Book: Сквозь пространство и время



Сквозь пространство и время

Джоу Энн Росс

Сквозь пространство и время

Глава первая

Планета Сарния

Лунная дата: Гамма 17. 3.

НАЗАД ПУТИ НЕ БЫЛО.

Изучив все голограммы в секретных правительственных архивах, не раз выбрав и переменив цель путешествия, проведя пять долгих солнечных циклов за работой над своим телепортом, Брэм Старбак – сарнианский астрофизик и одаренный межгалактический исследователь – приступил к эксперименту.

Огни – красные, зеленые, желтые и синие – вспыхивали под его плотно закрытыми веками. Пучки световых волн всевозможных диапазонов сходились на нем и отражались во всех направлениях. В тело как будто вонзили свои жала сотни, тысячи злющих нитропчел.

Призвав на помощь метод медитации многовековой давности, приобретенный еще Древними Отцами на планете Джанос из Стратума Одиннадцать, Старбак сконцентрировал все мысли и направил их на цель своего путешествия – планету Земля в галактике Млечный Путь.

Старбак выбрал именно Землю, потому что ее атмосфера и гравитация были поразительно схожи с сарнианскими. Кроме того, он в мельчайших подробностях помнил – хоть и был тогда совсем ребенком – путешествие с родителями и сестрой на семейном космолете.

Поводом послужил четырехсотлетний юбилей родины его матери. Сарнианин и глазом не моргнул бы, услышав о подобной дате, но американцы, и его мать в том числе, считали ее крупным событием.

Старбак выбрал местом назначения Калифорнию, потому что этот южный штат в Северной Америке запомнился ему гармоничным и одновременно достаточно сумбурным районом. В частности, Венеция была таким местом, где внезапное появление незнакомца среди на удивление разношерстной толпы местных жителей никого не насторожило бы.

Была и еще одна причина, по которой он избрал Землю. Причина в высшей степени неразумная и крайне несарнианская, чрезвычайно человеческая и эмоциональная.

Это путешествие можно было назвать его личным паломничеством на родную планету его матери. И хотя надежда – это самая настоящая ересь, антиразум и полное отсутствие логики, а тем самым и отрицание самых основ сарнианской философии, все же в самом дальнем, скрытом уголке сердца Старбак надеялся, что путем изучения планеты, которую его мать хоть и оставила добровольно, но так и не забыла, ему удастся лучше разобраться в себе самом.

Во время подготовки к его путешествию мать рассказала ему о своей планете все, что смогла вспомнить. Но если не считать того единственного визита, Рэчел Вальдериан, к сожалению, более сорока лет провела вдали от родины. А Старбаку требовались более подробные и совершенные сведения, чем те, которые она могла ему сообщить.

Вопреки Уставу конфедерации сарнианские власти нашли лазейку в межгалактическом соглашении и запустили вне радиуса действия улавливающих датчиков несколько спутников-шпионов, маскировочные средства которых позволяли им обращаться вокруг Земли незамеченными.

В течение более чем ста солнечных циклов спутники посылали видео– и аудиозаписи с планеты Земля.

Десятки клерков – женщин, в чью задачу входило выполнение нудных, бессмысленных обязанностей, свойственных правительственной бюрократии во всей Вселенной, – переносили поступающие данные на голограммы, которые затем оседали в правительственных архивах.

Сестра Старбака, Джулианна, высокопоставленный правительственный ксеноантрополог и единственная женщина-профессор в Сарнианском Институте науки, с самого начала высказывала мрачные сомнения как относительно теории Старбака, так и его мотивов.

Не сумев убедить брата отказаться от опасного плана, Джулианна смягчилась и даже, рискуя собственным положением, предоставила ему засекреченные данные правительства, значительно более подробные, чем те голограммы, что ему разрешено было просмотреть в Сарнианской Государственной библиотеке.

Это обилие информации позволило Старбаку досконально изучить язык и традиции жителей Калифорнии.

И вот теперь, используя свою непроверенную теорию молекулярного астроброска, Старбак намеревался стать первым межгалактическим путешественником, совершившим перелет без защиты – и обузы – космического корабля.

Джулианна, с мрачным выражением на лице, сидела за компьютером, и ее пальцы летали над клавиатурой, превращая сложнейшие математические алгоритмы в зримые научные образы.

На ней было тонкое, мягко облегающее фигуру серебристо-голубое платье с нашивкой академика пятого уровня на груди; очень светлые волосы, как обычно, туго заплетены и уложены короной.

Но хотя в облике его сестры абсолютно все – прическа, классические линии одежды, четкие манеры ученого – было тщательно продумано и демонстрировало холодную сдержанность, все равно аура не свойственного сарнианам возбуждения окружала ее как мерцающее альфа-поле.

За окнами кварцевого стекла луна заливала Сарнию бледно-розовым светом. Внутри же Старбак и Джулианна следили за янтарным экраном дисплея, пока компьютер прокладывал путь длиной в биллионы миль и в тысячи световых лет.

Четырехмерные изображения Вселенной проносились ослепительной чередой яростных фейерверков: звезды загорались и умирали в ледяных черных дырах, а из останков возрождались новые миры; закрученные спиралью галактики изрыгали раскаленные газы, искрилась звездная пыль, слепили глаза болиды, и с бешеной скоростью вращались пылающие квазары.

На тысячи световых лет, как пыль от комет, были разбросаны планеты; материя и свет исчезали, втянутые жадными ртами черных дыр, чтобы больше никогда не появиться.

– Приближаемся к Млечному Пути, – провозгласила Джулианна, хоть в этом и не было особой надобности, когда на дисплее высветилась мерцающая звездным светом спиральная лента.

От их слитного напряженного ожидания атмосфера в помещении, казалось, готова была расколоться. Старбаку вдруг пришло в голову, что сейчас не помешал бы «вальдокс».

Он, разумеется, ни за что не прибегнул бы в этот момент к популярному транквилизатору. Потому что если когда-нибудь ему и требовались все его способности, так именно сейчас.

Из клубка света протянулись спиральные щупальца, напомнив об одной забавной игрушке детей Земли.

В его сознании вспыхнуло милое воспоминание давно прошедших дней. Старбак чуть изогнул губы в улыбке, припомнив, как мама купила ему причудливую красно-белую игрушку в одном сказочном королевстве, которое терране неясно почему называли Диснейлендом.

Память вернула ему тот безмятежно тихий день с такой ясностью, как будто это было вчера. Он ощущал на себе теплый мамин взгляд, вдыхал привычный нежный запах ароматизированного масла из лунных цветов, которые Рэчел Вальдериан выращивала в своей оранжерее. Этим же ароматом благоухал весь их дом, потому что она не забывала оставлять сухие лепестки в каждой комнате.

И хотя ни у одного из друзей его матери не позволяли себе такого легкомысленного занятия, как выращивание цветов, Старбак втайне восторгался их ярко-красными соцветиями. Без них он просто не мог себе представить свою мать.

Улыбка исчезла с его лица, между бровей пролегла морщинка, когда он вспомнил, как вернулся с Земли на Сарнию и как Хотек Вентуриан, злобный сарнианский мальчишка с зеленой кровью, вырвал у него игрушку и раздавил каблуком тяжелого ботинка из кожи крокогатора.

Ничто не дается даром – это Старбак усвоил. Эйдетичная память, как бы полезна она ни была, тоже обходилась недешево.

Любые переживания – приятные ли, плохие ли – автоматически и навечно откладывались в банке его памяти и ждали лишь, чтобы их вызвали к жизни.

Старбак вздохнул и снова сконцентрировал внимание на дисплее Джулианны, всмотрелся в пылающий внутри одной из спиралей галактики шар.

Он обменялся с сестрой многозначительными взглядами. Величественное раскаленное светило было солнцем планеты Земля.

– Теперь уже скоро, – сказал он.

Красивое лицо Джулианны выражало сейчас все что угодно, только не то спокойствие, к которому ее приучали с младенчества. Обычно безмятежные светлые брови нахмурились, прозрачные янтарные глаза – наследство их матери – светились напряженной тревогой, а в уголках губ залегли озабоченные морщинки.

– Еще есть время передумать, – посоветовала она.

Старбак не ответил. Это было ни к чему. Пусть Джулианна и не обладала способностью к телепатии, но Старбак знал, что сейчас ей вовсе не требовалось уменье читать мысли, чтобы понять, о чем он думает. Его сестричка, в чьих жилах тоже текла земная кровь их матери, тонко ощущала то неистовое стремление, что грызло Старбака всегда, сколько он себя помнил.

Отсюда, с самой выгодной позиции, Старбаку видны были все планеты: Плутон, стремительная искорка, мелькнул и исчез; ледяной Нептун с его восемью спутниками и облаками метанового льда; туманно-голубой Уран со спутниками-близнецами Обероном и Титанией; устрашающе грозный Юпитер; охваченный кольцами Сатурн и Марс, чей багровый ландшафт казался с этого расстояния до боли похожим на ландшафт его родной планеты.

И вот наконец она, Земля.

Предварительное скрупулезное изучение позволило Старбаку сразу распознать окруженные голубыми морями материки, ослепительную белизну полярных шапок, неровные, убеленные снегами зубцы Гималаев, Альп, Анд и Скалистых гор.

Вдохнув поглубже, он наклонился к дисплею, всматриваясь в тончайшую сероватую ленту, извивающуюся на поверхности Азии, и понял, что обнаружил Великую Китайскую стену. Ему припомнился рассказ матери о том, как люди собственными руками возвели чудовищных размеров стену, чтобы отразить нападение завоевателей, но тогда он был слишком мал и не смог до конца воспринять идею существования вооруженного смертельно опасного врага.

На Сарнии уже много поколений царил мир. Точнее, прошло более шестисот солнечных циклов с тех пор, как его планета в последний раз переживала войну.

Сердце его учащенно забилось, когда он ступил в центр воображаемого круга. Его пальцы сомкнулись на компактном квантовом ускорителе. На разработку этого устройства ушли годы, но в конце концов ему все же удалось уменьшить молекулярный ускоритель до размеров достаточно малых, чтобы он умещался в мужской ладони. Однако и эти небольшие размеры позволили встроить в ускоритель миниатюрное переводящее устройство. Голосовой модуль для переводчика был имплантирован в среднее ухо Старбака. Ни одному опытному космолетчику и в голову бы не пришло покинуть Сарнию без собственного универсального переводчика или без голограммного кредит-диска.

Старбак сконцентрировал всю свою энергию на экстрасенсорное восприятие. Эта способность была одной из немногих врожденных черт, генетически роднившая его с сарнианами. Для того чтобы полностью понимать людей, населяющих планету его матери, он должен вести себя так же, как и они. И если он намерен жить среди них, не привлекая к себе ненужного внимания, он должен быть уверен, что его внешность ничем не будет отличаться от наружности местных жителей.

И, учитывая, что его собственная одежда сшита из неизвестной на Земле материи и по последней моде сарниан, ему необходимо было изменить ее на соответствующую обычаям землян.

Обратившись к силам воображения – любой сарнианин делал это так же естественно, как и дышал, – Старбак представил, что ощущает на своем теле тепло солнечных лучей, слышит шум прибоя Тихого океана у берегов Венецианского залива в штате Калифорния. В лицо ему словно подул солоноватый, прогретый солнцем бриз.

От медленно вращающегося изумрудно-голубого шара Земли до него доносилась разноголосица звуков и странным сумбурным эхом отражалась у него в ухе.

Перед глазами, как кадры лазерного фильма, вспыхивали образы, сверкая в туманном, призрачном луче белого огня.

Ему только-только удалось выхватить из общего хаоса мысли женщины-землянки, как изумленный возглас Джулианны прервал его сосредоточенное напряжение.

– Что ты хочешь сказать – ошибка в расчетах? – кричал он, но его уже мощным потоком несло все ближе и ближе к белому огню.

Старбак чувствовал глухую яростную пульсацию внутри своего тела, ее нарастающие удары в одном ритме со вспышками огня, который теперь переливался всеми цветами радуги.

Он разлетался на кусочки, распадался на атомы, растворялся в ослепительном золотом огне.

– О нирвана! Да где же этот Касл-Маунтин, штат Мэн?!

Это были последние слова, которые произнес Старбак, прежде чем исчезнуть из лаборатории. И со своей планеты.


Остров Касл-Маунтин,

штат Мэн, 17 января.

СНЕГ ИДЕТ уже пять дней.

Влажные белые хлопья почти двадцатидюймовым слоем накрыли Касл-Маунтин, и если прогноз погоды хотя бы близок к истине, на очереди еще дюймов десять, пока не утихомирится буран, прозванный «Канадский Экспресс».

Черити выросла на уединенном острове у скалистых берегов Мэна, но за шесть прожитых в Калифорнии лет совсем забыла, каким холодным бывает временами ее родной штат.

Она налила кофе в чашку с выщербленным краем, опустилась в кожаное кресло, забросила ноги в высоких ботинках на старый исцарапанный стол, принадлежавший, как и кресло, ее отцу, подула, чтобы остудить кофе, и уставилась в окно, на круговерть белого пуха.

Стараясь не забывать, что устала от вечного калифорнийского солнца, что именно ностальгия по смене времен года была одной из причин, по которым она покинула полицию в Калифорнии и приколола отцовский значок здесь, в Касл-Маунтин, Черити тем не менее лелеяла надежду, что затянувшийся буран хотя бы позволит ей вернуться домой.

Откинув голову на спинку кресла, она прикрыла глаза и позволила мыслям унести себя отсюда. Воображение вернуло ее в Венецию, на прогретый солнцем песок пляжа перед бунгало, которое она там снимала.

В мечтах вместо несуразной темно-зеленой униформы на ней было желтое бикини, куда более соблазнительно узенькое, чем она когда-либо осмеливалась надеть. Она нежилась в золотистых лучах солнца, а юноша с внешностью кинозвезды, в одних лишь тугих теннисных шортах, без рубашки, втирал в ее тело масло для загара.

Она вздохнула, мысленно представив себе, как его широкие, опытные ладони медленно скользят по ее плечам, спине, по нежной коже на внутренней поверхности бедер, распространяя масло и одновременно зажигая тело чувственным теплом.

Он развернул ее к себе лицом, прядь выгоревших на солнце светлых волос упала ему на бронзовый лоб, и Черити – в мечтах – протянула руку, чтобы смахнуть эту прядь.

Нет. Только не светлые, тут же подумала она. Стив был блондином, и если на белом свете и существовал один-единственный человек, которого она совершенно определенно не желала впускать в свою сказку, так это был именно Стив.

Он будет темным, решила Черити. У мужчины ее мечты будут черные как ночь волосы. И глаза у него тоже будут черными, цвета обсидиана, только мягче. Нос у него будет не пуговкой, как у Стива, а решительный и прямой как стрела.

А рот у него будет крупный, но четко очерченный, ничуть не женственный, и на нем всегда будет играть легкая, лишь ей одной предназначенная улыбка. Остановив подольше мысленный взор на этих соблазнительных губах, Черити затем по достоинству оценила смелую линию подбородка – и мечты унесли ее дальше.

Она глубоко вдыхала тропический аромат кокосового масла, которое его загорелые руки втирали в ее тело. Она слышала шум прибоя Тихого океана, легкие вздохи солоноватого летнего бриза, звон колоколов.

Колокола?

Возвращенная из мечты в реальность, Черити поспешно спустила ноги на пол и схватила трубку.

– Департамент полиции. О, привет, Дилан. – В ее приветствии брату проскользнула улыбка. – Только посмей мне сообщить, что не придешь к ужину! Я же с ног сбилась, чтобы приготовить твое любимое… Вот именно, знаменитое тушеное мясо бабушки Прескотт.

Она с хохотом запротестовала, когда ее брат-близнец завопил в притворном ужасе.

– Довожу до твоего сведения, что рецепт мне дала Фэйт.

Из трех сестер Прескотт самая старшая, Фэйт, была всегда и самой домовитой. Черити отнюдь не обладала таким даром.

– Она пообещала, что это проще пареной репы, так что можешь не волноваться, что закончишь ужин в «неотложке».

Черити вернула ноги на столешницу, откинулась назад в кресле и принялась накручивать на палец телефонный шнур.

– Ну? Если этот звонок не для того, чтобы отвергнуть мое мясо, тогда в чем дело? Очередной взрыв в мозговом центре?

Дилан Прескотт большую часть дневных, да и ночных часов проводил за стенами лаборатории, расположенной в укромном месте среди лесов островка. Пару раз пообщавшись с друзьями своего гениального брата – не менее гениальными, но слегка чокнутыми, – Черити отказалась от мысли расспрашивать их о работе.

Дилан наконец объяснил причину своего звонка, и улыбка Черити растаяла.

– Нет, я ни слова не слышала. Твой звонок – первый после жалобы мистера Маккарти на Джона Дэя, который своим снегоочистителем загородил ему дорогу. А что за огни?



Перебросив трубку к другому уху, она потянулась вперед и включила полицейский передатчик. Настроившись на полицейскую волну, Черити сквозь шум и потрескивание услышала целый хор голосов, наперебой утверждавших, что в небе над островом Касл-Маунтин наблюдалось нечто странное.

– Если кто-то из вас, великие мыслители, опять запустил опытную ракету, не поставив меня заранее в известность… Дилан, лучше скажи сразу…

В ответ на другом конце провода раздалась гневная, возмущенная тирада.

– Ладно-ладно. Я тебе верю, не стоит откусывать мне голову. Наверное, это просто северное сияние, – предположила она. – Знаю, время года для него неподходящее, но синоптик по четвертому каналу говорил, что все это из-за вспышек на солнце, да ты сам ведь объяснял мне, что именно вспышки вызывают всякие помехи на радио и телевидении. Так что, хоть я была бы счастлива увидеть на городской площади приземлившуюся тарелку – знаешь, для разнообразия неплохо! – не думаю все же, что это произойдет.

Оба рассмеялись, но Черити не могла не заметить, что смех ее брата звучал куда менее уверенно, чем ее собственный.

– Короче говоря, что бы это ни было, – решительно добавила она, – непременно найдется разумное объяснение. Всегда находится.

Она повесила трубку, предварительно заставив его пообещать, что на пути к ее дому он будет вести машину очень осторожно.

Едва трубка коснулась рычага, как телефон опять зазвонил.

И опять.

Спустя час, переговорив, казалось, с каждым из ста сорока жителей Касл-Маунтин, Черити тяжко вздохнула, изумляясь про себя, что же все-таки всем им взбрело в голову.

Их рассказы различались, но каждый, от мэра и Энди Келли – чья резьба по дереву сделала его знаменитостью среди туристов, готовых платить немалые деньги за дикобразов в натуральную величину, мастерски сооруженных из зубочисток, – до Агнес Адамс, городской библиотекарши с сорокапятилетним стажем, каждый утверждал, что на острове приземлились инопланетяне.

Описания якобы прилетевшего к ним космического корабля варьировались: то это был мерцающий голубой свет, то вытянутый сигарой слепяще белый свет, то серебристая плоская тарелка.

Сын Энди, Джонни Келли, разносивший по домам еженедельник «Касл-Маунтин янки обсервер», заявил, что видел, как группа существ семи футов высотой, одетых в нечто, напоминающее фольгу Рейнолдса, прошагала по Центральной улице. Семидесятидевятилетний Скотт Макинтайр, с незапамятных времен владеющий автозаправкой на шоссе Кленов, заявил, что зеленые человечки, ростом не выше трех футов, с единственным светящимся глазом во лбу, вырыли яму на футбольном поле школы Эвергрин.

А истеричная Милдрид О'Коннор, владелица «Салона красоты Милдрид», утверждала, что видела прозрачное, похожее на дым существо, которое опустилось прямо в трубу соседнего дома.

– А вы не думаете, что это был дым, который поднимался из трубы? – мягко поинтересовалась Черити. И улыбнулась, услышав, что пулеметная очередь лепета на том конце провода тут же захлебнулась. – Не волнуйтесь, – успокоила она косметичку, когда та принялась извиняться за звонок. – Это моя обязанность.

Должно быть, все дело в полнолунии, решила она после двадцатиминутного молчания телефона. А еще – во вспышках на солнце и в буране. Пять дней взаперти кого угодно с ума сведут.

Черити чувствовала, что и сама уже близка к этому.

Мысленно отметив, что нужно спросить у Дилана, бывали ли случаи массовых галлюцинаций, вызванных вспышками на солнце, Черити натянула перчатки, надела куртку на меху, переключила телефон на домашний и сквозь мягко падающий снег зашагала к своему джипу-«чероки».


ХОЛОД ПРОНИЗЫВАЛ насквозь, как на ледяных равнинах Алгора.

Брэм Старбак энергично потер руки онемевшими ладонями, пытаясь возобновить бег по венам своей совершенно застывшей земной крови.

Где бы он сейчас ни был, абсолютно очевидно, что с координатами произошла путаница. Потому что если согласиться, что это Венеция в штате Калифорния, – значит, кто-то из архивного управления сыграл с ним адскую шутку, подменив голограммы. Что же касается одежды, то по какой-то непостижимой причине на нем оказалась всего лишь пара коротеньких белых брюк, оставлявших обнаженными грудь, руки и большую часть ног.

Пусть все провалится в царство теней! Видимо, вопреки здравому смыслу и несмотря на долгие годы, посвященные подготовке, он все-таки допустил серьезную ошибку в расчетах.

Старбак знал, что в научных кругах Сарнии абсолютно все сочли его ненормальным, когда он задался вопросом: почему управляемые космические корабли считаются единственным способом преодолеть расстояние между солнечными системами? Почему считается невозможным, что не технология, а физика окончательно решит проблему космического путешествия?

В конце концов, напомнил Старбак на ежегодной межпланетной встрече астрофизиков, любому сарнианину первого уровня развития не составляет ни малейшего труда мысленно связаться с сотнями, тысячами созвездий.

Достигнув четвертого уровня, средний сарнианин уже может отправить свое мысленное послание в форме трехмерной голограммы. А уж сарнианин восьмого уровня способен при помощи телекинеза мгновенно появляться в любой точке родной планеты.

Так почему же мыслящее существо, оснащенное карманным телепортационным ускорителем, не может путешествовать по галактикам в своем астральном или эфирном теле?

Почему Брэм Старбак не может распасться на составляющие его атомы и в таком виде – в согласии с теорией квантовой электродинамики – перенестись в любую точку Вселенной и уже на месте назначения слиться заново? Более того, почему бы этим атомам не соединиться затем в другую, совершенно отличную от нашей, форму жизни?

Несмотря на непрекращавшееся противодействие – сначала со стороны ученых мужей, а позже, когда его еретические взгляды приобрели широкую известность, со стороны Правящего совета Сарнии, – Старбак упорно не желал отказаться от своей теории.

Проявив ослиное упрямство и настойчивость, которые в избранном кругу интеллектуалов посчитали просто-напросто неприличными, Старбак окунулся в работу.

Результатом подобного недостойного поведения явилось смещение его с весьма лестного поста советника по космосу. И хотя подобный исход не был для него неожиданностью, Старбак не предполагал, что его друзья и сослуживцы – те самые ученые умы, которые провозгласили его одной из самых гениальных личностей планеты, – станут его избегать.

Однако именно так они и поступили.

А после публикации его научного трактата, вопрошающего, почему бы не пересмотреть законы физики, раз они, эти законы, не отвечают новым требованиям, по планете начали распространяться слухи, что его фамильные гены – и так достаточно подпорченные женитьбой Ксантуса Вальдериана на терранке – вконец искалечены неясно как попавшей туда низкой кровью воина с планеты Джануриан.

Старбак с малолетства привык к попрекам относительно его сомнительного происхождения. Всю свою жизнь, сначала студентом, потом преподавателем в Институте Науки, он из кожи вон лез, чтобы доказать, что он – истинный сарнианин.

И все же, делая все возможное, чтобы полностью соответствовать облику сарнианина, никогда, ни разу за все свои тридцать лет, он не попытался отрицать свое наполовину земное происхождение.

Подобный поступок означал бы отказ от собственной матери, а следовательно – учитывая, что все дети на Сарнии воспитывались в уважении к родителям, – не имел ни малейшего смысла.

Старбак, кроме того, инстинктивно чувствовал, что такое отрицание причинило бы ему боль. Правда, не понимал почему.

Тем не менее слухи порочили родовое имя и подвергали опасности и без того шаткое положение его сестры в Институте.

Старбаку плевать было на все сплетни, но он приходил в бешенство при мысли о тех, кому только и дела было, что нападать на Джулианну за поступки ее брата.

Яростно ругаясь, поминая всех богов древности, давным-давно вычеркнутых из официальных сарнианских календарей, Старбак прокладывал себе путь в липком месиве снега. Зубы его отчаянно стучали, а полуголое тело медленно, но верно превращалось в кусок льда.

Случались минуты – и сейчас определенно настала одна из них, – когда он почти жалел, что вопреки советам родителей не стал Мудрейшим двенадцатого уровня, как отец его, дед и каждый из его предков мужского пола, вплоть до Флавиана Вальдериана – одного из Древних Отцов.

– Ладно, сейчас уже все равно поздно, – бурчал себе под нос Старбак, гадая, сколько он продержится в таких полярных условиях.

Выбрав местом назначения Калифорнию, он не уделил должного внимания тому, как земляне приспосабливаются к более холодным местам своей планеты. Подобное легкомыслие оказалось безрассудным, не говоря уж о том, что потенциально опасным.

Кроме того, оно было неоспоримо человеческим.

Но глубоко коренившееся упрямство, доставившее ему столько неприятностей на родной планете, снова заявляло о себе, и ноги несли и несли его вперед.

Старбак миновал то, что летом, как он догадался, было ручьем, а сейчас – сверкающей, искрящейся ледяной лентой. Вода на Земле, припомнил Старбак, замерзает при нуле градусов. Ему даже не нужен был термометр, чтобы понять, что воздух вокруг него был куда холоднее.

К несчастью, его тело, как и тело его матери-землянки, на семь десятых состояло из воды. Неужели это означает, что ему суждено превратиться в лед, застыть, повторить судьбу этого замерзшего ручья?

Нет. Подобная участь не для него, снова и снова твердил про себя Старбак. Тяжелое дыхание белым облачком колыхалось перед ним и оседало на лице ледяными крупинками.

Сначала тело, а потом сознание отказали ему, и его последней мыслью было, что он скорее провалится в преисподнюю, чем умрет, не доказав свою правоту.

Глава вторая

СНЕГ ХЛЕСТАЛ в ветровое стекло с такой силой, что «дворники» едва успевали с ним справляться. Встречный ветер гнал хлопья по шоссе, вдоль обочин которого после работы снегоуборочных машин выросли метровые стены. Наступали сумерки – тот неопределенный промежуток времени, когда мир окрашивается темным багрянцем.

Черити почти вжалась в руль, до боли в глазах вглядываясь в белоснежные вихри за стеклом, как вдруг увидела что-то лежащее прямо посреди дороги.

Она резко нажала на тормоза, машина юзом пошла вбок и остановилась в какой-нибудь паре дюймов от запорошенного снегом предмета. С бешено колотящимся сердцем Черити выпрыгнула из джипа и рванулась вперед. Теперь было видно, что на дороге лежит человек.

Он был без сознания и практически голый. Гадая, что могло привести его сюда в одних лишь белых шортах, она нащупала пульс и страшно испугалась, обнаружив, что он почти исчез.

– Эй!

Она быстро провела ладонями по его телу, чтобы определить, нет ли переломов. Потом осмотрела руки, ноги, ушные раковины в поисках белых пятен, которые указывали бы на обморожение.

Убедившись, что с этим все в порядке, она принялась энергично растирать ему руки, лицо, вытянутые на снегу ноги. Белые кристаллики льда усеяли его темные волосы и брови. Лицо показалось ей смутно знакомым, но Черити никак не могла припомнить, кто же он такой.

Прижав ладони в перчатках к его бронзовой груди, она приступила к искусственному дыханию. Вдох – толчок, вдох – толчок, плюс отчаянная молитва.

Старбак сначала ощутил на губах нежное тепло. Потом резкие, ритмичные удары в грудь.

– Ну вот! – воскликнула Черити, когда его застывшая грудь начала самостоятельно вздыматься и опускаться. – Молодец! Ты уже дышишь! Давай же, давай, не останавливайся!

Старбак прочитал ее мысли, понял, что она напугана. Почему она приняла так близко к сердцу судьбу себе подобного, но абсолютно незнакомого существа? Он подумает над этим позже, когда мрачная тень земной смерти перестанет над ним виться.

Она продолжала свои весьма болезненные, но поразительно эффективные толчки, и Старбак отметил со смутным чувством удивления, что в упрямстве, похоже, она может поспорить даже с ним самим.

Интересно, думал он, сделало ли это качество и ее изгоем в обществе? Мысль, что два существа со столь далеких друг от друга планет могут иметь нечто по-настоящему общее, доставила ему огромное удовольствие.

Дыхание незнакомца было поверхностным, но ровным. Она приложила ухо к его груди и в качестве награды за свои усилия услышала довольно уверенное сердцебиение.

– Сама я тебя донести не смогу, – пожаловалась Черити. – И, уж конечно, не могу оставить тебя здесь замерзать до смерти. Так что придется тебе помочь мне.

Старбак приподнял веки и обнаружил, что смотрит прямо в ее глаза.

– Помочь тебе?

Поскольку его мать давным-давно перестала говорить на родном языке, Старбаку пришлось практиковаться в земном диалекте при помощи аудио-дисков Джулианны. Надеясь, что его акцент не покажется странным в этой пока неизвестной ему местности, он облегченно вздохнул, убедившись, что девушку не удивил его выговор.

– Нам с тобой необходимо добраться до машины. – Ее голос звучал гораздо мелодичнее тех компьютерных записей, с которыми он работал. – Как ты считаешь, ты в состоянии встать?

– Конечно.

Пребывание на Земле, посчитал Старбак, – это не причина для отказа от многовекового научного опыта, утверждающего, что женский пол любых существ во Вселенной – более слабый.

Уже одно то, что эта землянка обнаружила его полумертвым, достаточно плохо. Но если он и дальше будет проявлять перед женщиной свою слабость, то просто умрет со стыда. Оттолкнув ее руку, он резким движением вскочил на ноги.

Перед глазами у него поплыли звезды, колени задрожали. Черити подхватила его.

– Вот что бывает, когда изображают из себя суперменов, – пробурчала она, покрепче обнимая его за талию. – Сделай пару глубоких вздохов – и обретешь почву под ногами. А я тебе помогу.

Несмотря на туман в голове, Старбак отметил ее поразительную для такого маленького создания силу. А ведь ее макушка едва доставала ему до плеча.

– Почву под ногами?

– Ну да, есть такое выражение, – ответила она в унисон с переводчиком в его среднем ухе. – Тебе лучше?

Удивительно – глубокое дыхание действительно помогло, в голове тут же прояснилось, как после хорошего глотка кислорода.

– Да. Спасибо, – произнес он с учтивостью, которую в нем воспитывали с колыбели.

Она вгляделась в снежную мглу вокруг себя.

– Ты что, совсем один?

– Да. – Интересно, что бы она сказала, если бы он уточнил, до какой степени простирается его одиночество.

– Ты сильно дрожишь. – На него обратились ее полные тревоги глаза. – Пойдем, отогреешься. А потом расскажешь, что с тобой случилось. – Ее наземное средство передвижения оказалось моделью значительно старше изображенных на голограммах из архива. Осторожно приближаясь к этому механизму, Старбак прикидывал, не мог ли он ошибиться не только в пространстве, но и во времени.

Осознав, что сейчас нельзя задавать лишние вопросы, чтобы не возбудить совершенно уж нежелательного любопытства, Старбак решил, что с этой проблемой можно подождать.

– К счастью, у меня в джипе всегда есть пледы, – сообщила она. Учитывая, что и у нее густые ресницы совершенно заиндевели от мороза, голос ее звучал поразительно весело.

Следуя ее указаниям, он забрался в джип и неподвижно сидел, пока она укутывала его окоченевшее тело толстым красным пледом. Голова кружилась, руки и ноги совсем одеревенели. Как это терране сумели притерпеться к таким кошмарным природным условиям?

– Ну, во-от. – Она подоткнула плед со всех сторон, как малышу в кроватке, захлопнула дверцу с его стороны, обошла джип спереди и забралась на место водителя. – Как тебя зовут?

– Старбак, – промямлил он. Перед глазами у него плясали звезды. Старбак попытался сморгнуть их, но потерпел неудачу. – Брэм Старбак.

И с этими словами он погрузился в круговерть мрака.

– О, черт.

Черити выругалась сквозь зубы, когда он сполз по сиденью вниз и уронил темноволосую голову ей на колени. Перегнувшись через него, она схватила радиопередатчик и нажала кнопку.

– Орел Один, Орел Один, вызывает Касл-Маунтин. Вы на связи, Орел Один?

Треск, шипенье, а затем:

– Да-а, я на связи, Касл-Маунтин. Что случилось?

– У меня для вас пациент, – ответила она.

– Срочный случай?

– Да. Раздетый человек на дороге. Возможно, гипотермия. Мужчина, рост приблизительно шесть футов, вес – сто шестьдесят фунтов. – Она не добавила, что эти фунты весьма привлекательно распределены на его загорелом, мужественном теле. – Возраст около тридцати. Я нашла его лежащим на снегу.

– Жизненные показатели?

– Пульс нитевидный, но сердцебиение сносное.

– В сознании?

– Был без – двадцать минут назад, когда я его обнаружила, потом пришел в себя, а сейчас снова отключился.

– Повреждения? Переломы и тому подобное?

– Кажется, нет, но, повторяю, пульс совсем слабый.



– Обморожения?

– Я не нашла, но у меня ведь нет специального медицинского образования. Этого человека должен осмотреть врач. А док Мерримен в Бангоре, у дочери.

– Это точно. Слыхал, что у его девочки малыш. Парень или девчушка?

– Девочка. Восемь фунтов шесть унций. Так что с моим пациентом, Орел Один?

– Сожалею, Касл-Маунтин, – донесся едва различимый сквозь шумы голос, – но фокус не удастся.

– Что?!

– Метель разыгралась. Я не могу послать вертолет, пока погода не улучшится, Черити.

– Да, знаю, – тяжко выдохнула она, вглядываясь в сплошную завесу снега, из-за которого жизнь ее внезапно так осложнилась. – Но что же мне-то с ним делать? Чертов паром тоже не ходит. Вода слишком поднялась.

– Засунь его куда-нибудь, где сухо и тепло, укрой получше, чтобы сохранить оставшееся в теле тепло.

– Уже сделано. Я только что запихнула его в джип, укрыла пледом и включила на полную мощь печку.

– Ну вот, видишь? Я тебе и не нужен-то вовсе.

– Мак… – грозно начала Черити.

Только потому, что он был лучшим другом ее отца и знал ее всю жизнь, Джо Макгрегор считал себя вправе поддразнивать ее точно так же, как он это делал, обнаружив ее на причале в три ручья оплакивающей свои два передних зуба, которые имели несчастье выпасть в самый неподходящий момент – в тот день, когда торжественно фотографировали первый класс.

– Ну, извини, – сказал он. – Главное – держать его в тепле. Всю ночь в джипе тебе не просидеть, так что лучше оттащи-ка его в тюрьму. Ну, или к себе домой.

Дом ближе.

– А потом?

– Тебя чего, в Калифорнии не просвещали насчет гипотермии?

– В полицейской академии мельком пробегали, но на пляже это как-то редко случается, – с вызовом бросила она. – Не желаете проэкзаменовать меня на знание действий при солнечном ожоге, перегреве или спасении утопающего?

– Ты сегодня не в духе, а, Черити Прескотт?

– Посмотрела бы я на тебя после денечка, что выпал сегодня на мою долю, – проворчала она.

– А-га. Наслышаны о ваших зеленых человечках.

– Да не было никаких зеленых человечков. Ну, ладно, если не возражаете, я бы отправилась домой, пока мы вместе с моим подопечным не отравились выхлопными газами, сидя в машине с включенным мотором.

– Померь у него температуру. Девяносто четыре – небольшой шок. Девяносто градусов – перебои в сердце, а при восьмидесяти шести сердечная мышца ослабевает, и пациент впадает в сонливое состояние, даже теряет сознание.

– Похоже, сейчас мы имеем последнее, – сказала Черити, окидывая взглядом человека, распростершегося на соседнем сиденье.

– А-га. Значит, так и есть. Если он очнется и будет в силах глотать, дай ему теплого, безалкогольного питья.

– А бренди, например?

– Только в кинофильмах, – сухо парировал он. – В жизни так не делают.

– Кто-то должен сообщить об этом всем тем ненормальным, что мотаются по Альпам с фляжками на шее, – пробурчала она. – Ладно, значит, я даю парню немного чаю. Дальше?

– Я уже сказал, держи его в тепле. Не вздумай спалить ему кожу раскаленной сковородкой или бутылкой с кипятком, не оставляй его одного и постоянно проверяй пульс и температуру. Вроде как больше ты ничего не можешь сделать на данный момент.

– Ладно. Полагаю, с этим я справлюсь.

– Да, а кстати, кто он такой?

– Лицо кажется мне знакомым, но точно я его не вспомню. Ясно одно – он не с острова.

– Что ж, держи меня в курсе. Если чертова буря утихнет, а тебе все еще нужна будет помощь, я сам прилечу на Касл-Маунтин.

– Спасибо, Мак.

– Ах, да, еще одно…

– Что такое?

– Вас там, в полицейской академии в Калифорнии, учили делать непрямой массаж сердца?

– Да, но…

– Ладно. Не забывай о главном, Черити. Не дай Бог, температура у твоего подопечного упадет до семидесяти семи градусов – может случиться остановка сердца. А тогда смерть.

Ей и раньше приходилось видеть трупы, но ни за одного она пока не несла личной ответственности.

– Не беспокойся, Мак, – пообещала она. – Не затем я его спасала, чтобы позволить умереть у меня на руках.

– А-га. Ты хорошая девочка, Черити. Твой отец гордился бы тобой. – То же самое он сказал ей, когда она в возрасте семи лет собственноручно насадила наживку на крючок. – Удачи тебе.

– Спасибо. Мне понадобится максимум. Конец связи.

Она выключила передатчик и снова обратила взгляд на парня.

– Ну, ладно, гуляка. Поедем-ка домой. И клянусь, посмей только устроить сердечный приступ – я запру тебя в камеру, а ключ выброшу.

Она сдвинула его со своего колена, и Старбак пошевелился. Чтобы приоткрыть глаза, ему потребовалось невероятное усилие, но он все же справился.

– В чулан?

– Господи, очнулся! – Облегчение в ее голосе было настолько ощутимо, что Старбак готов был протянуть руку и потрогать его. – Не волнуйся, – добавила она. – Я отвезу тебя к себе домой. Все будет хорошо.

Она ободряюще потрепала его по руке. Потом включила двигатель и отправилась в путь.

– А далеко до дома? – спросил Старбак, проверяя ускоритель, который ему в последний момент удалось засунуть в карман. Из сердцевины ускорителя исходило накопленное тепло.

– Да каких-нибудь пять миль. Доберемся за пятнадцать, от силы двадцать минут. Я бы и быстрее поехала, но боюсь, слишком уж дорога скользкая.

Двадцать минут, чтобы проехать каких-то пять миль! Старбак в безмолвном недоверии покачал головой. Любой мало-мальски приличный сарнианин восьмого уровня проделал бы этот путь меньше чем за половину зиллисекунды.

Напомнив себе, что на Землю он прилетел, чтобы узнавать, а не судить, Старбак признал, что на этой планете есть одна вещь, значительно превосходящая все, имеющееся на Сарнии.

А именно – несказанно чудный запах, исходящий от этой женщины. Если все земляне так пахнут, решил Старбак, это определенно примирит его со многими недостатками планеты.

Эта интригующая мысль еще крутилась в его мозгу, когда он снова впал в беспамятство.


СТАРБАК ОБЛЕГЧИЛ ЗАДАЧУ Черити, очнувшись достаточно надолго, чтобы с ее помощью войти в дом. К ее удивлению, он буквально подпрыгнул, когда комочек оранжевого меха внезапно загородил им путь и требовательно, хрипло взвыл.

– Не волнуйся, – поспешила успокоить его Черити. – Это всего лишь Спенсер.

– Спенсер?

– Мой кот. Я его назвала в честь сыщика из детективов Паркера, – объяснила она в ответ на его непонимающий взгляд. – Извини, если он тебя напугал. Он просто напоминает, что ужин запаздывает. – Наклонившись, она почесала кота за ухом, и тот принялся мурлыкать. Звук напомнил Старбаку урчание небольшого мотора. – Наберись терпения, – посоветовала она коту. – Мне говорили, что терпение – одна из основных добродетелей.

– Это животное принадлежит тебе? – недоверчиво поинтересовался Старбак. Он попытался припомнить, когда в последний раз видел животных в домах, но потерпел крах.

– Сразу видно, что ты ничего не знаешь о котах, – сказала Черити. – Они тебе не принадлежат. Ты принадлежишь им.

Не сводя с кота подозрительных глаз и едва удерживаясь от неприязненной дрожи, Старбак понял наконец, что это создание, должно быть, домашнее животное девушки. На Сарнии домашние животные – как нечто лишнее и бесполезное – были искоренены несколько сотен солнечных циклов тому назад.

Послушный, как котенок, и ни капельки не сильнее его, Старбак позволил Черити довести себя до кровати – и тут же снова потерял сознание.

Раньше это был дом ее родителей. На этой кровати родились они с Диланом. Теперь же старый уютный дом из кедра – как и широченная древняя кровать – принадлежал ей. В те крайне редкие вечера, когда ее брат вырывался из лаборатории, он ночевал в спальне наверху.

Более чем скудное облачение ее гостя практически высохло в тепле машины. Черити, решив не рисковать с полным раздеванием, навалила на лежащее навзничь тело все одеяла, которые нашлись в доме, а потом еще для верности зажгла огонь в камине.

В аптечке в ванной она разыскала термометр и с трудом просунула его меж зубов своего пациента и через три минуты, показавшиеся ей вечностью, убедилась, что температура у него колеблется около девяноста двух градусов.

– Не блестяще, – произнесла она, нащупав пульс, оказавшийся чуть сильнее, чем когда она нашла его лежащим на снегу. – Но уже лучше.

Убедив себя, что в ближайшие две минуты смерть ему не грозит, Черити наконец сняла куртку, вернулась на кухню и открыла банку кошачьих консервов.

Счастливым урчаньем Спенсер возвестил полное удовлетворение от рубленой куриной печенки.

Справившись с этой домашней заботой, Черити отправилась в гостиную, к серванту, где еще с прошлого Рождества хранилась припрятанная братом бутылка коньяка.

На столике рядом с сервантом красной лампочкой мигал автоответчик. Интуитивно почувствовав, кто это был, Черити перемотала пленку и прослушала запись, одновременно перекладывая пистолет из кобуры на журнальный столик и доставая бутылку коньяка.

– Привет, сестренка, – прозвучал глубокий голос Дилана, – знаю, что на этот раз ты меня точно готова убить, но мне кажется, что я совершил открытие в своей квантовой теории, так что придется остаться и кое-что еще проверить… Как насчет завтрака вместо сегодняшнего ужина? Куплю булочек с черникой и появлюсь у тебя часов в девять. Мне правда очень жаль. Но я, кажется, наконец-то на верном пути и клянусь посвятить свою Нобелевскую премию только тебе. Крепкого тебе сна, детка. И не позволяй всяким там зеленым человечкам мешать тебе.

– Остроумно, Дилан! – буркнула Черити. – Просто верх остроумия. – Она и так сыта по горло рассказами о приземлении инопланетян на Касл-Маунтин. – Может, тебе это и не нужно, – вернувшись в спальню, обратилась она к спящему в постели парню и кивнула на бутылку коньяка и пузатый бокал, которые держала в руках, – а мне – совершенно необходимо.

Она налила в бокал на два пальца жидкости, немного подумала и плеснула еще чуть-чуть.

Потом она прошла в ванную, сняла полицейскую форму и переоделась в просторный шерстяной свитер и пару вельветовых джинсов. Затем придвинула поближе к кровати кресло-качалку, которое ее отец смастерил после рождения ее сестры Фэйт, опустилась в него и принялась потягивать коньяк, покачиваясь и не сводя тревожного взгляда со своего подопечного.

Покончив с ужином, Спенсер тоже появился в спальне. С истинно кошачьей грацией он запрыгнул на кровать и устроился на ночь, свернувшись клубочком у ног незнакомца.

Бдение Черити было вознаграждено. Где-то посреди долгой, утомительной ночи температура у него поднялась почти до нормальной, а дыхание стало глубоким и ровным. Прижав пальцы к его загорелой шее, она ощутила уверенное биение пульса.

– Думаю, ты оклемаешься, – решила она, в который раз за эти часы дотронувшись до его лба. – Нет, беру свои слова назад. Ты определенно оклемаешься.

Она потянулась и, усаживаясь обратно в кресло, потерла затекшую поясницу. Ее вдруг охватила страшная усталость. Веки сами собой опустились.

Черити не знала, долго ли она проспала, но в комнате было еще темно, когда что-то внезапно разбудило ее. Решив, что, возможно, ее пациент позвал ее, она наклонилась к нему, но он по-прежнему спал глубоким сном.

Она стояла над ним, приложив ладонь к его лбу, когда вдруг ей почудился какой-то звук в соседней комнате.

Она окаменела, потом осторожно выдохнула и прислушалась.

Ничего. А затем знакомый мягкий щелчок. Звук такой, как будто выключили портативный компьютер ее брата.

– Дилан? – Вопрос чуть громче шепота прозвучал как выстрел в гробовой тишине комнаты. Ее гость, пробормотав что-то нечленораздельное, перекатился на другой бок. – Дилан, – повторила она, – это ты? – Странная тревога волной пробежала по ее телу. Вид внезапно выгнувшего спину Спенсера лишь добавил беспокойства.

Кот зашипел. Дыхание Черити участилось. Она пересекла комнату и медленно, осторожно двинулась по коридору.

В доме было темно и тихо, как в гробнице.

– Черт побери, Дилан, – произнесла она и щелкнула выключателем. Однако лампа не загорелась. – Дилан, это не смешно.

Неслышно пройдя через всю комнату, она нащупала ящик, где держала фонарь. Батарейки сели, слабый, мигающий луч света терялся в темноте. Она провела им по комнате, но никого не увидела.

Спенсер, нервно постукивая пушистым хвостом, крутился у ее ног. Черити прошла к старому исцарапанному письменному столу, принадлежавшему еще ее деду, и опустила ладонь на крышку компьютера. Она была теплая.

Дикость. Она совершенно одна в доме. Если не считать ее подопечного. А он не двигался с места.

– Ты сходишь с ума, как и весь город, – пробормотала она. Еще немного – и она увидит шеренгу зеленых человечков, совершающих набег на ее холодильник.

Тем не менее опыт научил ее никогда не пренебрегать тем, что подсказывала интуиция. Схватив револьвер, оставленный на столике у самой двери, Черити начала методичный осмотр дверей и окон.


В ДАЛЬНИХ УГОЛКАХ сознания Старбака вспыхивали образы. Во мраке мерцало что-то опасное, что-то смертельно страшное – как ядовитые гадюки с Джануриана. Она в опасности, предупреждал его далекий голос. Ты должен ее спасти.

Кого? От какой опасности? Старбак вертелся на кровати, стараясь выбраться из густого тумана. Он пытался приподнять веки, но, к своему ужасу, обнаружил, что они тяжелее каменных.

– Я должен ее спасти, – бормотал он. – Опасность…

Пальцы его сжались в кулаки, и он, совершив невероятное усилие и издав громкий стон, сделал попытку освободиться от пут, что его держали. Израсходовав на эту попытку последние силы, он вновь погрузился в темную пучину.


ВХОДНАЯ ДВЕРЬ была закрыта на засов. Ничто не изменилось с тех пор, как она ее закрыла. Черити проверила и заднюю дверь, и все окна. Все оказалось крепко закрыто.

Дом был совершенно надежен. Если непрошеный гость и проник сюда, он мог это сделать только через трубу, что, разумеется, было возможно, учитывая, что огонь погас. Но уж выбраться этим путем ему не удалось. Если только он не Санта Клаус.

Что же до внезапно выключившегося электричества, так это обычное явление на острове во время штормов. Именно поэтому Дилан и установил отдельный источник питания для своего компьютера.

Следовательно, единственное разумное объяснение – это что ее собственное воображение сыграло с ней шутку. Она вернулась в спальню, решив завтра спросить у Дилана, когда он появится со своими плюшками, насчет вспышек на солнце. Спенсер последовал за ней, запрыгнул на кровать и, поточив коготки об одеяло и пошипев напоследок, снова свернулся клубочком.

Что-то изменилось.

Ее дом, всегда такой уютный и милый, вдруг стал странно враждебным. Черити покачивалась в кресле, пристроив револьвер на коленях, а ее тревога росла.

Глава третья

ДОЛГО ЕЩЕ ЧЕРИТИ была настороже. Ее томили ощущение опасности, необычное для ее характера беспокойство и мрачные предчувствия.

Всего лишь игра воображения, снова и снова убеждала она себя, продолжая мерно покачиваться в кресле и не сводя глаз с человека, распростертого на ее кровати. Реакция организма на длинный напряженный день, думала она.

События этого дня в конце концов начали брать над ней верх, и веки ее все тяжелели, тяжелели. К сожалению, деревянное кресло-качалка, такое удобное для непродолжительного отдыха, вовсе не подходило для сна.

Она попыталась, позаимствовав одно из одеял у своего пациента, улечься на полу из сосновых досок, но плетеный коврик и одеяло не спасали от холода, поднимающегося от ледяного пола.

В соседней комнате был еще диван. Однако в ее сознании тут же вспыхнуло предупреждение Джо Макгрегора о том, что ни в коем случае нельзя оставлять больного в одиночестве. Кроме того, пусть ей и не хотелось в этом признаваться, но гостиная вызывала в ней ощущение тревоги и неуюта. Да и без огня в ней, наверное, холодно, а разжигать там камин она сейчас была просто не в силах.

– Ради всего святого, – жалобно простонала она, – это же твоя кровать. И на тебе не какой-то там прозрачный пеньюар. – Она по-прежнему была в джинсах и толстом шерстяном свитере – своей домашней одежде – плюс толстенные лыжные носки. – Да и парень-то в беспамятстве. Что он может сделать?

Но даже если бы он и попытался учудить что-нибудь эдакое, Черити напомнила себе, что она, в конце концов, детектив, получивший благодарность в приказе за поимку насильников. Уж если она справлялась с городским хулиганьем, то с этим полуживым типом, без конца теряющим сознание, она, можно сказать, в полной безопасности.

Черити потуже завернулась в мамино одеяло и быстро, чтобы не передумать, согнала с кровати кота и легла рядом со своим подопечным.

Она уснула в то же мгновение, когда голова ее коснулась подушки.


СТАРБАКУ СНИЛСЯ замечательный сон. Где-то на Станца Пять, на одной из самых гостеприимных планет – наверное, Венитан, – он лежал на ложе из благоуханных цветов.

Женщина, теплая и нежная, обвилась вокруг него, прижавшись губами к его шее. Волосы ее были цвета сарнианской луны – сверкающая медь и бронза. Он потерся щекой об ароматные шелковистые пряди и почувствовал, что они такие же нежные, как клонящиеся на ветру молочные травы.

Прошло очень много времени с тех пор, как он в последний раз был с женщиной. К сожалению, работа над квантовым ускорителем не оставляла времени на развлечения.

Но сейчас, когда его рука скользнула под ее тунику, а пальцы тихонько пробежались вверх по тонкому позвоночнику и когда наградой ему прозвучал ее мягкий протяжный вздох, Старбак решил, что был круглым идиотом, упуская такое удовольствие.

Всего и нужно-то – распределить дела в порядке срочности, думал Старбак, наслаждаясь ощущением тепла ее кожи под своей ладонью. Или, как постоянно твердила Села, использовать время по назначению.

Села прославилась по всей галактике своими семинарами по управлению временем. Эта женщина стала настоящим специалистом в области всяческих расписаний. Она разбивала свои дни – точнее, всю жизнь – на группы цветокодовых временных блоков, которые вечно жужжали и вспыхивали на ее ручном компьютере.

О, Валгалла! Как он ненавидел этот компьютер! Особенно в те моменты, когда ему хотелось побыть подольше с его владелицей, а чертова штуковина все отстукивала минуты, звоном будильника ограничивая время его присутствия.

И все же приходится признать, что Селе с успехом удается втиснуть в один-единственный солнечный период миллиарды дел. Может быть, настало время согласиться, что она права в своей критике его организационных способностей, и попросить ее помочь ему?

Если они смогут хотя бы изредка вот так лежать вместе, может быть, и стоит ради этого выносить ее унизительный компьютер.

Весьма кстати забыв, что Села хладнокровно разорвала их отношения, когда он потерял свое привилегированное положение в институте, Старбак поклялся себе начать новую жизнь.

Он привлек ее поближе. Он прижался губами к ее виску. Ее дыхание участилось.

– Ах! – вздохнул он. – Ты такая нежная. Такая теплая.

Он продолжал гладить ее, наслаждаясь тихими, невнятными стонами удовольствия, так разительно отличающимися от обычной реакции его подруги на любые физические ласки.

– Я хочу любить тебя, Села. Я так хочу тебя.

В тот миг, когда его ладонь легла на ее грудную клетку, его дивный сон начал таять.

Ее грудь – прикрытая мягкой тканью, напомнившей ему о паутине, сотканной пауками с Сентуриана, – уместилась в его ладони с такой совершенной точностью, как будто ее вылепили специально для него.

Но как такое может быть? Села никогда не упускала случая подчеркнуть, что она великолепная представительница сарниан женского пола.

Первосортный продукт генной инженерии, женщина, обещанная ему еще в семилетнем возрасте, была светловолосой, голубоглазой и тонкой, как камыш Генитиана. Поскольку единственным логическим основанием для того, чтобы иметь грудь, было выкармливание детей, женщины Сарнии – которые последние два столетия использовали искусственные смеси вместо неприятного процесса грудного вскармливания – больше не имели груди.

Ошеломленный мозг Старбака трудился над этой проблемой с неуклюжестью джанурианина третьей степени развития.

Села – совершенная сарнианка.

Сарнианские женщины все плоскогрудые.

У женщины в его объятиях – восхитительная грудь.

Следовательно, если использовать метод дедукции, эта женщина не только не сарнианка, она и не Села.

Логика не может ошибаться.

Остается только один вопрос.

Кто же она такая, черт возьми?


ВЧЕРАШНЯЯ ПРОНИЗАННАЯ СОЛНЦЕМ пляжная фантазия Черити уступила место сну, где действие разворачивалось высоко в Альпах, в уединенном приюте для лыжников. Целый день она провела, носясь сломя голову по крутым заснеженным склонам вместе с французским графом, у которого титулов, обаяния и денег было больше, чем вообще дозволено иметь человеку.

Восхищение, вспыхивающее в его темных глазах, говорило ей, что она выглядит бесподобно в новом, преступно дорогом лыжном наряде вызывающе алого цвета. Гениальный покрой костюма соблазнительно облегал фигуру и одновременно скрывал те десять лишних фунтов, которые она вечно клялась сбросить. Уже одно это стоило всех потраченных денег.

После последнего захватывающего дух спуска они вернулись в причудливую избушку, напоминавшую гигантские часы с кукушкой. Войдя в дом, они присоединились к остальным гостям – Роду Стюарту, Мадонне, Брюсу Спрингстину и Теду Коппелу, – которые потягивали коньяк.

Однако вместо того, чтобы принять участие в общем жарком споре на тему о важности квантовой физики в борьбе с гипотермией, они с графом предпочли обмениваться долгими, проникновенными взглядами.

Снаружи бушевала альпийская метель.

Голоса остальных постепенно растаяли вдалеке, в комнате становилось все жарче. Казалось, на всей Земле остались лишь они вдвоем.

Наконец, в тот самый миг, когда она ощутила реальную опасность растаять в жгучем огне его сексуальных, постельных глаз, граф учтиво предложил ей удалиться в его комнату.

Его внимательный слуга, одетый в красную ливрею, напоминающую форму швейцарской армии, к их возвращению заготовил дрова в камине. Он чиркнул спичкой, разжег огонь, низко поклонился и попятился из комнаты, оставив их наедине.

Наконец-то. Наступил тот момент, которого она ждала весь день.

Его дьявольские, черные как ночь глаза не отрывались от ее восхищенного взора, когда он укладывал ее на роскошную белую шкуру перед камином. Он прижался губами к ее виску. А потом медленно, нежно начал ее раздевать, и его сильные смуглые руки делали с ее телом что-то грешное и колдовское.

– Ах! Ты такая нежная, – вполголоса выдохнул он, когда его ладонь легла на ее грудь, вызвав горячую волну из глубин ее тела. – Такая теплая. Я хочу любить тебя, Села. Я так хочу тебя.

Села?

Черити широко распахнула глаза.

И уставилась прямо в знакомые глаза возлюбленного из своего сна. Но эти немигающие черные глаза не были глазами французского графа, как, впрочем, и глазами того парня с пляжа, о котором она мечтала вчера днем.

– О, нет, – застонала она. Закрыв лицо руками, она взмолилась, чтобы Господь дал ей силы выдержать это. – Ты!

В сознании Старбака вспыхнула картинка. Видение чего-то белого, холодного. Потом вернулись и остальные воспоминания. О том, как они двигались в снежной круговерти и как в тепле ее машины воздух благоухал ее ароматом.

Старбак понял, что это та женщина, которая вытащила его из бурана. Еще одно видение – как она упорно нажимала на его грудь – вспыхнуло в его сознании.

– Я помню, я думал – нет, знал наверняка! – что умру, – сказал он. – И умер бы, если бы не ты.

Его голос, глубокий и сильный, накрывал ее с головой, забирался под кожу. Черити оторвала ладони от лица и заставила себя посмотреть в эти темные глаза, которые занимали в ее снах так много места.

– Ты спасла мне жизнь, – сказал он.

– Да. Полагаю, что так. – Она опустила взгляд и поняла, что его рука находится у нее под свитером.

– Извини, пожалуйста, – сказал он, отдергивая руку раньше, чем она успела произнести хоть слово. – Я не хотел тебя обидеть. – Он попытался подбодрить ее улыбкой. – Кажется, мне что-то снилось.

И какой же это был сон! Пальцы его заныли от желания вернуться назад, под эту просторную тунику.

– Я понимаю, – сказала она, изо всех сил стараясь придерживаться того же официального тона. – Ты был очень плох. На краю смерти, я думаю. Неудивительно, что ты бредил. – Так, а какое же тогда оправдание у нее самой?

– Логичный вывод, – согласился Старбак. – Только я боюсь, что расстроил тебя.

– Нет. – Это была ложь, но праведная ложь, из вежливости. – Просто я не привыкла просыпаться в постели с незнакомым мужчиной. – Выбравшись из-под одеяла, она встала с кровати.

Старбак знал, что то мужское удовлетворение, которое он получил от ее короткого высказывания, было определенно человеческим. Благодаря своим дотошным занятиям он знал, что земляне мужского пола привыкли считать женщин личной собственностью, как и другое свое ценное имущество.

В этом смысле они не сильно отличались от сарнианских мужчин. Брачный воротник, знак сарнианских жен, – тот воротник, который Джулианна поклялась никогда не надевать, – был весьма чтимой традицией. Старбаку стало интересно, принадлежит ли кому-нибудь и эта женщина.

– Ты уже выглядишь получше, – сказала Черити, окидывая его оценивающим взглядом и стараясь не останавливать внимания на его загорелой мускулистой груди.

– Я и чувствую себя лучше, – согласился он. – Благодаря тебе.

– Это моя работа.

– Это только твоя доброта, – возразил он. – И упорство. Я навечно останусь у тебя в долгу.

– Благодарю. – Черити удалось сделать небольшой вдох. – Простого «спасибо» будет более чем достаточно.

Старбак воспринял ее слова буквально.

– Спасибо, – произнес он с важной официальностью. – Я не знаю твоего имени.

– Черити. Черити Прескотт.

Он протянул ей руку, как это предписывал древний учебник хороших манер, который Джулианна откопала в архивах. Точное происхождение этого жеста оставалось непонятным, но Джулианна считала, что он как-то связан с тем, чтобы показать, что в руке нет оружия.

– Я польщен знакомством с вами, Черити Прескотт. Меня зовут Брэм Старбак.

– Да. – Она протянула ему свою. – Я знаю. Ты мне сказал ночью. Я тоже рада познакомиться с вами, мистер Старбак.

– Пожалуйста, друзья зовут меня просто Старбак.

Церемонное рукопожатие не должно было бы зажечь огнем ее кровь или заставить сильно заколотиться сердце. Но – да поможет ей Бог! – именно это и случилось. Она неловко освободила правую руку и скрестила обе руки на груди.

– Ну, так откуда же ты, Старбак?

Он назвал первый попавшийся город Земли, тот самый, который был целью его путешествия.

– Из Венеции, штат Калифорния.

– Теперь понятно, откуда загар. И сколько же ты там жил?

– Не очень долго, – запнулся он. – А что?

Она пожала плечами.

– Просто совпадение, вот и все. Я сама шесть лет жила там. Ну, и где же ты остановился?

– Остановился?

– В каком мотеле?

– Не знаю.

Она устремила на него долгий, озабоченный взгляд.

– Полагаю, это означает, что ты не знаешь ни где твои вещи, ни что ты, собственно, делал, обнаженный, посреди лесов штата Мэн?

Снова воспоминание вспышкой осветило его сознание – как Джулианна кричала что-то о штате Мэн.

– Это Касл-Маунтин, штат Мэн?

Ее гладкий лоб перерезали морщинки.

– Точно. Это остров, недалеко от материка.

– А какое сегодня число?

Морщинки стали глубже.

– Восемнадцатое января.

Хоть в этом он не ошибся.

– Какого года?

С легкостью, как видеодиск с ежедневными новостями, Старбак прочитал дату, молнией промелькнувшую в ее сознании, и понял, что ошибка в расчетах составила почти две сотни солнечных циклов.

Должно быть, причина в магнитном поле, решил он. Каким-то образом оно повлияло на время. Нужно будет все как следует откорректировать, прежде чем возвращаться на Сарнию. У него не было ни малейшего желания появиться на своей планете во времена жестоких озоновых войн.

– Что ты вообще можешь вспомнить? – спросила Черити.

– Последнее, что я помню, – что я был дома.

– В Венеции.

– Верно, в Венеции.

Ложь сарнианину была совершенно несвойственна. Собственно, специального морального запрещения на нее не было, но Древние Отцы в Книге Законов верно указали, что одна ложь неминуемо ведет к следующей и в конце концов ситуация становится неразрешимой.

Разум – это правда, писали Древние. Правда, разум. Все остальное ирреально.

Будучи наполовину землянином, Старбак уклонение от правды при необходимости – как сейчас, например, – счел не таким уж ирреальным решением.

– А потом, – продолжил он, – следующее мое воспоминание – что я иду по дороге…

– … в разгар самого страшного бурана за последние пятьдесят лет. – Она еще сильнее нахмурилась. – Практически без одежды. Если только ты не совсем чокнутый, единственный вывод – что тебя хорошенько треснули по голове.

Она смотрела на него так, что у Старбака возникло странное ощущение, будто она читает его мысли. Глупость, конечно, ведь он наверняка знал, что терране – даже те, что живут в его времени, – слишком примитивны и не владеют экстрасенсорными приемами.

Тем не менее Старбак решил промолчать, лишь бы не увеличивать риск полнейшего разоблачения.

– Видимо, у тебя временная амнезия. Какое-то событие вызвало у тебя шок, а потеря памяти – результат этого шока, – поставила она диагноз.

– Логично. – Старбак посчитал, что пора сменить тему, пока она не решила отвезти его к властям этого края. – У тебя есть уборная?

– Уборная? Ах, да… – Щеки ее загорелись. – Вот, прямо здесь. – Она махнула рукой в сторону двери в стене, разукрашенной яркими желтыми цветами. – Новую зубную щетку найдешь в шкафчике. Можешь также воспользоваться моей бритвой, если, конечно, ты не принадлежишь к тем кошмарным ретроградам, которые считают, что женские ноги тупят бритвы… – Да, тебе еще понадобится теплая одежда, пока мы не выясним, что случилось с твоей.

Она подошла к другой двери, открыла ее и принялась снимать вещи с вешалок.

– Мой брат, Дилан, проводит здесь много времени, а ты, к счастью, почти одного размера с ним.

Когда она обернулась, он уже стоял у кровати, в одних шортах, и вид у него был слишком мужественным для человека, который всего пару часов назад был на грани жизни и смерти.

Широченные плечи, кожа цвета красного дерева туго обтягивает упругие, мощные мышцы груди. Должно быть, тренируется, решила Черити. На теле ни унции лишнего жира. Развернутые плечи и грудь конусом переходят в узкую талию и бедра. Живот плоский, как старая гладильная доска бабушки Прескотт, и…

О Боже!

Она явно не единственная, у кого чувственный сон вызвал сильнейшее сексуальное возбуждение.

Протяжно выдохнув, Черити сконфуженно перевела взгляд ниже. Ноги были длинные, с прекрасно вылепленными мышцами бедер и икр, как если бы он занимался бегом.

Она подняла глаза и обнаружила, что и он рассматривает ее с не меньшим интересом. Вспыхнув от унижения, что ее застали за подобным бесцеремонным разглядыванием, Черити грудой свалила одежду на кровать, повернулась и вышла из комнаты.

Это его вина, печально решил Старбак. По какой-то странной причине – он подумает над ней позже – его тело отозвалось на ее пристальное, оценивающее внимание совершенно несарнианским образом.

Но вот вопрос: почему это так расстроило ее? В конце концов, его непокорное тело всего лишь ответило на то женское возбуждение, которое он уловил в ее земном мозгу. Так почему же она вдруг стала цвета сарнианской луны и умчалась прочь, как будто за ней погнались все псы с Гарна?

В высшей степени нелогичное поведение.

Не найдя разумного ответа, Старбак напомнил себе, что Джулианна предупреждала его, что терране – самая нелогичная раса. Он издал глубокий вздох, подхватил вещи и направился в ванную.

Большую часть одной из стен занимало зеркало. Старбак остановился напротив и с облегчением отметил, что хотя бы внешне он не изменился. Однако его облегчение длилось недолго, потому что уже через секунду он был вынужден признать возможность, что он ошибся не только в расчетах времени и пространства, но и в своей теории об изменении формы существования.

Решив заняться этой проблемой позже, когда ему удастся получить в свое распоряжение достаточные научные данные, Старбак принялся разглядывать ванную. Стены здесь тоже были разрисованы цветами – нежные пурпурные соцветия с темно-зелеными листьями.

Теперь понятно, почему его мама столько времени отдавала своей оранжерее. Очевидно, в жизни землян цветы занимают куда более важное место, чем указывают сарнианские голограммы.

Хрустальное блюдо в форме раковины было заполнено сухими лепестками, которые Старбак узнал без труда. Правда, запах оказался другим, более резким, чем тот, который Рэчел Вальдериан извлекала из лунных цветов, но идея та же.

Старбак мысленно поклялся, вернувшись на Сарнию, разукрасить цветами хотя бы одну стену у себя в доме, потом разделся, встал под душ – где на белом кафеле опять-таки пламенели цветы – и повернул блестящую металлическую ручку.

Коротко охнув, он отскочил назад. Он ждал акустического душа, и струя воды застала его врасплох. Да еще струя, как будто забившая из ледников Алгора.

Хоть и с опозданием, но он увидел на ручках черные буковки. Осторожно протянув руку, он повернул ручку с буквой «г» и воспрял духом, когда вода начала теплеть. Экспериментируя, он крутил ручку до тех пор, пока температура воды не поднялась до температуры серных гейзеров на Онтариане.

Он снова огляделся и обнаружил в одной из кафельных плиток углубление. В углублении находился розовый брусочек, и Старбак решил, что это непременно должно быть моющее средство. Он намочил брусок, потер между ладонями, и благоухающая пена напомнила ему о его спасительнице.

Старбак откинул назад голову, закрыл глаза и окунулся в восхитительное ощущение теплой воды, льющейся ему на плечи, стекающей по телу на ноги. Через десять минут маленькая комната заполнилась облаками пара, а он почувствовал себя свежим, как никогда в жизни.

Ему пришло в голову, что если бы на Сарнии существовали такие души, то компания, выпускающая «вальдокс», обанкротилась бы.

Он вышел из отделанной кафелем кабинки, встал на пушистый белый коврик и замер в ожидании, раскинув руки и широко расставив ноги. Осознав, что ни невидимый луч, ни теплая струя воздуха не высушат его и что, похоже, ему предлагается сделать это самостоятельно, он снова огляделся, увидел стопку пурпурных полотенец – и здесь цветы! – взял одно из них и принялся вытираться.

Затем он открыл шкафчик и нашел зубную щетку в целлофановом пакетике. К счастью, на ней была этикетка, иначе он ни за что бы не догадался, что это такое. На зубной пасте тоже была надпись. Старбак выдавил на щетинки немного голубого геля и принялся водить щеткой по зубам, удивляясь про себя, каким образом этой женщине удается при помощи подобных примитивных средств сохранять свою ослепительную улыбку.

Справившись и с этой задачей, он щеткой пригладил волосы, отказался от мысли воспользоваться устрашающего вида бритвой и облачился в одежду ее брата. Затем, влекомый незнакомым, но соблазнительным запахом, прошел по коридору и оказался в теплой, радующей глаз комнате.

Эта комната была самым настоящим кладом деревянных изделий. Стены, отделанные планками теплого золотистого оттенка, светились как заря над Галактией. Темные шляпки гвоздиков разбросаны между планками. Полы тоже из дерева, только на тон темнее; доски чуть уже, чем на стенах, и, расположенные под прямым углом друг к другу, образовывают ряды сцепленных между собой прямоугольников.

Кот, смутно припомнившийся ему с прошлой ночи, разлегся на желто-кремово-голубом половичке – искусно сплетенном, как обнаружил при ближайшем рассмотрении Старбак, из лоскутков – прямо перед камином и не сводил с него немигающих желтых глаз.

Он подошел к окну – обычное стекло, отметил он, легонько прикоснувшись к гладкой поверхности, – и увидел Черити в нескольких метрах от дома, на самом краю островка из хвойных деревьев, взметнувшихся вверх, к небу, точно оперенные стрелы.

Снег так и не прекратился, только теперь шестиугольные льдинки не налетали порывами, а белым пухом плавно спускались с синевато-серого неба.

На ней снова была уже знакомая красная куртка с капюшоном – яркий мазок на фоне белого снега, свинцового неба и темной зелени деревьев. Руки в рукавичках разбрасывали что-то по земле.

Он с интересом следил, как стая птиц сорвалась с невидимых веток и принялась расхватывать угощенье – Старбак понял, что это смесь зерен и хлебных крошек. Птицы, как все их сородичи во всех галактиках, были неразумно жадными.

Пронзительно галдя, они клевали друг друга, сражаясь за черные и коричневые зернышки, будто спасая свою жизнь. Что, впрочем, было сущей правдой, решил Старбак, окинув взором безжизненные, сверкающие белизной окрестности. У него возникло ощущение, что эти прожорливые комочки перьев существуют только благодаря Черити.

Как и он сам.

Он вдруг с удивлением обнаружил, что она беседует со своими пернатыми подопечными. Поскольку ни в одной из изученных им голограмм не утверждалось, что терране обладают способностью разговаривать с населяющими их планету существами, Старбак вынужден был отнести это все к тому же нелогичному поведению землян.

Он решил рассказать о своем наблюдении Джулианне, которая сделала блестящую карьеру, изучая поведение жителей других планет. Его сестра зажглась звездой первой величины среди ограниченных представителей отделения ксеноантропологии в Институте Науки – победив предубежденность против своего сомнительного происхождения и своего пола.

Покончив как с кормлением, так и с беседой, Черити направилась обратно к дому, по колено увязая в рыхлом снегу.

Глаза их встретились сквозь оконное стекло.

И острота молнией пронзившего его чувства ошеломила Старбака.

На один-единственный головокружительный миг Старбак почувствовал себя таким же сбитым с толку, как и прошлой ночью, когда он наугад пробирался сквозь метель в этом заледенелом, белоснежном, чужом мире.

Глава четвертая

СТАРБАК БЫСТРО взял себя в руки.

Когда открылась входная дверь, он с притворным интересом рассматривал огонь в огромном камине. У него в спальне тоже горел огонь, припомнил Старбак.

Хотя подобный способ обогрева был удручающе примитивен, уж не говоря о том, что он показался ему почти святотатственной тратой драгоценного дерева, Старбак не мог отрицать удовольствия от аромата горящих поленьев и от тепла, согревающего его протянутые ладони.

– Ну, у тебя определенно вид человека, который собирается прожить еще немало лет, – приветствовала его Черити, входя на кухню.

– Я и собираюсь. Спасибо за то, что разрешила мне воспользоваться душем. Я получил невероятное удовольствие от горячей воды.

– Еще бы – после вчерашнего-то. – Она сбросила с плеч толстую куртку и повесила ее на крючок.

На ней были такие же брюки, как и те, что она дала ему. Синего цвета, сшитые из какой-то мягкой, эластичной материи. На ней они сидят куда лучше, решил он, взглянув на ее женственные бедра.

Она сменила свитер. Новый был мягче и по фактуре, и по оттенку. Он напомнил Старбаку легкое облачко, подкрашенное лунным светом.

Под пушистой тканью мягкими полукружьями угадывались груди. Он засунул ладони в карманы брюк, чтобы не поддаться соблазну и не дотронуться до нее.

Отмахнувшись от странного притяжения, которое выводило его из равновесия, он обратился к ней:

– Я верно расслышал? Твое имя в самом деле Черити?

Старбак помнил, что это слово означает «милосердие», и решил, что она правильно выбрала имя. Учитывая, какую опасность может представлять незнакомый человек, разумнее, наверное, было бы оставить его умирать на дороге.

– Знаю-знаю. – Она усмехнулась, блеснув зубами такой белизны, какой Старбаку еще не доводилось видеть. – Ужасно старомодное имя, как у героини какого-нибудь романа девятнадцатого века. А сестер моих зовут Фэйт[1] и Хоуп,[2] из чего ты можешь сделать вывод, что наша мать – старомодная женщина. Но вот что интересно: она всегда была ультрасовременной. До того как выйти замуж за отца, она танцевала в мюзик-холле Марты Грэм, а в данный момент, когда мы с тобой беседуем, она живет где-то на Таити и рисует аборигенов, совсем как Гоген.

Старбак не сразу улавливал то, что она говорила. Но не хотел, чтобы она останавливалась. Ее голос напоминал музыку; он мог бы слушать ее часами.

– Но когда дело касалось имен ее детей, она становилась удручающе викторианской дамой. На очереди у нее были Пруденс[3] и Модести,[4] вот только девочки больше не родились. Правда, этот факт ее бы не остановил. Она намеревалась назвать моего брата-близнеца Лойал,[5] но тут уж папа топнул ногой и заявил, что имеет право сам дать имя своему единственному сыну. Повезло Дилану, правда? Как ты думаешь?

Он сейчас мог думать лишь о том, какие у нее невероятные глаза. Смотреть в них – все равно что заглядывать в бездонные синие озера.

– Так зовут моего брата, – продолжала щебетать Черити. – Дилан. В честь поэта, а не певца.

Светский разговор сарнианам был неведом. Холодная сдержанность не позволяла им пускаться в пустую болтовню. Кроме того, развитой интеллект и стремление к точности заставляли их выбирать одно-единственное нужное слово там, где представители других рас использовали два или даже три менее подходящих слова.

Терране, навещавшие его родителей, всегда были чрезмерно разговорчивыми, как и фримасиане – чужаки, занятые строительством и ремонтом на планете.

Ну, и, конечно, нельзя забывать о толпах агентов по продаже монолетов, прославившихся тем, что могут трещать без остановки, чтобы уговорить тебя купить новую модель, даже если нынешняя тебя вполне устраивает. Но и самые словоохотливые иноземцы рядом с Черити Прескотт показались бы молчунами.

Ее слова пульсарами вспыхивали в его сознании. Старбак что есть мочи старался поспевать за ней. Декодер универсального переводчика работал на предельной скорости, и тем не менее Старбак не улавливал и половины из того, что она говорила.

Его внимание привлек тихий скрежещущий звук.

Старбак взглянул на стену и увидел крошечную копию дома, совсем как дом Черити. Пока он его разглядывал, оттуда выпрыгнула игрушечная птичка, забавным голосом прочирикала несколько раз и опять скрылась за дверцей. Он с некоторым опозданием догадался, что эта совершенно глупая на вид птичка сообщила время. Что за странный, нелогичный способ, раздумывал Старбак.

– А твой отец? – вернулся он к разговору. – Где он?

– Он умер несколько месяцев назад.

Никакой вины его тут не было, ведь он ничего не знал, но Старбак готов был убить себя за то, что свет исчез из ее дивных глаз.

– Мне очень жаль, – тихо сказал он.

– Мне тоже. Он был чудесным человеком. Его все любили.

– Мой тоже был глубоко уважаемым человеком, – услышал Старбак свои слова.

– О? Он тоже?..

– Умер, как и твой, – закончил Старбак. – В прошлом году. Я только-только начинаю осознавать, что его нет.

На Сарнии смерть не считалась поводом для горя. Старбака всегда учили, что это всего лишь естественный порядок вещей. Старое уступает место новому.

Но когда во время прошлого солнечного цикла его отец прекратил свое существование, Старбак испытал поразительно острое чувство горя и еще более сильное ощущение потери, которые были удручающе человеческими.

– Чтобы свыкнуться с горем, нужно время, – согласилась Черити. – А как твоя мать с этим справляется?

– Она ничего не говорит, но я подозреваю, что она все еще страдает, потому что работает гораздо больше, чем когда отец был жив.

– С моей то же самое. Через день после похорон она улетела на Таити. Некоторые могут посчитать это бесчувственностью, но мы с Диланом знаем, что она так поступила потому, что не могла оставаться там, где они были счастливы с отцом.

Она легонько покачала головой, будто отгоняя горькие мысли. Потом взяла чистый стеклянный сосуд и налила в чашку темную жидкость, от которой поднимался ароматный пар.

– Хочешь кофе?

Не имея ни малейшего понятия, на что он сейчас согласился, но горя желанием доставить ей удовольствие, Старбак ответил:

– Да, спасибо.

Он обхватил пальцами протянутую чашку, сделал осторожный глоток и, приятно удивившись, обнаружил, что жидкость напоминает вкусом кафоидную таблетку, которую он имел обыкновение жевать по утрам. Только гораздо, гораздо вкуснее.

И уж определенно приятнее отдающего хлорофиллом травяного чая, которым его постоянно угощал его домашний робот.

– Изумительный вкус.

Черити наградила его улыбкой.

– Как мило с твоей стороны. К несчастью, черный кофе – вершина моих кулинарных способностей. Разумеется, и это потребовало определенной практики. По правде говоря, в мое первое ночное дежурство в департаменте полиции Венеции… О, нет! – Она с треском опустила чашку на стол. – Я же совсем забыла, – простонала она.

Она натянула толстые, огромного размера рукавицы, напоминающие перчатки дезактивационной бригады космической конфедерации, и достала из белого шкафчика темную посудину.

– О, черт. Все погибло.

Он задумчиво оглядел обугленное содержимое сковородки.

– Похоже на то, – согласился он. – Можно узнать, что это было?

– Тушеное мясо бабушки Прескотт. – Плечи Черити поникли. – Его нужно было готовить десять с половиной часов при температуре двести градусов.

Он осмотрел скрытый в глубине циферблат – по всей видимости, это термостат.

– Температура установлена на двухстах градусах.

– Но мне же нужно было вынуть его вчера вечером!

Дилан собирался прийти на ужин.

– Во всем виноват я, – сделал он попытку разгладить морщинку, перерезавшую ее гладкий лоб. – Я тебя отвлек.

– Ты тут ни при чем.

Она провела ладонью по коротким блестящим волосам, и Старбак мысленно сравнил их оттенок с мерцанием медной руды, добываемой на планете Орионас.

– Я просто никудышный повар, – пробормотала она.

Ее очевидное отчаяние затронуло в душе Старбака что-то примитивно-первобытное.

– Но ты приготовила очень хороший кофе. Кажется, ты как раз хотела рассказать, где научилась так хорошо его варить, – напомнил он, испытывая совершенно нелогичное желание вернуть ей улыбку.

Частично ему удалось достигнуть успеха. Правда, ее усмешка была лишь слабым отражением прежней белозубой улыбки, но Старбак нашел ее не менее привлекательной.

– Ты просто пытаешься отвлечь мои мысли от этой катастрофы.

– Да, – подтвердил он с полнейшей сарнианской честностью. – Пытаюсь.

Мгновение она с любопытством смотрела на него, потом пожала плечами.

– Так вот. Ты должен понять, что мне действительно хотелось влиться в коллектив, стать частью команды.

– В высшей степени понятное желание, – согласился он. – Коллективный труд всегда предпочтительнее индивидуальных усилий.

Она бросила на него еще один быстрый, пытливый взгляд.

– Ну да. Вот я и предложила приготовить мужчинам кофе. Понимаю, что подобный поступок заставил бы феминисток – включая мою маму и сестру Хоуп – подпрыгнуть до потолка, но в тот момент эта мысль показалась мне удачной.

Ее сестра и мать, видимо, похожи на Джулианну, вечно рассуждающую о правах женщин. Хотя Старбак и понимал чувства сестры и даже готов был признать ее единственной женщиной, интеллектуально равной мужчине, но, будучи в здравом уме, никак не мог согласиться с ее ярым желанием разрушить прочные устои добропорядочного патриархального общества.

– Один-единственный глоток – и сержант пригрозил запереть меня в камере, а ключ выбросить, если я осмелюсь еще раз отравить полицейские силы города.

– Ты отравила полицию?

На Сарнии полиция существовала исключительно для того, чтобы держать в руках иммигрантов с других планет, но каждый сарнианин испытывал глубочайшее уважение к Закону.

– Ну, не совсем так, – успокоила его Черити. – Я выразилась фигурально. Но твердо решила не давать сержанту шанс выполнить свою угрозу. Поэтому я позвонила Фэйт, попросила у нее рецепт приготовления кофе и, истратив как минимум ящик зерен, наконец добилась успеха. Фэйт готовит превосходный кофе, впрочем, она все делает превосходно, – беззлобно добавила Черити, – Рецепт тушеного мяса я тоже взяла у нее. Бьюсь об заклад на что угодно, но Фэйт ни разу в жизни не превратила кусок превосходного мяса в подметку.

Старбак не в состоянии был понять ее расстройства по поводу тушеного мяса. Совершенно очевидно, что оно испорчено. Так зачем же возвращаться к тому, чего нельзя изменить?

Эта женщина, похоже, самое нелогичное существо во Вселенной – сравнимое разве что с легкокрылыми мотыльками с планеты Эвиан Четыре. Но, несмотря ни на что, такое привлекательное! – решил Старбак.

– Ты была служащей в полиции?

А ведь мягкие изгибы, вырисовывающиеся сквозь ткань брюк и розовой туники, прекрасно смотрелись бы в коротенькой темно-синей тунике сарнианской полицейской служащей.

– Я была копом, – поправила его Черити.

– Кем?

– Копом, – повторила она.

Универсальный переводчик в ухе Старбака сообщил ему, что копом в просторечии называют офицера правоохранительных органов.

– Вот так, – с видимой гордостью заявила Черити. – Прежде чем уволиться и вернуться сюда, я была детективом.

– Ты была полицейским? – Он и не пытался скрыть свое недоверие.

Она вздохнула и метнула в его сторону быстрый взгляд.

– Детективом третьего класса. А сейчас я являюсь шефом полиции Касл-Маунтин. По правде говоря, не велика шишка, так как вся полиция состоит из меня и моего помощника на полставки – Энди Мэйфейра.

– Шеф полиции, – пробормотал он, пытаясь понять извращенную логику людей, которые позволили женщине – да еще столь миниатюрной женщине – занять такой опасный пост.

– Вот именно. – Глаза ее сузились, а на щеках заалел воинственный румянец. – Тебя что-то в этом волнует?

Универсальный переводчик никогда не подводил его. Логика подсказывала, что и сейчас он работает исправно. И тем не менее Старбак не мог поверить, что правильно ее понял.

– Какие обязанности были у тебя в Калифорнии? Когда ты была детективом третьего класса?

– Я работала в отделе по расследованию изнасилований и бытового хулиганства. Месяц пробыла в роли секретного агента, результатом чего явился арест и приговор одному насильнику, подонку, который в течение года терроризировал женщин на пляжах Венецианского залива. Понятно?

– Слышать такое и то страшно. – Он поражался, как мог ее отец, который в то время был жив, или ее друг разрешить ей занимать эту опасную должность.

Она пожала плечами.

– Не более чем разгуливать в шортах во время снежного бурана. Возможно, на пляжах Венецианского залива это последний крик моды, Старбак, но для Мэна твои шорты – определенно легкомысленная одежда.

Она нахмурилась.

– Раз уж мы заговорили о вчерашнем небольшом приключении… полагаю, нужно показать тебя врачам в больнице.

– Я не хочу ехать в больницу.

– Плевать я хотела на то, что ты хочешь, – рявкнула она таким тоном, какого ни за что не позволила бы себе ни одна, даже самая упрямая, сарнианка.

Он медленно скрестил руки на груди черного лыжного свитера и устремил на нее взор.

– А если я откажусь?

Вздернув подбородок, она решительно встретила его вызывающий взгляд.

– Не советовала бы испытывать меня.

Куда только девалось беспечное создание, тараторившее как разноцветный попугайчик! На его месте возник суровый, облеченный властью представитель правоохранительных органов, ничем не слабее любого сарнианского полицейского с оглушающим бластером в руках.

– Но тебе везет, – добавила она. – Пока. Потому что до окончания метели я не смогу отправить тебя на материк.

Решение, которое она приняла столь неохотно, Старбак воспринял с облегчением. Он не собирался позволить ей отвезти себя в больницу. Вот только еще не решил, как далеко может зайти в попытке помешать ей.

– Раз ты так считаешь… – примирительно сказал он.

Черити стрельнула в него коротким подозрительным взглядом.

– Кроме того, необходимо выяснить, что произошло с твоими вещами, – продолжала она. – Это весьма странно. Здесь, на острове, о кражах, можно сказать, и не слыхивали.

Оранжевые язычки пламени согревали комнату. Выпитый кофе расслабил тело, но стимулировал мозг.

Он облегченно вздохнул при мысли о том, что хоть тело у него и земное, но мозг сарнианский. Втайне его все время грызла тревога, что он может воссоздаться на этой планете в виде землянина с примитивным умом.

Все архивные документы описывали жителей Земли как милосердную, но непредсказуемую и порой жестокую расу. Впрочем, все это вполне объяснимо, если не забывать, что и сама Земля только-только вошла в юношеский возраст.

Спустя века, если только они не разрушат окончательно планету легкомысленным загрязнением или нескончаемыми территориальными притязаниями, они придут, как и его собственный народ, к той ступени развития, когда войны, болезни, нищета останутся далеко позади. И о них будут рассказывать детям на уроках древней истории.

– О Бог мой. – Черити схватилась за спинку стула, а потом буквально упала на сиденье.

Старбак узнал имя одного из земных божеств, но по ее изумленному тону догадался, что она не молится.

– Что случилось?

Она смотрела на него широко распахнутыми глазами.

– Я внезапно поняла, почему ты показался мне знакомым.

– И почему же? – спросил Старбак, чувствуя, как екнуло у него сердце. Что, если он похож на какого-нибудь ее знакомого? Кого-то ей неприятного?

Из голограммных дисков Джулианны он узнал, что земляне – крайне эмоциональная раса, а женщины в период месячного цикла отличаются особенной переменчивостью настроения.

Что ему делать, если она вышвырнет его обратно в ледяную мглу, бросит его на произвол судьбы?

– Ты был героем моей фантазии.

Ее голос, ни разу не дрогнувший во время перипетий прошлой ночи, сейчас вдруг стал тоненьким и слабым.

– Ты мне снился.

– Снился?

– Ну, вообще-то я как бы грезила наяву. Перед тем, как начались эти звонки насчет НЛО.

Значит, его видели. Старбак лелеял надежду, что огни северного сияния помогли ему остаться незамеченным.

– Звонки об НЛО?

– О, ерунда! В полнолуние всегда случается парочка дурацких звонков. Мне кажется, что и вспышки на солнце тоже влияют каким-то образом, – поделилась она с ним своими соображениями. – Не знаю только, есть ли этому какое-нибудь научное обоснование.

Он-то знал обоснование, но решил, что будет неразумно излагать его, не объяснив дополнительно, что теория, доказывающая влияние вспышек на солнце на эмоциональное состояние человека, появится лишь спустя пять солнечных циклов.

В памяти Старбака что-то щелкнуло.

– Ты сказала, что твоего брата зовут Дилан Прескотт?

Базовая теория возникновения вспышек на солнце, которую до сих пор читали на начальных курсах по астрофизической психологии, была выдвинута ученым по имени Дилан Прескотт.

Собственно, единственными землянами, удостоившимися упоминания в сарнианских учебниках, были Галилей, Коперник, Ньютон, Дарвин, Эйнштейн, Прескотт и Пурнелль.

При этом во всех примечаниях указывалось, что эти семеро не являлись рядовыми представителями своего вида. Авторы учебников считали своим долгом везде подчеркивать, что эти ученые были величайшим исключением.

– Точно, – ответила Черити. – О Господи, так ты здесь именно для этого? Собираешься его завербовать?

– Завербовать?

– Все университеты, все мозговые центры страны – точнее, мира – охотятся за моим братом с тех пор, как ему исполнилось девять. Медицинский колледж он закончил в восемнадцать, – сказала она. – Потом поступил в Массачусетский Технологический институт и за два года получил докторскую степень в области физики. Вот тогда-то все словно с ума посходили. Взвесив все предложения, он устроился в одно известное научное учреждение Бостона, но проработал там недолго.

– А что случилось? Работа не соответствовала его способностям? – Не так-то просто, решил Старбак, соответствовать выдающемуся интеллекту Дилана Прескотта.

– Дилан меня так и не посвятил в подробности. Знаю лишь, что он уволился внезапно, после нелицеприятного разговора с Эрланом Клинхофером, директором института. Речь, кажется, шла о подтасовке результатов какого-то эксперимента. Ты себе представить не можешь, насколько жестокой бывает конкуренция в научном мире, – сообщила она Старбаку. – Ну и вот, оставив Бостон, Дилан открыл свою лабораторию в этой глухомани. Здесь ему никто не мешает.

Старбак на личном опыте убедился, каким жестоким может быть якобы возвышенный, идеалистический мир научных исследований.

Однако его тягостные воспоминания об исключении из Института Науки уступили место радости от известия, что Дилан Прескотт живет здесь, на Касл-Маунтин, в штате Мэн. Старбак решил, что возможность встречи с такой гениальной личностью полностью компенсирует его ошибку в расчетах и появление на Земле не в то время.

– Я здесь не для того, чтобы найти твоего брата.

– Прекрасно. Потому что мне совсем не улыбалось звонить ему и просить не появляться на завтрак, чтобы не попасть в лапы охотника за умами.

– Я не охотник за умами. – Старбак не имел ни малейшего понятия, что это такое, однако, учитывая склонность жителей этой планеты к жестокости, не хотел рисковать. Его прямо-таки передергивало от того, что ему сейчас вещал в ухо переводчик.

– А может, ты работал с Диланом в лаборатории? – высказала предположение Черити. – Тогда понятно было бы, почему ты так нелепо одет.

В поисках местечка поудобнее кот покинул тепло камина, вспрыгнул на колени Старбака и свернулся там клубочком.

– Спихни его, – посоветовала Черити.

– Ничего, он такой милый, – не совсем чистосердечно ответил Старбак. Мысль о возможности держать дома диких зверей его определенно нервировала. – А почему моя одежда заставила тебя предположить, что я работаю у твоего брата в лаборатории?

– Ну-у, мне не хотелось бы оскорбить тебя в лучших чувствах, если ты действительно работаешь в лаборатории Дилана, но большинство его сотрудников, с которыми я встречалась, на мой взгляд, живут каждый в своем собственном мирке.

Старбак, посвятивший последние шесть лет жизни работе, мог целиком присоединиться к этому мнению.

– Включая и твоего брата? Он тоже живет в своем собственном мирке?

В ответ она рассмеялась, и этот мягкий, мелодичный звук был Старбаку приятен. Очень.

– Да. Дилан хуже всех из их компании. По правде сказать, мой братец витает в таком далеком космическом пространстве, что стоило бы доставлять ему почту на космических «шаттлах».

Зная, что до первой колонии землян в космосе еще 48,6 года, Старбак решил, что она опять выражается фигурально.

Ему хотелось разузнать, над чем в данный момент работает Дилан Прескотт, но он решил, что этот вопрос может подождать, и обратился к тому, о чем Черити упомянула раньше.

– Ты сказала, что я тебе снился, – напомнил он. – Человек, напоминающий меня.

– Да-а. – Она вздохнула. – Наверняка это прозвучит глупо, но я сидела у себя в кабинете, следила за метелью за окном – она уже много дней не прекращалась, – мне что-то стало себя немножко жаль, и я начала фантазировать, будто я снова на пляже, в Калифорнии. Солнце было такое яркое и жаркое, песок такой теплый, а ты натирал меня кокосовым маслом.

Первой мыслью Старбака было, что это объясняет путаницу в сигналах. Прочесывая мириады наугад выхваченных мыслей жителей Земли в поисках связи с Венецией, штат Калифорния, он каким-то образом ворвался в романтические грезы этой девушки.

Вторая мысль была, что, похоже, его теория изменения формы все-таки не потерпела краха. Как ни поразительно подобное совпадение, но Черити мечтала именно о мужчине, как две капли воды похожем на него. Вот почему и не возникло необходимости в изменении формы.

Его третьей и наиболее интригующей мыслью стала мысль о себе самом, натирающем кокосовым маслом тело Черити Прескотт. Старбак, уловив милую картинку, возникшую в ее сознании, внезапно подумал, что его оппоненты, возможно, правы и он действительно полон атавизмов.

– Звучит чудесно, – сказал он.

– Не понимаю, зачем я тебе это рассказываю, – пробормотала Черити скорее себе, чем ему. – Наверняка все дело в этих чертовых вспышках. Нет, правда, надо рассказать Дилану о том, как по-дурацки в последнее время все себя ведут, и я в том числе.

Краска, вызванная отнюдь не морозным воздухом, вдруг залила щеки Черити. Какого черта ей взбрело в голову делиться такими интимными вещами с совершеннейшим незнакомцем?

Но его все же нельзя назвать незнакомцем. В конце концов, как это ни странно, он же ей снился.

– Ты веришь в телепатию? – спросила Черити.

– Конечно, – мгновенно ответил Старбак. Наконец-то, с величайшим облегчением подумал он, знакомая тема.

– А я никогда не верила, – призналась она. – Если не считать некоторых общих с Диланом мыслей. Но идею телепатии я никогда не принимала. Частично, наверное, потому, что я родилась и воспитывалась в Мэне, а мы, Господь не даст соврать, народ чрезвычайно практичный. Но тогда как же объяснить тот факт, что я думала о тебе в тот самый момент, когда ты нуждался в моей помощи? Как будто между нами возникла странная мысленная связь.

Она отважилась бросить на него быстрый взгляд.

– Ну как, по-твоему, не пора ли отправить меня в желтый дом?

Этой идиомы не было на дисках Джулианны, но прежде чем переводчик уловил его растерянность и помог с расшифровкой разговорного выражения, Старбак уже догадался о его смысле.

– Вовсе нет. Во Вселенной бесконечное множество нерешенных проблем. – Однако благодаря ему теперь одна из них решена – проблема межгалактических путешествий без космических кораблей.

– Может быть, и так, – неохотно согласилась Черити. Мысль была еще слишком неожиданной и смутно тревожной, чтобы с легкостью принять ее.

Она замолчала, погрузившись в собственные мысли, которые Старбак мог бы легко прочитать, но не стал, решив, что Черити, спасшая ему жизнь, имеет право на тайны.

В обычных обстоятельствах Старбак ни за что не вторгся бы в частные мысли другой личности без приглашения. Подобное нарушение этикета было совершенно несвойственно сарнианам.

Всю жизнь он усилием воли сдерживал свои телепатические способности. Иногда даже слишком большим усилием, волновалась его мать-землянка. Но вопреки всем благим намерениям иногда Старбак терял над собой контроль.

Так произошло и в случае с этой девушкой. Он приписал свою непреднамеренную нескромность критическому состоянию, в котором находился вчера, и поклялся в будущем держать себя в руках.

От жаркого огня аромат ее духов заполнил всю комнату, как в оранжерее его матери.

Старбак маленькими глоточками отхлебывал кофе, впитывал соблазнительный запах и думал, что Касл-Маунтин в штате Мэн хоть и не Калифорния, но ничуть не хуже.

Глава пятая

РАЗДАВШИЙСЯ СО СТОРОНЫ ЛЕСА скрежещущий звук нарушил утреннюю тишину.

– Должно быть, Дилан, – сказала Черити.

Она поднялась, подошла к окну, отдернула белые с голубым шторы и всмотрелась в завесу падающего снега. Кот взглянул на нее со смутной надеждой, но, видимо решив, что полакомиться не удастся, потянулся на коленях у Старбака и снова погрузился в сон.

Шум приближался. Мгновение спустя две фигуры – одна ярко-оранжевая, другая черная, – восседающие верхом на черной машине, напомнившей Старбаку реактивный велолет, резко затормозили недалеко от дома.

– Вот дурень!

– Что случилось?

– Он притащил с собой Ванессу.

– Ты не любишь эту Ванессу? – Ему не понадобилось читать ее мысли – морщинки залегли в уголках ее розовых губ, перерезали лоб.

– Не очень, – призналась она с видимой неохотой. – Хотя, если говорить откровенно, для этого у меня нет ни малейшего основания. Со мной она всегда вежлива и, кажется, действительно любит брата, но в ее присутствии, когда бы она ни появилась здесь, мне не по себе… – Черити покачала головой. – Нет, ты в самом деле решишь, что я ненормальная.

Если все так, как она говорит, решил Старбак, то это и в самом деле нелогично – невзлюбить подругу своего брата. Но собственный опыт научил его, что хотя интуиция не всегда разумное чувство, однако пренебрегать им не следует.

– Ты, видно, очень любишь брата, – сказал он.

– Обожаю, – отозвалась Черити. – Люблю больше всего на свете. И искренне желаю ему завести свой дом с любящей женой и дюжиной маленьких гениев.

– Но не с Ванессой.

– Нет. Только не с Ванессой. – Черити вздохнула и взглянула на него с кривоватой усмешкой. – Лично на меня, даже делая скидку на эксцентричность ученой дамы, все равно плохо действуют ее флюиды.

– Флюиды?

– Ну, мне неуютно. Понимаешь, интуиция.

– Я убедился, что интуиция может быть весьма ценным инструментом.

– Я тоже. И я всегда прекрасно чувствовала людей. Я хочу сказать, что в Венеции моя работа, а иногда даже сама жизнь, от этого во многом зависела, ты меня понимаешь?

Старбак, до конца не примирившийся с тем, что эта девушка – представитель правоохранительных органов, лишь молча кивнул.

– Все дело в том, что, как только появляется Ванесса, я просто закипаю.

Старбак еще пытался найти в этом высказывании здравый смысл, а она уже добавила:

– Но это вообще-то не мое дело, верно ведь?

Как будто в ответ на ее слова, дверь распахнулась, и в дом ворвалась пара из машины, принеся с собой облако ледяного воздуха.

Дилан Прескотт, облаченный в ярко-оранжевый комбинезон, напоминающий униформу сарнианских пилотов транспортных космолетов, был значительно выше своей сестры – даже если учесть разницу между мужским и женским полом. И глаза у него были более темного оттенка.

Он откинул капюшон, и Старбак обнаружил, что волосы его отливают не медью, как у сестры, но чернотой обсидиановых гор сарнианской луны Австралианы.

Сходство, решил Старбак, ограничивается рисунком скул – правда, у Черити линии более плавные, а у Дилана будто вырезаны жесткой рукой – и очертаниями полных, чувственных губ.

– Господи, холод такой, что можно на ходу замерз… – Заметив Старбака, Дилан остановился на полуслове. – Гм. Привет. – Голос прозвучал очень вежливо, а в глазах застыло любопытство – вторая натура, догадался Старбак, – и удивление.

Во второй раз за сегодняшнее утро Старбак испытал совершенно несвойственное сарнианину чувство удовлетворения от мысли, что мужчина с утра пораньше в доме Черити Прескотт – явление отнюдь не обыденное.

Дилан стащил перчатки и протянул руку.

– Я – Дилан Прескотт, брат Черити.

Старбак спихнул с колен кота, поднялся и пожал руку.

– Брэм Старбак.

– Причем вылитый претендент на роль Хитклиффа, – вставила спутница Дилана.

Снимая перчатки, она разглядывала его так, будто он был новым лабораторным экземпляром.

– Ванесса Рейнолдс.

Старбак кивнул.

– Я знаю.

Она выгнула тонкую бровь.

– Вот как? Я и не догадывалась, что моя слава настолько широка, что меня уже узнают незнакомцы.

– Не знаю, так ли это, – честно признался Старбак. – Мне ваше имя известно потому, что Черити сказала, что спутницу ее брата зовут Ванесса.

– Вот как? – Тонкие губы, очерченные карандашом почти таким же белым, как снег на дворе, изогнулись в некоем подобии улыбки, когда Ванесса обратила взгляд на Черити. – И что же еще вам рассказала обо мне Черити?

– Вы оба, должно быть, совершенно окоченели, – вмешалась Черити. Слишком быстро вмешалась. Всем присутствующим стало абсолютно ясно, что она не желает продолжать эти расспросы. – Давайте-ка я налью вам кофе.

– Черити варит превосходный кофе, – сообщил Старбак.

– Не сомневаюсь. Но я лично предпочитаю травяной чай, – отозвалась Ванесса, оборачиваясь к Черити. – Если у тебя есть.

– Кажется, где-то лежит пачка «Ред-Зингера», – отозвалась Черити, но в ее голосе было значительно меньше энтузиазма, чем слышал до сих пор Старбак.

– Великолепно. – Ванесса послала Старбаку ослепительную улыбку. – Предпочитаю не пичкать свой организм искусственными стимуляторами. К тому же кофеин явно снижает мою способность сосредоточиваться. А при моей работе это может закончиться катастрофой.

– А какая у вас работа? – вежливо поинтересовался Старбак.

– Генетика.

– А! Захватывающая область.

Будучи продуктом смешанного брака, Старбак всегда считал генетику чрезвычайно интересной наукой. Ведь он унаследовал удручающее количество земных черт.

– Значит, вы тоже работаете в лаборатории. С Диланом.

– Ну да. Мы работаем вместе. – Ванесса обменялась с братом Черити взглядами, из которых легко было понять, что работа – не единственная связующая их нить. – Ну, конечно, не совсем вместе. Сферы интересов у нас разные.

Старбак, который горел желанием побольше узнать о ближайших научных планах Дилана Прескотта, только собирался задать интересующий его вопрос, как Дилан его опередил:

– Откуда вы знаете мою сестру?

Лицо Дилана, только что такое открытое, дружелюбное и пытливое, вдруг стало замкнутым – будто черные шторы опустились на окна. От него исходила энергия, которую трудно было назвать гостеприимной.

– Я нашла Старбака вчера прямо на дороге, – громко объявила Черити, наполняя медный чайник водой для чая Ванессы. – Он потерял сознание и почти что замерз. Практически всю его одежду украли, так что я одолжила ему твою.

– То-то мне показалось, что свитер как будто знакомый, – согласился Дилан. Голос его звучал мягко, но вот о его глазах, встретившихся с глазами Старбака, этого сказать было нельзя. – Что вы делаете в нашей глуши, мистер Старбак?

– Прошу вас, просто Старбак.

– Так его зовут друзья, – вставила Черити и опустила чайник на плиту.

– Я не очень уверен, что знаю, что именно я здесь делаю, – с некоторой запинкой произнёс Старбак.

Пока что он говорил чистую правду. До сих пор весь его экспериментальный полет шел наперекосяк, и ему еще предстоит думать и думать, каким образом вернуться на Сарнию в нужное время.

– У него амнезия, – поспешила на помощь Черити.

– Амнезия. – Дилан, не скрывая подозрительности, с минуту обдумывал эту новость. – Интересно.

– И, кроме того, немного неприятно, – добавил Старбак. – Я, правда, не знаю, каким образом оказался на Касл-Маунтин, но я твердо уверен, что я – не охотник за мозгами. Не стану отрицать, что слышал о вас, – присовокупил он, пытаясь найти равновесие между откровенной ложью по необходимости и сарнианскими требованиями здравого смысла и честности.

– В самом деле? – Дилан взял протянутую сестрой чашку. – Спасибо, – буркнул он и улыбнулся одними губами.

Отхлебнув кофе, он продолжал рассматривать Старбака поверх края чашки.

– Если у вас амнезия, – протянул он, – откуда вам знать, что вы не охотник за мозгами?

Хороший вопрос, признал Старбак. И в высшей степени логичный, чего и следовало ожидать от человека с таким гениальным умом.

– Просто знаю. – Его голос прозвучал громко и уверенно.

– Амнезия, – протяжно выдохнула Ванесса. – Как сказочно романтично. Смуглый, красивый, как Хитклифф, герой, замерзающий во время страшного бурана, спасен нашей героиней лишь для того, чтобы осознать, после ночи, проведенной вместе, что он не помнит, кто он такой.

Она многозначительно улыбнулась Черити.

– Многие женщины пошли бы на убийство, лишь бы наяву пережить такую сказку. Хотя бы в течение одной ночи.

– Мы не проводили вместе ночь! – выпалила Черити.

Интересно, думал Старбак, в постели она проявляет такую же страсть? И, вспомнив, как она буквально таяла в его объятиях этим утром, решил, что непременно должна проявлять, если только рядом с ней тот, кто ей нужен.

– Во всяком случае, не в том смысле, какой ты сюда вкладываешь, – сердито добавила Черити, проклиная жгучий румянец, заливший ей лицо. – Между прочим, Старбак помнит свое имя, – заметила она.

– Фуга, – пробормотал Дилан скорее самому себе, чем остальным.

– Фуга? Музыкальное произведение? – переспросила Черити. Хоть она и привыкла, что у Дилана мысли перескакивают с темы на тему с поразительной скоростью, но сейчас даже ей трудно оказалось уловить связь с предметом разговора.

– Называется одинаково, – объяснил Дилан. – А смысл разный. Так психиатры обозначают состояние, в котором страдающий амнезией человек может уйти из дома и начать новую жизнь.

– Ты думаешь, именно это и случилось со Старбаком?

Впервые с тех пор, как он услышал о ее профессии, Старбак воочию увидел Черити в роли представителя правоохранительных органов. Мысли так и завертелись в ее голове. Легко проникнув в ее сознание, он обнаружил, что она всерьез рассматривает необходимость передачи факсом – что бы там ни означала эта чертова штуковина – его фотографии во все полицейские департаменты района.

– Вполне возможно, – сказал Дилан. – Особенно если он получил сотрясение мозга.

– А ты ничего не можешь сделать? – спросила Ванесса. – Гипноз? Лекарства?

– Амитал, пентатол и гипноз – вот и все, что используют для восстановления памяти, – задумчиво сказал Дилан. – Но лишь в тех случаях, когда амнезия вызвана эмоциональными причинами.

Старбаку очень не хотелось показаться невежливым, но в его душе росло глухое раздражение. Они обсуждают его, как будто его в комнате нет. Хуже того, как будто он представляет собой некое подопытное животное.

– Я уверен, что моя амнезия продлится недолго, – произнес он намного резче, чем собирался. – Как вы верно предположили, доктор Прескотт, причиной, вероятно, был удар по голове.

Дилан обеспокоенно нахмурился.

– Откуда вы узнали, что я доктор?

– Это я ему сказала, – яростно выпалила Черити. – А еще я обвинила его в намерении завербовать тебя, но он убедил меня, что это не так. И я верю ему.

Ее тон ясно показывал, что тема закрыта. Но лишь на время, решил Старбак, встречая полный неослабевающего любопытства взгляд Дилана. Сам обладая немалым, отнюдь не сарнианским упорством, Старбак и в других его распознавал и уважал.

– Кстати, Дилан, – сказала Черити, не заметив взгляда, которым обменялись ученые, – в следующий раз, когда твой компьютер в лаборатории захочет поговорить с тем, что у нас в доме, ты меня, будь добр, предупреди заранее. Вчерашний фокус стоил мне нескольких часов отдыха.

– Какой фокус?

Черити почувствовала, как холодок, совсем как ночью, пробежал у нее по спине.

– Ты что, не включал компьютер?

– Мне это не нужно было. Все необходимые данные у меня были. – Его темные глаза сузились. – Почему ты решила, что я его включал?

Черити заставила себя беспечно пожать плечами.

– Мне послышался какой-то шум. Пошла проверить, и мне показалось – я могла в этом поклясться, – что монитор теплый. Но все окна и двери оказались накрепко закрытыми, так что, полагаю, я просто задремала и тот шум мне приснился. – Она рассмеялась слегка натянуто. – Ты же знаешь, какое у меня богатое воображение… Ну, так где же обещанные булочки?

– Вот они. – Дилан потянулся за рюкзаком. – А еще я купил свежий пшеничный хлеб… – Он вытащил белую пластмассовую коробку. – И сливочный сыр.

– Сливочный сыр, – нараспев повторила Черити с таким восторгом, как если бы получила в наследство алмазный рудник. – Ты прощен за несостоявшийся ужин.

Выкладывая пакеты на стол, Дилан взглянул на обугленный кусок мяса.

– Кстати, об ужине. Похоже, мне крупно повезло. Тушеное мясо бабушки Прескотт мне помнится не совсем таким.

– Небольшое происшествие, – буркнула Черити.

– Понятно. Пожарные давно уехали?

– Если вы этого еще не заметили, сообщаю, что Черити не создана для домашнего хозяйства, – совершенно излишне прокомментировала Ванесса.

Старбак поймал жаркую вспышку гнева в глазах Черити. Странно и нелогично, но, поскольку она призналась ему, что Ванесса вызывает в ней раздражение, он теперь испытывал то же самое.

– Это моя вина, – сказал он. – Черити как раз собиралась открыть духовку, когда я начал бредить и отвлек ее.

– Бредить? – переспросил Дилан.

– Да. – Старбак старательно избегал изумленного взгляда Черити. – Я смутно припоминаю, как она сказала, что достанет мясо и сразу же вернется, но тут меня залихорадило, я окунулся в странное беспамятство, похожее на сон, а когда очнулся – через много-много часов, – она все еще была рядом, ухаживая за мной как истинный ангел милосердия.

Не в силах устоять, Старбак бросил взгляд на Черити, у которой на щеках расцвели розы, не имеющие никакого отношения к жару от камина.

Теплое, чарующее воспоминание об их пробуждении в объятиях друг друга промелькнуло между ними. Следом за этим воспоминанием в его мозгу вспыхнули образы фантазии Черити о том, как он натирал ее полуобнаженное тело благоухающим маслом. Фантазии, которая и привела его сюда, на Касл-Маунтин.

Старбаку сейчас не требовалась сарнианская телепатия, чтобы понять, что они думают об одном и том же.

И наконец, в тот самый момент, когда воздух на кухне, казалось, наполнился солнечным теплом и ароматом кокосового масла, еще одно воспоминание захватило их. Они опять увидели друг друга сквозь оконное стекло, которое не смогло стать преградой для их чувств, на одно поразительное, пугающее мгновение слившихся в интимной гармонии.

– Бог мой! – Ванесса принялась обмахиваться ладонью. – Здесь в самом деле вдруг стало очень жарко? Или со мной что-то не в порядке?

Молчание покрывалом окутало комнату. В очередной раз встретив взгляд проницательных глаз Дилана, Старбак почувствовал, что его оценивают с дотошной тщательностью.

Усилием воли ему удалось смело выдержать этот испытующий взгляд, и он понял, что от бездонных синих глаз Дилана Прескотта никогда и ничто не ускользает.

– Полагаю, – разорвал, наконец, голос Дилана напряженное молчание, – что мне следует пройтись.

– Но там же жуткий мороз, – запротестовала Черити. – И ты ведь только пришел!

– А теперь пойду пройдусь. – Он обращался к ней, но взгляд его, пока он натягивал перчатки, не отрывался от глаз Старбака. – Не возражаешь проводить меня, Старбак? Кажется, в кладовке есть моя старая парка.

Старбак был не из тех, кто уклоняется от вызова.

– Погуляю с удовольствием, – согласился он. – Может, прогулка освежит мою память.

– Вот и я так думаю, – кивнул Дилан.


ВОЗДУХ БЫЛ ЧИСТЫМ и хрустящим. Старбак дышал неглубоко, чтобы не обморозить легкие. После того как он вчера едва не погиб, ему все еще было неуютно на таком холоде.

Его нисколько не удивило, что брат Черити сразу же приступил к делу.

– Так, ну ладно, – сказал Дилан, остановившись под соснами недалеко от дома. – Говори, какого черта тебе здесь нужно?

– Я не понимаю, о чем ты, – осторожно ответил Старбак. – Если ты имеешь в виду мой предполагаемый интерес к тебе или к твоей работе…

– Плевать мне на все, что тебя может интересовать во мне. – Морозное облачко взорвалось на губах Дилана. – Если ты вознамерился завербовать меня, то напрасно теряешь время. Если собираешься украсть мои идеи или же каким-то образом помешать моей работе, я прекрасно с этим справлюсь. Меня интересуют твои намерения относительно моей сестры.

– Намерения?

Пальцы Дилана сжались в кулаки, и у Старбака возникло ощущение, что этот человек в ярости может быть опасен.

– Если ты используешь ее, чтобы подобраться ко мне…

– Ничего подобного! – Мысль была настолько абсурдна, что искреннее потрясение Старбака не вызывало сомнений.

– Ты с ней спал?

Прежде чем Старбак успел дать честный утвердительный ответ, спокойный голос переводчика объяснил ему значение этой идиомы.

Благодарный за эту помощь, он ответил:

– Нет. – До сих пор все было правдой.

– Но хочешь.

Старбак помедлил с ответом, и Дилан выпалил:

– Я тоже мужчина, черт побери, и способен понять, что на уме у парня, когда он смотрит на мою сестру так, как ты смотрел на Черити.

– Твоя сестра – очень привлекательная женщина.

– Она, помимо этого, еще и очень ранимая. Я не желаю, чтобы ее обидели.

– Я не собираюсь обижать Черити! – Истинная правда и на этот раз.

– Но ты тем не менее намерен с ней переспать.

Напомнив себе, что он сам вел бы себя точно так же, если бы неизвестно кто вдруг воспылал похотью к Джулианне, Старбак понял желание Дилана Прескотта защитить сестру. Однако это вовсе не значило, что брат должен быть посвящен во все интимные детали личной жизни Черити Прескотт.

– Я бы не хотел показаться грубым, – мягко сказал он, – но не думаю, что это тебя касается.

Раздражение, тревога, разочарование, сожаление – все эмоции чередой промелькнули на лице Дилана и мгновенно скрылись за маской хладнокровия.

– Наверное, нет, – сказал он. – Особенно если вспомнить, что она уже однажды была замужем, но…

– Черити была замужем?

– Да. По-видимому, она не успела еще посвятить тебя в эту кошмарную историю?

– Нет, не успела. – Старбак мысленно поклялся при первой же возможности узнать все о друге Черити, и в то же время его поразило острое желание сию же секунду услышать, почему она больше не живет со своим законным другом. – Не думаю, чтобы у тебя возникло желание меня просветить на этот счет.

– Нет, не возникло. – Высоко над ними, где-то на вершине сосны, затрещала сойка и скрылась, не замеченная ими. – Но кое-что я все же скажу, – предупредил Дилан. – Если я когда-нибудь доберусь до того сукина сына, который назывался ее мужем, ему придется хромать всю оставшуюся жизнь.

Угроза была абсолютно ясной.

– Буду держать это в уме, – сказал Старбак. Дилан кивнул.

– Я тебе это искренне советую.

Решив на время эту проблему к обоюдному удовлетворению, мужчины по своим следам в глубоком снегу направились обратно к дому.

– Ты действительно понятия не имеешь, что тебя сюда привело? – задал Дилан вопрос с небрежностью, как подозревал Старбак, деланной.

– Честно говоря, не совсем. Черити думает, что я, возможно, работал в лаборатории.

– Тогда бы я тебя знал.

– Верно. Я тоже так решил. Тем более что я – астрофизик.

Дилан остановился.

– Странно, что ты это помнишь.

– Амнезия – штука необъяснимая.

– Точно. – Дилана это, кажется, убедило, и он возобновил путь. – У кого ты работаешь?

– В данный момент я временно не связан с официальными учреждениями, – ответил Старбак. – Я самостоятельно занимался вопросом антивещества.

Старбак знал, на Земле в это время антивещество существовало исключительно в форме недолговечных частиц, производимых гигантскими ускорителями. Практически это была скорее теория, нежели реальный факт.

Теория, которая в конце концов подтвердится. При взаимодействии антивещества с веществом происходит аннигиляция, сопровождающаяся потоком энергии, значительно превосходящей по мощности энергию термоядерного синтеза.

Почти два столетия эта энергия была единственным топливом для межгалактических кораблей. Сейчас изрядный ее запас хранился в его карманном ускорителе.

– Антивещество… – Дилан не замедлил шага, и тем не менее Старбаку без всякой телепатии понятно было, что тот более чем заинтересован. – Над созданием антиводорода немало потрудились, – бросил Дилан, – но никому не удалось заставить антиэлектрон вращаться вокруг антипротона.

– От электрона трудно добиться стабильного вращения по орбите вокруг атомного ядра, – согласился Старбак. – Однако если забрать значительную энергию частиц до их взаимодействия…

– … то система заработает, – закончил за него Дилан, все еще шагая вперед. Но теперь, когда мозг его усиленно функционировал, шаги его замедлились и он сошел с протоптанной тропинки. – И все равно ее трудно будет сохранить.

Старбак уже пришел к решению, что если он намерен вернуться на Сарнию в нужное время, то ему потребуется помощь в выяснении причин искривления временного сигнала. Подавляющее большинство терран окажутся совершенно бесполезными для него.

Большинство. Но не этот человек.

Старбак был в достаточной степени земным, чтобы верить в судьбу. И он верил, что именно судьба привела его на Касл-Маунтин, штат Мэн. Причем именно в этот отрезок времени.

– Нет, просто; но только в виде антиводородного льда.

Сработало. Дилан остановился и уставился на него.

– При какой температуре?

– Два градуса ниже абсолютного нуля, – сообщил ему Старбак то, что было азбукой для любого сарнианина второго уровня. – Хранимый при той же температуре в контейнере из обычного вещества, лед не взорвется.

От восторга научного открытия Дилан окаменел.

– И тогда аннигиляция будет проходить с постоянной скоростью, и его можно будет спокойно хранить длительное время, – тихо произнес брат Черити, схватив суть вопроса с такой ясностью ума, которой даже Старбак от него не ожидал. – И даже использовать для межзвездных полетов.

Погруженный в размышления, он молчал и вглядывался в даль.

– Эти странные видения… – пробормотал он. – Эти дурацкие истеричные рассказы о маленьких зеленых человечках…

Он обернулся к Старбаку.

– Это оказалось правдой.

Как ни рискованно было довериться этому человеку, но иного выхода не было.

– Не совсем так.

– Верно. – Губы Дилана изогнулись в легкой усмешке. – Ты далеко не маленький. И уж точно, если мне не изменяет зрение, не зеленый. Разумеется, в этом смысле все могло бы измениться, если бы ты отведал тушеного мяса Черити. – Он покачал головой. – У меня к тебе столько вопросов.

– Я в этом не сомневался.

– Но я просто теряюсь, с чего начать. – Он потер щеку ладонью в перчатке. – Откуда ты?

– С Сарнии. Это не в вашей галактике, – объяснил он в ответ на недоуменный взгляд Дилана. Без звездной карты это было нелегко, но он попытался поточнее рассказать, где находится его родная планета.

– Сарния. Поразительно. А где твой корабль, космолет – или как вы там его называете?

– У меня его нет.

Плечи Дилана поникли от явного разочарования.

– Нужно было сразу догадаться, – буркнул он. – Ты просто очередной свихнувшийся чудак.

Старбак решил не обижаться на определение, которое ему услужливо разъяснил переводчик. Он не был наверняка уверен, что при подобных обстоятельствах не пришел бы к такому же выводу.

– Вообще-то на моей планете многие от всего сердца согласились бы с тобой, – признался он. – Особенно после того, как я попытался объявить свою теорию квантового броска новейшим средством межгалактических путешествий.

– Квантового броска? – с осторожной небрежностью переспросил Дилан.

– Моя теория заключалась в том, что живой организм может быть разложен на составляющие его атомы, перенесен в пространстве – учитывая теорию квантовой электродинамики, – а потом, по достижении цели путешествия, собран заново.

– Звучит смутно знакомо. – На лице Дилана боролись любопытство и подозрение. – Откуда мне знать, что ты просто не стащил у меня экземпляр незаконченной работы?

– Так оно и есть! – весело согласился Старбак. – По правде говоря, на мысль меня навел твой учебник по квантовым броскам во времени.

– Я не писал книг о путешествиях во времени.

– Пока нет. Но напишешь. Это обязательный учебник в нашем Институте Науки. Разумеется, вместе с твоей работой в области вспышек на солнце.

Дилан снова потер щеку перчаткой.

– Ладно. Давай разбираться по порядку. Ты утверждаешь, что явился с Сарнии. Может, нужно начать с того, какой у вас там год?

– На Сарнии другой отсчет лет, – сказал Старбак. – Но, судя по тому, что я узнал от Черити, я во время своего путешествия вернулся немного в прошлое.

– Черити все знает?

– Нет, – быстро заверил его Старбак. – Она знает лишь, что нашла меня вчера на дороге, замерзшего до полусмерти. – Он нахмурился. – Хотя я ей невероятно благодарен, но не уверен, что с ее стороны было разумно привозить домой незнакомого человека.

– Черити всегда была слишком непосредственна, – сказал Дилан. – Ребенком она вечно спасала бездомных животных. У нас вечно под ногами болталась какая-нибудь живность. Родители сходили с ума, но, должен признать, она неизменно находила жилье для всех шелудивых щенков и котят, которых притаскивала домой.

Старбак, вовсе не в восторге от того, что его сравнили с шелудивым псом или котом, промолчал.

– То же самое и с этим чертовым котом, что у нее сейчас живет, – сказал Дилан. – В тот день она патрулировала район порта. Он был весь в грязи, мех свалялся, но она взяла его с собой, искупала, вылечила, и теперь это чертово животное из дома пушкой не выгонишь.

– Она говорила что-то такое, что кот ею владеет, – вспомнил Старбак.

– Она чересчур мягкосердечна. Она и в юридический колледж-то поступила, потому что юношеский оптимизм заставлял ее бороться за счастье всех обездоленных, – поделился с ним Дилан.

– Черити была адвокатом? – Старбак попытался представить себе Черити Прескотт с мрачным выражением на лице и в совершенно черном облачении юристов Сарнии – и не смог.

– Очень недолго. Для нее, к несчастью, система работала слишком медленно, поэтому она решила, что сможет больше помочь людям, если станет прятать за решетку хулиганов, чтобы они уже никому не могли причинить вред. После стольких лет полицейской работы, общаясь без конца с преступниками, она умудряется видеть практически во всем только хорошее, – добавил Дилан. – И во всех. – Он покачал головой с восхищением и братской тревогой.

– Она верит, что у меня амнезия.

– Она вполне может купиться на такое жалкое объяснение, – отозвался Дилан. – Моей сестренке уже исполнилось двадцать восемь, но она по-прежнему страдает романтическим взглядом на жизнь и людей. Раньше я надеялся, что она вырастет из наивности, как из детских платьиц, но теперь прихожу к выводу, что ей, пожалуй, никогда не удастся снять свои розовые очки… Да, кстати, я и сам тебе ни на минуту не поверил.

– Знаю. Это стало еще одной причиной, почему я решил доверить тебе правду, – отозвался Старбак. – Я не сомневался, что ты ее все равно выяснишь – так или иначе.

– А другие причины?

– Я не мог упустить шанс поработать с человеком, чье имя стало легендой в научном мире.

– Легендой?

Старбак догадался, что эта мысль пришлась Дилану Прескотту по душе.

– Имя Прескотта стоит в одном ряду с Галилеем, Коперником, Ньютоном, Дарвином, Эйнштейном и Пурнеллем.

– Пурнеллем?

– Он родится через несколько лет.

– Ага. – Дилан подумал. – Раз уж об этом зашла речь – ты мне так и не объяснил, насколько отклонился во времени.

– Почти двести ваших земных лет. И это основная причина, по которой я решился открыть тебе правду. Даже сейчас на Сарнии тебе нет равных в области путешествий во времени. Мне понадобится твоя помощь в сооружении телепорта здесь, на Земле. И в вычислении координат субпространства, чтобы попасть на Сарнию в нужное время.

Дилан обдумывал эту просьбу довольно долго.

– Ты представить себе не можешь, как мне хочется во все это поверить. Мне совсем не по душе обижать тебя, но ты же понимаешь, я ученый. Я имею дело с фактами, цифрами, теоремами. Мне нужно доказательство. Больше, чем просто твое слово, – виновато произнес он.

– Я так и думал. – В мгновение ока Старбак исчез. Его следы на снегу остались единственным доказательством того, что он здесь был.

– Старбак? – Дилан обвел взглядом безмолвный лес. – Куда ты, к черту, провалился?

– Я здесь.

Дилан резко обернулся и увидел Старбака, прислонившегося к дереву. Секунду спустя он возник рядом с ним.

– Ну?

Откинув голову, Дилан расхохотался открытым, искренним смехом, звук которого заставил целую стаю птиц шумно взвиться с деревьев.

– Дьявольщина, – сказал он. – Ну что ж, засучим рукава и поработаем, чтобы ты попал домой!

– Значит, ты согласен помочь?

– Попробовал бы ты меня остановить! – Взгляд Дилана внезапно посерьезнел. – Тебе, наверное, следует узнать обо мне кое-что. Этого ты ни в каких учебниках не прочитаешь.

Поглощенный планами возвращения на Сарнию, Старбак не уловил угрозы в тоне Дилана.

– Что именно? – рассеянно спросил он.

– Когда Черити исполнилось шестнадцать, она начала встречаться с сыном здешнего ловца омаров.

Удивительно, стоило лишь произнести имя этой девушки – и я уже весь внимание, думал Старбак.

– А ты этого не одобрил.

– Вовсе не из-за его происхождения, – настойчиво проговорил Дилан. – Я, чтоб ты знал, не сноб. Меня не устраивала репутация парня.

– А именно?

– Его называли городским жеребцом, и рассказывали, что он каждую неделю прибавляет к своему списку очередную девицу.

– И ты не захотел, чтобы твоя сестра входила в этот список?

– Вот именно. И я сделал так, чтобы этого наверняка не произошло.

– Угрозами в его адрес?

– Это не было угрозой. Я просто-напросто объяснил негодяю, что, если он хотя бы дотронется своими грязными лапами до моей сестры, я лично разрежу его на кусочки и использую в качестве наживки в сетях его собственного папаши.

– Звучит в высшей степени здраво, – согласился Старбак. – В тех обстоятельствах.

Дилан не смог скрыть изумление.

– Планета, с которой ты прибыл, эта самая Сарния, – она…

– Абсолютно миролюбива, – заверил его Старбак. – Вооруженных конфликтов у нас не было уже несколько столетий. Но у меня самого есть незамужняя сестра. Сестра, которую я очень люблю. К тому же если это тебя хоть немного успокоит, то знай, что до недавнего времени я был обручен с представительницей моего народа.

– Не очень-то это обнадеживает, – возразил Дилан. – Порвав со своей невестой, ты стал идеальным кандидатом на новый роман.

– Это всего лишь временный разрыв. – Старбак нахмурился, припомнив ледяные, прозвучавшие так окончательно слова своей бывшей подруги. – Селе было неприятно нелестное внимание, которое вызвала моя работа, но, как только вернусь на Сарнию с доказательствами эффективности моей теории, я уверен, что она вернется.

– О! – Успокоенный, Дилан чуть усмехнулся. – Значит, мы поняли друг друга?

Вопреки здравому смыслу сознание Старбака заполнили мысли о Черити. О ее нежной, ароматной коже, искрящихся глазах и обольстительной груди.

Он вдруг вспомнил, как держал ее в объятиях. Как ее теплая, открытая улыбка рождала в его крови что-то темное, запрещенное и пугающе примитивное.

В который раз усилием воли натянув поводья внутреннего контроля, Старбак напомнил себе, что Села обещана ему с детства. Их брак был делом давно решенным, и у Старбака не возникало ни малейшего сомнения, что, как только он вернет утерянное положение в обществе, Села выполнит данное ему обещание.

Да если бы он и не собирался жениться на Селе, то все равно Черити Прескотт ведь землянка. Кроме того, она сестра человека, ставшего за несколько минут не только помощником, но и другом.

С трудом отогнав на удивление двойственные чувства к сестре Дилана, Старбак ответил:

– Полностью.

Глава шестая

КАК ТОЛЬКО МУЖЧИНЫ вошли в дом, Черити мгновенно уловила произошедшую в них перемену. Брата своего она в жизни не видела в таком возбуждении. Старбак тоже казался взволнованным, но ему это лучше удавалось скрывать.

Она приветствовала их улыбкой и двумя чашками дымящегося кофе.

– Я как раз собиралась послать за вами Санта Клауса.

– Спасибо. – Старбак обхватил пальцами горячую чашку, отхлебнул разок – и понял вкус рая, в который верила его мама.

– Мы беседовали, – поделился секретом Дилан. – Старбак вспомнил, что он – астрофизик.

– Правда? – в унисон переспросили Черити и Ванесса.

Глаза Черити задумчиво сузились, а Ванесса послала Старбаку ухмылку.

– Какое совпадение, – пробормотала Ванесса.

– И вполне объясняет, зачем ты здесь, – добавила Черити. – Может, ты все-таки искал Дилана?

– Искал. Но Старбак – не вербовщик ученых, – быстро отозвался Дилан, не давая Старбаку шанса ответить. – Выяснилось, что он тот новый сотрудник, которого я пригласил к себе работать.

– О? – Черити переводила взгляд с брата на Старбака и обратно. – Что-то не припоминаю, чтобы ты говорил о новом сотруднике.

Дилан пожал плечами.

– Наверное, просто забыл упомянуть. Уж тебе-то известно, насколько я бываю рассеянным, когда меня захватывает работа.

Это утверждение было истинной правдой. Но есть и еще что-то, думала Черити. И ни один из них не собирается ее посвятить. Она решила, что все дело, вероятнее всего, в каком-нибудь ультрасекретном проекте, и выбросила это из головы.

– Что ж, прекрасно, что все выяснилось, – объявила она. – Осталось лишь разузнать, где твои вещи и почему ты оказался полуголым на дороге посреди жесточайшей метели.

– На него явно напали, – вовремя подсказала Ванесса.

– Видимо, так, – согласился Дилан.

– Я тоже согласна, что это наиболее разумное объяснение. Но и весьма тревожное, – высказала обеспокоенность Черити. – Ведь на Касл-Маунтин раньше не было разбойников.

– Всегда что-то происходит в первый раз, – весело отмахнулся Дилан.

Слишком весело, решила Черити.

– И все же странно.

Тостер со щелчком отключился. Отложив на время эту проблему, Черити вынула тост из прорези, намазала его толстым слоем сливочного сыра и протянула Старбаку. Он сначала с подозрением осмотрел темно-коричневый кружок и лишь затем осторожно откусил.

Тост оказался горячим и рассыпчатым, а сыр прохладным и нежным. Рот его заполнился восхитительным вкусом и ароматом.

– Бесподобно, – объявил он, проглотив кусок. – Даже лучше, чем кофе.

– К сожалению, еще и страшно калорийно, – сказала Ванесса и изящно отщипнула кусочек пустого тоста. – Как гласит пословица, – сладчайшим голоском добавила она, – минуту на языке, полчаса в желудке – и всю жизнь на талии!

Ее томный, но определенно едкий взгляд скользнул в сторону Черити, намазавшую себе, как и Старбаку, толстенный слой сыра на тост.

– Ты себе представить не можешь, как я тебе завидую, Черити, дорогая. Не многие женщины позволяют себе подобные калорийные поблажки.

– Задержись подольше – и сама сможешь получить такую же поблажку, – с натянутой любезностью произнесла Черити. – На ужин будет острая пицца.

Ванесса покачала головой.

– Нет, правда, тебе нужно следить за собой, Черити. Даже если размер платья тебя и не беспокоит, меня просто дрожь берет при мысли, что творят с твоим сердцем все эти жиры и углеводы.

Старбак следил за огнем, вспыхнувшим в синих глазах Черити, но спустя мгновение, почувствовав, что этот огонь готов его прожечь насквозь, обратил свое внимание на Ванессу Рейнолдс.

Она была с головы до пят в строгой черной одежде. Волосы, такие же черные, ровными блестящими прядями спускаются на плечи. Темные глаза обведены черным же карандашом – разительный контраст с цветом кожи, бледной как изморозь на деревьях за окном.

Ванесса могла бы быть генетически спроектированной сарнианкой, размышлял Старбак, охватывая взглядом ее аскетически стройную фигуру в черной тунике и брюках. Груди у нее практически отсутствовали, а бедра были узкими, как у двенадцатилетнего подростка. Она могла бы быть близнецом Селы.

Его медленное, вдумчивое изучение Ванессы Рейнолдс привлекло внимание Черити, и ее молнией пронзило чисто женское раздражение.

– Так, если уж речь зашла о размерах одежды… я бы с удовольствием проболтала с вами день напролет, но мне нужно переодеваться и отправляться на работу, – выпалила она, оттолкнув от себя стул.

– Да и нам нужно возвращаться в лабораторию, – сказал Дилан. – Ты не подбросишь Старбака к нам на пути в город?

– Ты уверен, что это будет правильно? – слегка нахмурившись, спросила Черити. Она обернулась к Старбаку. – После твоих приключений тебе стоило бы хотя бы день провести в кровати.

Предложение показалось Старбаку весьма заманчивым. Если только Черити присоединилась бы к нему в этой теплой широкой кровати.

К сожалению, это совершенно невозможно.

– Я себя прекрасно чувствую, Черити, – заверил ее Старбак.

– И все же…

– Я ведь врач, Черити, – напомнил Дилан. – Обещаю весь день не спускать с него глаз на тот случай, если ему станет хуже.

– Ты этого не заметишь. Ты ничего не замечаешь, когда рожаешь в муках научное открытие. – Ростки беспокойства в ее глазах становились все заметнее.

– Не волнуйся, – сказал Старбак, встречая ее взгляд. – Обещаю не перенапрягаться. Но мне очень важно появиться сегодня в лаборатории твоего брата. И я тебе буду очень благодарен, если ты подвезешь меня туда.

– Ученые! – фыркнула Черити, по-настоящему расстроенная. – Все вы ненормальные. – Она покачала головой, развернулась и прошла в спальню, с треском захлопнув за собой дверь.

– Полагаю, это означало «да», – протянула Ванесса.

Совершенно очевидная издевка в ее тоне разозлила Старбака.

– Ее забота по отношению к другим людям достойна похвалы.

– Забота? – Ванесса лишь рассмеялась. – О, я думаю, что Черити нечто куда большее, чем забота, заставило позабыть о хороших манерах. – Она улыбнулась Старбаку, поднялась и натянула перчатки. – До встречи. – И вышла, помахав на прощание рукой.

Дилан остановился в дверях, не обращая внимания на волну морозного воздуха, и его взгляд метнулся от Старбака к двери в спальню и снова к Старбаку.

– Твоя братская тревога ни к чему, – спокойно произнес Старбак. – Я уже пообещал тебе, что не обижу ее.

– Очень на тебя рассчитываю. – Дилан был мрачен. – Но если бы тебе пришлось задержаться на Земле, Старбак, ты бы понял, что люди – особенно представительницы женского пола – по своей природе невероятно эмоциональны, субъективны и в высшей степени непредсказуемы. Что делает трудным, если не абсолютно невозможным, общение с ними с позиций логики и разума.

– Моя мать – терранка, – счел необходимым пояснить Старбак. – Землянка, – добавил он в ответ на непонимающий взгляд Дилана.

– Правда?

Заметив блеск в глазах Дилана, Старбак понял, что научная любознательность на мгновение пересилила его тревогу за эмоциональное благополучие сестры.

– Правда, – заверил его Старбак. – Смешанные браки среди правящих классов Сарнии – редкость, но мой отец нарушил традицию и привез невесту из одной своей дипломатической командировки на Землю. Джулианна, моя сестра, и я – наполовину земляне, наполовину сарниане.

– Не могу дождаться, когда заполучу тебя на свой исследовательский стол! – восторженно воскликнул Дилан. Снаружи голос Ванессы пожаловался, что ждать очень холодно. – Иду-иду, – отозвался он.

Старбак решил было, что разговор окончен, но Дилан предупредил еще раз:

– Не обижай ее. – И ушел, по колено увязая в снегу на пути к своей черной машине.


ЭТО ПРОСТО СМЕШНО, говорила себе Черити. Она ведь даже не знает Старбака. По-настоящему. Для нее он просто человек, которого она спасла, исполняя свои обязанности. В их отношениях, слава Богу, не было ничего личного.

Ну, вообще-то нельзя забывать о том небольшом утреннем происшествии, признала она, переодеваясь из джинсов и свитера из ангоры в зимнюю полицейскую форму. Но это отклонение от нормы нельзя принимать всерьез. Случайно оказавшись в одной постели, два человека окунулись в чувственные грезы. Такое могло случиться с кем угодно.

Но ведь не случилось же. Лишь Брэм Старбак вызвал в ней такие мысли, и Черити, давным-давно поклявшаяся никогда не связываться с красивыми мужчинами, вдруг снова ощутила свою уязвимость.

Как будто рожденный ее собственными горестными, беспокойными мыслями, раздался стук в дверь.

– Черити? – позвал глубокий голос. – Все в порядке?

– Лучше не бывает! – крикнула она в ответ. На мгновение за дверью наступила тишина.

– Можно войти?

Она как раз прикалывала пятиконечную звезду, которую ее отец с гордостью носил тридцать два года.

– Сию минуту выйду.

Может, она и уязвима, но не полная же идиотка. Чтобы она осталась в этой комнате наедине с человеком, способным одним только взглядом посеять в ее душе такую панику!

Игнорируя ее подчеркнутый намек, Старбак открыл дверь, остановился на пороге и устремил на нее изучающий взгляд темных глаз.

– Ванесса тебя расстроила, – последовал его диагноз.

– Не глупи. – Дрожь в голосе подсказала Старбаку, что она лжет. – Я же тебе говорила, Старбак, что эта женщина на меня плохо действует.

– На меня тоже. – Не дожидаясь приглашения, он вошел в комнату и остановился напротив нее.

– Правда?

– Да. – В одном-единственном слове, в выражении глаз Черити уловила абсолютную искренность. – Но мне кажется, здесь есть еще что-то, – добавил Старбак.

– Нет, честно…

Она было отвернулась, но он поймал ладонью ее подбородок. Спокойно, в упор изучал ее лицо.

– В чем дело?

От тепла его руки эмоции забурлили в ней с новой силой.

– Просто она такая чертовски тоненькая.

– Ну да. Верно.

«Он не должен был соглашаться так быстро», – в отчаянии подумала она.

– А я – нет.

– И это верно. – Его взгляд оторвался от ее лица и пустился в беспристрастное, долгое изучение ее фигуры, заставив зазвенеть колокольчиками все ее нервные окончания. – И что же?

Она запустила дрожащую ладонь в волосы, злясь на себя, на него, на всю эту дурацкую ситуацию, в которую сама же себя и поставила.

– Мужчины любят худых женщин.

– А! – Старбак понял, наконец, что по какой-то смехотворно эмоциональной, несомненно, чисто женской причине она испытывает чувство неполноценности в сравнении с Ванессой Рейнолдс. – Тебе станет легче, если я скажу, что я не похож на всех остальных знакомых тебе мужчин? – Ну и ну, с мрачным юмором подумал он, эта фраза могла бы войти в анналы тысячелетия.

– Не совсем. – Черити напомнила себе, что стоит на грани совершения огромной ошибки, и, высвободив подбородок, попятилась назад.

– А если я сказал бы, что твое тело кажется мне очень привлекательным? – продолжал Старбак. – Такое, какое есть.

Черити сделала еще один шаг назад.

– Если все это говорится для того, чтобы мне было спокойнее в твоем обществе, то ты зря стараешься.

– Этого-то я и опасался. – Она продолжала пятиться, а Старбак следовал за ней шаг в шаг. – Твой брат сказал мне, что ты была замужем.

Она уперлась в край той самой кровати, на которой утром проснулась в его объятиях. Хорошенькая западня. Осталось лишь запрыгнуть прямо на матрас.

– Ну и что?

– Кроме того, он сообщил мне, что твой муж тебя обидел.

– Дилан не имел никакого права рассказывать тебе об этом! – вспыхнула Черити.

– Думаю, имел, – вздохнул Старбак. – Он хотел убедиться, что этого не повторится.

– Что не повторится? – Такого острого нервного возбуждения Черити не испытывала никогда в жизни.

Он поднял ладонь к ее щеке. Его глаза были темными и странно грустными.

– Мое влечение к тебе. Твое – ко мне.

– Понятно. – Черити и не замечала, что до сих пор задерживала дыхание. – Похоже, ты не привык ходить вокруг да около.

Старбак уловил смысл ее слов за миг до того, как сработал переводчик. Его знание английских идиом, подумал он с гордостью, не свойственной сарнианам, заметно увеличивается.

– Нет. Не привык.

В противоположность ледяной Ванессе Черити была сплошной огонь. От ярчайшего закатного цвета волос и золотистой кожи до пухлых розовых губ и восхитительного румянца, время от времени заливающего щеки – вот как сейчас.

Запах ее духов окутывал его как ароматизированное эфирное облачко; кожа под его ладонью казалась шелковой. В мозгу Старбака творилось Бог знает что. Этот беспорядок приводил его в смятение, а смятение лишь увеличивало хаос в мыслях.

– С чего ты решил, что я испытываю к тебе влечение? – Голос Черити был спокоен, а вот о сердце этого сказать было нельзя.

– А это не так?

Прежде чем оба они осознали его намерение, он провел пальцем по ее губам. От его прикосновения губы инстинктивно приоткрылись, и Старбак напомнил себе, что даже живущий одними эмоциями терранин поостерегся бы сломя голову прыгать с обрыва.

– Извини, – хрипло произнес Старбак. Ему просто необходимо было оторваться от нее, поэтому он сделал шаг назад и заметался по комнате. – Я не имел права задавать этот вопрос. И не имел права так фамильярно до тебя дотрагиваться.

Открыв матовую белую баночку, он кончиком пальца дотронулся до розового крема. Опять ее запах; Старбака охватило внезапное, почти непреодолимое желание втереть этот крем в ее гладкие, округлые груди.

Черити убедила себя в том, что только безграничная честность Старбака вынудила ее быть откровенной.

– Тогда откуда взялось ощущение, что имел такое право?

Желание обожгло тело яростной вспышкой лазерного бластера. Старбак безжалостно подавил его, выбросил из своего сверхразумного сознания.

– Дилан меня ждет.

Черити не сразу откликнулась, но зато голос прозвучал совершенно спокойно. И по-деловому.

– А мне нужно на работу.

– В полицейский участок. Так. Вернулись к прежнему.

– Да. – Ее подбородок вызывающе задрался вверх. – В мой полицейский участок.

Черити всю жизнь гордилась тем, что у нее очень легкий характер, но сейчас решила, что раздражение и даже злость все-таки куда приятнее тех эмоций, которые вызывал в ней этот пришелец.

Старбак снова охватил взглядом ее тело, облаченное в неженственные синие брюки и хлопчатобумажную рубашку.

– Мне гораздо больше нравилась та туника, что была на тебе утром.

– Туника? Ах да, свитер.

Следовательно, Брэм Старбак предпочитает, чтобы его женщина носила нечто розовое и пушистое. Едва эта мысль возникла в ее сознании, как Черити тут же резко одернула себя. Она не его женщина.

– Не хотелось бы тебя разочаровывать, Старбак, но розовый цвет не подходит для представителя власти.

– Вполне понятно, – кивнул Старбак. – Но если ты думаешь, что твоя униформа заставит мужчину забыть о том, что ты женщина – и очень чувственная, очень желанная женщина, Черити Прескотт, – то ты сильно ошибаешься.

Вопреки всякому здравому смыслу, вопреки каждой частичке его разума Старбак подошел к ней и остановился совсем рядом. Его ладонь обхватила ее шею, запуталась в шелке ее волос.

– Совсем наоборот, – пробормотал он, – она вызывает в мужчине желание снять ее, избавиться от этой отвратительной одежды и узнать, что за чудные женские тайны ты так упорно скрываешь под ней.

Черити потребовалось невероятное усилие воли, но все же удалось устоять и не только не растаять в его руках, но и не отшатнуться от него. В момент принятия решения она поняла, что, отступив, покажет свою уязвимость.

Поэтому она молча стояла, подняв к нему лицо. Настороженно. Выжидая.

Старбак почти прикоснулся губами к ее губам – и заколебался. Его логический ум, та его часть, которая знала, что это может стать фатальной ошибкой, хотел дать ей сейчас возможность отстраниться. Именно сейчас – прежде, чем между ними возникнут отношения, которых ни один из них не хотел и не мог себе позволить.

Эмоциональная, всегда удручавшая его сторона натуры, та его часть, которая оказалась так неразумно связанной с Черити с момента его вторжения в ее грезы и появления вдали от цели его путешествия, знала, что она не отстранится.

Едва прикоснувшись губами к ее губам, Старбак понял всю глубину своей ошибки. Он намеревался контролировать этот поцелуй, как те опыты, что он ставил. Внимательно оглядев ее, он подумал, что Черити будет холодной, спокойной и нежной.

Она оказалась и в самом деле невероятно нежной. Но холодной? Спокойной? Ничто не напоминало о холоде в губах, так жадно прильнувших к его губам. Ни малейшего спокойствия не было в руках, обхвативших его голову. Все его прежние гипотезы в мгновение ока испарились в запылавшем жарком огне страсти.

В этой комнате происходило нечто лишенное смысла. Нечто темное и опасное. Что-то такое, что он не в состоянии был проанализировать. Рассудок покидал его. Логика разваливалась. Старбак окунулся в призрачный, беспокойный мир, доселе ему неведомый.

Сколько он там пробыл? Минуту? Час? Вечность? Когда он наконец оторвался от нее, то понял, что руки его, во время этого пламенного поцелуя оказавшиеся на ее плечах, дрожат мелкой дрожью.

Он хотел ее. Сейчас. Немедленно. Отчаянно. Он хотел увлечь ее на кровать, или на ближайшее кресло, или даже на твердый дубовый пол, сорвать с нее похожую на защитную броню униформу и погрузить свою плоть в самую глубину ее гостеприимного тепла.

Осознав, что желание в нем во время затянувшегося поцелуя опаснейшим образом трансформировалось в непреодолимую тягу, Старбак отпрянул от нее.

– Да-а, – сказала она через несколько секунд. – Это… мм… уже совсем другое.

Значит, она тоже почувствовала. Он хотел это узнать, но был слишком взволнован, чтобы читать ее мысли.

– Да.

Они уставились друг на друга.

Черити сглотнула.

– И это может стать огромной проблемой.

– Только если мы позволим.

В который раз с тех пор, как она впустила его в свой джип, свой дом, свою постель, уж не говоря о своей жизни, Черити поразилась, что он за человек – Старбак.

Каким нужно быть человеком, чтобы сначала своим поцелуем испепелить ее, а через мгновение стать холодным и бесстрастным? Расчетливым – вот каким, решила Черити.

Он смотрел, как затуманиваются ее глаза, мрачнеет лицо. Как лунные цветы, которые с приближением ночи сворачивают свои лепестки. Она подошла к комоду, сунула в карман брюк пригоршню монеток, и Старбак заметил, что руки у нее дрожат.

Она права, неохотно признал Старбак. Проблема может стать непомерной.

– Я хочу любить тебя, Черити, – обратился он к ней с натянутой вежливостью, потребовавшей от него всего самообладания, до последней капли. С правдой приходит здравый смысл, напомнил себе Старбак. Со здравым смыслом – правда. Как только Черити осознает мотивы его поведения, она тут же, несомненно, перестанет переживать. – Очень хочу. Но я обещал твоему брату не допустить этого.

– Что? – Она рывком развернулась и обратила на него недоверчивый взгляд. – Какое Дилану до этого дело?

От нее волнами исходила злость. Сообразив, что и здесь он в чем-то ошибся, Старбак набрал побольше воздуха в легкие и сделал еще одну попытку:

– Я же говорил, что он рассказал мне о твоем муже.

– Стивен – мой бывший муж, – резко поправила его Черити.

– Я также говорил, что, по словам Дилана, твой муж, твой бывший муж, – поспешно исправился он в ответ на ее гневный взгляд, – чем-то тебя обидел. И поскольку твой брат очень тебя любит, он заставил меня пообещать, что я не позволю тебе влюбиться в меня.

– Не позволишь мне? – Голос ее зазвенел колоратурным сопрано. – Так, значит, Дилан заставил тебя пообещать, что ты не позволишь мне влюбиться в тебя?

– Да. Именно так.

Она скрестила руки на форменной рубашке.

– И ты, полагаю, согласился.

– Конечно.

В который раз Старбак убедился в загадочности женского ума. Он же объяснил ей ситуацию. Так почему же она выглядит взбешенной? Она напомнила ему курящийся, закипающий вулкан планеты Пиле перед самым извержением.

Черити кивнула.

– Конечно, – язвительно повторила она. – Твое счастье, что он пока не собирается выдавать меня замуж. Один Господь знает, сколько верблюдов он бы за меня потребовал.

– Верблюдов?

Объяснив, что она назвала двугорбое жвачное четвероногое рода Camelus, переводчик, в не меньшем замешательстве от ее слов, чем Старбак, потрясенно умолк.

– Ни о каких верблюдах и речи не было! – запротестовал он.

– Ты даже представить себе не можешь, какое это для меня облегчение, – огрызнулась она. Чертыхаясь сквозь зубы, она вышла из комнаты.

Старбак последовал за ней, но через миг остановился как вкопанный, увидев, что за штуку она пристегивает к поясу.

Она поймала его направленный на кобуру изумленный взгляд.

– Ты что, никогда не видел тридцативосьмидюймового «смит-и-вессона»?

– Не так близко.

Те немногие экземпляры древнего оружия, которые ему позволили посмотреть, находились в надежных прозрачных контейнерах в правительственных архивах, куда допускались лишь высшие чины безопасности.

– К тому же не на женщине, – ехидно подсказала она.

– Нет, не на женщине.

– Могу вообразить, в каком ты замешательстве.

– Это правда.

В историческом плане и в теории Старбак всегда признавал своеобразное очарование оружия, используемого другими, более воинственными народами.

Сейчас же, вынужденный признать опасность, которую подобный револьвер представлял для женщины, ставшей близкой его сердцу – пожалуй, слишком близкой, – Старбак испытал не объяснимый здравым смыслом ужас.

– Меня это, представь себе, ни капельки не удивляет! – Она сорвала с крючка за дверью свою куртку, натянула ее на плечи и произнесла: – Ты идешь?

Старбак подхватил одолженную Диланом куртку и послушно последовал за ней.

В полнейшем молчании они ехали по заснеженной дороге. Выросший в накрытом прозрачным куполом городе с искусственным климатом, где растения и животные выращивались рабочими низших классов исключительно для потребления, Старбак с восторгом первооткрывателя рассматривал лесистые окрестности Мэна.

За каких-нибудь пять минут ему на глаза попалось бесчисленное количество птиц, заяц-беляк, похожий на зайцев планеты Полярис, несколько пушистых белок и еще одно животное с густым мехом и плоским хвостом – бобер, как подсказала ему память.

Он бы по-настоящему наслаждался поездкой, если бы не необычное каменное молчание Черити. Счетчик на доске приборов все отщелкивал оставшиеся позади мили, а Старбаку становилось все неуютнее.

– Извини, что поцеловал тебя.

– Не смей извиняться! – Черити, не отрывая глаз от дороги, слегка притормозила, когда из-за соседних деревьев чуть ли не под колеса джипу выскочила лиса, ярким красным пятном выделяясь на сверкающем белом снегу.

– Ладно.

Проследив глазами за скрывшейся в лесу на другой стороне дороги лисой, Старбак твердо решил разузнать у Дилана тайну непостижимого ума земных женщин. В конце концов, он же собирается раскрыть этому человеку возможности практического применения антивещества; подобный обмен информацией был бы справедливым.

– Ты опять рассердишься, если я попрошу прощения за то, что извинился?

Черити против воли усмехнулась.

– Тебе не стоило извиняться потому, что я получила удовольствие от поцелуя.

– О! Мне в тот момент тоже так показалось, – согласился Старбак. – Но… если тебе понравилось меня целовать, почему ты так сердишься?

Потому что мне слишком понравилось, могла бы ответить она, но ответила иначе:

– Из-за того, что вы с Диланом обсуждали меня, как будто я какой-то ценный фарфор, с которым нужно обращаться особенно бережно, чтобы не разбить.

Старбак немного подумал над ее словами.

– Он лишь старался защитить тебя, Черити. Я сделал бы то же самое ради моей сестры.

Она искоса окинула его взглядом.

– У тебя есть сестра?

– Да.

– Что она делает? Чем зарабатывает на жизнь?

– Она – ксеноантрополог.

– Кто?

Старбак спохватился, что в этом обществе еще не возникла необходимость изучать инопланетные культуры, и поправился:

– Ну, такое направление в антропологии.

– Ага, – кивнула Черити. – Похоже, она толковая девушка.

– О да. Выдающаяся.

– Для женщины?

– Я этого не сказал, – мягко возразил он. – По правде говоря, Джулианна – одна из самых умных личностей, неважно, мужчин или женщин, с которыми мне приходилось встречаться.

– Кажется, ты не безнадежен, – решила Черити. – Она младше или старше тебя?

– Младше. Всего на пару лет.

– Итак, несмотря на то что она одна из самых умных личностей, неважно, мужчин или женщин, с которыми тебе приходилось встречаться, – бросила она ему его же слова, – ты все равно испытываешь необходимость ее защищать.

– Конечно.

– Потому что она женщина.

– Правильно. – Он поежился. Разговор приобретал слишком знакомую окраску. Сколько раз они вели подобные беседы с Джулианной!

– А если бы она была твоим младшим братом? – спросила Черити.

– У меня нет младшего брата, – с абсолютной логикой указал Старбак. – Я же тебе сказал, Черити, Джулианна – моя сестра.

Раздраженный выдох Черити взъерошил ее медную челку.

– Предположим чисто гипотетически, – проворковала она. – Уверена, что, как ученый, ты знаком с гипотезами.

В ее тоне он уловил сарказм, но решил не заострять на этом внимания, раз уж она настолько рассержена.

– Конечно.

– Замечательно, – кивнула Черити. – Итак, договоримся – чисто гипотетически, – что Джулианна – это Джулиан, твой младший брат.

– Хорошо. Чисто гипотетически.

– И Джулиан встречает женщину, которая ему очень нравится. И которой он сам нравится не меньше. Пока понятно?

– Абсолютно.

– Ты бы посчитал своей обязанностью отправиться к этой женщине и предупредить ее, что она должна держаться от Джулиана подальше? Чтобы защитить его?

– Конечно, нет.

– Потому что он – мужчина.

– Да.

Черити была очаровательна. И, учитывая ее прошлую адвокатскую практику, Старбак не сомневался, что она еще и умна. Так почему же она не может понять простейшую логику его рассуждений?

– Сдаюсь. – В полном отчаянии Черити вскинула обе руки вверх, и джип угрожающе заскользил по льду к краю дороги. – Черт! – Она вцепилась в руль и с восхитившим Старбака искусством вернула машину на середину дороги.

– Здорово, – заметил он в надежде утихомирить ее гнев.

– Я долго училась.

Она свернула с дороги, и перед ними внезапно появилось здание, скрытое до того за огромными соснами. Старбаку пришло в голову, что он ни за что сам не обнаружил бы лабораторию.

– Ну, вот и прибыли. В целости и сохранности.

Пока, безмолвно согласился Старбак. Но надолго ли? Похоже, они на большой скорости приближаются к невероятной опасности.

– Спасибо. Я очень благодарен тебе за то, что подвезла меня.

Она пожала плечами.

– В снегомобиле не нашлось бы места для троих. А мне, Старбак, хоть и хотелось бы запустить чем-нибудь в твою консервативную голову, все же приятнее ехать в твоем ужасном обществе, нежели с Ванессой и ее самодовольным превосходством.

– Это что, косвенный комплимент?

– Не исключено. – Улыбка, столь быстро ставшая ему родной, заиграла на ее губах, в ее глазах.

– В таком случае…

Наклонившись к ней, он коснулся ее лица. Не успокаивающим и не соблазняющим, но по-мужски властным жестом. Он почти ждал от нее новой вспышки ярости за этот жест, но по какой-то непонятной для него причине этой вспышки не последовало.

– Мне тоже хорошо с тобой, Черити. – Старбак дотронулся кончиком пальца до ее губ и тут же почувствовал ответное движение. – Очень хорошо, должен признать. – Он смотрел, как в прерывистом вздохе раскрылись ее губы. – А еще знаешь что?

В предвкушении его поцелуя веки ее медленно опустились. На щеки легли пушистые ресницы.

– Что?

– Наверное, ты права, называя меня консерватором, но я очень рад, что ты женщина.

Он наслаждался вкусом Черити – истинно женским вкусом. И ощущением от ее истинно женских губ – мягких, теплых и щедрых. Старбак решил, что мог бы до конца своих дней не отрываться от них.

Когда она протянула руку и вцепилась ему в куртку, он понял, что который уже раз их мысли полностью совпадают.

Он покрывал поцелуями ее лицо, чувствуя, как его охватывает самая сильная из всех доселе испытанных им эмоций.

Первой мыслью Старбака было, что он влюбляется. Но это просто невероятно. Любому сарнианину известно, что этим устаревшим эвфемизмом обозначают чисто биологические функции. А Старбак не мог избавиться от странного ощущения, что он проделал весь путь сквозь пространство и время специально ради встречи с этой женщиной.

Снаружи снова пошел снег, пушистые белые хлопья невесомыми лепестками опускались на землю. А внутри джипа слышны были только вздохи.

– Твой брат удивится, куда я пропал, – пробормотал Старбак, касаясь губами ее уха.

– Дилан – умный парень, – еле слышно шепнула она, когда его губы прижались к ее виску. – Он все поймет.

– Этого-то я и боюсь.

Таких усилий ему еще не приходилось прикладывать никогда в жизни, но Старбак все же отстранился – в прямом и переносном смысле – от того, что так быстро превращалось в абсолютно нелогичную и непредсказуемую ситуацию.

Уголки ее губ, чуть припухших, темно-розовых, приподнялись в ободряющей усмешке. Старбак отметил, что ее гнев напоминает метеор: яркий мгновенный свет – и нет его.

– Мне двадцать восемь лет, Старбак, – сказала она. – И пусть Дилан возражает сколько его душе угодно, но чем я занимаюсь и с кем – его ничуть не касается.

Она наклонилась и потерлась губами о его губы.

– Удачи тебе в мозговом центре. Попытаюсь разыскать твои вещи. До встречи.

– До встречи, – откликнулся Старбак. Наедине с Черити ему было трудно, но собственное нежелание расставаться с ней привело его просто в смятение. – Несмотря на все мои обещания твоему брату, я хочу быть с тобой.

– Я знаю.

– Кроме того, вопреки здравому смыслу, я обнаружил, что ты мне совершенно необходима. И это приводит меня в ужас.

Обласкав его нежным взглядом, она легонько прикоснулась ладонью к его щеке.

– И это я тоже знаю.

– Я так и думал, – согласился Старбак. – Поскольку мы совершенно непостижимым образом постоянно думаем об одном и том же. – Не отводя взгляда от ее глаз, он боролся с желанием привлечь ее к себе и снова ощутить ее вкус. – Ты оказалась права. Это может стать огромной проблемой.

– Да, – не стала она отрицать.

– Но мы справимся.

– Да.

Ему показалось, что он заглянул в ее душу.

Лишь поцеловав ее на прощание и уже шагая в сторону лаборатории, Старбак вдруг осознал, на что сейчас согласилась Черити.

Заняться любовью с Черити после того, как он обещал ее брату не делать этого, было бы не только неэтичным и неразумным поступком, но и просто безумием.

Сама жизнь Старбака находилась в руках Дилана Прескотта. Без его помощи в вычислении временных координат Старбак запросто может вернуться на свою планету не в то время. Возможно, даже раньше, чем туда прибыли Древние Отцы с их высшим интеллектом, законами и логикой и превратили недружелюбную, примитивную планету в цивилизованную.

И это было бы самоубийством.

Так что же такое есть в Черити, что Старбак готов ради нее подвергнуться подобному риску?

Как все ученые, Старбак любил решать сложные задачи. Еще мальчишкой он обожал головоломки – чем сложнее, тем лучше. Он получал наслаждение, когда рассекал проблему на составляющие, более простые вопросы, один за другим решал их и, наконец, изрядно потрудившись, получал ответ.

Он не сомневался, что собственное усердие и помощь Дилана позволят ему решить и эту головоломку времени и пространства и благополучно вернуться на родную планету.

К несчастью, ответа на дилемму личного характера, подозревал Старбак, не найти при помощи логики или научного подхода. Он чувствовал, что поступает скорее как землянин, нежели истинный сарнианин. И все же он не мог припомнить, чтобы когда-либо получал такое удовольствие, как сейчас от поцелуя Черити.

Вот уж проблема так проблема, честно признал он. Но и самая восхитительная, соблазнительная, очаровательная проблема, с которой ему только приходилось сталкиваться.

Глава седьмая

СТАРБАКА НИСКОЛЬКО не удивили тщательные меры предосторожности в лаборатории. Он стоял перед всевидящим оком видеокамеры и уже собрался было нажать кнопку интеркома, как двери внезапно отворились.

– Привет, – произнесла Ванесса. – А я уж гадала, когда же ты появишься. – Она бросила взгляд через плечо Старбака. – Черити, полагаю, отправилась на работу.

– Да. – Старбаку все еще не удавалось приспособиться к светской беседе, столь привычной на этой планете. – В полицейский участок.

– Хоть сто лет проживу – не смогу понять, как может женщина стать офицером полиции, – сказала Ванесса.

– Я тоже, – отозвался Старбак.

Ванесса наградила его ленивой, подчеркнуто женской улыбкой, заставившей Старбака усомниться в том, что Дилан сумел завоевать эту женщину.

– По-моему, это такое неженственное занятие, – продолжала она. – Как ты считаешь?

Старбак был с ней согласен. Но от хищного блеска ее глаз ему стало определенно неуютно. Этот блеск да еще то, что эта женщина вызывала в Черити чувство неполноценности, заставили Старбака уклониться от прямого ответа.

– Черити мне кажется самой женственной из всех знакомых мне женщин. – За все тридцать лет жизни он не давал более искреннего ответа.

– Вот как. – Улыбка Ванессы стала ледяной; холод заморозил взгляд. – Что ж, если девушке нравится, пусть испытает себя.

– Конечно.

Любопытство в ее взгляде было окрашено легкой насмешкой.

– Ты странный тип, Старбак. А впрочем, разве все мы не странные?

Она натянула теплые кожаные перчатки.

– Пойду пройдусь, – доверительно сообщила она. – Когда я озадачена, прогулка по лесу, быстрым шагом здорово прочищает мозги. Проходи, – добавила она. – Секретарша в приемной вызовет Дилана.

С этим она вышла из здания и зашагала прочь, ни разу не оглянувшись. Старбак мгновение смотрел ей вслед, удивляясь, почему мягкое покачивание ее бедер не волнует его так, как это бывает, когда он видит Черити.

Затем, решив подумать над этим на досуге, вошел внутрь.

Старбака не удивило, что лаборатория Дилана оказалась куда прогрессивнее времени, в котором он живет. Учебники утверждали, что Дилан Прескотт – выдающаяся личность, и Старбак, после утреннего разговора с ним о теории путешествий во времени, был с ними полностью согласен.

Они довольно быстро пришли к выводу, что вызванные вспышками на солнце электромагнитные поля стали причиной отклонения его пути сквозь субпространство и световые годы.

Старбак, полностью удовлетворенный этой разумной гипотезой, тем не менее испытывал беспокойство от тревоживших его мыслей. Мыслей, которыми он не был готов поделиться с Диланом.

В самых дальних уголках сознания, насмехаясь над ним, по-прежнему жила странная идея, что вспышки на солнце – не единственная причина. А что, если – правда, это предположение просто выходит за всякие рамки! – он был затянут сюда Черити? Ее грезами?

Идея была слишком невероятной и тревожной, чтобы всерьез принять ее. Но полностью от нее избавиться он не мог, как ни пытался.


СПУСТЯ ТРИ ДНЯ после спасения Старбака Черити оказалась в полном тупике. Его вещи так и не нашлись. Ни единая душа не видела его до того, как она нашла его на дороге. Учитывая, что в этом отдаленном уголке мира, особенно зимой, приезжие были в диковинку, она вынуждена была прийти к выводу, что его ограбили на материке, потом привезли сюда и вышвырнули умирать.

Но кто это сделал? И почему?

Ни в одном из полицейских участков Новой Англии не зарегистрировали заявление о пропаже человека с описанием Старбака. Нигде не смогли ей дать доказательств существования человека по имени Брэм Старбак. Впечатление было такое, как будто он упал в ее жизнь с неба.

Старбак. Черити потягивала кофе и, постукивая пальцами по истертым ручкам старого отцовского кресла, пыталась отделить профессиональное отношение к смуглому таинственному незнакомцу от чисто личного.

Профессионал в Черити испытывал раздражение оттого, что она не справилась с простейшим случаем определения личности пропавшего. Женщина в ней не могла избавиться от мыслей о том, как темнеют от чувственного желания его глаза всякий раз, когда он смотрит на нее. Шеф полиции решил расширить сферу запросов – вплоть до Нью-Йорка; женщина мечтала, как чудесно было бы лежать с ним у бушующего в камине огня и слушать вьюгу за окном.

Впрочем, ей этого, похоже, никогда не узнать. Потому что этот парень, кажется, и впрямь решил соблюсти чертово обещание, данное Дилану. Прошедшие три дня Старбак от зари до зари работал в лаборатории. Ночи же проводил в комнате Дилана, наверху, появляясь лишь тогда, когда Черити теряла надежду дождаться его и засыпала.

Каждое утро он, выпив кофе, уже уходил, когда она только-только поднималась. А в те редкие мгновения, когда они все же оставались наедине, он витал мыслями в каких-то заоблачных далях, размышляя о чем-то важном и неотложном.

Более чем очевидно было, что он ее избегает.

И хуже всего, что это причиняло ей боль. И какую боль!

В энный раз клянясь себе относиться к Старбаку просто как к очередному случаю в ее профессиональной практике, Черити услышала звонок.

– Полицейское управление.

Вот этого-то мне сейчас и не хватало, мысленно застонала Черити, услышав сообщение о драке в местном баре. Портовая драка.

Ее заместитель, Энди Мэйфейр, отправился на обед, внезапно воспылав горячим желанием отведать в «Серой чайке» рыбной похлебки Николетт Дюпре. По тому, как ее пятидесятипятилетний помощник вспыхивал каждый раз при упоминании имени Николетт, Черити заподозрила, что она интересует его значительно больше, нежели похлебка.

Скрепя сердце, поскольку ей не хотелось ему мешать, Черити вызвала его по радиотелефону. Он не отозвался, и она поняла, что он оставил телефон в машине. Снова.

У нее было два выхода. Потерять кучу времени, чтобы поймать своего помощника в кафе, которое расположено на другом конце города. Или же справиться самой. Тот день, когда она окажется не в состоянии справиться с парочкой пьяниц, станет последним днем ее работы в полиции, после чего она снимет значок отца с груди.

Приняв решение, Черити покинула уютное тепло участка, забралась в джип и направилась в сторону порта.


СТАРБАК И ДИЛАН только-только закончили очередные расчеты, и Дилан сказал:

– Мы пропустили обед. Ты, должно быть, умираешь с голоду.

Старбак с удивлением обнаружил, как быстро пробежало время.

– Да, я голоден.

Дилан встал и сладко потянулся.

– В холодильнике, кажется, осталась пицца. Можно разогреть в микроволновке. Если только ты не хочешь чего-нибудь другого.

– Пицца подойдет, – сказал Старбак, не имея ни малейшего понятия, на что согласился. Но поскольку до сих пор все, что он пробовал на Земле, – особенно некая сказочная смесь под названием «ореховое масло» – имело восхитительный вкус, он горел желанием попробовать что-нибудь еще.

Пицца более чем великолепна, решил Старбак десять минут спустя. Правда, расплавленный сыр обжег ему небо, но все равно сочетание продуктов показалось ему самым настоящим гастрономическим волшебством.

Он как раз обдумывал техническую возможность захватить на Сарнию такое количество замороженной пиццы, чтобы хватило на всю оставшуюся жизнь, как на пороге столовой возникла Ванесса.

– Джентльмены не возражают, если я к ним присоединюсь?

– Разумеется, нет, – ответил Дилан.

– Не хотела прерывать вашу работу. – Ее хрипловатый голос напомнил Старбаку мурлыканье полярной кошки. А когда она прошла по столовой своей скользящей, расслабленной походкой, аналогия с кошкой стала еще заметнее.

– В данный момент ты прерываешь лишь беседу о великолепном вкусе острой пиццы, – отозвался Дилан.

Она с явным презрением оглядела коробку с сырными крошками.

– У вас с сестрой ужасающая манера есть все подряд.

Дилан расплылся в ухмылке.

– Уж лучше я доживу до восьмидесяти, наслаждаясь пиццей, чем до ста на тех низкокалорийных картонках, которыми ты поддерживаешь свое существование.

– Рисовые хлебцы весьма питательны. – Она достала с полки пачку. – Не хочешь попробовать?

– С удовольствием, – вежливо ответил Старбак. Интересно, насколько это невкусно?

Ответ на этот вопрос он узнал секунду спустя.

– Прекрасно, – похвалил он, старательно разжевывая черствый сухой кусок и запивая его глотком шипящей колы, предложенной Диланом.

– А ты лжец, – констатировала Ванесса тоном таким же сухим, как и тот рисовый хлебец, которым Старбак едва не подавился. – Но красивый. – Она с улыбкой взглянула на Дилана. – Как идут дела?

– Идут, как им и положено, – уклончиво ответил Дилан. – А как там Эмилия?

– Сегодня утром я рассчитывала расщепить клетку, но где-то заклинило. Опять. Ну, я прошлась, чтобы освежить мозги, и теперь, полагаю, этой чертовой проблеме от меня не уйти.

– Что ж, удачи тебе, – сказал Дилан.

– Благодарю. На этой стадии вегетативного размножения мне понадобится вся удача, на какую только я могу рассчитывать. – Она опустила глаза на часы и вздохнула: – Пожалуй, пора идти, поскольку удача с неба не свалится.

На пороге она задержалась:

– Вы будете работать допоздна?

Приглашение в ее голосе звучало так явно, что Старбак догадался: дело не в одном лишь научном интересе. За последние три дня он убедился в том, что отношения Ванессы Рейнолдс и Дилана Прескотта далеко выходят за рамки платонических и дружеских.

– Возможно. – Дилан обменялся взглядом со Старбаком. – У нас еще очень много дел.

– Мне хотелось что-нибудь приготовить вечерком. А для себя одной готовить скучно.

Ее тон снова понизился до мурлыканья полярной кошки.

– Извини, но, пожалуй, в другой раз, – виновато улыбнулся Дилан.

В уголках ее бледных губ залегли напряженные тени. Взгляд потяжелел.

– Разумеется. Ни за что не стану мешать гению.

Она бросила этот лестный эпитет ему в лицо скорее как оскорбление. И торжественно удалилась. Дилан вздохнул.

– Ох уж эти женщины.

– Похоже, она любит тебя, – заметил Старбак, хотя именно в этот миг ему пришло в голову, что в глазах Ванессы он не увидел огня желания, так ярко загоравшегося в глазах Черити каждый раз, когда она смотрела на него.

– Поначалу я тоже так думал, – пожав плечами, согласился Дилан. – Но потом пришел к выводу, что для нее секс то же, что велотренажер – раз в сутки по часу. В качестве упражнения для сжигания лишних калорий. Но Ванесса может быть по-своему восхитительной, – добавил он. – И не могу отрицать, что ум у нее острый, как бритва.

– Она говорила, что работает в области генетики?

– Ага. Пытается воссоздать Эмилию Бронте.

– Эмилию Бронте? – Имя зазвенело колокольчиками.

– Ага. Писательницу. Хотя, впрочем, откуда тебе знать. Она написала «Грозовой перевал» где-то в 1800-м. Пару лет назад на блошином рынке в Лондоне Ванесса купила медальон, как утверждают, принадлежавший Бранвеллу Бронте, брату Эмилии. В медальоне оказался локон, и Ванесса убеждена, что волосы принадлежат Эмилии. Вот она и вознамерилась воссоздать писательницу.

– Эмилия Бронте, – задумчиво повторил Старбак. – Ну конечно. – Он кивнул. – Когда Ванесса назвала меня Хитклиффом, это имя показалось мне смутно знакомым. У мамы есть экземпляр этой книги.

– Настоящий экземпляр? Переплетенный и все такое? – Дилан, совершенно равнодушный к деньгам, за исключением тех случаев, когда ему требо-валось выбить средства на свою работу, тем не менее не мог избавиться от мысли о стоимости такого раритета два века спустя.

– Книга переходит в семье по наследству, – объяснил Старбак. – Она уже изветшала до предела. Отец с тоской смотрел, как мама перечитывала ее, потому что от частого пользования выпадало все больше страниц.

– Могу себе представить, – покачал головой Дилан. – Твоя мать, похоже, натура романтичная.

– Вполне подходящее для нее определение, – согласился Старбак.

– А сестра? Она такой же романтик?

– О, Джулианна решительно отличается от мамы, – быстро ответил Старбак. – Она унаследовала гораздо больше отцовских черт, чем даже я, хотя, к сожалению, и не все.

– А именно?

– Большинство сарниан обладает способностью к телепатии, – объяснил Старбак. – Особенно те, кто происходит от Древних Отцов, как предки моего отца. Джулианна, к сожалению, этой способностью не обладает.

– А ты?

– Я – обладаю, хотя на Земле это нелегко. Я, например, получаю от Ванессы какие-то колебания, Черити называет их флюидами, но я не могу прочесть ее мысли.

– Может, оно и к лучшему, – решил Дилан. – Ну, а у меня? Мои мысли ты можешь прочитать?

– Не знаю. Сарниан с детства учат, что вторгаться в чужое сознание без приглашения невежливо.

– Ну, так я тебя приглашаю. – Дилан уселся поудобнее, закинул ногу на ногу и приготовился. – Давай, читай.

Что-то определенно блокировало телепатические волны Дилана. Старбак в замешательстве взглянул на него.

– Не могу. – Он сделал еще одну попытку и растерянно запустил пальцы в волосы. – Не понимаю.

– Может, разница в атмосфере.

– Может быть, – неуверенно согласился Старбак. – Но это очень неприятно. Будь я Джулианной, я впал бы в отчаяние.

– Но ей-то это несвойственно?

– О, нет. Джулианна никогда не выказывает отчаяния. Она неизменно спокойна, бесстрастна и безупречно логична. Для женщины – логична, – не мог не добавить он. – Эти ее удручающе твердые убеждения относительно равенства женщин с мужчинами…

Дилан, убирая бумажные салфетки, коробку из-под пиццы и две бело-красные банки в корзину для мусора, расхохотался.

– Похоже на Черити. У нас с тобой, Старбак, общего, оказывается, гораздо больше, чем только работа!

– Больше даже, чем ты думаешь, – пробормотал Старбак. – Обе наши сестрички не желают отказываться от потенциально опасной работы.

– Опасной?

Старбак, вздыхая, вспоминал секретное дознание своей сестры.

– Во время последней научной экспедиции Джулианна обнаружила пакет документов, порочащих Древних Отцов.

– Ваши предки были среди Древних Отцов, – припомнил Дилан.

– Верно. И наша история свято чтит их за то, что они принесли мир и разум на дикую, первобытную планету. – Брови его грозно сошлись. – Однако Джулианна утверждает, что на планете задолго до появления наших предков существовало здоровое матриархальное общество. Документы также утверждают, что Древние Отцы появились на Сарнии не с мирной миссией, но по приглашению супруга Древней Матери – правительницы планеты.

– Ну, ваше общество отнюдь не первое сочиняет небылицы, когда дело касается исторических фактов.

– Точно. Но если документы Джулианны окажутся подлинными, следовательно, вся система нашей веры и законов основана на фальшивом фундаменте. Найденный Джулианной дневник утверждает, что женщины в мире и процветании правили Сарнией на протяжении нескольких веков и мечтали о равенстве для всех.

– Это мнение существенно отличается от того, что ты мне раньше рассказывал о Сарнии, – согласился Дилан.

– Хуже того. У Джулианны еще есть письма, из которых следует, что супруг Древней Матери – не без помощи наших предков – огнем и мечом добился абсолютной власти. А когда все было закончено, всех членов правящих семей жестоко убили. А их детей отправили на луну Австралиану, где в результате возникло каторжное поселение для тех, кто не может приспособиться к суровым сарнианским законам. Законам, основанным на логике и разуме. И на несомненном биологическом превосходстве мужских особей.

Дилан тихонько присвистнул.

– Если эти документы и вправду подлинны, твоя сестра сидит на самой настоящей пороховой бочке.

Старбак нервно провел ладонью по волосам и выругался.

– Если кто-нибудь в институте узнает, над чем она работает, ее могут арестовать за ересь. Или же за государственную измену.

В тягостном, долгом молчании мужчины размышляли над этой неприятной возможностью.

– Что ж, – проговорил наконец Дилан, – полагаю, это еще одна причина побыстрее найти решение, как отправить тебя домой. На тот случай, если тебе придется вызволять сестру из тюрьмы.

Шутка явно не удалась.

Удрученные угрожающей Джулианне опасностью, мужчины вернулись в лабораторию и следующие два часа не отрывались от работы. Старбак только начал загружать в компьютер новые данные, как вдруг встал так резко, что стул перевернулся.

– В чем дело? – оторвался Дилан от ярко-зеленой компьютерной распечатки.

– Черити. Она в опасности.

Дилан нахмурился.

– Я так понял, что на Земле тебе не удается читать мысли.

– Ее мысли я читать могу. И она нуждается в поддержке. – Он обеспокоенно нахмурился, поскольку переводчик молчал. – Что это значит – поддержка?

– Помощь. – Дилан нажал пару нужных клавиш, чтобы уберечь информацию от любопытных глаз. После этого он тоже вскочил на ноги. – Ты не видишь, где она сейчас?

Старбак закрыл глаза и сосредоточился на том, что сейчас было перед глазами Черити. Видение было расплывчатым, как будто он вглядывался в него сквозь густой туман.

– Очень много деревьев.

– Великолепно, – буркнул Дилан. – Это может быть где угодно на острове.

– И скалистый берег с узенькой полоской серого песчаного пляжа.

– Ну, круг поисков сужается, – кивнул Дилан. – Попытайся еще.

Сердце Старбака так колотилось, что он не мог как следует сосредоточиться. Ему потребовалось некоторое время, чтобы догадаться, что это страх, поскольку он никогда не испытывал подобного чувства – даже в свой первый день на острове, когда ждал верной смерти от ледяной метели.

– Вижу старое здание. На нем вывеска. На вывеске написано: «Искусственное разведение рыб».

– Знаю. – Дилан схватил куртку и зашагал к двери.

– Погоди, – вдогонку крикнул Старбак. – Она не там.

– Что?

– Она проехала это здание на пути к своей цели.

– Куда именно? – От волнения Дилан охрип.

– Вижу маяк. Лодки. И множество ярких буйков, качающихся на воде.

– Они ограничивают ловушки для омаров, – определил Дилан. – Значит, она на причале.

– Да, – кивнул Старбак. – Появилось еще одно здание. Вывеска гласит: «Жареные моллюски».

– Дьявольщина, – пробормотал Дилан. – Это портовый бар – черт его знает, во что она может впутаться там в это время.

Старбак не забыл, как у него на глазах в группе джанурианских воинов завязалась драка из-за прекрасной барменши с Алеана. Эти парни тогда перебрали Росы Эноса. Жесточайшая схватка превратила бар в руины.

– Я встречу тебя прямо на месте, – сказал он, не желая тратить уйму времени, передвигаясь в машине Дилана по заснеженным дорогам.

Он скрестил руки на груди, сфокусировал все частички своего существа на нужной цели – и исчез из лаборатории.


ЧАРИТИ ТВЕРДО НАМЕРЕВАЛАСЬ не допустить, чтобы довольно безобидная потасовка переросла в кровавую драку. Опыт научил ее, что спокойное слово, тихий, но не терпящий возражения голос способны разрешить ситуацию куда эффективнее физической силы. Или даже огнестрельного оружия.

Даже в такой полной опасности ситуации. Парочка ловцов омаров обвиняла двух других в краже улова, а здесь это приравнивалось к краже лошади на Старом западе. Кроме того, обе стороны приложились к спиртному, что отнюдь не облегчало положение.

Черити еще пыталась разобраться во всех обстоятельствах дела, когда дверь отворилась и внезапная вспышка света озарила такое знакомое ей лицо.

Старбак был в буквальном смысле еле жив. Астробросок физически до предела измотал его. Набираясь сил, он огляделся, чтобы разобраться в ситуации.

Портовый бар практически ничем не отличался от таверн при астропортах его родной галактики. Духота от густого синего дыма усиливалась запахами рыбы, пота и затхлой сырости, составляя разительный контраст с солоноватым морозным воздухом на улице.

На полках бара красовались основные напитки – виски, водка, текила, ром и джин. Бутылка джина настолько запылилась, что не приходилось сомневаться в ее непопулярности среди завсегдатаев бара. На столах вперемешку валялись пустые пивные бутылки и скорлупа от орехов.

Мелкие неоновые лампочки моргали, безуспешно пытаясь пробиться сквозь сигаретный дым. Над стойкой бара свисали еще три голые лампы, но и им не удавалось разогнать полумрак.

Поверхность украшающего стену зеркала помутнела от времени, и там отражались уродливо искаженные лица посетителей. Латунное ограждение у стойки бара полностью истерлось. Картина прямо над стойкой изображала дородную женщину в высоченных болотных сапогах и вызывающего вида шляпе, лихо заломленной на белокурой голове.

Посреди помещения четверо мужчин в толстых рабочих куртках и шапках уставились друг на друга, сжав кулаки и гневно стиснув зубы. У одного из них губа была разбита в кровь, а другой потирал синяк под глазом. Старбак догадался, что Черити прервала драку. Она стояла посреди этой четверки и казалась очень маленькой и беззащитной.

– Какие проблемы? – произнес он, направляясь в ее сторону.

– Ни единой, с которой я бы не справилась, – последовал ее ответ.

– Не твое чертово дело, – в один голос с ней парировал парень с расквашенной губой.

– Ну, какова бы ни была эта проблема, уверен, что мы можем ее решить без кровопролития, – высказался Старбак, игнорируя направленные на него яростные взгляды.

– Старбак… – В тихом голосе Черити слышалось предупреждение.

Он не обратил на это внимания, так же как и на взгляды.

– Логика может быть весьма полезным орудием.

– Какого черта, кто это такой? – прошипел тот, что с синяком.

– Меня зовут Брэм Старбак. – Он протянул руку. – А вы?..

– Заткнись! – Более высокий из двух предполагаемых браконьеров развернулся, чтобы уйти, мимоходом отпихнув Черити.

От вида здоровенной красной ручищи на плече Черити все перевернулось внутри у Старбака. Раньше он никогда не использовал физическое насилие, но сейчас что-то темное и примитивное, что-то откровенно несарнианское забурлило в его крови. Он рванулся вперед со скоростью, почти неуловимой для человеческого глаза.

Доказательством того, что он вообще сдвинулся с места, стали четверо мужчин, один за другим, как поленья, рухнувшие замертво на пол.

Старбак, склонившийся над поверженными противниками, не мог припомнить, чтобы когда-либо в жизни испытывал столь бурный прилив жизненных сил. Явно удовлетворенный, он сжал пальцы.

Годами он изучал искусство Тал-шойна, наслаждаясь скорее моральным, чем физическим превосходством, которое оно давало ему над врагом. Но в древнем боевом искусстве была еще одна, темная, редко упоминаемая сторона. Одно неосторожное движение могло мгновенно и непоправимо переломить шею противника.

Хотя Старбак и почувствовал на один-единственный миг искушение убить этих людей, но ему все же удалось сдержать мощь своих пальцев.

– Что ты наделал, черт возьми? – потрясая кулаками, обернулась к нему Черити.

– Они скоро очнутся, – заверил Старбак. Похоже, что она на него сердится. Но это, разумеется, немыслимо. Она должна быть благодарна, что ему удалось спасти ее без особого насилия. – Правда, какое-то время им будет трудно вертеть головой.

– Ты не имел никакого права бить их.

– Ты звала на помощь.

– Ничего подобного!

– Звала, – кивнул он. – Точно.

У нее действительно на один миг возникло желание позвать на помощь, если положение ухудшится. Она всегда так делала в Калифорнии. Но ведь это желание всего лишь искоркой промелькнуло в ее сознании.

Ей пришлось оставить эти мысли, поскольку спорщики начали с отчаянными охами приходить в себя. Вид у них был куда более смирный, чем до того.

Черити размышляла, что с ними делать дальше, но тут дверь в бар снова открылась, и на пороге появился Дилан. Из-за его спины выглядывало сконфуженное лицо Энди Мэйфейра.

– Я предполагал, что тебе понадобится небольшая поддержка, – вместо приветствия обратился к ней Дилан. – Но у вас со Старбаком, похоже, все под контролем.

– Это у меня все было под контролем, – рявкнула Черити, – до тех пор, пока Старбак не вмешался!

– Вмешался?! – В глазах Старбака светилось недоверие, а его прежнее удовлетворение растаяло, как утренний туман над морским берегом. Даже если бы у нее выросла вторая голова, как у жителей планеты Дуалити, Старбак не был бы поражен больше.

– Вот именно. Вмешался. – Она стрельнула в него взбешенным, злобным взглядом. – Тебе еще повезет, если я не арестую тебя за препятствие действиям органов охраны порядка.

Она обернулась к Энди.

– Давай-ка пока запрем этих парней, чтобы они могли проспаться. А уж потом я, – она ткнула пальцем в Старбака, – поговорю с тобой.

Старбак, всегда готовый наслаждаться мелодичным голоском Черити, тем не менее догадался, что предстоящий разговор обещает быть малоприятным.

– Ну, так. – Радостный тон Дилана сильно отдавал фальшью. – Раз здесь полный порядок, я, пожалуй, вернусь к работе.

– А ты боишься собственной сестры, – диагностировал Старбак.

– Это точно, – согласился Дилан. – Я всегда старался избегать рассерженных женщин с оружием в руках.

Он потрепал Старбака по плечу и вручил ему несколько сложенных зеленых банкнот.

– Пока ждешь ее, купи себе капельку шотландского мужества, – предложил он. – Удачи тебе. Если останешься в живых, увидимся позже в лаборатории.

И с этим зловещим напутствием Дилан удалился.

Старбак огляделся и обнаружил, что все еще находится в центре всеобщего внимания. Убедив себя, что выпивка для поддержки мужества ему не требуется, что у него просто пересохло во рту, он направился к стойке бара.

– Чего изволите? – спросил бармен.

Он чуть было не попросил фляжку эля «Сирокко», но, вовремя вспомнив, где находится, ответил:

– Вот как у него. – И указал на рыбака, восседающего рядом с ним на высоком стуле. Прозрачно-янтарная жидкость определенно напоминала эль.

– Неплохой выбор, – согласился бармен. Затем поставил на стойку бокал и нажал на рычаг. Пенистая жидкость хлынула в бокал и перелилась через край, на что бармен не обратил ни малейшего внимания. – Один бакс.

Не представляя себе достоинства банкнот Дилана, Старбак вытащил одну бумажку из пачки и положил перед барменом, надеясь, что этого хватит. Бармен сгреб деньги в общую кучу и вернул Старбаку несколько зеленых бумажек.

– Ты в наших местах новичок.

– Да. – Старбак осторожно отхлебнул сверкающий золотистый напиток, ощутил щекотание пены на губах – и наконец проглотил. Напиток оказался мягче, чем тот эль, к которому он привык, напоминал по крепости скорее воду, чем алкоголь.

– Раз ты знаешь Дилана Прескотта, то, должно быть, работаешь на его фабрике мозгов, – не то установил, не то спрашивал бармен.

– Да, – уклончиво ответил Старбак. – Я работаю в его лаборатории. – Он сделал еще один глоток, и на этот раз пиво показалось ему вкуснее.

– Над чем?

– Простите?

– Над чем вы работаете? Или это государственная тайна?

– Да. Это тайна.

– Угу. Я так и думал, – без всякой обиды согласился бармен. Он принялся вытирать мокрой тряпкой стойку. – Все, что там делается, по большей части шито-крыто. Вот почему я и не удивляюсь всем этим рассказам об инопланетянах.

– Инопланетянах?

– Зеленых человечках, – подсказал сосед Старбака у стойки. – Уйма зеленых человечков приземлилась на корабле посреди городской площади и сломя голову удрала в лес.

– А сам их корабль сверкал голубым светом, – поделился человек, сидевший по другую сторону от Старбака. – Я как раз ехал домой, и этот чертов свет чуть меня не ослепил.

– И вовсе не голубой, – возразил первый, – а белый. А форма – как у сигары.

– А я слышал, что это была серебристая летающая тарелка, – вставил бармен. Не задавая лишних вопросов, он взял пустой бокал Старбака, снова через край наполнил его и вытащил бумажку из кучи денег, так и лежавшей на стойке.

– Нет, голубой, – настаивал человек слева. – Полный зеленых человечков трех футов высотой, с одним горящим глазом посреди лба.

– Да ничего подобного, – не уступал другой посетитель. – Рост у них был не меньше семи футов, и они были в костюмах как будто из фольги Рейнолдса.

– Да ты сам посуди, откуда инопланетянам взять эту фольгу Рейнолдса? – закричал от соседнего стола еще один посетитель.

В последующие двадцать минут все до единого посетители бара оказались ввязанными в спор об инопланетянах, прилетевших сюда то ли с мирной миссией, чтобы предупредить о грозящей вселенской катастрофе, то ли с военными целями и желанием поработить землян, то ли просто в поисках невест, поскольку на их планете не хватает женщин.

Старбак молча потягивал пиво в ожидании Черити и гадал, что сделали бы эти люди, если бы узнали, что один из инопланетян, которых они с таким жаром обсуждают, находится сейчас среди них.

– Ну а ты как думаешь? – неожиданно обратился к нему бармен.

– Об инопланетянах?

– Ну а о ком же еще? Ты-то как считаешь, зачем они сюда прилетели?

Старбак пожал плечами.

– А разве есть доказательства их существования?

– Ну конечно, есть! – кивнул его сосед. – В прошлом месяце я участвовал в конференции, посвященной НЛО, и своими глазами видел доказательства.

– Доказательства?

– Фотографии. Тонны снимков. Ну, хотя бы той тарелки, что приземлилась на земле одного фермера недалеко от Нью-Йорка. Когда она улетела, у его коров надои снизились с двух с половиной бидонов до одного. Это плохо. Но зато у этого фермера жена страдала кошмарным артритом. Просто двигаться не могла. А после появления тарелки артрита как не бывало, и она пустилась в пляс.

– Все это очень интересно, – вежливо отозвался Старбак.

– Это истинная правда.

– Что ж, – сказал Старбак, – если инопланетяне действительно существуют – уверен, что они прилетели с миром.

– Именно так, наверное, говорили поляки о немцах перед самым началом второй мировой войны, – буркнул один из собеседников.

От дальнейшего обсуждения Старбак был спасен появлением Черити. Но один-единственный взгляд на ее мрачное лицо и пылающие синие глаза – и Старбак решил, что, наверное, глагол «спасен» выбран им не совсем удачно.

Глава восьмая

– ПОСМЕЙ ТОЛЬКО ПРОИЗНЕСТИ хоть слово до того, как мы войдем в дом и я отправлю тебя туда, где подобрала, – предупредила его Черити, выйдя из бара и направляясь к джипу.

Прислушавшись к едва сдерживаемой ярости в ее голосе, Старбак решил, что это не пустая угроза. Он напомнил себе, что мысли женщин часто для мужчин непостижимы, и, не желая еще больше расстраивать ее, всю дорогу держал язык за зубами. Он молча следил за пробегающими мимо заснеженными окрестностями и размышлял, что же могло до такой степени вывести ее из себя.

Старбак не сомневался в необходимости существования правоохранительных органов. На его планете полиция служила лишь для поддержания порядка среди пришельцев. Обычный сарнианин был слишком бесстрастен, чтобы даже в мыслях преступить закон. Уж слишком нелогичным был бы такой поступок.

Разумеется, появлялись и такие личности, чьи биопсихические извращенные наклонности заставляли их совершать действия, представляющие угрозу для окружающих. Но таких быстро изолировали от общества и в тяжелых случаях, когда не помогали лекарства, отправляли на луну Австралиану на пожизненное поселение.

Старбаку вспомнилось, как Джулианна летала на Австралиану для изучения условий жизни поселенцев. Вернувшись из поездки, она потрясла Старбака пылким восхищением бывшими сарнианами, тем, как каждый из них самостоятельно выбирает себе занятие по душе.

Она уверяла, что жители Австралианы поразительно счастливы для людей, полностью изолированных от цивилизации. В то время Старбак не придал особенного значения рассуждениям Джулианны. Теперь же ему пришло в голову, что его внешне такая сдержанная сестричка, возможно, порой чувствовала те же сковывающие путы общества, которые так мешали ему самому.

Эта мысль, наравне с другими, посещающими его в последнее время, стала для него настоящим откровением.

Подумать над предположением, что он, может быть, недооценивал Джулианну, Старбаку не хватило времени. Они уже добрались до дома Черити.

Все еще излучая ледяной холод, она выскочила из джипа и с треском захлопнула за собой дверцу. Старбак, тяжело вздохнув, последовал за ней.

Они вошли в дом через дверь на кухне. Камин потух, но электрообогреватель поддерживал в комнате приятную температуру. Старбак проследил взглядом, как она сняла куртку, повесила ее на крючок за дверью и налила в чайник воды.

– А кофе? – спросил он с небрежностью, имевшей целью скрыть разочарование. Он сильно пристрастился к черному, чуть горьковатому горячему напитку.

– Учитывая мое состояние, лишняя капля кофеина может заставить меня пригвоздить тебя этими ножами к стене.

Старбак, следуя ее указующему жесту, взглянул на несколько ножей с черными ручками, которые торчали из чурбачка над плитой.

– Нет-нет, тогда лучше травяной чай.

Ее следующий взгляд почти не отличался от одного из этих самых ножей.

– Не смей разговаривать со мной таким покровительственным тоном!

– Я не говорил покровительственным тоном.

– Правда?

Кот поднялся с подстилки, потянулся и принялся требовать ужин. Черити повиновалась, чертыхаясь сквозь зубы.

– Нет, – повторил Старбак, когда кот был накормлен. – Я и не думал говорить с тобой покровительственно.

Она долго разглядывала его и наконец решила принять его слова на веру.

– Прекрасно. Потому что я этого терпеть не могу.

– Можно спросить, чем ты так рассержена?

– А ты что, не понимаешь?

– Если бы понимал, то не спрашивал бы у тебя, – ответил он вполне логично. Немедленного ответа не последовало, и он добавил: – У тебя месячный цикл?

– Интересно, почему это каждый раз, когда женщина злится на мужчину, – злобно набросилась она на него, – причем резонно злится, обрати внимание, он не находит ничего лучшего, чем припомнить ее месячные? Так вот, у меня их нет. Хоть это тебя и не касается, – съязвила она.

– При обычных обстоятельствах это меня в самом деле не касалось бы, – согласился он. – Однако сейчас не подлежит сомнению, что ты злишься на меня. Поэтому с моей стороны вполне логично попытаться найти разумную причину твоему необычно скверному настроению.

– Иди ты знаешь куда со своей логикой! – яростно выпалила она. – Разве есть логика в том, что ты вмешался в мою работу?

При виде гневных искр, брызнувших из ее глаз, Старбак на мгновение опешил. В жизни не встречал более страстной натуры, решил он.

– Ты была в опасности.

– Ни в какой опасности я не была. Я держала ситуацию в руках, черт бы тебя побрал!

Она рванулась к нему, остановилась напротив, чуть не наступив на кончики его ботинок, и ткнула пальцем ему в грудь:

– Я тебе уже говорила, Старбак, что, прежде чем вернуться на Касл-Маунтин, я ловила продавцов наркотиков, убийц и насильников, которые были значительно опаснее этой четверки пьяниц. Я держала все и всех под контролем, – пылко повторила она. – Так откуда взялось твое чертово желание вмешаться?

– Вмешаться? – Старбак тоже стал терять терпение, чего с ним не случалось никогда в жизни. – Так ты называешь спасение тебя по твоей просьбе?

– Я ни о чем не просила.

– Нет, просила, мысленно. И нам обоим это известно. Я был тебе нужен, Черити Прескотт. И я пришел.

– Никто мне не был нужен! – бушевала она.

– Вот тут ты не права. Ты можешь быть офицером полиции, но природу тебе не изменить. Ты всего лишь женщина.

– Всего лишь женщина?

– Да. Женщина. Даже ты не можешь отрицать, что физически вы – более слабый пол. А следовательно, это забота более сильного пола – мужчин, – вас защищать. А раз у тебя нет отца или мужа, а твой брат задерживался, эта обязанность падала на мои плечи.

– Ни черта подобного! Ничья я не обязанность! – От его откровенного мужского самодовольства она вся кипела. – Ты не имел права так поступить.

– Напротив. Я имел на это все права.

– Это ты так думаешь.

– Я это знаю, – яростно бросил он в ответ. – Потому что вопреки всякому здравому смыслу я, кажется, влюбляюсь в тебя, Черити Прескотт.

Черити чуть не взвилась до небес. Но тут же эти потрясающие слова, высказанные так просто, казалось, выпустили из нее весь пар.

– Это невозможно.

Свисток чайника требовательно и резко разорвал внезапную тишину. Черити бросилась к плите.

– Чаю хочешь? – Ей самой не понравилась дрожь в ее голосе.

– Я думаю, ты знаешь, чего я хочу, Черити, – мягко ответил Старбак ей в спину.

Черити закрыла глаза и постаралась собраться с силами.

– Слишком ты торопишься.

Именно тут он понял, что ждал эту женщину долгие столетия. Но говорить сейчас об этом было бы неуместно.

– Да, наверное, – согласился он. – И это совсем не похоже на меня. Обычно я действую медленно, рассчитав предварительно все последствия.

– Типичный ученый.

– Да. Но вот ты далека от типичной женщины, Черити. Видимо, именно этим и объясняется моя абсолютно нехарактерная реакция на твои чары в последние три дня.

Уж не говоря о ночах. Ее чувственные грезы заполонили его сознание, вызывая физическую боль в теле и прогоняя сон.

Чтобы хоть чем-то занять руки, она налила кипяток в чашку, опустила туда же пакетик чая и сделала вид, что не может оторвать взгляд от воды, медленно окрашивающейся в светло-янтарный цвет.

– Но ты же практически совершенно игнорировал меня с тех пор, как…

– Мы тем утром поцеловались перед лабораторией.

– Да. – Она ни за что не хотела показывать ему, насколько ее ранит его железное самообладание. – Я решила, что ты передумал. Что я больше не нравлюсь тебе.

– Просто ты настолько притягивала меня, что я вынужден был держаться подальше, чтобы не причинить тебе вред.

– О! – Черити подумала над его словами, и ей стало немного легче. – Полагаю, я и сама была не на высоте, – призналась она. – Мне вовсе не свойственно кидаться в объятия к незнакомым мужчинам.

– Надеюсь, так оно и есть.

Черити бросила быстрый взгляд через плечо.

– А, мужское «эго», – усмехнулась она. – Как смеют мужчины настаивать на том, что они – сильный пол, при том что у них такое уязвимое «эго»? Не представляю.

Улыбка против ее воли смягчила ее взгляд, и Старбак почувствовал, что спорить с Черити ему хочется меньше всего.

Словно прочитав его мысли, она оставила свой чай и снова подошла к нему. Только на этот раз, вместо того чтобы ткнуть ему пальцем в грудь, она прижала к ней ладонь.

– Я хочу тебя, – призналась она хриплым голосом, легким дымком окутавшим его. – И пусть в этом нет ни капельки здравого смысла, но все равно мне кажется, что я хотела тебя еще до того, как познакомилась с тобой.

Это лишь его воображение или он в самом деле ощущает тепло ее ладони на своей груди?

– Когда фантазировала, будто мы вместе на пляже Венецианского залива?

– Именно. Однако я много думала над этим последние несколько дней, Старбак, и пришла к выводу, что, отправившись с тобой в постель, сделала бы, наверное, огромную ошибку.

– Я не обижу тебя, Черити.

Это признание было вознаграждено еще одной легкой улыбкой. Она приподняла ладонь к его щеке.

– О, ты сделаешь это не специально, – сказала она, когда он открыл было рот, чтобы возразить. – Но сделаешь непременно.

Глаза ее были синими, огромными и такими беззащитными. Заглянув в них, Старбак понял, что она права.

Даже если бы Дилан и не описал ему ее щедрую натуру, Старбак все равно догадался бы, что она не из тех женщин, которые способны завязать легкую, ничего не значащую интрижку.

Черити Прескотт – натура теплая и любящая. Она заслуживает семьи, мужа, который будет любить ее так же сильно, как и она его, детей, которых они будут любить оба. А он всего этого дать ей не может.

Если он поддастся порыву, который охватывает его всякий раз, когда она оказывается рядом, и отправится с ней в постель, какое будущее может он ей обещать?

Никакого, мрачно признал Старбак. Решительно никакого.

– Ты права. – Он медленно отстранился. – Нет сомнений, что ты из тех женщин, с которыми связывают свою жизнь навсегда.

Что же делать? Всю жизнь его учили быть предельно честным. Но никогда правда не ранила так жестоко.

– Как бы ни хотелось мне обещать тебе счастливое будущее, Черити, я не могу дать тебе то, что тебе нужно. Чего ты заслуживаешь.

Черити потребовалось огромное усилие, чтобы скрыть, какой удар он нанес ей своим отказом. Казалось, будто Старбак полоснул ее ножом по сердцу.

А чего ты, собственно, ожидала, дурочка? – спрашивала она себя. Возвышенного, коленопреклоненного предложения руки и сердца от мужчины, всего лишь три дня как объявившегося в твоей жизни?

Да. К несчастью, она глупейшим образом ожидала именно этого.

– Что ж. – Она закусила губу и отвернулась. – В чем, в чем, а в отсутствии искренности тебя никакая женщина не обвинит, Старбак.

– Я не умею быть другим.

Было что-то такое в его простодушной откровенности в те самые мгновения, когда любой другой мужчина если и не солгал бы, то хотя бы завуалировал правду, от чего сердце Черити всякий раз прощало его.

Она взглянула на часы-кукушку. Скоро стемнеет. Ночь. Время отправляться в постель. Воспоминание о том, как она проснулась в объятиях этого человека, заставило ее пульс пуститься вскачь.

– Когда тебе нужно вернуться в лабораторию?

– Через час.

– Так скоро… – Она и пытаться не стала скрыть разочарование.

– Очень много работы, Черити, – тихо сказал Старбак. – И основную ее часть необходимо закончить до ослабления вспышек на солнце.

Разочарование на ее лице мгновенно уступило место любопытству.

– Вспышек на солнце? А что, вы с Диланом исследуете их влияние на эмоции людей?

– Это один из аспектов нашей работы. – Интересно, что сказала бы Черити, если бы узнала об основной цели их занятий?

– Меня бы здорово утешило, если бы вы доказали, что именно вспышки заставляют всех, и меня в том числе, поступать по примеру героев «Сна в летнюю ночь».

У его матери эта пьеса была записана на голограмме, поэтому Старбак тоже познакомился с веселой комедией ошибок Шекспира. И он решил, что она определила верно – лишь за одним немаловажным исключением. Его чувства к Черити вызваны отнюдь не сказочным цветочным нектаром. Они были удручающе реальны.

– Очень может случиться так, что вспышки виноваты во всем, что с нами произошло, – согласился он. – Но только не в моих чувствах к тебе.

Она все гадала: почему же он, если искренне верит в то, что влюбился, не хочет предложить хотя бы видимость союза? Кошмарная мысль вдруг пришла ей в голову.

– Ты женат?

– Женат?

Старбака потрясло, что она могла даже предположить подобное. Если бы он был из тех безответственных мужчин, которые с легкостью идут на внебрачную связь, то давно бы уже наслаждался прелестями Черити в постели.

– Нет. Конечно, я не женат.

– Ты уверен? Ведь у тебя, в конце концов, амнезия, и вполне возможно…

– Я не женат, – твердо повторил он.

– Обручен?

Он уже не раз убеждался в своей способности увиливать от прямого ответа и даже врать при необходимости. Но ее умоляющие синие глаза заставили Старбака сказать правду там, где вполне хватило бы и лжи.

– Кажется, я припоминаю, что был связан с одной женщиной.

– О! – Плечи Черити поникли. – Что ж, ни за что не стала бы вторгаться во владения другой женщины.

– Но она разорвала наши отношения.

– О! – Возможно, ему лишь показалось, но Старбак мог поклясться, что едва заметная улыбка тронула утолки ее губ.

Он мог бы остановиться на этом. Наверное, ему даже стоило бы остановиться. Но честность не позволила ему.

– Я надеялся изменить ее решение.

Легкая улыбка растаяла, облачко затуманило ее дивные глаза.

– Что ж. Уверена, что тебе это удастся. Не могу себе представить, чтобы тебе не удалось хоть какое-то дело, – ровным тоном добавила она.

Ему хотелось рассказать Черити о том, что встреча с ней поставила под вопрос абсолютно всю его жизнь, включая и Селу. Ему невыносимо хотелось заключить ее в объятия и испытать с ней то, что, как он подозревал, потрясло бы все его существо. Ему отчаянно хотелось остаться здесь, с ней, навсегда.

– У моей бабушки Прескотт была присказка, – тихо произнесла Черити. – Если бы желания были лошадьми, нищие были бы всадниками.

Он смотрел на нее. Вглядывался упорно, глубоко. Неужели он до такой степени потерял контроль над собой, что высказал свои желания вслух? Или же она прочитала его мысли?

– Мы с тобой как будто связаны живой нитью, – медленно сказал он. – Ты звала меня…

– Я тебя не звала.

Он лишь махнул рукой на ее возражение.

– Ты звала меня, – упрямо повторил он. – И я пришел. А сейчас, хотя всем известно, что это невозможно, ты проникла в мое сознание, прочитала мои мысли.

– Я не читала твои мысли.

– Тогда откуда ты узнала, о чем я думал? О чем я мечтал?

– Я читала у тебя на лице, – ответила Черити. – У тебя очень выразительное лицо, Старбак.

– Правда?

Это сюрприз. Придется по возвращении на Сарнию поработать над своим лицом. Испытывать какие-либо эмоции уже не желательно; но их проявление навеки уронило бы его в глазах ученых мужей.

Черити рассмеялась, увидев, как в его глазах удивление сменилось тревогой, а потом твердым намерением. Он такой открытый, этот мужчина, в которого она, похоже, готова влюбиться. Такой искренний. И так не похож на Стивена. Для ее бывшего мужа лгать и изворачиваться было так же естественно, как дышать. Он занимался этим постоянно, без всякой надобности.

– В данный момент очень выразительное лицо у тебя, – пробормотал Старбак. Он провел пальцем по сердито сжавшимся губам. – Надеюсь, не я вызвал эту гримасу.

От этого легкого прикосновения кожа у нее загорелась. Ну почему – несмотря на то, что оба знают о бесперспективности отношений между ними, несмотря на то, что оба клянутся не продолжать эти отношения, – почему они не в силах удержаться от прикосновений?

– Нет. Я думала совсем о другом человеке.

– О том, что тебя обидел?

– Я не хочу говорить о Стивене, – поспешно возразила она и отстранилась. – Я не хочу о нем даже думать.

Один раз в жизни она позволила сердцу взять власть над разумом. Пережив эту катастрофу, она поклялась никогда не отдавать сердце мужчине. И вот, пожалуйста, она на пороге той же самой ошибки.

Старбак кивнул.

– Я могу понять, какая это болезненная тема.

– Совсем не болезненная, – вспыхнула Черити. – Просто мысли о нем приводят меня в дикую ярость.

В который раз Старбак убедился, что в мире нет более привлекательного зрелища, нежели сполохи раздражения в синих глазах Черити. В который раз в нем вспыхнуло желание. В который раз он напомнил себе, что не имеет на это права.

А Черити следила за волнами эмоций, пробегавших по его лицу. Страсть, желание, твердое решение. И опять между ними выросла стена – и она очутилась по другую ее сторону. Брэма Старбака нелегко понять. И любить его непросто.

Скрипучая пташка выскочила из своего домика, возвещая время, и разорвала напряженную тишину, которая становилась все более и более опасной.

Старбаку неожиданно пришло в голову, что эта птичка сравнима со многими землянами, встречавшимися на его пути: странная, забавная, абсолютно неразумная и удивительно привлекательная.

– Тебе пора назад, в лабораторию.

– Да. – В голосе Старбака слышалась не меньшая неохотность.

– Может, возьмешь джип? Я уже никуда не поеду.

– Спасибо. – Он кивнул. – Ты так добра.

– Мне всегда говорили, что это мое слабое место.

Он одарил ее одним из своих долгих, вдумчивых взглядов.

– Может быть, – наконец согласился он. – Но это и одно из твоих самых подкупающих качеств.

Не в силах устоять перед соблазном нежных розовых губ, он приподнял ее подбородок и легким, едва заметным движением прикоснулся к ее губам. И все равно поцелуй потряс его. Старбак уронил руки и отступил на шаг назад.

– Статическое электричество, – высказала предположение Черити, с трудом шевельнув горевшими от его прикосновения губами. – У коврика нейлоновая основа.

– Несомненно, все дело именно в этом, – согласился Старбак, с горячностью хватаясь за любое научное объяснение очередного головокружительного опыта. И опять он не мог не заметить, насколько совпадают их мысли. – Дилан, наверное, уже гадает, куда я делся.

– Если мой брат работает, то у него прямо под ногами может разверзнуться земля, а он и бровью не поведет, если только его драгоценный компьютер не провалится в трещину, – сухо возразила Черити.

Старбак улыбнулся.

– Джулианна не раз говорила обо мне нечто подобное.

– Джулианна – это твоя сестра, – припомнила Черити. – Какой-то-там-антрополог.

– Ксеноантрополог.

– Точно. Я бы хотела познакомиться с ней. Похоже, у нас много общего.

Вообще-то Старбаку не доводилось встречать двух настолько различных женщин. Но обеих он любил, каждую по-своему.

– Чтобы вы обсуждали меня, будто срез под микроскопом? – с улыбкой ужаснулся он. – Я тебя знаю, Черити Прескотт. Через пять минут после встречи с Джулианной ты выведаешь у нее все мои секреты.

– Так, значит, у тебя много секретов, Старбак? – коротко и неуверенно хохотнув, спросила Черити, не умея скрыть, что это не праздный вопрос.

– Достаточно, – честно признался Старбак. Она, похоже, собралась копнуть поглубже, и он поспешно добавил: – Мне действительно пора.

– Разумеется. – Протягивая ему ключи от джипа, Черити с деланной беспечностью пожала плечами. – Поосторожнее за рулем.

– Я сделаю все, что в моих силах, чтобы не разбить твой моби… твой джип, – тут же поправился он.

Старбак взглянул на часы, проклиная своего нового врага – время. Хоть он и знал, что ему следует от зари до зари пропадать в лаборатории, желание насладиться каждой минутой оставшегося у него на Земле времени с Черити не покидало его.

– Может быть, если тебе удастся закончить дела в разумно короткий срок, – предложила Черити, – поужинаем вместе?

И опять она читала его мысли. Эта очевидность его одновременно поражала и удручала.

– Я был бы счастлив. Но мне бы не хотелось доставлять тебе хлопоты с приготовлением ужина.

Черити расхохоталась.

– Я не намерена подвергать тебя такому страшному риску, Старбак. Пиццу-то я сумею разогреть.

– Превосходно. – Черити и пицца. Настоящая нирвана.

Он наклонился и легко, быстро прикоснулся губами к ее губам. Этот поцелуй повлек за собой другой, потом еще и еще, пока у обоих не перехватило дыхание.

В конце концов он нехотя, подчиняясь необходимости, покинул ее дом. Погруженный в мысли о Черити, Старбак не заметил одинокую фигуру, из-за заснеженных сосен неотрывно наблюдавшую за домом.

Глава девятая

СЛЕДУЮЩИЕ ДВЕ НЕДЕЛИ Старбак и Черити, как будто по взаимной договоренности, провели в борьбе с искушением. Хотя задача была совсем не из легких, их упорный отказ от любых проявлений физической близости привел к близости душевной, которая оказалась сильнее и глубже притяжения плоти, с самого начала толкавшего их в объятия друг друга.

Постепенно, день за днем, они все больше сближались. Черити удивлялась, с какой легкостью Старбак вошел в ее размеренную жизнь. За утренним кофе и вечерним шоколадом, ставшими привычкой, она обнаружила, что Старбак очень похож на ее брата – тот же блестящий интеллект, невероятная работоспособность и при этом любящая, нежная душа.

И пусть она все время напоминала себе, что он не обещал ей никакого будущего – напротив, не единожды подчеркивал невозможность между ними сколько-нибудь длительных отношений, – ее непокорное сердце, похоже, твердо решило взять власть над осмотрительной головой. Как все это безнадежно запутано и удручающе сложно!

Но когда бы она ни пыталась разобраться в своих чувствах, основной вывод оставался прежним: вопреки тем крупицам американского здравого смысла, что ей удалось сохранить, она с каждым днем все больше влюблялась в этого человека.

Пока Черити сражалась со своими смятенными эмоциями, Старбака чувства захватили с не меньшей силой. Потаенные желания, о существовании которых он раньше и не подозревал, поднимались из глубин его существа, – желания, с легкостью сметавшие все преграды, с таким трудом возводимые им между ним и Черити. Несмотря на все его усилия, Черити перевернула его жизнь. И этого ему больше не удавалось игнорировать.

– Какие у тебя планы на сегодняшний вечер? – спросила она однажды утром за кофе и ежедневным выпуском «Янки обсервер».

Старбак пожал плечами.

– Думал проверить новую программу. – Он воздержался от упоминания, что им с Диланом удалось решить проблему его возвращения домой. Возвращения, которое в случае правильности расчетов Дилана должно будет произойти через каких-нибудь два дня. – А что?

– Не знаю, слышал ли ты что-то об этом, сидя взаперти в своем мозговом центре, но сегодня начинается Праздник Зимы.

– Кажется, Ванесса что-то говорила, – неуверенно пробормотал Старбак. На самом же деле она предложила ему сопровождать ее на этом ежегодном празднестве.

– Ну, естественно.

Старбак сжал ладонями помрачневшее лицо Черити. Волосы, подсвеченные сзади огнем камина, создавали медного цвета ореол.

– Я должен был бы пригласить тебя посетить праздник вместе со мной…

Она упорно избегала встречи с его взглядом.

– Не нужно мне делать одолжений.

– Это ты, согласившись, сделаешь мне одолжение, Черити. Я ни разу до сих пор не видел Праздника Зимы. – Откровенно говоря, до появления в Мэне он ни разу не видел ни снега, ни льда. – Не могу придумать на сегодняшний вечер ничего лучшего, чем поехать туда с тобой.

– А разве тебе не нужно работать?

– Работа подождет. – Старбак сам едва поверил своим ушам. – Я предпочитаю побыть с тобой.

Черити улыбнулась.

– Если мы выедем в шесть, то поспеем на площадь как раз к ужину. Считай, что ты ничего вкусного не ел, если тебе не довелось попробовать настоящего омара из Мэна.

– Значит, в шесть. – Следующие десять часов он не сможет ни о чем думать, кроме как о предстоящем празднике с Черити.


ПОХОЖЕ БЫЛО, что все до единого жители острова Касл-Маунтин, нисколько не напуганные морозом, оставили свои дома в этот первый вечер трехдневного Праздника Зимы.

Мать-природа тоже приняла в нем участие, организовав для торжеств тихую, ясную ночь. Черный бархат неба усеяли мерцающие звезды. Все деревья на Центральной улице опрыскали водой, и теперь они сияли хрустальным блеском. Кроме того, между ветвей мигали праздничные разноцветные лампочки. Посреди городской площади вырос величественный белоснежный замок из глыб льда, украшенный, как и деревья, крошечными огоньками.

– О! – выдохнула Черити. – Ну разве не прелесть?

– Полностью согласен, – кивнул Старбак. Только смотрел он не на сверкающий огнями замок. Он смотрел на нее.

Ее щеки запылали.

– Если ты будешь так на меня смотреть, – пожаловалась она, – мы не доживем до ужина.

Каким бы ни был восхитительным на вкус омар знаменитого Мэна, Старбак не сомневался, что ему не сравниться с чудным вкусом ее нежных губ.

– Перестань, – сказала она, когда он поделился с ней этим соображением. – На нас же все смотрят. Еще минута – и окружающие организуют нам торжественное шествие к алтарю.

Старбак нашел эту мысль удивительно, чрезвычайно притягательной. Он обнял ее за плечи.

– Пусть будет омар. – Мягко улыбнувшись, он отказался от заманчивой идеи поцеловать Черити. – Тогда пойдем?

Омар, политый горячим маслом, оказался достойным обещаний Черити. Более чем. Старбак гадал, понимают ли терране, насколько им повезло, что они могут наслаждаться столь огромным разнообразием отменных, восхитительных блюд.

Общегородской ужин, устроенный в ратуше, предназначался для сбора средств в благотворительную казну, сильно истощенную празднествами. Многие женщины, словно решив перещеголять друг друга, появились с собственными шедеврами, способными удовлетворить любого гурмана.

Черити, не доверяя своим кулинарным способностям, просто купила в местной кондитерской кекс. Когда она сообщила, что это произведение кулинарного искусства носит название «Смерть от шоколада», он решил, что это, пожалуй, не самый плохой способ уйти в небытие.

Но то оказалось лишь началом. Пока они обходили выставку ледяных скульптур, воздвигнутых местными жителями, пока охали и ахали над огромной статуей Свободы, пока восхищались изящной ледяной лисичкой и гладили рога гордого ледяного оленя, Старбака напичкали еще уймой вкуснющих вещей. Пригоршни нежных шоколадных подушечек следовали за бокалами горячего ароматизированного сидра, а потом еще темно-красное подогретое вино с пряностями, хрустящие кленовые леденцы, поджаренные орешки…

– Я больше в жизни ничего не смогу взять в рот, – простонал он, уничтожив плошку политого горячим маслом попкорна, вернувшего его во времена семейной поездки в Диснейленд.

– Это ты сейчас так говоришь, – отозвалась Черити. – Вот подожди завтрашнего вечера! Конкурс пирогов – это что-то!

Его желудок, казалось, готов был лопнуть, но, когда Черити начала перечислять названия пирогов здешних кондитеров, Старбак почувствовал, как рот у него наполняется слюной.

По мере знакомства с обитателями Касл-Маунтин Старбак испытывал удивительное ощущение общности, связи с ними, чего никогда не случалось на Сарнии. В который раз с момента его появления на далеком островке его охватило желание остаться здесь навсегда. С Черити.

Но как только сомнения начинали его одолевать, Старбак напоминал себе, как много нового он обязан сообщить своему народу. Что произошло бы, если бы Коперник и другие ученые оставляли свои открытия при себе?

Рядом процокала белая лошадка, впряженная в старомодные сани.

– Прокатишься со мной? – пригласила Черити.

– Хоть на край света, – мгновенно согласился Старбак.

Очень скоро они уже восседали в санях, плотно укрытые пледами. Жгуче-морозная ночь окружала их, а над головами чернело прозрачное небо. Под полозьями захрустел снег, колокольчики на упряжи весело зазвенели, и Старбак привлек Черити к себе. Она покорно прислонилась головой к его плечу и вздохнула, и этот тихий, довольный вздох был красноречивее всяких слов.

Так они неслись сквозь ночь, и ее запах пьянил его. Поездка закончилась слишком быстро. Старбак собрался было предложить ей прокатиться еще разок, но тут в кармане ее парки зажужжал пейджер.

На этот раз ее вздох выражал смирение перед неизбежностью.

– Мне нужно ответить, – извиняющимся тоном произнесла она.

Старбак, усмирив разочарование, улыбнулся в ответ.

– Ну конечно.

Старбак проводил ее до участка и подождал, пока она набирала номер.

– Черт. – Она взъерошила ладонью блестящие пряди волос. – Сейчас приеду. – Открыв ящик, она достала револьвер.

– В чем дело?

– Дэн Олсон напился и начал ссориться с женой. Я так поняла, что ситуация осложнилась, когда их сын-подросток вернулся домой и увидел, что Дэн ударил Эйлин. По словам их соседа – это он сообщил о драке, – сейчас парень держит отца на мушке.

Подросток со взбунтовавшимися гормонами даже на Сарнии способен натворить кучу опасных дел. А земной подросток с ружьем в руках представляет просто смертельную опасность.

– Пусть этим займется Энди.

Черити изумленно уставилась на него.

– Почему это?

– Потому что это опасно, черт побери!

– Но это моя работа.

Тревога выплеснулась из него резким замечанием:

– Но это смешно!

Ее лицо помрачнело, и она воздвигла между ними стену из льда, достойную планеты Алгор.

– Если есть тут что-то смешное, так только твое отношение. Мы тратим драгоценное время. Я скоро вернусь.

– Если ты думаешь, что я позволю тебе остаться наедине с вооруженным подростком, то ты просто сошла с ума!

В уголках ее губ залегли мрачные морщинки.

– Это моя работа, Старбак. Моя профессия.

– Это то, чем ты занимаешься, вопреки всякому здравому смыслу, черт возьми! – взорвался Старбак. – Но это не должно быть твоей профессией!

Она одарила его долгим, непроницаемым взглядом.

– Ты ошибаешься. И то и другое – мое.

И с этими словами она повернулась и направилась к двери.

Старбак следовал за нею по пятам.

– Я иду с тобой.

– А я не желаю этого.

– Глупости. – Она спиной услышала, как он скрипнул зубами. – Можешь попытаться остановить меня. Но должен вас предупредить, офицер, для этого вам придется применить оружие!

Она посмотрела ему в лицо, обвела взглядом его застывшие в мрачной неподвижности черты.

– Ты должен пообещать мне не вмешиваться.

– Черт возьми, Черити…

– Обещай.

Он молча перебрал в уме все известные ему сарнианские проклятия. Добрался до инопланетных, куда более острых. Но вслух сказал:

– Хорошо.

Она еще мгновение изучала его, потом, как видно вспомнив, что он никогда не лжет, сказала:

– Прекрасно. Идем.

Они в молчании продирались сквозь мглу. Свет от фар джипа прокладывал в ночи желтоватую дорожку. Сколько раз за прошедшие недели их молчание по-дружески связывало их. Но не сейчас.

В ночь их знакомства бушевавшая метель вынудила Черити вести машину крайне осторожно, но сейчас она не отрывала ногу от педали газа. Дважды джип едва не занесло на скользком участке, и дважды она умело справилась с управлением. Старбака снова восхитило ее искусство вождения. Он скорее замерз бы в сугробе, нежели признался, что в свою первую поездку на ее автомобиле он с трудом справлялся даже с переключением скоростей.

Не прошло и пяти минут, как она свернула с главной дороги на проселочную, с глубокой колеей из замерзшей грязи.

– Я хочу, чтобы ты остался в джипе, – сказала она, затормозив у довольно потрепанного здания.

– Я обещал лишь не вмешиваться, – напомнил Старбак. – Но не соглашался оставаться в машине.

– Ты всегда такой упрямый? – вскипела она.

– Всегда.

Процедив ругательство, она рывком распахнула дверцу, соскочила с сиденья и зашагала по глубокому снегу. Старбак, мысленно ответив ей очередной обоймой древних сарнианских проклятий, последовал за ней.

Сцену, открывшуюся им в скромной, но аккуратной гостиной, трудно было бы назвать домашней идиллией. Женщина лет сорока в ужасе окаменела рядом с продавленным диваном. В волосах цвета воронова крыла блестели серебряные нити, а тонкие закушенные губы совершенно побелели. На щеке был виден след от удара, темно-багровый синяк разливался на мертвенно-бледной коже. Вид у нее был изможденный, усталый и смертельно испуганный.

В темных глазах ее мужа, напротив, ярким пламенем горел злобный огонь, сверкнувший в сторону Старбака и Черити.

– Черт побери, тебя это не касается, Черити Прескотт. – Глухой рокот голоса Дэна Олсона сделал бы честь австралианскому пещерному тигру.

– Прошу прощения, Дэн, но боюсь, что касается. – Черити спокойно обернулась к мальчику, лицо у которого – такое же мертвенно-бледное, как и у матери, – пошло алыми гневными пятнами. – Эрик, ты задумал не дело.

– Этот негодяй ударил маму. – Эрика Олсона била такая дрожь, что трясся и ствол его ружья. Но он целил им прямехонько в своего папашу.

– Черт возьми, это была случайность, – с жаром возразил Дэн Олсон.

Ни одна душа в комнате ему не поверила.

– А я, черт возьми, намерен навсегда прекратить подобные случайности. – Юный ломающийся голос Эрика сорвался.

– Я тебя прекрасно понимаю, Эрик. – Голос Черити был безмятежен, как море во время штиля, и гладок, как стекло. – И думаю, что любая мать гордилась бы таким сыном-защитником. – На миг замолчав, она взглянула на дрогнувший ствол ружья. – Но вот как ты думаешь: что станет с твоей мамой, если следующие двадцать лет ей придется смотреть на тебя сквозь решетку?

– Я только хотел, чтобы все стало по-прежнему, – жалобно протянул Эрик.

– Я знаю. – Черити шагнула к нему. – Сейчас для многих наступили тяжелые времена. Вот почему нужно держаться за свою семью. Крепче, чем когда-либо.

Ружье в руках мальчика не переставало дрожать.

– Он не должен был ее бить.

– Это случайность, – настаивал Дэн Олсон. Но краска смущения, медленно поднимавшаяся от шеи к щекам, говорила об обратном.

– Случайность, – эхом повторила Эйлин заявление своего мужа. По ее щекам текли слезы, оставляя черные следы от туши.

Эрик, не веря своим ушам, глядел на мать.

– Как ты можешь ему поддакивать? – Плечи его поникли, руки опустились. Ствол упирался теперь в пол. Но Черити из прошлого опыта прекрасно знала, что опасность еще далеко не миновала.

– Понимаешь, Эрик, – сказала она. – Жизнь время от времени преподносит нам неприятные сюрпризы. Я в этом убедилась. – Все взрослые в комнате с облегчением вздохнули, когда она взяла из рук мальчика ружье. – К тому же часто несправедливые. Но никогда еще насилие не помогало разрешить проблемы.

– Попробуйте это им объяснить! – выпалил Эрик с обновленной яростью.

– Именно это я и намерена сделать. – Черити обернулась к Старбаку. – Ты не мог бы прогуляться с Эриком, чтобы из него вышла лишняя энергия? А я пока поговорю с Эйлин и Дэном.

– Конечно. – Не зная, что еще сказать, но уже веря, что Черити справится, Старбак обнял мальчика за плечи. – Пойдем, Эрик. На вашем пруду по дороге сюда я заметил бобровую плотину. Может, сходим посмотрим, что там делается?

Как только они ушли, Черити занялась родителями, используя все свои способности к убеждению. К тому моменту, когда Старбак вернулся с Эриком в дом – двадцать минут спустя, – Дэн уже согласился провести ночь в доме своего брата в качестве альтернативы камеры-одиночки в тюрьме Касл-Маунтин, и они с Эйлин договорились обратиться вместе к психологу.

Зная об их стесненных средствах, Черити пообещала помочь им получить пособие для малообеспеченных семей.

Пока Черити вела джип по проселочной дороге, в машине стояла абсолютная тишина. Оба были погружены в собственные мысли.

– Я восхищен, – произнес Старбак уже у самого ее дома.

Этот негромкий комплимент, казалось, не должен был бы доставить ей такое уж удовольствие. Но доставил.

– Спасибо.

– Когда мы зашли в дом, и я увидел лицо мальчика, то решил, что без насилия не обойдется. Но ты сумела справиться, даже не вынимая оружия.

Она повернула ключ зажигания и небрежно дернула плечом: мол, пустяки какие.

– Оружие лишь добавило бы проблем. В противоположность тому, что показывают по телевидению, копы гораздо чаще работают языком, нежели пистолетом.

Она взглянула на тихо падающий снег за ветровым стеклом и задумалась.

– Закончив полицейскую академию, я искренне верила, что моя задача – решить все проблемы общества.

– Геркулесова задача. Совершенно невыполнимая.

– Лучше не скажешь, – согласилась Черити. – В конце концов я пришла к выводу, что жизнь на самом деле не разделена на черное и белое. По большей части в ней присутствуют различные оттенки грязно-серого цвета. И что моя задача – находить временное решение вечных проблем человечества.

– Я не уверен, что хорошо понял тебя.

– Большинство проблем, с которыми сталкиваются копы, возникают по не зависящим от них обстоятельствам. И решать их окончательно будут тоже не они. В случае с Олсонами, надо надеяться, хороший психолог вкупе с подъемом экономики снимет напряженное состояние, в которое попала эта семья. Ну а мы – только промежуточное звено.

– Олсонам повезло, что таким звеном у них стала ты. Ты очень хороший полицейский, Черити Прескотт.

– Высочайшая похвала из уст убежденного консерватора, – наградила его Черити улыбкой. – Похоже, ты еще не совсем конченый человек, Старбак.

Их глаза встретились.

– Черити… – Старбак провел пальцами по ее щеке и ощутил ее дрожь.

– Да. – Она закрыла глаза и позволила так долго сдерживаемым чувствам хлынуть потоком. Когда она открыла глаза, ее взгляд был честным и откровенным. – Я хочу любить тебя, Старбак, – произнесла она густым, как мед, и теплым, как летнее солнышко, голосом.

Он хотел этого с самого начала. Старбак колебался, раздираемый противоречиями между честью и желанием. В краткий миг этой недолгой нерешительности резкий звонок прервал тишину.

Черити послала ему извиняющийся взгляд и схватила телефон.

– Полиция. А, Дилан. – В ее голосе не было и намека на радушие. – Да, он здесь. – Она протянула телефон Старбаку. – Тебя.

Старбак, нахмурившись, вслушивался в возбужденный голос Дилана. И понимал, что в его жизнь вмешалась судьба.

– Он считает, что совершил открытие, – ответил Старбак на вопросительный взгляд Черити.

В известном смысле это была правда. И Старбак не стал пояснять, в чем заключалось его открытие – кто-то пытался забраться в секретную информацию в компьютере.

– И тебе необходимо быть в лаборатории.

Остаться? Уйти? Никогда до сих пор он так не разрывался на части.

Черити стало его жалко, и она прикоснулась пальцем к его напряженно сжатым губам.

– Отправляйся к Дилану. Время у нас еще будет.

Есть ли где еще во Вселенной женщина, подобная этой?

– Я не долго, – пообещал Старбак. Разочарованная, но твердо решившая этого не показывать, Черити выдавила улыбку:

– Я буду ждать.


РАССВЕТ СЛЕДУЮЩЕГО ДНЯ загорался на ясном, морозном небе. Черити сидела в кухне и смотрела в окно, поскольку выпила слишком много чашек кофе в ожидании возвращения Старбака. Он так и не появился. Расстроенная, одинокая, она сорвала с крючка куртку и вышла из дому, решив, что надо встряхнуться. Может, свежий воздух проветрит ей мозги, думала она, пробираясь по первозданному снегу, похоже, что Старбак обладает способностью затуманивать ей сознание.

Ей никак не удавалось понять его. Ясно же, что она ему небезразлична. Как, впрочем, ясно и то, что он изо всех сил старается не поддаваться этому чувству. Черити понимала, что ее любимый человек что-то скрывает. Хотя ложь ему, казалось, несвойственна, но Старбак что-то недоговаривает. Что-то очень важное.

Она решила поехать в лабораторию и раз и навсегда покончить с тайнами. С этим твердым решением она повернулась и направилась к дому. Погруженная в свои сумбурные мысли, она не заметила, как из-за ближайшего дерева выступила фигура. И не увидела огромный сук, с треском опустившийся ей на голову.

Глава десятая

ЗДЕСЬ-ТО И ОБНАРУЖИЛ ЕЕ СТАРБАК, лежавшую в снегу как замерзшая малиновка. Впервые в жизни взяв ее на руки, он испытал всю силу подлинной ярости, способной толкнуть человека на преступление.

– Черити.

Он провел ладонями по ее лицу, сметая снежинки.

– Любимая, очнись.

Ресницы темной тенью легли на ее бледные щеки. Губы были чуть приоткрыты. Лишь легкое облачко дыхания, срывавшееся с этих губ, удерживало Старбака от паники.

Она не умерла. Но близка к этому благодаря ему. Потому что Старбак подозревал, какой бы дикой ни была эта мысль, что напавший на Черити преступник охотился за его работой.

– Черити, пожалуйста, ты должна очнуться.

Ее ресницы вспорхнули вверх.

– Старбак? – Неуверенно улыбнувшись, она поднесла ладонь к его лицу. – Ты вернулся.

– Я же сказал, что вернусь. – Прошлой ночью, черт бы его побрал. Он обещал вернуться много часов назад, но, как идиот, позволил Дилану и его загадочному происшествию захватить себя с головой и позабыть о времени.

Его злость на себя за то, что оставил Черити одну на столько долгих часов, была сметена леденящим душу страхом. Стоило ему задержаться в лаборатории еще на несколько минут…

Нет! Эта мысль невыносима! Выкинув из головы образ безжизненной Черити, он покрепче прижал ее к себе, намереваясь унести в дом.

Но, несмотря на совершенно очевидный удар по голове, Черити тут же доказала, что с мозгами у нее все в порядке.

– Как ты сюда попал? – вдруг спросила она.

– А как ты думаешь? Я вернулся домой, тебя там не было, и я пошел тебя искать. – Он всего лишь несколько раз так откровенно лгал ей. На самом-то деле, мысленным взором увидев ее в снегу, он просто использовал телекинез.

– Но на снегу только мои следы. Да еще вот эти, – возразила она, указывая на цепочку следов, убегающую в сторону леса. Для Старбака они были слишком малы, поэтому она догадалась, что они принадлежат неизвестному, ударившему ее по голове.

Черити обвела взглядом непотревоженный снег вокруг и подняла глаза на Старбака.

– Мне кажется, – сказала она, – что нам пора поговорить.

Пока он нес ее к дому, Черити изо всех сил убеждала себя не верить собственным глазам.

Старбак в свою очередь соображал, каким образом ему объяснить, что он наполовину землянин, наполовину сарнианский космический пришелец, из-за вспышек на солнце случайно капельку сбившийся с курса и оказавшийся на другом конце нужного ему континента, причем за две сотни лет от необходимого времени.

Поверит ли она? Шансов у него не больше, чем у зеленых человечков, о которых ей докладывали, мрачно решил он.

– Я сварю кофе, – сказал он, топая ногами, чтобы отряхнуть снег, когда они добрались до дома.

– Можешь уже поставить меня на ноги, – сказала она. – А еще у меня такое чувство, что понадобится нечто покрепче кофе.

– Полагаю, ты права.

Она покачала головой, все еще не в силах поверить в свои собственные догадки. Нет, должно быть логичное, разумное объяснение всему этому. Нужно лишь его найти.

А может быть, решила она в отчаянии, я просто сплю? Чтобы убедиться, Черити ущипнула себя. Сильно.

– Зачем ты это сделала?

– Я надеялась, что все это сон.

– Боюсь, что это не сон, Черити. – Она еще не слышала такой серьезности в его глубоком голосе. Серьезный тон плюс сожаление в его глазах напугали ее.

– Угу. Я и сама пришла к такому же выводу. – Черити прошла в соседнюю комнату. Старбак, по пятам следовавший за ней, уткнулся ей в спину, потому что она вдруг резко остановилась.

– Черити? – По спине у него побежал холодок. – Что случилось?

– Компьютер Дилана, – прошептала она. – Им кто-то пользовался. – Она подошла к столику и пробежала пальцами по клавишам. Прорезь для дискеты была открыта. Она захлопнула крышку. – Помнишь, мне почудился какой-то странный звук в ту ночь, когда я тебя сюда привезла?

Воспоминания хлынули потоком. Он вспомнил свое ощущение, что Черити в опасности и что он должен ее спасти, но его ослабевшее тело отказалось тогда ему повиноваться.

– Ты обыскала комнату – и ничего не нашла.

– Верно. – Ее почему-то уже не очень удивляло, что ему известны ее действия в тот момент, когда он, казалось, был без сознания. – Но в конце концов я решила, что мое воображение сыграло со мной шутку.

– Из-за всех этих разговоров о приземлении инопланетян.

– Наверное, они все же имеют к этому отношение, – неуверенно призналась она.

– Но ты же не можешь всерьез считать, что зеленые человечки внедрились в компьютер Дилана?

– Нет! – Его предположение ее насмешило. – Даже мое воображение до такого не дойдет. Но Дилан так секретничал со своей работой. Меня не удивило бы, если бы кто-то захотел к ней подобраться.

Увы, но Старбак пришел к тому же выводу. Тем более раз кто-то пытался забраться в лабораторию. Очевидно, решил Старбак, когда взломщику не удалась попытка в лаборатории, он предпринял еще одну – забрался в дом Черити в надежде, что Дилан не засекретил информацию.

– Кто бы ни воспользовался компьютером, это наверняка тот самый, кто ударил тебя.

– Похоже на то, – кивнула Черити. – И я бы вызвала полицию, но, к несчастью, я и есть полиция.

Она потерла затылок, где начинала пульсировать боль, и с удивлением обнаружила на пальцах красные следы.

– Да у тебя кровь!

Старбак, за тридцать лет не видавший никакой крови – ни зеленой сарнианской, ни красной земной, при этом зрелище готов был упасть в обморок. Но мысль, что это кровь Черити окрасила ее тонкие пальцы, вызвала в нем новую вспышку ярости и унесла тошноту.

– Да это просто ссадина, – с вымученной улыбкой сказала она.

Она была очень храбрая. Старбак должен был это признать. Он видел, как все бледнее становятся ее щеки, видел боль в ее глазах и знал, что она ни за что не признается в страданиях.

– Наверное, так, – согласился он. – Но нам нужно ее промыть, чтобы не попала инфекция.

Она покачала головой и тут же пожалела об этом, потому что в голове как будто начался камнепад.

– Нам нужно поговорить.

– Поговорим позже. А сейчас займемся раной. Где у тебя дезинфицирующие средства?

– В ванной. Ох уж эти мужчины, – фыркнула она. – Вечно суетитесь по пустякам.

– А вы, женщины, вечно упрямитесь. – Прежде чем она успела возразить, он подхватил ее на руки и зашагал в сторону благоуханной комнаты с цветастыми стенами.

– Старбак, – запротестовала Черити, – я прекрасно сама пройду пару футов.

– Ты очень бледна. Я не хочу, чтобы ты потеряла сознание.

– Да это же просто смешно. Я никогда не теряю сознания. – Дрожащими пальцами проведя по волосам, она с удивлением обнаружила, что они все в крови.

Он опустил крышку и посадил ее на стульчак. Цветы на стенах действительно начали пританцовывать или это всего лишь ее воображение?

– Еще новичком я работала в паре с копом-ветераном. За плечами у него было семнадцать лет работы, а до пенсии – всего каких-то полгода. И тут мы получаем вызов. У женщины на шоссе Сан-Диего прямо в машине начались роды.

Черити моргнула. Нет, все-таки не воображение, поняла она. Цветы и в самом деле пустились в пляс. В хороводе. Стремительном. Она закрыла глаза.

– Напарник сказал, что все берет на себя. Но как только показалась головка младенца, этот огромный, сильный парень фунтов на двести рухнул в обморок.

Пол под ногами поплыл.

– В результате я совершенно самостоятельно приняла роды. Девочку. Восемь фунтов три унции. Ее назвали…

Черити наклонилась вперед, и если бы Старбак ее не поймал, упала бы прямо на пушистый белый коврик.


СТОЯЛО ЛЕТО. Солнце по цвету напоминало превосходное свежевзбитое масло. Оно ласкало ей лицо. Черити лежала на спине на поле среди розовых и лиловых цветов. Она закрыла глаза и купалась в роскоши полнейшего безделья.

Услышав звук приближающихся шагов, она сразу поняла, кто это.

– Я искал тебя. – Глубокий голос был ей так чудесно знаком.

Ей понадобилось невероятное усилие, чтобы смахнуть восхитительную летаргическую лень, но Черити все же справилась – и открыла глаза.

– А я ждала тебя, – произнесла она, глядя снизу вверх на мужчину, чей силуэт четко вырисовывался на фоне неба и солнца.

Лица его ей не было видно, но она так хорошо его знала. У него темные волосы – черные как вороново крыло. И глаза у него темные, цвета обсидиана, только намного мягче. Особенно когда они смотрят на нее.

Он опустился рядом с ней на колени, и она убедилась, что не ошиблась. Не спрашивая, каким образом или почему он здесь, она подняла руку к его смуглой щеке.

– Я тебя ждала, – нежно, едва слышно повторила она. – Всю жизнь.

– Какое совпадение, – прошептал он. Поймав ее руку, он прижался губами к ее ладони, заставив руку запылать. – Потому что я тоже искал тебя всю мою жизнь.

Их свела судьба. И теперь в прелюдии не было нужды. Его умные руки освободили ее от одежды; длинные тонкие пальцы справились с пуговицами ее сарафана с ловкостью, неудивительной для мужчины, столько лет игравшего главную роль в ее грезах.

Цветастый легкий сарафанчик как по волшебству исчез, и она осталась в одном лишь персикового цвета белье, отделанном кружевами цвета слоновой кости.

– Ты так прекрасна. – Его палец мучительно медленно прошелся по кружевам лифчика, зажигая тело таким огнем, что она поразилась, почему не сгорают шелк и кружева.

– Я слишком толстая. – Какая-то кошмарная причина заставила ее признаться ему в этом. – Мне необходимо сбросить десять фунтов.

– Это смешно. – Его руки скользили по ее телу. – Ты такая, как надо. – Он накрыл ладонью ее грудь, и она заныла от нежного прикосновения. А когда он прикоснулся кончиком большого пальца к ее спрятанному под шелком соску, Черити ощутила удивительное тепло предвкушения между бедрами. – Везде, где у тебя округлость, Черити, любимая… – его губы увлажнили сначала шелк, а потом кожу под ним, – у меня впадина.

Он вытянулся рядом с ней и привлек ее к себе.

– Видишь? – Его губы щекотали ей ухо, шею. – Мы вместе – одно целое.

Казалось, его слова были истинной правдой. Ее тело, которое она всегда считала чересчур округлым, смыкалось с его телом, как частички одной головоломки.

– Одно целое, – согласилась она, обнимая его за шею. Ее тело было восхитительно легким. Свободным. Сладкий восторг заливал ее, как летнее солнышко.

Легкий ветерок прошелестел по полю, и цветы закивали своими синими головками. Колибри, сверкая изумрудными горлышками, порхали вокруг и собирали своими удлиненными клювиками благоуханный нектар – почти так же, как мужчина ее грез, который сейчас приник к ней поцелуем.

Его губы пили и пили нектар ее губ, будто он никак не мог насладиться их вкусом. Губы ее разомкнулись с легким вздохом, обещая все, что она могла ему дать. Все, что она когда-либо сможет ему дать.

Солнце как будто не желало покидать ее кожу, согревая ее до последней косточки; воздух пьянил сладким ароматом цветов и солоноватым привкусом моря. И безошибочным запахом желания.

Его руки еще крепче обвились вокруг нее, прижали ее с такой силой к его телу, что бриз не мог бы между ними проникнуть. Одежда их исчезла, унесенная, казалось, все разгорающимся жаром их взаимного влечения, и, когда она провела пальцами по мощным мускулам его спины, в награду ей раздался его тихий, такой мужской стон.

Она услышала свое имя, теплом его дыхания овеявшее ее грудь, а потом вдохнула это имя в себя из его вернувшегося к ее губам рта. Его грудь покрывали жесткие темные волосы, и от их колкого прикосновения к ее твердым, сверхчувствительным соскам она испытала сладостное вожделение.

Никогда прежде не ощущала Черити себя до такой степени заложницей собственных эмоций. И никогда не ощущала себя до такой степени свободной. Мягко рассмеявшись, она выскользнула из его объятий. Опустилась рядом с ним на колени на благоуханное ложе из цветов и провела ладонями по его загорелому телу – лаская, массируя, возбуждая.

Она сорвала лиловый цветок и проложила дорожку по его плечам, груди, животу. Она провела ярким комочком сначала по одному бедру, потом по другому, восторженно наблюдая, как одна за другой напрягаются под бронзовой кожей его мышцы.

Такой мужественный, думала она, замирая от счастья. И мой. Полностью мой.

Казалось, они были единственными людьми во Вселенной. Первыми мужчиной и женщиной. Или же последними. Как Ева, подсказала она. Как Адам, подтвердил он.

В ярком свете летнего дня им открылись все древние как мир тайны. Спешить было незачем, предвкушение лишь повышало удовольствие. Время остановилось ради этого невероятного мгновения.

Сквозь золотистый туман до нее донеслось ее имя. Черити. Все его чувства к ней, вся его любовь прозвучали в одном-единственном слове. Оно звенело песней. Или молитвой. Оно было прекрасно.


– ЧЕРИТИ. – Старбак провел влажной салфеткой ей по лбу, щекам, по закрытым векам. – Любимая, очнись, пожалуйста. Ты меня пугаешь.

Сон исчезал, растворялся в глубинах ее сознания. Черити изо всех сил пыталась удержать его.

– Черити. – Она услышала тихое проклятие. – Я вызову врача.

– Нет. – Фантазия рассеялась, как туман над деревьями, оставив ее разочарованной и неудовлетворенной. – Я в порядке.

– Ты уверена?

– Да.

Черити раскрыла глаза и уткнулась прямо в темный взгляд Старбака. Она была уже не в ванной. Она лежала поверх цветастого одеяла бабушки Прескотт. Старбак сидел на краю кровати, его красивое лицо потемнело от тревоги.

– Мне снился ты.

Старбак провел тыльной стороной ладони по ее все еще бледным щекам.

– Надеюсь, улыбка вызвана именно этим.

– Это был такой чудесный сон, – призналась она. – Было лето, и мы лежали…

– … на цветущем поле. И ты сказала мне, что ждала меня всю свою жизнь. А я ответил, что искал тебя всю свою жизнь.

– Да.

Его слова должны бы были ее удивить. Две недели назад она ни за что не поверила бы, что два человека способны мыслить в подобной гармонии. Но две недели назад она не была знакома со Старбаком.

– Ты читал мои мысли, верно?

– Да. И я должен за это извиниться, но, если честно, я не испытываю стыда. Потому что именно в тот момент я осознал, насколько истинны эти слова.

Его любящий взгляд скользнул по ее лицу, задержался на губах.

– Я искал тебя всю мою жизнь… Сюда меня привели не вспышки на солнце. Меня привела судьба. И ты. – Он погрузил пальцы в ее волосы, обвил их медными прядями, любуясь их переливами в рассеянном свете лампы. – Потому что ты – моя судьба, Черити Прескотт.

А он – ее. Как чудесно звучит. Как восхитительно, сказочно чудесно. Но опыт подсказывал Черити, что сказка, какой бы она ни была привлекательной, всегда оказывалась лишь великолепной иллюзией.

– Если это правда, почему у тебя такой вид, как будто случилось несчастье? Все дело в той женщине? С которой ты был обручен?

– Нет. Да… – В полном смятении от происходящего, Старбак поднялся и принялся мерить шагами комнату. – Села связана с этим, – признался он. – Но не так, как ты думаешь. Просто она олицетворяет все, что меня окружает. Весь мой мир.

Села. Значит, у этой женщины – ее соперницы – есть имя, которое делает ее куда более реальной.

– Наверное, будет лучше, если ты расскажешь мне все до конца, – предложила она спокойно, хотя до спокойствия ее душе было далеко.

Старбак знал, что она права. Он обязан был рассказать ей правду. Всю правду. Он вздохнул.

– Мы еще не промыли твою рану, – сказал он. – Кроме того, необходимо позвонить Дилану и предупредить его о возможной опасности. И еще: я думаю, что ты права насчет чего-то покрепче.

– Это так скверно?

– Все зависит от того, как ты на это посмотришь.

Он вернулся в ванную и разыскал пузырек с перекисью водорода, ватные тампоны и полотенце. Смочив тампон, он провел по неглубокой ссадине.

– Это действительно неопасно, – подтвердил он. – Уже начала затягиваться.

– А что я говорила? – рассеянно отозвалась она, вся в тревоге по поводу тайн Старбака.

Черити помнила, что однажды испытала нечто похожее. Когда ей было шесть лет и на Касл-Маунтин приехал луна-парк, Дилан уговорил ее посетить смешной аттракцион, оказавшийся совсем даже не смешным. Нервная дрожь колотила ее, пока она осторожно пробиралась по темным и узким пещерам, каждую секунду ожидая появления какого-нибудь чудовища.

Вот тогда-то она и поняла, что невидимые чудовища значительно страшнее тех, с которыми ты встречаешься лицом к лицу.

– Ну, вот. Готово. – Голос Старбака прервал ее воспоминания.

– У тебя очень чуткие пальцы.

– Твои мысли были настолько далеко, что я сомневаюсь, чтобы ты заметила, даже если бы я треснул тебя по голове еще разок, – мягко ответил он.

Он вышел из комнаты. Она услышала обрывки разговора и догадалась, что на проводе ее брат. Потом он вернулся с двумя бокалами коньяка.

– Дилан очень тревожится о тебе, – рассказал он. – Я его заверил, что, насколько возможно при данных обстоятельствах, ты в порядке. И пообещал, что не оставлю тебя одну.

Старбак набрал побольше воздуха, прежде чем добавить:

– Кроме того, я сообщил ему, что намерен рассказать тебе правду о моей миссии здесь.

– Дилан знает?

– Он знает все. Он отговаривал меня, но потом, осознав, что переубедить меня не удастся, пожелал удачи. – Он протянул Черити один из пузатых бокалов. Примостившись на краю кровати, он долго сидел молча, всматриваясь в янтарную глубину напитка, словно в поисках слов для объяснения необъяснимого. – Честно говоря, не знаю, с чего начать, – признался он.

– Может, лучше всего – с самого начала?

Он рассмеялся, но очень горьким смехом.

– С самого начала, – протянул он. – Ладно.

Он тряхнул головой, в несколько глотков выпил коньяк и поставил пустой бокал на столик у кровати.

– Все началось, – медленно, осторожно произнес Старбак, – в одной галактике, далеко-далеко отсюда.

Глава одиннадцатая

– Я НЕ ВЕРЮ. – Изумленно распахнутыми глазами, позабыв во время его невероятного рассказа о головной боли, Черити смотрела на Старбака.

– Я понимаю, как нелегко поверить в подобную историю, – сказал Старбак. – Но все это правда.

– Ты всерьез надеешься, что я поверю, что ты инопланетянин, прилетевший с другой планеты?

– С Сарнии, – кивнул он. – Однако, учитывая, что мать у меня землянка, можно назвать меня лишь наполовину инопланетянином. И хотя терране и сарниане генетически почти неотличимы, физические гены терран, как правило, доминируют, поэтому у меня тело землянина.

Он не добавил, что, познакомившись с Черити, обнаружил в себе еще и сердце землянина.

– Ты даже не представляешь, как ты меня утешил, – сухо заметила Черити.

Она обхватила руками плечи, пытаясь унять дрожь, пронизавшую ее от его спокойных слов, от его искреннего взгляда. Глядя на него, можно подумать, что он и в самом деле говорит правду.

Проблема в том, решила Черити, что Старбак сам во все это верит.

– Поехали.

Она встала было с кровати, но Старбак остановил ее, положив на плечи широкие ладони.

– Поехали? Куда?

– На материк.

– С чего вдруг у тебя возникло желание отправиться на материк?

– Тебе нужно в больницу. Совершенно очевидно, что у тебя гораздо более сильное повреждение мозга, чем нам показалось в тот день, когда я нашла тебя на дороге.

– С моим мозгом все в порядке, Черити.

– Старбак, послушай меня. – Широко распахнутые глаза взывали к его рассудку. – То, что ты рассказал, просто немыслимо.

– В нынешнем столетии – нет, – согласился он. – Но будет возможно. Во всяком случае, для Сарнии.

– Сарния. – Дрожащей рукой она провела по волосам и так взлохматила рыжеватые пряди, что у Старбака томительно заныло сердце. Ему так хотелось дотронуться до нее и пригладить их. – Никогда не слышала о планете под названием Сарния.

– Я же объяснил, – спокойно сказал он. – Это в другой галактике.

– Далеко-далеко отсюда. Знаю. А ты – член правящей семьи, потомок Древних Отцов, написавших Книгу Законов, основанных на идеалах правды и здравого смысла.

– Верно.

– Так. Твоя сестра – ксеноантрополог, а ты – астрофизик, и ты изобрел способ космического путешествия без кораблей – при помощи только антивещества, астроброска и элементов квантовой физики из еще не написанной книги Дилана.

– Все правильно.

– И тебе каким-то образом удалось забраться в мои мысли и перенестись сюда, совсем как в «Звездных переселенцах». Но вспышки на солнце искривили временной поток, поэтому ты оказался здесь на две сотни лет раньше, чем рассчитывал.

– Абсолютно точно. – Он знал, что у нее острый ум, но все равно не ожидал такого мгновенного проникновения в суть дела.

– Ну, так, все ясно. Мы едем в больницу. – Не так-то просто, решила Черити, будет ему избежать отделения для душевнобольных.

– Но почему?

– Да потому, – подчеркнула она, – ты же сам только что доказал, что у тебя галлюцинации.

– Я не в состоянии разобраться в твоей извилистой женской логике.

Черити справилась со вспышкой злости, напомнив себе, что он, несомненно, сильно пострадал и не может полностью отвечать за свои слова.

– Потому что если ты и в самом деле с Сарнии, причем из будущего, то откуда тебе известен этот фильм, «Звездные переселенцы»?

– Это же классика, – возразил Старбак. – У Джулианны в библиотеке двадцать шесть серий записаны на голо-дисках.

– Двадцать шесть? Неужели в самом деле двадцать шесть?

– Когда я улетел с Сарнии, снимали двадцать седьмую, – признался Старбак. – Сюжет держится в секрете, но ходят слухи, что команда создает новый корабль. Уже шестой.

– Мне лично больше всего нравится «Энтерпрайз», – сказала Черити.

– Это и мой самый любимый. Совет по искусству на Сарнии объявил эти фильмы нелогичными и наложил запрет на их распространение на нашей планете – уже пятьдесят лет назад. Но самые заядлые фанаты еще держатся, моя сестра в их числе. Поэтому ловкие торговцы из Федерации провозят копии контрабандой через границы, наполняя довольно объемный черный рынок.

– Двадцать шесть, – мечтательно повторила Черити. – Дилан будет на седьмом небе от счастья. Буквально в прошлом месяце он ездил на киномарафон в Бангоре. Там крутили все шесть серий подряд. Люди лагерем стояли вокруг кинотеатра, чтобы занять самые лучшие места.

Осознав, что поддалась на приманку, поверив сумасшедшей выдумке Старбака, Черити покачала головой.

– Нет, это просто смешно. И я тебе почти что поверила!

– Я не лгу, Черити.

– Докажи.

В жизни не встречал более упрямой женщины, подумал Старбак. Кроме разве что своей сестры. Потому что, несмотря на внешнюю сдержанность, Джулианна в самый неподходящий момент могла проявить приводящую в отчаяние непреклонность. Вспомнить, например, ее поиски этих древних опасных дневников. Уж не говоря о том случае, когда Золтар Флавиус, посол на Галактии, человек в два раза старше Джулианны, попросил у ее отца разрешения на брак с ней.

Поддавшись на уговоры жены-терранки, Ксантус Валдериан разрешил дочери самостоятельно выбрать себе спутника жизни. Это разрешение обернулось катастрофой, потому что девушка отказалась даже обдумать возможность брака с влиятельным и богатым послом – потомком, наравне с самим Ксантусом, Древних Отцов.

Новость об отказе сестры молнией пронеслась не только по Сарнии, но и по всей галактике. Поскольку до сих пор женщинам не позволялось самим решать собственную судьбу, то такую свободу ретрограды посчитали возмутительной, зато защитники прав женщин ее широко приветствовали.

Но хуже всего, что Золтар Флавиус отказ Джулианны счел для себя оскорблением. Влиятельное лицо, причем человек отнюдь не сарнианского темперамента, он добился от городских властей вывода Ксантуса Валдериана из членов правительства. Старбак подозревал, что именно вынужденный отход отца от дел и стал причиной смертельного сердечного приступа.

Расправившись с отцом, Золтар обратил свой гнев против Джулианны. Но прежде чем ему удалось довести дело до конца и вышвырнуть ее из института, он погиб на пути с Галактии, попав в метеоритный дождь, и на этом закончилась история его жизни и отмщения.

– Я жду. – Голос Черити прервал его воспоминания.

– Ах да. – Решив воспользоваться тем же доказательством, что и в случае с Диланом, Старбак сконцентрировал все свои силы на переносе тела в другую часть комнаты.

Но не тут-то было. Как он ни пытался, ему не удавалось развить необходимую энергию.

– О Боже! – Черити уставилась на мерцающие частицы вещества в форме человека, повисшие над тем самым местом, где секунду назад находился Старбак. – Не могу поверить!

– Я тоже. – Старбак оставил свои попытки и воссоздался заново. На лбу и над верхней губой блестел пот. Рубашка промокла. – На такое расстояние способен перенестись даже сарнианин четвертого уровня. А для меня это оказалось невозможно. Очень неприятно.

– Ты именно так оказался рядом со мной, не оставив на снегу никаких следов?

– Да. Только тогда проблем у меня не возникло, – размышлял он, скрестив на груди руки. – Не понимаю.

Он задумчиво потер ладонью решительный подбородок.

– Возможно, тогда сработал адреналин, – сказал он. – Я ясно видел, что кто-то пытается причинить тебе вред. И понял, что нужно спешить.

– Адреналин, говорят, творит чудеса, – согласилась Черити. – Я читала, что бывали случаи, когда женщины поднимали машины, чтобы спасти своих детей.

– Наверное, так оно и есть, – рассеянно отозвался Старбак.

Его мучила страшная мысль. Если он не в состоянии перенестись через комнату, то каким же образом он вернется домой? Даже с поддержкой ускорителя и телепорта, создание которого они с Диланом наконец завершили вчера вечером, ему потребуется вся возможная энергия.

– Так ты действительно с другой планеты?

Она выбросила из головы все эти рассказы об НЛО как досужие домыслы, вызванные вспышками на солнце. А доказательство находилось прямо здесь, в ее комнате, в какой-нибудь паре футов от нее.

– Да. Только я не трех футов ростом и совсем не зеленый. И не в костюме из фольги Рейнолдса. – Он взглянул на нее с любопытством. – А что такое фольга Рейнолдса?

– Ну, такая металлическая бумага. Знаешь, серебристая и блестящая. Мы в нее заворачиваем всякие остатки еды.

– А! Тинаниум, – кивнул Старбак. – Кухарка моей мамы делает то же самое. Только вечно забывает надписать, что где.

– На Земле такое тоже случается.

Короткое, полное значения молчание повисло в комнате.

– Старбак?

– Да?

Она смотрела на него снизу вверх. Ее лицо выражало наивное восхищение и… желание.

– Я вижу, что ты не зеленый и не серебристый и что лицо у тебя ни капельки не похоже на шланг от пылесоса, но ты еще сказал, что только наполовину сарнианин и что у тебя, как и у твоей матери, абсолютно земное тело. Это значит?..

Краска залила ее щеки, и она умолкла.

– Ладно, не обращай внимания. – Совершенно сконфуженная, она отвернулась.

Ему вовсе не нужно было вторгаться в ее мысли, чтобы понять, о чем она подумала. Желание по-женски мягким блеском светилось в ее глазах.

Приблизившись к ней неспешным шагом, Старбак снова присел на край кровати.

– Ты хотела спросить, могу ли я заниматься любовью так же, как мужчины, с которыми ты спала?

– Да. – Она смотрела на него во все глаза. Молча. Вопросительно. Желая его больше, чем кого-либо на свете.

– Но я не знаю, насколько я похож на тех мужчин, – напомнил он. – И, полагаю, есть лишь один способ это выяснить.

Ее губы изогнулись в легкой усмешке.

– Я очень надеялась, что ты придешь именно к такому выводу.

Нет, это нечестно с его стороны. Он хочет ее, всеми фибрами своего существа. И что еще более удивительно: он любит Черити Прескотт куда больше, чем хочет ее физически.

Но он не может остаться. И ясно как день, что он не может взять ее с собой. Так что же им делать?

Неизвестно, мрачно решил Старбак. Абсолютно неизвестно.

– Черити. – В его голосе звучала мука. – Я не могу лгать тебе, любимая. Это ни к чему не приведет.

Ее била дрожь. Такого томления она никогда еще не испытывала. Каждая клеточка ее тела взывала к этому человеку.

– Слишком поздно, – сказала она, и ее нервный, прерывистый смех был под стать разве что ее пульсу.

Обхватив его за шею, она притянула его к себе и прижалась к нему губами. Очень крепко.

Старбак хотел, чтобы это происходило медленно. Осторожно. И не только ради нее, понял он. Но и ради себя самого. Он хотел насладиться этим мгновением, увековечить его, чтобы память о нем объединяла бы их сквозь века, сквозь многие и многие мили Вселенной, которые так скоро разлучат их.

Ее губы были мягкими и дрожащими, но одновременно горячими и требовательными. И сладкими. Ах, какими сладкими!

Аромат. Удивительно – у любви свой аромат. Он поднимался от ее теплой кожи, окружал его густым душистым облаком. Старбак вдохнул пьянящий запах ее волос и понял, что до конца жизни при взгляде на цветы будет вспоминать эту женщину.

Вкус. Поразительно – у любви свой вкус. Вкус меда на ее губах, вкус солнца и влаги на ее теплой коже. Они – и бесчисленное множество других соблазнительных приправ – обжигали ему язык, затуманивали сознание.

Чувства, ощущения хлынули на него таким потоком, что он едва не тонул в них.

– Мне все это снилось, – прошептала она, скользнув ладонями под его свитер, проводя пальцами по спине. – В распутных, грешных, восхитительных снах.

Это признание, сорвавшееся с ее губ, привело его в восторг. Он запутался пальцами в ее волосах и приник к ней долгим, жадным поцелуем. Желание щедрым потоком текло от него к ней. Любовь стремительной рекой впадала из нее в него.

Тело Черити под ним было мягким и гибким, но он угадывал в нем и силу. Черити Прескотт – это закаленная сталь в переливающихся складках шелка. Старбак понял, что ему не устоять.

Пятнадцать из своих тридцати лет Старбак считал освобождение от одежды всего лишь прелюдией к сексу. Но сейчас, принимаясь расстегивать ее синюю форменную рубашку – пуговичку за пуговичкой, – он осознал, что ритуал раздевания Черити нисколько не уступает в чувственности их поцелуям.

Дрожащими – чуть сильнее, чем ему хотелось бы, – пальцами он протолкнул каждую пуговицу в прорезь, а потом медленно, нежно распахнул рубашку. На его губах заиграла улыбка, когда он увидел на ней белье цвета персика, какое должно было быть на ней в ее эротическом сне.

– Не говори, что вот это положено по уставу для офицеров полиции Касл-Маунтин. – Совсем как в ее сне, он пробежал пальцами по кружевам лифчика.

– Нет. – Черити затаила дыхание, кожей впитывая жар от его прикосновения. – Вовсе нет.

– Это хорошо. – Он опустил голову и припал ртом к ее груди. – Мне приятно знать, что есть такая женственная, сексуальная часть твоей натуры, которую ты прячешь от других. – Зубы его сомкнулись на обтянутом шелком соске. Черити под ним шевельнулась и застонала. – Мне приятно быть тем мужчиной, кто открывает твои сокровенные тайны.

Огонь разгорался. Исчерпав до дна свой многолетний опыт самообладания, Старбак отключил его. На время.

Он расстегнул манжеты, и Черити выгнулась, помогая ему снять с нее рубашку. А потом его руки взялись за пояс. Мужской пояс, подумал Старбак. Он не сдержал улыбки при мысли о том, что она могла надеяться спрятать такую животрепещущую женственность под этой мужской амуницией.

Покончив с поясом, он расстегнул плотные брюки и медленно стянул их с живота, бедер, с ног; дюйм следовал за дюймом, и каждый сопровождался сводящим с ума поцелуем.

Настала очередь носков, и Старбак, приподняв по очереди обе ножки, обжег жаркими поцелуями узкие ступни.

Затем он сдернул с нее персиковое белье.

– Так я и знал, – пробормотал он ей прямо в губы, накрыв груди ладонями.

– Знал что? – выдохнула она.

– Что твоя кожа еще нежнее, чем этот шелк.

А еще через миг его рот был везде, жаром и пламенем зажигая все, к чему бы он ни прикоснулся. Грудь, бедра, впадинки под коленями, родинку на пояснице, плечи. Он бы должен был брать, а он лишь дарил.

Она мечтала об этом. Долгие годы. Но никогда, даже в самых сладостных грезах, она не могла вообразить такой жажды. Такой безумной страсти.

Пламя жгло невыносимо. Она извивалась на цветастых простынях, влажное тело блестело от пота. И словами, и отчаянными жестами она снова и снова умоляла Старбака прекратить эту пытку, но он все продолжал, вознося ее все выше одними лишь губами и ловкими, грешными руками.

Сны стали реальностью, мечты исполнились.

Она впивалась ногтями в простыни; она яростно мотала головой, веером разбрасывая по цветастой подушке медно-рыжие волосы.

Его имя криком рвалось из ее горла, но с полуоткрытых губ сорвался лишь шепот:

– Старбак.

Он стиснул зубами нежную кожу внутренней стороны бедер, но боли не было. Только желание.

– Еще нет. – Он прикоснулся языком к тому месту, где его зубы оставили едва заметный след. – Я хочу, чтобы ты запомнила это. – Его дыхание порывами жаркого сирокко пробегало по треугольному гнездышку шелковистых волос, за которым таились ее женственные тайны. – Я хочу, чтобы ты запомнила меня.

– Как я могу забыть? – выдохнула она в ответ на прикосновение его губ к средоточию сокровенных чувствований.

Она выгнулась под ним, напряглась как струна; из ее горла вырывались стоны, просьбы, мольбы, а ласки его губ поднимали ее к пределам наслаждения. И за пределы.

Снопы света и огня расходились из этого средоточия и искрящимися, золотистыми импульсами облегчения пронизывали ее тело.

Он крепко обнял ее, ожидая, пока уймется дрожь. Потом встал и сбросил рубашку, джинсы и трусы.

Черити не сводила с него глаз, взглядом охватывая широкие плечи, мощный торс с темным жестким покровом, сильные смуглые ноги, и осознала, что, даже будучи наполовину сарнианином, он определенно выглядел как земной мужчина. И физически очень возбужденный, если уж на то пошло.

– Ты знаешь, как долго я ждал этого? – Он вернулся в постель и привлек ее к себе. – Как долго я ждал момента, когда буду вот так лежать с тобой?

– Все эти две с половиной недели?

В ее тоне он уловил едва заметное разочарование и не замедлил смахнуть его поцелуем.

– Всю жизнь, – возразил он, когда они оторвались друг от друга, чтобы отдышаться.

Смуглые пальцы обвились вокруг ее талии, и он усадил ее на себя. Черити, ощутив осторожное, твердое прикосновение его плоти, на мгновение напряглась.

– Все хорошо, – успокаивал он ее лаской голоса и жестов. – Ты такая теплая. Такая влажная. И такая упругая.

Их взгляды безмолвно слились, и Черити направила его в себя. От его мощи мышцы ее напряглись, но нежность его взгляда помогла ей расслабиться, и вскоре он оказался так глубоко, что стал частью ее самой.

Черити уперлась ладонями в его грудь, окунулась в его туманный взгляд и начала медленно, как на волнах, раскачиваться, наслаждаясь его ощущением внутри себя. Наслаждаясь им.

Возбуждение поднималось из глубин – жарче и сильнее, чем раньше. Она откинула голову, закрыла глаза и крепко стиснула коленями его бедра. Ее захватил ритм такой же древний, как и силы, создавшие обе их галактики.

С внезапной ослепляющей ясностью Старбак осознал, что ему никогда не найти такой совершенной женщины себе под пару. Он мог бы обрыскать Вселенную, потратить несколько жизней – и не встретил бы женщины, которая бы до такой степени – и физически и духовно – гармонировала с ним.

Для Старбака любовь с Черити стала взглядом сквозь щелку в таинственный мир. Мысль о том, чтобы провести остаток жизни без нее, была невыносима. Но какой у него выбор?

Прежде чем он успел прийти к разумному выводу, разум распался, здравый смысл растворился, и остался лишь этот единственный миг. Лишь это умопомрачительное ощущение потрясающего, абсолютного отречения.

Впервые в жизни испытывая физический оргазм, Старбак сперва решил, что умирает. Но второй, более острой его мыслью было, что он нашел тот мифический рай, в который, похоже, верит большинство терран.

Последней связной мыслью стало, что он никогда не предполагал возможности испытывать победный триумф и поражение одновременно.

Черити лежала, растворившись в своих ощущениях. Кровь яростно пульсировала в венах, тело стало мокрым, как макаронина, и по нему проходили волны сладостной дрожи удовлетворения.

– Никогда не знала, – шепнула она. От благоговения и обретенного чисто женского знания ее глаза потемнели, голос охрип.

– Я знаю.

Она изобразила возмущение его откровенной мужской гордостью.

– В который раз поражаюсь, до какой степени мужской эгоцентризм способен переходить все пределы пространства и времени.

– Мои слова не имеют ничего общего с эгоцентризмом, – возразил Старбак. – Ни с мужским, ни с каким другим. – Его ладонь пробежала по ее бедру, по округлым ягодицам и замерла на ямочках поясницы. – Я знал, о чем ты думаешь, любовь моя, потому что сам думал точно о том же.

– О! – Ее восхитила мысль, что для него все, что произошло между ними, так же важно, как и для нее.

– Свой первый сексуальный опыт я испытал в день, когда выбрал себе имя, – объяснил Старбак, – ровно в пятнадцать лет. Но на Сарнии занятия любовью не похожи на земные.

Она не удержалась от вопроса:

– Лучше?

Его глубокий, низкий смешок отозвался в ее груди.

– Мне они всегда казались вполне удовлетворительными, – признал он. – Чисто духовно. Только что я обнаружил, что физически они оставляют желать много лучшего.

– Ты никогда раньше не занимался физической любовью?

– Нет.

– Тогда откуда же…

Она отвернулась, смущенная собственным вопросом. Просто смешно, подумала Черити, если не забывать, что только что они со Старбаком были близки так, как только могут быть близки люди.

– … я знал, что делать?

– Да.

Он лениво провел рукой по ее телу – от плеча к бедру.

– Я просто-напросто следовал своим инстинктам.

– У тебя хорошие инстинкты. – Лучше, чем хорошие. Потрясающие.

– А, но вдохновляла меня ты.

Его бархатный, осипший от переживаний голос окутывал ее мягким теплым покрывалом. Она взглянула на него, не скрывая чувств.

– Я люблю тебя, Старбак.

– И я люблю тебя, Черити Прескотт. – Она еще не видела в его глазах такой серьезности. – Всем моим земным телом. И каждой частичкой моего сарнианского мозга.

Она услышала сожаление в его голосе, прочитала это сожаление в его глазах.

– Но это ничего не меняет, верно? Почти ничего.

– Нет.

Он пытался ее удержать. Пытался удержать себя. Но физическое влечение, эмоциональная связь между ними были слишком сильны с самой первой их встречи.

Он обнял ладонями ее милое, душераздирающе печальное лицо.

– Как бы я хотел сказать, что это все меняет. Но не могу.

Потом, взяв ее ладонь и не отрывая взгляда от ее глаз, он перецеловал все пальчики до единого.

– Мне необходимо вернуться домой, Черити. Там моя работа, моя семья, моя жизнь…

– Я знаю. – Свободной рукой она зажала ему рот, не желая больше вникать ни в какие логические обоснования того, что они не могут провести всю оставшуюся жизнь вместе. На Касл-Маунтин. В ее доме, в ее кровати. – Не нужно ничего говорить, – пылко произнесла она и снова притянула его к себе. – Не сейчас. Сейчас я хочу, чтобы ты снова любил меня.

Отведав один раз запретного плода сексуального наслаждения, Старбак был ненасытен. И охотно покорился своим желаниям – не менее жадным, чем желания Черити.

Снова и снова, всю ночь напролет.

Глава двенадцатая

КОГДА ОНИ НЕ ЗАНИМАЛИСЬ любовью, они болтали. Черити хотелось знать о Сарнии все, и Старбак пытался в меру способностей описать свою родную планету, избегая лишь упоминания о том, что на ней царит патриархат. Ему было слишком хорошо, чтобы в очередной раз ввязываться в спор относительно равноправия полов. Кроме того, общение с Черити заставило его в какой-то мере признать правоту рассуждений Джулианны.

– А как там Земля, в твоем времени? – спросила Черити. Она села на кровати, притянула колени к подбородку и обхватила их руками.

– Все еще вертится, – ответил Старбак.

– Уже приятно, – кивнула Черити, – что нам удалось все же не взорвать ее или не загрязнить до полного уничтожения всякой жизни. Ну, а Калифорния? Она еще не исчезла под водой?

– Нет. Но вот-вот будет землетрясение.

Она рассмеялась.

– Приятно знать, что хоть что-то осталось по-прежнему… Ну, а бездомные? И леса?

– Союз государственных и частных предприятий в двадцать первом веке решил проблему бездомных, – сообщил Старбак. – А вот леса, к сожалению, исчезли. Сначала их выращивали, но потом это стало слишком дорого, и дерево заменили другими высококачественными соединениями.

– Ох, отвратительно. – Она покачала головой. – Ну, ладно, нужно просто изменить будущее, – решила она. – А женщины-президента еще не было?

– Пятеро.

– Вот так здорово. А как там «Янки Нью-Йорка»? Все еще в загоне?

– Боюсь, что так, черт возьми. Но у них новый босс, так что почитатели не теряют надежды, – славировал Старбак, чтобы вызвать улыбку на ее лице. И не без успеха.

– Как все это удивительно. – Она покачала головой и обвела медленным взглядом его лицо, как будто навеки запоминая черты. – Никогда, ни за что бы не поверила, что буду лежать в постели с сарнианским астрофизиком. – Еще одна мысль пришла ей в голову. – А твое имя? Оно настоящее? – Ей неприятно было думать, что в пылу страсти она выкрикивала чужое имя.

– Мое, – заверил ее Старбак. – При рождении меня назвали Брэм Валдериан. Валдериан – семейное имя. Однако по достижении мужчиной зрелости ему предлагают выбрать имя, которое кажется ему созвучным философской основе его жизни.

– Поэтому ты и выбрал имя Старбак[6] – потому что ты астрофизик и изучаешь звезды?

– Частично – да. Но по большей части из-за нескольких маминых книг, прочитанных в юности.

– Каких книг?

– «Остров сокровищ» и «Капитан Блад». И в какой-то степени – «Питер Пэн». Я обожал читать о приключениях земных морских разбойников. Они напоминали мне о космических пиратах, рыскающих по нашей галактике.

– Эти книги – сплошная романтическая чепуха, – возразила она, сочтя это своим долгом.

– Верно. Но вопреки разуму что-то такое в жизни этих корсаров меня притягивало.

– Может, как раз потому, что они противоречат разуму. В разумном обществе они были бы мятежниками. Может, ты и имя выбрал, именно выражая скрытое чувство разочарования.

Он пригладил ей волосы и привлек ее поближе.

– Откуда ты так хорошо знаешь меня? – пробормотал он.

Она приподняла голову и улыбнулась.

– Все очень просто. Я люблю тебя. А еще, – напомнила она, – я, кажется, умею читать твои мысли.

– Можешь сказать, о чем я сейчас думаю?

Она не спешила, притворяясь, что всматривается в самую глубину его немигающих глаз.

– Ты хочешь заняться со мной любовью.

– Прекрасно.

– Угадать было не сложно, – мягко рассмеялась она. И скользнула рукой под простыню, прикрывающую его до половины. – Поскольку твой сарнианский мозг все время посылает сообщение твоему очень земному телу.

Смеясь, она отшвырнула простыню и прижалась к нему. Очень долго им обоим не нужны были никакие слова.


НА ЖЕМЧУЖНО-СЕРОМ НЕБЕ начинала загораться заря. Невозможно поверить, что пролетело почти двадцать четыре часа. Старбак и Черити сидели за кухонным столом и следили за семейством оленей, которое лакомилось вынесенным для них куском соли.

– В газете говорится, что сегодня сизигия, – пробормотала Черити.

Во время этой долгой, переполненной любовью ночи Старбак объяснил ей теорию Дилана, что наступающий «парад планет» – оптимальное время для возвращения на Сарнию. С некоторым рассеянным изумлением Черити вдруг осознала, что мысль о том, что Старбак ее покидает, гораздо страшнее самого факта, что она умудрилась влюбиться в человека не только с другой планеты, но и из другого времени.

– Да. – Старбак избегал ее взгляда. Одна мысль о расставании разрывала ему сердце.

– Значит, у нас остался лишь сегодняшний день.

– И этого нет. – Он почувствовал ее глубокое разочарование. – Мне нужно целый день провести в лаборатории.

– Но я думала, что вы с Диланом уже рассчитали все координаты.

– Так и есть. Но теперь мне нужно найти способ увеличить свою энергию. Совершенно очевидно, что либо сама атмосфера Земли, либо ее гравитация блокирует мои способности. С момента появления здесь я лишился дара телекинеза…

– Но только не со мной, – возразила Черити.

– Да. – Старбак улыбнулся, взял ее ладонь, и их пальцы сомкнулись над крышкой стола. – Не с тобой. Но вся моя теория путешествия без корабля основана на моей способности астроброска. А я больше не имею для этого достаточной силы, как ты уже видела.

«И это значит, что ты должен отказаться от полета? Что ты вынужден остаться здесь? Со мной?» Как ей хотелось задать эти вопросы, но она не посмела.

– Верно, если только мне не удастся за следующие шесть часов каким-нибудь образом обзавестись кристаллом диамазимана, – ответил он.

– Диамазимана?

– Углерод, атомы которого кристаллизованы в прочную кубическую форму, – объяснил он. – Предпочтительнее голубой диамазиман, поскольку он содержит примесь бора, являющегося проводником электричества. На Сарнии подобные диамазиманы используют те пришельцы, которые не обладают способностью к телекинезу.

Старбак припомнил, как считал таких раньше низшими существами, и почувствовал унижение. И стыд.

– А больше ничего нельзя использовать?

– Нет. – Он нахмурился и взъерошил волосы. – Можно, разумеется, создать диамазиман в лабораторных условиях, поместив графит – а это чистый углерод – вместе с металлодобавкой между карбидовольфрамовыми прессами, и подвергнуть давлению в миллион фунтов на квадратный дюйм, а потом тепловой обработке до трехсот пятидесяти градусов вашего Фаренгейта. Но ваши технологии значительно уступают нашим. Потребуется неделя, чтобы создать диамазиман на Земле.

– А у тебя нет недели.

– Нет. – Старбак услышал в ее голосе горечь, почувствовал ту же горечь в своем сердце. – У меня ее нет.

Теперь вздохнула Черити.

Наступила тишина. За кухонным окном птицы собрались на привычный им завтрак. Кот уселся на подоконнике и бессильно облизывался через двойные рамы на пернатых гостей. Захваченная своими мыслями, Черити не замечала ни птиц, ни кота.

– Подожди здесь, – наконец произнесла она, поднялась из-за стола и вышла из кухни. Когда она вернулась, в ее руках была маленькая серая коробочка, и она протянула ее Старбаку. – Может, это поможет, – спокойно сказала она.

Он взял коробочку и открыл крышку. Внутри, на жемчужно-сером бархате, покоился превосходный диамазиман в оправе из платины.

Старбак поднял на нее изумленные глаза.

– Это мое обручальное кольцо, – ответила она на его невысказанный вопрос. – После того как мой брак распался, я не хотела его носить. Ходила по пляжу и собралась было швырнуть эту чертову штуку в прибой. Но, будучи по рождению и воспитанию истинной янки, я не смогла выбросить такой дорогостоящий бриллиант. Вот он и остался у меня.

– Но ты же могла его продать, – предположил Старбак. Он провел пальцами по сверкающему голубому камню. – Полагаю, это большая ценность.

– Наверное, – пожала плечами Черити. – Я думала об этом, но потом отказалась от этой идеи. – Мягкий, задумчивый взгляд в себя затуманил ее глаза. – Может быть, я чисто интуитивно чувствовала, что однажды смогу использовать его куда лучшим образом.

Он окинул взором ее скромную, чистенькую кухню и подумал, что она нашла бы, на что потратить огромную сумму, которую принес бы ей этот камень.

– Я очень ценю твой щедрый жест, Черити. – Прежде чем со щелчком закрыть крышку, Старбак бросил на кольцо последний взгляд. – Но я не могу принять столь дорогой подарок.

– Это всего лишь деньги, – возразила она. И не добавила, что уже отдала ему нечто гораздо более ценное. Свое сердце.

– Расскажи мне о нем, – вдруг произнес Старбак. – Расскажи о человеке, который подарил тебе это кольцо. – Даже в его время подобное кольцо стоило бы целое состояние. Старбак попытался представить Черити женой богача – и не смог.

Черити пожала плечами.

– Он артист. Можно сказать, звезда. На телевидении и в кинематографе. – Ей вдруг что-то вспомнилось. – Его имя Стивен Стоун.

Старбак сразу понял, что она хотела узнать.

– Имя мне ничего не говорит.

– Очень хорошо. – Она кивнула. – Мне было бы противно обнаружить, что такая лживая крыса сумела сохранить популярность в веках.

– Не могу представить тебя женой киноактера, – рискнул признаться Старбак.

– Стивен тоже не мог. Мне поручили обеспечивать его безопасность. Так мы и познакомились. Он говорил, что я самая прекрасная женщина в мире.

– Мне казалось, что ты назвала его лжецом.

Она сверкнула в него быстрой благодарной улыбкой.

– Льстец.

– Ты кажешься мне самой прекрасной из всех женщин всех галактик.

Комплимент, как практически все высказывания Старбака, был сказан просто и искренне. И проник прямо в сердце Черити.

– Ну вот. – Она глубоко вздохнула. – Во вся-ком случае, я получила приглашение на должность технического советника в его сериале. То ли мне льстило его постоянное, неослабевающее внимание, то ли звездная болезнь начиналась, то ли мне просто хотелось наслаждаться своим именем на экране телевизора каждую среду. Так или иначе, но я согласилась. И в конце сезона мы поженились. – В глазах ее проскользнуло печальное облачко. – Через полгода у папы случился сердечный приступ. Я прилетела на Касл-Маунтин. На похороны. А вернувшись в Малибу, обнаружила его партнершу по фильму играющей главную роль в моей постели.

Она с отвращением покачала головой.

– Позже я узнала, что Стивен всех партнерш затаскивал в постель. Каждую из них называли его «девочкой недели». – Смех ее прозвучал коротко и горько. Совсем как ее брак, решила Черити. – Я была очень зла, унижена и оскорблена. Вот и вернулась на Касл-Маунтин зализывать раны. И поняла, что мое место здесь. И осталась… Теперь расскажи мне о Селе.

– Она представляет собой совершенную сарнианку, – сказал Старбак. – Спокойна, абсолютно логична и безошибочно точна. Она консультант по вопросам организации времени.

– Звучит скучно, – решила Черити. Старбак рассмеялся.

– Так и есть. Но нас еще в детстве соединили наши родители, так что, пока я не разочаровал ее уходом из Совета по космосу, ни одному из нас и в голову не приходило даже подвергать сомнению наше совместное будущее.

Черити прекрасно понимала, что опала превратится в триумф, когда он вернется на Сарнию. Нет сомнения, что абсолютно логичная Села не замедлит поторопить их брак.

– А теперь? – Она не могла не задать этот вопрос.

– А теперь я знаю, что никогда не смогу связать с ней жизнь. Потому что мое сердце, все мои мысли навсегда принадлежат тебе.

Он долго, задумчиво смотрел на бриллиант, потом поднял глаза на Черити.

– Ты понимаешь, что без этого диамазимана я, возможно, не смогу вернуться на Сарнию?

– Да. – Во рту пересохло. И ей пришлось буквально протолкнуть это короткое тихое слово через комок в горле.

– Тогда почему?..

Веки защипало от слез, но Черити решительно моргнула.

– Я понимаю необходимость для тебя вернуться в твой мир, в твое время, – сказала она. – И помогу тебе всем, что в моих силах.

Она не добавила, что видение частиц его существа, разбросанных во Вселенной из-за недостатка энергии, было для нее невыносимо.

Старбак долго, внимательно изучал ее. Внутри его бушевали противоречивые чувства.

Уйти. Остаться. Долг. Любовь. Семья. Черити.

Разум воевал с чувствами, сознание сражалось с его новообретенным сердцем.

Ему хотелось пообещать, что он вернется, но он не мог. Его жизнь принадлежит Сарнии.

Она улыбалась, но губы ее дрожали, а угрожавшие пролиться слезы затуманили глаза такой болью, которая показалась Старбаку гораздо хуже любой телесной раны.

Одинокая слезинка скатилась по ее щеке. Старбак нежно смахнул ее, и Черити задохнулась от всхлипа.

– Я больше не хочу говорить, – ломким, прерывистым голосом произнесла она. В поднятом к нему лице светилась вся любовь, что она испытывала к этому человеку. – Люби меня, Старбак. – Сейчас ее не волновало, насколько унизительно звучала ее просьба: в этот миг она могла бы молить его на коленях.

Старбаку не требовалось повторного приглашения.

Рука в руке они прошли в спальню. И хотя это казалось ей невероятным, но на этот раз страсть их разгорелась еще сильнее, еще ненасытнее.

Но позже, как будто по взаимному молчаливому соглашению, они замедлили темп. Как будто оба знали, что вместе в последний раз в жизни, и хотели, чтобы воспоминание об этих мгновениях осталось с ними навсегда.

Не было ни слов любви, ни горячих, порывистых обещаний. Лишь тихие вздохи и бессвязный шепот. Они говорили прикосновениями, нежными ласками губ и рук.

На горизонте выкатился шар зимнего солнца, рассеивая туман и окрашивая их тела зыбкими, мерцающими красками. Черити ощущала, как пробегают по ее телу его ладони, как ласкает кожу его теплое дыхание.

– Сделаешь кое-что для меня? – шепнула она. Его губы прильнули к ее.

– Все что угодно.

Они оба знали, что это не совсем правда.

– Покажи мне, как бы ты занимался любовью на Сарнии.

Пораженный, Старбак приподнялся на локте.

– Тебе не понравится.

– Откуда ты знаешь? Ты же не пробовал.

– Любовь на Сарнии совсем не так захватывающа, – возражал Старбак. Его плоть жаждала еще раз оказаться в ее шелковом тепле; чисто умственный сексуальный опыт, всегда его удовлетворявший, в сравнении с этим бледнел.

– Ну пожалуйста. – Она пробежала пальцами по его груди и одарила его чувственной, соблазнительной улыбкой. – Всего разок.

Разве мог он хоть в чем-нибудь отказать этой женщине!.. Старбак был благодарен, что благородство не позволило ей попросить его остаться на Касл-Маунтин. Потому что стоило ей всего лишь высказать такую просьбу и взглянуть на него своими невероятными синими глазами – и он больше не увидел бы Сарнии.

– Хорошо. Только не говори, что я тебя не предупреждал. – Он вознаградил себя еще одним долгим, сладким поцелуем и добавил: – Нам нужно опуститься на колени друг напротив друга.

– На кровати? Или же на полу лучше?

Старбак вздохнул. О, Валгалла, как же ему претила мысль покинуть теплую, пронизанную любовью постель!..

– Полагаю, на полу будет удобнее, – согласился он.

– А как вы это делаете на Сарнии?

– На тонкой подстилке на полу.

– Значит, этот коврик подойдет. – Она соскочила с кровати и опустилась на колени перед камином.

Старбак, ворча, присоединился к ней. Неудивительно, что чувственное настроение исчезло, уступив место желанию поточнее объяснить технику совокупления на Сарнии.

Он тоже опустился на колени к ней лицом.

– Теперь мы соединим ладони.

– Вот так? – Она приложила свои ладони к его.

– Точно. Не забывай, это чисто умственное упражнение, слияние мыслей.

– Жду с нетерпением.

Старбак думал, что сарнианский вариант будет привычно бесстрастным. Он ошибся.

Соприкоснувшись лишь кончиками пальцев, они сразу же слились духовно и окунулись в постижение таких глубин чувственности, о которых ни один из них не подозревал.

Комнату залил теплый мерцающий свет. Разноцветные лучи – насыщенно-синие, сверкающе-алые, блестящие золотые и серебряные – окружили их.

Невероятно, но в комнате звучала музыка. Страстные, пьянящие звуки саксофона напоминали о душных ночах и полных неги летних днях.

Появились их собственные трехмерные изображения. Они занимались любовью миллиардами способов и в тысячах разных мест. Они смотрели на себя самих, расположившихся на цветущем лугу.

На Черити было прозрачное платье из ткани типа газа, а на нем – свободного покроя рубашка и черные брюки, напоминающие пиратские. Старбак плел венок из полевых цветов, а потом надел его на ее медно-рыжую головку.

Чуть позже они медленно раздели друг друга, и когда он уложил ее прямо в цветы и скользнул внутрь, картинка переменилась, как стеклышки калейдоскопа, – и они уже лежали на палубе корабля с высокими мачтами, который, покачиваясь, шел вперед по волнам.

Их застиг шторм, но в порыве страсти они не замечали ни качки, ни ливня, ни грохота ветра. Старбак укутывал ее нагое тело во что-то по-королевски роскошное, усыпанное голубыми алмазами, и говорил ей, как она прекрасна, и какие страстные, безумные ласки он хочет ей подарить, а Черити отвечала лишь «да, да» на каждое его слово.

А потом они оказались где-то на золотистом пляже, у прозрачно-голубой лагуны, и легкий ветерок раскачивал над их головами верхушки пальм. И они занимались любовью – восхитительной, пьянящей любовью, а ласковые теплые волны набегали на золотой песок, и солнце щедро светило в небесах. И они воспарили на невесомых крыльях, взлетели прямо в яркое, брызжущее светом небо.

А потом они снова оказались в ее комнате, и Старбак обнаружил, что лицо его залито слезами. Никогда он не испытывал ничего подобного, никогда даже не догадывался, что можно получить такое истинное, сладостное удовольствие.

Вместе они опустили руки, но тут же, не в силах оторваться друг от друга, сплелись на полу пальцами и замерли, объединившись и физически, и духовно.

– Я думала, что ты уже показал мне настоящую страсть. – Это был всего лишь шепот, но он ясно прозвучал в безмолвии комнаты. – Но я никогда, ни за что на свете не могла бы вообразить…

– Я знаю. – Он притянул ее к себе и прислонился мокрой щекой к ее щеке. – Я тоже не знал, что на свете возможно такое наслаждение.

Сила пережитых ими обоими чувств вымотала их. Сплетясь в объятиях, они опустились на коврик и окунулись в глубокий, блаженный сон.


РЕАЛЬНОСТЬ ВЕРНУЛАСЬ слишком быстро.

Старбак стоял на пороге ее дома. Отчаяние исказило его красивое лицо.

Он просил Черити – нет, умолял – поехать в лабораторию вместе с ним, проводить его. Но она отказалась, объяснив, что хочет запомнить его здесь, в ее доме, где они купались в любви.

– Мне больно покидать тебя.

– Я знаю. – У Черити уже больше не было слез. Осталась только страшная черная дыра, в которой исчезло ее сердце. – Но очень важно, чтобы ты вернулся на Сарнию и доказал свою правоту.

Тыльной стороной ладони он пробежал по ее слишком бледному лицу.

– Если бы я мог, я взял бы тебя с собой.

– Я знаю. Но силы алмаза хватит лишь на одного. – Она одарила его своей самой храброй улыбкой, но и та угрожающе задрожала, а потом и вовсе растаяла. – Извини. – Черити отвернулась, спрятала лицо в ладонях и несколько раз глубоко вдохнула.

Когда она снова обернулась к нему, выражение ее лица было спокойным, хоть на глазах и блестели горькие слезы.

– Успешного путешествия, Старбак.

Он не мог определить почему, но ее изумительное мужество в момент, когда ее сердце разрывалось на части, поднимало из его груди вопль отчаяния.

– Я никогда тебя не забуду.

– Я тоже. – Она взяла его руки и прижала их к сердцу. – Сквозь время я буду тебя любить.

– Сквозь пространство я буду любить тебя.

Как будто мы даем друг другу брачные клятвы, подумал Старбак. Он знал, что Черити подумала о том же.

Потому что ни времени, ни пространству невозможно изменить одного факта – что они принадлежат друг другу. И оба знали, что никогда не забудут друг друга.

– Помню, где-то я прочитала… – сказала Черити. – «Если два сердца по-настоящему связаны, если два человека созданы, чтобы быть вместе, они найдут друг друга. Несмотря ни на какие препятствия».

Ее пальцы сильнее сжали его руки, а на глазах снова блеснула влага.

– Мы с тобой связаны, Старбак. Сердцами, мыслями и душами. И я могу расстаться с тобой, послать тебя домой только потому, что я знаю, чувствую всеми фибрами души, что мы с тобой найдем друг друга снова.

Логика подсказывала ему, что в ней говорит романтичная натура.

Сердце подтверждало, что Черити говорит правду.

– Мы будем вместе, – согласился он. – Когда-нибудь. И навсегда.

Закусив губы, она сдерживала рыдания. Через открытую дверь слышны были громкие, требовательные крики птиц, не получивших своего завтрака.

– Навсегда, – шепнула она.

Он привлек ее к себе, и они слились – тело к телу, губы к губам. Покоренное ее нежностью, ее мужеством, сильно и часто колотилось его сердце. Запутавшись пальцами в его волосах, она замерла, покоренная его ласками, его могучей волей.

И с последним, прощальным, горестным прикосновением к ее волосам он направился к сверкающему черному снегомобилю, предоставленному Диланом.

Черити стояла у окна и смотрела, как Старбак уезжает. Обратно, в свою жизнь. В свое время.

Глава тринадцатая

ОТЧАЯННО ПЫТАЯСЬ удержаться от мыслей о том, что происходит в лаборатории, Черити провела все утро, разбираясь в столе.

Раньше ей не хватало духу это сделать. Слишком много вещей, напоминавших ей об отце, о ее горькой потере, были погребены под листочками бумаги и многочисленными сокровищами папы. Он был не в силах с ними расстаться.

Она нашла торопливые бытовые записки, где он сам напоминал себе купить молока или хлеба после работы – потом он все равно забывал об этом. Там же хранилась вырезка из «Касл-Маунтин янки обсервер», рассказывающая о местной девушке Черити Прескотт, ставшей техническим советником в телевизионном сериале Голливуда. Автор Милдред Каммингс, многолетний редактор отдела общественной жизни в «Обсервере», так восторгалась, что Черити почувствовала себя настоящей звездой.

Были там и еще вырезки, относящиеся к ее работе – особенно о ее поимке насильника, – да еще не меньшее количество вырезок об уйме побед и достижений Дилана.

Там же хранились и поздравительные открытки, собственноручно нарисованные ее талантливой мамой. Прочитав надпись на первой открытке – в высшей степени личное послание мамы к отцу, Черити решила больше в них не заглядывать. И хотя ее нисколько не удивило, что ее родители за тридцать пять лет брака не растеряли духовную и физическую близость, все равно Черити ощутила вполне понятную зависть.

Неожиданно она уколола палец об отцовскую блесну. Появилась капелька крови, и она сунула палец в рот.

Вот тогда-то она его и увидела. В сознании возникло видение. Трехмерное изображение – настолько реальное, что она готова была протянуть руку и дотронуться до него.

Старбак был в опасности. Дилан тоже. Оба находились в лаборатории, и кто-то направил на них ружье. Как ни старалась Черити, она не смогла разглядеть, кто держит их на мушке.

Позвонив Энди и договорившись встретиться с ним в лаборатории, Черити опрометью рванулась к джипу и на бешеной скорости помчалась в сторону лесной зоны. Хотя температура снаружи упала до тридцати градусов, руки Черити, стискивающие руль, скоро взмокли от пота.

Снова и снова она повторяла имя Старбака. Как заклинание. Как молитву.

Счетчик отщелкивал милю за милей. К несчастью, часы рядом с ним с той же скоростью отсчитывали драгоценные минуты.

Она все время пыталась сконцентрироваться на видении, но оно растаяло, как туман над гаванью. Страх превратился в твердый комок в горле, когда она подумала, что не может больше читать мысли Старбака потому, что его нет в живых.

Она остановила джип среди деревьев, поскольку не хотела появляться на открытом пространстве перед окнами лаборатории. Хорошо бы, если б удалось незамеченной проникнуть в здание. К сожалению, Дилан установил мощнейшую систему безопасности. Малейшая попытка проникнуть путем взлома вызвала бы тревогу.

– Здравствуйте. Будьте добры, ваше имя, – произнес механический женский голос, когда Черити остановилась напротив двери.

– Черити Прескотт, – повиновалась Черити, надеясь, что тревога не исказит ее голоса.

Слава Богу, этого не произошло.

– Благодарю вас, Черити Прескотт, – продолжал бесплотный голос. – Прошу вас, отпечатки пальцев.

В ней дрожал каждый нерв, когда она представляла себе, что же там происходит, внутри. Однако послушно приложила ладонь к экрану.

– Опознание закончено, – проинформировал ее голос. – Вы можете войти, Черити Прескотт.

– Самое время, – буркнула Черити и проскользнула в услужливо отворившуюся дверь.

– Удачи вам, – отозвался голос.

Ну, так. Она в здании. Теперь ей осталось всего-то разыскать Старбака и Дилана и освободить их, не допустив убийств.

Здание казалось странно безлюдным. Сначала это удивило Черити, однако потом она решила, что Дилан, должно быть, отослал всех домой, чтобы оставить в секрете отбытие Старбака.

Как она ни пыталась ступать бесшумно, шаги эхом отзывались на плиточном полу. Продвигаясь в сторону помещения Дилана, Черити вдруг пожалела, что не обладает способностью Старбака к телекинезу.


В ДАННЫЙ МОМЕНТ Старбак никуда не перемещался. Более того, ему казалось, что ботинки его пригвоздили к полу.

Он не привык к насилию на своей планете, и все происходящее выглядело в его глазах в высшей степени отвратительно. И нелогично.

– Я не понимаю, на что вы рассчитываете. – Он утихомирил нарождающуюся ярость, инстинктивно осознав, что это лишь ухудшит положение.

– Все очень просто, – ответила Ванесса с ледяной улыбкой, которая так гармонировала с холодным блеском ее глаз. – Пока я держу вас на мушке этого смертельного оружия, Брайан и Мерф, – она кивнула в сторону двоих мускулистых парней, мрачно возвышающихся за ее спиной, – соберут все диски, на которых записана программа космического перелета, созданная нашим гением, и спокойненько вынесут их и проводят тебя в ожидающий автомобиль. Ну а потом, как ни жаль, некое вещество просочится из химической лаборатории, взорвется колоссальным взрывом и сметет лабораторию с лица земли. К тому времени, когда откопают останки Дилана Прескотта, я буду пить шампанское на Елисейских полях.

– На кого ты работаешь, – с искренним любопытством спросил Дилан. – На ЦРУ или на какую-нибудь сумасшедшую террористическую группу?

Она рассмеялась, но в хриплом смехе не было веселья.

– Я же говорила отцу, что ты ни за что не догадаешься.

Синие глаза Дилана сузились.

– Ты – дочь Харлана Клингхофера. – Это не было вопросом.

– Прямо в точку. Дайте мальчику приз.

– Я должен был догадаться, – с досадой пробормотал Дилан. – Должен был заметить сходство.

– Но я ни капельки не похожа на отца.

– Нет, похожа, – возразил Дилан – У вас одинаковый алчный блеск в глазах. – Он выругался. – Я должен был вычислить.

– О, не стоит так себя казнить, дорогой, – проворковала Ванесса. – Ведь ты, в конце концов, так был поглощен наукой. Уж не говоря о появлении твоего инопланетного дружка.

Ее глаза сверкнули той самой алчностью, в которой ее обвинил Дилан, когда она обратила взгляд на с любопытством следившего за их разговором Старбака.

– Если ты еще этого не понял, – заявила она, – то сообщаю, что ты ценишься на вес золота.

– Зачем вам это понадобилось? – спросил Старбак. Им постепенно овладевала бешеная злоба, потому что он вдруг сообразил, что именно эта женщина несет ответственность за нападение на Черити. Огромным усилием воли он усмирил свою злобу. На время.

– Ну как же, разумеется, ради продвижения науки, – сказала она.

– Уж не говоря о немалом куше, – добавил Дилан. – Тем более теперь, когда твой отец остался без правительственных субсидий.

– Потому, что ты украл его работу, – рявкнула Ванесса.

– Работы в области антивещества и квантового перемещения во времени принадлежат мне, – возразил Дилан. – Это мое творение. Я сделал все, от начала до конца. Но твой отец оказался слишком жадным и слишком нетерпеливым, поэтому он не устоял и украл данные одного из своих сотрудников, исказил их, чтобы казалось, что мы достигли большего, чем на самом деле, и ознакомил с ними вышестоящие инстанции.

– О Господи, до чего же ты наивен, – съязвила Ванесса. – Таковы правила игры. Все бы здорово сработало. Все мы могли бы стать богатыми, Дилан!

– Я не собирался позволять Пентагону запустить свои грязные лапы в мои труды и превратить их в новейшее боевое средство.

– Ну ладно. Теперь у тебя просто нет выбора, не так ли? – Указав пистолетом в сторону компьютера, она обратилась к гиганту по имени Мерф: – Свяжи их, чтобы они не мешали, а потом вместе с Брайаном снесите все их добро. Мы и так уже потеряли кучу времени.

Старбак обменялся взглядом с Диланом, и тот едва заметно кивнул. В следующий миг расклад сил изменился.

– Какого…

Один из головорезов Ванессы – тот, что собирался связать руки Старбака, – в изумлении уставился на то место, где только что стоял его пленник. А Старбак уже обхватил его сзади за шею, и тот рухнул на пол.

Дилан же, не теряя ни минуты, наклонил голову и с размаху бросился на бандита, направлявшегося в его сторону. Наградой ему стал тяжкий выдох, который вырвался из легких его противника. Пуля со свистом пролетела у самого уха Дилана, и он нырнул на пол.

– Черт возьми, Ванесса! – выкрикнул он из-под стола с компьютером. – Тебе не кажется, что твой поход за знаниями заходит слишком далеко?

В ответ еще одна пуля расплющилась в паре дюймов от его головы.

Дилан сквозь зубы выругался, увидев, что Мерф поднялся на ноги и направляется прямо к нему. Он перевернул стол, бумаги разлетелись по комнате. Гигант взревел и отпихнул стол с такой легкостью, будто тот был сделан из пробкового дерева. Но Дилан успел ускользнуть в сторону.

– Вам не выбраться, – предупредила Ванесса.

– Ну, это уж, полагаю, мое дело, – спокойно заявила Черити, направляя пистолет на женщину, которую никогда не любила. – Как ни пошло это звучит – бросай оружие, Ванесса.

Но Ванесса еще не была готова сдаваться.

– Мерф, хватай чужака.

– А что я делаю, черт бы его побрал? – пожаловался тот в бешенстве, что каждый раз, как он дотрагивался до Старбака, тот исчезал и обнаруживался в другом конце комнаты. Наконец, совершенно разъяренный, он бросился в атаку.

Затаившийся за книжным шкафом Дилан выставил вперед ногу. Проследив взглядом за тем, как громила рухнул на пол, он весело воскликнул:

– Готов!

Ванесса, признав поражение, выпустила обойму таких ругательств, какие заставили бы покраснеть лесорубов Мэна. Потом, бледная от бешенства, подчинилась и швырнула оружие на пол.

Черити позволила себе выдохнуть, достала наручники и защелкнула их на запястьях Ванессы.

Две минуты спустя появился Энди с полицейской машиной, чтобы забрать злосчастное трио. Передавая пленников своему заместителю, Черити не удержалась и произнесла вслух слова, о которых втайне столько мечтала:

– Заводи на них дело, Энди.


ОНА ДОЛЖНА БЫЛА БЫ прыгать от счастья. В конце концов, не каждый же день шефу полиции такого крохотного мирного городка, как Касл-Маунтин, выпадает возможность спасти своего брата и возлюбленного от возможного убийства, уж не говоря о том небольшом факте, что она спасла и важное научное открытие от ужасного будущего – попасть в руки разжигателей войны и превратиться в очередное оружие массового уничтожения.

Но она не могла радоваться. Потому что оставалось главное – Старбак улетал.

Они стояли в лаборатории. Их руки были сцеплены, мысли переплелись.

– Мне казалось, что ты потерял свои силы, – произнесла она, лишь бы что-нибудь сказать.

– Большую часть – да, – согласился он. – Однако ты, наверное, права насчет адреналина. В борьбе за собственную жизнь есть что-то первобытное. – Но он знал, что это не вся правда. Им двигало отмщение. Месть Ванессе за тот вред, что она причинила его любимой.

– Не думаю, чтобы на Сарнии тебе выпадали шансы защищать свою жизнь.

Он сумел даже улыбнуться ее словам.

– Нет. Если не считать таверн, где собираются иноземцы, Сарния – неизменно мирная планета.

– Насилие – неразумно, – согласилась она мягко.

– Само собой, – сказал он. – Но пока я жил на Земле, я пришел к пониманию того, что абсолютная логика вовсе не так прекрасна и возвышенна, как у нас утверждают. – Он притянул ее к себе и прикоснулся поцелуем к ее волосам. – Благодаря тебе я обнаружил, что самые чудесные вещи в жизни бывают иногда и самыми нелогичными.

Она подняла на него затуманенные глаза и улыбнулась.

– А, мы опять вернулись к тому, что я – совершенно нелогичное женское существо?

Он обвел кончиком пальца ее губы, восхищаясь их цветом, их нежностью.

– Нет. Мы вернулись к тому, что я испытал благодаря тебе.

Она обвила руками его шею и молча взмолилась, чтобы можно было остаться вот так с ним навсегда. Чтобы можно было остановить время.

– Это куда лучше.

Они стояли так очень долго – слившись в объятии, прижавшись лбом друг к другу. Наконец, сдаваясь перед неизбежным, Черити отстранилась. Глаза ее блестели от непролитых слез.

– Не буду говорить «до свидания».

Боль стиснула его горло такими тисками, что Старбак не мог глотнуть. А сердце его провалилось в огромную черную дыру.

– Нет. Никаких «до свидания».

А в следующий миг его рот накрыл ее губы, властно, требовательно, обжигая яростным огнем. Этот поцелуй не утешал, не успокаивал. Этот поцелуи родился из бушующих, жадных чувств.

С тихим всхлипом ее губы приоткрылись, уступая непреодолимому, алчному приглашению. Его губы и руки дрожали от отчаянного желания. Кляня все на свете, сначала по-английски, потом перейдя на сарнианский, он окунулся в безумный поцелуй. Он готов был без оглядки взять все, чего требовала его любовь. Он готов был страстно отдать ей все, чего требовала ее любовь.

А через миг, чтобы не увлечь ее прямо на пол, он отпустил ее.

Черити, потрясенная, подняла на него глаза, поражаясь этому человеку, который обладал волей смирить такую бешеную страсть. Натянутая, дрожащая как тетива лука, она закрыла глаза и попыталась успокоиться.

И потом она сделала единственно возможную вещь. Закусив губу, чтобы удержать рвущуюся с языка мольбу к Старбаку остаться, она ушла из лаборатории. И из жизни Старбака.

Дилан ожидал ее у джипа.

– Ты по-настоящему любишь парня, верно, малышка? – спросил он. Темно-синие глаза светились сочувствием.

– Конечно, люблю. – Она отчаянно вздохнула и поспешно стерла со щек слезы. – Так сильно, что разрешаю ему улететь.

– Станет легче, если ты будешь знать, что он тоже любит тебя?

Она покачала головой.

– Нет. Наверное, когда-нибудь потом, – неохотно признала она. – Но сейчас ни ты, ни Старбак ничего не смогли бы сделать, чтобы мне стало легче.

Она прикоснулась пальцем к его щеке.

– Но все равно спасибо, Дилан. Ты классный брат.

Решение было принято, и Черити, чтобы не передумать, поспешно забралась в джип и направилась обратно в свой участок.


ОНА НЕ МОГЛА ни о чем думать. Договорившись с полицией штата о передаче пленников, Черити оставила все дела на Энди и отправилась домой.

Дома, отыскав кулинарную книгу бабушки Прескотт, Черити принялась печь пирог – в надежде, что внимание, которое требуется для подобного труда, отвлечет ее мысли от Старбака. От гаданий, добрался ли он до Сарнии живым и невредимым. От надежд, что он не забудет то, что возникло между ними.

Два часа спустя в результате ее стараний кухня наполнилась дымом, а из духовки явилась груда угольно-черных дисков и пережженных обломков.

Решив, что птицы, возможно, не станут особенно привередничать, она вышла с остатками своего творчества на крыльцо. Вот тут-то она и увидела его. Направляющимся к ней решительным, размашистым шагом.

Сначала Черити не поверила, что это на самом деле Старбак. Несомненно, это лишь голограмма. Он ведь показывал ей, что может вызывать их из своего сознания.

Уронив железные листы в снег, она побежала к нему и попала прямо в его уверенные объятия. Нет, это не голограмма, решила она, когда он осыпал ее лицо поцелуями. Человек, которого она любила, был живой, восхитительно живой, настоящий.

– Я должна бы сказать, что мне жаль. – Слезы счастья струились по ее щекам. – Но это неправда.

Он зарылся лицом в ее душистые волосы.

– И мне нисколько не жаль.

– Что-нибудь у вас не сработало?

– Все сработало.

– Но ты же хотел вернуться домой, чтобы доказать, что твоя теория себя оправдала.

– Мне достаточно самому знать, что она себя оправдала, – заверил он ее. – Что же касается возвращения домой, то именно это я и сделал.

Он обнял ладонями ее мокрое лицо.

– Всю жизнь я боролся за то, чтобы быть истинным сарнианским ученым. Тридцать лет я чувствовал себя на собственной планете пришельцем, вынужденным подавлять неразумные эмоции. Но сейчас, здесь, с тобой, впервые в жизни я чувствую себя дома.

Она обвела пальчиком овал его лица.

– Навсегда.

– Навечно, – кивнул он.

Пока они шли к дому, она вспомнила еще кое-что.

– Бедняжка Дилан, наверное, страшно разочарован, что не сумел доказать свою теорию.

– Совсем наоборот. Она сработала как часы. У твоего брата, полагаю, наступил звездный час.

– Что? – Это было выше ее понимания. – Дилан улетел? На Сарнию?

– Диамазимана могло хватить лишь для одного, – напомнил он.

Мысль казалась слишком невероятной, чтобы принять ее.

– Дилан на Сарнии! В далеком будущем! – Она покачала головой. – Ты прав, он наверняка на седьмом небе от счастья.


ЧЕРИТИ И СТАРБАК уже почти вернулись к дому, как ей пришла в голову еще одна мысль.

– Мне неприятно спрашивать об этом, но все же – что, если Дилан не сможет вернуться? – Возможность, о которой страшно даже подумать.

– Он справится, – возразил Старбак с дерзкой самоуверенностью, совсем как ее брат. – Джулианна ему поможет. Более того, он обязан вернуться не позже чем через две недели.

– А почему обязательно через две недели?

– Он обещал быть шафером на свадьбе. Мы решили, что этого времени хватит, чтобы сообщить твоей маме и пригласить ее вернуться с Таити на торжество.

– А в ваши гениальные головы не пришла мысль, что никто не спросил меня, хочу ли я выходить замуж?

Он остановился, совершенно изумленный.

– Но ты же мне говорила, что любишь меня.

– Люблю, – поспешила подтвердить она.

– И я тебя люблю. – Брови его нахмурились, глаза потемнели от неприятной загадки. – И мы оба решили, что хотели бы остаться вместе навсегда, поэтому логично было предположить, что ты хочешь выйти за меня замуж.

Вот они, чувства! Черити видела их. Она их ощущала – теплые, глубокие, из самого его сердца. Но его сарнианский ум продолжал, и, вероятно, всегда будет продолжать, искать логику там, где ее найти невозможно.

Ведь любовь, в конце концов, абсолютно нелогична по своей природе.

Она действительно любит его. Всего без остатка – его щедрое, любящее сердце, его тело, даже его иногда удручающий и всегда загадочный ум.

– Если тебя заботит моя способность обеспечить тебя материально, то ты не должна волноваться, – начал Старбак, осторожно подбирая слова.

– О чем ты говоришь?

Увидев, как внезапно нахмурились ее брови, Старбак решил, что ее, очевидно, вовсе не это удерживало от согласия на его предложение.

– Обязанность мужчины – содержать семью. И поэтому я хочу заверить тебя, что мы с Диланом будем продолжать работу. Он мне объяснил, что заработанных средств хватит на то, чтобы позаботиться о жене и детях. И у меня нет причин подвергать его слова сомнению.

– Детях?

Старбак никогда не думал, что Черити, может, не захочет иметь детей. Но в ту же секунду он решил, что если даже у него будет только она – этого вполне достаточно.

– Извини. Я слишком многого хочу?

– Дело не в детях, – заверила его Черити, тронутая искренним сожалением в его глазах. – Я всегда хотела иметь большую семью, Старбак. И мысль делать с тобой детей мне определенно нравится. Однако… – она скрестила на груди руки, – мне вовсе не требуется муж для того, чтобы меня содержать. С этим я и сама прекрасно справляюсь.

– Ты действительно кажешься самодостаточной, – дружелюбно согласился он.

– Так оно и есть, – коротко кивнула она. – И если я выйду за тебя замуж, то не потому, что мне необходим рядом человек, который будет зарабатывать на хлеб. А только потому, что я люблю тебя.

– Я понял. – Вопреки здравому смыслу Старбака мучила мысль, что она сказала «если выйду замуж». А не когда.

– Тем не менее, – продолжала она, – я ни капельки не стану возражать, если ты примешь на себя обязанность печь хлеб.

Он опустил глаза на снег, где были разбросаны эбеново-черные крошки. Птицы, криками выражая неодобрение, брезгливо клевали результаты двухчасового труда в пекле кухни.

– Я думаю, – решил он, – что это самая логичная твоя мысль за всю жизнь.

Черити расхохоталась. Никогда еще она не испытывала такого счастья. И уж это-то было абсолютно нелогично, учитывая, что ее брат-близнец проносился сейчас сквозь пространство в другую галактику.

Напомнив себе, что при всей своей эксцентричности Дилан все же не настолько сумасшедший, чтобы взяться за то, в чем он не уверен, она решила принять слова Старбака о безопасности брата на веру.

И она подхватила его под руку.

– Пойдем в дом, – предложила она. – Разогреем пиццу, а после ужина ты можешь всю ночь перечислять все разумные причины, по которым мне необходимо выйти за тебя замуж.

– Сценарий чрезвычайно заманчивый, – согласился Старбак. – Абсолютно нелогичный, но в высшей степени притягательный.

– Если тебе это кажется нелогичным, – с дерзкой сексуальной ухмылкой пообещала Черити, – тогда подожди, вот я познакомлю тебя с чудесами пенной ванны.

Чувственное видение проскользнуло между ними. От зрелища Черити, окутанной невесомыми пузырьками пены, у него кровь закипела в жилах.

– Я думаю, – решил Старбак, – что пиццу можно отложить на потом. Чтобы для ванны осталось больше времени.

В этом был смысл. В конце концов, пытался он убедить себя, управление временем – очень логичная наука. Да, но поверить, что отказ от ужина имеет хоть какое-то отношение к организации времени или же к логике, может разве что наивный чудак, способный соблазниться болотами планеты Флоридианы.

– Бесподобная мысль. – Черити, улыбаясь, благодарила богов, удачу или, может быть, судьбу, которая привела этого удивительного человека к ней сквозь пространство и время. – Кто бы мог подумать, что логика – такая замечательная вещь!

Примечания

1

Faith – вера (англ.).

2

Норе – надежда (англ.).

3

Prudence – сдержанность (англ.).

4

Modesty – скромность (англ.).

5

Loyal – верный (англ.).

6

Стар – звезда


home | Сквозь пространство и время | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу