Book: Критический момент



Сычеников Валентин

Критический момент

Валентин Сычеников

Критический момент

Вечерний выпуск.

Последние известия.

Рекламное приложение.

Объявления.

Посетите... продается... надежно, выгодно, удобно... летайте... меняю... Разыскиваются: Евгений Кузьмич Моде, возраст 47 лет, холост, кандидат технических наук, сотрудник информационно-вычислительного центра института электроники; Виктор Вячеславович Век, возраст 27 лет, кандидат технических наук, сотрудник информационно-вычислительного центра института электроники; Элла Вячеславовна Век, его жена, возраст 27 лет, сотрудник института геофизики. Опрос свидетелей. Все трое могли находиться вместе в ночь с 24 на 25 мая в квартире супругов Век по адресу: ул. Мельничная, № 59, квартира 14. Осмотр квартиры следствию ничего не дал. Установить местонахождение пропавших не удалось. В помещении обнаружен необычный аппарат с автономным питанием, обладающий запасом информации и воспроизводящий ее в форме человеческой речи. При попытке изучить аппарат выход информации прекратился, сигнальная лампа погасла. Есть основания считать, что она видоизменилась в результате вскрытия аппарата. Полученная информация изучается.

* * *

Бедные мамонты

Места у костра было мало. Понятно, что ближе к нему оказывались те, против чьей силы было трудно возразить, хотя как раз они-то могли бы позаботиться о слабых. Мясо тоже делилось несправедливо: более сытому - больший кусок, кто послабее - тому поменьше. Но таков был закон. Закон борьбы за существование, иногда ошибочно именуемый законом жизни, являлся главным действующим правилом в то далекое время, когда общество еще не было обременено милициями, сенатами и судами. Поскольку имена главных действующих лиц точно воспроизвести довольно трудно, мы не станем изощряться в фонетических приемах, а назовем их условно так: Век - это он, Эра - значит она, и другие в том же роде. Действие происходит в период, когда, как принято считать, заря цивилизации еще не разгорелась, и люди еще только-только отрывались в своем развитии от братьев своих младших по разуму. Уточним тут же, что Век и Эра - супруги, хотя не имеют не только соответствующих печатей в паспортах, но и самих этих документов. Просто он заботится о ней, она - о нем. Итак, последние ломти Мамонтова мяса с хрустом перемалывались челюстями не очень-то многочисленного племени. Нужно напомнить, что люди тогда еще не страдали ожирениями, одышками, инфаркт еще не был открыт несуществовавшей медициной, а потому питались все весьма плотно даже на ночь. Эру не терзали мысли о своей фигуре - сложением она была великолепна - и потому не уступала в аппетите своему супругу. Однако, как было уже упомянуто, мясо заканчивалось. Эра с сожалением это обнаружила, облизала пальчики, обернулась к Веку и заметила... Да, давайте сразу договоримся: поскольку их язык вам будет не совсем понятен, я не буду усложнять вам жизнь и сразу приступлю к синхронному переводу. Эра заметила: - Век, милый, шашлык закончился, а я не наелась, дай кусочек твоего. Он ласково улыбнулся в ответ: - Дорогая, не слишком предавайся чревоугодию, подумай и о духовной пище. Намек был понят. Ее глазки радостно засветились, она подхватила шкурку помягче и потащила Века от общепита. Нужно заметить, что телевизоров у племени не было, библиотеку создавать они не стали из-за громоздкости, радио Попов еще не изобрел. В качестве духовной пищи они принимали созерцание окружающей среды, благо девственной, и, конечно, самую древнюю науку и искусство - любовь.

События, ради которых мы обратили внимание на племя, начались только на следующий день, утром, часов примерно в семь. Поэтому мы не станем ночью вторгаться в интимный мир влюбленной пары, а вернемся к ним на заре.

Над землей торжествовал май. Весна есть весна! Но в то далекое время она в Риге начиналась... Нет, проще сказать, что она не кончалась, так как среднесуточная температура мая приблизительно была такой, как сейчас в августе на Канарских островах. Буйно цвели папоротники, благоухали... забыл, как они назывались, в небе порхали птеродактили, в милых сердцу волнах Балтики шныряли ихтиозавры. Нужно уточнить, что воды в море было гораздо больше, и лагерь описываемой организации на крошечном полуострове располагался где-то в районе теперешнего Эргли. Век проснулся первым и, гладя шелковистые волосы на головке Эры, покоившейся на его плече, жмурился от солнца, только что показавшегося на востоке. Люди тогдашние в общем-то почти не отличались от нынешних. Правда, они носили минимум одежды и не только оттого, что было тепло или не было ателье индпошива, но и потому, что, высоко ценя красоту, не прятали ее под покровами, а напротив - хвастались тем великолепным даром природы, который теперь мы прозаично называем телом. Привольная жизнь, свежий воздух, систематические занятия спортом позволяли всем иметь ладную фигуру и любоваться друг другом. Ну, да ладно. Привычки, кстати, у людей были весьма похожи на теперешние и среди них - утренний завтрак. Правда, приготовить его было обязанностью мужчин. Поэтому Век, хоть ему и не хотелось этого делать, все же решился потревожить Эру, прежде чем отправиться на охоту. Он встал, стряхнул с гладкой кожи обильную росу и углубился в размышления: на мамонта пойти или же попробовать поймать маленького динозаврика. Эра тоже поднялась и, словно читая его мысли и зная, что второе гораздо трудней, поцеловала мужа в могучее плечо и подзадорила: - Динозаврика хочу, динозаврика!.. "Ох уж эти женщины!"- усмехнулся Век, но, делать нечего, подхватил дротик и... Вот тут-то и началось. Ясное солнышко вдруг померкло, стало едва заметным. Резко сгустились сумерки, на небе выскочили звезды. Такого поворота ни Эра, ни Век не ожидали. Эра, однако, быстро смекнув, что супруг все это устроил (ох уж, эти мужчины!) лишь бы не идти за лакомым пресмыкающимся, заныла: - Вечно ты со своими дурацкими шуточками! Никогда не можешь услужить любимой женщине... Вот возьму и на развод подам! - Иди ты со своим разводом!- в сердцах сплюнул Век. К теще иди - вместе поноете. Это свойственно мужчинам всех рангов и эпох - под грубостью скрывать растерянность. Воспоминание о теще обернулось, как ни странно, мыслью о родном племени. Век схватил свою подругу за руку: - Побежали к нашим!

У костра никого не было. Так всегда был устроен человек: поддавшись панике, он начинает метаться и зачастую покидает именно то место, возможности, условия, которые как раз и представляют оптимальный вариант для спасения. Племя, в панике перед силами природы, бросилось от костра куда глаза глядят и, не находя ничего лучшего, мчалось по лесу, не зная где остановиться, за что зацепиться, теряло своих членов и было уже обречено на гибель. Эра и Век, наткнувшись на костер, зацепились за него, остановились, остались. Здесь все же теплее. Стремительно холодало. Все живое в панике беспомощно и ошалело металось, периодически на какое-то время замирало, как бы прислушиваясь, и снова приходило в движение. С севера тянуло ледяным ветром. Оттуда надвигались мороз, лед, ги-

XML error: Invalid character at line 29

XML error: Invalid character at line 29

XML error: Invalid character at line 29

XML error: Invalid character at line 29

XML error: Invalid character at line 29

XML error: Invalid character at line 29

XML error: Invalid character at line 29

XML error: Invalid character at line 29

XML error: Invalid character at line 29

XML error: Invalid character at line 29

XML error: Invalid character at line 29

XML error: Invalid character at line 29

XML error: Invalid character at line 29

XML error: Invalid character at line 29

XML error: Invalid character at line 29





home | Критический момент | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу