Book: Кольца Земли



Виктор Дан

Кольца Земли

Купить книгу "Кольца Земли" Дан Виктор

Часть 1. Авария

Глава 1

Невысокий коренастый мужчина с мощной загорелой шеей и лысеющей головой торопливо двигался по едва заметной тропке, петляющей среди невысоких холмов, заросших буйным разнотравьем, островками терновника и шиповника. Иногда тропинка обтекала небольшие группы деревьев: осины или березы. Время от времени он оглядывался, словно боялся преследования. Он действительно скрывал от соседей свои почти ежедневные прогулки в свой заповедный уголок.

Быстрая ходьба с тяжелым рюкзаком за спиной и яркое предзакатное солнце на безоблачном небе вызвали легкую испарину. Редкие давно нестриженые седые волосы прилипли ко лбу. Он убирал их с лица рукой, когда смотрел назад. Наконец он у цели. Чтобы увидеть этот клочок ухоженной земли среди одичавшей холмистой степи, нужно было подойти вплотную, буквально на несколько шагов. Он с таким расчетом и выбирал юго-западный склон этого холма. Вершину холма венчала полуразрушенная пирамида гигантской антенны радиолокатора. Излучающие элементы антенны были залиты специальным бетоном, который выдержал ядерный взрыв. Правда, прямое попадание у американцев не получилось, может, поэтому пирамида оплавилась, но выстояла и, как говорили, сохранила работоспособность. Это место почти в эпицентре взрыва пользовалось дурной репутацией из-за страха перед радиацией. Но он, Максим Бурма, хорошо знал, в этом месте фон даже ниже чем в поселке. Здесь тщательно снимали верхний слой почвы, кстати, за американские деньги, и увозили куда-то для захоронения в отработанных шахтах.

Максим разгрузил рюкзак у большого шалаша, сложенного из дикого камня на цементе им же еще в прошлом году. С некоторого расстояния шалаш напоминал большой валун, на что и рассчитывал Максим. В нескольких пластиковых бутылках он принес воду для питья и для полива растений, которые еще нуждались в поливе в этот засушливый август.

Максим сел на плоский теплый камень у низкого входа в шалаш и по привычке посмотрел на южный горизонт. Там в легкой дымке за сеткой инверсионных следов аэротарелок и платформ сверкали на солнце причудливые и такие непривычные конструкции. Они вызывали неосознанную тревогу почти у каждого человека, который прожил свою жизнь до Эры Кольца. Так телекомментаторы, а с их легкой руки и все остальные, называли последние пятнадцать лет освоения околоземного космического пространства. Сегодня его взгляд был особенно беспокойным. Неделю назад туда на Нижнее Кольцо отправился его сын Антон.

Это была не первая космическая командировка Антона, одного из первых выпускников спецшколы программистов Кольца. Настороженность и тревога были вызваны неясными слухами о каких-то технических неполадках в оборудовании и интригах в Совете Кольца.

Максим отдыхал и смотрел на Кольцо. Все на месте, как всегда. Успокоился пульс, отступила тревога. К нему вдруг словно возвратился слух и обоняние. Нестройным хором пронзительно сипели кузнечики. Запахи: терпкий помидор и острый укропа напомнили о цели его прихода. Он достал из рюкзака самодельный прибор для измерения радиации. Осторожность не помешает. Этот прибор охраняет его семью почти двадцать лет. Каждый плод или цветок он проверит, перед тем как забрать домой. Прибор сделан его руками по схеме молодого физика Семена Ратушного. Сеня появился на точке на следующий день после взрыва боеголовки. Где он взял спецпропуск неизвестно. Возможно, на такой случай он у него был оформлен заранее. Максим тогда работал здесь на противоракетной базе вольнонаемным. Обязанности техника по приборам химической и радиационной безопасности его не очень обременяли, и в свободное время он подрабатывал ремонтом радиоаппаратуры. Поэтому ему удалось довольно быстро собрать новый прибор, когда Семен проверил и забраковал серийные датчики. Потом Максим сделал еще несколько и променял на продукты… То было смутное время после СЯВ. Так назвали с долей сарказма суточную ядерную войну по аналогии с ВОВ – Великой отечественной.

Когда с неожиданной скоротечностью развалился СССР и, казалось, железобетонная советская система, новые государства и Россия вступили в полосу затяжного кризиса. Национальная промышленность и сельское хозяйство окончательно развалились, пока шел дележ государственной собственности. Лавина не очень дешевых и не совсем доброкачественных товаров и продуктов с Запада и Востока заполонила рынки и магазины даже в самых трудно доступных уголках государства. У двух третей населения жизненный уровень упал в три-пять раз. На этой почве блок политических партий националистического и откровенно шовинистического толка пришел к власти.

Кремль в руках экспансивного, склонного к театральным жестам президента, обладающего к тому же контролем над парламентом, решил воспользоваться ядерной дубинкой.

Повод был: границы НАТО придвинулись вплотную, политическая роль России в мировых и даже европейских делах свелась к нулю.

Цель также была прозрачной: добиться аннулирования огромного внешнего долга и возможно выбить новые займы.

Ядерные ракеты опять были нацелены на Штаты и их союзников, имеющих ядерное оружие. Лидеры США после десятилетий мировой гегемонии также утратили способность реально оценивать ситуацию. Было принято решение нанести единичный ракетный удар по военной цели, чтобы охладить пыл российского диктатора. Предполагалось, что Россия не отважится на массированный ответ, а одиночные пуски ракет собирались перехватывать системой ПРО, которая в штатах непрерывно развивалась, пока СССР и затем Россия взрывали свои ракеты и пусковые установки по договорам, подписанным еще Горбачевым.

Однако расчеты на технологическое превосходство не оправдались. У американцев в соответствии с русской пословицей первый блин вышел комом, что не удивительно, так как стреляли они по России. Точность ракеты оказалась недостаточной и противоракетная база не была уничтожена.

Единственный расчет американского руководства, который оправдался, был тот, что Россия ответила также единичным пуском. Американская противоракетная оборона смогла уничтожить российские боеголовки только на малой высоте. Была загрязнена огромная территория. Пришлось выселить несколько небольших городков. Штаты получили свой «чернобыль», к счастью пока без человеческих жертв. Военные оправдывались «ненормальным поведением» ракеты, как будто от российской кассетной боеголовки с зарядами индивидуального наведения можно ожидать поведения по нормам американских генералов. Позднее писали, что такая странная траектория движения зарядов была вызвана ошибкой программирования бортовых компьютеров в условиях типичного славянского аврала при перенацеливании ракеты и боеголовок.

Война закончилась в течение суток. Дежурные офицеры и персонал пусковых установок США и России договорились по «линии доверия», созданной в период оттепели, что снимают ракеты с боевого дежурства, и будут впредь бойкотировать любые команды, пока конфликт не будет разрешен политическими средствами.

В США это вызвало импичмент президента, а в Москве произошла серия дворцовых переворотов с перестрелками и жертвами среди населения. Наконец было создано правительство народного доверия вполне миролюбивое и в той же степени беспомощное.

Зона поражения, а это оказалась российская база ПРО, была оцеплена войсками на следующий день с благим намерением не дать разнести радиацию. Пока в Москве шла борьба за власть, долгих три месяца почти ничего не делалось, и население карантинной территории было предоставлено само себе. Максим всегда с негодованием вспоминал то лето, хотя им удалось выжить и сохранить здоровье семьи, в основном, как он считал, благодаря прибору. Он с тех пор называл его «сеня». Что касается самого физика, говорят, он вскоре перебрался в США и неплохо устроился, так как был способным ученым и еще обладал информацией о воздействии факторов ядерного взрыва на систему управления российской базы ПРО. Правда, базу все равно демонтировали. Где-то здесь под землей остался когда-то хорошо знакомый Максиму лабиринт галерей, боксов и шахт с остатками пусковых установок противоракет, кабельной сети и приборов системы управления. Полный демонтаж был бы слишком дорогим.

Последнее время ходили слухи, что базу купили какие-то иностранцы под винные погреба. Максим с тревогой думал об этом. Он боялся появления здесь забора из колючей проволоки с табличками «Не заходить! Частная собственность». Он боялся потерять этот тайный клочок земли, отдушину в его одинокой жизни.

Строжайшие приказы запрещали на территории зоны выращивание или сбор любых растений для использования.

Иногда он думал, что его страсть как раз и является следствием запрета. Но что бы он сейчас делал?! Уже пять лет на пенсии и два года как неожиданно от сердечного приступа умерла жена. Своих детей, сначала Антона, а через пять лет Лидию, при достижении десяти лет они отдали в специнтернат. И еще радовались, так как тогда отбирали самых способных. Да и сейчас туда попадает не больше половины детей. На их глазах создается новая цивилизация вне государственных границ и наций – Проект Кольцо. Кто не попал в проект, вскоре окажутся неприспособленными к новым условиям жизни, как динозавры к изменившемуся климату. В лучшем случае закончат свой век в резервациях, этих зоопарках для прочих людей. Уже сейчас работы в округе почти нет даже для молодых, тех кто не стал «триайз», трехглазыми или по-простонародному «циклопами». Многие живут на пособие по безработице, а при достижении пятидесяти лет получают социальную пенсию, которой хватает на весьма скромное существование.

Максиму назначили повышенную пенсию, так как его дети стали триайз, и внуки по закону также станут циклопами уже с трех лет. Но когда еще будут внуки, да и допустят ли его к ним. Впрочем, Антон обещал взять Максима к себе, как только женится и купит квартиру или дом. Лучше бы дом с садом. Он бы мог ухаживать за садом и домом. Для этого не нужно быть циклопом, и он, Максим, лучше справится, чем робот…

Воспоминания и размышления не мешали Максиму делать свою обычную работу на участке. Он успел переодеться, удалил несколько сорняков, сорвал пожелтевшую дыню, десяток огурцов, помидоры и разложил в ряд для контрольных измерений. Нарезал цветов. Жены уже нет, а привычка приносить домой цветы осталась… Все оказалось в норме. Теперь наступило время полива. Солнце почти у горизонта. Нужно еще успеть выйти на дорогу, пока не наступила темнота. Он не боялся заблудиться, просто в темноте можно затоптать растений больше чем это нужно. Тогда тропинку легче обнаружить. Вдруг любопытный решится пройти по ней до конца…

Перед уходом он окинул взглядом то, что называл Тайным Раем, и посмотрел на Кольцо. Резко запищал телескрин. Максим вздрогнул от неожиданности. Разве он забыл его отключить? Он достал его из нагрудного кармана. Нет, не забыл! На экране размером с половину ладони в такт писку мерцала надпись: «Срочное сообщение! Включите рабочий режим!». Оказывается, Максим не знал, что локальное отключение не мешает оператору передать сообщение. Хитрая штука этот телескрин! Хитрая и дорогая. Этот подарил ему Антон. Телескрин заменял десятки электронных бытовых приборов, которые были раньше и которых до Кольца вообще не было: видеотелефон, телевизор, видеомагнитофон, сетевой компьютер, пейджер, переводчик, навигационную систему, систему слежения, охранной сигнализации, кредитную карточку, анализатор среды, в том числе радиации… Правда, по чувствительности и точности измерения уровня радиации ему далеко до «сени».

Еще можно было подключиться к передающим камерам, установленным в достопримечательных местах по всему свету: от Эйфелевой башни до Ниагарского водопада, вулкана на Камчатке или кратера на Луне. Можно было осмотреть весь мир не выходя из комнаты, соединив телескрин с телевизором или компьютером с большим экраном.

Особенно поражала Максима возможность подключиться к какому-нибудь триайзу в любой части планеты или космоса, конечно при согласии этого триайза и контролера доступа, и увидеть на экране то, что триайз видит в этот момент своими глазами. Болтают, что триайзы могут передавать друг другу также запахи и тактильные ощущения… Например, один смотрит девушке в глаза и взял ее за руку или еще за что-то, а другой тоже ее видит и ощущает… Нужно будет спросить об этом Антона! Может, поэтому он и не женится. Развлекаются там заочной любовью.

Максим как-то слышал частушки уличного музыканта на эту тему, и они врезались ему в память:

ТЫ УЕХАЛ НА КОЛЬЦО,

ВИЖУ Я ТВОЕ ЛИЦО

НА ЭКРАНЕ И ВО СНЕ,

ТОЛЬКО ЭТО НЕ ПО МНЕ!

НЕ ВОЛНУЕТ МОЮ КРОВЬ

ВИРТУАЛЬНАЯ ЛЮБОВЬ!

Цветы любви вырастают на иссохшей почве, тоскующей по дождю. Он из своего опыта знал, что влюбиться можно, если вольно или невольно какое-то время хранишь целомудрие. Короче, нужно изголодаться. В их техникуме пятнадцатилетние девочки торопились избавиться от невинности, как от чесотки. Поэтому о любви не было речи, говорили кто с кем спит или спал… После техникума забрали в армию. Шесть месяцев сверхсекретной учебки без увольнений. Девушки только снились. Потом попал на эту базу. Скоро послали в наряд. Нужно было из военного городка доставить продукты. Прапорщик заехал к себе домой оставить картошку. Максим втащил мешок в прихожую. Встретила дочка прапорщика, темноглазая красавица, как из индийского кино, в мужской рубашке навыпуск и лосинах… Глянула так, что сразила наповал. Так он там на базе и присох. Отслужил, остался сверхсрочником, потом устроился вольнонаемным. Женился на этой же чернявой и получил квартиру в Городке Строителей, так назывался их поселок, где когда-то жили те, кто строил базу…

Максим не стал включать телескрин. Оператор, который послал ему сообщение, сразу установит его координаты с точностью до нескольких метров. В милиции потом замучат вопросами, зачем он оказался в закрытой зоне, да еще поздно вечером… Сначала нужно выйти из зоны. Лучше вообще оказаться на территории поселка.

Может, Лидия или Антон долго не могли с ним связаться и попросили оператора разыскать… Ничего страшного, подождут еще полчаса… Вот и парк на окраине поселка. В загустевших сумерках Максим отыскал лавку, чтобы отдышаться и прослушать, наконец, телескрин.

Он нажал указательным пальцем сенсорный датчик идентификации и включения. На экране засветилось меню буфера сообщений: экстренный выпуск Новостей Кольца, послание Лидии, запросы дежурного милиционера, координатора Департамента Кадров Кольца, диспетчера электротакси, диспетчера аэропорта… Ничего себе катавасия! Больно кольнуло сердце – в меню не было Антона. Он коснулся пальцем строки с именем Лидии…

Всплыло обеспокоенное лицо дочери:

– Папа! Антон попал в аварию. Он жив, но без сознания. Нужна срочная операция, которую можно делать на Земле. Будем встречать его у космолифта. Для тебя есть разрешение… Все расходы оплачены… Свяжись с координатором ДКК, – чувствовалось, что она потрясена и с трудом подыскивает слова.

Максим воспринял только это и то, что Антон ранен, смысл остальных ее слов не доходил до сознания… Вызвал сообщение координатора. Молодой коротко стриженый циклоп в белой рубашке и таких же брюках сидел за пультом управления:

– Господин Бурма! Как вам известно, ваш сын Антон Бурма получил травму при выполнении научного задания. От имени Администрации Кольца должен выразить сожаление и сочувствие. Мы надеемся на благополучный исход. По решению Администрации Кольца вы можете быть с ним в течение всего времени лечения. Ваш переезд, если позволяет здоровье, к космолифту на Борнео уже спланирован, все места забронированы и все расходы оплачены. Вызовите электротакси или сообщите нам о другом решении. Мы готовы рассмотреть любые ваши предложения. Еще раз примите наше сочувствие. Стивен Больц. Код набора 145.253.232.063.

Стоило Максиму коснуться номера набора, и он бы связался с координатором, даже если тот уже в постели. Но он не стал этого делать. Наконец-то до него дошло. Он почти побежал к дому…


После душа Максим тщательно оделся, проверил и отключил все приборы в доме, кроме холодильника, пожарной и охранной сигнализации. Есть он не стал – накормят в дороге. Такси будет через пять минут. После вызова такси каждый его шаг будет известен координатору ДКК. Остальные сообщения он прослушает в дороге. С Лидией свяжется из аэроплатформы. Вообще говоря, связаться можно в любой момент. Кольцо это обеспечивало. График движения Максима был уже известен и расписан с точностью до минуты. Просто перелет на платформе будет самым длительным этапом его тревожного путешествия, подобного которому он никогда не совершал – слишком дорогая экскурсия для рядового российского пенсионера.




Побыть один на один со своими мыслями не удалось. Таксист встретил его словами поддержки:

– Обойдется! Медицина сейчас делает чудеса… Будет жить.

Это был сухощавый мужчина, пожалуй даже старше Максима.

На монитор такси велась непрерывная передача с Кольца. Максим сел так, чтобы видеть экран. Шел прямой репортаж из космического госпиталя. Антона готовили для спуска на Землю. Его уже поместили в модуль жизнеобеспечения и подключали к приборам контроля. Время от времени оператор репортажа вклинивал повторение эпизодов с того момента, когда поступил сигнал об аварии. Вскоре Максим знал все, словно присутствовал рядом…

Длинная галерея. Антон в ярко-желтом скафандре движется вдоль стены из электронных блоков. Впереди маячит еще кто-то. Антон находит нужный блок. Вот блок крупным планом. Показан, наверное, так, как Антон его видел своими глазами. Яркая вспышка, изображение исчезает и появляется вновь от внешней камеры. Антон лежит на полу, пытается подняться и, вероятно, теряет сознание. Вот его транспортируют в госпиталь. Сначала на тельфере, подвешенным в чем-то похожем на гамак, потом в транспортном модуле…

Комментатор в который раз повторил, что по предварительным данным прямой угрозы жизни нет.

– Вот видишь! Успокойся. На тебе лица нет…, – водитель повернулся к Максиму.

– Меня, может, это утешит. А его?! Остаться инвалидом… Послушай! Ты бы лучше следил за дорогой!

– Мы на управляемой трассе. Открыли месяц назад. Здесь я уже не нужен. Машина сама доставит нас куда следует…

– Черт, как быстро все меняется!

– Когда контроль Кольца за движением покроет всю территорию, нашего брата можно ликвидировать как класс. Помнишь такое выражение? В школе в советское время проходили…

– Все равно скоро уйдешь на пенсию…

– Могу хоть завтра! Компьютер напоминает каждый месяц. А как жить на копейки и что делать?!

– Смотреть телевизор! С голоду ведь не умрешь…

Максим увидел себя входящим в здание аэропорта. Немногочисленные пассажиры повернули к нему свои лица. Сначала подумал, что это зеркало, потом вспомнил, что это огромный экран телескрина. Однажды, если быть точным, в прошлом году, он был здесь в аэропорту, когда Антон взял его с собой в отпуск в Австралию. Они летели самолетом до Бомбея, а потом плыли на яхте в Австралию и назад…

Максим пересек поток любопытных взглядов и, не оглядываясь, направился к посадочному трапу. В салоне тарелки повторилось то же самое. Как спрятаться от любопытных? Такое внимание его сильно тяготило. Что за век настал! В каждой замочной скважине видеокамера.

Выбор мест был свободный и он сел у самого иллюминатора, повернув кресло спиной к салону.

Вскоре тарелка мягко покачнулась и поплыла вверх. Это был дирижабль как и все современные воздушные транспортные средства. Каркас из титана, герметичные салоны для пассажиров и экипажа, оболочка из сверхпрочной ткани с полостями заполненными водородной пеной синтетического полужидкого пластика. Пена предохраняла от утечек и обеспечивала пожарную безопасность. Такая же технология использовалась в конструкции Колец. Кольца это ничто иное, как ряд гигантских «сосисок», опоясавших Землю на высоте от ста до пяти тысяч километров. Сначала монтировали в космосе вокруг Земли по экватору пустую оболочку из тонкой металлизированной ткани. Сверхпрочность ткани была обеспечена за счет выращивания в невесомости составляющих основу ткани металлических нитей, в кристаллической решетке которых почти не было дефектов. Потом оболочку надували пеной, заполненной водородом до необходимого давления. Одна нитка «сосисок» соединялась со следующей, пока кольцо не достигало необходимой толщины и жесткости. Потом к кольцу подвешивалось необходимое оборудование: антенны, тонкопленочные солнечные батареи, телескопы, монорельсы и тельферы для транспортировки грузов и перемещения людей по кольцу.

Одно из колец было занято Супермозгом, гигантским компьютером, который включал в свою конструкцию автоматические заводы по производству модулей этого компьютера. Сообщали, что через двадцать лет первое кольцо будет заполнено Супермозгом и начнет заполняться второе…

Кольца были закручены так, что угловая скорость их вращения совпадала со скоростью вращения Земли. Это позволяло использовать кольца для создания глобальной сети связи и управления, и, кроме того, а может быть прежде всего, для оборудования космических лифтов и передачи электроэнергии.

От колец к Земле опускались «хоботы» космолифтов. Пена для их заполнения содержала водород и гелий, чтобы хотя бы частично распределить по длине нагрузку от веса тросов, сплетенных также из сверхпрочных металлических нитей. Теперь груз в космос и назад можно было отправить по монорельсу, точнее стальному канату. А энергия от солнечных батарей шла на Землю по проводам.

Были на кольце и специальные импульсно-реактивные двигатели для гашения механических колебаний и управления скоростью вращения колец. Гигантски большое и сложное сооружение. Однако справочники утверждали, что материалов на его создание потребовалось гораздо меньше, чем на мировую сеть железных дорог.

На высоте двенадцати километров их тарелка догнала платформу и причалила. Максим перешел на платформу и поразился размерам. Это был летающая тарелка размером со стадион. Эскалатор доставил его в салон. По дороге его узнавали, жали руку, что-то говорили на разных языках. Несколько раз ему пришлось включать телескрин для синхронного перевода. Думал, что-то важное. Но были только выражения сочувствия, иногда очень многословные. Здесь на платформе была возможность уединиться в индивидуальном купе, и он сразу нажал на кнопку. С четырех сторон его кресла выросли перегородки. Можно было опустить любую из них в отдельности, образуя модули на любое число мест.

Прошло три часа, как он покинул дом. Нужно поужинать и поспать. Неизвестно, что ждет его завтра. Максим включил пульт сервиса и удивился разнообразию блюд и других услуг: от парикмахерской до ванны и массажа. После долгих колебаний он остановился на понятном: форели с жареным картофелем и свежими помидорами, сыре, печеных яблоках и апельсиновом соке. Еще заказал плитку шоколада на всякий случай.

Он почти задремал в кресле, когда контейнер с заказом опустился на столик с предупредительным писком. Еда была безукоризненно приготовлена автоматом и вкусная. В контейнере были еще разовые салфетки и полотенца для рук до еды и после. Была еще небольшая пластиковая карточка с раскладкой его ужина по белкам, точнее аминокислотам, жирам, углеводам, витаминам и калориям, всего четыре десятка позиций. Карточку можно было забрать с собой или сразу прочитать и запомнить в телескрине. Специальная программа телескрина управляла рационом. Вообще-то многие программы хранились где-то в Кольце. Телескрин посылал данные и принимал результат расчета. Максим программой не пользовался из принципа. К этой программе требовался еще унитаз с автоматическим анализатором кала и мочи – дорогая и капризная вещь. Такие, кстати, стояли в туалете платформы и тоже выдавали карточки с информацией.

Но не цена была причиной неприятия новшества. Максим не мог допустить, чтобы какой-то, пусть самый умный, обученный лучшими врачами диетологами, компьютер указывал ему, что есть утром, днем и вечером.

Глава 2

Телескрин разбудил Максима за десять минут до перехода в тарелку, совершающую посадку в районе космолифта. В аэропорту его встретила Лидия. Они расцеловались. Максим пытался скрыть свои слезы, Лидия не скрывала. В руке у нее был пакетик с бумажными носовыми платками. Она плакала и до встречи, волнуясь о том, как все перенесет отец. Неожиданная смерть матери обострила ее тревогу за отца.

Они получили номер с двумя спальнями в гостинице и прямо из общей комнаты следили за транспортировкой Антона на Землю. Репортажи все чаще дополнялись интервью руководителей Антона, администрации многочисленных служб Кольца, комментариями специалистов и тележурналистов.

Главные вопросы: что произошло, и по какой причине оставались невыясненными.

Сначала шеф Департамента Защиты Информации, непосредственный начальник Антона, сказал в интервью довольно уверенно, по крайней мере, без всяких оговорок, что Антон в результате усталости потерял координацию и случайно подал ток питания на управляющую шину блока. Генератор информационного обмена блока из-за этого кратковременно выдал такую мощность, что капсула, вживленная как у всех триайз на лбу у Антона, вышла из строя и, возможно, повредила участок коры головного мозга, который использовался для обмена информацией.

Специалисты и телекомментаторы подняли шум и назвали объяснение начальника ДЗИ несерьезным. Почему не сработали ограничители мощности сигнала? Кто их отключил? Зачем? Это небрежность или диверсия? Если диверсия, то какова ее цель? Вопросом было много. Лица на экране мелькали как в калейдоскопе…

Вскоре представители Администрации Кольца, дезавуировали все попытки объяснить происшествие и попросили подождать заключения комиссии, состав которой был сохранен в тайне. Тайну объяснили желанием избежать давления на членов комиссии со стороны. На это один комментатор отреагировал словами, что комиссию нужно, прежде всего, защитить от давления Администрации Кольца и открытость лучший способ такой защиты. На русском языке при синхронном переводе прозвучало «гласность – лучший способ защиты».

С тех пор как встретились, Максим и Лидия не обменялись и парой фраз. Они сидели рядом у экрана. Лидия положила голову на плечо отца. Пока их волновало только состояние Антона. Сообщили, что капсула уже в нижнем лифте и показания датчиков контроля жизнедеятельности без изменения. Прибытие на Землю ожидалось через два часа. С учетом дороги в запасе оставался час, и они заказали завтрак в номер.

Лидия ушла в ванную, Максим по-стариковски задремал в кресле.

Он не сразу понял, сколько проспал. Завтрак был на столе здесь же в общей комнате. Лидии все еще не было. Она приняла заказ и опять ушла в ванную.

Экран показывал приемный холл космического лифта. Суетливо и беспорядочно двигался обслуживающий персонал. На темных лицах служащих из местных были тревожно заметны белки глаз. Что-то произошло. Может быть, он проспал, и лифт уже прибыл? Максим взглянул на телескрин. Прошло только полчаса, даже меньше.

Появились какие-то люди в ярко-красных скафандрах и вошли через служебные двери лифта. Настораживало полное отсутствие комментариев оператора передачи, только шумы из холла. Неясные голоса, топот шагов и стук закрывающихся створок дверей.

Максим оглянулся. Лидия стояла в дверях в гостиничном купальном халате.

– Что произошло? – недоуменно спросила она.

– Не пойму! Задремал…

Лицо Лидии сосредоточенно застыло, потом побелело.

– Мне сейчас сообщили, что в лифте произошла катастрофа. Кабина оторвалась, системы связи и освещения повреждены…

Максим почувствовал тяжесть в затылке, лицо его набрякло и напряглось. Лидия это заметила.

– Не волнуйся, пап! Там несколько уровней защиты…

Ее голос звучал недостаточно уверенно, чтобы успокоить Максима. Но тут заговорил комментатор:

– На отметке сто сорок семь произошел отрыв кабины лифта. Отказали два уровня защиты, однако третий уровень, введенный в эксплуатацию неделю назад по настоянию Комитета по космосу ООН, зафиксировал кабину. Сейчас к ней направляется аварийная бригада. Автономный канал связи позволил установить контакт с оператором кабины и получить информацию. Все пассажиры и грузы в норме… Неполадки будут устранены в течение двух-трех часов.

– Опять задержка! Как это отразится на Антоне? Что-то слишком много случайностей…, – Максима неприятно поразило, что Антон в модуле жизнеобеспечения был назван грузом.

– Будем надеяться, что все обойдется. Я получила подробности о состоянии Антона. Кровотечения в мозг нет. Сердце и дыхание в норме. Потеря сознания вызвана шоком. У меня такое предчувствие, что авария в лифте как раз и вызвана тем, что он слишком хорошо себя чувствовал…

– Давно тебе хотел рассказать… Мать меня все отговаривала. Не знаю, что с Антоном может еще произойти…, – голос Максима охрип, – Ты должна знать… Мы его усыновили, когда тебе не было двух лет…

– Он знает, что я ему не родная…, точнее, не единокровная сестра? – спросила Лидия после паузы.

– Знает. Ему было семь. В ту же осень он пошел в школу.

– А кто его родители?

– Отец офицер. Погиб при взрыве той американской боеголовки. Не был знаком лично, но слышал. Майор Курбатов из службы охраны и маскировки. Я тогда работал на базе… Мать Антона умерла вскоре… Искала мужа сразу после взрыва, получила большую дозу радиации, потом впала в прострацию, отказалась от еды и умерла от истощения. Антона я забрал к нам. Твоя мать не отдала его в детдом. Она больше не могла иметь детей и считала, что я не переживу, что не будет сына. До тебя у нас была девочка, родилась мертвой. Но она права только в одном, я тоже не смог бы отдать. И к тебе он сразу привязался…

Лидия все выслушала спокойно. Не пыталась перебить вопросом или замечанием. Потом вдруг сказала, когда пауза затянулась:

– Давай завтракать! Время есть. У нас будет трудный день и неизвестно какая ночь. Я только переоденусь…

Они ели молча. Когда контейнер с посудой разового использования был отправлен в мусоропровод, Лидия сказала загадочную фразу:

– Ты открыл мне это, чтобы я меньше волновалась…

Вопрос или утверждение – Максим так и не понял. Поэтому он промолчал и внимательно посмотрел на дочь. «Живьем» он не видел ее два года. Училась в Японии, а каникулы проводила с друзьями. Максим не обижался, хотя и тосковал. Молодежь всегда жила своей жизнью, особенно сейчас, когда мир так стремительно меняется и пропасть между поколениями становится непреодолимой.

За эти годы она подросла, хотя и осталась с фигурой подростка. Рост сто шестьдесят пять мало для современной женщины. Черные короткие волосы и такие же темные глаза за пушистыми ресницами, покрытая ровным загаром кожа красивого лица и блестящий кружок «третьего глаза» на высоком лбу делал ее похожей на индуску. Никто бы не сказал, что она его дочь, когда рядом нет жены. Вот только если присмотреться, то слегка вздернутый славянский нос как у отца. Пожалуй, Антон, хоть и приемный сын, вполне похож на Максима, если не чертами лица, то хотя бы «фактурой»: широкоплечий, светло-русый, сероглазый.

Максим прервал молчание:

– Давай поговорим, мы так редко вместе, а по скрину чувствую себя сковано. Такое ощущение, что тебя слушает весь мир.

– Это не так. Каналы защищены.

– И никто не может подслушать? – недоверчиво хмыкнул Максим.

– Почему же! У некоторых служб есть возможность прослушивать. Но ты представляешь, сколько одновременно ведется разговоров?!

– Для меня неважно. Тут вопрос принципа…

– Это как раз предмет очень горячих и длительных дискуссий специалистов и законодателей. Одни выступают за расширение контроля, другие, наоборот, за его полную отмену. У тех и других есть веские аргументы и масса примеров из жизни, так сказать. Антон как раз и занимается этой спорной проблемой…

– Тогда понятно! Он перешел дорогу кому-то…

– Кому?! Он и сам наверное не знает. Кольцо самая сложная система, которая когда-либо создавалась человечеством. Еще немного и по формальным признакам Система Колец станет сложнее человеческого организма со всеми вытекающими последствиями для управления этой системой. Десятки миллионов чиновников, ученых и служащих. А где чиновники, там интриги в борьбе за ресурсы, влияние, должности. Каким-то образом Антон затронул интересы человека, скорее группы, которая ведет нечестную игру. Не могу судить об этом квалифицированно. Я занимаюсь другим. Думаю, будет назначена комиссия, смотри сколько шума…

Лидия закончила базовое высшее образование и в сентябре должна начать стажировку.

– Чем будешь заниматься? Где?

– Биохимическая технология.

– Что конкретно?

– Выращивание продуктов в пробирке.

– Слыхал, кое-что читал, но не представляю…

– Когда-нибудь устрою тебе подробную экскурсию.

– Не откажусь, хотя бы ради встречи с тобой. И все же не пойму…

– Всем известно, что раковые клетки размножается без остановки. Мы теперь знаем причину, и можем выращивать в пробирке что угодно, непрерывно и с большой скоростью. Хоть ананасы, хоть филе палтуса или мясо барашка.

– Все равно это не то. Барашек двигается, от этого меняется вкус мяса…

– Этот процесс тоже моделируется. Вводится адреналин и сотни других веществ в нужной концентрации. Делается электростимуляция, и искусственные клетки сокращаются, как у резвящегося барашка. Нет в том ничего непостижимого. Очень сложно? Да. Но для этого и нужно Кольцо и его Супермозг. Все модели хранятся там. Они непрерывно совершенствуются на основании исследований физиков, химиков, биологов.



– Зачем все это?

– Во-первых, интересно. Во-вторых, экономически более эффективно, чем традиционное сельское хозяйство. В-третьих, экологически безопаснее. Потом, пробирка для красного словца – это целый химический завод с тысячами приборов и установок. Работает в замкнутом цикле. Заводу нужна вода, энергия и вся таблица Менделеева, но он может быть под землей…

– Ты химик или программист?

– Сейчас химик не может не быть программистом. С компьютеров все начинается и ими заканчивается. Сначала мы разбираем хромосомы, вообще всю клетку на части и создаем компьютерную модель. Описать все это на бумаге просто немыслимо. Потом, когда понятен механизм, создаем технологию, установки для реализации этой технологии и алгоритмы управления всей системой. И, наконец, компьютер управляет реальным процессом синтеза продукта, его хранением, переработкой и доставкой потребителю. Бифштекс и банановое пюре, которое мы сейчас ели, как раз с такой фабрики. Азия в этих вопросах впереди. У них давно напряжен пищевой баланс. Поэтому меня направили учиться в Японию.

– Что же будет с полями?! С крестьянами?!.

– Будут программистами и операторами установок синтеза. Крестьян в развитых странах и так было два-три процента еще при старой технологии. А поля будут опять радовать глаз первозданной красотой.

– Странный мир вы создаете…

– Почему странный?

– Разве этот мир плох?! Чуть больше бы социальной справедливости, это так…

– Как раз в этом чуть-чуть и вся проблема. Социальная справедливость определяется уровнем технологии. Можно даже сказать, что технология снимет все социальные вопросы вообще… Разве мы созданы для того, чтобы вырывать друг у друга куски?! Мы созданы по образу и подобию Бога, нашего Творца и должны пройти его путь, сотворить Новый мир. Он будет отличаться от того мира, который сотворил он. Но так и должно быть. Нужно дать всем людям творить свой мир и социальных проблем не будет…

– Ты веришь в Бога?!

– Я не верю в Бога, который после моей усердной молитвы наказывает подругу, отбившую у меня парня, но я верю в Творца, определившего Законы нашего мира. Мы создадим новый мир по другим принципам и законам, но не вопреки существующим, а на их основе. Есть в мире нечто постоянное в его бесконечном разнообразии. Творчество – одно из таких состояний…

– У тебя есть парень? – Максим устал от абстрактной беседы и ухватился за возможность изменить тему.

– И да, и нет.

– Что это значит?

– Я считаю, что есть, а он об этом не знает.

– Кто он?

– Не хочу об этом говорить даже с тобой. Сама себе призналась только недавно.

– Все очень сложно для меня. Ладно! Мы ударились в философию, чтобы отвлечься от насущных проблем. Пора ехать к космолифту.

– Пожалуй…

По восьмирядному серпантину, пробивающему буйный тропический лес, такси доставило их к огромному сооружению космолифта на вершине плоской горы. Вблизи сооружение поражало еще больше, напоминая торнадо. Невольный страх заползал в сердце Максима. Пусть не торнадо, но непонятная, таящая опасность стихия – это точно.

В зале ожидания их встретила будничная обстановка как в любом аэропорту, правда некоторые ожидающие были в скафандрах с открытыми забралами. Экран показывал время прибытия лифта. Они приехали довольно рано. Нужно ждать почти сорок минут.

Лидия расположилась в кресле и углубилась в себя, наверное, включила свой третий глаз, как они с Антоном говорили, вызвала «коннект». Максим повертел головой, пока разглядывал обстановку, а потом расслабился и углубился в воспоминания. Он вспоминал свою первую встречу с Антоном…

Время перевалило за полдень. Жестокое июльское солнце уже два часа преследовало Максима на самом неприятном отрезке пути. Почти десять километров по илистому берегу водохранилища. Как всегда летом уровень воды понизился, ил пересох и покрылся глубокими трещинами с острыми неровными краями. Слева размытый, почти отвесный берег, справа топкая жижа. И все-таки это был самый доступный путь к рыбацкому поселку. Все другие упирались в кордоны оцепления. Максиму удалось выгодно поменять два самодельных прибора измерения радиации на свежевыловленную рыбу. Приборы нужны были рыбакам для контроля улова. Ведь для рыбы кордонов не существовало, а часть водохранилища попала в зону заражения.

Возможно, все это было чистым психозом, но Максиму был важен результат. В мешке за спиной он нес больше пуда рыбы. Будет хорошее подспорье к скудному карантинному пайку, который не так просто получить по талонам. Продуктов на всех всегда не хватало, а талоны были действительны день в день. Он и жена выстаивали в очереди сутками, меняясь по часам. На руках была двухлетняя Лидия…

Слизистая во рту пересохла, было больно притронуться языком к губам, но Максим экономил воду. Это была чистая проверенная вода из подземной глубинной скважины на базе. Вода была нужна для варки рыбы. Нужно было подкрепиться, чтобы пройти еще пятнадцать километров. Двадцать пять туда и столько же обратно за сутки, это не просто даже для здоровяка, каким всегда был Максим, если учесть недоедание последних трех месяцев.

Скоро поворот от берега в лес, где можно устроить привал, приготовить еду и, может быть, вздремнуть часок.

Максим оглянулся. Мальчик все еще шел за ним примерно в километре. Он его заметил сразу за рыбацким поселком. Несколько раз пытался замедлить ход и подождать, но мальчик тоже останавливался. Вероятно, боялся. На этот раз Максим решил спрятаться и дождаться. Все равно здесь делать остановку.

Мальчишка от неожиданности вздрогнул.

– Не бойся меня!

Мальчик настороженно молчал, украдкой разглядывая Максима.

– Хочешь воды? – предложил Максим, – Не бойся, не обижу!

– Я не боюсь! Прошлый раз у меня забрали рыбу…

– Кто?

– Какой-то дядька.

– Убивать таких надо…

– Их много. Всех не убьешь…

– Да. Вывернула эта бомба души на изнанку, и оказалось, что черных и серых хоть отбавляй… Ты откуда?

– Из военного городка.

– Так это рядом. Мы оказывается соседи… Теперь пойдем вместе. Но сначала приготовим обед…

Мальчишке было на вид лет восемь. Светлые волосы отросли и слиплись. Серые глаза светились умом и тревогой. Руки он держал за спиной.

– Что у тебя там?

– Так, ничего, – мальчишка опять забеспокоился.

– Да не бойся! У меня полмешка рыбы. Я угощаю.

Мальчик показал полиэтиленовый кулек с мелкими рыбешками, может быть с кило.

– Разрешили прибрать лодку, – объяснил он.

– На такой жаре она испортится.

– Почистил кишки, вырезал жабры и подсолил.

– Молодец! Разбираешься, хоть еще малой.

– Отец брал на рыбалку.

– Меня зовут Максим Максимыч, а тебя?

– Антон Курбатов. Семь лет, в этом году пойду в школу. А вы не знаете, откроют школу?

– Нас всех, наверное, выселят. Там будет школа. Вот что, Антон, выпей воды и давай готовить обед. Нам еще долго путешествовать…

Максим сложил рыбу в котелок с герметичной крышкой и клапаном. Повесил над костром. Можно было продолжить знакомство.

– Где твои родители?

– Отец погиб, скорее всего… Мама болеет. Она сейчас дома. Лежит и не поднимается… Правда, дом сгорел.

– Что с ней?

– Говорит, душа умерла. А я думаю, нахваталась она радиации…

– Ты говоришь, как взрослый.

– Я уже два года читаю взрослые книги…

Когда рыба была готова, Максим разлил бульон пополам и положил на лист бумаги кусок для Антона.

– Жаль, нет хлеба! – посетовал Максим.

– Все равно вкусно!

Антон жадно съел половину, запивая отваром, и вдруг остановился.

– Что случилось? Живот заболел? – обеспокоено спросил Максим.

– Маме нужно оставить… Может, поест…

– Ешь! Для твоей мамы еще осталось в котелке…

Максим изменил маршрут, чтобы путь пролегал через военный городок. У панельного пятиэтажного дома, с пустыми глазницами окон и следами пожара, Антон остановился:

– Мне сюда!

– Завтра утром приду! Не ходи далеко…


Воспоминания Максима были прерваны шумной толпой. Они вошли в зал, громко разговаривая. Несколько важных пожилых и свита из молодежи. Один из важных, оглядел зал, увидел Максима и направился к нему.

– Вы отец Антона? – спросил он по-английски.

– Да. С кем имею…– начал Максим после включения синхронного переводчика на телескрине, хотя узнал начальника Антона.

– Роберт Рабкин, начальник Департамента Защиты Информации. Рад познакомиться, если бы не этот крайне огорчительный повод. Нелепая случайность! Редчайшее стечение обстоятельств, часть из которых нам еще предстоит выяснить. Вы увидите Антона, после того как мы с ним побеседуем… Но сначала операция… Знаем, где вы остановились, и сообщим…

– Мы хотим его увидеть сейчас!

– Ну конечно! Лифт прибывает через пять минут.


Пять минут тянулись, как час, наверное. Время остановилось. Каждая секунда вмещала столько событий, текущих через сознание Максима. Он поймал себя на том, что считает шаги проходящих мимо служащих космолифта, встречающих и будущих пассажиров.

Наконец, все устремились из зала ожидания на площадку лифта,и попали в загон, или балкон, отделенный от площадки невысоким барьером и возвышающийся над площадкой на метр или чуть больше.

Неожиданно дверь разъехалась в обе стороны. Люди в скафандрах выкатили сооружение, напоминающее саркофаг с прозрачной крышкой. Максим его уже видел на экране в репортажах. Фигура Антона едва просматривалась через крышку. Он был уже без скафандра, на лбу белела повязка.

Лидия была все время рядом. Она взяла Максима за рукав и без слов потащила за собой. Их молча пропустили к модулю. Они пошли за модулем. Никто их не задержал, даже тогда, когда модуль вкатили на платформу большого крытого электроавтомобиля. Водитель заботливо включил свет в грузовом салоне, а служащий показал откидные кресла…

Их остановили только перед дверью операционной. Темнокожая девушка в ослепительно-белом халате жестом пригласила следовать за ней. Они прошли длинным коридором, в конце которого оказались в комнате, где можно было ждать и наблюдать за ходом операции.

– Папа, ты не устал? Не хочешь поехать в гостиницу? То же самое мы увидим и там…

– Нет, нет – ответил Максим охрипшим от долгого молчания голосом, – Подождем здесь.

– Операция может длиться несколько часов.

– Потом решим… Если у тебя есть дело…

– Какие могут быть дела сейчас! Буду с тобой… Хочу быть с тобой.

Она взяла его под руку и придвинулась на диване ближе.

На экране было видно, как Антона извлекли из капсулы и стали готовить к операции. С него мгновенно срезали одежду, сняли повязку, обрили волосы на голове, чем-то обмыли, высушили под феном, инфракрасным и ультрафиолетовым облучателем.

На операционном столе с ним проделали какие-то манипуляции, и он вдруг поднял руки. Руки были тут же зафиксированы. Врач наклонился над ним. Комментатор пояснил: пострадавший Антон Бурма пришел в себя, врачи с ним беседуют для выяснения субъективных ощущений и обсуждения некоторых деталей будущей операции.

Максим и Лидия переглянулись. Их лица засветились радостью.

Глава 3

Антон открыл газа. Он увидел перед собой часть белоснежного потолка и яркую зелень за окном. Тишину небольшой палаты, скорее бокса, нарушали едва слышные шорохи индикаторов электронных приборов.

Он осознал, что находится в госпитале еще до пробуждения. Сознание на мгновения возвращалось к нему, но всякий раз при попытке открыть глаза он проваливался в темноту. Он вспомнил галерею, вспышку, операционную… Цепкие объятия темноты начинали его беспокоить, как однажды в детстве испугал сон во сне. Он просыпался, но оказывалось, что он все еще спит и видит другой сон. Так продолжалось несколько раз, пока его не объял ужас. Показалось, что он никогда не сможет проснуться… Он постарался успокоиться и вернуть сначала контроль над телом, не пытаясь открыть глаза.

Такая тактика принесла успех и на этот раз. И вот он видит необычайно яркий мир… Пусть всего-навсего маленький уголок мира. Его сердце заполнила радость, какую он давно не испытывал. Он жив, он может думать, он увидит Лидию, Максима…

Дверь бесшумно отворилась. Темнолицая девушка в светло-голубом халате вошла в бокс.

Приборы контроля сообщили ей, что пациенту вернулось сознание… Оказалось, что не на долго. Все же Антон успел самостоятельно поесть.

Полосы темноты, точнее черного хаоса – он смутно ощущал, как эта темнота беспорядочно бурлит, становились все короче. Антон научился довольно быстро выходить из провалов. Оставалось понять, почему он проваливается. Врачи ежедневно с ним беседовали, но мало чем могли помочь. Энцефалограммы ничего им не говорили, случай был уникальным…

На четвертый день Антон уловил этот момент. Оказалось, что он непроизвольно пытается включить внутреннее зрение третьего глаза. Вспомнил, что такое бывает при ампутации. Человек еще долго хочет что-то взять отсутствующей рукой…

Нужно было научиться останавливаться перед пропастью. Он одолел и это. Антон поделился своими успехами с лечащим врачом и попросил свидания или связи с родственниками. Тот сразу спросил, готов ли он отвечать комиссии, так как свидание или любая связь возможны только после завершения работы комиссии. Антон сразу согласился. Если это неизбежно, то незачем тянуть…

Комиссия собралась на заседание через сутки. В палату вкатили на тележке двадцатипятидюймовый телескрин. Антон остался в постели, только под правую руку положили сенсорный пульт управления телескрином. Без трех минут одиннадцать по местному времени экран включился. Антон увидел на экране семь окошек. Под каждым из них стояла должность и фамилия члена комиссии. Все были за своими рабочими столами. Кто-то уже смотрел с экрана, очевидно, разглядывал палату и Антона. Другие только готовились, настраивая свои телескрины и прочую аппаратуру. Начальник Антона пил кофе и отставил чашку на приставной столик.

Телеконференции были частью повседневной жизни Антона. Обычно они проводились на английском языке, так как большинство им владело в совершенстве. При желании можно было включить компьютерный синхронный перевод. Почти автоматическими движениями он отрегулировал масштаб изображения, чтобы хорошо видеть лица. Некоторых он знал, о других слыхал. Возглавлял комиссию Директор службы безопасности, Член Совета Кольца Питер Ньюмен.

Ровно в одиннадцать Ньюмен начал работу:

– Заседание комиссии по инциденту номер екс-1 считаю открытым. Разрешите представить членов комиссии в алфавитном порядке. Курт Кальтенхенд, инспектор Интерпола. Марк Тейлор, системный аналитик Департамента Защиты Информации, Натан Савимба, представитель Совета по Кольцу ООН, Норман Дрейк, Cоветник президента США по космосу. Роберт Рабкин, шеф Департамента Защиты Информации. Харлан Кон, шеф Департамента Паблик Рилейшинз Службы Безопасности Кольца. Руководить работой комиссии поручено мне, позвольте представиться: Питер Ньюмен, Директор Службы Безопасности Кольца, Член Совета Кольца. Сегодня нам предстоит выслушать Антона Бурму, руководителя Группы Безопасности Ресурсов, которая входит в Департамент Защиты Информации. Если нет возражений, то позвольте мне использовать аббревиатуры ДЗИ для Департамента Защиты Информации и СБК для Службы Безопасности Кольца, так как для большинства они привычны. Нет возражений?

Питер Ньюмен сделал короткую паузу. Возражений не последовало, и он продолжил:

– Тогда приступим к работе. Антон Бурма, назовите свое имя и должность.

Антон назвал. Он не однажды принимал участие в работе подобных комиссий, правда, рангом пониже и не удивлялся формальной процедуре.

– Спасибо! Вы имеете право молчать и отказаться от беседы, так как все, что вы скажете, может быть использовано против вас, как для оценки ваших профессиональных качеств, так и для подачи судебных исков к вам по поводу причиненного финансового ущерба частным лицам и организациям.

– Мне нечего скрывать.

– Если мы вас правильно поняли, вы согласны ответить на вопросы комиссии. Прошу сказать кратко, да или нет. Повторяю вопрос, вы согласны отвечать?

– Да!

– Вы правы. Откровенность в конечном итоге всегда выгоднее… Продолжим! Антон Бурма, у вас есть вопросы к составу комиссии или отдельным участникам. Вы можете заявить о замене отдельных членов комиссии или даже всего состава.

– У меня нет отводов, но есть вопросы по составу комиссии.

– Мы вас правильно поняли, что вы не будете настаивать на изменении состава комиссии независимо от того, какие ответы получите на свои вопросы?

– Да!

– Задавайте свои вопросы! Можете все сразу…

– Почему в комиссии отсутствуют представители Службы Эксплуатации и Службы Технического Развития? Каковы функции Советника президента США? Почему не включены более опытные работники ДЗИ, а включен Марк Тейлор? Пусть не относит вопрос к себе лично! Он новичок в ДЗИ. Причем, насколько мне известно, у него статус стажера. Есть в ДЗИ сертифицированные эксперты по нашей проблематике, например, Янагида, Сяопин, Шварц…, – Антон замолчал. Тогда Питер Ньюмен перехватил инициативу:

– Разрешите предоставить возможность для ответа членам комиссии, кого эти вопросы касаются, затем мы подведем итог. Норман, прошу вас!

– Благодарю! Как известно, конструкция АБИО, Автономного Блока Информационного Обмена разработана американской фирмой «Солярис». Сначала поставки выполнялись заводами фирмы, затем Администрация Кольца приобрела лицензию на производство. Президент обратился к Администрации Кольца с просьбой включить своего представителя, так как необъективные выводы могут нанести урон интересам США, чей выдающийся вклад в Проект Кольцо неоспорим. У меня пока все. – Советник президента, моложавый блондин с короткой стрижкой и серыми глазами говорил с неторопливым достоинством, откинувшись в кресле.

– Роберт, ваша очередь.

Роберт Рабкин протянул руку за каким-то бумажным документом, показав свой орлиный профиль всем участникам телеконференции. Это был крупный, но с долей изящества, как говорят женщины, породистый мужчина. Красивая, не по моде пышная прическа была идеально ухоженной.

«Сорок лет, но никаких залысин или седых волос – хорошо сохранился на такой нервной работе», – подумал Антон, разглядывая своего начальника, словно увидел впервые. Говорил Роберт мастерски, как профессиональный диктор четко выговаривая слова и расставляя интонации.

– Мы внимательно рассмотрели все возможные кандидатуры, в том числе, упомянутые Антоном, и вынуждены остановиться на присутствующем здесь Марке Тейлоре, так как он отвечает всем критериям отбора. Основной из них не заинтересованность, то есть максимальная потенциальная объективность. То, что он новичок, как раз имеет решающее значение. Он не участвовал в работе по теме Антона Бурмы, он не успел установить неформальные отношения с членами ГБР. Что касается его интеллектуального уровня и базовой подготовки, то результаты тестирования превосходны. У меня все.

– Вы удовлетворены ответами? – спросил Питер Ньюмен, обращаясь к Антону.

– Нет, но вопросов по составу комиссии больше не будет!

– Ваша откровенность нам импонирует! Надеюсь, остальные члены комиссии разделяют мое мнение?!

Лица в окнах телескрина, все как один, вежливо улыбнулись Антону и друг другу. Только у них картинку портило окошко с хмурым лицом Антона.

– Перейдем к вопросам, заранее подготовленным комиссией. – продолжил Питер. – Первый из них касается сертификации на право работы в космосе. У вас есть лицензия?

– Да. Номер «ЭсДаблъю120435». Периодическое тестирование прошел в июне текущего года…

– Сколько раз вы были на Кольце и ваша наработка в часах?

– До перехода в ДЗИ не помню, нужно смотреть досье… В ДЗИ шесть раз и двести семьдесят три часа, не считая последнего случая… Повторяю, все есть в моем досье. Разве что вы проверяете мою память…

– И память тоже… Мы проверили документацию по вашему рабочему заданию. Все оформлено в соответствии с существующими требованиями: ваша заявка, разрешение инстанций, координационный график, согласованный со службами Кольца. Однако требует дополнительного объяснения причина, по которой вы требовали личной инспекции блока КМ (Компьютинг Медиа – вычислительных сред). Объясните комиссии.

– Мне почти нечего добавить к тому, что содержится в заявке. Питер, вы ее утверждали!

– Все это так, но могут же у вас быть дополнительные сведения, гипотезы…

– Могу повторить. У нас возникли подозрения, что неправильно работают программы управления ресурсами КМ в режимах бронирования и освобождения с одной стороны и технической инвентаризации с другой. Дважды возникали несоответствия, которые потом исчезали, то есть баланс восстанавливался. Причиной могли быть программные ошибки или какие-то незаконные манипуляции, что звучит фантастически. Точнее, весьма маловероятно. Чтобы зафиксировать проблему, нужен был факт, который можно получить только на Кольце непосредственно из блока КМ. Физический номер подозреваемого модуля мы зафиксировали… Все это есть в заявке… Записан номер и монтажный адрес. Модуль или его управляющий блок вероятно уже демонтирован и доставлен на Землю. Не так ли?

Питер слегка смутился, и члены комиссии загадочно улыбнулись.

– В обязанности комиссии не входит информирование вас по данному вопросу, – нашелся, наконец, Питер.

Антон был удивлен такому ответу. Что бы это значило? Его в чем-то подозревают и не хотят до удобного момента раскрывать карты. Но ему действительно почти нечего скрывать. Он готов открыть и это «почти», но его удерживал некий барьер официальности, который всегда создавал Питер при общении и раньше, а особенно сейчас… Он молчал в ожидании следующих вопросов.

– Расскажите шаг за шагом о том, что произошло… Даже о том, что вы думали.

– С какого момента?

– С момента выхода в монтажную галерею Супермозга. Мы располагаем контрольной записью Службы Эксплуатации.

– Кроме того, в галерее мониторинг осуществлялся нашей службой. Вы должны знать, что наблюдение и запись вел Янагида, один из лучших наших специалистов. Вряд ли я смогу что-либо добавить.

– Сообщите нам все что помните, и по возможности не упуская мельчайших деталей, – Питер был смущен, ему с трудом удавалось скрывать волнение. Но только от тех, кто не знал его так же хорошо, как Антон и Роберт.

«Что там еще произошло? Зачем они проверяют меня?» – вертелось в мозгу Антона. Теперь настала очередь волноваться Антону. Он мог в данной ситуации сделать паузу. Нужно же собраться с мыслями. И он собрался…

– Меня сопровождал Саймон Скотт из Службы Эксплуатации… Сектор мы установили по монтажной схеме заранее. Сели в корзину тельфера и задали номер сектора. В галерее Саймон ушел вперед, а я задержался из-за необходимости установить коннект с Янагидой. Когда был найден нужный модуль, я нажал сенсорную кнопку включения автономного блока информационного обмена…

– Вы уверены, что кнопка включилась?

– Вы же прекрасно знаете, что для сенсорных устройств существует индикация… Кроме того, о включении сенсорного датчика судят по ожидаемому поведению устройства. Хотя в данном случае все было слишком неожидаемым,.. Неожиданным…

– Вы можете уверенно подтвердить, что индикация включения была?

– Нет. С уверенностью могу сказать только, что получил удар по мозгам… Уверен, что в записи мониторинга индикацию можно обнаружить! Давайте просмотрим.

– Как это ощущалось субъективно? – Питер словно не слышал последнее замечание Антона

– Как очень яркая вспышка, после которой ничего не помню…

– Болевые ощущения были?

– Все подробности знает лечащий врач. Сначала ничего, потом тупая боль… Но главное, спонтанные приступы темноты в глазах… Сейчас они все реже.

– Будут еще вопросы у членов комиссии?

Все отрицательно замотали головами, причем даже не все из них выдавили «нет».

«Не комиссия, а собрание статистов дешевой мелодрамы», – зло подумал Антон, так как надеялся на поддержку своего требования просмотреть запись Янагиды.

– Антон Бурма, у вас есть вопросы к комиссии?

– Почему мы не рассмотрели данные мониторинга?

– По нашему согласованному мнению в этом нет необходимости. У вас нет причины настаивать, так как против вас комиссией не выдвигается никаких обвинений. Завтра ознакомитесь с выводами. Сейчас вы должны подтвердить своей электронной подписью обязательство не разглашать любые сведения, имеющие отношение к вашей прошлой работе, инциденту, настоящему заседанию комиссии и ее выводам. Да, вы уже можете общаться с родственниками. Еще есть вопросы?

«Прошлой работе…», – обидно ударило по напряженным нервам, – «Уже выбросили, как отработанный материал…»

– Нет!

– Тогда разрешите поблагодарить членов комиссии и вас за работу. А вам желаю быстрейшего выздоровления. На этом считаю работу законченной.

С экрана зазвучали благие пожелания и извинения за беспокойство от других членов комиссии. Все окошки погасли кроме одного. С выражением сочувствия на Антона смотрели глаза Роберта Рабкина.

«Еще не все?» – устало подумал Антон. Он уже жаждал покоя.

– Антон, извини! Понимаю, что ты устал, но прошу уделить мне еще несколько минут. Хочу поговорить неофициально. Кое-что сообщить, кое-что спросить…

– Хорошо! Слушаю… Только хочу знать, к этому разговору моя подписка о неразглашении также относится?

– Да!

– Питер знает об этом?

– Конечно! У меня нет от него секретов… Как и у тебя от меня, надеюсь! – Роберт был явно смущен.

Последняя его фраза, в свою очередь, смутила Антона. Возможно, Роберт догадывается, что у Антона есть что скрывать, и он ответил уклончиво:

– В той степени, в которой откровенность вообще уместна…

– В данном случае, чем больше, тем лучше. Скажу тебе заранее, что комиссия свои выводы уже сделала. Я не очень верю, что причиной твоей травмы является случайный высокоэнергетический импульс космического излучения. Он не зарегистрирован никакими другими приборами на Кольце, что маловероятно, если бы он действительно был… Однако нашим чиновникам нужно чем-то прикрыть свои задницы… Все равно чем. Меня больше беспокоят самоустраняющиеся сбои в системе учета ресурсов Супермозга. Ведь что-то за этим есть?! Если у тебя есть даже не гипотезы, а только смутные подозрения, поделись с нами… Это здорово поможет работе.

– У меня нет никаких мало-мальски конкретных подозрений. Для гипотез напрочь отсутствуют факты. Подозрение одно: в системе учета что-то неладно. А что? Где? Причина? Одни вопросы… Хотел вот получить хоть одну зацепку…

– Жаль, что не удалось! Мы сейчас под мощным огнем критики, а сказать публике нечего. Ты еще не знаешь, что при твоем спуске на Землю в космолифте произошла авария. Последствия могли быть очень серьезными, если бы не третья ступень безопасности. На твое и наше счастье ее ввели в экспериментальном порядке за неделю или несколько больше…

– А причина хоть этой аварии установлена?

– Да. Усталость металла. Из-за остаточных деформаций накапливались дефекты кристаллической решетки, и прочность подвесок катастрофически понизилась… Первый случай за все время работы космолифтов. Случайное сочетание факторов…

– Что-то много случайностей на мою голову!

– Да. Просто классическая иллюстрация закона «кучности редких событий» в теории вероятности.

– А как решена моя участь?

– Тебе назначена приличная пенсия, получишь страховку…

– Я хотел бы остаться в ДЗИ на любой должности. Думаю, что смогу быть полезным.

– Понимаю… Но ты не сможешь конкурировать с остальными, и это будет источником различных проблем…

– Это будут мои проблемы!

– Отнюдь! Наш бюджет утверждается…

– Мне достаточно пенсии.

– Департамент Труда на таких условиях не допустит…

– Все ясно!

– Не обижайся! Будь моя воля, ты бы смог заниматься у нас, чем бы захотел. И не отчаивайся. На приличную жизнь тебе хватит, а для души найдешь работу вне Кольца. Есть много достаточно мощных и интересных систем на Земле, где можно работать и не будучи триайз. С твоим опытом тебя возьмут, как говорят, с руками.

– Спасибо за участие, спасибо за советы.

– У меня последняя информация для тебя. Сотрудники собираются проводить тебя, так сказать, в торжественной обстановке. Непременно сообщи нам, когда сможешь приехать в наш центральный офис…

– Спасибо ребятам! Мои им наилучшие пожелания… Хоть я и русский, но уйду по-английски, не прощаясь. Они должны меня понять…

Антон на прощание поднял руку и закрыл глаза. Продолжать не было сил. Роберт в ответ кивнул и прервал связь.

Проснулся Антон около трех пополудни с радостной мыслью. Свидания разрешены. Нужно привести себя в порядок и сообщить Лидии и Максиму, что он их с нетерпением ждет. Он знал, что они живут в гостинице в ожидании свидания.

Каждый вечер им включали немую картинку и они видели Антона в палате. В ожидании сеанса Максим убивал время, а Лидия работала – знакомилась с документацией по своей специальности. Внешне это выглядело так. Она уходила в свою комнату, садилась в глубокое кресло и погружалась в созерцание. Чаще всего с закрытыми глазами.

А Максим после ежедневной двухчасовой утренней прогулки с Лидией смотрел развлекательные программы, настроив гостиничный телескрин на автоматический поиск в фоновом режиме любых передач, где упоминается имя Антона Бурмы или показывают его изображение. Система автоматически открывала дополнительное окно для такой передачи на экране телескрина.

Но все было напрасно. Имя и лицо Антона исчезли из всех сообщений новостей. Только однажды произошло включение передачи, в которой тележурналист как раз и пытался обсуждать вопрос, почему закрыты от общественности все материалы, связанные с расследованием причины аварии. Никто этого журналиста не поддержал, и никто ему не возразил.

Молчание масс-медиа не то чтобы беспокоило Максима. Было немного обидно. Человек работал в космосе на общее благо, и по их теперешним понятиям стал инвалидом. Мог погибнуть, а вокруг молчание. Нет, определенно замалчивание. Ну, Бог с ними! Главное, Антон жив. Проживет и без третьего глаза.

Двадцатого августа произошло долгожданное. На экране вдруг появился Антон и сообщил, что им разрешено свидание. Можно прямо сейчас…

Они встретились в комнате для свиданий. Все трое всплакнули. Посидели, вспомнили детство, когда они дружной семьей собирались за ужином на кухне. Лидия всегда сидела на коленях Антона и мешала есть.

Лидия в два года ленилась ходить, так как научилась поразительно быстро ползать на четвереньках. При этом ее длинные слегка вьющиеся волосы развивались как грива, перекатываясь черными волнами по плечам и спине. За эти шустрые пробежки на коленках по всем комнатам, включая кухню, Антон дал ей прозвище Таракан. Оно понравилось всем…

Поздно вечером Максим поехал в гостиницу готовиться к отъезду домой. Антон обещал, если прогноз врачей оправдается, уже через неделю приехать. Побыть с Максимом, подумать о том, как жить дальше. Лидии нужно было в другую сторону. Ее ждала работа на Дальнем Востоке.

Стоило Максиму удалиться, как между молодыми возникло напряженное молчание.

Молчание нарушила Лидия:

– Знаешь, когда лифт оторвался, отец мне вдруг рассказал, как встретил тебя на берегу. Как вы варили рыбу… Наверное, думал, что я так буду меньше переживать…

– Ну и как?! Он не ошибся?

– Глупости! Почему ты мне раньше не рассказал?

– Боялся, что будешь меньше меня любить.

– Напрасно! Я давно догадывалась. У тебя отчество другое. Подсмотрела в документах, когда тебя отправляли в спецшколу…

– Да?!

Они оба покраснели. Опять возникла неловкая пауза. Теперь ее нарушил Антон:

– Максим хотел, чтобы я в память о родителях взял фамилию отца. А мне не хотелось тогда иметь иную фамилию, чем у тебя. Раз ты все уже знаешь, теперь я могу взять фамилию Курбатов-Бурма. Ты согласна?

– Согласна просто на Курбатова.

– Нет. Курбатов-Бурма лучше. Вы с Максимом мне очень дороги.

– Мы тебя тоже безумно любим…


Через неделю Антон получил пачку необходимых документов, завершающих прошедший этап его жизни. Все было так, как предсказал Роберт Рабкин. Пенсия, страховка, медицинское заключение и блестящие рекомендации Антону для предъявления будущим работодателям.

Антон покинул госпиталь и поехал в аэропорт. Там его поджидал сюрприз. В зале регистрации почти у входа сидел Янагида в солнцезащитных очках и одеянии буддийского монаха. Он поднялся с кресла навстречу Антону и поклонился сняв очки. Это как раз и привлекло внимание Антона. Он узнал своего коллегу. Янагида жестом пригласил следовать за ним. Он направлялся в ресторан. Там он уселся лицом к стене за крайней линией обслуживания. Антон сел рядом.

Глава 4

Первым заговорил Антон:

– Привет, Ян! Рад тебя видеть! Но что за маскарад?!

– Здравствуй, Антон! – сухо ответил Янагида Антону. Обычно он называл его Ан.

– Что все-таки случилось?

– Не удивляйся. Хочу обмануть службу общего наблюдения, если кто-то ввел мой образ для фильтрации.

– У тебя есть, что скрывать?

– Факт этой встречи… Хотя у меня есть официальный повод – ребята тебе подарили профскрин, – Янагида протянул Антону пластиковую карточку. – Закажешь в ближайшем супермаркете. Доставка оплачена.

Профскрин, профессиональный телескрин, использовался программистами для связи с Супермозгом. Для ввода данных профскрин имел сенсорную клавиатуру, стереоскопическую видеокамеру и несколько типов манипуляторов и сканеров. Для триайз был встроен блок прямого обмена информацией через третий глаз.

– Спасибо! Дорогой подарок…

– Решили подсластить пилюлю… Поскольку тебя не оставили в ДЗИ.

– Еще раз спасибо! Скажи ребятам, что насчет «подсластить» у них получилось…

– Теперь, если позволишь, поговорим о моих проблемах.

– О чем речь! Всегда рад тебя выслушать.

Янагида снял очки. Его почти европейские глаза (после косметической операции глазных мышц) выражали страдание.

– Это я виноват в том, что тебя не оставили в отделе. Если бы сохранилась запись мониторинга, то было бы совершенно очевидно, что твои действия были безупречны…

– Как! Разве записи нет?

– А ты разве не знал об этом?

– Не знал! Значит, комиссия скрыла от меня… Зачем?

– Не понимаю! Возможно, берегли твои нервы… Или репутацию ДЗИ.

– Так, что же случилось?

– Не знаю! Это какой-то провал… Я перестал себя уважать после этого. Хочу принести тебе свои извинения. Сейчас еду в краткосрочный отпуск, после чего подаю рапорт об уходе из ДЗИ…

– Довольно эмоций! Давай факты! Расскажи все подробно.

– Все очень просто, но непостижимо… Запустил мониторинг, задал опцию архивирования. Окно индикации показывало, что запись идет нормально. Когда это с тобой произошло, случилось несколько мгновений паники. Точнее, я переключился на службу эксплуатации и занимался контролем твоей эвакуации… К архиву обратился через полтора часа. Запись исчезла… Сначала подумал, что система, из-за нехватки памяти, разместила архив в другом сегменте. Расширенный поиск также ничего не дал. Проверил в «мусорной корзине» – вдруг случайно удалил. Запустил сканирование рабочего сегмента на тот случай, если разрушены каталоги. Никаких следов информации мониторинга!

– Да не убивайся ты! Мне никто не предъявлял никаких обвинений. Есть запись внешнего наблюдения… Вопрос стоял только о том, когда все произошло: до нажатия кнопки блока автономной связи или после… Я уверен, что после, но теперь ничем доказать не смогу.

– И в этом моя вина! Я заслуживаю отставки, а не ты. Мне предъявлены обвинения в некомпетентности…

– Меня бы не оставили в любом случае. Все-таки в нашем департаменте эффективно работать может только триайз. Кроме того, у меня есть еще и другие подозрения… Короче говоря, оставь свои самурайские представления о чести хотя бы на время. Никаких отставок! Нужно довести дело до конца. Что за всем этим? Куда делась запись мониторинга? Но это длинный разговор. У нас есть полчаса, и я закажу кофе. Или ты предпочитаешь как всегда чай?

– С твоего позволения закажу себе еду. Боялся тебя прозевать, и пропустил обед… Тебе заказать еще что-нибудь?

– Спасибо! Только кофе. Я обедал перед отъездом.

Янагида просмотрел меню и ввел заказ, используя свой третий глаз.

Пока автомат доставлял кофе для Антона, рыбу с рисом и яблочный сок для Янагиды, Антон собирался с мыслями. Раз его убрали из отдела, то ничего другого не остается, как полностью довериться Янагиде. У них давно были дружеские отношения. Янагида обучал Антона каратэ, используя методику триайз. Они проводили много времени вместе на работе и в часы досуга. Антону казалось, что он хорошо изучил этого честолюбивого, но честного и прямого парня. Даже если Янагида провокатор и все доложит Роберту или Питеру, то это будет хоть какое-то действие… Последняя возможность повлиять на события, после того как он дал эту дурацкую подписку о неразглашении. Зачем он ее дал?! Была мысль усыпить их бдительность. Глупая мысль. Скорее подсознательный страх получить еще раз по голове. Теперь нельзя обратиться к общественности. Можно, конечно, нанять юриста и опротестовать подписку. Сколько на это уйдет времени, а главное, он себя раскроет еще до начала каких-либо активных действий. Кто-то постоянно опережает его на несколько шагов, а он думает о бдительности…

Антон медленно выпил кофе, затем ввел через пульт заказов на столе предупреждение о своем желании вылететь более поздним рейсом. Он решил исключить возможность цейтнота. Другая возможность поговорить с глазу на глаз появится не скоро. Подтверждение переноса рейса поступило через несколько секунд.

– Теперь мы можем говорить не торопясь. Что ты думаешь о ситуации в ДЗИ и вообще на Кольце?

Янагида был занят едой, и ответил не сразу. Допил сок, водрузил опять темные очки на свой плоский нос и, наконец, заговорил, тщательно подбирая слова.

– Ситуация мне не нравится. Стало совершенно очевидно, что через несколько лет тот, кто контролирует Кольцо, будет контролировать всю Землю: энергетику, информатику, транспорт, связь, погоду… Совет Кольца из научно-технической структуры неизбежно превратится во всемирное правительство. ООН будет представлять законодательную власть, Совет исполнительную. Сейчас структура Совета очень уязвима. Он слишком малочисленный. Нет механизма его формирования с учетом баланса интересов всех стран. С другой стороны, когда Кольцо, а за ним и ООН наберут силу, США в значительной мере утратит свою доминирующую роль в мировой политике и мировой экономике. Короче говоря, Штаты могут попытаться захватить Кольцо в свои руки. Сейчас самое удобное время для этого…

– Ну и как они смогут это сделать?

– Первое, кадровая политика. Я проанализировал все назначения за последние полгода… Правда, только по нашему ведомству.

– Ты имеешь в виду службу Питера?

– Да. Так вот, все вновь принятые выходцы из США, хотя последнее время проживали в других странах, в Канаде, Франции, Австралии, ЮАР…

– После этого ты собираешься уволиться! Кого ты решил пристыдить?! Только предоставишь возможность назначить еще одного своего. Если верить твоим выводам, нужно держаться в ДЗИ изо всех сил…

– Мне очень трудно пережить свою оплошность…

– А ты уверен, что она была, твоя оплошность?

– Роберт утверждает, что была, так как в протоколе работы персонала не зафиксировано, что я архивировал данные мониторинга.

– А вообще, хоть что-то есть в его протоколе? Я имею в виду протокол супермониторинга, который доступен только ему и старшему по иерархии, то есть Питеру.

– Зафиксировано, что я начал мониторинг, дата, время, цель работы…

– И больше ничего? Ты ведь вводил опции архивирования!

– А также опции обработки ошибок оборудования. Однако такое впечатление, что мне все это померещилось… В протоколе супермониторинга ничего нет. Похоже, намерения это сделать, я принял за выполненные действия. Иначе трудно объяснить.

– Есть объяснения…

– Какие?

– Мне не нравится, что на Кольце повсеместно используется иерархический принцип разделения полномочий. Слишком большая концентрация власти наверху. Допустим, Роберт или Питер решили тебя убрать. Нет ничего проще! Изменили данные супермониторинга и можно предъявлять обвинения в некомпетентности…

– Твоя позиция по вопросу организации супермониторинга мне известна, однако мы должны исходить из реально существующих условий…

– А я и исхожу! Только об этом позже. Кроме кадровой политики, что еще тебя настораживает?

– То же что и тебя! Состояние контроля использования вычислительных ресурсов. Если кто-то систематически крадет модули Cупермозга, тогда через некоторое время их у него будет достаточно, чтобы создать альтернативную систему управления Кольцом. Когда она будет создана, старую можно уничтожить, имитируя террористический акт…

– Ты нарисовал один из возможных сценариев установления мирового господства. Есть и другие…

– Достаточно и одного, чтобы потерять покой и сон…

– Что-то в этом не видно логики.

– В чем?

– В твоем уходе.

– Постараюсь сообщить мою позицию своему правительству. Надеюсь, они не оставят без внимания мои соображения…

– Твои гипотезы, домыслы, фантазии, бред сумасшедшего… Видишь сколько вариантов квалификации того, что ты называешь своей позицией. Не обижайся! – Антон угадал реакцию по выражению лица Янагиды. – Нужны не подозрения, а факты, нужны неопровержимые доказательства существования заговора. Если бы мы установили, что в Супермозге столько-то модулей используется бесконтрольно тем-то и тем-то, тогда другое дело. Можно бить в колокола. Привлекать правительства и ООН. Кстати, об ООН. В комиссии присутствовал представитель, некто Савимба. Сын дипломата из Замбии. Вырос и учился в Вашингтоне, работает пятнадцать лет в Нью-Йорке. Купил дом на побережье и, небось, собирается жить там после выхода на пенсию. Может ли он объективно защищать интересы всего мирового сообщества?!

– Риторический вопрос… Поэтому у меня больше надежды на правительства Японии, России, Китая…

– Нашим правительствам нужна достоверная информация. Никакой уважающий себя политик и пальцем не пошевелит без доказательных фактов. Кто захочет выставить себя посмешищем перед всем миром. А если наши подозрения не подтвердятся, потому что кто-то успел спрятать концы в воду…

– Правительство Японии потребует расследования с участием своих представителей. Не так просто скрыть приготовления столь грандиозного заговора…

– Твоему правительству не помешает дополнительная информация. Вижу, мне придется тебе открыться… Ты готов выслушать и изменить свое решение об уходе?

– Если твое сообщение даст на то основания…

– Даст, даст! Я сильно рискую, раскрывая все это.

– Ты мне не доверяешь?

– Если бы не доверял, то не затеял бы разговор. Дело не в тебе лично. Ситуация может выйти из-под контроля. Кстати, с некоторого момента ты разделишь мой риск…

– Нельзя ли конкретнее?!

– Ты знаешь только о двух случаях нарушения баланса использования ресурсов. Первый не подтвердился, финал второго для меня оказался хуже… Но был еще один случай, назовем его нулевым. Я никому не говорил о нем. Не хотелось выглядеть дураком. Попытался проверить сам. Он тоже не подтвердился. Когда произошел еще один, о котором ты не побоялся сообщить всем, я понял, что это не субъективная ошибка, моя или твоя. За этим что-то есть. Полное равнодушие Роберта и Питера подтолкнуло меня к незаконным действиям. В июле, когда Роберт был в отпуске и передал мне пароли для ведения супермониторинга, я раскопал, что он по небрежности предоставил мне полномочий больше, чем это было необходимо. Когда он вернулся и отобрал у меня полномочия назад, я уже имел собственную систему супермониторинга. Она фиксирует все операции персонала параллельно с его системой, однако не может контролировать действия Роберта и всех выше его по иерархии…

– Протокол моих действий все же есть?! – Янагида заметно побледнел.

– Есть! И я расскажу тебе, как с ним ознакомиться… Только обещай, что сообщишь мне результат и без совета со мной не будешь ничего предпринимать.

– Обещаю! Я готов даже отказаться от отпуска!

– Этого делать не следует. Никаких телодвижений, которые могут их насторожить. Мы ничего о них не знаем. Сколько их, кто они, каковы их цели, что они могут себе позволить для достижения своих целей? Может быть, это просто подпольная торговля ресурсами Супермозга, а может, заговор наподобие тому, который ты описал…

– Мне не терпится восстановить самоуважение. Я уверен, что не ошибся!

– Проживешь неделю без самоуважения! Держи, – Антон протянул Янагиде пластиковую карточку с миниатюрным лазерным магнитооптическим диском. – Здесь маршруты доступа, идентификаторы и пароли. После ознакомления уничтожишь.

– Как мы свяжемся?

– Все на диске. Я буду неопределенное время жить у отца. Может, месяц или больше… Другой вариант через Лидию, мою сестру. Но это в крайнем случае!

– Был рад тебя видеть. Ты вернул мне надежду!

– А ты, надеюсь, оправдаешь мои ожидания, – Антон почувствовал, что сказал лишнее. – Ладно! Довольно взаимных излияний и извинений… Еще увидимся!

Антон кивнул на прощание и неторопливо покинул ресторан. Янагида аккуратно сложил посуду в утилизационный люк и танцующей походкой довольного человека последовал за Антоном.


Несколько дней прошло с тех пор, как Антон приехал к отцу. Он не рассчитывал заранее, но это произошло поздно вечером, что радовало Антона – ему не хотелось попадаться на глаза соседям: знакомым и незнакомым. Он прожил эти дни затворником. Беседовал с отцом, занимался с профскрином, который доставили в тот же день, когда Максим предъявил карточку в супермаркете райцентра.

На прогулки Антон выходил в сумерках. Почти всегда его сопровождал Максим. Присутствие Максима не тяготило Антона, хотя за последние годы они виделись редко. В прошлом году они провели вместе отпуск, что случилось впервые за все годы работы Антона в проекте Кольцо. С Максимом было легко. Можно молча слушать его вопросы и не отвечать. Можно что-нибудь рассказывать, не ожидая даже каких-нибудь намеков, что тот его слушает. Максим был уверен, что ответы последуют, а Антон, что его внимательно слушают.

Перед прогулкой Антон полтора – два часа истязал себя на велотренажере, чтобы спать без сновидений. Тренажер он купил в числе других современных бытовых агрегатов, предназначенных для Максима. Максим не разделял стремления Антона экономить его время. Чего-чего, а времени у Максима хватало с избытком.

Однако тренажер не помог. Прошедшей ночью эротические сновидения его достали. Сначала незнакомка, за которой он поднимался по длинной лестнице, оказалась Лу. Они обрадовались и обнялись. Во сне миниатюрная Лу вообще ничего не весила и он так и нес ее, прижав к себе и обнимая за талию, по многочисленным коридорам и комнатам в поисках укромного места. Наконец, он нашел. Это была комната студенческого общежития, в которой он жил на первом курсе. Все пошло как надо и скоро его тело пронзило током и разлилось блаженство. Лу вдруг превратилась в Лидию, которая сидела на краю кровати и смотрела на него с укоризной. Усилием воли Антон заставил себя проснуться и пошел в ванную. Он разделся неуверенными движениями и бросил пижаму в стиральный автомат. Утром он достанет ее оттуда сухой и чистой. Стал под горячий душ и долго мылся.

Когда он вытерся насухо и надел чистую пижаму, оказалось, что сон пропал. Он включил скрин. По каталогу стал искать старый фильм, от которого он, помнится, балдел в пятнадцать лет. Он давно собирался его посмотреть еще раз, вот так в тишине и одиночестве.

Он довольно быстро отыскал его в фильмотеке. Помогло то, что он запомнил имена героев, и что фильм был немецкий. Дитрих и Линда. Государственная исследовательская клиника в Берлине. Молодой и талантливый врач ведет изыскания, которые сулят мировую славу и фантастические доходы. Он строен и красив. Днем работает в удовольствие, а холостяцкие вечера и ночи проводит в обществе смазливых и сексуально раскрепощенных медсестер и санитарок. Но вот в клинику приходит начинающий врач, девушка поразительной красоты и вдобавок с интеллектом подстать ее очарованию. Не привыкший получать отказы, гений без подготовки штурмует новый объект. Однако вместо скорой победы получает щелчок по носу. Он взбешен, он растерян, он ищет способы мести, но сердце его уже в плену первого серьезного чувства. Начинается долгая осада… Нужно восстановить доверие, исправить первые негативные впечатления о себе. Он меняет образ жизни. Удаляет от себя всех других женщин и живет в мечтах о предмете своей новой страсти. Она должна работать под его руководством. Это в чем-то помогает, так как им приходится общаться во время работы. Но это также мешает, так как в работе наметился кризис и его раздражает каждая мелкая неудача, каждая ошибка персонала, на котором он срывает свою неудовлетворенность. А она всегда становится на сторону незаслуженно обиженных. Проходит некоторое время и, наконец, Линда прониклась грандиозностью его научного замысла, оценила и начинает восхищаться глубиной его таланта и эрудиции. Постепенно за напускной бравадой и едким остроумием она начинает замечать его доброту и душевную незащищенность. День за днем вызревает ответное чувство. У Дитриха появляется надежда. Он переживает душевный подъем. Каскад новых идей сметают затруднения, и вот уже успешное окончание исследования становится чисто делом техники и времени. В научных и любовных коллизиях всегда присутствует треугольник. Третий угол в них представляет директор клиники. Еще не старый породистый самец, он сразу положил глаз на новую сотрудницу и в отличие от молодого соперника тщательно ищет способ взломать ее неприступность. Но это была побочная цель. Главная – отобрать идею у автора. В задуманной им дьявольской игре и идея, и девушка должны сыграть решающую роль. Линде он намекает, что вынужден прекратить исследования Дитриха из-за недостатка финансирования. Та расстроена. Однако не все так безнадежно, он, директор, может добыть кредиты под залог своего состояния для завершения работы, если она будет благосклонна к его безответному чувству. Линда ради Дитриха и идеи ложится к директору в постель. Приставания мужчин с детских лет воспитали у нее комплекс монашки. Первые опыты любви принесли только разочарования. С тех пор она не жила полноценной сексуальной жизнью. Умудренный опытом мужчина впервые открыл для нее райские бездны физической близости. Вне постели директор также был исключительно галантным кавалером. Линда страдает от раздвоенности. Она любит Дитриха и признается ему в своих чувствах, чтобы покончить с интрижкой, в которой уже нет необходимости, так как финансирование обеспечено. Их первая ночь с Дитрихом заканчивается неудачей. Дитрих перегорел от длительного воздержания и ожидания единственной. Ему нужен период реабилитации. Однако ей недостает терпения, и она продолжает посещать кабинет директора. Интрига вступила в решающую фазу. Директор устраивает так, что Дитрих застает его с Линдой во время акта, когда та стонет от страсти, распластавшись на письменном столе и обхватив директора за талию своими изумительно стройными ножками. Дитрих потрясен, он раздавлен. Несколько дней алкогольного беспамятства притупляют его боль, и он хочет забыться в работе. Остался решающий эксперимент. По крайней мере, он будет богат и знаменит.

Однако директор наносит второй, давно задуманный и точно рассчитанный удар. Он фальсифицирует результаты эксперимента как безусловно неудачные. Дитрих не выдерживает нового удара. Он принимает смертельную дозу яда прямо в лаборатории.

Линда разгадывает замысел директора и с револьвером в руке врывается в кабинет. Она догадывается, что ее использовали как орудие и пытается смыть свою вину кровью негодяя. Но зло тем и отличается от благородного негодования, что оно спокойно и разумно. Директор тихим убедительно-удрученным голосом объяснил Линде, что все произошло из-за трагического стечения обстоятельств. И то, что их застали в кабинете, и то, что по небрежности персонала в эксперименте случайно использована грязная посуда. Дитрих после запоя необоснованно доверился недостаточно компетентным людям. Она же, убивая его сейчас, получит пожизненное заключение. А без него и без нее идею можно похоронить. Никто не разберется в записях Дитриха, кроме нее. Никто не знает предмет так, как она. Без него прикроют финансирование. Так не лучше ли в память о Дитрихе, который в решительный момент, нужно признать, оказался слабаком, закончить исследование, в котором ее труд и его директорские деньги. Сцена мести завершается на диване. Все те же ножки на талии директора…

Тонкий психологизм и сексуальность фильма на этот раз не тронули его сердце. Подростком он любил и ненавидел Линду. Во время каждого просмотра находил новые волнующие детали. Фильм, конечно, хуже не стал. Изменился он, Антон.

Когда ехал сюда из госпиталя, тешил себя мыслью о том, что возвращается в волшебный мир детства. Однако был разочарован. Безграничный когда-то мир словно усох. Перед его глазами был, хоть и ухоженный, но довольно обветшалый небольшой поселок на фоне скудного пейзажа центра европейской части России. Волшебство куда-то исчезло…

Шли дни похожие один на другой. Ян молчал, возможно, только вернулся из отпуска и еще не успел узнать что-либо новое. Лидия за неделю появлялась на экране только один раз. Справилась, как он добрался домой и как ему родина после десятилетнего отсутствия. Антон отвечал односложно, рискуя обидеть Лидию. Когда много хочется сказать, разговоры через средства связи, даже самые совершенные, не очень получаются…

Через несколько таких же тусклых дней, скрашенных беседами с Максимом и просмотрами старых фильмов поздними вечерами, Антон решил изменить свой образ жизни здесь. Во-первых, найти работу. Во-вторых, выйти в свет, чтобы иметь возможность убивать время развлечениями. В поселке остались его сверстники, а в райцентре был танцевальный зал и плавательный бассейн с разными аттракционами.

Максим в беседах с Антоном всякий раз затрагивал одну и ту же тему, правда, в разных аспектах. Когда он дождется внуков, есть ли у Антона девушка, где Антон собирается жить после женитьбы… Медлить далее с ответами становилось неудобно, и за завтраком Антон решил все выложить начистоту. Пока он лежал в госпитале и за все время здесь, а прошло уже почти две недели, Лу ни разу не пыталась с ним связаться. Он же не мог нарушить принцип их двухлетних отношений – никогда не выходил на коннект первым. Тем более он не мог разыскивать ее по скрину. Так было заведено с первого дня их знакомства. Они встретились в релаксцентре в Сингапуре, где размещался центральный офис Восточного Сектора Службы Безопасности Кольца. Они были в разных компаниях, но нашелся общий знакомый и вскоре они объединились в ярко одетую, жестикулирующую группу из десятка молодых людей от двадцати до тридцати лет.

Антон сразу выделил Лу. Она напомнила ему своей грацией Лидию. Лу перехватила один его взгляд, другой и вскоре пригласила потанцевать. Они переходили из зала рок-н-ролла в зал самбы, потом в зал танго… Антон танцевал отменно, но Лу была недовольна:

– Ты танцуешь, как автомат!

– Я северянин. Было бы скучно, если бы все имели темперамент латиноамериканцев…

– Пойдем к тебе. Попробую, как ты заводишься в постели.

– Пойдем…

Лу была американкой китайского происхождения. Ее богатые родители переехали в США из Тайваня, когда она только родилась. Американская сексуальная свобода сочеталась у нее с восточной изощренностью. Получать удовольствие от жизни было не принципом, а ее сутью…

Она пришла и на следующий день. Их встречи стали почти ежедневными. Заданный Лу темп по интенсивности соответствовал медовому месяцу. Через некоторое время Антон почувствовал пресыщение. А тут еще Супермозг выдал сообщение, что интегральная производительность работы Антона опустилась ниже пятидесяти процентов. Если она упадет до тридцати, то Супермозг передаст сигнал начальнику Антона и врачу. Начнутся собеседования и обследования, короче говоря, морока, которая может закончиться отстранением от работы для отдыха или лечения. Все такие случаи заносятся в личное досье и учитываются при полугодовой аттестации. Антон сказал об этом Лу. Теперь они проводили вечера в релаксцентре и только один или два раза в неделю занимались любовью.

Однажды Лу спросила:

– Ледышка, не хочешь ли ты вступить в наш секс-клуб?

– Что значит наш?

– Наша компания. Помнишь нашу первую встречу?

– Да. Ты знакомила меня с кое-кем из них. Чем вы там занимаетесь? Хотя понятно… Любительской порнографией для триайз…

– Сенсрекординг не порнография. По уставу клуба записи продавать запрещено…

– Ты хочешь сказать, что ваш клуб официально зарегистрирован?

– Не совсем… Но устав у нас есть, – Лу замялась. – Мы делаем записи только для себя.

– И ты записывала меня в постели?!

– Ну что тут такого?! – она залилась краской. – Можно подумать, что это с тобой впервые! Что ты сам никогда не записывал меня или других…

– Никогда не записывал. Тем более, скрытно.

– Другие твои партнерши возможно скрывали…

– Но ты первая девушка, которая об этом сказала…

– И теперь должна страдать за свою откровенность!

– Твоя откровенность вынужденная! И успокойся, доносить в полицию нравов не собираюсь… Однако, не очень приятно сознавать, что меня видят твоими глазами, причем когда хотят… Кому ты передала записи? Что тебе еще нужно от меня?

– Никому! – голос Лу звучал неуверенно.

– Будь откровенна до конца!

– Сью, моей близкой подруге. Ты ведь ее видел неоднократно и даже танцевал с ней… Я не могла ей отказать… Но моя запись до нее не очень доходит. Такое бывает. Вот если бы ты вступил в наш клуб, и она сама тебя записала…

– Ты опять за свое! Об этом не должно быть больше речи. Стать членом клуба коллекционеров записей траханья?!

– Какой ты старомодный!

– При чем здесь мода?! У меня ощущение человека, который пел под балконом серенады, а его окатили помоями… Оставь меня…

– Ты меня прогоняешь навсегда? – Лу растерялась.

– Не знаю! – Антон никогда не сжигал за собой мосты, их так трудно возводить между людьми.

– Тогда до завтра!


Разве о таком расскажешь Максиму?! Антон попробовал ответить уклончиво:

– У меня все в порядке. Были у меня девушки…

– Тогда почему не женишься? В твоем возрасте нужно, чтобы женщина всегда спала в твоей постели. Потом, неужели ты не хочешь стать отцом?

– Хочу. Но проблема в том, что я хотел бы жениться только на одной девушке, а она об этом не знает…

– Что-то вы с Лидией повторяете одну и ту же загадку.

– Она сказала, о ком мечтает?

– Нет!

– А вот я скажу! Я хотел бы жениться на Лидии, только это невозможно…

– Почему невозможно?! Вы ведь разных кровей.

– Да, генетических препятствий нет, зато есть психологические…

– Она тебя любит.

– К сожалению, как брата. Я же не решаюсь даже заговорить на эту тему…

– Хочешь, я поговорю?

– Никогда! Я должен сам…

Глава 5

Резкий сигнал видеодомофона прервал поздний завтрак Максима и Антона. Была суббота. Оба не работали и все дни у них могли быть на одно лицо, но по привычке в субботу они проснулись позже обычного.

Максим поднялся со стула:

– Посмотрю, кто к нам пожаловал в такую рань.

Через минуту он возвратился на кухню:

– Узнаешь гостя?!

За спиной Максима стоял Кореш, закадычный друг Антона из детских времен. Вообще-то его звали Борис Бабкин. Но его обычай всех подряд называть «кореш», в смысле приятель, дал ему общепризнанную кличку, заменившую имя. Сейчас его веснушчатая круглая физиономия расплывалась в улыбке. Коротко стриженные рыжие волосы обнаруживали ранние залысины. Он и телом отяжелел и раздался. Антон вышел навстречу. Они дружески обнялись.

– Привет, затворник! Вчера только узнал, что уже две недели как ты приехал. Хорошая конспирация!

– Привет! Ты же знаешь, что мне нужно было малость восстановиться!

– Как же, как же! Видели по телеку. Это у вас скрин, а с нашей пенсии не разгонишься… Признаюсь, приятно было видеть, как весь мир переживает за парня, с которым когда-то гонял футбол и ловил плотву…

Кореш был на пенсии по инвалидности. Лишился ноги из-за производственной травмы. При обследовании в крови нашли алкоголь. Он уверял, что выпил за обедом только кружку пива, но его признали виновным и назначили пенсию, которой едва хватало на жизнь. Из-за этого не женился, да и кому нужен безногий?! Работу найти не мог, да и не очень старался. Все это Борис рассказал Антону и Максиму, сидя в гостиной, куда они перешли из тесной кухни, чтобы выпить кофе.

Многое Максим успел рассказать о Кореше раньше, но Антон не перебивал. Когда-то их пути разошлись, потому что Кореша отчислили из спецшколы и он не стал триайз. У него была хорошая память и считал в уме он превосходно, но логические задачи решал плохо и вообще был тугодум. Из-за этого на втором году обучения завалил все тесты, хотя материал вполне усвоил. Как он плакал при расставании! Потом они виделись только во время каникул, пока Антон не уехал учиться за границу.

Младший брат Кореша стал триайз и работал тоже на Кольцо. Антон знал, что Кореш жил один и отвел ему определенную роль в своих планах. Антон сам бы нашел своего приятеля, только ждал условное сообщение от Янагиды в виде объявления в оговоренном разделе Всемирной Доски Объявлений.

Янагида молчал, хотя по самым осторожным расчетам уже несколько дней должен быть на своем рабочем месте и просмотреть запись супермониторинга. Нужно его разыскать. Для этого Антон решил использовать Кореша и его брата. Выходить напрямую на Янагиду он опасался. Кто знает, возможно, Янагида или сам Антон под наблюдением.

Теперь, когда Кореш пожаловал сам, можно начинать действовать безотлагательно.

– Какие у тебя планы на сегодня?

– Развлекать тебя!

– Это мне подходит. А программа уже известна?

– Конечно!

– Можно познакомиться или это секрет?

– Можно, только заранее прошу ее принять без изменений. Она кое с кем согласована и мне бы не хотелось выглядеть трепачом… Идет?

– Идет! У меня тоже есть на тебя виды, поэтому сегодня я в твоем распоряжении…

– Отлично! Тогда начнем прямо сейчас.

– Чем все-таки мы будем заниматься, надеюсь, ничего секретного в твоих планах нет?

– Изволь выслушать, если хочешь знать все заранее… Сначала я познакомлю тебя с моими приятелями. Сыграем на пиво, потом мы будем обедать и пить пиво в одной довольно приличной забегаловке в райцентре, оттуда переберемся на дискотеку. Там я познакомлю тебя с местными красавицами. Они с нетерпением ждут … Ты уж прости мое мелкое тщеславие, я всем раззвонил, что ты друг детства и все такое…

– Все правильно. Не тушуйся… Я тебе даже благодарен. На вашем тусклом небосклоне ты сделал из меня звезду…

– Насчет нашей тусклой и серой жизни, ты это правильно заметил.

– Обиделся?! Моего юмора не понял?!

– На судьбу не обижаются. Это она обижает! В таких случаях говорят: обижен судьбой…

– Да брось, ты! Жизнь всегда прекрасна!

– Даже когда падаешь с такой высоты, как ты?

– О какой высоте, ты говоришь? Человек всегда должен оставаться на высоте… На высоте духа… Только говорить об этом легче, чем соответствовать…

– Не знаю, не знаю. Все, что с тобой произошло, для тебя возможно катастрофа, а для меня как подарок судьбы. Только, боюсь, надолго ты не задержишься…

– Я тоже рад нашей встрече. Какое-то время поживу здесь… Собираюсь даже искать работу. Меня не устраивает праздная жизнь персонального пенсионера. И у меня остались незавершенными кое-какие важные дела. Наше общение будет подчинено их завершению. Кстати, ты сможешь мне здорово в этом помочь…

– Чем смогу, помогу… Так ты одевайся, не будем терять время. Ребята ждут!


Выдался теплый сентябрьский день. Солнце золотило тронутую ночными заморозками листву. Шурша уже начавшими опадать листьями, Борис с Антоном направлялись к одинокому деревянному павильону в глубине парка. Походка Бориса почти не обнаруживала его инвалидность – протез был хорошо сделан.

Из павильона слышался давно забытый стук костяшек домино. У Антона упало настроение.

– Вы играете в домино?! – удивленно спросил он.

– А что?! Какая разница во что играть?!

– Я думал в шахматы, или, на худой конец, в бридж…

– Домино – прекрасная коллективная игра. Достаточно примитивная, что делает ее широко доступной и весьма соответствующей нашему национальному духу… Для игры на пиво лучше не придумаешь.

– Мне не сформулировать лучше!

– Мы тоже не лыком шиты. Много читаем, смотрим умные передачи по телевизору. За домино только и отдыхаем мозгами и телом.

– Домино у меня в печенках. В спецшколе мы целый год составляли компьютерные программы для игры в домино. На каникулах устроили состязания. Моя программа победила в довольно крупных соревнованиях. Меня благодаря этому заметили и пригласили учиться в Штаты. Однако напряжение тех дней до сих пор вызывает прилив тошноты от одного упоминания о домино.

– На свежем воздухе не стошнит! Потом, тебя никто не заставит играть. Будешь болеть за меня. Мне так редко выдается выигрывать. Не очень весело поить пивом лоботрясов за счет моей пенсии…

– Не играй на пиво!

– На так – не интересно! Что за игра без азарта?!

Они вошли в павильон. Вокруг длинного стола с пластиковой столешницей седело с десяток мужчин разного возраста, некоторые весьма преклонного. Кореш представил Антона обществу. Все загудели и наперебой потянули руки для рукопожатия. Антон никого не оставил без внимания, но всех имен сразу не запомнил.

Тут же образовалась новая четверка. После согласования условий и жеребьевки началась игра. Корешу достался в партнеры крепенький старичок с белоснежной щетиной на лице и темными хитрыми глазками. Антон сел рядом с Корешом и стал невольно следить за игрой. Противниками были два плечистых коротко стриженных парня лет тридцати в одинаковых темно-серых куртках из плащевки и черных брюках из чертовой кожи. В отличие от Кореша, они играли тактически грамотно, Несмотря на то что партнер достался Корешу превосходный, в счете повели плечистые.

Через некоторое время Антон не выдержал и стал подсказывать Корешу ходы. Его подсказки оказались весьма удачными. Игра выровнялась, что вызвало недовольство противника. Наконец, один из плечистых, Николай, по кличке Кол, сорвался:

– В нашей игре два в Европу, а третий в ж…!

– Я его консультант. Насколько я слышал, когда обсуждались условия, иметь советчика не запрещалось.

– Ты подсматриваешь!

– Каким это способом? – спросил Антон, которого от Николая отделял стол.

– Своим третьим глазом, хоть тебе его выбили!

– Не говори глупостей!

– Ребята! Бросайте ссориться! – вмешался Кореш. – Пусть тогда Антон играет за меня. Вы не возражаете?

Кореш был согласен уступить место, чтобы прекратить ссору, которая могла плохо кончиться. Он знал Кола. С другой стороны, не хотелось упускать выигрыш.

При молчаливом согласии играющих костяшки взял Антон. Его партнер повеселел, и они спокойно довели счет партий до трех к одному. Оставалась последняя партия из пяти. Перспектива проиграть три бутылки пива совсем не устраивала Кола. Он опять начал свои нападки:

– Ты все-таки подсматриваешь!

– Это твои фантазии.

– А я говорю, подсматриваешь, проклятый циклоп!

– А я говорю, у меня нет третьего глаза. Это медицинский факт. Так же как у тебя нет мозгов. Это тоже факт.

– Факт, что я тебе сейчас вышибу твои мозги! – Кол вскочил и обрушил кулак, метя в голову Антона.

Но он не застал Антона врасплох. Антон молниеносно ушел от удара и пальцами правой ладони как копьем поразил в горло нападавшего. Кол захрапел и повалился мешком на стол. Все вскочили и рассыпались по сторонам.

Антон изготовился отразить атаку напарника Кола. Но нападения не последовало. Тот принялся оказывать помощь пострадавшему. Другие продолжили игру, словно ничего не произошло.

Антон покинул павильон. Его догнал Кореш:

– Скверная история! Наконец-то Кол нарвался. Он тебя принял за хилого интеллигента… Даже я не ожидал! И где ты так насобачился драться?

– Это каратэ, как ты должен был заметить. Меня месяц учил японец по специальной методике.

– Всего месяц?!

– Для этого нужно, чтобы тренер и ученик были циклопами. Тогда получается быстро и эффективно.

– Да-а! Вы действительно другие люди…

– Я уже обыкновенный…

– А я так не думаю! Только вот Кол так просто не отстанет. Он очень мстительный. Отсидел за разбойное нападение семь лет. Правда, утверждает, что была честная драка по пьянке, после которой они случайно поменялись шапками. У второго была дорогая соболья, и он поспешил настучать в милицию. Там сказал, что драка была затеяна Колом с целью грабежа. После отсидки Кол тут корчит из себя авторитета… Нам нужно на стоянку такси!

– Мы туда и идем… А чем Кол занимается здесь?

– В охране. Это целая история! Ты ведь знаешь, я не могу найти работу. Потому время от времени почитываю бюллетень нашего районного центра занятости, проще говоря, биржи труда. Вдруг читаю, что требуются охранники. Условия прекрасные и совсем рядом, здесь на ракетной базе. Какие-то иностранцы купили ее под склады. Работа как раз по мне. Я уже разучился что-либо делать. А тут предлагается сидеть на проходной и проверять пропуска и накладные… Но не тут-то было. Собралась большая толпа желающих. На собеседование приехал парень, который едва говорит по-русски. Взяли только четырех, в том числе Кола. Что характерно, все они сидели. Со мной даже не беседовали, отбраковали сразу как инвалида. Да… Парень, который играл сегодня напарником Кола, тоже сидел. Взяли позже по его рекомендации… Не пойму, зачем им в охрану уголовники?

– А зачем добряки инвалиды?

– Согласен что это другая крайность. Но все же, зачем уголовники?

– Ты же сам сказал, что Кол жестокий, безжалостный, мстительный… Остальное их не волнует. Уверен, за ними установлена такая слежка с помощью телеаппаратуры, что вреда от них не опасаются…

– Зачем тогда охрана, если есть аппаратура?!

– Аппаратура только наблюдает и регистрирует. Законодательством запрещены автоматические исполнительные охранные устройства, применяемые против людей. А эти живые бездушные роботы за деньги способны на все…

– Это точно! Кол получает по нашим меркам большую плату, а устроил скандал, когда проиграл две бутылки пива… Все равно я их у него выдеру… Из принципа! Он много выпил за мой счет раньше.

– Ты мне дашь почитать бюллетень биржи труда?

– Зачем? У тебя ведь есть скрин!

– Действительно! Слишком быстро отвыкаю от цивилизации.

– А я никак не могу привыкнуть!

– Боря, у меня будет к тебе просьба!

– Давай, выкладывай, а то целый день с утра только намеки.

– Мне очень нужно через тебя и твоего брата наладить скрытную связь с одним человеком.

– Какие могут быть вопросы?! Впрочем, один вопрос есть. Меня не посадят? В тюрьму не хочу…

– Не посадят, если не захочешь знать, зачем мне нужна связь.

– Детские сказки!

– Нет, юридически все безупречно. Мне нужно скрывать что-то от Максима, например, связь с женщиной. Я обратился к тебе, даже свой скрин принес. Ты не мог отказать другу. Ведь ты не откажешь другу?!

– Нет, конечно! А мой брат?

– Попросишь его задать в своем скрине автоматическую переадресацию сообщений, содержащих ключевые слова: «Привет Лу от Кореша» или «Привет Корешу от Лу». Приветы от Лу будешь получать ты, а я буду приходить в гости к тебе их читать и посылать ответы. Сообщения закодированы моим личным кодом, так что ты ничего не подозреваешь…

– Только приходи с пивом!

– Договорились!

– Насчет пива, я пошутил!

– Шутка мне понравилась, очень хороша для конспирации…

– Тогда продолжим нашу программу. Кажется, я приглашал тебя на обед.

– А не закончится ли приглашение твоей финансовой катастрофой?

– Я плакался тоже для конспирации. Счета из ресторанов и других подобных заведений оплачивает мой братишка. Боится, что могу помереть с голоду. А скрин, его подарок, загнал по случаю. Ему сказал, что в ремонте. Твой аппарат поможет продолжить вынужденный обман, а там что-нибудь еще придумаю… Мне конечно стыдно, но не настолько, чтобы отказаться от его помощи. Он много зарабатывает. Так я его больше люблю и почти не завидую…


Ресторан «Белый лебедь» разместился на сваях почти в центре небольшого пруда с буро-зеленой водой, застывшей тусклым зеркалом. В зеркале отражался парк, под которым вниз головой висели серой массой старые многоэтажки районного центра. Приспущенные шторы мешали рассмотреть пейзаж в натуре, а не по отражению. Однако можно было не сомневаться, что он был такой же безрадостный, как надвигающаяся осень. Зачатый ярким солнцем день завершался моросящим дождем.

На душе у Антона было также муторно, как погода за окном. Последнее время, как и сейчас на него накатывались приливы тоски и беспокойства. Что-то важное уходит из его жизни безвозвратно, а он сидит в грязноватом по привычным ему меркам кабаке посередине мутной лужи. Напротив развалясь в кресле потягивал пиво Борис. Его разморило от сытного обеда и трех кружек пива.

– Давай зайдем в отдел электроники супермаркета, – предложил Антон. – У нас еще есть время, тем более, что твое пиво до танцев нужно утилизировать.

– Зачем нам сейчас электроника?

– Купим на твое имя телескрин. Забыл?!

– Так срочно?

– У тебя есть серьезные возражения?

– Никаких! Если бы я не обещал, то можно было бы после такого обеда танцы послать к черту…

– Скажешь, что поступил опрометчиво, не условившись со мной заранее. Никуда от нас эти девушки не денутся… Или я не прав?

– Думаю, что прав!

– Ныне суббота, и с учетом разницы во времени, лучше всего связаться с моим другом сегодня вечером…

– Идет! Купим рыбки и по паре пива, чтобы не скучать…

– Пива для меня на сегодня достаточно!

– Дело добровольное… Хотя не зарекайся, день большой, а вечер длинный… И все-таки что ты затеваешь?

– Я уже говорил, тебе лучше не знать!

– Очень любопытно… Возможно, это дело даст хоть какой-то смысл моему существованию.

– Мелкая мышиная возня, то чем я занимаюсь… Женись, заведите ребенка, тогда твоя жизнь сразу наполнится смыслом. И работу найдешь…

– Что-то ты сам не следуешь своим советам.

– К сожалению, я смог бы жениться только на одной… А она к этому не готова.

– В пять лет ребенка заберут в спецшколу. А если потом отсеют, как меня?! Еще одна трагедия…

– Глупости! Какая же это трагедия?!

– Кажется, ты хочешь, чтобы я поверил тому, что тебе не удалось внушить самому себе. Чтобы наполнить жизнь смыслом, нужна цель более возвышенная, а не рутина биологического продолжения рода.

– Ты я, вижу, стал философом.

– Поневоле им станешь, если столько свободного времени…

– Только с логикой у тебя как всегда проблемы. Какой смысл твоей великой цели, если ее некому передать? Мы живы, пока наши образы и мысли в памяти детей и внуков… По настоящему мы умираем, когда нас забывают…

– В этом смысле Герострат добился своей цели.

– Все же его забудут, а Пифагора нет…

– Мы с тобой не Пифагоры.

– Меня это не удручает…

Они вышли из ресторана и шли по направлению к торговому центру.

– В ресторане ты выглядел отнюдь не оптимистом.

– Приливы и отливы – нормальная механика души.

– И все же выкладывай, что у тебя за душой?

– Хорошо! Я тебя предупреждал неоднократно…

– Дать тебе расписку, что ты предупреждал?

– Ладно, слушай! Вся загвоздка в том, что я до сих пор не знаю причину того, что со мной произошло. Один мой бывший сотрудник взялся мне помочь…

– Это все? Из-за этого такая завеса секретности?!

– Ты не понимаешь всей серьезности последствий. Ему и мне грозит судебное преследование, крупный штраф и, возможно, заключение на пару лет.

– Всего-то! Два года международной тюрьмы – просто санаторий…

– И печать судимости до конца жизни. С Кольцом можно расстаться навсегда…

– Ты и так расстался!

– У меня еще могут быть варианты, но в данном случае больше пострадает мой помощник.

– А я так вообще ничего не теряю, только приобретаю. Международный суд, мировая известность! И ты хотел лишить меня такого приключения?! Друг называется!

– Теперь ты его получил…


Янагида ответил не сразу. Он еще спал. Пока спросонок разобрался, что к чему, потом попросил связаться с ним через десять минут. Он должен привести себя в норму перед длинным разговором. Просьба естественная, но она сначала насторожила Антона. Во время вынужденной паузы Антон отбросил свои сомнения. Яну для записи беседы достаточно движения руки и не нужно никаких пауз.

Антон сидел за письменным столом в единственной комнате квартиры Кореша, уставившись в телескрин. Во время вынужденного ожидания он переключился на технические новости Кольца.

В восточном секторе пущен еще один автоматический завод модулей Супермозга. Совет Кольца отклонил предложение переоборудовать все блоки связи триайз дополнительными датчиками контроля мощности сигнала, сославшись на бюджетный дефицит. Спортивное общество спейсфлаеров закончило постройку собственного лифта на Кольцо, что позволит вдвое удешевить стоимость прыжка и увеличить число приверженцев этого вида спорта…

Борис на кухне вручную чистил картофель на ужин. Он купил копченого лосося и готовился после переговоров Антона подать его к пиву с вареным картофелем.

Телескрин переключился на канал Янагиды автоматически, когда тот возобновил связь. Ян был в халате. Волосы блестели влагой.

«Даже душ успел принять» – отметил мысленно Антон. Он ждал, что Ян заговорит первым. Наконец, тот понял, что его ждут и начал разговор.

– Ты, вероятно, ждешь от меня впечатлений от просмотра записи видеомониторинга?

– Не только. Что нового? Почему ты молчал.

– За мной слежка. Марк Тейлор с меня глаз не спускает. Приставили ко мне под предлогом стажировки. Думаю, все мои контакты фиксируются. Для Питера нет ничего невозможного. Прямой выход на тебя навел бы их на мысль, что ты продолжаешь копать.

– А условное объявление?

– Я пока не решися. А как ты на меня вышел?

– Можешь не волноваться. Я постарался предусмотреть для защиты нашей связи все что возможно. Сигнал проходит криптографическую обработку по моей личной методике и моим личным кодом. Они могут увидеть все только сидя за твоей спиной. Оглянись! Нет ли за тобой Роберта или Питера?

– Ха! У меня состоялся любопытный разговор с Робертом, но об этом в конце. Сначала факты.

– Да! Что все-таки показала запись супермониторинга?

– Что я не ошибся и все сделал правильно. Известно имя файла, время начала и окончания записи, но сам файл кто-то уничтожил. Сам знаешь, что для этого нужны полномочия большие, чем у нас с тобой. Я тебе так благодарен. Ты снял камень с моей души…

– Оставим наши душевные проблемы на потом. Давай факты.

– Для меня это самый важный факт. Как ты не понимаешь?! Для тебя, возможно, будет интересно, что я обнаружил еще один случай расхождения в таблице ресурсов.

– Это уже четвертый! Что же ты сразу не сказал?

– Что тут говорить?! Он также как и другие при вторичном обращении к базе данных не подтвердился.

– То есть спустя несколько секунд таблицы были исправлены и расхождение исчезло. Ты успел запомнить номер блока?

– Конечно! Но только что нам это даст? Когда я попытался заговорить с Робертом о возможности инспекционной проверки, он замахал руками со словами, что после случая с тобой, о подъеме на Кольцо мы должны забыть, что Питер проверку может организовать через подразделение охраны. Охранники работают по недельному графику и смогут доставить на Землю подозрительный модуль…

– Ты сказал ему о четвертом случае?

– Ты меня принимаешь за идиота. Только кто же теперь попадет в галерею?

– Нужно подумать! У тебя нет в охране знакомого человека, которому можно безусловно довериться?

– Попробую прощупать почву среди соотечественников.

– Попробуй! А я тоже подумаю, что можно сделать. Кое-какие смутные идеи есть, но их нужно проработать…

– Будешь готов, расскажешь. Я провел анализ всех четырех случаев …

– Слушаю.

– Все они приходятся на время минимальной загрузки соответствующего сектора Супермозга! Эти четыре случая относятся к трем секторам, поэтому случайное совпадение маловероятно В это время запускаются сервисные утилиты для служебных работ: снижения фрагментации, перезаписи, очистки временно используемых ресурсов вычислительной среды и другие…

– Тебе удалось получить информацию, какие программы-утилиты работали в момент обнаружения расхождения?

– Нет!

– Почему?

– Мои полномочия и права доступа к служебной информации урезаны до неприличия. Еще немного и мне незачем будет ходить на работу. Сотни раз в день я стал натыкаться на сообщение: «Доступ запрещен! Обратитесь к руководителю». Получается, что за каждой цифрой статистики или записью файла трассировки, я должен обращаться к Роберту…

– Я как раз хотел тебя попросить взять статистику выпуска модулей Cупермозга на выходе из заводов за последние месяцы, желательно в разрезе секторов. Можно было бы сравнить с нашей статистикой используемых ресурсов.

– Ты думаешь такая интегральная проверка даст расхождение?

– Даст с большой вероятностью, если расхождение результат программной ошибки, а не чьих-то манипуляций. Этот кто-то должен быть далеко не дурак. Он не допустит такой оплошности…

– Но расхождения мы обнаружили!

– Вероятно, ограничения технической реализации заставили его пойти на разрыв процесса на короткое время. Например, он вынужден проводить синхронизацию различных таблиц разными программами из-за ограничения доступа. В этом случае один процесс должен провести изменения и предать сигнал другому процессу. Наши полномочия позволяют нам получать информацию до завершения таких многофазных процессов. Возможно, он об этом не знает, так как стандартные средства доступа не позволяют видеть в базе данных результат процесса до его завершения. Мы ведь обходим при считывании информации ключи защиты вычислительной среды, занятой другими процессами, и видим изменения баз данных, произведенные незавершенными процессами, чтобы в случае необходимости запретить изменения. Поэтому мы и обнаружили такие случаи…

– Но мы не смогли их запретить, даже зарегистрировать. Что это за процессы?

– Потому что это системные процессы с более высокими полномочиями.

– Хорошо. Попробую получить данные статистики. Они должны быть общедоступными.

– У меня пока все. Ты еще обещал рассказать о разговоре с Робертом.

– Да. Вчера он вдруг сообщил, не знаю уж с какой целью, любопытные сведения о Питере. Оказывается, Питер до перехода в Проект Кольцо несколько лет работал в Федеральном Бюро Расследования США в службе контрразведки.

– Ну и ну! Твоя гипотеза о заговоре в интересах США может оправдаться…

– У него ведь остались там связи!

– Оттуда так просто не уходят. Он вполне мог остаться агентом ФБР.

– А присяга Кольцу?

– Чем он рискует, нарушая ее?

– Да ничем, имея такого покровителя… Все же, зачем мне об этом сказал Роберт?

– Запугать… или, наоборот, успокоить: «Не волнуйтесь ребята, все под контролем!».

– Мы будем сегодня ужинать? – вмешался Кореш, несколько минут он стоял за спиной Антона в ожидании паузы в разговоре.

– Уже прощаемся, – ответил ему Антон.

– Тогда я жду тебя на кухне, – Кореш прикрыл за собой дверь.

Несколько услышанных из разговора фраз ничего ему не объясняли. Действительно мышиная возня карьеристов!


– Ну, как рыбка? Натуральная, хоть и дороже…

Голова, скелет и кожа лосося были тщательно сработаны из искусственного материала, а начинка – обыкновенный продукт биотехнологии. Антон видел, как это делается. За иллюзии нужно платить. Он не стал разочаровывать Бориса. На вкус она была вполне сносной…

Глава 6

В понедельник перед обедом Антон связался с ближайшей конторой Спортивного общества спейсфлаеров. Она была в Москве. Информацию о ценах и условиях приема он уже знал. С утра заполнил и послал им анкету на свое имя с данными текущего медицинского наблюдения. Сейчас его интересовал ответ. Спортивного вида девица в комбинезоне в стиле «скафандр» из металлизированной ткани ответила ему с экрана:

– Ваша анкета отправлена в Хьюстон в главную контору общества. Ответ будет завтра.

– Разве вы самостоятельно не можете принять нового члена?

– Не можем по Уставу общества. Согласитесь, что задержка на сутки не имеет значения. Ведь до первого прыжка вас ждет медицинское обследование и тренировки в течение месяца, так как вы не триайз. Потом вас запишут в график. Прыжки один раз в неделю. Группа шесть человек, не более… Вы ведь знакомы с нашими проспектами?

– Знаком. До завтра!

– До свидания! Надеюсь, вы будете с нами и осуществите свою мечту о космическом полете.

На самом деле Антон искал не острых ощущений за свой счет, а задумал операцию по изъятию подозрительного блока Супермозга. Он пока хранил все в тайне даже от Яна.

Спейсфлаеры-новички совершали прыжки с парашютом из внутреннего Кольца, первой «сосиски» на их жаргоне. Экипировка спейсфлайера включает специальный скафандр с двигателями для торможения и изменения траектории полета, а также раскрывающийся гелиевый воздушный шар и парашют. Двигатели и шар можно отстрелить за ненадобностью на последней фазе спуска перед выбросом парашюта.

План Антона был прост. На Кольце оторваться от группы, имитируя прыжок. Для чего тормозные двигатели включить на третьей секунде падения, уйти в сторону и вернуться на «сосиску» подальше от остальных. Потом с помощью внешнего тельфера переместиться в нужный сегмент и проникнуть на галерею, разрезав оболочку. Извлечь подозрительный блок и через то же отверстие, теперь уже по-настоящему, прыгнуть с Кольца на Землю. Блок можно спрятать на время, а раннее включение тормозного двигателя объяснить испугом… Была одна проблема. При слишком большом расходе ресурсов тормозного двигателя, скорость вхождения в атмосферу может быть чрезмерной и, пока она не будет погашена, раскрывать оболочку шара или парашют нельзя. Вот когда будет жарко и в буквальном, и в переносном смысле слова.

Чтобы этого не случилось, маневр должен быть до автоматизма отработан на тренажере и полетная программа компьютера скафандра соответственно изменена. Взлом паролей доступа к полетной программе не будет слишком сложным. Скорее всего, защита служит для исключения случайного повреждения программы. Для опытных спейсфлаеров был еще ручной режим управления, который подстраховывался компьютером. Если отклонение параметров полета выходило за допустимые пределы, то компьютер брал управление на себя. Вот почему на одном ручном управлении без изменения полетной программы задуманный трюк был невозможен.

Техническая документация и предварительные расчеты показывали, что ресурсов должно хватить даже с небольшим запасом, если первоначальный отрыв будет не более километра. Потом нужно пройти пешком по внешней стороне Кольца до тельферной станции еще три километра.

До посадки на тельфер можно остаться незамеченным системой внешнего наблюдения (отключить ее просто), а потом начнется гонка с преследованием. Командные пункты охраны размещены возле космолифтов, поэтому Антон мог рассчитывать на серьезную фору, если случайно не нарвется на патруль или команду, выполняющие внеплановую работу.

Планируя свою авантюру Антон использовал информацию, известную ему в силу выполняемых им ранее служебных обязанностей. А это существенно отягощало его ответственность в случае неудачи. Если пришьют терроризм, то срок будет измеряться десятилетиями…

Как только девушка в космическом наряде исчезла с экрана, Антон пожалел, что в досаде преждевременно прервал связь. Прыжки ведь платные, поэтому должны быть срочные тарифы. Пришлось извиниться перед девушкой и попросить кого-нибудь из администрации. Оказалось, что старше ее никого нет.

– У вас должен быть срочный тариф. Меня устроит неделя или полторы…

– Вы уверяли, что знакомы с нашими проспектами.

– Но не уверен, что со всеми.

– У нас других нет. Мы любительская бесприбыльная организация. Нам утвержден один тариф. Если у вас достаточно средств, обращайтесь в какой-нибудь частный спортивный клуб спейсфлаеров…

Антон последовал совету и принялся за поиски через скрин подходящего частного клуба, задав ценовые критерии и отсутствие каких-либо ограничений. Система выдала ему список из двух строчек. Он остановился на первой – клубе «Спейс Флай» в Гонконге.

Администратором «Космической Мухи» неожиданно оказался европеец, человек с отнюдь не спортивной внешностью. Лысый толстяк с двойным подбородком цедил мимо сигары густым басом:

– Недельный срок пойдет по двойной цене. Сначала проверим платежеспособность. Остальные разговоры потом… Ваш банк?

Антон назвал и дал подтверждение банку на разрешение ответить на запрос о платежеспособности…

Толстяк повеселел…

– Кредит также по двойной процентной ставке. Без кредита можете получить скидку…

– Кредит не нужен, – перебил его Антон.

– Тогда через час получите контракт для подписи…

Антон хотел попросить ответ сразу, но администратор уже прервал связь. Все сделки через телескрин регистрировались Автоматическим Нотариусом, специальной программой Супермозга. Поэтому Антон был уверен, что все условия контракта со стороны «Мухи» будут скрупулезно выполнены, также как с его стороны. Иначе грозит судебное разбирательство и большой штраф.

Антон задал режим ожидания срочного сообщения. Телескрин должен подать звуковой сигнал и вывести сообщение в отдельное окно.

Однако через час контракт не поступил. Антон выждал полчаса для приличия и вызвал Гонконг снова. На этот раз администратор встретили его хриплой руганью.

– Черт побери! И вы опять посмели отнимать у меня время!

– Объясните толком причину вашего праведного гнева! – Антон попытался шуткой перевести разговор в нормальное русло.

– Он еще шутит! За такие шутки больно бьют…

– Вы можете ответить как административное лицо солидной фирмы, а не как уличная торговка?!

– Мы могли потерять лицензию… – продолжал пыхтеть толстяк, но уже с заметно меньшим напором.

– Почему?! Вы можете объяснить спокойно?

– Он еще спрашивает! Хорошо, что я решил проверить сразу, а не после заключения контракта…

– Что проверить?!

– Ты в черном списке! О полетах забудь!

– Не может быть!

– Заливай! Заливай, что не знал…

– Представьте себе, не знал!

– И я не знаю, чем ты провинился, но про нас, парень, забудь! – и толстяк прервал разговор.

Антон несколько минут оторопело смотрел на экран, где широкую физиономию администратора «Космической Мухи» сменило функциональное меню.

Опять он в дураках! Опять его опередили! Неужели они подозревают о его плане?! Не может этого быть. Бредни о телепатии пока оставались в области фантастических гипотез. Все триайз связаны друг с другом покрепче, чем в любых свидетельствах о проявлении телепатии…

Что же произошло? Скорее всего, такая мера есть следствие системного решения задачи: как держать его, Антона, подальше от Кольца.

Антон откатил от рабочего стола и развернул кресло. Обвел глазами комнату, словно пойманный зверь свою клетку. Потом в досаде упал на кровать, застланную жестким покрывалом, и уставился в потолок. Светло-голубые обои имитировали небо. В отличие от настоящего дневного, обойное небо было покрыто маленькими золотыми звездочками. Антон невольно отметил, что дизайнер не поленился скопировать реальную звездную карту.

Поиски знакомых созвездий отвлекли его ненадолго. Досада сменилась приступом необъяснимого волнения. Что же делать?! Как жить дальше?! Подобные приступы посещали его в последнее время все чаще. Он не мог дать им какое-нибудь рациональное объяснение. Да, в определенном смысле он инвалид. Но ему не нужно беспокоиться о куске хлеба, и даже с маслом. Полная свобода для самореализации! В качестве программиста тоже. В рутинных работах по программированию прикладных систем он, безусловно, не может тягаться с триайз. Но при обдумывании новых идей и подходов все должно вариться в одном котелке и вариться достаточно долго. Потом, если получится что-то оформившееся, результат можно вынести на суд профессионалов. Они начнут терзать новую идею, доказывать, что она не новая, отстаивать приоритеты, рвать на части и комбинировать с другими идеями. А уж когда идея выдержит проверку и начнется стадия реализации, тогда ему не угнаться за триайз…

У Антона было несколько задумок, сосредоточиться на которых было трудно на прежней работе. Он не любил плыть по течению неизвестной реки, вязнуть в частностях и деталях, не понимая их смысла и места в общем порядке вещей. Мыслить глобально и действовать локально, всегда было его принципом, еще до того как он услышал об этом на лекции по теории систем.

Технический прогресс в области информатики закладывал очередной виток спирали – Супермозг знаменовал этап концентрации вычислительной и информационной мощности, как и в первых вычислительных системах коллективного пользования. Необходимость разделения и управления ресурсами таких систем: процессорами, оперативной и долговременной памятью, каналами обмена информацией и собственно информацией порождала потребность во все более сложных управляющих программах, названных еще в начале эры компьютеров, операционными системами.

Фирмы Ай-Би-Эм в шестидесятые и семидесятые годы двадцатого столетия, а легендарная Майкрософт Билла Гейтса в восьмидесятые и девяностые, диктуя моду в свое время, создали настоящих монстров – операционные системы, состоящие из миллионов и десятков миллионов команд. Все большая часть ресурсов компьютера тратилась не на конечный результат для пользователя, а для решения проблем возникающих в самой вычислительной системе. Метод решения этих проблем был чисто американский. Вместо выбора оптимальной структуры функций операционной системы, пользователю предлагалась масса вариантов системы и сотни настроечных параметров. Девяносто процентов этого красиво сработанного хлама была никому не нужна. Но он съедал производительность компьютера и деньги пользователей.

Идеи, реализованные в конце двадцатого столетия в Интернет, всемирной сети компьютеров, поколебали на некоторое время позиции Майкрософта. Но с началом создания Супермозга наследники Билла воспрянули духом. Большая часть служебных программ операционной системы Супермозга создано Майкрософт. Здесь царил тот же подход, только сотни настроечных параметров переросли в тысячи, порождая проблему их конфликтов и согласования. Уже до сорока процентов ресурсов Супермозга тратилось на решение его внутренних проблем.

В голове Антона зрели идеи создания простой по структуре функционально полной операционной системы Супермозга. Он уже накопил статистику запросов на ресурсы от пользователей и служебных программ. Причем закон распределения вероятностей интенсивности и других характеристик потока заявок после его нормирования оказывался неизменно стабильным уже несколько лет. Планы развития Кольца в будущем укрепляли базу стабильности статистических характеристик системы. Предварительные оценки показывали, что накладные расходы Супермозга можно будет уменьшить минимум вдвое, применив другие алгоритмы обслуживания пользователей и управления Супермозгом. Антон уже выступал с сообщениями на телеконференциях и знал, что у него есть много противников. Он знал почему. В его проекте была масса слабых мест, точнее не проработанных достаточно детально разделов. Но были и соратники. Общими усилиями они смогли бы за год убрать слабые места и заставить руководство Кольца дать официальную оценку проекта…

А может, все бросить и забыть. Пожить в удовольствие… Читать, смотреть старые фильмы, путешествовать… Обойти пешком земной шар… или Россию. Антон видел большую часть родной страны только с экрана… На гребной лодке поплавать но затокам и болотам Мещерского края. Вода, зелень, тишина… Даже Кольца не видно из лесных зарослей… А идеи подождут… Если они стоящие, то выживут и без него. Супермозг их запомнил навсегда в разделе гипотез и проектов, отметив в поисковых гипертекстовых каталогах. Антон был уверен, что молодые честолюбивые выпускники университетов мира уже роют в нужном направлении с бесстрашием неискушенности и со всей мощью своих нерастраченных сил. Через полгода – год их ему уже не догнать…

В комнату после короткого стука заглянул Максим:

– Обедать давно пора! Тебя ждать? Извини, не знал, что ты спишь…

– Нет, не сплю… Уже иду!

За столом Антон молчал и почти не замечал, что ест. Он смотрел не в тарелку, а в заплаканное окно серого дождливого дня. Погода нагоняла скуку тоже. Освещение не включали. Света окна хватало только для стола. В темных углах белела пластмасса. Тускло сверкал полированный алюминий кухонных приборов. Максим решился прервать сумеречное молчание только, когда пили кофе. На кухне по обыкновению хозяйничал он. Подавая чашку прямо в руки Антона, Максим встретился с ним взглядом.

– У тебя неприятности?

Антон промолчал и Максим повторил свой вопрос:

– Что случилось? С Лидией объяснился?

– Нет!

– Опоздать не боишься?!

– Боюсь разрушить прежние отношения… – Антон понял по выражению лица Максима, что требуются пояснения. – Не могу еще предсказать ее реакцию. Потом, есть обстоятельства…

– Какие еще обстоятельства?!

Антон колебался, стоит ли раскрываться. Для спокойствия Максима лучше ничего не говорить.

– Кое-что сделать… Найти работу…

– Можно подумать, тебе не на что жить!

– Не в этом дело. Не готов я к такому серьезному разговору…

– Чует мое сердце, ты что-то затеял!

– Ничего серьезного! Нужно довести до конца одно небольшое дело… Впрочем, могу все бросить, как есть, и отправиться с тобой путешествовать…

– Когда?

– Может, через неделю…

– Сейчас я не могу, нужно еще вскопать мой огород. В конце октября я уж точно буду свободен…

– Тогда буду искать работу, иначе умру от тоски…

– Если тебе действительно так плохо и это поможет…

– Не знаю, поможет ли, но попробовать нужно.

– Ты идешь со мной прогуляться?

– Не могу! К сожалению, обещал Корешу зайти к нему…


На вечер был заранее запланирован сеанс связи с Янагидой. По дороге к приятелю Антон купил пиво, лучшее из того, какое нашел, и несколько пакетиков соленых орешков.

Кореш его встретил, будучи на пределе терпения. Он со своей стороны приготовил батарею из почти всех местных сортов пива. Начать пить без Антона он счел неприличным, поэтому сразу после приветствий открыл бутылку.

– Еще немного, и я бы умер от жажды! Попробуй местное! Начнем со светлого…

– Сначала дело!

– Пиво делу не помеха! – Борис протянул Антону высокую глиняную кружку, от которой тот не стал отказываться.

Антон сел за стол напротив скрина и набрал код для коннекта.

Янагида ответил сразу. Он сидел в глубоком кресле рядом со столиком, уставленным бутылками сока и фруктами. Для него уже был поздний вечер. В ожидании связи с Антоном, он смотрел спортивные новости.

– Привет, Ян! Что нового?

– Привет! Все по-старому – одни неприятности. Еще два случая… Я научился их ловить. Похоже, они происходят ежедневно. Представляешь, каждые сутки кто-то крадет блок Супермозга!

– Почему ты уверен, что крадет?

– В соответствии с твоим же выводом. Общая статистика показала правильный баланс. Это значит, согласованно изменяются все таблицы производства и использования блоков Супермозга. Как тебе это нравится?!

– Мне это совсем не нравится! Я еще надеялся, что все это тривиальная ошибка одной или нескольких служебных программ. Но программы не могут ошибаться так, что баланс сохраняется. Это просто невероятно!

– Законы Мэрфи работают. Все гораздо хуже, чем нам кажется…

– Ты обещал поговорить с соотечественниками. Нужно как-то добыть засветившийся блок.

– Ничего не получается! Все дорожат репутацией и работой. Не помогают никакие обещания. Раскрываться до конца также нельзя… Я даже связался по каналу доверия с японской контрразведкой. Мне ответили, как ты и предупреждал, что фактов недостаточно и что у них нет никаких данных по этому вопросу… Тупиковая ситуация.

– Я тоже проверил одну идею. И у меня тоже ничего не выгорело. Осталось одно – попытаться это сделать под твоим именем…

– Что сделать?

– Сейчас объясню… – Антон коротко рассказал о своей идее проникновения на Кольцо под видом спейсфлаера и о том, что занесен в черный список.

– Идея очень рискованная и дорогая.

– Средства у меня есть, а риск можно уменьшить до разумных пределов тщательной подготовкой… Я уверен в успехе!

– Хорошо! Я согласен, но получится ли у нас такая подмена?

– Получится! Идентификацию личности они проводят при подписании контракта и перед первой тренировкой. Главное, не было еще ни одного случая такой подмены…

– У меня нет причин сомневаться в твоих расчетах. Как я понимаю, тебе нужен подозрительный блок близко от лифта Общества спейсфлаеров…

– Да, ты все понял правильно. Лучше всего, на расстоянии один – два километра от лифта, тогда не нужно пользоваться тельфером. Колоссальный выигрыш во времени!

– Мне самому связаться с «Космической Мухой»?

– Нет! Это сделаю я сам от твоего имени и в другом клубе. Как их обмануть в дальнейшем, расскажу потом…

– Договорились!

– Следующий сеанс завтра в такое же время.

После прощания и отключения Антон повернулся к Борису, который все время разговора Антона с Янагидой провел сидя рядом в кресле и пытаясь уловить смысл.

– Извини, я назначил коннект на завтра, не согласовав с тобой…

– Пустяки! Гораздо хуже то, что вы затеваете. Здесь двумя годами не отделаешься!

– Ты все правильно понял! Я тебя предупреждал, лучше было бы для тебя ничего не знать…

– Я сам знаю, что для меня лучше! И я знаю тебя! Ты не стал бы рисковать ради мелочного или неправедного дела.

– Не говори мне комплиментов, а то я сейчас покраснею…

– Какие к черту комплименты! Ребята! Не знаю, может ли быть полезным в вашем деле одноногий накачанный пивом тип, но знайте, я с вами…

– Ты уже в деле, так что тебе еще нужно?!

– Больше доверия!

– Куда уж больше! Доверие – тяжелая ноша, гиря на твои плечи.

– Мои плечи устали без гири… Эх, если бы не нога… Полез бы сам на Кольцо… Ладно! Оставим лирику. Я слегка захмелел, так как здорово тебя обогнал по декалитрам. Догоняй!


Утром Антон связался с другим частным клубом спейсфлаеров, передав свои данные и данные Янагиды, заполнив от его имени анкету. Он выбрал небольшой индонезийский клуб в надежде на то, что ради заработка они будут менее придирчивы и щепетильны. Расчет его не оправдался. Бюрократическая процедура оформления была соблюдена в точности. Через час он получил отрицательный ответ. Антон понял свою ошибку. Нарушать требование Устава может себе позволить только большой клуб с прочной репутацией и солидными доходами. Осталось узнать ответ Янагиде. Нужно дождаться коннекта с Яном, так как пришлось указать его действительный адрес .

Время тянулось мучительно медленно, и Антон напросился идти с Максимом копать огород. Вместо прогулки.

Максим был вне себя от радости и побежал покупать вторую лопату. Просить у соседей он не решился. Нужно ведь как-то объяснить такую просьбу. Тем более, что вокруг дома все клумбы уже были вскопаны, и, главное, за таким занятием никто Максима во дворе не видел.

Антон не пожалел. День выдался ясный, хоть и прохладный. Чистая лазурь небосвода контрастировала с уже заметной желтизной листвы деревьев и травы на склонах холмов. От этого желтый листвы и голубой неба казались ярче и насыщенней. Работалось и дышалось легко. Антон неожиданно для себя впервые за последние недели испытал душевный подъем вопреки всем провалам его замыслов. Его состояние не ускользнуло от внимания его рефлексирующего ума. Тело жило своими радостями отдельно от сознания, которое безрезультатно билось над решением задачи, как все-таки проникнуть на Кольцо. Он был почти уверен, что в черном списке кроме него фигурирует также Ян…

Для отдыха Максим и Антон расположились в шалаше. Антон уже видел это сооружение и не переставал удивляться. Даже узкая и невысокая дверь в шалаш была выложена для маскировки крупной галькой. Максим пояснил, что основу двери составляет рама из уголка, обтянутая металлической сеткой, на которой на цементе он закрепил гальку.

Внутри шалаша помещалась деревянная лежанка. Напротив на стене в качестве стола крепилась широкая полка. На полу под полкой Антон разглядел крышку из толстого листа. Оказалось, что это крышка от небольшого погреба, который Максим выкопал два года назад еще до постройки шалаша. Там он хранил морковь, картофель для посадки и корни цветов.

Они торопливо жевали бутерброды и пили чай из термоса. Антон хотел вернуться домой к пяти часам. От Максима не ускользнуло оживление и румянец на лице Антона и он не удержался:

– Крестьянский труд тебе на пользу! Купи дом с садом. Не пожалеешь! Поверь моему опыту…

– Когда-нибудь куплю…

– Когда наступит это когда-нибудь? Чем ты озабочен? Ты что-то скрываешь от меня…

– Наступит скоро. И ничего такого я не скрываю… Просто нужно довести до конца кое-какие старые дела.

– А нельзя ли послать к черту эти старые дела и начать новую жизнь?!

– Нельзя! Как бы это сказать попроще… Я перестану себя уважать, да и ты тоже, когда бы узнал.

– Может, ты ошибаешься?! Может, это не стоит того… Почему бы тебе не рассказать мне… Я не такой ученый, но я прожил дольше…

– Дело не в учености. Это дело принципа. Профессиональный долг. Мы как врачи при приеме пациента должны проверить все свои подозрения и предположения. А вдруг пациент действительно болен и тогда промедление грозит ему смертью… Ситуация примерно такая, хотя речь идет не о здоровье человека, а о здоровье системы… Системы, от которой зависят миллиарды людей…

– Это как-то связано с аварией?

– Да, связано! Больше говорить об этом не хочу. Уже достаточно сказал, чтобы нарушить твое спокойствие…

– Оно давно нарушено. Чем меньше я знаю, тем беспокойство мое больше. Как ты этого не понимаешь?! Нет ничего хуже неизвестности.

– А как же быть с блаженством неведения?!

– Нет полного неведения, значит, и нет блаженства. От всяких домыслов и фантазий можно сойти с ума.

– Хорошо! Возможно, уже сегодня вечером я тебе все расскажу… Только тогда не пеняй на меня…

Глава 7

Янагида не ложился спать и дождался сеанса связи, хотя Антон опоздал почти на час.


– Я тоже в черном списке! – разочаровано воскликнул Янагида сразу после обмена приветствиями.

– А я почти не сомневался… Что будем делать?

– Нужно искать исполнителя. Уж больно заманчивая идея – проникнуть на Кольцо под видом спейсфлаера. Я как раз обнаружил хороший случай, можно сказать, идеальный вариант – подозрительный блок на расстоянии меньше километра от космолифта спейсфлаеров.

– Вариант действительно превосходный. Обидно!

– Давай поищем наемника… Парня, который не против заработать…

– Боюсь, это нам не по карману! Да и риск большой. Вдруг ему западет в голову мысль продать нас дороже. Нужен свой человек… Человек, разделяющий наши идеи…

– К сожалению, вокруг пока не вижу таких, которым доверился бы как тебе или себе…


– А как же я?! – заговорил Кореш, когда Антон после прощания с Янагидой отключил скрин. – Я тоже не против немного заработать за счет друзей. Самую малость. Разумная компенсация за риск меня бы устроила…

– Можешь заработать, продав нас Администрации Кольца.

– Я бы ударил тебя за такие слова, если бы не знал, что ты так классно дерешься. Серьезно!

– Если серьезно, то мы уже обсуждали этот вопрос. Твоя инвалидность является непреодолимым препятствием. Вполне допускаю, что физически ты мог бы сделать все сам, даже без моей подмены. Но юридически оформить твой прыжок нам не удастся… Оставим бесполезный разговор.

– Может, поискать среди ребят здесь, в поселке? Многие не против заработать. А тут еще такое приключение… Если он будет только подставным лицом, то еще проще.

– Вот это уже ближе… Такой вариант можно использовать на худой конец. Пока не торопись. Нужно тщательно продумать легенду, подобрать кандидатуру… Вероятность провала должна быть нулевой.

– Не беспокойся! Без твоей команды я и шагу не сделаю.

– Тогда послушай пока только мою просьбу. Завтра я еду в районный Центр занятости. Не хочешь составить мне компанию?

– А что там?

– Есть какое-то предложение. Работа для программиста, но подробности только в личной беседе.

– Что за секреты?!

– Мне объяснили, что таково требование работодателя. Коммерческая тайна и все такое прочее…

– А я тебе зачем?

– Может, найдется что-нибудь для тебя.

– Ладно, договорились! Все равно делать нечего…


Пожилая женщина, инспектор Центра занятости, попросила Антона подождать в приемной. Представитель работодателя должен был появиться с минуты на минуту. Бориса все служащие Центра хорошо знали. Он оставил Антона и пустился обходить все комнаты и столы с визитом вежливости.

Инспектор не смогла дать никакой дополнительной информации. Сказала только, что заказчик очень капризный и уже перебрал с десяток кандидатур.

Вскоре в приемную вошел мужчина средних лет. Антон сразу узнал в нем иностранца, так как долго жил за границей и научился почти безошибочно отличать соотечественников в любой части планеты. Дело не в одежде, она уже давно была одинаковой. Одни и те же фирмы, одни и те же модели. Отличалась манера одеваться: что и когда одевать, как носить. Посетитель ненавязчиво окинул взглядом приемную и вошел в кабинет инспектора. Через минуту инспектор пригласила Антона в кабинет и представила иностранцу.

Русский иностранца был настолько плох, что Антон невольно заговорил на английском. Тот заметно обрадовался. Они прошли в комнату для переговоров. Собеседник Антона был тщательно ухожен и одет, что выдавало в нем слугу или мелкого клерка, который еще не может себе позволить малейшей небрежности.

Том, так представился иностранец, не задавал Антону профессиональных вопросов. Было очевидно, что к программированию он не имел никакого отношения. Вопросы были самые общие. Когда и где родился, где учился, последнее место работы, почему его оставил, где сейчас живет. В руках Тома был прибор, похожий на портативную видеокамеру или диктофон. Очевидно, кто-то еще слушал их беседу. Вскоре в приборе что-то пискнуло, и Том предложил Антону встретиться непосредственно с хозяевами фирмы.

Антону такая манера переговоров не очень нравилась, так как все его попытки узнать, кто его нанимает и зачем, остались без малейшего внимания.

Странным было и то, что хозяева ждали его на улице в громадном лимузине. Антон хорошо помнил, что лимузина на стоянке перед Центром не было, когда они с Борисом вышли из такси.

Сидения в просторном салоне лимузина размещались напротив, а кабина водителя отделялась прозрачной перегородкой.

На заднем сидении лимузина небрежно развалились двое мужчин. Одетые с шиком, они встретили Антона едва заметными кивками похожих курчавых голов в техасских шляпах. Один из них молча указал на свободное сидение, и Антон сел лицом к ним, почти утонул в мягких подушках. Некоторое время они разглядывали друг друга.

«Странная парочка» – подумал Антон, глядя на их необычные, словно искусственные лица и неопределенные застывшие улыбки.

– Вы Антон Бурма?! – спросил один из них по-английски с заметным американским выговором. Если это вопрос, то он звучал нелепо. Ведь Антон заранее заполнил анкету и несколько минут назад повторил свои данные их представителю.

Антон утвердительно кивнул и спросил:

– Я еще не слышал, что мне предлагается.

– Вам понравятся наши предложения. Вы нам подходите, – ответил тот же мужчина. – Завтра в девять за вами заедет автомобиль. Продолжим беседу в нашем офисе.

Они, как по команде, подобрали ноги, словно освобождая проход, и Антону ничего не оставалось делать, как кивнуть на прощание и выйти из автомобиля.

Антон решил вернуться в здание Центра, чтобы отыскать Кореша, но тот уже вылетел из подъезда. Кореш сам разыскивал Антона. Он увидел отъезжающий лимузин и спросил:

– Это были они?

– Да! А ты их знаешь?

– Это те, что купили базу и нанимали охрану. Я видел их лимузин пару раз. Знаю, что их двое. Кол рассказывал, но живьем я не видел их ни разу.

– Ничего интересного. Разряженные куклы серийного производства. Черные тройки, белые плащи и шарфы, ковбойские шляпы, лаковые комбинированные туфли – все абсолютно одинаковое, как у близнецов.

– Будь у меня столько денег, и я наряжался бы как клоун…

– А ты подыскал себе работу?

– Как-нибудь в другой раз… Едем домой или погуляем здесь?

– Погуляем… Сегодня обедаем за мой счет.


Встреча в автомобиле заинтриговала Антона. Он не стал ничего говорить Максиму кроме того, что утром встречается с владельцами фирмы.

Ровно в девять у подъезда дома остановился стандартный электромобиль. Такие широко использовались в качестве пассажирских такси. На кузове не было никаких рекламных надписей или логотипа фирмы. Машину можно было принять за частную.

Водитель вышел и открыл заднюю дверь для Антона.

«Обслуживает как даму или босса» – подумал Антон. Он вежливо кивнул водителю, пожилому мужчине, и сел в автомобиль.

Автомобиль покинул поселок и выехал на редко используемую дорогу, ведущую кружным путем к противоракетной базе. Антон не сомневался, что они едут именно туда. Вчера он попытался навести справки и почти наверняка установил, что американцы не имеют офисов ни в близлежащих поселках, ни в райцентре.

Территория базы была приведена в идеальный порядок. Трава подстрижена, мусор и обломки конструкций вывезены. Вместо разрушенного лифта был оборудован спиральный пандус, по которому автомобиль нырнул в подземный гараж. Дверь гаража открылась перед автомобилем и потом закрылась автоматически.

Антон вышел и увидел перед собой ярко освещенную неоном проходную, оборудованную турникетом. В прозрачной кабине сидел охранник. Это был Кол. Он вскочил на ноги и удивленно уставился на Антона, когда тот проходил турникет вслед за водителем.

Антон кивнул, показывая, что готов забыть стычку. Кол машинально кивнул в ответ. Очевидно, статус водителя был таков, что охранник даже не подумал остановить его или Антона.

В подземных помещениях, через которые провели Антона, не осталось ничего, что напоминало бы прежнюю базу. Стеновые панели под дерево, подвесной потолок, мягкое освещение и толстое ворсистое покрытие пола светлых тонов, сухой теплый озонированный воздух – все соответствовало стандартам американского служебного помещения. Не было только окон. Их заменяли полупрозрачные панели с подсветкой. На панели проецировались фотографии окрестных пейзажей. Сейчас была изображена осень.

Оборудование этого в прошлом мрачного подземелья стоило бешенных денег. Ради чего? Каким способом будут возвращены затраты? Каковы источники прибыли? Эти вопросы готов был задать Антон. Только кому? Любопытство разбирало его все больше.

Людей по пути он больше не встретил. Через пустую приемную сопровождающий провел его в просторное помещение, где в дальних углах по правую и левую руку размещались два огромных стола, уставленные телескринами и другой электроникой, назначение которой Антон не смог определить, так как она была явно не серийного производства.

Вчерашние знакомые восседали в тех же позах в торце расположенного в центре комнаты стола для совещаний. Для Антона уже было подготовлено стандартное рабочее кресло у противоположного конца стола. Сопровождающий предложил Антону сесть и придвинул ему кресло, как официант в ресторане высокого класса, после чего сразу вышел из комнаты.

Антон поздоровался сразу, как только вошел. Ему кивнули в ответ, когда он сел в кресло. Он сразу заметил на крышке стола на расстоянии протянутой руки какие-то бумаги, но рассматривать их счел неудобным. Он ждал, когда заговорят хозяева. На их лишенных мимики лицах светилась та же восковая улыбка.

У Антона хватило терпения молчать, хотя пауза тянулась до неприличия долго. Наконец, один из них заговорил:

– Вы нам подходите. Можете прочитать и подписать контракт.

– Кому, подхожу? – Антон едва сдерживал раздражение.

– Читайте! Будут вопросы, мы ответим, – парировал все тот же.

Антон бегло пробежал контракт. Фирма «Дэвид и Лайон» нанимала программиста для разработки системы стереоскопической анимации. Рабочий день шесть часов, два из которых оплачиваются по двойному тарифу, так как по международному трудовому законодательству продолжительность рабочей недели не должна превышать двадцать часов. Предложенная тарифная ставка соответствовала квалификационной категории Антона, только без положенной триайз надбавки.

«Они все обо мне знают! Вероятно, в досье прочитали, что моя выпускная работа в Высшей Школе Программирования была посвящена объемной анимации, а предложенный набор базовых функций стал одним из стандартов для систем генерации объектов виртуальной реальности» – подумал Антон.

Словно угадав его мысли, задал вопрос другой:

– Почему вы оставили анимацию?

– Надоела! Хотел улучшить подготовку в области системного программирования…

– А сейчас?

– Попробую…

– Нам нужны не пробы, а гарантированный результат в кратчайшие сроки!

– Когда буду иметь конкретное задание, тогда буду давать гарантии.

– Подпишите контракт – получите конкретное задание.

– Я даже не знаю, чем занимается фирма и кто такие Дэвид и Лайон.

– Лайон это он, а я соответственно Дэвид, – ответил более разговорчивый с той же застывшей улыбкой. – О фирме прочитаете в рекламном буклете. Найдете на своем рабочем столе… Вы готовы подписать контракт?

– Разрешите ознакомиться более внимательно.

– Только прямо сейчас.

– Да. Десяти минут мне будет достаточно.

Антон неспешно перечитал контракт. В целом он соответствовал требованиям законодательства, но уж очень много было пунктов, посвященных ограничениям в использовании служебной информации и гарантиям соблюдения коммерческой тайны. Наверное, для частной фирмы это обычное дело. До сих пор Антон работал только в научных фондах и Проекте Кольцо, где требования в вопросах секретности были мягче.

Был один пункт, который не понравился Антону. Авторские права на разработанное программное обеспечение системы оставались исключительно за фирмой.

– Меня не устраивает пункт об авторских правах.

– Мы готовы компенсировать увеличением тарифной ставки.

– На сколько?

– Вдвое! Вас это устроит?

– Вполне! – все равно для использования программы пришлось бы платить за лицензию, поэтому Антон согласился сразу. Он зафиксировал свое требование в протоколе разногласий и подписал контракт.

Дэвид нажал кнопку на дистанционном пульте управления. Он его не выпускал из рук в течение всего разговора. Вошел уже знакомый водитель. Он заранее знал, что ему нужно делать. Взял у Антона оба экземпляра контракта и передал на подпись сначала Дэвиду, потом Лайону. Антон разглядывал своих хозяев и засомневался, что при следующей встрече он различит кто из них Дэвид, а кто Лайон. Пожалуй Дэвид чуть худее и с более жестким выражением лица, когда не улыбается.

– Вы готовы приступить к работе прямо сейчас?

– Да.

– Тогда Рон проводит вас на рабочее место. В конце дня получите свой экземпляр контракта у нашего юриста. Вы его уже видели, это Том. Вам предстоит ознакомиться и подписать у него еще некоторые организационные документы, касающиеся распорядка и правил работы нашей фирмы… Желаем успехов.

Рабочая комната, предоставленная Антону, оказалась рядом с кабинетом хозяев и была идеально оборудована для работы. Антон сразу понял, что он будет здесь один.

Рон показал Антону кроме рабочего стола еще обеденный стол у дальней стены, над столом полки с разовой посудой и кухонный комбайн в углу. Он открыл дверцу холодильника. Антон увидел набор разнообразных полуфабрикатов, фрукты и молочные продукты.

– Все это в вашем распоряжении без ограничений. – объяснил Рон и оставил Антона.

Антон еще раз основательно осмотрел весь кабинет. На стене он нашел кнопку, после нажатия которой полупрозрачная перегородка разделила комнату на две части. За перегородкой оказалась кухня. Он нажал еще на одну кнопку с пиктограммой экрана, и на перегородке засветился пейзаж. После каждого нового нажатия пейзаж менялся. Антон не стал проверять все варианты и остановился на зимнем лесе, покрытом сверкающим инеем и снегом.

От картины словно повеяло прохладой. Это как раз то, что нужно, чтобы собраться с мыслями. Все как в детской волшебной сказке. Пять километров по пустынным холмам от дома, и он попадает в это странное подземелье. Хотя ничего необычного из оборудования он пока не увидел. Все это можно купить в приличном супермаркете любого областного города или заказать по скрину. Странным было место, выбранное для жилья и работы. Ведь наземных построек вокруг никаких нет и почти достоверно известно, что эта парочка редко покидает базу.

Антон сел за стол и принялся разбирать тонкую стопку бумаг. Там был распорядок дня, правила пожарной безопасности, рекламный буклет фирмы, инструкция по организации работ и спецификация на программный продукт, который ему предстояло создать.

Антон начал со спецификации. Ему предстояло доработать известную систему стереоскопической анимации, чтобы она обеспечивала световые рефлексы характерные для реальной среды. Проблема в общих чертах была известна Антону. За месяца два или чуть больше до аварии в среде программистов и журналистов велась широкая дискуссия по данному вопросу.

Все началось с сенсационного интервью одной телекомпании с программистом, специалистом по компьютерной анимации из Голливуда. Он утверждал, что, по крайней мере, один из членов Совета Кольца, регулярно участвующий в телезаседаниях Совета, является виртуальной личностью. Короче говоря, дискутирует и голосует не реальный член Совета, а его виртуальный образ. Имя его он не назвал. Обещал это сделать в дальнейшем, когда продемонстрирует доказательства.

Шум поднялся большой, но продолжения не последовало. Телекомпания извинилась за нелепую шутку и пообещала наказать виновных. Однако специалисты стали обсуждать техническую сторону проблемы повышения достоверности анимации и возможность различного рода махинаций и мистификаций с помощью таких систем.

Можно дискредитировать или прославить политика, можно использовать образ актера без его ведома при создании фильмов или компьютерных игр в виртуальной среде. Вообще говоря, все это уже было. Однако подделка обнаруживалась, как говорится, невооруженным глазом. Дискуссии специалистов велись о подходах для создания более совершенной системы анимации и требуемых для этого ресурсах. Однако необычно оперативно была принята Резолюция ООН, запрещающая обсуждение, создание и использование таких систем без лицензии Комитета по информатике ООН. Разговоры сразу прекратились.

Антон по старой памяти следил за спорами и был знаком с новыми веяниями по обсуждаемой проблеме. У него были наработки и свое мнение на этот счет. Случай неожиданно подбросил ему возможность реализовать свои идеи на практике. Оставался один вопрос – наличие у заказчиков соответствующей лицензии. Без этого он ничего делать не станет. Антон нажал на кнопку в столешнице, на вогнутой поверхности которой стояла серебристая надпись «Рон».

Лицо Рона всплыло на телескрине:

– У вас есть проблемы?

– Есть вопрос. Кто мне может ответить, имеет ли фирма лицензию, по крайней мере, на создание системы, со спецификацией которой я только что ознакомился?

– Одну минуту!

Рон отключился, и спустя несколько минут включился снова:

– Вы невнимательно прочитали спецификацию. На последней странице указано, что спецификация зарегистрирована в Комитете по информатике ООН и приводится дата и номер лицензии.

– Действительно! Благодарю вас и прошу прощения за напрасное беспокойство, – несколько смутившись, ответил Антон.

– Не стоит!

Антон принялся теперь уже внимательно изучать документы, обнаруженные им на столе. Сначала он прочитал о фирме «Дэвид и Лайон». Фирма зарегистрирована на Мальте и имеет отделения в двадцати странах мира. Направления деятельности весьма многообразны: авиаперевозки, биржевые операции, электроника, системы коммуникаций, энергетика, информатика, реклама, страхование, консалтинг по перечисленным отраслям… Уставной капитал почти два миллиарда долларов. Данных о годовом обороте, численности персонала или прибылях не было.

В буклете было много фотографий административных зданий фирмы в разных странах.

«Противоракетной базы в буклете нет!» – отметил с улыбкой Антон. В целом он остался доволен. Интересное задание, хорошие условия работы. Сюда и домой его должны доставлять на электромобиле. Правда, устанавливался довольно жесткий режим. Ничего не копировать и не уносить с собой. Ежедневный отчет о работе. Работа с девяти до пятнадцати и ни минутой больше или меньше. Общее время перерывов на отдых и прием пищи не более сорока минут за рабочий день.

«Зачем устанавливать общее время перерывов?» – недоумевал Антон. – «Скорее всего, они не могут определить трудоемкость, а значит и срок завершения работы, поэтому контролируют использование рабочего времени. Несерьезно все это»…

Он отложил бумаги, придвинул к себе клавиатуру и манипуляторы, вызвал дизайнер систем. С его помощью набросал план работы и требуемые ресурсы для первого этапа, этапа моделирования системы, ввел с помощью сканера спецификацию программы и начал функциональную декомпозицию системы. Без «третьего глаза» сначала все шло раздражающе медленно, но постепенно он преодолел нетерпение. Мозг стал работать в темпе рук. Он успевал основательно обдумать следующий шаг, пока вводил в компьютер предыдущий. Антон, наконец, почувствовал удовольствие от работы. Удовольствие, какое он больше не надеялся испытать. Отдохнувший мозг работал мощно и ровно, как хорошо отрегулированный мотор…

Вдруг в углу скрина появилась вежливо-невозмутимая физиономия Рона:

– Шефы просят вас зайти!

Антон нехотя прервал работу. Дверь его комнаты автоматически закрылась на кодовый замок. «Как я попаду назад?» – подумал он и решил спросить об этом Рона.

Рон ничего не ответил и сразу провел его в кабинет хозяев. Дэвид и Лайон сидели на тех же местах, словно никуда не отходили все три часа, пока Антон работал.

– У нас есть к вам несколько вопросов, – начал Дэвид, потом спросил таким тоном, словно знал все, что Антон успел ввести в компьютер. – Вы уверены, что потребуется столько ресурсов?

«Они видят образ моего экрана и автоматически копируют все, что я делаю!» – догадался Антон. Профскрин, на котором он работал, позволял это делать, если не применялись средства защиты.

– Вы сканируете мой экран? – спросил Антон.

– Да! Естественно! По контракту программа является исключительно нашей собственностью до последней точки, которую вы не успели поставить, когда прервали работу! – в голосе Дэвида звучал легкий сарказм. – У вас есть возражения?

– Нет. Я привык к мониторингу. Просто, не ожидал…

– Неожиданностей, надеюсь, больше не будет, ни с нашей, ни с вашей стороны. Для этого ответьте, пожалуйста, на мои вопросы. Первый уже прозвучал. О ресурсах…

– Задача очень сложная. Она соответствует по требуемым ресурсам проблеме многих тел в небесной механике или прогнозированию погоды… На этапе моделирования и разработки требуется не менее десяти блоков Супермозга и гигабитный канал связи. У вас есть возможность арендовать такие ресурсы? Потом, на этапе эксплуатации потребуется раз в сто больше…

– Зачем так много?

– Каждый элемент поверхности виртуальных объектов взаимодействует с другими, видимыми с данного элемента. Таких элементов должно быть десятки тысяч, а лучше сотни тысяч, плюс источники света. И все это взаимодействие происходит по разному для каждой из областей видимого глазом спектра. Для расчета элемента изображения нужен виртуальный процессор, а один блок реализует только тысячу процессоров. Конечно, я сделаю систему масштабируемой с настройкой на имеющиеся ресурсы. Попытаюсь оптимизировать расчеты, но вы не забывайте, что оптимизация и пересчет стереоскопической «картинки», то есть двух экранов должен выполняться за одну сотую секунды для биллиона пикселей изображения…

– Хорошо! Завтра вы будете иметь десять блоков Супермозга здесь. Никаких каналов связи не нужно.

Антон почувствовал, как у него отвисла челюсть. Он закрыл рот и сглотнул слюну.

– Прекрасно! – он произнес это вполне искренне. Эти ребята одним махом выкладывали десять миллионов долларов. Аренда блоков Супермозга на Кольце стоила бы им в сто раз дешевле.

– Второй вопрос – срок реализации.

– Около трех месяцев…

– А точнее?

– Две недели на моделирование системы, месяц на разработку, пара недель пойдет на тестирование и оптимизацию. Еще месяц нужен для создания системы самообучения по сбора параметров отражательной и поглощательной способностей моделируемых объектов…

– Обойдемся без системы самообучения. Нужные параметры вам дадут физики-оптики прямым измерением. Сформулируйте требования, а мы поручим кому следует…

– Смогу это сделать через неделю или две.

– Отлично! Физики справятся за неделю. Ну а остальное нужно сделать за месяц.

– Маловероятно… Думаю за месяц вам никто не сделает…

– Если сделаете, оплата будет удвоена. Мы готовы закрыть глаза на нарушение трудового законодательства.

– Переутомление чревато ошибками!

– Мы будем страховать…

– Вы программисты?

Дэвид и Лайон переглянулись. Их губы растянулись в улыбках чуть больше обычного.

– Мы найдем, кто будет тестировать систему. Вам их не обязательно видеть. Достаточно того, что вы будете знать, где допущена ошибка и какие параметры нас не устраивают…

– Все ясно. Попытаюсь сделать все, что в моих силах…

– Зайдите к юристу, потом мы вас доставим домой.

– Совсем забыл! Нужны исходные тексты программ базовой системы.

– Они есть. Завтра вы узнаете пароль для доступа к библиотеке.


По дороге домой в машине Антон продолжал обдумывать свое рабочее задание. Необходимый математический аппарат для построения алгоритмов расчетов был ему в основном знаком. Над ним он сможет работать дома. Исходные тексты программ базовой системы анимации получить не проблема. Это стоит не дорого. Антон уже жалел, что так легко согласился отказаться от авторских прав. Он решил дублировать весь ход разработки на своем скрине по вечерам. Так можно обойтись без дополнительных сверхурочных работ на базе. Кроме того, он получит копию программы для себя. Вдруг пригодится. Лицензию могут оплатить новые заказчики…

«Все-таки странные люди, мои работодатели. Выбросили напрасно столько денег на технику, а своего секретаря заставляют возить меня на работу и с работы. Жаль заплатить за такси», – недоумевал Антон.

Глава 8

Лидия привыкала к новому месту. Ей предстояло провести здесь, на берегу Тихого океана три года, если она пожелает получить ученую степень. В противном случае через год она свободна и может искать работу в любой точке планеты. Три-четыре раза в неделю она связывалась с отцом и Антоном на час или полтора. В остальные дни она скучала, но не хотела вводить в большие затраты Антона, который платил по ее счетам за телескрин. Она и сама была в состоянии оплатить за час или два в неделю, но так настоял Антон, чтобы она чаще связывалась с отцом.

Это были долгие совместно-заочные, как их называл Антон, трапезы. Для Лидии обед после короткого рабочего дня, для Максима и Антона поздний ужин. Они неторопливо ели и обменивались своими личными новостями и просто пустяковыми замечаниями по разным поводам. Потом Максим и Антон шли спать, а ей предстоял длинный одинокий вечер, если она не шла в плавательный бассейн, в спортзал или на танцы.

Она проводила бы там все вечера, если бы не назойливое внимание парней, которые не хотели почему-то оставаться на дружеской дистанции. Они искали близости буквально на вторую или третью встречу, а получив отпор обиженно отдалялись. Некоторые даже делали вид, что незнакомы. Одна ее подруга объяснила: «Твоя сексапильность бьет фонтаном, а мужчины рядом с тобой умирают от жажды!», на что Лидия ответила: «Пусть не прут, как в засуху на водопой. Я не лоханка с водой».

На первом курсе колледжа один парень остался рядом с ней после отказа и через некоторое время добился своего. Тогда она слыла среди сверстников белой вороной из-за своей невинности. Некоторые всерьез советовали обратиться к психиатру и сексопатологу. Не будешь же им объяснять, что она помешана на своем брате Антоне. Скажут, точно сумасшедшая.

Тот парень заронил в ее душу надежду на то, что она избавится от своего наваждения. Но она горько просчиталась. Кроме боли сначала, а потом скуки она ничего не испытала. У парня хватило терпения выиграть осаду, но не хватило душевной тонкости, чтобы разобраться в ее состоянии. После третьего раза она прогнала его. Он очень удивился, так как был высокого мнения о своих постельных способностях.

Теперь, когда ее подозрения, что Антон не единокровный брат оправдались, ее влечение к нему становилось неудержимым. Она грезила и рисовала в сознании картины близости с ним настолько реальные, насколько позволял ее сексуальный опыт.

Однажды на каникулах, когда ей было пятнадцать, она вошла в комнату Антона утром, когда тот еще спал. Она оставила там книгу, которую хотела почитать в постели. У Антона тоже были каникулы, Он недавно приехал. Накануне он пришел смертельно усталый после игры в футбол. Она его ждала и читала книгу. Сразу после душа с еще мокрой головой он упал на постель. Так с книгой Лидия и зашла к нему, чтобы поговорить. Он заснул после нескольких фраз, а она в досаде тоже ушла спать и забыла книгу. Утром Антон лежал на спине в одних плавках, сбросив на пол из-за жары легкое покрывало. Туго налитый кровью фаллос выбился из-под плавок…

Лидия схватила книгу и выбежала из комнаты. Ее щеки пылали, а сердце было готово вырваться из груди. Читать в то утро она не смогла…

Последние дни Антон не засиживался на кухне, а спешил в свою комнату. Он получил выгодную работу и хотел сделать все в срок. Утешало то, что он обещал через месяц или полтора поездку на юг Африки втроем. Ради такого случая можно поскучать. Лидия попросила увеличить ее рабочий день при составлении графика на следующий месяц. Хотя отпуск без содержания она имела право взять в любой момент на срок до трех месяцев, не хотелось терять деньги. Она и так не знала, куда себя деть по вечерам. Подумывала уже о том, чтобы записаться в Экологический Клуб. Эти ребята убивали свободное время тем, что рыскали по округе и избавляли многострадальную российскую землю от векового разорения и мусора, сажали лес. Местные власти помогали техникой, остальное они делали сами.

Однажды дождливым вечером она смотрела новости по скрину. Окно было открыто. Она сидела на тахте в майке и джинсах, скрестив ноги. Теплый сырой ветер с океана достигал ее лица. Щеки ее сегодня пылали весь вечер, и она c удовольствием подставляла их свежему потоку…

Вдруг в углу экрана всплыло азиатское лицо. Лицо широко улыбалось, обнажая крупные ровные зубы, несколько выдающиеся вперед.

– Добрый вечер, Лидия! Извините за вторжение. Код прямого доступа мне дал Антон. Меня зовут Янагида. Мы с ним друзья, надеюсь. Долгое время вместе работали…

– Здравствуйте! Я слышала о вас много хорошего…

– Спасибо! Посмел вас побеспокоить по одному щепетильному вопросу… Дело касается личной жизни Антона. Не знаю даже, с чего начать…

Лидия заволновалась. Не потому ли горели щеки.

– Начните с конца! У вас проблемы?

– Пожалуй, вы правы. Начну с конца…

– Ну! – не очень вежливо поощрила Лидия, в ожидании неприятного.

– Меня осаждает девушка, некая Лу. Они с Антоном довольно долгое время были в близких отношениях… Теперь она не может связаться с Антоном, очевидно, он занес ее код в черный список…

– Чем я могу помочь?

– Видите ли, Антон не хочет говорить со мной на эту тему. Я просил его связаться с ней и решить все вопросы…

– Но это его проблемы. Не хочу быть невежливой, вы напрасно взяли на себя дипломатическую миссию в таком деле…

– И в таких делах дипломатия часто приносит успех, но я один не справляюсь.

– Очевидно, вам нужен помощник. Что-то вроде второго секретаря посольства… Нет, скорее обычный курьер.

– Нужен чрезвычайный и полномочный посол…

Лидии понравилось, что Янагида обладал достаточным запасом юмора, чтобы ответить шуткой на ее невежливый тон. Разве он виноват, что его вовлекли в амурные дела Антона.

– Хорошо! Я готова вам помочь в любом качестве. Что я должна сделать?

– Убедить Антона безотлагательно уладить все с Лу самостоятельно, либо с вашей помощью…

– Вы сообщили ей мой код?

– Нет, конечно! Я не мог это сделать без вашего разрешения.

– Она знает обо мне? Ну, что у Антона есть сестра…

– Не знаю! Скорее всего, не знает. Я сам только однажды видел у Антона вашу фотографию, точнее, семейную фотографию, где вы с родителями… Он ее держал дома в столе.

– Не говорите ей ничего и не сообщайте мой код.

– Хорошо!

– Вы можете дать мне ее код. Если что-то получится, я сама с ней свяжусь.

– Нет проблем, запишите!

Янагида продиктовал дважды для проверки, а Лидия параллельно ввела код Лу в свой личный справочник телескрина.

Янагида изысканно вежливо попрощался и прервал связь. Он хитрил. Решить проблему с Лу Ян мог самостоятельно. Он хорошо знал Лу, и вообще с женщинами не особенно церемонился. Он воспользовался приставаниями Лу, чтобы иметь повод познакомиться с Лидией. Ее яркая южная красота ему запомнилась по фотографии. Когда Антон никак не прореагировал на его просьбу связаться с Лу, он обрадовался случаю…

Ожидания его не обманули. Красивое круглое лицо под копной вьющихся черных волос, тонкая спортивная фигура… Он все успел разглядеть на своем суперэкране дорогого телескрина японского производства. Ему было приятна мысль, что при любом варианте у него оставался повод еще раз с ней связаться. Решится вопрос скоро – поблагодарить. Не решится – вежливо поинтересоваться, как идут дела с Лу.

Когда окно с улыбчивой физиономией Янагиды свернулось в точку и исчезло, Лидия отключила телескрин и упала на тахту взбешенная от приступа ревности. Она колотила подушку кулачками, поворачивалась со спины на живот и обратно, мысленно закапывала Лу и Антона живьем в землю… Правда в самый последний момент, она позволяла Антону выползти из ямы к ее ногам с мольбами о пощаде…

Когда адреналин в крови был нейтрализован, мысль ее заработала над более конкретными планами. Нужно лучше узнать об этой Лу. Насколько серьезны у них отношения? Молчание Антона можно объяснить обидой на то, что Лу не проведала его в госпитале или чем-то еще. Чем? Начинать боевые действия без разведки она не могла, ведь как-никак она дочь офицера в отставке. Однажды даже полистала отцовский экземпляр Устава гарнизонной службы…

Лидия включила телескрин и по коду Лу отыскала ее официальное досье и личную страничку, доступные для всех желающих. Так Лидия узнала, где работала Лу, в какой частной школе училась и какие университеты посещала. Их было целых три. Признак большой любви к наукам или непостоянства? Скорее второе… Лидия вспомнила, что примерно в те годы в Корнельском университете училась одна из ее приятельниц. Нужно через нее разыскать людей знающих Лу…

Лидия принялась за дело. Благо в Америке был еще разгар делового дня.

Лидия заснула под утро, зато имела внушительный список людей, которые помнят Лу и готовы говорить о ней. Счет за связь будет тоже внушительным, но это не могло поколебать решимость Лидии довести начатое до конца.

Через два дня Лидия получила подтверждение своим предположениям. Личная страничка, написанная естественно самой Лу, рисовала образ романтической и тонкой натуры. Однако из трех видеовставок две показывали Лу в купальном костюме. Музыка, танцы, прыжки в воду с трамплина и плавание – вот и все увлечения, в которых Лу призналась. Еще она член клуба «Фантазеры». Лидия установила, что это секс-клуб, где занимаются сенсрекордингом. Музыка, танцы… Все это приправа к любимому блюду Лу – блуду. Лидии понравился неожиданно пришедший в голову каламбур. Ясно, Лу – похотливая кошка. Когда устает от секса, отдыхает на танцах или в бассейне. Денег у нее много, но тратит она гораздо больше… И плохо отдает долги. Лидия узнала, что у нее сотни кредиторов среди друзей и знакомых, но суммы такие, что никто не хочет подавать в суд на это обаятельное жизнелюбивое создание.

Лу наверняка спала с Антоном, а раз так, то у нее, возможно, есть записи. Можно попытаться выкупить их, если она так любит деньги. Разведка закончена, плацдарм подготовлен, можно атаковать!

– Привет, Лу! Меня зовут Лика.

– Привет, Лика! Но откуда вы меня знаете?

– Я узнала о вас от одной случайной попутчицы. Она много говорила о вашем клубе «Фантазеры» и ваших потрясающих записях. Я так загорелась, что готова их купить…

– Но это запрещается! Разве что у вас есть кое-что свое для обмена. Тогда вы можете вступить в наш клуб, пусть на время, и получить доступ к обменному фонду…

– Я могла бы хорошо заплатить…

– Нет, нет, нет! Я совсем вас не знаю! Поверьте, не могу!

Лу говорила так торопливо и взволнованно, что это обнаруживало внутреннюю борьбу. Глазки ее хлопали ресницами и все время смотрели куда-то в сторону. Лидия не стала настаивать. Пусть подумает. Как в старинной кинокомедии «клиент должен созреть».

Перед разговором Лидия изменила свою внешность. Нарисовала помадой большой рот и надела светлый парик. Вдруг Лу также видела ее на фотографии. Но все обошлось…

Но сама Лидия не стала ждать сложа руки. У нее возникла идея, и она послала запрос на Автоматическую Биржу долговых обязательств с предложением скупить долги Лу по цене один к десяти. Автоматический Нотариус сам выставляет на торги просроченные обязательства, если кредитующей стороной заданы такие условия займа. Все же она очень удивилась, когда уже на следующий день получила несколько предложений. Лидия изменила соотношение до одного к пяти и получила их столько, что не могла все выкупить. Пришлось поторговаться и остановиться на сумме долга двенадцать тысяч долларов, затратив полторы тысячи. Причем в длинном списке не было суммы больше двухсот долларов. С учетом банковского процента и штрафных санкций двенадцать тысяч тянули на двадцать пять.

Что теперь запоет райская птичка, она же сиамская кошка Лу.

– Привет, Лу! Это Лика. Вы подумали над моим предложением?

– Привет, Лика! А вы подобрали что-нибудь для обмена?

Нарастающее раздражение готово было взорвать Лидию изнутри.

– Есть у меня запись… Об этом потом. У меня для вас другое предложение. Я приобрела ваших долгов на сумму двенадцать тысяч долларов по номинальной стоимости. На суде их оценят в двадцать пять или тридцать… Я готова подарить их в обмен на определенные записи.

У Лу от неожиданности раскрылся рот. На время она потеряла дар речи.

– Что, что вы хотите?

– Я, кажется, объяснила. Вы мне отдаете записи с Антоном, а я дарю вам ваши долги…

– Но меня отчислят из клуба!

– Кто об этом узнает?

– Записи исчезнут, а о них знают другие…

«Эта стерва отдает записи Антона на прокат» – негодовала в душе Лидия.

– Скажете, что уничтожили их из-за ревности.

– Ну, не знаю?! Я должна подумать!

– Думайте! Даю вам пять минут… И, пожалуйста, не отключайтесь. Я больше не свяжусь с вами. Передам исковое заявление прямо в суд…

– Допустим, я согласна, что я должна сделать?

– Подпишите контракт, что передаете файлы в мое исключительное владение в обмен на ваши долговые обязательства. Проект контракта и список обязательств в качестве приложения я подготовила. Он уже зарегистрирован Автоматическим Нотариусом. На случай, если вы оставите копии записей себе, предусмотрены жесткие санкции. Вам придется открыть свои личные архивы и доступные вам архивы членов клуба для контекстной проверки соблюдения вами условий контракта. Номер контракта GRK1203408957. Если затрудняетесь с вводом номера, то найдите контракт по своему коду и сегодняшней дате.

Последнее предложение Лидия сделала, заметив, как дрожат руки Лу.

– Я уже читаю контракт, не отвлекайте, пожалуйста!

Лидия улыбнулась и промолчала. Через некоторое время Лу заговорила.

– Я подпишу этот контракт. Мне ничего не остается делать, вы мне заломили руки. Но кто вы на самом деле? Какое отношение вы имеете к Антону?

– Не все ли вам равно?

– Нет, нет! Вы ответьте!

– Сначала подпишите контракт и выполните его условия.

– Подписываю! – Лу нажала клавишу личной электронной подписи.

Нотариус выдал стандартное сообщение о вступлении контракта в силу.

– Теперь переписывайте файлы…

Лу застыла. Очевидно, переключилась на «третий глаз». Лидия попыталась наладить с ней коннект, но та не разрешила.

«Она не рискнет что-либо припрятать. Нотариус имеет большие полномочия по проверке обязательств. Штраф в стократном размере дело не шуточное», – успокоила себя Лидия.

Нотариус сообщил, что взаимные обязательства выполнены. Лидия увидела на своем экране огромный список файлов идентифицированных именем Антона, датой и временем с точностью до минуты. Волна злости опять стиснула ей грудь. Эта дрянь записывала все случаи…

– Теперь откроете, кто вы?

– Его тайная поклонница. Вам достаточно?

– Недостаточно, но что делать! Я бессильна перед вашим коварством…

– В ваших устах морализирование звучит комично…

– Не будем ссориться на прощание. В конце концов, каждый из нас получил то, что хотел. Не правда ли?

Лидия промолчала, чтобы не сорваться.

– Чуть не забыла, вы предлагали для обмена какую-то запись… – спохватилась Лу.

– Вы сами ее можете сделать. В селе Арташат, что в Армении, на окраине к старой чинаре привязан осел по кличке Ахмет. Он возбуждается на таких как вы. Запись у вас получится прекрасной… Антона разыскивать не советую. Особенно после того, как он узнает, как вы распорядились файлами… Желаю успеха! – Лидия внесла код Лу в черный список и отключилась.

Возможно, Лу сделала то же самое с ее кодом… Лидии было безразлично.

А историю с ослом ей рассказала когда-то подруга-армянка. Осел возбуждался всегда, когда видел жившую по соседству вдову. Всех это страшно забавляло, а вдова оправдывалась, что ничего такого не было даже в мыслях. Местный ветеринар разъяснял, что виной всему запах, который слышит осел. И это не помогло, злые шутки продолжались, и вдове пришлось уехать из села…

Лидия добилась своего – записи в ее архиве. Что теперь с ними делать? Для начала нужно успокоиться. Пройдет время и она решит их судьбу… Она следовала принципу: принимая любое решение, по возможности, не ограничивать свободу выбора в дальнейшем.

В тот же вечер она связалась с Янагидой и сообщила, что вопрос с Лу решен. Ян пытался увлечь ее разговором, но Лидия быстро отключилась, сославшись на усталость.

Она легла в постель, но спать не могла. Записи не давали ей покоя. Любопытство и страх, ревность и стыд разрывали ее сердце на части. Наконец, она не выдержала и сдалась. Будь что будет. Она включила скрин и вошла в файловую библиотеку через «третий глаз». Начнем с самой ранней записи, решила она. После первых кадров горячая волна нарыла ее с головой. Лидия уже не могла остановиться и прошла все до конца. Боже, как она его ненавидела и как желала. Изменник, жеребец, кукла из секс-шопа… Постепенно она забыла, что видит Антона глазами Лу. Это были уже ее глаза, страсть вытеснила всю злость…

На следующий день Лидия вернулась с работы совершенно разбитая. На беду с этого дня ее рабочий день по ее желанию увеличился с четырех до шести часов. Ей смертельно хотелось спать, но она четыре дня не связывалась с домом. Если это не сделать сразу, отец уже ляжет спать.

Максим обрадовался дочке. Он внимательно осмотрел ее лицо и заметил признаки усталости.

– Куда ты исчезла? Ты не заболела?

– Нет, здорова! Просто дико хочу спать.

Максим повернулся к двери и крикнул:

– Антон! Лидия на связи.

Антон появился почти сразу с приветливой улыбкой, кивнул Лидии и сел за стол, подвинув к себе чашку. Лидия натянуто улыбнулась и постаралась больше не смотреть в его сторону.

– И чем же ты занимаешься по ночам? – допытывался Максим.

– Смотрю один любительский сериал…

– А у нас его показывают?

– Нет.

– Раньше я не замечал у тебя страсти к сериалам. Скучаешь или уж очень интересно?

– Безумно интересно. Сплошной секс…

Антон после этих слов поднял голову и внимательно посмотрел на Лидию. Та сделала вид, что не замечает его взгляда, и продолжила:

– Хотя сюжет банальный… Развратная китаянка соблазняет молодого неискушенного европейского парня…

Теперь уже Максим и Антон обменялись взглядами. Антон пожал плечами, допил одним глотком свой чай и вышел из-за стола. Он еще раз попытался встретиться взглядом с Лидией. Потом послал ей воздушный поцелуй и покинул кухню.

«Проклятый лицемер, посылает поцелуй!» – злилась Лидия.

– Что у тебя стряслось? Ты словно не в своей тарелке..

– Ровным счетом ничего! Я же сказала, очень хочу спать.

– Тогда отдыхай! Свяжись с нами завтра, только пораньше.

– Раньше не могу. Работаю шесть часов…

– Почему?

– Кажется, кто-то обещал путешествие на юг Африки…

– Если ты так сильно устаешь, то не стоит перерабатывать… Все деньги не заработаешь…

– Успокойся, пап! Я здорова, как лошадь. Нужно только выспаться…

– Тогда спи, дочка. До завтра…

Лидия открыла окно и легла на тахту. Решила полежать четверть часа, потом пообедать и, наконец, отоспаться…


Сквозь сон она услышала чей-то вкрадчиво-вежливый голос, много раз повторяющий одну и ту же фразу: «Лидия, проснитесь, пожалуйста!»…

Она открыла глаза. С телескрина на нее смотрел с неизменной улыбкой Янагида. Она, оказывается, заснула, забыв отключить телескрин. Лидия протерла глаза кулачками и ответила Янагиде.

– Извините, заснула…

– Это вы меня извините, что разбудил. Сегодня трижды я пытался связаться с вами, но вы спали просто демоническим сном. Больше, к моему большому сожалению, ждать не могу, поэтому посмел вас разбудить…

– Что у вас опять стряслось? Лу продолжает досаждать?

– Нет! Вопрос другой, но об этом при личной встрече. Завтра, в субботу я хочу вылететь во Владивосток. Мы могли бы там встретиться.

– Это так необходимо? Зачем?

– Вопрос касается Антона. Точнее, не только Антона. Поверьте, я не стал бы напрасно летать во Владивосток. Вам сто километров, а мне десять тысяч… В понедельник я должен быть на работе.

– Хорошо! Где мы встретимся?

– В гостинице «Москва» я забронировал номер.

– И вы были уверены, что я не откажусь от встречи?

– Встреча очень важна. Причиной для отказа могла быть только ваша болезнь, а я знал, что вы здоровы…

– Когда вы прибываете во Владивосток?

– В воскресенье в десять по вашему времени. В восемь вечера я улетаю назад. Времени для встречи достаточно даже для самой необязательной женщины…

– Не волнуйтесь, до двенадцати буду!

– Это было бы чудесно! Ланч за мной…


Янагида ждал ее в холле, что избавило ее от справок у дежурного администратора. В город она прибыла час назад, но не отказала себе в удовольствии побродить по столице Дальнего Востока России. Она была здесь только проездом к месту работы и за все время не собралась даже на экскурсионную поездку.

– Я обещал вам ланч, – сказал Янагида после взаимных приветствий.

Он был одет в строгий темный костюм, что делало его коренастую фигуру стройнее. На галстуке красовался оранжево-красный дракон.

– Хорошо, когда мужчины помнят свои обещания.

– Для нас подготовлен столик. Вы ничего не имеете против японской кухни?

– Нет!

– Оказывается у них на кухне почти полный интернационал. Есть повара: японец, кореец, китаец, украинец и, естественно, русский…

Как только они уселись за сервированный стол, Лидия спросила:

– Что у вас за вопрос ко мне?

Янагида казался смущенным. Впечатления от Лидии вблизи превзошли все его ожидания. Разве может передать даже самый совершенный экран тепло и тонкий запах, которые излучает тело красивой ухоженной девушки.

– Не знаю с чего начать?!

– Чувствуется, что начало всякого дела вам дается с трудом.

– Возможно, это так, но я действительно взвалил на свои плечи трудную миссию. Короче, хочу предложить вам побывать на Кольце и украсть блок, аналогичный тому, который пытался обследовать Антон…

– Но почему я?! Не нашлось мужчины?

– Нас с Антоном на Кольцо больше не пустят. Других мы не нашли.

– А как я туда попаду?

– Под видом спортсменки. Есть такой вид спорта – прыжки с Кольца.

– Знаю, спейсфлаеры…

– Я вам все подробно расскажу. Операцию придумал Антон…

– Придумал послать меня?

– Нет! Придумал, как попасть на Кольцо. Я провел определенную подготовку, и теперь риск и физические усилия минимальны. Даже женщина от кухни с этим легко справится. Вы же спортсменка…

Лидия задумалась: «А ведь это прекрасный повод отомстить Антону. Он трахал изо всех сил эту сиамскую кошку, а она даже не появилась в госпитале. А я ради его дела иду на смертельный риск. Ну, может, не смертельный, но преступление это уж точно. Пусть помучается, если у него осталась хоть капля совести…»

– Я согласна!

Янагида довольно улыбнулся. У него были и личные причины радоваться. Он сам собирался тренировать Лидию для операции.

– Хорошо! Тогда после ланча обсудим детали…

– Только Антон не должен знать ничего.

– Это невозможно!

– Вас беспокоит финансовая сторона?

– Нет. Мне не составит труда оплатить все расходы. Он мне не простит, что я привлек его сестру к этому делу без его ведома. Поскольку есть ваше согласие, лучше бы сразу решить с ним… Например, послезавтра. Наш канал связи с ним защищен.

– Нет. Только перед операцией… Лучше я сама скажу. Это мои условия.

– Я принимаю ваши условия – мне ничего не остается делать…

Глава 9

Работа захватила Антона целиком. Проблемы Кольца временно отодвинулись на второй план. Не то, чтобы он их совсем забыл. Не было новой информации, над которой стоило бы ломать голову. Он явно нуждался в отвлечении, и он его получил.

Работа шла споро. Дома он разрабатывал математическую часть алгоритма, а в «бункере» – общую структуру программы. Когда через неделю пришло время объединить обе части, он с удивлением обнаружил, что на его рабочем месте устройства ввода-вывода на съемные магнитооптические диски отключены.

Антон обратился к Рону, чтобы подключить их, после того как убедился, что он лишен таких полномочий как пользователь телескрина. Поднялся небольшой переполох. Все трое, Дэвид, Лайон и Рон буквально ввалились в рабочую комнату Антона и учинили форменный допрос.

– Объясните, зачем вам магнитооптическое устройство? – по обыкновению первым начал Дэвид.

– Хочу перенести в рабочий компьютер то, что наработал дома.

– Мы ведь вам запрещали заниматься программой дома!

– Это не программа, а математическая модель. Контракт мне не запрещает заниматься математикой. Прочитайте его еще раз…

– В этом нет необходимости! Значит, в контракт будут внесены необходимые изменения… С вашего согласия, разумеется!

– Допустим, я согласен, если вас это так беспокоит. Но что сделать с диском. Я потратил на модель почти тридцать часов личного времени. Чтобы воспроизвести это здесь еще раз потребуется не менее пятнадцати… Ведь кроме идей, которые реализованы в модели, в ней есть еще обыкновенная рутина. В том числе возможны синтаксические ошибки… В чем смысл таких затрат…

– О смысле будем думать мы, ваше дело работать в соответствии с контрактом. Вы можете дать этот диск нам? Мы сами перепишем модель в библиотеку системы…

– Будьте так добры! – Антон протянул диск Дэвиду. Тот сразу передал его Рону.

– Через четверть часа Рон все сделает, а диск получите назад по дороге домой.

– Как вам будет угодно.

– Перед уходом домой зайдите, пожалуйста, к юристу.


Юрист попросил подписать дополнительное соглашение к контракту. Вне рабочего помещения запрещалась любая работа, имеющая какое-либо отношение к заданию. Запрещалось также вносить и выносить из «бункера» любые устройства для регистрации информации.

«Они помешались от страха промышленного шпионажа», – подумал Антон в машине. – «Впрочем, им виднее. Деньги у них есть, значит, знают, как их нужно зарабатывать». Все же решил принять меры, чтобы они не разузнали о его работе дома. Эти не постесняются выкрасть его телескрин. На проходной стоят такие ребята, хотя бы тот же Кол, – достаточно пошелестеть купюрой перед их носом и намекнуть, что сделать…

Антон признавал, что его поведение, мягко говоря, не совсем этично, но случай на Кольце заставил его пересмотреть некоторые принципы. Ведь не обязательно наносить ущерб кому-то, чтобы защитить от неожиданностей себя. Просто всегда нужна подстраховка на случай чьей-то подлости или глупости…

Прошла еще неделя напряженного труда. Полчаса велотренажера и контрастный душ– это все, что позволял себе Антон, кроме работы в эти дни. Сон сократил до шести часов. Такое напряжение принесло свои плоды – макет системы заработал. Можно было демонстрировать реальные изображения. Был бы он триайз, то «картинку» можно было бы подать на «третий глаз». Хозяева и Рон тоже не были триайз, поэтому требовался специальный шлем ВР, шлем виртуальной реальности с парой дисплеев, по одному для каждого глаза, чтобы создать стереоскопический эффект.

Стоило Антону высказать пожелание Рону, как через несколько минут комплект устройств для ВР был на столе Антона. Антон сразу определил, что техника выполнена по индивидуальному заказу. Причем на шлеме, самом важном устройстве комплекта, он не нашел никаких надписей или логотипов, по которым можно было бы установить фирму-изготовителя… Значит, найти второй идентичный комплект для дома будет невозможно. Антон огорчился. Все настройки системы, которые он сделает в домашних условиях для заказчика не подойдут. Это означает, что работа замедлится.

После некоторых раздумий он решил попробовать замерить главные параметры дисплеев шлема, чтобы подобрать наиболее подходящий из тех, какие можно купить в округе. Можно было бы написать программу автоматической настройки на параметры шлема ВР, но для этого может потребоваться неделя или две. У Антона оставалось всего две недели до срока…

Всю субботу Антон убил на поиски подходящего шлема ВР. Заявку на Телемаркет давать бесполезно. Параметры, которые ему требовались, не приводились в сертификатах и паспортах на продукцию, их нужно было замерять в эксперименте с помощью его портативного телескрина. Программу для таких измерений Антон подготовил.

В отделе мультимедиа самого крупного магазина электроники райцентра Антон перепробовал два десятка моделей и ничего подходящего не нашел. Продавец был разочарован:

– Уверяю вас, больший выбор вы не найдете даже в Москве. Здесь представлены все ведущие фирмы мира…

– Я недавно видел одну модель, и, к сожалению, мне нужна именно такая.

– Наверное, вы были в музее Слонима. Но этот чудак ничего не продает, он только покупает… Рыскает по всем магазинам и барахолкам. Не брезгует и городскими свалками…

– Кто такой Слоним?

– Разве вы не знаете?!

– Нет. Я не местный. Приехал недавно…

– Он коллекционер. Собирает всякую электронику… Открыл музей и пытается на этом заработать… Говорят, что даже бывают посетители. Местные вести передавали как-то интервью с ним…

– Как найти этот музей?

– Проще простого! Где Дом Быта знаете?

– Да.

– За ним большой барак, бывшие мастерские «Рембыттехники». Он там работал телемастером, потом выкупил. Мастерские перевел в другое здание, а в старом организовал музей…

– Спасибо! Зайду к нему.

– Бесполезно! Он ничего не продает! Вы уверены, что у нас ничего не подходит для вас?

– Да!

Музей Слонима представлял редкое зрелище. Тысячи старых радиоприемников, телевизоров, магнитофонов и более современных устройств были в хронологическом порядке размещены на полках стеллажей высотой в человеческий рост. Антон купил билет у седой старушки на входе, а экскурсоводом был хозяин музея. Тоже старик с большой лысиной, обрамленной седыми кудрями. Очки из толстого стекла в золотой оправе и белый халат делали его похожим на профессора из лаборатории чудес.

Он повел Антона в дальний конец музея, где попадались таблички с годом производства столетней давности. Однако в планы Антона не входило изучение истории техники. Он попросил извиняющимся тоном:

– Не могли бы вы сначала показать устройства для виртуальной реальности. Сегодня у меня очень мало времени. Я еще неоднократно побываю в вашем чудесном музее, чтобы осмотреть все подробнейшим образом…

– По музеям галопом не ходят! – ответил старый экскурсовод и обиженно затряс головой.

– Потом я вам объясню все обстоятельства, и вы мне простите мою торопливость. У вас действительно редкий музей!

– Да! Вы правы! Ко мне приехал журналист из Америки. Он будет делать репортаж о музее. Экспонаты моей коллекции будут представлены во Всемирном Музее Истории Техники в Нью-Йорке. Не все конечно… Уже отобрано больше десяти. Таких нет нигде в мире, и, заметьте, они действующие…

– Я вас поздравляю!

– Лучший комплимент для коллекционера – это внимание к его коллекции…

– Заверяю, что будут и такие комплименты!

– Хочется вам верить! Так что вы хотели смотреть в первую очередь?

– Шлемы для виртуальной реальности.

– Следуйте за мной, если вы настаиваете…

– Благодарю!

Старик пошаркивая довольно резво двинулся в другой конец павильона. Антон шел следом, не отставая. В музее не было других посетителей. Они подошли к полкам, где выставлены устройства для моделирования трехмерных графических объектов. Их была не одна сотня. Ничего себе! И откуда столько денег?!

– Вы заверяли, что все экспонаты действующие. Можно, я попробую их в работе!

– Это музей, а не лавка!

– Я не могу найти подходящее устройство для работы. Если такое есть у вас, то я хорошо заплачу за его прокат. Мне оно понадобится на две недели или меньше…

– А если оно придет в негодность?

– Я заплачу столько, что вы купите другое и еще останетесь с прибылью…

– Тогда купите сами! Зачем выбрасывать лишние деньги…

– К сожалению, я не знаю, какое мне подойдет, и нет времени на поиски.

– Вы не знаете, чего хотите!

– Вы правы. Как раз тот случай, – вдруг Антона осенило. – Предлагаю компромисс! Я сейчас у вас выберу подходящую модель, а вы мне поможете найти и купить аналогичную. Я оплачу ваши хлопоты.

– Не знаю, не знаю…,– заколебался Слоним.

– Неужели вы откажете в помощи человеку?! Если бы вы знали, как это важно для меня!

– Я добрый человек, поэтому сдаюсь. Надеюсь, вы заплатите вперед за риск…

– Я готов! Сколько?

– Залог тысяча пятьсот и за амортизацию триста. Залог вам вернут, если ничего не случится.

– Согласен! – ответил Антон и подумал: «А старик-то скряга». Подобный шлем новый стоил столько…

На своем скрине Антон ввел сумму и направил электронный чек на счет, который указал Слоним.

Расход Антон понес не напрасно. В коллекции музея он нашел шлем, где были использованы дисплеи того же типа, что и в устройстве, предоставленном странными заказчиками. Слоним отыскал досье на экспонат и пояснил, что дисплеи сняты с производства, так как было несколько случаев повреждения глаз. Фирма-изготовитель дисплеев проиграла судебный процесс и обанкротилась. Складские запасы успели кому-то сбыть, хотя по решению суда они подлежали уничтожению. Теперь коллекционеры за них платили большие деньги. Узнав все это, Антон простил старику его жадность.

– Может, вы решитесь все же отдать мне шлем напрокат?

– Что мне с вами делать?! Удвойте залог, и я согласен.

– Договорились! Давайте составим контракт.

– Зачем нам формальности?! Вы доплачиваете залог и забирайте шлем. Я вам верю. Оставьте только свой адрес и имя… Потом я вычту из залога по десятке за день и все дела.

– Я оставлю, только у меня просьба. Никому не говорите о нашей сделке. Если каким-то образом узнает моя семья, у меня будут крупные неприятности.

– Будьте спокойны на этот счет! Это и моя маленькая коммерческая тайна…


Поздно вечером после тщательной подготовки Антон забронировал на полчаса нужные для эксперимента вычислительные ресурсы Супермозга, и опробовал программу в условиях, близких к условиям реальной эксплуатации. Результат первого пуска программы был выше всяких ожиданий. Однако второй запуск разочаровал. Освещение объектов получалось такое же неживое, как и без программы Антона… Антон повторил компиляцию программы, то есть построил ее заново из исходного текста. Опять первая сцена прошла нормально, а на второй проявилась та же ошибка. Ему показалось, что он обнаружит ее без особого труда. Однако шли минуты, часы, а причина ошибки еще не была установлена.

Когда небо за окном стало серым, Антон злой и голодный отправился на кухню. Он терялся в догадках. Ведь структура программы была им тщательно продумана. Все функции проверены по входу и выходу. Каждая в отдельности работает правильно, а вместе отрабатывают только один цикл. Нетрудно было догадаться, что в работе модулей возникают взаимные помехи. Один из них портит какие-то переменные другого. Обычная ситуация в сложных программных комплексах. Методы поиска таких ошибок были известны. Все упиралось во время. Программа содержала более тысячи переменных и сотни модулей…

Антон решил отоспаться. Потом со свежими силами, действуя системно, он локализует ошибку. Жаль, что напрасно потратил столько арендованного компьютерного времени. Это ему влетит в копеечку, можно сказать, что пару дней он отработал в «бункере» бесплатно. Если еще и срок не выдержит…

После сна он действительно справился с проблемой за час. По таблицам перекрестных ссылок просмотрел все программные объекты и обнаружил, что один из модулей использовал глобальный объект как локальный. Когда этот модуль отрабатывал, остальные функции, использующие глобальный объект, переставали работать.

Несмотря на досадный сбой, Антон встретил воскресный вечер в приподнятом настроении. Завтра можно будет предъявить программу заказчикам для испытаний. Еще оставалась работа по оптимизации базовой системы и подготовка документации. За одну сотую секунды должна была отработать и базовая программа, и антонова надстройка к ней. Сейчас Антон мог располагать едва третьей частью от полного цикла прорисовки кадра. Он уже просматривал исходные тексты и был уверен, что сократит длительность цикла до требуемой величины. Разработчики базовой системы явно экономили свое время, а не ресурсы пользователей…

За ужином Максим не дождался выхода Лидии на связь и попытался вызвать ее сам. Не было за последнее время такого случая, чтобы она не выходила на связь ни в субботу, ни в воскресенье. Автоответчик показал Лидию с дорожной сумкой за спиной. Она натянуто улыбалась и просила не беспокоиться – неделю она проведет в Японии по приглашению друга. Сразу после приезда обещала выйти на связь.

– Ты понимаешь, что происходит? – спросил Максим у Антона.

– Не знаю! Последний раз она была какая-то взвинченная.

– Ты не думаешь, что она успела завести какого-то японца?

– На влюбленную она не похожа. По приглашению в Японию не означает, что пригласил японец… Ведь она не сказала «японского друга».

– Кто там к ней привязался? Ты, Антон, напрасно теряешь время. Денег у тебя и так хватает. Работаешь с утра до ночи, а теперь и ночью…

– Не в деньгах дело. Работаю я из чисто психологических потребностей. Не волнуйся, с Лидией я все улажу. У тебя же еще не просят благословения. Подождем неделю!

– Сейчас такая молодежь, что благословения ей не нужно…

– Все будет хорошо! Ведь не можем мы с тобой желать ей счастья больше, чем она сама себе желает!

– А если она ошибается?

– Это ее неотъемлемое право – решать и ошибаться!

– Я бы своего не отдал, боролся бы изо всех сил…

– Я тоже своего не отдам! Что-то мне подсказывает, что бороться еще не с кем…

– Мне бы твою уверенность и спокойствие!

В этот момент в комнате Антона раздался звуковой сигнал внимания телескрина. Антон отставил чашку с чаем и поторопился к экрану.

Он увидел лицо незнакомого человека. Человек тоже увидел Антона и улыбнулся:

– Извините за вторжение, Антон. Я, Джон Смит, журналист. Хотел бы с вами встретиться…

– Каким образом вы обошли процедуру вызова абонента?

– Воспользовался правами полиции. Иначе я мог не дождаться вашего ответа… Но об этом потом. Мне очень нужно с вами поговорить…

– Боюсь, что мне нечего сказать вам.

– Догадываюсь, что вы дали подписку. Но это не единственная тема для разговора.

– Я не намерен вступать в разговоры с журналистами ни на какую тему, – Антон протянул руку к пульту дистанционного управления телескрином.

– Не отключайтесь, прошу вас! Можете не говорить, дайте мне пять минут. Вы не нарушите никаких юридических обязательств, если выслушаете меня. Я знаю, зачем вы ходите к другу…

– Вы следили за мной!

– Следил не только я, но я знаю, зачем вы туда ходите и с кем связываетесь. А они, слава Богу, не знают, потому что не профессионалы…

– Какой вы нашли криминал в том, что я с кем-то связываюсь не из дома. Например, чтобы не беспокоить человека, с которым живу?

– Давайте встретимся, и я объясню, зачем вы взяли напрокат шлем виртуальной реальности. Еще раз повторяю, говорить буду только я… Вы, как хотите. Можете выслушать молча… Дайте мне полчаса, и вы не пожалеете!

– Когда и где?

– Через десять минут на углу. Я буду ехать по главной улице из райцентра.

– Вы еще там?

– Нет, я недалеко.

Только теперь Антон понял, почему у Смита освещено только лицо. Смит разговаривал из автомобиля.

Антон вышел в прихожую и стал одеваться. Вечер обещал быть холодным, и он надел кепку с большим козырьком и теплую куртку.

Появился Максим:

– Ты куда собрался? Что-то стряслось?

– Я на час, не больше. Один американский журналист привязался, хочет поговорить…

– Может, помочь, чтобы отвязался?

– Не тот случай! Потом расскажу…


Стандартный автомобиль с эмблемой бюро проката подъехал бесшумно. Смит открыл правую дверь, но сам не вышел. Антон сел на переднее сидение. Свет в салоне не горел. Антон узнал водителя в свете уличного фонаря. Смит протянул руку для рукопожатия:

– Джон Смит, научно-техническая хроника Си-Би-Си. А вас я давно знаю заочно.

– Рад с вами познакомиться, Джон Смит. Только почему не Джеймс Бонд?! – сказал Антон, крепко пожимая протянутую руку.

Он рассматривал правильный профиль Джона и тронутые сединой короткие густые волосы. На вид пятьдесят лет. Хорошо одет. На роль Бонда вполне подходит.

Джон заерзал на сидении и не сразу ответил.

– Журналист тоже разведчик, только работает не на правительство, а на общество.

– Чаще всего, на тех и других… Однако вернемся к нашим баранам… Вы хотели мне что-то рассказать.

– Сейчас отъедем в укромное место, и все узнаете…

Автомобиль остановился на окраине в тени дерева.

– Я изложу факты и свои выводы, – начал Джон неторопливо, – а вы, если захотите, можете их прокомментировать…

Антон промолчал. Джон продолжил, когда понял, что ответа не будет:

– Сначала о вашей прежней работе. Вы не удовлетворены выводами комиссии и задумали собственное расследование. Мне не удалось раскрыть вашу систему защиты, и мне неизвестно содержание разговоров, но я знаю, с кем и когда вы связывались, используя скрин вашего приятеля Кореша и его брата как транзитный почтовый ящик. За вами наблюдали и другие, но у них не хватило ума проследить за связями брата Кореша…

– Кто еще за мной следил? – не выдержал Антон.

– На определенных условиях узнаете все.

– Напрасно вы затеваете торговлю!

– Да! За информацию приходится платить. Но это не для вас. Вы человек идеи, и я на этот счет не заблуждаюсь. Когда я говорю об условиях, я имею в виду гарантии, что мои сведения не будут использованы против меня…

– О гарантиях говорить рано. Я не знаю, какие цели вы преследуете.

– Такие же, как и вы. Мне не нравятся последние события на Кольце и вокруг него. Поверьте, я хорошо знаю предмет, так как последние годы делал репортажи о Проекте Кольцо. Знаком с большинством членов Совета Кольца и, кстати, с вашими бывшими начальниками… Я уверен, что вас устранили. Почему и каким способом, не знаю, но вы им явно перешли дорогу. Следующим будет Янагида… – Джон на некоторое время замолчал, провоцируя ответ Антона.

Антон на этот раз выдержал. Джон вынужден продолжить:

– Система безопасности и структура управления Кольца не отвечает сейчас его роли в мировых делах от информатики до энергетики. Кто-то может соблазниться идеей, захватить Кольцо и установить контроль над Землей…

– Под инкогнито, скрывающимся под псевдонимом «кто-то», следует подозревать, прежде всего, США, – не выдержал Антон.

– Правдоподобно, но не то! Да, США хотелось бы сохранить свою исключительную роль в мировых делах в условиях, когда мы испытываем сильнейшую конкуренцию со стороны объединенной Европы, Китая и, в который раз, пробуждающейся России. Однако в США работает, как нигде, Конституция. Никакое правительство США не рискнет это сделать за ее спиной. У нас правительство и чиновники – слуги у общества. Мы их часто меняем и прилюдно «сечем» за малейшую провинность. Это вы в России тысячелетия мечтаете о хозяине. Видите его то в варягах, то в царе, то в большевиках, то в очередном президенте… Они приходят, требуют власти и жертв для наведения порядка, а когда уходят, то оказывается, что порядка и хлеба стало еще меньше, а разора и могил еще больше. А у нас всегда был хозяин, это народ…

– Иногда слуга, пытаясь угодить хозяину, может и дров наломать. – Перебил Антон.

– Мы, журналисты, «четвертая власть» должны держать под контролем все телодвижения слуг, тогда у них не будет такой возможности… Собственно поэтому я здесь!

– Мы договорились, что не будем обсуждать тему Кольца…

– Тогда перейдем к другой группе фактов, которые на первый взгляд не связаны с Кольцом. Две недели назад вас взяли программистом на фирму «Дэвид и Лайон», а вчера вы выпросили напрокат шлем ВР. Странно не то, что фирма обосновалась в России. Вероятно, это выгодно. Странно то, чем фирма занимается. Предполагаю, что вам дали задание на разработку новой системы стереоскопической трехмерной анимации. Предполагаю, что вы также занимаетесь этим дома тайком от заказчиков, иначе зачем вам шлем. Я проверил, ни у вас, ни у них нет на это лицензии. А теперь вспомните летний скандал, когда Стив Андерсон выступил с сенсационным заявлением, что один из членов Совета Кольца виртуальная личность. Недавно Стив покончил с собой в психиатрической клинике, куда его поместили по требованию администрации Службы Безопасности Кольца. Вы что-нибудь знаете об этом?

– Нет! – ответил Антон, пораженный услышанным.

– Такая не информированность в наше время! Кому—то выгодно замалчивание данного факта.

– Администрация – это Питер Ньюмен?

– Да! Потом, я не верю в версию о самоубийстве. Я с ним встречался. Он вполне нормальный парень. Мне он сказал, что таких виртуальных членов Совета может быть и больше, и собирался подать в суд. Вы же знаете, что заседания Совета с обязательным личным присутствием проводится всего один раз в год в апреле. До апрельского совещания можно выкрасть и подменить большую часть членов Совета. За это время с использованием подставных лиц могут быть приняты такие кадровые и технические решения, что контроль над Кольцом перейдет в руки какого-нибудь государства или преступной группы…

– США, например!

– Это был бы не самый плохой вариант. Возможны и гораздо худшие… Нужно выяснить, кто в действительности заказал систему анимации, которая была бы неотличима от телесъемки реальных событий. Истинный заказчик вашей программы и есть организатор всех преступлений: похищения членов Совета, убийства Стива Андерсона, который первый заподозрил неладное…

– Невероятно!

– После моих сообщений, вы готовы поделиться со мной своей информацией?

– Нет, не готов!

– Мы напрасно теряем время. Через две недели очередное заседание Совета Кольца. Кто знает, какие решения он примет. А если заговорщики уже сейчас получат большинство?!

– Нужно подумать.

– Думайте быстрее!

– Ответ дам послезавтра. Как мы свяжемся?

– Я вас найду. У меня к вам просьба. Я хочу подарить вам значок, выпущенный в вашу честь. Вы вероятно об этом не знали.

– Даже не подозревал!

– У меня к вам просьба, носите его всегда с собой.

– В нем «жучок»?

– Да, – ответил после некоторого колебания Джон.

– А если его обнаружат?

– Маловероятно, но в таком случае валите все на меня…

– Это может плохо закончиться для нас.

– Пока вы не завершили отладку программы, вам ничего не угрожает, а я позабочусь о себе сам… Сейчас отвезу вас домой.

Глава 10

Город Осака встретил Лидию теплым дождем. Зелень газонов и парков была еще яркой, словно надвигающаяся с севера осень не осмелилась пока преодолеть Японское море. Лидия села в такси и назвала адрес. Так было договорено заранее. Янагида прибыл раньше и все устроил. Сам он не хотел светиться в аэропорту лишний раз. И Лидию разместил не в гостинице, а в частном пансионате. Там на пороге он ее встретил. За время ее перелета они несколько раз входили в коннект и обменивались информацией. Когда автомобиль подъехал к пансионату, Лидия сразу узнала часть улицы и дом, так как уже видела их глазами Янагиды.

В тот же вечер состоялась первая тренировка. Янагида обучал Лидию каратэ. Занятия по каратэ были придуманы Янагидой в качестве повода для встреч. В любом случае навыки рукопашного боя не помешают. Возможны ведь стычки с охранниками.

Тренировки в клубе спейсфлаеров проводились в первой половине дня. Вступительное занятие было посвящено истории и теории спейсфлаерного спорта. Потом слушателей разместили на тренажерах. Для триайз использовались особые тренажеры, где имитация среды подавалась через «третий глаз».

Лидия облачилась в скафандр и защелкнула на талии муфту манипулятора. Система включилась и Лидия «полетела». Над головой конструкции Кольца и черный усыпанный яркими звездами космос. Внизу ночная Земля с высоты сто километров. На горизонте тонкая полоска атмосферы, подсвеченной недавно зашедшим солнцем. Впечатление было настолько реалистичным, что у нее захватило дух. Так в детстве ее поразил планетарий.

На первой тренировке демонстрировался полностью автоматический режим спуска. Время пролетело быстро. В последующие дни задания усложнялись. Последние тренировки предполагали полное ручное управление. По их результатам проводится аттестация и допуск к прыжкам. Кроме того, требовалось отработать режимы полета в условиях типичных неисправностей. Случаи неисправности были крайне редки, но они были, и спортсмен должен быть психологически подготовлен.

Ежедневно вечером с девятнадцати до двадцати одного Янагида проводил свои тренировки по каратэ. Он снимал на это время тренажерный зал пансионата. Лидия приходила туда в черных рейтузах и свитере в обтяжку, гибкая и грациозная. На зональных студенческих соревнованиях по спортивной гимнастике она занимала довольно высокие места, особенно в вольных упражнениях. На особую карьеру в гимнастике она никогда не рассчитывала, так как довольно поздно пришла в этот спорт. Ей нравилось ощущение физического комфорта и уверенности в себе, которые ей приносили, будь-то гимнастика, плавание или прыжки в воду с трамплина.

Методика тренировок для триайз была по идее проста. Спортсмены устанавливали коннект с тренером и повторяли его движения, сначала медленно, потом наращивали темп до нормы. По сути, они на время превращались в радиоуправляемых роботов. Правильная координация и техника вырабатывались очень быстро и закреплялись в мышечной памяти. Необходимая физическая тренированность достигалась специальными упражнениями и диетой.

Если бы кто-то посторонний, не знакомый с новой методикой, увидел тренировки Янагиды и Лидии, то подумал бы скорее о танце, чем о карате. С удивительной синхронностью две фигуры проделывали непрерывные серии идентичных перемещений и имитацию ударов по макиварам и манекенам.

Янагида получал от тренировок все большее удовольствие. Два часа наедине с красивой девушкой, которая автоматически повторяет любое его движение. Он едва сдерживал свое сексуальное возбуждение. Иногда ему казалось, пожелай он ее, и она также автоматически подчинится.

Однажды Янагида не выдержал и обнял ее сзади, захватив своими руками с короткими крепкими пальцами ее груди. Он тут же получил молниеносный удар пяткой в промежность. От боли он упал и завертелся волчком, согнувшись втрое.

– Мои родственники вам не простят, если я останусь без наследников, – попытался он отшутиться, как только стал способен говорить.

– А мои родственники, если узнают о вашей несдержанности, кастрируют вас – парировала Лидия.

Она не чувствовала себя оскорбленной. Просто Янагида оказался такой, как все – слушает только свою плоть. Ему не приходит в голову сначала узнать, чего хочет она. За это и получил…

– Из этого факта – только один положительный вывод. Навыки каратэ вы усвоили в достаточной степени.

– Учтите на будущее, удар был в полсилы!

– Вы очень способная девушка.

– У меня был замечательный тренер, – вполне серьезно ответила Лидия.

– Надеюсь, наша дружба не пострадает?

– Нашу дружбу и сотрудничество такие пустяки поколебать не могут.

– Ничего себе, пустяки! – ответил Янагида, с перекошенным от боли лицом откровенно массируя ушибленные «детали».


Лидия улетала домой, усвоив до мельчайших тонкостей предстоящую операцию. На шее у нее было красивое удостоверение в виде медальона из белого с голубым пластика, разрешающее ей выполнять прыжки в течение трех месяцев. Если за это время она не совершит ни одного полета, то ей нужно будет пройти повторную подготовку. Она должна будет сообщить о задуманном Антону и отцу, затем ждать сигнал от Янагиды. Дата и место прыжка были предварительно определены.


Понедельник оказался для Антона кошмарным. Утром на проходной, едва он минул турникет, включилась сирена. Охранник догнал Антона и схватил за руку, пытаясь одеть наручники. Рон, который всегда проходил турникет за Антоном, подскочил с другой стороны. Он остановил охранника и предложил Антону следовать за ним.

Они вошли в одну из комнат, где Антон никогда не бывал. Комната была оборудована аппаратурой, очень похожей на ту, что применялась в аэропортах для проверки пассажиров. Вскоре собрались там Том, Дэвид, Лайон и еще молодой мужчина, которого Антон видел впервые.

Антона попросили встать на площадку перед экраном в человеческий рост. На дисплее напротив Антон увидел свой контур. На месте, где был приколот значок, подарок Джона, мигала красная точка.

«Влип сразу! Серьезные ребята», – подумал Антон. Он постарался успокоиться.

– Разрешите?! – Дэвид красноречивым жестом протянул руку ладонью вверх.

– Что вы имеете в виду? – Антон сделал вид, что не понимает, о чем идет речь.

– Вы действительно не понимаете, чего от вас хотят?

– Ради Бога, объясните, что происходит! – у Антона получилось очень естественно.

– Речь идет о вашем значке. Вы можете отдать его нам?

– Ах, вот что?! – улыбнулся Антон. – Мне его вчера подарили. Говорят, что выпущен в мою честь…

Значок представлял собой размером в сантиметр модель Земли с ее кольцами. На внешнем кольце стоял широко расставив ноги человек в скафандре. По кругу надпись «Антон Бурма».

Антон отстегнул и протянул Дэвиду значок.

Дэвид подошел к столу с бинокулярным микроскопом и положил значок на предметный столик. Он заглянул в микроскоп и отрегулировал изображение.

– Взгляните! – Дэвид пригласил Антона жестом.

Антон подошел и посмотрел в микроскоп.

– Телекамера! – он недоуменно развел руки, продолжая игру.

– Кто вам дал значок?

– Американский журналист, некто Джон Смит. Вчера он попросил уделить ему полчаса. В конце разговора подарил мне этот значок.

– Вы могли бы рассказать, чем он интересовался?

– Конечно! Сначала объяснил, что приехал сделать репортаж о местном коллекционере и его музее. Речь идет о старике Слониме. Слоним собирает электронные бытовые приборы. Когда узнал, что я здесь живу, решил познакомиться. Он пытался расспрашивать о моей прежней работе, но я не мог с ним говорить на служебные темы, так как дал подписку о неразглашении…

– А он расспрашивал о вашей работе у нас?

– Да. Я ответил, что создаю рекламные ролики, то есть так, как определено в дополнительном соглашении к контракту.

– Надеюсь, вы были искренни, и все обстоит именно так. Значок мы оставим пока у себя. Его вернет Рон, когда повезет вас домой. Предупреждаю, что все записи видеокамеры мы уничтожим.

– Естественно! Поверьте, мне очень неприятна эта история.

– Мы вам охотно верим, что приятного для вас мало… – в тоне Дэвида была неприкрытая угроза.

На том они разошлись по своим комнатам. Антон некоторое время не мог сосредоточиться. Джон его серьезно подставил. Как зашевелились! Прямо осиное гнездо.

Антон ввел по памяти недостающий фрагмент программы и запустил компиляцию. Это была его тактика – домашний вариант должен быть чуть впереди. Сегодня он собирался воспроизвести то, что сделал дома в пятницу вечером и в субботу. Информацию Джона он воспринял вполне серьезно и решил не торопиться отдавать заказчикам завершенную программу. Он намеренно повторил ошибку, над которой бился ночью с субботы на воскресенье. В ближайшие дни Антон решил под видом поиска ошибки спрятать ее еще глубже, сделать незаметной, чтобы она обнаружилась неожиданно спустя некоторое время при эксплуатации программы.

Еще нужно вставить в программу несколько блоков самоуничтожения и неявных паролей, чтобы без них программа не могла работать. Антон знал несколько приемов, позволяющих скрытно «размазать» такие вставки среди миллионов машинных команд системы. В этом случае можно будет сохранить за собой контроль над использованием программы. Если их намерения преступны, а «липовая» лицензия первый признак этого, то много навредить они не смогут.

Когда компиляция системы завершилась, Антон надел шлем виртуальной реальности и запустил программу. Через некоторое время он с удовлетворением отметил, что та же ошибка воспроизведена. Теперь ее нужно «закопать» поглубже…

Неожиданно в его комнату буквально ворвался Дэвид. Таким взвинченным и суетливым Антон видел его впервые.

– Что произошло? Почему слетела программа?

– Очевидно программная ошибка. Нужно искать…

– Так ищите!

– Простите, но я не понимаю вашей реакции. Срок еще не вышел и программу для проведения приемо-сдаточных испытаний я вам не предъявлял.

– Но она сначала работала нормально.

– Это хорошо! Значит ошибка не очень серьезная, и я за пару дней ее локализую. Потом устраню. Напишу руководство пользователя и предъявлю программу для тестирования…

– Не нужно нам никакого руководства. Мы знакомы с базовой системой и знаем, как работать с вашей надстройкой. Как только найдете ошибку, сдавайте систему.

– Я сам заинтересовал сдать работу раньше месячного срока и получить обещанную премию. Даже знаю, куда потрачу деньги. Однако контракт предусматривает подготовку эксплуатационной документации…

– К черту документацию!

– К черту, так к черту… Дайте распоряжение юристу, пусть сделает дополнение к контракту… Я не хочу рисковать и зависеть от вашего настроения.

– Считайте, я его дал! – Дэвид также стремительно, как ворвался, покинул рабочую комнату Антона.

«Как они торопятся заполучить программу! И что за этой спешкой?» – пытался догадаться Антон. Игра в кошки-мышки началась…

До конца рабочего дня Антон довел время нормальной работы программы до трех минут. Для рекламных роликов или фальсификации короткого репортажа этого достаточно, а для имитации заседания Совета или интервью слишком мало. Он будет добавлять по минуте каждый день, а там посмотрим…

Вечером Антон посетил Кореша, чтобы связаться с Янагидой и обсудить с ним последние события. Главный вопрос, как вести себя с Джоном Смитом. Стоит ли ему открыться.

Кореш открыл дверь и поспешил назад в комнату, чтобы убрать слишком громкий звук скрина. Он смотрел развлекательную передачу.

– И так каждый вечер! Ждешь тебя, ждешь… Чтобы убить время, приходится смотреть всякую чушь…

– Сейчас я очень занят на работе, да и новостей особых нет. Вчера встретился с одним американским журналистом, теперь есть повод и необходимость переговорить с Яном.

– Чего этому типу надо?

– Трудно понять сразу его намерения, но кое-что интересное он сообщил. Если это не дезинформация, то заваривается приличная каша…

– Чем это нам грозит?

– Неприятностями. Но чтобы их было меньше, держи язык за зубами. Ты ничего не знаешь. Приходил к тебе старый друг, с кем-то связывался по скрину и все. Но если Джон что попросит передать, не отказывайся.

– Ладно! Как там, Бог не выдаст, черт не съест! Ты поскорее кончай дела со своим японцем и приходи на кухню. Пиво прокиснет!

Антон набрал код Янагиды и задал режим экстренной связи. Спустя несколько секунд автоответчик сообщил, что хозяин будет не раньше пятницы.

Странно, что Янагида запретил переадресацию сообщений на свой мобильный телескрин. Даже в автоответчик зарядил не видеокадры, а просто текст.

Где он прячется, и что затеял? Досадно! В таком случае завтра он ничего не сможет ответить Джону…


Вторник Антон посвятил имитации напряженной работы. Несколько раз корректировал программу и выполнял компиляцию всей системы после каждого пустякового изменения исходного текста. Потом запустил трассировку и пошаговое выполнение программы, якобы для поиска ошибки, что означало замедление работы в несколько миллионов раз. Нужно было убить время. К концу дня он выдал, как и собирался, вариант, работающий без ошибок около четырех минут.

Дома он почувствовал, что вконец измотан. Он так не уставал в самые напряженные дни. После часовой разминки на велотренажере Антон отправился с Максимом на прогулку. С собой Антон захватил мобильный телескрин.

Максим постоянно возвращался к теме, зачем Лидия отправилась в Японию.

– Она ведь там училась. Возможно, собираются студенческие друзья отметить событие…

– Не пойму молодых! Я ничего не скрываю, а у вас от меня все время какие-то тайны…

– Для вашего же спокойствия.

– Это я уже слышал. Я лучше знаю, что нужно для моего спокойствия. У нее же есть мобильный телескрин, так неужели за сутки нельзя связаться с нами на десять минут?

– Возможно, очень занята.

– Не верю в такую сверхзанятость. Вот и ты ходил на встречу с журналистом, а рассказать мне тоже не находишь времени.

– Вчера я ходил к Борису. Пришел поздно, когда ты уже спал. Сегодня могу рассказать, если тебе это интересно.

– Весь мой интерес – ваша жизнь. Другого у меня нет… Что ему нужно, этому журналисту?

– Расспрашивал о прежней и настоящей моей работе. Собрал много информации обо мне…

– Зачем?

– Считает, что я связался с очень подозрительными людьми. Он имел в виду теперешних владельцев противоракетной базы. Я тебе рассказывал, как они ее перестроили.

– А какое ему дело?

– Расследует одно преступление. Считает, что может выйти на преступника через моих заказчиков. Он уверен, что программу, которую я пишу сейчас, мог заказать именно тот преступник, которого он ищет.

– Они действительно подозрительные?

– Внешне очень респектабельные, но вся наружная охрана – бывшие уголовники. Все помещения напичканы приборами наблюдения. За каждым моим шагом следят. Мне кажется, что они слишком засекретились. В современном бизнесе так не принято. Политика и намерения фирмы должны быть открыты и общеизвестны. Другое дело технология, там нужна определенная секретность.

– А экология? Без контроля нельзя!

– Не спорю! Но я – о другом. В первый день они мне дали прочитать рекламный материал о фирме. Ни для одного филиала не был указан конкретный адрес, только страна и город. Вчера я попытался разыскать какой-нибудь их филиал, но ничего не нашел.

– Бросил бы ты эту работу, с голоду ведь не умираешь!

– Странно слышать такой совет от человека, который сам по работе скучает… – Антон вдруг переключился на другой вопрос. – Обрати внимание на того типа, который торчит на углу дома.

– Кто он?

– Похож на одного из охранников «бункера». Сдается мне, он за нами следит. Все время держится на одинаковом расстоянии…

– Зачем им следить за тобой?

– Боятся, что я передам кому-нибудь программу или хотят узнать, встречался ли сегодня с журналистом…

– А ты собирался?

– Нет, он должен связаться по скрину…

Но в тот вечер и на следующий Джон не объявился. В четверг уже затемно к Антону пришел Кореш.

– Ты был прав! Сейчас ко мне завалился твой американец и попросил на карикатурном русском укрыть его и пригласить тебя.

– Что значит, укрыть?

– Пожить нелегально несколько дней…

– Хорошо, идем! Только не будем нарушать традиции и купим по дороге пиво. На сей раз нам понадобится ящик…

Джон зарос трехдневной щетиной, был без галстука и в помятой одежде.

– Что случилось? – спросил Антон после приветствий. Они говорили по-английски.

– Близко познакомился с вашей полицией, то бишь милицией…

– И все-таки?

– Хочу принять душ, потом все расскажу.

– Мы подождем. А пока сообразим что-нибудь на ужин.

Джон обратился к Борису на русском с сильным акцентом:

– А у вас есть прачка-автомат?

– Есть у соседей. Давайте одежду…, – ответил Борис на приличном английском. Он его выучил еще в детстве в спецшколе.

Через полчаса выбритый и прилизанный Джон, с зачатками усов и в чистой выглаженной одежде, появился на кухне. Борис и Антон уже прикончили по бутылке пива, чтобы как-то скрасить ожидание. Борис открыл бутылку для Джона и предложил ему поужинать.

Джон набросился на еду, объяснив, что не ел больше суток. Друзья терпеливо ждали, когда гость начнет свой рассказ…

История казалась невероятной для того, что не знал скрытые пружины событий. На следующий день после свидания с Антоном около двенадцати Джон выехал в аэропорт, чтобы встретить нужного человека. Джон даже сказал: очень нужного. На выезде из города его остановила девушка с дорожной сумкой и попросила подвезти. Ей оказывается тоже нужно в аэропорт. Не успели они проехать километр, как их догнала патрульная машина. Стоило милиционеру приблизиться, как девушка завопила и попросила защиты. Она заявила, что Джон пытался ее изнасиловать… У Джона забрали документы и вещи и увезли в милицейской машине. По дороге его пересадили в другую патрульную машину и привезли в отделение. Здесь был составлен протокол о задержании иностранца без документов. Его посадили в камеру под предлогом выяснения личности. Джона не били, но и не кормили. Через сутки один, якобы сердобольный милиционер, дал поесть и обещал помочь Джону сбежать и улететь в Америку. Джон сделал вил, что хочет улететь, а сам после побега из отделения милиции пешком через поля и лес добрался до их поселка.

– Ваши приключения – продолжение моих, – Антон рассказал о том, что произошло в понедельник утром.

Что-то еще удерживало Антона, и он не стал говорить о затеянной им игре с Дэвидом и Лайоном. Мысленно он их с некоторого времени называл «два сапога».

– Здорово они здесь окопались! – подвел итог Борис и добавил. – И районную милицию скупили на корню…

Джон размяк, глаза слипались, вот-вот заснет прямо за столом. Антон попрощался:

– Отдыхайте после ваших передряг. Завтра встретимся и что-нибудь придумаем…

«С этими сапогами нужно быть начеку. Если милиция не побоялась так обойтись с гражданином США, то что они могут сделать со мной?!»

На этом не закончились неприятности этого вечера. Объявилась Лидия. С веселой улыбочкой она сообщила с экрана Максиму и Антону, что собирается прыгать с Кольца. Показала удостоверение-медальон и успокоила, что все оплатил ее друг.

– Знаю я этого друга! Янагида, этот вероломный азиат!

– Да! Мы этого не собирались скрывать. Он все продумал до мельчайших деталей. Даже обучил меня каратэ…

– Глупости! Против кого каратэ?! Против закона всемирного тяготения или охранников, вооруженных автоматическим оружием?

– Янагида сказал, что они не будут стрелять.

– Детский лепет! Таракан, я тебя прошу, откажись от этой затеи. За что ты решила меня наказать?!

– А ты не знаешь?!

– Все это ерунда! Я ведь тебя не ревную к прошлому.

– Прошлое бывает разное! Не нужно меня отговаривать. Я решила и будет по-моему…

– Хорошо, я заслуживаю наказания. А как же отец?! Его-то за что? Мы так тебя любим…

– Нет никакого наказания. Я уже не девочка и будет, как я решила!

Максим стоял растерянный. До него медленно доходил смысл перебранки дорогих ему людей.

– Что задумал твой японец? Какой прыжок? Я ему сделаю харакири, если что случится!

– Он сам себе сделает харакири! Не в этом дело. Совершенно глупый и бессмысленный риск…

– Ты хотел проникнуть на Кольцо тем же способом, а теперь поумнел…

– Да! Поумнел! Оставь эту затею!

– Ты меня остановишь только своим доносом. Ну, продай меня! …Простите, если что сказала не так. Все! Я отключаюсь. До свидания!

Максим забегал по комнате:

– Нужно что-то делать! Разыщи этого японца! Останови их!

– Это бесполезно!

– Может, позвонить в милицию?

– Тогда ты наверняка убьешь ее и меня. Пусть все идет своим чередом. Ты не все знаешь. Лучше предложить им помощь, если мы можем чем-то помочь… Янагида парень основательный, и все, что возможно, предусмотрел. Он и взаправду себя убьет, если произойдет что-нибудь не так. Не думаю, что ему пришлось ее уговаривать…

– Вы все время от меня что-то скрываете. Расскажи!

– Пришла пора… Мне кажется, мы случайно влипли в крайне неприятную историю.

– Какую историю?

– Заговор!

Часть 2. Заговор

Глава 11

Максим тряхнул головой, сбрасывая наваждение.

– Заговор?! – недоверчиво переспросил Максим. – В наше время?!

– Да, заговор! – ответил Антон. – Как раз наше время с чрезмерной бюрократизацией и централизацией создает благодатную почву для таких заговоров…

Они сидели на кухне за остывшим чаем, ошеломленные последними событиями. Максим заметно осунулся и потемнел лицом. Серьезная озабоченность выглядывала из каждой морщины его загорелого лица. Таким мрачным Антон никогда не видел его.

– Кто они? С какой целью? – спросил Максим после продолжительного молчания.

– Мне пока не ясно ни то, ни другое. Возможно, воруют и продают подпольно ресурсы Супермозга. Возможно, готовится террористическая акция…

– Вы здесь при чем?! Пусть занимается милиция…

– Я мог бы тебе рассказать кое-что о нашей милиции…

– Есть еще Интерпол!

– Такое впечатление, что Интерпол ничего не замечает… Или не хочет замечать. А наши подозрения пока не более чем подозрения…

– Зачем вы втянули в свои дела Лидию?

– Я не собирался этого делать! Кто мог предположить, что Янагида придумает такое?! Она тоже хороша! Могла бы спросить у меня, посоветоваться…

– Похоже, она делает тебе назло. Только почему? Можешь мне объяснить?

– Мне трудно ответить что-то определенное. Возможно, она ревнует меня к одной девушке. Но это все в прошлом!

– Ревнует, значит, любит! Как бы ее ревность не довела до беды! Говорил же тебе, объяснись. А ты тянул, тянул…

– Твой упрек справедлив. Есть вероятность, что своими руками могу испортить ее и свою жизнь. Одно утешает, риск небольшой…

– Небольшой?! – недоверчиво воскликнул Максим. – Ты говорил, что Кольцо надежно охраняется!

– Охрану Янагида попробует обмануть…

– Лидию могут арестовать, даже застрелить!

– Арестовать могут, застрелить нет! Применение оружия строго регламентировано и фиксируется автоматической системой. Специальная телекамера все время снимает цель, как только оружие приведено в состояние готовности. Без санкции диспетчера выстрел возможен, но тогда охранник рискует получить пожизненное заключение. Даже по команде диспетчера, ответственность все равно не снимается с того, кто нажал на спусковой крючок, если стрельба оказалась необоснованной. Тогда ответственность ложится на двоих…

– Но ее могут схватить и осудить!

– Тогда мы воспользуемся этим случаем, чтобы взбудоражить мировое сообщество… Наймем адвокатов, сами выступим свидетелями.

– Кто вам мешает сделать это сейчас?!

– Мы можем жаловаться только в административном порядке. Мы не можем обратиться в суд или прессу со своими подозрениями. Это как раз то, что нужно немедленно поломать, так как из-за этого существует негласная цензура и все попытки обсуждения проблем Кольца на публичных телеконференциях или официальных средствах информации подавляются.

– А где гарантии, что судебное разбирательство после ареста Лидии будет открытым?

– Их нет, к сожалению, но Лидия не давала подписку и работает вне юрисдикции Администрации Кольца. В данном случае им трудно будет замолчать процесс. Тем более что за нее должно вступиться представительство России в ООН и министерство иностранных дел.

– А этот американский журналист знает о вашей авантюре с Лидией?

– Нет. Мы не можем рисковать. Потом мы его введем в курс и с его помощью, в том числе, поднимем шум в масс-медиа.

– Кто он такой?

– Внештатный корреспондент Си-Би-Си.

– Что значит внештатный?

– Ему платят только за конкретный информационный материал.

– Это хорошо или плохо?

– С одной стороны, хорошо – он особенно заинтересован в сенсации. С другой, плохо. У Си-Би-Си нет никаких обязательств по использованию его информации.

– Когда летит Лидия?

– Я знаю не больше тебя! Обычно прыжки проводят в субботу и воскресенье. Будем контролировать программы новостей. Сегодня же введу ключевые слова для селекции сообщений по всем каналам…

Установилась тяжелая пауза. Максим опустил голову на стол, подложив два крепко сжатых кулака. Антон задумался о завтрашнем дне. Это будет пятница. Ему все труднее симулировать напряженную работу над программой. Нужно что-то придумать. Вопрос Максима прервал его размышления.

– Не пойму! Что вы с японцем хотите от Лидии?

– Она должна выкрасть блок Супермозга, который, как мы предполагаем, незаконно используется кем-то.

– А как их можно использовать? Что это дает?

– То же, что дает воровство электроэнергии или нефтепродуктов. Деньги. Стоимость информационных ресурсов в издержках производства в некоторых отраслях достигло семидесяти процентов. Сейчас, когда наркобизнес почти искоренен, нелегальная торговля ворованными ресурсами Супермозга может стать основной статьей теневой экономики…

– Придумали новый наркотик на свою голову…

– Можно сказать и так. Обратная сторона научно-технического прогресса… Когда человечество решает какую-либо проблему, возникают новые проблемы… Это закон природы.

– Неужели так трудно навести учет этих блоков?!

– Представь себе, что трудно. К Супермозгу одновременно обращается миллиарды пользователей. Это люди, автоматические устройства, части самого Супермозга. Это как дом со многими миллионами подъездов, а в каждом подъезде миллионы квартир. У каждого ключи от своих дверей, причем иногда неизвестно от каких конкретно. Представь себе, что кто-то подменил домовую книгу и подделал ключи. В таком случае «домоуправление» не знает о существовании некоторых квартир и даже подъездов… Короче, нам нужно найти «квартиру», которая неизвестна Администрации Кольца. Тогда мы будем иметь доказательство, что их «домовая книга» фальшива. По следам последнего посещения «квартиры» можно выйти на нелегального посетителя…

– А что твои заказчики, «два сапога», как ты их называешь? Их роль в этом деле?

– Они заказали программу, которая требует много ресурсов Супермозга. С ее помощью как раз можно ворованные «мозги» переплавлять в деньги… Они очень торопятся. По какой-то причине программа им нужна через неделю, а мне не очень хочется ее сдавать, хоть за это они сулят приличные деньги…

– Какой тогда был смысл так напрягаться?!

– Сначала было интересно. Подозрения появились потом, когда…

Сигнал видеодомофона прервал беседу. На экране они увидели Бориса. Кореш жестом показал, что торопится.

Максим открыл дверь нажатием кнопки. Они с Антоном направились в прихожую, где уже слышалось сопение запыхавшегося Бориса.

Он заговорил первым, забыв поздороваться:

– Антон, срочно идем ко мне!

– Что случилось?

– Джон просит! Посмотрел программу новостей и страшно разволновался.

– Что там?! О чем?! – в один голос вскричали Максим и Антон. Их первая мысль была о Лидии.

– Какие-то чиновники из Кольца давали интервью журналисту. При этом ругали других журналистов…

– О чем они говорили?

– Ты думаешь, я слушал! А вы смотрели «Новости Кольца»?

– Нет. А они упоминали имя Джона?

– Нет. По-моему, ничего такого они не сказали, но Джон аж подпрыгивал… Он записал передачу.

– Да ее и так можно вызвать из архива в любой момент…

– Он сказал, так дешевле. Молодец! Экономит мои деньги…

– Разве он тебе не платит за постой? Он ведь обещал!

– Платит. Только я еще не решил: брать или не брать.

– Твой вопрос! Только у нас с ним и с тобой деловые отношения. Можно обойтись без благотворительности…

– А как же наше исконное гостеприимство?! Ты одевайся! Не будем терять время!

– А я чем занимаюсь?!

И действительно, Антон был уже обут и надевал куртку. Они вышли через минуту в холодную сырую ночь. Ветер шумел в еще густых кронах и срывал листья под ноги редких прохожих.

– Все же, почему занервничал Джон?

– Он даже хотел бежать к тебе сам! Я еле остановил. Подумал, что тебе это не понравится.

– Ты правильно подумал. Проще было связаться по скрину.

– А этого не захотел Джон.

– Зайдем за пивом! – предложил Антон, когда увидел вдали освещенные окна магазина, работающего круглосуточно.

– Пива у нас навалом! Не будем томить нашего непрошеного гостя…


Дэвид оттолкнулся от стенки двадцати пяти метрового бассейна, проплыл несколько метров под водой и вышел на поверхность легким гребком двух рук, входя в ритм брасса, которым он обычно завершал свою ежедневную километровую дистанцию. Сквозь очки для плавания он смутно увидел фигуру Лайона на противоположном краю бассейна.

Дэвид доплыл, сбросил очки на шею и действительно увидел своего брата у лесенки. Лайон держал в руках купальный халат для Дэвида и помог его одеть, что никогда раньше не делал. Обычно Лайон гораздо раньше завершал свои десять кругов и спешил к столу за чашкой горячего шоколада. Что-то должно было случиться, чтобы Лайон изменил своим привычкам.

После травмы в десять лет, он очень себя берег. Такое бережное отношение Лайона к своей особе не раз доводило Дэвида до бешенства. Он всегда считал все охи и вздохи Лайона уловкой для привлечения повышенного внимания к себе родителей в детстве, друзей и слуг в зрелые годы.

Дэвид сел в плетеное кресло у стола, включил фен и стал сушить свои длинные курчавые волосы. Только после этого он спросил, что случилось.

– Только что сообщили, что за Антоном зашел его приятель Борис, и они отправились к Борису домой.

– Это ведь не впервые?! – Дэвид одной рукой орудовал феном, а другой наливал себе в чашку шоколад. Дымящуюся чашку он поднес ко рту, задержал, вдыхая аромат, и затем принялся пить маленькими глотками.

– Они так торопились, что не зашли, как обычно, за пивом.

– Ну и что из этого следует? – Дэвид нехотя оторвался от чашки.

– Борис покинул свою квартиру через пять минут, после завершения интервью. Он спешил, что для него необычно, учитывая его протез. Потом, последние дни он покупает еды больше, чем нужно одному человеку…

– Может, он завел собаку?

– Оставь свои шутки! Обычно ты обвиняешь меня в благодушии…

– Хорошо! Хорошо! Допустим, у этого Кореша скрывается неизвестно куда исчезнувший Джон Смит, он же Джон Митчел. Они решили с Антоном обсудить интервью… Что дальше?

– Пока ты тренировал свою сердечную мышцу, пришло еще одно сообщение. Когда его услышишь, то перестанешь задавать вопросы в таком тоне…

– С этого сообщения и нужно было начинать!

– Лидия Бурма включена в график прыжков на воскресенье.

– Что здесь неожиданного?! Мы ведь знали, что она прошла курс подготовки. Не нужно было этого допускать!

– Каким способом? Ведь нашу попытку внести ее в черный список отклонили из-за отсутствия оснований.

– Не нужно было скупиться, тогда были бы основания…

– Мы слишком поздно узнали.

– Мы теряем темп, значит, скоро потеряем инициативу.

– Кто мог предположить, что они используют девушку! Что Антон не пожалеет свою сестру! Теперь еще эта встреча с Митчелом-Смитом…

Дэвид отложил фен, причесал волосы несколькими движениями щетки и опять занялся своим шоколадом. Он задумчиво уставился на стенку бассейна, куда непрерывно проецировалось океанское побережье. Южное теплое небо перед закатом. Пена прибоя закипала и спадала с тихим шелестом. Другая стена изображала тропический лес. Оттуда неслось щебетание птиц.

– Мы теряем инициативу! – произнес Дэвид и отставил в центр стола пустую чашку.

– Мы должны начать решительные действия!

– С тобой всегда так! Требуешь действий, а стоит предложить что-нибудь радикальное, как ты уходишь от решения…

– Для достижения цели существуют разные методы…

– Но не все методы позволяют ее достичь!

– Для меня никогда не станет безразличным моральный аспект.

– Тогда ты всегда обречен на поражение. И вообще, мне надоело твое лицемерие. Ты сваливаешь на меня самую грязную работу, постоянно оперируешь моральными категориями, а на самом деле пользуешься результатами, которые приносит мой образ действия…

– Если бы я не выступал в роли противовеса, не знаю, куда бы завел тебя твой образ действия?!

– Снявши голову, по волосам не плачут! Ведь не мы с тобой придумали эту поговорку.

– Я с тобой никогда не соглашусь. Одно дело добиться наших целей силой ума, другое – с помощью грубого насилия, замарав себя кровью…

– Можешь не соглашаться, но не мешай действовать! И не нужно выставлять меня садистом. Я тоже хочу избежать кровопролития… Предупреждаю, что не остановлюсь перед крайними мерами. Мы и так из-за нерешительности наделали много ошибок…

– Я не обещаю тебе карт-бланш!

– Можно подумать, тебе неизвестно, что пожизненное заключение в случае неудачи нам уже обеспечено в любом случае… Впрочем, довольно! Опять ты вовлек меня в бесплодную дискуссию. Если ты не убедил меня за столько лет, то зачем напрасно терять время. У нас его и так мало…

– Согласен, что это бесполезный разговор. Давай перейдем к конкретным фактам… Первый вопрос – Лидия.

– Думаю, достаточно будет усилить охрану нашими людьми, – Дэвид плотнее завернулся в халат и откинулся на спинку кресла, приготовившись к длинному разговору.

– Мы не знаем схему их операции, – Лайон наполнил себе еще одну чашку шоколада. Он сидел вполоборота к Дэвиду и лицом к океану. Небо на стене-экране постепенно розовело – начинался закат.

– Схема должна быть простой, чтобы ее смогла реализовать женщина. Янагида, по-видимому, сообщит ей коды от дверей. Она отстанет от группы и войдет в галерею, где отыщет и извлечет блок. Потом через выход на внешний тельфер покинет Кольцо и спустится на Землю где-нибудь в Южной Америке. Там ее будет ждать, скорее всего, Антон. Он успеет, если улетит ночью с пятницы на субботу.

– А если они придумают что-нибудь еще?

– Что?! У тебя есть на этот счет варианты?

– Нужно подумать!

– А я думаю, нужно заменить все коды на дверях вокруг космолифта спейсфлаеров непосредственно перед выходом группы из лифта, чтобы Янагида не успел сообщить ей новые коды…

– Да, это нужно обязательно. Ведь у них будет, скорее всего, непрерывный коннект. Ему будет достаточно несколько секунд, чтобы сообщить ей коды.

– Тогда нужно сделать так, чтобы новые коды попали в систему с опозданием.

– Это невозможно!

– Ты плохо знаешь программу У3048. Она может вызвать такую задержку по нашему сигналу. Длительность задержки будет зависеть от расторопности системных операторов Службы Охраны Кольца. Нужно и там в это время иметь своего человека.

– Думаю, проще помешать Янагиде, сопровождать операцию.

– Это уж обязательно!

– Что будем делать, если ей все же удастся выкрасть блок?

– Тогда и подумаем. У нас будет достаточно времени, пока она долетит до Земли. Тем более что мы не знаем, где она приземлится.

– Пожалуй, ты прав! – согласился Лайон. – Лучше обсудим ситуацию с Джоном. Если он вовлек в свою игру Антона, то нам угрожают серьезные неприятности. Я вообще считаю привлечение Антона к работе нашей ошибкой…

– Опять ты демонстрируешь крепость своего заднего ума. В тот момент это выглядело наилучшим решением. Ведь наши группы топчутся на месте, а он сразу выдал приличное решение. Если бы не ошибка! Однако он ее скоро устранит, надеюсь. Не без нашей помощи, конечно… Все было бы нормально, если бы не появление Джона. Был бы другой программист из посторонних, Джон вошел бы в контакт и с ним. Хуже другое, у нас не было выхода. Мало кто может выполнить работу за такой срок. Слишком активные поиски и привлечение специалиста издалека могло привлечь к нам нежелательное внимание. Если Антону удалось выжить, то пусть он поработает на нас…

– После контакта с Джоном он может саботировать работу.

– Он и так ее саботирует! У меня на этот счет никаких сомнений.

– Да. Он играет с нами как кошка с мышкой.

– Пора показать ему, кто здесь кошка, а кто мышка! Что же касается Джона, то он меня не беспокоит.

– Почему?! Он ведь агент ЦРУ.

– Бывший агент!

– А если его увольнение просто трюк?

– Мы ведь потратили с тобой большие деньги, чтобы прояснить данный вопрос. У меня нет фактов, позволяющих усомниться в достоверности нашей информации. Его уволили за попытку шантажа. До этого случая он удачно провернул несколько подобных операций и зарвался. Все его апелляции, включая Президента и Конституционный Суд, отклонены. Он из небогатой семьи и всегда мечтал выбиться. Теперь он практически потерял на это надежду. Он лишен твердого заработка и влачит довольно жалкое существование. Думаю, мы его последний шанс. Как только он наковыряет против нас что-либо существенное, то придет к нам торговаться… Мы купим, конечно. Для нас это не будет очень дорого…

Лайон ничего не отвечал, словно задремал. Дэвид тоже углубился в свои мысли. Багровый цвет искусственного неба над океаном перешел в пепельный. Дэвид поднялся и стоя продолжил:

– Том провалил операцию с Джоном. Не нужно было полагаться на этих алчных идиотов. Они так торопились получить вознаграждение! Если Джон ехал в аэропорт, то у него могло быть две цели. Улететь или кого-то встретить. Первый вариант нас вполне устраивал, второй сулил новую информацию. А теперь мы не имеем даже возможности строить догадки. С кем он хотел встретиться? Для нас это многое бы прояснило… Встретимся за ужином через полчаса!


Джон поспешил навстречу приятелям, как только услышал щелчок отпираемой двери. Он был возбужден. Обычная выдержка ему отказала, и это было заметно Антону.

– Они раскрылись! – были первые слова Джона.

– Кто они?! – спросил Антон и протянул руку для приветствия.

Джон пожал, как автомат, и поторопил:

– Раздевайтесь быстрее, а я подготовлю запись.

Антон не мог не удивляться Джону. Даже после своего побега он был более уравновешенным, не таким суетливым. В комнате их уже ждала запись в режиме стоп-кадра. Стоило Антону опуститься на тахту, как Джон пустил изображение. Борис тоже остался в комнате из любопытства. Из-за чего все-таки так завелся его всегда спокойный постоялец.

Экран ожил. На террасе загородного дома вокруг низкого стола в белых пластиковых креслах располагалась группа из трех мужчин. Антон сразу узнал в одном из них Фрица Штайнера, руководителя Службы Развития, Члена Совета Кольца. Он представил себя и второго, а третий представился сам в качестве корреспондента Си-Эн-Эн. Корреспондент был незнаком Антону. Имя второго чиновника Антон слышал неоднократно и помнил, хотя редко видел его на экране.

Это был руководитель Службы Эксплуатации Здислав Курек, Член Совета Кольца.

После представлений заговорил корреспондент:

– Мы находимся в загородном доме руководителя Службы Развития Кольца доктора Фрица Штайнера, который любезно согласился дать эксклюзивное интервью вашему корреспонденту накануне очередной телеконференции Совета Кольца. К нашему удовольствию у хозяина по его приглашению находится руководитель Службы Эксплуатации Кольца господин Здислав Курек, который также согласился принять участие в нашей беседе. Прежде чем начать беседу, позвольте от вашего и своего имени поблагодарить моих собеседников, – корреспондент сделал легкий поклон и продолжил. – Мой первый вопрос касается повестки дня телеконференции и позиции моих собеседников по вопросам, вынесенным на обсуждение. Прошу вас высказаться.

Штайнер, пожилой дородный немец, улыбнулся сквозь крашеные усы, подергал свой солидный нос и жестом той же руки предложил Куреку говорить первым. Курек кивнул и, прежде чем начать, откашлялся. Это был старый круглолицый мужчина с совершенно лысой головой. Большой острый нос делал его похожим на птицу. Антону вспомнился почему-то скворец. Вероятно, из-за того, что у Курека к тому же был скрипучий голос.

– Не буду скрывать, что в ближайшее время мне хотелось бы закончить свою карьеру и отойти от дел. Однако мы собираемся вынести на телеконференцию один очень важный организационный вопрос. Мы считаем целесообразным слить Службу Эксплуатации со Службой Безопасности. Их функции сейчас настолько переплелись, что координация работы двух служб превратилась в основную задачу управления. Согласитесь, что нет вопросов эксплуатации Супермозга, которые бы не затрагивали проблему безопасности. Нет также ни одного аспекта безопасности, который бы не влиял на условия эксплуатации. Только централизация управления позволит нам находить оптимальные решения тех задач, которые ставит пред нами научно-технический прогресс на современном этапе развития цивилизации…

– Однако многие специалисты и простые обыватели являются ярыми противниками чрезмерной централизации управления Супермозгом, – вставил свое замечание корреспондент.

– В вашем замечании мне понравилось слово «чрезмерной». Мерой достаточной степени централизации является минимум затрат на управление Супермозгом. В этом смысле мы далеко еще не достигли необходимого уровня централизации, поэтому о чрезмерности говорить преждевременно. Если бы противники предлагаемой нами реорганизации поработали в тесных рамках нашего бюджета, они бы поняли, как нужно экономить средства пользователей ресурсами Супермозга. Экономить на управлении – один из основных путей снижения тарифов на вычислительные услуги. Все другие способы ограничены темпами технологического прогресса, а это более инерционная вещь, чем организационная структура…

– Благодарю вас за исчерпывающие разъяснения! Вы хотите еще что-либо добавить к сказанному?

– Нет. Благодарю за внимание!

– Тогда мы предоставим возможность изложить свою позицию доктору Штайнеру.

Штайнер повторил процедуру со своим носом. Похоже, этим жестом он начинал каждую фразу, отметил Антон.

– Согласен с господином Куреком. В данном вопросе наши позиции совпадают. Мы встретились с ним в неофициальной обстановке, чтобы согласовать некоторые детали предстоящей работы не заочно или по телескрину, а, как говорится, лицом к лицу. На конференции мы попытаемся также противостоять попыткам, разместить на Кольце частные системы с назначением подобным Супермозгу. Все эти мини– и микро-мозги только усугубляют ситуацию с безопасностью и надежностью…

В этот момент появился слуга. Он прикатил тележку с кофейным сервизом.

– Разрешите предложить кофе?

Штайнер кивнул. Корреспондент повернулся лицом к экрану и быстро протараторил:

– По договоренности кофе служит сигналом об окончании официальной части нашей беседы. Мы надеемся в серии интервью ознакомить вас с вопросами и позицией всех Членов Совета Кольца на предстоящей конференции. Благодарю за внимание!

Воспроизводство записи закончилась. Экран переключился на системное меню. Джон повернул голову к Антону:

– Я почему-то уверен, что работает ваша программа, Антон!

– А сколько длится интервью?

– Это имеет какое-то значение?

– Сейчас программа сохраняет работоспособность пять минут и семнадцать секунд.

– Вы мне этого не говорили!

– Вы мне тоже далеко не все сказали, не правда ли?

– Для этого я и попросил вас прийти. Только что нам даст хронометраж интервью? Изображение можно состыковать из фрагментов…

– Это достаточно трудно сделать, чтобы стыки были незаметными для компьютера, который анализирует подлинность изображения. Следы монтажа научились выявлять очень давно и вам это должно быть известно…

– Да, согласен! Признаюсь, проверял вашу осведомленность в данном вопросе.

Джон включил режим проверки длительности записи интервью. Для этого не нужно было просматривать его заново. Время вычислялось по формату записи и объему памяти, занимаемой файлом интервью.

– Пять минут и десять секунд, – сообщил Джон.

– Что из этого следует? – спросил Антон больше для порядка, так как догадывался о содержании ответа.

– Интервью действительно сфабриковано с помощью вашей программы. Теперь в этом нет никакого сомнения!

– На чем основан столь категоричный вывод?

– Штайнер как раз тот человек, которого Стив Андерсон уверенно считал виртуальной личностью.

– А его слуга? Дом?

– Штайнер одинокий человек и жил в этом доме вдвоем со своим слугой. Сейчас дом под охраной, а Штайнер не показывается на людях три или четыре месяца.

– Абсурд! Куда смотрит полиция?!

– Полиция проверяла. Дом охраняет частное агентство по договору с хозяином на время его отъезда по служебным делам. Договор подлинный и оформлен через солидную юридическую контору…

– А Курак, корреспондент?!

– Корреспондент – реальная личность. Очевидно, он на службе у заговорщиков. О Кураке ничего сказать не могу. Нужно еще проверить…

– Что будем делать? – несколько растеряно спросил Антон. Он еще не успел собраться с мыслями и переварить новую информацию.

– Сначала я кое-что вам расскажу, – ответил Джон и добавил. – Рассказ будет долгим, и я бы не возражал, если бы хозяин открыл нам что-нибудь покрепче, чем пиво из того, что я ему сегодня заказывал приобрести…

– Располагайтесь поудобней и дайте мне пять минут. Я не пью без закуски и вам не советую, – подал свой голос Борис, хранивший все это время полное молчание.

Глава 12

Лет сорок назад в семье нью-йоркского банкира средней руки Фишера родились мальчики близнецы. Их назвали Дэниэл и Леонард. Родители тратили много средств на их воспитание и образование. Изучение языков и компьютеры чуть ли не с пеленок. Потом лошади, спорт, автомобили.

Болели братья всегда одновременно, пока однажды совершенно случайно не заболел только один из них, Леонард. Второго вовремя изолировали. Повышенное внимание к больному, а болел он долго и тяжело, вызвало сильную ревность у здорового. Такую сильную, что это отразилось на его характере.

В десять лет ситуация повторилась. Леонард упал с лошади не без косвенного участия Дэниэла, который устроил скачки наперегонки. При падении Леонард получил серьезный перелом ноги. Была реальная угроза хромоты на всю жизнь. Целый год лучшие ортопеды наращивали Леонарду кость, чтобы ноги его остались одинаковой длины. Пока Леонарда лечили, характер Дэниэла безнадежно испортился.

В отношениях Дэниэла и Леонарда появилось соперничество, что бывает очень редко среди близнецов. Однако они не могли жить друг без друга. Даже не женились, так как их знакомство с девушками всегда заканчивалось тем, что они претендовали на одну и ту же. В конечном счете, они обзавелись содержанкой, которая обслуживала их одновременно.

Учились они в нескольких университетах, изучали финансы, экономику, право и программирование.

В двадцать пять лет Дэниэл и Леонард возглавили самое большое отделение банка, где председателем правления был их отец. Они были переполнены амбициями и предприняли по инициативе Дэниэла ряд рискованных операций.

Операции оказались неудачными. Их отделение банка оказалось на грани банкротства. Отец помог им устоять, но неудача подтолкнула братьев на путь махинаций.

В своем отделении банка братья работали не только как управляющие. Они держали группу молодых талантливых программистов и много программировали сами. Для своего банка разработали несколько компьютерных программ, повышающих эффективность работы с базами данных применительно к банковскому делу.

Через подставную софтверную, то есть программистскую фирму, они бесплатно разослали свои программы всем банкам.

Программы оказались полезными для многих банков и к ним скоро привыкли, как привыкают к хорошему инструменту. Время от времени братья рассылали усовершенствованные версии программ. На самом же деле все программы были заражены компьютерными вирусами, специально разработанными для взламывания защиты доступа к информации банков и воровства денег со счетов того банка, где эти программы использовались.

Управлять работой вирусов можно было дистанционно, посылая в компьютерную сеть банков сигналы в виде безобидных, на обычный взгляд, сообщений в общем потоке поступающей ежедневно биржевой информации. Хитрость была в том, что снятие денег со счетов проходило не в текущем операционном дне, когда контроль полномочий при движении на счетах был очень строгим и обеспечивалась многократная сверка с документами-основанями, а в прошлом. Один вирус проводил изменения в архивных файлах за прошедший день. После этого другой вирус создавал ситуацию, требующую восстановления базы данных из архива и повторения операций движения за прошедший день. При повторном счете контроль проводился уже не по каждой операции, а по общему балансу для сокращения времени перерасчета. В этот момент и снимались суммы со счетов банка. В результате на следующий день на нужных счетах появлялись деньги, которые совершенно официально переводились в другие банки. Еще через сутки по сигналу вирус убирал в архиве следы всех изменений.

Банки обнаруживали время от времени потерю своих средств по непонятным причинам. Обычно сумма потерь была такая, что поиски причины, для чего нужна была сверка миллионов банковских операций с первичными документами, обошлись бы банку во много раз дороже. Естественно никто на такие проверки не шел. Все смирились и свыклись с таким положением, когда банк теряет несколько процентов годового дохода. Таким образом, сотни банков и их отделений платили неизбежную, как им казалось, дань и не знали кому.

Так продолжалось почти шесть лет, пока в одном из банков системный оператор, дежуривший ночью, не допустил небрежность. Он не сделал архивную копию файла сальдо счетов клиентов по завершению операционного дня. Утром сменивший его коллега обнаружил ошибку, но скрыл ее, сделав фиктивную отметку в файле контроля операций. Он понадеялся на высокую надежность системы. Иначе пришлось бы задержать начало операционного дня, что вызвало бы массу жалоб и большой скандал, естественным концом которого было бы увольнение оператора-разгильдяя. Из-за этого вирусы-воры отработали неверно. Служащие банка обнаружили нарушения сальдо на счетах. Руководство банка вынуждено было не считаясь с затратами найти причину искажений. Речь шла о репутации банка. Одновременный уход многих клиентов мог закончиться для банка плачевно. Времени для поиска ошибки потребовалось много, почти месяц.

Братья получили сообщение о сбое сразу и немедленно стали прятать концы в воду. К моменту, когда они были вычислены, все их средства словно испарились, а сами они затерялись где-то в Европе. Предполагают, что они успели сделать пластические операции. Сбежали они вместе с некоторыми помощниками. Оказалось, что никто и нигде не смог найти фотографии или телесъемку этих людей. Хирург, который предположительно мог сделать им пластические операции, также бесследно исчез.

Когда Джон закончил свой рассказ, Антон спросил:

– Джон, как я понял, вы считаете, что Дэвид и Лайон – это исчезнувшие Дэниэл и Леонард!

– Да! Хотя юридически безупречного доказательства у меня еще нет. Я хотел их снять с вашей помощью, но моя затея провалилась. Потом я нашел способ получить их фотографии и заранее вызвал человека, который мог их опознать. Он их видел уже после операции, если, конечно, это они, а не другие близнецы…

– Как вы вышли на этого человека?

– О! Это старая история. Когда-нибудь расскажу…

– Какой куш они сорвали? – подал голос Борис.

– По самым скромным оценкам четыре миллиарда.

– Долларов?!

– Да! Не японских иен или итальянских лир, конечно!

– Такие деньги не так просто спрятать.

– А они их в определенном смысле и не прячут. Они в деле… И не в одном!

– Что будем делать? – повторил свой вопрос Антон.

– Это зависит от того, чего они добиваются, – ответил Джон.

– И что вы думаете по этому поводу?

– Думаю, они добиваются той же цели. Воруют деньги, точнее, собираются их каким-то образом воровать, используя вашу программу…

– Каким же это образом?

– Например, протаскивая нужные решения в Совете Кольца. Кто-то платит им за это деньгами или ресурсами Супермозга…

– Мне понятно, кому выгодно предложение Курека. Если Курек тоже виртуальная личность и все это дело рук братьев, то нетрудно вычислить заказчика. Все это в интересах Питера Ньюмена.

– Не обязательно! Думаю, Питер чист. Это может быть любой человек, который знает, как затем сместить Питера и занять его место.

– Почему это Питер чист? Не потому ли, что является агентом ФБР?

Антон едва удержался, чтобы не рассказать о том, как Питер мешал и мешает расследовать сбои в учете блоков Супермозга.

– Откуда вы это знаете? – удивленно спросил Джон.

– Он сам об этом говорил.

– Ну, не вам же!

– Не важно!

– Нет, это важно! Вы от меня что-то скрываете.

– Не будем об этом! Мне как-то уже приходилось отвечать на подобное замечание. У каждого из нас есть что скрывать.

Джон не стал возражать и переключился на другой вопрос:

– Вы говорили, что срок сдачи программы через неделю.

– Да.

– Через десять дней состоится телеконференция Совета Кольца. Совершенно очевидно, программа им нужна именно к этому событию. У меня в связи с этим вопрос, почему программа не может работать больше пяти минут с хвостиком?

– Это моя забота. Могу сделать, что она будет работать в течение любого интервала времени или вообще не будет…

– Ну и как долго вы собираетесь водить их за нос?

– Боюсь, недолго! Сейчас я провожу изменения в программе совершенно беспорядочно и в таком темпе, что они отстают с анализом моих изменений на два – три дня. За выходные дни они меня догонят. Ошибку они навряд ли найдут, но поймут, что я их обманываю. Мне нужно менять тактику. Как, я еще не придумал…

– Было бы неплохо, если бы программа неожиданно отказала в разгар конференции…

– Они ее серьезно тестируют. Программа ведь не знает, это тестовый прогон или рабочий!

– У меня есть идея! Нужно сделать так, чтобы программа реагировала на слова, которые произносит виртуальная личность. А я постараюсь организовать такую ситуацию, чтобы эти слова нужно было обязательно произнести.

– Это должны быть достаточно редкие слова, иначе они могут все испортить еще при тестировании.

– Вы завтра должны начать работу, чтобы к концу следующей недели могли сдать якобы завершенную программу.

– Тогда мне нужны эти слова уже сегодня.

– Нет проблем! Запоминайте: диссонанс, дефрагментация, супервизор… Пожалуй трех слов достаточно. Если вы используете в качестве «детонатора» еще какое-нибудь слово, то сообщите его мне…

– Договорились!


В пятницу утром Антон проснулся разбитым. Вечером он настроил скрин для селекции сообщений, которые могли касаться Лидии и Янагиды. Из-за этого просыпался ночью несколько раз. Ему снился сигнал внимания телескрина. Наконец, он установил режим запоминания сообщений и уснул.

Плохой сон объяснялся еще одной причиной. Антон не успел расстаться с Джоном, как его мозг «в фоновом режиме» начал обдумывать изменение в программе, идею которого подбросил Джон. Эта идея – еще одно доказательство, что Джон разведчик. Чувствуется образ мышления мастера провокаций.

Дополнительная чашка кофе развеяла вялость. Был соблазн принять что-либо более существенное, чем кофеин. У Антона в аптечке были таблетки разных средств, клинически проверенных и вполне безобидных. Однако он устоял, так как считал, что переутомление последних недель еще не достигло фазы, требующей вмешательства медицины. Впереди два выходных дня. От программирования можно будет отключиться. Правда, оставался еще один стрессовый фактор – ожидание вестей от Лидии или о Лидии…

В рабочей комнате Антона ожидал сюрприз. За ночь был оборудован туалет и душевая кабина. Этот факт развеселил Антона. Экономия на десяти метрах прогулки по коридору в общий туалет составит пару минут за день. А потеть на работе он не собирается. Зачем тогда душ?!. Здесь, вероятно, зимой и летом строго двадцать один градус и влажность воздуха в норме, как сейчас…

На пятницу у Антона был план создать вариант, работоспособность которого не превысила бы минуту. Этим он преследовал две цели.

Во-первых, нарушал подозрительную монотонность, когда время работы программы постоянно растет, а ошибка в программе радикально не устраняется.

Во-вторых, он надеялся так надежнее скрыть предложенные Джоном «детонаторы», так как сомневался, что «два сапога» будут дотошно анализировать неудачный вариант. На это у них ушло бы еще два-три дня. В среду он подбросит им окончательный вариант без ограничений по времени, но заряженный словами-детонаторами. Они набросятся на программу и начнут проверять.

Проверка будет безусловно успешной. Антон получит свои деньги, которые не помешают при любом исходе авантюры Янагиды и Лидии.

В пятницу, как и в последние дни, Антон выполнил компиляцию программы несколько раз. После получения нового варианта программы, он проверял его в работе, но не более одной минуты. Хитрость была в том, чтобы братья или их помощники, непрерывно следящие за работой Антона, обнаружили сокращение времени правильной работы программы по возможности позже, желательно в конце дня.

Однако расчет Антона не оправдался. Оказалось, что братья дотошно проверяют время работы каждого варианта. На этот раз Дэвид не стал бежать в комнату, где работал Антон. Уже через пятнадцать минут после получения «двухминутного» варианта Рон пригласил Антона к хозяевам.

Братья встретили Антона нарочито сурово, без тени улыбки. Только Лайон едва кивнул на приветствие Антона.

– Вы, почему не проверяете время безошибочной работы программы после каждой компиляции?

– Потому, что пытаюсь устранить ошибку вообще, а не занимаюсь поисками того, как продлить еще на несколько минут время безошибочной работы…

– Как вы собирались за одну минуту ее работы установить, что программа исправлена радикально?!

– После серии изменений я должен убедиться, что ничего не нарушил в основном цикле работы. Полное время работоспособности я собирался проверить в конце дня…

– Нас такие темпы не устраивают!

– У меня еще неделя до сдачи работы. Все может получиться и в последний день.

– При той системе отладки программы, которую мы наблюдаем у вас, результата вы можете не добиться и за год. Это какой-то сумбур! Полное отсутствие логики во всех этих скоропалительных изменениях. Ваши пальцы работают на клавиатуре и с манипулятором явно быстрее, чем работает мозг. Может, сначала нужно подумать, а потом изменять программу?!

– У каждого свой стиль. Не скрою, у меня нет никакой идеи или хотя бы смутных подозрений о причине такой работы программы…Поэтому и приходится перекраивать все многократно, вдруг программа заработает. Вы внимательно анализировали тексты программы и наблюдаете каждый мой шаг сами или с помощью специалистов-программистов. Если можете, подскажите свои подозрения о причине ошибки. Насколько я понял, вы очень заинтересованы в том, чтобы моя работа была выполнена в срок..

– Возможно в этом и причина?!

– В чем?!

– В том, что мы неосторожно проявили слишком большую заинтересованность в скорейшем окончании работы над программой. Поэтому вы умышленно затягиваете работу.

– Какой мне смысл?! Я больше вас заинтересован, чтобы получить деньги, которые мне положены по контракту в случае завершения программы в месячный срок. Вед даже при задержке в один день я теряю половину всей суммы!

– Какой смысл?! Например, вынудить нас заплатить вам еще больше!

– Это не так! Я делаю все, что могу в данной ситуации. Вы сами создаете обстановку стресса. Я постоянно чувствую вас за своей спиной. Не уверен даже, что вы не установили скрытые телекамеры в туалете, чтобы мое расстройство желудка, если такое случится, объявить саботажем…

– Не преувеличивайте!

– Это вы явно преувеличиваете! Зачем вы ночью оборудовали в моей рабочей комнате санузел? Решили сократить на две минуты затраты времени на естественные надобности…

– Нет! Санузел оборудован для вас, но с другой целью. Об этом мы еще скажем.

– Может, с этого и нужно было начать?

– Возможно! Мы предлагаем удвоить вашу премию за выполнение работы в срок, но с небольшим условием. Вы останетесь здесь, пока не закончите работу!

– Мне не нужна добавка к премии и, тем более, не устраивает ваше условие, – едва сдерживая себя, выпалил Антон. Так вот для чего нужно было ночью перестраивать комнату. Ему готовили тюремную камеру. Возможно, в одном из стенных шкафов уже приготовлена и кровать. После паузы Антон уже спокойнее добавил. – Не скрою, я также против удлинения рабочего дня даже на полчаса.

– Вы меня не поняли! Остаться здесь вам придется в любом случае, а повышение премии предназначено для компенсации некоторых неудобств.

– Это противоправное действие. За незаконное задержание вы предстанете перед судом. Это я вам гарантирую! А уж суд определит сумму компенсации за моральный ущерб, который вы наносите мне и моим родственникам…

– Родственникам мы сообщим. Волноваться они не будут, – братья переглянулись и впервые за время разговора насмешливо, или так показалось Антону, улыбнулись.

– Я сам сообщу кому нужно!

– Хорошо! Хорошо! Рабочий день ведь еще не закончился. Возвращайтесь к своим обязанностям, а там посмотрим. У вас и у нас есть еще время подумать…

Антон вернулся в свою комнату и здесь дал волю раздражению. Он упал в рабочее кресло так, что фиксатор регулятора высоты сидения не выдержал и Антон едва не проделал кульбит через голову. Это его слегка отрезвило. Он поднялся с кресла, заново установил фиксатор. Потом подошел к входной двери. Она не открывалась. Все! Мышеловка захлопнулась. Как элегантно они все это проделали! А был ли другой вариант? Стоило пытаться вырваться наверх сразу. Для этого нужно было бы уложить Рона в передней, прорваться на проходной и открыть ворота… Чем? Танка или бульдозера там нет. Нет и ключей от электроавтомобилей, которые припаркованы на стоянке перед проходной…

Даже при благополучном исходе суд он бы проиграл. Ведь они показали бы в записи разговор, который можно было трактовать не как реальную угрозу, а как предложение, возможно, в несколько агрессивном тоне… Исход районного суда был бы весьма неопределенным. Поведение милиции в деле Джона демонстрирует наиболее вероятный результат судебного разбирательства. Что поделаешь: относительно бедная страна, абсолютно продажные чиновники!

Если открытый бунт ничего не даст, то нужно сделать вид, что согласен с их предложением. Через два дня, в понедельник, сдать программу и потребовать отпустить домой. За это время Лидия вернется на Землю. Нужно будет связаться с ней и попросить заехать сюда по дороге во Владивосток.

Антон нажал кнопку вызова Рона. Тот отозвался сразу:

– Что вам угодно?

– Мне нужно встретиться с Дэвидом.

– Скажите мне, что вам нужно.

– Я хочу разговаривать без посредника.

Через некоторое время Дэвид появился на скрине:

– Я слушаю вас!

– Согласен обсудить ваше предложение, но наша договоренность должна быть оформлена как дополнение к контракту…

– Давно бы так!

– Согласитесь, ваше предложение было довольно неожиданным для меня.

– Возможно!

– Сейчас чем больше я об этом думаю, тем больше убеждаюсь, будь у вас другой выход, вы бы не прибегли к такой мере, – Антон говорил и ему становилось противно от собственного лицемерия.

– Конечно! Вы загнали нас, вольно или невольно, в угол, – Дэвид не отставал от Антона по части изображения пристойной мины при плохой игре.

– Но у меня тоже будет условие. Как только я сдам программу, вы меня отвозите домой.

– Как только мы примем программу!

– Вы можете принимать ее неопределенно долгое время.

– За неделю мы это сделаем.

– Это слишком долго! Срок выполнения работы должен считаться по дате предъявления…

– Естественно! Если не будут обнаружены ошибки…

– Ошибочная ситуация может возникнуть и через год. Давайте придерживаться стандартов, и определим объем приемо-сдаточных испытаний. Например, сутки или двое безошибочной работы вас вполне устроят. Меня тоже…

– Я назвал недельный срок.

– Никто не станет реально эксплуатировать программу в таком режиме. Такое требование чрезмерно. Вы не можете проигнорировать мою просьбу, если хотите вообще что-то получить.

– Вы начинаете угрожать нам опять!

– Нет! Это не угрозы, а предложение компромисса.

– Хорошо! У нас есть свой вариант компромиссного решения. Пусть будет двое суток, но не раньше, чем срок сдачи работы по действующему варианту контракта.

«Целая неделя! – подумал Антон. – Можно упереться, но тогда не будет возможности устроить для них ловушку. Это единственный способ отыграться. Ладно! Еще отольются кошке мышкины слезы!»

– Что поделаешь! Согласен! Но учтите, пока не подписано дополнение и сам контракт со всеми дополнениями не будет зарегистрирован у Автонотариуса, я и пальцем не пошевелю.

– Том получит соответствующие указания, – Дэвид с трудом скрывал довольную улыбку, перед отключением он продолжил свою игру. – Успешной работы и приятного отдыха!

Через полчаса Том в сопровождении Рона принес дополнение к контракту, подписанное Дэвидом. Формальности были выполнены. Дверь захлопнулась за ними…

Неприятно поразил щелчок электронного замка. Антон остался один.

«Выйду ли я когда-нибудь из этой комнаты?» – невольно всплыло в сознании Антона. Почему-то сильно захотелось есть. Антон обследовал холодильник и отметил, что голодом морить его, по крайней мере, не собираются.

Он сделал и съел два тоста, с ветчиной и сыром, запил горячим чаем с лимоном. На душе полегчало. Сытый желудок отогнал тревогу. Антон расслабился в кресле для отдыха и задремал. Поработать он успеет вечером. Спешить теперь некуда. Может, наблюдатели оставят его в покое. Хотя за эти три недели он привык и почти не думал о них.

Ему приснилась галерея на Кольце. Он ищет блок Супермозга и не может вспомнить его номер. Перебирает какие-то очень знакомые комбинации чисел, но это все не то. Каждый шаг ему дается с большим трудом. Вот впереди всплыло оранжевое пятно. Охрана! Антон пытается бежать, но ноги отказывают ему. Пятно все ближе. Это Лидия в скафандре спейсфлаера! Она плачет и почему-то с открытым лицом. Она может задохнуться, а он бессилен ей помочь…

«Это сон или явь?» – подумал Антон и проснулся в тревоге. Ноги его слегка затекли. Он неуверенно поднялся из кресла. Сделал несколько приседаний, чтобы размять ноги. Сердце громко стучало в груди. Лидия! Что там с ней?! Какой он все-таки идиот! После всего, что он услышал о братьях, он явился сюда. В этом бункере можно упрятать навсегда не один десяток людей. На их счету, вероятно, не один труп. Однако мысль о смертельной опасности не долго занимала ум Антона. Угроза все еще представлялась нереальной. Реальным было полное неведение и невозможность чем-либо помочь Лидии в ее рискованном деле…

Антон заварил себе еще чашку крепкого чая и сел за рабочий стол. Это последний рубеж, где он мог постоять за себя.

Глава 13

В пятницу вечером Лидия получила у администратора ключ от номера гостиницы и пригласительный билет на встречу спейсфлаеров. До начала встречи оставалось сорок минут. Она заторопилась к лифту. Нужно успеть принять душ, переодеться и поужинать. Ей хотелось бы избежать предстоящей церемонии, но Янагида приказал ей вести себя как все и ничем не выделяться.

Лидия бросила сумку в шкаф и прочитала пригласительный билет. В расписании встречи был предусмотрен совместный ужин. Это экономило ей четверть часа. Она достала из сумки спортивный костюм, который предстояло одеть согласно правилам, и поспешила в ванную.

Костюм был из светло-серой блестящей ткани. Лидия уже надевала его для примерки. Он ей не нравился. В нем она напоминала сама себе алюминиевую кастрюлю. При других обстоятельствах только из-за такого костюма, она ни за что не стала бы спейсфлаером. Однако чем не пожертвуешь ради случая проучить близкого человека.

В душе она все еще негодовала. Даже Янагида почувствовал ее состояние, хотя и не догадывался о причине. Он несколько раз просил ее успокоиться и смотреть на предстоящее дело проще. Экзальтация утомляла и могла привести к ошибке в ответственный момент.

Без одной минуты восемь вечера Лидия медленно, словно нехотя, спускалась по широкой лестнице в ресторан. Сверху за высокой стеной из стекла были видны серые фигуры, сбитые в группы по несколько особей. Между группами суетливо перемещались одиночки в поисках подходящей компании.

«Точь-в-точь клетка с кроликами!» – подумала она. Этот образ возник в сознании не случайно. Лидия чувствовала себя тоже подопытным кроликом Янагиды.

Ян выходил на связь с Лидией в первые десять минут каждого часа. Они обменивались текущей информацией. Это не исключало экстренный коннект в случае непредвиденных обстоятельств.

Прозрачная дверь открылась перед Лидией, как только та сошла с нижней ступеньки лестницы. Ей навстречу уже спешил высокий, на вид сорокалетний мужчина тоже в спортивном костюме. Лидия узнала его. Это был руководитель полета.

– Привет, Лидия! – бросил он запросто, как старой знакомой. – По тебе можно проверять часы.

Он взял Лидию под руку и подвел к одной из групп.

– Знакомьтесь, Лидия Бурма! Она в вашей шестерке.

Однако это было еще, так сказать, предварительное знакомство. По сценарию собрания первой церемонией было официальное представление участников прыжков. Спейсфлаеры ветераны, потом новички по одному поднимались на возвышение в центре зала, а руководитель полетов объявлял число прыжков, имя, гражданство и профессию. Каждого награждали аплодисментами и возгласами одобрения.

Лидию представили последней из восемнадцати спортсменов. Потом настала очередь врачей и технического персонала, обеспечивающих прыжки.

За представлением последовала процедура посвящения. Новички, а их было восемь, приняли клятву верности братству спейсфлаеров и получили по круглой медали с цифрой один. Такова была традиция – медали выдавали до прыжка, так как собрать спортсменов после было трудно. Все разлетались по домам и делам.

После вручения медалей ветеранам, спортсмены уселись за длинный стол для совместного ужина. Врачи и техники ели за другим столом.

Когда ужин закончился, обе группы объединились и перешли в танцевальный зал. Многие были знакомы давно. Они шумно приветствовали друг друга, обменивались воспоминаниями, смеялись… В их веселости чувствовалось некоторое напряжение и искусственность. Очевидно, сказывался психологический груз предстоящего прыжка.

Янагида настойчиво рекомендовал не выделяться. Как можно было выполнить рекомендацию в компании, где кроме Лидии было всего несколько женщин и все некрасивые. Это были высокие мужеподобные девицы с грубыми голосами и развязными манерами завсегдатаев мужских компаний. Вероятно, в этот спорт они и пришли ради такой возможности.

В этот вечер всех мужчин как магнитом тянуло к Лидии. Она была окружена пятью или шестью постоянно. Приглашения танцевать следовали одно за другим. Возникло даже некое подобие очереди. Однако через некоторое время двум парням, по одежде не спортсменам, удалось каким-то образом рассеять других претендентов и остаться с Лидией наедине.

Втроем они расположились под пальмой на низкой полукруглой лавке недалеко от выхода из танцзала. Один из них назвал себя Майклом, другой Джимом.

Джим принес высокий стакан с охлажденным соком. Лидия много танцевала. Она с благодарностью и удовольствием приняла напиток.

Парни не скрывали своего восхищения Лидией. Майкл непрерывно сыпал остротами, рассказывал анекдоты и забавные истории о спейсфлаерах. Что в этих рассказах было выдумкой, а что правдой, Лидия разобраться не могла, но ей вдруг по настоящему стало весело и легко на душе. Она заразительно смеялась после каждой удачной остроты.

– Здесь, как всегда, скучища! – вдруг вставил свою реплику Джим.

– А что ты предлагаешь? – спросил тут же Майкл.

– Даже не знаю! Но смотреть на этих надутых болванов просто невмоготу! Ты посмотри на их походки! Такое впечатление, что они уже наложили в штаны…

– Осторожно с выражениями! Ведь Лидия тоже спейсфлаер и ей послезавтра прыгать…

– Лидия другой человек! Кроме того, ты ведь знаешь, что я имею право так говорить…

– Да! У него за плечами уже десять прыжков! Нам с тобой, Лидия, до него далеко. У меня тоже только один, – уточнил Майкл.

– Давайте сбежим отсюда! – продолжил Джим. – Знаю чудесное местечко в пяти минутах ходьбы. – Джим открыл, наконец, к чему клонил свой разговор.

Лидия насторожилась. Майкл моментально обнаружил смену ее настроения и попытался успокоить.

– А мы тебя давно знаем! Должны признаться, мы работали вместе с твоим братом Антоном. Он часто говорил, что у него сестра что надо. По правде сказать, он бессовестно врал. У него потрясающая сестра!

– Тогда вы должны знать Янагиду! – заметила Лидия.

Майкл и Джим переглянулись.

– Мы работали с Антоном давно. Это, возможно, кто-то из новеньких?!

– Нет. Янагида работает с Антоном больше трех лет.

– А-а-а! – облегченно вздохнул Майкл. – Этот Янагида появился после нашего ухода …

– У вас хорошая память! – с откровенной насмешкой заметила Лидия. Она уже несколько минут пыталась установить коннект с Янагидой. Ей было известно, что Антон работал с Янагидой в одном отделе больше четырех лет. Нужно было спросить Яна об этих парнях.

Наконец, Янагида ответил на вызов по каналу триайз через третий глаз.

«Тут двое парней утверждают, что работали с Антоном вместе!» – сообщила Янагиде Лидия.

«Посмотри на них внимательно и передай мне их образы!» – попросил Ян.

Лидия откровенно разглядывала парней. Майкл заметил:

– Что-то не так? У меня нос отвалился или уши, как у осла?!

– Все нормально, ребята! Должна же я, наконец, определиться, кому из вас отдать предпочтение…

– Мы привыкли этот вопрос решать между собой! Не правда ли, Джим? – нагло ответил Майкл.

«Осторожно! Они никогда не работали у нас. Я знаком с досье всех сотрудников отдела за последние десять лет», – предупредил Янагида.

– Так ты идешь с нами? – спросил Майкл с нажимом.

– Спасибо за компанию! Вы прекрасные собеседники, но мне пора на отдых… – Лидия поднялась с лавки.

Странная ситуация. Остальные участники вечера в каких-то десяти метрах от них, а у нее возникло ощущение одиночества и беззащитности. Что задумали эти парни?

Майкл и Джим тоже поднялись, и, как по команде, взяли Лидию с двух сторон за руки.

– Напрасно ты отказываешься! Идем, не пожалеешь! – они мягко, но неуклонно увлекали ее к двери.

– Ребята, отпустите! – тихо попросила Лидия. – Не нарывайтесь на скандал!

– Мы ей про удовольствие, а она нам грозит скандалом! – с ухмылкой ответил Майкл.

Они продолжали тащить Лидию к выходу.

«Действуй!» – приказал Ян.

Лидия сцепила две руки пальцами и подалась вперед, словно уступая желанию парней. Те расслабились и ускорили шаг. Лидии это и было нужно. Сильным толчком она прыгнула вперед и сделала сальто через голову. Парни очутились на полу, а она приземлилась на ноги.

Лидия быстро возвратилась к остальной компании. Все уже повернули к ней недоумевающие лица.

– Не знаю, кто эти ребята! Они приставали и пытались увести с собой, – обратилась Лидия к руководителю полета.

Руководитель отдал команду кивком головы. Несколько спортсменов сразу бросились к тем двоим.

Майкл и Джим не сделали даже попытку скрыться. Они сами подошли к руководителю полета и показали удостоверения.

– Мы из охраны Кольца. Сегодня у нас свободный вечер… Мы предложили Лидии посетить соседний бар… – объяснял с обиженным видом Майкл.

– Но ей нельзя пить! – возмутился руководитель.

– Мы не предлагали пить спиртное! Там наша компания. Она сама пожаловалась, что ей здесь скучно! – продолжал врать Майкл.

– Я передумала! И довольно об этом! – Лидия прекратила разговор, так как поняла, что добиваться истины бесполезно. Они не откроют своих намерений.

– Попрошу вас удалиться! Здесь можно находиться только по приглашению! – потребовал руководитель.

– Вот наши приглашения! – парни протянули пригласительные билеты.

– Я их аннулирую! – руководитель демонстративно разорвал их и бросил под ноги.

Майкл и Джим молча удалились. В дверях Майкл обернулся и одарил всех прощальной улыбкой.

Остаток вечера Лидия провела почти в изоляции. Хорошо, что встреча закончилась буквально через полчаса. Ведь завтра предстояли прыжки. Прыгали две группы по шесть человек в субботу и одна в воскресенье. В воскресную группу и была включена Лидия.


В пятницу Антон не вернулся с работы. Максим сначала отнесся к этому спокойно. Было много разговоров, что Антон может не успеть выполнить работу в срок и потерять солидные премиальные. Наверное, остался работать сверхурочно и заночевал на работе. Однако удивляло невнимание Антона. Сообщить об этом он должен был обязательно. Тем более, когда Лидия что-то затевала…

В субботу около одиннадцати утра Максим не выдержал и связался с Борисом Бабкиным. Возможно, Кореш знает больше.

– Доброе утро, Борис! Куда-то пропал Антон! Вчера не вернулся с работы…

– И не звонил?!

– Если бы звонил, стал бы я тебя беспокоить!

– И то верно!

– Вы о чем-нибудь таком говорили?

– Нет! Не припомню…

– Подумай, вспомни…

– Мы, конечно, говорили о его работе, но он не сказал, что собирается задерживаться на выходные…

– А что вы говорили о работе?

– Говорили, что его хозяева требуют завершения работы в срок… И еще о том, что они, возможно, редкие сволочи… Но это между нами, пожалуйста!

– Ты меня расстроил! А они могут задержать его силой?

– Трудно сказать! Думаю, могут…

– Тогда я туда проеду, прямо сейчас!

– Давайте, поедем вместе!

– Не нужно! Оставайся дома, если нет других дел. Нужна подстраховка здесь…

– Тогда поддерживайте со мною связь непрерывно…

– Договорились! Телескрин всегда со мной…

Максим вызвал такси. Но сначала решил заехать домой к Николаю. Он как охранник должен быть в курсе, кто остался сверхурочно. Дверь открыла жена, невысокая испуганная блондинка. Она была в блестящем розовом халате и домашних туфлях, отделанных мехом. Максим ее не знал. В поселке говорили, что она не жена, а просто сожительница.

– Вам кого?

– Николая! Добрый день!

– Добрый! А его нет!

– Уехал?

– Нет, на работе…

– У него дежурство сегодня?

– Да!

– Когда он обещал вернуться?

– Сказал, дней через десять…

– Что так?

– Сказал, хозяин объявил повышенную готовность и переводит на казарменное положение… Они там ночуют.

– Он звонит вам с работы или вы знаете, как ему позвонить?

– Никогда!

– Все равно, у меня к вам просьба! Если вдруг позвонит, спросите его, не видел ли он Антона. Это мой сын, Антон Бурма. Он тоже работает на базе. И вчера тоже не пришел домой…

– Антон?! Что-то слышала от Николая… Но мне показалось, что они повздорили…

– Я об этом ничего не знаю. Пожалуйста, спросите, видел ли он его, и сообщите мне! Для меня это очень важно…

– А вы не можете ему позвонить на работу?

– Не могу! Наверное, по той же причине, что и вы.

– Хорошо, я постараюсь!

– Пожалуйста!


Электротакси доставило Максима по хорошо знакомой дороге к воротам у въезда на пандус. Ворота открылись сразу. Автомобиль по спирали выехал на площадку перед проходной. И ворота и то, что он увидел за ними, было совершенно незнакомым Максиму.

К такси спешил охранник. Это был не Николай.

– Кто вы? С какой целью?

– Максим Бурма. Здесь работает мой сын Антон. Я хочу его видеть.

– Сегодня суббота, нерабочий день…

– Вчера он не вернулся с работы!

– Это не значит, что он здесь!

– Я уверен, что он здесь! Пригласите кого-нибудь из администрации, лучше, хозяина…

– Попробую! – охранник нажал кнопку на устройстве, которое торчало у него из нагрудного кармана. Он вернулся в свою будку. Максим подошел к проходной.

Спустя несколько минут вышел мужчина в черном костюме и при галстуке. Максим никогда его не видел раньше. Это был Том. Любезная улыбка появилась у него на лице, когда он представлялся Максиму. Том заговорил по-английски. Максим включил скрин на перевод.

– К сожалению, ничем вам помочь не могу! Мы не располагаем сведениями, где находится ваш сын. Советую обратиться в местную полицию, то бишь милицию…

– Вы можете сказать, когда и куда он уехал? Ведь домой его доставляла всегда служебная, то есть ваша машина…

– Вчера днем он не пользовался нашей машиной… Сожалею, но ничем помочь не могу… Одно могу обещать определенно. Если нам станет что-либо известно о нем, мы вам сообщим…

– Насколько я знаю, он не закончил работу. Не мог он так все бросить…

– Мы не намерены обсуждать этот вопрос с вами. Мы сообщили вам все, что возможно…

– Пригласите, пожалуйста, Николая Портнова. Он у вас служит охранником.

– Сейчас он свободен от дежурства и отдыхает. Я не могу его пригласить… Последуйте нашему совету, обратитесь в милицию, – Том развернулся, не оглядываясь, прошел турникет, и скрылся за дверью.

Максим постоял в раздумье несколько минут, потом направился к такси.

Дома Максим связался с Борисом и сообщил о своей неудаче:

– Вышел хлыщ, представился Томом, и сообщил, что Антона нет.

– А когда Антон уехал?

– Еще вчера! Только это мой вывод. Том выражался как-то неопределенно. Советовал обратиться в милицию…

– И что вы решили?

– С милицией хочу повременить. Антон о них отзывался не очень хорошо…

– Да уж! Есть неприятные факты… И наш участковый новенький. Не из местных ребят. С милицией можно повременить. Наверное, так будет правильно. Вдруг Антон и сам объявится…

– Может, он уехал к Лидии? Ты ничего не слышал о том, что Лидия задумала?

– Нет! Антон ничего такого не говорил! А что случилось?

– Да я и сам толком не знаю! Что делать, ума не приложу!

– Подождать, я думаю! Другого выхода нет.

Когда встревоженное лицо Максима исчезло с экрана, Кореш вернулся на кухню, где за другим скрином работал Джон.

Джон оплатил покупку со своего счета, а Кореш ездил за скрином для Джона в соседний район, чтобы не привлекать внимания.

– Вы слышали?

– Да!

– Что вы об этом думаете?

– Думаю, Антон там, в бункере… Заканчивает работу. Они не могли его отпустить. Слишком важное событие состоится через неделю, точнее, в следующий понедельник…

– А что вы намерены делать?

– Пока ждать…

– Они могут его убить?

– До этого не дойдет. Он еще нужен, по крайней мере, неделю…

– А потом?! Вдруг его действительно убьют?

– А мы на что?! Не успеют!

– Можете на меня рассчитывать! Нужно где-то достать оружие, хотя бы двустволку…

– В этом деле важнее голова, чем оружие! У них вооруженная охрана и железобетонные стены полтора метра толщиной…

– О! Вы хорошо ориентируетесь в местных делах!

– Это, между нами, не местное дело…


Вечером на Максима вышла районная милиция. С экрана сверлил глазами дородный малый в милицейской форме:

– Вы Максим Бурма?

– Да, а что случилось?! – забеспокоился Максим, ожидая плохих вестей о Лидии или Антоне.

– На вас поступила жалоба!

– От кого?

– Вы пытались сегодня проникнуть на территорию фирмы «Дэвид и Лайон»!

– Я ничего такого не делал! Искал своего сына… Он не вернулся с работы!

– Вы должны были обратиться к нам…

– Не вижу оснований для обращения к вам. Он мог остаться на сверхурочную работу…

– Так вас интересует, где ваш сын Антон Бурма?

– Да! Что с ним?! – снова разволновался Максим.

– Мы вам пересылаем фрагменты записей камер общего наблюдения из аэропорта… Смотрите! Если будут вопросы, обращайтесь к нам. При повторной жалобе мы вас накажем…

Милиционер отключился. Спустя несколько секунд на экране появилось сообщение, что прием фрагментов видеоизображения из милиции закончен. Максим включил воспроизведение.

Знакомый зал ожидания местного аэропорта. Редкие пассажиры. Вот издалека показалась парочка. Парень держит девушку за талию. В другой руке дорожная сумка. Максим сразу узнает в парне Антона. Антон улыбается и что-то говорит своей спутнице. Это невысокая девушка азиатского типа. Они проходят мимо…

Еще фрагмент. Зал регистрации. Антон и спутница подходят к автомату регистрации, вставляют билеты в устройство считывания. Изображение билетов. Конечный пункт Манила. Заключительные кадры: парочка удаляется по эскалатору на посадку…

На Максима нахлынули смешанные чувства. Хорошо, что Антон жив и здоров. А с другой стороны, какое вероломство! Еще несколько недель назад говорил о своих чувствах к Лидии, обещал путешествие в Южную Африку…

Что с ним такое?! Это так на него не похоже! Неужели последствие травмы?! Лидия! Где она? Что с ней? Да, нужно сообщить Корешу, что Антон нашелся… О девице можно промолчать…

Борис принял сообщение с радостным возгласом:

– Так куда, вы говорите, он полетел? В Манилу?! Филиппины! Вот пострел! Отхватил куш и уехал развлекаться? Он один?

– Кажется, один… – замялся Максим.

– Ну что же, все в порядке! Теперь вы можете отдохнуть после своих треволнений…

«Отдохнешь, здесь!» – подумал Максим, но ничего не сказал и отключился после прощания.

Борис оглянулся на Джона, который стоял в дверях.

– Вы этому верите?

– Ни капли!

– Может, сказать Максиму?

– Еще не время! Помочь он не сможет, а вред будет большой, и ему, и Антону, и нашему делу!

– Полагаюсь на вас!


Субботу Лидия провела в окружении спортсменов. Утром после совместного завтрака провожали первые две группы. Пока тех поднимали на космолифте, третья шестерка устроила общефизическую тренировку в спортзале.

Потом обедали и наблюдали по скрину прыжки. Лидия смотрела все репортажи без исключения. Таков был приказ Яна.

Вечером она заперлась в номере и никуда не выходила.

С семи утра все завертелось, как в карусели. Подъем, через полчаса медицинский контроль. В восемь завтрак. В восемь тридцать инструктаж. В девять посадка в автобус. За пятнадцать минут до отъезда отпустили собраться перед дорогой. Нужно было еще сдать багаж для отправки домой администратору гостиницы.

Лидия еще с вечера собрала вещи. Наличные деньги и оружие были оформлены, как положено. Оставалось спрятать под одеждой дополнительное снаряжение, необходимое для операции. Это был прибор, используемый водолазами и пожарными при работе в средах с нулевой видимостью, и нож со специальным лезвием в виде пилы с мелкими зубьями. Таким ножом можно было перепилить стальной прут, как ножовкой, или резать металлопластиковую ткань.

Был у нее еще кодовый маячок для обнаружения блока Супермозга, который предстояло спрятать после приземления на некоторое время. Янагида должен был его разыскать и исследовать на месте. Перевезти блок воздушным транспортом было рискованно из-за жесткого контроля за перемещением грузов в колумбийских аэропортах. Другие способы требовали много времени. Его у Яна просто не было.

Без пяти девять Лидия нажала ручку входной двери. Однако дверь не открылась. Лидия подумала сначала, что забыла снять замок с фиксатора. Но защелка была снята. Лидия подергала дверь, что было силы. Все оказалось бесполезным.

Он неожиданности она растерялась. Руководитель полета предупредил, что автобус будет ждать опоздавших не более пяти минут. Таковы правила. Кто передумал прыгать, мог не явиться на автобус. Это была последняя возможность сохранить свое лицо и право на прыжок в следующий раз. При отказе от прыжка после прибытия к космолифту, спортсмен лишался лицензии и должен был начать все сначала.

Лидия повторила попытку открыть дверь. Напрасно! Секунды стучали в висках ударами сердечного пульса. Наконец, она догадалась вызвать на связь Янагиду. Ей казалось, что прошла вечность, а было без двух минут девять, когда ответил Ян.

«Я в ловушке! Не могу открыть дверь номера!»

«Как это произошло?»

«Не знаю! Сегодня я входила и выходила несколько раз».

«Нужно взломать дверь!»

«Боюсь, мне это не под силу! Дверь очень прочная».

«Обойдите комнаты! Возможно, номера сообщаются между собой…»

«Ничего не выйдет! Я все осмотрела сразу по приезду!»

«Тогда остается пройти сквозь стену!»

«Как это?!»

«Перегородки в каркасных зданиях не должны быть прочными». Скажете, что дверь заклинило!"

«Я могла вызвать обслуживающий персонал!»

«Вы опаздываете на автобус или нет?!»

Лидия бросилась в спальню. Вечером она слышала за стеной разговор. Она еще подумала, что перегородки в этой гостинице слишком тонкие…

Лидия рывком отодвинула от стены стул и сосредоточилась. Через три секунды она ударила пяткой в стену, вложив в удар всю злость и досаду.

Стандартная стеновая панель из вспененного гипса треснула поперек в нескольких местах и провалилась в соседний номер. Спальня соседей была пуста. Лидия вошла через пролом. У двери ее встретила испуганная парочка. Вероятно, молодая супружеская пара совершала свадебное путешествие.

Лидия пролепетала извинения и прошмыгнула к двери мимо окаменевших соседей. Дверь открылась сразу. К лифтам Лидия бежала по длинному коридору…

Глава 14

За углом на лифтовой площадке ее поджидали Майкл и Джим с мрачными лицами.

«Вот кто испортил дверной замок!» – подумала Лидия и остановилась.

Негодование закипало в ней, но она заставила себя улыбнуться:

– Привет, ребята! Вижу, вы действительно скучаете по мне…

Лидия бросила сумку на пол и протянула обе руки для рукопожатия. Парни от неожиданности смутились и попытались улыбнуться в ответ.

Они не успели. Один получил удар по сонной артерии, другой в солнечное сплетение.

Лидия не стала вызывать лифт и ринулась вниз по лестнице. Семь этажей она пролетела с такой скоростью, что вполне могла обогнать лифт.

Когда Лидия выбежала на площадь перед гостиницей, автобус уже отъехал и разворачивался. Она бросилась наперерез, едва не угодив под колеса. Шофер резко затормозил и разразился бранью. Лидия стучала в окно автобуса, а водитель не сразу сообразил, что нужно открыть дверь. Вмешался руководитель полета. Дверь открылась, и руководитель подал запыхавшейся Лидии руку.

– Что случилось? – спросил он.

– Заело дверной замок. Не могла выйти… – ответила Лидия.

Все заулыбались и понимающе закивали, однако никто не поверил. Перед прыжками бывает всякое, но замки в этой гостинице работают, как часы.

Лидия сделала несколько дыхательных упражнений и восстановила дыхание. Дождалась, когда пульс вошел в норму, и связалась с Янагидой. Впереди уже маячили сооружения космолифта.

«Что опять случилось?»

«Сейчас все в порядке. У лифта встретила тех двух типов. Вероятно, это они испортили замок…»

«Думаю, неожиданностей больше не будет… Теперь мы свяжемся только через два часа. Я отправляюсь на работу. Мне еще нужно подготовиться… Если не выйду на связь вовремя, то не волнуйтесь и действуйте по плану. Задержки возможны. Есть небольшая проблема…»

Янагида не врал только отчасти. Проблема была и достаточно серьезная в лице сотрудника отдела Марка Тейлора. Янагида обнаружил, что Тейлор также внесен в график работы на воскресенье. Дело в том, что реально помочь Лидии Янагида мог только со своего рабочего места. С внешнего телескрина нельзя было подключиться к служебной сети Службы Безопасности Кольца.

Супермониторинга Янагида не боялся. Начальство узнает о его действиях только в понедельник. Лидия по расчетам будет уже на полпути домой. Опасность представлял Марк. Он мог поднять тревогу, после чего система перейдет в особый режим проверки полномочий: отмена действия паролей, ограничение доступа и еще многое другое, о чем Янагида мог и не знать.

В пятницу в конце рабочего дня Янагиде пришлось объяснить начальнику отдела Роберту Рабкину причину своего выхода в воскресный день. Ян не стал придумывать ничего заумного. Сказал, что через неделю собирается съездить на три дня домой, в Японию. Роберт согласился сразу и без лишних вопросов. Зачем вопросы, когда соглядатай к его услугам.

Последнее время Марк шпионил открыто. Ходил как привязанный, позволял себе задерживаться за спиной Янагиды, когда тот работал со скрином.

За субботу Ян придумал, как избавиться от сыщика. В подвале их здания была, так называемая, «темная комната». Вообще говоря, не одна комната, а блок специально оборудованных помещений, защищенных извне и изнутри от каких-либо электромагнитных излучений. Темная комната служила для различных исследований и точных измерений электромагнитного излучения электронных устройств, в том числе блоков Супермозга и отдельных его устройств, таких как модули обмена информацией для триайз…

Марк был уже на месте, когда Янагида вошел в рабочую комнату Отдела Защиты Информации.

– Привет, Марк! А я уж подумал, что буду скучать сегодня в одиночестве – веселым тоном произнес Янагида.

– Привет! – Марк удивился. Последнее время Янагида сухо здоровался с ним, а потом делал вид, что не замечает.

– Хочу выкроить несколько дней для поездки домой, – Янагида продолжал удивлять Марка.

– Я не люблю работать по выходным, – неожиданно стал оправдываться Марк, – но начальство заставило. По инструкции в одном помещении должны работать не менее чем два человека…

– Аргумент неубедителен. Дежурная смена работает круглосуточно.

– Что ты этим хочешь сказать?!

– Что начальство напрасно тебя так напрягает…

Спустя некоторое время Янагида заговорил опять:

– Здесь душно! Кондиционер на выходные переводят в экономный режим работы… Перейду в подвал!

Янагида подошел к кофейному автомату, наполнил термос кофе, взял стопку одноразовых пластиковых стаканов и направился к выходу.

Марк решительно поднялся:

– Здесь действительно жарко! Я пойду с тобой!

Янагида промолчал.

– Или ты возражаешь? – почему-то уточнил Марк.

– Как хочешь! Места там много и кондиционер автономный…

Янагида открыл дверь и направился к лестничной площадке. Марк догнал его у входа в «темную комнату». В руках у Марка была бутылка с минеральной водой и стаканы. Все знали, что в подвале нет ни кофеварки, ни источника питьевой воды.

Они прошли несколько комнат, пока Янагида не выбрал себе рабочее место. Он поставил термос и стаканы на стол, воскликнул: «Дьявольщина! Забыл одну вещь!», и вылетел из комнаты. Пока Марк соображал, как себя вести в данной ситуации, Янагида успел закрыть и заблокировать выходную дверь.

Ловушка захлопнулась. Осталось отключить электропитание. Силовой шкаф был под лестницей. Янагида оставил только аварийное освещение и питание кондиционеров.

Из-за запертой двери доносился глухой стук и голос Марка:

– Ян, открой! Не дури! У тебя будут большие неприятности…

– Расслабься, Марк! Неприятности будут завтра! А сегодня я хочу отдохнуть от твоих недремлющих очей. Должен же быть у человека выходной день! – с этими словами Янагида закрыл вторую дверь тамбура. Голос Марка почти не был слышен…

Янагида вернулся за свой стол и приступил к последней фазе подготовки операции Лидии. Сначала запросил информацию о подъеме космического лифта со спейсфлаерами. До их прибытия на платформу для прыжков оставалось около получаса. К этому моменту нужно было установить коннект с Лидией и сообщить ей коды от служебных дверей для прохода в галерею. Коды нужно было перед этим уточнить.

Ян старался работать спокойно, без излишней спешки. Однако спокойная работа не получилась. Откуда-то снизу раздался стук. Звук исходил от стен и пола. Стук своей регулярностью напоминал азбуку Морзе.

«Неужели это из подвала?!» – предположил Ян и поспешил вниз.

Он не ожидал такой настырности от Марка. Что же делать? Как пресечь бесчинство Марка?

Янагида открыл внешнюю дверь тамбура и застучал по внутренней. Удары в стены прекратились. За дверью раздался голос Марка:

– Откройте, пожалуйста! Я стал жертвой нападения.

Янагида молча открыл. Марк увидел его злое лицо и в страхе попытался скрыться за дверью одной из комнат.

Янагида легко преодолел сопротивление, открыл дверь, в два прыжка настиг Марка и заломил руки за спину.

– Отпусти! Мне больно!

– Нужно было сидеть тихо! Развлекался бы видео… А теперь я вынужден тебя связать.

Ян снял у Марка ремень с пояса и привязал к креслу сначала ноги. После чего достал из кармана большой складной нож и срезал со стены пучок проводов. Ему повезло, что ни один из них не был под напряжением. Хорошо, что он отключил питание.

Марк, наконец, преодолел страх и заговорил:

– Напрасно ты все это затеял! Ничего у тебя не получится! Тебя все равно посадят! Надеюсь, надолго…

– Еще не известно, кого посадят! По крайней мере, я знаю, что делаю! А вот знаешь ли ты?

– Знаю!

– Сомневаюсь! А если знаешь, то сидеть будешь очень долго именно ты…

– Что ты хочешь этим сказать?! – нотка сомнения зазвучала в голосе Марка.

– Посиди, подумай!

– Ты блефуешь!

– Об этом поговорим, когда придет время открыть карты. Думаю, тебе кроме служебного рвения предъявить в свое оправдание будет нечего…

– Он еще угрожает!

– Сиди тихо! Вздумаешь кричать, я вернусь еще раз и тогда заткну тебе глотку твоим модным галстуком…

С этими словами Янагида сначала затянул галстук на шее у Марка так, что тот побагровел и выкатил глаза. Потом снял галстук совсем и бросил на стол. Расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке Марка. Тот тяжело дышал и смотрел на Янагиду затравленным взглядом.

– Больше ни звука!

Янагида быстро удалился, оставив в кресле Марка, обвязанного проводами словно муха в паутине.

При выходе из подвала Ян столкнулся с дежурным сотрудником.

– Что там за стук?

– Небольшой ремонт, – ответил Янагида, как бы случайно закрывая проход в подвал.

– Ремонтников в списке я не видел!

– Это мы! – не сразу нашелся Ян. – Мы с Марком пробили дырку в стене. Не могли подключиться, слишком короткий кабель…

– Другого способа не нашлось?!

– Другие способы пришлось бы отложить до понедельника, а нам нужно сегодня… Стоило тогда портить воскресный день! Гарантирую, что шума больше не будет…

– Надеюсь, вы знаете, что делаете!

– Да уж! Без серьезной причины не стали бы глотать пыль…

Последнее замечание окончательно отбило у дежурного желание спуститься в подвал. Он развернулся и пошел назад. Ян сопровождал его до лифта, держась сзади. Потом вернулся в подвал и установил на дверь датчик. Если ее откроют, он получит сигнал и успеет сюда до того, как высвободят Марка.

Когда Янагида вернулся в свою рабочую комнату, его ждал неприятный сюрприз. В кресле за его рабочим столом сидел начальник отдела Роберт Рабкин…


Лифт тащился, казалось Лидии, ужасно долго. Янагида не объявлялся. Сердце глухо стучало в груди, а ей представлялось, что оно бьется о стенку жесткого скафандра. Особенно распускать нервы нельзя. Руководитель полетов и врач непрерывно получают на свои скрины данные о состоянии каждого из шести прыгунов.

Их передавали многочисленные датчики, встроенные в скафандр для контроля психофизиологического состояния спортсменов. В любой момент врач или руководитель могли отстранить от прыжка. Такие случаи были. Лидия об этом слышала неоднократно на тренировках. Сегодня утром об этом напомнили при медицинском осмотре.

В пассажирском салоне космолифта группу сопровождало четыре человека с эмблемами Службы Охраны Кольца. Их желтые с черным скафандры не стесняли движений, что и демонстрировали охранники, время от времени покидая свои кресла и прогуливаясь между рядами пассажиров. Лидия каждый раз замечала у себя желание втянуть шею и спрятаться внутри скафандра, когда кто-то из охранников проходил мимо. Она не удивилась бы, если бы среди них оказались Майкл и Джим. Еще в начале подъема лифта слышала по общему каналу связи замечание одного из спортсменов-ветеранов: «Ну и эскорт у нас сегодня!»

На что руководитель ответил довольно резко: «Это не тема для обсуждения! Нас это не касается!»

Однако Лидия отнесла это на свой счет. На вечере встречи и в гостинице она была объектом внимания работников из охраны. Значит и здесь усиленный наряд из-за нее. Вывод мог быть только один. Они что-то разнюхали об операции. Но от кого? Не от Янагиды, конечно! Как в этих условиях выполнить задуманное?! Еще и Янагида пропал куда-то. Три часа после сеанса связи с ним уже прошло, а он не отзывался на вызов.

На информационном табло лифта появилось сообщение, что до «причаливания» осталась минута. Начался обратный отсчет секунд. Все пассажиры зашевелились, принимая позы, удобные для эвакуации из кресел. Охранники заняли места у каждой из двух дверей лифта.

Когда лифт остановился и шлюз открылся, двое из охраны вышли первыми. Они наблюдали за выходом спортсменов, врача и техников. Последними лифт покинули остальные охранники.

«Очень похоже на конвой!» – подумала Лидия.

Руководитель пригласил всех следовать за ним. По широким переходам все потянулись гуськом и вскоре оказались в просторном помещении. Это была лаборатория технической подготовки и диагностики оборудования для прыжков.

Руководитель объявил перерыв на пятнадцать минут. Лидия сразу же занялась обследованием помещений. Задача облегчалась тем, что на стене висела схема.

К лаборатории примыкали: медицинский пункт, склады и комната гигиены. Склады и медицинский пункт имели второй выход на лифтовую площадку, а комната гигиены на галерею Супермозга, то есть как раз туда, куда стремилась попасть Лидия. На галерею можно было попасть и с лифтовой площадки, но там дежурили охранники.

Вся эта информация была пока бесполезной. Янагида на связь не выходил, а только он мог сообщить пароль для открывания двери на галерею.

Лидия направилась в комнату гигиены. Комната представляла собой длинное помещение с кабинами вдоль левой стены. Она дошла до противоположной двери. Телекамера наблюдения над дверью уставилась на Лидию своим немигающим глазом. Ей стало не по себе, и она зашла в кабинку. Гигиенический разъем скафандра состыковался со специальным унитазом, и она выполнила операцию, которую неоднократно репетировала на тренировках.

В этот момент объявился Янагида. Лидия невольно закрыла глаза. Она испугалась, что Янагида может увидеть ее сидящей на толчке, как видела она себя в зеркале напротив. Кто придумал вмонтировать в дверь кабинки с внутренней стороны зеркало в полный рост. Хотя без ее ведома Ян ничего увидеть не мог, отвечала она с закрытыми глазами.

«У меня были проблемы. Где вы находитесь?» – спросил Янагида.

«В комнате технической подготовки», – не сразу нашлась Лидия.

«Объясните ситуацию».

«Необычно много охранников. Такое впечатление, что они знают наши намерения…»

«Они могут знать не более того, что вы сестра Антона».

«Может, и этого слишком много!»

«Вы обследовали помещения?»

«Да. Но есть всего один выход, который не охраняется. Через него можно попытаться пройти. Но ведет ли он на галерею?»

«Да, ведет! Планировка мне уже известна. Когда вы сможете это сделать?»

«Когда закончу экипировку и диагностику снаряжения».

«Хорошо! К тому времени я буду готов сообщить вам пароль. Назовите только номер двери».

«Скажу спустя одну минуту!»

Лидия покинула кабину и передала изображение двери Янагиде. Он ответил: «Все понял! Помните, я остаюсь на связи. Когда будете у двери, сообщу пароль».

Лидия едва успела к концу перерыва вернуться в комнату технической подготовки. Ею сразу занялся техник. На руки и ноги прикрепил устройства стабилизации, а на спину тормозные двигатели. Лидия могла рассчитывать на дополнительные десять процентов топлива тормозных двигателей, так как она отказалась от зачета на точность приземления.

Тензодатчики в подошвах скафандра выдали информацию о весе Лидии со всей экипировкой в устройство управления, и техник нажал кнопку диагностики системы.

Через три минуты зажглась зеленая лампочка на блоке управления. Техник отсоединил Лидию от стенда. Лидия сделала несколько шагов в сторону комнаты гигиены и почувствовала, как изменилась ситуация. Сорок килограммов груза за спиной стесняли движение. Она оглянулась. Никто не смотрел в ее сторону. Руководитель и техники были заняты одним из прыгунов, у которого видимо что-то не ладилось. Остальные спейсфлаеры закончили подготовку и ожидали начала прыжков, сидя на специальных стульях с подставками для двигателей за спиной.

Дверь комнаты гигиены по сигналу датчиков автоматически открылась и закрылась. Тяжело ступая, Лидия подошла к двери на галерею. Янагида был уже готов и сообщил ей код цифра за цифрой. Она ввела его с помощью специальной клавиатуры над дверной ручкой. Кодовый замок подмигнул сигнальной лампочкой о приеме кода для идентификации.

Шли секунды. Лидия от волнения и тяжести экипировки покрылась испариной. Она переключила систему вентиляции скафандра на более интенсивный режим… Вдруг заговорил Янагида:

«Контрольное время прошло. Пароль неверный! Срочно возвращайтесь назад».

Лидия неуклюже развернулась и почти побежала к выходу из комнаты гигиены. Датчики не были рассчитаны на такую скорость перемещения и механизм двери едва успел сработать. Лидия чуть не врезалась в дверь, что могло повлечь неприятные последствия для оборудования скафандра.

Техники недоуменно обернулись ей вслед, когда она тяжело ступая, пробежала мимо них вдогонку за последним спортсменом, покидающим помещение подготовки, чтобы выйти на площадку для прыжков с внешней стороны Кольца.

У выхода на площадку стоял руководитель. Он удивленно развел руками, но Лидии ничего не сказал.

Лидия заняла свое предпоследнее место в очереди и только тогда оглянулась. Перед ней простиралась гигантская тарелка земного шара, покрытого белой рябью облаков.

Первое, что она отметила, было совершенство тренажеров, до того знакомой была картинка внизу и над головой…

Янагида вернул Лидию к действительности.

«Приступайте к варианту два. Не отвечайте на другие вызовы, кроме моего, разумеется… Вы меня поняли?!»

«Да!»

«Вы переключили программу полета?»

«О боже! Едва не забыла!» – Лидия только сейчас поняла свой промах. Она вставила давно заготовленный диск в устройство ввода программ блока управления скафандра. Ее забывчивость едва не провалила всю затею. Она просто бы прогулялась в космосе и очутилась на Земле в расчетной точке.

Когда блок управления выдал сигнал готовности, она запросила таймер и не поверила. Прошло только три минуты и семнадцать секунд с того момента, когда она закончила ввод пароля той злополучной двери в комнате гигиены и включила таймер. Ей показалось, что теперь все пойдет, как было задумано. Нужно только спокойно дождаться своей очереди. Первый спортсмен уже улетел. Через две минуты пойдет второй, а через восемь – ее очередь.

Восемь минут! Целая вечность. Лидия укрощала свое нетерпение. Нужно подумать о чем-нибудь постороннем. Лучше заглянуть в будущее и представить, как они с Антоном поедут путешествовать по Африке. Рядом будет также отец. Без этого ее счастье не будет полным…

Неожиданно на общем канале связи чей-то грубый голос потребовал: «От имени Администрации Кольца приказываю прекратить прыжки! Немедленно возвращайтесь!»

Руководитель прыжков поспешил к двери и открыл. На площадку ввалились два охранника.

– Что вы себе позволяете?! – руководитель с этими словами перекрыл им дорогу. – Вы нарушаете график прыжков.

– Мы должны задержать человека с номером 65 на шлеме.

– На каком основании?

– Она пыталась незаконно проникнуть на галерею Супермозга.

– Я заблудилась! – попыталась оправдаться Лидия.

– Вот видите, это недоразумение! – поддержал ее руководитель.

– Мы покажем вам запись телекамеры наблюдения!

– Хорошо! Покажете потом, а сейчас прошу вас покинуть площадку. Вы находитесь на территории частной фирмы, а я представляю здесь ее руководство.

– Мы только что согласовали этот вопрос с вашим руководством.

– Мне ничего об этом неизвестно и никаких указаний я не получал.

– Так свяжитесь с вашим руководством сами.

– Свяжусь после завершения прыжков.

– Это исключено! Номер 65 нам нужен сейчас и мы ждать не намерены!

– Предъявите ей судебный иск на Земле!

– У нас другие указания… – с этими словами охранники оттеснили руководителя и двинулись к Лидии.

Лидия стряхнула с себя оцепенение и устремилась к краю площадки. Спортсмены в очереди посторонились… Путь был свободен. В несколько шагов она достигла края и нырнула в объятия Земли…

На третьей секунде падения включились двигатели стабилизации, а еще через пять секунд основной двигатель увел ее на другую сторону Кольца, потом вверх по винтовой траектории. Лидия описала почти полный оборот вокруг «сосиски» и опустилась на нее сверху в нужном секторе, почти в километре от лифта и площадки для прыжков, где в недоумении остались стоять остальные спейсфлаеры.

Система отработала настолько точно, что Лидии оставалось пройти не более двадцати метров до тельферной площадки, используемой для погрузки и выгрузки пассажиров и грузов. Там на площадке был вход внутрь Кольца.

Однако преодолеть даже такое короткое расстояние по эластичной поверхности с тяжелым грузом за спиной оказалось совсем не просто. Когда, наконец, Лидия спустилась по лестнице и оказалась перед дверью на тельферной площадке, она порядочно взмокла, хотя был установлен максимальный режим вентиляции. Системы скафандра явно не были рассчитаны на столь интенсивную работу организма спейсфлаера.

Лидия вызвала Янагиду. Тот ответил сразу:

«Хороший ход! А я уже начал беспокоиться, и хотел предложить вам сдаться охране. И в дальнейшем прошу вас избегать ненужного риска. Главное ваша безопасность!»

«Не будем терять время на разговоры! Сообщите лучше пароль!»

«Мне нужен номер двери».

Лидия передала номер и Янагида продиктовал пароль. Они прождали больше минуты, но дверь не открылась. Горел индикатор «Проверка пароля». Для повторного ввода нужно было нажать сброс. Контрольное время проверки составляло в данном случае двадцать секунд. Это было сделано для того, чтобы нельзя было применить системы автоматического подбора пароля. За час можно перебрать около двухсот вариантов, а пароль имел триллион комбинаций…

Они попробовали ввести пароль еще раз.

«Ничего не понимаю! – воскликнул Янагида. – В пятницу провел репетицию, правда, на другой двери и на Земле, и все получилось! Такое впечатление, что коды заменили, а системе оповещения их не сообщили…»

«Вы лучше скажите, что будем делать?!»

«Подождите! Попробую установить пароль другим способом…»

На пульте двери что-то мигнуло, и она стала медленно открываться наружу. В проеме Лидия увидела охранника в желтом скафандре. Она инстинктивно толкнула дверь от себя. Дверь захлопнулась. Лидия, не раздумывая, бросилась к лестнице…

За время на повторный ввод пароля и идентификацию, а это почти тридцать секунд, Лидия надеялась уйти далеко…

Только куда?!

Подъем оказался неизмеримо сложнее. Лидия включила камеру заднего обзора. Охранник появился на площадке, когда она преодолела только половину подъема. Он явно не торопился, и это удивляло Лидию. Спустя некоторое время она поняла причину. Было видно, как он достал из специального ящика на поясе страховочный трос и набросил петлю на перила. У него нет тормозного двигателя и парашюта. Для охранника сорваться означает верную и мучительную смерть в огне при вхождении в атмосферу. Не нужно крематория!

Необходимость страховки несколько уравнивала шансы преследуемой и преследователя. Однако физические усилия были несравнимы. Когда Лидия снова достигла вершины «сосиски» она была на пределе своих возможностей. Рискуя не встать на ноги, Лидия легла на живот, чтобы передохнуть.

«Что случилось?» – спросил Янагида.

«Нужно передохнуть, иначе долго не протяну!»

«Не забывайте, что вам нужен выигрыш во времени не менее минуты…»

«Это если открывать дверь… До сих пор у нас не получалось…»

«Теперь получится! Я нашел способ. Выдаю себя за одного из охранников, которые охотятся сейчас за вами…»

«Эта приятная весть вернула мне надежду и вдохнула новые силы… Только куда бежать? На запад или восток?»

«На восток! Следующая площадка через километр…»

Лидия поднялась на колени, потом с трудом на ноги. Ее пошатывало от усталости на зыбкой поверхности внешней оболочки Кольца. На ногах ей не дойти. Нужен прыжок на тормозных двигателях. Она ввела данные в блок управления скафандра и запросила ответ. Результат расчета свидетельствовал, что такой прыжок был возможен за счет снижения вероятности безопасного спуска до 95 процентов.

Лидия сократила длину прыжка еще на двадцать метров и дала команду на исполнение… Двигатель крепкой рукой, словно котенка за холку схватил ее, перенес на восток и опустил на оболочку Кольца за несколько десятков метров до следующей тельферной площадки.

При приземлении Лидия не удержалась на ногах и опустилась на четвереньки.

«За такое приземление в гимнастике полбалла снимают!» – пошутила она над собой. Но когда она подняла голову, ей стало не до шуток. Впереди завершал свой подъем по лестнице на ее уровень второй охранник…

«Все! Окружена! И нет резерва для нового прыжка…»

Лидия опять легла, чтобы отдохнуть перед последним раундом, последней попыткой вырвать у Кольца его тайну. Гибкая оболочка под ней вибрировала. Сейчас Кольцо представлялось ей исполинским живым существом, полным тупой и неумолимой силы. Еще ему служат эти ленивые самоуверенные людишки в ярких скафандрах… Что может противопоставить этой мощи маленькая уставшая девушка…

Глава 15

Янагида был не на шутку озадачен второй раз за последний час. Первый раз, когда в своем кресле он увидел Роберта. И сейчас, когда он понял, что Лидия окружена и больше не сможет оторваться от своих преследователей.

Роберт начал с вопроса, который бил не в бровь, а в глаз:

– Куда вы подевали свою тень?

– Вы имеете в виду Марка?

– А кого же еще?!

– В подвал!

– Надеюсь, добровольно!

– Вполне! Он шел туда, полный надежды отдохнуть от жары…

– Не ожидал, что ради комфорта он предаст забвению свои обязанности… – в тоне и словах Роберта угадывалась непонятная ирония. Роберт освободил кресло Янагиды.

– Вы им недовольны?! Он не оправдал ваших надежд?! – спросил Янагида как ни в чем небывало.

– Он здесь не по моей воле. И не я ставил ему задачу…

– Да?! – с удивлением в голосе воскликнул Янагида.

– Что же тут удивительного?! Вы, Ян, прекрасно знаете, что с некоторых пор я не вполне владею ситуацией в отделе. За моей спиной проходит какая-то непонятная неформальная деятельность… Так и хотелось сказать возня, но кое-что я сам спровоцировал. Так что жаловаться нужно на себя…

«Вызывает на откровенность! Осторожно!» – подумал Ян и продолжал молчать.

– Но об этом мы поговорим позже. Надеюсь, еще будет случай! – продолжал Роберт. – У вас все в порядке?

– Да, вполне! – скрывая удивление, ответил Янагида.

– В конце рабочего дня я еще зайду! – сказал Роберт и удалился своей размеренной походкой.

С Робертом все получилось неожиданно хорошо. С охранниками так не будет. Неужели остается третий вариант. Риск увеличивается. Если блок Лидия все же добудет, то нагрузка на двигатели возрастет еще на несколько процентов.

«Лидия, вы должны выбрать! У вас несколько возможностей: перейти к варианту три по нашей схеме, прыгать сейчас или сдаться охране… Самый надежный – последний из перечисленных мною…»

«Пока не вижу вариантов, кроме варианта три! Прошу остальные даже не упоминать!» – Лидия злилась на себя, на Янагиду, на обстоятельства, которые так плохо складывались…

Она достала нож, проверила и убедилась, что он привязан крепким двухметровым линем к скобе. А скоба закреплена в замке на поясе скафандра. Потерять нож нельзя!

«Обо мне не беспокойтесь! Вам нужно теперь вывести меня на требуемый блок!»

«Как только окажетесь в галерее, вытащите из разъема ближайший к вам блок. Я определю его координаты по сигналу ошибки и скажу, куда двигаться дальше…»

«Все! Я вспарываю живот этому чудищу…» – Лидия вогнала нож в ткань и сделала длинный разрез. Пена фонтаном ударила из разреза. Она не была похожей на кровь. Скорее вата из тряпичной куклы. Когда разрез достиг нужной длины, Лидия нырнула в темную пенную глубину. Падала она не долго. Несколько раз перевернулась вдоль продольной оси, пока не оказалась на дне внутренней «сосиски»…

Прежде чем продолжать резать следующий слой, Лидия включила прибор, который позволял ей ориентироваться в кромешной темноте. Галерея темной массой виднелась на проекции, которую прибор подавал на лицевое стекло скафандра. Следующий разрез нужно было делать не в самой нижней точке цилиндра, а несколько сбоку. Так продолжалось много раз, пока очередной почти вертикальный разрез не вывел на галерею.

«Как просто!» – впервые за последние часы обрадовалась Лидия. Однако галерея быстро заполнялась пеной, нужно было торопиться.

Янагида сообщил координаты первого отстыкованного блока и направление движения. Перемещаться по жесткому полу галереи было удобнее. Лидия переживала физический подъем. Усталость осталась позади, как и остатки пены из разреза, который она тут же заклеила широкой лентой скотча. Через некоторое время Лидия сняла следующий блок. До цели было около сотни метров. Освещения головного фонаря скафандра было достаточно, чтобы видеть на несколько десяток метров вперед. Взгляд Лидии скользил по ровным рядам блоков. Миниатюрные индикаторы были похожи на шеренги светлячков вблизи, а на некотором расстоянии уже не были различимы в отдельности и создавали легкое голубое свечение. Наверное, если глазам дать как следует привыкнуть, то ориентироваться здесь можно и при свете индикаторов…

Только об этом подумала Лидия, как увидела впереди охранника. Он шел, не зажигая головного фонаря, потому-то она так поздно его заметила. Охранник уже прошел то место, где предположительно находился требуемый блок.

Она остановилась. Что делать? Догадалась тоже выключить головной фонарь. Охранник насторожился и замедлил шаг. Оружия она не видела, но оно должно быть.

«Что делать?! Впереди охранник…» – Лидия догадалась транслировать свой вопрос Янагиде.

«Прячьтесь в стене!» – сразу нашелся Янагида.

Но Лидия решила сделать иначе. Ударом ножа она разрезала стенку галереи и отступила немного назад. Пена быстро заполняла галерею. Ее прибор отчетливо показывал пол, стенку и темную массу блоков.

Лидия прижалась к стене и стала ждать. Но охранник не появлялся. Наверное, не решился! Тогда вперед осторожно двинулась Лидия…

Она заметила его на приборе, когда он был в пяти шагах от нее. Темное пятно на левой стене проступало все отчетливей, пока она не стала различать голову и конечности. Он ждал…

Хоть бы был без оружия! Выстрелит со страха… Вот он уже рядом. Оружия в руках нет – Лидия различает даже пальцы. Интересно, что видит он? Вдруг набросится сзади!

Лидия нанесла подсекающий удар по ногам. Охранник упал и замер.

Умница! Она даже не ожидала. Что это могло означать?! Такова инструкция или это нормальная реакция в необычных условиях. Потом выяснится. Впрочем, зачем им напрасный риск. Она одна, а их много, и они мужчины!

Лидия быстро прошла вперед несколько метров и вытащила блок – нужно было уточнить координаты. Еще рано! Кошмар! Когда же конец?!

«Будем использовать двоичный поиск!» – нашептывал довольным голосом Янагида. Он уже верил в близкий успех.

Еще несколько шагов! Перелет! Назад три шага… Теперь шаг вперед…

А Лидия видела, как два пятна приближались к ней с той стороны, где она оставила охранника. Он таки дожидался подкрепления!

Еще попытка! Все. Блок у нее!

«Уходите в стену!» – торопит Янагида.

«Сначала помещу блок в контейнер, чтобы не потерять!» Лидия уходила от охранников и на ходу пыталась закрепить блок в контейнере спереди на поясе. Наконец, ей удалось это.

«Теперь я готова к прыжку!» – сообщила она Янагиде.

Лидия разрезала стену галереи, протиснулась в щель и заскользила вниз по внутренней поверхности трубы, примыкающей к галерее. Кольцо в поперечном разрезе напоминало пачку макарон. Чтобы выбраться наружу оставалось пробиться еще через несколько отсеков Кольца, а уж потом пролететь по пологой траектории на восток тысячу километров в ближнем космосе, атмосфере и свалиться на голову жителям Колумбии…

Лидия резала, проваливалась вниз, опять резала, пока не поняла, что достигла наружного слоя, когда от разреза вспыхнуло белое сияние и пена устремилась наружу.

Отодвигаясь назад и удлиняя последний разрез, Лидия сосредоточилась на одной мысли, как бы не застрять. Почему же ею овладело беспокойство по данному поводу, когда она уже прошла множество труб внутри «сосиски»? Причину она не могла осознать. Для этого нужно было что-то вспомнить? Но что?

Лидия просунула голову в щель и на секунду зажмурилась от яркого света. Смотровое стекло скафандра с опозданием отреагировало на изменение освещенности. Разглядеть что-либо в пене без прибора было невозможно. Лидии пришлось отрегулировать яркость, чтобы лучше увидеть изображение какого-то препятствия на расстоянии около трех метров.

Она связалась с Янагидой:

«Что это может быть?»

«Сейчас проверим!»

Еще одно неожиданное препятствие! Томительно тянулись секунды…

Наконец, Янагида ответил:

«Впереди тарелка радиоантенны. Она из тонких напряженных элементов. Вы скатитесь по ее поверхности как с горки на санях… Можете смело прыгать…»

«Я так и сделаю! Очень хочу домой…»

Лидия скользнула в разрез. Мягкий удар. Тарелка отпружинила. Еще удар, еще отскок… Вот и край тарелки. Но что происходит?! Лилию развернуло, дернуло за правый бок, и она повисла, раскачиваясь, словно на качелях…

«Запуталась в кабеле!» – мелькнула первая мысль. Рукой она нащупала его. Кабель шел от пояса…

«О, Господи! Это же трос от ножа!»

Она забыла зачехлить нож, и теперь он зацепился за какую-то конструкцию антенны! Это же надо, так нелепо влипнуть!

«Что случилось? Почему прекратился полет?» – Янагида непрерывно получал показания лазерного акселерометра и координаты Лидии. Теперь цифры на экране замерли…

«Из-за моей глупости! Зацепилась тросом от ножа за антенну… Теперь вишу как муха в паутине…»

«Сейчас просмотрю документацию на скафандр…»

«Да я и так все знаю! Чтобы отстегнуть нож от пояса, нужно снять нагрузку с троса. Иначе защелка блокируется…»

«Так снимите нагрузку!»

«Легко сказать! Для этого мне нужно подтянуться на тросе, потом повиснуть на одной руке…»

«А другого способа нет? Если дать импульс тормозного двигателя, трос должен порваться…»

«А если отвалится антенна? Или, что скорее, будет поврежден скафандр!»

«Мы сейчас все просчитаем…»

«Не нужно! Я не могу тратить ресурс двигателя. У меня и так все на пределе. Буду подтягиваться…»

Из-за двигателя центр тяжести скафандра был несколько выше пояса, что позволило Лидии повиснуть вниз головой и использовать ноги для фиксации троса.

Все оказалось не так сложно. Когда после двух подтягиваний трос у пояса ослаб, Лидия отжала держатель троса на поясе скафандра, и соскользнула вниз… Через несколько секунд она вынырнула из пенного облака и увидела Анды в облаках, береговую линию Эквадора, недалеко от которой оборудован космический лифт Общества Спейсфлаеров, темный океан за спиралью облаков. Над океаном зарождался тайфун. Она должна его обогнать и спрятаться за горами…


Первый тормозной импульс задал отклонение от экватора на север. Она хотела приземлиться значительно севернее обычного района приземления спейсфлаеров. Там в центре Колумбии легче затеряться и ближе к обжитым районам.

Лидия летела ногами вперед и животом к Земле. Так было задано блоку управления стабилизацией. Ее сердце замирало от радости, что все получилось, и ощущения невесомости. Последние были куда ярче и необычней, чем в соляном бассейне на тренировках.

Картинка внизу была однообразной. Сплошной ковер облачного покрова, из которого кое-где торчат снеговые вершины. Внизу идет дождь… Она запросила погоду в предполагаемой точке приземления. Там пока нет дождя…

На высоте тридцать километров включился тормозной двигатель. Лидия почувствовала, как ее тело налилось свинцом… Двойная перегрузка длилась не долго. Толчок. Это отделился тормозной двигатель. Рывок. Лидию развернуло лицом вперед. Вышел баллон с гелием в форме трехметровой чечевицы. Его аэродинамические характеристики в разреженной атмосфере подобны крылу. Формой баллона можно управлять и вручную, но она полностью доверилась автоматике.

Когда вертикальная составляющая скорости упала почти до нуля, баллон отделился и вытащил парашют. Это случилось на высоте пяти километров. Небо было безоблачным. Легкая дымка закрывала ущелья между невысокими горами.

Лидия выбрала для приземления широкое русло ручья. Сверху оно казалось идеально ровным с затейливой вязью еле заметного почти высохшего потока. Важно, что русло было лишено всякой растительности. Лидия опасалась зависнуть в кроне какого-нибудь дерева, да еще без ножа…

Она приземлилась недалеко от воды на ковер из мелкой влажной гальки вперемешку с красной глиной…

Лидия погасила и собрала парашют. Сняла шлем скафандра и глубоко вдохнула теплый влажный воздух.

«Я на Земле», – сообщила она Янагиде.

«Хорошо! Вы не представляете, как я рад за вас», – ответил Ян.

«За нас» – поправила Лидия и продолжила. – «Это только полдела. Нужно еще выбраться отсюда».

«Спрячьте блок и свяжитесь со мной. Я засеку координаты».

«Сначала я должна переодеться – умираю от духоты».

Лидия сняла скафандр по частям. Влажный спортивный костюм прилип к телу. Прямо в нем она зашла в воду по пояс и окунулась с головой…

Она переоделась в сухое белье, дорожный брючный костюм из тонкой серо-зеленой ткани и легкие кроссовки. Мокрую одежду она пустила по течению ручья, чтобы не оставлять явных следов. Скафандр уложила в легкий рюкзак, после того как извлекла блок Супермозга и упаковала в прочный полиэтиленовый пакет.

Оставалось спрятать блок в сухом и неброском месте. Лидия поискала глазами и нашла в крутом склоне выемку, похожую на небольшую пещеру. Она вставила туда блок и прикрыла крупным отполированным камнем. Небольшая скала далеко вдавалась в русло, и ее легко можно было отыскать.

Лидия вызвала Янагиду:

«Это здесь», – и передала ему изображение окрестностей и скалы.

«Все! Я засек координаты и запомнил место. Теперь выбирайтесь! Действуйте по плану. По дороге мы еще свяжемся, если мне позволят обстоятельства… Настал мой черед», – Янагида отключил связь.

Лидия еще раз оглянулась, надела рюкзак, извлекла из кармана плитку шоколада, приоткрыла ее и медленно подалась на север, откусывая по пути небольшие кусочки. Некоторое время она шла по руслу, пока не встретила на пути пологий берег. Тогда она повернула на запад и после подъема по длинному склону поднялась на вершину холма. Она запросила и получила фрагмент карты местности с привязкой к ее координатам. По карте она установила, что автомобильная дорога к ближайшему городу проходит за соседним холмом. Это был колумбийский город Пасто. Там был аэродром. Значит, оттуда можно было добраться до международного аэропорта.

Дорога была старая, с неровным разогретым асфальтом. День клонился к вечеру, а дорога была пустая. Лидия решила идти вперед до развилки. Возможно, там движение более интенсивное и легче найти попутную машину… Ей не хотелось ночевать под открытым небом в незнакомой пустынной местности.

Спустя четверть часа она услышала сзади шум автомобиля и подняла руку. Старая колымага остановилась в пяти метрах впереди. Это была модель двадцатилетней давности с бензиновым двигателем. Настоящий музейный экспонат, да еще без верха.

В автомобиле было трое молодых неопрятных мужчин. Они повернули головы и во все глаза рассматривали Лидию. Она подошла и сначала на английском попросила подвезти до ближайшего населенного пункта. Парни завертели головами, что не понимают. Тогда она повторила просьбу на испанском и пообещала заплатить. Как триайз она могла пользоваться системой синхронного перевода и говорить на любом языке, только медленно.

После этого мужчины оживленно затараторили. Отрылась дверь. Один из парней перебрался на переднее сидение к водителю, и Лидия села сзади рядом со смуглым худощавым пареньком. Рюкзак она поставила на сидении между собой и попутчиком.

Через некоторое время водитель, он был постарше и чувствовалось, что он у них за лидера, потребовал показать деньги.

Лидия без всякой задней мысли достала бумажник и открыла его. Там заранее были приготовлена тысяча в купюрах по двадцать долларов, на тот случай, если нужно будет платить наличными. Сейчас был как раз такой случай.

Кошелек произвел на парней большое впечатление. Смуглый с заднего сидения наклонился к водителю и все трое начали шептаться на ходу. Переговоры были недолгими. Смуглому незаметно вложили в руку нож. Он приставил его к горлу Лидии…

– Спокойно! Только спокойно! Я все отдам! – воскликнула Лидия.

Пока они шептались, Лидия догадалась, что ее ждет, и приготовилась. Она достала кошелек и протянула смуглому. Тот попытался взять его левой рукой, но Лидия как бы случайно уронила кошелек. Смуглый отвлекся на секунду и поплатился за это.

Левой рукой Лидия захватила запястье руки с ножом, а ребром правой ударила по горлу смуглого. Тот уронил нож и обмяк на сидении. Лидия выхватила пистолет и направила на водителя.

– Останови машину, иначе застрелю вас всех по одному! – потребовала она таким свирепым тоном, что завизжали тормоза – так резко затормозил водитель.

– Выходите! Сначала ты! – она указала на водителя.

Когда тот вышел, Лидия обратилась ко второму на переднем сидении:

– Теперь выходи ты, и вытащи эту падаль! – она указала на смуглого. Тот уже пришел в себя и вертел вытаращенными глазами.

Лидия выстроила трех не на шутку перепуганных парней на обочине у обрыва и приказала снять брюки. Те задержались с исполнением. Она выстрелила им под ноги. Дрожащими руками горе-грабители сняли свои помятые брюки и остались в несвежем белье. Лидия сбросила ногой их одежду с обрыва, села за руль автомобиля. Мотор завелся не сразу. Она крикнула им, покрывая шум старого мотора:

– А теперь, засранцы, марш за штанами, и не вздумайте попадаться мне на глаза!


На окраине Пасто Лидия оставила колымагу. Перед тем, как покинуть машину, после некоторого колебания достала двадцатку и закрепила на приборном щитке. Черт с ними! Не нужно было провоцировать этих голодранцев.

Она взяла электротакси и назвала аэропорт. Таксист обрадовался, включил кондиционер и погнал изо всех лошадиных сил к цели.


Довольный Янагида спустился своей танцующей походкой в подвал.

– Ну как, остыл?! – воскликнул Янагида, отвязывая измученного Марка.

Тот ничего не ответил и поднялся. Затекшие ноги плохо слушались. Держась за стены и мебель, Марк направился в туалет. Янагида вернулся на свое рабочее место и связался с Робертом.

– Вы мне позволите сейчас улететь домой! – вежливым тоном попросил он Роберта.

– У вас все получилось?

– Да, все в полном порядке! – ответил Янагида, хотя и не знал, что начальник имеет в виду.

– Рад за вас с Лидией! Только будьте внимательны в дороге. Вы выглядите утомленным. Ваша довольная улыбка не может это скрыть от меня…

– Я прекрасно себя чувствую!

– А как себя чувствует Марк.

– Жив и здоров! Вероятно, принимает душ.

– Я поговорю с ним и успокою!

– До встречи в среду! – поспешил закончить неприятный разговор Янагида.

– Счастливого пути!

Конечно, Роберт должен уже все знать о том, кто и что учинил на Кольце.

«А знает ли Роберт о моей роли в этом деле»? – задал себе вопрос Янагида. Ответ был ему неизвестен. Фразы Роберта можно истолковать двояко. Знает и хочет сказать о своей лояльности. Не знает и пытается спровоцировать на признание.

Янагида вызвал такси, прихватил заранее подготовленный рюкзак и направился к выходу. Он почему-то был уверен, что здесь его никто не остановит.


Как всегда перед ужином Дэвид и Лайон находились в бассейне. Однако сегодня никто из них даже не подумал плавать. И пили они не шоколад, а кофе.

– Рушится конструкция, на которую мы потратили много лет и уйму средств! А все почему?! – Дэвид говорил раздраженным тоном. – Потому что этап реализации мы передоверяем даже не вторым, а третьим лицам…

– Нам нельзя засветиться слишком рано, – возразил Лайон.

– Не было бы слишком поздно! Если мы не вмешаемся самым радикальным образом, то все пойдет прахом.

– Хорошо! Что ты предлагаешь?

– Операцию против Янагиды должен возглавить Рон. Мы не можем позволить, чтобы Янагида заполучил блок. Слежку организуйте, используя Кольцо. Чтобы не случился прокол, как с Лидией. Мы ее обнаружили только в аэропорту…

– Кто знал, что так получится?!

– Нельзя исключать любой вариант…

– Не хочется без надобности расширять масштабы операции. Во-первых, затраты, во-вторых риск утечки информации…

– Случилось как раз то, чего ты опасался: пустые затраты при попытке задержать Лидию и утечка информации, если Янагида заполучит блок…

– А если его поездка – просто отвлекающий маневр, а блок везет Лидия. У нее есть документы на провоз оборудования скафандра. При нынешнем таможенном режиме ищут в основном наркотики. Никто не обратит внимания на электронный блок в скафандре, и так напичканном электроникой…

– Ты прав! Лидию упускать нельзя. Для этого я кое-что придумал…

– Давай, выкладывай! Надеюсь, ты ничего плохого ей не сделаешь. Она довольно привлекательная девушка.

– У тебя будет возможность познакомиться с ней поближе… – Дэвид криво улыбнулся. – И еще! Нужно принять все возможные меры, чтобы еще, по крайней мере, сутки ничего не попало в средства массовой информации…

– Том уже занимается этой проблемой.

– Ты должен подстраховать Тома, а я займусь Лидией…

– Так перестань меня интриговать и расскажи, наконец, что собираешься предпринять.

– Конечно, расскажу… Только выпью еще чашечку кофе.

– А я, пожалуй, проплыву свои десять кругов… Присоединяйся!

– Нет, я расстроен… Вода для меня сегодня кажется слишком холодной. Потом приму горячий душ…

Глава 16

Когда Янагида проделал очередной трюк с пересадкой с платформы на платформу и не обнаружил за собой слежки, то был весьма удивлен и слегка разочарован. Его лишили удовольствия оставить филера просто с носом, а то и с переломанным носом.

Что бы это значило? Следят, используя систему общего наблюдения? Ждут на месте в районе приземления Лидии? Скорее, последнее! Тогда они должны ждать момента, когда он извлечет блок. В этом случае нужно, как он и намеревался, обследовать блок на месте и сразу зарегистрировать результат у Автонотариуса. Тогда через заданное им время сообщение дойдет куда следует, что бы с ним не произошло.

Лидия связалась с Янагидой последний раз, когда пересела на аэроплатформу:

«Я на меридиональной платформе. Хочу поспать до следующей пересадки. На связь выйду не скоро».

«Куда вы решили отправиться»?

«На место работы».

«Домой не заедете»?

«Пока нет. Возможно, через пару недель, когда освободится Антон. Я с ними свяжусь утром».

«Передайте, пожалуйста, мои извинения»!

«У вас будет возможность попросить извинения лично, если для извинений есть причины».

«Надеюсь»!


В Пасто, куда Янагида добирался почти сутки, он взял на прокат электроавтомобиль. Был душный день. Кондиционер в кабине работал на полную мощь. Янагида подключился к навигационной системе и видел на экране скрина свое положение в виде мерцающей красной точки на карте местности. Другая точка, голубого цвета отмечала цель его путешествия. Пока все складывалось удачно. Он ехал на максимальной скорости, но ни разу не проскочил нужный поворот. Автомобильная дорога извивалась на карте желтой полосой. Не было только последнего участка. Видимо, эта ветка потеряла свое значение, когда пробили туннель и обрезали петлю.

А вот и поворот, от которого, по всей видимости, самое короткое расстояние до «почтового ящика» Лидии. Янагида нашел место, где можно было съехать с разбитого асфальта в сторону. Он остановился так, чтобы его не могли видеть с трассы. За все время езды, он не обнаружил ни одного автомобиля, из которого можно было за ним следить. Он не переставал удивляться, даже не догадываясь, что за ним следили из космоса. Этот район Колумбии просматривался с Кольца, как на ладони…

Самое короткое расстояние оказалось не самым удобным. Спуск в русло был таким крутым, что Янагиде потребовалось применить навыки скалолаза. Отдых в Тибете и начальный курс альпинизма, который он там прошел, пригодился кстати.

По дороге Янагида непрерывно оглядывался, иногда прятался и замирал, но слежки так и не было.

Навигационная система сообщила ему, что он на месте. Да он и сам узнал скалу. Янагида нажал кнопку и заработал маячок, оставленный Лидией около блока. Он сразу же обнаружил место, где был спрятан блок и извлек его…

Устроившись в тени от скалы так, чтобы видеть подходы, Янагида подключил блок к своему скрину, включил электропитание и начал исследование.

Прежде всего, он скопировал содержимое долговременной энергонезависимой памяти блока. Там было все, что нужно для его идентификации. Заводской номер и другие параметры, необходимые для включения блока в структуру Супермозга. Он не решился подключиться к блоку через «третий глаз». Мало ли что они могли придумать, кроме того, что вывело из строя Антона…

На всякий случай Янагида задублировал информацию на компактном оптико-магнитном диске и спрятал его под крышкой своих массивных наручных электронных часов. Ради этого случая он их и одел. Блок Супермозга он упаковал и спрятал на прежнее место. На все ушло не более получаса. Теперь осталось самое сложное – обратная дорога!

Янагида не стал возвращаться старой дорогой, а сделал порядочный круг, чтобы избежать возможной засады.

Предосторожности оказались напрасной тратой сил. Вокруг было все также пусто. Автомобиль стоял на старом месте. От него на влажной земле вела только одна цепочка следов ботинок Янагиды.

На трассе Янагида заметил сзади автомобиль, но тот не пытался догнать и держался на приличном расстоянии. Возможно кто-то из местных…

При выезде на основную дорогу, стояла патрульная машина дорожной полиции… Янагида попытался ее объехать, но полицейский подал сигнал остановиться.

«Возможно превышение скорости»? – подумал Янагида, хотя никаких знаков ограничения он не видел.

Толстый усатый полицейский в шортах был с автоматом. Он приказал ему выйти из машины. Янагида повиновался. Подошел второй полицейский, почти точная копия первого с неизменными латиноамериканскими усами. Янагиду заставили положить руки на капот и грубо обыскали. Забрали скрин и пистолет, надели наручники.

– У меня есть документы, в том числе на оружие! – оправдывался Янагида.

– Это мы проверим!

– Так проверяйте!

– Вы нам не указывайте, как нам делать свою работу! Проверим…

Янагиду усадили в полицейскую машину на заднее сидение. Водитель тут же поднял перегородку позади себя и закрыл на замок двери. Второй полицейский сел за руль автомобиля Янагиды…

В полицейском участке, размещенном в небольшом бунгало недалеко от трассы в тени могучих деревьев, Янагиду еще раз обыскали. Это были другие, помоложе. На этот раз его раздели до трусов и тщательно обыскали одежду шов за швом. В окно он видел, как потрошат его автомобиль. Привели даже собаку, натасканную на наркотики.

Все его личные вещи из карманов и рюкзака вывалили на стол и стали сверять с таможенной декларацией. Но что там было сверять три строчки: пистолет, скрин и валюта. Остальное декларированию не подлежало. Однако время шло, а полицейские что-то искали, в который раз перетряхивая личные вещи и рюкзак.

Наконец, один из полицейских с погонами лейтенанта зашел в комнату рядом и закрыл за собой дверь. Янагида уже было решил использовать «третий глаз», чтобы связаться с консульским отделом посольства в Колумбии и МВД Японии, но полицейский возвратился и снял наручники:

– Вы свободны! – сказал он со злостью.

Янагида и не ожидал извинений. Он не спеша оделся, сложил навалом вещи в рюкзак и вышел. Автомобиль стоял с дверями нараспашку. Ключ торчал в замке… Теперь бы не взорваться по дороге.

Через несколько сотен метров он увидел станцию технического обслуживания. Хорошо заплатил, оформил все документы и взял другой автомобиль. Хозяин мастерской обещал завтра проверить, затем доставить автомобиль на прокатный пункт в Пасто и забрать свой.


Дэвид и Лайон сидели в своем кабинете, каждый за своим скрином. Дэвид сканировал экран, с которым работал Антон. Они выполняли эту работы по очереди с Лайоном непрерывно. Иногда они привлекали для этого Тома, когда обедали или были в бассейне, а Антон вдруг включал свой скрин. Сейчас это могло случиться в любой момент с восьми утра до двадцати трех, после чего дистанционно выключалось электропитание рабочего места Антона. Такую доработку пришлось срочно сделать, когда Антон, проспав весь вечер, вдруг вздумал работать ночью. Дэвиду пришлось приложить много усилий, чтобы не заснуть и не проспать какие-либо манипуляции Антона с программой.

На экране Лайона возникло окно с озабоченным лицом Тома:

– Разрешите доложить! Есть срочное сообщение…

– Заходите!

Том появился почти сразу, словно стоял за дверью.

– Что случилось? – спросил нетерпеливо Лайон.

Дэвид также приготовился слушать, поглядывая на экран.

– У Янагиды блока нет!

– Где он сейчас?

– Едет назад.

– Проследите, чтобы он не встретился с Лидией в воздухе на какой-нибудь аэроплатформе.

– Она уже под нашим контролем. Встречаем ее через час…

– На сей раз не должно быть проколов! Действуйте!

Том исчез с экрана. Лайон задумчиво потер лоб, потом нажал кнопку. На экране появился Рон.

– Где вы сейчас? – спросил Лайон.

– Пасем Янагиду по дороге в аэропорт.

Вмешался Дэвид. Он присоединился к разговору и у Лайона и Рона на экране появилось окно с лицом Дэвида. Дэвид спросил:

– Почему не применили радикальных мер?

– Обстановка не позволяла. Он вооружен и очень осторожен. Кроме того, от местных властей не удалось добиться даже косвенного согласия. Они боятся международного скандала…

– Да. Я тоже считаю, что нам не нужно привлекать особое внимание, – вмешался Лайон, но Дэвид не отреагировал на это замечание.

– Вы проверили место приземления? Возможно, блок остался там. Янагиде достаточно списать информацию с долговременной памяти. Я ведь вас инструктировал…

– Поисками занимается другая группа. Если не успеют до темноты, то продолжат завтра…

– Прекратите слежку за Янагидой. Это бесполезно. Если он заполучил информацию, то уже переписал ее куда-нибудь… Поэтому возвращайтесь и попытайтесь найти блок сегодня, а мы побеспокоимся о его записях…

– Вас понял! – Рон прервал связь.

– Как ты намереваешься найти иголку в стогу сена… Я имею ввиду запись Янагиды.

– Все его коннекты зафиксированы. Мы не знаем содержания из-за кодирования, но с кем и когда он связывался, знаем… Важно, чтобы он не имел вещественных доказательств, а без этого он не решится предать огласке свою информацию, как не решался ранее…

– Будем надеяться!

– Нужно не надеяться, а готовиться к любому обороту событий… Ситуация достигла критической точки. Нам нужна неделя, но у нас может не быть ее…


На аэроплатформе, летящей вдоль десятой параллели на запад, Янагида поднял перегородки вокруг своего кресла и заказал ужин. Он выбрал рис с креветочным соусом, апельсиновый пудинг и зеленый чай. Чай подали в большой китайской чашке с крышкой. Чай показался слишком терпким, но Янагида выпил все. Его мучила жажда. Он отправил назад грязную посуду и вытянул ноги. Можно было поспать. От преследователей он оторвался еще на окраине Пасто. Возможно, они так и не узнали, что он заменил автомобиль…

Янагида переключил скрин на охрану и провалился в сладкую дрему.

Но его предположение оказалось неверным. Когда он уснул, в кабины справа и слева вошли двое с дорожными сумками. Они опустили перегородки и образовали купе на троих. Янагида, сморенный крепким снотворным, не проснулся, когда просигналил скрин и даже когда они его раздели догола, а затем одели в другую, но похожую одежду. Рюкзак и все вещи Янагиды, в том числе часы и скрин, они сложили в свои сумки. На столике оставили только билет…

Через девять часов Янагиду разбудил диспетчер платформы, так как он не явился на пересадку, как положено, за десять минут.

Янагида полусонный поспешил за диспетчером и пришел в себя только перед приземлением. Он растеряно поискал рюкзак, проверил часы на руке и скрин в нагрудном кармане. Его бросило в жар, потом в холодный пот. Сколько усилий, и все напрасно! Как он посмотрит в глаза Лидии и Антону…

Янагида пребывал в полной прострации и покинул свое кресло, только когда стюардесса напомнила, что они уже давно прибыли.

Спускаясь на эскалаторе в вестибюль аэропорта, Янагида вдруг вспомнил, что он передал самое важное Автонотариусу. Это его немного успокоило. Конечно, запись Автонотариуса это не то что копия долговременной памяти блока, но с ней уже можно делать соответствующие демарши, подключать дипломатов и спецслужбы…


Лидия летела на запад вдоль северной сороковой широты. Она несколько раз пыталась связаться с домом, но никто не отвечал. Предполагая неисправность, она запросила Систему Диагностики, но та подтвердила, что абонент отключился.

«Значит, нужно поспать, а потом повторить попытку», – решила Лидия, но ее скрин предупредительно пискнул. Она включила его и увидела довольное лицо Антона.

– Привет, сестренка! Куда ты пропала?!

– Привет! Почему я не могла связаться с вами?

– Не знаю! Я днюю и ночую на работе… Куда подевался Максим, не знаю! Расскажи, как успехи!

– По-моему, нормально! Янагида расскажет…

– Ты куда направляешься?

– К месту работы.

– Нужно, чтобы ты срочно вернулась домой!

– Почему? Что-то с папой, а ты не хочешь говорить?

– Нет, с ним все в порядке! У тебя могут быть неприятности, если Администрация Кольца обратится в суд…

– А ты, откуда знаешь? Ведь в новостях никаких сообщений не было.

– Догадываюсь! А подать иск они могут и без сообщений в прессе, чтобы соблюсти тайну расследования. Лучше, если ты будешь дома.

– Какая разница, дома или на работе?! Все равно ведь в России… Потом, Ян обещал все прояснить… Ты знаешь, о чем речь!

– Да, знаю! Но я настаиваю, чтобы ты заехала домой. Тогда все объясню! Тебя встретят в аэропорту мои друзья.

– Кто?

– Ты их не знаешь. Они подойдут и скажут, что от меня.

– Хорошо! Если ты настаиваешь…

– Да! Это крайне необходимо! И еще, я очень занят и больше на связь не выйду. До встречи, сестренка!

– До встречи!

Лидия недоумевала, зачем ей ехать домой. Вот когда Антон сдаст свою работу, другое дело. Они бы сразу отправились в путешествие…

Сестренка… Сестренка… Он никогда не называл ее так. Если хотел сказать что-то ласковое, обзывал Тараканом…

Просьбу Антона Лидия выполнила. Еще двенадцать часов полета на запад и она пересела на меридиональную платформу, обслуживающую их зону.

В местном аэропорту ее поджидали два парня в черных куртках и джинсах. Один подхватил рюкзак и держался сзади, другой шел впереди и показывал дорогу к месту парковки автомобиля.

Она не опомнилась, как очутилась на заднем сидении между двумя встретившими ее парнями. Благо, салон был просторный…

По дороге парни сохраняли абсолютное молчание, и тревога заползла ей в душу.

– А почему Антон не приехал встречать?

– У него много работы!

– Настолько много, что не мог выкроить пару часов?!

– Представьте, что это так! – ответил водитель таким тоном, что Лидии больше не захотелось задавать вопросы.

За темными стеклами автомобиля невозможно было разглядеть, куда ее везут. Все же она догадалась, что они въехали в какое-то подземелье. Тревога с новой силой сжала ей сердце, хоть она и вспомнила, что Антон работает под землей.

Они остановились в подземном гараже, проехав проходную. Мышеловка захлопнулась.

Дэвид и Лайон с довольной улыбкой наблюдали, как Лидия выходит из машины и растеряно оглядывается. Ей приготовили бокс размером в тюремную камеру-одиночку. Лидию отвели туда молча и также молча захлопнули дверь. Дверь закрыли на ключ. Пусть посидит пару суток одна и подумает…


Парень в куртке вошел в кабинет Тома и оставил у стола рюкзак. Том тотчас вызвал помощника. Тот понес рюкзак в кабинет хозяев. Том шел следом.

Дэвид и Лайон с нетерпением сгрудились над столом для заседаний, на котором Том с помощником обследовали скафандр. Сцена сильно напоминала анатомический театр из фантастического фильма, где делают вскрытие гуманоида.

– Пусто! – подвел итог Том.

– Да, ничего нет! – в один голос подтвердили Дэвид и Лайон.

– Уберите все это! – распорядился Дэвид.

Когда дверь захлопнулась за Томом и его помощником, Дэвид продолжил:

– У Янагиды блока тоже нет! Когда было последнее сообщение от группы в Колумбии?

– Час назад. Они отложили поиски до утра.

– Полтора дня не могли найти блок?!

– Снимок с Кольца сделан под таким углом, что приходится обследовать площадь в несколько тысяч квадратных метров, а их всего четыре человека и нет специальной аппаратуры…

– Когда привезут вещи Янагиды?

– Завтра к утру.

– Необходимо, чтобы к этому моменту был найден блок!

– Я передам Рону.

– Не передай, а прикажи! Пусть шевелятся быстрее!

– Рона, думаю, не нужно подгонять…

– Возможно и так, когда он у нас на глазах… Что дал анализ коннектов Янагиды?

– У него была связь с Автонотариусом, как раз в то время, когда он работал с блоком.

– Значит, и эту ниточку нужно обрубить! Нужно немедленно активизировать программы У3029 и У3195. Займись этим срочно, пока я наблюдаю за Антоном. Янагида, после того как мы его обчистили, может попытаться задублировать информацию Автонотариуса.

– Не думаю! Как специалист он знает принципы защиты Автонотариуса и уверен в его абсолютной надежности. Потом, ты же сам организовал наблюдение за его коннектами… Пока с его стороны таких попыток не было. Если что, найдем и обрубим другие нити.

– Не так это просто, если копию он сделает на домашний скрин. Да, еще… Нужно немедленно убрать Марка оттуда. Он не справился, и будет только мешать. Янагида показал, что способен на любое активное действие. Не исключаю, что он может применить пытки и раскрыть связи Марка…

– Все ясно! Я дам указания…


С тяжелой головой Янагида упал на циновку не раздеваясь. Оставил только обувь в прихожей – национальная привычка сработала автоматически. Голова была свинцовой от снотворного, которое ему подсыпали, от усталости почти трехсуточного путешествия со сменой часовых поясов. Через несколько часов нужно явиться на службу. До работы разыскать Антона и Лидию. Узнать, как дела, и наметить дальнейшие шаги…

Чувство голода разбудило его раньше, чем профскрин. Он принял контрастный душ и заварил кофе. Сосиска и булочка с маслом, запитая крепким кофе с молоком, улучшили его настроение.

Для начала он связался с Автонотариусом, чтобы сделать рабочую копию материалов. Что-то нужно сообщить Антону, а что-то использовать для дальнейшего расследования. В ответ на запрос скрин выдал: «Записи не найдены! Возможно, неверные атрибуты запроса».

Проверил запрос. Все правильно! Повторил. Ответ тот же. Его руки стали влажными второй раз за текущие сутки. Он расширил временные рамки запроса и увидел свои сделки за прошлую неделю. Значит, пропала только последняя запись…

Янагида едва сдержал желание что-нибудь разбить, скрин, например. Остановила мысль, что уже потерял один, когда его обокрали. Он принял «позу кучера» и попытался преодолеть вспышку гнева. Если они смогли организовать такое с Автонотариусом, то сам блок давно в их руках.

Что собственно произошло? Украли доказательства?! Доказательства еще будут. Впрочем, это лучше сделают соответствующие ведомства. Они c Антоном получили ответ на главный вопрос о заговоре. Пропали всякие сомнения. Заговор существует. Очень широкий и очень опасный. Если бы ему даже вчера, когда он уже знал, как воруют блоки Супермозга, сказали, что можно убрать нежелательную запись из Автонотариуса, он назвал бы это шизофреническим бредом.

Система защиты Автонотариуса была, если сказать образно, на несколько порядков сложнее защиты вычислительных ресурсов Супермозга. Взломка такой системы означала, что в заговоре участвует член Совета Кольца и, скорее всего, не один…

Янагида постепенно возвращался в норму. Спустя день он мог рассуждать вполне трезво, отбросив эмоции. В его рассуждениях появился положительный компонент. Хорошо, что они не догадались стереть его память. Он запомнил код пользователя, то есть вполне мог установить, кто последним эксплуатировал блок. Это он сделает, когда появится возможность. Прочь гнев, прочь сомнения! Нужно действовать и действовать быстро!

За эти сутки Янагида несколько раз попытался установить коннект с Лидией через «третий глаз», потом через скрин. Ответ был один: «С респондентом нет связи»! Тот же ответ он получил при попытке связаться с Антоном или Максимом напрямую…

Черт возьми! Что это означает? Они хотя бы живы? Нужно тогда выходить на Бориса, приятеля Антона…

Борису перебили первый сон. Он спросонок не сразу вспомнил и узнал Янагиду. Тем более что тот впервые связался с ним непосредственно. Раньше Кореш только присутствовал при разговорах Антона с Янагидой.

– Узнаю! Ты Ян… – промычал, протирая глаза, Борис.

– Вы давно видели Антона? Я не могу установить с ним связь…

– Давно! В прошлую пятницу он уехал с какой-то девицей на Филиппины…

– С кем? Зачем? Вы точнее не можете сказать?

– С кем, с кем… Максим говорил с какой-то китаянкой или корейкой…

– Кстати, где Максим?

– Дома, наверное.

– Вы давно его видели?

– Сегодня… То есть вчера днем.

– Я не мог связаться с ним тоже!

– Его канал неисправный… Два дня не могут разобраться почему. Сначала думали, что вышел из строя скрин…

– Вы слышали от Максима что-нибудь о Лидии?

– Слышал, что и она пропала. Точнее, нет связи и с ней. Вчера как раз Максим приходил ко мне, чтобы поискать ее через мой аппарат…

– Он нашел ее?

– Кажется, я уже сказал, что не нашел.

– А как вы узнали, что Антон уехал с той девушкой?

– Максим рассказал. Правда, не сразу!

– Конкретнее, пожалуйста!

– Максим искал Антона на работе, а потом милиция показала ему запись из аэропорта…

– Вы знаете что-либо о девушке, с которой уехал Антон…

– Максим сказал, что Антон с ней встречался до аварии…

– Тогда это Лу. Оставайтесь на связи, я попытаюсь ее разыскать.

Янагида вызвал Лу через две секунды, потому что она была в его адресном пуле, то есть оперативном справочнике. Зато Лу ответила только через минуту или больше. Янагида поднял ее с постели – она еще спала после вечерних развлечений…

– А, это вы! – в голосе Лу было разочарование. На худой конец, она ожидала, что ее разбудил вчерашний партнер по танцам.

– Доброе утро! Не ожидал застать вас дома.

– Это почему же?

– Говорят, вы с Антоном на Филиппинах…

– С Антоном я порвала, после того как одна истеричка меня шантажировала из-за него…

Янагида вспомнил, как просил Лидию уладить вопрос с Лу.

– И все же, когда вы его последний раз видели?

– Еще до аварии…

– Спасибо! Извините, что прервал ваш сон!

– Мне тоже на службу с утра…

Янагида переключился на Кореша, которому переадресовал с опцией записи в память разговор с Лу:

– Я сейчас разговаривал с бывшей подругой Антона и копию разговора переадресовал вам. Она никуда не ездила. Запись разговора обязательно покажите Максиму. Если он узнает в этой девушке спутницу Антона, то немедленно сообщите мне в любое время дня и ночи.

– Ну, если та девушка Лу, то что это значит?

– Что вашей полиции кто-то подсунул мистификацию, липу, по-вашему. Это слово иногда употреблял Антон…

– Все понял! А где же он тогда?! – у Бориса округлились глаза. – Тогда его держат на базе! И они же подсунули липу…

– Кто они?

– Разве Антон не говорил, где он работает?

– Говорил, но вскользь. Тематика наших разговоров была другой…

– Фирма «Дэвид и Лайон» или коротко «ДиЛ»…

– Я запомнил. Все же, попросите Максима опознать девушку.

– Сделаю прямо сейчас, хоть у нас заполночь!

– Правильно! Нельзя терять время, – Янагида отключился не прощаясь.

Когда скрин погас, за спиной Бориса раздался голос Джона:

– Это был Янагида?

– Да! Я ему сказал, что Антона, скорее всего, заперли на базе…

– Я слышал почти весь разговор! Все! Хватит мне отсиживаться! Завтра включаюсь в игру…

– А как же я?!

– Для тебя тоже найдется роль…

Они незаметно для себя перешли на «ты» на второй день знакомства.

– Какая? – спросил Борис.

– Поговорим утром. Мне нужно еще написать следующий акт этой пьесы…

– Только не трагедии, не люблю этот жанр!

– Хотелось бы остаться в жанре водевиля, но, боюсь, некоторые герои играют со своим суфлером и по своему сценарию…

– Я должен сходить за Максимом.

– Конечно! Буду ждать результата… Только не говори, что Антона, возможно, держат на базе.

– Почему?

– Потому что Максим может попытаться что-либо предпринять и это повредит Антону. Поверь мне, жизни Антона пока ничего не угрожает… Поговорим об этом утром, хорошо?!

– Не возражаю! Утром, так утром…

Глава 17

В среду на рабочее место Янагида явился за полчаса до официального начала рабочего дня. Так рано не принято приходить в их отделе. Надеялся таким способом избежать нежелательных встреч. Но как только он опустился в свое кресло и включил скрин, выплыло лицо Роберта. Начальник отдела приглашал в свой кабинет.

– Я вижу, вы благополучно вернулись и приступили к работе! – такими словами Роберт встретил Янагиду. – Садитесь, пожалуйста!

– Ну да! – неопределенно промычал Ян и сел в гостевое кресло.

– Вы можете поделиться со мною информацией о том, что у нас происходит?

– О чем вы? Какой информацией?

– Ян! Я относился всегда хорошо к вам, а вы со мной так…

– Я тоже глубоко уважаю вас, но не могли бы вы сказать конкретно, что вас интересует?

– Конкретно?! Можно и конкретно. Зачем вы летали в Колумбию? Что вы делали здесь в воскресенье? Что у вас произошло с Марком? Он вчера подал рапорт об отставке…

– Могу также конкретно ответить на все вопросы. В Колумбии был по личным делам. В воскресенье работал, чтобы не потерять зарплату – мне сейчас очень нужны деньги. О Марке я вам не смогу рассказать больше, чем сам Марк…

– Он не утруждал себя объяснениями мотивов своей отставки…

– Мне нечего добавить по этому поводу.

– Вы явно не доверяете мне…

– Было бы что доверять!

– Напрасно! Я мог бы быть полезным… В свое время я вполне сознательно оставил Антону более широкие полномочия, чем следовало по ролевому статусу при временном замещении моей должности. И я знаю, что Антон передал эти права вам. Более того, я знаю, что вы ими пользовались неоднократно. В воскресенье тоже…

– Если все, что вы говорите, правда, то, сами понимаете, разговоры на эту тему нельзя вести без Антона…

– Где Антон? Я не смог с ним связаться, даже используя свои служебные полномочия.

– Я тоже не могу с ним связаться!

– Хорошо! Я готов отложить разговор, пока не объявится Антон. Однако мы теряем время и можем упустить что-то очень серьезное…

– Вы о чем?

– У вас на этот счет больше информации, ведь так, Ян?!

– Мне об этом трудно судить. Я не знаю, что знаете вы!

– Я знаю только, что на Кольцо отправилась большая бригада ремонтников. Как раз на тот сегмент, где Лидия, сестра Антона, должна была прыгать в воскресенье. Да, да! Как раз в то воскресенье, когда вы здесь находились, а Марк исключительно по своей воле прохлаждался в подвале… Мне остается надеяться, что Антон будет откровеннее, – сказал с раздражением Роберт и дал понять, что эти слова последние.

Янагида вернулся за свой рабочий стол и попытался осмыслить роль Роберта во всей этой истории. У Янагиды не было никаких оснований не верить Роберту Рабкину. Тогда что творится на Кольце, если от руководителя такого ранга и с такими полномочиями скрывают информацию?! А вдруг он ведет двойную игру и готовит им западню? Что там с Антоном? Куда он мог скрыться? Нужно разыскать его…

Янагида связался с Корешом. Тот уже успел показать запись Максиму.

– Максим опознал девушку! Правда, он не знал как ее зовут.

– Главное, она никуда не ездила. Зачем-то понадобилось ввести в заблуждение Максима…

– Затем, что Антона прячут на ракетной базе. Возможно, как я уже говорил, добиваются, чтобы он закончил для них работу…

– Какую работу?

– Вам сейчас объяснит Джон. Вам говорил о нем Антон?

– Нет, не говорил. Кто этот Джон?

– Американский журналист…

«И здесь американец! Обложили со всех сторон», – подумал Янагида.

– Здравствуйте, Янагида! Будем знакомы! Хотя я знаю вас давно…

– Не имел чести…

– Мне не привыкать! Обычно журналистов не запоминают, если они не торчат на экране с утра до вечера в новостях…

– Вы хотели рассказать что-то об Антоне?

– Да! Борис сказал мне, что Антон вам полностью доверяет, поэтому я буду с вами откровенным… Антон нанялся на фирму «ДиЛ» разработать усовершенствованную систему моделирования виртуальной реальности. По нашим предположениям заказчики хотят использовать ее в преступных целях… Возможно, продвинуть своих людей в руководство Кольца или что-то подобное. Антон заподозрил неладное и стал затягивать работу. В следующий понедельник начинается очередная телеконференция Совета Кольца. Думаю, к этой дате им позарез нужна программа. Они решили захватить Антона и хотят силой заставить завершить работу в нужный им срок…

– Могу я чем-то помочь?

– Пока мы надеемся разобраться здесь своими силами. Но если Антон сообщил вам какую-либо информацию, то она нам может пригодиться…

– Мне ничего такого о своей работе Антон не говорил… Меня беспокоит только, что исчезла также Лидия, его сестра. Не могли они похитить и ее?

– Вполне! Но у нас нет на этот счет никаких сведений…

– Попробую проследить маршрут ее полета…

– Мы сами установим, где она приземлилась. Это стандартный запрос. Откуда она летела и когда?

– Из Колумбии, в воскресенье, – ответил Янагида после колебаний.

Хотя что тут скрывать от американца, если даже он участвует в заговоре?! Уж это заговорщики знали!

После разговора с американцем и Борисом Янагида все же запросил информацию о маршруте Лидии. Ответ был неутешительным. Лидия направлялась домой, приземлилась на аэродроме в ста километрах, но домой, вероятно, не попала… Где она могла быть? Неужели заговорщики посмели ее выкрасть?! Пожалуй, нужно рассказать все Роберту. Если он с ними, тогда они должны будут что-то предпринять. Если нет, то как руководитель отдела Службы Безопасности Кольца он не оставит доклад без внимания и даст ему официальный ход.

«Но сначала сделаю заявление в МИД Японии и Интерпол» – решил Янагида и занялся этим в тот же день.

На изложение всех известных фактов и своих предположений у него ушел конец дня и весь вечер. Он взвешивал каждую фразу, обстоятельно излагал каждый факт сам по себе и в связи с другими фактами. Когда сообщение было отправлено, Янагида долго не мог уснуть, который раз перебирая в памяти события последних дней. Утром попросился к Роберту на прием.

Роберт не высказал удивления, а предложил немедленно зайти. Его кабинет размещался тремя этажами выше.

Для начала Янагида пересказал Роберту, то же что содержалось в заявлениях МИД и Интерполу.

Роберт молчал, иногда кивая головой, чтобы показать, что слушает.


– Все это отдает фантазией, но неожиданно объясняет для меня некоторые непонятные факты, с которыми я столкнулся в последнее время… Кое-что из услышанного можно проверить. Я этим займусь. Непонятно только, каким способом им удалось так глубоко проникнуть в систему, чтобы стереть запись Автонотариуса или вывести блок Супермозга из-под контроля…

– Вы можете установить, привлекалась ли фирма «ДиЛ» к каким-либо работам по системному программному обеспечению Супермозга?

– Да, пожалуй, смогу… Нужно заняться связями «ДиЛ». Ведь она могла это сделать через другую фирму.

– Можно еще проверить другие блоки Супермозга, которые мне известны как «исчезнувшие»…

– Нужно подумать, как это сделать без Питера. Он станет стеной. Так было раньше, так будет и теперь. Особенно после случая с Лидией. Он так заботится о чести своего мундира, что скрыл это даже от меня…

– А вы уверены, что речь идет только о чести мундира чиновника?

– А какие есть основания, думать иначе?

– Но скрывать такие факты – преступление!

– Он не обязан отчитываться передо мною. Член Совета Кольца – он. Возможно, Питер уже проинформировал других членов Совета. В понедельник на телеконференции Совета они обсудят эти факты, примут решение и проинформируют общественность… Вы представляете, какой может быть ажиотаж, если все это выдать в средства массовой информации сразу, без мероприятий, без комментариев…

– Вы считаете правильным, когда интересы мировой общественности приносятся в жертву ради интересов группы чиновников?

– Я так не считаю. Просто пытаюсь объяснить себе и вам поведение Питера и других членов Совета.

– Вы доложите о нашем разговоре Питеру?

– Не сразу и после вашего согласия. Как я уже говорил, для начала нужно проверить кое-какие факты. Я могу рассчитывать на вашу помощь в этом? Мне не хотелось бы привлекать других работников отдела…

– Да, я готов выполнить любое ваше поручение, но у меня есть личная проблема и мне понадобится два-три дня для ее решения…

– Как это срочно? Сегодня и завтра вы мне нужны.

– Хорошо! Тогда, с вашего разрешения, я уеду в субботу и вернусь во вторник.

– Согласен! Не будем терять время. Возвращайтесь на свое рабочее место. Несколько минут мне понадобится, чтобы ввести в систему данные о расширении ваших полномочий до моего уровня. Потом я свяжусь с вами, и мы поделим вопросы для проверки. Так будет быстрее…


В среду вечером Антон сдал свою программу на тестирование. Если не будет ошибок, то согласно контракту его должны выпустить в субботу. Теперь программа работала без ограничения времени, но в нее, как и рекомендовал Джон, было заложено несколько «взрывателей». Маловероятно, что их обнаружат при проверке программы. Антон готовил себе ужин и размышлял о том, как он проведет эти трое суток. По его просьбе в кабинете установили велотренажер. Нужно заполнить время до предела, иначе можно умереть от тоски и неизвестности…

Антон ужинал, когда на связь вышел Дэвид. По его лицу можно было определить, что тот доволен:

– Теперь вы не будете утверждать, что в режиме работы, который мы вам, не побоюсь этого слова, навязали, нет никакой целесообразности…

– Целесообразность насилия или насильная целесообразность… Не хочу дискутировать на данную тему. Лучше скажите, каковы первые результаты тестирования?

– Вполне удовлетворительные… Мы пока не обнаружили отклонений от требований спецификации.

– Тогда у меня к вам просьба! Хочу связаться с отцом и сестрой. Нельзя же столько дней держать их в неведении…

– Мы им сообщили, что положено…

– Мне тоже необходимо знать, как у них обстоят дела. У нас ведь есть общие, так сказать, семейные планы…

– У них тоже все в порядке!

– Хотел бы убедиться в этом лично.

– В контракте и в его дополнениях нет ничего о связи с родственниками.

– Разве такое неявное дополнение к контракту затрагивает ваши интересы?

– Да!

– Каким образом?

– А это уж наше дело!


В комнате, где была заперта Лидия, было все, что нужно для комфортабельной жизни. Сначала она обследовала примыкающий к комнате туалет с душевой кабинкой, потом в углу кухонный комбайн с холодильником. У стены узкая, но достаточно удобная тахта с комплектом разового белья, простой, но с большим экраном телескрин на передвижном столике… Если это тюрьма, то вполне удобная. Если у этих людей скверные намерения, то зачем этот комфорт.

Так рассудила Лидия и принялась готовить себе еду. Она не торопилась, интуитивно осознав, что времени у нее будет много и его чем-то нужно занять. Тем более что она уже успела убедиться, насколько надежно ее изолировали от внешнего мира. Больше, чем выбрать развлекательную программу, ей здесь не позволят. Что она и сделала, остановив свой выбор на спортивном канале Универсиады. Начинались отборочные соревнования в подгруппах. Она по старой памяти следила за командой Токийского университета…

После обеда Лидию потянуло ко сну. Мелькнула мысль, что ей подмешали что-либо в пищу. Могли и через систему кондиционирования… Главное, не сопротивляться, пока не ясна цель. Все равно она в их власти. Нужно сохранить силы… Сохранить силы… С этой мыслью она заснула на тахте, не раздеваясь и свернувшись под пледом, как котенок.


Дэвид и Лайон наблюдали за Лидией через скрытую камеру с добродушными улыбками. Она была их врагом. Но это был очень симпатичный враг и, скорее всего, враг несознательный… Они догадывались, что ее использовали, возможно, даже не объясняя смысла и истинной цели того, что она сделала.

– С ней нужно обойтись по возможности деликатно, – произнес Лайон, наблюдая безмятежно спящую Лидию.

– Но нельзя забывать осторожность! Эта кошечка моментально превращается в львицу. Протянешь руку, чтобы погладить, и можешь остаться без руки…

– Профессиональный дрессировщик не пытается гладить зверя на первой тренировке… Понаблюдаем за ней и косвенно попытаемся выведать как можно больше.

– Тогда стоит пригласить ее на ужин, – ответил Дэвид.

– Но сначала в бассейн. Стоит посмотреть ее в купальнике. Из ее досье следует, что она хорошо плавает и прыгает с трамплина…

– Где она возьмет купальник?

– Я уже побеспокоился об этом!

– О, Лайон! Ты не похож на себя. Впервые за многие годы проявил вдруг инициативу и что-то решил самостоятельно… Вижу, эта девушка заинтересовала тебя всерьез…

– Тебя беспокоит проявление моей инициативы… или ты уже ревнуешь к девушке?

– Ни то, ни другое! Не люблю, когда события уходят из-под моего контроля…

– Это то же самое! Так ты согласен с моим планом?

– Хочу все обдумать, пока она спит…

– Подумай, подумай! Но мое предложение, я думаю, ты примешь! – Лайон произнес это непривычно твердо.


Случаи, когда Антону приходилось искать способы убить время, можно было сосчитать на пальцах. Как он мечтал о свободных минутах, когда учился. Да и после окончания учебы, он так быстро оброс разными обязательствами, внешними и придуманными им самим, что проблемы свободного времени не существовало. Здесь, в бункере, он застрял не по своей воле и без связи с внешним миром, что отягощало состояние вынужденного безделья. Нужна была какая-либо конкретная цель, после того, как он передал программу «сапогам» на проверку.

За ужином, когда в очередной раз у Антона возникло ощущение, что за ним наблюдают, он вдруг захотел узнать, как они это делают. Он отдавал себе отчет, что ощущения он внушил сам себе, так как его хозяева не очень скрывали, что слежка за ним не ограничивается сканированием экрана его скрина. Где-то были размещены телекамеры и микрофоны наблюдения.

После ужина Антон принялся систематически обследовать свою «тюремную камеру». Он не скрывался. У него было объяснение. Занятый авральной работой, он толком не изучил свою комнату. Теперь он убивает время…

Обследование началось с ящиков рабочего стола и встроенных в стены шкафов.

В одном из стенных шкафов он обнаружил запасные части, обрезки кабелей и монтажный инструмент. Он не стал все это вытаскивать наружу, а с деланным равнодушием закрыл ящик, как и многие другие перед этим с бельем и прочими предметами быта, заготовленными для него.

Потом очередь наступила осмотреть стены и потолок. Все было гладким, без щелей и подозрительных отверстий. За вентиляционной решеткой также ничего не было. В конце концов, он пришел к выводу, что камеры за зеркалами. Очевидно, они были полупрозрачными. Их было два. Одно размещалось на стене у входной двери, другое на той же стене в той половине комнаты, которая отделялась от рабочей части помещения раздвижной перегородкой и служила кухней, а сейчас и спальней. Доступ к камерам был обеспечен из коридора. Если бы он получил возможность выйти из комнаты в коридор, то при тщательном обследовании стены со стороны коридора можно было бы обнаружить, Антон был уверен в этом абсолютно, съемные панели, за которыми полупрозрачные зеркала служили окнами для наблюдения за комнатой. В эти окна и смотрели телекамеры, смонтированные в нишах за панелями…

Не очень хитро? Да! А зачем особые хитрости хозяевам этого бункера?! Это ведь не штаб-квартира конкурентов! Здесь годятся простые и дешевые решения.

После своих открытий Антон задумал подобрать ключ к электронному кодовому замку от комнаты. Ведь он теперь может скрыть свои действия от наблюдения. Для этого достаточно потушить свет, как он это делает, отходя ко сну, затем закрыть плотно зеркала и делать что вздумается…

Итак, он получит возможность выйти в коридор. Что дальше? До выхода к проходной есть еще дверь. Можно ожидать, что и она закрыта на кодовый замок. Допустим, он того же типа и код можно подобрать тем же способом. Как пройти охрану на проходной? Прорываться силой?! В какое время это лучше сделать? Днем или ночью? Есть над чем подумать! Скуки как не бывало! Мозг и руки Антона получили серьезную работу. Однако он это делал на всякий случай. В пятницу заканчивается срок контракта и будет как раз третий день, как он сдал программу на тестирование. В пятницу вечером его должны отпустить…


На скрине часы показывали почти девятнадцать часов, когда Лидия проснулась. Она приняла душ, опять надела свой единственный дорожный костюм и подумала, чем занять вечер, как в дверь постучали. Дверь сразу же отворилась. Это был всего лишь предупредительный стук. Вошедший не ждал разрешения войти. Тщательно одетый мужчина с прилизанными седыми волосами в возрасте за пятьдесят говорил по-английски глухим голосом:

– Прошу прощения, мисс! Хозяева просят вас к себе. Они в бассейне…

– Зачем?

– Плавать, очевидно…

– У меня нет купальника!

– Об этом не беспокойтесь. В раздевалке для вас приготовлено несколько на выбор…

– Но я их не знаю!

– Они джентльмены и все объяснят…

Лидия пошла следом за мужчиной по длинным коридорам, устланным ковровым покрытием, и, наконец, оказалась в огромном помещении бассейна, где одна стена имитировала берег океана, а другие тропический лес.

Из-за стола к ней поднялись двое мужчин в наглухо застегнутых купальных халатах. Они представились по очереди, затем заговорил Лайон.

– Мы должны принести свои извинения, что прячем от вас Антона. Работа, которую он делает, без преувеличения, имеет для нас жизненно важное значение. Как только он ее закончит, вы увидитесь… А пока мы решили вас развлечь, как умеем. Сначала предлагаем поплавать в бассейне. Есть у нас и метровый трамплин. Затем мы приглашаем вас отужинать с нами…

Лидия молчала, поэтому Лайон спросил:

– Вы согласны?

– Вы очень любезны! – выдавила Лидия.

– Это означает «да»?

– Да!

– Спасибо! Мы и сами здесь как затворники, пока не закончим свое дело…

Дэвид с удивлением посмотрел на Лайона, но тот вовремя остановился.

– Купальные костюмы в кабинке для переодевания, – Дэвид показал рукой на дверь в стене между двумя пальмами.

Когда Лидия скрылась за дверью, Дэвид напустился на Лайона:

– Будь осторожным! Она не настолько наивна, как кажется.

– Я тоже не совсем потерял голову. За моей откровенностью ничего конкретного нет! Посмотри лучше на экран…

В кабинке было зеркало во всю стенку. Лидия примерила два из трех купальных костюмов. Она остановилась на строгом закрытом купальнике темно-вишневого цвета. Наивная! Во время примерок братья наблюдали ее на цветном экране телескрина…

Выйдя из кабины, Лидия без слов нырнула в бирюзовую воду бассейна. Дэвид и Лайон сбросили халаты и присоединились к Лидии. Началось стихийное соревнование. Братья плавали прекрасно, но до Лидии им было далеко, как далеко обычному пловцу до русалки…

После нескольких кругов Лидия занялась трамплином, демонстрируя разнообразие и сложность акробатических прыжков. Техника исполнения ее не волновала, она резвилась в чистой теплой воде, температура которой была на несколько градусов выше нормы для бассейна.

Братья сначала наблюдали за прыжками из воды, потом присоединились к Лидии и стали прыгать по очереди, пытаясь повторить ее пируэты. Получались смешные пародии. Всем стало весело. Первобытная радость живого, вышедшего когда-то из воды и вернувшегося на время в родную стихию, оттеснила на время другие проблемы…

Стол для ужина был накрыт здесь же на краю бассейна. Лайон помог Лидии надеть ослепительно белый купальный халат с капюшоном. Халат был такой толстый и пушистый, что мигом убрал с тела воду, как слизал теплым мягким языком…

За стол сели прямо в купальных халатах. Уже знакомый Лидии слуга расставил все на большом столе и удалился. За Лидией ухаживали братья по очереди. Для начала ей предложили отварного осетра с гарниром из свежих мелко нарезанных овощей и налили белое вино…

Меню ужина не поражало. Был еще паштет из птицы, творожная запеканка с абрикосами и фрукты.

Темой разговоров за столом был прогноз мировой погоды на экране скрина, который поставили на передвижном столике так, что все трое могли его смотреть во время ужина.

– Почему я не могу отсюда ни с кем связаться? – спросила Лидия прямо, когда Лайон переключил скрин на музыкальный канал.

– Мы ведь не триайз, поэтому здесь нет ретранслятора, – ответил Дэвид.

– Я имела в виду и обыкновенный скрин.

– Нас очень беспокоит проблема сохранения коммерческой тайны. Обычные скрины мы используем только в режиме прямой связи, например, с нашими брокерами на биржах или руководителями филиалов фирмы. Вы не можете набрать другие адреса…

– Я хочу связаться со своим отцом!

– Нет проблем! Но только завтра утром. Сегодня нет специалиста, который обеспечит вам такую связь со скрина в вашей комнате… Да! Мы должны извиниться за то, что поместили вас в такую тесную комнату. У нас здесь не так много помещений, где обеспечен необходимый комфорт…

– Вы не могли бы уточнить время.

– Думаю, к десяти мы успеем.

– А если отца нет дома?

– Повторим попытку вечером.

– Спасибо! Позвольте попрощаться до утра, и благодарю за ужин и бассейн.

– Бассейн в вашем распоряжении круглые сутки. И оставьте себе халат и купальные костюмы…

– Не думаю, что задержусь здесь надолго!

– До понедельника включительно – это уж точно!

– Почему?

– Это входит в условия нашего контракта с Антоном.

– Я ничего такого не слышала от Антона, и он не мог ничего такого позволить без моего ведома…

– Да не волнуйтесь так! Антон все объяснит. Личную встречу не обещаю, переговорить вы сможете с ним также завтра…

– Невероятно!

– Антон не мог с вами связаться, когда возник этот вопрос. Повторяю, не волнуйтесь. Нам нужны абсолютные гарантии, что не будет утечки коммерческой информации…

– Я здесь при чем?!

– Он мог с вами говорить о своей работе…

– Не говорил! И я в ней ничего не понимаю! Я биохимик!

– Это только слова. Мне хотелось бы вам верить, но есть обстоятельства, при которых вы невольно становитесь объектом манипуляций третьих лиц. Для нас не важно, сознательно вы в этом участвуете или не понимаете, что творите. Вы знаете, о чем я говорю! Мы не можем рисковать большими затратами, которые вложили в проект… Кстати, ваше вынужденное пребывание здесь будет оплачено. Мы учтем не только ваш вынужденный простой, но и компенсируем моральные издержки…

«Неужели они знают о моих приключениях на Кольце»? – мелькнуло в уме Лидии. Она испугалась, но не подала виду.

– Хорошо! Вернемся к данному вопросу после моего разговора с Антоном.

– Думаю, в этом не будет нужды. Антон вам предоставит исчерпывающие разъяснения…

– До завтра! Я найду свою комнату?

– Вас проводят! До свидания!

В двери уже стоял слуга. Братья подарили Лидии загадочные прощальные улыбки. Когда они остались одни, Лайон заговорил:

– Не совсем понимаю смысл твоих импровизаций! Мы ведь обсуждали другой план разговора с Лидией…

– Он никуда не годился. Можно подумать, мы смогли бы выпытать что-либо новое по отношению к тому, что мы уже знаем. Случилось бы обратное. Мы раскрыли бы свой интерес и причастность к событиям на Кольце. Так будет лучше. Пусть она остается в полном неведении о причине своего пребывания здесь. Иначе она может быть очень опасной. Нужно под каким-либо предлогом задержать и Антона до понедельника…

– У меня нет никаких идей на этот счет…

– Ищи!

Глава 18

Максим не успел закончить свой поздний ужин, как скрин предложил переключиться с программы новостей на прием экстренного вызова. Максим подтвердил переключение и увидел улыбающееся лицо дочери. Лидия сидела за сервированным столом в белом купальном халате с бокалом в руке. За ее спиной виднелся океанский берег с группами купающихся.

– Привет, папа!

– Здравствуй! – ответил недовольным голосом Максим.

От неожиданности он не успел обрадоваться.

– Ты не рад!?

– Почему же! Просто вы всегда неожиданно куда-то исчезаете и появляетесь, как черт из табакерки! Ты где?

– Решила немного развлечься…

– Могла бы предупредить!

– У тебя скрин барахлит. Не могла с тобой связаться.

– Не знаю, что со скрином. Служба ремонта разводит руками. Говорят, что сбои в Центре коммутации, то есть где-то на Кольце. Ну, Бог с ним! Раз связалась со мной, значит неисправность устранили. Как твои дела!

– Лучше не бывает! А где Антон?

– Тоже развлекается.

– Где?

– Манила. Кажется, на Филиппинах…

– Да. Он один?

– С девушкой… Какая-то азиатка, – выдавил Максим после некоторого колебания.

– Это Лу! Они давно знакомы.

– Тебя, вижу, это не волнует!

– Что? Что азиатка?! Будут у тебя внуки косоглазенькие…

– Я не о том! Как ты не понимаешь?!

– А-а-а! Ты ему, наверное, невесту присмотрел, а он не послушался? Поговорю с ним!

– Не говори глупостей! Скажи лучше, как твои дела с этим японцем? Когда приедешь?

– Все прошло по плану. Как видишь, жива и здорова…

– А когда приедешь?

– Не знаю еще! Не скоро…

– Не пропадай! Связывайся чаще!

– Постараюсь! Как твое здоровье?

– Не жалуюсь! Все мои проблемы от вас…

– Мы исправимся! Извини, меня ждут друзья… Мы еще поговорим! Целую, папочка! – Лидия изобразила воздушный поцелуй.

– Целую тебя тоже! – ответил Максим.

Лидия улыбнулась ему. Экран погас. Максим нажал кнопку, чтобы запомнить ее адрес, но скрин выдал сообщение, что адрес запомнить не удалось…

«Ну и дети пошли!» – отметил Максим в уме. – «Мы все-таки были другие. Наверное, не лучше, но другие…»

На душе у Максима стало легче. Лидия жива и здорова… Он допил чай и принялся убирать посуду со стола.


Антон проснулся среди ночи и посмотрел на скрин. Индикатор времени показывал час с минутами. Неплохо сработал внутренний будильник! Включить скрин в режиме будильника Антон не решился. Если его скрин контролируется, то сигнал мог разбудить соглядатая также.

Не включая освещение, Антон закрыл зеркала заранее приготовленными кусками плотного пледа. Только после этого зажег настольную лампу за рабочим столом. Достал монтажный инструмент, отмотал метров тридцать плоского сигнального кабеля и с двух концов смонтировал разъемы.

Один разъем он присоединил к стандартному выходу скрина, другой к разъему на корпусе шифрзамка. Замок ведь был предназначен для защиты от внешнего проникновения, а изнутри конструктор естественно предусмотрел стандартную колодку для подключения устройства автоматического поиска и установки шифра. У Антона не было этого устройства, зато был скрин, для которого Антон накануне написал программу для перебора кодов.

Антон не стал включать скрин ночью. Он знал, что питание скрина ночью отключено. Он это сделает утром. Запустит программу как фоновое задание, а полученный код узнает потом, просматривая журнал сообщений, где вперемешку зарегистрированы протоколы работы всех программ, которые он запускал. В этом ворохе данных никто со стороны не заметит шестизначное число. Только он знает, что в строке из двенадцати цифр на четных позициях стоят цифры, составляющие код замка. Он также продумал, как проложить сигнальный кабель к двери, чтобы его нельзя было разглядеть через телекамеру наблюдения.

Была опасность, что в это время войдет Рон или пожилой слуга, которые следили за состоянием запасов пищи в холодильнике. Но они появлялись не каждый день, а вчера холодильник был загружен основательно, что весьма удивило Антона. Ведь по всем расчетам ему оставалось здесь находиться чуть больше суток…


– Ты готов играть в моей пьесе? – спросил Джон у Бориса после завтрака.

– Кажется, я давно в ней играю! – ответил Кореш, сопроводив слова театральным жестом.

– Тогда сделаем так. Пока ты еще спал, я написал письмо двум… господам. Чуть не сказал джентльменам! Но это не про них… Короче говоря, сейчас закажем такси, и ты отвезешь письмо туда, в бункер… Кому попало его не отдавай! Требуй Дэвида или Лайона. На худой конец, отдашь Тому. Их юрист, весьма доверенное лицо. И еще. Такси не отпускай! Вернешься с ним. При любых обстоятельствах там не оставайся. Они могут предложить подождать ответ и пообещать доставить тебя домой…

– А таксист не может быть их человеком?

– Вопрос не в бровь, а в глаз! Таксист будет нашим человеком…

– О!

– Это не то, что ты думаешь! Знаю пару местных таксистов, которым можно доверять…

– Письмо я вручил, что дальше?

– Кажется, сказано было достаточно ясно. Ты возвращаешься домой и на этом твоя роль в первом акте пьесы заканчивается. Второй акт мой. Всей пьесы я и сам еще не знаю.

– А стоит затевать игру, не зная исхода?

– Если результат известен заранее, тогда это не игра!

– Зачем нам игра? Я так понимаю, что нам нужно не играть, а что-то делать, чтобы высвободить Антона и Лидию, если они захватили и ее…

– Успокойся! Это действительно не игра и не игрушки. Именно с этой целью все это затевается. Но даже в самой продуманной и рассчитанной операции могут быть неожиданности. В этом смысле я и употребил слово «игра». Слушай дальше! Если со мной что-то случится, передай этот значок Слониму, владельцу музея. Ты должен знать этого чудака и его музей старого хлама…

– И этот тоже?

– Что тоже?! Старик за деньги согласился передать информацию моим друзьям… Если значок куда потеряется, скажи Слониму следующую фразу: «Ваш друг просил передать, экспонат поврежден при транспортировке».

– Все понял! Друг просил передать, что экспонат, то есть Джон, поврежден при транспортировке…

– Именно так! Только меня не упоминать!

– Конечно! Это я показал свою догадливость…

Такси прибыло к подъезду через полчаса. При оформлении заказа через скрин Джону и Борису показали внешний вид таксиста и такси в короткой видеовставке. Это был Андрей Павловский, сухощавый седоватый мужчина пятидесяти лет. Его услугами Джон уже пользовался неоднократно. Он был из местных и его знали все. Узнал его и Борис.

– А вот и осиное гнездо! – произнес водитель третью свою фразу за все время пути, когда они подъехали в ракетной базе. Первые были: «Добрый день! Куда едем»?

– Почему так? – удивленно спросил Борис.

– Осы живут в норах под землей…

– И все?! В норах живут и их жертвы – тарантулы…

– Эти на жертв не походят…

Ворота открылись автоматически. Машина по пандусу спустилась к проходной. Борис уже знал, что его ожидает, по рассказам Антона.

– Андрей Михайлович, без меня не уезжайте в любом случае!

– Какие могут быть случаи?! Не уеду!

Борис вышел из такси и подошел к проходной. Из кабины на него удивленно уставился Кол.

– Привет, Кол!

– Привет! Чего тебя сюда занесло?

– Привез письмо твоим хозяевам.

– Давай сюда!

– Нет! Приказано лично в руки…

– Ха! Ты е…ся! Сколько здесь торчу, такого отродясь не было, чтобы кто-то из них вышел на проходную… Даже я не видел ни разу! Понял?

– Они же выезжают наверх!

– Да, но не здесь… Короче, давай письмо! Передам Тому…

– Нет! Зови тогда Тома!

– Как знаешь! – Кол нажал кнопку на пульте.

Пока они ждали выхода Тома, Борис решил спросить Кола напрямую. Он поманил Николая из кабины, но тот не вышел. Только высунул голову из окошка, предварительно открыв его. Окна кабины были сделаны из толстенного пуленепробиваемого стекла.

– Антон и Лидия здесь?

– Нет! Не знаю! – Кол испуганно замотал головой.

– Скажи толком! Мы же свои, что бы там между вами не было….

– Разговоры на проходной запрещены! – подчеркнуто громко воскликнул Кол и закрыл окошко. Он отошел в глубину кабины и взял в руки автомат.

Детский испуг крепкого мужика с репутацией «крутого» рассмешил Бориса, но его отвлекло появление Тома. Борис его видел в Центре занятости и сразу узнал.

– Нарочный с письмом! Требует вручить лично! – поспешил доложить Кол с виновато-подобострастной улыбкой.

Борис молча передал письмо через турникет. Том кивнул и сразу повернул обратно. Борис еще раз посмотрел на Кола, но тот демонстративно смотрел в другую сторону.

«Что у него еще спрашивать?! По реакции видно, они здесь»! – сделал вывод Кореш и поспешил к такси. Нужно доложить Джону об исполнении.

Как только машина вернулась к дому, из подъезда выскочил Джон, одетый под местного жителя в кепке, надвинутой на глаза. Кореш вышел, а Джон тут же забрался на его место. Только спросил у Кореша:

– Передал?

– Да! Вручил Тому. Еще одно наблюдение…

– Потом! Догадываюсь, о чем речь.

Джон захлопнул дверь, и машина отъехала.


Утром Лидия попросилась в бассейн. Ей разрешили. С хозяевами она общалась через слугу, который показал, как его вызвать в случае необходимости. После завтрака она напомнила, что ей была обещана связь с отцом. К ее удивлению, ей пообещали также короткий видеовизит Антона.

Отец заканчивал завтрак. Как только появилась связь, отставил чашку и приветливо улыбнулся.

– Здравствуй дочка! Ты куда пропала?

– Здравствуй папа! Ты ведь знаешь!

– Как твои дела с этим японцем?

– Как видишь, все в порядке!

– Удалось все сделать, как было задумано?

– Не знаю! То, что меня попросили, я сделала. Больше не хочу об этом говорить.

– Вы всегда неожиданно куда-то исчезаете и появляетесь, как черт из табакерки! Все от меня скрываете…

– Ничего я не скрываю. Когда-нибудь расскажу. Только не сейчас! Как ты себя чувствуешь?

– Не жалуюсь! Все мои проблемы от вас…

– Не обижайся! Есть вещи, о которых нужно говорить при личной встрече. Надеюсь, что скоро увидимся!

– Где ты?

– Ты удивишься, наверное, но я рядом. У Антона на работе. Жду, когда он закончит свой контракт, тогда мы появимся дома.

– Когда это будет?

– Вопрос двух-трех дней.

– Буду рад вас видеть! А ты встречалась с Антоном?

– Представь, что нет! Он так занят работой. Сегодня обещают телесвязь с ним.

– А ты чем занимаешься?

– Отдыхаю, развлекаюсь…

– Конечно, после прыжка нужно отдохнуть!

– Какого прыжка? Ты о чем?

– Дочка, от меня можешь не скрывать. Я все знаю.

– Ей-богу, отец! Не пойму, о чем ты! Давай отложим этот разговор до встречи. Тогда я тебе объясню, что это недоразумение. До скорой встречи!

Лидия сама прервала разговор, который стал походить на допрос. Отец, на удивление, проявил упрямство и непонятливость. Она ведь ясно сказала, что не время для разговора о ее миссии на Кольце. Неужели Антон рассказал все отцу? Тогда должен был предупредить, чтобы отец не говорил об этом по телескрину, тем более, когда используется чужой скрин…

Не успела Лидия прийти в себя от нелепого разговора с отцом, как на экране появилось лицо Антона.

– Привет, сестренка! Извини, что так вышло. Мы вроде бы рядом, а общаться некогда. Надеюсь, ты не скучаешь!

– Привет! Не скучаю, но и радоваться особенно нечему. Главное, не понимаю, что происходит!

– Мои заказчики очень обеспокоены соблюдением коммерческой тайны. Поэтому они настояли, чтобы и ты была здесь со мной до понедельника включительно.

– До понедельника?! Почему?

– Срок выполнения работы.

– При чем здесь я?

– Они считают, что можешь знать о содержании работы из бесед со мной…

– Как это им повредит?

– Даже информация о названии работы может им повредить, если их конкуренты об этом узнают. Объясню когда-нибудь…

– Почему ты от меня прячешься? Это тоже входит в условие контракта?

– Ты попала в точку! Так и есть. Но не мог же я тебе это сказать… Вдруг ты отказалась бы приехать. Представляешь, в какое положение я бы попал… Мне хочется закончить работу и получить все надбавки и премиальные за выполнение всех условий контракта. Ты меня должна понять! Твои моральные и материальные издержки я компенсирую. Ты ведь тоже помогла мне в какой-то мере заработать эти деньги…

– Не в деньгах дело! Не узнаю тебя. Ты стал такой расчетливый… меркантильный…

– В моем положении нужно думать о будущем. А без денег будущего нет! Не скучай! Скоро увидимся…

На этот раз без предупреждения отключился Антон.

На удивление, разговор с Антоном успокоил Лидию. Все стало понятным. Если вынужденное безделье обставлено бытовым комфортом и еще хорошо оплачивается, то его, согласитесь, легче переносить.


В своем письме Джон назначил встречу в аэропорту через два часа после вручения и подальше от районной милиции. За два часа также можно многое сделать, но не все, что возможно в такой ситуации за большее время. Жесткий срок позволял Джону проконтролировать движение Тома в аэропорт. Джон не сомневался, что это будет именно он.

Когда Том проехал мимо стоянки такси при выезде из райцентра на трассу, ведущую к аэропорту, Джон подождал четверть часа и поехал вдогонку. Странности своего поведения Джон объяснил таксисту просто. Ему назначили встречу в аэропорту и он должен убедиться, что едет туда не напрасно.

Том ждал его в условленном месте зала ожидания. Они уселись в кресла напротив и Джон начал первым:

– Начну с главного без обиняков. У меня есть информация очень важная для твоих, Том, клиентов. Хочу ее выгодно для себя продать…

– Это мы поняли уже из письма! Нельзя ли конкретно: что и за сколько? С вашего разрешения, я включу скрин для связи с моими клиентами.

– Включайте! … Вы готовы?

– Да!

– Речь идет о программе, которую делает для вас Антон Бурма. Программа «заминирована». Я знаю ключи…

– Это может быть блефом!

– Может! Предлагаю процедуру, снижающую ваш риск. Вы переводите на указанный мною счет сумму, положим, пятьдесят миллионов, а я называю первый ключ. Вы убеждаетесь, что я не вру, и процедура повторяется…

– Пятьдесят миллионов за мистификацию – хороший куш…

– Да, вы рискуете! Но не приняв мое предложение, вы рискуете больше…

– Снижайте первую сумму! Компенсируете на последующих.

– Не могу! Вы успеете что-нибудь придумать и второй суммы может просто не быть…

– Я должен посоветоваться с клиентами…

– Пожалуйста! Даю вам не более пяти минут и у меня на глазах.

Том отошел в дальний конец зала ожидания и нажал клавишу на портативном скрине, переключив его на прием. На экране возникло лицо Дэвида:

– Мы все видели и слышали! Предложи тридцать, возможно, сойдетесь на сорока… Если будет упорствовать, соглашайся.

Том возвратился в свое кресло и предложил:

– Клиенты согласны на тридцать при одном условии…

– Каком?

– Вы должны подписать бумагу…

– Тогда ни о каком снижении суммы даже речи быть не может!

– Допустим, мы согласимся, но это очень большая сумма, и нам нужны, по крайней мере, сутки, чтобы ее собрать…

– Я достаточно осведомлен о финансовом состоянии ваших клиентов и больше пятнадцати минут дать не могу.

– Вы хорошо подготовились к операции!

– Да! И свой шанс не упущу!

– Куда перевести деньги?

– Здесь все! – Джон протянул Тому пластиковую карточку и тот без слов вставил ее в считывающее устройство своего скрина.

Минут десять они молча рассматривали друг друга вполне дружелюбными взглядами, потом Том сообщил:

– Проверяйте свой счет!

Теперь Джон включил свой скрин и послал запрос. Ответ пришел через несколько секунд. Деньги были на его счету. Он молча протянул еще одну пластиковую карточку.

Том перевел скрин в текстовый режим. Ввел в устройство считывания карточку Джона и набрал сопроводительный текст. Ответ он получил также в виде текстового сообщения на экране: «Все приняли, приступаем к проверке»! Буквально через минуту Том прочитал ответ: «Он не врет! Прекращайте встречу под предлогом, что нам нужно все обдумать. Следующая встреча завтра в такое же время».

– Вы были правы! – обратился Том к Джону.

– Любая игра должна вестись по правилам, не правда ли?

– Особенно, если правила определяешь ты сам! На этом вынужден прервать встречу, мои клиенты должны обдумать ситуацию. Завтра продолжим беседу здесь же в такое же время…

– Не могу сразу дать ответ!

– Ничего страшного, если вы завтра не явитесь, то время и место новой встречи за вами. Вы знаете, где нас найти… – с этими словами он торопливо удалился.

Джон оглянулся. Пассажиров в зале ожидания было мало, но любой из них уже мог вести за ним наблюдение. У него был план отступления, и он не собирался возвращаться в поселок к Борису. Тому должны были сообщить, что делать дальше. Сообщение «что делать» сводилось к слову «ждать». Поручение Борису, передать через старика Слонима информацию, обеспечивало подстраховку, если по какой-либо причине не пройдет информация через телескрин.

Джону нужно было заполучить запасной комплект документов: паспорт с визами, авиабилеты, рекомендательные письма на имя Пола Уильямса, торгового агента всемирно известной фирмы… Только сейчас он осознал, что допустил ошибку. Сначала нужно было получить документы. На это ушло бы еще час-полтора. Не хотелось им давать это время. Был и другой вариант – привлечь к этому Кореша. Побоялся довериться… Зато он не чувствовал бы себя сейчас голым в центре этого зала ожидания…

Худшие опасения подтвердились. К нему направлялись два милиционера. Раньше он хорошо осмотрел этот зал и знал, что через служебный ход можно спуститься на первый этаж и выйти на стоянку такси. Он и направился туда неторопливой, но достаточно энергичной походкой. Как только дверь служебного входа за ним закрылась, его вальяжная походка перешла в галоп. Никто его не остановил, и он вышел из здания аэропорта к такси.

Машину, на которой приехал, он не отпустил, а оставил напротив центрального входа в здание аэропорта. Оплатил вперед два часа ожидания, чтобы отвлечь внимание, если будет слежка. На самом деле он собирался уехать на другом такси.

Что он и сделал.

Джон вертел головой, пытаясь определить, нет ли слежки. Слежки не было. Зато при выезде на трассу стояла милицейская машина…

Таксист остановился по сигналу милиционера.

– Старший сержант Саклаков! Пассажира прошу предъявить документы!

– Я не прилетел, и не улетаю! Встречался в аэропорту со знакомым…

– Не имеет значения! Ваши документы!

– Я их забыл дома.

– Тогда мы вынуждены задержать вас для установления личности.

Джона пересадили в милицейскую машину и повезли. По дороге ему надели наручники и подняли шторки на окнах. В каком-то темном гараже его пересадили в другую машину и повезли дальше. По общему времени движения и характерному винтовому спуску вниз Джон догадался, что его привезли в бункер…

Перед тем, как выйти из машины, Джону плотно завязали глаза. Пока его тащили по коридорам, он запоминал все повороты и считал шаги. Многочисленные тренировки позволят затем по памяти восстановить маршрут с большой точностью.

Повязку с глаз сняли только, когда усадили в кресло и привязали руки к подлокотникам.

В комнату вошел Том. Парни, которые привезли, и теперь привязали Джона, мигом оставили помещение.

Том заговорил развязным тоном:

– Не вижу на лице радости, что наша разлука длилась так недолго…

– Недооценил ваше вероломство!

– Недооценки, переоценки – признак отсутствия настоящего профессионализма. Забыли все, Джон Митчел, чему учили вас в ЦРУ. Собственно, поэтому вас преследуют неудачи… Хотите, покажу вам ваш банковский счет? Вы думаете, пусть я попался, зато денежки у меня есть… На худой конец, достанутся наследникам. У вас есть наследники?

Джон молчал. Он догадался, о чем речь. На Кольце в одном из центров коммутации сообщений ему подсунули липовое сообщение, как будто деньги поступили на его расчетный счет в банке.

Прав Том! Он явно недооценил масштабы заговора. Бог мой! Они так глубоко проникли в систему, что у него возникло сомнение, что их можно без особых осложнений оттуда выкурить… Но это уже без него. Его здесь замуруют навсегда. Остается неясным, когда и как…

– Что с вами? Очнитесь! Вы, что, упали в обморок от мысли, что плакали ваши денежки? Это не повод! Деньги-то не ваши и вашими никогда не были и не будут… Сейчас я вам покажу нечто другое… – Том протянул Джону листок, где были отпечатаны столбиком слова.

Одного взгляда было достаточно, чтобы их узнать. Это были те слова, которые должны были «взорвать» программу, когда их пыталась произнести моделируемая в настоящий момент виртуальная личность.

Кроме слов, которые Джон предложил тогда Антону были и другие. Не мог же их выдать Антон?! Значит, они нашли другой способ, например, проверка всех слов подряд по словарю. Он сообщил им идею, а они за два-три часа проверили на программе весь словарь английского языка…


Пришла долгожданная пятница. Это был, на удивление, длинный день. Ровно в пятнадцать часов Антон потребовал связи с хозяевами. На скрине появилось довольное лицо Дэвида.

– Добрый день!

– Добрый день! – Дэвид улыбался необычной для себя добродушной улыбкой.

– Только что истек срок контракта. Насколько я понял, замечаний у вас нет. Я хотел бы получить расчет и отправиться домой.

– Напротив! У нас есть замечания, и я собирался как раз вам их предъявить.

– Какие замечания?

– Вы пробовали когда-нибудь заставить виртуальный образ произнести слово «дефрагментация»?

– Нет!

– Попробуйте!

– Если это так, то я могу эту ошибку убрать достаточно быстро…

– А как быть с остальными словами? Вы их помните? Их десять? Или может быть больше?

Антон не нашелся, что сказать. Как они докопались?!

– Я догадываюсь, какой вопрос вас сейчас мучит? Вы все-таки сделали очень нужную для нас программу, и мы облегчим ваши мучения…

Дэвид подал на экран фрагмент торга между Джоном и Томом. Антон пришел в бешенство. Во рту пересохло. Подлец! Втянул в провокацию специально, чтобы потом подороже продать. Подавляя дрожь, Антон выдавил:

– Я могу исправить за полчаса!

– Ну, нет! Программу мы вам больше не доверим. Она и так сгодится. Ничего страшного! Просто у наших героев словарный запас обеднеет на какой-то десяток не самых употребительных слов…

– Тогда отпускайте домой

– Но вы провинились, и в качестве наказания вам придется провести у нас в гостях еще несколько дней.

– Это насилие!

– Не скрываем! Это так!

– Сколько вы собираетесь держать меня здесь!

– Пока до понедельника включительно. А там посмотрим….

Глава 19

В субботу Янагида не уехал. Они с Робертом не успели закончить проверку самого важного факта, который мог позволить докопаться до причин происходящего. Речь шла о том, что год назад был закончен большой проект по модернизации сервисного программного обеспечения Супермозга. По версии Янагиды, которую они обсуждали с Антоном, как раз через сервисные программы заговорщики могли проникнуть в систему.

К проверке сервисных программ при выполнении проекта было привлечено множество фирм, занятых разработкой программного обеспечения на продажу. Одним платили за это деньги в рамках сметы проекта, другие делали это бесплатно, третьим издержки оплачивались различными благотворительными или научно-техническими фондами.

Организаций, участвующих в тестировании было так много, что просмотр протоколов тестирования пришлось продолжить в субботу. Когда работа была закончена, Янагида зашел доложить результаты и предупредить Роберта, что завтра он уезжает.

Роберт оторвал от экрана свои заметно покрасневшие глаза. Трое суток подряд по шестнадцать часов дали знать, хоть в отделе использовались самые совершенные по экологическим характеристикам дисплеи.

– Надо полагать, вы закончили просмотр протоколов. Что-нибудь раскопали?

– Всего одна зацепка, и та слабая!

– Давайте, что есть!

– Год назад было много разговоров об убытках фирмы «СеПро». Прогнозировали даже ее развал или поглощение… Правда, прогнозы не оправдались – они устояли, хотя и опустились ниже десятой строчки по объему продаж на рынке программного обеспечения…

– Факты эти общеизвестны! В чем зацепка?

– В том, что «СеПро» участвовала в программе тестирования, причем бесплатно…

– Очевидно, в рекламных целях! Обычная практика.

– Это в то время, когда их последний продукт с торговой маркой «УтСеПро», в который они вложили колоссальные средства, чтобы переплюнуть «СЕМАНТЕК», не пошел из-за большого количества ошибок. Они вышли на рынок с сырым продуктом, и, вместо его доработки, бросают людей на бесплатные работы для Кольца.

– Они их блестяще выполнили и получили почетную грамоту Совета Кольца.

– Я проверил биржевые сводки и статистические данные по продажам. Цены их акций не поднялись, а только стабилизировались на катастрофически низком уровне. Продажи продукта «УтСеПро» составляли менее одной десятой от объема бизнес-плана. И в этих условиях фирма устояла от банкротства.

– Значит, были финансовые резервы, о которых не подозревали конкуренты, экономисты и журналисты, не говоря о других простых смертных…

– Это не все! Оказывается, они представили не только протоколы тестирования, но и исправленные версии служебных программ.

– Это уже что-то! Во-первых, это увеличивает затраты, по крайней мере, втрое. Во-вторых, такое, как правило, не допускается… Исправлять программный код имеют право только сертифицированные участники проекта…

– Очевидно, руководство Кольца соблазнилось большой экономией расходов на исправление ошибок и повторное тестирование.

– Повторное тестирование все равно должно было состояться…

– Оно состоялось. И опять в нем участвовала «СеПро», причем опять бесплатно.

– Бесплатно – не грех! Главное, сервисные программы уже год работают практически без сбоев. Работу они сделали отлично, хотя времена для них были тяжелые.

– А разве те факты ненормальной работы в системе учета ресурсов Супермозга, о которых мы знает, не могут быть результатом их «отличной» работы?

– Теоретически могут! Не буду спорить, нарушение есть. Не сертифицированный участник проекта получил исходные тексты программ и возвратил в исправленном виде. Такое тоже допускается, но существует особая процедура сверки исходных текстов до изменения и после. Запускается программа автоматической построчной сверки старого и нового текстов. Каждое отличие отражается в протоколе приемки программ с объяснением причин. Нужно найти эти протоколы…

– Завтра я улетаю. Мы можем это сделать сейчас?

– Я не так молод, как вы, и порядком устал… Проверю завтра без вас. Ведь вы доверяете мне?!

– Я вам вполне доверяю, но хотел бы все узнать до поездки.

– Хорошо! Сделайте тогда мне, пожалуйста, чашку крепкого чаю с молоком. И себе, если хотите…

– Я буду пить без молока…

Янагида отправился в дальний угол кабинета Роберта к кухонному комбайну и бару. Роберт повернулся к скрину и занялся поисками необходимых документов.

В свой чай Янагида добавил немного кагора, в чай Роберта подогретых сливок.

Роберт кивнул и взял свою чашку, не отрываясь от скрина. Усталый тоже Янагида присел наискосок на край кресла и молча следил за работой, время от времени отпивая из своей чашки. После каждого глотка, так ему казалось, в кабинете становилось светлее, словно кто-то зажигал по дополнительной лампе…

Роберт принадлежал к старшему поколению руководителей. Они не были триайз. Когда эта технология стала применяться в промышленных масштабах, они уже имели репутацию суперспециалистов и занимали видные позиции в Проекте Кольцо. Теперь им приходилось руководить людьми, чьи возможности по восприятию и обработке информации значительно превосходили их уровень. Многие из них, правда, в совершенстве овладели техникой и искусством административного управления и сравнивали себя с опытными водителями, способными спокойно пересесть с «Форда-Т» на современный «Феррари» или «Порше».

Об этом думал Янагида, когда наблюдал за раздражающе медленной, на взгляд триайз, работой Роберта. Лучше бы он доверил поиски ему, а со стороны смотрел сам…

Наконец, Роберт развернул свое кресло в сторону Янагиды и сообщил:

– Кажется, мы нашли!

– Да?!

– Почти никаких сомнений! Во-первых, по данным аудиторского отчета фирма «СеПро» получила в это время большие деньги от некого бесприбыльного фонда, спонсирующего разработку программного обеспечения…

– Как называется фонд?

– Фонд «Юпитер». Но нам название ничего не говорит. В мире более трехсот тысяч различных фондов. Нам важно кто учредитель, кто вносит средства, сколько, куда они расходуются…

– Нужно выдать запрос в мировой Реестр Юридических Лиц.

– Уже выдал, но там большая очередь запросов. Все хотят знать, с кем имеют дело. Ответ будет завтра утром.

– Это должен быть крупный фонд. Чтобы удержать «СеПро» на плаву нужны действительно большие деньги.

– Эти деньги и спасли «СеПро» от краха. Далее! Во-вторых, в архиве мною обнаружена докладная в Совет Кольца, где один из ведущих программистов проекта требовал разобраться, почему объем программного кода увеличился почти на семь процентов после работы с ним фирмы «СеПро».

– Разобрались?

– Решение гласит примерно так: «Из-за того что в программах много ошибок, в том числе, по вине самого жалобщика»!

– Не удивлюсь, что его уволили.

– Да! Так оно и было. Но почему-то оставлено без внимания содержащееся в той же докладной утверждение, что тестирование и исправление программ производилось не «СеПро», а совершенно другой фирмой, оставшейся анонимной…

– То есть «СеПро» с ее известностью и репутацией использована в качестве крыши, за что получен крупный куш от фонда, – подхватил нить рассуждений Янагида.

– Что и позволяет действительной фирме-исполнителю остаться в тени, – закончил мысль Роберт.

– Если «СеПро» сделала вид, что эта работа выполнена ею самостоятельно, то наверное, оформлены различные задания и протоколы совещаний, акты приемки работ и т.п. Короче говоря, сейчас нам не найти эту анонимную фирму… – разочаровано подвел итог Янагида.

– Это не так важно сейчас! Нужно найти протокол приемки программ от «СеПро».

– Разве он еще не найден? – не удержался от бестактного замечания Янагида.

– Вы забыли, что я не триайз!

– Извините, Роберт!

– Ничего! Мое поколение воспринимает это спокойно… Сейчас найдем протокол, – произнес Роберт и продолжил работу.

– Все не так просто! – воскликнул через некоторое время Роберт. – Материалы закрыты кодом доступа Питера.

– Вы имеете в виду Питера Ньюмена?

– Его!

– Что будем делать?

– Для начала спросим Питера?

– Не советую это делать! – предостерег Янагида.

– Почему?

– Не зря же он закрыл материалы от других глаз!

– Чепуха! Вы просто не знаете Питера! Есть у него эта мания секретности. Но это чисто профессиональная черта. Возможно, связанная с прошлой работой в ФБР. Да я говорил вам об этом…

– Вам лучше знать!

– Я с ним свяжусь сейчас, и он мне откроет эти материалы.

– Лучше, если он не будет знать, что я здесь!

– Пожалуй! Сделайте еще чай, пожалуйста. И раздвиньте перегородку!

Перегородка позволяла отделить уголок отдыха от рабочего пространства кабинета. Янагида укрылся за ней и занялся чаем.

Роберт запросил Питера по рабочему коду. Питер отозвался быстро. Он тоже еще работал, только дома.

– Вам чего не спится? – спросил несколько раздраженно Питер. – Что касается меня, понятно, готовлюсь к телеконференции Совета Кольца. А вы что делаете так поздно…

– Так, одна неплановая работенка. Мне нужны материалы, связанные с проектом «Супер-Утил».

– Роберт! Какого черта! Послезавтра у меня очень ответственный день. Есть сведения, что в моей карьере произойдут существенные продвижения. Мне нужно серьезно подготовиться, а вы, извините, суетесь ко мне с вопросами о каком-то старом грязном белье… Если все будет, как планируется, то мне понадобится надежный человек на мое место… Я так на вас рассчитывал… Не хотелось бы думать, что мой расчет не оправдался…

– Извините! Не знал, что вы так заняты…

– Не сердитесь! Давайте вернемся к данному вопросу через недельку…

– Хорошо! Это терпит. Еще раз извините…

Когда Питер отключился, Янагида выкатил из-за перегородки сервировочный столик. Кроме чайных приборов на нем красовались бутылки с коньяком и кагором.

– Предпочитаю в чае кагор!

Все в отделе знали привычки Роберта. Он пил чай либо с молоком, либо с коньяком.

– После такого разговора, нужно что-либо покрепче сливок.

– Что будем делать? Ждать? – осторожно спросил Янагида.

– Нет! Ждать не будем. Если бы Питер мне просто отказал, пусть даже в такой же грубой форме, я возможно и подождал бы. Но эта неуклюжее предложение взятки в форме должности… Нет! Ждать не будем. Он тогда курировал проект от Службы Безопасности Кольца и был начальником отдела, как и я.

– Без материалов, которые у него, будет трудно.

– Думаю, что самое важное он уже уничтожил. Мы восстановим все сами. Для начала нужно получить старые исходные тексты программ до тестирования. Действующие сейчас у нас есть. Их он не может ни спрятать, ни уничтожить.

– Он может запретить нам доступ к исходным текстам.

– Мы их восстановим из машинного кода. То же самое мы проделаем для старого варианта. Наверняка, среди тестировщиков есть любители вести архив. Сейчас пошлю циркулярный запрос по списку всех участников тестирования…

– Не посылайте фирме «СеПро»!

– Естественно! Сравним исходные тексты и поймем, что в этих семи процентах «припека»!

– Все! Думаю, я могу спокойно уезжать.

– Да! Теперь можно привлечь к работе всех сотрудников отдела. Ведь нет нужды объяснять им цель работы.

– Действительно, пусть дадут заключение о функциях «припека». Мне понравилось это слово… Операция под кодовым названием «Припек».

– Возможны и другие варианты: «Троянский конь» или «Бесплатный сыр в мышеловке».

– Очень длинно и выдает смысл операции.


Антон лег спать в свое обычное время, чтобы не привлекать внимание, а проснулся в полтретьего ночи. Он знал, что охрана меняется каждые четыре часа и в четыре утра смена наряда. Значит, в три нужно уходить: еще спит в своих кроватях новая смена и, возможно, уже спит на посту старая.

Антон подал питание на скрин от розетки холодильника. Затем подключил кабель к скрину и протянул к двери своей комнаты. Код шифрзамка он определил еще днем и набрал его вручную. Он даже удивился, когда дверь открылась. Значит, здесь не было системы дистанционной смены кода.

Коридор был пуст. Ворсистое покрытие скрадывало шаги. До следующей выходной двери кабеля хватило с большим запасом. Антон подключился к замку. Его программа автоматически это определила и запустила перебор кода. Когда будет найдена нужная комбинация программа, остановится, а он должен услышать щелчок в замке. Время от времени Антон пытался повернуть ручку из боязни, что не услышит щелчок. Вдруг здесь исполнительный механизм выполнен по-другому…

Щелчок все же он услышал и осторожно открыл дверь. В кабине на проходной никого не было видно. Он подкрался и понял причину. Кол спал сидя, положив автомат у ног.

Окно тесной кабины было открыто со стороны коридора. Антон наклонился и поднял автомат, едва протиснувшись между телом Кола. Тот сидел у открытого окна. Это упрощало задачу Антона.

Он слегка придавил открытое горло охранника холодной сталью автомата. Тот вскрикнул и осекся от боли.

– Молчи! Иначе будет хуже!

Кол вращал вытаращенными глазами, пока не уразумел, что произошло.

– Будешь молчать и поможешь мне уйти – останешься живой, – продолжил Антон. – Понял?

Кол утвердительно захлопал глазами. Антон ослабил давление. Кол подтвердил хриплым голосом:

– Понял! Согласен!

Антон ослабил захват больше. Кол мог немного вращать головой, что он и сделал, вдобавок кося глазами по сторонам, словно кого-то выискивая.

– А сеструха где? – опять прохрапел Кол.

– Кто? Кто? – удивился Антон.

– Лидка! – уже внятно произнес Кол.

– Разве она здесь?!

– А ты не знал, япона мать?!

Кол смелел на глазах. К нему вернулась способность рассуждать.

– Ты все равно не уйдешь! Если бы было возможно, то я давно бы убежал. Нас тоже здесь держат. Есть еще внешний контур охраны. Стоит тебе отойти от проходной на три метра, здесь будет такое, что тебе не снилось. Тебе здорово повезет, если останешься инвалидом… Потом, не бросишь же ты здесь свою сеструху…

«Какие подлецы! Как им удалось захватить Лидию? Неужели их операция с Янагидой провалилась? Но какое отношение к Супермозгу имеет эта пара грязных „сапог“? Значит, имеет! Открытие важное, но пока бесполезное», – пронеслось в мозгу Антона. Он не сомневался, что Кол не врет и Лидия здесь. У Кола не хватило бы фантазии такое придумать…

Для Кола его слишком длинный монолог был нужен для усыпления бдительности Антона. Но тот вовремя заметил, что нога Кола тянется к педали в полу. Антон нажал на горло и Кол все понял. Нога вернулась на место.

Антон все уже решил.

– Тебе и мне лучше, если сделать вид, что ничего такого не было. Я отдам тебе автомат и вернусь в свою комнату. Повторяю, в твоих интересах держать язык за зубами. Понял?!

– Понял, – ответил Кол, когда Антон его отпустил.

Антон отдал автомат и повернул назад. Вдруг он услышал, как щелкнул затвор. Обернулся.

Дуло автомата было нацелено в его грудь.

– Сейчас, падла, пущу тебя в расход и за это получу еще премиальные, – задыхаясь от злости, усиленной недавним испугом, прорычал Кол.

Известие о том, что Лидия здесь, оглушило Антона и сделало совершенно равнодушным к прозвучавшей угрозе. Он спокойно ответил:

– А ты, падла, переживешь меня на полчаса!

– Даже меньше! Опусти автомат! – раздалось у Антона за спиной. Том и с ним еще двое стояли в проеме у открытой двери. – Твои подвиги мы видели на экране монитора. Сдай оружие и марш в казарму, сволочь!

Том, оказывается, уже неплохо говорил по-русски.

– Антон, идите спать! Утром поговорим! – довольно мягко, учитывая ситуацию, произнес Том.

Но Антон долго не мог уснуть. Мысль о том, что он позволил втянуть Лидию в смертельно опасную авантюру, не давала ему покоя. Еще он думал о том, что встреча с ним тогда на берегу принесла Максиму такое горе, больше которого не может быть для отца. Утешало, что ему тоже не жить и не видеть отцовских глаз. Потом он забылся на час или полтора. Время, когда заснул, он не заметил.

Проснулся около восьми с мыслью, что рано хоронить себя и Лидию. Если они не убиты до сих пор, значит, в расчетах заговорщиков они нужны живыми. Нужно показать, что он не сломлен!

Разминка, велотренажер, потом душ и хороший завтрак. Пусть наблюдают, что после неудачного побега он уверен в себе по-прежнему… Не нужно обороняться, нужно наступать. Им мало, что они незаконно держат здесь его. Брать в заложники Лидию – это же верх подлости…

Антон решительно уселся за рабочий стол и вызвал по скрину Дэвида. Однако ему ответил Том:

– Дэвид и Лайон заняты. В ближайшее время направляйте все ваши вопросы мне.

– На каком основании вы захватили и удерживаете Лидию?

– У нас есть очень серьезные основания. Вы это знаете! Потерпите до понедельника…

– Что будет в понедельник?

– В понедельник вечером, если все пройдет по плану, мы сможем объясниться. Думаю, у нас будут для вас такие предложения, которые заставят вас забыть обо всех мелких неприятностях, которые мы вам причинили.

– Вы это называете мелкими неприятностями?

– Да! Есть некоторые ограничения, но на бытовые условия вы не можете пожаловаться. Пользуйтесь случаем, отдыхайте!

– Я хочу встретиться с Лидией.

– Встретитесь в понедельник!

– Нет! Сейчас!

– Не будем нарушать ее безмятежный отдых. Сейчас она тренируется в бассейне. Посмотрите! – Том на время переключил скрин и Антон увидел Лидию.

Лидия прыгала с трамплина и резвилась в воде с большим мячом. Это могла быть и виртуальная картинка, но откуда тогда они взяли исходный материал. Антон сразу узнал родинку под коленом размером в копеечную монету. У девушки было не только лицо, но и тело Лидии. В этом не было сомнения. Еще стол и мебель на краю бассейна были знакомы. Такие же и в жилой половине комнаты Антона.

– Убедились, что с ней все в порядке? – спросил Том, когда убрал картинку из бассейна.

– Такие сюжеты вы можете генерировать пачками. Особенно сейчас они получаются очень натурально…

– Да! Вы нам здорово помогли с этим. Но эта сцена реальна. Как вы раньше догадались, съемка ведется через полупрозрачное зеркало в бассейне… Когда вы преодолеете свою враждебность к нам, то все увидите другими глазами. Подождем до понедельника!


В понедельник утром Кореш проснулся с тяжелой головой и чувством вины. Джон не явился ни в субботу, ни в воскресенье. Пользуясь тем, что его квартира опять свободна, он пригласил одну знакомую, которая иногда ему не отказывала.

Он догадывался, что так было, когда она оставалась без предмета своего очередного увлечения. Но она ему нравилась и волновала в постели. В субботу вечером она сама ему позвонила «справиться о здоровье, так как что-то долго его не видела». Разговор закончился приглашением, на которое последовало немедленное согласие.

Ужин растянулся больше чем на сутки. Она торопливо ушла в шесть утра, чтобы успеть в райцентр на работу. Кореш подремал еще часа два и проснулся с чувством неисполненного долга…

Душ, потом холодные остатки вчерашнего ужина со стаканом пива сделали его дееспособным. Он порылся в кошельке и нашел значок, который нужно вручить Слониму. После этого оделся и вызвал такси.

Музей был закрыт. Понедельник – выходной день в музее. Он уже готов был посыпать голову пеплом в покаянии, что не пришел сюда в воскресенье, как разглядел объявление за стеклом входной двери. Музей был временно закрыт еще с пятницы.

Неожиданная реабилитация благотворно повлияла на состояние Кореша. Значит, его особой вины в том нет, и есть шанс все исправить, если найти, где живет Слоним. Он включил скрин, послал запрос и вскоре направился по адресу, стараясь не спешить, так как протез напомнил о себе. День был пасмурный, но теплый. Дышалось легко.

Дверь частного дома долго не открывали. Наконец, кто-то разглядел его из-за занавески и щелкнул замок.

Открыла седая сгорбленная женщина.

– Здесь живет Слоним, директор музея?

– Да! Но он в отъезде.

– Когда будет?

– Не скоро, думаю! А что вы хотели?

– Мне нужно передать ему одну вещь.

– Вещь? Оставьте мне, я передам.

Кореш колебался несколько секунд. В конце концов, у него остается еще запасной вариант – условная фраза. Он отдал значок и предупредил:

– Только лично Слониму и больше никому! Вы поняли?!

– Я выгляжу полной дурой?! Да? – проворчала старуха и захлопнула дверь с обоймой очень сложных замков.

Кореш опять включил скрин и заказал такси для обратной поездки. Было уже больше двенадцати, когда он въехал в свой поселок. Чтобы не тащиться потом пешком, он решил сразу заехать к Максиму.

Вопреки опасениям Кореша, Максим был дома. Он слушал новости по большому скрину Антона.

– Что-нибудь интересное? С утра был занят и ничего не включал. Да и в голове шумело…

– Большой скандал! На важной конференции выявили подставных лиц…

– Как это?

– Виртуальные личности. То была телеконференция.

– О! Антон!

– Что Антон??

– Он такой программой занимался! Теперь он в опасности!

– Какой опасности?! Он на Филиппинах!

– Они его держат на базе!

– Кто? Да я с ним разговаривал! Он был с девушкой…

– Вы разговаривали с виртуальной личностью! Вас обманули!

– Кто? Зачем?

– Хозяева базы! – Борис едва сдержался, чтобы не сказать о Лидии.

– Ничего не понимаю!

– Нужно что-то делать!

– Пойдем в милицию!

– Глупости! Разве вам Антон не говорил, что их нужно избегать? Местная милиция вся куплена!

– Куда же мы пойдем? Кто нам может помочь? Может, военные?

– Где их искать! Нужно что-то делать самим. Пойдем к Николаю, он знает обстановку на базе.

– Я был у него дважды. Жена сказала, что их перевели на казарменное положение и не отпускают домой уже больше недели.

– Точно!

– Что точно?

– Ровно столько с той поры, когда не вернулся Антон.

– Зачем им они, Антон, охранники?

– Чтобы не было утечки информации. Но сегодня у них все равно провал… Боюсь даже подумать, что может случиться!

В этот момент загудел видеодомофон. С его экрана глядело плоское лицо азиата.

– Янагида! – узнал Борис.

– Чего нужно, этому япошке?! – воскликнул Максим.

Все беды последнего времени с Антоном и Лидией он связывал почему-то с этим японцем.

Глава 20

О скандале на телеконференции Совета Кольца Янагида узнал из экстренного выпуска новостей для триайз сразу после приземления в аэропорту. По дороге к Борису, а он решил начать с него и американца, Янагида связался с Робертом прямо из такси. Программа коммутации сообщила, что его запрос поставлен в очередь, хоть и имеет опцию срочности. Однако ответ последовал почти сразу. Это значит, что Роберт установил для сообщений Янагиды высший приоритет.

– Вы уже на месте? – спросил Роберт вместо приветствия.

– Буду на месте через полчаса. Вы знаете о скандале?

– Да! У меня есть важная информация для вас. Помните, вы интересовались, нет ли связи фирмы «ДиЛ» с работами по проекту «Супер-Утил». Ответ вас ошеломит! Фирма «ДиЛ» учредитель фонда «Юпитер» и единственный источник его финансовых поступлений…

– А что показало сравнение текстов программ?

– Не хочу пока об этом говорить, но все гораздо хуже, чем можно было ожидать…

– Где Питер? Я не видел его в новостях. Ведь скандал по его ведомству!

– Очевидно, прячется! Корреспонденты разорвали бы его на части. Виртуальный Председатель Совета объявил о своей отставке и предложил на свое место Питера. Представляете, какие могли быть вопросы?!

– Представляю!

– Что вы намерены делать?

– Нужно наведаться в штаб-квартиру фирмы «ДиЛ».

– Это не так просто, судя по тому, что вы мне рассказали.

– Надеюсь на помощь местных властей.

– Свои выводы и предложения уже сообщил компетентным органам. Надеюсь, российские власти будут незамедлительно проинформированы. Тогда, возможно, вам будет легче получить соответствующую помощь.

– Если найдете время, попросите конкретной помощи. Посылаю вам фрагмент карты местности с навигационными привязками.

– Все будет сделано незамедлительно! Желаю, удачи! Информируйте чаще!

– Постараюсь!

Янагида переключился на программу новостей. В который раз он наблюдал трансляцию злополучной конференции.

Конференцию открыл Майкл Нортон, Президент Совета Кольца. Он представил участников и объявил повестку дня конференции:

– Предлагается провести нашу работу в два этапа. На первом рассмотреть все персональные вопросы. Передо мною, как и перед вами, тексты трех прошений об отставке: от Президента и двух Членов Совета Кольца. Приведены достаточно серьезные обоснования, поэтому надеюсь, что вы их удовлетворите, в том числе и мою просьбу. После назначений новый состав Совета объявит повестку дня второго этапа работы. Чтобы не брать повторно слово, сразу выскажу свое предложение. В апреле будущего года состоится годовая очная расширенная конференция Совета Кольца с участием кандидатов в Члены Совета. Поэтому я предлагаю до ее созыва не вводить в состав Совета новых людей, а перераспределить обязанности среди оставшихся Членов Совета. На должность Президента я предлагаю Питера Ньюмена. Думаю, его кандидатура не нуждается в пространной аргументации… А теперь я предоставляю слово Фрицу Штайнеру.

Штайнер взялся за свой нос и начал:

– Уважаемые коллеги! Прежде всего, разрешите поблагодарить вас за многие годы плодотворного сотрудничества в Совете. Думаю, вы вполне понимаете мотивы нашего ходатайства и искренность нашей позиции. Не без нашего участия пришли новые времена и появились новые возможности, для реализации которых нужны новые люди. Надеюсь, вы поймете и удовлетворите нашу просьбу об отставке. А теперь позвольте перейти к изложению нашей позиции по конкретным вопросам. Позиции, которая отличается абсолютным бескорыстием в свете нашей отставки. Начну с главного вопроса, кандидатуры на пост Президента Совета. Все мы давно знаем Питера…

В этот момент картинки Нортона, Штайнера и Курека, подавших прошение об отставке, вдруг сменились помехами. После этого появилось окно комментатора, который сделал сенсационное сообщения, что они являются виртуальными личностями и что кто-то организовал заговор с целью установления контроля над Советом Кольца, а значит и всего Кольца.

«Возможно, к этому провалу приложил руки Антон, – подумал Янагида, – тогда опасность его положения многократно усугубилась. Теперь он был не нужен и даже опасен как свидетель».

Бориса не было дома. Предусмотрительный Янагида такси не отпустил, поэтому уже через несколько минут нажимал кнопку вызова видеодомофона у двери Максима.

Ему повезло. Он застал и Максима, и Бориса. Янагиду усадили на тахту в общей комнате, запретив разуваться. После приветствий Янагида сообщил:

– Мне нужно связаться с полицией! – он говорил по-английски.

Максим включил скрин на перевод. Борис пресек попытку сразу:

– Никакой милиции! Они с ними заодно. Будем действовать сами.

– Это бессмысленно! Насколько мне известно, это бывшая военная база. У заговорщиков такие ресурсы, что они могли превратить ее в неприступную подземную крепость. Там можно выдержать осаду целой дивизии. У них своя система водоснабжения и вентиляции…

– Кому ты рассказываешь?! Он, – Борис показал на Максима, – служил там много лет.

– Если вам все известно, то что вы предлагаете?

– Проникнуть туда самим. Как раз через систему вентиляции, – заговорил Максим.

Он быстро вышел из комнаты и вскоре вернулся с тяжелым чемоданом. Открыл его на столе. Там был набор электроинструмента на аккумуляторах: дрель, ножовка, перфоратор и куча насадок к дрели.

– Я знаю там каждую трубу, а по вентсистеме с этим инструментом пройду с завязанными глазами…

– Вызываем такси! – объявил Янагида.

– Туда на такси не подъедешь. Нужно ножками… Что еще нужно?

– Ножи, фонари, теплая одежда… Там, думаю, сыро и холодно, – перечислял Янагида. Он не собирался сдавать командирские полномочия даже Максиму.

Вскоре все снаряжение оказалось в рюкзаке Максима. Янагида без слов надел рюкзак на свою широкую спину, и они покинули дом. Максим их вел по своей тропе. Один из выходов вентиляционной системы был недалеко от его подпольной плантации.

Работа предстояла немалая. Чтобы проникнуть в вентиляционные каналы, нужно было демонтировать фильтры первого уровня и вентиляторы предварительной подачи воздуха. Дальше было проще. Второй уровень очистки имел обходные галереи для обслуживающего персонала системы вентиляции.

Погода благоприятствовала предприятию. Дождь не предвиделся, почва была в меру влажная: не пыльно, но и грязи не было.

Проходили недалеко от сооружения Максима. Он старался не смотреть в ту сторону, но Борис заметил.

– Посмотрите! Там какое-то сооружение. Похоже на дот, долговременную огневую точку. Сейчас как шарахнут из пулемета…

– Не шарахнут! Это моя будка, – не выдержал и признался Максим.

– Ого! – только и сказал Борис.

Вход в систему вентиляции представлял собой массивное железобетонное сооружение круглой формы. Когда они сняли решетку, разобрали фильтры и извлекли вентиляторы, основной и запасной, им открылась галерея высотой в человеческий рост. Они опять сложили инструмент в рюкзак и двинулись по галерее: впереди Максим, за ним Янагида с инструментом. Бориса оставил дежурить наверху, вопреки его довольно настойчивому сопротивлению.

– Причем здесь твоя инвалидность! Кто-то должен нас подстраховать. Ведь никто не знает, где мы! – отрубил Янагида.

Конец галереи был закрыт свежей кирпичной кладкой. С помощью перфоратора они преодолели препятствие в пять минут…


– «Понедельник наступил», – проснулся с этой мыслью Антон.

Было только шесть утра, и он заставил себя заснуть. Но не надолго. Через двадцать минут он опять открыл глаза.

На этот раз он покинул постель, чтобы начать день, который заранее обещал быть бесконечным из-за ожидания решающих событий. День, который нечем было заполнить кроме бытовой рутины и развлекательных программ в записях. Он помнил времена, когда накопившаяся усталость требовала разрядки и можно было только мечтать о вечере, когда после обязательных спортзала или бассейна оставалось время и была возможность завалиться на диван и смотреть бездумно-веселый мюзикл какого-нибудь театра…

Как бы медленно не тянулось наше психологическое время, оно не может замедлить астрономическое. И Антон, который поминутно бросал взгляд на часы, вдруг обнаружил, что скоро будет двенадцать дня. Пора заняться приготовлением ланча. С учетом времени на прием пищи это займет минимум час, а если постараться, то и больше…

Неожиданно на скрине появилось озабоченное лицо Тома:

– Антон, вы меня слышите?!

– Да!

– Соберитесь! Через пятнадцать минут мы выезжаем.

– Куда? А Лидия?

– Вопросы потом! Лидия поедет с вами!

Что произошло? Неужели сработало?! Антон быстро сбросил «казенные» пижаму, халат и надел одежду, в которой сюда приехал. Кепку сунул в карман куртки. Почему-то с сожалением вспомнил о несостоявшемся ланче. Потом направился к холодильнику. Неизвестно как долго придется ехать. Он загрузил в другие карманы пачку галет, пакетик чипсов и два яблока.

Дверь открылась даже раньше, чем через четверть часа. Том поманил рукой, не заходя даже в комнату. Антон пошел за ним по коридорам. По дороге Антон попытался заговорить с Томом:

– Что случилось? Куда мы едем?

– А вы не знаете?! Да! Недооценили мы вас! Говорил, нужно было сразу открыть наши карты! Возможно, в вас мы заимели бы союзника, а не противника… Такие перспективы, в том числе для вас! Теперь все полетело прахом…

– Что полетело?

– Все, все…

Они попали в помещение, похожее на гараж. Антон успел увидеть знакомый хозяйский лимузин, закрытый джип и микроавтобус странной конструкции – ни одного окна, кроме окон в кабине водителя. Вокруг суетилось несколько человек в форме охраны. Антон их раньше не видел.

Охранник открыл заднюю дверь микроавтобуса и почти втолкнул Антона внутрь.

Антон сразу увидел Лидию! Она взвизгнула от радости и потянула его за руку на сидение рядом. Они обнялись. Антон от неожиданности потерял дар речи…

Когда немного освоился, то заметил, что они не одни. В углу сидел пожилой человек, которого он сразу узнал. Это был Курек, Член Совета Кольца.

Лидия нашлась первая:

– Это мой брат!

– Моя невеста! – неожиданно выпалил Антон.

Лидия залилась румянцем, но глаза не опустила. Они ласкали друг друга взглядом…

– Как ты здесь оказалась? – спросил Антон то, что давно хотел узнать.

– А разве не ты меня пригласил, а сам не появился даже встретить?!

– Ясно! Тебя просто обманули!

– Кто? Зачем?

– Мои хозяева! Но об этом потом… Ты не знаешь, что произошло?

– Нет! Вдруг приказали собраться…

– Заговор вступил в решающую фазу! – неожиданно подал голос Курек.

– Скорее, провалился! – не выдержал Антон.

Через толстую обивку салона микроавтобуса они едва слышали шум своего двигателя. Теперь вдруг проник другой шум извне. Это был шум двигателя откуда-то сверху, скорее всего вертолета. Все замолчали и стали прислушиваться. Это могло касаться их…

Послышались звуки густой пулеметной очереди, затем прогремел взрыв. Автобус качнуло. Он резко затормозил и остановился. Антон бросился к двери, но она была закрыта. Он вернулся на место. В этот момент новый оглушительный взрыв бросил их навстречу стенке. Вместе с кузовом они полетели, затем ударились о землю и перевернулись несколько раз…

Мягкая обивка смягчила удары. Они не потеряли сознание, но были порядком оглушены. Старик громко стонал. Антон попытался разобраться в ситуации. Кузов лежал на боку. Дверь от деформации была приоткрыта. Антон перевернул Лидию на спину и увидел ее испуганные, но вполне осмысленные глаза.

– Ты как? – спросил он.

– Я умею падать! А ты?

– Наверное, тоже умею! Переломов нет!

– Помоги старику!

– Нужно попытаться открыть дверь.

Антон подобрался к двери и нажал плечом. Одна створка открылась. Он выпустил Лидию и попытался вытащить Курека. Тот уже пришел в себя и вяло отталкивался ногами…

Антон оставил Курека на влажной пожухлой от первых заморозков траве и огляделся. В сотне метров впереди догорал лимузин, кабина их автобуса была разворочена прямым попаданием ракеты. Впереди на дороге, отчаянно петляя, пытался скрыться от вертолета джип. Вертолет снизился почти до уровня крыши джипа и методично обстреливал его короткими очередями. Полминуты и все было кончено. Джип влетел в кювет и перевернулся вверх колесами. Вертолет развернулся и дал залп двумя ракетами по джипу…

«Кошмар! Зачем?» – подумал Антон и вдруг догадался. Задача вертолета – стереть их в порошок. Джип ехал сзади и попытался скрыться. Теперь они вернутся добивать автобус…

Он обратился к Куреку. Старик уже сидел.

– Вы можете двигаться?

– Попробую! Кажется, переломов нет.

– Нужно немедленно уходить! Таракан! Нам нужно скрыться от вертолета, если мы хотим выжить!

– Ох! А я думала, они нас хотят освободить…

– Нет! Думаю, это те, кто прячет концы в воду…

Антон огляделся и повел всех к лощине изредка поросшей на склонах кустарником и березками. Он взял курс на родной поселок…

Вертолет вернулся. Они видели, как он завис недалеко от автобуса, а потом пошел кругами. Он искал их…

Когда приближался вертолет, они втискивались в траву и кустарник, еще хранивший почти всю листву. Так им удалось добраться до участка Максима. Вертолет шумел где-то далеко. Они на время потеряли его из виду.

Желание укрыться было так велико, что Антон предложил спрятаться в шалаше Максима. Он вытащил ключ из-под камня и открыл дверь. Не успели они войти, как раздался шум почти над головой. Вертолет прошел над ними на большой высоте. Они юркнули по очереди внутрь шалаша. Курек сразу упал на лежанку, тяжело дыша. Лидия присела на низкий стульчик, а Антон расположился у слегка приоткрытой двери, продолжая наблюдать за небом.

Вертолет разворачивался.

«Заметил или нет»? – терзал себя вопросами Антон. Он корил себя за то, что на время потерял бдительность и прозевал появление вертолета.

Вертолет снижался и держал курс прямо на шалаш.

«Заметил!» – с ужасом подумал Антон. Он закрыл шалаш изнутри и вдруг вспомнил о погребе. Он пошарил в известном месте и нашел ключ. Руки дрожали, ключ с трудом попал в щель… Наконец, люк открыт.

– Быстро вниз! – приказал Антон.

Лидия все поняла сразу и нырнула в темноту. Курек не понимал, что от него еще хотят. Он только расслабился… Антон, не церемонясь, потянул его за ноги. Курек с шумом съехал по лестнице, едва не оседлав Лидию. Антон сразу закрыл люк, как только опустился достаточно низко для этого. Буквально через секунду рвануло…

Казалось, потолок обрушился на них. Посыпался песок, запахло гарью…

Оглушенные, они сидели, зажав уши, ожидая следующего взрыва…

Стрелок вертолета действительно заметил подозрительное движение у странного сооружения, похожего на большой валун. Он предложил командиру для профилактики накрыть это место ракетным залпом. Они приблизились на минимально допустимое расстояние и дали залп. К их удивлению валун оказался пустотелым и развалился как карточный домик. Да так, что от него осталась горка камней. Они поднялись выше и опять продолжили поиски, заложив очередной круг. В этот момент мощный взрыв разнес вертолет вместе с экипажем на куски…

Моментально испарившееся горючее образовало гигантский огненный шар, медленно всплывающий к небу. Из шара вывалились на землю черные останки того, что секунду назад было военным вертолетом…

Трое в погребе услышали только звук взрыва, усиленный вибрацией металлической крышки.

Прошло некоторое время. Все было тихо. Антон попытался открыть крышку погреба. Она не поддавалась… Только просыпался песок в узкую щель. Он напрягся сколько мог. Песок посыпался сильнее, крышка слегка подалась.

– Нас завалило! – догадалась Лидия.

– Кажется, так!

– Что будем делать?

– Будем продолжать попытки…

– А если не получится?

– Будем ждать? Еда у нас есть. Вы ведь сидите на овощах. Сырая картошка богата витамином «це»…

– Ты шутишь?!

– Почему бы не пошутить?! Мы остались в живых. Согласись, что у нас было мало шансов. Я даже не имею в виду вертолет…

– Кошмар!

– Думаю, не пройдет и недели, как сюда заглянет Максим за картошкой или морковкой… Вот будет сюрприз! Представь его радость и тебе не трудно будет дождаться…

– Попробую… – неуверенно ответила Лидия. Ее уже беспокоил мочевой пузырь. Еще пару часов она продержится, а потом…


Обходной канал вторичного контура был открыт. Значит, этой веткой системы не пользовались, что не удивительно, так как их было четыре. Каналы вентиляции к помещениям были выполнены из алюминиевого листа с внешней дополнительной гидроизоляцией. Их сечение было достаточным, чтобы перемещаться на четвереньках и даже разворачиваться в обратную сторону.

Перед выходом из дома Янагида настоял, чтобы Максим нарисовал по памяти планировку помещений базы и схему вентиляции. Один экземпляр схемы Янагида держал перед глазами, на каждом повороте или развилке освещая ее фонарем и сверяя заранее запланированный маршрут.

Они решили начать с той части базы, где раньше размещались казармы и рабочие помещения персонала. Скорее всего, именно там и сейчас были оборудованы жилые помещения.

Янагида и Максим были удивлены, что вентиляция работала странно. Они ощущали явное движение воздуха из помещений, хотя двигались по напорной ветке вентиляции. Вскоре они услышали шум, похожий на шум воды. Первое же помещение, куда они заглянули, сбив внешнюю решетку, было наполовину заполнено водой. Освещение также было отключено. Все было ясно. Они ощущали поток воздуха, вытесняемого водой.

Янагида спросил Максима через скрин:

– Что это значит? Откуда вода?

– Сверху над помещениями есть резервуары. Они служили для защиты от нейтронного излучения при ядерном взрыве. Теперь, очевидно, их пытаются использовать для затопления базы, но насколько я знаю, их объема недостаточно для полного затопления помещений.

– А вдруг они придумали что-то другое?

– Грунтовые воды здесь далеко от поверхности, понадобились бы мощные насосы и дополнительные скважины…

– Но люди и так могут погибнуть, если они остались здесь!

– Да! Люди могут погибнуть. Откачка воды задержит выяснение, что они тут натворили…

– Нужно действовать предельно быстро. Возможно, кого-то удастся спасти.

– Тогда нужно разделиться, так будет вдвое быстрее… Вы обследуете левую сторону, я правую!

– Тогда мне тоже нужна веревка.

Максим отрезал половину веревки Янагиде и поспешил к следующему помещению. Теперь некогда было церемониться, и он вышиб решетку ударом каблука. В помещении кто-то вскрикнул. Максим направил фонарь и с удивлением и радостью увидел мужчину. Тот стоял по плечи в воде, очевидно на кровати или столе.

– Вы кто? – спросил Максим.

– Помогите! Я Джон Смит, американский журналист. Меня здесь держат незаконно!

– Джон! Я о вас слышал от Антона! Где Антон?

– Не знаю! Я его не видел! Помогите!

– Сейчас, сейчас! Нужно упереться, тогда я вам брошу веревку.

Но Джон не дождался, или не понял и поплыл к вентиляционному люку. Максим бросил ему веревку и не без труда втащил Джона к себе.

– Ползите за мной! – приказал Максим и пополз к центральному каналу. Там было просторней и оттуда можно было попасть в следующее помещение.

– Выкрутите одежду! – снова приказал Максим и показал, что нужно сделать.

Сам он двинулся к следующему помещению. Джон последовал за ним.

– Ждите здесь, вы будете мешать!

– Буду помогать! – ответил Джон, стуча зубами. Похоже, он уже полностью оправился.

– У вас нет фонаря! – Максим показал жестом для ясности.

– Буду тащить!

Максим смирился. Они обследовали комнату за комнатой по своей стороне и больше никого не нашли. Ни живых, ни трупов.

При возвращении Максим увидел, что в центральном проходе есть какие-то люди. Его сердце забилось в надежде, вдруг Антон. Но то были охранники, всего трое, и среди них Кол. Максим сразу набросился на него с вопросами, где Антон.

– Антона и Лидку увезли! – ответил смертельно напуганный Кол.

У Максима оборвалось в груди. Как? И дочка была здесь? С кем же он тогда говорил? С виртуальным образом дочери! Вот сволочи! Какие-то нелюди! Увезли! Куда? Зачем? Гнев утихал под растущей надеждой: есть шанс, что останутся живы…

Джон с удивлением узнал Янагиду и набросился с вопросами:

– Что произошло? Почему вы здесь?

– На телеконференции сорвалась попытка заговора. Обнаружены виртуальные участники…

– Почему так рано? Вы можете рассказать подробнее?!

– Потом! Нужно закончить с нашим делом…

Проверили все помещения, но четвертого охранника не нашли. Решили выбираться. Максим, уже изрядно промокший, двигался впереди, Янагида замыкал процессию. Дышать стало тяжело от испарения мокрых тел, но путь назад был недолгим. Выбрались наверх и повалились вокруг вентиляционной шахты.

Джон сразу, как увидел Бориса, вцепился в него обоими руками:

– Ты передал, что я просил?

– И да и нет!

– Что это значит?!

– Старик куда-то смылся, значок отдал старухе… Как ты здесь очутился? Где Антон и Лидия?

– Охранники говорят, что их увезли куда-то.

– Проклятье! А ты что там делал?

– Меня тоже захватили, потом расскажу… У тебя есть скрин? Мне немедленно нужна связь!

За холмом поднимался столб дыма и Максим спросил Бориса:

– Что здесь произошло?

– Тут была какая-то война. Сначала вертолет за кем-то гонялся и стрелял из пулеметов и ракет, потом вдруг взорвался. Наверное, в него попали ракетой с земли… Это от него дым. Я туда не ходил, боялся вас прозевать…

– Пойдем, посмотрим! – предложил Максим. Тревога за близких не давала ему покоя.

Охранники подались в поселок. Джон им крикнул вдогонку:

– Помните, вы свидетели! Не уезжайте! Плохо будет!


Еще издалека Максим увидел развалины шалаша и припустил почти бегом. Зачем? Чем им помешало это безобидное сооружение? Хоть он и запыхался, но сгоряча стал разбирать камни, чтобы собрать, что сохранилось из инвентаря… Остальные, Борис, американец и Янагида отстали.

Вдруг Максим услышал стук и голоса из-под земли! Он вздрогнул и завопил:

– На помощь! Сюда! Быстрее!

А сам принялся, сдирая ногти, разгребать развалины. Он не разбирал голоса, но интуиция была сильнее разума… Первым на помощь прибежал Янагида. Он, ничего не спрашивая, включился в работу. Стук снизу не затихал. Голоса были все явственнее. Все поняли, что там была и женщина. Крышка еще не совсем освободилась, как кто-то приподнял ее снизу. Все вцепились в края, и вот из лаза показалась голова Антона.

– А, у, о! – взорвались все восклицаниями радости.

Теперь все ухватились за Антона.

– Осторожно! Не уроните крышку, там Лидия!

– О-о-о! – новый взрыв восторга.

Руки потянулись вниз и Лидия почти взлетела вверх. Все отхлынули от люка.

– Там еще человек! – сообщила Лидия.

Но Курек уже самостоятельно почти выбрался из погреба. Янагида отреагировал раньше всех и подал руку старику.

Антон увидел Джона:

– А вы, почему здесь?

– А где я должен быть?

– Спрятаться после предательства куда-нибудь подальше!

– За это предательство я надеюсь получить награду Президента Соединенных Штатов. Как можно было их заставить использовать именно вашу программу?! Это вы не знали, что у них было еще два или три варианта. Ваш был лучше, но мог содержать «детонатор». Мое «предательство» их убедило окончательно, особенно, когда они схватили и спрятали в бункер и меня. Если бы Максим не достал уже из воды…

– А если бы я не подстраховался?

– У нас был другой вариант. Для пресс-конференции был задуман прямой эксперимент. Они ведь не убрали детонаторы, а просто их обходили. Представьте, что журналист задает прямой вопрос: «Если господин Курек не произнесет слово „дефрагментация“, то он виртуальная личность»…

– Пресс-конференции могло вообще не быть!

– Ошибаетесь! Все было под контролем Совета Безопасности ООН и ЦРУ.

– Вы таки агент ЦРУ!

– Не скажу ни да, ни нет!

Раздался шум вертолета. Все с тревогой ждали его приближения. Огромный военно-транспортный вертолет приземлился в полусотне метров. Из него вышла группа российских военных в больших чинах и гражданское лицо. Джон узнал в гражданском американского консула.

– Спокойно, ребята! Свои! Пришла, наконец, помощь…

Всех пригласили в вертолет. Расселись в просторном салоне. Это была штабная машина.

– С чего начнем? – спросил моложавый генерал службы безопасности еще до запуска двигателя.

– С обеда! – нашелся Максим.

– Правильно! За обедом и поговорим!

Он вышел в кабину пилота и отдал приказ. Двигатели взревели. Винты набрали обороты и тяжелая машина оторвалась от земли…

Вертолет прошел над разбитыми автомобилями. Рядом стояло несколько военных бронетранспортеров и санитарных машин. Вокруг места событий уже было развернуто оцепление, а войска прибывали еще и еще…

Эпилог

Пока Максим с Лидией занялись на кухне приготовлением ужина, Антон решил просмотреть буфер сообщений своего телескрина. Они только что вернулись домой после трехсуточного пребывания в областном следственном изоляторе Федеральной Службы Безопасности России.

Допросы проводились ежедневно по двенадцать – шестнадцать часов в сутки. Трижды пришлось каждому из них рассказать о событиях последнего месяца. Запись велась на видеопленку и отсылалась в Москву. Наконец, их отпустили домой, предварительно затребовав подписку о невыезде.

Список желающих связаться с Антоном был огромным. Его имя второй раз за последние несколько месяцев было на устах всего мирового сообщества. Антон без труда отыскал в списке знакомые имена.

Начал с Янагиды. Тот ответил сразу:

– Ты опять куда-то пропал!

– На сей раз нас прятали в следственном изоляторе ФСБ.

– И Лидию?

– И Лидию, и Максима!

– Надеюсь, теперь все неприятности позади, а впереди тебя ждет интересное предложение. Ты уже разговаривал с Робертом?

– Нет! Начал с тебя.

– Спасибо! Роберт предлагает тебя на свое место.

– А как же ты?

– Меня ждет работа не хуже! Если говорить о должности, то она такого же уровня. Создается новый отдел. Нужна полная ревизия сервисного программного обеспечения Супермозга. Братцы ухитрились начинить его таким количеством шлюзов и вирусов, что вполне могли через некоторое время перевести управление Супермозгом на себя. Роберту удалось перекрыть основные шлюзы, поэтому попытка Питера и провалилась…

– Какая попытка?

– Ты что, не слушаешь новости?!

– Я же тебе сказал, что трое суток провел в следственном изоляторе! Ты разве не понимаешь значение слова «изолятор»?!

– Тогда познакомься с ретроспективой событий последних дней.

– Можешь объяснить в трех словах?

– Когда телеконференция сорвалась, Питер с группой сторонников поднялись на Кольцо и попытались захватить управление Супермозгом. Не получилось. Питер воспользовался аппаратом спейсфлаера, спрыгнул на Землю и скрылся где-то в Колумбии. Вероятно, там у них есть запасная база… Его помощники сдались. Они уверяют, что выполняли его приказы только как старшего по должности.

– Меня занимает вопрос, кто отдал приказ вертолету уничтожить всех, кто пытался покинуть бункер?

– Не знаю пока. Спросишь у Джона, он-то должен знать…

– Спрошу! Он тоже просил с ним связаться.

– У меня еще один вопрос к тебе. На этот раз личный.

– Говори!

– Ты не будешь возражать, если я сделаю предложение Лидии?

– Возражаю!

– Но почему?

– Сам хочу на ней жениться!

– Она же твоя сестра?

– Мои родители погибли, когда мне было семь. Я вырос в семье Максима.

– Почему ты раньше не сказал мне об этом?

– Когда пришло время, сказал! Впрочем, я не имею право тебе запрещать. Ты должен использовать свой шанс…

– Это бесполезно! Она тебя любит! Раньше думал как брата, теперь понял – это другое… Поздравляю!

– На свадьбу приедешь?

– Если будет приглашение…

– Непременно будет…

– До скорой встречи в офисе! Насколько я знаю, Роберт направил тебе официальное предложение…

Антон попрощался с Янагидой и переключился на Джона.

– Привет, невольный затворник! – ответил Джон тоже сразу, словно сидел и ждал вызова Антона.

– Привет, агент 001!

– Да! Ты не ошибся! Так меня нарек Президент при объявлении своего решения о моем награждении высшей наградой США. Кстати, ты получишь такую же… И Янагида…

– Мы здесь при чем?! Своей стране служишь ты!

– Нас троих ждут еще награды России и Японии. Так договорились главы государств. Ты недоволен?!

– Не успел обрадоваться! Расскажи лучше, что известно о заговоре. От наших служб ничего не добьешься. В следственном изоляторе не давали смотреть даже новости. Кто расстрелял нашу колонну и убил Дэвида и Лайона?

– Погибли не они, а их двойники!

– Это точно?

– Точнее не бывает! Помнишь, я рассказывал, что у Лайона в детстве был перелом ноги.

– Да, помню!

– По этому признаку и установили, что ни один из обгоревших трупов не принадлежит Лайону…

– Кто же все-таки задумал это сделать? Может быть, сами Дэвид и Лайон?

– Нет! Они кому-то не очень доверяли и перестраховались.

– Это мог быть Питер?

– Вполне!

– Какова его роль? Как он связан с братьями?

– Оказывается, они учились в одной школе, и какое-то время Питер возглавлял службу безопасности банка Фишеров.

– Теперь многое понятно! Питер попытался замести следы!

– Или перехватить инициативу. Уничтожив братьев, он становился главой заговора. Думаю, все станет окончательно ясно, когда найдут Питера…

– Или братьев!

– Это будет гораздо труднее. В их руках остались огромные ресурсы…

– Думаю, у Питера их тоже достаточно. Сейчас он в какой-нибудь подпольной клинике тоже делает себе пластическую операцию…

– Возможно…

В комнату зашла Лидия:

– Ужин готов!

– Не буду тебя больше задерживать. Еще поговорим… До скорой встречи! – поспешил закончить разговор Джон. Он видел и слышал Лидию.


Лидия подошла сзади и положила свои руки на плечи Антона.

– Мы скажем сегодня отцу?

– Да, пожалуй!

– И еще, – Лидия заметно покраснела, – я не хочу спать одна…

– А кто сказал, что я оставлю тебя одну?!


Антон привлек Лидию к себе…


Купить книгу "Кольца Земли" Дан Виктор

home | Кольца Земли | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу