятишек. Был у меня один друг по имени Дюан, который… Впрочем, это другая история. Короче говоря, я считался дурачком в нашей компании. Кейт изобразила сомнение.

– Нет, на полном серьезе, – сказал священник. – Сейчас я понимаю, что был неспособен к учебе – возможно, легкий случай дислексии, – но в результате я завалился в четвертом классе, отстал от друзей и много лет чувствовал себя полным идиотом. И учителя ко мне относились соответственно. – Он сложил руки, и его взгляд как бы обратился внутрь, в какие-то потаенные уголки памяти. – Ну, а в моей семье денег было недостаточно, чтобы отправить меня в колледж. Однако после Вьетнама – точнее, после госпиталя для ветеранов – я смог воспользоваться льготами и поступить в университет Брэд-ли, а потом – в семинарию. Вот, пожалуй, с тех пор я и читаю, чтобы восполнить пробелы, оставшиеся с детства.

– А почему семинария? – тихо спросила Кейт. – Почему вы стали священником?

Наступило продолжительное молчание.

– Трудно объяснить, – в конце концов произнес О’Рурк. – Я до сих пор не знаю, верю ли в Бога.

Кейт удивленно захлопала глазами.

– Но я знаю, что зло существует, – продолжал священник. – Это я узнал давно. И мне кажется, кто-то… какая-то группа людей… должна сделать все, чтобы остановить это зло. – Он снова усмехнулся. – Думаю, многие из нас, ирландцев, так считают. Поэтому-то мы и становимся полицейскими, священниками или гангстерами.

– Гангстерами?

– Если не можешь с кем-нибудь справиться, вставай на его сторону.

Женский голос из динамика объявил, что они приближаются к Будапешту. Кейт разглядывала появившиеся крестьянские дома и особняки, сменявшиеся зданиями побольше. Вскоре показался и сам город. Судно сбавило скорость, подводные крылья опустились; их стало покачивать на волнах от барж и других речных судов.

Если смотреть с реки, Будапешт, пожалуй, был красивее всех городов, только что увиденных Кейт. О’Рурк показал на шесть изящных мостов через Дунай, на лесистую громаду острова Маргит, рассекающего реку на две части, а потом – на предмет гордости самого города: высоко поднимающийся над западным берегом старый Буда и молодой Пешт, раскинувшийся на восточном берегу. О’Рурк обратил внимание Кейт на прекрасное здание парламента со стороны Пешта и как раз рассказывал о Крепостной горе, когда на Кейт вдруг нахлынуло чувство полной опустошенности и смятения. Она на секунду прикрыла глаза, ошеломленная бессмысленностью всего происходящего и отчетливым осознанием затерянности во времени и пространстве.

О’Рурк тут же замолчал и слегка коснулся ее руки. Двигатели судна урчали, пока оно замедляло ход, подходя к пирсу со стороны Пешта.

– Когда мы встречаемся с представителем цыган? – спросила она с закрытыми глазами.

– В семь вечера, – ответил О’Рурк, не отнимая руки.

Кейт вздохнула, постаралась скинуть с себя путы безнадежности, чтобы спокойно дышать, и взглянула на священника.

– Жаль, что не раньше, – сказала она. – Я не хочу останавливаться. Я хочу туда.

О’Рурк кивнул и больше ничего не произнес ни слова, пока судно, пыхтя, заканчивало свой путь на этом отрезке их маршрута.

О’Рурк заказал номера в «Новотеле» в Буде, и Кейт поразилась этому островку западного комфорта в бывшей коммунистической стране. При виде Будапешта Кейт представила себе Бухарест лет через двадцать пять, если капитализм проложит там себе дорогу. Она никогда особенно не интересовалась экономическими теориями, но сейчас на нее вдруг нашло, пусть наивное, озарение, интуитивное понимание того, что капитализм (по крайней мере одна из его составляющих – частная инициатива) напоминает некоторые формы жизни, которые находят себе точку опоры даже при самых неблагоприятных условиях, что в конечном итоге приводит к усилению жизнестойкости. В этом случае, как она понимала, прогресс будет идти, пока не поколеблется равновесие между старым и новым, между эстетически прекрасным и стандартизированной усредненностью; тогда Будапешт захлестнут навязчивые, приводящие под общий уровень побочные продукты капитализма и город станет похожим на все прочие города мира.

Но теперь Будапешт казался воплощением гармонии между уважением к старине и интересом к Всемогущему Доллару – или Форинту, в зависимости от обстоятельств. Си-эн-эн и Герц, как и прочие записные пионеры капитализма, уже застолбили здесь места, но даже при взгляде мельком на город из окошка такси можно было видеть, как густо здесь перемешалось старое и новое. О’Рурк заметил, что многие мосты и дворец на Крепостной горе были взорваны немцами или разрушены в ходе боев во время войны, но венгры все любовно восстановили.

Уже в номере, глядя из окна на участок шоссе, вполне достойный сравнения с магистралью федерального значения в Штатах, Кейт потерла лоб и поняла, что весь этот деланный интерес к дорожным мелочам был лишь способом отвлечься от захлестывавшего ее эмоции черного прилива. А кроме того, еще и способом отогнать от себя тревоги, связанные с предстоящей поездкой в Румынию.

Кейт удивило, что она, оказывается, боится того, что ждет ее впереди – боится трансильванской тьмы, которой насмотрелась из окон больниц и приютов той холодной страны, – и в этом внезапном, обостренном осознании страха она ощутила и мимолетный проблеск надежды на то, что есть путь, по которому она выйдет туда, где царят не только скорбь, потрясение, безысходность и отчаянная решимость восстановить невосстановимое.

Раздался стук в дверь.

– Готовы? – спросил О’Рурк. Его летная куртка потрескалась и вытерлась от долгой носки, и Кейт впервые заметила небольшие шрамы в сеточке морщин вокруг глаз священника. – Я полагаю, мы успеем слегка перекусить здесь, в отеле, а потом отправимся прямо на встречу.

Кейт глубоко вздохнула, взяла в охапку пальто и накинула ремешок сумочки на плечо.

– Готова, – сказала она.

Они не разговаривали во время недолгой поездки на такси до площади Адама Кларка, затем через кольцевую развязку западнее Цепного моста и до подножия стен Крепостной горы. Оттуда они поднялись на фуникулере по крутому склону до укреплений самого королевского дворца.

– Давайте осмотрим окрестности, – негромко предложил О’Рурк, когда они отошли от зубчатых рельсов. Взяв Кейт под руку, он повел ее мимо горящих уличных фонарей к огромной конной статуе на южной стороне террасы.

Из схемы города Кейт помнила, что церковь Матиа-ша находится в противоположном направлении, и не имела ни малейшего желания осматривать какие бы то ни было достопримечательности, но по голосу О’Рурка, по его напряженной руке она поняла: что-то не так – и беспрекословно пошла за ним.

– Это принц Евгений Савойский, – объяснил он, обведя рукой громадную скульптуру семнадцатого века.

За парапетом открывался восхитительный вид. Было около половины седьмого вечера, но Пешт переливался огнями улиц, домов и машин, вверх и вниз по Дунаю неторопливо плыли ярко освещенные суда, а очерчивающие контуры Цепного моста бесчисленные лампочки отражались в речной воде.

– За нами следит тот человек возле лестницы, – шепнул О’Рурк, когда они зашли за памятник.

Кейт медленно повернулась. Здесь было не так уж много парочек, осмелившихся бросить вызов пронизывающему вечернему ветру. Человек, на которого указал О’Рурк, стоял у подножия лестницы, ведущей на террасу возле рельсов фуникулера. Она разглядела тирольскую шляпу, длинную черную куртку, очки и бороду. Мужчина усердно любовался панорамой за ограждением.

Кейт сделала вид, что разглядывает план города.

– Вы уверены? – тихо спросила она. Священник погладил бородку.

– Мне так кажется. Я видел, как он ловил такси позади нас возле «Новотеля». Кроме того, он очень торопился занять место на фуникулере сразу за нами.

Кейт подошла к широкому ограждению и облокотилась на него. Осенний ветер доносил сюда запах реки, умирающей листвы и выхлопных газов.

– Он один?

О’Рурк пожал плечами.

– Не знаю. Я священник, а не шпион. – Он мотнул головой в сторону пожилой четы, прогуливавшейся с таксой возле дворца. – Может быть, и они следят за нами… Откуда мне знать?

Кейт улыбнулась.

– И собака тоже?

Буксир, толкающий вверх по реке длинную баржу приветствовал город тремя длинными гудками. Внизу, на площади Адама Кларка, под аккомпанемент какофонии сигналов неслись машины, выезжающие затем на Цепной мост, где их габаритные огни сливались с красной неоновой рекламой на зданиях за рекой.

Улыбка Кейт погасла.

– Что будем делать?

О’Рурк облокотился на перила рядом с ней и потер руки.

– Продолжать наш путь, полагаю. Вы не догадываетесь, кто бы мог за нами следить?

Кейт прикусила губу. Голова у нее сегодня болела меньше, но рука под небольшой гипсовой повязкой зудела. Она так устала, что сосредоточиться ей удавалось с трудом: ощущение было таким, словно она ведет машину по темному льду – медленно и неуверенно.

– Румынская секуритате? – шепнула она. – Цыгане? Американское ФБР? Какие-нибудь местные головорезы хотят нас выпотрошить? Почему бы не подойти к нему и не спросить?

О’Рурк пожал плечами, улыбнулся и повел ее к верхней террасе. Человек в черной кожанке держался поодаль от них, продолжая любоваться видом Пешта и реки.

Они прошли под ручку («Ну прямо парочка туристов», – мелькнула у Кейт игривая мысль.) мимо фуни-кулерной станции, через широкое пространство, обозначенное табличкой «Disz ter», и вышли на улицу, которая, как сказал О’Рурк, называлась Tarnok utca: булыжная мостовая, маленькие магазинчики, в большинстве своем закрытые по случаю воскресного вечера, но в некоторых сквозь нарядные витрины виднелся желтоватый свет. От газовых уличных фонарей исходило мягкое свечение.

– Сюда, – сказал О’Рурк, увлекая Кейт вправо.

Кейт глянула через плечо, но, даже если человек в черной кожанке и последовал за ними, сейчас он скрылся в тени. Они вышли на небольшую площадь, где по краю выстроились коляски. В холодном воздухе было отчетливо слышно, как покусывают удила и переступают подкованными копытами лошади. Когда О’Рурк вел ее к боковой двери, Кейт подняла голову, чтобы рассмотреть неоготическую башню миниатюрного собора.

– Этот храм называется церковью Богородицы в Бу-де, – сказал священник, придерживая для нее массивную дверь, – но все называют ее церковью Матиаша. Старый король Матиаш из легенд, пожалуй, гораздо популярней, чем тот, что жил на самом деле.

Кейт вошла под сень собора как раз в тот момент, когда зазвучал молчавший до этого орган. Она остановилась и на секунду затаила дыхание, прислушиваясь к вступительным аккордам Токкаты и фуги до минор, заполнившим пропитанную запахом ладана темноту.

Внутри старинная церковь освещалась лишь обетны-ми свечами на стойке справа от двери и одной большой, отсвечивающей красным, на алтаре. Кейт охватило ощущение древности: покрытые полосами копоти – хотя копоть могла оказаться лишь тенями – массивные каменные колонны, неоготический витраж возле алтаря, освещаемый кроваво-красным светом свечи, темные гобелены, вертикально свисающие над рядами, и не больше десяти-двенадцати человек, в молчании сидящих на скамейках при раскатах и отзвуках органной музыки.

О’Рурк прошел вперед через открытое пространство в тыльную часть церкви, спустился по каменным ступенькам и остановился в тени у последнего ряда скамеек слева от мест для прихожан в нефе. Кейт села на одну из скамеек. О’Рурк же привычно преклонил колени, перекрестился, затем присоединился к ней. Музыка Баха продолжала вибрировать в теплом, пропитанном ладаном воздухе. Мгновение спустя священник спросил:

– Вы знаете, почему Бах написал Токкату и фугу? Кейт отрицательно покачала головой. Она могла лишь

предполагать, что эта вещь написана к вящей славе Господней.

– Для проверки труб в новых органах, – шепнул О’Рурк.

Кейт разглядела его улыбку при тусклом, красноватом свете.

– И в старых тоже, – продолжал он. – Бах знал, что, если в одной из труб совьет гнездо птица, эта вещь вынесет ее оттуда.

Тут музыка достигла точки, когда у Кейт, казалось, завибрировали зубы и кости. В наступившей вдруг тишине она застыла на некоторое время, пытаясь перевести дыхание. Находившиеся тут же несколько человек, преимущественно пожилые, поднялись со скамейки, преклонили колени и вышли через боковую дверь. Кейт увидела через плечо, как седобородый священник в длинной черной сутане закрывает дверь на тяжелый засов.

О’Рурк коснулся ее руки, и они пошли обратно в заднюю часть нефа. Седобородый священник, раскрыв объятия, приблизился к ним, и они с О’Рурком обнялись. Кейт во все глаза смотрела на эту сцену: современный священник в летной куртке и джинсах и пожилой – в сутане, доходившей до пят, с тяжелым распятием на груди.

– Отец Янош, – заговорил О’Рурк, – позвольте представить моего близкого друга, доктора Кейт Нойман. Доктор Нойман, это мой старинный друг, отец Янош Пе-тофи.

– Очень приятно, – сказала Кейт.

С аккуратной седой бородкой, розовыми щеками и яркими глазами, отец Янош Петофи показался Кейт немного похожим на Санта-Клауса, но, когда он склонился, чтобы поцеловать ей руку, она нашла, что его манеры не имеют ничего общего с повадками рождественского деда.

– Весьма рад знакомству, мадемуазель, – произнес он. Акцент у него был скорее французский, чем венгерский.

И поцелуй, и обращение к ней как к молодой незамужней женщине, вызвали у Кейт улыбку. Отец Янош хлопнул О’Рурка по спине.

– Майкл, наш… э-э-э… цыганский друг ждет.

Они последовали за отцом Яношем в глубь собора, прошли через заменяющий дверь тяжелый занавес и поднялись по винтовой каменной лестнице.

– Вы, как всегда, играли великолепно, – сказал О’Рурк священнику.

Отец Янош улыбнулся через плечо. Его сутана шуршала по каменному полу.

– А-а… это просто репетиция перед завтрашним концертом для туристов. Туристы любят Баха. По-моему, даже больше, чем вы, органисты.

Они поднялись на хоры, футов на тридцать выше затемненного свода церкви. В конце скамейки сидел крупный мужчина. Между низко надвинутой шерстяной шапочкой и воротником застегнутого до подбородка овчинного тулупа Кейт заметила выразительное лицо с густыми усами.

– Если нужно, я останусь, – предложил отец Янош. О’Рурк прикоснулся к его плечу.

– Нет необходимости, Янош. Мы с тобой после поговорим.

Пожилой священник кивнул, поклонился Кейт и ушел вниз по лестнице.

Вслед за О’Рурком Кейт приблизилась к скамье, где их ждал смуглолицый. Глаза ее уже успели привыкнуть к тусклому освещению церкви, но здесь было особенно темно.

– Dobroy, доктор Нью… ман? – обратился человек к О’Рурку голосом, вполне соответствовавшим его заостренному лицу. Зубы его странно блеснули. Он перевел взгляд на Кейт. – Оу… Рерк?

– Доктор Нойман – это я, – сказала Кейт. Отзвуки музыки Баха все еще вибрировали у нее в костях, пробиваясь сквозь слои усталости. Ей потребовалось сделать над собой усилие, чтобы вернуться к реальности. – А вы – Николо Чоаба?

Цыган улыбнулся, и Кейт увидела на всех его зубах золотые коронки.

– Воевода Чоаба, – довольно грубо поправил он. Кейт посмотрела на О’Рурка. Воевода. Это же слово

было написано под венским портретом Влада Цепеша.

– Beszel Romany? – спросил воевода Чоаба. – Маgyarul?

– Nem, – ответил О’Рурк. – Sajnalom. Kerem beszel angolul?

Золотые зубы сверкнули.

– Да… да, я говорить английский… Dobroy. Добро пожаловать.

Акцент Чоабы напомнил Кейт старый фильм с Белой Лугоши. Чтобы немного встряхнуться, она потерла щеку.

– Воевода Чоаба, – начала Кейт, – отец Янош объяснил, чего мы хотим?

Цыган слегка нахмурился, глядя на нее, а потом снова вспыхнули золотые зубы.

– Хотим? Igen! Да… вы хотеть попасть в Румыния. Вы приехать из… Egyesult Allamokba… Соединенные Штаты… и ехать Румыния. Nem?

– Да, – ответила Кейт. – Завтра. Воевода Чоаба нахмурился еще больше.

– Hetfo, – пояснил О’Рурк. – Завтра. В ночь на понедельник.

– Ага… hetfo… да-да, мы переходить завтра ночь… понедельник. Это есть… это все… как вы сказать?… договорились. – Цыган повертел пальцами перед своим лицом. – Sajnalom… мой сын, Балан… он говорить английский очень хорошо, но он… бизнес. Да?

Кейт кивнула.

– О цене мы уже договорились?

Воевода Чоаба с прищуром посмотрел на нее.

– Кеrеm?

– Mennyibe kerul? – спросил О’Рурк, изобразив красноречивый жест пальцами. – Penz.

Цыган широко развел руки, как бы сметая что-то в воздухе. Потом поднял палец и показал его Кейт.

– Ezer… вы. – Теперь он показал палец священнику. – Ezer… вы.

– По тысяче с каждого, – сказал О’Рурк.

– Американские доллары США, наличными, – добавил воевода Чоаба, тщательно выговаривая каждый слог.

Кейт кивнула. Именно такую сумму накануне называл отец Янош О’Рурку.

– Сейчас, – сказал цыган, сверкнув зубами. Кейт медленно покачала головой.

– Двести с каждого из нас сейчас, – сказала она. – Остальное – когда мы встретим нашего друга в Румынии.

В глазах Чоабы зажегся огонек.

– Ketszaz ejszakat… м-м-м… сегодня ночью, – сказал О’Рурк. – Nyolcszaz on erkezes. О’кей?

Кейт протянула конверт с четырьмя сотнями. Цыган взял его ловкими пальцами и спрятал под тулуп, даже не заглянув внутрь. Блеснуло золото зубов.

– О’кей.

Затем он извлек из-под тулупа карту и разложил ее на скамье. Кейт и О’Рурк придвинулись ближе. Толстый палец цыгана ткнулся в Будапешт и пошел вдоль железной дороги в юго-восточном направлении. Его голос при перечислении населенных пунктов вдоль маршрута звучал гипнотически-ритмично, как молитва. Кейт закрыла глаза и прислушалась к этой молитве в пропитанной ладаном темноте собора.

– Будапешт… Уйсас… Сольнок… Бекешчаба… Лёкёш-хаза…

Она почувствовала, как по ноге волной прошла дрожь, когда цыган вновь ткнул пальцем в карту и повторил:

– Лёкёшхаза…

Глава 23


Дети ночи

О «Восточном экспрессе» Кейт знала из книги Агаты Кристи и многочисленных фильмов: отделанные бархатом интерьеры, изысканный вагон-ресторан, повсюду роскошные светильники и элегантные, но таинственные пассажиры.

Таким был «Восточный экспресс», но только не этот.

На будапештский Восточный вокзал они с О’Рурком прибыли задолго до отправления семичасового поезда. Огромный навес из стекла и металла, под которым царила суматоха и гулко разносились звуки, напомнил Кейт гравюры с изображениями железнодорожных станций прошлого века. Как выглядит Северный вокзал в Бухаресте, конечной точке их маршрута, Кейт помнила, поскольку в мае прошлого года была там с другими сотрудниками ВОЗ, чтобы документально подтвердить наличие сотен беспризорных детей, живущих в разбитых ящиках и выпрашивающих подачки у вечно спешащих пассажиров.

В «Ибусе», венгерском бюро по иностранному туризму и путешествиям, они с О’Рурком предварительно заплатили за два купе первого класса в этом самом «Восточном экспрессе». Но оказалось, что они могут претендовать лишь на одно купе, а «первым классом» называлось тесное, неотапливаемое пространство с двумя полками и грязной раковиной, надпись на которой предупреждала, что вода – если она есть – представляет опасность и пить ее нельзя. Места же хватало только для того, чтобы О’Рурк присел на низкую раковину, пока Кейт усаживалась на полку, причем их колени почти соприкасались. Но они не жаловались.

Поезд тронулся вовремя. Пока проезжали по Будапешту, они молча смотрели в окно, потом миновали ровные ряды домов сталинских времен на окраине, скудно освещенные дома из шлакоблоков в пригороде, после чего поезд помчался на юго-восток уже в полной темноте. В плохо подогнанных окнах свистел ветер, и им пришлось закутаться в верхнюю одежду.

– Я забыл взять еду, – посетовал священник. – Виноват.

Кейт подняла брови.

– Разве здесь нет вагона-ресторана?

Несмотря на все убожество «купе первого класса», она еще не рассталась с надеждой на изысканный ужин среди чистых скатертей и фарфоровых ваз со свежими цветами.

– Пойдемте, – сказал О’Рурк.

Кейт вышла за ним в узкий коридор. В вагоне «первого класса» было восемь купе, и все двери были закрыты. Преодолевая повороты на скорости, вдвое большей, чем на американских железных дорогах, поезд подпрыгивал и раскачивался. Ощущение создавалось такое, что вагон может слететь с рельсов на любом вираже.

О’Рурк открыл тяжелую исцарапанную дверь в конце вагона: вход был затянут рядами толстых веревок.

– С той стороны то же самое, – сказал священник.

– Но почему?… – Внутри Кейт нарастала тошнотворная клаустрофобия.

О’Рурк пожал плечами.

– Я ездил этим поездом к западу от Бухареста, и было то же самое. Может, они не хотят, чтобы из других вагонов лезли в первый класс. Или это делается из соображений безопасности. Но мы здесь в изоляции… можно сойти, когда поезд остановится, но из вагона в вагон переходить нельзя. Впрочем, это не важно, поскольку вагона-ресторана все равно нет.

Кейт чуть не плакала.

О’Рурк постучался в первую дверь. В купе сидела рыжеволосая хмурая проводница.

– Egy uveg Sor, kerem, – обратился к ней священник, оглянувшись на Кейт. – Пожалуй, пиво нам не помешает.

Хмурая женщина покачала головой.

– Nem Sor… Coca-Сola… husz Forint.

О’Рурк скривился и подал ей бумажку в пятьдесят форинтов.

– Kettо Coca-Colas, – сказал он, подняв два пальца. – Сдача? A… Fel tudya ezt valtani?

– Nem, – отрезала хмурая проводница, подала две маленькие бутылочки кока-колы и задвинула дверь.

В купе Кейт открыла бутылки открывалкой из складного ножа, который ей когда-то подарил Том. Они сделали по глотку, поморщились и посмотрели на мелькающие за окном темные деревья.

– Поезд прибывает в Бухарест примерно в десять утра, – сказал О’Рурк. – Вы уверены, что не хотите на нем остаться?

Кейт закусила губу.

– Наверное, глупо – выходить из поезда посреди ночи. Вы, должно быть, считаете меня круглой дурой.

Священник допил коку и молчал еще с полминуты.

– Нет, – произнес он наконец. – Думаю, переезд через границу может оказаться концом путешествия. Лу-чан нас предупреждал.

Кейт вглядывалась в темноту за окном.

– Похоже на манию преследования, да? О’Рурк кивнул.

– Верно… Но даже у маньяков есть враги. Кейт подняла глаза.

– Шутка, – пояснил священник. – Давайте действовать по плану.

Кейт поставила бутылку и поежилась. Она и представить себе не могла, что будет посреди ночи тащиться куда-то в этом кошмарном поезде. Единственным источником света в купе служила слабенькая, ватт на десять, лампочка под потолком.

– А что помешает цыганам ограбить нас и убить?

– Ничего, – ответил О’Рурк. – Если не считать того, что Янош уже имел с ними дело и, случись с нами что-нибудь, сообщит властям. Думаю, все будет нормально.

Свет прожектора локомотива выхватил из темноты деревья, которые тут же сменились пастбищами.

– Расскажите мне о цыганах, Майк. Священник потер руки и подул на них, пытаясь согреть.

– Об их древней истории или поближе к нашим временам?

– Все равно.

– О европейских цыганах вообще или только о румынских?

– О румынских.

– Жилось им не слишком-то легко, – начал О’Рурк. – До тысяча восемьсот пятьдесят первого года они были рабами.

– Рабами? Мне казалось, что рабство в Европе отменили задолго до этого времени.

– Все правильно. Но только не в Румынии и не по отношению к цыганам. Да и потом им было ненамного легче. Гитлер пытался решить «цыганский вопрос» за счет их уничтожения в концлагерях по всей Европе. В Румынии во время войны погибли больше тридцати пяти тысяч человек, единственное преступление которых состояло лишь в том, что они цыгане. Кейт нахмурилась.

– Я не знала, что Румыния была оккупирована немцами.

– Она и не была оккупирована.

– Да? Э-э-э… расскажите дальше.

– Так вот, примерно четверть миллиона людей назвали себя цыганами во время последней переписи в Румынии. Большинство же не захотели указывать свою истинную национальность из-за официальных преследований, так что на самом деле в стране их не меньше миллиона.

– Каких преследований?

– При Чаушеску в Румынии официально не признавали цыган отдельной этнической группой – только частью румынской нации. Официальной политикой была «интеграция», что на практике означало разрушение цыганских таборов, отказ в выдаче виз, гражданство второго сорта, а работа – третьего, расселение цыган в городских гетто или специальных поселениях, где на улучшение условий жизни не выделялось ни гроша. К цыганам вообще относились с презрением и с предубеждением, приблизительно так же, как к чернокожим в Америке лет семьдесят тому назад.

– А сейчас? – спросила Кейт. – После революции? О’Рурк пожал плечами.

– Законы и отношение практически не изменилось. Сами видели, что большинство «приютских детей», которых усыновляют американцы, из цыганских семей.

– Да, – согласилась Кейт. – Дети, проданные своими же родителями.

– Так точно. Дети – единственная роскошь, которой цыганские семьи располагают в изобилии.

Кейт смотрела в темноту.

– А у Влада Цепеша были какие-то особые отношения с цыганами?

О’Рурк усмехнулся.

– Это было чертовски давно, но… Да, я тоже об этом читал. Старый Влад Дракула окружил себя телохранителями из цыган: одно время у него все войско состояло только из них, и он часто использовал их для особых поручений. Когда бояре и прочая знать восстали против Дракулы, верность ему сохранили только цыгане. Кажется, еще в те времена они ненавидели всякую власть…

– Но Влад Прокалыватель сам был властью.

– Всего несколько лет. Вспомните, что он больше спасался бегством до и после правления, чем правил. Чего Дракула никогда не жалел для цыган и за что они всегда отвечали ему взаимностью, так это золото.

Кейт состроила гримаску и поближе придвинула к себе сумочку.

– Будем надеяться, что пара тысяч долларов вполне заменит то самое золото.

Отец Майкл О’Рурк кивнул, и дальше они сидели молча, пока поезд подскакивал, дребезжал и стучал, отмеряя километр за километром в сторону румынской границы.

Лёкёшхаза был приграничным городком, но О’Рурк сказал, что настоящая таможня в Куртичи – румынском городке несколькими милями дальше. По его словам, там все как в старые добрые дни: подозрительные контролеры, которые барабанят в дверь купе в полночь или на рассвете в зависимости от того, в какую сторону направляется поезд, пограничники в портупеях, автоматы, собаки, что-то вынюхивающие под поездом, другие пограничники, перетряхивающие матрасы и одежду во всех купе.

Они не стали дожидаться таможни. Большинство оставшихся пассажиров-венгров сходили в Лёкёшхазе, и Кейт со священником присоединились к ним. Они прошли по платформе, смешавшись с толпой, и покинули освещенное место, оказавшись за зданием вокзала. Вок-зальчик был небольшой, да и городишко маленький, так что им понадобилось пройти всего пару кварталов, чтобы очутиться на окраине. Вокруг было очень темно. С полей за пустынным шоссе дул холодный ветер. Где-то неподалеку лаяли и выли собаки.

– А вот и кафе, о котором говорил Чоаба. – О’Рурк кивнул в сторону запертого и закрытого ставнями строения. На окне висела табличка с надписью «ZARVA», что О’Рурк перевел как «закрыто», а табличка поменьше с надписью «AUTOBUSZ MEGALLO» вызвала у Кейт сомнения, поскольку она никак не могла поверить, что здесь ночью могут останавливаться какие-нибудь автобусы.

Они перешли в тень заброшенного шлакоблочного дома напротив кафе и стояли там, переминаясь с ноги на ногу, чтобы согреться.

– Больше похоже на декабрь, чем на октябрьскую погоду, – шепнула Кейт, после того, как они простояли минут десять – двенадцать.

О’Рурк придвинулся ближе. Кейт ощутила запах мыла и крема для бритья, исходивший от его щеки над аккуратно подстриженной бородкой.

– Вы еще не знаете ни венгерской, ни румынской зимы, – шепнул он в ответ. – Уж поверьте, для Восточной Европы это довольно мягкая октябрьская погода.

Они услышали, как поезд отошел от станции, лязгая вагонами и выпустив облако пара. Минутой позже по шоссе медленно проехала полицейская машина, но Кейт и О’Рурк были надежно скрыты тенью, и машина, не останавливаясь, поехала дальше.

– Наверное, воевода Чоаба решил, что четырех сотен ему хватит, – шепнула Кейт еще через мгновение. Руки у нее дрожали от холода и волнения. – Что будем делать, если…

О’Рурк прикоснулся к ее перчатке. На шоссе появился старый, потрепанный фургончик; одна фара его была сбита и освещала поле, а не дорогу. Машина въехала на закрытую стоянку при кафе и дважды мигнула фарами.

– Вперед, – шепнул О’Рурк.

Воевода Чоаба провез их всего километров десять от Лёкёшхазы, после чего они свернули с шоссе на изрытый колеями проселок, проехали мимо скопления цыганских кибиток – точно таких же, какими Кейт представляла их по детским книжкам, – и подкатили к краю оврага, где грунтовка заканчивалась.

– Пошли, – сказал цыган, сверкнув золотыми зубами в свете фонарика, который держал в руке. – Дальше пешком.

Кейт спотыкалась и два раза чуть не упала во время крутого спуска – у нее мелькнула шальная мысль, что так и придется весь путь до Румынии проделать в потемках среди россыпей валунов, – но потом они оказались на дне оврага, воевода Чоаба выключил фонарик, и не успели их глаза привыкнуть к темноте, как зажглось не меньше дюжины прикрытых фар. Кейт заморгала. Под маскировочной сетью, свисавшей с деревянных шестов, стояли шесть почти новых «лендроверов». В машинах или рядом с ними сидели и стояли двадцать, а то и больше мужчин, одетых, как и Чоаба, в тяжелые овчинные полушубки и высокие шляпы. Все смотрели на Кейт и О’Рурка. Один из мужчин – высокий, худощавый, без усов и бороды – вышел вперед. На нем был толстый шерстяной блейзер и потрепанный свитер.

– Мой… chavo… сын, – представил воевода Чоаба. – Балан.

– Приятно познакомиться, – произнес Балан с легким британским акцентом. – Прошу прощения, что не смог сопровождать отца во время встречи вчера вечером. – Он протянул руку.

Кейт подумала, что в этом рукопожатии было что-то торгашеское. Воевода Чоаба осклабился, показав золотые зубы, и кивнул, как бы гордясь лингвистическими способностями сына.

– Прошу, – сказал Балан, открывая дверцу переднего «лендровера». – Ехать будем недолго, но медленно. К рассвету мы должны оказаться за много километров отсюда.

Взяв у пассажиров сумки, он забросил их в багажный отсек. Кейт и О’Рурк забрались на заднее сиденье.

Остальные тоже расселись по машинам, громко хлопая дверцами. Взревели моторы. Кейт наблюдала за тем, как откуда-то сверху появились женщины в длинных одеяниях и сноровисто убрали шесты и маскировочную сеть. Балан сел за руль, его отец – рядом, и их машина двинулась первой – сначала по оврагу, а потом по более ровному участку речной долины. Никакой дороги здесь не было. Кейт оглянулась. Фары остальных машин почти полностью были залеплены черной изолентой; оставались лишь узкие щели, из которых полумесяцем исходил свет.

Туалет в «Восточном экспрессе» был ужасен – грязнее, пожалуй, Кейт не видела, – но после часа зубодробительной тряски она очень радовалась, что успела посетить его до Лёкёшхазы. Не очень-то удобно было бы останавливать весь караван, чтобы она могла отбежать за какой-нибудь валун.

Под ритмичное покачивание и тряску Кейт чуть не заснула, но Балан вдруг спросил:

– Не будет ли слишком большой бесцеремонностью с моей стороны поинтересоваться… Почему вы решили проникнуть в Народный Рай таким способом?

Кейт попробовала придумать что-нибудь убедительное, но ничего не вышло. Из-за усталости ее мысли помимо воли текли медленно, как тягучая холодная патока.

– У нас нет уверенности, что на обычном маршруте нас ожидает теплый прием, – пришел на помощь О’Рурк.

Кейт ощущала его ногу, прижатую из-за тесноты к ее бедру. На полу и на сиденье рядом с ним были навалены какие-то коробки.

– А-а-а, – протянул Балан, будто получил исчерпывающее объяснение. – Нам знакомо это чувство.

О’Рурк потер щеку.

– После революции в Румынии для ром что-нибудь изменилось к лучшему?

Балан бросил взгляд на Чоабу, после чего отец и сын обернулись к священнику.

– Вам известно наше самоназвание? – спросил Балан.

– Я читал работу Миклошича. – Голос О’Рурка пресекался от усталости. – Кроме того, я бывал в Индии, откуда, как предполагают, произошел язык рома.

Балан хмыкнул.

– Мою сестру зовут Кали – древнее цыганское имя. Мужчину, который хочет взять ее в жены, зовут Ангар, тоже почетное цыганское имя. А Индия… Н-да-а.

– А какую контрабанду вы обычно возите? – спросила Кейт, с запозданием осознав недипломатичность своего вопроса. Но она слишком устала для церемоний.

Балан снова хмыкнул.

– Любую, что дает нам наилучший доход в Тимишо-аре, Сибиу или Бухаресте. Раньше это было золото, Библии, презервативы, фотоаппараты, ружья, виски… а сейчас – порнофильмы из Германии. Очень любят в Бухаресте такие фильмы.

Кейт посмотрела на коробки рядом с О’Рурком. Воевода Чоаба что-то быстро сказал по-венгерски.

– Отец говорит, что нам часто приходилось тайно вывозить людей из Румынии, – пояснил Балан. – Сегодня мы впервые кого-то везем в страну.

Они ехали по холмистому пастбищу. Тусклый свет освещал еле заметный след между выветренными оврагами.

– Маршрут безопасный? – спросил О’Рурк. – Как тут насчет пограничников?

Балан негромко рассмеялся.

– Он безопасный ровно настолько, насколько безопасным делает его бакшиш, который мы платим.

Дальше они тряслись в молчании. Прошло, казалось, несколько часов. Начался дождь. Сначала посыпалась ледяная морось, а потом дождь усилился настолько, что Ба-лан включил стеклоочиститель. Кейт очнулась от полудремоты, когда машина вдруг резко остановилась.

– Тихо, – сказал Балан.

Он и воевода Чоаба вышли из машины, бесшумно прикрыв за собой двери.

Кейт вытянула шею, но едва разглядела сгрудившиеся за низким кустарником «лендроверы». Поблизости текла река. Кейт не видела, но слышала шум воды. Она опустила боковое стекло, и ворвавшийся внутрь холодный воздух немного развеял ее сонливость.

– Послушайте, – прошептал О’Рурк. Теперь и она уловила эти звуки, напоминающие рев

больших дизелей. Футах в шестидесяти над ними внезапно показался бронетранспортер, проезжавший по шоссе или железнодорожному мосту. В носовой части у него подпрыгивал прожектор, но он не поворачивался ни влево, ни вправо. Кейт даже не предполагала, что там, за дождем и тьмой, есть мост.

– Бронетранспортер, – шепотом пояснил священник. – Советского производства.

Появилась еще одна машина, что-то вроде джипа, осветив фарами серый борт бронетранспортера впереди. Дождь серебристыми полосками проходил через лучи света. Кто-то из сидевших за открытой дверью джипа курил: Кейт видела оранжевый огонек сигареты.

«Они не могут нас не видеть», – подумала она.

Обе машины с рокотом удалялись. Звук дизеля был слышен еще минуту, если не больше.

Воевода Чоаба и Балан вернулись в «лендровер». Не говоря ни слова, молодой человек включил передний мост, и машина вперевалку въехала в реку. Вода доставала лишь до ступиц. Они качались и подпрыгивали на невидимых камнях, проезжая под мостом. Кейт заметила, что с обоих берегов в реку спускается колючая проволока, а потом заграждение осталось в темноте позади, и они начали взбираться по такому крутому склону, что колеса «лендровера» прокручивались, скользили и машина чуть не скатилась вниз. Но Балану все же удалось выехать на ровное место.

– Румыния, – негромко произнес Балан. – Наша родина. – Он высунулся из окна и сплюнул.

Кейт заснула и спала, как ей показалось, несколько часов. Очнулась она лишь после очередной остановки. Ей пришлось пережить неприятное мгновение, когда она не могла понять, где она, кто она… Но потом черной волной нахлынули печаль и воспоминания… Том. Джули. Чандра. Джошуа.

О’Рурк успокаивающим жестом положил сильную руку на ее колено.

– Выходите, – приказал Балан. В его голосе появились какие-то новые, резкие нотки.

– Приехали? – спросила Кейт, но осеклась, увидев пистолет в руке у цыгана.

Небо уже начало светлеть, когда Балан отвел ее и О’Рурка от машин. Здесь уже стояли кружком остальные цыгане. Их темные фигуры казались необъятными из-за овчинных тулупов и шапок.

Воевода Чоаба что-то быстро говорил сыну на смеси венгерского, румынского и цыганского, но Кейт ничего не разобрала. Если О’Рурк что-то и понимал, то радости услышанное ему не доставляло. Балан резко ответил по-румынски, и пожилой цыган умолк. Затем он поднял пистолет и навел на священника.

– Деньги, – приказал он.

О’Рурк кивнул Кейт, и она подала конверт с оставшимися шестнадцатью сотнями.

Балан быстро пересчитал деньги и перебросил конверт отцу.

– Все деньги. Быстро. Кейт потянулась за сумкой, в которой за подкладкой

лежало больше двенадцати тысяч долларов наличными, когда О’Рурк произнес:

– Вам не следует так поступать.

Балан усмехнулся, и блеск его настоящих зубов выглядел более зловеще, чем золотозубая ухмылка его отца.

– Но мы именно так и поступим, – сказал молодой цыган.

Он добавил еще что-то по-венгерски, и мужчины рассмеялись.

О’Рурк прикоснулся к запястью Кейт, не позволяя ей открыть сумку.

– Эта женщина разыскивает своего ребенка, – сказал он.

Балан смотрел безразличным взглядом.

– Неосторожно с ее стороны потерять ребенка. О’Рурк сделал шаг к цыгану.

– Ее ребенок украден. Балан пожал плечами.

– Мы рома. У нас украли много детей. Мы сами украли много детей. Это нас не волнует.

– Ее ребенка украли strigoi, – сказал О’Рурк. – Priculici… vrkolak.

По кругу цыган прошло легкое шевеление, будто от реки подул холодный ветер.

Балан щелкнул затвором пистолета, и этот звук показался Кейт очень громким.

– Если ее ребенок у стригоев, – тихо сказал молодой цыган, – то он уже мертв.

О’Рурк сделал еще один шаг.

– Ее ребенок сам strigoi.

– Devel, – прошептал воевода Чоаба и поднял два пальца в сторону Кейт.

– Когда мы встретимся с нашими друзьями в Киши-неу-Криш, мы заплатим вам еще тысячу долларов за пережитую сегодня ночью опасность, – сказал О’Рурк.

Балан насмешливо улыбнулся.

– Мы оставим ваши трупы здесь и возьмем все ваши деньги.

Священник медленно кивнул.

– И покажете всем, что рома без чести. – Прежде чем продолжить, он сделал паузу примерно в полминуты. Единственным звуком было журчание воды у них за спиной. – И поможете одержать победу стригоям и бюрократам из номенклатуры. Если вы нас отпустите, мы выкрадем у них ребенка.

Балан посмотрел на Кейт, перевел взгляд на священника и сказал что-то отцу. Воевода Чоаба ответил ему по-венгерски.

Молодой цыган спрятал пистолет в свой измятый блейзер.

– Тысячу американских долларов наличными, – сказал он.

Мужчины разошлись по машинам, будто останавливались лишь для того, чтобы размять затекшие ноги. Кейт заметила, как дрожат у нее пальцы, когда вместе с О’Рур-ком последовала за Баланом и его отцом.

– Что такое стригой? – шепотом спросила она.

– Не сейчас.

Губы О’Рурка шевелились, когда «лендровер» двинулся навстречу неяркому рассвету, и Кейт поняла, что он молится.

Деревня Кишинеу-Криш находилась на шоссе Е-671 к северу от Арада, но «лендроверы» не стали в нее заезжать.

Голубая «дачия» Лучана стояла возле обшитой досками церкви на западной окраине, именно там, где он и обещал их встретить. Было уже достаточно светло, чтобы разглядеть улыбку молодого человека при виде Кейт.

Пока О’Рурк расплачивался с цыганами, она угодила в объятия Лучана. Обменявшись со священником энергичным рукопожатием, он снова обнял Кейт.

– Ну, успокойся, все получилось. Это ж надо! Перебраться через границу с цыганами-контрабандистами. Выдающееся достижение.

Облокотившись на «дачию», Кейт наблюдала, как «лендроверы» снова удаляются в леса. В последний раз мелькнула золотозубая ухмылка воеводы Чоабы. Она посмотрела на Лучана. Прическа студента-медика стала почти панковского образца, и одет он был в бейсбольную куртку с надписью «Oakland Raiders».

– Хорошо доехали? – спросил он. Пока Лучан усаживался на водительское место, а

О’Рурк укладывал вещи в багажник, Кейт вползла на заднее сиденье.

– Буду спать до самого Бухареста, – заявила она, устраиваясь на потрескавшемся виниле сиденья. – Трогай.

Глава 24

Дети ночи

Кейт снова оказалась в «Восточном экспрессе», но теперь уже не помнила, как сюда попала и зачем. Купе было еще меньше того, в котором они ехали от Будапешта до Лёкёшхазы, и даже не имело окна. Они с О’Рурком оказались в еще большей тесноте, чем прежде, и, когда он сел напротив нее на низкую полку, их ноги переплелись. Но сама полка была гораздо больше и накрыта золотым покрывалом, на котором лежали мягкие подушки, купленные Кейт и Томом много лет назад в Санта-Фе. Кроме того, здесь было теплее, чем в том купе, гораздо теплее.

Они не разговаривали, пока поезд мчался вперед, раскачиваясь из стороны в сторону и подпрыгивая. При каждом толчке их ноги соприкасались все теснее – сначала коленями, потом бедрами. Это получалось как-то само собой и казалось неизбежным при покачивании вагона.

Кейт было очень тепло. Вместо привычных шерстяных брюк, которые она обычно носила, на ней была легкая коричневая юбка, оставшаяся еще со школы. Юбка задралась из-за этого нечаянно-неизбежного касания ног. Кейт заметила, что каждый раз, когда ее бросает вперед, она коленом слегка касается промежности отца О’Рур-ка, а когда откидывает назад, нога священника скользит по внутренней поверхности ее бедра. Глаза его были закрыты, но Кейт знала, что он не спит.

– Жарко, – сказала Кейт и сняла блузку, которую мать сшила ей, когда она поступила в частную школу в Бостоне.

В резную деревянную дверь постучали, и вошел проводник – проверить билеты. Кейт не смутило то, что она сидела в одном бюстгальтере, а юбка задралась до бедер, – в конце концов, не ее вина, что купе такое тесное и жаркое, – но она слегка удивилась тому, что проводником оказался воевода Чоаба. Цыган прокомпостировал билеты, подмигнул ей и обнажил в ухмылке золотые зубы. Он вышел, и за ним щелкнул замок.

Отец О’Рурк не открывал глаз, пока в купе находился цыган-проводник, и Кейт не сомневалась, что священник молится. Потом он открыл глаза, и эта уверенность мгновенно улетучилась.

Верхней полки здесь не было, лишь широкая койка внизу. Кейт откинулась на подушки, когда О’Рурк встал, наклонился и почти лег на нее всем телом. Глаза у него были очень серые и яркие. Интересно, что выражали ее глаза в тот момент, когда О’Рурк закатал ей юбку на талию и ловко стянул вниз трусики – по бедрам, коленям, лодыжкам. Она не помнила, как он раздевался, но теперь увидела, что на нем остались только жокейские шорты.

Кейт запустила пальцы в волосы О’Рурка и притянула поближе к себе его голову.

– А священникам разве разрешено целоваться? – прошептала она, вдруг испугавшись, что накличет на него какие-нибудь неприятности, ведь в соседнем купе ехал епископ.

– Ничего страшного, – так же шепотом ответил он, обдавая ее щеку горячим дыханием. – Сегодня пятница.

Кейт понравилось ощущать его губы. Она протолкнула язык между его зубами и почувствовала, как твердеет, часть его тела, прижатая к ее бедру. Не прерывая поцелуя, она запустила руки под эластичную ткань его шортов и спустила их так сноровисто, что можно было подумать, она разучивала эти движения несколько лет.

Ей не пришлось направлять его. Он вошел в нее уверенно и медленно, а она обняла его ногами, провела рукой по мускулистой спине и положила ладонь на теплый изгиб ягодиц, чтобы еще сильнее прижать его к себе, даже если это уже нельзя было сделать.

Постукивая колесами, поезд продолжал покачивать их, и им не приходилось совершать никаких движений, – достаточно было отдаться во власть легкому раскачиванию вагона, которое все ускорялось, влажная теплота все настойчивее заполняла их тела, а нежное трение становилось все невыносимее. И только Кейт открыла рот, чтобы прошептать имя Майка О’Рурка, как раздался грохот сломанного замка, дверь распахнулась и в купе вошел, сверкая золотозубой улыбкой, воевода Чоаба. За его спиной стояли четверо мужчин в черных капюшонах.

Кто-то тряс ее за руку.

Кейт медленно пробуждалась. Все ощущения включались вяло и неторопливо, каждое отдельно, словно они были запрограммированы на разные временные зоны. Наконец она проснулась, но ее рассудок еще несколько секунд пребывал в некой безразличной пустоте, как иногда бывает после очень глубокого сна.

Над ней склонился Лучан; его молодое лицо освещалось небольшой масляной лампой, которую он держал в руке.

– Пора идти в Союз арабских студентов, – шепнул он и, поставив лампу, вышел из маленькой комнатушки.

Кейт села, чувствуя охватившую ее усталость, несмотря на то что физические ощущения от сна стали слабее и исчезли. Она не могла вспомнить, кто ей снился… Том?

Или О’Рурк? Или Лучан? Холодный воздух темной комнаты вызвал у нее дрожь.

Воспоминания вернулись к ней нежеланными посетителями. Том. Джули. Джошуа! Она почувствовала боль в левой руке, и ее вдруг обдало запахом гари и пепла. Навалившаяся тоска грозила вдавить ее в холодную окружающую тьму. Воспоминания последних недель представляли собой не отдельные картины, а какую-то единую, неразделимую, тяжеловесную массу, справиться с которой она могла, лишь сосредоточившись на том, что надлежало делать дальше.

Союз арабских студентов…

Когда к Кейт полностью вернулось сознание, она сообразила, что это не первая ее ночь в Бухаресте. Она уже третий день живет здесь, в этом убогом подвальном помещении. В маленькое оконце, расположенное высоко под потолком, стучали капли дождя и снега. Теперь она вспомнила, что, с тех пор как они приехали сюда, дождь шел каждый день и каждую ночь.

Оглядев себя, Кейт обнаружила, что после обеда заснула в своих вельветовых штанах и тесном свитере. Подойдя к обшарпанному комоду у двери, на котором был закреплен небольшой кусок зеркала без рамки, она причесалась, взяла сумочку и вышла к Лучану в другую комнату.

Студент-медик подыскал для Кейт и О’Рурка квартиру в подвале на узкой улочке в старых кварталах города возле сада Чишмиджиу. Квартира состояла из крошечной спальни для Кейт и «гостиной» с шершавыми стенами, где спал О’Рурк в те немногие часы, что бывал здесь. Туалет наверху можно было считать «частным», поскольку ни в полуподвале, ни на первом этаже никто не жил из-за «реконструкции», признаков которой Кейт не замечала. Массивные чугунные радиаторы в подвале грели не лучше, чем бронзовые статуи; немного тепла давал лишь небольшой камин в комнатушке Кейт. Лучан в первый же день притащил тяжеленный мешок с углем, но предупредил, что потребление угля все еще остается незаконным, и Кейт постаралась ограничить потребности в тепле одним куском топлива утром, когда одевалась, и небольшим вечером.

Кейт дрожала от холода, пока Лучан вел ее к «дачии».

– Где О’Рурк? – спросила она. Священник ушел утром, вскоре после завтрака, не сказав куда.

Лучан пожал плечами.

– Наверное, все еще охотится за Попеску.

Кейт кивнула. Бездействие последних трех дней привело ее в состояние, близкое к помешательству. Она не могла точно сказать, что они должны были обнаружить по приезде в Бухарест – может быть, разгадку или хоть какой-нибудь признак насильственного привоза сюда Джошуа, – но пока только отсиживалась в подвале, пока О’Рурк совершал набеги в город. В общем-то смысл в этом был: они попали в Румынию без виз, и, возможно, власти ищут ее, а пойти в американское посольство они не могли, как и в представительство ЮНИСЕФ, ВОЗ или какой-нибудь еще международной организации.

О’Рурк же мог воспользоваться для контактов несколькими местными католическими церквами и единственным представительством францисканского ордена в Румынии. Первой его задачей было обнаружить господина Попеску, администратора больницы, в которой Кейт работала и где нашла Джошуа. Никаких убедительных доводов в пользу того, что маленький администратор с вкрадчивыми манерами имел отношение к заговору с целью похищения ее приемного ребенка, не существовало, но надо же было с чего-то начинать.

От своих друзей в больнице О’Рурк смог узнать лишь то, что Попеску в отпуске, и разочарование Кейт после этих трех дней было настолько сильным, что ей хотелось выйти из укрытия. Она просто места себе не находила.

«Дачия» завелась с нескольких попыток, и они выехали на кирпичную мостовую бульвара Скиту Мэгуряну вдоль западной границы сада Чишмиджиу. Несмотря на то что шла всего лишь вторая неделя октября, листья на большей части деревьев вдоль бульвара уже облетели. Ледяной дождь барабанил по ветровому стеклу, и единственная щетка со стороны водителя работала с жутким скрипом – словно кто-то скреб ногтем по грифельной доске.

– Расскажи мне о Союзе арабских студентов, – попросила Кейт.

На лице Лучана лежали полосатые тени от света редких уличных фонарей, пробивающегося через забрызганное дождевыми каплями стекло. Но вот «дачия» выехала на широкий бульвар Георгиу-Дежа, и сразу стало гораздо светлее, хотя машин еще почти не было.

– Арабы поступают в университет на полный курс обучения, – объяснил Лучан, – но почти ни один из них не ходит на занятия. Они проводят время, в основном занимаясь валютным обменом или какими-то делами на черном рынке. А Союз арабских студентов – центр этой деятельности.

Кейт не могла рассмотреть улицу из-за сплошной массы дождя со снегом, залепившей ветровое стекло. Она взглянула на канал справа, когда они поворачивали на еще более широкую улицу Сплайюл Индепенденции. Громада недостроенного президентского дворца виднелась за вымощенным булыжником пространством и высокими заборами. В окнах исполинского сооружения было пусто и темно, что лишь подчеркивало гигантские масштабы здания. Кейт поежилась.

– А тот парень, которого мы должны встретить, может знать что-нибудь о Джошуа?

Лучан пожал плечами.

– Мои знакомые говорят, что Амадди поддерживает связи с номенклатурой и наверняка их обслуживает, когда они выходят на черный рынок. Может, и стоит потратить время на разговор с ним… – Лучан посмотрел на нее. – Но тебе, Кейт, совсем ни к чему идти туда. Я могу…

– Я хочу с ним поговорить, – отрезала Кейт тоном, не допускающим возражений.

Лучан снова пожал плечами. Он показал на университетскую медицинскую школу, когда они проехали мимо нее и повернули на север. Миновав ряд полуразрушенных общежитий, они двинулись вдоль длинной улицы, обрамленной темными кварталами ветхих домов сталинских времен. В разбитых окнах болтались обтрепанные шторы, а в стенах местами виднелись дыры, в которые мог бы пройти человек. Дождь немного ослаб, и Кейт заметила, как при свете фар разбегаются крысы. На дверном проеме здания, возле которого они остановились, висела рваная металлическая сетка.

– Здесь никто не живет? – спросила Кейт. Лучан покачал головой.

– Да нет, это и есть общежитие арабов.

Она опустила окно и только теперь разглядела за рваными занавесками какой-то слабый огонек, похожий на свет фонаря.

Лучан показал на здание пониже, у которого не было окон, а стены и единственная дверь были разрисованы аэрозольными красками.

– Это и есть Союз студентов. Амадди говорил, что будет ждать нас здесь.

В фойе света не было. Лучан щелкнул зажигалкой, и Кейт разглядела выщербленный и грязный кафель коридора, почти полностью забитого картонными коробками и упаковками. Вслед на Лучаном она протиснулась мимо коробок, заметив, что они помечены надписями «PANASONIK», «NIKE», «SONY» и «LEVY’S». В конце коридора виднелась закрытая металлическая дверь. Лучан стукнул в нее два раза, немного выждал и стукнул еще раз. Дверь открылась, Лучан убрал зажигалку и, отступив в сторону, пропустил Кейт вперед.

Большая, не меньше двадцати квадратных метров, комната была заставлена по периметру огромным количеством коробок и ящиков. С одной стороны громоздились баррикадой обеденные столы и пластиковые стулья, и лишь один стол, на котором стоял фонарь, был установлен в дальнем конце комнаты. Темнолицый бородатый человек, открывший им дверь, указал на него рукой и отступил в тень.

За столом сидели трое. Двое – явно уголовного типа: в кожаных пальто, с мощными шеями и ничего не выражающими взглядами, а третий был небольшого роста, с жалкой бороденкой и лицом, покрытым шрамами от прыщей, заметными даже издалека. Он жестом пригласил Кейт и Лучана подойти.

– Присаживайтесь, – предложил он, указав на два складных стула.

Кейт осталась стоять.

– Это Амадди, – представил Лучан. – Он и я… у нас были дела.

Маленький человечек ухмыльнулся, обнажив очень белые зубы.

– Вертушка «Сони», стереоприемник «Онкио», пять пар «Ливайз-501», четыре пары обуви «Найк», в том числе новые кроссовки, подписка на «Плейбой»… Да, у нас были дела.

Лучан скорчил гримасу.

– У тебя хорошая память. Молодой араб перевел взгляд на Кейт.

– Вы американка.

Это не было вопросом, и она не стала ничего отвечать.

– Что бы вы желали приобрести, мадам? Может быть, деньги? Я могу вам предложить курс двести пятьдесят лей за доллар. Сравните с официальным курсом, который составляет шестьдесят пять лей за один американский доллар.

Кейт покачала головой.

– Я хотела бы кое-что узнать. Амадди поднял бровь.

– Хорошая информация – всегда дефицитный товар. Кейт взялась за сумочку.

– Я хочу заплатить именно за этот товар. Лучан говорил, что вы работаете на номенклатуру.

Амадди так и не опустил бровь. Теперь на его губах появилась легкая улыбка.

– В этой стране, мадам, все работают на номенклатуру.

Кейт сделала шаг к столу.

– У меня есть основания предполагать, что члены номенклатуры похитили моего приемного сына и привезли его из Америки в Бухарест. Или, по крайней мере, в Румынию. Я хочу найти его.

Амадди долго смотрел на нее немигающим взглядом и наконец сказал:

– Зачем в этой стране, где слишком много нежелательных детей… зачем кому-то, будь то номенклатура или просто крестьянин, красть какого-то ребенка?

Кейт выдержала взгляд молодого человека. При слабом освещении его радужки казались совсем черными.

– Я сама точно не знаю зачем. Мой сын… Джошуа… родился в Румынии год назад. Хоть он и был сиротой, кто-то захотел заполучить его обратно. Кто-то очень важный, у кого достаточно денег и власти, чтобы послать в Америку своих людей. Если вы что-нибудь слышали о каком-нибудь ребенке, которого сюда привезли, я заплачу за любые сведения.

Амадди сложил ладони вместе. Двое других сидевших за столом, хранили совершенно безразличный вид. В комнате было очень тихо. Пахло пряностями и одеколоном с резким ароматом.

– Я не слышал о таком ребенке, – медленно сказал Амадди. – Но у меня есть один клиент, который занимает очень высокий пост в… как это называется?… в неофициальной номенклатуре. Если кто-то и располагает сведениями по поводу такого маловероятного события, то это именно мой клиент.

Кейт подождала. Боковым зрением она заметила, что Лучан пытается встретиться с ней взглядом, но продолжала смотреть на молодого араба. Он заговорил первым.

– Мой клиент – очень влиятельный человек. Назвать его имя – значит подвергнуть себя значительной опасности.

Кейт выждала еще секунд тридцать, прежде чем спросила:

– Сколько?

– Десять тысяч, – сказал Амадди, сохраняя бесстрастное выражение. – Десять тысяч американских долларов.

Кейт покачала головой почти печально.

– Эта информация не тот товар, который мне нужен. Она ничего мне не гарантирует. Этот человек может не знать о моем ребенке.

Амадди пожал плечами.

– Я заплачу пятьсот долларов за его имя, – сказала Кейт. – Чтобы показать готовность вести дело с таким честным человеком, как вы. Впоследствии, если какие-либо дополнительные сведения попадут к вам… сведения, имеющие истинную ценность… тогда мы обсудим столь серьезную сумму.

Амадди достал спичку и поковырял ею в зубах. Затем окинул быстрым взглядом своих компаньонов.

– Возможно, я не совсем точно обрисовал важность этого человека, – сказал он. – Мало кто знает… если вообще кто-нибудь знает… что он состоит в номенклатуре. Тем не менее он занимает настолько высокое положение, что без его одобрения не делается ни единого шага.

Кейт перевела дыхание.

– Этот человек относится и к номенклатуре, и к strigoi? Priculici? – Голос у нее чуть не сорвался. – Vrkolak?

Амадди моргнул, положил спичку и сказал что-то Лу-чану на румынском. Кейт разобрала слово «strigoi». Лу-чан покачал головой и ничего не ответил.

– Что вы знаете о Voivoda strigoi? – резко спросил у нее Амадди.

По правде говоря, Кейт не знала ничего. Она спрашивала О’Рурка о значении румынских и славянских слов, которые он употреблял в разговоре с цыганами, когда торговался из-за их денег и жизней, а священник ответил: «strigoi» переводится приблизительно как «колдун», хотя это же слово может обозначать злых духов или призраков. А «priculici» и «vrkolak» на румынском и славянском – «вампир».

Когда Кейт потребовала объяснить, почему эти слова так подействовали на цыган, О’Рурк коротко ответил: «Рома – народ суеверный. Несмотря на слухи о том, что они в течение столетий служили strigoi, они боятся этих мифических правителей Трансильвании. Вы слышали, что воевода Чоаба произнес слово “дьявол”, когда я сказал, что Джошуа – один из strigoi».

«И сделал в мою сторону знак от сглаза, – добавила тогда Кейт. – А потом нас отпустил».

Священник лишь кивнул.

Амадди хлопнул ладонью по столу и встал. Это вывело Кейт из состояния задумчивости.

– Я спросил, что ты знаешь о Voivoda strigoi, женщина?

Кейт подавила острое желание уклониться от настойчивого вопроса молодого араба.

– Я думаю, что они украли моего ребенка, – сказала она ровным голосом. – И я хочу забрать его обратно.

Амадди долго разглядывал ее, а потом рассмеялся. Его смех эхом прокатился по бетонным стенам.

– Очень хорошо, – сказал он. – Такая смелость заслуживает уважения. Вы получите имя этого человека за пятьсот долларов. И в будущем мы с вами будем иметь дело… если вы останетесь в живых.

Он снова засмеялся.

Кейт отсчитала пятьсот долларов и держала их, пока Амадди вынимал из кармана авторучку «Кросс» и писал имя и адрес на клочке бумаги. Лучан прочитал имя, бросил взгляд на Кейт и кивнул ей. Она отдала деньги.

Амадди проводил их до двери.

– Переведи своей американской подруге румынскую пословицу, – сказал он Лучану. – Copilul cu mai multe moase rаmana cu buricul ne taiat.

Лучан кивнул и пошел вперед по темному коридору. На улице снова начался сильный дождь. Сев в машину, Кейт наконец вздохнула полной грудью.

– Тебе знакомо имя, которое он написал?

– Да, – ответил Лучан без своей обычной улыбки. – Оно хорошо известно в Бухаресте. Мой отец знал этого человека.

– И ты считаешь, что он действительно может быть членом тайной номенклатуры?

Лучан чуть не пожал плечами, но сдержался.

– Не знаю, Кейт. Просто не знаю. Но это имя может стать исходной точкой.

Она кивнула.

– А что это за пословица, которую упомянул Амадди? Лучан завел машину и потер щеку.

– Copilul cu mai multe moase romana cu buricul ne taiat… как бы это сказать… «У семи нянек дитя без глаза»?

Но дословно это звучит так: «Когда у ребенка слишком много повивальных бабок, пуповина остается неразрезанной».

– Ха-ха, – сказала Кейт.

Обратно по пустым улицам они ехали в молчании.

Когда они вошли в холодное, полутемное подвальное помещение, О’Рурк их уже ждал. Глаза у него покраснели, он был небрит, хотя и одет в свой черный костюм с белым воротничком. Он развалился в ветхом кресле и лишь следил взглядом за Лучаном, когда тот засуетился, чтобы разжечь огонь в другой комнате и поставить на горячую плиту кастрюлю с супом.

– Вы нашли Попеску? – спросила Кейт.

– Нет. Весь день я провел в Тырговиште.

– Тырговиште? – Кейт помнила этот городок милях в пятидесяти от Бухареста, где находился приют, из которого перевели Джошуа.

– Что-нибудь выяснили?

– Да, – ответил О’Рурк. В его голосе звучала усталость. – Администрация приюта по-прежнему не располагает никакими сведениями о родителях Джошуа. Он был найден в аллее возле приюта.

– Плохо, – сказал Лучан, попробовав суп и скорчив гримасу. – По-моему, вы оба предпочитаете не такое острое варево.

– Но я сунул на лапу сторожу, чтобы он описал мне двух людей, которые организовали перевод Джошуа из Тырговиште в Бухарест, – продолжил священник. – Сторож смог сделать это, потому что они явились лично для организации перевода.

– И что? – спросила Кейт, доставая из кармана бумажку. Если повезет, то Лучан сможет сказать, соответствует ли внешность названного Амадди человека описанию сторожа.

– Один из них среднего возраста, низкорослый, тучный, угодливый, с зачесанными назад волосами, курит «Кэмел».

– Попеску, – догадалась Кейт.

– Да, – подтвердил О’Рурк. – А с Попеску был молодой человек, тоже румын, но с безупречным американским произношением. Сторож слышал, как этот молодой человек отпустил какую-то шутку на английском в разговоре с администратором больницы. Еще он сказал, что тот был в дорогих американских джинсах… кажется, «Ливайс»… и в каких-то кроссовках западного производства с бегущей волной по бокам. Он и Попеску увезли Джошуа в голубой «дачии».

Кейт повернулась и посмотрела на Лучана. Тот опустил деревянную ложку обратно в кастрюлю с супом.

– И что, – сказал он. – Мало ли в этой стране голубых «дачий».

О’Рурк поднялся.

– Сторож слышал часть разговора перед отправкой Джошуа. – Голос его был тихим. – Молодой человек с безупречным американским произношением упомянул, что он студент-медик. А шутка на английском звучала примерно так: если он не найдет богатого американца, который купит ребенка, тогда он продаст его вивисекторам из университетской медицинской школы.

Лучан направился к выходу, но Кейт загородила ему дорогу.

– Сторож слышал, как Попеску называл молодого человека по имени, когда они считали деньги для взятки администратору приюта. – О’Рурк сделал паузу. – Он называл его Лучаном.

Дети ночи

Сны крови и железа

Жизнь моя состоит теперь почти только из шепота и снов. В снах я вижу те дни и тех недругов, которых уже нет; а шепот доносится и из зала, и с лестницы, и из моей спальни, будто я уже мертвец, – о том, как ребенок был возвращен к Церемонии Посвящения. Теперь этот шепот звучит самодовольно. Они похваляются тем, как ловко им удалось вернуть ребенка. Они не говорят, как он был потерян или похищен. Они не представляют себе или просто не помнят, какие страшные кары, какое наказание обрушилось бы на них, будь я Владом старых дней, узнавшим о такой нерадивости своих подчиненных.

Но теперь это не имеет значения. Я уже не тот Влад. Прошедшие десятилетия и века позаботились об этом.

Сны мои – это воспоминания, не претерпевшие изменений в течение столетий, и в снах этих я впервые вижу себя. Я слышу разговоры шепотом о последних деталях планируемой Церемонии, слышу, как члены Семьи спорят между собой о том, может ли их умирающий Отец присутствовать на Церемонии, пребывая в столь плачевном состоянии. Но хоть краем уха я и улавливаю эти разговоры шепотом, только снами поглощено мое внимание.

Придворный поэт Фридриха III Михаэль Бехайм описал мою встречу в 1461 году с тремя босоногими монахами-бенедиктинцами: братом Хансом Носильщиком, братом Михаэлем и братом Якобом. Эту историю Бехайм услышал от третьего монаха, брата Якоба, и его искаженное изложение событий переписывалось, упоминалось и пересказывалось в течение пяти веков. О беспристрастности поэта Бехайма можно судить по изначальному названию его поэмы, когда он пел ее императору Священной Римской империи в 1463 году: «История кровожадного безумца по имени Дракула из Валахии».

Немногие осмеливались оспаривать рассказ брата Якоба, записанный поэтом Бехаймом. Никто не слышал полного рассказа об этом событии. До сих пор.

Случилось все следующим образом: в те дни епископ Любляны Сигизмунд из Ламберга воспользовался распространенным убеждением, что монахи словенского аббатства Горрион в Горнийграде восприняли объявленную вне закона ересь святого Бернарда, чтобы под этим предлогом изгнать монахов из монастыря и присвоить их собственность. Трое из тех монахов – брат Ханс Носильщик, брат Михаэль и брат Якоб – бежали и, переправившись на севере через Дунай, пришли во францисканский монастырь в моей столице Тырговиште.

Хоть впоследствии я и был вынужден принять по политическим мотивам католическую веру, я ненавидел эту подлую религию, да и теперь в грош ее не ставлю. Церковь в то время была лишь одной из соперничавших властей, и притом беспощадной, несмотря на все усилия спрятать свои алчные, корыстные побуждения под покровом благочестия. Сомневаюсь, что с тех пор она изменилась. А францисканцы казались худшими из всех. Монастырь в Тырговиште был для меня как гвоздь в сапоге, и если я его терпел, то лишь потому, что политические осложнения в связи с их выдворением перевесили бы облегчение, которое я мог испытать после их изгнания. Простой люд любил льстивых, постоянно молящихся и говеющих францисканцев, несмотря на то что монахи выжимали из народа за счет милостыни и десятины последние крохи и постоянно выклянчивали еще. Церковь Валахии в те дни – особенно этот проклятый францисканский монастырь, который, несмотря на все мои тогдашние усилия, так и стоит в Тырговиште до сего дня, – была паразитом, жиревшим и распухавшим на кровавых деньгах, которые гораздо большую пользу принесли бы моему княжеству, окажись они у меня в руках.

В то время францисканцы на дух не переносили бенедиктинцев, и я подозреваю, что они предоставили убежище трем беглым бенедиктинцам лишь для того, чтобы вызвать у меня еще большее раздражение. И им это удалось.

Я столкнулся с братьями Якобом, Михаэлем и Хансом Носильщиком примерно в миле от монастыря, когда после охоты возвращался к себе во дворец. Их более чем непочтительные манеры вызвали во мне гнев, и я приказал тому, который звался Михаэлем – он был самый высокий из троих, – явиться ко мне во дворец во второй половине того же дня.

Бехайм утверждает, что я запугивал монаха допросом с пристрастием, но на самом деле у нас была приятная беседа за кружкой подогретого эля. Я говорил кротко и вежливо, ничем не выдавая своего извечного неприятия их продажной веры. Мои вопросы были исполнены лишь вежливого интереса к богословским материям. По мере того как эль разогревал внутренности брата Михаэля, он все с большей горячностью входил в роль проповедника, хотя я заметил тревожный огонек в его хорьковых глазках, когда мои вопросы стали носить более личный характер.

«Итак, тяготы земного существования являются лишь малоприятным началом пути к последующей жизни?» – мягко спросил я.

«О да, милорд, – поспешил согласиться тощий монах. – Так установил наш Спаситель».

«Тогда, – продолжал я, подливая ему эля, – тот, кто стремится сократить эту скорбную страницу бытия и ускоряет получение страдающим смертным награды еще до того, как он накопит множество грехов, может считаться благодетелем?»

Брат Михаэль не смог скрыть несколько озабоченного выражения, когда подносил кружку к губам. Но произведенный им прихлебывающий звук можно было принять за утверждение. По крайней мере, я предпочел понять его именно так.

«В таком случае, – продолжал я, – если некий жалкий слуга Господень, такой, например, как я, послал многие сотни смертных – кое-кто утверждает, что тысячи, – навстречу спасению до того, как грех отяготил их души, можно ли утверждать, что я явился спасителем этих душ?»

Брат Михаэль облизнул и без того влажные губы. Возможно, он уже слышал о моем иногда небезобидном чувстве юмора. Или, что вероятно, эль ударил ему в голову. Как бы там ни было, он не удержался от улыбки, хоть и пытался.

«Такую возможность нельзя исключить, ваше величество, – сказал он наконец. – Я всего лишь бедный монах, непривычный к строгой логике или требованиям апологетики».

Я развел руками и тоже улыбнулся.

«Как вы говорите, если мы примем эту предпосылку, – сказал я сердечно, – тогда следует доказать, что, если кто-то, подобный мне, помогает тысячам смертных освободиться от тягот земной жизни, этот некто может считаться святым за количество душ, спасенных им до того, как грех лишил их всякой надежды на спасение. Согласились бы вы с таким утверждением, брат Михаэль?»

Тощий святоша снова облизнул губы и стал еще больше похож на хорька, вдруг обнаружившего, что, пока он витал в высших сферах, над ним нависла сеть.

«М-м-м… э-э-э… святым, милорд? – пробормотал он. – Несомненно, подобное можно утверждать, но… м-м-м… но святость, милорд, это такое понятие, которое затруднительно постулировать, и… э-э-э…»

Я решил сжалиться над перепуганным монахом.

«Скажите мне тогда, – заговорил я, слегка повысив голос, – может ли такой человек, как я, рассчитывать если не на святость, то, по крайней мере, на спасение Господом нашим, Иисусом Христом?»

Брат Михаэль чуть не пустил пузыри, услышав этот вопрос. «О да, ваше величество! Спасение принадлежит вам, как и любому другому человеку. Господь наш и Спаситель простер на нас свою милость, приняв смерть на Кресте, и милость эта не может быть отнята, если грешник искренне раскаивается и желает изменить свою… То есть, ваше величество, если грешник возжелал прийти в объятия заповедей Господних и его заветов».

Я кивнул.

«И ваши собратья-монахи выразили бы такое же мнение по поводу возможности моего Спасения?»

Опять его глазки забегали. Наконец он выдавил:

«Всем моим собратьям известны заповеди Иисуса и сила милости Божьей, ваше величество».

Я улыбнулся – вполне искренне на этот раз – и приказал тощему святоше остаться, пока не доставят его спутников.

Вечерние длинные тени уже легли на каменный пол, когда я стал задавать вопросы брату Хансу Носильщику. Он был пониже, поплотнее, а его тонзура выглядела так, словно над ней поработали ножницы садовника.

«Вам известно, кто я?»

«Конечно», – ответил этот человечек, на которого с некоторой тревогой смотрели его товарищи. Было очевидно, что он наиболее фанатичен из троих. Взгляд его был бесстрашен, в нем не было сомнения, а в голосе и в позе – почтения. Я предпочел не замечать отсутствие учтивости в его речах и обращения «ваше величество» или «милорд».

«Вам известна моя репутация?» – поинтересовался я.

«Да».

«Известно ли вам, что в ней нет преувеличений?»

Маленький монах пожал плечами.

«Раз вы так говорите, значит, так оно и есть».

«Верно, – мягко сказал я, заметив краем глаза, как побледнел брат Михаэль. Брат Якоб, который весьма напоминал еврея, оставался бесстрастным. – Это правда, – продолжал я тем же непринужденным тоном, – что я замучил и уничтожил тысячи людей, большинство из которых ничем не провинились перед моей властью. Среди моих жертв было много женщин – и беременных в том числе – и множество маленьких детей. Я обезглавил и посадил на кол огромное количество невинных людей. Знаете ли вы почему, брат Ханс Носильщик?»

«Нет».

Пухлый маленький монах стоял, сложив перед собой руки и расставив ноги, будто слушал исповедь какого-нибудь крестьянина. Его лицо почти не выражало интереса.

«Это лишь потому, что как Христос был хорошим пастухом, так и я – хорошим садовником, – сказал я. – Когда надо выпалывать сорняки в саду, следует избавляться от них не только на поверхности. Хороший садовник должен копать глубоко, чтобы уничтожить корни, ушедшие в недра земли и угрожающие в будущем прорасти новыми сорняками. Разве не так, брат Ханс Носильщик?»

Монах долго смотрел на меня. Лицо его было широким в кости и мускулистым.

«Я не садовник, – произнес он наконец, – я слуга Господа нашего Иисуса».

Я вздохнул.

«Скажи мне тогда, слуга Господа нашего Иисуса, – продолжал я, стараясь, чтобы голос мой звучал не слишком сурово, – если предположить, что все сказанное обо мне правда, что тысячи невинных женщин и детей умерли от моей руки или по моему приказу, то что ждет меня после смерти?».

Брат Ханс Носильщик не колебался ни мгновения. Его голос был спокоен.

«Вы попадете в преисподнюю, – ответил он. – Если ад захочет принять вас. Будь я самим сатаной, я не смог бы выносить ваше присутствие, хоть и говорят, что вопли подвергающейся мукам грешной души звучат сладкой музыкой для слуха сатаны. Но вам лучше, чем мне, должны быть известны его склонности».

Мне трудно было скрыть улыбку. Я представил, какие разговоры пойдут при моем дворе и дворах других государей, если отпустить этих троих с их ослами, нагруженными разным добром, предназначавшимся для монастырей. Я был восхищен смелостью моих врагов.

«Так бы не считаете меня святым?» – мягко поинтересовался я.

Здесь брат Ханс Носильщик допустил ошибку.

«Я считаю вас безумцем, – сказал он глубоким, негромким, почти печальным голосом. – И сожалею о том, что безумие обрекло вас на вечное проклятие».

При этих словах все мое добродушие как ветром сдуло. Я кликнул стражников и приказал им держать брата Ханса Носильщика, в то время как сам взял железный штырь и пронзил монаха. Решив не прибегать к относительно милосердному способу вогнать кол между его жирных ягодиц, я ввел короткие штыри в его глаза и уши, а один, подлиннее, в глотку. Он еще извивался, когда я пробил его ступни огромным гвоздем и приказал вздернуть на канате вниз головой, чтобы он висел, как индюшачья тушка на рынке. Я заставил всех придворных присутствовать при этом.

В то время как смертельно бледные брат Михаэль и брат Якоб наблюдали за происходящим, я велел привести осла брата Ханса Носильщика и посадить его на огромный железный кол во дворе. Шуму было много, поскольку сделать это оказалось не так просто.

Когда все было кончено, я обратился к брату Якобу:

«Вы слышали, что сказал ваш товарищ по поводу возможности моего спасения. Что вы об этом думаете?»

Брат Якоб упал ниц на каменный пол с изъявлениями нижайшей мольбы. Мгновение спустя то же сделал и брат Михаэль.

«Пощадите, милорд, – взмолился брат Якоб дрожащим голосом, вытянув вперед руки, сцепленные настолько крепко, что они побелели, как нежнейший пергамент. – Пощады, милорд! Умоляю вас, во имя Господа!»

Я приближался к ним, пока мои сапоги не коснулись их шей. «Во имя кого?» – взревел я. Гнев мой был не совсем напускным. Я все еще пребывал в раздражении от последних слов брата Ханса Носильщика, произнесенных им до того, как его самоуверенность сменилась воплями боли.

Брат Михаэль соображал быстрее.

«Во имя Ваше, милорд! – выкрикнул он. – Умоляем о пощаде во имя Благословенного Влада Дракулы! Вашим именем молим мы!»

Я услышал благоговение в голосах обоих монахов, когда их мольбы достигли высшей точки, и поставил сапог на шею брату Якобу.

«И кому же вы будете молиться отныне, когда возжелаете милосердия или помощи свыше?»

«Господу нашему Дракуле!» – прошептал брат Якоб.

Я восстановил равновесие, поставив ногу на шею брата Михаэля. «А кто есть единственная сила во всей вселенной? Кто обладает властью ответить на ваши молитвы или отвергнуть их?»

«Милорд Дракула!» – с трудом проговорил брат Михаэль, из которого выходил воздух, как из старого винного меха, когда я посильнее наступил ему на спину.

В тот момент ни один звук не нарушал тишины в переполненном людьми дворе, за исключением капель крови, падающих с брата Ханса и его осла. Тогда я подошел к трону и устало опустился на него.

«Вы покинете мой город и эту страну сегодня же вечером, – сказал я. – Можете увести своих животных и взять продовольствия в дорогу, сколько пожелаете. Но если мои воины обнаружат вас в пределах Валахии или Трансиль-вании по истечении трех дней начиная с сегодняшнего, вам придется молить вашего нового бога, то есть меня, чтобы он послал вам столь же легкую смерть, как брату Хансу Носильщику и его крикливому ослу. Теперь идите! И разнесите весть о безграничном милосердии Влада Дракулы».

Они ушли, но, судя по тому, что впоследствии наговорил брат Якоб охочему до клеветы поэту Михаэлю Бе-хайму, урок не пошел им на пользу, чего нельзя было сказать о присутствовавших при нашей беседе придворных. И отцах-францисканцах, остававшихся в своем монастыре в Тырговиште. Они угрюмо сидели за стенами своей обители, но с тех пор стали вести себя гораздо скромнее.

А тщательно оттачиваемая легенда о Владе Дракуле стала еще острее и проникла в сердца моих недругов.

Глава 25

Дети ночи

Когда О’Рурк закончил говорить, все трое представляли немую сцену при свете шипящей лампы: Лучан застыл между плитой и дверью, О’Рурк стоял в тени возле дивана, а Кейт – ближе всех к фонарю. Поначалу она переводила взгляд то на изможденного священника, то на молодого человека, но теперь смотрела только на Лучана. Она думала: «Если он побежит, его нужно будет догнать. У О’Рурка вид совершенно измотанный. Придется самой».

Лучан не двигался.

О’Рурк потер небритую щеку. В его глазах не было радости победителя – лишь печаль.

«Если Лучан один из них, – сообразила Кейт, – то тогда они знают, где мы. Эти люди в черном. Те, которые убили Тома, Джули и Чандру. Те, которые украли Джошуа…» Она почувствовала, как у нее сильнее забилось сердце, не замечая, однако, что пальцы почти непроизвольно сжимаются в кулаки.

Лучан отступил к плите, взял деревянную ложку и стал медленно помешивать кипящий суп.

В этот момент Кейт хотелось придушить его.

– Это правда? – спросила она. – Лучан, это был ты?

Если бы он только пожал плечами, Кейт схватила бы деревянный стул и обрушила ему на голову.

– Да, – ответил он. – Это был я.

Он бросил на нее быстрый взгляд, а потом поднес ко рту ложку и попробовал суп.

– Положи ложку, – сказала Кейт. Она поймала себя на мысли, что вряд ли успеет увернуться, если Лучан швырнет в нее кастрюлю с кипящим супом.

Он положил ложку и шагнул в ее сторону. О’Рурк встал между ними как раз в тот момент, когда Кейт подняла кулаки, а Лучан выставил руки ладонями вперед.

– Позвольте объяснить, – негромко сказал он. Его румынский акцент, казалось, усилился. – Кейт, я бы никогда не сделал ничего во вред Джошуа.

Она почувствовала, что самообладание покидает ее, и вспомнила, как нажимала на спусковой крючок, когда человек в черном угрожал ее ребенку три месяца… нет, вечность назад. Сейчас Кейт очень хотелось, чтобы у нее в руках оказалось ружье.

– Это правда, – сказал Лучан, дотронувшись до ее руки.

Она резко отдернула руку.

– Кейт, моя задача состояла в том, чтобы в целости и сохранности вывезти ребенка из страны, не причинив ему ни малейшего вреда.

Казалось, Майкл О’Рурк за это время ни разу не моргнул. Теперь он отступил в сторону, выключил плиту и поставил кастрюлю с супом на кафельную полку вне досягаемости Лучана.

– Вы сказали, что можете все объяснить. – Он скрестил руки. – Давайте.

Лучан попытался улыбнуться.

– Я ожидаю, священник, некоторых объяснений от вас. В конце концов, вряд ли можно считать совпадением, что вы…

– Лучан! – оборвала его Кейт. – Разговор идет о тебе!

Молодой человек кивнул и снова поднял руки, как бы призывая к спокойствию.

– Хорошо… с чего начинать?

– Ваша задача состояла в том, чтобы вывезти ребенка из страны, – сказал О’Рурк. – Что вы подразумеваете под словом «задача»? Кто вам поставил эту задачу? На кого вы работаете?

Кейт невольно бросила взгляд на дверь, ожидая, что сейчас сюда вломятся люди секуритате. Но в комнате стояла полная тишина, если не считать шипения лампы и ударов ее сердца.

– Я ни на кого не работаю, – ответил Лучан. – Я принадлежу к некой группе людей, борющихся за свободу многие годы… века.

Кейт фыркнула.

– Стало быть, ты партизан. Борец за свободу. Ну да, конечно. Вы боретесь с тиранами, похищая детей.

Лучан посмотрел на нее. Его глаза ярко горели.

– Похищая детей у тиранов.

– Объясните, – вновь потребовал отец Майкл О’Рурк. Лучан вздохнул и плюхнулся на диван.

– Может быть, присядем?

– Ты сиди, – сказала Кейт, сложив руки, чтобы одолеть дрожь. – Сиди и объясняй.

– Ладно, – согласился Лучан. – Я состою в группе, которая сопротивлялась Чаушеску, когда он был у власти. А еще раньше мои родители боролись с Антонеску и нацистами.

– Похищая детей, – перебила Кейт. Ей не удавалось совладать со своим голосом.

Лучан посмотрел на нее.

– Лишь в том случае, если они принадлежат Воеводе стригоев.

О’Рурк перенес вес тела на другую ногу, будто у него заболел протез. При свете лампы его лицо выглядело очень суровым и мужественным.

– Поясните.

Лучан криво усмехнулся.

– Уж вы-то знаете о стригоях, – сказал он. – Вы, францисканцы, боретесь против них многие века.

– Лучан, – вмешалась Кейт, – почему ты забрал Джошуа из приюта в Тырговиште? Ты работал на людей По-песку?

Молодой человек рассмеялся, на этот раз гораздо непринужденнее.

– Кейт, на Попеску никто никогда не работал. Этот сутенер от медицины угождал любому, кто платил. Мы ему платили.

– Кто это «мы»? – спросила Кейт.

– Орден. То самое общество, к которому в течение веков принадлежала моя семья. Наша борьба направлена не на политическое выживание страны, а на выживание ее души. За спиной Чаушеску, за спиной коммунистических режимов, за спиной Иона Антонеску, за всеми… стояли стригои. Зло под личиной людей, но не люди. Темные Советники. Власть имущие, которые высасывают будущее нации точно так же, как они высасывают человеческую кровь.

– Вампиры, – уточнила Кейт. Сейчас она видела только Лучана.

На этот раз молодой человек пожал плечами.

– Так их называют на Западе. Большинство мифов придумано у вас… острые зубы, театральный плащ… Бела Лугоши и Кристофер Ли. Ваши носферату и вампиры – это сказки для маленьких детей. Наши же стригои слишком реальны.

Кейт заморгала.

– А почему мы должны тебе верить?

– Никто не заставляет тебя, Кейт, мне верить. Ты сама смогла выяснить правду о стригоях. Ну, давай… расскажи мне, что вы там с твоими коллегами узнали в хваленом американском ЦКЗ. Расскажи! – Он не стал дожидаться ответа. – Вы узнали, что иммунная система ребенка способна к самовосстановлению, что она может справляться даже с последствиями тяжелого комбинированного иммунодефицита… если ребенку давать кровь.

Кейт попыталась сглотнуть, но у нее в горле слишком пересохло.

– Обнаружили ли вы поглощающее кровь образование в выстилке желудка? – спросил Лучан. – Я обнаружил. В телах их покойников и в телах живых… вроде Джошуа. Удалось ли вам проследить за процессом восстановления иммунитета в Т-клетках и В-клетках? Нужно ли мне убеждать тебя в том, что есть человеческие существа, восстанавливающие организм за счет ДНК из крови других людей? Или в том, что у них удивительная способность к саморегенерации? Или что они могут – теоретически – жить в течение многих веков?

Кейт облизнула губы.

– Зачем вы с Попеску забрали Джошуа из приюта в Тырговиште? Зачем вы показали его мне и подстроили так, чтобы я его усыновила?

Лучан вздохнул. Голос его звучал устало.

– Ответ тебе известен, Кейт. Ты видела, какое у нас тут медицинское оборудование. Мы знаем, что заболевание стригоев аналогично вирусу иммунодефицита, что ретровирус стригоев имеет удивительные свойства. Но серьезный геннотерапевтический анализ в этой стране невозможен. О Господи, Кейт, да ты же видела наши сортиры… неужели ты думаешь, что мы способны оборудовать лабораторию класса VI и эффективно ее использовать?

– Кто такие «мы»? – повторил свой вопрос О’Рурк. – Что такое «орден»?

Лучан взглянул на возвышавшегося над ним священника.

– Орден Дракона.

Кейт судорожно глотнула воздух.

– Я читала о нем. Влад Прокалыватель состоял в этом…

– Он осквернил орден, – резко сказал Лучан. В его голосе впервые за весь вечер прозвучал гнев. – Влад Дра-кула и его сын-ублюдок обгадили все, за что орден боролся… борется.

– А за что же он борется? – поинтересовался О’Рурк. Лучан вскочил так стремительно, что Кейт подумала

было, уж не собирается ли он напасть на них. Вместо этого молодой человек рванул рубашку, обнажив грудь.

Амулет блеснул золотом: дракон с выпущенными когтями, свернувшимся в кольцо чешуйчатым телом на фоне двойного креста. Амулет был очень старым, и слова, выгравированные на кресте, почти стерлись.

– Прошу, – обратился Лучан к О’Рурку. – Вы ведь знаете латынь.

– «О, как милосерден Господь!» – прочитал священник, наклонившись поближе. – А еще «Справедливость и верность». – Он отступил назад. – Справедливость и верность кому?

– Христу, забытому Владом Дракулой и его отродьем, – сказал Лучан. Он запахнул рубашку, застегнув ее на единственную уцелевшую пуговицу. – Людям, для защиты которых создан орден.

– Защитники, похищающие детей, – саркастически заметила Кейт.

Лучан резко повернулся к ней.

– Да! Если этот ребенок – наследный принц Воеводы стригоев.

Кейт рассмеялась. Она попятилась, пока не наткнулась на деревянный стул, и упала на него, не переставая смеяться. Смех прекратился лишь тогда, когда уже стал больше напоминать всхлипы.

– Так вы похитили сына Дракулы, чтобы я могла его усыновить…

– Да. – Лучан откинул назад волосы. Руки у него слегка дрожали. Он кивнул в сторону О’Рурка. – Спроси у него, Кейт. Ему известно больше, чем он тебе сказал.

Она посмотрела на священника.

– Здешние францисканцы многие века слышали всякие слухи о стригоях, – сказал О’Рурк. – И про орден Дракона тоже.

– А откуда мы знаем, что ты сам не стригой? – спросила Кейт, не отрывая взгляд от лица студента-медика.

Лучан ответил не сразу.

– Ты видела фильм Джона Карпентера по роману «Вещь» Ховарда Хоукса?

– Нет.

– Плохо, – сказал Лучан. – То есть неважно. В общем… в кино они выясняют, кто человек, проверяя кровь. Я бы дал кровь, если и вы двое сделаете то же.

О’Рурк поднял бровь.

– Вы что, серьезно?

– Чертовски верно подмечено, священник, – исключительно серьезно. За Кейт-то я еще могу поручиться, а вот насчет вас не уверен.

– А что даст анализ крови? – спросила Кейт. – Даже если у тебя не обнаружится ретровирус, это еще не значит, что ты не работаешь на этих… стригоев.

Лучан кивнул.

– Верно. Но ты-то должна знать, что я не из них. Кейт вздохнула и потерла щеку.

– Я свихнусь, наверное. – Она с прищуром посмотрела на Лучана. – А как насчет сегодняшней встречи с Амадди… Что-то вроде инсценировки?

– Нет, – ответил Лучан. – Мой отец и другие члены ордена знали о контактах Амадди со стригоями из номенклатуры в течение некоторого времени. Но никто из нас не мог даже приблизиться к нему.

– Но у тебя с ним были дела.

– Чтобы войти к нему в доверие.

– Значит, имя, которое он нам дал, настоящее? – спросила Кейт. – Этот человек действительно стригой?

Лучан пожал плечами.

– За последние несколько месяцев и стригои, и немногие оставшиеся в живых члены ордена ушли в подполье. Если этот человек стригой, то это многое объясняет.

– Я не хочу сказать, что верю всему. Но если это правда… и ты говоришь, что твои родители состоят в ордене Дракона… они могут нам помочь найти этого человека.

Кейт лишь однажды видела родителей Лучана и прекрасно тогда провела время за столом с изысканным вином и домашней выпечкой в уютной старой квартире в восточной части Бухареста. Отец Лучана, писатель и интеллектуал, произвел на нее большое впечатление своими познаниями и мудростью.

– Стригои убили моих родителей в августе, – сказал Лучан. Его голос звучал негромко. – Здесь, в Бухаресте, они выследили и уничтожили большинство членов ордена. Многие просто исчезли. Тела родителей оставили висеть прямо в квартире, чтобы их нашел я или моя сестра. Своего рода предупреждение. Стригои очень уверенно себя сейчас чувствуют.

Кейт подавила желание обнять Лучана или погладить его по щеке. Не исключено, что он врет. Но интуиция, которой она доверяла, утверждала обратное.

– Вы упомянули администратора больницы… Попес-ку… в прошедшем времени, – заметил О’Рурк.

Лучан кивнул.

– Погиб. Полиция обнаружила его полностью обескровленное тело на той же неделе, когда господин Станку – тот, из министерства, – закончил свой земной путь в морге медицинского института.

– Почему убили Попеску? – спросила Кейт. Ответ она знала еще до того, как Лучан заговорил.

– Они проследили за ребенком… Джошуа… от приюта до больницы Попеску. Не сомневаюсь, что этот хорек рассказал им все, что знал о тебе… и обо мне… до того как ему перерезали глотку.

– И с тех пор вы скрывались? – спросил О’Рурк

– С того самого дня, как уехала Кейт. Я уговаривал родителей и друзей бежать, но они оказались упрямыми… храбрыми.

Лучан отвернулся, но Кейт успела заметить слезы у него на глазах.

«Может быть, стригои просто хорошие актеры», – подумала она, чувствуя себя совершенно опустошенной. Запах супа в комнате вызывал у нее легкое головокружение.

– Послушай, Кейт. – Лучан сел на кушетку и упер руки в колени. – Я не могу представить тебе никаких доказательств моей принадлежности к ордену и самого его существования, кроме этого, – он хлопнул себя по груди. Но попробуй рассуждать здраво. Зачем мне переправлять Джошуа в больницу, а потом помогать тебе с его усыновлением, будь я стригоем?

– Мы даже не знаем, существуют ли в действительности твои стригои, – ответила Кейт.

Лучан кивнул.

– Ладно. Но, кажется, я могу тебе кое-что продемонстрировать, чтобы это доказать.

Кейт и О’Рурк ждали.

– Первым делом сегодня вечером мы пойдем в медицинский институт и проведем анализ моей крови, чтобы доказать, что я не стригой. Оборудование допотопное, но элементарный интерактивный тест покажет, проявляется ли в моей крови ретровирусная реакция стри-гоев.

– Вирус Д, – тихо сказала Кейт.

– Что?

– Вирус Д. – Она подняла глаза. – Мы его так назвали в ЦКЗ.

– Ладно, – согласился Лучан. – В общем, сначала мы делаем простенький тест на вирус Д, а потом разнюхиваем, прошу прощения за выражение, дом того человека, которого назвал Амадди. Мы будем следить за ним, куда бы он ни направился.

– Зачем? – спросил О’Рурк

– Потому что если он стригой, то выведет нас на остальных. Мой отец был совершенно уверен, что Джошуа – это тот ребенок, который избран для Церемонии Посвящения… а она вот-вот должна состояться.

– А что такое… – начала было Кейт.

– Я все объясню по дороге в лабораторию мединститута, – сказал Лучан. Он поставил кастрюлю на конфорку и снова включил плиту.

– Что вы делаете? – спросил О’Рурк.

– Раз уж мы отправляемся охотиться на вампиров, то я не хочу оставаться голодным.

Он без улыбки начал помешивать суп.

В институте все огни были погашены за исключением южного крыла, где подремывал сторож. Лучан провел их через сад с облетевшей листвой. Повозившись с тяжелой связкой ключей, он отпер дверь в подвал, который, как показалось Кейт, был бы уместнее в каком-нибудь готическом замке, а не в мединституте.

Узкий коридор подвала был захламлен поломанными стульями и покрытыми паутиной столами, и пахло здесь крысиным пометом. Лучан взял с собой фонарик-ручку.

В одном месте он остановился и открыл заскрипевшую дверь.

«Кто там нас поджидает?» – подумала Кейт.

Она попыталась перехватить взгляд О’Рурка, но священник, похоже, был слишком поглощен своими мыслями.

Комната больше напоминала склад медицинских учебников, если не считать застеленной кушетки, настольной лампы и электроплитки. Кейт почувствовала запах плесени и увидела крысиные экскременты. Заметила она и свежие американские книжки, стоявшие вперемежку с медицинской литературой.

– Вы жили здесь? – спросил О’Рурк Лучан кивнул.

– Стригои обыскали мою квартиру, припугнули моих друзей и… о родителях я уже говорил. Но институт они осматривали довольно поверхностно. – Он улыбнулся. – Если бы я вернулся на занятия, то, думаю, меня заложили бы не меньше десятка «друзей» и преподавателей… А в этом крыле по ночам пусто.

Он выключил свет и повел их дальше по коридору, потом вверх по лестнице. Они преодолели два пролета. В лаборатории Кейт спросила:

– Я не понимаю. Эти стригои держат в руках и полицию, и пограничную охрану?

– Нет, – ответил Лучан, настраивая микроскоп. – Но в этой стране… и в других, как мне говорили… каждый время от времени работает на стригоев. Они управляют теми, кто управляет.

Кейт с трудом могла поверить, что это помещение – рабочая секция лаборатории мединститута: оптические микроскопы довоенных моделей, щербатые мензурки, запыленные пробирки, ободранные кафельные стойки и обшарпанные деревянные табуретки. Место это скорее напоминало убогую лабораторию средней школы где-нибудь в американском гетто, многие годы как опустевшую. Но Лучан сказал, что это и есть лаборатория мединститута.

– Чаушеску тоже был стригоем? – спросил О’Рурк Лучан покачал головой.

– Чаушеску… супруги Чаушеску… были орудием в руках стригоев. Они получали приказы от главы Семьи, Воеводы стригоев.

– Темный Советник, – сказал О’Рурк.

Лучан метнул в его сторону внимательный взгляд.

– Где вы слышали это прозвище?

– Так Темный Советник существовал?

– Да, конечно, – ответил Лучан. Он перетащил на стойку допотопный автоклав и включил его в сеть. – Кейт, поищи скальпели.

Кейт огляделась по сторонам в поисках запечатанных упаковок стерильных одноразовых скальпелей, но Лучан сказал:

– Да нет, они там в раковине.

В выщербленной эмалированной кювете лежало несколько стальных скальпелей. Она взяла кювету и, покачав головой, подала ее Лучану. Тот поставил кювету в автоклав. Прибор загудел.

– Этот анализ не имеет значения, – сказала Кейт. – Он ничего не докажет.

– Думаю, докажет, – отозвался Лучан.

Он опустил светозащитные шторы на окнах и включил свет над микроскопом.

– Кроме того, я хочу показать кое-что еще.

Лучан присел на корточки перед небольшим холодильником и достал оттуда маленькую чашечку.

– Обычная цельная кровь, – произнес он.

С помощью пипетки он приготовил три стекла с препаратами цельной крови. Потом достал из автоклава скальпели и вытащил из-под стойки спирт и губки.

– Кто первый?

– Что же мы здесь должны увидеть? – поинтересовался О’Рурк. – Маленькие вампирские клеточки, скачущие на наших кровяных тельцах?

Лучан повернулся к Кейт.

– Не желаешь ли пояснить?

– Когда Чандра… когда специалисты ЦКЗ выделили вирус Д, – сказала она, – то это значительно упростило выявление в ретроспективе воздействий на цельную кровь и прокультивированные препараты с иммунодефицитом. Вирус Д… в действительности это ретровирус… связывает гликопротеин-120 с рецепторами антигенного маркера хелперных Т-лимфоцитов.

– Стоп-стоп, – прервал О’Рурк. – Вы хотите сказать, что можно просто посмотреть в микроскоп на препараты крови и сказать, принадлежит ли эта кровь стригоям?

Кейт бросила взгляд на Лучана.

– Нет, это не так просто. Но если посмотреть в окуляр, можно увидеть разницу, когда ретровирус Д взаимодействует с кровяными клетками извне.

Лучан установил первый препарат.

– Вы обнаружили поразительное количество инфицированных клеток? – обратился он к Кейт.

– Мы определили соотношение на уровне почти девяноста девяти процентов, – ответила она.

– Что это значит? – спросил О’Рурк. Кейт объяснила.

– Ретровирус иммунодефицита распространяется в соотношении примерно одна клетка CD4 на сто тысяч. Это много, если вспомнить, сколько миллиардов клеток в крови. Но вирус Д… он просто ненасытен. Он стремится инфицировать все чужеродные клетки, с которыми сталкивается.

О’Рурк на шаг отступил от стойки.

– Невозможно представить, чтобы это было так заразно… Тогда мы все стали бы вампирами… стригоями… если дело обстоит именно так.

Кейт заставила себя улыбнуться.

– Нет, это совсем не заразно, насколько мы знаем. Вирус Д вырабатывается в организме хозяина при помощи рецессивно-рецессивной генетической цепочки, действия которой мы еще не понимаем. Это зависит и от болезни, связанной с иммунодефицитом типа ТКИД, которая входит в общую картину.

– И что это значит?

– Это значит, что вы должны умереть от редкой болезни крови, чтобы приобрести истинное бессмертие за счет этой же болезни, – ответил Лучан, не отрываясь от микроскопа. – Это непостижимо. Хотя нам всем этого хочется. – Он поднял голову. – Кто первый?

Кейт сделала приглашающий жест.

Лучан состроил гримасу и взял скальпель. Проколов палец, он выдавил достаточное количество крови, чтобы нанести мазок на заранее приготовленное стекло, и подал кювету со скальпелями Кейт.

– Не желаете ли оказать честь нашему святому отцу? Кейт протерла О’Рурку средний палец, проколола его,

выдавила кровь и приготовила препарат. Затем проделала то же самое со своим пальцем.

– Все равно я считаю, что это ничего не доказывает, – сказала она, наблюдая за тем, как Лучан возится с препаратами.

– Что ж, во всяком случае это доказывает, что в моей крови отсутствуют маленькие вампирские клеточки.

Лучан отодвинулся от микроскопа и уступил место Кейт. Она прильнула к окуляру.

О’Рурк отказался от своей очереди.

– Все равно я там ничего не увижу, кроме своих ресниц. А зачем вы все это делаете?

Следующим на предметный столик легло стекло с препаратом крови Кейт.

– Готовимся к анализу на реверсивную транскрип-тазу, – пояснила она.

– Так мы не увидим маленькие вампирские клеточки, даже если захотим? – разочарованно спросил О’Рурк

– Прости, парень, – сказал Лучан и выволок откуда-то центрифугу, сконструированную, как показалось Кейт, в средние века. – Но этот анализ много времени не займет. – Он достал чистую чашку. – А теперь я хочу взять еще одну пробу.

У Кейт мелькнуло желание оглянуться, хотя она и не представляла, что делать, если бы там действительно кто-нибудь стоял.

– У кого? – спросила она.

– Очень правильный вопрос, – заметил Лучан. Он выключил свет, зажег фонарик и повел их по коридору обратно в подвал, а потом вниз по лестнице – в еще более глубокое подвальное помещение.

Кейт первой почувствовала характерный запах.

– Морг, – шепнула она О’Рурку.

Лучан остановился у последних качающихся дверей.

– Именно так. Это старый морг. Студенты и преподаватели работают в новом, поменьше, в западном крыле. Но здесь хранятся трупы, прежде чем попадают в руки к студентам. А иногда этим моргом пользуются и городские власти при переизбытке неопознанных покойников.

– И мистер Станку из министерства здесь был? – спросила Кейт.

– Да, здесь я его и увидел. Но мое письмо было не совсем искренним. Один мой друг из ордена намекнул мне, что Станку был убит. Точно так же, как и Попеску.

– А можем мы увидеть этого друга? – поинтересовался О’Рурк.

– Нет.

– Отчего же?

– Он был убит на той же неделе, что и мои родители, – ответил Лучан. – Ему отрезали голову.

Он открыл двери, и все трое вошли в морозную темноту. Во мраке отсвечивали непокрытые стальные столы с керамическими раковинами и цоколями. Они были не слишком чистыми.

– А знаете, – ровно сказал О’Рурк, – о гибели ваших родителей нам известно лишь с ваших же слов.

– Угу, – согласился Лучан. Он передал фонарик Кейт, открыл какую-то дверь и, выкатив оттуда длинную каталку, поднял простыню.

– Узнаешь, Кейт? – спросил он напряженным голосом.

– Да.

В последний раз, когда она видела отца Лучана, он расточал ей комплименты на французском и все время подливал вино в бокал. А теперь перед ней лежало тело с разрезанной в двух местах шеей и очень бледной кожей.

Лучан закрыл бокс и перешел к следующему

– А здесь?

Кейт смотрела на женщину среднего возраста и вспоминала, как та расцвела от удовольствия, когда она пригласила всю семью Форся к себе в гости в Колорадо после окончания Лучаном института. Госпожа Форся специально сделала прическу к ее приходу. Кейт и сейчас видела завиток седеющих волос. Раны на горле были совершенно такими же, как и у ее супруга.

– Да, – сказала Кейт, хватая руку О’Рурка и непроизвольно сжимая ее. «А что, если это были актеры? Не настоящие родители Лучана? И все это изощренный заговор?» Но она отогнала подобную мысль как совсем уж бредовую.

Лучан задвинул каталку.

– Вы это хотели нам показать? – спросил О’Рурк.

– Нет. – Лучан выбрал ключ из тяжелой связки и открыл массивную стальную дверь в дальней стене. Они вошли в помещение, где было еще темнее и холоднее, но Кейт заметила светящиеся циферблаты и диоды возле низкого металлического цилиндра, напоминавшего цистерны для воды, которые она видела на ранчо в Колорадо. Поверхность жидкости в цилиндре бурлила и пузырилась.

Кейт сделала несколько шагов и остановилась, закрыв лицо руками.

– Господи! – выдохнул О’Рурк, подняв руку как бы для того, чтобы перекреститься.

– Пойдемте, – шепнул Лучан. – Возьмем последнюю пробу.

С этими словами он повел их вперед.

Стальная цистерна глубиной около трех футов и длиной около семи была наполнена кровью. Поначалу Кейт не поверила, что это кровь, несмотря на различимые при тусклом освещении цвет и явную вязкость жидкости, но Лучан, наблюдавший за ее реакцией, сказал:

– Да-да, это цельная кровь. Я наворовал ее в Первой больнице и в других местах. Б ольшая часть – из американской помощи.

Кейт вспомнила об умирающих детях, которым требовались переливания цельной крови, когда она в мае прошлого года работала в Бухаресте, но не успела она сказать что-нибудь гневное по этому поводу, как увидела, что плавало в баке под бурлящей поверхностью.

– Боже мой, – прошептала она.

Несмотря на охвативший Кейт ужас, она склонилась пониже, прищурившись от красного и зеленого света, исходившего от медицинских приборов, которые стояли в конце боковой стенки ванны. От них в медленно бурлящую кровь отходили изолированные стержни и кабели.

В ванне был обнаженный человек… вернее, то, что когда-то было человеком. Лицо с широко раскрытыми глазами и ртом плавало почти на поверхности. Невидимые потоки крови то поднимали, то погружали тело, отливающее маслянистым блеском. Оно было изрублено почти на куски, и Кейт, неплохо разбиравшаяся в ранениях, определила, что удары нанесены чем-то массивным, с острым клинком.

– Заточенная лопата, – сказал Лучан, будто прочитав ее мысли.

Кейт облизнула губы.

– Кто это сделал? – Она уже знала, каким будет ответ.

– Это сделал я. – Голос его звучал ровно, в нем не было ни гнева, ни раскаяния. – Я подстерег его, ударил по затылку заступом с длинной ручкой… потом разрубил. Результат перед вами.

О’Рурк присел на корточки рядом с баком. Кейт заметила, что на тыльную сторону ладони священника, схватившегося за край, попадают капельки крови.

– Кто это?

Лучан поднял брови.

– Разве не догадываетесь? Один из тех, кто убил моих родителей.

Он подошел к осциллоскопу, стоявшему на тележке рядом, и щелкнул переключателем.

Кейт смотрела на тело в баке. Левого уха нет – практически вся левая сторона лица срезана от скулы до подбородка; шея почти перерублена – она видела, как слегка колышется спинной мозг, – а на плечах, руках и груди зияют рубленые раны. Кейт видела обнаженные связки и ребра. Брюшная полость тоже вскрыта, и отчетливо просматриваются внутренние органы…

«Тело выглядит как труп, побывавший в руках у неопытного студента».

Она повернулась к Лучану и только теперь заметила, что показывают мониторы за его спиной. Судорожно вдохнув, Кейт отпрянула от бака.

– Оно живое, – прошептала она. О’Рурк поднял взгляд, вздрогнул и вытер руку о стенку бака.

– Каким образом этот бедолага…

– Оно живое, – повторила Кейт.

Не обращая внимания на Лучана, она подошла к приборам. Кровяное давление практически не регистрировалось, так же как и пульс, если не считать случайных сокращений сердечной мышцы, которая разгоняла кровь по полостям сердца, а потом – в окружавшую тело кровавую ванну. Но такой ЭЭГ Кейт еще ни разу не видела: пики кривой были настолько беспорядочными и так далеко отстояли друг от друга, что их можно было принять за послания с далекой звезды.

Однако линия оставалась зигзагообразной. Мозг не умер. Существо в баке было в некотором роде дальше от реальности, чем если бы спало, но гораздо ближе, чем больной в коматозном состоянии. Оно определенно жило.

Кейт снова посмотрела на Лучана: лицо по-прежнему приветливое, открытое, мягкая улыбка. Улыбка убийцы. Нет, пожалуй, улыбка садиста.

– Они прикончили моих родителей, – сказал он. – Подвесили моего отца и мою мать за ноги, перерезали им глотки, как свиньям, и пили их кровь из открытых ран. – Он взглянул на тело в баке. – Эта тварь должна была умереть лет сто назад.

Кейт вернулась к баку, закатала рукава и запустила пальцы в раны мимо сломанных ребер, чтобы потрогать сердце. Через мгновение она ощутила еле уловимое движение, будто трепыхнулась зажатая в кулаке ласточка. Еще секунду спустя почти незаметно шевельнулись глазные яблоки.

– Как это может быть? – спросила Кейт, хотя уже знала… Знала об этом еще с тех пор, когда нажимала на курок ружья Тома, а потом увидела того же человека в ночь пожара.

Лучан обвел рукой приборы.

– Это я и пытаюсь выяснить. Именно поэтому я и не могу покинуть мединститут.

Он показал на тело в баке.

– По преданиям, носферату воскресают из мертвых, но дело в том, что они могут и умирать…

– Как? – спросил О’Рурк. – Если этот человек еще жив после такой… мясорубки, то как же их можно убить?

Лучан усмехнулся.

– Обезглавить. Сжечь. Выпотрошить. Произвести множественную ампутацию. Просто выбросить из окна… если при этом они упадут достаточно глубоко на что-то достаточно твердое. – Его улыбка стала еще шире. – Или просто не дать им крови, когда они ранены, и тогда они умрут. Не сразу, но рано или поздно это произойдет.

Кейт нахмурилась.

– Что значит «не сразу»?

– Ретровирус питается чужеродными кровяными тельцами для восстановления собственной иммунной системы… или всех физических систем. Как это выглядит на микроуровне, вы имели возможность наблюдать в вашей лаборатории в ЦКЗ. – Он показал рукой на бак. – Теперь ты видишь это на макроуровне, но…

Подойдя к капельнице, Лучан отключил ее.

– Лиши его свежей крови, крови хозяина, и вирус начнет питаться самим собой.

Кейт посмотрела на человека в баке.

– Питаться своими собственными клетками? Пожирать свои кровяные тельца уже после того, как ретровирус транскрибировал там ДНК?

– Не просто кровяные тельца, – сказал Лучан. – Вирус Д нападает на все хозяйские клетки, до которых только может добраться, сначала вдоль артериальной системы, потом – главные органы, а затем – клетки мозга.

Кейт скрестила руки и покачала головой.

– Во всем этом нет никакого смысла. Что это дает для выживания?… – Она замолчала, пытаясь все переварить.

Лучан кивнул.

– На этом этапе ретровирус старается спасти только ретровирус. Самопожирание дает им отсрочку на несколько недель, возможно месяцев, даже если тело разлагается.

Кейт передернуло.

О’Рурк подошел к приборам, потом вернулся к баку. Его хромота стала заметнее.

– Насколько я понял из вашего разговора, после клинической смерти стригой может протянуть в состоянии физической преисподней несколько месяцев, а то и больше Но он наверняка не может находиться в сознании!

Лучан показал на ЭЭГ. В тот момент, когда Кейт прикасалась к сердцу, кривая сделала несколько отчетливых скачков.

О’Рурк закрыл глаза.

– Вы что, пытаете этого человека?

– Нет, регистрирую его самовосстановление. – Он выдвинул ящик в одной из тележек и подал Кейт пачку фотографий, выполненных «поляроидом». Они выглядели как обычные снимки, которые делаются при вскрытии, – она видела стальную поверхность под белой плотью, – но тело имело более искромсанный вид, чем теперь. Там, где на фотографии виднелись глубокие раны, на торсе в баке остались лишь заметные шрамы.

– Это снято шестнадцать дней назад, – сказал Лучан. – И на основании имеющихся данных я почти наверняка могу сказать, что процесс восстановления ускоряется. Еще две недели – и он будет в полном здравии. – Он хохотнул. – Может быть, даже станет немножко на меня сердиться.

Кейт снова покачала головой.

– Но возникает простой вопрос относительно массы тела…

– Каждый грамм жира преобразуется, абсорбируется, реабсорбируется и направляется генетически, чтобы послужить необходимым строительным материалом там, где это нужно. – Лучан пожал плечами. – Нет, конечно, совсем целеньким он не получится, если я, допустим, отрежу ему ноги или удалю таз… перераспределение массы имеет свои ограничения… но при меньших повреждениях… voila! – Он отвесил поклон в сторону бака.

– И им требуется свежая кровь, – произнесла Кейт. Она посмотрела на Лучана. – Такая же судьба ждет и Джошуа?

– Нет. Ребенку делали переливания, но, когда его не было в Румынии, он не участвовал в Причастии.

– В Причастии?

– Это когда действительно пьют человеческую кровь, – пояснил Лучан.

– Это кощунство.

– Согласен.

– Теневой орган, – пробормотала Кейт, добавив уже громче: – Когда они просто пьют кровь, то вирус Д разносит транскрипцию ДНК и восстановление иммунитета проходит более эффективно?

– О да, – ответил Лучан.

– А еще какое воздействие это оказывает? На мозг? На личность?

Лучан пожал плечами.

– Я не разбираюсь в последствиях психосоматических или психологических привычек.

– Но эти стригои… как-нибудь меняются, когда начинают уже по-настоящему пить человеческую кровь?

– Мы считаем, что да.

Кейт приблизилась к осциллоскопу. Беспорядочные кривые отбрасывали зеленый отсвет на ее кожу.

– Тогда я потеряла его, – прошептала она. – Они превратили его в нечто иное.

Она отвернулась и уставилась в темный угол обширного помещения.

Лучан подошел ближе, поднял руку к ее плечу, но тут же убрал.

– Нет, Кейт, не думаю. По-моему, они берегут Джошуа для Церемонии Посвящения. Там он впервые примет участие в Священнодействии.

Отец Майкл О’Рурк саркастически хмыкнул.

– Вы вдруг стали неплохо разбираться в делах стри-гоев.

– Не больше, чем вы… священник, – отпарировал Лучан. – Вы – и францисканцы, и бенедиктинцы, и иезуиты – все наблюдаете, наблюдаете, наблюдаете… Много веков только и делаете, что наблюдаете… пока эти животные обескровливают мой народ и ведут его к пропасти.

О’Рурк смотрел немигающим взглядом. Лучан отвернулся и занялся капельницей.

– Ты не можешь оставить… его… здесь, – сказала Кейт, показав на бак.

Лучан облизнул губы.

– Есть еще люди, которые воспользуются этими данными, даже если я погибну. Даже если мы все погибнем. – Он резко повернулся к ним, сжимая кулаки. – И не волнуйтесь. Не много нас уцелело в ордене Дракона, но, даже если я умру, кто-нибудь придет сюда и сожжет этого… этого дракулу. Ни при каких обстоятельствах я не позволю ему жить и снова охотиться за нами. Ни за что.

Лучан вынул из ящика большой шприц, взял им кровь прямо из шеи тела, затем возобновил подачу из капельницы. Заперев внутреннюю дверь и морг, он повел их наверх, в лабораторию. Анализ занял у него минут десять, и Кейт увидела результаты: три нормальных образца, а один – кишащий ретровирусами Д, которые атаковали представленные кровяные тельца.

Оказавшись снова на улице, Кейт глубоко вдохнула и немного постояла под накрапывающим дождем, чтобы из одежды выветрился запах формальдегида и крови.

– А теперь что? – спросила она, чувствуя себя вымотанной и страшно уязвимой. Ясности не прибавилось ни в чем.

Лучан открыл дверцы машины, включил единственный дворник, и его ритмичное поскребывание звучало в ночи как метроном.

– Кто-нибудь из нас должен понаблюдать за домом этого человека. – Он достал бумажку, которую получил от Амадди.

– Дайте посмотреть, – сказал О’Рурк Вглядевшись при тусклом свете в текст, он заморгал, а

потом начал хохотать, откинувшись на спинку заднего сиденья.

– В чем дело? – спросила Кейт. О’Рурк отдал бумагу и потер глаза.

– Лучан, этот человек работает не в НБТ? Тот нахмурился.

– Национальное бюро по туризму? Нет, конечно нет. Это очень богатый подрядчик, промышлявший на черном рынке в поисках оборудования… Его компания, которую поддерживало государство, возводила президентский дворец и еще много громадных зданий, построенных по распоряжению Чаушеску в этой части города. Но почему вы спросили?

У О’Рурка был такой вид, будто он вот-вот снова рассмеется. Но он лишь потер щеку.

– Его имя… Раду Фортуна. Это такой низенький человечек, смуглый, с густыми усами и щербатиной в передних зубах?

– Да, – подтвердил озадаченный Лучан. – Один из нас должен круглосуточно наблюдать за его домом. – Он посмотрел на часы. – Сейчас почти одиннадцать. Я буду в первой смене.

О’Рурк покачал головой.

– Все поедем, – сказал он. – Посмотрим за домом, а заодно приглядим друг за другом.

Лучан пожал плечами и повел «дачию» по пустынным, блестящим от дождя улицам.

Глава 26

Дети ночи

Дом господина Раду Фортуны скрывался за высокими стенами в квартале номенклатуры в восточной части Бухареста. В таких же больших зданиях в центре уже давно размещались посольства или министерства, но здесь, в старейшей и красивейшей части города, Чаушеску и его политические наследники одарили себя и кучку избранных из номенклатуры прекрасными домами, не изменившимися еще с довоенного времени, когда правил король Кароль.

– Дьявол, – буркнул Лучан, проезжая мимо огороженной территории, – можно было догадаться с самого начала по адресу.

– А в чем дело? – спросила Кейт.

Лучан развернулся и поехал вокруг квартала по пустынным и широким улицам.

– Во времена Чаушеску здесь не разрешалось ездить никому, кроме Вождя и его приближенных из номенклатуры. Во все восемь кварталов этой секции въезд был запрещен.

О’Рурк наклонился вперед.

– Вы хотите сказать, что за один только проезд здесь могли арестовать?

– Ну да. – Лучан погасил фары и сделал еще один круг. – Однажды осмелившись проехать здесь, вы могли впоследствии просто исчезнуть.

– А что-то изменилось после смерти Чаушеску? – спросила Кейт.

– Да, в некотором роде.

Лучан остановился и заехал задним ходом в аллею, почти полностью закрытую низкорослыми деревьями с тяжелой, намокшей листвой и кустами, которые не подстригали уже десятки лет. Ветки скребли по бортам «дачии», пока она не оказалась целиком в кустах. Теперь можно было увидеть лишь ее ветровое стекло, обращенное в сторону калитки и въезда в особняк Раду Фортуны.

– Полиция и секуритате все еще здесь патрулируют. Не слишком здорово было бы попасть к ним в лапы, если учесть, что я наверняка занесен в их списки разыскиваемых, а у вас вообще нет никаких документов.

Он задвинул «дачию» еще глубже, и теперь они видели улицу лишь сквозь переплетение веток.

Вскоре дождь перестал, но капли с деревьев веток продолжали с не меньшим шумом падать на крышу и капот. В машине стало холодать. Стекла запотели, и Лучану пришлось вытирать ветровое стекло носовым платком. Около полуночи по улице медленно проехала полицейская машина. Когда она исчезла из виду, Лучан извлек из-под сиденья большой термос с горячим чаем.

– Прошу прощения, чашка только одна, – сказал он, подавая Кейт крышку от термоса. – Придется нам, отец О’Рурк, пить прямо из горла.

Кейт склонилась над горячей чашкой, пытаясь остановить дрожь. После того как О’Рурк разоблачил Лучана, она потеряла почву под ногами. Теперь она не знала, кому и чему верить. Лучан, кажется, говорил, что О’Рурк является участником некоего заговора, связанного со стриго-ями.

У нее уже не осталось сил, чтобы спрашивать их о чем-нибудь. Джошуа! Все ее мысли были только о сыне. Крепко зажмурившись, Кейт вспомнила его лицо, его запах, ощущение легкого прикосновения его шелковистых волосиков к щеке.

Она открыла глаза.

– Лучан, расскажи-ка какой-нибудь анекдот про вашего Вождя.

Студент передал термос О’Рурку.

– Вы не слышали про то, как наш рай для трудящихся посещала Брижит Бардо?

Кейт покачала головой. Было очень холодно. Отблеск уличного освещения играл на колючей проволоке, опутывающей стену. Снова начался дождь.

– У нашего Вождя была личная встреча с Бардо, и он потерял голову с первого взгляда, – начал Лучан. – Ну, вы видели последние снимки миссис Чаушеску, так что сами понимаете. В общем, начал он ее обхаживать, чтобы произвести впечатление. «Я здесь всем руковожу, – говорит он. – Я могу все, чего только ни пожелает мадемуазель». – «Ладно, – отвечает Бардо. – Тогда откройте границы». Некоторое время Чаушеску не мог… как это у вас говорится… не мог врубиться. Но потом он взял себя в руки и улыбнулся ей своей жуткой улыбкой. «Ага, – говорит он заговорщическим тоном. – Я знаю, чего вы хотите, – и подмигивает ей. – Вы хотите, чтобы мы остались одни».

Лучан взял термос из рук О’Рурка и глотнул чаю.

Священник сзади закашлялся. Кейт подумала, не болит ли его раненая нога такими холодными, сырыми ночами. Она ни разу не слышала, чтобы О’Рурк жаловался, даже если хромал очень заметно.

– Несколько лет назад, когда произошел взрыв в Чернобыле, я был в Чехословакии, – сказал О’Рурк. – Насчет Чернобыля у вас есть какие-нибудь шутки?

Лучан пожал плечами.

– Конечно. Мы шутим над всем, что пугает нас до смерти или вышибает слезы. А у вас как?

– Вроде определения НАСА, которое появилось после катастрофы с «Челленджером» в том же восемьдесят шестом году, – сказала Кейт. – Вот… Нужны Ачередные Семь Астронавтов.

Никто не засмеялся. Они трепались не для того, чтобы развлечь друг друга.

– В Чехословакии, – заговорил О’Рурк, – была в ходу шуточка насчет того, что в СССР после Чернобыля появился новый гимн: «Pec nбm spadla, pec nаm spadla…» – «Наша печка развалилась, наша печка развалилась». – После некоторого молчания священник добавил: – Это из народной песни.

– А у нас после Чернобыля, – сказал Лучан, – спрашивали друг друга, какие три самые короткие вещи на свете.

– И какие? – спросила Кейт, допивая чай.

– Румынская конституция, меню в польском ресторане и жизнь чернобыльского пожарника.

Несколько минут они не разговаривали. Дождь выбивал дробь по крыше.

– Как вы думаете, что будет с Горбачевым и Советским Союзом? – спросил О’Рурк у Лучана.

Студент слегка хохотнул.

– И то и другое уже отжило свое, но об этом еще никто не знает. Когда Горбачев вернулся после попытки переворота в августе и объявил, что все еще верит в марксизм, он расписался в собственной замшелости.

– А что народ? – спросила Кейт. Лучан покачал головой.

– Там нет народа, осталась лишь империя, которая никак не может призвать своих подданных к подчинению. Советский Союз уже на свалке истории, как и социалистическая Румыния. Но ни у одного организма не хватает мужества признать, что он уже покойник… нос-ферату. – Он побарабанил пальцами по приборной доске. – Однако в России есть Ельцин, а он человек честолюбивый… очень честолюбивый. В его глазах я вижу блеск, который напоминает мне о нашем бывшем Вожде. Ельцин использует российский суверенитет, чтобы развалить СССР к следующей весне.

– Так скоро? – сказала Кейт.

– Возможно, даже быстрее. Я не удивлюсь, если СССР официально прекратит существование уже к Новому году.

– Но что, если Горбачев… – начал О’Рурк.

Лучан поднял руку, призвав к тишине, потом наклонился вперед и протер запотевшее стекло.

Ворота с электроприводом на участке Фортуны начали открываться. Кейт поглубже вжалась в сиденье, одновременно вполне отдавая себе отчет, что прятаться глупо.

Из ворот выехал черный «мерседес», повернул налево, скользнув фарами по «дачии», и скрылся из виду.

– Это он? – спросила Кейт.

Лучан пожал плечами, завел машину с трех попыток, сопровождавшихся скрежещущими звуками, и тронулся с места. «Дачия» дребезжала и скрипела, пока Лучан, так и не включив фары, разгонял ее до сорока или пятидесяти миль. Они выехали на улицу Галац и кварталах в трех впереди увидели габаритные огни «мерседеса». Вдавив педаль газа до пола, Лучан налег на баранку. «Дачия» взвыла еще жалобней, но исправно дребезжала и тарахтела, двигаясь по пустынной улице.

– Гони за той машиной, – прошептала Кейт.

Они следовали за «мерседесом» в северном направлении по улице Галац, смешавшись с немногочисленными полуночными машинами – в основном грузовиками, поворачивавшими на запад, – затем по бульвару Илие Пин-тилие и чуть не упустили его на кольцевой развязке площади Виктории. Лучан безошибочно догадался, что машина свернула на север, на шоссе Кисилева, и вскоре, после нескольких мгновений мучительного напряжения, они снова увидели «мерседес», который, разбрызгивая воду, пролетел через перекресток в двух кварталах от них. Лучан раскочегарил «дачию» почти до девяноста километров в час, что позволило сократить дистанцию вдвое, после чего сбросил газ, чтобы держать ее на том же уровне. По бульвару ехали еще несколько грузовиков и легковушек, которые тоже не обращали внимания на установленные ограничения, поэтому Лучан не опасался, что их заметят.

Выбравшись на шоссе Бухарест – Плоешти, они проскочили обсаженные деревьями городские районы, миновали громадные здания и памятники, темные и молчаливые во тьме, после чего выехали за город, где по обе стороны от дороги мелькали только поля. Поворот к аэропорту «Отопени» «мерседес» проскочил, не замедляя хода, но Лучан сбросил скорость до шестидесяти километров, заметив вдоль дороги к международному аэропорту ставшие уже привычными полицейские и военные машины. За Отопени он снова набрал скорость, оставив между «дачией» и «мерседесом» лишь один грузовик.

– Мы даже не знаем, сидит ли в этой машине Раду Фортуна, – подал голос О’Рурк с заднего сиденья.

– Откуда вы знаете это имя? – спросила Кейт. – И над чем вы смеялись?

Священник рассказал о поездке двухгодичной давности с «оценочной командой» миллиардера Вернора Ди-кона Трента.

Лучан чуть не съехал с дороги.

– Здесь был Вернор Дикон Трент? – голос у него дрожал.

– Возможно, он и сейчас здесь, – сказал О’Рурк. – Его фонд и корпорация объявили о болезни своего главы через несколько недель после того, как мы все вернулись. До сегодняшнего дня никто не знает, где он и в каком состоянии. Он что-то вроде Говарда Хьюза девяностых годов.

Лучан покачал головой. Единственная щетка стеклоочистителя ритмично ходила по ветровому стеклу.

– Вернор Дикон Трент не Говард Хьюз, – сдержанно сказал он. – А каким образом Раду Фортуна связан с мистером Трентом?

О’Рурк рассказал о самоуверенном гиде от НБТ, сопровождавшем их в той эксцентричной поездке. Лучан иронически усмехнулся.

– Я подозреваю, что Трент с Фортуной изрядно позабавились, глядя на вас.

Кейт отвернулась от забрызганного дождем лобового стекла и темных полей.

– Так ты говоришь, что Вернор Дикон Трент может быть стригоем?

Лучан молчал довольно долго.

– Орден считает, что Трент является одним из первых членов Семьи, – наконец ответил он. – Возможно, даже самим Отцом.

– Отцом? – переспросила Кейт, но в этот самый момент «мерседес» свернул с шоссе на боковую дорогу.

– Дерьмо, – ругнулся Лучан.

Он проехал поворот вслед за грузовиком, сбросил газ, нашел место пошире и развернулся. Габариты «мерседеса» почти уже растаяли в темноте, когда «дачия» затряслась по ухабистому проселку. Они проехали мимо деревенских домишек и приземистых многоэтажек по левой стороне. Нигде не было видно ни огонька.

Кейт посмотрела на спидометр. От Бухареста они отъехали километров на тридцать пять.

– Кажется, я знаю, куда они едут, – произнес Лучан. При въезде в следующую деревушку Кейт увидела указатель: Снагов.

– Я читала про это место, – объявила она.

На развилке в центре деревни «мерседес» свернул направо и снова прибавил ходу. Лучан выключил фары, стараясь не отстать. Из-за темноты и дождя разбитой дороги почти не было видно.

– Мы их потеряем, – заметил О’Рурк, когда габаритные огни скрылись за поворотом.

Лучан покачал головой. Примерно через милю они увидели слева от себя фары преследуемой машины, свернувшей на еще более узкую дорожку. Лучан медленно подъехал к повороту.

– Быстрей! – воскликнула Кейт, когда «мерседес» стал удаляться.

– Нельзя, – ответил Лучан. – Это частная дорога. Видишь пост?

Теперь, когда «мерседес» остановился, Кейт тоже разглядела ворота, рядом с которыми стояли несколько автомобилей. Ненадолго вспыхнул фонарик, будто кто-то проверял личность водителя «мерседеса» и его пассажиров. Кейт различила огни большого дома – примерно в четверти мили от поста.

– Черт бы их побрал, – выдохнула она. – А как-нибудь еще можно подобраться к тому дому?

Лучан побарабанил пальцами по рулю.

– Не думаю, что дом – их конечная цель, – проговорил он, как бы рассуждая вслух.

Внезапно далеко позади показались огни еще одной машины.

– Дьявол! Чтоб им пусто было! – воскликнул Лучан. По-прежнему с выключенными фарами он погнал

вперед по дороге. «Дачия» взвизгивала на поворотах и подскакивала на невесть откуда взявшихся рытвинах. Через некоторое время огни позади пропали и вокруг высился сплошной лес.

– Я хочу вернуться, – сказала Кейт. Сердце у нее колотилось от отчаяния и гнева. – Если есть хоть малейший шанс, что Джошуа в том доме, я хочу туда вернуться, даже если придется идти пешком через поле.

– То место находится на озере, – сказал Лучан, не снижая скорости. – Я знаю другую дорогу.

Они проехали еще милю-другую вдоль железнодорожного полотна. Машины больше не попадались, и, по мере того как «дачия» удалялась от деревни, дорога становилась все хуже. В конце концов Лучан свернул на еще более узкую дорогу. Под колесами хрустел гравий и с шумом разлеталась вода из луж. Когда «дачия» вползла под свод из голых веток, покрытых дождевыми каплями, Лучан включил габаритные огни.

– Что-то вроде национального лесного заповедника, – пробормотал он, сосредоточенно сдвинув брови, стараясь не заехать в какую-нибудь выбоину с водой, каждая из которых была размером с небольшое озерцо. Кончилось тем, что он чертыхнулся и включил фары.

Они проехали под покосившейся деревянной аркой с выцветшими буквами. Дорога больше напоминала широкую тропу в густой чащобе. Кейт так и подмывало спросить у Лучана, знает ли он, где они оказались, но проселок вдруг вывел их на асфальт. Впереди они увидели темное и безмолвное оштукатуренное строение.

– Ресторан и гостиница, – пояснил Лучан, даже не взглянув в ту сторону. – Закрыто после смерти Чаушеску.

Влево и вправо отходили несколько ответвлений, но Лучан поехал по самой заброшенной дороге. Кейт разглядела перевернутые столы для пикников и поросшие сорняками лужайки. Это место напоминало какой-нибудь американский государственный парк-заповедник, лишившийся своего статуса и соответствующей заботы уже несколько десятилетий тому назад.

Лучан вдруг замедлил ход, остановился, сдал назад и въехал на асфальтированную дорожку не шире пешеходной тропинки. Примерно через сотню метров дорожка оборвалась и под колесами заскрипел гравий. Впереди, между деревьев, Кейт увидела отблеск водной глади.

Лучан остановил машину.

– Нам надо спешить, – сказал он, доставая из бардачка фонарик и еще что-то, более увесистое. Кейт моргнула, разглядев, что вторым предметом был пистолет – полуавтоматический, насколько она поняла по очертаниям, когда Лучан засовывал его в карман. Затем он проверил фонарик, от которого исходил яркий луч.

– Пошли, – бросил он.

Спустившись футов на тридцать по склону, они вдруг уперлись в низкий проволочный забор. Левее была калитка, но она оказалась запертой. Лучан перелез через ограду. За ним последовала Кейт. О’Рурку с его протезом явно приходилось нелегко, но он не издал ни звука, используя в основном силу рук. Они оказались на небольшом, поросшем травой полуострове и прижались к земле. Кейт с трудом разглядела пристань, будку и груду сваленных вверх дном лодок. Дождь прекратился, но с веток у них за спиной продолжало капать. Со стороны заболоченной заводи слева доносилось кваканье лягушек и голос одинокой кукушки.

Лучан придвинулся поближе и шепнул:

– Вряд ли они посадили охранника в будку, но давайте вести себя как можно тише.

Он сделал знак О’Рурку, они вдвоем подняли верхнюю лодку из кучи, перевернули и понесли на засыпанную гравием площадку возле причала. Снова жестом призвав их к тишине, Лучан исчез в тени за будкой и вернулся оттуда с парой весел.

Кейт первой забралась в лодку и устроилась на носу, а Лучан тем временем вставлял весла в уключины. О’Рурк оттолкнулся от берега и залез на корму. Когда лодка отошла от причала, Лучан начал почти бесшумно грести, пока они не оказались довольно далеко.

Глаза Кейт привыкли к темноте, и она разглядела, что они находятся в обширной лагуне. Большое темное здание – вероятно, ресторан с гостиницей, мимо которых они проезжали, – замыкало лагуну с левой стороны в нескольких сотнях метров от них, и Кейт видела поросшие бурьяном ступени, спускавшиеся к воде. От темной линии деревьев впереди доносились звуки потревоженных болотных тварей. Вся эта какофония кваканья и кукованья, слышавшаяся с трех сторон, заглушала сильные гребки Лучана.

Он направил лодку между двух точек, обозначенных деревьями. Кейт поняла, что это и есть выход в настоящее озеро. В темноте оно казалось очень широким, а противоположный берег угадывался по невысокой линии деревьев на фоне горизонта.

Они вышли из лагуны по проходу длиной футов в сто пятьдесят в озеро с его переменчивыми волнами, сильными течениями и холодными ветрами. Кейт посмотрела вниз, подняла промокшие ноги и сказала:

– Нас заливает водой.

– La naiba! – ругнулся Лучан. – Пардон. Вы можете вычерпывать?

– Чем? – поинтересовался О’Рурк. – У нас ничего нет, кроме рук.

Он перегнулся через борт и с минуту разглядывал воду.

– Кажется, здесь не очень глубоко. Я вроде вижу в воде водоросли или что-то еще.

Кейт услышала смешок Лучана.

– Это в лагуне глубина несколько метров, – сказал он. – А здесь – немножко больше. Говорят, озеро Снагов – самое глубокое во всей Европе. Насколько я знаю, глубину здесь никто не измерял.

Наступило продолжительное молчание.

– Может, к берегу? – спросил О’Рурк

– Нет, – отрезала Кейт. – Будем вычерпывать воду руками, если придется.

Лучан продолжал грести. Вход в лагуну вскоре пропал из виду. Лодка приняла влево, удаляясь все дальше в темные просторы озера. Кейт увидела яркие огни большого здания примерно в миле или в двух по воде.

– Это туда приехал Раду Фортуна? – шепотом спросила она.

Лучан хмыкнул.

– Но нам зато не туда. Мы плывем к острову.

Он кивнул в сторону темного возвышения, и Кейт только теперь разглядела, что это не часть северного берега. До острова было с полмили, а то и больше.

– Но если Фортуна в том доме на берегу… – начала было она, но тут же умолкла, услышав донесшиеся до них по воде кашляющие звуки ожившего двигателя большой моторки.

Она повернулась и посмотрела с носа на ходовые огни судна, проследовавшего мимо ярко освещенного здания. Вдруг огней стало больше, от далекого причала послышался рев моторов небольших скоростных лодок, которые вышли в озеро.

– Черт, – прошептал Лучан, убирая весла. Все трое застыли в ожидании и, пригнувшись, смотрели, как моторки с ревом несутся в их сторону. Лучи прожекторов скользили по поверхности воды.

– Вниз! – скомандовал Лучан, и они опустились в трехдюймовый слой воды на дне лодки.

Моторки обшаривали в разных направлениях полу-мильное пространство между усадьбой и противоположным берегом острова, а потом зашли с обратной стороны, освещая и берег, и поверхность воды. Одна из моторок с ревом помчалась прямо в сторону лагуны, из которой они только что вышли. Затем она развернулась и, казалось, направилась прямо к ним.

Кейт скрючилась на дне, непроизвольно бормоча про себя молитву темноте, тучам над головой и низкой посадке их лодки. Рев моторки приближался.

– Если будут стрелять, прыгайте в воду, – шепнул Лу-чан, взводя затвор пистолета.

Кейт попыталась представить, каково О’Рурку с его протезом в воде. Ничего, зато она хорошо плавает – три раза в неделю в Боулдерском оздоровительном центре – и, если потребуется, сама вытащит обоих мужчин на берег. Джошуа… Кейт словно заклинание вновь и вновь повторяла имя ребенка в своих молитвах.

Моторка завалилась на правый борт и прошла метрах в шестидесяти левее их лодки. К этому времени ветер усилился, поднимая высокие волны, и их суденышко могло показаться лишь неуловимой тенью на фоне не менее темного берега. Кейт, О’Рурк и Лучан так и лежали, вжавшись в хлюпающую воду на дне лодки, пока моторка, влетев в лагуну, обшаривала лучом прожектора берег, а потом снова пронеслась по всему периметру озера, иногда высвечивая что-то на берегу. Один раз даже послышалась отрывистая автоматная очередь. Завершив круг, моторка вернулась к острову.

Теперь к острову направилось и большое судно – крейсерская яхта футов сорок-пятьдесят длиной, судя по ее виду, – в сопровождении трех моторок. Кейт полезла обратно на нос, чувствуя, как вода плещется выше лодыжек. Она промокла и замерзла. В облаках над головой появился просвет, в котором мерцали звезды. Дул холодный северный ветер.

Лучан снова начал грести. Когда он остановился, чтобы отдышаться, О’Рурк сказал:

– Теперь моя очередь.

Он переместился на среднюю скамейку.

Кейт дрожала всем телом и жалела о том, что не вызвалась первой, но ей все же хотелось оставаться на носу лодки, чтобы наблюдать за островом.

Яхта пришвартовалась к причалу на левой оконечности острова, туда же пристали и две моторки. Третья продолжала описывать круги по озеру. Кейт услышала крики и увидела огоньки фонариков в районе причала. Потом фонарики вдруг погасли и зажглись факелы. Под цепочкой факелов отчетливо вырисовывались темные фигуры, поднимающиеся от воды под сень деревьев.

– Нам нужно точно рассчитать время, – сказал Лучан, остановив О’Рурка и показав ему место в нескольких сотнях метров к востоку от причала. – Мы можем там укрыться, но придется подналечь, чтобы успеть, пока моторка будет на противоположной стороне острова.

Он снял часы и стал смотреть на светящийся циферблат, в то время как моторка описывала круг против часовой стрелки.

– Три минуты десять секунд, – сообщил Лучан. – Вы еще не очень устали? Успеете?

О’Рурк молча кивнул. Как только моторка снова скрылась, он налег на весла. Казалось, что лодка движется очень медленно и течением ее относит к западу еще сильнее, чем раньше. Из груди О’Рурка с шумом вырывался воздух.

– Две минуты, – прошептал Лучан, глядя на циферблат.

Кейт слышала рев мотора на противоположной стороне, видела темные тени у причала. «Что, если они нас видят? А если моторка прибавит скорость?» О’Рурк греб безостановочно, глубоко погружая громоздкие весла, но казалось, что остров совсем не приближается.

– Одна минута, – шепнул Лучан. Теперь рокот мотора раздавался за северо-западной

оконечностью острова, который стал выше, а деревья на нем вырисовывались четче. Но, похоже, все силы О’Рурка уходили на то, чтобы их не снесло течением к причалу в западном направлении. Весла очень шумно входили в воду. Если бы сейчас сюда вышла патрульная лодка, то они оказались бы прямо на ее пути.

– Тридцать секунд, – свистящим шепотом произнес Лучан.

О’Рурк наклонил голову и поднажал. Отяжелевшая не только из-за трех пассажиров, но и из-за прибывающей воды лодка рассекала неровные волны. Течение здесь было очень сильное. Света от звезд вполне хватало, чтобы Кейт видела пот на шее священника.

– Пятнадцать секунд, – сказал Лучан. До берега оставалось метров десять.

– Туда! – шепнул Лучан, указывая на просвет между деревьями.

Патрульная лодка появилась метрах в ста пятидесяти слева от них. Включенный прожектор освещал берег. Когда моторка прошла мимо причала, Кейт успела мельком увидеть людей с автоматами, щурившихся при ярком свете. Луч соскользнул с берега, двинувшись прямо в их сторону.

Глава 27

Дети ночи

О’Рурк хрипел, когда они нырнули под ветки, цеплявшие Кейт, как костлявые руки. Потом нос лодки стал царапать по камням с таким звуком, что Кейт не сомневалась: он разносится по всему острову. Лучан нагнулся вперед, О’Рурк старался сдержать шумное дыхание, а Кейт ухватилась за корни, чтобы течением их не вынесло обратно в тот момент, когда моторка проходила метрах в десяти от них. Удары ее сердца заглушали даже пыхтение О’Рурка, пока патрульная лодка снова не скрылась за восточной оконечностью. Под носовой скамейкой нашлась промокшая веревка. Вода доставала Кейт уже до середины икр.

Лучан перелез через борт, выбрался на берег и привязал веревку к пеньку О’Рурк, скользя по опавшей листве, цеплялся за корни и камни.

Футов пятнадцать вверх по откосу – и они оказались среди деревьев, окаймлявших широкое, поросшее травой пространство. Кейт увидела, как Лучан делает зарубку на каком-то хвойном дереве, и догадалась, что это метка для облегчения поисков лодки. Она порадовалась, что кто-то из них еще не утратил способность думать.

Все трое собрались возле деревьев.

– Часовня, – шепнул Лучан.

Кейт посмотрела в западном направлении и увидела три шпиля, возвышавшихся над голыми ветками. Со стороны причала по невидимой тропе к часовне двигалась вереница темных силуэтов с факелами. Теперь Кейт слышала голоса, мужские голоса, исполнявшие какой-то напев, не очень похожий на обычные церковные песнопения. Поднявшийся ветер, зашуршавший по сосновым веткам, вызвал у нее дрожь.

Лучан придвинулся поближе, и Кейт показалось, что у него в руке снова пистолет.

– Это начало Церемонии Посвящения, – услышала она его шепот. – Мне следовало бы вспомнить, что она проводится в часовне Снаговского монастыря.

Пение становилось все громче.

– В этой часовне в 1476 году было похоронено обезглавленное тело Влада Дракулы. Могилу раскопали в 1932 году, но она оказалась пустой, если не считать изъеденных костей животных.

Лучан повернулся и тихо, крадучись, устремился в сторону часовни и факелов.

Кейт колебалась не больше секунды. Она прикоснулась к плечу О’Рурка, чтобы убедиться, что он рядом, и последовала за Лучаном.

Часовня освещалась факелами, а еще больше факелов было вдоль тропы от пристани. Там причалило еще одно крупное судно, и теперь всю дорогу от пирса до часовни заполнили фигуры в темных балахонах.

Лучан шел впереди по краю заросшего травой поля размером с футбольное. Один раз он остановился, чтобы перевести дух, и шепнул Кейт и О’Рурку:

– Во времена Влада Цепеша здесь был внутренний двор и укрепления.

Кейт ощутила под ногами кирпичи или камни, находившиеся на одном уровне с дерном. Лучан вел их под деревьями, с которых капало. Одной рукой Кейт касалась спины Лучана, а другую держала на плече О’Рурка. Вдруг футах в двадцати перед ними вспыхнула спичка, на долю секунды выхватив из темноты лицо в черной лыжной шапке. Том… Джули…

Все трое застыли на месте. Кейт дышала ртом, глядя на красный огонек сигареты. Прошло не меньше минуты, прежде чем сердце в ее груди забилось ровнее. Шарканье ног и негромкое пение фигур в балахонах явно заглушали все прочие звуки.

– Сюда, – шепнул Лучан и повел их направо, мимо древнего колодца с островерхой крышей, через кусты роз в рощицу из невысоких деревьев. Метрах в пятнадцати Кейт увидела еще одного караульного на углу часовни. Даже в свете факелов с трудом можно было рассмотреть его черный капюшон, черный свитер и черную матовую поверхность автомата, лежавшего на сгибе руки.

Они продолжали идти в сторону от часовни, преодолели низенькую проволочную ограду, а потом Лучан повел их левее, через сад. Справа появились темные очертания трех зданий – двух домов крестьянского типа и невысокого кирпичного амбара.

– Действующий монастырь, – прошептал Лучан. – Когда стригои здесь, отсюда никто и носа не высовывает.

Они обогнули часовню, не теряя из виду факелы, и двинулись к юго-западной оконечности острова.

– Побудьте здесь, пока я осмотрюсь, – шепнул Лучан и исчез в густых зарослях.

Когда они пробирались сюда, Кейт слышала, как О’Рурк подволакивает больную ногу; теперь же она уловила и его пресекающееся дыхание. Она коснулась плеча священника.

Неожиданно рядом появился Лучан.

– С этой стороны можно подойти поближе.

Его шепот был не громче слабого дуновения ветерка в тишине. Кейт поняла, что пение закончилось.

Факелы освещали открытые двери Снаговской часовни. На ней были высечены такие же двойные кресты, как и на медальоне Лучана. Рядом с часовней стоял белоснежный домик, а ярдов на десять поближе к винограднику, где они прятались, высилась древняя квадратная башня. Лучан выскользнул из виноградника и пересек открытое пространство до башни. Кейт услышала негромкое царапанье ножа по петлям, и старая дверь вдруг превратилась в зияющий черный проем. Лучан жестом подозвал их.

Кейт медлила.

– Не знаю, смогу ли, – шепнула она священнику. Ее пугала сама мысль, что придется выходить на открытое пространство совсем рядом со стригоями.

О’Рурк придвинулся так близко, что она ощутила щекой его бороду.

– Пойдем вместе, – шепнул он и взял ее за руку Они побежали, низко согнувшись, стараясь ступать

только на траву. Перед черным проемом Кейт на секунду остановилась, прежде чем нырнуть в темноту. О’Рурк закрыл за собой дверь. Лучан пристроился на нижней ступеньке крутой лестницы.

– Там есть окно, – еле слышно прошептал он. – Но прямо под ним охранники.

Они стали медленно подниматься по лестнице, проверяя каждую ступеньку Лестница, построенная не одно столетие тому назад, сохранила свою прочность и не издавала ни единого скрипа. Окно башни находилось на высоте примерно десяти футов от земли и выходило в сторону каких-то зарослей, больше напоминающих розовые кусты или низкорослый виноградник. Среди кустов и вдоль шпалер с лозами ближе к тропе стояли с полдюжины охранников: их силуэты вырисовывались на фоне освещенной факелами часовни. За распахнутыми дверями часовни тоже виднелись факелы; слышны были мужские голоса.

– Что они говорят? – шепотом спросила Кейт. Лучан мотнул головой.

– Это не румынский.

О’Рурк придвинулся ближе к полуоткрытому окну. Наверху, в закоулках между крышей и стропилами, шуршали птицы.

– Это латынь, – сказал священник

Кейт узнала звучание латинских слогов, однако слова различить не могла. Она потянулась, пытаясь заглянуть в дверь часовни, разглядеть ребенка в руках какого-нибудь человека в черном одеянии, но видела лишь неясные очертания. Расстроившись, Кейт вцепилась в куртку Лучана и притянула его к себе, чтобы шепнуть прямо в ухо:

– А бинокль ты случайно не взял? Он отрицательно качнул головой.

Вдруг пение и ритуальные причитания оборвались, как служба в церкви, и в часовне наступила тишина. Охранники зашевелились, а потом фигуры в балахонах стали выходить на мощеную площадку между часовней и белым домиком. Откинуты капюшоны, сброшены плащи, зажглись сигареты, начались разговоры – и все это стало удивительным образом напоминать сцену, которую можно наблюдать возле какой-нибудь американской церкви после воскресной службы. Мужчины стояли кучками по три-пять человек, покуривая и негромко разговаривая, – Кейт не услышала женских голосов и поэтому предположила, что здесь были только мужчины.

Она высунулась так далеко, чтобы лучше видеть и слышать, что О’Рурку пришлось затаскивать ее внутрь, прежде чем один из охранников взглянул вверх. Кейт выводило из себя то, что слова звучали неразборчиво, но помимо румынской она различила немецкую, английскую и итальянскую речь.

– Неужели ты не понимаешь… – прошипела она Лу-чану.

Он цыкнул на нее и прислушался. Определить точно количество собравшихся было достаточно трудно из-за практически одинаковой черной униформы, но Кейт прикинула, что в часовне и снаружи, вдоль тропы к причалу, набиралось не меньше сотни человек.

– Там… это Раду Фортуна! – прошептал Лучан, показывая на человека, выходившего из двери часовни.

– Да, – также шепотом согласился О’Рурк

Кейт снова выглянула, но при неверном свете факелов и постоянном перемещении фигур не смогла разглядеть лиц.

Вдруг охранники закричали что-то друг другу по-румынски. От дверей часовни послышалась отрывистая команда, поданная низким голосом.

«Они меня увидели! – мелькнула у Кейт паническая мысль. – Они нашли лодку. Нам уже не выбраться с острова».

Загорелись фонари, а один из охранников в саду включил ручной прожектор с еще более ярким лучом. Кейт, Лучан и О’Рурк отпрянули от окна, но тут же стало ясно, что фонари светят в другую сторону. Кейт придвинулась поближе и выглянула как раз в тот момент, когда кто-то из охраны выстрелил из автомата. Она дернулась назад, но все же успела увидеть большую рыжую собаку, пробегавшую по саду возле монастырских построек.

Послышался вой и лай, несколько выкриков на румынском, хохот. Один за другим фонари погасли.

Полчаса потребовалось собравшимся, чтобы вернуться к судам и погрузиться. Факелы потушили – стражники нашли и собрали все до единого вдоль тропинки, – а потом раздался рев патрульных моторок, вышедших сопровождать пассажирские катера. В часовне стало темно.

Около часа еще Кейт и двое мужчин сидели на узкой площадке, не шевелясь и не говоря ни слова. Воображение рисовало Кейт охранников в черном, притаившихся где-то в засаде. В конце концов возобновившееся зуденье комаров, кваканье лягушек у берега и вид собаки, беспрепятственно снующей среди камней часовни, придали им храбрости; они на цыпочках спустились по лестнице, открыли тяжелую дверь и тем же путем, что и пришли, проследовали обратно через сад. При свете звезд Кейт увидела, как в руке Лучана блеснул нож.

– Это для собаки, если залает, – шепотом объяснил студент. Но собака и не думала к ним подходить, когда они в спешке покидали двор.

Лодка была на месте. Мужчины накренили ее, чтобы вылить набравшуюся на полфута воду. Кейт села в лодку последней, отвязав веревку и спустившись с камней на нос. Лучан оттолкнулся веслом, и суденышко медленно вышло из-под деревьев.

Широкое озеро оказалось пустынным. В большом доме на юго-западном берегу было темно. Пока Лучан вел лодку по озеру к лагуне, никто не произнес ни слова. Потом все так же молча все трое отнесли лодку обратно, в общую кучу, вытряхнули из нее остатки воды и аккуратно положили сверху. В будке возле причала по-прежнему не было ни света, ни звука.

Вид «дачии» не вызывал никаких подозрений, но Лучан заставил их подождать в тени деревьев, а сам осторожно приблизился к машине и проверил салон. Только тогда подошли и Кейт с О’Рурком. Старенький двигатель завелся сразу.

Из заброшенного парка Лучан выезжал с выключенными фарами, ориентируясь по звездам, и лишь когда они проехали спящий Снагов, включил свет.

– Я не видела Джошуа, – сказала Кейт. Голос ее звучал напряженно, непривычно даже для нее самой. – Я вообще там никаких детей не видела.

– Да, – подтвердил священник. Он ехал на переднем сиденье, рядом с Лучаном.

– Ты что-нибудь понял из их разговоров? – спросила Кейт у Лучана.

Еще примерно минуту он ехал молча.

– Кажется, кто-то говорил насчет того, что это первая ночь… что для первой ночи неплохо.

– Первой ночи чего? – Кейт приложила щеку к холодному стеклу справа, чтобы не заснуть.

– Церемонии Посвящения, – ответил Лучан. – Мне надо было помнить, что ритуалы первой ночи состоятся именно возле Снаговского монастыря.

– Потому что монастырь имеет какое-то значение для стригоев? – спросил О’Рурк

Лучан пожевал губу. Лицо его казалось очень бледным при тусклом свете приборной доски.

– Здесь была одна из крепостей Влада Цепеша. По преданиям, его похоронили в этом месте.

– Ты же говорил, что могила оказалась пустой, – заметила Кейт.

– Верно. Но обезглавленное тело нашли в другой могиле, в часовне, недалеко от входа, а не рядом с алтарем, где, по идее, должны хоронить царственную особу. – Он притормозил перед выездом на магистраль и повернул налево, в сторону Бухареста. – Археологи предполагают, что это небольшая шутка монахов, которые переместили тело.

О’Рурк задумчиво почесал бороду.

– Или это сделано намеренно. Возможно, они сочли святотатством хоронить его так близко от алтаря.

Лучан кивнул.

– Если только это был Влад Дракула. Орден считает, что князь обезглавил одного из своих слуг, приказал облачить его в королевские одежды и даже надел ему на палец перстень Дракона, чтобы сбить со следа недругов.

Кейт начинала терять терпение.

– Какая разница, кого там похоронили пять веков назад? Важно знать, чем они сейчас занимались… Какое отношение все это имеет к Джошуа.

Они миновали Отопени, и впереди показались огни Бухареста. На шоссе им встречались лишь грузовики.

– Если это была Церемония Посвящения, – задумчиво произнес Лучан, – и если Джошуа является избранником, то прежде, чем он получит Причастие из человеческой крови, у strigoi будет несколько ритуальных ночей. – Он потер щеку. – Если легенды не врут.

– А что говорят твои легенды насчет места этих ритуалов? – спросила Кейт. – Опять Снагов?

– Нет. Думаю, что в монастыре уже ничего не будет. Возможно, в местах, имеющих какое-то значение для Семьи… Из тех, что упомянуты в легендах о Владе Цепеше. Не знаю…

Кейт откинулась на пыльную спинку сиденья.

– Чепуха какая-то. – Она стукнула кулаком по двери. – У меня похитили ребенка, а я тут играю в Индиану Джонса.

Лучан фыркнул.

– Здесь оказалось не столь интересно, как в фильмах про Индиану. Я так ничего толком и не разглядел. Если и было человеческое жертвоприношение, то я его пропустил. – Поняв, что сказал, он прикусил губу.

Машину Лучан оставил у заброшенного дома, в квартале от того места, где находились их подвальные апартаменты. Никто не остановил их, пока они пробирались окольными путями, от усталости уже не думая ни о каких мерах предосторожности. В холодной темноте их тоже никто не поджидал.

– Что дальше? – спросил О’Рурк. – Последим за домом Раду Фортуны уже при дневном свете? – Он взглянул на часы. – И так уже почти день.

Лучан развалился на кушетке.

– Не знаю. Никаких мыслей.

– Переночуем здесь, – сказала Кейт. – На мой взгляд нам следует остаться вместе. Там на маленькой кровати два матраса. Один мы притащим сюда.

Лучан только кивнул.

– Давайте спать, – продолжала она. – Мы все отупели от усталости. Обсудим все потом.

Кейт обнаружила, что побыть одной ей нужно не меньше, чем поспать, что она ощущает почти физическую потребность в одиночестве – пусть даже в студеном, сыром подвале.

Они вытащили матрас для Лучана, потом занялись поисками лишнего одеяла, а потом дверь закрылась и Кейт осталась одна. Она сбросила перепачканную одежду, достала из сумки фланелевую пижаму и нырнула в постель. Ее всю трясло, причем больше из-за событий прошедшей ночи, чем от холода, но сон все равно взял свое.

Проснулась она внезапно и тут же побежала к двери, торопливо пытаясь непослушными пальцами справиться с незнакомым замком. Свет от фонарика Лучана ослепил ее, но она лишь отмахнулась от него, прикрыв глаза ладонью. Тревожное выражение на лицах мужчин не исчезло, даже когда она начала объяснять, в чем дело.

– Я никак не могу избавиться от мысли, что гоняюсь за Джошуа не только по личным, но и по профессиональным причинам. Понимаете? Мы в ЦКЗ выделили и клонировали ретровирус… я вам рассказывала… Чандра уже почти распознала, как мне кажется, весь механизм, но, что гораздо важнее, ее группа проводила опыты по воздействию вируса на выращенные культуры… рак, ВИЧ…

– Миссис Нойман, – со сдержанным упреком перебил О’Рурк, – а позже об этом нельзя поговорить?

– Нет! Послушайте, это очень важно… Я хочу сказать, ретровирус имеет невероятные перспективы применения в иммунологии и онкологии. Но я зациклилась на том, чтобы отыскать именно Джошуа… получить образцы крови именно от Джошуа…

Лучан кивнул.

– Ясно. А теперь ты поняла, что для этого сойдет любой стригой. Те люди, которых мы видели сегодня ночью…

– Нет! – Кейт понизила голос. – То тело… то, что ты держишь в чане. В его крови имеется чистый вирус Д. Я настолько отупела… голова была занята только Джошуа.

Лучан смотрел на нее, потирая глаза.

– Я совершенно не представляю, как ты собираешься применить вирус стригоев для восстановления иммунитета.

Он встал, как был голый, и начал натягивать джинсы.

Кейт положила руки ему на плечи и толкнула обратно на матрас, безотчетно отметив, что у него именно тот тип мускулатуры, который ей больше всего нравится у мужчин: тип пловца или бегуна.

– Сегодня попозже, – сказала она, – мы возьмем образцы с запасом, проведем анализы, чтобы убедиться в отсутствии инфекции, а потом отправим их в Боулдер-ский ЦКЗ. Я приложу инструкции для Кена Моберли, чтобы он точно представлял, что нужно делать новой команде.

– А каким образом… – начал священник.

– А ваша задача – доставить образцы и записку в американское посольство, – перебила Кейт. – Может быть, это сделает кто-нибудь из ваших коллег-францисканцев в штатском. Не сомневаюсь, что стригои ожидают нашего появления у посольства.

– Да, – подтвердил Лучан. – Наверняка.

– Но от нас требуется лишь переправить образцы в посольство, – продолжала Кейт. Она ткнула пальцем в О’Рурка. – В записке вы упомянете имя сенатора Харле-на или какого-нибудь еще политического чуда, и сегодня же вечером образцы отправятся в Штаты по дипломатическим каналам.

Священник потер подбородок.

– Что ж, может, это и получится.

– Получится, – заверила Кейт. Она настолько устала, что привалилась к косяку. – В конце концов, мне совсем не нужна кровь Джошуа.

– А это не повлияет на ваши поиски, Кейт? – спросил О’Рурк.

Она бросила на него взгляд.

– Нет. Никоим образом. О’Рурк натянул на себя одеяло.

– Тогда можно поспать пару часов, прежде чем начнем избавлять человечество от СПИДа и рака. Денек, наверное, опять выдастся долгим.

Глава 28

Дети ночи

Все здание было в огне.

Лучан поставил «дачию» за полквартала от мединститута, и теперь они с Кейт смотрели, как допотопные пожарные машины въезжают на бордюр, перегораживают улицу, а пожарные в это время тянут брандспойт к единственному гидранту и перекликаются через ограду. В свежем утреннем воздухе густыми клубами поднимался дым. Кейт видела пламя в разбитых окнах института, а на западной стороне улицы в окнах административного здания отражался такой же оранжевый свет восходящего солнца.

– Оставайся здесь, – велел Лучан и пошел к перегородившим улицу пожарным и служебным машинам. Несмотря на ранний час, у здания уже успела собраться небольшая толпа.

Кейт вышла из машины и уныло прислонилась к дверце. Проснувшись сегодня утром после двухчасового сна, она обнаружила, что Лучан еще спит, а О’Рурк исчез, ничего не сообщив. Они с Лучаном съели холодный завтрак, подождали священника еще минут двадцать и оставили ему записку: «Ушли за образцами».

Подъехала еще одна пожарная машина, когда вернулся Лучан.

– Огонь начался с подвала, – доложил он. – Морга и лабораторий больше нет.

Он сел за руль, а Кейт плюхнулась на сиденье справа. Клубы дыма стали еще гуще.

– Это может быть случайностью? – спросила она. Лучан побарабанил пальцами по баранке.

– Нам надо исходить из того, что это не случайность. Стригои, должно быть, проследили за мной до института и нашли там своего человека. Сомневаюсь, что они потрудились вытащить его оттуда до поджога.

Кейт поежилась, представив, как в подвале, охваченном пламенем, корчится в баке это существо.

– Что будем делать? – спросила она.

Лучан тронулся с места и повел машину по узким улицам к западу от парка Чишмиджиу. Он хотел остановиться возле их дома, но Кейт приказала:

– Поезжай дальше!

Лучан включил передачу, и машина медленно двинулась по улице.

– Что случилось? – спросил он, не поворачивая головы.

– В моем окне в подвале была какая-то тень, когда мы уезжали. И сейчас она там.

– Может, отец О’Рурк… – начал Лучан и тут же осекся. – Черт, – ругнулся он, посмотрев в зеркало заднего вида. – За нами увязалась какая-то машина.

Кейт с трудом поборола желание оглянуться.

– Черный «мерседес», – прошептал Лучан. – Секу-ритате пользуется именно такими.

– Но разве можно остаться незамеченным, когда преследуешь кого-нибудь на «мерседесе»? – спросила Кейт как можно спокойнее. Сердце у нее колотилось, и ее слегка подташнивало.

– У секуритате нет необходимости оставаться незамеченными, – усмехнулся Лучан.

Он свернул на Штирбей Водэ и остановился, ожидая, пока в выползший из боковой улицы грохочущий трамвай садились пассажиры. Машины, появившиеся в другом конце узкой, мощенной кирпичом улицы, мешали проехать.

– Дьявол, – прошептал он. – Еще одна.

На этот раз Кейт оглянулась. Сзади стояла повозка, запряженная лошадью, а сразу за ней – два «мерседеса». Трамвай наконец тронулся, и Лучан прижался к нему, ловя подходящий момент, чтобы обогнать.

– Кажется, впереди еще один, – сказал он ровным голосом. – Да, точно, черный «мерседес» впереди трамвая. В нем четыре человека, как и в тех, что едут за нами.

Кейт старалась не поддаться растущей внутри панике.

– Разве не лучше то, что это секуритате, а не стри-гои? – спросила она.

Лучан пожевал губу.

– Скорее всего, эти секуритате сами и есть стригои. Или работают на них. – Он посматривал на боковые улицы, но не поворачивал. Ехавшая за ними повозка отстала, и теперь «мерседесы» приблизились настолько, что Кейт видела огоньки сигарет людей на передних сиденьях.

– Как они нас нашли? – шепотом спросила Кейт. Она вцепилась в свою сумку, вспомнив о лежавших там пузырьках с сывороткой. Так близко к цели – и неудача.

Голос Лучана звучал напряженно:

– А твой священник? Может, он настучал на нас, когда мы уже собрались переправить образцы в посольство? Может, он все время работал на секуритате?

– Нет, – отрезала Кейт, хотя у нее в голове тоже крутились самые мрачные предположения.

Действительно, где ты, О’Рурк?

– Мы можем оторваться? – спросила она.

Лучан так усиленно жевал губу, что появилась кровь.

– Не исключено, что они перекрыли город, – сказал он, глядя в зеркало. Трамвай вдруг свернул в боковую улицу, и их «дачия» оказалась частью колонны из черных седанов. Теперь две машины ехали впереди, и две – сразу за ними.

– Они задержат нас в течение минуты, – сказал Лучан. – Может, и пристрелят, если захотят… И толпа их не остановит.

На мгновение его взгляд принял отсутствующее выражение.

– Толпа, – прошептал он. – Сегодня утром должна состояться антиправительственная демонстрация. – Его улыбка была почти демонической. – Держись, Кейт.

Они подъезжали к площади Виктории, когда Лучан резко вывернул руль вправо и погнал по просторному бульвару Георгиу-Дежа, мимо выщербленного пулями Музея искусств и Дворца Республики. Большая часть площади была перегорожена полосатыми баррикадами, но Лучан прибавил газу и прорвался через деревянные барьеры. Кейт оглянулась и увидела, как все четыре «мерседеса» развернулись направо, перевалились через бордюр и устремились за ними. Пешеходы на Виктории бросились врассыпную.

Демонстрация собрала примерно три сотни людей и столько же полицейских. Здесь же стояли грузовики с шахтерами в рабочей одежде, мрачно посматривавшими то на полицейских, то на демонстрантов. Над головами развевались разные флаги, поднимались плакаты, но, когда Лучан направил машину прямо на толпу, бешено вертя рулем, чтобы ни на кого не наехать, люди бросились в стороны с воплями и проклятиями. Лучан проехал по дуге, чтобы поглубже забраться в растревоженную массу демонстрантов и полицейских в серой форме, которые оглушительно свистели.

– Выскакивай! – рявкнул он, открывая на ходу дверь. Прежде чем вывалиться из машины, он бросил на педаль газа увесистый учебник, лежавший на сиденье.

Кейт ухватила сумку и выскочила из машины, сильно ударившись о мостовую и потеряв равновесие. Она покатилась, пока не наткнулась на чьи-то ноги. Вместе с ней упали по крайней мере один мужчина и одна женщина. Кто-то кричал, когда «дачия» медленно прокладывала себе дорогу в людской массе, а «мерседес» с визгом затормозил, оказавшись уже в толпе.

Поднявшись на трясущихся ногах, Кейт набросила на плечо ремешок матерчатой сумки, убедилась, что косметичка на месте, и оглядела себя. Пальто запылилось, на колене под полиэстровыми брюками ссадина, но вроде бы ничего не порвано. По приезде Лучан помог ей с покупкой одежды, позволявшей не привлекать к себе внимания. Лучан…

Теперь она двигалась вместе со всеми, вытягивая шею, чтобы увидеть его, но толпа колыхалась в разные стороны, как единый потревоженный организм. «Дачия» заехала на бордюр и остановилась возле выщербленной пулями стены отеля «Атене-палас», а «мерседесы» двигались через площадь подобно черным акулам, шныряющим среди пловцов. Но источник суматохи явно находился сзади нее. Кейт повернулась и увидела, как шахтеры в серых спецовках спрыгивают с грузовиков и идут на демонстрантов с дубинками и металлическими трубами. Люди побросали флаги и начали разбегаться. Двое шахтеров били дубинками женщину с маленьким ребенком на руках. Лучана нигде не было видно.

Откуда ни возьмись появились солдаты, но на шахтеров они не обращали внимания, как и те на них, в то время как на площади разыгрывалась кровавая драма. Пытаясь найти укрытие в расположенных поблизости отелях, Кейт изо всех сил бежала с двумя женщинами в черном и седым мужчиной интеллигентного вида. Вскоре к ним присоединились двое длинноволосых молодых людей, но вдруг прозвучали выстрелы, и один юноша упал, будто споткнувшись о невидимую проволоку. Кейт приостановилась и хотела было вернуться к нему, вспомнив о немногочисленных медикаментах в сумке, но вид несущихся в ее сторону полицейских и шахтеров и кровавое месиво, в которое превратился затылок юноши, заставили ее бежать дальше.

Заметив у края площади еще множество завывающих сиренами полицейских машин с включенными фарами, Кейт свернула на Штирбей Водэ и помчалась тем же маршрутом, по которому ехали они с Лучаном. Некоторые из прохожих двигались в сторону площади, но остальные разбегались при виде озверевших шахтеров. Кейт оглянулась и увидела, как пожилую женщину, пытавшуюся быстро бежать вслед за ней, настигает здоровенный детина – из тех, в серых спецовках. Женщина прижимала к груди плакат, на котором по-румынски и по-английски было написано слово «СВОБОДА».

Кейт знала, что «шахтерами» зачастую являлись агенты секуритате, которых новое правительство использовало для запугивания оппозиции, точно так же, как это делал и Чаушеску; многие из них действительно были шахтерами, жестокими головорезами, до сих пор симпатизировавшими коммунистам и неофашистам. Их привозили в город в качестве сил устрашения. Они явно получали удовольствие от своей работы.

Шахтер, топавший за спиной Кейт, схватил пожилую женщину за воротник, швырнул ее на железный забор и начал избивать толстой деревянной палкой. Женщина закричала. Кейт остановилась, хоть и понимала, что вмешиваться было бы безумием, и присела между двух стоявших автомобилей, чтобы покопаться в своей сумке. Перепуганные пешеходы проносились мимо по мостовой и тротуарам, но никто и не думал помогать женщине. Та привалилась к забору, а шахтер, расставив пошире ноги, продолжал методично наносить удары.

Кейт достала из аптечки два одноразовых шприца с демеролом, сорвала упаковки, подошла к шахтеру и, всадив обе иглы прямо в его широкий затылок, тут же отступила назад. Шахтер выругался, отшатнулся от окровавленной женщины и повернулся к ней. В его глазах смешались изумление и ярость. Он сплюнул и что-то заорал Кейт, подняв дубинку.

На Кейт были крестьянские башмаки с толстой подошвой, которые ей покупал Лучан. Вдобавок они были тяжелыми, как хорошие военные бутсы. Крутанувшись на левой ноге, она врезала ему правой в промежность, как когда-то научил ее Том во время игры в футбол в Боулдере. Она представила, что должна попасть этим ударом метров с тридцати под перекладину, и вложила в него всю силу.

Даже не пикнув, здоровенный детина сложился пополам и грохнулся на тротуар. Он уже не вставал. Крики и звуки полицейских свистков со стороны площади нарастали. Еще большее число шахтеров пустилось вдогонку за разбегающимися демонстрантами, а один черный «мерседес» пытался пробиться через пробку на Штир-бей Водэ.

Кейт склонилась над залитой кровью женщиной и помогла ей подняться. Нос у нее, по всей видимости, был сломан, а за превратившимися в месиво губами не хватало нескольких зубов. Вдруг через улицу перебежал какой-то мужчина и поддержал пострадавшую, приговаривая что-то успокаивающим тоном. Явно супруг или родственник. «Где ж ты раньше был?» – подумала Кейт и, повесив сумку на плечо, быстрым шагом пошла по улице.

Оглянувшись, она увидела «мерседес», сопровождаемый полицейскими машинами с включенными мигалками, меньше чем в квартале от себя. Внезапно ей слева попался проход в металлическом заборе. Не раздумывая, она нырнула туда, протолкнувшись сквозь толпу зевак, спустилась по каменным ступенькам и только теперь поняла, где оказалась.

Сад Чишмиджиу. Именно через эту калитку О’Рурк привел ее сюда как-то в мае. Казалось, что с того времени прошла вечность.

Кейт пробралась в глубь сада, выбирая дорожки поуже и аллеи побезлюднее. С прилегающих улиц доносились звуки сирен и удаляющиеся крики; прозвучал по меньшей мере один выстрел. Кейт обратила внимание, что нога кровоточит гораздо серьезнее, чем ей показалось вначале. Подыскав каменную скамейку, скрытую за живой изгородью, подальше от тропинок, она воспользовалась остатками «Клинекс», чтобы продезинфицировать ссадину, которая шла от колена до щиколотки. Из носового платка и тампона «Тампакс» Кейт соорудила импровизированную повязку.

На какое-то время кровотечение остановилось, но боль осталась. Кейт так и сидела, не зная, что делать. Налетел порыв холодного ветра, сорвал с дерева листья, и они закружились вокруг нее. На неухоженных клумбах поникли цветы, пережившие сильные заморозки. Прямо из-за живой изгороди, с главной аллеи, доносились звуки тяжелых шагов.

Кейт больше не могла сдерживаться. Она закрыла лицо руками и разрыдалась.

Она не знала, сколько времени просидела так – может, несколько минут, а может быть, и полчаса, – но внезапно поняла, что идет дождь. С невидимой дорожки снова послышались торопливые шаги то ли преследователей, то ли просто гуляющих, бросившихся на поиски укрытия. Когда к каплям дождя добавился еще и снег, вокруг Кейт, как клочки бумаги, начали падать листья с деревьев. Она наклонила голову, а снежные крупинки сыпались на шею и плечи.

Неожиданно для себя Кейт тихо засмеялась. Когда внезапный ледяной дождь немного ослаб, она подняла лицо к серому небу и тихо сказала: «Делай свое грязное дело, сволочь». Ей всегда казалось, что несчастье – удел женщины. Впрочем, так, наверное, распорядился Бог.

Мокрая крупа наконец перестала сыпаться. Кейт поежилась. Ее дешевое пальто промокло насквозь, но она не обращала на холод никакого внимания, поскольку целиком сосредоточилась на обдумывании положения, в котором очутилась. Слезы принесли облегчение, успокоив ее, и теперь ей было вполне по силам рассмотреть ситуацию, как тяжелый случай некоего гематологического заболевания.

Она была иностранкой, незаконно проникшей во враждебное государство, где против нее брошены неисчислимые силы, а шансы найти Джошуа свелись почти к нулю. Даже если бы она и отыскала своего ребенка, план дальнейших действий представлялся ей весьма туманно: то ли без оглядки бежать в сторону границы, то ли мчаться к американскому посольству. А пока она осталась без обоих своих друзей в этой стране – американского священника и румынского студента-медика, – да и не было уверенности, что они на самом деле ее друзья. Что, если О’Рурк действительно работает на секуритате или на стригоев? А Лучан что-то вроде двойного агента и использует ее в своих целях, чтобы потом избавиться?

Кейт тряхнула головой. У нее ведь нет прямых доказательств вины ни того, ни другого, хотя исчезновение О’Рурка непосредственно перед пожаром, уничтожившим носителя вируса Д, казалось весьма подозрительным. Все это спорно, пока ей не удастся встретиться хоть с одним из них.

«А хочу ли я вообще с ними встречаться?» – спрашивала себя Кейт.

Наверное, да. И не только потому, что она замерзла, промокла, что она испугана и не говорит по-румынски, но и потому, что испытывает довольно сложные чувства по отношению к обоим.

Об этом потом. А что делать сейчас?

Если стригои действительно следили за ними вплоть до их убежища и пожара в мединституте, то теперь у нее нет никакой возможности возобновить преследование Раду Фортуны. Теперь они усилят меры предосторожности. Где бы стригои ни проводили сегодняшнюю часть Церемонии Посвящения, она пройдет без нее.

Нужно найти Лучана или О’Рурка. Но как?

Все те места, где она могла бы попытаться выйти на Лучана, в такой же степени очевидны и стригоям: мединститут, Первая окружная больница, полуподвал, квартира его родителей.

Кейт покачала головой.

«О’Рурк. С ним мы не договаривались о другом месте встречи, кроме подвального помещения, но где еще… нет, только не францисканский центр в Бухаресте. О’Рурк, между прочим, говорил, что власти следят за этим местом. Он всегда пользовался специальным ходом, если звонил туда своим знакомым и договаривался о встрече. Тогда где?»

Кейт посидела в тишине еще секунд двадцать, встала и стремительно пошла в дальний конец парка, старательно обходя группы людей и прикрывая лицо, когда навстречу попадались прохожие, тоже спешащие укрыться.

О’Рурка она нашла на той самой скамейке возле пруда, куда он привел ее после скандала с администрацией Первой окружной больницы. Он сидел один, подняв воротник тяжелого шерстяного пальто, но, когда она остановилась возле детской площадки, поднял взгляд, и его улыбка была видна даже с тридцати футов.

– Я встал до рассвета и отправился на свидание с настоятелем францисканского монастыря в Бухаресте, – сказал О’Рурк. – В оставленной вам записке я сообщал, что встречусь с вами в девять часов в мединституте. Вы разве ее не видели?

– Нет, – ответила Кейт. – Не было никакой записки. Они шли по мосту над узким каналом между прудами парка.

– Но я оставлял записку! Может, ее взял Лучан и ничего вам не сказал?

– Зачем ему это делать? Священник развел руками.

– Понятия не имею. Но ведь нам еще много чего о нем не известно.

«Как и о тебе», – подумала Кейт, но промолчала.

– Как бы там ни было, я договорился с отцом Стой-ческу о доставке образца вируса Д в американское посольство сегодняшним утром. Но когда я приехал к мединституту, там уже работали пожарные и полиция… Я позвонил Стойческу и отменил встречу, а потом хотел вернуться на квартиру, но и там была полиция. Я видел людей, заходивших в здание, по улице разъезжали дорогие машины.

– Секуритате ездит на «мерседесах». – Кейт рассказала ему о последних сумасшедших часах.

О’Рурк покачал головой.

– Я не придумал ничего лучшего, как пойти в парк в надежде на то, что вы тоже догадаетесь прийти сюда.

– Можно сказать, что не догадалась. – Они подошли к западному выходу. Кейт остановилась в нерешительности, а потом отошла к деревьям. – Там небезопасно.

Священник выглянул на улицу.

– Я знаю. Если секуритате известно, где мы останавливались, то тогда стригои наверняка в курсе, что мы находимся в стране… И для чего мы здесь.

– Откуда они знают? – У Кейт сжались кулаки. О’Рурк пожал плечами.

– Может быть, Лучан. Или цыгане проговорились. А может, еще кто-то…

– А как насчет ваших звонков францисканцам? – спросила Кейт.

– Сомневаюсь. Мы говорим на латыни, не называем никаких имен и пользуемся старым кодом, разработанным, еще когда я работал здесь в приютах. – Он почесал подбородок. – Но никогда нельзя исключать…

– Сейчас это, в общем-то, не так уж и важно, – сказала Кейт. – Просто я не знаю, что нам теперь делать. Если Лучана поймали…

– Вы видели, как его арестовали?

– Нет, но…

– Если он арестован полицией или секуритате, то мы ничего сделать не сможем. А если он все же скрылся… что весьма вероятно… то тогда у него в Бухаресте несравненно больше возможностей, чем у нас. Это его город. Да еще и его так называемый орден Дракона.

– Не надо над этим шутить, – сказала Кейт.

– Я не шучу. – Из-за живой ограды послышались звуки приближающихся шагов, и О’Рурк затащил Кейт подальше под мокрые деревья. Мимо быстро прошли двое мужчин в рабочих спецовках. – Но я не думаю, что это очень мощная организация. Ведь они даже не смогли подсказать Лучану, где будет проходить Церемония Посвящения сегодня ночью.

Кейт подавила раздражение.

– Можно подумать, мы добились большего.

– Мне кое-что удалось, – сказал О’Рурк– Пойдемте.

Взяв Кейт под руку, он вывел ее через калитку на улицу, где стоял мотоцикл с коляской, накрытый полиэтиленом. Мотоцикл показался Кейт весьма древним – она видела похожие в фильмах про войну. О’Рурк снял полиэтилен, свернул его и засунул под низкое сиденье коляски.

– Садитесь.

Кейт никогда в жизни не сидела в коляске, да и на мотоцикле она ездила всего несколько раз – с Томом, и теперь обнаружила, что не так-то просто втиснуться в тесное пространство. Ветровое стекло имело неровные края и помутнело от времени, а растрескавшееся кожаное сиденье было залеплено бесчисленными заплатами из изоленты. Когда ей все же удалось засунуть ноги в яйцеобразную гондолу, О’Рурк подал ей одеяло и очки.

– Наденьте.

Кейт приладила очки и попробовала представить, как она выглядит со стороны в своем крестьянском пальто, шарфе и нелепых очках, настолько старых, что они лишь частично сохранили прозрачность.

– Где вы все это раздобыли? – спросила она. Священник надел очки и летный кожаный шлем, при

виде которого Кейт чуть не захихикала.

– Отец Стойческу как-то дал. Один из заезжих отцов купил этот мотоцикл и оставил его в гараже возле университета. Я им не пользовался до сегодняшнего дня.

Он повернул ключ, подкрутил сбоку регулятор подачи топлива и подпрыгнул на заводной педали. Ничего не произошло.

– Вы уверены, что умеете водить эту штуку? – Сидя в коляске у бордюра, Кейт чувствовала себя беззащитно и нелепо, ожидая в любое мгновение появления людей в «мерседесах».

– У меня был мотоцикл еще до Вьетнама, – пробормотал О’Рурк, возясь с какой-то рукояткой сбоку.

Он снова поднялся и всем весом налег на педаль. Опять ни звука.

– Дерьмо собачье, – буркнул священник.

Кейт подняла брови, но решила промолчать.

О’Рурк попробовал еще раз. Наградой были несколько хлопков в цилиндре, вспышка в выхлопной трубе и… тишина.

– Черт бы побрал этот дешевый бензин, – сказал он и стал колдовать над какой-то штуковиной на двигателе.

– Вы, кажется, упомянули, что знаете место сегодняшней Церемонии, – тихо сказала Кейт.

Снова начинался дождь, и на улице не было ни прохожих, ни машин, но ей все равно хотелось разговаривать только шепотом.

О’Рурк оторвался от двигателя, перегнулся и достал из кармана в коляске карту.

– Смотрите.

Кейт взяла дорожную карту фирмы «Каммерли+Фрей» масштаба 1:100000, развернула ее и увидела, что половину карты занимает Болгария. Свернув карту таким образом, чтобы открытой оставалась центральная часть Румынии, она заметила, что названия некоторых городов обведены красным.

– Брашов, Тырговиште, Сигишоара и Сибиу, – прочитала она. – Все они обведены кружками. Который из них… и почему?

О’Рурк нажал на педаль, и на этот раз мотор завелся. Священник газанул несколько раз, крутанул ручку, добившись устойчивой работы двигателя, и сбавил обороты. Наклонившись к Кейт, он ткнул пальцем в Тырговиште, город милях в пятидесяти к северу от Бухареста.

– Все эти города имеют особое значение для Семьи стригоев, – пояснил он. – Думаю, что в них будут проводиться следующие четыре дня Церемонии.

– А как вы узнали?

О’Рурк оглянулся через плечо и с ревом и дымом выехал на проезжую часть. Свободной рукой Кейт вцепилась в край коляски. Ощущения от езды были однозначно неприятными.

– Как вы узнали? – повторила она вопрос, перейдя на крик.

– Объясню позже, – проорал в ответ священник.

Они влились в поток на бульваре Георгиу-Дежа, потом повернули на север, на бульвар Николае Бэлческу, и поехали через центр города.

– Скажите только, почему вы решили, что сегодня мероприятие состоится в Тырговиште, – потребовала Кейт, придвинувшись поближе к нему, когда они остановились на красный свет сразу за отелем «Интерконти-ненталь».

О’Рурк потер щеку. Кейт подумала о том, что не слишком-то он тянет на священника с такой бородкой, в допотопном шлеме и очках.

– Отец Стойческу упоминал о монастыре в Тырговиште, в котором я был два дня тому назад, – сказал он. Включился зеленый свет, и они тронулись. Шел моросящий дождь. – С ними нельзя связаться по телефону.

– И что? – Кейт не пришлось слишком напрягать голос, поскольку ехали они медленно.

– Они арестованы, – ответил О’Рурк. – Их взяли люди из секуритате. После нескольких столетий терпимости со стороны властей монастырь вдруг подвергли тщательной чистке. Один монах ходил за покупками на рынок и вернулся как раз в тот момент, когда остальных сажали в полицейские машины. Ему удалось добраться до Бухареста и сообщить о случившемся в францисканскую штаб-квартиру.

– Не понимаю, – крикнула Кейт. Они миновали Триумфальную арку в северной части города и теперь выезжали мимо парка Херэстрэу на шоссе Кисилева. Справа Кейт видела голые ореховые деревья и пожухлую траву. Черных «мерседесов» сзади не было.

– Францисканцы знают о стригоях, – крикнул О’Рурк. – Монастырь в Тырговиште следит за Семьей в течение столетий. Раз уж секуритате забирает монахов… даже на короткое время… это может означать, что сегодня ночью в Тырговиште случится нечто такое, чего, на их взгляд, мы знать не должны.

Кейт не почувствовала особого доверия к такому анализу, но ни словом не обмолвилась о своих сомнениях.

– А что насчет Лучана? – крикнула она сквозь рев мотора.

Она успела заметить, что с шоссе Кисилева они свернули на другую дорогу, и прочла надпись на указателе: «Китила».

О’Рурк наклонился к ней, не отрывая взгляда от потока машин.

– Если Лучан на свободе и этот орден Дракона существует… даже если его и нет… то наибольшие шансы встретиться – в месте проведения очередной части Церемонии.

Кейт смахнула ладонью пленку грязной воды с очков. Она могла себе представить, на что похоже сейчас ее лицо. Логика священника снова показалась ей не до конца убедительной, но приходилось довольствоваться этим. Они миновали последние ряды домов сталинской постройки и кольцевую развязку на окраине города. О’Рурк сбросил газ и начал тормозить. Кейт увидела дорожные указатели на Питешти и Тырговиште, а мгновением позже – машины, запрудившие дорогу впереди.

– Авария? – спросила она, заметив полицейские мигалки.

О’Рурк привстал на подножке.

– Дерьмо, – шепнул он и сразу же извинился: – Прошу прощения.

– Что там?

– Дорога заблокирована. Полиция, кажется, проверяет документы.

Кейт оглянулась. Сзади тоже накапливались машины. Четвертым от них стоял черный «мерседес» с четырьмя темными силуэтами.

Глава 29

Дети ночи

Полицейские впереди не стали дожидаться, пока машины дойдут до заграждения, и начали двигаться вдоль выстроившейся на дороге вереницы, заглядывая в окна и проверяя документы. О’Рурк принялся разворачивать мотоцикл на узкой проезжей части.

Кейт дернула его за рукав.

– Я вижу «мерседес», – откликнулся он. На его шлеме болтался незастегнутый ремешок. – Придется рискнуть.

Кейт обеими руками вцепилась в края коляски и наклонила голову так, чтобы видны были лишь очки да шарф. Четверо в «мерседесе» даже не посмотрели в их сторону, когда они проезжали мимо. Кейт оглянулась и увидела, как «мерседес» выбирается из колонны стоящих машин и по левой обочине едет к заграждению. Полицейские отдали честь и пропустили машину. Еще несколько машин и мотоциклов разворачивались в обратную от заграждения сторону.

Снова оказавшись на окраине города, О’Рурк остановился возле рабочих кварталов. Кейт разглядывала мрачноватые дома с пустыми магазинами на первых этажах, а священник тем временем изучал карту. Она пошевелила ногами, стиснутыми в узком пространстве, и повернулась к нему.

– Что дальше?

– Пожалуй, попробуем по шоссе на Питешти, – сказал он. – По Е-70 доедем до этой деревни… Петрешти, что к югу от Гэешти… а потом – по Е-72 на север, в сторону Тырговиште.

– А если и Е-70 заблокирована?

О’Рурк засунул карту обратно в боковой карман коляски.

– Что-нибудь придумаем.

Перед выходом на Е-70 вереница машин тянулась почти на две мили. О’Рурку хватило его знания румынского, чтобы разобрать недовольное ворчание водителей грузовиков, возвращавшихся к своим машинам: полиция проверяла документы в том месте, где город заканчивался, а улица переходила в четырехрядное шоссе на Питешти.

О’Рурк развернул мотоцикл и поехал обратно в город. Было уже за полдень, и у Кейт урчало в желудке. Она толком не позавтракала, не говоря уж о вчерашнем ужине, состоявшем из нескольких ложек супа.

Вдоль бульвара Пачии располагались несколько булочных, но они стояли пустыми с самого открытия. Трамваи, не обращавшие ни на кого внимания, заставляли О’Рурка крутиться на мотоцикле по неровной брусчатке и разбитому асфальту, и Кейт не раз была уверена, что коляска вот-вот отлетит. Возле железной дороги она увидела ресторанчик для водителей грузовиков и указала на него священнику. Уже на стоянке, заглушив мотор, О’Рурк снял шлем и вытер пот со лба.

– Рискнем? – спросила Кейт.

– Если вы хотите есть так же, как и я, тогда рискнем, – ответил О’Рурк.

Они оставили шлемы и очки в коляске и вошли в ресторанчик.

Помещение было мрачным и холодным. В воздухе плавал дым от доброй сотни сигарет. Между столами носились официанты с большими бутылками пива. Перед каждым из водителей стояло не меньше полудюжины пустых бутылок, и они явно были не прочь опорожнить еще столько же.

– Зачем так много сразу? – шепотом спросила Кейт, когда они нашли свободный столик рядом с кухней.

О’Рурк улыбнулся. Она только сейчас заметила, что на нем нет привычного белого воротничка. Под тяжелым шерстяным пальто были лишь темные рубашка и брюки.

– Они боятся, что пиво закончится, – объяснил он. – А это случится еще до наступления вечера.

Он попытался жестом подозвать кого-нибудь из официантов в темных жилетах и грязноватых белых рубашках, но те не обращали на него никакого внимания. В конце концов священник просто встал на пути у одного из них.

– Da^i-ne supa, va rog, – сказал О’Рурк.

У Кейт заурчало в животе при одной мысли о большой миске супа.

Официант покачал головой.

– Nu… – Вслед за этим он выдал длинную сердитую тираду, ожидая, по всей видимости, что О’Рурк даст ему пройти. Но тот не двинулся с места.

– Mititei? Brinza? Cirnafi? – спросил священник.

Несмотря на переполнявшую Кейт тревогу, рот ее наполнился слюной, как только она представила себе сосиски и сыр.

– Nu! – Официант смотрел на них во все глаза. – American?

Кейт поднялась и достала из сумочки двадцатидолларовую бумажку.

– Ne putet: i servi mai repede, va rog, ne grabim! Официант потянулся за бумажкой, но Кейт зажала

деньги в кулаке.

– Сначала еду, – сказала она. – Mititei. Brinza. Salam. Pastrama.

Официант снова посмотрел на нее и отправился в кухню. О’Рурк и Кейт так и стояли, пока он не вернулся. На них глазели водители сидевшие за соседними столиками.

– Да уж, хороша конспирация, – прошептал священник.

Кейт вздохнула.

– А что, голодными остаться лучше?

Вернулся официант, неся засаленную грязную сумку. Выглядел он уже не так нагло. Кейт заглянула в сумку и обнаружила там завернутые сосиски, фаршированные яйца и нарезанную салями. Официант снова потянулся за двадцаткой, но Кейт предостерегающе подняла палец.

– Bautura? – спросила она. – Что-нибудь попить? Его лицо приняло обиженное выражение.

– Niste ара, – сказала Кейт. – Ара minerals. Официант устало кивнул и посмотрел на О’Рурка.

– Пиво, – заказал священник.

Через минуту официант вернулся с двумя большими бутылками минеральной воды и с тремя бутылками пива. Ему явно хотелось побыстрей со всем этим покончить. О’Рурк забрал у него бутылки, а взамен тот получил свои двадцать долларов. Водители возобновили прерванные разговоры.

Снаружи опять моросило. Кейт засунула еду и бутылки в коляску, а минуту спустя мотоцикл выехал на улицу и направился на восток.

– Не знаю, что делать дальше! – крикнул О’Рурк. – Разве что возвращаться в город.

Кейт посмотрела на трамвайные и железнодорожные пути. Вдоль них тянулись засыпанные гравием дорожки.

– Рельсы идут на запад! – Она жестом указала на них О’Рурку.

Тот понял ее с полуслова, развернул мотоцикл под носом у подъезжающего трамвая, перебрался через бордюр, пересек ухабистое поле и вырулил на гравиевую дорожку. Через минуту они уже тряслись по камням где-то на задворках сталинских построек. По пути священник старательно объезжал осколки разбитых бутылок и острые куски металла.

Ближе к окраине гравий закончился, дорожка теперь шла просто по грязи, а потом и совсем исчезла.

– Держитесь! – рявкнул О’Рурк, рывком поднимая мотоцикл над рельсами и опуская его на шпалы. Коляска с Кейт висела над рельсом.

По шпалам они ехали три или четыре мили. Все это время Кейт была уверена, что из нее вот-вот вывалятся все внутренности, и только удивлялась, как это О’Рурк ориентируется: перед глазами троилось от вибрации, да и очки со стекающей по ним водой не проясняли картину.

– А что, если поезд появится? – спросила она, когда они проезжали мимо последних крестьянских домиков в предместье.

– Каюк! – крикнул в ответ О’Рурк.

Милях в пяти от города и по меньшей мере в трех от места, где дорога была перекрыта, они остановились у пересечения с раскисшей грунтовкой, которая вела на север и на юг. Впереди, за густой рощей, очень отчетливо послышался свисток локомотива.

– Ну уж теперь-то должны выбраться, – сказал О’Рурк и повернул на север.

Грунтовка настолько размокла, что Кейт пришлось пару раз вылезать из коляски и толкать мотоцикл, пока они не добрались до пересечения с шоссе Е-70. Оно уходило на северо-запад и выглядело не лучше заброшенной и всеми забытой дороги между штатами. Казалось, прошла целая вечность, с тех пор как О’Рурк возил ее по этому шоссе в Питешти, чтобы показать, как в действительности происходит торговля детьми.

Полицейских машин здесь не было. Они не увидели черных «мерседесов», когда за деревней Гэешти свернули на узкое и ухабистое шоссе Е-72. На указателе была надпись: «ТЫРГОВИШТЕ 30 KM».

Кейт больше не пыталась перекричать шум мотора. Голова у нее гудела после тряски по шпалам. Они ехали на север, в сторону гор и надвигающейся темноты.

Чтобы перекусить, они остановились на берегу Дым-бовицы, меньше чем в десяти километрах от Тырговиш-те. Шоссе номер 72 было узким и извилистым. Попадавшиеся здесь деревни состояли из нескольких домов, приткнувшихся прямо к дороге. О’Рурк загнал мотоцикл подальше в заросли возле речки с неторопливым течением. Сыр оказался слишком острым, сосиски – старыми, а начинкой в фаршированных яйцах служило нечто такое, чего не удалось распознать ни Кейт, ни О’Рурку. Однако Кейт не припомнила, чтобы еда когда-нибудь казалась ей такой вкусной, и пила прямо из бутылки минеральную воду. Дождь перестал, солнце и не думало показываться, но стало заметно теплее, чем в предыдущие дни. Кейт обнаружила, что на ее одежде остались даже сухие места.

– В ресторане, похоже, сработал ваш румынский, – заметил О’Рурк, смаковавший пиво.

Кейт облизала пальцы.

– Основы тактики выживания, уроки прошлой весны. Я же не все время питалась при больнице. – Она доела последний кусочек фаршированного яйца. – Хотелось бы верить, что те водители отмечали окончание рейса, а не наоборот.

О’Рурк кивнул.

– Вы имеете в виду пиво? Согласен. Но езда в трезвом состоянии в этой стране редкость. – Он посмотрел на свою почти пустую бутылку. – Мне-то, пожалуй, одной хватит.

Кейт сняла шарф.

– Дважды за сегодняшний день вы произнесли слово «дерьмо», а вот теперь потягиваете пиво. Не очень-то вяжется с поведением примерного священника.

Вместо того чтобы рассмеяться, О’Рурк посмотрел на реку. Глаза у него были светло-серыми, и в это мгновение в усталом и бородатом мужчине Кейт разглядела хорошенького мальчика.

– Давно прошло то время, – произнес он, – когда я был примерным священником.

Пораженная, Кейт не нашлась что сказать.

– Если бы не командировка в Румынию два года назад, когда я столкнулся с проблемой приютов, – продолжал он, – то я бы подал в отставку еще тогда. – Он сделал очередной глоток.

– Звучит забавно, – хмыкнула Кейт. – Я имею в виду слово «отставка». Как-то не принято думать, что священники уходят в отставку.

О’Рурк едва заметно кивнул, но продолжал смотреть на реку.

– Так что же вас остановило? – очень тихо спросила Кейт.

На дороге не было ни одной машины, а река текла почти беззвучно.

О’Рурк развел ладони, и Кейт обратила внимание, насколько большими и сильными выглядели его руки.

– Причины самые банальные, – ответил он. – Неспособность справиться с неверием.

Он поднял палочку и стал рисовать геометрические фигуры на мягком суглинке.

– Но вы однажды говорили, что верите… – начала было Кейт.

– В зло, – закончил за нее О’Рурк. – Но это едва ли положительно характеризует меня как священника. Исполнять таинства, быть в положении какого-то дурацкого посредника между людьми, которые верят в Бога больше, чем я, и Богом… если Бог вообще существует.

Он швырнул палку в воду, и они молча наблюдали, как ее крутит и уносит напористое течение. Кейт провела языком по губам.

– Мистер О’Рурк, почему вы здесь? Почему вы поехали со мной?

Он повернулся к ней, и его серые глаза были очень чистыми и честными.

– Потому что вы меня попросили, – просто ответил он.

Тырговиште представлял собой городок с населением около пятидесяти тысяч, расположенный в долине реки Яломица, а позади него виднелись предгорья вздымающихся к небу Карпат. На первый взгляд Тырговиште был таким же загрязненным промышленным центром, как и город нефтяников Питешти, но, миновав деловые предместья, они оказались в атмосфере раннего средневековья.

– Это довольно старый дворец. – О’Рурк убрал правую руку с ручки газа и указал на развалины за двухметровой стеной. – Он был заложен Мирчей Старым в самом конце тринадцатого века, но Влад Прокалыватель разрушил его во время битвы с турками в тысяча четыреста шестьдесят втором году. По-моему, еще до того, как он лишился власти.

Кейт смахнула грязь с очков.

– А это башня Киндия. – О’Рурк, указал на круглое строение из камня, поднимающееся над стеной. – Старый Влад построил ее в качестве сторожевого поста и наблюдательного пункта, чтобы следить за пытками, которые проводили внизу, во дворе. Новое здание снаружи, перед стеной, это музей.

О’Рурк свернул в боковую улочку, но Кейт успела заметить табличку на двери, извещавшую, что музей закрыт.

– Плохо, – посетовал священник. – Я знаком со здешним помощником директора музея. Этакий назойливый хрен… вполне привержен Чаушеску… но зато невероятно много знает об истории Тырговиште.

Кейт сменила позу: ноги у нее окончательно затекли.

– Два «дерьма» и один «хрен», – сказала она. – Ваш счет растет, святой отец.

– Уже много лет, сестренка. – О’Рурк прибавил газу и поехал по боковой улице. – Я прикинул, что именно здесь должна состояться сегодняшняя часть Церемонии, но пока не вижу никаких приготовлений.

Все ворота на территорию дворца были заперты и снабжены табличками с надписями на английском и французском: «ЗАКРЫТО».

– Еще не стемнело, – заметила Кейт. – Вампиры не появляются при свете.

Она опустила веки. Очень хотелось спать, настроение было унылое. Но ей тут же представился смеющийся Джошуа на одном из ежемесячных «дней рождения»; он восторженно сжимал и разжимал крошечные ручонки, а темные глаза сияли при свете свечей… Веки Кейт взметнулись вверх.

– Что теперь? – спросила она. О’Рурк остановил мотоцикл.

– Полагаю, нам нужно подыскать укрытие для мотоцикла и для себя, – сказал он. – А тогда мы уже станем дожидаться, когда появятся вампиры.

– А если не появятся? Если это не то место?

– Тогда мы оказались в заднице. Кейт похлопала его по руке.

– Два «дерьма», один «хрен», а теперь еще и «задница» в придачу. Вам пора сходить на исповедь, отец О’Рурк

Священник стянул с головы кожаный шлем и взъерошил спутанные и слежавшиеся волосы.

– Согласен, – ухмыльнулся он. – А поскольку всех священников в Тырговиште замела секуритате, исповедь придется выслушать вам.

Кейт скорчила гримасу. Мотоцикл снова тронулся по тихим боковым улочкам.

Они нашли одинокий сарай посреди чистого поля, примерно в миле от территории дворца. Судя по всему, им никто не пользовался уже несколько лет. Здесь хранились лишь останки трактора с металлическими колесами, но без двигателя, хотя сено на чердаке было сравнительно свежим. В полумиле от сарая, за полем, сквозь марево возобновившегося моросящего дождя, виднелись башни нефтехимического завода.

– Систематизация, – констатировал О’Рурк, оглядевшись по сторонам, прежде чем подогнать мотоцикл к сараю. – При Чаушеску крестьянский дом, наверное, срыли бульдозерами.

– Сено свежее, – заметила Кейт.

О’Рурк кивнул в сторону двух худосочных коров, выступающие под кожей ребра которых были видны даже на большом расстоянии.

– При таком химическом производстве молоко у них, вероятно, имеет чудесный ядовито-зеленый цвет.

– Интересная мысль, – сказала Кейт, заходя вслед за ним в сарай и прикрывая за собой, насколько это было возможно, перекошенные двери. Теперь ее дрожь стала заметной. Она ощущала жар и головокружение. О’Рурк положил ладонь ей на лоб.

– Бог ты мой, миссис Нойман… Да вы прямо горите! Она посильнее прижала к себе сумку.

– У меня есть антибиотики, аспирин…

– Первым делом вам нужно согреться, – сказал он, забираясь на чердак по прогнившей деревянной лестнице.

– Порядок! – крикнул он сверху.

Солома оказалась не слишком свежей, но, по крайней мере, довольно чистой. О’Рурк соорудил в ней гнездышко и застелил его одеялом из коляски мотоцикла.

– Снимайте что там у вас промокло, – скомандовал он, стаскивая с себя мокрое до нитки пальто.

Кейт недолго раздумывала. Сбросив пальто и шарф, она обнаружила, что дешевый свитер и полиэстровые брюки тоже промокли. Сняв их, она осталась в лифчике и белых трусиках, хотя и они были влажными. Кожа на руках и ногах у нее сплошь покрылась мурашками, она знала, что сквозь тонкую ткань лифчика рельефно проступают съежившиеся от холода соски. Рухнув в солому, Кейт обернулась половиной одеяла. Колючая шерсть пахла бензином.

– У меня в сумке есть сменная одежда, – проговорила она, лязгая зубами.

– А для меня там ничего не найдется? – поинтересовался О’Рурк.

Он промок еще больше. Когда он выжимал свою черную рубашку, вода потекла тонкой струйкой. У него была очень белая кожа на груди и плечах, и Кейт заметила, что пальцы у него трясутся от холода. Его черные брюки тоже сильно намокли, но он никак не мог решиться расстегнуть их.

– Закройте глаза, – попросил он.

– Не глупите, – резко бросила Кейт, изо всех сил стараясь не стучать зубами. – Не забывайте, что я врач. Вы что, хотите услышать лекцию о переохлаждении?

– Нет. – О’Рурк наконец снял брюки и стал развешивать мокрую одежду на деревянной перекладине, куда через грязное чердачное окошко падал слабый солнечный свет.

«Он не носит белья!» – была первая мысль Кейт. И только после этого она заметила пластиковый протез, начинающийся прямо от левого колена, и поняла, что его просьба была вызвана не просто деликатностью.

Она подняла взгляд от протеза и рассмотрела фигуру священника. Отец Майкл О’Рурк не отличался худощавостью Лучана, мышцы его не выступали столь же рельефно, но, когда он повернулся, Кейт поймала себя на том, что ее восхищение узкими бедрами священника носит далеко не медицинский характер. Она перевела взгляд ниже, к лобку и увидела скукожившиеся от холода член и мошонку святого отца.

Кейт отвернулась и стала рыться в сумке в поисках одежды.

– Не стоит мочить сухую одежду, – сказал О’Рурк, опускаясь на импровизированную постель рядом с ней. Ширина одеяла позволяла укрыться и ему. – Сначала отогрейтесь, а потом оденетесь.

Имей Кейт дело с другим мужчиной и при других обстоятельствах, у нее не возникло бы сомнений по поводу мотивов его поведения. Но сейчас, с Майклом О’Рурком, она не испытывала подобной уверенности.

– Тогда только свитер, – сказала она, вытаскивая из сумки хлопчатобумажный свитер военно-морского образца.

Натянув свитер на шею, Кейт расстегнула застежку мокрого бюстгальтера и постаралась как можно незаметнее сбросить его, прежде чем просунуть руки в рукава. От ее внимания не ускользнуло то, что в ходе этих маневров ее груди заметно выпятились.

– Остались только джинсы и юбка, которые здесь неуместны, – прошептала она, поплотнее закутываясь в одеяло. – Опять придется нацепить эту проклятую синтетику, что купил Лучан, если мы снова будем выбираться на улицу.

Кейт вытащила из сумки сухие трусики и втянула их под одеяло. Как бы проделать это незаметнее? Отбросив ненужную щепетильность, она изогнулась под одеялом, стянула мокрые трусики и надела сухие.

О’Рурк скрестил обнаженные руки. Кейт видела, что он тоже пытается сдержать дрожь, но безуспешно. Она подумала, что, пожалуй, к ознобу тут примешивается нервозность. Они лежали лицом к лицу в небольшом углублении в соломе и походили на двух скорчившихся индейцев.

– Сюда, – прошептала Кейт и вжалась в солому, потянув на себя одеяло таким образом, что О’Рурку не оставалось ничего другого, кроме как придвинуться к ней. Некоторое время они неловко возились, распределяя одеяло между собой, после чего лежали рядом, почти не соприкасаясь, но согревая друг друга теплом тел. Кейт попыталась придумать какую-нибудь шутку, чтобы разрядить возникшее между ними напряжение, но решила промолчать. О’Рурк смотрел на нее почти совсем прозрачными серыми глазами, и она никак не могла понять, кроется ли в этом взгляде невысказанный вопрос.

– Повернись, – шепнула она.

Когда они оба свернулись калачиком, места под одеялом уже вполне хватало. Кейт без колебаний прильнула к нему сзади, почувствовав, как ее груди сжимаются под тонким свитером, а бедра касаются его бедер, еще влажных от дождя. Она положила ладони на его холодные плечи и скользнула вниз по его рукам, ощутив, как напряжены подрагивающие мышцы. Кейт поняла, что он мокнул и замерзал большую часть поездки до Тырговиште, и, прижавшись еще плотнее, просунула под него перевязанную левую руку, а правую положила ему на грудь.

– Я думаю, что не… – заговорил О’Рурк

– Тс-с-с. – Кейт переплелась с ним ногами. – Все хорошо. Мы просто согреемся и немного отдохнем до темноты.

По его вздоху она поняла: он хотел что-то сказать, но промолчал. Мгновение спустя она почувствовала, что он расслабился, – напряжение постепенно уходило.

Кейт ощутила тепло и влажность между бедер, нараставшую тяжесть в грудях, что у нее всегда служило признаком возбуждения, но одновременно с этим ее, пожалуй, впервые после пожара, охватило великое спокойствие. Придвинув лицо поближе к его затылку, где слегка завивались неостриженные волосы, она почувствовала легкое щекотание и вдохнула чистый мужской запах. О’Рурк перестал дрожать.

Кейт сознавала, что ее соски отделены от его тела лишь тонким свитером. Она бедрами ощущала тепло его ягодиц, а округлостью живота – твердый изгиб его спины, но она не позволила вызванному столь тесной близостью возбуждению взять над собою верх, и оно приятным фоном отошло на задний план. Кейт погрузилась в тепло и заснула.

Было уже темно, когда Кейт проснулась, и на какое-то мгновение она запаниковала, испугавшись, что они проспали и пропустили Церемонию. Но потом разглядела в запыленных стеклах сумеречный свет: солнце только что скрылось и до полуночи оставалось несколько часов.

О’Рурк еще спал – Кейт не испытала ни малейшего замешательства ни по поводу своего местонахождения, ни из-за такого соседства. О’Рурк во сне повернулся и теперь лежал к ней лицом. Забинтованной рукой она по-прежнему обнимала его, однако он придвинулся поближе под одеялом, и его сложенные вместе ладони лежали в теплой впадине между ее грудей. У нее и мысли не возникло, что он притворяется: О’Рурк сладко посапывал, а его приоткрытый рот создавал впечатление абсолютной беззащитности.

Кейт разглядывала лицо священника в угасающем свете дня: полные мягкие губы, длинные ресницы – можно себе представить, до чего хорошеньким мальчиком он был, – а в бороде попадались рыжеватые пряди и преждевременная седина. По его безмятежному сейчас лицу она поняла, сколько скрытого напряжения таилось за его обычно открытым и дружелюбным выражением, будто Майкл О’Рурк постоянно носил тяжкий груз, от которого освобождался лишь во сне.

Кейт опустила взгляд, и в том месте, где одеяло немного разошлось, увидела изгиб его длинного обнаженного бедра. Недолго думая, поскольку размышления могли поколебать ее в принятом решении, она придвинулась поближе и прикоснулась губами к щеке О’Рурка, а потом, когда он открыл глаза и от неожиданности сжал губы, нежно, но неумолимо поцеловала его. Он не отстранился. Кейт на мгновение остановилась, чтобы заглянуть ему в глаза и увидеть там нечто более важное, чем просто удивление, затем снова приблизилась к его лицу, чтобы снова поцеловать. На этот раз ее губы разжались ненамного раньше, чем его. Забинтованной левой рукой она привлекла О’Рурка к себе, продолжая ощущать между грудей его все также сложенные ладони. В их судорожном поцелуе было нечто бесконечно более сложное, чем только взаимное влечение и возбуждение: это было медленное и одновременное открытие чувства, совпадение ощущений столь же реальное, как биение их сердец.

Кейт отпрянула. В душе у нее поднялся водоворот противоречивых чувств.

– Извини, я…

– Тихо, – прошептал О’Рурк. Он обхватил рукой ее затылок, запустил пальцы в ее волосы и притянул Кейт к себе для очередного поцелуя.

Влажное совершенство этого поцелуя казалось ей бесконечным. Когда же он все-таки завершился, она дрожащим голосом заговорила:

– Я хотела сказать, что ничего страшного не будет, если мы… То есть я предохранялась… но я пойму, если ты…

– Тихо, – снова шепнул он, стягивая с нее свитер через голову. Соски мгновенно отреагировали на холодный воздух, но О’Рурк тут же набросил на нее одеяло.

– Не говори ничего, – произнес он, коснувшись ее губ пальцем, в то время как другой рукой нащупал ее трусики и стянул их вниз.

– Если не хочешь, то никаких… – продолжила она севшим голосом.

– Помолчи. Пожалуйста. – Он снова поцеловал ее, просунул ей под спину ладонь с сильными пальцами и наполовину перебрался на нее сверху, опираясь на левую руку.

– Пожалуйста, – эхом отозвалась Кейт, приподняв к нему лицо и целуя его, положив одну ладонь ему на затылок, а другой – проводя вниз по спине до поясницы. Здесь она нащупала несколько шрамов, в основном небольших, но один – длинный и неровный. Она ощутила мимолетное прикосновение протеза, когда он приподнялся и опустился между ее ног, но потом осталась лишь теплота его тела, поцелуев и настойчивая упругость его члена.

Кейт застонала и скользнула правой рукой вниз, под его бедра, обхватила, подалась вверх и подвела его к себе.

О’Рурк не спешил. Он поцеловал ее продолжительным, глубоким поцелуем, приподнял лицо, что