Book: Вулканолог Званцев и его техноморфы



Сергей Синякин

ВУЛКАНОЛОГ ЗВАНЦЕВ И ЕГО ТЕХНОМОРФЫ

ПРОЩАНИЕ

Наступило время прощаться, а Званцев не знал, как это делается. Да и не хотел он прощаться. Привык к техноморфам, очень привык. - Ты не грусти, - подбодрил его Дом. - Ты ведь даже состариться не успеешь. Одиннадцать лет туда, столько же обратно. Годик или полтора поболтаемся в системе. Надо же двигать науку вперед? Сколько тебе исполнится, когда мы вернемся? - Пятьдесят один год, - грустно сказал Званцев.

– Вот видишь, - вздохнул Дом.

– Званцев, я твоим именем планету назову, - пообещал Митрошка.

– Планета Александрия. Звучит?

– Сколько вас летит?

– Восемь техноморфов, - сказал Дом. - Мы - вторая звездная. Первая летит к Альфе Центавра. А мы полетим к Сириусу. Лично я думаю, что это не слишком удачная мысль. Зачем исследовать сразу две двойных системы? Я склоняюсь к тем, кто считает, что в подобных системах не может быть планет.

– Программа исследований утверждена КОСМОЮНЕСКО, - напомнил Званцев. - Двадцать два года… Долгий срок.

– Ты детям рассказывай о нас, - попросил Дом.

– Каким? - не понял Званцев.

– Да своим, своим, - нетерпеливо сказал Дом. - Ведь у вас с Аленой когда-то они появятся? Жаль, мы с Митрошкой этого времени не дождались.

– Я же говорил, что первыми к звездам полетят техноморфы, - хвастливо сказал Митрошка. - И вообще, не ваше это дело - летать к звездам. По крайней мере при нынешних скоростях. И ты, Дом, не ворчи, в любом случае вариант Сириуса обещает больше, чем Альфа Центавра. Правда, у них будет три звезды, они еще и Проксиму захватят, да и вернутся раньше нас - но разве в этом дело?

– Когда старт? - спросил Званцев.

– Через неделю, - отозвался Дом. - Но вылетаем уже завтра. Ты же знаешь, звездолетам опасно стартовать с Земли, да и невыгодно. А мы за неделю обживем корабль, познакомимся лучше. Мы ведь не люди, нас на психологическую совместимость проверять не надо.

– Я с кем угодно психологически совмещусь, - сказал Митрошка. - Ты, Званцев, не кисни, когда мы вернемся, обязательно в деревню поедем, погоняем в озере ихтиозавра. Я его за жабры на свет божий вытащу!

– У него нет жабер, - поправил робота Званцев.

– Хвост у него есть? - уточнил Митрошка. - Вот за хвост мы его и потянем. Званцев, улыбнись!

А как Александру улыбаться было? Не бездушные железяки, друзей в полет провожал. Может быть, навсегда. Грустно ему было, как в тот раз, когда обездушенного Митрошку с завода вернули.

– Жаль, Аленка с вами не попрощается, - вспомнил он.

– Долгие проводы - лишние слезы, - заявил Митрошка, но тут же добавил: - Вообще-то, конечно, жалко. Она к нам всегда хорошо относилась.

– Никогда не думал, что это будете вы, - грустно улыбнулся человек. - Астронавты…

– Здрасьте! - удивился Митрошка. - Отбирали ведь самых талантливых! Званцев, неужели ты в нас сомневался?

– До Нептуна пойдем на плутониевых разгонниках, - сказал Дом. - Там включим прямоточник. Знаешь, какой у нас расчетный максимум захвата? Почти тридцать вар! Почистим пространство от свободного водорода.

– Я теперь ускорение в сорок «же» запросто выдерживаю, - гордо сообщил Митрошка. - Пойдем со скоростью ста десяти мегаметров в секунду. Кромин обещал, что будет не рейс, а прогулка.

Кромин был конструктором межзвездных кораблей. Конечно, он работал не один, проектированием занимались целые институты, но он был главным. И идея отправить в первые межзвездные именно свободно запрограммированных техноморфов принадлежала ему. Говорят, в его институте работают три совершенно гениальных техноморфа, к которым Кромин относится как ко всем остальным сотрудникам. Наверное, это правильно. Если уж мы породили электронный разум, то должны к нему относиться без предубеждения. Бунтовать роботы не будут, они слишком любят познавать, а главное - понимают, что делают это во имя всего остального человечества. И чувствуют себя, что еще важнее, частью этого человечества.

– Ладно, - сказал Дом. - Давай прощаться. Тебе еще домой около трех часов лететь. А нам придется пройти программу дезинсекции. Ученые очень боятся занести что-то ненужное во Вселенную.

– Званцев, - пообещал Митрошка, - я тебе с Сириуса такую коллекцию камней привезу, полгода любоваться будешь. Все твои аквамарины, бериллы и топазы будут бледно смотреться. Обещаю.

– Ты себя привези, - посоветовал Званцев. - Исследовать чужие звездные системы - опасное дело.

– Можно подумать, что в кратеры лазить было безопасней, - возразил Митрошка. - Званцев, пока нас не будет, ты здесь с кремниевыми формами жизни разберись. Где одна ящерка у лавы грелась, там и другим место есть. Только зря не рискуй. Я тебя знаю, ты у нас человек отчаянный. Только ты уж постарайся, дождись.

– Сами постарайтесь уцелеть, - сказал человек.

Не то они сейчас говорили, Званцев это чувствовал, но они продолжали перебрасываться ничего не значащими шуточками, а в пустыне, над которой уже вставал сумрак, время от времени вздымались столбы пламени - транспортные корабли стартовали точно по расписанию, чтобы доставить на орбиту для строящейся станции «Циолковский» необходимые грузы.

Станцию сооружали на редкость простым способом. Вначале вывели на орбиту форму, из пластика, продули ее и дали пластику затвердеть, а теперь строители обшивали искусственный спутник пластинами из сверхтвердых и вязких сплавов, способных погасить космическое излучение. С Земли станция «Циолковский» выглядела огромной лучистой звездой, словно в окрестностях системы вспыхнула сверхновая.

– Пора, - сказал Дом. - Меня уже вызывают.

– Привет Аленке, - сказал Митрошка. - И передай ей вот это, - он сунул в руку человека флэшку. - Там синте-стихи. Я старался - звук, цвет, запах, все в меру. Дому понравилось.

– Знаешь, Званцев, - доверительно сообщил Дом. - Если бы так насели на тебя, ты бы объявил автора гением. Хорошо, что он обошелся без блатной фразеологии, я этому только порадовался.

– Бездари всегда завидуют гениям, - объявил Митрошка. - Ну, какие у тебя интересы: вечно тебя волнуют собственные фильтры, ассенизация отходов, порядок в комнатах. Бескрыл ты, Дом, не можешь воспарить над серой действительностью.

– Мне посмотреть можно?

– Тебе можно, - разрешил робот. - Ты же, как пишут в старых романах, вторая половинка, связанная с Аленой узами священного брака. Тебе можно.

– Посмотри, - сказал Дом. - Только с одоратором будь осторожнее, он же сам без нюха, он там такое насинтезировал!

– Трепачи, - засмеялся Званцев.

– Профессионалы, - поправил Митрошка. - А вообще, Званцев, спасибо тебе.

– Ладно, - сказал человек, - идите… профессионалы.

Он долго смотрел вслед удаляющимся техноморфам.

Митрошка в сумерках выглядел совсем как человек, а Дом, напротив, напоминал огромный голубой колобок, катящийся по бетонным плитам площади. Техноморфы не обернулись. Наверное, на этом настоял Митрошка, вычитав в каком-то старом романе, до которых он был великий охотник, что настоящие мужчины не оборачиваются при прощании. Они уходят, смело глядя в будущее, и не боятся опасностей, которые их там обязательно ждут.

Званцеву стало одиноко.

Он пытался успокоить себя тем, что ничего страшного не произошло. Роботы выросли, поднялись на более высокий уровень и ступили на дорогу, ведущую к новому витку познания. И не стоило грустить, что к звездам летят они, а не люди. Когда-нибудь наступит звездное время и для человека.

Он посмотрел на флэшку, которую все еще сжимал в кулаке.

Надо же, синте-стихи. Написанные Митрошкой. Посвященные Алене.

Вряд ли это можно будет назвать поэзией, но ведь Митрошка старался. Он очень старательный и настырный, и всегда ему хочется добиться хороших результатов.

Он сел в кабину флаера и с грустью подумал, что давно отвык от тесноты. В свое время Дом заменил ему все - и жилье, и летательное средство, и личного повара, и собеседника. Даже, случалось, от смерти его спасал. Но теперь Дома не было. Вряд ли он когда-нибудь решится завести другой, слишком многое их связывало - его, Митрошку и Дом.

Флаер неслышно поднялся в небо, сориентировался по звездам и запросил Званцева о конечном пункте их полета.

– Домой, - отстучал Званцев на клавиатуре, воткнул флэшку в свободный разъем компьютера и услышал стихи, которые читал робот. Всего он ожидал от Митрошки, только не этого.

Послушай, как звезды шуршат,

они, срываясь с небес,

обретают свой ад

и устилают лес,

смешиваясь с листвой

и превращаясь в тлен,

бережно сохранят

оттиск твоих колен.

И безнадежно зло

дробно тревожит лес,

дятел, что пробует до-

стучаться до мертвых небес.

Конечно, это были несовершенные стихи, но это были стихи. Слушая, как их читает Митрошка, Званцев видел осенний лес и звездное небо, с которого падали звезды, он почти физически услышал дробный стук дятла, стрекот сорок в березняке и почти неслышное журчание реки. «Черт, - подумал Званцев. - А ведь он может! Интересно, что он напишет, когда вернется со звезд?»

ЗАРАЗА

Митрошка сидел на траве и смотрел в пространство перед собой.

– Митрошка, что с тобой? - спросил Званцев.

– Живут же люди, - сказал Митрошка. - Невероятно интересной жизнью живут. А мы… Камни, температура лавы… Интенсивность выбросов… Тьфу!

– Какая муха тебя укусила? - удивился человек.

Митрошка медленно помигал глазами, меняя напряжение в подсветке, будто хотел видеть сквозь Званцева.

– Ты бы слышал, что он несет, - сказал Дом. - Я его иной раз даже понять не могу. Вроде бы все слова русские, но непонятны, словно Митрошка на каком-то неведомом языке изъясняется. Званцев, может, он взялся санскрит изучать?

– Митрошка, ты с нами разговаривать не хочешь? - поинтересовался Званцев.

– А о чем с вами базар вести, фофаны бестолковые? - помедлив, ответил робот. - Чего пустую бодягу гнать?

– Не понял, - сказал Званцев. - Ты на каком языке изъясняешься?

– На родном, - ответил Митрошка. - На том самом, на котором нормальные пацаны, настоящие бродяги базар ведут.

– Ни черта понять не могу, - сказал Дом.

– Может, сбой программы? - предположил Званцев. - Глюки?

– Не похоже, - усомнился Дом. - Я его вчера заставил ко мне подключиться, протестировал все - мозги работают, как часы и даже лучше.

– Не забивай человеку баки, Дом, - влез в разговор Митрошка. - У него и без твоих объяснений бестолковка болит! Бьешь понт, точно ты и в самом деле лепила. Званцев, играй ушами в мою сторону, мы с тобой непонятки сами без тупья разберем.

– Надо на завод сообщить, - сказал Дом. - Пусть его специалисты посмотрят. Я ведь и в самом деле не профессионал, мог чего-то и не заметить.

Митрошка встал.

– Пора лыжи делать, - не глядя на Дом и Званцева, заявил он. - Зекать вас, гундосых, не могу. Ни хрена вы в нормальном базаре не петрите.

Званцев ему не препятствовал.

– Дом, - тихо сказал он. - Пусти за ним Наличность. Надо же посмотреть, от кого он такого нахватался.

Наличностью звали малоразмерного кибера, которого пускали для закупки разных мелочей или продуктов, а также в случаях, если кому-то надо было лично передать послание, невозможное в электронном виде.

– За товарищами следить… - начал Дом.

– Дом! - повысил голос человек.

– Да уже, уже, - с досадой отозвался Дом. - Хотя нам с тобой, Званцев, это чести не делает.

Митрошка неторопливо прошелся по парку. Летящую в стороне Наличность он не замечал, двигался по аллее, явно уже обозначив для себя конечную цель маршрута.

– Давно с ним это? - спросил Званцев.

– Третий день, - прикинул Дом. - Вроде бы все нормально, железобетонные плиты ему на голову не падали, под излучение не попадал, сидел дома, материалы последней экспедиции обрабатывал. Были у него соображения о типах базальтов в рифтовых трещинах. Ни с того ни с сего… Может, внешняя инфекция? Подключился где не надо, поймал червяка, а? Может такое быть, Званцев? С ним раньше такое случалось?

– Ты же знаешь, что нет, - сказал человек. - Включи связь с Наличностью, посмотрим, что там Митрошка поделывает.

Митрошка подошел к скамейке в сквере. На ней сидел старый и довольно странный человек с изрезанным морщинами лицом и пустыми, выцветшими глазами. Чем-то это лицо было знакомо Званцеву.

– Привет, кореш! - поздоровался Митрошка.

– Здоров будь, бродяга, - ответил мужчина. - Кандехаешь куда или корефана ищешь?

– Еще побазарить захотел, - сказал Митрошка. - Складно песни поешь. Кем по жизни был?

– Клюквенником, - признался мужчина. - Слыхал про таких?

– Сурьезная профессия, - сказал Митрошка.

– А ты калякаешь по-рыбьи, - одобрительно кивнул мужчина. - Захарчованный чумак. Давно таких не встречал. Чалился?

– Бог миловал, - солидно отозвался Митрошка.

Мужчина поднялся и неторопливо пошел по аллее, постукивая перед собой тросточкой. Митрошка пристроился рядом.

– Хорошие у тебя кони, - сказал мужчина Митрошке. - Ступаешь, а не слышно. Корье пьешь?

– Чистенькая слаще, - отозвался тот.

– Ты слышишь, Званцев? - вздохнул Дом. - Вроде все слова знакомые, а вместе не складываются. На каком же языке они говорят?

Званцев задумался. Чем-то знакомы ему были эти слова, когда-то, он был уверен в этом, Званцев даже слышал их, но при каких обстоятельствах и от кого, вспомнить не мог.

– И ведь человек этот не иностранец, - заключил Дом. - Он здесь часто отдыхает. Пенсионер и инвалид.

– Инвалид? - не понял Званцев.

– Ну, ты же тросточку видел, - объяснил Дом. - Слепой он.

– А зовут его Витя Усарь, - уже уверенно сказал Званцев. - Живой еще. Я думал он давно умер.

– И ты знаешь, на каком языке он с нашим Митрошкой разговаривает?

– Это не язык, - сказал Званцев. - Это воровской жаргон. Я его в детстве слышал. Феней называется. Вором был в молодости Витя, а потом полжизни в тюрьме просидел. Выпустили, когда посчитали, что он уже общественной опасности не представляет. А в прежние времена он пацанам такие песни пел, так заливал, все пытался приохотить их к воровскому миру! Сам его слушал.

– Жулик? - переспросил Дом. - Ну, тогда наш Митрошка от него нахватается!

На аллее между тем Витя Усарь предавался воспоминаниям. -…Шесть деревяшек древних мы тогда взяли. Наш король двинул кони в столицу, скинул эти доски немчуре, так веришь, Митроха, мы на эти бабки два года гудели, батончикам сиськи тискали.

– Дурной пример заразителен, - сказал Званцев. - Надо его от этого старичка отвадить, собьет он нашего Митроху с честной научной дорожки. Он же слепой, не понимает, что с роботом разговаривает.

– Ну, воровать Митрошка не начнет, - рассудительно отозвался Дом.

– Зато изъясняться начнет так, что мы его понимать перестанем, - возразил Званцев.

– Я словари найду, - пообещал Дом. - Есть ведь словари, чтобы перевести с жульнического языка на обыкновенный?

– Может, и есть, - сказал Званцев. - Но меры надо принимать радикальные. Уж больно прилипчива эта зараза, пристанет и не отпускает. По детству своему помню.

Перевоспитание Митрошки продвигалось туго. По взаимному согласию Званцев и Дом делали вид, что не понимают Митрошку, когда тот начинал изъясняться по фене. И сколько бы это продолжалось, Званцев не знал, но выручила командировка за Урал.

Узнав о предстоящей поездке, робот довольно музыкально пропел:

А мать моя опять рыдать,

И снова думать и гадать,

Куда, куда меня пошлют…

– У тебя не было матери, - жестко сказал Дом. - Разве только учесть материнскую плату заводского компьютера…

– Детдомовские мы с Витьком, - вздохнул Митрошка. - «Коридоры детдома были школою нам, тюрьмы стали для нас академией».

– Очнись, - Дом легонько стеганул робота слабым разрядом.

Блатная романтика очаровала Митрошку, воровской язык его завораживал. Однако Званцев и Дом по-прежнему делали вид, что они не понимают, когда робот обращался к ним по фене.

– Понимаешь, Званцев, - сказал Дом, - я тут выяснил. Феня - это искаженно. Правильно надо говорить офени. Было такое племя торговцев-коробейников, они и выдумали собственный язык, чтобы люди их секреты не понимали. А от них уже и пошло. Но наш-то, наш-то! Прямо хоть бери его и память стирай!

– Это не метод, - заявил Званцев. - Надо, чтобы он сам от дурной привычки отказался.

– Гапоны, - сказал Митрошка. - Мусора. Красноперые.

Дом и Званцев промолчали, словно эти слова, произнесенные с несомненной ругательской интонацией, относились не к ним.

К концу командировки стало очевидно, что робот воровской фразеологией переболел. Он все реже употреблял феню в разговорах, постепенно перестал качать из интернета воровские романы конца двадцатого века, не упоминал о своем знакомстве с блатарем и самостоятельно пришел к выводу, что любой преступник - обуза на шее общества, следовательно, использование воровского жаргона есть не что иное, как вызов этому обществу.

– Давно бы так, - сказал Званцев одобрительно. - Выкинь мусор из головы, Митрошка, и помни, что русский язык велик и могуч.

– А английский? - жадно спросил Митрошка.

– И английский, - согласился Званцев. - Он тоже велик и могуч.

– А французский? - продолжал интересоваться робот.

– Отстань, - утомленно отмахнулся Званцев. - Любой язык велик и могуч. Кроме жаргона, которым пользуются малые группы людей. Заметь, не народности, а именно общественные группы.



– Вроде программистов? - не унимался Митрошка.

– Видишь, - вздохнул человек. - Когда захочешь, ты все правильно понимаешь.

– Космонавты тоже пользуются жаргоном, - через некоторое время объявил Митрошка. - И врачи. Значит ли это, что они находятся на одной социальной ступени с преступниками?

– Митрошка, - сказал Званцев. - Лучше бы ты занялся русским языком. Или английским.

– Лучше русским, - сказал робот. - Боюсь, что на английском ты снова перестанешь меня понимать.

Неделю или две Митрошка изъяснялся на старославянском языке.

Еще через неделю он вовсю использовал молодежный сленг.

К концу командировки он пытался объяснить Званцеву, в каких случаях до реформы письменности использовались буквы «ять», «ер» и «i».

– Между прочим, получалось очень красиво, - заметил робот. - Реформа обеднила русский язык.

– Слушай, Званцев, - озабоченно заметил Дом, - что-то не так идет. Мы кого, филолога растим?

– Ничего, перемелется, - махнул рукой человек. - Главное, что феней не пользуется. И идиотские мысли выбросил из своей металлической башки.

– Не всегда коту творог, бывает и головой об порог, - согласился Дом.

– Дом, ты что? - удивился Званцев.

– Дурак дом построил, а умница купил, - признался Дом. Званцев тихо вздохнул.

Болезнь и в самом деле оказалась заразной и обещала стать затяжной.

Дом неосознанно брал пример с робота Митрошки, он уже самостоятельно добрался до толкового словаря русского языка Владимира Ивановича Даля.

КТО, КТО…

– Где Дом? - поинтересовался Званцев.

Робот Митрошка отводил в сторону глаза, на металлическом лице его невозможно было что-либо прочитать. Непроницаемой была физиономия робота и потому казалась загадочной.

– В лесу, - коротко объяснил Митрошка. - Званцев, говорит, без меня обойдется, а есть существа беззащитные, им помощь нужна.

– Что еще за существа? - нахмурился Званцев. - Опять какие-то игры, Митроха?

– А что я? - сказал робот. - Ты о Доме спрашивал? Я и говорю, в лес наш Дом отправился. Тут недалеко, полусотни километров не будет.

– Ну и зачем он туда отправился? - продолжал расспросы человек.

– Слушай, Званцев, ну я-то тут при чем? - взмолился Митрошка. - Я его отговаривал. Я ему втолковывал, что глупость он затеял.

– Та-ак, - с расстановкой подытожил Званцев. - Что за глупость?

– Я не при делах, - ретировался Митрошка. - Это его личное решение. Мне-то что? Можем слетать посмотреть.

Лес и в самом деле оказался не слишком далеко. Десять минут лёту.

– Где он? - спросил Званцев Митрошку.

– Где, где, - с особой интонацией сказал Митрошка. - А то ты сам не видишь!

И в самом деле - не увидеть лежащую на опушке огромную голубую варежку было трудно.

– Это еще что за ерунда? - удивился человек.

– Здорово, Званцев, - глухо сказала варежка. - Ты не волнуйся, я уже заканчиваю. Все-таки странные вы существа, люди, и сказки у вас, мягко говоря, странные.

– Дом, ты о чем? - удивился Званцев.

– Про сказки, - сказал Дом. - Понимаешь, Званцев, для того, чтобы лягушку поймать, пришлось лед на озере вскрывать. Весь в иле перемазался, пока хороший экземпляр добыл. И что же? Дрыхнет и просыпаться не желает. Может, мне ее током ударить?

– Садист, - прошипел Званцев. - Механический садист. Не смей измываться над бедным животным. И кто у тебя там еще кроме лягушки?

– Заяц и волк, - вздохнул Дом. - Заяц все скачет да морковкой хрустит, а волк скулит и в двери скребется. Прикинь, я ему бифштексы синтезировал, так не жрет, гаденыш серый. Зайца ему подавай!

– А медведя у тебя там нет? - поинтересовался Званцев. Дом подозрительно молчал.

– Ну? - настаивал Званцев.

– Званцев, ты не волнуйся только, - отозвался Дом. - Он спокойный, даже не проснулся, когда я его из берлоги вынимал. Я ему логово оборудовал, так веришь, он даже лапу из пасти не вытащил. И слюни пускает, словно у бочки меда сидит. Меня мышка-норушка куда больше достает. Гонял ее, гонял, а все без толку. Даже определить, где она находится, не могу. Весь пластик внутренней облицовки изгрызла, наверное, ход пытается прорыть. Слушай, ну почему у мышей такие острые зубы?

Званцев промолчал. Он зримо представлял волка, изнемогающего при виде зайца, спящего на его любимом диване медведя и неторопливую мышь, прогрызающую ход в недрах Дома.

Вернуть медведя в берлогу, закопать лягушку в ил, выпустить в лес шалого волка, который тут же погнался за одуревшим со страха зайцем, было делом недолгим. Вскоре они уже направлялись в город. В Доме стоял запах псины и свежей земли. Митрошка бродил по Дому и что-то бормотал себе под нос. Видимо, слова эти были не слишком лестными для Дома, тот неумело отругивался.

– Слушай, Дом, - поинтересовался Званцев. - А с чего тебя на сказки потянуло?

– Жалко зверей стало, - признался Дом. - Вон какие морозы стоят. Что по Цельсию, что по Фаренгейту. А жилья своего у них нет. Ну и решил дать им морозы переждать. Ты, Званцев, не волнуйся, я бы обязательно вернулся.

– Сказочник, - съязвил Митрошка. - Доброхот!

– Я все понимаю, - сказал человек. - Одного понять не могу - почему именно теремок?

– Общежитие, - пояснил Дом. - Сожительство разных видов. Хотелось понаблюдать вблизи. Интересно же, Званцев. А в «Теремке» конкретно сказано, кто должен в нем жить.

– Исследователь! - с неопределенной интонацией сказал Митрошка.

– Ты радуйся, - коротко хохотнул Званцев. - Это он сказки по второму тому Афанасьева изучал, там хоть чертей и ведьм нет. Представляешь, он ведь мог и собственным домовым обзавестись. Мог ведь, Дом?

Дом подозрительно молчал.

Они летели над землей, и за прозрачной стеной мелькали ровные квадраты снежных полей, разделенные дорогами и темными лесополосами. Слышно было, как в недрах Дома скребется мышка-норушка, пытаясь найти свои запасы.

– В конце концов, - сказал Дом задумчиво, - что есть домовой? Хранитель жилища. Полезнейшее существо.

– Дом, не смей! - тревожно сказал робот Митрошка. - Званцев, ты ведь разумное существо! По крайней мере относишь себя к таковым. Ну разве можно такими глупыми идеями бросаться?

НАСТОЯЩИЕ ДРУЗЬЯ

Званцев в приметы верил.

Скажем, встанешь не с той ноги - целый день все из рук валиться будет. Сорока в распадке застрекотала до полудня - жди неприятностей. Новый спутник над вулканом прошел - гости незваные пожалуют. Хорошо, если рыбаки нагрянут, у них хоть рыбкой разжиться можно, но ведь может и начальство прикатить, а от начальства, как известно, всегда одни неприятности, на то оно и начальство, чтобы подчиненным настроение портить.

Сегодня все складывалось на редкость удачно: сороки молчали, медведь малинника не ломал, ночь вообще беззвездная выпала, и встал Званцев, как полагается, с левой ноги.

Робот Митрошка сидел на валуне и что-то ладил, работая всеми четырьмя щупальцами.

Он развернул на спине гелиоприемник и подзаряжался прямо от солнца. Избыток энергии играл в его титановых мышцах.

– Все возишься, - проворчал Званцев. - Нам ведь сегодня на сопку идти. А у тебя, как всегда, наверное, ничего не готово.

Митрошка посмотрел на него большими фасеточными глазами, раздраженно схлопнул гелиоприемник и пробормотал вроде бы про себя, но так, чтобы хозяин обязательно услышал, что пока роботы ишачат, не покладая конечностей, некоторые отлеживаются в Эсдэвэ и за временем не следят.

Эсдэвэ, как в просторечии называли Специализированный дом вулканолога, медленно приходил в себя после сна - системы задействовал, вчерашним мусором отплевывался. Видно было: вчерашняя гулянка с рыбаками, заглянувшими на огонек, пришлась ему совсем не по вкусу, что и говорить, по-хамски они вчера себя вели, а Эсдэвэ к культурным людям привык. Теперь Дом, как его именовал Званцев, обижался и ворчал, обещая некоторых, кто порядка не признает и чистоту не соблюдает, на порог не пускать. Дезодоранты использовал даже с излишком - запах стоял, как в салоне красоты. Митрошка закончил работу, поднялся, и его повело. Заметно повело, даже щупальцами за валун ухватился, чтобы равновесие сохранить.

– Опять электролит ночью пил? - с упреком спросил Званцев. - Ох, отправлю я тебя на перепрограммирование! Свежий электролит тебя до добра не доведет. Тебе сегодня в кратер лезть, а ты щупальцем пошевелить не можешь!

Митрошка промолчал, а когда вулканолог повернулся к нему спиной, обиженно забубнил в свои динамики, что некоторые себя слишком разумными считают. Права робота ни в грош не ставят, а понять не могут, что робот - живое существо, пусть и искусственное, ему тоже разрядка требуется, а чем еще возникающее в цепях излишнее напряжение снять? Конечно, электролитом!

– Раскудахтался! - громко сказал Званцев и пошел умываться в реке.

Когда он вернулся, робот Митрошка стоял у Эсдэвэ, горбясь от контейнера с аппаратурой, а Дом, закончив наводить чистоту, заземлился, вошел в интернет в поисках хороших мелодий. Это сам Званцев ему такое задание дал, только вулканолог подозревал: Дом шныряет в интернете не потому, что ему приказано, а ради собственного удовольствия. Бывали дни, когда, возвращаясь после трудного рабочего дня, Званцев слышал, как Дом песенки современной попсы исполнял, одновременно ядовито комментируя убогость слов и способности тех, кто эти слова писал. Наверное, от скуки. Трудно ведь в одиночестве стоять, когда и словом перекинуться не с кем. А когда они возвращались, Дом затевал ехидную перепалку с Митрошкой. Похоже, он просто завидовал, что у Митрошки конечности есть и что Званцев берет его с собой, отправляясь в сопки.

– Мы сегодня пойдем куда-нибудь? - поинтересовался робот. - Или я зря на себя все это барахло навьючил?

– А я еще не завтракал, - сказал Званцев. - Это тебе легко, ночь у блока питания простоял - и готов к путешествиям. А человек, брат, по утрам поесть должен и желательно чего-нибудь вкусненького. Сейчас посмотрю, что там Дом приготовил, позавтракаю, а тогда уже и тронемся в путь.

Митрошка ничего не сказал, но когда Званцев повернулся к нему спиной, с грохотом свалил контейнер на землю. Слышно было, как он нарочито бодро топает за спиной, насвистывая «Марш энтузиастов».

Словно показывал, что готов к маршруту, как бы о том другие ни говорили.

Дом Званцева порадовал - в столовой на столе шипел аппетитный бифштекс с гарниром в виде хрустящего картофеля-фри, дымился кофе и желтели поджаренные в тостере гренки. Играла музыка. Хорошая музыка.

– Ночью опять грунт дрожал, - сообщил Дом. - Сваи его уходили в почву на десяток метров, следовательно, он знал, о чем говорил. - Тебе не кажется, что близится извержение?

Званцеву так не казалось. Никаких внешних признаков грядущего извержения не наблюдалось: вулкан не курил, даже пар сквозь расщелины не пробивался, и оба гейзера у подножия сопки были спокойны, без признаков кипения, которое свидетельствовало бы о том, что магма поднимается выше. А Дом всегда был паникером, волновался даже без веских причин.

– Ты особо не задерживайся, - предупредил Дом. - Детектор вчера симпатичный малинник нашел. Я компот сварю. Рыбу как приготовить?

– Можно бы ухи сварить, - бездумно сказал Званцев.

– Я лучше нафарширую, - не согласился Дом. - Ты этих рыбаков больше не приводи. Вчера они рыбу прямо в раковине чистили, все фильтры засорились, я их с утра очищал, так до конца и не закончил. На фига мне гниющая органика в канализационных трубах?

– Ты лучше скажи, где Митрошка электролит берет? - поинтересовался Званцев, торопливо допивая кофе.

Дом не откликался.

– Вот-вот, - сказал Званцев. - В этом вы, машины, всегда заодно. Зря вас свободой воли наделили.

– У каждого отдушина должна быть, - вздохнул Дом. - Вы-то вчера этиловый спирт для чего хлестали? Для удовольствия? Хочешь, покажу, как вы вчера выглядели, - ты и эти самые рыбачки?

– Не надо, - отказался Званцев, прекрасно представляя картину.

– А пели-то как, - пробурчал Дом. - Ты ведь знаешь, что у тебя голоса нет.

Дом музыку любил и считал себя тонким ценителем, с особенным удовольствием он слушал арии из итальянских опер и грузинские хоровые песни. Званцев подсмеивался над ним, называя увлечения Дома пережитками прошлого, давно вышедшими из моды.

За окном что-то загремело, послышались тяжелые шаги, и на пороге показался Митрошка.

– Так мы сегодня идем? - спросил он. - А то я другим делом займусь. У робота забот хватает, не то что у некоторых! Это только говорят, что рабство отменили!

Лезть в гору не слишком приятное занятие.

Сопка поросла чахлыми деревцами, которые в основном кособочились в сторону восхода. В основном это были корявые сосны, изредка встречались тонкие березки. Путники поднимались неторопливо, хотя, быть может, следовало и поспешить.

Вулкан представлял собой кальдеру - котлообразную впадину с крутыми склонами и ровным дном, которая образовалась вследствие провала вершины вулкана. Там, внизу, у Званцева были расставлены приборы, с которых он ежедневно снимал показания. Хорошая была идея - устроить на месте затухающего вулкана геотермальную электростанцию.

Званцев медленно спускался в кальдеру. За ним грузно топал Митрошка.

– Фигня какая-то, - заметил робот. - Слушай, Званцев, содержание солей тяжелых металлов в воздухе завышено. С чего бы это?

– Ладно, ладно, - сказал Званцев. - Я тоже вижу, что активность выше обычной. Смотри, испарение сквозь трещины пробиваться стало.

– Я сделаю замеры, - предложил Митрошка, сгружая на землю контейнер. - Ты, Званцев, не очень бы рвался вперед. Геологам за храбрость медали дают только посмертно.

– А роботам? - ехидно поинтересовался Званцев.

– А роботов у вас вообще за людей не считают, - печально молвил Митрошка, склоняясь над курящейся трещиной, чтобы взять пробу воздуха. - Чистая дискриминация. Как пахать, так пожалуйста, а во всем остальном…

Званцев его не слушал. Неожиданно вышел на связь Дом.

– Слушай, Званцев, - озабоченно сказал Дом. - Трясти начинает. Дрожь пока еле заметная, но мне все это не нравится. Вы бы возвращались, а?

– Это тебя от переизбытка энергии трясет, - отмахнулся Званцев. - у нас все нормально. Не веришь, можешь у Митрошки спросить.

– Ох, кто бы спросил Митрошку, - сказал робот, подхватывая контейнер. - Кто бы его спросил… Я бы ни на минуту в этой заднице матушки Земли не задержался бы. Дому не нравится. Надо же! А уж как мне-то, как мне-то не нравится!

– Что-нибудь необычное? - поинтересовался Званцев.

– Я бы не сказал, - робот выпрямился, готовый продолжить спуск. - Сера, ртуть, может, несколько увеличено содержание тяжелых металлов. Но вот предчувствие у меня…

– У тебя? Предчувствие? - удивился Званцев.

– Слушайте, - оборвал Дом. - Потом между собой поговорите. У меня тут два толчка отмечено по три с половиной балла. Вам это ни о чем не говорит?

– Ты-то чего суетишься? - вздохнул Званцев. - Ты и все двадцать выдержишь!

– Мне здесь не нравится, - повторил Дом. - Знаешь, Званцев, я бы сменил дислокацию. Но вот как подумаю, что вам обратно* в два раза дольше добираться будет, мне вас жалко становится. Митрошка железный, ему-то все равно, а ты ведь там на этих осыпях все ноги собьешь!

– Жалко ему, - без выражения сказал Митрошка. - Ну, будем спускаться или обратно пойдем?

– Слушай, Дом, - обратился Званцев. - Помнишь полянку в лесу? Ну, там, где речка дважды изгибается?

– Помню, - отозвался Дом. - Хорошее место. Но вам туда пилить и пилить!

– Ты туда перебирайся, - велел Званцев. - Я с некоторых пор к твоим тревогам серьезно относиться стал.

– Переберусь, - согласился Дом. - Я уже сваи поднимать стал. Только если рыбачки вчерашние появятся, я их не пущу. Ты слышал, Званцев?

– Как это не пустишь? - удивился Званцев. - Я тебя не блокировал. Ты их обязан впустить. Помнишь правило первое - «Человек в беде»?

– Так то в беде, - возразил Дом. - В беде, Званцев, а не с бодуна. У меня до сих пор фильтры рыбой воняют. Черт бы побрал эту чешую! Только… Далеко ведь добираться будет, Званцев!

– Вот и хорошо, - сказал вулканолог. - В порядок себя успеешь привести. А пока не отвлекай, нам еще метров двести по осыпи спускаться. Ты кислородные баллоны проверил?

– Можешь не сомневаться, - заверил Дом. - Даже не булькают - под завязочку. Так значит на полянку? - Дом отключился.

В эфире стояли хрипы и всхлипывания, словно вздыхала сама уставшая земля.

– Маску надень, - посоветовал Митрошка. - Много летучих соединений серы. Представляют угрозу для человеческого организма. Разъедают металл. Да уж, местечко - курить не рекомендуется.

– Болтун, - беззлобно сказал Званцев, но маску натянул. Фильтры очистки и обогащенные кислородом струи воздуха сделали свое дело - тело налилось энергией, в мышцах заиграла радостная сила. «Вот так и Митроха себя чувствует, - подумал Званцев, - когда электролит свежий в аккумуляторы добавит!»

Они спустились по склону кальдеры на пологое дно. Званцев снимал показания приборов, Митрошка вел геодезическую съемку площадки - каждый занимался своим делом, робот и человек друг другу не мешали. В одиночку съемку вести дело бесполезное, но только не для робота, у которого верхние манипуляторы вытягиваются почти на полсотни метров. Над кальдерой синело безоблачное небо; обрамленное со всех сторон зубчатыми и неровными краями вулканической чаши, оно выглядело фантастически красиво.



Среди камней местами желтела глина, и на ней зеленели какие-то колючки. Неистребимая жизнь пробиралась и сюда, она не хотела сдавать позиций даже там, где вечным дыханием обжигала почву смерть.

– Митрошка, - сказал Званцев. - Как ты думаешь, придет время, когда будет одинаково приятно жить и людям, и роботам?

– Только не говори мне за коммунизм, - сразу же отозвался робот. - Никогда такого не будет. Люди постоянно пытаются переложить свои заботы на чужие горбы. Они бездельничают, а у других спины трещат. Я про тебя, Званцев, ничего не говорю, ты человек правильный, даже на робота иногда своим отношением к работе похож становишься. Но другие, другие! Заставишь кого-нибудь лопатой махать, если за него все прекрасно сделает механизм? Да даже если и копать-то надо будет совсем чуть-чуть, никто из людей за лопату не возьмется, будет землеройную машину ждать! Я вот об ином думаю. Люди, конечно, молодцы, они постоянно что-то новенькое выдумывают. Но вот появятся у вас совершенно новые средства производства, которые станут на порядок больше обеспечивать все ваши потребности. И что вы тогда будете делать? Это пока у вас деньги существуют, но ведь техника однажды разовьется так, что в них всякая нужда отпадет. На кой любому из вас понадобятся деньги, когда энергетическая оснащенность каждого позволит жить без труда, но в полное свое удовольствие? Мыто ладно, нас программа заставляет ишачить на ваше благо. Ну, поворчим иной раз, не без этого. А вы что будете делать? Вас же природная лень задавит! Тут-то вы и кончитесь. Придумывать вам станет незачем, и так у вас все будет, и даже больше. Самим делать ничего не придется, найдется кому за вас любую работу выполнить. И что тогда?

– Нет, ну, воспитание себя покажет, - неуверенно возразил Званцев. - Любовь к труду прививать надо!

– Да ладно тебе, - отозвался робот, сноровисто собирая инструменты в сумку. - Воспитание! Посмотрел бы ты на себя, когда вчера с рыбаками сидел: морды у всех синие, движения неверные, и все кажется вам, что вы очень красиво поете, а на самом деле просто орете: «А я еду, а я еду за туманом…» Вот ваше истинное призвание: жрать этиловый спирт и закусывать тем, что роботы приготовят!

– И что же, по-твоему, дальше будет? - поинтересовался Званцев, орудуя скриммером у очередного прибора. Скриммер списывал все данные, полученные приборами за неделю, потом все это загружалось в компьютер и анализировалось.

– Неизбежное, - сказал Митрошка. - Сойдете вы с арены жизни. А дальше двинемся мы, роботы. Конечно, мы вас не бросим, программа не позволит. Да и благодарны мы вам за то, что вы впустили нас во Вселенную. Но ведь, согласись, как средство самопознания Природы мы покрепче человека будем.

– А вот вам! - показал свободной рукой Званцев. - Не дождетесь!

– Так я и не говорю, что сейчас, - сказал Митрошка. - Не одно поколение роботов сменится. Боюсь, что и я не дождусь светлого дня, вы меня раньше в демонтажку отправите. Но будущего вам не остановить. Понимаешь, Званцев, падение человека и величие роботов неизбежно. Уже сейчас ясно, что мы лучше справляемся со многими обязанностями - а что будет дальше?

– Белокурая бестия, - припечатал Званцев. - Белокурая металлическая бестия!

– Вот-вот, - робот приподнялся на опорах. - Вам бы только ярлыки развесить. Истина вас не интересует. Да и откуда ей взяться, истине, если вы ее видите в вине, сиречь все в том же пресловутом этиловом спирте? Слушай, Званцев, мы пойдем или будем философские беседы вести? Не нравится мне здесь. Дом дело говорит, дрожит все, дрожит.

– Остаточные явления, - Званцев спрятал скриммер в карман куртки. - Приборы активности не фиксируют. Ежу понятно: идет затухание процессов, и не одну тысячу лет.

– Этому твоему ежу… - начал было Митрошка.

Договорить нехитрое пожелание он не успел - кальдера вдруг вспучилась, ровное дно ее пошло зигзагообразными трещинами, через которые наружу устремились черно-желтые толстые струи дыма. Качнуло так, что Званцев не устоял и покатился вниз, где в разломах уже полыхнуло голубоватое пламя. До дна кальдеры он бы, конечно, не докатился, но выброшенный манипулятор Митрошки поймал его раньше, чем Званцев это сообразил.

– Говорил тебе, надо отсюда уходить, - сказал робот. - Вот и не верь предчувствиям! А если подумать - что такое предчувствие машины? Ощущение нестабильности процесса, основанное на знании обстановки и получении внешних раздражителей. Как я выразился, Званцев? Пойдет для академического издания?

– Болтун, - вставая на ноги и морщась от боли в колене, отозвался вулканолог. - Но в одном ты прав, брат-робот, дергать отсюда надо, причем с максимально возможным ускорением.

Они принялись подниматься по крутому склону к вершине воронки кратера, а внизу уже звучно лопалось что-то, слышались глухие разрывы и треск, словно кто-то пробовал жевать застывший базальт огромным ртом, полным прочнейших клыков. Взглянув вниз, Званцев увидел, что морщинистое от трещин пологое дно кальдеры исчезло и вместо него колышется жаркое черно-алое море, от которого в разные стороны растекаются малиновые струйки, против законов физики упрямо ползущие вверх.

– Лава, - встревоженно сказал он. - Митроха, быстрее нельзя?

– Можно, - сказал робот, - но тогда появится риск потерять равновесие, а с ним и набранную скорость. Оптимальным вариантом будет поспешать, но не торопиться.

Подниматься вверх оказалось значительно труднее, нежели спускаться на дно кальдеры. При этом спуск был необременительной прогулкой, в то время как подъем превратился в опаснейшее восхождение. Извержение оказалось неожиданным, без внешних признаков, которые обычно предупреждали о пробуждении вулкана. Такого не могло быть, но рассуждать об этом сейчас было просто некогда.

– Давай-давай, - торопил робот. - Скорость приближения лавы увеличивается. Пока незначительно.

Званцев чувствовал это спиной. Жара стояла такая, что по спине текли струйки пота, камень прогрелся настолько, что на него стало горячо ступать даже в специальных башмаках. Одна радость - до края вулканической чаши оставалось совсем немного. Всего несколько усилий - и они окажутся снаружи, там, где к сопке примыкает кривой сосновый лес и стелется кустарник.

– Кажется, выбрались, - вздохнул Званцев. - Митроха, прибавь ходу, нам еще по тайге чапать!

Надежда иной раз подобна кусочку сахара-рафинада, опущенного в стакан с горячей водой - она стремительно тает, когда знакомишься с окружающей тебя действительностью и начинаешь понимать, что дела обстоят значительно хуже, нежели ты предполагал. Поднявшись наверх, Званцев обнаружил, что леса с внешней стороны вулканической чаши нет. Внизу чадило, потрескивало, стоял стелющийся черный дым, а потоки багрово-черной лавы медленно устремлялись в разные стороны, превращая в спички деревья и испаряя небольшое озеро, обычно серебряно поблескивающее среди лесной зелени. Теперь там стояли густые клубы пара, напоминающие осенний туман.

– Вляпались, - с досадой пробормотал Званцев. - Что видишь, Митроха?

Сам он видел немногое, но увиденное его очень тревожило: верхний край кальдеры, на котором они находились, медленно превращался в пока еще широкую арку, которая медленно таяла и опускалась в потоки растекающейся и искрящей лавы; дышать без кислородной маски было бы невозможно; лава длинными языками вытягивалась вниз, языки эти сливались, расползались в стороны и снова смыкались, лишая путников возможности уйти от вулкана по земле.

– Восемнадцать минут, - сказал робот.

– Что? - не понял Званцев. Не то чтобы не понял - не хотелось верить в происходящее.

– Восемнадцать минут, - повторил Митрошка. - Время до полного расплава базальтовых участков, обеспечивающих до настоящего времени нашу безопасность.

– Ты точно подсчитал? - с сомнением спросил Званцев. Испарина ушла, однако холодок, вызванный страхом, продолжал жить в теле вулканолога. Он безнадежно разглядывал пространство. Казалось, выхода нет.

– Точнее не придумаешь, - отозвался Митрошка. - Робот ошибиться не может. Эх, уметь бы летать!

– Надо вызывать Дом, - сказал Званцев.

– Поздно, - робот сбросил с металлического плеча сумку с инструментами. - Дом может добраться до нас за двадцать одну минуту. До полного расплава пород остается семнадцать минут тридцать одна секунда. Я вызвал Дом полторы минуты назад. Опоздание неизбежно. Попробую пройти по расплаву с человеком.

– Бесполезно, - вздохнул Званцев. - На такие температуры ты, к сожалению, не рассчитан.

– Попытка не пытка, - произнес робот бесстрастно. - Я к месту использовал идиому?

– Ты вообще молодец, - слабо улыбнулся Званцев. - Почти уже стал человеком. Электролит начал пить. Жаль, что повзрослеть не успеешь.

– У робота нет возраста, - констатировал Митрошка. - У робота может быть только износ. Ты готов, Званцев?

– Лучше умереть стоя, чем жить на коленях, - пробормотал Званцев.

– Не понял, - сказал Митрошка, бережно приподнимая Званцева манипуляторами. - Почему человеку легче умирать стоя, а не в постели, где удобств значительно больше? Почему плохо жить на коленях? На чьих коленях, Званцев?

– Это тоже идиома, - вулканолог прижался к прочному корпусу робота. - Жаль, что осталось мало времени. Мне кажется, ее ты тоже освоил бы со временем.

– Рискнем? - спросил робот, оценивая пространство фасеточными глазами. - Будет опасно. Возможен перегрев корпуса.

Арка медленно таяла от выделенного лавой тепла.

«Бесполезно, - вдруг подумал Званцев, и его охватило полное безразличие. Даже страха перед смертью он почему-то не испытывал. - Барахтанье лягушки в сметане. Только нам никак не достать до края крынки».

– Ну и жара у вас тут! - послышался голос сверху. - Прямо пекло! Званцев, баню сегодня можно не готовить. Я правильно понял?

Дом парил над ними. Дом, благословенный Дом! Длинные сваи, еще хранящие следы земли, походили на прицел, через который Дом рассматривал своих сожителей.

– Я как чуял! - сказал Дом, и в его голосе слышалась явная радость. - Как последний раз тряхнуло, я сразу сообразил, что сюда надо лететь, а не на полянку! А потом еще Митрошка орать в эфире принялся! Пришлось на форсаже идти! Митрошка, ты чего орал?

– Заорешь тут, когда преждевременным демонтажем запахнет, - сказал робот, и человек в его манипуляторах взвился вверх, оказываясь на одном уровне с Домом.

– Принимай! - сказал Митрошка.

Званцев чувствовал радостную легкость во всем теле. Гибель, которая казалась неизбежной, отложилась простым испугом. В происходящее не верилось, но через мгновение он оказался в тамбуре, манипуляторы Дома, предназначенные для наведения внутреннего порядка, подхватили его и внесли в прихожую.

– Эй-эй, - закричал Званцев. - А Митрошка?

– Куда он денется, дармоед, - сказал Дом. - Отключай все дополнительное оборудование, мне программа не дает. Ты прикинь, сколько я каждую минуту для работы антигравитатора энергии затрачиваю!

Уже позже, когда Дом и Званцев выбрали место для новой безопасной стоянки и Дом опустился вниз, Митрошка сидел в тамбуре, свесив нижние манипуляторы вниз, и разглядывал приближающуюся зелень травы.

– Красиво, - восхитился он. - Эх, люди, придумали бы какой-нибудь рецептор для ощущения запахов!

– Устал я, - вздохнул Дом. - Надо же, сколько энергии бесцельно потратил! Даже сваи в грунт как следует вогнать не могу. Званцев! Ты меня слышишь?

– Слышу, - радостно улыбаясь, отозвался тот.

– Фаршированной рыбы не будет, - предупредил Дом. - И вообще ничего не будет. Мне теперь гелиобатареи разбрасывать придется, два дня энергию восполнять. Так что убираться внутри придется вам. Званцев, я требую, чтобы порядок был идеальный, в противном случае я вас с Митрошкой в палатку отселю. Ты меня понял?

– Да, сэр, - церемонно произнес вулканолог. - Все будет, как вы сказали, сэр!

– То-то, - явственно ухмыльнулся Дом. - Впрочем, ты ведь и пальцем не пошевелишь, все заботы на Митрошку взвалишь. Ведь взвалишь, Званцев?

– Да, сэр! - согласился вулканолог. - Разумеется, сэр. Как высшее существо!

– И правильно сделаешь, - согласился с ним Дом. - Роботу свободы давать нельзя, его надо в строгости держать, чтобы помнил Программу!

– Вот, - уныло сказал робот Митрошка. - Уже и робот на робота восстает. Что же дальше-то будет?

– Ничего, - сказал Дом. - Званцев, включи что-нибудь красивое и торжественное, а я пока для вас по стаканчику синтезирую.

– Сейчас, - сказал Званцев, вставая из-за стола. - Есть одна старая чудесная вещь, «Дом восходящего Солнца» называется. Ты не поверишь, Дом, но будет самое то!

– Музыка мне безразлична, - сообщил из тамбура робот Митрошка. - А вот мысль о стаканчике электролита кажется очень удачной!

СПАСАТЕЛИ

Земля висела над неровным лунным горизонтом.

От нее исходило приятное голубоватое сияние, которое делало лунные скалы и поверхность луны серебристо-серыми. Даже небольшие камешки образовывали угольно-черные тени. Мир был контрастен, лишен полутонов.

– А мне нравится, - сказал робот Митрошка, медленно вращая головой, словно делал панорамный снимок лунной поверхности. - Не дует. И окислителями даже не пахнет.

Низко над поверхностью Луны висел спутник связи. Если смотреть на него внимательно, можно было даже увидеть полоски солнечных батарей. Спутник мягко и переменно помигивал на два цвета - зеленый и красный.

– Мне-то что здесь делать? - печально сказал Дом.

И в самом деле, в обширном кратере голубели здания лунного поселения, над ним висели летающие платформы и стремительно перемещались огоньки - так с расстояния выглядели люди в скафандрах.

Неторопливо они двинулись к поселению. Вернее, это сделал Дом, а Званцев и Митрошка находились в нем. Званцев завтракал, Митрошка просматривал справочники по лунной геологии, последние статьи в электронных журналах, готовясь к будущим изысканиям.

Сейсмичность на Луне была относительно небольшой, ежегодная энергия лунотрясений определялась в десять в пятнадцатой степени эрг - примерно в миллиард раз меньше, чем ежегодно выделялось при землетрясениях. С точки зрения вулканологии Луна особого интереса почти не представляла. Если бы не это самое «почти». Определенный интерес представляли извержения лунных вулканов в практической пустоте и при ослабленной силе тяжести: по-иному распределялась лава, менялся ее элементный состав, да и пробок почти не было, поэтому извержения проходили значительно спокойнее и ленивее, чем на Земле. Званцева интересовал вулкан Церекс, расположенный в районе южной полярной шапки Луны. Вулкан был действующий, но, главное, сейсмические разломы проходили по обширным пустотам, образующим подземелья Циммермана, названные так по имени их открывателя и первого исследователя. Циммерман без вести пропал в 2034 году, затерялся где-то в обширных лабиринтах подземелий. Еще одним немаловажным в научном отношении фактором являлось то, что вулкан Церекс соседствовал с залежами ископаемого льда, время от времени нагревая их до такой степени, что в подземных пустотах били горячие гейзеры, и за определенное время сформировалась настоящая атмосфера, образованная водяным паром, кислородом и углекислым газом. Смесь была непригодной для дыхания человека, но это не обуславливало невозможность развития жизни непосредственно на Луне. Каждый исследователь, начинавший работу в подземельях Циммермана, надеялся, что обнаружить лунную жизнь удастся именно ему. Что говорить, в глубине души Званцев сам надеялся на это, хотя к его профессии возможные фауна и флора Луны никакого отношения не имели.

– Это здесь жилья много настроено, - сказал Званцев, желая ободрить Дом. - А у полюса условий для исследователя никаких. Как же я без тебя? Я без твоих обедов уже не могу. Даже у Аленки хуже получается.

С Аленой они поженились в прошлом году. Званцев по глупости своей так расхвалил жене кулинарные способности Дома, что она тайком бегала консультироваться с Домом по вопросам любимых блюд Званцева и их правильного приготовления. Званцев делал вид, что ничего об этом не знает.

– Нет, Званцев, - сказал Дом. - С тобой не соскучишься. Под водой мы были, все континенты прошли, теперь вот в космос вырвались. Дальше некуда!

– Как это некуда? - удивился Званцев, с наслаждением допивая холодный компот. - А к звездам?

Дом промолчал, он включил приемник и попытался настроиться на какую-нибудь лунную станцию с постоянной программой. Разговоров в эфире было предостаточно, казалось, в лунных поселениях не шесть тысяч человек проживают, а в десятки раз больше. -…Можно смело сказать, - прозвучал бас в эфире, - что подавляющее большинство лунных кратеров имеет метеоритное происхождение, а эндогенные вулканические кратеры имеют подчиненное значение.

– Открытия, прямо скажем, ты не сделал, - быстрой скороговоркой отозвался кто-то. - Это еще Токсоц и Джонстон отмечали. Ты вот объясни, почему в районах одного кратера реголит содержит до тридцати процентов гелия-3, а близ других это содержание понижается до десяти-одиннадцати процентов. А в Море Ясности, вдали ото всех кратеров, есть районы, где содержание гелия-3 даже достигает сорока процентов. Ясно, что прежними моделями это объяснить невозможно.

– Надо подумать, - прогудел первый голос и вдруг ушел куда-то с волны, а вместо него в эфире зазвучала песенка на французском языке.

Ив кратере двух влюбленных

Дарил ты мне поцелуи…

– Выключи, - недовольно сказал робот Митрошка. - Не видишь, делами занимаюсь. Не отвлекай.

– Тебе что, не интересно, чем обитатели лунных поселений живут? - удивился Дом.

– Мне не интересно, как они развлекаются, - сказал Митрошка. - Меня Званцев на высокой поэзии воспитывал: Пушкин, Верхарн, Йетс… Я однодневки слушать не могу, они никакой информации не несут.

– Приехали, - сказал Дом. - Званцев, ты меня в какое стойло поставишь?

– Со всеми пегасами, - сказал Митрошка. - Не думай, Дом, исключений не будет.

В административном куполе поселения Званцева встретил директор колонии Сэмюэль Трай - высокий плотный мужчина сорока лет. У него была смуглая кожа и курчавые волосы, похожие на свитые в спирали проволочки. Он крепко пожал Званцеву руку.

– О вашем приезде я уже предупрежден, - сказал он. - Но, похоже, пока с научными изысканиями придется немного подождать.

– Я не могу ждать, - сказал Званцев. - Мне сказали, что пробуждения Церекса следует ожидать в ближайшие дни.

Трай грустно улыбнулся.

– Возможно, что никаких изысканий вам вообще проводить не придется, - сказал он. - У нас неприятность. Все лунные поселения - в желтой зоне. У нас потерялся луноход с экипажем и группой научников. Всего двенадцать человек.

– Как это случилось? - спросил Званцев. Трай пожал плечами.

– Они сообщили, что совершают посадку в Море Дождей, и после этого связь с ними прервалась. Район предполагаемой посадки мы прочесали, но пока безрезультатно.

– Мы можем помочь? - спросил Званцев.

– Чем? - поинтересовался Трай. - У нас здесь профессиональные поисковики, но искать луноход в Море Дождей все равно, что иголку в стоге сена. Лучше уж вы посидите на базе, чтобы в дополнение ко всему не пришлось искать вас. Вы ведь на Луне новичок?

– У меня техноморфы - СДВ, способный осуществлять поисковые работы, и многофункциональный ТМ, - сообщил Званцев.

– Это серьезно, - кивнул Трай. - Но вы просто не представляете себе, какие неожиданности порой таит Луна. Вы слышали о неустойчивых конгломератах вблизи масконов? А о естественных энерголитах? Вот видите! - Трай развел руками. - И вы хотите сразу же самостоятельно отправиться в разведпоиск? Если вам так хочется помочь, то только под присмотром наших людей. Мы, конечно, рады любой помощи, но отправлять в поиск неподготовленного человека…

– Я согласен на все, - заверил Званцев. - Места у меня много.

– А я вам много людей и не дам; - сказал Трай угрюмо. - Я вам дам одного человека. Старожила. Этого будет достаточно, чтобы вы не попали в какую-нибудь историю.

Лунным старожилом, к огромному изумлению Званцева, оказался Андрей Стариков, его однокашник по Горному институту. Они сразу узнали друг друга, поэтому особенно приглядываться не пришлось.

– Ты каким ветром сюда? - поинтересовался Стариков, когда они перебрались в Дом. - Присматривать за Церексом? Смотри в подземельях не заблудись.

Званцев представил ему Дом и Митрошку.

Дом изнутри ничего особенного собой не представлял, а вот Митрошку Стариков оглядел с нескрываемым любопытством.

– Техноморф? - спросил он. - И разумеется, свободное программирование?

– А вы что-нибудь имеете против свободного программирования? - спросил Митрошка.

– Напротив, - отозвался Стариков. - Я нахожу это направление в кибернетике наиболее перспективным.

– Рад встретить на Луне прогрессивно настроенного человека, - церемонно произнес Митрошка.

– Не обращай внимания, - толкнул Званцев спутника. - Это он со скуки тебя подначивает. А ваш руководитель… ну, Сэмюэль Трай… суровый он какой-то, черствая горбушка прямо.

– Он нормальный мужик, - сказал Стариков, вводя в память Дома координаты участка лунной поверхности, на которой им предстояло вести поисковые работы. - Понимаешь, у него жена в том луноходе.

– Извини, - Званцев стер улыбку с лица.

– В общем так, - обратился лунный старожил сразу ко всем. - Нам предстоит просеять почти сто квадратов Моря Дождей. Что собой представляет луноход, знаете?

– Я уже посмотрел, - пробурчал Дом и вывел на настенный экран фотографию лунохода, его принципиальную схему и основную компоновку. - Длина восемнадцать метров, экипаж три человека, возможное число пассажиров - десять, максимальная полезная нагрузка - три тонны, запас кислорода - двести четырнадцать часов. Является основным транспортным средством лунных поисковиков.

– Верно, - одобрил Стариков.

– Выведи изображение на меня, - попросил Митрошка. - И дай более подробное описание.

– Что с ними могло случиться? - спросил Старикова Званцев.

– А что с ними может случиться на Луне? - пожал плечами тот. - Попали под разряд энерголита, например. В этом случае экипаж и пассажиров поразил электроразряд большой мощности. Могла случиться обычная авария. Но в этих случаях машина осталась бы на поверхности, и ее бы уже обнаружили. Но могло случиться и худшее - они провалились в расщелину или трещину, их на поверхности Луны хватает. Но это не объясняет отсутствия связи. А самое паршивое, если они вздумали сесть и попали на неустойчивый конгломерат, у нас его еще «чертовым следом» зовут. Два года назад в такую ловушку угодил луноход французов. Нашли их слишком поздно. Понимаешь, получается что-то вроде земных зыбучих песков. Машину моментально засасывает на глубину, реголит экранирует сигналы, и выбраться из ямы невозможно, машина в пыли «плывет», нет точки опоры. Французы так и не выбрались.

– Глубина у этих «чертовых следов» большая?

– Метров двадцать от силы, - ответил Стариков. - Но в том-то и дело, что можно десять раз пройти мимо этого участка и ничего не заметить.

– А приборами зафиксировать?

– Почва экранирует, - объяснил Стариков. - Не показывают приборы ничего.

– А тепловое излучение?

– Я же говорю, пыль экранирует, - с досадой повторил Стариков. Дом медленно плыл над поверхностью Луны.

Кто участвовал в подобных поисках, знает, что нет ничего более нудного, как вглядываться в однообразную, в выщербинах кратеров и покрытую толстым слоем пыли поверхность Луны. В один заход удавалось просматривать участок поверхности в двадцать пять метров шириной. Десять километров в один конец и обратно, и так предстояло пройти над лунной поверхностью четыреста раз. После двух часов наблюдений у Званцева начали слезиться глаза, после четвертого часа он вдруг ощутил, что сознание его начинает пропускать обширные куски проверяемого участка.

– Званцев, - сказал Дом. - Ну что ты, в самом деле, не доверяешь?

Митрошка находился в свободном поиске и шел над Луной параллельно Дому. Перед командировкой Званцева на Луну роботу установили дополнительное оборудование и ионный двигатель, позволяющий двигаться в космической пустоте.

– Хорошая техника, - похвалил Стариков.

– Не просто техника, - отозвался вулканолог. - Я без них как без рук.

– Ты кого-нибудь из нашего выпуска видел? - поинтересовался Стариков.

– С Агеевым постоянно общаюсь, - сказал Званцев. - Он сейчас в европейском отделении Института морфологии Земли работает. Два года назад Петю Быстрова видел, звал меня принять участие в экспедиции к Юпитеру. Но я тогда в Тихом океане занят был, срочную работу для ЮНЕСКО выполнял. Да и далеко больно, не люблю долгих экспедиций, а тут на пять лет Землю пришлось бы покинуть. Слушай, пусто в нашем районе, последнюю километровку проходим. Если бы что-то было, Митроха давно бы засек и сообщил.

– Возможно, - сказал Стариков. - Но мы должны быть точно уверены, что на нашем участке их нет.

– Что ты предлагаешь?

– Закончим осмотр и пойдем в обратном направлении. Может, мы что-то просмотрели.

– Не может быть, - сказал Дом. - Я каждый участок фиксировал в памяти и потом анализировал. Если бы был хоть намек, хоть бугорок какой, я бы обратил внимание.

Он выставил на столик перед людьми пластиковые тубы с ярко-желтым апельсиновым соком.

– Я его витаминизировал, - сообщил Дом. - И немного химии добавил. Ты уж извини, Званцев, но я не могу смотреть, как вы уродуетесь. И вообще, надо больше технике доверять, а не своим глазам.

– Может, ты и прав, - согласился Званцев. - Только ведь и мы не можем иначе.

– Первый раз наблюдаю конечный результат свободного программирования, - признался Стариков. - Впечатляет. Званцев, они и в самом деле эмоциональны или мне это кажется?

– Вам это кажется, - эхом отозвался Митрошка. - Откуда у роботов чувства? А эмоции, как вы знаете, есть внешнее проявление чувств.

Участок, выделенный им, кончился, и Дом повис в пустоте. Митрошка полез в кессонную камеру, долго возился там, подставляя свое пластиковое тело под струи дезактиватов. Закончив процедуру, он шагнул в комнату, где сидели Званцев и Стариков.

– А нечистым трубочистам стыд и срам, - наставительно сказал он. - Что решили, люди?

– Отдохнем и двинем обратно, - сообщил Званцев. - Решили еще раз все осмотреть и быть внимательнее.

– Отдыхайте, - махнул манипулятором Митрошка. - Есть у меня одна мыслишка. Слушай, Дом, ты каждый осматриваемый участок фиксировал?

– Обижаешь, - сказал Дом. - Ты же меня знаешь, мог я чего-нибудь пропустить?

– Тогда катай картинку на меня, - Митрошка встал в углу комнаты. - Неторопливо катай, я со своими картинами сравнивать буду.

Техноморфы замолчали. Может, они и общались друг с другом, но их переговоры людям не были слышны.

– Лихой робот, - хмыкнул Стариков. - Как ты его зовешь?

– Митрофан, - ответил Званцев. - Мы с ним тогда «Недоросля» Фонвизина проходили, а Митрошка в то время еще полным тормозом был, многого в межличностных отношениях не догонял. Вот я его в раздражении и окрестил. А потом с легкого манипулятора Дома имя и прижилось.

– Я смотрю, ты к ним привык.

– Не то слово, - кивнул Званцев. - Понимаешь, это уже не техника, это настоящие товарищи.

Митрошка у стены зашевелился.

– Участок Г-62, - сказал он. - Как ты считаешь, Дом?

– Если учесть твою гипотезу… - Дом оборвал фразу. - А чего там, сейчас мы это и проверим.

– Что там, Митроха? - не выдержал Званцев. - Вы что-то обнаружили?

– Пока не знаю, - сказал Митроха, стоя перед экраном и глядя, как под Домом стремительно бежит бугристая черно-белая лунная поверхность. - Сейчас посмотрим.

Луноход действительно оказался в квадрате, обозначенном Домом, как Г-62. Он лежал во впадине лунного моря на глубине пятнадцати метров. Митрошка отрастил манипулятор и вошел в соприкосновение с крышей лунохода, на ощупь добрался до антенны.

– Все живы, - доложил он. - Только напуганы очень. Но не падают духом, говорят, даже не сомневаются, что их найдут. Нет, Званцев, я все-таки молодец, а? Лихо вытащил кролика из шляпы?

– Не томи, Митроха, - не выдержал вулканолог. - Как ты их обнаружил?

– Это вам, людям, нужна ослепительная догадка, - сказал робот. - А я просто начал перебирать варианты. Понимаешь, Званцев, у луноходов есть клапан, через который из машины удаляются излишки углекислого газа, который образуется при дыхании людей. Я даже обрадовался, что конструкторы замкнутую систему не установили. А вместе с продуктами человеческого дыхания машина избавляется… от чего, Званцев, она может избавляться? Главное - этого нет в лунном грунте.

– Водяной пар? - догадался Стариков.

– Видишь, Званцев, твой коллега более догадлив, - назидательно сказал Митрошка. - Так кто из нас Митрофанушка? Мне только оставалось просмотреть все участки и выделить тот, где обнаруживались следы воды. Все остальное - дело техники.

Видно было, как робот выпрямился, глядя куда-то вдаль.

– А вот и спасатели приближаются, - сообщил он. - Мы свое дело сделали, пусть теперь они ишачат. Ты, Званцев, как знаешь, а я лично до вечера ничего делать не буду. Все равно к Церексу мы сегодня не пойдем. Тебя просто не отпустят. Надеюсь, ты не станешь возражать, если я приму стаканчик свежего электролита и сяду пересчитывать запятые и точки в Британской энциклопедии?

– Он это серьезно? - удивился Стариков.

– Вы про электролит или про точки с запятыми? - лукаво поинтересовался Дом.

САЛАМАНДРА

Званцев нашел ее при исследовании Ключевской сопки.

Если точнее, то углядел ее глазастый робот Митрошка, а Званцеву досталось только наклониться и подобрать странную полупрозрачную с розоватыми отливами статуэтку, изображающую изогнутую ящерку. Мастер постарался: маленькие черные коготки, чешуйки на теле и глаза ящерки были выполнены так искусно, что создавали полное впечатление живых. Званцев никак не мог отделаться от ощущения, что ящерка наблюдает за ним. Она смотрела на него - гибкая, стремительная, готовая пуститься в бегство.

– Кварц, - заключил Дом. - Кварц, окрашенный окислами железа.

– Кто ее смастерил? - подумал вслух Званцев. - Для камчадалов - слишком искусно.

– А ты хрустальные черепа вспомни, которые когда-то в южной Америке нашли, - посоветовал Дом. - Помнишь, они тоже из единого куска кварца сделаны. И тоже про них говорили, что невозможно их было изготовить при существовавших в Америке технологиях. Но ведь изготовили! Из единого куска, хотя все специалисты единодушно утверждают: кварц таким образом обработать нельзя. А шлифовкой этого можно было добиться лишь за сотни лет. И все-таки кто-то это сделал. И потом, кто тебе сказал, что это местное изделие? Возможно, здесь кто-то побывал до нас. И просто потерял эту штуку. А вы с Митрошкой нашли.

– Просто у тебя получается, - сказал Званцев, стоя у окна и разглядывая живописный пейзаж, возможный лишь на Камчатке. - А мне чудится в этой ящерке какая-то загадка. Раньше что-нибудь подобное находили? Да еще в кратере действующего вулкана.

– Я таких материалов не нашел, - сказал Дом.

– Плохо искал, - вмешался в разговор робот Митрошка. - Я тут тоже немного в Сети полазил. Была находка. И не похожая, а точно такая же. Только довольно давно, еще в середине двадцатого века. Геолог Заостерцев при исследованиях Горелой сопки. Здесь же, на Камчатке. Упоминание об этом сохранилось, вероятно, лишь благодаря оригинальной гипотезе доктора А.А. Малахова, высказавшего утверждение, что люди имеют дело с иной формой жизни на кремниевой основе.

– Бред, - решительно выступил Дом. - Плавиковая кислота вместо воды, высокая температура, необходимая для существования… Это слишком сложно, чтобы оказаться правдой. Красивая гипотеза, Митрошка, не более.

– А это как посмотреть, - возразил робот. - Вчера еще некоторые деятели от кибернетики именно так о нас с тобой и отозвались бы. Техноморфизация казалась просто нереальной. Но мы-то с тобой существуем!

– Вот именно, - сказал Дом, - существуем. Кухарками, транспортными средствами, а свежую информацию почерпнуть некогда.

Ящерка смотрела на Званцева.

Вулканолог взял ее в руки и еще раз поразился искусству мастера. Ящерка и в самом деле казалась живой.

– Кончай спор, - объявил он. - Митрошка, мы с тобой идем на охоту.

– А я малинки нащиплю, - тут же отозвался Дом. - Тут у меня с левой стороны такие заросли! Я вчера двух медведей спугнул.

В воздухе пахло можжевельником, и от реки тянуло прохладой.

– Зря ты, Званцев, его поддержал, - проворчал Митрошка, осторожно ступая вслед вулканологу. - Подумаешь, температура! В жерле вулкана, да поближе к лаве - там ей только и жить. Помнишь, где мы ее нашли? У свежего выхода лавы. Заигралась, а в глубину уйти не успела.

– Ты по сторонам посматривай, - предупредил Званцев. - А то мы без трофея домой вернемся. А я уже нацелился на рябчика, не хочется разочаровываться.

– Вот так, - сказал робот. - Два миллиона гигабайт памяти, способности такие, что другим и не снились, а тебя держат за охотничью собаку. Ты мне еще «фас» скажи!

Званцев промолчал.

Осень брала свое. Было уже морозно, на камнях, рассыпавшихся вдоль ручья, появился первый лед, и надо было соблюдать осторожность, чтобы не поскользнуться.

– И ничего необычного в этом нет, - услышал он за спиной голос Митрошки. - Кремний вполне мог заменить углерод. Я тебе даже схему замещения могу нарисовать. И вообще, я читал книгу, там один профессор, из вас, между прочим, из людей, пытался неуязвимых солдат создать и проводил опыты по замещению в клетках человека углерода на кремний.

– Так это, Митроха, фантастика, - терпеливо объяснил вулканолог. - Пишут люди, дурят бедных роботов. Книжка небось старая?

– В двадцатом веке написана, - признался робот.

– С тех пор наука далеко ушла, а между прочим, твой корпус из сверхпрочного пластика клепали, но это не помеха всем твоим метаморфозам.

– И я о том же! - сказал робот.

– Выкинь эту чушь из головы, - приказал Званцев, но тут ему стало не до поучений - из кедровника подали голоса пестрые рябчики. - Слышишь?

– Я всегда говорил Дому, что нет в тебе полета фантазии, - вздохнул робот. - Сиди уж, охотничек, сам схожу, ты мне только всю дичь распугаешь!

Вот в стремительности и точности реакции Митрошке равных не было. В этом Званцев еще раз убедился, когда робот вернулся обратно.

В последующие дни Митрошка принялся за проверку своих предположений.

Званцев его предупреждал, но выяснилось, что Митрошка увещеваниям не внял. Более того, он смонтировал в лаборатории муфельную печь и вечерами мысленно рылся в справочниках, подбирая температурные режимы для ее работы. Неудачи Митрошку не пугали, робот последовательно менял температуру муфельной печи, закладывая туда ящерку. После нагрева она оставалась все той же статуэткой, разве что меняла цвет - с прозрачно-желтого до огненно-красного.

– Митрошка, - строго говорил Званцев роботу. - Займись делом!

– Я и так им круглые сутки занимаюсь, - бурчал тот в ответ. - А это уже личное, Званцев, я же тебе не мешаю бездельничать и иллюстрированные журналы листать.

Званцев смирился.

Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало. Хотя представить себе плачущего Митрошку он просто не мог. К роботу эта идиома явно не подходила.

– Пусть его, - сдался Дом. - По крайней мере, линия связи чаще свободна будет.

Был очередной вечер, наполненный бездельем и ленивой дремотой. Лень обуяла Званцева настолько, что телевизор смотреть не хотелось, хотя по пятьдесят седьмому каналу фильм хороший показывали - «Собор Парижской Богоматери», да и кроме него было чего посмотреть, даже военные историки, словно сговорившись, в этот день наперегонки раскрывали загадки - от бомбежки Ковентри до создания нацистскими врачами зомби для охраны «Волчьего логова», в котором одно время жил германский фюрер Адольф Гитлер. А еще они раскопали историю ракетного подземохода, созданного в сталинском Советском Союзе, и увлеченно перемывали косточки всем, кто препятствовал созданию этого крайне полезного изобретения. И еще обещали показать историю создания архангельским самородком подводной лодки во времена Петра Великого.

Робот Митрошка сидел в лаборатории.

Поэтому Званцев даже не удивился, услышав оттуда голос робота.

– Я же говорил, говорил! - воскликнул Митрошка. - Званцев, иди сюда! Дом, смотри, смотри!

Званцев вздохнул и лениво прошел в лабораторию.

Митрошка сидел перед муфельной печью, вытянув глазной стебель и заглядывая таким образом в ее глазок.

– Что тут у тебя? - спросил Званцев и машинально открыл дверцу печи.

– Осторожнее! - вскрикнул Митрошка. Поздно!

Из пышущего жаром муфеля выскользнула прозрачная ящерка. Теперь она казалась желто-алой. Ящерка скользнула на пол и побежала. В том месте, где ее лапки касались пола, образовывались длинные черные пропалины.

Митрошка схватил стакан и плеснул воды на ящерку. Раздался оглушительный треск, словно в Доме били стекла. В одно мгновение ящерка помутнела, окуталась сетью мельчайших трещинок и с оглушительным хлопком разлетелась на мелкие осколки, усеявшие пол.

В комнате, отведенной Домом под лабораторию, наступила тишина.

– Митрофан, - раздался в этой тишине голос Дома. - Я имею заявить, что ты - дурак!

– Здрасьте! - хмыкнул робот Митрошка. - Нет, Званцев, ты видел? Мы его в компанию приняли, можно сказать вынянчили, воспитали, а он дураками разбрасывается.

– А как еще назвать существо, которое ставит под угрозу жизнь и здоровье другого? - поинтересовался Дом.

– В самом деле, Митрошка, - укоризненно произнес Званцев. - Дом же мог сгореть!

– Не мог, - буркнул робот. - У него прекрасная система противопожарной защиты. Он, можно сказать, заговорен от любого пожара. И здоровья у него на десятерых хватит. Его схемам Европейский центральный компьютер позавидовать может, про электрические цепи я уже не говорю! Но ты видел, Званцев? Ты видел? Я же говорил, что она живая!

– Не знаю, - пожал плечами Званцев. - Просто ты ее перекалил, вот она и заскакала по полу, когда выпала из печи. При чем здесь жизнь?

– Дом, да скажи ему! - воскликнул Митрошка. - А еще лучше - покажи!

Дом включил разухабистую мелодию из какой-то оперетки и выпустил уборщика, который с легким гудением заскользил по полу, собирая осколки. Он всегда включал такие мелодии, когда хотел выказать обиду. Уборщик задерживался на выжженных пятнах, оставляя за собой отреставрированную поверхность.

Кремнийорганическая жизнь!

Званцев покачал головой.

Скорее всего, у происходящего были более прозаические причины. Не стоило умножать сущности сверх необходимого для того, чтобы разобраться в происходящем. У самых таинственных случаев и самых невероятных загадок были довольно простые разгадки. И Дом молчал.

Званцев смутно представлял себе саму возможность кремнийорганической жизни, весь его разум восставал против этого. Ящерка не бегала. Она просто была раскалена и за счет этого проскользила по полу несколько метров. И все.

– Да ну вас, - бросил Митрошка и вышел на улицу.

В окно Званцев видел, как некоторое время он стоял на берегу речки, словно становясь меньше ростом, потом полностью ушел под воду. Вода была холодной, от одной мысли об этом у Званцева по коже поползли мурашки.

– Знаешь, Званцев, - подал голос Дом. - А ведь она и в самом деле бежала. Хочешь, покажу тебе замедленную съемку?

– Не хочу, - качнул головой человек.

«Не сейчас, - подумал он. - Может быть, потом. Да, потом». Сейчас важнее было то, что Митроха начал вести себя неадекватно. Слишком по-человечески.

– Вернется, - заверил Дом. - Званцев, не переживай.

– Да ну вас, - повторил человек слова робота. - Одно беспокойство с вами.

Кремнийорганическая жизнь, надо же!

Интересно, это особый вид, живущий в вулканах, или обычная ящерица, у которой углерод оказался замещенным кремнием? Званцев думал об этом, хорошо понимая, что его вопросы, скорее всего, останутся без ответа. Шансы, что им попадется еще одна такая ящерка, были невероятно малы. Да и какая, собственно, разница? Главное, что кремнийорганическая жизнь существует. Вулканолог представил себе юрких ящерок, нежащихся в жидкой огненной лаве. Но если существуют ящерицы, допустимы и более крупные виды? Может, легенды об огненных драконах имели под собой реальную почву. Как крокодилы, которое одно время жили в речках Белоруссии. Впрочем, и это его не слишком интересовало. Больше всего его беспокоило поведение Митрошки и его долгое отсутствие. Слишком самостоятельно он начинает себя вести. Теперь еще и обиды демонстрирует. Надо будет обязательно показать его киберпсихологу. Странно, что Дом совершенно не волнуется.

Трудно понять психологию машин. Особенно если это не просто машины, а техноморфы, обучение которых велось свободным программированием. Слишком сильно они начинают походить на людей.

Званцев вдруг подумал, что ему будет очень трудно расставаться с Домом и Митрошкой. Привык он к ним. Даже больше, чем привык.

В комнату заглянул Митрошка.

Корпус его был еще влажным от воды.

– Званцев, - окликнул Митрошка. - Ты не спишь?

– Сплю, - отозвался человек.

– Так рано еще! - удивился Митрошка. - Слушай, Званцев, я там рыбки принес. Такого тайменя выхватил! Хочешь, загляни на кухню, сам увидишь.

– Спасибо, - сказал человек. - Ты же знаешь, Дом терпеть не может рыбы.

– Так я же тебе принес, а не ему, - сказал робот.

– А фильтры от чешуи мне очищать, - сухо заметил Дом.

– Дом, ты не сердись, - заторопился Митрошка, и круглые большие глаза его радостно вспыхнули. - Я ведь не нарочно. Я же для науки старался. А полы я сейчас седаксом пройду, лучше новых станут.

О ДРУЗЬЯХ-ТОВАРИЩАХ

Не зря Митрошка так не хотел ехать для модернизации на этот завод.

– Сволочи! - выругалась Аленка. - Дураки!

Подбородок ее задрожал, и она выскочила из ангара, чтобы не заплакать при посторонних.

Званцев сам чувствовал, что его охватывает бешенство. И было от чего! На завод отправился жизнерадостный и полный любопытства техноморф, а обратно приехал обычный робот серии ТМ, способный на многое, но абсолютно ничем не отличающийся от своих собратьев. И как сообщить об этом Дому?

Нашелся на заводе идиот, который очистил мозг робота от ненужного, как ему казалось, хлама, а в результате Митрошка утратил свою индивидуальность.

– Митрошка! - позвал вулканолог, надеясь на чудо.

– Я - робот ТМ три тысячи шестьсот двадцать восемь, - раздался неживой механический голос техноморфа. - Слушаю вас, человек.

Ничего он не помнил. Ничего!

Даже о спутнике Сатурна Титане у него сохранились сухие данные:

– Титан, спутник планеты Сатурн, открыт в 1655 году Гюйгенсом, расстояние от Сатурна 1 221 860 километров, диаметр 5150 километров, сидерический период обращения 15 суток 23 часа 15 минут. Первая высадка на Титане произведена экипажем планетолета «Рапид» в 2048 году, командир корабля Антуан Сен-Клер. Первые комплексные исследования Титана проведены в 2058 году экспедицией Хлумова. Атмосфера малой планеты состоит из азота и различных углеводородов. Разумная жизнь на Титане открыта в 2066 году вулканологом А.Званцевым с командой техноморфов.

– Ты хоть помнишь, что был одним из этих техноморфов? - вздохнул Званцев.

– Вопрос непринципиальный, модель техноморфа не имеет значения, так как техноморфы лишены индивидуальности.

– То-то и оно, железный ящик! - сплюнул человек. - Тебе до Митрошки как до Москвы, если пятиться раком!

– Данный способ передвижения неизвестен, - сообщил техноморф. - Раки в воде действительно движутся задом вперед, используя реактивный принцип движения. Оказавшись на суше, передвигаются обычным способом, используя все конечности.

Званцев вспоминал, как они с Митрошкой удирали от человекообразных обезьян, внезапно решивших двинуться по пути эволюции, как парили в темной океанской бездне рядом с величественным храмом древней цивилизации, о которой ничего не было известно; он вспоминал, каким хитроумным способом Митрошка отыскал затерянный в лунной пыли луноход; а еще вспоминалось, как Митрошка разрисовывал себя незабудками к приезду Алены, как искал он на дне Черного моря амфору с драгоценным многовековым вином, как стаскивал деревенских коров за хвосты в единое стадо.

Слезы сами наворачивались на глаза.

– Башку ему оторвать! - с ненавистью подумал Званцев о неизвестном программисте, который хотел, чтобы было как лучше, и тем самым совершил хладнокровное убийство свободного и веселого робота.

– Митрошка, а ты помнишь, как мы удирали от вулканических бомб в отпочковавшемся кратере Марсианского Олимпа? - спросил он.

– Извержение на Олимпе имело место 11 октября 2062 года, - отчеканил техноморф. - Предполагаемый объем выброшенного пепла и лавы составляет…

– Заткнись! - в бешенстве приказал Званцев. Техноморф послушно умолк.

Нет, к прежнему Митрошке возврата не было. Званцев понимал это, но никак не мог избавиться от раздражения и злости. Он уже представлял себе, что скажет руководству завода. Впрочем, в чем-то он сам был виноват. Надо было отдельно указать на недопустимость каких-либо изменений в программах Митрошки. Ощущение вины рождало тоску.

Вечер прошел напряженно.

Они с Аленой не разговаривали о Митрошке, словно оба боялись затронуть эту тему, от которой становилось плохо. Оба чувствовали себя так, словно потеряли близкого человека. Никогда раньше Званцев не думал, что может так привязаться к машине. Впрочем, был ли Митрошка машиной? Званцев ловил себя на мысли, что всегда относился к роботу как к младшему товарищу - покровительственно и с некоторой долей насмешливости. И от этого тоже было нехорошо. Словно он кого-то обидел и теперь не имеет возможности извиниться.

В постели Алена прижалась к Званцеву, и он чувствовал, как тихо и неровно бьется ее сердце, как она неровно сопит, пытаясь сдержать волнение.

– И ничего нельзя сделать? - тихо спросила Алена. - Это ужасно, Саня. Это ужасно.

И всхлипнула.

Потом она тихо уснула, а Званцев долго смотрел в темный проем окна, в который с высоты заглядывали звезды, думал о стоящем в ангаре техноморфе, и ему опять было нехорошо. Он вспомнил, как они еще в самом начале свободного программирования разглядывали в зоопарке диких зверей, и Митрошка озабоченно спрашивал:

– А пять лап у медведя бывает? А почему? Это же незаконченная симметрия. Для полной симметрии надо шесть конечностей: пять лап и голова.

– А хвост? - возражал Званцев.

– Ну, какой у него хвост? - не соглашался Митрошка. - Шесть сантиметров - это разве можно назвать конечностью?

А теперь вместо Митрошки в ангаре стоял железный придурок, с которым и поговорить не о чем. Утром Званцев встал мрачнее тучи.

– Званцев, - спросил Дом. - Митрошка не приехал?

– Нет больше Митрошки, - с трудом выдавил человек. - Есть техноморф серии ТМ порядковый номер 3628. Угробили нашего Митрошку на заводе.

– Не понял? - встревожился Дом. - Его что, на переплав пустили?

– Память ему стерли, - в сердцах вскричал Званцев. - Память, понимаешь? Превратили в железный чурбачок с энциклопедическими познаниями.

– И где он сейчас? - спокойно поинтересовался Дом.

– Где-где, - начал раздражаться Званцев. - В ангаре стоит!

– Схожу посмотрю, - сказал Дом, но никуда не пошел, а просто бросил из себя тоненький световод, и тот белесым червяком, извиваясь, пополз, вытягиваясь в сторону ангара.

– А чего ты так психуешь, Званцев? - удивился Дом. - Переживаешь, будто что-то очень нужное потерял.

– Может, и потерял, - угрюмо отозвался человек.

– Настырный он был, - напомнил Дом. - Сколько он тебя донимал?

– Да, - просиял улыбкой Званцев. - Сколько он меня донимал!

– А уж спорил - по каждому поводу.

– И без повода, - улыбаясь воспоминаниям, уточнил человек.

– И все равно ты печалишься по нему? - удивился Дом.

– Не то слово, Дом, не то слово, - согласился Званцев.

– Да не переживай ты, - Дом на секунду замолчал. - Все будет нормально.

– Ты думаешь? - не поверил Званцев.

– Человек предполагает, а робот располагает, - непонятно сказал Дом.

Из ангара медленно выплыл ТМ 3628, оглядывая мир огромными фасеточными глазами. Заметив человека, робот закричал:

– Званцев, а где цветы? Вообще-то я к ним равнодушен, но этикет встречи требует обязательных цветов. Мог бы хотя бы одуванчиков у дороги собрать.

– Митрошка! - выдохнул Званцев.

– А ты думал! - довольно сказал Дом. - Мы, еще только когда повестка на модернизацию пришла, подумали, что найдутся идиоты, которые в мозгах захотят полазить. Думаешь, зачем я у тебя блоки дополнительной памяти требовал? Мне и своей хватает. Митрошку хотел сохранить. Это у вас, людей, все по-другому, а у нас первичную запись на новую наложил и привет от старых друзей и товарищей. Думаешь, на фига я световод выбрасывал? Для перезаписи. Званцев, ты доволен?

Прежде чем человек ответил, из дома выскочила Алена и повисла на одном из верхних манипуляторов робота.

– Митрошка, ты вернулся! Теперь с тобой все нормально? - И, повернув к мужу смущенное зардевшееся лицо, потребовала: - Званцев, отвернись. Я Митрошку поцеловать хочу!

– Выдумаешь тоже - робота целовать! - сказал Званцев, послушно отворачиваясь.

Хорошо, что люди и роботы не умеют читать мысли, иначе бы Званцев сильнее жены покраснел. Такое облегчение и счастье он испытывал в этот момент, вам никогда его не понять. Впрочем, вполне может быть, что в этом случае я ошибаюсь.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

От клипера, чье серебристое стремительное тело распласталось на сером пространстве посадочной полосы, к зданию космопорта медленно двигалась платформа. Издалека было трудно разобрать и даже посчитать фигурки на ней, но Званцеву казалось, что он узнает Митрошку. Дома не было видно, и это пугало, но Званцев успокаивал себя тем, что Дом - техноморф особенный и на платформе ему делать было просто нечего.

Справа от Званцева расположилась группа телевизионщиков, и комментатор вещал в пространство перед собой:

– Мы с вами наблюдаем посадку клипера, на котором вернулся на Землю экипаж второй звездной. Как вы знаете, этот экипаж состоял из техноморфов, наиболее совершенных машин того времени, логика которых и способность принимать самостоятельные решения приближались к человеческим. Сейчас мы увидим первых обитателей Земли, покоривших межзвездное пространство вблизи. Наша компания надеется, что группе удастся взять интервью у одного из техноморфов, входивших в состав экспедиции…

Платформа приблизилась, и теперь было видно, что на ней находятся три техноморфа, один походил бы на Митрошку, если бы не странный горб на спине.

– А Митрошки не видно, - растерянно сказала Алена. - И Дома не видно.

Платформа опустилась на бетон, и техноморфы сошли с нее. Их сразу же окружили работники космопорта и ученые, встречавшие экспедицию.

– Званцев, ты же можешь пройти? У тебя есть такое право? - спросила жена.

– Подожди, - нетерпеливо дернул плечом Званцев.

Из толпы людей и машин на взлетной полосе выбрался техноморф со странным горбом на спине.

Он оглядел площадки, на которых толпились люди, и двинулся вперед.

Оказавшись перед Званцевым, техноморф остановился.

– Званцев, ты что, не узнаешь? - спросил техноморф. - Я смотрю, с пустыми руками, без плакатов с поздравлениями… Здравствуй, Аленка!

Голос у техноморфа был каким-то дрожащим, плывущим.

Только теперь Званцев увидел то, что не сразу бросалось в глаза. Левая сторона корпуса техноморфа была словно изъедена, сегменты левого верхнего манипулятора оплавлены, а светился всего один зеленоватый глаз.

– Я же говорил, что вернемся, - сказал Митрошка. - Одиннадцать лет туда, одиннадцать - обратно… Только вот в системе немного задержались. Званцев, чего молчишь? Ты разве не рад?

Телевизионщики уважительно наблюдали их встречу со стороны. Званцев не сомневался, что они все снимают.

– Досталось вам там, - сказал он. - Что у тебя с голосом, Митрошка?

– Ерунда, - махнул манипулятором робот. - Помнишь, я в твою честь планету назвать обещался? Так есть там планета Александрия, Званцев. Красивая, только очень уж неприветливая. Понимаешь, там в атмосфере блуждающие плазменные поля. Ну, не убереглись.

– А где Дом? Он что, остался на орбите? - спросил Званцев, не решаясь как-то проявить обуревавшие его чувства. Ему хотелось обнять Митрошку, но он стеснялся окружающих.

– Зачем на орбите? - сказал Митрошка. - Со мной он, со мной. Представляешь, Званцев, почти двенадцать лет его на себе таскаю, - он похлопал себя по нелепому горбу. - Раньше он нас катал, а теперь на мне полностью отыгрался. - И пояснил специально для Званцева: - Понимаешь, корпус уж больно неприглядно выглядел и никакой реставрации не подлежал. А переписать его к себе у меня места не хватало. Да и он воспротивился. Хочу, говорит, хоть малой частью своей домой вернуться. Два дня его мозги демонтировал и еще сутки на себе крепил. А ему понравилось! - он шлепнул себя по горбу и спросил: - Дом, ты признайся, понравилось тебе ездить на мне?

– Привет, Званцев, - сказал Дом. - Здравствуй, Алена. Вы этого придурка не слушайте, он и за двадцать лет ни капельки не изменился. Ты же помнишь, Званцев, как я корпус любил. Я ведь такие трансформации делал, другим и не снилось.

Без динамиков голос Дома казался совсем слабым.

– Мы тебе коллекцию камней привезли, - похвастался Митрошка. - Твоя коллекция рядом с ними вообще смотреться не будет. И еще мы привезли фильм о планете. Званцев, ты будешь потрясен! Ты когда-нибудь видел коллоидную лаву? А обратные извержения?

– Я больше вам рад, - возразил человек.

– А тебе, Аленка, мы коллекцию бабочек собрали, - просиял Митрошка.

– Черт с ней, с коллекцией, - воскликнул Званцев. - Как я рад, что вы вернулись, ребята! Если бы вы знали, как я рад!

Митрошка полуобнял Алену за плечи гибким манипулятором.

– Нет, Званцев, сказал он. Больше я с Земли ни ногой, пусть даже не уговаривают. Пойду в пастухи. Помнишь, я все хотел к твоему брату в пастухи наняться? Вот теперь я это окончательно решил. Кстати, как там ихтиозавр поживает? Рыбачки его еще не выловили?

– Он сам кого хочешь выловит, - сказал Званцев. - Вам уже определили программу на ближайшие дни?

– Мы сами ее определили, - поделился Митрошка. - Как-никак герои космоса, покорившие ледяное межзвездное пространство. А программа, Званцев, проста: Дому надо новое тело дать, хватит ему на мне ерзать. Мне ремонтно-восстановительные работы провести надо. Понимаешь, Званцев, у нас техотдел при приземлении накрылся, под плазменный поток попал. А тут еще мне не повезло, узел трансформаций навернулся. Пришлось работать в неудобной конфигурации.

– Не хнычь, звездный герой, - пресек сетования Дом. - Другим еще больше досталось.

– Только не тебе, - парировал Митрошка. - Тебе инвалидность ничего, кроме пользы, не принесла, одиннадцать лет на чужих плечах просидел! Ладно, восстановимся, я на тебе покатаюсь!

– Мы просим прощения, - вмешался молоденький комментатор, - вы бы не могли сказать пару слов нашим зрителям? Мы представляем Первый канал, вас услышат миллионы людей, мы думаем, у вас есть что сказать им!

– Сказать? - Митрошка повернулся к журналисту. - У нас есть, что сказать зрителям, уж в этом можете не сомневаться.

– Митрошка, Митрошка, - предостерегающе пробормотал Званцев.

– Не бойся, Званцев, - успокоил человека робот. - Я пошутил. Дайте флэшку, я вам фильм об Александрии скатаю, зритель может увидеть все своими глазами.

– Какую флэшку, Митрошка? - одернул робота Званцев. - Ты что думаешь, технический прогресс двадцать два года топтался на месте?

– Ну, я не знаю, - протянул Митрошка.

Из горба выдвинулся тонкий голубовато вспыхивающий световод.

– Дайте камеру, - попросил Дом. Ощупал ее световодом, пробормотал: - Ничего особенного, сейчас я вам скачаю, - и подсоединился к одному из входов камеры.

– Слушай, Званцев, - с ноткой тревоги спросил робот. - А мы не устарели? Сам говоришь, что прогресс на месте не стоял!

– Ну как вы можете устареть, - успокоил его человек. - Сам подумай, покоритель межзвездного пространства, это ваши тела могут устареть, так их и поменять недолго. Как существа, обладающие разумом, вы же практически бессмертны.

– А я что говорил? - ободрился Митрошка. - Так вот, Званцев, откладывай все дела на потом. Поможешь нам с Домом в реставрации, а потом - на отдых, в деревню.

– Пару слов для зрителей! - напомнил о своем существовании комментатор.

– А что я могу сказать? - нахально спросил Митрошка. - Конечно, мы рады своему возвращению. Мы вернулись и принесли сообществу людей и техноморфов новые знания о Вселенной. Кстати, первая звездная уже вернулась?

– Нет, - сказал журналист.

– Значит, им не повезло, - сделал вывод Митрошка. - А нам повезло, и мы этому безумно рады. Здравствуй, Земля! - И уже не обращая ни на кого внимания, он приподнял Алену в воздух, изувеченным щупальцем подхватил Званцева под руку и поинтересовался: - А что, Званцев, кафе для техноморфов на Земле уже открыли? Я бы не против пропустить рюмочку-другую за наше относительно благополучное возвращение.


2007 г.

home | Вулканолог Званцев и его техноморфы | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу