Book: Месть хитрецам



Филиппов Андрей

Месть хитрецам

Андрей Филиппов

МЕСТЬ ХИТРЕЦАМ

Рассказ об этом необычном происшествии, вошедшем в историю спорта Межгалактической цивилизации, следовало бы начать примерно так: "Осеннее солнце ярко освещало большой зеленый лоскут газона марафонского стадиума [Стадиум - большой стадион, место кроссов и других занятий спортом. Длина беговой дорожки составляет классическую марафонскую милю - 42 километра 195 метров.]. Золотая пора бабьего лета после долгих споров была-таки утверждена оргкомитетом как время проведения соревнований..."

Ну, а дальше надо бы было красиво рассказать, до каких жарких температур разогревались споры начальства. Действительно, в начале года дискуссия о времени проведения межгалактического марафона была в самом разгаре, а от этих споров, образно говоря, таяли февральские сугробы.

Вы скажете: уж больно издалека я начинаю рассказ о происшествии? Что ж, возможно. Но вам все же придется выслушать все, что я хочу сказать. Я не принимаю ваших упреков, ибо мне кажется, что даже малейшая деталь событий причастна к делу и может послужить хорошим уроком потомкам.

Стало быть, предмет споров руководства, надо сказать, был, по его мнению, очень важным. А по-моему, это была пустая затея: правомерно ли переносить на осень летний марафон?

Вот увидите, говорили сторонники переноса, в этот раз гуманоиды из системы Сириуса, которые всегда высказывали недовольство, откажутся от забега в июльскую жару, когда в Адлере (а именно этот город является постоянным местом проведения соревнований) можно выжить только в полуметре от моря. Где же традиционное гостеприимство Земли? Давайте переносить марафон на осень, пойдем навстречу сириусянам!

Нет, стояли насмерть противники сириусянского сообщества. Марафон традиционно является летним, а какое лето в конце сентября? Пусть сириусяне, так боящиеся жары, присылают своих биофантомов, а сами управляют их бегом с любой другой планеты, где климат для них комфортнее.

Лично я считал, что летний марафон надо бегать летом, и все тут. Но, увы, мнение исполнителей у нас в расчет не берут.

В общем, вы понимаете, что я хочу сказать; из малейшего пустяка у нас делают важный вопрос, целую проблему и затем готовы рассматривать пути преодоления трудностей, которые сами же себе создали. Для чего это нужно? Я думаю, чтобы начальники могли отлынивать от настоящего дела и делать вид жуткой озабоченности, иначе говоря - имитировать кипучую деятельность.

Пока начальство, надев парадные пиджаки, спорило за круглым столом, исполнители работали. Лично я без сна и отдыха сидел в Центре дальней космической связи, принимая подтверждения от марафонских комитетов планет на участие в соревнованиях этого года, суммировал заявки и планировал расписание двухнедельного спортивного шоу. В своей работе я исходил из того, что высокопоставленные болтуны ни о чем не договорятся, и шоу будет летом. В общем, я делал черновой сценарий, которому предстояло стать беловиком после утверждения начальниками всех мастей, за всю историю ни разу не внесшими в него деловой правки.

И тут, в прекрасный весенний день первого апреля, на дисплее выскочило неожиданное сообщение. Оно стоит того, чтобы привести его полностью.

"(СОЗВЕЗДИЕ ВЕСОВ) ПЛАНЕТА БУССИЯ ПОДТВЕРЖДАЕТ УЧАСТИЕ СВОЕГО ПРЕДСТАВИТЕЛЯ В МЕЖГАЛАКТИЧЕСКОМ МАРАФОНЕ ЗОН ГОДА. Патрульная станция "Посол-5524", 1 апреля. (Спортивный атташе Л. Говорливый.) Созданный два дня назад Всебуссианский спортивный комитет (ВСК) подтверждает участие представителя планеты Буссия, в марафоне 3011 - года. Неоднократный чемпион Буссии в марафонских странах Пасатиддж первым из буссиан примет участие в столь представительных соревнованиях. Факт участия представителя планеты в марафоне показывает стремительный прогресс Буссии, достигнутый за несколько лет после установления контакта с Межгалактической цивилизацией.

К сведению оргкомитета: Пасатиддж отбудет на Землю немедленно после вашего запроса".

Первоапрельская шутка, подумал я. Ну, говорливый атташе! Студент! Видать, протирал ты штаны в посольстве, используя теплое местечко, вовремя рапортовал и раньше не имел дела с серьезными соревнованиями! Откуда мне знать, к примеру, кто такой Пасатиддж? Гуманоид он или нет? От этого зависит его место в строю участников забега. А сколько у него ног, голов, какого они размера (это также важно знать, расставляя участников на дорожках того или иного типа, дабы они не стукались головами и не передавили соседей ступнями. Гнома же не поставишь рядом с великаном, верно?). И вообще, что это такое Буссия?

А самая большая загвоздка заключалась в том, что уж кто-кто, а я-то точно помнил: устав марафона ни на какую Буссию не посылали. Но заявка-подтверждение была налицо, Пасатидджу надо искать место на и без того переполненной беговой дорожке, а откуда мне знать, умеют ли на Буссии бегать по Межгалактическим правилам?

Словом, сообщение от Говорливого - это был воистину сюрприз, достойный первого апреля. Тогда, поняв это, я почему-то удержался от того, чтобы сообщить Говорливому, кто он такой и по какому поводу шутить можно, а по какому - нет. И, как показали дальнейшие события, удержался совершенно зря.

Короче, взял я распечатку этого сообщения и на другой день пошел к начальству.

- Ну и что? - сказал председатель марафонского комитета. - Мне это ничего не говорит. Вы справились в архивах о Буссии? Можем попасть в неудобное положение.

- Я держу в памяти массу проколов. - Начальству надо возражать, и тогда тебя лучше оценят. - В истории движения их хоть отбавляй. Гуманоиды из параллельного мира Земли оказались телепатоуправляемыми моделями, куклами, набитыми железными опилками. Треугольники с Титана пересекали финишную ленту, почему-то ни в одном измерении не разрывая ее. Всего различных случаев, когда судейская коллегия Земли попадала впросак, - сто девятнадцать. Их как-то утрясали, ведь и наш внешний вид поначалу пугал бескопытных кентавров из Южного Креста. Но по Буссии в архивах ничего нет, кроме того, что планету только-только открыли. Фотографии с орбиты, характеристика климата - и все. Дескать, подробности устанавливаются. Каких сюрпризов ждать от ее жителей? Неизвестно.

- Значит, свяжитесь с посольством и постарайтесь установить...

- А когда? - возмутился я. - Считайте, посольство уже высказалось. Стараниями спортивного атташе, некоего Говорливого, очень, кстати, немногословного человека, этот малый Пасатиддж уже вовсю тренируется. И вскоре вылетает к нам - Говорливый наобещал ему с три короба. Успеть бы его здесь проинструктировать о пунктах питания на маршруте да сориентировать по сторонам света. Кстати, точная дата начала соревнований определена?

Тут надо вам сообщить, что я немного слукавил. Просто-напросто мне было неохота устанавливать эту Буссию, потому что я собирался в отпуск. Поэтому и допустил я в разговоре с председателем небольшое преувеличение.

- Победили радикалы - старт назначен на конец сентября. Вы правы - мы не можем отказать молодой планете. Встречайте буссианина, растолкуйте ему что к чему, постарайтесь предупредить эксцессы, - подвел черту шеф. И я понял, что себя он от этой заботы в сентябре освобождает. Следовательно, нагрузка ложится на меня.

Я только вздохнул и мысленно послал проклятия в адрес несловоохотливого Говорливого. Хорошо, что июньский отпуск удалось отстоять.

И больше того: всем дали удлиненные отпуска, потому что марафон перенесли на сентябрь. А отгуляв, я отбил запрос на Буссию, в котором не было ни намека на мою - читай: оргкомитета - неосведомленность о буссианах. Ибо ни я, ни кто-либо другой и предположить не могли, насколько лихими ребятами оказались этот Говорливый и Пасатиддж, задумавшие стяжать межгалактическую славу.

Тут мы подходим к кульминации авантюры ЗОН года. Ответа с Буссии не поступало, и я было успокоился насчет участия Пасатидджа в марафоне: передумали эти ребята в последний момент. Но в самый последний день, верно рассчитывая на то, что у всех будет дефицит времени и приглядываться к Пасатидджу никто не станет, неизвестный марафонец прилетел. (Кстати, о Буссии в архивы так и не поступало никаких сведений до того дня, и одно это могло бы нас насторожить; я бы наверняка залез в архив, напомни они о себе хоть на сутки раньше.)

...Буссианин Пасатиддж оказался двухметровым гуманоидом с синей кожей, красными глазами, перепонками между пальцами рук и босых ног и маленьким хвостиком, что придавало его трусам оригинальный покрой. Из одежды на нем больше ничего не было, и я полагаю, в таком виде, он путешествовал от Весов до самого Адлера. Да, забыл сказать, что на голове у него от рождения имелись маленькие рожки. Под мышкой Пасатиддж придерживал китайские кеды - я почему-то сразу понял, что это атташе Говорливый уступил ему свои. В общем, на первый взгляд, это был нормальный малый. Держался он не без юмора, но все-таки застенчиво - ни дать ни взять робкий новичок, да и только. Это обстоятельство окончательно приглушило мою настороженность, я мысленно записал его в аутсайдеры и решил обойтись минимумом общения. (Как стало ясно позже, это входило в планы Говорливого и коварных буссиан.)

Мы расположились в кафе "Над Мзымтой". Прежде чем уставший с дороги Пасатиддж мог уединиться в гостиничном номере, который, кстати, мне, как чернорабочему соревнований, надо было бы еще заказать (кто ж его ждал-то в самый последний день?), я хотел втолковать гостю расписание пробега и состав участников. Надо сказать, что эти сведения - минимум, что я мог для него сделать в этих жестких временных рамках.

- Что вы так подозрительно на меня смотрите? - прогудел буссианин сильным басом, запивая мелкие глотки кофе стаканами апельсинового сока, который он обильно солил. - Кажется, я успел к началу соревнований и претензий ко мне нет? Почему в Адлере помидоры такие желтые?

- Это апельсины. Из Египта, - сказал я и решил схитрить, чтобы хоть как-то выяснить природу буссиан и, согласно законам гостеприимства, заказать номер с условиями проживания, полностью соответствующими родной планете гостя. - Дело в том, что в гостиницах третьего, четвертого и пятого измерений кончились номера с вертикальными спальнями. Горизонтальная кровать вас устроит?

Согласен, это звучит довольно глупо. С точки зрения разумного человека. А с точки зрения захудалой канцелярской скрепки-бюрократа, каким, как мне казалось, я выгляжу в глазах буссианина, это была отличная шутка, просто верх остроумия, да и только.

- Хоть на раскладушке, - душевно улыбнулся гость. - Лишь бы вода не была слишком теплой.

- Это по вкусу, в ваннах повсюду смесители. А, впрочем, вы о воде в графинах? Ну, так в холодильниках есть лед. - Отвечая, я ведь не знал еще того, что теперь благодаря начавшейся шумной кампании знает о Буссии каждый школьник - буссиане спят не на кроватях. Спальное ложе в их понимании домашний бочажок, этакий искусственный прудик, отделанный темным кафелем, с коряжкой вместо подушки на полутораметровой глубине. - Кроме того, в кухню постоянно подается минеральная.

- Я не сплю в минеральной воде, увольте, пожалуйста, - искренне изумился Пасатиддж. - Разве где-нибудь обитают такие уникумы? Этот железистый запах...

- Ara, - протянул я, так и не поняв, что он имеет в виду. - Гидротерапия, понимаю... А позвольте узнать, каков ваш лучший результат на марафонской дистанции?

Пасатиддж подмигнул мне и рассмеялся.

- "Моментальный" - так меня прозвал землянин Говорливый.

Расспрашивать дальше было бы невежливо. Я заказал роботу-официанту номер с бассейном ("Глубиной не меньше трех метров, с прелыми листьями", - не преминул вставить буссианин, но я уже не обратил на этот штрих внимания) и перешел к закруглению разговора.

- Старт завтра в десять утра, - сказал я. Диалог наш мне казался странным, но я не предполагал, что Пасатиддж именно этого и добивался, тратя драгоценное время попусту и вводя меня в заблуждение. - Стадиум "Чемпион" виден из окна вашей спальни. Ваш номер в забеге - восемнадцать миллионов пятнадцатый. Задача супермарафона - в резвом темпе четырнадцать кругов. Всего хорошего.

И передал ему список. Он не глядя положил дискету в кед.

А теперь самое время вернуться к началу нашего рассказа.

Что же, действительно, осеннее солнце в тот роковой день ярко освещало большой зеленый лоскут газона марафонского стадиума. Все верно: золотая пора бабьего лета после долгих споров была утверждена как время проведения соревнований. Но от хорошей погоды настроения у меня не прибавлялось, и было какое-то недоброе предчувствие.

Я сидел в судейской башне за пультом, на котором не счесть экранов наблюдения, пультов связи и переговорных устройств, справа от главного судьи, сразу за председателем оргкомитета. Взоры начальства и персонала были обращены на большой экран, позволявший следить за готовностью всех участников забега. До старта оставалось несколько минут, когда шеф нашел возможным слегка согнуться в мою сторону и поинтересоваться новым участником. Я и не ожидал, что у него такая память.

- Все в порядке, - сказал я. - Парень в форме. Прозвище - "Моментальный".

Председатель оргкомитета хмыкнул и вернулся в прежнее положение, чтобы дать добро на старт.

Главный судья утопил кнопку в пульте, и стена праздничного фейерверка одела стадиум. Марафон начался.

Тут это и случилось. Собственно, что было дальше, вы знаете из газет. Сразу после старта буссианин сгинул без сопроводительных звуковых или каких-либо иных эффектов. Тихо так, будто его и не было.

Над дисплеем главного судьи резко запульсировал красный огонек. На экранах выскочил сигнал тревоги и текст: "Пропажа участника". Шестым чувством я сразу понял, кто пропал: буссианин, чтоб ему! И моментально дал команду поисковикам во всех измерениях отыскать спортсмена, при необходимости оказать ему помощь. Увы, за положенные шесть секунд они даже не смогли понять, в каком направлении вести поиск. Я сгорал со стыда...

Как вдруг кто-то сзади похлопал меня по плечу. Я подумал, галлюцинация: передо мной стоял Пасатиддж. Он еще было хотел что-то сказать, но мой поступок вызвал ужас у буссианина: я перекрестился и плюнул в него, взвизгнув в сердцах: "Сгинь!" Ужас на его лице сменился недоумением, но он сгинул в мгновение ока, так что никто из присутствующих в судейской башне так и не заметил его. Я оправдываю себя только тем, что в стрессовой ситуации, в какую я бы загнан начальством и марафоном, я был не в силах поступить иначе.

Тогда главный судья объявил забег этого года недействительным, а меня газетчики обвинили в воинствующем антисириусянизме. Огульная кампания в прессе по обвинению меня в кознях против сириусян длилась две недели. До тех самых пор, пока я не получил письмо... от Пасатидджа! Представьте, с Буссии! А потом - от Говорливого!

Сможем ли мы когда-нибудь в полной мере оценить, что случилось в результате нашего контакта с Буссией? Не знаю. Сейчас мало кто из специалистов Межгалактической цивилизации представляет, на контакт с какой замечательной планетой мы вышли.

Да, важно упомянуть ошибку поисковиков. Никто из них не обратил внимания на сообщение автоматического орбитального модуля "Природа-Зет", зафиксировавшего неизвестный объект, четырнадцать раз (!) обошедший Землю по низкой орбите.

- У меня такое впечатление, - влезал тогда с телеграммой в работу поисковиков робот-автомат, которого дружно решили послать на профилактику, что это один из участников марафонского забега. И кто только новичкам задачу объясняет?

Помню, я тогда только зубами скрипнул. Итак, Пасатиддж сгинул, и никто не знал, что с этим поделать. А потом пришло письмо.

"Извините, что улетел, не попрощавшись, - писал Пасатиддж. - Дело в том, что я не переношу звездолетов, и мне было удобнее отправиться домой самостоятельно, сразу из судейской башни, где, как я понял, я появился не совсем вовремя. Но я так был обрадован тем, что сразу после старта обогнал остальных участников и никто не наступал мне на пятки на орбите Земли..."

Ясно, сказал я себе, прочитав письмо. Спим под водой, гуляем на свежем космосе, вместо кругов по стадиуму шуруем по орбите небесного тела. Ну, Говорливый...

А затем меня осенило. Стоп, подумал я. Фамилия-то у спорт-атташе одесская. А заявил он буссианина первого апреля. Шутник, выходит?

С получением письма Говорливого, которое, как и письмо Пасатидджа, стало достоянием прессы и сделало нас троих героями, а Буссию известной всей Межгалактической цивилизации, все стало на свои места.

"Уважаемый Андрей Евгеньевич, - писал Леонид Говорливый. - Я прошу извинения за недоброкачественную информацию, посланную мной в виде марафонской заявки первого апреля. Думаю, вы должны понять сложность моей дипломатической миссии. Буссия - очень своеобразная планета со своей сложной историей и не вполне обычными жителями, которые обладают рядом замечательных свойств. Самое оригинальное из них - способность непостижимым пока для нашей науки образом перемещаться в открытом космосе, подчиняясь своей или чужой воле. Внешний вид буссиан - это ожившая мифология землян, причем новые виды здесь появляются вовсе не в результате естественного отбора, а благодаря хорошо придуманной на Земле сказке, удачно написанному литературному произведению. Вы скажете, что это невозможно, но это так. Не зная, как предупредить применение Пасатидджем уникальных возможностей его рода, я решил не извещать вас о них. Кроме того, я втайне надеялся (да так оно и вышло), что буссианин произведет фурор на межгалактическом марафоне, и благодаря этому успеху о его родной планете в один миг узнает вся Межгалактическая цивилизация. Что, согласитесь, мы не смогли бы достичь за столетия плавного развития - а Буссии нужна известность уже сегодня..."



И еще о том, чего не знает пресса. Как я отомстил этой парочке из созвездия Весов, сделавшей меня соучастником их замысла помимо моей воли. На другой же день после того, как мы втроем стали знаменитыми, я зашел в хозяйственный магазин, купил пассатижи и послал их в качестве подарка на "Посол-5524". А чего, вещь полезная - в хозяйстве пригодится.





home | Месть хитрецам | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу